КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604514 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239610
Пользователей - 109520

Впечатления

pva2408 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Конечно не существовало. Если конечно не читать украинских учебников))
«Украинский народ – самый древний народ в мире. Ему уже 140 тысяч лет»©
В них древние укры изобрели колесо, выкопали Черное море а , а землю использовали для создания Кавказских гор, били др. греков и римлян которые захватывали южноукраинские города, А еще Ной говорил на украинском языке, галлы родом из украинской же Галиции, украинцем был легендарный Спартак, а

подробнее ...

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Дед Марго про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Просто этот народ с 9 века, когда во главе их стали норманы-русы, назывался русским, а уже потом московиты, его неблагодарные потомки, присвоили себе это название, и в 17 веке появились малороссы украинцы))

Рейтинг: -6 ( 1 за, 7 против).
fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Повесть о том, как один индивидуальный предприниматель двух проверяющих прокормил [Николай Липкин] (fb2) читать онлайн

- Повесть о том, как один индивидуальный предприниматель двух проверяющих прокормил 2.05 Мб, 9с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Николай Аркадьевич Липкин

Настройки текста:



Николай Липкин Повесть о том, как один индивидуальный предприниматель двух проверяющих прокормил

Жили да были два проверяющих, и так как оба были легкомысленны, то в скором времени, по щучьему велению, по моему хотению, очутились на необитаемом острове.

Служили проверяющие всю жизнь каждый в своем ведомстве; там родились, воспитались и состарились, следовательно, ничего не понимали. Даже слов никаких не знали, кроме: «наличие отсутствия указания об административном правонарушении в следствие неисполнения правил общей отчетности».

После своих отставок выпустили проверяющих на волю. Оставшись за штатом, поселились они в Минске, на улице Пионерской, на разных квартирах; имели каждый своего консьержа и получали пенсию. Только вдруг очутились на необитаемом острове, проснулись и видят: оба под одним одеялом лежат. Разумеется, сначала ничего не поняли и стали разговаривать, как будто ничего с ними и не случилось.

– Странный, коллега, мне нынче сон снился, – сказал один проверяющий, – вижу, будто живу я на необитаемом острове…

Сказал это, да вдруг как вскочит! Вскочил и другой проверяющий.

– Господи! да что ж это такое! где мы! – вскрикнули оба не своим голосом.

И стали друг друга ощупывать, точно ли не во сне, а наяву с ними случилась такая невероятнейшая оказия. Однако, как ни старались уверить себя, что все это не больше как сновидение, пришлось убедиться в печальной действительности.

Перед ними с одной стороны расстилалось море, с другой стороны лежал небольшой клочок земли, за которым стлалось все то же безграничное море. Заплакали проверяющие в первый раз после того, как вышли в отставку.

Стали они друг друга рассматривать и увидели, что они в ночных пижамах с начесом, а на груди приколоты по почетной медали «За трудовые заслуги».

– Теперь бы кофейку испить хорошо! – молвил один проверяющий, но вспомнил, какая с ним неслыханная штука случилась, и во второй раз заплакал.

– Что же мы будем, однако, делать? – продолжал он сквозь слезы, – ежели теперича предписание о проведении внеплановой проверки выдадут – какая польза из этого выйдет?

– Вот что, – отвечал другой проверяющий, – подите вы, уважаемый коллега, на восток, а я пойду на запад, а к вечеру опять на этом месте сойдемся; может быть, что-нибудь и найдем.

Стали искать, где восток и где запад. Первый проверяющий вспомнил, как его водитель – молодая бестолочь однажды говорил: «Если хочешь что-либо сыскать, следует спросить у Алисы». «Или можно еще какого-то Кей Кугля вызвать», – возникло откуда-то в памяти у проверяющего. Но как не кричали они, как не взывали они к Алисе и Кей Куклю и так и сяк, те так и не отозвались.

– Вот что, уважаемый коллега, вы пойдите направо, а я налево; этак-то лучше будет! – сказал другой проверяющий, который, кроме своего ведомства служил одно время в районной поликлинике заместителем заведующего по идеологии, и, следовательно, был поумнее.

Сказано – сделано. Пошел первый проверяющий направо и видит огромный гипермаркет. Заходит он туда, полки от сыров, колбас и других всяких вкусностей так и ломятся. На все скидки сумасшедшие, акции: «купи две упаковки – третья в подарок!»

