КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471189 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219758
Пользователей - 102129

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Избранные фантастические произведения. Компиляция. Книги 1-34 (fb2)

- Избранные фантастические произведения. Компиляция. Книги 1-34 (пер. Борис Толстиков, ...) (и.с. Избранные фантастические произведения) 16.8 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Эдмонд Мур Гамильтон

Настройки текста:



Эдмонд Гамильтон Капитан Фьючер принимает вызов
(Одиссея Капитана Фьючера – 3)

Час атаки

Перед мощным телепередатчиком в тесной, слабо освещенной комнате сидел человек. Трудно сказать, был ли он землянин, марсианин или житель какой-то другой планеты. Черный скафандр скрывал фигуру, а шлем был полностью затемнен.

Человек в черном включил передатчик.

– Разрушитель вызывает космоплан номер один! – шипящим голосом произнес он.

На экране возник интерьер космического корабля. Молодой венерианец с белой кожей и черными волосами торопливо ответил:

– Корабль номер один на связи, сэр!

– Вы заняли исходную позицию? – прошипел человек, назвавшийся Разрушителем.

– Так точно, сэр. Находимся над Меркурием.

– Хорошо. Удар нанести точно в десять часов по солнечному времени.

Разрушитель нажал следующую кнопку.

– Корабль номер два!

На экране появился командир корабля номер два, долговязый нептунец с серым лицом и застывшим взглядом.

– Корабль номер два на связи, сэр! Голоса капитанов были чем-то похожи, оба говорили со странной, почти металлической резкостью.

– Сообщите свою позицию!

– Приближаемся к Марсу точно по графику, сэр!

– Нанести удар в десять, время солнечное! – Приказал Разрушитель. – Корабль номер три!

Разрушитель нажал очередную кнопку. Крупный землянин с застывшим лицом таким же металлическим голосом ответил:

– Корабль номер три над Сатурном. Готовы нанести удар в любой момент, сэр!

– Атака в десять часов по солнечному времени. Таинственный человек в черном вызвал четвертый корабль.

– Корабль номер четыре на связи, сэр! – низким отрывистым голосом доложил огромный зеленый юпитерианец с большими темными глазами. – Приближаемся к земной Луне.

– Вам поручено самое важное задание. – В тоне Разрушителя проскользнули нотки тревоги. – Малейший промах с вашей стороны, и враг ускользнет. Вы обязаны захватить его в плен, иначе весь наш план окажется под угрозой! Атака точно в десять по солнечному времени!

Разрушитель отключил передатчик.

– Теперь никто не станет на моем пути, – сказал он вполголоса. – Единственный человек, который способен сорвать мой план, будет в моих руках. Правительство, как всегда, обратится к нему за помощью, но не получит ни ответа, ни помощи!.. Гравиум! Ключ ко всей Солнечной системе! И скоро он будет целиком в моих руках! Час атаки – через сорок минут!

Освещенная сторона Меркурия пузырилась под испепеляющими лучами солнца, диск которого заполнил почти половину латунно-желтого неба. Температура здесь превышала точку плавления многих металлов. И тем не менее на этой самой жаркой из девяти планет жили и работали люди. На обожженных скалистых равнинах размещались плавильные цеха, бараки, конторы и карьеры по добыче руды. Здесь добывали гравиум. Шахтерские поселки были надежно защищены от чудовищного пекла куполом магнито-вибрационного поля.

Вышедший из лаборатории инженер-металлург невольно бросил взгляд на пылающее светило над головой. Каждый раз он представлял, что произойдет, если защитный купол разрушится. И, как всегда, успокоил себя мыслью об абсолютной надежности излучателей защитного купола. Конечно, только гравиум мог привлечь людей в это страшное место. Самый драгоценный и самый важный металл во всей Солнечной системе. Без него невозможны гравитационные компенсаторы и межпланетные полеты.

Молодой инженер взглянул на часы. Ровно десять. Пора возвращаться к стенду, продолжать исследования...

Неожиданно он застыл на месте. На поселок с ревом пикировал космический крейсер. Черная точка оторвалась от корабля и врезалась в основание башни излучателя. Мощный взрыв разнес конструкцию на куски.

«Атомная бомба!» – подумал инженер. Он умер, не успев осознать неотвратимость смерти. В считанные минуты испепеляющий жар солнца выжег все живое на шахте и вокруг.

На пустынную равнину Марса опустилась ночь. В холодном прозрачном воздухе ярко сияли звезды, две луны быстро двигались по небосводу, бросая бледный свет на пустыню и на маленький шахтерский поселок, принадлежащий компании «Марс-Гравиум». Запасы гравиума на Марсе были невелики, но острая нужда в чудесном металле заставляла вести разработки даже самых бедных залежей.

Два шахтера-марсианина вышли на поверхность, чтобы отдышаться после нескольких часов работы в душном забое. Краснолицые безволосые люди с бочкообразными туловищами уселись на скамейку и с наслаждением вдыхали прохладный ночной воздух. До десяти часов оставалось две минуты...

– Что это там на небе? – спросил молодой марсианин, указывая рукой на темный диск, четко видимый на фоне Млечного Пути.

– Похоже на метеор и движется к Марсу. Старший марсианин по имени Аррай следил, как диск заметно растет в размерах.

– Аррай, смотри! – возбужденно закричал молодой шахтер. – Рядом с метеором летит космоплан, словно он направляет метеор на нас!

Оба замолкли, наблюдая невероятное зрелище. Не оставалось никаких сомнений – огромный метеор со страшной скоростью летел на Марс, следом за ним шел космоплан, направляя метеор на цель.

– Метеор летит точно на нас! – закричал в панике молодой марсианин. – Корабль выводит его точно на нашу шахту...

В самый последний момент космоплан развернулся и взмыл в небо. Марсиане оцепенели от ужаса. Гигантский метеор врезался в шахту. Мощный удар сотряс пустыню на многие километры вокруг. Когда пыль осела, на месте шахты и поселка осталась огромная воронка.

Над южным полушарием Сатурна занималась заря. Кольца Сатурна, яркой дугой нависшие над обширными прериями огромной планеты, с наступлением утра побледнели. В одной из долин восходящее солнце озарило ряд бетонных зданий и карьеры рудных разработок– Здесь находился единственный на Сатурне центр добычи гравиума.

Рудник и прилегающая территория были окружены стеной огня – атомные горелки, установленные вплотную друг к другу, создавали огненную завесу для защиты от ползучих чудовищ, которыми кишмя кишели эти места. Ужасные рептилии, кремниды, имели неорганическую природу. Подобно всем кремниевым организмам, они питались рудой и с жадностью набрасывались на любые металлические изделия. Механизмы горнодобывающей техники и выходящие на поверхность пласты гравиума манили кремнидов с неотразимой притягательностью. Стаи изголодавшихся тварей осаждали шахту,

Высокий синекожий инженер-сатурнянин вышел на порог коттеджа, сонно потирая глаза. Он с отвращением взглянул на скопления гадов, шевелящихся за стеной пламени.

– Проклятое отродье, – пробормотал он сквозь зубы. – Глаза б мои на них не глядели! Хорошо бы проснуться однажды и увидеть мордашку хорошенькой девочки!.. Эх, жизнь...

Было ровно десять по солнечному времени. Инженер пошел к баракам, чтобы поднять рабочих дневной смены. Внезапно его внимание привлек доносящийся с неба гул. Инженер поднял голову и замер в недоумении – на поселок пикировал черный космоплан. Залп атомных пушек ударил по горелкам. Целый сектор пламени вокруг поселка погас. Космоплан сделал разворот и скрылся из вида.

Инженер с расширенными от ужаса глазами кинулся к аварийной сирене. Под ее надрывный вой рабочие выскакивали из бараков и помещений шахты.

– Защитная полоса нарушена! – кричал инженер с крыльца. – Спасайтесь!

Но было поздно. Через погасший сектор торопливо заползали орды шипящих кремнидов, заполняя дома, шахты и мастерские, пожирая все металлическое, включая пряжки ремней и пуговицы на одежде. Спустя два часа все было кончено. Раздавленные и покалеченные тела людей в беспорядке валялись на земле. Месторождение на Сатурне было уничтожено.

В ярком свете Солнца лунные пики и кратеры, безжизненные пустыни, черные разломы и провалы выглядели особенно унылыми и мрачными. Но в одном месте мертвой планеты имелись признаки жизни. Зазубренные вершины скал окружали кратер потухшего вулкана. Это был кратер Тихо. Черный космоплан скрытно опустился в тень обрывистой скалы и выпустил отряд людей, одетых в скафандры с плоскими компенсаторами гравитации на груди. Не выходя из густой тени, они осторожно спустились на дно кратера. Возглавлял отряд высокий юпитерианец. Он внимательно рассматривал ровное дно кратера, освещенное высоко стоящим солнцем. Подойдя к краю скалы, командир знаком руки остановил людей.

– Капитан Фьючер живет вон там. – Он указал рукой на круглое окно из высокопрочного стекла, закрывающее, словно перевернутое блюдце, вход в подземное помещение.

Участники налета невольно поежились. Они знали, с кем предстоит им встреча. Капитан Фьючер! Самый бесстрашный и самый предприимчивый искатель приключений в Солнечной системе, о подвигах которого ходили легенды по всем девяти планетам. Бдительный страж законности, неумолимый враг преступников, капитан Фьючер и его соратники появлялись в любой точке Системы, где требовалась их помощь. Рукотворные помощники капитана Фьючера, человекоподобные внешне, но наделенные сверхчеловеческими способностями, помогали своему лидеру преодолевать любые, казалось бы, непреодолимые препятствия.

– Атакуем прямо сейчас?

– Нет. Разрушитель приказал ждать, пока команда капитана Фьючера не отправится в лабораторию на обратной стороне Луны, – объяснил командир. – По нашим наблюдениям, они летают туда каждый день... Всем прижаться к скале!

Невдалеке от окна располагался подземный ангар. Крыша его медленно отъехала в сторону. Маленький ракетоплан в форме вытянутой капли поднялся над кратером и понесся к лунному горизонту.

– Теперь капитан Фьючер остался один, – сказал командир-юпитерианец и глянул на часы. Ровно десять, час атаки. – Сейчас мы им займемся!

Он отстегнул от пояса похожий на пистолет предмет, направил его на окно и нажал курок.

В лунном доме

Кэртис Ньютон, известный на всех планетах Солнечной системы как капитан Фьючер, увлеченно работал над сложнейшей проблемой. После многочасовых экспериментов он наконец отошел от стола и огорченно посмотрел на исследуемое устройство.

– Что за черт, – пробормотал он. – Почему я никак не могу изменить орбиту электронов? Должен же существовать какой-то способ!

Стоя в глубокой задумчивости в ярко освещенном углу пещерной лаборатории, Кэртис Ньютон являл собой весьма живописную фигуру. Высокий и стройный, с густой шевелюрой рыжих волос, горящих огненным нимбом в лучах солнца, одетый в плотно облегающий костюм из серебристой синтетической ткани, он был воплощением идеального, гармонично развитого молодого землянина.

На пальце левой руки Кэртис носил кольцо: крупный алмаз в центре, а вокруг него медленно вращались девять алмазиков. Кольцо олицетворяло Солнечную систему и было эмблемой капитана Фьючера, легендарного кудесника науки и защитника справедливости.

– Я уверен, что такой способ существует! – продолжал размышлять вполголоса Кэртис. – Если нашелся способ, как сжимать орбиты, значит, растягивать их тоже возможно...

Кэртис задумчиво смотрел на замысловатый аппарат с линзами и лазерами, в котором находился образец из чистого золота.

Лабораторию заполняли разнообразные приборы, машины и механизмы. Телескопы, микроскопы, атомные генераторы и множество непонятных постороннему устройств составляли цитадель науки капитана Фьючера и его друзей.

Один из соратников прервал размышления капитана.

– Шеф, как ты смотришь, если я на несколько дней слетаю на Венеру?

– Не выйдет, Ото, и не проси, – ответил Кэртис, не поворачивая головы. – Ты должен отправиться вместе с Грэгом и Саймоном на испытательную базу.

– Я быстро обернусь, шеф, – продолжал упрашивать голос. – День, от силы два!

– О чем ты говоришь, Ото! – Кэртис недовольно повернулся к просителю. – На Венере тебе просто нечего делать!

Перед молодым ученым стоял Ото, один из трех рукотворных соратников, которые внушали почтительный страх своей необычностью. Андроид Ото, синтетическое человекоподобное существо, был изготовлен много лет назад в этой самой лаборатории. Силой, скоростью и проворством он превосходил любого человека. Зеленые прорези глаз на белом черепе сверкали дерзостью и бесстрашием. Сейчас андроид просительно заглядывал в лицо капитана Фьючера.

– Шеф, я очень прошу! Позволь взять «Комету» и слетать на Венеру! В научных целях, разумеется, – поспешил добавить хитроумный андроид. – Я хочу добыть редкое грибовидное животное, о котором недавно сообщали по межпланетному телевидению!

– Не морочь голову, – засмеялся Кэртис. – Тебе просто надоело сидеть на Луне, и ты хочешь поискать приключений на дикой планете. И, как всегда, найдешь такое, что придется тебя спасать всей командой!

– Так ведь здесь, на крохотной Луне, можно засохнуть от безделья! Сидим тут невылазно с тех пор, как вернулись с Плутона!

Хриплый металлический голос прервал жалобы андроида:

– Если тебе надоело безделье, Ото, бери с собой меня и Грэга и вези нас на другую сторону Луны. Там найдется для нас дело.

Кэртис и Ото повернулись к двери и увидели, что в лабораторию вошли остальные члены команды.

Грэг, металлический робот высотой свыше двух метров, застыл в дверях, словно монумент, но этот монумент мог стремительно двигаться во всех направлениях, а массивные руки на шарнирах обладали чудовищной силой. В тыквообразную голову робота были встроены два фотоэлектрических датчика, выполнявшие роль глаз. На плече стального гиганта привычно притулился его любимец – небольшой серый грызун, представитель лунной фауны. Как все животные Луны, Еек (так назвал своего любимца Грэг) имел неорганическое тело и питался камнями и металлами.

Третий член команды капитана Фьючера вообще не имел никакого тела. Саймон Райт, известный на всех планетах под именем Мозг, и был человеческим мозгом, помещенным в прозрачный куб. Специальный физиологический раствор с помощью микронасоса постоянно омывал серое вещество, обеспечивая его жизнедеятельность. На передней стенке куба имелись две гибкие трубки с линзами-глазами и звуковой резонатор для воспроизведения речи.

Таковы были три соратника капитана Фьючера – необычная троица, о способностях которой ходили восхищенные рассказы на всех девяти планетах Системы. Друзья неизменно участвовали во всех подвигах капитана Фьючера и оказывали ему неоценимую помощь в самых трудных и рискованных ситуациях.

– Как идет эксперимент, Кэртис? – спросил Саймон. – Ты, конечно, решил задачу?

– Пока нет, – удрученно признал кудесник науки, не привыкший к неудачам. – Я нашел способ сжимать орбиты электронов, но расширять пока не получается. Смотри сам!

Кэртис протянул руку к экспериментальной установке и поправил золотой образец, чтобы повторить опыт.

– Шеф! – закричал Ото. – Отгони Еека! Лунный щенок, заметив золото, спрыгнул с плеча робота и метнулся к столу. Золото и серебро были любимым лакомством для зверька.

– Выставь его за дверь лаборатории, Грэг, – усмехнулся Кэртис. – Если он попадет под электронный луч, и горстки молекул не останется.

– Это было бы прекрасно! – воскликнул андроид Ото. – Мне надоело отгонять его от пульта и приборов. Этот стервец готов жрать все подряд.

Грэг подхватил любимца и прижал к груди.

– Ты несправедлив, Ото, – обиженно сказал робот. – Не забывай, что Еек спас нас всех на Плутоне.

– Тогда спас, а сейчас он – главный вредитель, – горячился Ото. – Того и гляди прогрызет дыру в корпусе. Кто тогда нас будет спасать?

– Прекратите ссориться, – оборвал перепалку Кэртис. – Я хочу показать Саймону эксперимент.

Капитан Фьючер включил установку. Луч красного цвета упал на золотую пластинку, и она быстро уменьшилась в размерах. Кэртис выключил установку и повернулся к Саймону с расстроенным видом.

– Я могу уменьшить образец до такой степени, что он станет невидимым, но вернуть прежние размеры пока не удается...

– Поговорим об этом позже, когда вернемся из полета, – сказал Саймон. – А сейчас нам пора. Грэг! Ото! Быстро на «Комету»!

Через минуту взревели ракетные двигатели. «Комета», самый скоростной космоплан во всей Солнечной системе, поднялась из подземного ангара и направилась к противоположной стороне Луны. Кэртис задумчиво стоял посреди лаборатории и обводил взглядом опустевшую лабораторию. Красная шевелюра капитана Фьючера горела в солнечных лучах, как огненный шар. Кэртис любил свое пристанище на пустынной Луне. Это был его дом. Здесь он был рожден, здесь он вырос.

Все воспоминания детства были связаны с лунным домом и с тремя друзьями, которые ничуть не казались Кэртису странными или необычными. Они его вырастили, воспитали и обучили.

Саймон-Мозг, выдающийся ученый своего времени, передал ему глубокие научные познания и весь свой опыт. Робот Грэг постоянными тренировками сделал Кэртиса всесторонне развитым спортсменом, а Ото, непревзойденный в ловкости, проворстве и находчивости, развил эти же качества в своем воспитаннике. Троица души не чаяла в Кэртисе, и тот платил им взаимностью. Иной семьи у него не было.

Когда Кэртис стал взрослым, Саймон рассказал ему о настоящих родителях. Отец Кэртиса, Роджер Ньютон, много лет назад переселился на Луну вместе с молодой женой и взял с собой Саймона Райта, точнее, не самого Саймона, а его мозг. Саймон Райт, знаменитый ученый, был неизлечимо болен, и по его просьбе Роджер Ньютон отделил мозг Саймона и поместил в кубическую камеру с прозрачными стенками. Питательный раствор, в который был погружен мозг, обеспечивал жизнедеятельность органа.

Отец и мать Кэртиса вынуждены были бежать с Земли, так как злоумышленники пытались использовать изобретения Роджера Ньютона в преступных целях. В лунной лаборатории Роджер и Саймон занялись созданием искусственных существ: металлического робота Грэга и андроида Ото из пластмасс и синтетики.

Злодеи выследили Роджера во время одного из полетов между Землей и Луной и напали на его лунный дом. В схватке погибли Роджер и его жена, но и нападавшие были уничтожены Грэгом и Ото. Умирающая мать поручила друзьям позаботиться о младенце и вырастить его настоящим благородным человеком.

Все это Кэртис узнал от Саймона и тут же дал клятву посвятить всю свою жизнь, отдать все свои необыкновенные способности борьбе против преступников на всех девяти планетах Системы.

– Развитие межпланетных связей, смешение рас и прогресс науки несут людям не только благо, – заявил Кэртис Саймону в тот памятный день. – Преступники используют науку в своих гнусных целях. Я не пожалею сил, чтобы с вашей помощью обуздать преступность.

– Именно таким хотела видеть тебя твоя мать, – торжественно произнес Саймон. – Грэг, Ото и я всегда будем рядом с тобой.

В ту же ночь Кэртис полетел на Землю и предложил свои услуги Президенту Межпланетного правительства.

– Если вам понадобится моя помощь, дайте световой сигнал на Северном полюсе.

– Да кто вы, собственно, такой? – удивился Президент.

– Для вас я буду капитан Фьючер! – засмеялся молодой землянин с огненным нимбом вокруг головы.

Так началась карьера капитана Фьючера. Много раз на Северном полюсе Земли вспыхивали сигналы вызова, и капитан Фьючер являлся с верными друзьями и разрушал самые хитроумные и жестокие замыслы преступников.

Воспоминания Кэртиса нарушил бой часов. Он окинул взглядом десять циферблатов на стене. Девять показывали время на планетах Солнечной системы, а десятый – стандартное солнечное время, общее для всех. Было ровно десять.

– Пора заняться экспериментом, – пробормотал Кэртис. – Попробую изменить частоту излучения...

В тот же самый момент его сковала неподвижность, и он рухнул на пол.

«Какая-то сила парализовала нервные центры, – сообразил Кэртис. – Это не случайность, это нападение...»

Он делал сверхъестественные усилия, чтобы сбросить оцепенение. Только бы добраться до установки около противоположной стены!.. С ее помощью можно нейтрализовать любое силовое поле. Но Кэртис не мог пошевелить даже пальцем и беспомощно лежал на полу. Он увидел, как через герметический шлюз входят люди в скафандрах. Первым шел рослый юпитерианец, держа в руке излучатель.

Капитан Фьючер следил за врагами сверкающими гневом серыми глазами. Его быстро связали прочными металлическими тросами, после чего главарь отключил излучатель. Оцепенение исчезло, но освободиться от оков Кэртис не мог.

– Надеть на него скафандр, – приказал главарь. – Разрушитель приказал доставить капитана Фьючера живым.

– Кто такой Разрушитель? – спросил Кэртис. – Чей приказ вы выполняете?

– Ты скоро встретишь Разрушителя, – ответил юпитерианец глухим голосом. – На этот раз тебе придется признать поражение. Разрушитель наносит удар первым.

Кэртис пытливо вглядывался в лица врагов. В них было что-то странное – застывшее выражение, неподвижный взгляд, глухой голос... Внутренне Кэртис кипел от ярости. Кем бы ни был этот Разрушитель, он осмелился напасть на дом капитана Фьючера! До сих пор даже самые дерзкие преступники держались подальше от лунной базы. Это был дерзкий вызов!.. Капитан Фьючер вызов принял. Главарь нападавших снял с пояса диктофон.

– Внимание, команда капитана Фьючера! – громко произнес он в микрофон. – Мы захватили в плен вашего лидера. Оставайтесь на Луне и не делайте никаких попыток преследовать нас. В этом случае мы гарантируем капитану жизнь. Иначе он будет убит.

Юпитернанец подвесил диктофон над входной дверью и переключил его на воспроизведение.

– Теперь быстро на корабль! Надо убраться до их возвращения. На этих выродков парализатор не действует.

Связанного Кэртиса затолкали в скафандр, вытащили из лаборатории и понесли к черному космоплану, затаившемуся в тени скал. На космоплане скафандр с Кэртиса сняли, но тросы оставили. Его положили в коридоре и выставили охрану – жилистого уранца с атомным пистолетом.

Рев ракетных двигателей и покачивание корпуса известили о начале полета. Кэртис мог видеть боковой иллюминатор и постарался определить курс корабля. Космоплан летел в направлении Солнца, значит, на одну из планет, которые в данный момент находятся на дальней стороне Солнечной системы. Юпитер, или Уран, или Нептун...

Кэртис перевел взгляд на дальний от него иллюминатор и увидел шар Земли. На Северном полюсе сверкали яркие вспышки!

– Сигнал! Меня вызывает Президент!

Это был тот самый сигнал, которым Президент Солнечной системы вызывал капитана Фьючера и его команду, когда планетам грозила ужасная опасность. Но на этот раз капитан Фьючер не мог явиться на выручку. Беспомощное тело капитана лежало на полу вражеского космоплана, который уносил его в неизвестную даль.

В пекле

Капитан Фьючер был близок к отчаянию. Вызов Президента означал очень серьезную опасность. А тот, на которого возлагал надежды Президент, лежит, связанный по рукам и ногам, под охраной вооруженного уранца! Конечно, капитан Фьючер не раз находил выход из самых, казалось бы, безвыходных ситуаций. Но то было в прошлом. Сейчас же...

Быстрый ум капитана работал четко, серые глаза пристально осматривали вражеский корабль. Время от времени Кэртис поглядывал в иллюминатор. Космоплан по-прежнему летел в сторону Солнца. Сомнений не оставалось – космоплан направлялся к Юпитеру или Урану, может, к Нептуну. Но куда именно? Из-за стенки коридора донеслись голоса. Капитан Фьючер обладал феноменальным слухом, и, хотя гул циклотронов заглушал разговор, Кэртис понял, что речь идет об уничтожении рудников гравиума. Видимо, таинственный Разрушитель, люди которого напали на лунный дом капитана Фьючера, ставил целью уничтожить источники гравиума! Теперь ситуация прояснялась. Кэртис слишком хорошо понимал, какую угрозу всем планетам принесло бы прекращение поставок гравиума. Вот почему Президент Картью обратился за помощью.

Гравиум был основой всей межпланетной цивилизации. Без гравиума не действуют компенсаторы гравитации, а без них невозможны полеты на другие планеты, где сила притяжения отличается от земной. Еще на заре освоения космоса ученые выяснили, что длительное пребывание в условиях необычной силы притяжения приводит к тяжелым заболеваниям и смерти космонавтов. Какое-то время казалось, что путь людям на другие планеты закрыт.

Положение изменилось, когда Марк Карью обнаружил на Меркурии неизвестный прежде металл. Он назвал его гравиум. При пропускании электрического тока через катушку из гравиума возникало гравитационное поле, которое в зависимости от полярности увеличивало или уменьшало вес тела, помещенного в это поле.

Так появился компенсатор гравитации, главной деталью которого была катушка из гравиума. Компактный компенсатор плоской формы носили как ранец. Регулятор позволял устанавливать компенсатор на любую величину. Человек с компенсатором гравитации всегда имел тот же вес, что на Земле, независимо от силы притяжения в окружающем мире. Компенсаторы гравитации открыли дорогу к освоению других планет. Началась эпоха космических путешествий, переселения жителей, зародилась межпланетная цивилизация.

Ничего удивительного, что гравиум стал самым драгоценным металлом. Фирмы, занимавшиеся добычей гравиума, обязаны были продавать его только правительству Солнечной системы, которое осуществляло также строгий контроль над производством компенсаторов гравитации.

«Если Разрушитель со своей бандой задумал лишить правительство источников гравиума, – думал Кэртис, – то неудивительно, что Президент вспомнил обо мне».

Капитан Фьючер кипел бессильным гневом. Желтолицый у ранец не спускал глаз с пленника. Но и без охраны капитан Фьючер не мог бы ничего предпринять для своего спасения. Стальные тросы плотно стягивали тело, ни порвать, ни перегрызть их было невозможно.

Полет длился уже несколько часов, и космоплан, огибая Солнце, проходил настолько близко к раскаленному светилу, что пришлось включить защитную ауру. Аурой космонавты называли силовое поле, которое окутывало корабль, словно синее покрывало, и отражало тепловые лучи.

У ранец заметил, что пленник смотрит на синюю оболочку, и засмеялся.

– Теперь ты не убежишь с корабля, даже если тебя отпустить, а, капитан Фьючер? Спекся бы в момент!

Кэртис и сам понимал, что если отключить ауру, то любой космоплан расплавится в считанные минуты в такой близости к Солнцу.

Пылающий диск занимал почти все небо. Глаза невольно щурились, хотя на иллюминаторы автоматически надвинулись сильные фильтры. Гигантские протуберанцы яркими языками взлетали над солнечным горизонтом, и казалось, вот-вот дотянутся до черного корабля в синем коконе ауры. Кэртиса это зрелище особенно не привлекало, ему приходилось подлетать к Солнцу и ближе. Его занимала одна-единственная мысль: как выбраться из этой ситуации?

Кэртис вывернул тело так, чтобы левая рука оказалась сверху. На пальце этой руки он носил знаменитое кольцо-эмблему, по которому капитана Фьючера узнавали на любой планете. Девять ярких алмазиков кольца медленно вращались вокруг крупного алмаза в центре, символизируя собой Солнечную систему.

– Помоги мне спастись, и получишь это кольцо! – обратился Кэртис к охраннику.

– Зачем мне твое кольцо? – насмешливо сказал уранец. – Если захочу, то просто заберу его, и все дела!

– Но это кольцо волшебное, – вкрадчиво заговорил Кэртис. – Смотри, как переливаются светом алмазы, как они плавно вращаются вокруг центрального алмаза!

Уранец не проявил особого интереса, но и не отводил взгляда от чудесного кольца. Кэртис незаметно нажал крохотный рычажок микродвигателя на кольце. Алмазики-планеты стали вращаться быстрей и быстрей.

– Смотри, как они мерцают, как мерно ходят по кругу, один за другим, один за другим... – Мягкий голос Кэртиса звучал усыпляюще. – Смотри, как они ускоряют ход, вот они уже сливаются в один сверкающий круг...

Кэртис в совершенстве владел техникой гипноза и в прошлом не раз пользовался гипнотическими способностями. И сейчас он добился успеха. Уранец впал в состояние гипноза и не отводил взгляда от кольца.

– Ты спишь, ты крепко спишь! – Кэртис сменил тон на командный. – Отвечай!

– Я сплю, – сонно ответил уранец, по-прежнему глядя на кольцо.

– Ты сделаешь все, что я прикажу!

– Я сделаю все...

– Развяжи меня! – приказал Кэртис и замер в ожидании.

Гипноз сработал! Уранец медленными движениями распутал тросы вокруг тела пленника. Кэртис вскочил на ноги и размял затекшие конечности.

– Стой и не двигайся, пока я тебя не разбужу! – приказал он уранцу.

Тот послушно кивнул головой. Кэртис выхватил из-за пояса протоновый пистолет и двинулся вдоль коридора. Надо немедленно попасть в центр видеосвязи! «Хорошо, что не отобрали оружия, – мелькнула мысль. – До того были уверены в моей беспомощности!»

В этот момент распахнулась дверь, и в коридор выскочил венерианец. Протоновый луч уложил его на пол, прежде чем он успел открыть рот. Кэртис быстро крался по коридору, прислушиваясь к звукам за перегородками. Наконец он услышал гул высокочастотных генераторов. Отсек связи! Кэртис рывком открыл дверь и вошел. За пультом с видеоэкраном сидел оператор-плутонец. Установленный на режим оглушения протоновый пистолет уложил оператора одной вспышкой. Кэртис сел за пульт и лихорадочно принялся настраивать передатчик на секретную волну, на которой связывался с друзьями.

На экране появилось круглое лицо Ото.

– Шеф! Куда тебя занесло? Мы тут...

– Слушай и не перебивай! – резко произнес капитан Фьючер. – Немедленно летите сюда. Я выйду из корабля и буду дрейфовать в ожидании «Кометы». Понятно? Теперь записывай координаты...

Ото быстро записал продиктованные данные и с удивлением поднял голову.

– Но, шеф, это же около Солнца! Ты сгоришь в скафандре, как спичка!

– Немедленно вылетайте!

Кэртис выключил передатчик, затем открыл заднюю панель телевизора и начал ловкими движениями вынимать одну деталь за другой, на ходу соединяя их в новую схему. Сняв со стенда портативный атомный генератор, он подключил к нему собранный узел и поместил в чехол генератора. Потом повесил чехол через плечо и, придерживая груз, выглянул в коридор. Никого. Кэртис быстро прошел к выходному шлюзу, где хранились скафандры. Надев скафандр и прикрепив к нему сумку с прибором, он вошел в камеру шлюза и открыл наружную дверь. Выпрыгивая в открытый космос, прямо в пылающий жар близкого Солнца, капитан Фьючер включил атомный генератор. В тот же миг голубоватая аура окутала скафандр.

Кэртис парил в невесомости. Космоплан похитителей быстро удалялся, отсвечивая синевой защитного поля, и наконец исчез из вида. Судя по всему, побег пока оставался незамеченным.

Однако главная опасность пока не миновала. Хотя капитан Фьючер дрейфовал в космосе, гигантская масса Солнца притягивала его к себе с неотвратимой силой. Все быстрей и быстрей несся капитан Фьючер к огненному шару. Еще несколько часов, и источник жизни для всех планет станет крематорием для отважного беглеца.

– Один шанс из тысячи, – пробормотал Кэртис, оценивая свое положение. – Успеет ли сверхскоростная «Комета» прийти на помощь?

Жар начал проникать сквозь скафандр. Кэртис повернул рычаг генератора на максимальную мощность, усиливая защитную ауру. Но он знал, что в этом режиме генератор долго не выдержит.

Каждая секунда приближала капитана Фьючера к гибели, каждая секунда подрывала веру в спасение, и только несокрушимая воля не давала ему впасть в панику. Он верил в своих друзей! И они не подвели.

«Комета» пулей вырвалась из тьмы космоса и, укрытая синей аурой, подлетела к Кэртису. Открылся люк шлюза, длинная рука Ото подхватила капитана и втащила его в корабль. «Комета» развернулась и помчалась в обратном направлении, прочь от Солнца.

– Шеф, ну и перепугал ты нас! – Ото приплясывал от возбуждения, помогая Кэртису снять обугленный скафандр. – Мы побили все рекорды. Грэг чуть не согнул рычаг скорости!

Гигантский робот поставил управление на автопилот и торопливо вывалился из кабины, со звоном стукаясь о стенки.

– Шеф! Все в порядке?

– Пока да, – коротко успокоил Кэртис. – Но нам предстоит много дел. Вы видели сигнал на полюсе?

– Конечно, видели, малыш, – проскрипел Мозг. – Однако мы не могли покинуть Луну. Опасались за твою жизнь.

– С этими бандитами мы расправимся потом. – Кэртис гневно сверкнул глазами. – И с их главарем, который назвался Разрушителем Но первым делом мы должны связаться с Президентом. Сигнал о помощи означает серьезную опасность для планет.

Когда космоплан удалился от Солнца на безопасное расстояние, Кэртис вызвал на видеосвязь Президента Солнечной системы Джеймса Картью. На экране появилось бледное измученное лицо пожилого мужчины.

– Капитан Фьючер! Слава Богу! – с облегчением вскричал Президент. – Я чуть с ума не сошел, когда вы не откликнулись на сигнал!

– Причину задержки я объясню позже, – быстро произнес Кэртис. – А сейчас скажите, зачем вы меня вызывали? Что произошло? Какие-то неприятности с гравиумом?

– Откуда вы могли знать о гравиуме? – удивился Картью. – Да, дело касается гравиума. Точно в десять часов по солнечному времени неизвестные террористы нанесли удары по рудникам гравиума на Меркурии, Марсе и Сатурне. Рудники разрушены полностью.

– Каково положение на рудниках Урана и Нептуна?

– Пока все спокойно, но есть опасения, что и они могут подвергнуться атаке. Я беседовал с персоналом этих рудников, предупредил о возможном нападении.

– Имеет ли руководство рудников какие-либо предположения о цели нападений и о тех, кто мог бы организовать их?

– Все в полном недоумении. И я тоже, – добавил Президент Картью. – Ко мне постоянно обращаются представители фирм по переработке гравиума, и я просто не знаю, что им посоветовать, как успокоить. Поэтому я вызвал вас, капитан Фьючер.

Президент замолчал, но его лицо красноречиво говорило о переживаниях за судьбу народов всех планет, о бремени человека, который нес ответственность за жизнь и благосостояние всех людей девяти планет.

– Капитан Фьючер! – прервал молчание Картью. – Необходимо немедленно пресечь все попытки нарушить поставки гравиума. Вы прекрасно понимаете, что произойдет, если рудники на Уране и Нептуне также выйдут из строя. Прекратится производство компенсаторов гравитации, замрет межпланетная торговля... Наступит небывалый кризис нашей цивилизации!

– Нового нападения допустить нельзя, – коротко сказал Кэртис. – Но у нас мало времени. Надо действовать не мешкая. Мне необходимо провести срочную консультацию с главами пяти самых крупных фирм по добыче гравиума.

– Пожалуйста, я немедленно вызову их всех сюда, на Землю, – с готовностью предложил Президент.

– Нет. Я хочу встретиться с ними тайно, – ответил Кэртис Ньютон. – Этот Разрушитель, как он себя называет, думает, что я погиб в солнечном пекле. Пусть продолжает так думать и далее, это ослабит его бдительность. Встречу лучше провести в космосе. «Комета» будет в зоне астероидов в полдень по солнечному времени. Запишите координаты, господин Президент.

– Я отдам соответствующие распоряжения, – сказал Президент. – И обеспечу полную секретность.

Капитан Фьючер отключил связь и повернулся к друзьям.

– Немедленно направь «Комету» в указанную зону, Грэг! И не трогай скафандр, в котором я выбрался из корабля бандитов. Я исследую его и постараюсь найти ответ, по меньшей мере, на один вопрос – откуда прибыл космоплан Разрушителя.

– Каким образом? – удивился Ото. – Скафандры имеют одинаковую конструкцию на всех планетах..

– В баллон скафандра закачан воздух базовой планеты, – объяснил Кэртис. – Анализ состава может указать, какой именно. Положение очень серьезное. – Он повернулся к Саймону. – Как ты думаешь?

– Картью совершенно прав, – проскрипел Мозг. – Без гравиума погибнет наша цивилизация.

– Мы этого не допустим! – горячо воскликнул Кэртис Ньютон. – Банда Разрушителя осмелилась бросить нам вызов... Мы его принимаем!

Конференция в космосе

Кэртис и Саймон занялись анализом воздуха в скафандре и в то же время слушали сообщения межпланетной службы информации. «Комета», ведомая Грэгом, мчалась к месту встречи магнатов добычи и переработки гравиума с капитаном Фьючером.

Из телевизора доносился голос комментатора с Земли:

– Серьезная ситуация возникла после таинственных катастроф на рудниках гравиума. Тревога по поводу возможных нападений на оставшиеся рудники создает панические настроения среди многочисленных групп населения, связанных с межпланетными полетами. Многие команды кораблей отказываются выходить в космос, опасаясь, что по мере износа компенсаторов гравитации их нечем будет заменить, и люди застрянут на чужих планетах без надежды вернуться домой. Транспортные компании уже отменяют регулярные рейсы – как пассажирские, так и грузовые. Паника начинает сказываться на экономике планет. Прекращена доставка зерна с Юпитера, сократились поставки мяса с Сатурна. Практически прервалось поступление морских продуктов с Нептуна. Особенно в тяжелом положении оказалась промышленность планет, тесно связанная взаимными поставками сырья и изделий. Проекты по исследованию и освоению малонаселенных спутников приостановлены, растет безработица, цены на продукты и товары полезли вверх... Предсказывают полный крах межпланетных путешествий, – торопливо комментировал голос с Венеры. – Если оставшиеся источники гравиума будут уничтожены, планеты Системы окажутся отброшены в мрачные времена полной изоляции, в средневековье докосмических лет...

Капитан Фьючер напряженно слушал, забыв на минуту остальные дела.

– Катастрофа! Вот что грозит миру, – заявил он, обращаясь к Саймону. – Под угрозой вся наша цивилизация! Неудивительно, что люди в панике.

– Все это так, малыш, – медленно произнес Саймон, задумчиво уставив глаза-линзы на спектроскоп. – Но давай зададимся практическим вопросом: кто заинтересован в развале цивилизации? Каким мотивом руководствуются Разрушитель и его организация, уничтожая источники гравиума? Какая у них цель?

– Мы это обязательно выясним, – решительно заявил Кэртис. – Анализ воздуха может навести нас на след.

Капитан Фьючер ввел в камеру спектроскопа образец воздуха из скафандра и включил прибор. Электрические разряды быстро превратили воздух в раскаленную массу, излучающую спектры составляющих веществ.,

– Азот и кислород, как обычно, – считывал вслух показания прибора Кэртис. – Аргон и криптон отсутствуют, ничтожные следы радона и ксенона...

– Похоже на атмосферу четвертой луны Урана, – прокомментировал Саймон.

В походной лаборатории «Кометы» помимо уникальной аппаратуры, созданной непревзойденным кудесником науки Кэртисом Ньютоном, находился обширный справочный материал по всем звездам, планетам и астероидам Вселенной, словари и лингафонные курсы по всем языкам и наречиям обитаемых миров, до которых добирались исследователи, карты, описания флоры и фауны, образцы пород и газов и много чего еще.

Кэртис достал из шкафа пробирку с образцом воздуха Оберона, четвертой луны Урана, и ввел порцию в спектроскоп для сравнения с пробой из скафандра. Анализ подтвердил догадку Саймона.

– Следовательно, космоплан Разрушителя прибыл с Оберона. Можно допустить, что база Разрушителя также находится на этой луне.

Кэртис взлохматил рукой пышную огненно-рыжую шевелюру и задумчиво посмотрел в звездную пустоту космоса.

– На Обероне есть небольшие залежи гравиума, – напомнил Саймон. – Их разрабатывает компания «Уран-Гравиум», одна из пяти крупнейших в Системе. Возможно, тут кроется какая-то связь?

– Будем иметь это в виду, – сказал Кэртис, поднимаясь из-за лабораторного стенда. – Мы подлетаем к зоне астероидов...

Носовой отсек космоплана, закрытый высокопрочным прозрачным гласситом, обеспечивал круговой обзор. «Комета» летела на автопилоте, а Грэг и Ото увлеченно играли в химические тысячеклеточные шахматы, изобретенные Кэртисом в часы досуга. Игроки имели по девяносто с лишним фишек, каждая из которых соответствовала элементу периодической таблицы. Суть игры состояла в том, чтобы фишку противника накрыть такой фишкой, которая создавала бы при этом известное химическое вещество. Выигрывал тот, кто набирал больше веществ.

Ото азартно ерзал на скамье, ожидая, пока медлительный робот сделает очередной ход. Лунный щенок Еек резвился около хозяина, покусывая его за металлические детали исключительно в знак расположения, поскольку легированная сталь робота не поддавалась сокрушительным челюстям грызуна.

– Да ходи же ты наконец! – взорвался Ото. – Все равно я своим ходом возьму последнее вещество!

– Я сделаю ход, когда закончу думать, – спокойно ответил робот и уставился фотоэлектрическими глазами на доску. Наконец он передвинул фишку-радий в дальний угол доски, где стояла фишка-хлор андроида.

– Хлорид радия! – торжествующе произнес робот. – Последняя комбинация, и она моя! Я выиграл.

– Повезет в другой раз! – утешил андроида Кэртис.

– С ним невозможно играть, – пожаловался Ото. – Это же машина, а не человек!

Ото не упускал случая подчеркнуть свою близость к человеческому роду.

– Грэг, бери на себя управление и выводи корабль к месту встречи! – распорядился капитан Фьючер. – Мы уже в зоне астероидов.

Далеко впереди сверкал Юпитер, зеленоватыми искорками светились Уран и Нептун. Прямо по курсу простирался пояс астероидной пыли и мелких метеоритов. Межпланетный транспорт избегал этой зоны из-за опасности столкновения с крупным небесным телом. Именно поэтому Кэртис назначил встречу здесь, где легче соблюсти условия секретности.

Грэг лавировал между крупными метеоритами, проводя корабль сквозь космическую тучу. Вылетев за пределы пояса, он увидел вдали пять световых точек, пять космопланов, которые ожидали капитана Фьючера, кружась один вокруг другого, словно стайка светлячков.

– Магнаты гравиума на месте, – сказал Кэртис. – Ото, приготовь скафандры. Грэг остается на космоплане, остальные со мной.

– Пока я жду вашего возвращения, позволь поискать среди метеоров тяжелые металлы для Еека, хорошо? – попросил Грэг, зная пристрастия своего любимца.

– Поищи, только не забирайся далеко, – сказал Кэртис.

Капитан Фьючер первым вышел из герметизированного шлюза, за ним следовал андроид, осторожно держа в руках куб Саймона. Оттолкнувшись от корпуса, они полетели в направлении ярко освещенного космоплана, где, по всей видимости, собрались магнаты. Несмотря на серьезность ситуации, Кэртис и Ото наслаждались полетом в открытом космосе, по которому соскучились за долгие недели сидения в лунном доме.

Друзья подлетели к космоплану и вошли вовнутрь. Помимо команды из трех космонавтов-землян их встретили восхищенные взгляды шестерых мужчин.

– Капитан Фьючер! – сказал один из них, протягивая руку. – Рад вас видеть. Мы столько о вас слышали! Надеюсь, рассказы о ваших чудесных достижениях найдут новое подтверждение. Меня зовут Юлий Ганн, я президент компании «Нептун-Гравиум».

Юлий Ганн был землянином средних лет. Высокий, плотный, с проницательными глазами и решительным лицом, он выглядел словно вырубленным из куска гранита.

– О нашей конференции кто-нибудь знает, кроме вас? – спросил Кэртис, пристально вглядываясь в лица присутствующих.

– Никто! – уверенно заявил Юлий Ганн. – Каждый из нас прибыл на личном космоплане. Даже команда не знала о цели полета и о маршруте. Указания давались по ходу полета.

Юлий Ганн взял на себя роль хозяина и представил Кэртису остальных участников тайной конференции.

– Карсон Бренд, – сказал Ганн, указывая на молодого коллегу. – Мой управляющий. Он может вам кое-что сообщить.

Карсон Бренд, голубоглазый землянин лет тридцати с небольшим, с открытым выражением сурового мужественного лица, смотрел на капитана Фьючера словно на живую легенду.

– Для меня большая честь встретиться с вами! – почтительно произнес он, пожимая протянутую руку.

– Зувало, глава компании «Уран-Гравиум», – представлял Ганн остальных магнатов. – Кварус Кулл с Сатурна, Орр Либро с Марса и Керк Эл с Меркурия. Конечно, все они мои конкуренты, но сейчас не до конкуренции. Нам грозит общая катастрофа. Разрушение рудников гравиума должно быть пресечено. Немедленно!

– Есть ли у вас соображения или версии относительно Разрушителя и его целей? – спросил Кэртис, обращаясь ко всем магнатам сразу.

– Понятия не имею! – откликнулся Юлий Ганн. – Должно быть, сумасшедший или маньяк.

– Именно такого ответа я от тебя ожидал! – усмехнулся Керк Эл, глянув на Ганна. Ганн ответил меркурианцу сердитым взглядом.

Кэртис повернулся к Керку Элу, ожидая объяснения странному замечанию.

Магнат с Меркурия был самым молодым из присутствующих. Стройный, гибкий и смуглый, с мягким взглядом карих глаз и длинными изогнутыми, словно когти, пальцами, он был типичным жителем народа, населяющего сумеречную планету Солнечной системы.

– Что вы имели в виду?

– Я имел в виду тот факт, что рудники Ганна и Зувало не пострадали. – Глаза Керка Эла блеснули недобрым огнем. – Очень ловкий способ устранить конкурентов и установить монополию на гравиум! Вот что я имел в виду!

– Ты потерял голову, Керк Эл, – скривился Юлий Ганн. – Твой рудник взорван, верно, но это не повод для беспочвенных обвинений. Десятки лет твой рудник не мешал ни мне, ни Зувало, а теперь вдруг стал мешать!.. Глупости говоришь.

– Конечно, это чушь, – вмешался Орр Либро, марсианский магнат. – Мы собрались здесь не для ссор и обвинений, а чтобы объединиться против общей угрозы и получить помощь от капитана Фьючера. Мой рудник полностью уничтожен, но я не кидаюсь на своих коллег по бизнесу. Сейчас мы друзья по несчастью. Это главное.

– Какие друзья? По какому несчастью? – Кварус Кулл хрипло рассмеялся. – С каких пор Ганн и Зувало стали нашими друзьями? Эти типы ради прибыли глотку готовы перерезать любому конкуренту!

Белесые глаза сатурнянина недоверчиво перескакивали с одного собеседника на другого.

– Детский лепет! – Юлий Ганн, поморщившись, отмахнулся рукой от нападок. – Вы всегда завидовали моей компании. «Нептун-Гравиум» была и есть самая мощная и процветающая компания во всей Системе. С какой стати мы пустились бы в уголовные авантюры? На такой риск скорей пойдет неудачник.

– Значит, вы отвергаете обвинения в ваш адрес? – уточнил Кэртис.

– Конечно! – возмущенно заявил Ганн. – Моя компания не имеет никакого отношения к взрывам. Я прибыл сюда именно потому, что опасаюсь за сохранность рудников на Нептуне,

– Работники рудников на Нептуне очень обеспокоены, капитан Фьючер, – подтвердил Карсон Бренд. – Компания имеет три крупных подводных шахты, и после несчастий на других планетах мы боимся саботажа или диверсий у себя. Работа под водой опасна и в нормальных условиях. Могу представить, сколько жертв принесли бы взрывы подводных разработок.

Кэртис вопросительно взглянул на Зувало, владельца компании на Уране.

– Что вы можете сказать по поводу подозрений Керка Эла и Кваруса Кулла? – спросил он дотоле молчавшего магната.

Толстый невозмутимый уранец с лунообразным лицом Будды медленно перевел взгляд черных глазок на капитана Фьючера.

– Глупые обвинения глупо опровергать, – медленно заявил он. – Мне не надо разрушать чужие компании.

– Вы получали какие-либо угрозы относительно ваших рудников на лунах Урана? – спросил Кэртис.

– Нет, – ответил Зувало. – Пока все в порядке. Кэртис помолчал, думая об образцах воздуха с четвертой луны Урана.

– Я предлагаю следующее, капитан Фьючер, – решительно сказал Юлий Ганн. – Бросить все силы и способности ваших чудесных друзей на охрану рудников компании «Нептун-Гравиум». Мы владеем самыми богатыми залежами, и только наша компания имеет право на добычу этого ценного металла.

Тут неожиданно вмешался марсианин Орр Либро.

– Ваша компания, Ганн, имела монопольное право, но теперь не имеет. – Учтивый голос марсианина походил на урчание кота и вполне соответствовал франтоватому облику магната, одетого по последней моде в костюм из блестящей синтетической ткани. – Ваша монополия на Нептуне кончилась, дорогой Юлий!

– Как так? – уставился на него Ганн. – Говорите прямо, не виляйте! Вечно вы, марсиане, ходите вокруг да около.

– Моя раса имела высокоразвитую цивилизацию, когда вы, земляне, еще прыгали по деревьям. – Из-под полуопущенных век марсианина сверкнул презрительный взгляд. – Двадцать шесть династий королей Марса покрыли нашу планету славой, а вы... – Марсианин овладел собой, и на холеное лицо вернулась маска учтивости. – Впрочем, сейчас речь не об истории. – Орр Либро любезно улыбнулся. – Речь идет о том, что правительство выдало концессии на добычу гравиума на Нептуне компаниям Керка Эла, Кваруса Кулла и моей.

– Не может быть! Это ложь! – Юлий Ганн был просто взбешен. – Только моя компания обладает концессией на Нептуне!

– Положение резко изменилось. Потребность в гравиуме возросла, и правительство привлекло наши три компании к разработке залежей на тех же условиях, что и ваша, дорогой Юлий.

– Вам такой поворот, кажется, не очень нравится, Ганн? – насмешливо осведомился Керк Эл.

– Это возмутительно! – Ганн буквально кипел негодованием. – Моя компания провела разведку шельфов, составила подробную карту подводных залежей гравиума, выполнила все подготовительные работы! А теперь вы являетесь на готовенькое!.. – Ганн замолк, пораженный неожиданной мыслью. – Так вон оно что! – Желваки на его квадратных челюстях заиграли, глаза сузились. Магнат шел в атаку. – Все понятно! Вы сами подстроили взрывы на своих шахтах, чтобы выбить у правительства концессии на Нептуне!

– Какой расчет разрушать свою собственность? – задал капитан Фьючер вполне резонный вопрос.

– Залежи гравиума в тех местах истощились, и компании перестали приносить прибыль. Расчет, как видите, простой. Начинать изыскания на других планетах – дело долгое и дорогое. Куда как выгодней потеснить меня на Нептуне!

Возражения и взаимные обвинения переросли в горячую перепалку, которую прервал сигнал вызова на связь. Карсон Бренд подошел к видеоэкрану и включил прием. С экрана смотрело взволнованное лицо нептунца.

– Это Джайго, дежурный инженер рудника на Нептуне! – воскликнул Юлий Ганн. – В чем дело, Джайго?

– Вы распорядились, чтобы я докладывал вам о положении на шахтах, сэр, – быстро заговорил инженер. – Только что произошли аварии на шахтах номер один и два. Вышли из строя насосы откачки воды!

– Для подводных шахт такие аварии означают полное прекращение добычи на долгое время, капитан Фьючер! – объяснил Карсон Бренд.

– Бренд! Немедленно возвращаемся на Нептун! – Юлий Ганн повернулся к Кэртису. – Капитан Фьючер, мне некогда выслушивать вздорные обвинения. Мои шахты в опасности!

– Я тоже хотел бы поскорей вернуться на Оберон, на случай, если там возникнут неполадки, – подал голос невозмутимый Зувало.

Кэртис быстро обдумал ситуацию. Конференция с магнатами ничего полезного не дала, но укрепила подозрения относительно Оберона.

– Что ж, конференция окончена, вы свободны, – сказал Кэртис и добавил: – Но учтите, у меня еще появятся вопросы к вам, и, может быть, очень скоро. Счастливого пути!

Капитан Фьючер, Ото и Мозг вернулись на «Комету». Грэг еще охотился за метеоритами, и Кэртис по портативному видеотелефону приказал Грэгу срочно возвращаться на корабль.

– Слушаюсь, шеф! – донесся глухой голос робота. Космопланы магнатов один за другим исчезали в просторах космоса, направляясь на свои планеты.

– Что ты обо всем этом думаешь, малыш? – спросил Саймон Кэртиса.

– Пока мы знаем одно: единственный рудник гравиума, работающий без аварий, это...

Внезапно Кэртис умолк и глянул в иллюминатор. Два черных космолета пикировали на «Комету». В носовой части одного из них торчала длинная труба, напоминающая ствол орудия.

– Разрушитель устроил нам засаду! – воскликнул Кэртис Ньютон. – Они используют парализующий излучатель, но на этот раз просчитались! Перед выходом в космос я надел экранирующие накладки.

Капитан Фьючер прыгнул к пульту и схватился за рычаги управления.

– Ото! Становись к протоновой пушке! Кэртис включил циклотроны и дал полную скорость. «Комета» рывком ускользнула из-под прицела врага. Завязался отчаянный бой между маленькой, но юркой «Кометой» и двумя наседавшими на нее космолетами. Кэртис влетел в самую гущу астероидного пояса и резкими маневрами уходил и от столкновения с метеоритами, и от смертельных залпов противника. Ото вел огонь из единственной протоновой пушки.

– Грэг остался в космосе! – напомнил андроид.

– Мы вернемся за ним потом. Постарайся подбить хоть один из космолетов! Со вторым будет справиться легче.

Выполняя отчаянные маневры, Кэртис не переставал обдумывать ситуацию.

– Саймон! – крикнул он через плечо. – Эта атака из засады означает, что Разрушитель знал, что я жив и буду присутствовать на конференции.

– Если Разрушитель знал о секретной конференции, то, следовательно... – начал Саймон, однако Кэртис его перебил.

– Это может значить одно – один из шести приглашенных был сам Разрушитель! Без вариантов!

«Комета» и два черных космолета, сцепившись в смертельной схватке, вертелись среди астероидов и уносились все дальше от места встречи.

Грэг становится богом

После того как Кэртис, Ото и Саймон перешли на космоплан, на котором собрались для конференции магнаты гравиума, Грэг стал готовиться к выходу в космос, чтобы сделать запас продовольствия для Еека. Робот рассчитывал найти немало метеоритов из тяжелых металлов, желательно медных, а если очень повезет, то из золота или серебра. Черные глазки лунного щенка радостно сверкали. Зверек-телепат читал мысли хозяина и всячески одобрял его планы.

Грэг взял портативный ракетный двигатель для маневрирования в невесомости, посадил своего любимца на плечо и выпрыгнул из наружной двери шлюза. Грэг и Еек не нуждались в воздухе, и скафандры им были не нужны.

Первоначально Грэг поймал и приручил маленького зверька единственно, чтобы казаться в большей степени человеком. Люди заводят собак, и Грэг завел лунного щенка. Главная забота робота состояла в желании быть похожим на человека. Андроид Ото нередко доводил Грэга до ярости, напоминая ему о металлическом происхождении Грэг страдал неким подобием комплекса неполноценности по отношению к друзьям. Капитан Фьючер, само собой разумеется, был для Грэга обожаемым шефом, ради которого он без раздумий и колебаний отдал бы любую деталь своего тела и всего себя в придачу. Кэртис вырос на глазах и при участии робота, был для него высшим существом, непререкаемым авторитетом.

К Саймону Райту робот питал почтительное уважение. Глубочайший ум и обширные познания Мозга внушали роботу трепет. К тому же Грэг знал, что Саймон был творцом металлического человека, то есть его отцом.

Андроиду Грэг завидовал. Ловкость, проворство, сообразительность андроида, а также большое внешнее сходство Ото с человеком не давали покоя стальной душе робота. Но в компании друзей имелось существо, для которого Грэг казался венцом творения, и этим существом был лунный щенок Еек. Еек имел много недостатков – он был вороват и прожорлив, не отличался смелостью, обладал чрезмерным любопытством, из-за которого частенько попадал в беду... Но при всем том Еек был безмерно привязан к своему хозяину. Поклонение зверька тешило самолюбие робота и примиряло с комплексом недочеловечности.

«Вон там я вижу подходящий метеорит, Еек, – мысленно говорил Грэг, – посмотрим, из чего он сделан».

Грэг плыл в потоке мелких и крупных осколков породы, оглядывая подходящие куски фотоэлектрическими глазами. Наконец он выбрал черную глыбу и забрался на нее. Лунный щенок спустился с плеча и принялся грызть острые кромки метеорита.

– Подожди, Еек, – сказал Грэг, – я тебе помогу.

Из ящика на поясе робот достал сверло и вставил его в ладонь, вывинтив предварительно один палец. Грэг включил моторчик, и рука превратилась в бурильную установку. Отколов кусок пустой породы, робот вскрыл вкрапление никеля. Еек набросился на лакомство и быстро выгрыз металл. Грэг перепрыгнул на другой метеорит и начал искать подходящий для бурения участок. В этот момент в портативном видеотелефоне раздался сигнал вызова. Прозвучал голос капитана Фьючера:

– Немедленно возвращайся, Грэг!

– Слушаюсь, шеф! – откликнулся Грэг и, подхватив лунного щенка, направился к «Комете». Включив ракетный двигатель, робот рывками приближался к краю астероидного пояса. Увидев родной корабль, он не поверил своим фотоэлектрическим глазам: два черных ракетолета атаковали «Комету»! Атомные пушки врагов извергали синие струи смертоносных лучей. «Комета» едва успевала уворачиваться, отвечая лучами протоновой пушки. Все три корабля быстро удалялись в глубину астероидного пояса и вскоре скрылись из вида.

– Шеф! Стойте! Я иду на помощь! – отчаянно кричал Грэг, но толчки портативного двигателя едва перемещали его в направлении исчезнувших кораблей. – Еек! Мы должны лететь следом! Им нужна помощь!

Еек, вцепившись в плечо робота, испуганно шнырял глазками во все стороны. Он понимал, что идет сражение, но сражений лунный щенок откровенно не любил, будучи сторонником мира любой ценой.

Впереди возникло светящееся словно сквозь дымку пятно и стало быстро увеличиваться в размерах. Грэг едва успел свернуть в сторону, как яркая комета проскочила всего в десятке метров от робота, обдав его хвостом ионизированных газов.

Грэг потерял всякое представление о времени, однако упорно продвигался в астероидном поясе в том направлении, куда скрылись космопланы. Периодически он пытался вызвать «Комету» по видеоаппарату, но связи не было. Либо космоплан вышел за пределы действия портативного аппарата, либо... Робот поежился от одной мысли о втором варианте. Он не мог допустить, что «Комета» погибла под атомными ударами врагов.

Толчки ракетного двигателя прекратились. Заряд атомного топлива иссяк. Теперь робот беспомощно плыл в космосе, дрейфуя в слое космических обломков и пыли.

– Не бойся, Еек, – успокаивал Грэг перепуганного лунного щенка. – Шеф обязательно вернется. Шеф нас найдет.

Тем временем робот и зверек медленно приближались к крупному – километров двести в диаметре – астероиду зеленоватого оттенка, летящему в стороне от основного пояса. Голубоватая дымка вокруг астероида указывала на наличие атмосферы. Постепенно сила притяжения нарастала, и Грэг все быстрей летел к неведомой планетке. Уже различались заросли высокого камыша, местами зеленого, местами бурого, и ровные площадки правильной формы, напоминающие просеки в лесу.

Удар приземления сильно встряхнул Грэга, но не повредил механизмы. Сила притяжения планетки была невелика, а конструкция робота имела большой запас прочности. Лунный щенок в последний перед ударом момент спрыгнул с плеча хозяина и удачно спружинил лапами. Грэг поднялся на ноги и ощупал свой корпус. Видеоаппарат был разбит, однако компенсатор гравитации остался невредим, и Грэг сохранил тот же вес, который имел на Земле.

Оглядевшись, он увидел, что стоит на краю травянистого поля рядом с кучкой камышовых хижин, возле которых сгрудилась небольшая толпа человекообразных туземцев. Они в священном ужасе взирали на свалившегося с неба гиганта.

В ярком свете звезд Грэг увидел, что астероид населен недоразвитыми гуманоидами. Маленькие темнокожие дикари, одетые в накидки из звериных шкур, смотрели на огромную сверкающую фигуру пустыми, без проблеска интеллекта глазами, выражающими страх и детское любопытство.

– Смотри, Еек, – важно заявил Грэг, обводя широким жестом толпу и деревеньку, – перед нами астероидяне. Шеф рассказывал, что они живут на маленьких планетках. Перебираются с одной на другую, когда их орбиты пересекаются.

Можно было еще добавить, что астероидяне все относятся к одной расе недоразвитых гуманоидов, находятся на крайне низкой ступени цивилизации и говорят на одном языке.

При звуке глубокого баса робота астероидяне шарахнулись в сторону.

– Он говорит! Он говорит! – закричали в толпе. – Он живой!

– Конечно, я живой! – сердито подтвердил Грэг, в искусственную память которого были заложены языки всех народов Солнечной системы. – Разве не ясно, что перед вами живой человек!

Монументальная фигура стального робота с протянутой вперед могучей рукой, со сверкающими фотоэлектрическими глазами и диковинным животным на плече являла собой внушительное зрелище. Отблески звездного света на полированных пластинах корпуса окутывали гиганта светлым ореолом. Туземцы-астероидяне пугливо жались друг к другу.

– Эти существа лишены разума, Еек, – заметил Грэг. – Сомневаются, что я живой! И почему они так меня боятся?

Страх астероидян вдруг возрос многократно.

– Дридур! Дридур! – завопили они, указывая руками в сторону камышей за спиной Грэга.

Грэг удивленно обернулся. Из бурых зарослей выползало отвратительное чудовище. Черное блестящее тело огромного питона двигалось на сотнях коротких мощных лап. На крупной квадратной голове холодно сверкали ячеистые глаза, широкая пасть ощерилась длинными клыками. Чудовище-дридур готовилось напасть на деревню. Астероидяне стремглав кинулись во все стороны в надежде спрятаться в окружающих зарослях.

Грэг остался на месте, чем озадачил хищника. Дридур повернулся к роботу, выгнулся и, не раздумывая, стремительно прыгнул на добычу.

Грэг успел отбросить в сторону своего любимца и вытянуть руки навстречу хищнику. Квадратная голова со страшной силой ударила робота в грудь. Он опрокинулся на землю, но, падая, схватил дридура за горло. Кольца питона обвили тело робота, клыки клацали о сталь, но прочный корпус не поддавался ни давящим объятиям, ни острым клыкам. Грэг вцепился в горло врага и сжимал его сильней и сильней. Многопалое чудовище извивалось и хлестало противника тяжелым хвостом, в ярости поднимало железное тело в воздух и обрушивало его наземь, стремясь сокрушить врага. В тучах пыли мелькали то когтистые лапы, то сильные конечности, то горящие злобой змеиные глаза...

За битвой гигантов со страхом наблюдали астероидяне, высунувшись из укрытий, да лунный щенок, усевшийся на почтительном расстоянии.

Улучив момент, робот резким движением свернул змеиную голову в сторону. Хрустнул шейный позвонок; тело дридура обмякло, кольца бессильно сползли на пыльную землю. Дридур был мертв.

Грэг гордо выпрямился. Фотоглаза сверкали, слегка поцарапанное и покрытое пылью тело застыло в победной позе. Астероидяне с громкими радостными воплями бросились к спасителю.

– Он убил дридура! Он убил дридура! – изумленно кричали они. – Он убил дридура, которого никто не мог убить!

Еек осторожно подобрался к дохлому хищнику, схватил лапу мощными челюстями и с хрустом перекусил. Затем гордо взглянул на Грэга, словно это он, Еек, нанес завершающий удар.

Из толпы туземцев вышел вождь племени и, повернувшись к толпе, завопил:

– Это бог! Железный бог, которого небо послало нам для защиты от дридуров!

– Слава железному богу! – истошно завизжали дикари, падая на колени.

Грэг не стал возражать. Он важно вошел в деревню и сел на выступ скалы.

– Принесите золото, серебро и медь, – распорядился робот. – Я проголодался.

– Бог ест металлы! – изумлялись астероидяне.

По приказу вождя посыльные кинулись на склад, где хранились слитки серебра, самородки золота и оплавленные куски меди, собранные туземцами для последующего обмена на инструменты и припасы. Еек накинулся на драгоценные металлы, а Грэг открыл дверцу на груди и наполнил медью бункер атомного генератора.

Астероидяне уселись вокруг новоявленного бога и стали нараспев прославлять его могущество, его подвиги, настоящие и будущие, его красоту и благородство. Грэг благосклонно внимал похвалам, не переставая, впрочем, тревожиться о судьбе капитана Фьючера.

Хозяин, конечно, жив и здоров, но как он найдет робота, заброшенного на один из бесчисленных астероидов? Как сообщить Кэртису о своем местонахождении, если видеоаппарат бездействует?

Грэг был заброшен на неведомый остров в безбрежном океане.

Луна вулканов

Капитан Фьючер был асом космического пилотажа, непревзойденным виртуозом в управлении космолетами любых типов. Он пустил в ход все свое искусство в неравном бою с двумя космолетами, вооруженными помимо парализатора новейшими атомными скорострельными пушками. Чередуя нырки, штопоры, бочки, резкие торможения и другие фигуры высшего пилотажа, Кэртис успешно уклонялся от гибельных атомных струй Азарт смертельного боя обострил все его чувства. Напряженно следя за действиями противников, он мгновенно принимал верные решения, а мышцы мгновенно выполняли команды мозга. Потрясающая реакция капитана Фьючера раз за разом спасала «Комету» от атомных залпов.

– Они хотят зажать нас с боков! – крикнул Ото, оторвавшись на миг от прицела протоновой пушки. – Шеф! Берегись! Сейчас дадут залп!

Вражеские космолеты зашли с обеих сторон, чтобы поразить корабль перекрестным огнем.

– Держись, Ото! – крикнул Кэртис. – Сейчас устроим им сюрприз! Бери на прицел правый!

Острый глаз капитана Фьючера заметил летящий навстречу крупный метеорит, и в уме мгновенно созрел дерзкий замысел. Как только черные космолеты зашли с боков и приготовились открыть огонь, Кэртис резко рванул рычаг мощности на себя. Огромное облако ионизированных газов окутало «Комету» и ярким шлейфом накрыло врагов. Это был особый секрет – маскировка под настоящую комету! Одновременно Кэртис резко направил корабль на левый космолет, словно намереваясь протаранить врага. Нервы противника не выдержали. Черный космолет вильнул в сторону и на полной скорости врезался в глыбу метеорита.

– Одним врагом меньше! – радостно завопил Ото. – Теперь очередь за вторым.

Капитан Фьючер свечкой поднял «Комету» над оставшимся космолетом и перешел в пике.

– Дело за тобой. Ото! – крикнул он. До сих пор Ото не мог эффективно отбиваться от двух врагов сразу, но сейчас появился шанс поразить цель. Капитан Фьючер легко уклонялся от выстрелов и серией маневров вывел «Комету» в тыл противника. Ото только этого и ждал. Точным выстрелом он срезал хвост вражеского космолета. Потеряв управление и движущую силу, черный космолет завертелся и врезался в плотную массу астероидов. Бой был окончен.

– Перестарались, Ото, – сказал Кэртис с сожалением. – Я рассчитывал захватить этот корабль и допросить команду.

В этот момент видеоаппарат на пульте подал сигнал аварийного вызова. Кэртис рывком включил прием. На экране появилось перепуганное лицо Керка Эла, владельца компании «Меркурий-Гравиум».

– Капитан Фьючер! Полиция! – отчаянно взывал Керк Эл. – Нас атакует черный космолет без опознавательных знаков! Координаты 42, 19 и 0,4!

– Капитан Фьючер летит на помощь! – крикнул Кэртис Ньютон. – Керк Эл! Капитан Фьючер летит вам на помощь!

Кэртис развернул «Комету» и направил ее прочь от зоны астероидов.

– Черт побери! – прошипел Ото. – Весь космос кишит кораблями Разрушителя. Только что пара атаковала нас, и тут же нападение на Керка Эла!

«Комета» мчалась в направлении Урана и Нептуна. Минут через пятнадцать-двадцать Кэртис увидел космоплан Керка Эла. Тот безжизненно дрейфовал в космосе, корпус зиял пробоинами.

– Опоздали! – горестно воскликнул Кэртис. – И пиратский корабль успел скрыться... Саймон, попробуй вместе с Ото осмотреть сектор Нептуна сканирующим телескопом. Если пираты улетели недавно, то их еще можно засечь.

Капитан Фьючер быстро надел скафандр и перебрался в расстрелянный космоплан. Керк Эл и команда погибли. Они не успели даже надеть скафандры.

Охваченный печалью, Кэртис вернулся на «Комету». Мозг с помощью Ото изучал пространство телескопом, который способен был обнаружить не только сам космолет, но и следы ионизированных газов, оставляемых ракетными двигателями.

– Если мы поймаем хотя бы след, то догоним их и разнесем в клочья! – волновался Ото в предвкушении битвы.

– Сначала надо вернуться в зону астероидов и подобрать Грэга, – напомнил Кэртис.

– Нечистые силы космоса! – выругался Ото. – Я совсем забыл, что наш робот сидит сейчас где-то на астероиде, как петух на насесте! Из-за него мы упустим пиратов!

– Поймал след, Кэртис! – подал голос Саймон. – Корабль-разбойник летит прямо к Урану.

– Значит, к Урану? – переспросил Кэртис и нахмурился. – Как только заберем Грэга, направимся туда. Я хочу посмотреть, как идут дела на Обероне, на руднике Зувало.

– Думаешь, Зувало и есть Разрушитель? – спросил Ото.

– Пока мы знаем только то, что под кличкой Разрушителя скрывается один из участников недавней конференции. Никто другой не мог спланировать нападения на нас и на Керка. Теперь Керк Эл убит. Остается пять подозреваемых.

