КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 452193 томов
Объем библиотеки - 643 Гб.
Всего авторов - 212516
Пользователей - 99645

Впечатления

Shcola про Ибашь: В объятья пламени. Лесник (Боевая фантастика)

Это на обложке у него лифчик задрался?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ig.us про Щепетнов: Ботаник (Альтернативная история)

бред

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovih1 про Гийу: Антология зарубежного детектива-20. Компиляция. Книги 1-10 (Полицейский детектив)

Почему Гэлбрейта только 2 книги уже 5 книг в цикле. Корморан Страйк
Тэсс Даймонд 3 книги в цикле ФБР

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

Перечитав уже в энный раз данную СИ, я уже хотел «положить ее на полку» и позабыть на долгое время (как я это сделал с другими — ввиду полного отсутствия надежды на продолжение)... И тут — к своему немалому удивлению, обнаружил продолжение в виде данной части))

С одной стороны — «радости нет предела», с другой, начало чтения «омрачило» опасение быть и дальше «похороненным» под грудой «технической информации» (поскольку ее объем только увеличился, даже по сравнению с частью прошлой). Однако — (как ни странно)) автор, все же начал «чередовать» техническую часть с художественной, в результате чего ГГ (тут все же) посвящено гораздо больше «места» (чем в части прошлой).

По сюжету — сперва (автор) отправляет ГГ «по промышленному вопросу» на дальний восток, откуда ГГ «благополучно бежит...» на войну (а точнее — пограничный конфликт) с Японией. Эта часть книги очень сильно напоминает СИ «Ольга» («Я меч, я пламя»). И там и там, ГГ настырно лезет со своими советами и (местами очень даже обоснованно) считает всех недоумками. Далее — после победы «над яппами» (окончившейся «плохим миром»), читателя снова ждет «шквал недоделок» (метаний по заводам, НИИ и пароходам) и описание всяческих «железяк».

Самое забавное — что к этому моменту, промышленность (измененная попаданцем) уже дает (и генерирует) более-менее «приличные» идеи и их результаты... Но нет)) Герою «все вечно не так», и на почве «сего» он (в основном) только ссорится и «ухудшает свое положение в верхах».

Тем не менее. Когда в нем все же возникает потребность — он «заботливо извлекается из шкатулки» и отправляется... на Польскую кампанию, которая (опять же благодаря действиям ГГ) приобретает совсем новый (А.И-шный характер). Таким образом ГГ из своих прошлых «поражений» все же умудряется «выкрутиться» и (внезапно по своему характеру) начинает напоминать не просто технического «гения-всезнайку», а умелого командира (прям в стиле «Дяди Саши» Конторовича).

Вообще — несмотря на то, что ГГ периодически занимается своими «железками», (в этой части) он в основном то воюет, то руководит. Причем последнее уже (в основном) только в плане идей и распоряжений (т.к времени тихо «клепать на заводе» очередной движок, у него просто нету).

Так — несмотря на обилие всякой технической информации (по поводу и без) эта СИ «потихоньку перековывается» из чисто производственной саги, в сагу альтернативную... Чего стоит только одно описание А.И мира в котором Германия бьется в одиночку с «Атлантическим союзом», а СССР до 42-го года, мирно «соседствует» со всеми и тихо «укрепляет рубежи»...

По итогу (ближе к финалу) СССР ожидающий нападения уже не только избавился от многих «детских болезней» (того времени) в стратегии и тактике, но стал обладать «почти» самой боеспособной армией «в мире»... Правда, в этом «варианте» никто пока в СССР не вторгался, т.к немцам «и так хватает работы», на ближнем востоке, в Европе, Англии и прочих местах...

Так что СССР (по автору) представлена в виде почти идиллической Швейцарии, которая со всеми дружит, но «копит силы накрайняк». Данный вариант (событий истории) неплохо замотивирован автором и стал следствием цепи событий, к которым (разумеется) причастен и наш ГГ.

К финалу столь масштабной работы (т.к данная часть вполне могла быть разбита хоть на две, а то и на три части), нам вместо бесконечно-вечной СИ «про железяки», внезапно показали и динамику приключений (в стиле тов.Лисова) и многочисленную хронологию А.И (напомнившая в части эпичных морских сражений — СИ Савина «Морской волк»), и... разумеется (не забыта была) и многочисленная «техническая часть» (от которой видимо читателю все же никуда не деться)).

Самое забавное, при этом — что автор по прежнему сохраняет «первоначальную интригу» (вокруг вопроса происхождения попаданца), хотя (порой) казалось что раскрыться полностью, было бы единственно правильным решением, для того, что б хоть как-то оправдать все те «дикие закидоны» ГГ по отношению «к вождям и прочим ответственным товарищам»... Но нет... автор считает, что видимо «пока еще не время». Хотя в принципе — я думаю что этот ход уже упущен, т.к он фактически уже не принесет «подобного эффекта» (необходимого любой СИ о попаданцах).

По прочтении данной части, так же хочется отметить, что я полностью «забираю назад» все свои предыдущие «стенания» по поводу: долгого времени и отсутствия продолжения... Видимо автор (его( все же не зря потратил, раз написал столь объемный труд, пусть и с теми (или иными) «субъективными недочетами»)) На мой взгляд — продолжение СИ получилось очень достойным (несмотря на возможную критику, в части обилия технической информации и прочего и прочего).

