КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569723 томов
Объем библиотеки - 848 Гб.
Всего авторов - 228912
Пользователей - 105652

Впечатления

Stribog73 про Веселовский: Введение в генетику (Биология)

Как видите, уважаемые мухолюбы-человеконенавистники, я и о вас не забываю. Книги по вашей лженауке у меня еще есть и я буду продолжать их периодически выкладывать.
Качайте и изучайте.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Асланян: Большой практикум по генетике животных и растений (Биология)

И еще одну книгу для мухолюбов-человеконенавистников выкладываю.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про О'Лири: Квартира на двоих (Современная проза)

Забавна сама ситуация. Такой поворот совместного съема жилья сам по себе оригинален, что, собственно, и заинтересовало. Хотя дальше ничего непредсказуемого, увы, не происходит...

Но в целом читаемо, хотя слишком уж многое скорее напоминает женский роман с обязательной толерантностью (ну, не буду спойлерить...).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Экспансия Красной Звезды (Альтернативная история)

как всегда, на самом интересном...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Казанцев: Внуки Марса (Космическая фантастика)

Спасибо за книгу, уважаемый poRUchik! С детства любимая повесть!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про серию АН СССР. Научно-биографическая серия

Жена и муж смотрят заседание АН СССР по телевизору.
Муж:
- Что-то меня Келдыш очень беспокоит.
Жена:
- А ты его не чеши, не чеши.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Нэллин: Лес (Фантастика: прочее)

нормальная дилогия, правда, ГГ мал еще...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Застигнутые любовью [Джэсмин Крейг] (fb2) читать онлайн

- Застигнутые любовью (пер. И. Гилярова) (и.с. Наслаждение) 539 Кб, 164с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Джэсмин Крейг

Настройки текста:



Джэсмин Крейг Застигнутые любовью

1

Кэтрин откинулась на спинку стула и потянулась, разминая затекшее тело. После нескольких часов, проведенных за финансовыми бумагами, она чувствовала себя уставшей, однако голова оставалась, как назло, свежей и ясной.

Иногда случалось, что после долгого и напряженного дня в конторе клиента она засыпала мгновенно, едва коснувшись головой подушки. Но чаще, сколько бы она ни работала и как бы ни уставала, стоило ей лечь, в мозгу всплывали все те же мучительные воспоминания, и тут уж никакой сон не шел.

Встав и потянувшись еще раз, Кэтрин занервничала: похоже, ей предстоит одна из таких ночей без сна. Даже сейчас, лишь на мгновение закрыв глаза, она увидела Роберта, с улыбкой идущего к ней по церковному проходу. Почему-то именно эта картина впечаталась в ее мозг с особенно жестокой, непереносимой явственностью…

Кэтрин с треском захлопнула бухгалтерские книги, проверкой которых только что занималась, и сунула в портфель калькулятор и пару важных бумаг. Бесполезно даже пытаться сделать сегодня что-то еще. Бухгалтерское дело требует сосредоточенности, а у нее мысли скачут, как зайцы.

Кэтрин накинула серый льняной жакет в тон более темной юбке и взглянула на часы. Суета в кабинетах «Консолидейтид вижн» прекратилась к пяти часам, а в семь здание почти опустело. Хорошо бы сейчас встретить кого-то из охраны: может быть, ей подскажут, где тут поблизости гимнастический зал или плавательный бассейн – если, конечно, они открыты в этот поздний час. Кэтрин уже убедилась, что работа над бухгалтерскими счетами не помогает прогнать чересчур живые воспоминания, а вот если устанешь чисто физически, такой номер порой проходит.

Она отложила в сторону последнюю стопку конфиденциальных бумаг клиента и вдруг почувствовала чей-то взгляд. Ей сделалось не по себе: уже поздно, да и кабинет, в котором она работала, находился в самом дальнем конце здания…

Кэтрин быстро обернулась и едва не вскрикнула, увидев, что в дверях стоит высокий, крепко сложенный мужчина. Светловолосый, синеглазый и очень загорелый, в выцветших джинсах и толстом вязаном свитере, обтянувшем могучие плечи, он почему-то сразу напомнил ей калифорнийских любителей серфинга. Однако, приглядевшись, она поняла, что ошибается. Черты лица незнакомца были резкими, властными, почти жесткими, а острый и умный взгляд вряд ли мог принадлежать беззаботному серферу.

– Простите, кто вы такая? – поинтересовался он холодно, но вежливо. – И что вы тут делаете в такой поздний час?

Кэтрин уже оправилась от испуга и постаралась ответить ему столь же вежливо.

– Я – Кэтрин Брэкен, сотрудница бухгалтерской фирмы «Кингстон и Артур». Нахожусь здесь в качестве аудитора, проверяю годовой отчет фирмы «Консолидейтид вижн».

Незнакомец внезапно усмехнулся, и его темно-синие глаза потеплели.

– Что ж, весьма похоже на правду. Даже со спины вы больше напоминаете бухгалтера, чем взломщицу. В серых полосах вашего жакета есть что-то, я бы сказал, агрессивно-респектабельное. – Он протянул руку, все еще улыбаясь. – Я – Джошуа Хант.

Кэтрин пожала ему руку, слегка опешив, но стараясь этого не показать: перед ней стоял сам президент «Консолидейтид вижн». Разумеется, президенты компаний выглядят очень по-разному, а Кэтрин повидала их немало. Но вот Джошуа Хант не походил ни на одного из них. Лишь легкая аура уверенности в себе совпадала с привычным шаблоном. Главы процветающих фирм неизменно излучали как раз такую вот сдержанную властность.

Она ответила ему одной из своих вежливых дипломатичных улыбок. После смерти Роберта Кэтрин убедилась, что подобные улыбки способны обозначить необходимый барьер в общении с мужчинами гораздо более эффективно, чем слезы.

– Как вы, наверное, поняли, мистер Хант, я уже ухожу. Мы с моим коллегой будем рады обсудить с вами завтра результаты нашей работы, если у вас найдется для этого время.

Он прищурился, и что-то в его взгляде вызвало у Кэтрин необъяснимый прилив жара, от которого запылали щеки. Ощущение было совершенно необычным, а главное – она даже не могла понять его причину.

– Что это вы задержались допоздна? – поинтересовался Хант. – Неужели какие-нибудь проблемы?

– Нет, ваш финансовый отдел ведет дела превосходно. Просто это время года всегда бывает напряженным для аудиторов, так что я тороплюсь закончить здесь дела как можно быстрей. – Она снова улыбнулась той неопределенной улыбкой, которая безотказно помогала ей поддерживать деловую беседу в нужном русле.

Однако он оставил эту улыбку без внимания.

– Но вы хотя бы ужинали?

– Пока нет. Собираюсь съесть сандвич в буфете мотеля.

– А я только что прилетел из Лондона и, должен признаться, терпеть не могу есть в самолете. Может, вы подождете немного? Сейчас заберу срочную почту, и тогда мы могли бы поужинать вместе.

Кэтрин заколебалась, но затем, напомнив себе, что он все-таки клиент, согласилась.

– Благодарю вас, охотно составлю вам компанию.

Эта нейтральная фраза почему-то вызвала у него скептическую усмешку, но Кэтрин сделала вид, что ничего не заметила.

– Буфеты при гостиницах быстро надоедают, – добавила она, изо всех сил изображая из себя особу, для которой нет ничего удивительного в таком вот неожиданном приглашении на ужин. – Пожалуй, пока вы просматриваете почту, я приведу себя в порядок.

– Я скоро вернусь. – Он задержался взглядом на ее губах, и, к собственной досаде, Кэтрин почувствовала, что утратила значительную часть своей обычной самоуверенности.

Удалившись в туалет, Кэтрин вытащила шпильки из густых каштановых волос и с удивлением обнаружила, что ее руки слегка дрожат. Заколов волосы на затылке, она нанесла на веки коричневые тени, подчеркнувшие ее большие карие глаза, и мазнула по губам коралловой помадой. Что ей, собственно говоря, волноваться? После смерти Роберта она несколько раз ходила в ресторан с холостыми мужчинами, а уж деловых обедов и сосчитать невозможно.

Один из первых горьких уроков, полученных Кэтрин после того, как безжизненное тело Роберта вытащили из океана, был таков: скорбящая молодая вдова привлекает мужское внимание и сочувствие так же неотвратимо, как открытая банка с вареньем притягивает мух. В первые, самые тяжелые месяцы после похорон Кэтрин пыталась убежать от этого назойливого внимания. Ей казалось, что лучшая защита – всячески подчеркивать, что ей неприятен восхищенный интерес мужчин. Впрочем, она быстро поняла, что такая тактика вызывает обратный эффект. И теперь у нее уже хватало ума скрывать свою мучительную боль за спокойными улыбками и показным дружелюбием.

Большинство мужчин, как она выяснила, не отличаются особой проницательностью. Если смеяться их шуткам, делать вид, что тебе интересны их рассказы, а потом позволить прощальный поцелуй, они редко замечают, что настоящий-то твой эмоциональный отзыв замер где-то на уровне абсолютного нуля. Чем более дружелюбный вид она принимала, тем меньше мужчин проявляли желание предложить молодой вдове утешение в своих теплых постелях.

Кэтрин разгладила юбку и поправила белую кружевную блузку, испытывая некоторое раздражение: она вдруг поняла, что явно торопится с выводами. Нет никаких оснований предполагать, что Джошуа Хант испытывает к ней какой-либо личный интерес. В его манере держаться она отнюдь не заметила никакого ненавистного заигрывания. А его приглашение – не что иное, как вежливость, проявленная к коллеге. Поэтому совершенно нет причин напрягаться, словно этот человек посягает на что-то недозволенное.

Когда она вышла из туалета, Хант уже терпеливо поджидал ее в кабинете. Пачка писем торчала из кармана его пиджака, небрежно переброшенного через руку. Едва она появилась в дверях, он двинулся ей навстречу.

– В паре кварталов отсюда имеется неплохое местечко под названием «Райские гамбургеры от Хенка», – сказал он. – Гарантирую, что они лучшие в Коннектикуте. Не желаете убедиться в этом?

– Разве можно устоять после такой рекомендации?

Они вошли в лифт и молча спустились на первый этаж.

– Не возражаете, если мы пройдемся пешком? – спросил он, когда засуетившийся охранник выпустил их из дверей со стальными решетками.

– Отнюдь. Вообще-то мне это даже нравится. Вечер приятный, а я почти весь день просидела за столом и мало двигалась.

– Вы давно работаете в «Кингстон и Артур»?

– Уже почти год.

– У вас на пальце очень оригинальное обручальное кольцо. Как вам с мужем удается справляться с домашними проблемами? Ведь вы оба, вероятно, много работаете?

– Я вдова, – спокойно ответила Кэтрин и с гордостью подумала, что уже может произносить эти слова без дрожи в голосе. Она давно научилась не уходить от подобных разговоров, поскольку поняла, что всегда получается не так болезненно, если она сама рассказывает о случившемся, пока у собеседника еще не успевают включиться механизмы покровительственного отношения. – Мой муж погиб в Карибском море в результате несчастного случая. Он плавал с аквалангом… Это произошло восемнадцать месяцев назад.

Кэтрин не стала уточнять, что Роберт погиб во время их медового месяца, за день до возвращения в Штаты. И умолчала о том, что у нее через три месяца случился выкидыш, после которого жизнь полностью остановилась.

– Искренне сочувствую, – сказал Хант с неподдельным участием в голосе. – Всегда ужасно терять тех, кого любишь. И вдвойне ужасно, когда это происходит внезапно.

– Да.

Гибель Роберта оставалась зияющей, слезоточивой раной. Вот и сейчас Кэтрин почувствовала, что у нее перехватило горло. Но она не позволит Джошуа Ханту это заметить! Если никто не будет догадываться о глубине ее горя, она сможет делать вид, будто его и вовсе нет. И она снова заговорила, спеша опередить его вопросы и соболезнования:

– Поначалу было невыносимо, но, кажется, все самое худшее позади. – Она чуть помолчала, подыскивая подходящую к случаю банальность. – Время излечивает. И моя профессия – тоже.

– И поэтому вы сегодня засиделись допоздна?

Кэтрин слегка поежилась от его проницательности; ей вовсе не хотелось, чтобы он и дальше задевал ее больное место.

– Ах, нет, – солгала она. – Я ведь вам уже говорила, что наша фирма сейчас очень загружена делами. – Она сделала усилие, чтобы взять себя в руки, и заставила губы растянуться в непринужденной улыбке. – Вы сказали, что прилетели из Лондона, мистер Хант. Ездили по делам, или вам удалось найти время для отдыха?

И вновь ею овладело странное ощущение – что-то защемило под ложечкой, когда он посмотрел на нее.

– Поездка была деловая. И, прошу вас, зовите меня Джошуа. – Он неопределенно махнул рукой. – Заведение Хенка на той стороне улицы, на углу. У меня с каждой минутой разыгрывается аппетит. По-моему, за последние несколько дней я просто забыл, что значит есть.

Твердо взяв ее под локоть, он направился на другую сторону улицы. У самого входа в ресторан Кэтрин высвободила руку, но продолжала улыбаться.

– Вы, вероятно, слишком увлеклись делами, раз забыли про еду. Что-нибудь интересное?

– Да. Мне хочется наладить производство фильмов для показа по кабельному телевидению. Я надеялся получить в Лондоне финансовую поддержку. Однако кабельное телевидение как предмет инвестиций, кажется, совсем не заинтересовало банкиров.

Кэтрин постаралась выразить живую заинтересованность и с облегчением вздохнула, когда молодая официантка усадила их за столик и вручила меню. Джошуа Хант сам подсказал тему для разговора, а больше ей ничего не было нужно. Теперь беседа наверняка удержится в строго деловых рамках: президент компании, увлеченный новыми планами, редко нуждается в настоятельных просьбах для обсуждения своего очередного проекта. А гамбургеры жарятся быстро, съедаются же еще быстрей. Через час она уже будет у себя в номере и – наконец-то – сможет погрузиться в горькие и сладкие воспоминания, пульсирующие сейчас где-то на окраинах сознания.

Обслуживали в ресторане на удивление оперативно. Не успела Кэтрин просмотреть меню, как к ним подошла официантка и приняла заказ – два чизбургера, один салат из шпината и порция печеного картофеля со сметаной. Джошуа добавил к этому графин красного вина.

– Здесь подают только три сорта вина, – пояснил он с усмешкой. – Красное, белое и розовое. Я уже пил тут красное, оно неплохое.

– Не волнуйтесь, я вовсе не привередлива. Роберт тщетно пытался воспитать у меня вкус, но все кончилось тем, что я по-прежнему предпочитаю сладкие белые вина, а не его любимые каберне и бургундское. Помнится, в свадебную ночь он заказал бутылку французского шампанского «Дом Периньон», а у меня началась икота от пузырьков, не успела я выпить первый бокал!

Ее голос оборвался, и она подняла испуганные глаза, пораженная тем, что невольно рассказала столь интимную вещь. Она растерялась еще больше, когда увидела, что Джошуа глядит на нее с задумчивым и напряженным выражением лица. – Вашего мужа звали Роберт? – спросил он.

– Да.

Ответ прозвучал, очевидно, чересчур лаконично, но Кэтрин была настолько выбита из колеи собственным неосмотрительным поведением, что просто не смогла ничего добавить. После гибели Роберта она научилась спокойно говорить и о несчастном случае, и о своем вдовстве, но никогда прежде не позволяла себе делиться с кем бы то ни было драгоценными подробностями их короткой супружеской жизни. И сейчас она внезапно рассердилась на Джошуа Ханта: он проник за защитные барьеры, которые она так старательно возводила вокруг своих воспоминаний.

– А вот и наш заказ, – произнес он, явно не замечая ее напряжения. – Как раз вовремя. А то я уже прикончил всю пачку хлебцев.

Кэтрин тем временем пыталась справиться с беспричинным гневом. В конце концов, Хант вовсе не побуждал ее к откровенности! И что это на нее нашло?! Нужно срочно направить разговор в нужное русло.

– Я с удовольствием поработала на этой неделе в вашей фирме, – начала она. – Насколько я поняла, ваш отец основал ее тридцать лет назад, когда только что закончил колледж. А теперь вам принадлежат семь радиостанций и три станции кабельного телевидения?

– Да, за последние десять лет мы существенно расширились. На мой взгляд, это просто необходимо для того, чтобы выжить. Не думаю, что в средствах массовой информации найдется место для большого количества мелких станций. Вот и стараюсь, чтобы наша компания получала побольше прибыли и пробилась в ряды крупных китов. Я уверен, что в ближайшие пять лет кабельное телевидение начнет приносить головокружительные доходы.

– А вы давно стали президентом, Джошуа? Что, ваш отец совсем удалился от дел?

Пауза несколько затянулась. Хант некоторое время молча жевал свой гамбургер.

– Нет. Отец до сих пор председательствует в комитете и очень активно участвует в делах. Он ведь женился молодым, и я появился на свет, когда ему было двадцать три года. Так что, сейчас ему пятьдесят с небольшим.

– А ваша мать?

– Умерла, когда я был подростком.

– Простите.

– Мне тогда было очень плохо, однако, как вы сказали, время лечит.

Что-то в его голосе заставило ее поднять глаза от тарелки со шпинатом, но она тут же решила, что сарказм ей, вероятно, просто послышался. Его глаза смотрели на нее с неподдельной искренностью, а в улыбке не замечалось ничего, кроме мягкости и дружелюбия.

– В прошлом году отец снова женился, – сообщил он. – Кстати, моя мачеха – очаровательная женщина.

И вновь ей показалось, что в его словах прозвучал какой-то подтекст, но на этот раз он не глядел на нее. Кэтрин положила вилку, оставив попытку доесть салат, и, потягивая вино, внезапно осознала, что устала просто до изнеможения.

– Где вы остановились? – поинтересовался Джошуа. – В мотеле «Старый полковник»?

– Да. – Она слегка улыбнулась, и это была первая за весь вечер естественная улыбка. – Очень занятное место. Такое нарочито старомодное, даже черные пластиковые лучи на потолке в ванной комнате.

Он усмехнулся.

– По крайней мере, он совсем рядом с фирмой.

– Верно. Знаете, мне, пожалуй, пора. Завтра нужно будет пораньше приступить к работе. Джим, мой коллега, – ранняя пташка.

Джошуа немедленно сделал знак официантке и попросил счет.

– Мотель находится в трех кварталах отсюда, – сказал он. – Я провожу вас.

– Я могу взять такси! Мне вовсе не хочется затруднять вас…

– Никаких проблем.

Он взял у официантки счет и расплатился. Кэтрин отметила, что его небрежная улыбка оказала просто сокрушительное действие на молодую женщину.

Уличный воздух показался ей холодным после приятной духоты ресторана. Кэтрин зябко повела плечами, и Джошуа тут же набросил ей на плечи пиджак.

– Вот так. Мне он не нужен. После Лондона тут тепло.

– Я уверена, что вы устали с дороги, – сказала она. – Давайте я возьму такси, а вы отправитесь прямо домой.

– Предпочитаю ходить пешком, а отцовский дом совсем рядом с вашим мотелем. Я вам уже сказал, что вы совершенно не ломаете моих планов.

– Вы живете с отцом?

– Да. – Вероятно, он услышал легкое удивление в ее вопросе, потому что еле заметно пожал плечами. – Мне приходится много ездить: радиостанции сейчас объединяются по всему Среднему Западу. И пока отец не был женат, нам казалось нелепым содержать два холостяцких хозяйства. Но в последнее время я начал задумываться, не зажить ли мне своим собственным домом.

Нетрудно было догадаться о том, что осталось невысказанным. С «очаровательной» мачехой жить ему было явно нелегко. Однако Кэтрин мало интересовали личные проблемы Джошуа Ханта. Ее невероятно раздражала собственная неспособность направить разговор, куда ей хотелось бы: опять они перешли на слишком интимные темы.

И она совсем уж растерялась, когда Хант вошел вслед за ней в вестибюль и подождал, пока она возьмет ключ у портье. Надо поскорее положить этому конец! Кэтрин повернулась и вежливо протянула ему руку.

– Доброй ночи, Джошуа. Большое спасибо за ужин. Мне очень понравилось.

Он оставил без внимания ее протянутую руку, как прежде игнорировал ее улыбки.

– Я провожу вас до комнаты.

Кэтрин вовсе не хотелось, чтобы он шел за ней, но она решила не поднимать шума. В мотеле было только два этажа, и Хант уверенно двинулся вслед за ней по узкой лестнице и затем налево в коридор, ведущий к ее комнате. Она вставила ключ в замок и снова повернулась к нему.

– Ну, доброй ночи, Джошуа. Спасибо за то, что проводили. – На этот раз она не стала протягивать ему руку, а вместо этого решительно взялась за дверную ручку. – Я действительно рада, что мы встретились сегодня в вашей конторе, – добавила она с преувеличенной бодростью. Кэтрин уже не раз убеждалась: мало что может положить конец нежелательной интимности так эффективно, как пылкий профессиональный энтузиазм. – Всегда приятно встретиться с президентом компании, на которую работаешь, и, уж конечно, намного приятней было поужинать с вами, чем в одиночестве.

Его синие глаза потемнели от удивления, а потом в них запрыгали веселые искорки.

– Очень мило сказано, – пробормотал он, едва сдерживая смех. – Уверен, что коллеги могут поставить вам высшую оценку за такие отношения с клиентом.

Внезапно он провел пальцами по ее щеке, и Кэтрин ощутила легкое покалывание в тех местах, которых он коснулся. Она резко мотнула головой, испугавшись собственной реакции, но Хант легко обнял ее за талию и привлек к себе.

Шок от того, что она оказалась в его объятиях, заставил Кэтрин на время оцепенеть. Потом ее тело затрепетало от совершенно неуместных ожиданий, а он медленно наклонился и приник к ее губам.

При первом же прикосновении ей показалось, что жар его рук проник в ее вены и стремительно пронесся по ним. Она невольно закрыла глаза, и его поцелуй стал еще горячее, наполнился еле сдерживаемой страстью. Внезапно Кэтрин охватило неожиданное и очень сильное желание ответить ему. Ее пульс забился с лихорадочной частотой, и на несколько секунд она жадно раскрыла губы.

Впрочем, Кэтрин быстро опомнилась и, осознав, что с ней происходит, рванулась из его рук.

– Нет! – Она резко повернула голову, стремясь увернуться от губ Джошуа. – Прошу вас, остановитесь! Я ничего такого не хочу!

Кэтрин боялась смотреть на него, но в какой-то момент ее глаза все-таки встретились с его взглядом, и она могла бы поклясться, что прочла в глубине его глаз потрясение – почти такое же сильное, как ее собственное. Потом Хант моргнул – и вот уже в его взгляде нет ничего, кроме тающего следа холодной насмешки.

– Надеюсь, вы не будете сердиться за этот прощальный поцелуй, – сказал он. – Все было очень приятно.

Кэтрин понимала, что его слова и интонация, с которой он их произнес, совершенно не соответствуют тому, что на самом деле произошло между ними. Джошуа не первый целовал ее после смерти Роберта, но то были действительно легкие дружеские поцелуи: она давно научилась ловко отделываться от нежелательной близости. Здесь же явно было что-то другое….

– Я просто очень устала, – заявила она, объясняя свое поведение скорее себе, чем Джошуа. – День оказался таким долгим… Думаю, мы увидимся завтра утром на службе.

– Возможно. – Он отпустил ее и резко отвернулся. – Благодарю за компанию. Мне понравилось.

Он небрежно махнул рукой на прощание, улыбнулся и исчез за углом. Приглушенный звук его шагов замер в конце коридора еще до того, как Кэтрин сумела наконец отпереть дверь, войти внутрь и укрыться в темноте и тишине комнаты.

2

Годовой финансовый отчет фирмы «Консолидейтид вижн» потребовал гораздо больше времени, чем первоначально предполагали Кэтрин и ее напарник Джим. В пятницу стало ясно, что до вечера они дела не закончат, как бы ни старались, и что на следующей неделе придется еще поработать.

Кэтрин едва заметно поморщилась, засовывая в портфель пачку непросмотренных бумаг. Ей почему-то ужасно не хотелось снова приезжать в Коннектикут.

– Джим, ты не возражаешь, если я сейчас уйду? – спросила она. – Мне позарез нужно вернуться к шести в Нью-Йорк.

– Конечно, ступай. На этой неделе у тебя и так получилось много сверхурочных часов. А что, предстоит какое-нибудь потрясающее свидание?

Прежде чем ответить, она тщательно застегнула «молнию» на портфеле и постаралась улыбнуться как можно непринужденнее.

– Увы! Свидание предстоит, но всего лишь с родственниками. На выходные ко мне приезжают мама с сестрой. Хотят кое-что купить.

– Это твои родичи из Вэлли-Фордж, да? А что, в Пенсильвании прогорели все магазины?

– Как женатому человеку, Джим, тебе не мешает понимать разницу между покупками, сделанными на Манхэттене и в Пенсильвании.

– О, я прекрасно понимаю! На Манхэттене все стоит вдвое дороже, да и машину негде приткнуть.

– С тобой трудно не согласиться! – рассмеялась она. – Ладно, мне пора бежать. Хочу успеть на трехчасовой поезд. До понедельника, Джим.

Манхэттенский поезд оказался почти пустым. Кэтрин вытащила из портфеля бумаги, однако компьютерные цифры прыгали перед глазами, образуя бессмысленную чехарду серых точек и тире. Она любила мать и сестру, но ей страшно не хотелось, чтобы они приезжали именно в эти выходные. Неделя выдалась невероятно трудная, и Кэтрин чувствовала, что ей просто необходимо побыть пару дней одной. Она давно уже обнаружила, что нет ничего более утомительного, чем притворяться счастливой перед людьми, которых искренне беспокоит твое благополучие. А ей именно это приходилось делать, общаясь с близкими.

В первые несколько недель после гибели Роберта только любовь и поддержка семьи помогли ей выжить, и Кэтрин прекрасно это понимала. Уже через несколько часов после несчастья родители и сестра прибыли в отель на берегу Карибского моря. Мать обняла Кэтрин и стала баюкать ее, как маленькую девочку, приговаривая что-то ласковое и утешительное, пока дочь не погрузилась в беспокойный сон. В те первые после несчастья дни Кэтрин казалось, что на всем свете нет ничего реального, кроме ее собственного горя и спасительной поддержки материнских рук.

Остальные члены семьи помогали тоже. Младшая сестра Бет выплакала за нее все слезы: Кэтрин в то время даже не могла плакать. А отец, с посеревшим от невысказанного сострадания лицом, взял на себя все хлопоты по похоронам, оградив ее от бюрократической мороки самым решительным и достойным образом.

Однако по прошествии нескольких месяцев Кэтрин начала тяготить подобная опека со стороны семьи. Они расстраивались от ее несчастного вида. Им хотелось заставить ее поскорее забыть о трагедии, и они то и дело, не особенно заботясь о такте, намекали, что ей не мешает обзавестись новым мужем. Мать часто напоминала, что ей всего лишь двадцать семь лет и что впереди еще целая жизнь.

Кэтрин страшно раздражала их уверенность в том, что Роберта пора забыть, что он был не более чем трагической интерлюдией, неудачным отклонением на пути к счастливому второму браку. И как только могли они, питая к ней такую нежность, не понимать, что часть ее души умерла вместе с мужем?! Обиженная их черствостью, она скрыла от них свою беременность – последнее тайное звено, связывавшее ее с Робертом…

Едва выйдя после выкидыша из госпиталя, Кэтрин попросила босса перевести ее в Нью-Йорк, понимая, что сойдет с ума, если не уедет из Пенсильвании. Ведь именно здесь они с Робертом собирались жить – долго и бесконечно счастливо…

И вот уже больше года она живет в Нью-Йорке, снимая маленькую угловую квартирку в новом доме на Ист-Сайд. За стеной сосед часто включает стерео. Она с удовольствием слушает музыку, сознавая, что не узнает живущего рядом человека, встретив его на улице.

Одиночество вовсе не тяготит ее, наоборот, даже нравится. Во всяком случае, это лучше, чем любящая, но навязчивая опека родных. Она вольна жить так, как пожелает, – и погружаться в воспоминания о Роберте, когда захочет.

И вот в ближайшие два дня ей придется общаться с матерью и сестрой, да притом в маленькой квартирке с одной спальней. Подобная перспектива омрачала настроение Кэтрин, пока она носилась по местному супермаркету, закупая продукты. Так трудно принимать гостей, когда все время мотаешься по командировкам! Да к тому же ее замужняя сестра совершенно помешана на домашнем хозяйстве. Похоже, она всерьез убеждена, что если у человека пусто в холодильнике, значит, в его жизни все идет наперекосяк.

«Но ведь я не видела их с Пасхи, да и пробудут они у меня всего лишь два дня! – укоряла себя Кэтрин, снимая деловой костюм и доставая слаксы из твида и хлопковую рубашку бирюзового цвета. Потом она нанесла тональный крем, скрывая круги под глазами, и принялась тщательно нарумянивать бледные щеки. В этот момент зажужжал домофон, ее рука дернулась, и кисточка провела полосу персикового цвета почти до самого носа. – Ох, дьявол! И что я так разнервничалась? – подумала Кэтрин. – Ведь нет никаких причин. Не понимаю, что это на меня нашло».

Схватив бумажную салфетку, она быстро вытерла щеку, одновременно попросив швейцара, чтобы тот направил мать и сестру к ней наверх. Не успела она открыть дверь, как Бет уже выскочила из лифта и побежала к ней по коридору с протянутыми руками.

– Вот и мы! – воскликнула она, крепко обнимая сестру. – Кажется, я первый раз не заблудилась! Дай-ка на тебя посмотреть… О Боже! Как ты всегда меня огорчаешь! Просто не понимаю, за что я так сильно тебя люблю. Клянусь, ты выглядишь по крайней мере еще на дюйм выше и на пять фунтов легче. И как только тебе удалось так вымахать? А я никак не могу вырасти выше пяти футов и трех дюймов.

Кэтрин с улыбкой обняла сестру.

– Ты прекрасно знаешь, Бет, что в пятнадцать лет я перестала расти. Да и вообще я выше тебя всего лишь на пару дюймов. – Она повернулась к матери и поцеловала ее. – Как ты себя чувствуешь, мама? Во всяком случае, выглядишь ты прекрасно. Как давно мы не виделись!

– Да, и я рада, что мы выбрались к тебе. У нас все в порядке – даже лучше, чем ты можешь себе представить… Кстати, когда мы ехали на Манхэттен, временами мне казалось, что новая «Чиветта» Бет провалится в рытвину, и мы никогда тебя больше не увидим!

Кэтрин рассмеялась.

– Какие еще рытвины?! Городская мэрия утверждает, что все дороги отремонтированы прошлым летом. Ах, Господи, да заходите же в квартиру! Сумки можно поставить в спальне. Думаю, что вы будете спать там вдвоем, а я лягу на диване. Одной на нем вполне удобно.

Они прошли через гостиную в маленькую спальню.

– Нам почти нечего распаковывать, – сказала мать. – Поэтому две минуты – и мы готовы. За обедом сообщим друг другу все важнейшие новости, а завтра не торопясь прогуляемся по магазинам, если, конечно, у тебя нет каких-либо других планов.

– Абсолютно никаких! – бодро ответила Кэтрин. – Меня все устраивает.

– «Не торопясь прогуляемся по магазинам» – какая наивность! – Бет поставила сумку на пол. – Пожалуй, я лягу сегодня пораньше спать. Я-то уж знаю, на что ты способна, мама, когда начинаешь носиться, выискивая покупку повыгодней. Да и ты такая же, Кейти.

– Я перевоспиталась с тех пор, как живу на Манхэттене, – весело отозвалась Кэтрин. – Так вы будете распаковывать сейчас сумки или нет? А пообедать можем, когда захотите.

– Давайте прямо сейчас, – заявила Бет. – Если честно, то я просто умираю с голода. После ленча прошла целая вечность.

Кэтрин с нежной улыбкой похлопала по округлому животику сестры.

– Уж не знаю, Бет, стала ли я выше и худей, но ты уж точно набрала несколько фунтов. Что с тобой? Ведь ты всегда заботилась о своей фигуре.

Бет и мать быстро переглянулись, и Кэтрин тут же все поняла. Так вот почему они так внезапно решили ее навестить! Засунув руки глубоко в карманы брюк, она поглядела на порозовевшее от смущения лицо сестры.

– У нас с Кеном будет ребенок, – почти шепотом сказала Бет. – Ах, Кейти, мы три года ждали этого, и вот наконец-то дождались! Мы так счастливы, что я просто летаю по воздуху! Меня даже радует утренняя тошнота, потому что доктор говорит, что это верный признак нормально протекающей беременности!

С невероятными усилиями – сама не зная как – Кэтрин удержала на губах улыбку, хотя внутри у нее все оборвалось. Она выждала еще немного, чтобы перестали дрожать руки, после чего решительно обняла сестру и запечатлела на ее щеке быстрый, полный любви поцелуй.

– Чудесная новость, Бет, просто чудесная! Я так рада за вас обоих, за тебя и Кена! – Она прерывисто вздохнула. – А я и не догадывалась ни о чем. Что же вы мне не сказали сразу?

И снова мать и сестра быстро переглянулись. На этот раз ответила мать.

– Ну, понимаешь, Бет и Кену не хотелось обременять тебя своими проблемами, Кэтрин. У тебя и своих бед хватало. – Она неловко кашлянула. – Ну, с Робертом, и вообще…

Кэтрин почувствовала, что ее улыбка куда-то ускользает, и поскорее вновь водворила ее на место.

– Конечно, понимаю. И когда вы ждете ребенка, Бет?

– Ко Дню Благодарения, в конце ноября. – Лицо Бет светилось безудержным счастьем. – Ах, Кейти, я просто в восторге! Не могу дождаться, когда пройдут эти пять месяцев! Для нас с Кеном это будет самый лучший праздник за всю жизнь!

– Не сомневаюсь, что так оно и будет. Для мамы с папой это тоже большая радость. Думаю, что им страшно не терпится стать поскорей дедом и бабкой. – Кэтрин взглянула на мать, но тут же отвернулась, не в силах вынести ее сияющих глаз. Снова набрав в грудь воздуха, она поскорей продолжила: – Родители Кена тоже, конечно, рады, хотя у них уже есть один внук.

– Да, но мы надеемся, что у нас родится дочка, и если нам повезет и наше желание исполнится, то у них появится первая внучка.

– Потрясающе! Не могу дождаться, когда скажу «привет» своей племяннице, хотя лично я, пожалуй, предпочла бы иметь племянника. Мне всегда больше нравилось играть в бейсбол, а не наряжать кукол.

Отчаянная улыбка Кэтрин в конце концов окончательно улетучилась, и вернуть ее не было ни малейшей надежды. Кэтрин бочком направилась к двери спальни, пытаясь на ходу придумать какое-нибудь оправдание для своего поспешного бегства.

– Пойду займусь обедом, а вы пока повесьте одежду в шкаф, хорошо? Я быстро.

– Я помогу тебе, – с готовностью предложила Бет. – Поболтаем, пока будем накрывать на стол.

– Не нужно! – Кэтрин поняла, что произнесла это слишком резко, и попыталась исправить положение, задержав еще на минуту закипающие на глазах слезы. – Лучше приляг и отдохни, Бет. Ведь тебя всегда укачивало в машине, даже без беременности, а дорога наверняка была напряженной: к вечеру всегда пробки. У меня почти все уже готово. Вот только запихну в печь квиш, да нарежу помидоры в салат.

Не дожидаясь ответа, она бросилась вон из спальни, а оказавшись на кухне, повернула все краны, чтобы шум льющейся воды заглушил звук рыданиий, сотрясавших ее тело.

Она плакала о Роберте, о его несостоявшейся жизни, об их ребенке, которого она потеряла еще до того, как смогла полюбить… Но было еще что-то, чего Кэтрин изо всех сил старалась не осознавать. Она чувствовала в своей душе пугающие признаки ревности, прорывавшиеся сквозь радость за сестру. Ну почему у Бет и любящий муж, и ребенок на подходе, а у нее – ничего? Не то чтобы она завидовала сестре и ее счастью будущего материнства, но внезапно ее захлестнуло осознание пустоты собственной жизни. Будущее представлялось ей бесцельным и тусклым. И – увы! – неоспорим был тот факт, что отчасти виновата в этом она сама.

Сунув квиш в печь, Кэтрин захлопнула дверцу и установила термостат. На пару кратких, пугающих мгновений она по-настоящему возненавидела Роберта за то, что он погиб и оставил ее наедине с мучительной тоской. Ведь страшно несправедливо, что ей приходится так страдать, и не осталось никого, кто мог бы ее утешить!

Ее плеча нерешительно коснулась легкая рука матери.

– Кэтрин, ты как?.. У тебя все в порядке?

– Да, у меня все хорошо, мама.

– Кэтрин… – В голосе матери послышались колебания. – Твоя сестра и Кен так долго ждали этого ребенка. Пожалуйста, порадуйся за них!

Не поворачиваясь, Кэтрин потянулась к ящику кухонного стола за бумажным платком.

– Я рада, – с трудом выдавила она.

Последовало напряженное молчание.

– Ты ведь можешь тоже родить ребенка, если только захочешь, – произнесла наконец мать. – Ты умная, интеллигентная, прекрасно выглядишь. И сердце у тебя доброе. Ты бы стала чудесной матерью!

– По-моему, ты забыла одно важное обстоятельство. У меня нет мужа. Он мертв. К несчастью, мертвые мужчины не могут становиться отцами! И еще, насколько мне известно, непорочное зачатие тоже пока что не по силам медицине.

Ее жесткие, сердитые слова, казалось, упали в пустоту.

– Прости, – пробормотала в конце концов мать. – Я могла бы многое сказать, но знаю, что тебе не понравится такое вторжение в твою личную жизнь. Ты наверняка считаешь, что это не мое дело – учить тебя и вмешиваться в твою судьбу.

Кэтрин отшвырнула от себя промокший платок. Слезы высохли, и она снова владела собой.

– Раз Бет голодна, нам нужно поторопиться с обедом. Может, нарежешь помидоры? Они в холодильнике на верхней полке. А я пока приведу себя в порядок. Извини меня.

– Ах, Кейти, да не беспокойся ты о том, как выглядишь! Иногда мне кажется, что тебе полезно почаще плакать, тогда на душе будет легче. Ну и что, если чуть размазалась косметика? Мы же твои родные – что тебе нас стесняться? Если ты несчастлива, то, Бога ради, скажи нам.

– В ящике возле плиты лежит острый нож. Им хорошо резать овощи. А я отлучусь на секунду, ладно?

Кэтрин заперлась в ванной, пытаясь выбросить из головы слова матери, и умылась. Так и есть: все лицо покрылось пятнами. Она решительно принялась за свое преображение – грим, румяна, тени для век, карандаш для глаз, помада, пудра, тушь для ресниц… До гибели Роберта Кэтрин почти не пользовалась косметикой, а вот за последние восемнадцать месяцев научилась ее ценить. Глядя в зеркало, она нанесла последний мазок туши, и вот уже не осталось ничего от той отчаявшейся женщины, которая только что рыдала над кухонной раковиной.

Когда она вышла из ванной, Бет и мать о чем-то вполголоса переговаривались, но при ее появлении тут же замолчали.

– Боже мой, Кейти, что ты с собой сделала?! – шутливо воскликнула Бет неестественным, писклявым голосом. – Я всегда считала, что ты выглядишь как фотомодель, а не как бухгалтер. Но Нью-Йорк явно придал твоей внешности окончательный блеск!

