КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591013 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235278
Пользователей - 108100

Впечатления

Stribog73 про Ружицкий: Безаэродромная авиация (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

В книге не хватает 2-х страниц.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Соломонская: Садальсууд (Самиздат, сетевая литература)

на вычитку и удаление пробелов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Соломонская: Приручить нельзя, влюбиться! (Любовное фэнтези)

книга хорошая но текст. пробелы большие ради увеличения объёма.
Я предлагала библиотекарям теперь может АДМИН прочтёт чтоб он создал папку НЕДОДЕЛКИ. НЕВЫЧИТАННОЕ, кто может чтоб исправили убрав эти огромные дыры и выложив заново текст...
Короче в библиотеке много подобных книг. То с ошибками, то с большими пробелами ради объема. Все ждём с нетерпением подобной папки чтобы туда отправлять подобные книги на доработку. Как есть папка

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Стоун: Одержимый брат моего парня (Современные любовные романы)

Моралисты, в свое время, байкотировали гастроли гениального музыканта Джерри Ли Льюиса.
Моралисты, в свое время, сожгли Александрийскую библиотеку.
Теперь моралисты добрались и до нашей библиотеки.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Стоун: Одержимый брат моего парня (Современные любовные романы)

и вот такую грязь продают за деньги на потребу похоти. а в правилах куллиба стоит размещаем Любое ...фашизм, порнографию. И нам не стыдно ничуть. А это читают не только взрослые. Но и дети. Начитавшись пободного насилуют ВАШИХ же детей! Люди, одумайтесь пока не поздно!!!
АДМИН, не кажется ли ВАМ, что давно пора менять правила. Нас уже давно морально разложили и успешно продолжают с помощью вседозволенности....Вседозволенность чтобы русские

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Соломонская: Осирис (Фантастика: прочее)

https://selflib.me/osiris
у нас нет жанров яой, юри
книгу надо на доработку большие пробелы ради объёма книги

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Игра королей [Ани Марика] (fb2) читать онлайн

- Игра королей [СИ] 1.18 Мб, 334с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Ани Марика

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Игра королей

1. Все беды от алкоголя

— Ты серьёзно пожалеешь об этом, Рита! — орал в трубку мобильника мой будущий бывший муж.

— Уже жалею, — согласилась я с его словами. Жалею, что подняла трубку. Еще жалею, что перед свадьбой с Колей сразу не предупредила его о том, что при разделе имущества он получит ноль без палочки. Тогда и не пришлось бы сейчас выслушивать его крики и угрозы.

— Прощай, Мусик, — пропела я приторным голоском в тон его новой девочки. Последнее контрольное слово — выстрел нашим отношениям. Отключила связь, бросила телефон в сумочку и выпила залпом поставленную перед моим носом текилу.

Итак, что мы имеем:

Меня зовут Маргарита Михельсон, мне 40 лет, за плечами три брака и двое детей 18 и 20 лет. Среднего роста под 1.70, брюнетка, глаза светло-карего цвета, волосы до лопаток люблю носить распущенными, фигура неплохая, чуть полновата, хотя 46 размер в моем возрасте это вполне достойно.

Первый муж, Артур, прекрасный человек и замечательный отец моих детей, оказался жутким бабником, не пропускающим мимо себя любую мало-мальскую симпатичную юбку. Правда, запала его хватало на 2–3 встречи, и потом интерес также быстро угасал, а Артур возвращался ко мне, клянясь в вечной любви и даря очередной подарок из ювелирного магазина. Я его любила, прощала в очередной раз, терпела ради маленьких детей — отцом он был заботливым, проводил с ними много времени и уделял внимание. Но в какой-то момент, после бессчетной по счёту измены, моя любовь к мужу начала угасать, и я поняла — он не исправится, надо просто смириться с фактом и начать пользоваться его положением, деньгами и связями. Потом и вовсе решила — всё, баста, пора отпускать моего Дон-Жуана в свободное плавание. Подала на развод, Артур не противился. К этому моменту, помимо семейных отношений, я была его партнёром по бизнесу, поэтому он оставил мне часть компании, пятикомнатную квартиру на Патриарших Прудах, машину, а также платил щедрые алименты на детей. Отношения после развода у нас остались хорошие, мы часто перезваниваемся — по делам бизнеса Артур уехал в Швейцарию. Сначала дети ездили к папе на каникулы, а сейчас и вовсе учатся и живут с ним в Европе.

Второй муж, Александр, Царствие ему Небесное, умер, золотой человек был. Владелец небольшого кафе, открыл свое дело с нуля, трудяга и пробивной, как танк. Влюбился в меня как мальчишка, долго добивался, покорил упорством и нежностью. Любил безумно, носил на руках, хоть и старше был на 20 лет. Я Сашу уважала, относилась хорошо, но любить — нет, не любила, жизнь с Артуром словно выжгла во мне эту эмоцию. Но увы, инфаркт не щадит никого, настиг этот недуг и моего супруга. Я похоронила мужа, и по наследству стала владелицей и управляющей уютного кафе в центре Москвы.

А вот с третьим мужем каюсь, дала слабину. Коля младше меня на 5 лет, устроился на работу в мою компанию айтишником. На собеседовании сразу проявил интерес, начал красиво ухаживать. Дарил цветы, ждал после работы на своей старенькой Хонде, сыпал комплиментами и уверял, что влюбился с первого взгляда. Что еще нужно одинокой женщине с двумя детьми? Дети, к слову, к тому моменту жили и учились в Европе, и одинокая квартира угнетала меня тишиной и пустотой. Поэтому я стала легкой добычей, и через 6 месяцев знакомства согласилась выйти за Николая замуж.

А через 3 месяца после свадьбы застукала муженька на своей даче с любовницей. Нежданно-негаданно. Сюжет для дешёвой мелодрамы: жена (я), держа в руках рассаду, легким движением ноги открыла дверь коттеджа, а там стоны на весь дом. Рассаду аккуратно убрала, всё же долго её выбирала, самой смешно — старею, вместо вечеринок с выпивкой еду цветочки сажать. А убрала подальше, потому что знаю себя — всё, что сейчас плохо лежит и попадётся под руку, будет в Колиной жопе. И двинулась, как гиена по следу, на звук женских стонов. Звук, что логично, шёл из моей спальни. Той, которую я любовно обставляла под себя, декорируя милыми для души вещицами. На моей кровати и обнаружился герой-любовник, который стоял между красивых, длинных ножек и тряс свой тощей жопой, вколачиваясь в любовницу.

— Коль, а нельзя было покрывало хотя бы убрать? — негромко интересуюсь я, прислонясь к косяку двери, и сложив на груди руки. Ну в самом деле, мне это жутко дорогое и жутко красивое покрывало Стеша, моя старшая дочь, подарила на Новый Год, купив его в Швейцарии в пафосном магазине текстиля. Я специально покрывало на дачу увезла, чтобы Коля его не замызгал — он сюда и не ездил никогда, отговариваясь, что любит Москву, драйв, шум, а тихая природа его угнетает. Вот ведь паразит ушастый, ради любовницы, оказывается, можно и природу потерпеть.

Пока я стояла и сокрушалась над покрывалом, действия на кровати резко прекратились, стоны тоже прервались, Коля шустро слез с любовницы и, выпучив глаза, уставился на меня. Девица, прикрыв кончиком покрывала явно силиконовые сиськи, хлопала наращенными ресницами и таращилась то на Колю, то на меня.

— Мусик, это твоя мама? — спросило это чудо в перьях, надув накаченные утиные губки. Меня это взбесило окончательно. Нет, сказала бы там "сестра" — я, конечно, старше муженька на пять лет, но средства позволяют ухаживать за собой, покупаю дорогую хорошую косметику, делаю процедуры и выгляжу явно его ровесницей! Хотя сейчас да, по сравнению с молоденькой любовницей, выгляжу не лучшим образом — в спортивном костюме, с пучком на голове и без грамма косметики. Так я ж цветы приехала сажать, а не к любовнику на встречу марафетилась 2 часа.

— Мусик, значит, — прошипела я, схватив первое, что попалось под руку. Это оказался шнур от ноутбука.

В-общем, всей страсти рассказывать не буду. Девица убежала в такой панике, что оставила свой лифчик на кресле около кровати, и я его с удовольствием потом сожгла в камине. Мусику пришлось вызывать скорую помощь — он, дурачок, в окно сиганул, благо спальня на втором этаже, летел недолго. Собственно, это было два дня назад.

А сейчас Мусик напоследок решил меня поиметь и угрожает разделом имущества при разводе. А вот фигушки. Я, может, и старая дурочка, повелась на сладкие речи муженька, но не наивная пастушка, иначе бизнес мой прогорел бы давно. Квартира на Патриарших записана на дочь, дача на сына, бизнес переписан на первого мужа. А Артур в деловых вопросах ого-го какой, оторвет яйца и Мусику, и Дусику.

— Наливай! — махнула рукой застывшей подруге. Вспоминать бывших мужей было такое себе решение.

— Погоди, смотри, какие красавцы! — ткнула открытой бутылкой в сторону бара Надька. Мои лучшие три подруги решили, что красивым и логичным финалом окончания моего брака будет попойка в хлам в каком-нибудь клубе. После которой я должна выбросить из головы этого дятла, фамилия у него такая, Дятлов. А лучше всего будет найти себе новую птицу. И кого-то повыше классом, хотя бы орла.

— Смотреть не хочу, а вот выпить очень, — потянулась я за бутылкой через стол.

— Да на, пей, — сунула мне Надька в руку бутылку и, поправив грудь, пьяной походкой от бедра пошла знакомиться. Мы с оставшимися девочками рассмеялись. Я разлила по рюмкам текилу, в очередной раз услышала от Ленки тост "за нас, красивых", после чего лизнула соль с руки, влила в себя спиртное и закусила лимончиком.

— Знакомьтесь, мальчики, это Лена, Альбина и Маргарита, — услышала я голос Нади и подняла голову.

Возле нашего стола стояла пьяная Надька с четырьмя мужчинами. В темноте особо их не разглядеть, но вот фигуры внушительные. Я аж икнула от этой горы тестостерона и чуть не подавилась лимончиком.

— Приятно познакомиться, — промурлыкал мне в ухо один из этих качков и уселся впритык ко мне на диванчик.

— Маргарита, — шептал второй, усаживаясь по другую сторону.

Мой пьяный мозг начал подавать сигналы опасности, мысленно вопрошая, за каким чёртом понадобилась сороколетняя тетка этим мачо-молодчикам.

Девчонок умело отвлекали оставшиеся двое парней, а эти горы тестостерона зажали меня и предлагали сыграть с ними в игру.

— Марго, ты хотела бы оказаться в новом мире?

— Наркотики предлагаете? — скептически оглядев красивых мужчин, уточнила я.

— Нет, — улыбнулся мне брюнет.

— Мы предлагаем отправиться с нами, — шептал второй, скорее всего блондин, из-за полутёмного освещения я не могла точно разглядеть цвет его волос.

— Зачем? — поинтересовалась я, вынимая из пачки Лены тонкую сигарету с яблочным вкусом. Обычно я не курю, но тут из-за выпивки захотелось затянуться. Мужчины галантно пододвинули ко мне пепельницу и чиркнули зажигалкой. В свете пламени у брюнета в глазах заплясали огоньки, и мозг снова начал семафорить сигналы от "осторожно" до "пора валить". Однако выпитая текила будоражила кровь и тянула на подвиги. Я девушка современного мира и понимала, на что намекают качки — на горячий тройничок с ними, от которого улечу в новый мир ощущений. И если раньше мысль оказаться в постели сразу с двумя отталкивала, то после Колиной измены мне захотелось острых ощущений. Как говорится, будет что рассказать внукам.

— Далеко ехать? — уточнила я у брюнета. Блондин же под шумок положил горячую ладонь на мою коленку и тихой сапой продвигался вверх к пункту назначения.

— Не успеешь оглянуться, — шепнул обольститель, опалив дыханием ухо и лизнул мочку. Затем попытался взять на руки, но я уперлась ему в грудь. Не люблю недомолвок, привыкла в бизнесе чётко и жёстко вести дела.

— Сядь, — скомандовала брюнету, убрала руку блондина и махнула пунцовой Ленке наливать. У Ленки тару отобрали и сами разлили.

— Оговорим детали здесь, — высказалась я и выпила свою рюмку.

— Хорошо, — согласился покорно брюнет, а блондин убрал руку с колена, которое снова пытался облапать.

— Мы сделаем всё, что ты захочешь. А взамен ты сделаешь всё, что захотим мы, — тихо и томно шепнул блондин, убрав прядку волос мне за ухо и проведя ласкающим жестом по шее вниз. От этих слов моё разбуженное текилой воображение подкинуло такие жаркие картинки с хештегом "18+", что я даже немного смутилась.

— Вот прямо таки всё? — выгнула вопросительно бровь и уставилась пьяными глазами на блондина. Ох, с такого ракурса красив, чертяка, бьёт харизмой наповал.

— Всё, что пожелаешь, — облизнулся, как кот на сметану это ходячее искушение женщин.

— Тогда веди, — смилостивилась я и, закинув сумку на сгиб локтя, поднялась.

— Девочки, я ушла! — отсалютовала подругам.

Наденька пожелала сильно не объезжать ребят, Лена пыталась остановить, а Альбина даже не обратила внимание, увлеченно целуясь взасос с одним из ребят. Фыркнув,развернулась и положила руку на предложенный сгиб локтя брюнета. Блондин захватил в плен вторую конечность, и мы чинно вышли из клуба.

Остановившись в каком-то переулке, брюнет развернулся ко мне, нависая.

— Ты уверена, госпожа Марго? Обратной дороги не будет, — его слова звучали несколько зловеще.

— А ты, смотрю, уже передумал? — хмыкнула я. Ну конечно, в клубе-то лица особо не видно, я сидела на диванчике в тени стробоскопов. А в свете уличного фонаря увидели подробно, какую красоту подцепили. Всё-таки я не 18-тилетняя фифа с фигурой-тростинкой, а зрелая женщина, пусть и ухоженная и следящая за собой, но согласитесь, молодость и сияние в этом возрасте уже не вернуть никакими средствами.

— Ты должна сказать ЭТО, — шепнул мне блондин.

— Что сказать? — я вызывающе смотрела на брюнета.

— Дать согласие, госпожа Марго, — опять шепнул блондин и провел руками от груди до бёдер, посылая кучу сладких мурашек.

Вот как, предусмотрительные юные мальчики, молодцы. В наше время правильное решение — заручиться согласием, а то вдруг завтра заявление пойду на них писать, как на насильников. Уважаю продуманных мужчин.

— Я согласна с вами отправиться в новый мир, — как можно более твердо в моём пьяном состоянии проговорила я, глядя в глаза брюнету. Продолжая смотреть, снова уловила появление завораживающих огней, пляшущих всё ярче и ярче. Словно под гипнозом, начала приближаться к его лицу всё ближе, следя за огоньками. Когда последнее слово слетело с моих губ, огни превратились в пламя, брюнет торжествующе рыкнул, припал к моим губам в опаляющем жарком поцелуе, весь мир померк и наступила темнота…

Приходила я в себя тяжело, во рту было сухо и противно, голова раскалывалась, тело было ватным, — одним словом, знатно вчера с девочками потусили.

— Больше пить не буду НИ-КОГ-ДА! — простонала я, дав зарок не приближаться к алкоголю на пушечный выстрел.

— Проснулась, госпожа? — спросил кто-то ехидно.

— Нет, умираю, дай воды, — просипела я, — и цитрамону. Возможно, нужна будет гильотина, но пока попробуем обойтись лёгкими средствами.

Так, стоп. Двое мужчин, ночь, улица, фонарь, аптека… Нет, аптеки не было, а всё остальное было. Я резко открыла глаза и уставилась на мужчину, стоявшего возле кровати с протянутой кружкой. Прищурилась. Брюнет, очень похож на вчерашнего, но нет, не мой.

— Ты кто? — спросила я, некультурно отбирая кружку и делая жадные глотки.

— Муж твой, — выплюнул этот индивид.

— А где блондин? — спросила я. Ну в самом деле, может и он был, видимо, выполняют часть моих фантазий. Можно было и понежнее ответить. Плохо играет, не по Станиславскому.

— В темнице, ты его сама вчера там заперла, — зло щурясь, отвечает брюнет.

— Ничего себе, у нас и БДСМ было? — ахаю я.

— Выпускай, мне уже домой пора. Было здорово, наверное, жаль, ничего не помню.

Брюнет не ответил, развернулся и молча ушел. Интересно, злится, что я не в восторге, или что заперла не его, а блондина? Ничего не помню, а жаль, ночка была явно жаркой. Посылала мозгу запросы, пытаясь хоть пару картинок выцепить, но мозг упорно молчал, и помогать не спешил.

Оглянувшись, поняла, что нахожусь в чьей-то спальне. Стиль отделки был минималистичным и, на мой взгляд, немного мрачноватым. Кровать гигантского размера, застеленная чёрным шёлковым бельём. На стенах деревянные панели цвета морённого дуба, пол тоже деревянный, только более темный, практически чёрного цвета. Мебель в комнате — тумбочки по бокам кровати, туалетный столик у противоположной стены с панорамным окном во всю высоту и комод у стены справа от кровати — вся тёмно-коричневого цвета, покрытая лаком. В качестве ковра у кровати — шкура какого-то животного, по цвету похожая медведя. Единственное яркое пятно комнаты — это кроваво-красные шторы на окнах. Сама комната была метров 30, не меньше, с высоким четырехметровым потолком. Для такого огромного помещения количество мебели было явно минимальным. В помещении слева от кровати было две двери.

Я завернулась в покрывало и пошлёпала к одной из двери, надеясь, что это вход в ванную.

Дошла до двери, открыла — действительно ванная. Оглядев обстановку, присвистнула — ничего себе, вот это роскошь. Ванная была огромной, метров 20, с такими же панорамными окнами, как и в спальне. Практически в центре располагалась джакузи на постаменте таких размеров, что в ней смело могли разместиться мои качки, да ещё и меня прихватить к себе. У стены элегантные раковины с небольшими шкафчиками по краям. В дальнем углу душевая кабина. Сантехника вся сияющая хромом, чистота явно от дорогих клининговых компаний, отделка дизайнерской плиткой и материалами — уж после ремонта своей любимой дачи я профессиональным глазом видела ценник стоимости такого помещения. Мальчики явно не так просты, золотая молодежь на выгуле. Не зря согласие просили, не хотят потом в ток-шоу участвовать, доказывая, что всё было по обоюдности.

Сбросив покрывало на пол, залезла в душевую кабину с кучей функций, потыкала наугад во все кнопочки, настроила прохладный тропический душ и блаженно замерла под струями воды. Тело пело от восторга, возвращаясь к жизни, я чувствовала себя помолодевшей лет на двадцать, даже, кажется, килограммы лишние ушли и грудь налилась. Вот что с нами, женщинами, делает качественный секс с молодыми жеребцами. Пусть я и не помню его. Но спасибо ребятам скажу. Даже номерок возьму, повторить на трезвую голову и посмаковать.

Перенюхав все бутылочки, я воспользовалась мужским гелем для душа; женские, что тут были, пахли ужасно — приторно-цветочными ароматами. А мужской мне понравился: приятный, терпкий, с легким ароматом мяты. Думаю, мальчики не обидятся. Вылезла из душа довольная; в шкафчиках у раковины нашла большие пушистые полотенца, такого же кроваво-красного оттенка, как и шторы в спальне и, на мою удачу, упакованные одноразовые зубные щётки. Замоталась в большое полотенце сама, укутала волосы вторым полотенцем, почистила зубы и почувствовала полную гармонию. Осталось вызвать такси и заехать в кафе на Петровке, там чудные пончики с разными начинками и изумительный кофе. План составлен, укуталась снова в покрывало и направилась в комнату. Открыла дверь, да так и замерла. Возле двери на коленях сидел блондин, весь покрытый ссадинами и порезами. Волосы его были испачканы в крови и слиплись сосульками. Взгляд опущен вниз, руки связаны впереди верёвкой.

— Что с ним? — в ужасе спросила я у брюнета, который стоял рядом, — Это что, я с ним такое сделала??

Нет, я, конечно, люблю, когда пожёстче, но не до такой же степени! И вообще, я люблю, когда мужчина доминирует. И так по жизни кучу всего на себе тянуть приходится. Неужели ночью у меня сорвало крышу и я издевалась над блондином острыми колюще-режущими инструментами? И он был согласен всё это терпеть?

— Ты, конечно. А регенерация блокируется ошейником, который ты же и заставила надеть.

— Ну так снимай его скорее и быстро к врачу. Я вызову такси, — раздражённо произнесла, не обращая внимание на странное заявление о регенерации. Что брюнет несёт? Блондин что ему, ящерица что ли? А, ну да, мы же в ролевую игру тут играем, вспомнилось мне.

— И хватит себя так вести, я на такое не способна, — разозлилась я, ища свою сумочку с телефоном.

У брюнета вдруг изменился взгляд, он схватил меня за горло и прижал к стене.

— Кто ты? — яростно спросил, вжимая своим телом меня в стену.

— Так, руки убери, всё, хватит, закончили игру! — стукнула его по спине. Но ответа не последовало.

— Где моя жена? — так же яростно продолжал свой допрос брюнет, сжимая шею еще сильнее.

Я заехала коленом ему между ног, а когда он согнулся от боли, добавила до кучи удар по кадыку. Не зря в своё время старшую дочь, Стешу, водила на борьбу, несколько приёмов запомнила. Брюнет отпустил меня, шипя от боли.

— Ты, кажется, заигрался, или забыл уже госпожу Марго, — зло выплюнула я. Подтянула повыше сползшее до талии во время борьбы покрывало, и наконец увидела на полу у окна свою сумочку.

— Где моя одежда? — спросила у брюнета. Тот стоял, как пришибленный, согнувшись, и переводил взгляд с меня на мою сумку. Наконец брюнета отпустило после удара в пах, он подошёл к другой двери рядом с ванной, и открыл для меня. Я зашла и обомлела — это была даже не гардеробная, а целая полноценная комната с женской одеждой, обувью и аксессуарами на любой вкус и цвет. Однако моих джинсов и блузки не наблюдалось. Или они были где-то хорошо спрятаны на вешалках среди кучи вещей.

— И что это? Фетиш ваш, оставлять одежду баб, которых приводите сюда? — развернувшись к брюнету, спросила я, — мне в чём ехать домой? В покрывале?

Не знаю, что у нас было ночью на пьяную голову, но сейчас, на трезвую, они начинают меня выбешивать своим идиотским поведением, уже и телефонный номерок расхотелось брать.

— Ты не моя жена, — устало выдохнул брюнет и присоединился к блондину в сидении на полу. Он обхватил голову руками, и его плечи мелко затряслись. Он что, плачет что ли? Жалость кольнула сердце, я опустилась рядом и начала гладить по волосам успокаивающе. Да, знаю, что дура, меня Коля в итоге так покорил — пришёл как-то на свидание мокрый, продрогший, несчастный, с пожухлыми от дождя цветочками. Пришлось вести к себе домой и отогревать сначала в душе, потом в постели. Как сказал потом мой сын — ты не можешь пройти мимо сирых и убогих.

Вдруг брюнет откинул назад голову, и я поняла, что он не плачет — нет, этот гад смеётся! И с каждым сотрясением тела его смех переходит в настоящий гогот! Блондинчик уже подполз к нам и пытается понять, что происходит. Пока я рассматривала гардеробную, брюнет снял с него ошейник, и все раны и царапины затянулись, только волосы остались грязными от засохшей крови.

— Её нет, Бальдор, нет! — сквозь смех произнёс брюнет, ткнув в меня. А я решила что всё, с меня хватит этих полоумных, оставлю им в подарок свою одежду, пора сваливать из этого цирка с конями. Зашла в гардеробную, выбрала одно из висящих платьев — чёрный балахон а-ля Алла Пугачёва, накинула этот мешок на себя, подхватила лежащие рядом балетки и спешно покинула комнату трофеев.

Выйдя из комнаты, наткнулась на ещё более странную картину. В коридоре стояли несколько полуголых мужчин, которые при виде меня испуганно вжались в стены, пытаясь слиться с обстановкой. Коридор же был куда интереснее этих странных товарищей, я замерла и начала осматриваться. Он шёл в обе стороны от двери, по бокам были изогнутые лестницы вниз с красивыми орнаментами на перилах, напротив было видно ограждение балкона и еще более высокий потолок с огромной хрустальной люстрой в несколько ярусов, свисающей ниже этого уровня. На стенах висели картины, под ногами — каменный пол с бордовой ковровой дорожкой. Спустившись вниз по лестнице, оказалась в холле. Тут тоже были мужчины, которые также спешно ретировались при виде меня. Я уже перестала удивляться странностям, может это однокурсники моих качков? Или сняли этот дом на какое-то время всей толпой. Кто их знает, современную молодежь.

Выйдя из дома, пошла по аллее к видневшимся вдали въездным воротам, роясь в сумочке в поисках телефона. Вечно в женской сумке хрен что найдёшь, особенно в моей, загадочная чёрная дыра какая-то. Наконец удалось откопать аппарат и, остановившись около дороги, запустила приложение Яндекс. Такси. Оно огласило, что не может определить моё местоположение, а телефон выдал, что нет сети. Отлично. Придётся идти попутку ловить. Вот не люблю я этого, всегда опасаюсь садится в чужую незнакомую машину. Подняла со вздохом взгляд, и замерла. Через дорогу от меня был небольшой круглый парк, а посередине этого живописного места стоял памятник. Две мужские мощные фигуры метров 7-ми в высоту стояли в броне, в руках держали копья-посохи и до жути были похожи на моих ночных друзей.

Оглядываясь по сторонам, подбежала к статуям поближе, чтобы убедиться: может, показалось?

Обошла их два раза по кругу и поняла — нет, не показалось, точно мои Казановы.

— Куда же меня занесло? — задумчиво спросила в пустоту, разглядывая красивые накаченные ммм… задние части блондина-брюнета.

— В новый мир, — прозвучал ответ. От неожиданности я подпрыгнула, развернулась и схватилась за сердце — позади меня стояли мои блондино-брюнетистые мальчики.

— Мы выполнили свою часть сделки, теперь ты должна выполнить свою, — проговорил блондин, сложив руки на груди.

— Какую ещё часть сделки? — уточнила я. Ибо не помню, чтобы что-то обещала молодчикам.

— Как же так? Ты просила любви, чтобы у тебя была сильная опора за спиной, чтобы решал все твои проблемы, а ты могла быть слабой и беззащитной. Мы всё это предоставим тебе. И даже добавим несколько бонусов, — насмешливо огласил брюнет якобы мной заявленные требования.

— Отлично, а что нужно вам? — копируя тон брюнета, выгнула я бровь.

— О, сущий пустяк! — махнул он рукой, — нам нужно равновесие. Ты сильная личность со своими ценностями и убеждениями. Ты добрая, справедливая, честная. А с нашими бонусами будешь ещё и сильным магом.

Таак, интересно. Я, конечно, не эксперт в области психиатрии, но, по-моему, всё это смахивает на бред. Похоже на белую горячку. Помню, сосед допился, схватил её и пошёл пописать в холодильник, благо его жена остановила и показала скалкой, где у них санузел. Но что я точно знаю, что с больными и сумасшедшими надо разговаривать ласково и вежливо.

— Мы не сумасшедшие! — возмутился блондин. — Я Магни, а это мой брат Моди. Мы сейчас в другом мире, он называется Ардо. В этом мире главными являются три Бога — мы с братом, и наша жена, Стафера. Давным-давно главной Богиней Ардо была Стафера, она и создала этот мир и населила планету людьми. Много лет заботилась она об этой земле, пока не почувствовала тоску и одиночество. В этом мире не было ей равных, а Стафера очень хотела найти себе любимого мужчину и быть с ним на равных. Богиня провела ритуал поиска на своей крови, взывая к сущности, той, что выше всех Богов — и получила ответ во сне, что её суженный находится в другом мире, на Земле. Для путешествия жена потратила практически все силы, но сумела проникнуть в твой мир, Маргарита. Земля раньше являлась и нашим домом.

— Неужели Богине приглянулись обычные люди? — удивленно спросила я, — чем же вы её покорили?

— Нет, мы не люди, — продолжил блондин. Мы Боги, забытые вами, людьми. Мы с братом сыновья Тора, сына Одина, главного скандинавского Бога викингов. Когда-то, во время расцвета Скандинавии, мы были сильными и мощными Богами: Моди — Богом ярости я — физической силы. В нас верили многие люди, это придавало нам сил и скрашивало ожидание Рагнарёка. Когда Стафера появилась у нас, мы влачили жалкое существование на задворках Земли только за счёт энтузиастов, которые писали книги о мифологии, и геймеров, которые читали о нас и выбирали в качестве героев своих персонажей в компьютерных играх. Стафера нашла нас, и влюбилась сразу в обоих. Она была в панике, на Ардо раньше никогда не было у женщины нескольких мужей. Пыталась выбрать между нами, металась от меня к Моди, пока не поняла, что если выберет мужем только одного, сердце разорвётся от тоски по второму.

Стафера перенесла нас обоих на Ардо, мы поженились, и в первую брачную ночь, в момент нашей первой близости произошло нечто невиданное — у нас с братом образовалась тёмная и светлая энергии, и, пройдя сквозь тело жены, эта энергия преобразовалась в светлую и тёмную магию. Выброс был такой мощный, что разлетелся по всей планете, коснувшись каждого человека. А наутро на Ардо царил настоящий хаос — все люди, у кого была хоть крупица предрасположенности к магии, изменили свою сущность и приобрели признаки какой-либо расы. Да ещё и главная Богиня через жриц своих храмов объявила, что отныне в их мир пришли два Бога-мужчины, Магни и Моди, и что с данного момента женщинам разрешено и даже приветствуется брать в мужья двух, трёх или больше мужей.

Я не буду вдаваться в подробности, как мы помогали налаживать жизнь в новом мире, в котором за сутки всё перевернулось с ног на голову, но в итоге на Ардо наступил наконец мир и процветание. Ардо вообще очень похож на твою Землю, только у вас развитие пошло пути технического прогресса, а в нашем мире по пути развития магии, магии света и тьмы. У нас всего один материк на планете, на котором расположены королевства разных рас. Есть королевства светлых, есть королевства тёмных. И поскольку это две противоположные сущности, которые всегда борятся друг с другом, для поддержания баланса мы создали артефакты-стабилизаторы. Избранные нами светлые и тёмные маги напитали их своей энергией, и мы поместили артефакты глубоко в недра планеты. Каждые сто лет мы доставали артефакты, сильнейшие маги планеты их снова насыщали магией, и артефакты возвращались на место. До недавней поры всё было хорошо, и тёмные, и светлые королевства жили мирно, планета процветала. Однако около 500 лет назад произошло непредвиденное. Королевства стали воевать друг с другом, гибло всё больше людей, войны становились всё кровопролитнее. Равновесие стало постоянно смещаться — то в сторону светлых, то в сторону тёмных, от этого на Ардо начались природные катаклизмы. И тогда Стафера, наша жена, обвинила нас в бездействии и неумении навести порядок в нашем мире, выкрала артефакты, спрятала в другом месте и покинула этот мир. Перед уходом она поставила условие, что вернётся тогда, когда мы прекратим войны, найдём артефакты и установим равновесие. В этом-то ты нам и поможешь. — Произнеся речь, блондин выдохнул и уставился на меня, сияя, как начищенный самовар. Всё, что он рассказал, смахивало на рассказ законченного психа, но я поверила. Слишком много к этому моменту накопилось мелочей, которые явно сигнализировали, что я или попала в дурдом, или перенеслась в другой мир. Не исключая первый вариант, решила остановиться на второй версии происходящего вокруг меня. А ещё прониклась симпатией к жене блондина-брюнета. Ещё бы, сидели на попе ровно, не реагируя на происходящее, которое их напрямую не касалось. Уверена, что Стафера несколько раз пыталась достучаться до мужей, ни одна женщина не любит войны в своём подчинении, а эти Казановы небось и в ус не дули, пока их активно не вынудили действовать.

— Хорошо, я согласна вам помочь, но где я найду артефакты? Каким способом остановлю войны и восстановлю равновесие?

— Стабилизаторов-артефактов всего три штуки, они находятся в трёх светлых королевствах, ты их почувствуешь, когда будешь рядом. Станешь женой всем королям, и этим остановишь войны. А равновесие вернётся само, как только ты вернёшь артефакты и женишь на себе королей, — ответил брюнет.

— Огласите весь список, пожалуйста, сколько у вас там королей-то? — развеселилась я. Этот дурдом на выезде мне уже начинал нравиться.

— Шесть. Шесть рас, шесть королей. Три светлых, три тёмных, — ответил блондинчик.

— Но почему именно я? Почему не местные дамочки? — задала новый вопрос.

— Ты только что вышла из дома одной местной дамочки, видела своими глазами, что она из себя представляет. Миссию мы могли доверить только высшей аристократке, к сожалению, слияния одновременно светлой и тёмной энергии после близости с тёмными и светлыми королями простая девушка не выдержит, её просто уничтожат противоборствующие силы. Среди аристократок не нашлось нужной нам по духу претендентки. Твоя же кандидатура идеальна, ты можешь запустить в себя и свет, и тьму, твоё тело из технического мира как пустой сосуд примет в себя обе силы.

— Кстати, — вспомнила я, — в замке меня назвал женой один мужчина, и что там с блондином?

— Мы перенесли тебя в тело твоего двойника в этом мире. Её зовут Марго, она местная госпожа, из высшей аристократии, живёт со своими рабами и имеет двух мужей.

После его слов я судорожно полезла в сумочку в поисках пудреницы. Откопав зеркальце, открыла, взглянула на себя.

Мамочки! Вот это да! Это была я, со своей внешностью, но помолодевшая лет на двадцать. Нежная белая матовая кожа без морщин, реснички снова чёрные и пушистые, лёгкий румянец на упругих щёчках, губки яркие и пунцовые. Ох, увидь меня сейчас первый муж, заново в ЗАГС потащит. Развеселилась — неплохой такой бонус от моих блондина-брюнета. Так. Стоп.

— То есть помимо шести королей, мне ещё впридачу идут эти два мужа? Требую развод.

— Можем их убить, — лениво отметил брюнет, рассматривая свои ногти.

— Зачем убить? Можно просто развестись, прежняя жена их мучила, пусть мужчины почувствуют свободу, найдут себе нормальную девушку, — удивилась я.

— У нас нет разводов. Брак, закреплённый в храме, считается благословенным Богами, и расторгнуть его можно только путём смерти одного из супругов, — брюнет меня раздражал с каждым словом всё больше и больше.

— Ладно, не убивай их, попробую наладить с ними отношения, может, друзьями разойдёмся, поделим имущество. Разберёмся, — махнула рукой.

— Так ты поможешь нам? — поторопил блондин, напряжённо ожидая моего согласия.

— А у меня есть выбор? — задала я встречный вопрос. Да, я еврейка, привыкайте мальчики к вопросу на вопрос.

— Выбор есть всегда. У тебя как минимум два пути — жить и быть любимой сильными мужчинами, и помочь этому миру вернуть равновесие, или возвратиться на Землю и умереть, — припечатал брюнет.

— В смысле умереть? Я не смогу вернуться? А как же мои дети? — впервые за весь этот разговор я испугалась.

— Обратный переход в безмагический мир высосет из тебя все силы и магию, и ты умрёшь в течение месяца. Успеешь за месяц повидаться с детьми?

— Ладно, слушайте меня, Боги! Я найду ваши артефакты, постараюсь женить на себе этих ваших королей. Постараюсь! Взамен вы находите решение, как мне возвращаться ненадолго в свой мир. Пусть это будет артефакт, вонючее зелье, кнопка, пещера — мне без разницы, главное, чтобы я хотя бы пару недель могла провести на Земле. Если отказываетесь, возвращайте меня обратно и сами спасайте свою планету, — поставила я ультиматум блондину-брюнету, прислонилась к статуе одного из Богов, и замерла, ожидая решения.

Блондин и брюнет переглянулись, замерли ненадолго, пристально глядя друг другу в глаза — телепатией, что ли, общаются?

Брюнет злится, вижу, как гневно ноздри раздуваются, и огонь в глазах полыхает. Как же, не уделила должного почтения его божественной заднице. Но я и в своего Бога особо не верила, а тут эти мальчишки, заигрались в войнушку, и привели целый мир к гибели. Про себя я решила, что какое бы решение Боги не приняли — постараюсь помочь хотя бы артефакты найти, чтобы стабилизировать магию. С королями я даже не уверена, что выгорит, я ж стерва та ещё. А с королями надо обращаться нежно, ласково, вот чует моё сердце, на первом же короле моя миссия закончится.

— Не закончится, — обрадовал меня блондин. Вот зараза, мысли мои читает. — Доверься нам, мы согласны на твои условия. Сделаем артефакт переноса на Землю, но отдадим его тебе только после выполнения всех наших условий.

— Договорились, — протянула руку мальчикам-Богам. Брюнет крепко пожал, блондин с усмешкой поцеловал кончики пальцев, и они исчезли. Нет, в целом нормальные ребята, немного разбалованные. Ничего, вернётся их жена, поставит на место. В ней я была уверена, не зря она им задачку задала.

2. Знакомство

Я вернулась в дом, прошла мимо обалдевших полуголых мужчин, поднялась по лестнице на второй этаж и зашла в ту единственную комнату, где успела побывать. И где состоялось моё эпичное знакомство с первыми двумя мужьями этого мира. Даже не знаю, загадывать про себя "надеюсь, не последними", или не стоит. Плюхнулась на так и не заправленную постель, провела рукой по прохладным шёлковым простыням. Эх, забыла спросить у Магни и Моди, было у нас что-то с ними, или нет? А с мужьями резвилась я или местная Марго? Это всё развратное бельё, уводит мысли прочь от насущных проблем.

— Рита, сосредоточься, — вслух пнула себя, — давай, включай свой серый пентиум в голове, пока рядом нет мужей, и никто не отвлекает.

Для начала нужно узнать всё о себе. Сколько у меня денежных средств, где я живу, точнее, где находится этот замок, как далеко от меня артефакты и короли. Я залезла с ногами на кровать и решила провести ревизию своего хозяйства, то бишь женской сумки. Так, что мы имеем: косметичка с косметикой, телефон, зарядка, power-банк, наушники, ключи от машины, ключи от дома, санитайзер, салфетки влажные и сухие, кошелек с деньгами и картами, документы, фантики от конфет, сами конфеты, пачка жвачки, упаковка Орео. Вспомнила про потайной кармашек — открыла, нащупала тонкую золотую цепочку, достала её. На ней висел кулон — скорпион с сапфировым панцирем и чёрными бриллиантами-клешнями, подарок от Артура и Майкла, моего сына. Мой знак зодиака и камень. Сын сам выбирал подарок на мой 40-летний юбилей, и даже пошёл к отцу в компанию на должность курьера, чтобы самостоятельно заработать на подвеску деньги. Артур, конечно, платил ему в 3 раза больше остальных курьеров, но Майкл об этом не знал, на Западе не принято обсуждать на работе зарплату с коллегами. Надела цепочку с кулоном, чтобы быть ближе к родным и не потерять дорогую сердцу вещь.

— Я вернусь к вам, мои родные. Обязательно вернусь! — прижав холодный камень к груди, прошептала я. Сердце на мгновенье сжалось от острого чувства тоски по детям, но усилием воли задвинула мысли о Земле и оставшихся там родных и близких далеко в угол. Не время, будут отвлекать и ранить.

Больше в сумке ничего ценного не было. Вернула всё барахло на место, телефон выключила, чтобы не истратить всю зарядку. Неизвестно, есть ли тут вообще электричество. Снова осмотрела комнату и удивилась минимуму мебели для такого метража. Да и отделка в тёмных тонах угнетала. Может, ремонт затеять? А что, после дачи я большой спец, гоняла прораба с работниками так, что они пикнуть не смели без моего ведома. Или нет, отдам её лучше мужьям, брюнету и блондину. Как их зовут? Одного, кажется, Бидон… или Байден? Нет, это у нас в Америке. Может Баллон? Ладно, уточню при встрече, чтобы не попасть впросак, мне ж отношения налаживать надо. И гардероб поменяю. Вот. Это первый пункт после знакомства с местным населением.

Итак, цели поставлены, пора браться за реализацию. Тряхнула гривой черных волос. И вышла из комнаты навстречу к новым знакомствам.

Только успела подойти к лестнице, как увидела поднимающихся моих "мужей". Оба за время моего общения с Богами успели вымыться и переодеться. Блондин надел белую рубашку и светлые лёгкие брюки, брюнет был во всем чёрном. Эффектно. Как ангел и демон. Как свет и тьма.

Пока ждала их наверху, решила рассмотреть поближе, с кем придётся иметь дело.

Брюнет был похож на тёмного Бога Моди, недаром я их практически спутала поутру. Такой же широкоплечий, волосы чуть длиннее обычной стрижки, косая чёлка почти до глаз, смуглая кожа, у нас такая обычно у итальянцев и испанцев. Черты лица резкие, чёрные глаза с пушистыми ресницами, пухлые губы при виде меня недовольно сжал почти в линию, массивный подбородок, прямой римский нос. Если бы не был так демонстративно настроен против меня, я бы даже заинтересовалась, внешне он был очень симпатичным.

У блондина более нежные и миловидные черты лица, голубые глаза, волосы такой же длины, как у брюнета, также падает чёлка. В уголках губ словно притаилась улыбка, видно, что улыбается часто, даже около глаз едва просматривают мимические морщинки. Похож чем-то на нашего земного Леонардо Ди Каприо, когда он снимался в Титанике. Мимишный мальчик.

— Привет, — улыбнулась я им. — Будем заново знакомиться? Нам нужно многое обсудить.

Блондин смотрел заинтересованно, но с небольшой опаской, брюнет был хмурым, и явно продолжал злиться на меня. Ему общаться, судя по всему, не хотелось вообще. На лице написано желание убить и прикопать по-тихому в лесочке.

— Прежде чем ты что-то плохое задумаешь, имей ввиду, что Моди хотел вас убить, а я отговорила, — произнесла скороговоркой, глядя на брюнета. От упоминания местного божества брюнет удивлённо вытаращил глаза. Блондин улыбнулся, чуть склонил голову, отчего чёлка сразу же упала на глаза, и, прижав руку к груди, чуть насмешливо произнёс:

— Спасибо за содействие в вопросе наших жизней.

— Идём в комнату, тут везде уши, которым не следует знать, что ты не Марго, — процедил сквозь зубы брюнет. Нет, ну как так. Один милашка-улыбашка, второй рычалка-ворчалка.

Меня больно схватили за локоть и впихнули всё в ту же комнату. Кажется, сейчас я понимаю их жену. Если они так и с ней обращались, я бы сама их огрела чем-нибудь тяжёлым.

— Сядь, — я выдернула свою конечность и указала брюнету на кровать. — И ты, кажется Бальдор, тоже, — приказала я, неожиданно вспомнив имя блондина.

Как ни странно, они оба подчинились. Уселись, смотрят на меня, как на восьмое чудо света.

— Меня зовут Маргарита. По воле местных Богов я попала в ваш мир с определённой миссией. Развестись не получится, но разойтись, как в море корабли, можем. У меня к вам предложение. Вы рассказываете мне всё об этом мире, знакомите с населением, и никому не говорите правду обо мне. Взамен я не мешаю вам жить, не претендую на ваше имущество, а всё совместно нажитое с вашей настоящей женой Марго поделим на троих. На этот дом не претендую, можете его забирать, — выдохнула я. Вот это речь толкнула, а ведь не готовилась даже. Как говорится, опыт переговоров не пропьёшь.

— Если ты в её теле, то где Марго, и в чьём теле она сейчас? — спросил брюнет. Хм, вполне закономерный вопрос, который мне в голову не пришёл.

— Не знаю, но очень надеюсь, что не в моём. Надо спросить у Богов, что-то этот момент я упустила, — пожала плечами. Подумала, что действительно не хочу, чтобы в моём теле была садистка, хотя если поживёт на Земле месяц без магии, может Колю отучит налево ходить. Хохотнула от этой мысли.

— Если она не вернётся, то я согласен на твою сделку, — подал голос блондин и улыбнулся. Светлого человечка сразу видно издалека.

— Если ты не врёшь нам, то я тоже согласен, — процедил брюнет и покинул нас, от души хлопнув дверью.

— Бальдор, как зовут этого тёмного? — спросила я, а он рассмеялся.

— Он светлый, и зовут его Ноа. Тёмный как раз я, — ответил мне блондинчик после того, как перестал смеяться. А у меня случился сбой системы. ERROR 404, тёмный маг — блондин, светлый маг — брюнет.

— Идём, позавтракаем, я тебе всё расскажу, — протянул мне руку Бальдор. Я ухватилась за его конечность, и мы отправились в столовую. Кушать действительно хотелось, последнее, что я ела — пара долек лимона от текилы в баре.

— Сначала я хотела узнать всё о Марго и её возможностях, — начала расспрос Бальдора, когда мы прошли коридор, который, к слову, теперь был пустой. Куда делись местные полуголые мужчины, не ясно.

— Она была человеком, а у людей магия просыпается поздно, к совершеннолетию. Родители приводят ребёнка в день его Рождения в храм Богов Моди и Магни, проводят ритуал обретения магии — нужно капнуть несколько капель крови из обеих рук на алтарь — и ночью, во сне, магия просыпается. Процесс, правда, болезненный, человека при этом лихорадит, повышается температура, выкручивает суставы. Поэтому помощь близких в этот день крайне важна, ночью родные по очереди обмывают тело холодной водой, и втирают особую мазь для снижения болевых ощущений.

Какая магия проснётся в человеке, определяет, интуитивно, он сам. Тут нет разделения на свет — плохо, а тьма — хорошо, то есть наоборот, — хмыкнул Бальдор от своей же оговорки. Всё дело в магии, в светлой, например, целительство, травоведение, щитовая магия, она берёт свои корни из светлых эмоций человека — жертвенности, сострадания, сопереживания. То есть люди со светлой магией, испытывая светлые эмоции, сами выделяют энергию и учатся ею управлять, преобразуя её либо в защиту, либо в целительный поток, либо заряжая травяные сборы нужными свойствами. К тёмной же магии относится, например, некромантия, подчинение, призыв и управление тёмными силами. Человек черпает энергию из общего поля, не привязанного к какому-либо объекту или явлению, и преобразовывает под свои нужды. Примерно понятно? — мы дошли до столовой, и Бальдор остановился перед дверьми.

— Получается, светлая магия отдаёт, а тёмная — берёт? — задала я вопрос.

— Ну, это не совсем точно, но можно и так сказать.

— Тогда понятно, почему у вас тут войны: светлые не хотят отдавать тёмным эту вашу магию, — пожевав губу, сделала я вывод. Подойдя к столу, уселась на один из стульев.

— Сядь во главе, — буркнул сидевший тут Ноа.

— Нет, светлые воюют не из-за этого, и тёмные не крадут их магию, светлая и тёмная магия переплетены, и без света не будет тьмы, и наоборот, — ответил мне Бальдор и, взяв меня за локоть, проводил во главу стола.

— Тогда почему же они воюют? — кивнув благодарно блондину, спросила я. Оглядела кресло — по виду мягкое и удобное, только подушки сбились. Поправила, села поудобней, приготовилась слушать.

— Сначала воевали из-за территорий, потом из-за женщин, сейчас уже никто и не помнит, из-за чего пошёл разлад. В данный момент у тёмных численное преимущество, и это нарушает энергетический баланс планеты. Из-за участившихся катаклизмов страдают как светлые, так и сами тёмные, — обстоятельно объяснил Бальдор.

Ноа махнул рукой куда-то в сторону, и зыркнул на меня. Я благоразумно замолчала. В столовую зашли два раба и начали расставлять блюда. Когда они закончили, то сделали шаг назад и, склонив голову, остановились возле меня.

— Идите, все поешьте, а потом полным составом соберитесь в холле и ждите нас, есть новости, — отдал приказ Бальдор. Рабы подняли головы и посмотрели на блондинчика, потом на меня. Я кивнула, подтверждая — мол, выполняйте. Нас оставили одних. Но я не спешила с вопросами, решила утолить физический голод.

— Так какая у тебя миссия? — спросил Ноа, как только я закончила с первым блюдом. Это оказался невероятный нежный крем-суп, по вкусу похожий на грибной. Отставив тарелку, я потянулась за фруктами и ответила:

— Найти артефакты.

Про королей решила пока не рассказывать: засмеют. Для меня это казалось нереальным пунктом. Ну где я, и где шесть королей? У них одних фавориток, наверное, с десяток у каждого, да не простые, а наверняка из высшей знати. Опять же, достойный гардероб для дворцов нужен? Нужен. А где взять? Сколько будет стоить всё удовольствие? Сроки исполнения? Даже если попаду во дворец — надо как-то ещё на глаза королей попасться и заинтересовать. Чем я могу заинтересовать таким, чего нет у фавориток? Не сохранённые же на телефон видео с котиками показывать. Одним словом, пока на данный момент куча вопросов, ноль ответов и резюме — женить на себе 6 королей — нереальная задача.

Пока отвлеклась мыслями, съела фрукты. Это были плоды, по размеру как крупный виноград, только оранжевого цвета. Они были кисленькие на вкус, как наши мандарины, неожиданно, но вкусно.

— Как ты планируешь их искать? Никто не знает, как они выглядят, — Ноа был скептически настроен на мои способности ищейки.

— Мне сказали, что я их почувствую, — пожала плечами.

— Где находится ваш замок? — обратилась я к Бальдору.

— Королевство Яковии, это тёмные земли. Марго была графиней, она вышла замуж за старого графа Максимилиана де ла Реджинальда очень рано, сразу после обретения магии. Прожили вместе 6 лет, граф умер в её постели в один из зимних вечеров. После его смерти всё наследство перешло к Марго, она была его первой и единственной женой, детей граф, по-причине старости, иметь уже не мог.

— Как вас угораздило жениться на этой садистке? — перебила я Бальдора, вспоминая его кровоподтёки.

— Это долгая история. Марго выдали замуж в день совершеннолетия её родители. Они были из обедневшего рода де ла Росса, соседями покойного графа. Родители Марго её любили, экономили последние деньги, чтобы дать ей хорошее образование, нанимали столичных учителей. Семьи де ла Росс и де ла Реджинальд, благодаря соседству, общались между собой. Графу приглянулась Марго, когда девочке только исполнилось 12 лет. Уже тогда стало видно, что она растёт нежной красавицей. Граф заикнулся отцу, что готов взять Марго в жёны, как только она достигнет совершеннолетия и пройдёт ритуал обретения магии. Однако отец девушки был против, всё-таки разница в 260 лет это слишком много для супругов, граф ей не в мужья, а в дедушки годился. Однако Максимилиан был очень настойчив. Он подкупил управляющего в поместье де ла Росс, и тот несколько лет мало того, что обворовывал семью девушки, да ещё и королю отсылал липовые отчёты о налогах, занижая их во много раз. За день до совершеннолетия Марго из дворца короля прибыл лично министр финансов для проверки дел поместья де ла Росс. Как потом узнала Марго, после смерти графа, из его личной переписки — Максимилиан сам же и пригласил министра, поделившись с ним сомнениями о "честности" выплат налогов соседями.

Когда обман раскрылся, последовал страшный скандал. Родителей Марго обязали не только выплатить недостающие налоги, но и заплатить огромный штраф за обман короля. Однако семейная казна, и до этого не будучи богатой, оказалось практически пустой из-за воровства управляющего, платить было нечем. Граф де ла Реджинальд предложил свои услуги — он берёт Марго замуж, а взамен погашает все долги и штрафы семьи де ла Росс.

Марго долго рыдала, отказываясь от участи стать женой старика, готова была уйти в храм Богини Стаферы жрицей, которая даёт обет безбрачия и служит Богине всю жизнь, находясь под её защитой. Однако граф предупредил, что тогда родителей Марго ждут казематы — как злостных преступников, где они долго не протянут.

Через 2 дня после ритуала обретения магии, как только Марго поправилась, она стала женой Максимилиана. У неё проявилась тёмная магия, и довольно мощная, на таких-то эмоциях.

Граф же, в силу возраста, имел серьёзные проблемы с потенцией. Он возбуждался только, когда причинял боль, хлестал плеткой, щипал и наказывал. Две его горничные-служанки, с которыми он проводил время до женитьбы, всегда ходили в наглухо закрытых платьях. И первая брачная ночь Марго превратилась в кошмар. Максимилиан сначала задрал её платье, снял трусы и хорошенько отшлепал её попку, до красноты и горящей кожи. Потом велел раздеться полностью, связал руки верёвкой, привязал их над головой к столбу кровати, и прошёлся плёткой по спине. Марго плакала и умоляла перестать, но граф был беспощаден, слёзы жены заводили его ещё больше.

Бальдор тяжело вздохнул и передёрнул плечами, вспоминая ужасные подробности жизни Марго.

— Мы познакомились с ней на 5-й день после её свадьбы. Марго приехала в поместье к родителям навестить их и узнать, покрыл ли граф долги, и всё ли в порядке. Отец девушки к этому времени уволил проворовавшегося управляющего и взял на его место меня. Когда я увидел девушку, то влюбился в неё с первого взгляда. Она стояла в столовой, глядя в окно на заснеженный сад, такая хрупкая, нежная, с грустью и отчаянием в глазах. Мне хотелось защитить, укрыть её от всех бед, зацеловать пунцовые сладкие губки. Но я мог это сделать только как муж, Максимилиан ни за что не допустил бы наличия у жены любовника.

Я приехал в поместье Реджинальд и, упав на колени перед графом, умолял разрешить стать вторым мужем Марго.

Максимилиан долго размышлял, но решил так — лучше пусть у Марго будет официальный муж, чем любовник, в глубине души он понимал, что рано или поздно жена начнёт искать утешение на стороне. Единственным условием он назвал то, что я останусь работать в поместье де ла Росс, а Марго будет меня навещать раз в неделю. Я был счастлив и на таких условиях.

Первые месяцы мы просто общались, мне хотелось узнать жену получше, дать ей возможность полюбить меня, подготовить к нашей первой ночи. Конечно, я замечал, что порой, когда касался нежно спины, или плеча Марго, она вздрагивает и отстраняется — но списывал на неопытность.

Когда наконец я решил закрепить наш брак в постели, меня ждало полнейшее разочарование. Стоило мне попытаться коснуться жены между ног, поласкать её там пальцами, как Марго тут же зажималась и отскакивала. Я не понимал, в чём дело, ласково просил рассказать, что я делаю не так. Следов на коже Марго на тот момент не было — граф уехал к королю на приём на месяц, и истязания моей жены временно прекратились.

Марго долго отнекивалась, сжимала руки, комкала подол ночнушки и говорила, что ей стыдно, пока я практически силком не влил в неё огромный стакан крепкого спиртного. Только тогда жена, наконец, немного расслабилась и рассказала все подробности игрищ Максимилиана. После рассказа она горько разрыдалась и спросила, глядя несчастными глазами:

— Ты, наверное, теперь жалеешь, что взял меня в жёны? И тебе противно меня касаться? — она опустила глаза и сжалась в комочек.

Я был в ужасе, хотел убить графа за это, но понимал, что тогда меня казнят, а Марго, как сообщницу, упекут в тюрьму на долгие годы. Поэтому стиснул зубы и решил, что буду всеми силами пытаться доставить жене удовольствие.

— Что ты, милая, я люблю тебя, и то, что делает с тобой граф — омерзительно. Но в этом виноват он, а не ты, я никогда не причиню тебе такой боли, буду нежен, и сделаю только то, что ты разрешишь, — ласково сказал жене, целуя её залитое слезами лицо.

Поначалу у нас не получалось вообще ничего, жена испуганно сжималась в комок от каждого прикосновения и дрожала. Пока я не предложил связать мне руки, чтобы она чувствовала себя в безопасности. После этого дело пошло. Поначалу робкие поглаживания кончиками пальцев лица, скул, шеи, груди, пресса, ног… Потом более смелые поглаживания, легкие поцелуи, как касания крыльев бабочки…

Вскоре у нас всё получилось, Марго сама всё сделала, я так и оставался лежать связанным. После нескольких удачных попыток я предложил попробовать, наконец, участвовать мне с развязанными руками, но Марго в ужасе замотала головой и отказалась. Она сказала, что может возбудиться только когда чувствует контроль, стоит мне активно пошевелиться — и на неё находит ступор, а возбуждение улетучивается.

Я смирился — как есть, так есть, и долгое время всё было без изменений. Но в какой-то момент всё покатилось по наклонной. Марго, как и граф, почувствовав власть надо мной, начала потихоньку и сама проявлять жестокость. То куснёт чуть сильнее, то шлёпнет. Через какое-то время она попросила, чтобы я закрыл глаза, и тогда впервые применила плётку.

Я слушала, затаив дыхание. Никогда не понимала, почему некоторые мужья и жёны увлекаются БДСМ, а теперь впервые увидела причины.

Бальдор во время рассказа опустил голову, чёлка упала ему на глаза и скрыла взгляд. Он сжимал и разжимал кулаки, было видно, как непросто ему вспоминать все перипетии брака с любимой женщиной. Я поразилась — как же сильно он её любил! Ведь мог плюнуть на всё, бросить жену, перестать терпеть издевательства в постели и просто уехать. Нет, оставался с ней до конца, продолжая заботиться и любить. Жаль, я такую любовь со своими тремя мужьями не познала.

— Ноа, а как ты стал мужем Марго? — повернулась я к брюнету.

— Не твоё дело. Я не собираюсь изливать тебе душу, как Бальдор, — по-хамски отбрил Ноа.

Вот редиска ж.

— А рабство можно отменить? — перевела я тему.

— Станешь королевой двух стран, и отменяй, — хмыкнул Ноа.

— Отличный план, — подмигнула я. — Два королевства — это не шесть, значит, не весь мир потонул в дерьме.

От моих слов Ноа дёрнулся, его зрачок изменился и стал полностью чёрным, ноздри раздулись. Интересно, что его разозлило? И кто он? Судя по всему, точно не человек. Так, что там Боги говорили? Шесть королей, шесть рас… Вот ведь гады, а что за расы — не сказали.

— Кто ты? — спросила я брюнета, — какой расы?

— Дэйв, — ответил мне Ноа.

— Не поняла, это что за диво диковинное?

Брюнет встал из-за стола, снял свою рубашку. Замерцала серая дымка, и мой злюка-муж превратился… в Халка, только не позеленел, и вдобавок рога отрастил. Получился этакий великан, только с рогами. Я впечатлилась.

Повернулась к блондину и стрельнула глазками, мол, показывай. Бальдор понял без слов, приподнялся, покрылся такой же серой дымкой. Когда она схлынула — я сначала не увидела изменений, Бальдр как стоял, так и остался стоять. Удивлённо похлопала ресницами, и блондин опустил взгляд вниз. Я приподнялась из-за стола и теперь увидела — ниже пояса у Бальдора вместо ног появился длинный толстый перламутровый хвост, который тихонько подполз ко мне и игриво обвил щиколотки.

— Наг, — восхитилась я. Он кивнул, снова покрылся дымкой и сел.

— Кто ещё есть в вашем мире? — во мне загорелся азарт.

— Драконы, эльфы, демоны, оборотни, вампиры, дроу, фэйри… — начал перечислять Бальдор.

— А короли, кто они? — перебила я.

— У светлых королей правители — эльф, оборотень и дракон. У тёмных королей — демон, фэйри и дроу. Зачем тебе короли? — прищурился Ноа.

— Тебе какая разница, может замуж хочу за короля, — ляпнула я. А эти двое рассмеялись.

— Без Истинности будешь подстилкой королевской, — зло выплюнул брюнет.

— Что ещё за Истинность? — обратилась я к Бальдору, буду брюнета игнорировать. Бесит.

— Абсолютная любовь, другая половина нашей сущности, с которой внутренний мир станет целостным и полным. Закон притяжения истинных пар является таким могущественным, что бороться с ним невозможно, и из-за этого и начались многие войны нашего мира.

Принц влюбляется в нищую Дроу и отказывается от трона ради любви. Оборотень кидает к ногам эльфийки сердце, отказываясь от стаи и переезжая в королевство светлых; воин готов умереть за дочь врага. Но практически невозможно найти своего Избранного среди миллионов существ. Большинство союзов заключается не между истинными партнёрами. Истинные пары очень редки, — ответил мне блондин и грустно улыбнулся.

— Марго была твоей истинной, — выдохнула я от пронзившей меня догадки. Бальдор кивнул. Я в шоке смотрела на моего Ди Каприо — теперь понятно, почему он не бросил Марго, невзирая на все истязания и ненормальный секс. Этот няшка и на Титанике свою Марго оставил бы на плоту, замёрзнув сам в ледяных водах океана.

— Но разве это не двойная связь, то есть она же должна была тебя любить всем сердцем.

— Она человек, с людьми не всё так просто, они чувствуют притяжение, но у них нет второй сущности. После смерти графа Марго что-то сделала, обратилась к кому-то — мы перестали чувствовать нашу связь, — ответил Бальдор, а мне стало грустно. Вот так влюбишься в нормальную девушку, а она садисткой окажется в итоге, и мучайся потом, в темнице сиди. И даже её тяжелая жизнь с графом не является оправданием садизма.

Ноа напомнил про сбор рабов в холле, пришлось встать и последовать за мужчинами. Мы вышли в холл: 23 раба стояли по стойке смирно, опустив голову. Я посмотрела на блондина, — мол, ты собрал, ты и начинай.

— Госпожа даёт всем вольную, — твёрдым и громким голосом оповестил всех Бальдор, — Соберите вещи, через час Ноа выдаст вам подъёмные. Кто хочет, может остаться работать в замке наёмным рабочим с магической клятвой.

Рабы подняли головы и в шоке уставились на меня, я кивнула. Всё правильно, лишних ушей нам не надо. Умный мне муж достался, и очень добрый для тёмного.

— Свободны, — гаркнул Бальдр, и 23 человека, как муравьи в муравейнике, разбежались, сталкиваясь друг с другом, в разные стороны.

— Так, ладно, мне надо изучить ваш мир более детально. Есть у вас библиотека и какие-нибудь книги по устройству мира? И ещё нужно почитать про магию. Мне надо понимать, осталась ли от Марго в моём теле тёмная магия, или нет. Опять же, про светлые королевства почитать обязательно нужно, Боги мне сказали, что артефакты находятся там, — огласила я свои ближайшие цели.

— Идём, — позвал за собой Ноа. Я поплелась за ним. Идти пришлось на третий этаж замка, в самую дальнюю комнату. Открыв тёмную дверь, зашли в библиотеку. Это оказалась совсем небольшая комната с двумя шкафами книг по левой и правой сторонам от двери.

— Мда, негусто, — протянула я. Наша школьная библиотекарь Зоя Гавриловна сейчас бы облила ведром сарказма эту "библиотеку". Чтение книг здесь явно не входило в перечень любимых времяпровождений.

Ноа достал из одного шкафа плоский камень, похожий на доску для подачи пиццы.

— Давай проверим, осталась ли у тебя магия от Марго, — проговорил он, кладя камень на невысокий журнальный столик. — Встань на колени, положи обе ладони на камень и представь, как посылаешь силу, — провёл инструктаж мой брюнетистый муж.

Опустившись на колени, невольно поморщилась — каменный пол был очень твёрдым и очень холодным. Положила ладони, напряглась, сделала глубокий вдох и, закрыв глаза, попыталась представить, что от меня в камень течёт поток энергии. Подождав несколько секунд, разочарованно открыла глаза — камень оставался таким же холодным, как и был, — и тут же распахнула их широко от восторга. Из моих ладоней в камень уходили потоки энергий: из левой руки — светлой на вид, почти белой, из правой руки — чёрный. Смешиваясь между собой каким-то образом в камне, они заставляли его ярко сиять жемчужно-серым цветом.

Мужья в шоке смотрели то меня, то на камень.

— Обычно люди не обладают такой силой, в тебе и светлая, и тёмная магия удачно гармонируют. Но такие силы несут в себе опасность, нужно учится управлять ими, иначе высок риск неконтролируемыми вспышками энергии навредить себе и окружающим, — проговорил Ноа с удивлением и восхищением. Я убрала руки с камня, муж вернул его обратно в шкаф, и начал доставать книги с полок.

Положил первую книгу:

— Это краткий справочник по Ардо. География, население, политическое устройство всех королевств.

Положил вторую книгу:

— Полный справочник по всем расам Ардо. Их отличительные черты, где живут, традиции и обычаи.

Третья книга была самой объёмной:

— Сборник законов всех королевств. Это самое важное, ты же не хочешь загреметь в тюрьму, нарушив по незнанию какой-либо закон? А они в разных королевствах довольно сильно разнятся в связи с видовыми особенностями рас, их населяющих. Прежде, чем мы отправимся в светлые королевства, ты должна всё это прочесть и запомнить, — пояснил Ноа.

— Погоди, мы? Ты собрался идти со мной? — удивилась я. Ладно Бальдор, он был дружелюбно настроен ко мне. Но Ноа? Он всем своим видом показывал, как я ему не нравлюсь и противна.

— Собралась одна искать артефакты? — высокомерно спросил этот гад.

— Планировала взять Бальдора, — разозлилась я.

— В светлом королевстве с тёмным помощником? Ну, удачи тебе, — хмыкнул Ноа.

— Ладно, ты прав, об этом я не подумала, — подняла ладони вверх, сдаваясь. Действительно, Ноа, как светлый маг, должен лучше знать светлые королевства, и в случае чего поможет мне.

— Не ожидал, что ты признаешь мою правоту, — удивился брюнет, и впервые за всё утро улыбнулся. Его лицо с резкими чертами сразу смягчилось, на щеках появились ямочки, и я просто залипла, глядя на его улыбку. Но долго понаблюдать за его преображением Ноа не дал. Развернулся и ушёл.

— Как же с ним тяжело. Зачем быть таким козлом? — пробурчала я и села читать.

Когда ко мне зашёл Бальдор, я сладко спала, умостив голову на раскрытую книгу по расам.

Читала я внимательно, начала со светлых рас.

Оборотни. Практически всё, что пишут у нас в фантастических романах, совпадает со здешними реалиями. Живут кланами, у каждого клана есть вожак, Альфа-самец. Звание не передаётся по наследству, в любой момент вожаку может бросить вызов подчинённый из клана и оспорить лидерство. Кланов оборотней достаточно много — медведи, волки, рыси, пантеры, барсы, львы, гепарды, гиены. У Альфа-самца жена всегда одна, у остальных оборотней принято жениться на оборотнице вместе с братьями. Самое большое количество мужей у одной жены было зафиксировано у волков — четверо. Стаи между собой живут дружно, хотя распри за территорию иногда случаются. К людям относятся неплохо, но браки с ними заключают редко — оборотни чувствительны к запаху пары, а люди для них не всегда пахнут приятно, и наоборот. Живут в лесах и в близлежащих землях, которые поделены на маленькие княжества; у каждого княжества альфа своего вида. Королём Королевства является оборотень-волк.

Про драконов всё коротко — большие летающие ящеры. Любят собирательство, вечно что-то коллекционируют и копят. Предпоследний их король земли копил, и отхапал у тёмных пол-королевства фэйри, из-за этого до сих пор война идёт, но уже пассивная. Как и у оборотней, есть несколько кланов — Огненные, Водяные, Лесные, Ледяные, Чёрные и Золотые. Между собой общаются редко, живут в разных местах, селясь подальше друг от друга, но есть и общий король Королевства — Серебряный дракон.

На главе с эльфами я уснула. Сначала долго читала про их особенности, которые зависят от оттенка их волос, потом про длину, кто и какую имеет право носить. Потом про их родственные связи, кто и кому должен выражать почтение, проявляющееся в преклонении коленей, сколько раз в году это нужно делать. Ну честно, там столько заморочек, что вывод такой — эльфы хоть и светлые, но занудные, высокомерные гады; закрылись от всех народов и истребляют людей, считая, что их раса самая чистая и всё такое. Напомнили мне одного персонажа из нашей земной истории. На этой ноте я и уснула.

— Марго, — позвал меня Бальдор.

— Ммм, — промычала я спросонья, — Рита, зови меня Рита, — попросила хриплым голосом, перевернула голову на другую сторону, и продолжила спать.

— Рита, — со смешком позвал тёмный, — проснись, тебе надо принять магическую клятву у рабов.

— Прими сам, — отмахнулась я.

— Я не могу, ты — хозяйка дома, — ответил он. Я нехотя разлепила глаза и зевнула.

— Веди, — сонно пробормотала я.

Мы направились вниз, на первый этаж. В холле опять выстроились мужчины в количестве трёх штук. Не густо, подумалось мне, хватит ли их убирать и поддерживать в чистоте такую махину, как этот замок? Потом отдёрнула себя — какая мне разница, всё равно собираюсь уходить отсюда, зачем обдумывать лишние проблемы?

Ноа тем временем вручил первому бывшему рабу из строя ножик, как только я подошла к ним. Тот, смотря мне прямо в глаза, произнёс клятву о том, что ни словом, ни делом не навредит своей госпоже Марго, после чего полоснул ладонь. Капли крови, не долетев до пола, растаяли в воздухе, а на месте ранки появилась татуировка розы с шипами. Остальные мужчины проделали тоже самое, и я обзавелась в новом мире тремя слугами.

3. Первый король

Сижу я, значит, перед храмовым комплексом в тени раскидистого дерева, и наблюдаю процессию. Большие медлительные животные, похожие на наших земных слонов, только без хоботов, везут красивейшую девушку с крылышками на спине. На ней белое платье, похожее на классическое свадебное платье нашего мира, в причёску вплетены яркие сверкающие фиолетовые камни. Следом за девушкой, судя по всему, едут подружки невесты и многочисленная родня. Весь караван медленно и торжественно проплывает мимо меня.

Вы спросите, как я тут оказалась? Да что б я знала.

После того, как я приняла магическую клятву у слуг в холле замка, мужья пошли по своим делам, а я решила вернуться в библиотеку — дочитать книгу по расам, и начать изучать книгу по законам Королевств.

Начала читать законы — поняла, что засыпаю. Решила почитать про магию — должна же в библиотеке быть книга по основам магии? Тем более магия для человека Земли — это же настоящее волшебство! Полезла по шкафам — о, удача, нашла книгу по магии. Умостила свои чресла в кресло, и с упоением погрузилась в чтение. Первые главы были о теории магии, что она такое, как проявляется. Далее рассказывалось об энергетических потоках, как настроить магическое зрение и увидеть эти потоки, как развить магию, как ограничить или уничтожить потоки, как их преобразовать. Еще страниц сто теории, а вот дальше уроки обучения азам магии. В основном тёмной, про светлую практически две страницы. Учитывая, что я нахожусь на тёмных землях, не сильно удивляюсь, что светлые тут не в почёте.

— Зачем ты это читаешь? Начинай учить законы светлых! — неожиданно наорал на меня Ноа, испугав до икоты. Я вскочила, топнула ногой, подо мной открылась чёрная бездна. Я провалилась в неё, как в сливную трубу, и шлёпнулась на мягкую траву. Вот она я, непонятно где, в своем чёрном балахоне, зато с книгой в руках. Невеста с подружками и родственниками наконец удалились, чему я была очень рада. А то, понимаешь, ходЮт тут всякие, мешают читать, я ж домой пытаюсь вернуться, а они улюлюкают. Но ничего про порталы в книге не было. Так же, как и не было о перемещениях. Я уже всю книгу пересмотрела.

"Ладно", — решила, "зайду в храм, может там телефон есть".

"Аха, куда звонить будешь, мать?" — ехидно спросил внутренний голос.

Я ему не ответила, разберусь на месте. Закрыла книгу, поднялась, отряхнула своё платье-баллон от травы, и направилась к храму.

Храм был не очень большой, круглой формы, внутренние стены белые, высоко под крышей узкие стрельчатые окна. Света окна пропускали мало, поэтому в храме царили полумрак и прохлада. Невзирая на это, в храме было уютно и ощущалось душевное спокойствие.