Капитан Фьючер направил космоплан к зоне астероидов. Но на прежнем месте Грэга не оказалось. На сигналы видеосвязи робот не отзывался. Кэртис обеспокоенно прильнул к лобовому окну.

– С Грэгом что-то произошло. Иначе он оставался бы поблизости.

– Возможно, решил двигаться в том же направлении, куда мы летели во время боя? – предположил Саймон.

– Сейчас проверим, – сказал Кэртис и направил «Комету» вдоль пояса астероидов, непрерывно подавая сигналы видеосвязи. Вскоре Ото обратил внимание на маленький голубоватый астероид, на котором то вспыхивал, то слабел красный свет.

– Похоже на сигнал, шеф! – воскликнул андроид.

– Если там Грэг, он связался бы с нами по видеоаппарату, – возразил Саймон, – ему незачем подавать световые сигналы.

– Проверим на всякий случай. – Кэртис повернул «Комету» к астероиду. Вблизи стало заметно, что на планетке горит большой участок сухого камыша. Невдалеке виднелась деревенька. Среди толпы острый глаз Кэртиса различил высокую металлическую фигуру.

– Вот он, наш Грэг! – радостно закричал Ото. – Греется у костра!

– Я вижу, Ото, что ты рад встрече с другом, – улыбнулся Кэртис, сажая корабль рядом с домишками из камыша.

– Вот еще! Было бы чему радоваться! – Андроид поспешно надел маску равнодушия. – Просто я тороплюсь на Уран...

Из толпы перепуганных аборигенов вышел Грэг с лунным щенком на плече и широкими шагами поспешил к родному космоплану. В распахнутый люк потянуло гарью.

– Хозяин! Я начал беспокоиться! – загудел робот, забираясь в корабль. – Я видел «Комету», но мой аппарат разбился. Тогда я приказал моим людям зажечь камыш.

– Что значит «моим людям»? – удивился Ото.

– Эти люди оценили меня по достоинству, – надменно разъяснил Грэг. – Я для них – бог, явившийся с неба. Посмотри, как меня провожают!

«Комета» медленно поднималась над планеткой, оставляя внизу толпу туземцев, которые горестно вздымали руки вслед железному чудовищу, уносящему в небо так недолго гостившего у них бога...

– Мне жаль оставлять этих людей, – признался Грэг. – Какой добрый народ! Как они кормили Еека!

«Комета» между тем неслась по направлению к Урану, в стороне от которого и много дальше тускло светился Плутон. Кэртис рассказал роботу о последних событиях и поделился планами.

– Нам бы только догнать этих разбойников, – вклинился в рассказ Ото, – уж я протонов на них не пожалею!

Час за часом чудо-корабль капитана Фьючера преодолевал миллионы километров, приближаясь к седьмой планете Солнечной системы.

Диск Урана медленно разрастался, пока не занял почти половину небосвода. Теперь хорошо были видны четыре луны Урана: Ариэль, Умбриэль, Титания и Оберон. Кэртис и его друзья знали Уран довольно хорошо. Уран недаром называли «планетой гор» – вся его поверхность была покрыта горными массивами с устремленными в небо вершинами и уходящими вглубь ущельями. Найти там площадку для посадки космоплана представляло нелегкую проблему, но капитан Фьючер не собирался задерживаться на Уране. Он направил «Комету» на самый дальний спутник Урана, на Оберон. Именно там компания Зувало имела рудники по добыче гравиума.

Кэртис передал управление Грэгу, а сам углубился в изучение карты Оберона.

– Надо облететь Оберон, – сказал он Грэгу. – Рудники расположены на ночной стороне. И отключи кометную маскировку.

Робот вывел космоплан на ночную сторону Оберона, которая вопреки ожиданиям оказалась совсем не темной.

Одна из самых опасных и коварных планет Системы была покрыта сотнями действующих вулканов. Луна вулканов – так называли космонавты четвертый спутник Урана, который пользовался среди них дурной славой. Огромный диск Урана освещал Оберон зловещим зеленым светом, а сама планетка, изрытая ущельями, кратерами и покрытая скалистыми вершинами, будто дышала под напором расплавленной лавы в глубине. Багровые фонтаны извержений, дым и грохот, шипящие языки лавы сопутствовали любому участку местного пейзажа. Только наличие ценнейшего гравиума заставило людей селиться в этих адских местах.

– Я вижу огни рудника! – воскликнул Ото, указывая на огни прожекторов невдалеке от громадного вулкана.

– По всей видимости, это здание управления, а не сам рудник, – заметил Кэртис и приказал Грэгу сделать посадку.

«Комета» опустилась рядом с административным корпусом, защищенным стальными листами от ударов падающих из кратера камней.

– Саймон, проверь, нет ли в окружающей атмосфере следов ионизации. Мы предполагаем, что космолет Разрушителя улетел на Уран, но он мог сделать остановку здесь.

– Попробую, хотя это непросто. Действующий вулкан тоже ионизирует воздух.

– Грэг, помогай Саймону, – распорядился Кэртис. – Ото, идем со мной.

Капитан Фьючер и андроид вышли из корабля и двинулись к зданию. Компенсаторы гравитации автоматически выравняли разницу в силе притяжения. Мертвенно-зеленый свет Урана, багровые вспышки вулкана и пропитанный серой воздух вполне имитировали преисподнюю в представлении религиозных землян.

– Никак не могу привыкнуть к этой проклятой луне, – бормотал Ото. – Каждый раз, когда нам приходится здесь бывать, я опасаюсь, что вот-вот провалюсь в пекло...

– Да, трудно привыкнуть, когда земля дрожит под ногами и каждую минуту может вспучиться и облить тебя лавой, – согласился Кэртис. – Зувало и его люди заслуживают медали «За храбрость» только за то, что находятся здесь.

Впереди открылась узкая долина, в дальнем конце которой велась открытая разработка гравиума. Но Кэртиса интересовали не рабочие, а владелец. Войдя в кабинет управляющего, капитан Фьючер и Ото увидели Зувало, в одиночестве сидевшего за широким столом.

Толстый уранец смотрел на неожиданных гостей с некоторым удивлением.

– Не ожидали, Зувало? – прошипел андроид. – Думали, нас уже нет в живых, так же как Керка Эла?

– Разве Керк Эл умер? – ответил вопросом на вопрос Зувало.

– Помолчи, Ото, – приказал Кэртис. – Космолет Разрушителя обстрелял корабль Керка Эла. Керк Эл погиб. Что вы на это скажете?

– Крайне огорчен печальной новостью, – ответил Зувало. – Мне очень жаль Керка Эла.

– Как вы объясните тот факт, что Разрушитель оставил ваш рудник в целости? – спросил Кэртис, буравя стальным взглядом лунообразную физиономию уранца.

– Откуда мне знать? – пожал плечами магнат. – Возможно, потому, что мой рудник небольшой. Его разрушение не отразилось бы на поставках гравиума... – Помолчав, Зувало добавил: – Уж не думаете ли вы, что я имею отношение к Разрушителю, раз он не тронул мой рудник?

– Установлено, что Разрушитель имеет какую-то связь с Обероном, – отчеканил Кэртис. – По крайней мере, один из космолетов Разрушителя вылетел отсюда.

Он рассказал о результатах анализа воздуха в скафандре.

– Ах вот оно что! – Уранец задумчиво откинулся на спинку кресла. – Опишите мне этот космолет, пожалуйста!

Кэртис сообщил тип корабля и особенности его конструкции.

– Так я и думал! – с облегчением воскликнул Зувало. – Ваш анализ воздуха, капитан Фьючер, ровно ни о чем не говорит.

– То есть? – удивился Кэртис.

– Описанный вами космолет относится к серии грузовых кораблей, которые транспортируют гравиум с мест добычи к заводам по изготовлению компенсаторов, – охотно пояснил Зувало. – Заводы, как вы знаете, находятся на Земле, а рудники гравиума – на разных планетах. Грузовые космолеты облетают поочередно все рудники, забирают добычу и доставляют гравиум на Землю. Но за последние несколько месяцев, – продолжал уранец, – произошли странные события, которые, безусловно, вас заинтересуют, капитан Фьючер. Четыре грузовых космолета пропали, не вернулись на Землю. Один из них незадолго до исчезновения делал посадку на Обероне и здесь заправлялся. Следовательно, эти космолеты не погибли, а были захвачены людьми Разрушителя, который использует их для пиратских нападений. Могу добавить, что выбор Разрушителя не случаен – грузовые космолеты обладают повышенной скоростью и маневренностью.

– Значит, напрасно мы сюда прилетели? – воскликнул разочарованно Ото.

– Посмотрим. – Капитан Фьючер отнесся к рассказу владельца компании без особого доверия. – Надо тщательно осмотреть шахты, погрузочные эстакады, поговорить с рабочими, а уж потом...

В коридоре загремели железные шаги, и в комнату ввалился Грэг.

– Шеф! – закричал робот. – Саймон обнаружил космолет, который летит сюда, к Оберону!

– Немедленно в «Комету»!

Кэртис вскочил на ноги и кинулся к выходу, но тут же застыл на месте. Здание сотряслось от двух мощных взрывов. Пол под ногами заходил ходуном.

– Смотрите, что делается с вулканом! – воскликнул Ото.

Громадный вулкан, расположенный невдалеке от рудника и до этой поры не действующий, выбрасывал теперь фонтаны огня и дыма.

– Смотрите, – указывал рукой Ото, – над вулканом корабль!

Кэртис увидел черный космолет, зависший над вулканом, и разгадал преступный замысел.

– Космолет Разрушителя! Они бросают атомные бомбы в кратер, чтобы вызвать извержение!

– Силы небесные! – закричал Зувало.

Все происходило словно в фильме ужасов. Третья атомная бомба взорвалась с ослепительной вспышкой и разворотила стенку кратера со стороны рудника. В проем хлынула кипящая лава, поднятая из бездны предыдущими взрывами. Мощный поток расплавленного базальта ринулся прямо в долину.

– Немедленно дайте команду рабочим покинуть рудник! – Кэртис повернулся к Зувало. – Лава заполнит долину в считанные минуты!

– Нет! Этого не может быть! – Промышленник словно оцепенел. Он отказывался понимать происходящее. – Я вложил в этот рудник столько сил, столько средств...

Багровая река заполняла долину и грозно надвигалась на постройки.

– Что прикажете делать?

К Зувало подбежал начальник смены.

Но магнат, видимо, ничего не слышал, кроме громовых раскатов вулкана, и ничего не видел, кроме кроваво-красной реки, которая должна была уничтожить дело его жизни и его самого.

– Выводите людей из долины! – приказал Кэртис. – Я постараюсь задержать поток, чтобы все успели подняться на склоны!

– Задержать лаву? – в отчаянии крикнул начальник смены. – Это невозможно. Мы все погибнем!

– Выполняйте приказ! Быстро!

«Комета» взлетела над долиной. Сидя за пультом, Кэртис хорошо видел и быстрое движение лавы, и фигурки рабочих, карабкающихся на склоны окружающих гор.

– Смотри, шеф, – Ото показал рукой в направлении вулкана. – Космолет Разрушителя! Мы можем теперь его догнать и уничтожить.

Черный силуэт разбойничьего корабля стремительно уходил от Оберона.

– Сейчас не до этого! – воскликнул капитан Фьючер. – Надо спасать людей. Садись за протоновую пушку и постарайся срезать края ущелья так, чтобы порода перекрыла долину!

Кэртис держал «Комету» на малой высоте в нескольких десятках метров перед фронтом лавы. Ото направил протоновую струю на отвесные стены ущелья и слой за слоем срезал породу. На дне долины образовался завал.

И очень своевременно, потому что шипящий и пузырящийся поток как раз подкатил к завалу – и остановился, уткнувшись в преграду!

Но ненадолго. Новые массы непрерывно переливались через разорванный край кратера. Уровень огненной реки поднялся почти до верха завала.

– Наращивай дамбу, сколько можешь! – крикнул Кэртис андроиду, который орудовал пушкой, словно косой, сваливая новые груды породы на дно ущелья. – Надо дать людям еще несколько минут!

Из рудника и построек выскакивали последние задержавшиеся рабочие.

– Дамбу прорывает! – закричал Грэг. Под напором расплавленной массы временная дамба рухнула, и огненная река стремительно двинулась вперед.

– Мы свое дело сделали. – Кэртис вытер рукавом лоб. – Иначе никто не уцелел бы...

– Смотрите! – воскликнул Грэг. – Зувало сошел с ума!

Владелец компании «Уран-Гравиум» не стал спасаться бегством. Он стоял перед надвигающейся лавой, потрясая кулаками и что-то крича безмолвно раскрытым ртом.

– Тронулся, это бесспорно, – согласился Кэртис. – Слишком дорог ему рудник. Попробуем спасти его...

– Не успеем, шеф! – крикнул Грэг.

Робот оказался прав. Кэртис едва развернул «Комету», чтобы опуститься и подхватить обезумевшего уранца, как пылающая река накрыла и рудник, и его владельца. Вся долина была залита расплавленной породой. Рудник гравиума на Обероне прекратил существование.

– Разрушитель одержал очередную победу, – мрачно пробормотал Кэртис сквозь стиснутые зубы. – Теперь действуют только шахты на Нептуне.

– Кто же этот Разрушитель? – спросил Ото. – Ясно, что не Зувало и не Керк Эл. Следовательно, под подозрением осталось четыре человека: Юлий Ганн, Карсон Бренд, Кварус Кулл и Орр Либро. Сейчас они или на Нептуне, или летят туда.

– Нептун! – проскрипел Мозг. – Разрушитель и его база находятся на Нептуне или поблизости. Оттуда теперь исходит величайшая угроза Солнечной системе. Подводные шахты Нептуна остались единственным источником гравиума. Если они тоже будут разрушены, то...

– Вперед к Нептуну! На полной скорости! – Голос капитана Фьючера звенел, как боевая труба. – Мы захватим Разрушителя в его собственном логове!

Планета-океан

На Плутоне мы замерзаем, Возле Солнца мы обгораем, На Сатурне нас хлещет дождем, Но космонавтам все нипочем!

Нас на Марсе пески засыпают, На Нептуне нас волны качают, На Венере в болотах бредем, Но космонавтам все нипочем!

Андроид Ото сидел в углу космоплана и с энтузиазмом распевал старинную песню покорителей космоса. Корабль давно покинул Уран и приближался к Нептуну. Еще несколько миллионов километров, и друзья сделают кое-кому на Нептуне сюрприз.

– Я не знал, что ты умеешь петь, Ото, – уважительно заметил Грэг, сидевший за пультом. – Очень хорошая песня. Я хочу, чтобы ты научил меня петь тоже. Мы сможем петь вместе. Так будет громче!

– Научить тебя петь? – презрительно воскликнул андроид. – Ты забыл смазать мозги! Только подумай, какой поднимется скрип и скрежет, если ты затянешь песню! Нет, Грэг, рожденный железным петь не может.

– Ладно, – обиделся робот. – А если я железной рукой сожму твою пластмассовую глотку, каким голосом ты тогда запоешь? Кусок замазки, вот ты кто, Ото!

– Назови меня замазкой еще раз, и ты света белого не увидишь! Я тебе залеплю замазкой стекляшки в голове! Я тебе...

– Прекратите перебранку! – раздался строгий голос капитана Фьючера. – Грэг! Начинай гасить скорость, иначе врежемся в Нептун на полном ходу! Нашли время для споров!

Кэртис зевнул и расправил плечи, разбуженный громким пением и криками. Он взглянул на Саймона, который не нуждался во сне и всю дорогу занимался анализом ситуации.

– До чего додумался, Саймон?

– Орр Либро и остальные, по моим расчетам, уже прибыли на Нептун. Эзра Гурни и Джоан по твоей просьбе сразу же установят за ними слежку.

– Старик Эзра работает быстро, – засмеялся Кэртис. – Не сомневаюсь, что он уже собрал важные сведения.

По пути с Урана капитан Фьючер связался с управлением полиции с просьбой проследить за четверкой подозреваемых, когда они прибудут на Нептун. Кэртис с радостью узнал, что именно там находятся его добрые друзья – ветеран полиции Эзра Гурни и секретная сотрудница Джоан Рэнделл, с которыми капитан Фьючер успешно расследовал крупные дела в прошлом.

Эзра Гурни сообщил, что его направили на Нептун по делу о диверсиях на рудниках гравиума, и с удовлетворением добавил, что направили не напрасно, если капитан Фьючер летит на Нептун тоже.

– Где капитан Фьючер, там разворачиваются главные события, – заключил ветеран, который не любил оставаться в стороне от опасности.

– Учтите, Эзра, – предупредил его Кэртис. – Один из подозреваемых – Разрушитель, с ним шутки плохи.

Кэртис вспомнил беседу с Эзрой, глядя в иллюминатор на громадный диск Нептуна, вокруг которого медленно плыл единственный спутник Тритон.

– Очень буду рад снова встретить старину Гурни.

– И, конечно, прелестную Джоан? – лукаво спросил Ото, за что получил дружеский подзатыльник.

– Я думаю, надо сначала высадиться на Тритоне, – сказал Кэртис, задумчиво потирая подбородок.

– Зачем нам Тритон? – спросил, поеживаясь, андроид. – Эта планетка всегда наводит на меня тоску. Коварное место...

– База Разрушителя находится или на Нептуне, или поблизости. Не исключено, что на Тритоне. Лучше начать расследование на маленькой планете, а уж потом перейти на большую, чем наоборот. Поговорим с тритонцами, они в курсе всего, что происходит у них под носом.

В отличие от Нептуна на Тритоне не было морей. Его покрывали зеленые равнины, словно предназначенные для безмятежного отдыха. Но внешность была обманчива, и только капитан Фьючер осмеливался высаживаться на странной планетке.

– Подлетаем к тритонскому городу, – указал Кэртис. – Посади «Комету» рядом.

– Самый удивительный город во всей Системе, – проворчал Грэг. – Город без зданий!

– Тритонцы не нуждаются в помещениях, – напомнил Саймон, поблескивая линзами. – Они далеко ушли в развитии от других планет.

Тритонский так называемый «город» представлял собой круглую металлическую платформу диаметром в несколько километров. Кэртис и его друзья вышли из корабля и сразу же почувствовали, как их тела пронизывает вибрирующее поле.

– Мы находимся в зоне претворения мыслей! – сказал Кэртис. – Будьте осторожны!

– Я же говорю, коварное это место, – проворчал Ото. – Только подумаешь о каком-нибудь плутонском тигре, как...

– Что ты наделал! – крикнул Кэртис, но было поздно, Не успел Ото докончить фразу, как перед ним возник огромный косматый зверь с оскаленной пастью, изготовившийся к прыжку.

– Быстро подумай о чем-нибудь другом! – приказал Кэртис Ньютон.

Ото успел подумать о крысе и тем спасся от большой беды. Грозный тигр мгновенно превратился в испуганного грызуна.

– Пора тебе привыкнуть к местным чудесам, – упрекнул капитан Фьючер. – В зоне претворения мыслей любой мысленный образ тут же материализуется, становится реальным объектом. Даже если подумать о юпитерианском крокодиле...

Перед Кэртисом разинул зубастую пасть гигантский крокодил, и он едва успел «передумать» его в лилию.

– Проклятая планетка! – воскликнул Ото. – Никогда к ней не привыкну. Шеф, я лучше вернусь в корабль и подожду вас там!

– Смотри, что я нашел, хозяин! – довольным тоном сообщил Грэг, показывая крупный самородок золота. – Хороший подарок для Еека.

– Старайся думать только о цветочках и птичках, – засмеялся Кэртис, и весь путь до платформы друзья шли среди ярких цветов и порхающих пташек, вполне реальных и осязаемых, но исчезающих, как только мысль переходила на другой предмет.

Жители Тритона реализовали простую на первый взгляд идею. Поскольку работа человеческого мозга сопровождается электрическими колебаниями, то представляется логичным, что каждый образ в голове связан с определенными параметрами электрических импульсов. Эти импульсы сами по себе очень слабы, но их можно использовать для управления сильными полями. Тритонцы решили практические проблемы и создали уникальный мир реализации мысленных образов.

Этот необычный феномен приводил ко многим неприятным и даже драматическим ситуациям для посетителей с других планет, и очень скоро Тритон приобрел настолько пугающую славу, что ни один посторонний космоплан не рисковал делать там посадку. Однако капитан Фьючер пользовался на Тритоне заслуженным уважением и искренней симпатией, поскольку сам был выдающимся исследователем во всех областях науки.

Друзья вступили наконец на металлическую площадь «города». В центре группами стояли тритонцы, внешне напоминавшие карикатурные фигуры людей: огромная голова на тонких и коротких ногах. Жители занимались излюбленным развлечением – выдумывали всяческие образы, от немыслимо экзотических животных и растений до предметов искусства и украшений. Все пространство над площадью кишело мгновенно возникающими и исчезающими образами.

Тритонец на краю толпы обратил внимание на гостей.

– Добро пожаловать, капитан Фьючер! – пропищал он тонким голосом. – Мы видели ваш корабль и ждали вашего прибытия.

– Спасибо за внимание, – вежливо ответил Кэртис. – Как идет жизнь в вашем городе?

– Все чудесно, как всегда, – довольным тоном заверил абориген. – Мы разрабатываем новые формы материи. Это важное научное исследование!

– Новые формы! – не выдержал Ото. – Сумасшедший дом, вот что вы разработали!

В тот же момент перед друзьями вырос высокий кирпичный дом с решетками на окнах. В окнах бесновались сумасшедшие...

– Немедленно выбрось это из головы! – воскликнул Кэртис.

Ото с трудом перевел мысли на цветочки.

– Вы прилетели, чтобы поискать новые формы материи? – спросил тритонец.

– Нет, на этот раз у меня другая цель, – сменил тему капитан Фьючер. – Мы преследуем преступников, которые устроили базу где-то в районе Нептуна. Хочу узнать, не замечали ли вы посторонних?

– Здесь нет и не может быть чужих баз, – уверенно пропищал тритонец. – Никто, кроме вас и ваших друзей, не осмеливается к нам прилетать. В прежние времена нас посещали жители других планет, но они почему-то сразу начинали думать о всяких ужасах и пугали сами себя до смерти!

Тритонец засмеялся, покачиваясь на тонких ножках.

– В таком случае мы вас покидаем, – сказал Кэртис. – Нам надо на Нептун. Если будет свободное время, я обязательно прилечу к вам поучаствовать в разработке новых форм материи!

Друзья быстро отправились в обратный путь.

– Шеф, если ты действительно полетишь сюда просто так, то прошу меня оставить на Луне! – взмолился Ото.

– Мне тоже здесь не понравилось, – откликнулся робот. – Между прочим, куда пропал самородок золота, который я приготовил для Еека? Я все время о нем думал!

– Зона претворения действует только в городе и поблизости. Едва мы ее покинули, твое золото испарилось, Грэг!

Вскоре «Комета» поднялась в воздух.

– Итак, на Тритоне базы Разрушителя нет, – подвел итог Кэртис. – Продолжим поиски на самом Нептуне. Когда приблизимся к планете, выбери место для посадки на скалистых островах, Ото.

Спустя час с небольшим «Комета» вошла в атмосферу Нептуна и неслась над поверхностью бушующего океана. Единственная планета Солнечной системы, полностью покрытая водой, Нептун таил в себе множество загадок для ученых-планетографов. Лунные приливы и отливы, постоянные электрические возмущения в атмосфере и неизменные ветры затрудняли изучение. На планете-океане не было континентов, но в северном полушарии встречались группы скалистых островов, и на этих островах обитали малочисленные племена нептунцев, гуманоидов с низким уровнем развития. Во времена освоения планет земляне построили на самом крупном острове город Амфитрит. Сюда регулярно прилетали любители рыбной ловли, но основное население составляли люди, связанные с добычей драгоценных металлов и самого драгоценного из них – гравиума.

Гравиум! Лицо Кэртиса отразило тревожные мысли. Вглядываясь в бурные зеленоватые воды океана, он представлял в воображении подводные шахты – единственный оставшийся теперь источник гравиума на всей Системе. Запасы гравиума здесь огромные, практически неисчерпаемые, но их необходимо защитить от диверсий Разрушителя и его банды!

– Здесь я положу конец диверсиям, – поклялся капитан Фьючер. – Здесь преступники будут обезврежены, а сам Разрушитель...

– Скалистые острова по курсу! – доложил Ото.

– Посади «Комету» в скалах к западу от города, – распорядился Кэртис.

В сером вечернем тумане появилась группа островов. На самом большом из них высились дома Амфитрита. Построенные из местного камня, приземистые дома протянулись вдоль береговой линии, застроенной причалами для разгрузки подводных грузовых лодок и стоянками для рыбачьих судов и яхт.

Космодром размещался на северной окраине города. Там всегда стояли десятки космопланов с разных планет.

Но Ото облетел космодром стороной и под покровом тумана незаметно посадил «Комету» на каменистой площадке к западу от города.

Кэртис объяснил друзьям свой план.

– Первым делом я найду в Амфитрите Эзру Гурни и Джоан и посоветуюсь с ними. Затем поговорю с Юлием Ганном и его помощником Брендом. Самое важное в данный момент – не допустить диверсий на подводных шахтах. Заодно надо выяснить, какие концессии получил покойный Керк Эл.

– Возьми меня с собой, малыш, – проскрипел Мозг. – Я хочу проверить один интересный вариант.

– Что до меня, то мне все ясно! – воскликнул андроид. – Орр Либро, вот кто такой Разрушитель! Этот марсианский хлыщ убил Керка Эла, он же при первой возможности покончит с Кварусом Куллом и взорвет рудники Ганна. Дайте мне его на полчаса, и я вытрясу из него всю правду!

– Займись вытряхиванием на корабле, – строго распорядился Кэртис. – Выхлопная труба номер шестнадцать засорилась. Разбери ее и очисти от нагара. Грэг тебе поможет.

– Шеф! Пусть трубой занимается робот. Мои таланты пригодятся в Амфитрите!

– Никаких возражений! – Кэртис был неумолим. – Грэг! Проследи, чтобы Ото не увязался за нами.

– Будь спокоен! – прогудел робот. – Я привяжу его к выхлопной трубе за ногу. Ото не убежит.

– Ты меня привяжешь! – вскипел андроид. – Ты меня сначала поймай, верстак самоходный!..

Кэртис поднял за ручки куб с Саймоном, аккуратно обернул стенки мягкой тканью, оставив свободными трубки с линзами, и вышел из корабля.

В сумерках скалистый берег выглядел угрюмо. Удары громадных волн о скалы и шипенье откатывающейся воды чередовались с унылой монотонностью. Во все стороны до самого горизонта простиралось безбрежное море.

Вдохнув полной грудью соленый морской воздух, Кэртис почувствовал прилив бодрости и предвкушение волнующих приключений. Планета-океан с ее необозримыми водными просторами всегда пробуждала в душе капитана Фьючера страсть к путешествиям в неведомые края.

Кэртис быстрыми шагами шел вдоль берега и вскоре ступил на вымощенные камнем улицы Амфитрита. Главные улицы были ярко освещены, но высокий молодой человек с ящиком в руке не привлек внимания прохожих. В этом городе собиралась пестрая толпа жителей всех планет, и никто не заметил, что на улице стало одним землянином больше. Навстречу то и дело попадались зеленокожие юпитерианцы с пастообразными руками, беломраморные красавцы-венерианцы, косматые плутонцы с загадочным взглядом фосфоресцирующих глаз и, конечно же, вездесущие земляне. Иногда встречались местные жители – нептунцы, – долговязые люди с гибкими, словно бескостными, телами, маслянистой кожей и коническими черепами. Преобладали шахтеры с подводных рудников, космонавты, прибрежные рыбаки, чиновники.

– Космонавтов стало заметно меньше, чем прежде, – заметил Кэртис вполголоса. – Межпланетные перевозки резко сократились.

– Ты прав, малыш, – согласился Саймон. – Гравиума стало меньше, производство компенсаторов упало, и многие боятся летать на другие планеты, не будучи уверены, что смогут вернуться. Дефицит гравиума начинает парализовывать Систему.

– Чертов Разрушитель действительно напугал людей. Не могу понять, какова цель всех этих диверсий? К чему он стремится?

Кэртис подошел к зданию с эмблемой Межпланетной полиции над входом. В холле ему преградил путь марсианин-полицейский в черном мундире.

– Что продаешь, землянин? – коротко спросил он, указывая на коробку в руках посетителя.

– То, что невозможно купить, марсианин, – насмешливо ответила коробка.

Полицейский невольно отшатнулся. Кэртис рассмеялся и вытянул перед собой левую руку.

– Капитан Фьючер! – почтительно и даже с робостью воскликнул полицейский, узнав кольцо-эмблему.

Ближайшая дверь распахнулась, и появился крепкий жилистый землянин, седоволосый, с испещренным морщинами и шрамами лицо. Из-за его плеча выглядывала прелестная девушка.

– Я узнал скрипучий голос Саймона, – радостно проговорил Эзра Гурни, пожимая руку капитана Фьючера. – Уникальный тембр у вашего друга, капитан, ни с кем не спутаешь!

Карие глаза Джоан сияли восхищением, миловидное лицо порозовело.

– Привет, Джоан! – обратился к ней кудесник науки, он же стройный молодой красавец. – Помните, я обещал вам на Плутоне, что мы обязательно встретимся? И вот мы вместе!

– Если обмен любезностями закончился, – вмешался Саймон, – предлагаю заняться делом. Пусть Эзра и Джоан введут нас в курс событий.

– Саймон прав. – Лицо Кэртиса нахмурилось. – Время поджимает.

– Мне ли этого не знать! – горестно воскликнул ветеран полиции. – Межпланетный транспорт стоит перед угрозой полной остановки. Пока только из-за дефицита гравиума. Но если Разрушитель выведет из строя здешние рудники, то это приведет к катастрофе! Без гравиума нет связи между планетами, нет торговли, нет взаимных поставок сырья и товаров. Короче, неминуем полный крах Системы. Никак не пойму, чего добивается бандит по кличке Разрушитель? До сих пор он не выставил никаких требований.

– Как насчет тех четырех людей, за которыми я просил понаблюдать? – спросил капитан Фьючер.

– За ними следят круглосуточно с момента их прибытия, – доложила Джоан. – Пока ничего подозрительного. Либро и Кварус Кулл заняты подготовкой к добыче гравиума согласно полученным концессиям. Юлий Ганн и Бренд разбираются с авариями на шахтах.

– Компания Юлия Ганна имеет три крупных подводных шахты в открытом море, – объяснил Эзра. – На двух из них происходят странные аварии, и шахтеры боятся спускаться в забои.

Кэртис быстро принял решение.

– Безопасная работа этих трех шахт имеет сейчас первостепенное значение, – категорически заявил он. – Мы немедленно отправляемся на встречу с Ганном и Брендом. Устраним опасность для добычи гравиума и лишь потом займемся поисками Разрушителя.

Эзра Гурни повел гостей к гавани. Вдоль берега высились склады компании «Нептун-Гравиум», у причалов тянулись ряды грузовых подводных лодок, аварийно-спасательных баркасов, надводных кораблей с бурильными установками, кессонных барж, и дальше, за небольшим мысом, сгрудились рыбачьи лодки и яхты. Из конторы рядом со складом выскочили несколько человек, отчаянно жестикулируя и громко переговариваясь.

– Произошло что-то необычное! – воскликнул Кэртис. – Скорей в контору!

– Неужели Разрушитель снова нанес удар? – предположил Саймон.

У входа в здание друзья едва не столкнулись с плотным землянином. Это был Карсон Бренд, управляющий компании Ганна. Растрепанные волосы и дикий взгляд выдавали крайнюю степень волнения.

– Капитан Фьючер! – закричал он, узнав Кэртиса. – Какая удача! Только вы можете нам помочь!

– Что случилось? Да успокойтесь же! – прикрикнул капитан Фьючер на ошалевшего администратора.

– Только что получено аварийное сообщение, – лихорадочно заговорил Бренд. – От шахты номер один. Там паника! На защитном куполе появилась вмятина! Если купол разрушится, вся шахта мгновенно заполнится водой!

– Это дело рук Разрушителя, – убежденно сказал Саймон.

– Похоже, что так, – ответил Кэртис и повернулся к Эзре Гурни. – Вы и Джоан отнесите Саймона на «Комету». Бренд и я немедленно отправляемся на шахту!

– Но капитан Фьючер! – Голос Джоан дрогнул. – Если купол рухнет, а вы будете там...

Однако Кэртис был уже далеко. Он и Бренд бежали к причалу, где аварийная лодка ждала их с включенными двигателями.

Западня на дне моря

Аварийная лодка вырвалась из гавани, вздымая буруны волн и полыхая пламенем на выхлопе ракетных двигателей. Капитан Фьючер находился рядом с Брендом в рубке управления. За рулем стоял нептунец. Лодка имела форму обтекаемой сигары, верхняя половина которой была изготовлена из прозрачного материала.

– Даже при такой скорости мы доберемся до шахты не раньше чем через полчаса, – кричал Бренд, наклонившись к Кэртису. Рев ракетных двигателей, работающих на полную мощность, проникал сквозь герметичные перегородки пульта. – За это время может произойти самое худшее!

Загорелое лицо управляющего озабоченно хмурилось. Подавшись вперед, он словно торопил лодку и ловил взглядом контуры надводной платформы на пока пустынном горизонте.

– Кто сообщил об аварии на шахте номер один? – спросил Кэртис.

– Васк Авам, начальник шахты, юпитерианец. Он сказал, что шахтеры ударились в панику, будто бы заметив вмятину на куполе. Последнее время шахтеры ведут себя беспокойно. Видите ли, – объяснил Бренд, – большинство наших рабочих составляют нептунцы. Они очень суеверны. Спускаются в забой с большой неохотой. Среди них ходят легенды о морских чудовищах, драконах и прочих ужасах. Если купол действительно поврежден, то они там с ума сойдут!

Аварийная лодка неслась по лунной дорожке относительно спокойного океана. Берег и огни Амфитрита давно скрылись за горизонтом.

Океан на Нептуне никогда не был спокойным. Приливы и отливы постоянно гнали крутые валы из одной половины планеты в другую. И сейчас лодка то и дело врезалась в очередной вал, вздрагивая всем корпусом. Конечно, можно было погрузиться в глубину и плыть спокойно, но при этом резко снижалась скорость. Приходилось идти на неудобства, чтобы скорей добраться до шахты.

– Приближается шторм! – закричал Бренд, указывая на тяжелые синеватые тучи у горизонта, освещаемые вспышками молний. – Только этого нам не хватало! Надеюсь, успеем проскочить...

Кэртис вполне разделял тревогу Бренда. Он знал, что такое шторм на Нептуне! Кэртис уже бывал на Нептуне при расследовании преступлений и всякий раз не упускал возможности поближе узнать эту таинственную планету. Многие тайны Нептуна еще ждали разгадки. Легенды туземцев изобиловали невероятными подробностями о подводном царстве, о страшных воронках на дне, о таинственных подводных городах и их обитателях – полу людях-полурыбах, называемых морскими дьяволами. Согласно легендам морские дьяволы обладали сверхъестественными способностями. Рассказывали также о плавающих в океане островах, заросших ядовитыми цветами неописуемой красоты

Сейчас, при свете Тритона, единственного спутника этой планеты, океан, казалось, мирно и приветливо катил гладкие валы приливных волн. Но Кэртис знал коварную обманчивость картины. Уже на выходе из гавани он заметил, как из воды взметнулась зубастая голова на длинной шее – гигантский морской змей охотился за стаей летучих рыб.

Мысли капитана Фьючера вернулись к насущным проблемам. Не исключено, что Разрушитель готовит очередной удар по источникам гравиума За всеми этими диверсиями должна скрываться какая-то зловещая цель-. Но какая?

Наконец впереди показалась надводная платформа рудника. Громадная квадратная металлическая конструкция держалась на плаву с помощью вакуумных понтонов. На платформе размещались вспомогательные механизмы, воздушные насосы, промежуточные склады для гравиума и погрузочно-разгрузочные механизмы. Добыча шла глубоко под водой. Руду поднимали наверх, грузили на баржи и отвозили в Амфитрит, на плавильный завод.

Бренд и Кэртис прыгнули на причал, как только лодка пришвартовалась к платформе. Их оглушил шум и скрежет работающих машин и механизмов. Бренда окружила толпа перепуганных нептунцев.

– Где начальник шахты? – спросил Бренд нептунца с нашивкой бригадира на робе.

– Внизу, в куполе. – Нептунец объяснялся на ломаном языке землян. – Люди в панике. Все хотят наверх. Стена купола прогнулась. Васк Авам сказал, нет опасности. Люди не верят. Боятся...

Карсон Бренд не стал слушать дальше.

– Капитан Фьючер! Скорей вниз! – воскликнул управляющий. – Надо успокоить шахтеров и навести порядок.

Кэртис следом за Брендом подбежал к лифту посредине платформы. Прочная герметичная труба диаметром свыше шести метров опускалась до купола, под которым добывали гравиум. По трубе накачивался воздух в шахту, и в этой же трубе размещался цепной конвейер типа землечерпалки с поддонами по всей длине. Конвейер служил лифтом для перемещения грузов и людей.

Кэртис и Бренд прыгнули на поддон со стороны спуска и погрузились в темный проем.

– Может ли кто-либо из ваших рабочих устроить диверсию на шахте? – спросил Кэртис по пути вниз.

– Если имеет место диверсия, то, кроме наших людей, никто не может ее устроить. Посторонних здесь нет, – ответил Бренд. – Но до сих пор ничего подобного не случалось... Просто в голове не укладывается!

Внизу показался свет. Поддон лифта вышел из трубы, и Кэртис увидел просторное, ярко освещенное помещение. Это и была шахта. На глубине свыше тысячи километров железобетонный купол около трехсот метров в окружности плотно опирался на скальную породу дна и защищал шахту от чудовищного давления воды.

Такие купола-кессоны опускались над местом, где геологи обнаруживали залежи гравиума, затем из-под них выкачивали воду, заделывали стыки на дне и подавали воздух постоянно действующими насосами.

Десятки рабочих-нептунцев добывали гравиум прямо под куполом, вырубая руду из выходящих на поверхность жил. Но в данный момент никто не работал. Возбужденные шахтеры толпились вокруг подъемника. Перед ними стоял юпитерианец, размахивая атомным пистолетом.

Карсон Бренд и капитан Фьючер подбежали к юпитерианцу, который встретил их с радостью.

– На меня насели со всех сторон, – сказал начальник шахты. – Требуют пустить их наверх.

– Купол вот-вот треснет! – кричали шахтеры. – Мы погибнем. Морские дьяволы мстят за то, что мы захватили их владения!

– Назад, трусливые твари! – заорал Васк Авам. – Пристрелю любого, кто полезет на подъемник!

– Что их перепугало? – спросил Кэртис. Васк Авам махнул рукой в дальний угол. Там у самого дна купол слегка прогнулся вовнутрь.

– Эти черти заметили вмятину и подняли крик, – добавил начальник шахты. – До того суеверные типы, терпения нет с ними работать! Чуть что, начинают вопить о морских дьяволах.

Однако Карсон Бренд расценил ситуацию иначе. Глянув на вмятину, он побледнел.

– Немедленно поднять всех наверх! – приказал он оторопевшему юпитерианцу. – Быстро!

– Бренд! – запротестовал начальник шахты. – Эта вмятина ничего не значит. Смотрите, там нет ни капли воды!

– Поднимай людей и поднимайся сам! – повторил приказ Бренд.

Васк Авам пожал плечами и отступил в сторону. Гомонящие нептунцы кинулись на поддоны. Когда все рабочие погрузились, Бренд подтолкнул на поддон начальника шахты и вскочил сам.

– Капитан Фьючер, скорей сюда! – крикнул он Кэртису, который не спеша направился в дальний угол.

– Вы поднимайтесь, – махнул Кэртис, – а я хочу посмотреть, отчего появилась эта вмятина.

– Но если стену прорвет, вы отсюда не выберетесь! – прокричал Бренд уже из трубы подъемника.

Капитан Фьючер подошел к краю купола и внимательно оглядел небольшую продолговатую вмятину в стене. Кэртис понимал всю опасность своего положения, но рассчитывал, что ему хватит времени на осмотр. Он был уверен, что стену повредил кто-либо из шайки Разрушителя. Однако каково было изумление капитана Фьючера, когда он увидел, что изнутри стена в полном порядке. Значит, она повреждена снаружи!

Капитан Фьючер быстро открыл один из многочисленных карманчиков на поясе, в которых носил при себе различные приборчики и приспособления, незаменимые в экстремальных ситуациях. Здесь была тарелка для создания невидимости, инфракрасные очки, видеоаппарат и многое другое, не говоря о протоновом пистолете. Кэртис достал трубку с кварцевыми линзами на обоих концах – миниатюрный рентгеноскоп, – приставил прибор к глазу, включил и начал рассматривать стену по всей ее толщине.

Стена в месте вмятины была вырезана снаружи подводным атомным резаком! Более того, резак продолжал действовать, углубляя выплавленную зону! Кэртис видел яркое пятно факела, которое двигалось туда и сюда по наружной стене. Кто-то в глубине океана намеренно разрушал купол.

– Нечистая сила космоса! – воскликнул Кэртис в полном изумлении. – Диверсия на дне океана! Но кто... Стена затрещала и начала выпячиваться вовнутрь.

– Пора убираться, – пробормотал Кэртис и побежал к лифту, поддоны которого позвякивали в непрерывном движении. Но как только он подбежал к посадочной площадке, лифт остановился. Сверху послышался скрежет и хруст рвущегося металла. Из трубы лифта хлынул столб морской воды! Кто-то перерезал трубу в верхней части! В тот же миг прорвало купол у вмятины, и вода веером ударила на уровне пола, клубясь у ног, поднимаясь до колен и выше, выше...

Купол рушился, и капитан Фьючер оказался в смертельной западне!

Неземной интеллект

Робот Грэг и андроид Ото приступили к разборке выхлопной трубы, чтобы очистить ее от нагара. Ото ужасно не любил грязную работу и теперь, стоя в хвостовом отсеке корабля, думал, как бы от нее увильнуть.

– Хорошо, что ты здесь, Грэг, – сказал Ото. – Я один никогда не смог бы разобрать эту проклятую штуковину.

– Ничего удивительного, – пробурчал Грэг, вынимая из ящика необходимые инструменты. – Я гораздо сильней тебя.

– Ты сильней всех нас, вместе взятых! – с чувством поддакнул хитрый андроид. – Но даже у тебя не хватит силы, чтобы разобрать и очистить трубу без моей помощи.

– Без твоей помощи! – презрительно прогудел робот. – Да ты мне только мешаешь! Вертишься вокруг, вот и вся твоя помощь...

Робот замолчал и подозрительно уставился на Ото фотоэлектрическими глазами.

– Э, нет! – заявил он. – Твой номер не проходит. Бери ключи и отворачивай гайки, для этого тебе сил хватит. И ума тоже. Потом я вытяну трубу – это работа тяжелая, – а тебе достанется самая легкая операция – вычищать наплывы металла и нагар.

– Ну, Грэг, мы же друзья, верно? – упрашивал Ото. – Сегодня ты поможешь мне, завтра я сделаю что-нибудь вместо тебя...

– Что будет завтра, мы не знаем.

– Как был ты железным роботом, так и остался, – горестно заметил Ото. – Вот если бы ты был человечней...

– Бери гаечные ключи, и пошли! – На этот раз робот не пожелал проявлять человечность.

Яркий лунный свет Тритона серебрил скалы и волны, играя на обтекаемом корпусе «Кометы». Два друга трудились у хвостовой части. Львиную часть работы выполнял Грэг, но пришла очередь поработать и андроиду.

– Ты займись очисткой, а я пойду в корабль, подтяну зажимы силовых кабелей.

Ото нехотя взял атомную горелку и заглянул вовнутрь трубы. Частицы металла, вылетающие из циклотронов, постепенно образовывали наросты на стенках, сужая сечение трубы и уменьшая тягу двигателя. Андроиду предстояло сдуть наросты атомным факелом – работа действительно не трудная, но долгая и нудная.

Ото вздохнул и приготовился включить горелку, когда его внимание привлек Еек, который выскочил из корабля и теперь крутился рядом, пробуя на зуб куски скальной породы. В голове андроида появилась идея.

– Еек, иди сюда! – мысленно позвал он любимца Грэга.

Тот лишь клацнул зубами на своего недоброжелателя и продолжал дегустацию минералов.

– Еек, смотри, сколько здесь меди! – увещевал зверька Ото. – Вкусная чистая медь. Иди сюда и съешь ее!

Еек. слушал телепатические уговоры с подозрением, но в конце концов жадность взяла верх. Лунный щенок подбежал к Ото, полагая, что ему предложат медный наконечник горелки. Но андроид приготовил другое угощение. Он сгреб грызуна и сунул в трубу головой вперед.

– Теперь у тебя один выход, Еек, – прошипел андроид, – сожрать все наплывы и вылезти с другой стороны!

Довольный своей выдумкой. Ото завалил трубу камнем и уселся полюбоваться лунным пейзажем. Еек отчаянно дергался в трубе и, видимо, не молчал, потому что из космоплана выбежал обеспокоенный Грэг.

– Что случилось с Ееком? – спросил он, оглядываясь в поисках любимца. – Он попал в беду!

Глянув на трубу, робот все понял. Ударом ноги он отбросил камень, и лунный щенок вывалился наружу.

– Как ты смел обидеть Еека? – грозно обратился робот к Ото.

– Чем это я его обидел? – удивился Ото. – Пусть бы сидел там и жрал металл. Заодно принес бы пользу.

– Еека нельзя заставлять работать! – возмутился Грэг. – Придет шеф, я ему пожалуюсь.

– Насчет жаловаться, это за тобой не заржавеет! – насмешливо подколол андроид честного робота.

Грэг вместо ответа протянул руку, чтобы ухватить андроида за шиворот, но рука так и осталась в воздухе. Чуткие уши-микрофоны робота уловили шум ракетных двигателей.

– Лодка, – сказал он. – Пристала к берегу... Сброшен трап... Выходят люди, идут сюда, галька скрипит под ногами все сильней. Сейчас будут здесь!

Ото и Грэг всматривались в темноту, наступившую после захода Тритона, но не видели ничего.

– Они скрытно подбираются к нашему кораблю, – сказал Грэг. – Значит, это враги. Хотят захватить нас врасплох. Но мы их перехитрим! Ото, стучи, греми, короче, создавай побольше шума, а я зайду им в тыл.

– Будет сделано! – Зеленые глаза андроида загорелись боевым духом.

Грэг забросил лунного щенка в корабль, подбежал к океану и, войдя в воду с головой, медленно пошел вдоль берега. Не нуждаясь в воздухе, робот не испытывал никаких неудобств, если не считать потерю скорости.

Ото, оставшись один, принялся выжигать атомной горелкой нагар и громким голосом затянул песню. Однако он не забыл расстегнуть кобуру протонового пистолета, готовый в любой момент открыть огонь по врагам. Теперь и Ото расслышал похрустывание камней под ногами. Пятеро, прикинул андроид на слух.

– Огонь! – раздалась резкая команда.

Ото в доли секунды отскочил и развернулся лицом к берегу, пистолет в руке. Группа нападавших – два мохнатых плутонца, юпитерианец, венерианец и уранец – открыла огонь из атомных пистолетов по тому месту, где только что стоял Ото. Ответным выстрелом Ото уложил плутонца и снова отпрыгнул в сторону.

– Добить его! – выкрикнул уцелевший плутонец, судя по всему, командир отряда.

Но тут появился Грэг. За спинами врагов вырос опутанный водорослями гигант с поднятыми кулаками-кувалдами. Одна кувалда сплющила череп юпитерианца, другая уложила венерианца. Остальные двое кинулись в ночь, вопя от ужаса.

– В погоню! – крикнул Ото, на бегу посылая выстрелы в темноту. Робот и андроид осматривали прибрежные скалы и двигались осторожно, опасаясь засады. Но опасения оказались напрасными. Невдалеке взревели ракетные двигатели, и лодка стремительно помчалась в сторону открытого моря.

Грэг и Ото вернулись к месту сражения. Плутонец и юпитерианец были мертвы, но венерианец успел отклонить голову, и удар Грэга лишь оглушил его.

– Хорошее дело надо доводить до конца, – сказал Грэг и ухватил врага за горло, намереваясь его придушить. В тот же момент он услышал торопливые шаги со стороны города.

– Еще одна атака бандитов! – воскликнул Ото, выхватывая пистолет.

– Подожди! – Грэг повернул голову, прислушиваясь. Из темноты донесся знакомый скрипучий голос.

– Что здесь происходит? – спросил Мозг. На свет вышли Эзра Гурни и Джоан, которая несла Саймона.

– Лихие вы ребята, – заметил Эзра, – без приключений дня прожить не можете.

– Я вижу, вас одних оставлять нельзя, – недовольно проскрипел Саймон. – Хорошо хоть передрались не между собой. Так что произошло?

Ото рассказал о нападении. Эзра сразу посерьезнел.

– Похоже, Разрушитель снова выбрал для удара момент, когда капитан Фьючер отсутствует. Они хотели уничтожить «Комету».

– Очень может быть, – согласился Саймон. – Но они не приняли в расчет его друзей!

Саймон сменил гнев на милость и приглушил резонатор, извиняясь перед друзьями за несправедливые упреки.

– Один из нападавших еще жив, – доложил Ото. – Грэг как раз собирается его прикончить.

– Ни в коем случае! – встрепенулся Саймон. – Отнесите негодяя в космоплан. От него можно получить сведения о Разрушителе.

Грэг перенес бесчувственного венерианца в корабль и уложил на стол. Саймон принялся разглядывать врага. Типичный венерианец, белокожий, среднего роста, с темными волосами и правильными чертами лица. Для венерианца слишком красивый, пожалуй.

– В целом типичный экземпляр, – заключил Саймон. – Но Кэртис считает, что люди Разрушителя производят странное впечатление.

Ото тем временем обыскал карманы все еще бесчувственного врага. Он нашел только металлический диск с выбитым на нем именем – Ки Ири.

– Эзра, свяжитесь с полицией Амфитрита, – попросил Саймон. – Пусть проверят картотеку, нет ли у них венерианца Ки Ири...

– Смотрите! – воскликнул Ото. – Бандит приходит в себя!

Оглушенный венерианец зашевелился. Глаза его еще не открылись, но тело ожило. Руки и ноги начали делать ритмичные волнообразные движения, несвойственные жителям известных планет.

– Странно, – заметил Саймон. – Совершенно необычные рефлексы. Слушайте, он заговорил!

С губ незнакомца полилась странная речь, поток гортанных звуков и резких выкриков. Ничего похожего Эзра не слышал ни на Венере, где он бывал много раз, ни на других планетах.

– Грэг, принеси записи венерианских диалектов, – распорядился Саймон.

Робот поставил на стол магнитофон с кассетой, которая содержала все языки и диалекты Венеры. Ни один из них даже близко не напоминал речь незнакомца.

– Надеюсь, всем понятно, что это значит? – Саймон обвел линзами присутствующих. – Работает подсознание, и речь, которую мы слышим, это родная речь существа, укрывшегося под внешностью венерианца! Неземной интеллект! Он либо принял форму венерианца, либо... вселился в реальное тело.

В морских глубинах

Капитан Фьючер, отрезанный от выхода из купола, понимал смертельную опасность своего положения. Морская вода неотвратимо заполняла помещение, ее сдерживала только воздушная подушка. Но воздух бурлящими массами выходил через трубу лифта, и полное затопление было делом нескольких минут.

– Должен же быть какой-нибудь выход! – воскликнул Кэртис, лихорадочно оглядываясь вокруг. – Иначе... Иначе капитан Фьючер прикажет долго жить...

Если бы найти здесь хотя бы скафандр! Но на полу шахты валялись атомные отбойные молотки и резаки, ничего больше.

– Поддоны! – вскричал Кэртис. – Как я забыл о поддонах!

Он подхватил атомный резак с пола и подбежал к лифту. Поток воды из шахты валил его с ног, но Кэртис успел отрезать у двух поддонов болты крепления к конвейеру. По пояс в воде он отбуксировал поддоны в сторону. Кэртис забрался в поддон с высокими бортами, как в лодку, и осторожно поднял второй поддон из воды.

Его внимание привлек зловещий треск. Одна сторона купола-кессона прогнулась вовнутрь по всей высоте. Вот-вот вода прорвет стену. Кэртис сел на дно поддона и накрылся вторым, точно совместив края. Выхватив из-за пояса протоновый пистолет, он установил его в режим непрерывной струи и направил синее пламя на стык поддонов. Получился прочный сплошной шов. Дым оплавляемого металла ел глаза, дышать становилось трудно, но Кэртис согнулся в темноте камеры и при свете протонового факела довел шов до конца.

Теперь он лежал в ожидании и сдерживал дыхание, экономя воздух. Снаружи раздался страшный треск. Купол рухнул и вмиг заполнился морской водой. Водовороты подхватили самодельную бочку Кэртиса, и она понеслась вверх. Капитан Фьючер затаил дыхание. Сейчас или никогда! Бочка стукнулась о потолок купола и остановилась. Никогда! Случилось то, чего больше всего опасался Кэртис. Бочка не вышла из-под купола. А воздух внутри был на исходе.

– Ну что ж, – подвел итог капитан Фьючер. – Я сделал все, что мог. На этот раз не судьба. Жаль, что Разрушитель ускользнул, но мои друзья отомстят за меня...

Бочка из двух поддонов мерно постукивала по куполу, уносимая водоворотами то в одну, то в другую сторону. Кэртис смирился с неизбежным, но все же старался дышать редко, оттягивая конец. Надежда умирает последней, вспомнил он и невольно улыбнулся. «На этот раз надежда и капитан Фьючер умрут вместе», – подумал он о себе в третьем лице.

Неожиданно раздался новый звук – скрежет вместо мерного постукивания, – и бочка стремительно помчалась вверх, на поверхность моря! Течение подогнало бочку к отверстию в куполе. Скорость подъема была столь высока, что стенки поддонов нагрелись от трения. Наконец бочка выпрыгнула из воды и плюхнулась на поверхность, покачиваясь на волнах. Из последних сил, с затуманенным рассудком, Кэртис направил протоновый пистолет вверх и нажал курок. Струя пламени прожгла тонкое днище поддона. В отверстие попали брызги морской воды и струя свежего воздуха!

Кэртис дышал и не мог надышаться. Он полностью пришел в себя и прорезал широкий проем в верхнем поддоне. Поддон болтался на волнах ночного моря. Невдалеке светились огни прожекторов – там была надводная платформа. Виднелись маленькие фигурки людей, которые панически метались по платформе, размахивая руками и, видимо, крича, хотя крики до Кэртиса не долетали.

Кэртис нырнул в холодную воду и поплыл к платформе мощными гребками.

Когда Карсон Бренд увидел мокрого человека, появившегося над краем платформы, он не мог поверить собственным глазам.

– Капитан Фьючер! Как вы смогли выбраться? Мы считали вас погибшим!

Кэртис коротко объяснил, как он спасся. Бренд и собравшиеся вокруг шахтеры с изумлением слушали необыкновенный рассказ.

– Теперь я окончательно поверил, что капитан Фьючер – герой всех времен и народов! – импульсивно воскликнул Бренд. – Непобедимый и неистребимый!.. Ваше спасение, капитан Фьючер, хоть частично скрасило наше отчаянное положение.

– Положение действительно отчаянное, – признал Кэртис. – Одна из подводных шахт на Нептуне полностью разрушена.

Юпитерианец Васк Авам, сжав кулаки, оглядел столпившихся вокруг шахтеров-нептунцев.

– Если окажется, что кто-либо замешан в диверсии, я ему устрою очень медленную смерть! – пообещал он.

– Шахтеры ни при чем, – остановил его Кэртис. – Стена купола и труба были разрезаны снаружи атомными горелками.

– Как так? – не понял начальник шахты. – Кто мог прорезать купол на глубине? Уж не подозреваете ли вы морских дьяволов, о которых нептунцы мне все уши прожужжали!

– Это могли сделать люди в глубоководных скафандрах, – сказал Бренд. – Подобраться с горелками и разрезать купол.

– Верно, – согласился Кэртис. – Но людей надо сперва доставить сюда, а потом подобрать их и увезти. Значит, где-то поблизости должна быть лодка. Предлагаю провести поиски.

– Возьмем аварийную лодку! – воскликнул Бренд с энтузиазмом. – Васк, поедешь с нами.

Кэртис, Бренд и юпитерианец прыгнули в лодку. Бренд сел за штурвал, а Васка Авама послал на капитанский мостик и приказал включить прожектор.

– Я буду делать круги, а ты води прожектором над поверхностью.

Бренд включил двигатели и начал кружить, отплывая все дальше от платформы.

Капитан Фьючер стоял рядом с юпитерианцем и внимательно следил за полосой моря, освещаемой красноватым лучом прожектора. Сначала он видел лишь однообразные волны с белыми гребнями пены, но вскоре заметил черный силуэт лодки, уходившей от них на большой скорости.

– Лодка слева по борту! – крикнул он Бренду. Бренд круто развернул кораблик и дал полные обороты. Скоростная аварийная лодка быстро сократила расстояние до неизвестного судна, и Васк поймал его лучом прожектора.

– Лодка Разрушителя! – воскликнул возбужденно Кэртис. – Они прибавили скорость, хотят удрать! Капитан Фьючер схватил мегафон.

– Эй, на лодке! – крикнул он. – Немедленно остановитесь, иначе откроем огонь из атомных пушек!

– Но у нас нет никаких пушек, – удивился юпитерианец.

– Они этого не знают, – спокойно объяснил Кэртис. – Вот видите, наш блеф сработал!

Убегающее судно остановилось. Бренд подвел лодку, и Кэртис прыгнул на чужую палубу, держа протоновый пистолет наготове. Бренд и Васк последовали за ним.

Судно было крупное, с высокими бортами и тяжелой кормой. Команда, состоящая из моряков разных национальностей, сбилась в кучу и с испугом смотрела на высокую фигуру капитана Фьючера. На палубе лежали глубоководные скафандры, на которых еще не просохла вода.

– Вот скафандры! – закричал Карсон Бренд. – Эти бандиты разрушили нашу шахту! Люди Разрушителя!

– Кто тут кричит о Разрушителе? – спросил человек, поспешно поднявшийся по ступенькам на палубу.

Это был Орр Либро, краснокожий щеголь, владелец рудников гравиума на Марсе.

Буря над Нептуном

Капитан Фьючер подозрительно уставился на марсианского магната. Орр Либро в свою очередь выражал всем своим видом полное недоумение.

– Теперь мы знаем, кто такой Разрушитель! – воскликнул Карсон Бренд. – Это Орр Либро!

– Вы обо мне говорите? – переспросил марсианин, все еще не понимая, о чем идет речь. – По-вашему, я – Разрушитель?!

– Чем вы занимались в этих водах ночью? – спросил Кэртис. – Для чего вам скафандры?

– Можно и не спрашивать! – горячился Бренд. – В этих скафандрах они спустились вниз и разрушили нашу шахту!

– Ваша шахта разрушена? – удивился Орр Либро. – Я искренне сочувствую, но я к этому совершенно не причастен.

– Вы не ответили на мой вопрос, – напомнил Кэртис. – Чем вы и ваши люди здесь занимались?

– Я вам уже говорил, что получил концессию на разработку гравиума на Нептуне. Вот, нанял в Амфитрите разведывательное судно с командой и сейчас занимаюсь исследованием дна. Для этой цели мои люди опускаются на дно. – Орр Либро указал на груду скафандров. – Если быть точным, то они и сейчас должны были заниматься работой, но эти трусливые нептунцы боятся собственной тени! – добавил марсианин презрительно. – Как ошпаренные вылезли наверх и утверждают, что видели морских дьяволов!

Угрюмый нептунец-водолаз обратился к Кэртису.

– Мы в самом деле видели морских дьяволов, – упрямо заявил он. – Полулюди-полурыбы, точно как говорят древние легенды! Они проплыли невдалеке от нас, целая группа!

– Поэтому мы побоялись оставаться на дне, – поддержал товарища другой плутонец, взволнованно кивая конической головой. – Мы не трусы! Нам приходилось отбивать нападение драконов, акул и прочей гнусной твари, но морские дьяволы – совсем другое дело! Против них защиты нет!

– Все это пустые сказки! – презрительно бросил марсианин. – Я заметил, что нептунцы очень суеверны и готовы верить любым небылицам.

Капитан Фьючер много раз слышал о легендарных морских дьяволах. Нептунцы твердо верили в существование могучей и мудрой расы людей-рыб, обитающих в глубинах океана. Кэртис в эту минуту сам готов был поверить легенде. Но, с другой стороны, рассказ мог служить для отвода подозрений. Хитроумный марсианин свалил вину на подводных обитателей.

– Но как получилось, что вы занимались разведкой гравиума прямо около шахты? – продолжал расспросы Кэртис.

Орр Либро смутился и виновато взглянул на Карсона Бренда.

– Скажу вам правду, капитан Фьючер. Я решил начать разведку у шахты Ганна в надежде, что разрабатываемая жила гравиума тянется достаточно далеко по поверхности дна. Искать новые выходы гравиума гораздо трудней, как вы понимаете... Конечно, я знал, что Юлий Ганн был бы против, поэтому вел разведку ночью и попытался удрать от вашей лодки.

– Ах ты краснорожий мошенник! – Бренд со злостью сплюнул на палубу.

– Сожалею, что огорчил вас, дорогой Бренд, – невозмутимо заметил Орр Либро. – Но позвольте напомнить, что закон не запрещает разрабатывать одну и ту же жилу разным компаниям. Все, что за пределами купола, вам не принадлежит.

Капитан Фьючер отошел к груде скафандров и стал внимательно их осматривать, обращая особенное внимание на подошвы подводных ботинок.

– Есть ли у вас атомные резаки? – спросил Кэртис.

– Точно не знаю, – ответил Орр Либро, – обычно в комплект оборудования они входят. Посмотрите в кладовой.

Кэртис обнаружил два мощных атомных резака, предназначенных для вскрытия породы. К этому времени волнение на море заметно усилилось. Ветер завывал в ночи и забрасывал фонтаны брызг на палубу корабля.

– Приближается буря, – озабоченно предупредил Орр Либро. – Надо успеть добраться до Амфитрита.

Опасения марсианина имели основания. Ветер крепчал с минуты на минуту, дальнее небо вспыхивало синими изломами молний. Кэртис хорошо знал, какой ужасной силы достигают бури на океанских просторах Нептуна.

– Хорошо, отправляйтесь в Амфитрит, – согласился он. – Мы последуем за вами. Но учтите, у меня остались кое-какие вопросы, так что на берегу продолжим беседу.

Капитан Фьючер и его спутники вернулись в аварийную лодку и двинулись к берегу.

– Орр Либро и есть Разрушитель! – настаивал Карсон Бренд. – Его водолазы опустились на дно и разрушили купол снаружи.

– Атомные резаки в работе не были, я проверил, – сказал Кэртис. – Они полностью заряжены.

– Их могли быстро дозарядить на борту! – не сдавался Карсон. – Марсианин устроил аварию, больше некому.

– Но вы говорили, что неполадки и необъяснимые аварии начались несколько недель назад, – напомнил Кэртис, внимательно глядя в лицо Бренда. – Тогда как Орр Либро прибыл на Нептун недавно.

– Он мог руководить диверсиями издалека! Орр Либро прилетал на Нептун три месяца назад, вместе с другими магнатами гравиума. Согласовывали цены. Орр вполне мог организовать саботаж. Он улетел, а исполнители остались.

Капитан Фьючер нахмурился, погрузившись в раздумья. Чем глубже проникал он в тайну, тем дальше был от разгадки. Разрушение шахты Ганна давало указание на личность Разрушителя, но улика теряла определенность на фоне многих других фактов.

Между тем буря разыгралась в полную силу. Небо непрерывно озаряли зигзаги ярких молний, в свете которых грозно вздымались горы пенящейся воды. Васк Авам, стоявший за штурвалом, озабоченно повернулся к капитану Фьючеру.

– Надо опускаться на глубину, – прокричал он. – Иначе волны переломят корпус!

– Опускайтесь, – согласился Кэртис. – Но держитесь за лодкой марсианина..

Орр Либро, как все марсиане, не переносил морскую качку и отдал приказ на погружение еще в начале бури. Авам повернул рули глубины; лодка плавно ушла под воду и продолжила путь на глубине десяти с небольшим метров. Капитан Фьючер с интересом смотрел сквозь прозрачный купол на подводный мир Нептуна. При каждой вспышке молнии, а они следовали одна за другой, толщу воды пронизывал зеленоватый свет, в котором метались стаи причудливых рыб.

– Входим в гавань Амфитрита! – сообщил юпитерианец, поднимая лодку на поверхность.

Капитан Фьючер отодвинул лицевую панель капитанского мостика и внимательно осмотрел гавань. Корабль Орр Либро уже швартовался у причала.

– Мне надо увидеться с Юлием Ганном, президентом вашей компании, – обратился Кэртис к Бренду. – Где его можно найти?

– Он должен быть в конторе. Ждет моего доклада о положении на шахте. – Бренд понимал, каким ударом будет для президента сообщение о гибели шахты. – Прямо не знаю, как объяснить причины аварии...

Кэртис и Бренд выпрыгнули на причал. Там уже стоял Орр Либро.

– Вам придется пойти с нами, Орр, – сказал Кэртис.

– Смотрите! – воскликнул Бренд, указывая на входа. гавань. – Это корабль Кваруса Кулла!

Длинное изящное судно плавно приближалось к берегу. Кэртис подошел к причалу, когда Кварус Кулл, владелец компании «Сатурн-Гравиум», отдавал последние распоряжения команде. Капитан Фьючер острым глазом заметил сваленные в беспорядке скафандры на открытой палубе.

«Интересно! – подумал Кэртис. – Похоже, что всем захотелось понырять в одну и ту же ночь».

Кварус Кулл ступил на пристань и оказался лицом к лицу с капитаном Фьючером. Худой синекожий сатурнянин напряженно замер, его раскосые глаза сузились.

– Не буду спрашивать, где вы были и чем занимались, – насмешливо сказал Кэртис. – Вы, конечно, опускались на дно с целью разведки залежей гравиума!

– Вы правы. Именно этим занимались мои люди. А в чем дело?

– На каком участке морского дна вы вели разведку? – спросил Кэртис, не отвечая Куллу.

Промышленник сообщил координаты. Это был участок между шахтой номер один и шахтой номер два компании Ганна.

– Понятно, – засмеялся Кэртис. – По примеру Орра Либро вы занимались браконьерством во владениях Юлия Ганна, не так ли?

– Я не делал ничего противозаконного, – обиженно сжал губы сатурнянин.

– Прошу пройти вместе с нами, – категорически предложил Кэртис. – Создалась чертовски странная ситуация, которая требует неотложного обсуждения. Для пользы всех участников, – добавил он многозначительно.

Вся группа в молчании двинулась к зданию конторы компании «Нептун-Гравиум». Капитан Фьючер и три его спутника вошли в ярко освещенный кабинет. За столом сидел Юлий Ганн и взволнованным голосом кричал что-то в видеоаппарат. Увидев гостей, он вскочил с места.

– Бренд! Капитан Фьючер! – Голос президента срывался, лицо побледнело, растерянный взгляд выдавал отчаяние. – Ужасная катастрофа! Одна из моих шахт полностью уничтожена!

– Откуда вы знаете о гибели шахты номер один? – удивленно спросил Бренд. – Я как раз собирался вам сообщить об этом!

– Шахта номер один?! – закричал Ганн. – И она тоже? Я говорил о шахте номер два! Только что получил сообщение от начальника с надводной платформы. Купол шахты рухнул. Все шахтеры погибли.

Карсон Бренд побледнел. Всклокоченные волосы и дикий взгляд придавали ему вид помешанного.

– Капитан Фьючер! Что же делается?! Две шахты уничтожены в один день!.. Это ваша работа, Орр! – Бренд от ярости совсем потерял голову. – Ваши люди уничтожили шахты! Они находились рядом и по вашему приказу их разрушили!

– Вы слишком взволнованы, Бренд, – невозмутимо заметил марсианин. – Я уже сказал, что не занимаюсь диверсиями. Могу повторить, если вы не запомнили. А свои подозрения обратите на Кваруса Кулла, люди которого ныряли возле ваших шахт.

– Пытаешься перевалить вину на меня? – взорвался сатурнянин. – Марсианская бестия!

– Вы оба замешаны в этом преступлении! – закричал Юлий Ганн. – Вы заявились на Нептун, чтобы завладеть моими рудниками! Вы...

– Хватит скандалить! – Резкий выкрик капитана Фьючера прозвучал, как удар хлыста. Все сразу замолкли.

Кудесник науки с холодным презрением оглядывал кучку магнатов, потерявших голову при угрозе их собственности. К тому же один из них ломал комедию. Потому что один из них был Разрушитель.

– Ситуация слишком серьезная, чтобы заниматься взаимными обвинениями, – холодно заговорил капитан Фьючер. – Во всей Системе остался один-единственный источник гравиума – шахта номер три. Нельзя допустить ее уничтожения. Эта шахта должна действовать, пока не заработают новые рудники. Если мы допустим диверсию на шахте номер три, все планеты охватит паника. Остановится транспорт, остановится промышленность. На планетах воцарится хаос.

– Но как обезопасить шахту номер три? – прерывающимся голосом спросил Юлий Ганн.

– Передайте приказ начальнику шахты, чтобы он установил круглосуточное дежурство по наружному периметру купола. Охранников вооружить атомными пистолетами. Не подпускать никого постороннего к куполу и трубе лифта!

– Будет сделано, капитан Фьючер! – На лице Бренда мелькнул проблеск надежды, когда он бросился к видеоаппарату.

– Мне сказали, что за последние месяцы пропали четыре ваших грузовых космоплана? – расспрашивал Юлия Ганна капитан Фьючер, пока Бренд отдавал приказы по видеосвязи. – Расскажите об этом подробней.

– Да, так оно и было, – подтвердил Ганн. – Эти грузовые космопланы вывозили гравиум с шахт на Землю. Они выполняли кольцевые рейсы: Нептун – Оберон – Марс – Меркурий – Земля.

– В каком месте маршрута исчез каждый из этих кораблей? – спросил капитан Фьючер.

Этот вопрос он задал неспроста. Из рассказа Зувало следовало, что украденные космопланы были использованы для атак на рудники. Зная, где именно были похищены корабли, Кэртис мог получить дополнительные данные для разоблачения Разрушителя.