Продолжение? Конечно буду... Хотя... ожидать его «очень скоро» думаю, навряд ли имеет смысл))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Бояндин: Издалека (Фэнтези: прочее)

Комментируемое произведение-К.Бояндин-Смутные тени судьбы

Удивительно, но прочтя первые 3 книги (и комментируя их «на отлично»), я тем не менее (отчего-то) отложил следующую часть данной СИ на несколько месяцев. И не то, что бы я слегка подразочаровался в ней — просто захотелось чего-нибудь более понятного и «менее расплывчатого»))

И в самом деле, если первые вещи можно читать вполне самостоятельно, не заморачиваясь с хронологией («Пригоршня вечности», «Умереть впервые», «Осень прежнего мира») т.к там практически совершенно разные ГГ и сюжет, то конкретно эта часть является продолжением предыдущей («Ветхая ткань бытия»). Между тем все они написаны с постоянно перемежающимися «диалогами от разных лиц» и постоянно сменяющимися реальностями, поэтому при их чтении, не сразу что-либо поймешь, а общий замысел начинаешь осознавать где-то ближе к финалу...

И не сказать что это является недостатком — наоборот... Просто даже читая продолжение (части первой «Ветхая ткань бытия») ты не совсем уверен что и с кем (и когда) происходит или уже происходило)) И это уже при обладании некой информации о заданных (автором) «рамках данного мира»))

Но, как бы там ни было — если сравнивать эти части с любой другой фэнтезийной СИ (особенно «с нынешними» где все строится на некой миссии: победить дракона, убить злодея, завладеть королевством или принцессой), то «здесь» все настолько по другому... что читая текст и даже (местами) теряясь (ты) все же получаешь гораздо больше впечатлений, чем если бы читал очередную «магическую сагу про Лубофь».

Я уже раньше писал о том, что сам стиль автора и манера изложения настолько «зачаровывают», что даже всяческие «шероховатости», здесь смотрятся органично (как открытая кирпичная кладка, которая воспринимается как элемент дизайна, а не как признак отсутствия ремонта)).

И напоследок... Отчего-то я думал что данная часть занимает (как и в прошлой книге) ее всю... И как же странно было обнаружить, что этот роман занимает ее лишь ровно наполовину)) А все оставшееся место — отдано рассказам (посвященным кстати все тому же миру). Ну что ж... значит дальше я буду читать рассказы... Не большая в сущности потеря, если учесть что благодаря автору нарисованный им «образ-мир» настолько «запал в душу», что его можно сравнить разве-что с миром «Ехо» (Макса Фрая)

P.S И хоть в прошлой части я это уже писал, повторюсь еще раз — все происходящее очень уж напоминает книгу «Олде'й» («Зверь-книга»))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: Умирал дракон (Научная Фантастика)

Очередной рассказ из комментируемого сборника, вновь порадовал меня своей многоплановостью и неоднозначностью... С одной стороны — все как прежде: особой фантастичности вроде как и «не пахнет», зато вместо нее есть некая «фольклорность» и сказочность (прям в стиле многочисленных рассказов тов.Деревянко).

По сюжету рассказа ГГ представляет из себя «пробивного типа», который не заморачивается на всякие «терзания». Он вполне успешен, обеспечен (по меркам того времени) и целеустремлен... Большую часть рассказа он хочет решить одну проблему и подняться немного по карьерной лестнице. Споры (и диологи) о том «что надо повременить» — как альтернативная точка зрения, высказывается подругой героя, которая не хочет, что бы он «шел по головам» и что бы он, спокойно дождался «своей награды в свое время». Но ГГ понимая что он в общем-то прав, решительным образом пресекает эти возражения и едет к некоему высокопоставленному лицу, дабы произвести на него достойное впечатление и занять «подобающее себе место».

И вот — в эту идиллическую (и совсем не фантастическую историю) врывается (кто бы Вы думали?) «всамделишный дракон!)) Хотя... дракон отчего-то очень уж смахивает «на Горыныча», который вместо того чтобы «позавтракать», ведет с ГГ споры о смысле жизни и о том какую в ней «нужно гнуть линию».

Самое забавное — что имея три головы, дракон (он же Горыныч) яростно спорит с сам собой, т.к все головы (у него) мыслят совершенно по разному и имеют собственную точку зрения на происходящее...

ГГ сперва немного «офигефф» от произошедшего, тем не менее не теряется и живо включается в диалог... Данный момент нам несомненно покажет, что несмотря на некую фентезийность происходящего, здесь (впрочем как и в большинстве произведений автора) идет разговор вовсе не о драконах, а о выборе (который каждый из нас постоянно делает в этой жизни).

И вот несмотря на свои твердые симпатии к «первой голове» (Горыныча), ГГ внезапно понимает что вся его правота (и правота обоснованная) вдруг оборачивается чем-то... мерзким что-ли. И тот факт что ты прав (почти абсолютно) не исключает того, что ты можешь сделать абсолютно бездушный выбор, который в конечном счете может превратить тебя в подонка.

Финал данного рассказа как всегда «поставлен на многоточие» и не совсем понятно, чего добился ГГ (отринувший свое прежнее «я») в итоге. Еще больше непонятно, описаное автором разделение «пиплов» на хороших неудачников и успешных подонков... И хотя (по известному утверждению) «хороший человек — это не профессия», все же неясно, а есть ли тут «золотая середина»?))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: Вечер для троих (Научная Фантастика)

Как ни странно, но речь в данном рассказе пойдет вовсе не о событиях из известного анекдота)) И как ни удивительно — но этот микрорассказ так же написан в жанре фантастики (в чем данный сборник — порой жестоко «обманывает»)).

В центре сюжета среднестатистическая влюбленная парочка, настолько занятая собой, что в упор не замечает некого гостя... Гость же ведет себя максимально тактично, прячется в тени и... наблюдает за вполне пристойными событиями)) И в общем-то — правильно делает (что наблюдает)... Ведь вряд ли кому-то, понравится увидеть в случайном прохожем — самого себя (пусть и несколько постаревшего))

Да... Третий персонаж (назовем его условно «старый»), является практически дублем «молодого» и полной его копией... И неудивительно — ибо это все один и тот же человек... И пока «молодой» во всю обжимается с подругой, «старый» следит за самим собой (более раннего периода обитания) и представляет себе — как он одним махом исправит все свои ошибки в жизни... Вернее не совсем исправит — у него-то в принципе ничего не изменится... а вот «у другого раннего Я» появится шанс прожить совсем другую жизнь: вполне понятную, более счастливую и... гораздо лучшую (по сравнению с той, которая выпала «старому»).

