КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584596 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233403
Пользователей - 107275

Впечатления

Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
pva2408 про Кокоулин: Бог-без-имени (Самиздат, сетевая литература)

Такая аннотация у автора на странице.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Новая жизнь [Рафаэль Бакиров] (fb2) читать онлайн

- Новая жизнь [СИ] (а.с. Хроники Эрмака -1) 848 Кб, 231с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Рафаэль Бакиров

Настройки текста:



Новая жизнь

Глава 1. Перерождение

«Место воскрешения — Континент Аурхраст»

«Локация — окрестности деревни Инхерст»

«Раса — человек»

«Тип — авантюрист»

«Класс — не выбран»

«Специализация — не выбрана»

«Специальный навык — отсутствует»

Базовые параметры:

Уровень 1

Опыт: 0/100

Сила: 5

Интеллект: 3

Ловкость: 3

Дух: 5

Выносливость: 4

Предрасположенность: нейтральная

Жизнь: 75

Мана: 45

Шанс крит удара: 1%

Скорость: 5 м/с

Наблюдательность: 1

Скрытность: 1

Меткость: 3

Уклонение: 3


Свободных очков характеристик: 5

«Привязка сущности произведена»

«Текущая привязка — окрестности деревни Инхрест»

«Добро пожаловать в мир Хрост»


Ярко красные надписи перед глазами исчезли и черная пустота, окружавшая всё пространство вокруг меня исчезла. По глазам резанул непривычно яркий солнечный свет, пробивавшийся даже сквозь закрытые веки. В нос ударило множеством живых запахов от которых начала кружиться голова. С трудом открыв глаза и щурясь от непривычно яркого света, оглянулся вокруг.

Не смотря на то, что я ожидал и надеялся на это, но всё же не мог поверить, что стою посреди, пусть и не густого, но все-таки, НАСТОЯЩЕГО леса.

Понадобилось несколько минут, чтобы голова перестала кружиться от обилия не привычных звуков и запахов. А мозг зависший от обилия новых ощущений перестал буксовать и вновь начал воспринимать окружающую реальность. Новую реальность в которой мне теперь предстояло жить.

Меня окружали высокие, многовековые деревья с густой кроной сочно зеленых листьев. Разросшиеся повсюду кусты и высокая, почти по колено, трава.

Птицы, перелетающие с дерева на дерево заливисто щебетали на разные голоса и мотивы. В траве под ногами, что-то стрекотало.

Из-за густой растительности я не мог разглядеть ничего дальше полутора десятков метров вокруг себя. Но и этого вполне хватало, чтобы выбить меня из колеи на несколько долгих минут.

Да, настоящий живой пейзаж не повторить никакой голограмме, пусть и самой высокотехнологичной и как утверждают ученые “неотличимой от реальной”.

На периферии зрения, назойливо мигала красная иконка сообщения. Обзору она не мешала, но своим цветом и миганием раздражала не хуже зуммера экстренного вызова бортовой системы моего скаута.

Повинуясь мысленному желанию иконка увеличилась в размерах и развернулась в сообщение, занимая всю центральную часть передо мной, при этом не мешая обзору.

Пробежавшись по нему взглядом, я лишь усмехнулся и мысленной командой закрыл сообщение.

Ничего принципиально нового в нем не сообщалось, просто наглядное подтверждение того, что я теперь новый житель другого, практически неизведанного, никем из моего плана реальности, мира.

Хрост — это полноценный мир, чьи законы во многом пересекаются с законами ВММО игр из моего мира. В своем мире я часто любил побегать в виртуальном пространстве во время долгих перелетов, пусть никогда и не был задротом или профессиональным игроком, потому и выбор мой пал именно на такой мир.

Попасть в другой мир задача не из простых, такое право ещё надо заслужить. В моем случае, мне пришлось полтора десятка лет скитаться по самым отдаленным концам вселенной и неизведанным планетам, выполняя задания галактического содружество, в который входит более тридцати инопланетных рас, включая нашу.

Я уже сбился со счета сколько планет мне пришлось посетить и сколько раз я чуть не сыграл в ящик, но всё же выкарабкался, пусть и не целиком. Я не раз терял конечности и один раз даже лишился глаза, благо инопланетная медицина позволяла их регенерировать полностью, если тебе хватит на это кредитов.

Теперь всё это в прошлом, мои мучения полностью окупились, когда я смог заработать себе право на перенос.

Галактическое содружество уже несколько столетий как научилось перемещаться в другие пласты реальности или попросту в другие миры. Eсть даже ряд развитых миров, из которых научились возвращаться, но их всего пара десятков.

С такими мирами давно уже ведутся торговые сделки по обмену ресурсами и знаниями. Перенос в остальные миры является билетом в один конец и лишь единицы соглашаются туда отправиться, одним из них я и стал.

Не стоит думать, что я полный идиот и просто кинулся в неизвестность. Список открытых для перемещения миров и все что о них известно можно посмотреть в открытом доступе. Любой гражданин содружества может попробовать заработать себе билет на перемещение, но не за стандартные кредиты, а за особые баллы, получаемые помимо кредитов за специальные миссии.

Сделано это по той причине, что все эти миссии имеют повышенную степень риска и, как правило, выполнять их приходиться у черта на куличках, куда не каждый сталкер согласится лететь.

Можно, конечно и не изгаляться, а накопить на перемещение в те миры с которыми есть двухсторонняя связь, но от нашего они отличаются совсем уж мало, по сути тот же космос, те же корабли, пусть и других конструкций.

Но вернемся к миру Хрост, это уже совсем другая песня, мир на уровне средневековья, но не классической временной линии нашего мира. В этом мире есть боги, есть множество рас, которые у нас считались лишь мифическими, есть и такие о которых мы и не слышали, есть маги и технологии в их зачаточном виде.

Когда этот мир только открыли, в него были отправлены несколько исследовательских групп с маяками, после чего за ними велось пристальное наблюдение, на сколько это вообще возможно сквозь планы миров.

Как выяснилось, законы этого мира частично пересекаются с нашими, частично с игровыми, но многие не поддаются изучению на данном этапе. Так мы знаем, что те, кто попадают туда из нашего мира, после смерти воскресают в так называемых точках привязки, все твои достижения измеряются в цифрах, как и отношение к тебе. Даже уровни там как в игре и за счет них можно развиваться.

Но все эти цифры относительны и не абсолютны, например, если ты будешь практиковать боевые искусства, целыми днями тренироваться, то показатели твоей силы и ловкости будут увеличиваться, ты будешь быстрее и сильнее. Но если ты будешь просто прокачивать уровни и повышать силу и ловкость без тренировок, а каким-либо другим способом, ты конечно станешь быстрее, будешь более гибким, вот только толку от этого будет мало, любой воин меньшего уровня сможет тебя победить только за счет навыков нанося удар за ударом, блокируя и уходя от твоих, а ты будешь как тупой робот просто молотить кулаками в надежде попасть по противнику пока не умрешь.

Еще одно существенное отличие от игры является то, что населяют его не тупые NPC с прописанными сценариями, а вполне себе полноценные люди, со своими желаниями и тараканами в голове. Там тоже нужно есть, пить, спать, ходить в сортир, одежда не постирается и не зашьется сама по себе. Навыки не появятся сами по себе или от прочтения свитка.

Но не смотря на это все, у перемещенных есть свои плюшки, к примеру тот же инвентарь. Для коренных жителей он тоже существует, но далеко не у всех, его можно купить, получить или изучить.

Купить его могут зажиточное сословие у магов специализирующихся на магии пространства. Получить можно в дар от мага или короля. Изучить его могут те, кто пошел путем того же мага пространства. В любом случае задача непростая и как следствие далеко не каждый обладает такой возможностью.

То же самое касается дара возрождения или проще говоря «привязки». Можно купить, заслужить или развить такую возможность, но при этом она не бесконечна. Для местных получить право хотя бы на одну привязку — это уже немыслимое сокровище, кому не хочется иметь в запасе дополнительную жизнь. Перемещенные же в этом плане просто читеры, после перемещения мы получаем её как данность, без лимита на количество воскрешений. И как человек, который сотни раз был на краю гибели, могу сказать, что это стало для меня одним из решающих факторов выбора мира.

Теперь я тут, а холодный и мрачный космос с его содружеством и миллионами опостылевших законов и мертвого металла остался там. Это не виртуальность, это настоящий живой мир.

Придя в себя от эйфории, нахлынувшей после осознания новой жизни, первым делом осмотрелся уже другим взглядом, привычным, взглядом сталкера, побывавшим на множестве планет и привыкшим сначала думать, потом действовать. Не заметив ничего подозрительного и опасного на данный момент, я перебрался под тень ближайшего дерева и оперевшись на него спиной принялся разбираться с интерфейсом и его возможностями.

Как такового классического игрового меню не было, всевозможные окна вызывались мысленно, что с одной стороны упрощало взаимодействие, а с другой усложняло. Так, если ты знаешь какое именно окно хочешь вызвать, то не надо лезть через меню и предварительно его настраивать. Но если ты не знаешь о существовании какого-либо окна или показателя, который в нем отображается, то и найти его не сможешь.

Так просидев за экспериментами почти два часа, пытаясь вызвать все известные мне по играм параметры, я настроил себе первичный «интерфейс».

Слева вверху отображались шкалы с жизнью, манной, усталостью и прогрессом опыта, справа вверху вывел мини карту. Как и в игре на карте отображалось только то, что я успел разведать, всё остальное было черным пятном. Карта имела масштабы, но толку пока от них не было, всё было покрыто черной пеленой. Слева внизу я расположил окно уведомлений, чтобы оно не выскакивало перед глазами и не перекрывало обзор. Такое сообщение, выскочившее посреди боя может стоить мне жизни, чего хотелось бы избежать.

Еще час я потратил на то, чтобы проверить возможности нового тела в этом мире. Целый час я проводил комплексы упражнений и боевых связок. После чего провалялся почти полчаса без сил в тени всё того же дерева. Результаты эксперимента меня, мягко говоря не радовали, от былых тренировок и навыков не осталось и следа, новое тело их попросту не знало и не могло повторить практически ничего из того чем я раньше владел.

Похоже, что придется все начинать сначала. Не сказать, что я не был огорчен потерей того, что тяжким трудом и тренировками удалось достичь за всю жизнь, но с другой стороны мне и не надо восстанавливать всё. В новой жизни мне больше не понадобятся навыки владения огнестрельным, плазменным и прочими высокотехнологичными видами оружия, навыки пилотирования, работы с инфосетью и терминалами, программирования дронов и прочее, чего в этом мире попросту не существует.

За то время, пока я проверял свои новые возможности, в окне уведомлений появилось сообщение о увеличении ловкости на +1. Открыв окно характеристик, убедился, что теперь этот показатель уже был равен 4, но кроме него на 1 повысился и показатель уклонения. Что только подтверждало, что сами характеристики можно развивать путем тренировок или обучения, а значит и показатель уровня не является решающим. Прибавка, пусть и не большая, всё-таки грела душу, но если проводить параллель с моим миром, то можно предположить, что повышать любую из характеристик с каждым разом будет все сложнее.

Ещё одним открытием было то, что по мере того, как я уставал, повышалась шкала «усталость», что в принципе логично, а вот то, что при этом тело слушалось меня всё меньше, было сюрпризом. К моменту, когда шкала заполнилась наполовину, она поменяла свой цвет с зеленого на желтый, при заполнении шкалы на три четверти, она начала краснеть. Доводить её до полного заполнения я не стал, но и по тем штрафам и ощущениям было понятно, что если довести её до 100 % скорее всего тело попросту парализует, и я не смогу больше двигаться.

В ожидании восстановления шкалы усталости, я подвел итоги того, что успел узнать и наметить план действий на ближайшее будущее. Из плюсов, я в новом мире и с бесконечным числом воскрешений, хотя умирать и не намерен. Второе, я не появился тут голым, на мне штаны из грубой ткани подпоясанные куском веревки вместо ремня, рубаха из такой же грубой ткани и сандалии. В-третьих, я появился в обжитых местах, о чем говорит название локации, а значит рядом с людьми. В-четвертых, до голодной смерти или от обезвоживания мне ещё далеко, что не может ни радовать, так как у меня нет ни еды, ни воды, ни даже емкости, в которую можно её набрать. На этом плюсы закончились и начались минусы.

Во-первых, я в мире о котором почти ничего не знаю. Во-вторых, из имущество только грубая одежда, ни ножа, ни других полезных вещей, не говоря уже об оружии. В-третьих, я нахожусь посреди леса и без понятия в какой стороне находятся поселения. В-четвертых, не имею ни малейшего понятия о том, какие хищники населяют этот лес и на сколько тут опасно.

Примерный план действий, озаботиться хоть каким-то подобием оружия, выйти из леса, найти людей, установить первичный контакт и получить хотя бы минимум информации необходимой для адаптации в этом мире.

Налаживание контакта. Вот и еще один тонкий момент. А сможем ли мы понять друг друга. И что мне делать, если не сможем? Обучиться языку быстро или при помощи какого-то доброго волшебника, случайно попавшегося по пути явно не выйдет, а без коммуникации с местными далеко не уйдешь.

Прикинуться глухонемым или умственно отсталым? может и вариант, но в свое актерское мастерство, если честно, верилось с трудом.

Никак подсказок о местоположении деревни не было и в какую сторону надо двигаться тоже. Солнце уже прошло зенит и понемногу клонилось к закату, потому и выбор пал на самый очевидный ориентир. С трудом выломав самую подходящую ветку и оборвав с нее ветки поменьше я получил, что-то отдаленно напоминающее походный посох. Оружие конечно никакое, но хотя бы от мелких хищников, если таковые имеются, можно отмахиваться или не подпустить на опасную дистанцию.

Помня о возможных хищниках и о том, что мне вновь необходимо восстанавливать навыки, двигаться по лесу я старался как можно бесшумно, что откровенно говоря получалось не лучше, чем у слона в посудной лавке.

Взгляд привычно ощупывал окружающее пространство пытаясь подметить и запомнить всё, что попадается на глаза. Скорость перемещения из-за этого была не быстрее черепахи, но это меня сейчас волновало меньше всего, спешить мне некуда.

По мере продвижения по лесу встречались многочисленные кусты с ягодами и грибы разных видов, которые тут же собирались и проверялись на съедобность. В результате таких проверок в инвентаре образовались две группы продуктов «не съедобно» и «условно съедобно».

Несколько раз появлялись негативные эффекты (дебафы) от съеденного, благо пробовал я их маленькими порциями и от того эффекты были слабые. Так я успел получить дебафы «отправление» от которого слегка проседала полоска жизни, «головокружение» который снижал скорость перемещения и «галлюцинации» после которого перед глазами плавали разноцветные пятна.

Кроме негативных моментов были и положительные, так моя ловкость повысилась ещё на единицу, что автоматически подняло и уклонение. Попытки передвигаться бесшумно тоже дали свои плоды, подняв скрытность и наблюдательность до 2 единиц. Но и это было ещё не все, пока я собирал и пробовал на пригодность в пищу местные растения и фрукты, получил пассивные способности собиратель 1 уровень и дегустатор 1 уровень. О чем тут же сообщилось в инфопанели, а в графе «пассивные навыки» появилось 2 пометки с названиями новых навыков.


“Собиратель 1 уровень”

“Благодаря своим навыкам скорость и качество сбора ингредиентов увеличена”


“Дегустатор 1 уровень”

“Благодаря тому, что вы не боитесь пробовать яд на себе повышается шанс распознать его в еде и напитках до того, как его доза станет критичной.”


Так и происходило передвижение по лесу, пока солнце не скрылось за кронами деревьев и на лес не опустилась ночная тьма. Имея практический опыт выживания на неизвестных и малоизученных планетах, на время ночлега решил не оставаться на земле, где меня легко достать крупным хищникам и присмотрев подходящее дерево, устроился на нем.

Сказывалась выработанная годами привычка или эйфория от попадания в новый мир, но спать не хотелось, а энергия била через край. Чтобы не тратить время впустую, для начала устроил себе ужин из того, что выделил как съедобное. После чего решил провести разбор дневных полетов, если можно так выразиться и подвести итоги того, что удалось узнать за время моего похода по лесу.

За весь день я пока так и не встретил ни одного крупного хищника. Попадалось на глаза только мелочь вроде хорька или ласки, посмотреть название в инфопанели не успел, слишком уж шустрые оказались и старались не отсвечивать передо мной. Попадалось немало мелких птиц, перелетающих с ветки на ветку, но охотиться на них было нечем, да и не к чему, слишком мелкие были. Пару раз пытался камнями достать мелких грызунов, но промахивался или они успевали смыться раньше, чем до них долетал камень.

Крупицы опыта мне падали и за собирательство, но он был настолько мелким, что за все время шкала опыта поднялась лишь на половину. Еще одной не очень приятной новостью было то, что за все время мне так и не встретилось ни одного ручья или водоема, где я мог напиться, так что спасали только ягоды, благо они пусть и не много, но всё же справлялись с жаждой.

К людям я не только не вышел, но даже не наткнулся ни на одну узенькую тропинку, свидетельствующую о наличии людей в этой местности.

Скорость такого передвижения по лесу тоже оставляла желать лучшего, сверившись с картой и прикинув расстояние, получалось, что я прошел всего чуть более десяти километров, такими темпами я ещё не скоро выберусь из этого леса.

В голове мелькнула мысль сменить направление, но тут же убежала поджав хвост. Не имея ориентиров и подсказок лучше всего двигаться по уже выбранному направлению, иначе есть шанс начать ходить кругами и потратить на выход из леса в разы больше времени. Заблудиться я не боялся, висевшая в углу обзора полупрозрачная карта исправно отрисовывала местность через которую я уже прошел.

Проснулся я от звука шороха, приближающегося к моему дереву. Все-таки вбитые годами странствований рефлексы никуда не делись, видимо это было связано именно с психологической составляющей сознания. Оглядев окрестности на сколько позволяла ночная тьма, я никого не заметил, но спустя ещё несколько секунд звук повторился. Определив направление я начал вглядываться в густую темноту в попытки увидеть того, кто издает этот шум.


«Волк ур.5»

«Будьте внимательны и осторожны. Волки стайные хищники и редко охотятся по одиночке. В дневное время не агрессивны, если держать дистанцию и не атаковать их.»


Будто в подтверждение за первым показался ещё один, затем ещё. Буквально через минуту под моим деревом уже бродило пять волков и все были пятого уровня. Время от времени они косились на меня, будто интересуясь, когда же я наконец то соизволю слезть к ним.

В очередной раз похвалив себя за предусмотрительность и немного понаблюдав за повадками этих животных, я вновь погрузился в полусон. Как волки ушли я уже не слышал, эйфория первых впечатлений и начала новой жизни закончилось и меня попросту выключило.

Проснулся я от яркого солнечного луча, который умудрился найти себе дорогу среди густой листвы и теперь настойчиво светило мне прямо в глаз. Открыв глаза и не сразу сориентировавшись где нахожусь, я неосторожно дернулся и тут же полетел вниз считая попутно все ветки по которым вчера взбирался на это дерево. Земля встретила приветливым пинком, выбивая из груди остатки воздуха и добротно приложив меня по голове.

Придя в себя и оглядевшись, не заметил ничего опасного, видимо волкам надоело ждать, и они попросту ушли так и не дождавшись, когда пища сама соизволит к ним спуститься.

Немного приведя дыхание в порядок, взглянул на шкалу жизни, которая от такого метода спуска просела на треть. Все тело болело, а в голове бил набат. Полежав еще немного, я осторожно поднялся с земли, кривясь от боли и матеря себя на все лады. Расслабился, блин, на радостях.

Подкрепившись остатками собранных вчера ягод и грибов, двинулся дальше по маршруту. В планах было пройти за сегодня как можно больше, а заодно и прокачать уровень и пассивки хотя бы ещё на единицу. Рассчитывать на поднятия уровня только за счет собирательства и скрытности не приходилось, слишком мало опыта они давали. Да и то, думаю, что опыт шел только за собирательство, скрытность же отвечала только за бесшумность моего передвижения.

Не хотелось выйти к людям и узнать, что мои характеристики на уровне пятилетнего ребенка и стать лёгкой добычей для нечистых на руку тварей в людском обличии. А таких везде как грязи, особенно там, где закона почти нет и балом правит сила, власть и деньги.

По мере движения я высматривал на пути подходящие камни и метал их в мелкую живность и птиц, которых было в лесу в изобилии. Первые результаты моей меткости огорчали, да я в детстве лучше бросал, чем сейчас. Попадал я, хорошо, если один раз из тридцати. Ощущение такое, что кто-то резко наградил меня косоглазием последней стадии и такой же кривизной рук.

Минут через тридцать, я понял, что от простого швыряния камнями толку не будет и с каждым новым камнем начал корректировать свои броски, сразу вспомнилась юность и подготовительный корпус, где нас учили пользоваться всеми основными видами оружия, включая ножи. Поначалу почти все пытались просто бросать ножи в мишень, на что инструктор крыл нас трехэтажными непечатными конструкциями и сравнивал если не с амебами, то с очень близкими их родичами. А про его пинки и подзатыльники так и вовсе вспоминать страшно. Рука у инструктора была тяжелая как, впрочем, и нога.

Усмехнувшись от нахлынувшего воспоминания, я сосредоточился на окружающем меня пространстве, стараясь подметить каждую мелочь или деталь. Шагал я теперь аккуратно выбирая место на которое наступать, чтобы не издать никакого постороннего шума или не зацепить ветку. Перед каждым броском тщательно целился, прикидывал расстояние и возможную траекторию полета брошенного мной камня, в зависимости от прилагаемых усилий. Скорость моего перемещения по лесу снизилась до совсем уж черепашьей. Двигаться по дикому лесу, это вам не по ровной тренировочной дорожке бежать, с такими темпами, будет чудом, если за день я умудрюсь пройти хотя бы пять километров по такой местности.

Время, затрачиваемое на такой стиль передвижения было не жалко, спешить мне сейчас некуда, дома нет, начальства тоже, еды тут вдоволь, остается вопрос с водой, но пока есть фрукты — это дело не критичное, а если ещё и ручей на пути попадется, так можно и вовсе пока забыть о выходе к людям и сосредоточиться на прокачке.

Логика подсказывала, что с нынешним уровнем и параметрами я не сильнее обычного подростка и путешествовать с такими характеристиками сейчас может быть чревато для жизни. Встретившиеся ночью волки наглядно продемонстрировали, что даже с одним из них мне не справиться самостоятельно, а значит надо срочно поднимать навыки и характеристики до минимально приемлемого уровня, чтобы я смог себя защитить и не быть съеденным.

Глава 2. Первые шаги

На ручей удалось наткнуться только на следующий день, когда солнце уже было в зените. Никаких дорог или хотя бы троп так и не повстречалось за все время, так что сразу же решил разбить лагерь.

Я не знал какие хищники, кроме волков, еще обитают в этом лесу и было опасно двигаться дальше, слишком большой риск скопытится раньше, чем выйду к людям.

С этими мыслями я и начал искать место для моего временного лагеря. Главная трудность заключалась ещё и в том, что у меня не было даже самого захудалого ножа, не говоря уже о чем-то посерьезнее. Годы сталкерства по отдаленным и диким планетам многому меня научили, но тогда со мной было хоть какое-то снаряжение. Сейчас же, кроме камней и палок под руками не было ровным счетом ничего, если не считать одежды.

Подходящее место для лагеря нашлось быстро, им оказалось довольно высокое и развесистое дерево с толстыми ветвями, переплетающимися между собой. Забравшись на него, быстро присмотрел удобное сплетение ветвей и обустроил себе лежак для ночлега и крышу на случай дождя. Закреплять все пришлось молодыми и гибкими ветвями и подобием лозы, в обилии свисающими с деревьев. К моменту, когда ночлег был готов, я уже изрядно устал лазать по деревьям и скакать по ветвям, как мартышка.

Подкрепившись и напившись воды, я отправился исследовать окрестности в поисках съестного и материалов, которые могли бы мне пригодиться для выживания.

Карта исправно зарисовывала всю территорию где я уже проходил, а на месте лагеря стояла пометка. Можно было не бояться заблудиться и не найти путь назад.

По пути я собирал камни и всё съестное, что попадалось мне на глаза. Обойдя таким образом площадь радиусом в пятьсот метров, я вернулся с своему лагерю, скоро начнет темнеть и будет глупо с моей стороны бродить по неизвестной территории в темноте.

Ополоснувшись в ручье, я соорудил из шнуровки рубахи и куска кожи пращу и попробовал метать из нее камни размером с голубиное яйцо. По результатам моих тренировок до темноты, я понял, что если живность и умрет, то не от моих снайперских навыков, а от смеха, глядя на то, как я пытаюсь попасть в нее из этого допотопного агрегата.

Тяжело вздохнув, я полез в свое гнездо и устроился в нем на ночлег. Несмотря на усталость накопившиеся за день, уснуть я не мог. То ли из-за волнения, то ли в силу привычки всегда быть настороже на новом месте. Чтобы не терять время зря и не мучать себя лишними размышлениями, я прикрыл глаза и начал вслушиваться в ночной лес.

Пусть мое новое тело не идет ни в какое сравнение со старым, тренированным годами, но годы выучки дали о себе знать и сейчас, уже спустя полчаса, я спокойно начал различать все звуки и определять направления. Правда с дистанцией пока были явные проблемы, дальше десяти метров я уже не мог определить точное расстояние с которого доносился звук. Спустя еще час, я начал различать запахи приносимые легким дуновение теплого ветра.


«Наблюдательность +1»


«Скрытность +1»


«Получен новый пассивный навык «Концентрацию 1 ур», описание навыка можно посмотреть в окне характеристик»


«Получен новый пассивный навык «Маскировка 1 ур», описание навыка можно посмотреть в окне характеристик»


От внезапности всплывших перед глазами сообщений я дернулся, лишь чудом не вывалившись из своего гнезда. Перечитав сообщения, я мысленно вызвал окно характеристик и найдя новые умения по очереди вызвал их описание.


«Концентрация 1 ур.: при концентрации на каком либо деле/действии/мысли все показатели отвечающие за данное дело/действие/мысли увеличиваются на 10 %»


«Маскировка 1 ур.: при маскировке, используя особенности местности, окружающей среды, подручных/специальных средств и ваших навыков показатели вашей скрытности будут увеличиваться от х1,5 до х10»


Если с первым навыком все было предельно ясно, то навык маскировки меня заинтересовал. Переведя взгляд на характеристику скрытности заметил, что вид показателя изменился, теперь рядом с базовым значением красовалось значение +3. Судя по всему, то что я скрылся в своем гнезде на дереве и лежал неподвижно, не издавая ни звука, повысило мою скрытность вдвое. Довольно-таки полезный навык как по мне, надо будет хорошенько с ним разобраться и научиться использовать по максимуму.

Умение быть незаметным, не раз спасало мою шкуру, да и не только мою, если честно. С этими мыслями я вновь сосредоточился на окружающих меня звуках и запахах, раз можно прокачивать свои навыки и таким способом, то не стоит попусту тратить время. Спустя какое-то время я погрузился в неглубокий сон, готовый проснуться от любого подозрительного звука.

Проснулся я, когда рассвет еще только должен был начаться, как и вчера, всё тело била крупная дрожь, а одежда была мокрой от утренней росы. Растерев окоченевшее тело и с трудом спустившись со своего дерева, я принялся за разминку, чтобы разогнать кровь и немного согреться.

Проведя получасовой комплекс и пробежавшись на сколько хватило выносливости по ближайшей территории, я сполоснулся в ручье и сел завтракать. Необходимо было составить план действий на ближайшие пару дней и подобрать комплексы тренировок. Кроме того, не плохо было бы и немного обустроить свой лагерь и обзавестись хоть каким-то подобием инструмента.

Помня о встрече с волками, первым делом я наломал с десяток увесистых веток по прямее и ободрав с них более мелкие ветки заточил их самым острым камнем, который только смог расколоть. Затея хоть и не гениальная, но можно будет попробовать такими пародиями на копья, если не убить, то хотя бы покалечить одного, если опять появятся.

Во всяком случае с дерева метать копья куда сподручнее, чем из пращи, да и последствия от них будут сильнее, чем от просто брошенного камня. Закончив с импровизированным оружием и перекусив, принялся за тренировки с пращей.

Весь оставшийся день, я гонял себя до изнеможения и с наступлением темноты, вновь забрался в свое гнездо. Укрывшись собранными днем ветвями с густой листвой прикрыл глаза и вновь сосредоточился на звуках и запахах.

Все тело ныло и болело от дневных нагрузок, а в голове гудел целый рой, который перекрывал все посторонние звуки. Понадобилось немало усилий, чтобы пробиться сквозь этот гул и расслышать хоть что-то другое.

Постепенно мне удалось сконцентрироваться на голосах ночных птиц, после чего рой в голове начал отступать на задний план, а на его место пришли щебетание птиц, шелест листвы, стрекотания и мириады других ночных звуков. Вслушиваясь в голоса ночного леса, я провалялся до самого утра.

Неделя издевательств над собой не прошли зря, уже на третий день я мог попадать из пращи в цель с расстояния десяти метров и смог получить пассивный навык “метательное оружие””


«Метательное оружие ур. 1: при работе с метательным оружием параметры ловкость, меткость и сила увеличиваются на 10 %».


Также удалось повысить на единицу силу и скорость, что тоже не могло не радовать. После получения навыка я начал пытаться охотиться на мелких птиц и грызунов, чтобы поднять свои навыки еще выше и хоть как-то разнообразить свое меню.

В первый день удалось подбить только пару мелких пернатых и одного грызуна, после чего пришлось столкнутся с проблемой разжигания огня, на что я убил еще пол дня. Пусть и ушло много времени, а поддержание углей дело муторное, но теперь в моем распоряжении была горячая пища и отвары из трав.

Спустя ещё три дня постоянных самоистязаний и охоты подросли наблюдательность, скрытность, ловкость, меткость и выносливость. После повышения последнего стата, количество моей жизни также увеличилось на десять единиц, а радиус разведанной мной территории за время с момента основания лагеря уже дошел до двух километров.

Но не все так радужно, как хотелось бы. С того момента, как я развел огонь, ко мне ночью уже дважды наведывались волки, привлеченные запахом костра и жареной дичи.

В последний раз мне таки удалось серьезно ранить одного из них, пущенное мной копье с обожжённым наконечником умудрилось повредить позвоночник одного из волков и когда с рассветом его сородичи скрылись в лесу, мне осталось лишь спуститься и добить его. После убийства волка шкала опыта заполнилась больше, чем на половину. Разделывать тушу волка возле лагеря я не рискнул, чтобы не привлечь запахом крови других хищников. Пришлось спуститься почти на километр ниже по течению ручья и потратить уйму времени и сил, чтобы разделать его.

С ростом характеристик и постоянными тренировками, становилось все легче передвигаться по лесу не создавая лишнего шума. За счет увеличения силы, ловкости и меткости стало легче охотиться.

Не смотря на это сильно напрягало отсутствие инструментов. Те примитивные, что удавалось сделать из подручных материалов быстро приходили в негодность и ломались, это не говоря уже о качестве работы ими.

Уровень удалось повысить только через месяц упорного труда, за это время я поднял почти все характеристики и даже убил ещё пару волков. Правда основную роль в моей охоте на волков сыграли заранее установленные ловушки, которые были расположены мной вокруг лагеря.

Из шкур мне удалось сшить подобие одеяла, после чего пробуждения по утрам уже не были столь мучительными. Можно сказать, что мне ещё очень повезло с климатом, если бы тут была зима или я попал в более холодную зону, мог и дня не пережить из-за низких температур летал бы на перерождение минимум по разу в день.

По истечению двухмесячного срока, я впервые смог справится с тройкой волков, подняв тем самым свой уровень до третьего. Кроме уровня так же прокачались и все мои навыки с характеристиками.

По достижению третьего уровня, я решил, что нет смысла и дальше находиться на одном месте, рост характеристик практически прекратился. Теперь мне нужны или более тяжелые и опасные условия для роста или, наконец то выйти к людям.

Второй вариант для меня был предпочтительнее, всё же одиночество опять начало сказываться на моем настроении, как и в пору долгих перелетов. Пусть сейчас меня и не окружал холодный и темный космос, но отсутствие элементарного общения всё же давило. Не для того я выбрал себе новую жизнь, а значит нужно двигаться вперед.

Благодаря инвентарю, сборы не заняли много времени, и я смог взять с собой все вещи с запасами, которыми успел разжиться за время моей стоянки.

Собрав вещи и окинув взглядом свое последнее место пребывания, я двинулся дальше.

В этот раз моя скорость была куда выше, а шума, издаваемого при ходьбе, куда меньше. Практика показала, что в инвентаре продукты не портятся, а значит можно без лишних переживаний запасаться впрок или на продажу. С водой тоже больше проблем не было, в инвентаре покоилась пара бурдюков из волчьих желудков и ведер из коры до предела наполненных водой.

Вопрос с огнем решился самым непредсказуемым образом, так как время для помещенных в инвентарь вещей останавливается, то и угли или горящие ветки, так же не тухнут и вынимаются из инвентаря в том же самом состоянии. Что неимоверно облегчало жизнь, если раньше на моей стороне были технологии, то сейчас это магия.

Так как основательных лежанок на дереве я уже не делал, то и подготовка к ночлегу много времени не занимала. Не смотря на дорогу, минимум три часа в день, я уделял восстановлению старых навыков и физической подготовке, после чего продолжал свой путь.

Глава 3. Охотники

Услышав далекий шорох, я замер прислушиваясь, кто-то двигался в мою сторону, и он был не один. Из-за дальности расстояния тяжело было определить количество, но их было не меньше трех.

Окинув взглядом ближайшее окружение и присмотрев дерево поудобнее, я с разбегу запрыгнул на него и подтягиваясь быстро взобрался почти под самую макушку. Звуки все приближались, и они не были похожи на то, как двигаются звери, хотя и передвигались как местные обитатели. Забравшись в свое укрытие, я замер и стал ждать гостей.

По мере приближения, я насчитал пятерых. Стоило мне их засечь, как на карте тут же появлялись красные отметки. Первого я смог разглядеть, когда он пробирался через кусты в десяти метрах от дерева, на котором я спрятался.

Это был невысокий гуманоид с зеленой морщинистой кожей, плоской мордой, желтыми глазами и клыкастый пастью. Уши локаторы торчали в стороны и держались в попытки поймать мельчайшие звуки. Нос все время дергался вынюхивай запахи дичи.


«Гоблин ур. 4»

«Коварная и агрессивная раса. Никогда не охотятся в одиночку, живут племенами. Если заметили одного, значит рядом будут и другие»


Каждый из них по отдельности был слабее волков, с которыми мне приходилось сталкиваться. Но опасность заключалась в их количестве и снаряжении. Их было пятеро, и они были вооружены, пусть и хилым, но оружием. А их тела защищали кожаные доспехи, замызганные и потрепанный, но доспехи.

У меня даже такого нет, и мой внутренний хомяк сейчас вел смертельную битву со здравым смыслом, который вполне обоснованно считал, что дрянное оружие не стоит жизни.

У первой тройки были меч и копья, они шли авангардом. Чуть поодаль за ними шла пара с короткими луками. Если наброситься на кого-то из первой тройки, то скорее всего меня утыкают стрелами как подушечку для иголок. Так что лучшим вариантом будет пропустить их вперед и атаковать последнюю пару, как только они пройдут подо мной.

В борьбе хомяка и здравым смыслом вышла ничья, поэтому было решено не лезть на рожон и как только гоблины пройдут мимо, тихо последовать за ними в ожидании подходящего момента.

Зелёные уродцы подходили все ближе к моему укрытию, я же затаил дыхание и старался слиться со стволом к которому прижимался. Если эти зеленорылые сейчас меня обнаружат, то мне придется туго.

Ближайший ко мне остановился почти в упор и начал оглядываться поводя своим носом и высматривая следы. Прорычав что-то непонятное своим, он двинулся дальше.

Я облегченно выдохнул. Сам не заметил, как перестал дышать. Дождавшись, когда уродцы отойдут на предел моих ощущений, слез с дерева и двинулся следом, сохраняя максимальную дистанцию. Огибая ветки и кусты, я старался двигаться бесшумно, насколько позволяли навыки и замирал каждый раз, как пятерка уродцев останавливалась.

Если верить карте, то их маршрут шел дугой. Видимо они вышли на обычную охоту. Даже, если не подвернется удобного случая для атаки, можно будет проследить за ними до их поселения. Кто знает, может удастся чем-то поживиться. Мне бы не помешал хоть какой-то нож или оружие.

Пока я размышлял, пятерка остановилась, и первая тройка начала кого-то или что-то окружать. Видимо мне все-таки повезло, и гоблины нашли свою жертву. Я медленно начал сокращать дистанцию со стороны лучников, используя стволы деревьев и густые кусты как укрытие.

Подкравшись максимально близко и замерев, я начал вслушиваться в звуки и вглядываться сквозь лесную зелень в попытке определить, чем занята передовая тройка и на кого они охотятся.

Стоило мне различить шум не относящийся к пятерке гоблинов, как на карте тут же появилась серая точка, обозначающая неизвестное существо. Само существо пока видно не было.

Троица в авангарде продолжала окружать свою цель, а лучники разошлись в стороны и чуть медленнее двигались следом. По их тактике сразу стало понятно, что они охотники, а не воины. Вся пятерка сосредоточилась на цели впереди и совершенно не заботились о прикрытии друг друга, что было мне только на руку. Под ликование моего внутреннего хомяка, я начал смещаться в сторону дальнего из лучников и осторожно сокращать дистанцию.

До лучника оставалось всего пять метров, когда в поле моего зрения попалось то, за чем охотились зеленомордые.


“Вепрь ур. 7”

“Дикий зверь. Обитает в густых лесах, всеяден. Нейтральный, если не нарушать его территорию”


Ого, при моем уровне и оружии, этот кабанчик мне точно не по зубам. Да и судя по поведению и легкой нервозности зелёных, для них он тоже противник не из простых. Эта мясная туша была мне выше пояса и в боках не меньше. Из пасти выпирали двадцати сантиметровые клыки, которые могли разорвать противника на раз два.

Оценив вепря и зеленомордых, план действий привычно начал выстраиваться в голове. Затаившись за деревом, я стал ждать подходящего момента для атаки лучников. Необходимо дождаться, когда битва между зверем и охотниками наберет обороты и только тогда действовать.

Тем временем, авангард зелёных уже вплотную подобрались к вепрю и тот, начал проявлять агрессию. Выбрав жертву, вепрь вскопал лапой землю и фыркнув понесся на мечника который подошел ближе всех.

Зеленорылый с мечом издав полу визг отпрыгнул в сторону, уходя с пути мясного танка. В тот же момент лучники в разнобой спустили тетиву и вепрь заметался на месте, получив по стреле в каждый бок.

Замешательством вепря тут же воспользовались “копейщики”, поочередно атаковав. Из кустов выбрался гоблин с мечом и присоединился к своим товарищам.

Вот он момент который я ждал, все завязли в бою и не смотрят за тылом. Я начал медленно сокращать дистанцию до ближайшего лучника, старательно выбирая место для следующего шага и аккуратно раздвигая ветки перед собой. Как только оба лучника выпустили ещё по одной стреле, я метнулся к ближайшему.

Подскочив к гоблину, я левой рукой перехватил его за горло, а правой выхватив у него из-за пояса нож, вогнав его в шею со всей силы надавил на рукоять прорезая грудную клетку гоблина сверху вниз.

Тело мгновенно обмякло в моих объятиях и не давая ему упасть я поволок его подальше, пока нас не заметил второй лучник.

Не тратя времени на рассматривание трофеев я побросал все найденное в инвентарь. Окинув взглядом остальных гоблинов, облегченно вздохнул. Ушастые не заметили потерю бойца и продолжали ожесточенный бой с мясной тушей. Убедившись, что ничего полезного не осталось, выдвинулся по дуге ко второму лучнику, подобрав по пути лук убитого мной гоблина.

Пока двигался ко второй цели, оценил обстановку на передовой и зло усмехнулся. Без поддержки второго стрелка, зеленорылым приходилось нелегко. Лично меня это вполне устраивало. Теперь осталось убрать второго лучника и подождать пока или вепрь прикончит оставшихся гоблинов или гоблины прикончат его.

Меня устраивали оба варианта, кто бы не выжил, мне легче будет добить уставшего и раненого врага.

Со вторым гоблинов я разобрался так же, как и с первым. Собрав все ценное, я отошёл на максимальное расстояние с которого мог наблюдать.

Лишившись поддержки лучников, оставшаяся троица запаниковала и начала совершать ошибки, за что быстро поплатилась. Вепрь атаковал замешкавшегося копейщика и в пару секунд растерзал его своими клыками. Увидев такую смерть собрата, двое оставшихся струхнули окончательно и бросились наутек.

Помедлив, Вепрь определился с целью и погнался за копейщиками. Я же стал преследовать мечника, благо тот бежал почти на меня. Из-за паники, он бежал не оглядываясь, что позволило без проблем нагнать его и всадить нож точно в шею.

Пролетев кубарем ещё несколько метров, гоблин врезался в дерево и застыл у его корней. Подскочив к нему, я начал быстро перекидывать его имущество в инвентарь. Потом разберусь, что мне досталось, а пока на это нет времени.

Судя по карте, вепрь уже разобрался со своей жертвой и теперь несся во весь опор в мою сторону.

Закончив с мародерством, я рванул в противоположную сторону от приближающегося зверя, надеясь только на то, что он задержится у тела гоблина. А я успею сбежать или хотя бы скрыться на дереве.

Моим надеждам было не суждено сбыться. Эта тварь даже не замедлилась у тела и не сбавляя ход погналась за мной. Играть в лесу в догонялки с вепрем, где он чувствовал себя как рыба в воде мог только полный имбецил. А я себя таковым не считал, потому присмотрев дерево потолще, да повыше я с разгону влетел на него и как настоящая мартышка за пару секунд очутился среди ветвей.

Годы работы сталкером научили меня не терять самообладания. Стоит только потерять над собой контроль и тут же начнешь делать ошибки, а в бою это верная смерть. Пусть сейчас против меня не человек или монстр, а всего лишь дикий зверь.

Приведя мысли в порядок я открыл инвентарь и без суеты начал проводить ревизию содержимого. Интересовало все, что могло сгодиться в качестве оружия дальнего боя.

Пращу с камнями отметаем сразу, вещь хорошая, но не на крупного зверя с его толстой шкурой и жесткой шерстью, не говоря уже тоннах мышц и жира. Эту махину разве что ещё больше разозлить можно таким оружием.

От самодельных копий толку тоже с гулькин нос, толстую шкуру ими не пробить. А вот лук со стрелками, пусть и паршивые, но уже что-то.

Пара железяк, которые с натяжкой можно назвать ножами тоже могут пригодиться, как и меч той же паршивости. Пусть они из дрянного метала, тупые и ржавые, но за неимением лучшего, можно будет использовать и их. Хотя очень надеюсь, что не придется.

— Не густо, а если быть до конца честным с собой, то совсем дерьмово. — вздохнул я, закончив перебирать свои нищенские пожитки.

Бока вепря были красными от крови, натекшей из ран, оставленных зеленорылыми, а от стрел остались торчать только обломанные древки с засевшими в туше наконечниками.

Эта разъяренная махина с налитыми кровью глазами со всей дури протаранила ствол дерева, на котором я сидел. Не держись я обеими руками за толстые ветви, быть мне соколом ясным. Дерево тряхнуло так, что я испугался, что оно попросту не выдержит удара.

Сразу вспомнились космические шторма, в которых мне довелось побывать. Только сейчас вместо удобного пилотского кресла подо мной жесткое дерево, а вместо грави стабилизаторов собственные руки. Не успел я прийти в себя от толчка, как последовал следующий удар, ещё сильнее предыдущего.

Пока вепрь набирал дистанцию для нового удара, я вытащил из инвентаря колчан, который тут же привязал к соседней ветке и приготовился к броску. Вепрь же не заставил себя долго ждать и новый удар сотнях дерево, а я получил новую порцию листвы и мелких веток на свою голову.

Стараясь не терять времени зря, я выхватил лук из инвентаря и натянул тетиву, с трудом балансируя на ветвях. Стоило вепря замереть перед рывком, как стрела со свистом рассекла воздух и впилась вепрю в загривок.

— Дерьмо — выпалил я, пряча лук в инвентарь и обхватывая ветви. Я метил в глаз, но стрела ушла выше намеченной цели. Может сказалось мое неустойчивое положение, а может и криворукость. Все-таки орудовать луком до этого мне не приходилось, но я надеялся на свой навык, дающий прибавку при использовании метательного оружия. Хотя черт его знает, относится ли лук к этому виду.

По той же схеме и пошло наше противостояние с вепрем, он бил — я держался, он отходил — я стрелял.

После шестого круга движения вепря становились все медленнее, давали знать о себе раны, оставленные гоблинами и большая потеря крови. Да думаю, что удары, пусть крепкой и пустой башкой о ствол дерева не проходили для вепря бесследно. Он явно слабел, что было весьма радостной новостью для меня.

Стрел в колчане оставалось лишь с десяток, а дерево начало опасно трещать при каждом новом ударе. Если дерево не выдержит, и я рухну на землю, мне конец.

Когда в колчане оставалось всего пара стрел, фортуна решила показать мне свою улыбку, стрела угодила несущемся вепрю точно в глаз. Туша кувыркнулась и всей массой влетел в ствол дерева. Не теряя дарованного мне шанса, я сменил лук на гоблинский меч и прыгнул на вепря сверку, метя в шею и молясь, чтобы прочности и остроты меча хватило.

С дикой натугой меч прошел сквозь толстую шкуру жир и мясо, достав до шейных позвонков. Но это был его предел клинок застрял между позвонками и обломился у самой гарды, чуть не распоров мне руку до локтя.

Отскочив от вепря на безопасную дистанцию, я выхватил ножи и замер. Руки и ноги тряслись так, что яйца в пену я мог взбить без всякого миксера, а сердце колотилось не хуже отбойника.

Меч все же повредил позвоночник и вепрь, визжа сучил копытами и дергался в конвульсиях. Убедившись, что опасность миновала, я немного успокоился. Обойдя вепря по кругу, я аккуратно приблизился к нему со спины и примерившись, со всей силы вогнал кинжал в уцелевший глаз.

По лесу пронесся пронзительный визг и меня с дикой силой отшвырнула в сторону. Лишь чудом мне удалось избежать травм и отделаться легкими ушибами. Такие повреждения можно было даже не брать в расчет. При моей нынешней скорости восстановления, я буду в полном порядке уже через пару часов отдыха. Что важнее, так это то, что вепрь наконец то перестал дергаться и затих. А в логах отобразилось сообщение о полученном опыте. Значит тварь наконец то сдохла.

Теперь можно перевести дух и начать свежевать эту тушу, пока на запах крови не сбежались другие хищники. О способах свежевания я давно уже читал в моменты долгих космических перелетов. Сталкер никогда не знает в какие дебри его занесет и на каких диких планетах придется выполнять миссии, потому все свободное в перелетах время мы тратим на подготовку к различным возможным ситуациям.

Я не был исключением из этих правил и давно уже сбился со счета, сколько часов я потратил на виртуальные и реальные тренировки, в том числе и освежевывая все известные и пригодные в пищу или на материалы формы жизни.

Вынув из вепря, торчащий и чудом уцелевший нож, я сделал надрез на шее, вскрыв артерию, чтобы стекла кровь. Затем достав самодельную верёвку из инвентаря и перекинув через ветку дерева служившим мне насестом в нашем противостоянии. Подвесил вепря вниз головой, надрываясь от тяжести этой туши.

Пока стекала кровь, я принялся сдирать с туши шкуру и вырывать клыки. Не зная, что в этом мире можно продать или использовать, я старался ничего не выбрасывать, а складывать в свой инвентарь.

Удобная все-таки штука, без него мне бы пришлось оставить большую часть добытого сегодня, взяв только шкуру, мяса на пару дней и оружие. Но с моим хранилищем можно не переживать о перегрузе или, что мясо испортиться.

С вепрем я закончил, когда уже начало темнеть. Несмотря на усталость, я все же двинулся в путь, чтобы уйти подальше от разлитой на земле крови и останков, которые обязательно привлекут других хищников.

Сверившись с картой, я направился в сторону бывших охотников. Если звери ещё не растащили тела, то надо как следует обыскать тех, кого не успел и двигаться дальше.

Глава 4. Облава

После случая с боровом и охотниками, я продолжил идти придерживаясь выбранного направления. Не знаю точно, правильно ли я поступаю. Но лес стал густеть, а деревья становились всё выше. Мне все чаще стали попадаться более высокоуровневые жители леса. Некоторых из них я уже знал, но всё чаще начали встречаться и такие, которых я видел впервые в своей жизни.

Вчера я наткнулся на обширную поляну, на которой паслось целое стадо неких зунгов. Самыми слабыми, из которых были детеныши 5 уровня, а лидер стаи был аж 13-го. Животные напоминали смесь зубров с лосями и на мое счастье были травоядными.

Близко приближаться я не рискнул, чтобы не спровоцировать их. При моем нынешнем уровне и снаряжении, я смогу одолеть разве что детеныша и то, лишь один на один, да и то не факт. А уж целое стадо меня попросту размажет тонким слоем по поляне.

Пару раз сталкивался с хофами 4-го уровня. Это одиночные хищники, проворные и быстрые. В холке хофа была мне, где-то по пояс. Но при этом под ее короткой и лоснящейся смолисто черной шерстью перекатывались такие жгуты мышц. Что не возникало никаких иллюзий по поводу силы этого хищника. Мне дико повезло, что хофы предпочитали охотиться на пернатых и более мелких обитателей леса, чем они сами.

Спустя неделю я вышел к небольшой и спокойной реке. Идя вниз по течению я обнаружил немало звериных следов. И поразмыслив, решил устроить очередной лагерь.

Мне срочно нужно было наращивать свои силы, чтобы идти дальше. Обитатели леса становятся все сильнее и если так и продолжиться, то первый же попавшийся крупный хищник порвет меня на куски. Да и неизвестно, какой уровень является, хотя бы средним среди взрослых. Вдруг, как с зунгами, окажусь по силе равен лишь детям. Тут то мне конец и придет. Как известно, слабые не выживают в суровой реальности, а уж в мире, где правит сила и подавно.

Подыскав подходящее дерево, недалеко от реки, где не было звериных следов, я принялся к обустройству основательного лагеря. Теперь, когда у меня был хоть какой-то инструмент, дело шло куда быстрее и к вечеру я уже успел соорудить довольно неплохую изгородь в мой рост.

Обустройство периметра заняло у меня весь день и с наступлением темноты я взгромоздился на дерево. И как в первый день, привязал себя к дереву.

Спать не хотелось и уже привычно вслушиваясь в голоса леса, я принялся планировать свои дальнейшие действия.

Мысленной командой вызвал окно характеристик и принялся изучать изменения произошедшие со мной с момента моего появления в этом мире.


«Место воскрешения — Континент Аурхраст»

«Локация — предгорный лес Хоул»

«Раса — человек»

«Тип — авантюрист»

«Класс — не выбран»

«Специализация — не выбрана»

«Специальный навык — отсутствует»

«Базовые параметры:

Уровень 5

Опыт: 1311/2000

Сила: 11

Интеллект: 4

Ловкость: 11

Дух: 6

Выносливость: 12

Предрасположенность: нейтральная

Жизнь: 215

Мана: 112

Шанс крит удара: 2 %

Скорость: 10 м/с

Наблюдательность: 10

Скрытность: 8

Меткость: 8

Уклонение: 9

Свободных очков характеристик: 25»

Активные навыки:

Убийца Ур. 1Рывок Ур. 1Сокрытие Ур. 1Призрачный шаг Ур. 1

Пассивные навыки:

Собиратель 3 ур

Дегустатор 2 ур.

Концентрация 4 ур.

Маскировка 2 ур.

Метательное оружие 2 ур

Лук 1 ур

Нож ур 3

Не представляю какой уровень и характеристики в этом мире являются средними для взрослого мужчины. Но исходя из уровней животных, которые мне встречались, то мои параметры весьма скудны и требовалось в срочном порядке их улучшать.

За время моих лесных похождений у меня скопилось целых 25 свободных очков и теперь требовалось хорошо подумать над тем, куда же их распределить.

Извечная проблема выбора. И его усугубляло то, что у меня не было никаких гайдов или форумов, где бы я мог посмотреть, как лучше распределять характеристики для того или иного направления, или будущей специализации, как в классических вирт играх в моем мире. Да и не понятно, есть ли в этом мире вообще линейная зависимость от характеристик или это просто примерные показатели.

В задумчивости, я еще раз пробежался по своим характеристикам. Если проводить аналогию с ВММОРПГ, то сейчас я чистый силовик. Из таких хорошо качать воина или танка. Много силы и выносливости позволяют наносить большой урон противнику или наоборот сдерживать врага.

Интеллект и дух обычно нужны для прокачки магов, жрецов и подобных персонажей. И с этими характеристиками у меня полный ахтунг, от слова совсем.

Вот тут и возникает закономерный вопрос. На что еще могут влиять эти характеристики, кроме магических способностей, которых у меня сейчас нет. И стоит ли мне в них вкладываться или же лучше вкладываться в те параметры, в которых я уверен?

Покрутив эти мысли у себя в голове еще с пол часа и не придя ни к какому конкретному выводу, я решил отложить свободные очки до лучших времен. Когда у меня будет больше информации о этом мире, тогда я смогу сделать более верный выбор.