– Насколько я помню, – сказал Ганн, – два корабля исчезли, когда находились на Сатурне, третий пропал между Сатурном и Марсом, а четвертый на Марсе.

Кэртис был озадачен. Поскольку грузовые космопланы регулярно делали остановки на одних и тех же планетах, то трудно заключить, какой из находившихся в кабинете подозреваемых причастен к похищению.

Карсон Бренд повернулся к Кэртису.

– Ваш приказ выполнен. Охрана занимает места вокруг купола шахты номер три. Вы уверены, что этих мер будет...

Вопрос Бренда прервала хлопнувшая дверь. В кабинет ворвался Ото. Белая фигура андроида блестела от дождя, зеленые глаза окинули кабинет и остановились на капитане Фьючерс.

– Шеф! – закричал Ото. – Саймон сделал невероятное открытие! Просит тебя немедленно вернуться на «Комету».

Научная магия

Потоки дождя обрушивались на улицы, когда Кэртис и Ото торопливо покинули пределы города, направляясь к стоянке космоплана.

Буря достигла небывалой силы. Полыхали молнии, раскаты грома не умолкали ни на миг. Перекрывая гром и шум ливня. Ото на бегу рассказал Кэртису о нападении на «Комету» и о захвате в плен одного из нападавших. И о том, что пленник обладал неземным интеллектом.

– Звучит фантастически, – заметил Кэртис. – Впрочем, вообще вся эта история не укладывается в привычные рамки.

Друзья с трудом пробирались среди прибрежных скал, обливаемые и потоками воды с неба, и брызгами громадных волн, с грохотом бьющих по скалам. Наконец показались огни «Кометы», и Кэртис с андроидом бегом бросились к космоплану.

Переодевшись, Кэртис подошел к столу и приступил к осмотру венерианца, который все еще не пришел в чувство и продолжал бессвязно бормотать на неизвестном языке. Здесь же находились Эзра Гурни и Джоан,

– Капитан Фьючер! – радостно воскликнула Джоан. – Я так боялась за вас! Я рада, что в подводной шахте с вами ничего не случилось!

– Ну, положим, кое-что случилось, – усмехнулся Кэртис Ньютон. – Шахты номер один и два полностью уничтожены. Разрушитель везде нас опережает.

– Две шахты! – поразился Эзра. – Значит, осталась всего одна шахта на всю Систему! Если и она выйдет из строя, то...

Эзра не стал объяснять, что произойдет, если прекратятся поставки гравиума. Он не хотел даже допускать такую возможность.

Кэртис наклонился к пленнику и некоторое время вслушивался в гортанные резкие звуки, которые словно не укладывались в диапазон нормальных звуковых частот. Речь то и дело смазывалась, как бы выходя за пределы слышимости.

– Первый раз встречаю такой язык, – сказал Кэртис. – Уверен, что голосовые связки человека не приспособлены к подобным звукам.

Линзы Саймона сверкнули с удовлетворением.

– Я пришел к тому же выводу, малыш. По-моему, в этом венерианце находится неземной интеллект.

Капитан Фьючер лихорадочно обдумывал новый поворот событий. Плененный венерианец состоял в банде Разрушителя. Значит, через него можно выйти на самого Разрушителя. И обезвредить преступника, прежде чем он доведет свой зловещий замысел до конца.

– Мы проверили личность этого типа по опознавательному диску, – сообщил Эзра Гурни. – Его имя действительно Ки Ири, прибыл с Венеры в прошлом году. Нанялся рыбаком. Полтора месяца назад пропал вместе с командой рыболовного судна. Никаких замечаний не имел. Обычный рыбак, как многие здесь.

– Но со времени исчезновения он стал участником банды Разрушителя, – докончил характеристику капитан Фьючер, – с неземным интеллектом в голове. Странно, очень странно... Эзра, – обратился Кэртис к начальнику полиции. – Свяжитесь с управлением и узнайте, сколько рыбаков исчезло за последние два месяца.

Ото с недоумением смотрел на венерианца.

– Не могу понять, как можно в чужую голову вставить другой интеллект!

Этот же вопрос интересовал Саймона и Кэртиса.

– Пересадка мозга по старинному марсианскому способу? – спросил Кэртис у Саймона.

– Возможно, – допустил Саймон. – Но тогда на черепе должны остаться следы от разрезов. Надо бы проверить рентгеном.

– Грэг, настрой рентгеновский аппарат, установи излучатель над столом! – распорядился Кэртис.

Грэг повернул хобот рентгеновской установки так, чтобы трубка-излучатель находилась над черепом венерианца, настроил аппарат на требуемую глубину просвечивания и включил его. Легкий гул и запах озона указали, что мозг пленника пронизывают невидимые лучи.

Кэртис надел специальные очки на линзы Саймона, такие же надел себе, и оба ученых приступили к исследованию. Джоан Рэнделл как зачарованная наблюдала за работой выдающихся светил науки.

– Мозг совершенно не тронут, Саймон, – заключил Кэртис Ньютон, осмотрев возможные места надрезов при пересадке мозга. – Череп также в целости.

– Ты прав, малыш, – подтвердил Саймон. – Мозг не пересажен, вне всяких сомнений. Спинной мозг и сосуды тоже в порядке.

Кэртис распрямился и приказал Грэгу отключить рентгеновский аппарат.

– Физически этот человек остается обычным венерианцем. Но ему заменили интеллект. То есть образ мышления, язык, представление о своей личности и окружающем мире... Я вижу только одно объяснение.

– Ты хочешь сказать, – произнес Саймон, – что у него отняли собственный разум и теперь он живет чужим умом? В буквальном смысле?

– Других вариантов нет, – кивнул Кэртис. – Помнишь, мы делали опыты с заменой рефлексов у мелких животных? То же самое можно сделать с мозгом человека. Теоретически, по крайней мере.

– Очень уж мудрено! – заявил Ото. – Дать кому-то по мозгам, это понятно. Но дать кому-то чужой мозг, это, знаете ли, фантастика!

Капитан Фьючер решил расширить кругозор андроида. Собственно, ему надо было привести в порядок свои мысли, а он привык рассуждать вслух.

– Человеческий ум представляет собой электрическое поле слабых токов с бесчисленными связями нейронов. Постоянные связи определяют устойчивые блоки памяти и поведения; переменные связи управляют текущими реакциями. И так далее. Это тебе понятно, Ото?

– Чего ж тут не понять? – удивился андроид. – Открой крышку у меня на затылке, и увидишь платы с микроэлементами. Там же электрические батарейки!

– Ну тогда ты поймешь и остальное. Теоретически возможно с помощью силового поля определенной конфигурации стереть существующую в голове индивида комбинацию электрических связей и ввести вместо нее другую комбинацию. То есть чужой интеллект.

Джоан посмотрела на венерианца.

– Неужели вы думаете, что у этого несчастного человека отняли ум? – спросила девушка, содрогнувшись от ужаса.

– Я почти уверен в этом, – сказал Кэртис. – Загадка в другом: какой именно интеллект вставлен в голову венерианца? Ки Ири получил неземной интеллект, это ясно хотя бы по языку...

Эзра Гурни навел справки в управлении полиции и вмешался в ученый разговор:

– По данным полиции, за последние два месяца около сотни рыбаков исчезли на Нептуне бесследно. Все они пропали во время рыбной ловли вдали от берегов.

– Значит, Ки Ири был одним из них, – пробормотал Кэртис Его серые глаза сверкнули недобрым огнем. – Я начинаю понимать преступную механику. Разрушитель похищал рыбаков, заменял им интеллект и превращал в своих бандитов. Становится понятным и другой факт: среди людей Разрушителя нет никого с Меркурия, Марса или Сатурна. На этих планетах нет морей, следовательно, оттуда не прилетают рыбаки. Ясно?

Капитан Фьючер возбужденно мерил шагами кабину. Он видел теперь путь, который может привести к разоблачению злодея.

– Итак, подведем итоги! – Кэртис остановился перед слушателями. – Разрушитель решил уничтожить все источники гравиума, чтобы парализовать межпланетный транспорт. С какой целью, пока не ясно. Свою банду он составил из похищенных рыбаков, которым пересажен неземной интеллект представителей расы, дружественной по отношению к Разрушителю. Какая это раса, пока неизвестно. Каким способом заменен интеллект, тоже неизвестно. Но мы знаем, что Разрушитель – один из четырех подозреваемых: Кварус Кулл, Орр Либро, Юлий Ганн или Карсон Бренд. Кто из них? Пока неизвестно.

– Вряд ли это Карсон Бренд, – высказался Эзра Гурни. – Он всего лишь работник Ганна. К тому же спускался с вами в шахту перед самым ее уничтожением.

Джоан кивнула.

– А я не вижу оснований подозревать Юлия Ганна. Если он хотел получить монополию, то зачем уничтожать собственные шахты?

– Орр Либро, вот кто Разрушитель! – воскликнул Ото с полной уверенностью. – Этот пронырливый хлюст устроил аварию на своем руднике, потому что он перестал приносить доход, как сказал Ганн. Орр получил концессию на Нептуне и первым делом попытался ликвидировать конкурентов. Ясно как день!

– Ты, как всегда, съехал с орбиты, Ото, – вмешался Грэг, покачивая головой. – Кварус Кулл, вот мой кандидат. У него были и причины, и возможности.

– Полей маслом свои шарики, Грэг, – презрительно отмахнулся андроид от железных доводов. – Саймон, скажи, что я прав!

– Нет, не скажу, – насмешливо ответил Мозг. – Прав не ты, Ото, прав Кэртис. Любой из четверых может оказаться Разрушителем. Лично я полагаю, что на эту роль больше подходит Юлий Ганн.

– А что думаете вы, капитан Фьючер? – обратилась Джоан к Кэртису. – Есть ли у вас какие-либо подозрения?

– Подозрения есть, но они основаны на одной-единственной улике, а этого мало для окончательного решения. Надо найти базу Разрушителя здесь, на Нептуне. Тогда мы сможем его обезвредить. – Кэртис обратился к ветерану полиции: – Эзра, банда Разрушителя должна иметь секретную базу на каком-то острове, куда летают космопланы и пристают лодки. Где это может быть?

– Трудно сказать, капитан Фьючер. – Гурни покачал головой. – Вряд ли на Скалистых островах, слишком близко к Амфитриту. Вероятно, на Северных, или на Птичьих, или даже на Черных островах...

Кэртис лихорадочно соображал. Времени было в обрез. Необходимо нанести удар по базе Разрушителя, прежде чем тот уничтожит последнюю шахту. Острый ум капитана Фьючера видел две возможности добраться до заговорщика. Он решил использовать обе.

– Ото, ты сможешь придать себе вид рыбака с какой-либо планеты и сыграть эту роль?

– Никаких проблем, шеф! – обрадовался андроид, предвкушая приключения. – Пора тебе знать, что я могу воплотиться в любой образ.

– Тогда преврати себя в землянина-рыбака, который только что прибыл на Нептун на заработки. Отправляйся в квартал рыбаков, смешайся с толпой и постарайся разнюхать все, что можно, об исчезнувших рыбаках. В частности, в каком месте Нептуна они пропали.

– Будет сделано, шеф! – Ото выхватил из-за пояса сумку с косметическими принадлежностями.

– Только прежде помоги мне загримироваться тоже, – сказал Кэртис. – Сделай меня похожим на венерианца Ки Ири.

Джоан Рэнделл с удивлением переводила взгляд с венерианца на капитана Фьючера.

– Вы хотите выдать себя за этого венерианца? – воскликнула девушка-агент. – Значит, вы планируете...

– Я планирую проникнуть в банду Разрушителя, – закончил капитан Фьючер догадку Джоан. Его загорелое лицо оживилось. Предстояло действовать! Наконец-то! – Под видом Ки Ири я намерен поочередно встретиться со всеми подозреваемыми, – охотно объяснил Кэртис. – Тот из них, кто является Разрушителем, признает меня за свое-. го и тем самым выдаст себя! Дальше все просто: мы хватаем преступника, а если Ото разузнает местоположение базы, то захватим и всю банду.

– Но как ты сможешь выдать себя за Ки Ири, малыш? – обеспокоенно сказал Саймон. – У него чужой ум, не забывай. Ты можешь подделать внешность, но не интеллект!

– Знаю, – согласился Кэртис. – И все же надо попробовать. Может быть, на какое-то время они примут меня за своего.

Ото точными движениями работал над своим телом, придавая ему нужный вид. С помощью специальной жидкости он размягчал части тела, придавал им любую форму, после чего тело затвердевало в новой форме. Вскоре перед зрителями предстал типичный рыбак-землянин – загорелый, бесцеремонный, драчливый, с обветренным лицом со следами шрамов. Андроид надел старый засаленный комбинезон на «молниях» и полностью вошел в образ забулдыги-моряка.

Капитану Фьючеру перевоплощение далось не так легко, однако с помощью такого мастера, как андроид, и при наличии образца на столе дело двигалось успешно. Надо сказать, что капитан Фьючер обладал недюжинными актерскими способностями, что само по себе облегчало задачу. Рыжие волосы быстро перекрасили в черные. Пластиковые валики, вставленные в ноздри и за щеки, изменили форму лица, белила придали коже мраморную белизну венерианца, а костюм был снят с пленника. Протоновый пистолет и кольцо-эмблему Кэртис спрятал в поясе, скрытом под курткой.

– Ну, как я выгляжу, Ото? – спросил капитан Фьючер низким неуверенным голосом, невнятно произнося слова, как это характерно для людей Разрушителя.

– Полный порядок, шеф! – одобрил андроид. – Не забывай неторопливую походку и вообще держись словно одеревенелый.

– Ступай в квартал рыбаков, – распорядился Кэртис, – а я выйду немного погодя. Нас не должны видеть вместе.

Ото выскользнул из «Кометы» и устремился в город. Капитан Фьючер отдавал последние указания.

– Саймон, пока я отсутствую, постарайся привести в чувство Ки Ири. Затем загипнотизируй его и выведай все, что он знает о Разрушителе. Грэг остается в твоем распоряжении. Эзра! – повернулся Кэртис к начальнику полиции. – Вас я попрошу вернуться в город. Необходимо навести справки о пропавших грузовых космолетах. Меня интересует, происходило ли с ними что-либо необычное во время стоянки на Нептуне. Например, неполадки, болезнь членов команды и тому подобное. Понятно?

– Непонятно, – признался Эзра. – Но я сделаю все, что могу.

– Джоан, вам лучше оставаться с Саймоном и Грэгом. Вы можете понадобиться, когда я вернусь.

Кэртис махнул рукой на прощание и покинул корабль. Он торопился в Амфитрит, но шел неловкой ходульной походкой, отличавшей бандитов Разрушителя. Даже без посторонних свидетелей капитан Фьючер играл роль Ки Ири со всей тщательностью. Малейшая оплошность, и его разоблачат; тогда будет потеряна нить, ведущая к Разрушителю.

Буря стихла, и улицы города заполнились людьми. Никто не обращал внимания на долговязого венерианца, шагающего к причалам

Кэртис подошел к зданиям на берегу гавани, в которых размещались конторы компаний по добыче гравиума, и остановился в задумчивости. С кого начать? Юлий Ганн и Бренд скорее всего сидят в кабинете вместе. Надо устроить с каждым из них встречу по отдельности. Но Орр Либро и Кварус Кулл вместе быть никак не могут. Капитан Фьючер решил начать с Кваруса Кулла, тем более что в окне его кабинета горел свет.

Кэртис прошел по коридору и решительно толкнул дверь кабинета. Если Кварус Кулл и есть Разрушитель, то он должен знать своих людей и выдаст себя при виде одного из них.

Капитан Фьючер вошел в кабинет и остановился как вкопанный. Кварус Кулл лежал на полу. В груди несчастного зияла страшная рана от выстрела в упор из атомного пистолета.

– Смотри-ка, это же Ки Ири! – сказал низкий голос за спиной Кэртиса.

Капитан Фьючер резко обернулся. Сзади стояли два юпитерианца и нептунец. Юпитерианец держал в руке атомный пистолет, которым только что убил магната.

– Откуда ты взялся и что тут делаешь, Ки Ири? – подозрительно спросил он, держа пистолет наготове. – Нам сообщили, что тебя захватили в плен люди капитана Фьючера.

Кэртис на мгновение застыл, и тысячи мыслей промелькнули у него в голове. Маскировка сработала, это ясно. Но его появление в кабинете Кулла вызвало подозрения. Если подозрения не рассеять, дело может кончиться плохо!

Ото отправляется на рыбалку

Андроид под видом бывалого землянина важно вышагивал по шумным улицам скандально известного квартала рыбаков. Он, конечно, твердо помнил задание капитана Фьючера – выяснить, в какой части океана пропадали рыбаки, которых превращали в пособников Разрушителя. Но он очень рассчитывал, что выполнение задания будет сопряжено с рискованными приключениями, до которых Ото был большой охотник.

– Где тут собираются капитаны рыбачьих судов? – спросил андроид прохожего-нептунца.

Туземец кивнул конической головой в сторону гавани.

– В пивной Зин Зира, – сообщил он. – Там в любое время полно и капитанов, и матросов.

Ото двинулся к берегу.

Как подобает землянину, представителю высшей расы, он презрительно поглядывал на инопланетную шушеру и бесцеремонно расталкивал рыбаков, толпившихся у входа в бары, из которых неслись пьяные крики и громкая музыка. Вскоре попалась огромная вывеска с надписью на нескольких языках: «Тихая гавань Зин Зира».

Из открытых окон «Тихой гавани» плыли клубы табачного дыма, вырывались оглушительная музыка и гул многих голосов, а у входа теснилась пестрая и шумная толпа, в которой то и дело вспыхивали драки. Ото протиснулся к двери и спустился по ступеням в полуподвал, заставленный столами. Здесь собирались рыбаки всех миров, приехавшие на заработки на самую морскую планету Системы.

Капитаны, как и положено по чину, сидели за отдельным длинным столом посередине просторного зала. Андроид с нахальным видом подошел к столу и уселся на свободный стул, не обращая внимания на недовольные взгляды.

– Меня звать Ян Ульман, – представился Ото. – Я землянин. Надеюсь, никто не против, если я присоединюсь к вашей компании!

Желтолицый уранец, сидевший напротив, сердито посмотрел на незнакомца.

– Эти земляне на каждой планете ведут себя как хозяева! Лезут всюду без спроса...

– Неужели я буду спрашивать разрешения у какого-то туземца с желтой рожей! – удивился Ото, предвкушая драчку.

Уранец вскочил на ноги и схватился за кобуру.

– Ты мне ответишь за свои слова, наглец! – прошипел он.

– Сядь и не дергайся, желток! – подзадоривал противника Ото. – Пока ты будешь тянуть пушку из-за пояса, я тебя десять раз продырявлю!

Ото с наслаждением играл роль задиры-землянина и вовсе не собирался останавливаться на полпути. Однако до стрельбы ссора не дошла. Полупьяный добродушный капитан с Венеры положил тяжелую руку на плечо уранца и усадил его на место.

– Не горячись, Акк! Как говорят на Земле, слова вылетают, словно воробьи, верно, землянин? – Капитан подмигнул андроиду. – Зачем из-за воробьев стрелять?

Акк не успокоился и обратился к сидевшему во главе стола громадному зеленокожему юпитерианцу по имени Гроро, который, судя по всему, играл роль старейшины.

– Успокойтесь оба, – распорядился юпитерианец рокочущим басом. – За моим столом никто не имеет права проливать кровь! Кроме меня, конечно.

Ссора затихла. Официант-нептунец подбежал к Ото.

– Виски или водку? – спросил он.

– Ром! – потребовал морской волк Ото. – Для всех присутствующих! Я угощаю, господа капитаны!

Лед растаял. Кругом заулыбались.

Ото внимательно оглядел собутыльников. Здесь сидели капитаны с разных планет, но все занимались общим делом – промыслом рыбы и морских животных.

Гроро одним глотком опустошил стакан и благодушно повернул тыквообразную голову к новому гостю.

– Прибыл прямо с Земли, Ульман?

– С Плутона, – уточнил Ото. – Рыбачил на Ледяном море. Судно попало в снежную бурю, налетело на льдину. Еле выкарабкался. Приходится начинать с нуля. Слышал, что на Нептуне всегда есть работа для опытного рыбака.

– Нептун – рай для рыбаков, – пророкотал Гроро.

– Уловы здесь отличные, – подтвердил капитан с Венеры и вздохнул. – Но времена настали плохие. Какой смысл ловить рыбу, если нельзя отправлять ее на другие планеты? Паника с гравиумом отпугнула транспортников. Перевозки резко сократились. Если положение с добычей гравиума не улучшится, то придется нам прикрывать дело.

– Это верно, – кивнул лохматый капитан с Нептуна. – Лично я с первым космопланом возвращаюсь на родину. Мой компенсатор скоро потребует замены, а где теперь достанешь новый?

– Ерунда все это! – презрительно пробасил Гроро. – Не верю никаким слухам про гравиум. Другие пусть разбегаются по домам, а я как ловил рыбу, так и буду ловить дальше.

– Мне говорили, что рыбачить на Нептуне стало опасно, – вставил Ото. – Будто бы много рыбаков пропало в море за последние недели. Неужели это правда?

– Что правда, то правда, землянин, – признал юпитерианец. – Среди пропавших есть мои друзья, и никто не знает, что с ними произошло.

– Мы знаем, что с ними произошло, – возразил нептунец. – Их захватили морские дьяволы.

– Морские дьяволы! – захохотал Гроро. – Пора забыть старые сказки.

– Это не сказки! – горячо заговорил капитан с Нептуна. – Вы понаехали сюда с разных планет, где и морей-то порядочных нет, а мы живем здесь веками. Наши предки не выдумали морских дьяволов, они их видели много раз и много раз убеждались в сверхъестественных способностях этой расы. Мой дед сам встречал морских дьяволов. Они похожи на людей, но и на рыб тоже. Дышат в воде, как рыбы. Они построили города на морском дне. Они могучие и мудрые!

– Ну, пошло-поехало! – Гроро подмигнул в сторону нептунца. – Вас хлебом не корми, дай только поговорить о морских дьяволах. Самое смешное, что вы действительно верите в них!

– А не знаете, где именно пропадали рыбаки? – спросил Ото. – В какой части океана?

– Где-то за Паучьими островами, – Гроро махнул пастообразной рукой на северо-запад. – За Великим водоворотом, поближе к Черным островам. По крайней мере, туда направлялись корабли, с которых исчезали рыбаки. К слову сказать, я завтра с утра плыву именно туда, и плевать мне на дьяволов, морских и сухопутных!

Ото обдумывал ситуацию. Если рыбаки пропадали около Черных островов, значит, база Разрушителя находится где-то поблизости. Андроид решил не упускать возможности проверить все на месте. Конечно, такое решение превышало задание капитана Фьючера, но искушение было велико.

– Как насчет того, чтобы взять меня в команду, Гроро? Я сейчас на мели и не откажусь от любой работы.

– Если умеешь бросать и вытягивать сети, то считай, что ты уже в команде, – не раздумывая согласился Гроро. – У меня недобор.

– Ничего удивительного, – заметил нептунец. – Теперь мало желающих плавать за Великий водоворот.

Но Гроро только махнул рукой и заказал очередную порцию вина.

– Выпьем за нашу удачу, землянин! – провозгласил тост бесстрашный юпитерианец.

Под утро пьянка закончилась, и Гроро с трудом поднялся на ноги. Андроид, устойчивый к алкоголю, помог ему выбраться на улицу.

– Пора собирать команду, – сказал Гроро, и они двинулись вдоль улицы.

Гроро заглядывал в каждый бар по пути, и если там оказывался его рыбак, то бесцеремонно вытаскивал его наружу. Таким методом Гроро собрал почти всю свою команду – два десятка нептунцев, венерианцев и у ранцев.

Корабль Гроро был обычным рыболовецким судном из дюралюминия, с двумя мачтами и вспомогательным ракетным двигателем. На палубе грудами лежали сети и легкие плоскодонки для забрасывания сетей.

– Поднять якорь! Поднять паруса! – гремели команды Гроро. Рыбаки рассыпались по судну.

Нептунец стал у штурвала, и судно медленно направилось к выходу из гавани. Небо на востоке посветлело. К тому времени, когда они вышли из гавани в открытое море, над горизонтом поднялось маленькое яркое солнце. Оглянувшись, Ото увидел уходящие вдаль Скалистые острова, на одном из которых располагался Амфитрит.

– Проверь двигатель, – приказал Гроро, наклонившись над картой. – Без двигателя нам не проскочить мимо Великого водоворота.

Ото включил ракетный двигатель. Из-под кормы ударила струя воды, а судно рванулось вперед. Двигатель был в порядке. Ото отошел к капитану за дальнейшими распоряжениями.

– Ну, как тебе нравится Нептун, Ульман? – Гроро весело оглядывал бескрайний морской простор. – На маленькой Земле таких морей не увидишь, верно?

– На Юпитере тоже, – возразил Ото.

– Так ты бывал и на Юпитере? – обрадовался капитан. – Я родился в Экватории, в прибрежных джунглях...

Юпитерианец внезапно выругался и схватился за атомную пушку, установленную рядом со штурвалом.

– Проклятый заглотник по курсу! – крикнул он и припал к прицелу.

Ото заметил огромное плоское чудовище в форме диска. Одна сторона диска представляла собой сплошную пасть, способную заглатывать добычу величиной с самого себя. Капитан выстрелил, но атомная струя прошла мимо, и заглотник исчез под водой.

Океан Нептуна кишел морскими тварями. Ото с любопытством наблюдал с палубы за причудливым подводным миром. Морские змеи то и дело выбрасывали из воды зубастые головы, оглядывая волны в поисках добычи. Гигантские морские динозавры рассекали зубчатыми плавниками воду в погоне за стаями рыб, медлительные китообразные животные покачивались на волнах, пуская фонтаны воды, смешанной с воздухом.

До ушей андроида донесся слабый рев, который все нарастал и в конце концов заглушил шум морских волн.

– Подходим к Великому водовороту, – сказал Гроро. – Держать курс правей! Поставить все паруса! Ульман, запускай двигатель!

Содрогаясь от ударов о волны, судно на полной скорости преодолевало течение, которое стремилось увлечь его туда, где все громче ревели и грохотали буруны водоворота.

– Смотри, Ульман! – крикнул юпитерианец, указывая направо. – На Земле ты такого не увидишь!

Ото бывал на Нептуне не раз, но никогда не видел Великий водоворот, наводивший ужас на мореплавателей. Гигантская воронка втягивала огромные массы воды, создавая на многие километры спиральные течения, попав в которые не всякий корабль выбирался на безопасное место. А если не выбирался, то его безвозвратно затягивала бездонная пропасть.

– Никто не знает, куда эта вода проваливается! – кричал на ухо Ото капитан. – Говорят, к центру планеты... Держи правей, лохматый идиот! – заорал Гроро нептунцу у штурвала. – Не видишь, что нас сбивает с курса!

Даже на большом расстоянии от воронки течение было настолько сильным, что судно под всеми парусами и с ракетной тягой с трудом его преодолевало. Наконец грохот водоворота стал стихать, и судно помчалось, набирая скорость. Капитан приказал отключить двигатель.

– Всегда радуюсь, проскочив это проклятое место. – Гроро вытер пот со лба. – Сломайся мачта или откажи двигатель, и труба!

– Смотрите, капитан, появились острова! – Ото жадно вглядывался вдаль. – Это те самые Черные острова, о которых вы говорили?

– Нет, Черные дальше. Это Паучьи острова. Корабль прошел Паучьи острова вблизи от берега, и Ото увидел, что название дано им не напрасно. На берегу сновали черные пауки гигантских размеров, трех или четырех метров в диаметре, не сводя выпуклых красных глаз с проходящего судна.

– Хорошо, что они не умеют плавать, – заметил Гроро. – Не завидую тому, кто рискнет там высадиться. – Вскоре капитан указал на темнеющую гряду скал. – А вон там Черные острова. Мы будем устанавливать сети к северу от них.

Ото внимательно осматривал приближающиеся острова. Группа черных скал, выступающих из зеленого океана, не имела никакой растительности и казалась неприступной. Одна скала была намного выше остальных и завершалась плоской площадкой.

– Эта скала называется Черным Пиком, – пояснял капитан Гроро. – Забавные рассказы ходят о ней. Два или три рыбачьих судна якобы видели, как на плоскую вершину садятся космопланы! Вранье, конечно. Зачем космопланам садиться на голые скалы?

– Значит, рыбаки пропадали в этих местах? – спросил андроид.

– Да, примерно здесь, – кивнул головой капитан. – Должно быть, не справлялись с бурей, ну а заглотники здесь всегда начеку.

Ото едва скрывал возбуждение. Он больше не сомневался, что на Черных островах расположена база Разрушителя. Теперь надо туда добраться!

Гроро пошел на корму проверить крепление парусов, рулевой смотрел в сторону, и Ото решил ловить момент. Он перемахнул через борт и погрузился в воду. Стараясь плыть как можно дольше не выныривая, он направился к острову, до которого было меньше километра. Подняв голову для вдоха, Ото оглянулся. Судно делало круги там, где Ото прыгнул в воду.

«Ищут меня, – подумал Ото. – Молодец Гроро, заботится о людях». Он снова поплыл под водой, а когда вынырнул в следующий раз, судно прекратило поиски и удалялось на север. Мощными гребками ловкий андроид приближался к черному берегу. Когда до острова оставалось меньше двухсот метров, Ото заметил, что наперерез быстро плывут два морских чудовища. Заглотники!

Опешив от неожиданности, андроид смотрел, как на него надвигаются распахнутые пасти.

Самозванец в ловушке

Капитан Фьючер стоял перед бандитами Разрушителя, которые только что убили Кваруса Кулла, и быстро просчитывал варианты возможных действий. Бандиты приняли его за своего. Внешность Ки Ири их обманула. Но надолго ли? Его появление в конторе Кулла само по себе вызывало подозрения.

– Что ты тут делаешь, Ки Ири? Отвечай! – Венерианец с атомным пистолетом ждал ответа.

Кэртис заговорил, копируя невнятность слов и монотонную интонацию юпитерианца.

– Меня захватили люди капитана Фьючера, но я обманул их, убежал. Искал своих и вот нашел вас...

– Откуда ты знал, что мы здесь? – продолжал допрос главарь бандитов. – Мы только что прибыли с базы. Час назад Разрушитель отдал по телесвязи приказ убить сатурнянина Кулла.

– Понятия не имел, что вы здесь, – не задумываясь, сказал Кэртис. – Я прятался в гавани, надеялся как-то добраться до базы. Случайно увидел, как вы входите сюда, и пошел следом.

Капитан Фьючер исходил из предположения, что база Разрушителя находилась не в Амфитрите, а на других островах. Интуиция не подвела капитана, потому что юпитерианец вполне удовлетворился объяснением.

– Хорошо! Теперь мы можем вернуться на базу вместе. Разрушитель наверняка захочет узнать, как тебе удалось сбежать.

– Разве Разрушитель на базе? – рискнул задать вопрос Кэртис.

– Пока нет, но он прилетит утром на встречу с подводными царями, – объяснил окончательно поверивший Кэртису главарь. – Готовится проведение решающей операции. А теперь скорей в путь! Этот дьявол, капитан Фьючер, может появиться в любую минуту!

Кэртис внутренне усмехнулся, выходя из кабинета Кулла вслед за убийцами магната. Они быстро прошли вдоль берега до конца гавани, где у старого неосвещенного причала их ждала скоростная погружаемая лодка. Бандиты спрыгнули в лодку, главарь стал за штурвал. Он сразу погрузил лодку под воду и вывел ее за пределы бухты. Кэртис незаметно взглянул на компас: курс на северо-запад. Учащенный пульс капитана Фьючера выдавал крайнюю степень умственного напряжения. Ситуация полностью изменилась. Один из подозреваемых, владелец компании «Сатурн-Гравиум», однозначно доказал свою непричастность к заговору. Появился реальный шанс встретиться лицом к лицу с Разрушителем. Утром на секретной базе состоится встреча с правителями таинственных союзников. Будет принято решение о решающем ударе. Решающий удар! Речь наверняка идет об уничтожении шахты номер три.

Кэртис поклялся, что не допустит уничтожения последней шахты. Пока Разрушителю удавались все его злодейские нападения. Но настал момент, когда капитан Фьючер мог схватить преступника за руку.

– Надо выходить на поверхность, – сказал нептунец рулевому. – Приближаемся к водовороту.

Кэртис обратил внимание, что юпитерианец управлял штурвалом как-то неумело, неловко. Помимо невнятной и неуверенной речи, все люди Разрушителя с трудом и неумело выполняли любые движения. Похоже, им были чужды навыки людей.

– Скорее бы выполнить весь этот великий план! – проворчал нептунец, стоявший рядом с Кэртисом. – С нетерпением жду, когда вернусь в свое тело. В этих телах чувствую себя как скованный. Даже на родном языке не поговорить!

– Верно, – с кажущимся трудом и запинаясь отозвался Кэртис. – Очень неудобные тела. По счастью, терпеть осталось недолго.

Капитан Фьючер мысленно поздравил себя и Саймона – значит, их догадка верна. Помощники Разрушителя – это похищенные рыбаки, которым насадили чуждый интеллект. Вот почему они не могли говорить на родном языке – органы речи человека не приспособлены к подобным звукам.

«Но если так, – размышлял капитан Фьючер, – то откуда могла появиться чуждая раса? И каким образом Разрушитель сделал из них союзников?.. Есть только один ответ на оба эти вопроса. Все сходится. Интеллект людей чуждой расы пересаживается в тела похищенных рыбаков, и те становятся исполнителями злой воли».

Идея имплантации интеллекта не была выдумкой кудесника науки. Капитан Фьючер вместе с Саймоном проводили подобные эксперименты и добились успехов в опытах с мелкими животными. Конечно, гуманисты-ученые не помышляли о проведении таких опытов на людях, но капитан Фьючер знал, что технически это вполне осуществимо.

«Какое ужасное надругательство над правами человека! Разрушителю придется держать ответ и за это преступление, когда придет час расплаты!»

– Проходим Великий водоворот, – сказал псевдо-юпитерианец. – Скоро будем дома, на Черных островах!

Доносился приглушенный расстоянием гул могучего водоворота. Облако водяных брызг и тумана накрывало центр воронки в нескольких километрах к западу. Капитан Фьючер внимательно вглядывался в морской пейзаж, запоминая взаимное расположение островов и водоворота.

Небо начало постепенно светлеть, предвещая скорое наступление утра. Лодка миновала гряду мелких островов и направилась к черным скалам, поднимающимся из моря впереди по курсу. Это и были Черные острова. Они приближались неприступной базальтовой стеной, уходящей под воду почти отвесно. Ни бухты, ни даже береговой полосы Кэртис не заметил, хотя напряженно осматривал берег. Тем не менее юпитерианец не сбавлял скорости, гнал лодку, как показалось капитану Фьючеру, прямо на скалу, будто намереваясь совершить самоубийство.

Черная стена была совсем близко, и Кэртис невольно напрягся, ожидая сокрушительного удара. Удара не последовало. Взору открылась узкая расщелина, через которую лодка проскочила в темный тоннель. Юпитерианец включил прожектор, и лодка вошла в огромную котловину, окруженную отвесными скалами.

– Ну вот мы и дома, на базе, – сказал рулевой. – Считай, что тебе повезло, Ки Ири!

Внимание капитана Фьючера было целиком поглощено расположением и устройством вражеской базы. Атомные лампы, подвешенные на вбитых в скалы кронштейнах, освещали котловину ровным красноватым светом. С одной стороны котловины тянулся широкий выступ почти на уровне воды. Там была пристань. Три загруженных лодки такого же типа, как та, на которой плыл Кэртис, были привязаны цепями к чугунным кольцам пристани. У самого края выступа, уходя в воду, возвышалась металлическая клетка непонятного назначения. Рядом с клеткой лежали и сидели десятки людей; при виде лодки, пришвартовавшейся к причалу, они поднялись на ноги неловкими механическими движениями. Капитан Фьючер прикинул, что здесь находится около сотни людей с разных планет. При всем внешнем различии их объединял странный потухший взгляд запавших глаз, застывшее выражение лиц и ходульная дергающаяся походка. Кэртис не сомневался, что перед ним люди с чуждым интеллектом.

– Разрушитель приехал? – спросил юпитерианец, ступая на пристань.

– Пока нет, – ответил лохматый плутонец из толпы. – Морские цари тоже не прибыли.

– Скоро соберутся, – уверенно заявил юпитерианец и указал на капитана Фьючера. – Смотрите, Ки Ири снова с нами. Его захватили враги, но он убежал.

– Ки Ири убежал! – несколько оживился плутонец. – Мы не хотели тебя оставлять, Ки Ири, но сами едва успели унести ноги!

Кэртис сообразил, что плутонец участвовал в нападении на «Комету».

– Вы поступили правильно, – глухо ответил Кэртис. – С капитаном Фьючером и его людьми шутки плохи. Но я их перехитрил!

– Наши цари и Разрушитель скоро прибудут, а пока надо отдохнуть. Предстоит трудное дело. – Юпитерианец, видимо, был каким-то начальником. Все расселись и разлеглись на пристани, а Кэртис не спеша стал прогуливаться вдоль выступа, словно разминаясь после утомительного плавания. Скальный выступ тянулся метров на двести и оканчивался тропой, которая круто уходила вверх.

– Готов спорить, что тропа ведет к посадочной площадке космопланов, – пробормотал Кэртис.

Он лениво повернулся и пошел обратно к металлической клетке. Подойдя ближе и замедлив шаги, Кэртис заметил, что клетка оборудована двумя одинаковыми вертикальными камерами в виде цилиндров с дверцами. Над каждой камерой был закреплен шлем, от которого шли жгуты проводов к щиту управления и шкафу с электрической аппаратурой. Одна камера находилась над водой, вторая была погружена ниже уровня отлива.

Кэртис сразу же понял устройство и назначение клетки.

– Машина для пересадки интеллекта... Наверху усаживали человека, внизу – морское существо. Одна тайна Разрушителя раскрыта.

В толпе псевдолюдей раздались радостные возгласы.

– Плывут! Наши цари плывут!

Толпа собралась у края пристани и напряженно вглядывалась в кромку воды. Кэртис присоединился к остальным. Сердце его взволнованно стучало. Он знал, что сейчас увидит тайную расу, легендарную расу, которую Разрушитель завербовал в союзники.

Полдюжины морских существ подплыли к пристани. В свете ламп виднелись белые тела, похожие на человеческие; вот только ноги срослись в мощный хвост с широким плавником, а короткие сильные руки имели плавники на локтях и между пальцев. Лицом прибывшие почти не отличались от людей, лишь в области шеи виднелись жабры, щели которых ритмично расширялись и сужались в такт дыханию. На морских гостях были короткие куртки из металлической сетки, а в руках у двоих Кэртис заметил металлические стержни.

Таинственная раса человекоподобных существ, обитающая на глубине океана! Вот о ком слагали легенды жители Нептуна! Вот кто помогал Разрушителю!

Обитатели глубин

– Наши цари здесь! – выкрикивали псевдолюди в радостном возбуждении. – Слава морским царям!

Люди-рыбы подплыли к самому краю скального выступа и застыли на поверхности, слабо шевеля плавниками. Кэртис догадывался, что морские обитатели, известные по легендам как морские дьяволы, существуют и что Разрушитель каким-то образом склонил их к сотрудничеству. Они помогли уничтожить подводные шахты на Нептуне. Но для полетов на другие планеты морские люди не годились – не могли жить в атмосфере, не могли выполнять движения людей. По этой причине Разрушитель осуществил бесчеловечный план. Узнав, что морские обитатели освоили технику пересадки интеллекта, он уговорил их произвести такую операцию над сотнями людей, которые составили бы отряд верных исполнителей преступных планов Разрушителя за пределами Нептуна.

– Гнусный, коварный замысел, – шептал про себя капитан Фьючер, до конца раскрывший механику заговора против человечества. – Осталось выяснить, какую выгоду рассчитывают получить сами морские люди от уничтожения источников гравиума...

– Принесите переговорный аппарат! – закричал кто-то рядом с Кэртисом. – Наши цари будут говорить!

Быстро принесли компактный аппарат с динамиком снаружи и микрофоном на длинном шнуре. Микрофон опустили в воду. Из динамика раздалась громкая речь на языке землян, но такая же невнятная и запинающаяся, как у остальных псевдолюдей.

– Где Разрушитель? Мы договорились встретиться здесь в этот самый час, – спросил один из морских царей.

– Разрушитель здесь! Его лодка вышла из тоннеля! – закричали голоса, и тотчас вынырнувшая из воды лодка медленно подплыла к пристани.

Разрушитель! Таинственный заговорщик, вознамерившийся парализовать всю Солнечную систему!

Разрушитель поднялся на пристань. На нем был черный скафандр и закрашенный черной краской шлем с узкими прорезями для глаз.

«Значит, даже здесь злодей держит в тайне свою внешность, – подумал с презрением капитан Фьючер. – Пожалуй, я знаю, кто скрывается под черным обличьем». Он испытывал сильное желание вызвать по видеосвязи «Комету» и планетарную полицию и одним ударом разгромить гнездо заговорщиков. Но риск был слишком велик – Кэртис постоянно находился под наблюдением врагов.

– Морские цари уже здесь? – спросил Разрушитель, используя резонатор, чтобы исказить голос. – Отлично!

Разрушитель подошел к краю пристани, наклонился к поверхности воды и вступил в переговоры с помощью аппарата.

– Ваши люди выполнили задание. Шахты номер один и два полностью уничтожены. Точно по графику.

– Когда приступим к уничтожению последней шахты? – спросил голос из аппарата.

Капитан Фьючер с замиранием сердца слушал беседу. К этому времени он не сомневался, что подводные шахты уничтожили морские обитатели. Но теперь он узнал, что уничтожение выполнено точно по согласованному графику. Это дало капитану Фьючеру доказательство того, что Разрушителем мог быть лишь один из подозреваемых.

– Теперь настала очередь у дара по шахте номер три, – говорил Разрушитель. – Но земляне расставили охрану вокруг купола снаружи.

– Для нас это не проблема. Наши люди легко расправятся с охраной. Итак, мы разрушим купол последней шахты. Когда?

– Завтра, ровно в полдень, – распорядился Разрушитель. – Затем выполним завершающую часть нашего плана – уничтожим Амфитрит и сотрем Скалистые острова с лица океана! Нептун снова целиком и полностью перейдет под ваш контроль. Ни один человек больше не появится на вашей планете! Никогда!

– Прекрасно! – раздалось из-под воды. – Наш народ мечтал о том дне, когда на нашей воде не останется ни одного захватчика!

Капитан Фьючер отказывался верить своим ушам! Разрушитель, этот ренегат человеческой расы, намерен уничтожить целый город! Уничтожить межпланетную цивилизацию! Невиданное злодейство вызвало в душе Кэртиса прилив ярости. С какой целью этот черный ублюдок вредит человечеству?

– Надо проявлять крайнюю осторожность, – давал вполне разумные указания Разрушитель. – Чертов капитан Фьючер жив и на свободе. Он, конечно, не сидит сложа руки. Необходимо устранить его до нанесения последнего удара. Иначе нельзя быть уверенным в успехе... – Разрушитель повернулся к мохнатому плутонцу. – Хаб Харро, ты и твои люди провалили план захвата космоплана! Без «Кометы» он не смог бы нам повредить.

– Мы напали на корабль, – объяснил плутонец, – но люди капитана Фьючера отразили атаку. Двое из наших убиты, а Ки Ири был захвачен в плен. К счастью, он убежал. Можете его расспросить.

Разрушитель повернулся к Кэртису, и прорези глаз пытливо уставились на самозванца.

– Ты убежал от капитана Фьючера, Ки Ири? Как тебе удалось?

– Без труда, – ровным невнятным голосом ответил лже-Ири. – Я потерял сознание. Они оставили меня без присмотра. Не связали. Я пришел в себя, но не подал вида. Они отвернулись, я сбежал. Вот и все.

– Значит, капитан Фьючер и его прихвостни сейчас ищут тебя по всему Амфитриту, – промолвил Разрушитель и на мгновение задумался. – Прекрасная мысль! Мы избавимся от рыжего дьявола! Ки Ири, ты отправишься в Амфитрит, найдешь капитана, или он найдет тебя, неважно. И ты его убьешь!

– Я?! – воскликнул капитан Фьючер, но вовремя спохватился и продолжал монотонно: – Как я могу его убить, он теперь меня узнает.

– Вот, смотри! – Разрушитель достал из кармана стеклянную ампулу. – В этой ампуле чрезвычайно ядовитые клещи с Венеры. Попав на кожу человека, клещи выпускают токсин, и человек гибнет в страшных мучениях за несколько минут. Спрячь ампулу и отправляйся в Амфитрит. Пусть капитан Фьючер найдет тебя. Ты разломишь ампулу и швырнешь осколки в капитана. Капитану Фьючеру придет конец!

– Но конец придет мне тоже, – по возможности спокойно, но натурально запинаясь, возразил Кэртис Ири.

– Неужели ты не хочешь пожертвовать собой ради блага морской расы, Ки Ири? – строго спросил Разрушитель.

– Положить жизнь за народ – святая обязанность каждого, – напомнил голос из-под воды.

Спорить с царями простому человеку-рыбе не пристало, и Ки Ири согласно склонил голову. Кэртис не мог не отметить иронию своего положения. Капитана Фьючера посылают убить капитана Фьючера!

План действия созрел мгновенно. Здесь он ничего сделать не мог, один против сотен врагов. Мелькнула мысль: а не разбить ли ампулу, как только он получит ее из рук Разрушителя? Но Разрушитель в скафандре останется жив, не пострадают также морские люди-рыбы под водой. Нет, надо вернуться в Амфитрит и захватить Разрушителя, когда тот заявится туда после конференции.

Личность Разрушителя больше не была тайной для Кэртиса. Итак, сначала схватить Разрушителя, а уж потом заняться подводными диверсантами.

– Я рассчитывал захватить капитана Фьючера живым, – продолжал Разрушитель. – Это сильно помогло бы моим планам. Но раз он не попал мне в руки, придется его убить. Оставлять капитана живым и на свободе нельзя.

– Жить ему осталось недолго, – заверил Кэртис Ири, протягивая руку за ампулой.

В этот момент на берегу раздались крики.

– Лодка! Из тоннеля вышла лодка! Разрушитель сжал ампулу в кулаке и повернулся.

– Какая лодка? – встревоженно воскликнул он. – Все наши лодки на месте. Это капитан Фьючер! Оружие к бою!

В руках сообщников появились атомные пистолеты, а морские люди под водой направили в сторону приближающейся лодки стержни. Кэртис замер в ожидании. Он подумал, что Грэг и Ото каким-то образом пронюхали о базе и ринулись в атаку. Маленькая лодка на огромной скорости вынеслась в котлован и уткнулась в пристань. Из нее выскочил венерианец.

– Да это же Ки Ири! – изумленно воскликнул Разрушитель. – Еще один Ки Ири! Вот так номер!

Кэртис смотрел на двойника с не меньшим изумлением. Снова ирония судьбы! Ки Ири сбежал с «Кометы». Не исключено, что тем же способом, который придумал для себя капитан Фьючер.

В голове Кэртиса одна мысль обгоняла другую. Выхватить протоновый пистолет и пробиться сквозь толпу врагов? Исключено. У всех в руках наготове оружие. Блефовать! Вот единственный шанс.

– Очень интересно! – протянул голос из-под скафандра. – Кто же из них настоящий Ки Ири, а кто – самозванец? Второй вопрос для меня гораздо интересней!

– Этот человек – обманщик! – воскликнул Кэртис. – Мы знаем, что капитан Фьючер и его андроид – мастера перевоплощения. Один из них притворился венерианцем и прибыл сюда! Но поздно!

– Ложь! – завопил, насколько это было в его силах, настоящий Ки Ири. – Капитан Фьючер – он!

– Держать обоих под прицелом, – распорядился Разрушитель. – Мы легко определим, кто есть кто.

Кэртис в душе проклинал халатность друзей и незаметно тянул руку к поясу, к протоновому пистолету.

– Ки Ири с Венеры, а капитан Фьючер с Земли, – объяснил Разрушитель. – Мы посмотрим на их компенсаторы и... – человек в скафандре довольно рассмеялся, – и займемся капитаном Фьючером!

Кэртис понял, что настал конец, но решил прикончить и врага. Он выхватил оружие и не целясь выстрелил в Разрушителя, однако в спешке промахнулся, а второй выстрел произвести ему не дали.

Со всех сторон навалились псевдолюди, выхватили пистолет и скрутили руки за спиной.

– Принесите губку с водой и масло, – распорядился Разрушитель. – Смойте грим. Полюбуемся нашим противником!

Кэртис отчаянно отбивался, молотил кулаками по тупым мордам бандитов, но силы были неравны. Его скрутили, окатили водой голову, протерли масляной губкой лицо.

– Капитан Фьючер собственной персоной, – подтвердил Разрушитель. – Я рад, что не пришлось его убивать.

– Ты еще пожалеешь, что сам остался жив, – бушевал Кэртис в бессильной ярости. – Не думай, что тебе удалось ускользнуть от возмездия. Можешь не прятаться в черном скафандре! Я знаю, кто ты, и доберусь до тебя...

– Мне известны твои возможности, капитан Фьючер, – спокойно произнес Разрушитель. – Но на каждого мудреца хватает простоты, не правда ли? На этот раз простаком оказался капитан Фьючер. Я тебя перехитрил по всем статьям. Однако грех не воспользоваться твоими способностями, капитан Фьючер. Ты теперь мой союзник. Ты поможешь мне довести план до полной победы.

– Говори, да не заговаривайся! – Кэртису терять было нечего, и он открыто высказывал презрение ренегату. – Я помогу тебе только в одном – отправиться на Цербер или на тот свет.

На планетке Цербер находилась межпланетная тюрьма для самых опасных преступников, и Разрушитель, конечно, об этом знал.

– Э, нет, капитан. – Голос из скафандра звучал с нескрываемым торжеством. – Хочешь не хочешь, но ты мне окажешь неоценимую помощь. Ведь не напрасно я первым делом пытался захватить тебя еще на Луне. Ты мне нужен. Вернее, не ты, а твое тело, в котором вместо твоего хваленого ума будет другой, умней и покладистей!

Капитан Фьючер похолодел перед ужасающей угрозой.

– Начинаешь догадываться? – засмеялся Разрушитель. – Пересадка интеллекта, как ты понимаешь, дело вполне реальное. Мудрые люди-рыбы давно разработали метод и аппаратуру. Сейчас пришла твоя очередь убедиться в реальности операции. Твой ум мы пересадим в тело морского существа, а твою пустую голову займет новый жилец, мой верный помощник. Как тебе нравится такой вариант? Оцени всю прелесть замысла. Прославленный герой девяти планет, надежда Солнечной системы и – как там еще тебя величают? – станет моим послушным слугой!

Кэртис впервые за свою жизнь испытал страх. Он не боялся за свою жизнь, он предпочел бы тысячу раз умереть в любых мучениях, чем отдавать свое тело, свою репутацию в руки гнусного злодея.

– Отнести его в камеру обмена, – велел Разрушитель. – В нижнюю камеру пусть сядет кто-либо из свиты Царей.

Кэртис дергался и рвался, но его втащили в металлическую камеру-футляр и крепко привязали ремнями к стойкам. На голову надели тяжелый шлем, контакты которого прикрепили к шее у основания черепа, сделав небольшой надрез на коже. Во вторую камеру-футляр, расположенную в воде непосредственно под верхней, заплыл морской обитатель. Он взглянул на капитана Фьючера круглыми умными глазами и сам надвинул на голову шлем.

Разрушитель подошел к пульту, настроил аппарат и щелкнул выключателем. Процесс пошел.

Кэртис ощутил, как могучая волна силового поля окутала мозг и будто смыла мысли, чувства, ощущения, память... Личность капитана Фьючера исчезла. Осталась оболочка – тело молодого красивого человека с огненно-рыжей шевелюрой.

Друзья спешат на выручку

Венерианец Ки Ири стал первым преступником, которому удалось сбежать с «Кометы». После ухода капитана Фьючера, Ото и Эзры Гурни на корабле остались Саймон, Джоан и Грэг. Джоан проводила взглядом капитана, пожелав в душе ему успеха в опасном начинании, затем подошла к столу, где Саймон осматривал венерианца.

– Начинает приходить в сознание, – проскрипел Мозг. – Надо будет загипнотизировать его и заставить говорить правду. Грэг! Принеси гипнотизатор.

Грэг вынул из шкафа маленький прибор, на котором был установлен диск с нанесенными на него полосами. Саймон установил прибор перед лицом венерианца. Диск вращался с регулируемой скоростью, и Мозг настроил прибор на скорость, при которой полосы почти сливались в сходящуюся к центру спираль. Пленник открыл глаза и недоуменно уставился на диск. Застывший взгляд неотрывно следил за спиралью. Мозг менял скорость вращения, и спираль то распадалась на полосы, то снова сливалась воедино. Пленник застыл в оцепенении, не отводя глаз от диска.

– Кто ты такой? – резко спросил Саймон.

– Я Ки Ири, рыбак с Венеры, – невнятным голосом ответил пленник.

– У тебя тело Ки Ири, но чужой мозг, – настойчиво допрашивал Саймон. – Твой мозг взят у чужой расы. У какой расы взят мозг? Отвечай!

– Моя раса, это... – медленно заговорил пленник и вдруг замолк, но тут же продолжал с непонятным волнением: – Люди моей расы близко. Я чувствую их присутствие. Они идут сюда!

– Грэг! Посмотри, нет ли кого-нибудь снаружи, – распорядился Саймон.

Грэг распахнул дверь и вывалился из корабля, готовый встретить незваных гостей. Саймон и Джоан смотрели ему вслед, ожидая услышать шум борьбы. Из-за их спины проскользнула тень и метнулась к двери. Ки Ири выскочил из корабля! Сбежал!

– Ловите негодяя! – закричал Саймон. – Он нас обманул, он не был под гипнозом!

Джоан выскочила наружу и вместе с роботом обшарила окружающие скалы. Однако венерианца и след простыл.

– Обманул меня как мальчишку! – сетовал Саймон. – Прикинулся загипнотизированным. А я со своим диском остался в дураках. И все оттого, что привык иметь дело с людьми глупей себя. Надо было сообразить, что у него незаурядный интеллект!

Но Джоан не слушала причитания обманутого ученого. Ее мысли летели к капитану Фьючеру, которому теперь грозила опасность.

– Саймон! – воскликнула девушка, не в силах скрывать беспокойство. – Что теперь будет с капитаном Фьючером? Если появится настоящий Ки Ири, то капитана разоблачат!

– Вы правы, Джоан, – согласился Саймон. – Кэртиса надо немедленно предупредить.

– По видеосвязи? У него ведь есть портативный аппарат!

– Нет, риск слишком велик. Если Кэртис сейчас в компании Разрушителя, то наш вызов выдаст его верней, чем Ки Ири, который еще неизвестно, доберется ли до базы...

В этот момент в дверях появился Эзра Гурни. Опытный полицейский сразу почувствовал, что произошло неладное.

– В чем дело? – спросил он Джоан. Та быстро рассказала о побеге бандита.

– Итого только не хватало! – воскликнул ветеран. – Надо немедленно связаться с капитаном Фьючером! Я отправляюсь в Амфитрит, постараюсь разыскать его. Джоан, вам лучше остаться здесь. Если будут новости, я дам вам знать.

Джоан с облегчением смотрела вслед уходившему начальнику полиции.

– Никогда не прощу себе эту оплошность, если она повредит Кэртису! – не мог успокоиться Саймон.

– Хозяин будет в порядке, – уверенно прогудел робот, но фотоэлектрические глаза горели без обычной уверенности.

Время тянулось медленно. Наступил день, туманный день Нептуна под слабым светом далекого солнца. «Комета» стояла в прибрежных скалах, ожидая сигнала к действию. Но только к вечеру прозвучал вызов видеоаппарата.

– Капитан Фьючер! – воскликнула Джоан, бросаясь к телевизору. Но это был Эзра Гурни.

– Обыскал весь город! Никакого следа капитана Фьючера. Может быть, он вернулся на «Комету»?

– Нет, не вернулся и не передавал никаких сообщений, – ответила Джоан. – Мы тут ужасно волнуемся.

– В таком случае продолжу поиски, – сказал Эзра, но лицо его выражало серьезное беспокойство. – Я свяжусь с вами позже.

Джоан повернулась к Саймону.

– Надо что-то предпринять! – взмолилась она. – Нельзя же вот так сидеть и ничего не делать!

– Нетерпение пользы не приносит, – проскрипел Мозг.

– Я больше не могу терпеть! – вскипела девушка. – Неужели вы столь бесчеловечны...

Джоан спохватилась, вспомнив, что Саймон и Грэг действительно не люди и человеческие эмоции им чужды.

– Я тоже был человеком, милая, – напомнил Саймон. – Я был человеком дольше вас и когда вас еще не было на свете. Я хорошо помню, как влияют эмоции на человека, как они туманят мозг и искажают суждения.

– Простите, я не хотела вас обидеть. – Джоан покраснела от смущения. – Я глубоко уважаю вас, и Грэга, и Ото. Вы...

Жужжание зуммера прервало беседу. На экране возникло лицо Ото. Мокрый, исцарапанный, все еще в обличье рыбака-землянина, Ото тяжело дышал и явно очень спешил.

– Саймон! Грэг! Слушайте! Я нашел базу Разрушителя! Она на Черных островах, на самой высокой скале. Я добрался сюда только что...

Андроид поспешно рассказал, как он добирался вплавь до острова, как на него напали два заглотника, одного из которых он застрелил из протонового пистолета, а второй прекратил погоню и занялся пожиранием убитого сородича.

– Я залез на самую высокую скалу, у которой плоская вершина, и там увидел два космоплана Разрушителя. И никакой охраны! Значит, база где-то недалеко. Берите шефа и летите сюда.

– Но Кэртис не вернулся, и мы не знаем, где он, – ответил Мозг. – Он отправился на поиски Разрушителя, а в это время настоящий Ки Ири сбежал.

– А вы куда смотрели? – вскипел андроид, понимая, чем грозит побег пленника. – Теперь шеф рискует еще больше!

– Знаю, знаю, – согласился Саймон. – Ото, слушай меня! Если Кэртис добрался до базы, то он должен быть где-то недалеко от тебя. Мы немедленно вылетаем и займемся поисками Кэртиса вместе.

– Хорошо, – ответил Ото. – Опускайтесь прямо на площадку на вершине. Я буду вас ждать.

Грэг сел за пульт управления, и «Комета» помчалась по темному небу на северо-запад от Амфитрита. Взошла луна Тритон и осветила бурные волны океана.

– Слева пролетаем Великий водоворот, затем будут Паучьи острова, а за ними Черные, – объяснял Мозг, глядя в карту Нептуна

«Комета» подлетела к Черным островам и сделала круг над самым крупным островом, на котором возвышалась гора с площадкой Грэг увидел блестящие в лунном свете корпуса двух космопланов и опустил «Комету» на свободное место. Робот взял в руки куб Саймона и спустился на землю. Джоан вышла следом.

В ночной тишине не было слышно ни звука. Неожиданно от темной скалы отделилась фигура и прыгнула в их сторону Грэг схватился за пистолет. Ото!

– Наконец-то! – проворчал он. – Я уж думал, вы решили остановиться в Амфитрите на ужин!

– Попробуй добраться быстрей, когда полетим назад! – возмутился Грэг. Андроид и робот готовы были затеять привычную перебранку, но Саймон не дал им развернуться.

– Ото, где, по-твоему, может находиться база Разрушителя? – спросил он андроида.

– Точно не знаю, но я нашел тропу, которая ведет вниз по ущелью. Скорее всего база у берега. Я не хотел спускаться, не дождавшись вас

– Тогда поступим следующим образом, – приказал Саймон. – Ото и Грэг спускаются вниз, проводят разведку. Если найдете базу, проверьте, там ли Кэртис. Если он там и в опасности, действуйте, как сочтете нужным, чтобы выручить его. Если Кэртиса нет, постарайтесь себя не обнаружить... не вздумайте скандалить по дороге!

Робот и андроид оставили Саймона с Джоан и начали спуск по узкой тропе. Они шли почти в полной темноте. Лишь слабый свет просачивался через узкую щель вверху, но Ото и Грэгу этого света хватало, чтобы следовать по тропе, по обе стороны которой то вздымалась сплошная черная стена, то обрывалась пропасть.

– Не нравится мне местный пейзаж, – проворчал Грэг, – напоминает ущелья Урана...

– Тише! – зашипел андроид. – Я слышу голоса... И удары волн о берег...

Они двинулись еще осторожней, держа оружие наготове. Тропа вышла к выступу скалы на дне огромного котлована, освещенного атомными лампами.

– Смотри! – прошептал Ото. – Вот она, секретная база Разрушителя!

Друзья глядели на ту самую площадку, на которой несколько часов назад капитан Фьючер встретился лицом к лицу с Разрушителем. Теперь на пристани бродили и сидели десятки бандитов, которых Ото признал по ходульной походке и застывшим выражениям лиц.

– Нечистые силы космоса! – изумленно воскликнул вполголоса андроид. – Смотри, вон наш шеф! Ходит между бандитами, и те не обращают на него никакого внимания. Грим венерианца смыт!

Ото не ошибся. Капитан Фьючер разгуливал среди врагов. Рыжие волосы, загоревшее лицо, стройная фигура – все приметы сходились!

– Не понимаю! – Ото удивленно разглядывал капитана Фьючера из укрытия. – Протоновый пистолет при нем, значит, он не пленник...

– Хозяин выполняет какой-то хитрый план, – прошептал Грэг с обычной безграничной верой во всемогущество капитана Фьючера.

– Возможно, – согласился Ото. – Но я хотел бы понять, в чем эта хитрость заключается. Для начала надо привлечь его внимание. Подождем, когда он подойдет ближе.

Капитан Фьючер мерно ходил взад и вперед по пристани, словно в ожидании. Вот он повернулся и пошел в сторону притаившихся друзей. Ото неотрывно следил за капитаном.

– Шеф! – прошептал он, когда капитан Фьючер подошел достаточно близко к входу в ущелье. – Это мы! Здесь, в расщелине!

Капитан Фьючер на мгновение застыл, затем повернулся лицом к тропе. Ото вышел ему навстречу и тоже стал как вкопанный. Что-то произошло с капитаном! Вроде бы Кэртис не изменился. Но красивое лицо застыло как маска, серые глаза потухли и словно провалились в глазницы. Да и подходил он не своей легкой походкой, а переваливаясь с ноги на ногу.

– Шеф! Что с тобой? – спросил Ото чуть громче. – Ты не узнаешь нас?

И тут произошло событие, которое потрясло андроида.

– Люди капитана Фьючера! – закричал Кэртис хриплым невнятным голосом. – Хватайте их, быстро!

Бандиты Разрушителя вскочили и ринулись на робота и андроида.

– Кэртис выдал нас врагам! – Ото не верил ни своим глазам, ни ушам. – Но это невозможно! Невозможно!

Город под водой

Капитан Фьючер потерял сознание в камере обмена. Он не мог знать, сколько длился процесс замены интеллекта, но наконец сознание вернулось. Он огляделся. Сначала ему показалось, что он находится в той же камере, но потом обнаружил, что его камера заполнена водой. И он, землянин, свободно дышал!

Он опустил глаза на свое тело и едва снова не потерял сознание. Тело было чужим! Белое тело получеловека-полурыбы. Хвост русалки, руки с перепонками-плавниками... Кэртис ощупал голову и лицо. Голова круглая, без волос. Вместо носа небольшое отверстие, на шее жабры! Жабры автоматически расширялись и сжимались, перегоняя сквозь себя насыщенную воздухом морскую воду.

«Морской обитатель, – подумал Кэртис в отчаянии. – Меня превратили в морское существо!»

Кэртис, работая хвостом и руками-ластами, высунулся из воды и заглянул в верхнюю камеру. Там, над водой, находилось тело землянина с загорелым лицом и огненной шевелюрой – собственное тело капитана Фьючера, в которое пересадили чужой разум.

Через пару секунд Кэртис начал задыхаться и хрипеть. Он не мог жить вне воды! Высохшие жабры астматически разевались, в голове плыл туман. Кэртис плюхнулся назад в воду и с облегчением почувствовал, как струи воды хлынули через жабры. Он был в родной стихии!

Разрушитель, по-прежнему в скафандре, подошел к камере и глянул на Кэртиса в новом обличье.

– Как себя чувствуете в обновке? – насмешливо спросил архизлодей.

Капитан Фьючер бывал во многих переделках. Но чтобы его переделали в буквальном смысле, да еще в рыбу!.. Прежде он всегда оставался при своем теле и знал, как использовать свои почти неограниченные физические способности для достижения цели. Теперь же весь знакомый мир – земля, небо, города – был ему недоступен. Он находился в плену чуждого тела и не мог из этого плена бежать, как человек не может бежать от самого себя.

Кэртиса вытащили из клетки и тут же стянули руки цепью. Два морских существа держали каждый свой конец цепи. Разрушитель опустил в воду микрофон и давал команды через переговорный аппарат.

– Тащите его в свой город и посадите в тюрьму вместе с остальными. Не забудьте, что завтра ровно в полдень ваши люди должны нанести удар по шахте номер три. Остальные готовят разрушение Амфитрита.

– Да будет так! – торжественно сказал один из морских людей, видимо, какой-то начальник. – Завтра вечером последний инопланетянин будет сметен с лица нашей воды!

Разрушитель повернулся и ушел, а морской начальник обратился к Кэртису:

– Плыви рядом с нами и не пытайся удрать. Иначе мы тебя пристрелим!

Человек-рыба потряс перед лицом пленника стержнем, который, как догадался Кэртис, был заряжен атомными импульсами. В любом случае от охранников не позволяли уплыть тяжелые цепи. Кэртис послушно держался рядом с подводными людьми, с удивлением ощущая, как быстро он осваивает новое тело. Волнообразные колебания туловища, ритмичные удары хвоста – все происходило само по себе, без участия сознания, и Кэртис скользил в зеленоватой толще морской воды с легкостью рыбы, хотя цепи на руках замедляли движение.

Черные острова остались позади, и Кэртис не мог уследить, куда они держат путь, не имея привычных ориентиров. К тому же его мысли занимали более насущные проблемы.

Оказаться в чужом теле – положение, конечно, ужасное. Но гораздо больше терзала мысль о том, что в его собственном теле, в теле капитана Фьючера, правит чужой разум! Соратники, Эзра, Джоан, все его друзья не заметят подмены, они будут по-прежнему доверять ему, надеяться на его благородство и могущество!

Кэртис отчетливо представлял, как умело использует Разрушитель престиж капитана Фьючера для успешного выполнения преступных планов. Никто и ничто не сможет теперь остановить злодея!

Усилием воли Кэртис отогнал мрачные мысли. Надо искать пути спасения. Не упустить даже малейшего шанса. Быть начеку и не расслабляться!

Рыбы-люди плыли в открытом океане на глубине пяти метров. Лучи солнца сюда еле пробивались, но Кэртис видел гораздо дальше и лучше, чем прежде, в собственном теле. Глаза морских людей были отлично приспособлены к водной среде.

Кэртис с любопытством осматривал морское дно, покрытое густой и разнообразной растительностью. Гигантские водоросли местами поднимались почти до поверхности, обширные рощи деревьев-полипов с разноцветными ветвями мерно покачивались в придонных течениях, морские звезды, словно диковинные цветы, покрывали каменистые площадки.

Так они плыли час или более, после чего охранники начали медленное погружение, направляясь к подводному городу. Вода из зеленоватой стала темно-голубой, но видимость оставалась хорошей, и вскоре Кэртис заметил темные шпили и башни – город морских людей. Целая раса с высокоразвитой цивилизацией таилась в глубинах океана, и никто на планетах Системы не подозревал о таком соседстве!

Внимание Кэртиса внезапно переключилось на чудовищного подводного ящера, напоминающего древних динозавров, который быстро плыл им навстречу. Это был урсал – самый крупный хищник нептунских морей, гроза рыбаков, которые не раз становились жертвой кровожадного страшилища.

Однако стражники не проявили никакого беспокойства. У реал приблизился настолько, что стала видна фигурка всадника, сидевшего на шее ящера и погонявшего его длинным копьем; позади морского зверя тащилась баржа, загруженная рудой. Рыбы-люди приручили у реала!

Кэртис проникся удивлением еще в большей степени. Он знал, что морские люди далеко продвинулись в науке, но приручать страшных хищников!..

Подводный город был совсем рядом. Кэртис всматривался в здания, забыв на время о своем бедственном положении. Дома, построенные из черного камня, имели кубическую форму, окна и проемы крыш – самих крыш не было – были зарешечены для защиты от морских чудовищ. Жизнь в городе била ключом. Толпы ластоногих жителей сновали во всех направлениях над крышами домов – мужчины, женщины, дети, все в одинаковых куртках из металлической сетки, все заняты обычными делами и заботами. Как в любом городе на суше!

Кэртис рассматривал здания, над которыми он проплывал, и видел заводы с атомными плавильными печами, научные лаборатории, оснащенные всяческими хитроумными приборами, торговые центры с грудами металлических курток на прилавках, школы...

Между тем пленника вели, направляя легкими подталкиваниями, к высокому пирамидальному зданию в центре города, позади которого находилась открытая площадка, уставленная клетками. В клетках сидели угрюмые урсалы, злобно поглядывая красными глазками сквозь прочные прутья.

Кэртиса сунули в большую клетку, сняли с него наручную цепь и заперли дверь снаружи. В той же клетке находились десятки людей-рыб; одни лениво плавали вдоль решеток, другие безучастно сидели на полу.

Охранники поплыли прочь, и Кэртис тоскливо смотрел им вслед. Это были тюремщики, а он, капитан Фьючер, оказался вдвойне в тюрьме: в тюрьме чужого тела, помещенного в тюрьму-клетку. Однако неистребимый оптимизм взял верх. Нет и не может быть такой тюрьмы, из которой не выбрался бы хитроумный капитан Фьючер!

Кэртис внимательно осмотрел место заключения. Клетки из прочных металлических прутьев тянулись в два ряда с узким проходом между ними. Двери заперты на засов, до которого изнутри не дотянуться. В клетках первого ряда помещались рыбы-люди, во втором ряду – урсалы.