«Вот кабы такие цены да в наши магазины!» – подумал проверяющий и даже в лице изменился от сожаления.

Хочет проверяющий купить хоть что-нибудь, а денег-то нет! Попробовал под пижаму за пазуху палку «Докторской» засунуть, да охранник у кассы таким злобным взором окинул, что от страха с ним чуть постыдная конфузия не случилась.

Вышел он из торгового зала – а там сеть фастуда, запахи аппетитные, продавцы все молодые, расторопные, кричат проверяющему: «свободная касса!» и зазывно так улыбаются.

– Господи! Хоть какого бы гамбургера слопать! – сказал проверяющий, почувствовав, что его уже начинает тошнить.

Делать нечего, пришлось возвращаться на условленное место с пустыми руками. Приходит, а другой проверяющий уж дожидается.

– Ну что, коллега, промыслил что-нибудь?

– Да вот нашел старый телевизор «Горизонт», но он только три канала государственного телевидения показывает. И больше ничего!

Легли опять спать проверяющие, да не спится им натощак. То беспокоит их мысль, кто за них будет пенсию получать, то припоминаются виденные днем копчености, маринады, сладости, булки, куриные бедрышки.

– Кто бы мог думать, уважаемый коллега, чтобы деньги в кармане были надо что-то полезное сделать? – сказал один проверяющий.

– Да, – отвечал другой проверяющий, – признаться, и я до сих пор думал, что деньги мне на карточку десятого и двадцать пятого числа каждого месяца приходят лишь от того, что я на службу хожу и звание имею!

– Стало быть, если, например, кто хочет еды какой или вещь домой купить, сначала надо на работу устроиться и с восьми до пяти поработать? Как же так получается?

– Как же так получается? – словно эхо, повторил другой проверяющий.

Замолчали и стали стараться заснуть; но голод решительно отгонял сон. Полендвица, грудинка, корейка, подкопченные колбаски, сало с прожилками, в меру просоленное, с чесночком, да на черном хлебушке так и мелькали перед глазами.

– Теперь я бы, кажется, свой собственный сапог съел! – сказал один проверяющий.

– Кто ж нынче сапоги из кожи шьет? Все теперь химия и дерматин! – вздохнул другой.

Вдруг оба проверяющих взглянули друг на друга: в глазах их светился зловещий огонь, зубы стучали, из груди вылетало глухое рычание. Они начали медленно подползать друг к другу и в одно мгновение ока остервенились. Полетели клочья, раздался визг и оханье; проверяющий, который работал в поликлинике, откусил у своего товарища значок «Общество борьбы за трезвость» и немедленно проглотил. Но вид текущей крови как будто образумил их.

– Мы ж с вами мирные люди, сердцем отданные родной земле! – пропели они оба разом, – ведь этак мы друг друга съедим! И как мы попали сюда! Кто тот злодей, который над нами такую штуку сыграл!

– Надо, коллега, каким-нибудь разговором развлечься, а то у нас тут убийство будет! – проговорил один проверяющий.

– Начинайте! – отвечал другой проверяющий.

– Как, например, думаете вы, Крым все-таки точно наш?

– Странный вы человек, уважаемый коллега, чей же он может быть, если не наш?

– Но отчего же не допустить все-таки, что Крым все же не наш, а тех, чей он был до этого?

– Гм… да… Странные у вас разговоры, непонятные. Я, признаться, недавно за ужином программу «Время» смотрел, и там определенно все говорили: Крым – наш!

Но упоминовение об ужине обоих повергло в уныние и пресекло разговор в самом начале.

– Слышал я от одного доктора, что сейчас человеку такую операцию научились делать, что ему долгое время кушать не хочется, – начал опять одни проверяющий.

– Как так?

– Да так-с. Вырезают половину желудка, а то и большую часть…

– И что совсем-совсем кушать после этого не хочется?

– Хочется. Еще больше. Да некуда…

– Тьфу!

Одним словом, о чем ни начинали проверяющие разговор, он постоянно сводился на воспоминание об еде, и это еще более раздражало аппетит. Положили: разговоры прекратить, и, вспомнив о найденном черно-белом «Горизонте», решили его включить.

