КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415525 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153663
Пользователей - 94646

Впечатления

кирилл789 про Мамлеева: Мой возлюбленный враг (СИ) (Любовная фантастика)

"фаэрты - это представители фаэртской системы", потрясающе. а кошки - кошачьей.
какие изумительные истины тебе бывает вываливаются от шибко образованных 24-летних пейсательниц. непосредственно-детски берущих "мистер и миссис смит" с джоли и питом и незамысловато перерабатывающих фильм во что-то жгуче нечитаемое.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Космоунивер. Узнать тебя из сотен. (Юмористическая фантастика)

какой великолепный ужас. и у меня закончились слова, чтобы высказаться.
"пойдём на 600 лет вперёд и ты вернёшь свою любовь", "пошли!". очнувшись в новом теле и 600 лет впереди: общипала себя всю - "ой, что то со мной???". ЧТО ЭТО? у авторши была такая высокая температура, когда она это сочиняла? деревянным языком.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Орлова: Перепиши меня начисто (Любовные детективы)

есть одна скучная вещь, которую стоило бы усвоить женскому полу.
читать душераздирающие истории про то "как он меня взял, а потом полюбил" может и можно, конечно, хоть для меня и не понятно - зачем.
но, девушки-читательницы, если мужчина относится к вам, как "захотел - взял, захотел - изнасиловал", никакого - влюбится-женится в вашей жизни не будет.
ты - тряпка, вещь, понадобилось - использовал, не нужна - задвинул в угол. держите это в голове, девушки, когда вот подобное вам будет попадаться в чтиво. крупными буквами держите. чтобы никогда в жизни вот такое понаписанное "знание" не повторять.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ABell про Марахович: Отпетые отшельники (Альтернативная история)

Автору конечно обязательно нужно было высказаться об его отрицательном отношении к нынешней власти...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
argon про Ангелов: Налево от дома. Книжная серия «Азбука 18+». (Фэнтези)

Вот как, как Ангелов с этими "энцклопедическими" творениями, изложенными в стиле Луркморья, попал в раздел "Фентези"? Юмор, может циничный и чёрный, стёб и троллинг, но никак не фентези!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Осинская: Хорошо забытое старое. Книга 3 (Космическая фантастика)

хорошая трилогия

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Калинин: Начало (СИ) (Боевая фантастика)

как-то много роялей даже для альтернативки

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Благословленные магией. Продолжение (СИ) (fb2)

- Благословленные магией. Продолжение (СИ) 4.92 Мб, 1478с. (скачать fb2) - (KJIEO)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Часть 1. Глава 1 ==========


В гостиной на Гриммо плейс, 12 во главе стола сидел Сириус Блэк 30 ти лет от роду. Он держал в руке свежий выпуск «Ежедневного Пророка» и внимательно его читал. Вокруг сновала Нэнси - домовой эльф семьи - и накрывала стол к завтраку. Раздвижные двери гостиной открылись, и вошла Диана Малфой-Блэк в нежном голубом воздушном платье. Она ласково улыбнулась супругу, когда тот поднял на нее взгляд.

- Что нового пишут? - Поинтересовалась она, нежно поцеловав любимого в губы.

Встав за его спиной, она облокотилась на его правое плечо локтем и с интересом заглянула в газету, выискивая для себя наиболее интересные темы.

- Да ничего особенного. - Уклончиво ответил Сириус, складывая газету и отдавая ее возлюбленной. - В основном светская хроника. Слава Мерлину, ничего такого. - Продолжил он, намекая на давнюю войну с Лордом Воландемортом, который возомнил себя вершителем судеб и захотел завоевать весь магический мир.

- Да, слава Мерлину. - Согласилась с ним супруга, садясь по правую руку от него и разворачивая газету.

- Кстати, Ди, я хотел с тобой поговорить. - Блэк повернулся к любимой с серьезным лицом.

Диана подняла на него взгляд и вопросительно посмотрела на него. Но не успел Сириус сказать хоть слова, как в гостиную влетел мальчик с вечно встрепанными черными волосами и очками-велосипедами. Он подбежал к столу и схватил с блюда с вафлями свежую и теплую выпечку. Буркнув что-то наподобие приветствия, он принялся с аппетитом уминать лакомство.

- Гаррольд Джеймс Поттер-Блэк. - Грозно сведя на переносице брови, Диана посмотрела на приемного сына. Тот что-то ойкнул и поспешил расправиться с лакомством, боясь, что его могут отнять. Сириус еле сдержал смешок, смотря на брюнета. - Я сколько раз тебе говорила, чтобы ты не хватал еду со стола. - Продолжала отчитывать ребенка женщина. – Иди, позови сестру и брата, и сядем завтракать, как нормальные приличные люди. - Приказала она, делая акцент на предпоследнем слове.

- Но, мааам… - Протянул Гарри, мельком кинув молящий взгляд на отца, но тот только пожал плечами, говоря, мол, «она права». Тяжело вздохнув, брюнет повесил голову.

- Не «но», а «хорошо, сейчас сделаю». - Еще более грозно оборвала его Диана.

- Хорошо, сейчас сделаю. - Сдался приемный сын и поплелся наверх.

- Ну, вот сколько раз говорила и каждый раз одно и тоже. - Вздохнула женщина, переводя взгляд на супруга. - И ты, между прочем, мог бы меня сейчас и поддержать.

- Ди, ну будь к нему снисходительна. - Ласково улыбнулся любимой Сириус, беря ее ручку в свою ладонь и целуя ее пальчики. - Все-таки в нем кровь Джеймса играет. Да и я, как ты знаешь, никогда паинькой не был. Правда, это никогда не мешало тебе меня любить. Вот и к Гарри не будь так строга.

- Но так не подобает себя вести. - Стояла на своем Диана, но ее взгляд уже смягчился. Она никогда не могла устоять перед лаской супруга. Заметив это, Блэк еще раз обезоруживающе улыбнулся, чтобы возлюбленная окончательно «растаяла». Это сработало, и она ответила ему нежной улыбкой. - Так о чем ты хотел со мной поговорить? - Вспомнила она.

- Как раз о Гарри. - Ответил мужчина. - У него завтра день рождение. Ему исполняется 11 лет и послезавтра он отправляется в Хогвартс. Нам пора рассказать ему о его настоящих родителях и что они сделали для этого мира. Не хочу предоставить директору удовольствие преподнести Гарри «его» правду. Дамблдор наверное с порога накинется на Гарри. Он же Избранный, а ты помнишь, что мы сына буквально с боем отвоевывали.

- Да, я помню. - Тяжело вздохнула Диана. - Ты прав. Лучше пусть он от нас все узнает. А еще нужно Гарри рассказать, что его ждет в Хогвартсе и с кем дружить или не дружить ему надо. Ты не хуже меня знаешь, что почти вся школа захочет «дружить» с великим Избранным. И сам директор, кстати, может это использовать, подсовывая нашему сыну нежелательные связи.

- И кого же ты имеешь ввиду? - Усмехнулся Сириус.

- Ты знаешь, Сири. - Снисходительно улыбнулась супруга. - Дети тех, кто Дамблдору в рот заглядывал. Те же Вислые, Лонгботтомы, Боунсы и тому подобное, далее по списку. Первое время Гарри будет там совсем один, Алексис пойдет в школу на следующий год, а Маркус через два года. Потому я и хочу посоветовать нашему старшему сыну, кого ему надо обходить стороной, а с кем можно и нужно общаться.

- Ты имеешь ввиду нашего племянника Драко, сына твоего брата и моей кузины? - Поднял бровь вверх Блэк. - Он тоже идет в школу вместе с Гарри.

- А почему нет? - Воззрилась на него Диана. - И они, кстати, неплохо ладят.

- Ди, я же не против. - Поспешил оправдаться Сириус. - Просто Драко, на мой взгляд, растет копией своего отца. Ты же не будешь отрицать, что твой брат далеко не пример для подражания.

- Да, он не идеален. - Вынуждена была согласиться женщина. - Но лучше Драко, чем другие. По крайней мере, он не будет гоняться за «избранностью» нашего сына в отличие от других.

Супруги Блэк были вынуждены прервать свой разговор, так как в дверь вошел Гарри в сопровождении двух детей. У четы Блэк помимо их приемного сына на свет появились еще дочь через год после усыновления, а еще через два года сын Маркус. Алексис была внешностью очень похожа на мать, зато характером пошла в отца. Маркус же наоборот, внешность взял у отца, а характер у матери. Но обоих детей объединяло одно: они были очень красивыми и магически одаренными. С малых лет в них начали просыпаться магические силы. Молодым родителям приходилось даже ставить магические купола на их кроватки, чтобы хоть как-то контролировать и минимизировать выбросы их энергии. А лет с пяти, когда брат с сестрой уже стали понимать, что это они творят разные «неконтролируемые» вещи, родители объяснили им кто они и как надо учиться контролировать свои способности. У Гарри магические способности стали проявляться гораздо позже — годам к девяти - и он даже немного завидовал своим сестре и брату. Но приемные родители объяснили ему, что у всех волшебником магические способности просыпаются по-разному и ничего с этим не поделать. Зато, когда у него все-таки случился первый выброс энергии, он был очень рад этому, всерьез начиная думать, что он сквиб, хотя и знал, что оба его родных родителя волшебники.

