КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420601 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200712
Пользователей - 95552
Loading...

Впечатления

кирилл789 про Лисавчук: В погоне за женихом (Юмористическая проза)

а я вот, прочитав первую и единственную главу сразу понял, что мешает елисею с внучкой бабок пожениться: слабоумие внучки.
а ничем другим желание выйти замуж за царевича этой внучкой с попыткой "спасения" внучкой царевича от дочки конюха на сеновале и не объяснишь. или ты понимаешь, зачем тебе замуж. или ты - идиотка, раз не знаешь, что делает конюхова дочка, сидя сверху на царевиче в сене: и кидаешься его "спасать".
и да, не юморно, глупо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Лисавчук: Абдрагон - школа истинного страха. Урок первый: «Дорога к счастью ведьмы лежит через закоулки преисподней» (СИ) (Фэнтези)

в темноте сумеречной империи ходит тёмный принц ада, совершаются убийства и тайны, нежить и жертвы тёмных-тёмных магов не дают спокойно жить.
Но всему защитник он -
ректор школы Абдрагон!
Тёмный Дарел Авурон!
***
(убогая, имя "дарел" пишется через двойное "р" - Даррел! как вы надоели. дальше двух абзацев пролога не ушёл, и так всё понятно).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Кай: Невеста императора (Фэнтези)

в тёмном-тёмном дворе стояло двое: мужик и баба. " Женщина представляла собой редкое сочетание красоты и острого ума, светившегося в изумрудных глазах."
что-то у неё там светилось в тёмном-тёмном дворе? ум, засветился и через глаза полез?
о, госсподи.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малышева: Несовпадения (СИ) (Современные любовные романы)

вот ты - член вокал-группы, и позвонить тебе нужно в студию своему "звукарю" денису. что в таких случаях делает нормальный человек? открывает "контакты" в мобиле, нажимает "денис-звукарь", и дальше телефон работает сам.
у афторши из зажопинска малышевой настьки герой зачем-то набирает этот 10-ти или 9-ти-значный (не помню) номер давнего коллеги по памяти снова и снова, ошибаясь в цифре. небось и телефон у крутого гитариста крутой рок-группы кнопочный?
афтар, ты дура?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малышева: Сага о Хранителях (Любовная фантастика)

начал читать, заплакал.
но кровавые слёзы появились, когда узрел: школу она в ЛОНДОНЕ закончила с отличием! какую школу, убогая? начальную? до 11-ти лет училась-то, или даже до 13-ти?
а потом поступила в университет! тоже в лондоне. какой?
*****
ёпт, идиотка, НЕ ПИШИ БОЛЬШЕ!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малышева: Другой дом (Современные любовные романы)

ооо. не читайте.
американская бабушка оформила своей российской внучке внж, БЕЗ ПРИСУТСТВИЯ этой внучки в америке. и. при ЖИВЫХ РОДИТЕЛЯХ в россии!
всё, дальше можно не читать, потому что полный бред. афтар, ты - дура, без ковычек.
в нью-йоркский университет перевестись, конечно, можно. про дурь со сроками писать не хочется, но: кто у тебя, убогой, принял документы в йорке в феврале, если их принимать начинают ТОЛЬКО в МАЕ???
дальше, йоркский универ - ЧАСТНЫЙ, убогая. ЗА ДЕНЬГИ учатся, безмозглая. а тебя, такую единственную, зачислили бесплатно???
стипендию назначили, млядь.
понимаешь, афторша малышева настька из зажопинска, для того, чтобы
"подать документы на участие в программе финансовой помощи, предоставляемой университетом" в нём НУЖНО ПРОУЧИТЬСЯ хоть сколько-нибудь. потому, что там рассматривают оценки на месте, в йорке. и документы - НАДО ПОДАТЬ! никто автоматически никакой "стипендии" не начислит, не русское пту.
и да, в нью-йоркском университете НЕТ "факультета журналистики", дура убогая. там, строго говоря, и факультетов-то нет: только - бакалавриат и магистратура.
ой, млядь, писала бы про своё зажопинское пту, интереснее бы получилось.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Осокина: Истории Джека. Дилогия (СИ) (Ужасы)

в общем, джек был настолько зашибенно могучим магом и единственно-зашибенно могучим на земле, что делать ему было ничего нельзя!
зачем же так, афтор: с порога да под дых?! прям комплеснуть можно.
остальные-то, оказывается, не столь могучие: земли пахали да коров доили, а вот джеку - низзззя!
дилогия о том, что ещё "низзя" могучему магу джеку? надо же, никогда бы не подумал, что для перечня "специальностей" дармоедов можно аж две книжонки накропать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Белый рынок (fb2)

- Белый рынок (пер. А. В. Самаркин) (и.с. Зарубежный детектив-5) 476 Кб, 138с. (скачать fb2) - Серж Лафоре

Настройки текста:



Серж Лафоре Белый рынок

Глава 1

Как хорошо выдрессированное животное, длинная, низко сидящая машина бесшумно скользнула к тротуару и остановилась. Человек за рулем оставался неподвижен. Он внимательно изучал пустынную улицу, убегавшую на север между двумя рядами фасадов. Вдали судорожно мигали огни испорченной неоновой рекламы.

Моросил мелкий дождик и поливал мостовую, на которой яркими кругами отражался свет уличных фонарей.

Человек глубоко вздохнул, натянул перчатки и, выйдя из машины, бесшумно закрыл дверцу. Он быстро пересек тротуар, проник в холл сравнительно нового здания и поднялся на третий этаж. Там свернул налево и углубился в длинный плохо освещенный коридор. Он уже не торопился. Куда спешить — цель и так близка, а дело проще простого. Ничего особенного придумывать не требовалось. Человек остановился у двери квартиры № 86, опустил воротник темно-синего пальто, поправил шарф. У него было приятное округлое лицо, задумчивые ласковые глаза.

Глубоко вздохнув, он позвонил и стал ждать. Как только раздались нетвердые, как бы заглушенные шаги, его лицо приняло иное выражение. Во взгляде появилось беспокойство, черты лица заострились, дыхание участилось.

— Это ты, Ален? — донесся приглушенный голос из-за двери.

— Нет, — ответил человек. — Откройте, мистер Фергюссон. Мне совершенно необходимо с вами поговорить. У меня для вас срочное сообщение.

— Кто вы?

— Дэвид Мортон. Но вряд ли мое имя вам что-нибудь скажет. Вам надо поехать со мной, мистер Фергюссон. Мисс Ален Сэмпл только что попала под машину.

— Что?

Дверь резко отворилась. Фергюссон, взъерошенный, появился на пороге в пижаме под наброшенным на плечи халатом. Его губы дрожали.

— Что? Что вы сказали? — пробормотал он.

— Мисс Сэмпл была сбита машиной, когда выходила из «Чероки», — объяснил Мортон с оттенком досады в голосе. — Я находился в гардеробе, когда услышал шум. Мисс Сэмпл вскрикнула. Я бросился к ней…

— Она умерла? — прервал его Фергюссон.

— Да нет же, нет, успокойтесь. Перед тем, как ее повезли в отделение «скорой помощи» Центральной больницы, она просила сообщить о происшедшем вам. Я находился рядом, и мне удалось запомнить ваше имя и адрес.

Неловким движением руки Фергюссон пригладил свои взъерошенные волосы.

— Благодарю, что вы меня известили, — произнес он глухо. — Входите, мистер Мортон.

Мортон вошел.

— Не принимайте все слишком близко к сердцу, мистер Фергюссон. Двойной перелом бедра обычно хорошо срастается.

— И больше ничего?

— Легкий удар в нижнюю часть затылка.

Фергюссон побледнел.

— Но это не опасно? — вскрикнул он, вновь не сдержав волнения.

— Удар легкий, — повторил Мортон.

Фергюссон судорожно сжал руки.

— А водитель? — спросил он строго. — Его задержали?

— К сожалению, нет, — ответил Мортон. — Этот негодяй с места происшествия скрылся. Но все же вам лучше не терять зря времени и побыстрее переодеться.

Фергюссон подчинился. Он отбросил халат, сорвал с себя пижаму, явив собеседнику узкую грудь и широкие бедра. Со столика у камина он схватил бутылку виски, сделал несколько больших глотков прямо из горлышка и глухо закашлялся.

— Простите меня, мистер Мортон, но мне это было совершенно необходимо.

— Я вас прекрасно понимаю.

Бледные щеки Фергюссона быстро порозовели. Почти бегом он вошел в свою комнату. Мортон следовал за ним по пятам, глубоко засунув руки в карманы элегантного пальто.

— Надеюсь, этот скот не уйдет от ответственности, — сказал Мортон. — Удалось хоть заметить номер машины?

— По-моему, нет. В этот поздний час прохожие редки, но полиция уже начала поиски.

Фергюссон насмешливо фыркнул.

— Полиция! — усмехнулся он презрительно. — Только глупец может на нее понадеяться.

Он не мог совладать с рубашкой. Наконец ему удалось заправить ее в брюки.

Тревога сжимала его сердце. Только теперь он понял, до какой степени им овладела Ален, — только теперь, когда она оказалась в опасности и он так боялся за ее жизнь.

Мортон рассматривал лицо этого дородного, холеного человека, на котором отражались доброта и грусть. Он бросил взгляд на неубранную постель, на газеты, лежавшие на ночном столике. В комнате пахло табаком и влажными простынями. Мортон уловил также еще заметный запах женских духов, запах хорошо ему известный, потому что он уже вдыхал его. Правда, в другом месте, далеко от этого дома.

При этом воспоминании он про себя ухмыльнулся. Сильно нервничая, Фергюссон дрожащими руками завязывал галстук.

— Я очень скверный хозяин, — извинился он. — Но если вам хочется чего-нибудь выпить, то все найдете в баре, вот тут у камина, справа.

— Я ничего не хочу, спасибо.

Мортон взял пиджак и помог Фергюссону его надеть.

— Перед тем, как отправиться, я хотел бы позвонить в больницу.

— Бесполезно. Только зря потеряем время.

Они пристально поглядели друг на друга.

— Мистер Мортон, если я правильно понял, вы сказали мне не всю правду? Ален умирает?

Мортон опустил глаза.

— Не надо нервничать, мистер Фергюссон.

Вынув из кармана левую руку, Мортон похлопал его по плечу.

— Причешитесь-ка лучше, — спокойно предложил он. — А то у вас на голове, как у ежика. Уверен, что мисс Сэмпл вряд ли обрадуется, увидев вас в подобном виде. Смелее, смелее, старина!

Фергюссон проследовал в ванную комнату, спрыснул холодной водой лицо, потрогал подбородок в уже заметной утренней щетине и причесался.

Мортон поджидал его, сжимая в правой руке автоматический пистолет с глушителем.

У ошеломленного Фергюссона отвисла челюсть. Он почувствовал, как слабеют его ноги.

— Не понимаю, что вы собираетесь делать.

Мортон добродушно улыбнулся, затем глубоко вздохнул.

— Действительно, — вымолвил он, — этого вы никак не могли ожидать. Своего рода сюрприз.

— Что все это значит? Вы что, с ума сошли?

Нет, Мортон не был сумасшедшим. С той минуты, как он проник в эту квартиру, он еще никогда в жизни так не забавлялся. К тому же он дал себе слово, что все именно так и произойдет.

Фергюссон попытался сделать шаг вперед.

— Стойте спокойно, — приказал человек с пистолетом. — Вы мешаете мне целиться. Если случайно прострелю брюхо, вам будет чертовски больно, а пулю в сердце даже не почувствуете.

— Но как же Ален? — застонал Фергюссон.

— Там, куда попала мисс Сэмпл, ей хорошо и спокойно.

— В больницу?

Веселые морщинки появились в уголках глаз Мортона.

— Точнее, в морг больницы, — обронил он.

Фергюссон выпрямился. В этот момент Мортон и выстрелил. Удар пули отшвырнул Фергюссона назад, и он рухнул навзничь на ковер. Тело его дернулось, судорожно согнулось, затем обмякло.

— Аминь! — прошептал Дэвид Мортон, убирая оружие. Он совершенно невозмутимо повернулся, покинул комнату, миновал переднюю и вышел.

Его веселое настроение уже успело испариться.

Глава 2

Танго подходило к концу, и это радовало Ален Сэмпл: ей уже надоело прикосновение к своему телу рук партнера — человека плотного, грузного, тяжелого и лишенного гибкости. Ей не нравились манеры этого мужчины с черными жирными волосами, с круглыми, как черный стеклярус, глазами, с мягким влажным ртом. Даже его голос звучал как-то глухо.

Одним словом, Ален Сэмпл скучала. Она не чувствовала себя достаточно пьяной, чтобы черпать последние капли удовольствий в подходившем к концу вечере, вернее сказать, ночи.

Она незаметно изогнула кисть левой руки и украдкой взглянула на часы.

Три часа утра.

Оркестр наконец закончил танго.

— Благодарю вас, — прошептала Ален Сэмпл.

Человек поклонился, отвел ее на место, поклонился вновь и вернулся к своему столику, где его поджидала черноволосая девица в чрезмерно декольтированном зеленом платье.

— И как ты только смог танцевать с этой уродиной? — презрительно спросила она.

Ее приятель беззвучно рассмеялся, показав при этом свои хищные зубы. Казалось, он был вполне удовлетворен.

— Не так уж она и неприятна, — возразил он.

Ален Сэмпл разглядывала полупустой бокал с джин-тоником. Ее нервы немного сдавали. Она выпила остаток уже тепловатого коктейля и оглядела зал, не обращая внимания на гул голосов. «Похоже, здесь что-то затевается», — мелькнуло у нее в голове.

Ожидание становилось невыносимым. Вот если бы тот мужчина, с которым она до этого танцевала, не ушел так скоро! Теперь он ей казался милым, предупредительным и даже занимательным, да и танцевал он неплохо.

Как же его звали? Клэм Гаррет? Да, Клэм Гаррет. Она уже забыла, кто он по профессии. Впрочем, какое это сейчас имеет значение? Вероятно, она никогда больше его не увидит. Впрочем, так будет даже лучше. В интимном полумраке зала Ален выглядела даже недурно. Она избегала яркого света, подчеркивавшего недостатки ее лица.

Ален достала из сумочки прямоугольное зеркальце и принялась рассматривать свое отображение. И действительно, красивой ее не назовешь: мясистый нос, скошенный подбородок, глаза неопределенного цвета слегка навыкате, очень широкий, выпуклый лоб. Но у нее имелись и достоинства. Жаль только, что недоступные постороннему глазу: от шеи и до кончиков пальцев на ногах. Тут она могла бы без труда посоперничать с самой Венерой.

«Если бы мне лицо ну хоть ненамного получше», — вздохнула она, пряча зеркальце в сумочку.

До нее донесся презрительный смешок девицы в зеленом. В этот момент к ее столу подошел официант и положил на стол конверт. Ален Сэмпл взяла его, надорвала и прочла записку:

«Пакет в гардеробе. Фергюссон ждет. Не теряйте времени». Она разорвала послание на мелкие кусочки и бросила в большую пепельницу, прикрыв сверху окурками и пеплом.

Официант ожидал, услужливо склонив голову.

— Ответа не будет, — сказала Ален Сэмпл. — Сколько я вам должна?

— Восемь с половиной долларов.

Она бросила на стол десятидолларовую бумажку и встала. Легкой поступью пересекла танцевальную площадку, вошла в гардероб и передала номерок толстой негритянке с отвислыми щеками.

— Хорошо провели вечер, мисс?

— Замечательно, большое спасибо. Если не ошибаюсь, мне оставлен пакет?

Негритянка пристально оглядела молодую женщину.

— Может, и оставлен.

— Меня зовут Ален Сэмпл.

— Прекрасно. Вот он.

Ален Сэмпл взяла пакет и дала негритянке доллар. Затем надела пальто с воротником из меха пантеры и отправилась к вращающейся двери.

Ночной воздух освежил раскрасневшееся от танцев лицо. Усилием воли она сдержала охвативший ее легкий озноб, быстро пересекла влажный тротуар и остановилась перед «шевроле». Снова порывшись в сумочке, достала ключ, открыла дверцу, бросила пакет на сиденье и села за руль.

Усталость исчезла. Ей не терпелось снова встретиться с Джаспером Фергюссоном и не столько из-за пакета, сколько потому, что она любила его и знала, что любима. Джаспер никогда не смеялся над ее некрасивым лицом. Можно подумать, что он никогда и не замечал ее недостатков. Вот почему благодарная и растроганная Ален Сэмпл отдала ему в дар всю роскошь своего тела — великолепное чудо настоящей женской красоты.

Пока двигатель прогревался, Ален Сэмпл взяла пакет в руку и нашла, что он несколько тяжеловат, но на подобные мелочи она внимания не обращала. Джаспер сам его откроет и сам разберется, в чем дело.

«Шевроле» тронулся по направлению к музею «Уайтни». У музея Ален свернула на Кристофер-стрит и остановилась в сотне метров от скоростного шоссе «Экспресс».

Выйдя из машины, она взглянула на окна третьего этажа. И в гостиной, и в комнате Фергюссона горел свет.

Держа пакет под мышкой, Ален Сэмпл торопливо поднялась наверх. Ей было известно, что лифт не работает. Она перевела дыхание перед квартирой № 86, прислушалась, но до нее не донеслось ни звука. Она подумала, что Джаспер скорее всего задремал, ожидая ее. Тогда она воспользовалась имевшимся у нее ключом, бесшумно открыла дверь и вошла в переднюю. Увидев откупоренную бутылку виски, она усмехнулась и покачала головой. У Джаспера была привычка оставлять бутылки незакупоренными.

Продолжая улыбаться, она направилась в комнату. И тут окаменела на месте.

— Джаспер!

Он лежал на спине с широко открытыми глазами. При падении его незастегнутый пиджак распахнулся, открыв взгляду рубашку с кровавым пятном в левой части груди.

Дрожь охватила Ален Сэмпл. На подгибающихся ногах она подошла к трупу и снова начала его рассматривать. Ее начинал охватывать ужас, заполняя целиком все сознание.

Пакет выскользнул из рук и с глухим стуком упал на пол. Почему стук такой необычно глухой?

Постепенно Ален Сэмпл взяла себя в руки. Присев, подобрала пакет, освободила его от оберточной бумаги и прорезиненной бечевки, которой он был обвязан, и обнаружила обычную коробку из плотного картона.

Когда она сняла крышку, ее охватило какое-то оцепенение. Не понимая, что это такое, она схватила лежавший в коробке предмет — тяжелый автоматический пистолет с глушителем.

Почему, зачем, откуда этот пистолет? Что все это значит?

И Джаспер убит…

Ей стало казаться, что она попала в ужасную ловушку. Словно какая-то враждебная неумолимая сила сдавливала ее со всех сторон, липла к ней и душила.

Бросив на кровать коробку со всем содержимым, она расстегнула воротник пальто и жадно вдохнула в себя воздух, в котором ощущался запах пороха. Горе и отчаяние сводили судорогой ее тело, заставляли бешено биться сердце.

Джаспер лежал мертвый.

Почему? За что? Вопрос, причинивший ей такую острую боль, не находил ответа. Внезапно Ален Сэмпл показалось, что она слышит в передней чьи-то медленные, еле слышные, осторожные шаги. Она тотчас же схватила пистолет и направила его на дверь. Слишком поздно! Человек уже оглядывал ее с откровенным любопытством. Из-под полей фетровой шляпы на нее внимательно глядели жестко блестящие глаза. На вошедшем был непромокаемый плащ с поясом, из-за чего его ноги казались непомерно большими.

— А ну-ка, дамочка, не поискать ли вам какую-нибудь другую игрушку?

Он улыбнулся с оттенком меланхолии. За его спиной стояли два полисмена, держа в руках пистолеты калибра 0.38.

Человек протянул руку, щелкнул пальцами и приказал:

— Подайте-ка мне эту пушку, дамочка!

Она повиновалась.

— Вы благоразумны. Как вас зовут?

— Ален Сэмпл.

— Инспектор Крэг, к вашим услугам.

Глава 3

Фотографы розыскного отдела уезжали. Судебный врач Хелмер заканчивал обследование трупа. Ожидавшие своей очереди санитары дремали. Крэг совал во все свой нос, пытаясь понять, чем же занимался убитый при жизни.

Ален Сэмпл под охраной двух полицейских ожидала в гостиной, сидя в глубоком кресле, обитом рыжей кожей.

Казалось, ее оставили последние силы. Морщины в уголках ее рта подчеркивали и без того крупные губы.

— Крэг! — позвал врач.

Инспектор подошел.

— Ну, что там, Хелмер? — спросил он спокойным тоном.

— Пуля в сердце выпущена с короткой дистанции, почти в упор, но я не нашел следов ожога на одежде убитого. Этот тип ни минуты не страдал. Что же касается остального, то подождем результатов вскрытия. Тело, между прочим, еще не остыло.

— Ладно. Ваши молодцы могут его уносить.

— Увидимся утром.

— О’кей, Хелмер. До свидания.

Крэг вернулся к Ален Сэмпл. Приказав своим помощникам подождать в коридоре, он остался наедине с молодой женщиной. Несмотря на некрасивое лицо, он все же находил ее интересной, не столько из-за совершенства ее роскошных форм, сколько из-за необычайного, проникновенного взгляда ее глаз.

Она и притягивала, и отталкивала его.

— А что, если мы прольем немного света на эту историю? — предложил он.

— Я не убивала Джаспера. Меня здесь не было, когда это случилось. Клянусь вам, я говорю сущую правду.

— А где же вы были?

Она ответила без малейшего колебания.

— У себя. Я живу на Уэст Хьюстон-стрит № 727. Это в конце Манхэттена, совсем недалеко отсюда.

— Знаю, знаю. В каких отношениях вы находились с убитым?

— Он был моим большим другом.

— Почему вы зашли к нему?

— Н-не знаю… Просто так. Не спалось что-то, и на душе было так тоскливо. Это со мной часто случается.

— В котором часу вы пришли?

— Приблизительно около половины четвертого. Да, конечно, я знаю все, что вы мне скажете! Например, что это не самое подходящее время для визита к мужчине, но Джаспер привык к моим причудам. Впрочем, он всегда был рад меня видеть в любое время дня и ночи.

— Следовательно, он был вашим очень близким другом?

Она пристально взглянула на Крэга и сухо ответила:

— Именно так. И я не собираюсь скрывать наши отношения.

— Мне бы хотелось вам поверить, мисс Сэмпл. К несчастью, в вашем рассказе слишком много деталей, которые плохо увязываются между собой.

Она подняла брови.

— Не понимаю, к чему вы клоните? — сказала она.

— Во-первых, откуда здесь этот пистолет? Я человек опытный и вижу, что из него недавно стреляли. Да и вы мне им же угрожали. Одного патрона в обойме не хватает. Убежден, что недостающую пулю извлекут из сердца Фергюссона.

— Но все это не доказывает, что именно я в него стреляла.

Кивком головы Крэг выразил свое согласие.

— Естественно, — кивнул он. — Но кроме этих улик, имеется и еще кое-что. Мне в полицейский участок звонил неизвестный. В половине четвертого. Не правда ли, любопытное совпадение?

Она не вымолвила ни слова. Крэг продолжал:

— Меня поставили в известность, что Джаспер Фергюссон вскоре будет убит своей любовницей, то есть, по сути дела, почти сразу после этого телефонного разговора. Неизвестный сообщил также ваше имя и адрес Фергюссона. Он, похоже, был сильно взволнован замышляющимся убийством, но выразил полную уверенность в серьезности ваших намерений. Как только я начал выпытывать у него подробности, он повесил трубку. Тогда я решил сам узнать, в чем тут дело.

Крэг многозначительно замолчал, затем закончил:

— Меня опередили, мисс Сэмпл. Ненамного, судя по состоянию трупа, но достаточно для того, чтобы я не смог предотвратить преступление. И, наконец, я застаю вас на месте убийства, обезумевшую от содеянного и с оружием в руках.

Заложив руки за спину, он сделал несколько шагов и остановился на ковре посредине комнаты. Еще раз смерил взглядом Ален Сэмпл. Она сидела, сложив руки на плотно сжатых коленях.

— Допустим, меня не сопровождали бы двое сотрудников, — продолжал Крэг, — не спустили бы вы курок в мою честь? Вот вопрос.

Она улыбнулась безрадостной улыбкой и сказала:

— Я никогда в жизни ни в кого не стреляла.

Жизнь и профессия научили Крэга терпению, поэтому он не стал настаивать и переменил тему.

— «Шевроле» перед домом ваш? — спросил он.

— Да.

— Где вы работаете и чем занимаетесь?

Она пожала плечами.

— Вяжу детские вещи для фирмы «Спиэрс».

— Вам хватает на жизнь?

— Кое-какие деньги у меня имеются. Они мне достались от родителей. Так что вместе с заработком эти средства избавляют меня от финансовых затруднений.

— Сколько вам лет, мисс Сэмпл?

— Двадцать восемь, и я уродина.

Суровое лицо Крэга немного смягчилось. Он подошел поближе к молодой женщине.

— Ну зачем вы так — можно подумать, что вы страшнее феи Карабос, — сказал он.

— Это ваше мнение, инспектор. Я же скорее согласилась бы иметь кривые ноги, чем такое лицо.

— Однако это не помешало Джасперу Фергюссону вас полюбить, не так ли?

Она не ответила, опасаясь новой ловушки.

Крэг не производил впечатления злого от природы человека, но профессия полицейского, да и ответственность за расследование убийства неизбежно сказывались на его манерах.

— Чем занимался Фергюссон?

— Ничем, — ответила Ален Сэмпл. — Он работал где-то на севере на цементном заводе и заболел туберкулезом. Ему назначили пенсию. Случалось, что он помещал кое-какие статейки в спортивных изданиях. В основном о баскетболе.

— В каких изданиях? Вы не вспомните их названия? — допытывался Крэг.

— В «Спортинг-Газет» и «Уикли Спорт Ньюс», например. Можете проверить.

— Обязательно проверим.

Крэг показал на бутылку виски.

— Фергюссон выпивал? — осведомился он.

— Немного. Здоровье не позволяло. Легкие удалось вылечить, но он должен был следить за собой. Он провел пять лет в санатории и не хотел туда попасть снова.

— Кроме вас, были у него друзья?

— Возможно. Я, во всяком случае, их не знаю. Я видела только его, а он видел только меня. Понимаете, у меня тоже есть друзья, но это не интересовало ни его, ни меня.

Крэг почувствовал себя смущенным.

— Идеальная любовь, мисс Сэмпл?

— Называйте, как хотите, инспектор. Что же касается Джаспера, то он находил меня красивой, и мне этого было достаточно.

Подозрения Крэга усилились. Если эта девица умеет так втирать очки, значит, обладает незаурядным умом.

— Что находилось в этой картонной коробке? — спросил он.

— Пистолет с глушителем.

На этот раз Крэг чуть не подпрыгнул.

— Входя в квартиру, я слышал, как вы шуршали оберточной бумагой. Это была бумага от коробки?

— Да.

— Где вы нашли эту коробку?

Ален Сэмпл разрыдалась, спрятав лицо.

— На кровати.

— Открытой? И в ней пистолет?

— Я… Да! Когда же вы перестанете мучить меня? Я не убивала Джаспера! Ни за что в жизни я бы на такое не пошла! — Крэг подал ей руку и помог встать с кресла. Она с испугом взглянула на него.

— Куда вы ведете меня, инспектор?

— Необходимо все это записать в протокол, мисс Сэмпл. Несмотря ни на что, я советую вам взять хорошего адвоката. В участке я предоставлю вам полную возможность пригласить опытного юриста.

Глава 4

Доктор Хелмер закончил свою работу раньше, чем предполагал. Как только он извлек пулю, принесшую смерть Джасперу, он отнес ее в лабораторию баллистической экспертизы. Обычная рутина, однако Хелмера не покидало ощущение, что результаты вскрытия не доставят инспектору Крэгу особой радости.

Потеряв всякий интерес к раскромсанному трупу, лежавшему перед ним на столе, врач повернулся к своему ассистенту Джеку Кертени, рыжеволосому парню, приникшему к окуляру микроскопа.

— Джек, подойдите-ка сюда.

Кертени выпрямился, встал с табурета и потер глаза.

— Ну, что там? — заинтересовался он. Хелмер указал на бедра и предплечья убитого. — Что вы об этом думаете? — задал он вопрос.

— У этого типа были фурункулы, — ответил тот.

Хелмер оглядел ассистента своим острым и в то же время бесстрастным взглядом. Кертени еще явно не хватало опыта.

— Джек, с каких это пор фурункулы сами выбирают, где им вскочить?

— Что вы хотите сказать?

— Мой мальчик, раскиньте немного мозгами. С чего это фурункулез ограничился только предплечьем и бедрами этого человека? Почему не видно шрамов ни на икрах, ни на лице, ни на какой-либо другой части тела?

Кертени не ответил. Его замешательство и рассердило, и позабавило Хелмера.

— Сколько раз я предупреждал вас, не топчите проторенные дорожки, Джек. Вам поручено исследование легочных тканей Фергюссона. К каким же выводам вы пришли?

— Он никогда в жизни не страдал туберкулезом; я не нашел даже слабых следов болезни.

— Однако Крэг счел нужным специально позвонить и уведомить меня, что, по словам Ален Сэмпл, Фергюссон одно время страдал именно этим заболеванием.

— А на самом деле Фергюссон просто вводил девицу в заблуждение, вы это хотите сказать? Так или не так?

— Возможно, но ведь они находились в связи, почему же она ни словом не обмолвилась о таком страшном фурункулезе?

— Эта болезнь встречается сравнительно часто. К тому же состояние шрамов показывает, что Фергюссон давно от нее излечился.

Хелмер не смог сдержать улыбки.

— Излечился? — повторил он иронически. — Вы хотите сказать, отучил себя от яда, старина?

Кертени вздрогнул и шлепнул себя ладонью по лбу.

— Черт возьми! — воскликнул он. — Значит, Фергюссон был закоренелым наркоманом! И как все наркоманы, он кололся грязной иглой — отсюда и фурункулы.

Хелмер улыбнулся еще шире.

— Наконец-то, Джек, вы попали в точку.

Кертени задумался.

— Наркоман, — промолвил он, — в принципе никогда не излечивается.

— Пожалуй, что так, — ответил Хелмер. Сняв резиновые перчатки, он вымыл руки, сбросил запачканный халат и заметил: — Теперь вам остается лишь склеить все кусочки воедино, Джек. А я пойду наведаюсь к Крэгу.

Хелмер отправился в служебный кабинет инспектора, куда тот только что прошел.

— Закончили, док?

— Да, — ответил Хелмер. — А что вы сделали с мисс Сэмпл?

— Как раз сейчас Донован записывает ее показания.

Хелмер взял сигарету, предложенную Крэгом, и сразу же перешел к делу:

— Джаспер Фергюссон, оказывается, был одно время закоренелым наркоманом.

Крэг нахмурил брови.

— Откуда вам это стало известно?

— Значительные изменения в почках, печени и кишечном тракте, шрамы от фурункулов на предплечьях и бедрах. Это верные признаки.

Крэг тяжело рухнул в свое вертящееся кресло. Он ненавидел наркоманов и торговцев наркотиками.

— По крайней мере у этого болвана хватило силы воли вылечиться, — с горечью сказал он. — Однако должен заметить, редкое исключение из правил. Впрочем, ему могли помочь избавиться от зависимости в то время, когда он лечил свои легкие.

— Но он вовсе не страдал туберкулезом. Никогда.

Быстрым движением Крэг схватил трубку местного телефона:

— Донован, немедленно приведите мисс Сэмпл. Это неважно, она закончит дачу показаний позже. Пошевеливайтесь! — и резко бросил трубку.

— Нашла кого водить за нос, — проворчал он.

— Думаю, что вы это сейчас сами выясните, — ответил Хелмер, и, подойдя к двери, открыл ее как раз в тот момент, когда Донован собирался ввести в комнату Ален Сэмпл. Молодая женщина вошла легкой походкой богини.

— Благодарю вас, Донован, — сказал Крэг, — я вас позову, когда закончу.

Он пристально взглянул в лицо Ален Сэмпл и вынужден был признать, что она совершенно спокойна.

— Мисс Сэмпл, вы ранее сообщили следствию, что Джаспер Фергюссон прошел длительный курс лечения от туберкулеза?

— Да, это так, инспектор.

— Как вы изволили, вероятно, заметить, отсюда только что вышел доктор Хелмер. Он закончил вскрытие трупа. Так вот, вскрытие показало, что Фергюссон туберкулезом легких не страдал никогда.

— Но он меня в этом уверял.

— Он вам лгал, — прервал ее Крэг. — Итак, это установлено. Поскольку вы были с ним в интимных отношениях, я вас спрашиваю, не заметили ли вы у него шрамов или других следов уколов на руках и бедрах?

— Да, заметила.

— Объяснял ли он вам их происхождение?

— Да, говорил, что от фурункулеза на почве нарушения обмена веществ.

— Фурункулеза, локализовавшегося столь странно, мисс Сэмпл?

Она сжала губы, и ее прекрасные глаза потеряли свой блеск.

— Не понимаю, о чем вы? — прошептала она.

— Очень просто: Фергюссон употреблял наркотики, причем вводил яд в предплечье или бедро шприцем, который даже не считал нужным кипятить. Как ни неприятна вся процедура ввода наркотика, ее не обойти. Влечение к наркотику настолько велико и непреодолимо, что люди теряют не только здравый смысл, но и уважение к элементарным требованиям гигиены.

Отчаяние охватило Ален Сэмпл.

— Если бы Джаспер предавался этому пороку, — возразила она сухо, — я бы это обязательно знала. Он не смог бы долго скрывать от меня такое.

— Все вместе взятое позволяет думать, что к тому времени, когда вы с ним познакомились, он уже освободился от этого страшного пристрастия.

— Тогда какое это имеет значение? Пусть прошлое останется в прошлом. Кроме того, я считаю, что надо отдать должное Джасперу, сумевшему переломить самого себя, поскольку считается, что наркомания неизлечима.

— Согласен с вами, что он проявил большую силу воли, но спрашивается, почему он вам солгал?

— Я ничего не знаю, — призналась Ален Сэмпл. — Может быть, он стыдился своего прошлого, а может, просто боялся меня разочаровать.

Крэг подошел к окну.

— Мисс Сэмпл, вам придется упомянуть также и об этом в своих показаниях.

— Вам так необходимо запятнать память Джаспера?

— Вовсе нет. Я прежде всего интересуюсь живыми.

Этот ответ заставил задрожать Ален Сэмпл.

— Вы уже нашли защитника? — мягко поинтересовался Крэг.

— Нет. Я никого не знаю.

— В таком случае пригласите Тома Уэвера.

— Вы его хорошо знаете?

— Нет, только слышал о нем. Он обычно берется за самые безнадежные дела.