«Вчера, – взволнованным голосом вещал диктор, – столицу нашего государства с официальным визитом навестил президент Буркина-Фасо. В честь чего в дворце Республики для почтенного гостя нашей столицы был дан парадный обед. Стол сервирован продукцией отечественных молокозаводов и мясокомбинатов. Тут были и сыры творожные «Внучок-Лесовичок», и филей «Дворянско-пригожий», и колбаска «Барбадос», и простокваша «Дедушкин Горлачик», и пельмешки «Аппетитные вкусняшки», вино крепленное «Прошлогодняя кадриль» лилось рекой и пилось сверх всякой меры.

– Тьфу ты, господи! да неужто ж, коллега, вы не можете найти другого предмета? – воскликнул в отчаянии один проверяющий и переключил канал:

«Новости Полесья: вчерашнего числа, по случаю поимки в реке Припять сома весом не много не мало аж 57 килограмм (происшествие, которого не запомнят даже старожилы, тем более что в осетре был опознан высокопоставленный чиновник Петр Петрович), в Речице были проведены внеочередные «Дожинки». Виновника торжества внесли на громадном деревянном блюде, обложенного огурчиками и держащего в пасти валютные облигации национального банка. Глава города, заботливо наблюдал, дабы все гости получили по ценной бумажке. Выбор плодово-ягодных настоек производства местного ликеро-водочного комбината был весьма разнообразный и рассчитан на самых прихотливых гурманов…»

– Позвольте, уважаемый, и вы, кажется, не слишком осторожны в выборе каналов! – сказал один проверяющий и, дальше стал переключать каналы:

«Местные новости. Из Старых Дорог сообщают: один из здешних старожилов изобрел следующий оригинальный способ приготовления сальтисона: со шкурки на голове и ушках еще живого поросенка соскабливаем ножом грязь и промываем в воде. Голова для рецепта сальтисона должна получиться чистая, с мягкой пропаленной шкурой без щетины…»

Проверяющий поникли головами. Все, на что бы они ни обратили взоры, – все свидетельствовало об еде. Собственные их мысли злоумышляли против них, ибо как они ни старались отгонять представления о вареных сардельках, но представления эти пробивали себе путь насильственным образом.

И вдруг одного проверяющего озарило вдохновение…

– А что, коллега, – сказал он радостно, – если бы нам найти индивидуального предпринимателя?

– То есть как же… индивидуального предпринимателя?

– Ну, да, простого ИП… Какие обыкновенно бывают ипэшники! Он бы нам сейчас и круасанов бы подал, колбаски нарезанной с солениями и маринадами!

– Гм… индивидуального предпринимателя… Но где же его взять, этого ИП, когда его нет?

– Как нет ИП – ИП везде есть, стоит только поискать его! Наверное, он где-нибудь спрятался, от работы отлынивает!

Мысль эта до того ободрила проверяющих, что они вскочили как встрепанные и пустились отыскивать индивидуального предпринимателя.

Долго они бродили по острову без всякого успеха, но, наконец, острый запах машинного масла и нестиранных носков навел их на след. Под деревом, брюхом кверху и подложив под голову стопку накладных и других бланков строгой отчетности, спал самый что ни на есть индивидуальный предприниматель и самым нахальным образом уклонялся от работы. Негодованию проверяющих предела не было.

– Спишь, лежебок! – накинулись они на него, – небось и ухом не ведешь, что тут два проверяющих вторые сутки с голода умирают! Сейчас марш работать!

Встал ипэшник: видит, что проверяющие строгие. Хотел было дать от них стречка, но они так и закоченели, вцепившись в него.

И начал он перед ними действовать.

Сперва-наперво прямо тут на берегу открыл станцию техобслуживания с шиномонтажном. Чуть поодаль из пальмовых листьев наделал зонтов, из бамбуковых стеблей сколотил столов и стульев. Поставил ларек с шавермой, приволок откуда-то бочку с холодным квасом. Из тростника наловчился катать сахарную вату, из кожуры банановой воздушные шарики делать и гелием их надувать на продажу. Деньги так и потекли рекой. Проверяющие столько накупили всякой провизии в гипермаркете, что пришло даже на мысль-. «Не дать ли и тунеядцу частичку?»

Смотрели проверяющие на эти предпринимательские старания, и сердца у них весело играли. Они уже забыли, что вчера чуть не умерли с голоду, а думали: «Вот как оно хорошо быть проверяющими – нигде не пропадешь!»

– Довольны ли вы, господа проверяющие? – спрашивал между тем ипэшник-лежебок.

– Довольны, любезный друг, видим твое усердие! – отвечали проверяющие.