- Доброе утро. - Алексис вбежала в гостиную и, быстро чмокнув в щеки родителей, села по левую сторону от отца.

Маркус тоже вежливо поздоровался и сел рядом с сестрой. Гарри занял свое место рядом с приемной матерью. Нэнси появилась перед хозяевами и, пожелав им приятного аппетита, исчезла. Вся семья Блэк в полном составе приступила к завтраку.

- Итак, чем планируете заняться? - Спросила у детей Диана.

- Я хочу уговорить Марка сходить погулять, но он хочет запереться в своей комнате и уткнуться в очередную книгу. - Кинула недовольный взгляд на брата Алексис.

Тот только чисто по-Малфоевски поднял одну бровь вверх, не удостоив сестру и взглядом.

- Маркус, а почему ты не хочешь составить сестре компанию? - Поинтересовался у сына Сириус, узнавая в повадках сына свою жену.

- Я хочу почитать об амулетах. - Ответил мальчик, кинув на отца взгляд, будто тот спросил у него какую-то глупость. - Пап, ты же сам говорил, что когда я вырасту, то буду перенимать у тебя семейное дело, и ты будешь меня учить. Вот я и хочу начать с теории.

- Да, говорил. - Слабо улыбнулся Блэк, довольный, что сын пойдет по его стопам. - Но тебе еще рано. Это я тоже тебе говорил.

- Но ничто не мешает мне начать с теории, чтобы потом с практикой не возникло проблем.

- Маркус, до практики еще нескоро, поверь мне. Даже учитывая твой магический потенциал, раньше 14 ти лет я не разрешу тебе попробовать самому.

- Хорошо, папа. - Легко согласился Маркус. - Но книгу я все-таки почитаю.

- Сын, никто и не запрещает. - Улыбнулся Сириус, переглянувшись с супругой, которая с гордостью посмотрела на младшего сына. - Просто твоей сестре скучно одной гулять, вот она и позвала тебя с собой. Почему бы тебе не составить ей компанию?

- Я могу. - Тут же вызвался Гарри. - Элли, - обратился он к девочке - если хочешь, я с тобой схожу погулять.

- Гарри, мы хотели с тобой поговорить после завтрака. - Сообщила сыну Диана. - Поэтому Маркус с удовольствием погуляет с Алексис. Правда, сын? - Она хоть и спрашивала у младшего сына, но взгляд у нее был такой, будто это был приказ. И Маркус понял ее правильно. Он вздохнул и согласно кивнул. - Вот и отлично.

- Нет, я вообще-то никого не заставляю. - Обиделась Алексис, специально повернувшись к брату спиной и делая вид, будто ей очень интересно смотреть в противоположную сторону. - Могу и одна погулять. Не маленькая.

- Начинается. - Снова чисто по-Малфоевски возвел очи к потолку Маркус. - Сказал же, с большим удовольствием пойду.

- Ага, заметно. - Фыркнула девочка. - Прям весь «светишься» от радости.

- Дети, успокойтесь. - Примирительно улыбнулся Сириус. - Не надо ссориться на пустом месте. И одна ты, Алексис, все равно не пойдешь. Чтобы ты там не говорила и как бы себя не вела, но одна ты гулять не будешь. Понятно?

- Хорошо, пап. - Сдалась Алексис. Авторитет отца был для нее превыше всего.

- Вот и умница. - Остался довольным мужчина. - А теперь закончим завтракать, и пойдете гулять. А потом, Маркус, никто не помешает тебе почитать книгу. - Перевел он взгляд на сына, который довольно усмехнулся на его слова. - Но я попрошу тебя, чтобы больше мы тебя не уговаривали тут, а ты сам с большим, как ты выразился, удовольствием, составлял сестре компанию.

- Хорошо, пап. - Кивнул младший сын.

- Кстати, нас Драко к себе звал. - Повернулась к брату Алексис, забыв о недавнем разногласии. Она вообще не могла долго на кого-то дуться, отличаясь отходчивостью отца. Но это, конечно, не касалось серьезной обиды. Тут в ней просыпалась истинно Малфоевская наклонность к мести. Все-таки и в ней, и в брате помимо Блэковской крови, текла и Малфоевская.

- Хорошо. - Снова кивнул Маркус.

- Отлично. - Просияла девочка.

Закончив с завтраком, Алексис с Маркусом отправились через камин в Малфой-мэнор, а Диана, Сириус и Гарри разместились на диване около камина, чтобы серьезно поговорить.

- Гарри, дорогой, - начала разговор Диана, тепло смотря на старшего сына, - помнишь, мы с отцом рассказывали тебе о твоих родных родителях Джеймсе и Лили Поттерах?

- Конечно, помню, мам. - Кивнул мальчик, непонимающе смотря на нее. - Вы говорили, что они погибли, но тогда я был еще мал, чтобы что-то понять.

- Но сейчас ты уже достаточно вырос, чтобы узнать всю правду. - Сказал Сириус. - Тогда мы просто не хотели пугать тебя или говорить ужасные вещи, чтобы у тебя было то беззаботное детство, которое и мы и твои настоящие родители так хотели для тебя. А теперь пришло время. Завтра тебе исполняется 11ть и ты уже получил письмо из Хогвартса и отправишься туда учиться. И мы с мамой хотим тебе рассказать, что там может тебя ждать.

- Не может, а обязательно будет. - Поправила супруга Диана. - Дело в том, дорогой, что когда ты только родился, была война. Один могущественный волшебник захотел поработить этот мир, провозгласив себя Господином. Он назвался Лордом Воландемортом и принялся убивать тех, кто бросал ему вызов. Естественно, против него восстало много волшебников, которые не захотели мириться с его властью. Но, к сожалению, были и те, кто поддался на увещевания и обещания и встал на сторону зла. Возглавлял тех, кто бросил вызов Воландеморту директор твоей будущей школы Альбус Дамболдор. Так вот, Гарри, мы с твоими настоящими родителями были среди тех, кто не захотели мириться с тиранией самозваного Лорда Судеб. Но, увы, в этой войне и погибли твои родители, Джеймс и Лили. Они, как и их родители, и твоя бабушка Вальпурга, погибли. К сожалению, сынок, на войне есть жертвы, как мы не пытались всеми силами их избежать.

- Они погибли настоящими героями, каких мало. - Поддержал любимую Сириус.

Гарри только переводил ошарашенный взгляд с одного родителя на другого. Хоть он и знал, что он приемный ребенок, — ни Сириус, ни Диана никогда не скрывали это от него — но он любил своих приемных родителей, как родных. И Блэки приняли его в свою семью, как полноправного его члена, дав ему не только свою фамилию, но и кровь, когда посвящали его в члены семьи на ритуале, принятом у них.

- Так вот, - продолжала говорить Диана — не буду тебе описывать то страшное время, мы потеряли многих друзей и близких, но все-таки победили. В тот роковой день, в канун Хэллоуина, который мы уже не отмечаем, а ездим в склеп Поттеров, чтобы почтить память твоих родителей, к ним в дом явился Лорд Воландеморт. Именно он и убил твоих родителей, пытался убить тебя, но, по какой-то странной и до сих пор непонятной причине, он просто исчез. Мы, конечно, надеемся, что он тоже погиб, но факт его исчезновения слишком странный, чтобы мы могли точно убедиться в его смерти.

- Мы предполагаем, что твоя мать Лили Поттер — продолжил за супругой Сириус — каким-то образом защитила тебя силой своей любви к тебе, и это спасло тебя от смертельного заклятья, а Лорд Волан де морт исчез. Никто не знает точно, что тогда произошло.

- Но почему он именно к моим родителям пришел? - Спросил Гарри, с трудом обретя дар речи после всего, что услышал.

- Из-за тебя, родной. - Ласково улыбнулась Диана.

- Меня? - Удивленно распахнул глаза мальчик.

- Да. Одна прорицательница, которая на самом деле прорицательница весьма сомнительная, но да Мерлин с ней, - быстро отмахнулась женщина, заметив предупредительный взгляд любимого — в общем, она в кой-то веке произнесла правдивое пророчество, суть которого, что именно ты являешься Избранным, что должен навсегда покончить с Лордом Воландемортом. Многие именно тебе и приписывают победу над ним, потому что ты остался жив после смертельного заклятья, а сам Воландеморт исчез. Или погиб, как все хотят считать. Поэтому тогда в тот роковой день он и пришел в дом твоих родителей, чтобы тебя убить, как главную угрозу для его жизни и величия.