Ален Сэмпл вся сжалась.

— Я не строю никаких иллюзий по поводу того, что меня ожидает, — твердо произнесла она. — Вам нужно было найти виновника, и вы его получили. Меня застали на месте преступления. Я угрожала вам оружием, из которого был убит Джаспер. Неизвестный предупредил вас, что я намеревалась прикончить Джаспера. Вам это дело представляется очень простым и ясным. И будет ли Уэвер защищать меня как лицо, совершившее преступление, или же как человека, ни в чем не виновного, я все равно получу максимальное наказание.

— Ваши прогнозы спорны, — возразил Крэг. — Итак, вы согласны взять защитником Уэвера?

— Мне все равно. Какая разница, он или другой? Что это изменит? Вы меня задержали при таких обстоятельствах, что из когтей полиции мне уже не вырваться. Ваши сотрудники скажут на суде именно то, что вы хотите. На этот раз полиции даже не нужно будет фабриковать фальшивые улики.

Глава 5

Сидя за рабочим столом, Клэм Гаррет предавался мечтам. В то утро он чувствовал себя не вполне в своей тарелке, так как накануне лег поздно. Однако встречу с этой интересной молодой женщиной, Ален Сэмпл, он вспоминал с удовольствием. На первый взгляд не очень привлекательна, но какие глаза, какое гибкое, изящное тело! И голос приятный: то нежный, то серьезный. В «Чероки» Гаррет заглянул совершенно случайно. Вечер тянулся скучно, пока его глаза не встретились с глазами Ален Сэмпл. И тогда он пригласил ее на танец.

Дверь открылась.

— Привет, Клэм.

— Привет, Том.

Они обменялись рукопожатием. Клэм был высокого роста, худощав, с серыми глазами и чувственным ртом. Суровое лицо покрыто загаром от пребывания на свежем воздухе. Непокорные темные волосы слегка отливали медью.

Том Уэвер представлял собой полную противоположность: невысокий, с округлым брюшком. Сквозь тщательно начесанные редкие волосы проблескивала лысина. Голубые глаза живые и проницательные.

— Клэм, у меня есть для тебя работенка.

— А в чем дело? — поинтересовался Гаррет.

— По-видимому, убийство. В чистом виде. Первой степени. Однако девица все отрицает.

— Так это что, женских рук дело?

— По крайней мере эту версию выдвинула полиция. Молодую особу зовут Ален Сэмпл.

Услышав это имя, Гаррет вздрогнул.

— Ну-ка, расскажи подробнее, — попросил он.

Уэвер кратко изложил суть дела, указал время и место действия, подчеркнул мнение инспектора Крэга, упомянул и об анонимном телефонном звонке, и о результатах вскрытия трупа доктором Хелмером.

Быстрый ум Гаррета дополнил все остальное.

— Ну, что тут можно сказать, — мрачно констатировал он. — Ален Сэмпл влипла по уши. По сути дела, сама с головой влезла в расставленную для нее ловушку.

— Она отрицает все, и у меня складывается такое впечатление, что она невиновна. Видите ли, Клэм, улики, на которых основывается обвинение, слишком очевидны. С этим согласен и Крэг. Он детектив смышленый, не кровожадный и не мстительный. Что же касается меры пресечения, то он не против освободить Сэмпл под залог.

Гаррет облегченно вздохнул.

— Какой размер суммы? — спросил он.

— Пять тысяч долларов.

— Мисс Сэмпл в состоянии заплатить?

— Да.

Гаррет заметил, что Уэвер с любопытством его разглядывает.

— Чего ты на меня уставился? У меня что, нос красный? — ухмыльнулся он.

— Да нет, старина. Но вот когда мисс Сэмпл узнала, что вы мой компаньон и что, поскольку сам слишком занят, я решил поручить вести ее дело вам, она почему-то покраснела. Даже не задавая лишних вопросов, я сделал вывод, что вы знакомы.

— Ты прав. Прошлой ночью я совершенно случайно познакомился с ней в «Чероки» — ночном баре на Третьей авеню.

Уэвер недоуменно вскинул брови.

— Прошлой ночью? — повторил он. — А в котором часу?

— Боюсь точно сказать. Ну, скажем, между полуночью и двумя часами ночи. Мы с ней танцевали, потом болтали.

— Ты провожал ее домой?

— Нет, Том. Она не захотела.

Уэвер задумался, поглаживая пальцем уголок рта.

— Мисс Сэмпл — весьма и весьма необычная девица, — продолжал он. — Она не очень красива, но вместе с тем чем-то притягивает к себе. Я ни на минуту не сомневаюсь, что она питала к Джасперу Фергюссону самые нежные чувства, но у меня складывается такое впечатление, что и вы ей не совсем безразличны.

Тут Уэвер расхохотался.

— Не вижу в этом ничего смешного, — пробурчал Гаррет. — Обдумав это дело, я прихожу к заключению, что Ален Сэмпл права, утверждая, что попала в подстроенную ловушку. Кое-кому очень хочется ее скомпрометировать, взвалить на нее ответственность за преступление, которого она не совершала.

— Мне нравится твоя уверенность, Клэм. Она мне согревает душу. Я всегда знал, что ты как адвокат слеплен из хорошего теста. Однако не следует забывать о трудностях, неизбежно связанных с делами подобного рода.

— Таково уж наше ремесло, Том.

Гаррет был взволнован и даже не пытался этого скрыть.

— Когда появился Крэг со своими людьми, — напомнил Уэвер, — мисс Сэмпл держала в руках пистолет, который использовал убийца для расправы с Фергюссоном. Думаю, что такая немаловажная деталь заслуживает особого внимания.

— Я и не собираюсь ее оспаривать. Это была естественная защитная реакция. Ведь вместо Крэга мог появиться и убийца.

— Пока же эта реакция, защитная, как ты ее называешь, и есть главный козырь инспектора.

— А кем Фергюссон был на самом деле? — задумчиво спросил Гаррет. — Нечто вроде нуждающегося журналиста, перебивающегося случайными гонорарами. Вылечившийся наркоман и, кроме того, отъявленный лжец. Совершенно не исключено, что он мог играть и еще какую-нибудь роль, нам пока неизвестную.

— Это тебе придется выяснять самому. Ален Сэмпл утверждает, что она ничего не знала об окружении и связях Фергюссона и что тот тоже не интересовался ее знакомствами. Они договорились встречаться друг с другом в любое время дня и ночи. Оба они свободные люди и могли бы жить вместе под одной крышей, экономя, таким образом, на жилье. Так почему же они так и не съехались?

— Ты задавал этот вопрос мисс Ален Сэмпл?

— Естественно.

— И что же она ответила?

— Да то, что, не желая стеснять свободу друг друга, они никогда даже не заводили разговора на эту тему.

Гаррет покачал головой.

— Она просто пытается защитить себя, — заметил он.

Уэвер засунул руки глубоко в карманы пиджака.

— И еще эта картонная коробка, в которой лежало оружие, из которого убит Джаспер, — добавил он. — Когда появился убийца, Фергюссон был одет, но, вероятно, уже собирался ложиться, потому что постель стояла разобранной и с отброшенным одеялом. Коробка была обернута в обычную бумагу и обвязана прорезиненной бечевкой. По словам мисс Сэмпл, автоматический пистолет лежал в коробке. Если так, то Фергюссон вряд ли мог ожидать появления оружия из вполне безобидной на первый взгляд коробки. Все произошло слишком неожиданно для него.

— Он, судя по всему, сопротивления не оказал. Следов борьбы не обнаружено, правильно?

— У него не было на это времени. Во всяком случае, так считает Крэг.

Гаррет погрузился в размышления. Из головы не выходила таинственная коробка. Он понимал всю важность этой улики. Каким бы ни казалось логичным объяснение, предложенное полицией, оно не удовлетворяло Гаррета, ибо грешило излишней простотой и не проясняло обстоятельства убийства.

— Черт возьми, Том, если бы я хоть что-нибудь понимал!

— Когда ты узнаешь, из-за чего прикончили Фергюссона, поймешь и все остальное.

— Очень мило с твоей стороны. Ну, спасибо на добром слове, — иронично поблагодарил Гаррет. — Я, получается, должен защищать Ален Сэмпл практически голыми руками. Фергюссон одно время баловался наркотиками. Он обманывал свою подругу, играл на чувствительных струнах женской души. Думается, что он был замешан в грязных делишках.

— Ты предполагаешь, — он вел двойную жизнь?

— А что мне еще остается предполагать?

Уэвер поднял указательный палец и погрозил им.

— А пока что, — предупредил он, — не вздумай рассказать Крэгу, что познакомился с Ален Сэмпл в ту ночь, когда было совершено преступление. Тогда он получит основания дать тебе отвод и сможет устроить большие неприятности.

— Ты, по-видимому, принимаешь меня за новичка?

Но Уэвер продолжал в том же тоне.

— Нет, Клэм, — ответил он. — Ты ведь никогда не оставался равнодушным при виде красивых девушек. И именно поэтому я невольно задаю себе вопрос, чем собственно привлекла твое внимание Ален Сэмпл, когда вы познакомились в «Чероки»?

— Ну неужели тебе все еще не ясно! — удивился Гаррет. — У нее чудесная фигура, да и таких глаз, как у нее, я в жизни не встречал.

— И кроме того, весьма неглупа, — добавил Уэвер.

Он подошел к Гаррету и взял его под локоть.

— Знаешь, Клэм, что я тебе посоветую: будь поосторожней и очень тщательно продумывай каждый свой шаг.

Глава 6

Клэм Гаррет взял на себя все формальности, связанные с освобождением под залог своей клиентки. Прокурор Ралф Камминг не возражал — он был так загружен, что даже обрадовался возможности отложить дело Фергюссона до получения по нему более полной информации.

Крэг освободил Ален Сэмпл из предварительного заключения и препроводил ее в полицейское управление, где их уже ждал Гаррет.

— Вы ее сразу же отвезете домой? — спросил Крэг адвоката.

— Не совсем. Сначала хочу задать несколько важных, как мне представляется, вопросов, — ответил Гаррет. — Это возможно?

— Конечно. Приступайте.

Крэг вышел. В коридоре он столкнулся с Хелмером.

— А я как раз направлялся к вам, — усмехнулся врач. — Ну, пойдемте. Надо поговорить. У меня есть для вас кое-какие новости.

— Важные?

— Ну просто катастрофические, — фыркнул Хелмер.

Пока длился этот краткий диалог, Гаррет и Ален Сэмпл пристально глядели друг на друга. Молодая женщина выглядела усталой, платье ее было измято. Наконец она натянуто улыбнулась.

— Вы быстро справились с моим освобождением, мистер Гаррет. Я вам очень благодарна. В камере было просто ужасно.

— Забудьте об этом. Видите ли, несмотря на кажущуюся бесспорность и очевидность улик, обвинение против вас имеет ряд слабых мест. Что Крэг, хоть и без особой охоты, но все же признает. А теперь, мисс Сэмпл…

— Называйте меня Ален, — прервала она, — разве мы не старые друзья? Благодаря вам я никогда не забуду тот замечательный вечер в «Чероки».

Эти бесхитростные слова тронули Гаррета.

— Прекрасно, Ален. С удовольствием, но только нам нужно сделать так, чтобы никто и никогда не узнал, что мы с вами познакомились еще до убийства Джаспера Фергюссона, иначе я тотчас же потеряю право вас защищать.

— Договорились.

Она расстегнула пальто и спросила:

— Так что вы хотели у меня узнать?

Гаррет медлил с вопросом, покоренный всем тем, что не могло скрыть шелковое платье с облегающим корсажем.

— Ален, вы любили Фергюссона?

— Откровенно говоря, я бы не назвала свои чувства к нему любовью. Скорее, жалостью. Он мне всегда казался таким слабым, таким беззащитным. С другой стороны, я сама при белом свете не слишком привлекательна. Я благодарна Джасперу за то, что он не замечал мою непривлекательность или по крайней мере делал вид, будто не замечает. И за это он пользовался моей дружеской благодарностью.

— Но теперь-то вы знаете, что он вас бесстыдно обманывал со своим так называемым туберкулезом и причиной фурункулеза.

Она опустила глаза.

— Его больше нет, и защищать себя он уже не может. Клэм, я все еще жалею его, но самое главное он унес в могилу. Впрочем, пожалуй, так оно и лучше.

И вновь она пристально взглянула на Гаррета ясными и глубокими глазами.

Он продолжал:

— Вы пришли к Фергюссону вскоре после его смерти. На допросе вы заявили, что Крэг со своими сотрудниками вошли в дом минут через десять после вас. Вы что-нибудь трогали в квартире?

— Нет, что вы. Я просто окаменела от страха.

— Услышав шаги, вы схватили пистолет, лежавший в коробке. И сразу же подумали, что попали в ловушку. Почему у вас появилось именно это ощущение?

— Потому, что мне представлялось очевидным, что Джаспер кому-то перешел дорогу. Убийца знал о нашей связи и этой информацией воспользовался. При этом ему очень помогли случайные обстоятельства.

Гаррет на мгновение призадумался.

— Ален, как вы думаете, не мог ли этот неизвестный знать, что вы собирались в ту ночь навестить Фергюссона?

Этот вопрос ее удивил и раздосадовал.

— Ну, это просто смешно! Откуда он мог это знать? Мы с Джаспером о встрече не договаривались. Если бы мне не захотелось его увидеть, я бы вернулась к себе и никуда бы больше не поехала. В этом случае, действуя согласно анонимному звонку, Крэг захватил бы меня дома. И ничего не изменилось бы.

— Изменилось бы, и очень многое, — серьезно возразил Гаррет. — Во-первых, Крэг не застал бы вас с пистолетом в руках. Во-вторых, время совершения убийства нельзя было бы однозначно связать со временем вашего появления на месте преступления, а последнее уже само по себе ставит под большое сомнение вашу непричастность к случившемуся. Не забывайте, что полиция зафиксировала точное время телефонного звонка, касающегося вас. Это время и является отправной точкой ко всему расследованию. К тому же оно подтверждается результатами обследования трупа доктором Хелмером. Пролитая кровь была еще свежей, а тело теплым.

Она погрустнела.

— Да, у Крэга все очень хорошо сходится, — признала Ален.

Гаррет подошел к ней и обнял за плечи.

— Ален, нам предстоит тяжелый бой. Вам предоставили возможность освободиться под залог. И только по одной причине: вы могли скрыться с места преступления, но не сделали этого. К этому хочу добавить следующее: если бы у вас был серьезный мотив убить Фергюссона, вы прикончили бы его в постели. А он еще не ложился и был одет. Когда мужчина встречает возлюбленную, которой доверил ключ от квартиры, ему достаточно накинуть на себя халат.

Со слезами на глазах Ален упала на грудь Гаррету.

— Клэм, я буду бороться до конца. Я не убивала Джаспера. Кто-то мною воспользовался, и я отомщу!

Он погладил ее по спине.

— Тише, тише, Ален! В этом учреждении такие слова неуместны.

— Я имею право защищаться!

— Предоставьте это право мне. За это вы мне платите.

Она сникла.

— Клэм, после того, как я заплатила залог, у меня осталось очень мало денег.

— Не беспокойтесь. Как только ваша невиновность будет доказана, вам полностью вернут всю сумму. И наконец я не собираюсь вас обирать до последней нитки.

Ален была некрасива, но полна очарования. Ее кожа источала неповторимый аромат. Мягкая и доверчивая, она еще не совсем оправилась от событий прошедшей ночи. Сейчас чудесный блеск ее глаз заставлял забыть о недостатках лица.

Она была некрасива и в то же время прекрасна!

В дверь постучали.

— Можно войти? — раздался голос Крэга.

Гаррет и Ален поспешно отступили друг от друга.

— Конечно, входите, — пригласил Крэга адвокат.

Инспектор вошел в кабинет с листком бумаги в руках. Взгляд его был холоден, напряжен, почти жесток.

— Мистер Гаррет, — сразу же атаковал он защитника, — я только что из лаборатории, где исследовалась картонная коробка. Эксперты проверили все поверхности и даже швы на отпечатки пальцев, но ничего не нашли.

— И что же из этого следует?

Крэг сделал многозначительную паузу и ответил:

— Дело в том, что ранее в этой коробке находился героин, а уж потом ее использовали в качестве своеобразной кобуры для пистолета. Все доказано и обсуждению не подлежит.

Ален Сэмпл мертвенно побледнела.

— Героин? — воскликнула она. — Это безумие! Это невозможно!

Она покачнулась, и Гаррет поспешил усадить ее.

— Коробку явно использовали для незаконной перевозки наркотика. Во время транспортировки один из пакетов, вероятно, раскрылся. После передачи содержимого коробку вычистили, но, видимо, недостаточно тщательно.

Крэг бросил на стол заключение лаборатории и взглянул в глаза Ален Сэмпл.

— Ваше дело как будто бы немного проясняется, мисс Ален Сэмпл. Джаспер Фергюссон излечился от своего порока. Но зато занялся торговлей наркотиками. Вот вам источник его так называемой пенсии по болезни: героин. Нет ничего удивительного, что он не раскрывал вам своих тайных связей. Он вращался в узком мирке торговцев наркотиками, от которых скорее всего и принял смерть.

— Но за что его убили? — спросил Гаррет.

Крэг издал нечто вроде рычания.

— Можно предположить, что Фергюссон не всегда отличался исполнительностью, — сказал он. — А такого рода поведение не прощается.

— Ну, а как же со мной? — крикнула Ален Сэмпл.

Крэг наклонился к ней.

— С вами? Да ничего. Если даже мое предположение подтвердится, вам оно почти ничего не дает. Ни намека на алиби, ни, если хотите, возможности посмертного мщения. У королей наркобизнеса иногда весьма своеобразный юмор.

Ален Сэмпл с трудом встала. Гаррет взял ее под руку.

— Крэг, — оказал он, — мы уходим.

— Самое лучшее, что вы сейчас можете сделать. До свидания.

Крэг остался один. Подумав, он решил пустить в ход все доступные средства. Для начала он обзвонил двух-трех знакомых журналистов.

Глава 7

В тот вечерний час Дэвиду Мортону выпало пережить самый неприятный сюрприз в жизни. В свободное от особых поручений время он вел размеренный образ жизни, позволяя себе только легкое пиво и полностью отказавшись от табака. Но зато любил вкусно покушать. Его совсем не интересовало, что творится на белом свете, и по этой причине он газет не читал.

Это пренебрежение к прессе ему дорого обошлось.

Он уже заканчивал обед в виде огромного блюда тушеной капусты, когда услышал стук в дверь своей скромной квартиры закоренелого холостяка. Дэвид вытер салфеткой рот, поднялся, подавил отрыжку и пошел открывать.

Перед ним стоял высокий, сухощавый человек с резкими чертами лица и глубоко посаженными черными блестящими глазами.

— Добрый вечер, Артуро, — любезно поздоровался Мортон. — Входите, пожалуйста.

Артуро Филиппини не спеша переступил порог. При ходьбе он слегка поводил плечами. Его элегантная одежда была немного криклива. Развернувшись на каблуках, он оказался лицом к лицу с Мортоном, успевшим уже закрыть за вошедшим дверь.

— Знаете, Дейв, шеф вами недоволен.

— Почему? — удивился Мортон. — Я же в точности выполнил все, о чем договорились, разве не так?

— За что и получили тысячу долларов. И мы бы не стали к этому делу возвращаться, да только вот шеф не любит самодеятельности.

Всем своим видом Мортон демонстрировал полное непонимание.

Филиппини вытащил из кармана пальто две газеты, развернул их одна за другой и разложил на столе перед Мортоном.

— Взгляните-ка сами, Дейв!

Мортон наклонился. В первом заголовке, набранном крупным шрифтом, стояло:

«ДЕЛО ФЕРГЮССОНА СНОВА ПРИВЛЕКАЕТ К СЕБЕ ВНИМАНИЕ! ПЕРЕД СМЕРТЬЮ В СОБСТВЕННОМ ДОМЕ ЖЕРТВА БЫЛА ОДЕТА!»

С досады Дэвид Мортон потянул себя за мочку уха.

— Тут какая-то неувязка, — угрюмо сказал он.

— Неужели? Шеф придерживается другого мнения, — возразил Филиппини. — Когда вы явились к Фергюссону, он ведь лежал в постели? Я ничего не путаю?

— Нет.

— Тогда какого же черта вы заставили его одеться?

— Я ему слепил горбатого насчет девицы, — объяснил Мортон. — Сказал, что она попала под машину, когда выходила из «Чероки». Фергюссон совсем потерял голову.

Он весело рассмеялся. На Филиппини рассказ Дейва не произвел ни малейшего впечатления.

— Вы получили приказ его убить. Только убить и ничего более. С какой стати вы выдумали эту штуку?

— Да просто захотел позабавиться, — объяснил Мортон, устремив на собеседника мечтательный взор. — Кроме того, у меня оставалось еще немного времени — я все всегда рассчитываю до минуты. К тому же Фергюссон так переживал случившееся с Ален Сэмпл, что совершенно позабыл про меня. Я шлепнул его совершенно спокойно и без малейшего труда. И даже поиграл с ним, как кошка с мышкой. Вообще я повеселился от души.

Филиппини слушал Дейва, не проявляя никаких эмоций. Его лицо оставалось непроницаемым и бесчувственным, как камень. Впрочем, при последних словах его рот тронула гримаса отвращения.

— Вы, вижу, законченный садист, Дейв. Дело вам поручили проще некуда, поскольку Фергюссон вас не знал. Самое неприятное в том, что ваши промахи заставили призадуматься легавых. А это уже лишнее. Вдобавок еще эта идиотская коробка! Почему вы выбрали именно ее?

— Она завалялась у меня со времени продажи последней партии Дику Кобби месяц назад. Пистолет в нее как раз входил по размеру. Само собой разумеется, я ее сначала как следует вычистил.

— В глазах Филиппини зажегся опасный огонек.

— Вычистили? — проворчал он. — Ну и шляпа же вы, Дейв. Да если бы вы ее вычистили как следует, полиция ничего бы не нашла, а все произошло как раз наоборот. Посмотрите сами, какой шум подняла пресса!

Свежие, розовые щечки Мортона тронул нервный тик.

— Послушайте, Артуро, шефу надо бы…

— Ничего ему не надо бы! — оборвал Филиппини. — Вы провалили его комбинацию. Фергюссон нарушал наши порядки. Он наживался на своих же товарищах, завышал цену в свою пользу при продаже в розницу и утаивал разницу. Ваша задача состояла в том, чтобы его убрать. Точка. И без всяких выкрутасов. Все было тщательно спланировано так, чтобы на роль убийцы подставить полиции Ален Сэмпл.

— Но ведь она уже за решеткой!

— Копы выпустили ее под залог. Они нашли также следы наркотика в коробке. Теперь-то хоть вы понимаете, чем может закончиться ваша идиотская тяга к развлечениям? И между прочим, еще неизвестно, как теперь будут развиваться события!

Тушеная капуста в желудке Мортона начала заметно давать о себе знать.

— Дело ведет инспектор Крэг, — добавил Филиппини, — а его приводит в ярость все, что имеет хоть какое-нибудь отношение к наркотикам.

Мортон сделал движение рукой, словно что-то сметая со стола.

— Да не волнуйтесь вы так, — выдавил он неуверенно. — Крэг напрасно потратит время. Ален ему не поможет. На свободе или за решеткой, она все равно меж двух огней. Фергюссон делился с ней своими доходами. Шеф не должен этого забывать.

Филиппини улыбнулся.

— У вас полное право думать, что угодно, — ответил он. — Кстати, у меня к вам предложение.

— Надеюсь, не новое мокрое дело?

— Именно мокрое.

Дэвид Мортон тяжело вздохнул.

— О ком речь? — растягивая слова, спросил он.

— О Дике Кобби. Этот идиот стал совсем неуправляемым.

— С чего это он разошелся?

— Его отстранили от дел, — объяснил Филиппини и затем уточнил: — Он отстранен шефом и теперь полностью разорился. Несмотря на запрет, он все же позвонил шефу, кричал, умолял, угрожал. Его контора лопнула. Но ему на это плевать. Ему подавай наркотики.

— А что, купить порошок ему уже не на что?

— Нет.

— Спрашивается, а я-то тут при чем?

Черные глаза Филиппини стали еще более острыми.

— Шеф хочет избавиться от Кобби, — резко ответил он. — И тому имеются две причины: часть своей доли Кобби, как и положено, продавал в отведенной ему зоне, а другую часть — за ее пределами. Он тоже набил себе карман, но не на сырье, а на готовой продукции. Кроме того, шефу пришлась не по вкусу его серенада по телефону. Мы не можем позволить Кобби сходить с ума. Он стал непредсказуем, а потому опасен.

— Шеф мог бы сделать Кобби шаг навстречу. Например, дать ему дозу-другую в долг, — вслух подумал Мортон.

— А когда он расплатится? Когда вернет долг? Нет, Дейв, шеф и слышать больше не хочет об этом мерзавце. Вот почему он вспомнил о вас.

Мортон отступил на шаг и глубоко задумался.

— Оплата та же? — спросил он. — На этот раз, Дейв, вы за работу не получите ничего. Что поделаешь, за свои промахи надо платить. Шеф полагает, что таким образом вы компенсируете издержки, вызванные вашими фокусами при выполнении предыдущего задания.

Все с тем же меланхолическим видом Мортон закусил верхнюю губу.

— Наказание уж слишком сурово, — проговорил он.

— Ну, так уж и слишком, — многозначительно возразил Филиппини. — С ума можно сойти, если подсчитать, сколько парней нырнуло в Ист-Ривер с обернутым вокруг тела мотком кабеля.

Мортон смирился. В сущности, с Кобби может получиться еще забавнее, чем с Фергюссоном.

— Ломать себе голову над разработкой плаца вам не придется, — продолжал Филиппини. — Шеф прикинулся, что поддается на шантаж Кобби, и пообещал прислать кого-нибудь с наркотиками. Этим кем-нибудь будете вы. Кобби вас знает, так что все пройдет как по маслу. Он ничего не заподозрит. А впрочем, при его состоянии он и дьяволу будет рад, как лучшему другу.

Обрадованный Мортон потер жирные ладони. Похоже, появилась возможность выполнить это деликатное поручение без особого труда.

— Согласен, — сказал он. — Когда намечена эта увеселительная прогулка?

— Да вот прямо сейчас и отправляйтесь.

— Бедняга Кобби. Ему, наверное, не терпится!

Мортон вытащил из глубины ящика револьвер калибра 0.38 и тщательно его проверил. Затем натянул на себя пальто, завязал вокруг шеи шарф и надел шляпу.

— Я вас сам провожу к нему, — сказал Филиппини.

— Прекрасно! Пошли.

Они вышли, и Мортон, погасив свет, закрыл за собой входную дверь.

Он чувствовал себя в отличной форме.

Глава 8

Проехав Манхэттен-бридж, машина пересекла Ист-Ривер и углубилась в гигантский лабиринт улиц Бруклина. Затем свернула к югу и направилась к парку Дикер-Бич, не доезжая которого взяла вправо. В этом квартале стояли предназначенные на снос здания, готовые уступить свое место новым постройкам. Повсюду из земли торчали стальные каркасы. Краны, словно вытянутые руки, вырисовывались на небе, озаренном миллионами нью-йоркских фонарей.

Артуро Филиппини вел машину по широкой дороге, разбитой грузовиками, скреперами и бульдозерами. «Бьюик», покачиваясь на мягких рессорах, без труда преодолевал выбоины.

Скрестив руки на животе, Дэвид Мортон пристально смотрел вперед. Пища плохо переваривалась в его желудке, и он дал себе слово больше не готовить на ужин тушеной капусты. Уж больно такая пища тяжела для организма.

Наконец он увидел темные очертания заводика Кобби.

— Приехали, — с удовольствием отметил он. Филиппини снизил скорость, подвел «бьюик» к стене какого-то большого ангара и выключил двигатель.

— Вам все понятно? — спросил он.

— Да.

Филиппини вынул из кармана пакетик из белой бумаги.

— Это «кам-бидон», — объяснил он. — Кобби, конечно же, захочет сразу ввести себе дозу. Пока он готовит раствор, вы его и уберете. Но смотрите, чтобы на этот раз все было чисто.

— Понятно.

Мортон открыл дверцу и вышел, осторожно ступая, чтобы не попасть в какую-нибудь из скрытых темнотой ям. Он подошел к одноэтажному дому, где жил Дик Кобби. Одно из окон было освещено. Мортон позвонил два раза. Послышались быстрые шаги, и дверь отворилась.

— Наконец-то! — воскликнул Кобби.

На нем была грязная рубашка, небрежно заправленная в брюки. На ногах — огромные стоптанные туфли. Морщины бороздили его изможденное, подергивающееся лицо. Взгляд неестественно напряженный, что обычно для наркоманов, испытывающих муки «ломки».

— У вас с собой? — спросил он тревожно неуверенным голосом.

— Да, конечно, — любезно ответил Мортон. — Я приехал специально, чтобы передать вам дозу.

Кобби протянул трясущиеся руки.

— Скорей! — умолял он. — Я больше не могу ждать!

— Спокойно, спокойно. Вы же, надеюсь, не собираетесь готовить раствор прямо на улице.

Отодвинув Кобби плечом, Мортон вошел в комнату, где царил страшный беспорядок: на полу валялись опрокинутые стулья, грязные подушки, обрывки газет.

— Бедняга Кобби! Как вы, должно быть, страдали.

— Дайте мне скорее «кам», ради Бога.

— Сначала закройте дверь. Ночь слишком свежа, а я боюсь сквозняков. Я очень легко простужаюсь.

Добродушно улыбаясь, Мортон показал пакетик.

— Что же вы не поблагодарите меня, своего доброго друга?

— Спасибо, тысячу раз спасибо! — крикнул Кобби. — Вы щедрый человек, Дейв. Самый щедрый изо всех, кого я знаю.

— Очень мило с вашей стороны. Где ваши принадлежности?

— В… моей комнате.

— Ступайте за ними, старина.

Кобби быстро исчез.

Мортон расположился поудобнее, расстегнул пальто, развязал шарф. Наркотик положил на край стола. Он упивался самим собой. Полученные им инструкции не предусматривали давать Кобби возможность ввести себе дозу, но Мортон твердо решил позволить несчастному сделать себе этот ненужный укол. Все последующее обещало быть захватывающе интересным.

Он блаженно смотрел на белый пакетик и поэтому не обратил внимания на Кобби, бесшумно вернувшегося в комнату.

Кобби всадил Мортону пулю прямо в лоб. Когда тот рухнул, на лице его застыло сильное удивление.

Кобби засмеялся и отбросил пистолет.

— Старый колпак! — процедил он сквозь зубы.

Схватив куртку, лежавшую на диване, он одел ее и вышел. Очутившись снаружи, он посмотрел направо, а потом налево.

Различив в темноте по тускло блестящему кузову машину Филиппини, Кобби тихо свистнул.

Через минуту к нему подошел Филиппини.

— В порядке? — спросил он.

— Оказалось легче, чем сорвать цветок, — ответил Кобби.

— Цемент готов?

— Готов. Марки «Портланд». Схватывается за минуту. Самого лучшего качества. Я уже установил ящик в кузове грузовика.

— Великолепно.

Филиппини хотел войти, но Кобби удержал его за руку.

— Шеф не забыл своего обещания?

— За кого вы его принимаете? — вспылил Филиппини и резко выдернул руку. — У шефа слово не расходится с делом. Вот закончите работу и немедленно получите все десять доз, как и договаривались.

— Вы не могли бы выдать мне авансом хоть одну, прямо сейчас же? Я бы тогда принялся за работу с большей охотой.

— Ерунда, парень. Я имею на этот счет четкие указания.

Они вернулись за трупом Мортона. Обойдя дом сзади, они проникли во двор, где находился грузовик, поставленный так, чтобы не разворачиваясь выехать в широко распахнутые ворота.

Подняв труп Мортона, они с трудом перенесли отяжелевшее тело к грузовику и затащили его в кузов, где уже стоял небольшой сколоченный из досок ящик.

— О’кей, — сказал Филиппини. — Сначала мы нальем на дно этого роскошного гроба раствора сантиметров эдак на сорок, а затем уложим туда Мортона и зальем остальное.

Менее чем за тридцать минут все было закончено. От Дэвида Мортона осталось лишь имя, внесенное в регистрационную книгу мэрии одного из городов штата Коннектикут, где он увидел свет.

Филиппини отряхнул с пальто и перчаток цементную пыль.

— Цемент схватился? — спросил он.

Дик Кобби пощупал сыроватую массу.

— Почти, — ответил он и поспешил добавить. — А теперь обещанное.

Филиппини спрыгнул с кузова.

— Прыгайте, Кобби.

Тот прыгнул. Не удержавшись на ногах, упал на локти, выругался и с трудом выпрямился.

— Мою порцию, Артуро!

— Не спешите, старина. Мы выполнили только первую часть работы. Еще остается бросить Мортона в бульон.

— Но, я думал…

— Не надо думать. Сейчас садитесь за руль и ведите грузовик к берегу пониже спуска на набережной неподалеку от дома № 56. Я уже обследовал окрестности. Этот уголок самое спокойное место в округе. Я поеду за вами следом на своей машине. Там мы с вами и рассчитаемся. Сначала дело, а уж потом можете хоть сразу и по самую макушку заправляться своим «камом». Я вас сам отвезу обратно.

— А как же грузовик?

Филиппини передернул плечами.

— А на кой черт он вам? — спросил он. — Скажете, что его у вас угнали. Во всяком случае, хоть грузовик вашим кредиторам не достанется. Пошевеливайтесь, Кобби. Я не могу тратить на пустяки всю ночь.

Кобби влез в кабину грузовика и запустил двигатель. Филиппини сел за руль «бьюика». Следуя одна за другой, обе машины двинулись к берегу Грайвсенд-Бей.

В назначенном месте Кобби затормозил. Спуск круто обрывался в черноту глубокой воды. Дул резкий ветер. Холодная волна с громким плеском билась о камень набережной.

Кобби выглянул из окна. Филиппини подошел, поднялся на подножку и протянул картонную коробку. Кобби с жадностью схватил ее, сорвал крышку и заглянул внутрь.

Ударом свинцовой дубинки Филиппини убил его. Выпустив коробку, Кобби повалился на руль.

— Вот тебе и последняя доза, — усмехнулся Филиппини.

Он просунулся внутрь кабины и отпустил ручной тормоз. Увлекаемый собственным весом, грузовик, набирая скорость, покатился к воде.

Филиппини спрыгнул с подножки.

Со страшным всплеском грузовик врезался в черную гладь, осел на бок и исчез. Поверхность воды забурлила большими пузырями воздуха.