– Не позволите ли теперь отдохнуть?

– Отдохни, дружок, только отдай нам свой паспорт и свидетельство о регистрации.

Спрятав документы индивидуального предпринимателя, чтоб не убег, проверяющие легли спать.

Прошел день, прошел другой; ипэшник изловчился – отловил обезьянку, научил ее фотографироваться с отдыхающими. Сделались наши проверяющие веселые, рыхлые, сытые, белые. Стали говорить, что вот они здесь на всем готовом живут, а в Минске между тем пенсии ихние всё накапливаются да накапливаются.

– А как вы думаете, уважаемый коллега, почему в Америке все такие тупые-тупые? – говорит, бывало, один из них другому, позавтракавши.

– Думаю, уважаемый коллега, это потому что там теперь нормальных людей не осталось, у них в почете одни мексиканцы и арабы, а президентом был вообще – негр!

– А в Европе почему такое глупство постоянно происходит?

– А там вообще нынче одни гомосеки проживают. И все ужасно толерантные. Я бы их всех сразу к стенке ставил! По телевизору так прямо и говорят о этом…

– А не посмотреть ли нам передачу «Контуры»?

Сели они перед экраном, включат телевизор, смотрят подряд все телепередачи, как убирают кормовые на Оршанщине, как капустным отваром вылечить застарелый геморрой, программу «Точь-в-точь», праздничный концерт, посвященный дню милиции – и ничего, тошнит, конечно, но так себе, вполне терпимо!

Долго ли, коротко ли, однако проверяющие соскучились. Чаще и чаще стали они припоминать об оставленной ими в Минске недвижимости и втихомолку даже поплакивали.

– Что-то теперь делается на Пионерской, уважаемый коллега? – спрашивал один проверяющий.

– И не говорите, коллега! все сердце изныло! – отвечал другой проверяющий.

– Хорошо-то оно хорошо здесь – слова нет! а все, знаете, как-то неловко просыпаться без вида на Минск-Арену, без улыбающейся балерины на плакате «Налоги – это наше искусство»!

– А здание Национальной Библиотеки? Как оно светиться ночью! И букавки такие яркие: «Продам гараж» – любо смотреть, аж голова кружится!

И начали они нудить индивидуального предпринимателя: представь да представь их на Пионерскую! и что ж! оказалось, что он знает даже Пионерскую, что он там бывал, ходил на дома богатые дивиться, до тех пор, пока милиция не погнала!

– А ведь мы с Пионерской проверяющие! – обрадовались проверяющие.

– А я, коли видели: там пляж рядом на Дроздах, у меня там своя лавка с ход-догами еще недавно была, пока санэпидемслужба не закрыла! – отвечал ипэшник.

И начал индивидуальный предприниматель на бобах разводить, как бы ему своих проверяющих порадовать за то, что они его, тунеядца, жаловали и предпринимательским его трудом не гнушалися! И выстроил он корабль – не корабль, а такую посудину, чтоб можно было океан-море переплыть вплоть до самой Пионерской.

– Ты смотри, однако, каналья, не утопи нас! – сказали проверяющие, увидев покачивавшуюся на волнах ладью.

– Будьте покойны, господа проверяющие, не впервой! – отвечал ипэшник и стал готовиться к отъезду.

Набрал индивидуальный предприниматель пуху лебяжьего мягкого и устлал им дно лодочки. Устлавши, уложил на дно проверяющих и, перекрестившись, поплыл. Сколько набрались страху проверяющие во время пути от бурь да от ветров разных, сколько они ругали ипэшника за его тунеядство – этого ни пером описать, ни в сказке сказать. А ИП все гребет да гребет, да кормит проверяющих норвежской селедкою.

Вот, наконец, и Минское море, вот и Победителей славный проспект, вот и улицы Тихая с Пионерской! Всплеснули домочадцы руками, увидевши, какие у них проверяющие стали сытые, белые да веселые! Напились проверяющие кофею, наелись круасанов и надели костюмы двубортные. Пошли они к банкомату, и сколько оттуда денег загребли – того ни в сказке сказать, ни пером описать!

Однако, и об индивидуальном предпринимателе не забыли; один проверяющий «нажал» на кое-какие кнопочки, ладью его, конечно, еще на таможне конфисковали, да штраф за незаконную предпринимательскую деятельность и налог на тунеядство пришлось выплатить, но не посадили, и то хорошо: веселись, ИП!