В центре храма возвышалась статуя женщины. "Значит, я в храме Богини Стаферы" — сделала логический вывод. Встала рядом со статуей, решив рассмотреть Богиню поближе. Она была в длинном белом платье, и стояла, сложив руки у сердца. На голове белый платок, аналогичный парандже у земных девушек-мусульманок, поэтому на лице, кроме глаз, не было видно ничего. Да и глаза неизвестно какого цвета, потому что закрыты, словно она молится. От статуи ощутимо веяло теплом, предположила, что внутри есть источник нагрева.

За моим плечом начали читать нараспев молитвы, и я вышла из храма, решив не мешать соединяться священными узами жениху и невесте. Решила пока прогуляться рядом, обдумать свои дальнейшие действия. Как говорится, "куда пойти, куда податься".

В какой-то момент двери с громким стуком открылись. Не успела я обернуться, как на меня набросился мужчина и сжал в своих медвежьих объятиях. Я возмущенно пискнула и попыталась вывернуться, но мужчина ещё больше усилил хватку, а затем и вовсе уткнул свою голову мне в шею и зарычал. Пока я переваривала случившееся, не зная, как реагировать и что делать, чтобы не провоцировать психа, из храма подтянулись люди.

— Сир, — услышала я чей-то голос. Мой обниматель рыкнул и сильнее сжал меня, продолжая закрывать от всех. Дышать стало трудно, и я возмущенно пропыхтела:

— Пусти, придурок, я сейчас задохнусь от нехватки воздуха!

Псих хватку ослабил, но объятия не разжал. Шум за нашими спинами превратился в гул, и вот уже кто-то плачет и зовёт моего психа:

— Маркус, — слышу тоненький женский голосок, — что происходит?

Выглянула из-за плеча громилы — звала крылатая девушка в белом платье. Я так, понимаю, невеста на этом торжестве. А держит меня в объятиях, соответственно, жених сего мероприятия, который превратился в цирк с конями.

Жених на слова своей невесты взрыкивает и продолжает обнимать. Мне надоело стоять истуканом, да и, честно сказать, стало неудобно, шея затекла, и спина начала болеть, на которую привалились. Я похлопала по руке на моей талии и подёргала плечами:

— Мужчина, вас там зовут, кажется, — мягко произнесла я.

Псих услышал меня, разжал объятия. Однако удерживать не перестал, развернулся вместе со мной к храму, откуда высыпали многочисленные гости и сотрудники местного ЗАГСа. Этот самый Маркус утробно зарычал, и все мужчины встали на одно колено, прижали руку к груди, опустили головы. Женщины также прижали руку к груди и опустили головы, но на колено не вставали, только слегка присели.

Жених удовлетворённо рыкнул, схватил меня и понёс в храм, мимо обалдевшей невесты, у той даже букет из рук выпал.

— Куда ты меня несёшь? — спросила я его, дёрнув за ворот рубашки, он снова рыкнул, но по-доброму, даже слегка сексуально. Поставил меня возле арки и, сжав ладонь, улыбнулся.

— Сир, — к нам подошла немолодая величественная женщина в бело-золотой рясе, похожей на платье Стаферы. Судя по всему, свадебный регистратор мероприятия.

— Продолжайте, служительница Алия, — властным голосом с еле заметной хрипотцой заговорил этот псих. Ммм, голос у него оказался невероятно сексуальный, таким глубоким бархатным тембром надо фильмы "18+" озвучивать, так бы и слушала.

Служительница остановился возле брачной арки и запела молитву, а я поняла, что меня, кажется, пытаются насильно взять в жёны! Руку вырвала, психа огрела книгой по плечу и, гордо развернувшись, сделала шаг в сторону выхода. Не успела отойти и на метр, как оказалась снова прижата к груди.

— Да пусти ты меня, не выйду я за тебя замуж, псих, — огрела ещё раз книгой. Меня выпустили, я отбежала и наткнулась на невесту.

— Вот твоя невеста, на ней и женись, а чужих жён не трогай, — пригрозила книгой, повернулась к невесте, — вы уж меня простите, девушка, но покажите его врачу.

Невеста как начнёт хохотать! Кажется, они тут все ненормальные. Дурдом на выезде, а не свадьба. Пока на меня не покушались, я растолкала всех собравшихся и направилась к выходу из храма. Гости мне идти не мешали, сами расступались, боясь даже случайно прикоснуться, но останавливаться и выяснять причину не стала. Надо поскорее убираться из этого сумасшедшего дома и постараться выяснить, как вернуться в свой замок.

Наконец вышла на воздух, поправила балахон, почесала пятку об щиколотку, и, зажав книгу подмышкой, направилась туда, где виднелись домики. Лучше спрошу у местного населения.

Меня догнал любитель обниматься, но больше руки не распускал. Он протянул мне белые мягкие тапочки без задника. Я рассмеялась. Отлично, белые тапочки мне ещё никто не дарил! Надеюсь, это не намёк на мою скорую кончину? Хотя забота приятно тронула.

— Спасибо, — поблагодарила его и нацепила тапки, всяко лучше, чем босиком.

— Куда ты направляешься? — спросил меня мужчина. Нормальный он, когда не лапает и не рычит. Да и внешне симпатичный. Блондин с коротким ёжиком волос, серо-голубые глаза, широкие скулы, капризно изогнутые губы, тяжёлая нижняя челюсть говорит об упрямстве и твёрдости характера. Плечи и спина мощные и широкие, за такими хорошо прятаться от хулиганов в подворотне тёмной ночью. Был у нас на Земле такой известный российский спортсмен Владимир Турчинский, рекордсмен в силовых видах спорта, он ещё выступал в США в боях гладиаторов под ником "Динамит". Я с ним как-то пересекалась пару раз на телевидении. И жених-кидала был похож на него, как две капли воды. "Ну а почему нет?" — подумала я. Раз у меня нашёлся в этом мире двойник, значит, и у любого другого земного человека есть шанс повстречать свою копию.

— Домой, в Яковию, — ответила на вопрос.

— Тёмная? — удивлённо остановился мой попутчик.

— Нейтральная, — я сама ещё не знала, куда склоняться и как это вообще происходит, как решить, какой магией пользоваться, а вот мужчина расслабился и улыбнулся.

— Позволь представиться — Маркус ле Таркарс — мужчина слегка склонил голову и выжидающе посмотрел на меня.

— Очень приятно, Маргарита, — кивнула я ему, подтягивая книгу повыше, всё-таки тяжёлая, зараза.

— Кто ты? — нахмурился псих.

— Человек, графиня, ээ… что именно ты хочешь узнать этим вопросом? — не поняла я.

— Ты не знаешь, кто я? — он схватил меня за локоть и развернул к себе.

— Понятия не имею, — хмыкнула, — а кто ты?

— Король Алдонии, — ответил мне мужчина, рассматривая меня настороженно и подозрительно.

Меня как обухом по голове огрели. Блииин, я назвала короля придурком! Как бы не закончилась моя миссия на первом короле, казнит ведь, и заслуженно. Теперь стало понятно, почему белые тапочки подал. Рита, по-ходу это жирный намёк на дальнейшую твою судьбинушку. По спине пробежала струйка холодка.

— Алдония у нас где? — улыбнулась напряженно, прокручивая в голове десятки вариантов, как поскорее смыться подальше.

— На светлых землях. Кто ты? — спросил меня опять Маркус.

Хм, вроде король не похож на разгневанного хамством правителя. Может, не расслышал мой выпад? Но тогда почему подарил белые тапочки? Так, Рита, мы не на Земле, может у них на Ардо белые тапки — к дождю. То есть к свадьбе. Или вообще дарят всем гостям. Мысли в голове крутились с бешеной скоростью, я так ни на одних переговорах не нервничала. Пожалуй, меняем стратегию — нужно как-то развернуть его к храму и уговорить жениться. Вот ведь старая дура, король сам в руки приплыл, а я его мало того что обозвала, да ещё и продинамила.

— Пришелец я, спасаю мир, убиваю драконов, может в храм вернёмся? — ляпнула немного невпопад, мои мысли сейчас были совершенно не здесь, я придумывала план по возвращению королевской тушки к храму. А вот Маркус после моих слов словно окаменел, его зрачки вытянулись и изменились на змеиные, он утробно зарычал и толкнул меня.

— Так ты меня опоила, чтобы убить? — взревел этот, блин, псих. Вот точно псих, что за постоянные перепады настроения? Биполярное расстройство, скорее всего, вон как бедолагу перекосило. И за него мне нужно замуж выйти! А здоровых королей у вас тут нет?

— Зачем мне тебя убивать? — удивилась я, и на всякий случай прикрылась книгой.

Психу же совсем плохо стало. Он схватился за голову, рычал и дышал, как загнанный, по телу пробегали волны дрожи. Потом его укутал густой плотный дым, я даже отбежала подальше от греха подальше. Моргнула, и на месте Маркуса появился огромный серебристый дракон.

Его чешуйки на солнце переливались и сверкали, он был огромный, сияющий, невероятный и красивый. Я восхищённо сделала шаг навстречу, дракон резко повернул ко мне свою шипастую морду и, зарычав, улёгся.

И тут меня осенило — я ж в шутку ляпнула, что убиваю драконов! Поздравляю, Рита, ты второй раз села в здоровую такую лужу! М-да, вела бы я так переговоры на Земле, быстро бы лишилась бизнеса и квартиры, и жила б в общежитии где-нибудь в Капотне, заваривая на ужин доширак из Пятёрочки. Но кто ж знал, что мой псих и сам дракон по натуре??

Естественно, его перекосило. Что за непруха с этим королём, всё ляпаю невпопад. Интересно, если я извинюсь перед ним, удастся казни избежать? Он хоть понимает человеческую речь, или в этой ипостаси существет на уровне дикого зверя?

— Маркус, — позвала я дракона. Судя по взгляду, меня поняли, — я действительно из другого мира, про драконов это неправда, я их не убиваю, это просто выражение нашего мира из древних сказок. У нас давно нет драконов, да и были ли раньше, неизвестно. Сейчас они только в сказках отрицательные персонажи, и всё. Прости меня. Это просто глупое недоразумение. Я подошла к дракону поближе, ласково погладила по морде, и чмокнула куда-то под глаз.

Дракон рыкнул на меня, шумно дыхнул, пару минут ещё поразглядывал. Потом он снова подёрнулся дымкой, и через пару мгновений передо мной снова стоял мужчина — Динамит.

— Моя пара из другого мира, удивительно, — Маркус сгрёб меня в объятья. — Почему ты отказалась от меня? — спросил куда-то мне в макушку король.

— Сглупила, прости. Я не против, идём жениться, — ответила ему. Боже, неужели моя миссия всё-таки ещё не в пролёте? Да, да, мой король, я согласна!!

Маркус оторвал меня от себя и подозрительно заглянул в лицо. — Правда, не против! — Сделала самые честные глазки в мире, даже ресничками похлопала. Я так первого мужа женила, должно и с этим типом сработать.

— Хорошо, — улыбнулся мне драконий король и, подхватив на руки, понёс обратно в храм.

Эх, приятно чувствовать себя пушинкой на руках сильного мужчины. Маркус нёс меня, словно вообще не чувствовал веса, а я положила голову ему на плечо и довольно жмурилась. Кажется, первая миссия по женитьбе короля не провалится, как полёт шаттла Челленджер на 73 секунде.

Я мысленно захлопала в ладоши от радости и решила рассмотреть моего будущего мужа поближе. Ну а что, надо до первой брачной ночи поподробнее рассмотреть мою добычу. Начала осмотр с шеи — ух, я такие широкие только у бодибилдеров видела. Провела легонько пальцами по ней, у мужчины дёрнулся кадык, и он заурчал как кот. Спустилась рукой ниже, погладила плечи, очертила ключицы, не удержалась, уткнулась носом в основание шеи и вдохнула его запах. Он пах нагретой на солнце смолой почему-то. Помню, мы ходили в молодости в поход в Карелию летом. И вот как-то на стоянке в солнечный день, на берегу соснового бора, я любовалась рекой, а моя голова кружилась от невероятно приятного запаха нагретых от солнца сосен. Не удержалась, легонько лизнула ключицу, пробуя на вкус.

— Маргарита, — прорычал мужчина, чеканя шаг.

— Что? — не поняла я. Опять биполярка шалит, отчего злится-то?

— Если не остановишься сейчас, до храма мы не дойдём, разложу под ближайшим кустом — пообещал мне Маркус и посмотрел на мои губы, сглотнул и отвёл взгляд. Я покраснела, как 18-тилетняя нимфетка, застуканная родителями за поцелуем с однокурсником. Ёлки, я его тут наглаживаю, возбуждая, да меня сейчас под кустиком изнасилуют! Быстро ручки с шеи оторвала, сложила примерно на груди. Маркус проследил за моими руками, увидел грудь в вырезе балахона, рыкнул и ускорился.

Не все гости ещё разошлись, но народу было уже меньше, а главное, невесты уже не было. Стало жалко девушку, я ей свадьбу испортила, вдруг отомстит мне, яду капнет, змей подкинет в постель.

— А твоя невеста? — решила я уточнить этот момент.

— Она всё поняла и уехала к себе, — ответили мне. Но ясности не внесли.

— Мстить не будет? Я, знаешь ли, не любитель ругаться из-за мужчин.

— Истинная пара священна, Руция это знает. Наше соглашение перед её семьёй я выполнил, и она уехала к себе с королевскими дарами, — ответил мне Маркус и поставил перед храмовым комплексом. — Подожди меня здесь, я найду служительницу Алию, и мы обвенчаемся.

Я кивнула и заслужила жадный и страстный поцелуй в губы. Ох, кажется меня ждёт чудесный брак, первый муж пока оказался многообещающим горячим мачо.

Остановила нас, уперев ладони в грудь жениха.

— Иди скорей за служительницей, — прошептала ему в губы, и отошла на шаг подальше.

Дракон кивнул и, развернувшись, ушёл на поиски жрицы. Уфф, жарко-то как, куда бы мне прислониться? А вот как раз колонна, прохладненькая. Я привалилась к ней плечом, и стала разглядывать оставшихся гостей. Мужчины и женщины с интересом смотрели на меня в ответ, правда, когда мой взгляд останавливался на них, они отпускали глаза, не смотря прямо в лицо. Интересно, почему? Сделала пометку спросить об этом у будущего мужа.

— Марго, — услышала я злой мужской голос. Обернулась, в десяти шагах от меня стоял мужчина, очень злой мужчина, в руках у которого образовывался тёмный плотный шар с пробегающими по нему молниями.

Интуиция завопила, что нужно срочно прятаться, и я дёрнулась скрыться за колонной. Но увы, шар летел быстрее, чем я бежала; я зажмурилась и присела на корточки, закрыв глаза руками. Ожидая, что шар меня убьёт, приготовилась к боли и смерти. По ощущениям прошло примерно пол-минуты, за это время злодей мог бы сам уже подойти и придушить.

Открыла глаза. Так, и куда меня занесло?

Маркус ле Таркарс

День моей свадьбы должен был положить конец войне между фэйри и драконами. Около пятисот лет назад мой предок отнял у фэйри огромный кусок земель, с того времени наши расы воюют. Оба королевства тонут в крови, погибает много и моих сородичей, и тёмных существ. Когда я взошёл на престол, моя первоначальная цель была остановить эту никому не нужную войну. Я долго готовился к первому визиту к королю фэйри Дориану, собрал лучших дипломатов, экономистов, подготовил несколько вариантов предложений о сотрудничестве и решений спорных вопросов. Однако первый же дипломатический визит с треском провалился. Дориан отказывался от любых соглашений, не шёл ни на какие уступки, только твердил, что отберёт спорные земли назад, не останавливаясь ни перед чем.

Это стало его идеей фикс. Ему, по-моему, уже и не нужны были эти земли, он хотел уничтожить всех драконов. В королевстве фэйри потихоньку назревал бунт. Министры и советники, даже самые упёртые, наконец поняли, что с драконами пора заключать мир, иначе фэйри просто вымрут. Один за одним пытались донести эту мысль до своего короля. Простой народ роптал на высокие из-за войны налоги, а также на призыв сыновей и отцов на войну. Несмотря на всё это, старый король советников своих не слушал, и с упорством барана отправлял подданных на верную смерть. Я старался не проливать лишнюю кровь; многих фэйри драконы не убивали, а брали в плен и размещали в комфортной тюрьме, ожидая смены власти в тёмном королевстве.

Когда наконец старый король умер, на престол взошёл его сын, Орион. Мне кажется, ещё год, и их королевство развалилось бы из-за восстания народа, и советники революцию б поддержали. Так что король своей смертью избавил себя от позорной участи быть свергнутым.

С Орионом мы поладили с первых минут разговора. У тёмных на коронации молодого короля отмечали радостное событие, по-моему, всем населением; после этого начались гуляния и длились они целую неделю. Все фэйри, без исключения, праздновали назначение нового правителя, вино лилось рекой, на улицах славили Ориона.

Драконы отпустили всех пленных, я вернул половину отобранных земель, законно принадлежащих фэйри, оставив вторую половину нашему королевству. Сестра короля, Руция, была сосватана мне 5 лет назад, поскольку была несовершеннолетняя По договору с её братом, после совершеннолетия Руция должна была стать моей женой. Мы с Орионом решили, что породнившись друг с другом, фэйри и драконы укрепят хрупкий мир между королевствами. Мне нравилась Руция, между нами не было любви, но взаимное уважение и интерес устраивал нас обоих.

Вообще драконы не очень эмоциональные существа. Мы с малых лет учимся контролировать эмоции, потому что к 100 годам, когда у многих драконов случается первая трансформация и обретение второй ипостаси, подросток должен уже хорошо владеть собой. Иначе молодой дракон в пылу гнева, ярости, возмущения, страха или других неконтролируемых эмоций просто спалит огнём ближайшие постройки или леса, или даже людей.

Я, как король драконов, владел своими эмоциями как никто другой. К сожалению, контроль настолько въелся мне под кожу, что даже влечение к противоположному полу стало слабым и неярким. Поэтому фавориток, как у других королей Ардо, у меня не было. Иногда, раз в пару месяцев, я встречался с какой-нибудь дамочкой из аристократии, которые на каждом балу во дворце оставляли свои координаты для связи и письма с признанием в любви. Но встречи всегда были одноразовыми, я не позволял никому близко к себе приближаться. На первом месте всегда стояли государственные интересы и развитие королевства.

Дракон внутри иногда протестовал против такого отношения к женщинам, поэтому порой встреча с очередной фавориткой заканчивалась, даже не дойдя до постели. Дракон перехватывал контроль, и улетал на свою любимую поляну на озере в Булгонском лесу. Меня это, к слову, не сильно огорчало, просто назначал встречу следующей по списку девушке.

И вот я стоял и ждал свою невесту в храме. В воздухе витал лёгкий запах корицы, приятно щекоча ноздри и немного успокаивая моего дракона, который смирился, что не найдёт Пару. К Руции дракон относился благодушно, есть и есть, особой радости она у него не вызывала, резкого негатива тоже. Это было важно, так как не всех женщин дракон подпускал к себе.

Двери храма открылись, и я увидел свою невесту. Руция шла в лёгком белом нежном платье, плотно облегающим её тонкую стройную фигурку. Лёгкий ветер, ворвавшийся вслед за ней, ударил по рецепторам, и дракон, подняв голову, потянул контроль. Я улыбнулся очаровательной невесте, и протянул ей руку. Руция смущённо вложила свою ладошку, и мы повернулись к служительнице храма. Арка замерцала, жрица начала читать брачные молитвы, взывая к Великой Богине Стафере для подтверждения брака. Дракон заворочался сильнее, пытаясь перехватить контроль, и тянул меня на выход. Я сжимал ручку своей невесты и даже не слушал бормотания жрицы, пытаясь усмирить зверя. Однако дракон никогда ещё так яростно не сопротивлялся мне; он неожиданно сделал мощный рывок, и с победным рыком перехватил сознание. Лишив меня воли, дракон, пока в человеческом обличье, вылетел из храма. Поведя головой в стороны, зверь принюхался. Уловил запах корицы — в двух шагах, спиной ко мне, стояла босая девушка в чёрном балахоне. Моя Пара. Запах корицы укутал меня, полностью лишая воли, дракон преодолел расстояние в один прыжок и сгрёб Пару в объятия, урча от удовольствия.

Я не слышал никого, меня волновала только эта девушка. Эмоции вспыхивали одна за одной яркими вспышками, такими яркими они были только в детстве, до обретения контроля, я и забыл, как прекрасно и мощно они чувствуются…

Миллион вопросов кружились в голове, пока дракон вдыхал аромат Пары. Откуда взялась девушка на свадьбе правителя? Кто она, как её зовут? Кто её родители? Готова ли выйти замуж за дракона? В конце концов, почему она босая??

Малышка ворочалась в объятиях, что-то возмущенно пыхтела. Я с трудом усмирил дракона, пообещав взять в жёны девушку. Зверь успокоился и затих.

— Маркус, — услышал голос Руции, — что происходит?

Почти одновременно малышка произнесла:

— Мужчина, вас там зовут, кажется, — и снова попыталась вырваться.

Нет, моя сладкая девочка, я не могу тебя отпустить. Ты — моя Пара, ты — моё наваждение… Дракон внутри послал напоминание, что все драконы должны приветствовать свою королеву.

Я развернулся и рыкнул на своих подданных. Драконы поняли, кто перед ними, склонились.

На инстинктах подхватил её и понёс в храм, остались формальности и как удачно, всё в шаговой доступности.

— Продолжайте, Алия, — рыкнул я жрице.

Девушка отпихнула меня, отказалась от меня, указала на Руцию и ушла из храма. Она человек, не почувствовала парности. Я расстроился, дракон бился в грудь и просил догнать и всё объяснить.

— Не переживай Маркус, она обязательно полюбит тебя, ты замечательный! Иди, догоняй Пару, и обуй королеву, ей же холодно, наверное, — Руция протянула белые меховые тапочки и, улыбнувшись, погладила по руке, — я поговорю с Орионом, он поймёт. Будь счастлив. — Фэйри коснулась губами моей щеки и, забрав всех своих подружек, удалилась.

Прижав к себе тапочки, побежал за своей Парой. Догнал малышку, протянул тапочки, она взяла подарок, улыбнулась и мягко рассмеялась. У неё и смех прекрасный, как звон колокольчиков, готов слушать его бесконечно…

Надо расспросить девочку, ничего же не знаю про неё. Попросил дракона усмирить эмоции, они пока будут мешать и отвлекать.

— Куда ты направляешься? — начал с нейтрального вопроса.

— Домой, в Яковию, — ответила будущая жена.

— Тёмная? — удивился я. Не ожидал, что моей парой будет тёмная, да и мне показалось, у неё энергия светлая?

— Нейтральная, — получил странный ответ.

Наверное, малышка волнуется, что не подойдёт мне. Глупая, если дракон её выбрал, направлении магии уже не повлияет на решение. Улыбнулся, какая ж она забавная.

— Позволь представиться — Маркус ле Таркарс.

— Очень приятно, Маргарита, — получил ответ. Насторожился. Почему она не узнала меня? Странно, очень странно. Даже на тёмных землях знают правителей всех шести королевств, этому учат во всех школах и академиях! Или она умело притворяется? Дракон за такие мысли больно боднул меня. Его пара априори не может быть плохой! Хорошо, что он приглушил эмоции. Ситуация настораживала и требовала анализа.

— Кто ты? — спросил чуть более жёстко.

— Человек, графиня, ээ… что именно ты хочешь узнать этим вопросом? — не поняла девушка.

— Ты не знаешь, кто я? — подозрения всё ширились, даже дракон внимательно слушал.

— Понятия не имею, — хмыкнула, — а кто ты?

— Король Алдонии, — от этих слов девушка испугалась и вздрогнула. Что тут, чёрт возьми, происходит? Откуда такие странные реакции? Даже дракон поднял голову и уставился на неё.

— Алдония у нас где? — незнакомка была напряжена как струна. Она что, прикидывается совсем идиоткой?? Не знать, где Алдония. Кто-то подослал её? Непонятно только, с какой целью.

— На светлых землях. Кто ты? — я схватил её за локоть и развернул к себе.

— Пришелец я, спасаю мир, убиваю драконов, может в храм вернёмся? — услышал ответ и оттолкнул от себя. Наёмница! Тёмные решили ударить по самому больному. Опоила меня приворотным зельем, одурманила дракона. Убью! Я начал формировать в руке файербол, но дракон взревел и помешал мне, перехватывая сознание. Стал орать на него:

— Ты что, не понимаешь, что она опасна? Что ты творишь, почему защищаешь человечку? Уймись, я не могу поддаться на твои эмоции и подвергнуть свою жизнь опасности! Алдонией кто управлять будет? У нас ещё наследника нет! Внутренняя борьба с драконом продолжалась недолго, он сильнее меня, и всегда так было. Вырвавшись на свободу, трансформировал тело, улёгся у ног пары, не давая шанса взять контроль. Девушка так восхищённо рассматривала меня, будто видит дракона впервые.

Маргарита подошла поближе, заговорила, и всё встало на свои места. Пришелец из другого мира! Я слышал в легендах самых древних, огненных драконов, что наши Боги-братья, Моди и Магни, пришельцы, но то, что перемещаться может обычная девушка… Такого не слышал ни от кого.

Моя королева погладила дракона по морде, нежно поцеловала, и дракон "поплыл". Сразу же перехватил у него контроль и провёл обратную трансформацию.

— Моя Пара из другого мира, удивительно, — обнял свою сладкую девочку. — Почему ты отказалась от меня? — спросил у неё.

— Да я не против, идём жениться, — вдруг согласилась она. Неверяще посмотрел на неё — откуда такие перемены? Но увидев эти глаза цвета мёда, расслабился. Скорее всего, девочка чувствует притяжение Пары. Подхватил её на руки и понёс в храм.

Маргарита ласково гладила меня, проводила рукой по плечам и шее, я шумно втянул воздух и, сглотнув, сжал челюсть. Родная, что же ты делаешь со мной, я же не железный… Когда её нежный язычок лизнул мою ключицу, я понял, что сейчас сорвусь, и до храма мы не дойдём.

— Маргарита, — озвучил малышке мои затруднения, — если не остановишься сейчас, до храма мы не дойдём, разложу под ближайшим кустом.

Девушка понятливо хмыкнула, сложила руки на груди и притихла. Бросил взгляд на грудь, приподнявшуюся выше из-за сложенных рук, понял, что зря туда смотрю. Стал вспоминать первые переговоры с королём Дорианом, его оскорбления меня и моих сородичей, визгливые угрозы и обещания убить. Стало немного легче.

Дойдя до храма — не удержался, сорвался. Сжал в объятьях, впился поцелуем в пунцовые соблазнительные губки. Моя королева с жаром ответила, увлекая, я потерял голову и пил её тихие стоны, продолжая ласкать сладкие губы и язык.

— Иди скорее за служительницей, — девушка упёрлась мне в грудь и прервала нас. Согласен, вовремя малышка нас прервала, сам бы я уже не остановился. С трудом оторвавшись от своей пары, направился на поиски жрицы.

Кто-то громко позвал мою пару по имени, развернулся, увидел около Маргариты вампира с формирующимся сгустком тёмной магии. Дракон взревел, почувствовав опасность, мы бросились спасать нашу королеву, но добежать я не успел. Девушка проваливалась в какую-то чёрную нору, открывшуюся прямо под её ногами. Вытянул руку, пытаясь схватить и вытащить любимую, но руки схватили только воздух. Моя малышка исчезла неизвестно куда, а портал захлопнулся с громким чавком, словно съел её на обед.

— Куда ты её отправил? — с ледяной яростью спросил у тёмного, схватив за шею.

— Никуда, — он непонимающе переводил взгляд с того места, где стояла девушка, на меня, и мотал головой.

— В темницу его, приковать цепями и ждать меня, лично допрошу! — отдал я приказ и швырнул негодяя в сторону своей стражи.

Дракон внутри беспокойно ворочался и метался от потери пары, я же жёстко подавил все эмоции. Сейчас нужна светлая голова, чтобы найти мою малышку.

Куда же ты отправилась, девочка моя?

4. Второй король

Я оказалась в тёмном коридоре перед дверью. Повертела головой по сторонам, осматриваясь — коридор был мне не знаком, хотя, может, это и мой замок, я ж его не осматривала особо. Открыла дверь — это оказался кабинет, решила заглянуть, поискать мужей.

— Ноа, Бальдор вы тут? — крикнула. Ответом была тишина. Осмотр кабинета не особо помог. Он был тёмный, мрачный, тяжёлые алые портьеры практически не пропускали свет; массивная мебель тёмно-коричневого цвета, на полу — пушистый красный ковер. Рабочий стол огромного размера, с кучей ящиков и бумаг на нём. Чуть дальше зона отдыха — уютный диванчик, журнальный столик, на котором стоит бутылка с янтарным напитком, барный шкаф, несколько книжных шкафов. "Ха, да тут книг больше, чем в библиотеке "моего" замка", подумала я, значит, точно попала не в свой замок. Тогда большой вопрос, куда меня занесло? Невзирая на мрачные тона, кабинет производил приятное впечатление уютного места, где явно проводят много времени. Подошла поближе к столу. Он весь был завален бумагами, на краю стоял пузатый бокал с янтарной жидкостью. Взяла бокал в руки, крутанула жидкость, раскрывая аромат, принюхалась: похожа по запаху на наш выдержанный Хэнесси. Сделала небольшой глоток — ммм, ничего так, хозяин кабинета любитель хорошей выпивки. Пока я дегустировала алкоголь, за дверью послышался шум и возня. Я нырнула под гигантский стол и притихла. Зачем так сделала, сама не поняла, инстинкт какой-то сработал. Замерла, так как в комнату вошла парочка — мужчина и женщина.

Увлеченно целуясь, мужчина попеременно успел прижать женщину ко всей стоящей в кабинете мебели, пока не донёс до письменного стола. При этом с придыханием рассказывал, как и в какой позиции будет её брать, и как ласкать. Кому нравится такое слушать? Никогда не понимала.

— Когда я войду в тебя, ты будешь уже мокрая и горячая, я буду глубоко трахать тебя, а ты будешь стонать подо мной, прося не останавливаться, — шептал мужчина, а девушка томно с ним соглашалась. Мне же было смешно, я зажала рот рукой и тряслась от смеха. Неожиданно нас прервали — дверь в кабинет открылась, и зашёл ещё один мужчина.

— Честер, что ты тут делаешь? — удивился вошедший. А то не видно, вон же платье валяется на ковре, а возле ног вошедшего бюстгальтер. Странно девушку раздевали, но да ладно, смотрим и молчим.

— Грэм, — мужчина развернулся, прикрывая свою любовницу, и пошёл обниматься с этим самым Грэмом, но был остановлен взмахом руки, — присоединишься?

О нет, не надо, мне тут оргии не нужны, я ж от смеха лопну, когда этот Грэм начнёт словесное шоу.

— Сколько раз я просил тебя не приводить сюда любовниц!! — яростно прошипел вошедший мужчина, заметив наконец голую девицу на столе. Он взял второго мужика за шею, или плечо, с такого ракурса было не видно, и они удалились ругаться за дверь. В это время девушка, всё это время молча сидящая на столе, вскочила и побежала в сторону. Пришлось немного выглянуть, чтобы увидеть, куда она понеслась, любопытно же, платье у неё вон на ковре валяется, а она побежала сиськами трясти. Бросив взгляд, увидела, что девушка добежала до барного шкафа, вытащила полупустую бутыль с янтарной жидкостью, достала из волос заколку, открутила рукоятку и влила что-то в бутылку. Спешно вернув тару на место, вставила заколку обратно в волосы, и юркой ланью стремительно вернулась на стол, приняв сексуальную позу. Мы стали ждать мужчин.

— …ещё раз, и я перекрою тебе доступ к деньгам, — услышала я кусочек разговора, когда дверь открылась и мужчины зашли в кабинет.

— Милая, пойдём, — позвал за собой девушку любитель стонущих. Он поднял платье и протянул нудистке, та спешно завернулась, и они покинули помещение.

Шумно вздохнув, оставшийся мужчина прошёл к столу, забрал свой бокал и направился к бару. Чёрт, кажется, его отравить хотят, что делать? Думай, Ритка. Мужчина налил себе выпить и, усевшись на диван, расстегнул несколько пуговиц на рубашке.

— Стой, не пей, козлёночком станешь! — Боже, что я несу? — Тьфу, не то, просто стой! — остановила я мужчину криком и стала выползать из своего убежища. Ну и видок у меня, представляю. Наконец, кряхтя и матерясь, я выпрямилась и посмотрела на хозяина кабинета.

Мужчина застыл, с интересом и настороженностью рассматривая меня, вертя в руке бокал с отравой.

— Та женщина, она что-то подмешала в твою бутылку, когда вы с этим Честером ушли, — протараторила я. Взгляд мужчины изменился, черты лица заострились, на меня смотрел хищник, чёрные глаза прожигали насквозь, кажется, мне не поверили. Твою мать. Что делать? Пора звать Богов? Мужчина нажал на какой-то камень на столике.

— Леонард, приведи ко мне Честера и Шейлу, немедленно! — гаркнул он в этот камень.

Ну, я свою миссию выполнила, поэтому легкой походкой от бедра направилась к двери кабинета. Мужчина продолжил молча наблюдать за мной. Когда я проходила мимо кресла у письменного стола, он скомандовал:

— Сядь.

Впервые в жизни мне захотелось подчиниться, я резко села, практически упала в кресло. Благо оно оказалось очень комфортным и мягким, и я растеклась в нём довольной амёбой. Мужчина хмыкнул. Пока мы ждали героев-любовиков, я внаглую рассматривала хозяина кабинета. Черноволосый, глаза тёмные, почти чёрные, чуть азиатского типа, хищные черты лица, прямой аккуратный нос, брови вразлёт, чувственные губы. Если сравнивать с нашими земными актерами, я бы сравнила его с Киану Ривзом. Привлекательный мужчина, ничего не скажешь.

Заметив моё внимание, мужчина насмешливо приподнял одну бровь, отсалютовал бокалом, но промолчал.

Дверь открылась, и огромный амбал занёс под локоть Честера и девицу лёгкого поведения. Скорее всего, телохранитель владельца кабинета, — подумала я, с такими-то габаритами и силищей. Телохранитель, выполнив приказ, остался стоять возле двери.

— Грэм, что случилось? — недоумевал приведённый любитель разговоров во время секса. Кинула взгляд на него, рассматривая. Блондин, голубоглазый, зачёсанные, чуть прилизанные волосы, смазливая внешность. Такие всегда были не в моём вкусе, и я держалась от них подальше.

— Выпей со мной, брат, — предложил Грэм. Убрал свой напиток и, достав два пустых бокала, щедро разлил янтарную жидкость.

— Я не пью, ты же знаешь, я бросил, — возмутился блондин. Девушка переводила взгляд с мужчин на меня. Её лицо побелело от страха.

— Шейла, милая, — Грэм подошёл к девушке и протянул ей один из бокалов, — присоединишься к нам?

— Спасибо, но я не хочу пить, — отказалась она.

— Пей, — властно приказал Грэм. Девушка испуганно посмотрела на Честера, ища поддержки, потом перевела взгляд на меня. Грэм продолжал стоять с протянутым бокалом. Было видно, что девушка пытается сопротивляться силе приказа, её рука мелко дрожала, когда она тянулась за бокалом.

— Пей, — чуть громче сказал Грэм, но даже я почувствовала, сколько силы в одном слове, такой мужчина может сломать любое сопротивление своей психологической мощью. Я даже поёжилась, представив, как в нашем мире он командует человеку, стоящему на крыше высотки, "прыгай"… Значит у Грэма дар принуждения, и довольно сильный.

Шейла обреченно смотрела на свои пальцы, которые потянулись и обхватили бокал против её воли. Она вздохнула, поднесла бокал к губам, и сделала глоток. Мужчина вернулся к дивану и посмотрел прямо на меня, выгнув бровь. Я перевела взгляд на девушку. Ничего не происходило. Может, это был не яд, а какой-нибудь приворот? Помню, Надька бегала, пепел и свою заговоренную гадалкой мочу в водку мужа подливала, чтобы отвадить от любовницы. Может и тут что-то такое? Надо извиниться перед девушкой, неудобно получилось. Я уже открыла рот, собираясь начать извинительную речь, как девушка захрипела, у неё изо рта пошла пена, и она рухнула на ковёр, дёргаясь в конвульсиях. Я в ужасе прижала ладонь к губам.

— Шейла, Шейла!! — бросился к ней блондин. Он пытался запрокинуть её голову, — Что ты ей дал? За что ты так со мной! — орал мужчина на брата, пытаясь привести девушку в чувство.

— Твоя любовница решила меня отравить, и мне очень интересно, ТЫ замешан в этом, или нет? — подал голос Грэм.

— Что?? С чего ты решил, что она… — Честер что-то понял и посмотрел прямо на меня, — человечка сказала тебе? И ты поверил какой-то незнакомой твари? Может, она сама по чьему-то приказу подсыпала тебе яд и всё свалила на Шейлу! — кипятился блондин, тыкая в меня рукой. Вот так и знала, что в итоге окажусь крайней.

Грэм насмешливо перевёл взгляд на меня, — мол, я жду, давай оправдывайся.

— Ну, знаете ли! — возмутилась, — я тут вас спасай, ещё и обвинения выслушивай! Не буду я ничего доказывать, лучше снимите её заколку, там рукоятка откручивается, вот вам и доказательство, — громко озвучила улики и отвернулась от этого тёмного, вот руку даю на отсечение, он точно тёмный!

Честер убийственно посмотрел на меня, что не укрылось от его брата. Тот махнул амбалу возле двери, телохранитель подошёл к мёртвой девушке, поднял за шкирку блондина, и оттащил подальше. Сам же Грэм опустился возле девушки на корточки, отцепил от волос заколку, с интересом покрутил в руках, осматривая. Найдя рукоятку, открутил и поднес заколку к носу. Вдохнув запах, нахмурился.

— В темницу его! — отдал он приказ.

— Чтоо? Грэм, я твой брат, опомнись! — кричал Честер, пытаясь вырваться из мёртвой хватки телохранителя, — я не виноват, это всё Шейла!

Амбал с кричащим блондином удалился, и мы остались одни.

— Ну вот и замечательно, я пошла, — сказала нервозно, спрыгивая с кресла, — меня там жених ждёт, и кушать уже хочу.

— Ты никуда не пойдёшь, — услышала за спиной голос Грэма, и развернулась. Мужчина снова уселся на диван. Ему мёртвое тело не мешает, нет? Хоть бы попросил убраться тут, меня вот труп немного смущает.

— Это ещё почему? — произнесла я, уперев руки в боки.

— Сначала ты расскажешь, как оказалась в моём кабинете, и кто ты такая, — властно произнёс брюнет и указал на диван возле себя. Я демонстративно вернулась в его кресло возле стола, важно задрав нос. Дистанция наше всё. Грэм меня немного пугал, и высокомерием я попыталась прикрыть свой страх. Такому ничего не помешает заставить меня выпить убийственный коктейль.

— Хорошо.

— Меня зовут Маргарита, и я не знаю, как оказалась у тебя. Точнее, я оказалась в коридоре, подумала, что это мой замок, заглянула в кабинет, а обратно выйти не получилось, сюда эта парочка зашла, и я спряталась.

— А как ты оказалась в коридоре? — мне не поверили, я видела это по его насмешливому взгляду. Судя по всему, моя персона его забавляет, только поэтому ещё жива. К тому же, оценив обстановку и стиль поведения, сделала вывод, что Грэм — важная шишка, и расследовать покушение будет до конца. Его властность ярко сигнализировала — привык раздавать приказы и управляться с подчинёнными. Как бы меня тут не казнили без суда и следствия, я же простая человечка, кто будет разбираться, причастна или нет к происшествию. "Мой меч, твоя голова с плеч", — как говорил царь из известной сказки. Может про дракона рассказать? Точно, у меня же жених — король!

— Я была на светлых землях Алдонии, в храме, у меня должна была быть свадьба с моим женихом Маркусом. Неожиданно появился тёмный маг, наорал на меня, и бросил какой-то энергетический или магический шар, прямо в грудь. От страха я закрыла глаза, а когда открыла — оказалась перед дверьми кабинета, — рассказала вкратце историю моего перемещения. Грэм опять наклонился над камнем, нажав на центр:

— Леонард, в темницу девчонку! — отдал приказ.

К нам снова зашёл телохранитель.

— Что? Меня?? За что? Я тебе жизнь спасла, мерзавец!

— Неизвестно в каких целях, — усмехнулся он, — посидишь в темнице без еды и воды, подумаешь хорошенько, вспомнишь правдивую историю своего появления в моём замке, и мы поговорим, — ответил этот Грэм.

Амбал подошёл ко мне и потянул за локоть.

— Руки убрал, сама пойду! — вырвала руку, прижала покрепче свою книжку. Вышли с Леонардом в коридор, долго шли по нему, потом спустились в подвал. Амбал указывал путь, но руки не распускал, только обозначал на поворотах нужное направление.

В подвале мы прошли в помещение с четырьмя одинаковыми камерами за толстыми прутьями. Каждая камера была квадратного размера, где-то 4 на 4 метра. Телохранитель, звеня ключами, отпер самую дальнюю камеру от входа, и приглашающе махнул рукой заходить. Вздохнула и зашла, куда деваться-то с подводной лодки, не буду же я драться с этой горой мышц. Он меня на одну руку положит, второй прихлопнет.

Оглядела своё временное жилище. Самое главное — сухо, сырости и плесени нет. Каменный пол и стены, стул, в качестве кровати — топчан, накрытый тоненьким матрасом без постельного белья, в углу за крошечной шторкой туалет в виде дырки в полу.

Села на топчан, задумалась. Как говорил Чернышевский, "что делать?". Во-первых, нужно как-то связаться с Маркусом, он дракон, а они своё имущество никому никогда не отдадут. За посягательство на жену вообще откусят голову, не задумываясь. Во-вторых, о какой правде говорил Грэм? Понятно, что он не обязан мне верить, первый раз видит. Может у них есть какой-нибудь артефакт правды, аналогичный нашему детектору лжи? Или маг, который может определять, лжёт подсудимый или нет. Стоп, я себя уже подсудимой считаю! Быстро же смирилась с тюрьмой, так нельзя! С другой стороны, честно признаюсь, немного боюсь брюнета. Самодур и деспот. Взял и убил женщину без суда и следствия, и брата, скорее всего, тоже убьёт. А я уж тем более попаду под раздачу, как кура в ощип. Может, надо было про Богов начать говорить? Так сказать, зайти с козырей?

Ладно, время есть, посижу, подумаю над бизнес-планом по вызволению моей персоны из темницы.

Грэм де Риипер

Возвращаясь со сложных переговоров от оборотней по коридору замка, услышал голос из своего кабинета. Кто посмел?? Слуги прекрасно знают, что я никому не разрешаю заходить без меня! Даже уборку проводят только в моём присутствии. Открыл дверь, увидел Честера.

— Честер, что ты тут делаешь? — холодно спросил я.

— Грэм, — брат с улыбкой развернулся, и я увидел его любовницу, которую он разложил на моём письменном столе, — присоединишься?

Как же я устал от выходок своего младшего брата! То магикар разобьёт, гоняясь наперегонки со своими друзьями-шалопаями, то чей-то ресторан разгромит, но вид голой задницы его любовницы на деловых бумагах моего стола стали последней каплей. Ярость вспыхнула в груди, захотелось прибить их обоих.

— Сколько раз я просил тебя не приводить сюда любовниц!! — прошипел Честеру. Схватил его за грудки, выволок в коридор, чтобы высказать брату всё с глазу на глаз. Пригрозил лишить доступа ко всем финансам семьи, если ещё раз он разозлит меня безответственным или безумным поступком.

Выпроводил этих голубков и налил себе выпить, чтобы успокоиться, меня трясло от гнева. Надо что-то решать с Честером, чую, недолго мои угрозы будут останавливать братца от сумасбродных действий. Может отправить его в провинцию к тётке Лианоре? Она давно зазывает в гости, пусть там громит всё. Заодно лишу денег, пусть поживёт сам по себе, побарахтается, может мозги вправятся. Крутанув бокал с вейром, вдохнул терпкий аромат напитка и поднёс бокал к губам. Не успел сделать и глоток, как услышал звонкий голос из-под своего стола:

— Стой, не пей, козлёночком станешь! Тьфу, не то, просто стой!

Что? Каким козлёночком? Кто ещё в МОЁМ кабинете??

Ярость снова вспыхнула вместе с интересом: кто посмел?

Из-под стола, кряхтя, вылезла девушка в чёрном шёлковом балахоне и белых тапочках. Она выпрямилась, отряхнулась, и я внимательно посмотрел, кто же эта самоубийца, проникшая без спроса в личный кабинет короля.

Девушка невысокого роста, чёрные волосы, глаза цвета тёмного мёда, пухлые пунцовые губки, белая тонкая кожа с просвечивающимися венками. Она взмахнула копной своих тёмных волос, и до меня донёсся её аромат. Меня словно обухом по голове огрели, аромат был настолько притягательным, что меня качнуло ей навстречу, и я с трудом вернул тело на место. Возбуждение волной пронеслось по телу, член сразу встал, натянув брюки. Рукой сжал бокал, побоялся, что он треснет, поставил на стол.

— Та женщина, она что-то подмешала в твою бутылку, когда вы с этим Честером ушли, — скороговоркой протараторила девушка и, как ни в чём не бывало, направилась к выходу. Оглушённый её запахом, на минуту потерял концентрацию, и не сразу сообразил, о чём она говорит.

Когда слова пробились сквозь волну возбуждения, я замер, анализируя и размышляя. К счастью, от злости эрекция схлынула, и я снова мог хоть немного шевелить мозгами.

— Сядь, — приказал я ей, пока девушка не вышла из кабинета. Она возмущённо стрельнула в меня глазками, но подчинилась, уселась на моё кресло. Я задумался. Кто же эта девушка? Откуда взялась не просто в моём замке, а в личном кабинете, как прошла мимо всей стражи? А самое главное, говорит правду или придумала на ходу для отвлечения внимания? На мою жизнь уже покушались шесть раз, и всегда интуиция меня предупреждала о подставе. Сбивала с толку сумасшедшая реакция на неё. Никогда ни к одной из девушек такого не испытывал, когда сносит крышу и возбуждение простреливает от пяток до груди.

Интуиция насчёт девушки молчала, значит, она не представляет для меня опасности. Бросил ещё один взгляд на незнакомку. Никого не пускал за свой стол, но эта маленькая прелесть смотрелась так гармонично и так правильно в моём кресле, что внутри наступило удивительное единение.

— Леонард, приведи ко мне Честера и Шейлу, немедленно! — приказал я своему стражу через артефакт связи. Девушка с таким интересом посмотрела на камень, будто впервые видит артефакт. Мой же взгляд снова прикипел к её фигуре. Даже в балахоне видно, что фигурка ладная, высокая упругая грудь, стройные длинные ножки выглядывают из-под странного платья. В штанах снова стало тесно, захотелось разложить эту малышку прямо на столе и хорошенько отыметь её, слушая сладкие стоны и крики. Заметил пристальный взгляд красавицы, она тоже с интересом рассматривала меня. Усмехнулся, отсалютовал бокалом таинственной незнакомке. Подумал, что после того, как всё выясню, обязательно разложу её и на столе, и на кресле, да и подоконник тоже можно использовать.

Леонард привел брата с его любовницей. Шейлу я терпеть не мог за двуличность. Встречаясь с братом, она и меня пыталась несколько раз соблазнить. Два раза выгонял развратную дамочку из своей спальни в чём мать родила.

Разлил вейр по бокалам и первым протянул брату.

— Я не пью, ты же знаешь, я бросил! — ненатурально возмутился Честер. Ага, а неделю назад кого слуги принесли пьяного в хлам?

Хорошо, проверим лицемерку Шейлу.

— Шейла, милая, присоединишься к нам? — вкрадчиво произнёс, протягивая бокал развратнице. По её лицу понял, что человечка не соврала.

— Пей, — приказал змеюке, добавив силу подчинения в голос. Та отчаянно посмотрела на брата, потом на незнакомку, ища у них помощи.

— Пей, — надавил ещё сильнее. Увидел, как моя малышка вздрогнула, распахнув ресницы, ощутив силу приказа. Шейла тоже сдалась, подчиняясь и беря в руки бокал с отравой. Удовлетворённо хмыкнул, уселся на диван ждать результат, заодно наблюдая за своей девочкой. Шейла меня уже не интересовала. Во взгляде малышки промелькнула жалость к любовнице брата, но через минуту сменилась сомнением. Моё искушение посмотрела на меня вопросительно, попыталась что-то сказать, но падение Шейлы отвлекло её. Она подалась вперёд, смотря через стол, как корчится в агонии любовница брата. В ужасе прижала ладошку к своим пухлым губкам, а я пялился на её ножки, которые оголились, потому что платье задралось, зацепившись за ручку кресла. Член снова встал, и я чуть не зашипел от злости.

— Шейла, Шейла!! — бросился к любовнице брат. Он пытался привести её в чувство.

— Что ты ей дал? За что ты так со мной! — орал Честер.

— Твоя любовница решила меня отравить, и мне очень интересно, ТЫ замешан в этом, или нет? — яростно высказал в ответ. Причём злость была не на брата, который уже ничем не мог меня удивить, а на своё тело, которое раз за разом реагировало на незнакомку взрывом возбуждения.

— Человечка сказала тебе? — задал вопрос Честер, увидев, что моя малышка пристально смотрит на его любовницу. — Может быть, она сама подсыпала яд и всё свалила на Шейлу!

Я перевёл взгляд на незнакомку.

— Ну, знаете ли! — возмутилась та, — я тут вас спасай, ещё и обвинения выслушивай! Не буду я ничего доказывать, лучше снимите её заколку, там рукоятка откручивается, вот вам и доказательство — пропыхтела девушка, сложила руки на груди и отвернулась.

Я поймал убийственный взгляд брата в её сторону. Махнул Леонарду, телохранитель подошёл к Шейле, и оттащил Честера с её трупа подальше, чтобы он ничего не успел спрятать или уничтожить. Сам опустился на корточки, отцепил от волос мёртвой девушки заколку, с интересом покрутил в руках, осматривая. Найдя крышку, открутил и поднёс заколку к носу. Сделал лёгкий вдох, запах вертейи ударил в нос. Интересно, где Честер достал вертейю? Она растёт только у эльфов и считается священным деревом. Если листья этого дерева правильно засушить и смешать с определёнными ингредиентами, то получившийся яд за считанные минуты убивает демонов.

— В темницу его! — приказал Леонарду. Допрошу позже.

— Чтоо? Грэм, я твой брат, опомнись! — кричал Честер, пытаясь вырваться из мёртвой хватки телохранителя, — я не виноват, это всё Шейла!

Страж вынес сопротивляющегося брата, и мы остались одни.

Девушка тем временем решила, что её миссия выполнена, и направилась на выход, бросив через плечо:

— Ну вот и замечательно, я пошла.

— Ты никуда не пойдёшь, — остановил крошку. Не так быстро, радость моя, у меня на тебя большие сладкие планы.

— Это ещё почему? — спросила упрямица, уперев руки в боки.

— Сначала ты расскажешь, как оказалась в моём кабинете, и кто ты такая, — приказал я, добавив подчинения в голос.

— Хорошо, — покорилась малышка силе, — Меня зовут Маргарита, и я не знаю, как оказалась у тебя. Точнее, я оказалась в коридоре, подумала, что это мой замок, заглянула в кабинет, а обратно выйти не получилось, сюда эта парочка зашла, и я спряталась.

— А как ты оказалась в коридоре? — продолжил допрос.

То, что я услышал дальше, напрочь лишило благодушия, даже возбуждение наконец схлынуло.

Во-первых, я знал, на ком именно женится Маркус, и это была не она. Дракон должен был жениться на Руции, сестре Ориона. Во-вторых, никаких энергетических, магических шаров, отправляющих в другой конец мира, у нас нет. Даже если она не училась, и в ней совсем слабенький потенциал магии, она должна это знать. Перемещений с помощью магии у нас нет. Возможно это какая-то игра Честера? Или в игру вмешался третий игрок? К чёрту. Нажал на артефакт связи:

— Леонард, в темницу девчонку.

— Что? Меня?? За что? Я тебе жизнь спасла, мерзавец! — возмущенно вскричала девчонка, сверкая своими медовыми глазами.

— Неизвестно в каких целях, — иронично парировал, — посидишь в темнице без еды и воды, подумаешь хорошенько, вспомнишь правдивую историю своего появления в моём замке, и мы поговорим.

Леонард прикоснулся к незнакомке.

— Руки убрал, сама пойду! — вырвала она руку, прижала покрепче книжку к груди, задрала милый носик повыше и гордо прошла мимо, бросив напоследок презрительный взгляд.

Моя внутренняя ипостась была не согласна с решением расстаться с малышкой, демон внутри ворочался и пытался вырваться, желая быть рядом с ней и любить её во всех позах как минимум ночь напролёт. Но я жёстко подавил порыв, подумал, что просто давно не ходил в гости к любовнице. Вот демон и отреагировал так ярко на красивую женщину. К любовнице сейчас идти некогда, пожалуй, приму холодный душ, а лучше ледяной…

5. Второй король продолжение

— Грэм меня выпустит, и я тебя своими руками задушу, слышишь, человечка? — орал за стенкой блондин.

Да-да, мне "повезло" с соседом — Леонард привёл и запустил в соседний карцер Честера. Думаю, может подать письменное прошение Грэму с просьбой поселить меня лучше в аду, чем рядом с его неуравновешенным братцем?

— Повторяешься, задушить ты меня хотел двадцать минут назад, будь оригинальнее, Честер, — ответила я, укладываясь на жёсткую койку.

— Да я тебя воинам отдам, мерзавка, они тебя пустят по кругу, порвут тебя на куски, грязная человечка! — завопил Честер.

— О, а вот это похоже на тебя, всё делать чужими руками. Девушку свою подставил. Что же ты не защитил её, и как мужик не принял удар на себя? — поинтересовалась, рассматривая печально свои грязные ногти.

— Я вырву тебе язык, если ты не заткнёшься! — по-моему, у кого-то началась истерика.

— Ой, всё, утомил, дай поспать, малахольный, — бросила в сердцах. Достал.

Кажется, за стенкой офигели и заткнулись. Ненадолго.

— Я сделаю тебя своей рабыней, вырву твой язык, ты будешь ковриком у моих ног! — кажется, у блондина открылось второе дыхание. Он начал описывать, как будет иметь меня и всячески насиловать.

— Скучная у тебя фантазия, — я даже зевнула. А за стенкой заткнулись.

"Обиделся", — сделала вывод и, поправив подушку, постаралась лечь поудобней. На жёстком матрасе сделать это было проблематично, поэтому, повертевшись, села в итоге на койке и открыла книгу. Раз еды и воды нет, а местное радио закончило вещание, почитаем.

Я прочла книгу от корки до корки, начала по второму кругу читать более вдумчиво и углублённо. Прошло, кажется, часов шесть, уже и солнце село. Закрыла книгу, глаза разболелись от чтения в сумерках. Свет был только в коридоре и лишь слегка освещал мою темницу. Кушать хотелось сильно, а пить ещё больше. Я закрыла глаза и стала звать Богов.

— Моди, услышь меня! — почему-то я чувствовала, что сейчас нахожусь на тёмных землях, поэтому решила звать тёмного Бога, — услышь меня, или я загнусь здесь раньше времени!

Но Бог не пришёл. Я повторила всё тоже самое, только обратилась к светлому, — эффекта ноль. Скоты, забросили и барахтайся сама. Незаметно для себя, шепча проклятья на их головы и задницы, провалилась в сон.

— Вставай, — разбудил меня грубый голос, и я открыла глаза. В крошечное окно под потолком с улицы светило солнце, рядом со мной стоял амбал Леонард, — идём скорее.

— Куда? — спросила я, зевая и потягиваясь.

— Его Величество вызывает, — ответили мне.

Ура, Маркус меня нашёл и спасёт! Ты ж мой дракончик хорошенький, нашёл свою драгоценную пропажу (меня)! Увижу, расцелую! Когда накормит.

Я подорвалась с места, поправила платье, расчесала волосы руками, как смогла, и махнула Леонарду — выводи меня скорее из этих казематов! В конце коридора я остановилась возле раковины и жадно присосалась к кранику. Леонард меня не стал оттаскивать, видимо, пожалел, и я утолила хотя бы жажду. Умыла лицо. Почувствовала себя получеловеком. Повернулась к Лео, живот выдал от голода громкую руладу, телохранитель улыбнулся сочувственно, и повёл дальше.

Мы дошли до того же самого кабинета. Место встречи изменить нельзя, вторая серия. Леонард открыл дверь и пропустил вперёд.

Начала осматриваться, ища глазами жениха, однако в кабинете был только наглый мерзавец Грэм.

— Где Маркус? — спросила я, недоумевая. Велел освободить, а сам не пришёл, что за женихи нынче пошли?

А вот сидящий за столом брюнет нахмурился сильнее.

— Ты не передумала насчет своей версии попадания сюда? Я не хочу тебя мучить, скажи мне правду и будешь освобождена, — с силой принуждения спросил Грэм и поддался вперёд, ожидая ответа.

— Знаешь что, Грэм, даже если ты мне не веришь, даже если подозреваешь в чём-то, это не отменяет того факта, что я спасла твою чёртову задницу! Ты прожил ещё один чёртов день, вкусно кушал и пил свой алкоголь, принимал чёртов душ, и спал на мягкой кровати! Хотя мог бы лежать на этом самом ковре в конвульсиях, пуская пену изо рта! Неужели я заслужила сидеть в темнице рядом с твоим извращенцем-братцем без еды и воды только потому, что моя история кажется тебе враньём? — гневно выговаривая всё это, я подошла вплотную к письменному столу и наклонилась к его лицу.

С каждым моим словом в глазах мужчины загорался опасный огонёк, прямо как у Моди, там, в подворотне, на Земле. Мужчина схватил меня за плечи и, подтянув, впился яростным поцелуем. Я замерла от шока, пытаясь понять хоть каплю логики этого индивида. То в тюрьму кидает, то с поцелуями набрасывается. Грэм целовал так, как будто ждал меня долгие годы, кусал губы и требовательно просил пустить его язык. Дыхания уже не хватало, я упёрлась в грудь руками, пытаясь оттолкнуть наглеца и вздохнуть, честно пыталась. Но стоило приоткрыть рот, пытаясь получить глоток воздуха, как брюнет воспользовался шансом и углубил поцелуй. На вкус его поцелуи были как терпкое вино, от которого кружится голова и пропадают окружающие звуки. От рубашки Грэма приятно пахло какой-то вкусной туалетной водой, и, смешавшись с запахом его кожи, создавал аромат, бьющий по венам лавиной возбуждения. Я, неожиданно для самой себя, начала отвечать мерзавцу, целуя также яростно в ответ. Стоило Грэму почувствовать мой отклик, как его руки с лёгкостью меня подтянули через весь стол и посадили моё тельце попой на столешницу, скинув по пути кучу бумаг на пол. Грэм втиснул крепкое подтянутое тело между моих разведённых ног, и я почувствовала его возбуждение. Размер возбуждения впечатлял, я инстинктивно прижалась к нему промежностью, надавливая в попытке тесного контакта. Это завело меня, по венам полился жар, внизу живота всё запульсировало. Запустив пальцы мне в волосы, Грэм несильно сжал и потянул назад, запрокидывая голову. Он целовал мои губы властно, клеймя, требуя подчиниться. Но не того напал! Русские, как говорится, не сдаются! Наши языки сталкивались в борьбе, мы кусали губы друг друга, я сжимала его шею, он мои волосы. Почувствовав, как его рука с силой сжала грудь, застонала и, отпихнув от себя, влепила пощёчину. Я сама не понимала, чего хочу — ещё немного грубости, которая завела меня не на шутку, или нежности и лёгких ласк.

— Где… Его Величество… Он… меня ждёт, — гневно произнесла, пытаясь отдышаться и поправляя свой несчастный балахон, который задрался до талии.

— Невероятно! Ты моя Пара… — выдохнул брюнет, также тяжело дыша. Провел по скуле нежно пальцами, уточнил — Какое Величество тебя ждёт?

— Ну как какое, Лео сказал, что меня ждёт Маркус.

— Лео? — тупил мужчина, утратив весь свой аккуратный строгий вид. В его глазах плясали язычки пламени, чёрные волосы растрепались, ворот рубашки измят, брюкт топорщатся бугром в области паха. Губы, искусанные мной в порыве страсти, припухли, и весь его вид был настолько сексуальным, что я сглотнула, пытаясь не наброситься. Этот секси негодяй смотрит на меня, как на восьмое чудо света, видно, что тоже возбуждён до предела, и вообще не понимает, что тут происходит. Эка мужика-то от поцелуя переклинило.

— Леонард сказал, что меня зовёт Его Величество, — стала объяснять подробно, как трёхлетнему малышу.

— Я тебя звал, а не Маркус, — разозлился Грэм, вернув все свои мозги на место.

— Ты? Ты король? — я удивлённо открыла рот.

— Король Яковии, — насмешливо ответил мне Грэм. И, дотронувшись до моего носа пальцем, бибикнул. Твою мать, ещё один с биполяркой.

— Я кушать хочу, — перевела я тему, — и в душ. И переодеться наконец. Если в тюрьму сажать больше не собираешься, я поехала к себе.

Договорить мне не дали, схватили в охапку и понесли. По дороге громко раздавая указания, Грэм, ни разу не остановившись, занёс моё тельце в огромную тёмную спальню, и подтолкнул к одной из дверей. Толкнула дверь, вошла, замерла от счастья. Это оказалась купальня, размером с мою квартиру на Патриарших, а там метраж под 150 метров. Тут присутствовали и бассейн, и душевая, и ванна треугольная. От всего этого у меня глаза разбежались. Грэм снова зашёл со стопкой полотенец и красным камнем, положил вещи на тумбу, и вышел. Я стянула надоевшую за сутки грязную одежду, и залезла под душ.

Хорошенько отмокнув в душе и ополоснувшись, посвежевшая, взяла в руки красный камень и покрутила, пытаясь догадаться об его функционале. Так и не сообразив, что с ним делать, отложила, обмоталась одним полотенцем, второе накрутила на волосы. Грязные вещи надевать на чистое тело не хотелось, поэтому вышла так, в полотенце. Где-то вкусно пахло едой, и мой живот трубно заурчал, требуя калорий. Пошла на запах — в соседней комнате на небольшом столике стоял поднос с едой. Стрелой метнулась, чуть не потеряв по пути полотенце, плюхнулась на диван и с жадностью накинулась на кушанья. Мелькнула мысль, что последний раз ела вчера утром в замке у мужей суп и немного фруктов. Если меня будут кормить раз в день, нужно наедаться впрок. Я кушала и не замечала, как сбоку, привалившись к стенке, на меня смотрит король, наслаждаясь увиденным. Утолив наконец голод и жажду, я, выдохнув, откинулась на спинку. Ой, кажется даже переела.

— Почему ты не воспользовалась артефактом сушки? — спросил меня Грэм, садясь рядом, снимая с волос полотенце. Оказывается, может быть душкой, заботясь.

— Не умею и не знаю, что это за артефакт, — пожала плечами.

— Я его тебе отнёс, — нахмурился король, — откуда ты, что не знаешь про артефакты?

— Пришлая, меня ваши Боги закинули сюда, — пояснила королю.

— Почему соврала про Маркуса? — решил дожать меня Грэм.

— Не врала, хочешь, набери ему сам и спроси, — ответила я, подумав, что надо было сразу просить Грэма связаться с королём драконов.

— Набрать? — не понял меня мужчина.

— Ну, по тому камню в кабинете ты как разговаривал с Лео? — подтянула повыше своё полотенце, а то у короля сейчас глаза сломаются.

— Через артефакт связи.

— Свяжись с Маркусом, он подтвердит мои слова.

— Милая, я знаю, что Маркус вчера женился на сестре правителя Фелонии, давай ты просто скажешь мне правду, я тебя не казню, не накажу. Если ты кого-то боишься, поверь, у меня хватит сил тебя защитить, — Грэм пересадил меня к себе на колени и поглаживал мои ноги. Ох, как приятно. Не то, что ноги гладит, а что готов защитить от всех и вся. Нам, женщинам, только дай шанс оказаться за крепкой спиной, вмиг растекаемся лужицей.

— У тебя устаревшая информация, Маркус не женился на Руции, так как встретил меня. Узнать, правду ли я говорю, довольно легко, позвони или дракону, или фэйри, — шлёпнула по руке и спрыгнула с колен. Достал со своим допросом. Ушла обратно в спальню. Хоть бы одежду принёс этот королёк — птичка певчая. Выглянула обратно в гостиную:

— И мне нужна одежда!

— Возьми пока мою, я сейчас вернусь, — бросил на ходу Грэм, и спешно покинул меня. Открыла рядом с ванной дверь и попала в гардеробную. Выбрала себе чёрную рубашку — вот тянет меня на чёрное, ничего не могу с собой поделать. А белья женского у него нет. Чёрт. Ладно, рубашка была длинная, и попу прикрывала. С разбегу плюхнулась на середину кровати, укрыла ноги краешком покрывала, обняла одну из подушек и задремала.

Проснулась я от того, что мне стало холодно. Пошарила рукой в поисках покрывала, но под рукой была только влажная трава, открыла глаза и села. Да что за вселенская подстава. Опять меня забросили куда-то…

6. Сражение

Осмотреться, куда я попала, не успела — на меня бежали дикие животные. Пантеры, волки, гепарды…

Я зажмурилась и сжалась в комочек, отбежать не было времени. Через несколько секунд поняла, что слышу топот лап только сзади и спереди, а по мне никто не бежит. Приоткрыла один глаз — животные, добежав до моего съёжившегося тела, просто напросто перепрыгивали и бежали дальше.

Повернула голову посмотреть, что за массовая миграция животных, может, лесной пожар?

И увидела бойню. Все звери бежали на место сражения, и набрасывались на мужчин в доспехах. Жуткое зрелище, мне, когда Боги сказали, что у них война между королевствами, я думала так, отправляют друг другу ноты протеста, накладывают санкции, запреты на въезд и всё. Но то, что сейчас происходило на этой поляне, было в реальности. Звери рвали на куски лошадей и их наездников, мужчины магией убивали животных. Уже лежали мёртвые тела с огромными ранами, кровь лилась рекой, отчего на языке появился привкус металла. Я прижалась к стволу дерева и тихонько сползла, меня замутило. Отвернулась, вырвало желчью, хорошо, желудок уже перевал еду и был пустой.

Меня трясло, я всегда любила животных, была противницей зоопарков. Особенно неровно дышала к собакам и волкам. Когда была маленькой, моим самым любимым мультиком был Маугли. Я всегда восхищалась Акелой, вожаком стаи. Белоснежный красавец, мудрый, сильный — он был моим идеалом. Как я рыдала каждый раз, когда он пел свою прощальную песню! Мама даже запретила мне смотреть мультфильм и подумывала сводить к психологу, но я пообещала, что плакать больше не буду. И сдерживала обещание, только сжимала каждый раз при просмотре руки в кулаки с такой силой, что впившиеся ногти оставляли кровавые следы на ладонях.

Став постарше, мечтала завести собаку. Но у мамы была сильнейшая аллергия, которая потом передалась и моим детям, а когда осталась жить одна, поняла, что с моими разъездами по командировкам только обрету питомца на страдания. Придётся постоянно искать людей, кто будет заботиться о собаке в моё отсутствие, да и доверять в этой жизни я мало кому могла, чтобы дать ключи от квартиры.

У Ленки, моей подруги, была собака породы хаски, Рэй. Лена работала медсестрой в детском садике, поэтому могла гулять утром, вечером, да ещё и в обед убегала на получасовую прогулку. Я обожала приходить к ней в гости, Рэй был настоящим красавцем — мощный, с красивым густым мехом, ярко-голубыми глазами. Да и характер у Лениного пса был очень доброжелательный и игривый. Поэтому, когда в бизнесе были тяжёлые переговоры или просто проблемы, я сбегала вечером к ней в гости, гуляла с Рэем в ближайшем парке, бегала наперегонки, а потом валялась вместе с этим меховым антидепрессантом на ковре, наглаживая все доступные места и рассказывая, какой он у нас умница, лапочка, шерстюсик, и как мы его любим и обожаем. Мне кажется, я Рэя любила больше Ленки, она даже как-то в шутку призналась, что иногда ревнует, видя мой взгляд на собаку. Ну что поделать, я была без ума от этого пушистого мальчишки, и не скрывала чувств.

Воспоминания о моём мальчике немного отвлекли от кровавого сражения, и желудок немного успокоился. Я бросила взгляд мельком в центр поляны, и замерла. В бойне появился новый персонаж — огромный белоснежный волк, который стоял в центре сражения и смотрел прямо на меня, гипнотизируя взглядом.

— Акела, — прошептала я поражённо. Моё сердце забилось быстрее, я поняла, что не уйду отсюда, пока не обниму волка или хотя бы не дотронусь.

— Осторожно, сзади!! — вскрикнула я, ткнув пальцем за его спину. Волк меня понял и, резко развернувшись, сомкнул челюсть на шее мужчины, который пытался ударить его в спину. Выплюнув глотку воина, он ринулся вперёд, даже не посмотрев на меня. Бой продолжался. Я неотрывно следила за белым волком, и каждый раз, когда его пытались зажать, или кидали в него энергетическими шарами, моё сердце замирало, а я переставала дышать.

В какой- то момент моего волка ранили. Я этого не видела, просто почувствовала острый укол в сердце и вскрикнула, задыхаясь от боли. Боль в груди разрасталась, я поднялась с влажной травы и сделала шаг в сторону сражения.

— Куда лезешь, дура? — грубо оттолкнул меня мужик в доспехах, и вцепился в пробегающую пантеру. Я понимала, что действительно, чем я могу помочь? Однако сердце вело вперёд, и я искала взглядом моего Акелу, не понимая, почему вдруг картинка перед глазами расплывается. Провела рукой по щекам — мокрые от слёз.

Где же ты, мой волк? Неужели убили? Я не вынесу снова этой картины наяву — прощальной песни умирающего вожака. Я брела по лесу, огибая место сражения, ища глазами волка и стараясь не смотреть на мёртвые тела людей и животных. Во рту снова появился металлический вкус, начала судорожно глотать слюни, пытаясь утихомирить желудок.

Наконец, увидела небольшой пятачок между деревьями, на котором сражались двое мужчин в доспехах. В их руках с огромной скоростью мелькали и звенели от ударов мечи, броня на солнце сияла — у одного белым светом, у другого чёрным. У белого рыцаря на боку уже появилась рана, кровь стекала, окрашивая белые доспехи багрянцем. Воин же, не обращая внимания на рану, продолжал нападать. Мужчины бились на равных, преимущества не было ни у кого. В какой-то момент белый воин выбил меч из рук врага и, превратившись на лету в белого волка, бросился на чёрного воина в животном обличии.

— Акела, — выдохнула я счастливо. Жив.

Волк прижал мужчину лапами к земле, но тот ударил энергетическим сгустком и отшвырнул от себя. Я перестала соображать и побежала к волку на голых инстинктах. Бежала со всех ног, боясь опоздать. С другой стороны к Акеле бежали его сородичи — волки, пантеры, гиены, барсы с рёвом пробивались к своему главарю. Тёмный рыцарь тяжело поднялся, подобрал свой меч и направился к лежащему волку. Он шел его добить.

— Нееет! — закричала изо всех сил.

Пелена злости застилала мне глаза. Была зла на Богов, на этот мир, на его обитателей. Злость разрасталась, руки зачесались, я остановилась в трёх метрах от волка и посмотрела на ладони. В них собирался энергетический сгусток, он сочился между пальцев, и был невесомым, просто чёрный дым в руках. Точно, я же книгу по магии в тюрьме Грэма читала, что там было конкретно? Сконцентрироваться, почувствовать потоки энергии, сформировать сферу, направить удар.

Энергию уже чувствую, теперь концентрируемся и образуем сферу. Опустила взгляд — в моей руке сиял энергетический шар сине-голубого цвета, с пробегающими электрическими разрядами.

Перевела взгляд в сторону волка — над ним навис чёрный рыцарь и что-то говорил. Волк пытался встать, но мужчина его ударил рукояткой меча, и продолжил что-то говорить, замахиваясь мечом для финального удара.