- Понятно. - Тяжело вздохнул Гарри, на самом деле мало что понимая. Он не верил в свою, так называемую «избранность», ведь магические силы в нем проснулись поздно, да и то, уступая по силе своим младшим брату и сестре.

- Сын, я понимаю, что тебе нужно переварить всю ту информацию, что ты сейчас получил. - Сириус положил руку на плечо ребенка и сжал в знак поддержки. - Мы с мамой все рассказали тебе именно сейчас, тянули с этим до последнего, чтобы ты подольше ощущал себя просто Гарри, а не тем Избранным, которым тебя видит этот мир. Но дальше тянуть нельзя. Ты отправляешься в школу, где каждый будет тебя знать именно, как Избранного, который покончил с великим и ужасным Лордом Воландемортом. И ты должен быть к этому готов. А еще готов к тому, что многие захотят воспользоваться твоей «избранностью», чтобы поднять и свой авторитет перед другими. В том числе директор школы Дамблдор, который первый захочет наладить с тобой отношения. Но мы с мамой хотим тебя предупредить, что «добрый» дедушка Дамблдор вовсе не тот каким хочет всем казаться.

- В смысле он злой? - Непонимающе смотрел на отца Гарри.

- Не совсем, милый. - Ответила за любимого Диана. - Просто он прикрывает свои не всегда хорошие поступки и решения словами во имя «высшего блага». Он, конечно, как Воландеморт, открыто не заявлял права на мировое господство, но для достижения своих целей ему ничто не чуждо. Потому мы и хотим тебя предупредить, Гарри, чтобы ты не верил добрым глазам и речам директора.

- Ему тоже нужна моя «избранность»? - Догадался брюнет.

- Боюсь, что да, сын. - Кивнул Сириус. - Мы не хотим плохого говорить о директоре, к тому же это не доказано, но мы предполагаем, что именно он приложил руку к тому, что Воландеморт узнал, где именно живут твои родители.

- Но зачем ему это? - Не понял Гарри, переводя ошарашенный взгляд с одного родителя на другого. - - Если он боролся против Волан де морта, зачем Дамблдор помог ему, выдав моих родителей и меня самого?

- Просто директор сам хотел воспитать тебя так, как нужно ему. - Ответила Диана. - А твои родители хотели оградить тебя от общения с ним. Вот Дамблдор и хотел избавиться от твоих родителей, как от последней преграды на пути к тебе. Конечно, он планировал появиться вовремя и спасти тебя, уничтожив Волан де морта, когда тот не ожидал бы нападения. Но все вышло по-другому.

- Да, случилось неожиданность, которую Дамблдор не предугадал. - Усмехнулся Сириус. - Воландеморт погиб, ты остался жив без вмешательства директора, но твои родители все-таки погибли. Но они позаботились о тебе, указав в своем завещании, чтобы именно мы взяли тебя на воспитание. И мы с большим удовольствием приняли тебя в семью и любим тебя, как родного, а не приемного ребенка.

- Мы с отцом были шпионами в стане врага, но даже нам не удалось вовремя узнать, что Воландеморт отправился к твоим родителям. - Продолжила Диана. - Но твои родители знали, что мы примем тебя и будем защищать, чего бы нам этого не стоило. Даже от самого Волан де морта, если бы потребовалось. Правда, пришлось защищать именно от Дамблдора. К сожалению, он не сразу позволил нам тебя забрать. Даже несмотря на последнюю волю твоих родителей.

- Да, нам пришлось тебя буквально с боем отвоевывать. - Произнес Блэк, вспоминая разговор в кабинете директора после смерти друзей.

- Конечно, твои настоящие родители гораздо лучше, наверно, о тебе позаботились, но мы надеемся, дорогой, что мы тоже неплохие родители. - Улыбнулась Диана, с нежностью смотря на приемного сына. - По крайней мере, мы делали все, чтобы ты не ощущал себя в чем-то ограниченным. Ни в любви, ни в ласке, ни в каких-то других вещах. Мы любим тебя не меньше, чем своих родных детей. И, надеюсь, что и ты не имеешь к нам каких-то претензий.

- Конечно, мам. - Воскликнул Гарри, кидаясь на грудь матери и нежно обнимая ее. Женщина широко улыбнулась и крепко обняла сына в ответ. Сириус с улыбкой увидел, как увлажнились ее глаза. Он присел поближе, по-мужски взлохматив и без того растрепанные волосы сына.

- Мы очень рады этому. - Сказала Диана. - Мы со своей стороны, конечно, сказали, чтобы директор близко к тебе не подходил, но он может все-таки попытаться как-то на тебя влиять. Может даже сказать что-то гадкое о нас.

- Я не буду никого слушать. Обещаю. - Выпалил мальчик, отстраняясь от материнской груди и уверенно смотря на нее и на отца. - Я никогда не ощущал, что меня усыновили. Я люблю вас, как родных. И Элли с Марком мне как родные. И я обещаю, что чтобы о вас не говорили, я никогда даже не помыслю ничего другого, чем то, что испытываю сейчас. Для меня вы самые лучшие, а значит, чтобы о вас не говорили, это все ложь.

- Молодец, сын. - Похвалил его Сириус. - Никогда никого не слушай, кроме своего сердца. Только оно подскажет тебе верный путь. К сожалению, когда война закончилась, даже наши недавние союзники отвернулись от нас, наплевав на то, что мы были шпионами и сделали многое для достижения мира. Они «заклеймили» нас врагами, помня только то, что мы были в стане врага. Увы, друзей у нас не так много. Но ты должен знать всю правду, чтобы другие не предоставили ее тебе в искаженном виде.

- Да, Дамблдор может попытаться обернуть тебя к себе и отвратить от нас, поэтому пусть мы тебе все скажем, чем он выложит тебе «свою» правду. - Поддержала супруга Диана. - А еще в школе к тебе могут напрашиваться в друзья и знакомые дети его «приспешников». Поэтому ты должен научиться отличать истинное стремление дружить с тобой от желания «понежиться» в славе Избранного. Мы с отцом не хотим тебе указывать с кем тебе дружить, а с кем нет: это ты решишь сам, но просто хотим предупредить, что, увы, многие сначала видят твою «избранность», а уже потом просто Гарри. Первый год ты будешь там один, Алексис отправится только в следующем году, поэтому внимательно выбирай друзей, чтобы не ошибиться.

- А вы можете сказать, кто будут те, кто захочет «понежиться» в лучах моей «славы»? - С интересом посмотрел на родителей Гарри.

Супруги сначала переглянулись, а потом Сириус сказал:

- Ну, мы предполагаем, что это могут быть семья Уизли, Лонгботтомов, Боунсов и им подобные. Но помни, сын, своих друзей ты должен выбирать сам. - Поспешил добавить он.

- Но учиться отличать ложь от истины. - Добавила Диана.

- Конечно. - Согласился брюнет. - Но я последую вашему совету, и не буду заводить дружбу с теми, кого вы указали. К тому же, вместе со мной в школу пойдет Драко. Мы с ним друзья, и я уверен, что вместе мы сможем найти других достойных товарищей.

- Вот и правильно. - Улыбнулась Диана, а Сириус с трудом сдержал обреченный вздох: он кандидатуру Драко в лучшие друзья старшему сыну не очень одобрял, но не высказывался резко против по двум причинам. Во-первых, он оставлял право выбора друзей за сыном, а во-вторых, не хотел лишний раз ссориться с любимой женой, которая непременно встала бы на защиту племянника. В отличие от возлюбленного, женщина очень даже поддерживала общение сына брата и своего старшего. - И вообще запомни, дорогой, - продолжала наставлять брюнета Диана, - если кто-то уж очень будет навязываться, то от таких лучше держаться подальше.

- Ди, любимая, - Сириус решил вмешаться, чтобы избежать прямых указаний, с кем стоит дружить, а с кем нет их сыну — я уверен, что Гарри сам сможет разобраться.

- Я просто советую. - Непринужденно отозвалась супруга. - Я волнуюсь, что наш сын там будет совсем один и по своей доброте душевной ему могут красивыми речами заморочить голову.

- Не волнуйся, мам. - Улыбнулся Гарри. - Я вас понял, и буду следовать вашим наставлениям.