Глава 9

В ту же самую ночь Нэд Поскер и Кей Бейберг отправились провести время в одно из тех роскошных заведений, где ночь напролет царит шумное веселье и работает казино. Оба они испытывали настоятельную потребность развлечься и хоть ненадолго окунуться в мир простых и легкомысленных радостей. Рулетка Поскера не интересовала, он предпочитал наблюдать со стороны, как Кей своими быстрыми пальчиками манипулирует фишками и жетонами.

Поскер был грузным мужчиной. Его шевелюра уже довольно сильно поседела, глаза казались выцветшими, но смотрели остро, тонкие губы вытянулись в прямую линию. На первый взгляд казалось, что природа полностью лишила его способности испытывать эмоции. И это впечатление усиливалось видом его фигуры, внушительной и массивной.

Кей Берберг обладала грацией и подвижностью красивого хищника. Густые черные волосы подчеркивали молочный цвет узкого и чистого лица. Сапфировые глаза вспыхивали резким, почти ледяным блеском.

Шарик рулетки в четвертый раз подряд остановился на ее номере. Среди окружающих вновь пробежал восторженный шепот.

Поскер склонился к плечу своей спутницы.

— Недурно! — с удовлетворением признал он. — Продолжай ставить на «красное». Тебе везет.

— Довольно, Нэд. Мне надоело.

Она собрала выигрыш и поднялась. Взяв Поскера под руку, она направилась к стойке оплаты выигрышей и выложила на нее свои фишки. Получив взамен толстую пачку крупных банкнот, она убрала их в сумочку.

Поскер увлек ее в бар.

Там они заняли дальний столик. Поскер заказал шотландского виски. Как только напиток подали, они переглянулись.

— Ты довольна? — спросил Поскер.

— Ну конечно.

— По твоему лицу этого не видно, моя кошечка.

Кей Бейберг отпила глоток виски.

— Он не пришел, — глухо прошептала она.

— Не хочу тебя разочаровывать, но мне кажется, что рано или поздно он все же появится. Он всегда держит слово.

— Вот именно это меня и тревожит. Этот мерзавец наводит на меня страх. И зачем ты только согласился работать с ним?

Поскер насупился.

— Слишком поздно идти на попятный, — возразил он. — В одиночку я больше не мог продолжать. Люк Стейнер набрал слишком большую силу, и чтобы не потерять последнее, мне пришлось согласиться. По сути дела, только таким способом я мог хоть как-то обеспечить себе будущее.

Кей Бейберг, по-видимому, это объяснение не удовлетворило.

— Ничего себе будущее! — съязвила она и усмехнулась горько и безысходно. — Люк по-прежнему держит тебя в ежовых рукавицах. Тебе поручают самые грязные дела.

— Я с ними справляюсь, — возразил Поскер. — А без моей помощи Стейнер не может управлять всем сразу.

— Это тебе только кажется, Нэд. А на самом деле ты даже и не догадываешься, почему он так настаивал на встрече с нами именно здесь. Ты случайно не знаешь, почему он так совершенно бесстыдно опаздывает на встречу, которую сам же и назначил?

Поскер отрицательно покачал головой. Ему не хотелось отвечать на эти вопросы, у него сосало под ложечкой, как бы в предчувствии неприятностей.

— Ты боишься? — осторожно спросила Кей.

— Не болтай чепухи! — возмутился Поскер. — Что это с тобой? И с чего бы мне, по-твоему, бояться?

— Сам знаешь, и не хуже меня.

Поскер жадно опустошил свой бокал. Да, он боялся и уже давно. Его внешнее спокойствие было наигранным. Кроме того, ожидание становилось мучительной пыткой.

— Хватит, Кей. Давай двигать отсюда, и чем быстрее, тем лучше. Вообще не следовало сюда приходить.

Опершись о подлокотники, Поскер поднял свое грузное тело из кресла.

В этот момент около них раздался веселый возглас:

— Привет! Очень хорошо, что вы меня дождались.

К ним подошел улыбающийся Люк Стейнер, семеня короткими ножками и тяжело, переводя дух. Его толстые щеки лоснились, двойной подбородок трясся, поросячьи глазки насмешливо поблескивали.

— Все хорошеете, Кей, дорогая моя! Нэд, вы тоже прекрасно выглядите. Прекрасная пара! Приятно смотритесь!

Стейнер пожал руки, вытер платком затылок и уселся рядом за столик, широко расставив толстые ноги.

— Прошу извинить за опоздание, — пересиливая одышку, произнес он, — задержала одна совершенно сумасшедшая работенка. Вы ведь меня знаете: дело прежде всего.

Щелкнув пальцами, он подозвал бармена:

— Виски для всех.

Когда бармен поставил перед ним виски, Стейнер от удовольствия даже рассмеялся. Подняв бокал, он посмотрел янтарную жидкость на свет.

— Какая все же это радость расслабиться в кругу друзей! — воскликнул он с чувством. — Неплохое вознаграждение за работу. А денек, надо сказать, сегодня выдался на редкость утомительный. Если бы вы только знали, как я измотан!

— И так всегда, когда назревает что-то интересное. Как я понял, вы затеваете новое дело? — поинтересовался Поскер.

— Да, и очень перспективное, дорогой мой. К тому же первоклассное. Оно еще многих порадует.

Стейнер рассмеялся и добавил:

— Вы, конечно, понимаете, кого я имею в виду.

— Нет, — ответила Кей.

Поставив бокал, он похлопал ее по плечу.

— Вас, моя прелесть, и Нэда, конечно, в первую очередь. Я начинаю дело, которое принесет огромные доходы. Вы получите свою долю, и можете быть уверены, весьма немалую. Пользуюсь случаем сообщить вам о своем намерении произвести некоторые перемены в нашей организации.

Поскер навострил уши.

— Какие именно, Люк?

— В свое время сами узнаете. А до тех пор наберитесь терпения.

Стейнер произнес эти слова уже другим тоном: сухо и резко, однако выражение благожелательности не сходило с его лица.

Нэд Поскер глубоко забился в кресло, а Кей охватило какое-то паническое предчувствие.

Подошел бармен.

— Вас просят к телефону, мистер Стейнер.

— Благодарю.

Стейнер не торопясь поднял свое грузное тело из кресла и застегнул пиджак.

— Если это те самые известия, которых я с нетерпением ожидаю, — сказал он, — тогда мне уже сейчас представится удобный случай вас позабавить. Вообразите себе, два-три болвана решили под меня подкопаться…

— Неужели? — еле вымолвил Поскер. Глаза его округлились. — Что за дурацкая идея!

Стейнер насмешливо фыркнул и удалился.

— Это насчет озера, — прошептала Кей Бейберг. — Люк в курсе дела.

С неожиданной для его комплекции быстротой Поскер встал и направился в бар, где жестом подозвал к себе официанта и, показав ему банкноту в двадцать долларов, сказал:

— Попытайтесь подслушать разговор по телефону.

— Понятно.

— И приготовьте наши пальто. Вот номерки. — Обмахиваясь банкнотой, словно веером, Поскер быстро вернулся на свое место рядом с Кей. Прикурив сигарету, он раза три глубоко затянулся и нервно загасил ее в пепельнице. На лбу Поскера выступили капельки пота.

— Возьми себя в руки, — попросила Кей.

— Думаешь, это так легко! Ты была права, нам следовало убраться отсюда до его прихода.

Кей так крепко схватила руку Поскера, что ногти вонзились в его кожу.

— Нэд, ты должен бороться. Если хочешь, я тоже вмешаюсь. Люк лопается от желания затащить меня к себе в постель, и уже давно.

Поскер резким движением отнял руку.

— Сначала посмотрим, что будет дальше, — решил он.

Бармен появился с перекинутыми через руку пальто.

— Ну, как? — быстро спросил Поскер.

— Мистер Стейнер интересовался, хорошо ли все прошло, — сообщил официант. — Выслушав ответ, он заявил: «Великолепно, Артуро, ты просто гениален».

Поскер передал ему банкноту.

— И это все?

— Мистер Стейнер попросил найти и прислать к нему еще кого-то. Я решил, что мне лучше отойти.

— Хорошо. Когда он вернется сюда, вы передадите ему, что у мисс Бейберг разыгралась мигрень и что она попросила меня отвезти ее домой.

Поскер и Кей прошмыгнули через запасный выход и сели в машину. Поскер завел двигатель и резко взял с места.

— Артуро Филиппини! — задумчиво протянул он. — Любимый убийца Люка! Отныне, Кей, нам придется следить за каждым своим шагом и играть очень осторожно!

Глава 10

К концу следующего дня Клэм Гаррет пошел в «Чероки». В зале стоял вой пылесосов — шла уборка. Гаррет узнал официанта, обслуживавшего его в тот вечер, когда он познакомился с Ален Сэмпл.

— Добрый вечер, — приветствовал Клэм официанта. — Мне хотелось бы с вами переговорить.

Тот поднял на Клэма глаза, полные недоверия.

— Нет у меня сейчас времени болтать, — отказался он. — Подождите, когда бар откроется для посетителей.

Гаррет вынул из бумажника фотографию и показал официанту. Тот сильно втянул носом воздух.

— Вы видели эту особу?

По-моему, о ней писали во вчерашних газетах.

— Да, правильно, — признал Гаррет. — Я ее адвокат. Меня зовут Клэм Гаррет. Впрочем, если вам так удобнее, я могу вызвать вас к себе в контору повесткой.

— Не стоит. Мисс Сэмпл была хорошей клиенткой, и я очень огорчен, что она влипла в такую неприятную историю.

— Как вас зовут?

— Берт. Этого достаточно. Пойдемте.

Берт провел Гаррета в подсобное помещение по соседству с баром. Вдоль стен громоздились ящики с бутылками.

— Итак, мистер Гаррет, что же вы хотели у меня узнать?

Гаррет показал ему второй снимок.

— Встречали вы когда-нибудь этого человека? — спросил он.

— Да, это Джаспер Фергюссон, тот самый, которого прикончили ночью.

— Часто он посещал «Чероки»?

— Иногда захаживал. Нет, не очень часто.

— Он приходил с мисс Сэмпл?

— Нет, мистер Гаррет. Я их никогда не видел вместе.

Ответ не вызвал удивления Гаррета. Он вполне соответствовал объяснению Ален своих отношений с Фергюссоном. Круг общения Ален не пересекался с миром Фергюссона.

— Как Фергюссон проводил здесь время?

— Он не танцевал, пил мало, — ответил Берт. — Иногда болтал с посетителями соседних столиков.

Гаррет испытующе взглянул на официанта.

— С какими посетителями? — заинтересовался он.

— Чаще всего с одним брюнетом, который, как правило, появлялся с одной и той же девицей. Почему-то она не произвела на меня впечатления его жены.

— Имя этого человека?

Берт попытался вспомнить.

— Если не ошибаюсь, Фергюссон его называл не то Картер, не то Кертис. Нечто вроде этого.

— А это трио ладило между собой?

Берт нахмурил брови.

— Вы имеете в виду, случалось ли им ссориться? Нет, мистер Гаррет. Они всегда общались между собой очень спокойно. Обычно сразу же после такого непродолжительного общения Фергюссон расплачивался и уходил. К тому же, как я вам уже сказал, он посещал «Чероки» очень нерегулярно.

— Но в те дни, когда он заглядывал, брюнет и девица тоже приходили?

— Да, и сразу подсаживались за столик к Фергюссону.

— Одним словом, поджидали друг друга?

Берт неохотно кивнул. Очевидно, вопросы его встревожили, и Гаррет, сразу это отметив, сунул Берту в руку банкноту.

— Вам совершенно не о чем беспокоиться, — успокоил он официанта. — Я согласился защищать мисс Ален Сэмпл потому, что убежден в ее невиновности. Она не могла совершить преступление, в котором ее обвиняют. Кроме того, она уже выпущена под залог.

Берт вздохнул свободнее.

— Это уже лучше, — сказал он. — Она славная. Жаль только, что так некрасива, хотя, подумав, начинаешь понимать, что у нее много других достоинств.

Гаррет улыбнулся.

— У меня сложилось такое же впечатление, — признался он. — Но вернемся к сути дела. Что делала мисс Сэмпл в «Чероки»?

— Немного танцевала, пила джин. Да ведь вы и сами знаете, вы же тогда танцевали с ней и пили джин.

— Были у нее другие кавалеры?

— Только тот брюнет — Картер или Кертис, точно не помню.

— В тот вечер, когда я здесь был, она с ним тоже танцевала?

— Да, один раз после вашего ухода.

— А что было потом?

Берт задумчиво потер лоб.

— Послушайте, мистер Гаррет, я не знаю, должен ли я…

— Поймите, Берт, — перебил его Гаррет. — Раз вы симпатизируете мисс Сэмпл, то должны мне помочь. Это убийство кому-то очень хочется повесить на Ален Сэмпл. И теперь, когда ее освободили под залог, существует опасность, что на нее может напасть настоящий убийца.

— А зачем ему нападать?

— Из страха, из желания уничтожить свидетеля. Преступники, скрывающиеся от правосудия, готовы на самые непредсказуемые поступки. Некоторые сами отдают себя в руки правосудия. Другие наоборот — еще больше погрязают в преступлениях. Теперь вы, быть может, более охотно ответите на мои вопросы.

— Когда танго закончилось, мисс Сэмпл вернулась к столику. Спустя некоторое время меня вызвала в гардероб Мэй.

— Кто вызвал?

— Да та негритянка, что принимает и выдает пальто клиентов. Она вручила мне письмо для мисс Сэмпл и послала передать его. Я выполнил поручение. Мисс Сэмпл оплатила счет и ушла.

— Который был час?

Берт сморщил подбородок, вытянув нижнюю губу.

— Вот точного времени не помню, — ответил он. — Скажем, часа три ночи или около того. Точнее не скажу. Знаю лишь, что мы закрываемся в пять утра, и до закрытия мне пришлось еще очень много поработать.

— Брюнет и его приятельница долго еще оставались?

— Точно ничего не могу сказать. Я был очень занят и лишь случайно вдруг заметил, что брюнет со своей девицей слиняли. Деньги на оплату счета они оставили под пепельницей. Даже немного больше, чем нужно, и мне этого вполне достаточно. Вы меня поняли?

Гаррет прекрасно понял. Он дал Берту еще одну банкноту, поблагодарил и вышел из подсобки.

В гардеробе он увидел толстую негритянку, подметавшую пол.

— Это вы Мэй? — спросил Гаррет.

Женщина подскочила от его вопроса и, повернувшись к нему, оперлась на щетку.

— Да, сэр.

— Это вы приняли позавчера ночью письмо на имя одной вашей клиентки, мисс Сэмпл?

— Да, сэр.

— Кто оставлял письмо?

— Не знаю.

— Ну хоть кто это был, мужчина или женщина?

Мэй втянула голову в плечи и испуганно оглядела Гаррета.

— Вы из полиции? — прошептала она.

— Нет, я адвокат, и пусть наш разговор вас не волнует.

— Это был мужчина: очень высокий и худой, совершенно незнакомый. Он дал мне доллар. Оставить гардероб я не могла и поэтому через посудомойку Пелли вызвала Берта. Он пришел, взял письмо и сказал, что сразу же передаст его.

— Ответа не последовало?

— По-моему, нет, сэр. Долговязый ушел, не задержавшись ни на минуту. Видимо, очень спешил.

— В котором часу все это произошло?

— О, этого я вам не скажу. Наверное, было уже поздно. Мисс Сэмпл пришла за своим пальто, и я ей передала пакет.

— Какой пакет? Большой?

Мэй отставила щетку в угол и раздвинула руки сантиметров на тридцать.

— Вот такой большой, — показала она. — Долговязый попросил передать пакет, когда мисс Сэмпл будет уходить.

Гаррет раскошелился еще на пятьдесят центов и вышел.

Глава 11

За рулем своего «понтиака», мчавшегося по улицам нижнего Манхэттена, Клэм Гаррет пытался осмыслить трудности, с которыми ему пришлось столкнуться за то время, как он взялся расследовать убийство Джаспера Фергюссона. Опытный адвокат, едва ли не ежедневно сталкивающийся с порочными проявлениями человеческой натуры, он не боялся противоречивости собранных свидетельств. В любом из них содержатся крупицы истины, пусть и небольшие. Надо только суметь очистить их от шелухи.

Вместе с тем Гаррет прекрасно понимал, что ссора с Крэгом не в его интересах. Инспектор имел прекрасный послужной список и превосходную профессиональную репутацию. В самом недалеком будущем ему прочили повышение. Для Гаррета это обстоятельство имело первостепенную важность. Крэг доведет дело до конца, чего бы то ни стоило, и тем более энергично, чем больше соберет в ближайшие дни доказательств тому, что наркотики в деле замешаны не случайно. В этом случае, крайне невыгодном для защиты, Крэг обратится в ФБР. Правда, не ранее, чем получит абсолютно недвусмысленные и достаточно веские доказательства и представит полный перечень улик и фамилий. Поэтому, решил Гаррет, вряд ли Крэг пойдет на поспешные следственные действия по данному делу.

Таким образом, на долю Гаррета остается лишь доказать невиновность Ален Сэмпл, что позволит вызволить ее из дьявольской ловушки, которую ей расставили.

Гаррет улыбнулся, вспоминая лучистые глаза молодой женщины.

На Хьюстон-стрит он остановился перед домом № 727. Квартира Ален Сэмпл ему была уже известна. В тот день, когда он, освободив под залог, отвез ее домой, она пригласила его зайти. Гаррету понравилась скромная, но уютная квартира. Они вместе выпили по бокалу вина, поболтали. Настало время уходить, и Гаррет вдруг понял, что ему трудно расстаться с этой притягательной и странной женщиной. Но, конечно, он полностью отбрасывал мысль, что влюбился в нее.

Он поднялся на второй этаж и удивленно остановился на лестничной площадке. Дверь в квартиру была приоткрыта, там кто-то напевал.

Гаррет вошел. Какая-то седая женщина, вооруженная метелкой, принужденно ему улыбнулась.

— Здравствуйте, — сказала она. — Вы новый жилец?

Гаррет был ошеломлен.

— Нет, — ответил он. — Я бы хотел повидать мисс Сэмпл.

— Вы опоздали. Сегодня утром она уехала и вернула ключ от квартиры.

Гаррета охватило беспокойство. Он почувствовал себя совершенно сбитым с толку.

— Как так уехала? И куда же? — удивился он.

— Ну, это мне неизвестно. Она полностью рассчиталась за квартиру, привела в порядок все счета и увезла свои вещи. Мне мисс Сэмпл сообщила только, что хочет переехать в пригород. Это и понятно после того, что с ней приключилось. Девушка чувствовала себя очень несчастной: ведь обвинение-то против нее нешуточное.

— Она не оставляла никакой записки своему адвокату Клэму Гаррету?

— Нет, сэр, к сожалению, нет.

Женщина поглядела на Гаррета со все возрастающим интересом и добавила:

— А вы случаем не этот адвокат?

— Вы не ошиблись.

— Перед отъездом мисс Сэмпл что-то упоминала о вас. Она говорила, что вы славный человек и что вы ей сильно помогли. Если не ошибаюсь, она собиралась в самом скором времени дать вам знать о себе.

В этот момент в квартире появился третий персонаж. Это был неутомимый Джеффри Крэг. Лицо его было строго, руки он держал в карманах своего габардинового пальто.

— Инспектор Крэг, — представился он. — Благодарю вас, миссис Бойн. Можете быть свободны.

Крэг оглядел Гаррета.

— Итак, — констатировал он, — девица-то сбежала?

— Только не рассказывайте мне, пожалуйста, что вы этого от нее ожидали с самого начала, — нехотя признал Гаррет.

— Некоторые сомнения все же были. С одной стороны, я прекрасно ее понимаю. Ален Сэмпл могла, и совершенно справедливо, опасаться нападения с любой стороны и в любое время, поскольку она даже предположить не может, кто ее враги. Роль козла отпущения далеко не смешна.

Гаррет почувствовал, как к вискам прилила кровь.

— Ну, а с другой стороны? — спросил он, готовый защищать Ален от подозрений Крэга.

— Здесь все уже несколько сложнее, мистер Гаррет. Я ведь человек упрямый, и пока мне не докажут, что я неправ, никто не заставит меня забыть о следах наркотика в коробке. Той самой, из которой появился пистолет с глушителем. И ради раскрытия преступления я даже поднял на ноги прессу и предал гласности факты, которые могут помочь правосудию.

— А к чему это приведет?

Крэг вынул руки из карманов и развел ими.

— Пока еще ничего не знаю, — ответил он.

Непроницаемое лицо Крэга источало ледяное спокойствие. Говорил он глухим голосом, чеканя слова.

— Как бы там ни было, — продолжил Крэг, — судьба мисс Сэмпл так же тревожит меня, как и вас. Несмотря на некоторые недостатки внешности, она женщина интересная.

— Ну, а дальше-то что? — спросил резко Гаррет, против воли более сухим тоном, чем сам того от себя ожидал.

— Это все, что я хотел вам сообщить об Ален Сэмпл. Добавлю лишь, что если она сообщит вам свой адрес, прошу известить меня немедленно.

— Даю слово.

Крэг казался удовлетворенным. Острым взглядом он оглядел помещение, останавливаясь на мебели и картинах, украшающих стены.

— Джаспер Фергюссон был наркоманом, — заметил Крэг. — Любопытное совпадение! Мне буквально только что сообщили, что исчез еще один наркоман, но, так сказать, его полная противоположность: на этот раз активный потребитель.

— О ком вы говорите?

— О неком Дике Кобби. Он владел заводиком по производству строительных материалов. Недавно его предприятие разорилось. Сегодня на утро у него была назначена встреча с представителем кредиторов, чтобы обсудить вопросы, связанные с ликвидацией предприятия. Дом оказался пустым, а на ковре в передней было найдено небольшое кровавое пятно.

— Кто обнаружил кровь?

— Один из наших коллег в Бруклине. Предприятие Кобби находилось в их районе на Филморен-Аллее, недалеко от парка Дикер-Бич.

— Если кредиторы взяли его за горло и прижали слишком уж сильно, Кобби мог покончить с собой.

— И скрыться с места самоубийства, прихватив с собой собственный труп?

— А вы юморист, мистер Крэг.

С досады Гаррет закусил губу.

— Но это еще не все, — продолжал Крэг. — Последний остававшийся у Кобби грузовик исчез одновременно с ним. Представитель кредиторов категорически утверждает, что накануне он этот грузовик лично осматривал.

— А в каком состоянии был в тот день сам Кобби?

— В обычном для наркомана, лишенного привычной дозы героина. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?

— Очевидно, нервный, подавленный, суетливый.

— Именно, мистер Гаррет. Как только мне сообщили об исчезновении, я организовал розыск, предупредил власти соседних штатов, но пока безрезультатно. Грузовик этот — старая рухлядь, которую Кобби так и не смог продать ни за какие деньги, так что средств на отраву ему найти не удалось. Остальное имущество предприятия он успел спустить ради наркотиков. Так что, когда объявили о банкротстве, у него уже практически ничего не оставалось.

Лицо Гаррета омрачилось.

— Неужели он мог так опуститься?

— Наркотики — это страшный демон, — взволнованно пояснил Крэг. — Сначала он дает человеку наслаждение, затем помогает забыть о трудностях жизни. Но приходит день, когда он полностью разрушает личность. Наркотик становится главнейшей жизненной необходимостью, ежеминутной потребностью и, наконец, полностью подчиняет себе человека. Ни один тиран не может похвастаться такой полнотой власти над своими жертвами.

Крэг на мгновение умолк, затем закончил с неприкрытой ненавистью:

— Мне эти стадии известны не понаслышке. У меня была младшая сестра. В семнадцать лет она выкурила первую сигарету с марихуаной. В двадцать четыре года она попала в психиатрическую лечебницу и умерла в страшных страданиях. До последнего вздоха она умоляла: «Дайте мне небольшую дозу, пожалейте меня, дайте хоть немного».

— Крэг, я понимаю вас. И прошу вас извинить меня за…

— До того, как она связалась с этой гадостью, сестра была очень хорошенькая. Я провел у ее изголовья последнюю ночь. Она превратилась в живой скелет, Гаррет. Кожа да кости. Не лицо, а сплошная гримаса. Организм прогнил насквозь! Живое отрицание женственности. Только смерть вернула ей какую-то долю человеческого достоинства.

Крэг поборол охватившую его дрожь. Понемногу черты его лица смягчились. Он глубоко вдохнул воздух и с силой, словно пытаясь освободиться от горя и ненависти, угнетавших его, выдохнул… Неожиданно он усмехнулся.

— Забудьте все, что я вам тут рассказал, мистер Гаррет.

— Разве такое можно забыть? — возразил адвокат.

— Можно. Я многое пережил и научился держать себя в руках.

— Так почему все-таки я должен забыть?

— Из-за Ален Сэмпл, разумеется. Спасите ее.

— Но ведь она никоим образом не связана с наркотиками, — запротестовал Гаррет.

Крэг, уже направляющийся к двери, резко обернулся и спросил:

— А что, собственно, вы о ней знаете?

Глава 12

Уэвер внимательно слушал рассказ Гаррета.

К известию о внезапном и необъяснимом переезде Сэмпл Уэвер отнесся равнодушно. Не вызвало у него беспокойства и вторжение Крэга в оставленную молодой женщиной квартиру. В то же время известие об исчезновении Дика Кобби вместе с грузовиком заставило его серьезно задуматься. Нет ли тут какой-нибудь связи между коробкой от пистолета и этим разорившимся парнем, к тому же заядлым наркоманом.

Гаррет закончил, его лоб прорезала глубокая морщина.

— Вот уж чего нам с тобой не хватало, так это новых осложнений, — сказал Уэвер. — Ладно, к черту Кобби! Однако никак не пойму, с чего это Алея Сэмпл решила скрыться, даже не поставив нас в известность?

— Если бы я только знал, — вздохнул Гаррет.

— С юридической точки зрения ее положение осложняется.

— Тем более что Крэг в курсе дела. Кроме того, Крэг обращался к хозяйке дома по имени, из чего я понял, что он поддерживает с ней постоянный контакт.

— Вот как! — удивился Уэвер.

Он взял карандаш и стал задумчиво постукивать им по ногтям.

— Знаешь, старина, я не удивлюсь, если он поручил хозяйке следить за Ален Сэмпл.

— Получается, что Сэмпл ускользнула и от опеки Крэга тоже?

— Получается так.

— Но ты, вижу, не вполне в этом уверен? Почему?

Уэвер бросил карандаш на стол перед собой.

— Крэг — хороший профессионал, — объяснил он. — Полагаю, будет правильнее работать с ним рука об руку.

— Такое положение могло бы нанести ущерб интересам Ален.

— Тогда хоть не подчеркивай при каждом случае, что ваши интересы несовместимы. Понимаю, это нелегко. Но во всяком случае не забывай, что на Крэге висит труп и что он разыскивает убийцу.

— Надеюсь, что этому мерзкому кокаинисту наших сетей не миновать, — с ненавистью проговорил Гаррет.

Уэвер, наклонившись вперед, пристально взглянул на своего компаньона.

— Клэм, а тебе никогда не приходило в голову, что мисс Сэмпл может оказаться замешанной в этом деле самым непосредственным образом?

— Что за глупая гипотеза! — возмущенно воскликнул Гаррет.

— Все же не давай своему чувствительному сердечку биться слишком громко, а то как бы оно не заглушило голос разума.

— Ален не виновата! Что за вздор ты мелешь, Том?

Уэвер выпрямился.

— Иными словами, — мягко констатировал он, — ты не хочешь даже допустить, что такое возможно. Подобная логика неизменно является источником всяких неприятностей, а в нашем ремесле особенно. В деле об убийстве Фергюссона есть много непонятного. Например, письмо, переданное Ален Сэмпл в ночь убийства. Вызывает много вопросов и сверток с коробкой, оставленный для нее в гардеробе. Кто его принес? Тот же неизвестный, кто сделал анонимный звонок, или кто-то другой? Попробуй ответить на них, и, уверен, твои мысли прояснятся.

Словно желая рассеять кошмар, Гаррет крепко потер лоб.

— Вчера вечером, перед тем как заснуть, — продолжил Уэвер, — я вдруг сообразил, что поручил тебе дело, работа над которым может привести тебя к жизненной катастрофе. Поняв это, я решил прийти тебе на помощь.

— Но ведь ты занят делом Клинтона Бари?

— Обвинение предложило суду отложить слушание в связи с необходимостью собрать дополнительную информацию. Я согласился, потому что мне и так все ясно. Таким образом, у меня появилось три свободных дня, так что давай-ка займемся твоим делом вместе. Согласен?

Гаррет выразил свое согласие чем-то вроде ворчания. В глубине души он даже приветствовал это предложение, так как с момента знакомства с Ален Сэмпл он жил как во сне.

Зазвонил телефон. Уэвер снял трубку и назвал себя.

— Да, он здесь. Я вам его даю.

Уэвер протянул трубку Гаррету. Хитрая улыбка скользнула по его губам.

— Мисс Сэмпл, — сказал он.

Гаррет вскочил с кресла.

— Ален? Говорит Клэм. Что случилось? Где вы?

— Здесь, в городе, — ответила Ален Сэмпл неповторимо звучным голосом. — Я еще не нашла новой квартиры.

— Почему вы уехали, не предупредив меня?

— Простите меня, Клэм. Мной… мной вдруг овладел дикий ужас.

— Кого или чего вы боитесь?

— Сама не знаю. На меня вдруг это нашло. Меня охватила паника, и я не подумала о том, что делаю.

— Мне совершенно необходимо с вами поговорить.

— Когда?

— Как можно скорее. Приезжайте ко мне на Лафайет-стрит, дом 92, четвертый этаж налево. На двери имеется карточка. Я буду вас ждать, начиная с трех часов.

— Хорошо, Клэм. До свидания.

— Минуточку…

Но в ответ услышал лишь короткие гудки. Гаррет передал трубку Уэверу, который положил ее на аппарат.

— Ну, Клэм, я рад, что ты сразу успокоился, — сказал он.

Гаррет расцвел, как цветок под лучами солнца.

— Я знал, что Ален меня не подведет, — ответил он. — Она знает, какую ответственность я несу за нее. Да и своими обязательствами она тоже не пренебрегла.

— Это самое важное. А скажи-ка, ты что, действительно влюбился в эту молодую особу?

— А если и так? — смутился Гаррет.

— О, пожалуйста, не гони коня, прекрасный рыцарь. Можешь не отвечать, если не хочешь.

Гаррет задумался.

— Мне трудно разобраться в своих чувствах, — признался он. — Для многих мужчин она совершенно неинтересна. Для них главное в женщине — лицо.

— Да уж, к сожалению, ты прав. Мужчин, способных понять чуткую душу женщины, единицы.

Ироническое замечание Уэвера вызвало у Гаррета раздражение. Он надел шляпу.

— Не спеши, Клэм. Ты еще не выполнил обещанное.

— Что именно?

— Сообщи Крэгу, что Ален Сэмпл еще жива.

— Ты не мог бы выбирать выражения, когда говоришь о мисс Сэмпл, — недовольно проворчал Гаррет, хватая телефонную трубку.

Он дозвонился до инспектора и поставил его в известность о разговоре с Ален Сэмпл.

— Великолепная новость, — флегматично отреагировал Крэг. — Уверен, ваша клиентка просто сгорает от нетерпения увидеть вас.

— Надеюсь, так оно и есть. Я жду ее, начиная с трех часов.

— Вот и прекрасно.

— Не забудьте прислать филера, чтобы проследить, куда она направится от меня.

— Это что, совет, мистер Гаррет?

— Понимайте, как хотите, инспектор. Я лично считаю, что вы совершите ошибку, если напугаете ее во второй раз.

— Почему вы это мне говорите?

— Причиной тому уважаемая миссис Бойн, имя которой вопреки вашему желанию стало мне известно.

Крэг разразился смехом.

— Дорогой мистер Гаррет, в отличие от вас я просто умею видеть очевидное. Имя, которое вы мне ставите в упрек, написано большими буквами на двери дома, в котором проживала мисс Сэмпл. Собственного дома миссис Бойн. А пониже там же стоят и слова: владелица. Если думаете, что я выдумываю, — проверьте сами.

— Извините меня.

— Ну, конечно! До свидания, мистер Гаррет, и тысячу раз спасибо.

Гаррет повесил трубку.

— Ну, он тебя и отделал, — усмехнулся Уэвер, прослушавший весь разговор по параллельной трубке. — Не доверяйте ему, Клэм. Истории с наркотиками вызывают у Крэга весьма сложные чувства. Видите ли, его сестра…

— Мне известна эта история, — прервал Гаррет. — Он мне рассказал ее в квартире, оставленной Ален Сэмпл. Крэг до сих пор не может забыть этот кошмар. Да, наверное, не сможет пережить случившееся и до конца своих дней.

— Вот и еще одна причина, почему тебе следует вести себя с ним очень осторожно. Никогда не давай ему повода для недоверия. Да будь ты хоть трижды адвокат, у него хватит сил сразу же тебя сломить, а я тогда, в свою очередь, тоже буду вынужден дать тебе под зад. Ясно?

— Яснее и быть не может, Том.

Глава 13

Клэм Гаррет прибыл к себе за двенадцать минут до назначенного срока. Сняв пальто и шляпу, он прошел в кухню, взял бутылку пива и раскупорил ее. Не сходя с места, он отпил половину и с бутылкой в руке возвратился в комнату, служившую ему одновременно и гостиной, и конторой.

Тяжело усевшись в глубокое кресло, он взглянул на часы. Нетерпение усиливало его нервозность. «Черт возьми, — думал он. — Я веду себя, как юнец».

Он сделал еще один большой глоток пива, поставил бутылку и бокал рядом с собой, достал из кармана пачку сигарет, вытащил одну, потом снова засунул ее в пачку и вскочил.

Раздался звон дверного колокольчика. Клэм бросился к входной двери и открыл ее.

Вместо долгожданной Ален Сэмпл перед ним стоял жгучий брюнет высокого роста, крепкого телосложения. Взгляд его был мрачен и пронзителен, чувственный рот недоброжелательно сжат.

— Вы Клэм Гаррет, адвокат Ален Сэмпл, если не ошибаюсь?

— Да.

— Меня зовут Лайн Кертис.

— Входите, пожалуйста.

Кертис перешагнул порог. Он снял перчатки, но остался в шляпе. Несколько долгих секунд он разглядывал Гаррета, не столько изучая, сколько желая подчеркнуть важность своего визита.

— Не желаете ли присесть? — предложил Гаррет.

— Не стоит. Я ненадолго. Мне надо лишь сказать вам несколько слов. Прекратите заниматься делом Ален Сэмпл: она в вас больше не нуждается. Естественно, я выплачу вам всю сумму гонорара. Это решение окончательное.

Гаррет прислонился к створке двери.

— Мистер Кертис, — сказал он. — Вам должно быть известно, что мисс Сэмпл подозревается в убийстве первой степени. В отношении ее ведется расследование, и она находится на свободе лишь временно.