— Сейчас рванёт! — заорала я, отвлекая тёмного, и, швырнув изо всей силы свой электро-мячик, плюхнулась на мокрую от крови траву.

Шар ударил тёмного с такой силой, что отбросил его метров на 10 в воздухе. Мужчина упал, пропахав в поле борозду. С трудом поднялся, встряхнулся, обалдело перевёл взгляд на меня.

Я же встала и побежала к волку. Упала возле него на колени, проверяя состояние Акелы. Сбоку от нас взревели животные, а воины-люди, бросив теснить их, побежали на меня.

Твою мать, нас с волком сейчас, кажется, сейчас убьют вместе! Всё равно его не брошу. Улеглась рядом, прижимая собой его рану на боку, и зарываясь в мех на шее. Орошая слезами мех и шепча:

— Я с тобой, мой Акела, я не брошу тебя…

— Нет! — заорал темный рыцарь над нами.

Я подняла голову, увидела, что мужчина окружил нас тёмным куполом, ограждая и от животных, и от своих же воинов. Стало очень тихо, я сползла с волка и приложила руки к его ране. Волк открыл глаза и посмотрел прямо на меня. Не время думать, зачем воину, побеждающему в дуэли, останавливаться, надо спасти моего оборотня.

— Не умирай, — шептала я, Акеле, зажимая рану. У светлых было целительство, но я не умею им пользоваться. В книге только упоминается, что пользоваться нужно внутренним резервом.

Попыталась нащупать внутри себя светлую энергию, закрыла глаза, сосредоточилась.

— Хочу, чтобы он жил, — повторяла как мантру, посылая все силы в него, — бери мою энергию, пожалуйста, забирай всё, только живи!

Но ничего не происходило…

— Чёртовы Боги, я хочу, чтобы он жил!! — заорала, смотря на небо. С моих рук стал вырываться свет, он шёл прямо в тело волка и увеличивался, освещая всё пространство вокруг нас. Меня трясло, как будто через мыщцы пропустили ток высокого напряжения. Светлый круг ширился, разрастаясь, пока не достиг тёмного купола. Тот дрогнул и исчез, растекаясь чёрными струйками, впитываясь в землю и возвращая нас в шумный мир.

Моя магия продолжала растекаться в стороны, проникая в остальных животных, заряжая их энергией и подлечивая раны. Они вставали, ошеломлённо вертя по сторонам головой, не понимая, откуда посреди сражения взялся маг с огромными целительскими силами. Мои мыщцы уже гудели от боли и напряжения, я с трудом сдерживала стоны, сцепив зубы. Всё для тебя, мой Акела, ты будешь жить вопреки всему!

В какой-то момент поняла, что всё, отключаюсь от боли, и рухнула на землю, на миг потеряв сознание. Когда пришла в себя — тёмный рыцарь отдавал команды свои людям. Ему подали коня, он запрыгнул и, развернувшись, ускакал. Оставшиеся воины тоже отступили и последовали за своим главарём.

Лежащий волк вскочил, отряхнулся, рыкнул на подчинённых. Остальные звери тоже зарычали и склонили голову, подчиняясь вожаку. Акела подёрнулся дымкой, и вот уже надо мной склоняется симпатичный блондин. Рассмотреть толком не успела, силы резко закончились, подумала, почему бы не прилечь обратно? Ненадолго, только отдохну пару минут. Трава вроде мягкая…

Я закрыла глаза и провалилась в спасительную темноту.

Я резко открыла глаза и села. Приснится же такое… Ужасный сон, и вообще, где там Грэм ходит? Это всё его темница виновата, и вопли его извращенца-братца, у меня, по ходу, стресс.

Я осмотрелась и удивилась. Это была явно не спальня Грэма. Комната была очень светлой, бежевые с золотым стены, белый потолок, светлая мебель. Одно из двух — или Грэм меня переложил, или я не у него. Повернула голову, рядом спал мужчина. Я перевела взгляд на себя, блин, я голая! Заглянула под покрывало, мужчина тоже был голый. Это был не сон. Я действительно спасла волка и оказалась в постели с голым мужиком. Интересно, он тоже король? Просто из трёх перемещений двое встречных были короли, может быть и блондин тоже правитель оборотней? Что там было в книге про расы оборотней? Их король, вроде, альфа волков. Значит, всё сходится.

Я прилегла на бок лицом к спящему мужчине, стала его рассматривать. Красивый. Благородные аристократические черты лица, твёрдые губы. Убрала прядь волос со щеки, которая закрывала обзор, чтобы рассмотреть повнимательнее. Провела по чётким бровям вразлет, спустилась по скуле к губам, очертила их нежными касаниями.

От моих действий мужчина проснулся и открыл свои льдистые голубые глаза.

— Привет, — прошептала я, улыбаясь.

— Привет, — ответил шёпотом. Потянулся, слитным движением опрокинул меня, нависая сверху.

— Моя королева! — выдохнул восхищённо и закрыл мне рот поцелуем.

Вот что с ними не так. Зачем сразу лезть мне в рот с языком? А поговорить, поблагодарить? Я всё-таки жизнь ему спасла! Стукнула по груди, хотя вяленько стукнула, мысли убежали вниз, целоваться мужчина умел, делал это профессионально, сладко и тягуче. Я млела, с удовольствием отвечая. Акела с шумом оторвался от меня и стал целовать шею, спускаясь к груди. Я запустила руку в его вьющиеся волосы, развела ноги и закинула их ему на поясницу.

Почувствовала, как влажного лона коснулся член, волк потёрся им об меня, и я выгнулась от потребности заполнить пустоту внизу.

Акела воспользовался моментом и завладел моей грудью, он кусал и лизал мой сосок жарким обжигающим языком. Рукой сжимал вторую грудь, перекатывая в пальцах твёрдую вершинку, и посылая искры возбуждения вниз. Его член скользил вдоль влажных складочек, я подавалась бёдрами навстречу, стремясь насадиться, но хитрый волк каждый раз ускользал.

Не выдержав, тихо захыкала:

— Пожалуйста, прошу тебя!

Волк легонько рассмеялся, продолжая сладко пытать. Его рот переместился с груди на живот, язык обвёл впадинку пупка и скользнул ниже, вызывая дрожь под зажмуренными веками.

Затем твёрдые губы прижались к истекающему влагой лону, отчего я невольно застонала. Руками Акела развёл мои бедра шире, раскрывая сокровенное местечко голодному взгляду.

Волк заурчал и склонился, погружаясь языком в горячую сладкую плоть. Я выгнулась от острого наслаждения, пытаясь соединить ноги, но оборотень крепко их зафиксировал, не давая дёргаться. Его язык порочно скользнул внутрь, вызывая мои судорожные стоны, периодически губами он прихватывал чувствительный бугорок, слегка сжимая и массируя клитор. А когда к языку присоединились пальцы, я подошла к самому краю наслаждения. Оборотень то погружал пальцы полностью, ритмично двигаясь внутри, то выходил, заставляя подаваться бёдрами навстречу. Язык оборотня скользил в ритме пальцев, я безостановочно стонала, погружаясь в пучину удовольствия. Ещё несколько движений — и через мгновение острое наслаждение затопило тело, я закричала, чувствуя, как сотрясается тело в сладких спазмах.

Не успела прийти в себя, как почувствовала, что к влажному, горячему лону шёлковой твердой головкой прижался раскалённый возбуждённый член. Волк сразу же вогнал в меня его полностью, благо я уже была мокрой от предыдущего оргазма. Он сразу же взял быстрый темп, вбиваясь на всю длину. Одной рукой продолжал сжимать грудь, оттягивая и подкручивая нежный сосок. Новая волна наслаждения накатывала, готовясь разнести меня вдребезги, и мужчина ещё больше ускорился, тараня меня членом глубоко и мощно. Мои хриплые крики слетали один за одним, я просила войти ещё глубже, ещё сильнее, не останавливаться, но он и не собирался. Зарычав, удвоил усилия, трахая меня с какой-то запредельной скоростью, и я взорвалась в остром пике, практически потеряв сознание и выпав из реальности. Услышала глухой рык, и волк кончил в меня, сжав до хруста костей, в то же время укусив за шею, крепко сжав зубами кожу.

Не выходя из меня, перевернулся на спину, увлекая за собой.

Я приходила в себя в крепких объятьях, шумно дыша ему в грудь. Он успокаивающе гладил по спине, его грудь тяжело поднималась, но меня не выпускал.

— Маргарита, — представилась хриплым голосом. А что, неизвестно, в какой момент меня снова куда-то выкинет. А так хоть узнает, как меня зовут, и будет искать. Мужчина рассмеялся, и, подтянув повыше, посмотрел мне в лицо. Улыбка ему очень шла, даже ямочки на щёчках появились, красивый, зараза.

Я поцеловала его в губы и скатилась на край кровати.

— Куда ты? — спросил меня мужчина, приподнимаясь на локтях.

— Пить хочу, — призналась. Он схватил меня за бедро, и, потянув на себя, вернул в кровать.

— Лежи здесь, моя королева, — чмокнул в губы и, грациозно поднявшись, вышел из комнаты как был, голым. Надеюсь, я попала не в королевство оборотней-нудистов. Фигура моя, конечно, выше всяких похвал, но голышом ходить не хочу.

Вернулся волк быстро, со стаканом воды в руке, протянул его мне. От жадности я проглотила воду за три глотка, вызвав смех у своего нечаянного любовника.

— Ещё? — стирая с подбородка капли воды, спросил блондин. Мотнула отрицательно головой.

Он забрался обратно в кровать и прижал к себе. Ох ты ж мой любитель обнимашек. Ладно, полежим.

— Как тебя зовут? — спросила я.

— Рэдвин ле Вайт, — ответил он, и с интересом посмотрел, ожидая реакции. Не знаю даже, я уже привыкла звать его Акела.

— Приятно познакомиться, Рэдвин, — со смешком произнесла я.

Ситуация, конечно, располагает к неловкости. Занялись сексом, не успев толком познакомиться, даже имена друг у друга узнали уже после. Был у меня на Земле как-то подобный опыт, после Александра, второго мужа. Пошла в бар, напилась с тоски, заливая алкоголем печаль от потери. Познакомилась со студентом-старшекурсником, и затащила в постель в этот же вечер. Нет, мальчик оказался неплох, всю ночь куролесили, перепробовали, кажется, всё. Но вот утром мне было ужасно стыдно смотреть ему в глаза, неловкость витала в воздухе, я не знала, о чём говорить, и как побыстрее выпроводить вон из квартиры.

Больше в бар тот не ходила, номер телефона я не оставила, и долгое время пыталась выкинуть эпизод из памяти.

Но сейчас почему-то не чувствовала ни капли неловкости. Наоборот, словно вернулась из командировки к давно любимому мужу. Не удержалась, еще раз поцеловала. Волк довольно рыкнул.

— Мы далеко от Яковии или Алдонии? — спросила, оторвавшись от соблазнительных губ.

— От Алдонии совсем близко, от Яковии далеко. Как ты оказалась на границах? — спросил он, заложив руку за голову.

— В темницу сажать не будешь? — спросила я. — А то я тут недавно рассказала одному товарищу историю появления, и отправилась в итоге в казематы.

— Кто посмел тебя посадить в темницу? Ты поэтому была полуголой? Это дроу удерживали тебя? Ты от них сбежала?! — блондин вскочил с кровати и сжав мои плечи стал трясти. Ну, так он ответа точно не добьётся. Толкнула его в грудь — мне, между прочим, больно!

— Успокойся, никуда я не сбегала. Это было недопонимание. А полуголой я была, так как засыпала в спальне, а проснулась в лесу, там, где вы сражались, — пихнула снова его в грудь и завернулась в покрывало.

— Тебя похитили? — Рэдвин попытался обнять меня, но я выставила вперёд руку, и он, сдавшись, остался сидеть рядом.

— Нет, не похищали, — я вздохнула, — давай начну с самого начала, — мне кивнули.

— Меня перенесли ваши Боги Моди и Магни с моей планеты в ваш мир. Я должна найти артефакты и стабилизировать мир, но неведомая сила постоянно перемещает меня. Сначала оказалась в Алдонии, потом в Яковии, теперь вот у тебя в королевстве. Думается мне, это из-за вас, — ткнула я в него пальцем.

— Из-за нас? Кого ты имеешь в виду?

— Королей, — пожала плечами. — Маркуса спасла от женитьбы, Грэма от смерти, тебя… ээ… тоже от смерти.

— Вириэль не хотел меня убивать, — прервал меня Рэдвин.

— Тот тёмный рыцарь? Было похоже, что собирался, — сомневалась я. — Когда человек стоит с мечом над соперником, не похоже, что приглашает на чай.

— Он требовал вернуть его мать, — услышала в ответ.

— А где его мать?

— Она пара Альфе пантер, и добровольно переехала к нему жить. Но Вириэль этого не понимает. Истинные пары священны, оборотни никогда не отдадут свою пару, и будут защищать ценой жизни, — сообщил мне блондин.

Выдохнула облегченно. Если добровольно, то ладно. А сыночке-корзиночке пора бы и отпустить матушку. Мой сын тоже не был рад Коле, но я ему объяснила, что у родителей есть право на личную жизнь, да и детям уже по 5 лет, чтобы требовать с меня 100 %-ное внимание. Майкл проникся, и больше не мешал строить семейную жизнь матери.

— Я тебя не отпущу. Ты — моя Пара, на тебе моя метка, больше никто не обидит тебя, моя королева, — пообещал мне Рэдвин, склоняясь с поцелуем.

— Какая ещё метка?? — я прослушала всё остальное, зацепившись за это слово. Блондин коснулся моей шеи и провёл по ней. Там немного саднило, я вспомнила лёгкий укус волка в самом конце после оргазма.

Вскочила, подбежала к туалетному столику, убрала волосы. Вот же гад! Между шеей и плечом были красные отметины от зубов.

— Не волнуйся, к следующему утру краснота уйдёт, и рана заживёт, — успокоил любитель кусаться.

— Почему он отступил? — спросила, стоя спиной к блондину, и любуясь нами в зеркало.

— Ты закрыла меня собой, как волчица — ответил он, обнимая. — У оборотней, да и у остальных народов, женщины священны. Их оберегают, никогда не берут на войны. Если пара Альфы прикрывает его собой, то враг должен отступить, что и сделал Вириэль. Да, и за убийство светлой королевы воевать ему придётся с тремя светлыми королевствами.

— Но я не королева! — повернулась в кольце рук и заглянула Рэдвину в глаза. — Почему ты меня так называешь?

— Королева, — улыбнулся он, — ты — моя прекрасная королева.

— Погоди, но брака у нас не было, и коронации тоже, так что пока я номинально всего лишь невеста, — пожурила волка.

— Ты приняла мою метку в постели, поэтому стала моей женой по обычаям оборотней. Теперь я должен вынести тебя к своему народу и укусить в обличии волка. Тогда станешь официально королевой нашего королевства, но это формальность, — буднично ответил он, а мне стало страшно. Не хочу, чтобы меня кусали, тем более на глазах толпы народа.

— Я залечу укус сразу же, как укушу, — пообещал волк, увидев, как я побледнела.

Так, всё, телепортируйте меня к другому, кого там ещё спасти надо, вернёмся к волку попозже. Я стала пятиться, а у Рэдвина глаза загорелись, и он начал надвигаться.

— Ты будишь моего волка, Маргарита, — зловеще произнёс блондин.

— Так усыпи его, — попросила, продолжая отступать.

— Замри, — рыкнул он. Замерла. Он дошёл до меня, крепко сжал в объятьях, шумно дыша и утыкаясь носом в свою метку. Неприятно, там всё еще немного саднило.

— Мне бы в душ, — постучала по спине, — и поесть мяса, слабо прожаренного.

Необычный выбор блюда, но мне очень захотелось мясо с кровью, прям слюнки потекли. Меня отпустили и отправили в ванну, мужчина накинул на себя штаны и вышел.

Быстро умывшись и искупавшись, выбежала в комнату, завернувшись в полотенце. На кровати лежало бельё телесного цвета, белое платье-крестьянка, и туфли-лодочки на небольшом каблуке. Хоть кто-то позаботился об одежде, наконец-то! Почувствовала себя человеком, почувствовала себя женщиной! На туалетном столике лежали расчёска и заколки; расчесала спутанные волосы и сделала косичку, в тон платью. Будем покорять подданых в образе барышни-крестьянки. Рэдвин зашёл за мной, окинул довольным взглядом собственника, и потянул в столовую, где уже был накрыт длинный прямоугольный стол.

Усадил меня во главе стола рядом с собой, и пододвинул огромную тарелку с куском мяса. Всё, как я хотела — мясо было слабой прожарки, внутри с кровью. На гарнир были и запечённые овощи. Запах стоял обалденный, я вооружилась ножом и вилкой, и в рекордно короткие сроки уничтожила всё, что было на тарелке, мыча от удовольствия. Рэд не ел, сидел, разглядывал меня.

Когда моя тарелка опустела, подал свою. Но я отказалась, потому что уже наелась. Тогда он подал другую тарелку с фруктами, налил мне вина, и сам приступил к обеду. Тоже какой-то ритуал что ли? Ноа был прав, нужно было читать про оборотней и другие расы внимательнее, запоминая их обычаи и законы. Кстати, интересно, как там мои первые мужья этого мира? Что делают, волнуются ли, ищут ли меня?

— Рэд, — отвлекла мужчину от еды, — у тебя есть артефакт связи? — мне кивнули.

— Научишь меня пользоваться? Мне надо с мужьями связаться, предупредить, они там волнуются, наверное… — произнесла я и замолчала.

У Рэда глаза загорелись, он даже мясо своё бросил и уставился на меня злыми глазами.

— Какими мужьями? — прорычал волк.

— Ну… э… моими, а что? Ты сам, не спросив меня, пометил, вот теперь пожинай плоды! Да, у меня есть мужья в количестве двух штук, и это не предел! — ответила на вопрос, защищаясь. Так, мне сразу бежать, или сдаться? Вот зря я последнее сказала, Рэд рыкнул, опрокинул весь стол и навис надо мной.

— У тебя больше не будет мужей, — зарычал он, сверкая клыками. — Я убью любого! Я — твой король! Твой Альфа! От его голоса жутко возбудилась, но заткнула гормоны и выпалила:

— А я — королева и твоя Пара, ты мне не запретишь! — перешла в атаку, и, отпихнув, встала.

— Ещё посмотрим, — пообещал мне Рэд и, громко хлопнув дверью, удалился.

Ррр, зла не хватает на этого собственника! Трудно мне будет с этими королями, если они не захотят мирно сосуществовать друг с другом. Боги не продумали немного этот момент. Они же наоборот, передерутся. Если каждый из них такой же собственник, как Рэд, то мир потонет в войне, и причиной буду я.

Нет, всё, пункт с замужеством выполнять не буду, и говорить остальным королям про друг друга не буду. Успокою Рэда, и начну искать артефакты. Надеюсь, больше мотать меня из страны в страну не будет.

— Ваше величество, — услышала чей-то голос.

— Нет его, ушёл, — буркнула я.

— Миледи, — позвали уже меня.

Повернула голову и увидела жилистого паренька с копной рыжих волос. Выгнула бровь.

— Ваше Величество, мне велено вас проводить в ваши покои, — проблеял парнишка, и низко склонил голову.

— Зачем? — спросила его.

— Я..я… не знаю, Его Величество распорядился, — ответил парень и разозлил меня. Запереть решил, пёс блохастый?? Ну я тебе устрою весёлую жизнь.

— Проводи меня к Его Величеству, — перешагнула через остатки еды на полу и направилась на выход.

— Но миледи, я не думаю, что сейчас лучшее время, — начал речь рыжик.

— Когда мне будет интересно твоё мнение, я его спрошу, — ледяным тоном перебила парнишку. — Веди меня к Рэдвину, немедленно!

— Да миледи, — парень шустро побежал вперёд, услужливо открывая двери, и ведя по коридорам. Возле одной из дверей рыжик остановился, поклонился, и оповестил:

— Кабинет Его Величества. На секунду он замялся, прежде чем открыть дверь, потом нажал ручку, пропуская вперёд.

— Ты, значит, решил меня запереть? — с места в карьер начала я. Но в кабинете Рэд был не один, поэтому я заткнулась, переводя взгляд с Рэда на Маркуса и Грэма. Только решила их всех избегать, как вот они, собственной персоной, прибыли сами. И когда успели, блин.

7. Встреча

Грэм де Риипер

Расхаживая по кабинету, я ждал ответа от своего друга, Ориона, и прокручивал в голове события вчерашнего дня. Каковы шансы, что рассказ девушки насчет Маркуса окажется правдой? Наверное, не стоило её сразу в темницу сажать. С другой стороны, покушения на мою жизнь приучили к осторожности. Она могла быть с Честером заодно, только вести параллельно свою игру.

Попробовал ещё раз связаться с Орионом — не получилось, его не было в замке.

Все мысли были только о ней, таинственной незнакомке. И о яркой реакции на неё. Да что говорить, при одном воспоминании о голеньких ножках чертовки у меня непрекращающийся стояк вот уже полчаса.

Сходил в ледяной душ, не помогло…

Посетил двух фавориток, но кроме раздражения и злости, ничего не получил. У меня банально не встал, как бы искусно они не пытались меня возбудить. Они даже пробовали работать в паре, вдвоём облизывая мой член — бесполезно. Перед глазами стояла только моя желанная малышка и её медовые глаза.

Вернулся в кабинет, вызвал на допрос брата. Честер облил грязью Маргариту, рассказав, что она наёмник оборотней, и что предательница умело манипулировала им, а теперь и мной. Слова вызывали ярость в душе. Не хочу им верить. Зная братца, нужно подключить разведку и проверить его слова. Честер клялся и божился, что отравление придумано Маргаритой, что он лишь пешка, как и Шейла. Я не верил, не хотел верить, не может такого быть. Но Честер воззвал к нашим родственным связям. "Может ли брат убить родного брата?" — вопрошал он, глядя честными глазами.

Вернул Честера в темницу и уехал из замка. Нужно было подумать и поговорить со шпионами.

Вернулся в замок под утро. От шпионов получил сведения, что у оборотней похожей девушки никто никогда не видел.

Так и знал, что Честер мне соврал! Скотина, как же он меня достал враньём и ложью! Решено, отправляю его к тётке Лианоре в глухую провинцию, приставлю к нему охранника, чтобы не сбежал. Пусть посидит в глуши, подумает над своим поведением. Да и тётка наша — железная леди, может, перевоспитает братца. Помню, отец меня отправлял к ней в подростковом возрасте, когда я начал чудить. Лианора быстро выбила из моей буйной головы всю дурь.

Отдал распоряжения Леонарду, сел в кресло с бокалом вейра, прикрыл глаза, расслабляя мыщцы. Мой контроль над телом трещал по швам, и всё из-за девчонки в смешном чёрном балахоне.

Нажал на камень, попросил Леонарда привести ко мне Маргариту.

Снова устроил допрос, добавил силу в голос… И тут девушка начала возмущённо высказывать мне обоснованные претензии, приближаясь ближе и ближе. Её аромат ударил в ноздри, и у меня сорвало крышу. Бессонная ночь, непреходящая эрекция, проблемы с братом, разбавленные крепким вейром, снесли все тормоза. Схватил малышку в объятия, целовал, как безумный, впиваясь в сладкие пухлые губы, кусая, клеймя своим желанием. Этот дикий поцелуй расставил всё на свои места — Маргарита — моя Пара! Поверить не могу… Я бы сам не остановился, завёлся от поцелуя, как мальчишка на первом свидании, и первый секс с моей Парой случился бы в кабинете на столе, но малышка оттолкнула и стала спрашивать про Маркуса.

Ревность кислотой плеснула где-то глубоко внутри сердца. Теперь уже начал сомневаться, что слова Маргариты о женихе-драконе лживы. Может, она сказала правду? Нужно срочно связаться, наконец, с Орионом, и выяснить, что там произошло в Королевстве ящериц.

Отвёл мою сладкую девочку в спальню, покормил, и оставил плескаться в ванной, сам вернулся в кабинет. Снова попытался связаться с Орионом.

— Грэм, — артефакт связи ответил голосом друга.

— Орион, рад слышать.

— Приветствую, что-то случилось? В такую рань даже эльфы не встают, — встревожено спросил меня фэйри.

— Твоя сестра, Руция, она вышла замуж, хотел поздравить, — решил зайти издалека.

— Спасибо, мой друг, хотя поздравления можно и не так рано приносить. Но главное — ты не поверишь! — со смешком ответил мне Орион, — светлый обрёл свою истинную Пару! Она появилась на церемонии из ниоткуда, внесла хаос и прервала бракосочетание. Маркус признал в ней Истинную, и отправил Руцию домой с королевскими дарами.

— Значит, не врала, — прошептал я.

— Что? Кто не врал? — не понял меня друг.

— Я идиот, Орион, — покаялся фэйри.

— Это уж точно. Иди, проспись, — хмыкнул король и отключился.

Я же побежал к себе в покои. Моя девочка, ты не соврала мне! Боги отправили мне мою Пару! А я, глупец, посадил её в темницу… Морил её голодом, не давал пить… Не верил моей малышке…

Про светлого думать сейчас не хотел, решим с ним этот вопрос позже. Придётся смириться, конечно, истинность священна. Но пока ничего говорить ему не буду, пусть побегает. Я влетел в спальню, но девушки не было. Поискал по комнатам — не нашёл. Куда она ушла?

— Лео, — заорал я, выбегая из покоев, и сокращая имя своего стража на манер Маргариты.

Я впервые повысил голос, от него слуги и рабы побросали все свои дела и спрятались. Никогда ещё не видели своего короля в таком бешенстве.

Леонард появился через полминуты с выпученными глазами.

— Где Маргарита? — орал я.

— Сир, она не выходила из покоев, — Леонард сделал шаг назад и втянул голову.

— Немедленно осмотреть весь замок! Немедленно! — потребовал я, сам направляясь в кабинет. Что она там говорила о переносе? Может светлые нашли способы, и Маркус её забрал? Убью, найду и убью, он утонёт в крови своих сородичей! А я ещё с ним породниться хотел, не бывать этому!

— Подготовь магикар, — приказал я пробегающему рабу, тот понятливо кивнул и убежал.

Схватив артефакт со стола я «набрал» дракона. Смешное выражение прилипло от Маргариты.

— Слушаю, — ответил грустный голос короля.

— Если не вернёшь Маргариту, я объявлю тебе войну, дракон!! — рыкнул я.

— Маргарита? — встрепенулся голос, — Грэм ты видел её? Она жива? Где она?

— Не прикидывайся, Маркус, ты забрал мою Пару! — перебил его.

— Не забирал, я её потерял! — взревел светлый. — Она провалилась в чёрную бездну…

— Замолкни на минуту, дай подумать, — прервал я дракона. Тот шумно задышал, я слышал, как он ходит из угла в угол и ждёт от меня ответа.

— Встретимся на границе Алдонии и Фелонии в полдень, — назначил я встречу и отключился.

— Говори, — посмотрел на запыхавшегося Лео.

— Её нигде нет, сир, — виновато склонил голову страж.

Я молча покинул кабинет и поехал на земли фэйри.

С королём Алдонии мы встретились на границе двух государств. Выглядел он неважно, осунулся, глаза потухшие.

Орион, узнав о моём прибытии в его королевство, также приехал к нам со своим отрядом стражников. Интересно, на чью сторону встанет фэйри, если мы объявим друг другу войну? Надеюсь, всё же на мою, мы же оба тёмные, а мир между двумя королевствами был слишком хрупким.

— Где она? — спросил дракон нетерпеливо, переводя взгляд с меня на Ориона.

— Я не знаю, она исчезла, — развёл руками. — Расскажи мне всё.

Дракон рассказал, как встретил Маргариту. Кроме имени, и то, что она живёт в Яковии, ничего нового не узнал. Я поведал про свою встречу с ней.

За информацию, что посадил малышку в темницу без еды и воды, получил болезненный удар в рёбра от Маркуса. Он был прав, я заслужил тычок, это ещё слабое наказание за издевательство над нашей Парой. В ступоре поймал себя на мысли, что называю малышку "нашей". Неужели начинаю смиряться, что дракон будет владеть Маргаритой наравне со мной?

Орион предположил, что она перенеслась к другому истинному, логика в его словах, конечно, была.

Но вот предположения об ещё одном истинном разозлили меня и дракона, вдвоём мы чуть не оторвали фэйри его крылья.

— Вам мозги надо лечить, два психа, — отлетел от нас фэйри, закрывая себя тёмным щитом. — Я бы тоже от вас сбежал, один в темницу посадил, второй не смог защитить от вампира.

— Орион, я тебе точно крылья оторву! — пообещал я.

— Ваше величество, — отвлёк меня голос. Повернулся посмотреть, кто этот смертный. К нам неслись двое фэйри, — На границах дроу и оборотней было серьёзное сражение!

— Мне нет дела до оборотней, — отмахнулся Орион, — пусть хоть поубивают друг друга совсем.

— Сир, короля Валирии закрыла волчица и спасла ему жизнь, а Вириэль просит помощи. Оборотни удерживают его мать, он направляется к вам с прошением о помощи.

— Я вас покину. Этот дурак никак не уймётся, — Орион вздохнул, и, забрав свою свиту, уехал.

— И где нам искать нашу пару? — спросил я, возвращаясь к светлому. — Тебя она от свадьбы спасла, мне жизнь.

— Погоди… тебе жизнь спасла, меня уберегла от брака… — повторил дракон.

Я кивнул.

— Рэдвина прикрыла волчица, но у него нет жены, — продолжил он рассуждать. Мы с Маркусом уставились друг на друга, и подорвались с места. Дракон перевоплотился и улетел, я же сел в магикар и поехал за ним.

Прибыв с драконом на земли оборотней, мы потребовали принять нас. Слуга проводил в кабинет, велел ожидать повелителя. Ждать пришлось долго. Дракон порывался снести тут всё и пойти на поиски, но я его удерживал. Не стоит начинать новую войну. Оборотни и так ослаблены. Добивать раненых не в чести. Наконец дверь открылась, и в кабинет влетел злой волк. Мы с драконом вскочили.

— С чем пожаловали? — не здороваясь, прорычал Рэдвин, подходя к своему столу.

Гостеприимством тут и не пахло. Что его разозлило? Или Маргарита и отсюда сбежала? Может, Вириэль её ранил? Убью дроу, если он с ней что-то сделал.

Мы так и стояли, сверля друг друга взглядом, никто не спешил начать разговор. Каждый думал о своём и злился. Маркус и Рэдвин пытались унять свою ипостась и шумно дышали.

— Ты, значит, решил меня запереть? — услышал я гневный голос своей девочки и развернулся к ней.

В кабинет влетела Маргарита, обвела всю нашу компанию взглядом, сделала шаг назад и закрыла дверь в с другой стороны.

Мы втроём ринулись к выходу, вырвали несчастную дверь с петель, и выбежали в холл. Малышка прикрылась молодым слугой, как щитом, и стала отступать.

— Будете драться друг с другом, откажусь от всех троих! — предупредила девушка, выглядывая из-за плеча рыжего слуги.

— Не будем, — мотнул я головой. Перевёл взгляд на дракона, тот согласно кивнул головой. Рэдвин долго молчал, шумно дыша. Мускулы под кожей ходили ходуном, зубы гневно сжаты. Маргарита пристально смотрела, приподняв брови.

Наконец Рэдвин закрыл глаза и кивнул.

Маргарита сомневалась.

— Клятву, — потребовала Марго, как истинная королева.

Дракон полоснул отросшим когтём по запястью, и поклялся принять всех истинных Маргариты равным себе, не вредить ни словом, ни делом, уважать и оберегать наш союз до конца жизни. Капля крови, не долетев, вспыхнула и исчезла. На руке у светлого появилась чёрная роза с шипами. Клятва принята Богами. Мы с оборотнем проделали тоже самое, получив такие же метки. Девушка облегчённо выдохнула и наконец отпустила бледного парня. Тот спешно убежал, петляя по коридору. Боялся получить файербол в спину. Дракон, проводив его взглядом, хохотнул. Видимо, подумал о том же, о чём и я.

8. Дела семейные

Маргарита

Оглядела трёх королей, благоразумно оставила их одних. Войны точно не избежать, вон как пыхтят, злятся. Интересно, я могу от них отказаться? Пока размышляла, позади снесли дверь, вырвав меня из своих мыслей. Я испуганно отбежала подальше и прикрылась парнем. Рыжий начал мелко дрожать.

— Не бойся, я не дам тебя в обиду, — прошептала успокаивающе парню, — мне самой страшно.

В холл выскочили злые короли.

— Будете драться откажусь от всех! — сразу предупредила моих мальчиков.

Меня заверили, что не будут. Но я вижу, как они злятся, стоят, смотрят друг на друга волком.

— Клятву! — рявкнула я, вспоминая про ритуал со своими слугами в замке Яковии.

Мысленно посмеялась. Неплохо я тут обустроилась, в Ардо — уже в наличии трое слуг, трое мужей, прям магическое число какое-то.

Мужчины не подвели. Дали клятву, я выдохнула и отпустила парня. Рыжий убежал, петляя, вызвав смех у дракона. И чего это мы тут смеёмся? Знаешь, как страшно, когда на тебя надвигаются три тестостероновые горы?

Маркус крепко обнял меня. Скучал, бедненький! Как ни странно, я тоже по нему соскучилась. Уткнулась ему в шею, вдохнула его запах горячей смолы. Ммм, как же он пахнет! Сообщила довольному дракончику, что скучала, он заурчал. Ты ж мой хороший.

— Казню вампира, как только вернёмся с тобой домой, — пообещал мне дракон.

— Какого вампира? — не поняла я.

— Который расстроил наше бракосочетание и не дал мне возможность назвать тебя женой! — пояснил Маркус.

— У Марго дом в Яковии, — Грэм вырвал моё тельце из объятий дракона, и сжал в своих.

— Она будет жить в Валирии! — рыкнул Рэд.

Тадам! А вот и первая ссора.

Стою я, значит, подпираю стену, и наблюдаю, как три короля спорят, где мы будем жить. Доказывают все прелести жизни на светлой стороне, а тёмный стоит на своем. И прервать их не дают, рявкнули на меня, что решат сами. Они ж мужчины, короли ёпт. Был бы стол, стукнули бы по нему.

Светлые решили строить дом на границах двух стран, прогресс уже! Двое из троих определились. Но вот демон не согласен, его государство не граничит ни с драконом, ни с оборотнем.

Плюнула, и, тихо прикрыв дверь, вышла на улицу. Пусть дальше спорят, я пока прогуляюсь, познакомлюсь с местным населением. Узнаю, чем живёт народ. Я знаю, что оборотни не живут в дворцах, у них типа наших российских дач. У Альф обычно коттеджи побольше, у остальных домики одноэтажные. У Рэда был большой двухэтажный особняк, не такой, как замок демона, или даже мой. Но по сравнению с остальными домиками в этом поселении его коттедж был больше и выше всех. Прошлась по тропинке и вышла во двор. Тут вовсю кипела жизнь. Мужчины и женщины, все были чем-то заняты и куда-то шли. Дети носились, устраивали шуточные бои на деревянных мечах.

Присела на деревянную лавочку, прикрыла глаза, слушая шум детворы. С этими перемещениями я даже толком мир не могу рассмотреть, только перемещусь куда-то, чуть осмотрюсь, и снова проваливаюсь. Была в трёх странах — как будто поездом мимо проехала.

— Ваше величество, — вздрогнула и открыла глаза.

Мимо меня шли воины. Они остановились и склонили голову, ударив себя по груди. Я покрутила головой, но по-прежнему сидела одна. Это они мне, что ли? А что, приятно. Это вам не "женщина, подвиньтесь" или "госпожа Михельсон".

— Добрый день, — поздоровалась с воинами. Они подняли глаза и руку от груди отняли.

— Светлого дня, миледи. Мы благодарим вас за спасение нашего короля. Примите клятву верности, — выступил тёмненький воин с зелёными глазами.

— Хорошо, — не стала я отказываться, вдруг ещё какой ритуал нарушу, или оскорблю отказом воинов.

Мужчина достал нож из-за пояса, полоснул себя, и принёс клятву верности своей королеве от имени всех оборотней-пантер. Как их Альфа, он имел право так сделать. А что, удобно, не надо всему клану руки резать. Альфа порезал и всех сразу привязал.

— Отныне наши жизни в ваших руках, — они встали на одно колено и ударив по груди рукой, замерли. Блин, что делать-то теперь надо?

— Ты должна ответить, что принимаешь их клятву, и дать свою, служить верой и правдой, оберегать народ оборотней, относится к ним, как к равным, — подала голос старушка, остановившись возле нас.

Я благодарно кивнула и повторила свою часть ритуала. Воины поднялись с колен, и, пожелав хорошего дня, удалились. Старушка подсела ко мне. Начала её рассматривать.

Бабушка — божий одуванчик с тросточкой, в платочке. Я впервые увидела настолько древнего человека в этом мире. Она пожевала губу и посмотрела на меня своими озорными разноцветными глазами. Один глаз был черный, другой голубой. Необычная гетерохромия, но бабуле шло.

— Как тебе мир, Маргарита? — прервала мой осмотр бабушка.

— Если честно, бабушка, я его особо не рассмотрела, мотает меня из государства в государство, как лист на ветру. Устала я от таких перемещений, особенно от мужчин: спорят, кричат или лезут целоваться. Никакой конструктивной беседы, — как на духу выложила, хотя не хотела такое говорить. С подозрением уставилась на женщину. Может она магию какую использует? Но нет, бабушка оперлась подбородком на тросточку, и за детьми наблюдает.

— Простите, — извинилась, я, не знаю за что. За мысли, наверное, дурные.

— Ничего-ничего, — махнула рукой старушка, — Понимаю. Мои мужья тоже вечно спорили по любому поводу и натравливали наших детей друг на друга, — вздохнула старушка.

Мне её так жалко стало, сволочи, а не мужья, детей-то зачем в спор родителей вовлекать? Когда мы с Артуром разводились, детям никто из нас ни единого дурного слова друг про друга не сказал. Мы не договаривались, просто так получилось, что, невзирая на развод, оба понимали — для детей мы остаёмся любимыми папой и мамой. И им слушать про то, какой папа — бабник, или мама — стерва, совсем необязательно для успешной дальнейшей жизни.

Захотелось обнять старушку.

— Всё у тебя получится, я помогу, — кивнула мне бабушка и, подмигнув, встала.

— Вы о чем? — спросила ее. Может об управлении королевством? Да, тут помощь нужна. Я ж деревня.

— Марго, — отвлёк меня нестройный крик мужчин. Ко мне, толкаясь, бежали короли. Я снова повернулась к бабушке, но она уже ушла. И куда с такой скоростью унеслась? Я даже привстала, чтобы лучше видеть. Но нет, бабули не было. Эх, я даже не поблагодарила ее. Надо у Рэда спросить, и зайти к ней в гости, а то королева блин, старушку не позвала в гости, не угостила чаем. Даже банальное спасибо не сказала. "С этими мужиками совершенно забыла про манеры" — корила я себя и мужей заодно.

— Ну что? Решили? — спросила, когда мужчины добежали до меня.

— Да, — кивнули мне.

— И? — поторопила я их.

— У светлых, — обрадовал меня Маркус и полез целоваться. «Отвлекает», — поняла я.

— Ты так легко сдался? — оторвавшись от губ дракона, спросила у демона.

— Мы проголосовали, — буркнул Грэм, а я расхохоталась.

— Кто придумал голосование? — спросила у хитрого дракона. Тот указал на себя, любимого, и разулыбался.

— И тебя ничего не смутило? — спросила я демона. По ходу, они с этой парностью мозг где-то потеряли.

— Что? — демон подозрительно скосил глаза на двух светлых.

— А то, что они оба светлые, а ты тёмный. Конечно, они тебя и победили в голосовании.

Дракон и оборотень насупились, глазами меня уже убивают и прикапывают под деревцем.

— Вы! — взревел демон.

— Она будет жить в Яковии, — до него дошло.

А короли светлые хороши, интриганы и хитрецы, переиграли демона. Надо же.

И всё началось по-новой.

— Может, мой голос будет решающим? — спросила я.

— Если выберешь тёмные земли, то решающим он никак не будет, — подал голос оборотень.

То есть он даже не хочет уступить своей паре. Вот псина, вырвать ему, что ли, клок шерсти на заднице. Обиделась, нет, разозлилась! Где там бабулечка, пойду к ней, извинюсь, чай попью с ней, скрашу её день. Мужей попинаю, указ издам, чтобы детей не втягивали в семейные разборки. Приободрилась, встала, и направилась к домикам, спросить у народа про старушку. Но дойти не успела.

— Марго, — услышала я голос демона, развернулась посмотреть, чего он орёт.

Но увидеть его уже не смогла, подо мной опять открылся чёрный портал, и я провалилась.

Твою мать, сколько можно!

Я резко открыла глаза и увидела, как на меня летит чёрный энерго-шар, и от кого? От чёрного рыцаря. Здравствуй, Ипполит, это снова ты! Рыцарь выпучил глаза и удивлённо уставился на меня. Я вскрикнула, когда его шар ударил меня по груди и начал быстро впитываться в тело. Меня било мелкими разрядами и окутывал тёмный дым, я не могла вздохнуть, не могла крикнуть, не могла позвать на помощь. Я даже помолиться не могла, все мои мысли были об одном: как бы выдержать эти электрические разряды. И когда наступит конец? Я лежала на траве и корчилась в судорогах, как припадочная. Кто-то подошёл ко мне и начал шептать, но я не видела и не слышала его. Когда стало чуть-чуть полегче и наступил долгожданный покой, я уплыла в обморок.

Орион де Трел

— Ты поможешь мне, Орион, или я уничтожу твоё королевство! — орал на меня Вириэль.

О великий Моди, дай мне сил не прибить этого истеричного дроу! Вириэль поймал меня на пути к замку. Не стал его заводить внутрь, предложил прогуляться по парковой зоне. Сразу знал, что откажу ему, и он меня покинет. К чему церемонии? Чем быстрее он уйдёт, тем быстрее я вернусь к своим делам. Мне не нравился этот король, но я не лез в его дела. Он успел объявить войну всем светлым королевствам, и огрести, как минимум, от двух светлых. С оборотнями вообще можно было бы подружиться на почве парности его родительницы. Они явно щадили его ради мамы. Потому что потеря сына бумерангом скажется и на женщине, и на самом Альфе. Но нет. Этот баран вбил себе в голову, что маму оборотни забрали силком, и теперь подбивает всех соседей объединиться против хвостатых уродов и задать им трёпку.

— Вир, истинная пара священна, не иди против Богов, оставь оборотней в покое, — стал я объяснять дроу по третьему кругу.

— Нет! — дроу не слушал меня, — ответь, поможешь уничтожить хвостатых зверей, или нет?

— Я не буду влезать в твои разборки со светлыми, — спокойно ответил я.

— Демоны встанут за меня! — у Вириэля горели глаза, — когда я уничтожу оборотней, то займусь твоим королевством!!

— Учитывая, что демоны породнились с драконами, вряд ли они будут помогать тебе, — пожал я плечами. Отвечать на угрозы не видел смысла, у дроу всегда язык был как помело, угрожал каждому встречному-поперечному.

— Езжай домой, Вир, — устало сказал дроу, когда мы остановились возле его магикара. Всё-таки разговор с ним выматывал хуже тренировки на мечах.

— Выспись, приведи себя в порядок, займись государством. Хватит гоняться за матерью.

Кивнул ему и, развернувшись, направился к себе. Сделал несколько шагов и услышал сзади женский крик. Резко развернулся — между мной и дроу трепыхалась девушка, укутанная тёмным проклятьем. Я перевёл взгляд на ошарашенного дроу, затем вновь на девушку.

Вир решил ударить в спину тёмным проклятьем подчинения! Сейчас бы я уже стоял рядом с ним, как марионетка, и выполнял все приказы. Но каким-то чудом между нами встала девушка и приняла удар на себя. Пока до меня это всё доходило, тёмный запрыгнул в свой магикар и уехал. Я подбежал к девушке, пытаясь убрать тёмную магию дроу.

— Перекрой границы, — рявкнул я в артефакт связи своему советнику, — останови Вириэля.

— Я казню этого придурка на площади оборотней, он доигрался, — пообещал я. Покушение на короля фэйри не сойдет мерзавцу с рук.

Подхватил на руки девушку, выпустил крылья, и полетел ко дворцу.

— Позови дэйва, — приказал пробегающей в корпус целителей лекарке, аккуратно укладывая притихшую девушку.

— Не знаю, откуда ты взялась, но спасибо тебе, — погладил по щеке мою спасительницу, убирая выбившие из косы пряди волос с лица.

— Ваше Величество, вызывали? — пробасил Алистер, врываясь в комнату.

— Проклятье подчинения от дроу, вылечи её. Она получила сильный удар, который предназначался мне. И как только жива осталась? — отошёл, показывая девушку.

Дейв подбежал к девушке и начал лечить, посылая свою светлую магию в неё. Я молча ждал. Мне не хотелось отсюда уходить, не хотелось покидать это хрупкое создание.

— В ней очень много светлой магии, поэтому она и выжила, половину проклятья девушка уничтожила сама, — объяснил Алистер, продолжая лечить.

Интересно… светлая человечка. На своих тёмных землях я знал всех светлых людей, кто жил рядом с дворцом и дворцовым парком. Её я видел впервые. Откуда же ты, девочка? Алистер закончил и, вытерев пот со лба, сообщил, что девушка проспит часа четыре, если не больше. Как раз улажу вопросы с дроу.

9. Новая встреча

Маргарита

Приходила я в себя тяжело, впервые от души прокляла тёмного. В теле сильная слабость, голова кружится, состояние, как при резком падении давления. Пожелала тёмному козлу все кары небесные. Поддонок. Встречу короля дроу, попрошу убрать с поста. И рыцарства лишу, а если нет рыцарства, создам и лишу.

Надо открыть глаза, но не хочу. Можно мне тут чуточку остаться? Перевернулась на бок, укрылась простынкой, зарылась носом в подушку. Вот так хорошо. Тишина и покой. Я слишком стара для этого безумного мира.

— Выпей отвар, милая, — услышала я ласковый бас.

Нет, не хочу никаких отваров, оставьте меня. Мне плохо, у меня депрессия. Интересно, бывают депрессии от того, что вечно кочуешь?

Ладно уж, давайте отвар. Я открыла глаза. На меня смотрел амбал, похожий на Лео. Может, брат его? Значит, я где-то у демонов, и скоро придёт Грэм, навестить и, надеюсь, поцеловать и обнять. Почему-то остро захотелось оказаться в крепких мужских объятиях, прижаться к груди и даже — о, ужас! — поплакать. Да уж, невиданное зрелище было бы для партнёров железной Марго, как называли в бизнес-кругах Москвы Маргариту Михельсон.

— Вы брат Леонарда? — спросила, подтягиваясь на локтях, и облокачиваясь на спинку кровати.

— Да, ты его знаешь? — удивился мужчина.

— Встречались, — ответила туманно, рассматривая амбала.

— Меня зовут Алистер, я главный лекарь правителя, — представился мужчина, и протянул мне отвар.

— Маргарита.

Интересное кино, один брат лечит, другой калечит.

— Отдыхай, я сообщу правителю, он тебя навестит.

Алистер довольно посмотрел на пустую кружку из-под отвара, забрал посуду, и удалился.

Я послушно устроилась в ожидании Грэма. Вот придёт мой демон, я уж нажалуюсь ему на рыцаря! Пусть угостит его своим коньяком с отравой! Потом поцелую. И обниму.

Пока я предавалась мечтам, в комнату зашёл молодой парень лет 22. Красивый, чертяка. Не такой высокий и широкий, как мои мужчины, скорее ладный и аккуратный. Примерно метр семьдесят ростом, невероятные васильково-сиреневые глаза… Поймав взгляд парня, я поняла, что мои гормоны, кажется, объявили революцию. Потому что я никогда не влюблялась в первого встречного, не была падка на красоту мужчин. Да, увлекалась, но могла полюбить, только узнав получше, пообщавшись. А не так, что кинула один взгляд и вместо мозгов — яйца всмятку. Помню, на одни переговоры партнёр притащил молодого красивого парня. Вернее, не так, ОХРЕНЕНСКИ красивого. Как я потом узнала, глава корпорации подбирал мальчиков в модельном агентстве на крупные сделки, если знал, что партнёром по переговорам будет женщина. Задача мальчиков была слегка ухаживать, оказывать знаки внимания, рассеивать концентрацию — в общем, делать всё, чтобы сделка была в пользу боссов. Моя секретарша, Ирина Петровна, пятидесятилетняя замужняя дама, увидев мальчика, растеряла всё своё серое вещество и вела себя, как полная идиотка. Я её премии потом лишила, чуть сделку не мне запорола, включив вместо презентации нашей компании видео котиков. На меня ж такие фокусы не действовали. Всегда смотрела на красавцев со стороны отстранённо, любуясь, конечно, но не падая в пучину страсти. А уж тем более на малолеток младше меня.

Мужчина подошёл ближе, пододвинул стул и сел рядышком.

Я впервые поняла Ирину Петровну и мысленно попросила прощения за лишение премии. Мои защитные бастионы внутри падали один за одним, выкидывая белый флаг и сдаваясь на милость победителю… Я так и смотрела в эти глаза, забыла всё на свете, сгорая, как свеча на ветру… Где-то далеко на периферии мелькала мысль, что нужно, кажется, здрасте сказать при встрече и представиться друг другу…

Мужчина улыбнулся лукаво уголками рта, словно видел, о чём я думаю. Я улыбнулась в ответ. Чувствовала себя школьницей, на которую обратил внимание старшеклассник, звезда школы. Наше молчание затягивалось, и я начала разговор:

— Ты такой красивый, — выдохнула томно, покраснела, сползла по стеночке кровати, и простынку подтянула повыше. Боже, что я несу! Иногда лучше жевать, чем говорить, Рита, уйми уже своё либидо!

Кому б рассказать, Маргарита Николаевна Михельсон потекла от одних васильковых глаз. Не поверили бы.

— Спасибо, — ответили мне и тоже покраснели. Какая прелесть. Беру, упакуйте.

— Меня зовут Орион, — представился мальчик.

— Чокопай? — хихикнула я. Так, Маргарита Николаевна, возьмите себя в руки. Он же младше лет на 20. Хотя стоп, я в теле 20-тилетней красотки, так что мальчик поэтому и не смотрит, как на озабоченную "старушку", поехавшую крышей. Стукнула себя мысленно по темечку, возвращаясь в реальность.

— Нет, Орион де Трел, — мальчик нахмурился. Злится. Всё равно красивый. Интересно, если я его сейчас поцелую, он сдаст меня в психушку или посадит в тюрьму за домогательства? Я заворожено смотрела на его губы, пытаясь прикинуть проценты вариантов 1 и 2.

— Спасибо, что спасла мне жизнь. Откуда ты? Я свяжусь с твоими родными, — спросили меня, чуть сжав в смущении губы. Заметил мой пристальный взгляд и снова догадался, о чём думаю.

- Я не помню, — пожала плечами. Правду сказала, я действительно не помнила, как называется страна, откуда меня выкинуло.

Мальчик нахмурился сильнее и как гаркнет:

— Алистер.

В комнату забежал врач. Орион отошёл, и они зашептались. Я напрягала слух, как могла, но ни черта не слышала. Врач покивал с важным видом и направился ко мне. Стал вливать в меня светлую силу. Я её почувствовала лёгким покалыванием в конечностях. Как маленькие молнии, пробегающие между пальцев.

Потихоньку моё тело расслаблялось всё сильнее, и я плавно уплывала в лёгкий сон.

Когда открыла глаза, доктора не было, а на меня обеспокоенно смотрели васильково-сиреневые глаза.

— Маргарита, — представилась, — можно просто Рита.

— Тебе лучше? — обеспокоенно спросил мой новый знакомый. Я кивнула — мне действительно было лучше. Даже лужицей не стекаю перед ним.

— Что это было? — спросила я, положив руку себе на лоб. — Такое впечатление, как будто под дурманом побывала. Меня чем-то опоили?

Для меня это были новые ощущения. Никогда не баловалась наркотиками, я люблю контролировать свою жизнь и своё тело, поэтому избегала принимать запрещенные средства.

Орион слегка замешкался, по-моему, немного смутился, но ответил:

— Отвар подействовал не так, как должен был, извини, это моя вина. Я думал, что ты светлая, и отвар должен был тебе помочь, придать сил, — покаялась моя сладкая печенька.

— Я тёмная? — не поняла, была же нейтральная. И лечила волка…

Блин, мои женихи!

— Мне надо срочно связаться с мужем и женихами! Меня уже, наверное, со всеми собаками разыскивают! Точнее, с волками, — засмеялась невольному каламбуру.

— Хорошо, — Орион вызвал Алистера и приказал принести артефакт связи.

Амбал в белом халате вернулся быстро, положил на простынь рядом со мной камушек, как у демона.

Взяла, покрутила в руках. А что делать-то надо? Перевела взгляд на Ориона.

— Ты не умеешь пользоваться артефактом связи? — удивился. У него даже глаза цвет поменяли. Ничего себе эффект, а я, кажется, опять стекаю лужицей. Мотнула головой, прогоняя любовное марево, сейчас нельзя раскисать.

— Вливаешь немного силы в артефакт, и мысленно обращаешься к тому, с кем хочешь поговорить, — объяснил мой сладкий искуситель.

Отлично. Я зажмурилась и стала пыжиться. Рядом мягко засмеялся Орион. Открыла глаза и нахмурилась, я бы посмотрела на него, как бы он звонил по моей мобиле! Тоже посмеялась бы, попытайся он силой мысли по нему связаться. Помню, как сын учил меня пользоваться этой техникой навороченной, психовал, срывался на крик. Но мы научились, правда подзатыльники он получил знатные.

— Расслабься, просто представь существо, и пошли энергию в камень, — мягко, как ребёнку, объяснил мужчина. Так и влюбиться недолго. Может не звонить мужьям? Вон как ласково тут со мной общаются. С поцелуями сразу не лезут, разговоры ведут. Хотя с поцелуями я сама уже скоро полезу к этому няшке.

Сделала, как сказал Орион, ничего не произошло. Расстроилась, надулась, сложила недовольно руки под грудью.

Однако через минуту камень заговорил голосом оборотня.

— Орион! — вскричал муж мой родненький. У Ориона глаза на лоб полезли.

— Волчица, — выдохнул он.

— Рэд, это я! — не стала обращать внимание на красавчика, — Я у тёмных, приезжайте ко мне! Только умоляю, не покалечьте никого по дороге!

— Пожалуйста, никуда не двигайся, мы выезжаем! И держи в руках артефакт связи! Если опять куда-то провалишься, сразу же свяжись со мной, — ответил мне мой волк.

— Я ей артефакт на шею повешу, — услышала я суровый голос Грэма, и удивилась. Значит, я не у демонов? Интересно тогда, у кого?

— Я тебя сама потом повешу! — пообещала я ему, — всё, жду!

Перевела взгляд на Ориона, он задумчиво меня разглядывал.

— Спасибо за артефакт, можно он пока побудет у меня? — попросила красавчика, прижав камень к груди.

— Можно я к тебе прикоснусь? — перебил меня Орион, ставя в тупик.

Мда… никогда такого не было, и вот опять. Все встречные мужчины сразу лезли меня лапать, я думала, хоть красавчик другой. Но хотя бы спрашивает разрешение. Поставлю ему плюсик в карму.

Кивнула. Этот невозможно сладкий мальчик, смотря в глаза, взял мою руку, и нежно погладил. Его глаза засветились ярко-сиреневым цветом, завораживая меня.

— Моя, — прошептал Орион, и полез целоваться.

Увернулась. Вот только я обрадовалась, что мне попался адекватный товарищ, и этот туда же.

Посмотрел на меня удивлённо. Ага, знай наших! Ты красив, я сама с трудом держусь, чтобы не напасть с поцелуями. Но сначала нам надо поговорить, пока портал под ногами не открылся, выбросив мою тушку в новую локацию.

— Орион, расскажи мне, где я, и как тут очутилась, — попросила вежливо, но руку не отняла, меня его поглаживания успокаивали.

Если парень и удивился, то виду не подал, рассказал всё, как было.

Итак, выяснила следующее:

Чёрный рыцарь — король. Это плохо, замуж за него уже не хочется. Вон как вцепился в матушку, знаю я таких товарищей. Был у меня как-то ухажёр 37-милетний, никак не мог съехать от матери, и все его разговоры начинались с "а вот мама…". Да и потенциальная свекровь не отставала, звонила по пять раз на дню. "Сыночка, ты покушал? Сыночка, одежда есть у тебя чистая? Сыночка, на улице холодно, не забудь шарфик надеть!" И коронное, "Сыночка, ты сегодня какал?" После последней фразы я поняла, что не хочу быть новой мамой сыночке, и рассталась с ухажёром. От несостоявшейся свекрови ещё и наслушалась, какая я плохая, запустила её сыночку, он, бедный, похудел и испортил желудок на моих харчах. Так что миссия по замужеству чёрного рыцаря провалена ещё до начала. Не полезу в это болото.

Второй пункт, я на землях фэйри и, собственно, передо мной король. Сказать, что я выпала в осадок, это мягко преуменьшить. Каак? Вот этот юноша со взором горящим — король?? Хотя, с таким убойным обаяниям можно брать города. Подойдёт к воротам, посмотрит на местных дамочек — да они ему сами ключи от города на подносе вынесут, ещё и подерутся, кто будет поднос тащить.

От этой новости обрадовалась и чуть не захлопала в ладоши, от моего сладкого печеньки я была в восторге, так что проблем выйти замуж за короля не будет. Даже если бы не был правителем, взяла бы его к себе в гарем. Правда, нас бы прибили мои короли, но этот мальчик стоит того, чтобы умереть с ним в один день, счастливой и влюблённой. Моё сладкое наваждение… Стоп, снова отвлеклась.

Третий пункт — дроу бросил в меня заклинание подчинения. Но я, оказывается, настолько сильна, что половину проклятья уничтожила. Хорошая новость. Бонусы богов работают. Подумала, что если узнаю, что телепорт — тоже бонус от них, прибью. Так и сказала, смотря на небо, вызвав тихий смех у фэйри.

Я рассказала своему жениху про себя, про то, как меня мотает из стороны в сторону. Он предложил дождаться мужей и поехать сразу к эльфам всем вместе, чтобы проверить теорию об истинности всех правителей. Я согласилась, падать в бездну мне не нравилось, да и устала быть Супермэном в платье. Сколько можно спасать их венценосные задницы? Не короли, а сплошные проблемы на мою пятую точку.

— Что делать с дроу? — аккуратно спросила мужчину. Если и он окажется истинным, а в этом я была уверена, то мои мужчины его со свету сживут. Да я, собственно, и препятствовать особо не буду. Эта сволочь чуть не убил моего волка и фэйри! Стоит вспомнить, как лежу на теле Рэда и прикрываю рану — дрожь пробегает по телу, и на спине выступает холодная испарина. Никогда не прощу. Но вопрос — как это отразится на мире? Я не знала.

— Он тоже твой истинный? — спросил Орион, хмурясь.

— Не знаю, мы как-то не успели это выяснить. Сначала я его приложила энергошаром, потом он меня, — пожала плечами. Печенька рассмеялся.

Он давно перебрался ко мне на кровать, я была не против, пододвинулась. От моего мальчика вкусно пахло, морской свежестью, йодом что ли? Стоило чуть ближе пододвинуться, как у меня сразу возникало ощущение, что я на море. Орион был приблизительно одного со мной роста. Я разглядывала его внимательно, и чёрно-фиолетовые волосы — второй пункт его необычной красоты после глаз. Вообще, волосы были фиолетовые, но когда он их приглаживал ладонью назад, то виднелись чёрные корни. Королю шло необычайно, да и забавно — зачесал волосы назад, и они чёрные; растрепал их — фиолетовые, даже красить не надо. Высокий лоб, прямой нос, брови густые, красиво очерчены, скулы выделяются, нижняя губа пухлее верхней, лёгкая небритость, я бы назвала его красоту восточной. Ему очень шла улыбка, озорная, мальчишеская, и эти маленькие клыки, выпирающие при улыбке… мм, сексуально, до невозможности.

А ещё на языке у него был пирсинг. Я, когда заметила, что-то блестящее, полезла пальцами ему в рот, отчего он рассмеялся, и высунул язык. Надо было ему позволить меня поцеловать, никогда не целовалась с пирсингом во рту.

— Как вы понимаете, пара я вам, или нет? — спросила я, оторвав взгляд от этих губ.

— Фэйри должен дотронуться до другого существа и посмотреть в глаза. При контакте мы видим свет в глазах нашей пары и понимаем, что встретили ту самую. У драконов, оборотней и нагов пару чувствует их ипостась. Демоны, дейвы, эльфы и дроу должны дотронуться, чтобы понять, — ответил мне фэйри. Значит, надо всего лишь дотронуться до эльфа? А к дроу не буду прикасаться, подожду нового короля. Интересно, а такое выполнение условия нашей сделки с Богами прокатит?

— Если он твой истинный, мы примем его. Возможно, он изменится, — будто прочтя мои мысли, заговорил Орион.

Всё, к чёрту, не могу больше. Желание поцеловать мою сладкую печеньку стало таким нестерпимым, что я плюнула на будущую реакцию Ориона. Запустила руки в его фиолетово-чёрную шевелюру, пропуская шёлковые пряди между пальцами. Подтянула к себе ближе и прикоснулась к его грешным губам. Стоило мне его поцеловать, как тело словно пронзило разрядом молнии. Я сжала Ориона сильнее, вжалась в его тело, пытаясь усилить напор. Однако фэйри хмыкнул и перехватил инициативу. Он целовал нежно, ласково поглаживая своими губами мои губы, посасывая, пробуя на вкус. Он пил мои стоны, лаская шёлковым языком мой язык и касаясь им моих губ. Пирсинг добавлял остроты ощущений, сдавливая и холодя металлом. Орион не давал мне вести, но его доминирование было настолько лёгким и нежным, что не вызывало чувство сопротивления, как с Грэмом. Я сидела на Орионе, вжавшись в моего короля, плавясь от остроты ощущений и желая большего.

Чуть отстранившись, начала торопливо расстегивать пуговицы на его рубашке, пытаясь добраться до тела и ощутить гладкость кожи. Пуговицы сопротивлялись напору и, в конце концов, я, взбешённая, просто дёрнула полы рубашки в стороны, отчего жемчужные пуговки отлетели и покатились по полу… Фэйри усмехнулся мне в губы, на секунду отстраняясь и заглядывая в глаза. Он смотрел вопросительно, спрашивая взглядом, готова ли я пойти до конца, или мне нужно время. Невзирая на возбуждение, полыхающее в сиреневых очах, король оставлял решение за мной. Я поплыла от этого. Никто ещё из других мужчин не ставил моё мнение на первое место, усмиряя своё эго. Притянув фэйри ближе, выдохнула ему в губы:

— Орион, я хочу тебя. Пожалуйста, не заставляй меня ждать…

Его глаза от моих слов засветились еще ярче фиолетовым пламенем. Стянул с меня одежду, и я наслаждением прижалась к его груди, ощущая сосками гладкость бархатной кожи. Мы продолжали целоваться, как сумасшедшие, пока Орион не уложил меня на постель и не завис сверху на руках.

Затем, удерживая вес на одном локте, глядя мне в глаза, поднес пальцы второй руки ко рту и облизал. Медленно провёл ими по соскам, животу, лобку, и скользнул между складочек. Всё это время его взгляд не отрывался от моих глаз, следя за реакцией. Мелькнула мысль, что я нарвалась на визуала — был у меня как-то такой мужчина, ему нравилось смотреть весь процесс, никогда не закрывал глаза…

Пальцы фэйри кружили рядом с увлажнённым входом, иногда буквально в миллиметре, не позволяя войти. Я задыхалась от эмоций, это было так впечатляюще, что мне казалось, сейчас я кончу, как только пальцы скользнут внутрь. Мальчик же мой следил жадным взглядом за моим лицом, ловя и впитывая каждую эмоцию, каждый стон.

— Орион! — умоляюще вскрикнула, подаваясь навстречу, — трахни уже меня, чёртов визуал!

Орион сексуально улыбнулся уголками губ, и, прошептав: "Всё для тебя, моя королева", вогнал пальцы глубоко в лоно. Я выгнулась с криком, чувствуя, как внутренние стенки судорожно сжались вокруг пальцев. Орион стал резко и глубоко трахать меня пальцами, продолжая отслеживать эмоции, купаясь и впитывая их всем телом. Ещё один палец он положил на клитор, легко массируя бугорок, и я сжалась, чувствуя, как с каждым ударом приближаюсь к точке невозврата.

Фэйри горящими глазами смотрел на меня, тяжело дыша. С его губ порой тоже слетали стоны в унисон со мной, мыщцы были напряжены до предела. Я уже подошла к краю, и финальные слова хриплым голосом: "Кончи для меня, малышка" — отправили за грань. Моё тело словно рассыпалась на осколки, а в момент кульминации, склонившись надо мной, Орион вогнал клыки в шею. Мой оргазм неожиданно расцвёл еще более яркими красками. От непереносимого наслаждения я, по-моему, даже отключилась на минуту.

Когда пришла в себя, фэйри зализывал место своего укуса, щекоча шейку пирсингом. Потом стал целовать горло, спускаясь к ключицам и груди…

Мне казалось, что сейчас я уже ничего не хочу, приятная истома разливалась по телу. Но когда язык с пирсингом обхватил мой сосок и втянул в рот, лёгкое возбуждение заискрилось внизу живота, поднимаясь вверх, разгоняя кровь… Я потянулась к его штанам…

Когда пришла в себя от любовной лихорадки, то застонала и уткнулась в плечо Ориона. Впервые в жизни мне стало стыдно, я почувствовала себя дрянью. Повела себя как Коля — пока муж где-то шляется, я с первым попавшим в койке, и позволяю делать со мной всё, что он хочет. Да и, фактически, Ориона я обвинить не могу, сама сделала первый шаг. И пусть он мой будущий супруг, мне сейчас стыдно и плохо.

Я сама понимала нелогичность всей ситуации, но ничего не могла сделать. На душе было паршиво, хотелось реветь в уголке, как пятилетняя девочка, и загрызть кого-нибудь, как дикий зверь. Меня потряхивало, пальцы покалывало от пробегающих молний, я вся была как оголённый нерв.

Орион сразу понял, что что-то не так, стал гладить мои волосы и убирать их с лица, заглядывать в глаза, шептать, что всё хорошо. Когда же я прикоснулась ладонью к его груди, мужчину отбросило от меня, и припечатало в стену напротив.

— Орион! — испуганно вскочила с кровати. Дверь сбоку открылась, но я даже не обратила на это внимание, меня волновал только фэйри.

— Всё в порядке, — простонал Орион.

— Марго! — услышала я голос оборотня. Обернулась в ужасе, замерла, и всё вернулось заново. Меня снова начало потряхивать, я видела, как на меня шёл злой оборотень. Представляю, картина маслом — муж мчался ко мне на всех парах, а тут я стою, голая, пахнущая сексом, с другим мужчиной.

— Стой, не подходи к ней! — кричал Орион. Но оборотень не слушал. Дошёл до меня, рыкнул, попытался обнять, и так же отлетел к стене. В комнату зашли остальные мужчины, и я покраснела с головы до ног.

— Что со мной? — в ужасе простонала, подбегая к кровати и стаскивая покрывало. Укроюсь хоть им, перед Рэдом было невыносимо стыдно. Я хотела его обнять, попросить прощения у моего Акелы, но боялась сделать даже шаг. Стояла, как истукан, в покрывале, чувствуя, как глаза щиплет от подступивших слёз.

— Тшшш, смотри на меня, — Орион встал и начал медленно подходить ко мне. Я подчинилась и уставилась ему в глаза. Они мягко засветились, укутывая меня теплом василькового света. Он мягким движением вытер слёзы, едва касаясь кончиками пальцев, и попросил дышать с ним в унисон. Когда моё бурное дыхание успокоилось, фэйри сказал попробовать направить внутреннюю светлую магию во что-то, например, в цветы в горшке, или в оборотня.

К мужу я боялась подходить, из-за меня он и так приложился головой об стену, не хочу я мужа-дурачка. Направилась к цветку, похожему на фикус. Сделала так, как сказал фэйри, поводила руками вокруг цветка. Ничего не происходило. Я злилась сильнее, разряды пробегали по пальцам, и больно жалили меня. Морщась от боли, продолжала с упорством осла водить по цветку. Сзади кто-то подошёл и обнял меня за талию.

— Закрой глаза, и представь, что вот здесь, — Маркус умостил руку под грудью, — некий сосуд, и ты переливаешь из этого сосуда жидкость. Она медленно поднимается по твоей груди вверх, потом вниз к твоим ладоням и вливается в этот цветок, — тихий голос дракона действовал успокаивающе, его рука медленно очертила путь выхода моей магии, проведя от солнечного сплетения вверх до плеча, и вниз до предплечья, и обвила моё запястье, направляя ладони к цветку.

Я проделала всё, как он и сказал. Меня отпускало, медленно, потихоньку жар спадал, пальцы перестали жалить электрические молнии. Я как будто держала горячую кружку чая, тепло и приятно.

— Открывай, — шепнул дракон и я ахнула.

Несчастный фикус превратился в пышный куст бордового гибискуса. Бутоны чайной розы красиво раскрылись, даря удивительный древесно-пряный запах.

— Это я сделала? — спросила у дракона, тот кивнул и поцеловал в уголок рта.

— Прости, — я подошла к Рэду и уткнулась ему в грудь, крепко обняв, — Я не знаю, что со мной произошло. Ты не злишься на меня?

— Малышка, я так переволновался за тебя, когда ты пропала, что не могу злиться на тебя. Злюсь я на Ориона, который знал, что ты моя волчица, и тем не менее затащил в постель. Но я сам с ним разберусь, это мужские разборки.

— Ещё большой вопрос, кто кого затащил, — тихо возразила я и снова покраснела до ушей.

Грэм подошёл к нам и перехватил в свои объятия:

— Малышка, фраза "ты не злишься на меня?" должна была вообще-то от меня прозвучать. Это я должен просить у тебя прощения, что посадил в темницу без еды и воды. Прости меня, если можешь, — прошептал демон, целуя в макушку.

— Так, нам надо сесть и всем вместе поговорить. Я должна вам рассказать кое-что важное, связанное с Богами, — произнесла я, выворачиваясь из объятий Грэма.

— Для начала тебе надо учиться контролировать свою магию и выплескивать излишки, иначе ты будешь вредить и себе, и окружающим, — произнёс фэйри, глядя на меня, потирая ушибленное плечо и слегка морщась.

А я вспомнила такие же слова от Ноа. Блин, вечно я про них забываю! Они, наверное, волнуются, надо бы им позвонить. Я направилась к своей койке, захватила артефакт связи, и, вливая силу, представила брюнета.

— С кем ты связываешься? — подсел ко мне Грэм.

— С мужьями, — ответила я, не отвлекаясь от процесса дозвона.

— Какими мужьям? — демон был удивлён и начинал злиться.

— Первыми, они ещё до вас появились. Не волнуйтесь, я планирую разойтись с ними, как в море корабли, — сообщила женихам. По их лицам поняла, что ни фига они не успокоятся, пока не устроят мне допрос с пристрастием. Вздохнула и посмотрела на фэйри — ему-то я успела всё рассказать. Может, пока я буду звонить, он введёт в курс дела остальных?

— Оставим Риту, пусть отдохнёт, а мы поговорим, — предложил Орион, подталкивая Рэдвина к выходу. Выглядело немного комично, так как оборотень был выше Ориона на голову и шире в полтора раза, если не больше. Маркус попросил не падать никуда, пока они не вернуться. Как будто это зависит от меня. Закатила глаза и согласилась, объяснять бесполезно, мозги они всё-таки ещё не все нашли. А в том, что они не глупые болваны, я была уверена, просто парность и мои частые перемещения их немного дезориентировали.

— Кто это? — ответил мне камень грубым голосом брюнета, когда мужчины вышли из комнатки.