Не буду заморачиваться с описанием технической стороны переноса во времени... но отмечу, что ГГ (вынырнувший из далекого будущего) и намеревавшийся «облагодетельствовать» самого себя (рассказом о «подводных рифах» жизни грядущей) — вдруг внезапно понимает... что вся его цель (и титанические усилия по ее реализации) как-то не важны... И вот наш ГГ наблюдая «за самим собой» внезапно понимает что-то и принимает некое решение...

О чем оно (было правильным или нет) я не берусь судить... Однако думаю, что этот рассказа (как и те что были до него) лишь в очередной раз «поднимает тему» выбора... выбора, который рано или поздно придется сделать, невзирая на последствия... выбора наконец принять последствия или продолжить их упорно отрицать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Александр Исаевич Солженицын

RSS канал автора
Поделиться:

СОЛЖЕНИЦЫН, АЛЕКСАНДР ИСАЕВИЧ (1918 -2008), русский писатель.

Родился 11 декабря в Кисловодске. Предки писателя по отцовской линии были крестьяне. Отец, Исаакий Семенович, получил университетское образование. Из университета в Первую мировую войну добровольцем ушел на фронт. Вернувшись с войны, был смертельно ранен на охоте и умер за полгода до рождения сына.
Мать, Таисия Захаровна Щербак, происходила из семьи богатого кубанского землевладельца.
Первые годы Солженицын прожил в Кисловодске, в 1924 вместе с матерью переехал в Ростов-на-Дону.
Уже в молодости Солженицын осознал себя писателем. В 1937 он задумывает исторический роман о начале Первой мировой войны и начинает собирать материалы для его создания. Позднее этот замысел был воплощен в Августе Четырнадцатого: первой части («узле») исторического повествования Красное Колесо.
В 1941 Солженицын окончил физико-математический факультет Ростовского университета. Еще раньше, в 1939, он поступил на заочное отделение Московского института философии, литературы и искусства. Закончить институт ему помешала война. После обучения в артиллерийском училище в Костроме в 1942 он был oтправлен на фронт и назначен командиром батареи звуковой разведки.
Солженицын прошел боевой путь от Орла до Восточной Пруссии, получил звание капитана, был награжден орденами. В конце января 1945 он вывел батарею из окружения.
9 февраля 1945 Солженицына арестовали: военная цензура обратила внимание на его переписку с другом Николаем Виткевичем. В письмах содержались резкие оценки Сталина и установленных им порядков, говорилось о лживости современной советской литературы. Солженицына осудили на восемь лет лагерей и вечную ссылку. Отбывал он срок в Новом Иерусалиме под Москвой, потом на строительстве жилого дома в Москве. Затем – в «шарашке» (секретном научно-исследовательском институте, где работали заключенные) в подмосковном поселке Марфино. 1950–1953 он провел в лагере (в Казахстане), был на общих лагерных работах.
После окончания срока заключения (февраль 1953) Солженицын был отправлен в бессрочную ссылку. Он стал преподавать математику в районном центре Кок-Терек Джамбульской области Казахстана. 3 февраля 1956 Верховный суд Советского Союза освободил Солженицына от ссылки, а через год его и Виткевича объявил полностью невиновными: критика Сталина и литературных произведений была признана справедливой и не противоречащей социалистической идеологии.
В 1956 Солженицын переселился в Россию – в небольшой поселок Рязанской области, где работал учителем. Через год он переехал в Рязань.
Еще в лагере у Солженицына обнаружили раковое заболевание, и 12 февраля 1952 ему была сделана операция. Во время ссылки Солженицын дважды лечился в Ташкентском онкологическом диспансере, использовал различные целебные растения. Вопреки ожиданиям медиков, злокачественная опухоль исчезла. В своем исцелении недавний узник усмотрел проявление Божественной воли – повеление рассказать миру о советских тюрьмах и лагерях, открыть истину тем, кто ничего не знает об этом или не хочет знать.
Первые сохранившиеся произведения Солженицын написал в лагере. Это стихотворения и сатирическая пьеса Пир победителей.
Зимой 1950–1951 Солженицын задумал рассказ об одном дне заключенного. В 1959 была написана повесть Щ-854 (Один день одного зэка). Щ-854 – лагерный номер главного героя, Ивана Денисовича Шухова, заключенного (зэка) в советском концентрационном лагере.
Осенью 1961 с повестью познакомился главный редактор журнала «Новый мир» А.Т.Твардовский. Разрешение на публикацию повести Твардовский получил лично от Первого секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза Н.С.Хрущева. Щ-854 под измененным названием – Один день Ивана Денисовича – был напечатан в № 11 журнала «Новый мир» за 1962. Ради публикации повести Солженицын был вынужден смягчить некоторые детали жизни заключенных. Подлинный текст повести впервые напечатан в парижском издательстве «Ymca press» в 1973. Но название Один день Ивана Денисовича Солженицын сохранил.
Публикация рассказа стала историческим событием. Солженицын стал известен всей стране.
Впервые о лагерном мире была сказана неприкрытая правда. Появились публикации, в которых утверждалось, что писатель сгущает краски. Но преобладало восторженное восприятие рассказа. На короткое время Солженицын был признан официально.
Действие повести умещается в один день – от подъема до отбоя. Повествование ведется от лица автора, но Солженицын постоянно прибегает к несобственно-прямой речи: в авторских словах слышится голос главного героя, Ивана Денисовича Шухова, его оценки и мнения (Шухов, в прошлом крестьянин и солдат, осужден как «шпион» на десять лет лагерей за то, что попал в плен).