– Тебе нравится жить на Манхэттене? Ты уже немного осмотрелась и привыкла? – поспешно вмешалась мать. – Мне кажется, что я никогда бы не приспособилась к его ритму после нашей спокойной жизни в Пенсильвании. Тебе еще не надоело так много ездить?

– Нет. Честно говоря, мне даже нравится.

Кэтрин принесла дымящийся квиш и тарелку с салатом и поставила на небольшой столик в углу гостиной, испытывая благодарность к матери, нашедшей такую безобидную тему для разговора. С деланным оживлением она начала рассказывать о неделе, проведенной в Коннектикуте. Проблемы кабельного телевидения, казалось, чрезвычайно заинтересовали мать и сестру, и Кэтрин повторила слова Джошуа Ханта о будущем этого вида бизнеса, с облегчением чувствуя, как улетучивается напряжение. Они немного поговорили о последних фильмах, снятых специально для телевидения. Усмехнувшись про себя, Кэтрин подумала, что ужин с Джошуа Хантом оказался неожиданно полезным.

Пока мать и сестра рассыпались в комплиментах по поводу обеда, ее мысли перескакивали с одного на другое, и вдруг она поняла с легким испугом, что Джошуа Хант был главной причиной того, что неделя показалась ей такой утомительной.

С вечера той самой среды Кэтрин пребывала как бы в подвешенном состоянии, постоянно гадая, увидит ли его еще раз. Но оказалось, что волновалась она напрасно. Ни в четверг, ни в пятницу Хант даже не появился в своей конторе – не то чтобы досаждать ей просьбами о новой встрече. Впрочем, она, разумеется, и сама не приняла бы такое приглашение…

Мать принялась убирать посуду, а потом принесла в гостиную кофейник и шоколадный кекс.

– Бет намерена устроить настоящую вакханалию из покупок детских вещей, – объявила она, когда Кэтрин отрезала три тонких куска кекса. – Посоветуй, куда нам лучше пойти.

– В Блумингдейл, пожалуй. По-моему, там всегда все есть. – Кэтрин удивилась, как это она еще ухитряется говорить довольно весело, когда сердце разрывается от тоски. Она с ужасом подумала, что завтра целый день придется ворковать над детскими вещами. – Правда, я никогда этим специально не интересовалась, но там вам предложат все, что угодно. И если вас интересует крестильная рубашка из французского шелка, то там вы наверняка сможете ее купить.

– Блумингдейл – это хорошо, но только я не уверена, что в нашем бюджете найдутся средства для французского шелка. Жалованье чертежника явно не рассчитано на такую роскошь…

– Но ведь Кен теперь старший чертежник! Разве его не повысили?

– Повысили. Тем не менее скорее всего мы сможем себе позволить только самый маленький чепчик из шелка…

В их смех ворвался телефонный звонок. Кэтрин сняла трубку и почувствовала, что щеки ее предательски краснеют, когда услышала этот голос.

– Я рад, что застал вас дома. Вот уж не рассчитывал, что мне так повезет! Я думал, что в пятницу вечером одинокие и свободные женщины, живущие на Манхэттене, дома не сидят.

– Простите, кто это говорит? – осведомилась она, хотя прекрасно знала это с первой же секунды.

– Джошуа Хант, – подчеркнуто официально ответил он, и Кэтрин со смущением и злостью почувствовала: им обоим ясно, что она сразу узнала его голос.

Напомнив себе, что с ней говорит клиент, она заставила себя быть вежливой.

– Как поживаете, Джошуа? Надеюсь, ваш звонок не вызван какой-либо неотложной проблемой, связанной с финансовым отчетом?

– Мой звонок не имеет никакого отношения к вашей работе в «Консолидейтид», – сухо заявил он. – Он сугубо личный. Хочу пригласить вас поужинать со мной завтра вечером, вот и все.

– Большое спасибо за приглашение, Джошуа, но, к сожалению, я не могу его принять. – Кэтрин с удивлением почувствовала, что ее действительно захлестнула непонятная волна сожаления, когда она автоматически произнесла свой отказ. – Ко мне на выходные приехали мать с сестрой, – пояснила она, не обращая внимания на то, что Бет усиленно жестикулирует, показывая, чтобы она не обращала на них внимания и поступала так, как ей удобней. – Они приехали из Пенсильвании, чтобы сделать кое-какие покупки, а вечером мы собираемся сходить в театр.

– Понимаю. Что ж, по вашему голосу заметно, что вы невероятно огорчены необходимостью отказаться от моего приглашениия… Знаете что? Чтобы вы не чувствовали себя такой несчастной, я предоставлю вам еще одну возможность… Что, если мы поужинаем в воскресенье? Ведь ваши родные наверняка уедут в воскресенье к вечеру, разве не так?

– Хм… в воскресенье?

Кэтрин смутила насмешливая теплота, звучавшая в его голосе. Даже по телефону ему удавалось вызвать это странное, смущающее ее ощущение интимности!

– Ну, подумайте хорошенько, – настаивал он. – Воскресенье – это такой день, который следует за субботой, но перед понедельником.

Кэтрин обнаружила, что ее губы расплылись в улыбке, и тут же прикусила их.

– Ну да, – ответила она наконец. – То есть, я хочу сказать, что они действительно уезжают к вечеру в воскресенье.

– Великолепно. Я приеду в город и в пять буду у вас. Джим сообщил мне, что вам придется работать над отчетом еще и на следующей неделе, так что вы сможете вернуться в мотель «Старый полковник» после ужина. Уверен, что вы уже соскучились без тех черных лучей, что украшают потолок ванной комнаты.

– Ну, просто не знаю, Джошуа…

Она отвернулась, чтобы не видеть напрягшиеся от любопытства лица матери и сестры. Черт побери, они ничего не знают про Джошуа Ханта, абсолютно ничего, и все-таки явно жаждут, чтобы она приняла его приглашение! Неужели им совершенно все равно, что он за человек? Может быть, он даже не холостяк…

– Если вы переночуете в мотеле с воскресенья на понедельник, то будете избавлены от ужасной езды в утреннем семичасовом поезде. Так почему бы не согласиться? – настаивал Джошуа.

Насчет поезда он абсолютно прав. И нет никаких видимых причин для отказа, если не считать подсознательных подозрений, что слишком близкое знакомство с Джошуа Хантом может повлечь за собой эмоциональную травму… Хотя, с какой стати Джошуа Хант может грозить ее благоприобретенной после нелегких испытаний эмоциональной стабильности? За последние месяцы Кэтрин приняла полдюжины приглашений в ресторан и поняла, что самая страшная опасность – вывихнуть челюсть от зевка: всякий раз ей было невероятно скучно.

– Что ж, не возражаю, – согласилась она наконец. – В пять я буду вас ждать. Адрес у вас есть?

– Да. Я записал его тогда же, когда узнал номер телефона.

– А как вы узнали мой номер телефона?

– Я заглянул в компьютерные данные, – ответил он виновато. – Мне показалось, что так будет практичней всего…

Она подавила в себе еще один приступ смеха.

– До воскресенья, Джошуа.

– Буду считать часы!

Разумеется, она не поверила ему, но вновь ощутила жар на щеках, когда повесила трубку.

Мать и сестра изо всех сил старались скрыть свой интерес к телефонному разговору, причем матери это удавалось лучше.

– Пойду сварю свежего кофе, – тут же вскочив, заявила она. – А то старый уже остыл.

Бет откинулась на жесткие подушки дивана.

– А он симпатичный, Кейти? – не удержавшись, осторожно поинтересовалась она.

– Да я едва его знаю… Правда, впечатление он производит хорошее.

– И его зовут Джошуа?

– Джошуа Хант. Он президент «Консолидейтид вижн» – компании, о которой я говорила за обедом. Сейчас я работаю там над финансовым отчетом.

Бет легко дотронулась до руки Кэтрин.

– Желаю удачного свидания, – спокойно сказала она.

– Это деловой обед, а не свидание!

Кэтрин и сама не понимала, зачем ей понадобилось лгать. Ей бы ухватиться за такую возможность и убедить сестру в том, что она живет весело, однако почему-то совсем не хотелось признаваться, что в ее отношении к Джошуа Ханту замешано что-то личное.

– Ну, и все-таки ты можешь провести приятный вечер. Законом это не запрещено. – Бет опустила глаза, явно смущенная. – И здесь нет никакой измены памяти Роберта, – тихо добавила она.

Кэтрин вскочила с дивана.

– Пойду посмотрю, что это мама так долго возится с кофе, – воскликнула она, едва сдерживаясь, чтобы… Не расплакаться? Не рассмеяться?

Бет вздохнула не без облегчения.

– Конечно, – ответила она. – Неплохая мысль.

3

В воскресенье, после отъезда матери и сестры, Кэтрин хотелось лишь одного – свернуться калачиком в постели и натянуть на голову одеяло.

Она была рада, что мать так хорошо выглядит; радовалась и счастью Бет. Но, тем не менее невероятно устала, весь день демонстрируя энтузиазм, пока они объезжали магазины детской одежды. И когда темно-синяя «Чиветта» сестры наконец-то завернула за угол и скрылась из вида, сил у нее просто-напросто не осталось.

Вернувшись домой, Кэтрин с ужасом подумала о предстоящем походе в ресторан с Джошуа Хантом, и это показалось ей последней каплей, переполнившей чашу ее выдержки. Она обреченно отправилась переодеваться, проклиная себя за то, что согласилась на приглашение. Припоминая их разговор, она даже не могла понять, как это получилось.

Кэтрин приняла душ и начала одеваться, делая все машинально, будто во сне, ощущая лишь одно – отчаяние оттого, что обрекла себя на лишнюю муку. Нетерпеливыми движениями застегнув «молнию» на платье, она порадовалась хотя бы тому, что научилась наносить косметику совершенно автоматически и с немыслимой ловкостью, приобретенной за восемнадцать месяцев практики.

Внимательно взглянув в зеркало, Кэтрин с неудовольствием отметила, что от злости в глазах появился нетипичный для них янтарный отсвет. Вдобавок ко всему волосы отказывались повиноваться и не желали укладываться в привычный аккуратный пучок на затылке: все время вылезала то одна, то другая прядь. Она еще раз хмуро глянула в зеркало, раздраженная собственной внешностью: как будто сошла с суперобложки плохого исторического романа. Немного выпятить губы – и сходство будет полным.

Нетерпеливо пожав плечами, Кэтрин отказалась от попытки укротить непослушные волосы, выключила свет в ванной и направилась в спальню.

Высокое зеркало, вмонтированное в дверь спальни, приготовило для нее еще один неприятный сюрприз. Платье, которое она, почти не глядя, достала из шкафа, на вешалке казалось достаточно строгим и скромным. А теперь, надев его на себя, Кэтрин обнаружила, что вырез слишком велик, да к тому же платье весьма провокационно облегает ее стройные бедра. Слишком поздно она вспомнила, что это платье провисело в дальнем углу шкафа последние восемнадцать месяцев! Она носила его в последний раз еще до свадьбы и не могла понять, почему сейчас выбрала именно его: ведь ей как никогда хотелось, чтобы вид у нее сегодня был сугубо деловой.

Кэтрин спешно принялась искать элегантное черное платье, которое чаще всего надевала в последнее время, отправляясь в ресторан. Но тут зажужжал домофон.

– Мистер Джошуа Хант, – объявил швейцар.

– Пожалуйста, направьте его наверх.

Через несколько мгновений раздался звонок в квартиру, и Кэтрин с силой и не без раздражения захлопнула дверцы шкафа. В конце концов, наплевать! Пусть все остается, как есть.

Сначала она его даже не узнала. Светлые волосы и загар остались те же, но на этом и ограничивалось сходство с небрежно одетым шутником, пригласившим ее поужинать в «Райских гамбургерах от Хенка». Сейчас он был в строгом темно-синем костюме, накрахмаленной белой рубашке и темном шелковом галстуке. Когда Хант шагнул в квартиру, до нее донесся слабый терпкий аромат дорогого мужского одеколона. По спине Кэтрин неожиданно пробежали мурашки, а во рту отчего-то стало сухо. Она пыталась сообразить, что ему сказать, но голова оказалась совершенно пустой, в ней не нашлось не только ни одной остроумной мысли, но даже какой-нибудь вежливой банальности.

– Привет, Кэтрин. – Джошуа улыбнулся и в то же мгновение стал самим собой – тем самым, в линялых джинсах и скромном свитерочке. – Полосатый костюм шел вам меньше. – Вот и все, что он сказал, однако тепло его лаконичного комплимента, казалось, целиком окутало ее.

– Спасибо. – Из внезапно пересохшего горла Кэтрин вместо слов вырвалось какое-то хриплое бормотание. Она вздохнула и нервно облизала губы. – Не желаете ли чего-нибудь выпить?

– С огромным удовольствием выпил бы, но у нас, по-моему, совершенно нет времени. Швейцар присматривает за моим автомобилем, но если мы не пойдем вниз прямо сейчас, боюсь, что на стекле будет красоваться квитанция на штраф.

– Да-да, разумеется. Только возьму свой чемоданчик. У меня уже все собрано.

Они молча пошли по коридору. Кэтрин слишком погрузилась в свои смятенные чувства, чтобы удивляться невозмутимости спутника. У дома их ждал элегантный серебристый «Кадиллак». Со слабой улыбкой Кэтрин взглянула на Джошуа, и ей почему-то очень захотелось поддразнить его. Интересно, не обидится ли он? Вряд ли. Его перышки, судя по всему, не так-то легко взъерошить.

– Очень солидная машина, – пробормотала она. – И вовсе не такая, какую я ожидала увидеть. В прошлую среду мне показалось, что вы непременно ездите на «Ягуаре» – либо, в крайнем случае, на «Сандербёрде».

Джошуа положил ее чемодан в багажник. В его глазах появилась смешинка.

– Забавно, как часто мы судим о людях по одежке! Вы судили обо мне по моим джинсам, а я о вас – по серому полосатому костюму, и оба увидели лишь часть правды. Уверен, что под эту историю можно подвести какую-нибудь мораль.

Машин в воскресный вечер было не слишком много, и они быстро вырвались из города. Приятно было ехать в мягких летних сумерках, и Кэтрин с удивлением обнаружила, что накопленное за день напряжение куда-то улетучилось. Джошуа весело рассказывал о том, как накануне катался на яхте, и вскоре они уже обменивались воспоминаниями о детстве, о каникулах на океане. После пыльного города коннектикутский пейзаж радовал глаз свежестью и чистотой. Кэтрин даже вздохнула от удовольствия.

Джошуа взглянул на нее, в полумраке машины его синие глаза казались темными.

– Надеюсь, что это признак умиротворения, а не отчаянной скуки?

– Нет, мне не скучно, – успокоила она его. – Я люблю город, но все же порой так приятно из него уехать!

– Тогда я рад, что выбрал загородный ресторан. Он называется «Таверна Независимости». Там хорошая кухня, а в это время года еще и очень приятный интерьер: в подвешенных корзинках цветет герань. Мне кажется, вам должно понравиться.

– «Таверна Независимости»… – задумчиво произнесла Кэтрин. – И всего лишь в паре миль отсюда – мотель «Старый полковник», а прямо рядом с ним – торговый центр «Королевское наследие». Знаете, я иногда задаюсь вопросом: сознают ли живущие здесь люди, что после окончания войны за независимость прошло почти двести лет?

– Да, вам, пожалуй, этого не понять. А уроженец Новой Англии никогда не станет увековечивать историческое событие, которое произошло после тысяча восьмисотого года.

Она засмеялась и увидела, что они уже въезжают на автостоянку ресторана. Казалось, что прошло совсем немного времени с тех пор, как они вырвались из Манхэттена. Джошуа выключил зажигание и повернул к ней лицо, выражение которого показалось ей загадочным. Они немного помолчали.

– Кроме этой машины, у меня еще есть «Корвет», – внезапно сообщил он и пристально посмотрел ей в глаза.

Кэтрин опять ощутила холодок, пробежавший по спине, – как и в тот момент, когда он вошел к ней в квартиру.

– «Корвет»? – повторила она, а затем ее губы тронула нерешительная улыбка. – Красный?

– Конечно! С черными полосками.

– И вы ездите на нем в город?

– О да, временами.

– Тогда почему же вы решили заехать за мной на «Кадиллаке»?

Последовала еще одна пауза, но на этот раз очень короткая.

– Просто «Кадиллаки» и аудиторы кажутся мне хорошим сочетанием.

– Вот уж не думала, что приглашена сегодня потому, что я – работающий на вас аудитор! – произнесла она и тут же смутилась от собственной бесцеремонности.

В его лице что-то изменилось, но столь мимолетно, что Кэтрин не успела понять, что именно.

– Я пригласил вас потому, что мне хочется с вами поужинать, – спокойно ответил Хант. – Вы – красивая и интеллигентная женщина, Кэтрин. И то, что вы временно работаете в моей фирме, не имеет к этому никакого отношения.

Не успел он договорить, как Кэтрин захотелось поскорее выйти из машины, чтобы как-то избавиться от ощущения интимности, которая опять возникла между ними по ее вине. Она пришла в ужас, когда поняла, что все это время говорила, не задумываясь о последствиях своих слов. Пожалуй, впервые после смерти Роберта… А главное – Кэтрин с огорчением осознала, насколько часто и совершенно необоснованно ожидала, что Джошуа поймет не только ее слова, но и мысли – полувысказанные или не высказанные вообще.

Пока он понял только одно – что она никак не может открыть дверцу – и тут же звякнул электронным замком. Кэтрин наконец выскочила из машины, но Хант немедленно оказался рядом, и его рука сжала ее локоть подчеркнуто небрежным, равнодушным жестом.

– Здесь подают самые вкусные в округе пироги с черникой и ванильное мороженое домашнего приготовления, – сказал он, когда они подходили к ресторану. – Так что постарайтесь оставить место для десерта.

Она что-то ответила в том же духе и направилась вслед за хозяйкой к столику. Ресторан оказался уютным, как Джошуа и обещал, и Кэтрин сказала ему об этом, стараясь вернуться к своей обычной независимой манере поведения.

– Я не сомневался, что вам тут понравится, – кивнул он, сверкнув обаятельной улыбкой, и открыл меню, вложенное в кожаную обложку. – Как видите, здесь обширный выбор. Салат из шпината считается фирменным блюдом, а в последний раз я лакомился тут превосходным стейком с перцем. Если вы любите рыбу, могу рекомендовать морской язык, фаршированный креветками.

Он дал ей время изучить меню, а потом начал весело болтать о разных пустяках, пока они ждали официантку, чтобы сделать заказ. Кэтрин не могла понять, почему эта безобидная беседа заставляет ее так нервничать, однако их взаимопонимание, которое она явственно ощущала по дороге, куда-то исчезло.

Немолодая приветливая официантка приняла заказ. Они оба выбрали рыбу, а Джошуа добавил к ней белое вино – ее любимое, настоящий рейнвейн.

В это мгновение подспудная, неясная причина ее опасений с ослепительной отчетливостью предстала перед Кэтрин. Она поняла, что манера поведения Джошуа слишком уж безупречна. Ну зачем, например, ему нужно было вспоминать про ее пристрастие к сладкому белому вину? Она с неудовольствием осознала, что он ведет себя с ней точно так же, как обычно поступала она сама, когда ходила на ненужные свидания – приветливый вид, но строгое соблюдение дистанции.

Теперь она взглянула на него новыми глазами и впервые заметила, что он намеренно ведет разговор именно так, чтобы им обоим было интересно, но в то же время не слишком обременительно. Кэтрин механически ответила на его вопрос о вчерашнем спектакле на Бродвее и подумала, как ловко он придает их беседе видимость доверительной, хотя на самом деле она совершенно безликая. И вдруг ей показалось, что его вежливость – всего лишь маска, скрывающая гораздо более глубокие эмоции…

Ей некогда было додумать эту мысль до конца. Официантка принесла салаты, и, как раз когда ставила их на стол, Джошуа внезапно вздрогнул от изумления.

– Ну и неожиданность! – воскликнул он, откладывая в сторону салатную вилку. – Сюда приехали мой отец с… мачехой.

Если бы Кэтрин в этот момент не смотрела на него так внимательно, ей никогда не бросилась бы в глаза крошечная пауза перед последним словом. Более того: с внезапной, несокрушимой уверенностью она поняла, что его удивление наигранное. Он явно знал, что отец приедет сюда в этот вечер!

Джошуа вскочил, широко улыбнулся и протянул руку высокому худощавому мужчине с моложавым лицом и пышной седой шевелюрой.

– Отец, вот так сюрприз! Клянусь, я слышал, как ты сказал, что будешь ужинать в клубе.

Мистер Хант пожал сыну руку и обнял жену за талию.

– Теперь я вижу, что ты никогда не слушаешь того, что я говорю, Джош. В пятницу я сказал тебе, что мы с Даниэлой собираемся поужинать тут сегодня.

Джошуа состроил гримасу, избражая насмешку над собой. «В пятницу!» – подумала Кэтрин. Тогда-то он и позвонил ей, назначив это свидание…

– О Боже! Ты вывел меня на чистую воду! – сокрушенно воскликнул Джошуа. – После возвращения из Лондона спектр моего внимания, видимо, сузился градусов на двадцать. Слишком много бессонных ночей. – Он кивнул ослепительно красивой женщине, прильнувшей к руке его отца. Приветливая улыбка не сходила с его губ.

– Привет, Даниэла! Сегодня ты себя чувствуешь лучше?

– О да, спасибо, Джош. – Голос был нежным, хрипловатым и невероятно сексуальным. – Все выходные твой отец замечательно меня лечил.

– Вот и славно. Выглядишь ты… неплохо.

Восприимчивость Кэтрин к чувствам других людей притупилась за месяцы, прошедшие после смерти Роберта. Но теперь внутренний голос отчаянно сигналил ей, что Джошуа не по себе, хотя по-прежнему его улыбка излучала приветливость. Вероятно, дело в том, подумалось ей, что он слишком много улыбается. Такую тактику и она часто использовала в последние восемнадцать месяцев, и теперь в его поведении распознала тот же самый прием.

– С гриппом не шутят, – заметил мистер Хант. – Ты не такая сильная, Дэнни, как тебе кажется. И ты еще не оправилась от того… что случилось два месяца назад.

Кэтрин по-прежнему внимательно смотрела на Джошуа и, кажется, единственная заметила, как непроизвольно сжались в кулаки его руки, которые он тут же завел за спину. На миг у нее перехватило дыхание: она засомневалась, сумеет ли он справиться с бурей, бушевавшей у него внутри.

Однако в ритме беседы не произошло ни малейшего сбоя, и, когда Джошуа заговорил, его тон был всего-навсего вежливым.

– Ах, я забыл вас представить друг другу, – произнес он. – Кэтрин, это мой отец, Натан Хант, и мачеха, Даниэла Хант. Это Кэтрин Брэкен. Кэтрин заканчивает аудит в «Консолидейтид вижн».

Глаза у мистера Ханта оказались более светлыми и менее приветливыми, чем у его сына, но он тепло поздоровался с Кэтрин.

– Я встречался с вашим напарником в начале недели, – сообщил он. – «Кингстон и Артур» – солидная компания; на мой взгляд, одна из лучших. Должно быть, вы хороший специалист.

– Благодарю вас. Мне нравится моя работа.

Его жена подняла самые длинные и черные ресницы, какие только доводилось видеть Кэтрин, и взглянула на нее глазами цвета чистейшего синего кобальта, а затем с неожиданной силой пожала ей руку.

– Рада познакомиться, Кэтрин, – сказала она. Ее колдовской голос придавал обычным словам что-то магическое. – И долго вы будете работать в «Консолидейтид»?

– Аудит занимает обычно всего несколько дней, миссис Хант. Однако «Консолидейтид» планирует на будущий год целый ряд инвестиций и обратилась к нашей фирме с просьбой провести дополнительные финансовые исследования. Думаю, что на это уйдет еще неделя.

– Ах, все это так сложно! Должно быть, вы невероятно умная. – Хрипловатый голос Даниэлы Хант завибрировал от восхищения. – Я благоговею перед женщинами, делающими успешную карьеру, особенно перед бухгалтерами. Мне никогда не удается свести баланс собственных чековых книжек, чтобы он соответствовал банковским данным!

Казалось, в словах Даниэлы не было ничего обидного, но что-то в ее интонации не понравилось Кэтрин.

– У некоторых мужчин тоже возникают такие проблемы. Это миф, что только женщины не умеют считать!

Впрочем, ее уже никто не слушал. Мистер Хант нежно похлопал жену по руке, а Джошуа сказал:

– Зато ты умеешь создать по-настоящему домашнюю обстановку, Даниэла. А это не менее важно, чем уметь обращаться с чековой книжкой. Профессиональными навыками обладают многие, а вот создать дома уют способна далеко не всякая женщина.

– Ты так считаешь? В самом деле? – Глаза Даниэлы Хант устремились на Джошуа, и ее щеки порозовели.

– Да, я правда так считаю, – тихо подтвердил он.

Мистер Хант крепче прижал к себе локтем руку жены.

– Не будем больше терять времени. Здесь слишком вкусно готовят, чтобы терпеть так долго.

– Не желаете ли присоединиться к нам?

– Нет, благодарю. Уверен, что ты и твоя очаровательная дама предпочтете остаться вдвоем.

– Да нет, что вы… – начала было Кэтрин, но Джошуа перебил ее:

– Весьма благодарен за деликатность. Для нас с Кэтрин это особая дата.

Мистер Хант внимательно посмотрел на них. В его взгляде читалось откровенное недоумение. А Кэтрин не без труда справилась со своей нижней челюстью, которая едва не отвисла от удивления. Она чуть отвернулась, чтобы избежать пристальных глаз мистера Ханта, и как раз вовремя, потому что заметила странную бледность Даниэлы Хант.

Кэтрин уставилась на стол и закусила губу. Ей очень не нравилось быть пешкой в какой-то сложной семейной игре, которую она не понимала и о которой ничего не желала знать. Она опять попыталась припомнить, почему приняла это приглашение Джошуа, и не смогла привести ни единой убедительной причины.

Вскоре мистер и миссис Хант направились к своему столику, а Джошуа уселся напротив нее. Кэтрин молчала. Она набила рот салатом, затем стала сосредоточенно намазывать масло на горячий хрустящий хлеб. Она ужасно злилась на Джошуа, и у нее не было ни малейшего желания поддерживать беседу. Впрочем, Кэтрин сама толком не понимала, отчего это ее разозлил такой в общем-то незначительный инцидент, но она и не желала ничего понимать. Давно она так не злилась – и вообще давно не испытывала никаких чувств, кроме горя…

– Я был рад возможности представить вас своему отцу и его жене, – услышала она, словно издалека, голос Джошуа.

– Неужели? Почему?

Боже! Кажется, ее покинули все светские навыки!

Холодная прямота ее вопроса застала его врасплох, но он тут же усмехнулся.

– Отец обычно весьма невысокого мнения о моих вкусах в выборе женщин. Поэтому мне особенно приятно, что он увидел меня с такой красивой особой, да еще к тому же обладающей безукоризненной квалификацией в своей специальности.

– Вы поэтому привезли меня сюда? Чтобы повысить свой рейтинг в отцовских глазах?

Хант нахмурился.

– Нет, конечно! Просто мне показалось, что вам понравится этот ресторан…

– Но ведь вам было прекрасно известно, что сюда приедет ваш отец!

Джошуа настолько поразился ее замечанию, что Кэтрин даже засомневалась в правильности своей догадки.

– Откуда вы это взяли? – спросил он наконец. – Как вы, наверно, слышали, моя мачеха болела гриппом. И я никак не ожидал, что она вообще поднимется с постели, не говоря уж о поездке в ресторан.

Не слишком-то она поверила его словам, однако первая вспышка злости улеглась. Смущенная необычайной интенсивностью и разнообразием эмоций, которые он в ней вызвал в течение одного вечера, Кэтрин решила сменить тему. В конце концов, Джошуа не настолько важен для нее, чтобы так волноваться. И вообще мужчины ее не интересуют! Роберт умер, и это – единственный важный факт в ее жизни…

– Что случилось, Кэтрин? – осторожно поинтересовался Джошуа. – Почему вы внезапно так погрустнели?

Она посмотрела на него невидящими глазами. Не хватало еще открывать перед ним свою душу! Она и так сказала сегодня слишком много лишнего.

– У меня пустой бокал, – весело ответила Кэтрин. – Разве этого не достаточно, чтобы загрустить?

Он не стал добиваться более искреннего ответа, а просто налил ей вина и начал остроумно комментировать фильм, который они оба, как выяснилось, недавно смотрели и в котором мрак и ужас были настолько сгущены, что создавалось комическое впечатление. С фильмов он перевел разговор на книги. Выяснилось, что оба только что прочитали роман о женщинах из первых переселенцев, двигавшихся в фургонах в Орегон.

И когда на десерт подали пирог с черникой и ванильное мороженое, Кэтрин уже забыла про все обиды. Время пролетело в увлекательной дискуссии о роли женщин в расширении американских границ. Давным-давно она не наслаждалась столь интересной беседой, даже вспомнить не могла, когда это было в последний раз.

Они не стали задерживаться после кофе. Джошуа повел ее из ресторана, небрежно обняв за плечи: он лишь на мгновение приостановился у отцовского столика и быстро кивнул на прощание отцу и мачехе.

Даниэла Хант выглядела хрупкой, милой и ослепительно красивой. С лица мистера Ханта не сходила задумчивость, причины которой Кэтрин не могла понять.

Было еще довольно рано, и Кэтрин подумала, не предложит ли Джошуа отправиться куда-нибудь еще – например, в ночной клуб, где они могли бы потанцевать, но он этого не сделал. Они поехали прямо в мотель, до которого было рукой подать.

Едва «Кадиллак» тронулся с автостоянки, Джошуа вставил в стереосистему новую кассету.

– На мой взгляд, это очень удачное исполнение Второго концерта Рахманинова, – сказал он, не потрудившись спросить, хочет ли она послушать музыку.

Кэтрин убеждала себя, что рада возможности избежать интимной беседы. Но на самом деле чувствовала себя не на шутку задетой: она привыкла охлаждать бурлящую страсть своих спутников и вовсе не привыкла к тому, чтобы ее намеренно игнорировали!

Джошуа подождал, пока она зарегистрировалась у администратора, затем проводил ее на второй этаж до комнаты. Кэтрин слегка нервничала, когда они поднимались по лестнице. Действие вина закончилось, и теперь, в совершенно трезвом состоянии, ей очень хотелось избежать повторения того поцелуя «на сон грядущий», который продемонстрировал Джошуа четыре дня назад.

Они остановились у двери ее номера, и Кэтрин изобразила ту теплую, признательную улыбку, которая обычно напрочь лишала парнера желания договариваться о новой встрече. Она изо всех сил старалась не думать о том, как эта улыбка подействовала в прошлый раз на Джошуа…

– Ну, доброй ночи. Спасибо за поистине приятный вечер, Джошуа.

Волновалась она напрасно. На этот раз он даже не удостоил ее взглядом. Просто поставил на пол чемодан, который нес от машины, и пожал ей руку холодно и крепко.

– Доброй ночи, Кэтрин. Даже не помню, когда мне в последний раз довелось ужинать с такой интересной собеседницей. – Лишь на мгновение на губах его мелькнула усмешка. – Хотя по-прежнему убежден, что вы безнадежно заблуждаетесь насчет того, как вели себя люди двести лет назад.

Она поспешно высвободила руку, стараясь не обращать внимания на образовавшийся где-то в груди комок. На какой-то миг она даже, кажется, пожалела, что он не сделал попытки ее поцеловать, но тут же отбросила эту мысль как совершенно нелепую. Небо свидетель, насколько ненавистны ей все эти поцелуи «на сон грядущий», с которыми к ней вечно лезут ее поклонники! И, конечно же, Джошуа вел себя в среду не лучше, чем все остальные.

– Ну, еще раз доброй ночи, – произнесла она, поспешно вставляя ключ в замочную скважину и отвернув лицо. – Возможно, увидимся на будущей неделе.

– Возможно. Правда, я буду очень занят.

Эти слова глубоко оскорбили Кэтрин. Неужели он решил, что она напрашивается на очередное приглашение?! Не оборачиваясь, она торопливо толкнула дверь и была поражена, когда Джошуа, пробормотав что-то неразборчивое себе под нос, протянул руку и преградил ей путь в номер.

Несколько секунд они стояли неподвижно, затем Джошуа медленно повернул ее к себе, так что они оказались лицом к лицу. Кэтрин ощутила холод его руки на талии, но – странное дело – несмотря на это, кожа ее запылала в месте прикосновения. Взяв пальцами за подбородок, Джошуа приподнял ее лицо. Их взгляды встретились, и Кэтрин чуть подалась к нему навстречу, не в силах справиться с самостоятельными действиями своего тела.

– Ох, черт возьми! – пробормотал он. – Я вовсе не собирался этого делать! Не теперь… – И наклонился к ее губам.

Его поцелуй был жестким и страстным. Губы настойчиво требовали ответа, и, не успев сообразить, что делает, она разжала свои губы под напором его языка.

И моментально почувствовала, как отозвалось на это его тело, услышала то ли стон, то ли вздох, вырвавшийся из его груди. Неожиданно ей стало радостно от мысли, что она так его возбуждает. Джошуа прижал ее к себе настолько сильно, что она ощутила, как пуговица его рубашки впилась ей в кожу на шее, но испытала не боль, а удовольствие. С внезапной и абсолютной определенностью Кэтрин поняла – ей хочется, чтобы его руки ласкали ее обнаженную грудь!

В голове все кружилось, плыло от смущения: ведь она, в сущности, сама напросилась на этот поцелуй! Но поразительнее всего было то, что ей вовсе не хотелось, чтобы он закончился. Она плыла в бархатной пустоте, лишившись всех связей с окружающим миром. Реальным был лишь поцелуй Джошуа, а его тело – единственным источником всех ее эмоций.

Поначалу Кэтрин почти не слышала шаги, постепенно приближавшиеся к ним по коридору. Однако когда голоса людей стали громче, они проникли сквозь туман, обволакивающий ее мозг, и тут она вдруг четко осознала, что делает. Стоит в коридоре мотеля у своей комнаты и страстно целует мужчину, который ей не муж. Мужчину, который не Роберт! Она задрожала от отвращения к себе и рванулась из объятий Джошуа.

– Перестаньте! – воскликнула она и быстро закрыла рукой рот, не желая даже думать о Роберте, когда на губах еще оставался вкус поцелуя Джошуа. – Ради Бога, перестаньте! Кто-то идет!

В эту минуту из-за угла появилась немолодая чета и остановилась возле своей комнаты в паре дверей от них.

Кэтрин заправила выбившуюся прядь волос за ухо, нервно пригладила платье, поправила декольте. На миг ей показалось, что глаза Джошуа заволокло туманом, как и в прошлый раз. Но когда супруги, что-то оживленно обсуждая, наконец скрылись у себя в номере, она посмотрела на него пристальней и поняла, что снова ошиблась. В его глазах сверкал лишь след неудовлетворенного желания, да еще приправленный сожалением юмор.

– Вероятно, я утратил чувство реальности, – посетовал он. – Дверь в вашу комнату была широко распахнута, а я целовал вас здесь, в коридоре. Просто не могу поверить! Я много лет не вел себя так нелепо.

Кэтрин ухитрилась холодно улыбнуться.

– Вы берете на себя слишком много, Джошуа. Не так-то просто получить приглашение ко мне в комнату, как бы вы ни были ловки в роли соблазнителя!

Улыбка исчезла из его глаз.

– А по-моему – это вы слишком уверены в себе, – заявил он. – Я уже получил то, что мне нужно. Доброй ночи, Кэтрин. Думаю, мы еще увидимся.

На этот раз она вошла в комнату, не оглянувшись на него.

4

Утром в понедельник, входя в помещение «Консолидейтид вижн», Кэтрин нервничала. Она не могла решить, как ей вести себя с Джошуа Хантом, и это не давало ей покоя. Впервые после смерти Роберта она не представляла, что ей делать с мужчиной, посягнувшим на ее вдовье одиночество! После восемнадцати месяцев полнейшего безразличия к противоположному полу такое открытие неприятно поразило ее, и Кэтрин злилась на Джошуа, сумевшего пробить броню, которой она отгородила душу от внешних посягательств. Он не имел никакого права заставлять ее вновь так остро почувствовать себя женщиной!

Впрочем, ее опасения и злость оказались излишними. Они действительно увиделись с Джошуа в конторе, но вокруг толпилось множество народу, а он ни разу не попытался остаться с ней наедине. Кэтрин не пришлось ломать голову, подыскивая благовидный предлог, чтобы отклонить его предложения, так как он их и не делал. Но раз уж она не собиралась продолжать их отношения, было совершенно нелепо чувствовать себя уязвленной из-за отсутствия интереса с его стороны! Кэтрин ничего не оставалось, как убедить себя, что никуда не пойдет с Джошуа, даже если он и попросит ее об этом.

В четверг, около шести часов вечера, Джим подписал последний документ их аудита. Сложив готовые бумаги в скоросшиватель, он потянулся с подчеркнутым облегчением.

– Господи, неужели мы закончили?! – воскликнул он, натягивая пиджак. Чемодан его уже стоял возле двери. – Я распрощался с мотелем сегодня утром и попытаюсь уехать поездом в семь пятнадцать. Жена уже жалуется, что чаще видит служащего химчистки, который приносит вещи, чем меня.

Кэтрин сочувственно улыбнулась.

– А что, ты в последнее время так часто ездил в командировки?

– Да я шесть месяцев не работал в Нью-Йорке! – со вздохом ответил Джим, заталкивая в портфель пачку бумаг. – Очень тяжело все время разъезжать… Но что поделаешь, такова специфика нашей работы. А ты вернешься сегодня тоже?

– Нет. Переночую в мотеле. Беги, Джим, а то опоздаешь на поезд. Не беспокойся, я перед уходом тут все приведу в порядок.

– Спасибо, Кэтрин. – Он торопливо направился к двери. – Надеюсь, что мы еще поработаем вместе с тобой. Ты хороший партнер.

Джим вышел в коридор, и вскоре звук его шагов поглотил толстый ковер.

Почти полчаса Кэтрин прибиралась в кабинете и складывала все конфиденциальные бумаги в спецальный стальной шкаф со сложным замком. Убедившись, что все важные документы убраны, она устало прислонилась к холодному металлу, но через секунду резко выпрямилась. Тут ей делать больше нечего. Пора возвращаться в мотель и перекусить.

Надевая легкий полотняный жакет, Кэтрин внезапно подумала о Джошуа Ханте. Интересно, он еще на работе? Если да, то, пожалуй, стоит поставить его в известность, что аудит успешно завершен. Ведь, в конце концов, он президент компании! Если бы Джим не спешил так на поезд, он бы наверняка постарался поговорить перед уходом с Джошуа Хантом. И она решила, что должна исправить ошибку Джима, поправшего азы профессиональной этики.

Кэтрин направилась в туалет и причесалась особенно тщательно – так, что волосы легли абсолютно гладко, не оставляя ни малейшего намека на легкомысленность. В помещениях фирмы работали кондиционеры, и, несмотря на стоявшую на улице жару, выглядела Кэтрин вполне свежей. Она смахнула с лацкана жакета случайную пылинку. Костюм цвета морской волны прекрасно гармонировал с бледно-голубой блузкой – элегантной, но весьма строгой. Кэтрин решила, что у нее вполне деловой вид, так что никто не сможет неправильно истолковать ее мотивы, если она зайдет к Джошуа Ханту.

Она посмотрела на часы. Почти половина восьмого. Можно не сомневаться, что он уже давно ушел. Подавив неуместное разочарование, Кэтрин все же решила заглянуть по пути в его кабинет. Если его не окажется на месте, она оставит вежливую записку, извещающую о том, что их официальное заключение будет прислано по почте на следующей неделе.