— Ноа, привет! Это я, Рита, — крикнула в трубку, то есть в камень.

— Рита? — не поверил мне будущий бывший муж, — я думал, что ты к себе вернулась. Ты где?

— То есть вы меня даже не искали? — задала я встречный вопрос.

— По замку поискали и решили, что ты на Землю к себе вернулась, — буднично сообщил мне этот. этот муж, блин. Вот и Коля небось там дома на Земле — по дому поискал, и плюнул. А что, ключи я у него не забрала, вещи ещё не все выбросила. Все они одинаковы. Кот из дому, мыши в пляс.

— Плохой из тебя муж. Всё, привет Бальдору, можете не искать меня дальше, — решила даже не тратить на них нервы и оставить бедных мужчин в покое. Их и так жизнь наказала.

— Стой… — крикнул Ноа, но я уже отключилась. Интересно, что он хотел сказать, может про сумку мою, надо бы её забрать. Но сначала надо где-то устроиться с моими перемещениями, я вот даже книгу где-то потеряла, а ведь жутко полезная вещь.

10. Тёмная магия

Ну и что вы думаете? Сижу я, значит, в темнице сырой. Вскормлённый в неволе орёл молодой. Нет, это что-то из классики, я-то не орёл. Просто старая дура. Ладно, не дура, но старая. И как я докатилась до жизни такой? Что ж, рассказываю.

Решила я своих женихов на тройничок развести. Рэдвин уехал срочно к себе, сказал, вернётся позже, а у фэйри были свои дела — никто управление королевством не отменял! Только дракон с демоном остались со мной. Ну, я и начала намекать всячески. Одному по плечу рукой проведу, ко второму прижмусь невзначай. Глядя на обоих, медленно губки оближу. Мужчины сразу хвосты распушили, все мои намеки за ужином поняли, и понесли выполнять моё развратное желание.

А что? Меня в этом мир, на минуточку, заманили именно тройничком! Но Боги его зажали, и я так и не получила обещанное! Пора исправлять ситуэйшн.

Так вот. Дошли мы до покоев, мужчины зажали меня с двух сторон, целуют мне шейку, я их наглаживаю. И тут открывается мой любимый (нет) портал, и я падаю на колени к эльфийской принцессе.

Слава Богам Моди и Магни, не голая.

А у них там коронация полным ходом. Эльфочка, значит, вся такая в регалиях сидит, носик кверху задрала. Придворные её расхваливают, клянутся в верности, всё чопорно и по протоколу. Тут мой чёрный портал открывается, и я шлёпаюсь к тётеньке на колени. Шум, гам, тарарам. Коронацию отложили, меня отправили в темницу, утром казнь назначили.

Вот и сказочке конец, а кто слушал — молодец!

К чему я это? Мне, вообще-то, мужчины нравятся, я не собираюсь выходить замуж за женщину! Тьфу, жениться.

— Поговорим, человечка? — прервал мои размышления холодный голос из тьмы.

— Давай поговорим, только выйди на свет, добрый молодец, мне тебя не видно, — промолвила я, остановившись у решетки, и не теряя присутствия духа.

В темноте повисло молчание. Через пару минут на свет вышел эльф, красивый и холодный. Платиновые волосы, глаза цвета расплавленного серебра, неестественно белая кожа, настолько прозрачная — даже синие вены видны. Стройный, высокий и высокомерный. В ответ он внимательно рассматривал меня. Однако если у меня был чисто исследовательский интерес, то он смотрел как на букашку на его подошве.

— Нравлюсь? — спросила эта высокомерная задница.

— Слишком слащав, — выдала ему, скрещивая руки на груди. Мужчина удивлённо поднял брови и хмыкнул.

— Если ответишь на мои вопросы честно, заменим казнь на рабство, — обрадовал он.

Вот даже не знаю, такие светлые перспективы, что же выбрать?

— Я королева оборотней, казнишь меня, и получите войну, — высокомерно задрала нос. Мы тоже умеем быть напыщенными индюками.

— У оборотней нет королевы, — оскалился эльф.

— Уу, как у вас плохо работает разведка. Хотя, если вы пытаетесь добыть информацию с таким выражением лица, то тогда неудивителен провал Штрилица. Ты, товарищ, свяжись по дипломатическим каналам с руководством оборотней, уточни последние новости. Да, ещё у меня очень умный жених Орион, король фэйри. Он быстро смекнёт, куда я отправилась. Не пройдёт и часа, как они явятся за мной.

Я, правда, не знала, как долго ехать от королевства фэйри до эльфов, но надеялась, что не всю ночь. А то на казнь мою не успеют. Эльф не поверил, но решил доложить своей королеве, и убрался от меня, сверкая пятками.

Я же с грустью осмотрела своё временное жилище. Да уж, камера у Грэма — ВИП-палата по сравнению с тюрьмой у эльфов. Там была комната 4 на 4 метра, чистая, сухая, с хоть и тонким, но удобным матрасом на деревянной кровати, и скромным, но обособленным туалетом. У эльфов камера была сырая, кое-где на стенах потёки краски из-за влаги; размером такая, что стоял топчан из камня, и пространства рядом с ним оставалось два метра на метр. Только сесть или попрыгать. Ну или максимум можно походить — два маленьких шага туда — два обратно.

Под койкой стояло ржавое ведро, видимо, для туалетных нужд. Ни матраса, ни подушки изначально и не предполагалось, как я понимаю. После одной ночки на каменном ложе позвоночник любого человека скажет "огромное спасибо" и скончается в муках.

Вот же удивительный пердимонокль — всегда казалось, что уж у демонов всё должно быть грубо, грязно и отвратительно. А у эльфов — чисто, аккуратно, прекрасно. Не знаю уж, как во всём королевстве обстоят дела, но по тюрьме скажу так — демоны сто очков эльфам дадут в плане чистоты и свежести.

— Эй, тёмная! — услышала я мужской голос где-то в темноте казематов.

— Ты ещё кто? — бросила в пустоту, отвлекшись от печальных реалий тюрьмы.

— Неважно. Ты можешь открыть дверь своей тьмой, — ответил мужчина.

— Что? Но как? — выпалила заинтересовано.

— Ты тёмная, тебе лучше знать, — пожал плечами мужчина. Движение я не уловила, мозг сам "дорисовал" картинку.

— Почему ты решил, что я тёмная? — снова задала вопрос таинственному незнакомцу.

— Чувствую. Плюс ты назвала женихом короля Фелонии, а фэйри никогда не женится на светлой, — ответил мой товарищ по заключению.

Чувствительный, блин. Почему я ничего не чувствую? Зря я всё-таки фикус в гибискус превратила, все силы на это угробила. Знала бы, что снова отправлюсь в полёт, потерпела бы до тюрьмы. И кстати, почему это фэйри не женится на светлой? Столько много вопросов, и ни одного ответа…

— Эй, тёмная, ты там уснула, что ли? — крикнул мужчина.

— Тебе-то какая разница? — равнодушно ответила вопросом на вопрос.

— Освободишь меня — я нас отсюда выведу. Сможешь уехать к своим мужьям, да женихам, — ответил голос из темноты. А я задумалась. Ждать мужей, или бежать с незнакомцем?

— Ну, чего молчишь? — опять заговорил мужчина.

— Да погоди-ты, я думаю, — шикнула на него.

— Думай быстрее. Пока Фарилиэль не пришёл, — стал подгонять мужчина.

Я, наверное, целый час думала, так что Фари… как там его… короче, мы всё-таки его дождались, за что я получила отборную ругань от соседа. Даже спасать ворчуна перехотела.

— Ну, выяснил? — спросила я у эльфа-следователя.

— Выяснил! Нет у них королевы, так что говори правду, человечка! — оскалился он.

— Ну, тогда ждём казни. Всё, иди, не маячь. Последние часы хочу побыть одна, — отправила я следователя восвояси. Всё равно не поверит. А мне стало интересно, что и как он там выяснял, и почему оборотни от меня открестились. Клятву давали, в грудь себя били. Хотя это только пантеры делали, может и в рядах оборотней какая-нибудь крыса есть.

Ладно, как спасусь, обязательно займусь этим вопросом.

— Ты забыла, с кем говоришь, человечка! — вскипел этот му…жчина.

— И с кем же? — подняла вопросительно бровь, и уставилась на него.

— Я эльф, высший светлый! Я могу убить, даже не прикасаясь к тебе! — высокопарно ответил он.

— Замечательно. Грандиозно. Пафосно. А теперь, если закончил, можешь идти, — махнула ему рукой. Видали мы таких снобов не раз, особенно в ресторанах любят красоваться: "мне бутылочку Перье, газированную, наша российская вода вся похожа на воду из туалетного бачка". Так и хочется ответить — а вы, наверное, пробовали её, раз знаете вкус?

Или: "А у вас салат заправлен сицилийским оливковым маслом первого отжима? Если нет, несите жалобную книгу!". Глядя на 150-килограммовую тушу, хочется только слова великой Майи Плицеской гаркнуть — жрать надо меньше!

Где-то там, в дальнем углу, хрюкнули. Эльф-мужчина поджал губы и заявил, что даже в тени его света, мне, серой мыши с каплей света, находиться непозволительная роскошь. А я не ценю сей прекрасный момент. И его высокомерное снобское величество гордо удалились. Я засмеялась в голос, мой друг по несчастью тоже.

— Ладно, расскажи, как открыть двери, попробуем бежать, — отсмеявшись, предложила пленнику.

— Я светлый, знаю только в теории, как вы, тёмные, пользуетесь магией, — "обрадовал" меня мужчина.

— Я тоже светлая, но и тёмная часть во мне есть, просто я ей не пользовалась особо. Пожалуйста, попробуй объяснить, что я должна сделать? — произнесла в темноту.

Мужчина устало вздохнул, и начал мне объяснять:

— Настройся на магическое зрение…

— Это как? — прервала я его.

— Ты и этого не знаешь?? Чему вас, людей, учат на тёмных землях? — повысил голос пленник.

— Хватит ворчать, просто объясни, — отмахнулась я. Не собираюсь первому встречному рассказывать историю появления моей персоны в этом мире, и хвастаться знакомством с Богами.

— Посмотри в одну точку и расслабься, расфокусируй зрение. Если сделаешь всё правильно — увидишь потоки тёмной и светлой магии, — он замолчал, давая мне время настроиться на это их маг-зрение.

Я пыталась очень долго, в дальнем углу постоянно вздыхали и бормотали всякие гадости на мою голову.

— Да помолчи ты, дай сосредоточится! Твой бубнёж отвлекает, — цыкнула я. Мужчина заткнулся. Я продолжила заново.

В какой-то момент я устала сидеть в напряжении. Чуть расслабилась, смотря на потёкшее пятно краски на стене. Вспоминала своих женихов и мужа, наше с ними знакомство, поцелуи и не только. Пока не поняла, что мне что-то мешает смотреть, и что по пятну бегут какие-то линии. Вернув фокусировку зрению, я охнула от неожиданности и с восторгом распахнула глаза — по всему пространству тюрьмы вились светлые и тёмные линии, иногда пересекаясь друг с другом. Я замерла, боясь пошевелиться и сбить "настройку".

— Я вижу! — крикнула тихонько, продолжая смотреть в одну точку.

— Не прошло и года, — буркнул мужчина.

— А теперь собери всю тёмную энергию в себя. Представь, что ты губка, и впитывай как много больше. Как только почувствуешь, что резерв наполнился до краёв, ударь по решётке. Только не вкладывай всю энергию, половину оставь, не то придётся копить заново, а это долго, скоро уже рассвет.

В целом инструкция понятна, смущает только, что подобного никогда не делала, и понятие не имею, как копить энергию. Вспомнила урок моего дракона и его объяснения относительно светлой магии — и решила действовать от противного. Если светлую магию я брала из своего резерва, стягивая в одно место — то с тёмной решила тащить её снаружи. Протянула руки к тёмным нитям, закрыла глаза, и представила, как тёмная магия вливается в меня через руки, бежит по предплечьям, поднимается к плечам и собирается в солнечном сплетении.

Открыла один глаз, прищурилась — к сожалению, ничего не происходит. Закрыла, поняла — нужно расслабиться. Вспомнила нежные, тягучие поцелуи фэйри, его неторопливые поглаживания губ шелковым языком. Почувствовала лёгкий зуд на пальцах, открыла тихонько глаза — тёмные нити тянулись в мои руки из пространства, ластились между пальцами, всасывались в ладони. По телу побежала легкая энергия, словно плаваешь в пузырьках газа. В груди нарастало напряжение в виде пульсирующего комочка. Ощущения непередаваемые.

Когда почувствовала, что комочек энергии разросся настолько, что вот-вот выпрыгнет из меня, начало светать. Нужно торопиться! Королей своих так и не дождалась, так что живём девизом "спасение утопающих — дело рук самих утопающих".

Встала с каменного ложа, отряхнула платье, пожамкала суставами, закрыла глаза и, как учил дракон, направила тёмную магию на решетки. Сгусток тьмы коснулся металлических прутьев, и они стали распадаться на глазах, превращаясь в пыль. Обрадовалась, что получилось с первого раза, даже подпрыгнула с криком "ура!".

— Ты где там есть? — позвала соседушку, выйдя в коридор.

— Тут я, поторопись, — раздражённо ответил мне мужчина. Я дошла до конца казематов, увидела его камеру.

— Отойди подальше, — попросила, так как не видела в темноте, где он стоит, только неясные тени. Он послушно зашаркал ногами в цепях. Ничего себе, его ещё на цепь посадили!

— А ты, часом, не насильник или убийца? — спросила я, засомневавшись. А то вдруг освобожу пленника, а он меня убьёт и сбежит в одиночку.

— Угу, ещё детей ем на завтрак. Давай быстрее уже, — проворчал мужчина.

— Сначала ответь, за что тебя посадили? — бросила я, уперев руки в боки.

— О, великий Магни, зачем ты послал мне на голову эту несносную человечку? — завыл мужчина.

— Я просто неугоден королеве. Открывай уже чёртову дверь, и пошли отсюда! Если ты не знала, светлые в принципе не могут причинить вред женщинам.

— А казнь? Не понимаю, как это — не могут причинить вред, но казнить могут. Что-то не сходится, — не унималась я.

— Так палач будет тёмный! — обрадовал он, — Светлые своими руками не могут причинить вред, а чужими — это они с радостью, — стал объяснять пленник, так как я всё еще сомневалась в его честности.

— Ладно, — махнула я. Честно сказать, очень устала, всю ночь не спала, да и магия отняла силы. В общем, я снова ударила сгустком тьмы в решётку, прутья также эффектно распались на пыль, и мужчина выскочил из камеры.

— А теперь цепи, — указал он на свои ноги и руки. Вздохнула и пульнула ещё и по цепям.

— Умница, теперь бежим! — и побежал.

— Ээ, стой, я немного устала магичить, давай помедленнее! — пропыхтела я, пытаясь до него добежать.

Он вздохнул, прошипел пару ругательств и, дождавшись меня, пошёл обычным шагом.

— Если за нами погонятся, я тебя брошу, — пообещал он мне.

— Если ты меня бросишь, я пульну в тебя тёмным проклятьем, — пообещала в ответ.

Вот и поговорили.

Мы дошли до первой темницы в дальнем углу и зашли туда. Мужчина начал щупать каменные стены. Я не мешала ему, может фетиш какой, может у него тайник там. Благоразумно молчала.

— Нашёл! — победно прошептал мужчина, наконец нащупав что-то. Нажал на свою находку, и часть стены отъехала назад, открывая нам вид на длинную лестницу.

— Вперёд, иди и не сворачивай. Я за тобой, — пропустил меня по-джентельменски вперёд сосед-сиделец.

Очень медленно мы направились сначала немного вниз, а потом прямо по узкому туннелю, стремясь скорее на свободу.

— Тебя как звать-то, человечка? — решил познакомиться мужчина. Ага, ночь провели в одних казематах, второй час идём по туннелю, только что тюремную баланду вместе не хлебали, и только сейчас снизошёл до знакомства.

— Рита, — проворчала я. Честно говоря, разговаривать мне не хотелось, мне хотелось лечь прямо тут и поспать. А ещё хотелось пописать, очень, прям невтерпёж. Потому что в ведро в камере писать было стыдно.

— Слушай, пройди, пожалуйста, вперёд немного, мне тут нужно кое-что сделать, — смущённо попросила я, сжимая коленки. Мужчина хмыкнул, но прошёл вперёд. Уфф, вспомнила свою бурную молодость — как мы с Артуром, первым мужем, пили пиво во дворе на скамейке, и я бегала за кустики, так как было лень подняться домой.

Эх, как там он? Как Стеша с Майклом? Обзвонились, поди уже, обыскались свою потеряшку-мать… Хотя, может, ещё и не заметили пропажу — у них сейчас у обоих сессия, в такое время они редко звонят, некогда. Подумала, что не нашла лучшего места, чтобы детей и первого мужа вспомнить, чем подземный лабиринт из тюрьмы. С другой стороны, у меня тут такой цейтнот, что даже о старой жизни подумать времени нет, постенать, попереживать, погрустить…

Мы снова продолжили путь, только теперь мужчина шёл впереди, я не стала его обгонять.

— Долго нам ещё идти? — простонала я, еле передвигая ногами.

— Почти пришли, — обнадёжил местный Сусанин.

Через полчаса я уже готова была взвыть и улечься прямо тут, но мы, наконец, вышли к развилке. Я остановилась и уставилась на три арки.

— Ты знаешь, куда идти дальше? — спросила у проводника.

— Да, подожди, сейчас вспомню.

Он походил вокруг меня, держась за висок, и указал на левую арку, — нам сюда.

— Может, направо пойдём? — предложила я.

— Зачем? — удивился мужчина.

— Тянет меня туда, — пожала плечами, устало привалившись к стенке.

— Нет, там, кажется, тупик, пошли налево, — он уверенно направился в левую арку. Делать нечего, я направилась следом.

— Если через 5 минут мы не выйдем, я лягу прямо тут, — обрадовала мужчину.

— Если будешь шагать быстрее, выйдем через 10 минут, — парировал он. Ради такого дела я ускорилась, заслужив одобрительный хмык.

В-общем, обманул меня Сусанин, как доверчивых поляков, так как через 10 минут мы не вышли, мы вышли через час, но обвинили в этом меня.

Мне уже было всё равно, хорошо хоть вообще вышли, а не сгинули в болоте, то бишь лабиринте. Вышли из огромного дупла дерева, и оказались на лесной полянке. Вокруг — красота, птички поют, листья шелестят…

Я рухнула на траву и закрыла глаза.

— Отдохнём чуток, и пойдём дальше, мы всё еще на эльфийских землях, — мужчина сел возле меня, создал светлый купол, — поспи, а я поохочусь, силы нам пригодятся.

Я его уже не слушала, я уже спала…

— Проснись, — разбудил меня чей-то голос. Я резко открыла глаза и уставилась в красивые синие глаза эльфа. Подпрыгнула на месте от страха и начала пятится. Нашли всё-таки изверги… Без боя не дамся, буду сопротивляться и бить по самому ценному между ног!

— Ты чего делаешь? — спросил мужчина голосом пленника, а я выдохнула.

— Вот чёрт, напугал, зараза, — согнулась я, держась за сердце. — Так ты эльф! — с возмущением произнесла, глядя на соратника по побегу.

— Впервые от девушки этот факт звучит в качестве недостатка, — улыбнулся он.

— Иди приготовь нам обед, я посплю, — махнул рукой эльф в сторону костра и тушки неизвестной мне птицы.

— Как ты себе это представляешь? У меня в кармане платья что, набор кастрюлей, ножей и приправ есть? Да и костёр без спичек я не разведу, — опешила я от предложения этого охотника.

— Ты чего, даже бытовой магией пользоваться не умеешь? — распахнул удивлённо глаза эльф. Ну да, он тут уже улёгся, создал себе светлой магией подушку и матрас и настроился на послеполуденную сиесту, пока женщина будет разделывать тушу мамонта и жарить на вертеле над костром.

И да — то, что мне подушку и матрасик не создал, гад, занесу в личное дело с пометкой "отомстить".

— Слушай ты, высокомерная куриная жопка, я тебе жизнь спасла? Спасла. Поэтому тон снисходительный убери, и нормально объясни. Я ученица способная, — разозлил, мерзавец, не хотела грубить, но блин — достал, честное слово!

Мужчина вздохнул, сделал неуловимое движение рукой, и в ней появился нож, который он передал мне. Закатила глаза — я-то думала, он мне тут кухню создаст. Поднялся, подошёл к куче хвороста — снова неуловимый пасс рукой — и несколько искр упали на сухие ветки. Костёр весело затрещал, и эльф направился на матрасик смотреть сны.

Вооружившись ножом, направилась к курице, ну или кто тут она. Птица, одним словом. Через час я была вся в перьях и пуху, взмокшая и грязная, но главное — сумела-таки ощипать эту заразу.

Эльфа будить не стала, ну его в пень, нанизала кусочки мяса на веточки, и пожарила над костром. Готовые куски раскладывала на листья.

— Чуть ниже есть речка, — отвлёк меня неслышно подошедший эльф. Я подпрыгнула и снова схватилась за сердце:

— Перестать ко мне так подкрадываться! Я не хочу умереть от инфаркта во цвете лет!

Эльф даже идеальной бровью не повёл на мои претензии. Протянул чайничек:

— Иди умойся, и набери заодно воды.

Я промолчала. Умыться очень хотелось, но если он не прекратит указывать, я всё-таки покажу ему, как мы, русские евреи умеем командовать всякими эльфами! Схватила чайник и направилась, как он сказал, вниз. Метров через пять вышла к бурной речке, сняла своё платье и влезла по колено в воду, дальше не рискнула, течение было сильное, еле на ногах стояла. Несколько раз села, встала, умылась и попила. На мокрое тело надела платье, и вернулась к эльфу. Тот уже жареное мясо разложил по чашкам и, отложив мою долю, спокойно уплетал, иногда морщась.

— Как тебя зовут? — спросила я, присаживаясь рядом и приступая к еде.

— Дэмиан, — представился он, не отрываясь от еды.

Я же начала его разглядывать. Красивый, платиновый блондин с коротким ёжиком. Кто-то варварски обкорнал ему волосы, так что ёжик был кое-где с залысинами. Он был красив этакой холодной красотой, — белоснежно мраморная кожа, узкие черты лица, ярко-синие большие глаза, заострённые ушки и подбородок, прямой нос, высокий лоб. Эстет во мне тихо млел от такой сказочной красоты.

— Нравлюсь? — хмыкнул Дэмиан.

— Слишком слащав, — парировала я, и мы рассмеялись.

— Нам нужен артефакт связи, чтобы связаться с моими мужчинами. Есть тут поблизости где-нибудь поселение? — спросила я, после того как мы доели, и Дэмиан потушил костёр.

— Нам опасно идти в поселение. Для начала нужно выбраться с земель эльфов, нас уже ищут, — ответил мне мужчина, а я расстроилась.

— Идём, я знаю короткий путь, выйдем на земли драконов, там свяжешься со своими мужчинами, — сказал Дэмиан, и зашагал.

Делать нечего, я понуро пошла за ним…

11. Общий сбор

— Ты, часом, не король? — спросила у эльфа.

Мы шли уже часа три, не меньше. Давно вышли из леса, и теперь шагали по гористой местности, то поднимаясь вверх, то спускаясь вниз по невысоким холмам. А я всё раздумывала — почему меня выкинуло к эльфам? Ну не королеву же я должна спасти. Да и отчего? От переизбытка комплиментов?

— Нет, — ответил мне эльф, продолжая идти впереди.

— Точно? — уточнила я.

— Точно, король умер, — произнёс грустно эльф.

Я расстроилась. Жаль, не успела спасти — это минус. Зато на одного мужа меньше — это плюс. Люблю каждое происходящее событие рассматривать под разными углами, помогает жить проще.

— А нынешняя королева эльфов, она его дочь?

— Да, — судя по ёмким ответам, эльф не был настроен на беседу.

— Ты не принц? — сделала я новую попытку выяснить, с чего вдруг меня занесло к эльфам.

— Что за интерес к королевской семье? — он даже остановился и развернулся ко мне.

— Сначала ответь на мой вопрос, потом и я поделюсь информацией, — похлопала глазками. Мужчина лишь закатил глаза.

— Нет, я не принц, — выплюнул Дэмиан, и снова ушел вперёд.

Когда мы дошли до первого поселения, была уже глубокая ночь. Я еле держалась на ногах, жутко хотелось пить, есть и спать. Дэмиан отправился в трактир узнать насчёт еды и ночлега. Проблема в том, что денег ни у него, ни у меня не было. Эльф предложил заложить мою цепочку с кулоном, случайно увидев блеск золота в вырезе платья. Я была категорически против, о чём ему и сообщила.

— Тогда ждём утра под дверью трактира, ночуя на земле, и расходимся. Сама решай, как с мужьями связываться, — разозлился он и уселся на каменный выступ.

Я постояла, покусала губы, размышляя. Против решения заложить цепочку-подарок протестовала душа, поэтому решила для начала переговорить с местными. В конце концов, не всё решают деньги. Возможно, получится договориться о ночлеге в кредит, или отработаю мытьём посуды и пола, пока не приедут мужья. А эльф пусть сидит. Наш уговор он выполнил — доставил на земли драконов.

Решительно дёрнула дверь трактира, зашла.

— Доброй ночи, — обратилась я к местному администратору за стойкой.

— Доброй, — ответила мне красивая статная женщина с ярко-красными глазами.

— Я немного заблудилась, мне бы связаться с мужем. Он у меня высокопоставленное лицо, и мы щедро вас отблагодарим за проявленное гостеприимство, — начала я переговоры. Заправила за ухо выбившуюся из косы прядь волос, приветливо улыбнулась.

— Конечно, Ваше величество, — женщина присела в лёгком реверансе. Я в шоке уставилась на неё — откуда она узнала, что я королева оборотней??

— Я Лимерия, — представилась женщина, и протянула мне красный камень.

— Рита, очень приятно. А как вы поняли, кто перед вами? — решила я уточнить, так как эльфы не поняли, и новый друг тоже.

— Я фэйри, и я вижу метку нашего короля на вашей шее — указала она на укус Ориона.

Отлично. Красавчик меня тоже заклеймил.

— А тут метку видите? — повернулась я к женщине стороной, где укусил мой белоснежный Акела.

Лимерия покачала отрицательно головой.

Это что же получается, каждый король меня укусить должен, чтобы все расы меня королевой признали? Нет, я на такое не согласная.

— Спасибо, — поблагодарила женщину за артефакт, и отошла к окну.

— Миледи, присядьте, я распоряжусь насчёт ужина и комнаты, — окликнула меня Лимерия.

Я благодарно кивнула ей, и выглянула из трактира.

— Эй, Дэмиан, ты тут? — позвала мужчину, так как в темноте не было видно даже силуэта.

— Что? Не получилось глазки построить и заработать на еду и кров? — ехидно спросил эльф.

— Да, глазками не получилось, зато королевская метка открыла нам двери. Так что не гунди и топай ко мне, пока не передумала, — ответила вредине, и вернулась в помещение.

Мне указали на стол, к которому уже несли подносы с блюдами. Попросила принести приборы ещё на одну персону, и начала настраиваться на связь с Орионом.

— Да — гаркнул камень голосом фэйри.

Рядом плюхнулся эльф, молча приступив к ужину, быстро уничтожая еду на столе. Я лишь закатила глаза на эти действия.

— Ори, привет, — заулыбалась я, будто он видит мою улыбку.

- Маргарита, малышка… - выдохнул мой сладкий мальчик. Даже сквозь артефакт было слышно его облегчение.

— Где ты? — перешёл сразу к делу правитель.

— На землях драконов, — я посмотрела на жующего эльфа и стрельнула глазками.

— В поселении близ гор Маунтин, на границе с эльфами, в трактире у Лимерии, — сдержанно отрапортовал эльф, закатил глаза, и снова уткнулся в еду.

— Кто это? — подозрительно спокойным голосом спросил жених.

— Эльф, я его спасла, — ответила моему королю.

— Его-то от чего? — хохотнул Орион.

— Из местного СИЗО вытащила. Правда, к сожалению, этот не король, и даже не принц, — вздохнула я. Объясняться по местному телефону не очень хотелось, тем более эльф подозрительно косился, перестав жевать, — Поговорим, как приедете, я всё подробно расскажу.

— Ладно, сиди в таверне на месте, и держи при себе артефакт, мы едем, — вздохнул фэйри и отключился.

Отложила камень подальше, и тоже приступила к еде. На первое был гороховый суп, очень вкусный.

— Ты должна была спасти короля? — спросил Дэмиан, подтягивая к себе жаркое.

— Да, должна была. Но, как я понимаю, не успела. Когда его не стало? — решила уточнить, вдруг из-за проклятья дроу я не успела к бывшему жениху, так как провалялась в отключке.

— Вчера днём, — ответил мне эльф.

— Нечего себе. И дня не прошло, и сразу коронация новой королевы? — удивилась я прыти эльфов. — У вас не практикуется траур по королю?

— Чего тянуть, без правителя начнётся смута и беспорядки, — пожал плечами Дэмиан.

Я задумалась. Итак, если меня выкидывает в момент, когда что-то происходит с королями, возможно ли такое, что два правителя были в опасности, и меня отправили к тому, кого точно смогу спасти?

— Отчего умер король? — задала я новый вопрос.

— Болел, — прищурившись, ответил мне эльф.

Ну точно, болезни я лечить не умела. Скорее всего, если б даже и приехала, то что смогла бы сделать? Наверняка у эльфов в королевстве имеются одни из лучших светлых целителей, которые были рядом с королём. Эх, хоть я его не знала лично, но банально по-человечески было жаль правителя.

Эльф наелся и, поднявшись, отправился в выделенную нам комнату.

Мне спать не хотелось, хотя я жутко устала. Бывало у меня иногда такое. На нервной почве бессонница, и заснуть невозможно даже при сильном физическом перенапряжении.

Подошла к Лимерии, спросила, нет ли возможности раздобыть мне чистую одежду? Она отлучилась ненадолго и принесла мне узкие серые брючки и сиреневую свободную кофточку. Поблагодарила женщину от души, приняла душ, и снова спустилась вниз. В комнате сидеть не хотелось, там спал эльф, даже не приняв банально душ, хотя меня это не волновало. Присела за столик у окошка, местная официантка принесла на подносе ягодный сок в графине.

Мне нужны были ответы. Пока всё складывалось хорошо. Создавалось впечатление, что кто-то умело тасовал события, посылая меня в нужное место в нужный момент. Моди упоминал, что они с Магни будут помогать и направлять события в нужное русло. Иначе каковы шансы, что за три дня сразу всех королей настигнет очередная задница на их пути? На мой взгляд, такого кучного совпадения не бывает. Как-то же они до меня прожили без покушений несколько лет? Стоило ж мне появиться, как двух чуть не убили, один чуть не женился, четвёртого чуть не подчинили и в рабство не забрали.

Да уж, продолжала размышлять. Моя миссия идёт каким-то странным извилистым путём. Я-то думала: соберу быстренько все артефакты, и на Землю обратно. А пока получается только королей собирать, ни одного артефакта как не было, так и нет. Нет, я не жалуюсь, Боже упаси! Со всеми правителями уже столкнулась, и те, которые мужья и женихи, мне очень даже нравятся. Оставшихся — королеву эльфов и короля дроу — увидела. Скоро прибудут ко мне мои мужчины, и больше-то, по идее, меня не должно никуда выкидывать. Может, действительно артефакт на шею повесить, как и хотел Грэм?

Я просидела очень долго, Лимерия закрыла кухню и ушла к себе, в помещении никого не осталось. Возле моего столика тускло светил небольшой светильник, я практически клевала носом, когда первый из моих мужчин зашёл в трактир. Широкоплечий Маркус, шумно влетев, и снеся табурет у себя на пути, направился к стойке ресепшена.

— Тише, тут люди спят, — окликнула его и была схвачена в крепкие объятья.

Меня целовали и шептали, какая я несносная девчонка, вечно в самый ответственный момент убегаю из его лап.

— Ну прости, это же не зависит от меня, — смеялась я, чувствуя себя 18-тилетней девушкой, которая сбежала от родительской опеки, чтобы встретится с возлюбленным.

— Привяжу к себе, — обещал мне дракон, целуя в уголок губ.

— Уже привязал, чешуйчатый, — ответила ему, смотря в глаза. Это была правда. Каким-то образом за эти три дня прикипела к нему, хотя мы не успели провести друг с другом столько времени, сколько требуется для появления чего-то большего, чем симпатия. Мой третий муж, Коля, ходил за мной полгода, свидания устраивал, и то я нос воротила до победного. Маркус же особо и сил не приложил, а я уже не представляю свою жизнь без этого мужчины, как собственно, и без остальных королей. Возможно, нашей Земле не хватает вот этой пресловутой парности? Когда чувствуешь своего мужчину на интуитивном уровне, душа рвётся к нему после недолгой разлуки, а в крепких объятиях наступает спокойствие и умиротворение. Жаль, что наш мир этого лишён, может и разводов стало бы меньше.

— Где остальные? — спросила я, слезая с рук Маркуса, и утягивая за свой столик.

— Рэдвин пытается остановить Грэма от военных действий, Орион едет, я в ипостаси дракона добрался до тебя быстрее всех, — ответил мне жених.

— От каких ещё военных действий? — не поняла.

— Тебя хотели казнить! — дракон гневно стукнул кулаком по столу, отчего посуда подпрыгнула с громким "дзынь".

— Мне их следователь сказал, что оборотни открестились от меня, — вспомнила я слова Фарика.

— Когда ты исчезла, Орион предположил, что тебя перенесло к дроу, но мы не смогли найти их короля. Он спрятался хорошенько, и на контакт не выходил. Тогда решили узнать у эльфов — не появлялась у них во дворце неизвестная человечка? Отправили запрос, эльфы ответили, что да, к ним упала человечка, которую казнят утром за нарушение протокола и оскорбление королевы.

Мы потребовали остановить казнь, но эльфы жёстко отказали. Я уже практически вылетел к их землям, однако Рэдвин связался со мной и сказал, что у эльфов тебя уже нет. Как ты смогла сбежать? — прервался дракон, поглаживая мою спину горячей ладонью сквозь тонкую блузку.

— Продолжай, что за военные действия, зачем? — ушла от ответа и передёрнула плечами, сбрасывая отвлекающую меня руку. Получить ответы на вопросы хотелось больше, чем рассказывать про свой эпичный побег с эльфом.

— Тебя удерживали силой и не шли на контакт! Они заслужили, мы объявим им войну! Грэм от имени тёмных, я, как повелитель драконов, от светлых, — порадовал меня Маркус.

"Ну здравствуй, Елена Троянская", — проинёс ехидный голос внутри, — "Как тебе роль виновницы войны между расами"?

— Нет, нет, отменяйте объявление срочно! — в ужасе вскричала я, вскочив со стула и собираясь бежать, чтобы лично всё отменить.

— Моя королева, эльфы заслужили войну! Мы очень долго закрывали глаза на их действия в отношении людей, они закрылись от остальных рас и никого не впускали на свою территорию! — разозлился Маркус.

— Ага, то есть и до меня они мучали людей, но вы безразлично закрывали на это глаза! И только как дело коснулось вашей Пары, вы вспомнили все их прегрешения? — возмущённо повысила голос я. — Война — не выход! И что-то подсказывает мне, что королева — самозванка, — уже более спокойно продолжила я.

— Какая королева? — не понял меня дракон.

— Королева эльфов, — я с сомнением посмотрела на жениха. Он что, о последних событиях не слышал? Хотя да, я же не рассказала.

— У эльфов нет королевы, у них король, — посмотрел на меня как на дуру.

— Он умер, — грустно вздохнула, вспомнив про смерть эльфийского короля.

— Ты не успела спасти его? — дракон перетащил меня к себе и начал успокаивать, поглаживая по спине.

— Ты чего делаешь? — не поняла. Я, конечно, расстроилась, но не убиваюсь с горя.

— Ты потеряла Пару, — прошептал он, — это больно…

— Ну… ээ… я ничего такого не почувствовала… просто лёгкая грусть… — ответила дракону, выбираясь из его объятий. Ох уж эти обнимашки, после них хочется чего-то большего.

В-общем, я рассказала дракону всё: про эльфа, про наши спасение, про королеву, даже про следователя. Больше всего Маркус заинтересовался эльфом-сидельцем, порывался побежать наверх знакомится, но я остановила. Пусть эльф поспит, утром поговорим.

Ближе к рассвету прибыли остальные мои мужчины. Меня затискали, передавая из рук в руки, как футболисты передают кубок: обнял, поцеловал, передал, следующий. Пришлось заново рассказывать про побег. Теперь все остальные заинтересовались эльфом и, не слушая меня, пошли в комнату. Я побежала за ними следом. Однако комната была пустой, эльфа не было. Он просто ушёл. Паразит ушастый.

Я так разозлилась на него! Даже не поблагодарил за своё освобождение из темницы и не соизволил попрощаться. Высокомерный чебурашка.

— Ты уверена, что он не король? — спросил Орион, когда мы вернулись вниз и расселись за столом.

— Он не был похож на короля, да и сам признался, что не принц и не король, — пожала плечами. Может, он соврал? Тогда, по идее, должен был дождаться остальных, он ведь знал, что сюда едут остальные правители. Неужели бы мы не помогли вернуть ему трон?

— Очень странно. Надо попасть к эльфам и посмотреть, что там вообще происходит. Новая королева вообще не связывается с нами. Обычно, когда происходит коронация, зовут всех королей из соседних государств, — сказал Маркус, постукивая пальцами по столу.

— А может, ну их в баню? Давайте недельку отдохнём дома. Я устала прыгать, как блоха, — предложила я.

— А вдруг тебя опять выкинет куда-то? — не согласился Орион, — Маркус прав, нужно попасть к эльфам и всё выяснить.

Остальные мужчины были согласны с решением дракона. Я выбила себе пару часов на сон, и пошла в комнату. Маркус увязался за мной, Грэм всучил кольцо с камнем, объяснив, что это артефакт переноса. В случае опасности нужно разбить камень об пол, и подумать о том, куда хочешь попасть.

Наконец мы поднялись в комнату, я улеглась в тёплую кроватку, прижалась лицом к подушке, от которой вкусно пахло. Дракон молча сгрёб меня со спины, было уютно и приятно. Я отрубилась мгновенно, стоило закрыть глаза.

12. В гостях у эльфов

Проснулась я в объятьях демона. Во сне умудрилась залезть на Грэма полностью, он крепко меня обнимал и спал мертвецким сном. Маркус рассказал, что после моего переноса демон не спал двое суток, поднял на ноги всю свою базу разведчиков и шпионов в поисках пропавшей Пары. Бедный мой демонюка, столько на него навалилось! Предательство брата; Пара, которую нужно делить ещё с тремя мужчинами, и которая скачет, как горная коза по лесам да горам.

Во сне хищные черты Грэма смягчились, он стал выглядеть моложе. Провела пальцем по лбу, скулам, погладила щёку с двухдневной щетиной, поцеловала в уголочек рта. Мужчина не проснулся, а мне захотелось пошалить.

Я сползла с него и заглянула под одеяло. Он спал в штанах, пришлось опуститься ниже для осуществления задуманного. Расстегнула брюки и выпустила на волю спящего красавца.

Взяла член в руку, неторопливо погладила, отчего мужской орган дёрнулся и начал наливаться кровью. Склонила голову, лизнула кончик, как самый сладкий леденец. Член затвердел, и я обхватила набухшую головку губами, легко всасывая, и скользя рукой по основанию для дополнительной стимуляции. Грэм глухо застонал и заворочался, а я увлеченно продолжила ласкать его, иногда выпуская ствол изо рта и порхая язычком вокруг набухшей головки. Не особо любила раньше дарить оральные ласки, а с демоном завелась не на шутку, чувствуя, как между ног стало горячо и влажно. Начала двигать головой, скользя по члену вниз, стараясь насадиться как можно глубже. Грэм помогал мне, двигая бедрами навстречу, а я рукой обхватила мошонку и ласкала, слегка массируя и сдавливая.

В какой-то момент я особенно глубоко заглотила член, Грэм застонал и проснулся. От увиденного глаза демона полыхнули огнем, но мешать не стал, закрыл глаза и откинулся назад. Раньше я не доводила оральные ласки до конца, брезговала. С Грэмом решила пойти до конца, до финала, увидеть, как он кончает в меня, захотелось ощутить свою власть над ним. Увидеть этого сильного и властного мужчину в агонии страсти, ощутить, каков он на вкус. Я стала интенсивнее водить губами по его стволу, слыша глухие стоны и рыки, демон сжимал руками простынь и подавался навстречу, распаляя меня ещё сильнее.

Он явно был готов кончить — движения стали рваные, судорожные. Почувствовала, как его член увеличился, головка набухла; мужчина попытался отстраниться, но я не позволила, крепко обхватив бёдра. Грэм ещё больше ускорился, с рыком сжал меня за волосы на затылке и содрогнулся в разрядке, излившись мне в рот. Как ни странно, я проглотила все до капли, продолжая посасывать и облизывать его ствол, пока демон мягко не освободился из захвата.

Он разжал пальцы и упал на подушку, шумно дыша. Я упала рядом, блаженно улыбаясь, как будто сама кончила. Не думала, что это будет так возбуждающе приятно.

— Девочка моя, ты волшебна, бесподобна, великолепна, — шептал Грэм, подтягивая моё тельце наверх, и целуя каждый доступный сантиметр. Стянул с меня трусики, нырнул пальцами между бёдер, лаская. Почувствовав, насколько я уже мокрая, снова возбудился, навис на локтях, и одним слитным движением вошёл.

Он доводил меня до вершины, вновь и вновь толкаясь в тесную глубину, меняя темп. Член то выходил почти полностью, касаясь влажных складок лишь кончиком головки, то вторгался обратно, с громким шлепком заполняя до основания, срывая с губ гортанные стоны. Вскоре толчки стали рваные, мощные, внизу живота словно горел пульсирующий огонь, готовый взорваться. Демон вколачивался в меня с такой силой, что кровать ходила ходуном, стуча об стену.

— Грэээм! — закричала я, когда бурный оргазм затопил тело волной наслаждения. Демон кончил вместе со мной, исторгнув рык удовольствия.

Мы упали на кровать взмыленные, мокрые и сытые. Мужчина сгрёб меня в объятья.

— Кажется, я не смогу больше ходить никогда, — улыбаясь, шепнула в тёплую шею, укрываясь его руками. Ноги до сих пор подрагивали, а в теле разлилась приятная истома.

— Я буду носить тебя на руках, — пообещал мне Грэм.

После такого безумного утра ехать куда-то не хотелось. Грэм был со мной согласен, отдыхая после бешеного марафона. Но делать нечего, к нам уже по второму кругу начали заходить женихи и просили спускаться.

Демон, пожелав в очередной раз провалиться всем моим женихам в бездну, наконец встал и понёс мое расслабленное тельце в душ.

— Как думаешь, что нас ждёт у эльфов? — спросила его, когда мы закончили мыльно-рыльные процедуры и одевались. Орион позаботился о моём гардеробе и пригнал целый сундук женских вещей моего размера. Выбрав чёрное длинное платье разлетайку и балетки, я, наконец, была готова к выходу в свет.

— Не знаю, но что-то там не чисто, — задумчиво ответил демон, застёгивая пуговицы на рубашке. Я подошла к нему и помогла вдеть запонки в манжеты. Грэм тоже оделся во все чёрное. И выглядел опасно красивым.

— Я состарюсь раньше, чем вы спуститесь, — проворчал дракон, в очередной раз заглядывая к нам.

— Не ворчи, мы готовы, — улыбнулась я, — только что делать с сундуком? Не оставлять же его здесь.

Дракон хмыкнул, поводил рукой вокруг сундука. И внимание! Сундук превращается… превращается сундук… в элегантную сумочку! Я от такой магии даже села мимо стула, хорошо Грэм успел подхватить и поднять обратно.

— Потом научишь меня этому! — восхищенно произнесла, ткнув в чёрную прямоугольную сумочку размером чуть больше клатча. Это же мечта любой женщины! Сумка, в которой помещается всё, но при этом она маленькая и удобная.

Маркус рассмеялся и клятвенно заверил, что научит, и не только этому.

Подхватив свой новый аксессуар, спустилась в общий зал и произвела мини-фурор. У Ориона глаза засветились васильково-сиреневым цветом, и я заслужила обжигающе-страстный поцелуй и обещание запереться со мной на неделю в спальне. Рэдвин приревновал, заграбастал меня себе, отпихнув моего маленького фэйри и показал, как целуются оборотни. Ммм, целуются профессионально, обжигающе и страстно… В общем, моя любвеобильность снова проснулась и захотела продолжение банкета. Рэдвин довольно оскалился, унюхал он, видите ли, и порывался вернуться со мной в комнату. Но его остановили веским доводом, что меня нужно покормить.

За обедом обсудили и составили дальнейший план действий. Мы с Рэдвином, как королевская чета, поедем поздравлять нового правителя эльфов, а остальные прибудут чуть попозже. Погуляют по городу, порасспрашивают местных о последних новостях. У каждого из королей были свои шпионы-послы, вот к ним мои мужчины и собирались наведаться в первую очередь, чтобы выяснить, почему эльфы скрыли факт смерти короля и коронацию принцессы.

Возле границ эльфов и драконов мы встретились со стаей пантер. Рэдвин вызвал их для сопровождения — мол, негоже королевской семье путешествовать без охраны. Я спорить не стала, он муж, он голова, а я так, хрупкая шея. Таким составом мы спокойно пересекли границу, причём, как ни странно, заминок при переходе не было. Нас встретила королевская гвардия и проводила ко дворцу.

Мы ждали королеву, и меня слегка потряхивало. Я боялась, что она немедленно потребует схватить меня и казнить. Рэдвин увидел мою реакцию, обхватил своей лапищей мои дрожащие пальчики и пообещал, что любого, кто проявит ко мне неуважение, он загрызет мгновенно.

Наконец двери открылись, и в комнату вплыла королева. Эффектная, высокая блондинка с длинными волосами и высокомерным выражением лица. Она была в золотом платье со стоячим воротничком, переходящим в длинную мантию. Королева величественно прошла к трону и грациозно опустилась.

— Добро пожаловать, Ваше Величество, и поздравляю с обретением Пары, — мелодичный и мягкий голос королевы заставил напрячься. По взгляду, которым она меня одарила, я поняла, что была узнана.

— Благодарю, Ваше Величество. Позвольте поздравить вас с коронацией. Мне бесконечно жаль, что мы не успели попасть на столь знаменательное событие, — в тон ей ответил мой муж. Я мысленно удивилась его умению вести светские беседы по этикету.

Только сейчас до меня дошло, что мой оборотень, который ест мясо, держа кость руками, всё-таки настоящий король.

— О, вы ничего особенного не пропустили, — элегантно махнула королева веером и зыркнула на меня. — Сегодня пройдёт бал в честь королевы.

— Тогда мы с радостью задержимся в вашем восхитительном замке, если Вы не против, — очаровательно улыбнулся муж мой. Донжуан, блин. Почему мне он так не улыбается, пёс шелудивый? Я отдёрнула себя, удивляясь, откуда во мне столько ревности? После Артура, первого мужа, мой принцип был всегда: "изменил — до свидания!". Я честно предупреждала всех своих мужчин и мужей, что измен не потерплю, не хочу и не буду ревновать, и того же жду и от них.

— Конечно, Ваше Величество, я уже распорядилась приготовить для вас покои, — приторно улыбнулась холодная стерва. — Только у нас, эльфов, в замках всегда женское крыло отделено от мужского, — ненатурально расстроилась королева, — поэтому вашу супругу мы будем вынуждены поселить отдельно от вас.

Рэдвину это сильно не понравилось, я услышала утробный тихий рык его зверя и сжала его руку.

— Благодарю, Ваше Величество, мы немного устали после дороги, — решила я вклиниться, так как чувствовала, как у оборотня идёт внутренняя борьба с ипостасью. Волк категорически не соглашался оставить Пару вдали от себя.

— Да, да, конечно, Лестериэль проводит вас до покоев, — взмахнула королева рукой.

В холле нас попытались разделить, но Рэдвин заявил, что проводит меня сам, иначе мы уходим немедленно. Личный помощник, или дворецкий королевы Лестериэль попытался влезть:

— Прошу прощения, но доступ в левое крыло только для женщин, — произнёс он высокопарно.

Рэдвин мгновенно обернулся в белоснежного волка размером с телёнка, и издал такой мощный рык на весь замок, что волосы у всех слуг встали дыбом, а причёски растрепались от ветра.

Вернув себе человеческое тело, оскалился, и посмотрел пристально на эльфа. Тот сразу понял, что спорить бесполезно, и молча направился вперёд, показывая дорогу.

— Что делать будем? — тихо спросила я у мужа. Оставаться одной в эльфийском замке мне не хотелось. Я, конечно, уже управляла магией уже более уверенно, знала азы, и в случае чего, наемника-убийцу в цветок превращу. Но все равно трусила. Слишком уж много исторических сериалов пересмотрела, знала миллион способов убить неугодных придворных — удавка во сне, намазанные ядом кафтаны и простыни, отравленные фрукты. Нет уж, лучше под боком у мужа.

— Разберёмся, пантеры будут дежурить у твоих дверей постоянно, — буркнул злой волк.

Я доверилась мужу.

Покои мне выделили поистине королевские, не поскупилась эльфийская правительница для одной маленькой человечки. Большая светлая гостиная, следом идёт такая же большая спальня с королевской кроватью под нежным балдахином, купальня невероятных размеров. Все комнаты были светло-зелёного цвета, очень воздушные и нежные, резная мебель, на потолке хрустальные люстры. Пока я рассматривала обстановку, мужчины проводили свой осмотр. Наши секьюрити заглянули в каждый уголок всех комнат и сообщили Рэдвину, что всё чисто. Он махнул дворецкому Лестеру (буду звать его так, их имена я просто не запоминаю), и тот шустро понёсся вперёд, показывая покои моего мужа.

— Не скучай и держи всегда при себе, — шепнул мне Рэд, протягивая артефакт связи, и жарко целуя в губы.

Я вздохнула и поплелась валяться на мягкой перине. Всегда было интересно, каково это, лежать на огромном королевском ложе?

— Ааа, — заорала я больше от неожиданности, чем от страха, когда увидела выглядывающий из-под кровати хвост. В комнату ворвались четверо стражников.

— Ваше Величество, — гаркнули два эльфа и два оборотня, — что случилось?

— Ничего, ударилась об ножку кресла, — сделала вид, что держусь за ногу, и поворачиваясь к своим стражникам. Оборотни подмигнули мне, как мальчишки, эльфы закатили глаза, как самые настоящие напыщенные индюки ушастые, и удалились.

— Вылезай, партизан, — позвала я пантеру. Тот выполз, потянулся. Лапами поскрёб красивый паркет, оставляя глубокие следы когтей — никакого уважение к чужому дому! — и, муркнув, улёгся возле ног.

— Будешь, значит, меня охранять? — задала вопрос, почёсывая оборотня за ушком. Пантера кивнула, — я согласна, только не скреби когти об пол, а то придётся покупать тебе когтеточку, — пообещала большой кошке. Та рыкнула и обиженно посмотрела на меня.

Я походила по комнатам, почесала ещё раз пантеру, полежала на кровати, утонув в мягкой перине, — нет, с моей проблемной спиной на такой кровати спать не рекомендуется. Заскучала, решила потренироваться пользоваться чудо-сумочкой. Открыла её — она оказалась пустой, что логично. Вопрос, как сделать её обратно сундуком? Попробовала мысленно направить силу и представить вместо сумки сундук — ничего не получилось. Попробовала представить какую-нибудь вещь, которая там была, и засунула руку в сумочку — получилось! Рука потяжелела, и я вытащила зелёное блестящее платье. Попрыгала от радости, потискала от избытка чувств пантеру. Тот фыркал и смеялся, гад, над своей королевой. Укорила его, опустил покаянно хитрую мордочку, но глаза всё равно блестели от еле сдерживаемого смеха. В-общем, переделав кучу дел, я заскучала и решила выйти прогуляться, может к Рэдвину заглянуть. Пантера со мной не пошла, полезла под кровать и затихла там.

Выглянула в коридор, возле дверей увидела двух охранников-оборотней.

— Мальчики, пойдёмте погуляем, есть тут сад какой-нибудь? — предложила телохранителям. Мальчики согласно кивнули, и мы направились к выходу из дворца.

— Миледи, — услышала я бархатный голос Грэма и с интересом направилась в сторону звука. Мы уже вышли в сад и неторопливо прогуливались, наслаждаясь тёплым солнцем и приятными запахами, которые витали от огромного числа самых разнообразных цветущих деревьев и кустов.

— Ваше Величество, вы меня смущаете, — хихикала женщина, а я ускорила шаг и дошла до беседки, где сидела королева со своими фрейлинами. Рядом с ней окопался Грэм, сжимая её ручку, и что-то шепча на ухо. У меня на глаза упала пелена ярости, а в руках появился знакомый зуд.

Быстрым шагом направилась к величествам, стараясь не бежать.

— Доброго дня, Ваше Величество, — кивнула я королеве с приклеенной улыбкой на лице, игнорируя Грэма.

— О, Маргарита, проходите, выпейте с нами чаю, — благосклонно предложила королева, хотя её глаза обещали мне долгую и мучительную казнь.

— Спасибо, с удовольствием присоединюсь, — моя улыбка превратилась в оскал. Жениха-потаскуна продолжила всё также демонстративно не замечать.

— Вы знакомы с Его Величеством? — решила королева представить мне Грэма. Тот всё-таки выпустил руку эльфийки и даже слегка отодвинулся.

— Нет, и чьих же Величество будет? — перевела я взгляд на Грэма, обещая ему взглядом все кары небесные.

— Грэм де Риипер, король демонов, — представила мне моего жениха эльфийка. Демон соблазнительно улыбнулся, — А это жена Рэдвина, Маргарита.

— Примите поздравления с обретением, — поздравил меня демон, а в глазах полыхнул огонь.

— Благодарю, — сверкнула натянутой улыбкой.

Эльфийку окликнул дворецкий, спешно подбегая, и королева вышла к нему навстречу. Отойдя недалеко от беседки, они зашептались.

— Ты что ей там шептал на ухо? — прошипела злобно жениху.

— Располагал её к себе. Не шипи, колючка, это для дела, — ответил мне Грэм, пряча нос в чашке с чаем.

— Смотри мне для дела в её постели не окажись, отрежу всё, что ниже пупка! — шепнула я, улыбнувшись фрейлинам королевы, которые сидели чуть дальше от нас и о чём-то щебетали.

— Колючка, меня невероятно возбуждает, когда ты меня ревнуешь, — порочно произнёс Грэм, держа на лице маску спокойствия.

Я подумала, что прибью его в замке. После того, как изнасилую в особо извращенной форме.

— Хорошего дня, Ваше Величество, — присела в лёгком реверансе, показывая демону свои холмики в разрезе декольте. Маска невозмутимого короля немного дрогнула, в глазах мелькнуло пламя. Я удовлетворенно улыбнулась и удалилась, гордо держа прямую спину.

Стоило мне свернуть за угол, как я снова услышала звонкий смех королевы, вот жеж, ещё один донжуан. Даже гулять расхотелось.

13. Бал

Подготовка к балу истрепала мне все нервы. А всё потому, что для помощи мне прислали трёх девушек-рабынь. Я их как увидела, ахнула — совсем молоденькие, худющие, кожа да кости, в каких-то тёмных холщовых платьях. Что это? Демонстрация или вызов? Я так и не поняла. Девочек загнала внутрь, стражу отправила за ужином и попросила потребовать побольше всего. Пусть считают меня ненасытной обжорой, но я обязана накормить этих бедняжек…

— Девушки, с какой целью вас прислали ко мне? — спросила я, присаживаясь на кресло. Птичек моих тощих пришлось с боем усаживать на диван, они всё время порывались встать на колени. Когда мои просьбы не помогли, разозлилась и гаркнула. Меня сразу поняли, уселись на краешек мебели и ручки сложили на острых коленках.

— Помочь вам умыться, переодеться, сделать причёску для бала. Выполнять всё, что вы прикажете, — покорно ответила одна из них, брюнетка с красивыми зелёными глазами, самая не забитая.

— Шпионить? — поддалась я вперёд.

— Нет, но Фарилиэль может заставить рассказать то, что мы здесь увидим и услышим, — ответила девушка. Рядом вздрогнула вторая и склонила голову ниже.

Фарик значит, мой знакомый следователь… Разберёмся и с Фариком.

— Как вас зовут?

— Мелисса, — ответила брюнетка. Её — Лейя, — указала на совсем мелкую девчушку с кудрявой копной рыжих волос.

— Лисандра, — представилась ещё одна брюнетка с потухшим взглядом, чуть постарше девушек. Кажется, она уже смирилась со своей рабской жизнью, и мне это очень не понравилось.

— Значит так. Я приказываю расслабиться, поесть, и из покоев, пока я тут живу, без моего ведома не выходить. Всё ясно? — спросила девочек, пока стражи тащили два подноса с разными блюдами.

— Да, госпожа, — ответил нестройный хор девушек, а самая маленькая из них, Лейя, затряслась. Две другие её зажали и начали что-то шептать. Я решила не лезть, только хуже сделаю, пусть её успокоят подружки.

— Вы поели? — спросила я у стражей. Вдруг они тоже голодные, а я ведь пообещала относиться к ним, как к равным.

— Нет, Ваше величество, но мы сменимся через час, тогда и поедим, — отрапортовали мальчики и, улыбнувшись девочкам, направились к выходу.

Красивые всё-таки эти оборотни, глазки озорные, фигурки ладные, ну котяры самые настоящие. Так, отвлеклась, соберись женщина, через час бал.

— Ешьте, чего ждёте? — спросила я у девочек.

— Эй, кот Леопольд, кушать иди, — позвала пантеру, заглянув в спальню. Эта морда усатая так обнаглел, что лежал на моей кровати, раскинув лапы на соседние подушки. Коты во всех мирах коты.

Пантера мягко спустилась и побрела в гостиную. Стоило кошке появится, как девочки испуганно вжались друг в дружку. Они что, оборотней не видели? Что с ними не так?

— А ну перестань пугать девочек, давай, развоплощайся уже, — пожурила я наглого кота, легонько потянув за ухо. Кот обиженно мявкнул, покрылся дымкой и предстал перед нами во всей красе.

Совсем молодой брюнет с зелёными глазами, красив, строен, не слишком высок. Провёл рукой по своим чёрным волосам, растрепав их, улыбнулся, и мягкой неслышной походкой направился к еде. Я же пошла к себе комнату. Нужно переодеться к балу.

К вечеру я выбрала длинное, элегантное чёрное платье с небольшим шлейфом, открытой спиной и глубоким декольте. Волосы собрала наверх в высокую причёску, выпустив пару локонов, подчеркнув длинную хрупкую шею. Пожалела, что не взяла свою косметичку, ещё бы губки подкрасить — и вообще шик. На ноги надела туфли-лодочки на высокой шпильке.

Стражи заглянули в комнату. Я вышла из спальни, и они остолбенели, разглядывая восхищёнными взглядами, скользя глазами в декольте. Моя самооценка, упавшая немного после сцены с Грэмом в беседке, снова взлетела до максимума. Посмотрела на диван — птички мои, Слава Богу, немного расслабились и поели, оборотень, который представился Алексом, наладил с девушками контакт и во всю их развлекал, за что я его тихонечко поблагодарила.

Спускаясь вниз по красивой лестнице, увидела спины своих мужчин. Рэдвин высокий, широкоплечий, в белом костюме и Орион, на фоне волка чуть хрупкий, в чёрном. Они что-то бурно обсуждали. Услышав цокот каблуков, повернулись ко мне, также, как и стражи, замерли. Глаза их заблестели, а от улыбок у меня захватил дух и в животе затрепетали бабочки. Я даже на последней ступеньке остановилась, чтобы немного прийти в себя. Ни на какой бал мне уже идти не хотелось. Мужчины сделали навстречу шаг и протянули руки. Благодарно улыбнувшись, протянула им свои.

— Ты прекрасна, любовь моя, — прошептал Рэдвин, целуя в щёку, и я внезапно покраснела.

— Божественна, — согласился Орион, и коснулся второй щеки.

На каблуках я была на пару сантиметров выше Ориона, но мой фэйри казался мне самым высоким на свете. Его тёмная аура и властность, вкупе с мальчишески озорными васильково-сиреневыми глазами, покоряли меня всё больше.

— Пойдём? — спросила я, так как мы всё ещё стояли в холле, разглядывая друг друга.

Мужчины устроили мои руки на сгибе своих локтей и чинно проводили в зал.

— Его Величество король Валирии Рэдвин ле Вайт с супругой, а также его Величество король Фелонии Орион де Трел, — огласил наши имена распорядитель бала, и все собравшиеся уставились на нашу вошедшую троицу.

Мы прошествовали через живой коридор из шепотков и сотен пар глаз к трону королевы. Мужчины слегка склонили головы, я присела в лёгком реверансе. Орион толкнул красивую речь, восхваляя эльфийку, королева даже слегка покраснела, и я покраснела, но от ревности. Не понимаю, что со мной — всякий раз, как только мои мужчины начинали общаться с другими женщинами, ревность накрывала меня волной. Тем более если женщины были такими красивыми, как эта стерва эльфийка.

— Ваше Величество, Орион, спасибо за тёплые слова, я тоже надеюсь на нашу взаимовыгодную дружбу, — стрельнула глазками королева. Я тихо рыкнула, набралась от оборотней, блин. Рэдвин предупреждающе сжал руку, а королева перевела на меня довольный взгляд. Я немного насторожилась, почувствовав, что ледяная блондинка что-то задумала.

— Конечно, — кивнул фэйри. — Я ещё никому не сообщал радостную новость, вы узнаете первой. Позавчера я, наконец, обрёл в нашем мире Пару, — Орион перевёл взгляд на меня и тепло улыбнулся, целуя кончики пальцев.

— Как интересно! — выплюнула мегера, — тёмный и светлый нашли пару в человечке… - она слегка истерично рассмеялась.

— Ну что ж, поздравляю с обретением, Ваше Величество. Когда я могу ждать приглашение на свадьбу? — веселилась она.

— Благодарю, Ваше Величество, — официально ответил Орион и посмотрел на меня, — как решит моя королева…

А я решила, как только разберёмся с эльфами, сразу потащу его жениться, и жить буду у Ориона! Только пусть попробует сопротивляться! Фэйри снова уловил мои мысли и усмехнулся.

— Что ж, жду приглашения, — закончила наши переглядывания королева. Мы отошли в сторонку к двум другим королям, которые кипели от злости.

— Почему ты не назвалась моей невестой? — тихо ворчал Грэм, забирая руку у оборотня и целуя её.

— Ну прости, мне как-то было немного не до того, чтобы озвучивать имена всех моих женихов, — улыбнулась, присела в реверансе.

— Вы что-нибудь узнали? — обратилась к дракону и тоже склонилась в реверансе.

— Придётся задержаться, — ответил Маркус, целуя ручку, — моих людей нет в городе.

Мужчины перекинулись ещё парой фраз, и мы развернулись к залу. Как раз последние гости прибыли и поздравляли королеву. Эльфийка встала, поблагодарила всех, кто прибыл на её бал, произнесла для своего народа речь, что будет им служить верой и правдой, бла, бла, бла. Вспомнила про почившего отца, очень тепло отзывалась о нём, я даже поверила. Затем королева протянула руку одному из ближайших эльфов, и открыла бал первым танцем.

— Кто это? — спросила у Ориона, кивая в сторону партнёра эльфийки.

— Герцог ле Рейм. Очень странно, что он тут. Его бывший король выслал несколько лет назад из страны, никто не знает за что, — зашептал Орион.

— Даже ты не знаешь? — прищурилась. Я уже изучила фэйри, он казался осведомлённым обо всех делах на планете, плюс был очень ответственным правителем.

— Даже я, — улыбнулся мне красавчик.

— Танцевать не умею, — пробормотала оборотню, когда Рэдвин попытался меня потянуть к танцующим.

— Я тоже, — обрадовал Рэд, и всё-таки утянул на танцплощадку.

Мой волк крепко к себе прижал и повёл в местном вальсе. Музыка была красивой, а движения оборотня плавными, он вёл уверенно, точно зная куда повернуть. Он прижимал меня непозволительно близко к себе, практически впечатывая в своё тело. Мысли улетели в другое русло, глаза мужа всё время спускались в декольте, а руки скользили по обнаженной спине ласкающими прикосновениями. Мы уже не слушали мотивы, мы двигались в унисон ударов наших сердец.

— Я приду ночью к тебе, — прошептал Рэд, смотря в глаза.

— Не надо, — улыбнулась ему.

Когда музыка стихла, я тряхнула головой и остановилась, Рэдвин шумно вздохнул и сделал шаг назад, поклонился и, захватив мою руку, повёл обратно к Ориону.

— Почему ты не хочешь видеть меня ночью? — спросил волк чуть обиженно после того, как нам подали напитки.

— В моей комнате рабыни и Алекс, я сама приду к тебе, — пообещала я Рэду.

— Какие ещё рабыни? — спросил Орион. Пришлось рассказать всё.

— Хм… — задумался Ори, но нас отвлекли. К нам подходили какие-то министры, советники, а Ориона вообще попросили подойти к королеве, ей захотелось совета у моего тёмного. Сучка. Я ревностно проследила за удаляющейся спиной фэйри и, выдохнув, уселась на диванчик. Рэдвин в двух шагах от меня беседовал с эльфом.

— Ваше Величество, — рядом уселся ушастый и насмешливо осмотрел меня.

— Фарик, — кивнула следователю. — Я не разрешала присаживаться возле меня, — произнесла ледяным тоном.

— А вы меня удивили, что не происходило вот уже двести лет, — не обратил внимания на мои слова эльф.

— Чем же, позвольте узнать?

— Тем, что смогли сбежать, — зашептал эльф, — только одно НО: зачем вы освободили другого заключённого?

— Какого заключенного? — прикинулась валенком я.

— О, полно вам, Ваше величество, — укоризненно поцокал языком Фарик.

— Не знаю, о чём вы, но вам пора, мой муж очень ревнив, — к нам действительно надвигался хмурый оборотень. Ему не понравилось, что ушастый сидел очень близко ко мне, и Рэд собирался его придушить.

— Ваше Величество, — Фарик встал, склонил голову перед Рэдвином, и спешно удалился.

— Что он хотел? — сразу же перешёл к допросу мой родненький муж.

— Да так, спрашивал про сбежавшего со мной эльфа, — пожала плечами. — Интересно, кто же на самом деле Дэмиан?

— Выясним, — ответил Рэд.

Мы ещё несколько раз потанцевали, меня познакомили с влиятельными эльфами и их жёнами, но по их взглядам я поняла, что эти высокомерные гады никогда не примут человечку в высший свет. Мне, если честно, их мнение было до лампочки, поэтому практически не обращала внимания на их перекошенные лица. Ориона не было, как и королевы, я нервничала и постоянно оглядывалась. Маркус и Грэм в другом конце зала общались с кем-то, Грэм даже потанцевал с какой-то эльфийкой, заслужив от меня взгляд, полный обещания убийства.

— Рэд, — позвала я мужа — тот что-то обсуждал с министром финансов.

— Да, дорогая? — откликнулся оборотень.

— Я прогуляюсь, — решила не отвлекать мужа. Тот кивнул и кинул взгляд на одного из оборотней-стражей.

Медленно прогуливаясь по залу, я вышла в сад. Мой телохранитель шёл позади меня, сканируя всё с высоты своего роста. Я немного прогулялась, решила не искать на попу приключения и вернуться обратно, но услышала голос Ориона. Махнула стражу быть тише. Ага, молодец Рита, сказала коту быть тише. Да его практически неслышно, одна я тут топаю своими каблуками, как слон. Оборотень, тем не менее, понятливо кивнул, и мы направились на звук.

Обогнув небольшую беседку, вышли ко входу в лабиринт. Откуда-то из глубины опять услышала Ориона, даже сняла туфли, чтобы не шуметь и быстрым шагом понеслась. В груди сжималось нехорошее предчувствие, я петляла, поворачивая то направо, то налево. Страж молча следовал за мной, не отставая ни на шаг. Наконец дошли до красивой полянки с фонтаном, куда раньше нас и пришли мой Орион с королевой. От увиденной сцены я пошатнулась и сделала шаг назад, практически падая, как подкошенная. Оборотень подхватил меня, не давая упасть, а в моих глазах атомной вспышкой отпечаталась картинка…

На бортике фонтана сидел мой Орион, а на нём сидела королева с оголённой грудью и прижимала моего тёмного к этой самой груди.

— Перестань, нас могут заметить, — щебетала эльфийка, пытаясь слезть с него и поправить платье.

— Никто сюда не зайдёт, моя королева, — отозвался фэйри, жадно сжимая одну грудь, и лаская языком другую.

Во мне что-то сломалось, скорее всего, это сердце разбилось вдребезги. Сдерживая крик, сжала руки в кулаки. Не смей, Рита!! — заорала на себя, чувствуя подступающие слёзы, сжала пальцы еще сильнее. Ладони стали влажными от крови, настолько сильно я впилась в них ногтями, оборотень сзади меня беспокойно зашевелился, унюхав металлический запах.

— Отпусти, — тихо произнесла ему.

Мой телохранитель отпустил и сделал шаг назад.

— Не знала, что в королевы берут подстилок, — моим голосом можно было заморозить ад.

Эльфийка взвизгнула и развернулась ко мне. Орион просто уставился на меня, его глаза не светились, слегка потускнели, и он не сделал даже попытку подняться и объяснить происходящее. Просто сидел и смотрел на меня, абсолютно без эмоций. Эльфийка наконец поправила лиф своего платья и победно пропела:

— Дорогая, ты не оставишь нас наедине, не видишь, мы немного заняты, — и впилась Ориону в губы, глядя мне в глаза.

Даже застав Колю на подобном моменте, я не почувствовала боли или разочарования, а сейчас, впервые в жизни, мне захотелось убежать, убежать и забыть всё, вернуться домой, забыть мужчину, что пробрался ко мне в сердце с первого взгляда, и предал, воткнул и прокрутил нож в груди.

Молча схватила руку стража и, развернувшись, ушла. Слёзы всё-таки потекли по лицу, сжигая мою душу, как кислота. Мелькнула мысль, что надо было устроить фэйри допрос с пристрастием, что-то нечисто ведь было. Но раненная душа так болела, что я банально боялась — что фэйри будет оправдываться, а эльфийка лапать его с победным взглядом. Я просто не выдержу этого и сломаюсь окончательно.

— Миледи, это ошибка, — пробился голос стража сквозь облако боли. — Нам стоит вернуться и потребовать ответа.

— Ничего мы не будем требовать, и ты никому не скажешь, то, что мы увидели! — приказала я.

— Но миледи, он ваша Пара, мы не можем изменить своей Паре, наша ипостась не даст, — не соглашался со мной страж.

— У фэйри нет ипостаси, и он тёмный, ты точно уверен, что они также не могут? — я даже остановилась.

— Я..я не уверен, — замялся страж, — но истинная Пара — подарок Богов, того, кто пойдёт против их воли, ждёт неминуемая кара, — ответил мне оборотень.

— Отлично, вот пусть Боги и выясняют, какого члена, мой жених лобызается с эльфийкой, а ты будешь молчать! — выплюнула я, и направилась в зал.

Больше веселиться мне не хотелось, я прошла мимо Маркуса, притворилась, что у меня мигрень, он проводил меня до покоев, и ушёл к себе. Хорошо, что в Рэдвин был в зале далеко, и не учуял моей крови, в мигрень он бы не поверил. Ночью я к Рэду не пошла, скинула пару подушек на пол, забрала одно из одеял, и улеглась прямо на ковре. Двух девочек отправила на кровать, третью на диван в гостиной. Их пришлось долго уговаривать, окончательно взбесившись, наорала на них, отчего только успокоившиеся девочки расплакались и попытались встать на колени. Но, гаркнув на них, вернула в кровать. Алекс опять перевоплотился в кота, и лёг у ног девочек.