- Но если кто-то будет тебе надоедать, то ты скажи нам с отцом — мы разберемся. Особенно это касается Дамблдора. Мы его уже предупреждали, но если он будет навязываться тебе…

- Ди, я думаю, что он понял. - Блэк резко оборвал возлюбленную, чувствуя жесткую агитацию с ее стороны. Это очень не устроило Диану, и она грозно сдвинула брови, смотря на супруга. Гарри замолк, переводя осторожный взгляд с одного родителя на другого. - Наш сын умный и уже взрослый человек, - бесстрашно продолжал Сириус, прямо смотря в глаза любимой — он сам в состоянии разобраться в таких вопросах.

- Еще раз повторяю: я просто советую. - Процедила сквозь зубы Диана.

- Мам, пап, - Гарри примирительно улыбнулся, беря за руки родителей — не ссорьтесь, я все понял.

- Хорошо, сын. - Отец улыбнулся брюнету и снова взлохматил его волосы. - Что ж, можешь идти.

- Можно я тоже отправляюсь в Малфой-мэнор?

- Конечно, родной. - Разрешила Диана.

Обняв сына, она нежно поцеловала его в макушку, и Гарри, воспользовавшись Летучим порохом, исчез из камина в зеленом пламени. Когда они остались одни, брови женщины снова сошлись на переносице, и она грозно посмотрела на супруга. Сириус понял, что небольшой ссоры не избежать и, не дав любимой одуматься и начать грозную тираду, наклонился к ее лицу и страстно поцеловал ее. Диана не успела что-то понять, как оказалась прижатой к груди возлюбленного, а его руки крепко обхватили ее за талию, не давая вырваться. Не найдя в себе сил сопротивляться этому сладкому натиску, она размякла и обняла его за плечи, отвечая на поцелуй и забыв о том, что еще минуту назад хотела отчитать супруга за то, что он не дал ей договорить. Мысленно улыбнувшись своей маленькой победе, Блэк уже более настойчиво стал целовать супругу, ласково поглаживая ее спину ладонями. Супруга привычно запустила пальцы в его волосы, опрокидывая на себя.

- А вдруг дети вернутся? - Полушепотом спросил Сириус, спускаясь губами к ее шее.

В ответ супруга недовольно простонала и отстранилась.

- Ты прав. - Согласилась она. - Пойдем наверх.

Блэк улыбнулся и, чмокнув ее в нос, поднялся на ноги. Подхватив возлюбленную на руки, он вышел из гостиной и направился в их спальню. На всякий случай, закрывшись на замок, возлюбленные упали на кровать, снова сливаясь в нежном и страстном поцелуе. Постепенно освободив друг друга от одежды, они обнялись, сливаясь в волнующем танце любви.

Потом, крепко прижимая супругу к своей груди, Сириус уткнулся в ее макушку носом и прошептал:

- Ди, я тут подумал, давай отправим Гарри в школу, а сами устроим себе второй медовый месяц. Уедем куда-нибудь, вспомним что такое, когда только ты и я. Я думаю, после всего, что мы пережили, мы имеем на это право.

- А дети? - Спросила Диана, оборачиваясь к нему. Она уютно устроилась в его объятиях, прислоняясь к его груди спиной и ласково водя пальчиками по его рукам перед собой.

- А с детьми прекрасно справятся Нэнси и Кричер. - Ответил с улыбкой Сириус, целуя ее в висок. - Ты же помнишь, какие они замечательные няньки. Они же нянчили их, когда мы уходили на работу, пока дети были маленькими. А сейчас они уже взрослые, постоянный контроль за ними уже не нужен. Мы можем немного расслабиться. Ди, ты же тоже этого хочешь.

- Хочу. - Призналась супруга. - Я тоже скучаю по этому «только ты и я». Как бы мы не любили наших детей, но они отнимают 80% нашего времени. Да и мы уже не можем похвастаться той свободой, какая была до их появления.

- Именно про это я и говорю. - Промурлыкал Блэк, сильнее прижимая ее к себе. - Поэтому и предлагаю забыть про все и всех и уединиться где-нибудь в одном из наших заграничных домов. Полная свобода действий… только ты и я… и больше никого… - Принялся перечислять он, сопровождая это нежными поцелуями в шею, отчего возлюбленная довольно заулыбалась, прикрывая глаза от удовольствия.

- Я даже знаю, куда мы отправимся. - Проговорила она.

- Мм? - Не отрываясь от своего занятия, отозвался Сириус.

- Мне в наследство досталась прекрасная вилла на берегу моря в Ницце.

- О. - Удивился Блэк, переходя к более решительным действиям и укладывая супругу на спину. Нависнув над ней, он уже более откровенно стал целовать ее шею и ключицу.

- Да. - Прошептала Диана, обнимая его за плечи. - Тебе там понравится. Я уверена. И простора для нашей свободы навалом. Будем купаться в море, завтракать на террасе. Делать все, что захотим. Ох, Сири. - Последние слова она простонала, почувствовав его губы на своей груди.

- Мне уже нравится. - Улыбнулся Сириус, хитро смотря на расслабленное лицо любимой.

Супруга улыбнулась и выгнулась под ним, призывая его продолжить ласку. Блэк не смог ей отказать и решил «закрепить» их соглашение по поводу идеи о медовом месяце вторым актом любви.


========== Глава 2 ==========


Настал день рождения Гарри. После завтрака Диана отправила детей в Малфой-мэнор, чтобы не мешали украшать родовое гнездо Блэков к празднику. Стоило детям скрыться в зеленом пламени в камине, как женщина позвала домовиков и, раздав им указания, уже собиралась подняться наверх, чтобы выбрать наряд, как в камине показалась голова Северуса Снейпа. Увидев подругу, он улыбнулся и попросил разрешения войти. Диану столь ранний визит коллеги удивил, но она согласно кивнула на его просьбу. Сириуса дома не было, он отправился помогать своему другу Ремусу Люпину выбирать подарок для Гарри.

- Привет. - Поздоровался Северус, ступая ногой на ковер в гостиной.

- Привет. - Вежливо улыбнулась Диана, обнимая друга. - Ты чего так рано? Праздник вечером.

- Я поговорить с тобой хотел. Присядем?

- Конечно. - Кивнула женщина, и друзья разместились на диване. - Итак?

- Мне Дамблдор вчера предложил должность преподавателя зелий. - Сказал Снейп, внимательно наблюдая за реакцией подруги.

- И? - Хотя Диана и пыталась сдерживать растущую внутри нее злость, друг сразу почувствовал ее раздражение.

- Я должен сегодня ответить. Я подумал, что раз мы вместе работаем в лавке, я должен с тобой посоветоваться.

- Это твое решение, Северус. - Выпалила женщина, сжимая зубы. - Но если хочешь знать мое мнение, то я категорически против. По двум причинам. Во-первых, как ты правильно заметил, мы с тобой работаем вместе. Другая работа, на мой взгляд, тебе не нужна. Ты прекрасно знаешь, что заказов у нас много, и одна я не справлюсь. Впрочем, если тебе наплевать, что я буду разрываться на части, чтобы все успеть, то, конечно, соглашайся.

- Диана… - Начал было брюнет, но подруга резко его оборвала, продолжая говорить.

- А во-вторых, это тонкий ход Дамблдора, чтобы отвернуть тебя от меня. Он знает, что мы лучшие друзья и специально переманивает тебя к себе. Следующим шагом будет агитация, что я такая плохая. А ты знаешь, как он может уговаривать. Неужели ты этого не видишь?

- А теперь послушай, пожалуйста, меня. - Попросил Северус. - Я соглашусь. И не надо так на меня смотреть. - Добавил он, увидев, как подруга возмущенно вспыхнула. - И могу тебе сказать одну очень вескую причину. Точнее их две. Драко Малфой, мой крестник, и твой старший сын Гарри Поттер-Блэк. Кто-то же должен в школе за ними приглядывать. Дамблдор думает, что переманивает меня на свою сторону, но на самом деле, я воспользуюсь его предложением, чтобы помогать мальчикам в стенах школы. Ты прекрасно знаешь, что стоит Гарри переступить порог школы, как все ученики, в том числе и сам директор, набросятся на него с желанием «подружиться». Ты же не будешь прибегать в школу каждый день, чтобы защитить своего сына от через чур настойчивых предложений о дружбе. А я смогу, если позволишь, от твоего имени защищать Гарри от нападок. В том числе и самого директора. Кстати, на твоем месте я бы поговорил с ним и объяснил, что его там ждет.

- Уже. - Буркнула Диана, признавая правоту слов друга и почти не злясь на друга.

Наоборот, если сын там будет не один, а под покровительством Северуса, то она может быть спокойна, что к Гарри не будут приставать с настойчивыми предложениями дружить. Да и Дамблдор, видя, что Северус вовсе не на его стороне, тоже быстро оставит свои бесплотные попытки переманить старшего сына Леди Блэк на свою сторону. Снейп имел стойкий иммунитет на сладостные речи директора о своем видении «высшего блага». Признавая правильность поступка друга, Диана тяжело вздохнула и кивнула.