— Я это знаю.

— Поскольку вы это знаете, то должны понимать, что ей необходим адвокат, и она выбрала меня.

Кертис решил дать голове возможность освежиться и ловким движением руки бросил свою шляпу на стул.

— Вижу, — заметил он, — что Ален была с вами не до конца откровенна.

— А почему, собственно, вы позволяете себе называть ее только по имени? — прервал Гаррет. — Она что, член вашей семьи?

Кертис еле заметно улыбнулся.

— В самую точку, — подтвердил он. — После ваших слов я сразу понял, что Ален не обо всем рассказала вам. Видите ли, мистер Гаррет, Ален — моя жена. Я понимаю, что вас это удивляет, но, к сожалению, это чистая правда.

— Удивляет или нет, неважно. Главное в том, что независимо от семейного положения Ален Сэмпл ее дело веду я, и ваше сообщение ничего не меняет.

— Напротив, оно меняет все. Мы не разведены. Да и подумайте сами, откуда у нее пять тысяч долларов, выплаченных в качестве залога, чтобы выйти на свободу до суда? Думаете, она эту сумму сэкономила из денег, заработанных на вязании детских вещей?

Гаррет промолчал.

— Вы адвокат, — продолжал Кертис. — И как адвокат, конечно же, не можете не знать, как реально делаются дела и в полицейских участках, и в тюрьмах, и в прочих связанных с ними учреждениях. Несмотря на строжайший запрет, любой заключенный имеет возможность без труда общаться с внешним миром. Как только Ален арестовали, она вспомнила обо мне. Я немедленно перевел на ее счет в банке сумму, раза в три большую, чем требовалось для залога.

Гаррет на мгновение задумался.

— Если она вас покинула, почему же тогда вы пришли ей на помощь?

— Ну, что бы там у нас с ней ни было, не чужой же она мне человек в конце концов.

— Это не ответ, мистер Кертис. У Ален Сэмпл был любовник, и ее обвиняют в убийстве этого человека.

— Право, вы напрасно мне об этом напоминаете.

Гаррет снова посмотрел на часы. Кертис перехватил его взгляд.

— Напрасно ждете. Она не придет, — сочувственно повел подбородком Кертис.

— Она что, пригласила другого адвоката?

Кертис широко улыбнулся, но не ответил. Гаррет наконец понял, что перед ним опасный враг, и решил немедленно перейти в атаку, отставив недомолвки в сторону.

— Нравится вам это или нет, но давайте обратимся к фактам, — начал он, — а факты таковы, что расследование будет продолжаться, и изменить хоть что-нибудь уже не в нашей власти. Следствие совершенно не исключает, что убийство Джаспера Фергюссона прямо или косвенно связано с каким-нибудь из грязных дел, характерных для операций с наркотиками. Примите мой совет: я бы на вашем месте держался от этого расследования подальше.

Глаза Кертиса сузились.

— Судя по вашим словам, мистер Гаррет, Ален замешана в подобных делах?

— Я ее ни в чем не обвиняю. Это не моя роль. Тем не менее неопровержимо доказано, что Фергюссон в прошлом увлекался наркотиками и что обстоятельства его смерти весьма туманны и неоднозначны.

Одним прыжком Кертис сократил расстояние, отделявшее его от Гаррета. Челюсти его судорожно сжались.

— И что дальше? — произнес он шипящим голосом.

В порыве гнева лицо Гаррета залилось краской.

— Мистер Кертис, если вы позволите себе нечто подобное, я могу и рассердиться. А в результате мисс Сэмпл скорее всего снова окажется в тюремной камере лицом к стене и с руками на затылке. Если не верите, можем заключить пари.

Кертис отступил.

— У меня есть свидетели, — продолжал Гаррет возбужденно, чего прежде за собой не замечал. — Я располагаю показаниями одного официанта из бара и гардеробщицы. Могу рассказать суду о неком письме, полученном вашей женой незадолго до смерти Фергюссона, о картонной коробке из-под героина, в которой принесен пистолет, послуживший орудием убийства. Поймите: налицо орудие убийства, следы наркотиков и имеются важные свидетельские показания.

Поздно, слишком поздно Гаррет распознал снисходительное сочувствие, поблескивающее в глазах Кертиса. Это сочувствие вывело его из себя, и в гневе он произнес слова, о которых впоследствии ему пришлось горько пожалеть:

— По первой просьбе Ален Сэмпл вы немедленно предоставили деньги для внесения залога. А из этого я делаю вывод, что это дело затрагивает и ваши личные интересы.

— Да неужели? — язвительно засмеялся Кертис. — Продолжайте, мистер Гаррет, все это безумно интересно!

— Фергюссон принадлежал к вашей банде, но Ален этого не знала. Вы всегда держались в сторонке, за кулисами. Вам хотелось вернуть жену. Для этого вы и затеяли всю эту операцию. Фергюссон допустил ошибку и, вполне естественно, мог ее искупить только смертью. В кругах наркоманов такое случается сплошь и рядом. Итак, Фергюссон ликвидирован, а Ален арестована, что и требовалось доказать. И тут вы решили выступить в роли благородного спасителя. Правда, не совсем бескорыстно, потому что узел интриги затянулся слишком крепко, что заставило следствие задуматься. Такой поворот событий вы тоже предвидели, и вас он тоже вполне устраивал. В подобных обстоятельствах освободить Ален под залог до суда смог бы любой стажер факультета права. Вам оставалось лишь перевести на банковский счет Ален необходимую сумму.

Выпалив все это единым духом, Гаррет замолчал. А Кертис теперь уже откровенно расхохотался, но смех его прозвучал зловеще.

— Мистер Гаррет, вы давно работаете в адвокатуре?

— Ровно два года.

Кертис надел шляпу.

— Опыта у вас явно маловато, — с неприкрытой издевкой заметил он. — И пока не станете своего рода чемпионом в защите безнадежных дел, вам бы лучше нос дальше собственного дерьма не совать, иначе неизбежно напоретесь на крупные неприятности. Надеюсь, что вижу вас последний раз в жизни.

С полчаса Гаррет сидел в одиночестве, размышляя. Он допил пиво, затем сделал себе две порции виски, но и это не придало ему сил.

Снова раздался звук колокольчика.

В дверях стояла Ален Сэмпл. Ее прекрасные глаза сияли, элегантный костюм облегал божественную фигуру. На этот раз Гаррет заметил только ее мясистый нос.

— Я опоздала, Клэм, но у меня было много дел.

Он сурово смерил ее взглядом.

— Уходите, Ален!

— Клэм, дорогой, что с вами случилось?

— Идите вы к… — заорал Гаррет.

Она закусила губу.

— Очень жаль, Клэм. Я никак не ожидала такого приема. Может, мне лучше поискать другого защитника? Надеюсь, вы не будете об этом сожалеть!

Глава 14

Недалеко от парка на Падхейм-Вей на границе с Бронксом стояла вилла, выходящая окнами на Эсчестер-Вей. Оттуда открывался вид на Сити-Айленд и район Лонг-Айленд-Саунд. С трех сторон виллу окружали корабельные сосны и американские дубы, скрывавшие от постороннего взора стены из серого камня и черепичную крышу. Сад вокруг дома казался заброшенным, словно никто за ним не следил. Аллеи заросли сорняками, корни деревьев широко распластались поверх земли. В бледном свете скрытого тучами солнца место казалось зловещим.

Но Люк Стейнер не отличался ни особой сентиментальностью, ни чрезмерной чувствительностью. Сидя за рулем машины, стоящей у подножья холма, по которому спускалась улица, он невозмутимо наслаждался ароматом длинной «гаваны». Его лицо не выражало ничего, кроме скуки.

Со своего места он видел часть задней стены виллы. Время от времени его взгляд падал на вмонтированные в приборный щиток часы с беззвучно бегущей секундной стрелкой.

Внезапно в саду появилась еле различимая фигура, ловко пробирающаяся между кустов.

Стейнер открыл дверцу и спустил одну ногу на подножку.

— Ну, как дела, Артуро?

Филиппини издал звук, похожий на чуть слышный смех.

— Кое-что проясняется, — ответил он.

— Чем они там занимаются?

— Именно тем, что вы и предполагали, шеф. Готовятся к отъезду. Поскер только что отнес в гараж рядом с конюшней два огромных чемодана. Пока они укладывали вещи, я немного поработал с их машиной. После меня Поскеру будет трудновато ее завести.

— Ты незаменим, Артуро.

Филиппини вздохнул.

— Мне бы ваши манеры и шик, шеф, — вздохнул он меланхолично.

— Это верно. В нашем деле шик — не роскошь. Нужен и лоск, и манеры, и обходительность, и уверенность в своих силах. Но у тебя все еще впереди. Уверен, что тебя ждет хорошее будущее.

Стейнер вышел из машины и дружески похлопал Филиппини по плечу.

— Ну, пора кончать с этим делом.

Они направились к дому. Внезапно со стороны гаража послышался продолжительный скрежет стартера. Стейнер и Филиппини обменялись взглядами.

Входная дверь не была заперта. Незваные гости вошли в холл. Люк Стейнер покашлял. Тишину просторной гостиной с окнами на Саунд нарушил стук высоких каблуков по паркету.

— Нэд, скажи, пожалуйста…

Увидев посетителей, Кей Бейберг от неожиданности застыла на месте как вкопанная, но быстро взяла себя в руки и, пересилив оцепенение, широко улыбнулась.

— Люк! — воскликнула она. — Вот это сюрприз!

Филиппини, саркастически улыбаясь, нагло разглядывал Кей.

— А где же симпатяга Нэд? — осведомился Стейнер.

— Вышел прогуляться в рощу, — ответила Кей. — Он как раз собирался позвонить вам по поводу поставок, о которых вы с ним договаривались. Странно, что вы его не встретили. Он всегда гуляет по большой аллее.

В голосе Кей звучали неуверенные нотки.

Снаружи послышались быстрые и тяжелые шаги, под которыми скрипел песок.

— Кей, наша колымага, черт бы ее побрал, не заводится!

— О, Нэд, — весело крикнула Кей. — У нас Люк.

Еле заметным жестом Люк приказал Филиппини немедленно скрыться из комнаты.

— Входите, мистер Поскер, — сухо пригласил Стейнер.

Поскер показался в сопровождении Филиппини. Лицо его сковывала маска напускной веселости. Он был в жилете, руки испачканы в машинном масле и грязи.

— Здравствуйте, Поскер.

— Здравствуйте, Люк, старина, — проходя в гостиную, восторженно начал было Поскер. — Рад вас видеть.

Стейнер холодно разглядывал Кей и Нэда.

— Садитесь! — наконец приказал он.

— Я сейчас принесу вам скотч, — предложила Кей. — А ты, Нэд, выпьешь?

— Сидеть! — прорычал Стейнер.

Кей и Нэд послушно уселись на диван и с обеспокоенным видом прижались друг к другу.

— Артуро, — приказал Стейнер. — Сходи-ка за их чемоданами.

Филиппини поспешил выполнить приказание. Через две минуты он вернулся с багажом и со злобной ухмылкой поставил его посередине комнаты.

— Что, не получилось? — спросил Стейнер, не скрывая сарказма. — Значит, хотели меня одурачить?

— Вовсе нет, — энергично запротестовал Поскер. — С некоторых пор Кей чувствует себя утомленной. Мне казалось, что перемена обстановки ей пойдет на пользу. В любом случае, перед тем, как уехать во Флориду, я бы вас предупредил.

— Вот как? Вы меня, наверное, за кретина принимаете!

— Послушайте, Люк, — вмешалась Кей. — Что плохого в желании немного отдохнуть. Меня просто замучили бесконечные мигрени. Вот, например, вчера вечером…

— Вчера вечером вы предпочли не дожидаться меня, а между тем я хотел вам сообщить очень важные новости. Вы знали о моем намерении, что, однако, не удержало вас от вульгарного побега. Вы бежали, как вор, на котором шапка горит.

Поскер недоуменно поднял брови. Но актер из него не получился: чувствовалось, что удивление его неискренне.

— Люк, что это значит? В чем мы провинились? Перед тем, как уйти к телефону, вы ничего точно не сказали. Я так понял, что ничего срочного и не предвиделось.

От охватившего его веселья брюхо Стейнера затряслось.

— Не валяйте дурака, Нэд. Если шеф соизволяет назначить вам встречу, то уж, конечно, не ради пустяков. А шеф здесь — я. Три года назад вы уже пытались избавиться от меня. Я бы мог вас тогда раздавить, но я взял вас к себе и сделал все, чтобы вы ни разу не пожалели о своем решении работать на меня.

— Совершенно правильно, Люк. Я быстро понял, что вы сильнее меня.

— Только, — продолжал Стейнер, — верность вам не присуща. Вас, я заметил, эта добродетель раздражает.

— Вы преувеличиваете!

Стейнер глубоко вздохнул. Он не хотел выходить из себя.

— Нэд, мне следовало бы установить за вами более плотную слежку. За моей спиной вы затеяли пакостную интригу. Как и три года назад, вам снова захотелось сколотить собственную банду. Вас угнетало подчиненное положение. Тогда вы вступили против меня в заговор, используя мои же собственные каналы сбыта.

Поскер заволновался.

— Это лишено всякого смысла, Люк. Вас кто-то ввел в заблуждение.

Стейнер подошел к нему.

— Кобби умер, Нэд. Дэвид Мортон умер, Фергюссон тоже. Кто еще у нас остается? Ален Сэмпл? Ну, от нее теперь толку мало. Освобождение под залог не означает оправдания. Если она нас предаст, вполне вероятно, что вам одним из первых придется отвечать на бестактные вопросы полиции. Вы дорого заплатите за ее предательство, уж в этом я уверен. Вот что я хотел вам сообщить вчера вечером. И вот почему вы решили скрыться. Но я не спускал с вас глаз. Мне немедленно сообщали обо всем, что вы делали и чем собирались заняться.

Стейнер ударил себя в грудь кулаком.

— Обман шефа безнаказанным не останется никогда!

Кей Бейберг расплакалась.

— Я не виновата, — взмолилась она. — Люк, я не хотела причинить вам вред. Это Нэд потерял голову.

— Не ври, — сука! — зарычал Поскер. — Ведь это ты говорила, что мы зарабатываем мало, что нам все время не доплачивают, что Люк нас эксплуатирует. Тебя тошнило от этого лома. Ты желала иметь другое гнездышко, виллу в Андиродене, моторную яхту.

Они обвиняли друг друга.

— А Ален Сэмпл? — вызывающе спросила Поскера Кей. — Сколько ты ей платил? А ведь эта девка плевала на тебя. Самый большой куш с торговли всегда снимал Фергюссон.

Стейнеру надоело слушать их перебранку. Он взглянул на Филиппини и сказал, показывая на Кей.

— Уведи ее, Артуро, и выполни все так, чтобы комар носа не подточил.

Посиневшая от страха Кей вскочила, пошатнулась и застонала.

— Что он со мной сделает, Люк? Я не хочу, чтобы меня убили.

Филиппини одним прыжком очутился около нее, завернул Кей руки и потянул за собой. Она, обезумев от страха, выла и отбивалась.

Нэд Поскер дрожал и в исступлении грыз ногти.

Кей Бейберг испустила крик, всего один крик, пронзительный, горький, умоляющий.

Филиппини появился в дверях и поправил галстук.

— Принимайся за другого, Артуро.

— Слушаюсь, шеф. Сами пойдете со мной или как?

Не смеющий возражать, сгорбившийся, уже смирившийся с поражением Поскер послушно двинулся за Филиппини. Через некоторое время он закричал, запросил пощады, всхлипнул и замолк.

Филиппини вернулся к Стейнеру. Пальцы его были в крови.

— Я закончил, — спокойно сообщил он.

Стейнер наклонил голову и прошел в комнату, где на ковре лежали корчившиеся от мук Кей Бейберг и Нэд Поскер.

Они тяжело дышали.

— Это первое предупреждение, — процедил сквозь зубы Стейнер. — Я вас научу, как надо себя вести.

Стейнер оставил их лежать на ковре, полумертвых от ужаса и перенесенных мучений.

Глава 15

Борясь с течением и тиной, водолазам наконец удалось подвести стальные стропы под шасси затонувшего грузовика. Затем такелажники накинули стропы на крюк мощного крана, стоящего у самого края набережной. Руководивший работами мастер отдавал приказания.

Заложив руки за спину, со сдвинутой на затылок шляпой, за производством работ наблюдал сам инспектор Крэг. Около санитарной машины курил сигарету врач-криминалист Хелмер. А несколько дальше, сдерживая толпу любопытных, выстроился кордон полицейских.

Внезапно раздался звук клаксона, и на набережной появился «понтиак». Из машины вышел Клэм Гаррет. Раздвигая плечом толпу, он пробился к полицейскому.

— Вход на набережную запрещен, сэр.

— Мне надо поговорить с инспектором Крэгом, — объяснил Гаррет. — Он просил меня приехать сюда.

— Фолли, — крикнул Крэг, — пропустите мистера Гаррета.

Гаррет подошел к инспектору, кивком поздоровавшись с Хелмером.

— Что за бедлам вы здесь устроили? — спросил он.

— Вот какое дело, — ответил Крэг. — Сегодня около двенадцати часов дня самоходная баржа, разворачиваясь, задела что-то днищем. Хозяин баржи немедленно сообщил о случившемся в службу порта. Те отрядили водолазов, обнаруживших под водой грузовик.

— Грузовик? — удивился Гаррет. — И так близко от парка Дикер-Бич?

Крэг удовлетворенно кивнул.

— Случай иногда лучший помощник, — улыбнулся он. — Водолаз нащупал в кабине труп. Ему удалось даже разобрать номер грузовика. Бруклинская полиция сообщила мне его, и вот таким образом я оказался в курсе дела.

Они подошли к крану.

— Можно начинать? — спросил мастер.

По его сигналу крановщик пустил лебедку. Крэг и Гаррет с нетерпением уставились на грязную поверхность воды. Вскоре из глубины стала приближаться огромная бесформенная черная масса, затем показался драный брезент, а за ним и крыша кабины. Стропы скрипели, мотор крана оглушительно ревел.

— Потихоньку! — заорал мастер. — Поворачивай его направо, Чок, и ставь рядом с санитарной машиной.

В кузове грузовика с глухим скрежетом заворочалась тяжелая глыба.

— Честное слово, — сказал один из водолазов, — этот драндулет вез, наверное, несгораемый банковский шкаф.

Крановщик очень осторожно опустил колеса грузовика на набережную.

— Все!

Такелажники отцепили и сняли стропы. Крюк поднялся к стреле, и кран отъехал на несколько метров в сторону.

Крэг бросился к дверце водителя, вскочил на подножку и с силой потянул дверцу, помятую баржей. Дверца неожиданно легко открылась, чуть было не опрокинув инспектора навзничь. Вспухший труп мягко соскользнул с водительского места на мостовую.

Шепот отвращения пробежал по толпе.

Крэг присел на корточки рядом с мертвецом.

— Судя по всему, это Дик Кобби.

— Вы обратили внимание на его висок, Крэг?

— Такое само в глаза лезет. Его убили дубинкой.

Крэг уступил место Хелмеру. Тот приступил к первичному осмотру трупа, затем залез в кабину грузовика и убедился, что рычаг коробки передач стоял в нейтральном положении, а ручной тормоз отпущен. Он вышел и вытер платком мокрые руки.

— Умышленное затопление, — заявил он. — Классический прием. Не наткнись на грузовик баржа, нам долго пришлось бы его искать.

Хелмер поднялся.

— Ну, что скажете, док? — поинтересовался Крэг. — Когда и как он умер? Сам, захлебнувшись? Или же его шлепнули до этого?

— Воды в легких нет, — ответил врач.

В это время Гаррет, стоя на цыпочках позади грузовика, разглядывал кузов, заполненный черноватой грязью.

— Крэг! — крикнул он. — Взгляните-ка сюда.

Крэг подошел. Гаррет открыл запоры и опустил задний борт.

— Что скажете об этом странном грузе?

Крэг присвистнул и взобрался в мокрый кузов. Он ощупал деревянный ящик с затвердевшим цементом и задумчиво почесал подбородок.

— Думаю, лучше отвезти это сооружение нашим технарям. Пусть эксперты разберутся. Уж очень этот ящик своим видом мне напоминает гроб.

Крэг, не задерживаясь, направился к своим сотрудникам, чтобы отдать соответствующие распоряжения.

Тем временем Гаррет наблюдал за действиями Хелмера. Врач осматривал карманы убитого.

С необычайной тщательностью он отделял одну от другой слипшиеся страницы записной книжки в черном клеенчатом переплете.

Гаррет краем глаза заглянул в нее через плечо врача и увидел край страницы. Почти все ее пространство заполняли цифры. На первый взгляд даты, а, может, и торговые спецификации: вес, объемы или количество. Встречались также записанные с сокращениями адреса и инициалы.

— Этот мерзавец был отъявленным кокаинистом, — определил Хелмер. — Интересно, к чему относятся эти записи? Надеюсь, Крэг в них разберется. Это его епархия.

— Может, умерший занимался торговлей?

— Вполне возможно, мистер Гаррет.

— Док, — издали крикнул Крэг, — можете забирать труп, он мне больше не нужен.

Хелмер попросил Гаррета подержать пока у себя вещи Кобби: записную книжку, старый бумажник и связку ключей.

— Передайте это Крэгу, — попросил он перед уходом.

— Конечно, доктор.

Крэг что-то обсуждал со своими подчиненными.

— Надо достать отбойный молоток. Займитесь этим, Кроули. А вы, Митчем, вызовите по радио Центр. Пусть вам срочно пришлют грузовик.

Странное удовлетворение освещало суровое лицо Крэга. Гаррета, когда он передавал инспектору вещи Кобби, поразила отстраненность Крэга, глубоко погруженного в свои мысли.

— Что вас так радует?

— На одного наркомана меньше, это что-нибудь да значит.

— И почему вас так радует смерть наркомана?

— Да потому, что это еще один пример того, к чему приводит яд.

— Останься Кобби в живых, он принес бы вам больше пользы.

— С чего это вы взяли и почему так в этом уверены? — иронически спросил Крэг. — Здесь Бруклин, а значит, я веду расследование не в своем районе. Мне пришлось преодолеть кучу бюрократических рогаток и всего лишь для того, чтобы мне разрешили провести следственные действия на территории чужого района. Я был вынужден в письменном виде подтвердить свою абсолютную уверенность в том, что Кобби был связан с Фергюссоном.

— Значит, это не блеф? Значит, это правда?

— Правда, Гаррет, но не вся. Если взять Нью-Йорк в целом, а это большой город, члены всех преступных организаций подчиняются только своим шефам. А те, в свою очередь, — своим. Эти торговцы наркотиками и их окружение вовсе не какие-нибудь бродяги, толкающие порошок от случая к случаю ради куска хлеба. Эти люди имеют ходы и связи на любом уровне власти, вот почему они так опасны. Трудно бороться с дельцом наркобизнеса, имеющим собственную ложу в «Метрополитен-Опера», или с бандитом, разъезжающем на «кадиллаке» или каком-нибудь там роскошном спортивном «ягуаре». А если к тому же он запанибрата с политическими деятелями и направо и налево выписывает чеки на благотворительность…

Крэг сжал правую руку в кулак, внимательно оглядел его и с силой ударил им в левую ладонь.

— С каким бы удовольствием я отправил их всех в ад! — добавил он с ненавистью.

— Почему вы просили меня приехать?

— Мне казалось, что вас эта находка заинтересует. А кроме того, если действительно существовала деловая связь между Кобби и Фергюссоном, то и ваши дела, и мои от этого только выиграют.

Гаррет в смущении отвел глаза. Он чуть было не признался инспектору, что решил идти другим путем, но, вспомнив о записной книжке Кобби, отказался от этой мысли.

— Если хотите, можете поехать со мной, — предложил Крэг. — Этот ящик меня интересует все больше и больше. По длине он как раз подходит человеку.

Гаррет принял приглашение.

Глава 16

Глухие очереди ударов отбойного молотка действовали Клэму на нервы. Чувствовал он себя ужасно. Клэм никак не мог примириться с мыслью о том, что Ален Сэмпл или, скорее, Ален Кертис его ловко обвела вокруг пальца. Но несмотря на все возмущение, он сожалел, что выгнал ее, не дав возможности объясниться, да еще так недопустимо грубо.

— Ну что в ней такого, чего нет у других? — спрашивал он себя беспрестанно. — Ну почему я не могу вычеркнуть ее из своей жизни?

Да, эта женщина с сомнительным прошлым и с не менее сомнительным настоящим не давала ему покоя. Она посмеялась над ним и как над адвокатом, и как над мужчиной. Клэм призывал все громы на ее голову и одновременно желал сжать ее в своих объятьях и познать всю необыкновенную красоту ее тела.

Он не мог заставить себя забыть ее светлые бездонные глаза, удивительную и всепокоряющую женственность. Неужели такая красота может соседствовать в одном и том же человеке с жестоким сердцем и прогнившей душой?

Внезапно отбойный молоток умолк.

— Инспектор! — крикнул кто-то возбужденно. — Показались волосы!

Гаррет бросился к Крэгу.

Оба склонились над ящиком. Стоявший рядом рабочий рукой отмахивался от серой пыли.

— Так и есть, это гроб, — сказал Крэг. — Продолжайте, мистер Габсон. Постарайтесь не очень испортить труп.

Молоток снова застучал. Гаррет заткнул уши. Крэг увел его в глубь гаража.

— Вы скверно выглядите, Гаррет. Может, вы слишком впечатлительны?

— Ничуть, — ответил Гаррет сухо.

— Что произошло между вами и Ален Сэмпл?

— Ничего.

— Она приходила?

— Да, приходила, но я ее выгнал.

Крэг не мог скрыть удивления.

— Вот как? — изумился он. — Что же толкнуло вас, адвоката, на такую невежливость?

— Ален Сэмпл была замужем. Впрочем, она и сейчас еще не разведена. Мужа ее зовут Лайн Кертис. Мисс Сэмпл с мужем не живет и в этой связи предпочла пользоваться своей девичьей фамилией.

— Вы виделись с Кертисом?

— Нет, — солгал Гаррет.

Глаза Крэга впились в лицо адвоката. В них Гаррет прочел не вражду и недоверие, а, скорее, сознание своей ответственности и нежелание оказаться обманутым.

— Гаррет, — решительно начал он, — я недавно разговаривал по телефону с Уэвером. Вы, если не ошибаюсь, с ним порвали? Отказались от компаньона, полезного для вас во всех отношениях?

— Да, это так.

Крэг отвел глаза и издал короткий смешок.

— У вас не сердце, а какой-то вялый артишок, старина!

— Я не признаю за вами права судить о моих решениях, — возразил Гаррет. — Я принял решение расстаться с Томом вполне осознанно. Впрочем, что тут такого? Из меня никогда не получится хороший адвокат.

— Уж не Кертис ли заставил вас снять ноги с педалей?

— Повторяю вам, я не знаком с Кертисом! И не желаю иметь с ним никаких дел. Никто на меня не влиял, только вы один вечно связываете меня по рукам и ногам!

Инспектор вынул сигареты, предложил одну Гаррету, поднес ему спичку и потом прикурил сам.

— Гаррет, я хотел бы быть уверенным, что вы не станете мстить.

Теперь пришла очередь выразить удивление Гаррету.

— Кому? — воскликнул он.

— Ален Сэмпл хотя бы, чтобы не называть других имен. Если вы, не дай Боже, лелеете подобную мысль, — лучше выбросьте ее из головы сразу же. Нет такой раны, которую не лечит время. Меня удивляет, что эта странная Ален Сэмпл не вызывает у вас смеха, несмотря на свой дурацкий нос, скошенный подбородок и глазки навыкате. Постарайтесь увидеть в ней именно эти черты. В конце концов, разве мало на свете очаровательных и добрых девушек? Что ни говори, а тугая попка есть всего лишь тугая попка, и ничего больше. Я лично интересуюсь больше духовной стороной, чем физической. Все-таки духовное начало, черт бы меня побрал, всегда важней.

Гаррет хранил упорное молчание.

— Молодость — это самое прекрасное время в жизни человека, — продолжал Крэг. — И не стоит ее напрасно растрачивать на дурацкие иллюзии, которые к тому же могут оказаться для вас смертельно опасными.

Один из рабочих снова позвал их. Ему удалось освободить от цемента лицо и грудь трупа. Крэг пошарил рукой в пиджаке умершего, нашел бумажник и открыл его.

— Его звали Дэвид Мортон, — сказал он, — родился в Бриджпорте, штат Коннектикут.

Инспектор задрал подбородок и задумчиво, как бы пытаясь вспомнить, где он уже слышал это имя, повторил несколько раз:

— Мортон… Дэвид Мортон…

Затем Крэг внимательно оглядел труп, указал на дырку от пули, которая поразила Мортона.

— Убит выстрелом в лоб. Нападения, по-видимому, не ожидал. Не исключено, что стрелял вошедший. Прямо с порога. Иное объяснение найти трудно. На квартире Кобби в Бруклине мои коллеги обнаружили пистолет, которым незадолго до этого пользовались.

Крэг направился к телефону.

— Уилфорд, — попросил он, — немедленно проверьте картотеку, пожалуйста. Посмотрите, не зарегистрирован ли у нас некий Дэвид Мортон из Бриджпорта. Его фотография имеется. Эдакий добропорядочный буржуа, с толстыми округлыми щечками. Если найдете что-нибудь, немедленно позвоните мне сюда в гараж.

Он повесил трубку и вернулся к Гаррету.

— Вам что-нибудь известно о Мортоне? — спросил тот.

— У меня такое впечатление, что я где-то уже видел его физиономию, — ответил Крэг. — Если не ошибаюсь, конечно. Впрочем, подождем подтверждения.

— Кто мог его убить?

— Возможны два ответа: тот тип, который убил Кобби, или же сам Кобби лично.

— Звучит правдоподобно.

— Чем больше я влезаю в это дело, тем более уверен в том, что его главное действующее лицо — это наркотики. В среде торговцев наркотиками конкуренция принимает иногда самые уродливые формы, самые непредсказуемые. Борьба между торговцами за сферы влияния и сбыта идет непрерывно. Уж слишком много денег они снимают со своих несчастных клиентов, готовых расстаться с последним ради ничтожной дозы порошка.

Рабочий все так же кропотливо очищал труп. Теперь, подобно скульптору, он работал уже зубилом и молотком.

Вскоре Дэвид Мортон был полностью освобожден от цементного панциря. Словно чтобы отпраздновать этот успех, который уже не имел для Мортона никакого значения, зазвонил телефон.

Крэг схватил трубку, выслушал, поблагодарил и положил ее на рычаг.

— Все именно так, как я и предполагал, — сказал он Гаррету. — Мортон был наемным убийцей. Ему платили за ликвидацию тех, кто вставал на дороге его хозяев, но, видимо, в последний раз он проглотил такую косточку, которая встала ему поперек горла.

— Жаль, что эта косточка не попалась ему раньше.

— Он несколько раз сидел в тюрьме, но благодаря необъяснимому либерализму американской юстиции, а также неповторимому своеобразию моральных устоев некоторых американских адвокатов, ему всегда удавалось избежать неизбежного.

— Не очень-то утешительно, — пробурчал Гаррет.

Крэг испытующе на него взглянул.

— Случалось ли вам защищать клиентов, о которых вы точно знали, что они совершили преднамеренное убийство и не имеют перед лицом закона никаких смягчающих обстоятельств?

— Я всегда отказывался от дел такого сорта.

Крэг улыбнулся.

— Действительно, Гаррет, адвокат из вас дрянной!

— Я уже не адвокат.

— Сами виноваты.

— Значит, вы собираетесь расследовать наличие связи между Мортоном и Ален Сэмпл?

— А почему, собственно, такой раздраженный тон?

Ничего не ответив, Гаррет пожал плечами.

Крэг взял его за руку и подтолкнул по направлению к выходу.

— Гаррет, ни во что не вмешивайтесь, — сказал он, уже выходя наружу. — Вы теперь просто человек с улицы.

— Я ненавижу, наркотики не меньше, чем вы, — возразил Гаррет.

— День ото дня вы мне становитесь все более симпатичны. Желаю долгих лет жизни!

Глава 17

Липкий промозглый туман опустился на ночной город. Несмолкаемый гул огромного каменного муравейника вызвал ощущение враждебности и беспощадности. Туман, словно промокательная бумага, впитывал в себя свет фонарей, искажая контуры улиц, скрадывая целые массивы домов.

Несмотря на неприветливость и неудобства, создаваемые туманом, Клэм Гаррет решил воспользоваться его преимуществами. Туман заставил его снизить скорость, но Клэм терпеливо и целеустремленно двигался вперед, полагаясь на свое чутье. Он хотел знать факты, и он их узнает! Никакая сила, ничто на свете теперь не сможет его остановить. Если уж он ставил перед собой цель, то добивался своего упрямо, как бульдог.

Вскоре ему удалось найти нужный дом. Это была старая, стоявшая в отдалении от других домов развалина, второй этаж которой был украшен изъеденным жучком балконом. Дом казался заброшенным. Окна закрыты ставнями. Справа и слева от него простирались пустыри, покрытые туманом. Но даже ночь не могла скрыть сладковатую острую вонь от куч отбросов, сваленных на них.

В тусклом свете плафона в салоне автомобиля Гаррет еще раз проверил свои записи. Он, безусловно, не ошибся: Сен. К. 42 Фос. Стр.

Гаррет вышел из машины. Подошел к дому и проверил номер. Все совпадало: 42 Фостер-стрит. Шифр Дика Кобби был совсем не сложен. Будучи человеком аккуратным и не особенно полагаясь на свою память, ослабшую от героина, он разработал для себя несложную систему шифровки.

Входная дверь с виду была крепкой, но Гаррет предусмотрительно запасся связкой различных ключей и отмычек, купленных за два доллара у одного из нью-йоркских барышников-евреев.

Перебирая и пробуя ключи один за другим, он почувствовал наконец, что замок поддался, и дверь открылась.

Проскользнув вовнутрь, Гаррет вдохнул тяжелый застоявшийся воздух. Вынув электрический фонарь из правого кармана пальто, он включил его и стал изучать помещение. Овальное пятно луча выхватило из темноты грязный пол, облезлые стены с ободранными местами обоями, пропитанные сыростью ступеньки лестницы.

Он открыл следующую дверь. За ней оказалась пустая комната. Гаррет вошел и двинулся вдоль стены. Фонарь высветил стол с бутылками и стаканами. Смятые комки замасленной бумаги, затоптанные окурки загрязняли паркет, давно не знавший уборки.

Вдруг Гаррет услышал легкое поскрипывание половиц. Мгновенно погасив фонарь, он упал плашмя на пол. Два выстрела один за другим прогрохотали в его ушах. Гаррет застонал, дернулся и замер.