Сон не шёл ко мне, я прокручивала всё произошедшее в голове, анализируя, отсекая свои эмоции. Эльфийка молодец, решила ударить по самому больному, по Паре. Скорее всего, она соблазнила Ориона, но почему фэйри поддался? Почему вообще мужчины изменяют женщинам? Я задумалась… Первый муж, тот ещё блядун, изменял мне постоянно, правда, признавался всегда сам, говорил, что это его натура, он не может по-другому. Мне даже в конце брака злится на него не получалось, поэтому мы мирно разошлись. Коля после трёх месяцев брака тоже пошёл налево… Вот чего им не хватало? Я ведь люблю секс, никогда не жаловалась на головную боль и усталость, всегда была за любые новшества в отношениях. Орион же даже не успел стать моим мужем, а всё туда же… Или короли все такие? Вспомнить нашу историю — у всех правителей были целые гаремы и фаворитки на любой вкус и цвет. Что же мне делать? Если и остальные короли такие же, я не буду с этим мириться, просто тихо уйду и меня больше никто не увидит…

Орион, мой сладкий мальчик, как же ты мог так поступить со мной… Пробрался под кожу, влюбил в свои глаза и предал… Пантера спрыгнула с кровати и подошла ко мне, уткнулась носом в плечо и замурчала.

— Алекс, что мне делать? — спросила я у пантеры, запуская пальцы в мягкий мех животного. Кот поднял голову, посмотрел на меня своими зелёными глазами, лизнул руку и снова положил морду обратно на моё плечо.

— Ладно, спи, — вздохнула я. — Завтра разберусь со всем и начну искать артефакты, хватит с меня мужчин и их закидонов.

14. Фейри

Завтра наступило слишком быстро, я не выспалась, мне всю ночь снился Орион, он просил помочь ему, просил спасти, поверить, несколько раз просыпалась от этих снов. Даже холодной водой умылась, но фэйри снова и снова ко мне приходил.

Разбитая и невыспавшаяся, а поэтому злая, как сто чертей, наспех умылась и переоделась в лёгкое голубое платье на лямках. Завтракать отказалась, решила подумать на трезвую голову. Как говорится, утро вечера мудренее, просто нужно всё хорошенько обдумать, поэтому направилась в сад.

— Марго, стой! — ко мне бежал Рэдвин.

— Что? — остановилась на последней ступеньке, на том самом месте, где вчера была самой счастливой женщиной, и где ещё вчера меня ждали двое мужчин и шептали, какая я невероятная.

— Что произошло? Тебя кто-то обидел? Королева что-то сделала? — Рэд осторожно подошёл ко мне и взял за руку.

— Она? Нет. А вот он разбил мне сердце, — горько ответила я и пошла на выход.

— Он это кто? — не понял меня волк.

— Орион, — пояснила кратко, и пока мужчина переваривал, выскочила на улицу. В саду столкнулась с остальными мужчинами.

— Ты куда бежишь? — спросил Грэм, пытаясь схватить меня за руку, но я вывернулась — боялась, что и этого прибью. За танцы с эльфийками.

— Оставьте меня в покое! Мне надо подумать, — бросила набегу, и направилась вглубь сада.

Мужчины нехотя выполнили мою просьбу, но, тем не менее, за мной последовали две пантеры, продолжающие выполнять свою миссию по охране.

Я села на лавочку, спрятанную в тени кустов, и задумалась.

С утра пришло понимание, что страж был прав — нужно было выслушать фэйри. Вспоминая отвратительную картинку, хмурилась, пыталась уловить царапнувшую где-то на периферии мозга деталь. Что-то было такое… Мелочь, которую уловила, но не смогла на эмоциях воспринять… Прокручивая в уме вид Ориона, осенило — его глаза! Помимо того, что они не светились и были потухшие, фэйри их закрыл во время поцелуя! Это мой-то визуал, который ловил и пил эмоции весь наш страстный секс, не отрывая взгляда!

Может быть, его опоили или подчинили? Может ли светлый использовать проклятье подчинения? Из книги я узнала, что светлые такое не умеют. Так что магию отметаем. Может, какое-то зелье? Орион слишком умный правитель, чтобы принять спокойно из рук королевы напиток, не проверив его. Но может же быть такой вариант? Как говорят на Земле, и на старуху бывает проруха — моего короля могли отвлечь, обмануть каким-либо способом. Нужно просто поговорить с фэйри, зря я вчера убежала. Решено, нахожу Ориона и выслушиваю его.

— Эй, королева! — услышала я голос из кустов позади себя, и покрутила головой.

— Не верти башкой, твои стражи заметят, — шикнули на меня.

— Дэмиан, это ты? — шепнула я.

— Да тише ты! Ещё на весь замок прокричи моё имя! — ответил куст за спиной.

— Мальчики, прогуляйтесь, я хочу побыть одна, — махнула рукой двум пантерам, которые лежали возле дорожки, ведущей к моему укрытию. Те послушно отошли дальше.

— Ну и что ты тут делаешь? В темницу захотелось? — спросила у эльфа.

— Завтра в честь дня равноденствия будет карнавал, ты должна помочь мне пробраться в замок, — ответил негромко эльф.

— И зачем? Хотя не отвечай, мне всё равно, я тебе помогу, но ты научишь меня насылать проклятья на одну эльфийскую задницу, — согласилась я.

— Что она сделала тёмной королеве? — хохотнул эльф, сразу поняв, о ком я говорю.

- Соблазнила тёмного короля, — выдавила из себя. Эльф расхохотался, гад, даже пантеры головы развернули ко мне. Пришлось громко покашлять, отвлекая их.

— Он же твоя Пара, — зашептал Дэмиан, после того, как перестал ржать.

— Вот и мне интересно, чем она его опоила или приворожила, раз он клюнул, ну явно ж не грудью, там ничего такого нет, — расстроенным голосом поделилась с бывшим сокамерником.

— Дура ты, твоё величество, — припечатал куст, а мне захотелось прибить Дэмиана.

— Будешь обзываться, хрен тебе на весь макияж, а не помощь! — разозлилась я на ушастого хама.

— Истинные пары не могут изменить друг другу, их просто не потянет к другим, или ипостась не даст, — миролюбиво объяснил Дэмиан.

— Ты сейчас правду говоришь? — прищурилась я, и даже повернулась к кусту.

— Да, это знают даже дети. Где ты жила всё это время, что даже азов не знаешь? — проворчал эльф.

— Я бы тебя обняла, но не буду, потому что ты хам, — ответила эльфу, — мне срочно надо к жениху.

— Стой, подожди. Давай договоримся: завтра в восемь вечера встретимся тут, и ты проведёшь меня через стражей, — зачастил Дэм.

— Хорошо, я приду, — пообещала кусту, и со всех ног побежала к замку.

— Отведите меня к Ориону, — попросила стражей.

Мужчины согласно кивнули, и мы направились по коридорам. Пантеры чётко знали, куда идти, объяснив, что их нюх оборотней позволяет по запаху найти любое существо. Мы недолго гуляли, нас догнал Рэдвин, но, узнав цель нашей прогулки, последовал с нами. Мы пришли к большой резной двери в женском крыле.

— Вам туда нельзя, — заорал Лестер, подбегая ко мне вместе со стражами. Мои пантеры загородили им путь.

— А ты попробуй остановить, — ответила я Лестеру и открыла дверь, как оказалось, в покои королевы.

На большой кровати лежал мой голый Орион с эльфийкой. Я думала, больнее уже быть не может — ошиблась, может… Сердце словно облили кипятком, и жар от этого побежал по венам. Руки закололо со страшной силой, свет начал вырываться из меня потоками, я всеми силами старалась остановить выброс, глубоко дыша, но это не помогало. Моё тело выгнулось от силы энергии, широкий поток светлой магии вырвался и полился в фэйри. Я пыталась остановить поток, унять, — как бы не злилась на мужчину, смерти его не хотела, боялась, что поток светлой магии просто выжжет тело тёмного правителя дотла. Однако стихия отказывалась подчиняться, продолжая литься и сиять невыносимым светом. Когда, наконец, магия успокоилась и вернулась ко мне, я бы рухнула без сил от истощения, но меня обхватили и поддержали крепкие руки моего заботливого волка.

— Шшш, я рядом, — шепнул на ухо Рэд, крепко держа в тёплых объятиях. Я прижалась к его груди, ощущая поддержку и даже, как мне показалось, подпитку сил. Перевела взгляд на кровать и обомлела от увиденного — вместо Ориона возле коварной блондинки лежал эльф, тот самый герцог, с которым королева открывала бал и танцевала. Эльфочка проснулась и начала орать, звать стражу, я же непонимающе смотрела на ушастика — что за…? И где мой жених??

— Рэд, — посмотрела на непонимающе на мужа, — где Орион?

Эльфийский герцог поднялся и направился ко мне, убивая и расчленяя взглядом на кусочки. Поскольку он был эльфом, светлая магия не принесла ему вреда. Моя магия снова забурлила во мне, ища выход, пальцы больно жалили, и я быстро оттолкнула от себя Рэдвина, чтобы ненароком не убить, отошла подальше к двери. Свет из рук вырвался двумя тонкими жгутами и ударил прямо в герцога, припечатав его к стене. Когда же мужчина кулем упал на пол в бессознательном состоянии, я выдохлась окончательно и села на пол, точнее не села, а обессилено упала.

— Милая, закрой глаза и почувствуй Ориона, — ласково заговорил волк.

Оборотень подхватил меня на руки, эльфийка завизжала, запричитала, но Рэд, не слушая её, вышел из покоев и направился вниз. Пантеры окружили нас, беря в защитное кольцо. Я выполнила его просьбу, но ничего не чувствовала.

— Где ты в последний раз видела короля фэйри? — спросил мужчина.

— Я даже не уверена… Может в лабиринте, хотя, скорее всего, это уже был не Орион, а этот ушастый, — вяло махнула я. — До этого — в зале, перед тем как его позвала королева.

Рэдвин направился со мной к лабиринту, и мы прошли до того самого фонтана. Муж поставил меня и отошёл.

— Просто попробуй почувствовать его, — кивнул он мне.

Я снова закрыла глаза и потянулась мысленно к моему любимому королю. Ничего не получалось, только голова заболела. Решила настроиться на магическое зрение, в этот раз получилось намного быстрее, чем в тюрьме, сказывалась практика. Просканировала всё пространство вокруг и увидела тёмную ниточку, которая шла от меня куда-то вдаль, и одну толстую светлую нить, тянущуюся от меня к Рэдвину. Так, нити видны, когда мои мужчины совсем близко, решила я, так как таких нитей не было в подземелье. Медленно направилась вслед за тёмной ниточкой, оборотень молча последовал за мной. Мы вышли из лабиринта и дошли до небольшого искусственного водопада, вокруг которого сияли бриллиантами капли воды, создавая невероятную красоту. Но меня сейчас окружающая обстановка не волновала, я шла по нити, которая утолщалась с каждым шагом. Обогнув водопад, наткнулись на дверь, расположенную прямо в травянистом спуске холма. Рэдвин попытался схватиться за ручку и открыть, но отлетел на пару метров назад. Что там говорил Дэмиан? Светлые не могут открывать темницы эльфов, — значит, надо призвать тёмную магию. Я начала настраивать свой энергошар и, вложив всю силу, направила на дверь, которая от удара слетела с петель. Из помещения на улицу вышел заключенный:

— Орион, мой король, я нашла тебя, — прошептала я с облегчением, неожиданно для себя уплывая в обморок.

Пришла в себя в своих покоях. Рядом сидели мои птички-девочки и вытирали пот со лба влажными полотенцами, переговариваясь шепотом.

— Что? Что случилось? — просипела я.

— Магическое истощение, — ответила Мелисса.

— Странно, что эльфийка меня не выгнала из дворца, — ответила я девушке, подтягиваясь на локтях.

— Она пыталась, но ваши мужья увели её для серьёзного разговора, — обрадовала меня Мелисса, протягивая стакан с водой.

— Где мой муж? — дёрнулась я, вспомнив про фэйри.

Лейя бегом ринулась в соседнюю комнату:

— Сейчас, госпожа, я позову!

Сообразила, что Орион пока ещё официально мой жених, крикнула вслед:

— Позови Ориона!

Через несколько минут к нам ворвался мой сладкий мальчик, взъерошенный и взволнованный и, выгнав девушек, прыгнул на кровать.

— Как ты себя чувствуешь? — обеспокоенно заглядывая мне в глаза, спросил мужчина.

— Орион, просто ответь мне, где ты был? — вцепилась я в мужчину.

Я обняла его и начала суматошно целовать, вжимаясь в него, пытаясь впечатлеть в себя, вытопить страх от его потери. Меня трясло от отката, от бешеных эмоций, разрывающих сердце на куски. Я плавилась от счастья в объятиях моего любимого фэйри, чувствуя, что мне жутко не хватает тактильных ощущений от прикосновения к его гладкой бархатной коже.

— Ори, сними рубашку, — простонала я, не в силах оторваться даже на секунду.

— Рита, подожди, тебе надо восстановиться, не торопись, — шептал он, пытаясь успокоить.

— Ори, мне просто нужно ощутить тебя, прошу, дай мне нужное, — произнесла, умоляюще шепча в губы.

Фэйри, торопясь, стянул рубашку через голову и обнял, прижав в груди. Моё сердце, бившееся суматошно с перебоями, начало, наконец, замедляться.

Я уже спокойнее гладила его грудь, спину, запускала руку в шелковистые черно-фиолетовые волосы, массируя голову и зарываясь в пряди носом. Насыщаясь моим королём, которого, как я думала, уже потеряла. Вдыхала его неповторимый морской запах йода, водя носом по коже, иногда легко прикусывая.

— Прости меня, Маргарита, — прошептал король, целуя с щемячьей нежностью в макушку, — королева позвала меня в сад, хотела получить совет по финансовому вопросу. Мы прогуливались по аллее, кто-то помог ей, и она подчинила меня своей воле, запечатала в том водопаде. Провела ритуал на крови, чтобы взять мою личину. Светлые, тем более эльфы никогда не посмотрят на тёмных, если это не их истинная Пара. Для них чистота крови превыше всего, поэтому я расслабился, позволил причинить тебе боль, не ожидал от малолетней королевы подставы такого масштаба, — тихо рассказывал мужчина, прижимая к себе собственническим жестом.

— Что будет с королевой? Она понесёт наказание? — спросила я, легкими касаниями целуя его в губы, не позволяя себе увлечься. Уффф, я слишком стара для этих любовных драм, и почему сразу не направила на него свою магию? Значит, мой свет сам решил раскрыть интриги этих ушастых! Единственное, вопрос — зачем свет вырвался второй раз и прибил эльфа? Да и непонятно, светлые вроде не могут навредить женщинам.

— Она открещивается от обвинений, говорит, что это я её бросил, и поэтому она ушла с герцогом на прогулку. А насчёт личины фэйри на герцоге её ответ такой, что происходящее в её спальне, это их личные дела. Королева ещё и выставила встречное обвинение — что ты нанесла оскорбление, ворвавшись со своим мужем в королевские покои. Мы решили пока ничего не предпринимать, завтра день равноденствия, священный праздник. После него будем что-то решать, кардинально, — ответил мне мужчина, продолжая сжимать в своих таких нужных сейчас объятьях.

— Но она тебя подчинила? — возмутилась я.

— Мы никак не сможем это доказать, так как светлые априори не умеют такого делать. Мы были с ней вдвоём, я только помню, что мы дошли до водопада, а дальше темнота, — получила ответ. — Не переживай, я просто так это не оставлю, доверься мне, малышка.

— Хорошо, — расслабилась я, — пожалуйста, никогда больше не пугай так меня. Я просто не выдержу.

— А ты уясни одно: истинные никогда не смогут изменить своей Паре, — строго посмотрел на меня Орион. — И сразу направляй светлую магию в нас, она умнее тебя.

Я бы обиделась на него ещё разок, но не стала. Да, он прав, видимо, мой мозг всё-таки размягчился с этими скачками, и вместо рассудка я начала руководствоваться чувствами.

— Расскажи мне про праздник, почему он священный? — перевела тему, устраиваясь под боком своего жениха.

— В этот день магия света и тьмы разделяется поровну, и раньше Богиня спускалась на Ардо, ознаменовав новых избранных для поддержки артефактов. Но так как она их спрятала, то вот уже двести лет этот день празднуется в честь Богини, чтобы она смилостивилась и вернула артефакты, установив равновесие, — ответил Орион.

Я задумалась. Интересно, может я их почувствую в этот день, раз он такой священный? А то сказали "ты будешь их чувствовать", но я чувствую только голод. Блин, я же с утра не ела!

— Кушать хочу, — озвучила я своим мысли.

— Идём, — улыбнулся Орион и потянул в гостиную. Там сидели все мои мужчины и жевали без меня, гады.

— Как вы сюда пробрались? А как же наша конспирация? — спросила я, усаживаясь рядом с драконом.

— У нас тут совещание. Рэдвин не хотел отходить от жены, мы пошли ему на уступки и решили собраться в гостиной, — рассказал их легенду Маркус, подтягивая к себе под бок.

— Девушки-рабыни расскажут всё Фарику, как только выйдут отсюда, — махнула я в сторону девочек, что сидели чуть дальше от нас и с аппетитом ели.

— Ну, одна точно ничего не скажет, она больше не рабыня, — ухмыльнулся Грэм.

— В смысле? — не поняла я и посмотрела на трёх девушек.

— Она истинная Лукасу, — ответил Рэд, отрывая кусок мяса, от кости, вот совсем не как король.

— А Лукас у нас кто? — я перевела взгляд на пантеру возле ног девушки.

— Стражник твой, — пробормотал Рэд.

— Это же Алекс, — не поняла я.

— Вон Алекс, — ткнул костью Рэд в сторону пантеры, выходящей из моей спальни.

— Уф, я запуталась. Сразу мне всех представить не судьба?

— Это Алекс, это Лукас, в дверях двое, Кастор и Леон, — ответил мне Рэдвин. Алекс пофыркивал — снова смеётся над своей королевой! Пригрозила ему кулаком.

— Так кто истинная? — вернулась к вопросу.

— Лейя, кажется, — почесал жирным пальцем за ухом Рэд и посмотрел на девочек.

Лейя улыбнулась, её глаза засветились, а щёчки покраснели.

— Погоди, она же ещё совсем ребёнок, — возмутилась я.

— Ну и что, Лукас подождёт, девочка пока будет жить у нас в поселении, — успокоил меня Рэд.

Мы дружно поужинали в кругу семьи, впервые, между прочим, собрались все вместе, чему я была рада. Мужчины вели себя по-простому, никто не зазнавался, не пытался подавить друг друга. Атмосфера была чудесной.

— Я, кстати, Дэмиана встретила, — вспомнила я, отложив пустую тарелку на поднос.

— Когда? — удивились мужчины, — и где?

— В саду, утром. Назначил встречу на завтра в восемь вечера, он попросил помочь ему пробраться в замок, — рассказала подробности разговора.

— Ты не пойдёшь! — решил за всех Рэд, а потом как зыркнет на двух пантер, те головы отпустили и покаянно зарычали.

— Не ругайся, они меня сопровождали, я их отослала подальше, — взяла за руку мужа, чтобы успокоить. — А почему не пойду?

— Неизвестно, кто он, и что хочет сделать, — нервничая, произёс Рэд.

— Он мне ничего плохого не сделал, даже вывел на земли драконов. Да, этот товарищ немного высокомерен, иногда хамит — но, в целом, вполне нормальный, — стала объяснять я спокойно.

— И потом, я думала, что кто-то из вас пойдёт со мной, как раз познакомитесь, — продолжила, не дожидаясь, пока мужчины заговорят.

— Мы все пойдём, посмотрим на этого спасителя, — влез Грэм.

— А ты останешься, — вставил Рэд.

Интересно, я могу его пришибить светом об стену, задумалась…

Мужчины удалились, прихватив с собой стражей и девушек, сказали, займут их чем-нибудь, а мы с Орионом отправились в постель. Я никак не хотела отпускать его от себя, видимо, ещё не отошла от пережитого. Стоило фэйри коснуться головой подушки, он сразу же уснул. Подумала, что он сильно устал, и не стала мешать спать. Тихо лежала рядом и гладила моего тёмного по волосам, лицу и плечам. Что-то всё-таки нужно сделать с этой эльфийкой, как-то проучить. Лежала, обдумывала для неё наказание, да так и уснула.

Новый день начался с поцелуев, меня будили, целуя в живот, лаская грудь, покусывая кожу.

— Мне нравится такое утро, — мурлыкнула я, зарываясь пальцами в шевелюру фэйри.

— Мне нравится тебя так будить, — жарко ответил фэйри, запустив свой язык мне в пупок. От прохлады металла на языке фэйри я вздрогнула, а мужчина стянул с меня трусики и спустился ниже, чтобы подарить мне новый поцелуй.

Ох, что он творил своим языком! Я взлетала до небес и парила, пытаясь сжать бёдра, но Ори крепко зафиксировал их руками, держа меня раскрытой для его взора и языка. Сочетание горячего, влажного языка и холодного металла погружало меня в какой-то немыслимый водоворот страсти, заставляя стонать и кричать до тех пор, пока дрожь оргазма не накрыла тело.

— Сладкая моя, — зашептал Ори, поднимаясь ко мне и нависая. Его глаза сияли фиолетовым пламенем, дыхание было тяжелым и прерывистым. Я перевернула его на спину и оседлала, он подхватил мои бёдра и направил в меня своё боевое орудие, насаживая. От полноты ощущения мы оба сдавленно зашипели. Я начала двигаться, уперевшись руками в бёдра жениха, он ласкал мою грудь, перекатывая в пальцах соски и смотрел в лицо, наблюдая, впитывая эмоции страсти и наслаждения. В какой-то момент Орион сел и перевернул нас, я оказалась спиной к нему. Мужчина подтянул меня к себе повыше, я упёрлась локтями в спинку кровати и почувствовала, как резко, до сладкой боли он вошёл, глубоко, взрывая мою сущность до основания, до звёздочек перед глазами.

— Малышка, я не смогу уже быть нежным, слишком завёлся, — горячо простонал фэйри мне на ухо.

— На щади меня, Ори, я хочу почувствовать всю твою страсть, — мои слова сорвали последние тормоза у нас обоих. Ори брал меня грубо, крепко держа за бёдра, оставляя красные отметины, но мне нравилось, я просила не останавливаться, вскрикивала, подмахивала ему. Новая волна оргазма накатывала с новой силой, грозя снести последние остатки разума. Орион схватил меня за шею и поднял, прижав к своей груди. Накрыл мои губы поцелуем, сжимая шею, продолжая таранить меня, мы целовались как сумасшедшие, жадно кусая друг друга.

— Смотри на меня! — властно приказал фэйри, почувствовав, как я кончаю. Я открыла глаза, дрожа от крышеносного оргазма, и погружаясь в фиолетовое сияние глаз напротив. Ещё 2–3 толчка, и Орион последовал за мной, с рыком опустив голову к моей шее и впиваясь острыми клыками. Снова практически затухший оргазм засверкал яркими красками, продлевая ощущения наслаждения.

Мы упали на кровать, взмокшие, продолжая целоваться, но уже нежно и ласково. Наконец, когда дыхание восстановилось, я спросила:

— Почему ты кусаешь меня за шею?

— Я же фэйри, — не внёс ясности Орион.

— Насколько я знаю, обычно в шею жертве впиваются вампиры, чтобы пить её кровь, — водя пальцами по щекам мужчины, озвучила я свои познания.

— Фэйри красивы как свет, и опасны как тьма, — ответил мне Орион, — у нас есть крылья и красота, с которой не сравнятся эльфы. Мы могли бы быть светлыми, если бы не наши тёмные души и потребность в крови. Нам для сил нужна кровь, как и вампирам, не в таком количестве как им, пару капель раз в неделю достаточно. Она придаёт нам сил, а если встретил истинную, то больше ничью кровь мы воспринимать и пить не можем.

— Скажи, в вашей слюне не содержатся какие-то особые вещества?

— Да, есть специальный фермент, усиливающий ощущения от секса, но он активируется, только когда находишь свою Пару. Ты почувствовала это?

— Да, ещё в первую нашу ночь. Просто подумала, что мне показалось, но сейчас убедилась. А крылья мне покажешь?

Мужчина хмыкнул, встал с кровати, совершенно не стесняясь своей наготы, и раскрыл свои крылышки.

Господи, я бы завизжала от восторга, но только умилилась. Они были как у феи-бабочки, воздушные, светло-васильково-сиреневые, этакий градиент, переходящий от василькового к сиреневому. И они не были из перьев, а скорее что-то прозрачное, эластичное. Я подбежала к нему, и с восторгом провела по бархатной нежной поверхности этого чуда. Крылья очень шли мужчине, придавая какую-то мягкость, что ли.

— Они бесподобно восхитительны, — восторженно улыбаясь, посмотрела на своего фэйри, и поцеловала его.

— Как и ты, — вернул комплемент Орион, поднял меня, и полетел в сторону ванной.

15. День равноденствия

Как оказалось, карнавал проходил с размахом и в маскарадных костюмах, на улицах будет шествие и парад, а вечером во дворце состоится маскарадный бал. Орион научил меня пользоваться сундуком, то есть превращать сумочку в сундук и обратно. Но подходящего костюма у меня не было. Я не расстроилась, и после завтрака, когда мужчины ушли по делам государственной важности, попросила Лейю сбегать к Рэдвину. С оборотнем я уже договорилась, и он всё для меня приобрёл, точнее его помощники приобрели. За девушкой увязался в добровольные сопровождающие Лукас. Выглядело очень миленько — девушка лет шестнадцати, маленькая, рыженькая, и парень — высокий, здоровый, выглядящий лет на 26–28.

Проводила их взглядом, улыбаясь своим мыслям. Может и оставшихся девушек получится забрать? Устрою их у Рэда, там все добрые и хорошие, найдут своё место мои птички.

— Как снять с вас рабские печати? — спросила я у Мелиссы.

— Это может сделать только Фарилиэль, — вздохнула девушка, — нам ещё долго быть рабынями.

— За что вас так наказали? — подсела я к ней.

— Меня — за то, что ударила эльфийку — я случайно разбила вазу, и она начала меня избивать. Когда схватила палку, я перехватила и дала сдачи. Лейю выкрали у родителей, чтобы она бесплатно работала нянькой и сиделкой у эльфийского малыша. Лисандру за то, что отказалась быть постельной грелкой одному герцогу, — услышала я ответ. — Фарилиэль имеет право забрать любую понравившуюся рабыню в замок, это распоряжение самой королевы.

Я задохнулась от возмущения. За чистоту расы они, значит!

— Я могу вас выкупить, или ещё как-то освободить?

— Вам надо поговорить с Фарилиэлем, только он и королева могут ответить на вопрос, — пожала плечами Мелисса, но глаза её загорелись надеждой. Лисандра же, хоть и слышала разговор, продолжала оставаться безучастной. Она перебирала мой сундук, как я и просила, выбирая материалы и разные платья для карнавала.

— Мелисса, почему Сандра такая безэмоциональная? Она такая же рабыня, как и вы, но у вас я вижу проявления чувств и переживаний, а она ведёт себя как кукла.

— Когда Сандра отказала герцогу, он посадил её в подвал на цепи и приходил со своим младшим братом каждый день насиловать её. Только спустя месяц, когда они наигрались и сломали девушку морально и физически, отдали в качестве рабыни своей тётке. Оттуда уже и забрал её, безропотную и тихую, Фарилиэль.

Я сжала кулаки. Эльфы, такие прекрасные снаружи, всё чаще проявляли себя с тёмной стороны. Нет, среди людей тоже встречались отморозки — вспомнить хотя бы мужа Маргариты, графа, и его "забавы" с женой и служанками. Но, наверное, подсознательно я не ждала от людей идеального поведения, ориентируясь на поведение людей на Земле. А эльфы в моём мозгу были чистыми, светлыми, непорочным существами с высокой моралью и принципами, поэтому и разочарование было таким острым.

— Сколько прошло времени с того момента, как вы попали в замок? — вернулась я к теме.

— Сандра тут уже давно, когда мы пришли, она уже жила в замке три года. Мы с Лейей намного меньше — я год, она полгода. Но я думаю, нас не отпустят из рабства никогда. Я была приговорена изначально на пять лет рабства, но за каждую провинность срок увеличивается, Фарилиэль проводит расследования и назначает дополнительный срок к существующему. Мой срок уже вырос до 18 лет, а у Лейи вообще безвыходная ситуация. Её после кражи от родителей сделали рабыней бессрочно, зафиксировав у хозяйки как имущество.

— Я постараюсь вас освободить, если понадобится — помогу сбежать, — обняла девушку крепко-крепко.

— Они нас найдут по метке, и вернут, — горько вздохнула Мелисса.

— Не найдут, мне кое-кто посильнее эльфов задолжал, потребую с них снятие ваших меток, а оборотни вас защитят, — заверила я девушку.

Лейя наконец вернулась, и Лукас протянул нам большую коробку с материалами и швейными принадлежностями.

Девочки высыпали всё на стол. Сандра притащила весь сундук, так и не выбрав себе ничего. Я скомандовала девушке встать ровно и не двигаться, так как мы с ней были одного роста и телосложения.

Решила, что костюм злой королевы из Спящей Красавицы подойдёт мне идеально. Ну в самом деле, не принцессой же мне наряжаться. А Малефисента подходила и по образу, и по состоянию души. Поэтому я, засучив рукава, приступила к шитью костюма. Девочки бытовой магией помогали мне. Когда костюм наконец дошили, я его примерила, покружилась у зеркала, и довольно вздохнула — наряд был великолепен! Не хватало только посоха и маски на лицо. Отправила Лукаса раздобыть мне посох.

— Миледи, можно я его просто создам? — спросил меня мужчина.

— А ты умеешь? Создай, конечно, что ж ты молчал, — нахмурилась я.

Лукас выпустил свой свет, и он превратился в посох, именно такой, как я и хотела, и который ему описала. Сияние померкло, и мой инвентарь шлёпнулся в руки.

— Спасибо! — поблагодарила от души.

Эх, ещё бы губы красной помадой подкрасить…

— Ничего себе, — вздохнули за спиной. Повернулась, увидела Рэдвина.

— А где твой костюм? — спросила оборотня, проводя по белому пиджаку и разглаживая едва заметные складки. — Вот он, — Рэд покрутился вокруг себя.

— Так это просто костюм тройка, — удивилась я.

— А у меня ещё маска есть, — показал он на аксессуар в руке.

— Как-то скучно, — констатировала я.

— У нас все так одеваются: светлые — в светлое, тёмные — в тёмное. Самое главное — закрыть лицо, считается, что Богиня выбирает избранных не по внешности, а по душе. Поэтому мы и надеваем в этот день маски, будь ты король или раб, — поведал мне муж.

Тьфу, блин, а я готовилась, всё утро колдовала над образом…

— Но твой наряд мне тоже очень нравится, я готов внести новшество в праздничную одежду, — обрадовал меня Рэд.

— Отлично! Вставай сюда, сейчас будем делать из тебя красавчика, — воодушевилась я.

Рэд пробурчал, что он и так красавчик, но спорить не стал; покорно занял место Сандры в центре комнаты.

Ну что сказать? Сделала я из оборотня прекрасного принца, даже корону наколдовала, точнее, я нарисовала, а Рэд наколдовал. Мой блондинчик с голубыми глазами получился самым красивым принцем. Зашедший Орион тоже потребовал себе костюм, пришлось и ему придумывать что-то. Долго размышляла над его образом, прикидывала так и этак — и вдруг осенило — быть фэйри графом Дракулой! А что, даже вставные клыки не нужны, у него свои есть. Наконец, переделав все дела, мы отложили на вечер наши костюмы, и мужчины потащили меня гулять по городу, смотреть парад и кушать сладости. В масках, как же без них. Я надела лёгкое белое платье, и в тон к нему венецианскую маску с перьями. Мужчины были в обычных бархатных костюмах и простых масках.

Парад на главной площади города был организован с размахом. Платформы с разными историческими событиями, эльфы в костюмах Богов, море цветов. Само празднество происходило возле огромной статуи Богини Стаферы, которая стояла в центре площади. К ногам статуи подносили цветы, разные подарки, кто чем был богат, то и клали. Я решила не мудрить, напряглась, наколдовала букет роз, и положила к изножью. Попросила помочь найти артефакты, и отошла в сторону. Мужчины тоже отдали дань Богине. Прогуливаясь от одной платформы к другой, мы добрели до летней кафешки и уселись отдохнуть. Мои короли пошли внутрь, заказывать нам вкусности, я же вертела головой в разные стороны, разглядывая красоту вокруг меня.

— Здравствуй, дочка, — тяжело опускаясь на стул, окликнула меня женщина, и я развернулась к ней. Это была моя знакомая бабушка, с которой мы встречались в королевстве оборотней.

— Здравствуйте, — я была так рада её видеть, как будто она самый родной мой человечек, — простите, что тогда не поблагодарила вас, вы так спешно ушли, а я закрутилась, как белка в колесе.

— Ничего, — мягко улыбнулась она, — я всё понимаю.

— Как вы тут оказались? — спросила я. — К эльфам трудно попасть.

— О, для меня легко, — звонко рассмеялась бабушка, — ты лучше скажи, как тебе праздник?

— Праздник просто замечательный! Только жаль, что Богиня не видит, как её любят и ждут, — поделилась впечатлением от происходящего.

— Видит, дочка, видит, — покивала мне женщина.

— Останьтесь тут, пообедайте с нами, — предложила ей.

— Как твои поиски? — перевела тему старушка.

— Если вы про артефакты, то я их ещё даже не начинала искать, — доложила расстроено, сама не понимая, почему загрустила.

— А если вы про мужчин, то четверых нашла; у эльфов король умер, а дроу… даже не знаю, как с ним быть…

Почему-то я с лёгкостью ей всё рассказывала, даже то, что не хотела, но не обращала внимания на это.

— Он не умер, — ответила мне старушка, рассматривая платформы.

— Кто? — не поняла я, мысли убежали уже далеко.

— Король эльфов, — перевела на меня взгляд бабушка, — истинный король эльфов жив, ты его найдёшь.

— Откуда вы знаете? — спросила удивлённо.

— Я многое знаю, Марго, доверься своим чувствам, они приведут тебя к истинному, — улыбнулась бабулечка. От этой улыбки я расслабилась, показалось, что даже солнце стало ярче светить. Вот светлого человечка видно сразу, дарят своим присутствием мир и покой. Меня отвлёк шум из одной платформы, а когда повернула голову обратно, бабушки не было. Возле стула, на котором сидела старушка, стоял Орион.

Опять умчалась, вот ведь скоростная бабулька. Я поискала её глазами, но нет, не было её.

— Ты где витаешь? — прервал мои мысли фэйри.

— Прости, тут была бабушка, — произнесла рассеяно, продолжая взглядом искать женщину.

— Какая бабушка? — удивился Орион.

— Ну такая, древняя бабулечка, ей, наверное, лет сто, маленькая, худенькая, в платочке и с клюкой.

— Не видел, — пожал плечами фэйри.

— Она живёт в королевстве Рэдвина, я там с ней познакомилась.

— Оборотница? — удивился Орион. Я кивнула.

— Не может быть, — мотнул головой Ори.

— Почему?

— Оборотни не бывают такими древними, как ты описала, и клюка им не нужна. Когда их зверь умирает, от старости или тоски, они тоже умирают, и до последнего выглядят молодо, — пояснил Орион. Блин, почему он такой умный, а?

— Ну, значит она человек, — сделала предположение.

— Может и человек, но тогда как она попала к эльфам? — прищурился мужчина.

— Что за допрос! — разозлилась я, — она сказала, что её пустили!

— Всё, всё! Просто волнуюсь за тебя, вдруг кто-то решил воспользоваться твоей неосведомлённостью, — сдался Орион и уселся возле меня.

- Прости, — повинилась я, чмокнув моего короля в щёку. — Не знаю, почему я так вскипела. Кстати, она сказала, что король эльфов жив! — пошла на мировую, вспомнив наш разговор с бабушкой.

— А где он, не сказала? — хмыкнул фэйри, явно не поверив женщине.

К нам подсел Рэдвин с подносом, разложил тарелки на столе, и убрал поднос на соседний стол. Мы замолчали, решив сначала пообедать нормально. После сытного обеда фэйри рассказал оборотню о бабушке, я дополнила рассказ.

— Нет такой у меня в королевстве, — задумался Рэд.

— Ну, значит, кочует бабуля по городам, да королевствам, — стала я защищать женщину, — у неё мужья гады, вот и ушла старушка в путешествие. Я вот, к слову, тоже подумываю уйти.

— Куда? — удивился Рэд.

— Подальше от вас. Если вы не верите мне, найду тех, кто поверит, — проворчала обиженно.

Не знаю, почему я так злилась, когда мужчины в чём-то подозревали эту милую старушку. По сути, мне тоже следовало задуматься, откуда она вообще меня знает? Откуда знает, как меня зовут, если не живёт у оборотней? Откуда знает про мою миссию, про короля эльфов?

— Родная, посмотри мне в глаза и протяни ко мне руки, — попросил Орион. Я выполнила просьбу.

— Я хочу посмотреть образ твоей старушки, представь её в подробностях. Единственное, может быть лёгкий дискомфорт, главное, не бойся, верь мне, — мягко произнёс фэйри.

Вспомнила бабушку, каждую деталь, ничего не утаив. Глаза фэйри засветились, погружая меня в лёгкий транс, в голове зашумело, виски словно кто-то сдавил, не сильно, но ощутимо. Через несколько секунд всё прошло.

— Не знаю, я её не видел нигде, — пробормотал Орион, — но вот глаза, что-то знакомое…

— Самое главное, я не почувствовал от неё опасности. Правда не понял, светлая она или тёмная. Выдыхай Рэд, угрозы нет, — хлопнул фэйри по плечу оборотня. Я расслабилась вместе с волком. Я, конечно, особо не переживала, верила каким-то шестым чувством, что бабушка не навредит мне.

Мы снова отправились гулять. День прошёл очень быстро, я очень надеялась, что меня потянет к артефактам, — но увы, никакой тяги так и не почувствовала. Хотя был момент — меня потянуло куда-то, но оказалось, это короли идут к нам, Грэм и Маркус. С ними мы тоже немного погуляли, и за час до маскарадного бала вернулись во дворец.

Зайдя в мои покои, отдала мужчинам их костюмы, выпроводила за дверь, и начала сборы. Сначала поспешно убежала купаться и одеваться, а после душа мной занялись девочки — сделали мне шикарную причёску, помогли одеться, и мы сели ожидать моих королей в гостиной.

Вместо ожидаемых оборотня и фэйри за мной зашли Грэм и Маркус. Хитро улыбаясь, они подарили мне по страстному поцелую, и повели вниз.

— Где Ори и Рэд? — спросила я, держась за локти мужчин. Они тоже были в масках, но костюмы были обычные вечерние, без излишков.

— Ждут тебя у лестницы, — ответил Маркус, — мы просто соскучились, хотя бы по дороге на бал побудем рядом.

— Я тоже по вам соскучилась, — улыбнулась королям, — ничего, скоро уедем отсюда, и не надо будет соблюдать конспирацию.

Мы дошли до лестницы, мужчины отступили, позволяя мне спустится самой. Всё повторилось как на первом балу — мужчины в костюмах ожидали меня внизу, подарили жаркие поцелуи, отвесили комплименты.

— Если вас куда-нибудь позовут, без меня чтобы не уходили! Я уже устала спасать вас, — строго произнесла, цепляясь за их руки.

— Не будем, — усмехнулся Орион, и завёл меня в огромную залу, полную мужчин и женщин в масках.

Эльфийская королева снова выступила, поздравила всех с праздником, помолилась Богине, и объявила бал открытым. В нашу сторону она даже не смотрела. И хорошо, иначе руки мои чесались прибить её, даже магия колола пальцы и искрила по посоху. Я была как злая ведьма, укравшая посох Деда Мороза.

Наши костюмы, естественно, произвели фурор! На нас показывали пальцами, шептались и косились высокомерными взглядами, но делали это так, чтобы короли мои не увидели, боялись их гнева. Я же вовсю развлекалась, наблюдая за эльфами. В какой-то момент увидела макушку Фарика и, оставив королей общаться, направилась к нему.

— Фарилиэль, — отвлекла я его от салата, — потанцуем?

Эльф удивился, но склонил голову и предложил руку, выводя меня на танцплощадку.

— Чем обязан? — спросил он, делая первые движения.

— Я хотела бы выкупить рабынь, что вы мне предложили, очень уж услужливые девушки, такие, как я люблю, — озвучила я свою цель.

— О, боюсь что именно Вам, — сделал акцент гад, — мы продать их не можем.

— Почему? — скучающе спросила я, повторяя его движения, и плавно кружась по паркету.

— Вы два раза унизили Её Величество — сначала на коронации, потом ворвавшись в её покои. Вас с трудом терпят только из-за мужа, потому что не хотят войны между светлыми, — ответил Фарик.

— Нууу, — протянула я, — тогда мне придётся попросить мужа и жениха задержаться здесь ещё на месячишко, пока не наиграюсь со своими игрушками, — улыбнулась я ему. Мужика перекосило.

— Я поговорю с Её Величеством, — прошипел он злобно.

— Поговори, — кивнула я, прервала танец и покинула паркет, оставив мужчину одного в центре зала.

Я дошла до Ориона и сказав кодовое: «что-то жарко здесь, прогуляйся со мной», потащила его в сад. Да, встречу с Дэмианом я отстаивала долго, особенно воевала с Рэдом, мужчина никак не хотел меня пускать, но моё веское: «Дэмиан не выйдет к вам» поставило точку в этом споре, и оборотень смирился. Поэтому сразу за нами с фэйри последовал Рэд, а через несколько минут присоединились и остальные короли. Как бы невзначай прогуливаясь, мы разошлись в разные стороны, договорившись встретится у самой дальней скамейки, спрятанной в конце сада за деревьями и кустами.

— Дэмиан, — шёпотом позвала я эльфа, обращаясь к уже знакомому кустику.

— Что ж ты всю эльфийскую стражу не привела? — ответил злой эльф, вылезая из укрытия. Он был в каком-то доисторическом костюме и маске на всё лицо, даже ушей не видно.

— Ну прости, их собрать нынче тяжело, они королеву охраняют, — ответила ему с сарказмом. Вот же ж хам, спасаешь его, ещё и выслушивать претензии вынуждена.

— Знакомьтесь, это Дэмиан, который спас меня от казни. Дэмиан — это мой муж, Рэд и жених Орион.

Мужчины пожали друг другу руки, к нам подошли дракон с демоном, их тоже пришлось познакомить.

— Губа не дура, человечка, всех королей собрала, — хохотнул Дэм, — ладно, пошли быстрее, — он протянул мне сгиб своей руки.

Вздохнула и схватилась за рукав его костюма. Рядом рыкнул Рэд, но промолчал, и схватился с другой стороны. Орион предложил уступить место ему, так как выходила я с высоким блондином; если вернусь с двумя высокими блондинами, это будет подозрительно. Рэдвин тяжело вздохнул, пообещал убить эльфа, если со мной что-то случится и отошёл, уступая своё место Ориону. Остальные опять разошлись в разные стороны. Мы же направились в зал.

— Зачем тебе нужно во дворец? — решила разузнать планы эльфа.

— Кое-что оставил там, — туманно ответил мой сопровождающий.

— И что же? Цепи из каземата? — хмыкнула я.

— Нет, драгоценности, оставшиеся от матери, — задумчиво ответил он. Я заткнулась — блин, неловко-то как получилось…

Оставшийся путь мы проделали молча. Зашли в шумный зал, эльф потянул нас к выходу в коридор, и мы так же молча прошли туда. Пришлось сделать вид, что мне нехорошо. На нас особо не обращали внимание, точнее, обращали, но взгляды Ориона заставляли всех отворачиваться, к тому же нас взяли в кокон пантеры- стражи. Наконец добравшись до коридора, мы остановились.

— Благодарю, Рита, для меня это очень важно. Я обязательно помогу тебе при первой же возможности, — эльф впервые заговорил со мной в уважительном тоне как с равной. В голосе не было высокомерия и сарказма, он снял маску и улыбнулся.

— Самариэль? — выдохнул потрясённо Орион, — ты жив!

— Кто? — спросила я.

— Отец Давирэлы, королевы, — пояснил Ори.

— Нет, я не Самариэль, — перебил Дэмиан, — мне пора.

— Стой, — Орион схватил его за шиворот, что выглядело комично — высокого эльфа держит миниатюрный фэйри. Я даже хихикнула, пока Орион заталкивал Дэма в нишу под лестницей.

— Почему ты отдал дочери власть? Зачем этот спектакль? — наехал на эльфа Орион.

— Я не король и не Самариэль, сказал же уже! — разозлился эльф.

— А кто? — влезла я, отпихивая Ориона, мне жуть как интересно было.

— Я его брат, брат-близнец, которого он закрыл с родной матерью в катакомбах, как только встал у власти, — зло выплюнул Дэмиан.

— Король, — зашептала я, и села на пол прямо в платье, — кто из вас был старше?

— Я, на несколько минут, но кого это волновало, — пожал плечами эльф, — ладно, мне действительно пора.

— Стой, подожди! — схватила Дэмиана за кисть — По праву наследования — ты истинный король, престол ведь наследуется старшим сыном!

Пока я толкала речь, произошло, то, чего не ожидал никто: глаза эльфа засветились, и он уставился на меня совершенно безумным взглядом. Эльф ударил своим светом по Ориону и, схватив меня, попытался сбежать. Бедный мой фэйри, вечно на него нападают ушастые гады! Орион вышел из себя и тьмой отправил в нокаут эльфа, отобрав моё тельце из лап психа.

— Иди позови стражей, — скомандовал он, склоняясь над вроде бы королём, и щупая его пульс.

Я побежала обратно в коридор, дёрнула двух пантер, и вернулась.

Мужчины подняли эльфа и понесли ко мне в покои, я засеменила следом за ними.

Ох уж эти тайны Мадридского двора! Мне жуть как было интересно, поэтому старалась не отставать, но поскольку была на каблуках, за мужчинами просто не поспевала.

— Вы чего его вырубили? — спросил Рэдвин, открывая двери моих покоев. Нет, это не дворец, а проходной двор какой-то! Как он тут оказался, да ещё раньше нас?

— Распускал лапы, — заявил Ори, — узнаёшь?

Рэдвин склонился над эльфом и удивлённо перевёл взгляд на нас.

— Самариэль, — спросил Рэд, — но как…

— Вспоминай, был у него брат-близнец, или нет, — перебил Ор.

— Надо у Маркуса спросить, он дольше в королях ходит, — почесал макушку волк.

Мы переложили эльфа на диван, и расселись прямо на пол, стражам велели никого не пускать, даже девочек отправили с Лукасом.

— Как такое может быть? Я не помню, чтобы эльфы говорили о близнецах, у них и один ребёнок — это дар небес, а тут двое. Зачем его прятать? Может, это всё-таки Самариэль, просто прикидывается, чтобы мы его дочери не сдали? — задумчиво рассуждал Рэд.

В покои завалился Грэм и посмотрел на лежащего эльфа, потом на нас.

— Вы короля выкопали? — удивился демон.

— Да, развлекаемся некромантией, — пошутила я.

— Это его брат, — одновременно со мной произнёс Орион.

— У короля не было брата, — ответил демон и уселся возле меня, зажимая в своих объятьях.

— Был, — прервал наш разговор Маркус, замерев у двери, — Он хотел свергнуть отца, и у него практически получилось, но вскоре Самариэль встал у власти, объявив, что его брат сошёл с ума, убил родителей и себя.

16. Король эльфов

Дэмиан

Приходил в себя тяжело, медленно всплывая из глубин беспамятства. Крепко меня тёмный приложил, от души вложил силу. Да и я дурак, напал на короля тёмных впрямую. Хитростью надо было действовать, похитить Пару, когда рядом никого не будет. Отвык, сидя в казематах, планировать и разрабатывать многоходовые операции. Да и слишком ошеломительным было ощущения обретения Пары — сердце заполошно застучало, в мозгу расцвела невероятная эйфория, и всё тело затопила одна мысль — МОЯ! Схватить, утащить, унести подальше в укромное местечко! — стучали набатом команды в мозгу. Вот и повёл себя как кретин.

Скорее всего, меня снова вернули темницу, отдав на милость Давирэлы, а уж эта стерва не выпустит власть из своих красивых холёных ручек. Я перестал желать жить больше десяти лет назад, когда умер единственный оставшийся родной человек — моя мама. Я пообещал ей, что выживу, что заберу её драгоценности и артефакты и выберусь из этой клоаки, но так и не выполнил своё обещание. Скорее всего, уже не выполню. Когда-то я мечтал занять трон, изменить мир, изменить отношения эльфов к другим расам, отменить рабство. Мои мечты и стремления казались такими правильными!

Я любил своё королевство, всегда знал, что будущее целой страны в моих руках, любил своего брата, он во всём поддерживал меня. Всегда отстаивал мои права перед родителями. Когда же мы свернули с Самириэлем с правильного пути? Почему я не увидел его стремления занять моё место, жажды короны? Я бы поделил с ним трон, разделил бы управление, только попроси. Но Самириэль сделал всё по-своему; единственное, ему не хватило смелости убить меня и мать. Я провел пятьдесят лет в катакомбах дворца. Видел все взлёты и падения своего брата и народа. Я горевал за своё королевство, видя, во что оно превращается под управлением когда-то любимого близнеца.

Открыл глаза и уставился на хрустальную люстру. Это что, игра моего больного мозга? Какая люстра в темнице?

— Дэмиан, — услышал звонкий голос Риты.

Эта заноза засела глубоко, и выбираться не собиралась. Её живой голос заставил меня заговорить с ней в темнице.

Попался совершенно глупо: я услышал, что Самириэль умер и решил, что меня никто не заметит. Заберу всё, что мне причитается, и уйду; но братец позаботился об этом. Рассказал дочери обо мне. Племянница поймала в покоях матери и приказала казнить. Она оказалась беспощаднее своего отца. Я был готов уйти. Жизнь в стенах подвала или вечного скитальца меня не прельщала. Когда ещё жив был Самириэль, я мог уйти из темницы — но куда я пойду? Скрываться много лет и жить отшельником? Ради кого, ради чего?

Рита задела какие-то неизведанные струны души, её наглость, отсутствие преклонения перед высшим эльфом, определённая гордость и самоуважение — я давно не встречал такого в людях, их не так много было в нашем королевстве и, к сожалению, многие находились в статусе рабов. Поэтому характер проявлять были уже не способны, сломленные хозяевами. Рита же, даже сидя на грязном полу темницы, умудрялась вести себя как королева и отдавала приказы. В ней была сила духа, стержень, к которому хотелось прикоснуться. Заинтересовался, решил помочь ей, вытащить из темницы и заодно и самому попытаться уйти.

После трактира мне постоянно хотелось вернуться к девушке, без неё я снова впал в апатию. Уже не радовала свобода. Прослонявшись бесцельно двое суток, вернулся в тот трактир, но хозяйка сказала, что девушка с мужьями уехала к эльфам. Зачем она снова сунулась в логово к этим лицемерам? Я снова вернулся в катакомбы. Их я знал, как свои пять пальцев, все входы/выходы из тайных комнат во дворец королева заблокировала, поэтому я мог перемещаться тайными тропами, но войти внутрь не представлялось возможным…

Как же опрометчиво я поступил, сняв маску перед королём фэйри! Так обрадовался, что всё получилось, что наконец выполню обещание, данное матери — что невольно расслабился. А когда Рита коснулась моей руки, меня обдало волной ослепляющего осознания… Она моя истинная, вот почему меня так тянет к ней! Вот почему я здесь, почему судьба снова и снова сталкивает с этой невозможно очаровательной девушкой. Ударил чистой энергией в фэйри на голых рефлексах, стремясь схватить и забрать Риту, понимая, что мне не нужен никто кроме неё! Не ожидал, что тёмный мало того, что выстоит, так ещё ответит мощным ударом сырой магией, пославшей меня в отключку.

— Дэмиан, ты меня слышишь? — снова услышал голос Риты. — Ори, ты уверен, что не превратил его в дурачка? Он и раньше, честно говоря, был немного с прибабахом, — к кому-то обратилась девушка, и я наконец повернул голову. От увиденной обстановки глаза полезли на лоб — я был в покоях своей матери! Светло-зелёные стены, мебель ручной работы. Сколько лет прошло, сколько лет я не мог попасть в эти комнаты…И вот моя истинная Пара привела сюда и сидит рядом, внимательно смотрит своими медовыми глазами. Сел, уставился на всех присутствующих. Окружили. Просто так не уйти.

— Привет, — улыбнулась Маргарита. — Дэмиан, мы поможем тебе вернуть трон, — девушка была уверена, что он мне нужен. Дурочка.

— Мне не нужен трон, — равнодушно произнёс я.

— Та бабушка была права, ты — истинный король и надо восстановить справедливость! — не слушала меня Пара.

— Подожди, почему ты уверенна, что он не виноват? Может он действительно убил своих родителей! — влез дракон.

Я разозлился, но не успел высказать ему всё, что о нем думаю.

— Уверена, он не виноват, — Рита встала на мою защиту, — и мы обязаны ему помочь, вы клятву давали, что будете относиться на равных ко всем своим побратимам!

— Подожди, он всё-таки…? — прервал Рэд.

— Думаю, да, — Рита повернулась ко мне и улыбнулась, — Дэмиан, ты мой истинный, и почувствовал это после прикосновения? И поэтому напал на Ориона?

— Да, — не стал скрывать, — мне нужна только ты, а трон… Пусть горит синим пламенем этот трон!

— Я клятву не давал, могу ещё разок его огреть! — вклинился Орион. — Перестань нести чушь и быть трусом! Ты вернёшь трон по законному праву, мы поможем. Ты теперь не один.

Услышать такое от тёмного было удивительно и необычно. Я даже слов не нашел. Что случилось за последние пятьдесят лет в мире? Когда тёмные начали помогать светлым?

— Вот и замечательно, нам нужна мужская одежда, это старьё подходит только для помойки. Дэм, ты иди в душ, Рэд, попроси Алекса пригнать сюда мужскую одежду, — стала командовать Рита.

— Он останется тут? — волк был явно не согласен.

— А где ему быть? — упёрла руки в боки Рита.

— Я ему не доверяю! — набычившись, возмутился оборотень, не унимаясь.

— Ладно, если тебе будет так спокойнее, оставайся тоже, будешь нас охранять. Только распорядись насчёт одежды, — поменяла решение девушка.

— Хорошо, — оскалился оборотень.

— Мы тоже поохраняем тебя, — ответили остальные и уселись на пол.

Маргарита Михельсон

Дурдом какой-то! Я закатила глаза и, схватив за руку эльфа, потащила в купальню. Он растерял весь свой сарказм и ехидные ухмылки, и выглядел слегка пришибленным.

— Куда ты меня ведёшь? — спросил мужчина, огибая разобранную кровать.

— Буду пытать, рассказывая тупые анекдоты, пока не запросишь пощады, — пошутила. Глядя на изумлённое лицо эльфа, рассмеялась от души. Забавный он всё-таки.

Подойдя к двери ванной, открыла и сделала приглашающий жест рукой "добро пожаловать". Эльф кинул быстрый оценивающий взгляд на купальню, хмыкнул и зашёл.

— Одежду сейчас принесут, — кивнула я и удалилась, оставив мужчину в покое. Стоило мне развернуться, как я стукнулась об грудь Рэдвина. Сделала шаг назад и огляделась — оказывается, короли молча следовали за нами, и теперь возвышались мощной тестостероновой горой.

— Ну вы чего? Вас Орион тоже по голове огрел? — отошла в сторонку.

— Мы ему не доверяем, — проворчал Грэм.

— Ладно, кто-нибудь сходит за одеждой для Дэмиана? Или будем дружно подпирать косяки и ждать, когда он выйдет сюда в чём мать родила? — сложив руки на груди, уселась на кровать.

Мужчины молчали и смотрели на злосчастную дверь, махнула рукой на них, и направилась в гостиную.

— Мальчики, — высунула я голову в коридор, — сходите, пожалуйста, в покои Его Величества, принесите пару вещей.

— Что нужно доставить, Миледи? — стражи понятливо заулыбались.

— Принесите рубашку, брюки, обувь, носки, ой, да несите всё, — отдала распоряжение пантерам и вернулась к себе.

Тёмные были в гостиной, светлые подпирали дверь в купальню, я плюхнулась между мужчинами и устроила голову на груди у Грэма. День был долгий, и я немного устала.

— Какой у нас план? — обратилась я к ним.

— В свете последних событий ты спутала мне все карты, любовь моя, — ответил Орион.

Услышала только про любовь, поэтому разулыбалась и полезла целовать моего маленького, властного мужчину. Меня пересадили к себе на колени и углубили поцелуй, руками сжимая мою филейную часть.

— Совесть имейте, — пробурчал Грэм и отобрал меня у Ориона. Накрывая губы своими, крепко прижал к себе, давая почувствовать своё возбуждение. Мы немного увлеклись, очнулась я от стука в дверь, и спешно начала поправлять платье на груди. Нет, я бы с радостью продолжила начатое, но: во-первых, в соседней комнате ещё трое женихов/мужей, которые в любой момент могут зайти и присоединиться (или наоборот нарычать — хорошо зная Рэдвина, скорее второе). Во-вторых, эльфа нужно одеть, накормить, и наконец в спокойной обстановке поговорить, а возможно и уложить спать. В-третьих, необходимо решить, что будем делать завтра, так как праздник закончился и, скорее всего, нас вежливо попросят освободить жилплощадь и свалить в свои королевства.

Грэм вздохнул, направился к двери и забрал сумку с вещами. Попросил принести ужин к нам в покои, вот как знал, что я голодная! Посмотрела на демонюку с благодарностью — так и быть, прощаю за тюрьму без еды и воды, исправляется мой король! Забрала сумку с вещами и направилась в спальню. Дракон и оборотень о чём-то беседовали, сидя в креслах.

— Что обсуждаете? — вклинилась в их диалог, осматривая чёрную мужскую сумку. Чёрт, как её активизировать-то? Протянула Рэдвину, он тяжело вздохнул и достал мягкие штаны на шнуровке и футболку.

— Думаем, что можно сделать с королевством эльфов за то, что произошло пятьдесят лет назад, — ответил Маркус.

— Идёмте думать в гостиную, он сам выйдет к нам, — потянула я оборотня, положив вещи на тумбочку возле двери в купальню. — Не сбежит же он от нас.

— Один раз сбежал, — возразил Рэд, но поднялся с кресла и позволил себя утянуть, Маркус последовал за нами.

— Тогда он не знал, что я его Пара, и опрометчиво оставил мою драгоценную персону в таверне, — самодовольно уточнила я важный нюанс.

— Итак, — привлекла внимание мужчин, когда все собрались, — что будем делать?

— Надо выслушать Дэмиана, — ответил Рэд, — если он действительно истинный правитель, то потребуем эльфийку отказаться от трона по-хорошему. Если откажет — Орион её убьёт.

— Почему именно Орион? — удивилась. Нет, я помнила, что светлые не могут вредить женщинам, но почему не Грэм, например? Он же демон, исчадие ада и всё такое…

— Убийство и насилие никогда не было выходом из положения, не думаю, что Дэм захочет получить трон таким путём. Он не пойдёт по следам брата-близнеца.

— Рита права, — услышала я голос за спиной, и развернулась.

Дэмиан стоял, прислонившись к косяку, и сложив руки на груди. Одежда оборотня была ему велика в ширину, но даже в ней он выглядел потрясающе. В свете ламп короткий ёжик платиновых волос отливал серебром, они чуть отросли, больше не было залысин. Ярко-голубые глаза смотрели на меня теперь не с иронией или насмешкой, а тёплой нежностью. Из взгляда ушло высокомерие, и губы не кривились в ироничной ухмылке. Ничего себе, — подумалось, — одно прикосновение, и какие потрясающие перемены во всём облике!

Стук в дверь снова отвлёк меня, Рэд позволил войти, двое ребят шустро занесли наши подносы с многочисленными тарелками, и удалились.

— Для начала поужинаем, потом поговорим, — высказался Орион.

Ужинали мы молча, каждый думал о своем, сидящий рядом король фэйри подкладывал мне вкусные кусочки и подливал вино.

— Ты меня споить хочешь? — хмыкнула я, когда он в третий раз заполнил мой бокал.

— Немного, — улыбнулся Ори, — заметно?

— Угу, — кивнула, пытаясь прожевать запечённое мясо.

Мужчина мягко засмеялся, его глаза загорелись васильковым светом.

После плотного ужина, мы расположились поудобнее и предложили эльфу все рассказать без утайки. Дэмиан вздохнул и начал свой рассказ:

— Пятьдесят лет назад мой брат Самириэль предложил сместить отца, аргументируя тем, что правитель стар и впал в маразм. Я крайне удивился — отец не был похож на впавшего в идиотизм правителя, в королевстве была спокойная обстановка, финансовых проблем тоже не наблюдалось. Самириэль не оставил этой идеи, и буквально через полгода с помощью нескольких влиятельных эльфов захватил власть. Среди них был герцог ле Рейм, который сумел подчинить сознание отца, и тот добровольно выпил яд, самостоятельно накапав себе в бокал. В завещании правителя эльфов было указано, что он отказывается от трона в пользу младшего сына. Единственная слабость, с которой Самириэль не справился — это моё убийство. Всё-таки мы с ним были крайне близки, в детстве даже частенько чувствовали боль брата, если держались за руки. Поэтому меня заперли в темнице в катакомбах дворца, за несколькими замками. Всё королевство оповестили, что я убил отца. Мама не поверила Самиру, попыталась освободить меня, за это брат запер мать рядом со мной. К нам был приставлен один единственный стражник, который приносил еду и иногда что-то необходимое из нужд. Больше никто не знал про высокопоставленных пленников. Сам близнец единожды спустился к нам, чтобы показать свою новорожденную дочь, но мама отказалась от сына и внучки, сказав, что в тот день у неё умер не только муж, но и сын.

Мама умерла десять лет назад, после этого я сбежал от стражника, иногда выбирался наружу, но всегда возвращался, изучал катакомбы. Я дал обещал матери забрать её артефакты и драгоценности, которые остались во дворце, и долго искал возможность незаметно проникнуть в её спальню. Благодаря Рите часть обещания уже получилось исполнить, спасибо огромное за это. Клятва матери только и держала меня на этом свете.

Мужчины молча переваривали услышанное, особенно Маркус, который застал старого короля, и помнил, какой был переполох, когда ему рассказали, что короля эльфов убил собственный сын. Помнил Самириэля, они первые годы правления близко общались. Узнать о старом друге такое было нелегко и, видя переживания дракона, сжала его руку в поддержке. Он был молод и даже подумать не мог, что правитель соседнего королевства может быть таким коварным существом. Да и за пятьдесят лет никто не разглядел в короле отцеубийцу, нигде не мелькало ни малейших слухов или подозрений.

История Дэмиана произвела на меня неизгладимое впечатление, он за эти годы одиночества не свихнулся, не озлобился, помог мне сбежать, — уверенна, он и без меня справился бы с оковами и темницей. Я пересела к нему поближе, и переплела наши руки.

— Мы тебя не оставим, ты не один, — прошептала, утыкаясь носом в плечо эльфа. Мои женихи кивнули ему, они поверили его рассказу, хотя позже Грэм признался, что Орион весь рассказ держал в руке артефакт правды.

— Зачем вам возвращать мне трон? — спросил Дэмиан, после нескольких минут молчания, — зачем тёмным помогать светлым? — перевёл взгляд на Ориона.

— Потому что мы не просто тёмные и светлые, мы семья, — Орион посмотрел на меня и улыбнулся, — Боги не просто так послали нам одну единственную Пару на всех. И её не зря послали к тебе в темницу, хотя чувство юмора у них так себе.

— Это уж точно, — проворчала, вспоминая своё эпичное падение на колени к эльфийке.

Мужчины обсуждали варианты возвращения Дэмиану трона, разные политические схемы, но я их уже не слушала, привалилась к боку эльфа, да так и уснула…

***

Проснулась я отдохнувшей, с двух сторон моё тельце зажали дракон и демон, закинув все конечности на меня. Пришлось попыхтеть, чтобы выбраться, с пятой попытки удалось выкрутиться, как гусеница, из кокона тел. Уфф, села, закинула волосы назад, и огляделась — да уж, все мои женихи валялись на полу, разбросав подушки и одеяла. Выглядело довольно мило — лежат мои мужья, сопят кто где. Осторожно сползла вниз с кровати и направилась в уборную.

— Куда пошла? — меня схватили за пятку.

— Рэд! — испуганно прошептала я, — в уборную хотя бы пусти!

— Ну, если только в уборную, — хмыкнул мужчина, подумал ещё секунд пять, и выпустил ногу из своих загребущих лап.

Я лишь глаза закатила и, осторожно ступая между спящих мужчин, добежала до ванны.

Стоило залезть в душ и подставить под прохладные струи лицо, как моё уединение нарушили: меня нежно обняли со спины, убрав мокрые волосы, и поцеловали в шею.

— Ммм? — замычала я, пока по телу побежал рой мурашек.

— Про душ уговора не было, — хриплым ото сна голосом прошептал Рэд, слизывая капли воды с шеи и плеча.

Развернулась в кольце рук и потянулась к нему, обнимая за шею. Рэдвин набросился на мои губы, сжимая в объятьях и страстно целуя. Порыкивая в губы, подхватил под попу и прижал спиной к прохладной кафельной стене. Я обняла волка ногами, сжимая волосы в кулаках, отвечая на его напор такими же жаркими поцелуями. Рука оборотня погладила моё бедро и нырнула вниз, касаясь лона и проверяя, насколько я готова принять мужа. Я заёрзала, крепче прижимаясь к груди, жаждая почувствовать внутри его горячий член. Рэдвин не стал меня долго мучить, видимо, сам сильно соскучился, и медленно отпустил на свой орган. На секунду мы замерли от избытка острых ощущений в одном положении.

Затем оборотень начал медленно приподнимать и опускать меня, двигаясь плавными, неторопливыми толчками, держа за бедра. Поначалу мне так медленно тоже было нужно — ощущая внутренними стенками каждый сантиметр входящего крупного ствола, это длинное скольжение разгоняло искры возбуждения от точки слияния по всему организму.

Но вскоре распалённое тело потребовало большего, и я сильнее сжала бёдра вокруг Рэдвина, хрипло простонав:

— Прошу тебя, быстрее!!

— Нет, малышка, слишком соскучился, — прорычал волк мне в шею, продолжая пытку неторопливыми скольжениями.

Я начала извиваться сильнее, пытаясь ускорить темп, но Рэдвин крепко, до синяков, фиксировал мои бедра, и не давал перехватить инициативу. Чувствуя, что оргазм близко, но так я не смогу его достичь, начала царапаться, пытаясь подхлестнуть возбуждение волка, сорвать его тормоза, прикусывала шею и плечи, зализивая места укусов. Меня трясло от возбуждения, я готова была уже прибить Рэда, но он, словно почувствовав мой пик, в одно мгновенье снял с члена, перевернул к себе спиной, нажал на поясницу, чтобы я прогнулась.

— Упрись руками в стену и держись! — скомандовал он низким голосом, и тут же резко, на всю глубину вошёл.

Теперь он взял быстрый темп, тараня на пределе своих сил и не жалея моего тела. Я стонала непрерывно, от каждой фрикции всё ближе ощущая, что сейчас меня просто разорвёт на части всепоглощающий взрыв оргазма.

— Рэд!! — крикнула, чувствуя, как внутренние стенки начали судорожно сжиматься, и меня накрыло волной сильнейшего наслаждения.

Сзади раздался громкий рык, и я почувствовала одновременно внутри себя пульсацию горячего органа, изливающего семя, и укус в область шеи. Как ни странно, небольшие болевые ощущения от укуса удлинили оргазм, пробегая по телу яркими волнами.

Мы скатились на пол душевой и просто сидели под струями воды, пытаясь отдышаться. Рэд поднял моё расслабленное тело, завернул в банный халат и понёс в спальню.

В комнате никого не было. " Наверное, мужчины сбежали от наших криков и стонов", решила я.

Мой ненасытный волчара уложил меня в центр кровати, и сгрёб в объятьях.

— У нас разве никаких дел нет? — вяло трепыхнулась я.

— У тебя есть одно, — мурлыкнул кот, точнее пёс блохастый.

— И какое же? — поинтересовалась, проводя пальцем по накаченным мышцам груди Рэдвина.

— Полежать со мной в кровати, — ответил он и укрыл нас одеялом.

— Ты меня отвлекаешь, да? — зевая, спросила я.

— Немного, — ответил волк, целуя шею, и зализывая место укуса.

— В душе тоже отвлекал? — нахмурилась я.

— Нет, конечно, — напрягся волк.

— Что-то очень смахивает на это, — сузила глаза, выбираясь из его объятий.

Мне, конечно, наш марафон очень понравился, и я обязательно его повторю, но чисто по-женски было неприятно — не знаю, чья идея, но оторву яйца тому, кто придумал такой способ отвлечения.

— В следующий раз, когда решите не посвящать меня в ваши дела, просто скажите: "Сиди дома, женщина, твой день — Восьмое Марта!", не понадобится столько сил вкладывать, и эффект будет такой же, как сейчас!! — гневно высказала Рэдвину, и направилась к своим вещам.

"Тоже мне, мужики ёпт. Трахни жену, а мы пока устроим переворот", — пыхтела я, влезая в чёрные штаны-аладдинки.

— Малыш, мы ничего такого не планировали, просто я немного увлекся с тобой, и остальные начали без нас, — попытался вернуть меня Рэд. — Нам лучше посидеть пока тут.

— И что вы запланировали? Запереть меня в комнате? И так будет всю жизнь, Рэд? Я слабая женщина, буду сидеть в спальне с одним из вас, пока остальные решают дела насущные? Почему ты? Короткую соломинку вытянул? — меня откровенно понесло, я не хотела ругаться, я в принципе неконфликтный человек, если меня не трогать. Но, видимо, годы ведения самостоятельного бизнеса и привычка решать всё самой сыграли роль спускового крючка, почему я бешусь. А ещё то, что меня банально сделали дурой похотливой.

— Вернись ко мне, мы поговорим нормально, — просил оборотень, еле сдерживаясь.

Я даже не прореагировала на слова — молча вышла из спальни, прошла гостиную, где сидели девушки и четыре стражника, и приблизилась к двери. Стражники подорвались ко мне.

— Ваше Величество! — остановил меня Кастор.

— Да? — властно переспросила, наблюдая, как из спальни вышел хмурый, уже одетый оборотень, и кивнул парню пропустить меня.

Также молча вышла из комнаты. Рэдвин схватил мою руку, и, ворча то, что я из него верёвки вью, направился вниз.

— Ещё раз, Рэд, кто-то из вас решит, что сексом можно мной манипулировать, будете спать друг с другом где-нибудь подальше от меня! — поставила жёсткий ультиматум мужчине, пристально глядя в лицо.

Знаю я таких девиц, которые одним местом отвлекают мужчин от плохой новости. Далеко ходить не надо — Альбина, подружка моя сердечная, разбила машину мужа, и разговор начала с минета. И так постоянно, накосячит — и чуть ли не у дверей встречает мужа на коленях. Естественно, мужик привык к удовольствию и ждал новых косяков подруги, как манну небесную. На этой почве в итоге развелись.

— Не смей, Рита, обвинять меня в любви к тебе! То, что было в душе, было прекрасно и обоюдно! Ещё раз ты так подумаешь обо мне, у нас будет совсем другой разговор! — также резко ответил Рэд, выпустил мою руку и, чеканя шаг, пошел вперёд.

Кажется, я довела его, но обдумать эту мысль не дали. Рэд остановился перед закрытыми дверьми, и два стражника тут же распахнули их, пропуская меня вперёд.

Я оказалась в комнате с огромным столом, за которым сидели все короли и эльфийские министры. Как только мы зашли, наступила звенящая тишина. Рэдвин невозмутимо довёл меня до пустующего стула возле Грэма и, посадив меня, сел сам.

— Продолжайте, — махнул рукой оборотень Совету.