Закрыв окно, я оглядел округу, старая различить как можно больше деталей в сгустившейся тьме. Луна только вышла из-за горизонта со стороны леса и освещала только водную гладь реки и противоположный берег. С моей же стороны лунный свет перекрывали густые кроны деревьев и рассмотреть что-либо было очень сложно.

Вечер только начался и не смотря на нагруженный день, спать пока не хотелось. Достав из инвентаря прямую ветку и нож, я принялся за изготовление стрел. Мои стрелы выходили, мягко говоря, неказистыми и в случае промаха, почти всегда ломались. Потому приходилось постоянно пополнять свои запасы при первом удобном случае.

Когда я начал изготавливать свои первые стрелы, то очень рассчитывал, что получу какой-нибудь навык вроде ремесленника или оружейника, как это было с навыками, которые я получал ранее.

Но то ли качество моих изделий было слишком низким, то ли для получения подобных навыков нужно было что-то еще. Как факт, я изготовил уже больше сотни стрел, но навыков так и не получил. Обидно, черт возьми.

Еще одной печальной новостью было то, что навык стрельбы из лука так же не улучшился и не вырос в уровнях. Или я делаю что-то не так или это просто не мое. Со вздохом я убрал в инвентарь готовую заготовку для стрелы и достав следующую ветку принялся её ошкуривать и срезать мелкие веточки.

Пока руки, уже привычно, работали ножом, я составлял план действий на ближайшие пару дней. Не плохо было бы изготовить хотя бы примитивные ловушки на рыб. Должны же они водиться в местных реках и водоемах.

Далее, изготовить ловушки на мелкую и среднюю дичь. Найти лучшие места для их размещения и можно считать, что едой я буду обеспечен. Вода и так под боком, так что можно будет заняться тренировками. Хотя отходить от лагеря далеко всё-таки пока не стоило. Так за размышлениями и монотонной работой, я плавно погрузился в дрему.

Ночь прошла беспокойно. К реке на водопой то и дело выходило ночное зверье. Один раз, на противоположном берегу, даже удалось разглядеть, как здоровая зверюга устроила себе рыбалку, орудуя полуметровыми когтями, как копьями. Я вжался в ствол дерева и старался дышать через раз.

Повезло, что ночь была безветренной, и зверюга не смогла учуять меня на расстоянии. Каждый раз, когда эта громадина бросала рыбалку и вставала на задние лапы оглядывая окрестности, мое сердце было готово остановиться. К битве с такой зверюгой, я был явно не готов и становиться ее ужином мне не хотелось.

Из-за расстояния между нами, я не смог увидеть никакой информации о звере. Даже когда эта тварь, наевшись, скрылась в лесу я еще долго сидел прижавшись к стволу, стараясь не шевелиться и всматривался в лес на противоположном берегу.

Утром я чувствовал себя уставшим и не выспавшимся. Из-за этой чертовой зверюги вся ночь прошла на нервах.

Оглядев по новой дело рук своих, я скептически хмыкнул. М-да, той твари, моя ограда на один чих, даже не замедлит. Искать новое место для стоянки тоже бессмысленно. Черт его знает, какие ещё более опасные твари могут водиться дальше по течению.

Тяжело вздохнув, я отправился на водные процедуры и утренний комплекс тренировок. Надеюсь, что после них, голова будет соображать лучше. Не хотелось бы превращать временный лагерь в военный форт. Да и инструментов для этого нет, этими ржавыми железками смогу разве что, самые примитивные ловушки соорудить.

День прошел на удивление тихо и спокойно. Ни новых чудищ, ни других крупных хищников я не встретил.

Соорудив из тонких веток ловушки на рыб и установив их на разной глубине и дальности от берега, я достал лук и отправился на разведку ближайших окрестностей моего нового лагеря.

Мелкой и средней живности в лесу хватало. Зверье явно непуганое, а значит охотники сюда, если и забредают, то крайне редко. Присмотрев несколько свежих звериных троп, я отметил их на карте и собрался уже возвращаться к лагерю, когда на границе карты появилась красная точка.

Укрывшись за густым кустом и замерев, я стал вслушиваться. Спустя пару секунд, за первой красной точкой появились еще две, а затем и еще две. Шума не было, значит идут аккуратно или вообще крадутся.

Исходя из дальности на котором я могу засекать цели, они сейчас были на расстоянии около полусотни метров от меня и двигались в сторону реки. А это плохо.

Кто бы они ни были, но если они выйдут к реке и пойдут по течению, то наткнутся на мой лагерь. Пока я не знаю кто это такие и чего от них можно ожидать, встречаться с ними не хочется.

Обойдя группу по дуге, я пристроился за ними и начал медленно, стараясь не издавать ни звука, сокращать расстояние. Первое мельтешение впереди я заметил, когда расстояние между нами сократилось метров до двадцати. И увиденное мне явно не понравилось. Знакомый строй, знакомая уже зеленая кожа и короткие перерыкивания.

М-да, это был еще один отряд зеленорылых охотников. Мне вот интересно, они всегда так ходят по лесу или снова на кого-то охотятся? Будем надеяться, что они не по мою душу, иначе о лагере можно будет забыть. А ведь я вчера весь день на ограду убил, жалко будет его покидать.

Выйдя к берегу реки, группа гоблинов остановилась. Немного оглядевшись, мечник рыкнул что-то остальным и те пригнувшись и осматривая землю, разошлись в разные стороны. Видимо он был в этой группе за старшего.

Под ложечкой отчетливо засосало и легкое чувство тревоги переросло в отчетливое чувство надвигающейся опасности. Именно тут я вчера впервые вышел к реке и именно меня они выслеживали.

Видимо, когда прошлая группа охотников не вернулась, на их поиски послали других. Ну а те в свою очередь обнаружили пропажу и по ранам прекрасно поняли, что погибли охотнички явно не от звериных клыков и когтей.

Нужно было срочно делать ноги. Нападать на слаженную группу в лоб было форменным самоубийством. В прошлый раз на моей стороне был боров и эффект неожиданности. В этот раз такой фокус не пройдет.

Убегать от коренных жителей этого леса по суше, где они чувствуют себя как рыба в воде тоже было верхом идиотизма. Догонят и напичкают стрелами так, что дикобраз позавидует. Остается только уходить по реке.

Приняв решение, я стал медленно и как можно незаметнее отдалятся от берега. Надо отойти на достаточно большое расстояние и бежать со всех ног вниз по течению. Это должно дать мне фору во времени, пока зеленорылые будут не спеша идти по моему следу.

Достаточно отдалившись, можно будет дальше отправиться вплавь на сколько хватит сил и выносливости. Может это собьет их со следа или хотя бы даст мне больше времени. Не будут же они преследовать меня вечно?

Как только красные отметки исчезли с карты, я припустил со всех ног в направлении лагеря. Там я за два дня успел изрядно натоптать и это должно еще сильнее задержать ушастых. А в идеале и вовсе сбить их с моего следа.

Добежав до лагеря, я сделал крюк, чтобы пробежать через то место, которое ещё пару часов назад я использовал для своих упражнений. Но стоило мне только выбежать на открытое пространство, как что-то сильно приложило меня в спину и обожгло острой болью. Потеряв равновесие, я кубарем покатился по траве. Спину вновь обожгло болью, когда древко торчавшей из спины стрелы с хрустом обломилось.

Вторая стрела прилетела мне в бок, когда я попытался подняться. От удара меня кинуло в сторону. Не пытаясь остановиться, я продолжил перекатываться, чуть не потеряв сознание от боли, когда стрела сломалось под моим весом и ее конец сместился разрывая рану еще сильнее. Следующая стрела не достигла цели, воткнувшись в землю там, где я был еще мгновение назад.

Да эти черти устроили мне самую настоящую засаду, в которую я как последний идиот влетел на полном ходу. Чего мне стоило не ломиться сломя голову, а сначала все как следует обмозговать еще, как только я понял, что гоблины пришли за мной? Ведь никто не говорил, что преследователей всего пятеро! А я как баран попер напролом, забыв напрочь, всё чему научился летая по отдаленным и диким планетам. Если не сдохну, обязательно набью себе рожу.

Еще один вопрос, почему на карте не появились красные отметки, обозначающие врага? Из-за того, что сам же издавал столько шума, что подсознание не уловило посторонней опасности или потому, что они использовали какой-то навык, который помешал мне их распознать?

Сделав очередной перекат, я рывком ушел в кувырок и вскочив на ноги зигзагами помчался к воде. Река сейчас была моим единственным шансом на спасение.

Рыбкой уйдя под воду, я изо всех сил загребал руками в попытке оказаться от стрелков как можно дальше по течению. Зеленорылые не переставали стрелять в пытаясь достать меня даже под водой, но их дрянные стрелы, выпущенные из таких же дрянных луков теряли всю свою убойную силу входя в воду.

За очередной порцией воздуха я рискнул вынырнуть только, когда легкие уже горели огнем от нехватки кислорода, а в глазах начало темнеть.

Вынырнув буквально на секунду и набрав полные легкие кислорода, я вновь ушел ко дну. Краем глаза отметив, что зеленорылые бегут вдоль берега и продолжают обстрел. Бесконечные у них что ли эти чертовы стрелы?

Сколько я так проплыл даже не представляю. Тело ломило от усталости, легкие выжигало раскалённой плазмой, в глазах всё рябило. Но я продолжал плыть, стараясь уйти как можно дальше от погони, забирая к противоположному берегу. В голове набатом билась только одна мысль “надеюсь они не умеют плавать”.

Глава 5. На грани

Перед глазами мелькал калейдоскоп образов. Один обрывок сменял другой с дикой скоростью.

Вот я падаю в атмосферу на неисправном скауте, тело ломает и выворачивает от перегрузок. Вот я на планете длинным кодом вместо названия, валяюсь в пещере весь покрытый кислотными ожогами, после встречи с местным обитателем. Вот я снова парю в космосе, мне холодной и темно…


“Отравление. Яд неизвестен”

“Вы теряете 1 очко жизни каждую секунду”


“Заражение. Характер заражения неизвестен”

“Скорость регенерации снижена на 5 %”


“Кровотечение. Среднее”

“Вы теряете 1 очко жизни и 1 очко выносливости каждую секунду”


Среди калейдоскопа вспыхивали и гасли красные надписи. Смутно знакомые, но их смысл от меня всё время ускользал. Меня тошнило, кидало то в жар, то в холод. Меня трясло. Болела каждая мышца, каждая клетка организма.


“Устойчивость к яду 1 ур.”

“Ваша устойчивость к ядам повышена на 1 %”


Мелькнула зеленая надпись и тут же исчезла, сменяемая потоком новых образов. Голова была готова взорваться на миллион осколков в любой момент.


“Отравление. Яд неизвестен”


“Кровотечение. Среднее”


…..


“Устойчивость к яду 2 ур.”


…..


“Отравление. Яд неизвестен”


“Кровотечение. Слабое”


Снова какие-то надписи, но их смысл по-прежнему от меня ускользает. Они похожи на сообщения бортового компьютера через ком, но что-то в них не так. Не могу понять, что, да и не хочется. Боль просто адская. Казалось, это продолжается уже целую вечность.

Постепенно калейдоскоп начал замедляться, а боль отступать. На смену им пришли тьма и холод. Я больше ничего не видел и не чувствовал, кроме все замораживающего космического холода,

Спустя еще одну вечность, я перестал чувствовать даже холод. Осталось только тьма. Сознание просто отключилось.


— На кой черт ты вообще подобрал эту падаль? — Ворчал здоровяк.

— Не заводись — устало ответил ему второй, подбрасывая новые дрова в костер.

— Да он всё равно сдохнет скоро! Так зачем вообще с ним возиться? — не унимался первый. В ответ был слышен лишь тяжело вздох.

— Уймись, Харс! — Не выдержал третий. Он уступал первому здоровяку лишь немного и был явно главным в этой компании — раз еще не сдох, значит выкарабкается.

— Ну и на кой хрен он нам? Мы сюда только пришли, а теперь вместо охоты будем няньками — Продолжал ворчать здоровяк, но уже еле слышно, чтобы не злить старшего.

— Как он? — обратился старший к товарищу, что сидел у раненого человека и что-то перемешивал в деревянной миске. Периодически он досыпая в нее какой-то порошок и сушеные травы.

— Пока успокоился, но если мы не найдем нужные травы, то яд гоблинов его убьет — спокойно ответил тот, не на секунду не отвлекаясь от своего занятия.

Человек, лежавший до этого без единого движения дернулся и попытался открыть глаза.

— Тихо, тихо. Будешь дергаться, сделаешь только хуже — в ответ раненый человек только прохрипел на грани слышимости. Глаза сидящего рядом с ним расширились в удивлении. Видимо он прекрасно разобрал, что пытался сказать раненый.

— Что он сказал? — нахмурился старший, видя реакцию товарища.

— Что у него есть.

— Что есть? — не понял старший.

— Ну, я так понял, что трава — пожал плечами лекарь и долил в миску горячей воды, которая грелась в котелке над.

— Бредит? — Скептический взгляд пробежался по раненому человеку. Кроме простой изорванной одежды на нем ничего не было.

— Может и так. А может рекой унесло или утонуло.

Раненый вновь дернулся и с хрипом приподнял трясущуюся руку. Сидящий рядом попытался удержать его от этого действия, но не успел. Перед дрожащей рукой из воздуха материализовалась целая груда мусора и не пойми, чего, накрыв собой ноги и пространство вокруг раненого. Часть груды угодила в костер, опрокинув треногу и чуть не потушив костер.

Сидящий до этого с равнодушным видом лекарь, от неожиданности вскочил как ошпаренный. Но мгновение спустя кинувшийся к костру, спасать то, что еще не загорелось.

— Выкидыш хумса! — в сердцах выкрикнул старший отпрыгнув назад и выхватив нож из-за пояса. Но, как и лекарь, быстро сориентировавшись, кинулся ему на помощь — Твою ж об хвост! Да он маг!

Двое охотников, сидевших поодаль, уже были рядом с оружием в руках. Здешние места быстро учат быть всегда начеку и реагировать молниеносно на любую ситуацию. Те, кто этот урок не усваивал долго не жили, становясь добычей местных хищников или аборигенов.

— Чего встали? Помогайте разгребать, а то его сейчас этой кучей раздавит к демонам! — рыкнул старший на замерших в растерянности товарищей.

— Падаль, да? — усмехнулся один из двоих и начал разгребать завал над раненым.

Здоровяк постоял немного ворча что-то неразборчивое себе под нос, но всё же присоединился к спасательной миссии. Его здоровенные лапища легко выхватывали из общей кучи целый ворох мусора и откидывали его в сторону, что весьма ускорило работу.

Спустя час, вся куча была не только передвинута на новое место, но и тщательно отсортирована. Здоровяк и его напарник уже восстановили костер и вновь уселись на свои места, с интересом поглядывая то на старшего с лекарем, которые возились у отсортированного имущества. То на раненого, которого вновь начало лихорадить из-за действия яда и воспаленных ран.

— Что скажешь? — не выдержал старший, глядя на увлеченно перебирающего травы и прочую растительность лекаря.

— Тут есть всё, что нужно для противоядия и даже больше — усмехнулся он, отбирая нужные ему травы — с ядом и воспалениями теперь проблем не будет. Но вот выкарабкается он или нет, пока сказать не могу. Если зараза попала в кровь, ему конец.

— Хм… Не думаю, что он настолько хилый — задумчиво проговорил старший, с не меньшим интересом, чем лекарь, оглядывая кучу добра перед собой. Что бы столько добра насобирать, нужно не одну неделю в этом лесу побродить. А он, судя по всему, делал это в одиночку и без подготовки и до сих пор не сдох.

— Ну не факт — покачал головой лекарь, уже во всю занятый противоядием — может и группа была, а он или откололся или последний уцелевший.

— Не думаю. на нем нет ни одного магического предмета. Значит он точно маг — не согласился лекарь — А много ты знаешь маго, которые бродят по опасным местам без тонны артефактов и огромной свиты телохранителей?

— Тогда как он тут мог оказаться, один и без подготовки?

— У него и спросишь, если очухается.

— Не нравится мне это — вновь подал голос Харс — придушить его и дело с концом.

— Цыц! — рыкнул старший — никто его не тронет.

— От него только проблемы будут! — не унимался здоровяк — от магов всегда только проблемы!

— Иди проверь сигналки, заодно проветришься.

— Чего их проверять то? — недовольно проворчал себе под нос Харс. Но всё же встал и направился в глубь леса.

— Не натворит дел? — едва слышно поинтересовался лекарь.

— Сурис, вот только ты не начинай — тяжело вздохнул старший, присев рядом с раненым и приподнимая ему голову, чтобы лекарю было легче напоить того отваром.

К утру лихорадка прошла и беспамятство сменилось крепким снов. Раненый больше не хрипел и не дергался, а воспаленные раны начали заживать.

Утром Сурис начал снимать повязки, за ночь пропитанные кровью и гноем. Чтобы промыть раны и наложить новую кашицу из лекарственных растений. Смыв запекшиеся кровь и гной, Сурис в удивлении присвистнул, чем тут же вызвал общий интерес товарищей.

Первым возле Уриса оказался охотник, так и не проронивший за вечер ни слова и оглядев раны человека не сдержал такого же удивленного свиста. И было от чего, вчера, когда он помогал с обработкой ран и накладыванием бинтов, они были ужасно воспалены и из них без остановки сочилась кровь, смешанная с темным гноем. Сейчас же не осталось следа ни только от воспаления, но и было заметно, что раны уже начали затягиваться.

— Что бы мне блохастым стать — весело воскликнул он — да у этого парня регенерация похлеще, чем у большинства анимов.

Подошедший следом старший лишь молча нахмурился. Он пытался понять, кто же все-таки лежит перед ним, человек или оборотень? Регенерация точно, как у оборотня, вот только пах он как человек, да и не способны оборотни использовать магию

Поразмыслив еще немного, он всё-таки решил пока отложить этот вопрос и поступить по совету Уриса. Когда парень очнется, а в этом уже не было сомнений, он хорошенько его расспросить. Всё, что непонятно, может быть опасно, а в этом лесу, ещё и смертельно. Оставив лекаря с раненым, он взял остальных и отправился проверять расставленные накануне ловушки.


Проснулся я от боли. Что удивительно, болела не спина или бок, в которые угодили стрелы мелких зеленых тварей, а шея и правая щека. Еще не до конца понимая, что со мной и где я нахожусь, я решил пока не выдавать то, что я очнулся.

Бок и спина дико зудели, а шея ныла из-за долгого нахождения под неудобным углом. Но я постарался отрешиться и прислушаться к окружающему меня миру. Явно пахло костром, и кто-то неторопливо шуршал растениями сидя неподалеку от меня. Кроме этого ничто не нарушало обычные голоса леса.

Решив, что сиюминутная опасность мне не грозит, я открыл глаза. Из моей позиции был виден только лес и край палатки. Притворяться и дальше смысла не было, и я попытался перевернуться. Именно попытался, так как тело полностью онемело от лежания без движений, да ещё и в неудобной позе.

Поняв тщетность своих попыток, я хотел окликнуть того, кто сидел неподалеку, но из пересохшего горла вырвался лишь сиплый хрип. Но и этого хватило, чтобы быть услышанным.

Крепкие руки аккуратно подхватили и перевернули меня. От этих манипуляций в глазах всё поплыло, и я чуть не потерял сознание. Когда зрение ко мне вернулось, я инстинктивно дернулся и вновь чуть не потерял сознание от резкой боли и головокружения.


“Кровотечение. Слабое”

“Вы теряете 1 очко жизни и 1 очко выносливости каждые 10 секунд”


Всплывшая перед глазами красная надпись помогла мне не отключиться окончательно. Я закрыл глаза. Дождался, когда головокружение прекратиться и медленно открыл их вновь.

Нет, мне не показалось, передо мной, в опасной близости нависла крупная кошачья морда. Ярко зеленые глаза с вертикальными зрачками не излучали враждебности. Скорее в них читался неприкрытый интерес.

Опустив взгляд и осмотрев кошака, насколько позволяло мое положение и состояние моего тела, я понял, что передо мной не зверь. Точнее, не совсем зверь. Кошачья голова переходила во вполне человеческое тело, если не считать шерсти и когтей на пальцах. Кажется, таких принято называть зверо-человек.

Я облегченно выдохнул. Передо мной был не дикий зверь, а это главное. Что же касается внешности, то в космическом содружестве, я и не такого успел навидаться среди инопланетных рас. Порой встречались такие, что весь завтрак выпрыгивает наружу при одном взгляде, а порой и кошмары неделями потом снятся. Так что кошко-человек, это ещё вполне себе симпатично.

— Воды — сипя выдавил я, пытаясь дрожащей рукой свою продублировать просьбу жестом.

Кошак прекрасно меня понял и поднес к моему рту деревянную миску. В нос ударил стойкий запах трав вперемешку с чем-то едким и до рвоты вонючим. От этого запаха я дернулся, но кошак легко удержав меня, чуть ли не силой влил в меня свое варево.

По горлу прокатился ледяной поток и упал на дно моего пустого желудка. Еще через секунду холод сменился пламенем, а желудок скрутило судорогой. Я закашлялся, от чего голова и раны тут же взорвались дикой болью. Спустя еще секунду, боль начала стихать, оставляя после себя ясность и облегчение.

Глядя на мое удивленное лицо, кошак ухмыльнулся, явно довольный результатом произведенным его варевом. Отставив миску, он подложил мне под спину здоровую сумку, так, чтобы я мог самостоятельно находиться в полулежа, чем положении, но при этом не напрягать рану на спине.

Осмотрев меня и оставшись довольным проделанной работой, кошак отошел и сел на землю напротив меня. Еще один пристальный осмотр, после чего он повернул морду в сторону и что-то прорычал.

Пока кошак чего-то ждал, я воспользовался этим временем, чтобы просмотреть доступную мне по нему информацию от системы.


«Имя — ???»

«Раса — анима»

«Тип —???»

«Класс — охотник»

«Специализация — травник»

«Специальный навык —???»

«Базовые параметры:???»

«Активные навыки::???»

«Пассивные навыки:???»


Не густо. Сплошные вопросительные знаки. И опять не понятно, толи моего восприятия не хватает, толи не хватает опыта и знаний, чтобы заполнить недостающую информацию. Хотя в моей ситуации, наверное, стоит радоваться и тому, что есть вообще хоть какая то информация.

Итак, можно сделать следующие выводы. Меня нашла группа зверо-людей, которые в этом мире называются анимами. И эта группа тут на охоте. Парень напротив меня, а это точно мужская особь судя по одежде, в этой группе за лекаря и вероятно сборщика трав.

Дальше. Они меня не добили, а наоборот подлатали. Из чего делаем вывод, что эти ребята не отморозки, а вполне себе дружелюбные парни. Значит есть возможность договориться с ними, а при идеальном раскладе еще и свалить из этого гиблого места во вполне цивилизованное общество.

От размышлений меня оторвало появление на поляне еще троих. Двое из них тоже были анимами, а вот третий явно выбивался своим видом. Высокий мускулистый здоровяк с зеленой кожей, крупными клыками, выпирающими из-под нижней губы, кольцом в носу и острыми ушами. Проверка информации подтвердила мои догадки. Передо мной, злобно буравя меня недобрым взглядом, стоял орк.

Все, включая кошака лекаря носили добротные кожаные куртки, крепкие кожаные штаны и сапоги до колен на мягкой подошве. Абсолютно у всех на поясе висел нож. Двое были с короткими мечами, один с луком и короткий топор у орка. Еще пару коротких луков я заметил рядом с сумками.

Один из появившейся троицы, с волчьей головой и серой шерстью, что-то прорычал лекарю. Тот кивнул на меня и прорычал в ответ. Кивнув в ответ, волчара прорычал уже мне. И тут до меня дошло. Всё, амба, тушите дюзы.

Глава 6. Лингвист

— Что думаешь, Хафли? — обратился старший к самому молодому члену группы.

— Странный он — пожал плечами тот и продолжил ковыряться веткой в костре — но я не чувствую от него злобы.

Хафли был еще молод, но по мнению старшего, его талант с лихвой перекрывал этот недостаток. Он уже не в первый раз берет его на охоту и еще ни разу об этом не пожалел. Парень был быстр, гибок и в лесу чувствовал себя как рыба в воде. Да и бойцом он был отменным. А как он читал следы и стрелял из лука, так это просто загляденье.

— Странный, не то слово — хмыкнул старший соглашаясь с его словами — впервые встречаю кого-то, кто не говорит на общем. Есть мысли, Урис?

— Без понятия — пожал плечами лекарь — приведем его в деревню, а там староста сам пусть решит, что с ним делать.

— Зачем вообще с ним возиться? — проворчал, поморщившись, орк. Весь его вид говорил о том, что тот думает по поводу этой идее и человеке в частности — пусть и дальше сам себе зад подтирает.

— Не надоело ворчать? — устало вздохнул старший. Он уже был не рад, что поддался на уговоры старосты и взял орка с собой — да и сам слышал, что Урис говорил. С его регенерацией, он уже будет в полном порядке, когда мы соберемся обратно.

— И ты собираешься тащить этого выкидыша хумса в деревню? — еще сильнее распалялся орк — он человек и что еще хуже, он маг! А от магов добра не жди!

— Знаю я твою историю. Да и среди наших немало, кто пострадал не меньше твоего от этой братии — кивнул он в сторону лежащего — но и среди людей не все гнилые. Да и назови хоть одну расу, где гнили нет!

— А если он не захочет идти с нами? — оторвался от костра Хафли и отложил наскучившую ему ветку.

— Силком тащить не будем. Мало ли на что этот маг еще способен — старший поймал взглядом глаза орка и строго добавил — тебя это касается в первую очередь. Не провоцируй его почем зря.

Орк недовольно что-то прорычал себе под нос, но всё же кивнул, соглашаясь. Лезть к магу, да еще и не зная на что тот способен, будет только полный идиот или самоубийца. Даже если этот самый маг ранен и ослаблен, вполне себе может и шандарахнуть чем-то. Да и любят они баловаться посмертными заклятиями. А уж если у него еще и вторая жизнь куплена. Всё! Можно смело копать себе могилу по вкусу.

— Тогда решено. А пока займемся тем, зачем мы вообще сюда приперлись — поставил точку старший и поднялся с земли — Урис, ты лучше нас разбираешься в этом, придется тебе пока побыть нянькой.

Лекарь лишь спокойно кивнул и снова погрузился в свои мысли, временами поглядывая на лежавшего рядом человека и что-то рассматривающего в пустоте перед собой, как будто читая то, что не видят другие.

Хафли с орком тоже поднялись и отправились вслед за старшим в лес. Им предстояло сегодня еще много работы. Надо было проверить расставленные вчера ловушки, какие-то починить, если добыча смогла вырваться. Какие-то обновить, если добыча всё же не справилась с ней.


Я сидел у костра оперевшись на большую дорожную сумку и перебирал в голове, прошедшую недавно, беседу с новыми знакомыми. Хотя, эту пантомиму и беседой то назвать было весьма сложно. Она скорее напоминало старую детскую игру под названием “крокодил”.

Играли в нее компанией и чем больше человек участвовало в игре, тем веселее она проходила. Суть игры заключалась в том, что из толпы выходило двое. Один загадывал слово, а второй, при помощи жестов должен был это самое слово изобразить. Остальные участники, глядя на безмолвные кривляния товарища и давясь от смеха, должны были отгадать, что же за слово он пытается показать.

Тот кому удавалось отгадать, выходил на место кривляющегося, а уже отмучившийся загадывал новое слово и возвращался в ряды отгадывающих. После чего всё вновь начиналось сначала. Один кривляется, остальные ржут и отгадывают.

Вот и мы с охотниками, кривлялись как могли, пытаясь достичь хоть какого-то взаимопонимания. Правда сейчас было явно не до смеха, особенно в моменты, когда злой орк порывался меня прибить на месте.

Мать я его, что ли, оскорбил ненароком или его сексуальные предпочтения задел?

Самый молодой из охотников в нашей беседе не участвовал. Он стоял в сторонке и молча давился от смеха, глядя на наши потуги. Временами он кидая, по-видимому обидные колкости и замечания в сторону орка, от которых тот серел и кидал многообещающие взгляды уже на меня.

Вся пантомима сопровождалась речью, уже не той рыкающей, что была в самом начале, а уже более похожей на человеческую. Вот только легче от этого не стало.

Похоже, что при моем перемещении или возрождении, называйте как хотите, мне забыли встроить чит авто перевода. Которым обычно обладают поголовно все попаданцы, реинкарнаторы и прочие засланцы.

Что делать и кому писать жалобы я понятия не имел. В меню интерфейса, также не смог найти ничего схожего с авто переводчиком или хотя бы походным словарем попаданца. А я был именно попаданцем, пусть и по собственной воле, причем попаданцем по полной.

Устав от “общения”, вся охотничья братия уселась возле костра и, как мне кажется, начали обсуждать нашу увлекательнейшую беседу. Причем для общения между собой они вновь вернулись на “рыкающий” язык. Я так понимаю, что между собой они общаются на местном, а со мной пытались общаться на каком-то более распространенном, как мы на межгалактическом.

Слушать их рыканье мне было неинтересно, потому я решил узнать, что же я пропустил с момента нападения гоблинов. Развернув окно логов и разместив его перед собой так, чтобы было удобнее читать, я отмотал сообщения на тот момент, когда поймал первый подарочек.

Сообщения пестрели красным. В основном это были сообщения о таких статусах как “отравлен”, “кровотечение”, “слабость” и потерях ХП. Реже попадались статусы “удушение”, “дезориентация” и “слепота”. Видимо к тому моменту я уже был в полубессознательном состоянии и действовал на полном автомате. М-да, ничего так приключеньеце выдалось.

В сознании услужливо всплывали фрагменты воспоминаний. Мутная вода, коряги, мелькание солнца, крики гоблинов, всплески от стрел входящих в воду. Ничего четкого и конкретного память показать не удосужилась.

Изредка попадались и зеленые вкрапления. Такие как “Выносливость +1” и “Ловкость +1”. Хоть что-то положительное в этой ситуации. В общей сумме моя ловкость повысилась на 3, а выносливость аж на 4 пункта. Также по единице капнуло на скорость и уклонение, что тоже весьма радовало.

Но больше всего меня порадовало “Сопротивление яду 5 ур.”. Судя по описанию, мое сопротивление любым видам отравляющих веществ увеличилось на 5 %. Интересно, на сколько его можно прокачать и есть ли другие способы прокачки, кроме как подставлять свой зад под стрелы гоблинов. Полная невосприимчивость, к примеру, была бы просто имбовой способностью, резко повышающая мои шансы на выживание в этом мире.

Да, я помнил, что с переходом в этот мир, я вроде как стал “условно бессмертным”. То есть убить меня можно, но после этого я должен буду воскреснуть на точке привязки, как самый настоящий игрок в вирт игре. Вот только, всё моё нутро было против проверки этой способности на практике, хоть убейте. Хотя нет, убивать меня не надо, я жить хочу. И уж точно я не стану проверять возможность воскрешения намеренно.

Вот и всё, что я получил от моих недавних приключений. Не сказать, что меня это очень радовало. Но как говориться “дают — бери”, а не дают, значит дай в зубы и возьми сам.

Пока я был занят просмотрами логов, охотники закончили обсуждение и трое из них ушли в лес. В лагере остался только лекарь, который изредка поглядывая в мою сторону занимаясь своими делами.

Я же открыл окно характеристик и попытался понять зависимость статов и показателей. Но как я не ломал голову, ни о какой прямой зависимости речи и быть не могло. Во всяком случае, пока я её не видел, какие бы варианты и формулы не перебирал.

В такие моменты, я начинаю скучать по нейроимплантам и своему бортовому компьютеру с их вычислительными мощностями. Уж они то этот орешек раскололи бы за тысячные секунды. Увы, за неимением оного, будем учиться работать своей головой, глядишь и интеллект прокачаю заодно.

Зачем я вообще над этим заморачиваюсь? Да всё просто, зная зависимость между характеристиками и параметрами, можно составить для себя некое подобие билда прокачки, в зависимости от того, кем я хочу видеть себя в будущем. И как следствие, выбрать самые оптимальные методы тренировок. Но пока об этом можно забыть и продолжать ползти на ощупь.

Поняв всю бессмысленность дальнейших попыток, я переключился на варианты решения другой, более насущной, на данный момент, проблемы. А именно на языковом барьере, который сейчас стоит между мной и обитателями этого мира.

Мне в таких вопросах всегда помогали нейрочип и бортовой компьютер с их авто переводами в реальном времени. Раньше я воспринимал это, как нечто само собой разумеющееся. Сейчас же я всё больше ощущаю свою беспомощность, как будто я разом стал глухонемым и единственное, что мне остается — это язык жестов.

Мелькнувшие в памяти кадры из какого-то голофильма, одного из миллионов, просмотренных мной во время перелетов, навела меня на мысль.

По сюжету, главный герой попадал на какую-то дикую планету, с едва зародившейся цивилизацией. И местный абориген учил его их языку очень простым, но действенным способом. Он брал в руки предмет или указывал на него и называл его на своем языке, а главный герой повторял.

Мысль показалась мне вполне жизнеспособной, и я принялся осматриваться в поисках того, что можно использовать для начала обучения. В итоге, в моем распоряжении оказалась небольшая куча мусора, которую я смог собрать вокруг себя, насколько хватало длины рук.

Кошак заметив эти действия, с интересом наблюдал за мной. Он даже перестал заниматься своими делами и подошел поближе, что бы лучше видеть, что же я собираюсь со всем этим делать. Я же взял в руки листок и показал ему.

— Лист — покрутив листом перед его мордой и повторив еще пару раз, я его отложил и взял в руки камень.

— Камень — снова те же действия, что с листом и снова отложить в сторону.

— Ветка — кошак с интересом наблюдал за моими действиями. Я отложил ветку и повторил всю процедуру с самого начала, поднимая предмет и называя его.

На третьем круге, морда кошака озарилась догадкой, а губы растянулись в улыбке. Он подошел к кучке лежавшей рядом со мной и присев на корточки, достал из нее лист. После чего он в точности повторил все мои действия, но уже называя предметы на том языке, который я окрестил общим. Постепенно, от мусора мы перешли на другие предметы, которые были в лагере.

Скорость такого обучения меня, мягко говоря, не радовала. Я бы даже сказал, бесила! Эдак я и за полгода не научусь нормально говорить. Не хочу врать, что я был великим оратором и виртуозом слова, но до уровня “моя твоя не понимать” опускаться не приходилось.

До вечера я успел раз сто пожалеть об отсутствии такого удобного импланта, как нейрочип. Который, в связке с борт компом, делал память, если и не фотографической, то близкой к ней. А сейчас приходиться раз по двадцать повторять одно и то же, чтобы запомнить наверняка.

Еще раз сто я успел проклясть того, кто придумал этот чертов, местную речь. Я себе быстрее язык сломаю, чем научусь правильно выговаривать все звуки. Хотя тут может быть проблема и не во мне, а в самом учителе и его произношениях. На сколько я знаком с инопланетной анатомией и с анатомией кошачьих видов моего мира, в частности. Речевой аппарат этого семейства вообще к нормальной человеческой речи не приспособлен. От чего еще удивительнее то, что мой учитель, вообще, может ее использовать. Чую, что акцент у него дикий, а значит и мне он достанется. По наследству, так сказать.

К возвращению основной группы охотников, я сумел выучить названия почти всех предметов в лагере и даже самых простых действий. Так что теперь, худо-бедно, мог озвучить свои нужды, коли они появятся.

До вечера улучшились не только мои лингвистические навыки, но и самочувствие. Я даже попытался встать на ноги, но хвостатый док, увидев это, сам меня чуть не прибил. По потоку его эмоциональной речи и жестикуляции, мне только что преподали краткий урок местной ненормативной лексики. Проще говоря, обматерили на чем свет стоит, наверняка еще и припомнив всех моих родственников до энного колена.

Успокоившись, он сменил старые повязки и по его ошарашенной морде ч понял, мое выздоровление идет весьма успешно. Настолько успешно, что он сам помог мне подняться и придерживая меня, сделал круг по лагерю. На этом мой моцион закончился. Усадив меня обратно, он погрозил мне мохнатым кулаком и принялся готовить ужин.

Сам ужин представлял из себя, мясную похлебку с какими-то специями, лепешки и куска местного сыра. Ну или чем-то, очень на него похожего. Не сказать, что всё это было деликатесами, но после месяца, проведенного на ягодах, грибах и жареного на костре и пресного мяса, для меня это было пищей богов.

Кстати о богах. как только улучшу свои лингвистические навыки до приемлемого уровня, надо бы расспросить о них. На сколько я помню описание этого мира, предоставленное мне перед переносом, боги тут не эфемерные понятия, а нечто реальное. Потому стоит узнать о них побольше.

По возвращению, охотники сели к костру и принялись за еду. Только когда всё было съедено, а посуда вымыта и убрана, пришло время разговоров. Сначала говорил тот, кого я посчитал старшим среди охотников. Видимо рассказывал о результатах проделанной работы за день.

Моих навыков пока хватало только на то, чтобы разобрать некоторые слова, из тех, что успел изучить сегодня, но общий смысл мне был еще недоступен.

Затем пришла очередь Уриса рассказывать о нашем времяпровождении. И тут уже я наблюдал, такой богатый, спектр эмоций, способный отразиться на звериных мордах, о котором я и не предполагал. Скепсис, удивление, неверие, настороженность, интерес. Это лишь малый перечень из них.

Дослушав Уриса, волчара поднялся и подошел ко мне. Все с интересом наблюдали за нами со своих мест. Урис спокойно, орк недовольно, а самый молодой, похожий на гепарда, весело. Вот честно, у него даже хвост летал из стороны в сторону не хуже помела.

— Ты понимать я? — ткнул он своей лапой в меня, а потом и на свою грудь. Похоже, что он намеренно говорил так, чтобы мне было легче его понять.

— Да — кивнул я и указав на себя, качнул головой — я. Плохо. Говорить.

— Я Гезер — опять тычок лапы на себя, а затем на меня — Ты. Имя?

Я понял, что волчара от меня хочет, благо проходили уже этот сценарий с Урисом. Использовать тут свое настоящее имя я не собирался. Имя, обыденное в моем мире, может оказаться странным для местных. Что, в свою очередь, вызовет ненужные мне вопросы и сложности.

Самым лучшим для меня, сейчас, будет притворяться и изображать амнезию последней стадии. На нее же можно будет списать многие странности, связанные со мной, мое незнания языка, манеры поведения и элементарных, для местных, вещей. Что вообще можно взять от того, кто потерял память и даже имени своего не помнит.

Я показал пантомиму, которую успел отрепетировать на лекаре. Изобразив удар по голове и как что-то из нее вылетает, я повторил сказанные Урисом слова.

— Удар. Ничего не помнить — затем указал на себя — Я. Не помнить. Кто.

Гезер нахмурился, но понял всё с первого раза и повторять вопрос не стал. Зато тыча в меня зеленым пальцем, злобной тирадой разразился, сидевший у костра, орк. Из всего, что он успел наговорить, пока его не заткнул Гезер, я понял только, что меня в чем-то обвиняли и при этом далеко не вежливыми словами. Разобрать удалось только первые слова “Эйррр”, “Мак” и “ты”. Что по-видимому должно было означать “Эй, ты маг…” или “Эй, маг, ты…”.

Пока Гезер усмирял орка, я задумался над услышанным. Покрутил в голове слова, переставляя их местами. И нашел, то что можно использовать в качестве имени. Кажется так звали персонажа из какого то древнего фильма или игры.

— Эрмак — произнес я так, чтобы быть услышанным.

Когда на меня обратили внимание, я принялся изображать новую пантомиму. Сначала указал на землю, потом обвел рукой присутствующих, потом на себя.

— Вы. Имя. Дать. Я. Эрмак.

Видя непонимание на мордах, я повторил все еще раз. Первым догадался молодой гепард и ткнув в меня когтем, довольный собой, спросил.

— Ты Эрмак? — увидев согласный кивок, он еще шире расплылся в улыбке, обнажая острые клыки — Я Хафли.

Довольный собой, парень развернулся к остальным и начал быстро им объяснять. Выслушав его, Гезер кивнул и повернулся ко мне.

— Ты Эрмак — указал он на меня и увидев очередной кивок, ответил тем же. После чего отвернулся, что-то рыкнул своим и пошел заниматься своими делами.

Видимо, наша недолгая беседа успела ему надоесть. Или он просто понял, что с моим скудным словарным запасом, пока рано о чем-то расспрашивать. Всё равно не смогу рассказать, даже, если сам того захочу.

Хафли же наоборот, приклеился ко мне как паразит и остаток вечера бомбардировал меня попытками научить новым словам. Ему явно доставляла море удовольствия, взятая на себя, роль учителя. И под конец я был уже готов покончить с собой, лишь бы это прекратить. Спас меня Урис, решивший, что с меня на сегодня хватит этой экзекуции. После пары его фраз, морда Хафли погрустнела, и он от меня отстал.

Отбой в лагере был довольно ранний. Что удивляло, так это факт того, что спать легли абсолютно все и никто даже не подумал озаботиться часовыми на ночь.

На идиотов они похожи не были, явно ребята не первый раз тут охотятся. Значит есть что-то, что позволяет им быть столь беспечными в такой глуши. Расставленные по периметру сигналки или даже артефакты. Мне было интересно узнать, что именно и как это работает. Но это потом.

Сейчас, когда мне больше не надо опасаться нападения ночных хищников, я открыл окно характеристик и задумался.

До этого момента, мое развитие шло слишком однобоко. Сосредоточившись на выживании, я всё время развивал лишь связанные с этим навыки и параметры. Такие как сила, ловкость, уклонение и тд.

Мои показатели интеллекта, духа и манны были 4, 6 и 115 соответственно. В то время как показатели силы, ловкости, выносливости и жизни равнялись 11, 14, 16 и 225. Как говорится, перекос на лицо.

За всё время новой жизни, я успел накопить 25 свободных очков характеристик. Стоит ли мне их вложить в интеллект и дух или лучше придержать? Все же, попробую, для начала, поднять их естественным путем.

Закрыв глаза, я сконцентрировался не на окружающем меня лесе, как делал это раньше. А на ощущениях собственного тела.

Глава 7. Ишак

Проснулся я от копошения вокруг меня. Побудка у охотников была еще затемно, весь лагерь уже был на ногах и готовился к очередному трудовому дню. Как я уже успел понять из вчерашних “бесед” с Урисом и Хафли, самой ценной добычей в этой части леса были, уже знакомые мне, хофы. Хищные кошки, которые так поразили меня своей силой и ловкостью.

Больше всего в хофах ценилась именно их шерсть. Короткая, черная, переливающаяся в лучах солнца металлическим блеском. Ценилась их шкура не только за красоту, но и характеристики.

Пробить такую шкуру мог не каждый меч, про ножи и кинжалы можно даже не заикаться. Не каждая выпущенная со средней дистанции стрела способна ее пронзить. Потому стоили такие шкуры не мало и покупались весьма охотно.

Добыть хотя бы пару шкур считалось хорошей удачей и показателем мастерства охотников. Вот только охотится на таких кошек, было занятием не из простых.

Хофы были далеко не глупы. Они не позволяли загнать себя в ловушку или подойти к себе на дистанцию эффективного выстрела. Могли и позвать на помощь сородичей, если незваный гость окажется сильно настырным и будет не по клыкам одиночной хофе. А уж небольшая стая в пять-шесть особей, могла доставить проблем и неплохо вооруженному отряду.

Еще одной опасностью охоты на хофф была их мстительность. Недобитый зверь мог месяцами выслеживать своего обидчика и выжидать удобного случая. После чего обязательно расправлялся с ним.

Основной добычей охоты были зунги, вепри, волки, кролики и прочая лесная живность. Пойманные туши разделывали неподалеку от стоянки, забирая с дичи самое ценное и выбрасывая то, что быстро портиться.

Оглядев кипящий лагерь, сразу подметил некую странность. Вчера, когда охотники уходили на промысел, они шли налегке, практически ничего с собой не брав. Сейчас же, они нагружались так, будто в горы собрались. Веревки, крюки разных видов и размеров, детали непонятных мне конструкций. И это только то, что висело привязанным к здоровым мешкам, висящим на их спинах. Даже боюсь себе представить, что еще хранилось в самих мешках.

Увидев, что я проснулся и удивленно кручу головой, ко мне подошел Урис. Хафли тоже кинулся в мою сторону, но был остановлен окриком Гезера и резко погрустнев, продолжил сборы.

— Раны. Боль? — Поинтересовался лекарь, присаживаясь рядом и указывая на повязки.

Я аккуратно присел, каждое мгновение ожидая выстрелов боли в боку и спине. Убедившись, что болевых ощущений нет, я осторожно покрутил корпусом. И опять ничего. Только стягивающее чувство в местах, где должны были быть раны.

Я удивленно помотал головой и попробовал встать. Урис, наблюдая за моими действиями, не стал меня останавливать. Но в любой момент был готов подхватить и придержать. Встав на ноги, я сделал еще несколько поворотов корпусом, затем наклоны, приседания и под конец несколько легких прыжков на месте. Тело было вялым, чувствовалась слабость, хотелось есть, но и только.

Понаблюдав за моими действиями и дождавшись, когда я закончу, Урис приказал мне сесть и принялся снимать повязки. Раны на боку не было, на ее месте виднелось продолговатое пятно розовой кожи. Думаю, что с раной на спине произошло то же самое.

Я облегченно выдохнул и расслабился. Сам не заметил, как напрягся во время проверки, ожидая боли. Поняв, что теперь могу свободно передвигаться и сам, я первым делом обратился к Урису. При помощи жестов и скудного словарного запаса, мне удалось растолковать ему чего я хочу.

На морде лекаря появилась насмешливая улыбка и после его кивка, я поспешил в сторону кустов, которое было отведено под нужник. Да-да, это первое куда я подумал отправиться.

Вы сами то хоть пробовали справить большую нужду, когда на вас, с отвращением и брезгливостью в зеленых глазах с вертикальными зрачками, пялится клыкастая, мохнатая рожа. Которой приходиться во время сего приятного время провождения держать вас, практически, на весу своими когтистыми лапами? В общем, то еще удовольствие, причем для обоих.

Обычно, во всех играх и книгах, главному герою вообще не приходится задумываться о такой вещи, как туалет. И попав в этот мир, где существуют игровые законы, я на уровне подсознания ожидал данного бонуса. Каково же было мое разочарование, когда меня в первый раз приспичило. Как и было сказано в описании мира, подобный чит для переселенцев предусмотрен не был.

К моменту, как я закончил свои “размышления” и вернулся к лагерю, сборы уже были закончены и ко мне подскочил довольный Хафли.

— Твои раны… Быстро… не видел… человек… маг… — Это всё, что я смог разобрать из длинной и весьма импульсивной тирады этого анима с шилом в одном месте и пропеллером вместо хвоста.

Подозреваю, что половина этой речи вообще была не печатной. Но общий смысл я уловил. Мои раны зажили слишком быстро и это вызывало у них шок. Радовало одно, все мои странности списывали на мой статус мага коим, по их мнению, я и являюсь. А то, что сам удивлен, так тут нет ничего странного. Мне ведь так удачно отшибло память.

— Быстро здоров. Хорошо — оглядев меня с ног до головы, задумчиво проговорил Гезер. И приняв какое-то решение добавил — ты помощь нам.

— Чем помощь? — удивился я такой просьбе. Я вроде, как и не охотник, так чем я мог им тут помочь. Жрать приготовить да посуду помыть?

— Идти. Охота. Ты нести вещи. Легко. Ты маг — указал он на меня, а затем в сложенные в кучу мешки, которые они только что заготовили.

— Маг. Нести это. Сумка. Нет — указал он на мой мусор, до сих пор валявшийся неподалеку несколькими кучками. Затем нова указал на мешки — Помощь. Нести. Маг.

До меня наконец дошло о какой помощи он просит. Они попросту хотят воспользоваться моим инвентарем. Ну что ж, они меня спасли, так что я не вижу ничего плохого в том, чтобы отблагодарить их, хотя бы таким способом. Мне не сложно побыть ишаком, не на собственном же горбу тащить придется.

Кивнув, я подошел к вещам и убрал всё в инвентарь. Когда я потянулся за своей рваной рубахой, Гезер остановил меня и что-то сказал Хафли. Тот быстро бросился к своему вещмешки и немного там покопавшись притащил мне целый ворох, который оказался его сменным комплектом одежды.

Ну да, идти на длительную охоту всего с одним комплектом одежды глупо. Порвется что-то и будешь щеголять полуголым. То, что Гезер решил выделить мне комплект именно Хафли, объяснялось не дедовщиной или принижением младшего, а элементарной логикой. Молодой охотник был почти той же комплекции, что и я. Остальные же были куда крупнее меня. Даже лекарь, был куда выше и крупнее меня в плечах, про орка и говорить нечего. В его одежду можно троих, как я, замотать.

Из предложенной одежды мне подошло всё, кроме обуви. Всё же строение ступней у нас с анимами было разное. Потому пришлось остаться в своей обуви. Благо та еще держалась и не слетела с меня во время заплыва. Переодевшись, я подошел к кучам своего хлама и перебросил в инвентарь, доставшееся от гоблинов, оружие. Пусть оно дрянное и иду я в лес с опытными охотниками, но с оружием мне спокойнее, мало ли что.

Видя мои сборы, орк хмыкнул и сплюнув сторону, выражая свое мнение по поводу моих вещей. Хафли, как всегда, излучал любопытство и веселье. А Гезер с Урисом смотрели одобрительно, но как-то задумчиво. Мысленно послав орка куда подальше, я подошел к старшему и кивнул, давая понять, что готов отправляться.

На этот раз, в лагере никто не остался. На охоту пошли полным составом, что еще больше убедило меня в наличии ловушек или артефактов, защищающих лагерь. Двигались быстро, но при этом, никто не издавал ни малейшего шума. С анимами всё и так понятно, они как представители своих видов были рождены для леса. А вот то, что здоровенный орк, не смотря на свои габариты, мог так бесшумно передвигаться среди густых зарослей, меня сильно удивило.

Нашу колонну возглавлял Хафли, за ним Харс, я в центре, за мной Урис и Гезер замыкающим. Временами Хафли замедлялся и высматривал лишь ему видимые приметы. Орк же шел настороже, готовый в любой момент прикрыть собой следопыта. А я спиной чувствовал две изучающие меня пары глаз, которые вот-вот проделают во мне четыре отверстия, не хуже лазеров.

Каждый раз, когда отряд замедлялся, я переключал свое внимание с окружающего нас леса на то, что пытался рассмотреть или вынюхать наш следопыт. Но пока все мои потуги не приносили никаких результатов. Я так и не смог определить ни единого следа или других признаков, на которые тот ориентировался.

Изрядно пропетляв по лесу, Хафли подал знак остановиться, как раз в тот момент, когда на моей карте начали появляться серые метки. Недурно же у нашего следопыта прокачаны навыки. По моим расчетам, до скопления, условно нейтральных, меток было никак не меньше метров семидесяти.

Не издавая ни звука, одними только жестами, он начали что-то обсуждать с Гезером. Когда безмолвный диалог был закончен, Гезер так же безмолвно обратился ко мне. В этот раз я понял его с первой попытки и стараясь не шуметь, я достал их мешки из инвентаря.

Правда не рассчитал вес мешков и когда вынул из инвентаря первый, чуть не уронил его на землю. Гезер, видимо ожидавший нечто подобное или просто у него были хорошие рефлексы, успел подхватить мешок и аккуратно опустить его на землю.

Орк был готов прожечь меня взглядом и весь его вид показывал, что тот готов со мной сделать. Я же попросту его игнорировал, что бесило его еще больше. Не знаю причины такого поведения, может он ненавидит магов, а может людей, но выяснять это у меня не было никакого желания. Пока он не лезет ко мне, пусть хоть наизнанку выворачивается от злобы.

Распределив мешки между собой, трое разбежались в разные стороны. А мы с лекарем остались ждать на месте. Ждать пришлось долго, и чтобы не скучать, я сел на землю и прикрыв глаза, сконцентрировался на окружающем пространстве. Почти сразу заработал пассивный навык “концентрация” и все звуки в лесу усилились. Я даже смог различить легкий шорох, издаваемый при перемещении, нашими товарищами.

На карте тут же загорелись три зеленые отметки, причем на этот раз все отметки были подписаны. Впереди, серыми отметками, были обозначены зунги. Я насчитал девятнадцать особей, но не смог определить сколько из них взрослых, а сколько детенышей.

Зеленые отметки обходили стадо по большой дуге, стараясь остаться для него незамеченными. Вот две отметки остановились не доходя до противоположной стороны, а третья продолжила движение, пока не достигла противоположной стороны от стада. Спустя некоторое время, боковые отметки начали медленное, периодически ненадолго замирая, пока не достигли центральной. Еще спустя пару минут, зеленые отметки вновь рассредоточились и окончательно замерли, где-то на середине между той точкой, где они останавливались в первый раз и центром.

Урис, как будто, только этого и ждал. Я услышал, как он набрал полную грудь воздуха. Не успел я понять, что произойдет дальше, как оглох от яростного звериного рева. Концентрация мгновенно слетела, в голове зазвенела сирена, в глазах потемнело, и я едва не лишился сознания от неожиданного акустического удара у себя над головой, да еще и под концентрацией. Перед глазами заплясали разноцветные огоньки, а сердце было готово выпрыгнуть из груди.