С внезапно нахлынувшей решимостью Кэтрин взяла портфель и быстро направилась в административный отсек. Дверь в приемную Джошуа была открыта настежь, там горел свет. Она легонько постучала по кленовым панелям и быстро вошла внутрь, опасаясь, что передумает.

Джошуа сидел за столом, окруженный несколькими стопками бумаг устрашающего вида. Первая ее мысль была, что он выглядит усталым. Вторая – что он несчастен, отчаянно несчастен: на лбу и вокруг рта залегли глубокие морщины. Кэтрин поразилась волне сочувствия, захлестнувшей ее, когда он поднял натруженные глаза от документа, который читал в это время, и заморгал, с явным усилием приводя зрение в фокус.

– Кэтрин! Я и не слышал, как вы вошли.

– Я постучала… – Ей вовсе не хотелось оправдываться, но так получилось само собой. – Вы просто слишком погрузились в работу. У вас усталый вид, Джошуа, – добавила она неосторожно, после чего тут же мысленно отругала себя за такое интимное замечание.

– Да, верно, но уйти пока не могу. – В его улыбке тоже сквозило утомление. – Мне кажется, что тут накопилось бумаг на месяц работы. Порой у меня закрадывается подозрение, что официальные бумаги сами размножаются на столе, пока я сплю.

– Конечно, какие могут быть сомнения?! На этот счет даже существует закон Морфея.

Джошуа показал ей длинный лист желтого цвета с убористым текстом.

– Вот что я читал, когда вы вошли. Это из федерального комитета по здравоохранению. Я должен сообщить – обратной почтой, – сколькими установками по охлаждению воды на каждого служащего располагает фирма, сколько шагов должен сделать каждый служащий, направляясь к такой установке, и сколько воды приблизительно выпивает каждый служащий за день. – Он помахал бумагой в воздухе. – Ответ надо выслать в семи экземплярах! Как вы думаете, что они будут с ними делать?

Кэтрин засмеялась.

– Не скажу, а то вы рассердитесь. Но ведь не лично же вы отвечаете на такую чушь?!

– Нет, конечно. Над ответом придется потрудиться какому-нибудь бедняге-клерку. Но я должен буду подписать – все семь копий! А это значит, что и прочесть тоже.

– Эти бумаги никуда не денутся до завтрашнего утра, – тихо сказала она. – И я могу поклясться, что правительство не подаст на вас в суд, если вы сегодня не подпишете какую-нибудь бумагу. Уже поздно, Джошуа. Разве вам не пора отдохнуть?

Кэтрин замолчала, а он пристально поглядел на нее. Теперь он улыбался, лицо его просветлело, так что Кэтрин решила, что уныние в его глазах ей просто почудилось. Усталым он был по-прежнему, но вот от несчастного вида не осталось и следа.

– Честно говоря, я втайне искал повод, чтобы закончить дела, – признался Джошуа. – И меня вовсе не трудно убедить закрыть на сегодня лавочку. А вы пришли пригласить меня пообедать?

– Нет! – Ответ прозвучал слишком поспешно и резко – полным диссонансом воцарившемуся было веселому настроению. Кэтрин с трудом проглотила комок в горле и кое-как ухитрилась изобразить улыбку. – Простите, Джошуа. С радостью пошла бы с вами в ресторан, но мне нужно еще сделать сегодня важную работу, которую я просто не могу отложить.

– Неужели вы – та самая молодая особа, которая только что убеждала меня идти домой?!

– Завтра к восьми утра я должна явиться в нашу контору на Манхэттене, – снова стала оправдываться Кэтрин. – Вообще-то я пришла лишь для того, чтобы попрощаться. Мы с Джимом закончили аудит, и он на следующей неделе пришлет вам официальное заключение.

Она наконец-то взяла свои эмоции под контроль и была в полном восторге от того, как звучал ее голос – холодно, вежливо, просто образец профессиональной этики! Ее уверенность в себе возросла, Кэтрин подошла к его столу и протянула руку.

– Я с удовольствием работала в «Консолидейтид вижн», – официальным тоном произнесла она. – У вас интересная фирма, Джошуа, и очень доброжелательные сотрудники.

Он ничего не ответил, только несколько дольше положенного задержал ее протянутую руку в своей руке. По телу Кэтрин пробежала волна необъяснимой дрожи, и она поскорее выдернула руку, не позволяя себе удивляться тому, что его прикосновение отразилось столь роковым образом на ее самообладании.

– Мы пришлем вам заключение на следующей неделе, – повторила она, поборов секундное замешательство. – До свидания, Джошуа.

– До свидания, Кэтрин.

Она была уже почти у двери, когда он окликнул ее:

– Постойте!

Она замерла на пороге, но в комнату возвращаться не стала. Джошуа вышел из-за стола и присел на его угол.

– Я собираюсь провести выходные в месте, именуемом Хамптон-Крик. Это неподалеку от Ньюпорта, в Род-Айленде. У отца там домик прямо на берегу, в эти дни он туда не собирается. Может, отправимся туда вдвоем?

За его небрежной манерой угадывались настойчивость и в то же время какая-то непонятная тревога.

У Кэтрин возникло впечатление, что в его приглашении, как бы небрежно оно ни было сделано, сквозит нечто странно серьезное. Она уже открыла рот, чтобы отказаться, – какими бы ни были его мотивы, у нее нет ни малейшего желания проводить уик-энд наедине с Джошуа Хантом! – однако вежливые слова отказа почему-то застряли в горле.

– Я с удовольствием поехала бы, – с удивлением услышала она собственный голос. – Но как я туда доберусь, Джошуа? Разве что найму самолет?

– У вас вовсе нет необходимости в этом.

Его голос звучал совершенно спокойно, без всяких подтекстов, и Кэтрин подумала, что с ее стороны смешно подозревать его в каких-то нечистых намерениях. Только из-за того, что сама она научилась скрывать свое глубокое горе, говоря одно, а чувствуя другое, нельзя предполагать, что все остальные люди на свете ведут себя точно так же.

– Я сам приеду в город в пятницу вечером и заберу вас, – пояснил Джошуа. – Вы сможете быть готовы к семи часам? К этому времени машин на шоссе будет гораздо меньше, и мы сможем доехать часа за три. Даже если мы сделаем где-нибудь остановку и поужинаем, все равно сумеем добраться на место до полуночи.

Кэтрин сделала вид, что колеблется, но себя обмануть не могла, даже если бы Джошуа и поверил ее лицедейству.

– Что ж, благодарю, – произнесла она после крошечной паузы. – Я с удовольствием принимаю ваше приглашение. Чудесно будет немного отдохнуть от города.

– Так что я заеду и, как обычно, попрошу швейцара позвонить вам в квартиру.

– В этом нет нужды. Я буду ждать вас внизу, в вестибюле, а то у вас опять возникнут проблемы с парковкой.

– Спасибо. – Его синие глаза взглянули на нее с искренним дружелюбием, и Кэтрин сказала себе еще раз, что сошла с ума, усматривая в его приглашении нечистые мотивы. Боязнь каких бы то ни было интимных отношений явно начинает превращать ее в параноика! – Приеду ровно в семь, – повторил он с обаятельной улыбкой. – И с нетерпением буду ждать выходных. Хорошо бы погода не испортилась.

– Да. Впрочем, я слышала, что прогноз благоприятный.

Она поскорей отвернулась, чтобы не видеть его улыбки, и торопливо пробормотала «До свидания», внезапно почувствовав желание сбежать, пока он опять не пригласил ее поужинать с ним в этот вечер.

Не успела Кэтрин добраться до мотеля, как уже сожалела о своем безумном импульсе, заставившем ее принять приглашение Джошуа. Что она будет делать два выходных дня, оказавшись в уединенном доме с мужчиной, которого едва знает?! Отражать все попытки заставить ее переспать с ним? А если он не захочет ее слушать? Ведь она не настолько сильна физически, чтобы оказать серьезное сопротивление! «Видно, на меня накатило временное затмение рассудка, – решила Кэтрин. – Либо взыграли гормоны таким вот нетипичным образом…» Эту мысль она поскорей прогнала от себя, опасаясь, что та приведет ее к нежелательным заключениям.


В пятницу утром она первым делом позвонила Джошуа в контору, полная решимости отменить поездку. Однако на месте оказалась только секретарша, которая рассыпалась в извинениях.

– К сожалению, у мистера Ханта совещание, ему нельзя мешать. Что ему передать?

Кэтрин долго молчала.

– Нет, ничего, – сказала она наконец и медленно повесила трубку.

А потом засомневалась, стала бы она и в самом деле отменять приглашение, если бы ей удалось дозвониться до Джошуа…


В тот вечер в семь часов Кэтрин, как и обещала, ждала его в вестибюле своего дома, одетая в старые джинсы и просторную рубашку из хлопка, завязав волосы в конский хвост. Она надеялась, что такой непритязательный и беззаботный облик заставит ее и внутренне расслабиться. Однако, судя по дрожи под ложечкой, этого не произошло. Кэтрин чувствовала, что нервы ее напряжены до предела, готовы просто лопнуть от напряжения!

Ровно в семь Джошуа остановился у края тротуара. Джинсы на нем были еще более старыми, чем у нее, а спортивная рубашка выцвела настолько, что сделалась бледно-серой. Он ничего не сказал по поводу их одинакового выбора одежды и вообще едва удостоил ее взглядом. Просто вежливо поздоровался и поздравил с необычайной пунктуальностью.

– Красивая женщина, умеющая смотреть на часы! Какое редкое сокровище!

Кэтрин решила, что лучше всего поддержать его шутливый тон.

– Какой у вас, однако, старомодный взгляд на женщин! – пробормотала она, вручая ему сумку с вещами. – Прямо-таки законченный мужской шовинизм!

Джошуа поставил сумку в багажник.

– Вы очень агрессивны, леди, – произнес он, захлопывая крышку.

Она одарила его слабой, осторожной улыбкой, говорящей о том, что ему не нужно всерьез принимать ее протест. До того, как она вышла замуж за Роберта, Кэтрин считала себя феминисткой, но за время их короткого брака пришла к выводу, что все это – выдумки для утешения несчастных и одиноких женщин. А после смерти мужа она просто-напросто не утруждала себя спорами по этому поводу, хоть и считала, что общество нередко числит женщин гражданами второго сорта. Ей совершенно не нужно было лишних эмоций, вызванных подобными «интеллектуальными» дискуссиями: ведь они могли разрушить спокойную нейтральность ее отношения к мужчинам. Поэтому она и удивилась, уловив в своем голосе ноту воинственности, когда заговорила снова:

– Большинство моих знакомых женщин весьма пунктуальны – по крайней мере, не меньше, чем знакомые мужчины.

Он усмехнулся.

– Я слишком разумен, чтобы удивляться такому сомнительному аргументу, – сказал он, приглашая ее сесть рядом с ним.

Кэтрин явно не намеревалась развивать эту тему и просто стала наблюдать, как он пытается вклиниться в поток машин.

– На этот раз вы приехали на «Корвете», а не на «Кадиллаке», – заметила она, желая направить разговор в более нейтральное русло.

– Да, я решил, что «Кадиллак» и легкомысленный уик-энд – не слишком удачное сочетание.

Кэтрин насторожилась, услышав про «легкомысленный уик-энд», не слишком понимая, что он имеет в виду.

– Приятный автомобиль, – вежливо сказала она. – Я никогда еще не ездила на таком.

Пока они выбирались из города, он объяснял ей преимущества «Корвета», а Кэтрин обронила несколько замечаний насчет гоночного автомобиля «Триумф», который был когда-то у ее зятя.

Такая вот вежливая беседа продолжалась почти всю поездку. Джошуа оказался образцовым спутником – о таком Кэтрин обычно могла только мечтать во время своих бесконечных командировок. Он постоянно менял магнитофонные кассеты, и неизбежные паузы в беседе сглаживались негромкой, приятной музыкой. Впрочем, такие паузы были очень редки: показывал ей разные достопримечательности, которые встречались по пути, говорил о благоприятном прогнозе погоды и вообще был чрезвычайно любезен. Поужинать они заехали в маленький морской ресторан.

– Тут неплохая кухня, – пообещал Джошуа.

Кэтрин же обнаружила, что он преуменьшил достоинства ресторана: как блюда, так и обслуживание оказались просто великолепными.

Впрочем, превосходный ужин не смог успокоить нараставшую у нее в душе тревогу. И когда они поехали дальше, Кэтрин обнаружила, что становится все раздражительней, несмотря на милые, остроумные замечания, которыми Джошуа пытается ее развлечь.

– Ну вот, мы почти приехали, – произнес он, когда они в конце концов свернули со скоростного шоссе на узкую дорогу. – Надеюсь, что вы не слишком утомились.

– Со мной все в порядке, – кратко ответила она.

– Вот и хорошо. А то ведь и неделя получилась тяжелой, и дорога долгой…

Эта фраза оказалась каплей, переполнившей чашу. Кэтрин почувствовала, что не может больше бороться со своим раздражением: слишком уж его тактика походила на ту, какую применяла она сама во время свиданий с мужчинами. К тому же он уже однажды вел себя так с ней, когда привез на ужин в «Таверну Независимости». Так что, она видела его насквозь и не собиралась больше все это терпеть!

– Бога ради, перестаньте меня развлекать! – произнесла Кэтрин тихим напряженным голосом. – Джошуа, уверяю вас, я не маленькая девочка, которая нуждается в уговорах во время скучной поездки.

Он не отрывал глаз от дороги.

– Я вовсе не развлекаю вас, Кэтрин. И вообще не понимаю, что вы имеете в виду.

– Я просто хочу, чтобы вы перестали притворяться! Если вы устали, если у вас позади трудная неделя, если голова у вас набита проблемами, то так и скажите. Только не чувствуйте себя обязанным развлекать меня! Я не настолько пустоголова, что рассыплюсь на кусочки, если в салоне на пять минут воцарится тишина.

Наступила недолгая пауза.

– Простите, – сказал он. – В последнее время я действительно приобрел скверную привычку говорить о пустяках, в то время как мозг занят другим. Но, надо сказать, большинство людей не так наблюдательны, как вы, и не замечают этого.

– Не такая уж я и наблюдательная, – спокойно призналась Кэтрин; вся ее злость внезапно улетучилась. – Просто узнала один из моих собственных трюков.

– Трюков?

Она отвернулась от него и уставилась в темноту.

– Когда Роберт… когда мой муж умер, я обнаружила, что люди стараются не оставлять меня одну и не дают мне возможности просто помолчать. Если я не говорила, все считали, что я снова погрузилась в свое горе. Более того, всем хотелось видеть меня смеющейся! – Она пожала плечами. – Вот я и привыкла смеяться, когда на душе слезы. И еще научилась говорить об одном, а думать о другом. То же самое делаете и вы, Джошуа, с тех пор как мы уехали из города.

Он молчал, подгоняя машину к дому, и лишь выключив мотор, повернулся и посмотрел на нее.

– Еще раз прошу прощения, – сказал он и еще немного помолчал. – Видите ли, у нас с отцом разные мнения по поводу того, как вести дела, и сейчас я как раз размышлял над разницей в нашей стратегии. Тяжко носить титул президента и не обладать в то же время властью претворять в жизнь свои решения.

– Что ж, хорошо понимаю вас.

– Давайте договоримся. В эти два дня… если вам захочется куда-то пойти и побыть одной, вы только дайте мне знать. Я не буду вам в этом препятствовать, не буду чувствовать себя обязанным развлекать вас вежливой болтовней только потому, что вы моя гостья. Вас устраивает такое предложение?

– Просто замечательно! – Голос у Кэтрин почему-то охрип, и она поспешно открыла дверцу. – Как тут сильно пахнет морем! Оно близко?

– В двадцати ярдах. Дом отделен от моря лишь этой площадкой для автомобилей да узкой полоской травы. Забирайте свою сумку, а я отнесу на кухню коробку с провизией. Думаю, что дом на вас произведет впечатление. Отец сам все здесь продумал пять лет назад и сделал это великолепно. Я ему часто говорю, что в нем погиб выдающийся архитектор.

Коттедж был и вправду хорош. Не очень большой, но оснащенный всем необходимым для комфорта, причем с явным намерением предельно упростить уход за домом.

Джошуа быстро провел небольшую экскурсию. На первом этаже располагались хозяйственные помещения, современная кухня и комфортабельная большая комната – столовая и гостиная одновременно. Пол был выложен мексиканской плиткой, высокий потолок-купол венчал голые белые стены. Стеклянный обеденный стол окружали четыре стула из черной кожи и хрома. Диван и кресла были обиты легкой тканью с ярким узором: желто-белыми ромашками на зеленом фоне. Наверху находились две спальни, в обеих – по широкой кровати и ряду встроенных шкафов. К каждой спальне примыкала небольшая ванная комната. В одной спальне покрывало и драпировки были ярко-желтого цвета, в другой – ярко-зеленого.

На Кэтрин все это произвело впечатление, в чем она сразу призналась.

– Декор придумала мачеха, – пояснил Джошуа. – До этого дом напоминал унылую холостяцкую берлогу, а она сотворила здесь чудо.

– Поистине чудо, – согласилась Кэтрин.

– Несомненно, – подтвердил он на удивление бесцветным тоном. – Моя мачеха – очень талантливая женщина…

Он отвернулся и предпринял безуспешную попытку подавить зевок.

– Да, должен признаться, кровать меня просто притягивает, – сказал он, бросая свою небольшую сумку на зеленое покрывало. – Не возражаете, если мы оба признаемся себе, что уже наступила ночь, и договоримся встать завтра пораньше?

– Не возражаю. Мне тоже хочется поскорей улечься спать, открыть окно и дышать целебным воздухом моря. – Она взяла свою сумку и с веселой улыбкой направилась к двери. – Спокойной ночи, Джошуа. Утром увидимся.

Он ответил ей не менее широкой улыбкой.

– Хорошего сна, Кэтрин. Вставайте, когда вам вздумается. Никакой спешки нет.

Но лишь только Кэтрин вышла из комнаты, как сразу почувствовала, что ей вовсе расхотелось улыбаться. Она успела принять душ, растянулась на свежих простынях большой кровати, и тут ее озарило, отчего на душе так тяжело. Она всегда считала: если мужчина приглашает молодую женщину провести с ним вдвоем уик-энд, значит, он рассчитывает в конце концов оказаться с ней в постели. А Джошуа, такой привлекательный и мужественный, даже и намеком не показал ей, что хочет этого! Что же с ней случилось? Неужели она выглядит настолько старой и блеклой после смерти Роберта, что уже не способна заинтересовать мужчину?!

Кэтрин перекатилась на живот и завернулась в простыню. Ее нисколько не волнует, что она подурнела, совершенно не волнует! Вообще вопрос о том, как она выглядит, не имеет никакого значения при ее теперешней жизни, поскольку у нее нет ни малейшего желания привлекать к себе мужчин. И уж тем более – Джошуа Ханта. Совершенно не ее тип! Ей никогда не импонировали светловолосые мужчины с развитой мускулатурой. Она уже убедилась, что чем больше бицепсы, тем слабее мозги и выше самомнение…

Кэтрин очень утешила мысль о том, что Джошуа Хант ее ничуть не привлекает. Она протянула руку, выключила ночник и почувствовала, что ей страшно хочется спать.


Проснувшись на следующее утро, Кэтрин осознала, что впервые за восемнадцать месяцев заснула без мыслей о Роберте. И не могла понять, радоваться ей или огорчаться.

Когда она спустилась вниз, Джошуа уже приготовил нехитрый завтрак, состоящий из каши и кофе. На безоблачном синем небе светило солнце, по дому витал запах кофе, и Кэтрин внезапно пронзила уверенность, что суббота и воскресенье окажутся замечательными. Она молча прихлебывала кофе, радуясь тому, что Джошуа не считает долгом непрерывно шутить за столом, и наслаждаясь бездельем.

Но приятная лень, которую Кэтрин испытывала, была вскоре безжалостно нарушена: Джошуа предложил ей отправиться в море под парусом.

Это было неожиданно. Кэтрин поставила чашку с кофе на блюдце, и чашка несколько раз звякнула – так сильно задрожали ее руки. Кэтрин крепко сжала их, и дрожь прекратилась, но ответить она смогла лишь через минуту-другую.

Какая же она недогадливая! Ведь Джошуа говорил ей, как он любит ходить под парусами. Гонки на кубок Америки проводились неподалеку от Ньюпорта, в Род-Айленде, и весь берег был испещрен лодочными станциями и причалами для яхт. Ей следовало бы предвидеть, что путешествие под парусом непременно окажется на повестке дня, но она почему-то вовсе не думала о том, что они с Джошуа будут делать во время этого «легкомысленного уик-энда». Ее слишком занимали мысли о том, чтобы избежать ночей в одной постели, чтобы еще думать о дне…

Кэтрин перевела дыхание, пытаясь набраться мужества и сказать, что согласна поехать с ним. Она не ходила под парусами с той самой фатальной прогулки, когда произошел несчастный случай с Робертом, и все это время даже помыслить не могла ни о чем подобном. Разумеется, она понимала, что пора покончить с поселившимся в ней страхом перед океаном, но эмоционально не была к этому готова.

– Кэтрин! – окликнул ее Джошуа, явно заинтригованный затянувшимся молчанием. – Какие-нибудь проблемы? Ведь вы как-то обмолвились, что еще подростком научились ходить под парусами. И я думал, что вы захотите выйти на пару часов в море на лодке. Впрочем, если вам не хочется, мы можем заняться чем-нибудь другим.

Неимоверным усилием воли Кэтрин выбросила из головы картины коварного Карибского моря и гибели Роберта.

– Да, я с удовольствием сплаваю с вами, – сказала она, гадая, заметит ли он дрожь в ее голосе, и заставила себя посмотреть в глаза Джошуа, хотя для этого ей пришлось схватиться за край стола. – А как называется ваша лодка, Джошуа?

– «Затмение». Я очень доволен ею. До этого у меня был 22-футовый гоночный «Танцор», а потом я выиграл пару соревнований и сказал себе, что заслуживаю теперь лодки покрупней.

– А вы часто участвуете в гонках?

– Довольно часто. Впрочем, то обстоятельство, что у меня летний дом находится возле Ньюпорта, помогает моей голове не закружиться от успехов. По сравнению с большинством спортсменов, плавающих в этих водах, я жалкий любитель. Еще хорошо, что мне позволяют посидеть в уголке эллинга и послушать, что говорят настоящие мореходы. – Он улыбнулся, встал и отнес посуду в раковину. – Что ж, если вы готовы, то можно прямо сейчас и отправиться.

Причал, где он держал лодку, находился в двух милях от дома. Но Кэтрин показалось, что они приехали туда слишком быстро. Она ничего не видела от страха, а в животе у нее похолодело, когда они поднялись на палубу. В первые несколько минут она подчинялась командам Джошуа, как марионетка, однако, к своему удивлению, вскоре обнаружила, что быстро припоминает былые навыки. Кэтрин изо всех сил старалась скрыть свой страх от Джошуа, пытаясь казаться смелой, и вдруг обнаружила, что самые худшие страхи и в самом деле исчезли.

Когда они вышли из дока, она убедилась, что Джошуа – опытный спортсмен, и ей стало еще спокойнее. Вскоре гавань осталась позади, а вокруг них раскинулся безбрежный океан. Солнце светило в лицо, в спину дул прохладный ветерок.

Они закрепили парус и помчались вперед, подгоняемые ветром. Океан был спокоен, и вскоре Кэтрин обнаружила, что ей совсем нечего делать.

– Вот это жизнь! – произнес Джошуа с довольной улыбкой и открыл банку содовой. – Хотите?

Жадно отпив, Кэтрин опасливо посмотрела в сторону берега.

– Дом уже не виден? – спросила она.

– Нет, мы отплыли на приличное расстояние. – Джошуа допил остатки содовой и положил пустую банку в сумку. – Мне хочется сплавать вокруг мыса в соседний залив. Вы не возражаете, если мы побудем на воде немного дольше, чем собирались? Если проголодаемся, то в холодильнике припасена еда.

– Я готова плавать хоть весь день, – храбро солгала Кэтрин. – Нас никто не ждет, в духовке ничего не подгорает…

Она осторожно подвинулась и прислонилась к борту лодки. Затем закрыла глаза и подставила лицо теплым лучам, легкий ветерок шевелил ей волосы, бросая пряди в глаза. Судорожный комок под ложечкой рассосался, и Кэтрин начала думать, что, возможно, – наконец-то! – она преодолела страх перед океаном, преследовавший ее полтора года. Она не представляла, сколько времени просидела вот так, с закрытыми глазами, уйдя с головой в горько-сладкие воспоминания о прошлом, но внезапно почувствовала, что похолодало. Солнце больше не обжигало ей веки, а плавное скольжение лодки сменилось рывками и скачками. Кэтрин взглянула на небо и увидела, что солнце скрылось за зловещей серебристо-черной тучей. Поднялся сильный порывистый ветер – тем более опасный, что он часто и беспорядочно менял направление.

Джошуа повернулся к ней.

– Держите румпель носом к ветру, – сказал он, – а я спущу грот.

Кэтрин еще сумела сделать три шага, чтобы сменить Джошуа у руля, но когда он протянул ей спасательный жилет, никак не могла сообразить, как его надевать. Нехорошо со стороны Джошуа заставлять ее делать две вещи сразу! Как она может одновременно надевать жилет и держать румпель? Кэтрин бросила жилет на палубу, и это оказалось ее последним осознанным действием перед тем, как мозг и тело сковала паника. Изо всех сил, так что побелели суставы пальцев, она вцепилась в румпель, но водила им в разные стороны вне зависимости от направления лодки.

– Наденьте спасательный жилет, черт вас возьми! – крикнул Джошуа. – И нос в самый ветер! А я займусь парусами!

Кэтрин вся промокла от брызг, а ее испуганным глазам казалось, что волны бьются о корпус лодки с сокрушительной силой. Лодка опасно накренилась вправо, и она машинально налегла на румпель, но повернула его совсем в другую сторону.

– Отпустите румпель, Бога ради! – закричал Джошуа. – Проклятье, Кейти, что с вами?! Вы хотите нас опрокинуть?

Она едва его слышала. Она больше не видела серую Атлантику. Вместо этого перед глазами возникла ослепительная синева Карибского моря. С пугающей отчетливостью Кэтрин вспомнила тропический шторм, который отнял жизнь у Роберта. Она мысленно видела, как потемнели аквамариновые волны, как лодку, которой она управляла, закрутил шторм. Роберт и человек, с которым он спустился под воду, оказались в сотнях футов от лодки…

– Нет! Он не может погибнуть! Я не позволю! О, Боже! Роберт!

Она совсем забыла, что плывет у побережья Род-Айленда, забыла про Джошуа Ханта. Но он, должно быть, услышал ее отчаянные слова, потому что внезапно прокричал ее имя так громко, что его голос прорвался сквозь кошмарные воспоминания Кэтрин. Она подняла голову, часто заморгала и увидела, как он бросился к ней через всю лодку, каким-то чудом увертываясь от канатов и снастей. Она совершенно потеряла ориентацию и не могла пошевелиться, так что ему пришлось больно схватить ее за руки и с силой оторвать от румпеля.

– Я постою тут сам. Займитесь помпой, – сухо велел он.

Кэтрин направилась вниз, безропотно подчинившись приказу, и увидела, что помпа работает изо всех сил. Она не сразу осознала, что шла к ней по воде глубиной в пару дюймов, но тут же нашла тряпку и стала убирать воду с мокрых ковров каюты. От напряжения заболели плечи; Кэтрин действовала совершенно механически, пока Джошуа не забрал из ее рук тряпку и не швырнул в ведро. Потом он обнял ее за талию и нежно прижал к себе.

Они долго стояли вот так молча. Джошуа обнимал ее, затем обхватил лицо Кэтрин ладонями и нежно провел пальцами по высоким скулам.

– Уже опять светит солнце, – сказал он наконец. – Шторм прошел.

– Да, – она слабо всхлипнула. – Я вижу.

– Что случилось, Кейти?

Она сделала вид, что не поняла его вопроса.

– Вы сами знаете, что случилось… Поднялся ветер, шквал…

– Но почему вы так испугались? – Его голос оставался ласковым, в нем вовсе не слышалось никаких обвинений.

– Наверное… из-за шторма.

– Кейти, вы как-то мне сказали, что ходили под парусом с четырнадцати лет. Вы должны понимать, что никакой серьезной опасности не было. Ветер едва ли превысил шестнадцать узлов, а течение тут тоже совсем не опасное.

– Я знаю…

– Прошу вас, скажите, что с вами случилось, Кейти. Мне показалось, что вы просто парализованы от страха.

Внезапно Кэтрин задрожала так сильно, что застучали зубы. Джошуа снял с нее спасательный жилет, а потом снова обнял. Она почувствовала тепло его рук, жар тела, и постепенно ее конвульсивная дрожь унялась.

Джошуа дождался, пока она окончательно успокоилась, потом взял ее за подбородок и посмотрел в глаза.

– Расскажите мне подробно, как погиб Роберт, – тихо попросил он.

5

Кэтрин подняла на него испуганные глаза, все ее тело напряглось.

– Нет! – закричала она. – Нет, я не хочу говорить об этом! Не хочу вспоминать!

Он прижал ее к себе, согревая своим теплом и не позволяя дрожи начаться снова.

– Наверное, вы не хотите вспоминать, но ведь вы не можете и забыть, – тихо сказал он. – Расскажите мне, что случилось, Кейти. Это вам поможет, даю гарантию.

Кэтрин почувствовала, что боль утраты, сгустившаяся где-то под ложечкой, начала разбухать, пока не заполнила легкие, горло и не вырвалась наружу лавиной гневных слов. Впервые после гибели Роберта она позволила себе излить всю горечь и злость, которые прятала глубоко на дне души.

– Это был последний день нашего медового месяца! Господи, ну почему мы не уехали накануне?! Но Роберту захотелось поплавать с аквалангом. Мы вышли в море под парусом. Роберт еще подростком занимался подводным плаванием, так что опыт у него был. А у меня его не было, вот он и решил отправиться под воду с местным жителем, с которым познакомился в отеле. Поднялся шторм – неожиданно, о нем ничего не объявляли, он был сильным только в нашем районе. Якорь не выдержал и оборвался. Следователи потом сказали, что цепь оказалась слабой… Пока я старалась справиться с лодкой, Роберта уколол скат. Оказывается, у него была аллергия к яду ската – как бывает аллергия, например, к пчелиным укусам…

Ее колени дрожали так сильно, что она могла бы упасть, если бы не сильная рука Джошуа.

– Вот и все, что я могу рассказать. Не хочу больше об этом вспоминать!

– Кейти, вам просто необходимо поведать кому-нибудь всю историю целиком, – спокойно произнес он. – А я готов ее выслушать.

– Мне вовсе не нужно, чтобы вы слушали! – заявила она. – Оставьте меня, уйдите! Не нуждаюсь я в вашем сочувствии, не нуждаюсь!

Она закрыла глаза, но Джошуа не ушел, а его руки по-прежнему держали ее за талию.

– Пожалуйста, – ласково уговаривал он, – расскажите мне все.

Кэтрин облизала губы. Они были соленые. Она потрогала щеки, с удивлением обнаружила, что плачет, и невидящим взором уставилась на мокрые пальцы.

– Я ведь никогда не плачу… – пробормотала она.

Джошуа проследил глазами дорожку, которую слеза проделала от глаза до подбородка, но не стал с ней спорить.

– Кейти, что произошло после того, как скат напал на Роберта?

Кэтрин сама не понимала, почему стала рассказывать дальше, но слова внезапно полились из нее, и их уже невозможно было удержать.

– У него последовала немедленная конвульсивная реакция: горло перехватило, и он не мог дышать нормально. Напарник стал поднимать его на поверхность, но они находились на сорокаметровой глубине, так что подниматься нужно было очень медленно. Тот парень… видимо, он не был сильным пловцом, да еще шторм унес лодку далеко от того места, где они совершили погружение.

Ее голос ослабел и затих совсем, но на этот раз Джошуа промолчал, а она заговорила вновь. Дыхание Кэтрин сделалось жестким, слова падали, как камни.

– К тому времени, когда они добрались до меня, Роберт уже умер.

– Кейти, а если бы лодка находилась ближе, это что-нибудь изменило бы? – осторожно спросил Джошуа.

– Абсолютно ничего! – Она сердито вырвалась из его рук и яростно оттолкнула, когда он попытался дотронуться до нее. – Никакой разницы, даже если бы я смогла удержать лодку на якоре! Так сказал доктор! Никакой разницы!

Джошуа привлек ее к себе почти так же грубо, как она от него только что вырвалась, и схватил за запястья, когда Кэтрин вновь попыталась оттолкнуть его.

– Тогда почему вы так сердитесь на себя? – спросил он. – Почему испытываете такую вину, хотя для этого нет никаких оснований?

Не держи он ее за запястья, Кэтрин бы его ударила.

– Я не чувствую вины! – закричала она. – Я ни в чем не виновата! Я не убивала его! Нет! – Ее безмолвные слезы сменились теперь бурными рыданиями, которые разрывали легкие и грозили вырвать сердце.

– Конечно, вы его не убили, – спокойно произнес Джошуа. Он стал ритмично водить руками вдоль ее позвоночника, словно втирая тепло – и вместе с ним утешение – в озябшее тело. – И это хорошо, что вы не испытываете чувства вины, потому что вашей вины тут абсолютно никакой нет. И ничего бы не изменилось, если бы лодка оказалась ближе, Кейти. Вы это прекрасно понимаете.

Ее молчание было словно глубокий пруд, куда падали его слова. И этот пруд становился все глубже с каждой секундой. Внезапно лицо Кэтрин исказилось мучительной, непроизвольной гримасой горя.

– Неправда, все было бы тогда по-другому, – прошептала она. – Это я виновата, что он умер!

Глаза Джошуа слегка потемнели, но и только, больше на его лице ничего не отразилось. Тыльной стороной ладони он убрал ей со лба волосы.

– Почему вы виноваты? – спокойно спросил он.

Кэтрин не могла посмотреть ему в глаза. Ведь она впервые кому-то призналась в своей вине! До сих пор этот страшный секрет она скрывала от всех – даже от матери.

– На борту лодки находился полный комплект аптечки первой помощи. Если бы я удержала лодку на месте, мы бы успели сделать Роберту укол адреналина. Вероятно, это спасло бы ему жизнь. Но я не сумела справиться с лодкой! И это после того, как я множество раз ходила под парусом!

Джошуа взял ее лицо ладонями и поднял его так, чтобы она встретилась с ним взглядом.

– Кейти, раз вы много плавали, то тем более должны понимать, что ничего не могли сделать. Налетел тропический шторм, лопнула якорная цепь. Это перст судьбы, вам себя винить не за что. Ваш муж пережил острый аллергический шок на глубине сорока метров под водой! Скорее всего он перестал дышать еще за несколько минут до того, как они с напарником достигли поверхности. И вы не виновны ни в чем, поскольку вы ведь не в силах контролировать погоду. С таким же правом можно обвинить в небрежности и самого Роберта, раз он не знал о своей аллергии на уколы ската. Черт побери, Кейти, бывают случаи, от которых невозможно уберечься, разве что вообще не вставать с постели!

Кэтрин чувствовала, что по щекам льются слезы, но, как ни странно, они приносили облегчение.

– Почему он должен был умереть, Джошуа?! Ведь он был такой молодой и сильный…

– Вы знаете, что я не могу ответить на этот вопрос. Никто не может. Некоторые люди верят, что у Бога есть план, который придает смысл всем несправедливым вещам. А если вы далеки от религии, придется вам искать утешение самой. Однако, в любом случае, самое последнее дело – казнить за случившееся себя. Я уверен, что Роберт не осудил бы вас.

Невидящими глазами она смотрела в океан, куда-то в его мерцающую, безбрежную даль, где белые барашки волн сливались с синим небом.

– Мы так любили друг друга! – вздохнула она. – Нам так хорошо было вдвоем…

– Я знаю.

Джошуа обнял ее еще крепче, и Кэтрин позволила своей голове лечь на его грудь, ощутить ее утешительную твердость. Сквозь влажную ткань рубашки она чувствовала щекой тепло его тела, и это отчего-то успокаивало. Она вздохнула, испытывая давно забытый покой.

Несколько минут они молчали, затем Джошуа взял ее за плечи и сказал:

– Эге, вы слышите шум?

– Какой шум? – удивленно заморгала она.

– Это урчит мой желудок. Неужели не слышно? Ведь шум такой, словно приближаются танки Восьмой армии!

Кэтрин с изумлением поняла, что улыбается, хотя слезы все еще не высохли на ее щеках.

– Видимо, мои мысли витали где-то в более высоких сферах…

– Милая моя, на свете нет ничего выше, чем желудок мужчины!

Кэтрин засмеялась. Невероятно, но засмеялась! Слегка ткнув Джошуа в бок, она высвободилась из его рук и уселась поближе к носу лодки.

– Почти два часа, – сказала она. – Неудивительно, что ваш желудок протестует. А в сумке есть что-нибудь вкусное?

– Конечно! Можете положиться на меня, мэм, я знаю в этом толк. – С торжественным видом он открыл крышку. – Итак, что мы имеем? Салфетки, сделанные на заказ, с изображением яхты в каждом углу! Хм, не слишком съедобная вещь… Сыр и крекеры в целлофане. Два бутерброда с ветчиной. Пачка картофельных чипсов и коробка кренделей. Не говорю уж о винограде и четырех банках пива.

– Картошка и крендели? – пробормотала она. – Вижу, что вы отнюдь не такой гурман, каким хотите казаться!

– Я не удостаиваю вниманием эту колкость, – заявил Джошуа, раскладывая еду на крышке сумки-термоса, а потом принес все, как на подносе, к тому месту, где сидела Кэтрин. Он осторожно поставил крышку между ними и потянулся за банкой пива.

Когда его рука оказалась рядом, Кэтрин положила на нее свою ладонь, и он повернул к ней лицо. Глаза его сверкали на солнце ясной голубизной.

Они долго молчали.

– Спасибо, Джош, – вымолвила она наконец.

– Пожалуйста.

Он очень нежно погладил ее по щеке, и Кэтрин вдруг быстро поцеловала его в ладонь.

Он не стал убирать руку. Молчание нарастало и сделалось пульсирующим, ощутимым. Джошуа медленно погрузил пальцы в ее волосы, привлек к себе и одновременно отодвинул в сторону импровизированный поднос. На какую-то долю мгновения он поколебался – губы его в это время находились в миллиметре от ее губ – затем закрыл глаза и поцеловал ее.

Губы Джошуа оказались холодными, Кэтрин почувствовала вкус океанской волны на его коже. Его поцелуй не был страстным и требовательным, как в прошлый раз, и все-таки она ощутила, что внутри нее раскручивается теплая спираль желания. Инстинктивно она прижалась к нему тесней, но Джошуа вдруг резко отстранился, встал, прошел мимо нее к сумке-термосу и вернулся с двумя банками пива в руках и обаятельной улыбкой на лице.

– Мой желудок перешел от пассивного ворчания к активному протесту! – заявил он, разворачивая бутерброд с ветчиной.

Кэтрин последовала его примеру, решив вести себя так, словно этого краткого поцелуя вовсе не было.

Остаток дня пролетел быстро, заполненный обычными при плавании под парусом хлопотами. К тому времени, когда они вернулись к причалу, Кэтрин почти поверила, что ей только почудилось виноватое выражение, промелькнувшее в глазах Джошуа перед тем, как он поцеловал ее. А еще она была абсолютно убеждена, что не испытывает ни малейшего сожаления о краткости их объятий!