Зажегся свет. Через полуприкрытые веки Гаррет увидел, что к нему приближается странный и похожий на гнома человек: горбатый, с уродливыми обезьяньими скулами, одетый в грязное рванье. Кончиком широкого красного языка он облизывал раздутые, искривленные зловещей усмешкой губы. Маленькие глазки, скрытые под густыми бровями, удовлетворенно моргали. Голову человека украшала копна грязных спутанных волос. В руке он держал кольт армейского образца.

Гаррет напружинился и, тщательно рассчитав, прыгнул на человека, как тигр. Выбив рукой оружие, он ударил бандита головой в живот. Затем, вскочив, прижал противника к стене и начал его бешено избивать. Несколькими страшными ударами он в кровь разбил лицо уродца, его мясистый рот и приплюснутый нос.

Гаррет, избивая это мерзкое существо, ощущал и омерзение, и удовлетворение. Свои удары он наносил, как боксер на тренировке: левый, правый, левый, правый, и слышал в ответ треск смещаемых хрящей, хруст ломающихся ребер и разваливающейся челюсти. Горбун рухнул с закатившимися глазами. По избитому телу пробежала судорога. Лицо его превратилось в бесформенную кровавую маску.

Гаррет взглянул на свои окровавленные кулаки. Его охватило чувство опустошенности. К горлу подступила тошнота. Он дрожал от усталости, как после долгого бега, от которого зависела его жизнь.

Переводя дыхание, он опустился на колени рядом с горбуном, приложил руку к его груди. Стука сердца он не почувствовал.

— Боже мой! Я ведь его убил!

Гаррет отвернулся. Его стошнило. Глаза наполнились слезами. Внезапно ему представился рядом с трупом образ Ален Сэмпл.

Усилием воли он прогнал его, хрипя от бешенства. С трудом встал на ноги и продолжил осмотр дома.

В подвале он обнаружил лабораторию. В каком-то исступлении он сбросил на пол весы, опрокидывал и бил стеклянное оборудование, ломал дверцы шкафов и вываливал на пол их содержимое. Он нашел запасы химикатов, полуфабрикатов и сырья морфия, очищенный опиум и пакетики с готовым расфасованным героином. Всего на сотни тысяч долларов.

Гаррет облил разрушенную лабораторию бензином из трех канистр.

Безумство разрушения открыло перед ним горькое величие мщения, примитивную радость неистового вандализма. Горбун отдал жизнь, охраняя несметные сокровища пещеры отравителей, богачей и их жен, щеголяющих в шелках и дорогих мехах и увешанных бриллиантами. Преступные сокровища, добытые на страшных мучениях наркоманов.

И весь этот развращенный сброд безнаказанно торговал ядом, смеялся, радуясь своим успехам, объедался. На доходы, полученные за счет страданий своих жертв, развлекался на шикарных курортах Багамских и Бермудских островов. Что им до больниц, лачуг, страданий и мольбы отравленных ими людей, опустившихся на самое дно жизни, обреченных на бесконечную горечь существования, безразличных ко всему, кроме наркотика, этого яда, этого чудовища, этой разъедающей язвы, этого бича, который превращает человеческую личность в нечто худшее, чем просто кучу дерьма. Гаррет раздавил каблуком последний флакон реактивов. Он опьянел от усталости. Дыхание с глухим хрипом вырывалось из его груди. Обессиленный, он повалился на лабораторный стул и вытянул ноги.

Если бы Крэг только знал…

Гаррет услышал свой собственный смех. Он взял сигарету. Достал спички, но рука его непроизвольно отдернулась от коробка. Кожа на скулах натянулась.

Пары разлитых химикатов и бензина!

Самое время уходить. Миновав помещение, где лежало тело горбуна, он погасил свет.

Выйдя из дома, Гаррет глубоко вздохнул и потянулся. Внезапно ему в глаза ударил ослепляющий сноп света. Чтобы защитить глаза, он поднял руку. Сквозь неплотно сведенные пальцы, он пытался рассмотреть человека, державшего фонарь. Ему удалось различить лишь неясную тень, растворявшуюся в тумане.

— Поди-ка, посмотри, что он там наделал, — раздался возле него приглушенный шепот.

Вторая тень прошла рядом с Гарретом.

— Не вздумай двигаться!

Гаррет услышал позади себя шум открываемой двери, затем кто-то быстро прошел в дом.

Минуты через три второй возвратился.

— Ничего себе! — проворчал он. — Все разбито. Он залил бензином все, что было приготовлено для продажи.

— Что с Олли?

— Убит.

Гаррету предстояло трудное испытание. Он знал, что жизнь его висит на волоске.

— Что будем делать?

Человек с фонарем ответил не сразу.

— Придется поджигать, — наконец решил он.

— Ладно. Это совсем легко, стоит только бросить спичку, и лаборатория вмиг вспыхнет.

И снова Гаррет остался один на один с человеком, державшим фонарь. Голос человека с фонарем показался ему знакомым. «Где же я его уже слышал?» никак не мог вспомнить он.

Их разделяло не больше четырех-пяти шагов.

Гаррет сделал два шага вперед, и в тот же момент в доме раздался взрыв, из окон посыпались стекла.

Воспользовавшись секундным замешательством, он стремительно бросился на противника. Раздался выстрел, бок обожгло. Натренированным ударом ноги Гаррет выбил фонарь из рук незнакомца и бросился бежать, крепко прижимая локтем рану в боку.

Кровь струилась по бедру. Убегая пустырем, он невольно задавал себе вопрос, надолго ли его хватит?

Раздались выстрелы. Они стреляли вдогонку. Гаррет упал, с трудом поднялся и заставил себя бежать дальше. Но земля закачалась у него под ногами, и он, теряя сознание, свалился в кустарник. Перед глазами у него все поплыло, и он окончательно провалился в забытье.

Липкий мрак ночного тумана растворялся в кровавом зареве наступающего утра.

Глава 18

Клэму Гаррету повезло.

В то время как пожарные боролись с огнем, полицейский патруль нашел его лежащим без сознания на пустыре среди куч мусора. Гаррета немедленно доставили в больницу и сделали переливание крови. Рана его оказалась несерьезной, если не считать большой потери крови. Он дешево отделался, хотя еще долго не мог оправиться от тяжелого психического потрясения. По складу характера Гаррет, скорее, относился к чувствительным романтикам. Ему было трудно даже представить себе, что он способен на убийство. Страшная смерть горбатого карлика Олли тяжелым грузом легла ему на душу. К счастью, ухаживающая за ним сестра была очень хорошенькой, что заставляло его держать себя в руках и не впадать в депрессию.

Вскоре его навестил Крэг, сама любезность и дружелюбие.

— Привет герою! Сожалею только, что явился к вам не первым, а третьим!

— Почему третьим? — спросил Гаррет.

— Первым вас навестил Том Уэвер, а за ним Ален Сэмпл.

— Том действительно приходил, а Ален я не видел.

— Однако она справлялась о вас. Поскольку к тому времени вы еще не вышли из тяжелого состояния, ей в посещении врач отказал.

Крэг придвинул стул, уселся, расстегнул пальто и бросил шляпу в ноги кровати.

— Для убийцы, — отметил он, — вы выглядите совсем неплохо.

— Что вы имеете в виду?

— Ту кучу обуглившихся костей и мяса, которые были найдены в развалинах дома № 42 на Фостерстрит. Хелмер уверен, что лицо этого типа было разбито в котлету. А если вдобавок принять во внимание и разбитые в кровь костяшки ваших пальцев…

Гаррет сумрачно взглянул на свои разбитые и распухшие пальцы.

— Он стрелял в меня, — сказал он. — Я был вынужден защищаться тем, что имел.

Крэг повел подбородком.

— Мы нашли оружие — кольт калибра 0.45. В обойме не хватало двух патронов. Вашего друга звали Олли Ферсон. В картотеке отмечено, что он отличался на редкость кровожадным нравом, да плюс к этому еще и давно сидел на игле. Слава Богу, избавились наконец-то. Закурить можно?

— Пожалуйста, если хотите.

Крэг протянул пачку Гаррету, но тот жестом отклонил предложение. Крэг прикурил сигарету, выпустил густой клуб дыма и, прищурившись, внимательно посмотрел на Гаррета.

— Как вам удалось выйти на эту подпольную лабораторию? — спросил он.

Гаррет улыбнулся.

— Да так, мизинчик нашептал, — ответил он с невинным видом.

— Неужели? Совсем как Гитлер — он тоже действовал по интуиции.

— Какое неприятное сравнение!

— Если не ошибаюсь, вчера днем, когда я работал со своими парнями на набережной, вы изучали записную книжечку Дика Кобби?

— Угадали, Крэг.

— А вы случаем не вырвали из нее страничку?

— Да, — ответил Гаррет. — Перед тем как уйти, доктор Хелмер передал мне вещи Кобби. Эта страничка у меня дома. Вы ее найдете в правом ящике моего стола. Поскольку она представляет собой важную улику, раскрывающую истинное лицо Кобби, я ее сохранил.

Крэг удовлетворенно кивнул.

— Вы поступили правильно. Если не ошибаюсь, своими действиями вы хотели мне доказать, что парень вы сильный и способны сами постоять за себя.

— Я, собственно, не хотел дублировать вашу работу. Просто я считал своим долгом заставить кое-кого заплатить долги.

— Но ведь я вам запретил даже думать об этом.

Гаррет было приподнялся на постели, но острая боль пронзила рану. Лицо его исказилось.

— Вы прекрасно знали, что я вас не послушаю, — сухо ответил он инспектору. — Добровольно отказаться от попытки расправиться с негодяями? Ну, на это я никогда бы не согласился, кто бы меня об этом ни просил — вы или кто другой! Вообще-то я человек не мстительный, но торговцы наркотиками вызывают во мне такое же отвращение, как и у вас, Крэг. И я нанес им чувствительный удар и, представьте себе, не то что не жалею о содеянном, а даже горжусь своим поступком.

В глазах Крэга блеснула и тотчас исчезла лукавая искорка.

— Кто в вас стрелял на улице?

— Точно трудно сказать. Их было двое. Пока первый слепил меня фонарем на тротуаре перед домом, второй отправился поджигать бензин, вылитый мной на продукцию их лаборатории.

— Вы принесли бензин с собой?

— Нет, я нашел канистры в подвале.

— Все три?

— Да.

Крэг протянул руку, загасил окурок в пепельнице, стоявшей на столике у изголовья, и погрузился в раздумье. При этом он похлопывал себя по шее и почесывал затылок.

— Что вы думаете относительно появления этих двух парней? — спросил он.

— По-моему, они пришли за наркотиками, приготовленными для продажи, и случайно напоролись на меня. Кстати, мою машину не нашли?

— Нашли. Она дожидается вас в гараже больницы. Но вы недостаточно полно ответили на мой вопрос. Полагаю, что ваши новые друзья при встрече не молчали?

— Нет, они разговаривали.

— Вы никого из них не узнали по голосу?

Задумавшись, Гаррет стал покусывать ноготь большого пальца.

— У одного из них голос был похож на Лайна Кертиса, мужа Ален.

— Кто держал фонарь?

— Человек, чей голос мне показался знакомым.

Крэга охватило нетерпение.

— Черт побери, Гаррет! Неужели вы такой растяпа, что не можете описать их более определенно? Вы так говорите о человеке с фонарем и его сообщнике, словно они призраки!

— Был такой туман, что я ничего не видел даже на расстоянии вытянутой руки.

— Да, это правда, — согласился Крэг. — Однако вы все-таки знакомы с Кертисом, хоть ранее и отрицали это. Вы с ним беседовали у себя дома. Так что не пытайтесь меня уверить, что опознать его по голосу вам помешал туман.

— В жизни, знаете ли, и не такое случается.

Крэг усмехнулся.

— Вы все же удивительный человек, старина. Задумались бы лучше над тем, что у вас лишь одна шкура и вдобавок уже изрядно испорченная. Неужели вы серьезно надеетесь, что после таких подвигов с лабораторией преступники оставят вас в покое? Больница для вас — всего лишь отсрочка, и то лишь потому, что я поставил здесь охрану. А что произойдет, когда вас выпишут, как вы думаете?

Гаррет глубоко задумался.

— Дел вы натворили предостаточно, — продолжал Крэг. — Вам этого никогда не простят. Уничтожить на четыреста или пятьсот тысяч долларов товара, это все равно что собственноручно подписать свой смертный приговор.

— Я поступил так, как подсказывал мне долг.

— Прекрасные слова, Гаррет. Я завидую вашей смелости. Но мне, право, будет неприятно рыдать на вашей могиле.

— Если я проиграю, прошу на мои похороны не приходить. Тогда вашей прачке не придется стирать лишний носовой платок.

Крэг встал, надел шляпу. В палату вошла сестра. Она была рыженькой, цвет ее глаз напоминал морские водоросли. У нее была стройная с тонкой талией фигура, не лишенная приятной полноты как спереди, так и сзади.

— Время посещения истекло, — проворковала она нежным голосом.

— Я уже ухожу, — ответил Крэг. — Я послушный. Только не шлепайте меня по попке.

Он подал руку Гаррету, который ответил слабым рукопожатием.

— Клэм, — добавил инспектор. — Я бы на вашем месте обязательно поддался искушению.

— Какому искушению? — удивленно спросил Гаррет.

Крэг указал на сестру.

— Вот этому, — ответил он и быстро вышел.

— Ну, он и скажет иногда! — смутился Гаррет. — Мисс Уилсон, забудьте, что он тут наговорил. Я самый настоящий негодяй.

Мисс Уилсон улыбнулась и ласково промокнула салфеткой его влажный лоб.

— А может, я люблю таких негодяев, — улыбнулась она.

Гаррет схватил ее за запястье.

— А знаете, вы очень хорошенькая. Даже странно, почему это в вас нет ничего некрасивого?

— Я знаю, мистер Гаррет. Такой уж уродилась. А не хотите на завтрак большой бифштекс с кровью?

Гаррет расплылся в улыбке и закрыл глаза. Ух, кто бы знал, как давно он не испытывал такого голода.

Глава 19

До выписки из больницы, то есть до конца недели, Джеффри Крэг больше не навещал Гаррета. Впрочем, у Клэма теперь появились другие заботы. Он не особенно любил врачей и был счастлив узнать, что его рана почти зажила. Ему посоветовали только избегать резких движений, пока шов окончательно не заживет.

Однако предвкушение выписки из больницы омрачала мысль о скором расставании с Шейлой Уилсон. За короткое время их знакомства он сумел оценить доброту и заботу девушки. Что же касается ее красоты, то достаточно было одного взгляда, чтобы оценить все ее совершенство. Гаррет наслаждался общением с Шейлой.

Наконец Гаррета выписали. Сев за руль, он направился прямо к Тому Уэверу. Тот его принял с большой сердечностью.

— Хэлло, Клэм! Каким ветром тебя занесло? Садись, старина. У меня было предчувствие, что ты обязательно приедешь.

Гаррет поудобнее устроился в кресле, взял предложенную сигарету и бокал шотландского виски. Он похудел, но в глазах его по-прежнему холодно блестела твердость и решительность.

— Том, — начал он, — я многое передумал за это время. Я хотел бы снова работать с тобой вместе. Я был неправ, когда ушел от тебя.

Уэвер установил локти на стол и положил подбородок на переплетенные пальцы.

— Ты хочешь снова заняться защитой Ален Сэмпл? — осведомился он.

— Да.

— Ралф Камминг не одобрил твое, скажем так, бегство.

— Плевал я на него.

— С другой стороны, тобой недовольна и твоя клиентка. Я полагаю, что ты совершил большую ошибку. Выставил ее за порог, даже не пожелав выслушать. Я предлагал тебе свою помощь, но ты ее отверг.

Гаррет смущенно улыбнулся.

— Ты что, встречался с Ален? — спросил он.

— Вовсе нет, — ответил Уэвер. — Она звонила мне, требуя объяснений. Мне ничего не оставалось, как сообщить ей о том, что ты предоставил ей возможность самой позаботиться о своей печальной судьбе.

— А она при этом, не сомневаюсь, навзрыд рыдала в трубку?

— Попробуй-ка сам побыть в ее шкуре, — предложил Уэвер.

В глазах Гаррета заискрилась ирония.

— Она сообщила тебе свой новый адрес, Том?

Уэвер состроил кислую гримасу.

— Не сообщила. Я задал ей этот вопрос, но она ловко ушла от ответа. Создается впечатление, что она не нашла подходящего адвоката на освобожденную тобой вакансию. Я предложил ей вместо тебя нашего лучшего стажера. Она отказалась.

Гаррет положил ногу на ногу.

— Все это не имеет значения, — сказал он. — Я найду Ален. На этот раз она заговорит, иначе я ее из некрасивой сделаю уродливой.

Уэвер застыл от удивления с открытым ртом.

— Клэм, под твоей интересной бледностью выздоравливающего скрывается стальной характер, выкованный в последние дни. Можно подумать, что совершенный тобой подвиг полностью переменил твои былые представления о жизни. Что происходит? Уж не напичкали ли тебя в больнице вместо лекарств динамитом или чем-нибудь другим не менее опасным?

— Я видел собственными глазами приготовленный для продажи наркотик, Том. Такое не забывается. И, кроме того, как только я вышел из больницы, заметил за собой слежку.

— Тебя это беспокоит?

— Нет, скорее нервирует.

Уэвер слегка кашлянул.

— Крэг был прав, — сказал он тихо. — Ты подвергаешь себя смертельной опасности.

На Гаррета это заявление не произвело особого впечатления.

— Я это знаю, — сказал он. — К такому невозможно отнестись равнодушно. Я никогда не был на войне. Я ненавижу оружие. Но одна каналья меня ранила, и я испытал чертовскую боль.

— И из-за того, что тебе один раз сделали больно, ты хочешь начать все снова. По-видимому, очень захотелось получить еще одну дырку в шкуре? Да это просто мазохизм какой-то!

— Ничего подобного, — возразил Гаррет. — Все, чего я желаю, так это отрубить этой банде голову и увидеть, как она покатится к моим ногам.

В глубине души Уэвер полностью поддержал это заявление.

— Кончится все тем, что тебе поставят памятник в детском скверике, — предсказал он. — В один прекрасный день перед ним остановится стайка малышей и, указывая на бронзовое изваяние, они спросят. «А кто этот человек?». И тогда, что совершенно не исключено, старая некрасивая женщина с мясистым носом, случайно оказавшаяся рядом, даст детям исчерпывающий ответ: «Этого великого человека звали Клэмом Гарретом. Он был настоящим героем! И умер он очень глупо, как, впрочем, и подобает настоящему».

— Если это намек на Ален, то уверяю тебя, что буду только рад, если она доживет до ста лет.

— Твои слова мне напоминают некоторых шекспировских героев. Ты искусственно раздуваешь в себе несуществующую любовь и все лишь для того, чтобы сильнее почувствовать ее отраву.

— Да кто тебе сказал хоть слово о любви, Том? Теперь Ален Сэмпл для меня всего лишь объект расследования, за которое я взялся.

Эти слова, казалось, успокоили Уэвера.

— Надеюсь, теперь мы продолжим розыск вместе? — спросил Гаррет.

— Ты — продолжай. Я — нет. Я не сумасшедший.

— Боишься?

— Вот именно, Клэм. У меня жена и две взрослые дочери, которых я очень люблю. И хочу еще погреться у своего очага. Я слишком стар, чтобы позволить себе погибнуть непонятно ради чего.

Такой ответ Клэма не обескуражил.

— Вы давно видели Крэга? — спросил он.

— Недавно. Вчера вечером.

— Как продвигается его расследование?

— Он снизошел до того, что сообщил мне об аресте нескольких мелких торговцев наркотиками. Один из них при задержании оказал сопротивление, и сотрудник Крэга пристрелил его прямо в Таймс-сквере у всех на глазах, чуть ли не на переполненной автобусной остановке. Конечно, при этом не обошлось без шума.

— А главари?

— Полный ноль, Клэм. До этих не добраться.

— Я их разгромлю, — мягко заверил Клэм.

Слова Гаррета рассмешили Уэвера до слез. Ему даже пришлось достать платок.

— Это лучшая шутка из всех, что я слышал за весь год! — воскликнул он. — Не теряй времени! Немедленно отправляйся в Шамрок на военную базу и потребуй несколько танков, роту морских пехотинцев и тому подобное. А затем сунь голову в ведро с холодной водой и жди, пока все забудется. Дело, вероятно, окончится тем, что тебя простят.

Гаррет пропустил сарказм Уэвера мимо ушей.

— Больше ничего важного Крэг тебе не сообщил? — спросил он.

— Он сейчас пытается найти какой-то игорный дом где-то в районе к северу от Куинса. Почему-то считает, что эта деталь тебя заинтересует.

— Он не сомневался, что я зайду к тебе. Я правильно понял?

— Да, Клэм. Он тебе явно симпатизирует.

Но Гаррета было трудно провести. Он знал, что Крэг осуществлял некоторые операции с риском получить взыскание. В ходе своего расследования он уже не раз нарушал прерогативы бруклинской полиции.

— Ну, что ж! — согласился Гаррет. — Крэг не ошибся: меня это интересует.

Уэвер открыл ящик стола, вытащил оттуда револьвер и пододвинул его к Гаррету.

— Это подарок Крэга, — заметил он.

Гаррет поднял руки в знак отказа.

— Нет, мне этого не надо, Том. Повторяю, я ненавижу оружие. Я не умею им пользоваться и не имею ни малейшего желания научиться.

— Как угодно. В таком случае я верну ему пушку при первом удобном случае.

Уэвер убрал револьвер назад в стол.

— Как угодно, — повторил он неодобрительно. — Но кому от этого станет лучше, безумец!

Гаррет допил виски и встал.

— Том, когда я сообщил тебе о своем нежелании продолжать работу с тобой, то сделал это лишь в устной форме. Может, будет лучше, если я оформлю заявление о расторжении нашего контракта в письменном виде прямо сейчас?

Не поднимая головы, Уэвер потер подбородок.

— Нет, — ответил он, — куда спешить? С этим можно подождать.

— Благодарю тебя.

Внезапно Уэвером овладело бешенство:

— Убирайся к черту, Клэм. Ты просто идиот!

Глава 20

У Гаррета оставалось еще немного свободного времени. Он решил найти Крэга, чтобы согласовать с ним свои действия. По дороге он убедился, что слежка за ним продолжается. «Хвост» сидел за рулем синего «шевроле» и, искусно избегая транспортных пробок и неосторожных пешеходов, не упускал Клэма из виду. Гаррет и не пытался от него оторваться. Он остановил машину у полицейского управления и вошел вовнутрь. Дежурный узнал его и ответил, что Крэг куда-то выехал.

— Вы не знаете, когда он вернется?

— Нет, мистер Гаррет. Инспектор Крэг ничего не сказал.

— Если он позвонит или возвратится, передайте, что я собираюсь отправиться в Куинс, приблизительно в 23.00.

— Слушаюсь.

Гаррет вышел и сел за руль. Он решил хорошо пообедать. Этот первый продолжительный выход на улицу его несколько утомил.

«Хвост» упорно держался сзади.

Окончив обед и расплатившись, Клэм вернулся домой и занялся приведением своей внешности в соответствующий его замыслу вид. Сначала он изменил прическу: зачесал волосы так, что они стали беспорядочно торчать даже на затылке. Затем, взяв с подоконника цветочный горшок с засохшими карликовыми георгинами, он выдернул цветы, налил в горшок воды, помесил влажную землю и вымыл руки так, чтобы под ногтями осталась грязь.

В шкафу он нашел старое пальто, надел его и вышел из квартиры.

В этот момент с обоих концов коридора к нему стали приближаться два человека. Гаррет окинул их рассеянным взглядом, но внутри у него все сжалось. Он не успевал дойти ни до лифта, ни до лестницы.

— Добрый вечер, мистер Гаррет. Вернитесь к себе.

Гаррет оглядел незнакомцев. Они походили друг на друга как близнецы. Одного роста, оба блондины, одинаковые тяжелые лица, крупные носы и подбородки, одинаковые серые глаза и пронизывающий взгляд. Одежда скромная, но хорошего покроя.

— Разве мы знакомы? — спокойно спросил Гаррет.

— Какая разница, сразу и познакомимся!.. Меня зовут Рик Роджер, а это Джос, мой брат. Надеюсь, что вы не собираетесь приглашать на нашу встречу всех жильцов дома?

— Я мирный человек.

Гаррет снова отпер дверь квартиры и пропустил своих гостей вперед.

— Вы что, меня поджидали? — спросил он.

— Да, и уже давно.

— И как же вам удалось меня найти так сразу?

Джос Роджер вынул из кармана маленькую рацию.

— Только благодаря ей, — сказал он. — Очень удобная штука.

— Держу пари, что ваш наводчик ездит на синем «шевроле».

— Совершенно верно, мистер Гаррет. Мы не делаем из этого секрета.

— Хорошо. Но что вам от меня нужно?

— Чтобы вы сняли пальто.

Гаррет едва взялся за первую пуговицу, как Рик Роджер быстро проскользнул ему за спину, резким движением стянул ворот пальто вниз, мгновенно лишив Гаррета возможности действовать руками. Джос воспользовался этим, и тяжелая пощечина оглушила адвоката.

— Гаррет, — угрожающе произнес Джос, — пора бы вам выйти из игры. В противном случае вы попадете уже не в больницу, а сразу на кладбище.

— Я взял на себя обязательство защищать своего клиента в известном вам деле, и за это принял оплату. С другой стороны, я не люблю, чтобы мне указывали, как себя вести. Подобные непрошеные советы меня раздражают.

Вместо ответа Гаррет получил страшный удар в печень, от которого он застонал и повалился вперед. Джос откинул его назад мощным ударом жесткого кулака в переносицу. Кровь из носа Гаррета потекла тонкой струйкой вокруг рта на подбородок.

— Теперь, надеюсь, понятно? — подчеркнуто разделяя слова, спросил Джос.

У входной двери зазвонил колокольчик. Братья обменялись встревоженными взглядами.

— Рик, — прошептал Джос, — иди открой!

Тот повиновался. На пороге появилась Ален Сэмпл. Ее светлые лучистые глаза изучающе глядели на Гаррета. Губы тронула легкая гримаса.

— Послушайте, вы, Роджеры, — сухо приказала она, — а ну-ка убирайтесь отсюда!

— Мы выполняем приказ, — запротестовал было Рик. — Ваш муж…

— Молчать! Еще раз затеете что-нибудь подобное, и вам несдобровать. Вон отсюда, и немедленно!

Нахмурившись, близнецы повиновались приказу.

Гаррет вынул платок и высморкался, затем прошел в ванную комнату, умылся и вернулся к Ален.

— Ну и замечательные же у вас знакомые, — съязвил он. — Впрочем, благодарю за помощь.

Она подошла к нему легкой волнующей походкой.

— Лайн — идиот. Он внес залог, чтобы меня выпустили, и теперь считает, что ему все позволено. А я женщина свободная! Скажите, Клэм, вы действительно порвали с Томом Уэвером?

— Нет, — ответил он. — Однажды, в минуту черной меланхолии, такое желание у меня действительно появлялось, но вскоре я понял, что мое место рядом с ним.

Ален казалась удовлетворенной ответом. Гаррет искоса и бесстрастно наблюдал за ней.

— Хотел бы я знать, что вы за женщина на самом деле? — начал он. — Мошенница, которая коварно обманывала даже своих сообщников и которая столь же коварно рассчиталась с одним из них? Или, может быть, жертва преступной западни, в которую вас загнали за грехи вашего любовника? Что прикажете мне думать о вас?

Ее веки задрожали, некрасивое лицо исказилось.

— Я не собираюсь выставлять себя в более выгодном свете, чем есть на самом деле, — огрызнулась она. — Джаспер Фергюссон продавал героин, это правда. У него для этого были средства и связи, и немалые.

— А кто стоял во главе дела?

— Этот секрет он унес с собой в могилу. И что я, собственно, могла знать? Да, я была подругой Джаспера, но не более того.

— Он на себе испытал разрушительное действие наркотиков. Избавление от пагубного влечения потребовало от него большого труда, длительного лечения и колоссального усилия воли. Он знал все! Так почему же он решился заняться этим бесчестным ремеслом?

Ален ненадолго задумалась и ответила, осторожно подбирая слова:

— Обаяние легкой наживы, Клэм. А, может, он пытался подавить свое еще не до конца угасшее влечение к наркотикам, глядя на страдания других?

— Следовательно, Фергюссон был опасным маньяком?

Она повела плечами.

— Во всяком случае, — продолжал Гаррет, — вы всю эту кашу заварили, и вам ее еще долго придется расхлебывать. Расскажите-ка мне о письме и коробке, которую вам оставили в «Чероки». Ведь именно в ней лежал пистолет с глушителем, если не ошибаюсь.

— Да, но я ее открыла уже после того, как обнаружила труп Джаспера.

— А зачем вы вообще ее открывали?

— Потому, что она мне показалась тяжелее обычного.

— Следовательно, вы и раньше доставляли товар домой к Фергюссону? То есть выполняли функцию доставки и обеспечения связи с поставщиками?

— Иногда я действительно оказывала ему эту услугу. В ту роковую ночь, едва увидев безжизненное тело Джаспера, я поняла, что он совершил какую-то крупную провинность, за что его и убрали. И еще одно мне стало совершенно ясно: в роли убийцы Джаспера кое-кто очень хотел бы видеть меня. Кому-то очень выгодно отвести подозрения от настоящего убийцы и вместо него подставить мою голову. Вся операция была строго рассчитана по минутам. Появление Крэга подтвердило, что я не ошиблась. И я буквально обезумела от страха.

Несмотря на испытующий и недоверчивый взгляд Гаррета, Ален отвечала спокойно и без колебаний.

— Вы наделали очень много ошибок, в том числе и сегодня, — предупредил ее Гаррет. — Ваша ложь мне — куда ни шло, но Крэг не любит, когда его обманывают, а он человек памятливый.

— Поймите, Клэм, я боялась снова попасть за решетку. При одной мысли о тюрьме я заболеваю. Я хотела любой ценой выбраться оттуда, но у меня не хватало денег. Только поэтому я и обратилась к мужу. Я знала, что он меня еще не забыл.

Гаррет не чувствовал к ней никакой злобы. Он бесстрастно наблюдал за Ален Сэмпл и слушал ее мелодичный голос.

— Кто вам приказал покинуть место жительства, указанное в заявлении об освобождении под залог? — спросил он.

Она подняла брови.

— Никто, Клэм. Я… Просто я больше не могла там оставаться. Меня охватило предчувствие какой-то опасности.

— Известен ли вам игорный дом в районе к северу от Куинса?

— Припоминаю, что как-то посещала подобное заведение, но оно находилось в Минесле. И называлось, если не ошибаюсь, «Джокер».

— Прекрасно. На сегодня все.

Ален открыла сумочку и протянула ему листок бумаги.

— Вот номер моего телефона, — сказала она. — Прошу вас, Клэм, верьте мне. В ближайшем будущем вы узнаете обо мне намного больше.

Вот уж в этом Гаррет ни секунды не сомневался.

— Спокойной ночи, дорогой, — закончила она, и быстро поцеловала его.

Глава 21

Гаррет был не из тех, кто теряет самообладание при встрече с противником. Даже если этот противник самым серьезным образом намеревается свернуть ему шею. Освободившись от чар Ален Сэмпл, Гаррет сосредоточился на той главной цели, ради достижения которой он был готов пожертвовать всем, и даже жизнью. Он бессознательно отгонял от себя мысль о том, что один в поле не воин, что, действуя в одиночку, он обрекает себя на поражение.

На этот раз «хвоста» за собой он не заметил. Гаррет миновал мост Куинсборо над островом Велфэйр-Айленд, разделяющий в этом месте Ист-Ривер на два потока, и въехал в Куинс. Удаляясь все дальше и дальше от центра, проехав Карон и Флеминг, он, наконец, добрался до окраинного квартала Кинзол.

Заскочив в первый попавшийся по пути бар, он выпил виски, осведомился, где находится заведение под названием «Джокер», и направился к нему. Часы на щитке приборов показывали 23.10.

В гардеробе он отдал пальто и шляпу в наманикюренные пальчики любезной блондинки в розовом платье, сильно укороченном как снизу, так и сверху, и положил в карман номерок. От Гаррета не ускользнул устремленный на него пристальный взгляд блондинки.

Игорный зал казино был далеко не переполнен, в соседнем помещении ужинали и танцевали. Не моргнув глазом, Гаррет устроил небольшой спектакль перед молодцом в смокинге, стоявшим у двери. Подчеркнуто бережно вытащив из бумажника несколько крупных купюр, он послюнявил палец и пересчитал их, совсем как неискушенный провинциал, решившийся наконец познать страсти рулетки и покера.

Всем своим видом явно показывая, что чувствует себя не совсем в своей тарелке, как и подобает провинциалу, он смущенным взглядом окинул просторный, роскошно обставленный зал, игорные столы, игроков.

Он сразу узнал эффектную брюнетку с холодными глазами, которую приметил еще в «Чероки» в ту незабываемую ночь, с которой все началось.

Она без особого азарта передвигала фишки по расчерченному на поля столу рулетки. Гаррет занял свободное место рядом и разложил на столе свои банкноты.

— Двадцать шесть, черное и чет! — объявил крупье.

Гаррет наклонился к соседке и вежливо кашлянул:

— Извините за беспокойство, вы не расскажете мне, как играют в эту штуку? — шепотом спросил он.

Она смерила его недоуменным взглядом, однако увидев славного улыбающегося парня с черной каймой под ногтями, улыбнулась сама. Вид разложенных купюр растопил лед ее недоверия.

— Для начала попробуйте ставить на цвет, — посоветовала она. — На черное поле или на красное. Это самое простое. Потом я вам покажу и другие комбинации.

Гаррет, вжившийся в роль провинциала, рискнул поставить пять долларов и, к собственному удивлению, выиграл.

— Любопытное занятие, — признал он, — но не для меня: большими деньгами здесь не пахнет. Кроме мелочевки, ничего не светит.

— А почему бы вам не увеличить ставку, а если же и это не понравится, можно попробовать другие комбинации.

В течение часа Гаррет следовал указаниям брюнетки. Он то выигрывал, то проигрывал, но когда на его ставку пал весь выигрыш, он не смог скрыть ликования.

— Невероятно! Вы мне приносите счастье!

Брюнетка искренне радовалась успеху своего нового знакомого, хотя сама на этот раз оказалась в проигрыше.

— Меня зовут Картер. Джошуа Картер, — наконец решил представиться провинциал.

— Кей Бейберг. Рада с вами познакомиться, мистер Картер.

— Я тоже. Продолжим игру или, может быть, позволите угостить вас бокалом чего-нибудь особенного?

— Конечно, лучше выпьем чего-нибудь особенного и отпразднуем ваш успех, — рассмеявшись, приняла она приглашение.