“Дезориентация”

“Ваша ориентация в пространстве нарушена”


“Страх”

“Вы чувствуете приступ животного страха и не можете нормально двигаться”


“Глухота”

“Вы лишаетесь возможности слышать на 30 секунд. По истечению времени ваш слух, постепенно, начнет возвращаться”


— Чёрт, вот это меня накрыло. Чертов кошак, ну разве нельзя было предупредить? Убью паразита, как только оклемаюсь! — костерил я Уриса, скорчившись на земле в позе эмбриона и жадно глотая ртом воздух.

Похоже, что эта мохнатая падла применила какой-то навык запугивания. Но что более важно, эта скотина то ли забыла, то ли специально не стала меня предупреждать. Может хотел посмотреть на мою реакцию? Небось стоит сейчас рядом и потешается во всю, глядя на то, как я корчусь на земле.

Спустя полминуты, слух начал возвращаться. Страх тоже начал отступать, и я смог подняться на четвереньки. Проморгавшись, я огляделся, но кошака рядом не было, только его мешок лежал неподалеку. Спустя еще полминуты, я смог подняться на ноги и практически оклемался. Только в ушах еще немного звенело.

Отметки на карте, пропавшие на момент оглушения, вновь засветились. Стада зунгов на ней не было, если не считать пары отметок на границе моего восприятия. Как раз между четырьмя зелеными метками охотников. И те отображались не долго, начав гаснуть одна за другой.

М-да, похоже на то, что кошак оглушил меня не нарочно. Но это не значит, что я спущу такую подлянку ему с рук. Вот пополню свой словарный запас хорошенько и выскажу этому усатому лекарю всё, что я о нем думаю. Набить ему морду, всё равно, мне не по силам, во всяком случае, пока не по силам.

Окончательно придя в себя, я уселся рядом с мешком и стал ждать. Концентрироваться, я больше не пытался. Черт знает этих охотников. А ну еще разок долбанут подобным навыком или чем по мощнее. Мне и на один раз ощущений хватило с лихвой. Добавки, как-то, не хочется.

Метки охотников еще долго кружились на том месте, где они устроили засаду. А это была именно засада, с Урисом в роли загонщика, как я уже успел догадаться. Действовали охотники грамотно, Трое обошли стадо, расставили ловушки, а именно они были в мешках, которые я нес. Подобрали себе огневые точки, а Урис, в нужный момент, погнал стадо в заготовленную для него западню.

Хафли пришел за мной уже не стараясь двигаться бесшумно и ещё издали начал мне кричать и махать лапами. Да и какой смысл теперь был в тихом поведении. Когда после рева Уриса о нас знали все, кому надо и не надо в пределах десятка километров и никак не меньше.

Настроение у парня, было выше обычного. Видимо охота удалась на славу. Подойдя ко мне он что-то весело тараторил и размахивал руками так, что чуть не взлетел. Но видя мое непонимающее лицо, махнул на меня рукой и сказал идти за ним. Что я тут же и сделал, не забыв захватить оставленный мешок.

Когда мы дошли до места, охотники уже сворачивали сети с самозатягивающимися петлями между ячейками. Вот значит, как выглядели ловушки, натягиваешь такую сеть на небольшой высоте, параллельно земле, фиксируешь за стволы деревьев крючьями, что я видел. И бегущие в панике зунги запутываются в ней своими копытами, после чего становятся лёгкой добычей для лучников.

Оглядев место охоты, я насчитал почти десяток крупных особей и пяток молодняка. Эдак получается, что наши бравые охотники почти всё стадо положили тут. То-то Хафли был такой радостный. небось всю недельную норму только что выполнили. Или даже перевыполнили, если конечно все эти туши поместятся в мой инвентарь. В чем я лично очень сомневался.

Как-то мне даже в голову раньше не приходила поэкспериментировать с тем сколько и какого объема способен вместить в себя мой инвентарь. Самое большое, что я в него складывал, была разделанная туша вепря. Которого удалось завалить только чудом и то, лишь потому, что над ним успели изрядно поработать гоблины.

Подойдя к самой крупной туше зунга, я затаив дыхание, попробовал переместить его в инвентарь. И облегченно выдохнул, когда у меня это получилось. Затем направился к следующему и проделал то же самое. На пятой туше во мне разгорелось любопытство в паре с удивлением. Сколько же вообще пространство в моем инвентаре и есть ли вообще у него приделы.

Ради эксперимента, я попробовал переместить в него растущее дерево. Но ничего не вышло. Может его объем превышает максимально возможный для перемещения, а может дело в том, что оно находилось в земле или было еще живым. Было бы неплохо узнать пределы того, что и сколько я могу запихнуть в него, но это уже потом.

Собрав все туши, я обернулся к охотникам. Те стояли не шевелясь и кажется даже не дыша. Похоже, что объем моего инвентаря удивил не только меня.

Первым пришел в себя вечно энергичный Хафли. Подлетев ко мне он восторженно начал кружиться вокруг меня, ни на секунду не замолкая. За ним пришли в себя и остальные. И если в глазах Гезера и Уриса читались уважение, то в глазах Харса была злость, к которой добавился еще и страх. Что же, всё-таки, с ним произошло, что он так не любит и боится магов? Надо будет расспросить об этом Хафли, как самого болтливого.

Вся охота, вместе с дорогой, у нас заняла пол дня. Так что обедали мы уже в лагере. Где после сытной еды охотники устроили совет у костра. Говорили они не на общем, так что я не мог понять ни слова. Из чего быстро сделал несколько выводов. Первый, разговор был не для моих ушей и второй, разговор был обо мне. Хорошо это или плохо, покажет время, а пока можно было заняться чем-нибудь более полезным.

Отойдя к берегу реки и найдя полянку попросторнее, я начал разминочный круг. Сначала медленно, прислушиваясь к ощущения в теле. Затем постепенно наращивая темп и нагрузку. Слабость, которая ощущалась сутра, полностью исчезла. Даже тянущее чувство на месте бывших ран полностью прошло. Тело было легким, а мышцы жаждали действия. Я и сам не заметил, как, полностью уйдя в себя, взвинтил темп до максимума, а разминка перешла в бой с тенью. Сначала голыми руками, затем в руках появились ножи.

Только когда полоска усталости заполнилась, практически до максимума, я рухнул на землю. Мышцы горели, легкие разрывались, пытаясь прогнать через себя необходимый телу кислород, а глаза заливал пот. А я улыбался как идиот, глядя на зеленые полосы уведомлений перед глазами.


“Концентрация ур. 2”

“При концентрации на каком-либо деле/действии/мысли все показатели, отвечающие за данное дело/действие/мысли увеличиваются на 20 %”


“Ловкость +2”


“Сила +1”


“Выносливость +1”


“Дух +1”


Вот это меня накрыло, даже дух умудрился поднять на единичку. Что за всё время у меня получалось только раз. Да и концентрация поднялась до второго уровня. Но лучше таких фокусов больше не повторять, всё же мы в лесу, да и охотникам пока нельзя доверять на все сто процентов. Но самые сочные плюшки были в конце.


“Рукопашный бой 3 ур.”

“Навык боя без оружия. Во время боя без оружия все показатели, отвечающие за данный навык увеличиваются на 30 %”


“Ножевой бой 3 ур.”

“Навык боя на ножах. Во время боя ножами/кинжалами все показатели, отвечающие за данный навык увеличиваются на 30 %”


Похоже, что мои ежедневные тренировки дали свои плоды. Но не понятно почему только сейчас и таким рывком, аж до третьего уровня. Хотя, всё равно это чертовски приятно.

Придя в себя, я обнаружил, что на краю полянки сидит Гезер и изучающе на меня смотрит. Интересно, давно он тут вообще сидит?

— Ты странный маг — Покачал головой Гезер, на что я лишь устало пожал плечами, пусть думает, как хочет — Я предлагать тебе работа.

Кажется, после этого странного транса, улучшились не только боевые навыки, но и лингвистические. Пусть еще коряво, но я стал лучше понимать общий язык.

— Что делать?

— Мы охота. Ты носить. Я давать часть.

Слова охотника заставили меня ненадолго задуматься. Работа — это хорошо, деньги мне в любом случае понадобятся, когда я выберусь в обжитые места. Даже, если волчара меня надует с размером моей доли, это всё равно лучше, чем ничего, да и обязан я им за спасение.

— Я. Не знать. Моя. Сумка — Помогая себе жестами, попробовал я донести до Гезера, что понятия не имею сколько поместится в мой инвентарь. Гезер кивнул, давая понять, что понял меня.

— Охота. Сумка. Полный. Сумка не полный. Пять. день — пояснил Гезер.

Если я правильно понял. То он предлагал охотится пока инвентарь не забьется до отказа. Или пять дней, если этого не произойдет. Это сколько же он планирует живности извести в этом лесу за такой срок? Хотя, сомневаюсь, что стада зунгов тут столь многочисленны. Подумав над этим, я согласно кивнул.

— Добыча. Твое — Гезер выложил перед собой десять камешков и один подвинул в мою сторону. А остальные к себе — Добыча. Наш.

Похоже, что он предлагал мне десятую часть от добычи. Я бы сказал, что это весьма щедро, если учесть, что всю основную работу будут проделывать они, а я лишь таскать добычу в инвентаре и даже не напрягаться. Осталось надеяться, что оплатой действительно будет десятая часть от добычи, а не тот самый камушек, что он ко мне подвинул.

Усмехнувшись собственным мыслям, я протянул ему руку для пожатия. Как ни странно, но охотник прекрасно меня понял и пожал ее своей лапой. Да так пожал, что я чуть не раздавил мою руку.

Похоже, я нашел свою первую работу в этом мире.

Глава 8. Лагерь


Пять дней пролетели достаточно быстро. Зунги нам больше не попадались. Охотники неплохо компенсировали это и другой дичью. Ребята как с цепи сорвались и в лагере практически не появлялись, пытаясь набить как можно больше, за оговоренный ранее срок.

Мои лингвистические навыки тоже на месте не стояли и теперь я мог более или менее нормально общаться с остальными на местном. Наверное, стоит за это поблагодарить неугомонного Хафли, который в свободное время просто не замолкал.

Хоть мне самому и казалось, что скорость моего обучения ужасно медленная. Но остальных она вводила в шок, пока Урис не объяснял это тем, что я не учусь языку, в обычном понимании, а просто вспоминаю его. После этого успокоились все, кроме меня. Я то знал, что дело тут не в утерянных воспоминаниях и поставил себе зарубку в памяти, что надо выяснить для причины такой скорости обучения.

Весь день я ходил с охотниками, выполняя роль носильщика и постигал их ремесло, а вечером по моей просьбе, мы с Хафли проводили спарринги. Боец он был так себе, но с лихвой компенсировал нехватку навыков своими природными данными. Сила, скорость, гибкость и реакция анимов была на порядок выше человеческих.

Ночами я продолжал свои эксперименты с медитацией, но видимых результатов все еще не было. К сожалению, я не знаю точно, сработает ли мой метод вообще или нет, но бросать попытки пока не стоит, ведь и рукопашный бой прокачался не сразу. Может быть и с медитацией мне не хватает некоего катализатора. Другого способа я, всё равно не знал, а владеющих магией среди охотников, чтобы подсказать или направить, не было.

Пару раз нам даже удалось поймать хофа, от чего настроение охотников было на пике и даже Харс, ворчал меньше обычного. Как пояснил Хафли, поймать этих ловких и сильных хищников удается не каждому. Слишком уж они умны и лишь молодняк, по глупости, попадает в ловушки. Но даже попадание в ловушку не гарантировало, что охотник сможет убить хофа из-за их врожденной защиты.

К концу оговоренного срока охоты, настроение у всех было, если и не праздничным, то около того. Даже с учетом моей доли, их прибыль должна быть в несколько раз выше обычного. Ведь теперь им не приходилось избавляться от большей части мяса и других частей животных, которые можно было бы продать, оставляя только самое ценное. Имея в команде такого ишака, как я они могли забрать всё, что смогли добыть.

Я же радовался быстрому росту характеристик и владению языка. За время охоты и тренировок с Хафли, я смог поднять практически все свои показатели на единичку, а уклонение и выносливость, на две. Кроме того, благодаря Хафли и Урису, мои навыки стрельбы из лука, метательное оружие и собирательства выросли до второго уровня.

Еще мне удалось выяснить причину нелюбви Харса ко мне и магам. Всё оказалось тривиально, но от этого не менее печально. Здоровяку, всю жизнь катастрофически не везло с этой братией.

Если в двух словах, то из-за магов, Харс не раз терял всё, что у него было и даже успел побывать в шкуре раба-гладиатора. Лишь чудом сумев вырвать себе свободу и бежав в эти леса, где и осел по сей день. Зарабатывал зеленый громила охраной охотничьих команд, как эта. Но из-за своего характера, не смог ужиться ни с одной из них. Лишь благодаря старосте деревни, сумевшего уговорить Гезера взять его к себе, орк всё еще не лишился заработка.

Узнав историю Харса, я стал немного по другому смотреть на этого грубого и вечно злого на меня громилу. Хотя пытаться с ним подружиться или как то сгладить углы даже и не пытался. Ну его нафиг, еще прибьет в порыве чувств.

К концу пятого дня мы собрали лагерь и на утро выдвинулись в путь. Как оказалось, нам еще предстояло соединиться с другими группами охотников и лишь потом мы отправимся в деревню. Там меня представят местному старосте, который и будет решать, что со мной делать дальше.

Как мне объяснили, охотники отправлялись на промысел раза два или три в год и проводили на ней до месяца или даже двух. Так как путь был не близкий и весьма опасный, то идти глубоко в лес малой группой было чистым самоубийством. Потому, выбирался день, собирались все желающие и отправлялись в путь всей артелью.

С артелью отправлялись не только охотники, но и воины, которые защищали основной лагерь и сопровождали группы поменьше. Таким сопровождающим и был Харс. В основном лагере, кроме охраны была и группа снабжения. В их задачу входила забота о припасах, тягловых животных и повозках. На которых привозилась провизия и снаряжение в лес, а из леса добыча.

От основного лагеря охотники отправлялись глубже в лес и по мере продвижения от основной группы откалывались группы по меньше. Каждый выбирал себе угодья по силе и мастерству.

Так молодые или неопытные охотники, старались не заходить слишком глубоко, ведь чем глубже, тем опаснее становились обитатели. А обитателями леса были не только звери, но и гоблины, анирисы и прочие дикие и полудикие лесные расы.

Анирисы, в отличии от анимов, давно утратили свою цивилизованность и жили, в основном, полагаясь на свои звериные инстинкты. Что делало их сильнее и опаснее анимов. И даже родство первых со вторыми не спасало охотников от нападения лесных рас.

Группа Гезера была самой малочисленной, но и самой опытной среди охотников. Потому они всегда заходили в лес глубже остальных. Что меня и спасло. Если бы они не нашли меня тогда на берегу реки, то так бы и помер от ран и яда.

До основного лагеря мы добрались к вечеру следующего дня без всяких приключений. Хотя, по словам Хафли, этот путь обычно занимает два, два с половиной дня, в зависимости от нагруженности охотников. Но сейчас, благодаря моему инвентарю, все шли налегке и могли весь путь поддерживать высокий темп, лишь пару раз останавливаясь на пищу и отдых.

Выносливость анимов меня поражала. Я едва мог поспевать за их темпом и как итог, выдыхался самым первым. Охотникам приходилось снижать скорость и подстраиваться под меня, но даже так, мы двигались довольно таки быстро. В принципе, если бы я не тормозил их, то охотники могли добраться до основного лагеря уже во второй половине дня. Благо, кроме Харса это никого не напрягало.

Лагерь меня впечатлил. Пусть я и видел нечто подобное в голо фильмах и вирт играх, но это было совсем не то. Всё равно что сравнивать настоящие цветы и их аромат с искусственными, облитыми одеколоном. Если бы еще убрать витающий в воздухе запах навоза и немытых тел, было бы совсем шикарно. Да, этот момент тоже частенько опускается в фильмах, играх и книгах, во всяком случае в тех, что я знаю.

Вот как по вашему будет пахнуть в том месте, где собралось около сотни мужиков, которые месяц нормально не мылись и табун животных, гадящих там же, где и стоят, да и сами охотники ушли от них не далеко? Уж точно не женщиной и цветами.

Когда я был один, а после и с группой Гезера, я даже не обращал на это внимание, были заботы и поважнее, но тут. Представив какое сейчас идет амбре от меня лично, тело начало чесаться и до смерти захотелось принять горячую ванну или на худой конец душ, чтобы смыть с себя въевшуюся грязь.

Пока Гезер отправился искать главу артели, что бы доложить о своем возвращении, остальными отправились искать себе место для стоянки. Не забыв утащить меня с собой, что бы не мозолил глаза окружающим и не напоролся на неприятности на ровном месте.

Хоть охотники и курсировали всё время по лагерю, было заметно, что весь лагерь разбит на небольшие группки, так сказать, по интересам. Об общем котле не было и речи, каждая группа готовила для себя сама.

Пока мы обустраивались, я оглядывал лагерь, впрочем, стараясь не сильно пристально глазеть на остальных. Поглазеть было на что, кроме десятка видов анимов, я обнаружил орков, минотавров или как они тут называются, пару ящероподобных и даже гнома. Ну или очень похожего на того, кого описывают как гномов в моем мире.

Недалеко от лагеря я заметил пасущихся, здоровенных, шестилапых ящеров. Анимы использовали орхов в качестве тягловых животных. Пусть орхи не очень быстры, зато сильны, послушны, не привередливы в еде и требуют минимум заботы.

Отдельно от шестилапых ящеров паслись и ездовые ящеры. В отличии от своих, травоядных собратьев, эти выглядели весьма не дружелюбно. Мощные задние лапы увенчивались острыми, загнутыми как серпы когтями, сантиметров пятнадцати в длину. Передние лапы были гораздо тоньше и короче задних и использовались только при быстром беге. Вытянутая, хищная морда была увенчана парой острых рогов на голове и одним на носу. А зубастой пасти позавидует любой крокодил.

Вернувшись, Гезер сообщил, что еще не все группы вернулись, потому лагерь двинется в путь не раньше, чем через два дня. Мне лично он посоветовал не отходить далеко от костра и вообще не шариться по лагерю просто так. Еще лучше, есля я всё время быду рядом с кем то из отряда. Присутствующий тут народ, не очень доброжелательно относятся к людям, а уж к магам тем более.

Если честно, то меня начало напрягать отношение к магам в этом мире, о чем я и высказался, когда все уселись вокруг костра и принялись за ужин. Раньше не получалось, так как к нашему костру постоянно кто-то то и дело подходил. Как выяснилось, группа Гезера и он в частности, были весьма уважаемы среди воинов охранения и всей артели.

Кто то здоровался и уходил, кто то присаживался поболтать или отзывал Гезера в сторону, чтобы перекинуться парой слов с глазу на глаз. Урис с Харсом тоже вниманием не обделяли. Завидев кого то из своих знакомых, Хафли так вообще исчез из нашего общества и кажеться успевал быть в нескольких местах одновременно. На меня поглядывали удивленно и настороженно, пусть и без лишней вражды или ненависти.

Удивление окружающих было понятно, даже просто путешествующий человек в этих краях был редкостью, а тут еще и появившийся из ниоткуда, да еще и глубоко в лесу. Так что основные вопросы были о том, где Гезер с его группой умудрились меня отыскать. На что тот лишь отмахивался и обещал рассказать как нибудь потом.

Когда поток гостей и просто любознательных иссяк, мне наконец то объяснили с чем связана такая нелюбовь к магам. Маги были редкостью сами по себе, а среди анимов и подавно почти не встречались. От того практически все, кто обладал хоть сколько то стоящим даром к магии, служил правительству страны в добровольно принудительном порядке.

На вольных хлебах можно было встретить только тех, кто не представлял интереса или опасности для страны. А это, как правило, слабосилки или целители. Правда вторых, просто так на улице тоже не встретишь. Дар целительства был востребован среди знати и богачей и проблем с деньгами у них никогда не было. Чем сильнее дар, тем зажиточнее был маг. Чаще всего, среди вольных магов встречались, так называемые, бытовики. Там ров выкопать, тут стену укрепить, сигналку поставить или охранное заклятие повесить.

Чаще всего, правительство использовало магов во время войны или в карательных миссиях. Реже, для решения проблем, где холодная сталь не могла помочь. И уж точно, никогда не отправляла их на помощь простым жителям. Отсюда и появилась поговорка среди обычного люда “встретил мага, быть беде”.

Из-за своего положения, высокомерие магов порой превосходило эльфийское. Да-да, остроухие тут тоже были. Причем их было много и разных. Высшие, лесные, снежные, лунные, дроу и еще немало других видов. Отличались они не только своим видом и местом обитания, но и используемой магией, её источником и покровителями. Одни поклонялись богам, другие духам, третьи же вообще никому не поклонялись и так далее.

Но тему эльфов я решил пока отложить и вернуться к более насущным вопросам. Сейчас меня интересовала жизнь, политика, быт самих анимов и в частности той области, где я оказался. О чем и принялся расспрашивать Хафли, как самого говорливого. Мы проболтали до поздней ночи, пока Гезер, чуть ли не силой, не отправил нас спать. Так как мы своей болтовней уже всех достали.

Лежа у костра и любуясь звездным небом, которое выглядит совершенно иначе, чем с борта моего скаута. Красивее, что ли. Я размышлял над полученными сведениями.

Выходило так, что все мои знания и навыки из, теперь уже, прошлой жизни, тут были бесполезным грузом и применить их на практики не представлялось возможным. В частности из-за слишком большого разрыва в прогрессе. Даже те знания, что я получил, готовясь к перемещению и то оказались бесполезны. Теперь же стоял острый вопрос, как мне устроиться в этом мире и как заработать на хлеб тем, что я умею здесь и сейчас.

От размышлений о жизни моей нелегкой отвлек нарастающий шум, идущий от того места, где располагалась палатка старшего лагеря.

Что за шум? — спросил проснувшийся Хафли и зевнул так, как умеют только представители кошачьих.

Не знаю — пожал я плечами

Хм. Сейчас узнаем — с этими словами он подскочил и молнией исчез в направлении шума.

Что за шум? — задал тот же вопрос Гезер. За ним проснулись и Урис с Харсом.

Без понятия, Хафли отправился выяснять — пояснил я.

Тебя зовет Орис — сообщил вернувшийся Хафли, обращаясь к Гезеру и тут же отправился обратно.

Ждите тут — скомандовал Гезер направляясь следом за нашим болтуном.

Кто такой Орис? — обратился я к Урису.

Старший нашей артели — скупо ответил тот, хмуро глядя по направлению откуда доносился шум.

И что ему может быть нужно от Гезера?

Ничего хорошего — в сердцах сплюнул орк.

Дождемся наших и узнаем — согласно кивнул кошак.

Ждать пришлось долго. Вернувшийся Гезер был зол как собака или лучше сказать волк, коим он и являлся. Вместе с ним вернулся серый как туча и что еще более удивительно, молчаливый Хафли. За их спинами маячил молодой, перепуганный аним.

Незнакомый мен аним был представителем волчьей породы, как и Гезер. Вид у него был, мягко говоря, помятый. Кожаная куртка и штаны перепачканы грязью и травой, в нескольких местах были видны свежие дыры.

Что стряслось? — обратился к ним Урис.

Собираемся — Кинул Гезер, направляясь к своему мешку — расскажу по дороге. Эрмак, идешь с нами.

Не задавая больше вопросов, все быстро и молча собрали нехитрые пожитки и двинулись из лагеря вслед за Гезером. Я также старался не отставать от нашей команды..

Герст, повтори всё, что говорил у Ориса — велел Гезер молодому аниму, как только мы достаточно удалились от лагеря.

Ну… Мы это… - замялся молодой охотник, трясясь от страха.

Не мямли! — от рыка Гезера парень дернулся, но быстро взял себя в лапы..

Мы были в лагере и собирали вещи, чтобы с самого рассвета выдвинуться к общему лагерю — тихо начал молодой охотник, глядя в землю перед собой. Было видно, как его все потряхивало — Когда начало темнеть, сработали сигналки. И, это… Мы отправились проверить… Из кустов торчала только спина… Ну, мы и решили, что это медведь.

На этих словах Герста затрясло еще сильнее. Это что за медведь сумел так напугать, пусть и молодого, но всё же охотника, привыкшего иметь дело с различным зверьем, Гезер, глядя на парня, отцепил с пояса флягу и заставил того сделать пару глотков. Судя по запаху, во фляге было что то вроде местного спирта, но Герст даже не поморщился, проглотив его, как простую воду.

Продолжай — велел Гезер, вешая флягу обратно на пояс.

Добычи было мало… Ну, мы и решили… Не стоит упускать такой шанс — уже спокойнее продолжил тот — Мы действовали по схеме. Честно. Как учили. Хирон выстрелил первым. Хотел выманить зверя. Но всё пошло не так, болт даже не поцарапал его — на этих словах его вновь начала колотить крупная дрожь и речь стала еще сбивчивей, чем была до этого — Зверь кинулся на Хирона, но на его пути встал Аргхын. Хотел сдержать. Но тот в секунду разорвал Архына своими когтями.

Порвать орка-воина? За секунду? — недоверчиво прорычал Харс — да ты, щенок…

Тихо! — Рявкнул Гезер, не давая тому договорить — слушать молча!

Да он — начал возмущаться орк.

Молча, я сказал! — в рыке Гезера отчетливо послышались стальные ночты и орк нехотя замолчал — а ты продолжай.

Я взглянул на гневно пыхтящего орка. Мда. порвать такую махину за секунду, и впрямь, тяжело вериться. Особенно, если эта махина еще и опытный воин. Это ж какие когти и силища нужна? Я попробовал представить себе такого медвежонка со здоровенными когтями и в голове услужливо всплыли недавнии воспоминания. Противоположный берег реки и здоровенная зверюга из-за которой я не смог уснуть той ночью.

Подожди — остановил я парня взмахом руки и под удивленные взгляды остальных описал зверюгу, которую видел у реки — он?

Да — испуганно закивал парень.

Когда и где ты его видел? — тут же насторожился Гезер.

В ночь, когда на меня напали гоблины.

Ты врешь! — вновь зарычал Харс, но под грозным взглядом Гезера продолжил уже спокойнее — Ты бы не выжил при встрече с измененным.

Измененным? — не понял я.

Измененный зверь — задумчиво произнес Урис и продолжил пояснять тоном профессора перед студентами — иногда под влиянием бесконтрольного выброса или большого скопления маны звери меняются. Чаще всего они становятся крупнее, агрессивнее и начинают охотиться на всех кого встречают, не только ради пищи, но и просто с целью убийства. Чем больше зверь изменяется, тем он опасней и с справиться с таким измененным становится всё сложнее.

Как тебе удалось выжить? — Гезер цепко следил за моим взглядом, пытаясь понять вру я или нет.

Везение — пожал я плечами и рассказал, всё, что со мной произошло той ночью, стараясь не упускать никакой детали во внешнем виде и поведении зверя.

Действительно повезло — согласно хмыкнул Гезер.

Что будем делать? — обратился Урис к старшему — идти ночью в лапы измененного это самоубийство чистой воды.

Знаю, на пол пути остановимся и дождемся рассвета — кивнул, соглашаясь Гезер.

А как же остальные? — подал голос молодой охотник — вдруг кто то ещё жив и им нужна помощь?

Если мы станем добычей измененного, то ничем помочь им не сможем — резко осадил его Гезер — идем дальше, остальное обсудим по пути.

Думаешь Орис понял, что на группу напал измененный? — Спросил Урис, поравнявшись с Гезером.

Без понятия — покачал головой волк — я предлагал отправить на помощь большую группу, но он отказался. Сказав, что и моей группы хватит.

Не знаю, какая кошка пробежала между главным артели и группой Гезера, но даже мне было понятно, что нас отправили на убой. Не пойму только почему Гезер согласился, раз прекрасно понимал, что его хотят подставить под удар.

Это указ главного артели — пояснил Урис видя мой недоумевающий взгляд — когда главный отдает распоряжение охотнику используя печать артели, у охотника остается только два варианта.

Подчиниться или уйти? — догадался я и получил подтверждающий кивок — Почему этот Орис так невзлюбил нашу группу?

Это давняя история — улыбнулся Урис, покосившись на недовольного этой темой Гезера — но если в двух словах, то наш Гезер хорошенько подпортил физиономию Ориса, да так, что у того до сих пор следы остались. Но эту историю, я расскажу как нибудь потом.

Можешь рассказать подробнее о измененных?

Хм, тут тоже не всё так просто — задумчиво протянул наш лекарь — видов измененных очень много и далеко не все из них агрессивны. Но почти все опасны.

А наш?

Судя по вашим описаниям, то он относиться к неагрессивным. Думаю, если бы они — кивнул лекарь на молодого охотника — не напали на него, то зверь мог и не напасть.

Значит есть шанс, что кто то из них выжил?

Есть, но я бы на это не рассчитывал — Вмешался в разговор Гезер.

Почему ты решил взять меня с собой? — задал я мучивший меня вопрос — я же не охотник и буду только мешать.

Из-за Ориса — поймав мой непонимающий взгляд, Гезер вздохнул — Многие видели, что ты пришел с моей группой. А Орис не упустил бы возможности насолить мне, добавь к этому нелюбовь анимов к людям и к нашему возвращению, мы получили бы свеженький труп.

Мда, об этом я не подумал — покачал я головой.

Забавная выходит ситуация, для того, чтобы меня не убили, меня тащат в лапы опасного измененного зверя. Недаром говорят, что самый опасный зверь — это разумный. Дальше, до самого привала шли молча, каждый был погружен в свои собственные мысли. Даже вечно шумный Хафли и недовольный всем Харс шли молча и старались не шуметь.


Глава 9. Измененный


Шли медленно, стараясь не издавать ни звука. Небо уже посветлело, но солнечные лучи еще не пробились сквозь густую листву. И приходилось всматриваться в землю под ногами перед каждым шагом, что бы случайно не наступить на сухую ветку.

Когда до стоянки, попавших в беду охотников, оставалось менее двух сотен метров, Гезер едва слышно велел нам с волчонком оставаться на месте и быть настороже. Дождавшись наших утвердительных кивков, остальные двинулись дальше.

Как только ребята скрылись из виду, я сел на землю и закрыв глаза. Сконцентрировался на окружающем меня пространстве и мини карте, где четыре отметки с подписями товарищей, медленно отдалялись от центра, то есть меня. Я старался услышать малейшие шорохи вокруг, уловить все запахи и ощутить всё, до чего могли дотянуться обостренные до предела чувства.

Краем сознания я следил за картой, в ожидании, что на ней, вот-вот загорится красный огонек, означающий, появление врага. Огонек всё не появлялся и я поймал себя на мысли, что немного разочарован этим. Странно, вот чего-чего, а встретить здоровенную махину, с когтями-кинжалами, готовую разорвать меня на клочки в доли секунды, мне хотелось бы в последнюю очередь.

Отогнав ненужные мысли, я вновь попытался сосредоточиться на окружающем меня пространстве. Но отвлек, молчавший до этого волчонок.

— Эй ты — прошипел парень, явно нервничая и не зная куда себя деть — человек.

— Хм? — вопросительно хмыкнул я, не желая отвлекаться, чтобы не потерять концентрацию.

— Выкидыш хумса — выругался мохнатый охотник — Спишь что ли?

— Нет — я слегка покачал головой. Надеюсь этот парень успокоится или я не смогу удержать концентрацию — слушаю.

— Меня? — недоуменно спросил волчонок. Похоже ему совсем мозги от страха заклинило.

— Лес — тяжело вздохнул я и взглянув на ошарашенного парня, пояснил — не хочу нарваться на измененного, потому слушаю, не приближается ли кто к нам.

— Ааа — понимающе кивнул тот — и как?

Нет, у парня явно мозги заклинило. Его пальцы на лапах отчетливо подрагивали, а шерсть топорщилась. Глаза постоянно метались из стороны в сторону, а уши не осознано дергались. Похоже, что близость к их стоянки и воспоминания пережитого начали давить на него с новой силой.

— Успокойся, если враг появится, я обязательно об этом узнаю. А Гезер с ребятами сделают всё возможное, чтобы найти твоих товарищей. — я постарался вложить максимум спокойствия, на которое был способен, но видимо это у меня не очень то получилось. Я вообще не мастак говорить, годы проведенные в одиноких перелетах этому, как то не способствуют. Хотя, может быть виной послужило то, что я человек.

— Да что ты вообще знаешь?! — нарушая тишину взревел Герст и уставился на меня красными от гнева и испуга глазами. Губы растянулись в хищном оскале, оголяя острые клыки.

— Успокойся — Предпринял я последнюю попытку вразумить парня. Хоть мой голос и был спокоен, но все мышцы уже напряглись, как взведенные пружины, я приготовился к бою. Я слишком мало знал об анимах и не мог предсказать дальнейшее поведение Герста. В таких случая, лучше быть готовым ко всему и перебдеть. Извиниться всегда успею, а вот подыхать желания нет, да ещё и от лап нервного молокососа. Видимо, что то из моих мыслей, всё же промелькнуло на моем лице или во взгляде.

— Всё из-за вас!!! — прорычал Герст и рывком метнулся ко мне.

Тело отреагировало само, бросив меня из положения сидя назад. Кувыркнулся через плечо, встал на одно колено и выставил в защите гоблинский нож. Когти волчонка разорвали пустоту там, где еще мгновение назад была моя голова.

Герст был быстрее обычного человека, но значительно уступал в скорости непоседе Хафли, с которым я успел провести уже не один спарринг. Что меня и спасло от мгновенной смерти. Хотя, не стоит сбрасывать со счетов и концентрацию, в которой я по прежнему находился, не будь ее, мог и не успеть.

Не дожидаясь, пока сбитый с толку Герст осознает произошедшее, я сделал рывок вперед, метя рукоятью ножа ему в висок. Убивать парня в мои планы не входило. Пусть мне лично он никто, но портить отношения с Гезером и его командой мне не хотелось.

Когда рукоять ножа практически коснулась головы, руку отбросило от удара, левый бок ощутимо обожгло, а меня кинуло вправо и слегка развернуло. Еще один кувырок по направлению разворота и когтистая лапа пролетает над моей головой в паре сантиметров.

Не успев подняться на ноги, я резко ушел прыжком в сторону. Земля, где я был мгновение назад взорвалась брызгами от удара когтистой лапы. Я успел лишь отметить налитые яростью глаза и клыкастую пасть с жутким оскалом. Еще рывок и уход в сторону, пропуская над собой очередной удар когтистой лапы. Снова рывок. Разорвать дистанцию.

Похоже, что парень не страдал разнообразием приемов, используя только размашистые удары когтями и это было мне на руку. Бросок, уворот и вновь разрыв дистанции. Лапы Герста были длиннее моих рук, а мое желание не навредить играло против меня. Срочно требовалось менять стратегию или меня попросту вымотают. Всё же выносливость анимов была куда выше.

Уворачиваясь от очередного удара, я мысленно перебирал содержимое инвентаря и пытался придумать хоть какой то план. Волчонок же окончательно слетел с катушек и действовал уже на одних инстинкта, как обычный зверь. Что и натолкнуло меня на мысль.

Рывок в мою сторону. Но вместо того, чтобы увернуться, я падал на одно колена, а нож в моей руке сменяет грубое деревянное копье с обожженным концом. Уперев древко в землю я едва успел направить острие чуть ниже груди клыкастого. Копье хрустнуло и разломилось, а я едва успел уйти кувырком в сторону от падающей на меня туши.

Подскочив на ноги, я бросился обратно готовый к следующему раунду. Но это было лишним. Самодельное копье не смогло пробить кожаную броню охотника, но удара в солнечное сплетение хватило, чтобы выбить весь воздух из лёгких, а заодно и содержимое желудка.

Волчонок разевал пасть, жадно пытаясь втянуть в легкие хоть немного воздуха. Ждать, пока он очухается, я не стал и нанес удар рукоятью гоблинского ножа в висок. Парень обмяк.

Подходить к нему вплотную я не рискнул. Но это и не требовалось. Грудь рывками, но всё же вздымалась, при каждой попытки уже бессознательного тела, зачерпнуть побольше воздуха в легкие.

Позади раздался треск ломаемых веток и я выругался от всей души, вспомнив об измененном. Рывком развернувшись, я выставил кинжал в защиту, хотя и прекрасно понимал бесполезность этой зубочистки против когтей того монстра, что я видел на берегу реки.

На меня смотрела пара янтарных глаз. Спустя мгновение, эти глаза скользнули в сторону, осмотрели ближайшее пространство, волчонка, затем снова меня.

— Что произошло?! — знакомое полу рычание окончательно привело меня в чувства, передо мной стоял Гезер. Но весь его вид просто кричал, что расслабляться мне рано.

— У парня началась истерика — медленно и как можно спокойнее произнес я. Гезер продолжал смотреть мне в глаза ожидая продолжения и я продолжил — я попробовал его успокоить, но он бросился на меня с криком “Всё из-за вас”.

Гезер нахмурился еще сильнее, но продолжал молчать, бросая взгляд то на бессознательное тело, то на меня. Что то решив для себя, он выдал тираду рычащих звуков и, наконец то, опустил свое оружие. Я облегченно выдохнул и убрал нож в инвентарь. От туда я достану его куда быстрее, чем из-за пояса.

Закончив, свою, явно не печатную речь, Гезер рыкнул и из-за деревьев показались остальные члены нашей группы. Также, быстро окинули взглядом окружающее пространство, парня и меня И убрав оружие расслабились.

— Мы уж подумали, что до вас измененный добрался — хмыкнул Хафли.

— Мляяя — выкрикнул я опомнившись, на мини карте, в двух десятках метров от нас горела красная точка, Я совершенно забыл об этой твари, пока играл в пятнашки с плешивым сопляком.

— Двадцать шагов — крикнул я разворачиваясь в сторону метки и выхватывая кинжал из инвентаря.

Ребята среагировали слаженно, наглядно продемонстрировав мне, что такое командная работа. Орк мгновенно оказался передо мной с топором в одной руке и ножом, больше напоминающем мясницкий тесак, в другой. По бокам и чуть позади него оказались Гезер и Урис с короткими мечами. Хафли уже натягивал лук позади и в стороне от меня, стоя так, чтобы никто из нас не оказался на линии огня.

Все замерли в ожидании и полной готовности, как заведенные до предела пружины, готовые в любой момент сорваться в бой. Секунды тянулись, казались часами. Я, краем глаза следил за красной отметкой, отсчитывая оставшиеся метры, давно уже перейдя в состояние концентрации.

Десять метров… Девять… Восемь… И… Отметка замерла. Ещё пара бесконечных секунд ожидания и… Со стороны отметки послышалось постукивание. Стучали чем то тяжелым по дереву. На мгновение я даже перестал дышать. А вот мои спутники наоборот, облегченно выдохнули и опустили оружие.

— Выходи, безопасно — Негромко позвал Гезер и отметка вновь двинулась в нашу сторону..

Из-за деревьев, с опаской выглянула чешуйчатая голова, очень напоминающая варана. Хирон, догадался я, тот самый незадачливый стрелок, с выстрела которого и началась история с измененным. Он был единственным представителем семейства варанов в команде валяющегося за моей спиной волчонка.

Вид у парня был, мягко говоря, помятый. Куртка порвана, но не когтями, видимо просто зацепился за ветки или еще что, пока давал стрекача. Ножны на поясе были пусты, арбалета тоже видно не было. Лицо и лапы испещрены ссадинами и глубокими царапинами, одного когтя не хватало. Мда… Весь вид бедолаге просто кричал о том, что побег тому дался не легко.

— Сильно ранен? — поинтересовался Гезер, внимательно рассматривая ящера.

— Нет, только царапины, да сорванный коготь — молодой охотник продемонстрировал пострадавшую пятерню подошедшему Урису.

— Ничего серьезного — подтвердил Урис, закончив осмотр — Царапины, ссадины, ушибы. Заживут за пару дней. А коготь отрастет дней за тридцать.

— А с ним что? — кивнул ящер в сторону лежавшего без сознания товарища по команде.

— Нервный срыв — спокойно пояснил Гезер, мельком взглянув на меня — Урис, займись Эрмаком.

Все присутствующие только сейчас заметили, что мой левый бок пересекали четыре борозды, а по бедру сочилась кровь. Признаться и сам о ней забыл. Бурлящий в крови адреналин от схватки и последующей, возможной атаки измененного, действовал получше любого анестетика.

— Снимай куртку и рубаху — велел подошедший ко мне Урис. Впервые видел его таким серьезным — надо осмотреть.

— А измененный? — с сомнением протянул я, но выполнил требование лекаря.

— Если истечешь кровью, легче тебе от этого не станет — философски заметил кошак — рана глубокая. Вернемся в лагерь, надо будет зашить. А пока обойдемся травами и крепкой повязкой.

— Урис, напомни, в команде Герста же было всего пятеро? — шепотом спросил я, пока лекарь накладывал повязку.

— Да — кивнул он и нахмурился, глядя как в моих руках вновь появился нож. Потом проследив за моим взглядом, посмотрел на ящера, приводящего в чувства своего товарища и вновь на меня.

— Нас окружают. Девятеро. Излучают опасность — так же тихо прошептал, подсчитав новые точки на карте и взглядом указал на парочку — и эти тоже.

Урис нахмурился еще сильнее, но крутить головой или посылать меня не стал. Вместо этого он махнул Гезеру со словами необходимости помочь с перевязкой. Когда Гезер подошел к нам вплотную, я повторил все сказанное уже для него. Янтарные глаза были готовы прожечь во мне дыру, а губы разошлись в жутком оскале, обнажая острые клыки. Ноздри Гезера широко раздулись, набирая полные легкие воздуха. Затем он медленно выдохнул и зарычав, повернулся к парочке молодых охотников.

Втянул воздух еще раз и так же медленно выдохнул. Заметив действия своего старшего, Харс с Хафли вновь напряглись и подняв оружие начали обступать уже очнувшегося Герста и помогающего ему встать Хирона. Надо отдать молодым охотникам должное, они быстро сориентировались в ситуации.

— Он напал на меня! — закричал Герст тыча в мою сторону когтистым пальцем.

Впрочем, больше он ничего не успел. Позади парочки возник Хафли и в одно мгновение парочка рухнула наземь. А Хафли ст- ял с довольной улыбкой, будто ничего не произошло и смотрел на Гезера. Видимо тот успел подать знак, которого я даже не заметил.

— Связать? — деловито осведомился молодой кошак.

— Нет времени — бросил Гезер и обернулся ко мне — где именно они находятся?

Пояснять мне не пришлось. Я быстро ткнул пальцем по всем направления с которых к нам приближались, огласил расстояние до каждой точки. Не забыв упомянуть и то, что все они ускорились после крика волчонка.

— Прорываемся — скомандовал Гезер.

И снова я наблюдал отлаженную работу команды. Никто не произнес и слова, но каждый мгновенно занял свое место, заточив меня в середину построения. Орк вновь взял на себя роль танка или в данном случае лучше будет сказать живого тарана. Гезер и Урис прикрыли меня с боков, а Хафли вновь замыкал построение, прикрывая тылы. Вот только в этот раз в его лапах был не лук, а пара кинжалов, которых я ранее у него не наблюдал.

— По нарастающей, двинули — тихо скомандовал он всем, затем только мне — отсчитывай.

И весь отряд медленно и практически бесшумно двинулся в указанную Гезером сторону. Не будь в отряде меня, думаю, остальные двигались бы вообще без единого звука, но я так еще не мог.

Я отсчитывал расстояние оставшееся до точки, в сторону которой мы двигались. Когда до нее оставалось чуть больше десятка метров, орк внезапно, даже для меня, заорал во всю глотку какой то клич. Я еще не успел ничего осознать, а вы уже неслись на пределе возможного. Всё, что я успевал, это уворачиваться от веток, норовивших заехать мне в лицу и не отставать от остальных.

Того, кто стоял у нас на пути, Харс снес походя, смахнув его в сторону, как назойливую муху. Да так быстро, что я даже не успел рассмотреть кто это был. Впрочем мне сейчас было не до того. Оставшиеся восемь точек сменили направление и резво бросились в погоню.

Харс несся напролом, как взбесившийся крейсер, сметая всё на своем пути и направляемый лишь редкими командами Гезера. Я не запоминал дорогу, лишь концентрация позволяла мне поддерживать заданный темп, не переломать себе ноги и не выколоть глаз о какой нибудь сук.

Позади слышались крики, ругань и отрывистые команды. В стороне от нас, то и дело, пролетали стрелы или втыкались в стволы. Пару раз, они пролетели совсем уж близко. Я втянул голову в плечи, ожидая, что вот вот одна из них сейчас воткнется мне в спину. В ответ на эти мысли, тут же заболели раны, оставленные отравленными стрелами гоблинов.

Я вновь сосредоточился на беги и фантомные боли тут же отступили. Краем сознания я заметил, как погоня начала отставать, а через пару долгих минут, показавшимися вечностью, и вовсе исчезла из зоны видимости моей карты.

Не смотря на то, что голоса преследователей давно уже стихли где то вдали, только спустя минут тридцать Гезер решил, что мы всё же достаточно оторвались от наших преследователей и скомандовал перейти на шаг, но не останавливаться. Еще часа два мы маршировали, временами меняя направление, двигаясь неизвестным мне маршрутом. Остальные беспрекословно слушали старшего, я тоже не задавал вопросов, еще успеется.

Когда наш вожак скомандовал привал, я рухнул на землю там где стоял и раскинув руки, пытался отдышаться. Ребята тоже выглядели вымотанным, но повторять за мной не спешил. Каждый выбрал себе дерево поудобней и сел облокотившись спиной о его ствол. При этом, как я обратил внимание, расселись все так, чтобы перекрыть круговой обзор полностью.

Удивляться уже не было сил, раненый бок горел огнем. Коснувшись его, я поморщился от простреливающей боли, а пальцы ощутили что то влажное. Я поднес их к глазам и мысленно покрыл волчонка многоэтажной, не печатной конструкцией Ещё не успевшая затянуться рана снова начала кровоточить. После забега выносливость была практически на нуле и мой хваленый реген давал сбой.

Заметив мои действия, Урис подошел ко мне и осмотрел рану.

— Пока ничем помочь не могу — вздохнул он качая головой — надо выйти к воде, промыть рану и сменить повязку.

Я в очередной раз порадовался за наличие у меня инвентаря, где и хранились все наши вещи вместе с добычей. Хмыкнув, я достал бурдюк с водой, повязки и мешочки с травами, принадлежащими Урису. Лекарь мгновение смотрел непонимающе, но тут же опомнился и тоже хмыкнул. Похоже, что тоже еще не до конца отошел и попросту забыл о моих возможностях.

Надо мной появился Гезер и требовательно протянул свою лапу. Теперь уже я впал в ступор, но увидев куда он смотрит, чуть не треснул себя по лбу. Достав еще один бурдюк, я передал его Гезеру. Взяв бурдюк, отпил и кинул следующему. Я же подумав, тоже сделал пару глотков. Много пить не стал, после длительного забега это будет только во вред.

— Что это было? — нарушил я тишину, как только Урис закончил с перевязкой.

— А сам еще не допер? — оскалил свои клыки в ехидной улыбке орк — засада.

— Раз уж ты сам понял, что это была засада, то не совсем уж тупой — вернул я усмешку. Вопреки моим ожиданиям, орк не рванул ко мне, чтобы разорвать на части, а лишь поднял руки в примеряющем жесте. Чем вверг меня в ступор — меня больше интересует, с какого демона на нас вообще устроили засаду, а главное кто это сделал.

— О том, кто это сделал, я догадываюсь — ответил за всех Гезер — а вот почему, мне и самому интересно.

— И кто? — я выжидательно посмотрел на замолчавшего охотника.

— Тебе незачем в это лезть — ответил за него Урис — это наши разборки.

— Я бы с удовольствием не лез — улыбнулся я, продолжая смотреть в янтарные волчьи глаза — Ваши дела сами ко мне полезли.

Сбоку от меня раздался смешок Хафли, похоже он уже окончательно пришел в себя и вновь был весел и беззаботен.

— Может… — начал весельчак.

— Не может! — грубо оборвал его Гезер и парень заткнулся на полуслове.

— Орис — ответил мне лекарь.

— Ур — грозно зарычал вожак.

— Не уркай! — я впервые услышал, как в голосе Уриса прозвучали холодные стальные ноты. Прозвучали и тут же исчезли — парень уже по уши в этом дерьме, он был с нами и его не оставят в покое. И напомню тебе, что только благодаря ему мы смогли выбраться из западни так легко.

Глаза гезера горели, ноздри раздувались, а грудь качала воздух не хуже кузнечных мехов. Но Гезер так и не нашел что возразить своему товарищу. А меня привлекли последние слова лекаря. Он не сказал “выбраться живыми”, а сказал именно ”так легко”, значит он не сомневался, что они выжили бы в любом случае. Это лишь в очередной раз подтверждала мои мысли о том, что эти ребята не простые охотники. Далеко не простые. А может даже и совсем не охотники. Ну или не всегда ими были. Тут уж пока рано делать выводы.

— У нас два варианта, Гез — уже спокойно продолжил Урис — или мы оставляем Эрмака здесь и сейчас, или он с нами. Решать тебе.

Гезер поочередно обвел своих товарищей взглядом и не найдя поддержки, тяжело выдохнул. Потом набрал полную грудь воздуха и снова выдохнул, но уже медленно, успокаиваясь.

— Хорошо. Но учти, Эрмак, с нами — значит до конца! — окончательно принял решение волчара и я согласно кивнул — как и сказал Урис, скорее всего их послал старший выездной артели. Только у него хватило бы денег провернуть это.

— Причина? — задал я следующий вопрос — не из-за драки же он на тебя так ополчился?

— Нет, Не настолько он мелочный. но причины я и сам не знаю — помотал головой Гезер и зло добавил — пока, не знаю.

— Понятно. Есть план, как нам действуем дальше? — Сделал я удар на слове “нам”, давая понять, что в стороне отсиживаться не намерен. Всё же я чуть было не сдох из-за этой твари. А долги надо отдавать, причем сторицей.

— Для начала нужно узнать причину. А для этого мы должны добраться до деревни и встретиться со старостой — ответил Гезер, тоже сделав удар на “мы”.

— Тут только дурак не поймет, что вы далеко не простые охотники — хмыкнул я — боюсь себе представить, кто тогда ваш староста, раз даже вы на него так полагаетесь.

Первым рассмеялся НАШ весельчак Хафли, его поддержал вечно угрюмый Харс. За ним накрыло и остальных. Нервное напряжение начало отпускать.


Глава 10. Инхерст

Путь через лес занял почти неделю. Гезер решил не рисковать и нам пришлось сделать изрядный крюк, чтобы не столкнуть с наемниками. Среди нас не было наивных идиотов, считающих, что Орис, упустив свою добычу, опустит руки и смирится. Более того, даже я был уверен в том, что он не только наемников пустил по нашему следу, но припас ещё парочку подлянок, на случай, если мы выберемся живыми.

На привалы останавливались только по необходимости. Ели мы тоже на ходу, те припасы, что не требовали готовки. На ночлег останавливались глубокой ночью, без костров, когда идти становилось слишком опасным. Опасность в лесу исходила не только от ночных хищников, можно было, элементарно подвернуть или сломать ногу, не видя куда ступаешь.

Я всё больше поражался выносливости анимов. Мало того, что к вечеру я был готов упасть где стоял, а они были еще полны сил. Так Гезер настоял еще и на вечерних тренировках. Точнее на МОИХ вечерних тренировках. Гонял меня, наш вечно неунывающий и жизнерадостный кошак. Как пояснил Гезер, его стиль боя подходит мне больше всего.

Сама тренировка проходила просто, мы спарринговали. Точнее это Хафли меня мутузил. Остальная же команда сидела и любовалась бесплатным представлением, комментируя каждую мою ошибку или упущенную мной возможность. Пусть, вместо ножей и кинжалов мы использовали деревянные палки, но легче мне от наносимых анимом ударов не становилось. Не спасала даже концентрация.

К концу спарринга я бы, при всём своем желании, не смог назвать той мышцы или иной части тела, которая бы у меня не болела. Я не шучу! Этот драный кошак, даже промеж ног мне не чурался засветить.

На мою ругань и возмущения, мне популярно объяснили, что в бою все средства хороши и никто не будет думать о законах чести и прочего бреда, если намерен меня прикончить. Ну да, тут я с ними был полностью согласен, не барышня же.

Хотя у анимов, даже женский пол не считался слабым, да и не был таковым по факту. Женщины воевали, служили и работали наравне с мужчинами. А при необходимости, могли и отмутузить.

На четвертый день, о себе напомнила система, про которую, я уже начал забывать. Даже висевшая в углу обзора карта, казалась мне обычным делом. Хотя, скорее всего, дело в моем восприятии, которое всю жизнь провело с дополненой реальностью, нейросетями и прочими благами цивилизации.


«Локация — окрестности деревни Инхерст»


Я, мысленно, смахнул выскочившее уведомление и сверился с картой. Мы действительно вышли к деревне, в окрестностях которой я появился в этом мире с самого начала. Выбери я тогда другое направление и всех моих приключений можно было избежать.

Хотя, еще не понятно, какой из вариантов был бы лучшим. Я был совсем беспомощен, языка не знал, как вести себя, тем более. Так что могли, просто пришибить при встрече. С их то любовью к людям и особенно магам.

К концу пятого дня, когда лес, наконец то, расступился, моему взору предстали поля, луга, река и здоровенный частокол, уходивший в обе стороны на несколько километров. На частоколе были видны стражи, патрулирующие периметр с ростовыми луками и копьями.