Отличительная особенность поэтики рассказа – нейтральность тона, когда о страшных, противоестественных событиях и условиях лагерного существования сообщается как о чем-то привычном, обыденном, как о том, что должно быть хорошо известно читателям. Благодаря этому создается «эффект присутствия» читающего при изображаемых событиях.
Описанный в рассказе день Шухова лишен событий страшных, трагических, и персонаж оценивает его как счастливый. Но существование Ивана Денисовича совершенно беспросветно: для того, чтобы обеспечить элементарное существование (прокормиться в лагере, выменять табак или пронести мимо охраны ножовку), Шухов должен изворачиваться и часто рисковать собою. Читатель побужден сделать вывод: каковы же были другие дни Шухова, если этот – полный опасностей и унижений – показался счастливым?
Шухов – обыкновенный человек, не герой. Верующий, но не готовый отдать жизнь за веру, Иван Денисович отличается цепкостью, умением просуществовать в невыносимых обстоятельствах. Поведение Шухова – не героическое, а естественное, не выходящее за рамки нравственных заповедей. Он противопоставлен другому зэку, «шакалу» Фетюкову, потерявшему чувство собственного достоинства, готовому облизывать чужие миски, унижаться. Героическое поведение в лагере попросту невозможно, как показывает пример другого персонажа, кавторанга (капитана второго ранга) Буйновского.
Один день Ивана Денисовича – произведение почти документальное: персонажи, за исключением, главного героя, имеют прототипы среди людей, с которыми автор познакомился в лагере.
Документальность – отличительная особенность почти всех произведений писателя. Жизнь для него более символична и многосмысленна, нежели литературный вымысел.
В 1964 Один день Ивана Денисовича был выдвинут на Ленинскую премию. Но Ленинской премии Солженицын не получил: власти СССР стремились стереть память о сталинском терроре.
Через несколько месяцев после Одного дня Ивана Денисовича в № 1 «Нового мира» за 1963 был напечатан рассказ Солженицына Матренин двор. Первоначально рассказ Матренин двор назывался Не стоит село без праведника – по русской пословице, восходящей к библейской Книге Бытия. Название Матренин двор принадлежит Твардовскому. Как и Один день Ивана Денисовича, это произведение было автобиографическим и основанным на реальных событиях из жизни знакомых автору людей. Прототип главной героини – владимирская крестьянка Матрена Васильевна Захарова, у которой жил писатель, повествование, как и в ряде позднейших рассказов Солженицына, ведется от первого лица, от имени учителя Игнатича (отчество созвучно с авторским – Исаевич), который перебирается в Европейскую Россию из дальней ссылки.
Солженицын изображает героиню, живущую в нищете, потерявшую мужа и детей, но духовно не сломленную тяготами и горем. Матрена противопоставлена корыстным и недоброжелательным односельчанам, считающим ее «дурочкой». Вопреки всему Матрена не озлобилась, осталась сострадательной, открытой и бескорыстной.
Матрена из рассказа Солженицына – воплощение лучших черт русской крестьянки, ее лицо подобно лику святой на иконе, жизнь – почти житие. Дом – сквозной символ рассказа – соотнесен с ковчегом библейского праведника Ноя, в котором его семья спасается от потопа вместе с парами всех земных животных. В доме Матрены с животными из Ноева ковчега ассоциируются коза и кошка.
Матрена и похожа на Ивана Дени совича, и не похожа. Шухов воплощает народную практичность и сметку. Он может быть покорным потому, что это выгодно. Матренина покорность идет от сердца. Она не прислуживает, но служит другим. Шухов – обыкновенный, неплохой человек. Матрена – праведница, которая всегда готова поделиться последним. Односельчане не ведают об ее утаенной святости, считают Матрену просто неумной. Но именно она хранит высшие черты русской духовности.
Но и душевно праведная Матрена все же не идеальна. Мертвящая советская идеология проникает в жизнь, в дом героини рассказа (знаки этой идеологии в солженицынском тексте – плакат на стене и вечно не умолкающее радио в доме Матрены).
Житие святой должно завершаться счастливой смертью, соединяющей ее с Богом. Таков закон житийного жанра. Однако смерть Матрены – горько-нелепая. Брат покойного мужа, алчный старик Фаддей, когда-то любивший ее, принуждает Матрену отдать ему горницу (избу-сруб). На железнодорожном переезде при перевозке бревен разобранной горницы Матрена попадает под поезд, который олицетворяет механическую, неживую силу, враждебную природному началу, воплощаемому Матреной. Гибель героини символи зирует жестокость и бессмысленность мира, в котором она жила.
В 1963–1966 в «Новом мире» были опубликованы еще три расска за Солженицына: Случай на станции Кречетовка (№ 1 за 1963, авторское название – Случай на станции Кочетовка – было изменено по настоянию редакции из-за противостояния «Нового мира» и консервативного журнала «Октябрь», возглавлявшегося писателем В.А.Кочетовым), Для пользы дела (№ 7 за 1963), Захар-Калита (№ 1 за 1966). После 1966 сочинения писателя не печатались на Родине вплоть до рубежа 1989, когда в журнале «Новый мир» публикуются Нобелевская лекция и главы из книги Архипелаг ГУЛаг.
Еще находясь в ссылке, в 1955, Солженицын начал писать роман В круге первом, последняя, седьмая редакция романа была закончена в 1968.