Они встали из-за стола и прошли в бар, где заняли столик в самом углу. От терпкого, пьянящего запаха духов Кей Бейберг у Гаррета заболела голова. Он заказал шампанского, заранее зная, что от этого ему лучше не станет.

— Вы впервые в «Джокере»? — поинтересовалась Кей.

— А что, это сразу видно, да?

— И откуда же вы к нам прибыли?

— Из Кентукки. Я родился в местечке, грязнее которого нет на свете, но и там я кое-чего добился. Лет пятнадцать корячился в поте лица, как негр на плантации, так что заработал право немного поразвлечься. И вот я сказал себе, что пора бы съездить куда-нибудь переменить обстановку. А у меня как раз в Нью-Йорке жил друг детства. Вот я и решил сделать ему сюрприз.

— Почему вы говорите о своем друге в прошедшем времени?

— Да потому, что он умер. Одна добрая женщина пустила ему пулю в сердце. По крайней мере так консьержка сказала.

— Какой ужас!

Держа фужер за ножку, Кей Бейберг слегка поворачивала его своими длинными, изящными пальцами.

— Его звали Джаспер Фергюссон, — продолжал Гаррет. — Когда мы были ребятишками, он жил на ферме недалеко от дома моих родителей. Но к земле его не тянуло. Он предпочитал город. Каждое Рождество мы обменивались поздравлениями.

— Сочувствую вам, мистер Картер. А убийцу нашли?

— Нашли, конечно. От полиции разве скроешься? Какая-то дрянь. Зовут Ален Сэмпл. Так по крайней мере писали в газетах.

— А где жил ваш друг?

— На Уэст-Хьюстон-стрит, на Манхэттене.

Кей подняла свой бокал и слегка чокнулась с Гарретом.

— Забудьте об этом. Давайте лучше выпьем. Жизнь так коротка. Не будем же растрачивать ее впустую. Правда, не каждый умеет ею правильно распорядиться.

Гаррет выпил ледяное шампанское залпом. В этот момент краем глаза он заметил стоящего у стойки мужчину, крепко сбитого жгучего брюнета, который разговаривал с барменом.

Клэм мысленно поздравил себя с удачей: значит, решение он принял правильное, раз сразу вышел на одного из интересующих его людей. Он понял, что Крэг тоже не теряет времени даром и идет к цели верной дорогой. Да и Ален Сэмпл, видимо, тоже не сидела сложа руки.

— Ну что ж, — улыбнулся он, — мне, пожалуй, пора в отель баиньки.

Кей не скрыла своего разочарования.

— Вы что, сегодня больше играть не будете? — удивилась она.

— Нет, благодарю вас, для первого раза достаточно. Я уже и так выиграл пятьсот долларов. Думаю, мне хватит. Я не люблю транжирить заработанное.

Гаррет оплатил счет и встал.

— Доброй ночи и большое спасибо, мисс Кей. Я рад был познакомиться с вами. По крайней мере, увезу из Нью-Йорка приятное воспоминание о нашем знакомстве.

Брюнет закончил разговор с барменом и отошел от стойки. Гаррет нагнал его в игорном зале.

— Как дела, мистер Кертис?

Тот не торопясь обернулся и оглядел Гаррета с подчеркнутым недоумением.

— Вы меня с кем-то спутали, любезный, — процедил он. — Моя фамилия Поскер.

— Простите, пожалуйста, мне показалось… Какое, однако, удивительное сходство.

— Человеку свойственно ошибаться, — великодушно улыбнулся брюнет.

Гаррет не спеша направился в гардероб. «Если меня прямо сейчас не убьют, значит, они меня боятся больше, чем я их. А я, признаться, не ощущаю приступа дьявольского бесстрашия», — думал он.

Взяв крупную купюру, Гаррет сложил ее вдоль и сунул в слишком смелое декольте блондинки из гардероба.

— И это все мне? — изумилась она. — Вы имеете в виду, что я прямо сейчас же иду с вами спать?

— Лучше дождись-ка окончания работы, красавица, и спокойно отправляйся спать в собственную постельку.

Гаррет надел пальто, аккуратно застегнулся на все пуговицы и уже собрался выходить, как вдруг блондинка незаметно потянула его за рукав.

— Вы — Клэм Гаррет, адвокат? — спросила она шепотом.

— Вам что, нужна юридическая помощь?

— Сначала себе самому помогите. Вам бы лучше выходить отсюда через кухню. Тут два типа с темной репутацией, не заметив моего присутствия, хоть я и стояла рядом с ними у гардероба, говорили о вас: упоминали имя, описывали внешность и костюм. Я сразу же узнала вас, как только увидела.

— Кто эти люди? Кертис? Поскер? — перебил ее Гаррет.

— Нэд Поскер. Я не знаю, кто такой Кертис.

— А кому он все это говорил?

— Артуро Филиппини, правой руке Люка Стейнера, хозяина этого заведения. Они вас просто-таки ненавидят, мистер Гаррет.

Блондинка беспокойно огляделась.

— Я уже и так сказала вам предостаточно, — добавила она с нескрываемой тревогой. — Уходите поскорее, если вам жизнь дорога, прошу вас.

Гаррет в точности выполнил ее совет.

Снаружи над «Джокером» полыхали неоновые огни, отсвет которых раскрашивал верхушки кедров в парковой аллее, ведущей к заведению.

Из предосторожности Гаррет выглянул и внимательно осмотрел все темные углы. Не заметив ничего подозрительного, он направился к стоянке в парке, где оставил машину. Внезапно он спиной почувствовал опасность. До него донесся еле слышный треск сухой ветки, раздавленной кем-то скрывающимся за деревьями. Ускорив шаги, он подошел к машине, завел двигатель и тихо приоткрыл правую переднюю дверцу. Деревья окружали стоянку темной непроницаемой стеной.

Вдали, в самом конце аллеи, виднелся перекресток, тускло освещенный единственным фонарем.

Гаррет даже не увидел, а, скорее, почувствовал, как неясная тень бесшумно метнулась из темноты к машине. Незнакомец был уже совсем рядом.

Пригнув голову, Гаррет быстро и осторожно скользнул на соседнее с водителем сиденье и неслышно выбрался из машины с правой стороны.

Рывком открыв левую дверцу, незнакомец направил на место водителя руку с пистолетом. Но Гаррет уже успел обойти машину сзади и изо всех сил ударил противника ребром ладони по шее. Тот рухнул, как подкошенный, дернулся и замер.

Гаррет втащил обмякшее тело в машину, сел за руль, включил передачу и нажал на газ.

Глава 22

Гаррет уже привык к тому, что в уголовных делах, как, впрочем, и в других, встречается много, на первый взгляд, и противоречий, и совпадений. Как, впрочем, и других неожиданностей. Однако то, что случилось с ним позднее, не могло предвидеть даже самое пылкое воображение.

Он остановился на обочине дороги, ведущей к Голд-Спринг Харбор. Ухватив своего пленника за воротник пальто, он выволок его из машины. Едва тот подал признаки жизни, Гаррет нанес ему сильный удар ногой в бок.

— Лежать смирно, Филиппини. Вам предлагается на выбор: разговор начистоту или допрос с пристрастием. Выбирайте.

— Что вам от меня надо?

— Сначала я хотел бы узнать, что надо было вам, когда вы открыли дверцу моей машины? — перебил его Гаррет. — Впрочем, я и сам могу ответить на этот вопрос. Если бы я вас вовремя не схватил, то сейчас на этом месте лежал бы я сам или мой труп.

Филиппини выругался сквозь зубы.

— Вы не человек, а дьявол, — пробурчал он. — Очень жаль, что не удалось вас шлепнуть тогда утром у дома, когда вы прикончили Олли и уничтожили весь запас героина. Если бы не этот проклятый туман…

— Надо же, выходит, туман не только мешает вести машину, управлять кораблем, стрелять из пистолета и все такое прочее, но иногда оказывается и очень полезным для здоровья! Для моего, например. Да, как сказал кто-то из великих: «Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам», или нечто в этом роде. Кстати, кто бы мог подумать, что заурядная нью-йоркская баржа способна воскрешать мертвых! Однако именно благодаря барже Дэвид Мортон и Дик Кобби явились из могил, украшенных тиной и цементом. И если вы думаете, что все это слепое везение правосудия, внезапно очнувшегося от летаргического сна, то глубоко заблуждаетесь.

С трудом приподнявшись на локте, Филиппини осторожно ощупывал пострадавший затылок. В ночной темноте его глаза горели, как у загнанного зверя.

— Кто у вас самый главный? — спросил Гаррет. — Люк Стейнер?

— Я буду говорить только в присутствии адвоката. Мои права охраняются законом! — заявил Филиппини злобно.

— Тогда все в порядке, Артуро. Адвокат перед вами, — успокоил его Гаррет.

— Да какой, черт побери, из вас адвокат! Вы ничто, Гаррет. Вы разбираетесь в праве хуже, чем собачье дерьмо. И очень скоро вам докажут это на деле.

— Что, Кертис близнец Поскера, как и братья Роджеры?

— Кертис? Не знаю такого и тем более Роджеров.

Искренность, прозвучавшая в голосе Филиппини, заставила Гаррета заколебаться. Но откуда же тогда это невероятное сходство, тот же тембр голоса, то же грузное телосложение?

— А кто такая Кей Бейберг?

— Она девка Поскера.

Внезапно внимание Гаррета привлек тусклый блеск кузова машины, почти бесшумно вынырнувшей из темноты прямо на него. В тот же миг фары машины зажглись и мотор взревел. Инстинкт самосохранения бросил Гаррета в кювет. Ослепительный взрыв оглушил его и отбросил в сторону. В спину ударили осколки, чуть позднее на него посыпались стеклянная крошка и обломки асфальта. Гаррет почувствовал, как на него валится неимоверная тяжесть, увлекающая его с собой в черную бездну.

…Когда он пришел в себя, то первое, что увидел, — это прелестное лицо Шейлы Уилсон, сидевшей у изголовья его постели. Она смочила его пересохшие губы кусочком льда.

— Ну разве можно так рисковать жизнью, — ласково упрекнула она Гаррета.

Он с наслаждением вдохнул в себя воздух и попробовал пошевелиться. Острая боль молнией пронзила спину и плечи.

— Пожалуйста, поосторожнее, Клэм. После операции вредно двигаться. Сейчас главное — полный покой. В вашем пудинге оказалось слишком много изюма.

— Что со мной случилось?

— Доктор Калаган полагает, что вы, наверное, играли в кегли гранатами.

— Черт бы его побрал!

Шейла Уилсон притворно нахмурилась и приложила палец к губам Гаррета. Потом улыбнулась, и на свете, казалось, не было ничего нежнее и светлее ее улыбки.

— Шейла, дорогая…

— Да?

— Когда они попытаются рассчитаться со мной в третий раз, то… Короче, я предлагаю вам руку и сердце.

Девушка отняла палец от губ Клэма и смущенно отвела взгляд.

— Клэм, дорогой, да вы с ума сошли. Подумайте сами, ну как я могу вручить свою судьбу в руки будущего калеки, в руки глупца, не понимающего, что шкура у него только одна, в руки идиота, который считает, что он хитрее полиции.

Гаррет закрыл глаза.

— Я пойду до конца, Шейла. Это мой долг, и я не имею права оставаться в стороне.

— Вот этого я как раз и боюсь.

— Ну неужели вы ко мне не испытываете сочувствия? На восхищение я, увы, и не надеюсь. Ну, хоть самую малость?

Она резко встала.

— Нет, Клэм, — возразила она. — Что угодно, только не восхищение. Ни за что. Ну как можно восхищаться пушечным снарядом?

Она рассмеялась сквозь слезы.

В палату бесцеремонно вошел Джеффри Крэг и оживленно объявил:

— У меня для вас две новости, Гаррет. Во-первых, я вас награждаю шоколадной медалью за отвагу. А во-вторых, сообщаю, что отныне вести корабль буду сам.

Гаррет горько усмехнулся и, потянув Шейлу за руку, усадил ее на край кровати. Это усилие вызвало боль, и он застонал.

— Само собой разумеется, — горько усмехнулся Гаррет. — Теперь, когда каштаны поджарены, их остается только съесть. Только, Крэг, все несколько сложнее, чем вы думаете. Ранения у меня легкие, можно сказать, простые царапины, и через несколько дней я снова буду готов к бою. Поэтому смиритесь. А свою шоколадную медаль засуньте себе в задницу.

Крэг посерьезнел:

— Вы раньше встречали этого Артуро Филиппини? Я хочу сказать, до того, как его бедовая головка разлетелась от взрыва, как гнилой помидор?

— Если не ошибаюсь, именно он тогда поджигал лабораторию на Фостер-стрит. У него характерный легкий итальянский акцент. Еще ночью на дороге перед нападением его манера говорить показалась знакомой.

— Кто же, по-вашему, мог бросить гранату?

Поглаживая руку Шейлы Уилсон, Гаррет задумался.

— Трудно сказать, — сказал он. — Да кто угодно. И Поскер, и Кертис, если Поскер и Кертис не одно и то же лицо. Да и Люк Стейнер вполне мог приложить руку. Попробуй тут разберись!

Крэг нахмурился.

— Вы что, Клэм, решили надо мной поиздеваться?

Гаррет любовался чистыми розовыми ноготками Шейлы.

— Я бы никогда не позволил себе такого кощунства, — смиренно отвел он от себя всякие подозрения в издевательстве над представителем закона. — Как вам уже известно, однажды Кертис нанес мне визит. И в ходе нашей беседы он заявил, что является законным мужем Ален Сэмпл. Далее. В «Джокере» мне удалось познакомиться с Кей Бейберг. Мне она запомнилась еще по «Чероки». Я подсел к ней за стол рулетки и представился под другим именем. Обстоятельства заставили меня рискнуть, однако она ничем не показала, что видела меня раньше.

— Боже, как вы наивны!

— Несколько позже, когда мы еще сидели в баре, к стойке подошел Кертис. Я подождал, пока он выйдет в игорный зал, и обратился к нему по имени. Он заявил, что я обознался и что его зовут Поскер. Однако в ночь убийства Фергюссона Поскер, или как там его, тоже находился в «Чероки». Один официант, его зовут Берт, мне потом сказал, что друга Кей Бейберг зовут Картер или Кертис.

Вздохнув, как бык, Крэг потер лоб.

— Послушайте, Клэм, как-то все это не вяжется! К чему им такие навороты сюжета? Ну зачем Кертису изображать двух разных людей? Хотя, почему бы и нет, черт побери! — задумчиво протянул он. — В преступном мире этот прием используется довольно часто.

— О’кей. Предположим, что дело обстоит именно так. Но что тогда из этого следует?

— Хозяин «Джокера» — Люк Стейнер. Мне об этом сказала девушка из гардероба, а уж она-то знает, кто есть кто в заведении. Она меня предостерегла относительно Поскера и Артуро Филиппини, подручного Стейнера. И ее опасения насчет последнего полностью сбылись. Филиппини сделал попытку напасть на меня прямо на автостоянке. Номер не прошел. Нет никаких сомнений, что ему поручили меня ликвидировать. Я нашел на дороге безлюдное место, остановился и приступил к допросу. Неожиданно из темноты на меня бесшумно выкатила машина с выключенными фарами. Я ее заметил, только когда водитель включил фары и ослепил меня. Я инстинктивно бросился в кювет, и в этот момент граната рванула.

— По-видимому, они заметили, что вы с Филиппини поменялись ролями.

Гаррет согласно кивнул.

— Они хотели полюбоваться на работу Филиппини, — добавил он. — Но увидев, что я одержал верх, попытались избавиться от нас обоих.

— И одновременно наказать Филиппини за допущенную неловкость.

— Это точно, Крэг. Эти ребята шутки шутить не любят. Они просто не могут позволить себе, чтобы хоть единая душа за пределами их круга раскрыла их инкогнито.

Крэг помахал рукой и исчез так же быстро, как и появился. Гаррет нежно целовал пальчики Шейлы Уилсон. Чувствовал он себя совершенно счастливым и свободным.

Глава 23

На встречу, которую ей назначил Гаррет через Тома Уэвера, Ален Сэмпл пришла в точно указанное время.

Прозвенел колокольчик. Гаррет открыл дверь и с улыбкой пригласил гостью войти. Она окинула его нежным, чувственным взглядом. Выглядел он изможденно, как ослабевший от болезни человек. И действительно, раны на плечах и на боку мучительно давали о себе знать. Под глазами темные круги, подбородок покрыт давней щетиной.

— Клэм, дорогой!

Ален бросилась в объятия Гаррета, властно овладела его губами. Он не противился и вяло ответил на поцелуй. Она прижалась к нему своей дивной грудью, погладила волосы и еще раз страстно поцеловала.

— Мне все известно, — прошептала она. — Как же все-таки вы неосторожны, но, следует отдать должное, великолепны!

— Вам Уэвер рассказал о том, что со мной произошло?

— Да, и я горжусь вами.

— Ну, это уж слишком. Не надо преувеличивать, — возразил он устало.

— Почему вы сами мне не позвонили? Я бы с удовольствием приняла вас у себя.

— Я очень ослабел и еще не оправился от ран. Кроме того, не хотел вас понапрасну тревожить лишний раз. Мне легче было попросить Тома связаться с вами, чем разыскивать вас самому.

Мягкие искорки пробежали в глубине зрачков Ален.

— Неужели настолько ослабли, — кокетливо улыбнулась она.

— Ну, не настолько, конечно. С ног уже не валюсь, но все же ослаб заметно.

Ален притянула его к дивану, усадила и сама устроилась рядом, расстегнув манто и скрестив свои длинные ноги. В вырезе корсажа он увидел волнующую грудь. Ему захотелось коснуться ее, но он благоразумно подавил в себе это желание.

— Клэм, я ваша навсегда.

Он провел рукой по волосам и щеке Ален.

— Я убью Лайна Кертиса, — тихо сказал он.

От удивления она откинулась назад.

— Что?

— А перед тем, как всадить ему пулю, брошу ему в лицо пять тысяч долларов, уплаченных им в качестве вашего залога. Так что он попадет в чистилище с плотно набитым бумажником.

Ален умоляюще схватила запястья Гаррета.

— Не делайте этого, Клэм. Мой адвокат не имеет права убивать. Даже из ревности. В противном случае сидеть нам с вами в суде на одной скамье.

— Не бойтесь. В крайнем случае, скажу, что был вынужден защищаться. Меня не заподозрят именно потому, что я адвокат. Так я отомщу за вас и за Фергюссона, этого грязного распутника, которому вы так бездумно подарили себя. Так я уничтожу ваше печальное прошлое, Ален. И никто ничего не докажет, так как на мою жизнь покушались уже дважды.

Гаррет перевел дыхание и с горечью продолжил:

— Этот Кертис возглавляет империю наркотиков. Эдакий благовоспитанный джентльмен с прекрасными манерами, иногда напрочь забывающий свое настоящее имя.

Гаррет разразился саркастическим смехом.

— Смешно, не правда ли?

— Вы глубоко заблуждаетесь, Клэм. Лайн всего лишь тщеславный шут. Пусть живет. А я подаю на развод.

Дрожащими пальцами Гаррет провел по корсажу Ален.

— Дорогой, вы разорвете мне платье.

— Снимите его.

— Ваше здоровье, вижу, восстанавливается прямо на глазах. Вы, кажется, уже окрепли? Речь еще немножко несвязная, но силы возвращаются, а это главное.

— Вы хороший врач, Ален.

Она поднялась и, показав на ванную комнату, смущенно спросила:

— Там?

— Да.

Кончиками пальцев она коснулась своих губ, а затем губ Гаррета.

— Только не пугайте меня, Клэм. Будьте со мной поосторожнее. Я чувствую себя настоящей девственницей.

Ему удалось придать нежность улыбке, которой он ей ответил.

— Я вас не разочарую, — заверил он.

Оставшись один, Гаррет налил себе большую порцию виски. Его охватило неистовое желание, но он сдержал себя. Сидя на диване, он медленно цедил виски. Духи Ален кружили ему голову, возбуждали его чувственность. Он испытывал противоречивые чувства, мучительно разрывающие его сознание. Душа болела, как открытая рана, на которую он собственными руками лил серную кислоту.

Ален Сэмпл напевала. Гаррет попытался представить ее себе в этот момент. Вызвать в сознании ее образ ему не удалось. Отметив отсутствие воображения, он мысленно поздравил себя.

В ванной раздался шум воды. Гаррет налил себе еще виски и с жадностью отпил, что отнюдь не было в его привычках. Он не слишком твердо держался на ногах. Но в этот вечер он знал, что его паруса смогут выдержать сильный ветер, что снасти не лопнут, не сдадут.

Раздался звон дверного колокольчика.

Гаррет поставил на стол пустой бокал и пошел открывать.

За дверью стоял Крэг с суровым лицом.

— Где она? — шепотом спросил он.

— В ванной комнате. Слышите?

Из ванной доносился шум текущей воды.

— Отлично, — сказал Крэг и удовлетворенно хмыкнул, — я пошел за ней.

Гаррет задержал его за руку.

— Она, вероятно, в костюме Евы, — предупредил он.

— Вы думаете, я упаду в обморок? Голая или не голая, но это она пустила по течению ту лодочку, в которую вы попали, и на этот раз ей не выкрутиться.

— Все-таки позвольте мне ее предупредить, Крэг. В любом случае, не станете же вы уводить ее отсюда в таком виде.

Крэг смирился.

— Она в вашем доме, вам решать.

Гаррет открыл дверь в ванную и вошел к Ален. Испуганно вскрикнув, она закрылась широким полотенцем.

— О, Клэм, как вы нетерпеливы, неужели нельзя немного подождать!

— Любовь моя, сюда пришел Крэг, чтобы вас арестовать. Не заставляйте его ждать, он в плохом настроении.

— Но, дорогой, это невозможно! В чем еще он меня подозревает?

— Не могу сказать, — мрачно ответил Гаррет. — Он отказался объяснить.

— Наверное, он совсем с ума сошел.

Гаррет обхватил плечи Ален.

— Слушайте меня внимательно, Ален. Выходя из машины, попытайтесь упасть, как бы в обморок. Крэг растеряется и побежит за помощью. Вы воспользуетесь этим и убежите. Поняли?

Она тяжело оперлась на его руку.

— Поняла, Клэм. Но если он начнет стрелять в меня!

— Не посмеет. Вы слишком важный свидетель и моя любимая клиентка. Джеффри вовремя об этом вспомнит.

— Вы, вижу, с ним подружились, раз зовете его по имени, — упрекнула она.

— Да, он стал моим другом.

Слезы заблестели в глазах Ален.

— Помогите мне одеться. Мне… мне страшно, я вся дрожу.

Отвернувшись, он передал ей вещи. Как только она оделась, он взял ее за руку и проводил к Крэгу.

— Вот она, Джеффри. Мне не известно, в чем вы ее подозреваете, но прошу вас обращаться с мисс Сэмпл достойно.

Рот Крэга скривился.

— Вы, вероятно, еще ни о чем не догадываетесь, Гаррет, но, должен сказать, эта девица далеко не самый красивый бутончик из вашей коллекции, — съязвил он.

— Если не ошибаюсь, я никогда и никому не давал повода думать, что она принадлежит к оной, — спокойно ответил Гаррет.

Он закрыл за ушедшими дверь, вздохнул и вернулся в комнату. Поставив бутылку со скотчем в бар, он отнес пустой бокал на кухню, ополоснул его и занялся домашними делами. Его мучила совесть.

Телефонный звонок прозвучал так резко, что Гаррет вздрогнул. Он нервно и поспешно снял трубку.

— Это Ален. Все в порядке, Клэм. Но что будет со мной дальше?

— Снимите номер в гостинице и последуйте моему примеру: ложитесь поскорее спать.

Хитроумный замысел Гаррета и Тома Уэвера удался даже лучше, чем они сами ожидали.

Глава 24

С очень серьезным выражением лица, можно даже сказать, недовольным, Том Уэвер слушал, как Гаррет излагал свою мысль. Маской скепсиса Том скрывал свои чувства: он понимал позицию своего партнера, вплотную столкнувшегося с необычайно опасными и жестокими явлениями, страшные последствия которых тот в полной мере испытал на себе.

Уэверу претила сама мысль о возможности физической борьбы с преступностью. Он предпочитал иметь дело со справочной юридической литературой, где находил соответствующую статью закона, которая позволяла ему уничтожать противника, ловко используя возможности судебной процедуры. Его разящий дар диалектически анализировать ситуацию и представлять доказательства зачастую загонял в тупик прокурора, а присяжных заставлял по-новому взглянуть на очевидные, казалось бы, улики.

Используя возможности судебного процесса, выступая перед судьями, уже в силу своего профессионального опыта мало склонными к снисходительности, он не раз добивался блистательного успеха. Поэтому, рассуждал он, стоит ли ввязываться в драку в самом прямом смысле этого слова? Многолетний опыт выковал у него убеждение, что слово несравненно сильнее самого крепкого кулака.

Гаррет закончил.

— Клэм, — констатировал Уэвер благожелательно, — ты ужасный шутник. Если бы я сейчас послушался своего внутреннего голоса, то немедленно внес в повестку дня ближайшего заседания коллегии адвокатов вопрос о твоем исключении.

Гаррет расхохотался.

— У тебя ничего не получится, — возразил он. — Убийство мерзавца, покушавшегося на мою жизнь, не есть преступление. С другой стороны, не забывай, что ты уже согласился мне помогать.

— Ну, конечно! — вспылил Уэвер. — Ты, как всегда, стараешься приготовить меня под собственным любимым соусом. К несчастью, ты мой партнер, то есть обладаешь равными со мной правами, и я не имею возможности на тебя давить.

Он вздохнул и скорбно продолжал:

— Если бы я вновь заключал с тобой контракт, то первым делом изменил бы статью десятую, которая ставит нас с тобой на одну доску. Откровенно говоря, ты в нашей профессии еще новичок. И все, чему научился, узнал от меня.

— Тогда на что же ты жалуешься? — парировал Гаррет. — К тому же, в мои годы ты самым решительным образом боролся с негодяями, препятствовавшими отправлению правосудия. И доказательств тому целые тома. Если забыл славную молодость, справься в собственном архиве. Ты был решителен, непреклонен и смел, Том, и никогда себе не изменял. Уверен, что на самом деле эта твоя перестраховка не более чем маска.

Уэвер был одновременно и польщен, и раздражен этим панегириком.

— Рассмотрим-ка этот вопрос еще раз и с самого начала, — предложил он, откашлявшись. — Во-первых…

— О, нет! — прервал его Гаррет. — Теперь уже вопрос следует рассматривать в другой плоскости, и я прошу тебя понять это. Доказательства невиновности Ален Сэмпл опираются отныне на другие факты, причем совершенно новые. Спектакль выходит на более масштабную сцену, потому что число актеров заметно возросло. При этом из-за кулис выдвинулась мощная темная сила. И мы потеряем право считать себя честными людьми, если позволим ей безнаказанно творить зло.

— Да ты, погляжу, моралист! — съязвил Уэвер.

— Том, мы не имеем права забыть того, что наделал Джаспер Фергюссон, этот излечившийся наркоман. Наркотики совершенно растлили его душу. Не имеем права мы забывать и о сестре Крэга, погибшей в состоянии «ломки». Неужели ты согласишься с тем, что свиньи, собственными руками несущие людям горе и страдания, не понесут никакого наказания за свою грязную игру, подвергшись лишь общественному осуждению?

— Ничего подобного и в мыслях у меня не было, — возмутился Уэвер. — Что ты мне морочишь голову?

— Я отнюдь не морочу тебе голову. Просто хочу разбудить совесть, совесть отца семейства. Предположим на секунду, что одна из твоих дочерей…

— Прекрати это, Клэм! От твоих слов дрожь пробегает по телу.

Гаррет откинулся в кресле и печально взглянул на Уэвера.

— Ты согласен со мной, Том?

— Да, это ужасно! Как это только Господь Бог, который все знает и будет последним нашим судией, может спокойно взирать на безобразия, творящиеся в этом грешном мире?

— Это все слова. Можно подумать, что ты ни разу в жизни не сталкивался с преступлением! — ответил Гаррет с иронией. — Бери скорее свои игрушки и беги играть в песочницу, дитя невинное! Человек — не лучшее создание Бога хотя бы потому, что появился на свет лишь на шестой день творения, то есть не в самой благоприятной обстановке. Все это так, Том, но все же каждый человек несет ответственность за будущее всего рода человеческого. Те, кто уклоняются от этой ответственности, по сути дела, попустительствуют преступникам и становятся их невольными соучастниками. Ради сохранения своего душевного покоя, который для них одновременно и щит, и шоры, они готовы закрыть глаза даже на самое вопиющее преступление перед Богом и людьми. А когда сами становятся жертвами, первыми начинают взывать о помощи.

Уэвер принял кислый вид.

— Благодарю, — сказал он, — я в подобных нравоучениях не нуждаюсь.

В дверь кабинета постучали.

— Войдите, — пробурчал Уэвер.

Мисс Дороти Фокси, секретарь конторы, плоская, как доска, с кислой миной на лице, приоткрыла дверь. Ее голова с маленькими блестящими ледяными глазками напоминала седовласую игуану.

— Инспектор Крэг, — объявила она неожиданно мелодичным голосом.

— Пусть войдет.

Тяжело переступив порог, в кабинет вошел несколько смущенный Крэг. Он взглянул на адвокатов.

— Я идиот, — сообщил он.

— Надо же, какая новость! Ну просто поразительно! — любезно кивнул Уэвер.

Крэг мрачно взглянул на Гаррета.

— Клэм, она обвела меня вокруг пальца.

— Кто?

— Ален Сэмпл, черт бы ее побрал!

— Так объясните же наконец в чем дело, — попросил Уэвер, которому не терпелось узнать дальнейшее.

— Вчера вечером я отвозил мисс Сэмпл в отделение. У меня появилось к ней несколько новых вопросов. Выходя из машины, она упала на тротуар в обмороке. Я поспешил за помощью, а когда вернулся — она уже исчезла.

Гаррет подчеркнуто взглянул на часы.

— Почему вы не сообщили мне об этом раньше? — удивленно заметил он.

— А что бы это изменило?

Гаррет медленно поднялся.

— Джеффри, мы договорились с вами, что вы ее арестуете. Она рассказала мне далеко не все, что ей известно. При содействии Тома я организовал эту встречу. Ален Сэмпл пунктуальна, таким образом, ваше появление ожидалось до начала дополнительной части программы нашей с ней встречи. Мне еще повезло, что она из тех женщин, кто любит принимать ванну.

— Ну, ладно, что было, то было. Теперь-то что будем делать? — проворчал Крэг.

— Вы все испортили. Нельзя было доверять Ален.

— Вы считаете, что я должен был надеть ей наручники?

Гаррет передернул плечами.

— Ну, вам видней, Джеффри.

— Но откуда я мог знать, что она так грохнется о землю! Она побледнела, как полотно, скрежетнула зубами и отключилась. Выглядела она весьма непривлекательно, Клэм.

— Это потому, что вы не заглянули в ванную и не видели ее в неглиже. Она потрясающа.

— Нашли время шутить! — заорал Крэг.

Уэвер меланхолично чистил ногти.

Крэг тем временем успокоился и обратился к Гаррету:

— Послушайте, Клэм, вы же адвокат, и она вас любит. Уж не вы ли посоветовали ей подложить мне такую свинью?

— С какой стати мне это делать? — сухо ответил Гаррет. — Ален потаскуха, и вы это знаете не хуже меня. С тех пор, как я с ней познакомился поближе, у меня появилось стойкое намерение перевести ее из подозреваемых в обвиняемые.

Крэг торжественно поднял указательный палец.

— Не забывайте, что она ваша клиентка, — наставительно заявил он.

— Моя клиентка? И кому вы это говорите? Разве я как адвокат абсолютно уверен в невиновности человека, доверившего мне свою защиту? Ошибаетесь, Джеффри, это далеко не так. Конечно, я не дойду до того, чтобы взять на себя обязанности обвинителя. Впрочем, в этом нет необходимости. Она сама с вашей помощью сведет на нет все доказательства своей невиновности. Впрочем, не об этом сейчас речь. Существуют люди более виновные, чем Ален.

Гаррет в бешенстве встал и вышел из кабинета, с силой хлопнув за собой дверью.

— Он, видно, еще не совсем здоров. Его что, лихорадит? — с удивлением спросил Крэг.

— Температура не меньше сорока, но кризис миновал, — добродушно успокоил его Уэвер.

Глава 25

В четверть первого Шейла Уилсон вышла из дверей отделения своей больницы. Рабочий день закончился, и печать усталости легла на ее прелестное и нежное лицо, на пухлых губках играла тихая улыбка. Она думала о Клэме Гаррете, который, по сути дела, просто сбежал из своей палаты, даже не сняв швы с еще не заживших ран на спине и плечах. Шейла уже и не пыталась себя обманывать — она по уши влюбилась в этого безумца и остро боялась за его жизнь.

Постукивая высокими каблуками по плитам пешеходной аллеи, Шейла пересекла сад, окружающий больницу.

На месте стоянки оказалось всего несколько машин: ее старенький «форд», служивший ей вот уже три года, машина доктора Карагана, задержавшегося на срочной операции, машины дежурного персонала, больных и посетителей.

Облегченно вздохнув, Шейла села за руль, тронулась с места и подъехала к двустворчатым решетчатым воротам, выходившим на улицу. На спуске она притормозила, пропуская транспорт, пересекающий дорогу. В этот момент из тени деревьев неожиданно выскочили две фигуры и бросились к машине. В одно мгновение нападавшие вытащили девушку наружу, завернули ей руки и бросили на заднее сиденье. Один из похитителей прыгнул на сиденье рядом с ней, другой, не мешкая, за руль, включил передачу и нажал на газ. «Форд», взвизгнув резиной на повороте, рванул вперед.

Шейла пришла в себя, потерла руки, саднящие от жесткой хватки незнакомцев.

— По какому праву вы себе это позволяете? — возмутилась она.

— Все узнаете в свое время, — флегматично ответил ее сосед. — Потерпите. Ждать осталось совсем недолго.

Оба сообщника были чем-то похожи: оба блондины, оба крепко сбиты и элегантно одеты. Сосед Шейлы вынул револьвер с коротким стволом.

— Джос, — сказал он, — сбавь скорость, не гони. Мы никуда не опаздываем.

Однако совет запоздал: сзади раздалось завывание полицейской сирены. Их машину нагнал дорожный инспектор на мотоцикле и вытянул руку, приказывая остановиться.

— Что будем делать, Рик? — спросил тот, что за рулем.

— Делай, как он скажет.

Рик крепко обнял Шейлу и прижал к себе, вставил ствол револьвера между пуговицами ее пальто.

— Не двигаться! — угрожающе шепнул он. — Если закричите, придется убирать и вас, и полицейского.