Вернувшись в коттедж, Кэтрин извлекла из волос все запутавшиеся там водоросли, приняла душ, затем обернулась полотенцем и села перед туалетным столиком, чтобы высушить голову феном. Из-за густоты и длины волос дело шло медленно. Она смотрела, как блестящие пряди закручиваются вокруг щетки, и думала о том, что сегодня она поведала свои самые сокровенные тайны человеку, которого едва знает, и что все это очень странно. А еще более странно то, что она не испытывает никаких сожалений! Кэтрин пришло в голову, что она чувствует себя теперь значительно более счастливой, чем в последние полтора года…

И вдруг ей стало хорошо! Швырнув полотенце на постель, она порылась в сумке в поисках свежей одежды. Извлекла оттуда тонкий бюстгальтер персикового цвета и такие же трусики, немного подумала и решила остановить выбор на белых слаксах и тонком персиковом свитере. Потом Кэтрин постояла в нерешительности перед зеркалом, прикидывая, стоит ли ей прибегать к своей обычной, основательной косметике. В конце концов она просто намазала губы блеском, побрызгала духами шею и плечи и сбежала по ступенькам вниз, на кухню.

Джошуа находился уже там; он что-то искал, лихорадочно открывая и закрывая дверцы буфетов, и у Кэтрин было время хорошенько его рассмотреть. Он переоделся в выцветшие джинсы и вязаную трикотажную рубашку цвета морской волны, подчеркивавшую его бронзовый загар и густые золотистые волосы. Кэтрин пронзила дрожь от одного его присутствия, и она чуть усмехнулась про себя, невольно признав, что Джошуа Хант невероятно сексуален.

– Я тут! – сказала она. – Помочь?

Он вытащил голову из буфета и торжествующе помахал склянкой с перцем чили.

– Нашел! – Затем осмотрел ее с ног до головы и присвистнул. – Вы выглядите просто потрясающе. Солнце подрумянило вашу кожу, и это вам к лицу.

– Благодарю. – Она с неудовольствием отметила собственное волнение от этого незамысловатого комплимента и перевела взгляд на груды продуктов, лежащих на кухонном столе. – Какой интересный выбор ингредиентов! Что же вы решили приготовить на обед?

Он слабо усмехнулся.

– Хочу попытаться приготовить такое, но не уверен, что у меня получится. Я уже знаю, что вы наделены мозгами и красотой. Может, каким-либо чудом, вы еще и умеете готовить?

– Вам повезло! Я немножко умею делать такос.

Он издал преувеличенный вздох облегчения.

– Какая потрясающая новость! Пока вы были наверху, я уже начинал сомневаться, что мы вообще сегодня сможем пообедать. Дело в том, что большинство женщин, с которыми мне приходится общаться, по-моему, решили, что приготовление пищи – мужская работа.

– А вы с этим не согласны?

В его глазах промелькнула веселая искорка.

– Не нужно сразу вставать в агрессивную позу, Кэтрин. В принципе я готов согласиться с тем, что раз и мужчины и женщины нуждаются в пище, то уметь готовить должны те и другие. Но, увы, я абсолютно лишен врожденных способностей к этому: регулярно сжигаю полуфабрикаты до угольков, а если пытаюсь приготовить суп из банки, то получается сплошной комок.

– Комок из такого супа? Это же невозможно.

– Поверьте, мне это удается. И если вы меня как следует попросите, могу научить и вас.

Она улыбнулась.

– Почему бы вам тогда не брать уроки кулинарии?

– Решил продержаться, пока не женюсь. Иначе боюсь, что если научусь стряпать еще холостяком, то так и не узнаю, почему жена вышла за меня – из-за моего обаяния или просто из-за того, что я умею готовить. В конце концов, мужчине хочется, чтобы его ценили за что-нибудь еще, кроме ловкого обращения со сковородой!

– Не сомневаюсь. – Кэтрин открыла банку с томатной пастой, с досадой отметив, что ее сердце стучит слишком уж учащенно. – Я сильно посягну на ваши принципы, если попрошу накрыть на стол?

Джошуа лениво улыбнулся и пошел к двери.

– Я сделаю это немедленно. И еще открою вино. Когда я на безопасном удалении от кухонной плиты, то становлюсь поразительно домашним и хозяйственным.

Обед прошел с приятной непринужденностью. Джошуа непрестанно расточал хвалы ее кулинарному искусству. Около десяти он вызвался помыть посуду, а Кэтрин принялась варить кофе. Когда на кухне все было убрано, он принес кофе в комнату и уселся перед камином, предварительно притащив для Кэтрин огромную подушку с дивана. Когда она села рядом с ним, он зажег полено на решетке.

– Иногда, даже в это время года, ночью бывает прохладно и хочется зажечь камин.

– Это всегда приятно. – Она устроилась поудобней на подушке и поставила чашку с кофе себе на живот. Давным-давно она не испытывала такого блаженного состояния! – А ведь в этом есть что-то красивое: когда за жарким днем следует прохладная ночь. Вам не кажется?

– Пожалуй, вы правы. Хотя я никогда не думал об этом.

Его слова прозвучали чуть резковато, но она слишком разнежилась, чтобы обращать на это внимание. Правда, у нее возникло смутное ощущение, что Джошуа нервничает, и нервничает сильно, но ей просто не захотелось определять это впечатление более отчетливо. Он поднялся и выбрал кассету, а потом не стал возвращаться на свое место и остался стоять у камина.

Комнату наполнили полновесные звуки Первого концерта Чайковского. Она невольно подумала, что Джошуа всегда прибегает к музыке, когда ему требуется отгородиться от общения между ними, но мысль эта тут же забылась, ибо Кэтрин погрузилась в приятное состояние где-то между сном и бодрствованием.

Она внезапно пришла в себя от звука его голоса, который прозвучал необычайно резко на фоне лирического романтизма Чайковского.

– Как вам кажется, вы могли бы влюбиться еще раз? – спросил он. – Я имею в виду – по-настоящему влюбиться. Как было у вас с Робертом…

Кэтрин ошеломил его вопрос и слегка задел резкий тон. Глубоко вздохнув, она приподнялась с подушки.

– Нет, – убежденно произнесла она. – Конечно, нет! Я никогда, никогда не смогу полюбить так, как любила Роберта.

Джошуа ткнул кочергой в полено, лежавшее на решетке. Он все еще стоял спиной к ней.

– Что дает вам основания для такого уверенного ответа, Кейти? Быть может, потом, через много месяцев вы встретите кого-то.

Она рассердилась. Как мог он подумать, что ее чувства к Роберту настолько поверхностны, что улетучатся, лишь только она найдет себе нового мужа?!

– Вы ошибаетесь, – холодно ответила она. – Такое, как у нас с Робертом, может быть только раз в жизни. Он был мне не только любовником, но и самым лучшим другом! Нет, больше я никогда не смогу так полюбить.

– Мне это очень понятно, – согласился он.

В глубине души она немного удивилась, что Джошуа не стал спорить, но, разумеется, не показала этого. Он еще раз ткнул в полено, а потом подошел к низкому столику, опустился на корточки и налил им обоим по чашке кофе.

– А вы никогда не думали о том, чтобы выйти замуж еще раз? – спросил он, протягивая ей чашку.

Чашка зазвенела о блюдце.

– Нет, Джошуа, – ответила она. – Я не хочу. И вообще, что это за допрос? Ведь я только что вам ясно сказала, что не смогу больше никого полюбить.

– Любовь и брак не обязательно идут рядом, – возразил он. – Разве что только в песнях.

– Ну, признаюсь вам, что я никогда не выйду замуж за человека, которого не люблю. Брак бывает достаточно сложен даже тогда, когда люди искренне любят друг друга. И он, вероятно, будет просто невыносим, если нет любви, которая помогла бы сгладить все шероховатости.

– Пожалуй, я с вами не соглашусь. Сотни лет люди во всем мире заключали браки, вовсе не думая о любви. Они это делали, чтобы избавиться от одиночества, ради безопасности и чтобы иметь детей. Либо по воле родителей. Часто люди до свадьбы почти не видели друг друга и, уж конечно, не любили в том смысле, как это понимаем мы. И все-таки нет оснований утверждать, что их браки были менее счастливыми, чем теперешние.

– Потому что от браков тогда ожидали другого, – кратко заметила Кэтрин. – Теперь происходит сексуальная революция. Сообщаю вам об этом на тот случай, если вы еще не слышали. Нынешний брак – это любовный союз между двумя зрелыми и ответственными взрослыми людьми. Он не должен являться контрактом ради финансовой обеспеченности, или способом для женщин избавиться от необходимости работать, или легальной возможностью производить на свет детей! – Она встала, желая поскорее положить конец разговору, от которого ей становилось не по себе. – День получился долгий, Джошуа. Пожалуй, я пойду…

– Вам пора выбраться хоть на минуту из своей норы, – жестко заявил он, – и оглядеться по сторонам, чтобы увидеть все ясно и четко. Не исключено, что вам больше никогда не удастся безумно влюбиться. Но вы уверены, что хотите отказаться и от других хороших вещей, которые может принести замужество? Неужели вам не хочется иметь собственных детей? Иметь друга, который шел бы с вами рядом по жизни, когда вы станете старше?

– Да, черт побери! Я хочу детей. Да, я хотела бы иметь спутника жизни и вместе с ним встретить старость. Но это для меня невозможно, так что придется обходиться без них.

– Но такая жертва никому не нужна.

– Конечно. И все-таки решать мне самой, верно? Зачем мы говорим об этом, Джошуа? Вам, кстати, тридцать четыре года, и вы холостяк. Если вы такой пламенный энтузиаст брака, то почему же сами не женаты?

– Может, я еще не встретил подходящую женщину…

– Ну, для вас-то, насколько я поняла, это не проблема? – насмешливо спросила она. – Вы же не ждете верной любви до гробовой доски?

Последовала бесконечно долгая пауза.

– Нет, – ответил он наконец. – Я жду не этого…

– Вот когда женитесь, тогда придете ко мне и прочтете лекцию о браке уже с большим основанием, – сказала она. – Расскажете, как идут дела, и, может, вдохновите меня на то, чтобы я переменила свое решение.

Джошуа оставил без внимания ее сарказм.

– И еще одна вещь, – спокойно продолжал он. – Как насчет секса? Если вы не выйдете замуж, придется всю остальную жизнь довольствоваться серией коротких, случайных любовных интрижек.

– Жить без секса можно, – возразила Кэтрин ледяным тоном. – Тысячи людей живут без него!

– Можно, но только не вам, – заявил он. – Вы – страстная женщина, Кэтрин. Рано или поздно физические потребности одержат верх над всем остальным.

– Вы говорите, как доктор, прописывающий витаминные пилюли. И я вообще не понимаю, мы говорим сейчас о моих потребностях или о ваших? – Она даже не пыталась скрыть горечи. – Если вам кажется, что это новый способ заманить скорбящую вдову в постель, то смею вас уверить, что вы ошибаетесь. Каждый мужчина, приглашающий меня на свидание, благородно вызывается спасти меня от опасного для здоровья сексуального воздержания. Нет, благодарю, я и так обхожусь неплохо!

– Если бы я хотел заманить вас к себе в постель, этот разговор нам бы не понадобился.

Кэтрин насторожилась. Его чересчур уверенная интонация очень не понравилась ей.

– Что вы хотите этим сказать?

Джошуа пожал плечами.

– О, ничего зловещего. Но если бы я действительно хотел, чтобы вы оказались у меня в постели, я бы просто сразу обнял вас после обеда, а не стал пускаться в интеллектуальные дискуссии насчет различных предпосылок благополучного брака.

Это было уже слишком. Да как он смеет?!

– Вы не только глупец, – заявила Кэтрин звенящим от злости голосом, – но самодовольный глупец! Какие у вас основания считать, что достаточно вам меня обнять, и я покорно поплетусь за вами наверх, в вашу постель?

– Несколько фактов, – холодно ответил он, – но главным образом ощущений… Впрочем, не хочу быть голословным.

Не успела она отодвинуться, как Джошуа схватил ее за плечи, грубо привлек к себе и приник к ее губам жадным, страстным поцелуем.

Самым ужасным было то, что Кэтрин тут же почувствовала пронесшуюся по всему телу жаркую волну удовольствия. Внутри у нее все замерло от восторга, и она ощутила настоящую панику оттого, что ее тело так предательски ведет себя всякий раз, когда он обнимает ее. Она пробормотала что-то возмущенное, оторвавшись от его губ, и тут же прикосновения Джошуа сделались соблазнительно, потрясающе нежными, а язык стал ласкать ее губы. Кэтрин сдалась: она ничего не могла с собой поделать. Жар его тела проникал сквозь ее тонкий свитер и, пульсируя, наполнял вены. Джошуа обхватил ее бедра, прижал к себе, и она поняла, что он тоже очень сильно возбужден.

Голова закружилась, сладкая тьма окутала мозг, не оставив ничего, кроме острого физического желания. Кэтрин расслабилась в руках Джошуа, и в какой-то болезненного наслаждения миг ощутила жесткое, непроизвольное прикосновение его бедер. Поцелуй сделался жарче, агрессивней, и она покорно раскрыла губы, с готовностью отзываясь на него. Руки Джошуа оказались на ее груди… Но затем он внезапно оторвался от нее с прерывистым вздохом и быстро направился в дальний конец комнаты, оставив Кэтрин в полной растерянности.

Джошуа повернулся к ней спиной, явно пытаясь восстановить над собой контроль. И когда обернулся снова, она увидела, что румянец сошел с его щек, сменившись проступившей из-под загара бледностью.

– Прошу прощения, – ворчливо сказал он напряженным голосом. – Мне не следовало так поступать. Я всегда презирал мужчин, набирающих очки в споре при помощи секса.

– Так вот оно что?! – Кэтрин не могла прийти в себя от ярости и унижения. – Вы воспользовались своей опытностью, чтобы набрать очки?

Он смущенно провел рукой по волосам.

– Боюсь, что так. Во всяком случае, что-то вроде этого… Простите, Кэтрин.

Извинения Джошуа ничуть не уменьшили ее досаду на него и злость на себя. Кэтрин слишком хорошо понимала, с какой страстью ее тело отозвалось на его ласки. Ей и без того казалось, что она постыдно предает свою любовь к Роберту, признавая, что Джошуа Хант способен вызвать в ней дрожь желания. А то, что она оказывает на него такое же действие, делало ситуацию в некотором роде даже еще хуже. Почему ее не покидает ощущение, что Джошуа не хочется признавать ее привлекательной в сексуальном отношении? Почему ему не меньше, чем ей самой, не хочется признаться в силе их взаимного сексуального притяжения?

Кэтрин с вызовом вскинула подбородок, решив обратить все в шутку, но поняла, что ее попытка рассмеяться не удалась.

– Что ж, пожалуй, я должна испытывать благодарность за вашу честность. По крайней мере, вы не пытаетесь сделать вид, что то, чем мы только что занимались, было любовными ласками.

Снова последовало напряженное молчание.

– Нет, – сказал он наконец. – Я знаю, что это не так.

Его сухой ответ больно задел Кэтрин. Разумеется, по логике вещей, она должна была ожидать чего-то подобного и все-таки в глубине души надеялась, что Джошуа начнет разубеждать ее… Она обхватила себя руками за плечи, но тут же опустила руки, раздраженная инстинктивным стремлением к самозащите, которое сквозило в этом жесте.

– Ну что ж, Джошуа, не думаю, что тут можно что-либо добавить…

– Нет, можно! – Ее поразила горячность и поспешность его ответа. – Кэтрин, прошу вас, не будем заканчивать вечер таким вот образом! Давайте пойдем на прогулку, сейчас так красиво. На небе полная луна, мы можем полюбоваться на океан…

– Не слишком-то я настроена гулять под луной…

– Почему же? – Он протянул было к ней руки, но тут же сунул их поскорей в карманы. – Кейти, я просто не могу припомнить, когда еще так наслаждался обществом женщины! Я давно уже понял, что вы весьма незаурядная личность, и думаю, что мы можем стать добрыми друзьями, если только я сейчас все не испортил. Давайте начнем все с начала! Пожалуйста!

Кэтрин посмотрела в окно. Голос Джошуа звучал с неподдельной искренностью, и ее сопротивление ослабело.

– Что ж, вечер и в самом деле хорош.

– Да, вечер чудесный, уверяю вас! – улыбнулся он.

Она вышла вслед за ним из дома, и они направились, не дотрагиваясь друг до друга, по холодной траве, а затем по посыпанной гравием дорожке вниз на пляж. Небо было кристально ясным, полная луна бросала эфемерный серебряный блеск на море и песок. Кругом стояла такая тишина, что Кэтрин начало казаться, будто они одни во всей Вселенной. Единственными звуками был шорох мелкого песка у них под ногами да плеск волн, набегавших на берег.

Кэтрин сняла сандалии и прошлась по кромке океана, наслаждаясь прохладой воды, лизавшей ей щиколотки. Джошуа тоже снял спортивные туфли и шел рядом с ней. Они молча смотрели на черный и огромный Атлантический океан. В сотне ярдов от берега волны ломались о какой-то невидимый барьер, взметая вверх тучи белой пены. От зрелища этой взлетавшей в небо пены, которая сверкала в лунном свете, у Кэтрин исчезли остатки злости.

Она нагнулась и провела пальцами по воде.

– Как мне хочется завязать в узелок немного этого покоя и привезти к себе на Манхэттен! – тихо произнесла она. – Я рада, что вы позвали меня сюда, Джошуа.

– А я рад, что вы согласились пойти.

Он небрежно обнял ее за плечи, и они побрели по мелководью в сторону отдаленных огней маленького рыбачьего поселка. Большая волна обдала слаксы Кэтрин холодной водой, но она и не замечала, что дрожит, пока Джошуа не обнял ее крепче.

– Вы не замерзли? – спросил он. В бледном лунном свете его глаза казались темными от нежности.

– Нет, все хорошо, – ответила она и тут же поняла, что сказала неправду.

Ей вовсе не было так уж хорошо! Кэтрин сгорала от разочарования, ей хотелось, чтобы Джошуа снова ласкал ее, но она понимала, что этого никогда больше не случится. Никогда! Мысль эта так ее поразила, что она, вероятно, задрожала вновь, потому что он опять по-дружески сжал ей плечо.

– По-моему, нам пора возвращаться, а то вы заработаете воспаление легких.

– У меня все хорошо, – повторила она, но протестовать не стала, когда он повернул к дому. Чем скорее она оставит позади океан и лунный свет, тем легче избавится от некстати зашевелившегося чувства к Джошуа…

Они остановились лишь раз – чтобы ополоснуть ноги под садовым краном.

– С нас течет вода, весь пол уже мокрый! – всполошилась Кэтрин, когда они вошли в дом.

– Не беспокойтесь. Моя мачеха спланировала все так, чтобы пол выдержал и мокрые ноги, и песок.

Разговор оборвался, возникла неловкая пауза. Кэтрин никак не могла придумать, что сказать: в голове была лишь спальня и зовущая к себе большая кровать.

– Хм… вас не мучит жажда? – первым нашелся Джошуа.

– Нет, спасибо… Ну что ж, думаю, что мне пора спать. – Она беззаботно улыбнулась и сама поежилась от фальши в собственном голосе.

Что он о ней думает?! Мало того, что она сегодня днем рыдала на его груди, сейчас она ведет себя как идиотка даже при самом пустячном разговоре!

Но Джошуа, казалось, не замечал ее неловкости.

– Хм… И впрямь уже поздно. Доброй ночи, Кейти.

Его глаза ничего не выражали, и горевший на кухне яркий люминесцентный свет не помог ей догадаться, о чем он думает.

– И вам тоже доброй ночи. – Она уже повернулась, собираясь уйти, когда он неожиданно протянул к ней руку. – Джош? – шепотом произнесла она, и он обхватил ладонями ее лицо и убрал с глаз прядь волос.

Кэтрин увидела, что в глубине его глаз горит жаркий огонь желания. Но он тут же закрыл глаза, а когда открыл их снова, в них уже ничего не осталось, кроме мягкого дружелюбия. Джошуа быстро поцеловал ее в приоткрывшиеся губы. Поцелуй вышел такой же прохладный и сдержанный, как и выражение его лица.

– До завтра, – сказал он. – Буду ждать с нетерпением еще одного замечательного дня.

– А вы не… – она замялась. – Вы не пойдете наверх?

– Нет. Немножко подожду. А вы ступайте.

– Что ж, тогда доброй ночи.

Кэтрин боялась, что если задержится на кухне еще хоть чуть-чуть, то скажет что-нибудь такое, о чем потом пожалеет, и поскорей сбежала, тихо прикрыв за собой дверь. Она немного постояла в пустом коридоре, глядя на дверь, но из кухни не доносилось ни звука. Через несколько мгновений, сама толком не зная, что ей нужно, она нетерпеливо пожала плечами и медленно пошла наверх, в спальню.

6

Наутро, когда они бродили по берегу, отыскивая ракушки, Кэтрин услыхала шум автомобиля, на большой скорости мчавшегося по дороге к коттеджу. Загородив от солнца глаза ладонью, она увидела, как возле красного «Корвета» Джошуа остановился изящный серый «Порше», и ей еще невольно подумалось, как гармонируют между собой эти две элегантные машины.

Она повернулась к Джошуа с намерением сказать что-нибудь шутливое на этот счет, но слова замерли на губах, так и не прозвучав: Джошуа уставился на «Порше» словно загипнотизированный. На этот раз он не стал прятать свои истинные чувства под бесстрастной маской – то ли не захотел, то ли не успел. Душевная мука, следы которой Кэтрин замечала несколько раз, проявилась со всей явственностью: возле рта залегли горькие складки, а в глазах застыло отчаяние.

Кэтрин невольно кашлянула, и он тут же нагнулся, будто за ракушкой. А когда выпрямился, на его лицо уже вернулась знакомая маска, однако Кэтрин на этот раз не поддалась обману. Она заметила напряженность во всем его теле и усилие, с которым он изображал небрежную улыбку.

– Это автомобиль моей мачехи, – сказал Джошуа, и если бы Кэтрин не приходилось так часто притворяться самой, она никогда бы не уловила нотку фальшивой жизнерадостности в его голосе. – Давайте вернемся к дому и поздороваемся.

– Что-нибудь не так, Джошуа? – спокойно спросила она.

– Не так? Что тут может быть не так? – Его улыбка приобрела насмешливый оттенок. – На самом деле, я бы сказал, что все идет как нельзя лучше. Моя мачеха – лучший в мире кулинар. Я предлагаю пригрозить ей самой страшной казнью, если она не захочет остаться и приготовить нам ленч.

Кэтрин не знала, радоваться ей или жалеть, что он не желает поделиться с ней своими проблемами.

– Что ж, я согласна, – подхватила она шутку, и они побрели по пляжу к дому. – Она действительно может приготовить что-нибудь по-настоящему изысканное?

– Все, что готовит Даниэла, получается изысканно, – сказал он. – Она ведь преподает в колледже домоводство и специализируется как раз на haute cuisine, «высокой кухне». Старший преподаватель, между прочим!

И вновь Кэтрин отметила странную невыразительность его тона. Ее любопытство возросло: в отношениях Джошуа с мачехой явно было что-то неладно. Возможно, ему просто не нравится, что отец женился на такой молодой особе?

– А давно ваш отец женился на ней? – поинтересовалась Кэтрин.

– Меньше года назад. – Он чуть помолчал и добавил: – Я впервые увидел ее всего лишь за пару дней до свадьбы, а после этого мы тоже очень мало общались. Все дело в моих частых разъездах по делам фирмы.

У Кэтрин не было возможности спросить его еще о чем-нибудь, даже если бы ей и пришел в голову какой-нибудь тактичный вопрос: они уже подходили к дому. Даниэла стояла у кухонной двери, и лишь только завидела Джошуа, с энтузиазмом помахала рукой и побежала по жесткой траве навстречу. Ее бег, казалось, замедлился на долю секунды, когда она поняла, что он не один, но нерешительность была такой мимолетной, что Кэтрин почти тут же усомнилась, не почудилось ли ей это.

– Привет, Джошуа! Как дела? – весело спросила Даниэла.

– Привет, Даниэла.

Ответ Джошуа прозвучал прохладно, однако Кэтрин расслышала в нем напряженность. Она настолько углубилась в размышления о том, что за проблемы могли возникнуть между ним и мачехой, что не смотрела на Джошуа и сильно вздрогнула, почувствовав, что он с нежностью обнял ее за плечи. Кэтрин невольно напряглась, протестуя против излишней интимности этого жеста, однако его хватка сделалась только крепче, так что она даже не могла пошевелиться.

– Я надеюсь, ты помнишь Кэтрин Брэкен? – спросил он у Даниэлы, не глядя ей в глаза. – Она э… моя хорошая знакомая. Вы встречались за ужином не так давно.

– Да, конечно, я ее помню.

Кэтрин показалось, что огромные голубые глаза Даниэлы на миг погрустнели, но приветливая улыбка не сходила с ее губ. «Мачеха Джошуа всегда красива, – подумала Кэтрин, – но когда она улыбается с такой явной теплотой, то становится просто восхитительной».

– Простите, что помешала, – пробормотала Даниэла. – Я и не знала, что Джошуа будет не… то есть, я не знала, что в коттедже вообще кто-то будет. Муж отправился в деловую поездку, а я решила приехать сюда – просто так, импульсивно. Вот уже не догадывалась, что ты, Джошуа, будешь тут… развлекаться!

Если не считать маленькой запинки перед последним словом, в тоне Даниэлы не слышалось ни намека на раздражение, и все же Кэтрин укрепилась в уверенности, что она говорит неправду. Даниэла наверняка знала, что Джошуа будет в коттедже, поэтому и явилась!

Пальцы, державшие Кэтрин за плечо, напряглись так, что ей стало больно, но она не сомневалась, что Джошуа не замечает этого.

– А я думал, что вы с отцом проведете выходные дома и вдвоем, – сказал он Даниэле.

– Да, мы и были вдвоем. – Она повернулась и пошла перед ними к коттеджу, так что Кэтрин больше не могла видеть ее лицо. – Но дело в том, что в Детройте на одной из радиостанций возникла кризисная ситуация. Твой отец решил лично разобраться с возникшими проблемами.

– Понимаю. – В голосе Джошуа зазвучали раздраженные нотки. – Но ведь он знал, где меня найти. Почему же не позвонил? Мы ведь договорились с ним, что я беру на себя все разъезды! А получается, что это его третья поездка за месяц.

– Не сердись на него, Джош. Ты же знаешь, ему по-прежнему нравится принимать активное участие в делах фирмы…

– Оставляя тебя при этом ночь за ночью в одиночестве?

– Это пустяки, Джош. Пожалуйста, не придавай этому значения.

Пальцы Джошуа с такой силой вонзились в плечо Кэтрин, что она еле удержала крик боли, готовый сорваться с губ. Он заморгал, как будто осознав, наконец, что делает, а затем отпустил ее.

– Виноват, – тихо пробормотал Джошуа, но Кэтрин заподозрила, что он так и не понял до конца, какую применил силу. Ведь через несколько часов на руке обязательно появится ряд багрово-синих пятен!

Они гуськом вошли на кухню, и Кэтрин огляделась вокруг с легким ощущением вины: на столе валялись страницы воскресной «Нью-Йорк таймс», а в раковине громоздилась немытая посуда, оставшаяся после завтрака.

– Прошу прощения, – сказала она Даниэле. – Стояло такое славное утро, что мы с Джошуа отправились на берег, едва только позавтракали. Я и не заметила, что мы оставили кухню в таком беспорядке…

– Ничего страшного. Я все уберу, пока буду готовить ленч. То есть, конечно, если у вас нет каких-то других планов…

– Ах, нет! Никаких планов. И вообще, я даже не осмелюсь состязаться с вами. Джошуа мне говорил, как вы замечательно готовите.

Даниэла смутилась.

– Ну, ничего особенного… К тому же это моя специальность! Знаете, до замужества я была экономкой в детском приюте. А там не хочешь, а научишься превращать посредственные продукты в аппетитные блюда.

Произнося эти слова, она открыла маленький холодильник и заглянула в пару буфетов.

– Что скажете насчет гаспачо и крабового салата? Честно говоря, Джошуа, ты всегда привозишь столько еды, что можно накормить целую армию! Мне придется найти применение всем этим овощам.

Кэтрин улыбнулась.

– Потрясающе, Даниэла! Подумать только: ведь я-то собиралась приготовить всего-навсего бутерброды с сыром на гриле… Кстати, Джошуа недавно посетовал, что не встречал в последнее время женщин, умеющих готовить. Вас он явно не включил в этот список: очевидно, вы для него – вне конкуренции!

– По-моему, это совершенно неожиданный поворот в сюжете о злой мачехе, – вмешался Джошуа с жестким смешком. – Мужчина, который не может подыскать себе подружку, отвечающую высоким стандартам, заданным мачехой!

От его слов румянец Даниэлы приобрел темно-пунцовый цвет. Она явно не приняла слова Джошуа за комплимент, и Кэтрин решила, что прежние ее подозрения скорее всего соответствуют действительности. По какой-то причине Джошуа не любит мачеху, хотя, казалось бы, она обладает всеми качествами, необходимыми для образцовой жены.

– Вероятно, меня просто жестоко обманули, – заявила Кэтрин, пытаясь рассеять хмурое настроение. – Впрочем, полагаю, это не первый случай, когда мужчина отвергает свою подружку, обнаружив, что она готовит гораздо хуже, чем его мать.

– Уверяю вас, это не тот случай…

Ответ Даниэлы прозвучал еле слышно – она явно не склонна была поддерживать шутливый тон. Кэтрин заметила, что Джошуа бросил в сторону мачехи быстрый взгляд. Их взгляды встретились, а затем тут же разошлись.

– Вы обе поняли меня слишком буквально, – вежливо отозвался он. – Ни один мужчина, если он в здравом уме, не станет сравнивать своих подружек с матерью, и уж тем более – с мачехой.

Он подошел к Кэтрин и встал позади нее, легко положив руки ей на плечи.

– Даниэла, если тебе не требуется наша помощь, я хотел бы перед ленчем прогуляться с Кэтрин до поселка. Он очень живописный, а она еще там не была. – Джошуа слегка прижал Кэтрин к себе – то ли шутливо, то ли с намеком на ласку. – До сих пор мы были слишком заняты и не покидали дом, – добавил он, и его доверительный тон явно подразумевал, что до внезапного приезда Даниэлы они не выпускали друг друга из объятий.

Если прежде щеки его мачехи были пунцовыми, то теперь они стали белее мела.

– Конечно! Я прекрасно обойдусь без вас. – Она набрала в грудь воздуха. – Непременно покажи Кэтрин поселок. Ленч будет готов через час, но вы можете не спешить, я сохраню все горячим.

Поспешно отвернувшись, Даниэла включила горячую воду, и та с шумом полилась на грязную посуду.


Как только они сели в машину и стали выруливать от дома на узкую дорогу, Джошуа повернулся к Кэтрин.

– Прошу прощения, – сказал он. Его пальцы крепко стиснули руль – явное свидетельство напряженности. – Боюсь, что вы попали под перекрестный огонь между мной и мачехой.

– Почему вы ее не любите, Джошуа? Она производит впечатление доброго, мягкого человека…

Он повернулся и посмотрел на нее, и на миг Кэтрин прочла в его взгляде откровенное изумлениие. Чуть помолчав, он пробормотал:

– Я и не подозревал, что наша взаимная враждебность так очевидна.

– Ну, думаю, что кто-нибудь глухой, слепой и умственно отсталый, возможно, ничего бы не заметил, – сухо заявила Кэтрин.

В ответной улыбке Джошуа сквозило сожаление.

– Это очень плохо, да? – Дорога разветвлялась, и он свернул влево в сторону океана. – Я мечтаю поселиться в собственной квартире, но, оказывается, уехать из дома до смешного нелегко. Мы с отцом всегда были добрыми друзьями, но, к несчастью, в последнее время между нами стали постоянно вспыхивать яростные дискуссии насчет того, как вести дела. И теперь объявлять о своем желании уехать было бы как-то некстати…

– Это можно понять, – пожала плечами Кэтрин. – Вам не хочется, чтобы ваш отец воспринял это как окончательный разрыв. И, уж конечно, если он заподозрит правду о ваших чувствах к его жене, это будет настоящая катастрофа.

Молчание Джошуа странно затянулось.

– Вы даже не представляете себе, насколько правы, – произнес он наконец. – Если отец узнает про мое истинное отношение к Даниэле, это, несомненно, окажется последней каплей.

Кэтрин посмотрела на жесткие линии его профиля, а затем внезапно решила: была не была, она задаст вопрос, готовый уже давно сорваться с ее языка!

– Почему вы хотите, чтобы ваша мачеха считала, что мы любовники? – напрямик спросила она.

Темная краска проступила у него под загаром.

– Кажется, мне придется извиниться перед вами в очередной раз, – сказал он. – В эти дни я только и делаю, что прошу у вас прощения.

– Ваши извинения приняты, но вы не ответили на мой вопрос, Джошуа.

– Ах, черт возьми! Наверное, все дело в том, что я состряпал слишком прямолинейный план. Я подумал, что если Даниэла… если мой отец поверит, что я серьезно увлекся вами, мне будет проще уехать из дома, никого не обижая.

– Понятно…

– Вам в самом деле понятно? Поверьте, я говорю правду, Кэтрин, потому что мне кажется, вы в состоянии понять эту проблему. Ведь порой очень нелегко расставаться с людьми, которых любишь и не хочешь обижать.

Она прерывисто вздохнула.

– Да, я слишком хорошо это понимаю.

– И все-таки я не имел права вовлекать вас в свои проблемы! Тем более – не спросив вашего разрешения. – Джошуа смотрел на дорогу перед машиной, и лишь плотно сжатые губы выдавали его напряжение. – Кэтрин… – Он внезапно замолчал. – Ох, дьявол, забудьте то, что я вам сказал!

– Почему бы нам не поговорить начистоту, Джошуа? Мы оба знаем, о чем вы хотите меня попросить.

– Хорошо, что мы с вами не играем в покер, – с кривой усмешкой произнес он. – У меня возникло жутковатое ощущение, что вы умеете читать мысли.

– Опасаетесь, Джош, что я раскрою ваши темные делишки? – спросила она шутливо.

– Боюсь, вас ждет разочарование. Впрочем, вы сами только что проверили дела моей фирмы. – Они въехали на деревенскую автостоянку, он остановил машину и наконец решился: – Кэтрин, вы не возражаете, если мы и впредь будем делать вид… в общем, дадим Даниэле повод считать нас любовниками?

В ее голове неожиданно вспыхнула живая картинка: они с Джошуа в постели, – и у нее что-то заныло под ложечкой. Кэтрин невольно сжала руки в кулаки и уставилась на них.

– Что ж, меня не убудет, если это ненадолго.

Джошуа накрыл ее руки ладонью.

– Спасибо, Кейти. Они провели приятные полчаса, гуляя по кривым улочкам Хамптон-Крик. Это был маленький, но привлекательный туристский центр, в прошлом процветающий рыбачий поселок. Дома здесь хранили обаяние, свойственное сельским районам Новой Англии, со вкусом оформленные, стилизованные лавки переносили в атмосферу девятнадцатого столетия. В одной из таких лавочек Кэтрин увидела прелестную вязаную курточку для младенца и купила ее в подарок Бет.

– Уже заранее запасаетесь? – поддразнил ее Джошуа, пока продавщица заворачивала покупку.

Кэтрин ответила ему озорной улыбкой.

– Интересно, какова будет ваша реакция, если я скажу «да». Но на самом деле это для сестры. Она ожидает своего первого ребенка где-то к Дню Благодарения, и мне не терпится выступить в роли воркующей тетушки.

Когда они вернулись в коттедж, Даниэла уже убралась на кухне и сидела в гостиной, потягивая какой-то напиток из высокого фужера, покрытого матовым узором.

– Это «Плантерс Панч», сногсшибательное зелье! – сказала она, кивая на фужер. – Не желаете ли присоединиться?

– Я сделаю сам. Не вставай, Даниэла, – сказал Джошуа и повернулся к Кэтрин. – Как насчет глотка чего-нибудь освежающего, дорогая? Имей в виду, этот напиток с гарантией: со второй порции валит с ног!

Ее сердце лихорадочно затрепетало – с такой нежностью он улыбнулся ей. Как жаль, что все это неправда! Джошуа Ханту нужно просто-напросто выписывать лицензию на свои улыбки…

– Предложение интересное, – весело отозвалась она. – Я всегда ценила напитки, позволяющие почувствовать их крепость.

– Хм… я припоминаю. – Джошуа подошел к ней, обнял и поцеловал в шею. – Но еще я помню, что происходит потом, а нам еще предстоит возвращение на Манхэттен. Так что, к несчастью, придется ограничиться небольшой рюмкой.

Кэтрин лихорадочно придумывала, как продолжить эту игру, но тут Даниэла вскочила и сказала, что сейчас подаст ленч. Кэтрин была ей благодарна за вмешательство: одно дело – теоретически согласиться разыгрывать роль любовницы, а другое – постоянно держать в узде свое тело, мгновенно отзывающееся на самую небрежную ласку Джошуа…

Через несколько минут ланч уже стоял на столе. Блюда в самом деле оказались отменными, и Кэтрин не скупилась на похвалы. И тем не менее истинного удовольствия она не получила, так как слишком болезненно чувствовала те подводные течения, что бурлили вокруг нее. Причину их она до конца не понимала и только ощущала острую неловкость. Хуже всего было то, что Даниэла, казалось, не умела говорить ни о чем, выходящем за рамки ее поля деятельности. Она охотно сообщила Кэтрин рецепт гаспачо и долго рассказывала, что ищет лампу, способную вписаться в декор ее гостиной. Но стоило разговору коснуться мира, начинающегося за порогом дома Даниэлы, она становилась совершенно беспомощной. Кэтрин пыталась изо всех сил найти какую-то общую тему, но сделать это ей не удавалось, и она невольно сравнивала вяло текущую беседу за столом с оживленными разговорами, которыми они с Джошуа наслаждались до этого.

Удивительно, но Джошуа не стал даже и пытаться поддержать разговор; он, казалось, нарочно держался отстраненно. К концу ленча Кэтрин стало ясно, что Даниэла, несмотря на храбрые попытки убедить себя и других в обратном, крайне несчастна. И еще Кэтрин подозревала, что Джошуа, несмотря на свое деланное равнодушие, находится на грани срыва.

Она снова удивилась: за что он может так сильно ненавидеть мачеху? Верно, Даниэла немного скучновата и, очевидно, это не его тип. Однако для подобной антипатии необходима более веская причина. Ведь, в конце концов, мистеру Ханту, а не Джошуа, приходится ежедневно слушать глуповатую болтовню Даниэлы и ее детские смешки! Кэтрин мысленно отругала себя за излишнее любопытство: взаимоотношения в семье Хантов вовсе не должны волновать ее.

Она настояла на том, что сама отнесет на кухню посуду, и вежливо отказалась от помощи Даниэлы, сказав, что мытье посуды – это самое малое, что она может сделать в качества вклада в сказочно вкусный ленч. На самом деле поступок Кэтрин не был абсолютно бескорыстным: она была рада сбежать и укрыться в мирной безопасности кухни. Помыть несколько тарелок – небольшая плата за то, чтобы избежать демонстрации псевдопривязанности со стороны Джошуа. Кэтрин возмущало, что тело ее дрожит от волнения при малейшем намеке на ласку со стороны Джошуа, хотя она прекрасно знает, что ласки эти ничего не значат. Если, конечно, не считать желания создать у мачехи ложное впечатление…

Она долго возилась с посудой, а когда вернулась в гостиную, то увидела, что Джошуа и Даниэла сидят в разных углах. Атмосфера в комнате буквально потрескивала от накопившегося напряжения, и Кэтрин стало ясно, что своим возвращением она прервала злую перепалку. Даниэла, казалось, вот-вот заплачет. Она отказалась от предложенного Кэтрин кофе, сказав, что ей нужно поскорей возвращаться в Коннектикут, на случай, если муж приедет рано, поднялась с места и со смущенным видом направилась к двери.