Кэртис перевел взгляд на сокамерников. Их было около сотни, и все выказывали интерес к новому пленнику.

«Меня приняли за рыбу-человека, – усмехнулся про себя Кэртис. – Могу представить, как они удивятся, услышав речь землянина!»

Но удивляться пришлось Кэртису, когда один из заключенных обратился к нему на родном языке землян.

– Кто ты? – спросил сокамерник. – Тоже с суши?

– Да, я землянин! – ответил Кэртис, с трудом приспособившись к голосовому аппарату рыбы. – Неужели все заключенные в этой клетке – люди, которым заменили тела?

– Так оно и есть, – ответил товарищ по несчастью. – Меня звать Дул Уван, я рыбак с Урана. Мы рыбачили вдали от Амфитрита, когда вдруг напали люди-рыбы. Они перевернули нашу лодку, а нас отволокли на Черные острова. Там нас встретил человек в скафандре, которого остальные называли Разрушителем. По его приказу нас поочередно помещали в камеру и пересаживали мозги в эти проклятые рыбьи тела!.. С тех пор мы сидим в клетке, и конца не предвидится!

– То же самое приключилось со мной, – коротко объяснил Кэртис.

Он понял, что сидит вместе с пропавшими рыбаками, тела которых использует Разрушитель в качестве бандитов-помощников. Но зачем держать взаперти рыб с интеллектом людей?

Дул Уван ответил на этот вопрос.

– Когда морские дьяволы выполнят свою задачу ни суше, они вернутся в свои тела. Но тело без мозга жить не может, поэтому мы как бы сохраняем их тела в нормальном состоянии, черт бы их всех побрал! После обратного обмена мозгами они нас убьют.

– А бежать отсюда невозможно, – подытожил Кэртис печальный рассказ. – Неужели Разрушитель возьмет верх?

Подводная битва

Солнце закатилось над Нептуном, и в глубине океана наступила ночь. Из окон и над крышами домов лился свет атомных ламп.

Кэртис беспокойно плавал от стенки к стенке, снова и снова обдумывая шансы освободиться из подводной тюрьмы. Вырваться на волю, а там будет видно, что делать дальше!

Вечером в проходе между клеток появились люди-рыбы с плоскими контейнерами в руках. Просунув контейнеры сквозь прутья, они поставили их на пол и удалились.

– Принесли пищу, – сообщил Дул Уван. – Кормят раз в сутки, так что не отказывайся.

Кэртис через силу ел белую кашеобразную массу из морских водорослей, понимая, что нельзя ослаблять тело голодом.

– Как тебя звать, землянин? – спросил Дул Уван, с отвращением глотая морскую кашу.

– Меня зовут капитан Фьючер, – сказал Кэртис.

– Капитан Фьючер! – прокатилось по всей клетке. – Они захватили даже капитана Фьючера!

– Ненадолго! – твердо заявил капитан Фьючер. – Мы отсюда выберемся, даю вам слово!

– Боюсь, что даже вы ничего не сможете сделать, – печально вздохнул Дул Уван.

Всю ночь Кэртис бродил вдоль решетки, ощупывал прутья. Прутья были прочные, отогнуть их было не под силу даже капитану Фьючеру. Вот если бы рядом был Грэг! Мысль о судьбе друзей снова повергла Кэртиса в отчаяние.

Утром из пирамидального здания выплыла большая группа людей-рыб с атомными горелками и направилась прочь из города.

– Они поплыли к шахте номер три! – воскликнул капитан Фьючер. – Ее должны уничтожить в полдень! Этого нельзя допустить!

Кэртис заметил, что около здания на большой барже установлен цилиндр, который, видимо, собирались куда-то транспортировать с помощью тягловых урсалов.

– Это что за штука? – спросил он Увана.

– Не знаю, – пожал плечами бывший уранец. – Эту машину сооружали последние две недели.

По виду машины Кэртис догадался о ее назначении. Примерно такие цилиндрические вибраторы используют во время сейсмических исследований. Так вот как Разрушитель собирался уничтожить Амфитрит! Вызвать землетрясение!

Внешние силы! Эта мысль внезапно указала капитану Фьючеру путь к спасению. Он еще раз ощупал прутья. Надо попробовать, другого пути нет.

Кэртис созвал пленников и быстро объяснил свой план.

– Попробуем отсюда выйти. Согласны ли вы помочь мне в спасении шахты номер три? Помните, если ее уничтожат, то все планеты останутся без гравиума!

– Согласны-то мы согласны, – ответил Дул Уван за всех узников. – Только как отсюда выйти?

– Снимайте куртки, – распорядился капитан Фьючер.

По его указанию пленники начали быстро распускать сплетенные из металлической проволоки куртки. Вскоре перед капитаном лежали груды гибкой прочной проволоки. Теперь предстояло сплести из нее стальной трос. Наконец трос длиной около двадцати метров был готов. Один конец троса Кэртис прикрепил к двери клетки, а второй конец завязал скользящей петлей, потом собрал остатки пищи и бросил их на край клетки напротив, в которой дремал огромный морской ящер – урсал, а сам стал с петлей в руке наготове.

Кэртис постучал контейнером по прутьям. Резкий звук разбудил чудовище. Сонные глаза урсала заметили пищу, и он медленно потянулся к ней длинной шеей. Как только квадратная голова ящера оказалась у прутьев, Кэртис просунул руку и набросил петлю на шею зверя. Урсал отпрянул назад и затянул петлю.

Охваченный ужасом зверь изо всех сил рвался назад, трос натянулся как струна. Еще один рывок урсала – и дверь клетки сорвалась с петель! Свобода!

– Мы свободны! – закричал Дул Уван.

– Какая польза от свободы, если мы не получим назад земные тела? – спросил один из пленников.

– Выполняйте мои команды, и я верну вам тела, – пообещал капитан Фьючер. – А теперь быстро к шахте номер Три! Мы должны успеть туда до полудня.

Пленники бесшумно поднялись над городом и устремились на юго-восток. Ориентировались по солнцу, лучи которого пробивались сквозь верхний слой воды. Прошел час, другой, а до шахты оставался еще немалый путь. Капитан Фьючер плыл с максимальной скоростью, увлекая за собой остальных. Наконец впереди возник темный контур купола. У его подножия копошились люди-рыбы с атомными горелками-резаками. Десяток людей в скафандрах лежали на дне, мертвые.

– Они перебили охрану, – воскликнул Кэртис. – Вперед, в атаку!

Спутники капитана Фьючера ринулись на диверсантов. При виде чужаков люди Разрушителя побросали горелки и схватились за стержни-ружья. Первый залп скосил несколько нападавших, но остальные налетели на врагов и сцепились в рукопашном бою. На каждого диверсанта приходилось по пять бывших пленников. Сам капитан Фьючер уклонился от стержня, направленного на него хвостатым типом, и ухватил врага за руку, пытаясь вырвать атомное оружие. Завязалась отчаянная борьба. Вздымая клубы ила, противники вцепились в стержень. Обитатель глубин превосходил Кэртиса в маневренности, но морские люди, судя по ходу боя, не имели опыта драк. Кэртис перевернулся и врезал хвостом по рыбьей морде. Враг пискнул и схватился лапами за рассеченную физиономию. Кэртис не стал разбираться, каким концом стреляет ружье. Он с силой опустил его на череп диверсанта. Одним врагом стало меньше.

В рукопашном бою при соотношении пять на одного люди-рыбы Разрушителя шансов на победу не имели.

– Всех перебили! – радостно доложил Дул Уван, подплывая к капитану Фьючеру. – Что будем делать дальше?

– Главные силы союзников Разрушителя уже покинули город и тащат вибратор к Амфитриту. Нас слишком мало, чтобы помешать им. Надо как можно быстрей вернуть свои собственные тела.

– Неужели это возможно? – Дул Уван пускал пузыри от радости. – Я готов один передушить дюжину диверсантов, лишь бы вернуться в свое тело!

– Я тоже! Я тоже! – загалдели бойцы отряда.

– Срочно возвращаемся на Черные острова, – сказал капитан Фьючер. – Если обезвредим охрану, я проведу обратный обмен. Я знаю, как управлять машиной.

Отряд двинулся в путь к базе Разрушителя. Уставшие люди плыли медленней, но в конце концов достигли цели. Капитан Фьючер провел бойцов через узкий пролив в котловину и, не высовываясь из воды, оценил обстановку: на пристани под светом атомных ламп сидело около полусотни людей Разрушителя, среди них прохаживался высокий человек с огненно-красной шевелюрой. Кэртис видел со стороны самого себя!

Капитан Фьючер задумчиво смотрел на клетку с камерами обмена интеллектов. Он примерно представлял, как она действует, и, конечно, быстро разобрался бы с управлением, но он не мог жить вне воды!

– Смотрите, – обратился к Кэртису Дул Уван, – к причалу прикованы какие-то существа, непохожие на людей!

Кэртис повернул голову и встрепенулся. К чугунному кольцу были прикованы цепью Грэг и Ото!

– Надо освободить их, – прошептал Кэртис. – Они нам помогут!

– Освободить? Как? – удивился Уван. – Мы же не Можем выйти на поверхность.

– Есть шанс, – сказал Кэртис. – Ждите меня здесь. Он проплыл вдоль причала, прижался к выступу скалы и высунулся из воды. Грэг и Ото заметили его, но, конечно, не узнали – еще один морской дьявол, каких тут полным-полно. Кэртис поднял стержень-ружье, захваченное им у купола, и тщательно прицелился в цепь около кольца. Синее пламя метну лось из воды. Атомный язык перерезал цепь, словно нож масло.

Капитан Фьючер бросил взгляд на пристань. Никто ничего не заметил. Грэг с удивлением посмотрел на распавшиеся оковы. Он повернулся к Ото и быстро освободил друга. Кэртис держался около них и отчаянно махал им плавником-рукой. Грэг понял сигнал и наклонился над водой. Тогда Кэртис схватил робота за железную руку, прижал к ней рот и заговорил. Звук по металлу шел до микрофонов.

– Грэг, это я, Кэртис. Мой разум пересадили в это тело.

– В рыбье тело? – удивился робот, но тут же радостно добавил: – Я знал, что в том теле не ты, хозяин. Ты никогда не предал бы друзей! Я знал!

– Слушай меня внимательно! – Капитан Фьючер спешил, так как их могли в любой момент заметить. – Вы должны обезоружить охрану Но убивать их нельзя! Их тела, как и мое тело, шагающее по пристани, необходимо вернуть людям. Они здесь, под водой. Ясно?

Кэртис протянул андроиду атомное ружье и показал, как оно действует.

– Понятно, шеф! – воскликнул Ото, хватая оружие. – Грэг, за мной!

Друзья, прижимаясь к скале, незаметно подошли к охранникам камеры.

– Стоять на месте! – заорал андроид во всю мощь динамиков. – Первый, кто поднимет пистолет, будет застрелен!

Захваченные врасплох, бандиты Разрушителя стояли перед людьми капитана Фьючера, не решаясь оказать сопротивление. Грэг быстро обошел врагов и отобрал у них оружие. Затем надежно связал каждого тросами.

– Что дальше, шеф? – спросил Ото, подбегая к краю пристани, где из-под воды наблюдали за событиями на суше спутники Кэртиса.

– Помести мое тело, тело капитана Фьючера, в верхнюю камеру. – Кэртис жестами объяснил смышленому андроиду, как привязать тело и надеть шлем. Затем он заплыл в нижнюю камеру, надел шлем на себя и, пользуясь металлической рукой Грэга как передатчиком звука, объяснил Ото, как управлять камерой.

– Все понял, шеф! – Ото подошел к пульту, включил аппарат, подождал, пока генераторы импульсов войдут в нормальный режим, и нажал кнопку обмена. Кэртис потерял сознание.

Когда он пришел в себя, он находился в верхней камере, дышал воздухом, шевелил собственными руками и ногами. Он снова был капитаном Фьючером – душой и телом!

Удары из-под земли

Ото отстегнул ремни, и Кэртис, спотыкаясь, выбрался из камеры. Снова на земле, снова человек!..

– Где Мозг, где «Комета»?

Ото рассказал, что Саймон и Джоан остались на горе, на месте посадки «Кометы».

– Однако после того, как нас схватили, – добавил Ото, – Разрушитель послал людей проверить, нет ли там посторонних. Они, конечно, нашли Саймона и Джоан.

– Немедленно наверх! – распорядился капитан Фьючер. – Грэг, ты пойдешь со мной. А ты, Ото, займись обратным обменом тел всех, кто в воде, с теми, кто на пристани.

Кэртис и Грэг торопливо поднимались по крутой тропе. Выйдя на площадку, друзья замерли в ужасе от картины, открывшейся глазам! «Комета» стояла между двумя космопланами Разрушителя. Там же собрались человек десять бандитов. Один из них наклонился над прозрачным кубом Саймона, стоявшим на выступе скалы. Но Кэртиса поразило другое – Джоан Рэнделл была привязана к корпусу сигнальной ракеты. Такие ракеты запускают космопланы в случае аварии. Ракета была готова к пуску, бикфордов шнур, которым воспламеняют пусковой заряд, уже шипел и искрился.

– Спрашиваю последний раз, – бандит наклонился над Саймоном. – Или ты говоришь правду, или девка отправится в полет!

– Саймон! – кричала отважная Джоан. – Не говори им ни слова!

– Молчи, Саймон! – громовым голосом крикнул капитан Фьючер.

Бандиты обернулись. Сначала они приняли капитана за тело с чужим мозгом и ничуть не испугались. Но Кэртис быстро показал, чей у него мозг. Выхватив протоновый пистолет, установленный на оглушение, он открыл огонь по приспешникам Разрушителя.

С громким ревом вступил в бой робот. Сначала Грэг разорвал могучими руками канат и освободил Джоан, затем начал хватать врагов по двое и сталкивать их лбами. Атомные выстрелы не причиняли вреда стальной груди робота. Оглушенные враги валились парами, как снопы.

По тропе на площадку один за другим вбегали люди, которым Ото вернул тела и которые горели желанием отомстить мучителям. Бандитов быстро обезвредили. Кэртис приказал Ото и людям вернуть тела оглушенным жертвам.

– Капитан Фьючер! – восторженно воскликнула Джоан. – Я была уверена, что вы нас спасете! Эти чудовища в образе человека пытались узнать научные секреты Саймона! Но он не выдал им даже таблицы логарифмов!

– Мы должны спешить, – сказал Кэртис. – Морские люди-рыбы намерены разрушить Амфитрит сейсмической машиной.

– Но Разрушитель сам в Амфитрите! – воскликнул Саймон. – Он отправился туда недавно!

– Разрушитель успеет сбежать, – возразил капитан Фьючер. – Уж он-то знает точно, когда город провалится сквозь землю. Вместе с островами! Надо его опередить.

Кэртис приказал возрожденным людям оставаться на пристани и охранять камеру обмена.

– Мы постараемся захватить в плен как можно больше людей Разрушителя, чтобы вернуть их в свои тела, – объяснил он.

«Комета» поднялась в небо и направилась к Амфитриту. Друзья тревожно всматривались вдаль, не зная, найдут они Амфитрит целым или в развалинах. Город оказался цел. На космодроме их встретил Эзра Гурни.

– Куда вы пропали, капитан Фьючер? – воскликнул ветеран полиции. – Я обыскал все закоулки!

– Потом, Эзра, потом! Сейчас не до объяснений. Кстати, вы выполнили мою просьбу насчет грузовых космопланов?

– Да, конечно! Когда эти космопланы делали остановку на Нептуне, у них были неполадки. Некоторые члены экипажей сбежали, и их пришлось заменить.

– Так я и думал! – сверкнул глазами капитан Фьючер. – Теперь все становится на свои места. Никаких загадок не осталось. Личность Разрушителя установлена!

– Вы хотите сказать, что знаете, кто такой Разрушитель? – изумился Эзра Гурни.

– Я подозревал его давно, с первого дня моего пребывания здесь, – ответил Кэртис. – Теперь же знаю наверняка.

– Это, конечно, Юлий Ганн, шеф? – спросил Ото.

– Час назад Ганн и Карсон Бренд улетели на Землю, – сообщил Эзра. – Вслед за ними отправился Орр Либро на своей космической яхте.

– Как так? – воскликнул Кэртис.

– Очень просто. Улетели, и все. Ганн сказал, что летит на Землю, чтобы аннулировать концессии других компаний, а Орр Либро заявил, что летит отстаивать свою концессию.

– Я так и знал, что Разрушитель не будет сидеть в Амфитрите и ждать последней атаки морских дьяволов! – сказал Кэртис Ньютон.

В этот момент земля под ногами содрогнулась. Первый подземный толчок всколыхнул остров.

– Морские дьяволы начинают атаку! – объяснил капитан Фьючер. – Они построили гигантский вибратор и доставили его к Амфитриту. Теперь будут включать вибратор, меняя частоту колебаний. Как только нащупают резонанс, остров вместе с городом разрушится на куски и погрузится в бездну океана.

– Нечистые силы космоса! – выругался андроид. В тот же момент еще более сильный толчок сотряс остров. Вода в гавани вздымалась стеной и захлестывала причалы. Кое-где стены домов дали трещины, и испуганные жители выбегали на улицу. Третий подземный удар разрушил несколько зданий.

– Ото! Бери с собой Джоан и догоняй беглецов. Под дулом пушки заставь их вернуться сюда. Особенно Ганна и Бренда!

– А ты, шеф? Неужели останешься здесь?

– Я постараюсь прекратить атаку на город. Надо разрушить адскую машину!

– Как вы это сделаете, она же под водой! – Эзра Гурни был близок к панике.

Кэртис указал на ряд подводных лодок, пришвартованных вдоль причала.

– Эзра, прикажите немедленно установить на этих лодках атомные пушки! Мы с Грэгом соберем добровольцев и защитим город!

«Комета» взмыла в небо и исчезла из вида. Капитан Фьючер с Грэгом побежали в город, который теперь был охвачен общей паникой. Подземные удары следовали один за другим и разрушали менее прочные постройки, хотя основные здания пока выдерживали толчки.

Кэртис и Грэг быстро набрали команды на все лодки. Сначала люди, а здесь были выходцы со всех планет, с недоверием отнеслись к плану капитана Фьючера, но безвыходность положения и вера в прославленного капитана сделали свое дело.

– Капитан Фьючер прав! – выразил общее мнение рослый плутонец, поддержанный криками из толпы.

Тем временем по приказу Эзры Гурни со складов полиции доставили на пристань переносные атомные пушки и быстро установили их на лодках. Сами пушки разместили на наружном корпусе, а управление вывели на капитанский мостик. Люди работали слаженно и быстро. Подземные толчки становились все мощней, разрушения все ощутимей. Никто не мог сказать, через сколько минут враги нащупают резонансную частоту!

– Все готово к отплытию! – закричал Эзра Гурни, подбегая к капитану Фьючеру. Тот стоял в окружении людей, которых успел разбить на команды, назначить старших и проинструктировать.

– Все по местам! Погружайтесь следом за мной и повторяйте мои действия!

Капитан Фьючер вскочил на свою лодку. С ним на борт прыгнули Эзра и Грэг. Грэг надвинул водонепроницаемый колпак. Лодка отошла от пристани, развернулась и направилась из бухты. Следом двинулась вся флотилия. Кэртис погрузил лодку и медленно стал огибать уходящие в глубину скалы, всматриваясь вперед. Наконец он заметил тени фигур и темный цилиндр, установленный вплотную к основанию острова.

– Вот они! Грэг! Бей по сейсмической машине!

– К нам плывут морские дьяволы! – предупредил Эзра Гурни.

Орды врагов неслись к ним верхом на ящерах-урсалах! Стержни в их руках извергали струи огня. Кэртис бросал лодку влево и вправо, уклоняясь от обстрела, а Грэг непрерывно поливал атомным огнем нападавших. Подоспевшие лодки вступили в бой, и все поле подводной битвы засветилось от непрерывных вспышек огня. Две или три лодки вблизи попали под прицельные удары. В пробоины сразу же устремилась вода, и люди внутри погибли. Но и нападавшие несли потери. Дно было усыпано телами ящеров и их наездников. Пушки брали верх над ружьями.

– Грэг! Приготовься! Я сейчас пробьюсь к машине! Вокруг кипела битва. Люди-рыбы, урсалы, лодки, трупы – все смешалось в воде, помутневшей от поднятого ила. Капитан Фьючер дал полную скорость и устремился сквозь весь этот хаос прямо к цилиндру, который продолжал раз за разом сотрясать дно и остров.

– Приготовиться!.. Огонь! – скомандовал капитан Фьючер, подведя лодку почти вплотную к машине.

Загремели выстрелы. В оболочке цилиндра пушка Грэга пробивала дыру за дырой, и наконец очередное попадание завершилось взрывом внутри цилиндра и полыхнувшим из него пламенем. Подземные толчки прекратились. Коварный план Разрушителя рухнул.

Бандиты, которые так отчаянно защищали машину, увидев ее гибель, прекратили сопротивление и стремглав помчались в открытый океан. Преследовать их не было смысла, и Кэртис повел уцелевшие лодки в гавань.

– Теперь морские обитатели знают, что силой они не способны прогнать людей с планеты, – сказал Кэртис Эзре. – Надо будет вступить с ними в контакт и начать переговоры. Мы убедим их, что люди не нанесут вреда подводной расе, а, напротив, могут вести взаимовыгодное сотрудничество.

– Но остается преступник, который натравил их на людей, остается Разрушитель! – напомнил начальник полиции.

– Его черед наступит, – коротко ответил капитан Фьючер.

Лодка капитана во главе флотилии вошла в гавань. Толчки прекратились, и все население города столпилось на пристани, приветствуя избавителей радостными криками. Капитан Фьючер поднялся на ступени пристани и обратился к народу.

– Люди Амфитрита! Люди всех девяти планет! Опасность миновала. Город спасен от гибели. Рудники гравиума могут возобновить добычу. Пусть живут и процветают народы всех планет!

Толпа восторженными криками встретила речь всеобщего любимца и спасителя – прославленного капитана Фьючера.

– Так как насчет злодея? – напомнил начальник полиции, который не мог успокоиться, пока преступник не сядет под крепкий запор.

– Разрушитель летит сюда на «Комете», – сказал Кэртис, указывая в небо.

И действительно, маленькое пятно на горизонте быстро превратилось в контуры космоплана. «Комета» опустилась прямо на пристань. Только ловкость и мастерство андроида уберегли корабль от аварии, при малейшей оплошности пилота он мог плюхнуться в воду! На этот раз Кэртис не сделал выговор Ото за бесшабашность. Все хорошо, что хорошо кончается!

Джоан с Саймоном в руке первая вышла из корабля и подбежала к Кэртису.

– Все в порядке, – успокоил их капитан Фьючер. – Угроза миновала. Ганн и Бренд с вами?

– Конечно! Мы их догнали меньше чем за час и забрали всех.

Тем временем Юлий Ганн и Карсон Бренд спустились на пристань. Следом, в сопровождении Ото, вышел Орр Либро, который с первого шага начал возмущаться. Ганн тоже не скрывал неудовольствия.

– По какому праву меня схватили, будто какого-то преступника? – обратился он к начальнику полиции.

– Почему вы не оставили Бренда здесь, а взяли его с собой? – спросил Кэртис магната. – Как я понимаю, обязанность Бренда в том и состоит, чтобы следить за работой шахты.

– Бренд сказал, что будет ценным свидетелем против Орра Либро при разборе претензий. Я выведу марсианина на чистую воду!

– Сначала давайте сделаем воду чистой, Ганн, – насмешливо сказал Кэртис. – Один из вас двоих – Разрушитель. И я знаю, кто именно. Наступила мертвая тишина.

– Пора разоблачить преступный заговор, – спокойно заговорил капитан Фьючер. – Заговорщик по кличке Разрушитель решил завладеть монополией на поставки гравиума. Намерение понятно, без гравиума рушится межпланетная цивилизация. Кто владеет гравиумом, владеет миром. Если гравиум окажется в руках одного человека, то этот человек может потребовать от правительства любых уступок, вплоть до передачи ему власти над планетами. Заговорщик долго работал на Нептуне, хорошо изучил планету, сам часто опускался под воду, изыскивая залежи гравиума. Под водой он имел случай встретить так называемых морских дьяволов – высокоразвитую подводную расу. Так родилась идея заговора с использованием морских обитателей. Каким-то образом Разрушитель вступил в контакт с царями морской расы и узнал, что те крайне недовольны присутствием сухопутных существ на Нептуне. Дальше все просто, не так ли, Ганн?

Ганн пожал плечами.

– Конечно, просто! – подхватил марсианин, изворотливый ум которого с первых слов раскусил схему заговора.

– Итак, был заключен договор. Заговорщик по кличке Разрушитель берется навсегда изгнать людей с Нептуна, а морские цари обещают ему помощь людьми, а после изгнания инопланетян обещают снабжать его гравиумом. Вот, собственно, суть преступного замысла. Но осуществить заговор оказалось не так просто. Во-первых, надо было устранить конкурентов, то есть уничтожить рудники на других планетах. Для этого нужны космолеты и сообщники. Морские обитатели могли помогать только в морях Нептуна. Вербовать сторонников среди людей заговорщик не рискнул. И правильно сделал, так как в этом случае его заговор лопнул бы задолго до завершения. И тут его выручили морские цари, в распоряжении которых была машина для обмена интеллекта. Начались похищения рыбаков и пересадка чужого интеллекта. Потребовались космопланы. Заговорщик по кличке Разрушитель... – При каждом упоминании клички Кэртис обводил взглядом подозреваемых, рассчитывая, что преступник не выдержит пытки ожидания. – Итак, заговорщик по кличке Разрушитель внедряет своих сообщников в команды грузовых космопланов и захватывает их. Три космоплана нанесли удары по рудникам на Меркурии, Марсе и Сатурне. Четвертый похитил капитана Фьючера, то есть меня. Удержать меня в плену не удалось. Космоплан, с которого я сбежал, по пути на базу уничтожил рудник на Обероне. Остались три шахты на Нептуне, – продолжал капитан Фьючер среди полной тишины. – Уничтожить сразу всT шахты, видимо, не хватало людей. Поэтому сначала морские люди-рыбы уничтожили две шахты, причем точно по графику, указанному заговорщиком. Затем планировался окончательный удар – уничтожение последней шахты и разрушение Скалистых островов вместе с Амфитритом. После этого Нептун полностью переходил в руки коренного населения. А преступник по кличке... по какой кличке, Бренд?

Бренд молчал.

– Разрушитель! – нетерпеливо подсказал Орр Либро.

– Ну да, Разрушитель. Кличка какая-то глупая. Неужели нельзя было придумать поумней? Например, Наполеон... Итак, в случае успеха преступник получил бы неисчерпаемые запасы гравиума. Единолично и монопольно. Повторяю, в случае успеха. Такого случая заговорщику не представилось. И не могло представиться. На пути злодея встали капитан Фьючер, его друзья, Эзра Гурни, Джоан, простые люди Амфитрита, положившие жизни в подводной битве. На пути зла всегда встает добро. И добро всегда побеждает! Я закончил.

– Но вы не сказали, кто этот Разрушитель! – воскликнул Эзра Гурни.

– Разве вы еще не поняли? Это Карсон Бренд.

– Да, – спокойно подтвердил Бренд. – Разрушитель – это я.

Всегда доброжелательное, энергичное лицо молодого инженера словно окаменело. Злоба, отчаянье, бессильная ярость исказили облик преступника, остановленного в самый последний момент, когда успех казался неотвратимым. Бренд перевел злобный взгляд на Кэртиса, протянул к нему руку и разжал кулак. На ладони лежала ампула. Ампула со смертельными насекомыми. Клещи с Венеры, вспомнил Кэртис.

– Один шаг ко мне, и я раздавлю ампулу, – сказал Бренд глухим голосом.

Люди замерли, понимая, что Бренд готов на все. Кэртис не предвидел такого поворота и теперь лихорадочно искал выход. Пока надо оттянуть время.

– Может быть, хотите узнать, как я вас разоблачил, Бренд?

– Пожалуй, – согласился Бренд после паузы. – Это будет вашим последним словом. Или лебединой песней, капитан Фьючер. Мы умрем вместе и скоро...

– Я заподозрил правду во время аварии на шахте номер один, – пояснил Кэртис. – Мы вместе спустились в шахту. Вы посмотрели на маленькую вмятину в куполе и вдруг подняли тревогу. Погнали всех наверх, позвали меня, сами прыгнули на поддон. Аврал, да и только! А казалось бы, с чего? Начальник шахты сказал, что маленькая вмятина опасности не представляет. И он был прав. Но вы точно знали время уничтожения шахты. Вы убедились, что ваши сообщники приступили к разрушению купола, и, следовательно, оставаться внизу нельзя. Вы спустились в шахту на пару минут, чтобы отвлечь от себя подозрения. А вместо этого навлекли!

– Ваша взяла. – Голос Бренда звучал, как будто в него пересадили интеллект морского обитателя – невнятно, глухо, безжизненно. – Все так, как вы рассказали. О моем союзе с морскими людьми вы имеете только догадки, но и тут вы правы. Я устранил соперников, убил Керка Эла и Кваруса Кулла. Я почти победил. Если бы не капитан Фьючер...

Бренд заговорил громче, с ненавистью глядя в лицо человека, перечеркнувшего его планы, его жизнь.

– С самого начала я знал, что первым делом надо устранить капитана Фьючера. Только вы могли мне помешать. И помешали... Ну что ж, капитан Фьючер, вы разбили мой план, а я разбиваю вашу жизнь!

Послышался хруст. Бренд раздавил ампулу и поднял руку, чтобы метнуть осколки в капитана. Стоявший наготове Грэг прыгнул вперед, и крохотные клещи осыпали ему грудь. Страшно закричал Бренд. Несколько клещей впились ему в ладонь, и он упал, корчась в агонии.

Кэртис отпрянул назад, увлекая в безопасное место Джоан и Эзру. Ото отскочил дальше всех.

– Грэг! Спасайся! – закричал Кэртис.

Но Грэг спокойно вынул из-за пояса пистолет, установил на минимальный режим и принялся выжаривать протоновым пламенем клещей-клопиков на широкой груди.

– Я в полном порядке, – прогудел робот. – Огонь – лучшее средство против насекомых. А мою стальную грудь не прокусывает даже саблезубый тигр!

Ракетный след в ночи

Кэртис Ньютон вышел из здания Межпланетного правительства в городе Нью-Йорке на планете Земля и полной грудью вдохнул теплый весенний воздух. Не спеша шел он к космодрому, где его ждали соратники в родной «Комете». На город опустились сумерки, и Нью-Йорк весь сверкал огнями. Улицы заполнили радостные толпы. Отовсюду неслась музыка. Люди пели и танцевали, обнимались и поздравляли друг друга. Здесь, как и во всех городах всех планет, сегодня праздновали победу капитана Фьючера над чудовищным злодеем. Солнечная система, все девять ее планет снова были спасены от преступных посягательств, грозивших закабалить народы, нарушить мир, покой и благосостояние обитателей планет.

В ушах капитана Фьючера еще звучали слова благодарности, произнесенные главой Межпланетного правительства Джеймсом Картью.

– Капитан Фьючер, – сказал Президент. – Вы разоблачили и обезвредили злодейский заговор, вы спасли нашу цивилизацию. Скажите, как я могу отблагодарить вас за неоценимую услугу?

– Позвольте мне вернуться на «Комету», господин Президент, – попросил герой. – Мои друзья соскучились без меня.

Только теперь, проходя по улицам ликующего города, капитан Фьючер почувствовал, как он устал. Постоянная опасность, непрерывные угрозы жизни, нарастающее нервное напряжение – все это Кэртис Ньютон подавлял железной волей, не давая себе расслабиться, собирая все силы для борьбы с преступником.

И вот все позади. Капитан Фьючер остановился перед распахнутыми окнами дворца, заполненного нарядными людьми. Мягкая музыка долетала до его ушей. Он видел веселые лица, бокалы в руках, танцующие пары... Щемящее чувство охватило Кэртиса. Его потянуло туда, к молодым и красивым людям, к теплу и веселью человеческого общения. Он ведь тоже молод, красив, умен!.. Но нет, беспечное веселье не было уделом капитана Фьючера. Еще мальчиком, когда его сверстники на Земле ходили в школу и играли в индейцев, Кэртис бороздил просторы космоса, преодолевал опасности на далеких планетах. И юношей, и взрослым мужчиной капитан Фьючер проводил жизнь в экспедициях, чреватых приключениями и смертельными ловушками. Сколько было опаснейших поручений Президента, от выполнения которых зависело само существование планет, само процветание народов!

Кэртис Ньютон расправил плечи, минутная грусть исчезла из серых глаз и сменилась задорным блеском. Да, в его жизни не нашлось места земным радостям. Но была радость борьбы плечом к плечу с верными друзьями и соратниками, радость открытий в неведомых мирах, радость познания тайн мироздания. И наконец – радость спасения людей от опасности. Вот этих танцующих, поющих, беспечных сверстников капитана!

– Этого достаточно для счастья, – прошептал капитан Фьючер. – Более чем достаточно!

Кэртис поднял лицо к звездному небу. Пора! Небо зовет! Он широкими шагами двинулся дальше. А люди, на которых только что смотрел с минутной завистью капитан Фьючер, продолжали веселиться, не подозревая, что ими только что любовался прославленный спаситель человечества.

Но когда спустя полчаса в небо с грохотом поднялась изящная «Комета» и огненными струями прочертила звездный полог, толпы людей высыпали на балконы и улицы.

– Это «Комета» капитана Фьючера! – кричали они в восторге. – Капитан Фьючер был на Земле!

И они стояли, запрокинув лица к небу, и не двигались с места, пока грохот ракетных двигателей не стал слабым гулом, пока яркие следы раскаленных газов не растаяли в свечении неба Они стояли и смотрели на огромный желтый диск полной луны, куда уводил след «Кометы»

Кэртис Ньютон и его друзья возвращались домой Надолго ли? До того момента, когда на Северном полюсе Земли вспыхнут яркие вспышки сигнала Когда Земля вновь позовет своего героя

Пока капитан Фьючер на страже, земляне могут спать спокойно.

Эдмонд Гамильтон Капитан Фьючер приходит на помощь
(Одиссея Капитана Фьючера – 2)

Космическая угроза

Огромный космоплан «Паллас» выполнял обычный межпланетный рейс от Венеры к Земле. В ярко освещенных салонах и барах толпы оживленных мужчин и женщин пили вино, весело болтали, смеялись и танцевали под экзотическую музыку далеких планет. Навигатор Спаркс привычно поглядывал на приборы в рубке и откровенно скучал, ожидая конца дежурства. Услышав шаги в коридоре, Спаркс выпрямился в кресле и принял сосредоточенный вид. Вошел первый помощник капитана, землянин средних лет.

– Свяжитесь с четвертым космодромом и передайте, что стыковка завтра ровно в десять, – приказал он.

Спаркс быстро нажал серию кнопок и послал сигнал вызова на Землю. На засветившемся экране появился дежурный диспетчер космодрома-четыре. Выслушав сообщение, он кивнул и начал передавать данные для стыковки.

– Вам будет выделен причал номер пятнадцать на период от...

И вдруг изображение на экране исчезло, а вместо него потом возникло лицо незнакомого человека.

– Что за чертовщина... – Спаркс ошарашенно глядел в телевизор. Похоже, незнакомец был землянин. На аскетическом лице с обширным нависающим лбом горели черные немигающие глаза фанатика и гипнотизера.

– Доктор Зерро обращается ко всем народам Солнечной системы, – заговорил незнакомец хриплым глубоким басом. – Люди девяти планет! Я предупреждаю вас о гибельной опасности. Надвигается ужасная катастрофа, о приближении которой невежды, называющие себя учеными, даже не подозревают. Гигантская черная звезда мчится к Солнечной системе из бездонных глубин космоса, от созвездия Стрельца. Даю точные координаты: высота над горизонтом – семнадцать градусов сорок одна минута, отклонение – минус двадцать семь градусов сорок семь минут. Небесное тело идет прямо на нас, ориентировочное время в пути – несколько недель. Вся Солнечная система будет уничтожена, планеты разлетятся мертвыми осколками во все стороны космоса! Если... Если не изменить траекторию этого чудовища.

Хриплый бас доктора Зерро усилился и давил на уши громовыми раскатами.

– Только я могу отвести зловещую звезду. Я, и никто кроме меня! Но при одном условии. Мне нужна неограниченная власть над всеми ресурсами Системы! Я владею секретами, недоступными вашим безграмотным ученым. Кто я и откуда, не имеет значения. Скажу только, что я пришел из иных миров и лишь я могу избавить всех от неминуемой гибели. Я соберу из жителей ваших планет армию преданных приверженцев, готовых по моему слову на все, даже на смерть! Именно так! Это будет мой Легион Судьбы. Под моим руководством легионеры предотвратят гибель Системы. Но повторяю: мне нужна неограниченная власть над девятью мирами!

Доктор Зерро исчез с экрана так же внезапно, как и появился, оставив навигатора и помощника капитана в полном недоумении.

– Что это был за тип? – спросил помощник, словно очнувшись от шока. – Чокнутый, что ли?

Дежурный навигатор только развел руками. На экране снова появился диспетчер космодрома и возбужденно закричал:

– Вы слышали? Этот доктор Зерро заглушил все телеканалы Солнечной системы!

Диспетчер отключился. От возбуждения Спаркс вскочил с кресла.

– Неужели на нас движется звезда? Если это так, то...

– Чушь собачья! – решительно заявил помощник. – Трюк для саморекламы, и ничего больше. Хотя, конечно, странный трюк.

– Вообще-то на саморекламу не похоже, – задумчиво пробормотал Спаркс. Он поочередно нажимал кнопки, настраиваясь на различные телеканалы, и на экране мелькали взволнованные лица дикторов и комментаторов. Выступление самозваного диктатора стало сенсацией.

– Этот Зерро посеял панику на всех планетах, – заметил Спаркс. – Многие приняли угрозу всерьез. На пульте загудел зуммер спецсвязи.

– Сообщение Межпланетного правительства! – воскликнул Спаркс и поспешно нажал на кнопку приема. Оба офицера замерли в ожидании. На экране появился представитель правительства.

– Я уполномочен сообщить, – начал он решительным тоном, – что так называемый доктор Зерро, только что захвативший эфир, является обычным шарлатаном. Его заявление не соответствует действительности. Наши астрономы осмотрели участок с указанными координатами и ничего необычного не обнаружили. Никакой опасности для Системы не существует.

– Ну, что я говорил? – насмешливо фыркнул помощник капитана. – Чокнутый, каких полно на любой планете!

– Возможно, – нехотя согласился навигатор. – Но есть в нем какая-то сила... И на жулика он не похож. Скорее уж на супермена.

– Какой там супермен! – Помощник капитана снисходительно глянул на молодого коллегу. – Его арестуют, и этим все кончится.

Задержать доктора Зерро между тем не удалось. Спустя две недели телекомментатор Меркурия сообщил, что полиция не нашла даже следов доктора Зерро. Не удалось запеленговать и передатчик – доктор вышел в эфир на волне совершенно иного типа, чем принято в телесвязи.

Эта новость привлекла внимание посетителей бара в одном из шахтерских городков Меркурия. Рослый шахтер родом с Земли затеял спор с местным инженером

– Я своими глазами видел передачу, – горячился маленький меркурианец, – и готов спорить, что этот доктор не землянин...

– Глядите! – закричал бармен, смотревший спортивный матч. – Вот он снова, этот доктор!

Все кинулись к телевизору. Спортивный комментатор исчез, вместо него на зрителей горящим взором таращился доктор Зерро.

– Люди девяти планет! – загремел голос доктора. – Вы не поверили моему предупреждению. Вместо этого вы доверились болванам ученым. Но теперь вы собственными глазами убедитесь в моей правоте. Летящая на вас погасшая звезда приблизилась настолько, что вы можете увидеть ее в школьный телескоп! Поверните телескоп в точку небосвода, которую я указал, и вы сами увидите эту гигантскую мертвую массу. Тогда вы поймете, кто прав – я или ваши именитые недоучки.

С этими словами доктор Зерро отключился, а посетители бара обалдело продолжали пялиться на экран.

– Опять этот жулик прорвался в эфир! – воскликнул шахтер-землянин. – Ловко работает!

– Давайте проверим, – рассудительно предложил инженер. – Эйфо, у тебя, кажется, есть любительский телескоп. Принеси его, будь другом.

Приятель инженера, молодой Эйфо, заинтригованный не меньше других, принес телескоп и установил его на улице перед входом в бар. Окруженный нетерпеливой компанией, он направил телескоп на созвездие Стрельца и первым прильнул к окуляру.

– Там в самом деле что-то есть? – спросил меркурианец.

– Никакой ошибки быть не может! Все по очереди смотрели в телескоп, и каждый отчетливо увидел темный диск на фоне Млечного Пути.

– Это потухшая звезда, тут и спорить не о чем, – решительно заявил инженер. – Причем гигантских размеров, если учесть, как она далеко.

Присутствующие, среди которых были выходцы с разных планет Системы, молча уставились на инженера. В их взгляде сквозила тревога.

– Если черная звезда действительно мчится к нашей Системе, то доктор Зерро прав! – испуганно подал голос житель Венеры, подобно остальным прилетевший на заработки. – Я за то, чтобы выполнить его условия.

– А я все равно не верю! – заявил рослый землянин. – Подождем, что скажет правительство.

Все двинулись обратно в бар. По телевизору как раз зачитывали обращение правительства.

– Народы Солнечной системы! Наши ученые действительно обнаружили темное пятно в созвездии Стрельца. Но оно не представляет ни малейшей опасности, так как практически лишено массы. Облако космической пыли, и ничего больше. Сохраняйте спокойствие, не поддавайтесь панике.

– Вот видите! – воскликнул землянин. – Я прав, все это вранье!

Но остальные не могли избавиться от тревоги. Общие сомнения высказал молодой меркурианец, который принес телескоп:

– Вначале наши ученые говорили, что никакой потухшей звезды нет. Теперь они признали, что доктор Зерро прав, потухшая звезда существует. Правда, несмотря на огромные размеры, у нее нет массы... Что, если они снова ошиблись?

Опять наступило неуютное молчание.

– Если доктор прав, – продолжал меркурианец, – то он действительно способен спасти нас от катастрофы. Я считаю, что его предложение надо принять.

Рослый землянин решительным жестом выказал свое несогласие. Подобно многим обывателям Солнечной системы, он свято полагался на мудрость и непогрешимость официальной науки.

– Все равно, – заявил он, – я верю нашим ученым, а не таинственному доктору Если бы Системе грозила опасность, мы бы о ней узнали без указки со стороны.

Доверчивость землянина разделяли далеко не все. С каждым днем все больше и больше людей открыто высказывались в пользу доктора Зерро.

Об этом говорили и в доме землянина-колониста на Сатурне. Хозяин с потемневшим от ветра и солнца лицом сидел в гостиной и беседовал с владельцами соседних ферм. За окнами простирались бесконечные равнины Сатурна. В наступающих сумерках долговязые сатурняне загоняли во дворы своих причудливых шестиногих коров.

– Черная звезда существует, – продолжал колонист. – Даже ученые признали этот факт. И она приближается невероятно быстро, если судить по тому, как увеличивается размер видимого диска. Если не свернуть ее с пути, всей нашей Системе конец. Доктор Зерро предлагает помощь, так почему же не дать ему шанс?

– Откуда мы знаем, что этот доктор способен отклонить звезду? – недоверчиво заметил один из гостей.

– Этого мы действительно не знаем, но, кроме него, никто и не берется за это дело Доктор сообщил об опасности задолго до того, как наши ученые смогли увидеть эту звезду, да и то по его подсказке. Значит, Зерро обладает знаниями, далеко превосходящими уровень нашей науки... Я считаю так: надо дать ему власть, а там будь что будет.

– Но мы получим диктатора, правящего всей Солнечной системой, без всяких гарантий, что он спасет от опасности, которая еще не доказана! – резонно возразил сосед-фермер.

– Лучше рискнуть временной диктатурой, чем гибелью девяти планет, – настаивал хозяин.

Именно это соображение все больше захватывало умы населения Системы. Доктор Зерро доказал, что ученые проглядели появление звезды. Что, если ученые ошиблись и в определении массы? Такая ошибка обойдется слишком дорого. Все больше людей переходили на сторону доктора Зерро. На всех планетах Системы создавались подразделения Легиона Судьбы. Их отличали нашивки на рукавах в виде черного диска на желтом фоне. Такие же эмблемы были изображены на бортах принадлежащих им космолетов. Верные слуги таинственного доктора постоянно перелетали с планеты на планету, агитируя встревоженных жителей.

Хозяин фермы взглянул на часы и напомнил, что в это время доктор обычно выходит в эфир.

– Давайте послушаем, что он скажет сегодня, – предложил хозяин и включил телевизор. Внушительная фигура доктора заполнила экран.

– Люди девяти планет, ваши ученые твердят, что нет никакой опасности, – загремел его голос, – но где эти ученые сегодня? Куда делся Роберт Джонс, астроном с Меркурия, который высмеивал мои предупреждения? Где Генри Джелимер, астрофизик, объявивший меня шарлатаном? Почему вдруг исчезли все мои научные противники? Я вам скажу, люди девяти планет, куда они делись. Эти ученые спешно погрузились со своими семьями в космопланы дальнего следования и сбежали за пределы Солнечной системы. Они хотят пересидеть катастрофу в безопасности, чтобы потом вернуться на уцелевшую планету, если такая останется. Они спасают свои шкуры, а всех, кто поверил им, бросают на верную гибель.

Громовой голос доктора смолк, его грозное лицо исчезло с экрана. Фермеры подавленно молчали, не решаясь высказать нарастающую тревогу.

– Если ученые действительно сбежали... – неуверенно начал хозяин. – Если они сбежали, то доктор Зерро прав!

– Но мы пока этого не знаем! – воскликнул сосед. – Заявление доктора еще не доказательство!

В этот момент на экране появилось обеспокоенное лицо члена правительства. Правительство взяло за правило опровергать каждое выступление доктора Зерро, но с каждым разом делать это становилось все сложнее.

– Народы Системы! – начал высокопоставленный чиновник. – Мы вынуждены подтвердить, что ряд наших выдающихся ученых и их семьи действительно исчезли. Но правительство убеждено, что они не сбежали за пределы Системы, а скорей всего похищены фанатиками самозванца Зерро. Предлагаем всем благоразумным гражданам не обращать внимания на выходки шарлатана. Правительство заверяет вас, что нет абсолютно никакой опасности...

– Никакой опасности! – закричал фермер, приехавший с Сатурна. – Это нам говорили ученые, которых теперь ищи-свищи. Сами удрали, а нас, доверчивых дураков, бросили на произвол судьбы. Доктор Зерро прав, нечего тут спорить. Только он может нас спасти!

– Решено, – заявил хозяин. – Надо требовать передачи всей власти доктору Зерро.

На Земле перед зданием правительства Солнечной системы в Нью-Йорке собралась огромная толпа.

– Пра-ви-тель-ство в от-став-ку! – в унисон ревели возбужденные люди. – Вся власть – Зер-ро!! Зер-ро – Легион! Зерро – Легион! Зерро – Легион!..

Президент Джеймс Картью стоял у окна кабинета и наблюдал за грозно ревущей толпой. Его личный секретарь боязливо прижимался к стене, ожидая распоряжений.

– Так дальше продолжаться не может, – произнес Президент, наблюдая, с каким трудом полиция сдерживает натиск. – Если мы будем медлить, они свергнут правительство силой. Этот прохвост Зерро ловко играет на страхе людей. Коварный тип, надо признать...

– Но сэр! – Норт Боннел, секретарь Президента, решил высказать свои сомнения. – Доктор Зерро действильно предсказал приближение звезды, в то время как наши ученые ничего не заметили!

– Верно, и я сам не могу понять, как это ему удалось, – согласился Картью. – Но главная его цель – захват власти над всей Солнечной системой. Какая может быть опасность от звезды с нулевой массой!

Дверь кабинета резко распахнулась, и вошел мужчина в черном мундире с серебряными звездами на погонах. Это был Халк Андерс, начальник Межпланетной полиции.

– Толпа выходит из-под контроля, сэр! Еще немного, и они ринутся в здание. Я держу связь со всеми планетами Системы. Везде одно и то же: толпы требуют передать власть доктору Зерро!

Картью побледнел.

– Почему он до сих пор не задержан? Начальник полиции беспомощно развел руками.

– Мы не смогли его обнаружить. Он ведет передачи на волне, которую нельзя запеленговать. Мы установили слежку за космолетом легионеров, но неизменно теряли их след в космосе. Они ускользают от наших лучших поисковиков.

– Что нового о Джонсе, Джелимере и других пропавших ученых? – спросил Картью. – Надеюсь, их-то нашли?

– Нет, сэр.

Норт Боннел растерянно смотрел на Президента.

– Что прикажете делать, сэр? Если толпа начнет громить правительственные здания, власть перейдет к доктору Зерро и без нашего согласия!

Джеймс Картью принял решение. Он подошел к восточному окну кабинета и взглянул на полную луну, которая, словно серебряный щит, величественно всплывала над горизонтом.

– Только один человек способен сорвать заговор Зерро, – сказал Президент задумчиво. – Я не хотел к нему обращаться, но ничего другого не остается.

– Капитан Фьючер?

– Да, капитан Фьючер, и никто другой, – подтвердил Картью. – Надеяться больше не на кого... Прикажите немедленно дать сигнал с Северного полюса!

Боннел бегом покинул кабинет. Спустя полчаса над Северным полюсом взметнулся огромный столб ослепительного света, лучи которого проникли во все уголки Солнечной системы. Вспышка за вспышкой ко всем планетам шел тревожный сигнал: «ВЫЗЫВАЕМ КАПИТАНА ФЬЮЧЕРА!»

Земля призывала на помощь прославленного борца со злом. Земля звала капитана Фьючера, чтобы он спас обезумевший мир от козней доктора Зерро.

Дружная команда

Безжизненная лунная пустыня простиралась во все стороны. Испепеляющие лучи нестерпимо яркого Солнца падали на бесконечную равнину, на которой местами зияли огромные кратеры, окруженные зубцами скал. Ни звука не проносилось над унылой планетой, лишенной воздуха и жизни. Нигде не было видно признаков присутствия человека.

И лишь на дне кратера тускло сверкало сверхпрочное стекло. Под ним находилась искусственная пещера, в которой размещалась самая знаменитая в Системе лаборатория. Здесь и жил капитан Фьючер.

Обширное помещение ярко освещали лучи Солнца, падающие на дно кратера. На полках и на полу громоздились в беспорядке приборы: источники атомной энергии и накопители импульсов, генераторы и конденсаторы, телескопы с выходящими наружу трубами, химическая аппаратура и многое другое. Все это служило выдающемуся исследователю и ученому, равного которому не было во всей Солнечной системе.

В лаборатории шла работа, сквозь гул машин доносились голоса.

– Не пора ли сместить поток электронов, Саймон? – спросил, четкий баритон.

– Нет, еще рано, Кэртис, превращение элементов не закончилось.

Второй голос – скрипучий, с металлическим оттенком – принадлежал не человеку. Обладатель баритона оказался крупным молодым рыжеволосым землянином в синтетическом комбинезоне на «молниях». Широкие плечи и тонкая талия при росте почти в два метра придавали ему атлетический вид. Красивое загорелое лицо и серые глаза, в которых то и дело мелькали веселые искорки, светились острым умом и решительностью. На пальце левой руки сверкало кольцо с девятью алмазами, расположенными по кругу, и крупным алмазом в центре. Кольцо представляло из себя миниатюрную модель Солнечной системы. Крошечный атомный двигатель медленно вращал планеты вокруг Солнца.

Кольцо было талисманом, эмблемой и символом капитана Фьючера – Кэртиса Ньютона. Рядом с землянином находился Саймон Райт, он же Мозг – живой человеческий мозг, помещенный в прозрачный куб с питательным. физиологическим раствором. На передней стенке куба размещались динамик и линзы-глаза.

– Превращение подходит к концу, – предупредил Мозг металлическим голосом, не отводя линз от приборов. – Приготовиться к смещению потока электронов. Раз, два... рычаг вниз!

Кэртис резко нажал на рычаг. Гул и потрескивание в камере прекратились. Кэртис ослабил зажимы люка и открыл дверцу. Из камеры в приемный бункер посыпался белый порошок.

– Порядок! – воскликнул ученый, довольно потирая руки. – Сорок килограммов меди превращены в чистый изотоп бора!

Он отошел от камеры, вытер со лба пот и улыбнулся.

– Пришлось потрудиться, Саймон, зато теперь нет нужды тащиться на Уран за этим редким изотопом.

– Ты прав, малыш, – проскрипел резонатор. – Превращение элементов – твое величайшее достижение.

– Не прибедняйся, Саймон. – Кэртис подмигнул Мозгу. – Ты прекрасно знаешь, что без твоей помощи я бы ничего не сделал.

Из соседней комнаты донеслись перебивающие друг друга сердитые голоса. Один громкий, раскатистый, с механическим тембром, другой шипящий, переходящий на свист.

– Грэг и Ото опять сцепились! – воскликнул капитан Фьючер раздраженно. – Ей-Богу, эта пара доведет меня до сумасшествия. Грэг! Ото! Немедленно идите сюда!

Два существа причудливой внешности вошли в лабораторию.

Тело синтетического андроида Ото было отлито по форме человеческого из белой резины, но безволосая голова с прорезями для светящихся зеленых глаз на человеческую не походила. Ни одно существо не могло сравниться с Ото по скорости реакции и резвости движений.

Грэг был роботом. Двухметровый металлический гигант с мощными руками-кранами обладал чудовищной силой. На тыквообразной стальной голове светились фотоэлементы глаз, внизу помещалось переговорное устройство.

На плече Грэга сидело остромордое животное, напоминающее медвежонка. Это был лундог, коренной обитатель лунных пустынь, приспособившийся к жизни без воздуха и органической пищи. Тело удивительного существа состояло из кремния, а питалось оно горной породой и металлами, усваивая их в том виде, в каком они имелись на Луне. Мощные челюсти позволяли разгрызть куски любой твердости. Сидя на Грэге, лунный щенок с удовольствием грыз кусок медной трубки, с любопытством поглядывая на груды металлических устройств маленькими черными глазками.

– Чего вы опять поругались? – спросил Кэртис Ньютон. – Неужели мы с Саймоном ни минуты не можем поработать спокойно?

– Во всем виноват Грэг! – свистящим голосом выкрикнул Ото. Он указал на безмятежного грызуна. – Чертов щенок сожрал лазерный пистолет!

Грэг заботливо загородил своего любимца ладонью.

– Еек не виноват, хозяин, – возмущенно загудел робот. – Он был голоден и сунул в рот первый попавшийся ему кусок металла.

– Выбирай: либо я, либо эта тварь! – бушевал андроид. – Этот Еек готов жрать круглые сутки. Любой металл. А от драгоценных он вообще балдеет!

– Мы, люди, любим домашних животных, – с достоинством возразил робот. – Верно, хозяин? Ото не способен понять нас. Он не гуманоид.

– Это я-то не гуманоид? – Ото даже подскочил от возмущения. – Кто бы говорил! Самоходный верстак! Груда шестеренок!

– Стоп, стоп, стоп! – вмешался капитан Фьючер. – Сколько можно спорить об одном и том же? Надоело слушать.

– Мне тоже надоело, – проскрипел Саймон Райт. – Вечно спорите о том, кто более человечен. Я вот был в свое время человеком и могу сказать, что хвастать тут нечем.

– Саймон правильно говорит, – строго заметил капитан Фьючер. – Каждый раз, когда вам нечем заняться, вы заводите одну и ту же песню.

Несмотря на строгий тон, серые глаза капитана с нежностью смотрели на своих друзей – робота, андроида и Саймона. Это была команда капитана Фьючера, преданная ему беспредельно, готовая идти за ним на край Вселенной и выполнять любые приказы. Трое верных существ, далеко превосходящих любого землянина по способностям, не раз сражались плечом к плечу с капитаном Фьючером в горячих точках Солнечной системы. Более того, именно они вырастили и воспитали Кэртиса Ньютона.

Двадцать пять лет назад родители капитана Фьючера тайно перебрались на Луну. Роджер Ньютон, молодой биолог с Земли, мечтал стать благодетелем человечества. Он надеялся создать искусственных человекоподобных существ, наделенных интеллектом и способностями, чтобы облегчить участь трудящихся землян. Но как только он достиг первых успехов, появились влиятельные завистники, которые захотели присвоить себе достижения молодого ученого.

Роджер Ньютон нашел убежище на необитаемой Луне. С ним улетели его молодая жена Элейн и верный соратник по работе выдающийся ученый Саймон Райт.

Саймон Райт был к тому времени уже стар и неизлечимо болен. С его согласия Ньютон провел сложную операцию, отделив мозг Саймона от тела и поместив его в специальную среду. Так Саймон Райт стал бессмертным другом-советником Ньютона. На Луне Ньютон, Элейн и Мозг соорудили подземный дом на дне кратера Тихо. Там у молодой пары родился сын, которого назвали Кэртис. Там же началась работа по созданию искусственных существ.

Первым творением Роджера Ньютона и Саймона-Мозга стал робот Грэг Второе существо было сделано не из металла, а из резины Так появился человекоподобный Ото, андроид. На их примере Роджер убедился, что его мечта осуществилась. Но грянула беда. Завистливые враги Ньютона, которые хотели использовать достижения ученого в корыстных целях, выследили его во время одного из полетов и напали на дом Роджера. Завязалось сражение. Грэг и Ото уничтожили нападавших, но Роджер и Элейн погибли.

Перед смертью Элейн вверила своего младенца заботам трех творений мужа – роботу Грэгу, андроиду Ото и Саймону-Мозгу. Она просила вырастить сына благородным человеком, воспитать в нем ненависть ко всем, кто пытается использовать науку во вред людям.

Саймон, Грэг и Ото выполнили просьбу. Мозг дал мальчику блестящее образование, сделал из него истинного чародея науки, превзошедшего со временем и учителя. Грэг занимался физическим развитием Кэртиса. Неутомимый стальной тренер вырастил превосходного атлета. Ото передал подопечному проворство и ловкость, в которых андроиду не было равных.

В таком окружении Кэртис Ньютон вырос и возмужал среди пустынных пейзажей Луны. Когда он достиг совершеннолетия, Саймон рассказал ему о судьбе родителей и о посмертном наказе матери защищать всех угнетенных, бороться против зла на всех планетах.

– Согласен ли ты бороться против злых сил Солнечной системы, Кэртис? – спросил, завершая рассказ, Мозг. И Кэртис Ньютон принял судьбоносное решение.

– Я согласен, Саймон. Кто-то должен встать на защиту добра и справедливости. С вашей помощью я сделаю все, что в моих силах. Ну и поскольку я буду бороться за будущее Системы, – добавил Кэртис полушутя, – пусть моим именем отныне станет... капитан Фьючер!

Под этим именем Кэртис предложил свои услуги правительству Системы в борьбе против преступности. К рыжеволосому юноше вначале отнеслись с сомнением, но капитан Фьючер и его команда, как стали называть помощников капитана, очень скоро проявили себя на деле и стали незаменимыми слугами правосудия в самых драматичных ситуациях.

Об этом и думал Кэртис Ньютон, глядя на своих друзей.

– Грэг! Ото! Вы оба для меня ближе, чем любой землянин, любой житель планет. Бросьте эти глупые споры о том, кто из вас более человечен!

– Ото вечно строит из себя старшего, – прогудел Грэг, поглаживая лунного щенка, доедающего ствол лазерного пистолета. – Он забывает, что меня сделали раньше, чем его.

– Конечно, первый блин всегда комом, – злорадно подхватил Ото, – потом люди опомнились и сделали меня!

– Сколько же я буду терпеть такое хамство? – взревел Грэг, но Саймон вдруг крикнул:

– Сигнал! Дали сигнал!

Линзы Саймона смотрели на окно, через которое была видна голубоватая сфера Земли. На белой шапке Северного полюса одна за другой следовали вспышки яркого света.

– Требуется наша помощь! – сказал капитан Фьючер, и его лицо посерьезнело.

Кэртис нахмурился, искорки юмора в серых глазах пропали; теперь они светились холодным стальным блеском. Его друзья заволновались. Сигнал с Земли! С этого всегда начиналась настоящая работа, главное дело их жизни.

– Все в ракету, не терять ни минуты! Президент не стал бы нас вызывать по пустякам!

– Грэг, подними меня! – проскрипел металлический голос Саймона. Робот легко поднял куб и с лунным щенком на плече поспешил за Кэртисом и Ото. Десять минут спустя из подземного ангара вылетела небольшая ракета в форме удлиненной капли – космолет «Комета», сверхскоростной корабль, разработанный и изготовленный командой капитана Фьючера. «Комета» была самым быстрым космолетом Солнечной системы. Спустя два часа она вошла в верхние слои атмосферы Земли. Капитан Фьючер искусным маневром посадил космолет точно на площадку на крыше Дома правительства – самого высокого здания в Нью-Йорке. С крыши Кэртис увидел волнующиеся массы людей и теснимую толпой цепь полицейских.

– Судя по всему, происходит что-то чрезвычайное, – заметил он, нахмурившись. – Скорей вниз! Не задерживайтесь!

Лестница вела прямо в кабинет Президента. Джеймс Картью, его секретарь и начальник полиции с удивлением воззрились на капитана Фьючера и его друзей.

– Кэртис, вы уже здесь! – воскликнул Картью и вздохнул с облегчением. Он поспешил навстречу гостям, приветливо протягивая руку капитану. Боннел и Андерс почтительно посмотрели на прославленного героя и его команду.

– Что происходит, сэр? – спросил Кэртис. – Там внизу толпа заполнила всю площадь! Чего они требуют?

– Они требуют, чтобы я передал всю власть в руки доктора Зерро и его Легиона.

– Доктор Зерро? – Кэртис удивленно поднял брови. – Это кто такой?

– Как? – удивленно воскликнул секретарь Боннел. – Вы ничего не знаете о докторе Зерро?! Вся Солнечная система слушает его передачи о черной звезде!

– Какая черная звезда? – в свою очередь удивился капитан Фьючер. – Саймон и я занимались физическими экспериментами и не следили за событиями в Системе. Расскажите, в чем дело!

Джеймс Картью, путая от волнения слова, изложил суть происходящего.

– Подавляющая часть населения поверила доктору Зерро. Они требуют немедленно выполнить все его условия.

– Как я понимаю, этот доктор запугивает всех черной звездой, чтобы узурпировать власть, – сказал капитан Фьючер. – Вы говорите, что наши астрономы не видят никакой угрозы?

– Да. Они утверждают, что масса звезды слишком ничтожна, чтобы представлять опасность даже при прямом столкновении.

– Мы с Саймоном сами понаблюдаем за этой звездой и выясним, что к чему, – заверил Кэртис. – Но сначала надо арестовать доктора Зерро, чтобы он не сеял панику.

Начальник полиции беспомощно развел руками.

– Не можем его найти! Ни его самого, ни тайную базу, с которой действуют члены Легиона. В довершение ко всему продолжают исчезать ученые – час назад пропал астрофизик с Венеры.

– Есть все основания предполагать, что в похищении ученых замешан Легион доктора Зерро, – сказал Кэртис. – Мы начнем с Венеры, попытаемся там напасть на след...

Около настольного телевизора загудел зуммер. Халк Андерс бросился к столу.

– Я приказал все сообщения с Венеры направлять сюда, – пояснил он. – Это, видимо, один из моих агентов.

Андерс нажал кнопку, и на экране возникло изображение прелестной девушки-землянки. Бледное лицо было взволновано.

– Джоан Рэнделл! – удивленно воскликнул Кэртис. Он узнал одну из самых способных сотрудниц Межпланетной полиции. Она здорово выручила его на Юпитере, когда он схлестнулся с Императором космоса.

– Капитан Фьючер! – в свою очередь обрадовалась девушка, увидев Кэртиса на экране видеосвязи. – Вы подключились к делу доктора Зерро? Очень хорошо!.. Я, кажется, напала на его след, – торопливо докладывала она. – Я находилась на Венере, когда пропал астроном. Это было примерно час назад. Кенсу Кейна похитили легионеры доктора Зерро. Я проследила за ними до посадки на космоплан и подслушала, что следующим будет похищен Гэтол, астроном с Марса. Космоплан стартовал...

Джоан внезапно замолчала и повернула лицо к двери переговорного пункта.

– Кто-то ломится в дверь! – воскликнула она. – Легионеры меня засекли...

Лицо Джоан исчезло с экрана. В динамиках раздался треск рухнувшей под ударами двери, затем пронзительный женский крик. Экран погас.

– Джоан! – крикнул Кэртис в микрофон, но ответа не было.

– Легионеры заметили, что она шпионила за ними, – пояснил Саймон. – И ее тоже похитили.

В марсианских пустынях

Холодный ночной ветер шуршал песчинками марсианской пустыни, словно нашептывая о тайнах великого прошлого планеты. Вдали высились ярко освещенные башни Сэртиса, столицы Марса. В нескольких километрах от города, среди песчаных дюн, притаилась «Комета». В компактной лаборатории космолета капитан Фьючер делал последние приготовления к опасной схватке с Легионом Судьбы. Почти касаясь огненной шевелюрой потолка, он ходил из угла в угол, разъясняя план операции своим друзьям.

– Это единственный шанс вырвать Джоан Рэнделл из рук Легиона и напасть на след доктора Зерро, – возбужденно говорил он. – Именно поэтому я решил лететь с Земли на Марс. Джоан успела передать, что следующей жертвой похищения намечен Гэтол, директор обсерватории в Сэртисе. По моим расчетам, они должны предпринять попытку сегодня ночью. Мы их встретим должным образом!

Линзы Мозга следили за оживленным лицом капитана Фьючера. Саймон явно не разделял его энтузиазма.

– Но если легионеры успели прослушать доклад Джоан по видеофону, то они, вероятно, передумают.

– Такую возможность исключить нельзя, – согласился Кэртис. – Все же я надеюсь, что легионеры появились позже. Иначе Джоан прервала бы передачу. Когда они прилетят за Гэтолом, на их космолете будут Кенсу Кейн и Джоан. Тут-то мы их и накроем.

Грэг вставил:

– Хозяин! Я не сомневаюсь, что мы с ними справимся.

– Даже не заикайся об этом, Грэг! – Капитан Фьючер не мог удержаться от улыбки от неуклюжей дипломатии робота. – Ты останешься в космолете с Саймоном. Со мной пойдет Ото.

– Ты всегда берешь Ото, – жалобно сказал Грэг. – Почему не меня?

– Потому что ты слишком громко дребезжишь при ходьбе, – насмешливо объяснил Ото. – А мы должны двигаться тихо. Оставайся здесь со своим прожорливым любимцем и следи, чтобы он не тронул мои вещи. Иначе я просто выкину его в космос.

Еек вытянул острую мордочку, выплюнул недожеванный болт и устрашающе защелкал челюстями на андроида. Как и все обитатели Луны, лундоги обладали телепатическими способностями, так как при отсутствии воздуха иных способов общения у них не развилось.

– Ты опять обидел Еека, – заворчал Грэг, – Что ты к нему цепляешься? Ну съест он кусочек металла, ты от этого не развалишься.

– Кусочек?! – засвистел Ото на всю громкость. – Если бы не я, мы бы сюда не долетели – эта тварь принялась грызть корпус!

Кэртис, не обращая внимания на обычную перепалку, давал указания Саймону-Мозгу, куб которого покоился на специальной подставке.

– Саймон, пока мы будем в городе, проведи фотоспектрографические исследования черной звезды. В частности, надо точно измерить массу.

– Будет сделано, малыш, – заверил Мозг. – На это мне хватит двух часов.

Средний отсек космолета содержал все виды аппаратуры, которые могли понадобиться для наблюдений и исследований. Здесь же находилась справочная литература, спектрограммы звезд, образцы атмосфер со всех планет и прочий материал, который использовал Саймон в своей работе. В других местах космолета размещались походные лаборатории: химическая, биологическая, минералогическая, а также хирургическое отделение, где можно было проводить самые сложные операции. Капитан Фьючер слыл, помимо прочего, искусным хирургом. На космолете также имелась обширная библиотека, но занимала она лишь один шкаф, так как все книги были микрофильмированы.

– Итак, я хорошенько исследую эту звезду, – подытожил беседу Саймон, – а ты, юноша, будь осторожен, не увлекайся.

– Я прослежу, чтобы капитан Фьючер действовал осмотрительно, – с важным видом заявил Ото.

– А кто будет следить за тобой? – поинтересовался Саймон. – Это как раз ты вечно ищешь приключений. И всегда находишь!

Кэртис засмеялся, вспомнив, сколько раз приходилось выручать андроид а из беды.

– Пора выходить, Ото, – приказал Кэртис. – До обсерватории не меньше пяти километров. Надо торопиться.

Они вышли из люка и двинулись в сторону залитого светом Сэртиса. Капитан Фьючер оставлял на песке заметные следы, а Ото скользил, будто не касаясь поверхности. Кэртис глянул на две яркие луны, плывущие по краю неба, и снова ощутил магическую притягательность этого древнего мира.

Впереди высились здания города. Сэртис был застроен высокими домами-башнями, верхние этажи которых были шире нижних, из-за чего казалось, что дом вот-вот опрокинется. Однако малая сила притяжения на Марсе позволяла возводить такие дома-грибы с широкими, галереями под крышей и лестничными переходами между ними.

Центральная площадь была заполнена возбужденно гудящей толпой.

– Давай посмотрим, что там творится! – Ото с жадным нетерпением повернулся в сторону площади. Опасность и риск неизменно притягивали андроида.

– Сейчас не время, – строго одернул его Кэртис. – Нужно как можно скорей добраться до обсерватории.

Они обошли площадь стороной, закутавшись в плащи, чтобы их не опознал случайный прохожий. Капитана Фьючера и его друзей знали на всех девяти планетах.

Кэртис Ньютон издалека внимательно оглядел толпу. Там были колонисты-земляне, приезжие геологи и пилоты, но основную массу составляли уроженцы Марса, выделяющиеся бочкообразными туловищами на длинных тонких ногах. Толпа колыхалась и с каким-то раздражением слушала чиновника, который пытался всех успокоить.

– Не позволяйте паникерам шарлатана Зерро подбивать вас на безрассудные действия! – кричал тот с балкона первого этажа. – Нам не грозит никакая опасность! Правительство и ученые...

– Где они, ваши ученые? – злобно выкрикнул марсианин из первых рядов. – Сначала они отрицали существование звезды, потом удрали подальше от опасности!