«Форд» мягко остановился у тротуара. Полицейский сошел с мотоцикла и приблизился к автомобилю.

— Ну, в чем дело? У вас что, земля горит под ногами?

Джос ухмыльнулся. Большим пальцем он показал через плечо на застывшую в объятиях пару на заднем сиденье.

— Можно сказать и так, инспектор, — ответил он. — Я их везу домой. Им невтерпеж. Видите ли, они только что поженились.

Полицейский не стал придираться.

— Ну, ладно, раз такое дело. Не буду мешать, — добродушно улыбнулся он. — Впрочем, чем дольше откладывать, тем больше удовольствие. Спокойной ночи, молодожены. Постарайтесь не развалить кровать.

Джос захлебнулся от смеха, и полицейский отъехал.

Сильным толчком Шейла Уилсон отбросила Рика.

— Кончайте ваши шутки, — гневно потребовала она, — и уберите лапы.

— Очень жаль, что ты такая недотрога, малышка. А то мне понравилось. Такая пухленькая, такая хорошенькая, ну просто прелесть.

Возмущенная грубым комплиментом и пытаясь перебороть охвативший ее страх, Шейла откинулась в угол салона. Нельзя сказать, что от страха она совсем потеряла голову, но она никак не могла понять, что происходит и какая роль в этом жутком спектакле уготована ей. Сначала она подумала, что ее похитили гангстеры. Возможно, кто-то из их друзей получил ранение, и, опасаясь обращаться к врачу, они решили воспользоваться услугами медицинской сестры.

Однако подобное объяснение звучало уж слишком малоубедительно.

Машина достигла Ист-Ривер, пересекла Бронкс и направилась в сторону Пелхэм-Вэй-Парк. Шейла родилась в Клермоне, поэтому, несмотря на темноту, узнавала знакомые места. Кроме того, ей помогала ориентироваться светящаяся реклама.

Наконец Джос притормозил и свернул направо. Фары осветили длинную аллею, обсаженную высокими деревьями без листьев. В конце виднелся продолговатый приземистый дом.

Джос остановился у крыльца, Рик открыл дверцу.

— Выходите, — приказал он.

Крепко взяв Шейлу за локоть, он заставил ее подняться на ступеньки. Джос позвонил, и дверь тотчас же открылась. При свете люстры, освещавшей холл, Шейла увидела перед собой молодую женщину с прекрасными волосами. Глаза ее глядели холодно, злая улыбка играла на губах, накрашенных слишком яркой красной помадой.

— У него хороший вкус, — спокойно признала она.

Рик закрыл дверь.

— Нэд, — позвала женщина, — она здесь.

Появился Нэд Поскер в домашнем халате в красную и серую клетку. Его широкое лицо расплылось от удовольствия.

— Действительно, весьма недурна, — согласился он, оглядывая Шейлу.

— Что значит вся эта глупая комедия? — возмутилась Шейла. — Что, кому-нибудь в доме нужно оказать медицинскую помощь?

— Медицинская помощь может понадобиться, только вот кому — посмотрим дальше, — ответил, ухмыляясь, Поскер. — Послушайте, красотка, вы, кажется, знакомы с Гарретом?

— Да, мне приходилось ухаживать за ним, когда он дважды попадал к нам в больницу.

— Симпатичный парень, согласны?

— И симпатичный, и смелый.

Шейле с великим трудом удавалось сдерживать дрожь в коленях. Теперь ей стало понятно, что замышляют эти люди. Она догадалась, почему ее похитили.

«Я не выйду отсюда живой, — подумала она с отчаянием. — Они ненавидят Клэма, и решили отомстить ему, убив меня».

— Кей, — приказал Поскер, — отведи-ка ее вниз.

Кей Бейберг коснулась плеча Шейлы.

— Шагайте вперед, — приказала она сухо.

Шейле ничего не оставалось, как подчиниться. Сопротивляться было невозможно. Женщины прошли по коридору и спустились по бетонной лестнице, ведущей в подвал. В глубине виднелась маленькая квадратная комната, освещенная светом лампочки без абажура. Кей Бейберг втолкнула Шейлу в помещение.

— Вот, Майк, забирайте. Теперь поработайте, как следует. Можете делать с ней, что хотите. В вашем распоряжении двенадцать часов, чтобы позабавиться. Ни в чем себе не отказывайте, желаю приятно провести время.

У Шейлы от страха перехватило дыхание. С чувственной жадностью на нее смотрело вызывавшее ужас существо с головой лысой, как биллиардный шар. Его округлое лицо и рот с толстыми влажными губами непрерывно подергивались.

— А когда вы мне дадите обещанную дозу? — нетерпеливо спросил он, не спуская глаз с Шейлы.

— Как только первый раз сделаете свое дело, так сразу и получите, — пообещала, уходя, Кей.

Человек неуклюже поклонился Шейле.

— Разрешите представиться: меня зовут Майк Рего, и у меня шикарный синий «шевроле». Шеф меня ценит, девочка, потому что я выполняю все его желания.

Говорил он вяло, бесстрастно и как бы с трудом выталкивая из себя слова.

Вдруг резким движением он схватил стальными пальцами Шейлу за горло и сжал его. От страшной боли Шейла упала на колени. Свободной рукой Рего с такой силой сорвал с нее пальто, что пуговицы разлетелись по полу. Шейла стала задыхаться, лицо ее перекосилось, глаза вылезали из орбит. Она хотела закричать, но не могла. Ее сознание, вытесняя все остальное, заполнила страшная, парализующая волю боль. По подбородку Рего текла слюна. В его тусклых глазах застыла бездонная пустота, трагическая и безысходная.

Затем Шейлу пронзила зверская боль. Казалось, раскаленный самим дьяволом утюг разрывает все тело на части. Это невыносимое ощущение было еще отвратительнее и бесчеловечнее. Ее ноги подкосились, но Рего крепко удерживал ее руками.

Сознавая собственное бессилие, ей оставалось лишь терпеть и плакать. Казалось, все ее тело — один сплошной оголенный нерв. Сознание не воспринимало ничего, кроме неимоверной боли.

Закончив свое грязное дело, Рего нанес Шейле страшный удар в лицо.

Перед глазами у нее все закружилось, и она упала без чувств.

— Конец первого действия, — засмеялся Рего…

Через некоторое время Шейла очнулась от чьего-то прикосновения. Она не смогла сдержать стон.

— Вставайте, — прошептал незнакомый женский голос. — Вам надо бежать.

— Мне больно, я не могу двинуться!

— Тише! Возьмите себя в руки и вставайте, умоляю вас!

Чьи-то руки схватили ее под мышки. Шейла чувствовала, как ее подняли и, поддерживая под руку, вывели из дома. Ночной воздух заставил ее вздрогнуть от холода.

Почти без сознания она упала на сиденье машины, повалилась на бок и снова провалилась в небытие.

Глава 26

Гаррет спал крепким сном. Последние события, накопившееся утомление, слабость и постоянный недосып буквально свалили его с ног. Грудь его ритмично вздымалась в такт спокойному и глубокому дыханию. Когда раздался звон дверного колокольчика, он лишь повел бровями, пожевал губами и повернулся на бок.

Кто-то настойчиво позвонил еще раз и кулаком нетерпеливо застучал в дверь. На этот раз Гаррет с трудом открыл глаза, сел на кровати и потер лицо.

Назойливый звук колокольчика заставил его сдернуть с себя одеяло.

— Иду, иду! — крикнул он.

Вдев кое-как ноги в тапочки, он спросонья никак не мог попасть в рукава халата. Зевая на ходу, он пересек комнату и поспешил к двери.

— Кто там?

Ответа не последовало, но послышался звук падения тела.

Гаррет открыл дверь. На пороге лежала Шейла Уилсон. Она, видимо, оперлась о дверь, но, не удержавшись на ногах, повалилась набок и ударилась головой о косяк.

— Шейла!

Сон Гаррета как рукой сняло. Он быстро наклонился, подхватил в объятия девушку и внес ее в дом. Захлопнув дверь ногой, он закрыл ее на задвижку.

Лицо Шейлы покрывала безжизненная бледность. Скула вспухла и посинела, губы разбиты в кровь. Пятна засохшей крови покрывали подбородок и шею. Одежда испачкана в грязи и крови, одна туфля потеряна.

Гаррет уложил девушку на диван, подсунул под голову подушку. Найдя салфетку, смочил ее и обтер ей лицо. Затем, свернув салфетку, положил ее на лоб.

Он не находил себе места, сердце его раздирала боль. Налив в бокал немного виски, он влил несколько капель алкоголя между сомкнутыми губами девушки. Она закашлялась, отстранила бокал. Веки затрепетали, и глаза, наконец, медленно открылись. Шейла устремила на Гаррета тусклый, далекий взгляд, затем ужас расширил ее зрачки.

— Клэм, — застонала она. — О, Клэм!

Слезы заструились по щекам Шейлы.

— Они мне сделали больно, Клэм… они меня истязали.

— Сейчас вам лучше помолчать. Надо восстановить силы.

Гаррет осторожно ощупал челюсть Шейлы. Он убедился, что она не сломана, и тут же заметил на горле черные синяки, оставленные пальцами Майка Рего.

Его затрясло от бешенства.

Шейлу бил озноб. Гаррет быстро прошел в спальню, сорвал с постели одеяло и укутал ее. Вскоре девушка перестала дрожать и в изнеможении забылась тяжелым сном.

Гаррет взял себя в руки. Теперь он испытывал другое чувство, чувство решимости и ощущение выросшей в нем непобедимой силы.

Начинался новый серый и печальный день. Город оживал.

Приведя себя в порядок, Гаррет оделся и приготовил очень крепкий кофе. Время от времени он заходил посмотреть, как спит Шейла, касался ее щеки или лба, чтобы определить температуру.

Когда она проснулась в двенадцатом часу и огляделась, в комнате никого не было.

— Клэм!

Гаррет немедленно отозвался. Быстро войдя в комнату, он встал на колени у постели. Шейла высвободила руку из-под одеяла, обвила ею Гаррета и притянула к себе.

— Расскажите, что с вами случилось, — попросил он.

— Потом. Голова просто раскалывается.

— Может, вызвать врача?

— Нет, дорогой. Это ничего не даст.

— Хотите чашечку хорошего кофе?

— С удовольствием.

Он помог ей встать. Увидев, в каком жалком состоянии ее платье, Шейла покраснела. Гаррет поспешил принести ей свой халат. Обняв за талию, Гаррет провел Шейлу в кухню, усадил за стол и сделал ей чашку кофе. На щеках девушки появился румянец, но взгляд ее сохранял беспокойство.

Шейла внешне спокойно и твердым голосом описала свое похищение и все, что случилось в дальнейшем. Склонив голову, Гаррет мял хлебный шарик. Его мозг отмечал каждую деталь, соединял имена с фамилиями. Рик и Джос Роджеры. Нэд Поскер, Кей Бейберг, Майк Рего — человек в синем «шевроле» — палач Шейлы.

— Где находится этот дом? — спросил он, как только она закончила свой страшный рассказ.

— На Эсчестер-Вей, — ответила она. — Несмотря на ночь, мне удалось узнать южную часть Пелхэм-Парка. Мы ехали на виллу через весь Бронкс. Я знаю этот район как свои пять пальцев. Я ведь там родилась.

— Должно быть, вы были прелестным ребенком.

— Вовсе нет, Клэм. У меня были толстые щеки и сердитый вид. Мой старший брат, он погиб в Корее, говорил, что у меня щечки, как у груши.

— Ну, — улыбнулся Гаррет, — с тех пор многое изменилось.

Снова посерьезнев, он прикурил сигарету.

— Так как же вам удалось выбраться из дома? — снова спросил он.

— Мне помогли. Я с трудом передвигалась, но меня кто-то поддержал, вывел, посадил в машину и доставил сюда.

— Кто именно?

— Какая-то женщина. Насколько я поняла, мы выбрались через подвальную дверь, выходящую в сад.

— Как выглядела эта женщина?

— Не помню. Было очень темно. Помню только, что она пользуется крепкими духами и голос у нее грудной.

Гаррет вздрогнул.

— Кто именно нажимал на кнопку у моей двери? — спросил он.

— Она. У меня не хватило бы сил и руки поднять. Когда вы крикнули, что идете, она отпустила меня, я прижалась к двери и слышала, как эта женщина бегом спустилась с лестницы. Вот и все.

У Гаррета не оставалось ни малейшего сомнения. Нападение, которому подверглась Шейла, было организовано и осуществлено очень четко. Сразу виден почерк профессионалов. Но кто они? Дерзкие молодчики, решившие дико поразвлечься, или же вырвавшийся на свободу маньяк? А может, главарь какой-нибудь банды, опьяненный своей властью, ревностью и злобой, возжелавший увидеть реальные доказательства своего могущества?

— Клэм, — внезапно спросила Шейла, — который теперь час?

— Немного больше двенадцати.

— А как же дежурство, на которое я должна была заступить в десять часов утра?

— И не думайте о нем, дорогая. Вам необходим длительный и полный покой.

— Но не могу же я оставаться в доме мужчины. Это не совсем удобно.

Он поднял ее со стула и сжал в объятиях.

— Но к себе вы тоже не можете вернуться, — серьезно заметил он. — Попробуем устроить вас в больнице. Я договорюсь с вашим начальством. А дома вам пока лучше не показываться. А что касается вашего начальства, то оно, несомненно, пойдет вам навстречу.

Она растерялась.

— Но мне совершенно нечего одеть. Как я в таком виде покажусь в больнице?

— Где вы живете?

Она дала ему свой адрес. По совету Гаррета, написала несколько слов консьержке, приложив список вещей, которые ей понадобятся. Свою сумочку со всем содержимым, в том числе ключами, она потеряла при бегстве.

— Дождитесь меня, — попросил Гаррет. — Никому не открывайте, не подходите к телефону и не показывайтесь в окнах. Когда я вернусь, дам четыре коротких звонка.

— Хорошо, дорогой.

Гаррету удалось обернуться очень быстро: он успел побывать и в больнице, и в конторе Уэвера, и заехать за вещами Шейлы.

— Никто не звонил? — спросил Гаррет, вернувшись.

— Никто.

— Прекрасно. Одевайтесь. Доктор Калаган страшно волнуется за вас. Он, вероятно, к вам неравнодушен?

— Ну что вы, его жена одна из самых красивых женщин Нью-Йорка.

Устроив Шейлу в больнице и убедившись, что она теперь в полной безопасности, Гаррет снова принялся за работу. Противник без лишних колебаний выбрал для сведения с ним счетов омерзительнейшее средство. Теперь Гаррет обязан ему достойно ответить, пустив свои собственные аргументы.

Схватка предстояла смертельная.

Глава 27

На следующее утро первой на вилле проснулась Кей Бейберг. Часы на ночном столике показывали двенадцать. Рядом тяжело храпел Нэд Поскер с открытым ртом.

Кей встала, потянулась гибким телом, надела халат. Выйдя из спальни, она прошла в гостиную. Вдали под небом, покрытым серыми облаками, расстилалось свинцовое море.

Тишина, царившая в доме, обеспокоила Кей. Ее горло пересохло после вчерашних возлияний, которыми отметили успешную операцию Роджеров. Братья уехали при первых проблесках утра.

Кей подумала, что бокал апельсинового сока поможет ей утолить жажду. Она прошла в кухню, открыла холодильник, взяла банку с соком и пробила в крышке два отверстия.

Неожиданно ее внимание привлекла стоящая на столе чистая чашка. Это показалось ей странным, так как Майк Рего обычно пил кофе раньше всех.

Отставив банку, Кей спустилась в подвал. Там она обнаружила, во-первых, что эта птичка, Шейла Уилсон, выпорхнула из клетки, оставив после себя лишь порванное пальто. А во-вторых, нашла в соседней комнате труп Майка Рего, лежавшего в своей постели с перерезанным горлом.

Кровь заливала простыни и цементный пол.

Обезумевшая, с готовым выпрыгнуть из груди сердцем, Кей стремительно вернулась наверх и дрожащими от волнения руками растолкала Поскера.

— Что с тобой? — пробормотал он полусонный.

— Нэд! Проснись! Эта шлюха сбежала, а Майк зарезан.

Ошеломленный Поскер подскочил на кровати.

— Вот так дела! Что за чушь ты несешь с утра пораньше! — воскликнул он.

— Вставай, дурак, и пойди убедись сам!

Поскер не заставил себя долго упрашивать и выскочил из постели. Кей услышала, как он быстро прошлепал босыми ногами по плитам коридора.

Взволнованная и испуганная происшедшим, Кей присела на край постели. От волнения ее холодные глаза потемнели.

Вскоре появился Поскер с позеленевшим от страха лицом. Он поскреб большим пальцем подбородок.

— Но эта девчонка просто физически не способна на такую штуку, — развел он руками в удивлении.

— Но тогда кто же?

Он посмотрел на Кей и недоуменно передернул массивными плечами.

— Откуда мне знать? Майк ее привел в такое состояние, что без посторонней помощи она и шелохнуться не могла. После этой прелюдии он получил требуемую дозу и должен был продолжить ее обработку, как только пройдет действие наркотика. Насколько я могу судить, он умер часа три тому назад. Кровь еще липкая.

— И что нам дает это заключение? — иронически спросила Кей. — Ты подумал, как воспримет происшедшее Люк Стейнер?

Поскер смущенно ухмыльнулся.

— Только об этом и думаю, — уверил он ее.

— Что же мы можем ему сказать?

Поскер глубоко задумался.

— Можно было бы свалить убийство Майка на Гаррета, — предложил он.

— Да ты с ума сошел? Ну кто этому поверит? Гаррет, безусловно, способен на убийство, и уж тем более убийство преступника, но только в одном случае — если это необходимо для защиты жизни, собственной или другого человека. А потом, как объяснить Стейнеру, что Гаррет узнал о нашем намерении похитить его невесту? Люк не так глуп, чтобы попасться на эту удочку! Придумай-ка что-нибудь поинтересней!

Поскер нервно поскреб затылок.

— В таком случае, надо как-то замазать в это дело Шейлу Уилсон и обвинить Майка в том, что он изнасиловал ее под влиянием наркотиков. Защищаясь, девка его убила. Подвальная дверь оказалась открыта, и она сбежала.

— Сбежала? Находясь в таком состоянии? Роджеры уехали на «форде» Шейлы. Они должны были бросить его где-нибудь в городе.

— Вот именно! — воскликнул Поскер. — Самое важное, что машины здесь нет. Не забудь эту деталь.

В отчаянии Кей вздохнула.

— А мы, конечно, даже не слышали, как Шейла уехала на своей машине, — возразила она. — И при этом ты надеешься на молчание Роджеров? Ты для этого недостаточно богат. Нет, право, старик, что-то твой котелок совсем плохо варит.

Поскер принял надутый и обиженный вид.

— Если ты такая умная, предложи что-нибудь сама.

— Ничего особенного и выдумывать не буду, скажу чистую правду: мы не знаем, что произошло, мы ничего не слышали. Мы выпили лишку и очень устали. Вот и все, Нэд.

Нисколько не успокоенный этим вариантом, Поскер глубоко вздохнул через нос.

— Люк рассердится, — сказал он. — Ты знаешь, в каком он сейчас настроении.

— Конечно, рассердится! Но по крайней мере он будет уверен в том, что мы не собираемся его надуть.

— Это очень утешает!

— Он сам нам разрешил дать Майку наркотики. Он, можно сказать, даже приказал, а мы повиновались. Майк был совершенно невменяем, не правда ли?

Поскер взглянул на Кей инквизиторским оком.

— Послушай-ка, — сказал он, — по глазам вижу, у тебя появилась какая-то идея.

— Мне вот что сейчас пришло в голову, — воскликнула Кей. — Давай все представим в совершенно ином свете, Нэд: Шейлу похитил Майк. Ты же знаешь, что он был настоящим садистом. За одну дозу убьет и родную мать.

— Ну, ну, что дальше?

— Вот он и увез Шейлу в лес после того, как с ней позабавился. Ну, просто хотел посмотреть, как она замерзнет в одном белье. Вся эта картина прямо стоит у меня перед глазами.

Кей замолкла, довольно улыбаясь.

— Ну, и дальше-то что? — настаивал Поскер.

— История на этом заканчивается. Больше мы ничего не знаем. Маньяк и его жертва растворились в пространстве. А мы с тобой в это время спали, как невинные младенцы. Майк — человек Стейнера. Мы не могли препятствовать ему. Более того, были обязаны исполнять его желания. Ведь именно так нам приказали, верно?

Указательным пальцем Поскер почесал нос.

— Ну, а с трупом-то что делать? Куда его девать? — спросил он.

— Мы выроем под деревьями яму и захороним труп вместе с простынями и одеялом, запачканными кровью. Кстати, туда же бросим и пальто Шейлы. Я пойду перестелю постель. Пусть Стейнер поломает себе голову, разгадывая эту загадку.

— Но ведь останется еще Шейла. Она не умерла, она все расскажет.

— Если она кому и расскажет все, то только Гаррету. К тому же ее сюда привезли глубокой ночью. Она никак не могла запомнить, где расположена вилла. Да ты-то что беспокоишься? Держу пари, что Гаррет больше не станет с ней возиться. Зная извращенные таланты этого мерзавца Майка Рего, можно с уверенностью сказать, что он искалечил ее так сильно, что как женщина она кончена. Так ты согласен или нет?

Прижав кулаки к вискам, Поскер застонал.

— О, Господи, что же нам делать!

— Возьми себя в руки. Хватит стонать. Иди за лопатой. Чем быстрее мы уничтожим следы Майка, тем лучше.

Они, изрядно попотев, выкопали яму и сбросили туда труп и вещи. Затем Поскер позвонил Люку Стейнеру и, не вдаваясь в подробности, попросил приехать.

Стейнер прибыл через час. Лицо его дышало холодом. Он внимательно выслушал рассказ Кей и Поскера, дал им выговориться, выждал паузу и заявил:

— Сейчас половина четвертого. Шейла Уилсон уже подала в прокуратуру заявление, в котором утверждает, что была похищена, изнасилована и подверглась незаконному лишению свободы.

Он бросил перед ними на стол свежий номер местной газеты.

— Здесь вы названы по именам, а также описаны действия Майка, — добавил он бесстрастно.

Сраженные этой новостью, Кей Бейберг и Нэд Поскер прочитали статью. Редактор внес туда много отсебятины. Он описал чудовище Майка Рего так, словно общался с ним на короткой ноге, смакуя подробности, описал пытки, которые пережила несчастная Шейла Уилсон перед тем, как ей удалось чудом убежать, и называл Кей и Поскера организаторами преступления.

Поскер почувствовал, как Кей задрожала.

— Это штучки Гаррета! — завопил Поскер.

Стейнер улыбнулся.

— Вполне возможно, — допустил он. — У этого парня быстрая реакция, толстая шкура и светлый ум.

— Но, Люк!

— Вы мне мешаете, — прервал Стейнер. — Вы, Кей, и вы, Нэд. От вас я вижу одни только глупости.

Вытащив из кармана автоматический пистолет, он безжалостно прикончил их обоих.

Чем он теперь рисковал? Ничем, полагал он, и не без причин. Над любым мелким божком всегда стоит божок покрупнее, а на вершине пирамиды должен царить один всемогущий идол.

Глава 28

Гаррет никак не мог сориентироваться. Раньше в этом квартале ему бывать не приходилось, и несмотря на объяснения Шейлы Уилсон, он уже не один раз сбивался с дороги. Туман, надвинувшийся с моря и обволокший все и вся своей липкой молочной массой, делал ночь еще более непроницаемой и предательски опасной.

Уэвер, сидевший рядом с Гарретом уткнувшись носом в плохо освещенную карту, начал терять терпение.

— И какого черта нам дома не сиделось? Ну чего мы добьемся, если даже места найти не можем, — ворчал он. — Старина, мы сейчас находимся где-то в Бронксе. Это Пелхэм-Парк. Мы мимо него уже второй раз проезжаем. И когда это только кончится!

— Том, я, похоже, совсем перестал ориентироваться. Ведь мы же только что плутали где-то по Саут-Вью.

— Ну, ну, спокойнее. Не надо нервничать. Езжай до следующего перекрестка, а там поверни направо. Так мы должны выехать к Пелхэм-Вей-Парку. Затем спустимся к югу и, наконец, уткнемся в Эсчестер-Вей.

Гаррет последовал совету Уэвера. Чтобы не сбиться с пути, они ехали очень медленно.

— Клэм, — заметил Уэвер через несколько минут, — пожалуй, что-то вырисовывается. Внимание, посмотри налево. Мы уже где-то очень недалеко от нужной нам улицы.

Противотуманные фары осветили кювет и кустарник над ним.

— Вот она, та аллея, о которой говорила Шейла, — воскликнул Уэвер.

Гаррет остановил «понтиак» на заросшей травой обочине.

— Давай-ка дальше пойдем пешком. Так будет лучше, — предложил он.

Том и Клэм вышли из машины. Их сразу окутал сырой, холодный воздух. Гаррет захватил с собой электрический фонарь, но пользоваться им пока не стал.

Часто спотыкаясь о кочки, они двинулись к вилле по правой обочине. Неподвижные деревья тяжелым сводом смыкали ветви над их головами. Иногда под ногами трещала ветка, шум вспугивал голубей, взлетавших, громко хлопая крыльями.

Гаррет остановился.

— Том, посмотри, вилла!

Уэвер потер глаза и напряг зрение.

— Похоже на нее, — подтвердил он. — Как ты думаешь, нас угостят водкой и предложат паюсной икры? Ах, как было бы сейчас приятно лежать спокойно в постели и наслаждаться липовым чаем.

— Ты стареешь прямо на глазах.

— Поживешь с мое, тогда поймешь, какое это удовольствие вместо безумных шатаний по ночному городу забраться в теплую постель и, лежа с газетой в руках, попивать горячий грог, пунш или еще чего-нибудь в этом роде, — мечтательно возразил Уэвер.

Они шли настороженно, прислушиваясь к малейшему звуку.

— Зачем ты поднял шум в прессе? По-моему, это совершенно лишнее, — продолжил прерванный разговор Уэвер.

— Наоборот, Том, я нацелился на Стейнера. Заявлением в прессе я, как палкой, разворошил этот муравейник. И мой удар по людям Стейнера должен его серьезно обеспокоить. Мне нужно, чтобы он усомнился в собственной неуязвимости. Нужно поколебать его уверенность в своих силах и людях.

Мрачная громада виллы проступала в темноте все отчетливее. Свет не горел ни в одном окне, хотя часы показывали лишь начало одиннадцатого.

— На первый взгляд, — прошептал Уэвер, — хозяева решили нас не дожидаться и спокойно удрали.

— Сейчас все узнаем. Ступайте по гравию осторожнее — лишний шум нам ни к чему.

Уэвер наступил на что-то мягкое, чуть подвернул ногу и яростно чертыхнулся. Наклонившись, он сказал:

— Клэм, смотри, какая удача! Я нашел женскую туфлю!

— Поздравляю! Захвати ее с собой. Придешь домой — поставишь в рамочку. Это, вероятно, та, что потеряла Шейла.

Они достигла крыльца и, крадучись, поднялись по ступеням. Гаррет вытащил связку ключей и отмычек, которыми он пользовался еще на Фостер-стрит. Одна из отмычек подошла. Гаррет надавил на дверь, бесшумно отворил ее и зажег фонарь.

— Господи, спаси и помилуй! — в ужасе пролепетал Уэвер.

Посередине комнаты в луже черной запекшейся крови лежали два трупа. У мужчины поверх пижамы был накинут плащ, из под которого торчали ноги в шерстяных носках. Женщина была в голубом платье и домашних туфлях. Потускневшие широко открытые глаза смотрели на них пустым взглядом. В оскале искаженных от ужаса ртов неестественно ярко блестели зубы.

Гаррет пощупал лоб мужчины и щеку женщины.

— Холодные, как два куска ветчины, только что вынутые из морозилки, — констатировал он.

— Ты, кажется, сделал попытку меня рассмешить? — кисло спросил Уэвер. — Кто эти люди?

— Нэд Поскер и Кей Бейберг. Оставайся здесь. А я пока осмотрю первый этаж. Если услышишь что-нибудь подозрительное, значит, я попал в ловушку. Тогда ноги в руки и сматывайся отсюда так, словно за тобой черт гонится. И когда выберешься в безопасное место, немедленно предупреди Крэга.

— О’кей, Клэм.

Гаррет нашел спальню. Постели были застелены. Костюм Поскера висел на вешалке. Гаррет осмотрел карманы, нашел бумажник и тотчас же его обследовал.

Щелкнув языком, он вернулся к Уэверу, застывшему в темноте и не скрывавшему своего беспокойства.

— Поскер и Кертис — одно и то же лицо, — сообщил он. — Итак, хоть в этом пункте я не ошибся.

— И для чего ему нужно было раздваиваться?

— Оказывается, никакого раздвоения никогда и не было. Полная фамилия этого типа Поскер-Кертис. В зависимости от необходимости и обстоятельств, он пользовался то одной, то другой частью своей фамилии. Если не ошибаюсь, Поскер занимался продажей наркотиков, а Кертис изображал из себя плейбоя, завсегдатая баров, любителя женщин, состоятельного светского человека, не чуждого благотворительности. Да вот только затеяв эту сложную игру, он под конец сам запутался. Как ни крути, а раздвоение собственной личности даром никогда не проходит.

— Я, однако, совершенно уверен в том, что Ален Сэмпл — член этой банды, — заявил Уэвер. — Вот ты добился ее освобождения под залог с целью сбора дополнительной информации. Я считаю, что ты ей оказал доверие, которого она никак не заслуживает.

— Она не могла убить Фергюссона. Я исходил из этого предположения. Как Крэг ни возражал, а все же ничего не мог противопоставить моим доводам, и ему пришлось согласиться с моей аргументацией, хотя она ему и не очень нравилась.

— Так вот, оказывается, в чем дело! Значит, вы с ним проверяли ее версии с разных сторон!

— Ну, еще бы! Ведь Ален — королева лжецов. Если бы она рассказала всю правду с самого начала, когда я официально начал заниматься ее делом, мы бы сейчас сидели в другом месте и проводили время с большим удовольствием. Убийство Фергюссона оказалось бы последним, но зато тюрьма пополнилась бы новой клиентурой. Однако молчание для преступников — основной закон, нарушить который никто не имеет права.

— И Ален хотела сделать так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы.

— Иными словами, она хотела обеспечить свое будущее. Расчет был неплох. К несчастью, ее поступки вызвали цепную реакцию убийств, и сегодня мы получили тому еще одно доказательство.

Уэвер отвернулся от трупов, вид которых вызывал у него отвращение.

— Это она спасла Шейлу, — задумчиво сказал он. — Никто, кроме нее, не мог бы этого сделать.

— Очевидно, — согласился Гаррет. — И это ей зачтется, если, конечно, она сумеет спасти свою шкуру.

— А ты ее действительно любил?

— Да. Я любил ее за контраст: она некрасива и привлекательна одновременно. Я жалел ее за некрасивое лицо и желал красоту ее тела. Это противоречие природа связала между собой посредством глаз Ален. Взгляд ее настолько непорочен, что чище его представить невозможно.

— Что, однако, не мешало ей расставлять тебе ловушки. Кстати, а не она ли прикончила этого Майка Рего, чтобы спасти Шейлу? Он ведь тоже был наркоман и требовал свою дозу у Кей в присутствии вашей невесты.

— Он сам мог умереть от этой дозы, — без особой убежденности возразил Гаррет. — Такое иногда случается.

Уэвер не смог сдержать скептической улыбки.

— Ну, уж этого я от тебя никак не ожидал. Сказать такую гениальную глупость!

Они отправились обследовать виллу и подвал. В комнате Рего пахло хлоркой. Гаррета заинтересовала подозрительная чистота постели. Он перевернул одеяло, простыни, на которых еще сохранились складки от утюга, и, наконец, нашел следы крови на матраце.

— Она его убила собственноручно, — признал Гаррет, — но комнату убирал кто-то другой.

— Так-то оно так, конечно, но куда же Поскер с Кей спрятали труп?

— Завтра приведут собаку и, уверен, тело обнаружат где-нибудь поблизости. Поскеру с Кей, наверное, пришлось здорово попотеть.

Однако Уэвера не совсем удовлетворяли объяснения Гаррета.

— Послушай, Клэм, и все-таки мне не до конца понятно вмешательство мисс Ален Сэмпл. Мы же ничего не знаем наверное. Ни того, каким образом она все осуществила, ни того, какими мотивами при этом руководствовалась. Мне бы хотелось…

— Добрый вечер, — раздался голос вошедшего Крэга.

Глава 29

Инспектор Крэг появился так неожиданно и спокойно, словно давно находился на вилле, ожидая Гаррета и Уэвера. Не высказав ни малейшего неудовольствия тем, что адвокаты не предупредили его о своем желании навестить виллу, он сердечно пожал им руки.

— Честное слово, — иронически сказал он, — вы что, совсем никогда не спите? Что же меня не позвали с собой на виллу? После шума в газетах, я имею в виду ту убийственную по накалу статью, вам вполне могли устроить здесь ловушку и изрядно пощипать перышки. К чему этот риск? Почему вы не известили меня?

— Пусть это останется нашей маленькой адвокатской тайной, — ответил Гаррет.

— Ого! У вас уже появились от меня тайны! Ничего себе объясненьице!

— Оно ничем не хуже любого другого, — вмешался Уэвер. — В конце концов мы адвокаты, а не полицейские.

Гаррет с напускной серьезностью взглянул на Крэга.

— Между прочим, Джеффри, что заставило вас к нам присоединиться?

— Я внимательно прочел эту жуткую газетную статью, старина, и, пораскинув мозгами, понял, что от нее за версту несет Гарретом, причем явно. Остальное дополнила ваша очаровательная Шейла. Я навестил ее в больнице и, несмотря на поздний час, был очень мило принят. Полицейские, можете мне поверить, настолько не избалованы любезностью своих клиентов, что гостеприимство мисс Уилсон заслуживает особой благодарности.

— Шейла питает к вам безграничные симпатии. Кстати, чтобы ввести вас в курс дела, немедленно сообщаю, что мы с ней собираемся пожениться.

Крэг улыбнулся.

Примите мои поздравления, Клэм. Рад за вас обоих. Кроме того, от себя хочу добавить, очень хорошо, что Шейла так легко отделалась! Похоже, у этой лживой мерзавки Ален Сэмпл имеются не только отрицательные качества. Впрочем, она могла просто задуматься о своем будущем.

— Как бы для нее боязнь черного дня в будущем не обратилась в источник горестей для нас в настоящем.

— Подобные опасения вполне обоснованны. Эта девка начинена противоречиями по самую макушку.

— Если она хоть раз поскользнется, ей уже никто не поможет, — сказал Уэвер.

Крэг показал пальцем на потолок.