Из-за высоты частокола, я не мог сказать сколько домов в этой деревне. Но и так было понятно, что не мало. Я не разбираюсь в том, сколько домов должно быть в населенном пункте, чтобы считать его деревней, поселком или городком. Но назвать это деревней, у меня не поворачивался язык. Во всяком случае, те деревни, что я видел в голо фильмах и играх, были в разы меньше той, что я наблюдаю сейчас перед собой.

Пока мы шли от леса к воротам, я наблюдал, как пастухи загоняли табуны скота после выпаса. Точнее, Хафли мне объяснил, что это пастухи, а те мамонты, которых они гонят, это домашний скот.

Зверушки были крупные и рогатые, отдаленно напоминающие буйволов, но намного крупнее. Вместо шерсти чешуя, а вместо четырех копыт шесть когтистых лап.


"Хумс, Ур. 5"

"Домашний рогатый скот. Стадное травоядное. Не агрессивен"


"Орха, ур. 7"

"Домашний ящер. Тягловое животное. Стадное травоядное. Не агрессивен"


Подсказала мне система, когда мы подошли достаточно близко. Вообще, милые такие домашние зверюшки. Но задуматься меня заставили не они, а охранники у ворот деревни. Завидев нас они насторожились, а когда признали в нас команду Гезера, один из них кинулся за ворота. К моменту, когда мы подошли, нас уже ожидала целая делегация.

В нашу сторону вышли двое. Одним из охранников был сородичем Харса, Такой же клыкастый громила с зеленой кожей и тугими канатами мышц. Второй громила оказался представителем рептилий. Каких именно рептилий, я так и не понял, разбираюсь я в них хреново, от слова “совсем”.

Причем по габаритам, этот ящер, ничуть не уступал своему напарнику. С той лишь разницей, что тугие канаты обтягивала не кожа, а чешуя. Ящер был вооружен ростовым копьем и щитом, орк держал парные топоры, а щит висел за спиной.

За время пути к деревне, мы успели немало вариантов перебрать, по которым могут пойти события и продумать линию поведения для каждой из них. Так что осталось лишь действовать исходя из поведения другой стороны.

Я вызвал инфопанель, Но, всё что смог увидеть — это их уровни и только. Подозреваю, что это связано с моим нулевым опытом в общении с местными расами и низким уровнем наблюдательности. Но пока это только мои догадки.

Надписи в инфопанеле, как и отметки на миникарте горели серым, что могло означать, что ребята настроены нейтрально и нападать не собираются, если мы сами их не спровоцируем.

— Надо же, действительно человек — прорычал верзила орк, оскалив пасть в жуткой улыбке. Не будь у меня опыта общения с Харсом, в жизни бы не догадался, что это улыбка, а не оскал.

— Всссе же, выполссс — прошипел ящер — я уж думал не явишшшьсссяя..

Ящер растягивал каждое слово, протягивая шипящие и свистящие звуки. Практически один в один, как это делали рептилойды и змееподобные расы в моем мире.

— Да как то скучно в лесу стало, вот и решил в гости заглянуть — пожал плечами Гезер, натянув самую миролюбивую улыбку — С чего такая встреча, так сильно соскучились?

— Еще бы — усмехнулся орк — Орис тут такой шум навел, что мы уже который день тебя ждем, да окрестности прочесываем. Он вообще хотел, что бы на тебя целую охоту устроили, но Хонгрод, как ты понимаешь не согласился.

— С чего вообще такая честь по наши тушки? — делано удивился Гезер, остальные же пока помалкивали.

— А тебе и не в домек? — также делано удивился орк-охранник.

— Откуда — развел руками охотник — мы ж только из лесу вышли.

— А теперь серьезно — воздух вокруг нас наэлектризовался от того напряжения, что возникло между нами. Вмиг, стало тихо, а улыбки и ухмылки растворились, как будто и не было — Нам приказано задержать вас любой ценой и взять под стражу до разбирательства. Сдайте оружие.

— Основания? — не менее серьезно ответил Гезер, впрочем, кроме голоса, ничего не выдавала в нем напряжения. Поза оставалась, обманчиво, расслабленной.

— Вам вменяется убийство собратьев по цеху с целью наживы — Лицо орка скривилось так, будто он тараканов жевал. По лицам и мордам стражников видно, что в этот бред никто не поверил, но выполнить свой долг были обязаны.

— Обвинитель, как я понимаю, Орис? — Губы Гезера растянулись в презрительной усмешке. Стражник же презрительно сплюнул себе под ноги и кивнул.

— Разбирательством будет заниматься Староста? — на этот вопрос орк отрицательно мотнул головой — Понятно.

После слов Гезера, стражники подобрались еще сильнее и приготовились к худшему. Было видно, что команду Гезера тут знают, уважают и даже боятся. Видя эту картину, мы лишь хмыкнули и по сигналу вожака скинули то оружие, что оставили на виду, а не убрали в мой инвентарь.

По рядам стражи пронесся отчетливый вздох облегчения, как только поняли, что сопротивляться мы не намерены. Ящер с орком отошли в сторону, уступая нам дорогу и мы двинулись в сторону ворот. Нас взяли в кольцо и сопроводили к самой натурально ратуше. Как я уже и говорил, по размерам эта деревня ничем не уступала среднему городу времен средневековья.

Пока нас, под почетным сопровождением, вели по улицам, я с интересом разглядывал дома, жителей и стайки ребятни, весела следующими за нами. Дома были, в основном деревянными и двухэтажными, хотя встречались одно и даже трех этажные. Анимов я успел насчитать более десятка видов, как полностью похожих на животных, так и тех, кто практически не отличался от людей. Среди местных насчитывалось немало представителей рас, кроме анимов. Но, как и рассказывал Хафли, среди них не было ни одного представителя людей или эльфов.

Старосту, явно успели предупредить о нашем появлении и возле ратуши нас уже ждала еще одна делегация встречающих. В первых рядах, в глаза бросалась, сияющая злорадным довольством харя рептилоида с парой грубых и глубоких шрамов от когтей, в районе глаз и нижней челюсти. Мда… Из моей груди вырвался смешок, а на лице сама собой появилась улыбка. Даже не видев Ориса до этого, не узнать его просто невозможно. Это ж как надо было поработать над его физиономией, чтобы даже, хваленый реген рептилоидов не справился?

Рядом с Орисом стоял статный человек средних лет, с длинными черными волосами. Вертикальные зрачки, два острых рога, огибающих голову и грозди мелких костяных шипов вместо бровей, ясно давали понять, что к расе людей данный субъект не относится.

Староста, как и его внук стоящий рядом с ним были представителями весьма сильной и долгоживущей расы драгнил. Драгнилы были прямыми родственниками драконам, коим и служили с начала времен. Не расскажи мне о них Хафли, в жизни бы не догадался, что эта пара драгнил дед и внук, а не братья.

Ни староста, ни его внук не выглядели перекачанными культуристами, просто хорошо сложенная и крепкая фигура. Да и рост у них был вполне нормальный, где то около ста восьмидесяти — ста восьмидесяти пяти сантиметров. Но не стоило ошибочно считать их слабаками. Драконья кровь, текущая в их жилах сделала их намного сильнее анимов не только физически, но и врожденная предрасположенность к магии драконов делала из них весьма сильных магов.

В отличии от мифов моего мира, в этом, далеко не каждый дракон или драгнил был магом. Скорее же наоборот. Из-за их малочисленности, магов у них было куда меньше, чем у людей или тех же эльфов. Зато эти маги были на несколько порядков сильнее. Так что прочии расы опасались лишний раз с ними связываться.

Лицо старосты было хмурым, а вот его внук открыто выражал радость встречи и дружелюбный настрой, несмотря на суровый взгляд деда, который тот периодически на него кидал. Он даже приветственно помахал рукой, когда увидел Хафли и получил в ответ не менее веселую улыбку. Похоже, что эта парочка весьма в хороших отношениях.

— Теперь уж не отвертишься — Орис даже не скрывал своего злорадство, глядя лишь на Гезера — я давно уже говорил, что твое место в тюрьме, а еще лучше на виселице!

— Что случилось? — обратился Гезер к старосте, напрочь игнорируя главу гильдии охотников. Чешуя ориса потемнела, а глаза налились кровью от такого пренебрежения к своей персоне.

— Вас обвиняют в убийстве Герста и Хирона — ответил староста, обведя нас хмурым взглядом, ненадолго задержавшись на мне — и сговору с темным магом с целью наживы.

— Бред — Голос Гезера оставался спокойным — какие доказательства в подтверждение своих обвинений предоставила эта ящерица?

— Да как ты смеешь! — взвыл Орис, брызжа слюной. Весь его вид говорил о том, что он желает вцепиться своими когтями в горло волку и…боится это сделать.

— Только тела и пара свидетелей — староста смерил бушующего ящера холодным взглядом, отчего тот мгновенно затих — Но со мной связались из столицы и потребовали твоего задержания. К нам уже следует дознаватель.

Морда Ориса вновь расплылась в злорадной улыбке. Но следующие слова старосты быстро ее стерли.

— И еще один выдвинулся к нам сегодня.

— Какой, еще один? — недоумевал глава гильдии — почему я не вкурсе?

— А почему вы должны быть в курсе? — хмыкнул староста

— Но… - растерялся Орис — я не вызывал второго.

— Зато я это сделал. Для чистоты следствия, так сказать — с явной насмешкой ответил староста, отчего чешуя Ориса вновь начала темнеть.

— Я глава гильдии и должен быть в курсе всего, что ее касается — если бы взглядом можно было прожечь, староста давно бы уже превратился в решето.

— Вы, Орвис, глава филлиана — всё так же спокойно парировал староста — расположенного в МОЕЙ деревне.

Из окружающей нас толпы послышались ехидные смешки, что еще сильнее распалило ящера, который уже был на гране взрыва. Я же всё больше удивлялся, как такого засранца вообще могли поставить на столь ответственную должность, пусть и на самой границе государства.

— Ну что ж — резко успокоился ящер. А вот я наоборот напрягся, видя как на его морде появилась самодовольная и высокомерная улыбка — Я, сайрс Орис Берминт из клана Буради, требую поместить этих преступников за решетку на самых жестких условиях и стеречь, как самых опасных преступников, до прибытия дознавателя.

Площадь перед ратушей погрузилась в гробовую тишину. Я не разбирался в местной иерархии, от слова совсем. Но даже мне было понятно, что эта гнида сейчас воспользовалось своим титулом и положением, чтобы добиться своего.

Хафли мне рассказывал, что Орис имеет хорошие связи и занял и удерживает свой пост только благодаря им. А вот о том, что эта падла еще и аристо местного пошиба, упомянуть как то забыл.

Староста смерил ледяным взглядом напыщенного ящера, тыкающего своим когтем в нашу сторону. Но кроме взгляда, больше ничего не выдавало его чувств. Переведя взгляд на нас, он обратился к стражникам, по прежнему окружающих нашу группу.

— Сопроводите Гезера и его команду в камеры и приставьте усиленную охрану.

Пусть и нехотя, но стражники выполнили указ, взяв нас в более плотное кольцо. Мы же не стали сопротивляться и спокойно последовали за нашими конвоирами.

Против наших опасений, нас не стали распихивать по отдельным камерам, а поместили в общую. Что удивило еще больше, нас даже не обыскали. И староста и стражники, выполняли требования ящера спустя рукава и даже не пытались это скрыть.

Если Гезер с ребятами не ошиблись в своих расчетах, то староста нагрянет к нам с визитом ночью. В зависимости от того, какие сведения он нам принесет уже и будем планировать свои действия дальше.

Опасаться того, что эта долбаная ящерица попытается нас отравить или прирезать ночью не стоило. Тюремная стража целиком и полностью была верна старосте. Как впрочем и любой стражник в этой деревне.

Хафли не мало успел мне о нем рассказать, пока мы прогуливались по лесу. Именно староста со своим внуком обосновались тут около двух сотен лет назад и основали тут первое поселение. По мере того, как текло время, росло и само поселение.

По нормам анимов, как я и предполагал, деревня уже давно стала городом. Но староста умудрился договорится с чиновниками, присланными для проверки, а затем и дернуть за какие то ниточки и статус города так и не был присвоен.

Для чего это надо было старосте? Тут причин было много и всех их Хафли знать не мог, но самые явные, это низкие налоги, для поселения, по сравнению с городом. Второй причиной были сами жители деревни Инхерст.

Так сложилось, а может и сам староста над этим поработал, но в этот город стекались бывшие наемники, бандиты и рабы. Все те, кто решил начать новую жизнь и староста давал им такой шанс. За что жители были признательны, а главное преданы ему.

Не редко встречались и те, кто пытался просто скрыться от закона и пересидеть, но с такими расправлялись быстро и без жалости. Что характерно, что порядка в этой деревне было куда больше, чем в самых богатых районах столицы. Во всяком случае именна так утверждал Хафли.

— Халиф — позвал я товарища, как только стражники закрыли за нами тяжелую дверь — что такое сайрс?

— Всё забываю, что ты с дырой в голове — усмехнулся этот засранец и усевшись у стены похлопал рядом.

— Зато без ветра — не остался я в долгу, усаживаясь рядом — рассказывай.

— Ну…Тут такое дело — замялся кошак, не зная как начать — ты что то помнишь про иерархию людей?

— Ну… — теперь уже я завис, Галактическая иерархия тут точно не прокатит, да и иерархии знакомы мне рас, думаю тоже — не уверен. В памяти крутятся только Короли, герцоги, бароны, графы, халифы, цари, пэры…

Мне даже не пришлось делать вид или изображать муки копания в памяти. Я и впрямь не разбирался в древних человеческих иерархиях моего мира. А посему выцарапывал из памяти всё, что читал в книгах или слышал в фильмах. По мере перечисления, глаза Хафли становились все круглее и больше.

— Так, стоп! — остановил меня товарищ — вот это каша у тебя в голове. Половину из того, что ты говоришь, я вообще впервые слышу.

Я лишь развел руками. Мол, а я тут при чем? Так сложились звезды.

— Ну и черт с ним — легко отмахнулся наш повеса — начнем с самого начала.

Оседлав любимого конька, морда Хафли растянулась в хищной улыбке и я понял, что попал!

Глава 11. Староста

Ночью пришла стража и забрала с собой Гезера на встречу со старостой. Мы же продолжили спокойно спать. А спать хотелось жутко, после недельного забега по лесу и постоянных избиений, болело всё, что только можно.

— Эрмак — раздался над головой голос Гезера — староста хочет с тобой пообщаться.

— Ммм? — я протер, не желавшие открываться, глаза и с трудом заставил себя сесть — как прошло?

— Всё не так плохо, как мы думали — губы Гезера изогнулись в хищном оскале — иди, обсудим всё, как вернешься.

Я лишь кивнул и пошел вслед за стражем. Как я заметил, двери камеры так и остались открытыми. Похоже, что никто не боялся того, что мы попытаемся сбежать. Что не могло не радовать. Значит наши дела, действительно не так плохи и староста на нашей стороне.

Против моего ожидания, мы вышли из здания тюрьмы и стражник повел меня ночными улицами. Местности я не знал, а потому не мог определить куда именно меня ведут, но мы явно направлялись в сторону жилых кварталов.

Улицы были освещены фонарями, потому было достаточно светло. Временами нам попадались тройки стражников, патрулирующих кварталы спящего поселка. Торговые и административные здания начали сменяться жилыми домами и спустя минут двадцать, мы подошли к двухэтажному дому, ничем не отличающемуся от стоящих рядом собратьев.

Стражник постучал и через минуту дверь открылась. За дверью стоял внук старосты, которой приветливо кивнул охраннику и махнул мне рукой, приглашая Войти. Кочевряжиться я не стал и сразу вошел в дом, следом за мной вошел и мой сопровождающий.

— Отдохни пока в гостинной, так как раз накрыт стол — улыбнулся драгнил указывая в сторону одной из дверей.

— Благодарю — стражник обозначил поклон головой и направился в указанном направлении.

— Ну а тебя ждет дед — обратился парень ко мне — идем, я проведу.

Мы поднялись по лестнице на второй этаж и пройдя по коридору мимо нескольких закрытых комнат, остановились напротив крепкой деревянной двери, обитой полосами металла. Драгнил постучал и дождавшись разрешения, вошли в просторный кабинет с камином и книжными шкафами вдоль стен. Окон не было, а свет исходил из каких то кристаллов развешанных на стенах и потолке.

Староста сидел за массивным деревянным столом, заваленным бумагами, письменными принадлежностями и книгами. Указав нам на кресла, сам быстро собрал все бумаги и убрал в ящик стола. Затем не спеша разложил книги по полкам и только после этого сел в такое же кресло напротив меня.

— Ну что ж — Староста без стеснения рассматривал меня с ног до головы, как какую то невиданную зверушку — давай знакомиться. Я Хонгрод, а это мой внук Джер.

— Эрмак — кивнул я в ответ и замолчал, давая старосте право вести беседу.

— Хм… Как ты понимаешь, у нас тут сложилась щекотливая ситуация с Орисом и Гезером — помедлив немного начал старший драгнил — и ты в этой ситуации темная лошадка. Появился из неоткуда, кто такой не помнишь, да еще и маг.

Я продолжал молчать. По сути мне и сказать было нечего, одни только вопросы, но задавать их, пока было рано.

— Давай так — Вздохнул староста, так и не дождавшись от меня никакой реплики — я задам тебе ряд вопросов, а ты на них ответишь. От того, насколько правдиво и полно я получу ответы, будет зависеть наше дальнейшее общение. Договорились?

Дождавшись моего кивка. Хонгрод встал и подошел к одному из шкафов, стоящих позади его рабочего стола. Немного поискав на полках, он выудил из него браслет и передал мне.

— Одень это. Это артефакт, который сможет определить лжешь ты или нет — решил пояснить староста, видя, что я не спешу принимать от него странное украшение.

Поразмыслив немного, я всё же принял браслет и надел его на руку. Пусть мне и было, что скрывать. Но эта информация была не столь критична. А вот хорошие отношения со старостой деревни, которая и не деревня вовсе, были мне куда выгодней молчания. Да и староста, как и команда Гезера был очень не прост, а значит можно и рискнуть.

— Спрашивайте — приняв решение, я окончательно расслабился и устроился в кресле поудобнее — отвечу на что смогу.

— Джер, будь добр поухаживать за гостем, пока мы беседуем — внук кивнул и налив в бокалы напитки, передал один мне, другой деду. На столик между нами была поставлена ваза с фруктами.

— Итак, Эрмак — начал староста, отпив глоток из своего бокала — Это настоящее имя?

— Теперь да — кивнул я и браслет на моей руке слегка нагрелся, но больше ничего не произошло. Староста, видя это лишь улыбнулся и довольно кивнул.

— Откуда ты?

— Вам не известны те места, они остались очень далеко отсюда и вернуться обратно я не смогу — Мой ответ явно не удовлетворил драгнила, но браслет оставался без изменений.

— Ну что ж… Настаивать не буду. Сколько тебе лет? — Я нахмурился, сейчас я выглядел куда моложе, чем был на самом деле.

— Трудно ответить. Наверное, десятка четыре осознанной жизни.

Староста на время задумался, видимо мои ответы ему совсем не нравились. Но и во лжи меня обвинить нельзя, ведь браслет на моей руке по прежнему молчит. С учетом анабиоза, я был намного старше, чем прожил по факту. Ведь во время дальних перелетов, мед капсула не только погружает в глубокий сон, но и запускает процессы регенерации клеток. Поэтому в галактике принято считать возраст существ по факту бодрствования, а не по биологическому возрасту.

— Знаешь, Эрмак. Так у нас ничего хорошего не получится — Хонгрод забарабанил пальцами по подлокотнику кресла — давай поступим так. Расскажи сам всё, что можешь и считаешь нужным.

Теперь была моя очередь крепко задуматься. А что я собственно говоря могу рассказать? Взвесив все за и против, я всё же решился и начал свой рассказ с самого начала и без утайки. По началу драгнилы смотрели на меня скептически и недоверчиво. Но по мере моего повествования, их лица начали меняться. Выражение лица Джера становилось всё более заинтересованное и радостное, он даже ерзать в своем кресле начал. В глазах появился огонек азарта и предвкушения.

А вот лица старшего драгнила, напротив, становилось всё задумчивее. Под конец моего рассказа, он откровенно хмурился не сводя глаз с браслета и явно что то прокручивал у себя в голове. За весь рассказ, он не разу меня не перебил, в отличие от своего внука, который сыпал вопросами похлеще штурмовой винтовки.

— Сделай мне одолжение — спустя пару минут молчания, подал голос старший, по прежнему не отрывая взгляда от браслета — соври на мой следующий вопрос.

— Хорошо — пожал я плечами.

— Ты мой сын? — от такого вопроса, я на моем лице растянулась улыбка.

— Да — мой взгляд устремился на браслет, который тут же засветился красным и в следующий момент меня шибануло током — мать твою….какого!

Не выдержал я и покрыл матом и старосту и создателей этого артефакта. Так вот как этот чертов артефакт реагирует на ложь. Можно было и предупредить. Я то думал, что он только цвет изменит, звуковой сигнал подаст или еще что в этом роде. Но вот то, что эта падла шарахнет меня нехилым таким разрядом, явно не ожидал.

Откинув браслет и растирая запястье по которому пришелся удар, я разглядывал отчетливый красный след от артефакта.

— Хм… Извини — Вопреки словам, в голосе старосты небыло и капли раскаяния, лишь некая удовлетворенность.

— И нахрена это надо было? — недоумевал я, всё ещё злясь на этого черноволосого мужика.

— Просто мне начало казаться, что он на тебе не работает — спокойно ответил староста — вот и решил проверить.

— И как, проверил? — раздраженно бросил я. запястье начало печь, как после ожога.

— Согласись, твоя история, мягко говоря, не совсем обычная — Хонгрод встал с кресла и покопавшись немного в том же шкафу, откуда достал браслет, передал мне баночку с крышкой — на, намаж.

— Что это? — я с сомнением покрутил в руках баночку и открыв крышку, аккуратно понюхал содержимое. Приятно пахло какими то травами.

— Мазь от ожогов — и видя мой настороженный взгляд, не выдержал и улыбнулся — не переживай, на этот раз без подвохов.

Я осторожно макнул пальцы в раствор и начал мазать поврежденную часть. На том месте, куда попадала мазь, боль отступала и появлялось ощущение прохлады. поняв, что мужик не соврал, я уже более уверена обработал оставшуюся часть раны и вернул баночку.

Убрав баночку и браслет на свои места, драгнил снова уселся в кресло. Джер долил мне вина и продолжил штурмовать меня расспросами. Теперь я понял, каким образом они с Хафли сдружились. Этот драгнил не чуть не уступал ему в болтливости и любознательности.

— За свою, далеко не короткую жизнь — подал голос староста и Джер, как по команде затих. Похоже, что дисциплина в этой семье была далеко не на последнем месте — я слышал о паре схожих случаях, хотя сам никогда с таким не сталкивался… До тебя не сталкивался.

— И? — не выдержал я, когда Хонгрод вновь надолго замолчал.

— Ну… Так как ты не вражеский маг, не шпион и уж тем более не враг нам или Гезеру с его командой — дружелюбно улыбнулся “старик” — мы поможем тебе освоиться в этом мире и даже кое чему обучим.

— Но… — усмехнулся я, понимая, что халявы не бывает. Драгнил одобряюще кивнул.

— Но, от тебя потребуется отдача на благо деревни — я выгнул бровь дугой и испытующе уставился в глаза старосты — ничего сверх твоих возможностей. Просто не держим нахлебников. На время проживания в деревне, найдем тебе работу по твоим силам и способностям.

— Не вижу в этом проблемы — кивнул я соглашаясь с доводами старосты. Нахлебников нигде не любят, да и я не собирался им становится в любом случае — Но пока меня волнует вопрос с Орисом. Как я понимаю, спокойной жизни нам всё равно не видать, пока не разберемся с ним.

— Тут ты прав — кивнул драгнил и перевел взгляд на внука — приведи всех.

Младший драгнил кивнул деду и скрылся за дверью. А старший драгнил на время замолчал. Эта его привычка делать долгие паузы уже начала меня порядком раздражать. Но я терпеливо ждал, не торопя его, а переключился на дегустацию вина, которое оказалось весьма хорошим и незнакомые мне фрукты передо мной.

— Начну пожалуй с самого Ориса — наконец то заговорил драгнил — думаю, что тебе уже пояснили, что он не из простого сословия.

— Да, ребята успели мне немало про него рассказать — согласно кивнул я.

— Тем проще. Орис непутевый отпрыск, которого попросту сослали на край страны, чтобы не мозолил глаза и сделали его “выездным” главой филиала охотников.

— Я так понимаю, что бы с голоду не помер — хмыкнул я и отпил вина.

— Да, что то вроде. Орису, в силу его испорченности, этого показалось мало. Он любит власть и деньги — лицо драгнила скривилось от этих слов.

— А причем тут Гезер и команда?

— Как то раз, Орис совсем уж потерял рамки здравого смысла из-за своей алчности и чуть не пустил молодую семью по миру. Гезер вмешался и утихомирил его.

Старик вкратце пересказал мне всю историю, от чего моя неприязнь к этой ящерице только усилилась. Это пресмыкающееся, поставил ультиматум молодому охотнику, или его жена или его заносят в черный список гильдии. А это значило, что он больше не сможет вступить ни в одну из них. Для молодой семьи это был бы приговор.

Когда Гисов, тот самый молодой охотник, послал Ориса по назначению, где ему самое место. Ящер в конец осерчал и подставил охотника, повесив на него не хилый такой долг. А так как денег, чтобы выплатить его у Гисова не было, его и его семью ждало рабство или каторга.

По плану ориса, он собирался продать Гисова, а его жену оставить себе, как игрушку. но вмешался Гезер с командой. Но найти доказательства подставы и махинаций Ориса они так и не смогли. Даже подключившийся к делу Хонгрод ничем не смог помочь. Тогда Гезер с ребятами просто выкупили долг молодой семьи и сами его уплатили.

Сказать, что Орис был в бешенстве, ничего не сказать. Он решил отомстить Гезеру и нанял группу наемников, которые во время ярмарки должны были прикончить его. Вот только Орис просчитался, считая Гезера и ребят обычными охотниками. Наемников хорошенько отделали и доставили в местную тюрьму, где ими уже занялся Хонгрод.

Орис прикрылся титулом и связями своей семьи и отделался штрафом. В этот раз Гезер решил не спускать всё на тормоза и устроил Орису темную, подкараулив его темной ночькой и разукраси так, что тот почти месяц валялся присмерти. После этого случая, эта ящерица не решалась действовать в открытую и затихарилась, затаив обиду.

— С чего вдруг он решил вылезти? — поинтересовался я у старосты, когда тот закончил свой рассказ.

— Всё просто. Бараур, нынешний глава нашего филиала, уже стар и решил уйти с должности. Он подал заявку в центральное отделение, выдвинув кандидатуру Гезера, как своего преемника.

— О чем пронюхал Орис и решил убрать конкурента, чтобы самому занять этот пост — закончил я за старосту и тот кивнул, подтверждая мою догадку.

— А что с дознавателями? — задал я следующий вопрос, вспомнив о разговоре перед ратушей.

— Тут тоже ничего сложного — хмыкнул драгнил — Орис решил больше не допускать прошлых ошибок и кроме основного плана, разработал и запасной, на случай, если нападение в лесу провалится.

— И когда его план провалился, он решил обвинить нас в убийстве, а из столицы сюда направился прикормленный его семьёй дознаватель — понимающе кивнул я — ну а вы, как об этом узнали?

— Скажем так — подмигнул мне староста и на его лице расплылась хитрая улыбка — у меня тоже есть кое какие связи. И когда я узнал о дознавателе Ориса, попросил знакомых подсобить мне и следом отправился еще один, но уже наш.

Мда, даже представить боюсь кем был этот драгнил, если у него есть такие связи в столице, если по его просьбе задействуются такие силы. Мои размышления прервал стук в дверь и в кабинет вошла вся наша команда, вместе с Джером. Поздоровавшись с Хонгродом, все расселись по принесенным из других комнат креслам. В кабинете резко стало тесновато. Хафли с Джером не стали заморачиваться и угнездились на рабочем столе старосты, тут же принявшись оживленно болтать и опустошать запасы вина.

Окинув взглядом весь этот балаган, Хонград покачал головой и скомандовал переместиться в гостиную, где было куда как просторнее и места с лихвой хватало всем. Я, Хонгрод, Гезер и Урис уселись у камина. орк пристроился в стороне ото всех, ему было мало интересно то, что будет обсуждаться далее. Что говорить, вояка до мозга костей. Хафли с Джером вновь устроились поодаль и продолжили своё веселье. Похоже, этих парней вообще ничем не проймешь.

— Прежде чем начнем, думаю вам будет интересно и полезно послушать Эрмака — начал староста и все взгляды обратились на меня — расскажи им свою историю.

Я не стал артачиться и вновь пересказал всё, что до этого рассказывал староста. Хафли и Харс реагировали вполне ожидаемо. А вот Гезер с Урисом не отреагировали совсем не так, как я ожидал. А если точнее, они вообще никак не отреагировали, от слова “совсем”. Ну из другого мира, ну непонятный космос и прочее, подумаешь. Я так и не смог определить, действительно ли они не удивились или просто отлично контролируют свои эмоции.

— А чего ты удивляешься? — усмехнулся Урис, видя мое разочарование — тут у каждого есть свои секреты. Скажу честно, что некоторые из них не хуже твоего. И не заморачивайся, мы не в обиде.

Слова Уриса меня успокоили. Я действительно переживал, что ребята разозлятся или обидятся на то, что водил их всех занос с момента нашей встречи, прикидываясь ушибленным на голову.

— Давайте уже решать, что нам делать дальше с этим Орисом — подал голос наш нетерпеливый кошак, за что получил недовольный взгляд от Гезера и притих.

— Парень прав — встал на его защиту Урис — сколько у нас времени до прибытия дознавателя?

— Более, чем достаточно. Первый дознаватель выдвинулся три дня назад и будет у нас недели через две. Второй постарается его опередить, но фора в трое суток, это не мало.

— Чем они нам так опасны? — вмешался я.

— В их власти казнить преступника на месте, если вина будет доказана — ответил за старосту Урис — и если второй дознаватель не успеет прибыть вовремя, нам останется только прорываться с боем. После чего нас объявят преступниками и объявят в розыск.

— Мы можем что то с этим сделать или нам остается только надеятся на второго? — мне явно не нравилась перспектива, описанная лекарем.

— Вы нет — покачал головой староста — вы под стражей и должны будете находиться в тюрьме, чтобы Орис не смог организовать вам очередную подставу.

— Предлагаете сидеть и надеяться? — от удивления мои брови взлетели вверх и я не веря оглядел всех присутствующих.

— Нет, конечно — усмехнулся староста — я дам кое какие артефакты Джеру и отправлю его на место гибели группы охотников. Он должен успеть вернуться до прибытия дознавателя.

— А просто воспользоваться тем браслетом, что вы одевали на меня? — вспомнил я об артефакте старосты.

— Не выйдет — помотал головой драгнил — он не идеален и его можно обмануть. Потому такие артефакты обычно используется только как вспомогательное средство и не гарантирует полной уверенности в правдивости ответов. Собственно из-за этого я просил тебя соврать на последний вопрос.

Я машинально потер кисть, которая началу зудеть при воспоминании об этой проверке. Заметив мои действия Урис понимающе хмыкнул. Я же мысленно согласился со старостой, даже в моем мире были умельи обходить подобные детекторы и различные сыворотки с подобным действием.

— Что вы планируете найти не месте? — мне действительно стало интересно, на что способны местные артефакты.

— Слепки аур — на моем лице отразилось полное непонимание и Хонгрод решил пояснить — Если охотников убили не там же, где вы с ними столкнулись, то на месте их гибели не будет ваших отпечатков аур, что автоматически вас оправдает.

— А если будут? — задал я закономерный вопрос.

— Тогда Джер сделает слепок местности и мы попробуем воссоздать цепочку событий исходя из оставленных на месте следов.

— И на сколько такой метод будет действенным? — в моем старом мире следователи тоже использовали нечто схожее, создавая виртуальную копию места преступления и воспроизводя события за счет виртуальной имитации. Но у нас были технологии и компьютерные мощности, вкупе с развитыми науками множества рас. А как собираются подобное провернуть тут мне, пока было не понятно.

— Если вы можете воссоздать события, которые произошли во время преступления, разве Орис не должен был предвидеть это? — усомнился я.

— Дело в том — вмешался Урис — что слепки ауры держаться не больше недели, за исключением слепков сильных магов. А физические следы в лесу можно уничтожить физически, плюс звери и погода довершат начатое.

Я понимающе кивнул. Скорее всего, наемники Ориса, так и поступили. И нам остается надеяться только на слепки ауры и скорость Джера и второго дознавателя. Ситуация мне крайне не нравилась, но как я не крутил в голове различные варианты, пока ничего путного в голову не пришло.

Глава 12. Планы

Я хотел побольше узнать о магии этого мира и научиться ее использовать. А в том, что я мог это сделать, сомнений у меня не было. Об этом, красноречиво намекала шкала маны в моих характеристиках.

— Вы можете научить меня управлять магией? — задал я вопрос, когда остальная наша компания отправилась обратно в здание тюрьмы изображать из себя арестантов.

— Я не чувствую в тебе магии — задумчиво протянул староста — но, если то, что ты рассказал о своих. Как ты их назвал, характеристиках?

Я кивнул, с надеждой глядя на драгнила. Как мне рассказывал Хафли, драгнилы весьма успешно используют магию драконов, которая является одной из сильнейших в этом мире и староста не был исключением. А потому я очень надеялся на этого драгнила, которого при всём своем желании не мог назвать стариком, несмотря на его возраст.

— Так вот. Если ты действительно способен оперировать маной, то мы можем попробовать. Вот только времени на обучение у нас нет — я даже не пытался скрыть своего разочарования — Пойми, магия — это не то, чему можно научиться за неделю. Человеческие маги тратят на это всю свою короткую жизнь. В этом плане, долгоживущим расам куда проще.

— Может есть какой вариант? — не сдавался я — ну не знаю, объясните основы и дадите книги для изучения.

На мое предложение, староста расхохотался так, что я чуть не оглох. Посмеявшись и вытерев выступившие слезы, Хонгрод поднял руки в примиряющем жесте.

— Не обижайся — староста перевел дыхание и продолжил — основы и принципы я объяснить могу. А вот с книгами дело обстоит куда хуже.

Хонгрод подробно мне объяснил, что такие книги, большая редкость в этом мире и как правило пишуться лично магами для себя и своих учеников. Все такие книги находятся либо в личных библиотеках магов, либо в хранилищах королей и императоров. Найти подобную книгу в свободной продаже невозможно. Даже, если случится чудо и я смогу найти того, кто решиться на продажу подобной книги, то стоить она будет столько, что можно небольшой замок себе прикупить.

Был и другой способ получить подобные книги. Это найти хранилище или библиотеки древних. В таких местах можно найти не только книги, но и древние артефакты, которые стоили не меньше книг. Вот только найти их, а уж тем более проникнуть в них задача еще сложнее, чем найти продавца магической книги.

Знания, которыми обладал сам драгнил, получил от своего наставника и учителя, а затем развивал и получал их самостоятельно. Передавать свои знания каждому встречному драгнил намерен не был. Да даже, если бы и был, у нас небыло времени, чтобы это сделать.

— Я могу лишь объяснить некоторые, самые простые, основы и законы — смягчился староста — но много поведать не выйдет, сам должен это понимать.

Я согласно кивнул. Пусть это и гораздо меньше, чем мне бы хотелось, но уж лучше так, чем вообще никак.

— Ну раз согласен, то сегодня же и приступим. Днем будем заниматься твоим образованием — На мой вопросительный взгляд, Хонгрод лишь усмехнулся — а ты как думал, чтобы выжить, тебе нужно обладать, хотя бы, минимальными знаниями о законах, порядках и устройстве этого мира и ближайших стран.

Я, опять же, был полностью согласен со словами старосты. Без элементарных знаний я или буду постоянно умирать или окажусь в рабстве или на каторге. Что меня лично, абсолютно не устраивало. А значит, придется грызть гранит науки, как старые, добрые времена моей бытности курсантом.

— Ночью будем тренировать твои боевые навыки. Гезер кое что поведал мне о них, да и ты сам рассказал немало. И некоторые из твоих навыков мне знакомы. Название они носят другие, но по описанию схожи. Думаю, что смогу помочь тебе в их развитии.

Пока ребята были заняты поиском улик и вообще любых зацепок, которые могли бы нам помочь, староста вплотную занялся моим обучением. Времени у нас было мало, а потому, с первой встречи, я не покидал дом Хонгрода.

Мое обучение было разделено на две части. Днем я изучал историю и уклад этого мира, а ночью тренировался. Спать в эти дни приходилось мало, а сил тратить много. На отдых мне отводилось лишь по три часа между учебой и тренировками. Я бы уже давно свалился без сил, если бы не настойки, которыми меня пичкал староста. Они заглушали усталость и наполняли энергией.

В общем отличные настойки, вот только было у них пара минусов. Один из которых это сложность изготовления, а вторым был откат после прекращения их использования. Вся усталость, что глушилась этими настойками возвращалась разом и чем дольше ты их используешь, тем слабее их эффект и сильнее будет откат, вплоть до летального исхода.


Джер, всё таки, успел вернуться вовремя. Но принес неутешительные вести. Как мы и предполагали, наемники Ориса сделали всё, что могли, чтобы осложнить нам жизнь. И теперь у нас не было ничего в свою защиту. А у ящера имелись, якобы, свидетели.

— Как успехи? — поинтересовался Хонгрод у появившегося под утро Хафли.

— Пусто — разочарованно помотал головой наш непоседа — компромата много, а вот по нашему делу вообще пусто. А у вас?

— Тоже самое — ответил один из ребят старосты. Молодой кошак, с серой окраской, неуловимо напоминающий Хафли, но в отличие от него немногословный — разговоры о незаконных делишках и махинациях были, но ничего, по делу ребят.

Пока Джер мотался на место нападения, Хафли и еще пара ребят старосты, следили за Орисом и его приближенными. Но и тут нам не повезло, этот засранец ничем себя не выдавал. Он вообще, как будто забыл о нашем существовании, продолжая вести свою обыденную жизнь и мелкие махинации, которые к нам не относились.

Даже успешная, ночная вылазка Хафли в дом ящера, а потом и в его кабинет в гильдии, ничего нам не дали. Этот гад хорошо подготовился и заранее замел следы, чтобы ничем себя не подставить.

Враг оказался куда умнее, чем мы о нем думали. У нас даже мелькало предположение, что за Орисом кто то стоит. Кто то, кто всё это и спланировал, а ящер был лишь исполнителем, действующим по его указки. Но и эти предположения мы не смогли подтвердить.

— Кончать эту тварь надо — в очередной раз заявил Харс.

— Ну прирежем мы его и что дальше? — хмыкнул Хафли — обвинение против нас это не снимет.

— Зато другим легче станет — продолжал гнуть свою линию орк.

— Другим может и станет, а вот нам это жизнь усложнит в разы — вмешался в разговор на лекарь — не забывай, что Орис из знатного клана.

— И что — не понял Харс — они же сами его из семьи пинками выгнали.

— Во первых, из клана и семьи его никто не изгонял, формально он по прежнему часть клана — спокойно пояснил Урис — во вторых, он сайрс.

— И что, кому нужен этот урод, чтобы за него впрягаться. Он же даже своим поперек горла стоит — продолжал настаивать на своем орк.

— Сам по себе он никому не нужен — согласился лекарь — но если мы его прикончим, то клан посчитает это уроном своей репутации и на нас объявят настоящую охоту. Не из-за этого выродка, а что бы продемонстрировать другим, что вредить даже таким отбросам клана, они не позволят.

— Фм… — фыркнул наш зеленокожий верзила, но спорить дальше, всё таки не стал.

— Спускать такое с рук тоже не дело — поддержал я орка — как можно наказать этого выродка?

— Можно я? Можно я? — запрыгал на месте улыбающийся во все зубы Хафли. Его хитрая и радостная физиономия красноречиво говорила о том, что наш весельчак придумал какую то пакость.

— НУ давай — усмехнулся Гезер, глядя на горящие глаза непоседы — удиви.

И Хафли нас удивил. Нет, серьезно, придумать такую подлянку, я бы точно не смог. По мере того, как наш весельчак излагал свой план, улыбки окружающих становились всё шире и шире.

Оговорив способы воплощения безумного плана, не менее безумного кошака в жизнь, мы снова вернулись к своим обыденным делам. То есть отправились изображать из себя заключенных. Я же отправился в свою комнату, чтобы воспользоваться законными тремя часами сна, перед началом следующего обучения.

За эту неделю, Хонгрод попытался вложить в мою голову максимум знаний, которые мог мне дать за столь короткий срок. Не обошел он стороной и мою просьбу о магии. Сразу заявив, что теория управления маной — это всё что он может мне дать. Благо в этом мире моя память была, практически абсолютной. Так что я сидел и запоминал то, что мне рассказывал староста. Практикой же мне предстояло заниматься самостоятельно уже после того, как закончится вся эта кутерьма с обвинением в убийстве.

Мы не тешили себя иллюзиями и прекрасно понимали, что отвертеться от обвинения у нас не выйдет. А потому прорабатывали план “побега”. Мое предложение свалить еще до приезда дознавателей, ребята отмели сходу.

Я был далек от местных реалий и политики, так что ребятам пришлось разъяснять мне всё на пальцах. Сейчас поселение имеет статус деревни, но посути является анклавом, который местные кланы и император стараются не трогать из-за Хонгрода и вообще не замечать их существования. Но только до тех пор, пока сам драгнил не даст повода наложить руки на его поселение. А найти повода лучше, чем покрывательство и организация побега группе убийц и представить сложно.

— Что будет после того, как нас признают виновными? — я озадаченно почесал в затылке. Я чувствовал себя абсолютно бесполезным из-за того, что не мог чем либо помочь нашей команде.

— Каторга или рабский рынок — сжав кулаки, скорее выплюнул, чем сказал Харс. Он лучше любого из нас знал что такое рабство и лично мне перенимать его опыт на практике не хотелось.

— До рынка или каторги нас еще доставить надо — пожал я плечами — что мешает нам устроить побег в пути?

— Железная клетка, пара десятков отменных бойцов конвоя и полное отсутствие оружия — Хмыкнул Хафли.

После этих слов глаза Гезера, Уриса и Хонгрода расширились. Переглянувшись между собой, три пары глаз уставились на меня, а их губы растянулись в улыбке. Хафли, Харс и Джер переводила взгляд то на меня, то на старших, то друг на друга. Они всё не могли взять в толк, с чего это мы веселимся.

От подобной реакции я не удержался и мой рот так же растянулся в улыбке. После чего я вытянул правую руку в сторону недоумевающей троицы и призвал из инвентаря кинжал. Клинок лишь на мгновение оказался на моей ладони, после чего исчез.

По гостинной прокатился звонкий удар. Хафли со всего размаху припечатал свою мохнатую пятерню к своей же морде. В комнате повисла гробовая тишину, которую уже через несколько секунд сменил дружный хохот.

Выкормыш хурса… — выругался Хафли сквозь смех — я и забыл о твоих способностях.

Не ты один — утешил его Гезер — с такими возможностями у нас не должно составить проблем сбежать в пути. Главное подобрать место, время и всё тщательно спланировать.

Еще до приезда обоих дознавателей мы успели проработать оба плана и распределить роли. Хонград и Джер тоже не сидели без дела и успели подготовить всё необходимое для обеих операций и передать мне.

Не забыли мы и о нашей добычи с охоты и продали всё по нормальной цене через Джера и старосту. Большую часть своих средств я потратил на оружие и броню. А от старых лохмотьев просто избавился. Гоблинская броня и оружие тут и даром никому не были нужны. Слишком уж дрянное у них качество и состояние.

Теперь в моем распоряжении были добротные парные кинжалы, кожаная броня с металлическими нашлепками, мягкие сапоги и качественный лук. Этим я планировал и ограничится, но Гезер настоял на том, чтобы я также приобрел и короткий меч. Всё же от кинжалов не всегда был прок в бою и каждый уважающий себя воин был просто обязан уметь владеть мечом. На что я не стал артачиться и поступ как советовали.

Оставшиеся деньги я решил не трогать, они мне еще пригодятся после нашего побега. Куда бежать решали недолго, да и выбора как такового и не было. У Людей и эльфов нам делать было нечего из-за их нелюбви к другим расам. Хотя и к своему собрату они особой привязанности не питали.

У эльфов всегда шла подковерная борьба среди родов. Каждый род хотел возвыситься над другим и показать, что их кровь чище и благороднее. Открытые конфликты у них были редкостью, а уж войны и подавно. Что не мешало им резать и травить друг друга в тихую.

У людей дела обстояли не лучше, хотя в отличие от ушастых они не пытались это скрывать и воевали в открытую. Не говоря уже о бандитах, коррупции и тех же подковерных играх среди знати.

В степях орков нам делать тоже было нечего. Орки, по большей части, были кочевниками или наемниками и находились в постоянном движении. Городов у них было меньше десятка, а заработать можно было лишь своим клинком. Что нас совсем не устраивало.

А посему, путь наш лежал к единственному, оставшемуся соседу анимов. Гномам.

Не сказать, чтобы они пылали дикой любовью к чужакам. Но до тех пор, пока ты не пытаешься выведать их секретов и не устраиваешь беспорядки, тебе там опасаться нечего и плевать они хотели с большой горы на то, какой ты рассы. Главное, чтобы деньги у тебя имелись.

Когда с конечной точкой нашего пути определились, перешли к проработки маршрута, которым мы будем к ним добираться и тут то возникла другая проблема. И этой проблемой был я сам.

Анимам легко затеряться среди своих собратьев, а вот человеку…

Нет, люди в империи анимов встречались, особенно в крупных городах и столице. Те же вездесущие торгаши, наемники и редкие маги. Вот только их концентрация была настолько мала, что затеряться у меня не выйдет. И это даже, если не учитывать, что до тех самых городов еще и добраться надо.

Второй моей проблемой, кроме расы, были мои знания. Сейчас любой десятилетний малыш знал о местной жизни в разы больше меня. И как итог, засвечусь перед местными, при первой же встречи и отыскать нас по такому следу сможет даже слепой, не то что имперские дознаватели.

После долгих размышлений, вариант вырисовывался только один, нам придется разделиться. Харс и Гезер должны были добраться до одного из торговых узлов империи и уже оттуда, нанявшись в охрану торгового каравана отправиться к гномам. Со мной планировали отправиться Урис и Хафли и путь наш лежал вдоль границы империи, минуя крупные города и основные тракты.

— У меня есть другая идея — староста посмотрел на своего внука — пора бы птенчику вылететь из гнезда, да на мир посмотреть.

— Я за — выпалил Джер.

— Я тоже — поддержал его Хафли.

— Эээ не — злорадно протянул староста, глядя на эту неугомонную парочку — вместе вас отпускать нельзя. А потому предлагаю вам разделиться на пары.

— И кому с кем предлагаешь идти? — с сомнением спросил Гезер.

— Ты и Харс идете, как и планировали. Урису и Хафли тоже не составит трудностей пересечь границу. Ну а Джер отправиться с Эрмаком — Урис и Гезер с сомнением посмотрели сначала на меня, затем на Джера.

— Что то я сомневаюсь, что это хорошая идея — покачал головой охотник — Эрмак толком ничего не знает о нашем мире, да и боец из него пока никакой.

Мне стало немного обидно за такую оценку и я уже хотел было возразить, но Гезер не дал мне этого сделать.

— Уж извини, но это так. С обычными стражниками или бандитами ты, конечно справишься… Один на один — не забыл уточнить этот серый, насмешливо глядя на меня — но хорошему бойцу ты пока не противник.

Как бы мне не хотелось ему возразить, но тут он был прав. Достаточно вспомнить, с каким трудом мне удалось одолеть молодого охотника тогда в лесу и желание спорить тут же пропало. Прав был клыкастый, рано мне пока еще нос задирать.

— Ну а Джер — перевел он взгляд на молодого драгнила, как только понял, что я осознал свою слабость — Хоть и силен, но слишком неопытен. Ты уверен, что он сможет провести Эрмака вдоль границы?

— Вполне — уверенно ответил Хонгрод — Да и крупных опасностей на их маршруте не предвидиться. А личный опыт, без нянек, им только на пользу пойдет. К тому же, лично для Эрмака, такой вариант будет даже выгодней. Джер хороший боец и неплохо разбирается в магии. Для своего возраста, конечно. И в пути сможет его поднатаскать.

Такой вариант меня, действительно, более чем устраивал. Но я всё таки решил не вставлять свой пятак и оставить решение за более опытными товарищами и просто ждал их решения.

Гезер долго размышлял над предложением старосты, но придя к каким то своим выводам, всё же согласился на такую перестановку и мы продолжили обсуждение маршрутов.

Глава 13. Дознаватель

Никто не знал точного времени прибытия дознавателей, а потому последнюю ночь перед их прибытием, решили не рисковать. Мы сидели в столовой тюрьмы и обсуждали грядущие события, пытаясь понять, не упустили ли мы чего.

— Да говорю тебе! — Распалялся Харс — не мог этот выродок всё сам спланировать!

— Ну допустим — согласился с ним Хафли — и что это нам дает?

— Да какая разница? Главное, что не мог он не проколоться хоть на чем то! — Насупился здоровяк и приложился к здоровой кружке пива.

— Харс, нам и так это давно уже понятно — хмыкнул кошак — вот только толку от этого никакого. Наше положение это не изменит.

— Всё равно, надо прижать эту гниду и выпытать у него, кто его хозяин! — деревянная кружка, больше похожее на небольшое ведро, со стуком опустилась на массивный стол.

— Уффф. — протянул Хафли, закрывая лапами свои многострадальные уши — Ты. Меня. Достал.

Я мог лишь посочувствовать ушастому. Харс уже больше часа заводит одну и ту же пластинку, а в качестве жертвы всегда выбирает нашего непоседу. Видимо так он отыгрывается за вечные подколки ушастого над ним.

— Вот какого хрена…

Зеленый здоровяк вновь завел свою шарманку с самого начала. На что, Хафли лишь издал страдальческий стон. Я же переключил свое внимание на сидевшего рядом Джера.

— Часто тебе приходилось путешествовать? — не было любопытно, насколько опытен мой будущий напарник.

— Самому… Не сказал бы, что много, но иногда дед отправляет меня с поручениями. Так что кое какой опыт есть. — драгнил почесал затылок, что то прикидывая в уме — правде, впервые я буду путешествовать нелегально, так что не обессудь.

Драгнил виновато развел руками и тоже приложился к местному пиву. Ну что ж, хоть какой то опыт, это уже хорошо. А если учесть, что идти нам придется окраинами и опасаться придется не столько погони, сколько диких зверей, то и вовсе не проблема.

По словам старосты, а не верить им у меня не было оснований, Джер был хорошим бойцом и не самым захудалым магом. Так что от такой компании я буду только в выигрыше. Особенно радовала возможность побольше узнать о магии, в виду отсутствия в этом мире книг по онной в свободном доступе.

Также я узнал от Хонгрода, что на континенте имелось целых три магических академии. Одна у людей, одна у гномов, а вот последняя, как не странно, была у демонов. Вот только попасть туде в ближайшие пару сотен лет мне точно не светило.

Мало того, что принимали далеко не всякого, так еще и обучение стоило, как небольшая крепость. И как итог, за свои же деньги ты по сути своей становишься чуть ли не прислугой и не имеешь никаких прав на территории академии, на все десять лет обучения. После чего тебя вышвыривают на вольные хлеба.

Не всех, конечно, но большую часть. Самых одаренных оставляют или себе или отдают правящим верхушкам на “добровольную” пожизненную службу. Тех кто не имеет таких средств, но имеет большой потенциал, смогут взять к себе, в вечные слуги, маги академии. Для прочих, вход на территорию закрыт.

Бывают и случаи, когда вольный маг находит самородков и берет их себе в услужение, параллельно выдавая крохи знаний. Но делают они это не из доброты душевной, а из расчета, вырастить себе верного слугу и помощника с магическим даром.

Среди аристо есть и те, кто обучаются магическим искусствам на дому. Их обучают или вольные маги, за немаленькую плату или личный маг, коли таковой имеется в семье или клане.

У эльфов, дроу, альвов и прочих ушастых, принято передавать знания из поколения в поколения внутри рода или семьи. Не обходится у них и без тайной родовой магией, секреты которой каждый род хранит похлеще королевских сокровищниц. И готово убить любого, кто хоть намеком покуситься на их тайны.

Зато мне, можно сказать повезло, первые свои знания я получу абсолютно бесплатно. Многому, Джер обучить меня не сможет, но лиха беда начало. Даже эти знания можно считать джек потом.

Что самое интересное, в отличие от эльфов и других народов, драконы и драгнилы, даже не пытались скрывать секреты своей магии. В этом не было необходимости, ей могут воспользоваться только те, в ком течет истинная кровь драконов. Но на магию драконов я губу и не раскатывал. Мне, для начала, и обычной хватит за глаза.

— А у гномов бывать доводилось? — мне было интересно узнать побольше о том месте, где нам предстояло жить в ближайшие пару лет. Я тут никто и ничего не не знаю, идти мне некуда. Так что я решил держаться команды Гезера пока не освоюсь или пока меня не прогонят. Смотря, что произойдет раньше.

— Доводилось с дедом бывать пару раз — улыбнулся Джер, вспомнив о каких то своих приключениях — было весело. Правда дед меня после тех поездок чуть сам не прибил.