– На следующей неделе Натан приглашен на встречу выпускников колледжа, – сказала она Джошуа, – и я собираюсь приехать сюда снова. А ты… хм… – Ее голос оборвался, и в нем послышалось отчаяние. – Я просто хотела попросить тебя не оставлять в холодильнике ничего скоропортящегося. Ладно, Джошуа?

– Конечно.

– А ты… – она снова замялась, – ты не собираешься приехать сюда в следующие выходные?

– Нет, у нас с Кейти другие планы. Так что коттедж будет в твоем распоряжении.

– Да… хм… конечно. У вас с Кейти другие планы. – Даниэла, видимо, поняла, что говорит почти бессвязно, потому что прокашлялась и произнесла более отчетливо: – А на этой неделе ты будешь дома, Джошуа? Или поедешь куда-нибудь по делам?

– Не знаю. – Он резко отвернулся и подошел к окну. – Я попрошу секретаршу позвонить тебе утром в понедельник, когда буду знать свой график на неделю.

Даниэла поежилась от его сухого тона и нервно затеребила золотистую прядь, явно не зная, что еще сказать и как поступить. Она повернулась к Кэтрин, и ее улыбка не смогла скрыть обиды, застывшей в нежных голубых глазах.

– Ну, прощайте, Кэтрин. Очень рада была познакомиться. Надеюсь, что мы… Думаю, что скоро увижу вас вновь.

– Я тоже надеюсь на это. – Кэтрин неожиданно почувствовала желание утешить ее. – Даниэла, если вы приедете на выходные на Манхэттен, позвоните мне. Может, мы вместе сходим на ланч.

– С радостью.

– Но только я не решусь пригласить вас к себе: после блюд, которые вы приготовили сегодня, я не позволю вам пробовать мою жалкую стряпню!

– Благодарю за комплимент. – Даниэла взяла свою маленькую сумочку и направилась к двери. – Не беспокойтесь и не провожайте меня. Сейчас на улице слишком жарко.

Когда звук мотора «Порше» затих вдали, Кэтрин повернулась и взглянула на Джошуа.

– У вашей мачехи довольно несчастный вид, – спокойно заметила она.

Джошуа налил себе большую порцию виски, добавил пару кубиков льда и залпом выпил.

– Отец старше ее на двадцать пять лет, – сухо сказал он и хотел было налить себе еще порцию, но передумал. – В первые пять месяцев после свадьбы он постоянно разъезжал. Думаю, что у них что-то не заладилось с самого начала.

Кэтрин нерешительно провела пальцами по спинке дивана.

– Она очень хорошенькая.

– Неужели? – Джошуа отошел от бара и встал напротив нее. – Почему мы без конца говорим о моей мачехе?! Довольно того, что она помешала нам своим приездом!

Он неожиданно привлек к себе Кэтрин и поцеловал в губы быстро и жестко. Пальцы его были холодными от льда, а губы слегка пахли виски. Она почувствовала, что едва борется с искушением продлить объятия и растаять в его руках.

Но Джошуа лишь коснулся пальцем кончика ее носа.

– Лично я всегда предпочитал стройных брюнеток с темными глазами.

– Интересно, почему? – язвительно поинтересовалась она. – Вам кажется, что брюнетки лучше сочетаются с вашими светлыми волосами?

Он усмехнулся.

– Ох! Боюсь, что заслужил подобные слова. О'кей, Кэтрин, не нужно принимать такую негодующую позу! Что вы скажете, если я начну утверждать, что женщины всегда индивидуальны, и разумный мужчина судит о них не по цвету волос?

– Скажу, что вы учитесь, – Кэтрин была не в силах устоять против его улыбки.

– О, я способен прекрасно учиться, если учитель окажется хорошим! – Он взглянул на часы. – Уже поздновато, похоже, что пора уезжать. Час у нас уйдет на то, чтобы привести тут все в порядок, так что в город нам удастся вернуться не раньше девяти. Да и то при условии, что мы не попадем в пробку.

– Вы правы. Пора готовиться к отъезду. Что мне нужно делать?

Джошуа сократил хлопоты до минимума. Они работали рядом, дружно и согласно. К тому времени, когда коттедж был надежно закрыт, повеял прохладный ветерок; они вместе прошли по узкой полоске травы и остановились на берегу.

Ветерок играл волосами Кэтрин, она ощущала резковатый запах водорослей и соли, доносившийся с океана. Ее вдруг охватило ощущение абсолютного покоя, которое сменилось дрожью удовольствия, когда Джошуа обнял ее за плечи и привлек к себе.

– Спасибо, Джошуа, за замечательные выходные.

Он с невыразимой нежностью взглянул на нее.

– Было хорошо, верно?

Кэтрин молча кивнула, и они направились к автомобилю.


Обратная дорога до Манхэттена показалась Кэтрин слишком короткой. Джошуа умело направлял разговор, как делал это и в пятницу вечером, но на этот раз она видела, что все его внимание действительно поглощено ею, и наслаждалась свободно лившейся беседой. И лишь когда они приблизились к окраинам города, Джошуа сосредоточился на лавировании в сплошном потоке машин.

Впрочем, Кэтрин едва замечала увеличивающиеся паузы в разговоре. Ее мысли витали в приятных грезах, но Джошуа постоянно был рядом с ней и там. Он встречал ее, когда она приходила домой с работы, смеялся вместе с ней, когда они вдвоем готовили обед. Он был вместе с ней в кино, держал ее за руку, когда космическое чудовище пожирало визжащую героиню. Он сидел рядом с ней на диване и смотрел ночные теленовости. Он ложился с ней в постель, обнимал, гладил ладонями ее груди, прижимался к ее телу…

Кэтрин заерзала на сиденье, внезапно ужаснувшись своим мыслям. Картины были настолько живыми, что она украдкой взглянула на Джошуа, словно подозревала, что он мог догадаться, о чем она думает. Видимо, почувствовав ее взгляд, он повернул голову и быстро улыбнулся ей. От этой мимолетной улыбки у нее замерло сердце и защемило под ложечкой.

Он мог бы стать замечательным отцом, подумала Кэтрин, бессознательно соскальзывая снова в мечты. Он добрый и чуткий – она поняла это по тому, как он убеждал ее сказать правду о смерти Роберта. Он умный и, пожалуй, самый красивый мужчина из всех, кого она встречала. Кэтрин постаралась представить себе его детей, но обнаружила, что по какой-то причине не может. Зато оказалось очень легко представить, как его ребенок растет у нее в животе; она ощутила это настолько живо, что груди ее налились и потяжелели…

– Почему в этих больших карих глазах появился такой тоскливый блеск? – нежно поинтересовался Джошуа. – Сейчас вы мне напомнили бездомную сиротку у окна кондитерской.

Жаркая волна залила ее лицо, прежде чем она сумела взять себя в руки. Знал бы он, о чем она только что думала!

– На этой улице действительно есть французская булочная, где пекут лучшие в мире круассаны, – сказала Кэтрин вполне убедительно. – У меня, наверное, всегда тоскливый вид, когда я заворачиваю за угол этого квартала.

Он засмеялся.

– Я должен был догадаться! У меня есть друг, профессиональный фотограф. По его словам, если он хочет, чтобы у женщины на фотографии был по-настоящему грустный вид, ему достаточно приняться за описание шоколадного торта или мороженого с помадкой. Вероятно, это безотказно вызывает на лице нужное выражение беспомощности и тоски.

Пока он говорил это, они подъехали к ее дому, и, на счастье, тут же нашли место для автомобиля неподалеку от входа. Не обращая внимания на знак, запрещавший парковку, Джошуа поставил туда машину.

– Я хотела бы предложить вам чашку кофе или чего-нибудь холодненького, – сказала Кэтрин, пока Джошуа отпирал багажник с ее сумкой, – но я не обижусь, если вы решите уехать сразу. Ведь вам еще два часа добираться домой.

– Я как раз с удовольствием выпью чего-нибудь, – заявил Джошуа. – Пока едешь среди потока машин, всегда мучает жажда, а время еще не позднее. Я могу поехать в Коннектикут и потом.

Пульс Кэтрин бешено забился при мысли о том, что сейчас она окажется наедине с ним в своей квартире. Почему-то это место показалось ей более интимным, чем коттедж на берегу океана. Джошуа небрежно обнял ее за талию и сунул сложенный чек в руку швейцара, попросив его присматривать за автомобилем. Кэтрин заметила, что швейцар наблюдает за ними с едва скрываемым интересом.

Пока они поднимались на лифте, Джошуа даже не пытался с ней заговорить, так что у Кэтрин осталось много времени на то, чтобы пожалеть о своем приглашении. А что, если он не так поймет ее мотивы? Если он подумает, что она собирается оставить его ночевать у себя? «Но ты же действительно хочешь этого!» – сказала себе Кэтрин. Ее щеки вспыхнули так ярко, что она поскорей отвернулась к кнопкам панели и выскочила из лифта, как только он остановился на этаже.

Когда они вошли в благодатную прохладу ее квартирки, снабженной кондиционером, у нее уже кружилась голова от волнения. Каждый раз, когда Джошуа смотрел на нее, Кэтрин гадала, не написаны ли на ее лице те безумные мысли, что одолевали ее во время поездки. С того самого вечера, когда она повстречалась с ним впервые, с ее гормонами случилось что-то жуткое. После несчастья с Робертом она ни разу всерьез не думала о сексе, как будто все ее мечты и желания умерли вместе с мужем. А теперь ей казалось, что половину дня – и Бог знает сколько времени ночью – она мечтает о Джошуа в роли любовника!

Главная ирония ситуации заключалась в том, что у нее абсолютно не было оснований предполагать у Джошуа серьезные намерения. А если бы даже вдруг оказалось, что он безумно любит ее, то сама она все равно не сможет ответить на его чувства. Несмотря на то, что ей отчаянно хочется узнать радость материнства, и на то что из Джошуа получился бы превосходный отец, Кэтрин не считала себя свободной настолько, чтобы выйти за него замуж. Она никогда не выйдет замуж без любви, а Джошуа она не любит – да и вообще никого не полюбит так, как любила Роберта. «Я – жена Роберта! – яростно напомнила себе Кэтрин. – И всегда ею останусь!»

Она отнесла сумку в спальню, потом обошла всю квартиру, зажигая свет. Убедившись, что ее лихорадочные эмоции снова взяты под контроль, она с веселой улыбкой вернулась в гостиную.

– Ну, чем вас угостить, Джошуа? Холодным лимонадом? Или принести чего-нибудь покрепче?

– Я бы выпил водки с тоником, если у вас есть.

– Сейчас, минуточку. – Эта деланная веселость казалась противной даже ей самой.

Когда она вернулась из кухни, Джошуа разглядывал книги на полках. Пробормотав слова благодарности, он взял бокал, но поставил его на полку, даже не пригубив. Двумя быстрыми шагами он преодолел пару метров, разделявшие их, обнял Кэтрин и как-то странно, испытующе поглядел на нее с высоты своего роста. Она явственно ощутила, что Джошуа внезапно и резко затаил дыхание за секунду до того, как заговорить.

– Кэтрин, выходите за меня замуж! – отрывисто произнес он.

7

На какой-то миг Кэтрин показалось, что ее сердце перестало биться.

– Выйти за вас?! – наконец произнесла она, и лишь после этого сделала спасительный глоток воздуха. – Но ведь мы знакомы всего пару недель! Мы почти не знаем друг друга!

Пролепетав эти жалкие банальности, она удивилась, почему не подняла его на смех, не возмутилась, наконец – просто немедленно и решительно не отказала…

– Неужели вы думаете, что это так важно? – спокойно поинтересовался Джошуа. – Кэтрин, мы ведь не подростки. Мы оба умеем мгновенно оценивать людей – этого требует наша работа. Мы оба наверняка встречались с дюжинами потенциальных претендентов и из собственного опыта знаем, что гармония, которая возникла между нами, вещь довольно редкая.

– Суббота и воскресенье – не такой большой срок, чтобы делать подобные выводы. Тем более если речь идет о браке, который, по идее, заключается на всю жизнь. А вдруг наша замечательная гармония рассыплется, как карточный домик, едва мы поженимся?

– Ну, по-моему, мы с вами достаточно беседовали, чтобы понять: наши взгляды на жизнь, наши интересы во многом совпадают. Разве не так? Вы ведь тоже много сил и времени отдаете работе и считаете, что это очень важно. Каждый из нас способен интересоваться делами другого, и, кажется, мы прекрасно понимаем друг друга. А то, что у нас разные сферы деятельности, даже хорошо, поскольку мы никогда не станем соперниками. От приятелей я слышал, что соперничество в профессии плохо отражается на браке.

Кэтрин почему-то разочаровало столь педантичное перечисление практических преимуществ их предполагаемого брака.

– По-моему, у вас создалось ложное представление обо мне, – заявила она. – Верно, я всегда вкладывала душу в свою работу, а в последнее время трачу много сил на то, чтобы чего-нибудь добиться, сделать карьеру. Но ведь после смерти Роберта работа – это все, что у меня осталось! Джошуа, если я когда-либо выйду замуж, мне захочется немедленно создать самую настоящую семью. Мне уже двадцать восемь лет, и я хочу иметь двух, а то и трех детей. И уж тогда мне придется несколько лет просидеть дома. А это едва ли входит в ваши планы. Судя по сказанному вами, вы хотели бы жениться на деловой женщине, которая по-настоящему озабочена карьерой и даже в глубине души не мечтает о ребенке.

– А вы мечтаете о ребенке, Кэтрин? – мягко поинтересовался он.

Она вспыхнула, рассердившись на то, что невольно выдала себя.

– Я сейчас говорю не о себе, а о вас, – ответила она. – Я принадлежу к тому типу женщин, который вам, вероятно, мало подходит. Мне показалось, что вы ищете себе женщину делового склада.

– Вовсе нет! Мне просто не хотелось, чтобы вы подумали, что после свадьбы вам придется забыть про все свои амбиции в отношении карьеры. Кроме того, если работать буду один я, вам придется взять на себя воспитание детей. А я тоже хочу играть важную роль в жизни своих детей, даже когда они будут еще совсем крохами. Ведь дети заслуживают двух любящих родителей! Вряд ли их устроит измотанная домашними хлопотами мать и вечно отсутствующий отец, одержимый своей работой. Хотя, если уж говорить начистоту, я все-таки предпочел бы, чтобы вы сидели дома и занимались детьми, пока они совсем маленькие. Если хотите, можете считать меня шовинистом, но я не могу отказаться от старомодной убежденности, что детям все-таки лучше, если их мать не уходит на целый день на работу. Конечно, я понимаю, что во многих семьях и отец и мать вынуждены работать по финансовым соображениям, но у нас этой проблемы не будет.

Кэтрин разозлилась, хотя только что сама убеждала его, что мечтает оставить работу ради детей. В ней проснулся дух противоречия, захотелось спорить, хотя спорить, собственно говоря, было не с чем.

– Я согласна, что кто-то из родителей должен оставаться дома, – вкрадчиво сказала она. – Безусловно, рядом с маленькими детьми необходим любящий человек, способный их защитить. Только я не понимаю, почему вы решили, что от карьеры должна отказаться именно я. Почему вы не можете сидеть дома с детьми?

– Я уверен, что мы придем к какому-нибудь разумному решению – мне кажется, что вся эта дискуссия не стоит выеденного яйца. – Он вдруг провел ладонью по волосам и весело рассмеялся. – Надо сказать, я в восторге от такого быстрого прогресса в наших отношениях. Вот мы уже и спорим о том, кто должен будет сидеть с детьми! Можно ли понимать это как ваше согласие на брак? Теперь остается уточнить, будете ли вы настаивать на том, чтобы сначала свершилась официальная церемония, или мы начнем прямо сейчас с приятной стороны брака? Я с нетерпением жду возможности сотворить тех двух или трех детей, о которых мы оба мечтаем. У меня даже появилось предчувствие, что дети у нас с вами получатся замечательные!

Кэтрин слишком испугалась, чтобы рассмеяться вместе с ним. Боже, о чем, в самом деле, они говорят?! Если даже отбросить все разумные соображения, ей было как-то не по себе от мысли, что его шутливые замечания так близки к фантазиям, которым она предавалась по дороге домой.

– Джошуа, все эти разговоры – сплошное безумие! – прошептала она. – Пятнадцать минут назад у нас речи не было даже о следующем свидании. А теперь мы обсуждаем проблемы воспитания детей в нашей будущей семье! Пора нам притормозить и начать разговор сначала. В какой-то момент мы сильно сошли с колеи. Я просто-напросто не могу выйти за вас замуж, Джошуа! Я… как же можно без любви?!

Джошуа схватил отставленный стакан, как утопающий хватается за соломинку.

– Вы все-таки уверены, что брак без любви невозможен? В этом вся проблема? Вы нарушите свои моральные принципы, если вступите в брак, который не основан на любви?

– Я не знаю… – промямлила Кэтрин и отошла чуть подальше, стараясь успокоиться.

Если уж быть абсолютно честной, ей пришлось бы признаться, что сейчас она сама не способна разобраться в своих чувствах. Каждый раз, когда Джошуа ей улыбался, ей хотелось растаять в его объятиях и забыть обо всем, только слушать успокаивающее биение его сердца, чувствовать волшебные прикосновения его пальцев… Однако элементарный здравый смысл говорил Кэтрин, что нереализованное сексуальное влечение – опасный фундамент для брака. Она сделала последнюю, отчаянную попытку взять себя в руки и пробормотала слова, которые должна была сказать с самого начала и которые – она была в этом уверена – означали решительный отказ:

– Джошуа, я не буду ничего говорить про других людей; что же касается меня, то я никогда не смогу добровольно вступить в брак, не основанный на любви. Я просто не верю, что из него получится что-то хорошее и что он окажется прочным.

Он снова поставил стакан, медленно направился к окну и повернул планки венецианских жалюзи. В комнату хлынуло мерцание городских огней, окрасившее бежевые подушки дивана в тускло-оранжевый цвет и стершее естественные краски с лица Джошуа. Кэтрин показалось, что вокруг рта у него залегли горькие складки, но он тут же отвернулся и стал смотреть в залитую неоном тьму.

– Я не собирался говорить вам этого, зная ваши чувства к Роберту, – наконец произнес он, засунул руки в карманы джинсов и, казалось, набрал полную грудь воздуха, прежде чем продолжить. – Я… я люблю вас, Кэтрин! Я полюбил вас с первой же минуты, как только увидел. Я очень хочу, чтобы вы стали моей женой!

Голос его сделался хриплым и мало походил на голос любящего мужчины, однако Кэтрин не обескуражило это явное противоречие. Ей казалось, что она понимает причину его неловкости. Не так-то легко говорить про свою любовь! Немногие мужчины найдут в себе мужество обнажить свои глубочайшие, сокровеннейшие чувства перед женщиной, которая утверждает, что все еще любит своего первого мужа. Кэтрин тут же поправила себя: она не просто утверждает, что любит Роберта; она действительно его любит! Ее любовь к нему остается такой же сильной и прочной, как прежде.

– Джошуа, вы мне нравитесь, – нерешительно произнесла она. – И меня влечет к вам, как к мужчине…

– Но вы никогда не сможете меня полюбить? Вы это хотите сказать?

– Да. – Она ответила ему быстро и твердо, не позволяя даже намеку на неуверенность окрасить ее слова. – Я никогда не смогу вас полюбить, Джошуа.

Его плечи поникли, но на миг Кэтрин показалось, что ее ответ принес ему облегчение. Однако она прогнала эту странную мысль, решив, что разговор настолько взволновал их обоих, что ей уже начинают мерещиться всякие небылицы.

Джошуа покинул свой пост у окна, подошел к ней и обнял.

– Разве моей любви будет недостаточно для нас обоих, Кэтрин? Раз я вас люблю… – Он запнулся, но сделал еще одну попытку. – Теперь, когда я сказал, как сильно люблю вас, можете оставить свои сомнения насчет аморальности нашего брака. Теперь вам известно, что это не будет брак без любви. Вы признались, что я вам нравлюсь. И наш брак наверняка будет прочным, пока вы будете испытывать ко мне приязнь, а я… а я буду вас очень любить.

– Ах, Джош, я не знаю… Просто не знаю!

Кэтрин не сумела скрыть неуверенности в голосе и поняла, что ее сопротивление самой идее замужества слабеет. Видимо, известие о том, что сестра ждет ребенка, обнажило пустоту и безысходность ее собственной жизни. И тут как раз произошла встреча с Джошуа… В конце концов, так ли уж нехорошо, если она выйдет за него замуж? Ведь он может стать таким замечательным другом… хорошим отцом… чудесным любовником!

И тут Кэтрин спохватилась. Ее любимым мужчиной был Роберт! Разве может кто-то другой занять его место и стать ее любовником?!

– Прошу вас, соглашайтесь, Кейти! – Голос Джошуа задрожал от сдерживаемого волнения. – Я хочу видеть вас своей женой. Хочу каждый вечер приходить домой и встречать там вас. Хочу, чтобы мы делили все трудности и успехи друг друга. – Голос его упал до шепота. – А больше всего я хочу, чтобы мы делили постель!

Кэтрин снова почувствовала, что ее сопротивление слабеет, и смущенно поежилась в его объятиях.

– Это особый вопрос, Джошуа, – произнесла она еле слышно. – Как вы можете утверждать, что мы подходим друг другу в постели, если мы ни разу… ни разу не занимались любовью?

В смехе Джошуа прозвучало искреннее веселье. Он легко провел большим пальцем по губам Кэтрин, и они тут же приоткрылись. Тогда он нагнулся и поцеловал ее, уверенно и умело. Забыв обо всем на свете, она прижалась к нему, бесстрашно погрузив пальцы в его волосы.

Взгляд Джошуа потеплел, когда он увидел ее затуманенные страстью глаза.

– К счастью, на этот счет у меня нет сомнений, – прошептал он. – Но я готов соблазнить вас прямо здесь и сейчас, если вам требуются доказательства того, что мы способны творить чудеса в постели. – В его голосе появилась легкая усмешка. – На мой взгляд, это стало бы достойным завершением уик-энда!

– Я не это имела в виду…

– Или вы сомневаетесь в том, что я способен быть хорошим любовником? – ласково спросил он. – Уверяю вас, мне нетрудно доказать это, но как-то не хочется ничего специально доказывать…

– Вы меня не поняли… – пробормотала Кэтрин, даже не пытаясь разобраться в сумятице собственных чувств. Джошуа обнял ее за плечи и осторожно опустил на диван. Она не сопротивлялась, и он ласково погладил ее.

– Знаете что, Кейти? Я начинаю думать с тоской о тех старых добрых временах, когда мужчины пользовались брачным предложением как способом подкупить женщину и заманить ее в постель. К сожалению, я не такой крутой. Черт побери, вы только подумайте, что случится с моим мужским самолюбием, если после занятий любовью вы отвергнете мое предложение! Пожалуй, оно никогда не оправится от такого удара.

Она невольно улыбнулась и решила, что нет смысла скрывать от него правду.

– Я нисколько не сомневаюсь в ваших способностях любовника, – произнесла она внезапно охрипшим голосом. Потом неподвижно уставилась на пуговицу на его рубашке и договорила: – Мы оба знаем, что я практически взрываюсь всякий раз, когда вы прикасаетесь ко мне!

Когда она решилась поднять на него глаза, то обнаружила, что он смотрит на нее серьезно и строго.

– Да, я это знаю. И вы наверняка знаете, что я хочу вас, Кейти, хочу не меньше, чем вы хотите меня. Вы должны были давно уже догадаться об этом: мужчине не так-то просто скрыть свое возбуждение… Однако мне хочется, чтобы у нас все получилось на высшем уровне, когда мы в первый раз ляжем в постель. И я не уверен, что сейчас самый подходящий момент. Во-первых, мой автомобиль стоит прямо у подъезда, и швейцар в любой момент может нам позвонить. Заниматься любовью в таких условиях едва ли достойно наших чувств. Во-вторых, я не хочу, чтобы вы согласились выйти за меня замуж только из-за того, что нам хорошо в постели. Мне все-таки хотелось бы стать вашим мужем, а не играть роль жеребца-соседа!

Внезапно Кэтрин охватило отчаянное желание. Ей хотелось, чтобы Джошуа овладел ею немедленно, захотелось снова стать женщиной! Но Джошуа лишь ласково и заботливо провел ладонью по ее запылавшим щекам, и она закрыла глаза и откинулась на подушки. Его руки лежали на ее груди, а губы медленно опускались от края щеки к шее.

– Пожалуйста, скажите, что не отвергнете меня! – жарко прошептал он ей на ухо. – Кэтрин, давайте оставим позади прошлое. Начнем все сначала. У нас может неплохо получиться, я в этом уверен! Когда у нас появится свой собственный дом…

В золотистом тумане наслаждения прозвучал тоненький звоночек тревоги. Медленно, нерешительно она высвободилась из его рук.

– Джошуа, а вы не для того все это затеяли, чтобы иметь удобный повод уйти из отцовского дома? Вы ведь говорили, что у вас там все становится слишком сложно: споры насчет ведения дел, проблемы с мачехой и прочее…

Кэтрин произнесла все это, не задумываясь, а когда взглянула на него, поняла, насколько бестактно прозвучали ее вопросы. С лица Джошуа исчезли все следы эмоций, а вместо них появилась холодная, бесстрастная маска. Слишком поздно она сообразила, что тридцатичетырехлетний президент корпорации не станет предлагать брак из-за того, что не в состоянии придумать более простого способа покинуть отцовский дом!

– Да, с отцом у меня сейчас действительно сложные отношения, – наконец сказал он. – Что же касается мачехи… Поверьте, я не из-за этого попросил вас стать моей женой.

Он отвернулся от нее и протянул руку к стакану. Лед уже весь растаял, но Джошуа быстро проглотил водку. Когда же он вновь взглянул на нее, Кэтрин с облегчением отметила, что лед растаял и в его глазах. Теперь там была только легкая насмешка.

– Брак – слишком кардинальное средство для решения жилищной проблемы, вам не кажется? Особенно если подумать о том, что я, не мудрствуя лукаво, мог бы просто снять себе квартиру.

– Простите, – пробормотала она. – Пожалуй, я ляпнула изрядную глупость.

– Не беспокойтесь. – Насмешка звучала и в его голосе. – Итак, теперь, когда вы понимаете, что я не предлагаю вам брак в качестве альтернативы поискам квартиры, вы можете принять мое предложение?

– Нет! То есть… О Господи, я не знаю! – Кэтрин вскочила с дивана и подошла к книжным полкам, словно на расстоянии было легче принять решение. – Джошуа, послушайте, неделю я буду работать в Северной Каролине. Можно я дам вам ответ к следующим выходным?

– Что ж, если уж вы уверены, что не можете дать его раньше…

Не успела она ответить, как их разговор был прерван звонком домофона. Когда Кэтрин ответила, швейцар сообщил, что вокруг дома кружит полиция, проверяет автомобили и увозит на тягаче те, что оставлены вне зоны парковки.

– Вам лучше поторопиться, – сказала она Джошуа.

– Пожалуй, что так. – Он с сожалением улыбнулся. – Хотя грустно сознавать, что разговор, имеющий для меня жизненно важное значение, прерван каким-то неизвестным копом.

– Простите, что заставляю вас ждать ответа, Джошуа. Вы уверены, что готовы взять в жены такую нерешительную особу, как я?

Он быстро поцеловал ее в полураскрытые губы.

– Вполне уверен. Когда вы вернетесь из Северной Каролины?

– Мой самолет прибывает в «Ла Гуардию» в пятницу в пять тридцать.

– Буду ждать у ваших дверей в шесть часов. – Он поцеловал ее опять, на этот раз в щеку, и быстро направился к двери. – Берегите себя, Кейти.

Джошуа уже ушел, когда она наконец нашла в себе силы пошевелиться. Несколько секунд Кэтрин тупо глядела на закрывшуюся дверь, затем взяла стаканы и отнесла их на кухню. Стук посуды о раковину эхом отозвался в пустой квартире. Она вздохнула. И вдруг ей показалось, что до пятницы – целая вечность.


В понедельник Кэтрин вылетела в Северную Каролину и от аэропорта Рейли проехала двадцать миль на такси до правления «Силктекса», огромной текстильной фирмы. Это была ее первая самостоятельная командировка. К счастью, работа оказалась привычной, иначе бы у нее ничего не получилось. Мысли Кэтрин постоянно блуждали, аккуратные ряды компьютерных строк, обычно так много для нее значивших, теперь расплывались перед глазами. Несколько раз в день она ловила себя на том, что застыла, мечтательно уставившись вдаль и представляя, как они будут жить вместе с Джошуа. К середине недели фантазии стали настолько соблазнительными, что у нее уже не оставалось сомнений в том, какой ответ она даст ему. Лишь жалкие остатки гордости да глубоко въевшаяся осторожность, появившаяся у нее после смерти Роберта, не позволяли ей снять трубку и немедленно сообщить ему, что она хочет стать его женой.

И все-таки только вернувшись в пятницу вечером домой, Кэтрин окончательно осознала, как ей хочется выйти замуж за Джошуа. Когда она нажала на кнопку лифта, ее охватил страх. А вдруг он передумал? Вдруг он решил, что не стоит жениться на женщине, которая так цепляется за память о первом муже? Кэтрин никак не ожидала, что на нее нахлынет такое уныние при мысли о том, как она будет дальше жить без Джошуа, и почувствовала, что под ложечкой от нервного напряжения собрался тугой ком. Вдруг Джошуа размышляет, как бы ему повежливей сказать ей, что он передумал? А может, он вообще не появится сегодня?

Когда лифт остановился на ее этаже, Кэтрин вышла из него с какой-то опаской и осторожно посмотрела в сторону своей квартиры. Сердце ее дрогнуло, когда она увидела, что Джошуа уже сидит у двери на обшитом полотном табурете, погрузившись в чтение какой-то книги в бумажном переплете. А рядом с прислоненным к стене огромным букетом красных роз стоит «Магнум» – большая бутылка шампанского.

Он улыбнулся, увидев ее, встал и повернул книгу так, чтобы Кэтрин смогла разглядеть обложку. На ней красовалась дама с огромной грудью и очень тонкой талией, одетая в нечто похожее на пеньюар из розового атласа. Ее обнимал мускулистый герой с черными глазами и светлыми, как солома, волосами. Одежды героя и героини оставляли открытыми большие участки загорелой, блестящей кожи, хотя на заднем плане были изображены покрытые снегом деревья и горы. Название книги – «Неувядающая страсть» – полыхало ярко-красными буквами по бедрам героя и юбке героини.

– Привет, – кивнула Кэтрин, испытывая необычное волнение и даже робость. Она улыбнулась, бросив взгляд на книжку, и незаметно для себя отбросила формальный тон. – Освежаешь свои познания?

– Тут нечто поважней! – Он слегка провел ладонью по ее щеке и усмехнулся. – В этой книге масса полезных советов. Я уже знаю, что делать, если ты откажешься выйти за меня замуж.

– Ну, и что же ты будешь делать?

– Разумеется – увезу тебя в свое логово и там соблазню! Если первые попытки не увенчаются успехом, я их продолжу, и ты в конце концов согласишься. Правда, некоторых героинь приходится убеждать довольно долго, но надеюсь, что ты уступишь быстрей, чем вот эта дама. Уверен: мне удастся уговорить тебя еще до рождения нашего второго ребенка!

– Джош, ты собираешься уподобиться герою бульварного романа?!

– Дорогая Кейти, смирись с неизбежным! Либо выходи за меня замуж, либо готовься к похищению. Четыре миллиона читателей не могут ошибаться!

От его улыбки у Кэтрин бешено забилось сердце.

– Что ж, придется согласиться, пока ты меня не соблазнил, – хрипло прошептала она, не зная, чего ей хочется больше – засмеяться или заплакать. – Ах, Джош, я так скучала без тебя всю неделю! Давай поскорей поженимся!

– Мне самому не терпится, – сказал он, и из его голоса исчезли все следы насмешки.

Швырнув книгу на пол, Джошуа обнял ее, прижал к себе и поцеловал с неудержимой страстью. Прошло много времени, а они никак не могли оторваться друг от друга.

– Пожалуй, я совершил стратегическую ошибку, – пробормотал он наконец, тяжело дыша, хотя тон его по-прежнему оставался нарочито веселым. – Мне следовало сначала соблазнить тебя, а уж потом объяснить, зачем я это сделал. Я лишил себя блестящей сцены!

Он снова приник к ее губам, и желание пронзило тело Кэтрин. Она обняла Джошуа за шею и нежно прильнула к нему, чувствуя, как он дрожит. Кэтрин охватила внезапная, радостная уверенность в своей способности возбуждать его, и она позволила своим рукам ласково пробежать по груди Джошуа. Его тело сразу откликнулось на это легкое прикосновение. Он обнял ее так крепко, что она оказалась притиснутой к стене коридора и даже не смогла пошевелиться, когда его руки распахнули ее жакет и раздвинули тонкий шелк блузки.

Большими пальцами Джошуа легко надавил на ее соски, и Кэтрин захлестнула волна желания – такая сильная, какую она еще никогда не испытывала. Она крепко прижалась к нему, упиваясь контрастом между холодом стены за спиной и жаром его сильного тела. «Роберт никогда не делал подобных вещей!» – подумала Кэтрин. Она никогда еще не испытывала такого бешеного, пьянящего желания слиться с другим человеческим существом в неистовой страсти!

Кэтрин была так поглощена новыми ощущениями, что не сразу осознала значение своих мыслей. А когда осознала – пришла в ужас. Ее тело застыло в ледяной неподвижности, затем конвульсивным движением протеста она вырвалась из рук Джошуа, оцарапав спину о шершавую стену.

В течение нескольких секунд они разглядывали друг друга в напряженном молчании, потом Джошуа спокойно произнес:

– Что случилось, Кейти?

– Ничего. Совершенно ничего. – Она торопливо заправила блузку за пояс юбки и нервно пригладила волосы. – Просто мы зачем-то стоим тут в коридоре, да еще такие взъерошенные… Может, зайдем в квартиру?

– Где нам никто не помешает заниматься любовью? – спросил он с легкой насмешкой.

– Да-да. Я именно это имела в виду… именно это имела в виду, – залепетала Кэтрин, но голос ее был лишен искренности.

Джошуа поднял розы и вручил ей, затем нагнулся и запечатлел на ее губах беглый, холодный поцелуй.

– Все образуется, Кейти, вот увидишь.

Она спрятала лицо в цветы, отвергая его сочувствие.

– Спасибо за розы, – сказала она. – Очень красивые. Разве я говорила тебе, что розы – мои любимые цветы? А у этих такой чудесный аромат! Сейчас многие оранжерейные розы совсем не пахнут…

Джошуа нежно прикоснулся пальцами к ее губам, прекращая этот смущенный лепет.

– Не беспокойся ни о чем, – произнес он. – Пошли и выпьем шампанского.

В квартире она тут же занялась поисками подходящей вазы для букета, а он открыл «Магнум».

– Час назад оно было охлажденным, – сказал Джошуа, доставая два высоких бокала, – но думаю, что лучше поставить его ненадолго на лед. Шампанское вкусней, когда оно по-настоящему холодное.

– В последний раз я пила шампанское во время медового месяца, – заметила Кэтрин и сама удивилась, зачем сказала это.

По какой-то причине – вероятно, чтобы напомнить себе, что она не может любить Джошуа, – ей захотелось ввернуть в разговор упоминание о своем первом замужестве.

– Знаю, – спокойно сказал он. – Разве не помнишь? Ты ведь говорила мне, что оно вызвало у тебя икоту.

– Нет, не помню.

Кэтрин поставила вазу с розами на стол. Ее тело все еще дрожало от ласк Джошуа, и она сердилась на него: ведь его опыт любовника опять заставил ее предать память Роберта! Она испытывала неодолимое желание помучить его. Пусть не забывает, что Роберт был ее первым любовником и что она всегда будет любить Роберта!

– Нам не потребуется много шампанского, чтобы почувствовать праздник, – заявила она. – Мы сделаем лишь пару глотков. Когда я была с Робертом, у меня и без вина кружилась голова!

– Я рад, что ваш медовый месяц прошел так хорошо, – кивнул он. – У тебя остались замечательные воспоминания, которыми ты сможешь утешаться до конца жизни.

Кэтрин была слишком взвинчена, чтобы обратить внимание на старательную бесстрастность его голоса, и, когда он сходил на кухню и вернулся, ее злость на него еще усилилась. Она молча наблюдала, как он спокойно ставит на кофейный столик бокалы. Неужели Джошуа даже не ревнует ее к Роберту? Неужели ему безразлично, что она постоянно упоминает о своей любви к другому мужчине?

Но на его лице не было заметно ни следа ревности, когда он протянул ей шампанское, зато, к своей досаде, Кэтрин убедилась, что дрожит ее собственная рука.

– Если обнаружится, что ты по-прежнему не переносишь шампанское, мы придумаем что-нибудь еще, – сказал он. – Но, возможно, твой вкус успел перемениться за прошедшие восемнадцать месяцев. – Он чуть улыбнулся, его глаза потеплели и сделались темными. – Я пью за нашу золотую свадьбу! – добавил он, поднимая бокал.

Его улыбка, как всегда, подействовала на Кэтрин сокрушительно; у нее сразу исчезло желание уколоть его побольнее. Она осторожно попробовала шампанское, не сомневаясь, что начнет икать, но этого не произошло. Обрадовавшись, она сделала еще глоток, а затем сбросила туфли и с ногами уселась на диван.

– В пятницу вечером, после такой тяжелой недели, я не в силах задуматься над перспективным планом на пятьдесят лет вперед, – улыбнулась она ему. – Ты не мог бы как-нибудь изменить этот тост? Прошу тебя!

– Ну, а если – за наши первые семь лет? Я слышал, что они бывают самыми тяжелыми.

– Это звучит уже более скромно. С первыми семью годами, пожалуй, можно справиться.

С поразительным энтузиазмом Кэтрин выпила шампанское и не стала протестовать, когда он предложил ей еще. В самолете она перекусила, так что опасность захмелеть ей не грозила.

Джошуа сел на диван и дружески обнял ее за плечи.

– Когда мы поженимся? – спросил он.

Кэтрин прильнула к нему, но, когда его рука коснулась ее груди, снова вспомнила о Роберте и слегка отстранилась. Она ведь любила мужа! Конечно, любила! Но ласки Роберта никогда так не будоражили ее, как ласки Джошуа…

– Что, если в сентябре? – торопливо предложила Кэтрин. – Нет смысла ждать больше двух месяцев, верно?

– Совершенно никакого смысла. Кстати, ты хочешь, чтобы мы устроили торжественную церемонию и пригласили всю твою семью и друзей?

– Я не настаиваю на этом.

Кэтрин отвернулась и сделала большой глоток шампанского, пытаясь избавиться от живых воспоминаний о свадьбе с Робертом. Местная церковь была тогда украшена осенними цветами; специально прилетела из Хьюстона бывшая однокурсница, чтобы стать подружкой невесты. Бет была такой красивой в шелковом платье бронзового цвета; мать и бабушка улыбались сквозь слезы, когда Кэтрин шла по церковному проходу под руку с отцом… «Ох, Роберт! – безмолвно закричала она. – Я правда любила тебя!»

Кэтрин так захотелось поскорее отбросить эти мучительные воспоминания, что она даже не поняла, что снова отнесла свою любовь к Роберту в прошлое.