- К тому же, - улыбнулся Северус — я не отказываюсь от работы с тобой. Я уверен, чтобы смогу продолжать работать. Просто не буду находиться в лавке. Я буду готовить зелья из своего учительского кабинета. Так что одну я тебя на растерзание клиентам не оставлю. Если ты, конечно, больше не злишься и позволишь мне продолжать работать с тобой.

- Не злюсь. - Вернула ему улыбку подруга. - Наоборот, ты прав, что согласился. Действительно, если в школе будешь ты, я буду спокойна за Гарри. Ты о нем позаботишься.

- Спасибо за высокое доверие. Всеми силами буду стараться его оправдать. К тому же директор имел неосторожность предложить мне еще и должность декана факультета Слизерин, а это дает мне больше власти. Драко точно отправится ко мне на факультет, он же Малфой, а вот относительно Гарри… нам остается только надеется, что он тоже попадет в Слизерин. Все-таки в нем тоже присутствует кровь Малфоев, когда вы его посвящали в свой род. Да и Блэки, в отличие от твоего благоверного, всегда учились именно на этом факультете. Но вот гены его настоящих родителей. И Поттер, и Эванс учились на Гриффиндоре, а этот факультет славится своим идолопоклонничеством директору. Там мне сложнее будет его защищать, но я буду стараться.

- В Гарри, как ты заметил, много крови намешано. - Усмехнулась Диана. - Поэтому шляпа будет думать, куда его вернее отправить. Я поговорю с Гарри, чтобы он попробовал уговорить ее отправить его именно на наш факультет. Там он будет полностью под твоим покровительством и опекой. К тому же представь себе лицо Дамблдора, когда Гарри попадет на факультет Слизерина. Это будет начало его фиаско.

- Да, надеюсь, что будет так, как ты говоришь. - Поддержал подругу Северус. - Но советую тебе поговорить с Гарри в отсутствии Блэка, а то твоего мужа удар хватит. Пусть будет думать, что это чистая случайность.

- Ну, конечно, я не буду посвящать Сириуса в нашу аферу. - Недовольно скривилась женщина. - Мне совсем не хочется лишний раз нарваться на скандал. Он же не поймет, что так для Гарри будет лучше. Для него, как для всех гриффиндорцев, быть студентом факультета Слизерин, просто ужасно. Хотя когда я ему напоминаю, что я тоже выпускница этого факультета, он говорит, что я исключение из правил, зато мой брат прямое подтверждение его слов.

- Я думал, они больше не враждуют. - Недоуменно поднял одну бровь Снейп. - Даже я уже более сносно отношусь к Блэку. Почти забыл все, что они с его дружком Поттером мне сделали.

- Да они и враждуют не серьезно. - Повела плечом Диана. - Скорее по привычке. Или просто в шутку, чтобы потрепать друг другу нервы. Ну, и мне тоже, как ты понимаешь. Но я уже стараюсь не обращать на их взаимные колкости внимания. Я понимаю, что они это без злобы.

- Ну, тогда это не страшно. - Отмахнулся Северус, поднимаясь с дивана. - Ладно, я пойду. Доделаю кое-какие дела, и увидимся вечером на празднике.

- Погоди, Сев. - Подруга взяла его за руку и заставила сесть обратно. - Я могу поговорить с тобой на личные темы?

- Конечно. - Улыбнулся Снейп, беря ее за руку двумя руками. - Ты же знаешь, что мои к тебе чувства, если и остались, то постепенно исчезают. Я теперь с Беллс. И у нас все хорошо.

- Как раз об этом я и хотела поговорить. - Осторожно заглядывая в его глаза, проговорила Диана. Друг, заметив ее взгляд, немного нахмурился, непонимающе смотря на нее. - Если у вас все хорошо, то почему вы не сойдетесь официально? Родольфуса казнили поцелуем Дементора, как Пожирателя. Беллс уже давно вдова, а вы все никак не оформите отношения? Может, я чего-то не знаю? Ты пойми меня правильно, Сев. Может, я лезу не в свое дело, но вы мои лучшие друзья, и я всегда была за ваши отношения. Я хочу, чтобы вы оба были счастливы.

- Я предлагал ей пожениться. - Вздохнул Северус, опуская голову. - Даже о детях думал. К тому же, смотря, как она нянчится с твоими детьми и Драко, я подумал, что она мечтает о своих детях. Но она мне отказала. Ничего не пояснила, просто сказала «нет».

- Я не поверю, что ты не допытывался и просто принял такой ответ.

- Допытывался, конечно. - Фыркнул друг. - Но только нарвался на скандал, а развернутого ответа так и не получил. Потом еще пришлось и извинения вымаливать. В общем, она сказала, что если меня что-то не устраивает в наших отношениях, то меня никто не держит.

- Нет, так не пойдет. Здесь что-то не так.

- Да я догадываюсь, в чем дело. - Тяжело вздохнул Снейп. - Все дело в моем происхождении.

- Сев…

- Нет-нет, это так. Беллс может любить меня, извини за пошлость, спать со мной, но вот относительно официального узаконивания наших отношений и мысли об общих детях, тут она чистокровная, а я полукровка. Она всегда была поборницей чистой крови и, наверно, одна мысль, что у нее будут дети от полукровки для нее омерзительна. Поэтому для нее пусть она будет вдовой такого же чистокровного, чем женой полукровки. Поэтому ее устраивает, что мы просто любовники. И так у нее есть и ощущение свободы. Если ее что-то не устраивает, она всегда может развернуться и просто уйти. Может, это я себя успокаиваю, что у нас все хорошо, а на самом деле наши отношения могут в одно мгновение рухнуть. Наверно, она испытывает ко мне уже не те чувства, что раньше. Она же все равно вышла за Лестрейнджа, даже когда мы с ней уже встречались. И обратно, после смерти мужа, она фамилию не вернула, а осталась миссис Лестрейндж. Вот только я, Диана, уже люблю ее и не хочу, чтобы мы расстались. Потому, наверно, и не настаиваю на чем-то большем, а довольствуюсь тем, что имею.

- Знаешь, я поговорю с ней. - Заявила Диана. - Нет, даже не возражай. - Властно взмахнула она рукой, прерывая уже начавшуюся тираду друга. Тот только вздохнул и послушно закрыл рот. - Я еще помню, как она по тебе сохла и мучилась, когда ты вздыхал по мне. А теперь что? Добилась своего и успокоилась? Нет, так не пойдет. Я с ней серьезно поговорю и не позволю водить тебя за нос. Если бы она не хотела быть с тобой, она бы давно развернулась и ушла, и даже таких отношений у вас бы не было. Тут что-то другое. И я это выясню.

- Но если она после этого меня бросит, я тебе «спасибо» не скажу. - Предупредил друг.

- Ой, напугал. Я помочь ему пытаюсь, а он не доволен.

- Просто говорю, чтобы ты не перестаралась.

- Не волнуйся. Все будет в норме. Никуда твоя Беллс от тебя не денется.

- Ладно, тебя все равно не отговорить. - Сдался Северус. - Только я тебя попрошу, если она тебе скажет истинную причину ее отказа, то ты мне расскажешь правду. Какая бы она не была. Обещаешь?

- Конечно. - Выпалила Диана. - Ты как никто имеешь право знать. Ты меня знаешь, я сама за правду. Не люблю лесть и не понимаю, когда врут, оправдывая это «ложью во благо». Для меня ложь уже зло и никогда не может служить для блага. Поэтому я у нее выпытаю, а потом тебе расскажу. Даже если она попросит меня тебе не говорить. Но уверена, что дело не в твоем происхождении. Может, она боится ответственности или, наконец, добившись от тебя ответных чувств, она банально не знает, что ей теперь делать.

- Ну, это самая безобидная причина. - Рассмеялся Снейп. - Здесь я смогу ее убедить, что ничего страшного не происходит. Я никогда ничего от нее не требовал и ее свободу старался не ограничивать. Наоборот, ты же знаешь Беллс: она делает только то, что она хочет. И я всегда уважал ее желания.

- Ну, вот и чудесно. - Улыбнулась Диана. - Тогда я с ней поговорю, а потом тебе передам. Уверена, что вы сможете прийти к соглашению. И Белла действительно хочет детей. И тебя она любит, несмотря на то, что ты не чистокровный.

- Ну, будем надеяться. Заранее благодарю тебя за участие.

- Тебе не за что меня благодарить. Вы мои друзья, как иначе?

- Ну, да. - Улыбнулся Северус. - Ну, не буду тебе мешать. Тебе еще к празднику готовиться. До встречи вечером.

- Да, до встречи.