— Ого, что ж ты натворил то? — я с интересом уставился на драгнила, ожидая продолжения истории.

— Да так, потом как нибудь расскажу — усмехнулся он — молодой был, глупый.

— Потом, так потом — не стал настаивать я.


Еще до рассвета мы разошлись по своим, одиночным камерам. Таких матерых головорезов как мы, полагалось держать в одиночках. А не в общей камере, как нас разместили в первый день. Во избежания неприятных происшествий и преждевременных кончин соучастников, так сказать. Да и просто, чтобы арестованные не могли сговориться и при допросе придерживаться единой версии.

Как только дверь камеры за мной закрылась, я сразу улегся на узкую скамью, на которой даже соломы не было и провалился в сон. Камера вообще не блистала роскошью. Каменный мешок три на полтора с узкой скамьей и дыркой для нужды в углу. Вот и всё, даже окошка не было, из-за чего в камере жутко воняло из дыры. Не смотря на условия, спал я крепко. Сказывалась бытность сталкером и мои ночевки на деревьях в лесу уже этого мира.

Проснулся я к обеду, услышав шум за дверью. В нижней части двери открыли специальное окошко, через которое просунули поднос с миской и чашкой, расплескав при этом содержимое чашки и снова закрыли.

Я с сомнением подошел к подносу, ожидая увидеть, мало съедобную бурду. Но на мое удивление, в миске оказались тушеные овощи с мясом, а в чашке, травяной отвар. Всё выглядело вполне аппетитно. Видать, Хонгрод решил не соблюдать достоверность до таких уж деталей. За что я был благодарен этому драгнилу. Жрать непонятно что не хотелось.

Позавтракав, я поставил поднос вплотную к нижнему окошку, чтобы не отвлекаться, когда придут за посудой и устроился на узкой лавке поудобнее, на сколько это вообще было возможно. День безделья я решил посвятить магическим тренировкам.

Закрыв глаза, я вошел в, уже привычное, состояние концентрации. Только теперь мое внимание не было направлено не на окружающий мир, не на собственный организм. Я пытался почувствовать ту самую ману, которая присутствует везде в этом мире. В воздухе, предметах, в животных.

Я прочитал немало книг и просмотрел не меньше голо фильмов о магии. В большинстве из них рассказывалось, что источник магии или маны в человеке это некий сосуд, находящийся, в обязательном порядке, внизу живота.

Когда я рассказал об этом Хонгроду, он долго смеялся, а потом популярно объяснил мне, что в этом мире, ниже живота, почти у всех рас находиться одно и тоже. Снаружи то чем делают детей, а внутри то, что остаётся после еды, пока не выйдет одним из двух маршрутов.

— Магия, это не энергия — со смехом пояснил мне драгнил — магия, это процесс. Процесс преобразование маны в тот конечный результат. А результат будет зависеть от того на что была направлена мана и того, насколько хорошо маг понимает процесс получения и конечный вид результат.

После такого пояснения, я на некоторое время выпал в осадок. Ну не вязалось у меня в голове, подобные умозаключения с миром магии и меча, хоть тресни.

— В каком смысле?

— Давай на примере. За счет чего нагревается вода?

— За счет ускорения движения молекул воды — на автомате ответил я. Хонгрод же смотрел молча и по его виду было понятно, что сейчас он пытается понять, херню я ляпнул или сообщил нечто ему неизвестное.

— Что за молекулы? — Решился спросить он.

На следующие часа два мы с ним поменялись ролями. Я вспоминал и рассказывал всё, что помнил из курса физики. А драгнил слушал с заинтересованным лицом, потом и вовсе достал пергаменты и начал записывать. Несколько раз, мне приходилось даже рисовать ему схематические наброски.

Усмехнувшись воспоминанию, я прогнал все лишние мысли. Так или иначе, драгнилу удалось объяснить мне что такое мана. Энергия наполняющая этот мир и присутствующая повсюду, во всем и во всех. Она не монолитна и где то, в чем то, в ком то её больше, а где то меньше, а порой и вовсе отсутствует.

В местах где отсутствует мана, магия не действует. Места, где маны слишком много называют источниками. Они бывают стабильными или спонтанными. Люди способные генерировать манны больше, чем другие, назывались одаренными, но лишь те из них, кто способен научиться управлять этой манной, становились магами.

Так как познания точных наук в этом мире было чуть выше уровня средневековья, большая часть магов полагалась на свое воображение. Сильные маги записывали свое понимание того или иного процесса в формулы и схемы, которые в итоге и образовывали магические письмена, пентаграммы, магические круги и прочие костыли.

Этими костылями мог воспользоваться любой другой маг, если мог понять их смысл, воссоздать их и влить в них достаточно манны. При этом, чем меньше было понимания процесса, тем больше маны требовалось заклинателю. По этой причине тут и не существовало, столь любимые многими игроками ВРММО моего мира, свитков магии.

Весь день я провел в состоянии концентрации, пытаясь почувствовать ту самую энергию, наполняющую всё мое тело от кончиков пальцев до ко кончиков волос. Время от времени я вставал со скамьи и делал легкую разминку, разгоняя кровь по истекшему от долгой неподвижности телу.

Дознаватели уже давно должны были прибыть. Но за нами так, пока никто и не явился. Или отдыхают после долгого пути или им пока не до нас. Надеюсь всё же на второй вариант. Чем сильнее Хонгрод с его дознавателем вымотают оппонентов, тем легче нам будет осуществить задуманное.

Пусть я и не участвовал в операции по наказанию Ориса, но вот результата ждал, как курсант свою первую любовь. План предложенный Хафли, был опасен, дерзок и столь же гениален и прост, сколь и тяжел в исполнении. И провернуть его должны были сам Хафли и Харс. Ловкий тихушник и грубый танк.


— Как вас зовут? — напротив меня сидел собрат Гезера, высокий, крепкий, с острым взглядом.

— Эрмак — на моей руке красовался браслет от которого тянулись три проволоки к серебряному диску лежавшему перед дознавателем. На диске были видны письмена и знаки исполненные в виде гравировки. В узловых точках находились мелкие драгоценные камни. Как я понял, это был аналог браслета, который использовал на мне староста, но более мощной модели.

— Эрмак, и? — протянул он, пристально глядя на меня в ожидании, что сейчас я назову свой род или еще что у них там полагается.

— Нет, я не принадлежу роду Иииии. Просто Эрмак — волчара уставился на меня непонимающе, а я старался изобразить из себя саму невинность.

— Издеваться вздумал? — совершенно спокойно произнес волчара. Мда, в дознаватели кого попало не берут и просто так их из себя не вывести — к какому роду принадлежите?

— Я свой собственный — продолжил я свой спектакль. Что интересно, артефакт по прежнему молчал, воспринимая мои слова за истину.

— Похоже, человек, что вы не совсем понимаете ситуацию в которой находитесь — Ирбис, так он представился в начале беседы, откинулся на спинку стула и с усмешкой посмотрел мне в глаза — вы не думали, почему я только сейчас вызвал вас на беседу?

— А должен? — Ещё бы я не знал, тебя же родной два дня мариновали и выводили из равновесия, пока мы тут отдыхали.

— Странный вы — задумчиво протянул волчара — на глупого не похоже, а ведете себя как последний идиот. Что они вам обещали?

— Кто? — Я постарался изобразить искреннее удивление, но судя по усмешки этой крысы, не смотря на то, что он из волчьих, мне это не удалось.

— Подумайте сами, оно вам надо? Вы же свою жизнь гробите и ради чего? — начал заливаться соловьем мой собеседник — ради убийц, которые хотят вас подставить?

— Это вы сейчас вообще о ком?

— Ну нет, так нет — Ирбис пожал плечами и тут же переменился. От расслабленности не осталось и следа, на меня смотрел хищник готовый вцепиться в жертву и не отпускать до последнего вздоха — Имя!

— Эрмак.

— Род! — Прорычал волчара начиная заводиться

— Людской.

— Откуда прибыл?! — глаза Ирбиса начинали наливаться кровью, а голос переходить в рык.

— Из лесу — продолжил я совершенно спокойно, что еще больше бесило оппонента.

— Я тебя прямо тут разорву, если не начнешь отвечать! — Его оскаленная пасть нависла над моим лицом, а взглядом можно было бы испепелить.

— Кишка тонка — хмыкнул я и тут же мир смазался, а я впечатался в стену.

В камеру допроса влетел второй дознаватель с Хонгродом и стражей. Что было дальше я уже не помнил, так как отключился. Пришел в себя я камере. Голова раскалывалась, а левая часть головы горела огнем. Меня мутило, а взгляд никак не мог сфокусироваться.

Прикрыв глаза и пролежав так еще немного, я вновь попытался осмотреться. Камера была не моей. Более просторной. И лежал я не на грубой узкой скамье, а на полноценной койне с подушкой и матрасом набитыми соломой. В камере никого не было.

Горло пересохло и хотелось пить. Спасибо тому добряку, что оставил кувшин с водой рядом с кроватью. С трудом дотянувшись и поднеся кувшин ко рту, я начал жадно глотать воду. И с каждым глотком мне становилось легче. Остановился я только тогда, когда кувшин опустел, а на меня навалилась слабость. Я не стал сопротивляться и закрыв глаза, тут же провалился в глубокий сон.

— Как он? — услышал я знакомый голос сквозь сон.

— Уже лучше — ответил незнакомый голос — спасибо его регенерации, не думал, что и у людей такая бывает.

— Когда он очнется? — поинтересовался первый голос.

— Уже — прохрипел я, открывая глаза. В горле опять было суше, чем в пустыне — воды.

Меня аккуратно усадили на кровати и дали графин с водой. Я вновь присосался к нему как пиявка и не отпускал, пока он не опустел.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался незнакомый мне аним, походивший на медведя, здоровый и рыжий.

— Жрать хочу — я действительно хотел жрать, причем так, будто не ел несколько дней — сколько я тут?

— Четвертый день — ответил Хонгрод, это его голос я услышал сквозь сон — еду сейчас принесут.

— Выкидыш хурса, это ж как мне прилетело, что я столько был в отключке? — удивился я.

— Меня больше удивляет, как ты вообще жив остался — ответил мне врач, а именно им, как я понял и был медведь.

— Без понятия — честно признался я.

Пока мы обменивались своими удивлениями с медведем, вернулся драгнил и сообщил, что еду скоро принесут сюда и пока я не поправлюсь, буду почивать в этой камере. За дверью Хонгрод поставил охрану, которая будет меня охранять.

Медведя, как оказалось звали Олант. Он был местным врачевателем и неплохим алхимиком. А точнее, лучшим во всем Инхерстве. Добродушный и веселый, этакий папа мишка. Хотя после его ухода, драгнил мне поведал, что его добродушием обольщаться не стоит. при необходимости, этот папа мишка может и голову оторвать обидчику. Причем, не фигурально, а в самом прямом смысле.

— Ну, получилось? — задал я, мучивший меня вопрос, как только папа мишка покинул камеру.

— Лучше, чем планировали — на лице драгнила растянулась довольная ухмылка.

Глава 14. Месть

Беседа с Ирбисом подарила мне целую неделю комфортного отдыха в медицинском блоке. Тут надо сказать отдельное спасибо старосте, доктору и второму дознавателю. Именно они, общими усилиями, смогли убедить этого напыщенного шакала, что я при смерти и дальнейшие допросы не возможны, пока мое состояние не перестанет быть критичным. Я же во всю изображал умирающего, на сколько это вообще было возможным.

Пил какую то дрянь, что давал мне доктор, от чего я выглядел как панда, был белым, опухшим, с черными кругами под глазами. И при появлении шакала, закрыв глаза изображал впавшего в кому. В остальное время, я был предоставлен самому себе.

Это не значит, что я предавался лени и безделью. Пусть я не мог тренироваться физически, зато я мог тренироваться в основах магии, которые мне преподал Хонгрод.

Как он и учил, я перешел в состояние концентрации и сосредоточился на себе самом. Только в этот раз я не пытался почувствовать свой организм. Я пытался найти ли почувствовать в себе то, что в этом мире называется маной. Это был первый и самый важный шаг в освоении магии и без него не будет дальнейшего развития. Именно за этим занятием и застал меня Берг, придя на второй день моей “госпитализации”.

— Не отвлеку? — раздался насмешливый голос над моей кроватью. От чего я вздрогнул. Я не только не услышал, но даже не почувствовал как он появился рядом со мной.

— Нет — слегка растерянно произнес я, оглядывая двухметровую, черную пантеру.

— Поговорим? — тонкие губы изогнулись в насмешливой улыбке, больше напоминающей оскал голодного хищника, способный довести до инфаркта любого.

— О чем? — мне удалось быстро взять себя в руки и я принялся рассматривать оппонента.

— Меня зовут Берг Ливри — Этот здоровяк, состоящий из тугих канатов мышц, с хищной грацией кошки подхватил табурет и уселся рядом с кроватью. Вонзив в меня цепкий взгляд изумрудных глаз с вертикальными зрачками — я дознаватель из Синберса.

— И о чем вы хотели побеседовать, уважаемый Берг Ливри? — Хонгрод рассказывал мне о втором дознавателе. И не раз упоминал, что он не только один из лучших дознавателей столицы, но и один из лучших бойцов империи. Но в реальности он производил куда большее впечатление, чем в тех рассказах.

— Просто Берг — дружелюбно улыбнулся дознаватель, демонстрируя белоснежные кинжалы клыков. От такой улыбки, не только сердце расстает, но и запор пройдет на раз — как вы понимаете, Хонгрод ввел меня в курс дела.

Дождавшись моего кивка, Берг принял более расслабленную позу. Хотя внешне ничего и не изменилось, но давление, исходящее от него, мгновенно исчезло. Улыбка на его морде перестала излучать кровожадность и теперь смотрелась как самая обычная улыбка.

— Тогда перейдем к делу. Я не буду вас ни о чем расспрашивать — на мой настороженный взгляд, он лишь усмехнулся — то что нужно, Хонг мне уже разъяснил, остальное меня мало интересует. Так что расслабьтесь и слушайте.

Опять кивок с моей стороны и пантера продолжила свой монолог.

— План ваш хорош, но есть мелкие поправки. Первое…

Дальше я только слушал и запоминал. Берг, действительно знал весь наш план от начала и до конца. Как я понял, за эти пару дней, пока я валялся тут, изображая смертельно раненого, они с кошаком успели его доработать. Одной из важный деталей было то, что Ирбис и Орис по прежнему не знали о моем инвентаре. А посему, Берг и Хонгрод прикладывали все усилия, чтобы эта парочка и дальше оставалась в неведении. Слишком много уж было на него завязано в нашем побеге.

Второй важной новостью были изменения в самом плане побега. Так как мы решили немного отомстить Орису. Но и тут от меня особо ничего не зависело. По сути во всех этапах плана, кроме продвижения в сторону гномов в паре с Джером, я вообще был зрителем. Посвятили меня во всё, лишь для того, чтобы я дров по незнанию не наломал и придерживался сценария.

Когда Берг ушел, меня посетил Оланд и в очередной раз заставил выпить своей отравы. Видите ли, слишком уж я стал похож на живчика идущего на поправку и это срочно надо было исправить. Скрепя зубами, я вновь проглотил его бурду и откинулся на кровати, борясь с приступами тошноты.

Оставшуюся неделю, меня практически не беспокоили. И мои практики начали приносить свои плоды. В один из моментов, когда я в очередной раз сконцентрировался на себе, я уловил нечто легкое, но вязкое, текущее по моему телу. Но стоило мне сконцентрироваться на этом ощущении, как оно пропало.

Открыв глаза, я постарался успокоить, бешено бьющееся сердце. Шутка ли, то, что казалось невозможным в моем мире, я могу освоить и применять в этом. То о чем мечтают многие дети и даже взрослые. Я смогу использовать магию.

Успокоившись и приведя мысли в порядок, я вновь сконцентрировался, пытаясь уловить уже знакомое мне чувство. И это, пусть и не сразу, но получилось. Я вновь ощутил тот самый, вязкий, но легкий поток в своем теле и сконцентрировался уже на нем. Я не знаю сколько времени я наблюдал за этим потоком. Я просто следовал за ним, ощущая его всё лучше и лучше. Пока не провалился во тьму.

“Концентрация ур. 3”

“при концентрации на каком либо деле/действии/мысли все показатели отвечающие за данное дело/действие/мысли увеличиваются на 30 %”


“Внутренний взор ур. 1”

“При концентрации на собственном организме, Вы лучше понимаете процессы, происходящие в нем”


“Дух +1”


“Интелект +1”


Уведомления, горящие зеленым светом прорезали тьму и я очнулся. Стоило только открыть глаза, как сообщения исчезают. Хотя нет, не исчезли, они по прежнему отображались в небольшом, полупрозрачном окошке, на периферии зрения. Я настолько к ним привык, что уже даже не обращал на них внимания.

Хмм. Похоже, что мне и вправду удалось. Нет, не освоить, а лишь ступить на путь освоения магии. Но даже этот маленький шаг переполнял меня радостью. Это значило, что я способен осваивать и надеюсь, что и использовать магию.


— Вылитый мертвец — весело раздалось у меня над ухом.

От неожиданности, у меня чуть сердце не остановилось, а на голове прибавилось седых волос. Рядом с моей койкой стоял весело скалящийся Хафли. Чёрт, как он так подобрался, что я его даже не услыша? Черная, кожаная броня с матовыми черными вставками металла практически сливалась с ночной тьмой, стоящей в лазарете. Лишь горящие во тьме глаза с вертикальными зрачками и белые клыки оскаленые в хищной улыбке выделялись из тьмы.

— Добить решил? — зло выругался я, пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце — я же чуть не помер от страха.

— Смотрю, совсем из нежился в королевских покоях — хмыкнул кошак — вставай, планы немного изменились, со мной за Орисом пойдешь ты.

— В смысле? — мне показалось, что я или ослышался или что-то не так понял — с тобой же должен был идти Гезер.

— Тот надзиратель, что тебя приложил на допросе, обосновался у Ориса — начал пояснять Хафли, попутно выкладывая, из висевшей на его плече сумки, такой же черный костюм, что был надет на нем — вытаскивать Ориса придется крайне тихо, а боец, а не тихушник. Урис к таким миссиям не привычен, у него другая специализация. Про Харса я и вовсе молчу, он хорош, только если шуму наделать надо.

— Так и я не тихушник — пожал я плечами.

— Одевайся — кивнув на вещи, кошак присел на табурет — у тебя есть нужные навыки, я видел это и в лесу и на тренировках. К тому же ты и сам рассказывал, что у тебя есть навыки “сокрытие” и “призрачный шаг” так, что ты лучший кандидат из тех, что у нас есть.


“Броня призрачного легиона”

“Кожаная броня, пропитанная кровью дракона и усиленная вставками из драконьей чешуи”


Прочитав описание, я чуть не присвистнул от удивления. Да это не броня, а самое настоящее сокровище. На сколько я успел узнать на занятиях с Хонгродом, чешуя дракона по прочности не уступает легендарному мифрилу. А кровь драконов пропитана их магией. А так как поймать дракона задача практически непосильная, а сами драконы свои изделия кому попало не раздают. То мне только что вручили просто редчайшую вещь. И откуда она у Хафли, даже спрашивать не хочу.

— Подарок от Хонгрода — усмехнувшись, пояснил Хафли, видя мои округлившиеся глаза — сказал, авансом, за сдачу выпускного экзамена.

У меня не было слов, одни эмоции. По этому всё, что я смог сделать это глупо кивнуть и начать одеваться. Хафли помог подтянуть все ремешки и застежки, после чего я прыгал на месте, приседал, вращал руками. В общем привыкал к новой броне. Броня действительно радовала, она села на мне как вторая кожа, совсем не стесняя движения и почти ничего не весила.

— Красавчик, Красавчик. Налюбовался? — Ехидно прокомментировал, наблюдающим за этим представлением кошак — идем, времени мало, детали расскажу по дороге.

С этими словами, Хафли кинул мне маску и бесшумно направился к двери из лазарета, так как окон тут не было. Заключенным окна не положены, мало ли что через них можно передать или наоборот, добить чудом выжившего заключенного.

Коридор, по которому мы шли был пуст. Только вдалеке раздались еле слышные голоса дежурной стражи, коротающей ночь за беседой и вином. Стараясь двигаться, как можно тише, я следовал за напарником. Пройдя по коридору, мы поднялись по лестнице наверх и остановились у одной их дверей. Хафли не надолго припал на колено у замочной скважины и через пару секунд раздался щелчок замка. В глухой тишине, этот щелчок показался мне выстрелом из пушки. Я замер в ожидании, прислушиваясь к звукам вокруг, в надежде, что он не привлек стражу.

Хафли, махнув рукой, скрылся за дверью и я вошел за ним следом, аккуратно притворив за собой дверь. Напарник вновь, на пару секунд, припал к замку, на этот раз закрывая его. Кабинет был небольшим, из мебели только грубый стол, такой же стул и небольшой шкаф в углу. Но нас интересовало только окно в конце кабинета, выходившее в переулок позади здания тюрьмы.

Ночным освещением слушили масляные фонари, которые зажигались вручную стражниками при вечернем обходе. Потому освещались лишь главные улицы, в то время, на улочках и переулках всегда властвовала ночь и черные провалы теней. Что было только на руку представителям сомнительных и не совсем законных профессий.

Перемещаясь из тени в тень, мы быстро направились в сторону дома, где проживал Орис. Нам дважды приходилось замирать и прислушиваться, к ночной тишине, прежде чем пересечь главные улицы и не нарваться на ночной патруль. Скудное масляное освещение сейчас играло нам только на руку. Добравшись до нужного нам здания, мы замерли под ярко освещенным окном.

— Сейчас начнется самое интересное — едва слышно прошептал Хафли — забираемся в комнату и прячемся, пока Орис не уснет. Дальше действуем по плану и как можно тише. Ирбис не должен ничего понять до самого утра.

Я лишь молча кивнул и мы, обогнув дом, полезли по стене на второй этаж. Я порадовался тому, что тут строят дома из камня и дерева, а не листовых панелей. Иначе наша игра в скалолазов бы попросту не сработала. Хафли, как самый опытный лез первым.

Уже через пару минут мы стояли в огромной спальне. Вся обстановка комнаты кричала, что её хозяин был падок на роскошь. Одна только кровать с балдахином чего стоила, думаю, в ней без проблем можно было бы разместить человек десять. По стенам висели картины, стоял резной стол и такие же стулья с диваном. Одну из стен занимал шкаф с одеждой и полками, заставленными всяким барахлом, не несущим в себе ни капли практической пользы, сплошная роскошь.

Осмотревшись как следует, мы дружно нырнули под кровать. Единственное укрытие, куда бы не сунулся Орис, даже на пьяную голову. Теперь пришло время самой тяжелой части плана, а именно, ждать и ждать не издавая лишних звуков.

По моим внутренним часам, прошло уже больше двух часов, когда гул с первого этажа, где располагалась гостиная, стих. К этому моменту у меня уже затекло все тело уже затекло. Я скорее всего не выдержал бы этой пытки, но помогла концентрация. Я не стал использовать ее, для тренировки магии, так как боялся пропустить момент возвращения ящера. Потому сконцентрировался на окружающем меня пространстве. Из-за чего первым услышал две пары шагов, поднимающихся по лестнице и толкнул Хафли.

Пара приближалась по коридору и у меня начали закрадываться нехорошие подозрения о секлуальной ориентации этой продажной парочке. Но обошлось. Недалеко от спальни открылась дверь и одна пара шагов ушла в сторону, после чего дверь закрылась, а затем и Орис вошел к себе.

Прикрыв дверь и задвинув засов, он отправился к шкафу. Похоже это пресмыкающееся не доверяет даже своим, раз закрывает дверь на засов. Ещё минут пять у него ушло на то, чтобы раздеться и нетвердой походкой дойти до кровати.

Подождав еще немного, когда Орис уснет покрепче, Хафли подал мне знак, чтобы я оставался на месте. Ужем, выскользнув из под кровати, напарник склонился над телом пьяной ящерки. Я услышал лишь легкий шорох поясной сумки, но разглядеть со своей позиции ничего не мог. Когда шуршание затихло, кошак подал мне знак, чтобы я выбирался.

Еще по пути сюда, мы успели распределить роли и оговорить нюансы, а потому, я достал из своей сумки веревку и молча принялся связывать спящего. Хафли же направился к шкафу с одеждой и открыв его, принялся возиться в его недрах. К моменту, когда я закончил, напарник уже стоял возле открытого окна.

Спустившись первым, я принял тело, которое вслед за мной, на веревке спустил Хаф и поволок его в глубь переулка. Напарник прикрыл за собой окно и нагнал меня за поворотом соседнего дома. Дальше мы уже вдвоем, подхватив бессознательную тушку, темными переулками, направились в сторону главной площади.

— Вашу ж мать — вырвалось из моей груди, как только нашему взору открылась главная площадь, на что Хафли лишь усмехнулся.

Посреди площади стояла площадка с двумя высокими, высотой в три человеческих роста, столбами и вбитыми в них кольцами для веревок. Когда и как, ребята умудрились ее тут возвести, я даже думать не хочу. Но выглядело впечатляюще. Рядом с площадкой возились Урис, Гезер и Харс, завершая последние приготовления.

Завидев нас, Орк тут же подбежал и забрав у нас нашу поклажу, легко взвалил его себе на плече и направился к площадке. Всё, моя задача закончена и я мог вернуться в лазарет. Но мне, всё же захотелось досмотреть представление до самого конца. Жаль только утреннюю часть посмотреть не получится. Но тут уж ничего не поделаешь, мне нужно изображать смертельно покалеченного, а ребятам добросовестных арестантов.

Гезер с Урисом быстро избавили ящера от всей одежды. Привязали к рукам и ногам веревки с мягкой прокладкой, чтобы тот не лишился конечностей от длительного пережатия вен. Хафли повесил на шею Ориса свою сумку, в которую сложил все документы, взятые из тайника в шкафу, доказывающие нечистую деятельность данного субъекта. Затем протянули веревки через петли и подвесили на них голого Ориса в виде большой, зеленой буквы Х, с болтающимся на всеобщее обозрение хозяйством.

— Уверены, что доказательств хватит? — с сомнением обратился я к улыбающимся ребятам.

— Более чем — уверенно кивнул Гезер — там не только документы, но и пару подарочков от нас в виде украденных из казны артефактов.

— Ирбис не сможет его прикрыть?

— Тут уже заботы Берга — хмыкнул Урис — это его поле битвы.

— Жаль не сможем своими глазами посмотреть на этого выродка, когда он очнется — Посетовал Харс, чуть ли не в слово повторив мои собственные мысли.

— Увы и ах, мой недалекий, зеленый друг — наигранно разводя руки, протянул Хафли.

— Еще слово оборву тебе хвост, кошак облезлый — огрызнулся орк на выпад.

— Но-но-но! Моя шерсть густа и прекрасна. Как, принципе и весь я — ушастый юморист, принялся поглаживать свою шерсть, прикрыв при этом глаза и начав мурлыкать как трактор.

— Цыц! — негромко бросил Гезер и спорщики быстро угомонились. Всё же дисциплина у них в команду поставлена на высшем уровне.

За зеленую падаль мы не переживали, висел он достаточно высоко, да и сам не развяжется. Маршрут патрулей, на сегодняшнюю ночь, построен так, что бы до самого утра ни один из них не появился на главной площади. Ну а первые ранние пташки уж точно снимать эту падаль не станут. Скорее уж позовут всех знакомых на бесплатную потеху.

Простой люд, кем бы он ни был и какой расе не принадлежал бы, очень не любит тех кто наделен хотя бы крупицами власти, а строит из себя монарха, еще и ведет себя по скотски. Будем надеяться, что этот случай его хоть чему то научит. А нет, так найдутся и те, кто миндальничать с ним, как мы, не станет.

Я искренне пожалел, что в этом мире еще не придумали голограммы или хотя бы, какого нибудь допотопной камеры, чтобы запечатлеть данную картину на века. Полюбовавшись еще немного, мы дружно направились в сторону тюрьмы. Нам еще предстоял второй акт спектакля и побег.

Глава 15. Последствия

— Как?! Как, отрыжка шурвы, вы это сделали?! — Из оскаленной пасти на меня летела слюна, а глаза Ирбиса готовы были испепелить меня на месте — Отвечай!!!

Этот шакалий выродок ворвался в лазарет и подскочив к кровати, одним движением, за грудки, вырвал меня из объятий сладкого утреннего сна. Да так, что на моей груди остались кровоточащие борозды от его когтей. И сейчас, я как тряпичная кукла болтался в его лапах, пытаясь не откусить себе язык от тряски.

— Совсем охренел! — прорычал, ворвавшийся следом Берг. Подскочив к нам, он одним сильным ударом отправил шакала в полет. Не выдержав такой нагрузки, моя рубаха треснула и здоровенный кусок остался в лапах отлетевшего дознавателя. Я бы повторил ее судьбу, не поддержи меня Берг — ты что творишь, морда шакалья?

— Не лезь, куда не просят! — Прорычал, взбешенный шакал, поднимаясь на ноги — я точно знаю, что это сделали эти твари!

— Включи мозги, если они есть — парировал Берг, пока я пытался собрать мысли в кучу и понять, что тут вообще происходит — как этот полудохлый, вообще что то мог сделать?

Я действительно выглядел не лучшим образом. Не выспавшийся, ошарашенный, с бледным лицом после очередного докторского пойла, еле дышащий после удара шакала. Но не смотря на это, слова Берга меня всё же задели, пусть и сказаны они были в мою защиту, всё равно обидно.

Решив не выходить из образа и подыграть Бергу, я сделав вид, что ноги меня не держат и осел на пол сделав лишь пару шагов назад к кровати. Пробежав по мне бешеным взглядом, Ирбис скривился в отвращении и сплюнул на пол. Ну да, такие как он, считают всех кто слабее мусором и грязью под ногами. Но это сейчас играет нам только на руку.

— Зато его дружки могли — Ткнул в мою сторону дознаватель — и эта падла расскажет мне как они это сделали!

На меня только сейчас дошла причина такого поведения шакала. Судя по всему, наша маленькая шалость удалась с блеском. Кто это провернул, догадаться не сложно, особенно в свете последних событий. И имперскими дознавателями за красивые глазки не становятся, даже такие продажные и гнилые твари.

Ирбис быстро просчитал, чьих лап это дело и кто является самым слабым звеном среди подозреваемых. Вот и кинулся ко мне, выбивать признание. Просчитался только в двух вещах. Не стоило так открыто кидаться в сторону тюрьмы, на глазах у всей собравшейся публики. Из-за чего, ожидавший нечто подобное Берг кинулся на перехват и поспел в самый подходящий момент. А может и не успел, а выжидал этот самый момент.

Второй ошибкой было то, что одно дело знать, а другое дело доказать, что именно мы устроили расправу над Орисом. Будь ирбис тут один, емы было бы плевать на доказательства, хватило бы и одних подозрений. Но с ним в Инхерст приехал и второй дознаватель, который явно не собирался спускать ему произвола.

— Я смотрю девки и алкоголь совсем голову тебе отсушили — усмехнулся Берг, спокойно выдержав ненавидящий взгляд Ирбиса — Как один полудохлый и четверо заключенных, находящиеся в тюремных камерах под стражей, вообще могут хоть что то сделать?

— Следи за языком, Берг — имя второго дознавателя, шакал буквально выплюнул. Похоже, что их взаимная неприязнь началась задолго до приезда в Инхерст — Я знаю, что это они и ты это знаешь. Так, что не мешай!

— У тебя есть что-то, кроме твоих пустых слов? — спокойно ответил Берг. Поза пантеры была расслабленной. но я уверен, что это лишь обманчивое впечатление. Ирбис не рисковал заходить дальше слов, видимо опасаясь того же — Нет? Тогда пошел вон и чтобы не приближался к заключенным без моего ведома.

— Покрываешь их? — зло усмехнулся Ирбис — посмотрим, как ты запоешь, когда мы вернемся в столицу.

— Не покрываю, а защищаю подопечных от бешеного идиота — в тон ему ответил Берг — а по вопросу клеветы, мы действительно пообщаемся, по возвращению в столицу.

Шакал был готов с голыми лапами броситься на Берга, но сдержался. Силы этих двоих были слишком не равны, даже я это понимал, глядя на них. Понимал это и Ирбис. Справившись с гневом, он вновь сплюнул на пол и развернувшись, молча покинул лазарет.

— Отдыхай — кинул мне берг и вышел следом за шакалом. Сравнивать этого бешеного и продажного урода с волками, к семейству которых он и принадлежал, у меня даже мысленно язык не поворачивался.

Как только дознаватели покинули лазарет, в него вошел Олант. Подойдя к кровати, он поставил на столик поднос с врачебными принадлежностями и хмуро оглядел мою грудь.

— Не так плохо, как я ожидал — кивнул он своим мыслям — сними рубаху, надо обработать царапины и наложить бинты.

От слова “царапины” меня чуть не передернула. Если уж он эти кровоточащие борозды от когтей так называет то, что по его мнению ранение, когда ноги руки отрывает? Отложив свои философские терзания, я скинул порванную рубаху и Олант, со знанием дела, быстро и аккуратно принялся за их обработку.

— Похоже нам опять повезло — усмехнулся Олант — я наложу тебе мазь, которая которая вызовет у тебя небольшое воспаление ран и жар. Но не переживай, долго это не продлиться. дня через два, всё пройдет и ты снова будешь в норме.

Я в недоумении посмотрел на врача, пытаясь понять, для чего это нужно. Видя мое озадаченное лицо, он лишь покачал головой и вздохнув, начал пояснять, как маленькому.

— Раненого, даже заключенного, не станут везти в клетки с остальными. Слишком плохие условия и раненый может скончаться по пути. Им же нужно довезти тебя, пусть и не невредимым, но живым. А значит, тебя положат в отдельную повозку.

Дальше догадаться было не трудно. Жар пройдет через пару дней и мы будем уже далеко от деревни. А из повозки, действовать мне будет куда легче, чем из клетки. Похоже, что наши планы вновь терпят изменение, но пока что в лучшую сторону. Что не может не радовать меня.

— Я понял — кивнул я Оланту, собирающемуся продолжить свои пояснения — но мне понадобиться немного вашего пойла, чтобы не вызвать подозрения раньше времени, когда пройдет жар.

— Не знаю, где ты планируешь его держать, да и не мое это дело. Но небольшой запас я тебе выдам — согласился лекарь — держи.

Олант покопался немного в поясной сумке, в которой могли уместиться, наверное, все мои пожитки и выудил глиняный бутылек, закрытый деревянной пробкой.

— Спасибо — поблагодарил я добродушного медведя и спрятав под подушку флакон, переместил его в инвентарь.

Олант, конечно свой, но лишний раз демонстрировать свои способности тоже не стоило. Если Хонгрод решил не посвящать лекаря в наши планы, значит и мне этого делать не стоит. Как минимум, ему не придется врать, если после нашего побега, в Инхерст нагрянут ищейки из столицы по нашу душу.

— Думаю тебе будет интересно — заговорщицки подмигнул лекарь и понизил голос — сегодня Орис стал главной темой для сплетен на ближайшие пару лет.

Олант дружески похлопал меня по плечу, от чего мои кости отчетливо хрустнули. Сколько же силищи в єтом добродушном медведе, блин? В ответ я лишь улібнулся, потирая пострадавшее плечо, пока он продолжал свой рассказ.

— Ориса нашли как только рассвело. К моменту, когда он пришел в сознание, на площади уже собрались жители чуть ли не со всего города и бурно обсуждали хозяйство ящера. Как я и предполагал, никто даже не подумал о том, чтобы снять бедолагу или позвать блюстителей порядка. Наоборот, все спешили позвать знакомых, чтобы и они успели полюбоваться редчайшей картиной.

— Когда слух дошел до Ирбиса, он тут же примчался на площадь вместе со своими воинами, которые прибыли с ним из столицы. Приказав своим солдатам снять Ориса и накрыть его чем нибудь, он отправил одного за лекарем, а сам набросился на горожан с вопросами.

— Горожане и не думали ему чем то помогать или отвечать на его вопросы, в принципе они и сами толком ничего не знали. Но при этом не упустили возможности поиздеваться над столичным дознавателем, перед которым не испытывали ни малейшего трепета, в отличии от жителей других городов.

— К моменту, когда на площадь подоспели Хонгрод с Бергом, Ирбис уже бесновался не на шутку и успел покалечить несколько горожан и если бы не воины, кинувшись на его защиту, тут бы его и растерзала озлобленная толпа. Похоже, что этот парень с мозгами вообще не друже, раз так легко поддался эмоциям или слишком уж привык, что его должность дознавателя ввергает простых граждан в ужас. А вот в Инхерсте вышла осечка и это взбесило его ещё сильнее.

— В порыве своего бешенства, Ирбис не нашел ничего умнее, чем накинуться с обвинениями и угрозами на Хонгрода. А когда был мягко послан подальше, тобишь к своему руководству в столице, кинулся на старосту. И…

Тут громила лекарь сделал театральную паузу, подняв вверх когтистый палец и улыбаясь во всю ширь клыкастой пасти.

— И предсказуемо, схлопотал от Хонгрода в челюсть — не выдержав, мы с Олантом заржали как кони, представив эту картину. Хотя мне и представлять этого не надо было, я сегодня уже видел подобную картину в исполнении Берга. Похоже, что шакаленок успел за утро отхватить не раз, а целых два раза — Хонгрод пообещал закрыть его в камере, за клевету, оскорбление и нападение на представителя местной власти, до того как из столицы не прибудет специальная комиссия для расследования данного инцидента. Поняв, что тут он хватил лишку, Ирбис помчался в тюрьму, ну а Берг, поняв что тот задумал, кинулся за ним следом.

— Дальше я уже и сам знаю — засмеявшись, остановил я лекаря.

— Тогда отдыхай, а у меня еще дел куча. Надо этого говнюка Ориса осмотреть — вновь похлопав меня по плечу, отчего я тут же охнул, Олант вышел, а я остался наедине со своими мыслями.

Всё же Ирбис оказался тем еще кретином, раз так легко вышел из себя от нашей шутки. Как только он умудряется удержаться на должности дознавателя, ума не приложу. Видимо, деньги и связи, решают, если и не всё, то многое во всех мирах.

Откинувшись на подушку, я всё же воспользовался советом лекаря и вновь уснул. Но вместо спокойного сна, мне начали снится кошмары. Сначала был сон в котором мой скаут в аварийном режиме входил в атмосферу неизвестной мне планеты. Обшивка уже раскалилась до критической температуры. Грави компенсаторы не справлялись с перегрузкой, меня трясло. Воздух в пилотском отсеке нагрелся так, что было невозможно дышать, пот ручьем стекал по моему лицу, заливая глаза.

Потом картинка сменилась. Вот меня уже куда то несли люди в серебристых скафандрах. Лица было невозможно разглядеть из-за глухих шлемов. Я что то пытался спрашивать, но мне не отвечали. Потом меня ослепила вспышка и снова началась тряска, только теперь я ничего не видел.

Один сон сменялся другим. Меня били, кололи, я снова куда то летел, меня обжигало кислотой или я горел. Лишь спустя вечность, когда я уже был готов сдаться и отдаться безумию, кошмары сменились спасительно тьмой. Не было ничего, только пустота. Не было даже меня, не видел и не чувствовал своего тела, лишь знал, что оно есть.

Я знал, что не сплю, но и не бодрствую. Я застрял где то на грани сна и яви. В голову настойчиво вклинивалась мысль, он том, что мне не выбраться и теперь придется провести в этом ничто целую вечность. Я вспомнил множество историй о сталкерах, застрявших посреди космоса и ожидающих своего конца. Надеясь лишь на то, что сигнал их маяка кто-то засечет на просторах бескрайнего космоса и успеет вытащить их из саркофагов, в которые превратились их скауты. Жуткая смерть.

Но у меня не было даже этой надежды. Мне нечем подать сигнал и никто не придет сюда, чтобы спасти меня. В груди нарастала паника, а разум начал биться в агонии, пытаясь найти хоть призрачный шанс на спасение.

Усилием воли, я смог отогнать надвигающуюся панику, ледяной хваткой сковывающую меня и привести мысли в порядок. Выход есть всегда! Пусть и не всегда он нам нравиться или подходит. А значит сдаваться рано, надо думать и искать решение. Для начала надо понять, где и как я оказался.

Я начал воссоздавать последовательность событий в своей памяти, которые предшествовали тем кошмарам, что я испытал. Что было было до этого? Так, помню ночной поход за Орисом. Что потом? А потом примчался Ирбис и получил по харе от Берга. Дальше? Дальше был Олант и его рассказ, после которого я уснул и начались кошмары.

Так, стоп! что-то я упускаю. Вот поход. Вот площадь и подвешенный Орис. Вот я возвращаюсь в лазарет. Вот влетает Ирбис, хватает меня за грудки и трясет. Вот влетает Берг и дает ему в челюсть. Вот Олант, которые обрабатывает мои раны.

Стоп! В голове промелькнула мысль и я вновь и вновь начал прокручивать в голове беседу с лекарем. Но всё было не то, что то я всё таки упускаю. Ладно. Пойдем от обратного. Сам рассказ не мог загнать меня в такое состояние, не настолько я впечатлительная личность. Раны на груди? Тоже не то, получал ранения и похлеще, от тех же гоблинов. Да, тогда тоже был бред, но я не впадал в пустоту. Что еще? Точно! Мазь! Мазь, которая должна была вызвать воспаление ран и вогнать меня в горячку на два дня!

Чертов лекарь! Имбицил! Убью гада, как только выберусь отсюда! Доктор, мать его, медецины, самопальный!…

Я еще долго подбирал не самые нелицеприятные эпитеты в адрес Оланта. Пока, наконец то не успокоился и не начал рассуждать уже более хладнокровно. Что могло пойти не так? Не учел дозировку или влияние на организм человека или это побочный эффект от одновременного использования мази и того пойла, которым он меня пичкал? А в принципе, какая сейчас, к чертям разница. Надо думать над тем, как это исправить, а не почему это случилось.

Попытка вызвать инфопанель ни к чему не привела. Более того, я только сейчас понял, что попросту не вижу. даже интерфейса. Я уже настолько к нему привык, что попросту не обращал на него внимания, без необходимости. Поразмыслив еще немного, я начал по памяти перебирать навыки, которые у меня есть.

Концентрация. Вспомнив об этом навыке, в памяти всплыли мои уроки по основам магии с Хонгродом. Ну что ж, попытка не пытка. Я сосредоточился на окружающей меня пустоте, пытаясь уловить хоть что то.

Сколько прошло времени я не знал, даже внутренние часы тут молчали. Но мне удалось, я почувствовал легкое колебание чего то тягучего рядом со мной и сосредоточился на этом ощущении. И чем больше я концентрировался, тем отчетливее начинал чувствовать, Это было не колебание, а поток. Поток энергии, теплый, но освежающий и он был не один. Всё пространство вокруг меня состояло из пятен, потоков, вспышек.

Энергия заключавшаяся во всех этих потоках и вспышках была не одинаковой. Какая то была грубее, какая то обжигала, другая была мягкой и тд. Все они были разными и каждая из энергий жила своей жизнью.

Я залюбовался той картиной, что окружала меня и любовался бы еще долго. Но в миг всё пропало, всё моё тело пронзила жуткая боль, а мозги готовы были просто расплавиться и вытечь из моей головы. Не выдержав, я заорал. Точнее, хотел заорать, но из моего горла вырвался лишь слабый хрип.

— Когда уже этот зомбак заткнется — как сквозь вату, донесся чей то голос — задолбал уже орать.

— Скажи спасибо, что он голос себе сорвал — ответил ему другой голос — как вспомню те крики в первый день, аж мурашки по коже.

— И не говори — согласился первый — лучше бы добили и не мучили ни его ни нас.

— Сам знаешь, что нельзя — в голосе второго явно слышалось сожаление — да и Ирбис, как с катушек слетел после случая на площади. Теперь требует, чтобы этот заключенный, во что бы то ни стало, дотянул до столицы.

— Может воды ему дать? — услышав вопрос первого, я обрадовался. Боль начала утихать, а вот пересохшее горло болеть еще сильнее.

— На привале дадим — отмахнулся первый. От чего сразу же был записан мной в личные враги.

Слушая вялую беседу незнакомцев, я пытался прийти в себя и понять где я нахожусь. Голова раскалывалась, онемевшее тело болело так, будто меня неделю пинали, глаза и горло горели огнем. Черт, сколько же я в этом бреду провалялся, что меня так колбасит или это обычный откат от зелий косолапого, о которых он благополучно умолчал?

Так, не открывая глаз, я и продолжал лежать. Всё равно от них сейчас толку не было. Стоит только поднять веки, как жжение усиливалось, а перед глазами был только белый туман. Я попробовал сконцентрироваться на своем организме, но тут же получил, как мне в голову воткнули раскаленную спицу и начале ей там усердно шурудить. От чего я тут же отказался от этой затеи.

Развернув окно логов, всё равно больше ничего сейчас сделать не мог, я принялся их изучать, в надежде получить хоть какие то подсказки о моем нынешнем состоянии.

Глава 16. Откат

“Вы отравлены”


“Регенерация снижена”


Всего два сообщения, вроде и не так страшно. Вот только эти сообщения повторялись десятки раз. Похоже, что для меня, мазь от косолапого, действительно была долгоиграющим ядом. Вот только дозировку Олант рассчитывал на Анима, с их повышенной регенерацией и живучестью. Что для меня, чуть не закончилось фатально.

Любой нормальный человек, уже откинул бы коньки от такой дозировки. Вот только назвать меня нормальным было нельзя. Меня спас навык и то, что для этого мира я был неким читером со способностями игроков ВММОРПГ моего мира. Об этом говорили мне другие сообщения, появившиеся ближе к середине списка.


“Выносливость +1”


“Устойчивость к яду 7 ур.”

“Ваша устойчивость к ядам повышена до 7 %”


“Регенерация 1 ур., ранг: низкий”

“Ваш организм восстанавливаемся на ур*2 % быстрее. Низкий ранг: регенерация распространяется только внутренние повреждения/болезни/отравления”


А вот это было уже что то новенькое. До этого ни у одного из моих навыка не было приписки о рангах. Интересно, если прокачать навык регенерации до максимума стану ли я как один из героев древнего фильма, который бегал с мечом и убить его можно было только отрубив ему голову?

Хотя, думаю, главный вопрос, как вообще развивать этот навык. Не становиться же мне мазохистом, ежедневно режущим свою плоть ради удовольствия? Нет, это точно не мой вариант. Надо будет подумать об этом в более спокойной обстановке. А пока посмотрим, что еще интересного есть в логах.


“Концентрация ур. 4”

“При концентрации на каком либо деле/действии/мысли все показатели отвечающие за данное дело/действие/мысли увеличиваются на 40 %”


“Дух +1”


“Истинное зрение ур. 1”

“Вы видите потоки энергий окружающие вас. Эффективность вариативная”


“Наблюдательность +2”


“Дух +2”


Хм… Тут тоже что то новое. Что такое истинное зрение, догадаться не сложно. Особенно для человека читавшего немало книг и смотревшего не меньше фильмов. Что такое вариативная эффективность тоже понятно. Не понятно только, от чего зависит эта самая вариативность и есть ли, какие то линейные зависимости.


“Истощение маны”


Еще одна новая для меня надпись. И почему то мне кажется, что именно она и является основной причиной, почему, при попытке использовать навык, в мою голову вонзается раскаленная игла и пытается поджарить мне мозги. Хотя, наверное не следует сбрасывать со счетов и возможный откат от варева Оланта.

В общих чертах стало понятно что со мной произошло. Из хорошего можно отметить повышение выносливости и духа на целых пять и три единицы соответственно. Роста концентрации до третьего уровня и получении нового навыка “истинное зрение”. Это всё супер и этому я рад.

Вот только не стоит забывать и о минусах. Кроме того, что вместо тела у меня сейчас сплошная отбивная, над которой поработало сотни две обезумевших боксеров. Глаза горят так, будто какой то долбаный гурман их раскаленной ложкой выковыривают, предварительно посыпав перцем для повышения пикантности вкуса. Голова трещит так, как будто в ней открыли кузнечный цех и какой то подмастерье недоучка постоянно путает горм с моим мозгом, суя в него раскаленный прут. А рот стал адской пустыней, в которой пара сотен шахтеров долбят землю кирками в поисках хотя бы капли воды.

Но это всё мелочи, по сравнению с тем, что я без понятия, сколько времени я провалялся в бреду, где мы находимся, когда пройдет откат от отравления и истощения. Как мне вытаскивать ребят, если откат затянется. А самое главное, я понятия не имею, когда будет этот гребаный привал, на котором два, болтающих рядом со мной, утырка, наконец то, дадут мне гребаной воды!!!

Я готов был голыми руками разорвать этих садистов, которым лень дать глоток воды умирающему рядом человеку. Но еще больше меня бесила собственная беспомощность. Я сейчас даже пальцем не могу пошевелить так, чтобы это не вызвало новой волны боли. Хотя постоянная тряска справлялась с этим и без моей помощи.

Нет, я точно набью морду этому мохнатому вредителю и экспериментатору. “Не волнуйся”, “через пару дней пройдет”. Ну да, мать вашу, прошло, не спорю. Вот только с дозировкой, ты мать его напутал и про откат сообщить забыл. Иначе хрена с два я бы на такое пошел.

Не знаю, сколько прошло времени пока я предавался мысленной ругани и посланием всевозможных кар на голову косолапого, моих попутчиков и вообще всех, кого только смог в этот момент припомнить. Но боль, понемногу начала притупляться и я, наконец то смог уснуть. Без всякого бреда, кошмаров и потоков энергии, просто спасительный сон.

Очнулся я от ощущения влаги во рту и тут же начал жадно глотать льющуюся мне в горло живительную воду. Пересохшее горло не хотело слушаться и я подавившись, зашелся в приступе кашля. От чего тело вновь скрутило адской болью.

— Тише, парень, тише — раздался голос над моей головой — не хватало еще, чтобы ты в мою смену загнулся.

Я с трудом разлепил воспаленные веки и мутным взглядом посмотрел над нависшего надо мной анима. Свет резал глаза, картинка плыла и я не смог ничего толком рассмотреть, кроме того, что он принадлежал к волчьему роду.

— Давай помаленьку — моих губ, вновь коснулось горлышко бурдюка, а в рот полилась столь приятная и желанная влага.

На этот раз я старался сдерживаться и пить мелкими глотками, но не успел я сделать и десятка глотков, как вода пропала, а бурдюк начал от меня отдаляться. Я попытался схватить его, но пальцы дрожали, а руки не хотели подчиняться.

— Ну, ну. Не спеши — Повторил мой надзиратель. А больше, по сути, в повозке с заключенным делать было некому и нечего — нельзя много за раз, Только хуже станет.

— Долгх. кхе… кхе… — горло не слушалось и вместо слов вырывался лишь хрип, от чего я вновь зашелся в кашле и вновь боль по всему телу.

— Сказал же, не спеши — сердито прошипел аним, как маленькому ребенку — ты ещё слишком слаб. Я вообще удивляюсь как ты выжил, после двух дней горячечного бреда. Совсем людишки хилые нынче пошли. Не переживай, чуть позже еще воды дам, а там и похлебка подоспеет. Сам понимать должен, что тяжелой пищи тебе сейчас нельзя, а вот похлебка в самый раз будет. Мигом на поправку пойдешь. Это тебе я, Хунгид, говорю.

Похоже, что у этого анима, от скуки начался словесный понос. А может он и по жизни таким был, кто его знает. Хотя странно, обычно болтливых на такие должности не берут. Но не мне, новичку в этом мире судить. Главное, что он сообщил мне то, что меня интересовало, а остальное мелочи. Хунгид, ещё долго болтал, но я уже слушал его в пол уха, размышляя о своем.

Я провалялся в бреду два дня, как и говорил Олант, а значит с дозировкой этот мохнатый не ошибся. Ну а раз он точно рассчитал дозировку, то и об откате должен был знать, но, падла, промолчал. Хотя и тут нет ничего странного. Сообщи он мне о нем заранее, хрен бы я согласился мазать на раны эту отраву. А это была именно отрава, точнее яд, о чем мне уже добросовестно доложила система. Вывод? Надо бить мохнатую морду! Но это план на будущее и скорее всего на весьма отдаленное.

Моего расплывающегося зрения вполне хватило, чтобы понять, что я лежал в крытой повозке, окруженный мешками и ящиками. Судя по всему продовольствие и еще черт знает что.

На привалах, рядом со мной лишь один охранник. Да и зачем больше, для надзора за полу дохлым слабаком? Ответ — незачем. Что мне, конечно же только на руку. Главное, что бы и ночью всё оставалось без изменений.

Остается только один вопрос. Сколько времени продлится откат? Хоть путь до столицы и не близкий, но затягивать с побегам нам не на руку. Всё же мы договорились встретиться с Джером в определенном месте и чем дольше будем тянуть, тем больше придется возвращаться.

Конвоировали нас два дознавателя. В сопровождении у каждого из них дюжина стражей. Итого двадцать шесть анимов, из которых двое едут в моей повозке и столько же должны ехать с клеткой. Осталось понять сколько стражников остается в карауле на ночных стоянках, где располагаются и как часто они меняются.

Определившись с планами на ближайшее будущее, я вновь начал засыпать. Мой надсмотрщик, похоже, этого даже не заметил и я провалился в сон под мерный бубнеж Хунгида.

На этот раз проснулся я самостоятельно, от запах готовящейся еды. В горле по прежнему царила засуха, но в этот раз уже без шахтеров со своими кирками. В голове тоже произошли перемены, в частности, кузнечный цех сменился колокольным звоном, а подмастерий с раскаленными прутьями выгнали взашей.