В 1964 ради публикации романа в «Новом мире» А.Т.Твардовского Солженицын переработал роман, смягчив критику советской действительности. Вместо девяносто шести написанных глав текст содержал только восемьдесят семь. В первоначальном варианте рассказывалось о попытке высокопоставленного советского дипломата предотвратить кражу сталинскими агентами секрета атомного оружия у США. Он убежден, что с атомной бомбой советский диктаторский режим будет непобедим и может покорить пока еще свободные страны Запада. Для публикации сюжет был изменен: советский врач передавал на Запад сведения о замечательном лекарстве, которые советские власти хранили в глубокой тайне.
Цензура тем не менее запретила публикацию. Позднее Солженицын восстановил первоначальный текст, внеся в него небольшие изменения.
Персонажи романа – достаточно точные портреты реальных людей, заключенных «шарашки» в подмосковном поселке Марфино. Действие романа укладывается в неполные трое суток – накануне 1950. В большинстве глав события не выходят из стен марфинской «шарашки». Таким образом, повествование становится предельно насыщенным.
«Шарашка» – это мужское братство, в котором ведутся смелые свободные дискуссии об искусстве, о смысле бытия, о природе социализма. (Участники споров стараются не думать о соглядатаях и доносчиках). Но «шарашка» – также и царство смерти, прижизненный, земной ад. Символика смерти неизменно присутствует в романе. Один из узников, вспоминая трагедию Гете Фауст, уподобляет «шараги» могиле, в которую слуги дьявола Мефистофеля прячут тело Фауста – мудреца, философа. Но если в гетевской трагедии душу Фауста Бог освобождает от власти дьявола, то марфинские зэки не верят в спасение.
Марфинские узники – зэки привилегированные. Здесь – по сравнению с лагерем – хорошо кормят. Ведь они – ученые, работающие над созданием сверхсовременного оборудования, которое нужно Сталину и его подручным. 3аключенные должны изобрести устройство, затрудняющее понимание подслушанных телефонных разговоров (шифратор).
Один из марфинских зэков, одаренный филолог Лев Рубин (его прототип – филолог-германист, переводчик Л.З.Копелев), так скажет о «шарашке»: «Нет, уважаемый, вы по-прежнему в аду, но поднялись в его лучший высший круг – в первый».
Образ кругов ада заимствован из поэмы итальянского писателя Данте Алигьери Божественная комедия. В поэме Данте ад состоит из девяти кругов. Солженицынский герой Рубин допускает неточность, сравнивая обитателей «шарашки» с наименее виновными грешниками – добродетельными мудрецами-нехристианами дантовской поэмы. Они пребывают не в первом круге, а в преддверии этого круга.
В романе много сюжетных линий. Это в первую очередь история Глеба Нержина – героя, симпатичного автору (его фамилия, очевидно, значит «не заржавевший душой», «не поддавшийся рже / ржавчине»). Нержин отказывается сотрудничать с неправедной властью. Он отвергает предложение работать над секретными изобретениями, предпочитая возвращение в лагерь, где может погибнуть.
Это история Льва Рубина, презирающего своих палачей и Сталина, но убежденного, что есть иной, чистый, неискаженный социализм. Это линия гениального изобретателя и философа Дмитрия Сологдина, готового отдать свое изобретение сатанинской власти, но при этом смело диктующего условия палачам. Прообразом Дмитрия Сологдина А.И.Солженицыну послужил марфинский узник – инженер и философ Д.М.Панин; в Глебе Нержине видны черты самого Солженицына.
Свой особый путь у зэка Спиридона – неученого, простого человека. Благо семьи, родных для него высшая ценность. Он храбро сражался с немцами, но он же и дезертировал, когда перед ним встал выбор: защищать государство или заботиться о жизни простых людей…
Повествование Солженицына подобно хору, в котором авторский голос звучит приглушенно. Писатель избегает прямых оценок, давая выговориться персонажам. Прежде всего сама действительность должна подтвердить бесчеловечность, мертвящую пустоту политического режима тех лет. И лишь в финале, рассказывая об этапе, которым следуют строптивые зэки, отказавшиеся принести свои таланты на службу палачам, автор открыто врывается в повествование.
В 1955 Солженицын задумывает, а в 1963–1966 пишет повесть Раковый корпус. В ней отразились впечатления автора от пребывания в Ташкентском онкологическом диспансере и история его исцеления. Время действия ограничено несколькими неделями, место действия – стенами больницы (такое сужение времени и пространства – отличительная черта поэтики многих произведений Солженицына).
В палате «ракового корпуса», расположенного в большом среднеазиатском городе, странно соединились судьбы разных персонажей, которые вряд ли встретились бы друг с другом в ином месте. История жизни главного героя Олега Костоглотова напоминает судьбу самого Солженицына: отбывший срок в лагерях по надуманному обвинению, ныне он – ссыльный. Остальные больные: рабочий Ефрем, в Гражданскую войну расстреливавший несогласных с большевистской властью, а в недавнем прошлом вольнонаемный в лагере, помыкавший зэками; солдат Ахмаджан, служивший в лагерной охране; начальник отдела кадров Русанов. Он чувствует себя человеком второго сорта. Привыкший к привилегиям, отгородившийся от жизни, он любит «народ», но брезгливо относится к людям. Русанов повинен в тяжких грехах: донес на товарища, выявлял родственников заключенных среди работников и заставлял отречься от невинно осужденных.
Еще один персонаж – Шулубин, избежавший репрессий, но проживший всю жизнь в страхе. Лишь теперь, в преддверии тяжелой операции и возможной смерти, он начинает говорить правду о лжи, насилии и страхе, окутавших жизнь страны. Раковая болезнь уравнивает больных. Для некоторых, как для Ефрема и Шулубина, это приближение к мучительному прозрению. Для Русанова – возмездие, им самим не осознанное.