– Верно! – поддержали его тысячи голосов. – К черту ваших ученых! Только доктор Зерро может нас спасти! Вся власть доктору Зерро! Вся – власть – доктору – Зерро!!

Рев тысячеголосой толпы заглушил доводы чиновника.

– Вот идиоты! – пробормотал Ото. – Просят себе диктатора. Испугались какой-то звезды!

Но капитан Фьючер был встревожен. Он не ожидал, что дело зашло так далеко.

– Если не остановить доктора Зерро в самоT ближайшее время, он действительно станет диктатором.

Наконец они добрались до обсерватории. Серебристый купол темнел на фоне залитого светом двух лун неба. В полутемном зале находился только один марсианин. Он занимался расчетами, то и дело заглядывая в окуляр телескопа. Увидев капитана Фьючера и андроида, марсианин испуганно вскочил с места.

– Кто... как вы?.. – Астроном растерянно вглядывался в полумрак зала. Кэртис протянул ему руку с кольцом.

– Капитан Фьючер! – радостно воскликнул марсианин.

– Вы Гэтол, директор обсерватории? – спросил Кэртис. Ученый кивнул круглой, как тыква, безволосой головой. – Вас собирается похитить Легион Судьбы. Они могут появиться здесь в любую минуту.

Гэтол испуганно замер. Губы его шевелились, но слова застряли в горле.

– Но когда они появятся, вас здесь не будет, Гэтол, – продолжал Кэртис. – Ваше место займет мой помощник Ото. – Кэртис повернулся к андроиду. – Быстро перевоплощайся!

– Я все делаю быстро, – прошипел Ото и раскрыл закрепленную на поясе сумку. Оттуда он вынул баллончик и опрыскал лицо и туловище бесцветной жидкостью. Синтетическая кожа андроида обладала особым свойством – ее можно было размягчить реагентом, после чего андроид мог придать себе любой вид. Ото был непревзойденным мастером перевоплощения.

Через пару минут тело Ото стало мягким, как глина. Только руки он защитил от жидкости и, словно скульптор, начал ваять самого себя! Он размял ноги так, что они стали длинными и тонкими, как у марсианина, сплющил и расширил туловище и в завершение придал своему лицу марсианский облик. Новая плоть Ото быстро обрела прежнюю эластичность, он стал точной копией марсианина. Придав лицу нужный цвет, Ото удовлетворенно хмыкнул.

– Я готов, шеф! – доложил он, подражая повадкам астронома.

Гэтол, вытаращив глаза, смотрел на своего двойника.

– Уходите отсюда, Гэтол, – приказал капитан Фьючер. – Ваше место сегодня займет Ото, понятно?

– Мне ничего не понятно, – забормотал Гэтол, – ноя сейчас же ухожу домой и никуда из дома не выйду.

Когда марсианин удалился, Кэртис дал Ото последние указания:

– Если космоплан прилетит, как мы рассчитываем, то он сядет около здания. Часть команды придет за тобой. Постарайся задержать их подольше – спорь, возражай, отбивайся, что угодно! А я в это время попытаюсь проникнуть на космоплан и освободить Кейна и Джоан.

– Но это опасно! – запротестовал Ото. – Почему не вызвать наряд полиции? Они устроят засаду и схватят легионеров на месте преступления.

– Начнется перестрелка, и пострадают пленные. Я не могу допустить, чтобы Джоан погибла. Через нее мы выйдем на след доктора Зерро.

– Шеф, кажется, у тебя есть и другие причины заботиться об этой девушке? – лукаво хихикнул Ото. Кэртис дал андроиду шутливую затрещину.

– Побереги свои шуточки до лучших времен. Садись к телескопу и делай вид, будто ты что-то понимаешь в астрономии.

– Что значит «делать вид»? – возмутился Ото. – Я знаю другие миры получше любого старикана, закисшего у телескопа! Они смотрят на Вселенную, а я живу в ней.

Посмеиваясь, Кэртис вышел из обсерватории и притаился в тени здания, держа наготове протоновый пистолет. Время тянулось медленно. Но капитан Фьючер научился терпению у Грэга – тот мог сидеть неделями, не шевельнув ни одной железкой.

Фобос, один из спутников Марса, опустился за горизонт. Резко стемнело. Лишь звезды лили мягкий свет на иссушенные пески. Монотонно посвистывал ветер. Маленькая тень мелькнула по небу и скрылась за куполом. Марсианская сова, подумал Кэртис. Но темный предмет появился вновь и стал делать круги над городом. А вскоре послышались глухие выхлопы ракетных двигателей.

– Космоплан Легиона, – прошептал капитан Фьючер. – Прилетели за Гэтолом.

Космоплан шел по спирали, заходя на посадку около обсерватории. С потушенными огнями и заглушенным главным двигателем корабль, как бесшумная птица, опустился перед домом и замер. Из люка цепочкой потянулись легионеры. Двенадцать, сосчитал Кэртис. Двое остались на страже, в свете звезд поблескивали стволы их атомных пистолетов. Остальные быстрым шагом двинулись к обсерватории.

Капитан Фьючер теснее прижался к стене, стараясь разглядеть проходящих. Острые глаза капитана различили эмблемы Легиона на серых мундирах пришельцев. Шедший первым Высокий плотный мужчина рывком распахнул входную дверь, и вся цепочка исчезла внутри.

– Черт бы побрал этих олухов! – выругался Кэртис, вглядываясь в легионеров, стоящих по обе стороны от трапа. – Придется прибегнуть к шапке-невидимке.

Из широкого кармана комбинезона он достал небольшой круглый диск. Это был научный триумф Кэртиса и Саймона – прибор для придания человеку невидимости. Мощный заряд скрытой в диске батареи создавал вокруг тела отражающее свет силовое поле. Эффект невидимости держался около десяти минут, после чего поле ослабевало до полного исчезновения, и видимость восстанавливалась.

Кэртис решил, что десяти минут должно хватить. Он надвинул диск на макушку и нажал кнопку. Невидимые силовые линии поля сгущались вокруг тела, и Кэртис наблюдал, как оно теряло очертания, сливаясь с окружающей тьмой. Из обсерватории донеслись крики, грохот опрокидываемой мебели и топот многих ног. Ото сцепился с легионерами.

Кэртис стал полностью невидимым, но и сам он не видел ничего, поскольку лучи света не попадали в зрачки, отражаясь от окутавшего тело поля. Однако капитан Фьючер запомнил точное расстояние до космоплана и осторожно двинулся к трапу. Обладая от природы обостренным слухом, он мог ориентироваться с закрытыми глазами лучше, чем многие люди при свете дня, и у самого трапа уловил дыхание охранников.

Проскользнув между ними, Кэртис поднялся по ступенькам и вошел внутрь корабля. Доносились невнятные голоса, за перегородкой ритмично пульсировали циклотроны. Кэртис ждал, пока исчезнет невидимость. Даже он не мог искать пленников вслепую.

Сквозь темноту начали проступать контуры предметов. Еще минута, и зрение вернется. Тем временем из обсерватории снова донеслись громкие крики – андроид был в родной стихии и с удовольствием выполнял задание капитана Фьючера, доводя легионеров до бешенства своими трюками.

Кэртис осмотрелся. Коридор вел в задний отсек космоплана, где размещались силовые циклотроны и откуда слышались голоса вахтенных. Капитан Фьючер знал конструкцию космопланов всех типов и решил, что пленники скорей всего содержатся в носовом отсеке. Он бесшумно двинулся вперед, сжимая в руке протоновый пистолет.

В этот момент из боковой двери в коридор выскочил легионер. При виде незнакомца он остолбенел, но тут же схватился за кобуру. Кэртис нажал на спусковой крючок. Протоновый пистолет мог поражать насмерть или на время лишать сознания. Сейчас он работал во втором режиме. Синий луч полоснул легионера, и тот рухнул на пол.

Последняя дверь была заперта на засов. Кэртис выдвинул запор и распахнул дверь. В узкой камере находились двое. Девушка-землянка в серебристом костюме на «молниях» сидела на полу, устало опустив голову на колени. Маленький сморщенный венерианец метался по камере, как оса, попавшая в стакан.

– Джоан! Кейн! – громким шепотом позвал Кэртис. – Быстро выходите! Да скорей же!

Джоан Рэнделл подняла голову и, узнав стоящего на пороге, радостно закричала:

– Капитан Фьючер! Наконец-то! Я знала, что вы нас выручите!

– Тише, не кричите! – зашипел Кэртис, но было поздно. Громкий возглас девушки достиг заднего отсека. В коридор ворвались легионеры. Протоновый пистолет засверкал голубым огнем. Несколько человек повалились на пол, остальные отпрянули за дверь и громко звали на помощь отряд, застрявший в обсерватории.

– Все сюда! – кричали они. – Здесь капитан Фьючер! Мы попали в ловушку!

Кэртис прыгнул к входной двери. И в этот момент один из легионеров, уродливый карлик, швырнул в него клубок шипящих змей.

– Осторожно! – закричала Джоан. – Змеи-канаты! Но предупреждение запоздало. Змеи-канаты молниеносно обвили руки и ноги Кэртиса, Джоан и Кейна с такой силой, что даже капитан Фьючер не смог разорвать путы. Подобные змеи водились на Сатурне, и уголовники всех планет давно дрессировали их для преступных целей.

Уродливый карлик тем временем уже стоял у трапа и вопил во все горло:

– Кэллэк! Быстро сюда! Бросьте Гэтола, мы немедленно стартуем!

Легионеры во главе с гигантом-землянином выбежали из обсерватории и забрались в космоплан.

– Запустить циклотроны! – приказал карлик. – Полный ход!

Сопла пусковых ступеней изрыгнули пламя, и космоплан, дрогнув, оторвался от поверхности. Кэртис, все еще пытаясь освободиться от живых пут, увидел, как из обсерватории выскочил Ото и кинулся к космоплану. Синтетическое тело андроида было изрядно помято, но скорость и проворство остались при нем. В невероятном прыжке Ото успел ухватиться за край люка. Один из легионеров потащил андроида внутрь. Он был уверен, что в его руках тот самый Гэтол, за которым они прилетели. Кэртис беспомощно наблюдал, как Ото упирается в обшивку корпуса, отбиваясь от противника. В этот момент включилась вторая ступень, и сильный рывок отшвырнул сцепившихся врагов от корабля. Космоплан Легиона взмыл в усыпанное звездами небо.

Полет в логово врага

Капитан Фьючер отчаянно старался разорвать кольцо змей. Но это было выше его сил, полдюжины гадов сковали руки и ноги. Их не зря называли канатами, и не напрасно преступники Сатурна, да и других планет не жалели времени на дрессировку. Результаты превосходили все ожидания.

Иногда к пленникам подходил карлик и осматривал их с выражением злорадства в маленьких черных глазках. Это был землянин средних лет, безобразный и злобный. На этот раз он привел с собой здоровенного землянина, с несоразмерно маленькой головой и тупым выражением лица. Это был Кэллэк, возглавлявший группу захвата в обсерватории. Карлик злобно пнул Кэртиса.

– Итак, знаменитый капитан Фьючер устроил ловушку для нашего Легиона, – сказал он с издевкой. – И угодил в собственные сети!

Понимая бессмысленность сопротивления, Кэртис спокойно смотрел в лицо карлика.

– Я тебя знаю, – сказал он равнодушно. – Ты Родж, биолог-неудачник. Ты вживил Кэллэку железу, вырабатывающую гормоны роста, сделал его гигантом и втянул в уголовщину. Пять лет назад вас обоих приговорили к пожизненному заключению на Цербере.

– У тебя хорошая память, – прошипел карлик. – Но ты забыл упомянуть главное – ведь это ты нас засадил. Есть повод рассчитаться.

Карлик потянулся к поясу с атомным пистолетом, но вмешался другой легионер, тоже землянин. Кэртис отметил, что вся команда состояла из землян. И выглядели они как-то странно: окаменелые лица, пустые глаза. Даже одежда висела, как на манекенах.

– Родж, этого человека нельзя убивать, – сказал легионер невнятным приглушенным тоном. – Вспомни приказ доктора Зерро.

Карлик выругался, но пистолет убрал.

– Я свяжусь с доктором. Думаю, для этого типа сделают исключение.

Телеэкран видеосвязи находился рядом, в нише коридора. Кэртис видел, как карлик подошел к аппарату, включил его и набрал код вызова. Лежащие на полу коридора Джоан и Кейн все еще пытались освободиться от змей.

– Не тратьте зря силы, – прошептал Кэртис. – Мы найдем способ выбраться отсюда. Наберитесь терпения.

– Это все из-за меня, капитан Фьючер, – голос девушки прерывался всхлипываниями. – Если бы не я, вас бы не схватили...

Родж вышел на связь. На экране появился доктор Зерро. Беспомощно лежа на полу, Кэртис всматривался в черты зловещего заговорщика, обезвредить которого он обещал Президенту. Доктор выслушал доклад карлика молча, но с явным удовлетворением, и обратил свой горящий гипнотический взгляд на Кэртиса, который находился в поле обзора видеокамеры.

– Итак, перед нами капитан Фьючер, любитель соваться не в свои дела. Теперь он сунулся в мои! – Глубокий хриплый голос звучал презрительно. – Ты глупец! Только я могу спасти планеты от ужасной катастрофы, и я не позволю никому путаться у меня под ногами!

– Не морочь мне голову, – не менее презрительно возразил Кэртис. – Если действительно существует опасность и если ты способен чем-то помочь, то надо предложить помощь правительству, а не лезть в диктаторы. Ты запугиваешь людей, чтобы дорваться до власти. Ты не первый такой, – продолжал Кэртис насмешливо. – Вспомни афериста, который захватил Юпитер и объявил себя Императором Вселенной. Кто его свергнул и обезвредил? Я, капитан Фьючер. С тобой будет то же самое. Считай, что я тебя предупредил.

– Ты угрожаешь?! – Доктор Зерро едва не поперхнулся. – Посмотри на себя! Лежишь как бревно на полу и грозишь мне!

– А может, его шлепнуть, и все дела? – с готовностью предложил карлик.

– Убивать его рано, Родж, и ты знаешь почему, – сурово осадил карлика доктор. – Доставьте его сюда. И остальных тоже. Посмотрим, как ему понравится наш Дом для врагов.

Родж визгливо рассмеялся, потирая руки.

– Да, да, доктор! Зачем убивать, когда есть Дом для врагов! Уверен, что капитан сумеет его оценить!

Кенсу Кейн, маленький, похожий на увеличенную в длину осу венерианец, пронзительным голосом вдруг заявил:

– Вы нарушаете права гражданина Венеры! Я буду жаловаться в полицию!

Даже Кэртис не мог удержаться от улыбки, слушая правозащитника с Венеры. А доктор Зерро и не взглянул на протестующего. Он отдавал распоряжения карлику:

– Направляйтесь в штаб, не теряйте времени. С капитана Фьючера глаз не спускать!

– Я с него шкуру спущу, – злобно проворчал себе под нос карлик.

Сеанс связи закончился. Родж повернулся к Кэлдэку.

– Всех троих запереть!

Легионеры поволокли пленников в камеру. Карлик снял с капитана пояс с пистолетом и швырнул его в угол коридора. Затем вынул рамку и дважды дернул натянутую струну, которая издала протяжный замирающий звук. Змеи-канаты как по команде развили кольца и попрыгали в протянутую карликом сумку.

Капитан Фьючер вскочил на ноги, но дверь захлопнулась, а с наружной стороны послышался скрежет засова. Кэртис помог Джоан и венерианцу подняться.

– Хорошую конуру нам предоставили, ничего не скажешь! – Капитан Фьючер с отвращением оглядел голые стены.

Кенсу Кейн кипел возмущением.

– Меня, директора обсерватории, открывшего туманность Цефеиды, автора теории двойного спектра, бросили в камеру, как мешок корнеплодов! Это неслыханно! Я этого так не оставлю! – Астроном в приступе праведного гнева забыл о реальности. – Я обращусь в Межпланетную прокуратуру! Я...

– Успокойтесь, коллега, – сказал Кэртис. – Прокурор далеко.

Джоан подошла к Кэртису и с виноватым видом глянула ему в глаза. Миловидное лицо девушки выражало огорчение и раскаяние.

– Если бы я говорила тише, мы бы не попали в эту клетку, – промолвила она.

– Не расстраивайтесь, Джоан, – сказал Кэртис, положив руку ей на плечо. – Вспомните, что из всех тайных агентов, которые гонялись за доктором Зерро по всем планетам, только вам удалось напасть на след. И вы успели передать ценную информацию. Не ваша вина, что моя ловушка не сработала.

– Ото погиб, упав с космоплана вместе с легионером?

– Ото способен выдержать большие нагрузки. Но если он погиб, я не завидую легионерам! Они мне ответят за смерть друга!

– Теперь вы успокойтесь, – мрачно подал голос астроном. – Мы пока в плену, и надо думать, как уцелеть самим. Капитан Фьючер ободряюще улыбнулся.

– Не унывайте, коллега. Я бывал в худшем положении, но в конце концов выкручивался.

Он повернулся к иллюминатору и попытался определить положение космоплана. Красный диск Марса и сверкающее Солнце остались позади. Легионеры летели к краю Солнечной системы.

– Впереди только две планеты. Уран и Плутон, – пробормотал Кэртис. – Значит, база и штаб доктора Зерро находятся на одной из них.

– Капитан Фьючер, кто такие эти легионеры? – спросила Джоан. – Я говорю не о Родже и Кэллэке, а об остальных. Вроде бы земляне, но какие-то странные. Как куклы. Голоса тоже странные. И двигались, будто механические...

– Типы действительно необычные, – согласился Кэртис и нахмурился. – А что, если... Впрочем, сейчас не время рассуждать. Надо придумать, как вырваться на свободу до того, как нас доставят к доктору Зерро. Не знаю, что это за Дом для врагов, но вряд ли там больше комфорта, чем здесь.

Кэртис пожалел о потере пояса. В секретных карманах было спрятано немало хитроумных устройств, которые не раз помогали ему в подобных переделках. Он постучал пальцем по стеклу иллюминатора. Обычное сверхпрочное стекло. За ним – открытый космос. Оставалась дверь. Сплошная стальная дверь с крепким засовом снаружи. Нечего и думать о том, чтобы ее выломать.

И вдруг капитана Фьючера осенило. Кэртис сел на пол, снял с пальца знаменитое кольцо-эмблему и начал ловко разбирать его.

– Внутри помещен крохотный атомный двигатель, – объяснил он спутникам. – Он вращает алмазики. Попробуем использовать его для другой цели. Правда, потребуется некоторое время.

– Не понимаю, какая нам польза от такого двигателя, – сказал Кейн.

– Вот это я и хочу проверить, – улыбнулся Кэртис. – Допустим, мне удастся прикрепить его к рулевым дюзам, и он своей тягой развернет космоплан.

– Нашли время для шуток! – возмутился венерианец. – В нашем положении, молодой человек, шутки не уместны. Меня ждет анализ двоичных величин с учетом искривления пространства, а я трясусь с вами в космоплане, направляясь неизвестно куда! Да еще вынужден слушать ваши шуточки.

– Не волнуйтесь, Кейн, – усмехнулся Кэртис. – Если моя идея сработает, вы вернетесь к двоичным величинам.

Космоплан летел с той же скоростью и в том же направлении. Только мерный гул циклотронов напоминал о полете. Разбирая крохотные детальки кольца, Кэртис думал о своих друзьях. Он знал, что они приложат все силы, чтобы найти его. Но они понятия не имеют, в какой части Системы он находится.

– Похоже, мы вышли далеко за орбиту Юпитера, – заявил Кенсу Кейн. – И летим дальше. Вы сказали, что знаете, как отсюда выбраться?

– Есть одна идея, – подтвердил Кэртис. – Осталось ее проверить. – Он поднялся на ноги, держа в руках маленькую деталь. – Я использую этот крохотный атомный двигатель как атомную горелку. Возможно, мы сумеем перерезать дверь.

– Допустим, перережем, что дальше? – мрачно поинтересовался Кейн. – Надо обезвредить команду.

– Нас слишком мало для этого, – сказал капитан Фьючер. – У меня другой план: захватить спасательную капсулу. Как вы знаете, каждый космолет снаряжен спасательной капсулой на случай аварии. Если повезет, доберемся до ближайшего пункта межпланетной связи и вызовем моих друзей.

Кэртис подошел к двери, прислушался и прижал атомную горелку к краю двери напротив засова. Тонкая, словно волос, струя плазмы врезалась в металл. Кэртис медленно вел крохотный резак вдоль косяка. Он знал, что энергия может иссякнуть в любой момент. Так и произошло, едва прорезь дошла до предполагаемого края засова. Капитан Фьючер нажал на дверь. Она не открылась. Засов был цел. Лицо Кэртиса омрачилось. Не особо веря в успех, он отошел от двери и с разбега ударил в нее плечом. Дверь распахнулась!

– Вперед! – тихо скомандовал капитан Фьючер, сдерживая радостное возбуждение. – Капсула пришвартована к носовому отсеку, я заметил это, когда космоплан приземлялся у обсерватории.

Пленники на цыпочках двинулись вдоль коридора. Кэртис внимательно оглядывал стены, пока не заметил то, что его интересовало, – нишу для хранения оружия. Там, среди атомных пистолетов команды, висел его собственный пояс с протоновым пистолетом и набором устройств.

– А я знал, что найду свое оружие! – обрадовался Кэртис.

– Капитан Фьючер! – Джоан испуганно потянула Кэртиса за рукав.

Из пульта управления в носовой части вышел легионер. Увидев пленников, он как будто и не удивился, но рука метнулась к поясу. Однако в проворстве Кэртис уступал лишь андроиду. Легионер не успел вытащить пистолет, как голубой луч уложил его на пол.

– Бежим! – приказал Кэртис, пристегивая пояс. Миновав коридор, они свернули в тесный проход и подошли к аварийному люку, через который команда могла перейти в спасательную капсулу. Кэртис распахнул люк. Джоан, пригнувшись, ступила внутрь. Кейн просунул голову, но вдруг шагнул назад и повернулся к Кэртису.

– Мне надо вернуться в камеру, – заявил он. – Там остались мои записи по анализу двоичных величин. Они выпали из кармана, когда меня бросили на пол!

С этими словами шустрый венерианец шмыгнул в проход. Кэртис едва успел ухватить его за шиворот.

– Гори они огнем, ваши записи! – сердито крикнул Кэртис. – Будем живы, напишете новые, еще двоичней!

Он силой затолкал астронома в спасательную капсулу, забрался следом и плотно задраил люк, после чего принялся отворачивать болты крепления с помощью специального гаечного ключа. Отвинтив последний болт, Кэртис перешел к пульту управления и осторожно включил пусковой двигатель. Капсула медленно отделилась от ракетоплана и развернулась под прямым углом к кораблю.

Космоплан Легиона величественно проплыл мимо, двигаясь своим курсом, и скоро исчез из вида. Кэртис направил капсулу в обратную сторону.

– Мы спаслись! – радостно кричала Джоан. – Спаслись! О, капитан Фьючер, я даже не надеялась...

– Не разделяю ваших восторгов, – сварливо брюзжал в углу венерианец. – Мои записи! Плод стольких трудов! А вы! – Он сердито обратился к капитану: – Вы осмелились силой затолкать меня на корабль!

– Бросьте свои жалобы, коллега, – спокойно заметил Кэртис. – И не спешите радоваться. Опасность еще не миновала. Легионеры скоро найдут оглушенного товарища. Сразу же обыщут корабль и обнаружат пропажу спасательной капсулы. А потом развернутся и бросятся в погоню...

Он включил двигатели на полную мощность, и капсула помчалась в сторону Солнца. Вдруг корпус тряхнуло, словно корабль налетел на препятствие, и начало бросать из стороны в сторону, но спустя несколько минут все успокоилось.

– Что это было? – удивилась Джоан.

– Завихрения космической пыли, – коротко ответил Кэртис Ньютон.

– Капитан Фьючер, – тревожно воскликнул астроном. – Мы находимся в зоне, запрещенной для полетов! Вы должны это знать!

Кэртис оглянулся. В заднем иллюминаторе он заметил черную точку. Точка росла с каждой секундой.

– Так я и думал, – пробормотал Кэртис сквозь зубы. – Они превосходят нас в скорости. Теперь мы в положении зайца. Только уворачиваясь и путая следы, мы сможем оторваться от этих псов.

Азарт космической гонки охватил капитана Фьючера. Бросая рычаг управления то влево, то вправо, он вел корабль зигзагами, надеясь затеряться во тьме космоса. Но космоплан имел слишком большое преимущество в скорости и неотвратимо настигал беглецов.

– Они совсем близко! – воскликнула Джоан в отчаянии.

Капсула влетела в очередное пылевое завихрение. Двигатели не смогли вырвать ее из потока, и кораблик завертелся, как щепка в бурном ручье. Капитан Фьючер делал все возможное, но потерявшую управление капсулу с огромной скоростью влекло в неведомом направлении. Кэртис Ньютон понимал всю опасность положения. Он хорошо знал о вихревых потоках на окраинах Солнечной системы.

– Космоплан прекратил преследование! – Джоан радостно захлопала в ладоши. – Они повернули назад. Мы спасены!

Капитан Фьючер оставался угрюмым.

– Они повернули потому, что не захотели рисковать космопланом. И своими жизнями.

– Рисковать? – удивился Кейн. – Что вы имеете в виду?

– Нам не выбраться из проклятого вихря. В космосе нет ничего опасней для кораблей, чем эти потоки.

– Так ведь это... это Саргассово море космоса! – сообразил астроном и тоже замолчал. Пропавшие записи о двоичных величинах, похоже, на время перестали его занимать.

– Вы правы, коллега, – отрешенно согласился капитан Фьючер. – Нас несет в Саргассово море космоса.

Следы ведут к Плутону

Ото и его противник сорвались с высоты почти пятидесяти футов. Проворный андроид ухитрился развернуться так, чтобы в момент удара о землю противник оказался под ним. Сотрясение все равно было сильным, и Ото несколько секунд сидел, постанывая, на песке.

– Быть бы мне лепешкой, да спасибо врагу, – прошипел андроид и склонился над телом мертвого легионера. – Боги Вселенной, что это?

Ото в ужасе отпрянул от трупа. Легионер, с которым он сцепился у люка, был землянин. И падал Ото вместе с землянином, это он прекрасно помнил. На земле же лежало тело диковинного существа.

В момент смерти произошло фантастическое преображение. В самом общем смысле это был гуманоид. Но какой! Тело с ног до головы покрыто короткой белой шерстью, на узловатых ногах и бугристых руках всего по два пальца, а приплюснутая голова, тоже поросшая шерстью, напоминала змеиную. Два глубоко запавших черных глаза без зрачков застывшим взглядом смотрели в небо. Ничего подобного Ото не видел ни в жизни, ни на картинках.

На гуманоиде была надета кожаная портупея. К поясу крепился какой-то металлический предмет – не то оружие, не то прибор, разбившийся от удара.

«Неужели я спятил? – подумал Ото. – Или это галлюцинация?» Он поднял голову и услышал слабый рокот ракетных двигателей космоплана, увидел черную точку корабля. Отчаяние и чувство бессилия наполнили синтетическую душу андроида.

– Они улетели! И забрали капитана Фьючера! Я даже не знаю куда! Если бы мне удалось проскочить на корабль! Ото был безутешен. Он обожал своего шефа.

– Надо быстрей добраться до «Кометы», – приказал он сам себе и помчался к городу. Но тут же вернулся, вспомнив о странном превращении мертвеца. Ото решил прихватить его с собой, чтобы Мозг изучил существо, которое, может, даст ключ к тайне доктора Зерро и его Легиона. Взвалив на плечи тяжелое тело, Ото двинулся в путь. Надвигалась песчаная буря, ночной ветер шуршал невесомыми песчинками, но андроиду было не до марсианских пейзажей. Он упорно шагал вперед в обход ярко освещенных башен Сэртиса и наконец вышел к потайному месту, где между дюнами темнел корпус «Кометы».

Ото нажал скрытую в обшивке корабля кнопку, и входная дверь бесшумно сдвинулась. Затолкнув ношу, Ото забрался следом.

Походная лаборатория в среднем отсеке была слабо освещена. Саймон пристально рассматривал в самый большой телескоп участок неба около созвездия Стрельца, а Грэг делал фотоснимки того же участка на малом телескопе. Шум у входа привлек внимание друзей, и они настороженно следили, как какой-то марсианин забирается в корабль.

– Это я, Ото! – поспешно крикнул андроид, опасаясь, что решительный робот примет его за врага.

– Где Кэртис? – спросил Саймон.

– Его захватили легионеры, – ответил Ото. – В этом есть и моя вина. – Он коротко рассказал о событиях последних часов.

Огромный робот, сверкая фотоэлементами глаз, угрожающе двинулся к андроиду.

– Ты позволил Легиону схватить капитана Фьючера? – загудел он, яростно сжимая железные кулаки. – Я предупреждал хозяина, что ты втянешь его в беду. Я просил взять меня. Но нет, ты его уговорил, расхваливая свою ловкость...

– Я выполнял задание капитана, – перешел в контратаку андроид. – И выполнил его хорошо. Я бы задержал их в обсерватории гораздо дольше, но раздался приказ вернуться, и они побежали к кораблю. Я не сумел забраться, меня сбросили.

– Вот-вот! Если бы капитан взял меня, то я разодрал бы корпус, но не дал бы им улететь!

– Прекратить споры! – Суровый голос Саймона оборвал препирательства. В отсутствие капитана Фьючера его люди беспрекословно подчинялись Мозгу. – Мы должны немедленно отправиться на выручку Кэртиса. Ты хоть узнал, куда они полетели?

– Понятия не имею, – угрюмо пробормотал Ото, разводя руками, но тут же воспрянул. – Я принес одного легионера, мертвого, но не это главное!

Ото поведал о странном превращении легионера после смерти.

– Грэг! Отнеси меня к трупу, – приказал Саймон. – Я хочу его рассмотреть.

Линзы-глаза Мозга медленно поворачивались, внимательно разглядывая странное тело.

– Никогда не видел таких тварей, – сообщил он наконец. – Не могу понять, каким образом он принимал вид землянина, когда был жив.

– Но он действительно казался землянином! – с горячностью подтвердил Ото. – И одет был, как землянин. В мундир.

– Когда ты боролся с ним, ничего подозрительного не заметил? – продолжал расспросы Саймон.

– Дайте вспомнить... – Ото задумался, перебирая в памяти подробности схватки. – Вроде бы нет... Хотя да, действительно! Когда мы падали и я в него вцепился, я чувствовал в руках шерсть!

– Следовательно, это существо не было землянином и при жизни, – заключил Саймон. – Просто он умел создавать у окружающих иллюзию.

– Но почему эта иллюзия исчезла сразу же после смерти? – удивился Ото.

– Видишь этот предмет на поясе? – указал Саймон. – От него почти ничего не осталось, так что трудно что-либо утверждать, но я полагаю, что именно это устройство создавало оптический обман. Устройство разбилось, иллюзия пропала. Вот и весь секрет.

– Не очень-то убедительно, – пробормотал Ото. Грэг оглушительно топал по отсеку, сердито поглядывая на друзей. Наконец он не выдержал:

– Сколько можно заниматься разговорами? Капитан Фьючер в плену, а мы сидим и ничего не делаем! Предлагаю немедленно отправляться в путь!

– Но мы не знаем, где они, – напомнил Саймон.

– Тебя послушать, так мы должны носиться из конца в конец Системы без всякого смысла! – не преминул подколоть робота его постоянный оппонент.

– Молчи, резина, – прикрикнул Грэг, – пока я тебя не пришлепнул!

– Ты меня сначала поймай! – крикнул Ото, вскакивая на ноги. – Лом скрипучий!

Мирно спавший в углу Еек проснулся и, сообразив, что его друга-кормильца обижают, завертелся вокруг спорщиков и защелкал зубами на андроида.

– Прекратить! – Приказ Саймона прозвучал резко, как удар хлыста. Друзья притихли. Помимо официальной власти Саймон имел перед ними интеллектуальное преимущество. К тому же он разработал конструкцию и Грэга, и Ото и считался их родителем.

– Грэг, положи труп на операционный стол, чтобы лицо было расположено под ультрафиолетовым излучателем, – приказал Саймон. – Я хочу исследовать устройство глаз. Кажется, я начинаю догадываться, откуда прибыл этот субъект.

Мозг надел на линзы флюороскопические очки и внимательно изучил внутреннее строение глазных яблок мертвеца.

– Моя догадка подтвердилась, – сказал он наконец. – Это существо обитает на Плутоне или поблизости.

– С чего ты взял? – поинтересовался любопытный андроид.

– Во-первых, глаза не лишены зрачков, как кажется на первый взгляд, а напротив, имеют зрачок диаметром во весь глаз. Значит, на родине существа света не хватает, возможно, царит полутьма. Ясно? Покрытое шерстью тело имеет малый вес, то есть температуры там низкие, а сила притяжения невелика. Есть только одна планета в нашей Солнечной системе, где существуют подобные условия. Плутон.

– Но это может быть пришелец из других миров, – предположил Ото.

– Исключено, – заявил Саймон. – Сетка глазного дна приспособлена к ультрафиолетовому воздействию, спектр которого точно соответствует солнечному. Это обитатель Плутона. Без вариантов.

– Но позвольте! – не сдавался Ото. – Жители Плутона нам известны. Они выглядят совсем не так! Они редко вылетают на другие планеты, но нет-нет да встречаются. Наши ученые регулярно снаряжают туда экспедиции.

– Вот именно, – согласился Саймон. – Потому и снаряжают, что Плутон во многом остается загадкой. Покрытая ледяным панцирем планета и ее три луны полны тайн. Подземные пещеры могут быть населены неизвестными племенами.

– Значит, доктор Зерро и база Легиона находятся на Плутоне? – допытывался Ото.

– Не сомневаюсь, – заявил Мозг. – Не исключено, что эти легионеры вовсе не земляне, а жители Плутона, научившиеся изменять внешность с помощью пока неизвестного мне способа.

Ото обдумывал слова Саймона, удивляясь его мудрости. Но Грэга волновало одно – судьба хозяина.

– Если капитана увезли на Плутон, – произнес он, не вникая в тонкости сказанного, – то надо лететь нам туда!

– Правильно, Грэг, – похвалил Саймон робота за сообразительность. – Приготовиться к старту. Курс на Плутон. Вперед!

Грэг сел за пульт. Через несколько минут «Комета» взмыла над пустыней и понеслась в глубины космоса.

– Как только выйдем за пределы Марса, включи маскировку, – приказал Саймон.

Вскоре Грэг передвинул красный рычаг, и... космический корабль превратился в настоящую комету! Маскировка при помощи ионного распыления была давно известна науке, но воплотить ее на практике удалось лишь капитану Фьючеру. Мощные разряды выбрасывали струи раскаленных частиц через сопла двигателей. Эти частицы окутывали корпус корабля и создавали огненный шлейф, подобный хвосту кометы.

Корабль под видом кометы летел к Плутону. Полет занимал много времени, и Саймон не терял его даром. С помощью походного телескопа он продолжал изучение черного пятна в созвездии Стрельца.

– Как можно думать о каких-то звездах, когда шеф в опасности! – воскликнул Ото.

Саймон повернул к нему блестящие линзы-глаза.

– Я беспокоюсь о Кэртисе не меньше тебя, – сказал он. – Но я продолжаю исследования, которые он мне поручил. Это пригодится нам в борьбе с доктором Зерро.

– Если капитан еще жив... – мрачно заметил Ото.

– Хозяин жив! – уверенно заявил Грэг. В его голосе не было ни малейшего сомнения. – Мы его найдем.

Ото молча повернулся к иллюминатору и от нечего делать осматривал окружающую пустоту. Вдруг он встрепенулся.

– Внимание! – просвистел он возбужденно. – По ходу корабля появился какой-то предмет! Похож на космоплан!

Навстречу действительно летел космоплан странной конструкции.

– Это не может быть корабль Легиона, – тревожно заметил Ото. – Он летит в противоположном направлении... Развернулся на нас! Сейчас он протаранит нашу «Комету»!!

Неизвестный корабль несся навстречу, и от лобового столкновения их разделяли секунды.

Кладбище космических кораблей

Что же происходило в это время с капитаном Фьючером и его спутниками?

Саргассово море космоса! Зловещая угроза для всех космонавтов, окутанное легендами гиблое место.

Отчаяние отразилось на миловидном лице Джоан Рэнделл, а ученый-венерианец заметно побледнел, когда капитан Фьючер сообщил, куда затянуло звездолет. Турбулентный поток со страшной силой увлекал их в глубины космоса. Легионеры не рискнули продолжать преследование, и их космоплан исчез из вида.

– Мой просчет, – виновато сказал Кэртис. – Я знал, что Саргассово море близко, но не учел пылевых завихрений.

– Вы спасли нас от еще большей опасности! – воскликнула Джоан, не скрывая восхищения перед капитаном. – Я уверена, что вы найдете выход и сейчас. Уверена!

– Чем именно грозит нам Саргассово море? – спросил Кейн. – Я знаю о нем только в общих чертах. Я ведь не космонавт.

– Вы, безусловно, знаете о вихревых потоках между планетами. На разных участках они обладают различной степенью турбулентности и все сходятся по спирали в центральную воронку. Это и есть Саргассово море. Отсюда еще никто на возвращался.

Кэртис начал манипулировать рычагами управления, пытаясь вырваться из потока за счет маневра. Но даже на полной мощности ракетные двигатели были бессильны, и капитан Фьючер их отключил.

– Ничего не выходит, – сказал он. – Побережем топливо. В воронку нас занесет в любом случае, а там будет видно...

Джоан ободряюще улыбнулась, хотя в глазах ее застыла тревога. Она безоглядно верила в капитана Фьючера и никогда этого не скрывала. Кэртис понимал трагичность ситуации и лихорадочно перебирал в уме варианты спасения. Он был готов ухватиться за самый ничтожный шанс, но его не было. Оставалась надежда, что выход подскажет сама обстановка.

– Советую вам обоим поспать. Надо набраться сил. Кто знает, как обернется дело.

Как ни странно, но Джоан уснула сразу же. Кейн затих в углу с закрытыми глазами – то ли спал, то ли размышлял о двоичных величинах.

Капитан Фьючер напряженно всматривался вперед. Судя по толчкам и поворотам корабля, они приближались к центру спирали. Здесь мог промелькнуть их последний шанс.

Джоан проснулась от резкого толчка. Протирая глаза, она подошла к пульту и встала рядом с Кэртисом. В иллюминаторе на было видно ни зги, но по бешеным толчкам и рывкам можно было догадаться, что они вошли в бурлящую воронку.

– Немедленно пристегнуться! – крикнул Кэртис. – Пристегнуться всем!

Началось невообразимое. Корабль крутило, как щепку в бурлящем котле. Внезапно все стихло, будто кто-то выключил гигантскую центрифугу. Корабль двигался плавно и медленно, как в тихой заводи.

– Вырвались! – радостно воскликнул Кейн, раскрыв зажмуренные глаза.

– Мы в самом деле вырвались из Саргассова моря? – спросила Джоан.

– Должен вас разочаровать, – ровным голосом произнес капитан Фьючер – Как раз напротив. Мы вошли в мертвую зону, самый центр воронки.

Он запустил двигатели и попробовал дать задний ход. Ракетоплан вернулся в бурлящий край воронки, его несколько раз тряхнуло и вновь вынесло в центр.

– Так я и думал, – подвел итог Кэртис. – Если не найдем силу, которая нас отсюда вырвет, то торчать нам здесь веки вечные.

– Какую силу можно найти в мертвой зоне? – уныло спросил Кейн.

– Гляньте-ка! – Кэртис указал в иллюминатор на причудливый диск с неровными краями. Диск медленно вращался вокруг своей оси Капсула приблизилась, и стало видно, что это огромная груда погибших крейсеров, обломков ракет и прочего космического хлама. За счет сильного взаимного притяжения обломки не разлетались.

– Что это? – в ужасе прошептала Джоан

– Кладбище кораблей, – ответил Кэртис – Последняя гавань космических кораблей, затянутых в Саргассово море с тех далеких лет, когда начались межпланетные полеты. Я не слышал, чтобы хоть один сумел отсюда вырваться.

Кэртис подвел капсулу к краю диска. Отсюда они могли различить отдельные корабли. Здесь были звездолеты всех планет и конструкций, настоящий музей космонавтики! Грузовые космопланы с Юпитера, грушевидные корабли с Марса, длинные обтекаемые лайнеры для дальних полетов к Нептуну и Урану, черные крейсера Межпланетной полиции, пиратские суда с торчащими атомными пушками и даже легкие прогулочные ракеты. Вся эта масса кораблей была обречена на вечное вращение.

– Как вы думаете, – тихо спросила Джоан, – там могут быть живые люди?

– Нет, Джоан, живых там нет. Никто не напасется воздуха на вечность..

– И мы тоже умрем? Когда?

– Мы не умрем, Джоан. Сейчас мы осмотрим ближайшие корабли – может быть, найдем мощный циклотрон в рабочем состоянии. Нам нужна дополнительная тяга. Наши двигатели слишком слабы. Джоан вздрогнула.

– Бродить среди мертвецов?

– Вы оставайтесь здесь, вместе с Кейном. Поиск циклотронов – работа нелегкая.

– Нет, нет! Я обязательно пойду с вами!

– Ну а я лучше останусь, – подал голос Кейн. – Мои руки вам мало помогут, зато мне есть чем занять голову.

Кэртис и Джоан надели скафандры, Кэртис проверил работу шлемофонов, после чего они вышли через герметизированный люк в космос. Некоторое время они плыли рядом, ощущая бесконечную пустоту вокруг. Затем Кэртис вынул из кармана скафандра маленькую ручную ракету величиной с электрический фонарь и коротким импульсом направил себя к ближайшему кораблю. Джоан сделала то же самое.

Кэртис прочел название: «ТЬЕНА, Венера». Продвигаясь вдоль корпуса, они добрались до кормы, в которой зияла огромная пробоина.

– Удар метеора, – пояснил Кэртис – Здесь искать бесполезно. Циклотроны размещаются как раз в кормовом отсеке.

Следующий космоплан «ПАРИЖ, Земля» казался неповрежденным. Входной люк был открыт, и Кэртис с Джоан легко проникли внутрь.

Там их глазам предстала мрачная картина. Пассажирские отсеки были усеяны мертвецами. Марсиане, венерианцы, земляне, мужчины и женщины... Застывшие в абсолютном холоде, они казались спящими.

– Что могло с ними случиться? – побледнев, Джоан повернулась к Кэртису.

– Попали в Саргассово море. Когда воздух подошел к концу, кто-то распахнул люк. Смерть была мгновенной.

Кэртис вошел в машинный отсек. Цилиндрические атомные генераторы были в сохранности.

– Здесь нам повезло. Но этого может не хватить. Поищем еще.

Рядом застыл старинный звездолет. В корпусе в разных местах виднелись дыры с оплавленными краями – корабль атаковали пираты. Сейфы были взломаны, команда расстреляна. Напоследок пираты прошлись по корпусу из атомных пушек.

– Какие ужасные вещи творились в те времена! – воскликнула Джоан.

– Это произошло очень давно. Корабль такой старый, что нам нет смысла перетаскивать его циклотроны. Надо искать корабли, потерпевшие крушение сравнительно недавно. Они должны находиться по краям кладбища.

Неожиданно их внимание привлек странного вида цилиндр из серого металла. Больше всего он походил на бочку.

– Вот это новость, – удивленно произнес Кэртис, разглядывая необычное сооружение. – В нашей Системе ничего подобного не строили. Неужто он залетел из других галактик? Надо обязательно посмотреть!

В глазах Кэртиса загорелось любопытство исследователя. Они подлетели к цилиндру, но тут их внимание привлек еще более странный предмет. Это был корабль с Земли, одна из первых конструкций. Поражали размеры. По нынешним меркам ракетолет был так мал, что не верилось, будто в нем могли летать люди.

– Как игрушечный, – удивлялась Джоан, разглядывая странный корабль.

– Я знаю, что это за космоплан! – сказал Кэртис с печалью в голосе. – Нет, Джоан, на нем летали отнюдь не дети, а очень смелые, очень отважные люди. Посмотрите на надпись.

На носу космического корабля четко проступало название «Пионер».

– Так это на нем Марк Кертью первым долетел до Юпитера! – воскликнула Джоан, вспомнив картинки из школьного учебника.

– Не только до Юпитера, – поправил ее Кэртис. В голосе молодого ученого звучало почтение внука, стоящего перед могилой знаменитого деда. – Великий космонавт Марк Кертью первым достиг Урана и Нептуна. Потом он попытался вылететь за пределы Солнечной системы и не вернулся. Так вот где кончился его путь!

На время Кэртис и Джоан забыли о странном цилиндре. Ломиком из набора инструментов Кэртис открыл люк исторического корабля и протиснулся в тесный корпус. Команда состояла из шести человек. Все шестеро сидели в креслах, пристегнутые ремнями, и ледяными глазами смотрели в космос, который побеждали всю свою жизнь и который наконец победил их.

Осторожно, словно боясь разбудить спящих, капитан Фьючер прошел к пульту. Там он увидел человека средних лет, профиль которого был знаком каждому космонавту.

– Марк Кертью, – прошептала сзади Джоан. – На Земле остались его портреты, памятники, бюсты, а сам он стал памятником здесь...

Рука Кертью лежала на бортжурнале. Кэртис слегка приподнял руку покойника и прочел последние записи.

"22 января (по земному календарю). Полет окончен. Нам не суждено достичь цели. Это сделают те, кто придет после нас. Вчера мы попали в мощный поток, который занес нас в мертвую зону, нам не выбраться. Остается ждать, когда кончится воздух или произойдет чудо.

23 января. Запасы воздуха подходят к концу. Мы сидим и вспоминаем Землю, которую никогда не увидим вновь. Найдут ли когда-либо наши тела?

24 января. Это конец. Мы задыхаемся. Воздуха нет. Чуда нет. Рука слабеет. Это конец. См..."

Здесь запись обрывалась. Капитан Фьючер, чувствуя комок в горле, поднял руку к шлему, отдавая честь далеким предкам, которые оказались так близко.

Встреча в космосе

Капитан Фьючер и Джоан покинули корабль, ставший мавзолеем для шестерых отважных землян. Теперь все внимание Кэртиса было приковано к загадочному цилиндру.

– Наверняка эта штука прилетела из-за пределов Солнечной системы, – сказал он уверенно. – Времени мало, но все равно заглянем.

Они подплыли поближе. Гладкая поверхность цилиндра не имела ни люков, ни иллюминаторов.

– Я боюсь, – призналась Джоан с дрожью в голосе. – Тут чувствуется что-то странное и враждебное.

– Живого там ничего быть не может, – успокоил девушку Кэртис. – И где-то должна быть дверь. Хотелось бы ее найти.

В тот же момент Кэртис похолодел от ужаса, а девушка сдавленно закричала. Прямо перед ним в гладкой стенке цилиндра открылась дверь! Она открывалась, как диафрагма фотообъектива, раздвигаясь от крошечного отверстия до круга диаметром около трех метров.

– Как это получилось? – воскликнула охваченная паникой Джоан. – Мы даже не касались обшивки!

– Значит, дверь открывается телепатически. – Глаза Кэртиса возбужденно блестели. – Я захотел найти дверь, и она тут же появилась. – Он уже сгорал от любопытства. – Интересно, где делают такие механизмы? Вперед, Джоан! Нас ждут другие чудеса.

Преодолевая инстинктивный страх, девушка вошла в люк следом за Кэртисом. Они очутились внутри цилиндра, в окружении приборов и механизмов непонятной конструкции и назначения. Вдоль стен тянулись металлические стеллажи, освещаемые через равные промежутки багряными лампами. Под каждой лампой в полной неподвижности лежало странное существо. По неприятному впечатлению существа дали бы сто очков вперед любому уроду Солнечной системы. Больше всего они напоминали отвратительный гибрид осьминога и человека. Чешуйчатое туловище с четырьмя руками завершала сморщенная и безволосая головка. Из спины торчали роговые наросты.

– Должно быть, они залетели с другой звезды, – размышлял вслух капитан Фьючер. – Попали в Саргассово море и тут застряли. Не исключено, что они не нуждаются в воздухе.

– Что это за лампы над каждым из них?

– Понятия не имею. Возможно, для поддержания жизни. Они не похожи на мертвых. Скорей находятся в спячке.

На полу стояли пустые баки. На стенках засохла бурая жидкость.

– Кровь! – воскликнул Кэртис. – Их пища? Когда она кончилась...

Капитан Фьючер подошел к пульту управления с ручками и приборами необычной формы. Едва он приблизился, автоматически включились разноцветные огни. Оглянувшись, Кэртис заметил, что свет над ближайшими полками погас, а лежащие там существа зашевелились!

– Теперь понятно! – Кэртис отпрянул от пульта, увлекая за собой Джоан. – Когда кровь кончилась, они погрузились в спячку. Детектор срабатывает на любое теплокровное существо. При этом просыпаются эти двое – либо дежурные, либо начальники. Если они оклемаются, нам несдобровать!

– Кэртис! – отчаянно закричала Джоан. Капитан Фьючер резко повернулся, и тут же четыре щупальца обхватили его за ноги и за грудь. Чудовища проснулись гораздо быстрей, чем он ожидал. Второй осьминог бросился к пульту, видимо, с целью разбудить остальных. Джоан отчаянно вцепилась в охватившие Кэртиса щупальца, пытаясь оторвать их от капитана. Кэртис невероятным усилием освободил руку, выхватил протоновый пистолет и выстрелил в осьминога, подскочившего к пульту. Тот рухнул дымящей грудой. Ближний осьминог поднял Кэртиса в воздух, чтобы грохнуть его об пол, но следующим выстрелом Кэртис снес ему голову.

Пошатываясь, капитан встал на ноги и быстрым взглядом окинул стеллажи. Чудовища мирно спали под красными лампами. Значит, детектор поднимал только двоих, а те в свою очередь устраивали общую побудку.

– Чуть не влипли! – воскликнул Кэртис, тяжело дыша. – Итак, они питаются кровью... Интересно, в каких мирах они обитают? Высокий интеллект, нечувствительность к холоду, отсутствие потребности в воздухе. И в то же время потребность в крови теплокровных животных. Странное сочетание.

– Капитан Фьючер, – взмолилась Джоан, – уйдемте отсюда! Здесь опасно и страшно.

Кэртис Ньютон отдал бы год жизни за возможность повозиться с уродами из иных миров, но рисковать было нельзя. Он неохотно покинул диковинный корабль. Выйдя наружу, он мысленно пожелал, чтобы люк закрылся. И люк закрылся! Кэртис задумчиво оглядел скопление кораблей.

– Будем осматривать только новейшие космопланы, – сказал он решительно. – Нам нужны исправные циклотроны. Пока найдем да пока перетащим, пройдет немало времени. Надо торопиться.

Рабочие циклотроны они нашли довольно быстро.

– Сможем ли мы теперь вырваться отсюда? – спросила Джоан, с надеждой глядя на капитана Фьючера, когда последний из циклотронов был надежно закреплен в машинном отделении. – Или...

– Никаких «или»! – отрезал капитан Фьючер. – Держитесь крепче, включаю!

Он сел за пульт и передвинул рычаг. Забившие отсек двенадцать циклотронов мерно загудели. Корпус корабля задрожал. Кэртис прибавил мощности. Теперь вибрация сотрясала весь ракетолет. Казалось, вот-вот затрещат перегородки и корабль разрушится. Затянутые ремнями безопасности Джоан и Кейн смотрели на Кэртиса. Будь что будет!..

И капитан Фьючер дал полную тягу. Дюзы изрыгнули море огня. Ракетолет понесся в сторону бурлящего потока, кладбище космопланов исчезло из виду. Кэртис вцепился в рычаги управления, ожидая столкновения с турбулентным потоком. Ракетолет начало бросать из стороны в сторону, по корпусу замолотили гигантские молоты. Но корабль все-таки двигался вперед! Двенадцать атомных генераторов преодолевали силу вихревого потока. Кэртис выжимал из циклотронов все, что мог, хотя понимал, что вибрация и удары могут в любой момент разрушить корпус. Неожиданно тряска стихла, и ракетолет начал набирать скорость. Капитан Фьючер тут же отключил все циклотроны, кроме двух.

– Выскочили! – крикнул он, улыбаясь счастливой улыбкой.

– Капитан Фьючер! – Джоан едва сдерживалась, чтобы не броситься ему на шею. – Вы первый и единственный, кому удалось вырваться из Саргассова моря космоса!

– Ну а что дальше? – без особого восторга поинтересовался Кейн, оглядывая в иллюминатор бездонную пустоту.

– Долетим до Юпитера и свяжемся с друзьями.

– Это уже без меня! – воскликнул астроном. – На Юпитере я сяду на ближайший космоплан, идущий на Венеру. Хватит мне болтаться в космосе. Меня ждут...

– Двоичные величины, коллега, – догадался капитан Фьючер. – Смотрите! – воскликнул вдруг он, указывая на маленький светящийся объект, летящий впереди по курсу корабля.

– Обычная комета, – сказал Кейн, глядя через плечо капитана. – Движется нам навстречу.

– Какие кометы могут летать в этом секторе космоса в это время, подскажите мне, астроном? – Кэртис весело поглядывал на Кейна.

– М-м, – Кейн задумался. – Вы правы, у комет другие орбиты. Но ведь возможны исключения.

– Это и есть исключение! Очень приятное исключение. Это мои друзья. «Комета» под видом кометы! Значит, они как-то напали на наш след. Попробуем их остановить.

– Как вы с ними свяжетесь? – спросила Джоан. – У нас нет никакого передатчика.

– Зато есть голова на плечах. Держитесь! Кэртис вышел в лоб встречному космоплану. Именно этот маневр всполошил Ото и Грэга.

– Нас заметили, – заверил Кэртис спутников. «Комета» действительно резко сбросила скорость, и оба корабля зависли в космосе в нескольких метрах друг от друга. Капитан Фьючер и Джоан с Кейном надели скафандры и перебрались на родной космоплан.

– Хозяин! – прогудел Грэг, схватив капитана за плечи железными руками. – Я знал, что ты вернешься! Я говорил Ото, что мы вас найдем. Хотя его заслуги в этом нет, – добавил робот, не забывая о соперничестве с андроидом.

– Шеф, что произошло на корабле Легиона? – спросил Ото. – Ты их, конечно, всех перебил?

– Нет, мой кровожадный друг, – засмеялся Кэртис. – Я выбрался, не пролив ни капли крови. Но попал из огня прямо в Саргассово море!

– Саргассово море? – Линзы Саймона пристально глядели на Кэртиса. Не шутит ли капитан Фьючер?

– Да, Саймон. Саргассово море. Но мне удалось спастись и оттуда. – Кэртис подробно рассказал о своих злоключениях. – Не сомневаюсь, что база доктора Зерро находится на Плутоне или Уране.

– Ты угадал, малыш, – сказал Саймон. – База на Плутоне. Туда мы и направляемся.

В свою очередь Саймон рассказал, как на самом деле выглядел погибший легионер и что он по этому поводу думает.

– Значит, Плутон, – с удовлетворением произнес Кэртис Ньютон. – Тогда надо торопиться. Доктор Зерро до того запугал народы, что может получить власть, прежде чем мы его обезвредим. С диктатором бороться трудней, чем с претендентом.

Кенсу Кейн удивленно разглядывал странное трио – экипаж «Кометы». Когда Грэг навел на него фотоэлектрический взгляд, ученый невольно попятился.

– Это кто, пленник? Легионер? – спросил Грэг.

– Нет-нет, не легионер. Обычный астроном с Венеры, – поспешил с разъяснениями Кэртис. – Мы его вырвали из рук легионеров. Это Кенсу Кейн.

Саймон заинтересовался.

– Не тот ли вы Кейн, который выдвинул теорию двойного спектра?

– Я самый! – Кейн гордо выпрямился. – И теория моя!

– Как вы додумались До такой ерунды? – ровным голосом продолжал Саймон. – Ничего глупей мне не приходилось читать!

Маленький астроном от возмущения поперхнулся. И забыл все недавние страхи.

– Только безумец может посягать на мою теорию! – высокопарно заявил он. – Мои расчеты безупречны, если желаете..

– Од ну минутку! – вмешался Кэртис. – Отложим научные дебаты до более спокойных времен. Мы теряем драгоценное время Грэг! Полный вперед. Курс на Плутон.

– Слушаюсь, хозяин! – Робот затопал к пульту.

– Я осмотрю убитого легионера чуть позже, – сказал Кэртис Саймону. – Сейчас меня больше интересует черная звезда. Что тебе удалось выяснить?

– Не знаю, что и думать, малыш, – признался Саймон. – Я просто поражен. Звезда существует, это бесспорно. Я получил четкие фотографии. Размеры действительно огромные. Но масса!. Для звезды такой величины масса ничтожная. Можно сказать, нулевая!

– Ты не ошибся при расчетах?

– При расчетах нет, но измерения надо бы повторить на более мощном телескопе. Бортовой слишком слаб.

– Это можно сделать на Плутоне. Там отличная обсерватория, одна из лучших в Системе. Все упирается в массу звезды. Если она велика, то доктор не врет. Катастрофа возможна.

– Мне ли не знать! – В механическом тоне Саймона почудилось нечто вроде озабоченности. – Что-то здесь все-таки не так.

Капитан Фьючер заметил, как побледнела и осунулась Джоан. Почти сутки они провели без пищи.

– Грэг! – приказал он. – Включай автопилот и займись обедом. Джоан худеет на глазах.

Робот собрал разборный столик и расставил посуду, затем принес еду. Джоан, Кэртису и Кейну был подан обычный рацион космопланов: бисквиты, бифштексы из сублимированного мяса, мармелад и легкое столовое вино – меню капитана Фьючера.

Ото предпочитал химические элементы в чистом виде. Он жадно выпил кувшин крепкой смеси и с довольным видом откинулся на спинку кресла. Постоянно находясь в питательном растворе, Мозг в пище не нуждался. Вместо обеда ему полагался легкий гидравлический массаж. Кэртис опустил в куб вибратор, и сквозь прозрачные стенки было видно, как заколыхалась студенистая масса внутри. Саймон наслаждался.

Грэг работал на атомной энергии. Раз в сутки он открывал дверцу на груди и бросал в приемник реактора кусок меди. Не забыл Грэг и своего любимца – Еек тоже получил кусочек меди.

– Какие еще металлы может есть этот зверек? – поинтересовалась Джоан. Грэг был польщен вниманием гостьи.

– Любые, – с гордостью сказал он. – И чем тяжелей металл, тем охотней он его ест.

– А не опасно тебе его держать? Ведь он может откусить вам палец или еще что-нибудь.

– Я сделан из легированного сплава, – похвастался робот. – Я никому не по зубам, даже Ееку! Вообще-то Еек предпочитает мягкие металлы: медь, свинец. Я уже не говорю про золото. Это для него лакомство.

– Утром он полакомился серебряной баночкой из моего косметического набора, – язвительно доложил Ото. Джоан сняла золотой браслет и протянула его грызуну.

– Тебе, Еек, – сказала она, но лунный щенок даже не глянул на подарок.

– Он не слышит, – объяснил Грэг. – Он может только читать мысли.

Джоан повторила предложение в уме. Зверек тут же подпрыгнул и схватил лакомство. Вскоре он поднялся и, качаясь, двинулся вдоль стенки.

– Не отравился ли он? – забеспокоилась Джоан. – Смотрите, он прямо как пьяный!

– Почему «как»? – презрительно отозвался Ото. – Пьяный и есть! Ему дай волю, нажрется железа до белой горячки!

Еек не обращал внимания на критику, он брел по кораблю, глядя перед собой затуманенным взором.

– Должно быть, горланит песни во всю свою телепатическую глотку, – засмеялся Кэртис.

После обеда Грэг вернулся к пульту, прихватив с собой Еека, который быстро уснул у него на коленях.

Полет продолжался. Мозг и Кейн погрузились в научные споры. Ото забавлялся изменением внешности, оттачивая искусство перевоплощения. Джоан с любопытством наблюдала за манипуляциями андроида, хотя порой новый образ заставлял ее вздрагивать от ужаса. Но главным предметом ее внимания оставался, конечно, капитан Фьючер, на которого она то и дело бросала влюбленные взгляды.

Кэртис сидел в кресле, рассеянно бренча на любимом инструменте – двадцатиструнной венерианской гитаре. Джоан видела, что мысли капитана Фьючера витают где-то далеко. Его красивое лицо хмурилось, серые глаза отрешенно смотрели вдаль, и думал он не о сидящей рядом миловидной землянке, а об отвратительном докторе Зерро на далеком Плутоне. Туда, в логово вражеского Легиона, уносились мысли капитана. Туда же мчался корабль, яркой точкой прочерчивая космос.

На ледяной планете

«Комета» сделала положенный виток в сумеречной атмосфере Плутона и пошла на снижение. Капитан Фьючер уверенно посадил корабль на столичный космодром Тартарус.

Пассажиры прильнули к иллюминаторам, вглядываясь в унылый пейзаж холодной планеты: вечная мерзлота и белые языки ледников на отрогах невысоких гор. Ото припомнил предыдущий визит на Плутон и вздрогнул. Андроид плохо переносил холод – резина твердела, делая его неповоротливым и неуклюжим, как Грэг.

Робот, которому нигде не было ни холодно, ни жарко, равнодушно поглядывал наружу в ожидании распоряжений капитана.

– Кто командует полицией на Плутоне? – спросил Кэртис Ньютон.

– Сержант Эзра Гурни, – четко ответила Джоан Рэнделл, теперь уже не беззащитная землянка, а тайная сотрудница полиции.

– Старик Эзра! – обрадовался Кэртис. – Последний раз видел его на Юпитере, но тогда он не был сержантом.

– Его повысили в чине после успешного захвата самозванца-императора.

– С него и начнем.

Город разместился под огромным куполом, внутри которого поддерживали искусственный климат. Лишь одно здание стояло под открытым небом – обсерватория Тартаруса.

– Саймон, – обратился Кэртис к ученому, – после визита к Эзре мы доставим тебя в обсерваторию. Проверишь все данные по черной звезде, хорошо?

– На этот раз я пойду с тобой, хозяин, – напомнил о себе Грэг. – Ото снова впутает вас в неприятности.

– Согласен. Мы пойдем вместе, но по другой причине. Ото не переносит холода, а ты морозоустойчив. Заодно прихватишь тело легионера, пусть Гурни посмотрит.

Кэртис открыл наружный люк, и его обдало морозным ветром.

– Ну и холодина, – поежился он. – Круглогодичный зимний курорт, вот что такое Плутон!

Капитан Фьючер и Джоан первыми спрыгнули на промерзший грунт, за ними последовал Грэг с легионером в руках. Лундог тоже решил совершить прогулку. Он забрался на плечо хозяина и обхватил его лапами за цилиндрическую шею.

Приближалась ночь. Здесь она мало чем отличалась от дня. На небо выплыли все три луны Плутона. Самая большая, Шерон, светилась ярким белым диском. Цербер и Стикс бросали на ледяные равнины мутные полосы переливчатого света.

Капитан Фьючер задержался взглядом на Цербере. Там размещалась межпланетная тюрьма для самых опасных преступников Солнечной системы. Шерон постоянного населения не имел, но туда регулярно наведывались охотничьи экспедиции для заготовки ценных мехов. Поверхность третьего спутника была полностью покрыта водой, что делало невозможной посадку космопланов.

Ворота в купол открылись автоматически. Внутри было тепло и уютно. Улицы ярко освещались ртутными лампами и казались пустынными, так как в городе жили в основном приезжие с Земли. Редкие прохожие с удивлением останавливались при виде огромного робота с лунным щенком на плече.

Коренные жители Плутона сильно отличались от землян, но, безусловно, принадлежали к гуманоидам. Низкое плотное тело имело минимальную поверхность охлаждения и было покрыто длинной густой шерстью. Густая шерсть покрывала также лицо и голову. Сквозь пряди волос проглядывали большие, как блюдца, фосфоресцирующие глаза, способные уловить даже слабые отблески света. Плутонцы редко заходили в Тартарус и не могли долго в нем оставаться, страдая от жары и непривычно плотного воздуха.

– Что у них за праздник? – спросила Джоан, когда они проходили по ярко освещенной улице, наполненной толпами веселых мужчин, переходящих из одного бара в другой.

– Это улица охотников, – объяснил Кэртис. – Скорее всего отмечают конец сезона. Ну вот мы и пришли!

Друзья остановились перед серым двухэтажным зданием, над входом которого висела эмблема Межпланетной полиции, а у дверей стоял офицер в черном мундире. Он покосился на Грэга, но не выказал удивления, а попросил предъявить документы. Кэртис протянул руку с кольцом, которое успел собрать во время полета.

– Капитан Фьючер! – Офицер козырнул прославленному герою.

Услышав знакомое имя, к двери поспешил седой плотный мужчина в мундире с сержантскими нашивками.

– Кэртис! – Суровое лицо с тяжелым подбородком осветилось неподдельной радостью. – Вот так сюрприз! Грэг! Джоан!.. Что привело вас в наше захолустье? Очередное громкое дельце, надеюсь? На всю Систему, от Юпитера до Урана, а? Я здесь скоро заплесневею – кроме пьяных драк, никаких нарушений!

– Ну-ну, не прибедняйтесь, сержант! – Кэртис знал, в что Эзра Гурни без дела не сидел. – Я, напротив, боюсь, что вы слишком загружены, и я не смогу воспользоваться вашей помощью.

Проницательный начальник полиции уловил озабоченность в тоне капитана Фьючера и посерьезнел.

– Что-нибудь важное?

– На сегодня важней ничего нет, – подтвердил Кэртис. – Доктор Зерро. Вы о нем, конечно, слышали?

– Еще бы! – Гурни помрачнел. – Что за напасть! Не успели разделаться с Юпитерским императором, как лезет вселенский диктатор. Что их так тянет к власти? Одни заботы! Я по себе сужу – чем выше чин, тем хуже сон... Так что насчет доктора, капитан Фьючер?

– Президент поручил мне обезвредить шарлатана.

– Неужели вы думаете, что он прячется здесь, на Плутоне? – удивился сержант.

– Так точно.

Кэртис Ньютон рассказал о мертвом легионере.

– Покажите, – попросил сержант.

Грэг развернул закоченевший труп. Гурни внимательно рассмотрел покрытое белой шерстью тело, двупалые конечности, сплюснутую голову и огромные черные провалы глаз.

– Таких не видел, – сказал он наконец. – Всякая мерзость попадалась, но таких... Нет, не встречал.

– Кто еще на Плутоне знает местную фауну? – спросил Кэртис, не оставляя надежду опознать мертвеца.

Эзра Гурни задумчиво потирал подбородок, перебирая в памяти местных знатоков.

– Есть смысл спросить Роумера. Это известный планетограф. Руководит исследованиями Плутона. Сейчас как раз прибыл в Тартарус. Можно ему позвонить.

Через несколько минут Коул Роумер, землянин лет сорока, с лицом, задубевшим от ветра в многочисленных экспедициях, предстал перед начальником полиции и его друзьями. Опытный исследователь с недоумением разглядывал покрытое шерстью существо. Ничего похожего он явно не встречал.

– Ничем не могу помочь, капитан Фьючер, – признался Роумер. – Конечно, Плутон изучен мало, особенно вблизи полюсов, существа такого вида нам не попадались. Тем более что тварь, безусловно, разумна. Впрочем, это соображение только усложняет опознание. Разумные существа обычно сами выходят на контакт с нашими учеными, а не скрываются, как дикие звери. Очень, очень странно!

– Как насчет спутников Плутона? – спросил Кэртис. – Возможна ли коренная популяция на одной из лун?

– В принципе да, – кивнул Роумер. – Конечно, на Стиксе сухопутных животных быть не может, а вот до Цербера и Шерона планетографы пока не добрались. По крайней мере, я ничего об этом не слышал. Вам лучше обратиться к Вику Криму, владельцу пушной компании, которая посылает охотников на Шерон, а также к Рендолу Лейну, начальнику межпланетной тюрьмы на Цербере.

– Так мы и сделаем. – Эзра Гурни потер руки. – Вам сегодня везет, капитан Фьючер. Крим и Лейн сейчас в Тартарусе. Крим на пушном аукционе, а Лейн снаряжает грузовой космоплан с продовольствием для Цербера

Гурни тут же попросил их прибыть в полиций. С начальником тюрьмы Кэртис не был знаком. А вот многих его подопечных капитан знал прекрасно. В свое время Родж и Кэллэк не без его помощи получили пожизненное, и Кэртис хотел узнать, как они могли оказаться во главе Легиона.

Первым прибыл Вик Крим, пушной монополист Шерона. Плотный лысоватый землянин явно не радовался неожиданному приглашению. Следом вошел Рендол Лейн, по виду которого никак нельзя было предположить, что он управляет самой страшной тюрьмой Системы. В отличие от тут же плюхнувшегося в кресло промышленника худой пожилой человек интеллигентной внешности нерешительно остановился у входа и только после приглашения Гурни смущенно присел на край стула.

– Я много о вас слышал, капитан Фьючер, – сказал он, нервно потирая ладони. – В основном от постояльцев моего заведения. Многие передали бы вам привет, если бы знали, что я вас увижу.

– Возможно, – сказал Кэртис, – только не Родж и Кэллэк. Они, кажется, у вас долго не задержались.

Рендол Лейн побледнел, пораженный осведомленностью капитана Фьючера.

– Родж и Кэллэк сбежали несколько месяцев назад, – признал он тихим голосом. – Первый побег с Цербера. Понять не могу, как им это удалось...

Зная порядки на Цербере, этого не мог понять и капитан Фьючер.

– Ладно, сейчас речь о другом. Сержант Гурни отрекомендовал вас как лучших специалистов. Осмотрите это тело и попробуйте вспомнить, не попадались ли вам подобные экземпляры?

Лейн и Крим озадаченно уставились на труп.

– Вряд ли такое водится на Цербере, – осторожно высказался Лейн. – Правда, я за пределы тюрьмы не выхожу, но надзиратели исколесили весь спутник.

Вик Крим высказался еще более категорически:

– На Шероне такие типы не водятся, это раз. – Он взмахнул ладонью, как бы обрубая сомнения. – Ничего подобного нет и не может быть и на Плутоне, это два. Третьего не дано!

Пушной монополист откинулся на спинку кресла с уверенностью, которая показалась Кэртису несколько напускной.