Боясь спугнуть удачу, я попробовал пошевелиться. Но ожидаемой, адской боли не последовало. Её сменили миллионы мелких игл, прокалывающие каждый миллиметр затекшего от долгого лежания тела.

— Очнулся? — Поинтересовался сидевший рядом Хунгид. Мои телодвижения не остались для него незамеченными — на вот, попей. Только медленно.

Моих губ, вновь коснулось горлышко бурдюка, но наученный горьким опытом, я сдержал первый порыв присосаться к нему и залпом выдуть всё содержимое. Вместо этого, я начал пить мелкими глотками, всё время прислушиваясь к ощущениям. В этот раз мой надсмотрщик дал мне выпить куда больше прошлого раза. Но мне всё равно хотелось еще.

— Сп… Спппа… — попытался я поблагодарить, но связки всё еще болели и вместо слов получилось одно сипение.

— Не За Что — усмехнулся Хунгид — потерпи, скоро будет готов ужин. Правда я уже тебе говорил, что тебе только похлебку можно. Но и то хорошо. Смотрю на поправку идешь, даже в бреду не валялся и не орал. Знаешь, а ты живчик. Я вот помню как сам валялся. После ранения это было….

Дальше я уже его не слушал. Похоже в прошлый раз словесный понос был не от скуки, просто человек он такой. Хм… В смысле аним он такой, находка для шпиона. Но это уже не мои проблемы. Я осмотрелся и только сейчас понял, что уже поздний вечер. Похоже мы встали лагерем на ночевку.

Вызвав инфопанель, я проверил количество манны. Маны было под завязку, а точнее, целых двести двадцать единиц. Не сказал бы, что много, но этого мне хватит на целых четыре секунды призрачного шага. После некоторых колебаний, я всё же решился применить навык концентрации, но пока что только на себе.

Спешить я не стал и для начала просто вслушивался в окружающие меня звуки, постепенно увеличивая дистанцию. Не знаю, что именно стало причиной, рост показателей или навыки, но мне стало легче контролировать этот процесс. Я даже мог сосредоточиться на конкретных звуках, отсекая всё лишнее.

Я слышал как, как по лагерю снуют стражи, как в клетке, рядом с моей повозкой, мои товарищи подтрунивают над Орисом, а он в ответ лишь поливает их грязью и грозиться всеми возможными карами, что еще сильнее их веселит. Похоже, что наш план мести удался по максимуму и ящерка отправилась с нами в роли такого же заключенного, для разбирательства в столице.

Мои эксперименты пришлось прервать из-за нарастающей головной боли. Да и Хунгид уже вернулся в повозку с чашкой похлебки. Он помог мне сесть, прислонив спиной об один из ящиков. За что я был ему очень благодарен. Силы возвращались медленно и самостоятельно совершить такой подвиг я бы не смог.

Обхватив горячую кружку дрожащими руками, я чуть не опрокинул ее на себя. Руки тряслись, как у припадочного и сил держать кружку нормально, в ослабевших руках, просто не хватало.

— Вот жеж! — выругался Хунгид — давай помогу.

Подхватив кружку снизу, он начал медленно меня поить. Рот наполнил обжигающий, мясной бульон с привкусом незнакомых мне трав. В этот момент, он показался мне райской пищей, а не жидкой походной похлебкой. Не отрываясь от чашки, я пил и пил, обжигая рот и горло, но мне было всё равно. Увы, но как и с водой, похлебка быстро закончилась, совершенно меня не насытив.

— Хороший аппетит — это хорошо — усмехнулся мой надзиратель собственному каламбуру — значит идешь на поправку.

Черт! А ведь он прав! Если я слишком быстро пойду на поправку, это может вызвать подозрения, а что еще хуже, меня могут переселить в клетку к остальным. Жаль нет зеркала, чтобы увидеть себя со стороны. Хотя, если судить по ощущениям, не всё так плохо. Думаю, я сейчас выгляжу не лучше матерого мертвеца. Так что можно отложить этот вопрос до ночи, когда за мной уже не будет такого пристального присмотра. А там и варево чертового Оланта поможет.

Отпустив, наконец кружку, я благодарно кивнул и вновь попытался улечься самостоятельно. На удивление, у меня это почти получилось. Если не считать того факта, что под конец, мои руки не выдержали и я рухнул на дно телеги, хорошенько приложившись головой о доски.

— Твою мать — прошипел я, морщась от боли.

— Куда ж ты так спешишь — посетовал Хунгид — вечно, вы молодые, молодые куда то торопитесь, летите не знамо куда и зачем. Вот мы в ваши годы…

Дальше я уже не слушал. За день уже начал привыкать к болтливости этого стража и просто игнорировал, хотя и слушал в пол уха. Мамоли, что полезного взболтнет, такого, добровольного, информатора еще поискать надо. Уже по традиции я начал засыпать под мерный бубнеж, до начало ночных вахт еще было время и стоило использовать его с пользой для организма. А точнее, для сна.

Внутренние часы сработали без сбоя и я проснулся, сразу, как только лагерь начал затихать. Глаза я по прежнему держал закрытыми, притворяясь спящим. Всё равно с моей позиции в крытом фургоне, да еще и ночью, пользы от них не было. Сейчас вся надежда была только на слух и моё ощущение окружающего пространства.

Я вновь обратился в слух, постепенно расширяя радиус восприятия. Почти все войны уже устроились на ночлег, если не считать часовых. Рядом со мной сопел Хунгид. Между моей повозкой и клетке переговаривались еще двое. Четверо стражей я обнаружил недалеко от лагеря, по одному на равном отдалении друг от друга. Расположились они так, чтобы двое соседних были в зоне прямой видимости.

Но самым интересным было то, что возле костра Ирбис и беседовал с Орисом. Судя по постоянным жалобам второго, его руки были связаны. Но сам факт того, что он не в клетке, а сидит с дознавателем был весьма интересен. И если Берг не пресек столь вопиющее нарушение правил, значит на то была причина. И мне кажется, я знал какая.

За ночь, часовые менялись еще три раза. И того получается шесть дежурных за смену, по четыре смены. Это было просто отличной новостью. Значит на побег и разрыв дистанции у нас будет не менее трех часов. Потом поднимается тревога. Пока сообразят, пока организуются, пока поймут в какую сторону мы дали деру и организуют погоню. Значит разрыв будет не менее трех часов чистого времени, может даже больше.

Дорога, по которой мы двигались, пролегала через лес и организовать верховую погоню у них не выйдет. Идти в ночном лесу по следу, задача не из легких и до рассвета сократить дистанцию у них не выйдет. А если еще учесть, что обычные вояки, против охотников, для которых лес, как мать родная, вообще не играют. То уйти от погони не будет такой уж сложной задачей.

В перерывах между пересменками я откровенно скучал, но не позволял себе уснуть, боясь пропустить что нибудь важное. К примеру обход караульных Бергом или Ирбисом. Но на мое счастье, оба пренебрегли этой обязанностью. Берг, так как играет на нашей стороне, а Ирбис попросту забил, налакавшись вина в компании Ориса. Чем еще больше подтвердил свое звание идиота в моих глазах.

Провалиться в сон, я себе позволил лишь после того, как получил долгожданный завтрак. В этот раз Хунгид расщедрился на густую кашу и дал вдоволь напиться воды. За ночь мое состояние улучшилось настолько, что мне, все же, пришлось выпить микстуру косолапого и начать изображать немощного, чтобы не вызвать к себе подозрений.

Радовало одно, днем я могу спокойно спать и не заботиться о качестве своих актерских талантов, которые мало кого могли обмануть.

Глава 17. Побег

День прошел спокойно и без сюрпризов. На привал, мы останавливались лишь раз. И то для того, чтобы накормить орхов и приготовить нормальной еды, благо Хонгрод не поскупился на запасы в дорогу. В пути, чаще всего, приходится питаться сыром, вяленым мясом и сухарями. Так что сейчас солдаты отрывались по полной.

Воспользовавшись отлучкой Хунгида, я откупорил, початый бочонок вина. Достав из инвентаря небольшую, глиняную бутылочку, влил ее содержимое в бочонок и закупорив его, лег обратно на дно повозки. Дело сделано, пока будем ехать, жидкость успеет смешаться с вином, не хуже, чем в центрифуге.

Качеством местных телег и дорог можно было устраивать пытки. Дорога всё в кочках и камнях, телега без какой либо амортизации. Да и вообще, какая к чертям амортизация и комфортное нутро, когда у этой телеги, даже колеса были деревянные. Даже мало мальских шин на ней нет.

Ну да черт с этими телегами, главное, что всё идет по плану. Сама по себе жидкость, которая содержалась в бутылке, не была ядом или снотворным. Такой фокус с анимами и их животным чутьем не проканает. Они в раз унюхают такие добавки в еде.

Так что наши светлые головы от медицины, я имею в виду Уриса и Оланта, придумали другой способ. Они подмешали в крупы и специи, порошок из трав, отвар из которых в сочетании той самой жидкости и становиться слабеньким снотворным. На то, чтобы погрузить анима в глубокий сон, его действия не хватит, но нам это и не нужно. Достаточно того, что оно вызовет сильную сонливость и ослабит бдительность часовых ночью.

Почему мы все так уверены в том, что стражники выпьют это вино? да очень просто, вы хоть раз в своей жизни видели вояк, которые бы отказались от дармовой выпивки? Лично я таких не разу в своем мире не встречал, да и то, что я наблюдал вчера, подтверждает данное правило и в этом мире.


Наш конвой еще засветло достиг места стоянки и началась кипучая деятельность по обустройству. Солдаты выполняли давно привычные им действия. Каждый знал свою задачу, а потому при деле были все.

Одни рубили дрова для костров и шесты для палаток, другие обхаживали орхов, третьи отвечали за готовку и так далее. Каждый был при деле и весь отряд действовал как единый, отлаженный механизм. Не прошло и часа, как над лагерем уже витал запах готовящейся пищи и был слышен веселый смех солдат.

Еще до полуночи, большая часть солдат весело храпела в местных аналогах спальных мешков. Не были исключением и дознаватели с Орисом, который, в очередной раз ночевал вне клетки. Интересно, как шакал преподнес этот факт Бергу? Хотя, меня это должно волновать в последнюю очередь. Берг не маленький, сам разберется.

Мой надзиратель также сотрясал телегу мощью своих легких. Этот храп можно было сравнить, разве что с гулом реактивных двигателей. Но не смотря на вполне реальную опасность оглохнуть, мне было это на руку. За этим ревом, меня абсолютно не будет слышно.

Убедившись, что весь лагерь погрузился в сон, а новая смена заняла свои места, я приготовился к броску, что мне предстоял. Сейчас моей маны хватит лишь на семь секунд беспрерывного использования сокрытия, если я вообще смогу столько держать навык активным и расходовать её понапрасну было нельзя.

Приготовившись, я замер у борта, ошибки допустить нельзя. Казалось бы, что сложного, если ты отрабатывал нужные навыки десятки, а то и сотни раз. Но, одно дело, использовать навык на тренировках, где худшим результатом будет неудача и совсем другое, когда от этого зависит твоя жизнь и жизнь твоих товарищей. А беглецов в этом мире не щадили, при попытке к бегству будут били насмерть.

Мышцы сковало свинцом, а сердце отдавалась в голове набатом, готовым разбудить всю округу. Выдых и рука откидывает полог телеги, а тело уже летит вперед. Мгновение и мир вокруг замер. Один из охранников застыл с открытой пастью, второй с усмешкой на морде.

“Байки травили” — промелькнула злорадная мысль в голове, а руки уже наносили удары в район висков. Мягкое приземление и подхватить падающие тела.

— Да мать твою, что ж вы жрете?! — вырвался из груди сдавленный хрип, под тяжестью тел. Моих сил еще, явно не хватало и шум рухнувших тел показались мне взрывом сверхновой в ночной тиши.

Замерев, я вновь ушел в концентрацию, отслеживая действия часовых, стоящих по периметру. Но или они филонили под действием микстуры наших лекарей или я себя слишком уж накручивал. Но никто из них и ухом не повел в мою сторону.

Переведя дыхание, я подошел к клетке и встретился взглядом со скалящимся мне Хафли. Решив, не обращать внимания на, явно снисходительную рожу, я просто вложил в его руку сверток с отмычками. Теперь его черед, вот и посмотрим.

Балагур не подвел. Ему понадобилось лишь три секунды, чтобы клетка! Гребаный кошак! Я даже заметить не успел, как он это сделал, но замок и дверь открылись абсолютно бесшумно. Не знал бы, что этот прохвост не обладает магией, черта с два бы поверил, что такое возможно провернуть одной лишь сноровкой. Самая простая часть плана была позади и теперь предстояло самое тяжелое.

Приняв от меня кинжалы, Хафли кивнул мне в сторону своей пары часовых и буквально растворился во тьме. Я же не став мешкать, развернулся к своим. У меня оставалось лишь шесть секунд. Я пошел в сторону того часового, что был левее, стараясь двигаться максимально бесшумно.

Оставалось лишь пять метров, когда аним почуял неладное и резко обернулся. В то же мгновение, я активировал “призрачный шаг”. Мгновение и дистанция между нами исчезла, а рукоять кинжала впечаталась четко меж бровей, еще мгновение и то же происходит со вторым часовым.

Второе тело, я всё же успел подхватить и аккуратно опустить на землю. Обернувшись к лагерю, я был готов увидеть нацеленные на меня арбалеты и клинки. Но увидел лишь ухмыляющихся товарищей и спящий лагерь. Похоже, что этот этап плана удался и пора отсюда двигать.


Весь отряд бежал по лесу ведомый Гезером, по одному ему ведомому маршруту. Пробежав с два часа, мы вышли к небольшой речке или лучше сказать ручью, по которому и двинулись дальше, уходя в сторону от изначального направления.

Спустя еще час, по требованию волка, я раздал всем тряпки, пропитанные каким то раствором. Обмотав ими свою обувь, мы вновь двинулись по суше. Теперь выследить нас по запаху было, практически невозможно, что давала нам лишнюю фору.

Мы не обольщались и понимали, что просто так погоню с хвоста не скину, но дистанция между нами, всё равно увеличивалась. Всё же солдаты, пусть и элитные, охотникам в лесу не ровня. А Гезер со своей командой были одни из лучших не только в Инхерсте. Но подозреваю, что и во всей империи. Не простые это были ребята, ох не простые.

— Надо было перед уходом оставить пару подарочков Орису — посетовал Хафли на упущенную возможность, как только мы устроились на короткий привал.

— Была мысль — хмыкнул Гезер, оскалившись в хищной улыбке — но это было слишком рискованно.

— И всё же, надо было утащить его с собой, а потом кинуть по пути — поддержал балагура Харс — а еще лучше голым. Пусть бы щеголял по лесу своей чешуйчатой задницей.

Раздался дружный смех. Вид злого и ничего не понимающего Ориса, бродящего голышом по лесу, всем явно пришлась по вкусу.

— Я бы тоже был не против такого зрелища — отсмеявшись, кивнул Урис — но это сильно бы нас замедлило. А этого сейчас допускать нельзя, время играет против нас.

Возражать никто не стал, все и так понимали, что погоня никуда не делась и мы теперь не просто преступники, а преступники беглые. Разговор с такими короткий, болт в спину, если не сдадуться добровольно, а этого никто из них делать не собирался.

После пятиминутного привала, мы вновь двинулись бегом. Следовало увеличить дистанцию, как можно больше, до того как мы доберемся до точки встречи. Где нас уже должен был ждать Джер с ездовыми ящерами. Встретившись с ним, мы должны будем разделиться. Добираться до границе, каждой паре придется своим маршрутом и вновь встретиться мы сможем только на территории гномов.

Драгнил не подвел и когда, с рассветными лучами, мы вышли к точки встречи, он уже был там. Судя по всему, добрался он сюда еще задолго до рассвета. Его сапоги были мокрые от утренней росы, а сам он кутался в походный плащ, спасаясь от утренней прохлады.

Разводить костер или использовать магию он не стал, чтобы не оставлять лишних следов для наших преследователей. Вполне хватало и следов когтистых лап ездовых ящеров, которые успели неплохо вспахать землю на том месте, где были привязаны к деревьям.

— Долго же вы — стуча зубами, пожаловался Джер — я тут скоро совсем околею.

— Надо было побегать, а не стоять столбом — Хмыкнул Харс — мы вот неплохо согрелись.

— Спасибо, но я воздержусь — поежился драгнил, еще сильнее укутываясь в плащ — всё прошло нормально?

— А могло быть иначе? — наигранно удивился Хафли, подходя к другу — это ж мы, а то они.

— Завязывайте с разговорами — подал голос Гезер, подходя к одному из ящеров — Эрмак, раздавай поклажу и по ящерам, пока нам пятки не подпалили.

Я молча выгрузил из инвентаря четыре походных вещмешка, которые тут же перекочевали к своим новым владельцам. Все было оговорено заранее, а потому, пожелав друг другу удачи, все сели на своих ящеров и не прощаясь, разъехались в разніе стороны.

Я никогда раньше не ездил даже на лошадях, что уж говорить о ящерах. Сказать честно, я его даже побаивался. Чувствуя это, ящер дергался и пытался проявить норов. Так что потребовалось некоторое время, чтобы я смог оседлать его и заставить двигаться.

Наш путь лежал обратно к границе, но не к деревне, а в сторону. Ездовые ящеры выгодно отличались от лошадей не только выносливостью и способностью сражаться, но и своей проходимостью. Ящер мог пронести своего наездника там, где не могла этого сделать лошадь. Например по лесному бездорожью, по которому мы сейчас двигались.

Кроме попыток не свалиться с непривычного транспортного средства, приходилось еще и от веток постоянно уклоняться, чтобы не вылететь из седла. Всё это в купе с моими навыками верховой езды сильно нас тормозило и нервировало. Если так и продолжиться, то нас быстро нагонят и уходить придется уже с боем.

— Придется подкорректировать маршрут — Покачал головой Джер — так мы не оторвемся.

— Есть варианты? — я был раздражен не меньше, чем драгнил раздосадован. Уже после получаса езды в седле у меня болело всё тело и особенно мягкое место.

— Тут недалеко есть лесная тропа, поедем по ней — Джер ненадолго задумался, но приняв какое то решение, кивнул сам себе и сменил направление.

— Отчего же сразу по ней не поехали? — то, что причина была, я не сомневался и мне было интересно ее узнать.

— Причин на самом деле две. Первая, её направление, которое отдалит нас от границы.

— А вторая?

— Она проходит через пятно.

— Что за пятно? — не понял я. До этого не разу не слышал от Хонгрода ни о каких пятнах.

— Пятнами называют оскверненные участки земли и чем больше пятно, тем опаснее в нем находиться — Джер поежился, видимо вспоминая одно из таких пятен — не приятное, в общем, место.

— А более безопасного пути нет? — Честно говоря, я не горел желанием соваться туда, где можно нарваться на неприятности.

— Увы, это единственная тропа в этой местности — покачал головой Джер — а через лес, нас быстро нагонят.

— Ну извини, что никогда раньше не ездил на ящерах — мой голос сочился сарказмом и раздражением. Понимаю, что драгнил нивчем не виноват, но усталость давала о себе знать. Сначала побег, потом ночной марафон по лесу и теперь еще это долбанное седло.

— Ну да — ничуть не обижаясь, хмыкнул Джер — тут мы просчитались. Как то даже и в голову никому не пришло, что ты можешь не уметь держаться в седле.

— И чем эти пятна осквернены? — поспешил я сменить тему. Да и хотелось побольше о том месте, через которое нам придется ехать. Ведь от этого может зависеть моя собственная жизнь.

— Тебе ведь рассказывали о измененных и то откуда они беруться?

— Да — кивнул я, чуть не прикусив себе язык, когда мой ящер резко дернулся в сторону — но в общих чертах.

— Тогда проще. — на некоторое время Джер замолчал, пытаясь облечь в простые слова, то что знал.

Мана была не единственной энергией этого мира. Точнее их насчитівалось более десятка. Кроме маны существовали и такие как энергия жизни, энергия души, некроэнергия, благодать и тд.

Но кроме энергии этого мира, существовали и энергии других иных планов. Как я понял, это другие миры, расположенные ближе всего к этому и иногда грань между ними настолько истончилась, что появлялись, так называемые разрывы.

Из этих разрывов в этот мир попадала энергия других миров, а в другие из нашего. Под действиями этой, прорвавшейся энергии менялось и окружающее эти разрывы пространство. Сила и масштабы изменений зависели от величины разрыва.

В империи, как и в других государствах, существовали специальные подразделения магов, в чьи обязанности входило зачищать такие пятна, закрывать разрывы. А вот повернуть уже случившиеся изменения им было не под силу. отчего и оставались, те самые пятна, которые все пытались обходить стороной.

Как правило, сама земля в таких местах настолько пропиталась чужеродной энергией, что изменения в животных и растительности продолжались даже после закрытия разрыва. Со временем всё приходило в норму, но для этого требовалось большое количество времени. Могли пройти десятки, а в особо глобальных случаях и сотни лет, прежде чем пятно полностью исчезнет. Вот через одно из таких старых пятен, нам и предстояло пройти.

— Не переживай — усмехнулся Джер — этому пятну почти сотня лет и земля там практически восстановилась.

— Это радует — с облегчением вздохнул я — Не хотелось бы встретить какого то монстра.

— А вот тут как повезет — обрадовал меня драгнил — разрыв в этом пятне вел на план хаоса. А энергия хаоса самая непредсказуемая.

— И что за изменения она несет?

— Она изменяет не только живое, но и само пространство. Может создать невидимый вихрь или чистый родник может превратиться в кислотный. Может превратить камни в кристаллы или лишить их веса — Джер пожал плечами — говорю же, практически невозможно предсказать.

— А с животным миром что происходит?

— Ничего хорошего. Большая часть погибает из-за происходящих в них изменений, но с теми, что умудряются выжить лучше не сталкиваться.

— Это я уже и так понял — хмыкнул я и погрузился в собственные размышления.

С одной стороны, лучше было бы не рисковать, пусть это и грозило поимкой. С другой стороны, если драгнил сам предложил этот маршрут, то уверен, что он нам по силам. И опасность этого пятна не так уж и велики. Ну что ж, будем надеяться, что мое бессмертие не шутка неизвестной системы и действительно работает. Да и Джер был не из слабаков, как физически, так и магически.

— Выбор за тобой — прервал мои размышления Джер, когда мое молчание сильно затянулось — как двигаемся дальше?

— Ты уверен, что мы сможем проскочить? — меня всё же терзали опасения.

— Шансы довольно таки велики — пожал плечами джер — во всяком случае выше, чем оторваться от погони.

— Тебе виднее, так что доверюсь твоему опыту — принял я окончательное решение. Драгнил был прав, оторваться не выйдет, а давать отпор, только усугубить свою участь. Даже если выйдет, то на нас спустят всех собак. Одно дело беглец, другое беглец убивающий слуг порядка империи — едем через пятно. Но как закончиться эта чертова гонка, я хочу выспаться и нормально поесть.

— Договорились — усмехнулся Джер — а вот и тропинка.


Глава 18. Пятно хаоса

Пейзаж вокруг напоминал бред художника шизофреника под тяжелыми галлюциногенными препаратами. Только увидев ЭТО своими глазами я смог понять, почему Джер не мог мне ничего толком пояснить.

Растения, если их так можно было назвать, переплетались в узлы или извивались, как живые. Вместо зеленого, они были всех цветов радуги, но среди всего этого калейдоскопа, преобладал серый цвет земли из которой, вперемешку с растениями, росли не менее причудливые кристаллы, самых различных форм и размеров.

— Старайся ничего не касаться — предупредил напарник — никогда не знаешь, что из этого безвредно, а что смертельно опасно.

— Да уж постараюсь — я был совершенно серьезен. В свое время, мне довелось побывать на планете с хищной растительностью, где даже укрыться было негде. Именно там я потерял одну из своих рук и только чудом смог выбраться.

Дальше мы ехали молча, то и дело, шарахаясь от очередной ползущей лианы или тянущегося к нам кристалла. По словам Джера, в подобных пятнах можно было бы набрать немало ценных материалов. Которые можно будет продать, как ремесленникам, так и магам или алхимикам.

Собственно сразу после зачистки, обычно так и делают. Но со временем, пятно теряет свою силу и насыщенность энергией. И риск становиться не сопоставим с ценой добытых материалов. И это, если не брать в расчет время и средства затраченные на экспедицию и сбор материалов.

Двигались мы медленно, постоянно кидая впереди себя набранные перед пятном камни. Ночевать в таком месте, было изощренным способом самоубийства. А потому, мы планировали пересечь пятно еще до заката.

Мелькнула тень и меня вышибло из седла, словно тараном. Упав на землю, я не останавливаясь, ушел в перекат. На то место, куда я упал, тут же приземлился силуэт из прозрачного марева. Не останавливаясь ни на миг, я вновь ушел перекатом в сторону. Кинжалом очередное растение, вістрелевшее в мою сторону своими отростками.

Новый удар и я снова лечу на землю, спину обжигает острая боль. Я лишь успел поднять перед собой кинжалы, как на меня навалилась полупрозрачная туша. Я даже не мог толком разглядеть, что это за тварь. Новый удар по кинжалам чуть не отсушил мне руки. Если я срочно ничего не придумаю, то мне конец. Уши пронзил дикий вопль, почти на грани ультразвука. Ощущение тяжести исчезло.

— Вставай, быстро! — Джер, сидя на своем ящере отмахивался мечом от прозрачного марева, атаковавшего его раз за разом — Быстрей!

Пока я валялся, а Джер отбивался от невидимого существа, наши ящеры сражались с живой растительностью, которая всё время пыталась оплести их ноги. Оставаться на земле было слишком опасно и последовав совету драгнила, я рысью вскочил на своего ящера.

В седле, кинжалы были абсолютно бесполезны и я поспешил сменить их на короткий клинок. Пусть я и владел им намного хуже, чем своими любимыми кинжалами. Но после всех тренировок, владел им довольно на приличном уровне. Теперь нужно было придумать, как разобраться в невидимой тварью.

Джеру явно удалось ее ранить. Вот только это никак не сказалось на ее скорости, скорее наоборот. В бешенстве эта тварь двигалась еще стремительнее и если бы не навыки драгнила, пришел бы нам конец на месте. На поляне, где я только что лежал остались лишь следы моей крови, а вот кровь твари или была невидима или ее и вовсе там не было. Если верен второй вариант, то у нас большие проблемы.

Вызвав инвентарь, я лихорадочно перебирал взглядом всё содержимое, которые в нем хранились. Срочно нужно было найти хоть что-то, что поможет склонить чашу весов в нашу сторону. Кинжалы, лук, арбалет, всё не то! Вещи, плащи, одеяла, сменная одежда. Тоже не то! Вино, вода, еда! Всё в топку, всё не то! Лекарства, деньги, книги. СТОП!!!

— Джер! Задержи дыхание! — мелькнувшая в голове мысль показалась бредовой, но времени на обдумывания не было. Выхватив из инвентаря мешочек, я швырнул его в сторону драгнила — Режь!

Меч драгнила очертил восьмерку и мешочек взорвался облаком специй, в которое тут же влетела невидимая тварь. Лишь чудовищная реакция драгнила позволила ему увернуться от пролетевшей мимо туши. Воздух разорвал вопль боли.

Тварь упав на землю завертелась бешеной юлой, оглашая окрестности непрекращающимся воем. Схватив притороченный к седлу арбалет, Джер с первым же болтом пригвоздил ее к земле. К бившейся в агонии туше, словно щупальца, поползли ветви растений. Буквально за минуту вокруг твари образовался кокон.

Наполненный болью вой перешел в ультразвук, который сменился предсмертным хрипом. Мы не стали дожидаться окончания жуткой трапезы и двинули дальше, каждое мгновение ожидая атаки очередной твари.

Если так пойдет и дальше, то темнота наступит раньше, чем мы сможем отсюда выбраться. Но и ускориться мы не могли, слишком большой риск напороться на очередную тварь.


— Да сколько же их тут! — очередной взмах меча рассек летевшее на меня насекомое — ты же маг, сделай уже что нибудь!

— Да что я сделаю?! — зло огрызнулся драгнил, отмахнувшись от очередного жука — я уже пустой!

— Да мать твою! — в сердцах выплюнул я. Я был зол, но не на товарища, а на этих чертовых жуков и это долбанные пятно.

Прошло уже больше часа, как на нас с дерева спикировал первый жук. Я таких никогда еще не видел. Размером с кошку, покрыт прочными серыми шипами, отличающими на свету всеми цветами радуги. Моей реакции и навыков вполне хватило, что бы разрубить эту тварь ещё на подлёте. И все бы ничего. Да только она оказалась не одна! Насекомые сыпались на нас как перезрелые яблоки.

Поначалу мы надеялись легко от них отбиться, вот только эти твари все никак не заканчивались. А бесконечно махать мечом невозможно. Пусть он и весит всего пару килограмм, но с каждой минутой становилось все тяжелее. Оставаясь на месте, мы рисковали быть собранными заживо. Джер осознал это быстрее меня и крикнув, рванул с места в карьер. Я же старался не отставать, каждую секунду рискуя свалиться с ящера или быть сбитым очередной живой веткой.

— Кажется оторвались — замедлившись, а после и вовсе остановившись, Джер вглядывался в кроны деревьев позади нас.

— Угу — только и смог выдавить я. Бешеная скачка по этому бреду шизофреника, по ошибке называемому лесом, совсем меня вымотала — фуууу… далеко… ещё?

— Если не сбились с пути, то до заката должны успеть — оглядевшись, прикинул драгнил — пятно небольшое…

— Ну да, слышал. А ещё оно старое и почти рассеялось — обижаться на товарища я не собирался. Он явно и сам не ожидал попасть тут в такую передрягу — я почти уже в норма. Двигаем дальше?

— Да, не стоит задерживаться на одном месте.

— Ты вообще бывал тут?

— Да — не оборачиваясь, кивнул Джер, вглядываясь вперед — были пару раз с дедом. За материалом ходили. Но говорю сразу. Таких тварей не разу не было.

— И давно вы тут были в последний раз? — вспомнив одну интересную деталь о драгнилах, у меня появилась одна интересная, но не очень приятная догадка.

— Да нет. Лет пятьдесят, ну может шестьдесят назад — припомнил драгнил — а что?

— Да твою ж налево — выругался я — а ты не подумал, что за полвека все тут могло измениться?

Моя догадка подтвердилась. Джер был драгнилом, а драгнилы, как и драконы, не стареют. Ну может и стареют, но настолько медленно, что никто кроме них самих об этом не вкурсе. Для таких долгоживущих рас, полвека вообще не срок. А я этот момент, как то совсем упустил из виду. Впредь будет мне наука.

— А чего тут думать? — усмехнулся драгнил — єто же пятно хаоса. Тут и за месяц всё может поменяться до неузнаваемости.

— Мда — мне только и оставалось, что покачать головой — я тут вот еще о чем подумал. Ты же говорил, что материалы из этого, долбаного пятна, денег стоят. Так почему мы ничего не собираем когда плетемся как черепахи?

— А ты знаешь что собирать? Я вот нет, думаю и ты тоже — развел руками Джер — так какой смысл забивать сумки мусором?

— А вот тут я с тобой не согласен — на моем лице появилась легкая ухмылка — будь у нас только сумки, тогда да, а вот с инвентарем, можно и мусор набирать, вдруг, что ценное окажеться.

Звонкий шлепок ладони по лбу огласил округу, а я не сдержавшись заржал во всю глотку. Последние часы были слишком уж напряженными и стресс требовал срочного выхода. Спустя секунду, мы смеялись уже в две глотки, совершенно позабыв об осторожности.

— Ладно. Что собирать то? — переведя дыхание и успокоившись, поинтересовался я у товарища.

— Да греби всё подряд — махнул рукой Джер — я, насколько помню, места у тебя завались.

— Угу — довольно кивнув, я начал скидывать в инвентарь всё, до чего мог дотянуться и что вообще туда помещалось.

Так мы и продолжили свой путь через пятно хаоса, собирая всё подряд и отбиваясь от вездесущих растения, что тянули к нам свои плотоядные отростки. На наше счастье, больших скоплений насекомых или невидимых тварей нам больше не попадалось. Остаток пути прошел относительно спокойно, если не считать парочки не особо сильных тварей, попавшихся нам на пути и одно ходячего дерева.

Дерево было медлительным, так что мы решили не ввязываться с ним в бой, а просто сбежали от него на своих ящерах. С тварями вышло посложнее. Первая оказалась мутировавшей белкой, которая вместо орешков, решила полакомиться содержимым наших черепушек.

Эта стремительная зараза вымахала размером c собаку и обросла подобием гибкого панциря из кристаллических пластин. С дикой скоростью она скакала по деревьям, периодически пытаясь вцепиться своими зубами нам в горло.

Второй тварью оказался самый натуральный камень. Мы даже не обратили на него особого внимания, лишь скользнув по нему взглядом. Свою ошибку мы поняли слишком поздно, когда попали в зону его атаки. В один момент, ящер Джера коротко взвыл и повалился наземь. Драгнил лишь чудом успел выскочить из седла и не был придавлен тушей уже мертвого ящера.

Мой ящер отпрыгнул в сторону и зашипел на здоровенный валун, достающей в высоту, мне до груди. Чуя неладное, я спрыгнул с ящера и приготовился к бою. Все таки верховой боец из меня аховый и уж лучше встретить противника твердо стоя на ногах. А не лететь кубарем из седла, как это было с невидимой тварью.

Джер стоял чуть в стороне от меня и тоже был готов к нападению. Вот только никакого противника не было. Точнее, противник был, кто то же убил ящера, вот только мы его не видели.

— В сторону!

Мое тело среагировали рефлекторно, уйдя в перекат. Вскочив на ноги я увидел, как Джер, неистово рубит тот самый камень, мимо которого мы проезжали, когда на нас напали.

— Что за…

— Укройся!

Джер с силой прижал меня к земле за тушей мертвого ящера и вовремя. Едва моя голова скрылась, как над ней пролетела зеленая струя какой то гадости. Если судить по ящеру, то смертельно опасной гадости.

— Что это? — я решил не рисковать и переключил свое любопытство на драгнила. Он явно что то успел рассмотреть.

— Камень видел, мимо которого мы проезжали? — усмехнулся джер.

— Шутишь? — мои брови в недоумении взлетели вверх.

— Ничуть.

— У тебя в кармане боевого молота не завалялось?

— Шутишь? — теперь уже брови драгнила взлетели вверх.

— Как будем крошить эту каменюку? Мечами мы ее не расковыряем.

— А мы и не будем — драгнил вытащил нож и принялся срезать ремни и крепежи седла — Помогай.

— Что задумал? — достав свой нож, я принялся помогать драгнилу. На пару дело пошло шустрее.

— Прикроемся попоной и свалим, пока оно нас не прикончило.

Дальше мы работали молча. Через пару минут ремни были срезаны, а седло снято. Вот только с самой попоной пришлось изрядно повозиться. Ящер, падая, придавил ее своей тушей. Так что нам пришлось, буквально, вырывать её из под него. Пока мы возились с попоной, мой ящер, так же благополучно издох от плевка, гребаного камня.

Джер взял на себя роль газонокосильщика и шел впереди, расчищая мечом путь от живой растительности. Я же, спиной вперед, шел следом, держа попону кинжалами на вытянутых руках.

— Ускорься — с тревогой в голосе, попросил я товарища — эта долбаная слизь начинает разъедать ткань.

Услышав столь великолепную новость, драгнил еще активнее замахал клинком. Уже через минуту мы отошли достаточно, чтобы кислотно-ядовитые плевки не могли нас достать

— Фух. Успели — облегченно выдохнул я, откидывая от себя остатки попоны, послужившую нам щитом.

— Успеть то мы успели — похоже, что напарник не разделял моего облегчения — без ящеров, нам не добраться до границі пятна засветло.

Тут товарищ был прав. Со смертью ящеров, не только наша скорость снизится. Передвигаться по данной территории пешком было куда опаснее, чем верхом. Но и выбора у нас теперь не осталось, только вперед.

Шли мы как по минному полю, осматривая каждый куст под ногами и ветки над головой. Все подозрительные места, мы предпочитали обходить по широкой дуге. Даже, если это были, с виду безобидные, коряги или валуны.


С наступлением ночи нас ожидал очередной сюрприз. Кристаллы, росшие из земли начали светиться всеми цветами радуги. В воздухе летали светящиеся огоньки, размером с пылинки, завораживая своим танцем. Вместо густой и темной ночи, мы попали в мир детской сказки. Если бы эта сказка еще не пыталась нас убить, было бы совсем здорово.

Мимо меня проплыло полупрозрачное радужное облако, заставив шарахнуться от неожиданности. Оно появилось за моим плечом из неоткуда и пролетев пару метров, вновь исчезло. Всё это свечение и мельтешение сильно отвлекало и мы чуть не пропустили атаку очередного местного жителя.

Уже знакомая нам невидимая тварь, на мгновение попало в одно из таких облаков и её силуэт проявился в радужными всполохами, что нас и спасло. Силуэтом тварь напоминала крупную кошку и имела те же повадки. В этот раз прикончить ее не составило труда.

Дальше мы старались перемещаться, придерживаясь тех самых облачков. Благо они оказались для нас безвредными. Выяснить это удалось совершенно случайно, когда одно из таких облаков проявилось прямо передо мной и я попросту не успев затормозить вошел в него.

Мы не знали будут ли последствия от долгого нахождения внутри светящегося облака и не горели желанием это проверять. Но шарахаться от них, как от огня перестали. Более того, мы старались держаться к ним поближе.

Как показала практика и дальнейшие наблюдения, невидимые твари и аномалии, попав в периметр такого облака становились вполне себе видимыми, что значительно облегчило нам дальнейший путь. Вы опасались, что с наступлением ночи, появится и ночные хищники, которых мы не встречали днем. Но наши ожидания не оправдались, что нас весьма радовало.

Границу пятна в ночное время оказалось определить еще легче, чем днем. По мере приближения к краю пятна, кристаллов становилось всё меньше. А живую растительность всё больше заменяла обычная.

— Почему не сказал, что ночью по таким пятнам двигаться куда проще чем днем? — обрушился я на Джера, как только мы решили, что опасность уже позади — мы же могли так не рисковать и дождаться ночи!

— Да откуда я знал?! — огрызнулся драгнил — когда мы ходили с дедом, такого не было! Это же хаос, от него всего можно ожидать!

— Ладно, проехали — пошел я на попятную — главное, что выбрались.

— Плохо, что без ящеров — посетовал товарищ, принимая мою капитуляцию — теперь придеться ножками топать.

— Меня больше беспокоит, смогли мы сбросить хвост или нет — напомнил я о наших, возможных, преследователях.

— Какой хвост? — не понял выражения Джер.

— Преследователей — пояснил я — в моем мире, когда кто то за тобой следит или преследует, что ты отрастил хвост.

— Аааа. Думаю да — драгнил почесал затылок, что то прикидывая в уме — даже, если нет, то время мы выиграли достаточно, чтобы уйти. Пока они сюда доберуться, наши следы и запахи уже исчезнут.

— Тогда надо уйти максимально далеко от сюда, прежде чем останавливаться на продолжительный отдых.

— Согласен — кивнул Джер и мы двинулись дальше.

Глава 19. Засада

А мы уж заждались — раздался знакомый, но от этого не менее противный голос.

К нам из-за деревьев, не спеша, вышел дознаватель. На лице шакала расплылась мерзкая улыбка, а глаза излучали одно лишь презрение. Мои руки дернулась к кинжалам, но застыли, так и не дотянувшись до рукоятей.

В полушаге передо мной подрагивала стрела, выпущенная появившимся из-за спины дознавателя, лучником. Джер тоже не спешил дергаться. Мы оба понимали, что есть и другие солдаты, всё ещё скрытые за деревьями и нацелившие на нас луки или арбалеты. Так, что глупить не стоило. Если не убили сразу, значит есть шанс выкрутиться. главное его не проморгать.

Чего молчим, не уж то не рады нам? — продолжал ерничать Ирбис — Вот уж не думал, что внук уважаемого Хонгрода спутается с убийцами. Хотя вру, ожидал, потому мы и здесь. Сдайте оружие и не дергайтесь. Быть может тогда и останетесь живы. Правда, не обещаю, что здоровы.

Как? — Лицо Джера скривилось от досады. Я бы на его месте тоже не был рад, что умудрился проморгать слежку — я точно знаю, что слежки за мной не было.

О, милый друг, всё очень просто. Но… — Улыбка шакала стала наигранно загадочной — Тебе это знать не обязательно. Бросьте оружие на землю. Это последнее предупреждение.

Лучник за спиной Ирбиса натянул лук до предела, подтверждая слова своего начальства. Из-за деревья послышались такие же звуки, что подтверждало догадку о других лучниках. Похоже, что Ирбис не собирался вести с нами долгие беседы.

Я медленно сделал шаг вперед, частично перекрывая собой драгнила, начал вынимать свой меч из ножен. Стараясь не делать резких движений, чтобы не спровоцировать стрелков, я повернулся вокруг своей оси, показывая, что оружия больше у меня нет.

Ирбис твой — проговорил я одними губами, когда наши с драгнилом взгляды встретились. Джер ответил лишь слегка прикрыв веки.

Семь секунд. Если не успею за это время, нам конец. Ирбис уж точно жалеть нас не станет и прикончит при первой же возможности. Но шансы не такие уж и маленькие, благо ночь в самом расцвете. И целиться, лучникам, в темные силуэты, довольно таки непросто, особенно, если цель не стоит на месте.

Сконцентрировавшись, я почувствовал где находятся оставшиеся войны. Двое с боков и чуть позади лучника с Ирбисом, ещё по двое слева и справа от нас. Не лучшее расположение, но деваться некуда, придется рисковать.

Главное, чтобы выжил Джер. Я должен воскреснуть, хоть и нет у меня полной уверенности в этом. А вот есть ли запасная жизнь у драгнила, я как то не интересовался. Хотя, учитывая, что у него далеко не простой дед, думаю, что как минимум, одна жизнь в запасе у товарища быть должна.

Призрачный шаг. Время практически остановилось, а наши противники застыли словно восковые фигуры. Рывок. Появившийся в руке кинжал входит в горло ближайшего лучника. Выдернуть. Рывок к следующему. Опять удар в горло и рывок.

Две секунды ушли на троих. Можно считать, что это мало и оставшегося времени хватает с запасом. Вот только до последней пары воинов придется преодолеть место схватки драгнила с шакалом. А они уже вовсю обменивались ударами, кружа на месте.

Даже при моем ускорении, их движения практически не были замедленными, что говорило о нечеловеческой скорости этой парочки. Радовало то, что войны не спешили стрелять в Джера, опасаясь задеть своего командира.

Вторая пара войнов, к которой я метнулся оказалось сообразительной. Бросив луки они выхватили мечи, но всё же слишком медленно для меня. Ещё два тела валятся на землю, а я уже несусь мимо сражающейся пары. Увидев новую цель, лучники выстрелили в меня и не дожидаясь результата, тоже бросили свои луки и схватились за клинки. Я легко увернулся от стрел, но потерял из-за этого скорость и драгоценное время.

Понимая, что не успеваю, я метнул клинки в своих противников, а сам ушел перекатом к брошенному мной клинку. Успеваю подхватить его и встать в стойку, когда призрачный шаг деактивировался. Нахожу взглядом последнюю пару солдат. Один лежит с, вошедшим по самую рукоять, кинжалом в груди. Даже легкий кольчужный доспех не спас.

А вот второй был жив здоров и бежал в мою сторону. Вот сейчас и посмотрим, не зря ли меня гоняли товарищи, пытаясь обучить владению мечом. Не став дожидаться, я бросился навстречу противнику. В прямом противостоянии мне его точно не одолеть, слишком большая у нас разница в опыте. Значит сражаться будем так, как учил наш прохвост Хафли.

Поднырнув под меч противника, я кинул ему в лицо располовиненную тушку жука, подобраную нами в пятне хаоса. Не спорю, что специи, как это было с невидимой тварью, были бы эффективнее. Вот только у меня их больше не было, так что пришлось импровизировать.

Воин дернулся в сторону от летящего в него насекомого, чем я тут же и воспользовался. Используя инерцию от уворота, я продолжил движения и крутанувшись вокруг своей оси, рубанул клинком чуть выше понож. Солдат рухнул на колени.

Закрепляя результат, на возвратном движении нацелился в шею. Звон стали о сталь и мою руку пронизывает боль от отдачи, практически отсушивая ее. Чертов вояка успел не только перекинуть клинок в левую руку, но и встретить мой удар своим. Всё же не стоит недооценивать ни навыки, ни богатый опыт этих ребят.

Разорвав дистанцию, я сместился за спину солдату. Этого времени ему хватило, чтобы уйти в перекат и вновь встать на ноги уже лицом ко мне. Но нападать не спешил, пусть рана и не была критичной, но доставляла моему противнику немало неудобств.

Как минимум, так резво как в начале схватки, он уже не побегает, а значит мои шансы на победу значительно выросли, главное не идти в лоб и как можно больше двигаться. Определившись в планом, я сменил меч на кинжалы и двинулся в бой.

Лишь один из пяти моих ударов достигал цели, остальные же воин сноровисто блокировал, не забывая огрызаться контратаками. Но при разнице в нашей подвижности, мне не составляло труда уходить от них, смещаться по кругу и вновь атаковать.

Так мы и кружились в смертельном танце, пока мой противник не начал слабеть от полученных ран и кровопотери. Говорят в далеком прошлом, существовала такая казнь Лин-Чи или «смерть от тысячи порезов». Жертву накачивали опиумом, что бы она не теряла сознания и в течении продолжительного времени наносили порезы, пока та не умирала от потери крови или болевого шока.

Я же решил не издеваться над воином и не затягивать бой, ведь и моя выносливость не бесконечная. В очередной раз уйдя за спину противника, я сменил кинжалы на заряженный арбалет. Воин развернулся вслед за мной, чтобы поймать арбалетный болт своей грудью. Легкая броня не выдержала выстрела с такой дистанции и болт вошел почти до самого оперения.

Разряженный арбалет в инвентарь и на помощь Джеру. Хотя сомневаюсь, что от меня будет толк против Ирбиса, слишком большая пропасть в наших способностях и опыте. Но и стоять в стороне не вариант, пока драгнил отдувается за нас обоих.

Обернувшись к тому месту, где сражался драгнил с шакалом, я понял что моя помощь уже не требуется. Точнее требуется, но совсем иного плана. Два тела лежали там, где и сражались. Меня охватило нехорошее предчувствие и я опрометью бросился к шакалу.

Ирбис был мертв, а вот Джеру повезло больше. Пусть и тяжело раненый, но он был еще жив. Критических ранений я не нашел, а вот кровопотеря от средних и мелких ран была серьезной.

А ведь мы не хотели никого убивать. Уж тем более имперских служащих. Этого нам не простят — Пробубнил я, принявшись за обработку ран драгнила.

Провозиться пришлось изрядно, сначала нужно было снять одежду, потом промыть и обработать раны, а уж после перебинтовать и вновь одеть. Благо почти все раны были выше пояса и снимать с него штаны мне не пришлось.

Поразмыслив немного над тем, что же теперь делать с телами, я принялся обыскивать их и скидывать всё более менее ценное или полезное в инвентарь, нечего добру пропадать. После мародерки, я по одному оттаскивал их в пятно хаоса. Там над ними уже займется местная флора и фауна, да так, что и костей не найдут.

Критически осмотрев место кратковременного сражения, понял, что конспиратор из меня как из коричневой субстанции броневик. Нести Джера на себе я не смогу, придется делать волокуши и тянуть на них. Даже самый тугой следопыт, легко сможет понять что тут произошло и пройти по следам.

Оставаться на месте, тоже не вариант. Я понятия не имею, придет кто-то искать Ирбиса или нет. Рисковать не вижу смысла, второй раз можем и не выстоять. Остается только тащить драгнила и надеяться, что он скоро придет в себя и сможет двигаться самостоятельно. Тогда уж у нас точно появиться шанс скрыться.

Присмотрев подходящие дерево, срубил веток поровнее и соорудил волокуши. Уложив на эту конструкцию, все еще бессознательного товарища и закрепив ремнями. Ночь уже сменилась алім рассветом, когда мы наконец то двинулись в путь. Тащить волокуши по лесу то еще удовольствие, особенно, если ты измотан суточным забегов и последующей схваткой. Но и бросить товарища я не мог, а потому, тихо матерясь, обливаясь потом и скрипя зубами, я продолжал тащить.

Хватило меня ненадолго, уже через час я сделал вынужденный привал, так как начал спотыкаться через каждый шаг и пару раз, едва не рухнул вместе с волокушами, когда споткнулся об очередную корягу.

Примостившись под раскидистым деревом, я достал флягу с водой и залпом ее осушил. Да, я знаю, что пополнить запасы смогу еще не скоро, но и экономить смысла не видел. Староста не пожалел провианта и воды нам в дорогу, а мой инвентарь вполне позволял не заботиться о весе и объеме переносимых грузов. Если так разобраться, то я сплошной ходячий чит для этого мира. Практически бессмертен, обучаюсь быстрее местных, мне помогает система, пусть и не всегда, но одна только карта чего стоит. По сути я настоящая имба.

Но даже при таких раскладах, не стоит мнить себя всемогущим. Хонгрод, еще в начале нашего знакомства, доходчиво мне пояснил, как таких вот читыров умеют обламывать местные. Всё таки это молодой мир и те, кого мы привыкли называть попаданцами, тут довольно таки частые гости. Про монстров, так я вообще молчу, они сюда, как в гости заходят.

Воды — я вздрогнул, от раздавшегося рядом сипа. Видимо устал сильнее, чем думал, раз не заметил, как Джер очнулся.

Приподняв голову драгнила, я поднес полную флягу к его губам и помог напиться. Как и я, Джер не стал сдерживаться и не прекращал пить, пока фляга не опустела.

Долго я в отключке? — уже более нормальным голосом поинтересовался товарищ.

Чуть больше часов трех, может четырех — я пожал плечами, так как не засекал точного времени, когда закончилась наша схватка — как самочувствие?

Жить буду — губы драгнила расплылись в легкой улыбке. Осмотрев себя, насколько позволяло его положение, он недовольно скривился — развяжи.

Я не стал спорить или увещевать его, что ему надо отлежаться и прочую муть, а сделал как он просил. Не маленький, лучше меня понимает на что способно его тело, а на что нет. Драгнил попытался встать, но его начало вести, пришлось подхватить его под руку и помочь сесть. Геройствовать он не стал, а просто сел облокотившись о ствол дерева.

Дай пожрать, а? — от этой просьбы мои губы невольно растянулись в улыбке. Раз хочет жрать, значит идет на поправку.

Выложив припасы, мы принялись набивать животы. Мы уже больше суток нормально не еле, лишь легкий перекус в седле, а как остались без ящеров, так и вовсе было не до этого.

Чего лыбишься? — прожевав, поинтересовался драгнил.

Да вот, ситуация забавная — усмехнулся я своим мыслям — мы только что положили отряд представителей закона. По нашему следу уже может идти погоня, а мы тут мирненко сидим, жуём и наслаждаемся пением птиц. Романтика, мать её.

Это точно — засмеявшись, согласился Джер — Что с телами?

Отволок в пятно, а на месте схватки раскидал останки тварей, что мы насобирали по пути. Глядишь и получиться, хоть ненадолго сбить со следа, если погоня всё же есть — тут я вспомнил один вопрос, крутится в моей голове, пока я тащил драгнила по лесу — слушай, есть мысли о том, как Ирбис нас выследил?

Есть одно — задумался Джер — ты их вещи не забыл прихватить?

Обижаешь — усмехнулся я и вывалил всё, что снял с вояк перед товарищем.

Оружие можешь убирать — сразу же скомандовал драгнил.

Думаешь амулет? — высказал я свою догадку.

Скорее всего — кивнул он, беря поочередно предмет из оставшейся кучки и внимательно его рассматривая.

Ты хоть знаешь что ищешь?

Примерно.

Драгнил был настолько сосредоточен на рассматривании очередного предмета, что начал отвечать односложно. Решив не отвлекать его понапрасну, я занялся ревизией оружия, как нашего, так и трофейного.

Пересекая пятно, мы лишились одного арбалета, зато с битвы взяли несколько луков, мечи, ножи и колчаны стрел. Найти ящеров, на которых приехал Ирбис со своим отрядом, мне так и не удалось. Или их оставили далеко от места засады или они успели сбежать после смерти наездников.

Досадно, двигаться пеши будет долго. А раздобыть новых скакунов в ближайшее время будет негде. А значит мы становимся легкой мишенью для погони, если таковая имеется. Надо будет обсудить этот вопрос с напарником, может он знает место, где мы сможем достать ящеров или хотя бы коней. Да и о последствиях, которые могут наступить из-за смерти Ирбиса, тоже не мешало бы разузнать.

Нашел — прервал мои мысли Джер — всё же амулет поиска.

Видя мое непонимающее лицо, драгнил кинул мне небольшой медальон. Он был выточен из кости, украшен замысловатой резьбой и парой небольших драгоценных камней, органично вплетенных в узор резьбы неизвестным мне мастером.

Я попытался сконцентрироваться на амулете. Спустя несколько минут, мне удалось почувствовать отголоски маны, исходящие из амулета импульсами, с периодичностью в минуту.

И как его настроить на конкретного разумного? — поинтересовался я, выходя из состояния концентрации.