– Я предпочла бы тихую, неформальную свадьбу, – сказала она, когда вновь обрела контроль над своим голосом. – Ты будешь очень возражать против этого?

– Я согласен, – лаконично ответил Джошуа и повернул ее лицо к себе, взяв за подбородок. – А что скажешь насчет следующей субботы? – тихо спросил он. – Раз уж ты не хочешь шумного торжества, то нет никакого смысла ждать два месяца. Вообще тогда не надо ждать!

Кэтрин резко выпрямилась.

– В следующую субботу?! – воскликнула она. – Но это же невозможно!

– Отнюдь. Это даже не очень сложно.

Кэтрин заставила себя говорить разумно и убедительно.

– Конечно, это так, Джошуа. Но ты не учел всех проблем. Господи, да моей матери требуется неделя даже для того, чтобы устроить обыкновенный пикник! А уж для свадьбы ей понадобится по меньшей мере два месяца…

– Думаю, что ты недооцениваешь ее готовность пойти навстречу нашим планам, – сказал он. – Но мы можем устроить свадьбу и в доме моего отца. Ты видела Даниэлу. Она за день способна подготовить нехитрую свадебную церемонию.

– Но я говорю не только про церемонию, Джошуа! Я имею в виду все те проблемы, о которых нам предстоит подумать. Что будет с нами после свадьбы? Где мы будем жить? Как быть с работой? Представь себе: мы поженимся в субботу, а в понедельник нам придется разъехаться в деловые поездки и, возможно, встретиться снова лишь через месяц.

– Тем больше причин как можно скорее устранить формальности! – Он ласково погладил хмурую морщинку, залегшую между ее бровей. – Мы можем сделать эту квартиру нашей главной базой, а за выходные подыщем дом в Коннектикуте. В пригороде вроде Гринвича, к примеру, есть прекрасные семейные дома, и место, я думаю, устроит нас обоих. Ты сможешь ездить на поезде в Манхэттен, а я – на машине к себе на фирму. Оттуда мне езды не больше тридцати минут: ведь я буду ехать против основного потока машин.

Он снова наполнил ее бокал шампанским. Кэтрин отметила, что гигантская бутылка уже опустела более чем наполовину.

Джошуа быстро поцеловал ее в лоб и ободряюще улыбнулся.

– Не понимаю, почему ты еще хмуришься. Я же объяснил, как легко можно решить все эти так называемые проблемы.

Она промолчала, хотя не могла отделаться от впечатления, что Джошуа вновь умело направил беседу не туда, куда хотелось ей. Его аргументы звучали настолько логично, что возражать казалось нелепым. Тем не менее Кэтрин не покидали сомнения. Где-то в подсознании таилась мысль, что нерешенные проблемы в их отношениях остаются. И они гораздо серьезнее и глубже, чем неясности насчет жилья и работы…

– Джошуа, я боюсь! – внезапно заявила она.

– Не бойся. Для боязни нет причин, Кейти. Я все улажу, обещаю тебе!

Его поцелуй оказался более жестким, чем она ожидала, а его слова, когда она их обдумала, вовсе ее не убедили. Между тем Джошуа поспешно – словно опасаясь, что она передумает, – направился к телефону.

– Что нам нужно сделать немедленно, так это сообщить своим семьям о наших планах, – сказал он. – У них вся неделя уйдет на то, чтобы привыкнуть к мысли о нашем браке.

– Не знаю, как насчет семей, но лично мне и вправду нужно немного больше времени, чем неделя!

Она попробовала засмеяться, но у нее не получилось. Жесткие морщинки, залегшие возле глаз Джошуа, растворились в усмешке.

– Кейти, к концу недели ты будешь удивляться, почему мы ждем так долго! Ты ведь знаешь, как тянутся последние несколько дней перед свадьбой.

– Да, – признала она.

Он уже был готов набрать номер, но вдруг положил трубку и сел рядом с ней.

– Кейти, давай посмотрим в лицо фактам. Ты никогда не сможешь смириться с тем, что Роберта больше нет. И что изменится, если мы подождем, допустим, месяц? Ты только сильнее будешь переживать.

Кэтрин знала, что он говорит правду, но что-то в его словах не понравилось ей. Вообще временами ее почти пугала чуткость Джошуа. Откуда, например, ему известно про ее лихорадочную неделю перед первым браком?

– Вероятно, ты прав, – сдержанно сказала она, стараясь не смотреть на него.

– Знаю, что прав.

Кэтрин не ответила, и в глубине его глаз замерцали непонятные огоньки.

– Мне в голову пришла замечательная мысль, – сказал он. – После того, как я позвоню отцу, почему бы нам не прокатиться до Вэлли-Фордж и не сообщить твоим родителям эту новость лично? Мне бы хотелось увидеть их до свадьбы, а это единственная возможность.

Что ж, если она познакомит Джошуа со своей семьей, это внесет в идею их брака существенный элемент реальности. Кроме того, Кэтрин призналась себе, что у нее нет желания провести весь вечер наедине с ним. Она поразмыслила о возможности интимного ужина на двоих в уютном уединении ее квартиры – с большой кроватью, ожидающей в спальне, – и поняла, что будет намного лучше, если они поедут в Пенсильванию. Конечно, она пока не готова объявить эту новость родителям, но еще меньше готова к своей страстной реакции на его ласки…

– Мои родители будут рады, – произнесла она наконец. – Пока ты звонишь своему отцу, я соберу вещи. А ты? У тебя ведь ничего нет с собой.

– Мы остановимся по дороге и купим зубную щетку и бритву. Думаю, что там найдется и кое-что из одежды.

– Тебя определенно не волнуют мелочи жизни! – воскликнула Кэтрин. Эти слова прозвучали язвительнее, чем ей хотелось, но она до сих пор боролась с неприятным ощущением, что во всей их беседе что-то не так. Ее по-прежнему смущала излишняя торопливость Джошуа.

Пауза, казалось, длилась целую вечность.

– Ты права, – сказал он наконец, – мелочи жизни меня мало волнуют.


Когда Кэтрин объявила родителям, что скоро выйдет замуж, мать тихо заплакала от счастья, и даже отцовский голос внезапно задрожал, когда он произносил поздравления. Несмотря на поздний час, вызвали Бет и ее мужа, чтобы те выслушали восхитительное известие, и они явились и приняли участие в импровизированном торжестве. Кен принимался трясти руку Джошуа по меньшей мере полдюжины раз, а Бет, сославшись на привилегию сестры, поцеловала его с искренним энтузиазмом. Джошуа с улыбкой легонько похлопал ее по животу и предложил повторить этот эксперимент, когда он сможет подобраться к ней поближе и получить от объятий большее удовольствие.

В самом деле, Джошуа так легко вписался в их семейный круг, что через час после их приезда миссис Грин заявила, что ей кажется, будто она знает его уже сто лет. Что же касается отца и зятя Кэтрин, то как только они узнали, что Джошуа уже давно болеет за «Пиратов», место в их сердцах было ему гарантировано. Мужчины вскоре увлеклись жаркой дискуссией о бейсболе. Все сходились во мнении, что нынешние судьи никуда не годятся, но тем не менее долго и шумно спорили. Очевидно, хуже, чем заранее условленный исход игры, были только судьи, отмерявшие количество смолы на бите игрока.

После того, как убрали остатки позднего ужина, мать Кэтрин с нежностью посмотрела на троих мужчин, все еще сидевших за кухонным столом, заставленным множеством банок из-под пива. Они говорили все разом и явно получали большое удовольствие от собственных речей. Миссис Грин пожала плечами со смирением пожизненной «бейсбольной вдовы», затем рассмеялась и позвала дочерей в свою спальню. Ей срочно требовалась помощь в выборе платья, которое она наденет на свадьбу.

Кэтрин и Бет послушно поднялись вслед за матерью наверх. Вскоре они увлеклись серьезным обсуждением каждого наряда, который хотя бы отдаленно мог годиться для торжественной церемонии, хотя все знали заранее, что миссис Грин ни за что не наденет в честь такого грандиозного события ношеную вещь.

– А ты что наденешь? – спросила Бет у Кэтрин, когда мать исчезла в большом стенном шкафу, разыскивая какой-то шелковый костюм.

– Ах, я еще не знаю. Все случилось так быстро, что не было времени подумать о таких мелочах, как свадебное платье.

– Тебе нужно купить что-нибудь обалденное! – заявила Бет. – К твоим глазам и волосам лучше всего подойдет персиковый цвет. Давай сходим завтра вместе и поищем платье здесь? Или ты хочешь купить его на Манхэттене? Думаю, там выбор побольше.

– Мне бы хотелось выбрать платье вместе с тобой и мамой, – ответила Кэтрин. – На следующей неделе я буду слишком занята, чтобы бегать по городу.

Бет недоверчиво закатила глаза, но ничего не сказала. А когда мать снова нырнула в шкаф, разыскивая еще один летний костюм, она добавила доверительным тоном:

– Вот уже не думала, что ты влюбишься снова, Кейти! Я почти перестала на это надеяться, но сейчас страшно рада, что ошибалась. Джошуа просто замечательный, и всякий раз, когда ты на него смотришь, видно, как сильно ты его любишь.

У Кэтрин открылся рот от удивления. Она хотела что-то сказать, но не могла вымолвить ни слова. Как Бет такое пришло в голову?! Ведь обычно они читают мысли и чувства друг друга с поразительной точностью.

Она пробормотала что-то невнятное и почувствовала явное облегчение, когда мать предстала перед ними в сиреневом льняном костюме. Как вовремя! – подумала Кэтрин. Еще секунда – и она могла ляпнуть что-нибудь такое, о чем потом стала бы жалеть. Она не хотела говорить родным, что не любит Джошуа, иначе пришлось бы объяснять слишком многие вещи, о которых ей вообще не хотелось упоминать.

Кэтрин пришлось слегка потрясти головой, чтобы отвлечься от своих не слишком веселых мыслей. К этому времени миссис Грин уже показала им почти все свои наряды. Отвергнутые платья и костюмы кучей лежали на кровати, на полу валялось несколько пар туфель, а на спинке стула висела шляпа, которую мать надевала три года назад на свадьбу кузины. Миссис Грин со счастливой улыбкой на лице созерцала разгром в своей обычно безупречной спальне.

– Ну, что вы думаете? – спросила она, демонстрируя дочерям сиреневый костюм.

Бет и Кэтрин в один голос сказали именно то, что ей хотелось услышать: необходимо купить нечто совершенно новое, красивое и, вероятно, дорогое. Повесив отвергнутые наряды в шкаф, они решили, что провели этот час с пользой. Никто не проявил отсутствия такта и не сказал, что вывод, к которому они пришли, был ясен еще до того, как мать сняла первое платье с обитых тканью плечиков.

Кен и Бет уехали домой после полуночи, а в два часа ночи Джошуа обнял Кэтрин и с нежностью сказал:

– Ты сейчас заснешь на стуле, если мы не пойдем наверх спать.

Родители тут же засуетились.

– Мы так увлеклись беседой о ваших планах, что совсем забыли, какая у вас была трудная неделя! – воскликнула миссис Грин. – Тебя ждет твоя спальня, Кэтрин. А вы, Джошуа, можете спать в комнате Бет. К счастью, я только что постелила там чистые простыни. Словно знала, что вы приедете!

Мать засмеялась собственной шутке – сейчас ее вообще все радовало – и тепло обняла Джошуа. Отец сердечно похлопал его по спине. После этого каждый из них поцеловал Кэтрин.

– А мы сейчас тут все уберем, – сказала миссис Грин. – Не люблю утром спускаться в грязную кухню.

Кэтрин и Джошуа отправились вместе наверх, оставив родителей хлопотать с уборкой. Она отвела его в бывшую комнату Бет, оставила дверь открытой, но не стала зажигать свет. Их окружило молчание, словно замкнув в сфере спокойной доверительности.

Джошуа зажег лампу возле кровати, обнял Кэтрин и нежно коснулся губами ее век.

– У тебя темные круги под глазами, – сказал он. – Но от этого ты стала еще красивей.

– Это звучит не слишком правдоподобно, – еле слышно произнесла она.

Кэтрин чувствовала, как бешено колотится ее сердце; все тело ожило от прикосновения Джошуа, от близости его тела. Ей безумно захотелось, чтобы он поцеловал ее! И он действительно поцеловал ее полураскрытые губы, но легко и бегло, а когда она тесней прижалась к нему, решительно отстранился.

– Не нужно, Кейти! У меня не такая уж сильная воля. – Его слова прозвучали жестко, он явно боролся с собой, но все-таки попробовал пошутить: – Как много времени прошло с тех пор, когда я целовал девушку с оглядкой на ее родителей, которые в любой момент могут прийти и постучать в дверь! Кейти, нам обоим трудно с этим смириться, но ты ведь знаешь, что здесь мы не можем спать вместе. Иначе получится, что мы злоупотребляем гостеприимством и доверием твоих родителей.

Она невольно согласилась с ним. Моральные устои ее родителей твердо коренились в традициях их среды и церкви. Конечно, они прекрасно знали о том, что происходит вокруг, но в их доме люди спали вместе лишь тогда, когда состояли в браке.

Кэтрин неохотно отошла от Джошуа.

– Я уверена, что ты найдешь в комнате все необходимое, – сказала она. – Дверь справа ведет в ванную. Она у нас с тобой общая.

Он проводил ее до двери.

– На следующей неделе в это время мы уже поженимся. И у нас все будет общее.

При мысли об этом ее сердце забилось с такой мощной смесью восторга, трепета и желания, что она едва ли обратила внимание на странно спокойный тон, которым он произнес эти слова.

– Кейти… – На какое-то мгновение Кэтрин показалось, что его дыхание внезапно сделалось таким же учащенным, как у нее, и она обернулась, затрепетав. Но Джошуа решительно подтолкнул ее к двери. – До завтра. Спокойной ночи, Кейти.

8

Они уехали из Вэлли-Фордж в воскресенье под вечер. Добрые напутствия и нежные слова прощания еще долго отдавались в ушах Кэтрин. Мать, вероятно, решила, что Джошуа – завидный жених для любой незамужней женщины в Америке, и все время бормотала, что Кэтрин невероятно повезло. Миссис Грин ничуть не возражала против скорой свадьбы. И вообще, она заявила, что «в сложившихся обстоятельствах» это разумно, хотя и сочла за лучшее не уточнять, что это за обстоятельства, а Кэтрин решила не спрашивать. К сожалению, у нее возникло подозрение, что для матери гораздо важнее в этой ситуации социальный статус Джошуа, чем состояние собственной дочери…

Отец, как всегда, был более сдержанным, но Джошуа, кажется, понравился и ему.

– Ты нашла себе хорошего парня, – спокойно заметил он, прощаясь с Кэтрин. – На такого можно положиться.

Как ни странно, родительский энтузиазм лишь частично успокоил ее. Собственные же сомнения, пусть туманные и неуловимые, заставляли Кэтрин искать повод защитить свое решение выйти за Джошуа. Может, если бы ей пришлось убеждать домашних в том, что она поступает правильно, она заодно убедила бы и себя?

На этот раз Джошуа не обнаруживал своей обычной проницательности и чувствительности к ее состоянию духа. С предельным вниманием он вел машину в сплошном потоке, постоянно чуть превышая скорость, как будто стремился поскорей вернуться в город. На лице его застыла отрешенность, вокруг рта залегли от напряжения глубокие морщины. И Кэтрин никак не могла понять, почему их визит к ее родителям оказался для него в итоге таким нелегким. Ведь все время, пока они там гостили, он излучал свое обычное неотразимое обаяние.

Ближе к Манхэттену поток автомобилей сделался еще гуще. В трех кварталах от ее дома Джошуа неожиданно свернул к платному гаражу.

– Надеюсь, ты не станешь возражать, если мы пройдемся до дома пешком, – сказал он, и это было скорее утверждение, чем вопрос. – Я хочу подняться к тебе в квартиру, а поставить машину у дома невозможно. Да и не хочется на этот раз, чтобы нам помешал какой-нибудь полицейский.

Кэтрин сглотнула комок в горле.

– Нет, я не против прогулки.

Она прекрасно поняла подтекст слов Джошуа. Он недвусмысленно дал ей понять, что собирается лечь с ней в постель! Напряжение и без того пульсировало между ними весь день, маячило за обыденными разговорами с родителями, кололо ее кожу иголками боязливого ожидания – всякий раз, когда их глаза случайно встречались. И вот теперь надо было что-то решать.

Кэтрин молча смотрела, как служащий гаража уезжает на машине Джошуа, и удивлялась, почему она не придумала себе внезапный приступ мигрени или вывихнутую щиколотку – все, что угодно, лишь бы заставить его все же подъехать прямо к ее дому и поставить автомобиль в неположенном месте. Ведь она понимала, что не готова к окончательному шагу! Это только тело ее, зажившее в последнее время какой-то совершенно самостоятельной жизнью, жаждало любви, тогда как душа разрывалась от сомнений. Ей хотелось, чтобы Джошуа подхватил ее на руки, не требуя от нее согласия. Чтобы он любил ее отчаянно и жарко, пока не померкнет рассудок и она не покорится ему в экстазе слепой, нерассуждающей страсти. Ей не хотелось оказываться перед выбором, не хотелось ничего решать самой!

Принимая сумку из рук Джошуа, Кэтрин страшно злилась, что не умеет обманывать себя, что не способна отделить свои физические потребности от душевного состояния. Ну почему она не может просто заниматься с Джошуа любовью и наслаждаться ею, не задумываясь ни о чем, как это делают тысячи других женщин? Разве не к этому призывает сексуальная революция? И безумие с ее стороны цепляться за идею вечной любви. Ведь теперь, после смерти Роберта, она все равно не сможет вновь пережить все те прежние чувства!

Они молча шли по жарким, людным улицам. Кэтрин не сразу заметила, что Джошуа тоже погружен в себя. К чему бы это? Но мысль вылетела из головы так же быстро, как и влетела. «Ведь он мужчина! – подумала она с впезапной злостью. – А мужчины вообще гораздо легче относятся к сексуальным радостям».

Когда они вошли в квартиру, Кэтрин украдкой вздохнула, совершенно запутавшись в своих чувствах.

– Ну, наконец-то дома, – с нервным смешком произнесла она.

– Да. Мы добирались дольше, чем я ожидал.

Она знала, что они будут испытывать неловкость, но не предполагала, что настолько сильную. Обычная для Джошуа самоуверенность, казалось, на время покинула его; он беспокойно расхаживал по маленькой квартирке. Прохладный воздух заставил Кэтрин особенно явственно ощутить свое разгоряченное, липкое от пота тело и мятую одежду. «Почему реальная жизнь так не похожа на кино? – горько усмехнулась она про себя. – Когда там герои решают заняться любовью, они всегда оказываются поблизости от пустынного берега, о который с шумом бьются океанские волны. Или, в крайнем случае, удобно устраиваются на шкуре леопарда перед горящим костром. Героине никогда не приходится снимать помятую блузку или шорты, на которые был пролит лимонад…» И она невольно дотронулась до небольшого пятна, которое посадила во время семейного ленча с барбекю.

– Принимай душ, а я приготовлю что-нибудь выпить, – предложил Джошуа, наконец-то нарушив неловкое молчание.

– Неужели у меня такой помятый вид? – с кислым видом поинтересовалась она, подумав, что вся сцена быстро деградирует от плохого фарса до комедии черного юмора.

Джошуа быстро и как-то нерешительно взглянул на нее.

– У тебя вовсе не помятый вид. Ты выглядишь… очень соблазнительно.

Произнес он это сердито, словно ему хотелось, чтобы она была косоглазой или кривобокой, но Кэтрин была слишком взбудоражена, чтобы обратить на это внимание. И она направилась в ванную, а он – на кухню.

– Так я приготовлю нам выпить, – сказал он ей вдогонку.

– Ладно.

Она отбросила мысли о его настроении и поспешила в душ, Кэтрин сбросила одежду и встала под теплую воду с чувством огромного облегчения. Вся ситуация становилась просто смешной. Она понимала, насколько нелепо, что двое взрослых людей, готовых вступить в брак, ни разу не переспали друг с другом. И все же… Разумеется, ее останавливает не излишняя стыдливость. Если уж быть честной с собой, приходится признаться, что она просто боится обрекать себя на решение. Джошуа заставлял ее быть равным партнером, а она не хотела брать на себя ответственность!

Кэтрин вышла из-под душа и завернулась в большое полотенце. «Ты законченная обманщица! – сказала она своему отражению в запотевшем зеркале. – Ты всегда говоришь о равенстве полов, а если доходит до дела, то живешь все по тем же старым двойным стандартам. Ты – будто героиня из книги, которую читал Джошуа: хочешь, чтобы он любил тебя, но чтобы взял силой, и тогда бы ты не чувствовала ответственности за случившееся. Если Джошуа соблазнит тебя, тебе не придется винить себя за то, что ты предала Роберта и память о вашей совместной жизни».

Так вот в чем все дело! Если она ляжет в постель с Джошуа, то предаст этим Роберта! Наконец-то Кэтрин сформулировала для себя главную проблему, которая вылезла из глубины подсознания и терзала ее, не желая убираться обратно. «Я не люблю его, Роберт! – безмолвно кричала она, пытаясь избавиться от мысли об измене. – Я никогда не смогу никого любить так, как любила тебя! Но мне хочется иметь дом, детей и друга, с которым можно всем делиться… Вот почему я выхожу за него». А некий демон, сидящий у нее внутри, шептал ей: «Джошуа интересует тебя и как любовник».

Не в силах справится с этой правдой, Кэтрин прогнала ее подальше от себя, сняла с двери махровый халат и влезла в него, нетуго завязав пояс. Неторопливо причесалась. Ей не хотелось выходить из ванной! Когда же она наконец открыла дверь, то чувствовала себя как школьница на первом серьезном свидании. Ей казалось, что к ногам привязаны свинцовые гири, а душа пребывает в полном столбняке.

Джошуа стоял у окна гостиной и смотрел на яркие огни – так же, как в тот вечер, когда попросил ее стать его женой. Когда она прошла через комнату, он медленно повернулся, и внезапная вспышка неонового света превратила его волосы в золотой ореол, а резкий контраст света и тени подчеркнул суровую, мужественную силу его черт.

В этот момент Кэтрин вышла из столбняка. Она впитывала в себя все детали его внешности: широкие плечи, мощь бедер, крепость груди. Поза его выдавала сильное напряжение: одна рука сжимала стакан с матовым узором, другая вцепилась в ремень слаксов в пародии на непринужденность. Кэтрин увидела все это меньше чем за секунду и в ту же самую секунду поняла, что хочет его и что ее желание не зависит от рассудка. А он неторопливо обвел глазами все ее тело, и в тех местах, которых касался взгляд, ее кожа ощущала внезапное тепло.

Еще один высокий стакан стоял на кофейном столике. Джошуа взял его и без слов протянул ей; она сделала несколько глотков и поставила стакан на прежнее место. Впоследствии Кэтрин не могла бы сказать, что пила – апельсиновый сок или виски – хотя почувствовала головокружение, поскольку он продолжал смотреть на нее.

Кэтрин заметила, что он не зажег свет в гостиной; они глядели друг на друга в фантастическом мерцании неоновых отсветов. Постепенно Джошуа, казалось, заполнил собой все пространство комнаты, так как медленно обошел вокруг стола и обнял ее. Когда его руки замкнулись вокруг ее талии, Кэтрин показалось, что он вовремя поймал ее: иначе она могла бы упасть. Каким-то дальним уголком рассудка она отметила, что его рот не улыбается, а сложен в угрюмую линию. Однако чувственный, животный жар его тела явственно говорил, как он ее хочет, и она покорилась его объятиям с беспомощной дрожью желания.

Халат соскользнул с ее плеч, и Кэтрин затрепетала от его прикосновения. Джошуа запрокинул ее голову и начал покрывать поцелуями шею и голые покатые плечи. Его губы двигались вниз, пока не достигли ложбинки между грудями. В это же время он развязал пояс и распахнул полы ее халата. Кэтрин ахнула от удовольствия: она увидела темное желание в его глазах, услышала шум неровного дыхания… Джошуа легко поднял ее и понес в спальню.

Он осторожно положил ее на кровать, выпрямился и стянул с себя рубашку и слаксы. На Кэтрин это простое действие почему-то произвело гипнотическое впечатление. Ее руки и ноги утратили на время способность шевелиться, остались подвижными лишь глаза. Взгляд Кэтрин пробегал по жестким, твердым линиям тела Джошуа, и ей казалось, что собственное тело становится все более мягким и податливым. Отделавшись от одежды, он вытянулся рядом с ней на постели, и касания его рук и губ повергли ее в странную, плавающую невесомость. Его губы обожгли поцелуями ее живот, а рука двинулась ниже, скользнув между ног. И тут ее тело, только что мягкое и податливое, мгновенно превратилось в тугую струну.

Она крепко обхватила его за шею и подставила губы, в первый раз отзываясь на его поцелуй без всякого намека на нерешительность. И этот поцелуй был подобен взрыву, извержению вулкана…

Кэтрин едва заметила тот миг, когда Джошуа приподнялся, лег на нее и заполнил болезненную пустоту внутри, вызванную его ласками. Она застонала от удовольствия, открыла глаза и встретилась с его взглядом в тот миг, когда он входил в нее.

Его лицо пылало лихорадочным румянцем, а синие глаза подернулись сверкающей пеленой желания. Тело Кэтрин содрогалось в инстинктивном ответе на столь наглядное свидетельство его возбуждения, она выгнулась и еще теснее прильнула к нему, а пальцы конвульсивно вцепились в волосы на его затылке.

В какой-то момент Джошуа слегка отстранился от нее, опершись на напряженно вытянутые руки, и посмотрел ей в лицо.

– Я хочу тебя, Кейти, – хриплым голосом сказал он. – Боже мой, я правда тебя хочу!

Что-то в его резком возгласе насторожило Кэтрин, проникло сквозь жгучий туман ее желания. Волшебная сеть, которая сплетала их тела, порвалась. Она внезапно застыла, вся переполненная неожиданным отвращением к себе, и, когда Джошуа потянулся вновь к ее губам, резко отвернула лицо в сторону.

Кэтрин вспомнила, что это первые его слова с тех пор, как они вошли в квартиру и он предложил приготовить что-нибудь выпить. Не было никакого нежного, бессвязного бормотания, обычного спутника любовных ласк. Они познавали тела друг друга, не произнося слов любви, в наполненной страстью тишине…

Кэтрин ужаснулась, с какой готовностью она отзывалась на безмолвные и умелые ласки Джошуа, за которыми не стояло никакого чувства. И эта чисто физическая страсть вызвала в ней ответ, который превосходил все, что ей доводилось испытывать до сих пор! Ну что ж, она ведь выбрала Джошуа не в поисках новой любви, а чтобы он стал отцом ее детей, спутником на старости лет. Ее единственная любовь уже умерла…

Кэтрин понимала, что он должен был заметить вспышку ее внезапного неприятия, но Джошуа не делал попыток разобраться, что произошло. На какой-то миг в его глазах засветился холодный огонь, в котором смешались злость и желание, затем злость исчезла, уступив место какому-то не менее интенсивному, но более неуловимому чувству… Наконец, после нескольких резких движений его тела, все было позади.

Кэтрин безучастно лежала на спине, уставившись в потолок. Через какое-то время Джошуа укрыл ее простыней, и она заметила, что он старательно избегает прикосновений.

Она отчаянно размышляла, что бы ей такое сказать, но ничего не могла придумать и все еще смотрела в потолок, когда Джошуа заговорил.

– Спасибо, Кэтрин. Я… наслаждался… твоим телом.

Она прикусила губу, сдерживая слезы. Он как будто благодарил ее за вкусно приготовленный обед! Тем же ровным, вежливым голосом, каким благодарил ее за хорошую работу в его фирме. Вероятно, на его взгляд, любовные ласки и бухгалтерское искусство стоят в одном ряду…

– Не стоит благодарности. Всегда рада услужить, – ответила она, не скрывая иронии.

Кэтрин почувствовала, как он почти конвульсивно сжал кулаки, но ничего не сказал. Вместо этого, после краткой паузы, Джошуа переключил разговор на их планы на следующую неделю.

– Мне придется быстро слетать в Лос-Анджелес, – сообщил он. – Уеду во вторник, вернусь в четверг к вечеру. Если ты позаботишься о своем анализе крови, все остальные формальности, необходимые для бракосочетания, я улажу сам. Моя секретарша позвонит тебе, если возникнут какие-то неожиданные вопросы. Ты можешь дать мне номер телефона, по которому тебя можно будет найти днем?

– Я буду работать в главном офисе на Манхэттене, – вежливо ответила она. – Это первое мое задание в городе за три месяца.

– Что ж, это очень удобно. На всякий случай я дам твой телефон и Даниэле.

На Кэтрин нахлынуло почти истерическое желание расхохотаться. У нее был очень маленький опыт, и она не знала, как люди должны вести себя после того, как впервые занимались любовью. Но вряд ли, даже при самых современных взглядах, они могут лежать на разных сторонах кровати и говорить о рабочих планах и номерах телефона! Она отвернулась – и как раз вовремя: ей не хотелось, чтобы он заметил слезинки, скользнувшие по щекам.

Джошуа медленно встал с кровати.

– Что ж, уже поздно, пожалуй, мне пора ехать в Коннектикут. За завтраком у меня назначена встреча с одним весьма перспективным продюсером. А когда не выспишься, нелегко общаться с непризнанным гением; почти невозможно.

– Что ж, конечно.

Кэтрин спустила ноги с кровати, накинула халат и решительным жестом завязала пояс на двойной узел, направляясь за Джошуа к входной двери. «Интересно, так ли он жаждет уйти отсюда, как жажду я, чтобы он поскорей ушел?» – подумала она и все-таки вежливо предложила:

– Ты не хочешь выпить что-нибудь или перекусить? Мы ведь не обедали…

– Нет, спасибо.

Его рука уже потянулась к дверной ручке, но внезапно он резко повернулся, сжал ее лицо ладонями и погладил щеки, следуя невидимым дорожкам, только что проделанным слезинками. Так значит, он все-таки их заметил?

– Прости меня, Кейти, – прошептал Джошуа. – Но только не делай поспешных выводов! Все образуется. Поверь мне.

Она закрыла глаза, сопротивляясь желанию прижаться к нему, которое вызвали его слова. После такого сокрушительного поражения разве может она еще думать об их браке?!

Джошуа коснулся губами ее век, и в этот момент она ненавидела его всей душой, потому что он все еще обладал властью над ее чувствами. Ее тело уже готово было забыть неудачный финал их любовных ласк и помнить только тот потрясающий эффект, который они вызвали вначале! Кэтрин очень хотелось стать совершенно равнодушной к нему, но оказалось, что это невозможно. «Я просто-напросто скрытая мазохистка!» – уныло подумала она.

– Я позвоню тебе в четверг, когда вернусь из Лос-Анджелеса, – сказал Джошуа.

Ей показалось, что он колеблется и хочет добавить что-то еще, но он лишь торопливо поцеловал ее в губы и вышел.

Кэтрин поплелась назад в гостиную, взяла свой стакан, сделала глоток и сморщилась. Выпивка обожгла горло: почти чистый джин и лишь капелька тоника и лимонного сока, чтобы скрасить вкус. Секунду подумав, она резким движением поднесла стакан к губам и проглотила все его содержимое.

К несчастью, алкоголь не смог избавить ее от мрачных мыслей. Тогда Кэтрин отнесла стаканы на кухню и машинально принялась мыть их. И едва горячая вода обожгла пальцы, она наконец-то поняла, что больше всего омрачило ей этот неудачный вечер. Конечно, прежде всего то, что, несмотря на накал страсти, Джошуа ни разу не сказал, что любит ее. Для человека, утверждавшего, что влюбился в нее с первого взгляда, такое настойчивое стремление не выдать своих чувств выглядит довольно странно…

Но даже не это самая главная проблема! Кэтрин рассеянно выключила воду, вытерла руки о бумажное полотенце и заставила себя мысленно вернуться к тому моменту, когда Джошуа пробормотал, что хочет ее. Сколько бы раз она ни прокручивала в голове эту сцену, она все время слышала в его низком голосе нотку крайнего изумления. Как будто он совсем не ожидал, что она вызовет в нем такое сильное, всепоглощающее желание. Как будто он так же не решался до сих пор определить для себя их отношения, как и она сама! Кэтрин даже не могла отделаться от странной уверенности, что Джошуа испытал облегчение, когда она перестала отвечать на его ласки…

Впрочем, это наверняка ее фантазии. Он всегда излучал ауру сексуальности и еле сдерживаемой мужской силы. Почему бы ему не желать заниматься любовью с женщиной, на которой он намерен жениться? С женщиной, которую он, по его словам, любит?

Когда сон наконец-то одолел Кэтрин, ответы на все эти вопросы так и не были найдены. Но она поняла, что так и не решилась задать себе наиболее важный вопрос из всех – почему она все-таки собирается выйти замуж за Джошуа Ханта в ближайшую субботу? Ведь она больше не уверена, что он ее любит! Вообще больше не уверена ни в чем, что касается его…


Джошуа позвонил в четверг и сообщил, что его отец собирается устроить в пятницу вечером «мальчишник». Кэтрин не будет возражать, если он согласится? Ведь это будет означать, что они не увидятся до дня свадьбы…

Кэтрин весело засмеялась и заявила, что впереди у них вся жизнь, так что ей нет причин волноваться из-за одного вечера. Она пожелала ему приятно провести время – и проплакала целый час после того, как повесила трубку. А позже, уже ночью, заподозрила, что заразилась какой-то новой и странной болезнью, первые симптомы которой – ментальная неустойчивость и постоянное трепетание мотыльков в животе…

Ее родители и дед с бабкой вместе с Бет и Кеном, а также Анетта Грэхем – подруга по колледжу – прибыли из Пенсильвании в пятницу вечером. Едва устроившись в отеле, все они нагрянули к ней домой и повезли на предсвадебный обед в «Плазу». Когда она было запротестовала против такой экстравагантности, отец строго объяснил ей, что всему свое время и что сейчас нет необходимости экономить. Они привезли ее домой в одиннадцать часов и велели как следует выспаться. Отец обещал, что приедет за ней в девять утра и заберет в Коннектикут. Мать поедет с Бет и Кеном, Анетта же вызвалась ехать с дедом и бабкой Кэтрин.


Она проснулась в пять часов утра. Под ложечкой щемило, как бывало в школе перед экзаменом. Она съела сухарь, выпила стакан апельсинового сока, и неприятные ощущения в животе немного утихли, если не считать слабой тошноты, к которой она уже привыкла за последнюю неделю. Приняв душ и вымыв голову, Кэтрин старалась вести себя как всякая другая разумная женщина. К счастью, никто не мог прочесть ее мысли.

Свадебное платье висело в шкафу, завернутое в тонкую ткань. Она надела его, наслаждаясь нежным шелестом шелка, ниспадавшего мягкими складками, и покрутилась перед зеркалом. Ее охватила внезапно неодолимая дрожь восторга, когда платье заколыхалось вокруг ног с бледно-персиковым сиянием.

Кэтрин подошла к туалетному столику и достала косметический набор. За последние две недели она утратила привычку краситься, но сегодня испытывала острую потребность в защите, которую давала искусно наложенная косметика. Ей не хотелось, чтобы окружающие догадались, что творится у нее в голове. Впрочем… – слабая улыбка тронула губы Кэтрин – как они смогут прочесть ее мысли, если даже она сама не знает, что ей думать?

Кэтрин нанесла основной фон, румяна, обвела глаза и наложила тени, намазала губы и ресницы – и все это с ловкостью, приобретенной за восемнадцать месяцев регулярной практики. Теперь из зеркала на нее смотрела холодная, элегантная незнакомка. Лишь необычный блеск темных глаз выдавал внутреннее смятение.

Отец приехал ровно в девять, принаряженный с провинциальной тщательностью: серый костюм, ослепительно белая рубашка и галстук в полоску.

Кэтрин улыбнулась.

– Вижу, что мама приложила руку к твоему внешнему виду.

Мистер Грин смущенно улыбнулся.

– Я весь новый с ног до головы! – признался он. – В среду она напала на меня и заявила, что не станет кормить обедом, пока я не куплю всю эту чепуху. Я предупреждал ее, что проклятые туфли будут скрипеть! Она даже заставила меня купить новое нижнее белье…

– Ты выглядишь очень элегантно. Прямо-таки настоящий киноартист!

Отец порозовел от удовольствия и взял ее чемодан, уже стоявший у двери.

– А ты – просто прелесть, – пробурчал он. – Я никогда еще не видел тебя такой красивой, Кэтрин.

Его слова попали в больное место.

– Даже в день моей первой свадьбы? – спросила она.

– Даже тогда, – спокойно кивнул он, проверяя, хорошо ли закрыл за собой дверь квартиры. – Конечно, когда ты выходила замуж за Роберта, то была еще юной девушкой с присущей юности прелестью. Теперь же ты зрелая женщина. Научилась перебарывать горе и сделалась сильней после этого. Тогда ты была хорошенькая, а теперь стала красавицей.

На секунду Кэтрин растерялась, не зная, что ответить.

– Спасибо, – прошептала она, когда к ней вернулся дар речи, нажала кнопку лифта, а потом порывисто обернулась к нему. – Ах, папа, если бы ты знал, какой незрелой я себя чувствую! По-моему, даже более незрелой, чем пару лет назад!

– Это признак того, что ты становишься мудрей, – ответил он с веселой усмешкой, когда они входили в лифт. – Не помнишь, какой ты была в пятнадцать лет? Ведь ты тогда знала буквально все на свете! Белое – значит белое, черное – значит черное, и никаких оттенков. Ты сделала большой шаг вперед, раз понимаешь, что люди не могут быть уверены ни в чем, особенно если речь идет о глубоких чувствах.

Кэтрин засмеялась.

– И мои опасения, что я делаю нечто совершенно неразумное, на самом деле – симптом приближающейся зрелости? Ты это хочешь сказать?

– Милая моя, я инженер, а не философ, но считаю, что мы начинаем лучше понимать свои глубинные инстинкты, когда становимся старше. Пятнадцать лет мы узнаем в школе разные факты, которые пихают в нас учителя, чтобы к тридцати годам понять: там, где речь идет о человеческих существах, факты всегда составляют лишь десятую часть истины.

– По-моему, ты пытаешься дать мне какой-то отцовский совет. Только я не могу понять, какой именно…

– Пожалуй, что так. Мое нутро подсказывает мне, что Джошуа – замечательный парень. А к своим пятидесяти пяти годам я научился верить своей интуиции.

Лифт остановился, и отец повернулся к ней.

– Будь счастлива, Кэтрин, и не трать слишком много времени на опасения. Джошуа – подходящий муж для тебя. Я уверен в этом.

9

Насколько могла судить Кэтрин, свадьба удалась на славу – если не принимать во внимание состояние Даниэлы и ее собственное. Даниэла превратила просторную гостиную хантовского дома в беседку из живых цветов, а судья Баррис, старый друг отца Джошуа, торжественно и в то же время по-домашнему выполнил несложную церемонию. С того момента, когда Кэтрин вошла в дом, с лица Джошуа и его отца не сходили улыбки, а родные невесты просто сияли.

Кэтрин отметила, что на этот раз ни мать, ни бабушка не пролили сентиментальных слез. Быть может, они побаивались прежде времени плакать от счастья?

За краткой церемонией последовал праздничный ленч, и тут все единогласно признали, что Даниэла Хант просто превзошла самое себя в изысканности блюд. Она даже испекла и украсила свадебный торт – невероятное произведение искусства из золотистого теста и сахарной глазури, напоминавшее сказочный замок, на вкус же легкое, как суфле.