Снейп поднялся с дивана и, напоследок обняв подругу, воспользовался камином, чтобы вернуться домой. Стоило другу скрыться в зеленом пламени, как перед Дианой появилась Нэнси и попросила утвердить праздничное меню. В это время Кричер приступил к украшению дома. Леди Блэк согласно кивнула и отправилась заниматься приготовлениями к празднику.


Обожая всякие шумные приемы и балы, Диана превратила день рождение своего старшего сына в настоящее празднество. Поняв, что гостиной на Гримма ей будет мало, она обратилась к Люциусу, чтобы тот позволил провести праздник в Малфой-мэноре. Брат с удовольствием согласился и в скором порядке силами домовиков двух родовых домов Малфой-мэнор был украшен и готов к приему гостей. На него было приглашены почти все аристократы из высшего общества, включая несколько друзей. Такое событие, как день рождение Избранного не осталось без внимания, и каждый, получивший приглашение на праздник, посчитал своим долгом и честью явиться и лично поздравить «надежду всего мира». Гарри подобные пышные празднества не очень радовали, они его быстро утомляли. Он больше любил собираться в кругу близких родных и друзей, но, видя, как этого хочет мать, быстро сдался. Он любил ее и был готов терпеть все, лишь бы не расстраивать ее и не лишать ее возможности «похвастаться» своим старшим сыном. На самом деле он знал, что Диана Малфой-Блэк просто любит балы, и видеть ее счастливой было для него самым большим подарком. Да и Сириус, его отец, мягко попросил «открыто» не выдавать своего недовольства, чтобы не расстраивать женщину.

Хозяин поместья, Люциус Малфой, ходил очень гордый и довольный, что в его доме празднуется столь знаменательное событие. Он довольно быстро принял Гарри в семью, почти не вспоминая, что на самом деле мальчик сын его некогда школьных врагов. К тому же, после принятия Гарри в род ему «добавилась» кровь Блэков и Малфоев, что помогло Люциусу быстрее принять его, как своего племянника. И, конечно, он был только рад и всячески поощрял общение и дружбу своего отпрыска Драко с брюнетом. Сам Малфой-младший тоже быстро подружился с молодым наследником рода Поттер и иногда они были просто неразлучны. Соответственно и Нарцисса, супруга Люциуса, тоже быстро прониклась нежными чувствами к Гарри, игнорируя его настоящее происхождение. Её сестра Беллатрисса Лестрейндж, в девичестве Блэк, так вообще души не чаяла во всех детях своих родственников. На своих детей она так и не решалась, поэтому «выплескивала» всю свою нежность и материнскую любовь на отпрысков своих родных.

Итак, Малфой-мэнор сверкал убранством залов, украшениями и нарядами присутствующих. Столы ломились от яств и напитков. У стены стоял большой стол, на который гости, поздравив именинника, складывали свои подарки. Гарри, как виновник торжества, принимал гостей вместе с хозяевами поместья и своими родителями. Он вежливо кивал и улыбался, благодаря за поздравления и подарки. Мысленно он мечтал, чтобы этот бесконечный поток гостей скорее закончился, и он мог бы вернуться к своим друзьям.

Когда, наконец, последний гость переступил порог поместья, Гарри быстро чмокнул мать в щеку и умчался к поджидавшим его Алексис, Маркусу и Драко. Вчетвером они быстро нашли, чем заняться, пока взрослые развлекаются. Для них специально был накрыт отдельный стол. Конечно, уединиться в своей компании им удалось не так быстро, как они хотели, потому что некоторые из приглашенных взрослых пришли со своими детьми, чтобы наладить дружественные отношения с Избранным. Гарри, помня слова матери о таком «навязывании», подчеркнуто вежливо вел себя с другими детьми, не отказывая сразу, но и не давая сразу обещания в великой дружбе.

Пока дети занимались своими делами, взрослые общались между собой, разбившись на небольшие компании. Они с удовольствием угощались, высказывая хозяевам поместья свое почтение. Диана, на правах хозяйки наравне со своим братом, каждому гостю уделяла внимание. А те в свою очередь выказывали ей свое восхищение в ее красоте и обходительности. В своем нежно-сиреневом воздушном платье она действительно была похожа на сказочную фею. Ее волнистые волосы были убраны в элегантную высокую прическу, а на макушке красовалась подаренная супругом диадема, которую она уже одевала на выпускном балу. Диана сияла от радости, ведь балы стали редкостью, так как после войны очень долго волшебный мир отходил от потерь и грусти, а потом просто не было соответствующих пышным празднествам поводов. Но это день рождение своего старшего сына она хотела превратить в настоящий праздник, так как уже завтра он отправлялся учиться в Хогвартс, где ему предстояло провести семь долгих лет. Конечно, он будет возвращаться домой на праздники, но большинство времени он все-таки должен провести там. И Диана уже скучала, хотя сын находился в соседней комнате. Так что это был не только праздник о дне рождения, но и проводы его в школу. И это немного огорчало молодую женщину, но она все-таки была рада и горда за сына. Она знала, что он там не пропадет. Драко будет с ним, да и Северус обещал
позаботиться о нем. Только бы Гарри попал в Слизерин. Сделав мысленно заметку, чтобы завтра перед отправлением в школу поговорить об этом с сыном, Диана, обойдя всех гостей, вернулась к компании друзей и супруга. Сириус, Ремус, Северус и Люциус сидели на одном из диванчиков и мило (что для них странно) беседовали. У них в руках находились бокалы с вином, а на небольшом круглом столике неподалеку на блюде были разложены сырные закуски с фруктами. Прежде чем присоединиться к мужчинам, женщина поискала взглядом своих подруг. Нарцисса о чем-то непринужденно говорила с МакНейрами, а Белла «ворковала» с детьми. «Да, с ней определенно надо поговорить, как я обещала Северусу». Подумала Диана. Решив пока не мешать подруге, она направилась к компании мужчин. Завидев подходящую супругу, Сириус вскочил на ноги и хотел уже помочь ей устроиться рядом, но Диана усадила его обратно, а сама забралась к нему на колени. Они оба любили так сидеть. Блэк заулыбался и, нежно обняв возлюбленную за талию, коротко поцеловал ее в основание шеи. Супруга обняла его за плечи и закинула ногу на ногу. За их нежностями со слабыми улыбками наблюдали остальные мужчины.

- Мы как раз обсуждали ваш второй медовый месяц. - Произнес Люциус, когда влюбленные снова обратили свои взгляды на друзей. - По мне так вам давно пора его устроить. Ваши дети уже почти выросли и пока вы окончательно не увязли в рутине, вам просто необходимо побыть просто вдвоем, забыв обо всем и обо всех. По себе знаю. Когда Драко исполнилось семь, я понял, что начинаю уставать от повседневности. Поэтому просто дал распоряжение домовикам и, наказав сыну вести себя соответствующее его положению, увез Циссу в Венецию. Это был незабываемый месяц. Блэк сказал, что вы едете в Ниццу. Да, вилла нашей семьи располагает для романтики. Но вам совсем не нужно оставлять детей одних на попечение ваших домовиков. Я хотел предложить, чтобы Алексис с Маркусом жили у нас, пока вы будете наслаждаться друг другом.

- Ох, брат, я совсем не хочу стеснять вас с Циссой. - Ответила Диана, тем не менее, тронутая заботой блондина о ее детях. - У вас тоже будет прекрасная возможность снова побыть вдвоем, когда Драко уедет учиться в Хогвартс.

- Вот именно. - Подхватил Люциус. - Малфой-мэнор слишком большой. Я уже привык, что по нему ходят дети. Мы с Циссой это обсудили и пришли к соглашению. Да и вы можете быть уверены, что о ваших детях позаботятся, но и спуску давать не будут. Я говорю о том, что оставлять Алексис с Маркусом на попечение домовиков тоже самое, что оставить их без присмотра вовсе. Это пока они были маленькими, все было легко и просто. А теперь, когда дети научились командовать и приказывать домовикам, это стало невозможным. Особенно Алексис. У нее твой бунтарский характер, Блэк. - Немного осуждающе посмотрел на супруга сестры Лорд Малфой. Тот еле скрыл довольную усмешку. Лично он в этом не видел ничего плохого. Наоборот, ему очень нравилось, что дочь растет его копией. - Не улыбайся. - Одернул его Люциус. - Это не комплимент.

- Мальчики, не ссорьтесь. - Примирительно улыбнулась Диана.

- Ну, что ты, любовь моя, это мы так общаемся. - Очаровательно улыбнулся супруге Сириус и поцеловал ее в плечо. - А что касательно Алексис, - снова повернулся он к деверю, - так я не вижу ничего плохого в том, что она такая, какая есть. К тому же ты забыл, как умение командовать всеми это у нее как раз от Малфоев.

- Да нет, не только. - Многозначительно посмотрел на него блондин, подняв одну бровь.

- Так значит, Алексис с Маркусом не составят вам проблем? - Быстро перевела Диана разговор в прежнее русло.