— Итак, вы утверждаете, что престол в королевстве эльфов был захвачен обманным путём. Вы собрали всю верхушку Совета, всех министров, не пригласив правящую королеву Давирэлу. Это очень серьёзные заявления, и нам нужны доказательства событий, — заговорил один из эльфов.

— Доказательства у нас есть, — кивнул Маркус.

— Самый главный вопрос, на который мы ждём ответа — где истинный король? — спросил другой, — пусть явится и покажет свою силу на артефакте.

Мне стало интересно, что же за артефакт такой, и как прежний король его прошёл. Грэм кивнул кому-то за моей спиной, стражи вынесли большой белый камень, и поставили на стол.

Из другой части комнаты вышел Дэмиан — в светлом чопорном мундире он выглядел потрясающе, как настоящий король. Эльф встал во главе стола, между драконом и демоном, и министры ахнули. Кто-то потрясённо зашептал, кто-то, раскрыв рот, рассматривал Дэмиана.

— Этого не может быть, вы же умерли! — прокричал фальцетом один из министров.

Мои мужчины молчали, давая возможность эльфам успокоится и осознать.

— Дэмианэль ле Арджент, истинный король, обманутый и оклеветанный Самириэлем, — громко произнёс Маркус.

Дэмиан положил руку на камень, и он засветился ярко-жёлтым светом, после чего рассыпался, и из камня выпала маленькая сервизная чашечка с небольшим сколом по краю. У меня зачесались руки, мне до зуда в пальцах захотелось эту чашку себе, я ёрзала, пытаясь унять свои порывы. Рядом Рэдвин попытался меня обнять, но я дёрнулась. Мне уже было совсем неважно, что там с эльфами.

— Рэд, мне нужна эта чашка, — зашептала я, умоляюще посмотрев на мужчину.

Эльфы даже заткнулись и теперь недоумённо смотрели на меня. Некоторые откровенно закатывали глаза и вздыхали, считая меня нервнобольной — на кой черт женщине надколотая чашка? Однако Дэмиан, пристально посмотрев мне в глаза, торжественно и молча протянул мне посудинку.

Как только чашечка попала мне в руки, я успокоилась и выдохнула, прижав её к себе, как самую драгоценную вещь на свете.

— Продолжайте, — кивнула я эльфам.

— Это ничего не меняет! Дэмианэль выжил, но не факт, что он ни при чём, — выступил седой эльф.

— Вы не должны вмешиваться во внутреннюю политику страны! — подал голос ещё один, — и не смеете нам угрожать войной. Наша королева — Давирэла ле Арджент!

— О войне пока не было и речи, — осадил его всё это время молчавший Орион. Он выглядел самым расслабленным, сидел, откинувшись на спинку кресла, и посылал мне улыбки, сияя своим невероятными сиреневыми глазами.

— Тогда зачем вам влезать в дела королевства эльфов? В чём ваш подспудный интерес? — дёрнулся эльф.

— Мы хотим восстановить справедливость, наказать виновных, принести эльфам мир и процветание, — спокойно ответил Орион, слегка покачиваясь на стуле.

— Тёмный заботится об эльфах?? Не смешите меня, Ваше величество! Не далее, как пять месяцев назад, вы отправили нам запрет на посещение ваших земель! — нервно рассмеялся министр, кажется, финансов.

— Он до сих пор действует, — кивнул Орион, — есть у кого-то ещё вопросы?

— Вы говорили о доказательстве невиновности Дэмианэля, — ответил седой эльф.

Орион достал чёрный камень и поставил посередине стола.

— Дэмианэль Ле Арджент, виновен ли ты в смерти отца? — спросил громко и чётко Орион.

— Да, — ответил Дэмиан.

— Что?! — я ошеломлено уставилась на эльфа…

17. Почтеннейший Тайный Совет

— Я действительно виновен в смерти отца, — посмотрел Дэмиан на меня, и заговорил. — Не остановил брата. Не рассказал всё королю, считая, что защищаю Самириэля от гнева отца. Не предусмотрел, что Самириэль перейдёт от слов к делу и осуществит свой преступный замысел.

— Но ты не мог знать его мыслей! — не согласилась я, — Да и трудно поверить, что твой самый близкий человек пойдёт на убийство отца.

— Не знал, — согласился со мной эльф, — но должен был почувствовать, что он не отступится от своего плана.

Дэмиан грустно выдохнул и закрыл глаза, настраиваясь на свою исповедь перед министрами. Когда он начал свой рассказ, в комнате наступила полнейшая тишина, никто не смел нарушить повествование. Особо впечатлительные эльфы лишь тихо вздыхали. Были и те, кто откровенно скучал, будто зная эту историю. Приблизительно половина министров, заставшие отца Дэма, слушали внимательно. Закончив свою историю, эльф перевел взгляд на камень — тот так и остался чёрным. Совет зашумел. Пятеро из министров отказались принимать Дэмиена как короля, остальные девять молчали.

— Лорд-Председатель, что скажете вы? — спросил Грэм, смотря на самого старого эльфа в комнате.

— Для начала, примите мои соболезнования, Дэмианэль. Я помнил вашу матушку, мне жаль, что такая светлая, добрая женщина прожила свою короткую жизнь в темницах катакомбы. Я верю вам, и вы действительно являетесь истинным правителем. Вы доказали это на артефакте силы, развеяв его в пыль. Принимая во внимание, что артефакт правды так и ни разу не засветился, от имени четвертого высшего сановника и Председателя Его Величества Почтеннейшего Тайного Совета, я полностью на вашей стороне, — произнёс речь мужчина и, встав, ударил себя по груди.

Лорд Верховный Распорядитель, Лорд Верховный Канцлер, Лорд Верховный Казначей, Лорд Хранитель Малой Печати, Лорд Великий Камергер, Граф-Маршал, Лорд Верховный Констебль, Лорд Верховный Адмирал, последовали за первым эльфом, так же встали и произнесли речь, ударив себя по груди. Неожиданно, а я уже всех эльфов записала в список самых ужасных существ. Однако происходящие в этой комнате события вернули веру в них — не всё так плохо в Датском королевстве. Есть и достойнейшие эльфы, а не только высокомерные снобы, садисты, лжецы и махинаторы. И это было великолепно.

Пятеро оставшихся эльфов нервно ёрзали под хмурым взглядом остальных, но попыток принести присягу верности новому королю не делали, кидая взгляды на так и лежащий камень правды.

— Либо они виноваты в убийстве твоего отца, либо знали твою историю, и ничего не сделали, — не выдержав, высказалась я.

Теперь взгляды стали более заинтересованные. А эльфы мысленно четвертовали меня.

— Стража, — гаркнул один из лордов, кажется констебль, и в комнату вошли двое, — задержать до выяснения обстоятельств, не выпускать из своих покоев, допросить.

— Стойте, я… Я знал! — вскричал фальцетом один из эльфов, — Но старый король взял клятву о неразглашении, если бы я рассказал кому-нибудь, умер бы страшной смертью! Что бы ты сделал, Элминэль?! — подскочил он к лорду констеблю.

— Я бы умер, но восстановил справедливость, — ответил эльф, окидывая его высокомерным взглядом и делая шаг назад.

— Лорд Хранитель Большой Печати, барон ле Йорг, вы лишаетесь должности и титула. Вы должны немедленно сложить полномочия, охрана сопроводит вас домой, с клятвой о неразглашении и запретом на выезд из своих владений. Мы побеседуем с вами позже, — командным голосом отдал распоряжение Лорд Канцлер и вызвал дополнительно стражу для сопровождения. Мужчина поник головой, опустил взгляд вниз и больше не сопротивлялся, медленно покидая зал следом за стражами в сторону выхода.

Из тех, кто поддержал когда-то короля-самозванца, в комнате остались только четыре министра, которые не стали ждать решения своей участи, и неожиданно начали действовать. Сначала эльфы вырубили стражников, потом разбили камень на столе, попытались наброситься на нас, но Дэмиан и Маркус быстро сориентировались и укутали их светом, вырубая.

— Что здесь происходит? — раздался голос взбешённой королевы, — Как вы посмели устроить Тайный Совет Её Величества без монарха! Всех казню! — орала женщина, испепеляя нас взглядом. Позади неё стоял герцог Ле Рейм, оценивая обстановку цепким взглядом. Это был серьёзный противник, которого нельзя было сбрасывать со счётов. Сладкая парочка обвела взглядом всех присутствующих и, дойдя до фигуры Дэмиана, оба поражённо застыли. Королева побледнела, фарфоровый нежный цвет лица перешёл в мертвенно-белый, даже синяя жилка на лбу запульсировала. Она сделала шаг назад и уперлась спиной в грудь герцога. Мужчина сжал плечи своей королевы и вышел вперёд, загораживая.

Из его рук полилась серая магия, расползаясь по комнате, укутывая потихоньку каждого встречного на своём пути, и превращая в молчаливые статуи. Через пару минут все девять лордов кулем лежали на полу. Мою тушку спешно подхватили на руки и задвинули за широкие спины, а тёмные короли ударили своей магией, создавая вокруг нас шестерых тёмный купол. Светлые короли общими силами ударили своей магией в герцога, но эффекта никакого не заметили — эльф будто был чем-то защищён, и не обращал внимания на попытки его остановить. Сам же герцог продолжал бить энергией в купол Грэма, который хоть и покрывался мелкими серыми трещинками, расползавшимися от его верхушки, но пока держался. Мужчины удвоили усилия, а Рэдвин и Маркус держали оборону, пряча меня и лишая обзора. Я выглянула из-под руки демона, оценивая обстановку. Короли держались, но самое печальное, что Ле Рейму они не могли нанести никакого ущерба, и тот методично продолжал рушить купол. Мои руки закололо разрядами, я почувствовала, что магия снова выходит из-под контроля. Меня уже ощутимо потряхивало, и я с силой сжимала в руке чашечку, пытаясь унять взбунтовавшую энергию.

— Милый, подержи, пожалуйста, — сунула я чашку в руки волка, и сделала шаг между Грэмом и Орионом.

Мне нужна была их помощь, я не понимала, что делать, но чувствовала, что так правильно. Орион, не отвлекаясь, подтянул поближе, сказал довериться себе, и отпустить магию. Я выдохнула и расслабилась, отталкивая от себя магию и энергию, что бурлила внутри и жгла вены. Свет вырвался как голодный зверь, он подпитал купол над нами, залатал трещины, продвигаясь и стелясь поверх серой магии герцога, прошёлся по всем присутствующим, залечивая и убирая воздействие непонятной магии эльфа. Наконец свет добрался и до королевы. Она вскрикнула и отбежала дальше, пытаясь спрятаться, но она мне и не нужна была, моей целью был герцог. Магия, уплотнившись в узкий поток, с захлёстом ударила Ле Рейма, и тот отлетел в коридор, снеся по пути несколько античных постаментов с вазами. Его магия рассеялась, и лежавшие министры приходили в себя.

— Стража! — заорала лже-королева, но Грэм закрыл ей рот рукой, и магией заставил сесть. Вытащив из кармана пиджака носовой платок, без малейшего почтения или уважения засунул кляп королеве в рот, отчего её глазищи распахнулись на пол-лица, и она возмущённо замычала.

Я же привалилась к груди Маркуса, меня покинули силы, я выдохлась. Забрала мою ненаглядную прелесть — чашечку, и позволила дракону заботливо усадить на пустующий стул.

— В память о вашем отце мы не будем выносить происшествие на суд общественности. Однако сегодня же вечером вы отречетесь от престола в пользу вашего дяди, и уедете в графство, принадлежащее вашей матушке, — услышала я твёрдый голос Лорда Канцлера.

Королева протестующе замычала, кидая гневные взгляды на демона.

— О, прошу прощения, не подумал, что вы захотите поговорить, — саркастически склонился Грэм над блондинкой и вытащил кляп.

— Нет! — взревела женщина, — Я истинная королева и останусь ей до конца!

— Если вы отказываетесь, будет суд чести, — произнес другой эльф.

— Да будет так! — ответила эльфийка.

— Да будет так, — согласился с ней Дэмиан.

Совет назначил дату проведения суда чести на вечер этого дня, пригласил стражу, и потребовал запереть королеву в своих покоях. Герцога и четырёх министров увели в темницу, надев антимагические цепи.

Я сделала себе пометку уточнить потом у моих мужчин, что за зверь такой, поединок чести.

Его Величества Почтеннейший Тайный Совет огласил своё решение, и собрание закрыли; всех присутствующих обязали дать клятву о неразглашении — все события, произошедшие в этой комнате, останутся тайными до конца суда чести.

Меня подхватили на ручки, и направились на выход. Я была совсем не против, так как сил ходить не было от слов совсем. Прижалась покрепче к груди Маркуса, забрала свою чашечку, и тихонечко дремала, уткнувшись носом в шею дракона, и вдыхая его неповторимый запах кожи, похожий на аромат нагретой на солнце смолы. Мужчины шли куда-то в другую сторону, но я не влезала в их разговор, одним глазом рассматривая чашечку. Обычная фарфоровая чайная чашка, небольшого размера, с красивым орнаментом на боку, небольшой скол, как ни странно, не портил посуду, а добавлял уникальности и очарования. Для меня эта чашечка сейчас была самой прекрасной вещью на свете, я машинально гладила блестящий бок, пальцем проводила по месту скола. В какой-то момент, чуть сильнее надавив на острый край, легонько порезалась и на указательном пальце набухла капля крови. Не сразу заметив, я продолжала оглаживать скол, и кровь размазалась по поверхности края, впитавшись без остатка. Чашка засветилась в моей руке, привлекая к себе внимание всех находящихся рядом. Короли резко остановились и посмотрели на чашку, Грэм мгновенно метнулся и попытался забрать у меня посуду, но отлетел на несколько метров, снося рыцарские доспехи и пару ваз. Я хихикнула, такими темпами мы точно разгромим дворец, и Дэмиан останется бомжом на руинах. Минуту чашечка светилась мягким тёплым светом, а после, замерцав, погасла.

— Родная, дай мне чашечку, — осторожно попросил Орион, аккуратно протягивая руки с подозрительному предмету.

— Нет, — мотнула я головой и прижала посудку к себе покрепче.

Маркус напрягся, его зверь зарычал внутри, желая защитить и обезопасить, но дракон меня не выпустил, наоборот, также как я чашку, прижал к себе сильнее. Короли чуть растерянно постояли ещё пару минут, но поняв, что утварь не приносит мне дискомфорта и больше не светится, продолжили путь.

— Откуда она вообще взялась в артефакте силы? — ворчал Рэдвин, помогая Грэму встать с пола и отряхивая пиджак демонюки от осколков.

— Кто-то спрятал, скорее всего. И ведь нашли место, ещё никогда артефакт силы не рассыпался в песок, — вторил ему Грэм.

— Погодите, — замер Орион. — Родная? — обратился он ко мне, и мы снова остановились. Нет, такими темпами мы никуда не дойдём, а я кушать хочу, и спать, и задать ещё кучу вопросов.

— Да, милый? — на его манёр, заговорила я.

— Что ты ощущаешь, держа её в руках? — подошёл ближе фэйри.

— Ничего, просто фарфоровая чашка, но она мне очень нравится, — погладила любовно бок своей красавицы.

— Кажется, ты нашла артефакт Богов, — тихо произнёс Орион.

— Это же замечательно! — обрадовалась я, но сразу же расстроилась, — ведь придётся возвращать эту прелесть на родину.

Мы снова зашагали, и наконец дошли до моих покоев. Мужчины удвоили охрану, отправили пантер за обедом, и расположились в гостиной. Пришло время задать свои вопросы.

— Что такое суд чести? — начала я первую порцию, пока не принесли еду, а то терпение-то не резиновое.

— Обычный суд перед местной аристократией и священнослужителями. За нас 9 высших, так что шансов достаточно, — ответил Грэм.

Пфф, я уж думала, они тут будут пуляться магией друг в друга, и показывать, какие они крутые. Озвучила свои мысли мужчинам, мне кивнули и сказали, что такое тоже возможно, если не смогут решить представленными аргументами, и голоса разделятся.

— Тогда у королевы нет шансов, — удовлетворённо выдохнула я, — Дэмиан победит её с лёгкостью.

— Она не просто так потребовала суд чести, — прервал нас Рэдвин, — что-то всё же припасено в её арсенале. Нельзя заранее сбрасывать злобную блондинку со счетов.

— Почему у ле Рейма была серая магия? До этого я видела только белый или чёрный цвет, — продолжила я свой допрос, решив углубиться в тему королевских козырей позже.

— Я не знаю, впервые вижу такую магию, — пожал плечами Орион, остальные согласились с ним.

— Очень странно… А не мог он найти способ использовать обе магии, совмещая их? — задумчиво предположила я, потирая подбородок.

— Если ты права, то становится понятно, почему он так силён, и как они смогли подчинить короля и меня, — ответил Орион, — только благодаря дарам Богов ты смогла его обезвредить.

Мужчины восхищённо посмотрели на меня, вогнав в краску, я потупила глазки и зашаркала ножкой. Слушайте, а приятно ведь, когда тобой восхищаются и боготворят.

— Рэд, прости меня, я немного вспылила, — отвлекла я мужчин от меня любимой, а то уже лужицей растекаюсь.

— Всё хорошо, — ответил волк и поцеловал в висок, — я постараюсь прислушиваться к тебе, ведь действительно, если бы не ты, не знаю, с какими бы потерями смогли покинуть Совет.

— Рэдвин прав, без потерь не обошлось бы, — кивнул Маркус и остальные.

— И артефакт нашли, — поддакнула я, — а у вас в королевствах есть артефакты силы? Может, остальные артефакты там? — обратилась к оборотню и дракону.

— Да, во всех королевствах есть, закончим тут со всеми делами, и поедем проверить, — ответил Рэд.

Нам принесли обед, и я благоразумно замолкла, голод был сильнее любопытства.

18. Поединок чести

После сытного обеда я немного задремала, меня оставили с Маркусом, и ушли готовиться к вечеру. Я была не против, улеглась возле дракона, закинув на него конечности, и тихонько сопела. Маркус поглаживал меня, глубоко вдыхая мой запах и слегка порыкивая. Незаметно для себя пригрелась, расслабилась от манипуляций мужчины, и провалилась в сон.

— Вставай, человечка! — услышала грубый окрик, и открыла глаза.

Я была в тёмной грязной комнате без окон. Каменный пол, серые отштукатуренные стены без краски, на потолке тускло мерцал небольшой светильник. Из всей мебели — металлический обшарпанный стул. Походу, меня опять выкинуло куда-то, и это явно не королевские покои. Судя по грязи, снова у эльфов. Повернула голову на голос — наткнулась на армейские ботинки, пришлось сесть и задрать голову. Передо мной стоял герцог Ле Рейм.

— Очнулась, — зловеще улыбнулся герцог.

— Вашими молитвами, — кивнула ему и, кряхтя, встала, — что это за перфоманс?

— Ах ты тварь, будешь обзываться, вставлю кляп в твой грязный рот! — прошипел злобно эльф.

— Но-но, потише, сбавь обороты, это всего лишь вопрос про здешнее местечко! — успокаивающе подняла руки, словно сдаваясь.

— Тогда вопрос попроще — чего ты добиваешься? Думаешь, тебе сойдёт с рук похищение королевы оборотней и невесты фэйри?

— Уже сошло, — хмыкнул мерзавец.

— Ты же понимаешь, что тебя убьют? — спокойно уточнила я, сложив руки на груди.

— Без тебя твои короли уязвимы, они даже вместе намного слабее меня, — торжествующе пояснил герцог.

— Так тебя убьют не короли, — улыбнулась я.

— Не смеши, человечка! Ты, конечно, сильна, но одна со мной не справишься, тем более на тебе антимагические цепи, — высокомерно ответил герцог.

— О`кей, не буду с тобой спорить. Собственно, главный вопрос текущей повестки дня — зачем ты меня похитил? — спросила я, громко звякнув цепями, которыми он сковал ноги.

— Всё очень просто! Как только твой истинный эльф отречется от трона в пользу моей королевы, мы сразу же вернём тебя! — преувеличенно радостно ответил герцог, — не факт, что целой и невредимой, но вернём, — хохотнул мерзкий эльф.

— Не понимаю я тебя, — задумчиво произнесла, рассматривая ле Рейма. — Её отец выслал тебя из страны, а ты всё равно на их стороне…

— Королева — моя истинная, я узнал об этом, как только она появилась на свет. Королю Самариэлю не понравился выбор Богов, и он выслал меня подальше из замка. Только забыл главный закон Ардо — тот, кто идёт против воли Богов, или мешает исполнению Их воли, в итоге страдает сам! Так и вышло, отец Давирэлы поплатился за своё необдуманное решение, — оскалился эльф.

Что-то подсказывает мне, что герцог помог королю отправиться на тот свет. Интересно, женщина знает, какой у неё истинный? Вот сейчас мне жизненно необходим телепорт! Ау, Боги, где бы вы ни были, пошлите мне чёрную бездну, я согласна упасть в любое другое место!

— Ты всё время будешь тут сидеть? — пробухтела я, потому что его ухмылки выводили из себя. Хотелось огреть герцога чем-нибудь тяжёлым.

— Пока не закончится суд, — кивнул мерзавец.

— А как ты сбежал из темницы? — спросила я.

— Так же, как и ты, тёмную магию не удержать эльфийскими решётками, — усмехнулся герцог.

— Кстати об этом — ты же эльф, откуда у тебя взялась тёмная магия?

— Моя мать была фэйри, она оказалась истинной отцу-эльфу. Когда отец привёл жену в дом, все родственники ополчились на его выбор, маму никто никогда так и не принял в семью. Кто-то из родственников, как мои бабушка и дедушка, просто игнорировали и делали вид, что не видят её в упор. Кто-то тонко издевался и насмехался, делая мелкие гадости. В королевстве не было ни одного родного для мамы существа, кроме её сына. Меня она любила безумно, отдавая всю любовь и нежность. После смерти отца нам пришлось уехать из эльфийских земель, маму и пятилетнего меня фактически выбросили из дома, запретив приближаться к владениям. И также выкинули из жизни, словно мы были какими-то отбросами. Мать увезла меня на тёмные земли, воспитывала сама, учила тёмной магии. Её целью стало изменить эльфов, улучшить их отношение к другим расам.

Мама была сильным артефактором, создавала уникальные по свойствам и силам артефакты, и эта деятельность приносила нам немалый доход, поэтому в деньгах мы не нуждались. Жили мы хоть и на тёмных землях, но в двух часах пути от границы земель светлых, и часто бывали в королевстве эльфов. Мама поставила себе задачу найти идеальный баланс двух магий во мне, сроднить их, поскольку вверх брала то одна магия, то другая, и управлять одновременно двумя противоположными стихиями мне никак не удавалось.

Используя комбинации разных артефактов, экспериментируя и подбирая их по свойствам, мама наконец изготовила один пробный экземпляр для слияния двух магий. В один из зимних вечеров, распустив прислугу по домам, она провела ритуал — надела на меня артефакт в виде парных браслетов, надрезала запястья, окропила браслеты кровью. Между руками засияли две духи стихий, светлой и тёмной, рванули навстречу и стали словно жидкости смешиваться. Я чувствовал себя ужасно, тело словно раздирали на миллион частей и склеивали заново, мать кричала, чтобы я не смел терять сознание, иначе ритуал не закончится. Наконец, эта пытка прекратилась, и я кулем рухнул на пол.

На утро я попробовал использовать магию — и сразу же понял, что отныне владею обеими. Я стал самым сильным среди светлых и тёмных. Так я вернулся на эльфийские земли, помог Самиру подчинить отца и лишить трона, планировал и самого короля подчинить, но его матушка сумела обезопасить своих детей от подчинения тёмной магии. Самир был уверен, что я его правая рука, доверял мне всё, пока не родилась Давирэла.

— Ясно, твою маму гоняли эльфы, она озлобилась на них и слепила из своего сыночка странное существо, которое приспособилось прятаться у всех на виду и действовать исподтишка, — коротко озвучила я всю его жизнь.

— Не смей, грязная человечка, в таком тоне отзываться о моей маме! — мужчина подлетел ко мне и схватил за горло, — я могу не сдержаться и убить тебя сейчас, — прошипел он, глядя обезумевшим взором.

— О, ясно, мама — это твой триггер, — сделала вывод и начала действовать — врезала ле Рейму коленом в пах, затем сделала подсечку, и герцог кулем упал на пол. Повернулась схватить стул, единственный предмет в этой комнате, чтобы окончательным ударом вывести герцога из строя, и начать выбираться из тюрьмы. Но этот мерзавец оказался слишком сильным магом и, перевернувшись на спину, ударил меня магией, припечатав к стене.

— Тварь, — хрипел мужчина, — убью!

Эльф поправил свою рубашку, откинул волосы назад и, восстановив дыхание, двинулся на меня с решительным лицом. Я поняла, что мужчина уже в состоянии аффекта, и теперь точно убьёт, и начала пятиться. Дойдя до стены и уперевшись в неё спиной, поняла, что мне конец. Герцог подошёл вплотную, и с сумасшедшим оскалом сжал руки на моей шее. Я пыталась сопротивляться, царапала лицо мужчины, тянула его за руки, тащила за волосы, но эта пиявка продолжала душить меня и торжествующе смотреть, как я трепыхаюсь всё более вяло. Перед глазами уже замелькали чёрные мушки, слух начал отключаться, лёгкие горели, требуя глоток воздуха. Собрав последние остатки сил, закрыла глаза и подумала о своих мужчинах, как они там останутся без меня…

Почувствовала, что давление с горла исчезло, и судорожно начала дышать, со свистом проталкивая воздух в горло. Открыла глаза.

— Дыши, маленькая, дыши, — шептал Грэм, укрывая перепончатыми крыльями и глядя на моё горло с яростью.

— У тебя рога и крылья? — хрипло спросила я, ощупывая горло, и чувствуя, как оно болезненно припухло.

— И хвост, — мне в руки улёгся черный хвост с кисточкой на конце, я рассмеялась, хотя скорее прокаркала, как ворона — голос очень пострадал, пока мерзавец герцог меня убивал.

Чтобы отвлечься, начала рассматривать Грэма. Его крылья были бархатными на ощупь, плотными, не такими воздушными, как у Ориона. Рожки были небольшие, отрастить волосы чуть длиннее — и их будет совсем не видно. Хвост был с такой милой кисточкой, что я с восторгом схватила её в руку, жамкая и теребя, урча от восхищения. Какой же Грэм демон, так, обаятельный чертяка.

— Что там происходит? Меня похитил Ле Рейм, — завозилась в руках жениха.

— Посиди со мной, — ответил Грэм, — там сейчас опасно. И мне очень тяжело отпустить тебя сейчас, глядя на синяки на твоей шее. Ты же видишь, как моя вторая сущность отреагировала на твой вид…

Я его уже не слушала — попыталась найти лазейку из кольца его рук и крыльев. Мужчина тяжело вздохнул и с видимым внутренним протестом убрал их, открывая обзор на поединок. В центре огромного зала в окружении местной аристократии стояли два эльфа: герцог и Дэмиан кружили, меча друг в друга магические шары, пытаясь побороть соперника. По силе они явно были равны, но в какой-то момент герцог сделал ложный выпад и нанёс удар в бок моего эльфа. Дэмиан отлетел, и упал к моим ногам. Победно улыбаясь, к нему направился Ле Рейм. Я хотела закрыть собой Дэмиана, но Грэм не позволил это сделать:

— Это поединок чести, не вмешивайся, — услышала я демона.

Дэмиан тяжело поднялся, сплюнул кровь и, намагичив что-то большое, светлое, направил на герцога. Бой продолжился с новой силой. Я чувствовала, как устал мой эльф и хотела помочь ему, дать силы, но мне не позволяли вмешиваться. Герцог тоже был изрядно измотан, но не сдавался. Они кружили вокруг друг друга, как коршуны, пытаясь нанести увечья. Герцог снова сделал ложный выпад, но в этот раз Дэмиан не попался в ловушку и, воспользовавшись тем, что ле Рейм открылся, нанёс сокрушительный удар в солнечное сплетение энергетическим сгустком. Герцог ударился о колонну, разбив каменную плиту, и наконец был повержен. Дэмиан устало повернулся ко мне и сделал два шага. Силы покинули его, я дёрнулась и подбежала к нему, подхватывая ослабевшее тело. С другой стороны моего победителя подхватил Грэм, втроём мы медленно дошли до единственного места, куда можно было присесть — королевского трона.

Тяжело опустившись в кресло, эльф обвёл взглядом присутствующих. Эльфы молча встали на одно колено и прижали руку к груди, эльфийки склонили головы, и слегка присели.

— А где все? — шёпотом спросила я, так как моих женихов не было.

— Тебя ищут, — пожал плечами Грэм.

— А, ну пусть ищут, — хохотнула я, — всё уже закончилось? Или нам ждать вторую часть Марлезонского балета?

— Иногда ты говоришь странные вещи, Марго, и я тебя не понимаю, — посмотрел искоса Грэм. — Но да, всё закончилось.

Дэмиан отдышался и встал, направил взгляд в сторону своих придворных. Все присутствующие эльфы дружно поднялись и восхищённо посмотрели на своего нового короля.

— Сир, — к нам подбежал Фарик.

— Герцог Ле Рейм лишается титула и должности в Совете. Также он приговаривается к казни за покушение на будущую королеву Элады, — усиленным магией голосом сказал Дэмиан, — её высочество Давирэла Ле Арджент отправляется в графство Мэр, на границе Элады и Валирии, и более не имеет права появляться в столице без официального приглашения. Вам есть что добавить?

Все, как по команде, посмотрели на бывшую королеву. Я ждала, что она попросит не казнить её избранного, но девушка мало того, что не подошла к лежащему у треснувшей колонны мужчине, так ещё и задрала нос повыше.

— Нет, — злобно ответила блондинка.

— У меня есть! — влезла я.

Дэмиан перевёл на меня удивлённый взгляд, но молча кивнул.

— Давирэла Ле Арджент виновна, как минимум, ещё в одном покушении — на его величество Ориона де Трела, поэтому, как будущая королева фэйри, я требую наказать эльфийку.

К Давирэле подошли стражники и встали с двух сторон от неё. В это время двери зала открылись и ввалились остальные короли. Увидев меня, облегчённо выдохнули, и направились к нам.

— Какое наказание ты хочешь для королевы? — спросил Дэмиан.

Я направилась к своему жениху и, подойдя впритык, потянула на себя. Дэм подставил своё заострённое ушко и я с трудом удержалась, чтобы лукаво не лизнуть такую прелесть. Остановило, что Дэмиан всё-таки будущий король, и правила этикета никто не отменял.

— Я бы её казнила, но она единственная оставшаяся в живых твоя родственница, — шепнула ему.

— Что ты предлагаешь? — также шёпотом поинтересовался эльф.

— Предлагаю поставить рабскую метку сроком на год или два, и оставить её Фарику, — кровожадно подала идею. Увидела, как хрюкнул, еле сдерживаясь, Рэдвин, который стоял недалеко. Закатила глаза — вот же ж оборотень, слух лучше, чем у эльфов с их локаторами!

— Королева Марго требует для Давирэлы такое же наказание, как и для всех женщин в нашем королевстве. Её высочество Давирэла Ле Арджент приговаривается к пяти годам рабства в ведомости Фарилиэля Ле Веш.

— Нет, ты не посмеешь так со мной поступить! — заревела эльфийка, — я согласна на казнь!

— Увести, — махнул рукой Дэмиан и посмотрел в сторону своих министров.

— Коронацию проведем завтра в полдень, — произнёс один из лордов, поймав взгляд короля и, склонив голову, выпроводил всех из залы и удалился сам. Наконец оставив нас одних. Меня зажали в крепких, волчьих тисках и шумно задышали.

— Маркус, — позвал Рэд, сделай что-нибудь с шеей нашей девочки.

— Там всё так плохо? — испугалась я.

— Нет, просто синяки от пальцев. Маркус полечит, у него лучше всего развиты целительские способности.

— Я подставила шею под ласковые пальцы дракона, от которых пошло тепло, и попросила:

— Расскажите мне всё.

Дракон больше всех винил себя, что не доглядел, заснул и не почувствовал угрозы. Его пришлось успокаивать, что никто против этого герцога не выстоял бы.

Из рассказа королей выяснилось, что королева помогла герцогу пробраться через тайные ходы в наши покои, ле Рейм с лёгкостью справился с сонным драконом, наслав на нас парализующие чары, и забрал меня с собой. К тому времени, как чары развеялись, герцог уже увёз меня далеко. Короли зашли за нами перед судом и обнаружили взбешённого дракона. Орион снял с него тёмные чары, и они побежали меня спасать. В первую очередь ворвались в эльфийке, но блондинка сделала вид, что не при делах, она давно сидит в своих покоях и даже не выходила. При этом обронила фразу, что я умру, если Дэмиан не откажется от короны. Грэма и Дэмиана отправили в зал на суд, остальные, собрав пантер, прочёсывали город. В какой-то момент мой след потянул их обратно во дворец, и они спешно вернулись.

— Да, я подумала о Грэме, и сработал телепорт, — улыбнулась я рассказу королей, чувствуя, что шея снова как новенькая.

— А у вас что тут было? — спросил Орион.

— Суд шёл своим ходом, лорды закончили свою часть речи, эльфийка выступала, но уже было ясно, на чьей стороне суд. Должен был сказать своё слово Дэм, но ему помешала Рита — она упала прямо на меня вместе с герцогом. Наша девочка была в цепях, герцог её душил, я от страха за малышку и неожиданности трансформировался. Дэмиан герцога оттолкнул и вызвал на поединок чести, а я распылил цепи и приводил в чувство Риту, которая почти не дышала. Ну а дальше и так понятно, Дэм победил ле Рейма в поединке, и занял подобающее ему законное место.

— Надо тебя обвешать артефактами, — хохотнул Орион. Однако в васильковых глазах до сих пор плескалось беспокойство за меня и страх потерять.

— Ну тебя, — отмахнулась от фэйри.

Мы рассмеялись и направились ко мне.

Дурацкий день наконец закончился, мы поужинали, обсуждая наши дальнейшие планы. Дэмиан решил устроить свадьбу до коронации, чтобы взойти на престол уже вдвоём, как король с королевой. Остальные светлые короли спорили с ним до хрипоты — им тоже хотелось свадьбу со мной. Хотя Рэдвин и укусил меня во время первой нашей ночи, свадьба перед всем кланом была нужна ему для закрепления статуса. Демон и фэйри посмеивались над ними; Орион обнимал меня и громко хмыкал, он, зараза такая, знал, что я планирую жить в его королевстве и выйти в первую очередь замуж за него. Оказалось, этот мужчина, иногда видит мыслеобразы собеседников, и на балу королевы мне недаром показалось, что он читает мои мысли — он действительно увидел, что я планирую выйти за него замуж и жить в его королевстве. После этого фэйри почувствовал себя самым счастливым мужчиной на свете.

— Надо тебе кое-что показать, — отвлёк меня Орион, — идём.

Меня потянули в спальню, за нами также последовал Грэм. Кажется, я догадываюсь, что мне хотят показать эти мужчины, поэтому предвкушающе улыбнулась, схватила конечность демона и, стреляя глазками, направилась в комнату с кроватью. Орион отпустил мою руку и направился к туалетному столику. Я развернулась, потянулась с поцелуем к Грэму, демонюка сразу с радостью склонился и накрыл мои губы своими.

— Эй, я вас не для этого позвал! — возмутился Орион, увидев, как я расстёгиваю рубашку демона.

— Да? — расстроилась я, выпуская из рук смятый ворот мужчины, а Грэм так и продолжал сжимать мою попу.

— Может, позже покажешь? — хрипло спросил демон, пожирая взглядом мои губы, не в силах оторвать руки от моей пятой точки.

— Нет, иди сюда, — забрал меня у Грэма мой властный мужчина, и посадил на кровать.

Мне на колени лёг раскрытый фолиант, на развороте которого были изображены два Бога, а между ними красивая женщина.

— Я знаю, как выглядят ваши Боги, — непонимающе сказала я, рассматривая Моди и Магни, — гады они, а не Боги. Хоть бы явились узнать, как у меня дела, жива-здорова, или нет.

— Ты присмотрись к Богине, — ткнул Ори.

Я приблизила книгу к лицу и стала её рассматривать — очень красивая женщина лет 30–35, черты лица почему-то знакомы мне, но не могу понять, где я могла её видеть. Наконец, разглядела глаза.

— Старушка! — выдохнула я, и ошеломлённо посмотрела на Ориона.

— Да, — кивнул он.

— ООО, — я была в шоке, дар речи пропал, переводила взгляд с мужчины на книгу и обратно.

Зато всё встало на свои места — Богиня тоже хочет мира на Ардо, поэтому она помогает мне и даёт советы, и вот откуда знала про Дэмиана. Возможно, и телепорт её заслуга, надо уточнить!

— Где чашка? — вспомнила я, и подорвалась с кровати. Книга с громким стуком упал на пол, больно ударив меня по ноге, — аййй!!

В комнату влетели остальные короли и уставились на то, как я прыгаю на одной ноге, потирая вторую о голень.

— Артефакт, где он? — завывала я.

Мы начали искать чашку, облазили все комнаты, даже в ванну заглянули, — но чашки не было. Твою мать, потеряли артефакт Богов!!

— Нужно допросить герцога и Давирэлу, может они прихватили её с собой? — подал идею Маркус.

— Я согласна отменить её наказание, если она вернёт мою чашку, — пообещала Дэмиану, и мы вызвали Фарика.

Фарилиэль прибыл за считанные минуты и склонил голову перед Дэмианом. Эльф приказал доставить в допросную герцога и бывшую королеву, и сказал, что сам поговорит с ними. Фарик проводил нас в комнату, похожую на пыточную, меня аж передёрнуло. В комнате, по-эльфийской традиции грязной, мрачной и тёмной, одна стена была увешана полками с различными инструментами разной степени страшности, на другой висели цепи и плети. В центре помещения стоял стол и стулья, на третьей стене висело огромное зеркало, видимо, двусторонее — для наблюдателей за стеклом было помещение, откуда желающие присутствовать на допросе могли наблюдать, как пытают подопытных.

В комнату завели эльфов, герцог был в цепях, королева со свежей рабской меткой на шее. Их посадили напротив нас, Грэм отошёл к полкам и стал греметь инструментами. Он поочерёдно брал то один инструмент, рассматривал его и клал на место, то другой. Мне от его действий хотелось хохотать, я еле себя сдерживала, а вот герцог потерял цвет лица и стал белым, как мел. Эльфийка вздрагивала, когда Грэм особенно шумно возвращал на место очередную игрушку.

— Милый, прекрати, — попросила я, — поиграешь попозже, сначала поговорим.

Демон хмыкнул и, бросив осмотр, уселся возле меня. Наконец театр одного актёра был закончен, и мы переключились на наших злодеев.

— Касиэль, Давирэла, вы кое-что вынесли из покоев моей невесты, — спокойно начал Дэмиан, — предлагаю сделку: вы говорите, куда дели эту вещь, а я отменяю казнь.

Наконец я узнала, как зовут этого мерзкого герцога. Но мужчина на слова Дэмиана никак не отреагировал, он продолжал смотреть в одну точку куда-то за моей спиной.

— Не знаю о чём ты, — нервно ответила блондинка.

— О чашке, надколотой с одного края, — сложил руки в замок Дэм.

— Не видела, — передёрнула плечами женщина.

— Я уменьшу срок твоего рабства, — продолжал эльф. Мда, следователь из него так себе, Фарик справился бы лучше. Я промолчала, а рядом вздохнул Рэд, — видимо, тоже недовольный ведением допроса.

— Я же сказала — не знаю! — раздражаясь, вскричала Давирэла.

— Дэм, может мы её казним, а его в рабство? — предложила я, рассматривая свои ногти. Ужас, мой красивый перламутровый лак уже облез, а ногти отросли.

— Зачем? — удивился Дэмиан, а молчавший всё это время герцог встрепенулся и зло посмотрел на меня.

— Да, лучше пусть Грэм попытает её, ему понравились игрушки, — продолжала я, — а потом можно и казнить.

И откуда во мне живодёрство проснулось? Я ж жалостливая, наоборот, всю жизнь подбирала и лечила бездомных собак, кошек, Колю вот подобрала.

— Она ничего не знает! — прошипел Касиэль.

— Знает, не знает… Она виновата, и я хочу, чтобы её казнили! — капризно протянула я, надув губы для усиления эффекта. Вспомнила видео из Инстаграмма силиконовых куколок, которые учили, как выпросить очередную цацку у своих папиков, и попыталась состряпать такое же выражение лица.

— Не смей, человечка! — герцог попытался встать, но его с силой усадили обратно.

— Говори! — приказал Дэм.

— Я разбил её! — выплюнул гад, — она даже во сне вцепилась в эту страшную посуду и не хотела отпускать.

— Как разбил? — это же, блин, был артефакт Богов!

— Фарилиэль, — позвал Дэм следователя. И эту парочку увели обратно в темницы.

Мы вернулись к себе, я понуро шагала по коридору. Это что же получается, равновесия Ардо не видать? Всё кончено?

— Отменяй казнь! — разозлилась я, — пусть живёт в мире без равновесия с меткой раба, и страдает вдали от своей пары!

Вывели меня эти эльфы, зла на них не хватает! Ладно, похитили меня, но зачем разбивать артефакт?? А ещё я разозлилась на Богов — нашли, во что превращать такие важные творения! Нет бы сделать какой-нибудь металлический поднос, который не ломается и не гнётся. Как так можно вообще рисковать? Расстроенная сверх меры, ушла в спальню, громко хлопнув дверью. Моё пребывание здесь бессмысленно, я не выполнила нашу сделку с Богами, и, значит, никогда не вернусь домой… Не увижу детей…

Заперлась в ванной и, съехав по двери, уселась на тёплый пол. Что же делать то? Боги разозлятся, возможно накажут, но всё меркнет перед возможностью никогда не увидеть родных. Сжала кулон, подаренный сыном, и впервые горестно заплакала, осознав страшную реальность.

— И чего ты плачешь, дочка? — услышала голос старушки, и подняла голову. Мы сидели вдвоём в милой беседке, посреди красивой лесной полянки. Повертела головой — рядом на скамеечке сидела бабулечка, моя родненькая, с клюкой и в платочке.

— Как я здесь оказалась? — не поняла, сидела же только что в ванной.

— Ты спишь, Марго! Лучше расскажи, почему ты плакала? — улыбнулась мне Богиня.

— Я нашла артефакт, но эльф разбил его, и теперь я не увижу родных, — вывалила свои переживания на бабушку, и уселась рядом с ней.

— Артефакт вернулся на своё место; разбив его, эльф наоборот, помог тебе, — по-доброму ответила мне женщина.

— Правда? — воодушевилась я, — спасибо!!

Богиня усмехнулась и махнула на меня клюкой.

— Вы скажете мне, где остальные артефакты?

— Нет, это твой путь, — получила ответ, — ты должна пройти его сама.

— А к мужьям вернётесь? — прищурилась я.

— Посмотрим, — лукаво улыбнулась старушка.

Мы молча сидели в беседке, смотря на красивый багровый закат, каждый думал о чём-то своём. Мне не хотелось просыпаться; сидя рядом с ней, чувствовала себя самым счастливым человеком на всём белом свете. От старушки шла какая-то положительная энергетика, и я впитывала в себя эту доброту, заряжаясь позитивными мыслями и эмоциями.

— Послушай, Марго, — прервала наше молчание Богиня, — тебе нужно вернуться домой, иначе один из твоих мужей умрёт.

— Что? Кто? Куда домой? — в ужасе вскричала я, в голове калейдоскопом замелькали лица королей. Ответа так и не получила, резко открыла глаза и уставилась на белый потолок спальни.

19. Мужья

— Ноа, Бальдор, есть кто дома?

Замок встретил меня тишиной и прохладой, мы приехали в Яковию в рекордно короткие сроки, оставив светлых королей у эльфов. Я впервые проехала на магикаре и, скажу вам, мне не понравилось. Мой родной маленький Кашкай ездит в сто раз плавнее этих адских повозок. Вывалившись из неё около замка, договорилась с желудком, что завтрак он всё-таки оставит на месте, и подошла к воротам. Забежала в большой тёмный холл и позвала мужчин, удивившись, что не слышно даже слуг. Затхлый запах закрытого дома ударил в нос, и Грэм первым делом отворил все окна на первом этаже, а входную дверь оставил открытой. Я помчалась на второй этаж и застыла в растерянности — честно говоря, была здесь так мало, что не запомнила расположение комнат.

— Ноа! — позвала светлого. Голос эхом прошёлся по тёмным коридорам. Чёрт, не нравится мне эта звенящая тишина.

— Где твои рабы? — проворчал Грэм, открывая одну за одной двери комнат.

— Бальдор их отпустил, — проронила я. — Но трое оставались работать после принятия магической клятвы как свободные люди. Я не понимаю, почему никого нет.

Мы заглянули во все комнаты, я даже нашла нашу спальню, но мужей не было.

Дойдя до конца коридора, я распахнула двустворчатые двери в библиотеку, и замерла: на маленьком диванчике лежал Бальдор, а над ним стоял Ноа и подпитывал его светом.

— Ноа, здравствуй! Что с Бальдором? — спросила я, тихонько заходя в библиотеку.

От моего голоса Ноа вздрогнул и развернулся, а Бальдор тяжело открыл глаза:

— Рита… — прошептал тёмный слабым голосом.

Я подбежала к нему и схватила за холодную руку. Что с тёмным блондином произошло за время моего отсутствия?

— Змей умирает, — ответил Ноа, усевшись прямо на пол.

— Бальдор, миленький, — я разгладила его мокрые, пшеничные волосы. Коснулась губами лба и ощутила жар, — сходите за тазиком с холодной водой и полотенцами, — попросила королей, — у Бальдора температура, надо сбить жар.

Закрыла глаза, положила руки на грудь еле живого мужа, и отпустила свой свет.

— Давай же, живи! — шептала Бальдору настойчиво, — ты столько всего пережил! У тебя впереди целая жизнь, счастливая и долгая, мы найдём тебе девушку, у меня есть на примете две кандидатки, я вас познакомлю, они такие же потерянные в этом мире…Вы будете счастливы вместе, ты, главное, живи…

Я посылала в него светлую магию, молясь Богине, чтобы всё сработало. Как и с Рэдвином, готова была отдать всю свою магию до последней капли… Мне не жалко, главное, чтобы мой тёмный муж выжил…

— Остановись, — попытался прервать Ноа, но я оттолкнула его.

— Дура, ты выгоришь! — он ударил меня по рукам, и крепко прижал к себе. — Всё, ты спасла его, он просто спит! — Ноа укачивал меня, успокаивая и гладя по спине. Я тихонечко всхлипывала и сжимала рубашку Ноа, переживая за Бальдора. Сама не заметила, что плачу, пока не прижалась мокрой щекой к груди мужа.

Шумно дышала в воротник рубашки и вдыхала запах дейва, его поглаживания успокаивали меня. Потихоньку затихла и впала в некую дрёму.

— Отпусти её! — услышала злой голос Грэма, и высунула красный нос, громко шмыгая.

Грэм поставил таз с водой, расплескав часть воды по полу, и выдернул меня из объятий Ноа.

— Ваше Величество! — наконец оглядел демона брюнет, переводя удивлённый взгляд с него на меня и Ориона.

Внезапно Ноа оттолкнул меня, его глаза сузились, он прорычал:

— Ты добилась своего! Нашла королей…Такая же, как и Марго, — он зло сплюнул мне под ноги, — умеешь отлично работать передком.

Стоило Ноа выплюнуть свои слова, как кулак моего фэйри рассёк воздух и ударил брюнета по скуле, задевая нос. Я услышала характерный хруст ломающейся кости. Дейв разозлился и трансформировался, становясь в два раза больше и шире себя, и в ответ мощным нокаутом послал Ориона в долгий полёт. Тут же, не отходят кассы, получил не менее мощный удар в солнечное сплетение от демона. Грэм с Ноа вылетели в коридор и продолжили драку, мутузя друг друга. Ноа был выше и шире Грэма, но демон не уступал в ловкости и изворотливости. Я подбежала к Ориону и помогла ему подняться. Ну нашёл на кого руки поднимать, дейв ж прибьёт фэйри, как муху, и не заметит.

— Вот и познакомились, — вздохнула я.

— Ты как? — спросила жениха, вытирая полотенцем кровь над бровью.

— Хорошие у тебя мужья, — отряхиваясь, прокомментировал мой король.

— Они мне по наследству достались, — уточнила я, — идём, нужно спасать Грэма.

— Не нужно, он с ним справится, — схватил меня за руку Орион, останавливая, и уселся на пол возле дивана.

В коридоре раздавались звуки борьбы и разбитой мебели. Теперь точно замок ремонтировать придётся. Ну и ладно, всё равно хотела сменить тут обстановку.

Наконец наступила тишина, я выглянула — Грэм и Ноа стояли, тяжело дыша, друг напротив друга, и о чём-то шептались. Вроде целы, можно выдохнуть, намахались кулаками. Вернулась к дивану, поправила простынку на груди спящего блондинчика. Вот это крепкие нервы, даже не проснулся.

— Маргарита, — услышала я хриплый голос Ноа, развернулась и влепила пощечину:

— Это тебе за передок! — влепила ещё одну, — а это за то, что сравнил с вашей садисткой!

— Я хотел извиниться, — покаялся Ноа. — Я думал, что ты променяла нас на королей, и оставила Бальдора умирать без Пары от медленной мучительной смерти.

— Послали же Боги мужиков! — закатила глаза и обняла брюнета. Он не ожидал такого, сначала дёрнулся назад, а потом вовсе закаменел.

— Обними жену, Ноа, — шепнула я мужчине, сжимая его торс. Ноа аккуратно уложил свои руки мне на спину и задышал часто-часто.

Мы простояли так пару минут, пока демон рядом не зарычал.

— Ну чего ты рычишь? Он, конечно, хамло, но свой, родной, — выпутываясь из объятий Ноа, спросила Грэма — Давай чресла в кресла, лечить буду, горе моё.

— Милая, я снова не все слова понял, — смутился Грэм, — ты хочешь меня полечить в кресле?

— Да, — возвела очи наверх.

Усадила драчунов, промочила уголок полотенца, и стала протирать ссадины на лице и костяшки пальцев. Знатно они друг друга помутузили! Лечить магией сил не было, всё растратила на Бальдора. Ноа сам себе вправил нос, и передо мной сидели три красавца: один с рассечённой бровью, второй с синяками под глазами и опухшим носом, третий — с фингалом и рассечённой губой. Хихикнула, окидывая их взглядом:

— Вы сейчас чисто посетители вытрезвителя! — и, не выдержав, расхохоталась громче.

Грэм посмотрел на растерянных мужчин:

— Не обращайте внимания, после последней темницы Рита частенько говорит непонятно.

— Поговорим? — вопросительно повернулся Орион к Ноа.

— Поговорим, — согласился, вздохнув, Ноа.

— Первый вопрос — что с Бальдором? — спросил Грэм.

— Марго была истинной Парой для нас, но после смерти графа отключила со своей стороны чувства. Мы перестали ощущать жену, но и бросить её не могли. Змей особенно страдал, его ипостась требовала всегда быть возле Пары. Когда Марго исчезла и появилась Рита, мы сразу увидели и почувствовали изменения. Бальдор обрадовался, он обрёл надежду, что всё измениться, что Рита найдет артефакты и навсегда останется с нами. Хотя ты и говорила, что мы разойдёмся, Бальдор планировал заново добиться тебя.

— Но я не ваша Пара, моя душа из другого мира. Разве парность привязывается к телу? — посмотрела вопросительно на Ориона.

— Нет, — протянул фэйри — парность как раз привязывает души. Внешняя оболочка не играет роль.

— О чём я и говорю. Если душа Марго исчезла, то и парность должна исчезнуть. И значит вы абсолютно свободные люди! В смысле, нелюди. Ну, вы поняли. Вы можете найти себе других женщин, нормальных, и быть с ними счастливы! Я помогу, организуем балы, пригласим претенденток, выберем вам самых замечательных невест — добрых, заботливых, без пятерых женихов и приключений на жопе, с нормальными представлениями о супружеском сексе, — включила я Розу Сибитову.

— Каких пятерых женихов? — не понял Ноа.

— Ой, это долгая история, — сообщила ему, — потом расскажу.

А тёмный, то есть светлый, опять начал закипать. Ноздри раздулись, чёрная радужка затопила глаза.

— Выдыхай, бобёр, — хлопнула его по плечу, — короли моя Пара, все пятеро.

Ноа помолчал и успокоился. Потом негромко произнёс:

— Мы до сих пор связаны с тобой. Видимо, при переходе Боги перенесли привязку с души Марго на твою. Ты должна принять Бальдора, иначе он умрёт, или нужно вернуть душу Марго, — закончил он совсем тихо, не глядя на меня.

— Не поняла, куда мы вернём душу? Тело-то одно, я не собираюсь делить с ней одну жилплощадь! — постучала по черепушке.

Все замолкли, каждый думал о чём-то своем. Орион поднялся и начал искать что-то на полках с книгами. Я же решила прогуляться во дворе, подумать. Бросать Бальдора умирать не хотелось, он не сделал мне ничего плохого, даже не нагрубил ни разу, в отличие от Ноа. Принял радушно, обещал помочь, да и помогал, по сути. Оставила мужчин там же, попросила не громить замок, и вышла. Вдохнула полной грудью свежий воздух, перешла дорогу, обошла маленькую парковую зону и присела на скамью возле статуй двух Богов.

— Ну вы и сволочи, конечно, — сказала я, смотря на памятник.

— И почему же? — ответил брюнет, присаживаясь рядом.

— Хэллоу, — бросила Моди, здороваясь, — где ж ты был? Меня несколько раз чуть не убили, в темницу посадили, там Бальдор умирает, а ты только сейчас явился, не запылился!

— Не ворчи, перенести душу из закрытого мира на Ардо очень тяжело, мы ослабли. Иногда старались помочь тебе, но у нас тоже дела есть, в конце концов, мы для тебя артефакт создаём, — ответил блондин, присаживаясь с другого края.

— Угу, телепортировали по всей земле туда-сюда, — продолжила я. Если честно, то действительно немало помогали, просто устала я немного, да ещё в повозке этой адской укачало, вот и ворчу.

— Нет, такого мы не делали, — открестился Магни.

Хм. Значит всё-таки жёнушка их. Не буду говорить про неё, пусть ждут у моря погоды. Гады!

— Зачем вы привязали ко мне мужей Марго? — перешла я к сути.

— Они бы умерли без неё, — пояснил Магни.

— А Марго с моим телом вернуть никак нельзя? — спросила я.

— Мы можем отправить мужей к Марго на Землю, — ответил брюнет. — Земля наш родной дом, поэтому нам проще туда и самим перемещаться, и тела перетягивать отсюда.

— Э, нет, не пойдёт! Я не хочу, чтобы она и там над ними издевалась! — разозлилась я. Нет уж, только сладкая парочка Твикс избавились от дамочки, и снова кинуть их в руки садистке?

— Мальчики, а расскажите мне, пожалуйста, что там с парностью сделала Маргарита после смерти графа? — вежливо попросила я.

Мальчики переглянулись, улыбнулись:

— Брат, ты не помнишь, как давно нас кто-то называл мальчиками, зная нашу природу? — усмехнулся Моди.

Магни лишь изогнул кончики губ в лукавой усмешке, и начал рассказ. Смотрю, он в этой паре вообще основной рассказчик:

— Граф любил свою жену и жутко ревновал к истинному, к Бальдору, так как сам не был для Марго таким. Максимилиан решил любыми способами привязать девушку к себе, ослабив её чувства к истинному.

В соседнем городе он нашёл мага, который создавал зелья, воздействующие на сознание. И потихоньку начал давать их жене каждое утро вместе с чаем. При этом граф не бездействовал, он продолжал пытаться завоевать расположение Марго разными путями — дарил цветы, ювелирные украшения, постоянно приглашал швей для пошива новых нарядов и платьев, вывозил в соседние королевства на балы аристократов. Выполнял все её прихоти и капризы. И хотя Марго графа так и не полюбила, она привыкла к той роскоши, которую обеспечивал Максимилиан своими деньгами. За это можно было потерпеть странные предпочтения мужа в постели, тем более что это случалось не так уж часто, всего раз в месяц, а то и в два.

Через пару лет постоянного приёма зелья Бальдр заподозрил неладное — жена, которая раньше порхала как восхитительная красивая бабочка, любила ездить по гостям и крутиться перед зеркалом, любуясь своей юностью и свежестью, стала апатичной, грустной и отказывалась покидать замок. Стала равнодушно относится к нему, не радоваться, как раньше, каждой встрече. Бальдор подошёл к графу с просьбой вызвать целителя, но тот только отмахнулся, мол, с Марго всё в порядке, просто она взрослеет и начинает вести себя сообразно статусу и положению.

Змей не успокоился. Он написал письмо своему старому другу, с которым вместе росли в одном городе и дружили с детства — светлому целителю — с просьбой приехать осмотреть жену.

Светлый маг смог приехать только через 2 недели, когда Бальдор уже весь извёлся.

Он сразу же привёл друга в покои к жене, которая сидела у окна и безучастно смотрела вдаль.

— Оставь нас, я позову, когда закончу, — произнёс Ноа. Да, светлым магом-целителем оказался будущий муж Марго и второй её истинный.

Ноа долго обследовал графиню, нашёл следы отравления зельем. Провёл в спальне почти всю ночь, светлой магией выводя токсины из крови девушки. Под утро заснул вместе с ней на кровати, прижавшись, и понял, что это его Пара.

Утром с охоты вернулся граф и был в ярости от новостей. Вся его долгая работа пошла насмарку! Он сделал вид, что очень рад новостям, и что совершенно не понимает, что за зелье пила жена, уволил для вида пару слуг, которых якобы подозревал. Сам же снова направился в лавку городского мага.

Ноа сделал предложение Марго, и та, очарованная светлым целителем, согласилась. Это был недолгий период, когда граф её не травил, и Марго была самой собой, с живыми чувствами и переживаниями. Возможно, что и свадьба с Ноа добавили ей эмоций — всё-таки любовь истинных обычно привносит в жизнь невероятные по силе положительные чувства.

Через какое-то время случилось одно событие, о котором тебе должен рассказать сам Ноа. Почему он уехал из замка, бросил жену и вернулся только после смерти графа. Это поможет дейву перебороть свои негативные чувства и излечиться, мы не вправе об этом рассказывать. Граф, конечно, был счастлив, избавившись от одного соперника. Тем более что Ноа был более серьёзным противником, со стальным стержнем внутри, аналитическим умом и невероятной харизмой, от которой Марго таяла. Максимилиан видел — жена по-настоящему увлеклась светлым магом.

После отъезда Ноа прошло около месяца, когда Максимилиан почувствовал себя плохо. Вызвали целителя из города для обследования. Приговор Максимилиану был неутешительным — графу осталось жить недолго, полгода максимум, у него неизлечимая болезнь, от которой нет лекарства. Запретив рассказывать жене о диагнозе (обосновав тем, что не хочет её расстраивать), граф усилил поиски зелья или ритуала, который бы блокировал чувства Марго к Бальдору. Маг, который работал с графом, наконец вывел улучшенную форму зелья-блокиратора, действующего мгновенно.

Максимилиану с каждым днём становилось всё хуже, и даже вливания магии городского целителя не помогали. Граф уже сомневался — нужно ли подливать будущей вдове это зелье? Его ведь скоро не станет… Бальдор, хоть и слабак, позаботится о ней…

Однако его решение поменялось в одну ночь — проходя мимо спальни жены, он увидел, что Бальдор устроил романтический ужин, отмечая годовщину свадьбы. И острым ножом пронзили умирающее сердце графа слова, страстно сказанные девушкой своему супругу — "Бальдор, я так люблю тебя! Ты просто мой свет, моя радость, моя самая большая любовь в этом поганом мире. Ты ведь не бросишь меня, как Ноа?". Никогда жена не говорила ему что-то подобное! Никогда не смотрела таким влюблённым взором, отчего алые губки нежно трепетали. Хотя бы раз она назвала его нежно по имени или обняла по своей воле!! Он ведь старался завоевать свою жену, бросил к её ногам всё, что имел, а она признаётся в любви этому слабаку… Это было очень больно…

Утром Максимилиан вызвал нотариуса и изменил завещание…

Вскоре граф умер и его завещание вскрыли. Оказалось, что все деньги, имущество и титул Марго получит только в случае, если выпьет зелье, блокирующее чувства к истинным. Так Максимилан отомстил за себя после смерти — если уж не любила его при жизни, значит, оставайся или с богатством и титулом, или с любовью истинных, выбирай… Девушка оказалась на распутье и неделю решала, что выбрать. Бальдор уговаривали бросить замок и уехать жить с ним. Предлагал найти Ноа, поговорить с ним, уговорить вернуться — и они заживут втроём счастливо! Ноа зарабатывал бы целительством, Бальдор устроился управляющим, может и не шикарную жизнь, но достойную они оба обеспечить своей жене смогут.

Но Марго понимала, что уже не сможет отказаться от привилегий истинного богатства, да и Ноа — вернётся или нет, большой вопрос, а один Бальдор слишком мало зарабатывает, чтобы обеспечить её запросы и хотелки. И поэтому девушка согласилась выпить зелье и вступить в наследство.

С тех пор Марго перестала чувствовать своих мужей. При переносе в другой мир все ментальные и духовные блокировки слетели, и сейчас она на Земле страдает даже сильнее Бальдора. Поэтому в любом случае мы бы вскоре нашли тебя, чтобы ты приняла решение.

— Ещё раз, какие у меня варианты? — уточнила я.

Моди перечислил:

— Первый вариант: оставляешь обоих мужей здесь, а Марго на Земле погибает. Второй вариант: отправляешь обоих мужей на Землю после выполнения нашей сделки. Они лишаются магии, но зато будут с женой. В этом случае мы поможем убрать нити истинности с твоей души, чтобы ты не страдала.

Вот же очередная задачка с двумя неизвестными на мою голову.

— Пусть пока остаётся всё, как есть. Посоветуюсь с мужчинами, если согласятся жить без магии, отправим их заново знакомиться с женой, — задумчиво протянула я, прикидывая так и этак варианты.

— Поторопись, месяц истекает, Марго не протянет так долго! — предупредил Магни.

— Как только выполнишь все условия, мы предоставим тебе артефакт переноса, и поможем с переходом ещё двоих существ, на большее не рассчитывай, — ответил Моди, и Боги исчезли.

Посидела ещё несколько минут, подумала… Честно говоря, не знала, что делать, а самое главное, успею ли я за оставшиеся 15 дней найти артефакты? Ещё ж с дроу нужно что-то решить…

Медленно побрела в дом, поднялась на второй этаж и, дойдя до библиотеки, застыла возле входа. Ноа и Грэм о чём-то тихо беседовали за бокалом янтарной жидкости, Орион нашёл какую-то книгу и читал её, усевшись на подоконнике, Бальдор спал. Цвет лица пришёл в норму, мышцы расслабились, волосы высохли и торчали в разные стороны. Мужчина был красив, как, впрочем, и Ноа. Я пообещала себе обязательно помочь им. Поругала себя за то, что бросила, даже не соизволив нормально поговорить или перезвонить. Ведь помню, что когда звонила, Ноа хотел что-то сообщить, но я торопилась и думала только о себе.

— Долго будешь косяк подпирать? — грубовато спросил Ноа, даже не повернувшись ко мне.

— Прости меня, Ноа, — подала я голос, делая к ним шаг.

— Ты не знала, — пожал плечами брюнет, щедро наливая мне порцию алкоголя.

— Спасибо, — забрала протянутый бокал и сделала глоток терпкого напитка, слегка поморщившись. Не люблю виски, слишком тяжёлый для меня.

— Я поговорила с Богами, — прочистив горло, заговорила, — мне всё рассказали про вашего графа…

Орион, заинтересовавшись, отложил книгу и присоединился к нам.

— Марго выпила зелье, блокирующее чувства, чтобы вступить в наследство, и вы перестали чувствовать парность. Боги при переносе тел восстановили всё, как было, а вас привязали ко мне. Сейчас Марго страдает на Земле и Боги предложили выход: вас отправить на Землю, но обратно на Ардо вернуться не получится, — выложила всё.

— Я никуда не пойду, пусть дальше мучается, — выплюнул светлый, большим глотком осушая бокал.

— Но ведь Марго мучается также, как Бальдор! Разве ты не хочешь попробовать начать всё с чистого листа? — попыталась образумить дейва.

— Она сама согласилась выпить зелье, сама сделала последний шаг ради богатства и титула! Мне такая пара не нужна! — ответил Ноа. Принципиальный малый, как я погляжу, полутонов для него нет.

— Она умрёт, — привела я последний аргумент.

— Заслужила, — разозлился брюнет, — ты не знаешь, что она творила! Она заслужила каждую минуту страдания!

— Ладно, ладно, хорошо, успокойся пожалуйста! — примирительно произнесла я. Вообще злой, выпивший мужчина — это бомба замедленного действия.

— Разве ты не мучаешься без Пары? — поинтересовалась я.

— Дейвы пришлый народ. У нас нет ипостаси, нет потребности в крови пары или ещё каких-то заморочек, я вполне сносно проживу рядом с тобой, даже если ты никогда не захочешь принять меня.

Я закатила глаза и привалилась к тёплому боку фэйри. Вот и первая проблема нарисовалась — куда девать светлого мужа, так как бросать Ноа я больше не планировала.

Пообещала себе, что познакомлюсь с ним поближе, может, станем друзьями. А там, глядишь, заведёт себе любовницу, я буду только согласна. К Ноа я не чувствовала такого влечения, как к своим законным истинным: да, красивый мужчина, но чего-то большего я пока себе не представляла. Возможно, позже: притрёмся, заново познакомимся, обсудим этот момент, может быть, вообще попрошу Богов разорвать узы истинности и брака, и освобожу его… или их, если Бальдор останется…

— Рита, — за спиной услышала хриплый шёпот блондина, и развернулась к нему.

— Привет, Бальдор! — солнечно поприветствовала его.

— Ты вернулась, — слабо улыбнулся мне мужчина и потянулся обнять, я не возражала, обняла в ответ. Мы просидели, обнявшись пару минут, блондин шумно вдыхал мой запах, временами шипя, — большшше не отпушшшу…

— Хорошо, — соглашалась я, успокаивающе поглаживая по спине.

Мы накормили Бальдора: Ноа принёс ему какой-то суп, я есть отказалась, кушать не хотелось.

После ужина я пересказала блондину всё, что мы обсудили ранее с Ноа. Мне было очень интересно, что выберет тёмный муж: честно говоря, я очень надеялась, что он согласится отправиться к своей Марго. Да, это неправильно, она его мучила, истязала, но змея внутри меня шипела, что у меня и так перебор с мужиками. Седьмой или восьмой муж в нашу семейку, мягко говоря, не нужен. Если Ноа проживёт без нашей парности, то Бальдора принять придётся, поэтому я с особым энтузиазмом описывала прелести проживания на Земле, и в особенности в Москве. Притащила сумочку, чтобы показать фотографии и видео из земной жизни. Показывала видео путешествий, достопримечательностей; когда поняла, что природой не удивить, то рекламировала технику: самолеты, прогулочные теплоходы, машины, метро, поезда. Короли тоже заинтересовались моим артефактом связи, так как "мобильный телефон" для них было непонятное словосочетание.

— Это твоя дочь? — спросил Ноа, тыкая большим пальцем в экран айфона.

— Да, Стефания, моя радость, учится на архитектора! — я, улыбаясь, провела пальцем по фотографии дочери… Так по ним соскучилась! Интересно, как она там, доченька моя любимая…

— Красивая, — выдернул из грустных мыслей Ноа, — очень, и похожа на тебя.

Мужчина отобрал телефон и рассматривал её, увеличивая фотографию. Я даже немного опешила: это что за нафиг? Муж запал на мою дочь?! Телефон отобрала, хмуро посмотрела, под моим взглядом Ноа стушевался и опустил глаза. Мы снова вернулись к просмотру фотографий. Я показала мужчинам Майкла, моего сына, который белозубо улыбался возле ВУЗа, надев кепку с логотипом альма-матер.

— Майкл тоже похож на тебя, — сказал Ноа, а я посмотрела на него, как на идиота. Сын был копией Артура, даже родинки на тех же самых местах. Эх, даже по Артуру соскучилась. Я уже забыла про мужчин, рассматривала фотографии своих детей, подруг, своей работы, дома. Как же я буду без всего этого жить всю оставшуюся жизнь? Нет, нужно срочно найти все артефакты!

— Ну что, Бальдор, что скажешь? — вернулась я к нашим баранам, — какое решение ты примешь?

— Я согласен, — кивнул мне мужчина, — если всё действительно так, как ты говоришь, я вернусь с тобой на Землю. Попробую начать всё с чистого листа.

— Зачем?! — взревел Ноа, — Бальдор!

— Я не хочу, чтобы Марго умерла, я помню её весёлой и жизнерадостной девушкой, бегающей ко мне на свидания, помню её смех, её улыбки и влюблённые глаза…

— Не переживай, мы вернёмся вместе, я тебя одного там не брошу, всё расскажу и покажу, даже жильём и работой обеспечу, — воодушевлённо обняла блондинчика.

— Идиот! — в сердцах бросил Ноа и ушёл, хлопнув дверью.

— Он не передумает, — провожая взглядом брюнета, сказал Бальдор, — прими его, он хороший дейв, просто жизнь его потрепала…

— Посмотрим, — улыбнулась я змею.

Мы до поздней ночи болтали обо всём на свете, пили виски, оставленный мужчинами. Когда наг услышал, что на Земле нет магии, то ощутимо напрягся, но я убедила, что у нас много техники, её заменяющей. Да, не так удобно и комфортно, но в целом, привыкнет быстро. Бальдор с оптимизмом заверил, что, судя по моим словам, это действительно не так страшно. Вот нравится мне его настрой — молодец!

Опрокинув ещё несколько бокалов чудесного алкоголя, я достигла стадии "включите караоке, буду петь!". Поскольку на Земле я была дамой среднего возраста, то и музыка для души у меня на телефоне хранилась соответствующая — Таня Буланова, Наташа Королёва, Алла Пугачева, вся наша старая гвардия.

Включила Таню Буланову, запела " Не плачь, ещё одна осталась ночь"… К середине песни вдвоём горько рыдали с нагом, обнявшись — я, вспоминая детей, он — свою потерянную любовь.

— Ну всё, спать пора, — не выдержал зашедший к нам Грэм и, подняв меня, понёс в спальню.

— Всё будет хорошо, Бальдор, я спасу тебя, обещаю! — громко шмыгая носом, заплетающимся языком пообещала блондинчику.

— Хорошшо, — ответил мне мужчина, засыпая на том же самом диванчике.

— Грэм, ты такой у меня секси! — проворковала я, уткнувшись лицом ему в плечо.

Грэм ничего ответил, но скорость ходьбы увеличил…

20. Сбылась мечта идиотки

— Снимай портки! — скомандовала я, показывая на штаны демона.

— Порт. чего? — не понял меня Грэм, усаживая мою тушку на кровать.

— Штаны, — объяснила непонятливому королю.

— Ты пьяна, давай лучше спать, — демон сделал шаг назад под моим кровожадным взглядом, и даже рукой закрыл пуговицы на штанах.

— Пьяна я буду, когда попрошу сыр косичку, и начну петь шансон. А сейчас меня тянет только на одно, давай, милый, поторопись, — мурлыкнула, проведя рукой по своей груди ласкающим движением. Завела руки назад, расстегнула молнию на платье, и скинула его на пол, осталась в одном нижнем белье. Одновременно с этим в спальню зашёл Орион, и я решила наконец воспользоваться подвернувшимся шансом, и испробовать секс втроём. В конце концов, Боги обломали с ним, у меня куча мужей, и я тем не менее ни разу не воплощала свои горячие желания наяву!

Для начала нужно похулиганить и завести моих мальчиков, чтобы не слиняли, — подумалось мне.

Достала телефон, включила композицию Yes Boss группы Hess Is More. Из динамика полилась медленная сексуальная мелодия, сопровождаемая приятным хрипловатым баритоном. Я начала танцевать под музыку, вращая бёдрами, оглаживая грудь и проводя руками вдоль тела, лаская бёдра, попу и ноги.