В повести Солженицына раковая болезнь еще и символ той злокачественной болезни, которая проникла в плоть и кровь общества.
На первый взгляд повесть завершается счастливо: Костоглотов излечивается, скоро он будет освобожден от ссылки. Но лагеря и тюрьмы оставили неизгладимый след в его душе: Олег вынужден подавлять в себе любовь к врачу Вере Гангарт, так как понимает, что уже не способен принести женщине счастье.
Все попытки напечатать повесть в «Новом мире» оказались неудачными. Раковый корпус, как и В круге первом, распространялся в «самиздате». Повесть вышла впервые на Западе в 1968.
В середине 1960-х, когда на обсуждение темы репрессий был наложен официальный запрет, власть начинает рассматривать Солженицына как опасного противника. В сентябре 1965 у одного из друзей писателя, хранившего его рукописи, был устроен обыск. Солженицынский архив оказался в Комитете государственной безопасности. С 1966 сочинения писателя перестают печатать, а уже опубликованные изъяли из библиотек. КГБ распространил слухи, то во время войны Солженицын сдался в плен и сотрудничал с немцами. В марте 1967 Солженицын обратился к Четвертому съезду Союза советских писателей с письмом, где говорил о губительной власти цензуры и о судьбе своих произведений. Он требовал от Союза писателей опровергнуть клевету и решить вопрос о публикации Ракового корпуса. Руководство Союза писателей не откликнулосъ на этот призыв. Началось противостояние Солженицына власти. Он пишет публицистические статьи, которые расходятся в рукописях. Отныне публицистика стала для писателя такой же значимой частью его творчества, как и художественная литература. Солженицын распространяет открытые письма с протестами против нарушения прав человека, преследований инакомыслящих в Советском Союзе. В ноябре 1969 Солженицына исключают из Союза писателей. В 1970 Солженицын становится лауреатом Нобелевской премии. Поддержка западного общественного мнения затрудняла для властей Советского Союза расправу с писателем-диссидентом. О своем противостоянии коммунистической власти Солженицын рассказывает в книге Бодался телёнок с дубом, впервые опубликованной в Париже в 1975. С 1958 Солженицын работает над книгой Архипелаг ГУЛаг – историей репрессий, лагерей и тюрем в Советском Союзе (ГУЛаг – Главное управление лагерей). Книга была завершена в 1968. В 1973 сотрудники КГБ захватили один из экземпляров рукописи. Преследования писателя усилились. В конце декабря 1973 на Западе выходит первый том Архипелага... (полностью книга была издана на Западе в 1973–1975). Слово «архипелаг» в названии отсылает к книге А.П.Чехова о жизни каторжников на Сахалине – Остров Сахалин. Только вместо одного каторжного острова старой России в советское время раскинулся Архипелаг – множество «островов». Архипелаг ГУЛаг – одновременно и историческое исследование с элементами пародийного этнографического очерка, и мемуары автора, повествующие о своем лагерном опыте, и эпопея страданий, и мартиролог – рассказы о мучениках ГУЛага. Повествование о советских концлагерях ориентировано на текст Библии: создание ГУЛага представлено как «вывернутое наизнанку» творение мира Богом (создается сатанинский анти-мир); семь книг Архипелага ГУЛага соотнесены с семью печатями Книги из Откровения святого Иоанна Богослова, по которой Господь будет судить людей в конце времен. В Архипелаге ГУЛаге Солженицын выступает в роли не столько автора, сколько собирателя историй, рассказанных множеством узников. Как и в рассказе Один день Ивана Денисовича, повествование строится так, чтобы заставить читателя воочию увидеть мучения заключенных и словно испытать их на себе. 12 февраля 1974 Солженицын был арестован и спустя сутки выслан из Советского Союза в Западную Германию. Сразу после ареста писателя его жена Наталья Дмитриевна распространила в «самиздате» его статью Жить не по лжи – призыв к гражданам отказаться от соучастия во лжи, которой от них требует власть. Солженицын с семьей поселился в швейцарском городе Цюрихе, в 1976 переехал в небольшой город Кавендиш в американском штате Вермонт. В публицистических статьях, написанных в изгнании, в речах и лекциях, произнесенных перед западной аудиторией, Солженицын критически осмысляет западные либеральные и демократические ценности. Закону, праву, многопартийности как условию и гарантии свободы человека в обществе он противопоставляет органическое единение людей, прямое народное самоуправление, в противовес идеалам потребительского общества он выдвигает идеи самоограничения и религиозные начала (Гарвардская речь, 1978, статья Наши плюралисты, 1982, Темплтоновская лекция, 1983). Выступления Солженицына вызвали острую реакцию у части эмиграции, упрекавшей его в тоталитарных симпатиях, ретроградстве и утопизме. Гротескно-шаржированный образ Солженицына – писателя Сим Симыча Карнавалова был создан В.Н.Войновичем в романе Москва-2042. В эмиграции Солженицын работает над эпопеей Красное Колесо, посвященной предреволюционным годам. Красное Колесо состоит из четырех частей-«узлов»: Август Четырнадцатого, Октябрь Шестнадцатого, Март Семнадцатого и Апрель Семнадцатого. Солженицын начал писать Красное Колесо в конце 1960-х и завершил только в начале 1990-х. Август Четырнадцатого и главы Октября Шестнадцатого были созданы еще в СССР. Красное Колесо – своеобразная летопись революции, которая создается из фрагментов разных жанров. Среди них – репортаж, протокол, стенограмма (рассказ о спорах министра Риттиха с депутатами Государственной думы; «отчет о происшествиях», в котором анализируются уличные беспорядки лета 1917, фрагменты из газетных статей самых разных политических направлений и т.