Это сработало и два главы Древних и Уважаемых родов перестали буравить друг друга тяжелыми взглядами. Между ними нарастало такое напряжение, что даже Северус с Ремусом немного заелозили на местах, чувствуя себя неуютно.

- Конечно, сестренка. - Выдавил из себя улыбку Люциус, обращая взгляд на женщину. - Можешь даже не сомневаться.

- Мы обсудим твое предложение. - Добавил Сириус, чем вызвал новый недовольный взгляд блондина.

- Ты считаешь, что я недостаточно хорошо забочусь о детях? - С вызовом произнес тот. – Может, ты считаешь, что я плохой родитель?

- Ну, опять. - Вздохнула Диана и немного сжала плечо любимого, чтобы он не продолжал эту глупую перебранку. Сириус снова улыбнулся ей, но когда он повернулся к Люциусу, его улыбка вмиг пропала.

- Знаешь, Люциус, я очень многое хочу тебе сказать по поводу твоего воспитания и для меня ты далеко не пример идеального отца, но сейчас не время и не место это обсуждать. Но я хочу тебе сказать следующее, если бы я кому-то и доверил заботиться о моих детях в мое отсутствие, то ты был бы последним человеком, о ком бы я подумал.

- И что же ты имеешь ввиду? - Люциус уже держался из последних сил, чтобы не пустить в шатена каким-нибудь заклятьем. Только его побелевшие костяшки, сжимавшие ножку бокала, выдавали его раздражение.

- Прекратите. - Процедила сквозь зубы Диана, оглядываясь на гостей. Слава Мерлину, никто пока не замечал, что мужчины были готовы вцепиться друг другу в глотки. - Ведете себя глупо.

- Как я уже сказал, я очень многое хочу тебе сказать. - Игнорируя слова любимой, проговорил Сириус, буравя взглядом блондина. - Ты всегда ненавидел своего отца, но сам являешься его зеркальным отражением. И Драко воспитываешь соответствующе. Именно поэтому я не хочу, чтобы ты прикладывал руку к воспитанию моих детей.

- Я воспитываю Драко, как подобает наследнику Древнего и Уважаемого Рода Малфой. И на твоем месте, я бы вспомнил, что твои дети наследники Рода Блэк и начал их воспитывать достойными этого имени. И если твоим воспитанием не занимались и не прививали тебе нужные качества, то я точно знаю, каким должен быть наследник.

- Не лезь, куда тебе не следует. - Сириус наклонился вперед, и от него стала отходить темная аура. - Не тебе, Малфой, разглагольствовать, каким должен быть Блэк. Ты понятия не имеешь.

- Хватит. - Диана резко соскочила с колен супруга и, схватив его за руку, потащила прочь. Пока она утаскивала его в Малый Зал, он все не сводил злого взгляда с Люциуса, а тот отвечал ему победной ухмылкой, считая, что на этот раз выиграл он. - Давай выпьем? - Женщина подвела любимого к столику с напитками и угощениями и ласково улыбнулась. - Налей мне чего-нибудь.

- Зря ты это сделала. - Недовольно проговорил Блэк, беря со стола графин с вином и наполняя им бокалы для себя и возлюбленной. - Мы с ним еще не договорили.

- И дай Мерлин не договорите. - С нажимом ответила супруга. - Послушай, милый, ну, сколько можно вам грызться? Да, у вас разные взгляды на воспитание детей, но это не повод лезть друг на друга с кулаками. И вообще, как ты не поймешь, он же специально тебя провоцирует, чтобы лишний раз обвинить тебя в чрезмерной вспыльчивости. Ты каждый раз ведешься на это и даже не понимаешь, что в этом ты только проигрываешь Люци.

- Мы не оставим ему детей пока нас не будет. - Это было произнесено, как приказ.

Сириус взял свой бокал и одним глотком его осушил. Потом снова наполнил его и снова залпом выпил. Немного успокоившись, третью порцию он пил медленнее. Диана дождалась, когда любимый немного остынет и, пригубив немного напитка, произнесла нежным голосом:

- Мы это обсудим.

- Мы не будем это обсуждать, Диана. - Жестко ответил Блэк, сдвигая брови. - Не оставим и точка. Я лучше Беллс попрошу. Я, к сожалению, не могу запретить детям видеться со своим дядей и тетей, но если твой брат задумает лезть со своими идеалами воспитания, я за себя не отвечаю.

- Пригласишь меня на танец? - Вдруг весело улыбнулась супруга, ставя свой бокал на стол и беря любимого за руку. Она поняла, что сейчас бесполезно спорить с ним и нужно выбрать более подходящую и умиротворенную обстановку для такого разговора. Например, в постели.

Сначала Сириус немного растерялся от такой быстрой перемены темы, но смотря в невинные серые глаза возлюбленной, он не смог ей отказать. Поставив свой бокал на стол, он перехватил ручку супруги и повел ее в центр зала. Звучала приятная, располагающая к медленному танцу, музыка. Неподалеку также танцевали несколько пар. Блэк нежно обнял супругу и уверенно повел ее в танце. Диана немного расслабилась и положила голову на его плечо. Она не стала говорить любимому, что разделяет взгляды брата на воспитание и потихоньку прививает их детям. Конечно, Алексис, имея бунтарский и противоречивый характер отца, не так прислушивается к словам матери, как Маркус и Гарри. Для нее отец являлся кумиром и примером во всем. Дочь буквально впитывала в себя все повадки и манеры отца, как губка. Конечно, она любила мать и иногда прислушивалась к ней, когда ее наставления отвечали и ее видением ситуаций. Диану эти моменты радовали и давали надежду, что в ней все-таки и кровь Малфой присутствует, а не только Блэк. Маркус с Гарри тоже очень уважали отца и редко шли ему наперекор, но для них все-таки мать была идеалом и примером для подражания. И это численное превосходство очень радовало Диану и тешило ее самолюбие.

- О чем ты задумалась? - Услышала она нежный шепот у своего уха.

- О том, что у нас замечательная семья. - Ответила женщина, теснее прижимаясь к любимому. - О том, что сбылось все, даже то, о чем я мечтать не смела. О том, как сильно я тебя люблю.

- Я все равно не поменяю своего мнения, Ди. – Догадавшись, к чему клонит супруга, улыбнулся Сириус, ласково целуя ее в макушку. - Я, правда, лучше Беллс доверю детей. По крайней мере, она не будет им прививать нормы поведения и не читать морали, как подобает себя вести наследнику Древнего и Уважаемого Рода.

- Ага, просто Алексис будет вертеть твоей Беллс, как захочет. - Усмехнулась Диана. - Твоя кузина души не чает в Алексис и Маркусе и будет выполнять все, что они скажут. Отличный присмотр получиться. Тоже самое, что совсем оставить их одних. Они итак будут делать все, что захотят.

- Значит пусть так. - Твердо произнес Сириус, снова начиная раздражаться. - Всяко лучше, чем твой братец.

- Меня ваши разборки уже порядком достали. - Огрызнулась супруга, отстраняясь и раздраженно смотря в черные омуты любимого. - Сначала это было весело, потом уже скучно, а сейчас я готова вам обоим по хорошим подзатыльником съездить. Ведете себя, как петухи. Как самим не очевидна вся комичность такого положения? Прошло столько лет, а вы будто и не вырастали с той школьной вражды. Даже ваша связь со мной не может вас примирить. Вы даже ради меня не можете перестать грызться. Как вы оба не поймете, насколько мне больно это каждый раз наблюдать?

- Так он первый начинает. - Выпалил Блэк, останавливая танец.

- А ты ребенок малый? - Процедила сквозь зубы Диана, отходя от мужчины. - Он начинает, а ты ведешься на его провокации. Знаешь ли, это не очень мудро с твоей стороны.

- Отлично, Ди, теперь я дурак выходит.

- Мерлин, да вы оба дураки. - Всплеснула руками супруга, но быстро взяла себя в руки, вспомнив, что они не одни. - В общем, так. На счет того, с кем оставить детей мы еще обсудим. Обсудим, я сказала. - С нажимом повторила она, заметив, как возлюбленный уже был готов возразить. - А во-вторых, я уже устала говорить, что вы мне оба дороги и я не могу между вами разрываться. С Люци разговаривать бесполезно, поэтому я надеюсь, что ты окажешься умнее и прекратишь поддаваться на его провокации. В противном случае я вообще не буду находиться в одном помещении с вами обоими. Это лучше, чем наблюдать, как два моих любимых мужчин мечтают перегрызть друг другу глотку.