Нужно приложить к амулету частичку того, кого хочешь найти — пояснил джер — видимо у Ирбиса было что твое, например кровь или кусочек кожи.

С чего ты взял, что именно мое, а не твое? — удивился я такой уверенности.

Ну так, а где он мог достать мою кровь или кожу? — усмехнулся Джер — а вот тебя, на сколько я помню, он покромсал еще в деревне.

И как далеко действует такой амулет? — меня начала одолевать тревога. Если у оставшейся стражи есть такой же амулет, то от погони нам точно не уйти и нужен будет новый план.

Не очень — покачал головой джер — да и дорогая эта вещичка. Я даже и представить не мог, что у Ирбиса может такой оказаться.

Всё же лучше нам ускориться — не разделял я оптимизма своего напарника — где бы нам скакунов найти, не знаешь?

Мой вопрос заставил драгнила надолго уйти в размышления. После чего он виновато развел руками. Мда, что то наш побег, начавшийся так удачно, начинает идти под откос. А ведь до границы еще ой как далеко и не факт, что мы сможем до нее добраться, с такими то сюрпризами.

Я от души выругался, чертов шакал спутал нам все планы. Мало нам пятна было на пути, так еще и он хорошенько подгадил. Вот как теперь понять, есть за нами погоня или нет. Идти без отдыха и сна мы тоже не сможем. Свалимся уже через сутки, в лучшем случае двое. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления.

Ладно, хватит рассиживаться, остальное обсудим по пути — Тяжело вздохнул я, успокаиваясь. Вины Джера тут нет и не стоит срываться на друга только из-за того, что ты устал.

Глава 20. Дорога леса

— Ты издеваешься? — не выдержал я — ничего получше не нашлось?

— Скажи спасибо, что хоть это есть — усмехнулся Джер с козел телеги.

— Да мы пешком бы быстрее дошли — продолжал ворчать я, сидя в телеге, запряженной истощавшим орхам.

— Так кто мешает, слазь и иди — безразлично пожал плечами драгнил.

Отвечать я не стал, лишь вытянулся на дне повозки, пытаясь устроиться поудобнее. Телега была старой и дряхлой, всё скрипело и грозило развалиться в любой момент. Какие там амортизаторы и прочие удобства, едет и то хорошо.

На второй день после того, как Джер пришел в себя, мы наткнулись на небольшую деревушку, всего домов в десять. Решили не светиться перед местными вдвоем и я остался в лесу, а драгнил отправился добывать нам транспорт.

Обогнув деревню по лесу, я стал ждать его с противоположной стороны. Ждать пришлось долго. Пока со стороны деревни не появилось это чудо на колесах. Как пояснил потом драгнил, это единственное что нашлось в бедной деревушке и то продавать не хотели. Пока драгнил не потерял терпение и не пригрозил сжечь эту деревушку к драконьей бабушке.

Отдали. Нехотя, но отдали. А точнее, продали за бешеные деньги. Джер заплатил за нее целый золотой. Никогда не был скрягой, но отдавать за мешок с костями и гнилые доски стоимость десятка новых телег с отличными орхами, думаю перебор. Ну да ладно, деньги дело наживное, главное, что не придется плестись на своих двоих.

Так я рассуждал трое суток назад. Но эта тряска, черепашья скорость и вынужденное безделье начали раздражать уже под конец второго дня нашего пути. Нет, я конечно старался проводить время с пользой, тренируя концентрацию, внутреннее зрение и истинный взор. Но хотелось и мышцы размять, а это можно было сделать только на привале. За три дня, я уже так достал Джера расспросами об этом мире, что он просто отмахивается от меня.

— Ты рассказывал, что в своем мире путешествовали годами, так чего ж ты ноешь через каких то пару дней?

— Тоже мне сравнил — фыркнул я — во время длительных перелетов мы погружались в анабиоз и спали большую часть времени.

— Так спи себе, кто мешает то?

— Издеваешься? Эта телега мне уже все бока и задницу отбила своей тряской — в очередной раз пожаловался я, пытаясь размять затекшие мышцы — Да и анабиоз, это не тот сон, к которому привыкли тут. В анабиозе, время для организма замирает. Вроде только глаза закрыл, открываешь, а уже десятки лет пройти могли.

— Что то вроде стазиса? — Джер с задумчивым видом потер подбородок — дед мне рассказывал о таком.

— Ну, если понятия стазиса моего мира и вашего совпадают, то да. Только Это состояние у нас вызывается при помощи технологий и биоинженерии — чуть помедлив, согласился я — Хотя и сомневался, что я до конца понимаю оба этих процесса. Всё таки я сталкер, а не физик или биоинженер.

— Ну да — хохотнул Джер — у нас наемники тоже стараются в заумные вещи не лезть.

— Издеваешься?

— Заело? — в такт мне ответил драгнил и заржал как конь.

— Долго нам еще до следующего населенного пункта?

— Не очень, ещё недельку и будем на месте — невинно проговорил драгнил, от чего я явственно заскрежетал зубами.

— Ладно — махнул я рукой и спрыгнул с телеги — пробегусь.

— Может подтолкнешь за одно, быстрее будет — похоже этот гад решил надо мной поиздеваться в отместку за мое нытье.

— Сам толкай, если охота, может и догонишь — не став дожидаться ответа, я начал ускоряться, легко обогнав телегу.

От прыжка с телеги, затекшие и одеревеневшие мышцы отозвались болью по всему телу. Миллионы иголок впились во все тело, от чего я чуть не распластался на земле. С каждым шагом я чувствовал, как кровь всё быстрее циркулирует по венам, даря тепло и прилив сил. Уже через минуту, я несся вперед во весь опор, по едва различимой дороге.

Хотя и дорогой то эту заросшую колею назвать язык не поворачивался. Местные явно пользовались ей не часто. Вот так слегка отвлечешься от нее и уже не заметишь, как окажешься в лесу.

отдавшись чувствам восторга, я сам не заметил, как отдалился от Джера на несколько километров. Опомнившись я замедлился, а потом и вовсе остановился. Похоже я действительно слишком отвлекся и не заметил, как упустил дорогу, по которой мы двигались. Вокруг был густой лес. Обернувшись, я не смог разглядеть той просеки, по которой мы двигались или хотя бы тропинки, по которой я бежал.

Взглянув на миникарту, я моргнул в недоумении. Не считая пройденного мной маршрута, миникарта была пуста. Даже метки Джера не было видно. Быть такого не может, я бежал всего минут десять, не больше и бежал относительно прямо. Ну не мог я так далеко убежать, чтобы драгнил исчез с миникарты.

Не веря глазам, я открыл полноценную карту. С момента моего появления в этом мире, я так толком ни разу ей и не пользовался, вполне хватала миникарты. Карта же показывала, что я нахожусь километров в ста двадцати от метки драгнила и при этом бежал я такими петлями и зигзагами, что там наберется все пятьсот.

Я потряс головой. Потом поморгал. Но картинка на карте не изменилась. Или система начала сбоить или я попал. Нет, я могу вернуться по карте обратно, пусть это и займет больше времени. Но беспокоило меня не это, а то как я тут вообще очутился.

Вариантов может быть несколько. Или я попал в аномалию, хоть Джер и не говорил о присутствии каких либо пятен поблизости. Или кто то намеренно меня сюда притащил. Второй вариант был явно хуже, так как врага я не видел.

Сконцентрировавшись на окружающем меня пространстве, я попытался ощутить чье либо присутствие. Вокруг меня были птицы, насекомые и мелкие грызуны, но и только. Ни крупного зверя, ни других разумных я не обнаружил в радиусе своих ощущений.

Постояв так минут пять, я решил сменить тактику и переключил свои ощущения на восприятие маны. Мои навыки в этой области были весьма скудны, потому действовать пришлось постепенно. Для начала сосредоточился на потоках маны в радиусе метра от меня и лишь, когда я начал чувствовать их отчетливо и стабильно, продолжил расширять зону восприятия.

Этот раз отличался от предыдущих. Лес вокруг меня был буквально переносы перенасыщен маной. При этом потоки, в мои прошлые тренировки, я никогда не видел, чтобы потоки разного типа смешивались. А тут они не просто смешивались, а образовывали небольшие, разноцветные завихрения.

Обернувшись в ту сторону, с которой я пришел, я обнаружил такое же завихрение состоящее из зеленого и белого потоков. По размеру оно было крупнее остальных и более интенсивным. В мою голову закралась интересная мысль. Было бы это в старом мире, я бы сказал, что такого быть не может. Но тут, в мире магии и меча, почему бы и нет?

Подобрав с земли камешек, я кинул его в завихрение. Но, ничего не произошло. Камень спокойно пролетел сквозь завихрение, даже не побеспокоив его. Набравшись смелости, ну или дурости, тут как посмотреть, я подошел к завихрению и протянул руку. Вихрь слегка качнулся в мою сторону, но и только.

Окончательно осмелев, я задержал дыхание и шагнул сквозь него. По телу пробежал легкий ветерок и только. Оглянувшись по сторонам, я не сразу понял, что не так. Только сверившись с миникартой, до меня дошло, что деревья вокруг меня расположены иначе, чем были мгновение назад. Карта показала, что я сместился более чем на двести метров.

Моя догадка подтвердилась и крупные завихрения можно использовать для более быстрого перемещения в пространстве. Если я правильно принцип работы этих завихрений, то они очень схожи с гипер пространственными тоннелями. Осталось дело за малым, понять как этим можно управлять и научиться это делать.

Осмотревшись вокруг, я не обнаружил ни одной достаточно крупной воронки, зато небольших было с избытком. Решил попробовать и с ними, но как и ожидалось, безрезультатно. Значит для прыжков, необходимы воронки, которые были моего размера. С этими мыслями, я выдвинулся в сторону драгнила, попутно высматривая подходящие для меня завихрения маны.

Следующую воронку мне удалось найти лишь минут через десять моего марш броска. На этот раз всё прошло куда лучше, чем в первый раз. Мне удалось преодолеть большую часть пути. Вот только финал был не из приятных. Меня на полном ходу впечатало в дерево. Изрядно так приложило, надо вам сказать.

Валялся я не долго, минут пять или десять, если судить по ощущениям. А голова кружилась и того дольше. Пытаясь понять степень повреждений, я взглянул на бар жизни. Приложило, так приложило, четверти хп как небывало. Видать хорошенько я головушку и требуху свою зашиб.

Но самым интересным было не это. Бар маны, на который я раньше внимания вообще не обращал, за ненадобностью, был абсолютно пуст. Поморгав немного, я убедился, что это не глюк после удара и моя мана действительно на нуле. Похоже что такой метод перемещения потреблял ману, хотя и не много, но лучше за ней следить, а то так выкинет где ни будь в пропасть или на ветку насадит, как сосиску на вертел и всё, приплыли.

Был и еще один жирный плюс. В большинстве книг и фильмов о магии, которые я смотрел или читал, при полном истощении маны, персонаж обычно чувствовал сильную слабость или падал в обморок, если вообще не умирал на месте. А вот я подобного за собой не заметил.

Нет, головокружение и тошнота были, но это скорее от удара о дерево, чем от истощения. Надо будет порасспросить Джера как следует на эту тему. Он всё таки маг, как никак, а значит должен об этом знать. Окончательно придя в себя, я продолжил путь в сторону драгнила.

— Смотрю, ты тут тоже не скучал — усмехнулся я, глядя как Джер обыскивает тела каких то оборванцев.

— Ну не всё же только тебе развлекаться — улыбнулся драгнил — помоги лучше тела с дороги убрать.

Вдвоем мы быстро осмотрели нападавших и оттащили их бездыханные тушки к обочине, чтобы освободить проезд для телеги. Нападавшие были мелкой бандой разбойников, скрывающаяся на окраине возле границы империи от служителей закона. Брать у них оказалось нечего, оружие и одежда были дрянными, а еды и денег не было вовсе.

— И часто тут такое твориться? — забираясь на козлы, поинтересовался я у товарища.

— Вообще, крайне редко — Джер умостился рядом и взял в руки поводья — мы слишком далеко от оживленных трактов. Так что поживиться тут нечем.

— А эти тогда как тут оказались? — недоумевал я.

— А демон их знает, может с каторги сбежали или ещё чего. Похоже, что у них тут лагерь недалеко в лесу — заметил Джер, когда мы вновь тронулись в путь.

— Предлагаешь зайти в гости? — я проверил миникарту, но никаких отметок на ней не обнаружил, о чем и сообщил товарищу.

— Нет смысла — помотал головой драгнил — если лагерь такой же нищий, как и эта компания, то брать там нечего, а лишнее время тратить не охота.

— И то правда — согласился я — и так уйму времени потеряли с пятном и Ирбисом, чтоб его.

Я в сердцах сплюнул на дорогу. Знал этого самовлюбленного шакала всего ничего, а жизнь нам успел попортить изрядно. Это не считая того, что он своими ручонками чуть не отправил меня на тот свет, фактически просто из-за своей прихоти. Была бы у меня еще одна возможность, с удовольствием бы придушил его своими собственными руками.

— Интересно, как там остальные ребята?

— Да нормально с ними всё будет — усмехнулся Джер — ты их еще слишком мало знаешь. Хафли тебе ещё хвастать будет, как он по борделям бегал и местных девок на всем пути щипал.

— Ну да, этот может — мы дружно рассмеялись, вспомнив нашего непоседу.

— Джер, а расскажи ка ты мне про магическое истощение — вспомнил я интересующий меня вопрос.

— Про какое еще магическое истощение? — не понял меня драгнил — ты про магов, предметы или местность?

— Начнем пожалуй с магов — уточнил я.

— Ну, тут в принципе и рассказывать нечего — задумчиво почесал в затылке товарищ — Когда маг истощается, то чувствует слабость, становиться вялым, да и только. Куда страшнее магическое перенапряжение. От него и помереть можно спокойно.

— А чем они отличаются? — не совсем я уловил суть, хоть смутно и понимал разницу.

— Истощение, это когда мана в твоем теле полностью заканчивает во время её использования и ты больше не можешь использовать магию, пока не восстановишь ее запасы. А перенапряжение, это когда маны на заклинание или другое магическое действие требуется больше, чем есть у мага.

— Стоп, а разве заклинание сработает, если оно требует маны больше, чем есть? — удивился я.

— Зависит от мага и той магии, что он использует — Джер пожал плечами — некоторые виды магии, заклинаний или призывы, могут поглощать жизнь мага или жертвы для восполнения нехватающей маны.

— Под жертвами ты подразумеваешь разумных? — я скривился от такой мысли. Никогда не был паинькой и пацифистом, но и массовая резня меня никогда не вдохновляла.

— Не обязательно — покачал головой Джер — хотя и такое случается.

— Тогда, что ты имел ввиду говоря о жертве? — удивился я.

— По разному. Чаще всего это предметы с большим содержанием маны или кровь магически или измененных зверей — начал перечислять драгнил, загибая пальцы — Если используется прана вместо маны, то могут подойти и драгоценности, оружие, предметы искусства и многое другое.

— Прана? — Хонгрод упоминал о ней на наших с ним занятиях, но в подробности тогда не вдавался — это же энергия получаемая от богов?

— Ну да, она самая — кивнул Джер — с праной колдовать может даже обычный разумный не владеющей магией. Таких называют по разному, в зависимости от расы, государства и организации.

— И в чем тогда разница между использованием маны и праны?

— Каждый маг имеет, так называемый, источник маны в своем теле и способен самостоятельно ее генерировать. Так же маг способен собирать ману из окружающего его пространства. Думаю дед учил тебя этому — Я кивнул, подтверждая слога Джера. Хонград действительно учил меня работать с маной и объяснял, как её собирать, но на практике у меня пока получалось только видеть её вокруг себя — ну вот. А те, кто использует прану, могут получить ее только через алтари или напрямую от богов. Но получение праны напрямую это весьма редкие случаи, я бы даже сказал, что это исключения из правил.

— То есть, если прана закончилась, то пока не будет принесена жертва богу через его алтарь, то человек останется обычным человеком — заключил я — Не совсем удобная штука.

— Согласен, но она дает возможность обычным людям сравняться с магами. А иногда и превзойти их по силе.

— В смысле превзойти, хочешь сказать, что прана мощнее маны?

— Да. Но и тут не без особенностей. Всё зависит от самого человека — усмехнулся драгнил.

— В смысле?

— Маг может тренироваться и развиваться, накапливая в себе и оперирую всё большими объемами маны. Обычный же человек способен принять в себя только. В случае с обычными людьми, они этого сделать не могут, так как манипуляции праной происходят по другим принципам. Но тут тебе надо пообщаться с кем нибудь из церковников или толковых магов, я не слишком хорошо в этом разбираюсь.

— А что ты знаешь о завихрениях маны? — вспомнил я о своем приключении в лесу и планах расспросить об это товарища.

— Ты о тех завихрениях, которые видны магическим зрением? — Джер ненадолго задумался — они способны увеличивать мощность заклинаний или наоборот разрушить его. Говорят, что эльфы способны путешествовать с их помощью. Они называют это дорогой леса. Гномы усиливают и зачаровывают свои изделия.

— А гномы или люди могут использовать дорогой леса?

— Гномы нет, у них другая предрасположенность. Их элемент земля. Что касается людей, то думаю, что очень сильные маги с сильным сродством к магии природы могут. Но это большая редкость. Так с чего такой интерес? — Джер с любопытством посмотрел на меня, ожидая моего ответа.

— Да тут такое дело — Мои губы, сами собой, растянулись в хитрой улыбке и в следующее мгновение Джер остался на повозке один, а я довольный собой махал ему рукой в двухстах метрах дальше по дороге.

Глава 21. Эрри Зиннес

— Неужели? — облегченно выдохнув, я пересел на козлы к Джеру.

Надоевший уже лес расступился и вдали показался горный хребет, в ущелье которого и расположился пограничный форпост. Начало ущелья перекрывал крупный пограничный город анимов. С другой стороны ущелья находился форпост и пограничный город гномов. Замо же ущелье считалось нейтральной территорией.

— Да, к вечеру уже будем на месте — Кивнул Джер с довольной улыбкой. Не смотря на его, кажущееся спокойствие, эта поездка явно его уже достала не меньше моего.

— Отлично, нормальная постель и горячая вода — это всё что мне сейчас нужно, чтобы стать самым счастливым человеком на земле.

— Размечтался- хмыкнул драгнил — горячая вода и нормальная постель — это только для богатеньких. Нам придется довольствоваться матрасами из соломы и колодезной водой.

— Умеешь ты настроение поднять — сплюнув на землю, я зло посмотрел на товарища.

Джер был прав, в этом мире, мягкий матрас и горячая ванна были уделом богатеев и аристократов. Для остальных, чистые простыни и бадья горячей воды уже считалась роскошью. Обычно обходились тазом теплой воды и тряпкой. А кровати были застелены лишь соломенными матрасами полными клопов и других насекомых. Уровень комфорта варьировался лишь свежестью этой самой соломы и объемами насекомых, живущих в ней.

Пусть у нас и хватало золота, чтобы жить как короли, пусть и не долго. Вот только нам это было не к чему. Нашей задачей было, как можно быстрее пересечь границу анимов под видом обычных путников, а значит и привлекать лишнее внимание к себе не стоит. Главное было добраться до столицы гномов, где и воссоединиться вся наша команда.

— Как думаешь, наши уже прошли границу?

— Скорее всего — кивнул Джер — мы слишком задержались.

— Тогда поторопи этого увальня, иначе ночевать нам придется в чистом поле — На мои слова, драгнил лишь хмыкнул. И дураку было понятно, что быстрее наша разваливающаяся на ходу телега ехать уже не сможет.

Чем ближе мы подъезжали к городу, тем сильнее он меня впечатлял. Я видел много космических станций, развитых мегаполисов космического содружества и даже города планеты других рас. Но всё это было не то и даже уже давно привычно. А вот крупный город, выстроенный из камня, одним лишь ручным трудом, без применения современной техники, роботов и экзоскелетов. Вот это действительно меня впечатлило.

Городская стена, высотой почти в двадцать метров, опоясанная рвом с проточной водой. Бойницы, и башни с баллистами и катапультами. Стража, всё время патрулирующая стены и окрестности голода. Патрульные разъезды на дорогах и вереницы караванов, движущихся в обе стороны от городских ворот.

Пристроившись в хвост колонны, движущейся по главному тракту к воротам, мы приготовились к долгому и томительному ожиданию. На главных воротах осматривали абсолютно всех, от торговых караванов до одиночных путников, потому очередь к воротам двигалась довольно медленно. Вдоль тракта сновали мелкие торговцы, предлагающие свои товары путника. Товары были самыми разнообразными, от еды и всяких безделушек, до лекарств, оружия и девушек для отдыха.

Под городскими стенами, давно уже вырос город-рынок, состоящий из шатров, палаток и глинобитных строений. Судя по рассказам Джера, этот город не сильно отличался от подобных в моем мире, разница лишь в размахе. Главными жителями подобных поселений были торговцы и бандиты, зачастую совмещая обе эти профессии.

Стоило нам войти в ущелье с обратной стороны форпоста и можно было вздохнуть с облегчением, потому медленно движущаяся колонна раздражала всё сильнее. Еще больше раздражали прилипчивые торговцы и настырные попрошайки, которые норовили втюхать нам какую то ерунду или попросту выпрашивали денег. Так и хотелось раскроить им череп.

На моих глазах, парочка таких прилипал всё таки нарвались на кнуты погонщиков. Да так, что было непонятно, выжили они после этого или их забили до смерти.

— Прошу… Пожалуйста… Проведите меня в город… Прошу… Пожалуйста… — От разглядывания окрестных пейзажей меня отвлек детский голос доносящийся с головы колонны.

Вдоль колонны двигался аним, лет тринадцати на вид, Его одежда давно уже превратилась в лохмотья, а шерсть сбилась клочками и была грязно-серого цвета. Даже с такого расстояния было заметно, что он был уже истощен и держался лишь на силе воли. Подходя к каждой телеге, он принимался просить об одном и том же. Но даже получая от возничего пинок, всё равно вставал и шел к следующей повозке.

— Не похож он на обычного попрошайку, скорее уж на беженца — протянул Джер, окинув паренька изучающим взглядом.

— Согласен. Вот только откуда и зачем ему бежать? — я был полностью согласен с выводами Джера. Пусть я и видел беженцев и попрошаек лишь в своем мире, но не думаю, что они слишком уж отличаются от местных.

— Понятия не имею. Обычно беженцы появляются только во время войны или глобальных стихийных бедствиях. Вот только не слышал я о подобных в последнее время, да и малый один.

— Малая — машинально поправил я товарища, глядя на окно статуса висевшее перед моими глазами.

— Что? — не понял драгнил.

— Это девочка. Двенадцать лет. Эрри Зиннес — зачитал я вслух.

— Откуда ты… — Джер прервался на полуслове, поняв откуда я мог получить подобную информацию — ты же говорил, что можешь видеть только имя и расу и то не всегда.

— Так и есть — Кивнул я — видимо это зависит от разнице в уровнях и восприятии или еще каких дополнительных параметров. Во всяком случае, сейчас я вижу чуть больше, чем обычно.

— Ладно, потом это обмозгуем — махнув рукой, Джер вновь задумался, глядя на идущую в нашу сторону девочку — что будем делать?

— Она ведь из знатной семьи, как я понимаю, раз носит имя рода, а не только личное? — дождавшись кивка, я вздохнул.

— Садись — бросил я девочке еще до того, как она успела сказать хоть слова.

— Но… — Ушки маленькой девочки непроизвольно дернулись, а глаза расширились от удивления. Даже дыхание стало прерывистым. Похоже, что она уже настолько привыкла к отказам, что попросту не ожидала, что ей хоть кто то согласиться помочь.

— Садись, а то с ног скоро свалишься — усмехнулся Джер — мы провезем тебя через пост.

— С… спасибо — пробормотала беглянка, не веря своим ушам. Ее сил не хватило даже на то, чтобы самостоятельно залезть в телегу, так что мне пришлось спуститься и подсадить ее.

— Держи, поешь — драгнил протянул девушке мясо в фруктами и воду. От чего глаза анимы стали еще больше, грозя выпрыгнуть из орбит. Девочка непроизвольно сглотнула, пока ее дрожащие руки тянулись за едой.

— Мне… — В глазах девочки появились слезы, кошачьи уши прижались к голове и, спрятав свою мордочку в лапах, она тихо начала рыдать — Мне… нечем… платить…

— Пхахахаха!!! — Напряженную атмосферу разорвал дикий хохот драгнила — Ты… Ты…

Две пары глаз, непонимающе уставились на бьющегося в приступе смеха Джера, указывающего на заплаканную девочку и пытающегося выдавить из себя хоть слова.

— Ты здоров? — с сомнением поинтересовался я у нашего припадочного.

— Пхахаха — Джер согнулся в новом приступе, с той лишь разницей, что теперь он поочередно указывал пальцем то на меня, то на девочку — Мы… пффф… продать… кхаха…пфф… ей!

Поняв о чем пытался сказать Джер, давясь от хохота, я тоже не выдержал и засмеялся. Похоже, что и Эрри тоже поняла, какую глупость сморозила и вновь спрятала свою мордочку в лапах, только уже от стыда.

— Ешь — немного придя в себя, Джер вновь протянул девочке сверток с едой и воду.

— Спасибо — едва слышно пискнула анима.

Но стоило только ей развернуть сверток, как всё ее самообладание как ветром сдуло. Эрри налетела на еду так, что я забеспокоился за ее здоровье, не поперхнулась бы. Даже представлять себе не хочу, сколько ей пришлось голодать.

— Не спеши, жуй как следует, а то подавишься или живот разболиться. Никто у тебя это не заберет.

Стоило аниме услышать мои слова, как она вся затряслась и начала нервно оглядываться по сторонам. Это меня немного напрягло, да и по тому, как Джер начал аккуратно, но внимательно оглядываться, его тоже. Похоже, что ей изрядно пришлось натерпеться за время своих скитаний. Я же не стал вертеть головой как болванчик, а сконцентрировался на окружающем нас пространстве. Как оказалось, мы привлекли слишком много внимания к себе. Хотя, с тем как мы тут ржали, словно кони, это и не удивительно.

— Не переживай, с этого момента ты под нашей защитой. Мы не дадим тебя в обиду — я постарался сделать голос как можно мягче, но вряд ли это у меня получилось, девочку продолжала сотрясать мелкая дрожь.

— Мой друг прав — весело заявил Джер и подмигнул девочке — мы с моим другом очень сильные. Мы даже путешествовали через пятна хаоса и как видишь живы и здоровы.

Ну да, путешествовали. Вот только пятно было всего одно, старое и не большое. А ведь мы еле ноги оттуда унесли. Правда знать этой девочке об этом ни к чему. Да и слова Джера явно на нее подействовали. Успокоившись, Эрри вновь принялась за еду.

— Эй, ты — Окликнул я одного из торгашей, снующих со своим ширпотребом вдоль колонны — Да! Ты! Иди сюда!

— Вас заинтересовали мои товары, господин? — растянулся в улыбке. Даже дураку было понятно, что ни я ни Джер никак не тянули на господ. Так что такая грубая лесть могла бы подействовать лишь на какого нибудь деревенского олуха или самовлюбленного сельчанина.

— Можешь выкинуть свое барахло в сточную канаву — грубо отрезал я, отчего морда торгаша скривилась — мне нужна одежда на эту девочку. Если я буду доволен качеством одежды и твоей расторопностью, в накладе не останешься.

Торгаш окинул меня брезгливым взглядом и собрался уже высказать свое мнение о моей платежеспособности, но увидев блеск золотой монеты в моей руке, вновь расплылся в заискивающей улыбке. Стоило монете вновь исчезнуть, как волшебным образом исчез и торгаш.

— Вот, лучшее, что Вы сможете найти за городской стеной — выдал запыхавшийся торгаш, вывалив ворох вещей в телегу спустя каких то 15 минут.

— Хм. Не дурно — оценили мы с Джером те тряпки, что нам принесли. Не для званых вечеров, конечно, но вещи и впрямь были добротные — Заслужил.

— Я Луцио. Если вам что то еще понадобиться, обязательно зовите — торговец, жестом фокусника, заставил монету с моей руки испариться и принялся кланяться и рекламировать себя со всех сторон.

— Исчезни — бросил Джер, прерывая словесный понос.

— Конечно, конечно — зачастил Луцио и быстро скрылся с наших глаз.

— Не донесет — с досадой покачал я головой, заметив, как пара субъектов, не внушающих доверия, направились следом за улепетывающим торговцем.

— Не наша забота — философски подметил Джер — может и не убьют, если брыкаться не будет, а сразу отдаст.

— Закончишь с едой, умойся, переоденься и ложись спать — раздал указания драгнил Эрри — до ворот нам ещё часа два волочиться.

— Фпафибо — пробормотала девочка с набитым ртом и засмущавшись опустила голову.

— Дядя, а вам нужна эта телега? — прожевав, спросила Эрри.

— Во первых не дядя, а Джер, а это Эрмак. Не настолько мы старые, что бы дядями быть — улыбнулся драгнил — а тебя как зовут?

— Эрри — тихо проговорила девочка.

— Так что там с телегой? — напомнил я.

— Без телеги будет быстрее — с опаской пробормотала Эрри. Видимо боясь, что мы сейчас начнем её ругать за такое предложение. Будь мы бедными сельчанами, может так и было бы. Но видя, что ругать её не будут, продолжила — и телегу надо будет платить.

— Не знал — честно признался я, глядя на покрасневшего Джера.

— Ну… Это… Блин — Похоже, что драгнил всё же знал об этом, но благополучно умудрился забыть — ну да, забыл.

— Ну раз вспомнил, то какого черты мы вообще плетемся на этой рухляди?

— Дай хоть Эрри доесть — перешел в атаку Джер — не будет же она есть и переодеваться на ходу.

— Какой ты у нас заботливый, дядя Джер — с сарказмом передразнил я.

Эрри не выдержала и рассмеялась. В этот момент она куда больше напоминала беззаботного подростка, чем измученную беглянку. Мы тоже не стали сдерживаться и прыснули от смеха.

— Так вот ты где, дрянь — раздался грубый рычащий окрик со стороны куда убежал торговец — думала спрятаться от меня?!

Веселье Эрри как ветром сдуло. Её уши вновь прижались к голове, а всё тело сжалось в дрожащий комок. В нашу сторону направлялась компания, явно не законопослушной наружности. Одного взгляда на них было достаточно, что бы понять, что мирно разойтись с ними не выйдет. Эти ребята были из разряда шакалья, которые воспринимают доброту и попытки решить дело миром за слабость и понимают только язык силы.

Из всей компании, реальную опасность могли представлять только орки. Остальные же были, мягко говоря, не бойцами. Хотя, для такой местности, как стихийны городок у границы, может быть они и считались грозной силой, но я в этом сильно сомневаюсь. Переглянувшись с Джером, мы оба соскочили с повозки и с насмешкой наблюдали за приближением процессии.

— Если сейчас же отдадите нам девчонку и заплатите компенсацию, то мы вас тронем. Может быть — прорычал медведь и вся компашка разразилась диким хохотом.

— Я чего то не пойму — обратился я к драгнилу так, чтобы все меня прекрасно слышали — эти клоуны от балагана отстали или сбежали из лечебницы для пустоголовых?

— Гррр… Нарываешься, кусок мяса? — прорычал всё тот же медведь. Похоже, что в этой компании именно он исполнял роль заводилы.

— Думаю, что второй вариант — так же громко ответил Джер, снисходительно поглядывая на крикуна.

— Ну всё, живыми вам… Клац! — Удар в челюсть мгновенно заткнул заводилу, а пинок в живот отправил его в полет.

Я не раз спарринговал с Джером во время тренировок, но даже мне было тяжело уследить за молниеносными движениями драгнила. Медвежья туша еще не успела приземлиться, когда следующий нападавший согнулся пополам от мощного удара в живот. В момент, все внимание местных бандитов переключилось на моего товарища, чем я и воспользовался, подскочив к ближайшему шакалу и со всего маху провел ему двойку в челюсть и под дых, выводя его из боя.

С мелочью мы разобрались довольно таки быстро, а вот с орками пришлось повозиться. Орк, он и есть орк, даже если подался в мелкие бандиты. Их с детства учат сражаться, да и силушкой они никогда не были обделены. Даже подросток орком легко может одолеть здорового мужика из людской расы, чего уж говорить о взрослом орке, не раз бывавшем в бою.

Джер, зараза, управился со своим практически мгновенно и теперь стоя в сторонке весело давал мне советы, пока я пытался уложить своего, не попав при этом под его здоровенный кулак. Танцевать мне пришлось с минуту, прежде чем мне удалось справиться со своим противником.


В момент, когда тело орка коснулось земли, воздух разорвался от радостных криков. Оказывается, пока мы тут танцевали, вокруг нас успело собраться немало зрителей, пришедших посмотреть на бесплатную забаву. Многие даже делали ставки и судя по частым проклятиям в сторону поверженного, ставили явно не на меня. — Ну что, натанцевался? — радостно скалился Джер.

— Да иди ты — беззлобно ругнулся я, пытаясь отдышаться — мог бы и помочь.

— Зачем? — Почти искренне удивился драгнил и тут же расплылся в ехидной улыбке — ты же сам жаловался, что тебе скучно, размяться негде.

— Тьфу ты — в сердцах сплюнул я на землю — достался же мне напарничек. Ладно, пошли, пока ворота не закрыли.

— Ага, только выигрыш заберу — быстро найдя глазами, Джер ввинтился в толпу.

— Вот же засранец — хмыкнул я, потирая зашибленную руку. Всё таки совсем уж невредимым остаться не удалось.

— Возьмите — раздался неуверенный голос рядом со мной. Обернувшись, я увидел Эрри, протягивающую мне кусок какой то тряпки. Которая по видимому должна исполнить роль полотенца.

— Спасибо — Улыбнувшись малышке, я принял ткань и кивком указал в сторону ворот — идем, этот оболтус нас догонит.

— Угу — мотнула головой Эрри и пристроилась рядом со мной.

Зеваки не стали нам препятствовать и разошлись в стороны, уступаю дорогу

Глава 22. “Берлога” Арома


У ворот всё прошло быстро и спокойно. Для пеших путников и местных была открыта отдельная калитка, где бравые гвардейцы взимали плату за вход в город. Удостоверения личности в этом мире были не в ходу из-за низкой грамотности местных жителей, а потому их отсутствие никого особо и не волновало.

Ответив на ряд простейших вопросов из серии “кто такие?”, “откуда?”, “куда?” и обеднев на целых три десятка медных монет, мы наконец то смогли попасть в форпост. Может когда то это и была лишь крепость, но сейчас это был полноценный город с рынками, постоялыми дворами, барделями и конечно же, своей теневой жизнью.

— Эти гады нас явно ободрали по завышеной цене — ворчал я без особой злости.

— Предлагаешь вернуться и набить им морду? — усмехнулся Джер.

— А толку? — пожал я плечами, разглядывая привратную площадь с её обитателями.

Я с любопытством разглядывал открывшуюся передо мной картину. Это был первый город в этом мире, который я видел. Деревня Инхерст не в счет, я там даже прогуляться не успел, если не считать походов из тюрьмы к старосте и обратно. Так что сейчас я наверстывал упущенное.

Что особенно порадовало меня, так это наличие тут гномов и даже людей. Пусть гномов было не много, а людей я насчитал и вовсе с десяток. Но это уже необычайно меня порадовала. Раньше я даже не задумывался об этом, но оказывается я весьма соскучился по виду себе подобных. Даже в галактическом содружестве я так не скучал по людям в своих странствиях. Помогали голо фильмы и виртуальное общение в тех же играх.

— Слушай, Джер — меня вдруг осенила одна интересная мысль — а в местных борделях есть людские девушки?

— Должны быть — уверенно кивнул драгнил, но потом резко сконфузился и скосился через плечо — Но не думаю, что это хорошая тема для разговора сейчас.

Проследив за взглядом драгнила, я понял о чем он и мысленно залепил себе подзатыльник. Позади нас шла смущенная Эрри, делая вид, что с увлечением рассматривает камни на мостовой.

— Мда — выдохнул я — думаю, ты прав, поговорим об этом без детей.

— Я не ребенок! И я умею! — вспылила Эрри, но поняв что только что ляпнула на всю округу, вновь сжалась в комок, пытаясь смотреть куда угодно, только не на нас — я не хотела… они меня… так вышло…

Голос Эрри становился всё тише и сбивчевей. Мда. Похоже жизнь её не щадила и испытать её пришлось не мало. Не сказать, что меня это как то сильно задело или заставило негодовать. Мне довелось и не такое повидать на задворках станций или полумертвых колониях. Но и восторга у меня такие повороты судьбы не вызывали. грязь есть везде, просто большинство предпочитает делать вид, что не видит её.

— Для начала найдем где поесть и переночевать — предложил я, пока у девочки окончательно не началась истерика — о превратностях судьбы можем поболтать и после. На полный желудок и после хорошего отдыха.

— Я знаю хороший постоялый двор с таверной и даже баней — раздался наглый и писклявый голос сбоку — но информация стоит денег. Также могу стать вашим провожатым по городу, но это уже отдельная плата.

— Ты чей, мелкий? — поинтересовался я у оборванца из семейства мышиных, стоявшего рядом с нами с важным видом. Мальчик это был или девочка, гадать даже не возьмусь.

— Не продаюсь — так же нагло заявило это чудо, забавно подергав носом.

— А что, предлагали? — усмехнулся я. Мне явно начинал нравиться этот мелкий или мелкая.

— Что предлагали? — нахмурился оборванец, скосив голову набок.

— Забудь. Сколько хочешь за информацию? — Остановил меня Джер, вернув разговор в изначальное русло.

— Пять монет за совет, ещё пять, если сопроводить — быстро выдал мышонок, протянув руку.

— Хм. Если постоялый двор меня разочарует, оборву тебе уши — хмыкнул Джер, отсчитав нужную сумму.

— Я дорожу своей репутацией — гордо заявил малец, задрав свой нос и уперев руки в бока, после чего быстро забрал свои монеты — следуйте за мной.

На площади разместили переносные лотки всех видов, между которыми сновали торгаши и путники. Цены тут были намного ниже, чем в магазинах, но и качество товаров оставляло желать лучшего. Большая часть из представленного тут были или подделки или откровенный хлам.

Мелкий ловко и со знанием дела скользил сквозь толпу, огибая прохожих. Мы с Джером еле поспевали за этим пронырой, мне пришлось взять Эрри за руку, чтобы она не потерялась среди толпы. Выведя с площади, наш провожатый остановился дожидаясь нас, чем заслужил пару балов моего расположения.

Улицы города были узкими и извилистыми, с двух и трехэтажными каменными зданиями вдоль них. Крыши домов были соединены между собой деревянными переходами и составляли единую сеть.

— Так задумывалось, на случай прорыва врагов внутрь города — Пояснил мелкий, заметив мой интерес — такие улицы помогут замедлить врага, а солдаты смогут свободно перемещаться по крышам и обстреливать их сверху из арбалетов.

— Ты то откуда знаешь? — не похож был мелкий на знатока фортификатора.

— Стражники рассказывали — авторитетно заявил этот проныра.

— Это они тебе рассказывали, пока в каталажку тащили? — хохотнул Джер.

— Я честный трудяга — взвился мелкий — И темными делишками не промышляю.

— Хорошо, хорошо — я поднял руки в примеряющем жесте — Звать то тебя как, трудяга?

— Водила — Мелкий даже поднял вверх указательный палец, как бы подчеркивая важность своего прозвища. Я же чуть не поперхнулся, услышав это.

— Водила? — переспросил я — от чего так?

— Ну, так я ж вожу всех по городу — мышонок уставился на меня как на полного идиота, которому всё и вся нужно разжевывать. От чего у меня появилось стойкое желание хорошенько дать ему по загривку, сугубо в воспитательных целях.

— Ну да, логично — хмыкнул я — Долго нам ещё, Водила?

Мышь с пару секунд буравил меня взглядом, пытаясь понять издеваюсь я над ним или нет. Я же наблюдал за этим не по годам деловитым пареньком и пытался не рассмеяться от той строгости и важности, что он пытался на себя напустить.

— Почти пришли — решив, что я, всё таки, не издевался над ним, мышь повел нас вглубь городского лабиринта.

Не смотря на нашу скорость и отличное знание горо

Водила действительно отлично знал этот город и вел нас самым коротким маршрутом, стараясь огибать загруженные улицы. Но не смотря на это и нашу скорость, нам всё равно понадобилось больше двадцати минут, чтобы добраться до места.

Внешне, постоялый двор ничем не отличался от соседних зданий. Если не знать о нем, случайно точно не наткнешься. Да и от центральных улиц он был далековато расположен. Чем же они живут, не уж то только теми клиентами, которых им водят такие как Водила?

Ладно, не моя проблема, сами пусть со своими делами разбираются, а нам главное, чтобы кормили нормально, да комнаты чистые были. Хочется уже отдохнуть по человечески, а то как попал в этот мир, так в нормальной кровати ни разу и не спал, если не считать лазарета при тюрьме. Про то, чтобы нормально помыться, я и вовсе молчу.

— Это оно? — не удержался Джер и таки высказал наши общие сомнения.

— Ага — кивнул наш провожатый и гордо добавил — Лучший постоялый двор в округе по нормальным ценам. Кого попала они не обслуживают.

— Ну, давай глянем, так ли это — усмехнулся Джер, делая жест рукой, предлагая нашему провожатому зайти первым.

Водила не обманул. За дверью нас ждал, пусть и не шикарный, но вполне уютный зал на десяток столов. На звук колокольчика двери за стойкой вышел крупный аним из семейства медведей.

— Добро пожаловать — пробасил здоровяк, вытирая руки о полотенце, видимо до нашего прихода он что то готовил на кухне — А, Водила, ты вовремя, как раз ужин скоро будет готов.

— Не рановато для ужина? — удивился Джер — солнце еще даже не начало садиться.

— В самый раз — Хмыкнул медведь, смерив нас оценивающим взглядом — небось и сами не прочь подкрепиться с дороги?

— И впрямь, от раннего ужина мы не откажемся — в тое здоровяку, ответил Джер — нам бы ещё 2 комнаты на пару дней, да бадьи с горячей водой и будет совсем прекрасно.

— Есть и комнаты, есть и бадьи с горячей водой — почесывая подбородок, задумчиво протянул медведь — было бы чем платить.

— Если цена приемлемая, то и деньги найдуться — встрял в разговор я. Этот медведь мне явно начинал нравиться.

— Хм… две комнаты, вода и еда… одна серебряная в день.

Я может и не местный и с расценками знаком плохо, но даже мне эта цена показалась чересчур грабительской. У эрри так вообще глаза на лоб полезли а челюсть отвисла в прямом смысле слова.

— Хахаха — рассмеялся здоровяк, глядя на нашу реакцию — не стоит так реагировать. Место у нас спокойное и чистое. Шушеры и дебоширов не держим. Комнаты чистые, а еда вкусная. А главное, можно не переживать за оставленные в комнатах вещи, мы дорожим нашей репутацией.

— Пока на два дня, а дальше видно будет — Джер положил на барную стойку две серебряные монеты — нам бы помыться с дороги перед едой.

— Урим — На окрик из кухни выбежал подросток, уменьшенная копия здоровяка, явно сын — отведи гостей наверх и выдай ключи от двух дальних комнат.

— Хорошо, отец — кивнул паренек отцу и обратился к нам — пройдемте.

— Меня зовут Аром, а это моя берлога — сообщил здоровяк нам и переключился на стоявшего рядом мышонка — а ты задержись, покормлю тебя.

Дальше мы слушать не стали, направившись за Уримом, который повел нас на второй этаж. Комнаты оказались небольшими. Стол, пару табуретов, две кровати и тумбочка для умывания. Вот и всё убранство. Хотя надо отдать должное, Аром не соврал, комнаты были чистыми, мебель добротной, матрасы были набиты свежей соломой, а одеяла постираны.

Не знаю какие расценки в других постоялых дворах, но если здоровяк и в остальном не наврал нам, то это место стоит уплаченных нами денег. Умывшись и переодевшись, мы зашли за Эрри. Стоило нам только спуститься в зал, как из двери на кухню высунулся Урим.

— Присаживайтесь, еда почти готова — Быстро протараторил Урим — чего изволите пить?

— Вина и что нибудь для нашей спутницы — сообщил Джер за всех. Я не возражал, а Эрри не решилась возражать.

— Есть сок из свежих фруктов, молоко и вода с медом — перечислил парнишка.

— Воду с медом — тихо прошептала Эрри, когда три пары глаз посмотрели на нее — если можно.

Девочка явно чувствовала себя не в своей тарелке и всё еще опасалась, что мы можем потребовать что то взамен. Хотя почему что-то? И так понятно, что с нищей девочки можно взять только одно. К счастью для нее, нас это абсолютно не интересовало.

— Давай то, что повкуснее — сообщил я парнишке и кивнув, тот скрылся на кухне.

Эрри смущенно опустила голову, прижав свои кошачьи ушки в голове. Парень же быстро вернулся с двумя графинами, небольшой был с соком и крупнее, с вином. Оба графина были запотевшими, что говорило о том, что напитки хранились в леднике.

— Ого — удивленно воскликнул Джер — Ледник в погребе не каждый трактир себе может позволить.

— Для постояльцев у нас только лучшее — гордо заявил Урим.

— Вот теперь верю — кивнул Джер и обведя взглядом пустующий зал, поинтересовался — при таком обслуживании у вас битком тут всё должно быть забито, так почему все столы пусты? Да и постояльцев я, кроме нас не наблюдал.

— Мы не берем постояльцев с улицы — пояснил парень и видя скепсис на наших лицах, уточнил — за исключением тех, кого привел Водила.

— Настолько доверяете этому малышу? — не поверил я.

— Водила ещё ни разу не ошибался в людях — пожал плечами Урим — да и отец вас одобрил.

— Спасибо за пояснение — кивнул я — тогда вопросов больше нет.

Кивнув, парень скрылся на кухне, а мы остались одни в пустом зале. Водилы в зале тоже не было, или он уже успел уйти или же ему накрыли на кухне, что вероятнее всего. Эрри так и сидела опустив голову и явно не знала, как ей себя вести.

— Ну что ж — начал Джер, залпом опустошив первую чашу вина — твою просьбу мы выполнили, в город провели.

От слов драгнила, девочка сжалась ещё сильнее. Тут и гадать не стоит, думает, что сейчас мы будем требовать с нее деньги. В принципе, большинство на нашем месте именно так бы и поступили. Местные жители особой нравственностью не отличаются. И это касается не только бандитов, но и наемников, аристократов, да и обычных жителей тоже. Будь это не так, Эрри бы уже давно пересекла границу, да и не пришлось бы ей проходить через те ужасы, что с ней творило местное, да думаю и не только местное отребье.

— Комната оплачена на два дня, вместе с едой — спокойно продолжил драгнил — так что тут наши пути расходятся, вещи оставь себе, нам они не к чему.

Эрри, непонимающе уставилась на Джера. Она ожидала чего угодно, но не того, что сказал мой друг. В её голове просто не укладывалось, что кто то мог помочь ей просто так, без задней мысли.

— Этого тебе должно хватить, чтобы добраться до форпоста гномов — Джер положил перед Эрри золотой, чем удивил даже меня. Вот уж не думал, что он такой бессребреник, чтобы разбрасываться золотом.

Мне показалось, что девочка даже забыла как дышать. Её взгляд был прикован к золотой монете, лежащей перед ней, губы тряслись, а глаза стали мокрыми от накативших слез. Хорошо, что эту сцену никто не видел иначе, точно решили бы о нас невесть что. Да и я сам бы подумал так же, увидь я двух мужиков, деньги и плачущую девочку напротив.

— Бери, не бойся — как можно спокойнее проговорил Джер — мой дед всегда учил меня помогать другим, если есть такая возможность.

Вспомнив старосту и что он сделал для нас, да и для меня в частности, я даже не усомнился в словах драгнила. Хонгрод бы точно не бросил малютку в беде. Скорее всего он вообще бы лично сопроводил её до одного из крупных гномьих городов и пристроил девчонку в хорошие руки. Вот только у нас нет ни его силы, ни его связей, что бы поступить так же. Да мы и сами в бегах, если уж на чистоту, нам бы о себе позаботиться. Да и опасно ей будет с нами.

К моменту, когда с подносами появился Урим, Эрри уже смогла взять себя в руки и стереть с лица слезы. Хоть покрасневшие глаза и выдавали, что она недавна плакала, но парень тактично не стал акцентировать на этом внимание. Расставив еду с подносов, он молча удалился, не став нам мешать.

Я с трудом дождался, когда все блюда перекочуют на стои и без стеснения принялся поглощать всё, до чего смог дотянуться. Еда у Арома и впрямь была отменная, а после долгих дней походной жизни, так и вовсе просто божественная. Не смотря на свои миниатюрные размеры, Эрри ни на йоту не отставала от нас с Джером. Складывалось ощущение, что у нашей троицы вместо желудков развернулись черные дыры, которые поглощали всё без остатка, что в них попадало.

С ранним ужином мы расправили минут за десять и откинувшись на спинки, довольные попивали свои напитки не в силах произнести ни слова. просидели мы так, наверное, ещё с полчаса, после чего не сговариваясь отправились по своим комнатам, хорошенько отдохнуть, отмыться и выспаться.

По началу, мы с Джером хотели ещё пройтись по местным магазином, посмотреть на имеющийся тут товар и прикинуть цены. Заодно планировали прикинуть стоимость того барахла, что мы собрали в пятне хаоса. Вещи снятые с ирбиса мы пока трогать не собирались, это надо быть полнейшими идиотами, чтобы пытаться продать оружие и доспехи имперских гвардейцев в той же империи. Это лучше всего будет сделать уже на территории гномов и желательно подальше от границы.

После плотной трапезы нас настолько разморило, что мы единогласно решили перенести свою разведку на завтра, а сегодня целиком и полностью отдаться лени. Всё же наше путешествие было долгим и весьма насыщенным на приключения, да и многодневная тряска в разбитой телеге как то не тянула на полноценный отдых.


Глава 23. Водила


Утро порадовало ярким солнечным лучом бившим мне прямо в глаза, тем самым вырывая меня из сладких объятий морфея. Судя по звукам, доносившимся с внутреннего двора, куда выходило наше окно, Джер уже давно встал и сейчас проводил тренировочный комплекс упражнений.

Мне же хотелось поваляться подольше, но мышцы призывно начали ныть, требуя нагрузки. Понимая, что мне ещё расти и расти, как бойцу, я всё же поднялся с кровати. Одежда, брошенная вчера как попала у кровати, исчезла. Видимо драгнил стал её на стирку вместе со своей пока я ещё спал. Об этой услуге мы узнали еще вчера у Урима. Самого хозяина заведения, мы вчера так больше и не видели, как впрочем и других постояльцев.

Умывшись из деревянной миски, стоявшей на умывальном столике и обтеревшись влажной тряпкой, я придирчиво осмотрел себя в местный заменитель зеркала. В роли этого чуда выступал овальный лист начищенной и отполированной бронзы. Отражение хоть и было мутным, но я всё равно с любопытством рассматривал свой новый образ. Ощущения были такие, будто я через мутный экран смотрю на абсолютно чужого и незнакомого мне человека.

Отросшие волосы выглядели не лучше птичьего гнезда. Жесткие и спутанные. Не удивительно, они кроме пятерни, другого инструмента для расчесывания уже давно не видели. Про шампуни или хотя бы мыло, я вообще молчу. Тут даже самое дрянное мыло является предметов роскоши и доступно только аристократам или зажиточным купцам. Тяжело вздохнув, я достал из инвентаря новый комплект одежды и отправился на задний двор.

Небольшой двор, с трех сторон, был окружен каменным забором в метра три высотой и отделяющей его от таких же соседских дворов. С одной стороны протянулся сарай и стоял колодец, с другой была баня и отхожее место. По центру же оставалось свободное место, где сейчас и тренировался Джер. Двоим тут будет тесновато, так, что я не стал мешать и присев на лавку у стены дома.

— фух — выдохнул Джер, вылив на себя ведро ледяной воды из колодца — пока ты будешь разМинаться, я пойду поболтаю с Аромом, думаю он много чего может нам подсказать.

— Угу — кивнул я, снимая с себя куртку и рубаху — и за завтрак договорись, я жрать хочу.

— А нечего было дрыхнуть как кисейная барышня. Все нормальные разумные еще с рассветом поели — Джер усмехнулся, глядя на то, как я картинно закатываю глаза — так и быть, спрошу какие объедки остались у Арома.

— Иди уж, шутник — махнул я рукой на Джера и принял стойку для разминочного комплекса.

Полный цикл комплексов занял у меня больше двух часов, начиная с рукопашного боя и заканчивая кинжалами и клинком. Мышцы стонали от напряжения, пот лил ручьем, а легкие готовы были разорваться в попытке втянуть побольше воздуха, которого сейчас так не хватало организму.

Смыв с себя пот тем же способом, что и Джер, я обтерся полотенцем и одевшись отправился в обеденный зал. Драгнил сидел за дальним столом, который уже был накрыт и не дожидаясь меня уплетал еду со скоростью света. Видя это я испугался, что мне ничего не останется, если я не поспешу и не остановлю этого троглодита.

В этот раз зал не был пуст, кроме нашего, были заняты еще два стола. За одним из них сидела компания гномов, весело о чем то болтая. На столе стояло уже с десяток пустых кувшинов вина и останавливаться они явно не собирались. Не смотря на это, компания выглядела абсолютно трезвой. По одежде и дорогим украшениям, можно было сказать, что это торговцы.