Кэтрин наблюдала за происходящим сквозь спасительную дымку, надежно отделявшую ее от добродушной болтовни окружающих. Видимо, она достаточно разумно отвечала отцу, пока они ехали, поскольку он, кажется, не замечал ничего особенно странного в ее поведении. Но к тому времени, когда она прибыла в дом Хантов, ее мозг сковал полный паралич, лишив дара речи. Она абсолютно не почувствовала поцелуя Джошуа, когда тот поздоровался с ней, а во время церемонии бракосочетания едва замечала его. Лишь рука Джошуа, обжигавшая ее кожу, напоминала о реальности происходящего, о том, что слова, которые она пробормотала, соединили ее с другим человеческим существом.

Кэтрин не знала точно, когда ее скорлупа стала тоньше, но вдруг ей бросилось в глаза, что Даниэла Хант изо всех сил старается весело улыбаться, хотя было ясно, что она крайне расстроена.

Вероятно, из-за всех хлопот, которые выпали на ее долю в прошедшую неделю, Даниэла казалась такой усталой, а ее обычный нежный румянец сменился мертвенной бледностью. Кэтрин захлестнуло чувство вины – достаточно сильное, чтобы прогнать прочь прежнюю отрешенность. Ведь Даниэла устроила всю эту свадьбу за одну-единственную неделю, не получая почти никакой помощи от Кэтрин и Джошуа! Ничего удивительного, что выглядела она бледной, почти на пределе сил.

Кэтрин решительно отодвинула в сторону собственные проблемы и быстрым шагом направилась в угол столовой, где у заставленного закусками буфетного стола стояла Даниэла.

– Даниэла, просто не знаю, как вас благодарить! – сказала она. – Я знала, что вы превосходный кулинар, но теперь понимаю, почему вы были лучшей ученицей в классе. Все приготовлено просто фантастически! Комнаты прекрасные, свадебный торт – само совершенство, а закуски восхитительные.

– Б-благодарю вас. – Бледные щеки Даниэлы стали еще белей. – Я с радостью занималась этим.

Она казалась такой неуверенной в себе, такой робкой, что Кэтрин снова попыталась успокоить ее.

– Все получилось просто замечательно. И при данных обстоятельствах вы поистине совершили чудеса!

– При данных обстоятельствах? – прошептала Даниэла.

Внезапно она приложила руку ко лбу и слегка пошатнулась, но тут же рядом с ней появился Джошуа, обнял мачеху за талию и поддержал ее.

– Что с тобой, Даниэла? – спросил он, и Кэтрин заметила, что на этот раз в его голосе не слышалось ни следа враждебности, лишь странная нежность.

– Нет-нет. Ничего, все в порядке, спасибо.

Она явно говорила неправду, и у Кэтрин появилась уверенность, что если Джошуа уберет руку, Даниэла просто упадет.

В этот момент подошел мистер Хант.

– В чем дело, Дэнни? Тебе снова нехорошо?

– У нее мигрень, – ответил неестественно сухим тоном Джошуа. – Кэтрин, ты не поднимешься с Даниэлой наверх? Нам уже вот-вот пора уезжать, так что ты можешь заодно переодеться там в дорожное платье.

– Да, конечно! Даниэла, обопритесь на мою руку. Мне стыдно, что вы настолько переутомились, готовя этот прием.

Даниэла не протестовала, когда Кэтрин вывела ее из столовой. Они поднялись наверх и остановились, когда Даниэла показала на дверь, окрашенную в красивый голубоватый цвет.

– Вот моя комната, – сказала она. – Мне уже лучше. – Она отвернулась, не глядя Кэтрин в глаза. – Спасибо за помощь. Я… простите за… за все.

– Да что вы! Это мне нужно просить у вас прощения! Честно говоря, я была немного раздосадована, что Джошуа так торопит события: меня беспокоило, что я не смогу помочь вам. Но Джошуа утверждал, что вы справитесь без всякого труда, и я ему поверила. Даже не подумала о том, что для вас это может стать тяжким трудом.

Уговоры Кэтрин не возымели желаемого действия и не успокоили Даниэлу. Она прижала руки к горлу таким жестом отчаяния, какого Кэтрин до этого никогда не видела – пожалуй, только в кино.

– Пойду прилягу, – еле выговорила Даниэла. – Увидимся с вами… с вами и с Джошуа, когда вы вернетесь после медового месяца.

Она открыла дверь в свою спальню и буквально убежала туда. Кэтрин все еще в растерянности стояла в коридоре, когда через минуту появился Джошуа.

– Твой чемодан у меня в спальне, – сказал он без всяких преамбул. – Ты помнишь, где она?

– Да, спасибо. – Кэтрин смущенно коснулась пальцем перил. – Что, нам уже пора?

– Да. Вообще-то тебе нужно поторопиться. В это время на дороге до аэропорта могут быть пробки.

– Да, я знаю.

Кэтрин хотела пойти, но ее тело не слушалось приказа. Она стояла в этом элегантном, обитом дубом коридоре, смотрела на Джошуа и думала: как странно выходить замуж за человека, который порой кажется тебе абсолютно незнакомым!

– Я просто хочу зайти к Даниэле, – сказал он наконец. – Удостовериться перед отъездом, что с ней все в порядке.

– Да, это было бы неплохо.

Он постучал в голубоватую дверь, и это наконец-то вывело Кэтрин из паралича. Она повернулась и торопливо пошла по коридору, а когда оглянулась, Джошуа уже вошел в комнату мачехи.


Они улетели в Сан-Франциско после шумного и веселого прощания с родными, нежных объятий отца Джошуа и сердечного рукопожатия судьи Барриса. Даниэла оставалась у себя – вероятно, ее все еще мучила мигрень.

Кэтрин испытывала благодарность Джошуа за врожденный такт, заставивший его выбрать Сан-Франциско, чтобы провести там медовый месяц. Не будет ни жарких тропических пляжей, которые напомнили бы ей о прошлом, ни нежного карибского ветра, ни ночей, полных ароматов и лунного света. Вместо этого, пока им придется привыкать к мысли о начале семейной жизни, перед ними будет сверкать огнями большой город, наполнять их дни и занимать ночи.

Номер в отеле, состоящий из небольшой гостиной, спальни и роскошной ванной комнаты, оказался красивым и комфортабельным. Несколько маленьких композиций из живых цветов придавали комнатам обжитой и уютный вид. Просто поразительно, сколько всего можно устроить за неделю! – подумала Кэтрин. Ведь на приготовления к их свадьбе с Робертом ушло полгода. Она вытащила из букета розу и понюхала, почувствовав, как в горле неожиданно встал непрошеный комок.

Служащий отеля ушел, как только поставил их чемоданы на специальную подставку. Джошуа обнял Кэтрин и поцеловал в кончик носа. Роза, оказавшаяся зажатой между их лицами, сломалась.

– Добро пожаловать в Сан-Франциско, миссис Хант! – с нежностью произнес он.

– Спасибо за то, что привезли меня сюда, мистер Хант. Я с нетерпением жду возможности осмотреть город.

Он прижался щекой к ее щеке.

– Не возражаешь, если я скажу тебе, что сегодня ты просто невероятно, потрясающе красива?

– Не возражаю, – беззвучно прошептала она. – Знаешь, ты тоже был сегодня вполне хорош.

Он наклонился и быстро поцеловал ее в губы, но отстранился еще до того, как она успела ответить. Затем взглянул на нее с еле заметным смущением.

– Кейти, я должен сделать признание, которое, на мой взгляд, может послужить основанием для развода. Так что надеюсь только на твое милосердие. Я понимаю, что это ночь нашей свадьбы, однако мне необходимо сделать пару деловых звонков в Австралию. И безотлагательно.

Она махнула рукой в сторону телефона:

– Чувствуй себя как дома. Ну что, разве я не образцовая жена? Ни тени жалобы!

– Ты определенно превосходная жена. – Он еще раз быстро поцеловал ее. – Однако эти звонки требуют сосредоточенности, Кэтрин, и я боюсь, что ты мне будешь мешать. – Он обезоруживающе улыбнулся и с нежностью посмотрел на нее. – Ты не могла бы побыть минут пятнадцать в спальне или ванной, чтобы я тут остался один? На восемь часов я заказал столик в «Маргарите». И когда эти… деловые звонки… будут позади, клянусь, что всю следующую неделю я ни разу не вспомню про фирму или дела, связанные с кабельным телевидением!

– Я это запомню, – сказала она, улыбаясь ему в ответ и направляясь к двери. – До конца недели всякое упоминание о делах строго воспрещается! Договорились?

– Договорились.

Она закрыла за собой дверь, на самом деле даже испытывая облегчение, что осталась хоть на несколько минут одна. После самолета Кэтрин всегда чувствовала себя усталой и вспотевшей, и ей хотелось быстрее принять душ. Путь даже их брак не был самым романтическим на свете, ей почему-то все равно хотелось казаться в этот вечер привлекательной. К тому же она пока еще слишком стеснялась переодеваться в присутствии Джошуа.

Она открыла чемодан и извлекла оттуда кое-что из своих нарядов. Несмотря на перегруженность работой, она нашла время и купила несколько новых платьев для медового месяца.

Она выбрала белое платье из полупрозрачной ткани, усеянное желтыми цветами, и положила его на кровать. На первый взгляд его фасон казался юношеским и невинным. Но если присмотреться еще раз, то убедишься в обманчивости первого впечатления. Сквозь тонкую ткань соблазнительно просвечивало тело, лишь полускрытое складками, а тонкие лямки и глубокий вырез на спине ясно говорили, что на этом теле нет ни бюстгальтера, ни грации.

Реакция Джошуа была такой, на какую Кэтрин и рассчитывала. Она убирала волосы в свободный узел кудряшек на макушке, когда он через пятнадцать минут вошел в комнату. Вошел и остановился как вкопанный. Их взгляды встретились в зеркале. По его лицу пробежала какая-то тень, которую она не смогла объяснить, но зато безошибочно заметила жаркий блеск желания, от которого наконец-то потемнели его глаза.

Ее сердце буквально заколотилось о ребра, руки будто приклеились к волосам.

– Закончил переговоры? – сумела выдавить из себя Кэтрин, стараясь говорить непринужденно.

– Да. – Он кашлянул. – Я еще быстро поговорил с отцом. И с Дани… с мачехой. Просто чтобы дать им знать, что мы благополучно добрались до места. Он, кстати, предложил твоим родителям переночевать у него в доме.

– Это очень любезно с его стороны.

Кэтрин заколола последнюю прядь, встала и повернулась к нему лицом, понимая, что свет над туалетным столиком горит за спиной и высвечивает ее фигуру сквозь тонкую ткань платья. Джошуа прерывисто и страстно вздохнул, и на нее нахлынула безоглядная волна восторга, закружившая голову.

– Как тебе нравится мое платье? – спросила она, медленно покружившись и нарочно позволяя свету подчеркивать неясные контуры ее тела.

Он ничего не ответил, и она повторила вопрос:

– Тебе нравится, Джошуа?

– Красивое. И ты красивая. Я уже говорил это сегодня дюжину раз, поэтому не могу сказать ничего нового. – На какой-то миг его губы плотно сжались. – Ты сама знаешь, какая ты соблазнительная женщина!

Кэтрин остановилась в нескольких дюймах от него.

– Я рада, что ты так считаешь, – хрипло произнесла она.

Ей показалось, что он собирается ее поцеловать, и ее губы раскрылись в невольном ожидании. В глазах Джошуа сверкал огонь страсти, ошибиться она не могла! Но он отошел от нее, взял с кровати легкую шаль и накинул ей на плечи.

– В ресторане долго не держат заказанное место, так что нам лучше поторопиться, – сказал он. – Ты голодна?

Она засмеялась, скрывая разочарование.

– Вероятно, я должна сказать: «Дорогой, не хлебом единым…» Но я действительно умираю от голода. Мне почему-то не удалось попробовать ничего из тех изумительных закусок, которые приготовила Даниэла на свадьбу.

– Мне тоже. – Наступила крохотная пауза. – Что ж, наверстаем… По-моему, в «Маргарите» самая лучшая в Сан-Франциско кухня, а поскольку этот город славится своими ресторанами, это кое-что значит.


Они заказали цыплячьи грудки, нашпигованные крабами и тушенные в вине, а затем – шоколадное суфле, которое подавалось с горячим шоколадом. После второй чашки кофе «эспрессо» Джошуа предложил отправиться в ночной клуб, находившийся рядом с «Маргаритой».

– Вот увидишь, ты никогда не слышала таких музыкантов! – воскликнул он с несколько преувеличенным воодушевлением.

– Что ж, прекрасная мысль – немного потанцевать, – неуверенно согласилась Кэтрин. – Вообще-то после такого пиршества нужно целую неделю заниматься спортом.

– Вкусно, правда?

– Хм… восхитительно, – пробормотала она, когда они направились к выходу.

Отрезвляюще прохладный воздух заставил Кэтрин понять, что вина она выпила значительно больше, чем намеревалась. Ее ноги ступали нетвердо, и она невольно оперлась на Джошуа, ища поддержки. После некоторых колебаний, показавшихся Кэтрин бесконечными, он обнял ее за талию и жестом пригласил положить голову ему на плечо. Дрожь в коленях тут же усилилась, и она наконец признала то, что в глубине подсознания поняла на много часов раньше. Ей на самом деле хотелось только одного: чтобы Джошуа снова занимался с ней любовью, чтобы он обнаженный лежал рядом с ней!

При входе в ночной клуб Кэтрин слегка споткнулась. И поняла, что не вино сделало ее такой неловкой…

Рука Джошуа крепче обняла ее за талию.

– Все в порядке? – спросил он.

– Все прекрасно!

Какое там «прекрасно», когда тело жаждало его прикосновения, его ласки.

Интерьер ночного клуба был погружен в темноту, если не считать танцевальной площадки, вибрировавшей под ярким, блуждающим сиянием многоцветных огней. Они заказали по бокалу вина, но не прикоснулись к ним. Джошуа вывел ее на площадку.

Он оказался великолепным танцором. Кэтрин растворилась в пульсирующих ритмах музыки. Через какое-то время музыканты сделали перерыв, яркие прожектора померкли до приглушенного розового накала. Музыка – теперь, вероятно, в записи – стала медленней и спокойней.

Неожиданно Кэтрин услышала, как из горла Джошуа вырвался какой-то невнятный звук. Он обнял ее и крепко прижал к себе, легко и чуть неуверенно гладя по волосам. Она положила голову ему на грудь и почувствовала, как пульсируют все ее нервные окончания. Напрягшаяся плоть Джошуа уперлась ей в бедра.

– Пожалуй, нам пора, – хрипло произнес он.

– Да, – она прижалась к нему, без слов говоря о своей капитуляции, не в силах больше сдерживать чувства.

В отель они возвращались на такси в полном молчании, усевшись как можно дальше друг от друга, как будто боялись того, что может произойти от малейшего соприкосновения их тел.

И даже оказавшись в номере, они старательно сохраняли дистанцию. Воздух казался наэлектризованным – пространство между ними зияло, как горная пропасть. У Кэтрин появилось странное ощущение, что если эта пропасть сомкнется, то уже никогда не сможет отверзнуться снова.

Напряжение все нарастало, разбухало в неестественной тишине, пока Кэтрин не поняла, что едва дышит. Она поднесла руку к горлу, и этого чуть заметного движения оказалось достаточно, чтобы вызвать взрыв, поглотивший их обоих. Ясная синева глаз Джошуа заволоклась серым туманом, рот молниеносно накрыл ее губы, не дав ей сделать вдох. В мгновение ока они оказались на кровати.

– Я хочу тебя, – бормотал он. – До боли хочу! Хочу твои губы, шею, груди… всю тебя. Хочу, чтобы ты стала мягкой от страсти, хочу тебя любить так, чтобы твое тело пылало для меня – для одного меня!

– Я тоже хочу тебя, – хрипло прошептала она.

Слово прозвучало, правда вышла на свет. Ее пальцы застыли в конвульсивной хватке на его плечах, губы разжались, с радостью принимая его язык. В каком-то темном уголке сознания она смирилась со своей полной капитуляцией, однако предпочитала считать, что отдает себя ему, потому что он не оставил ей воли на сопротивление. Его прикосновения, поцелуи, его сильное тело, горящее страстью, возбудили ее до такой степени, что она забыла обо всем, кроме яростной реальности собственного желания.

Она смотрела, как он снимает пиджак и галстук, как расстегивает рубашку почти с бешеным нетерпением. Джошуа вернулся к постели, его дрожащие пальцы нащупали заколки, сдерживающие ее волосы, и убрали их. Он погрузил лицо в пышную, густую массу, вдыхая их запах. Потом нашел застежку на платье, расстегнул и медленно стянул платье с ее тела. Его губы следовали по дорожке, проложенной руками. Когда одежда оказалась на полу, он жадно окинул Кэтрин взглядом, задержавшись на нежном изгибе ее бедер и полной груди. Даже не прикоснувшись, он заставил ее тело задрожать от всепоглощающего желания!

Она закрыла глаза, понимая, что нужно отгородиться от его пристального взгляда, хоть и не знала точно, что же старается защитить. От страсти путались мысли. Она услышала шорох одежды, которую снимал с себя Джошуа, услышала, как та падает на пол, затем раздался скрип кровати, когда он лег рядом с ней. Она потянулась к нему, снова открыла глаза, и он ласково погладил ее лицо трясущимися пальцами.

– О Боже, Кейти, – бормотал он. – И почему только ты так чертовски красива?!

– Для тебя, – прошептала она. – Только для тебя! Чтобы ты меня любил!

Не успела она договорить, как он накрыл ее губы своими. Вся пылая от страсти, она приоткрыла рот, с готовностью подчиняясь поцелую, требовательному и чувственному. Когда он наконец оторвался от нее, его прерывистое дыхание звучало в одном ритме с темным жаром, пульсировавшим внутри ее.

Воздух показался холодным, когда Джошуа чуть отодвинулся, и она протянула руки и привлекла его к себе снова, погрузив пальцы в густые и пружинистые волосы и направив его рот к своей груди. Он задрожал, нежно касаясь сосков губами, поочередно обвел каждый языком, и все ее тело расслабилось и раскрылось, готовое принять его.

Ее страсть к нему превратилась в пульсирующую пустоту, жаждущую быть заполненной, и она почувствовала, что дрожит, стоя на краю невероятного и нового мира наслаждения. Такого с ней еще никогда не было.

– Люби меня, Джошуа, – прошептала она. – Молю тебя, люби! Не медли!

Его жесткое, искаженное страстью лицо смягчилось и стало нежным.

– Поверь мне, дорогая, я просто не могу ждать дольше.

«Дорогая»! Скупая ласка этого слова эхом отозвалась во всем теле Кэтрин, когда он подложил ладони ей под бедра и приподнял их, чтобы она приняла его. Ей показалось, что он прошептал его снова, когда вошел в нее, заполнил ее жаждущую пустоту своей страстью. Она закрыла глаза, чтобы отгородиться от всего мира и ничего не чувствовать, кроме желания, которое обволокло их обоих мерцающим покровом; ничего, кроме жара, который сплавил их тела в одно совершенное целое.

«Дорогая»… Она опять услышала это ласковое слово, когда достигла последней, ослепительной вершины, и нежность усилила ее наслаждение до катарсиса, до ослепительного взрыва радости.

Но когда страсть улеглась и их тела наконец замерли, у него больше не нашлось для нее слов любви…

Джошуа слегка отодвинулся от нее, и она остро почувствовала это, хотя их тела остались сплетенными посреди огромной кровати. Он дотронулся до ее щек, погладил лицо ладонями.

– На этот раз слез нет. Я рад, – тихо произнес он и поцеловал ее в распухшие от страсти губы. – Спокойной ночи, Кейти. Хороших снов.

Кэтрин не понимала, почему ее сердце внезапно показалось слишком большим для тела. Она увернулась от раздражающего прикосновения его пальцев, перекатилась на живот и ответила:

– Спокойной ночи, Джошуа.

А потом дождалась, когда он заснул, закрылась в ванной и проплакала там безостановочно минут двадцать. Когда же наконец снова обрела над собой контроль, то печально подумала, что какой бы странной болезнью она ни заразилась, встретив Джошуа, брак определенно не кажется ей подходящим лечением…


Следующий день стал эталоном для всего остального медового месяца. Впрочем, это красивое название не соответствовало действительности: дела не позволили Джошуа взять отпуск больше, чем на неделю. Они поздно завтракали у себя в номере, затем отправлялись осматривать город. Джошуа бывал в Сан-Франциско и прежде, а Кэтрин попала сюда впервые. Погода, необычайно солнечная, но не слишком жаркая, им нравилась, и они с энтузиазмом разъезжали от Президио – района бывшего испанского гарнизона – до Рыбачьего причала и Китайского квартала. Как-то раз они проехали через цепочку рощ красного дерева, посаженных вдоль автомагистрали, пили вино в винодельческих хозяйствах Напа-Вэлли, ездили на юг до Сан-Хосе, самого старого города Калифорнии.

Взаимопонимание, возникшее между ними с самого начала, ни разу не покидало их во время этих поездок. Беседа текла легко и непринужденно, и Кэтрин знала, что Джошуа получает не меньшее удовольствие, чем она, болтая обо всем на свете. У них действительно оказалось много общего во взглядах на жизнь, и лишь две темы находились под запретом – их чувства друг к другу и то, что происходило каждую ночь в темноте их спальни.

Кэтрин освободила его от обещания не говорить о работе, и Джошуа постепенно рассказывал ей все больше и больше о своих профессиональных проблемах. Он объяснил, что отец только частично отошел от обязанностей президента «Консолидейтид вижн», – и то лишь когда обнаружил, что Даниэле трудно жить с мужем, который все время в разъездах. Однако он никогда не ослаблял активного финансового контроля за делами компании, и Джошуа до сих пор приходилось бороться за власть, которая соответствовала бы его звучному титулу.

Уже полгода он вел изматывающую борьбу, убеждая отца, что за последние пять лет рынок радио и телевидения резко изменился и что их компания нуждается в таких же кардинальных реформах.

Кэтрин без труда поняла, что он доведен почти до изнеможения своими постоянными и безуспешными спорами с отцом. Она давала ему советы, опираясь на свои познания в финансовых делах, и радовалась, если он находил их полезными. А Джошуа признался, что для него большое облегчение хотя бы поговорить с кем-то о своих делах.

– Твоего отца нужно чем-то отвлечь, – заявила Кэтрин, когда они в последний день медового месяца сидели за ленчем в прибрежном ресторане. Затем проглотила кусок устрицы и засмеялась от внезапно озарившей ее приятной мысли. – Знаешь, Даниэла – молодая женщина, да и твоему отцу всего лишь пятьдесят с небольшим. Может, у них родится ребенок? Заботы о нем определенно отвлекут мистера Ханта от дел фирмы!

Наступило такое долгое молчание, что она испугалась. Но, поразмыслив, решила, что Джошуа едва ли нравится перспектива приобрести сводного брата, который на тридцать пять лет моложе его. И – как всегда, слишком поздно – пожалела о сказанном. В течение последних шести дней она убедилась, что утратила привычку держать под контролем свои слова…

– В прошлом феврале у Даниэлы случился выкидыш, – произнес наконец Джошуа. – По-моему, я говорил тебе, что впервые увиделся с ней в тот день, когда она вышла замуж за отца, после чего они отправились в трехмесячную поездку по Европе. Когда же вернулись, отец стал непрерывно ездить по делам. Он, вероятно, пытался наверстать упущенное время, а может, хотел всем показать, что именно он стоит во главе компании, несмотря на то, что во время его поездки в Европу всеми делами заправлял я. Его не было уже три недели, когда у Даниэлы начался выкидыш. У нее нет родных в Коннектикуте, так что, хоть мы и совершенно чужие люди, мне пришлось везти ее в госпиталь и держать за руку, пока она лежала в реанимации, теряя ребенка. И пришлось ее утешать, когда все было позади…

– Почему же твой отец не приехал?

– Мы знали, что он в Токио, но он неожиданно поменял отель, и я не мог отыскать его почти сутки. А после этого ему восемнадцать часов не удавалось улететь. И прошло больше трех дней, когда он наконец-то вернулся домой. Даниэлу к тому времени уже выписали из госпиталя. Так что через все эти жуткие испытания она прошла без мужа.

– У нее был ты. А через несколько дней вернулся муж. Это лучше, чем остаться вообще одной…

Кэтрин казалось, что ей удалось справиться со своим голосом, но она забыла, как чуток Джошуа к ее настроению. Он тут же посмотрел на нее, и в его глазах промелькнуло странное выражение.

– У тебя тоже был выкидыш? Ребенок Роберта?

– Да. – Прозвучав, это признание словно открыло гнойную рану ее утраты, и слова полились из нее – плоские и свинцовые от боли. – Я носила ребенка Роберта, и только это поддерживало меня в первые несколько недель после его гибели. И потеряла нашего ребенка как раз накануне Рождества. – Она неожиданно услышала собственный горький смех и ужаснулась его безысходности. – Доктор, дежуривший в госпитале в ту ночь, был этакий добродушный здоровяк. Он похлопал меня по спине и сказал, что все к лучшему: природа просто исправляет собственные ошибки. И пообещал, что у меня будет еще много здоровых ребятишек…

Она едва расслышала проклятия, которые пробормотал себе под нос Джошуа.

– Надеюсь, твой отец сказал этому доктору все, что он о нем думает? – спросил он.

– Моя семья не знает о случившемся. Когда я приехала домой, все решили, что я расстроена только оттого, что встречаю первое Рождество без Роберта…

– И ты прошла через выкидыш совсем одна? Боже мой, Кейти, почему?! Почему ты не сказала своим родителям обо всем, что произошло?

– Они не знали о моей беременности: мне казалось, что не время говорить им об этом.

Кэтрин отвернулась, прогоняя набежавшие слезы, и уставилась на залив. «Восемнадцать месяцев без единой слезы! – подумала она. – А вот после встречи с Джошуа глаза постоянно на мокром месте».

– Тебе не следовало нести эту потерю одной, – сказал он.

– Не знаю, сможешь ли ты понять… Не знаю, в состоянии ли вообще кто-нибудь это понять! Но моя беременность была своего рода последней тайной, которую я делила с Робертом. Когда начался выкидыш… – Она всхлипнула. – Бывают вещи, о которых слишком больно говорить. Я не ощущала в себе столько силы, чтобы справиться с горем всей семьи. Ведь я едва справлялась со своим собственным!

Он накрыл ее руку своей – теплой и сильной.

– Я люблю тебя, Кэтрин, – сказал он. – И я всегда буду рядом с тобой.

Она хотела что-то ответить, но не смогла произнести ни звука. В душе нарастало волнение, которое немедленно превратилось в страсть, когда они посмотрели друг на друга. Не говоря ни слова, Джошуа встал, потянул ее за собой и бросил на стол два чека.

Возле ресторана он поднял руку, останавливая такси, и тут же из-за угла появилась машина, резко затормозив возле них.

– Я никогда еще не видела такого! – воскликнула Кэтрин, пытаясь разрядить напряжение. – В чем твой секрет?

– Вероятно, шофер понял, как мне невтерпеж. – Джошуа погрузил руку в ее волосы, но тут же резко отодвинулся. – До тебя опасно дотрагиваться: боюсь, что не выдержу! Слава Богу, что нам недалеко ехать.

Едва они вошли в номер, он обнял ее, поцеловал с мучительной жаждой и повалил на кровать, нетерпеливо пытаясь расстегнуть муслиновую блузку. Накрыв его руку своей, Кэтрин остановила его.

– Я сама, – шепнула она. – Ты просто смотри.

Она соскользнула с кровати, встала возле нее и медленно стала расстегивать пуговицы, после чего позволила блузке соскользнуть с плеч. Грудь Джошуа начала вздыматься и опадать неровными рывками, и Кэтрин нагнулась над ним, пощекотав сосками кожу.

– Расстегни мне бюстгальтер! – приказала она.

Его пальцы дрожали, когда он потянулся к застежке, а щеки стали пунцовыми. Он хотел повалить ее на кровать, но Кэтрин увернулась и принялась снимать с себя остальную одежду с такой же продуманной неторопливостью, с какой снимала блузку. Никогда в жизни она еще не раздевалась с намерением подразнить мужчину, и теперь обнаружила, что голодная страсть, вспыхнувшая в глазах у Джошуа, просто восхитительна.

Когда вся одежда валялась у ног, она освободила волосы от заколок, и они упали тяжелой волной на плечи.

С низким рычанием, похожим на звериное, Джошуа вскочил с кровати и обнял ее.

– Я больше не могу! – заявил он. – Неужели тебе не известно, что мужчина способен умереть от такой пытки?!

Она ласково прильнула к нему.

– Но ты только подумай, Джош! Какая славная смерть!

– Я знаю множество гораздо более славных вещей… – с этими словами он крепко прижал ее к себе.

Он целовал ее с почти жестокой страстью, когда она помогала ему раздеться. Потом положил с неожиданной нежностью на кровать, встал над ней на колени и стал ласкать рукой, пока она не ощутила предательскую дрожь во всем теле.

Джошуа убрал со лба ее вспотевшие волосы.

– Как хорошо, что сейчас день, – заметил он. – Мне нравится смотреть на тебя, когда мы любим друг друга.

Он слегка провел пальцами по внутренней стороне ее бедра и чуть улыбнулся, когда она снова задрожала в ответ.

– Знаешь, твои глаза приобретают удивительный фиолетовый цвет, когда я трогаю тебя вот здесь.

Она вспыхнула от смущения и удовольствия.

– У меня карие глаза, – возразила она. – Может, коричневые. Фиолетовых глаз не бывает!

– Ты не видела своих глаз, когда мы любим друг друга. Я хочу тебя, Кэйти!

Он крепче прижал ее к себе, и настойчивая страсть в его голосе вызвала в ней ответную страсть, мгновенно вырвавшуюся из-под контроля. Ее бедра выгибались навстречу его натиску, дыхание с шумом вырывалось из груди, и, наконец, наслаждение захватило ее целиком, погрузив сознание куда-то в теплую, манящую тьму.

10

Они уехали из Сан-Франциско воскресным утром, однако из-за разницы во времени уже вечерело, когда Кэтрин и Джошуа вернулись на Манхэттен. В магазине на углу они купили мясо и сыр нескольких сортов, а во французской булочной – горячие хрустящие булочки и круассаны с шоколадным наполнителем на десерт. Когда все это было разложено на маленьком столике в гостиной, Кэтрин показалось, что ни разу в жизни она не ела такой вкусной еды. Потом они отправились на первый этаж в прачечную и выстирали всю одежду, накопившуюся за их медовый месяц. А вернувшись, долго смеялись, споря о том, как уместить пожитки Джошуа в битком набитые шкафы.

– Теперь я точно знаю, почему ты вышла за меня замуж, – пробормотал он, оставляя бесполезные попытки найти место в шкафу хотя бы для делового костюма, который он привез с собой. После чего смиренно повесил его на завитушку, украшавшую дверь ванной.

– Так почему же?

– Тебе понадобились дополнительные шкафы, и ты вцепилась в первого же мужчину, который пообещал тебе, что купит дом! Подумать только – я столько лет искал женщину, способную полюбить меня самого, а попался на удочку к авантюристке, которой нужен только комфортабельный дом в пригороде.

– И твое «эго» непоправимо пошатнулось?

– Думаю, что все отнюдь не так ужасно. Есть еще способ улучшить мое самочувствие.

У Кэтрин учащенно забилось сердце.

– Тебе поможет, если я признаюсь, что вышла за тебя замуж не только из-за лишнего шкафа? Имелась… и пара других причин.

– Надеюсь, они были убедительными? – Он оперся о дверь ванной и пристально посмотрел на нее. Веселье на его лице неожиданно сменилось абсолютной серьезностью. – Так почему же ты вышла за меня замуж, Кейти?

Ответ уже сложился в ее голове, но Кэтрин пока не была готова произнести его вслух. И прежде, чем заветные слова успели слететь с ее губ, она сказала:

– Потому что я хочу тебя. Хочу, чтобы ты всегда был рядом и любил меня каждую ночь!

Какое-то время Джошуа стоял неподвижно, затем в два прыжка одолел расстояние между ними, схватил ее за волосы и запрокинул голову так, чтобы удобно было поцеловать ее в губы.

– Если вы хотели именно этого, леди, то вы это и получите!

В его глазах вдруг вспыхнул такой гнев, что Кэтрин на какое-то мгновение испугалась. Казалось, сила его поцелуя должна поставить на ней клеймо, свидетельствующее о том, что она принадлежит ему.

Он не стал тратить времени на нежные прелюдии, к которым она уже привыкла, а овладел ею с отчаянной силой. И Кэтрин отвечала ему с не меньшей страстью, не узнавая ни его, ни себя. Что случилось? Почему ее слова вызвали такую реакцию?

Их пыл был истрачен слишком быстро, чтобы удовлетворить обоих, и они вновь повернулись друг к другу, ища утехи в более чувственных и медленных ласках. Однако их сдержанности хватило ненадолго, и в конце концов они впились друг в друга все с тем же отчаянным, неутолимым желанием.

Джошуа почти немедленно заснул, а Кэтрин лежала обескураженная, глядя на темные очертания его костюма, висевшего на двери ванной, и не понимая, что с ней творится. Когда Джошуа слегка пошевелился, она невольно прижалась к нему, словно ища защиты, наслаждаясь ощущением его гладкого, мускулистого тела. Минуту спустя он перекатился на живот и издал тихий храп, чуть похожий на воркование младенца. И в этот самый момент Кэтрин поняла, что любит его.

Она его полюбила. О, разумеется, это была не та теплая, уютная любовь, которую она испытывала к Роберту. Эта любовь была другой – более болезненной и тревожной. И все-таки – это была любовь…

Кэтрин оперлась на локоть и, чуть прикасаясь к коже, провела ладонью по его мускулистой спине. Наконец-то она поняла, что вовсе не предает память Роберта, признаваясь себе, что смогла полюбить другого мужчину. Ведь лишь благодаря тому, что она и Роберт испытали когда-то беззаботное счастье молодых любовников, способна она теперь ощутить богатство и глубину своего чувства к Джошуа. Она нежно поцеловала его в плечо, удивляясь в душе, как могла сомневаться, что в ее жизни может найтись место еще для одной любви. Любовь к Джошуа вовсе не означает, что ей придется отказаться от своих чувств к Роберту. Он будет всегда дорогой страницей ее прошлого, неотрывной частью ее бытия, а Джошуа – мужчина, которого она любит сейчас!

Внезапно Джошуа протянул руку и положил ее на талию Кэтрин.

– Люблю тебя, – пробормотал он, явно погруженный в сон больше, чем на три четверти.

– Я тоже тебя люблю, – ответила Кэтрин, но поняла, что он не слышит.


Завтрак на следующее утро слегка отдавал безумием. Медовый месяц кончился, каждого из них ждали дела, нужно было торопиться… Они готовились разбежаться в разные стороны и боялись, что это окажется нелегко, что если они столкнутся друг с другом в тесной кухне или ванной, то уже не смогут разлучиться. Джошуа отнес в раковину кофейную чашку и все-таки решился нежно поцеловать Кэтрин в шею, когда они встретились в дверях кухни.

– Теперь я убедился, что люблю тебя, – заявил он. – Только великая любовь могла заставить меня проглотить на завтрак без жалоб этот отвратительный несладкий йогурт!

– Тебе это полезно.

Кэтрин засмеялась, а когда взглянула на него, ее сердце защемило до боли от невысказанной любви. Ведь она еще ни разу не сказала ему, что любит! Но Джошуа уже уходил, схватив портфель и натягивая пиджак. Момент едва ли был подходящим для оглашения сокровеннейших чувств.

– Приеду в пятницу вечером, – сказал он и, наклонившись, чмокнул ее в щеку. – А ты когда вернешься?

– Я рассчитываю добраться домой из аэропорта к семи часам.

Джошуа погладил ее по щеке.

– Значит, я буду раньше. Не задерживайся. – Он направился к двери, но внезапно вернулся и крепко поцеловал ее в губы. – Будь осторожна и не забывай звонить мне каждый вечер!

И, больше не оглядываясь, побежал к лифту, который только что остановился на их этаже.


Кэтрин должна была провести утро понедельника в своей конторе, а после полудня лететь в Мичиган. Когда она вошла в свой крошечный кабинет, на рабочем столе ее ждала большая коробка, завернутая в блестящую серебряную бумагу, а также записка на конторском бланке, в которой говорилось, что ее просят немедленно явиться к мистеру Марлоу.

Мистер Марлоу, старший компаньон фирмы «Кингстон и Артур», был такой важной персоной, что Кэтрин до сих пор ни разу еще с ним не говорила. Их общение ограничивалось равнодушной улыбкой с его стороны и почтительным кивком – с ее. И теперь она не без трепета постучала во внушительную дубовую дверь.

Мистер Марлоу пригласил ее войти и встретил дружеской улыбкой.

– Ах, миссис Хант, доброе утро! Вы выглядите великолепно, просто вся сияете! Догадываюсь, что медовый месяц вы провели неплохо, верно?

– Спасибо, все было замечательно. Одна беда – он быстро кончился.

Вид достопочтенного мистера Марлоу без пиджака, в одной рубашке, настолько ее поразил, что она ответила ему так неосмотрительно.

Однако его улыбка сделалась еще шире.

– Догадываюсь, что сейчас работа не слишком вас привлекает. Но это положение легко исправить. От имени компании хочу вам предложить небольшой подарок. Мы отправим в Мичиган какого-нибудь сотрудника из нашей чикагской конторы, и он выполнит вашу работу в фирме «Дженерал Мерчендайс». Текущая неделя будет у вас свободной. Считайте это свадебным подарком от старших партнеров фирмы «Кингстон и Артур»!

Кэтрин просияла от удивления и радости.

– Огромное спасибо, мистер Марлоу! Это фантастический свадебный подарок, самый лучший, какой только можно получить! И я крайне признательна вам за него: ведь мне хорошо известно, сколько сейчас дел у фирмы.

– Не стоит благодарности. Вы заслужили этот подарок. Я рад, что получил возможность на деле выразить вам свою признательность за прекрасную работу. – Загудел селектор, и на его лице снова появилось строгое выражение. – Желаю хорошего отдыха, миссис Хант. И не задерживайтесь тут долго, а то я могу найти для вас какое-нибудь новое поручение…

Вернувшись к себе, Кэтрин застала у своего стола небольшую группу коллег. Под разные шутливые и достаточно фривольные комментарии она открыла серебристую коробку и обнаружила в ней огромный сервиз. Приборов было так много, что Кэтрин даже растерялась.

– Это чтобы ты могла пригласить нас всех на новоселье в свой новый дом, – заявил Джим. – И никаких отговорок не принимаем! Раз ты вышла замуж за деньги, дом у тебя будет.

– Ты не слишком деликатен в своих намеках, а? – поддразнила она его.

– Я просто знаю, что деликатностью от тебя ничего не добьешься.

Другие коллеги тоже за словом в карман не лезли, все весело шутили и смеялись, а Кэтрин благодарила за подарок и радовалась, что у них такие прекрасные отношения.

Потом все разошлись по своим местам, и только Джим немного задержался у нее.

– Мне нет нужды спрашивать, счастлива ли ты, – негромко сказал он. – Ты просто сияешь, Кэтрин.

– Я действительно счастлива. – Она приподняла громадную коробку. – Ты не подскажешь, как мне дотащить все это до дома? Надо было брать с собой чемодан!

– Я спущусь с тобой вниз и организую такси. Джошуа Хант, несомненно, совершил чудо, заставив тебя так улыбаться, но, по-моему, он лишил тебя твоей обычной самостоятельности.