– Почему вы так думаете? – поинтересовался он.

– Потому что перед вами сидит пушной король Плутона! – театрально воскликнул Крим, ткнув себя в грудь большим пальцем. – Потому что мои охотники и добытчики пушнины исходили эту планету вдоль и поперек. В моих лабораториях есть все плутонские шкуры. Кроме такой! – Крим указал на легионера.

– Кто знает, Крим, – возразил планетограф Роумер. – Ученые постоянно сталкиваются с загадками и на более обжитых планетах.

– Ученые! – презрительно фыркнул Крим. – Ученые работают из любознательности, а мои охотники – за деньги. Этим все сказано. К слову, о деньгах, господа. Я человек занятой, меня ждут скупщики меха, и если ко мне вопросов нет, позвольте откланяться.

Не дожидаясь формального разрешения, он поднялся и уверенным шагом покинул помещение. Капитан Фьючер поблагодарил за содействие ученого и тюремщика, и те тоже удалились.

Кэртис задумчиво прошелся по кабинету Гурни. – Опять ничего, – заметил он после долгого молчания. – Что дальше?

Риторический вопрос повис в воздухе. Сержант Гурни пожал плечами и глянул вверх, то ли обращаясь к провидению, то ли ища ответа на потолке.

– Эзра, – сказал ему Кэртис. – Я хочу показать легионера коренному плутонцу. Перебор вариантов методом исключения, – пояснил он извиняющимся тоном.

– Нет ничего проще, – оживился сержант. – У нас в штате есть местный лохмач по имени Тарб. Служит проводником, когда полиции надо выйти за купол.

Гурни вызвал Тарба. Вошел коренной плутонец. Приземистое шерстистое тело, круглые, светящиеся, как у кота, глаза, куртка из грубой шкуры... Тарб почтительно глянул на громадного робота, но тут же повернулся к начальнику.

– Ваша ходить пустыня? – спросил лохмач.

– Тарб рад любому делу, лишь бы не сидеть в жарком городе, – произнес Гурни. – Усердие поневоле, так сказать. Тарб, смотри сюда. – Сержант показал на труп. – Видел такого раньше?

Тарб вытаращил глаза-блюдца на мертвого легионера и в ужасе отпрянул.

– Колдун! – завопил он, закрывшись рукой, как от яркого света.

– Почему колдун? – встрепенулся Кэртис. – Когда видел раньше? Где?

Капитан Фьючер намеренно подлаживался под примитивный стиль туземца.

Тарб продолжал смотреть на труп в суеверном ужасе и бормотал древние плутонские заклинания.

– Такое сам не видеть, запинаясь, выдавил он. – Я слышать. Мой дед видеть. Мне рассказать...

Кэртис перешел на певучий язык коренных плутонцев.

– Что тебе рассказывал дед? Жив ли он сейчас?

– Мой дед жив, он очень стар, но память хорошая, -; торопливо объяснял Тарб. – Когда он был молодым, еще до того, как сюда прилетели с Земли, к ним приходили колдуны. Они покрыты белым мехом, говорил дед, они могучие и мудрые.

– Откуда они приходили?

– Дед не говорил, я не спрашивал.

– Где сейчас твой дед? – Капитан Фьючер торопил медлительного плутонца. – Как его звать?

– Звать Кири. Он живет с моими родителями в городе к северу от Ползучих гор, у Ледяного моря.

– Надо поговорить со стариком, – решительно заявил Кэртис.

– Гиблое место, – предупредил Эзра Гурни. – Сесть негде, одни горы. В темноте костей не соберешь.

– Другого выхода нет. Но мне нужна ваша помощь, Эзра. Дайте патрульный крейсер и отпустите со мной Тарба.

– О чем речь! – пожал плечами сержант.

– Хозяин! – просительно прогудел гигант-робот. – Возьми и меня.

– Обязательно возьму, – Кэртис ободряюще улыбнулся Грэгу, – но только без твоего любимца. Он нам будет мешать.

– Еек затоскует, – огорченно сказал Грэг, – но я сделаю, как ты сказал.

Прибыв на «Комету», Кэртис сообщил Саймону последние новости.

– Ото и Джоан останутся здесь, – добавил он. – Пока меня нет, вы можете поработать в обсерватории Тартаруса, проверить данные о черной звезде.

– Присмотри, а? – смущенно попросил Грэг андроида, сажая зверька в угол.

– Да чего за ним смотреть! – прошипел Ото. – Куда он денется. Навали ему побольше железа, и он не заметит, что тебя нет.

– Бессердечный ты тип, Ото, – укоризненно покачал робот огромной железной головой. – Поучился бы у меня любви к животным.

С этими словами Грэг затопал к выходу. Капитан Фьючер в меховом комбинезоне и Тарб уже шли по заснеженному космодрому. Спустя десять минут скоростной полицейский ракетолет устремился на север. Кэртис любовался ледяными полями ночного Плутона, причудливо освещенными тремя лунами. Купол Тартаруса давно остался позади. Теперь они летели вдоль широкой реки, текущей почти точно на север.

– Это соленая река Флеготон, – объяснил Тарб. – Она идет до Ледяного моря.

Кэртис кивнул. На горизонте высились белые вершины.

– Ползучие горы. – Тарб беспокойно заерзал в кресле. – Мои люди их боятся. Горы ползут через наши поселки, народ бросает все, убегает. Страшно...

Под ракетолетом высилась гряда слившихся воедино ледников. Фактически это была ледяная стена высотой свыше пятисот метров, которая двигалась к югу со скоростью, значительно превышающей движение ледников на Земле. Грохот и треск льдин были слышны даже внутри корабля. За первой грядой маячила следующая. Ползучие горы Плутона были уникальным явлением в Солнечной системе. Они покрывали весь север планеты и находились в непрерывном движении.

– Хозяин! – закричал Грэг. – Смотри! Над нами! На них пикировал черный космоплан, на носу которого четко выделялся желтый круг с черным диском – эмблема Легиона.

– Ловушка! – воскликнул Кэртис, сверкая глазами – Какая нелепость!

Он молниеносно рванул рычаг, и ракетолет ушел в сторону. Но было поздно. Атомные орудия врага сверкнули пламенем. Хвостовые обтекатели и выхлопные дюзы двигателей отвалились, как отрубленные, ракетолет камнем полетел вниз к подножию ледяной стены. Черный ракетоплан развернулся и исчез в ночи.

Доктор Зерро

Проводив Кэртиса и двух его спутников, Саймон повернулся к оставшимся.

– Переправь «Комету» к обсерватории, Ото, – распорядился он. – Я хочу закончить исследования черной звезды.

– Если позволите, я помогу вам, – предложил Кенсу Кейн.

– Вот это благородно, – проскрипел Мозг. – Настоящий ученый ставит истину превыше гордости и тщеславия. Когда я был человеком, я всю жизнь занимался поиском истины. Собственно, этим же я занимаюсь и сейчас, покоясь в своем аквариуме.

Ото посадил корабль около обсерватории, потом осторожно взял кубический резервуар и перенес его в теплое помещение.

Их встретил молодой сотрудник. Он уважительно приветствовал гостей и почтительно обратился к кубу с Саймоном, о котором он, как и все ученые, слышал как о непревзойденном исследователе и аналитике, авторе многих выдающихся открытий и изобретений.

– Обсерватория в вашем полном распоряжении. – Молодой астроном обвел рукой заполненный различной научной аппаратурой зал. – Только что звонил сержант Гурни и попросил оказать вам всемерное содействие.

– Очень хорошо, – сказал Саймон. – Я обязательно позову вас, если потребуется. Но пока можете быть свободны. Ото, перенеси меня к главному телескопу, чтобы я мог смотреть в окуляр. Надо проверить размеры и массу черной звезды, – пояснил он задачу Кейну. – Прошу вас быть моим ассистентом.

Два астронома, человек и сверхчеловек, расположившись на площадке высоко над полом, углубились в работу. Створки купола раздвинулись с мягким шорохом, открывая полосу неба, усыпанную яркими звездами. Верхняя часть купола медленно передвинулась, пока телескоп не оказался против созвездия Стрельца. Там, в глубине Млечного Пути, четко виднелся темный диск, заслоняя собой несколько звезд. Со времени последнего наблюдения диск заметно увеличился в размерах.

Саймон давал короткие указания, а Кенсу Кейн нажимал кнопки и вращал ручки настройки уверенными движениями опытного астронома. Темный диск, многократно приближенный сильным телескопом, предстал перед линзами-глазами Мозга в виде огромной вращающейся сферы, несущейся в сторону Солнца. Черная потухшая звезда, которая когда-то сама была сверкающим солнцем, превратилась в кусок космического шлака, брошенного неведомой силой в полет к неведомой цели. И путь к этой цели проходил через Солнечную систему.

Саймон вел наблюдения спокойно. Страх, ненависть, любовь, нетерпение и прочие эмоции, так сильно влияющие на поведение людей, покинули его вместе с истерзанным болезнями телом. Мозг был вместилищем чистого разума. Даже приверженность Кэртису и забота о его безопасности объяснялись не эмоциональной привязанностью, а трезвым расчетом и верностью клятве, которую он дал когда-то его матери.

Саймон диктовал показания приборов Кейну, который производил расчеты. Результаты показали, что черная звезда значительно приблизилась. Проверка диаметра подтвердила правильность прежних вычислений. Свыше ста миллионов километров! Но масса действительно была ничтожно малой.

– Невероятно! – воскликнул Кейн, снова и снова перепроверяя себя. – Тело не может существовать без массы!

– Меня это тоже озадачило, – согласился Саймон. – Давайте попробуем подключить магнитоскопы.

Пока Кейн устанавливал приборы, Саймон обдумывал неожиданный парадокс. По всем законам природы потухшая звезда должна иметь огромную массу, и в этом случае прогноз доктора Зерро имел основания. Пронесясь рядом с Солнечной системой, такая звезда увлекла бы за собой все планеты, а в случае прямого столкновения с Солнцем уничтожила бы всю Систему. Неужели доктор Зерро прав, и катастрофа неминуема?

Саймон обратил внимание на тишину у стола, где Кейн переставлял приборы, готовя дальнейшие исследования. Повернув линзу, он увидел, что маленький астроном лежит на полу, не подавая признаков жизни. Мозг перевел взгляд вниз, на Ото и Джоан. Они тоже лежали навзничь. Микрофоны Саймона уловили шипение.

– Одурманивающий газ! – сообразил он.

Другого объяснения не было. Но почему отрубился Ото? Андроид мог жить в любой газовой среде, поскольку вообще не имел дыхательной системы. Саймон быстро нашел ответ: газ проникал не в легкие, а сразу во все клетки организма, будь он живой или искусственный. Парализующее воздействие газа не затрагивало мозг благодаря мембранной защите клеток. Ото, Джоан и Кейн не потеряли сознание, но были физически беспомощны.

И он, Саймон-Мозг, ничего не мог предпринять! Только поворачивать гибкие трубки с линзами и ждать, что произойдет дальше.

Шипение прекратилось, открылась входная дверь. В здание вошли люди в скафандрах, во главе которых шагал высокий мужчина. Сквозь прозрачный шлем Саймон увидел крупную голову, нависающий выпуклый лоб и черные горящие глаза.

– Доктор Зерро собственной персоной, – пробормотал Саймон. – Рано или поздно этого следовало ожидать.

Доктор Зерро презрительно глянул на простертые тела, затем приказал легионерам охранять вход и поднялся по стальной лестнице на платформу телескопа.

С минуту доктор Зерро и Мозг смотрели друг на друга. Горящие глаза фанатика и холодный стальной взгляд линз словно сцепились в молчаливой схватке.

– Значит, это и есть знаменитый Саймон-Мозг, – насмешливо заговорил доктор, голос которого приглушенно доносился из-под шлема. – Прославленный на всех планетах ученый, уступающий только самому капитану Фьючеру, – всего-навсего студень в банке!

– Мои друзья убиты или живы? – спросил Саймон, оставляя без внимания издевку.

– Ни живы, ни мертвы, – снисходительно ответил доктор Зерро. – В полном сознании, но не могут даже шевельнуться. Парализующий газ, как вы могли догадаться и сами... Я знал, что вы сюда прилетите, – доктор Зерро наклонился над кубом, – и решил навестить вас. Сейчас вы расскажете мне все, что вам удалось узнать обо мне и моем Легионе. Если вы будете откровенны, я гарантирую вам легкую и быструю смерть. Если откажетесь...

– Я не скажу ничего, – спокойно прервал его Саймон. Запугать Мозг было невозможно.

– Подумайте еще раз, – пригрозил доктор. – Вы полностью в моих руках. Я могу сделать так, что вы будете умолять избавить вас от мучений.

– Вы не первый, кто грозит мне смертью, Зерро, – спокойно возразил Саймон. – Многие думали, что я беззащитен. Потом они горько сожалели о своих угрозах.

– Понятно. – Глаза под шлемом злобно сверкнули. – Вы надеетесь, что вас выручит капитан Фьючер? Забудьте об этом. Вашего капитана нет в живых. Я дал приказ его уничтожить.

– Вы не первый, кто объявлял капитана Фьючера мертвым. Потом наступает прозрение.

Саймон обдумывал ситуацию. Доктор Зерро слишком быстро узнал о прибытии капитана Фьючера на Плутон. Не исключено, что он действительно подстроил капитану смертельную ловушку.

– Я предполагал, что вы со своим рыжим капитаном догадаетесь о Плутоне по телу легионера. Что еще вам удалось узнать?

Мозг молчал. Доктор Зерро протянул руку к выключателю на боковой стенке куба; Кнопка приводила в действие микронасос, который перемешивал питательный раствор и обеспечивал циркуляцию жидкости по клеткам мозга.

Доктор Зерро щелкнул выключателем. Саймон сразу же ощутил последствия: тупая тяжесть быстро сменилась мучительно острой болью. Лишенный питания, мозг быстро утрачивал функции. Слух и зрение слабели, голос становился тихим, слова путались.

– Ну как, теперь заговорите? – насмешливо спросил доктор Зерро.

– Нет, – ответил слабеющим голосом Саймон, едва различая темную фигуру, склонившуюся над кубом. Затем острая боль пронзила его, и все погрузилось во тьму.

Ползучие горы

Сбитый корабль капитана Фьючера падал на лед Ползучих гор. Удар о поверхность, несмотря на слабое притяжение, был бы, конечно, гибельным. Последний маневр Кэртиса спас от залпа корпус, пострадал лишь хвост с ракетными двигателями. Капитан метнулся в машинный отсек и убедился, что циклотроны действуют, но трубы, ведущие к соплам двигателей, оборваны. Он двумя прыжками вернулся к пульту. За его спиной Грэг одной рукой намертво ухватился за стойку корпуса, а другой держал вопящего от ужаса Тарба.

– Хозяин! Сейчас будет удар! – крикнул Грэг, следивший за падением в иллюминатор. Корабль падал, беспорядочно переворачиваясь. Кэртис поймал момент, когда корпус повернулся кормой вниз, и включил полный ход. Из циклотронов ударила мощная струя раскаленных газов, создавая мгновенное торможение. В следующий момент ракетолет перевернулся, но сокрушительный удар о лед был предотвращен. Корабль прокатился по небольшому склону, дробя глыбы льда на пути. Наконец он застрял в небольшой расщелине.

Слегка оглушенный ударом, Кэртис поднялся. Плутонец и робот стояли рядом и отряхивались от ледяной крошки. Прежде чем покинуть искореженный корабль, Кэртис выглянул в иллюминатор. Небо над ними было пустынно.

– Космоплан Легиона улетел, – сообщил он. – Решили, что с нами покончено. А мы спаслись.

– Мы не спаслись! – Покрытый шерстью плутонец вцепился в плечо Кэртиса. – Ползучая гора! Она идет прямо на нас! Слышите?

Только теперь капитан Фьючер обратил внимание на громовые раскаты. Белая стена, треща, ломаясь и обрушивая глыбы льда, медленно надвигалась на обломки корабля. Кэртис Ньютон и его спутники выбрались наружу и на миг остолбенели.

Ползучие горы! Даже с высоты они производили устрашающее впечатление, но сейчас уходящая в небо стена льда вселяла просто мистический ужас.

– Бежим отсюда! – закричал капитан Фьючер. -

Скорей!

– От ползучей горы не убежать, – безнадежно сказал Тарб. – Она все равно догонит.

Тем не менее лохмач во всю прыть побежал за капитаном и роботом. Тренированный мозг капитана Фьючера был способен решать задачи даже в условиях, мало подходящих для размышлений. Вот и сейчас, дробя тяжелыми ботинками хрустящие комья, он пытался сообразить, как мог сюда попасть крейсер Легиона. Не иначе как легионеры вели наблюдения за полетами с космодрома. Но откуда они могли знать, что друзья прибыли на Плутон? Кроме Эзры Гурни, капитана Фьючера видели только трое, которых вызвали для консультации. Может, кто-то из них и есть доктор? Внешне никто не походил на мрачного фанатика с горящими глазами, но доктор мог перевоплотиться. Не исключено, что внушительная наружность пророка – такая же иллюзия, как земной вид мертвого легионера.

– Хозяин, лед догоняет нас! – Крик робота прервал мысли капитана.

– Быстрей, Грэг! Тарб, не отставай! – приказал Кэртис.

– Мы пропали! – снова ударился в панику плутонец. – Впереди река!

Кэртис остановился как вкопанный. Бежать было некуда. Соленая река в этом месте делала излучину, и беглецы оказались в ловушке. Кэртис лихорадочно пытался найти выход. Переплыть? Нечего и думать. Широкая бурная река с ледяной водой непреодолима даже для закаленного превосходного пловца, каким был капитан Фьючер. Грэг же плавал как топор.

Тарб повернулся лицом к ледяной стене и, видимо, примирился с гибелью. В его осанке даже появилось некоторое достоинство. Но капитан Фьючер никогда не был фаталистом. Его взгляд остановился на громадной льдине у самой кромки берега.

– Грэг, ко мне! – приказал он. – Надо столкнуть льдину в воду. На ней мы можем проскочить излучину, прежде чем ледник нас настигнет.

Грэг пустил в ход всю свою силу, Кэртис и Тарб помогали, как могли. Льдина заскрипела, сдвинулась и заскользила к воде.

– Немедленно прыгайте! – скомандовал Кэртис.

Быстрое течение тут же подхватило льдину, и беглецы едва успели на нее запрыгнуть. Грэг вырыл на скользкой поверхности ямки для упора руками и ногами. Все распластались, ожидая, когда их вынесет на середину потока. Теперь все зависело от того, успеет ли льдина проскочить излучину раньше ползучей горы.

Происходящее напоминало кошмарный сон. Три ярких луны Плутона освещали снежную пустыню. Широкая бурная река мчалась мимо грозно нависшей ледяной стены, с грохотом наползающей на берег. Рев бурлящей воды смешивался с громом и треском ледника. Глыбы льда долетали до берега и сползали в воду, крутясь в прибрежных водоворотах. Метрах в ста впереди выступающий угол ледника врезался в реку и, казалось, вот-вот перекроет течение.

Кэртис, приподняв голову, напряженно следил за наступлением ледяной стены на водную преграду. «Судя по скорости течения, проскочить не успеем», – подумал Кэртис. Но, к счастью, он ошибся. В сузившемся русле скорость резко возросла, и льдина с беглецами пулей пронеслась под нависшим ледяным сводом.

– Обошлось! – крикнул капитан Фьючер. – Одной бедой меньше.

– Хозяин! – воскликнул Грэг, оглядываясь. – Смотри! Гора победила реку!

Ледяная стена перекрыла русло.

– Что теперь будет с рекой? – спросил Кэртис плутонца. – Она так и останется подо льдом?

– Нет, основной поток все равно идет над поверхностью. Когда гора пройдет, вода поднимется и смоет остатки льда.

Быстрое течение скоро отнесло их от ледяной стены. Но шум бурлящей реки не только не стих, но и стал громче, а скорость потока нарастала.

– Мы не сможем выбраться на берег, пока течение не замедлится! – Капитан Фьючер с трудом перекричал грохот реки.

– Оно не замедлится! – закричал в ответ Тарб. – Река подходит к длинным порогам, за ними – Ледяное море.

– А твои люди живут около моря? – уточнил Кэртис.

– Да, только я не верю, что мы до них доберемся! – выкрикнул плутонец, опять потерявший присутствие духа.

Льдина неслась вперед, и капитан Фьючер, пристально вглядываясь в сумерки, увидел, что река словно обрывается в сотне метров от них.

– Подходим к порогам, – крикнул он. – Держитесь! За считанные секунды льдина дошла до кромки порогов, на мгновение замерла и понеслась по наклонной плоскости, вращаясь и вздрагивая от ударов. Кругом бурлили пенные буруны и водовороты.

– Держитесь, мореплаватели! – подбадривал спутников капитан Фьючер. Он откровенно наслаждался отчаянной гонкой, пробудившей в нем спортивный азарт. – Скоро финиш!

Наконец рев стал стихать, течение замедлилось, отступило неприятное чувство падения в бездну. Промокший и полузамерзший, Кэртис сел на льдину и внимательно осмотрелся. Льдина медленно двигалась по спокойной морской глади.

– Надо поскорей выбираться на берег, – с тревогой сказал Тарб. – В море полным-полно хищников.

Грэг, Кэртис и Тарб принялись грести. Продвигались они медленно, но душу капитана Фьючера наполнила надежда. Старый Кири, дед Тарба, знает место обитания шерстистых колдунов, а там скорее всего находится и база доктора Зерро.

– Хозяин! – раздался крик Грэга. – Смотри! Плавник неведомого морского зверя направлялся прямо к их льдине.

– Это бибур! – завопил во весь голос Тарб. – Самый опасный хищник! Скорей к берегу!

Однако скорость их «плота» не шла ни в какое сравнение со стремительным ходом морского животного. Темная туша проплыла подо льдиной и вынырнула с другой стороны. Сначала из воды показалась оскаленная морда, затем длинная шея и, наконец, часть мокрого, гладкого, покрытого коротким мехом туловища. Это было настоящее чудовище.

Мощные перепончатые лапы били по воде, поднимая фонтаны брызг. Красные глазки хищника нацелились на добычу, пасть распахнулась, обнажив ряды неровных острых клыков. Монстр приготовился к прыжку.

Капитан Фьючер выхватил протоновый пистолет, перевел рычажок на максимальную убойную силу и нажал курок. Тонкий голубоватый луч ударил в шею бибура, шерсть задымилась, хищник издал дикий рев.

– Вы его не убьете! – крикнул Тарб. – Слишком толстая шкура!

Зверь двинулся к льдине. Кэртис выстрелил в глаз. Последовал пронзительный вой, чудовище остановилось и начало тереть выбитый глаз перепончатой лапой.

– К нам идет помощь! – воскликнул Тарб, указывая на берег, от которого отчаливало несколько лодок. – Это наши люди.

Кэртис взглянул на лодки и снова повернулся к зверю. Ослепленный острой болью и окончательно разъяренный монстр приподнялся из воды, намереваясь обрушиться на льдину всей своей тушей. Капитан Фьючер дал длинную очередь, направив пистолет на поврежденный первым выстрелом глаз хищника. Один из зарядов попал в цель и, видимо, пробил кость глазницы. Бибур рухнул, в падении ударив вытянутыми лапами по льдине. Беглецы полетели в воду. Кэртис и Тарб тут же вынырнули, но Грэг камнем пошел ко дну.

В гостях у плутонцев

Капитан Фьючер ужасно расстроился. За жизнь робота он не опасался – Грэг прекрасно обходился без воздуха и мог сидеть под водой сколь угодно долго. Но как его достать? Кэртис изо всех сил молотил по воде руками и ногами, чтобы не окоченеть, с нетерпением ожидая, когда подплывут туземцы. Их лодки, сделанные из листовой меди, плыли под парусами из шкур. Подобные Тарбу существа таращились на неожиданных гостей. Наконец мохнатые руки вытащили Кэртиса и Тарба из воды.

Лодки принадлежали рыбакам. На дне стояли корзины, наполненные серебристой рыбой неизвестной породы, лежали бухты канатов. Тарб быстро говорил что-то приземистому широкоплечему плутонцу, сидевшему на корме.

– Это Корр, вождь моего народа. Они рыбачили вблизи берега и видели наш бой с бибуром.

– Храбрый землянин убил бибура, – почтительно сказал Корр, глядя фосфоресцирующими глазами на высокую фигуру капитана.

– Мой друг упал в воду, – ответил вождю Кэртис на родном языке туземцев. – Помогите мне достать его!

– Но он утонул! – удивился Тарб.

– Грэг в воде не тонет, в огне не горит, – засмеялся Кэртис Ньютон.

По просьбе капитана Фьючера рыбаки связали якорные канаты с нескольких лодок, а капитан привязал к ним ручной атомный фонарик. Все было готово, но в этот момент Корр тронул гостя за плечо.

– Поднимается ветер, – сказал он. – Нам нельзя оставаться.

– Еще немного, – попросил Кэртис, понимая, что потом найти место погружения Грэга будет невозможно. Он опустил конец каната с фонарем в воду и начал разматывать бухту. Наконец фонарь опустился на самое дно.

– Идет снежная буря, – беспокойно сказал Тарб. – Это очень опасно для медных лодок.

Канат в руке дернулся – Грэг нашел конец.

– Тащите! – крикнул Кэртис. Несмотря на то, что вода компенсировала часть веса, подъем шел трудно и медленно. Мало-помалу канат выходил из воды. Наконец появилась голова Грэга. Его кое-как затащили в лодку. Кэртис, глядя на новоявленного обитателя морских глубин, не мог удержаться от смеха. Робот являл собой комичное зрелище. Он весь был опутан водорослями, к телу успели приклеиться мелкие рачки, а на голове уселась не то морская звезда, не то медуза.

– Не знаю, чему ты смеешься, хозяин, – промолвил Грэг, выплевывая попавшую внутрь воду. – Там темно и плохо. На меня напала большая рыба, хотела откусить мне РУКУ.

– Могу представить ее удивление, – пошутил Кэртис.

– Поднять все паруса! – скомандовал Корр сквозь завывания крепчающего ветра. – Да побыстрей! Иначе не видать нам родного Кулуна!

Лодки быстро двинулись к берегу, качаясь под ударами волн. Меховой комбинезон капитана Фьючера промок насквозь, замерз и превратился в холодный негнущийся короб. Соленые брызги раз за разом ударяли в лицо, но Кэртис Ньютон был доволен. Опасность всегда возбуждала его, придавала жизни остроту и яркость. Он весело поглядывал на Тарба и Грэга, которые сидели рядом с ним, прижавшись к борту. Рев ветра делал разговор невозможным, и капитан Фьючер только ободряюще похлопывал друзей по плечу.

– Впереди гавань! – закричал громким голосом Корр, стоявший на носу первой лодки. – Право руля!

Все лодки благополучно вошли в гавань. Лохматые плутонцы вытащили их на берег и уложили на ледяную крошку. Тарб поговорил с вождем и вернулся к Кэртису, втягивая голову от встречного ветра со снегом.

– Кулун близко. – Голос Тарба был едва слышен за воем ветра. Снежная буря разыгралась вовсю. – Пойдемте!

Узкая тропа петляла среди ледяных холмов. В кромешной тьме рыбаки шли быстрым шагом, прекрасно зная дорогу. Вскоре они вышли в закрытую со всех сторон долину. Здесь находился город Кулун.

Все здания были выстроены из льда. Одно– и двухэтажные дома возводились по простой технологии: сначала ставили опалубку из листов меди, затем заливали воду, которая тотчас замерзала на века. Корр подвел их к ледяному строению, по размерам чуть больше остальных.

– Это мой дом! – прокричал вождь, наклонившись к уху капитана. – Вы будете моими гостями.

– Тарб! – Капитан Фьючер повернулся к проводнику. – Мне надо поговорить с твоим дедом. Я приехал ради этого.

– Старый Кири жив, он, конечно, придет, – ответил Тарб и с гордостью добавил: – Вождь Корр – член нашей семьи.

Большая комната освещалась вставленными в стены факелами. Скамейками служили покрытые шкурами блоки льда. С десяток плутонцев обоего пола с любопытством смотрели на высокого землянина с огненными волосами и на его огромного железного напарника. Покрытые шерстью хозяева не чувствовали холода.

– Накормить гостей! – приказал Корр, и женщины торопливо удалились готовить угощение. Тарб дернул Кэртиса за рукав.

– Пойдемте, я познакомлю вас с дедом, – сказал он и отвел капитана в дальний угол, где сидел старый плутонец с вылезшей шерстью и слезящимися глазами. Он был укрыт шкурой бибура.

– Кири! – крикнул проводник, повысив голос. – Это я, Тарб, ваш внук. Я привел землянина. Он хочет с вами поговорить. Расскажите ему о колдунах!

– О колдунах? – тонким дрожащим голосом переспросил старик. – Колдуны не приходили сюда с тех пор, как появились земляне.

– Я это знаю, – кивнул Кэртис. – Скажите, где колдуны жили? Здесь, вместе с вами?

– Нет, колдуны никогда здесь не жили. Они прилетали на волшебных кораблях. По воздуху. Они странно выглядели. Покрыты белым мехом. Очень мудрые, очень могучие. Они могли принять любой вид. Как я, как вы, как бибур, как рыба. Даже как кусок льда.

Капитан Фьючер слушал старика с замиранием сердца. Значит, даже в далекие времена так называемые колдуны знали секрет перевоплощения!

– Это была могучая раса, – продолжал Кири после паузы. – Но они приходили к нам с миром. Торговали, меняли железо на минералы. Мы добывали минералы по их просьбе. Потом прилетели земляне, и колдуны перестали появляться. Я один видел колдунов своими глазами.

– Вы не помните, откуда они прилетали?

– С лун. Да, волшебные корабли прилетали с лун и возвращались на луны. Там был их дом.

– С каких лун, их ведь три? – уточнил Кэртис.

– Этого я не знаю, – твердо ответил Кири. – Знаю лишь, что их дом был на одной из наших лун.

Больше Кэртис не вытянул из старика ничего, хотя расспрашивал его и так, и эдак. Но и полученной информации оказалось достаточно, чтобы сузить область поиска. Прежде чем оставить старца в покое, Кэртис задал последний вопрос:

– Постарайтесь вспомнить еще что-нибудь. Пусть мелочь. Как одевались, чем питались, ну и тому подобное.

– Да, вспомнил. Они не ели нашу пищу. Говорили, в ней нет кобальта. Не знаю, правда, что такое кобальт. Но они так говорили, когда мы их хотели угостить.

– Кобальт? – повторил Кэртис задумчиво. – Значит, они прилетали из тех мест, где вода и растения богаты кобальтом.

Теперь капитан Фьючер вспомнил странную деталь, которая удивила его, когда он исследовал строение мертвого легионера. Кости имели голубоватый цвет. Тогда он не придал этому значения, но теперь понял, что дело в солях кобальта.

Кэртис поделился информацией с Грэгом. Он любил рассуждать вслух, а лучшего собеседника, чем робот, для этого не было.

– Если мы узнаем, на какой из двух лун, Цербере или Шероне, имеется фауна с повышенным содержанием кобальта, то мы решим главную задачу – найдем базу доктора Зерро.

– Хозяин, – заметил Грэг, – но Вик Крим сказал, что на Шероне нет животных, похожих на колдунов. А начальник тюрьмы уверен, что их нет и на Цербере.

– Из этого следует, что кто-то лгал. Причем умышленно. Капитан Фьючер имел основания подозревать Вика Крима и Рендола Лейна в связях с доктором Зерро. Они оба знали о прибытии капитана на Плутон и могли быстро передать эту информацию. Иначе как доктор организовал нападение на ракетолет? Нельзя было исключать и что доктор Зерро сам явился в полицию под видом либо Крима, либо Лейна.

Кто из двух подозреваемых связан с Легионом, выяснит вопрос с кобальтом.

– Обед готов, землянин! – приземистый Корр гостеприимно указал на стол. Кэртис поднялся, но, прежде чем идти к столу, вынул карманный видеофон и вызвал «Комету». На миниэкране появилось встревоженное лицо Ото. Кэртис приказал немедленно лететь в Кулун. Аппарат он оставил включенным, чтобы Ото мог сориентироваться по радиомаяку.

– Вылетаю немедленно, шеф! – закричал андроид.

– Похоже, он встревожен, – сказал Кэртис Грэгу.

– Неужели что-то случилось с моим Ееком? – забеспокоился робот, ожидавший со стороны андроида любой пакости.

Хозяева уже расселись за столом и ждали, когда гости займут почетные места. Кэртису показалось, что это целый пир, хотя Корр заверял его, что ничего особенного на столе нет.

Вождь был горд, что его посетители важные гости с другой планеты, особенно Грэг, которого плутонцы, судя по всему, посчитали самым главным землянином. Они то и дело поглядывали на огромного, сверкающего в свете факелов робота. Грэг восседал за столом, ничего не ел и многозначительно молчал.

Обед прошел весело. Кэртис слушал рассказы плутонцев об их жизни, подвигах и сражениях с многочисленными хищниками, особенно на море, отвечал на вопросы о Земле и других планетах. Он впервые столкнулся с людьми, для которых другие миры воспринимались как нечто сказочное.

После обеда все вышли прогуляться по единственной улице Кулуна. Ледяные дома, сквозь стены которых проходил тусклый свет факелов, выглядели огромными ночниками, но в целом создавали приятное впечатление. Правда, снежная буря не позволила гостям с Земли особенно любоваться зрелищем, но Кэртис в любом случае не был настроен на экскурсию и не прислушивался к словам Корра, который не жалел красноречия, чтобы похвастать столицей ледяного края.

Наконец Кэртис услышал долгожданный звук, и вскоре «Комета» опустилась точно напротив дома вождя Корра. Капитан Фьючер торопливо простился с плутонцами и вместе с Грэгом и Тарбом побежал к космоплану. Ото встретил капитана Фьючера чуть ли не со слезами на глазах. От волнения андроид не мог спокойно стоять, переминался с ноги на ногу, взмахивал руками, изгибался во все стороны. Наконец он набрался смелости.

– Саймон-Мозг, шеф... Легионеры забрали его с собой. Увезли...

– Легионеры похитили Саймона?! – закричал Кэртис. Теперь он понял, что мучило андроида. – Когда и как это случилось?

– Незадолго до твоего вызова, – забубнил Ото. – Мы были в обсерватории: я и Джоан внизу, а Саймон и Кейн вверху, на площадке телескопа. Я услышал непонятное бульканье, как будто воздух пропускают через воду, но не успел разобраться, откуда идет звук. Мы все свалились на пол и не могли двинуть ни рукой, ни ногой. Я упал на лицо и не видел, что происходит. Но я слышал, как вошли люди. Один из них поднялся на площадку и заговорил с Саймоном. О чем шел разговор, понятия не имею. Потом все удалились. Через какое-то время оцепенение отпустило. Видимо, нас парализовали газом, он улетучился, и мы пришли в себя. Я первым делом глянул на площадку и увидел, что куб с Саймоном пропал!

– Немедленно в Тартарус! – Потемневшее лицо капитана Фьючера было полно решимости. – Полный вперед!

«Комета» взмыла сквозь снежную бурю и понеслась по ночному небу Плутона.

Межпланетная тюрьма

Купол Тартаруса появился сквозь снежную завесу, словно светящаяся изнутри жемчужина. «Комета» спикировала не на космодром, а прямо на площадку у входа в обсерваторию. Обратный полет занял не более десяти минут, но капитану Фьючеру они показались часами. Он переживал за Саймона. Приземлившись, Кэртис поблагодарил Тарба за помощь и отправил его к сержанту Гурни, а сам с Ото и Грэгом кинулся в обсерваторию.

Джоан, Кейн и Эзра Гурни вскочили, увидев капитана.

– Кто увез Саймона? – спросил капитан Фьючер у Кейна.

– Сам доктор Зерро, – торопливо сообщил маленький астроном. – Я упал на спину возле стола, пошевелиться я не мог, но все видел и слышал.

Кенсу Кейн подробно рассказал о том, как доктор Зерро подвергал Саймона пыткам, отключал насос, как добивался ответа на свои вопросы и как потом по приказу доктора Зерро куб с Мозгом унесли.

– Он так и не сказал доктору Зерро ни слова! – подчеркнул Кейн с восхищением.

– Значит, Зерро подвергал его пыткам! – Никогда прежде Кэртис не испытывал такой ярости. Саймон был его воспитателем, наставником, учителем, другом – самым близким существом, и капитан Фьючер словно сам переживал мучения, которые испытал Саймон в руках злодея.

– До сего момента поступки доктора были понятны, – сказал Кэртис. – Он опасался, что мы помешаем ему захватить власть. Поэтому он устроил засаду и хотел уничтожить ракетолет, в котором, как он точно знал, нахожусь я. Но зачем ему понадобилось похищать Саймона? Чем мог помешать ему бестелесный Мозг? – Капитан Фьючер на минуту задумался. – А что, если... Что, если Саймон-Мозг гораздо опасней для доктора, чем я с остальными друзьями? Зерро боится, что Саймон подошел к разгадке звезды без массы!

– Тогда непонятно, почему он не захватил и меня! – вступил в разговор Кенсу Кейн. – Я тоже занимался черной звездой, к тому же он меня уже похищал, почему же не забрать вместе с Саймоном?

– Теперь вы ему не нужны, Кейн! – заявил Кэртис. – Вас, как и других ученых, похищали не потому, что вы занимались звездой. Зерро хотел показать народам, что ученые убегают, спасаясь от катастрофы. Когда стало ясно, что ученых похищают, пропагандистский трюк потерял смысл.

Капитан Фьючер принялся тщательно осматривать обсерваторию. На гофрированной поверхности настила он заметил белые крошки и аккуратно собрал их на ладонь.

Белый скальный грунт, скорее всего мягкая нитратная порода, определил Кэртис на вид и ощупь.

– Эзра! – крикнул он сверху. – Есть ли вблизи Тартаруса белые нитратные грунты?

– Понятия не имею, – исчерпывающе ответил начальник полиции.

– Здесь больше делать нечего, – сказал Кэртис, спускаясь вниз. – Пойдемте на «Комету», проведу анализ грунта, а там решим, что делать дальше.

В походной лаборатории космоплана Кэртис приступил к тщательному анализу. Все словно зачарованные следили за ловкими движениями тонких пальцев кудесника-ученого. Им выпала редкая удача видеть величайшего исследователя за работой. Наконец капитан Фьючер распрямился и удовлетворенно потер руки.

– Как я предполагал, – объявил он слушателям, – -этот нитратный грунт на Плутоне не встречается. Но подобные грунты имеются на Шероне и Цербере. В данном случае нитратные соли имеют органическую природу, они вырабатываются бактериями редкого типа, которые существуют в узком диапазоне окружающей температуры. На Плутоне их нет, здесь для них слишком холодно. Но на спутниках Плутона чуть-чуть теплее. Именно там подобные бактерии активно участвуют в формировании почвы. Итак, следы в буквальном смысле ведут на Шерон или Цербер. Эзра! – повернулся Кэртис к седому сержанту. – Не могли бы вы доставить сюда Рендола Лейна, Вика Крима и планетографа Роумера?

– Отчего же нет, – с готовностью ответил Гурни, еще под впечатлением блестящего криминального расследования, проведенного на его глазах. Запахнув меховую шубу, он вышел наружу.

– Ты думаешь, база доктора Зерро находится на одной из лун Плутона? – переспросила Джоан. – И именно туда легионеры отправили Саймона?

– Я точно знаю, что база доктора на одной из лун. Вопрос, на какой именно.

Вскоре Эзра Гурни явился, но привел с собой одного Роумера.

– Лейн недавно вернулся на Цербер, – сообщил сержант. – Что касается Вика Крима, то мои люди его не нашли.

Коул Роумер впервые попал на корабль знаменитого капитана Фьючера и с профессиональным интересом оглядывал причудливые приборы и устройства, многие из которых были в диковинку даже ему, опытному исследователю с обширными познаниями. Капитан Фьючер показал планетографу крошки грунта.

– Не приходилось ли вам встречать нечто подобное на Шероне или Цербере? – спросил он.

Роумер, нахмурив лоб, неторопливо рассматривал крошки.

– Мне кажется, – неуверенно произнес он, – что такой грунт я видел на Цербере, вблизи тюрьмы. Но не могу сказать наверняка. Я редко бываю на Цербере, особенно в последнее время. Начальник тюрьмы Лейн не любит посторонних.

– Почему Рендол Лейн не любит визиты?

– Не знаю, возможно, опасается контактов с заключенными. Там содержатся самые опасные преступники.

– Что верно, то верно, капитан, – подтвердил Гурни. – То есть не то что преступники опасные, это само собой. Лейн настолько не любит посторонних, что даже к посещениям полиции относится неприязненно. Хотя подчиняется лично мне.

– Роумер, вы не знаете, где находится Вик Крим? – продолжал расспросы капитан Фьючер.

– Думаю, что в Тартарусе, хотя не могу утверждать. Если он в городе, то скорей всего где-нибудь на улице охотников

Капитан Фьючер прошелся по отсеку. Надо было принимать решение. Теперь он был уверен, что доктор Зерро землянин. С секретной базы на Плутоне он передавал все свои зловещие предупреждения, отсюда рассылал легионеров во все концы Системы. Само собой разумеется, в обычной жизни он имел иной вид. Он проник в тайны древних колдунов и пользовался способностью менять внешность. Но если доктор Зерро – землянин и живет на Плутоне, то ему нужен предлог, чтобы регулярно посещать спутник, где обитали поросшие шерстью легионеры. Таким предлогом располагали как Крим, так и Лейн. Образец грунта указывал на Цербер. Следовательно...

– Летим на Цербер, – объявил капитан Фьючер. – Надо побеседовать с Рендолом Лейном. Со мною летят Ото и Грэг. Джоан, ты остаешься здесь. Постарайся вместе с сержантом Гурни разыскать Вика Крима, если он еще в Тартарусе.

– Чем я могу вам помочь, капитан Фьючер? – почтительно спросил маленький астроном-венерианец. – Саймон, как я убедился, величайший ученый. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы спасти его.

– Вы можете оказать мне и Саймону большую услугу, Кейн, – кивнул Кэртис. – Проверьте, пожалуйста, положение звезд вокруг черной звезды. Обратите особое внимание на их взаимное расположение. Не изменилось ли оно с приближением звезды.

– Я могу это сделать в обсерватории, – сказал Кейн, глядя на капитана с недоумением. – Только зачем?

– Есть маленькая идея... – проговорил Кэртис. – Вы проверьте! А потом я все объясню.

Четверо гостей «Кометы» спустились с трапа и побрели по снежному полю космодрома. Кенсу Кейн направился в обсерваторию, раздумывая над странным поручением капитана Фьючера, а остальные – к куполу Тартаруса.

Ото и Грэг уселись рядом с капитаном Фьючером. Грэг прижимал к стальной груди лунного щенка, по которому успел сильно соскучиться. Космоплан пробил слой снежных облаков и направился к яркому диску Цербера.

– Шеф, ты думаешь, Лейн или Крим изображают доктора Зерро? – взволнованно спросил Ото. – Но если грунт с Цербера, то доктор Зерро – это Рендол Лейн!

Грэг посмотрел на приближающуюся луну и угрожающе прогудел:

– Если Лейн пытал Саймона, он мне за это ответит! Робот ударил кулаком о кулак, и по кораблю пронесся звон, как от удара молота по наковальне.

– Ты займешься им после меня, Грэг, – уточнил Ото. – Я первый на прием к доктору.

– Ты? Да, ты первый во всех бедах, которые с нами приключались, – возмущенно пробасил робот. – Хозяин взял тебя на Марс... и попал в плен! Мы с хозяином оставили тебя на Плутоне с Саймоном... и Саймона похитили! Я только тем и занят, что исправляю твои промахи!

От возмущения Ото потерял дар речи.

– Это ты мне говоришь, кусок лома? Да ты... – Андроид не находил слов, чтобы выразить свое негодование.

– Прекратить! – резко оборвал очередную перепалку капитан Фьючер. – Саймону грозит смертельная опасность. Вся Солнечная система вот-вот попадет в руки коварного злодея, а вы сцепились, как две собаки за кость.

Упоминание о собаке напомнило Грэгу о любимом лунном щенке, который вопреки обыкновению не клацал зубами на андроида, а скрылся неизвестно куда. Оглянувшись на пульт, поставленный в режим автопилота, Грэг увидел, как его любимец грызет рычаг управления. Он поспешно дал лунному щенку телепатическую команду, и тот послушно подбежал к хозяину.

– Еек голоден, – обратился Грэг с упреком к Ото. – Ты его не кормил.

– Я ему кидал целые куски меди, один больше другого; думал, подавится. Как бы не так! Смотри, какую морду наел!

Диск Цербера закрывал почти все небо. Космоплан стремительно приближался к цели. Капитан Фьючер внимательно смотрел вперед, ожидая, когда появятся посадочные огни возле тюремного здания. Сколько раз он прилетал сюда, доставляя опаснейших преступников со всех уголков Системы! Многие из них доживали свой век на страшной планете.

Капитан Фьючер выполнил посадочный маневр и опустил космоплан на каменистую площадку. Морозный ветер нес снежную пыль, швыряя ее в иллюминаторы корабля, завывал, ударяясь о корпус, и мчался дальше, в темную ледяную пустыню вечно холодной планеты.

– Оставайся здесь, Грэг, стереги корабль, – приказал капитан Фьючер. – Мы с Ото...

– Опять ты берешь Ото, шеф! – возмутился робот.

– Не спорь, Грэг. Охрана корабля – сейчас самое важное. Будь начеку!

Капитан Фьючер и Ото пошли к тюрьме, сгибаясь от напора встречного ветра. Кэртис пригибался и по другой причине. Он вглядывался в почву под ногами, пока не увидел то, что искал. Перед самыми воротами тюрьмы был насыпан слой белого гравия – тот самый нитратный грунт, крошки которого оказались в обсерватории. Под ногами капитана прошмыгнули две юркие ящерицы, одни из немногих обитателей Цербера.

– Ото, поймай ящерицу, отнеси ее на корабль и жди меня там, – распорядился капитан Фьючер.

– Неужели я прилетел, чтобы заниматься ловлей ящериц? – обиделся андроид.

– Именно для этого, – подтвердил Кэртис. – И учти, что поймать местную ящерицу не так-то просто даже для Проворного андроида!

Кэртис подошел к воротам. Тут же сработала сигнализация, и капитана ослепил луч прожектора.

– Стой! – раздался крик охранника. – Вход в тюрьму запрещен.

Высокая гибкая фигура посетителя была хорошо видна в ярком свете прожектора. Капитан Фьючер вытянул вперед левую руку. Незримый охранник тотчас же узнал эмблему с алмазами.

– Капитан Фьючер? – воскликнул он изумленно. Грозные нотки сменились почтительной интонацией Кольца с планетами-алмазами и имени капитана Фьючера было вполне достаточно, чтобы открыть двери любого учреждения на всех девяти планетах Системы. Между тем охранник не торопился.

– Доложите Рендолу Лейну, что прибыл капитан Фьючер по делу чрезвычайной важности, – приказал капитан тоном, не терпящим возражений. – И впустите меня. Я не собираюсь ждать на морозе!

– Я доложу о вашем прибытии, – ответил охранник.

– Немедленно откройте ворота! Иначе будете иметь крупные неприятности. Сержант Гурни лично разберется с вами!

Огромный авторитет капитана Фьючера в сочетании с именем ветерана полиции сделали свое дело. Судя по всему, в нарушение всех инструкций охранник выключил сигнализацию и распахнул металлические двери.

– Проведите меня в кабинет начальника, – приказал Кэртис, не желая, чтобы Лейн узнал о его прибытии заранее.

– Слушаюсь, капитан Фьючер! Прошу следовать за мной!

Рендол Лейн, пожилой, интеллигентного вида человек, был поражен появлением Кэртиса.

– Капитан Фьючер! Что вас сюда привело? У нас строжайшие правила...

– Забудьте ваши правила. Я прибыл сюда по следам доктора Зерро.

– Доктора Зерро? – изумился Лейн. – Вы думаете, он на Цербере? Почему вы так решили?

– Тому есть доказательства.

Кэртис внимательно наблюдал за Лейном. Подозрительный тип. В прошлом видный политический деятель, по протекции пошел на место начальника тюрьмы.

– У меня есть основания предполагать, – Кэртис осторожно подбирал слова, – что существа, покрытые белой шерстью, одного из которых вы видели, обитают либо здесь, либо на Шероне!

– На Шероне, разумеется! – воскликнул Лейн. – На Цербере нет никого и ничего, кроме тюрьмы и заключенных.

– Как вы можете утверждать, когда, по вашим же словам, никогда не выходили за ограду?

– Мои охранники служат здесь годами и хорошо изучили эту планету! Они обязательно доложили бы мне, если бы встретили таких животных.

– С охранниками я побеседую позже, – холодно заметил Кэртис. – Сначала объясните мне, как и когда сбежали Родж и Кэллэк. Они возглавляют Легион доктора Зерро. Вы понимаете, чем такой побег грозит вам лично?

– О побеге я доложил в установленном порядке. Каким образом они сбежали, пока не известно...

– Дайте мне дела этих двух, – приказал капитан Фьючер.

Лейн торопливо подошел к шкафу, в ячейках которого были уложены кассеты с номерами заключенных. Над каждой ячейкой горела неоновая лампа. Это значило, что заключенный находится на месте. Вшитые в робу миниатюрные передатчики постоянно посылали соответствующие сигналы. Лейн вынул две кассеты, над ячейками которых лампочки не горели.

– Вот дела Роджа и Кэллэка, но о побеге здесь ничего нет.

Кэртис убедился, что Лейн прав, и сам поставил кассеты на место. Не горело еще несколько лампочек.

– Что это значит? – спросил Кэртис, хотя прекрасно знал ответ. – Заключенные сбежали, не так ли?

– Да, – признал Лейн, нервно сжимая пальцы.

– Как же им удается бежать? Да еще группами, а? – Кэртис вопросительно смотрел на начальника тюрьмы. – Раньше из этой тюрьмы не исчезал ни один заключенный! Ни один! А тут бегут пачками.

– Понятия не имею! – Казалось, Рендол Лейн был в отчаянии. – Полнейшая загадка для меня!

– Вы сообщили о побегах сержанту Гурни? – спросил Кэртис, зная, что это прямая обязанность Лейна.

– Нет, пока нет. Я сразу лишился бы работы. Я надеялся, что беглецы находятся на Цербере и мы их переловим. Охранники прочесали всю планету, но не нашли даже следов! Капитан Фьючер! Не выдавайте меня! Не сообщайте сержанту Гурни!

– Не сообщать?! – возмутился Кэртис. – Вы упустили десятки опаснейших преступников! Небрежность это или сговор, разбираться не мне. Но должность начальника: тюрьмы не для вас!.. Вызовите охранников. По одному, конечно. Я хочу задать им несколько вопросов.

– Слушаюсь, капитан Фьючер. – Рендол Лейн окончательно сник. – Мне надо на минуту удалиться.

Оставшись один, капитан Фьючер еще раз проверил ячейки сбежавших преступников. Сомнений не оставалось. Бежать можно было только при содействии начальника и части охраны.

Со двора донесся пронзительный крик. Кэртис подбежал к окну. Внизу метался охранник, растрепанный, без Оружия.

– Бунт! – кричал он во весь голос. – Заключенные взбунтовались!

Следом за ним из тюремного здания высыпала толпа уголовников. Они орали и размахивали атомными пистолетами, отобранными, судя по всему, у охраны. Постовой с вышки открыл огонь по толпе, но ответные залпы заставили его замолчать.

– Все за мной! – командовал толстый землянин. – Капитан Фьючер в канцелярии!

– Смерть ему! – взвыла толпа и кинулась к зданию. Кэртис все понял. Толпа разъяренных каторжников, многие из которых лично его ненавидели, устремилась в здание.

– Смерть капитану Фьючеру! – ревели тысячи глоток.

Улица охотников

Джоан Рэнделл стояла на заснеженной площадке перед входом в Тартарус и следила за полетом «Кометы», пока та не скрылась в снежной пелене.

– Идем, Джоан! – поторопил ее Эзра Гурни. – Буря прямо с ног валит!

– Буря как буря, – хмыкнул из-под меховой шапки Коул Роумер. – Бывают и хуже.

Эзра Гурни подхватил девушку под локоть, и вся команда двинулась к куполу. За порогом входной камеры они очутились в совершенно ином мире. Снаружи завывал свирепый ветер, а здесь царили субтропики. Атомные кондиционеры нагревали и увлажняли воздух, насыщая его ароматами цветов.

– Сначала зайдем ко мне, я организую розыск Крима, – промолвил сержант Гурни.

– Я сам могу найти Крима, – предложил Роумер. – Я знаю, где он бывает.

– Если найдете, позвоните мне, – сказал на прощание Гурни.

Эзра Гурни и Джоан медленно шли по залитой светом улице, минуя зеленые скверы и фонтаны. По пути то и дело встречались оживленные группы людей. Отовсюду доносилось одно и то же имя.

– Доктор Зерро! – Лицо Эзры потемнело. – Даже в нашем городке начинается паника, – хмуро сообщил он. – Каждый день доктор Зерро напоминает с экранов о своей черной звезде.

– Обидно! – горячо заговорила Джоан. – Капитан Фьючер не жалеет сил, чтобы поймать этого негодяя, а паникеры...

Она вдруг замолчала, смущенная собственной эмоциональностью.

– Скажи честно, что он тебе нравится. – Старый сержант искоса взглянул на девушку.

– Да, очень! – Джоан с вызовом посмотрела в лицо седовласого ветерана.

– Мне тоже, – примирительно улыбнулся Гурни. В полицейском участке сержант немедленно отправил людей на розыски Вика Крима..

– Установите, улетел он на Шерон или нет. Если он здесь, доставьте ко мне. Немедленно!

Полицейские вышли, а Эзра Гурни со вздохом опустился в кресло.

– Старость, – пожаловался он. – Быстро устаю. А каким я был лет этак сорок назад! Земляне заселяли новые планеты, приходилось мотаться по всей Системе... Тогда мне все было нипочем! Не спал по несколько суток, и хоть бы что. А теперь? Больной слабый старик, по которому плачет больница...

Джоан на минуту отвлеклась от своих мыслей и повернулась к сержанту.

– Это вы-то слабый старик? – насмешливо переспросила она. – Да вы и через двадцать лет будете гонять преступников. Не прибедняйтесь, сержант, вам это не идет.

– Ты жестокая, бессердечная девица, Джоан. Никакого почтения к старшему поколению! – Гурни довольно улыбался.

Через десять минут загудел зуммер связи.

– Ребята нашли Крима, – предположил Гурни и включил видеосвязь. Появилось возбужденное лицо планетографа Роумера.

– Сержант! Я узнал, где находится Вик Крим! Ни за что не поверите! Он...

Язык пламени метнулся через экран, и связь оборвалась. С легкостью юноши Эзра вскочил на ноги. Выцветшие глаза ветерана сузились и приобрели стальной оттенок.

– Что-то случилось! – воскликнул он. – Видела вспышку? Это атомный пистолет! Оставайся здесь, Джоан. Я соберу людей, и мы прочешем все улицы! Однако прежде надо перекрыть выходы из города!

Сержант выбежал из комнаты. Джоан вдруг вспомнила, как Роумер говорил, что Вик Крим обычно проводит время на улице охотников. Скорей всего именно туда и направился Роумер. Сидеть и ждать Джоан не могла.

– Мне нужно на улицу охотников, – спросила она у прохожего. – Я правильно иду?

– Идете вы правильно, – подтвердил удивленный горожанин, – но вряд ли правильно поступаете. Молодой девушке там не место, особенно одной. Там такое случается, что...

Но Джоан уже бежала дальше. Ей ли, тайному агенту полиции, привыкать к риску! Вскоре она услышала шум и крики. Повернув за угол, девушка оказалась на улице охотников.

Здесь жили по своим правилам. Город, планета и все народы могли тревожиться из-за черной звезды, слушать всякую чушь, но на улице охотников отдыхали. Здесь в считанные часы скидывали накопленные за долгие месяцы деньги, здесь давали себе волю после изнурительных вахт и зимовок, здесь царили веселье, любовь и драки.

Два пьяных охотника, высокий бородатый землянин и краснорожий марсианин, загородили дорогу Джоан.

– Самая красивая девушка на улице охотников, – начал бородач, – пойдем потанцуем?

– Нет, нет, – поспешно отказалась Джоан и, чтобы не разозлить пьяных, добавила: – Извините, я здесь по делу, ищу одного человека. Это срочно.

– Простите, мадам. – Землянин попытался отвесить учтивый поклон, но едва удержался на ногах. – Пардон, мадам, пардон! Вы оказали честь, э-э-э... честь...

– Я ищу Вика Крима, пушного магната, – выручила Джоан охотника, увязнувшего в чрезмерной любезности. – Он где-то здесь. Вы не у него работаете?

– Работать на Вика Крима? – Бородач даже протрезвел от возмущения. – Ну нет! Только чокнутый согласился бы отправиться на чертову луну Крима!

– Это точно, – кивнул марсианин. – На Плутоне тоже не сахар – все эти белые медведи, серебристые волки, саблезубые рыси, не говоря о бибурах и прочей морской нечисти... Но Шерон! Нет, спасибо. Там дьяволы убивают охотника раньше, чем их увидишь.

– А вы не знаете, есть ли здесь охотники с Шерона? – спросила Джоан.

– Люди Крима никогда не прилетают на Плутон, – уверенно сказал бородатый землянин. – Только те, кто разгружает меха. Но они в город не ходят. Сказать по правде, мы уверены, что Вик Крим набирает людей из дурдомов. Нормальный человек туда не сунется.

Джоан почувствовала, что ее дергают за рукав, и, оглянувшись, отпрянула в ужасе. Около нее стоял мохнатый плутонец.

– Оставь даму в покое, обезьяна косматая! – прикрикнул бородач. – Не то я тебе так врежу, что...

– Землянка мне знаком, – объяснил плутонец на ломаном языке. – Имя Тарб! – Плутонец ткнул пальцем себя в грудь и вопросительно посмотрел на Джоан. – Тарб, проводник, отвозил человек с красный волосы к деду Кири!

– Ну конечно, я вас помню, – Джоан повернулась к охотникам. – Это проводник. Я его хорошо знаю. Он работает в полиции, у сержанта Гурни.

– Другое дело... Если что, вы только крикните, мадам, мы вас в обиду не дадим. – С этими словами подвыпившая пара удалилась.

Тарб смотрел на Джоан с неподдельным интересом, но интересовала его не девушка.

– Этот землянин, с красный волосы, он здесь? Он большой герой. Он спас Тарба. Ползучие горы, у-у-у!

– Капитана Фьючера здесь нет, Тарб. Но ему нужна помощь. Вы можете ему помочь?

– Я делаю все для капитан Фьючер! – торжественно заявил Тарб.

– Вы знаете Вика Крима? – быстро спросила Джоан. – Вы его видели сегодня?

– Видеть Крим нет. Может, он уехать на Шерон. Плохое место Шерон. Черт, дьявол. Страшное место.

Джоан терялась в догадках. Что делать? Где искать?

– А Коула Роумера знаете? Планетограф, ученый, экспедиция?

Плутонец тряхнул гривой.

– Тарб знает Роумер. Давно ходить с ним пустыня. Очень давно. Да, я видеть Роумер сегодня. Совсем мало времени назад.

– Где вы его видели? – быстро спросила Джоан.

– Он входить дверь старый склад, там! – Тарб показал пальцем в конец улицы.

– Проводите меня, – попросила Джоан. Полупьяные охотники удивленно присвистывали при виде хорошенькой землянки в паре с мохнатым спутником. Джоан приободрилась. Роумер нашел Крима, и если она пойдет по следам планетографа...

– Капитан Фьючер брать Тарб проводник снова? – спросил Тарб.

– Обязательно, Тарб, – успокоила плутонца Джоан, занятая своими мыслями.

– Роумер входить сюда. – Он показал на дверь в высоком здании из серого бетона.

Джоан недоверчиво осмотрела дом – ни вывески, ни признака жизни. Через несколько домов вниз по улице она заметила яркую вывеску: «ПУШНАЯ КОМПАНИЯ ВИКА КРИМА. ШЕРОН».

– Я зайду, – решила Джоан и потянула ручку. К ее удивлению, дверь оказалась незапертой. Девушка вошла в пропахший плесенью темный зал. Любопытный Тарб вошел следом. Джоан достала фонарик. Тонкий луч высветил груды шкур бибура, и больше ничего.

– Вы, наверное, ошиблись, Тарб, – сказала Джоан, собираясь повернуть к выходу, но ее остановил возглас плутонца.

– Слушать! Здесь есть живой!

Джоан услышала тихий шорох. Смутно знакомый звук наполнил ее ужасом.

Девушка отпрыгнула к двери, но холодная скользкая веревка уже захлестнула лодыжки. Так и есть – в луче фонаря на ногах повисли змеи-канаты.

– Тарб, беги! – громко закричала Джоан. Сбросив с груди прыгнувшую на него змею, Тарб схватился за ручку двери. Сверкнула вспышка атомного выстрела, и плутонец упал с дымящейся дырой в спине.

Из-за груды мехов выбежали карлик Родж, Кэллэк и два легионера. Джоан беспомощно лежала на полу, опутанная живыми канатами.

– Быстро! Тащи ее вниз! – отрывисто приказал Родж тупому гиганту. – Лохмач готов, испекся. Пусть валяется.

– Ты убил его. Второго ты убил, – размеренно произнес один из легионеров. – Приказано было никого не убивать. Ты убил, Родж.

– Убил, убил!.. Заладил, как заведенный. Пришлось. Ты же видел, что он был у дверей. Мог поднять тревогу. Быстро вниз!

Карлик побежал за кипы шкур, Кэллэк и легионеры поволокли следом Джоан. В углу зала была потайная дверь в подвал. Рядом лежал полуобугленный труп. Джоан поняла, что Роумер мертв.

Под полом склада оказалась просторная, ярко освещенная комната. Посередине стоял внушительного роста мужчина с выпуклым лбом и горящими черными глазами. Вокруг доктора Зерро толпились легионеры.

На чертежном столе у стены стоял прозрачный куб с Саймоном. Девушку бросили на пол около стола.

– Эта девка работает в полиции, – доложил карлик доктору. – Она и лохмач шпионили за нами.

– Саймон! – позвала Джоан тихим голосом, пока Родж отчитывался перед шефом. – Вы давно здесь?

– С того дня, как меня похитили из обсерватории и принесли через туннель под стеной города.

– Коул Роумер почти нашел вас, – грустно промолвила Джоан. – Наверху я видела обгоревший труп. Его убили.

Девушка рассказала Саймону о нападении на ракетолет, в котором летел капитан Фьючер.

– Все понятно, – подвел итог Саймон. – Мы в секретном центре доктора Зерро.

Пока Джоан и Саймон обменивались новостями, среди легионеров вспыхнула ссора.

– Родж убил плутонца, – доложил легионер. – Вы знаете, что убивать нельзя. Родж убил двоих!

– Мне пришлось их убрать! – злобно огрызнулся карлик.

– Хорошо-хорошо, успокойтесь. – Доктор Зерро гасил страсти мягким, почти просительным голосом, так непохожим на агрессивный тон выступлений по телевизору. – Пора сматываться, пока не нагрянула полиция.

Легионеры послушно направились к выходу в туннель. Когда последний из них скрылся в темном проеме, доктор Зерро повернулся к Роджу и Кэллэку. Его лицо исказила злобная гримаса.

– Как ты посмел нарушить приказ? Зачем ты убил лохмача, болван?

– Он мог уйти, – пробурчал Родж.

– Скотина безмозглая! – бушевал доктор. – Ничего нельзя поручить! Ты провалил похищение Кейна и Гэтола. Не сумел уничтожить капитана Фьючера, а уж он-то нас не пожалеет. Тебе бы только безоружных расстреливать, тут ума не надо. И то чуть не вызвал беспорядки среди легионеров.

– Я своими глазами видел, как корабль капитана врезался в лед, – оправдывался карлик. – Кто мог подумать, что рыжий дьявол выживет?

– А надо было думать! – заорал доктор Зерро. – Надо было дать залп по обломкам, надо было... Э, да что с тобой разговаривать! Горбатого могила исправит. Пора выходить в эфир. Это моя последняя передача, она решит все.

Род ж забыл об оскорблениях и радостно потер руки.

– Последняя передача? Значит, через два-три дня вы станете правителем всей Солнечной системы! Возглавите народы девяти планет!

Из туннеля вышел легионер.

– Все готово! – доложил он. – Космоплан на месте.

– Пошли! – коротко приказал доктор Зерро. – Кэллэк, неси девку, а ты, Родж, бери бак с Мозгом. Нет своего, так неси чужой. И быстро на наш спутник.

– Вы слышали, Саймон? – прошептала Джоан. – Выходит, база на одной из лун. Но на какой именно, вот вопрос. Судя по всему...

Кэллэк, громила с бессмысленным взглядом, подхватил Джоан на руки и двинулся вслед за доктором, который уже вошел в туннель. Родж с кубом шел последним. Впереди процессии легионер освещал дорогу атомным фонариком.

– Туннель обнаружили мои друзья-воры, если вас это интересует, любезнейший Мозг, – насмешливо сообщил Родж своей ноше. – Они выносили по нему пушнину в обход таможни. Полиция о туннеле не знает.

Вскоре они оказались на скалистой площадке, далеко за пределами города. Снежная буря кончилась, и небо сверкало мириадами звезд. Космоплан с эмблемой Легиона стоял наготове. Куб Саймона и девушку положили в углу отсека, и через несколько минут корабль взмыл в небо.

Кобальтовый след

Кто-то открыл камеры и сказал, что капитан Фьючер находится в конторе. Рендол Лейн! Кэртис скрипнул зубами. Всего не предусмотришь. Он бросился к двери, запер ее и опустил тяжелые металлические шторы на окнах. На дверь обрушился град ударов.

– Выходи, попробуешь нашей баланды! – крикнул сквозь дверь главарь бунтовщиков, толстый лысый землянин.

Кэртис выхватил из-за пояса видеорацию и нажал кнопку вызова. Через минуту протоновые лучи «Кометы» разнесут толпу в клочья. Но ответа не последовало. Кэртис понял, что связи нет. Металлические экраны не пропускали никаких волн. Неустрашимый капитан Фьючер спокойно обдумывал ситуацию, не обращая внимания на грохот ударов и кровожадные крики.

Можно воспользоваться шапкой-невидимкой, но как продраться сквозь плотную толпу? Не идти же по головам!..

За дверью послышались выстрелы из атомных пистолетов. Не сумев выломать дверь, бунтовщики прожигали ее атомными залпами. Еще несколько минут, и дверь будет пробита. Надо действовать. Но как?

В стене Кэртис увидел металлический люк с надписью:

«Склад оружия». Там хранились запасы оружия, амуниции, атомных гранат. Если туда проникнуть... Люк, конечно, был заперт, а легированная сталь выдерживала залп атомной пушки.

Кэртис внимательно осмотрел замок. Типичный тюремный замок с шифром из двадцати кнопок. Капитан Фьючер был великолепным математиком и неплохо разбирался в различных запорных устройствах. Он достал из кармана тонкую стальную пластину, согнул ее пополам и стал простукивать металл вокруг замка. Пластинка служила камертоном. После каждого удара Кэртис прислушивался к отраженному звуку. Так он определил положение основных запорных стержней. Оставалось рассчитать схему выдвижения промежуточных стерженьков, которые сами не запирали засов, но блокировали остальные. Это требовало немалой сообразительности.

Дверь содрогалась от выстрелов. Во многих местах атомные залпы пробили металл насквозь. Капитан Фьючер сосредоточенно подбирал комбинацию, не замечая рева озверевшей толпы. Внезапно снаружи раздался дружный вопль. Кэртис мельком оглянулся. Дверь перекосилась и выгнулась внутрь.

– Навались, ребята! – скомандовал главарь. – Все вместе! Раз, два, три!

Кэртис вскочил на ноги. Комбинация найдена. Он быстро нажал кнопки в требуемом порядке и замер. Или спасение, или... Раздался щелчок. Кэртис распахнул люк. Цементные ступени вели в большой подвал, на широких полках которого хранились оружие и взрывчатка.

Наружная дверь рухнула под напором тел, и в комнату ворвалась толпа. На мгновение все замерли, пораженные неожиданным зрелищем. Высокая гибкая фигура капитана Фьючера застыла у входа в склад. Он гордо откинул огненно-рыжую голову, на губах играла презрительная улыбка. Протоновый пистолет капитана был направлен не на толпу, а вниз, на полки с взрывчаткой.

Толстый главарь злорадно закричал:

– Не стрелять! Я сам его сделаю. Имею на это право, а?

– Давай, Лукас! – орали бандиты. – Пришей его! Собаке собачья смерть!

Не сводя с Кэртиса ствола пистолета, толстый землянин сделал шаг вперед. Видимо, он решил продлить удовольствие.

– Ты помнишь меня? – злобно прошипел он.

– Помню, Лукас, помню, – благодушно сказал Кэртис, по-прежнему целясь в полки с взрывчаткой. – Лукас Бревер, контрабанда атомным оружием. Попался при передаче крупной партии пистолетов уголовникам Юпитера. Пожизненное заключение.

– А я помню, кто меня засадил, капитан Фьючер! Твоя песенка спета, ясно? Можешь сказать последнее слово. Мы послушаем. – Лукас насмешливо указал пальцем за спину. Толпа загоготала.

– Мой протоновый пистолет нацелен на склад атомных гранат, Лукас, – спокойно произнес капитан Фьючер. – Ты знаешь, что я нажму курок быстрее тебя и любого, кто здесь стоит. Взрыв разнесет всю тюрьму. На этом месте останется глубокий кратер, и ничего больше. От Лукаса Бревера не найдут и пуговицы.

В комнате воцарилось молчание. Уголовники затаили дыхание.

– Ну так как, Лукас? – обратился к вожаку Кэртис. – Говори последнее слово, прощайся с дружками. Еще миг, и мы полетим высоко-высоко.

– Ты не выстрелишь, – неуверенно сказал толстяк. – Духа не хватит...

– А что мне остается, Лукас? Все равно умирать. В компании веселей, хотя компания твоя дерьмовая. Даю пять секунд. Оружие на пол, руки за голову, или... Ну!