д.). Многие главы подобны фрагментам психологического романа. В них описываются эпизоды из жизни вымышленных и исторических персонажей: полковника Воротынцева, его жены Алины и возлюбленной Ольды; влюбленного в революцию интеллигента Ленартовича, генерала Самсонова, одного из лидеров Государственной думы Гучкова и многих других. Оригинальны фрагменты, названные автором «экранами», – подобия кинематографических кадров с приемами монтажа и приближения или удаления воображаемой кинокамеры. «Экраны» полны символического смысла. Так, в одном из эпизодов, отражающем отступление русской армии в августе 1914, изображение оторвавшегося от телеги колеса, окрашенного пожаром, – символ хаоса, безумия истории. В Красном Колесе Солженицын прибегает к повествовательным приемам, характерным для модернистской поэтики. Сам автор отмечал в своих интервью значимость для Красного Колеса романов американского модерниста Д.Дос Пассоса. Красное Колесо построено на сочетании и пересечении разных повествовательных точек зрения, при этом одно и то же событие иногда дается в восприятии нескольких персонажей (убийство П.А.Столыпина увидено взглядом его убийцы – террориста М.Г.Богрова, самого Столыпина, генерала П.Г.Курлова и Николая II). «Голос» повествователя, призванного выражать авторскую позицию, часто вступает в диалог с «голосами» персонажей, истинное авторское мнение может быть лишь реконструировано читателем из целого текста. Солженицыну – писателю и историку – особенно дорог реформатор, председатель Совета Министров России П.А.Столыпин, который был убит за несколько лет до начала основного действия Красного Колеса. Однако Солженицын посвятил ему значительную часть своего произведения. Красное Колесо во многом напоминает Войну и мир Л.Н.Толстого. Подобно Толстому, Солженицын противопоставляет актерствующих персонажей-политиканов (большевика Ленина, эсера Керенского, кадета Милюкова, царского министра Протопопова) нормальным, человечным, живым людям. Автор Красного Колеса разделяет толстовскую мысль о чрезвычайно большой роли в истории обыкновенных людей. Но толстовские солдаты и офицеры творили историю, не сознавая этого. Своих героев Солженицын все время ставит перед драматическим выбором – от их решений зависит ход событий. Отрешенность, готовность подчиниться ходу событий Солженицын, в отличие от Толстого, считает не проявлением прозорливости и внутренней свободы, а историческим предательством. Ибо в истории, по мысли автора Красного Колеса, действует не рок, а люди, и ничто не предопределено окончательно. Именно поэтому, сочувствуя Николаю II, автор все же считает его неизбывно виноватым – последний русский государь не исполнил своего предназначения, не удержал Россию от падения в бездну. Солженицын говорил, что вернется на родину лишь тогда, когда туда вернутся его книги, когда там напечатают Архипелаг ГУЛаг. Журналу «Новый мир» удалось добиться разрешения властей на публикацию глав этой книги в 1989. В мае 1994 Солженицын возвращается в Россию. Он пишет книгу воспоминаний Угодило зёрнышко промеж двух жерновов («Новый мир», 1998, № 9, 11, 1999, № 2, 2001, № 4), выступает в газетах и на телевидении с оценками современной политики российских властей. Писатель обвиняет их в том, что проводимые в стране преобразования непродуманны, безнравственны и наносят огромный урон обществу, что вызвало неоднозначное отношение к публицистике Солженицына. В 1991 Солженицын пишет книгу Как нам обустроить Россию. Посильные сображения. А в 1998 Солженицын печатает книгу Россия в обвале, в которой резко критикует экономические реформы. Он размышляет о необходимости возрождения земства и русского национального сознания. Вышла в свет книга Двести лет вместе, посвященная еврейскому вопросу в России. В «Новом мире» писатель регулярно выступает в конце 1990-х с литературно-критическими статьями, посвященными творчеству русских прозаиков и поэтов. В 1990-х Солженицын пишет несколько рассказов и повестей: Два рассказа (Эго, На краях) («Новый мир», 1995, 3, 5), названные «двучастными» рассказы Молодняк, Настенька, Абрикосовое варенье (все – «Новый мир», 1995, № 10), Желябугские выселки («Новый мир», 1999, № 3) и повесть Адлиг Швенкиттен («Новый мир», 1999, 3). Структурный принцип «двучастных рассказов» – соотнесенность двух половин текста, в которых описываются судьбы разных персонажей, часто вовлеченных в одни и те же события, но не ведающих об этом. Солженицын обращается к теме вины, предательства и ответственности человека за совершенные им поступки. В 2001–2002 выходит двухтомный монументальный труд Двести лет вместе, который автор посвящает истории еврейского народа в России. Первая часть монографии охватывает период с 1795 по 1916, вторая – с 1916 по 1995. Издания Солженицына А.И. Собрание сочинений (в 20 тт.). Вермонт, Париж, 1978–1991; Малое собрание сочинений (в 8 тт). М., 1990–1991; Собрание сочинений (в 9 тт.). М., 1999 – (издание продолжается); Бодался телёнок с дубом: Очерки литературной жизни. М., 1996; Красное Колесо: Повествованье в отмеренных сроках в четырёх узлах (в 10 тт.). М., 1993–1997.
А. И. Солженицын скончался 3 августа 2008 года на 90-м году жизни, на своей даче в Троице-Лыкове, от острой сердечной недостаточности. 6 августа его прах был предан земле в некрополе Донского монастыря за алтарём храма Иоанна Лествичника, рядом с могилой историка В. О. Ключевского.