Демон с фэйри окаменели от увиденного зрелища. Конечно, в их мире даже понятия стриптиза, уверена, и близко нет. Я продолжала издеваться над королями — повернулась спиной, нагнулась, поднялась с прогибом в пояснице, откинув волосы. Обернулась к мужчинам — стоят, глубоко дышат, у обоих глаза горят вожделением. Я поднесла палец ко рту, втянула губами, чуть пососала, прикрыв глаза, затем провела влажную дорожку к груди и сжала сосок, издав тихий стон. Приоткрыла глаза, чтобы ещё раз взглянуть на своих королей — всё, их можно выносить. Рубашки расстёгнуты до половины, у Грэма штаны бугрятся в паху, а фэйри, мой визуал, уже достал член и ласкает себя, полыхая васильковым взглядом.

А когда я расстегнула лифчик и медленно запустила руку в трусики, сладострастно извиваясь, Грэм сорвался, подбежал, впился в губы жадным глубоким поцелуем, со стороны Ориона раздался стон — он вообще, по-моему, кончил.

Демон донёс меня до кровати, продолжая целовать, попутно срывая с себя одежду. Его руки ласкали грудь, ключицы, зарывались в волосы. Я страстно отвечала, чувствуя, как тянет между ног потребность быть наполненной. Неожиданно почувствовала, как руки фэйри раскрывают бёдра в стороны — и тут же влажный горячий язык коснулся моего лона. Я вскрикнула от остроты ощущений, и выгнулась навстречу ему, желая более тесного контакта. Сочетание горячего влажного языка и холодка от пирсинга заводило невероятно, и я громко стонала, комкая руками простыни.

Мужчины слажено работали языками, доводя меня до пика и останавливаясь, чтобы продлить удовольствие. Я чувствовала, насколько стала влажной и горячей и, оторвав на секунду губы от демона, простонала:

— Кто-нибудь, возьмите меня, я не могу больше…

Ори приподнялся и переключился на грудь, лаская соски. Его член оказался возле моего рта, и я, не раздумывая, приоткрыла губки и начала посасывать орган. Грэм же раздвинул мне ноги и резко вошёл. Я замычала от удовольствия, посылая горлом вибрации на ствол фэйри, он зашипел от необычных ярких ощущений. Мы поймали общий ритм, задвигались в извечном танце любви. Меня накрывал оргазм, когда я почувствовала чьи-то пальцы не в той дырочке, но дискомфорта не было, наоборот, ласки попки добавили перчинку и остроту. Орион стал помогать мне, лаская большим пальцем клитор, он шипел и держался из последних сил. Когда я затряслась в сумасшедшем оргазме, мужчины отпустили себя, изливаясь рваными толчками. Перед моими глазами плясали звёздочки, а тело подрагивало от накрывшей удовольствием волны. Я медленно приходила в себя, зажатая потными телами женихов, уткнувшись носом в плечо фэйри.

Когда мы отдышались, то сходили ополоснуться в ванную, вытерлись, и снова завалились в кровать.

— Я хочу целовать каждый сантиметр твоего тела, — шептал Грэм, покрывая спину поцелуями, отчего вдоль позвоночника пробегали мурашки. Он плавно опускался с поцелуями всё ниже, лаская поясницу и попу; Орион проделывал те же ласки с грудью и животом. Меня нежно гладили, массировали и сжимали в четыре руки, и от таких ласк я снова завелась. Подтянулась и поцеловала Ориона в губы, залезая на него полностью, — мне хотелось почувствовать фэйри внутри. Мужчина помог опуститься на его торчащий колом ствол, аккуратно придерживая за бёдра, и заполнил меня полностью. Начал двигаться подо мной, снова отслеживая все мои реакции и эмоции, выпивая их взглядом. Грэм встал на колени со спины, и я почувствовала небольшой холодок на входе в попку, дёрнулась, демон успокоил:

— Шшш, Рита, не дёргайся, это всего лишь масло…

Он гладил мою попу и дырочку, проталкивая скользкие пальцы внутрь сквозь тугой вход.

Замерла, пытаясь понять, нравится ли мне? И поскольку не любила врать самой себе, ответила — да, очень!!

Орион накрутил на кулак мои волосы и, сжав их, насадил ещё глубже на себя. Я вскрикнула от прострелившего удовольствия, мужчина накрыл мои губы своими, властно держа меня, и резко вгоняя своё боевое орудие. В какой-то момент он глубоко зашёл и замер, а Грэм сменил пальцы на член и упёрся головкой в узкую дырочку. Масло помогло проникновению, демон, потихоньку, рыча, протиснулся, и мы замерли. Я пыталась понять свои ощущения, самое приятное, что боли не было, только ощущения невероятной наполненности.

— Рита, какая же ты узкая и сладкая, — хрипло выдохнул демон, начиная двигаться.

Я царапнула Ориона и скомандовала:

— Ори, давай тоже двигайся! — и фэйри включился в игру. Наш танец продолжился с новой силой, меня доводили до края пропасти и замирали, слушая мой разочарованный стон, снова и снова, пока мир не взорвался мириадами осколков. Мой вскрик заглушил рык демона и стон фэйри, я упала на грудь жениха, дыша, как загнанная лошадь. Меня нежно гладили, успокаивая.

— Волшебная, невероятная, — шептал Орион.

— Спи, моя сладкая девочка, спи, моя королева, — от поглаживаний и шёпота я уплыла, наконец, в царство Морфея, засыпая между моими невероятными тёмными мужчинами.

***

Проснулась я резко, как от толчка, села на большой кровати. В спальне, кроме меня, никого не было, солнце пробивалось в тёмную комнату сквозь закрытые шторы, обозначая новый день на этой чудесной планете. Я спала голая — сил после секса надеть на себя что-то уже не было, так и заснула между моими королями. Тело пело от пережитого ночью удовольствия, лишь небольшой дискомфорт внизу напомнил о том, что ночь у нас королями была бурной и страстной, и что наконец-то я оказалась в постели сразу с двумя мужчинами, испытав невероятные ощущения. "После того, что мы творили, они просто обязаны на мне жениться", — хохотал внутренний голос. Я откинулась на подушки, вздыхая, потягиваясь, и улыбаясь своим мыслям.

— Проснулась, госпожа? — услышала я ехидный голос от двери комнаты, и повернулась на звук.

У входа в спальню, привалившись к косяку, сложив руки на груди, стоял Ноа, и осматривал зону ночных боевых действий.

— Проснулась, — согласилась с ним, и ещё раз потянулась, скинув одеяло и выгнув грудь.

— Спускайся на завтрак, там твои женихи приехали, — произнёс брюнет осипшим враз голосом, пожирая голодным взглядом мою голую грудь с торчащими от ночных ласк сосками. На штанах дейва явственно проявился бугор в области паха. Ноа, видимо, почувствовал дискомфорт от эрекции, потому что недовольно пошевелился, кинул на меня злой взгляд, и вылетел из спальни.

А моё настроение стало совсем заоблачно счастливым. Яркая реакция Ноа польстила и, ещё разок зевнув, поднялась с кровати вместе с одеялом, обмоталась им, и пошлёпала к ванной комнате. Тут всё было так же, как и в первый день: даже цветочные шампуни и мыла остались. В очередной раз воспользовалась гелем брюнета, искупалась до скрипа и, переодевшись в один из балахонов бывшей хозяйки тела, направилась вниз.

В столовой за накрытым столом сидели семь мужчин, все, как на подбор, красивые, статные.

Они ждали меня и, увидев, поднялись.

— Привет, — жарко зашептал Рэд, сжимая меня в медвежьих объятьях. Скучал мой волчара, уткнулся носом в свою метку и шумно дышал. Я не сопротивлялась, тоже по нему соскучилась, хотя не виделись всего день. Что же будет с нами, когда я уеду на Землю?

После Рэдвина наступила очередь дракона, меня обняли, шепча милости и рассказывая, как скучали, подарив сладкий поцелуй. Наконец Маркус отпустил меня, но далеко уйти не позволил Дэмиан.

— Привет, тёмная королева! — насмешливо поздоровался эльф, аккуратно обнимая за талию, и посмотрел в глаза.

— Привет, светлый король! — улыбнулась я.

Дэмиан вернул свою иронию и высокомерность, присущую эльфам, и я обрадовалась этому. Мне он нравился любым, но вот та высокомерная задница, с которой познакомилась в темнице, была самая родная. Меня мягко поцеловали в губы, не углубляясь, и проводили во главу стола. Оба моих тёмных короля хитро улыбались, светя своими чёрными и васильковыми глазами, будто у нас была одна общая тайна на троих. От этих взглядов я даже смутилась, заслужив громкий хмык от тёмных. Они подарили мне целомудренные поцелуи в обе щеки, я опустила глаза на белую скатерть. Воспоминания о прошедшей ночи вспыхнули в сознании и понеслись вниз, наполняя низ живота сладкой предвкушающей тягой. Пришлось даже схватить стакан с водой и ополовинить его, собрав остатки умных мыслей. Подняла голову, улыбнулась своим мужчинам, и обратила внимание на официальных мужей. Бальдор выглядел посвежевшим и отдохнувшим. Он улыбался мне открыто, а когда встретился с моим взглядом, подмигнул по-мальчишески. Ноа был как всегда хмур, и сверлил меня недобрыми чёрными глазами. Точно планирует прибить и закопать в лесочке.

— Доброе утро! — я подарила ему самый искренний и теплый оскал из своего арсенала, и приступила к завтраку.

Мужчины последовали за мной, и мы заработали ложками.

После сытного завтрака прошли в кабинет, Дэмиан раздал каждому из нас по артефакту-кулону, сказав, что так мы будем связаны и в любой момент сможем узнать, где мы и что с нами. Камень в кулоне был нежно-голубого цвета, похожий на турмалин. С удовольствием повесила украшение на шею, рядом со своим земным кулоном. Быть мне скоро похожей на новогоднюю ёлку, обвешанную драгоценностями. Бальдор уселся рядом со мной, ему нужен был контакт тела к телу, поэтому он старался держаться рядом и периодически сжимал мою ладонь.

— Какие у нас планы? — спросил Рэд, хмуро наблюдая за нами.

— В кратчайшие сроки найти артефакты, решить вопрос с дроу, и вернуться на Землю, — ответила я своему ревнивому оборотню.

— Какую Землю? — не понял Дэмиан, — ты никуда не вернёшься!

С ним согласились остальные светлые, поэтому пришлось рассказать по-новой о сделке с Богами. О том, что женщина в моем теле умирает, и спасет её лишь Бальдор, своей любовью. Так завернула, аж самой стало жалко несчастную женщину. Рядом хмыкнул Орион, и сжал вторую руку. Я благоразумно замолкла — действительно, увлеклась что-то, и уже откровенно преувеличивала некоторые детали.

— Тогда едем в Алдонию, ищем там артефакт, а после сразу к оборотням, — Маркус оттолкнулся от стола и направился ко мне.

— Покажу тебе твой будущий дом, моя королева, — вот кто был рад вернуться к себе.

Мы спешно собрались в дорогу, когда у ворот замка я увидела магикары. От души выругалась — на этой повозке снова трястись триста тысяч часов? Я только позавтракала! Мой замечательный дракон решил проблему моментально — перевоплотился в свою ипостась и спустил крыло, приглашая меня оседлать его шипастую спину. Я взвизгнула от радости и вскарабкалась на жениха, пытаясь умоститься поудобней. Конечно, было немного страшно: вдруг банально скачусь со спины, не удержавшись, — а в комплектацию дракона парашют не входит. Но как только удобно уселась и перестала вертеться, мои ноги и спину окутала светлая магия. Вот это чудесные ремни безопасности! Повесила сумку на плечо, схватилась за наросты на шее, помахала своим женихам да мужьям, крикнув, что встретимся в Алдонии. Дракон, разбежавшись, взлетел.

Полёт был прекрасный — ящер мягко поднялся на нужную высоту и плыл по небосводу в направлении дома. Внизу открывались бескрайние поля и леса, целые города и маленькие поселения. Виды были шикарные, но я старалась смотреть только вперёд. Не вовремя проснулся страх высоты, и я судорожно сжимала в руках наросты на шее дракона, каждые пять минут спрашивая, скоро ли мы прибудем. Маркус снизился, поняв моё волнение, и практически задевал лапами водную гладь, над которой сейчас мы пролетали. Я расслабилась, и начала наслаждаться полётом. Пообещала дракону зацеловать до смерти, за то, что он меня понял. По ощущениям, прошло примерно часа три, когда я заметила впереди по курсу высокие шпили красивого каменного замка. Он был воистину прекрасен, и напоминал замок из диснеевских мультфильмов.

Замок был окружён лесом и находился в центре утёса, возвышаясь над городом, лежащим у его подножья. Маркус плавно опустился в центре двора, на большой площади, покрытой шероховатыми каменными плитами. Судя по всему, площадь служила взлётной полосой для драконов в их животной ипостаси. Около распахнутых высоких дверей дворца уже столпилась толпа — видимо, встречать своего короля высыпала большая часть придворных, советников и слуг.

— Ваше Величество, добро пожаловать домой! — услышала я грубоватый бас.

Маркус демонстративно приобнял меня и величественно кивнул в сторону своих подданных. Мужчины в доспехах, советники, министры и прочая знать — все дружно опустились на одно колено, ударяя себя в грудь, и приветствуя своего повелителя. Король властно махнул рукой, мужчины встали с колен, расступились, образуя живой коридор, и мы прошли во внутрь замка.

Замок был под стать дракону: огромные комнаты и нежилые пространства были в основном в светлых жёлтых и зелёных цветах, высокие потолки с лепниной поддерживали мраморные колонны, резные массивные двери с фигурами драконов на них, каменные полы из невероятно красивого материала, напоминающего наш янтарь.

Все стены были расписаны полотнами со сценами жизни драконов, включая бои и сражения. Я очутилась как будто в сказке, рассматривала всё с огромным удовольствием, и мне нравилась каждая деталь этого королевского жилища. Маркус не торопил меня, он шёл рядом и рассказывал про каждое событие, нарисованное явно талантливым художником. Страшные для меня картины, показывающие настоящую бойню, реки крови и мёртвые тела я старалась пробежать побыстрее, не вглядываясь в подробности. Да и дракон, как я видела, стыдился этой истории королевства, поэтому не стала бередить прошлое его предков.

Пройдя анфиладу комнат, мы зашли в тронный зал, где собрались многочисленные аристократы. Нас с Маркусом встречали по этикету — склонив голову и прижав руку к груди. Женщины-драконицы, такие же высокие и красивые, как и мужчины, с любопытством рассматривали меня. Поймала несколько злобных взглядов, но не придала им значение — во все времена были те, кто не доволен выбором короля. Мы остановились возле ступеньки к трону дракона. Я завертела головой — чего это мы встали-то? Маркус повернулся в сторону придворных и гаркнул на весь зал:

— ЗАКАРИ!

От его рыка мои волоски на руках встали дыбом, и я восхищённо посмотрела на Короля — вот это сила голоса!! Маркус улыбнулся краешком рта, поймав мой восхищенный взгляд, и приосанился от гордости.

К моему дракону, слегка вжав голову в плечи, подошёл высокий, но очень худой мужчина с длинным носом.

— Закари, где трон для королевы? — обманчиво мягким голосом спросил Маркус, окидывая взглядом носатого. Однако взгляд короля обещал скорую расправу, если вопрос не решится сию минуту.

Тот, задрожав, кинулся к двери, и через пару минут четыре воина внесли огромный трон, постановив возле первого. Мы поднялись по небольшой лестнице, Маркус помог мне присесть, поцеловал пальчики, и сел рядом.

К нам двинулась процессия из главных советников и министров с жёнами. Они останавливались у первой ступени, низко кланялись и поздравляли с обретением Пары. Я улыбалась и кивала всем, тихонечко закипая. Сижу я тут на кресле, то есть троне, в безразмерном шёлковом балахоне и в чешках с меховым носком… Нет, ну мог дракон и предупредить об официальном представлении, я бы переоделась в соответсвующее красивое платье! Я, конечно, не комплексную, но выглядеть перед честным народом в пугачевском платье не комильфо! О чём сообщила Маркусу в перерыве между принятием очередного поздравления.

— Ты не должна об этом волноваться. Даже если ты будешь сидеть голой, в первую очередь ты — моя Пара и королева, мои подданные и слово не скажут против. Не посмеют, — шепнул мне жених, снова поцеловав кончики пальцев.

— Всё, завтра же выйду к твоим подданным в чём мать родила, — поймала на слове и заслужила полный обещания расправы взгляд.

Когда поток поздравляющих закончился и часть аристократов удалилась, начался новый этап работы Короля. Советники рассказывали как дела в королевстве, кто с чем к нам пожаловал, и что было во время отсутствия дракона. Я с интересом слушала о делах насущных.

— Через час прибудут короли четырёх стран, подготовьте покои в левом крыле. Да, и принеси артефакт силы в белый кабинет, — дал указание дракон носатому. Тот важно кивнул и ринулся выполнять указания.

— Дорогая, это Закари, мой личный секретарь, обращайся к нему по любому поводу, — представил Маркус носатого, вернее его убегающую спину.

Жених подхватил меня под руку, и мы отправились, в нашу комнату. По дороге я снова рассматривала убранство замка, восхищаясь красотой, а главное, стилем помещений. Мы дошли до резных двустворчатых дверей, и два стражника у входа открыли их, склоняя низко головы. Маркус подхватил меня на руки, и перешагнул через порог.

Мы оказались в просторном светлом кабинете. Одна стена была полностью стеклянной, вдоль двух других стен шли книжные шкафы и двери. Мне объяснили, что кабинет находится между двумя спальнями: левая дверь ведёт в покои королевы, правая — в покои короля. В этом кабинете Маркус не работает — у него есть ещё свой личный, поэтому при желании эту комнату можно со временем переделать под мой вкус. Но мне нравилось здесь всё. Я прошлась по рядам шкафов с книгами, заглянула в розовую спальню — фу, никогда не любила дизайн в стиле Барби, вот её переделаю обязательно. Посмотрела в окно — передо мной открывался шикарный вид на горные хребты и речку. Вышла из спальни и дошла до правой стороны, разузнать, как выглядит спальня будущего супруга. Его комната была тёмно-синей и очень понравилась мне. Может, предложить дракону рокировку? Он забирает себе розовое безумие, а мне отдаёт эту милую синюю.

— Кабинет мне очень понравился, давай оставим, — дойдя до дракона, улыбнулась ему.

— Хорошо, — прижимая к себе, ответил Маркус и накрыл мои губы своими.

Мы немного увлеклись поцелуями, завелись, и дракон посадил меня попой на белоснежный стол.

Стянул с меня платье до пояса и начал ласкать грудь, посасывая сосок одной груди и лаская пальцами другую. Я с трудом сдерживала стоны от ласки жаркого влажного языка:

— Маркус, — шептала я, сжимая его голову, — к нам могут зайти…

— Никто не посмеет, — отвечал мужчина, переключаясь на другую грудь.

Его рука проникла под трусики и ласкала мои складочки, иногда ныряя внутрь. Я извивалась от этих ласк, полностью растворяясь в его объятьях, пыталась скинуть с него брюки, но дракон будто специально прижимался сильнее, не позволяя мне даже дотронуться до него. Когда я уже начала поскуливать от возбуждения, он скомандовал:

— Разведи ноги, Марго!

И стоило выполнить его приказ, как Маркус одним движением сорвал с меня трусики и вогнал два пальца в горячее влажное лоно. Я вскрикнула, выгибаясь от удовольствия, и простонала его имя, прося большего. Дракон мягко уложил меня на стол, снося предметы канцелярии, склонился между ног, и его пальцы сменил язык. Сначала легонько скользнул вдоль складочек, словно пробуя на вкус, а затем нырнул в тёплую глубину, вызывая судорожный вздох. Его губы кружили вокруг входа, посасывали клитор, дразня лёгкими нажатиями. Я чувствовала, как становлюсь всё более влажной, и вот-вот кончу.

Однако Маркус тоже почувствовал напряжение всех моих мыщц, и отстранился, вызвав мой разочарованный стон. Он стянул брюки, подтянул меня поближе к краю, положил мои ноги на плечи, и медленно вошёл до упора. Не зря дракон подготавливал меня так долго: его член был шире и больше, чем у остальных женихов, вошёл с усилием, и я слегка поморщилась. Маркус не торопился, ждал, пока я привыкну и подстроюсь под его размеры, целуя мои ножки и поглаживая попу. Я нетерпеливо заёрзала, понукая моего светлого короля к действиям, и он начал медленно двигаться во мне, с каждым разом увеличивая амплитуду. Я вцепилась в стол и практически кричала от каждого толчка, его движения задевали внутри неведомые мне чувствительные точки, отчего по телу пробегали искры наслаждения. Он дарил неземное наслаждение, врываясь в меня с силой, и скоро я пришла к разрядке, сотрясаясь от ошеломительного оргазма. Дракон продлевал моё удовольствие, всё ещё двигаясь, не давая мне передохнуть.

Меня накрывал вторая сказочная волна, когда я заметила, что дракон изменился: на его шее и груди появились чешуйки, а зрачки глаз вытянулись и стали продолговатыми, как у змеи. Маркус утробно зарычал и убыстрился, его рука нащупала мой клитор и, помогая себе, он довёл нас обоих до точки невозврата. Я затряслась от сладких спазмов, распадаясь на атомы, и дракон последовал за мной.

Когда я снова смогла связно мыслить — очнулась всё также сидя попой на рабочем столе. Мы с королём судорожно дышали, восстанавливая дыхание после убойного марафона, дракон порыкивал, уложив свою голову мне на грудь. Я поглаживал его по влажным волосам и балдела; ноги подрагивали, — кажется, ходить я не смогу долго, возможно и секс-заезды исполнять тоже.

— Официально заявляю, что больше не смогу ходить, — выдохнула я, и заслужила тихий смех от мужчины.

— Сейчас всё исправим, — довольно мурлыкнул блондин. Подхватил меня на руки, и мы вдвоём дошли до ванны.

В ванной Маркус дошёл до огромного бассейна, и прыгнул со мной в прохладную воду. Я взвизгнула, зажмурилась и закрыла нос, уходя с головой под воду. Однако мы тут же всплыли, и меня посадили на выступ возле бортика. Дракон неторопливо намыливал меня, скользя мочалкой по всему телу, и весь процесс мытья мы нежились и целовались, как подростки. Потом ныряли и плавали в прохладной воде, возвращаясь потихоньку к жизни.

Наконец выбравшись из купальни, Маркус вынес меня в спальню. Надевать снова балахон ни капли не хотелось, да и трусы были все мокрые. Остановилась в растерянности посреди комнаты, думая, где раздобыть одежду, и тут же мой заботливый жених принёс из кабинета брошенную мной сумку с запасом нарядов. Заслужил от меня драконяка чешуйчатый ещё один благодарный сладкий неторопливый поцелуй.

Привели себя окончательно в порядок и вернулись в кабинет, где я собрала разбросанные вещи и опрокинутую канцелярию. Маркус активно помогал тем, что не мешал.

— Хватит, всё уже на месте, — не выдержал скоро мужчина моих повадок уборщицы и, притянув к себе, посадил в кресло.

— Да я уже и закончила, — согласилась, прижимаясь к тёплому боку короля.

— Заходи, — отдал приказ дракон, и двери распахнулись.

Невозмутимый Закари зашёл в кабинет и поставил на стол большой камень, после чего сказал, что короли прибыли и ждут аудиенции.

Затем уточнил, будут ли ещё распоряжения и, получив отрицательный ответ, удалился.

— Он что, всё это время стоял под дверью? — с ужасом спросила я после того, как Закари вышёл.

— Пришёл, когда я был занят твоей левой грудью, — хмыкнул дракон и получил шлепок по плечу.

Чувствую, как покраснела. Мама дорогая, получается, секретарь скорее всего слышал всё, что здесь происходило! Не успела стать королевой, как о наших интимных делах сейчас будет оповещён весь дворец! Вот же ж гад чешуйчатый, хоть бы отослал Закари куда-нибудь! Стукнула ещё раз для надёжности.

— Он ничего не слышал, двери зачарованы пологом тишины, — правильно поняв мои шлепки по плечу, солнечно улыбнулся Маркус, хватая мой боевой кулачок и целуя в раскрытую ладошку.

— Уф, отлично, — выдохнула с облегчением.

— Это камень силы? — перевела тему.

— Да, — кивнул дракон, — подождём остальных и попробуем его разбить.

— А он тебе не нужен? — заволновалась я, вдруг таких камней мало, всякое может быть.

— Пока не родился наш сын, он мне без надобности, — улыбнулся Маркус и поиграл бровями, явно намекая на то, что заводить ребёнка готов начать немедленно. Я рассмеялась и чмокнула дракончика в щёку, ну невозможная харизма у мужчины.

— Значит, есть несколько лет в запасе? — поинтересовалась у него. Ну а вдруг камень редкий и, не дай Боги, понадобится?

— Он уникальный, создаётся из излишков магии королей. Тот артефакт силы, что был у эльфов, создавался на магии лже-короля, поэтому перед истинным правителем рассыпался в прах. Мой камень истинного правителя будет сложно разбить, но попытаться стоит — думаю, если шарахнуть концентрированным ударом всех Королей, должно получиться, — задумчиво протянул дракон.

— То есть этот камень силы достался тебе от отца? — не поняла я принцип действия.

— Да, король сливает излишки своей магии, и они превращаются в камень. Постепенно он растёт и передаётся от отца к первому сыну, наследнику трона. Если с артефактом силы что-то случается — например, его уничтожают — то король начинает всё заново, — ответил Маркус.

— Ну ничего себе, я-то думала, вы как кунг-фу панда разбиваете силой камень напополам, — я с интересом рассматривала артефакт.

Теперь, зная про него больше, понятно, почему Богиня спрятала артефакт в камне. Хорошо, что подсказала где искать, а то долго бы я бегала по планете в их поисках. От размышлений меня отвлёк стук. Маркус приказал войти, и двери широко распахнулись, пропуская женихов-мужей.

— Кто такой кунг-фу панда? — спросил дракон. Он всё это время пытался понять моё выражение.

— На Земле есть такой вид единоборства — кунг-фу, и те, кто занимаются им, практикуют удары ребром ладони по кирпичам, разбивая их попоплам, — попыталась вкратце объяснить я.

— Подробнее потом расскажу…

— Интересно, потом обязательно расскажи, — согласился Маркус.

Короли и мужья расселись по диванам и креслам, перед этим обняв меня и поздороваясь, и мы приступили к мозговому штурму. Сначала, правда, мне предложили почувствовать артефакт Богов. Я ничего не чувствовала, хотя и потрогала холодный камень. Послала свою светлую и тёмную магию внутрь — безуспешно. Хотя камень впитывал всю силу без отдачи, но при этом даже не засветился. Не придя к конкретному решению, мужчины встали вокруг камня и ударили совместной общей сырой магией. Однако вместо того, чтобы разбиться, камень засветился и увеличился в размерах, и теперь занимал половину стола. Мужчины ещё раз послали магию, теперь вместе со мной. Стол треснул, не выдержав веса артефакта силы, и разломился на части. Чёртов же камень превратился в валун, но не приобрёл даже маленькой трещинки.

— Может, артефакт Богов не в камне? — честно говоря, я сомневалась в этом с момента, как услышала рассказ о создании камня королями. Вряд ли Богиня спрятала бы остальные артефакты в такие же камни, её задумка наверняка была более глубокой по смыслу.

— Тогда где он может быть? — почесал репу Рэд.

— Не знаю. Смотрите, камень создаётся королями и выявляет настоящего короля. У эльфов был лже-король, и Богиня спрятала там артефакт, чтобы истинный король восстановил справедливость и вернул артефакт на место. Значит, по логике вещей, второй и третий артефакт нужно искать там, где, возможно, что-то произошло. Скорее всего, что-то бесчестное, что-то, что Боги никогда бы не одобрили, и что идёт вразрез с их заповедями, — мы все уставились на дракона.

Маркус задумался и начал ходить по кабинету, вспоминая, где и когда могло произойти событие подобного плана на его землях. Мы ему не мешали, тихонечко сидели на диванчиках, и ждали.

— Мой дед силой забрал часть земель фэйри, — заговорил Маркус, — как думаешь, подходит?

— Это было задолго до потери артефактов, — сомневался Орион.

— Подходит, — кивнула я, — Богиня не хотела войны между своими детьми. Она сказала, что её мужья всегда решали споры через своих детей, то бишь вас, и она от этого сильно страдала, сопереживая.

— Значит, собираемся и едем на границу с тёмными, — решил Маркус.

— Может, мы покушаем сначала? Я немного устала, — капризно заныла. Мне, конечно же, хотелось всё побыстрее закончить, но и обычные человеческие потребности необходимо удовлетворять. Я банально хотела немного отдохнуть в спокойной атмосфере, пообедать.

— Ты права, поедем после обеда, — согласились мужчины.

Мы вышли из кабинета и направились в столовую. Подбежавший к нам Закари был отправлен на кухню с поручением организовать обед на всех правителей.

Я взяла Бальдора за руку, посылая свою магию в него. Он, конечно, выглядел нормально, но я боялась, что в любую минуту начнётся резкое ухудшение состояния. Бальдор оценил заботу, нежно сжав мою ладонь, и благодарно улыбнулся.

За обедом каждый думал о своём. Рэдвин заранее стал вспоминать, что такого произошло на его землях, и где может быть третий артефакт; Маркус и Орион вспоминали, что-то необычное на землях, которые они в итоге поделили между собой, установив мир. Ноа и Бальдор общались между собой, обсуждая дела в замке Яковии; а Демиан и Грэм развлекали меня тем, что пикировали друг с другом, выясняя, кто из них более надменная высокомерная задница. Я довольно наблюдала за своей большой семьёй. Каждый из мужчин был личностью, сильной, властной, добившейся высот, но ради одной маленькой сорокалетней женщины, (пусть и в теле двадцатилетней) они подавили своё эго и приняли друг друга, стали если и не близкими, как братья, то хотя бы друзьями. А события у эльфов сплотили их ещё сильнее. Мы ещё учимся доверять друг другу, учимся уживаться, но я не представляю уже жизни без них.

— Кажется, я вас люблю, — сказала негромко, смотря на королей. Мужчины замерли, прекращая разговоры, и все разом повернули головы в мою сторону.

Эти три важных слова последний раз я произносила Артуру, пятнадцать лет назад, когда он оставил меня с двумя детьми на руках. После этого я ни разу не говорила их в отношении мужчины. Именно в то время моё сердце остыло, покрылось бронёй с шипами и очерствело. Я гнала от себя любые отношения с теми, кто пытался завладеть моим сердцем, ища только выгодных для себя мужчин, способных вложиться в моё будущее. И вот сижу в ином мире, вновь влюблённая в невероятных мужчин, вновь открывшая свою душу.

Каждый из королей ответил на моё признание по-своему, но итог был один: все друг друга любят, и все счастливы. Нежность приторной патокой лилась весь остаток обеда. Единственный, кому было некомфортно за столом, был Ноа. Я видела, как ему неприятно, и старалась перевести тему.

Обед подошёл к концу, я отдохнула в кругу семьи, и мы снова двинулись в путь. На этот раз пришлось ехать на магикаре, мы направились в сторону города Диен. Именно этот город в своё время отобрал дедушка Маркуса.

— Чем вообще примечателен город? — поинтересовалась у Ориона.

Мы проехали примерно треть пути, и я немного привыкла к тряске магикара, перестав бояться вытряхнуть обед на обочине. Заодно вспоминая лихие девяностые и советский автобус ПАЗ, который примерно также трясся по раздолбанным дорогам.

— Диен обычный портовый городок, но единственный на границах драконов. В своё время драконы решили бороздить моря и океаны, укрепить позиции не только на суше, но и на море, — поведал Орион.

— Но они же умеют летать, зачем им бороздить моря? — не понимала я.

— Финансовая выгода: свои морепродукты, плюс некоторые важные ингредиенты для создания артефактов и сложных заклинаний находятся именно на дне морей и океанов, — пожал плечами Ори, — да и драконы любят отнимать чужое, им это доставляет удовольствие.

На заявление фэйри Маркус отреагировал неоднозначно: он рыкнул на тёмного, покрылся чешуёй, но через несколько секунд успокоился и согласился, что да, действительно, драконы такие, поэтому меня из-под бока тёмного отобрали и пересадили рядом с собой. Мы с Орионом по-доброму посмеивались над драконом, я привалилась к тёплому боку жениха и постаралась расслабиться и подремать, да так и уснула.

21. Тёмное прошлое

Мы доехали до городка возле моря, который расположился прямо посередине между светлым и тёмным королевством. Я направилась к воде помочить ножки, давненько на море не была. Скинула свои балетки и остановилась у кромки воды. Небольшие волны набегали на песчаный пляж, обдавая мои ступни холодной водой. Море было удивительно красивым и чистым, можно было разглядеть рыбок, водоросли и камушки на дне. Душу наполнила безмятежность от простора и шелеста волн, запах йода навевал мысли о моём Орионе — до сих пор загадка, почему он пахнет морем…

Меня обняли со спины; закрыв глаза, откинулась на чью-то грудь и вдыхала свежий воздух.

— Тут очень красиво, — заговорила я.

— Поэтому за эти земли и воевали, — ответил дракон, утыкаясь мне в волосы.

Идти никуда не хотелось, хотелось поймать и удержать это мгновение жизни, оставив на долгую память.

Мы простояли ещё немного и направились к месту, где когда-то состоялась битва. К моему сильнейшему разочарованию, дойдя до места сражения я не почувствовала ничего, хотя даже землю под ногами потрогала.

— И где искать артефакт? — расстроилась я, — Давайте, мужчины, вспоминайте свою историю! Как драконы выиграли войну? — обратилась к Королям и озадачила их.

Мы расселись в тени раскидистого дерева.

— Пятьсот лет назад Кахран третий внезапно, не объявив войны, напал на город с целью его захватить. Вон за тем поселением была раньше граница светлых и тёмных, — махнул на одноэтажные домики в километре от нас Маркус.

— Да, фэйри отреагировали быстро, прибыв к этой полянке. Однако деревня, к сожалению, была дотла выжжена драконьим огнём, — продолжил Орион.

— То есть все, кто жил в этой деревушке, умерли? — остановила я повествование.

— Несколько существ успели убежать, но да, практически все были убиты. Они даже не успели понять, что произошло, просто сгорели в пламени, — грустно ответил Орион.

Я поёжилась и сжала его ладонь — мне было жаль народ, что жил в этой деревне.

— На этой поляне их встретили фэйри. Бой шёл три дня и три ночи, пока короля фэйри не убили, — тихо продолжил Маркус, — вон там, видишь каменную плиту? — он показал на холмик, я кивнула.

Чёрный прямоугольный гранит на земле блестел в лучах солнца. Я поднялась и направилась к нему.

— Где сейчас проходят границы светлых и тёмных? — спросила, подходя к памятнику.

— Отсюда как раз и начинаются, — ответил Орион.

Я прикоснулась к холодному камню. Не знаю почему, но возникла уверенность, что артефакт спрятан тут. Закрыла глаза и попыталась почувствовать. Разочарованно открыла через пять минут — нет, не чувствую артефакт, нет даже чего-то похожего на него. Мы вернулись обратно в тень дерева, и я попросила продолжить рассказ.

— Собственно, это весь рассказ и есть, только укороченный, — пожал плечами Маркус, — после смерти короля фэйри дракон установил новые границы. Фэйри отступили, для них наступили тёмные времена: потеря короля и сильного тёмного отразилось на всех. Рита, мы не просто так становимся королями, у нас намного больше магии, чем у кого-либо. Мы поддерживаем баланс на планете, притягивая магию, или наоборот, отдавая миру.

— Как умер твой прадед? — повернулась к дракону.

— Его убил мой отец, как и деда Маркуса, — ответил Орион, — отец недолго оплакивал смерть деда, для него это стало личным делом — отплатить драконам за смерть и территории. Он нанял лучших головорезов королевства и лично направился инкогнито в королевство драконов. Там вовсю шли празднества и ликования по поводу приобретения обширных новых земель и прибрежного города. Улучив удобный момент, отец с наёмниками убили двух правителей драконов, и отцу Маркуса пришлось спешно принимать бразды правления. С того времени и до прихода на престол Маркуса фэйри и драконы воевали, жестоко убивая друг друга, даже позабыв о причинах разногласий. Маркус попытался уладить отношения с фэйри, предлагал компромиссные решения по возврату земель, но мой отец давно перестал понимать, что творит.

— Жесть какая! Пять сотен лет фэйри и драконы истребляли друг друга? — я была в шоке.

— Нет, Маркус встал на престол лет триста назад, — улыбнулся Орион, — он прекратил войну со своей стороны, а фэйри… Он их просто пленил — они жили на землях драконов без попытки перебраться на тёмную сторону, особо ретивых сажал в темницы. Когда я встал у руля королевства, мы заключили окончательный мир.

Я улыбнулась доброму дракончику, — какой же он умничка и дипломат! Не стал продолжать кровавое дело семьи, как и Орион, оба нашли в себе силы простить друг друга и закопать топор войны.

— Триста лет, мама миа… А каков ваш возраст, сударь? — напряглась я, уловив последние слова и отвлекаясь от темы войны.

— Четыреста тридцать пять лет, — ответил дракон, улыбаясь, — я ещё молод.

— Ничего себе, а вам? — в шоке обратилась ко всем.

Выяснила, самым молодым был Орион, ему "всего" 126 лет. Рэдвину 148, Грэму 243, Демиану 301 год, Бальдору 222, а Ноа 300. А самое интересное, от чего я даже истерично рассмеялась, что Марго, в теле которой я собственно и нахожусь, аж 221 год! Ха-Ха, а я тут насчёт своих 40 переживала!!

Но вообще интересно — у королей такой солидный размах в возрасте, а выглядят все ровесниками, ну, кроме Ори, он и вправду выглядит моложе остальных. Я бы ему дала 22–23 земных года.

Меня успокоили; сказали, что у истинных там что-то стабилизируется, и мы проживём долгую, счастливую жизнь вместе и умрём в один день. (Утрирую).

— Пойдём к деревне, может там что-то почувствую, — прервала я нашу милоту. Со мной согласились, и мы бодрым шагом зашагали в нужном направлении.

— Что это за здание? — ткнула пальцем на небольшую часовню из белого мрамора посреди деревни.

— Мемориальная часовня в память о погибших, — ответил Грэм.

Я схватила его за руку и потянула внутрь. Часовня была настолько маленькой, что мы едва уместились там вдвоём. На единственной стене сооружения была изображена Богиня мать, что оплакивала своих детей. Я провела по рисунку рукой, благоговейно вздыхая. Грэм не мешал, даже сделал шаг назад, оставив меня одну. Прикоснулась к холодному камню, прошлась по всей стене, ощущая гладкость, и вдруг ноготь за что-то зацепился возле арки выхода. Нетерпеливо послала свою светлую магию на мраморную плитку, та под моей ладонью треснула надвое, упав к ногам. Из маленькой ниши прямо мне в руки вывалилось блюдце, маленькое, фарфоровое, с цветочным орнаментом, под стать чашечке у эльфов. Я прижала к груди находку, как самую большую драгоценность, повернулась к изображению Богини, и поблагодарила её за помощь.

Выйдя из часовни, я показала артефакт мужчинам, и все, конечно, обрадовались. Меня затискали, поздравляя.

— Стой, — остановил меня Орион, когда хотела разбить посудинку. Я замерла с поднятым блюдцем на руках, — у эльфов ты сначала случайно капнула кровь на чашку и она засветилась. Может, и тут надо сделать так же?

Вот не зря его умным называю, мой фэйри всё подмечает, анализирует и делает выводы. Я благодарно улыбнулась тёмному и протянула палец. Меня укололи кончиком клинка, выступила кровь, которую щедро размазала по посуде. Блюдце засветилось тёплым светом, впитывая кровь. Как только свечение прекратилось, со всей силы разбила посудину об мраморную ступеньку часовни. Все замерли, рассматривая осколки фарфора — но ничего не происходило. Я даже немного запаниковала, вдруг не сработало? Однако через несколько долгих минут осколки удивительным образом впитались в землю, оставляя после себя небольшое мерцание.

— Эээ и это всё? — разочаровано протянула я. А где красочные эффекты? Ни тебе порывов ветра, мощной грозы или прочих божественных явлений.

— А что ты хотела? — со смешком спросил Ноа.

— Ну, что-то шумовое и яркое — гром, молнии, дождь и всё такое, — пожала плечами.

— Зачем? — не понял брюнет.

— Да так, издержки Голливуда, — махнула рукой, — ладно, каков теперь план действий?

— Останемся тут, завтра пойдём к оборотням, — сказал Грэм.

— Да, тут недалеко, — согласился Рэд, и мы направились к местному трактиру.

Было ещё рано, и я предложила прогуляться по городу. Мужчины разделились: законные мужья остались в трактире, не мешая нам; остальные составили мне компанию. Мы медленно направились к шумному центру города, близ поселения.

— Твоя сестра не будет мне мстить? — спросила у фэйри, вспомнив подробности знакомства с драконом.

— Нет, конечно! — удивился Орион, — вы обязательно подружитесь. Она немного ветреная, но очень добрая.

Ори тепло улыбнулся, вспоминая сестрёнку. Его глаза мягко засветились, и я поняла: их братские узы очень сильные, они любят друг друга.

Наша компания прогуливалась по набережной, рассматривая лавки, кофейни и одноэтажные домики. Тут жили настоящие работяги самых разных рас, при этом каждый был занят своим делом, не обращая внимание на венценосных особ. В одном месте нам даже вылили под ноги воду из-под рыбы, так, что мы едва успели отпрыгнуть. Здоровая женщина извинилась, сказав, что не заметила нас. Такой тихий семейный вечер мне очень нравился — самое главное, мы никуда не торопились, полдела было сделано, осталось совсем чуть-чуть. Когда всё закончится, можно будет начать планировать нашу свадьбу и будущее. Дойдя до очередной кофейни, присели на веранде, рассматривая закат, и заказали официанту мороженое в чашечках.

— Ты вспомнил какие-то события? — отвлекла Рэда от его мыслей.

— Нет, — мотнул он головой, — нужно обратиться к старейшинам. Я не помню ничего такого, оборотни самый мирный народ.

— Вот не надо тут заливать! — хмыкнул Грэм.

— О чём это ты? — насупился Рэдвин.

— А кто недавно устроил стычку с дроу? — напомнил демон, — А год назад, кто вызвал меня на магическую дуэль?

— Тааак, интересно, можно поподробнее с этого места? — я даже поддалась вперёд.

— Дроу первые напали, мы защищали своё! — рыкнул Рэд, — А тебя я вызвал на дуэль, потому что твой братец трусливо поджал хвост, и спрятался в замке! После того, как обесчестил двух дракониц!

— Ох, не вспоминай этого убогого! — закатила глаза, — Прости Грэм, но вы настолько разные, вы родные братья? Как так получилось, что вы отличаетесь, как небо и земля?

— Честер был совсем мал, когда я взошёл на престол. Родители умерли, я входил в курс дел в управлении королевством, мне было чуточку не до него. О брате заботились дворцовые слуги и рабы, и я сам виноват — закрывал глаза на его деяния, откупаясь от жертв, — покаялся демон.

— Теперь ясно, почему он был так уверен, что ты его освободишь, — вспоминая слова его психованного братца, ответила я.

— Освобожу, — кивнул Грэм.

— Чтооо? Грэм, он ведь пытался тебя убить!! — была я не согласна с женихом.

— Отправлю его в дальнюю провинцию к тётке, есть у нас прекрасная наставница для перевоспитания. Или к эльфам отошлю. Пойми, не могу я его казнить и в темнице держать, он моя родная кровь, — грустно улыбнулся демон.

— Не надо к эльфам! — замахал на него молчавший всё это время Дэм, — отдай лучше драконам!

Я рассмеялась. У мужчин начался новый спор, они отбрыкивались от братца Грэма всеми руками и ногами, приводя неоспоримые аргументы, почему в соседнем королевстве его примут достойнее. Я даже не стала им мешать, они такие забавные, когда что-то друг другу доказывают, рычат и шипят.

Таким темпом мы быстро вернулись в трактир, где Ноа и Бальдор ждали нас за одним из столов. Они заняли нам несколько комнат для ночлега, а сейчас скромно ужинали. Мне есть не хотелось, и я направилась к себе. Хотелось в душ и лечь спать, от такого насыщенного дня ноги гудели. Переделав все процедуры, переоделась в удобный пеньюар на лямках и плюхнулась на кровать. Мысли скакали от одной темы к другой. Где может быть третий артефакт? Куда пропал дроу? Что вообще делать с ним? Этого истеричного мужчину брать в семью не хотелось, он своими придирками и сценами будет портить всю малину. В какой-то момент кровать прогнулась, и ко мне лёг Рэдвин. Подтянул меня поближе к центру кровати, с другой стороны лёг Дэмиан.

— Привет, — шепнул Дэм, закидывая руки за голову.

— Привет, — улыбнулась, — Я сильно устала…

К новому секс марафону, честно говоря, была сейчас совершенно не готова, меня изрядно заездили тёмные и дракон.

— Тогда спи, — ответил Рэд, лукаво улыбаясь и прижимая к своей широкой груди.

— Сладких снов, тёмная, — шепнул эльф за спиной.

— Спокойной ночи, высокомерная задничка, — прошептала я.

***

Проснулась я от легких поглаживаний ноги, сначала не поняла, что происходит — думала, муха какая-то мешает спать. А это Дэм, едва касаясь моих лодыжек, решил разбудить меня. Открыла глаза и наткнулась на спину эльфа. Свою ногу я перекинула на него и сопела ему в спину. Это ж надо умудриться так лечь! Ногу отняла, сунула под одеяло, и от эльфа отвернулась. Рэда нигде не было.

Дэмиан развернулся ко мне и притянул к себе, впечатав в грудь. Я тихо рассмеялась и прижала его руку к своему животу. Мы лежали в тишине, наслаждаясь моментом близости и одиночества.

— Тёмная, — позвал меня эльф.

— Чего тебе, старче? — проворчала я.

— Спасибо тебе, — прошептал эльф.

Я развернулась к нему, утыкаясь лбом в его лоб. Дэмиан поддался вперёд и накрыл мои губы в поцелуе. Мы увлечённо целовались, но попыток зайти дальше эльф не делал, лишь прижимался всё сильнее.

— Нам нужно отправляться в путь, — прервала поцелуй. Блондин шумно выдохнул и согласно кивнул.

После водных процедур и переодевания в удобную одежду мы спустились вниз, к остальным мужчинам. Они уже ждали нас, даже к завтраку не приступали. Блин, всё-так есть какой-то ритуал у них, что ли? И почему я до сих пор не узнала о нём?

— У вас традиция какая-то, не приступать к еде, пока жена не спуститься? — решила наконец узнать. Попутно села возле Бальдора и подзарядила его своей магией.

— Доброе утро, — улыбнулись мои мужчины.

— Доброе, простите, — разулыбалась в ответ.

— Да, женщина начинает есть первой, после неё к еде могут приступать остальные, — ответил Бальдр.

— А если за столом несколько женщин?

— Начинает та, кто выше по статусу, или старше по возрасту, — со смешком уточнил Бальдор.

— Ну, вы это, не ждите меня, ешьте спокойно, — дала отмашку мужчинам.

Мы сытно поели и загрузились в магикары, отправляясь снова в путь. До королевства оборотней доехали довольно быстро, или я просто привыкла к тряске.

Вывалилась из повозки, разминая ноги, и привалилась к дереву. Мы были в том же лесу, где я очнулась не так давно во время битвы оборотней и дроу. Вспоминая наше первое знакомство с Рэдом, обняла волка со спины. Что было бы, если бы меня не выкинуло сюда? Я бы не обрела своего светлого мужа…

Рэдвин, поняв моё состояние, развернулся и прижал к своей груди.

— Я бы всё равно нашёл тебя, — шептал муж, — мы всё равно бы встретились, забудь тот день…

— Угу, — отвечала я мужу, — я просто не представляю, как бы жила всё это время без тебя…

Меня сжали сильнее.

— Давай не будем думать, что было бы и как. Мы вместе, и я никуда не денусь от тебя! — порадовал меня волк.

Мы простояли, обнявшись, ещё несколько минут, и направились в поселение оборотней.

Мужчины и женщины побросали все свои дела и встречали нас, образуя живой коридор. Я тепло улыбалась народу, мне очень нравился быт оборотней, он был ближе ко мне по духу. Всё было по-простому: никто не бил себя в грудь, Рэд вёл себя не как царственный король, а как заботливый руководитель — спрашивал, как тут дела без нас, всё ли в порядке? Таким темпом, беседуя со всеми, кто его окликал, мы дошли до особняка короля. Я присела на деревянную лавочку, подставляя лицо под лучи солнца.

— Меня отсюда выкинуло к тебе, — улыбнулась Ориону, который подсел рядом, забрав в плен мою руку.

— И ты спасла меня, — закончил мысль фэйри.

— Сейчас придут старейшины, спросим совета у них. Пока располагайтесь в доме, — предложил королям да мужьям волк. Сам же устроился возле меня, забирая вторую руку.

Никто никуда не ушёл, все остались ждать местных стариков. Рэдвин рассказал, что старейшины — это бывшие альфы кланов. Кто-то из них сам сложил свои обязанности, кто-то передал право сильнейшему в бою, лишь малая часть ушли из-за возраста. Я с интересом слушала мужа — устои оборотней были просты: сильнейший оборотень занимает пост альфы, становится для своего вида вожаком, и заботится о народе. В его королевстве не было брошенных детей, обиженных женщин или тех, кто хотел подсидеть вожака и занять нечестным способом пост. Хочешь стать альфой — брось вызов, одолей вожака, и веди свой народ в лучшую жизнь.

— Тебе тоже могут бросить вызов? — спросила мужа.

— Могут, но не будут, — ответил самоуверенно Рэд.

— Почему? — заинтересовалась я.

— Короли шести государств намного сильнее обычных магов. Многие энергетические потоки держатся на нас, особенно сейчас, когда артефактов-стабилизаторов нет. На наших плечах лежат очень серьезные и важные обязанности, — ответил оборотень.

— Возможно, поэтому Дэмиана и не убил лже-король? — предположила я.

— Он был просто трусом, — пожал плечами эльф, — и не выполнял обязанности короля, Самир сам мучился.

— Прости, больше не буду вспоминать его, — улыбнулась светлому.

К нам из леса вышли пять старейшин. Медленно дойдя до нас, они лишь легонько ударили себя в грудь и едва заметно кивнули Рэду. Им принесли деревянные табуретки и мужчины расселись.

— Чем обязаны, Ваше Величество? — спросил хриплым голосом мужчина лет пятидесяти с сединой на висках.

— Рита, познакомься: это Аларик, бывший альфа волков, и мой дедушка, — представил мужчину Рэд.

— Очень приятно, — я тепло улыбнулась дедуле. И правда, видна родственная схожесть, особенно глаза.

— С обретением вас, — криво улыбнулся мужчина.

Рэдвин представил остальных бывших альф и рассказал про нашу проблему. Пятеро мужчин задумчиво чесали бороды, вспоминая минувшие годы.

— Рик, вспомни, чем кончилась та история? — заговорил один из альф. Кажется, гиен.

— Ты о паре демонессы? — почесал за ухом Аларик, прям как Рэдвин.

— Да, — кивнул мужчина с хитрыми глазами.

— Да нет, та история вряд ли стоит Божественного проявления, — с сомнением протянул дедуля.

— А можно поконкретнее? — вклинилась я. Вы расскажите, может это нужное нам событие.

— Несколько сотен лет назад, при правлении отца Рэдвина, у одного из оборотней волков появилась пара. Это оказалась жена местного чинуши из королевства дроу, — начал свой рассказ Зиг, бывший альфа гиен.

— Женщина забрала детей и перебралась к нам в королевство, оставив мужа на тёмных землях. Но дроу был категорически против. Он пробрался ночью в их дом и убил спящую жену и волка, а детей забрал к себе, — закончил Аларик.

— Так, и где сейчас этот дроу? Он, случайно, не был родственником нынешнему королю? — запаниковала я, вдруг история повторяется? Не хочу я быть убитой будущим мужем.

— Боги его наказали. Он умер, не прожив и недели, — ответил Аларик, — все существа на нашей планете знают закон об истинности Пар — нельзя нарушать волю Богов. А вот где его дети, неизвестно.

— Сколько лет королю дроу? И когда именно произошла эта история? — выпытывала у старейшин подробности.

— Да нет, король не имеет отношения к этому событию, — попытался прервать мои метания Рэд, — ему всего сто сорок лет, а то, о чём рассказывают старейшины, было лет четыреста назад.

— Ну, сам король может и не имеет отношение, но уверен ли ты, что убивший свою жену дроу не дедушка короля? — сомневалась я.

— Ты паникуешь раньше времени, — рыкнул Рэд. — К тому же такая мелочь вряд ли могла стать поводом прятать артефакт.

— Давайте, вспоминайте другие истории, — оборотень явно разозлился и рыкнул на старейшин.

Те снова задумались, зачесали бороды.

— Оборотни мирный народ, мы чтим заповеди Богов, и не идём против их воли. Других подлостей на наших землях не было, или мы просто не знаем об этом. Может, вам почитать книги в библиотеки, поискать там? — предложил бывший альфа барсов по имени Маркис.

— Ну прям-таки не было? Не было тех, кто шёл брат на брата, или свергал альфу нечестным путём? — Грэм явно не поверил оборотням, — возможно, кто-то кого-то отравил? Не зря же Богиня спрятала свои артефакты именно на светлых землях.

— Нет, Ваше Величество, мы не решаем проблемы такими мелочными поступками. У нас решают такие вопросы наши звери, а они действуют на инстинктах, — ответил демону Аларик.

— Дайте нам время до вечера, мы поспрашиваем у своих, поищем по книгам. Вечером ответим вам, — подал голос бывший альфа медведей Батлер.

— Хорошо, мы тоже поищем в библиотеке, — кивнул Рэд, и отправил старейшин восвояси.

22. Последний полёт в бездну

Мы до самого вечера сидели в библиотеке в поисках тёмных событий минувших дней. Но либо оборотни умело скрывали плохие периоды из истории своего королевства, либо действительно у них ничего такого не происходило. Рэдвин даже нос задрал по этому поводу, бахвалясь, какие оборотни светлые, с чистой историей. Остальные лишь посмеивались над ним, называя святым волком. Мне очень понравился этот день, он был спокойным и каким-то семейным. Здесь, в кругу самых близких людей, окутанная запахом старинных книг, под шелест пожелтевших от времени страниц я буквально отдыхала душой, на время забывая о всех поставленных задачах.

Слуга отвлёк нас, сказав, что через час будет готов ужин, и уточнил, спустимся ли мы в столовую. Мы дружно закивали и попросили отправить приглашение на ужин старейшинам, зарываясь каждый в свою книгу.

— Я, кажется, кое-что нашёл, — подал голос Ноа.

Мы выжидающе уставились на брюнета.

— Тут говорится о принцессе Алиене, которая была парой для беты барсов, — Ноа поднял голову и посмотрел на Рэдвина.

— Алиена? Да, была такая, помню. Но там история грустная, она сама себя убила, — почесал за ухом Рэд.

— В книге написано другое: что её полюбил Альфа, и подставил своего бету, — скептически поднял бровь Ноа.

— Дай-ка сюда, — потянулась я за книгой.

Ноа хмыкнул и протянул мне древний фолиант. История, что я прочитала, была стара как мир, и похожа на историю Клеопатры и Марка Антония.

Как я уже знала из книг — Альфа любых оборотней всегда является единственным мужем для своей жены. Естественно, моя история не в счёт.

Алиена, эльфийка, нашла свою пару, познакомившись с оборотнем-бетой, и переехала к мужу в Валирию. Они любили друг друга, нежно, преданно, пока однажды девушку не увидел Альфа барсов. Он влюбился в красавицу с первого взгляда, и стал строить планы, как избавиться от её мужа, чтобы женить на себе эльфийку.

Когда началась очередная война, то мужа Алиены сразу забрали в войско. Альфа, приехав через пару недель с проверкой, сообщил бете печальную новость — его беременная жена скончалась при родах. Убитый горем оборотень, не щадя жизни, бросился в самое пекло сражения и умер от полученных ран смертью храбрых. Торжествующий Альфа вернулся обратно и лично пришёл в дом эльфийки, чтобы сообщить печальную весть вдове, и утешить в объятиях. Сделав скорбное лицо, озвучил новость, и увидел, как побелела Алиена, закусив губу и схватившись за живот. Альфа попытался обнять и утешить красавицу, предлагая помощь, защиту, поддержку, но она холодно отстранилась, заявив, что хочет побыть одна.

Стоило Альфе выйти, как Алиена покончила с собой, вскрыв вены. Нерождённый ребенок погиб вместе с матерью в её утробе.

— Кажется, это то, что мы ищем, — прошептала я, дочитав историю.

— У старейшин уточним. Поужинаем, и пойдём проверим, — сказал Рэд.

С ним согласились остальные короли, и мы направились в столовую. По пути я решила отлучиться в дамскую комнату, и сказала не ждать меня, я догоню.

Зашла в санузел, и хорошо, что не успела снять трусы, потому что встретилась со своим "любимым" (нет) порталом в бездну.

— Спасибо, Стафера, что не без трусов осталась, — проворчала недовольно, пытаясь определить, куда меня занесло. Как говорится, это только деликатное повторение — мать учения, а постоянное и нудное — отец бешенства. Я немножечко бесилась, что вместо приятного ужина в кругу семьи вынуждена торчать непонятно где.

Выкинуло меня в пещеру, где было темно, сыро и воняло крысами. А ещё я, кажется, когда падала, ногу разодрала. Боли не чувствую, но что-то мокрое по ноге течёт. Здрасти, приплыли. Немного проморгалась, пытаясь рассмотреть обстановку, но всё равно было слишком темно, и я не видела даже силуэтов предметов. Нащупала стеночку, пошла по ней.

— Ау, есть тут кто?? Ваше величество! — кричала я. Ну не зря же меня выкинуло сюда, наверняка сейчас происходит какое-то важное королевское мероприятие. Утрирую.

Никто не отзывался, и пещера не кончалась. Кажется, это не пещера, а целый тоннель или, может, проход. "Ага, в Нарнию", — смеялся внутренний голос. Наконец услышала впереди бубнёж и ускорилась. Спотыкаясь, добрела до каменной стены, за которой явственно была слышна возня, точнее там двое предавались разврату. Я слышала голос женщины, мужчину не слышала вообще, но женщина признавалась мужчине в любви, говорила о его силе, мужестве и прочее. В общем полное буээ. Я собиралась вернуться и свернуть в другое место, там где-то развилка была, но случайно наступила на замаскированную кнопку. Стоило её нажать, как в следующую же секунду в меня полетело горящее копьё. Я резко присела, и оно воткнулось в стену.

— Твою мать! — смачно выругалась. За стенкой разговоры резко прекратились, и каменная плита отъехала в сторону, представляя меня двум существам.

Я зажмурилась от ударившего в глаза света.

— Опять тыыы!!! — услышала вопль и открыла глаза. Увидела постель, на которой сидел голый дроу и тыкал в мою персону пальцем. Спрыгнув, он схватил меня за руку и потянул на себя.

Стоило нашим рукам соприкоснуться, как из меня вырвался белый свет, ударивший прямо в дроу, и он кулем упал возле моих ног.

Голая женщина, которая оставалась на кровати всю сцену, зыркнула на меня и заорала во всю глотку, зовя стражу.

Такого эффекта, я, честно сказать, не ожидала. Пока к нам неслась стража, женщина завернулась в простыни, упала на колени возле дроу, и начала натурально его оплакивать. Она стенала и завывала, выдавливая из себя слёзы.

— Ты дура, что ли? — не поняла я действий женщины. Да и своих не понимала — почему стою тут, как вкопанная, вместо того, чтобы или помочь дроу, или унести ноги? Потому что сейчас меня явно будут убивать.

— Ты его убииила, — завывала женщина, — ты убила моего мууужа!!

— Так, стоп, мужа? — прервала я дамочку, и присела возле дроу. Может, ошибка какая-то, или он не король?

Я закрыла глаза, настраиваясь на магическое зрение и призывая светлую магию, но не успела закончить начатое — в комнату ворвались двое стражников. Дамочка приказала меня немедленно казнить, так как я попыталась убить их короля. К королю она не дала подойти, улеглась на него сверху и рыдала белугой. Честно говоря, играла она отлично, я даже немного поверила ей.

Меня, в свою очередь, пытались схватить, но я крутилась, как уж на сковородке, и не давалась в руки. Психанув, стражник пальнул в меня энергетическим сгустком. От кулона, подаренного Дэмианом, вырвался плотный густой белый дым и закрыл меня в свой кокон. Нормальная такая броня, надо будет поблагодарить жениха. Мужчины не ожидали такого поворота событий, и позвали ещё парочку стражников на подмогу. Я билась как лев, ладно, как львёнок, швыряясь то светлой, то тёмной магией, но численный перевес и опыт в боях у мужчин был больше, и меня всё-таки скрутили. Последнее, что я увидела перед тем, как выйти из разрушенной комнаты — это ликующий взгляд женщины. Она посмотрела на меня сухими глазами, победно оскалившись, всего на долю секунды, а после продолжила свой театр одного актёра.

— Вот ведь сучка, — выругалась я.

— Замолчи, — шикнул на меня стражник, пихая в плечо.

— Куда вы меня ведёте? — поинтересовалась своей горькой судьбинушкой. Надеюсь, в темницу, там мужья меня быстро найдут.

— На казнь, — буднично ответил второй стражник.

— Какую казнь? А как же презумпция невиновности? И не мёртвый ваш король, так, слегка в отключке, — я остановилась, но меня грубо толкнули в спину, — ещё раз толкнёшь меня, я тебе руки вырву! — пообещала дроу-стражнику.

— Приказы королевы не обсуждаются, — заявил мне второй страж, но толкаться не стал.

Мы вышли во внутренний двор какого-то замка, судя по высоким стенам, где стояли клетки с живыми существами. Меня грубо запихнули в одну из таких клеток, и защёлкнули огромный амбарный замок. Загрузив клетки в большую телегу, нас повезли в неизвестном направлении. Петляя, доехали до огромной площади размером с хорошее футбольное поле. Посреди площади стоял помост, в центре которого, на возвышении, в ожидании казни стоял мужчина-демон с рогами, хвостом и крыльями. "Неужто палач по мою душу"? — подумала я. — Как же хорошо, что у меня в кармане был артефакт связи с мужьями и женихами! Да и кулон на шее внушал чувство безопасности. Вообще пора им напомнить про любимую жёнушку, а то не торопятся спасать. Достала камень, закрыла глаза, представляя образ Рэда.

— Не сработает твой артефакт, — услышала я хриплый баритон, и открыла один глаз.

— Почему? — я развернулась к своим сокамерникам и осмотрелась.

В клетке, кроме меня, находились пять существ: две девушки (интересно, их-то за что?), и трое мужчин, один из которых дроу, а кто остальные — непонятно.

— Потому что клетка сделана из антимагического сплава. Блокирует все магические потоки, — ответил мне синекожий мужчина.

К помосту подходили люди, собираясь, видимо, смотреть на казнь. Всё, как и раньше на Земле в средние века без Интернета — дайте нам хлеба и зрелищ! Особенно зрелищ смерти других людей, чтобы почувствовать себя живым, отвлечься на денёк от проблем, ну и поделиться с соседями впечатлениями. Приходили целыми семьями с детьми, которые что-то жевали и громко спрашивали, когда уже начнут рубить головы. Бррр.

На помост вышел высокий дроу в красивой красной мантии, и усиленным голосом прокричал:

— Короля пытались подло убить! Но наша сильная и мудрая королева его спасла! Да здравствуют король и королева!!

Площадь огласилась приветственными криками прибывших существ; дети весело скакали и махали чем-то, напоминающее флажки.

Что не так с этим миром? Конечно, король жив, не мог он умереть от касания. Он мне, конечно, не нравился, но смерти ему не желала. Через час, может чуть больше, когда вся улица была забита народом, стражники по одному начали выводить пленников из клеток. Коротко зачитывали обвинения, и тот самый палач отрубал им головы. Каждый раз, когда палач заносил свой топор, я отворачивалась, зажмуривалась и закрывала уши. Для меня казнь была сущим кошмаром, даже с закрытыми ушами слышала ужасающий звук треска топора о ломающийся позвоночник, а по воздуху плыл густой, вязкий, металлический запах крови. Народ каждую казнь встречал приветственными криками и хлопаньем в ладоши, а я чувствовала, как мою душу рвут на мелкие кусочки снова и снова каждой смертью. В моей голове не укладывалось, как можно так радоваться жестокому убийству своего соплеменника. Да, не исключено, что среди казнимых были и те, кто заслуживал такую казнь: насильники и убийцы. Но даже им я не желала такой позорной и страшной смерти на потеху публике…

Я молилась Богам, чтобы они прекратили всё, чтобы подали знак, но меня никто не услышал. Я снова и снова призывала свою магию, настраивалась на магическое зрение, но потоки магии бились о клетку, и не могли её пересечь. Когда стражники дошли до нашей клетки, я встала у дверей и приготовилась напасть сразу же, как меня выведут. Стражник указал мне за спину, сказав, что моё время не пришло.

— Из этой клетки выйду только я! — прошипела в ярости, закрывая собой пятерых существ. Мне было плевать, что они совершили, возможно они убийцы, насильники или детей едят на завтрак, но без суда и следствия казнить у меня на глазах я не позволю.

— Как хочешь, человечка! — оскалился мужчина. И дёрнул меня на себя.

Мы шли к помосту, и я медленно впитывала в себя тёмную магию, наполняя свой резерв. Светлая магия пока не восстановилась, слишком уж много отдала Бальдору, да и в покоях короля истратила. Меня довели до палача, и мужчина в мантии стал искать список моих прегрешений. К нему подошёл мой стражник и что-то зашептал на ухо.

Больше медлить было нельзя. Я сконцентрировалась и, собрав в руке тёмный энергошар, отправила палача в долгий полёт. Следом за палачом пришла очередь стражника — ударила с размаху, но мужчина был отлично подготовлен. Он скрутили меня буквой зю, грубо проволок по помосту и бросил на колени, силой уложив мою голову на плаху; коленом уперся в поясницу, продавив до самого пня, а мои руки держал за спиной, связав, чтобы я не вырвалась.

В следующее мгновение стражник отлетел от меня, а толпа возмущённо заревела, загудела, но потом наступила краткая тишина. Народ увидел в небе огромного серебристого дракона, который летел и рёвом оглашал своё мнение о происходящем на площади, периодически выпуская огненную струю из пасти.

— Маркус, — улыбнулась я, садясь на попу. Ноги от переживаний не держали.

Меня взяли в кольцо барсы и волки, закрывая обзор. Подползла к спине одного волка, и осторожно выглянула, оценивая обстановку. Волк обернулся, попытался оттолкнуть меня обратно в центр, но я, для начала, повернулась спиной и попросила помочь со связанными руками. Почувствовала горячее дыхание и острые клыки, царапнувшие кожу до крови, затем извиняющийся влажный язык пару раз прошёлся по царапинам, зализывая раны. Повернулась к волку лицом, и сделала просящие глазки а-ля кот из Шрека, очень уж любопытно было, что происходит на площади. Волк поколебался, но слегка отодвинул мохнатый бок, пропуская вперёд. В центре площади мои мужчины, окружённые вооружёнными дроу, дрались не на жизнь, а на смерть. Демон перевоплотился, стал больше с крыльями и рогами, белый волк прыгал на воинов, рыча и кусая, оставляя огромные раны. Дракон отбивался хвостом и крыльями, не пуская в ход силу огня, чтобы не задеть подиум. Орион дрался как ниндзя, с огромной скоростью вращаясь вокруг себя, и слитным движением нанося удары двумя кинжалами одновременно. Эльф, мастер меча, грациозно двигаясь, уничтожал одного дроу за другим с невозмутимой маской на лице. Никто из них не пускал в ход свою магию, предпочитая только отбиваться.

— Хватит, остановитесь! — я попыталась добежать до своих королей, но волки и барсы рыкнули на меня, закрывая собой путь.

Дракон утробно зарычал, и в небе появились десятки драконов разных цветов. Они закрыли собой всё небо и аккуратно приземлились на крыши домов возле короля. Дроу струхнули, но не сдавались. К белому волку присоединились другие оборотни: пантеры, гиены, медведи и другие. На площади практически не осталось свободного места. Акт устрашения подействовал, дроу бросили мечи.

— Рита! — раздался за плечом голос Ноа, и я от неожиданности подпрыгнула, схватившись за сердце.

— Ты чего подкрадываешься! — стукнула его в грудь.

— Я тебя уже третий раз зову, — возмутился Ноа. Взял мою руку и начал посылать светлую магию, подпитывая.

— Спасибо! — поблагодарила я брюнета, силы мне действительно были нужны.

— Тебе нужно научиться драться. То, что я видел, смех, да и только, — грубо сказал Ноа, поглаживая мою ладонь подушечками пальцев.

— Зачем мне драться, когда у меня сильные мужья? Пусть они машут кулаками, — улыбнулась ему, ощущая ласковое тепло от пальцев.

Действия Ноа шли вразрез с его словами. Он грубил, хамил, иронизировал, всячески пытался меня задеть, но когда думал, что я не замечаю — тогда или невзначай подпитывал, или случайно касался и смотрел с надеждой, или переживал, как сейчас. В его глазах я видела тревогу и страх за меня. Я дала ему время, продолжая стоять рядом и держа за руку. Сделала вид, что мне не хорошо, и это я его удерживаю.

— Ну всё, пойдём уже, чего зря стоим, — снова нагрубил брюнет и, выдернув руку, направился вниз.

Вздохнув, последовала за ним. Мы поравнялись с королями, и меня начали тискать как плюшевую игрушку, ворча, что эта игра "догони невесту" всех малость утомила. И что, может, я не буду больше никуда падать?

— Не буду, это наше последнее пристанище, — пообещала своим любимым королям, и мы под охраной оборотней направились ко дворцу.

Я коротко рассказала мужчинам, что случилось со мной за это время. Никто из королей не знал, что дроу женат, но они в принципе не интересовались жизнью Вириэля, так как он изрядно испортил отношения со всеми правителями своими выходками. А Орион вообще обещал казнить его на площади оборотней. Но я ему опять все планы порушила, хотя он клятву о сохранности шкурки моих мужчин не давал, так что обещал дроу хотя бы отпинать.

Наконец всей гурьбой дошли до замка дроу. Драконы уселись на шпили дворца, как горгульи, вытянули шеи и утробно зарычали, приветствуя своего короля. Нас никто не встречал, ворота были широко распахнуты, а внутри пусто.

— Твои драконы сожрали всех дроу? — поинтересовалась у Маркуса.

— Нет, просто выгнали всех слуг и придворных во внутренний двор, чтобы не мешались нам, — хмыкнул довольный дракон.

К нам на встречу шла королева со стражниками.

— Как вы попали во дворец? — визгливо закричала она.

— Где Вириэль? — вопросом на вопрос ответил Грэм.

— Ваше Величество? — удивлённо посмотрела королева на Грэма. Я предположила, что она была демоницей — так как её глаза иногда полыхали красным огнём, да и как подчинённая должна знать в лицо своего правителя.

— Отвечай! — надавил своей аурой на женщину Грэм.

— Он умер, она его убила! — театрально взвыла женщина, указав пальцем на меня, и опять попыталась расплакаться.

— Где его тело? — прервал её всхлипывания демон

— Он. он… - у женщины забегали глаза. Она попятилась, а потом, резко повернувшись, швырнула в меня энергетический шар.

Всё произошло настолько быстро, что я не успела среагировать, меня закрыл собой Ноа. Королеву оглушили и надели антимагические наручники, а брюнет сжимал меня в объятьях и становился всё тяжелее, практически полностью заваливаясь на меня.