Слова Кэртиса Ньютона хлыстом ударили по обескураженным бунтовщикам. Это была схватка нервов, и капитан Фьючер ее выиграл. Лукас еще колебался, хотя рука с пистолетом опускалась все ниже, а на пол уже летели атомные пистолеты и заточки, руки привычным жестом сцеплялись на затылках. Кэртис перевел дух.

– Вызвать охранников! – приказал он. – Объявите, что сдаетесь!

Несколько человек бросились во двор. Набежавшие надзиратели погнали покорную толпу в тюремные коридоры.

– Пришлось-таки понервничать, – пробормотал Кэртис Ньютон. – Теперь Лейн.

Начальника тюрьмы он нашел в одной из пустых камер.

– Значит, так, – сурово сказал Кэртис. – Бунт подавлен. Ты здесь больше не начальник. Теперь выкладывай всю правду, или я сделаю так, что тебе влепят по-верхнему и мотать срок ты будешь здесь, на Цербере!

– Что вы хотите знать? – Лейн сломался.

– Для начала расскажи о побегах. Как и куда убегали заключенные?

– Я отпускал их сам. По ночам, тайно. Их ждал космоплан с Шерона.

– От Вика Крима?

– Да. Мы с Кримом договорились. Ему нужны охотники, а нормальных людей не загонишь на Шерон, там слишком опасно... Крим платил мне за каждого заключенного. Подумав, я решил, что вреда не будет. Преступники хорошо известны полиции и не посмеют появиться в Тартарусе. Криму это было выгодно вдвойне: заключенным не надо платить, они охотились только за кормежку.

Опаснейшие преступники бежали из Межпланетной тюрьмы, как дети с уроков!

Капитан Фьючер вызвал старшего офицера охраны и приказал поместить Лейна в камеру. Он назначил офицера начальником тюрьмы до прибытия замены.

Вернувшись на «Комету», Кэртис рассказал друзьям о своих приключениях. Ото и Грэг на пару сокрушались, что их не было рядом.

– Ото, ты поймал хоть одну ящерицу?

– Поймал, шеф, но только одну, да и то гонялся почти час. Подумать только! – снова запричитал андроид. – Пока я ловил вертлявую гадину, тебя убивали каторжники!

– Ладно, ладно, как видишь, я жив. Давай ее сюда! Капитан Фьючер поместил ящерицу под рентгеновский микроскоп собственной конструкции.

– Хочу определить содержание кобальта в организме местного животного, – пояснил он, наклоняясь к окуляру.

– Кобальт! – воскликнул Ото. – Я понял! Если в скелете ящерицы много кобальта, то колдуны тоже живут в этих местах.

– Ты прав, Ото, – сказал Кэртис, отрываясь от микроскопа. – Но в тканях и костях ящерицы кобальта нет вообще! Значит, охранники сказали правду, такие животные на Цербере не водятся.

– Но ведь Рендол Лейн и есть доктор Зерро, – не мог понять Ото. – Крошки нитратного грунта мог принести в обсерваторию только он.

– Нет, не только он. Именно нитратный грунт доказывает, что Лейн не имеет отношения к похищению Саймона.

– Как так? – Ото совсем запутался.

– Я понял это еще по пути сюда. Доктор Зерро подбросил нам образец грунта намеренно, чтобы сбить со следа. Вспомни: доктор Зерро вошел в обсерваторию в скафандре, чтобы уберечься от действия газа. Но здесь, на Цербере, не надо ходить в скафандре, здесь есть атмосфера!

– Теперь понимаю! – воскликнул Ото. – Если кобальтовый след показывает, что колдунов нет на Цербере, значит, они живут на Шероне.

– Именно, – согласился Кэртис.

– И если Лейн отправил Роджа и Кэллэка Вику Криму, значит, Крим и есть доктор Зерро! – рассуждал андроид.

– Немедленно возвращаемся на Плутон, – объявил капитан Фьючер. – Гурни и Джоан, видимо, уже разыскали Вика Крима. Грэг, запускай двигатели!

Спустя час «Комета» ворвалась в ледяную атмосферу Плутона и опустилась около Тартаруса. Первым делом Кэртис решил зайти в обсерваторию и побеседовать с астрономом. Кейн радостно встретил гостей.

– Вы успели проверить положение постоянных звезд вокруг черной звезды? – спросил Кэртис.

– Да, проверил. Никаких изменений в положении окружающих звезд нет! – доложил Кенсу Кейн с недоумением. Получая задание капитана Фьючера, он полагал, что капитан ожидает обнаружить сдвиги.

– Значит, все на своих местах! – воскликнул Кэртис с удовлетворением. – Теперь можно считать, что мы выяснили очень важный вопрос во всей этой истории.

– Какой вопрос? – спросил стоявший рядом Грэг.

– Очень важный, Грэг, исключительно важный! – коротко ответил Кэртис и приказал спутникам следовать за ним.

В Тартарусе они сразу же направились в полицию. Увидев команду капитана Фьючера, Эзра Гурни вскочил с кресла. Выглядел он утомленным и обескураженным.

– Нашли Вика Крима? Где он? – спросил Кэртис.

– В том-то и дело, что нет, – сокрушенно ответил сержант. – Прочесали весь город! Должно быть, улетел на Шерон. Черт с ним, с этим Кримом. У меня новость похуже. Пропала Джоан. Коул Роумер, по всей видимости, убит.

– Роумер убит? Как это случилось?

Эзра Гурни рассказал подробности прошедшего дня. В этот момент в комнату ввалилась группа возбужденных полицейских. Они внесли лохматого плутонца; его руки бессильно свисали вниз, а на спине зияла рана с обожженными краями.

– Вот, обнаружили, когда он выползал из дома на улице охотников, – доложил офицер. – Это Тарб, наш проводник.

– Тарб? – Кэртис подбежал к плутонцу. Было очевидно, что Тарб умирает. Но при звуке голоса капитана Фьючера он открыл затуманенные, слабо фосфоресцирующие глаза.

– Кто это сделал, Тарб? Кто стрелял?

– Доктор Зерро... его люди, – прошептал Тарб. – На складе... схватить землянка... меня стрелять... я ползти на улицу...

– Доктор Зерро схватил Джоан! – воскликнул Эзра. – Немедленно обыскать склады!

– Грэг! Присмотри за Тарбом! – приказал Кэртис и пошел за сержантом Гурни.

У дверей участка ожидал дежурный ракетомобиль. Они быстро прибыли к складу, у которого подобрали плугонца.

– Вик Крим взял этот склад в аренду месяца два назад, – доложил сидевший за рулем офицер

– Все, что осталось от Коула Роумера, – горестно произнес Эзра Гурни, когда полицейские наткнулись на обгоревший труп. – Он поплатился за то, что хотел нам помочь.

Капитан Фьючер заметил потайной люк.

– Тут вход в туннель, проходящий под городом, – крикнул Кэртис, спустившись по ступенькам. – Но в подвале нет ни души.

– Доктор Зерро забрал Джоан и Саймона на Шерон! – догадался Эзра Гурни. – И если Вик Крим – доктор Зерро, то...

Они быстро вернулись в управление полиции. Грэг склонился над Тарбом.

– Он умирает, шеф!

Лохмач остановил угасающий взгляд на капитане Фьючерс. На миг плутонец оживился и как будто хотел что-то сказать, но силы оставили его. Тарб умер.

Капитан Фьючер с глубокой скорбью смотрел на своего верного проводника. Еще одно злодейское убийство. Нельзя медлить!

– Где можно получить полные данные о лунах Плутона? – спросил Кэртис у Эзры Гурни.

– В муниципалитете, – ответил сержант. Раздался удивленный возглас дежурного:

– Смотрите: опять доктор Зерро!

– Народы Солнечной системы! – загремел с экрана знакомый голос зловещего пророка. – Я даю вам последний шанс. Взгляните на созвездие Стрельца – черную звезду видно невооруженным глазом. Ваша гибель неотвратима. Еще два-три дня, и даже я не смогу спасти вас. Мне нужна вся власть над планетами! Все ресурсы Системы! Немедленно! Тогда я смогу отвратить катастрофу. Время истекает. Подумайте о себе, своих близких, детях. О будущем всех планет. Ваши ученые вас покинули, правительства предали. Поднимайтесь на свою защиту! Разгоняйте бессильных политиков! Передавайте власть мне и моему Легиону! Час пробил! Жизнь или смерть!

Чудовищная западня

Доктор Зерро исчез с экрана.

– Кажется, он добился своего! – воскликнул Эзра Гурни в бессильной ярости. – Теперь все посходят с ума! Ни одно правительство не удержится больше суток!

– Грэг! Ото! За мной! Зайдем за данными по Шерону и немедленно отправимся туда сами!

Капитан Фьючер решительно покинул здание. Через пять минут он сидел в зале муниципалитета, просматривая научные отчеты по экспедициям на Шерон. Как он выяснил, на Шероне побывали всего три экспедиции, причем последние две в одиночку провел планетограф Роумер. Несколько лет назад Вик Крим взял Шерон в аренду и с тех пор вывозил оттуда большие партии шкур местного хищника – корлата. Несколько живых экземпляров уникального хищника были проданы в зоопарки других планет. Больше ничего интересного Кэртис не нашел.

– Шеф, что ты тут копаешься! – Ото нетерпеливо шагал по комнате. – Надо скорей лететь на Шерон и захватить Крима, если он и есть доктор Зерро.

– И выручить Саймона! – подхватил Грэг. Капитан Фьючер беспокоился о судьбе Саймона не меньше, чем его друзья.

– Двинулись, – скомандовал он, решительно захлопнув папку с отчетами. – Что там за шум?

– Огромная толпа перед зданием муниципалитета, – сообщил Ото, выглянув в окно.

Выйдя из здания, они оказались свидетелями народного возмущения, принимавшего угрожающие масштабы. Весь парк вокруг муниципалитета заполнился людьми. В основном это были колонисты-земляне, но попадались в толпе выходцы с других планет и даже лохматые плутонцы в распахнутых на груди кожаных куртках.

– Мы требуем, чтобы всю власть на Плутоне немедленно передали в руки доктора Зерро! – кричал, забравшись на ящик, крупный землянин. Толпа ответила одобрительным ревом. Возбуждение людей достигло предела.

– Последний призыв доктора достиг цели, – пробормотал капитан Фьючер. – Могу представить, что творится на крупных планетах!

Кэртис увидел, как седой Гурни с кучкой полицейских пробился сквозь толпу и забрался на ступеньки.

– Граждане Плутона! – закричал сержант, стараясь перекрыть рев. – Наше местное управление имеет власть только над городом и пустынями. Губернатор находится за тысячи километров! Предлагаю составить петицию и направить ее губернатору!

– Мы сами захватим власть в городе и передадим ее доктору Зерро! – закричал самозваный лидер под одобрительный гул толпы.

– А вот этого я вам не позволю! – твердо заявил сержант и вынул из кобуры атомный пистолет. Полицейские также приготовили оружие. – Вас одурачил шарлатан. Опомнитесь!

– Он не шарлатан! – закричали голоса. – Черная звезда приближается!

Никто, однако, не хотел шагнуть под огонь пистолетов.

– Давайте поможем Гурни разогнать толпу, – предложил Ото.

– У нас есть дело поважней. Быстро в «Комету»! Поднимаясь на борт, Кэртис бросил взгляд на созвездие Стрельца. Среди ярких звезд зловеще темнел черный диск. Капитан Фьючер на миг усомнился в своей догадке.

– Нет, – тряхнул он головой. – Я прав. Конечно, объяснение звучит фантастически, но раз положение окружающих звезд прежнее, то других вариантов быть не может.

– Вперед, к Шерону! – скомандовал Кэртис.

– Наконец-то займемся настоящим делом! – ликовал Ото, истосковавшийся по приключениям. Вскоре «Комета» зависла над Шероном.

– Вид совершенно необитаемый, – заметил Ото, разглядывая бесконечные заснеженные равнины, изрезанные оврагами и выступами скал.

– Как на Сатурне, – прогудел Грэг, – только холодней.

Тем не менее планетка имела кое-какую фауну. Услышав гул космоплана, бросилось прочь стадо шеронских оленей – серые, покрытые густым мехом шестиногие животные приняли корабль за очередного хищника. Характерно, что все местные обитатели имели по шесть ног – явление, которое ученые пока не могли объяснить. Внизу промелькнуло стадо малорослых шестиногих кабанов.

– Курс на северо-восток, – сказал капитан Фьючер, глянув в свои записи. – Если верить журналу Роумера, база Крима расположена в ста километрах к югу от полюса.

Космоплан снизился и мчался над тундрой. Стада оленей попадались довольно часто. Видимо, корма было достаточно.

– Смотрите, корлат! – закричал Грэг, который видел этого хищника только в зоопарке.

Корлат, один из самых страшных хищников Системы, пользовался такой же известностью, как пещерные тигры Урана и гигантские крокодилы Юпитера. Он напоминал бурого медведя, но был значительно крупней и имел шесть лап. Передние лапы заканчивались длинными острыми когтями, которыми зверь разрывал жертву в считанные секунды.

Корлат задрал морду и оскалил пасть в сторону космоплана. Страха он не ведал.

– Ничего удивительного, что Крим не мог найти добровольцев, – воскликнул Ото. – С таким зверюгой ни один охотник не захочет связываться.

– А вот и дом Крима, – Кэртис указал на приземистое здание впереди по курсу. – Сядем поближе.

– Кораблей на стоянке нет, – заметил Ото– – Как же Крим сюда добрался, если он здесь?

– Грэг и я пойдем в дом, – решил Кэртис, когда космоплан приземлился. – А ты. Ото, постарайся отловить кабанчика или кого-нибудь помельче. Я проверю зверя на кобальт.

– Сначала ящерицы, теперь кабанчики!.. -обиделся андроид. – Пусть Грэг побегает!

– У нас с хозяином важное дело, – назидательно заметил робот. – А тебе все равно нечем заняться.

Ото хотел было ввязаться в перепалку с самоуверенным роботом, но Кэртис пресек свару.

– Делай, как ведено, Ото, – повторил он. – И скорее. Космоплан может понадобиться в любую минуту!

., – Поосторожней, шеф, – предупредил Ото. – Не забывай, там отпетые преступники!

Капитан Фьючер и Грэг с лунным щенком на плече шли вдоль высокого забора. На Шероне было теплее, чем на Плутоне, – внутри планетки шел процесс радиоактивного распада.

Поднявшись по ступенькам, Кэртис толкнул дверь. Большой зал был полностью завален шкурами. При виде высокого землянина и робота со зверьком на плече с полдюжины охотников испуганно вскочили, хватаясь за атомные ружья.

– Стоять на месте! – приказал капитан Фьючер, держа протоновый пистолет наготове. – Стволы на пол! Грэг, переломай ружья.

Робот по одному поднимал тяжелые атомные ружья и ломал их на части, словно карандаши.

– А теперь мне нужен Вик Крим. Уроженец Юпитера с зеленой кожей и перепончатыми руками не сводил глаз с алмазного кольца капитана.

– Капитан Фьючер! – воскликнул он испуганно.

– Ты угадал. Где Крим?

– Крим? Как всегда, в своем кабинете. – Охотник подвел гостей к двери и, не открывая ее, крикнул: – Господин Крим, к вам капитан Фьючер!

Кэртис и Грэг вошли в комнату. Но оказались не в кабинете, а в бетонном загоне, зарешеченном сверху стальными прутьями. Сзади хлопнула дверь, щелкнул замок.

– Западня, – воскликнул Кэртис. – Мы влипли, как простаки! Но эти болваны просчитались. Грэг! Выламывай дверь!

Грэг сбросил зверька на пол и подошел к двери. Щенок кинулся к хозяину и вцепился лапами в железное колено.

– Телепат Еек почувствовал опасность. – Кэртис пристально следил за лундогом. – В чем дело?.. Задняя стена неожиданно скользнула вбок.

– Грэг! – закричал Кэртис. В проем ввалилось гигантское шестилапое чудовище. – Грэг! Корлат сзади!

Мир иллюзий

Кэртис едва увернулся, и когти зверя распороли рукав одежды. Выхватив пистолет, капитан Фьючер дважды выстрелил навскидку, но только разъярил чудовище. Корлат заревел от боли и встал на задние лапы, чтобы подмять под себя добычу. И в этот момент Грэг прыгнул на спину хищнику. Огромный робот выглядел в сравнении с корлатом механической игрушкой. Зверь прыгал, бился о стены, катался по полу, но Грэг стальной хваткой сдавливал шею зверя. Кэртис едва успевал уворачиваться от сцепившейся пары. Стрелять он не мог, опасаясь попасть в Грэга. Еек вертелся волчком и щелкал на корлата зубами.

Наконец наступила развязка. Зверь на мгновение прижал Грэга к полу. Робот получил точку опоры и рывком дернул лохматую голову назад. Раздался треск, мертвая туша осела на пол.

Блестящие серые глаза человека и фотоэлектрические элементы робота смотрели друг на друга. Никто не произнес ни слова. Но в долгой цепи отношений, начавшихся в тот далекий день, когда доверчивый ребенок впервые увидел склонившихся над кроваткой робота, андроида и Саймона, родилось новое звено.

Кэртис подбежал к двери западни.

– Грэг! Лом!

Грэг вынул из сумки с инструментами ломик, вставил его в гнездо на ладони и начал отбивать бетон вокруг замка. Пробив дыру, он высунул руку наружу и открыл дверь. Капитан Фьючер ворвался в комнату. Охваченные страхом охотники кинулись к выходу.

– Назад! – приказал Кэртис и дал очередь над головами. Охотники повалились на пол. Фьючер ткнул стволом трясущегося юпитерианца.

– С западней ты просчитался. А теперь отвечай, быстро! Где Вик?

– Он еще не вернулся с Плутона. – Юпитерианец дрожал всеми перепонками.

– Кто приказал убить меня?

– Никто. – Бандит опустил голову. – Когда я вас узнал, я подумал, что вы прилетели снова арестовать меня и остальных охотников.

– Говори только за себя! – крикнул стоявший рядом марсианин. – Нас арестовывать не за что!

– Как это «не за что»? – удивился капитан Фьючер. – Вы сбежали с Цербера с помощью начальника тюрьмы. Где остальные?

Стало ясно, что капитан Фьючер знает все. Запираться не имело смысла.

– На охоте. Мы охраняем дом.

– Понятно. Где Родж и Кэллэк? – Кэртис решил проверить искренность бандитов.

– Они сбежали вместе с нами, это верно, но потом куда-то исчезли. Охотой они не занимались.

– Как вам удалось спрятаться от Роумера, когда он проводил исследования Шерона? – продолжал допрос капитан Фьючер.

Отвечал за всех юпитерианец, но видно было, что и остальные готовы дать правдивые ответы, надеясь облегчить свою участь.

– Крим прятал нас, пока Роумер находился здесь. Кэртис задумался. Обрывки информации начинали складываться в общую картину.

– Мы улетаем, – объявил он беглым каторжникам. – А вы оставайтесь и ждите, пока за вами не прибудет полицейский отряд. И не вздумайте встретить их так, как меня!

На корабле их ждал Ото, он уже успел оглушить кабанчика и притащить его в космоплан. Узнав о битве с корлатом, Ото окончательно расстроился.

– Вот так всегда! Мне кабанчик, а Грэгу корлат! Когда же ты возьмешь меня на настоящее дело, шеф?

– Не переживай, Ото, – утешил его Кэртис. – Вспомни, как ты сражался с легионерами в обсерватории. А против корлата не устоял бы ни я, ни ты. Имей это в виду, когда будешь спорить с Грэгом о том, кто из вас ближе к человеку.

Не теряя времени, Кэртис приступил к исследованию кабанчика.

– Посмотрим, есть ли кобальт в костях этого животного. Если да, то колдуны точно живут на Шероне.

– Иначе и быть не может! – уверенно заявил Ото. – Зря, что ли, я за ним бегал?

Капитан Фьючер закончил анализы и отодвинул микроскоп.

– Кобальта нет! – объявил он обескураженно. – Значит, и колдунов здесь тоже нет.

– Как так? – Ото не верил своим ушам. – Старик Кири точно говорил, что колдуны живут на лунах Плутона. Да и сами они не скрывали, откуда прилетают!

Кэртис неожиданно засмеялся, подошел к Ото и одобрительно похлопал по эластичному плечу.

– Молодец, Ото! Если бы не ты, я нашел бы ответ минут на пять позже. Или на шесть! Мы забыли, что Плутон имеет три луны! Три!

– Но Стикс покрыт водой! Там невозможно жить! – Андроид победоносно глянул на робота.

– Посмотрим. Садись за пульт, Ото. Летим на Стикс!

– Но, шеф...

– Делай, что тебе сказано! – рявкнул Грэг, расстроенный тем, что андроида похвалили.

Недоверчиво качая головой, Ото запустил двигатели, и «Комета» понеслась к Стиксу. Чем ближе был спутник, тем сильнее волновался капитан. Приближалась разгадка. Фантастическая, невероятная, неправдоподобная... Настолько фантастическая, что капитан Фьючер сам с трудом в нее верил. Но факты укладывались только в один вариант.

Внезапно еще одна мысль пришла ему в голову. Кэртис открыл ящик и достал исковерканное устройство, висевшее на поясе легионера, труп которого принес Ото. Именно оно, как полагал Кэртис, придавало легионерам облик землян. Капитан Фьючер внимательно осмотрел разбитый прибор. Очевидно, он создавал мощное поле. Но каким образом энергетическое поле, пусть даже сильное, создавало образ землянина?

Не теряя времени, капитан Фьючер приступил к тщательным исследованиям. Постепенно секрет маскировки стал проясняться. В завершение Кэртис смастерил маленький детектор, улавливающий волны, на которых работало устройство легионера. Он с удовлетворением спрятал изделие в карман комбинезона.

– Зря только тратим время, – пожаловался Ото, когда Кэртис подошел к пульту. – На Стиксе даже сесть негде. Не садиться же посреди моря!

– Потерпи, Ото, ждать осталось недолго. – Капитан Фьючер чувствовал, как в нем нарастает нервное напряжение.

К шуму циклотронов добавился свист рассекаемого воздуха – на Стиксе была атмосфера. Внизу простиралось безбрежное зеленоватое море, ветер взбивал белые гребешки пены и гнал волны через всю планету.

– Что дальше? – недовольно спросил Ото. – Давно известно, что здесь нет ни клочка суши.

– Сейчас проверим, – пробормотал Кэртис, доставая из кармана детектор. Он направил прибор на поверхность моря и включил питание. Замигала яркая красная лампочка. Космоплан находился в сильнейшем силовом поле установленной на приборе частоты.

– Так я и знал! – воскликнул капитан Фьючер, не скрывая торжества. – Я разгадал тайну века! Загадка доктора Зерро решена!

– Ты о чем, шеф? – удивился Ото.

Капитан Фьючер думал. Он знал, что коварный заговор раскрыт. Теперь оставалось найти и выручить Саймона. Взвесив варианты, Кэртис принял решение.

– Посадка на океан, Ото, – приказал он.

– Как на океан? – Ото не верил своим ушам. – Посадить-то я ее посажу, а что потом?

– Андроид, ты потерял веру в человека, – заметил Кэртис.

– Шеф, ты знаешь, как я в тебя верю! Если прикажешь таранить кораблем Солнце, я тут же выполню приказ!

Ото решительно двинул рычаг, и космоплан резко пошел вниз. Андроид невольно напряг тело, ожидая удара о воду. Грэг с беспокойством глянул на Кэртиса, но промолчал. «Комета» гладко вошла в воду и... И в этот момент море исчезло! Корабль летел в двухстах метрах от твердой поверхности!

Никакой воды вокруг не было. До самого горизонта, сколько можно было видеть в светлых сумерках дня, тянулась холмистая равнина, покрытая толстым слоем гигантских мхов и лишайников.

– Куда девалось море? – не выдержал Ото.

– Никуда, – ответил Кэртис. – Его и не было. Оптический обман. Иллюзия. Помните легионера-землянина? Колдуны могли превращать себя даже в камень, в кусок льда. Точно так же земля превращается в воду. Главное – иметь достаточно мощный источник силового поля. Разгадка проста, но, прежде чем ее получить, нам пришлось по кусочкам собрать факты.

– Но Стикс всегда был покрыт водой! – Ото искренне хотел понять, что произошло. – Подумать только, – продолжил андроид, глядя на холмистые равнины и небо, напоминающее полупрозрачную дымку, – скольких землян и других космонавтов отпугнула эта планетка обычным фокусом! Никому до нас не удалось разгадать тайну Стикса!

– Вот тут ты ошибся, Ото, – сказал капитан Фьючер. – Один человек ее разгадал.

– Вик Крим! – воскликнул андроид. – Наконец я все понял! Крим и есть доктор Зерро, но его база не на Шероне, а на Стиксе.

Пока «Комета» облетала планету, Кэртис неустанно следил за показаниями детектора, записывал данные и тут же производил расчеты.

– Поверни немного на запад, – распорядился он. – Потом чуть к югу. Центр поля где-то там. Там же скорей всего находится город колдунов и база доктора Зерро.

– И там мы найдем Саймона, хозяин? – спросил Грэг. Кэртис нахмурился. Мысль о Саймоне не давала ему покоя.

«Комета» летела над бесконечным лесом гигантских мхов и лишайников. Кэртис с волнением следил за раскаляющейся лампочкой. Они приближались к городу колдунов. Робот и андроид с гордостью поглядывали на своего непревзойденного друга и командира.

– Снизить скорость и уменьшить высоту! – приказал Кэртис Ньютон.

Примерно через полчаса на горизонте показалось скопление высоких башен из светлого материала. Башни группировались вокруг стройной металлической колонны, увенчанной большим сияющим шаром.

– Немедленно на посадку! – скомандовал Кэртис. – Подлетать ближе опасно!

Ото сбросил скорость, и космоплан плавно опустился в заросли мха. Вокруг стояла гнетущая тишина.

– Дальше пойдем пешком, – велел капитан Фьючер, расстегивая кобуру пистолета. – Думаю, «Комету» можно оставить без охраны.

Он открыл наружный люк и вдохнул прохладный бодрящий воздух. Следом вышел Грэг, прихватив с собой лунного щенка.

– Куда ты тащишь этого паразита? – зашипел Ото. – Мало нам ходячего железа! Оставь его здесь, никуда он не денется. Корабль заперт.

– Еек боится оставаться один. С тех пор как его испугал корлат, Еек очень нервничает, – упрямо возразил робот. – Во всяком случае, пользы от него больше, чем от резинового андроида.

– Не спорь. Ото, – вмешался Кэртис. – Пусть Еек идет с нами. Если оставить его одного, он может прогрызть корпус.

Друзья двинулись сквозь зловещий лес. Холодный ветерок лениво шуршал над головами, медленно раскачивая сферические верхушки деревьев. Маленький пушистый грызун опрометью кинулся из-под ног в ближайший куст.

Сидя на плече робота, Еек отгрыз веточку мха.

– Никогда не видел, чтобы Еек ел растения, – удивился Грэг.

– Мох содержит много кобальта, – объяснил Кэртис. – Смотри, как блестит ветка на изломе.

Город был совсем рядом. Путники с любопытством посматривали на выступающую из зарослей стройную колонну с блестящим шаром.

– Если не ошибаюсь, – произнес Ньютон, – это и есть источник излучения, который создает иллюзию моря.

– Кто-то идет, – предупредил Ото свистящим шепотом.

– Всем в кусты! – скомандовал капитан Фьючер. Друзья затаились.

Украдкой высунув голову, Кэртис следил за тропой. Со стороны города раздались приглушенные звуки – из-за поворота появилось не менее дюжины так называемых колдунов: человекообразных двуногих существ, покрытых короткой белой шерстью, с двупалыми конечностями и приплюснутыми головами, на которых выделялись большие черные глаза без зрачков.

Колдуны ехали верхом на белых лохматых животных, напоминающих австралийских кенгуру. Высоко задирая головы, те скакали на мощных задних лапах, удерживая на спине диковинных седоков.

– Стиксяне! – пробормотал Кэртис, наблюдая из кустов за прыгающей кавалькадой. – Вот они какие, кого с легкой руки плутонцев прозвали колдунами. Раса, о которой ученые Системы даже не подозревали.

К седлу каждого стиксянина была приторочена металлическая сеть. Кэртис решил, что это охотники, а сети используются для ловли диких животных. Стиксяне-колдуны проскакали мимо укрывшихся во мху друзей капитана Фьючера и скрылись за поворотом, а Кэртис и его команда двинулись дальше. Вскоре они вплотную подошли к городу. Спрятавшись за белой горой мха, смельчаки наблюдали за неведомой жизнью. Город был невелик и выглядел очень древним. Стиксяне трудились: одни обрабатывали грядки с посевами, другие перевозили грузы, навьюченные на прыгунов.

– Где-то поблизости доктор Зерро и Саймон, – сказал Кэртис. – Я схожу на разведку, воспользуюсь шапкой-невидимкой. Ждите меня здесь.

– Но это невозможно! – запротестовал Ото. – Ты не успеешь даже добраться до города!

– У меня есть план... – Кэртис внезапно замолк и прислушался.

Лундог Еек испуганно завертелся, таращась с плеча робота в сторону леса, откуда они пришли. Кэртис оглянулся. Телепат Еек встревожился не зря. Охотники-стиксяне, которых они встретили, теперь бесшумно шли по следам команды капитана Фьючера!

– Нас преследуют! – воскликнул Кэртис, выхватывая протоновый пистолет. Стиксяне пришпорили скакунов и пошли в атаку, раскручивая сети над головами. Поставив предохранитель в режим оглушения, Кэртис открыл огонь. Двое первых всадников рухнули на землю, но тяжелые металлические сети уже взвились в воздух. Спустя мгновение друзья были скованы по рукам и ногам.

Дом врагов

Джоан Рэнделл и Саймон-Мозг беспомощно томились в углу отсека, куда бросили их легионеры. Саймон легко переносил неподвижность, но Джоан мучилась в тисках змей-канатов.

– Скорей всего они возвращаются на базу, – тихим скрипучим голосом заговорил Саймон. – Нет худа без добра. По крайней мере, узнаем, где эта база.

– Если Вик Крим – доктор Зерро, то вряд ли на Цербере, – ответила Джоан также тихо. – В любом случае капитан Фьючер нас спасет!

Джоан снова попыталась ослабить сковавшие ее путы, но ничего не вышло. Только поданный хозяином сигнал отбоя мог заставить змей освободить жертву. Тем не менее девушке удалось приподняться и выглянуть в иллюминатор.

– – Мы пролетаем мимо Цербера и Шерона! – воскликнула она с удивлением. – Они остались позади справа!

– Значит, мы летим на Стикс, – проскрипел Саймон, представив в уме траекторию полета.

– Но это невозможно! Стикс покрыт водой.

– Тем не менее мы летим на Стикс!

Глубокий хриплый голос заставил Джоан вздрогнуть. В отсек вошел доктор Зерро в сопровождении Роджа и трех землян-легионеров.

– А девка украсит наш Дом врагов! – Карлик засмеялся, злобно сверкнув глазками.

Джоан внутренне сжалась, увидев типично уголовный оскал уродца. Доктор Зерро повернулся к легионерам.

– Можете сбросить маскировку, – сказал он. Легионеры опустили руки к поясу. В тот же момент они преобразились. Вместо землян в отсеке стояли покрытые мехом диковинные существа с огромными черными глазами без зрачков.

– Мои друзья-стиксяне всегда с удовольствием сбрасывают облик землян, – пояснил доктор Зерро. – Они не любят маскироваться под низшую расу.

– Почему бы и вам не сбросить маскировку, доктор? – холодно поинтересовался Саймон. – Мы знаем, что вы землянин. Я даже догадываюсь, кто вы на самом деле.

– Ваши догадки у же не имеют значения, Мозг. – Доктор хрипло рассмеялся. – Народы планет знают меня таким, каким я стою перед вами. Они знают, что я супермен из другой Галактики. Что только я могу их спасти. Род ж! – Доктор Зерро повернулся к карлику. – Следи за ними внимательно. От девицы можно ожидать любого сюрприза. Не спускай с нее глаз до самого Дома врагов!

– Никуда она не денется, – проворчал карлик. – Мы их так законопатим, сам капитан Фьючер не найдет!

Карлик уселся на стул в противоположном углу отсека, положил на колени атомный пистолет и уставился красными глазками на пленников. Доктор Зерро вышел.

– Неужели нас везут на Стикс? – в отчаянии обратилась Джоан к Саймону.

– Боюсь, что да, – сказал Мозг. – Теперь доктору нет смысла нам лгать. Здесь скрывается какая-то тайна...

Тайна скоро рассеялась. В иллюминатор пленники видели, как космоплан замедлил полет и опустился в зеленые волны. В тот же миг море исчезло. Джоан расширенными глазами смотрела на холмистую равнину, покрытую огромными белыми коврами мхов.

– Никакого моря нет! – воскликнула она. – Это был...

– Это был мираж, – договорил за нее Саймон. – Иллюзия. Оптический обман. – Линзы Саймона блестели. Он все понял.

Космоплан приземлился. Родж с кубом Мозга и Кэллэк с девушкой спустились по трапу вслед за доктором Зерро и его легионерами. По дороге пленники с изумлением рассматривали город: восьмиугольные строения из белесого камня. По улице ходили покрытые мехом стиксяне, одежда которых состояла лишь из кожаных поясов. Многие ходили пешком, некоторые скакали на животных. При виде процессии, возглавляемой доктором Зерро, стиксяне останавливались и с любопытством и недовольством разглядывали пленников.

Саймон-Мозг услышал, как Родж тихо шепнул доктору:

– Им не нравится, что мы привозим сюда землян. А если они узнают, что мы завалили двоих на Плутоне, будет скандал.

– Это я улажу, – уверенно сказал доктор. Саймона и Джоан повели по длинному коридору приземистого здания. Пленники попали в большой круглый зал, ярко освещенный атомными светильниками. У одной стены стоял гудящий массивный цилиндр. Из цилиндра выходил пучок разноцветных кабелей, соединяющих цилиндр с металлическим стержнем – судя по всему, антенной, пропущенной сквозь крышу. На подставке у цилиндра Джоан увидела мощный телепередатчик неизвестной конструкции.

Остальная часть зала была заполнена странными и страшными камерами-клетками.

– Добро пожаловать в наш Дом врагов! – Доктор Зерро широким жестом обвел ряды прозрачных высоких камер. – Вас это должно интересовать больше, чем остальные тайны Стикса. Ибо здесь вам придется задержаться надолго!

Большая часть одиночных камер была занята мужчинами, женщинами, даже детьми. Узники сидели словно окаменевшие, с неподвижными, отрешенными лицами.

– Я их знаю! – воскликнула Джоан, обращаясь к Саймону. – Это похищенные ученые и их семьи, которых доктор Зерро объявил сбежавшими!

– Совершенно верно, – подтвердил доктор. – Пусть люди планет думают, что они убежали от катастрофы.

– И вы смогли пойти на убийство? – возмутилась Джоан.

– Они живы, – проворчал доктор Зерро. – Честно говоря, мне было бы проще их уничтожить. Но мои друзья-стиксяне категорически против любых убийств. Стоит мне кого-нибудь прикончить, и меня тут же попросят с этой планеты. Непонятный гуманизм для парнокопытных, не так ли?

Доктор Зерро явно не испытывал почтения к приютившим его инопланетянам.

– Таким образом, мне пришлось ввести их в состояние длительной спячки, которое мало чем отличается от смерти. Собственно, моя заслуга невелика. Я использовал открытие местных ученых. Они изобрели газ, который парализует тело, но не затрагивает сознание. Вы испытали его действие на себе в обсерватории-

– Вы их держите уже несколько недель! – ужаснулась Джоан.

– Да хоть годы, – равнодушно ответил доктор Зерро.

– Интересно, – подал голос Саймон. – Вам, разумеется, известна формула газа?

– Вам она не понадобится. – Доктор повернулся к Роджу. – Помести девицу в свободную камеру.

– А что делать с Мозгом?

– На него газ не действует. К тому же он не способен двигаться, так что не сбежит. Отключи ему динамик, чтобы не мешал нам болтовней, и поставь рядом.

Карлик дал сигнал отбоя, и змеи поспрыгивали на землю. Девушку затолкали в камеру и плотно заперли дверь. Джоан успела заметить герметичное уплотнение по контуру дверного проема. Родж открыл клапан подачи газа. Джоан, сколько могла, задерживала дыхание, но это не помогло. Ее понемногу охватил холод, и тело застыло в неподвижности. Ни двинуть пальцем, ни даже моргнуть она не могла. Но мозг работал четко. Зрение также сохранилось, только глазные яблоки не двигались. В момент подачи газа Джоан смотрела на Саймона. Она видела, как вращаются его линзы, но отреагировать уже не могла.

Между тем доктор Зерро включил передатчик. До Джоан донесся мощный гул. Значит, слух тоже сохранился.

– Народы Солнечной системы! Я даю вам последний... Громовой голос доктора приглушался стенками камеры, но все равно звучал устрашающе. Джоан понимала, что миллионы жителей Системы слышат зловещий голос, верят ему и готовы выполнять его волю.

Закончив передачу, доктор Зерро повернулся к карлику:

– Последняя угроза должна сработать. Родж. Черная звезда растет на глазах у всех. Если это не принесет мне победу, то...

– Конечно, принесет, доктор! – Карлик радостно приплясывал около передатчика. – Сейчас парод кинется разгонять правительство, и к вечеру вся власть будет в ваших руках!

Доктор Зерро и карлик вышли из зала. Пленники, которые не могли даже моргнуть, в охране не нуждались.

Джоан собрала всю волю, чтобы не поддаться панике. В положении живого трупа вполне можно сойти с ума. И никто даже не заметит! Надо держаться!.. Джоан начала думать о капитане Фьючерс, и это рассеяло тоску. Капитан Фьючер спасет ее даже здесь.

Жизнь остановилась. Джоан не могла сказать, сколько времени прошло с момента ее заточения. Часы, дни, месяцы...

В коридоре раздались крики. В зал вбежал Родж.

– К тебе гости! Капитан Фьючер со своими дружками! – прокричал карлик. Джоан просветлевшим взором смотрела на Саймона, но радоваться оказалось нечему. За Роджем в зал вошел доктор Зерро, а следом стиксяне втащили капитана Фьючера и барахтающихся в сетях его друзей.

Секрет черной звезды

Капитан Фьючер отчаянно пытался порвать сеть, но это оказалось под силу только Грэгу, а на него тут же набросили еще добрый десяток сетей, и могучий робот сдался. Малыш-лундог скрылся в кустах в тот момент, когда стиксяне ринулись в атаку; он заранее ощутил опасность и не стал ждать, когда попадет в сети.

– Твари лохматые, – кипел возмущением Ото. – Поймать меня в сеть, как глупую рыбу!.. Ну ничего, я им покажу, какую рыбу они поймали!

– Не кипятись, Ото, – сказал Кэртис. – Что-нибудь придумаем.

Грэг, которого тащили несколько стиксян, прогудел:

– Хозяин, ты не заметил, куда делся Еек?

– Совсем спятил, – прошипел Ото. – Саймон в опасности. Солнечная система в руках преступников. А он трясется за своего щенка! О себе бы подумал!

Кэртис тоже меньше всего беспокоился за Еека, но нашел для робота слова утешения:

– Еек не пропадет. Он, по крайней мере, на свободе, чего нельзя сказать о нас...

Охотники-стиксяне внесли пленников в серое здание, где их встретили три человека, сразу оценившие добычу по достоинству. Пленников уложили посреди круглого зала. Доктор Зерро поблагодарил охотников, и те удалились, а Родж и Кэллэк остались на страже.

Кэртис быстро осмотрел зал и прозрачные камеры. Увидев куб Саймона, он крикнул:

– Саймон! Ты меня видишь? Что с тобой сделали? Мозг не ответил, но линзы-глаза выразительно указали на звуковой резонатор.

– Итак, наконец-то мы встретились лицом к лицу, капитан Фьючер! – обратился к лежащему на полу Кэртису доктор Зерро.

– Мы встречались и прежде, – спокойно ответил капитан, бесстрашно глядя в черные глаза доктора. – Только вы были без маски и говорили своим голосом.

Родж, Кэллэк и два связанных узника напряженно следили за разворачивающейся перед их глазами драмой. Знаменитый поборник добра и величайший злодей сошлись на забытой людьми и Богом планете.

– Теперь я могу признать, что немного опасался вас, капитан Фьючер. – Доктор Зерро воздал должное поверженному врагу. – Я знал ваши прошлые заслуги и до сегодняшнего дня не мог чувствовать себя в полной безопасности.

– Пока капитан Фьючер жив, мы не можем жить спокойно! – злобно выкрикнул Родж. – Сколько раз мы считали его погибшим, а он выкручивался. Убить его, и все дела!

– Нет, Родж, убить его нельзя. К сожалению. Правители Стикса крайне недовольны двумя убийствами. Вот когда мы захватим власть... – Доктор Зерро усмехнулся. – Пусть капитан Фьючер посидит в камере. Пора отдохнуть ему от подвигов. В нашем Доме врагов!

– Вы вроде как гордитесь своей выдумкой, доктор. – Капитан Фьючер обвел глазами камеры. – Гнусная выдумка ничтожного негодяя. Вы так и остались уголовником. Кстати, я раскрыл ваш замысел.

– Вот как? – Доктору не удалось скрыть волнение.

– Я говорил, что этот рыжий дьявол все разнюхает! – закричал Родж. – Давно пора его шлепнуть!

– Шеф, неужели это правда? – воскликнул Ото.

– Правда, Ото. Доктор Зерро не даст мне соврать. – Кэртис насмешливо глянул на доктора. – Доктор отправил в космос корабль, оснащенный мощным излучателем силового поля. Подобно тому как над Стиксом создан мираж моря, так в космосе создан мираж черной звезды. Корабль приближается к Солнечной системе, и видимый размер черного пятна растет. Но массы у пятна нет. По моей просьбе Кенсу Кейн проверил положение звезд вблизи черной звезды. Если она в самом деле является небесным телом, то, как всякая погасшая звезда, обладает огромной массой. Допустим, наши ученые не смогли ее измерить. Но масса-то должна существовать! Эта масса обязательно должна смещать световые лучи, идущие мимо нее от неподвижных звезд дальних галактик, то есть видимое положение этих звезд на небе неминуемо изменится. Но этого Кейн не обнаружил! Следовательно, черной звезды нет, а есть мираж. Умышленно созданный для захвата власти в Системе!

– Вы умный человек, капитан Фьючер. – Доктор Зерро серьезно смотрел в лицо Кэртиса, отбросив насмешливый тон и браваду. – Умней, чем я предполагал. Если вы все это знали, то почему не разоблачили меня перед всем миром?

– В ваших руках оставался Саймон. Я не мог подвергать его опасности.

Доктор Зерро хрипло захохотал.

– Ваш недостаток, капитан Фьючер, есть продолжение вашего достоинства! Верность другу вас погубила. Космоплан, создающий иллюзию черной звезды, приближается к Солнечной системе. Пока мы с вами беседуем, народы девяти планет свергают правительства. Когда я уступлю просьбам жителей и приму власть над планетами, я отведу космоплан в сторону и буду прославлен на всех планетах как спаситель Системы. Я буду единоличным диктатором мира! А если когда-нибудь моя власть пошатнется, я придумаю что-нибудь еще!

– Власть, завоеванная иллюзией... Кстати, это не вы придумали подобный эффект. Его изобрел народ Стикса. Каким-то образом вам удалось привлечь их на свою сторону. Позволят ли вам стиксяне злоупотреблять своими достижениями?

– Это уж не ваша забота, капитан, – доктор Зерро снова взял насмешливый тон. – Может, вы догадались, как именно создается иллюзия?

– По-моему, догадался, – холодно ответил Кэртис. – Вы используете силу, искажающую отраженный свет. Человек выглядит человеком, потому что лучи света отражаются от него согласно обычным законам отражения. Но если отраженные лучи попадут в некое силовое поле, я могу увидеть перед собой не человека, а, к примеру, камень. По этому принципу работало устройство, позволившее выдавать стиксян за землян, с его помощью вы скрываете свой облик, точно таким же способом вы создали черную звезду.

– Ваша репутация полностью подтверждается, капитан Фьючер, – уважительно сказал доктор Зерро. – Вы безошибочно разгадали мои секреты.

– Я не понял одного. Скажите, как вам удалось войти в доверие к стиксянам и заручиться их помощью?

Кэртис затягивал разговор, стараясь выиграть время. Он слышал, что на Стиксе недовольны поведением доктора Зерро, и надеялся, что появится шанс поговорить с кем-либо из представителей местной власти.

– Меня привлекли сюда древние легенды о великой расе, населявшей Стикс в те далекие времена, когда он не был покрыт водой. Я проник через иллюзорную водную оболочку и оказался здесь. Стиксяне поведали мне тайну: они действительно замаскировали свой мир в страхе перед вторжением землян. Вспомните, как шло в то время покорение новых миров. Я почувствовал, что есть реальная возможность добиться неограниченной власти. Я запугал их тем, что рано или поздно земляне разгадают их секрет и колонизируют Стикс. Единственный шанс – довериться мне. Только когда я стану правителем Вселенной, они смогут жить спокойно. Стиксяне отдали мне секрет маскировки и помогли построить корабль, который изображает сейчас черную звезду. Из них же был набран Легион Судьбы... Затем построили мощнейший передатчик...

Капитан Фьючер делал вид, что внимательно слушает доктора, но на самом деле прислушивался к тишине за стеной зала. Наконец раздались шаги стиксян. Кэртис воспрянул духом. Сейчас он расскажет им правду о злодействе доктора.

Шаги услышал также Родж. Карлик сбегал к двери и мигом вернулся.

– Доктор! Этот рыжий черт вас заболтал. Сюда идет сам Лимор!

– Король Стикса! – Зерро встревожился. – Быстро убрать капитана Фьючера в камеру! Нельзя допустить, чтобы он говорил с королем!

Надежды Кэртиса рухнули. Родж и Кэллэк затащили его в камеру и подали газ. Газ сделал свое дело, и пленник замер, не перестав, впрочем, видеть и слышать.

Андроид отбивался и сквернословил, но, попав в камеру, тут же затих.

– Что делать с роботом? – спросил Родж, кивая на укутанную металлическими сетями фигуру. – Он не дышит, газ на него не подействует.

– Обойдемся без газа! – Доктор Зерро вынул атомный пистолет, наклонился над роботом и направил ствол на его шею. Пламя пробило корпус, фотоэлектрические глаза погасли.

Кэртис понял, что у Грэга перебиты нервные волокна.

– Теперь все в порядке.

Доктор Зерро обернулся к двери, в которую как раз входил высокий стиксянин в богатом наряде и в сопровождении свиты. Глубоко посаженные глаза короля Лимора осмотрели камеры.

– Новые пленники? – Лимор говорил на языке землян, запинаясь и подбирая слова. – Я не одобряю. Нельзя держать людей в газе. Этот газ мы применяем только для операций. Долго нельзя. Нехорошо.

– Лимор! – Доктор Зерро просительно сложил руки перед грудью. – Я сам сожалею. Но это необходимо. Это враги нашего плана. Скоро я получу власть и сразу отпущу всех пленных. Я клянусь!

Капитан Фьючер в бессильной ярости смотрел на злодея. Он-то знал, куда отпустит пленных диктатор Зерро.

– Дела не только в пленных, – продолжал Лимор. – Вы убили двух людей. Этого делать нельзя. Никогда. Я жалею, что согласился с вашим планом. Вы клялись не убивать. Но убили.

– Это было не убийство, а несчастный случай. Случайный выстрел. Бывает. Больше я такого не допущу! Лимор! Я ненавижу убийства, как любой стиксянин. Но план надо довести до конца. Осталось недолго. День, два. Помните, что если придут земляне, они убьют много стиксян, а остальных обратят в рабов!

– Я верю, раз говорит сам землянин. – Лимор тяжело вздохнул. – Но я сожалею. Убивать нельзя! Никогда!

Лимор сокрушенно покачал головой и удалился со своей свитой. Доктор Зерро подошел к камере с капитаном Фьючером и засмеялся.

– Ловко вы тянули время! Но тут я вас перехитрил. Кэртис ответил ему застывшим взглядом.

– Доктор! – закричал Родж. – Идите сюда! Последние известия!

На экране телевизора появился комментатор-марсианин. Захлебываясь от возбуждения, он передавал последние сообщения:

– Солнечная система охвачена паникой. Черная звезда все ближе и ближе, каждый может видеть ее своими глазами. Она растет с каждым днем. Обезумевшие толпы штурмуют Дом правительства на Земле, требуя немедленной передачи власти доктору Зерро. Президент Системы Джеймс Картью только что выступил с призывом к гражданам. Он просит людей не поддаваться панике. Он снова назвал доктора Зерро мошенником, который запугивает народ, чтобы захватить власть. Президент напомнил, что тайной черной звезды занимается капитан Фьючер. Но даже имя капитана не успокоило массы. Только что мы получили «молнию». В парламентах Венеры и Меркурия поставлен на голосование вопрос о передаче власти доктору Зерро. Мало кто сомневается в результатах поименного голосования. Толпы перед зданиями парламентов настроены крайне решительно. Уран единогласно принял решение передать власть доктору Зерро...

Доктор Зерро выключил телевизор. Высокая внушительная фигура дышала торжеством и уверенностью. Голос дрожал от волнения.

– Мы победили, Родж! – воскликнул он. – Остальные парламенты обратятся ко мне в ближайшие часы. Отныне доктор Зерро – властитель всех планет, от Меркурия до Плутона!

Доктор взял себя в руки. Предстояли срочные дела.

– Немедленно подготовь космоплан! – приказал он карлику. – Мы летим на стыковку с кораблем-звездой. Как только все парламенты и правительства Системы заявят о передаче мне власти, начнем отводить его в сторону. Люди увидят, что доктор Зерро – спаситель Солнечной системы!

– Надо оставить Кэллэка охранять Дом врагов, – напомнил карлик, оглядывая ряды камер.

– Кэллэк может нам понадобиться. А эти никуда не денутся. – Доктор Зерро насмешливо глянул на камеру с капитаном Фьючером. – К тому же на улицах всегда много стиксян. Пойдем, время дорого.

Капитан Фьючер слышал каждое слово, видел, как высокий доктор и карлик покинули зал. Вскоре издалека донесся глухой рев ракетных двигателей. Наступила мертвая тишина. Бессильный гнев, отчаяние, унижение, обида, тревога за судьбы людей терзали душу капитана Фьючера. Он мог разрушить заговор диктатора, мог избавить народы от тирании. И не сделал этого! Доктор Зерро побеждает, а он, знаменитый капитан Фьючер, его ближайшие друзья и сподвижники застыли, словно мертвые!

В открытом космосе

Капитан Фьючер потерял представление о времени. Он понимал, что прошло несколько часов, так как наступила ночь. Оставшаяся открытой дверь находилась в поле его зрения, и он видел, как потемнело небо. Он слышал, как ближе к ночи приземлился космоплан, и мог догадаться, что вернулся корабль, который доставил доктора Зерро с сообщниками на черную звезду. Но никто не вошел в ярко освещенный зал Дома врагов, где Кэртис и остальные томились в полной неподвижности, занятые невеселыми мыслями.

Капитан Фьючер не раз попадал в тяжелое положение. Но никогда он не был столь беспомощным. Он мог только думать, однако мысли терзали его хуже любой пытки. Он представлял, как отчаянно Президент Картью пытается оттянуть капитуляцию правительства, как жадно ждет хотя бы весточки от капитана Фьючера.

Нет, нельзя предать Президента, нельзя обмануть доверие народов!. Кэртис собрал всю волю, чтобы сбросить оцепенение. Бесполезно. Ни одна клетка тела ему не подчинялась. Кэртис подавил нахлынувшее отчаяние. Надо думать, надо искать выход.

Устремленный на дверь взгляд капитана Фьючера просветлел. Из-за косяка высунулась острая мордочка и с любопытством покрутила носом. Черные испуганные глазки бегали по залу. Любимец Грэга, лунный щенок, нашел наконец хозяина. Робот неподвижно лежал у камеры с капитаном Фьючером. Еек радостно подбежал к Грэгу, начал тыкаться носом в плечо, шевелить лапой руку. Неподвижность хозяина встревожила щенка, и он растерянно заметался вокруг громадного тела. На остальные камеры зверек не обращал ни малейшего внимания.

В мозгу Кэртиса мелькнула отчаянная идея. Один шанс из тысячи! Но другого не предвиделось. Кэртис сконцентрировал все внимание на одной фразе: «Еек, иди ко мне. Еек, иди ко мне». В прошлом Кэртис иногда давал лундогу телепатические указания, и тот обычно выполнял их, если они не шли вразрез с волей Грэга, который для Еека был высшим авторитетом. «Еек! Немедленно иди ко мне!» – настойчиво повторял Кэртис, надеясь, что стеклянная стенка камеры пропускает телепатические волны. Лундог вдруг прекратил суетиться и поднял глазки на Кэртиса. Медленно, нерешительно Еек подошел к камере Кэртиса и остановился. «Еек, ты должен грызть металлическую раму внизу камеры, ниже стекла. Она очень вкусная. Ты должен съесть раму. Металл. Вкусный!»

Лундог оживился. Приказ совпадал с его желанием. Он обнюхал обрамление камеры и отгрыз кусочек с угла. Отведав металла, Еек поморщился и с недоумением поднял глазки на Кэртиса. Алюминий, догадался Фьючер. Легкие металлы лундог не любил. «Еек, грызи дальше. Грызи дальше. Потом будет вкусней. Дальше будет свинец. Грызи дальше. Свинец». Лундог решительно вонзил зубы в металл. Полетели крошки. Через минуту острый нос просунулся в камеру и отпрянул назад. Тяжелый газ с шипением выходил из камеры, а капитан Фьючер быстро обретал подвижность! Какое блаженство! Кэртис сбросил сеть, в которой его принесли охотники, и поднялся на ноги. Выбить стеклянную дверь не представляло труда. Потом он бросился к камерам друзей и пооткрывал двери. Ото с радостным воем вырвался в зал и заплясал невероятный акробатический танец. Джоан Рэнделл бросилась капитану Фьючеру на шею, обливаясь слезами радости. Кэртис осторожно разжал объятия и наклонился к Саймону. Он быстро подсоединил звуковой резонатор.

– Молодец, малыш, – прогудел Мозг. – Но не слишком ли поздно?

– Не поздно, если мы успеем добраться до «Кометы». Только надо оживить Грэга.

Кэртис попросил друзей открыть все камеры, а сам занялся ремонтом робота. Открыв пластину в области шеи, он обнаружил, что перебиты три важных провода. Достав инструмент из набора на поясе Грэга, Кэртис быстро соединил провода и закрепил пластину. Фотоэлектрические глаза робота ожили. Как ни в чем не бывало он поднялся на ноги и с удивлением огляделся.

– Хозяин, как ты выбрался из камеры? – спросил он.

– Твой Еек спас всех нас, – коротко объяснил Кэртис.

– Еек нас спас?! – изумился Грэг и ласково погладил любимца, который успел залезть к нему на плечо. – Еек! За это ты получишь все серебро, которое есть на корабле!

Ото и Джоан освободили остальных пленных. Мужчины и женщины окружили капитана Фьючера, благодаря спасителя на языках разных планет.

– Кэртис, что будем делать? – спросил Саймон. – Если передать по телевизору, что черная звезда – это обман, то можно остановить заговор...

– Ничего не выйдет, Саймон. Люди слишком напуганы, чтобы поверить словам. Есть только один выход – уничтожить мираж черной звезды...

– Сюда идут стиксяне! – закричал Ото. – Их привлек шум.

Капитан Фьючер услышал встревоженные крики снаружи, а затем топот ног в коридоре.

– Нам надо обязательно добраться до «Кометы», – крикнул Кэртис и обернулся к пленникам. – Оставайтесь здесь. Стиксяне вам не причинят вреда. Я вернусь, как только покончу с доктором Зерро!

В дверях появился стиксянин и вытаращил круглые глаза на шумную толпу.

– Пленники доктора убегают! – прокричал он, обернувшись назад.

Протоновый пистолет Кэртиса, установленный на оглушение, свалил стиксянина на пол.

– Грэг! Ото! Бежим! Джоан, бери Саймона! Джоан осторожно поставила куб на плечо. Капитан Фьючер с командой выскочили во тьму наступившей ночи. Вокруг вспыхивали огни фонарей, раздавались крики, к зданию бежали лохматые фигуры.

– Вперед, сквозь толпу! – приказал капитан Фьючер. – Ото, стреляй только на оглушение!

Расчищая путь вспышками протонового пистолета, капитан Фьючер и Ото вели свою группу сквозь толпу стиксян. Некоторые пытались схватить беглецов с тыла, но замыкавший группу Грэг отшвыривал их стальными руками.

Наконец беглецы вырвались из города и вошли в лес.

– Нас преследуют! – Ото оглянулся и увидел толпы стиксян, которые не собирались отказываться от погони.

– Наше счастье, что здесь живут мирные люди, не умеющие сражаться, – сказал Кэртис. – А вот и «Комета»!

Космоплан был невредим, но рядом несли охрану два стиксянина. Кэртис уложил их на землю, и все быстро забрались в корабль.

– Взлетаем, во имя всего святого! – прокричал Ото. Корабль свечой пошел вверх. Взглянув вниз, Кэртис успел увидеть, как катятся по всей планете высокие бурные волны. Далеко впереди, за пределами Солнечной системы, среди ярких звезд Стрельца чернел зловещий диск угрожающих размеров.

Каплеобразная «Комета» набрала невероятную скорость. Они уже вылетели из Системы и неслись по безбрежному океану космоса навстречу колоссальному миражу. Плутон давно потерялся среди мириадов звездных песчинок, впереди обзор закрывал гигантский диск.

– Не может быть, что это мираж! – воскликнула Джоан.

– Ты уверен, что это не настоящая звезда, шеф? – осторожно поинтересовался Грэг.

Вид черной звезды мог вселить ужас в любого. Темная громада, изрытая ущельями и гигантскими разломами, величественно вращалась вокруг своей оси и ничем не отличалась от уже изученных потухших звезд.

– Скоро убедитесь, что она не настоящая! – весело крикнул Кэртис. – Сейчас мы пролетим сквозь нее.

Со стороны казалось, что пилот «Кометы» пошел на самоубийство. Джоан зажмурилась, хотя понимала, что на такой скорости и почувствовать ничего не успеет... Удара не последовало. Не было даже легкой встряски. «Комета» прошла сквозь звезду, как сквозь тень. Вокруг чернел открытый космос, сияние звезд поблекло, видимо, сказывалось силовое поле миража. «Комета» мчалась внутри черной звезды. Впереди по курсу появилась сверкающая точка.

– Вот корабль-мираж! – прокричал Кэртис. – Он поддерживает силовое поле. Там сейчас доктор Зерро. – Капитан Фьючер вывел «Комету» на боевой разворот. – Ото! Пушки к бою!

– Есть! Сейчас мы их размажем по космосу!

– Нет, только вывести из строя! Там стиксяне! Ото приник к прицелу атомных пушек. Стволы плюнули синеватым пламенем, и рулевые дюзы вражеского корабля превратились в груду оплавленного и искореженного металла.

– Скафандры! – крикнул Кэртис андроиду. – Идем на абордаж!

Капитан Фьючер пришвартовал «Комету» к потерявшему скорость и управление кораблю Зерро.

– Джоан, останьтесь с Саймоном. Остальные за мной!

Друзья вышли в открытый космос. Рядом плыл вражеский корабль.

– Открой люк, Грэг! – скомандовал капитан Фьючер. Робот тут же заменил два своих пальца сверлами и просверлил в обшивке внушительную дыру. Засунув в нее руку, он вырвал люк. Кэртис вошел в шлюз и нажал кнопку внутренней двери. Вся его команда ворвалась внутрь, и двери шлюза автоматически закрылись. Фьючер не успел сделать и шага, как из дальнего конца коридора открыли огонь. Мощная рука робота отшвырнула его в сторону, и атомные залпы ударили в грудь Грэга, не причинив ему, впрочем, никакого вреда.

Зерро, Кэллэк и Родж вели беспорядочную стрельбу, за их спинами маячили насмерть перепуганные стиксяне.

– Вперед! – скомандовал Кэртис.

Засверкали вспышки атомных пистолетов. Капитан Фьючер рванулся по коридору. Перед ним был доктор Зерро. Кэртис дал длинную очередь, но доктор увернулся и занес над противником рукоятку тяжелого пистолета. В последний момент капитан успел схватить его за горло. Град ударов сыпался на голову Кэртиса, но капитан не отпускал противника. Вскоре доктор Зерро затих и рухнул на пол.

Кэртис слышал, как вели перестрелку Родж и Ото. За оглушительным треском атомного пистолета следовало короткое шипение протонового луча. Где-то в глубине корабля со страшным грохотом бились гигант Кэллэк и Грэг.

Наконец, перерезанный голубым лучом, карлик развалился надвое; Ото зажимал развороченную выстрелом резиновую руку. Грэг нанес сокрушительный удар, и череп Кэллэка треснул.

– Вот это сражение! – восхищенно прошипел Ото. – Зерро жив?

– Пришлось придушить, – мрачно сказал Кэртис.

Перепуганные стиксяне выглядывали из-за массивного светлого цилиндра. Теперь капитан Фьючер не сомневался, что это и есть тот самый излучатель, который создавал мираж черной звезды. Капитан поднял руки, давая понять, что не причинит им никакого вреда.

– Вас никто не тронет, – сказал он. – Но это надо выключить.

Стиксяне поспешно защелкали кнопками и переключателями на пульте управления. Гудение прекратилось. Капитан Фьючер выглянул в иллюминатор: мираж рассеялся, вокруг сияли бесчисленные яркие звезды. Черной звезды, едва не изменившей историю девяти миров, больше не существовало.

– Могу представить, что сейчас творится на планетах, – улыбнулся Кэртис.

– Джоан и Саймон! – воскликнул Грэг. В дверях шлюза появилась Джоан с кубом Саймона в руках. Она быстро оглядела ужасную сцену и облегченно вздохнула, увидев стройного капитана живым и невредимым.

– Доктор Зерро, то есть Вик Крим, жив? – спросила она.

– Доктор Зерро мертв, – ответил капитан Фьючер. – Только это не Вик Крим.

– Ничего не понимаю! Вы же сказали, что это не Лейн. Коул Роумер погиб в Тартарусе. Остается только Вик Крим!

Вместо ответа капитан Фьючер наклонился над трупом доктора Зерро, нащупал на поясе прибор и нажал кнопку. Внушительная физиономия доктора исчезла. Вместо него на полу лежал интеллигентного вида землянин с тонкими чертами лица.

– Коул Роумер! – опешила Джоан.

– Он не погиб в Тартарусе. Труп, который вы видели на складе, принадлежал Вику Криму. Подозрения возникли у меня еще тогда. Если помните, Роумера убили во время разговора по видеофону. Но возле трупа видеофона не было. Значит, убитый – Вик Крим. Почему его убили? Думаю, он случайно обнаружил тоннель. Склад как-никак принадлежал ему. Кто именно его убил, неизвестно. Возможно, Родж. Так или иначе Роумер извлек из случайного убийства пользу. Выдав труп Крима за свой, он сделал очень ловкий ход. Теперь он мог постоянно пользоваться обличьем доктора, не опасаясь, что его самого когда-нибудь хватятся.

Кэртис замолчал и задумчиво посмотрел на труп злодея.

– План коварный и глубоко продуманный. Когда ученый становится преступником, это всегда опасно. И ведь он почти преуспел!

– Он не мог преуспеть, когда против него выступил капитан Фьючер! – воскликнула Джоан Рэнделл.

Кэртис Ньютон покачал головой, мрачно глядя в бездонные провалы космоса.

– Я думаю, это не только наша победа. Здесь чувствуется работа великих математиков судьбы, каждому воздающих по заслугам.

– Э-э, малыш! – проскрипел Мозг. – Их расчеты не подвластны нашей науке... И так будет всегда.

След в космосе

Тусклый сумеречный день на Плутоне подходил к концу. Огромный купол Тартаруса теплой жемчужиной лежал на льду огромной планеты. На кромке космодрома красовалась «Комета» капитана Фьючера. Сам капитан и его команда стояли у трапа в окружении закутанных в меха Джоан, Эзры и Кенсу Кейна.

– Могу подбросить до Венеры, Кенсу, – предложил Кэртис. – Это по пути.

– Соглашайтесь, Кейн, – проскрипел Мозг. – По дороге я вам докажу, почему ваша теория двойного спектра никуда не годится.

– Спасибо, но я полечу пассажирским рейсом, – ответил Кейн. – Я, знаете ли, на опыте убедился, что с вами можно попасть в такие переделки...

– Наверное, вы правы, – рассмеялся Кэртис Ньютон. – А вы, Джоан?

– Я бы с радостью, но пришло срочное задание из штаба Межпланетной полиции...

– Да, теперь они нас замучают с этим новым народом и планетой, – проворчал старый сержант. Кэртис понимающе кивнул.

– Сами стиксяне вам хлопот не доставят. С того дня, как был обезврежен доктор Зерро, прошло около недели. Жители Солнечной системы не сразу осознали, что они стали жертвой чудовищной мистификации и едва не лишились свободы и демократии. Тем больше была благодарность и безграничное восхищение капитаном Фьючером.

Все эти дни капитан провел на Стиксе. Стиксяне были смертельно напуганы, ожидая мести от могущественной расы землян. Постепенно Кэртис Ньютон убедил Лимора и его подданных, что им ничто не грозит. Стиксяне с облегчением и радостью приняли предложение сотрудничества и охотно согласились вступить в семью дружных народов Системы.

– Ваше имя гремит по всей Системе, – восхищенно сказала Джоан. – Миллиарды людей благословляют вас и ваших соратников!

– Разве мы сделали что-то особенное? – Капитан Фьючер смущенно пожал плечами. – Ребятам нравится иногда развлечься, вот и все.

– Ничего другого я от тебя не ожидал, – буркнул сержант Гурни.

В разговор вмешался Ото. Он давно подозрительно приглядывался к плотному свертку в руках Грэга. К этому же свертку жадно принюхивался лундог.

– Что это у тебя? – строго спросил андроид. – Неужели завел еще одного паразита?

Вместо ответа Грэг развернул сверток. Внутри оказался огромный кусок чистого серебра.

– Это угощение Ееку. Я ему обещал.

– Не собираешься же ты скормить ему весь кусок? – возмутился Ото. – Да он целый год будет мучиться похмельем!

– Не волнуйся. И вообще, отзывайся о нем поуважительней. Как-никак ты обязан ему жизнью.

– Я... ему? – Андроид чуть не поперхнулся.

– Именно, – сурово сказал робот и мысленно обратился к щенку: – Не волнуйся, мой маленький, все в порядке. Дядя Ото теперь твой друг. – Последнюю фразу он произнес вслух.

– Дядя... – Андроид не находил слов. – Повтори, чей я дядя?

Кэртис Ньютон весело рассмеялся и протянул руку Джоан и Эзре.

– Наверное, нам пора. Возвращаемся на Луну. Там нас с Саймоном ждут кое-какие эксперименты.

Друзья поднялись по трапу. У самого люка Кэртис повернулся и помахал рукой.

– Увидимся где-нибудь в космосе!

– Обязательно, как только что-нибудь стрясется, – проворчал Гурни. Джоан молчала, не сводя глаз с исчезающей в небе яркой точки. Глаза ее наполнились слезами.

– Он должен лететь, Джоан – Старый сержант отечески обнял девушку за плечи – У него есть дело, великое дело – стоять на страже всех наших планет Мы его еще увидим, он и сам это сказал Рано или поздно нам станет трудно, и капитан Фьючер придет на помощь

– Я знаю, – дрожащим голосом отозвалась Джоан. Да, будущее Системы полно неожиданностей Освоение новых миров опасно и увлекательно И когда над жизнью людей нависает угроза, на Северном полюсе вспыхивает ослепительный сигнал, призывающий капитана Фьючера и его верных друзей. И они приходят.

Эдмонд Гамильтон Поиск капитана Футура



Час ноль

Человека, сидевшего в полутьме тесного помещения перед мощным телепередатчиком, очень легко можно было принять за землянина, хотя он с таким же успехом мог быть с Марса, Юпитера или какой-нибудь другой планеты, так как невозможно было определить, откуда он на самом деле, потому что его тело было полностью скрыто черным космическим скафандром. Даже гласситовый шлем этого скафандра, за исключением смотрового иллюминатора, был покрыт черным лаком. Человек внутри скафандра мог видеть, но его самого увидеть было нельзя.

Он взялся рукой за фигурный верньер телепередатчика и настроился на тайную волну. Заработали генераторы, их гудение перешло в громкий злобный вой. Потом человек заговорил в микрофон, укрепленный внизу экрана.

— Разрушитель вызывает корабль-один! — прошипел он.

На экране появился интерьер маленького корабля, потом показалось лицо командира этого корабля, светлокожего и темноволосого венёрианина, уставившегося на экран странно запавшими глазами. В манере его речи было что-то неуловимо чуждое и неуклюжее.

— Это корабль-один, сэр!

— Вы, на условленной позиции? — повелительно прошипел голос человека, которого называли Разрушителем.

— Так точно, сэр! Мы находимся недалеко от Меркурия.

— Хорошо. Ровно в десять часов по солнечному времени вы наносите удар!

Разрушитель нажал на другую клавишу.

— Корабль-два!

На экране появилась внутренность другого корабля, командиром которого был худой седовласый нептунианин с такими же запавшими глазами и чуждой манерой речи, как и у венерианина.

— Это корабль-два, сэр! — сказал нептунианин. — Мы направляемся к планете Марс.

— Наносите удар точно в десять часов по солнечному времени, — приказал Разрушитель.

Нажата еще одна клавиша.

— Корабль-три!

Среднего возраста землянин, такой же странной внешности, как и оба других командира, доложил из рубки своего корабля:

— Корабль-три у Сатурна, сэр. Мы готовы совершить посадку и в любое время ликвидировать блокаду.

— Начинайте в десять часов по солнечному времени! — приказал ему Разрушитель.

Потом затянутая в черное таинственная фигура коснулась клавиши вызова пересекающего Солнечную Систему четвертого корабля.

Массивный зеленый юпитерианин с широко открытыми круглыми глазами, запинаясь, ответил тяжеловесным тоном:

— Корабль-четыре, сэр. Мы приближаемся к Луне.

Темная фигура Разрушителя напряглась.