Когда Кэтрин вернулась к себе в квартиру, она показалась ей одинокой и маленькой. Поставив на стол коробку, Кэтрин потянулась к телефону, собираясь немедленно сообщить Джошуа прекрасную новость о своем дополнительном отпуске, но передумала, не набрав до конца его телефон. Зачем звонить, когда можно просто приехать в дом его отца и устроить таким образом сюрприз?

Как только ей пришла в голову эта мысль, Кэтрин решила не терять времени и тут же переоделась. Она выбрала легкие брюки цвета морской волны, белую муслиновую рубашку и белые кроссовки, вытащила из пучка заколки и завязала волосы сзади голубым шелковым шарфом. Затем она схватила чемодан, приготовленный для поездки в Мичиган, и поймала такси до Большого центрального вокзала.

Поезд на Уотерфорд пришлось ждать почти час, и Кэтрин успела купить самую сексуальную ночную рубашку, какую только смогла найти – с обшитыми кружевом прорезями на самых неожиданных местах. «Или, пожалуй, на самых подходящих местах…» – подумала она с улыбкой, укладывая ее в чемодан.

Была только середина дня, когда таксист высадил ее возле особняка Хантов, и она не рассчитывала застать Джошуа дома. И точно: на звонок ответила приходящая горничная, и сообщила, что мистер Джошуа Хант на работе – так же, как и мистер Натан Хант. А вот миссис Хант дома. Сейчас она на заднем дворе, пропалывает грядки.

– Не буду мешать миссис Хант, – сказала Кэтрин. – Я знаю, как это неприятно, когда в разгар твоей работы приезжают гости. Я сразу поднимусь в спальню Джошуа и распакую чемодан. Когда миссис Хант вернется в дом, передайте ей, пожалуйста, что я здесь.

– Конечно. А насчет лишнего беспокойства – не волнуйтесь: миссис Хант на обед приготовила жареную баранью ногу, так что проблем тут не будет, просто она поставит еще один столовый прибор. Знаете, всю прошлую неделю миссис Хант неважно себя чувствовала; хорошо, хоть сегодня она нашла в себе силы выйти на солнышко.

Словоохотливая прислуга вернулась на кухню, а Кэтрин спокойно стала подниматься наверх по элегантной лестнице; ее обутые в кроссовки ноги бесшумно шагали по толстому ковру.

Она без труда нашла дверь комнаты Джошуа, которая находилась в конце коридора, поодаль от комнат, которые занимал его отец и Даниэла. Кэтрин поставила на пол чемодан, развязала шелковый шарф и провела пальцами по длинным, густым прядям. В поезде плохо работал кондиционер, и ей не терпелось принять душ до того, как Джошуа вернется с работы.

Она уже собиралась открыть дверь, как вдруг услышала доносящееся из комнаты невнятное бормотание. Ее рука в нерешительности застыла на дверной ручке, и звук повторился. На этот раз Кэтрин безошибочно узнала голос. Но ведь Джошуа сейчас должен быть на работе! И с кем он говорит?!

Из комнаты донеслось явно женское тонкое сдавленное всхлипыванье, и Кэтрин, не подумав, что делает, нажала на ручку и тихо открыла дверь.

Открывшееся зрелище заставило ее застыть на месте. На кровати лежала Даниэла Хант, Джошуа, чуть наклонившись, сидел рядом с ней. Даниэла с видом собственницы обнимала его за шею; лицо ее было обращено к двери, но она едва ли видела Кэтрин, поскольку ее глаза покраснели и опухли от слез, а все внимание было поглощено собеседником.

– Как ты мог жениться на ней, Джошуа?! – бормотала она отчаянным шепотом. – Ты ведь знаешь, как я люблю тебя! Неужели ты все забыл?!

– Даниэла, Бога ради, ты замужем за моим отцом! Чего еще ты хочешь от меня? Вспомни: ведь ты его любила, когда выходила замуж. Ты должна постараться забыть о… том, что произошло потом.

– Я любила его лишь потому, что не встретила тебя…

Кэтрин завороженно наблюдала, как Джошуа убрал волосы с глаз своей мачехи. Это был такой знакомый жест, что она почти физически ощутила нежность его прикосновения.

– Это не так, Даниэла. Я уверен.

– Но ты ведь не любишь ее, правда, Джошуа? – Она лихорадочно вцепилась в его руку. – Скажи мне, что ты ее не любишь! Что ты женился на ней только потому, что пытался поставить между нами еще одну преграду! Не мучай меня, скажи, что это так!

Очень тихо – так же тихо, как открывала, – Кэтрин закрыла дверь спальни. Она машинально нагнулась, взяла чемодан и стала спускаться вниз, а подойдя к входной двери, наткнулась на нее, не заметив.

Невидящими глазами Кэтрин уставилась на массивную дверь, затем аккуратно поставила чемодан сбоку от входа, повернулась и, как сомнамбула, пошла в противоположную сторону. Когда дорогу ей преградила еще одна дверь, она толкнула ее и оказалась на кухне.

Прислуга стояла у раковины и чистила морковь.

– А, еще раз здравствуйте, миссис Хант! Вы так и не распаковали свой чемодан? – Она добродушно засмеялась. – Два мистера Ханта и две миссис Хант в одном доме! Не многовато ли, а?

– Да, наверное. – Кэтрин почувствовала, что сейчас разрыдается, и сделала паузу, чтобы проглотить комок в горле. – Пожалуйста, зовите меня Кэтрин.

– А меня зовут Барбара. Не желаете выпить холодного чая? В холодильнике стоит целый кувшин. Я бы вам сама налила, да только что чистила лук.

– Я, пожалуй, больше люблю чай с лимоном, чем с луком… – собственные слова долетали до Кэтрин словно издалека.

– Миссис Хант… Кэтрин… вы здоровы? Вы вдруг так побледнели… Не обижайтесь на меня за мои слова!

– Все нормально. Все просто превосходно.

Ничего не видя, она повернулась, чтобы уйти, и налетела прямо на Джошуа.

– Кейти! Дорогая! Я заметил твой чемодан у двери, но решил, что мне померещилось. – Он схватил ее в объятия и прижал к себе. – Как я скучал без тебя!

– Неужели?

Кэтрин казалось, что ее тело налилось свинцом. Она ничего не чувствовала, не могла сделать ни одного движения. И только сердце по привычке забилось учащенно: очевидно, потому, что его улыбка была такой, как всегда – обворожительной и абсолютно искренней.

Впрочем, Джошуа сразу почувствовал неладное и с недоумением взглянул на нее, без слов спрашивая, что случилось.

Но Кэтрин молчала, не в силах выразить глубину своей обиды, и тогда он наклонился, чтобы поцеловать ее еще раз. Лучше бы он не делал этого! Уловив на его рубашке запах духов Даниэлы, Кэтрин резко отшатнулась, испугавшись, что ей станет плохо.

Нежная улыбка тут же исчезла с лица Джошуа, его руки опустились. Он подошел к раковине, налил в стакан воды и залпом выпил.

– Что ты здесь делаешь? – отрывисто спросил он. – Я думал, что ты уехала на всю неделю.

– О, в этом я не сомневаюсь!

Кэтрин почувствовала на себе недоумевающий взгляд Барбары и пронзительный испытующий – Джошуа. Набрав в грудь побольше воздуха, она заставила себя держаться спокойно. У нее был богатый опыт скрывать от людей свое внутреннее состояние, но сейчас он ей не очень-то помогал…

– Мистер Марлоу, наш старший партнер, дал мне лишнюю неделю отпуска, – сказала она ровным голосом, но, взглянув на Джошуа, поняла, что не в силах больше скрывать своей горечи и обиды. – Кажется, он решил, что мы оба будем рады продолжить наш медовый месяц.

– Понятно.

Внезапно Кэтрин почувствовала, что еще немного – и у нее начнется истерика.

– Я очень устала, Джошуа, – сказала она. – Мне бы принять душ и немного отдохнуть перед обедом. Ты сейчас вернешься на работу? Что ты вообще делаешь дома в такое время?

– Я оставил здесь кое-какие бумаги и не знал точно, где они, а то бы прислал кого-нибудь еще. Но ты права, мне пора возвращаться.

– Тогда, вероятно, мы увидимся вечером.

Кэтрин выскочила из кухни, прежде чем он смог что-то сказать, и бросилась вверх по ступенькам в его комнату. Ей страшно не хотелось туда входить, зная, что там только что была Даниэла, но больше идти было некуда.

С силой захлопнув дверь, она закрыла ее на ключ, оскорбленная до глубины души. Ей даже расхотелось принимать душ: казалось, что грязь, которую она ощущала каждой клеточкой тела, не смоет никакая вода. Как смел Джошуа жениться на ней, когда любит другую?! Кэтрин принялась сдирать с себя одежду, словно на ней мог остаться запах духов Даниэлы. Она яростно расстегивала пуговицы, мало заботясь о том, что некоторые отлетали и катились по комнате. Как могла она быть настолько слепой?! Как могла не заметить столь явных признаков истинного отношения Джошуа к Даниэле?!

Ведь все это время он лгал ей! Нарочно обманывал! Предал!

Кэтрин металась по комнате в одном бюстгальтере и трусиках, когда за ее спиной внезапно скрипнула дверь. Резко обернувшись, она увидела Джошуа.

– Как ты вошел? – злобно воскликнула она, схватив со стула полотенце и кое-как замотавшись в него. Обида, ярость и горе, не находя выхода, бурлили внутри, загнав ее почти на порог безумия.

– Через дверь, – спокойно ответил Джошуа.

– Она была заперта! Я заперла ее!

– Здесь такой вот современный замок. Его можно отпирать с обеих сторон.

– Надо же, как интересно! Новое слово в изготовлении замков! Я бы сказала, что это похоже на современный брак: никаких ограничений ни для кого. Удобно, а скорее – бесполезно, это уж как посмотреть.

– Ради Бога, Кейти, что случилось? Что ты хочешь этим сказать?

Джошуа казался искренне озабоченным, и она прониклась еще большей ненавистью к нему за ловкость, с которой он изображал заботу о ней. Он хотел погладить ее, но Кэтрин отскочила в сторону, словно на кончиках его пальцев был страшный яд.

– Не трогай меня! – закричала она. – Никогда больше не трогай меня!

– Почему? – Его тон показался Кэтрин опасно спокойным. – Ты моя жена, и мне нравится тебя трогать.

– Так же, как тебе нравится трогать твою мачеху?

Джошуа тяжело вздохнул.

– Ты сегодня видела Даниэлу со мной. – Это было утверждение, а не вопрос.

– Да, я видела вас! Прошу прощения, что не позвонила заранее и не предупредила всех, что приезжаю. Если бы я не была такой наивной идиоткой, поверь мне, я бы не поставила ни вас, ни себя в это неловкое положение.

Лицо его стало мрачнее тучи. Он шагнул к ней, но она невольно отступила назад, и Джошуа замер на месте.

– Мне жаль, что ты узнала обо всем таким вот образом, – сказал он. – Я намеревался сказать тебе правду в самое ближайшее время – как только мы останемся вдвоем.

Кэтрин показалось, что ее сердце медленно разлетелось на тысячи мелких осколков.

– По крайней мере, ты теперь избавлен от необходимости делать неприятное признание. Скажи мне только одно, Джошуа: зачем ты женился на мне?

– По дюжине различных причин, большинство из которых я, кстати, сам в то время не понимал. Слушай, Кейти, все не так, как ты думаешь! Я как раз хотел объяснить тебе…

– Ты хочешь сказать, что мне все померещилось? И ты не обнимал Даниэлу на этой самой кровати? И ты со своей мачехой не совершил адюльтер?

Джошуа вздрогнул, словно от боли.

– У меня с Даниэлой никогда не было физической близости, – спокойно сказал он. Впрочем, это наигранное спокойствие тут же оставило его. – Помилуй, Кейти, ведь она жена моего отца!

– Но ты целовал ее сегодня! Разве это не физическая близость? Или, может, ты рассматриваешь ваши поцелуи как чисто духовный опыт?

– Сегодняшний день был ошибкой, – сухо возразил он.

– Что ж, не могу не согласиться с этим! И сколько же у вас было подобных ошибок, Джошуа?

Наступила короткая, напряженная пауза.

– Как только я… как только мы с Даниэлой поняли, что нас связывает нечто большее, чем просто родственная привязанность, мы стали стараться никогда не оставаться наедине.

– Как благородно! – процедила сквозь зубы Кэтрин, чувствуя, что не в силах вынести правды, которую, казалось, так хотела услышать. – И как же вписывается наш брак в этот милый маленький любовный треугольник? Впрочем, не говори! Попробую догадаться сама. Ты боялся, что не сможешь справиться с любовью к собственной мачехе. Теперь ясно, почему ты так настаивал на скорой свадьбе!

Джошуа отвел глаза в сторону.

– Это не так. К тому времени, когда я на тебе женился, мои чувства к Даниэле переменились.

– Ну, конечно! Сегодня я видела, как переменились твои чувства к ней! – Ее короткий смешок был подозрительно похож на рыдание; она отшатнулась, прижав руку ко рту. – Боже мой! Теперь я вижу, что жила словно с шорами на глазах. Тот уик-энд на берегу океана… Даниэла рассчитывала найти тебя одного в коттедже, не так ли?

– Возможно. Не знаю… Да, думаю, что так. – Он снова шагнул к ней, но сразу остановился, когда она инстинктивно отпрянула. – Кейти, прошу, выслушай меня – только выслушай по-настоящему. Я попытаюсь объяснить тебе, что произошло. Мы с Даниэлой сблизились при чрезвычайных обстоятельствах: я рассказывал тебе, как она потеряла ребенка; кроме меня, ей не на кого было опереться. Отец постоянно находился в разъездах; Даниэла проводила большую часть времени одна в этом доме или со мной. Она хорошенькая, с милым характером, и вообще – воплощение всех женских достоинств и прямая противоположность агрессивным и амбициозным женщинам, которых я каждый день встречаю на работе.

– Я полагаю, ты намекаешь на таких, как я? Озабоченных своей карьерой?

– Да нет же, я имею в виду другое…

Но Кэтрин уже не слушала.

– Я прекрасно вижу, насколько Даниэла привлекательна в качестве жены. Она умеет готовить, способна создать чудесную атмосферу домашнего уюта, она прекрасная хозяйка. – Кэтрин постаралась скрыть ноющую боль в сердце всепонимающей улыбкой. – Представляю, как ты был раздосадован, что такую идеальную супругу уже ухватил твой отец! Удивительно, что ты не предложил ей развестись с мистером Хантом.

– Я никогда даже и не думал о том, чтобы жениться на Даниэле. Ни один из нас не стал бы предавать доверие отца!

– А что же вы делали сегодня днем, Джошуа? Нашли удачный способ выразить вашу преданность?

Он побледнел и скрипнул зубами, пытаясь сдержать гнев.

– Даниэла пришла ко мне в комнату, чтобы окончательно проститься. Она действительно хотела этого! А потом все немного вышло из-под контроля…

– Как ты здорово все объясняешь!

Ее холодный сарказм находился в драматическом противоречии с бурлящими чувствами. Она внезапно поняла: больше всего ей разрывает сердце сознание того, что Джошуа ее не любит. И никогда не любил! Просто лгал, чтобы убедить ее выйти за него замуж! Обида вылилась в яростный, холодный гнев.

– Так все-таки почему ты женился на мне? – спросила она с мертвенным спокойствием.

– К тому времени, когда я встретил тебя, я действительно решил, что наилучший способ выпутаться из этой ужасной ситуации – это жениться.

– И тут подвернулась я?

– Черт побери, Кейти, все было не так! – Он набрал в грудь воздуха, изо всех сил заставляя себя сдерживаться. – Встретив тебя, я понял, что никогда не найду более подходящей жены и более приятной спутницы жизни. Мне казалось тогда, что у нас есть все шансы стать счастливой парой.

– Так почему же ты мне лгал? – Ее голос снизился до шепота. – Когда ты просил меня выйти за тебя замуж, ты говорил, что любишь меня!

– Я старался быть с тобой честным, насколько это возможно, пока не понял, что ты хочешь знать правду.

– Что ты имеешь в виду?!

– Признайся, Кейти: ты ведь хотела выйти за меня замуж – но так, чтобы это произошло как бы помимо твоей воли. Я должен был взять всю ответственность на себя. Постарайся быть честной с собой, Кейти, или у нас никогда ничего не получится! Мы оба хотели жить вместе. Мы оба хотели детей. Мы оба хотели иметь постоянный дом. Мы нравились друг другу и уже стали добрыми друзьями. Единственная загвоздка заключалась в том, что ты считала недопустимым брак без любви.

– И ты солгал мне?

– Да, я солгал тебе! Солгал оттого, что счел это самым разумным. Ведь ты любила Роберта. Господь свидетель, сколько раз ты мне заявляла, что никогда больше не полюбишь другого мужчину! Мне тоже казалось тогда, что я не смогу никого любить, кроме Даниэлы. И поэтому решил, что мы идеально подходим друг другу – два человека, которые никогда не причинят друг другу боль, потому что в их отношениях отсутствуют глубокие чувства. И я думал, что так будет всегда. Я сказал тебе слова любви, потому что ты хотела их слышать. Я лгал, Кейти, но это была ложь во спасение! Разве это такое уж непростительное преступление? – Он отвернулся. – Если хочешь, я могу признаться, что был не прав. Но в то время мне это казалось самым простым.

– Не сомневаюсь! А что должна, по-твоему, испытывать я, понимая, что ты выбрал меня, словно подходящую породистую кобылу, чтобы я высиживала тебе детей?

На секунду слабая улыбка смягчила мрачное лицо Джошуа.

– Ты все перепутала, Кейти. Кобылы не высиживают свое потомство.

– Не учи меня!

Его лицо снова посуровело.

– Ладно, не буду. Давай перестанем кричать про мои мотивы и обсудим твои. Ты можешь себя считать в этой ситуации абсолютно, кристально чистой? Я бы сказал, что в отношении секса ты была изрядно неудовлетворенной женщиной в то время, когда я тебе попался на пути. Или ты думаешь, что я ничего не замечал? Я прекрасно видел, что тебе нравится мое общество. Может, Роберт и был твоей единственной любовью, но я знал, что в постели вполне заменяю тебе его! Так почему тебе можно было выйти за меня замуж, не любя, только потому, что я – подходящий для тебя жеребец, а я не имел право на тебе жениться, хотя видел в тебе будущую хорошую мать и доброго друга, с которым не скучно?

– Как ты смеешь?!

– Что я смею? Говорить, что тебе был нужен мужчина?

Кэтрин была слишком оскорблена, чтобы принимать любые его доводы. После восемнадцати месяцев сдержанности она только начинала вновь испытывать сильные чувства, и теперь все ее надежды были растоптаны.

– Ты не имел права мне лгать! – закричала она. – Никакого права! Ты заманил меня в постель, а потом обманом женился на мне!

– Ты лучше бы не кричала, если не хочешь, чтобы все в доме узнали, из-за чего мы поссорились.

– Они все узнают и так достаточно скоро, когда я подам на развод! А я собираюсь это сделать немедленно!

Кэтрин бросилась к шкафу, распахнула настежь дверцу и тогда лишь вспомнила, что ее чемодан все еще нераспакован и стоит внизу. Она направилась к двери спальни, но обнаружила, что не может пройти: Джошуа преградил ей дорогу.

– Дай мне выйти! Я уезжаю!

– Одетая в полотенце? Сделай одолжение, Кейти, и заткнись хотя бы на несколько минут – чтобы выслушать, что я тебе скажу. Мои отношения с Даниэлой – какими бы они ни были – уже позади. Все кончено! Все быльем поросло! Так что, вся эта сцена бессмысленна.

– Бессмысленна?!

Кэтрин пришлось остановиться, чтобы набрать в грудь воздуха. А когда она открыла было рот, чтобы обрушить на Джошуа новый поток обвинений, все ее слова заглушил поцелуй. Его губы впились в нее с неистовой страстью, а язык уже пытался проникнуть глубоко в рот.

Кэтрин изо всех сил сопротивлялась, но скоро поняла, что это бесполезно. Несмотря на то что ей стало известна правда о чувствах Джошуа, она по-прежнему хотела делить с ним постель! Она услышала шум крови в ушах, когда он крепче обнял ее и стал поцелуями прокладывать дорожку от шеи к грудям. Жаркие руки ласкали ее, отбросив прочь полотенце и остатки одежды, и вот уже град поцелуев обрушился на ее тело.

Колени Кэтрин подогнулись, она не заметила, как оба они оказались на полу, а у нее под головой была сброшенная одежда. Руки Джошуа продолжали ласкать ее, он бормотал слова любви, восхищался ее красотой, говорил, какая она удивительная любовница… Кэтрин услышала свой собственной низкий стон страсти и с отчаянием поняла, что ее тело все еще способно с готовностью покоряться ему, несмотря ни на что. Но ведь так не бывает! Так не должно быть! Сделав последнюю, отчаянную попытку связать воедино разбегающиеся мысли, она поняла: когда Джошуа занимается с ней любовью, невозможно поверить, что он может любить кого-то еще. Его нежность, его страсть кажутся предназначенными лишь ей одной!

Она крепко обняла его за шею и прижалась к нему всем телом. Его поцелуй вызвал последнюю вспышку страсти, Кэтрин окончательно покорилась ему, и это принесло победу обоим. На один краткий и сладкий миг этого им было достаточно.

11

Они все еще лежали, сжимая друг друга в объятиях, с затуманенным от пережитого блаженства сознанием, когда в дверь спальни постучали.

– Мистер Хант! Вы там?

Джошуа медленно приподнялся, опираясь на локоть, и провел рукой по взъерошенным волосам.

– Да, Барбара, я здесь.

– Похоже, в вашей комнате не работает телефон. Вам звонят из Калифорнии. Из банка.

– Я действительно не слышал звонка. Спасибо за сообщение, Барбара. Иду немедленно.

Джошуа поднялся и поставил на ноги Кэтрин. Он глядел на нее, ничего не говоря, и на лице его застыла какая-то странная нерешительность.

– Твой банк ждет, – напомнила она наконец.

– Да. Вероятно, речь пойдет о деньгах, которые я пытаюсь раздобыть для съемок одного фильма. – Он стал поспешно одеваться. – Но я тут же вернусь. Ты подождешь меня?

Кэтрин ответила ему слабой, неопределенной улыбкой и, еле дождавшись, пока закроется дверь, стала натягивать на себя одежду. Она надеялась, что его разговор продлится достаточно долго, и она успеет сбежать, но руки не слушались, и ей никак не удавалось застегнуть лифчик. К тому же она оторвала в гневе столько пуговиц, что муслиновую блузку невозможно было застегнуть. От нетерпения Кэтрин завязала ее узлом, надеясь, что это выглядит просто немного экстравагантно, но не совсем уж неприлично.

Она выскользнула из дома, не потрудившись захватить чемодан, который был слишком тяжелым, и пробежала по обсаженной деревьями дороге почти милю, пока не оказалась на маленькой бензоколонке. Здесь работал платный телефон, и она вызвала такси. Удача – если в подобной ситуации можно было говорить об удаче – сопутствовала ей и тогда, когда такси привезло ее на железнодорожную станцию: экспресс до Нью-Йорка ожидался через пять минут.

Кэтрин возвращалась на Манхэттен, почти ни о чем не думая. Только слушала ритмичное постукивание колес, загипнотизированная монотонностью этого звука. Войдя в квартиру, она немедленно сняла с себя всю одежду и встала под душ. Горячая вода привела ее в чувство. Она вновь обрела способность соображать.

Сначала Кэтрин сумела убедить себя, что уехала из Коннектикута просто потому, что ей требуется побыть одной, вдали от Джошуа. Ей нужно понять, что же делать дальше, хотя и так ясно: единственная разумная вещь – это подать на развод. Разве сможет она жить рядом с Джошуа, постоянно помня о том, что он любит другую? Да еще собственную мачеху!

Кэтрин вздрогнула и выключила душ, чувствуя подкатившую к горлу дурноту. Она быстро вытерлась и стала шарить в шкафу, пока не нашла желтый шелковый халат, старательно запахнула полы и туго подпоясалась, чтобы каждый дюйм тела был закрыт. Впрочем, какой-то анализирующий и до занудства честный участок мозга тут же указал ей на то, что затянутый пояс просто провоцирующе натянул ткань на полной груди и на изгибе бедер. Она посмотрелась в запотевшее зеркало ванной и поняла, что похожа на некий подарок в сверкающей и соблазнительной обертке, только и ждущий, чтобы его развернули.

Однако никто этот подарок не собирался разворачивать! И уж конечно – не Джошуа… Может, он и хотел ее тело, но любовь ему была не нужна. А раз так – то и он ей не нужен!

Кэтрин включила телевизор и тут же выключила, не успев даже дождаться изображения на экране. Плеснула себе в стакан что-то выпить – и вылила в раковину, не притронувшись. Выбрала на полке книгу – и швырнула ее на диван, не открывая.

Расхаживая взад-вперед по комнате, она наконец призналась себе, что убежала от Джошуа не потому, что жаждала одиночества. И ей вовсе не требовалось времени на размышления. Она убежала оттого, что хотела, чтобы он бросился вдогонку! Ей были необходимы доказательства того, что она ему нужна. Ей хотелось, чтобы он ворвался в ее квартиру, обнял и поклялся в вечной любви. Чтобы сказал, что никогда не любил Даниэлу, а любил лишь ее одну!

И тут Кэтрин остановилась и горько рассмеялась над собственной глупостью. Лицо ее пылало, как в лихорадке, и она прижала лоб к холодному пластику стены. «Ах, Джошуа! – подумала она. – И зачем только я влюбилась в тебя?! Клянусь, я никогда не позволю себе снова оказаться в такой ситуации! Мне больше не хочется испытывать такую боль. Никогда в жизни».

К тому времени, как в замке начал поворачивается ключ, Кэтрин почти убедила себя, что ей никто не нужен. И все-таки сердце ее моментально подпрыгнуло от глупой надежды.

– Может, ты снимешь цепочку, чтобы я смог войти? – спокойно спросил Джошуа.

Пальцы ее дрожали, когда она сбрасывала цепочку. Он не ворвался, как вихрь, не сбил ее с ног, но, по крайней мере, он все-таки приехал!

Джошуа вошел в квартиру, закрыл за собой дверь и прислонился к ней спиной, даже не делая попытки пройти в комнату. Кэтрин заметила, что под загаром лицо у него бледное, почти серое. Но – к несчастью для ее бьющегося сердца – несмотря на свою бледность, он казался ей столь же неотразимым, как и всегда.

– Не думаю, что бегство поможет тебе решить все проблемы, – сказал он наконец. – Может, мы хотя бы поговорим? И ты позволишь мне все объяснить насчет Даниэлы?

– Не знаю, стоит ли, – ответила она. – Это слишком больная тема. Порой бывает легче просто признать, что все позади.

Джошуа нахмурился.

– Почему у нас все должно быть позади? Мне казалось, что мы не безразличны друг другу, по крайней мере, мы друзья…

– Я не считаю тебя своим другом!

Кэтрин очень старалась говорить спокойно, но эти слова почти прокричала – причем, каким-то неестественным, хриплым голосом. Она опустила глаза и обнаружила, что пальцы ее нервно скручивают и раскручивают атласный пояс. Она не смогла придумать, чем занять руки, и от отчаяния сцепила их вместе, а потом подняла глаза на своего мужа.

Джошуа смотрел на ее груди, и это еще больше возмутило Кэтрин. Соски затвердели и упирались в шелковую ткань. Неужели он думает, что она опять готова броситься в его объятия?! Наконец Джошуа отвел глаза, засунул руки в карманы джинсов и уставился в пол.

– Мне жаль, что ты не считаешь меня своим другом, – сказал он. – Видимо, я разрушил все своей неискренностью, но… я боялся рисковать! – Голос его задрожал. – Кейти, у нас ведь столько общего! Ты не хочешь сделать еще одну попытку?

– Ты просишь слишком многого, Джошуа. Я, кажется, уже говорила тебе: у брака без любви нет запаса прочности, чтобы пережить подобный кризис.

– Но разве ты не знаешь поговорку, что любовь приходит после свадьбы?

– Как можем мы рассчитывать на любовь между нами, когда ты любишь другую женщину?! Нет необходимости притворяться и дальше, Джошуа. Мы поженились по сугубо практическим соображениям. Единственная разница между нами в том, что я честно сказала о своих мотивах, а ты – нет.

– Какие же, по-твоему, были у меня мотивы?

– Ты хотел только создать барьер между тобой и твоей мачехой; нечто, способное защитить брак твоего отца.

– А чего хотела ты, Кэтрин?

– Я хотела получить дом и человека, который стал бы отцом моих детей. Я говорила тебе это по меньшей мере дюжину раз.

– Тогда почему ты бежишь от меня? Ты хочешь от нашего брака только дома и детей, а я более чем готов предоставить тебе и то и другое. Согласно твоей логике, мы оба получаем как раз то, чего хотели, так что у тебя нет разумных причин бежать.

Кэтрин повернулась и быстро пошла к дивану, злясь на себя за то, что действительно не может назвать убедительные причины.

– Я убежала из-за того, что ты обманул меня! – сказала она наконец. – Я была честной с тобой. Я сказала тебе, что люблю Роберта, а ты мне солгал насчет Даниэлы.

– Я лгал тебе только вначале, – медленно ответил он, – но когда мы поженились, единственным обманутым оказался сам. Я не искал любви, когда попросил тебя стать моей женой, но все же нашел ее…

Сердце Кэтрин забилось в безумной надежде, но она тут же прогнала ее.

– Ты говоришь очень убедительно, Джошуа, – насмешливо заявила она. – Впрочем, ты всегда умел это делать!

– Вероятно, потому, что я говорил тебе больше правды, чем сознавал сам. Кейти, если бы я с самого начала не был так решительно настроен игнорировать собственные чувства, то давно бы понял, что испытываю по отношению к тебе. Поверь: после того, как я вообразил, что люблю Даниэлу, мне встретился по крайней мере десяток симпатичных и одиноких женщин. Но меня не заинтересовала ни одна из них. И я вовсе не собирался склонять их к браку со мной.

Кэтрин прогнала от себя еще одну вспышку надежды, от которой снова учащенно забилось сердце.

– «Вообразил, что любишь Даниэлу»? Что это значит?

Он сел рядом с ней на диван, оставив крошечное расстояние между ее коленом, покрытым шелком, и его обтянутой джинсовой тканью ногой.

– Я уже говорил тебе сегодня, как все было. Даниэла – одна из самых симпатичных женщин, каких я только встречал в своей жизни. Она очень уютная и домашняя, страстно хочет стать матерью, и мне было ее очень жаль, когда у нее случился выкидыш. Полагаю, что в каком-то смысле я и впрямь любил ее какое-то время…

– Но теперь ты уверен, что твоя любовь к ней была лишь игрой воображения? Мне что-то не верится, Джошуа!

– Я не утверждаю, что мои чувства к Даниэле не были реальными. Но когда я встретил тебя, то понял, что испытывал к ней не более чем тень настоящей любви. Скорее сочувствие, потому что в самом начале семейной жизни ее постигло такое несчастье. Теперь я вижу, что если бы мы когда-нибудь поженились с Даниэлой, то довели бы друг друга до помешательства еще во время медового месяца.

Джошуа подвинулся к ней, и крошечный пробел между ними исчез. Его рука скользнула вверх и вниз по ее бедру.

– А вот с тобой…

– А вот со мной сексуальное притяжение пережило медовый месяц? Ура!

– С тобой я испытываю намного больше, чем сексуальное притяжение! – Он взял ее руки в свои и крепко сжал, остановив их нервную дрожь. – Кейти, я буду абсолютно честным с тобой, хотя эта правда покажет меня не в самом выгодном свете. Как только я понял, что испытываю к Даниэле нечто особенное, то стал каждую ночь встречаться с новыми женщинами, пытаясь выбросить ее из головы. В первый раз, когда я тебя пригласил поужинать, ты была просто еще одной женщиной в цепочке, которая начинала казаться мне бесконечной. Я не хвастаюсь тем, как вел себя тогда, но мне казалось, что если я пересплю с разными женщинами, то со временем смогу забыть свою мачеху. Я играл сам с собой в жестокую игру, прикидывая, сколько часов мне нужно провести с моей очередной подружкой в ресторане, баре или дискотеке, прежде чем она согласится пойти со мной в какой-нибудь мотель.

Воспоминание об их первой встрече вспыхнуло в памяти Кэтрин.

– Ты хочешь сказать, что проводил меня в тот самый первый вечер в мотель, выполняя условия игры?

Джошуа вспыхнул.

– Согласен, что это звучит отвратительно. Но, Кейти, с тобой все получилось не так, как я планировал. Мы остановились возле твоей комнаты, и я приступил к исполнению привычного ритуала. Я стал целовать тебя, и тут мне показалось, будто стены мотеля зашатались. Ведь к тому времени я почти забыл, что такое по-настоящему хотеть женщину, но едва я тебя обнял, как мое либидо немедленно зашкалило.

– Но ты умело скрывал свои чувства. И даже не пытался получить приглашение ко мне в комнату.

На губах Джошуа появилось подобие улыбки.

– Кейти, любовь моя, по-моему, ты обижаешься, что я не пытался соблазнить тебя. А ведь ты должна быть польщена.

– Не называй меня так! Я не твоя любовь!

– Ошибаешься. Ты – моя единственная любовь. – Он обнял ее за плечи. – Я в самом деле люблю тебя, Кэтрин.

– Месяц назад ты любил Даниэлу…

– Нет. Месяц назад я уже встретил тебя. – Он невесело рассмеялся. – Знаешь, каждый раз, встречаясь с тобой, я клялся себе, что больше не буду этого делать. Вспомни: я ведь даже не делал попыток заманить тебя в постель… столько, сколько мог выдержать. Я боялся того, что может случиться с моими чувствами, если мы станем любовниками.

– Так вот почему – в самый первый раз – ты, казалось, испытал облегчение, когда… когда я…

– Перестала мне отвечать? Да. Я не хотел признаваться себе, что близость с тобой практически выбивает меня из седла.

– Ты и так уже был выбит, – заметила она.

Его глаза согрелись от смеха.

– Ах, Кейти, то, что я к тебе испытываю, намного сильнее, чем все, что случалось со мной прежде. И теперь просто не представляю, как буду жить без тебя. Я люблю тебя, как только мужчина может любить женщину. Прошу тебя, скажи, что мы попытаемся начать все сначала!

Кэтрин принудила себя не обращать внимания на нежность, которую пробудили в ней его слова.

– Откуда ты знаешь, что твоя любовь ко мне не исчезнет уже завтра? Если верить тебе, именно это и случилось с твоими чувствами к Даниэле…

– Это другое. Если полюбишь по-настоящему, то уже невозможно ошибиться. – Внезапно его глаза потемнели от боли. – Ты ведь любишь Роберта, так что должна это знать. Господь свидетель, что ты достаточно часто говорила мне о своих чувствах к нему.

– А ты ревнуешь, Джошуа? – тихо спросила она.

– Да, черт побери! Я ревную! – Его губы сложились в мрачную улыбку. – Если бы ты только знала, как оскорбительно до боли завидовать человеку, которого нет в живых уже два года!

Кэтрин поборола в себе желание поцеловать губы, находившиеся так близко от нее.

– Я всегда буду любить Роберта, – ответила она. – Он был замечательным мужем. Но это еще не значит, что я никогда не смогу полюбить кого-то еще. Кажется, недавно я поняла это.

Последовала пауза. Джошуа некоторое время молча смотрел на нее.

– Кейти, что ты говоришь?!

Она провела пальцами по ремню на его джинсах и остановилась на пряжке, прежде чем набралась храбрости, чтобы признаться.

– В тот первый раз, когда ты любил меня… я перестала отвечать, оттого что мне показалось, что я изменяю памяти Роберта, раз хочу тебя так сильно. Но я все-таки хочу тебя, Джошуа! Я хотела тебя почти с первой же минуты, когда мы встретились.

Джошуа не дал ей договорить. Он крепко обнял ее и поцеловал так, словно изголодался и теперь никак не может насытиться.

– Люби меня, Джошуа, – прошептала она.

Он погладил ладонью ее щеку, медленно убрал с лица волосы. Его пальцы дрожали. Кэтрин легла на спину и потянула его за собой, тоже испытывая настоящий голод, а он припал губами к ее волосам, глазам и, наконец, к губам. Она чувствовала любовь в каждом движении его тела, и в конце концов подумала, что нет причин скрывать правду, спрятанную в ее сердце.

– Я люблю тебя, Джошуа. – Слова эти, казалось, перетекли из ее уст в его. – Я люблю тебя так, что мне даже больно!

В его глазах внезапно вспыхнула настоящая буря. Он снова приник к ее губам.

– Скажи это еще раз, – прошептал он. – Ах, Кейти, мне казалось, что я никогда не услышу от тебя этих слов.

– Я хочу тебя. Ты нужен мне. Я тебя люблю!

Он схватил ее за руки и завел их за голову, а губы с сокрушительной силой впились в ее губы. Кэтрин чувствовала, что их обоих поглотил огонь, на котором сгорали последние следы сомнений. Обессиленная, она заснула в его объятиях и во сне слышала, как он поднял ее с дивана и отнес на кровать.


Кэтрин проснулась лишь тогда, когда розовый свет зари проник через узкую щель между занавесками на окне спальни. Повернув голову, она увидела, что Джошуа тоже проснулся и, опершись на локоть, смотрит на нее затуманенными любовью глазами. И тут же она поняла, что разбудил ее не только луч солнца: Джошуа ласково гладил ей живот ладонью.

Кэтрин встрепенулась.

– Что ты делаешь?!

Джошуа усмехнулся и нежно вынудил ее лечь опять.

– Готовлюсь делать детей, – заявил он. – Недавно в антикварном магазине мне попалась книга семнадцатого столетия, а в ней – рецепт, гарантирующий двойняшек. Автор даже обещает, что при достаточном усердии можно произвести «одно дитя мужского пола, другое женского».

Его пальцы продолжали рисовать эротические узоры.

– А мы… э… мы и вправду хотим близнецов? – выдавила она.

– А почему бы и нет? Если книга не обманывает, у нас есть верный способ сразу заполучить большую семью. – Он изобразил сложный узор губами у нее на груди. – А если книга ошибается – подумай, мы все равно получим удовольствие, проверяя рецепт! Ведь у нас все только начинается. Впереди еще много интересного.

Она на миг закрыла глаза и открыла только тогда, когда все ее тело затрепетало от наслаждения.

– В интересах медицинской науки я готова вынести что угодно! – пробормотала она.

В улыбке Джошуа сквозила уверенность мужчины, знающего, что его любят.

– За такое замечание, моя дорогая Кэтрин, ты получишь награду – возможность первой испытать еще один старинный рецепт: по производству на свет сразу четверых детей! Поверь мне, в нем много интересного.

Она обняла его за шею и приблизила его губы к своим.

– Я люблю тебя, – сказала она. – И знаешь что? У меня замечательная идея. Давай-ка лучше будем рожать детей регулярно, но сначала по одному. А когда войдем во вкус, доберемся до двойняшек, тройняшек и так далее.

– Мне это кажется малодушием, – с упреком произнес он. – Подумай, сколько пройдет времени, прежде чем мы доберемся до четверняшек!

– Но Джош, у нас же вся жизнь впереди. Будем совершенствовать наш метод.

Джошуа удовлетворенно вздохнул и крепко обнял ее.

– Да, – согласился он. – У нас впереди вся жизнь, мы проведем ее вместе, и я докажу тебе, как сильно люблю тебя.

– Хватит разговоров! – воскликнула Кэтрин. – Докажи мне это прямо сейчас!


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11