— Ноа! — в страхе позвала первого мужа. — Маркус, Грэм, на помощь! — с двух сторон брюнета подхватили короли и аккуратно посадили на ступеньку. Дэмиан начал вливать в него светлую магию, я же села возле мужа и держала за руку.

— Вот именно для таких случаев тебе и нужно уметь защищаться, — прохрипел брюнет, придя в себя, и выдернув руку из захвата.

— Я в порядке, идите ищите короля, я тут посижу.

С ним остался Бальдор, мы же с остальными направились на поиски. Грэм воспользовался своим даром убеждения, и разговорил женщину. Она привела нас к самой высокой башне, где в маленькой тёмной комнатке, в углу, лежал дроу, накрытый тёмным энергетическим коконом.

— Что с ним? — спросила я, подходя ближе.

— Его усыпили и оставили в стазисе, — ответил Орион, и протянул руку к кокону.

Стоило мужчине коснуться кокона, как его ударило разрядом. Мы все попробовали убрать стазис, но ничего не получалось, нам он не подчинялся.

Мы даже забыли о королеве, у которой, оказывается, был свой план. Пока мы были поглощены проблемой стазиса короля и решали задачу, как его снять, женщина вытащила какой-то круглый медальон.

— Маргарита, — услышала я своё имя и повернулась к голосу, — ты будешь счастлива с Вириэлем, но не здесь.

Демоница прижала к моей груди медальон, и я стала терять сознание. Меня окутывал такой же тёмный кокон, как и дроу, погружая сознание во тьму. Последнее, что я увидела, это как Грэм оглушает демоницу, а меня подхватывает Рэдвин.

И наступила темнота.

23. Магический сон

Орион де Трел

Прошло три дня, как Марго погрузилась в стазис. За это время мы узнали много нового. Оказывается, настоящий король долгие десятилетия находится в стазисе, а на его месте сидит двоюродный кузен, взявший его личину. Он долгие годы правит вместе со своей женой, подпитывая свою маскировку заклятием на крови. Поэтому Вириэль ещё жив, но, самое главное, теперь понятно, зачем он гонялся за матерью дроу. Женщина не просто так ушла, она что-то узнала! Всё становилось на свои места, и потихоньку открывались тайны королевства.

Я, как и обещал, самолично казнил лже-короля, правда, не у оборотней, а на площади дроу перед ними. Мы собрали всех советников и высшую знать, показали матери её сына. И все претендующие на трон мигом отступили. Затаились, ожидая наше решение. Мы назначили маму Вириэля регентом, сами же искали способ достучаться до нашей Пары. Но прогнозы неутешительные, Маргарита должна сама выйти из стазиса, а для этого ей нужно найти свой якорь, так же, как и Вириэлю.

Я вспоминал, как встретил свою девочку, и в душе щемило от тоски. День, когда Марго спасла меня, стал самым счастливым в моей жизни. Каково было узнать, что она послана мне Богами, моя любовь, мой свет, моя душа… Она принесла мне столько счастья и радости, поселила в моей душе покой и любовь, подарила тепло. Её вкусные мыслеобразы раз за разом преследовали меня, как она мило ревновала меня и мечтала затащить под венец — да я и сам был только за! Как мечтала жить в моём замке, предпочтя всем другим королевствам. Вспоминал, какая Марго страстная и отзывчивая в постели, какое наслаждение дарит мне, позволяя наблюдать и пить её эмоции, её страсть; как она сладко стонет, когда кончает. Моя храбрая девочка спасла меня дважды — второй раз разрушила магию эльфа и вытащила из темницы. И ничего никогда не требовала за свою помощь, даря бескорыстно и от души…

Больше я не подвергну тебя опасности, любимая, обещаю, ты обязательно вернёшься ко мне!! У нас будет фантастически сказочная свадьба, такая, какую захочешь ты…

— Я кое-что нашёл, — подал голос Грэм, протягивая мне древний свиток и отвлекая от воспоминаний.

Я стоял возле своей королевы и пытался снова и снова достучаться до неё, но она не слышала, пробить кокон из тёмной магии никто из нас не мог. Дракон и волк ушли к старейшинам, узнать, как помочь нашей девочке. Бальдору было совсем плохо, его подпитывали эльф и дейв. Я призвал своего целителя из Фелонии, но Алистер лишь развёл руками, потерю Пары он не умел лечить. Да и я ослаб, истратил весь свой резерв, мои силы угасали без подпитки Пары.

Я забрал свиток и привалился к стене, съезжая обратно на пол.

— Тебе совсем плохо? — Грэм помог мне пересесть на кресло.

— Ещё не совсем, — пытался хорохориться я.

В свитке был описан ритуал призыва ушедшей за грань души.

— Но она жива, как мы призовём душу? — перевел недоумённый взгляд на Грэма.

— Попробовать стоит, она ведь просто спит. Хотя душа заперта в теле, она сможет выйти без вреда для Марго, — пожал плечами демон.

— Хорошо, давай попробуем, — согласился с ним и попытался подняться.

— Сиди, я сам все сделаю, — заботливо отмахнулся Грэм.

Демон убрал ковёр и начал чертить на полу руны. Когда он закончил, мы сели в центр круга, Грэм полоснул себя по запястью, и кровь потекла в подставленную чашу. Мы зашептали слова призыва, вбирая в себя тёмные потоки энергии и направляя на руны. Ветер, ворвавшийся из открытого окна, потушил магические светильники, погружая комнату во мрак. Руны, замерцав, засветились голубоватым светом, и потухли.

— Зови Бальдора, — скомандовал Грэму, — наших сил не хватает.

Демон позвал по артефакту связи всех. Бальдор пришел, еле волоча свой хвост, он уже не в силах был контролировать ипостась. Мы снова попробовали, только теперь каждый из нас сцедил крови. Руны вновь засветились, и перед нами появилась прозрачная, светлая и такая родная Рита.

— Марго, — прошептал Бальдор.

— Привет, — Рита попыталась обнять змея, но лишь пролетела сквозь него, — я что, призрак?

— Марго, послушай меня, — привлёк внимание моей девочки. Она замерла возле меня, смотря своими медовыми глазами.

— Ты должна проснуться, мы не можем вскрыть кокон и добраться до тебя. Найди свой якорь в этом мире, и тянись к нему изо всех сил. Мы без тебя не выживем, ты должна постараться вернуться, родная.

— Хорошо, конечно, — кивнула Марго, — я люблю вас, держитесь, и не дайте Бальдору умереть.

Руны погасли окончательно, и душа Риты вернулась в тело. Демон снова зажёг магические светильники и начал убирать художества.

— Думаешь, у неё получится? — проворчал в своём стиле Ноа.

— Получится! Она очень сильная личность, через многое прошла, спасла всех нас не один раз, должна справиться и с магическим сном, — уверенно ответил светлому.

Дэмиан и Ноа подпитали Бальдора, и увели в целительское крыло. Я устало улёгся возле девушки, обнял её покрепче, и выдохнул. Теперь оставалось только ждать. Покидать комнату Риты я не планировал, если моя королева не справится, я готов последовать за ней.

— Орион, — позвал меня Грэм.

— Что? — открыл я глаза.

— Ты смог пробиться через кокон, но как? — демон осторожно подошёл к нам и попытался прикоснуться, но его ударило энергетическим разрядом.

— Он якорь для Марго, — ответил зашедший к нам Дэмиан, — душа Марго выбрала его.

Я улыбнулся и заправил за ухо чёрный локон своей королевы. Всё у нее получится, я верю в свою девочку. Зарылся носом в её волосы и закрыл глаза. Оставалось только ждать.

Маргарита Михельсон

Я оказалась в пустом дворце. Всё здесь было чёрно-белое или серое, никаких красок, будто в старом чёрно-белом фильме. Позвала своих мужчин, но ответом была тишина. Я ходила из комнаты в комнату, заглядывала во все покои, то поднимаясь, то спускаясь, но дворец был совершенно пустой и мрачный. Вспоминая дорогу к башне, я петляла по закоулкам дворца и каким-то чудом дошла до маленькой комнатки. Открыв её, увидела спину дроу, он сидел и смотрел в окно.

— Привет, — привлекая его внимание, подала голос.

Дроу вздрогнул, обернулся и посмотрел на меня с вселенским удивлением. Он тут память потерял, что ли? Смотрит, не узнавая, удивлёнными тёмными глазами.

— Ты кто? И как сюда попала? — наконец отмер дроу и заговорил.

— Я Маргарита, ты что, меня не помнишь? Мы встречались с тобой раза три, — медленно произнесла я, вглядываясь в его реакцию, — а как попала сюда, не знаю. Твоя жена всучила мне медальон, и я отключилась. Что было дальше, не знаю.

— Тебя тоже погрузили в магический сон, — грустно вздохнул Вириэль, — ну что ж, добро пожаловать в замок, это теперь твой новый дом. Выбирай любую комнату и живи, как хочешь, а меня, будь добра, оставь в покое.

Дроу прошёл мимо меня и направился вниз.

Я немного опешила от противоположных слов и действий дроу: с одной стороны, он был чрезвычайно вежлив, типа, здравствуйте, спасибо, до свидания; с другой стороны, меня только что, чёрт возьми, послали!

Я понеслась за ним, пыхтя, как чайник. Нет уж, я не собираюсь тут оставаться! Я схватила его за руку в попытке остановить, и дроу резко развернулся. Его глаза засветились, он уставился на меня, как на восьмое чудо света.

— Ты- моя Пара?? Но как такое возможно?!

— Объясни всё по порядку, — перебила я его, — что значит магический сон? Почему мы не можем отсюда выйти? Меня, вообще-то, снаружи мужья ждут и женихи, а ещё артефакты надо дособирать.

— Ты — моя Пара, — не слушал дроу меня. Он сжимал мою талию, припечатав к стене, и шептал одну и ту же фразу, как заезженная пластинка. По-моему, он с ума немного сошёл, потому что начал бормотать о благословении, о всякой чепухе, сверкая глазами. Потом склонил голову и потянулся к моим губам. Пришлось влепить ему пощёчину. Не место и не время, и мне он не очень нравился. Отпихнула его подальше от себя.

— Послушай, давай поговорим нормально, без всяких прижиманий! Ты мне можешь рассказать, как выйти из твоего сна? У меня слишком много дел, чтобы просиживать здесь попусту штаны, да ещё не в самой лучшей компании. И не смей больше лезть ко мне, я тебя не приму! За то, что ты совершил, за то, что пошёл войной на оборотней, за то, что ударил в спину Ориона! — заводилась я всё больше. Вдруг увидела, как с каждым моим словом, у дроу тускнеют глаза, и меняется выражение лица. Я била его словами наотмашь, и в итоге дроу упал передо мной на колени, сложив руки на них.

— Мне горько это слышать, моя душа, но я ничего такого не совершал, — прошептал мужчина, подняв на меня искренние глаза.

— Вот уже тридцать лет я заперт в своём замке, а моим королевством управляет мой двоюродный кузен, забрав мою личину. Первое время я пытался отсюда выбраться, разбить оковы стазиса, но для этого у души должен быть якорь, а у меня его не было, и поэтому я сдался. А теперь ты, моя Пара, стоишь передо мной, в этой темнице, и я счастлив! Что теперь не одинок, и мне будет с кем поговорить.

— Но я тут не собираюсь оставаться! — ответила мужчине, присела рядом и провела растерянно по волосам, убирая их со лба.

— Ты не сможешь вернуться, я пробовал, — вздохнув, произнёс Вириэль.

— Ты просто меня плохо знаешь, — возразила с твёрдой уверенностью, не собираясь отступать. Встав, потянула Вира за руку, и мы спустились вниз. Обошли заново весь дворец, забрели в библиотеку в надежде найти информацию — но книги оказались пустыми, просто белые страницы, — да уж, детализации никакой. Не знаю, кто придумал этот мир, но схалтурили они знатно.

В какой-то момент я почувствовала, как меня тянет куда-то. Я дёрнулась в ту сторону, но всё прекратилось. Показалось, — решила я. Но через несколько минут меня снова потянуло, на этот раз сильнее и мощнее, и я побежала, отвечая на призыв. Бежала, петляя по коридорам, пока не влетела в комнату с красками и женихами.

Ура! Я что, смогла? У меня получилось и я вернулась? Побежала к Бальдору, но пролетела сквозь него…

Чёрт возьми, я призрак что ли? Вот это номер, чтоб я помер. Нет, Боги, это крылатая фраза Земли, не слушайте мой бессвязный бред! Орион привлёк к себе внимание, я подошла к нему. Он объяснил про якорь, что я должна найти свой, и он поможет выбраться в реальный мир. Дроу тоже говорил нечто подобное, но я тогда толком не поняла, о чём он.

— Ты — мой якорь, — улыбнулась, смотря на Ориона, но меня уже не услышали. Краски мгновенно потухли, мужчины пропали, звуки их голосов исчезли, и мир снова погрузился в чёрно-белые тона. Я села в той же комнате и, закрыв глаза, представила своего фэйри. Я говорила правду, Орион стал моим якорем, моей путеводной звездой, моим центром вселенной. Увидев его впервые, я пропала в его глазах, я влюбилась в этого невероятного мужчину, даже не дотрагиваясь до него, я уже представляла, что он будет моим.

— Вот ты где, — отвлёк меня дроу, — что ты делаешь?

— Пытаюсь вернуться, — шикнула на него.

— Нет, я не отпущу тебя, — дроу стал тянуть меня за руки и отвлекать.

— Ты дурак? Если ты готов остаться в этом чёрно-белом кино, то я не собираюсь здесь тухнуть с тоски, я хочу жить в настоящем мире, с настоящими яркими красками и любимыми мужчинами! Ты, может, и сдался, а я буду бороться до конца! — оттолкнула Вириэля.

— И ты должен найти стимул вернуться! Ради себя, ради своего королевства, ради своей мамы и ради меня. Я проснусь и вытащу тебя, я готова быть твоим якорем.

— Хорошо, — сдался мужчина, и сел возле меня.

Я вновь продолжила настраиваться на Ориона, вспоминала каждую деталь своего любимого, его улыбку, его васильково-сиреневые глаза, его маленькие клыки, его тёплые руки, его тело, крылышки, невероятные неповторимые волосы, наши сладкие поцелуи, всегда сопровождаемые холодком пирсинга. Как чудесно от него всегда пахнет — свежестью моря, йодом, морским ветром… Настолько увлеклась процессом, что даже почувствовала возбуждение. "Вот же дура похотливая", — упрекнул внутренний голос. Но я продолжала тянуться к своему мужчине, вспоминать всё новые мелочи, и в какой-то момент почувствовала, как комната меняет очертания, увидела светло-серый потолок, сине-бежевые стены, бежевую мебель.

Повернула голову — рядом спал Орион, крепко обнимая меня. Мой маленький властный мужчина, он даже во сне держал меня в своих объятьях, как законную добычу, не собираясь выпускать. Осторожно провела ноготками по груди фэйри, но Орион только сильнее сжал и продолжил спать. Я умостила свой подбородок на его груди и стала рассматривать жениха. Он осунулся, цвет лица потемнел, волосы уже не торчали торчком, губы потрескались, и щетина покрыла красивое лицо.

Я подтянулась и, поцеловав в губы Ориона, стала будить моего прекрасного принца. Он шумно вдохнул воздух и, сильно сжав мои волосы на затылке, углубил поцелуй, жадно впиваясь, как голодный зверь, клеймя своими грешными губами. В какой-то момент увлекся и укусил за губу, а потом стал нежно зализывать укус, возвращаясь к жизни. Я не отставала от любимого, также жадно целуя и прикусывая, чувствуя, как иногда ранки холодит металл пирсинга. Мы так увлеклись болезненными поцелуями, что аж перепачкались в крови друг друга.

— У тебя получилось, — прошептал Орион, прервав нас

— Ты сомневался? — лукаво улыбнулась я, ласкаясь, как котёнок.

— Ни единой секунды, — хрипло заявил Ори, и снова закрыл мне рот поцелуем.

Нас прервали остальные мужчины, снося дверь. К нам вломились все мои мужчины, и первым схватил меня в охапку, вырвав у фэйри из рук, Дэмиан, целуя лицо мелкими тревожно-радостными поцелуями, шепча:

— Вернулась, вредная девчонка, я так за тебя волновался…

— Почему ты вся в крови? — немного отлипнув от меня, обеспокоенно спросил мужчина, и магией подлечил мои искусанные губы.

Но ответить мне не дали, выдернули теперь уже из рук эльфа и зажали в следующих тёплых объятьях. Уловила мой любимый запах туалетной воды, смешанный с ароматом кожи — значит, перехватил Грэм. Он шептал разные милости, превращаясь из того властного демона, каким я увидела его при знакомстве, в ручного котёнка.

Дальше меня продолжили передавать, как переходящее знамя, из рук в руки. Когда удалось встать на ноги, первым делом подпитала Бальдора, его вид был самым ужасным. Он уже не мог держаться в человеческом обличии, а пребывал в своей ипостаси. Хвост местами облез и совсем перестал переливаться на свету.

— Вы знали, что Вириэль на самом деле не Вириэль? — спросила я у мужчин, когда мы уселись за обеденный стол. Кушать, — нет, жрать! — хотелось так сильно, будто я три дня не ела.

Я услышала краткий пересказ событий дней минувших: узнала, что Ори всё-таки выполнил своё обещание, и казнил короля-кузена. Узнала, что моя будущая свекровь правит королевством, а сам Вириэль лежит в корпусе целителей. После плотного ужина попросила проводить меня к дроу и оставить нас, я попытаюсь его вернуть. Думаю, если буду возле его тела, он очнётся намного быстрее.

Короли проводили меня, но покидать палату категорически отказались. Они устроились на соседних койках и наконец расслабились, кажется, мужчины толком не спали всё то время, пока я была в отключке. Почти сразу все, кроме Ориона, уснули крепким сном, и я оказалась в царстве мощного храпа. Да уж, не ожидала я такого поворота. Ладно, пусть спят, равномерный звук даже чем-то помогает. Я прилегла возле дроу, провела по его лицу рукой, и стала ждать пробуждения, посылая в него свою светлую магию. Незаметно для себя вскоре тоже уснула.

24. Дроу

Вириэль де Сатер

Маргарита растворилась, словно её и не было. Я смотрел в одну точку, где минуту назад сидела моя Пара.

Столько лет прошло, как меня обманом погрузили в стазис, я давно перестал пытаться выбраться из магического сна и свыкся с мыслью, что умру в одиночестве. Закрыл глаза и потянулся к своей Паре, пытаясь нащупать нашу связь и дотянуться до неё. Ничего не получалось, и я начал злиться. В какой-то момент почувствовал, что она очень близко. Почувствовал запах корицы и потянулся вновь, но снова наткнулся на невидимую стену. Наверное, я слишком слабый и никчёмный дроу, не достойный её. В приступе гнева швырнул стул в сторону зеркала. Я крушил свой воображаемый мир, который был для меня темницей долгие тридцать лет, ломал шкафы, стулья, столы, окна, рвал занавески и шторы. Я разрушил всё, что находилось в этой комнате, но успокоения это не принесло. Лишь обречённость и усталость.

Лёг на ковре, среди груды разбитых вещей, закрыл глаза и представил образ Риты, её воинственный вид. Как она, уперев руки в боки, отчитывала меня! Как сверкали её медовые глаза, гневно раздувались ноздри и кривились губы! Её звонкий голос и чёрные волосы, её хмурые брови и жилка на лбу…

— Ты самый невозможный дейв на свете, я сказала не пойду, значит останусь тут! — услышал наяву сердитый голос своей Пары, резко открыл глаза и сел.

Я смог? У меня получилось?!

Комната, в которой я находился, была большой и светлой. Я был в лекарском крыле. Одинаковые койки, светлые стены и занавески, приглушённый мягкий свет, небольшая раковина для умывания в углу. Возле кровати стояла моя воинственная женщина, уперев руки в боки, а рядом стоял светлый дейв, трансформировавшийся до своих истинных размеров. Рядом с ним Маргарита казалась ещё меньше, но продолжала отчаянно ругаться.

— Третьи сутки прошли, ты не можешь всю жизнь ждать, когда этот малахольный соизволит выйти из спячки! — рычал дейв. — Сколько ещё мы будем ждать у моря погоды, пока Бальдор умирает!

— Ты из-за Бальдора переживаешь, или сам ревнуешь? — сузив глаза, сделала шаг к мужчине девушка.

— Что за бред? Ничего я не ревную, — пробурчал светлый, разом как-то сдулся и попятился назад.

— Признай уже наконец, что я нравлюсь тебе, — ткнула она пальчиком в грудь сердитого гиганта.

— Ты? — раскатисто рассмеялся тот. — Самовлюбленная. Заносчивая. Высокомерная. Выскочка. И ни капли мне не нравишься! — Чётко разделяя каждое слово, выплюнул мужчина фразу в лицо Маргарите и, развернувшись, ушёл из комнаты, громко хлопнув дверью. Рита вздохнула, её плечи тяжело опустились, и она медленно направилась к моей койке.

— Привет, — привлёк к себе её внимание. Девушка вздрогнула, подняла глаза и улыбнулась.

— Ты очнулся, — Рита бросилась к моей кровати, обнимая. — Наконец-то! Я уж думала, ты собрался ещё полвека в своем бастионе одиночества прожить.

Девушка стукнула меня по плечу, а после снова обняла и заплакала. Было видно, что ожидание моего пробуждения и слова дейва задели её. Я перетащил к себе хрупкую девушку, прижал покрепче и просто гладил её по волосам, по спине, давая возможность выплакаться и отпустить свою ношу.

— Я не знаю, почему плачу, — призналась Рита, всхлипывая, — Просто я очень соскучилась… по своим детям, по своему дому… И я устала… устала спасать вас, мне обещали…, а на деле… а ещё ты…

Она сумбурно высказывалась, не внося конкретики, затем судорожно вздохнула и расплакалась ещё сильнее.

— Прости, что заставил ждать, — прошептал я, крепче сжимая её хрупкое тело, продолжая нежно гладить по изящной спине и волосам.

Потихоньку от моих манипуляций девушка успокаивалась, и в итоге уснула прямо на руках.

— Орион, он очнулся! — услышал я мужской голос, и посмотрел на дверь.

Стоящего в дверях оборотня я видел впервые. Интересно, кто он?

— Не успел очнуться, и уже лапает нашу девочку, — недовольно ответил зашедший фэйри, смутно знакомый мне. Вспомнил! Тёмный принц. Интересно, что он тут делает.

— Лапает и довёл жену до слёз, — нахмурился широкоплечий блондин, заходя следом за фэйри. Пригляделся — Альфа волков, мы как-то встречались один раз.

Я напрягся от его слов. Моя пара замужем! Ну да, она же говорила про детей. Странное сочетание: светлый и тёмный. Фэйри никогда не брали в жёны светлых. Мужчины стояли, подпирая косяк, а я пытался сопоставить факты. Кто такой дейв, почему он так с ней разговаривал, неужели тоже муж?

— Пойдём поговорим, — предложил мне фэйри.

Аккуратно положил на свою койку спящую девушку, и вышел вслед за мужчинами. Ко мне навстречу бросилась мама, и на моей груди вновь зарыдала женщина. Кажется, придётся менять мокрую рубашку.

— Мама, всё хорошо, успокойся пожалуйста, — гладил я по спине родную мать.

— Я чувствовала, сердцем чувствовала, что тебя подменили, — всхлипывала женщина.

Мы простояли довольно долго, пока мама не успокоилась и не выпустила меня из тёплых объятий. Она проводила меня в кабинет и оставила, сказав, что мы обязательно позже поговорим.

Зайдя в помещение, я удивлённо уставился на двух королей и принца эльфов. Маркуса и Грэма я знал, принцы эльфов и фэйри были юны, когда я их в последний раз видел, а вот остальные вообще не знакомы.

— Долгий будет разговор, — выдохнул дракон, и уселся за мой письменный стол.

— Вириэль, шестьдесят лет назад тебя усыпил твой двоюродный брат и взял твою личину. В день, когда к дроу переместилась Марго, твой кузен с женой планировали убить тебя. Тэдениэль планировал от твоего имени отказаться от трона в пользу себя, и в этот день закончить твои мучения. Народ бунтовал, ему уже не подчинялись воины; министры и советники спешно убегали в другие земли, только чтобы не быть казнёнными. Остальные аристократы планировали сами захватить власть, убрав короля. Мы всё выяснили, виновные понесли наказание, жена Тэдениэля в темнице, твоя мама стала регентом, мы ждали только твоего пробуждения. Вернули обратно советников, также на время утихомирили высшую знать… — начал свой рассказ Маркус.

— Это Рэдвин, король Валирии; Орион, король Фелонии; и Дэмианэль, король Элады. С Грэмом ты знаком. Ноа и Бальдор — официальные мужья нашей пары. Да, так уж вышло, что по велению Богов, мы все связаны общей Парой, которая прибыла к нам из другого мира.

Дракон замолчал, давай мне возможность всё переварить. Я знал, кто меня усыпил, но не знал, что прошло шестьдесят лет! Для меня время в замке текло совсем по-другому, я ведь считал и зачёркивал на стене темницы дни и недели, для меня прошло всего 30 лет. Да, это тоже довольно длинный срок, но по факту… Что стало за эти годы с моим королевством? От Риты я знал, что была война с оборотнями. Посмотрел на Рэдвина, но он не выказывал никакой агрессии, как, собственно, и Орион.

— Не переживай за это, ты не виноват, — понял меня фэйри, и миролюбиво улыбнулся, — тот, кто совершил эти деяния, уже казнён.

— Спасибо, вы многое сделали для моего королевства, — хрипло начал я, но Грэм прервал меня, подняв руку.

— Давай без высокопарных слов благодарности! У нас ещё есть дела, поэтому введём тебя в курс дела, отдохнём немного, и едем к оборотням. Мы и так потеряли практически неделю, у Бальдора и Марго осталось совсем мало времени, — демон говорил загадками.

Собравшиеся согласились с ним, и начали рассказывать все события, что происходили за эти шестьдесят лет, особенно уделяя внимание появлению в их жизни Риты.

Мой кузен умудрился ввязаться в войну со всеми светлыми королевствами, и чуть не подчинил заклятию короля фэйри. Единственный, у кого не было претензий к кузену — это демон. Но уверен, он бы и до него добрался. А вот история Маргариты наконец внесла больше ясности в понимании её поведения. Мы просидели довольно долго в кабинете, когда к нам залетела виновница собрания, раскрасневшаяся и растрёпанная. Она увидела всех нас, и облегченно выдохнула:

— Я с вами с ума сойду, — с трудом произнесла девушка, согнувшись, и держась за рёбра рукой…

Маргарита Михельсон

Пошли третьи сутки, как я вернулась из "чёрно-белого" кино, и я очень устала метаться между Бальдором и Вириэлем. Бальдор старался не показывать, что ему с каждым днём всё хуже и хуже, но я видела, что он уже не контролировал свою ипостась, и всё время был хвостатым; он часто лежал возле меня, держа за руку. Он не мог подойти ближе, так как тёмный кокон мешал ему. Я отдавала все силы змею, а небольшой остаток посылала дроу, стараясь не отходить из лекарского крыла далеко и надолго. За два дня мне удалось поспать от силы часа четыре, я вымоталась донельзя. Светлые короли и Ноа подпитывали меня, но я всё сразу же тратила на двух мужчин, не оставляя себе ничего. Бальдору становилось лучше, но ненадолго.

— Как же тебе помочь, Бальдор? — спросила как-то его в очередную тяжёлую ночь.

— Мне поможет только телесный контакт с Марго, — ответил змей, и он явно говорил не про обнимашки. Я задумалась, смогу ли я переспать с мужчиной из чувства сострадания? И как на это отреагируют короли? А самое главное, как на это отреагирует Ноа? Думаю, он меня просто прибьёт. И так ходит злой, как чёрт, рычит на всех и бросается. Утром третьего дня я быстренько ополоснулась, вернулась в лекарское крыло и первым делом подпитала Бальдора. Решила попробовать начать с поцелуя, может, этого будет достаточно? Негативных чувств блондин во мне не вызывал, скорее родственные, типа, как к брату. Поэтому переспать с ним будет морально тяжело, это ж инцестом попахивает. Хотя умом понимала, что змей мне ну никакой не родственник.

Склонившись над спящим Бальдором, нежно коснулась его губ. Змей резко открыл глаза, схватил за плечи и оторвал от себя.

— Шшшшто ты делаешшшь? — прошипел он.

— А на что это похоже? — спросила я, но змей уже ничего не ответил, он накинулся на меня, как изголодавшийся путник на воду, сминая губы в болезненном поцелуе.

Я гладила его по волосам и шее, выпуская светлую магию и постаралась расслабиться, напор змея немного пугал. У меня были жёсткие поцелуи с Орионом, но они меня возбуждали, а с Бальдором я всего лишь пыталась прервать змея, который, по-моему, уже ничего не соображал.

Нас прервал брюнет.

— Так вот как ты подпитываешь Бальдора!! Пожалуй, запишусь на следующий сеанс терапии, — злобно высказался Ноа. Бальдор остановился, восстанавливая дыхание, а я аккуратно встала и отошла к дроу. Кажется, поцелуя змею пока хватило. Хорошо бы надолго, мне не очень понравилось. Змей слитным движением дополз до брюнета, и что-то прошипел ему в лицо, я не расслышала. Не хотелось начинать ругань с дейвом. Когда змей ушёл, Ноа подошёл ближе.

— Оставь дроу, только от него самого зависит, выйдет ли он из магического сна, или нет, — решил не ругаться со мной брюнет.

— Я не уйду, пока он не очнётся, — спокойно возразила мужу; погладила по волосам Вириэля и послала остатки светлой магии. Может, его тоже поцеловать надо? Вон Бальдор после поцелуя какой бодренький выскочил.

— Ты специально тянешь время? — разозлился Ноа.

— Что ты несёшь? — тоже завелась я.

— Что вижу, то и несу! — высказался дейв.

— Думаешь, мне нравится метаться между двумя мужчинами? Нравится сидеть тут безвылазно, подпитывать Бальдора? Я здесь именно из-за вас, из-за того, что вы, светлые и тёмные, не можете между собой договориться! И медленно разрушаете свой мир! Знаешь, Ноа, я понимаю, что ты бедный и несчастный, что тебя жена обижала, и ты был прикован к ней. Я ни разу тебя не осудила, ни разу не показала свой характер, в отличие от тебя! С первых же минут у тебя сложилось обо мне негативное впечатление, и ты решил для себя, что я такая же, как твоя жена! Я тебе и на это ни слова не сказала! А ты, хоть раз ты подумал обо мне? Хоть раз в твоей тупой голове мелькнула мысль, каково мне? Чужачке, которую закинули в чужой мир, и сказали найти артефакты и женить на себе королей! — уже кричала я на дейва. Ударила его в грудь и оттолкнула от себя. Ноа трансформировался, разрывая свою рубашку и штаны, становясь шире и больше, радужка его глаз стала полностью тёмной. На меня смотрел монстр, и этот монстр был очень зол.

Но мне было уже всё равно, меня достало ходить вокруг тёмного на цыпочках, жалея его израненные чувства. Потому что я тоже не железная! В конце концов, у меня тоже есть чувства!!

Брюнет сверлил меня тяжёлым взглядом и, видимо, думал. Мы стояли друг напротив друга и молчали. Не знаю, сколько прошло времени, мне показалось, что вечность.

— Нам пора найти артефакт и отправить Бальдора к Марго, — пошёл на мировую Ноа.

— Ты самый невозможный дейв на свете, я сказала не пойду, значит останусь тут! — сердито ответила ему, уперев руки в боки.

— Третьи сутки прошли, ты не можешь всю жизнь ждать, когда этот малахольный соизволит выйти из спячки! — рычал дейв, — Сколько ещё мы будем ждать у моря погоды, пока Бальдор умирает!

— Ты из-за Бальдора переживаешь, или сам ревнуешь? — кокетливо улыбнулась брюнету и сделала шаг навстречу.

— Что за бред? Ничего я не ревную, — пробурчал светлый, разом как-то сдулся и попятился от меня назад.

— Признай уже наконец, что я нравлюсь тебе, — ткнула пальчиком в Ноа.

— Ты? — раскатисто рассмеялся он, — Самовлюбленная. Заносчивая. Высокомерная. Выскочка. И ни капли мне не нравишься! — высказал брюнет в лицо своё "ценное мнение", и вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.

Его обидные слова достигли цели. Неожиданно; в прошлой жизни на Земле никогда не обращала внимания на слова окружающих. А меня как только не называли: и стервой, и сукой, и мегерой; бывшая жена второго мужа вообще называла дрянью, идущей по головам, а в порыве злости и тварью. Да что говорить — Честер, брат Грэма, два часа в тюрьме упражнялся в попытке оскорбить меня пообиднее, но кроме скуки ничего не вызвал. Почему же слова Ноа так меня задели? Да, я самовлюблённая, возможно заносчивая и высокомерная, но выскочка? Разве это про меня? Я развернулась и направилась к дроу. Почему же так обидно-то, ну высказался человек, накипело у него. Я бы может тоже высказалась, а при этом стою и пытаюсь подобрать ему оправдание! Дура!

— Привет, — от хриплого голоса я вздрогнула и посмотрела на дроу.

Он проснулся! Интересно, весь наш спор услышал? Вот тебе и первое впечатление. Я проглотила ком в горле и улыбнулась.

— Ты очнулся, — подбежала к кровати дроу и обняла его. — Наконец-то! Я уж думала, ты собрался ещё полвека в своем бастионе одиночества прожить. От переизбытка радости стукнула его по плечу, и меня прорвало. Здравствуй истерика, давно не виделись.

Душившая обида Ноа, облегчение от того, что дроу проснулся, воспоминания о Земле и моих родных — на меня накатило всё вместе, и я даже знала причину. Это когда копишь, копишь, копишь в себе всё, держишь лицо — ведь ты взрослая, самодостаточная, сильная женщина! А когда вдруг просыпала дома сахар мимо кружки на пол, то начинаешь рыдать в голос. И дело вовсе не в сахаре, кофе или грязном поле — просто последняя капля переполнила чашу. Так и сейчас — слова Ноа просто стали последней каплей, этаким спусковым крючком моей истерики.

Дроу успокаивающе гладил по спине и укачивал, как маленького ребёнка. Я прижималась к его груди, держась за ворот рубашки и пыталась взять себя в руки, но у меня не получалось. Слёзы продолжали литься ручьём, и я несла какой-то бессвязный бред из накопившихся обид и пересказывала проблемы, орошая рубашку тёмного соплями. В какой-то момент усталость взяла вверх, и я провалилась в сон…

Проснулась как-то внезапно от резкой головной боли, и резко села. Я была совершенно одна, на соседних кроватях никого не было, в том числе и дроу. Протёрла опухшие глаза, подошла к раковине и ополоснула лицо ледяной водой, пытаясь привести себя в порядок. Поискала Вириэля в корпусе целителей — не нашла. "Всё, сбежал мужик", — хохотал внутренний голос. Я побежала по дворцу, распугивая многочисленных придворных, слуг и стражей.

— Рита! — окликнула меня мама дроу.

— Здравствуйте, я потеряла вашего сына, вы его не видели? — запыхавшись, остановилась возле потенциальной свекрови.

— Спасибо тебе, дочка, за спасение сына, — мама дроу крепко обняла меня, и всхлипнула.

— Да не за что, — растерянно произнесла, поглаживая женщину по спине.

— Он сейчас в кабинете, — подсказала свекровь, и я продолжила свой забег.

Влетев в комнату, согнулась в три погибели. Нет, надо начать хотя бы бегать, дыхалка никакая, так и от врагов убежать не смогу.

— Я с вами с ума сойду, — проворчала я, пытаясь унять боль от бега в боку. — Вы, — вдох-выдох, — ему, — вдох-выдох, — всё рассказали?

Ко мне подошёл Дэмиан и, взяв за руку, послал светлую магию. Дышать стало легче, боль в боку утихла, даже сил немного прибавилось. Поблагодарила эльфа, уселась возле Бальдора. Он себе вернул ноги и контролировал ипостась — эка, какой действенный эффект от поцелуя.

— Да, не будем задерживаться, возможно, придётся Вириэля оставить здесь, — начал Орион.

— Нет, я пойду с вами. Мама справится с управлением, я за обедом переговорю со своими министрами и советниками, и выдвигаемся, — прервал его дроу.

— Хорошо, — согласился

тёмный, — оборотней оставим в замке?

Орион вопросительно посмотрел на Рэдвина.

— Да, согласен, они помогут маме Вириэля, если случится чрезвычайная ситуация, — кивнул Рэдвин.

Мужчины встали и собрались куда-то пойти. Мне хотелось посидеть или полежать, вроде и поспала, но силы так и не вернулись.

— Можно я тут немножечко… — прилегла, положив голову на колени Ноа, так как остальные уже направились к выходу, — …умру… — выдохнула уже шёпотом, и закрыла глаза.

Мужчины вернулись, сразу же окружили меня. Ноа напрягся и, положив руку мне на лоб, стал посылать светлую магию, но она будто уходила в никуда. Я чувствовала, как она льётся в меня, но не чувствовала наполненность. Сознание померкло, я отключилась.

25. Неизвестная болезнь

Ноа

— Можно я тут немножечко…умру, — прошептала Рита, положила голову мне на колени, и закрыла глаза.

Что случилось? Только что ведь всё было в порядке! В голове был полный сумбур, но руки автоматически начали действовать — положил их на лоб девушки, и послал свою магию.

— Нет, нет, ты не умрёшь, я спасу тебя! — билась в голове мысль, но мой свет не помогал. Девушка продолжала лежать с закрытыми глазами, и тяжело дышала. Нас окружили короли, Маркус подхватил её и направился бегом в лекарское крыло; я остался, не пошёл за ними. Едкая вина разъедала душу — это я виноват, наговорил гадостей, обидел… Бальдор был прав, но как же тяжело отпустить прошлое!

Я всю жизнь искал свою Пару и нашёл её на тёмных землях. Бальдор, мой давний друг, позвал помочь его жене вылечиться от непонятной хвори, и я, увидев пациентку, пропал в медовых озёрах глаз. Исследовав девушку, сразу понял, что её постоянно травили зельем, блокирующим эмоции и чувства. Я уже встречался в своей практике с такими случаями — лечение предстояло долгое, тяжёлое и выматывающее. Но сейчас я старался не ради денег, а ради самой девушки. Двое суток не отходил, выгоняя отраву из организма, вытягивая потихоньку. Когда уснул рядом с ней, то проснувшись, понял — это моя Пара, я женюсь на ней, несмотря ни на что.

Старый граф был расистом и не терпел светлых; узнав о моём решении стать мужем Маргариты, встал на дыбы. Я пригрозил, что расскажу о противоправных действиях графа в Тайной канцелярии и он, скрипя зубами, согласился на этот брак. Ради Марго я старался ужиться с графом, закрывал глаза на его деяния и особенно предпочтения в постели с моей любимой. Терпел, сжав зубы, только чтобы жена была счастлива. Максимилиан всеми путями старался минимизировать наши встречи — увозил Марго на всевозможные балы не только нашего королевства, но и соседних. Граф завоёвывал жену богатством — дарил роскошные украшения, шил на заказ наряды и аксессуары, покупал различные интересные безделушки у заезжих купцов. Мы с Бальдором, естественно, не могли соревноваться с Максимилианов в этом, наш скромный доход, даже совместный, тратили на цветы и небольшие скромные милые вещицы. Но у нас была наша любовь истинных, мы старались компенсировать чувствами и заботой отсутствие роскоши. Однако с каждым днём Марго немного отстранялась, попадая под влияние графа и его денег.

Когда Марго забеременела, я сразу почувствовал свою энергию в теле жены. В тот момент я был настолько счастлив, что забыл все унижения, простил ей холодность последних месяцев и небольшое пренебрежение. Рядом со своей Парой я в последнее время снова начал чувствовать себя одиноким, но всё изменилось, я был теперь не один! Бальдор тоже обрадовался, когда я рассказал ему новость, мы начали строить планы, как будем заботиться о ребёнке, как будем счастливы, когда он родится, сколько любви сможем подарить крохе!

Неожиданно возникли срочные дела, и я был вынужден уехать в город, не успев повидаться с Парой. Когда же вернулся в замок, первым делом нашёл Бальдора, взял с собой букет нежных цветов, и мы зашли к Маргарите, чтобы порадовать и её.

Но Граф, оказывается, тоже почувствовал изменения в жене, и уже промыл ей мозг. Когда зашли в спальню — Маргарита лежала в кровати вместе с довольным графом, который просто лучился довольством. А у меня сердце замерло, и я не мог сделать вдох — я не чувствовал светлую энергию в Марго! Жена избавилась от ребёнка, от нашей маленькой невинной крошки — я уже чувствовал, что должна была родиться девочка… Стоял, потрясённый, словно каменный столп. Бальдор что-то говорил, с тревогой смотря мне в лицо, а я лишь разжал сведённые судорогой пальцы, и нежные сиреневые цветы упали на пол, словно оплакивая нерождённую жизнь фиолетовыми слезами…

В тот день мой мир рухнул, я уехал, пообещав себе никогда больше не возвращаться в этот дом.

После смерти графа Бальдор нашёл меня, просил вернуться, говорил, что мы нужны Марго. Мне самому было плохо, вдали от Пары я медленно умирал. Я не знал, что жена сделала выбор в пользу богатства, выпив зелье, подавляющее чувства, чтобы вступить в наследство. Бальдор, естественно, знал об этом — но Марго просила не рассказывать мне, обещала, что постарается вести себя, как раньше.

В день, когда я вернулся, Марго плакала у меня на груди, говоря, как сожалеет о содеянном, сожалеет обо всём, и я поверил, наивный дурак, надеялся завоевать жену. Она же умело манипулировала мной и Бальдором, терроризируя рабов. Просила сделать ей ребёнка, психовала если у неё не получалось забеременеть, срывалась на нас. Мы давно перестали чувствовать жену, но так и были привязаны к ней…

Когда место Марго заняла Рита, я не сразу почувствовал изменения. В ту ночь Марго замучила Бальдора и приказала запереть в темнице, я всю ночь провёл с ним, подпитывая и залечивая раны, но из-за ошейника раны на теле змея не затягивались. Зашёл утром в спальню, чтобы поставить точку в нашем браке, забрать Бальдора и молить Богов разорвать эти невыносимые узы истинности, но всё пошло наперекосяк.

Марго больше не было. Я до последнего не верил, считал, это новая игра нашей жены. Бальдор был счастлив, он уже строил планы завоевать жену с чужой душой, рассказывал, что это нам подарок Богов за все страдания и наше терпение.

Но женщина исчезла в портале, и больше не появлялась. Мы искали её по всему графству, толку было ноль. Мы о ней ничего не знали. Даже в часовню сходили, пытаясь спросить у Богов. Они нам ничего не ответили. Слишком поздно я понял, что Рита не Марго…

Бальдору становилось с каждым днём всё хуже и хуже. Ипостась требовала пару. Где искать женщину, я не знал, винил себя в том, что она исчезла. Рита же наконец проявилась, связавшись по артефакту связи, и повела себя в репертуаре Марго. То есть обнадёжила и снова бросила, не сообщив, где она и что с ней.

Бальдор умирал, моих сил уже не хватало для лечения. Он чувствовал это, также, как и я. Мы заперлись в библиотеке, я искал способы помочь змею, перечитывая все книги вдоль и поперёк. Змей же уже ничего не хотел, он лежал, равнодушно смотря в потолок, иногда засыпая от жара. Просыпаясь, просил оставить его одного и уезжать искать жену. Но я не мог так поступить, Бальдор был моей семьёй, единственный, кто у меня остался… Я не хотел жить снова один, не хотел умирать в одиночестве…

Маргарита ворвалась к нам, как ураган, и расставила все точки над и… Всё объяснила, рассказала, предложила вернуться к Марго на Землю, показала себя в своём мире, своих детей. Её дочь… Я увидел свою повзрослевшую девочку, она могла бы быть такой… Если бы жена не разрушила наше будущее.

Я видел, с какой любовью смотрит Рита на своих королей: как нежно улыбается фэйри, звонко смеётся над Рэдвином, шутливо пикируется с Дэмианом, смущённо прижимается к Грэму, и восхищённо смотрит на Маркуса. С острой грустью и тоской понимал, что в её семье мне снова не будет места. Я снова привязан к человеку, который меня не любит. Я никогда не смогу вот так просто подойти к ней и обнять, я не король, не граф. Вспоминая отношение старого мужа Марго, понимал, что короли вряд ли подпустят Риту ко мне, к обычному простолюдину, дейву с каплей света, навязанному их Паре. Решил для себя, что останусь, пока Бальдор не отправиться искать своё счастье, а после уйду.

Я старался бороться с чувствами, что снова просыпались во мне к девушке, гнал от себя все мысли о жене, напоминал, что она никогда не посмотрит на меня так, как на своих женихов. Отталкивал её, нарочно грубил, добиваясь лишь одного — чтобы она показала своё истинное лицо, и я мог бы с чистой совестью в ней разочароваться и задушить в зародыше зарождающиеся заново чувства. Но неугомонная Рита внесла свои коррективы, врываясь в мою душу ураганным ветром, источая столько жизни и любви, что решение, принятое несколькими днями ранее, уже не казалось правильным.

На землях дроу я видел, как Рита старается, мечется между двумя тёмными, не замечая никого вокруг. Остальные короли не беспокоили её, входя в положение, но меня съедала ревность и злость на Богов. С каждым днём, что дроу не просыпался, Рита теряла себя, силы покидали девушку, но она с упорством барана продолжала ждать и посылать крохи магии в тёмного, опустошая себя полностью.

Когда я зашёл в лекарское крыло, чтобы подпитать Риту, то застал её целующуюся с Бальдором. Ревность вскипела жаркой волной — даже его она целует! Чем я хуже друга?? В итоге не смог сдержаться и наорал. Как змей смог пробить себе путь в сердце Риты? Она предпочла его — того, кто уйдёт через несколько дней к другой!

— Марго поцеловала меня из сострадания, ты зря злишься, советую нормально поговорить и извиниться перед Ритой, — прошипел змей, подойдя ко мне.

— Мне плевать на неё, — соврал я другу. Не хотелось видеть в его глазах жалость. — Спасу тебя и уйду, мне её сострадание не нужно…

Воспоминания прошлого пролетели перед глазами. Рита была права, я считал её такой же, как и Марго, даже и не подумал ни разу о ней самой. О том, каково ей в этом мире, без детей, родных, ещё и я тонул в своём прошлом, утягивая и её в своё болото.

Сам разрушаю свою жизнь, не дав себе шанса. Виню всех: её, Богов, мужей, но не себя. Я не смог спасти Марго от графа, даже не потрудился помочь ей. Но Рите помогу обязательно, даже если это будет последнее, что сделаю. Я просто должен вылечить её, отдать весь свой свет, только чтобы она не выгорела, только чтобы она жила.

Маргарита Михельсон

Я пришла в себя и почувствовала, как меня подхватили на руки и спешно куда-то понесли. Когда открыла глаза, оказалось, что мы пришли в корпус целителей, меня уложили на койку, а Маркус вливает свою магию.

За ним тут же зашли остальные короли и Алистер. Каждый из светлых начал поочерёдно лечить меня, но я как бездонная бочка никак не могла наполниться. Алистер поводил по моему телу жёлтым камнем, потом синим и молча удалился, оставив меня среди женихов.

— Подожди, — остановил Орион Дэмиана, который вновь решил послать мне энергию, и положил руку на живот, посылая тёмную магию.

С каждой секундой мне становилось лучше, даже потеть как бегемот перестала.

— Что со мной? — спросила у обеспокоенного Ориона, когда с трудом получилось разлепить губы.

— Я заболела? У меня страшное неизлечимое заболевание типа лихорадки западного Денге?

— Ага, и излечишься только через девять месяцев, — хохотнул Орион.

— Что, прости? — переспросила я. Какие девять месяцев, это слишком долго, я уже успею три раза умереть за этот срок — ЧТО?!

До меня, как до Китая пешим ходом, дошло наконец, и я положила свои руки на живот поверх рук фэйри.

— Это то, что я думаю? — спросила моего любимого Ори голосом, в котором звенели слёзы. Орион же не шутил?

— Да, — улыбнулся мужчина, — ты беременна.

— Но как? — спросила я, а рядом усмехнулся Дэмиан.

— В смысле я знаю, как! — стукнула ехидного эльфа по животу, нечего тут ржать над старой, больной женщиной! — Я же тут всего третью неделю.

— Вот так, — ответил фэйри, светя васильковыми глазами, — у тебя будет тёмный малыш. Поэтому тебе не помогала светлая магия. А ты ещё и расходовала свой утекающий резерв на Бальдора и Вириэля.

— У нас будет ребёнок? — снова, как попугай, спросила я. Честно сказать, пока не знала, как я к этому отношусь, рада ли я? Наверное, рада.

— Да, — ответил Ори, — мы скоро станем родителями.

— А чей он? — нахмурилась я.

Вспомнила Альбину, которая металась и не знала от кого залетела, от бывшего мужа или нынешнего любовника, и истрепала все нервы себе и заодно мне.

— Наш, — ответил Маркус, и солнечно улыбнулся.

— Капец, — выдохнула я. — И что теперь делать?

— Всё тоже самое: найти артефакт, вернуть Бальдора к его жене, и сыграть нашу свадьбу, — хохотнул Грэм.

— Не переживай, мы с Грэмом и Вириэлем будем отдавать тебе тёмную энергию, и ты будешь здорова, — успокоил Орион.

— Вы вообще все нормально относитесь к тому, что я беременна от кого-то из вас? — ткнула пальцем в эльфа. Просто он стоял ближе всего.

— А чего ты в меня тыкаешь? — хмыкнул Дэмиан, — всё просто. Ты наша, мы семья, и ребёнок тоже наш.

— Ну тогда ладно, — расслабилась окончательно, — но мужьям не говорите.

— Боишься, будут ругаться? — хохотал Ори.

— Незачем им знать это. Ноа меня просто прибьёт, я и так у него, как бельмо на глазу, — пояснила свою позицию.

Нас прервал Алистер. Дейв влетел в комнату, широко улыбаясь во все свои 32 зуба. Или сколько их там у дейвов? Надо предложить посчитать как-нибудь их у Ноа, если заняться будет нечем.

— Ваше Величество, у Маргариты будет тёмный ребёнок, поэтому ей не помогала светлая магия! Она не больна! — забасил здоровяк.

— Да выяснили уже, — хмыкнул Грэм, — никому не говори эту новость.

— Хорошо, — склонил голову дейв и зашептал, — поздравляю, Ваши Величества.

— Спасибо, иди уже, — устало махнул Ори, — пойдём, счастье моё, кормить тебя будем.

Меня взяли на ручки и понесли в столовую. Я была не против, прижалась покрепче к своему тёмному жениху, нюхала его и улыбалась.

За обедом к нам присоединились официальные мужья. Бальдор спросил, как я себя чувствую, в ответ загадочно улыбнулась и ответила, что всё хорошо. Брюнет был чем-то расстроен и озабочен, смотрел на меня, когда я отворачивалась, но стоило мне повернуть к нему голову, как он отпускал глаза и поджимал губы. Мы сытно поели, особенно я, Грэм и Ори подкладывали самые лучшие и вкусные кусочки мяса и овощей. Они забрали от меня вино, поставили ягодный сок, и оба светились, как новогодние лампочки. После обеда Вириэль ушёл поговорить со своими советниками и мамой, а короли решили, что мне стоит ещё поспать. Я чувствовала себя просто отлично, и отмахивалась от них. Тогда решили собираться в путь.

— Марго, — прервал нашу шуточную перепалку с Дэмианом Ноа, — мы можем поговорить наедине?

Я удивлённо посмотрела на дейва и кивнула. Бальдор и короли ушли, оставляя нас в столовой.

— Давай лучше в кабинете, — предложил Ноа.

— Хорошо, — согласилась я, и мы направились в кабинет.

26. Новое испытание

— Я хотел извиниться, — начал Ноа, стоило нам только зайти в кабинет.

Я прошла мимо дейва к столу, уселась в удобное мягкое кресло, откинулась на спинку и поинтересовалась:

— За что на этот раз извиняешься?

— За всё, — брюнет подошёл ближе и взял меня за руку, — за то, что наговорил тебе утром, за то, что считал такой же, как Марго. Ты была права, я думал только о себе…и перевёл всю злость на тебя.

Я видела, как ему тяжело открываться, он несколько раз собирался с мыслями, вздыхал и отводил глаза. У меня немного закружилась голова, я часто задышала, встала и отошла за стол. Это не укрылось от Ноа, и он напрягся сильнее.

— Рита, не отталкивай меня, прошу! — брюнет сделал шаг ко мне, а меня резко затошнило.

— Не подходи ко мне, пожалуйста, — попросила я Ноа, выставив в предостерегающем жесте руку.

— Ты мне очень нравишься, Рита, — печально сказал светлый и отошёл подальше.

— Я же самовлюблённая, высокомерная и ещё какая-то там, — иронично напомнила дейву его слова. Мне стало немного лучше: кажется, тёмный плод в моём животе просто не переваривает Ноа.

— Есть такое, не спорь. Скромной, кроткой и сдержанной тебя сложно назвать, — улыбнулся брюнет.

— Угу, заносчивая выскочка, спасибо за комплимент, твои извинения не приняты, мы можем идти?

— Рита… — он всё же сделал несколько шагов ко мне, и оказался в опасной для желудка близости, — ты добрая и честная, уверенная в себе, чертовски красивая девушка, твоя душа прекрасна, а сердце полно любви.

Я оттолкнула его и отбежала в дальний угол. Меня начало рвать, и я успела только склониться над горшком с цветком. Прости, Вириэль, надеюсь ты не успел полюбить это растение. Ко мне подбежал Ноа и стал выпускать свой свет, но чем больше он выпускал, тем сильнее я раздражалась. Наконец нашла силы и оттолкнула от себя брюнета подальше.

— Хватит, мне твой свет не поможет! — чуть резче сказала я.

Дейв опять что-то себе надумал, разозлился и начал орать:

— Просто скажи, в чём ещё мне перед тобой покаяться! Поздравляю, ты этого добилась, я признался в своих чувствах!! А ты меня сразу же отталкиваешь!

— Во-первых, перестань орать на меня всё время! Во-вторых, ты обижал меня с самого первого дня! В-третьих, не нужно ни в чём каяться, я твои грехи отпускать не нанималась! И в-четвёртых, ты признался мне, и что? Я должна тут же кинуться к тебе в объятья? Знаешь ли, это так не работает! — тоже завелась я.

— И что же госпожа Марго хочет? Может, тебе в ножки поклониться? — брызгал ядом дейв.

— Было бы не плохо, — отвечала с сарказмом.

Мы стояли друг напротив друга и орали. Я злилась на Ноа, он на меня, и мы не замечали, как вокруг собирается тьма, беря нас в кокон. В какой-то момент тёмная энергия с громким звуком ударила каждому в спину, притягивая друг к другу. Брюнет успел выставить руки и поймать в свои объятья, я же впечаталась ему в грудь и, кажется, на время потеряла ориентацию в пространстве. Так как следующее, что увидела — это то, что я обнимала своё тело.

— Ааааа, — заорала я голосом Ноа, отталкивая своё тело.

— ЧТО ТЫ СДЕЛАЛА? — орала моя копия.

— Ноа? — я посмотрела на свои руки: они были мужские. Потрогала лицо, волосы, шею, грудь, — твою мать…

Я была в теле брюнета, в теле дейва, и на меня лавиной понеслись все мысли, чувства и воспоминания Ноа. Схватилась за голову, и осела на стул. Брюнет в моём теле щупал мою грудь и вертел головой, выпучив глаза.

— Что ты сделала, Рита? — звонко заорал(а) брюнет(ка). Я раскатисто расхохоталась.

— Тебе смешно?! Идиотка, верни всё как было! — пошёл на меня Ноа, и ткнул кулаком в грудь. А потом отбежал и его стошнило всё в тот же цветок.

— Ахах, вот и мучайся теперь токсикозом! — басом ответила я.

Ноа повернулся и посмотрел на меня выпученными глазами, до него медленно стало доходить.

— Ты. ты. ты беременна? — неверяще спросил мужчина и медленно двинулся ко мне. Его глаза наполнились слезами, и он заплакал, оседая на пол.

— Ноа, не плачь! — засмеялась я от ситуации, которая становилась всё более комичной.

В кабинет влетели мои короли и начали орать на меня.

— Что ты ей сделал?! Сколько можно мучить её! — Рэдвин схватил меня за грудки и начал трясти, рыча.

— Милая, что случилось? — склонился Маркус над моим телом, нежно гладя Ноа по волосам.

— Ой, мальчики вы сейчас умрёте, — пробасила я, при этом не переставая смеяться — уж больно забавно видеть, как дракон гладит дейва.

— Тебе весело? Довёл беременную жену до слёз и радуешься? — Рэдвин отпихнул меня от себя, я шлёпнулась на диван, и разозлилась, вот жеж волк ушастый! Комната вдруг резко стала меньше или это я увеличилась? Диван подо мной с хрустом разломался, я вскочила на ноги и собиралась побежать к зеркалу, но снесла журнальный стол, кресло и отправила в долгий полёт Грэма.

— Прости, милый, — извинилась я басом перед демоном. Не замечая, как Маркус позади меня готовит файербол из светлой магии.

— Стоой, — услышала я свой голос и повернулась на звук. Ноа схватил за руку Маркуса, — это не то, о чём вы подумали. Остановитесь.

— Я — Ноа, — звонко ответил брюнет в моём теле.

— А я Рита, — грубым рычащим голосом ответила я, — Ноа, как мне теперь уменьшиться?

Короли и Бальдор в шоке смотрели на нас с дейвом, не находя слов. Ноа попытался снова ко мне подойти, но почувствовал себя плохо, и вернулся на место. Правильно, горшок уже переполнен, цветок больше не вынесет Боливара.

— Почему я не могу к себе подойти? — спросил брюнет.

— Может, потому что ты говнюк? И ребёнок чувствует это? — заржала я, как конь.

— На самом деле, не знаю, — произнесла, немного успокоившись. — И именно поэтому я и просила тебя не подходить ко мне. А ты заладил одно и тоже, "ты меня отталкиваешь, ты такая, ты сякая, бла-бла-бла"… Мне просто было плохо, — попыталась объяснить Ноа.

Дейв снова заплакал, его плечи поникли.

— Хватит реветь, возьми себя в руки, ты же не баба… а нет, хотя баба! — веселилась я, продолжая ржать.

— Я не специально, это твои чувства, эмоции и воспоминания, я не могу их контролировать, — разозлился мужчина в теле женщины и направился к выходу. Его остановили.

— Как это произошло? — спросил Ори, подходя ко мне. — И ты можешь уже перестать смеяться?? — дипломатично высказался фэйри про мой гогот. Сейчас с моего ракурса Ори дышал мне в пупок, а моя рука была размером с его голову. Я погладила его по волосам, растрепав их.

— Ну, мы снова начали ругаться, и потом неведомая сила ударила нас, и вот мы в разных телах, — сумбурно объяснила я.

— Вокруг нас образовалась тёмная энергия, — подал голос Ноа, — она толкнула нас в объятия друг друга, и в этот момент, видимо, состоялся перенос, — более вразумительно рассказал брюнет.

— Рита, тебе надо принять человеческую форму, — отпихнул мою руку Орион, — попробуй расслабиться и представить себя собой, ээ… точнее, Ноа.

Я попыталась, пыхтела, шипела, но нет, ничего не получалось. Я была рогатым Халком и не хотела меняться.

— Всё пошло наперекосяк, — вздохнул Дэмиан. — Это испытание для вас. Я читал об этом, вы должны понять друг друга, а сделать это можно только оказавшись на чужом месте. Только одно не ясно, кто кинул в вас такое заклятье.

— Если это Боги, я их прибью, — прорычала я, злясь. Только этого мне не хватало, копаться в воспоминаниях и чувствах брюнета.

— Вряд ли Боги, — сомневался демон, — им нужно, чтобы Марго выполнила свои обязательства быстрее, а так мы опять застрянем, пока они не вернут себе тела.

— Ничего мы не застрянем, — не согласилась я, — если все готовы, выдвигаемся. По дороге разберёмся, главное сейчас — найти последний артефакт.

— Рита права, — впервые согласился со мной Ноа.

Мужчины повздыхали, но сдались, и мы вышли из дворца. Королей провожали с почестями, на улице выстроилась шеренга из воинов, отдавая честь, они же и довели нас до магикаров. Я в них не влезала никак, с моими-то новыми габаритами.

— Рита, — ко мне подошёл Ноа, — закрой глаза и расслабься, представь меня в человеческой форме.

Он говорил спокойным голосом, попросил Дэмиана послать в меня светлую магию, так как сам ближе метра подойти не мог. Эльф выполнил просьбу, стал подпитывать меня светом. Я закрыла глаза и выдохнула, представляя Ноа. Его чёрные волосы цвета вороньего крыла, высокий лоб, густые кустистые брови, чёрные глаза с пушистыми ресницами, пухлые губы, массивный подбородок, широкий разворот плеч, накаченную грудь, крепкие руки…

— Открывай, — выдохнул Дэмиан.

Послушалась, медленно приоткрыв ресницы, — о да! Я стала одного роста с Дэмианом, и широко ему улыбнулась.

— Спасибо! — поблагодарила мужчин, так гораздо лучше. Мы, наконец, загрузились в разные с Ноа кары, и поехали в Валирию искать артефакт.

По дороге я сидела и "просматривала" воспоминания, которые мне непрерывно подкидывало сознание Ноа. Его жизнь с самого рождения до сегодняшнего дня, я будто проживала её вместо него. Радость от обретения Пары и боль от потери ребёнка, все хорошие и плохие моменты в жизни мужчины. Самое печальное, что плохих было намного больше, и я теперь понимала, что чувствует ко мне мужчина. Если бы я пережила всё, что выпало на долю Ноа, я бы, наверное, наложила на себя руки или прибила Марго. Есть ещё вариант стать художником-сюрреалистом, чтобы вымещать свои чувства через картины, но что-то у меня большие сомнения, что творчество а-ля Сальвадор Дали найдёт горячий отклик среди местного населения.

Мне стало горько и тошно. Даже не заметила, как мы оказались в лесу. Короли стояли возле моего тела и подпитывали Ноа тёмной энергией.

— Вы можете оставить меня с Ритой? — попросил Ноа. Мужчины кивнули и пошли вперёд. Он подошёл ближе.

— Тебя опять начнёт тошнить, — сказала, делая шаг назад.

— Нет, я под завязку забит тьмой, мне намного лучше, — Ноа всё-таки дошёл до меня и положил руку на предплечье. — Рита, я знаю всю твою жизнь, будто прожил её сам.

— Я тоже, — улыбнулась я, — поэтому прощаю тебя за все твои грубости и обидные слова. Ты очень сильный и столько пережил.

— Ты тоже, — грустно улыбнулся Ноа.

Мы наконец нашли общий язык и медленно направились в глубь леса, за королями.

— Перестань щупать мою грудь, — шлёпнула я Ноа по руке, когда он очередной раз полез проверять, не уменьшилась ли эта часть тела, — я же твои причиндалы не лапаю.

— Так лапай, я разрешаю, — хохотнул брюнет. — Не могу понять, почему мы не вернулись в свои тела?

Я сама задавалась этим вопросом. "Просмотрев" чувства и воспоминания друг друга, мы перестали обижаться, выкатывать претензии и ругаться — просто потому, что теперь понимали причины поведения и реакций. Пора бы уже совершить обратный чейндж, я не хочу всю жизнь быть мужчиной.

— Не знаю, — пожала плечами, — может, не всё еще выяснили…

Рэдвин остановил нас и указал на ветхий домик. Именно здесь жила Алиена со своим мужем. Я зашла в дом: видно, что дом стоит уже много лет нежилым — повсюду паутина, слой пыли толщиной с палец, кое-где мебель стала настолько ветхой, что разрушилась. Прошла по всем помещениям, пытаясь уловить какие-то сигналы или подсказки — увы, полный провал. Меня никуда не тянуло, не хотелось потрогать что-то опредлённое.

— Может, Ноа должен зайти? Я ничего не чувствую, — пробасила я, выйдя из старого, пропахшего сыростью дома.

Брюнет кивнул и зашёл в дом. Мы с королями остались ждать на улице. Я хотела обнять Рэдвина, но тот отстранился и отошёл.

— Прости, Марго, я люблю тебя, но обниматься с тобой не буду, меня сородичи не так поймут, — объяснился он. Я насупилась и отошла к тёмным. Вот же псина блохастая, боится, видите ли, общественного мнения.

Ноа вышел через несколько минут, пожал плечами и сказал, что тоже ничего не почувствовал. Мы направились к оборотню и решили спросить у старейшин, может, они всё-таки нашли что-нибудь?

Нашу процессию снова встречали оборотни, они окружили Рэдвина и Ноа. Брюнет старался поменьше говорить и побольше улыбаться, выглядело жутко неестественно. Это я, что ли, так лыблюсь? Ну нееет.

— Ваши Величества, мы кое-что нашли, — старейшины пришли к нашей лавочке возле дома.

Меня, то есть Ноа усадили на лавочку, так как ему стало не хорошо. Что-то я уже не хочу меняться телами, пусть он девять месяцев походит беременным. Ладно, согласна даже на первый триместр, пока токсикоз не отступит.

— Что же? — прервал мои мысли Рэд, обращаясь к старейшинам.

— Тысячу лет назад ваш предок-волк заключил договор с демонами. В те далёкие времена оборотни воевали с вампирами, уничтожали их и всячески гоняли со своих земель. Вампиры, так же как и дэйвы, пришлая раса из других миров, и попали сюда через нестабильно открывающиеся порталы. Вампиры убивали оборотней, поскольку те сразу чуяли животной ипостасью кровопийц и загрызали пришельцев. Суть договора была в следующем — демоны выгоняют со своих земель вампиров, а взамен оборотни не вмешиваются в войну демонов и эльфов, — начал свой рассказ Аларик.

— Но оборотни нарушили договор, помогли эльфам. Сильный маг-оборотень изобрёл уникальный яд, который за считанные минуты убивает демонов. Главный ингредиент яда готовился из листьев священного дерева вертейи, а оно растёт только на земле эльфов, — продолжил Маркис, бывший альфа барсов.

— Тот, что подсунула тебе Шейла, невеста брата? — прервала я старейшин, и обратилась к Грэму.

— Да, — кивнул демон.

— Простите, продолжайте, — улыбнулась я старейшинам.

— Эльфы отравили этим ядом много демонов, и убили тогдашнего короля, практически захватив Яковию. Оборотни свою причастность к этим событиям отрицают по сей день. Но мы нашли записи того, кто создал этот яд — он жил на границах с эльфами и драконами, в лесу близ гор Маунтин. Только дом мага не сохранился, его давно уничтожили оборотни, скрывая свои следы участия в этой истории, — закончили рассказ старейшины.

Рэдвин поблагодарил мужчин и отправил их восвояси. Мы медленно зашли в дом, раздумывая, что же делать дальше?

— Подождите. Дэмиан, разве мы не с тех гор спустились, когда бежали от эльфов? — схватила жениха за руку, тот скривился.

— Ты мне руку сломаешь, — прошипел эльф, — но да, ты права. Тот лес, где мы оказались, когда выбрались вместе из темницы, как раз граничит с горами Маунтин, и часть леса принадлежит оборотням.

— Прости, — вот чёрт, снова забыла о своих габаритах. Выпустила руку Дэмиана и потупила взгляд.

— Значит, нужно отправиться туда, и облазить каждый кустик и кочку.

— Скоро стемнеет, выдвигаемся рано утром, — отдал распоряжение Маркус.

— Уфф, нет, поедем сейчас. Заночуем в лесу, устроим палаточный поход, — не согласилась я. Мне не терпелось закончить свой квест.

— И завтра никаких перерывов, никаких задержек, с самого рассвета начнём искать артефакт!

— Хорошо, командирша, — хохотнул Грэм, и мы снова отправились в путь.

27. Я это ты, ты это я

— Как думаешь, ты сможешь продолжить путь? — спросила я дейва.

Брюнет убежал от нас в кусты, и оттуда издавались неприятные звуки кашляющей гиены

— Да, сейчас быстренько тут оставлю свой желудок, и побегу, — проворчал Ноа моим голосом.

Закатила глаза и оперлась на ствол большого дерева. Мы практически дошли до границ Валирии и Элады, но беременный муж (аж самой смешно от этого словосочетания) остановил нас, и вот уже двадцать минут он торчит среди зарослей кустарников.

— Почему мне до сих пор плохо? — стонал брюнет, — пока не верну себе тело, ни кусочка не возьму в рот.

— Как миленький будешь есть, одной магией плод не прокормить, — возразила я.

Мужчину, то есть женщину, снова вырвало. Ноа наконец вылез из кустов, я протянула ему фляжку с водой.

— Уйди, а? Меня от тебя тошнит, — попросил он. Я хмыкнула понимающе, и отошла.

За прошедшие пару часов мы с Ноа глубоко погрузились в прелести тел друг друга, и совсем не в хорошем смысле этого слова.

Сначала мне захотелось по-маленькому. Я терпела очень долго, но в итоге отбежала за кустики, сняла штаны и приступила к процессу. Взяла в руки свой (нет, он Ноа!) мужской орган, начала мочиться. В итоге окропила всё вокруг: кусты, землю, и собственные штаны. Как мужчины справляются со своим пожарным шлангом? Это же жесть полная, прицел барахлит, и всё время тянет в противоположную сторону. Пришлось менять одежду. Нет, я больше никогда не буду жаловаться на то, что мужчинам в этом плане легко.

Следующее, что произошло — у меня встал на моего жениха. Мы ехали на магикаре по ухабам, и так получилось, что я прижалась к демону. Меня окутал запах его туалетной воды, который я обожала — и оп, штаны жмут в неудобном месте. Мозг отключился и захотелось овладеть им прямо тут, в движущейся повозке, с тремя соседями рядом. Грэм подозрительно покосился на меня и пересел подальше. Ох, уж эти мысли шаловливые! Пришлось заняться аутотренингом. Вспомнила сцену измены третьего мужа, Коли, с любовницей, и эрекция сразу пропала.

С Ноа тоже всё было не просто. Он всю дорогу жаловался на тошноту, головную боль, на боль в груди. Требовал то фрукты, то жареную рыбу, то вообще чипсы «Принглс» и луковые колечки. Откуда у плода потребность в иномирной еде? Непонятно. В-общем, он достал всех. Мужчины терпели наше нытьё всю дорогу и старались не раздражаться. Но, чувствую, нас прикопают, после того как мы найдём артефакт. Так как я ныла не меньше Ноа, и пару раз трансформировалась в рогатого Халка. К этому времени мы уже, к счастью, вышли из магикара и шли пешком, так как машина через лес не проехала бы.

— Ноа, миленький, давай хотя бы доберёмся до границ, — просила я, когда брюнет решил, что с него хватит, и мы делаем привал до завтрашнего утра. Сумерки только окрашивали тенями лес, и можно было еще часик потратить на дорогу.

— Никуда я не пойду, у тебя слишком слабые ноги, ты устала, — проворчала женщина, уперев руки в боки.

— Рит, давай действительно сделаем привал, не стоит перенапрягаться, ты теперь не одна, подумай о ребёнке, — подошёл ко мне Маркус.

Такой он лапочка! Заботится обо мне, драконяка. Хотела поцеловать, вспомнила, что я мужчина, передумала. Потом меня снова отвлёк Ноа тем, что расплакался.

— Ноа, ну что ты опять плачешь? Хорошо, остаёмся тут, — утешила его.

— Такой Маркус лапочка, заботится о нас, — всхлипнул Ноа.

— Так, стоп, ты чувствуешь мои мысли? — я встала как вкопанная.

— Вы идёте, как по учебнику. Поменялись телами, окунулись в прошлое друг друга, теперь у вас стадия принятия настоящего, — ответил проходящий рядом Дэмиан.

— Так, Ноа, соберись, хватит сырость разводить на ровном месте! Будь мужиком! — вскипела я, и опять трансформировалась в дейва.

— Да я не могууу… Как ты удерживаешь в себе столько эмоций? Тебе нравится забота Маркуса, злишься на Богов, с