— Ваше задание — самое опасное из всех, — сообщил он юпитерианину. — Подумайте о том, что если вы позволите себе ошибаться, то не сможете захватить этого человека. Он должен быть схвачен, иначе расстроит все наши планы. Час Ноль в десять часов по солнечному времени, — картавя, произнес Разрушитель. — Нападайте точно — в это время!

Разрушитель нажал на большую клавишу. Экран потемнел, вой генератора понизился и смолк. Темная фигура задумчиво нагнулась.

— Теперь план, просто не может провалиться, — заверил он самого себя. — Единственный, кто может помешать нам, окажется в нашей власти. Система пошатнется после этого удара и, как обычно, позовет его на помощь, но на этот раз он не ответит. Никто не ответит.

Темная фигура Разрушителя энергично выпрямилась.

— Гравиум! Ключ к функционированию всей Солнечной Системы. И этот ключ скоро окажется в моих руках. До Часа Ноль еще сорок минут…

Час Ноль…

Освещенная сторона планеты Меркурий жарилась под палящими лучами Солнца, которое заполняло половину латунного цвета неба. Пылающий шар, на расстоянии всего лишь пятидесяти восьми миллионов километров, нагревал поверхность планеты до температуры, которая была выше точки плавления большинства металлов.

Но несмотря на это, на одном из участков раскаленной равнины, самой горячей на всех девяти мирах, находились люди. На опаленной, дочерна сгоревшей каменистой равнине находились выплавленные в камне убежища, бараки, административные постройки и подъемные механизмы одной из пяти фирм в Системе, которые добывали гравиум; все эти сооружения теснились в одном месте.

Этот рудник был защищен от чудовищной жары, иначе она убила бы всех на месте. Над острием одного из поднимающихся вверх радиаторов от самой почвы куполом выгибалось голубоватое силовое поле, отражающее мощный поток солнечного излучения.

Молодой меркурианский специалист-металлург вышел из лаборатории и бросил взгляд на огромный пылающий шар над собой. Он в тысячный раз представил себе, что произойдет, если экран исчезнет и сюда проникнет солнечный жар.

— Слава богам Вселенной, что радиатор поля работает так безупречно, — сказал он себе, — иначе здесь не было бы никакого рудника. Но даже при всем этом, гравиум — единственное, что может привлечь сюда людей.

Гравиум! Самый ценный и важный металл во всей Солнечной Системе! Потому что без гравиума были бы немыслимы торговля и путешествия между девятью планетами, не было бы никакого выравнивателя силы тяжести и, следовательно, никакого межпланетного сообщения.

Молодой меркурианин посмотрел на часы.

— Десять часов по Солнечному времени. Мне лучше снова вернуться к работе… — Внезапно он вздрогнул.

В латунном небе неожиданно появился спускающийся вниз черный корабль. Он прогремел над полем, закрывающим рудник, и на радиатор упал маленький черный предмет. В следующее мгновение защитное устройство с грохотом и яркой вспышкой разлетелось на куски.

— Атомная бомба! — воскликнул меркурианин. — Это верная смерть для…

Едва осознав близость смерти, он был уже мертв. Ужасный жар, обрушившийся на маленькую горную выработку, в мгновение ока превратил труп молодого меркурианина в горстку пепла.

В течение десяти минут чудовищный жар Солнца полностью уничтожил все следы рудника по добыче гравиума.

В экваториальной пустыне Марса была ночь. В прозрачном ледяном воздухе ярко сияли звезды, и — две похожих на метеоры луны, бегущие по небосводу, заливали местность своим призрачным светом. Этот свет освещал работающий рудник компании "Марс-гравиум", потому что здесь, на Марсе, было небольшое количество драгоценного металла, делавшего возможным межпланетные перелеты. Двое марсианских рабочих вышли наружу из воздушного шлюза туннеля. Лысые с мускулистыми фигурами краснокожие мужчины с наслаждением вдыхали холодный ночной воздух. Еще две минуты, и будет десять часов по солнечному времени.

— Что это там, наверху, Аррадж? — спросил более молодой мужчина, указывая вверх.

Старший мужчина поднял голову. На фоне призрачно сияющего Млечного Пути появилось крошечное чернее пятнышко, которое быстро увеличивалось.

— Похоже, что к нам приближается метеор, — произнес он. — Но он должен быть больше, чем…

— Посмотри, Аррадж! Это действительно метеор! — возбужденно воскликнул марсианин помладше. — Там также есть корабль, который им управляет!

Они оба уставились на невероятное зрелище. То продолговатое черное пятно, несомненно, было гигантским метеором, приближающимся к Марсу с ненормально высокой скоростью, а вплотную к нему мчался маленький темный кораблик, лучом направляющий эту громадину. Корабль направлял метеор на Марс.

— Он ударит точно сюда! — истерически закричал молодой марсианин. — Корабль направляет его точно на нас, он хочет обрушить его на рудник!

Гигантский метеор мчался прямо на них, становясь все больше и больше, пока не занял все поле зрения. Корабль, который управлял им до последнего мгновения, резко ушел вверх.

Молодой марсианин попытался издать предупреждающий крик, когда чудовищная масса обрушилась на них, но не смог выдавить ни звука от парализовавшего его ужаса.

Потом огромный осколок скалы нанес удар. Сотрясение вздыбило пустынную марсианскую равнину на расстоянии нескольких километров, а когда дрожь и сотрясение планеты закончились, рудник гравиума… исчез. После этого чудовищного удара вся прилегающая местность превратилась в раскаленную кучу сплавленных обломков скал и камней.

Над южной половиной Сатурна забрезжил рассвет. На северном горизонте, по ту сторону гигантской равнины, большую часть которой занимали дикие прерии, низко нависал изогнутый отрезок великолепного кольца, которое теперь было немного светлее усеянного звездами, неба.

Глубоко внизу, у одной из южных долин, вырисовывались беленые бетонные строения и грубо высеченные в скале ямы приисков гравиума. Вокруг всего рудника был возведен барьер из атомного пламени. Смонтированные на небольшом расстоянии друг от друга атомные проекторы образовывали кольцо, которое непрерывно извергало пламя, заставляющее держаться поодаль всех мрачных ползающих монстров, которые иногда на несколько секунд появлялись там, снаружи.

Эти серые пресмыкающиеся существа были ужасными силиками — странными живыми созданиями, состоящими из неорганических компонентов на основе кремния. Как и все кремниевые существа, они пожирали металл и нападали на каждое место, где он имелся, чтобы удовлетворить свою безмерную прожорливость. Обнаженные жилы гравиума в рудниках и металл машин были для силиков неотразимой приманкой, поэтому они постоянно жадно кружили вокруг огненного барьера.

Высокий голубоглазый инженер-сатурнианин, вышедший из хижины, чтобы полностью проснуться, с отвращением уставился на серую тушу ползущего монстра по другую сторону огненного барьера.

— Проклятый паразит, — пробормотал он с ненавистью. — Очень жаль, что он попался мне на глаза. Все, что мне надо, — это яркий свет и красивую девушку.

Было десять часов по солнечному времени. Инженер подошел к баракам, чтобы разбудить своих людей для дневной работы, но внезапно остановился и посмотрел вверх.

— Что за черт…

На рудник спускался черный космический корабль. Из него вырвался мощный атомный луч, ударивший и уничтоживший все проекторы этого, сектора заграждения. Изгородь из пламени исчезла. Корабль взвился вверх и умчался прочь, грохоча реактивными двигателями. Мертвенно бледный инженер-сатурнианин бросился к сигналу тревоги.

— Все наружу — в заграждении прорыв! — крикнул он, перекрывая рев сирены.

Из зданий, спотыкаясь, начали выходить заспанные люди, но стадо силиков уже проникло через прорыв в огненной изгороди.

Два часа спустя ужасные силики не спеша удалились прочь, оставив бетонные здания и трупы людей, но уничтожив все следы металла. Машины, инструменты и куски металла, которые люди привезли с собой, а также гравиум из обнаженных рудных жил — все было сожрано этими чудовищными монстрами. Сатурнианский источник гравиума был потерян.

Час Ноль…

Обращенная к Земле сторона Луны была погружена в яркий свет Солнца. В потоках этого света возвышались голые, застывшие вершины скал и кратеров. Обширные равнины протянулись в своем смертельном одиночестве. И только в одном месте этого пугающего, бесплодного небесного тела выступало нечто.

Это место находилось в могучих горах, окружающих кратер Тихо. Черный корабль тайно совершил посадку в расселине иззубренного края кратера, и около двадцати человек в скафандрах, на груди которых находились плоские выравниватели гравитации, осторожно выбрались из него на ровное светлое скальное плато кратера.

Их предводитель, массивный юпитерианин, темные глаза которого странно смотрели из темного гласситового шлема, внезапно остановился и указал на большое окно с искусственным стеклом, вделанное в стену кратера перед ним.

— Они живут здесь — Капитан Футур и его Экипаж Будущего.

Капитан Футур, самый храбрый и таинственный искатель приключений во всей Солнечной Системе, поборник Закона и враг преступников, легендарный землянин, пылающие боевые следы которого протянулись по всей Вселенной!

И Экипаж Будущего, трое его нечеловеческих помощников, наводящих ужас, — самые храбрые авантюристы, которые когда-либо находились на этом холодном мире!

— Мы будем брать их сейчас? — спросил один из людей.

— Нет. Разрушитель приказал, чтобы мы ждали до тех пор, пока Экипаж Будущего не отправится в обычную кратковременную поездку в какую-нибудь лабораторию, находящуюся на другой стороне, — ответил юпитерианин. — Вот они отправляются! Вниз, к ним!

Из подлунного ангара для машин вынырнул маленький торпедообразный корабль и, поднявшись вверх над кратером Тихо, оставил позади себя огненный след.

— Теперь Капитан Футур один! — воскликнул предводитель. — И сейчас десять — Час Ноль!

Он выхватил из-за пояса оружие, напоминающее пистолет, и направил его на окно из искусственного стекла. Нажимая на спуск, он пробормотал:

— С этим мы схватим Капитана Футура!

На спутнике Земли

Куртис Ньютон, известный всей Системе как Капитан Футур, уже несколько часов работал, проводя полностью захвативший его научный эксперимент. Теперь он отступил на шаг назад и, разочарованно наморщив лоб, посмотрел на прибор, с которым работал.

— К дьяволу! Почему я не могу заставить электроны двигаться в обратном направлении? — спросил он самого себя. — Ведь должен же быть способ сделать это!

Глубоко погрузившийся в размышления Курт Ньютон, стоящий в углу обширной лаборатории под поверхностью Луны, потоком солнечного света, вливающегося через окно, представлял из себя впечатляющую, живописную фигуру. Ростом он был метр девяносто, а на голове у него торчал непристойный рыжий вихор, пылающий в поляризованном свете Солнца. На нем было вылинявшее трико из синтетического шелка, совершенно не скрывающее мощную мускулатуру гибкого, хорошо тренированного тела.

У Курта имелось только одно украшение — если его только можно было так назвать. Это было удивительно большое кольцо на Левой руке, на котором вокруг большого светящегося камня в центре непрерывно вращались девять других драгоценных камней. Девять камней означали девять планет Солнечной Системы, и это своеобразное кольцо было опознавательным знаком Капитана Футура, легендарного волшебника науки и поборника Закона.

— Ведь должен же быть какой-то способ совершить этот процесс, — смущенно пробормотал Курт. — Я же могу ускорить вращение электронов, почему же я не могу заставить их вращаться в обратном направлении?

Предмет, на который Курт направил все свое внимание, представлял из себя маленький электрический проектор, между линзами которого лежал массивный кубик золота.

Это огромное помещение, высеченное в массивной лунной скале в основании кратера Тихо, было самым значительным храмом науки во всей Системе. В этой просторной лаборатории располагалось множество разнообразных приборов и аппаратов. Рядом с обычными телескопами, спектроскопами и мощными атомными силовыми генераторами находились многочисленные инструменты, внешний вид и действие которых не были известны никому, кроме юного волшебника науки и трех его товарищей.

Голос одного из них в данный момент достиг ушей Курта Ньютона, напряженно обдумывавшего результаты своего эксперимента.

— Послушай, шеф, что ты думаешь насчет того, чтобы на пару дней слетать к Венере? — с надеждой спросил голос.

— И не думай об этом, Ото, — не поворачиваясь, ответил Курт. — Ты с Саймоном и Грагом должен отправиться к подлунной испытательной камере.

— Но на эту маленькую поездку уйдет только один день или около этого…

Капитан Футур раздраженно повернулся.

Перед ним стоял Ото, андроид, один из трех членов нечеловеческого Экипажа Будущего, ставший легендой и сыскавший уважение по всей Солнечной Системе. Это был человек — но не обычный человек мужского пола, а синтетический. Он давно уже был создан научными методами в этой лаборатории — сотворенный живым из синтетической, искусственной плоти.

Тело Ото в основных чертах было человеческим, однако в его резиноподобной белой фигуре заключались такие силы, быстрота и подвижность, которые далеко превосходили возможности человека. В его раскосых зеленых щелевидных глазах на безволосом белом черепе сверкал дух беззаботного сорвиголовы, а теперь, когда Капитан Футур высказал свое желание, они смотрели прямодушно, но несколько вкрадчиво.

— Не можешь ли ты дать мне свою "Комету" для небольшой прогулки к Венере? — спросил Ото. — Для этого есть научные основания, — поспешно добавил он. — На неисследованном северном континенте Венеры существует редкий вид грибовидных существ, экземпляр которых мне хотелось бы иметь.

— Ты и твой редкий экземпляр! — насмешливо произнес Курт Ньютон. — Тебе, как обычно, скучно здесь, на Луне, и ты пытаешься придумать повод, чтобы отправиться в одно из твоих сумасшедших, убийственных космических путешествий.

— Ну, каждому будет скучно, если он застрянет на этой проклятой Луне, где никогда ничего не происходит. С тех пор, как мы вернулись с Плутона, так никуда и не улетали с этой маленькой сморщенной планетки.

Скребущий металлический голос прервал ворчливые жалобы андроида.

— Если тебе так хочется что-нибудь сделать, Ото, — проскрипел сухой нечеловеческий голос, — то придется исполнить твое желание. Ты можешь отвезти меня и Грага в подлунную камеру.

Курт и Ото улыбнулись. В дверях лаборатории появились двое, других членов Экипажа Будущего. Одним из них был Граг, робот, чья металлическая фигура двух метров десяти сантиметров высотой возвышалась над людьми, как статуя. Могучие, снабженные суставами руки и ноги давали представление о силе, которой они обладали. Глаза Грага — сверкающие фотоэлектрические органы зрения, вделанные в переднюю часть бесформенной металлической головы, — изучающе смотрели на Капитана Футура.

На плече Грага лежал, доверчиво свернувшись, его ручной зверек: маленькое, смахивающее на медведя животное из серой кремниевой плоти, с острым носом и маленькими любопытными глазками. А в руке огромный робот сжимал рукоятку сосуда, в котором находился третий друг Капитана Футура.

У этого третьего друга не было тела. Это был Саймон Райт, которого во всех концах Системы звали просто "Мозгом", потому что он действительно был человеческим мозгом, помещенным в прозрачный кубический сосуд. В этом ящике находились компактные помпы и фильтр раствора, которые создавали искусственную циркуляцию питательной жидкости, поддерживающей жизнедеятельность Мозга. Впереди находились искусственные глаза-линзы на приводимых в движение мозгом стеблях и резонаторный механизм, при помощи которого он говорил.

Эти нечеловеческие создания, составляющие необычное трио, снискали авторитет во всей Системе. Они обладали несравненными знаниями и выдающимися способностями и всегда были на стороне Капитана Футура в его рискованных деяниях по защите права и закона.

— Ты уже разрешил проблему изменения вращения электронов, Куртис? — спросил Саймон.

— Еще нет. Я могу сузить орбиты электронов, но не могу заставить их вращаться в обратном направлении. Ты только посмотри… — Он взялся за выключатель электропроектора, под которым лежал маленький золотой кубик.

— Подожди! — загремел Граг. — Эек тем временем…

Маленькое серое кремниевое животное, свернувшееся на плече Грага, почуяло золото и пришло в возбуждение. Поскольку Эек был лунной собакой, обитающим здесь кремниевым животным, не нуждающимся в кислороде и питающимся металлами и рудой, он особенно предпочитал серебро и золото.

— Лучше убери его из-под проектора, Граг, — усмехнулся Курт, — а то он уменьшится вместе с золотом.

— Ясно, — воскликнул Ото, — это самая лучшая идея, какую я когда-либо слышал, шеф! Уменьши Эека до размеров молекулы, и тогда этот маленький паразит не будет больше мешать нам и раздражать нас.

Граг поспешно подхватил Эека из-под проектора, а потом в ярости повернулся к Ото.

— Ты всегда во всем обвиняешь Эека! — упрекнул он андроида. — Кажется, ты забыл, что только один Эек сумел спасти нам жизнь на Плутоне..

— Еще не доказано! — воскликнул Ото. — И даже если эта глупая лунная собака спасла мне жизнь, тем не менее, я по-прежнему ее не выношу!

— Тише, Граг! — быстро сказал Курт, когда увидел, что вот-вот разразится скандал. — Я хочу показать Саймону свой эксперимент.

Капитан Футур повернул выключатель, и из объектива на кусочек золота упал луч красного света. Маленький слиток съежился и в течение минуты уменьшился в размерах настолько, что теперь составлял лишь одну десятую часть первоначального объема. Курт выключил красный луч.

— Я могу уменьшить его так, что он станет невидим, — сказал он, — но загвоздка состоит в том, что я до сих пор не знаю, как снова увеличить, объект.

— Ну, это мы решим за пару часов, — пообещал ему Мозг. — На "Комету", Граг! Идем с нами, Ото!

Вскоре после этого послышался вой ракетных дюз, когда "Комета", сверхбыстрый космический корабль Курта Ньютона, отправился из своего подлунного ангара в короткий полет на другую сторону Луны. Курт остался стоять в неподвижности, блуждая взглядом по опустевшей лаборатории. Его рыжие волосы были залиты солнечным светом. Он любил эту причудливую жизнь на негостеприимной Луне, потому что он родился здесь и для нею эта планетка была родиной. Все воспоминания Курта о раннем детстве были связаны с этим местом, а также с роботом, андроидом и Мозгом. Он никогда не воспринимал этих нечеловеческих существ как нечто чуждое, наоборот, они были близки и знакомы ему, потому что были его защитниками и учителями.

Мозг, специалист во всех областях науки, дал ему выдающееся научное образование, которое стало основой для дальнейшего овладения науками. Робот Граг, самое сильное из всех созданий, обучил его выдержке и — развил физическую силу. Ото, самый отважный, гибкий и проворный из всех, тренировал его ловкость и быстроту реакции. Все они любили своего воспитанника, а Курт, в свою очередь, отвечал им привязанностью, какую испытывает мальчик к взрослым и особенно к родителям.

О родителях ему рассказал Мозг, когда Курт стал мужчиной, Он поведал ему о том, как много лет назад Роджер Ньютон, молодой ученый с Земли, вместе с женой и Мозгом бежал сюда, на Луну; о том, что Саймон Райт был земным ученым, чей мозг был отделен от постаревшего, умирающего тела и помещен в сосуд с заменителем крови, чтобы продолжать жить.

Как узнал Курт, его родители бежали в это укромное местечко на Луне, чтобы ускользнуть от заговорщиков, которые хотели присвоить их научные открытия для своих гнусных целей. Здесь же, на своей новой родине, Роджер Ньютон и Мозг продолжили пионерскую попытку создать искусственное существо, И они изготовили два таких существа: робота Грага и синтетического человека Ото.

Заговорщики, от которых они ускользнули, последовали за ними на Луну и убили Роджера Ньютона вместе с женой, но их, в свою очередь, уничтожили Граг и Ото. Умирающая мать оставила своего новорожденного сына на попечение робота, андроида и Мозга, попросив их защитить его, воспитать и всегда быть на его стороне.

Курт узнал об этом, когда достиг совершеннолетия, и, когда он это узнал, принял далеко идущее решение: поставил свои выдающиеся научные знания и сверхчеловеческие способности на службу борьбы с межпланетной преступностью.

— Интенсификация межпланетных сообщений, слияние планетных рас и увеличение знаний о природе и технике принесли с собой и опасности для народов Системы, — объяснил как-то Курт. — Это опасности, исходящие от уголовных элементов, подобных тем, которые уничтожили моих родителей. С вашей помощью и используя образование, данное мне вами, я могу поддержать народы в борьбе против этих опасностей.

— Именно это и было сокровенным желанием твоей умирающей матери, — проскрипел Мозг. — И мы с Грагом и Ото будем бороться на твоей стороне. Но это значит, что ты должен посвятить этому великому делу всю свою жизнь без остатка.

— Я знаю, — серьезно ответил Курт. — Вероятно, раньше или позже я погибну при этом, но до тех пор каждый грамм своего мозга и своих мускулов я использую для того, чтобы народы Системы были целыми и невредимыми.

В тот же вечер Курт тайно отправился на Землю и предложил свои услуги президенту правительства Системы.

— Если, вы будете нуждаться во мне, тогда просто подайте световой сигнал с Северного полюса, — сказал он. — Я увижу его и буду в вашем распоряжении.

— Но кто вы вообще такой? — пораженно спросил президент.

На лице Курта появилась веселая улыбка, и он ответил:

— Называйте меня просто… Капитан Будущее! Так началась карьера Капитана Футура.

С тех пор над Северным полюсом несколько раз появлялся световой сигнал, и каждый раз Курт Ньютон и три его товарища немедленно вмешивались, храбро разрушая планы преступников и заговорщиков, которые угрожали Системе, при помощи научных достижений.

Воспоминания Курта были нарушены мягким боем, и он посмотрел на стену, на которой висело десять часов, и только девять из них показывали стандартное солнечное время, принятое на всех космических кораблях. Было ровно десять часов.

— Самое время приступить к работе, вместо того, чтобы предаваться воспоминаниям, — сказал себе Курт. — Итак, если я использую излучение высокой частоты, тогда этот… — подумал он вслух, повернулся к проектору, но внезапно остановился, охваченный какой-то парализующей силой, и, словно труп, упал на пол.

"Кто-то блокировал нервные импульсы моего тела, — мелькнуло в голове Курта. — Это не может быть случайностью! Это тщательно спланированная акция!"

Прилагая нечеловеческие усилия, он попытался пошевелиться. Если б только он мог добраться до полки на противоположной стороне! Там находился прибор, при помощи которого можно было устранить парализующую силу. Но он был совершенно беспомощен, не в состоянии пошевелить даже пальцем, и просто лежал, вытянувшись на полу. В следующее мгновение он услышал, как через пневматически закрывающуюся внешнюю дверь в подземное жилище проникли люди.

Переполненный гневом, Капитан Футур ждал. В лабораторию вошла группа людей в скафандрах. Первый из них, массивный юпитерианин, держал в руке оружие, излучавшее невидимое веерообразное силовое поле, окутывающее рыжеволосого волшебника науки.

Все еще не способный пошевелиться или говорить, Курт уста вился на нападающих сверкающими серыми глазами. Они связали его прочной проволокой, держась вне пределов действия невидимого поля, и после этого юпитерианин выключил оружие, Курт снова мог двигаться. Невероятным напряжением мускулов он попытался разорвать путы, но безуспешно.

— Наденьте на него скафандр, — приказал юпитерианин. — Он не должен умереть, пока мы не перенесем его на корабль — таков приказ Разрушителя.

Когда Курт заговорил с юпитерианином, голос его был резким и угрожающим.

— Кто такой Разрушитель? От кого исходит этот приказ?

— Вы скоро встретитесь с Разрушителем, Капитан Футур, — неловко рассмеялся юпитерианин. — Вы разрушили много планов, но этот вам не удастся разрушить, потому что Разрушитель слишком хитер — он нападает первым!

Курт задумался. В этом юпитерианине и его людях было что-то странное: пустой взгляд, застывшее выражение лиц… Внутри Курта все кипело. Кем бы ни был этот Разрушитель, он был первым, кто отважился напасть на Капитана Футура в его жилище. Это был вызов, и он бесил Курта.

Тем временем предводитель банды снял с пояса маленький прямоугольный диктофон и продиктовал в него:

— Экипажу Будущего! Ваш предводитель, Капитан Футур, у нас. Не делайте никаких попыток отыскать его или покинуть Луну, иначе он умрет!

Сказав это, юпитерианин повесил диктофон возле двери и отрегулировал выключатель так, что слова эти немедленно воспроизведутся, как только Экипаж Будущего войдет в помещение.

— Теперь быстрее отсюда, пока они не вернулись, — поспешно проговорил он. — Парализующий луч есть не только у нас одних, поэтому мы должны убраться до их появления.

Курт все еще был связан и беспомощен. Они натянули на него скафандр, вынесли свою добычу из лунной лаборатории и по дну кратера Тихо понесли ее к черному кораблю, укрытому за возвышенностью.

Капитана Футура бросили в маленькую кладовку, выходящую в главный коридор корабля, сняли скафандр, но путы оставили. Кроме того, возле него остался массивный желтокожий уранианин с наведенным на него излучателем.

Курт почувствовал, как, ревя ракетными двигателями, корабль устремился наискось вверх, а потом вышел в пустое пространство. Он с трудом повернулся на бок, чтобы выглянуть в иллюминатор. Корабль направлялся прочь от Земли и Луны, летя почти прямо на пылающий шар Солнца.

— Очевидно, вы хотите пролететь на небольшом расстоянии от Солнца, а это значит, что вы направляетесь к одной из планет, находящихся по другую сторону Системы, — вслух подумал Курт. — Юпитер, Уран или Нептун.

Капитан Футур подкатился к иллюминатору, и сердце его замерло, когда он мимоходом увидел голубовато-зеленый шар Земли. С полюса в космос устремлялся узкий, пульсирующий, яркий луч света.

— Сигнал! — с ужасом пробормотал Курт. — Президент взывает о помощи!

Да, это был световой сигнал, который использовал президент, чтобы позвать Капитана Футура и его Экипаж, когда Системе будет угрожать опасность. Но Курт, который никогда еще не отказывался со всей возможной скоростью последовать на этот зов, на сей раз был неспособен отозваться, так как его куда-то насильно увозили подальше от Земли.

Опасность от Солнца

Курт Ньютон почти впал в отчаяние, какого он еще никогда не испытывал. Такой знак с Земли означал серьезную угрозу, тяжелый случай. А он не может ответить! Его руки и ноги были связаны прочнейшей проволокой, а рядом стоял вооруженный охранник-уранианин.

Но Капитан Футур всегда побеждал в подобных ситуациях, казавшихся безнадежными. К примеру, ловушка на тюремной луне Плутона, яма смерти в джунглях Юпитера и многие другие. Он лежал спокойно, бронзовое лицо его было неподвижно, а взгляд серых, внимательных глаз осматривал все вокруг.

Корабль мчался, держа курс на Солнце.

Курт вздрогнул, когда услышал разговор захватчиков. Они, насколько он понял, говорили об уничтожении всех гравиумных рудников. Значит ли это, что загадочный шеф этих людей замахнулся на аппарат снабжения Системы гравиумом?

— Похоже, что так, — заключил Курт. — Угроза источникам гравиума — это и есть причина, по которой Картью вызвал меня.

Гравиум, несомненно, был сердцем межпланетной цивилизации, потому что без этого вещества нельзя было изготовить выравниватели гравитации: Люди не могли отважиться исследовать планеты с высокой или низкой гравитацией.

Это увидели уже космические пионеры-первопроходцы, когда совершали посадки на планеты с меньшей гравитацией, чем на Земле. Их кровообращение, внутренние органы, да и вся анатомия тела сильно изменялись. Все они тяжело заболевали, становились калеками или даже умирали. Сначала это заставило думать, что человек не сможет жить на других планетах. Но потом Марк Карев, один из первых космических путешественников, обнаружил на Меркурии странный металл, неизвестный на Земле. Он назвал, его "гравиум". У него была поразительная особенность: когда по катушке, сделанной из этого металла, пропускали ток, вес любой находящейся возле него материи уменьшался или увеличивался, в зависимости от силы и полярности этого тока.

Карев создал выравниватель гравитации, сердцевиной которого была катушка из гравиума. Этот выравниватель носили в плоском футляре на теле, и его можно было отрегулировать так, что он автоматически выравнивал любые изменения гравитации. Поэтому тот, кто носил выравниватель, имел один и тот же вес, независимо от того, какой мир он исследовал.

Кроме этого, выравниватели гравитации сделали возможными длительные перелеты. С таким прибором, какой носил на себе каждый космический путешественник, землянин, например, мог без вреда для себя посетить Юпитер и другие гигантские планеты, а другие расы теперь могли посетить Землю. Без этих выравнивателей космические путешествия приводили к гибели людей.

"Если этот Разрушитель и его банда действительно уничтожили часть запасов гравиума, — подумал Капитан Футур, — неудивительно, что президент Картью объявил тревогу".

На него нахлынула бессильная ярость, потому что он не мог последовать на призыв о помощи. Он отвернулся. Разум его лихорадочно работал, разрабатывая план бегства. Уранианин с пустым взглядом все еще наблюдал за ним, не, спуская глаз.

Курт посмотрел в иллюминатор. Проходили часы, и теперь корабль пролетал на очень небольшом расстоянии от шара Солнца. Он видел, что корабль уже включил защитное поле, представлявшее собой экран из волновых колебаний. Для кораблей, прокладывавших курс вблизи Солнца, он был жизненно необходим, так как отбрасывал тепловые лучи, окружая корабль раковиной из голубого света.

Охранник-уранианин увидел, что Курт выглянул в иллюминатор, и глупо усмехнулся.

— Не хотите ли выйти на свежий воздух? — спросил он с иронией. — Там, снаружи, вы проживете очень недолго, Капитан Футур.

Курт это хорошо знал. Только экран защищал корабль от ужасного, разрушительного жара Солнца, которое представляло из себя захватывающее зрелище. Хотя оно находилось на расстоянии многих миллионов километров, но казалось таким близким, что до него, можно было дотронуться. Свет Солнца слепил даже сквозь затемняющий фильтр иллюминатора. От краев Солнца поднимались гигантские протуберанцы, языки пламени, способные уничтожить любую планету; они, казалось, словно когти, хотели схватить корабль.

Но этот вид не мог напугать Капитана Футура, который был намного ближе к Солнцу, когда вместе со своим Экипажем Будущего проводил на "Комете" опасные исследования светила. Его мысли сконцентрировались исключительно на отчаянном плане бегства. Курт слегка повернулся, чтобы его рука все время находилась в поле зрения охранника. На этой руке он носил свое знаменитое кольцо с девятью маленькими драгоценными камнями-планетами, которые медленно вращались вокруг большого сверкающего камня-Солнца в центре.

— Вы поможете мне бежать, если я отдам вам это кольцо? — заговорил он с желтокожим охранником.

— Конечно, нет! — презрительно ответил уранианин. — Я могу взять его себе и так, если захочу.

— Но это драгоценное кольцо особое, — сказал Курт Ньютон. — Посмотрите, как точно эти девять драгоценных камней повторяют движение планет.

Хотя уранианин не сделал ни малейший попытки отнять кольцо, он все же пристально всмотрелся в него, и в то же мгновение Курт большим пальцем нажал на нижнюю часть кольца, где находился выключатель крошечного атомного моторчика. Сверкающие камешки начали незаметно увеличивать скорость вращения. И эти плавно вращающиеся световые точки, казалось, очаровали уранианина.

— Они всегда вращаются по кругу, — мягко произнес Курт. — Вращаются, вращаются… вращаются все быстрее и быстрее… — голос его был усыпляюще монотонным. Когда он еще сильнее нажал на контакт, камни завращались еще быстрее перед зачарованными глазами уранианина. — Быстрее и быстрее… они вращаются все быстрее, быстрее и быстрее… — настойчиво, гипнотически продолжил Курт.

Гипнотически — верно! Кружащиеся драгоценные камни знаменитой эмблемы были превосходным вспомогательным средством для того, чтобы вызвать состояние транса. Курт и раньше использовал их для этой цели, потому что давно уже стал мастером в искусстве гипноза.

Кружащиеся огоньки и усыпляющий голос Курта оказали свое действие. Глаза уранианина были широко открыты и прикованы к кольцу. Капитан Футур еще минуту продолжал воздействие светом и словами, а потом в первый раз заговорил жестким тоном приказа:

— Вы крепко спите.

— Я сплю, — медленно ответил уранианин, не сводя взгляда с кольца.

— Вы будете повиноваться моим приказам, — произнес Курт.

— Я буду повиноваться, — последовал тягучий ответ.

— Сейчас же развяжите меня! — приказал Курт и затаил дыхание. Но это сработало. Уранианин находился под глубоким гипнозом. Он медленно нагнулся над Куртом и движениями лунатика развязал гибкие путы, сковывавшие руки и ноги Капитана Футура. Как только его освободили, Капитан Футур вскочил на ноги.

— Теперь не двигайтесь и ждите! — приказал он пошатывающемуся охраннику.

Уранианин замер, а Курт выхватил миниатюрный протонный излучатель из кобуры у себя на бедре.

— Вы были так уверены, что я в ваших руках, что даже не отобрали у меня оружие! — пробормотал он, выскакивая в коридор.

Он должен был немедленно попасть в рубку связи, так как у него больше не было времени!

У него вообще не осталось времени, потому что в другом конце коридора внезапно появился худой венерианин, который должен был сменить уранианина.

Узкий бледный луч протонного излучателя Курта бросил венерианина плашмя на пол прежде, чем тот успел вскрикнуть. Гибкий, как снежная кошка с Плутона, Курт прыгнул вдоль коридора. Из-за закрытой двери доносился вой генераторов. Рубка связи! От передатчика дальней связи, который он только что включил, поднял взгляд нептунианин, но шипящий протонный луч выбросил серокожего радиста из кресла, и он, потеряв сознание, осел на пол. В следующее мгновение его место занял Курт. Его руки запорхали над кнопками, поворачивая верньеры передатчика, пока он не настроился на тайную частоту, которой пользовался только Экипаж Будущего. Глаза его прочитали показания на экране пульта на перекрестии сетки координат. Из динамика прозвучал мощный голос, а потом появилось изображение озабоченного лица Ото.

— Шеф! — крикнул андроид, узнав Капитана Футура. — Все дьяволы Вселенной, где…

— Послушай, Ото, — выдохнул Курт, — я сейчас выброшусь из этого корабля. Немедленно прибудьте сюда на "Комете"! Вы найдете меня дрейфующим в космосе в точке 14°2′34'' солнечной широты и 27° эклиптической долготы.

— Но это же прямо на Солнце! Ты и минуты не выдержишь в этой жаре! — запротестовал Ото. — Шеф…

— Нет времени на болтовню — немедленно стартуйте с Луны! — приказал Курт и отключил связь.

Одним движением он сорвал переднюю панель телевизора. Его искусные руки, состязаясь со временем, собрали два маленьких трансформатора, вспомогательный атомный генератор и другие части, соединив их в компактный механизм.

Изготовив этот импровизированный прибор, он перебросил его на ремне через, плечо, выбежал в коридор и устремился в центр корабля к воздушному шлюзу. Во внутренней камере шлюза, как обычно, висели скафандры. Курт взял один из них, мгновенно надел на себя, перебросил через плечо поверх скафандра свой импровизированный аппарат и открыл внешнюю дверь шлюза. Наружу вырвался застоявшийся воздух, и вместе с ним туда же нырнул и Курт, отталкиваясь изо всех сил, чтобы выйти из зоны притяжения корабля.

Рыжеволосый искатель приключений прыгнул в ад света и жары, в геенну лучей Солнца, заполнявшего почти весь небосвод. В прыжке Капитан Футур включил свой импровизированный механизм, загудели генератор и трансформатор, и прибор спроецировал шарообразную оболочку голубого света, которая полностью окутала Курта, когда он вылетел в космос. Это было поле или экран из волновых колебаний, защитивший его от воздействия Солнца, иначе он погиб бы на месте.

Курт оказался дрейфующим в пустоте, а корабль похитителей, черный обрубок, окруженный голубым мерцанием собственного защитного поля, быстро уменьшался, потом исчез из поля зрения, и никто не заметил бегства пленника. Теперь Капитан Футур дрейфовал, защищенный только слабым экраном; всего лишь в нескольких миллионах километрах от. Солнца, опаляемый чудовищным жаром.

— Оно чертовски близко, — пробормотал он про себя, — и если Экипаж Будущего не поспешит…

Положение Курта, действительно, было критическим. Он хорошо понимал, что, хотя и парит в пустом пространстве, на самом деле со все возрастающей скоростью падает на Солнце. Мощное тяготение этого пылающего шара влекло его к огненной смерти. Пройдет всего лишь несколько часов, и он упадет в хромосферу, так как даже сверхбыстрая "Комета" не может гарантировать, что Экипажу Будущего удастся своевременно подобрать его.

"Счастливый случай, и далеко не первый, на который я положился, — ожесточенно подумал Курт, — но это один из самых рискованных".

Слепящий свет Солнца подавлял все даже сквозь фильтр шлема. Курт висел над колоссальным океаном бушующего огня, который, казалось, заполнял всю Вселенную, словно марионетка на тонкой ниточке. Скоро жара начала проникать через скафандр Курта, и он установил генератор поля на максимальную мощность.

"Такую нагрузку он не сможет долго выдержать", — подумал Курт, а немного позже вынужден был снова повысить его мощность. На этот раз генератор начал работать с перебоями, так как его небольшой запас атомного топлива был почти исчерпан. И несмотря на удушающую жару в скафандре, у Капитана Футура по спине пробежали ледяные мурашки. Может быть, это пришел его конец? Или он слишком часто бросал вызов всем богам Космоса?

— Нет, — ожесточенно пробормотал Курт, — они придут. Экипаж Будущего не разочарует меня…

И словно подтверждая его уверенность, из пустого пространства рядом вынырнула "Комета"… Маленький каплеобразный корабль был окутан своим собственным голубоватым защитным полем. Он совершил головокружительный поворот и с раскрытым воздушным шлюзом поравнялся с Куртом. Тот изо всех сил ухватился за него и с трудом забрался в шлюз. В следующее мгновение Курт был уже внутри лаборатории и сбрасывал раскаленный скафандр.

— Шеф, мы так беспокоились о вас! — пылко произнес Ото, помогая ему освободиться от тяжелого скафандра. — На пути сюда мы побили все рекорды скорости. Граг летел как сумасшедший.

Между тем Граг повернул корабль прочь от Солнца и с лязгом поспешил в каюту.

— Все в порядке, шеф! — прогромыхал он.

— В порядке… да, — коротко ответил Курт. — Но для нас есть работа! Вы видели поданный с Земли сигнал тревоги?

— Конечно, мой мальчик, — проскрипел Мозг, уставившись на Курта своими глазами-линзами, — но мы были бессильны. Пока ты находился в руках похитителей и тебе грозила опасность, мы не могли последовать на зов.

Серые глаза Курта Ньютона блеснули.

— Расчеты с трусливыми похитителями и их предводителем, которого зовут Разрушитель, я отложу на потом, а сейчас мы должны связаться с президентом. Этот призыв на помощь означает тревогу первой степени!

Несколько минут спустя, когда "Комета" покинула опасное соседство с Солнцем, Курт по телесвязи связался с Землей, с Джеймсом Картью, Президентом правительства Системы.

Благородное, стареющее лицо Картью, смотревшее с экрана на Курта, было бледным и печальным.

— Капитан Футур — слава Богу! — воскликнул он. — Я был почти вне себя, потому что вы не ответили на сигнал. Почему…

— Позже я объясню причину, почему не смог ответить, — прервал его Курт, — а сначала хочу узнать, почему вы меня вызывали. Что случилось? Что-то с гравиумом?

— Откуда вам это известно? — заикаясь, спросил Картью. — Совершенно верно… Ровно в десять часов неизвестная организация нанесла удары по гравиумным рудникам на Марсе, Меркурии и Сатурне и уничтожила их. Они полностью разрушены!

— А что с рудниками на Нептуне и на спутнике Урана? — поинтересовался Курт.

— Они пока еще целы, но мы опасаемся, что на них тоже нападут, — ответил Картью. — Президент "Уран Гравиум Компани" Зувало и Джулиус Ганн из Нептунианской компании вызвали меня. Они тоже боятся нападения.

— Есть ли у руководителей меркурианской, марсианской и сатурнианской компаний какие-нибудь догадки насчет того, кем может быть этот Разрушитель?

— Нет. Они утверждают, что им ничего не известно, — ответил президент. — Руководство всех пяти компаний связалось со мной по телесвязи и просило нажать на все рычаги, поэтому я позвал на помощь вас! Капитан Футур, — расстроенно, продолжал Картью, — с этими загадочными нападениями нужно покончить. Вы же знаете, какие последствия может вызвать уничтожение рудников на спутнике Урана и на Нептуне. Нельзя будет больше изготавливать выравниватели гравитации, а это в скором времени приведет к прекращению межпланетных торговых и других сообщений. Вся жизнь Системы будет парализована.

— Мне все это хорошо известно, — сказал Курт. — Но чтобы прекратить агрессию, мы обязаны как можно быстрее начать действовать, поэтому для начала я хочу поговорить с директорами пяти гравиумных компаний.

— Нужно ли мне пригласить их сюда для телевизионной встречи?

— Нет. Совещание должно быть абсолютно тайным, — ответил Капитан Футур. — Разрушитель, который стоит за этими нападениями, теперь думает, что жар Солнца убил меня, и я хочу, чтобы он и дальше так думал — это может сделать его неосмотрительным. Передайте гравиумным магнатам, чтобы они прибыли на тайную встречу со мной в космосе, а именно, в Пояс Астероидов, в точку с координатами, 39°5′10'' солнечной широты и 0,2° эклиптической долготы. Я буду там двадцать второго, точно в полдень.

— Я объясню все это гравиумным боссам по телесвязи, — сказал Картью, — и подчеркну, чтобы все оставалось в тайне.

Капитан Футур выключил телесвязь и повернулся к своим товарищам.

— Мы немедленно летим в точку с указанными координатами, Грат! — приказал Курт. — А я уберу скафандр, украденный с корабля похитителей. Может быть, он сможет сказать нам, откуда прибыл этот корабль.

— Доказательство в скафандре — как это? — спросил Ото.

— То, с какого мира прибыл этот корабль, — объяснил им Курт, — можно определить по воздуху, закачанному в баллоны скафандра. При помощи анализов мы можем определить атмосферу, из которой взят этот воздух, — он бросил взгляд на Мозг. — Дело серьезное, Саймон!

— Конечно, мой мальчик — чрезвычайно серьезное, — проскрипел Мозг. — Картью прав. Мы должны защитить запасы гравиума от уничтожения, иначе у межпланетной цивилизации не будет ни малейших шансов на выживание.

— Мы сделаем это, — загорелое лицо Курта приобрело решимость. — Разрушитель бросил нам вызов, и мы принимаем его!

Совещание в космосе

"Комета" мчалась сквозь Солнечную Систему по ту сторону орбиты Марса, а Курт Ньютон и Мозг в это время напряженно обсуждали результаты, полученные при исследовании воздуха в скафандре, и вслушивались в сигналы телесвязи. До их ушей донесся голос земного диктора, сообщающего новости.

— …рискованное положение, создавшееся в результате катастроф на меркурианских, марсианских и сатурнианских гравиумных рудниках, — произнес он, — …явные признаки паники, потому что общественность опасается, что подобные катастрофы могут произойти и на Уране, и Нептуне, и снабжение гравиумом полностью прекратится. Эта паника в значительной мере уже парализовала межпланетные сообщения. Члены экипажей кораблей отказываются покидать родные планеты из страха, что их выравниватели израсходуют гравиум во время перелета, а перезарядить их будет уже нечем. Корабельные линии вынуждены отменять многие запланированные рейсы, и это может иметь катастрофические последствия для всех миров уже сейчас.

Грузовики с зерном с Юпитера больше не взлетают, и большинство планет находится под угрозой прекращения снабжения. Транспорты с мясом с ферм Сатурна возвращаются назад. Снабжение нептунианскими морскими продуктами прекратилось полностью. Еще хуже то, что все отрасли индустрии, которые зависят от металлов и сырья с других миров, должны закрыть свои производства. Из-за недостатка выравнивателей застопорены все межпланетные проекты заселения, растет безработица, стремительно взлетают вверх цены, и всем мирам грозит банкротство. Люди боятся, что межпланетные сообщения полностью придут в упадок. Если будут уничтожены оставшиеся гравиумные рудники, мы вернемся к мрачным временам, которые царили до начала развития космических полетов — временам, когда каждый мир был полностью изолирован. Народы будут отброшены на сотни лет назад!

Капитан Футур слушал комментатора, совершенно забыв о спектральном анализе, который он проводил, и, когда отключил телесвязь, его бронзовое лицо было очень серьезно.

— Создание этой межпланетной цивилизации продолжалось в течение многих поколений, поэтому нет ничего странного, что люди ударились в панику, Саймон! — сказал он.

— Верно, мой мальчик, — проскрипел Мозг. — но кто может желать конца цивилизации? Какие мотивы есть у этого так называемого Разрушителя, чтобы нападать на наши источники гравиума.

— Это мы и должны выяснить, — решительно произнес Курт. — Воздух из скафандра может навести нас на след.

Капитан Футур наполнил этим воздухом камеру спектроскопа, затем нажал на клавишу и прочитал результат.

— Азот и кислород, как обычно, — пробормотал он, — но никаких следов аргона или криптона. Слабые следы ксенона и радона…

— Напоминает атмосферу четвертого спутника Урана, — заметил Мозг.

Здесь, в центре корабля, в тесном помещении лаборатории находилось уникальное научное снаряжение волшебника науки и его друзей. В навесном шкафу находился архив, содержащий спектры всех звезд и планет. Здесь на звездных картах были обозначены все планеты, их спутники и многочисленные астероиды. Здесь также находились карты суши и морей, которые исследовали Капитан Футур и его друзья. Возле компактных физических и химических приборов находилось превосходное хирургическое оборудование. Кроме того, там были загадочные научные приборы для исследования психики; филологический архив, содержащий магнитные записи сотен языков и наречий, а также огромная научная библиотека, бесчисленные книги и монографии которой были записаны на микрофильмы.

Курт достал из шкафа, в котором содержались сотни сосудов с пробами атмосфер всех планет и спутников Системы, тонкую колбу, и из нее впустил немного воздуха в камеру спектроскопа.

— Для большей уверенности я еще раз проверю пробу воздуха с четвертого спутника Урана, с Оберона. Обе пробы, если я не ошибаюсь, будут идентичны…

Чуть позже Капитан Футур поднял взгляд.

— Идентичны! — коротко сказал он. — Воздух в этом сосуде с Оберона. Итак, корабль Разрушителя первоначально должен был стартовать оттуда.

— В таком случае база Разрушителя находится именно там, — задумчиво произнес Саймон Райт.

Курт почесал свою рыжую голову и задумчиво уставился в бесконечную даль, усеянную звездами.

— На Обероне рудники разрабатывают "Уран Гравиум Компани", — заметил он. — Спроси меня, связан ли как-нибудь с нашими делами этот след? — Он вскочил на ноги. — Что ж, мы выясним это, потом, потому что уже приближаемся к Поясу Астероидов.

Капитан. Футур прошел вперед, в рубку управления с прозрачными внешними стенками. Автопилот вел "Комету" по заранее запрограммированному курсу, а Граг и Ото играли партию в химиошахматы.

Химиошахматы были квазинаучной игрой, которую разработал Курт. Игровая доска имела примерно с тысячу квадратов, и у каждого игрока было чуть больше девяноста камешков, которые представляли из себя различные элементы. Основная идея заключалась в том, чтобы выдвинуть свой камень-элемент на поле противника таким образом, чтобы он образовывал определенное химическое соединение с окружающими элементами. Игру выигрывает тот, кто образует больше соединений.

Ото беспокойно оглядывался вокруг и мрачно, посматривал на огромного Грага, который, как литая статуя, сидел напротив него, изучая доску своими фотоэлектрическими глазами, а Эек в это время играючи глодал его несокрушимую металлическую руку.

— Продолжай и ходи же, наконец! — взорвался Ото. — Тебе известно, что ты теряешь — со следующим ходом я образую себе полярное соединение.

— Я сделаю ход, когда настанет время, — холодно ответил Граг.

Наконец он протянул металлическую руку и передвинул свой камень "радий" поперек доски к полю Ото, где был "хлор".

— Хлористый радий — это последнее соединение, и оно принадлежит мне, — с триумфом прогромыхал робот. — Я выиграл!

— Желаю тебе счастья в следующей попытке, — усмехнулся Курт.

— Он всегда выигрывает! — с отвращением произнес Ото. — Я уже досыта наигрался против него. Как может человек выиграть у машины?

— Возьми управление на себя и следуй к месту встречи, Граг! — приказал Капитан Футур. — Мы приближаемся к Поясу Астероидов.

"Комета" мчалась в пустом пространстве. Далеко перед ними, словно сияющее пятно света, висел Юпитер, а Уран и Нептун казались слабыми зеленоватыми искорками. Впереди протянулся огромный пояс из тысяч астероидов и метеоритных скоплений, вращающихся между орбитами Марса и Юпитера. Большая часть межпланетных сообщений проходила вне этой опасной области. Именно поэтому Капитан Футур и выбрал ее для тайной встречи.

Робот искусно вел корабль сквозь лабиринт дрейфующих планетоидов, когда перед ними, наконец, появилась группа из пяти маленьких быстрых космических яхт, паривших друг возле друга на краю огромного метеоритного роя.

— Гравиумные магнаты уже тут, — заметил Курт. — Приготовь скафандры, Ото! Ты, я и Саймон пойдем к ним, а Граг останется в "Комете".

— Пока я жду, можно мне поискать на астероидах тяжелые металлы? — спросил Граг и указал на рой поблизости от них. — Я хочу накормить чем-нибудь Эека — он проголодался.

— Эта лунная тварь вечно голодна! — пробурчал Ото.

— Ладно, Граг, только не улетай далеко, — разрешил Курт.

Капитан Футур прошел через комнату. Вместе с Ото они одели скафандры и оттолкнулись от борта "Кометы" в направлении пяти космических яхт; андроид заботливо держал сосуд с Мозгом.

Несмотря на риск ситуации, которая вынудила их на эту встречу, Курт ощутил дрожь радостного возбуждения, когда со своими двумя друзьями протиснулся наружу через узкий люк. Как было великолепно после долгих недель спокойной исследовательской работы на Луне снова оказаться в усеянном звездами пространстве.

Одна из пяти маленьких яхт была ярко освещена. Трое друзей вошли в воздушный шлюз и в следующее мгновение оказались внутри. В этой яхте кроме экипажа из трех крепких землян были еще шесть человек, которые с возгласами удивления встретили Капитана Футура и его спутников.

— Капитан Футур? — сказал один из них, пожимая ему руку. — Счастлив видеть вас здесь. Я много слышал о ваших способностях и надеюсь, что ничего из этого не было преувеличено. Я — Джулиус Ганн, президент Нептунианской гравиумной компании.

Джулиус Ганн был землянином средних лет, казавшимся таким же серым, твердым и неподатливым, как гранитный идол. С угловатым, каменным лицом, холодными глазами и манерой говорить коротко и связно, он являл собой воплощенный образ сильного, агрессивного капиталиста, который получил огромную власть.

— Вы все подобные совещания держите в абсолютной тайне? — резко спросил его Курт.

Ганн кивнул.

— Все. Каждый из нас прибыл сюда на своем собственном корабле, и даже экипаж не, знает, куда мы направляемся.

Магнат кивком головы указал на молодого человека возле себя.

— Карсон Бранд, исполнительный директор. Думаю, вы должны знать, что он может сообщить.

Карсон Бранд был стройным тридцатилетним инженером с Земли с симпатичным загорелым лицом, вьющимися кудрями и ярко-синими глазами.

— Вы оказываете мне честь, Капитан Футур, — первым начал он, с уважением глядя на Ото и Саймона.

Джулиус Ганн махнул рукой в направлении других четырех человек и представил их друг за другом:

— Зувало, шеф "Уран Гравиум Компани"; Кварус Кулл, шеф Сатурнианской компании; Орр Либро с Марса и Керк Эл с Меркурия. Конечно, все они мои конкуренты, но в такое время конкуренция больше не значит ничего. Положение слишком серьезно. Эта волна нападений должна быть остановлена. Немедленно! Курт начал задавать вопросы.

— Кто-нибудь из вас имеет представление о том, что из себя представляет и кто такой Разрушитель? И какие у него мотивы для этих нападений?

— Не имею ни малейшего представления, — коротко ответил Джулиус Ганн. — Это, должно быть, невменяемый сумасшедший.

— Но все это могли сделать и вы, Джулиус, — с горькой усмешкой сказал меркурианин Керк Эл.

Ганн бросил на него холодный, вызывающий взгляд. Курт Ньютон тоже резко повернулся к нему.

Меркурианин был самым молодым из магнатов. У него была эластичная коричневая кожа, светло-карие глаза, щетинистые волосы, слегка сутулая фигура — он был типичным представителем фелисоидной расы, города которой покрывали всю сумеречную зону внутренней планеты.

— Что вы хотите этим сказать? — поинтересовался Капитан Футур.

Светло-карие глаза Керка Эла блеснули.

— Мне кажется чертовски странным, что разрушены только рудники Кваруса Кулла, Орра Либро и мой, поэтому откуда мне знать, что это сделали не Ганн с Зувало, чтобы завладеть монополией?

Джулиус Ганн презрительно уставился на меркурианина.

— Вы вне себя, Керк Эл, и озлоблены, потому что потеряли свой рудник, поэтому обвиняете Зувало и меня в том, что это сделали мы. Но это же чушь!

— Конечно, это чушь, — тихо вмешался Орр Либро, марсианский магнат. — Мы прибыли сюда не для ссоры, а чтобы заручиться помощью Капитана Футура.

Орр Либро был мужчиной средних лет, чья широкая грудь и конечности, напоминающие ходули, были закутаны в блестящий синтетический шелк. Его красная безволосая голова и лицо казались весьма ухоженными, а голос был мягким и мурлыкающим.

— Рудник моей собственной Компании на Марсе тоже полностью разрушен, — сказал он, — но это не основание подозревать в этом нашего друга.

— Нашего друга? — повторил Кварус Кулл своим грубым голосом и хрипло рассмеялся. — С каких это пор Ганн и Зувало стали кому-нибудь друзьями? Оба они головорезы, которые ради выгоды пойдут на все.

Сатурнианин подозрительно огляделся. Он был голубокож, как и все представители его расы, у негр были бледные раскосые глаза, выступающие на костистом лице, длинные руки и слегка изогнутые ноги, которые так характерны для всадников планеты с обширными равнинами.

Ганн пробормотал с презрением:

— Вы всегда завидовали успеху Нептунианской компании, вы все, и поэтому выдвигаете такие дерзкие обвинения.

— Итак, вы оспариваете то, что эти упреки справедливы? — холодно спросил Курт.

— Оспариваю? Само собой разумеется, я оспариваю это! — проревел Ганн. — Я не имею ничего общего с катастрофами на ваших рудниках, но боюсь, что та же участь угрожает и моим рудникам на Нептуне, поэтому и прибыл сюда.

— Там, на краю Системы, на Нептуне, царит беспокойство, — угнетенно сказал Карсон Бранд. — Мистер Ганн, возможно, трем большим подводным рудникам угрожает опасность. Случившиеся в последнее время загадочные происшествия заставляют нас опасаться саботажа.

Курт задал вопрос уранианину Зувало.

— Если я вас правильно расслышал, вы не оспариваете обвинение Керка Эла?

Зувало, тяжеловесный и непоколебимый уранианин, смахивающее на Будду создание с лунообразным лицом, желтой кожей и маленькими черными глазками, слегка улыбнулся.

— Такое дикое обвинение не заслуживает опровержения, — произнес он хриплым голосом. — У меня нет никакого желания уничтожить рудники других фирм.

— Ваши собственные рудники не повреждены, и им ничто не угрожает? — спросил Курт.

Уранианин покачал головой.

— Да, мне повезло.

Глаза Курта сузились. Он подумал о следах атмосферы, однозначно указывающих на четвертый спутник Урана.

— Здесь есть только одно соображение, Капитан Футур, — агрессивно сказал Джулиус Ганн, — а именно, чем вы можете помочь нам защитить наши гравиумные рудники? Нептун богат рудой, и наша Компания имеет на нем единственную концессию.

Его прервал мягкий мурлыкающий голос.

— Ваша Компания до сих пор имела все полномочия на разработку руды на Нептуне, мой дорогой Джулиус, — сказал Орр Либро, — но сегодня их больше нет!

— Что вы хотите этим сказать? — уставился на него Ганн. — Что это пришло вам в голову, приятель? Вы несете вздор, как и вся ваша раса!

Тусклые глаза Орра Либро опасно блеснули.

— Моя раса на Марсе уже создала могучую цивилизацию, когда земляне еще жили на деревьях! Двадцать шесть династий марсианских королей правили во славе, как… — красное лицо Либро внезапно расслабилось, словно маска безукоризненной вежливости на мгновение соскользнула с него. — Но теперь это не так важно. Важно то, что правительство Системы предоставит Керку Элу, Кварусу Куллу и мне концессию на то, чтобы основать на Нептуне новые гравиумные рудники.

— Что? — возопил основательно испуганный Джулиус Ганн. — Вы лжете! Правительство предоставило концессию на Нептуне только нам.

— Так это и было, — согласился Орр Либро. — Но положение основательно изменилось. Теперь все решает транспорт, а это и является основанием для того, чтобы дать новую концессию нам.

— Это, кажется, вам не особенно по вкусу, Джулиус, не так ли? — насмешливо спросил Керк Эл; сатурнианский магнат тоже криво усмехнулся.

— Это дьявольское искажение конкуренции! — протрубил Ганн. — Моя Компания расширит подводные разработки в нептунианском океане. Мы проделали все первичные работы, а теперь приползаете вы и втискиваете к нам… — Ганн запнулся, и его челюсти стиснулись, словно капкан. — Теперь я понимаю! — воскликнул он после недолгого молчания. — Вы, Кулл и Эл, по одиночке или вместе, уничтожили свои рудники, чтобы получить от правительства концессию на Нептуне.

— Почему же они должны был уничтожить свое собственное ценное оборудование? — поинтересовался Капитан Футур.

— Ха, их рудники больше не представляли никакой ценности, — ответил Ганн. — Гравиум в них почти полностью иссяк, и они больше не приносили дохода. Эти типы давно завидуют нашим успехам. Раздался взрыв взаимных упреков и опровержений, прерванный внезапным громким сигналом установки телесвязи, вмонтированной в стену. На экране появилось озабоченное лицо нептунианина.

— Это Гиго, один из наших руководителей работ на Нептуне, — громко сказал Ганн. — Что случилось, Гиго?

— Вы… мы получили указание… на всякий случай вызвать вас, зная, что это вас рассердит, сэр. Но сегодня произошли два инцидента на руднике № 1 и один на шахте № 2; проблемы с транспортерами и помпами, сэр.

— Мы с Брэндом немедленно возвращаемся, — коротко, но решительно сказал Джулиус Ганн нептунианину и повернулся к Курту Ньютону. — Мы должны вернуться на Нептун, Капитан Футур. У меня нет времени выслушивать здесь упреки в саботаже, в то время как на моих рудниках что-то происходит!

— Я тоже хочу вернуться на Оберон, — быстро вмешался толстый уранианин Зувало, — так как считаю, что в любое время могу столкнуться с проблемами.

Курт Ньютон задумался. Он не услышал от магнатов ничего особенно умного, хотя получил одно доказательство, указывающее в том же направлении, что и воздух в скафандре. Он решил идти по этому следу.

— Ну, хорошо, джентльмены, вы все можете отправляться, но я с вами еще встречусь и, возможно, намного раньше, чем вы думаете.

Курт попрощался с ними.

Возвращаясь вместе с Ото и Мозгом на "Комету", он обдумывал то, что узнал. Грага еще не было, он, по всей вероятности, продолжал искать руду на одном из астероидов. Курт вызвал его по своему телекоммуникатору.

— Возвращайся, Граг!

— Уже в пути, шеф, — прогремело из динамика.

Пять космических яхт гравиумных боссов исчезли в пустоте друг за другом; каждая из них взяла курс на свою планету.

— Что ты думаешь обо всем этом, мой мальчик? — спросил Саймон.

— Дело постепенно вырисовывается, — ответил Курт. — Единственный гравиумный концерн, который никак не затронут, это…

Он неожиданно остановился, почувствовав странную дрожь, потом инстинктивно выглянул наружу через иллюминатор. На "Комету" надвигались два черных крейсера у одного из них выступало нечто вроде пушечного ствола.

— Коварство Разрушителя! — крикнул Курт. — Они используют парализатор, чтобы вывести меня из строя, но вам они не смогут повредить, — он ринулся в рубку управления. — На этот раз у них ничего не выйдет с парализатором! Я покрыл спину и затылок отражающими излучения пластинками. К протонному излучателю, Ото!

Оба вражеских корабля окутались облаком убийственного сияющего пламени, выброшенного пушками "Кометы". Капитан Футур, приняв на борт Грага с Эеком, одним ударом перевел рычаг циклотрона и открыл дроссель. Взревев дюзами, "Комета" устремилась вперед, уклоняясь от смертельных лучей.

Теперь оба крейсера и "Комета" кружили и носились, словно бешеные собаки, пронизывая самое сердце опасного скопления астероидов.

Ото сидел у прицела протонной пушки.

— Видишь, ты попал в один из кораблей, прежде чем он успел нас угробить! — крикнул Курт андроиду и, ведя каплеобразный корабль в бой, повернулся к Мозгу: — Саймон, это нападение означает, что Разрушителю стало известно о том, что я буду здесь в настоящее время.

— Но если он знал о нашей встрече… — пораженно начал Мозг.

— Разрушитель должен быть одним из этих индустриальных магнатов, — закончил Курт. — Никто, кроме них не знал об этой встрече.

Схватившись в борьбе не на жизнь, а на смерть, "Комета" и оба черных вражеских корабля мчались через Пояс Астероидов.

Громовая Луна

Выдающиеся способности Капитана Футура как космического пилота превосходили способности любого другого пилота Системы. В борьбе с двумя черными крейсерами он заботился не только о своей собственной безопасности.

На привлекательном загорелом лице Курта Ньютона играла усмешка, а серые глаза сверкали, когда сильные руки молниеносно справлялись с дистанционным управлением рулевых дюз. Даже в мгновение наибольшей опасности в борьбе с многократно превосходящими силами противника его душа, жаждущая приключений, наслаждалась этой щекоткой нервов. А эта смертельная схватка доподлинно могла пощекотать нервы!

— Они хотят взять нас в клещи! — крикнул Ото из-за пульта управления протонной пушкой. — Они подходят ближе!

Оба вражеских корабля пытались взять "Комету" под перекрестный огонь атомных лучей, способных ее немедленно уничтожить.

— Не поддавайся, Ото! — крикнул в ответ Курт. — Следующий бросок наш — готовься торпедировать внешний корабль!

Острый взгляд Капитана Футура обнаружил большой рой астероидов, к которому приближался сражающийся противник, и его мозг мгновенно разработал соответствующий план.

Когда нападающие приблизились, Капитан Футур правой рукой рванул большой красный рычаг на пульте управления, а левая рука мгновенно переключала дюзы на полную мощность. "Комета" тут же выплюнула мощный поток раскаленного вещества — светящееся облако, окутавшее каплеобразный корабль и образовавшее длинный сверкающий хвост за ним. Казалось, что корабль внезапно превратился в комету. Это был коронный номер Капитана Футура, при помощи которого он обезопасил свой корабль. Одновременно с этим он повернул в сторону Солнца и направился прямо на агрессора, нападающего с этой стороны.

Вид пылающей "Кометы", направляющейся прямо на них — это было уже слишком для вражеского пилота. Он инстинктивно развернул крейсер… Этот поворот был роковым, потому что он бросил свой черный корабль прямо в рой астероидов. Агрессор врезался в это адское гнездо планетоидов.

— С ним покончено! — с триумфом воскликнул. Ото. — Теперь другой, шеф!

Точный маневр Капитана Футура позволил им стряхнуть с себя нападающего и нанести удар, который тот с трудом парировал.

— Теперь настало твое время, Ото! — крикнул Курт.

Против двух кораблей, нападающих с разных сторон, Ото до сих пор не мог эффективно использовать протонную пушку, но теперь ситуация изменилась, и он воспользовался этим.

Бледные тонкие смертоносные лучи помчались сквозь переплетение пылающих атомных лучей врага, поразили корму потрясенного противника и вдребезги разнесли его ракетные двигатели. Бешено мчащийся, неспособный больше маневрировать корабль сошел с курса и с огромной скоростью устремился к приближающимся планетоидам. Секундой позже он врезался в них и превратился в еще один разбитый пылающий обломок.

— Конец! — довольно прошипел Ото.

— К дьяволу! — с сожалением отозвался Курт. — Я хотел лишить его управления, взять в плен экипаж и допросить его.

В это время аппарат телесвязи издал громкое гудение — сигнал о помощи на всех волнах. Курт мгновенно нажал на клавишу, и на экране появилось дико искаженное лицо Керка Эла.

— Капитану Футуру и всем кораблям межпланетной полиции! — возбужденно воскликнул меркурианин. — Мы атакованы бандитами на черном крейсере. Наши координаты: 42, 19, 60, 4, нижняя половина!

— Капитан Футур направляется к вам, Керк Эл! — крикнул Курт и, быстро развернув "Комету", помчался из Пояса Астероидов.

— Черт побери… что, корабли Разрушителя рассеяны по всему космосу? — тяжело дыша произнес Ото.

"Комета" вылетела из зоны астероидов примерно в направлении Урана и Нептуна. Немного позже в поле зрения появилась космическая яхта Керка Эла, беспомощно дрейфовавшая в космосе. Ее обшивка была изрешечена атомными лучами.

— Слишком поздно! — воскликнул Ото. — И проклятые пираты ускользнули!

— Саймон, — повернулся к Мозгу Курт, — можете вы с Ото обследовать пространство электроскопом и попытаться обнаружить следы этого корабля?

Немного позже он уже был на борту разбитого корабля. Хватило одного взгляда, чтобы удостовериться, что Керк Эл и три члена его экипажа мертвы. Пока они пытались надеть скафандры, их убил проникший внутрь холод.

Опечаленный Курт вернулся назад, на "Комету"! Мозг обследовал электроскопом космос во всех направлениях, так как этот чувствительный прибор позволял некоторое время спустя определить курс любого корабля по оставленному им ионному следу, состоявшему из выброшенных двигателями заряженных частиц.

— Если Саймон найдет след, мы будем следовать по нему, пока не настигнем и не уничтожим врага! — воскликнул Граг.

— Есть след, мой мальчик, — проскрипел Мозг. — Люди, подбившие яхту Керка Эла, направились прямо к Урану.

— Так, так… значит, Уран, — проговорил Курт, наморщив лоб. — Ну что ж, последуем за ними. Я хочу осмотреть гравиумный рудник Зувало на Обероне.

— Ты думаешь, что Разрушителем может быть Зувало? — спросил Ото.

Курт пожал плечами.

— Мы знаем, что Разрушитель — один из шести индустриальных магнатов, принимавших участие в тайном совещании. Только им было известно, что мы будем там, и только у одного из них мог возникнуть план подкараулить нас. Но Керк Эл мертв, и у нас осталось пять подозреваемых.

Капитан Футур открыл дроссель, и "Комета" помчалась вперед, словно настоящая комета.

Часы проходили друг за другом, и каплеобразный корабль поглощал миллионы километров, мчась к зеленому диску седьмой планеты Системы.

Наконец Уран превратился в гигантский шар, заполнивший половину небосвода перед "Кометой". Вокруг него обращались пять лун: Ариэль, Умбриэль, Титания, Оберон и Миранда. Пять спутников вращались вокруг планеты в плоскости, перпендикулярной плоскости эклиптики, что было уникальным феноменом во всей Системе.

Курт и Экипаж Будущего достаточно хорошо знали Уран. Эту планету называли еще "Горным миром" из-за ее вздымающихся в небо горных цепей и — гигантских, непостижимых пещер. Однако у Капитана Футура не было намерения обыскивать сам Уран, так как его целью был Оберон, внешний спутник планеты, потому что именно на Обероне находился гравиумный рудник Компании Зувало.

— Направляйся к ночной стороне Оберона, Граг! — распорядился Курт. — На моей карте рудник находится именно там.

Граг направил корабль вокруг Оберона, который из-за многочисленных действующих вулканов называли Громовой Луной. Маскировка под комету была давно отключена.

Громовая Луна! Ужаснейший и опаснейший мир во всей Системе! У Курта Ньютона были достаточно, веские основания помнить об этом, потому что на этой жуткой сцене разворачивался один из драматических эпизодов его борьбы против зловредных Хозяев Власти.

Громовая Луна — хаос изрезанных гор, долин и каменистых ущелий, которые освещались не только призрачным светом центральной планеты, но и грозными красными отсветами бесчисленных бурлящих вулканических кратеров. Это луна, ядро которой состояло из раскаленной добела лавы, постоянно выбрасывала ее вверх к чудовищных извержениях и была дикой, отталкивающей.

— Ничего, кроме заманчивой перспективы добычи гравиума, не может заставить человека долго оставаться здесь. — проскрипел Мозг.

— Там огни рудника! Вон там, внизу, в долине, за большим вулканом! — крикнул Ото.

Капитан Футур тоже увидел их. В одной из длинных, узких долин, на одном из концов которой курился огромный черный вулкан, была видна цепочка огней.

— На краю должно быть здание администрации, — сказал Курт. — Садись там!

Сразу же после этого "Комета" опустилась в полутьме возле административного здания. Курт повернулся к Мозгу.

— Саймон, ты можешь снова взять электроскоп и обнаружить следы корабля, который возможно, недавно совершил здесь посадку? Может быть, убийцы Керка Эла были здесь.

— Я позабочусь об этом, мой мальчик, — пообещал Саймон.

— Граг, оставайся на борту и помоги Саймону сделать замеры, а ты, Ото, пойдешь со мной!

Курт и андроид вышли из корабля и скрылись во тьме. Красные отсветы полупотухшего вулкана в конце долины причудливым образом сливались с темной зеленью Урана. Воздух был насыщен сернистым газом, от которого свербило в носу. Каменистая почва под ногами непрерывно дрожала, постоянно гремел гром, словно приближалась чудовищная буря.

— Я так же не могу выносить эту проклятую луну, как и Г