Показывать:   Сортировать по:

    Массовая выкачка в формате:

Показываем книги: (Автор) (все книги на одной странице) (названия списком)

Количество книг по ролям: Автор - 122.
По форматам:  fb2 книги - 121 (176.71 Мб),  djvu книги - 1 (12.76 Мб)
Всего книг: 122. Объём всех книг: 189 Мб (198,676,270 байт)

Средний рейтинг 4.31Всего оценок - 61, средняя оценка книг автора - 4.31
Оценки: нечитаемо - 8, плохо - 2, неплохо - 1, хорошо - 2, отлично! - 48

Автор

Военная проза   Советская классическая проза  

Антология военной литературы
- 2015. Это мы, Господи. Повести и рассказы писателей-фронтовиков 8.29 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Виктор Петрович Астафьев - Константин Дмитриевич Воробьёв - Александр Исаевич Солженицын - Василий Владимирович Быков - Даниил Александрович Гранин

Русская классическая проза  

Антология классической прозы
- Рождественские истории (пер. Наталья Леонидовна Трауберг, ...) (и.с. Моя большая книга) 3.05 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Чарльз Диккенс - Гилберт Кийт Честертон - Томас Майн Рид - Владимир Владимирович Набоков - Иван Александрович Ильин

Документальная литература   Историческая проза  

Архипелаг ГУЛАГ
- Сорок дней Кенгира 1.41 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 1. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956: Опыт художественного исследования. Т. 1 (и.с. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956: Опыт художественного исследования-1) [windows-1251] 1.18 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 2. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956: Опыт художественного исследования. Т. 2 (и.с. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956: Опыт художественного исследования-2) [windows-1251] 1.26 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 3. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956: Опыт художественного исследования. Т. 3 (и.с. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956: Опыт художественного исследования-3) [windows-1251] 1.07 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын

История  

Двести лет вместе
- 1. Двести лет вместе. Часть первая. В дореволюционной России 1.93 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 2. Двести лет вместе. Часть вторая (и.с. Исследования новейшей русской истории) [windows-1251] 1.19 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
Исследования новейшей русской истории
- Двести лет вместе (1795 – 1995) [windows-1251] 1.34 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын

Документальная литература   Публицистика  

Книги о России для думающих людей
- Русский вопрос на рубеже веков [сборник] 1.42 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын

Историческая проза  

Красное колесо
- 1. Красное колесо. Узел I. Август Четырнадцатого [windows-1251] 1.97 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 2. Красное колесо. Узел II. Октябрь Шестнадцатого [windows-1251] 2.33 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 3. Красное колесо. Узел III. Март Семнадцатого. Том 1 [windows-1251] 2.22 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 3. Красное колесо. Узел III. Март Семнадцатого. Том 2 [windows-1251] 2.25 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 3. Красное колесо. Узел III. Март Семнадцатого. Том 3 [windows-1251] 2.17 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 4. Красное колесо. Узел IV. Апрель Семнадцатого [windows-1251] 2.83 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 5. Красное колесо. Узлы V - XX. На обрыве повествования [windows-1251] 372 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын

Классическая проза  

Рассказы
- Матрёнин двор (и.с. Книга на все времена) 165 Кб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- Один день Ивана Денисовича (и.с. Книга на все времена) 416 Кб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын

Историческая проза  

Собрание сочинений в 30 -ти томах
- Архипелаг ГУЛАГ, 1918—1956. Опыт художественного исследования. Сокращённое издание. 4.6 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын

Русская классическая проза  

Собрание сочинений в 30 томах
- 1. Рассказы и крохотки (и.с. Александр Солженицын. Собрание сочинений в 30 томах-1) 2.28 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 3. Раковый корпус 2.11 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 4. Архипелаг ГУЛАГ. Книга 1 2.07 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 5. Архипелаг ГУЛАГ. Книга 2 2.16 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 6. Архипелаг ГУЛАГ. Книга 3 2.38 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 7. Красное колесо. Узел 1. Август Четырнадцатого. Книга 1 1.54 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 8. Красное колесо. Узел 1. Август Четырнадцатого. Книга 2 2.31 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 9. Красное колесо. Узел 2. Октябрь Шестнадцатого. Книга 1 1.95 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 10. Красное колесо. Узел 2. Октябрь Шестнадцатого. Книга 2 2.32 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 11. Красное колесо. Узел 3. Март Семнадцатого. Книга 1 2.66 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 12. Красное колесо. Узел 3. Март Семнадцатого. Книга 2 2.85 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 13. Красное колесо. Узел 3. Март Семнадцатого. Книга 3 2.75 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 14. Красное колесо. Узел 3. Март Семнадцатого. Книга 4 2.79 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 15. Красное колесо. Узел 4. Апрель Семнадцатого. Книга 1 2.4 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 16. Красное колесо. Узел 4. Апрель Семнадцатого. Книга 2 3.24 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- 26. Двести лет вместе. Часть I. В дореволюционной России 2.08 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 28. Бодался телёнок с дубом. Очерки литературной жизни (и.с. Собрание сочинений-28) 16.89 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын

Литература ХX века (эпоха Социальных революций)   Русская классическая проза  

Солженицын А.И. Собрание сочинений в 30 томах
- 18. Раннее (сборник) 1.84 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- 19. Пьесы и сценарии 2.58 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын

Альтернативная история  

- Красное колесо. Узел I Август Четырнадцатого [windows-1251] 1.95 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- Красное колесо. Узел II Октябрь Шестнадцатого [windows-1251] 2.3 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- Красное колесо. Узел III Март Семнадцатого – 1 [windows-1251] 2.18 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- Красное колесо. Узел III Март Семнадцатого – 2 [windows-1251] 2.19 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- Красное колесо. Узел III Март Семнадцатого – 3 [windows-1251] 2.11 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- Красное колесо. Узел IV Апрель Семнадцатого [windows-1251] 1.85 Мб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын
- Красное колесо. Узлы V -XX На обрыве повествования [windows-1251] 369 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Александр Исаевич Солженицын

Антисоветская литература   Литература ХX века (эпоха Социальных революций)   Русская современная проза   Современные российские издания  

- Один день Ивана Денисовича (и.с. premium) 1.69 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Исаевич Солженицын
- Раковый корпус (и.с. premium) 2.2 Мб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын

Классическая проза  

- В круге первом. т.1 [windows-1251] 765 Кб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын
- В круге первом. т.2 [windows-1251] 736 Кб  (читать)  (скачать fb2)  (Купить и читать по подписке) - Александр Исаевич Солженицын


Зарегистрируйтесь / залогиньтесь для выкачки нескольких книг одним файлом.