— Вы, вероятно, уже допросили трупы наверху? — спросил он.

— Верите или нет, но они нам многое рассказали, — ответил Гаррет. — У каждого из них в сердце по пуле. Преступная пара Поскер-Бейберг наконец-то соединилась навеки.

Тяжело вздохнув, Крэг поднял воротник пальто.

— Ну что, по домам, друзья. Здесь собачий холод. Увидимся завтра.

— Еще рано, — объявил Гаррет. — Я хочу обследовать каморку, где держали Шейлу.

Он вышел из комнаты, на беспорядок в которой Крэг не преминул обратить внимание, указал на другую дверь и открыл ее.

— Должно быть, здесь, — сказал он и зажег фонарь.

Мебели в помещении не было. Все его пространство заполняли ящики и старые раздавленные корзины. Пол был покрыт пылью. Крэг наметанным глазом сразу заметил вырванную с мясом пуговицу, обтянутую зеленой материей. Он поднял ее и поднес к свету.

— Похоже, от пальто Шейлы, — сказал Гаррет. — Когда я лежал в больнице, она заходила после дежурства пожелать мне спокойной ночи. Так вот, она часто была одета в зеленое пальто.

— Куда же оно подевалось?

— Ума не приложу, Шейла вернулась без пальто. Мне она сказала, что оставила его здесь.

Тон Крэга стал серьезнее, суровее. Он перевел разговор в профессиональное русло.

— Если не ошибаюсь, вы допускаете, что Майк Рего спрятал пальто, боясь ответственности?

— А, может быть, он тоже умер?

— Почему же, интересно знать, его постель в беспорядке? Откуда на ней чистые простыни? И почему здесь пахнет хлоркой?

— Это я перевернул постель, — объяснил Гаррет. — Запах — результат недавнего мытья полов. А на краю матраца я обнаружил следы крови.

— Таким образом, имеются основания полагать, что Ален Сэмпл сначала убила Рего, а потом освободила мисс Уилсон?

— Вероятно, Джеффри, вы правы.

Уэвер следил за разговором своих коллег со все возрастающим интересом.

— Я в этом абсолютно уверен, — воскликнул Крэг. — Ни на минуту не сомневаюсь, что Ален Сэмпл хорошо знала не только постоянных обитателей виллы, но и всю банду. Она была полностью в курсе запланированного похищения вашей невесты. Только этим можно объяснить то, что ей удалось вмешаться в нужный момент. Иначе у нее ничего бы не получилось, согласны?

Гаррет задумался. Взгляд его стал отсутствующим.

— Джеффри, я знаю чувства Ален ко мне. И именно поэтому мне непонятно ее поведение. Изуверское убийство Шейлы должно было ее обрадовать.

— Но ведь Ален одновременно знала и о ваших чувствах к ней. Разве могла она предположить, что мой приход к вам тщательно подготовлен Уэвером, вами и мной? Она, как помните, скрывалась. Так что в то время мы могли ее задержать единственным способом — заманив в ваши объятия.

— Не могу сказать, что я с большой радостью согласился на эту комбинацию, — пробормотал Гаррет. — Но, так или иначе, бесспорно одно: она спасла Шейлу. Вспышка великодушия, перемноженная на картину своего весьма неопределенного будущего, переборола ревность.

Крэг казался страшно удивленным.

— Послушайте, Клэм, ну откуда Ален Сэмпл могла знать, что вы любите Шейлу и что это чувство взаимно?

— Но за Шейлой могли следить, — возразил Гаррет. — В палату, куда меня помещали дважды, заходило много людей, в том числе и сиделки, подменявшие Шейлу во время ее отсутствия. На этом свете все покупается, Джеффри. Кроме того, не воображайте, что в замкнутом больничном коллективе можно долго сохранять в тайне симпатии сестры к пациенту. Я уж не говорю о любви. Такое в жизни просто невозможно.

Крэг, облегченно вздохнув, охотно принял объяснение. Уэвер, подумав, тоже признал его убедительным. Они возвратились в холл. Крэг зажег люстры и обследовал трупы.

— Вот они и дождались расплаты за Ален Сэмпл и Шейлу, — удовлетворенно хмыкнул он.

— Именно так, — согласился Уэвер.

— Наступит день, — высказал надежду Гаррет, — и Ален Сэмпл заплатит за все свои художества. Все к тому идет, если только мы не сумеем своевременно вмешаться и положить конец этой цепи трагических событий.

— Вы нашли личные бумаги убитых? — спросил Крэг.

Гаррет протянул ему бумажник Поскера.

— Вот, оказывается, как дело обернулось! — изумился Крэг. — Поскер-Кертис, говорите? Ловко устроился мерзавец, не правда ли? Под личиной Кертиса он был женат на Ален, а в качестве Поскера содержал любовницу. Какое, однако, вероломство!

Крэг задумчиво посмотрел на Гаррета.

— Уж не Ален ли мозг этой банды? — резко спросил он.

Гаррет задумчиво прикусил верхнюю губу.

— Черт побери! Конечно, да, Джеффри! Почему мы об этом раньше не подумали? Ведь только лицо, стоящее на самом верху пирамиды, могло позволить себе спасти Шейлу и затем при первом удобном случае убить двух опасных свидетелей: мешающего ей жить мужа и ненавистную любовницу.

— Великолепно, — поддержал иронически Уэвер. — Таким образом, получается, что Ален Сэмпл сама строила и сама же разрушала собственные планы! Не человек, а какой-то сумасшедший камикадзе! Иными словами, этот своего рода новоявленный великий вождь краснокожих, Маниту в юбке, только и делал, что бегал с завязанными глазами туда-сюда по краю пропасти? Значит, по-вашему, она организовала или собственноручно осуществила убийство Джаспера Фергюссона лишь ради маленького удовольствия быть арестованной Крэгом и освобожденной Гарретом. Вы совсем забыли, что ее любимое занятие — игра по-крупному, но краплеными картами, и она…

— Ты все сказал? — грубо прервал его Гаррет.

Уэвер внимательно посмотрел на Гаррета, недоуменно пожал плечами и недовольно нахмурил брови.

— Да, Клэм, я закончил. Но, подчеркиваю, все происходящее, как бы это сказать повежливее, с точки зрения логики имеет очень мало смысла.

— Я пойду позвоню, — сказал Крэг и вышел в гостиную. Он зажег свет, оглядел комнату, взял трубку и стал набирать номер.

— Не забудьте вызвать собаку! — крикнул Гаррет.

— Зачем еще собаку?

— Майк Рего не может быть далеко.

— Пожалуй, это разумно. Надо испробовать все, что имеется в нашем распоряжении.

Вскоре виллу заполнила небольшая толпа полицейских и экспертов. У собаки оказался хороший нюх, что она немедленно доказала, начав разрывать землю на могиле Майка Реги под дубом.

— Вот и все, — вздохнул Гаррет.

Он смертельно устал, но был твердо уверен, что прошел не менее трех четвертей пути к намеченной цели. Последняя четверть будет менее сложной по организации, даже если окажется более тяжелой в исполнении.

Гаррет отвез Уэвера домой.

Глава 30

Церемония бракосочетания проходила в церкви по соседству с больницей. Свидетелями выступили доктор Калаган и Том Уэвер. Хирург торопился на операцию перитонита, поэтому, поцеловав Шейлу и пожав руку Гаррету, он тотчас ушел. Пастор после обычного поздравления новобрачных тоже не стал задерживаться и удалился — его вызвали к умирающему.

Выходя из церкви, Уэвер посмотрел на часы.

— Почему это, интересно, Крэг не пришел поздравить? — удивился он. — Даже странно.

— Он и не обещал, — объяснил Гаррет. — На него сейчас навалилось много дел.

Уэвер ласково и дружески потрепал Шейлу по щеке.

— Вы выглядите просто прекрасно, дорогая. Надеюсь, что этот шалопай сделает вас счастливой.

— Мне и стараться-то особенно не придется, — уверил друга Гаррет.

Новобрачных окружили сотрудники Шейлы в белых халатах. Уэвер воспользовался радостной суматохой и улизнул.

Гаррет и Шейла благодарили за поздравления, отвечали на шуточки, счастливо смеялись. Наконец они добрались до своей машины и тронулись, осыпаемые дождем рисовых зерен.

— Уф! — облегченно вздохнул Гаррет. — Да что бы я еще раз в жизни согласился на это? Ни за что!

— Ты о чем это, Клэм?

— О женитьбе, конечно. Хватит и одного раза.

Шейла села, подобрав под себя ноги, и прижалась к нему. Какая-то неуловимая печаль омрачала ее счастье. Физически от короткого, но жестокого похищения она уже оправилась.

Приехав домой, Шейла занялась приготовлением завтрака, а Гаррет просматривал бумаги, до которых в последние дни у него руки не доходили. Неожиданно раздался звон дверного колокольчика. Отпуская сквозь зубы проклятья, Гаррет пошел открывать.

В дверях стояла Ален Сэмпл с пакетом в руках.

— Добрый день, Клэм, — улыбаясь поздоровалась она. — Мне захотелось лично поздравить вас и вручить свадебный подарок.

— Входите, пожалуйста. Очень рад, что вы нашли время прийти.

В прихожую заглянула Шейла и вздрогнула, сразу узнав терпкий запах духов Ален.

— Это вы меня спасли, правда?

— Да, — ответила Ален. — Только, пожалуйста, не надо благодарностей.

Ален протянула Шейле пакет, который та поспешила открыть. В нем оказался массивный серебряный кувшин.

— О, как он великолепен! — воскликнула Шейла.

— Да нет, — запротестовала Ален. — Ничто не может быть слишком хорошо для женщины, которую выбрал в жены Клэм.

— Садитесь, мисс Сэмпл. Не желаете ли выпить чего-нибудь? Может, глоточек виски?

Ален приняла предложение, села и сняла перчатки.

Гаррет захлопотал, доставая бокалы, лед и бутылку. Ален сидела в задумчивом оцепенении, выпрямив спину. В глазах ее застыло какое-то смятение. Ее некрасивое лицо отражало с трудом скрываемую скорбь, омрачавшую блеск прекрасных глаз.

Гаррет протянул ей бокал. Она безмолвно отпила глоток и дрожащей рукой поставила его на стол так, что хрусталь зазвенел.

— Клэм, — внезапно сказала она. — Вы должны покончить с Люком Стейнером.

— С самым главным шефом?

— Да. Вы, кажется, с ним никогда не встречались, но он вас хорошо знает.

— Простите, — поправил ее Гаррет, — мне привелось столкнуться с ним однажды на Фостер-стрит. Правда, из-за тумана я не смог разглядеть его лица. Кроме того, он светил мне в глаза фонарем. Сначала в темноте мне показалось, что он фигурой несколько похож на вашего мужа. Или, если угодно, Поскера.

— Это он убил Майка, Кей Бейберг и Лайна, — объяснила Ален. — Конечно, в данном случае они не были ни в чем виноваты. Ну, разве что выпили немного больше, чем нужно. Однако они хотели обмануть Стейнера, а тот только и ждал случая, чтобы от них избавиться.

— Откуда вы знаете, что они выпили больше, чем нужно?

— Мне все рассказали братья Роджеры, — ответила Ален. — Они тоже участвовали в попойке перед тем, как уехать.

— Что они сделали с моей машиной? — вмешалась Шейла.

— Продали в соседнем штате.

Гаррет сделал большой глоток виски. Поведение Ален вызывало у него неосознанную тревогу. Гаррет никак не мог решить для себя, какую цель она преследовала? По своей ли воле пришла? А если нет, то кто ее послал и зачем?

Ален посмотрела ему в глаза и словно прочла его мысли.

— Клэм, дорогой, — с тяжелым вздохом заявила она, — я устала от всех этих грязных игр. Пора уже подумать и о себе. Наверное, я не самое порядочное существо на белом свете, однако я никогда не замышляла убить кого-либо. В конце концов мне вполне хватало любви Джаспера. Конечно, она не была ни слишком большой, ни слишком страстной, ни слишком поэтичной, однако…

Она не закончила. Слезы блеснули в уголках ее глаз. — Но вот я повстречалась с вами, Клэм. Вы были недосягаемы. Я боролась, как могла, чтобы получить это недосягаемое, рисковала, но риск оказался напрасным. Я вам лгала, потому что была вынуждена, потому что без моей лжи вас давно бы уже исключили из списка живых. В вас промахнулись два раза, но убить могли раз десять.

— Кто бросал гранату?

— Стейнер. Если бы Филиппини удалось застать вас врасплох и выполнить порученное, он бы вас изуродовал до неузнаваемости. Филиппини не справился с задачей и получил должное. Стейнер обладает необыкновенно острым зрением, и в темноте видит, как кошка. Вы одержали верх над Филиппини, а не наоборот. Тогда он решил уничтожить вас обоих. Таким образом он избавлялся одновременно и от ставшего ненужным помощника, и от опасного противника.

Гаррет посмотрел на Шейлу и увидел, как она побледнела.

— Кто убил Рего? — задал он вопрос.

— Конечно, я, — спокойно ответила Ален. — Пришлось перерезать ему горло, чтобы он даже не вскрикнул. Это не составило труда, так как принятая им доза наркотика буквально свалила его с ног.

— А что по поводу смерти Рего думает Стейнер?

Ален беззвучно рассмеялась.

— Естественно, он подозревает меня. А кого еще ему подозревать? Я ведь знала о предстоящем покушении на Шейлу. Мне об этом сказал Люк. Меня до глубины души возмутила его подлость.

— Но откуда Стейнеру было известно, что я люблю Шейлу?

— Бедный Клэм! Больница, где вы лежали, настоящий проходной дом! Там все болтают со всеми, да и пройти туда может любой, кому не лень.

Шейла судорожно схватилась за подлокотники кресла. Она смертельно побледнела, нервы ее натянулись, как струна.

Ален поставила бокал на столик рядом с принесенным ею кувшином.

— Сегодняшний вечер, — устало продолжала она, — Стейнер проведет у себя дома. Он намерен бежать в Мексику. Уезжает он завтра рано утром, на заре. Поедет налегке: берет с собой лишь один чемодан. Вы должны помешать ему скрыться.

— Что я могу сделать? Подобные дела в компетенции Крэга, — возразил Гаррет.

Ален состроила презрительную гримаску.

— Вы что, хотите позволить этой хамоватой ищейке присвоить все плоды победы, которой вы добились собственными руками?

— Я же адвокат, Ален. А следовательно, не имею права арестовывать кого бы то ни было.

— Конечно, но вы можете связать Стейнера и доставить его в полицию. Я вам в этом помогу.

— Почему вы его так сильно ненавидите?

— Мои чувства к нему ничего общего с ненавистью не имеют, — спокойно ответила она, пожав плечами и теребя перчатки. — Просто это он меня сделал такой, какая я есть. И уже одного этого, поверьте, вполне достаточно, чтобы страстно желать увидеть его за решеткой.

— Но та же участь ожидает и вас?

Она поднялась и надела ремешок сумочки на руку.

— Вилла Стейнера, — продолжила она уже у двери, — находится в Минеоле. Это около мили от «Джокера», по правую руку, если смотреть от Фламинга. Вы ее легко узнаете, так как других домов в окрестности нет. Не приходите раньше, чем он заберет выручку из «Джокера». До свидания, Шейла, до скорой встречи, Клэм.

Ален вышла.

Взволнованный Гаррет смотрел на кувшин. Он взял его и наклонил. Внутри что-то звякнуло. Гаррет снял крышку и перевернул кувшин. На стол вывалился шприц и пакетик из белой бумаги.

— Шейла! — в ужасе закричал он. — И ты тоже?

— Нет, дорогой мой! Нет! Это неправда! Это не для меня!

Вне себя от отчаяния Шейла сорвала с себя всю одежду.

Гаррет увидел ее гладкое тело, неповрежденную кожу, переливающуюся, как перламутр. В бешенстве он каблуком раздавил шприц, схватил Шейлу в объятия и нежно прижал к груди…

Глава 31

Богатый опыт, имевшийся у Клэма Гаррета, усиливал его опасения. Он знал, что не стоит надеяться застать Стейнера врасплох и что, наоборот, он сам рискует оказаться в ловушке. Поэтому он оставил машину, не доехав до виллы, в тени каштанов и погасил фары. На землю опустился туман, не такой густой, как в предшествующую ночь, но все же сильно снижающий видимость.

Рядом с Гарретом сидела взволнованная Шейла.

— Клэм, у тебя есть еще время отказаться от задуманного. Ты суешь шею в петлю.

— Я ни о чем подобном даже и думать не хочу, — глухо возразил он. — Пусть мне суждено погибнуть, но я все равно не отступлю ни на шаг. Я обязан довести дело до конца. Да, действительно, в самом начале, когда я взялся за него, я и предположить не мог, куда оно меня заведет. Теперь все стало на свои места, и маски сброшены почти со всех персонажей.

Шейла сжала его руку.

— Стейнер на вилле не появится! — воскликнула она. — Он не сможет, он не захочет рисковать.

— Появится. Ему деваться некуда, — оборвал ее Гаррет. — Для полной победы он вынужден все организовать так, чтобы в живых остался он один, иначе вся созданная им преступная структура рухнет в одночасье.

Шейла с тихим вздохом смирилась.

— Как ты думаешь, он знал, что Ален мне подарила кувшин с принадлежностями наркомана? — спросила она.

— Конечно, дорогая. Все, что происходило на наших глазах, — сделано не только с его ведома, но и по его прямому приказу.

Собравшись с силами, Шейла выпрямилась.

— Тогда, Клэм, я желаю Стейнеру смерти.

Гаррет открыл дверцу.

— Пойдем, пора, — сказал он. — Ничего не бойся. Думай о тех несчастных, которых наркотик превратил в человеческие отбросы. Если Богу угодно, чтобы виновные в этом хоть раз понесли наказание, — колебаться нельзя. Выполним это доброе дело.

— Но кто нам хотя бы скажет спасибо?

— Никто. Но разве мы рискуем ради благодарности? Для нас это не имеет значения.

Гаррет вышел, взял Шейлу под руку, и они решительно направились к вилле Люка Стейнера.

В окнах первого этажа виднелся свет.

— Он уже вернулся, — шепнул Гаррет. — Ален не ошиблась во времени.

— Ну почему ты не захотел взять револьвер!

— Мои руки чисты — это лучшее оружие.

Гаррет вдыхал в себя туман. Его ноздри вздрагивали. Он снова испытал ощущение чьего-то присутствия, как при выходе из «Джокера», когда за ним крался Филиппини.

Гаррет стиснул руку Шейлы.

— Иди вперед одна, — шепнул он, — и что бы ни случилось, держи себя в руках и не кричи.

Она послушно пошла вперед уверенным шагом. Страх охватил Гаррета. Внезапно зажегся электрический фонарь. К горлу Гаррета подкатил комок.

— Ну и ну! — произнес веселый голос. — Какая встреча! Очаровательная Шейла собственной персоной. Вижу, мир и в самом деле тесен!

— Мне нужно поговорить с мистером Стейнером, — прервала его Шейла.

— Но послушайте! Вы помните меня? Я Рик Роджер.

Гаррет бесшумно обошел их. Не останавливаясь, он расстегнул пальто, стянул его с плеч и бросил на землю.

— А что, если нам продолжить разговор, начатый на заднем сиденье вашей машины? — продолжал Роджер. — Уж здесь-то нас никто не потревожит, даже полицейские.

— Не приставайте ко мне. Будьте любезны вести себя прилично. Мне нужно передать важное сообщение мистеру Стейнеру от Клэма Гаррета.

— Ну, с этим вполне можно подождать. Думаю, для начала нам с вами надо бы познакомиться поближе.

— Прошу вас без дерзостей!

Как пушечное ядро, Гаррет налетел на стоявшего к нему спиной Рика Роджера, сбил его с ног, подмял под себя, зажал между ног и изо всех сил нанес удар по затылку. Рик потерял сознание, обмяк и бесформенной грудой свалился на землю. Гаррет поднял фонарь и быстро выключил.

— На одного меньше.

Снятым с Рика ремнем Гаррет связал ему руки, а галстуком ноги. Затем, скомкав носовой платок, соорудил кляп и засунул Рику в рот. Убедившись в надежности узлов, Гаррет оттащил поверженного противника в кусты и вернулся к Шейле.

— Эй, Рик, — крикнул кто-то обеспокоенно. — Где ты? Что ты там делаешь?

— Джое, — шепнул Гаррет. — Внимание, Шейла, не двигайся с места. — Они присели, спрятавшись во влажных от тумана кустах.

— Рик, с кем это ты там разговариваешь?

Джос Роджер подходил все ближе, что-то бормоча сквозь зубы. В тумане неясно вырисовывался его силуэт. Он шел, слегка сгорбившись в боевой позе, настороженно расставив руки.

Гаррет взял в руку связку ключей так, чтобы головки выступали между пальцев.

— Рик, ты где? Я уж было подумал…

Гаррет кинулся вперед. Со страшной силой его кулак врезался Джосу Роджеру в горло ниже подбородка. Близнец Рика рухнул навзничь. В горле заклокотала кровь и засочилась из уголков рта по подбородку. Теми же предметами одежды, что и Рика, Гаррет связал Джоса и заткнул ему в рот кляп.

Шейлу знобило, как в лихорадке, сердце бешено колотилось. Лицо горело, а руки и ноги дрожали от холода.

— Как же ты войдешь в дом? — спросила она в недоумении. — Через окно?

— Шутишь! Конечно, через дверь, дорогая.

— Но ведь Стейнер тебя убьет!

— Вот это меня как раз бы не удивило.

— А что делать мне, Клэм?

Гаррет взял жену за плечи и поцеловал в холодные губы.

— Ты наконец увидишь того, кто организовал твое похищение и виноват в несчастьях многих людей.

— Хочешь, я войду первой? — спросила она.

— Отнюдь нет. Совсем наоборот. Первым пойду я, и когда войду, сделаю так, чтобы входная дверь до конца не закрылась. Если все пройдет хорошо, ты проскользнешь вовнутрь, спрячешься в подходящем месте и будешь ждать. Возможно, мне понадобится твоя помощь. Понятно?

— Да, дорогой.

Шейла старалась сдержать рыдания, крепко прижавшись к Гаррету.

— А если тебя убьют?

— Ничего страшного, — спокойно ответил Гаррет. — Меня заменишь ты.

— Нет, я не смогу.

Гаррет с силой привлек к себе жену.

— Ты это сделаешь, — сказал он почти грубо. — Ты это обязательно сделаешь. Помни, что даже смерть же в силах нас разлучить. И сейчас я тебе отдаю себя навсегда. Понимаешь?

— Да, дорогой, да. Но я еще ничего тебе не дала.

— Нет, ты подарила мне свое обещание.

Гаррет ласково освободился из объятий Шейлы и пошел по центральной аллее. Поднявшись по ступенькам террасы, он остановился перед дверью и решительно позвонил. Он услышал, как кто-то спустился по внутренней лестнице и пересек холл.

— Это вы, Роджеры?

— Нет, — ответил Гаррет.

Дверь резко открылась. На пороге стоял Стейнер, держа руки в карманах китайского халата. От него пахло дорогим одеколоном. Шея укрыта безукоризненно белым шелковым шарфом. Взгляд уверенный, в глазах насмешливый блеск.

— Добрый вечер, мистер Гаррет. Наконец-то! Я так много слышал о вас. Мне просто не терпелось с вами познакомиться лично.

— Для меня это тоже большое удовольствие.

— Входите же.

Гаррет кивком поблагодарил за приглашение, прикрыл за собой дверь и сразу же приступил к разговору.

— Как здоровье Ален Сэмпл?

Стейнер рассмеялся.

— Как говорится, могло бы быть и лучше. Вполне может так случиться, что ваши услуги как адвоката ей больше никогда уже не понадобятся.

— Вы что, ее ликвидировали?

— Видимо, придется, но, знаете ли, она такая хитрая пройдоха. По крайней мере такого она о себе мнения. Но в этом, как мне подсказывает внутренний голос, она сильно заблуждается. Видите ли, Гаррет, когда играешь в рулетку, бессмысленно ставить на красное и на черное одновременно все, что выигрываешь на одном, теряешь на другом. Ален от нас скрывается. Но рано или поздно мы ее обязательно найдем.

Гаррет был убежден, что Стейнер ему бессовестно лжет.

— Ну, а как ваши раны, мистер Гаррет? Заживают?

— Я уж и забыл, что когда-то был ранен.

— Отличный ответ, достойный настоящего отважного мужчины, — иронично похвалил Стейнер. — Ну что же вы стоите. Входите, прошу вас. Чувствуйте себя как дома, но остерегайтесь того, что у меня в правом кармане.

— Вы очень предупредительны, благодарю вас.

Левой рукой Стейнер указал на лестницу, ведущую наверх.

«Какова же истинная цель их подлого сговора?» — мысленно спрашивал себя Гаррет.

Глава 32

Гаррета раздирали мучительные сомнения. Если он ошибся, если его расчеты неверны, живым из этого дома ему не выйти. Даже при больших шансах на успех. Он знал, что жизнь его висит на волоске. Одна оплошность, и кровожадный зверь, которого он столь рискованно спустил с цепи, безжалостно раздерет его в клочья.

Тем временем жестокие глаза Люка Стейнера мерили его снисходительно-ироничным взглядом. Так охотник смотрит на птицу, попавшую в силки.

Гаррет тем временем рассматривал роскошную обстановку комнаты, в углу которой стоял приоткрытый сейф. На столе стоял черный саквояж с позолоченными замочками. Рядом с ним лежали пачки долларов, стянутые резинкой. Около дивана Гаррет увидел три чемодана, готовых к выносу.

— Мы с вами уже давненько хотели познакомиться, — развязно признал Стейнер. — Ну, вот, наконец-то наши желания сбылись. Ваш приход меня нисколько не удивляет, хотя не могу понять, как это вам удалось незаметно проскочить мимо братьев Роджеров.

Гаррет не стал объяснять. Стейнер сам должен был догадаться.

— Вы тут нам причинили кое-какие неприятности, — более сухо продолжал Стейнер. — Отдаю должное вашему упорству. Ваши действия подчас восхищают даже меня: я охотно признаю вашу доблесть и отвагу, но уверяю, что дальше этого мои восторги не распространяются.

— Вам не удастся пересечь мексиканскую границу, — вежливо улыбнувшись, заметил Гаррет в том же непринужденном тоне. — Не только вам, но и никому другому из вашей компании, зарубите это себе на носу!

— Вы так считаете? И кто же мне может помешать, хотел бы я знать?

— Полиция. Я уже предупредил о ваших ближайших туристических планах Бюро по борьбе с наркотиками в Нью-Йорке.

— Да вы шутник, как я погляжу! У вас же нет никаких улик!

— Ошибаетесь, Стейнер. Ален Сэмпл преподнесла моей жене в качестве свадебного подарка серебряный кувшин. А кто-то вложил в него шприц и пакетик героина.

Лицо Стейнера покраснело от гнева.

— Кто-то? — спросил он. — Но кто?

— Ваш недобрый ангел, а, может, и сама Ален.

Гаррет увидел, как правая рука Стейнера сжала в кармане халата пистолет. Очертания ствола ясно вырисовывались среди складок.

Внезапно в комнате появилось третье лицо. Это была Ален Сэмпл, дивно женственная, с автоматическим пистолетом в руке.

— Люк, — холодно произнесла она, — все кончено, руки вверх!

Стейнер заскрежетал зубами от неожиданности. Его водянистые глаза засверкали от бешенства. Было ясно, что он не ожидал такого поворота событий.

— Вы меня предаете! — крикнул он. — Ведь мы же втроем обо всем договорились! Что означает эта ваша новая выдумка?

Ален повернулась к Гаррету и улыбнулась. Это мгновение невнимания оказалось для нее фатальным. Стейнер бросился к ней и схватил за правую руку с пистолетом. Одним рывком он развернул Ален Сэмпл и силой прижал к себе.

Теперь оружие в руке Ален оказалось направленным на Гаррета.

— Прикончите его, — приказал Стейнер.

— Ни за что на свете!

Она попыталась бороться, но Стейнер ее держал крепко.

— Или он, или вы, — прорычал он. — Чего вы ждете? Ликвидируйте эту кучу судейского дерьма. Убейте его, говорю вам. Он вас не любит!

— Нет, Люк, я хочу, чтобы он жил, потому что я без него умру.

Рука Стейнера скользнула вдоль руки Ален. Его указательный палец надавил на палец Ален, лежавший на спусковом крючке. Отчаянным, нечеловеческим усилием Ален повернула ствол пистолета на себя. И в тот же момент раздался выстрел.

Ален зашаталась, изо рта потекла кровь. Ее лучистые глаза стали тускнеть, она с трудом вздохнула в последний раз и обмякла. Голова бессильно упала на грудь.

Гаррет увидал, как ее колени подкосились, словно у куклы, набитой опилками.

Стейнер не разжимал объятий. С вспотевшим лбом, задыхаясь, он потерял самообладание и безуспешно пытался вырвать пистолет из судорожно сжатой руки Ален, совершенно позабыв об оружии в кармане собственного халата.

Захваченный врасплох стремительно развертывавшейся перед ним жестокой драмой, Гаррет решил вмешаться. Но опоздал: в двери показался Крэг с револьвером калибра 0.38, нацеленным на Стейнера, одной рукой прижимающего безжизненное тело Ален Сэмпл, а другой безуспешно пытающегося вырвать из ее руки пистолет.

«Действительно, — подумал Гаррет, — можно подумать, что все поставлено, как в театре. Чувствуется уверенная рука режиссера. Персонажи по ходу пьесы сменяются один за другим».

— Спасибо, Джеффри, — тихо произнес он, — вы пришли очень вовремя.

Демоническое бешенство исказило лицо Крэга. Он выстрелил раз, другой, еще и еще. Крэг нажимал на спусковой крючок, пока не опустошил весь барабан, изрешетив тела Ален и Стейнера. Курок щелкнул впустую еще четыре раза.

Ален Сэмпл и Люк Стейнер лежали на ковре, одно тело поверх другого. В воздухе стоял острый сизый дым. Гаррет быстро нагнулся и подобрал пистолеты Ален и Стейнера.

— Дайте-ка их мне, — приказал Крэг.

— Нет, Джеффри.

— Я приказываю.

— Вы не имеете права мне приказывать! — отрезал Гаррет. — И сейчас менее, чем когда-либо. Хватит с вас и того, что вы уже успели натворить.

Изумленный, Крэг поднял брови. Он нервно пожевал губами, но не ответил, и тогда Гаррет нанес ему решительный удар.

— Вы проиграли, Крэг. Вы гнусный подлец. Ваше истинное лицо раскрыто.

— Да что это с вами, Клэм? Вы что, с ума сошли?

— Нет, я просто взглянул на факты с другой стороны. Кто знал Шейлу? Том Уэвер, вы и я. Кто знал о том, что наша дружба с Шейлой переросла в любовь? Уэвер и вы. Кто хотел заставить меня отказаться от расследования, уничтожив Шейлу? Вы, Крэг, вы один!

Крэг разразился хохотом.

— Что-то у вас не все вяжется, Клэм! Вы несете дикую чушь.

— Кто всегда оказывался в нужном месте и в нужное время, чтобы из первых рук получать сведения о преступлениях и первым составлять протокол и акты, вынуждая тем самым следствие исходить из собственноручно составленных заключений? И кто еще при этом сам руководил следствием? Неподкупный, бесстрашный и решительный инспектор Крэг! В силу своего служебного положения он мог одновременно злоупотреблять и кнутом, и пряником. Он высоко взлетел, забирая себе львиную долю дохода сообщников, без труда уничтожая и тех, кто по простоте душевной пытался возмущаться, и тех, кто пытался защититься, прибегая к шантажу, и тех, кто желал вести дела самостоятельно. Стейнер, как покорный слуга, исполнял любую вашу прихоть.

Крэг от неистового веселья даже захлопал себя по ляжкам. От смеха он даже прослезился.

— А дальше, — продолжал невозмутимо Гаррет, — этот выдающийся страж закона, которому прочили большое будущее, укреплял свое положение всеми доступными способами. Вспомним, какой талант он проявил, когда несчастная баржа позволила обнаружить трупы Кобби и Мортона. Встревоженный Крэг внезапно оказывается да месте, вводит в заблуждение своих коллег из Бруклина, объявляя, что расследовать это дело поручено ему, что ему даны все права. Что было сущей правдой. Правда, однажды судьба чуть было не сыграла с этим терпеливым и хитрым дельцом дурную шутку.

Крэг уже не смеялся. Он судорожно сжимал револьвер.

— Пожар в доме на Фостер-стрит, — продолжал Гаррет, — и утрата всего запаса героина раздались в его ушах похоронным звоном. Именно тогда инспектор Крэг понял, что адвокат Гаррет больше не позволит водить себя за нос. Благодаря Ален Сэмпл, решившей отомстить бравому инспектору за безжалостное и по-иезуитски коварное убийство Фергюссона, наш добрый друг Крэг потерял чувство реальности и вступил на путь безумия. Его обуял страх, и он начал убивать всех без разбора. Он хотел остаться хозяином положения. Без этого жизнь теряла для него всякий смысл. После уничтожения свидетелей, сообщников и прочих, мешавших ему осуществить задуманное, Крэг мог опять встать на ноги. Он жил ненавистью и заражал ею окружающих, стравливая между собой людей в своей организации. Крэг ожидал, и по-своему был прав, что его сообщники неизбежно перегрызут друг другу горло, и тогда единственным победителем останется он сам.

Гаррет пронзил Крэга взглядом, полным ненависти и презрения.

— Не вышло, Джеффри. Вы позволили себе зайти слишком далеко, а это всегда чревато неприятными последствиями. Вас ненавидело даже ближайшее окружение. Вы устроили мне сегодня ночью ловушку. И Стейнер меня ждал, и Ален тоже. Она послушалась вас в последний раз. Она искупила свои грехи, пожертвовав жизнью ради любви. Перед смертью она увидела перед собой посланца ада.

Крэг зарычал и бросился на Гаррета, но тот с силой швырнул ему в лицо бронзовую статуэтку. Обливаясь кровью и хрипя от бессильной злобы, Крэг рухнул навзничь. Перевернувшись на живот и безуспешно пытаясь встать, он кусал ковер и впивался в него ногтями, порываясь подтянуться на руках. Осознав свое поражение, Крэг затих. Слезы отчаяния показались в его глазах.

— Надеюсь, ты не теряла времени зря, дорогая, — сказал Гаррет. — Они здесь?

— Да, Клэм, — ответила дрожащим голосом Шейла.

Двое полицейских уже взбежали вверх по лестнице и, держа наготове автоматические пистолеты, ворвались в комнату.

— Можете забрать эти железки, — сказал им Гаррет усталым голосом, указывая на оружие.

Шейла взяла руку мужа своими длинными пальчиками и подарила ему взгляд, полный нежности и любви.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32


  • загрузка...