За другим столом сидела компания анимов, вот эти вели себя тихо, практически не пили, больше налегая на еду. Крепкие тела, кожаная броня и оружие прислоненное к скамьям, выдавали в них наемников. Видимо это была охрана тех самых купцов, что сидели через пару столов от них.

Сев напротив Джера, я нагло подвинул к себе большую тарелку с жареным в травах мясом и принялся его поглощать несмотря на протесты драгнила. Местная еды была просто божественной на вкус, особенно, если сравнивать её с питательным гелем, что составлял мой обычный рацион в прошлом. Эта бурда в тюбиках содержала в себе все необходимые питательные вещества и витамины, необходимые организму, но совершенно не имела ни вкуса, ни запаха.

Нет, я не спорю, что питательный гель был не единственной едой и даже он делился по классам. Но и их стоимость различалась весьма ощутимо, потому я обычно и брал самые простые.

Те у кого денег было поболее, могли себе позволить и искусственно синтезированные продукты, практически не отличающиеся от оригинальных ни видом, ни вкусом. А те, что побогаче и вовсе могли питаться натуральными мясом, овощами и фруктами с различных планет.

— Рассказывай, что разузнал? — только опустошив все тарелки, мы заговорили.

— По словам Арона, пристроиться в охрану или купить место в караване, не проблема — Джер откинулся на стену и сделав глоток вина зажмурился, как объевшийся сметаны кот — проблема найти нормальный караван, с адекватной оплатой.

— Какие могут быть проблемы? — ничуть не удивился я. В моем мире ситуация была примерно такой же.

— В лучшем случае с ценой надуют. Причем это касается как оплаты за охрану, так и стоимости за место в караване — начал перечислять Джер, для наглядности загибая пальцы — могут обокрасть, убить или в рабство продать.

— Разве у гномов рабство не под запретом?

Я попытался вспомнить, что мне по этому поводу рассказывал Хонгрод. По словам словам старосты выходило, что у анимов, эльфов и гномов рабство было под строгим запретом. Хотя у них была и тьма других вариантов при которых из тебя сделают раба, хоть и называться ты будешь иначе, но суть от этого не меняется.

— Если официально, то запрещено — кивнул Джер подтверждая мою догадку — но они могут перепродать нас контрабандистам, по заниженной цене, а те вывезут нас к людям или демонам, а там уже и продадут. Ну или продадут нас на какую нибудь шахту, где нас засунут в самую самую глубокую штольня, самого глубокого яруса и хрен кто нас найдет.

— Тогда возникает вопрос. Как будем искать белых и пушистых? — протянул я и вопросительно посмотрел на драгнила.

— Будем использовать связи — со значением ответил Джер, подняв вверх указательный палец, видимо пытаясь придать своим словам ещё больше той самой значимости.

— Что то я не припомню в твоей болтовне никаких связей, кроме половых — бросил я подколку драгнилу.

— Половые связи, тоже связи — философски изрек Джер — но сейчас не о них.

— Давай уже, выкладывай — поторопил я его, когда драматическая пауза начала затягиваться — тоже мне, интриган нашелся.

— Эх… нет в тебе романтики — наигранно вздохнул Джер — я говорю о Водиле.

— Мышонок? — мой голос был полон скепсиса. Нет, я не спорю, что паренек толковый и хорошо подсобил нам с ночлегом, но не похож он на птицу высокого полета или местного короля разведки. О чем я тут же и сообщил товарищу.

— Не стоит недооценивать мальца — голос драгнила стал серьезным — мелкоте легче всего удается такая работа как слежка и добыча информации. Во всяком случае в черте города, а Водила ещё и специализируется на ней.

— Раз уж он так хорош, то почему его еще не прибрали к рукам? — покачал я головой — воровская гильдия или гильдия убийств давно уже должны были подмять паренька под себя.

— Они и подмяли — усмехнулся Джер — причем обе сразу. И не только они.

— В смысле? — не понял я, такой вариант в моей голове ну никак не вязался с пацаненком — По моему личному мнению и опыту могу сказать, что работать на несколько контор невозможно, сами же и прирежут, чтобы другим информацию не сливал. Просто на всякий случай, для надежности.

— Обычно да, так и происходит — вновь посерьезнел Джер — но из любого правила есть исключения. Паренек умудрился разнюхать о предстоящей облаве на сходку глав местных теневых гильдий и предупредить всех.

— И вот так сразу его выслушали и поверили? — уровень моего скепсиса продолжал расти с каждым новым предложением, чего я и не пытался скрыть.

— Нет конечно. Кто ж его к главам то пустит, хотя он и пытался. За что его чуть до смерти не избили — хмыкнул драгнил и промочив горло продолжил свою сагу — этот ушастый устроил газовую атаку. Накануне вечером он натаскал под дом целую кучу всякой тухлятины. Так что на утро, когда люди от каждой гильдии пришли, чтобы проверить и оцепить место встречи, оказалось, что находиться в нем просто невозможно. Потому выбрали другое место, а оставшихся дежурить и приводить всё в порядок ребят схватила стража. И как раз в то время, когда должна была состояться встреча.

Я аж рот от удивления открыл. А паренёк то не просто не промах. Он, блин, маленький гений! Я бы на его месте уж точно до такого не додумался. Да если честно и заморачиваться бы не стал, будь я на его месте. А вот водила стал и не просто так. Как я понимаю, этот мелкий получив такую ценную информацию, быстро понял как ей распорядиться и остаться в наваре. Уж не знаю, чуйка это или расчет был, но этот парнишка далеко пойдет, если не прирежут раньше.

— Как я понимаю, его теперь крышуют, если и не все, то многие — я скорее утверждал, чем спрашивал и Джер растянулся в довольной улыбке, подтверждая мою догадку.

— Все ещё думаешь, что не стоит к нему обращаться? — в голосе драгнила звучала неприкрытая насмешка.

— Да нет — помотал я головой — если всё действительно было так, то как раз он то нам и нужен. Как я понимаю, Аром тоже не из простых оказался?

— Правильно понимаешь — драгнил наклонился ко мне и понизил голос — но не думаю, что стоит лезть глубже из простого любопытства.

Вот тут я с ним был полностью согласен. Любопытных нигде не любят, особенно в теневом мире. Обычно таких находят где нибудь в сточной канаве с парой лишних дырок в теле, а то и вовсе не находят.

— Где его искать знаешь? — драгнил утвердительно кивнул, после чего я встал я подхватил свой меч и поднялся из-за стола — тогда пошли.

Пока выбирались на главную улицу, не раз припомнили Водилу не злым тихим словом. Город еще вчера показался мне тем ещё лабиринтом с его узкими и извилистыми улочками. Сейчас же мы прочувствовали это в полной мере, раз десять сворачивая не туда или заходя в тупик. Лишь благодаря прохожим мы с трудом, но смогли благополучно добраться до ворот, через которые вчера втроем попали в этот город.

Интересно, чем сейчас занимается Эрри? После вчерашнего разговора мы её больше не видели. Может быть она сразу ушла, а может и сидит безвылазно в своей комнате, мы не проверяли. Расставание получилось грубым, но и мы ей ничем не обязаны, скорее уж наоборот. А вот вешать на себя дополнительный груз и тащить непонятно куда незнакомую девочку нам было не с руки.

Может это и не по человечески, так бросать ребенка. Но она же как то сюда добралась, хоть и хлебнула горя. Значит и сейчас не пропадет, уже научена горьким опытом, да и денег мы ей подкинули не мало. Обычная горожане, не говоря уж о сельской местности, золото за всю свою жизнь могут не увидеть. В городе на золотой, можно пару месяцев прожить не бедствуя, если не шиковать. Про деревню так вообще молчу.

Я отогнал от себя ненужные мысли, сейчас есть задачи поважнее. Например свалить из этой долбаной империи. Нет, против самой империи я ничего не имею. Я, по сути, даже и не знаю её, не успел нигде побывать, кроме Инхерста. Хотя было бы неплохо вернуться сюда, когда про нас забудут, да и я подрасту в навыках, чтобы обидеть больше не могли. Но это всё потом, в далеком будущем, а сейчас лучше делать ноги.

На привратной площади, как и вчера, было весьма оживленно. Рынок бурлил, народ сновал между лотков и приезжих. Поток одиночных телег и караванов двигался по дороге в обе стороны, и к воротам и от ник. И среди всего этого хаоса нам предстояло отыскать одного единственного парнишку, попутно отбиваясь от наглых попрошаек и ещё более более наглых торговцев. Эту братию не пугали даже наши с Джером клинки, висящие на поясах.

Хоть я и мог в любой момент вызвать клинок из инвентаря, это было бы даже быстрее и удобнее, но мы сейчас были в роли наемников. А эта братия без оружия нигде и никогда не ходит. Да и от мелкой шушеры и пьянчуг помогает не хуже любого магического оберега.

— Заблудились? — раздался веселый голос позади нас.

— Как раз таки наоборот — усмехнулся я оборачиваясь — за тобой пришли.

— Не похоже, что вы с жалобами — нагловато заявил стоящий позади меня мышонок — что интересует?

— Информация — коротко бросил Джер.

— Какая? — в тон ему ответил Водила, а это был именно он.

— О ближайших караванах к гномам — после слов драгнила усы Водилы забавно задергались из стороны в сторону.

— Зачем оно вам? — мышонок нахмурился сверля нас настороженным взглядом.

— Наняться хотим — успокоил его я — а вот на гнилье попасть не хотим.

— Это можно — успокоившись кивнул Водила — одна серебряная.

— А не жирно? — опешили мы от такой цены — вчера ты медь просил.

— Так и вы не купцов для ночлега искали — парировал этот мелкий вымогатель — не устраивает, ищите другого.

— Ну ты и наглец, грабишь средь бела дня — посетовал Джер, а я кинул мелкому серебряную монету, которая исчезла прямо в воздухе. А мелкий то тот ещё ловкач. Я едва успел заметить движение его руки, когда он поймал её и спрятал в карман куртки.

— Достойная цена за достойный товар — задрав нос, гордо заявила эта мелочь.

— Выкладывай уже товар, раз оплату получил — усмехнулись мы с товарищем.

— Хм… — Водила почесал за ухом, задумавшись на мгновение — из ближайших сегодня вечером отправляется Боел, но у него караван небольшой и платит не много. Если нужна хорошая оплата, то придется подождать, там уже Рангримы объявятся. Они как раз дня через три тут будут.

— Рангримы? — переспросил Джер — гномы?

— Ага — кивнул мышонок — они самые.

— С каких это пор гномы готовы хорошо платить? — удивился драгнил. Я же от комментариев воздержался, так как с особенности местных рас не знаком.

— Смотря кому — мышонок равнодушно пожал плечами — мастеров своего дела они всегда уважали и уважают. Если ваши железки не для виду, то проблем возникнуть не должно.

— Не для вида — спокойно ответил Джер.

— Мне нужно самому это увидеть — совершенно серьезно заявил малец — Рангримы всех бойцов перед наймом испытывают, а мне репутацию терять не с руки.

На заявление мелкого прохвоста, Джер и не подумал возмущаться. Найм в хороший караван дело серьезное, абы кого брать не станут и требования Водилы были вполне обоснованы. Не смотря на свой возраст, у него уже была наработана немалая репутация как среди местного криминала, как и среди постоянных караванов.

— Нужно место — сообщил Джер Водиле — у Арома двор маловат для полноценного спарринга.

— Место будет — уверенно кивнул Водила — вечером сообщу где и когда. Что то ещё?

— Да — подумав, кивнул драгнил — нам бы по торговцам пройтись, прицениться, да запасы пополнить.

— Два десятка меди — тут же огласил цену мелкий.

Спорить и протестовать мы не стали, видимо уже привыкаем к его расценкам. На закупки и приценку мы потратили еще полдня, после чего Водила заявил, что у него ещё есть дела, да и за площадку для спарринга договориться надо и был таков. Мы же направились в в берлогу, поесть, да отдохнуть от дневного забега. Да и мне не помешает лишняя практика по управлению маной. А то сейчас я лишь видеть и чувствовать её могу.

В этот раз народу в берлоге было по более, почти половина столов была занята, а за стойкой вместо Урима был сам Аром. Я неосознанно пробежал взглядом по залу и не увидев Эрри, даже немного расстроился, надеюсь она в порядке. Не знаю почему, но я переживал за эту девченку. Может потому, что мы в чем то были похожи, а может я просто размяк, начав новую жизнь и встретив Гезера с ребятами, Старосту с Джером и Оланта с Бергом, которые приняли меня и так сильно помогли.

Поздоровавшись с Аромом, мы не задерживаясь отправились в свою комнату. Пообедали мы в городе и есть не хотели, а до ужина было еще добрых четыре часа. Отмывшись от пыли, я лег на кровать и сосредоточился ощущении маны в моем теле. Этот фокус мне уже удавался относительно легко, а вот дальше пока был полный стопор. Заставить ману хоть как то реагировать на мои желания, пока совсем не получалось.

После часа бесплодных попыток, я вновь прокрутил в памяти всё, что мне рассказывал Хонгрод. Я надеялся найти что то, что я мог упустить в его пояснениях или не до конца понять. Прокрутив всё несколько раз и убедившись, что ничего не упустил, я достал подаренную старостой книгу по основам магии и принялся за чтение.

Хонгрод говорил, чтобы я не приступал к её изучению до того момента, пока не научусь хоть как то управляться с маной. Но единственный раз, когда у меня это получилось, это когда я воспользовался дорогой леса. И то, тогда я использовал ману не осознано, я этого даже не понял, пока она не закончилась. Так что книгу я решил полистать сугубо из интереса, а не из практического смысла.


Глава 24. Дурные вести

От практики меня отвлек стук в дверь. Кроме отдыха и тренировок, делать нам сейчас было совершенно нечего. Джер лежал на соседней койке и по его словам медитировал. Хотя подозреваю, что этот засранец, попросту дрых. От стука в дверь он даже не шелохнулся, так что дверь пришлось открывать мне.

— Я договорился — с порога заявил ушастый, бесцеремонно пройдя мимо меня даже не поздоровавшись и усевшись на табурет — завтра после полудня у городской стражи, их площадка как раз будет свободна. С вас серебряный.

— Это с чего вдруг? — опешил я от такой наглости.

— А ты думал аренда тренировочной площадки бесплатная? — в свою очередь удивился Водила.

— Ты в курсе, что ты вымогатель? — вздохнул я передавая требуемую монету.

— Жизнь такая — пожал плечами мышонок — не опаздывайте только, а то дежурный дополнительную плату затребует.

— Не опоздаем — заверил я мальца — ты только за этим пришел?

— А что, нельзя? — хитро прищурился мышонок, наклонив голову в сторону. Но видя скепсис на моем лице, он лишь усмехнулся — Вам всё равно Рангримов дожидаться, вот и решил узнать не хотите заказ принять?

— Что за заказ? — оказывается Джер всё таки не спал, а слушал наш с мышонком диалог, а может и вправду медитировал.

— Заказы разные есть, какой именно, будет видно после вашей демонстрации — пояснил Водила — я их лишь передаю. За вашим боем буду наблюдать не только я.

— С чего такая честь? — не нравиться мне когда к моей персоне начинает повышаться интерес незнакомых мне личностей.

— Обычная практика — пожал плечами мышонок — за такими боями всегда наблюдают, а потом уже решают, дать заказ или нет. Вас конечно никто не принуждает, вы можете и не принимать их.

— Нас не интересует криминал — сразу уточнил я — в остальном будем решать по факту.

— Тогда до завтра — попрощавшись, Водила сразу же ушел.

— Что думаешь — я присел на свою кровать и посмотрел на, закинувшего за голову руки и размышляющего о чем то, Джера.

— Как и сказал Водила, обычная практика — пожал плечами Джер — так что всё нормально. Пошли лучше жрать, как раз время ужина.

Народу в зале, как обычно, было не много. Так что мы заняли понравившийся нам стол и заказали ужин. Пока мы ждали, в зал спустилась Эрри и окинув взглядом зал, направилась прямиком к нам, стараясь держаться подальше от занятых столов.

— Можно присесть? — робко поинтересовалась Эрри, переводя взгляд с меня на Джера.

— Тут хватает свободных столов — холодно ответил драгнил еще до того, как я успел открыть рот.

От резкого заявления Джера, девочка сжалась от испуга. Она явно не ожидала такого холодного приема от тех, кто совсем недавно был к ней так добр. Может со стороны это и выглядело грубо и даже немного жестоко, но я прекрасно понял о чем думает товарищ. От тех, кто пытается воспользоваться твоей добротой, путая ее со слабостью, лучше избавляться сразу. В противном случае, они просто залезут тебе на шею и будут погонять тобой, пока не выпьют все соки, считая, что так и надо.

— Что то ещё? — добавив стали в голос поинтересовался драгнил у колебавшейся Эрри.

— Возьмите меня с собой — голос Эрри звучал тихо и нерешительно, а уши в испуге прижались к голове.

— И зачем оно нам? — деланно удивился товарищ, не знай я его, точно бы поверил.

— Я… — нерешительно пискнула девочка — Я заплачу.

— Уж не нашими ли деньгами? — усмехнулся Джер, я тоже не смог удержаться и хмыкнул от такой наглости, а Эрри окончательно стушевавшись и опустив голову лишь едва заметно кивнула — забавно.

— Не только деньгами — в голосе девочки звучали нотки отчаянности, а голос скотился до едва различимого писка — телом могу.

— Твое тело нас не интересует — хмыкнул Джер и обменялся со мной взглядами.

Похоже девочка окончательно дозрела. Нет, её тело нам действительно было не интересно. А вот её историю о том, как дочь аристократов докатилась до жизни такой, очень даже любопытно было послушать. В том, что Эрри Зиннес была из аристократов, мы с Джером не сомневались. Мы не против помочь ей ещё немного, но нам не к чему взваливать себе на плечи дополнительные проблемы, да ещё и чужие. Мало ли кто за ней может охотиться или в какие неприятности мы можем попасть лишь из-за того, что она просто находиться рядом.

— Если хочешь отправиться с нами, то тебе придется ответить на некоторые наши вопросы. Наше решение будет зависеть от правдивости твоих ответов — обнадежил я, окончательно отчаявшуюся, девочку — присядь.

Помявшись немного в нерешительности, она, всё таки села на скамью и посмотрела на нас в ожидании. Вид у нее был такой, буд то её привели в пыточную два палача сейчас будут истязать её бедное тело. Впрочем, может так оно и было, с той лишь разницей, что истязать будут не тело, а душу, что порой гораздо страшнее.

— Как тебя зовут? — задал первый вопрос Джер.

— Эрри Зиннес — Эрри с опаской смотрела на нас, ожидая реакции.

— Это какой то именитый род? — услышав мой вопрос, адресованный драгнилу, глаза Эрри округлились от удивления.

— Без понятия — пожал плечами товарищ — никогда о нем не слышал.

— Что из себя представляет твой род? — переадресовал я свой вопрос ошарашенной девочке.

— Как вы можете не знать род Зиннес? — с нотками обиды выпалила Эрри.

— А должны? — равнодушно ответил Джер — тебе вопрос задали, будь добра ответить.

— Конечно должны — возмутилась Эрри, совсем позабыв о своем страхе — наш род отвечал за охрану южной границы с орками.

— Ты бы говорила потише, если не хочешь, чтобы об этом узнали все кому не лень — предупредил я кивая в сторону немногочисленных посетителей.

— Ой — пискнула Эрри спохватившись.

— Южная граница с орками находиться, практически с противоположной от нас стороны империи — проговорил Джер, не столько для Эрри, сколько для меня — как же ты тут оказалась, а главное почему?

— Ну — девушка мгновенно сникла от воспоминаний пережитого и её голос начал дрожать — дядя нас предал.

— И — поторопил драгнил, когда молчание затянулось.

Если в двух словах, то история Эрри оказалась до банального проста. Хотя это не делало её историю менее трагичной. Её родной дядя, Лагар Зиннес, был старше, но менее талантлив, чем её отец в военном деле. А потому, предыдущий глава, её дедушка, передал бразды правления его младшему брату, Линнару. Который превосходно показал себя, как военачальник и управленец. Увы, но интриган из отца Эрри оказался никудышным, в отличии от своего старшего брата.

Пока был жив Уррэн Зиннес, предыдущий глава и по совместительству дедушка Эрри, дядя всецело поддерживал своего брата Линнара. Уррэн отвечал за внутреннюю и внешнюю безопасность рода. Стражи рода, дознаватели, ищейки, разведсеть и прочие инстанции подобного характера подчинялись непосредственно ему.

Во время своей последней поездке в Синберс, столицу империи, её дедушка был атакован и убит. Никто не сомневался, что нападавшие не были простыми бандитами. Даже очень крупной банде было не под силу справиться с тремя десятками профессиональных военных.

И столица и род Зиннес отправили лучших ищеек для расследования. Но дело было не простым, как и у любого крупного рода, у рода Зиннес хватало недоброжелателей, но лишь единицы из них были достаточно сильны, чтобы решиться на такой шаг. Несмотря на это, ищейки, как то очень быстро встали на след нападавших.

Спустя два месяца в столицу был вызван отец Эрри, где и был взят под стражу имперской стражей. Публично же было заявлено, что марик Линнар Зиннес сговорился с орками и продавал через них в рабство своих сородичей. А марик Уррэн Зиннес, узнав об этом, хотел остановить своего, сбившегося с пути, сына.

Не сумев урезонить сына, дедушка Эрри отправился в столицу с докладом его императорскому величеству. Но узнавший об этом Линнар отправил людей убить отца. И всё бы сошло ему с рук, если бы не его брат, который оказался столь же верен империи, как и его отец.

Лагар предоставил в качестве доказательств учетные книги, изъятые на пару с имперскими ищейками из тайника в кабинете брата. В этих книгах были записаны все сделки по работорговле и торговле оружием, проведенные изменником Линнаром. Якобы Лагар узнал об этих книгах от своего отца, который рассказал всё ему перед отправлением в столицу, опасаясь того, что может быть убит в пути.

Мать Эрри обвинили в соучастии и казнили вместе с мужем на центральной площади Синберса. А пост главы рода перешел к её дяде, который в свою очередь собрался использовать Эрри как разменную монету в своих играх. Он планировал отдать её замуж за третьего сына своего соседа и друга, марика Унгала Рейнниса.

— Ты, как я понимаю, была против такого решения — усмехнулся Джер.

— Угу — кивнула мрачная Эрри — я сбежала.

— И? — ни меня, ни Джера, такой ответ не устраивал.

— Что? — непонимающе переспросила девочка.

— Мы уже говорили, что если ты не будешь честно отвечать на вопросы, то не сможем тебе помочь — пояснил я.

— Но я сказала правду — возмутилась Эрри, пытаясь прожечь нас гневным взглядом.

— Правду — легко согласился я — да не всю.

— Что ещё вам надо? — мрачность Эрри быстро сменилась злостью, которая уже долго копилась внутри нее и вот вот готова была излиться на нас.

— Правду — совершенно спокойно ответил я, слегка подавшись вперед и глядя прямо в глаза — В жизни не поверю, что ты сбежала только по этой причине. Среди аристократов, заключать политические браки в порядке вещей, даже, если им это не нравиться. Так почему ты сбежала и почему рвешься к гномам?

Если бы Эрри умела выпускать из глаз лазерные лучи, то я бы уже давно превратился в кучку пепла. Её взгляд просто сочился ненавистью и злобой до такой степени, что мне даже представлять не хотелось что ещё пришлось испытать этой маленькой и хрупкой девочке, пока она добиралась сюда.

— Ключ от родовой сокровищницы — прошипела девочка, словно ядовитая змея — без него её не открыть.

— Что в ней такого особенного, что твой дядя не может её вскрыть без ключа? — не понял я.

— Гномье хранилище — высказал догадку Джер и получив утвердительный кивок пояснил уже для меня — хранилище сделанное и зачарованное гномами практически невозможно вскрыть не имея ключа.

я сильно сомневался, что не было другого способа открыть хранилища, иначе только идиот бы таким пользовался. Ведь ключ могут украсть, его можно потерять или просто повредить, о чем я и сообщил.

— Тут есть разные варианты. Ключ не обязан выглядеть как обычный ключ. Он может быть любой формы, будь то меч, украшение, пряжка и так далее. По сути, внешняя оболочка лишь носитель в которую вплетается вязь рун, которая и является истинным ключом. И таких вязей может быть несколько, к тому же изготовить копию тоже не будет проблема, если тебе известна сама вязь — помотал головой Джер — Как правило, саму схему ээтой самой вязи рун хранять в самом защищенном месте, таком как гномий банк.

— Так ты поэтому так рвешься к гномам — озвучил свою догадку я.

— Не сходиться — осадил меня товарищ и ненадолго задумался, беззвучно шевеля губами что-то перебирая в уме. Я не стал ему мешать.

— Аура — тихо сказала Эрри успев взять свои эмоции под контроль.

— Точно — обрадованно воскликнул Джер — а твой папаша был не из жадных.

— О чем вы? — недоумевающе уставился я на эту парочку.

— Самый надежный и самый дорогой способ хранения ключа, вплести рунную вязь в ауру владельца или владельцев, если их несколько. Это чертовски сложный и дорогостоящий процесс. Таким способом, пока жив хоть один носитель, ключ невозможно украсть или потерять — пояснил довольный Джер — ну а если погибнут все, значит сокровища не достануться никому.

— А вскрыть хранилище без ключа? — всё же не успокаивался я.

— Практически невозможно — покачал головой драгнил.

В следующую секунду мы замерли. До нас наконец то дошло, что имела в виду Эрри и мы синхронно посмотрели на сидящую перед нами девочку. Эрри вновь кивнула, так ничего и не произнеся. А нам сразу стало понятно, почему она сбежала и почему хочет выбраться из империи.

— Почему именно гномы? — озвучил я последний интересующий нас вопрос.

— У отца есть средства в гномьем банке, до которых я планировала добраться — голос девочки стал увереннее, спина выпрямилась и вообще вся девочка незримо изменилась, став куда больше походить на аристократку — я смогу расплатиться с вами, если вы сопроводите меня в Драрест.

— Значит нам по пути — подвел итоги Джер, после моего кивка на его немой вопрос.


— Ты уверен? — поинтересовался я у Джера, когда мы вернулись в свои комнаты.

— А почему бы и нет? — пожал плечами тот — мы всё равно направляемся в столицу гномов, можем и ее прихватить. Или ты переживаешь, что она не сможет расплатиться?

— Нет — усмехнулся я — Даже, если она не сможет рассчитаться, я не сильно расстроюсь. Больше переживаю из-за погони.

— Ты про погоню за нами или за ней? — уточнил Джер с хитрой улыбкой во всю харю.

— От нашей мы почти избавились, а вот её дядя вряд ли от нее отстанет — пояснил я.

— Ну так, на то мы и наемники, работа у нас такая, рисковать шкурой за звонкую монету — пожал плечами драгнил — а вот от заказа Водилы придется отказаться.

— Хм. Что-то мне подсказывает, что не много мы потеряем от этого — хмыкнул я — ладно, давай спать, утром нам ещё…

Настойчивый стук в дверь оборвал мою речь. Я с удивлением посмотрел на Джера, но тот лишь пожал плечами. Гостей мы на ночь глядя не ждали, да и с Эрри мы договорились обсудить детали завтра днем, после теста на профпригодность. Стук повторился куда настойчивее. Кивнув драгнилу и достав кинжал, я направился к двери. Дождавшись, когда Джер зарядит арбалет и направит его на дверь, я нарочито грубо поинтересовался кто там.

— Это я, Водила — раздался знакомый писклявый голос мальца.

Осторожно открыв дверь и пропустив внутрь мышонка, я оглядел коридор. Убедившись, что там никого нет, я запер дверь на внутренний засов и вопросительно посмотрел на мышонка.

— Можешь убрать, я один — кинул он Джеру, усаживаясь на кровать.

Мышонок тяжело дышал и был весь взъерошен. Судя по всему, добирался он бегом и довольно таки долго. Налив воды в глиняный стакан воды, я передал его Водиле. Благодарно кивнув, он залпом осушил его и протянул мне за добавкой.

— В город прибыли столичные ищейки. Вся стража была поднята на уши, а посты на воротах были усилены — сообщил парень, когда напился и отдышался.

— Что им тут понадобилось? — с нехорошим предчувствием поинтересовался я.

— Одни ищут беглых преступников, а точнее пятерых, двух анимов, орка и человека — оправдал мои подозрения Водила — якобы те порешили сначало охотников на границе дикого леса, а затем и отряд дознавателей, которые конвоировали их в столицу.

Если верить мышонку, то о Джере они не знают, что было нам весьма на руку. Значит пара драгнил и человек не будут вызывать больших подозрений. Но плохо то, что так просто нам теперь из города не выбраться, тщательной проверки я точно не пройду.

— Ну а сюда то ты чего прибежал? — наигранно удивился я.

— Люди, знаешь ли, не такие частые гости в нашей империи — хитро улыбнулся мышонок — а уж людей, которые пытаются выехать через эту границу, не въезжая через нее и того меньше.

— И ты решил, что это мы? — усмехнулся я — не смущает, что нас тут двое, а не пятеро, да и мой товарищ на анима или орка никак не тянет?

— Не смущает — уверенно заявил Водила.

— Не боишься, что и тебя порешим? — я постарался состроить максимально кровожадную морду, на какую только был способен.

— Нет — этот поганец лишь хмыкнул на все мои старания.

— И с чего решил предупредить? — не стал я и дальше играть в дурачка.

— На гнилых вы не тянете, а хорошим людям помогать выгодно — усмехнулся этот проныра — особенно, если они умеют быть благодарными.

— Группа ищеек не одна? — заметил Джер нюанс, который я совершенно упустил.

— Угу — кивнул мышонок — прибыло две группы. Вторые ищут дочь изменника империи, которого не так давно казнили в столице.

— А она то им зачем? — удивился драгнил, впрочем мы оба и так знали зачем, но было интересно послушать официальную версию., так сказать.

— Говорят, что утащила какие то секретные документы, которые её папаша выкрал у императора. Но это явная туфта — Водила аж скривился, показывая своё отношение к такому заявлению ищеек.

— Понятно, я за Эрри.

Эрри ещё не спала и быстро одевшись, пошла за мной. Не знаю, доверяла она нам на столько, что безропотно подчинилась или она что-то прочла на моем лице, но вопросов она не задавала.

— Все в сборе — констатировал драгнил, как только закрыли за нами дверь и обратился к мышонку — рассказывай, как нам выбраться из этой западни. Сомневаюсь, что ты пришел сюда только ради того, чтобы сообщить нам дурные вести.


Глава 25. Рывок

— Двадцать золотых — заявил этот вымогатель.

— А не жирно? — Даже меня, слабо разбирающегося в местных реалиях, такая цена возмутила — Да за эту сумму, даже в “берлоге” Арома можно прожить Пол года.

— Не, вы не поняли — с улыбкой помотал головой мышонок — не малых, двадцать больших золотых монет.

— Да ты в коне ах… — Я впервые узнал, что Джер умеет строить такие многоуровневые конструкции речи.

Да, в принципе, я был полностью с ним согласен. Одна большая медная стоила десять малых медных или в быту, просто медных. Одна малая серебряная, она же просто серебряная стоила десятку больших медных и так далее. Что выходило, что два десятка больших золотых, выходило две сотни золотых.

— Пха… хаха… — Мы втроем, ошарашено, смотрели на держащегося за живот мальца — ну… не могу… вы… видели бы… вы… нет, ну… поверили.

Я завис в ступоре, пытаясь понять, что вообще происходит. Судя по ошарашенным лицам моих спутников, они пребывали в том же состоянии. Первым из нас в себя пришел Джер.

— Да ты …. — Драгнил вновь показал мастер класс по выстраиванию многоэтажных конструкций непечатного, народного фольклора. При этом он умудрился не разу не повториться. Даже ушастый шутник замер с раскрытым ртом, заслушались сие произведение.

— Дашь пару уроков? О совершенно серьезно заявил малыш, когда Джер иссяк.

— И мне — голосом полным восхищения, заявила Эрни.

— Детям такое знать не положено, а уметь и подавну — попытался я охладить эту парочку.

— Я не ребенок! — в один голос заявили эти охламоны.

В принципе они правы. С учётом того, через что они прошли в своем юном возрасте, повзрослеть им пришлось рано. Не каждому взрослому за всю жизнь выпадает столько дерьма на голову, как этим двоим. А большинство из тех, кому выпадает, ломаются. Кто-то спивается, кто-то сходит с ума, А кто то и вовсе сводит счёты с жизнью. Вот только озвучивать это вслух я не стал.

— Ану не спорить, мелюзга — рванул я на эту парочку — сказал дети, значит дети.

— Сворачивай балаган! — пресек начавшиеся возражения всё ещё злой товарищ — ближе к делу! Как выбираться будем?

— Может переждать? — неуверенно предложила наша спутница — не будут же они каждый дом проверять?

— Не вариант — сходу отверг я — Неизвестно, когда ищейки решат свернуть засаду. Даже если Аром или Водила помогут нам укрыться, мы не можем торчать тут слишком долго.

— Выбираться нужно сейчас, пока ещё не все пути перекрыли — поддержал меня Джер

— Сейчас так сейчас — безразлично пожал плечами Водила — один золотой за каждого и я проведу вас. Половина платы сейчас, вторая половина по ту сторону стены.

— Тогда нужно запастись едой и водой в дорогу и можем выдвигаться — подвёл я итог и обратился к мышонку — Водила, будь другом, передай Арому, что бы подготовил еды, воды и вина на неделю пути. Только не сушеное мясо и сыр, а нормальной, мяса, хлеба свежего, овощи и тд.

— Оно же пропадёт — опешил мышонок.

— На этот счет не переживай — усмехнулся Джер и с хитрым прищуром посмотрел на меня — у нас свои методы.

Пока Водила ходил договариваться с Аромом, а Эрри собирала свои нехитрые пожитки, мы с Джером успели сменить нашу походную одежду наемников на броню призрачного легиона. Выдвигаться мы будем ночью, а она подходит для этого времени суток куда как лучше. Про её защитные характеристики я и вовсе молчу, хотя и надеюсь, что в неприятности мы сегодня больше не вляпаемся, но береженого как говориться.

— … - Эрри и Водила вернулись одновременно и увидев нас, замерли соляными столбами, открыв рты в молчаливом изумлении.

— Готовы? — с усмешкой, нарушил молчание Драгнил.

— Круууто — восхищенно выдохнул мышонок и расплылся в довольной улыбки от уха до уха — я знал, что вы не простые ребята.

— пригх… кхе… кхе… ним — ошарашенная Эрни аж закалялась от переполняющих ее чувств — призрачный легион.

— Да ладно — в голосе Водилы явно слышалось недоверие — это же сказки.

— Вот и не сказки — совершенно по детски возмутилась Эрни — я читала о них и папа рассказывал.

— Ты и читала? — насмешливо хмыкнул мышонок — это где же?

— Не важно — грубо отреагировала бывшая аристократка, поняв, что сболтнула лишнего.

— Да ладно, не парься ты так. Знаю я кто ты — махнул рукой мышонок, как от назойливой мухи, при этом, не отводя от нас любопытный взгляд — вы правда из прозрачного легиона?

— Нет — ответил Джер абсолютно честно, но по виду этой парочки сразу было понятно, что ему ни на йоту не поверили.

— Когда выдвигаемая? — вклинился я в разговор, напомнив, что мы тут не просто так собрались.

— Можем хоть сейчас — мышонок мгновенно стал серьезным, демонстрируя свой профессионализм — на улице уже стемнело.

— Давай сюда вещи — скомандовал я Эрни и тут же поместил переданный мне свёрток в инвентарь, от чего глаза мелкой парочки чуть не вылезли из орбит.

— Ну да, я поверил — скептически хмыкнул водила, первым придя в себя — идём.

Зайдя на кухню, мы рассчитались с Аромом за припасы. Попутно ошарашила их с сыном, сначала своим видом, а затем и исчезнувшими в инвентаре продуктами. Владелец постоялого двора оказался мужиком тёртым и крепким, так что быстро пришел в себя и пожав на прощание руки, пригласил заскакивает к нему, когда снова тут объявимся. Даже пообещал сделать нам небольшую скидку. Распрощавшись с хозяевами, все же хорошие они анимы, хоть и принадлежат к теневому миру, мы вышли на задний двор.

Водила тут же юркнул к дальней пристройке и исчез в ней. Войдя следом, мы увидели дыру в дальней стене, которая вела в такую же пристройку, но уже соседнего двора. Дождавшись, когда мы окажемся на другой стороне, мышонок закрыл лаз. Если не знать про этот проход, искать его можно очень долго.

Зданием напротив оказалась пекарня, также принадлежащая теневому миру. Пока Водила проверял окрестные улицы на наличие патрулей и стражи на крышах, мы купили у владельца пекарни, оставшийся от сегодняшней выпечки, хлеб.

— На улицах чисто — сообщил вернувшийся Водила — но на крышах городская ратуша выставила стражников. Их не много и расположены далеко друг от друга, так что проскочим.

Дальше мышонок повел раз лабиринтов улиц, останавливаясь и проверяя каждый перекресток, прежде чем пройти. Пару раз нам приходилось останавливаться и прятаться, чтобы пропустить патрули. Один раз и вовсе пришлось бегом возвращаться к предыдущему перекрестку, так как спрятаться, попросту было негде.

Не смотря на острое восприятия анима в купе с опытом, мышонок замечал патрули и редких прохожих гораздо позже меня. Не стоит сбрасывать со счетов отметки, появлявшиеся на понимание, что позволяло нам более точно определить их количество, точное местоположение и направление их движения. Тут даже Драгнил мне проигрывал, несмотря на то, что их восприятие, как носителей драконьих генов, были на порядок сильней, чем анимов.

Все это позволило нам распределить обязанности. Водила сосредоточился на маршруте, а я выступал в роли радара, что позволило нам передвигаться гораздо быстрее и вовремя корректировать свой маршрут.

— Дальше пойдем под землёй — Водила указал пальцем на крышку люка, ведущую в городские стоки. Возражать и возмущаться с таким маршрутом никто не стал. Изнеженных кисейных барышень среди нас не было.

Я говорил, что город похож на лабиринт? Забудьте! Городские стоки, вот где был настоящий лабиринт. Человек без карты тут может бродить годами, так и не найдя выхода. Как тут ориентировался Водила, даже представить себе не могу. Но мышонок чувствовал тут себя как дома, уверенно ведя нас через перекрёстки и разветвления узких тоннелей.

Под ногами хлюпала и чавкала, даже на вид, густая и мерзкая жижа с остатками жизнедеятельности горожан, мусором и какими то тряпками. Повсюду сновали крысы, а тусклого света, проникающего через стоковые люки, едва хватало, чтобы не свернуть себе шею. Ни лампы, ни факелов мы не зажигали, хотя и была парочка заготовленных заранее, в инвентаре. Но их свет мог привлечь внимание стражи, а нам этого не надо.

Снимок и драгнила спасала их звериная половина, позволяющая довольно сносно видеть в темноте. Про Эрни и говорить нечего, девочка принадлежала семейству кошачьих, а они как известно, прекрасно видели в темноте. Мне же пришлось взвинтить свою концентрацию до максимума, а порой и вовсе использовать "истинное зрение".

Благодаря этим навыкам мини карте, мы заранее замечали часты патрули на поверхности и замирали в ожидании, пока те не пройдут мимо и лишь после продолжали движения. От стоящей в стоках вони, меня начало мутить и я всеми силами старался сдерживать рвотные позывы. Каково было Эрри, с ее обостренным обонянием, даже думать не хотелось. Держалась, да и ладно.

Остановившись у одной из стен, мышонок принялся шарить по ней руками и осматривать. Спустя минуту, он все же отыскал искомое и указав нам на один из, ничем не выделяющихся камней в кладке, попросил вдавить его посильнее. Джер без вопросов выполнил просьбу и камень под его рукой с ощутимым шорохом утонул в стене, за которой тут же что-то щелкнуло.

— Помогайте — скомандовал мышонок и навалился плечом на стену рядом с вдавленным камнем.

Дважды просить не пришлось. Джер, так и стоявший рядом, навалился на стену и та с шумом и скрежетом, показавшимися просто оглушительным в полной тишине, поддалась, утопая внутрь и открывая нашему взору потайной проход.

— Надо вернуть на место — вновь скомандовал мышонок и мы с драгнилом уже вдвоем навалились на стену, возвращая ее на свое место.

— Куда дальше? — поинтересовался я, оглядывая коридор, проходивший параллельно тоннелю.

— Сюда — указал рукой парнишка и зашагал первым.

В отличие от стоков, тоннель, по которому мы теперь шли, был сухой и менее вонючий. Зато воздух в нем был спертым и затхлым, что говорило об отсутствии нормальной вентиляции.

Мне было любопытно, откуда Водила узнал про этот тайный ход и много ли таких в городе. Но расспрашивать мышонка я пока не спешил. Успею ещё, когда выберемся за пределы города, а пока лучше сохранять тишину.

Многие, знакомые мне сталкеров, погорели как раз на этом. Выполнив основную задачу или выбравшись из крупной переделки, расслаблялись раньше времени и гибли по глупости или неосмотрительности. Я же повторять их ошибки не желал и продолжал держать концентрацию на максимуме, что нас и спасло.

— Стоп — едва слышно прошипел я, но спутники меня всё же услышали и замерли на месте. На самом краю карты загорелась россыпь серых точек — впереди кто-то есть. Семеро.

— Этим ходом пользуются только контрабандисты — настороженно прошептал Водила — но я не слышал, чтобы сегодня были поставки или отправления.

— Боевая звезда состоит из пятерых бойцов — задумался Джер — еще двое, скорее всего провожатые и бойцами не являются.

— Ждите тут — я убрал меч в инвентарь, чтобы не зацепиться им в темноте и не выдать себя. Взамен, в моих руках, появились парные кинжалы.

Я скользнул вперед, стараясь двигаться так, как меня учил этому Хафли. Стоило мне перейти на крадущийся шаг, как сработало пассивное умение маскировки, повышая параметр скрытности и делая меня менее заметным. Как мы с Хафли выяснили опытным путем, параметр скрытности влияет не только в зрительном диапазоне. Этот параметр также приглушает запахи, тепловой диапазон и возможно, что и магический. Правда последнее мы не смогли проверить из-за отсутствия среди нас магов. А Инхерсте нам было уже не до этого.

По мере приближения, я двигался все медленнее и осторожнее, напрягая слух до предела. И окончательно замер, когда точки на карте сменили окрас с серого на красный. Что же заставило мое подсознание воспринимать неизвестных, как угрозу? Они же не двигались и не издали ни звука.

— Я идиот — мысленно дал себе затрещину и выругался я на свое тугодумие.

Они не двигались! И соблюдали полную тишину! А кто будет себя так вести? Правильно. Те, кто сидит в засаде и ждет пока добыча не окажется в ловушке. И ждут они именно нас, тут уж других вариантов быть не может. По словам Водилы, контрабандисты сегодня тут объявляться не планировали, значит и засаду на них устраивать незачем. Значит засаду поставили на тех, кто захочет экстренно покинуть город. А кто это может быть? Правильно, кто не хочет пересекаться с ищейками. А это или беглые убийцы охотников, или беглая дочь предателя. Правда в нашем случае сразу оба варианта, но это уже мелочи.

Один ответ уже получен, эта засада по наши души. Зато теперь, вместо одного вопроса, появились сразу два. Кто слил Водилу. А слили именно его, так как о нас и нашем местонахождении никто не знал. И уж тем более не знал каким маршрутом мы пойдем, так как и сами этого маршрута не знали.

И главный вопрос, как теперь отсюда выбираться. То, что эти ребятки слышали открытие потайного прохода, сомнений нет. Дверка знатно нашумела, да и эта компания не сидела бы замерев, не услышь они, что мы вошли. Не сидят же они в таком состоянии всё время засады.

Больше мне тут делать нечего, надо срочно возвращаться и принимать решения вместе. Причем делать это надо быстро, сомневаюсь, что засадный полк будет сидеть и ждать вечно. Скоро им это надоест и они двинуться к нам на встречу.

— Лейхор, проверь — раздался скорее выдох, чем шепот со стороны засады.

У меня внутри всё похолодело. Мысли понеслись вскачь, перебирая возможные варианты действий. Вернуться и предупредить своих я не успею, но и драться глупо, семерых мне не потянуть. Это не рядовые стражники и тем более не мелкие хулиганы, вроде тех, с которыми мы столкнулись у стены. Это подготовленные профессионалы, я им на один зуб.

Пятясь по проходу, я мысленно перебирал тот скудный арсенал навыков, который успел приобрести. “Убийца”, “Рывок”, “Сокрытие”, “Призрачный шаг” и “Истинное зрение”, вот и весь выбор. Рывок и истинное зрение отметаем сразу, сейчас они для меня полностью бесполезны.

“Убийца” являлся кастрированной версии призрачного шага, но при этом менее затратен по мане. Да и для одиночной цели он подходил куда больше своей более продвинутой версии. Постепенно в моей голове сформировался план действий и я двинулся обратно.

Добравшись до своих, я жестами показал им, чтобы они соблюдали тишину, прижались к стенам и не двигались. Убедившись, что так они менее заметны, я затаился в двух десятках метров ближе к засаде и принялся ждать., внимательно следя за отметкой на карте и отсчитывая разделяющее нас расстояние.

Нервы напряглись как струны, а секунды растянулись в часы. Приближение разведчика казалось невозможно медленным. А стук собственного сердца раздавался в ушах набатом. Ещё немного и его услышат даже те ищейки, что остались ожидать в конце этого тоннеля.

Двадцать метров до противника и я активирую "сокрытие" и я двигаюсь в сторону врага. Навык жрет ману как пылесос, его хватит лишь на считанные секунды. Но этих секунд должно хватить.

Захожу за спину крадущейся ищейки и активирую навык "убийца". Показатель ловкости взлетает на пять позиций и я шагаю к врагу. Клинок, в правой руке, вонзается в шею противника. Отчетливо чувствую, как лезвие входит между шейных позвонков и тело валиться на пол безвольной куклой. Едва успеваю подхватить падающее тело и аккуратно опуская его на землю.

— Уходим или даём бой? — едва слышно поинтересовался подошедший Джер.

— Догонят — покачал я головой в сомнении — лучше использовать элемент неожиданности.

— Сможешь использовать "призрачный шаг"? — я взглянул на бар маны и тяжело вздохнул.

"Сокрытие" и "убийца" почти полностью меня осушили. Все таки мой уровень еще слишком мал, чтобы я мог использовать полный потенциал этих навыков.

— Полторы секунды, это предел.

— Плохо, у них наверняка есть арбалеты — с досадой в голосе прошептал драгнил — радует, что проход узкий, больше двух арбалетов не выставят.

— У нас есть шанс, только пока они не хватились пропажи. Действовать придется нагло.

Быстро обговорив план действий и распределив роли, мы выдвинулись к засаде. Оружие детям оставлять не стали, все равно, если мы не справимся оно им не поможет.

Подойдя так близко, насколько позволяла скрытность, я перехватил клинки поудобнее и активировал "призрачный шаг". Время, уже привычно, замедлилось и я изо всех сил рванул вперёд.

Как мы и предполагали, арбалетчиков оказалось двое. Оставшаяся пара стоял перед ними, прикрывая товарищей ростовыми щитам. Грамотно, твари, воспользовались преимуществом местности. Не имея навыков, такой заслон будет пройти, практически невозможно. Первая двойка легко сдержит нападающих, пока вторая будет превращать противников в ёжиков. И нас бы ждала та же участь, если бы не навыки.

Скользнув между щитоносцев, вгоняю клинок в горло стоящего справа арбалетчика, не отвлекаясь. Кинжал входит в плоть, как раскалённый нож в масло. Рука ощущает лишь мимолетное сопротивление шейных позвонков. Отпускаю рукоять, не тратя времени вызываю из инвентаря заряженный арбалет и уже вываливаясь из ускорения навожу его на второго арбалетчика.

На мое появление ищейки среагировали молниеносно. Стоило только только навыку перестать действовать, а вся тройка уже поворачивалась в мою сторону. Нажимаю на спусковую скобу и тяжёлый болт срывается с ложа арбалета. Черт! Грёбаный стрелок успевает среагировать и отклонится в сторону. Болт разрывает противнику плече, разворачивая того вокруг своей оси и откидывая назад на щитоносца. Вновь кинжал в руку и новый рывок. Добить!

Краем сознания отмечаю как Джер, появившийся из темноты словно призрак, ударом клинка сносит голову, отвлекшемуся на меня щитоносца. Губы сами собой растягиваются в кровожадной улыбке и кинжал входит в сердце раненого мной арбалетчика.

Секундное замешательство последней ищейки едва не стоило тому жизни. Но вбитые, годами тренеров, рефлексы спасли. В последний момент ищейка успела шагнуть в сторону и прикрыться щитов.

Не став дожидаться развития событий, я метнулся вглубь прохода. Драгнил куда сильнее и опытнее меня, и уж если он смог одолеть Ирбиса, то и имперская ищейка ему не противник. А вот об оставшейся парочке забывать не стоит. Даже если это не бойцы, а лишь провожатые, нельзя дать им уйти. Вызовут подкрепление и все, писец котенку. А заодно мышонку, драгнила и слишком борзому человечку. Да и не лишним будет их порасспросить душевно нет ли впереди ещё одной засады.

Догнал я эту сладкую парочку быстро, их задержала дверь в конце коридора. Поняв, что уйти не успевают, беглецы выхватили ножи и с криком кинулись в самоубийственную атаку. Э нет, ребятки, до мастеров ножевого боя моего мира вам ещё как до неба раком.

Смещаясь в сторону, пропуская выпад первого мимо себя и половую его кинжалом по запястью. Нож нападающего летит на пол, а он сам с шипением летит на пол, прижимая к себе пострадавшую руку.

Отпрыгиваю назад, уходя от горизонтального выпада второго. Лезвие ножа рассекает воздух там, где ещё мгновение назад была моя шея. Шаг вперёд и перехватываю руку противника левой рукой и тяну на себе. Правой наношу удар снизу вверх, всаживая кинжал под ребра. Два языка нам не к чему, как и лишние свидетели того, что тут произошло.

Эпилог

Проход вывел нас на узкую тропу среди скал. Ночное небо раскинулось среди пиков яркой мириады звёзд. Чистый горный ветер дарил прохладу и свежесть после затхлых и душных коридоров подземных тоннелей.

— Выбрались — констатировал мышонок — километров через пять можно будет спуститься к основному тракту. Я не в курсе куда ведет эта тропа дальше, так что не пропустите.

— Ты и чего то не знаешь? — я сделал изумленное лицо и недоверчиво посмотрел на Водила.

— Так я и не хожу в ту сторону — мышонок равнодушно пожал плечами — другое дело город, там я знаю все.

— Хм. Ну да, абсолютно все — скептически хмыкнул Джер.

— Почти все — смущенно поправился мелкий.

— Что будешь делать? — на мой вопрос мышонок крепко призадумался, нервно подергивая ухом.

— Валить — твердо заявил Водила — помочь я не смогу, да и возвращаться тем же путем слишком большой риск. Знаю, что не положено такое спрашивать. Но… — мышонок немного помялся, но все же закончил — вы куда идете.

— Ты прав. Такое спрашивать не положено — грубо отрезал Джер, на что малой лишь понимающе кивнул — но мы можем проводить тебя до форпоста гномов.

— Спасибо — поблагодарил мышонок.

Взятый нами язык поведал нам интересную информацию. Точнее, для нас она была абсолютно бесполезной, а вот для Водилы очень даже полезной. В теневом мире форпоста уже давно созрел переворот и появление ищеек его лишь ускорил.

Заговорщики заключили сделку, они помогают ищейки в поиске и поимки беглецов, а те в свою очередь, помогают им избавиться от старой власти. Отсюда и засада п подземном проходе. Останься мы у Арома, в надежде переждать облаву, взяли бы нас тепленькими прямо там.

Водилу же планировали насадить на перо. Слишком многим он успел отдавать больные мозоли и только покровительство верхушки гарантировало ему жизнь. Так что не только нам, но и ему сегодня несказанно повезло. Видать приглядывает за ним один из местных богов.

— Не будем терять времени. В безопасности мы будем только когда пересечем границу гномов, а до нее еще дойти надо — подвел итоги Драгнил и мы осторожно двинулись в ночь по узкой и коварной горной тропе контрабандистов.

Интересная у нас подобралась команда, сплошь беглецы, если не считать драгнила, который влез в это по собственному желанию, ведомый жаждой приключений. Мы все абсолютно разные, начиная от расы и прошлого, заканчивая нашими целями. Но для всех нас, с этого момента, начинается НОВАЯ ЖИЗНЬ.


Оглавление

  • Глава 1. Перерождение
  • Глава 2. Первые шаги
  • Глава 3. Охотники
  • Глава 4. Облава
  • Глава 5. На грани
  • Глава 6. Лингвист
  • Глава 7. Ишак
  • Глава 8. Лагерь
  • Глава 9. Измененный
  • Глава 10. Инхерст
  • Глава 11. Староста
  • Глава 12. Планы
  • Глава 13. Дознаватель
  • Глава 14. Месть
  • Глава 15. Последствия
  • Глава 16. Откат
  • Глава 17. Побег
  • Глава 18. Пятно хаоса
  • Глава 19. Засада
  • Глава 20. Дорога леса
  • Глава 21. Эрри Зиннес
  • Глава 22. “Берлога” Арома
  • Глава 23. Водила
  • Глава 24. Дурные вести
  • Глава 25. Рывок
  • Эпилог