Высказавшись, она развернулась и пошла искать Беллу, чтобы все-таки поговорить с ней об ее отношениях с Северусом. Во-первых, она обещала другу, а во-вторых ей просто необходимо было сейчас переключиться на что-то другое. Диана с трудом держала себя в руках от злости на брата и супруга. На ее счастье Белла, наконец, оставила детей и теперь сидела на диванчике и о чем-то щебетала с сестрой, потягивая вино. Довольно улыбнувшись, Диана направилась к подругам, прихватив свой бокал с вином, который не успела допить, отправившись с супругом танцевать.

- Привет, девочки. - Поздоровалась она, плюхаясь рядом.

- Привет. - Весело поздоровались с ней сестры. - По-моему, праздник удался. - Произнесла Нарцисса. - Ты молодец, Диана. Уверена, что Гарри в восторге.

- А я могу точно это подтвердить. - Подхватила Беллатриса. - Всем детям очень нравится.

- Ну, тогда я счастлива. - Довольно произнесла Диана. - Хотя мой братец с Сири все-таки не смогли сдержать свои «нежные» чувства друг к другу.

- О, ну хоть что-то в этом мире не меняется. - Решила отшутиться Белла, но встретив гневный взгляд подруги, быстро заткнулась. - Прости.

- Опять мой Люциус начал? - Быстро догадалась Цисса. - Ох, Мерлин, это уже не смешно.

- И не говори. - Горестно вздохнула Леди Блэк. - По-моему им уже даже повод не нужен.

- Пойду, попробую снова поговорить с Люци. - Решительно произнесла Нарцисса и поднялась со своего места. Женщины только проводили ее взглядами: «удачи, подруга, но это напрасная трата времени и сил».

- А я пойду к детям. - Снова загорелись у Беллы глаза, когда ее к себе поманила Алексис, выглядывая из-за поворота.

- Беллс, ты даже на празднике не можешь от них оторваться. - Улыбнулась Диана, взяв подругу за руку и удерживая ее. - Это так здорово. Одно удовольствие за вами наблюдать. Дети тебя очень любят. Особенно Алексис. Ты ее любимая тетя.

- А она моя любимая племянница. - Расцвела от этих слов Беллатриса.

Она уже собралась двинуться в сторону «любимой племянницы», как Диана настойчиво усадила ее обратно. Обернувшись на дочь, она мотнула головой, говоря, что ее тетя к ней не подойдет. Алексис недовольно скривилась, но перечить матери не посмела и скрылась за поворотом.

- Беллс, нам надо поговорить. - Повернулась к подруге Леди Блэк.

- А потом нельзя? - С надеждой все-таки сбежать к детям спросила Белла.

- Нельзя. - Отрезала Диана, и по ее тону миссис Лестрандж поняла, что разговор крайне серьезный и не совсем для нее лицеприятный. Не став гадать, чем она могла разгневать свою лучшую подругу, она приготовилась внимать ей. Видя ее смиренность, Диана немного смягчилась и более приветливо продолжила. - Беллс, как ты восприняла новость, что Сев идет в школу преподавать?

- Это его решение. - Небрежно повела плечами подруга и отвела взгляд. Она поняла, к чему клонит Леди Блэк. Конечно, между Северусом и Дианой не было тайн, и, наверное, он «пожаловался» подруге.

- Белла, я тебя не спрашивала, чье это было решение, я спросила: как ты на это отреагировала.

- Слушай, Диана, я ценю твою тактичность и обходительность. - Смотря прямо в глаза подруге, резко произнесла миссис Лестрандж. - Но давай не будем юлить. Северус попросил тебя со мной поговорить из-за того, что я ему отказала на его предложение руки и сердца?

- Все было не совсем так. Я заметила, что ваши отношения не двигаются к решающим действиям, и спросила его все ли между вами в порядке. И он мне рассказал, что ты ему отказала без каких-либо пояснений. Это меня очень удивило, и я сама захотела с тобой поговорить. Но врать не буду, он в курсе этого и попросил меня потом ему рассказать. И я считаю это правильным, ведь он, как никто имеет право знать, почему ты ему отказала.

- Просто отказала и все.

- Этого не может быть, дорогая. - Ласково улыбнулась Диана, беря ее руки в свои и заставляя заглянуть в ее глаза. - У любого решения есть подоплека. Если ты не хочешь узаконивать ваши с Северусом отношения, то у этого непременно должна быть причина. Расскажи, в чем дело? Я думала, ты счастлива с ним. Ты же так долго по нему страдала и так добивалась. Почему сейчас, когда он у твоих ног, ты отталкиваешь его?

- Ты не поймешь. - Вздохнула Белла, отводя взгляд.

- Знаешь, я все-таки попробую понять. Северус думает, что ты не хочешь выходить за него из-за его происхождения, но я в это не верю.

- Мерлин, да все не так. - Выпалила подруга. - Он ошибается. С тех пор, как я полюбила его, это вообще перестало меня интересовать. Мне плевать, что он полукровка. Я люблю его.

- Тогда в чем дело?

Белла ответила не сразу. Она тяжело вздохнула и, найдя взглядом любимого, слабо улыбнулась. Северус ее взгляда не заметил, он был занят разговором с Люциусом. Нарциссы рядом не оказалось, а это означало лишь, что она потерпела фиаско и не смогла «вразумить» супруга.

- Понимаешь, Диана, я всегда завидовала тебе и твоим отношениям с моим братом. - Все также смотря на брюнета, произнесла Белла. Казалось, она разговаривает вовсе не с подругой, но Диана внимательно ее слушала, ловя каждое слово. - У вас такая любовь, познать которую дано далеко не всем. Вы были избраны и чувства ваши выше всего. Выше самых высоких гор и даже облаков. Они безграничны и глубоки, как вселенная. Наверно это глупо, но я мечтала о подобном с тех пор, как узнала об этом. Когда мне было лет пять, мать рассказала мне об этой связи. Тогда для меня это было как описание самой прекрасной сказки. Два человека, которые настолько любят друг друга, что в прямом смысле этого слова не могут жить друг без друга. Они единое целое и сама Магия помогает и направляет их. И то, что эта связь такая редкая придавала ей только больше сказочности. Конечно, как все маленькие девочки, я мечтала о такой любви. Я представляла даже своего любимого, который мог бы стать моей половинкой. Но, увы, меня не избрала Магия. - Она вздохнула и посмотрела под ноги. - Конечно, я завидовала тебе, Диана. - Горестно улыбнулась она, поднимая на подругу взгляд. Та только ободряюще сжала ее пальцы, подталкивая к продолжению рассказа. - Белой завистью, конечно. Я всегда была рада и счастлива за тебя и брата. Возможно, вы, как никто, заслуживаете этой любви. По крайней мере, Магия не ошибается. И, раз она выбрала вас, значит, вы заслуживаете этого больше, чем кто-либо. Я даже продолжала надеяться. Ведь, если эта связь все-таки реальна и передо мной подтверждение этому, то, может, и меня «коснется» Ее благодать. И я ждала. Когда я поняла, что люблю Северуса, я подумала, что вот возможно, мой шанс на счастье. Конечно, он уже был влюблен в тебя, а значит это не та связь, но я надеялась, что может хоть так. Но он продолжал бегать за тобой, даже видя, что ему ничего не светит. И вот, когда я уже почти махнула на это рукой и поверила, что он никогда не посмотрит в мою сторону, он, наконец, обратил на меня внимание. Мы сходили на пару свиданий, но я видела, что он это делает для галочки, чтобы потом «отчитаться» перед тобой, ведь ты ему пригрозила, чтобы он двигался дальше. Но твои слова, что это первый шаг и теперь моя очередь, внушили мне уверенности, и я стала действовать. И у меня даже начало получаться. В конце концов, наши свидания стали удлиняться, и я перестала замечать, как ему, по сути, не хочется этих свиданий. Я заметила, что ему стало интересно, а его улыбки стали более искренними, а не натянуто-вежливыми. И вот мне удалось. Когда он первый раз меня поцеловал не в щеку, а в губы, я была так счастлива, как никогда ранее. Ну, ты помнишь, я сразу тебе рассказала. - Добавила Белла с улыбкой, и Диана согласно кивнула, вспоминая, как торжественно объявила об этом событии подруга. - Ну, вот. О таком событии, как наш первый секс и вспоминать без замирания сердца невозможно. Тогда он сказал лишь одно слово: «Спасибо». Но это было для меня всем. Я поняла его. Он благодарил не за секс, а за возможность снова полюбить и «отпустить» тебя. Тогда между нами рухнула последняя преграда, и я прочитала в его глазах ответ на свои чувства. Но случилось то, чего я никак не ожидала. Он стал меняться. Первое время он был таким, каким был до наших отношений, но потом я стала замечать, что он… Как бы сказать. Он стал слишком благодарен мне. - Белла с надеждой посмотрела на подругу, но та лишь нахмурилась, не понимая, о чем она говорит. - Понимаешь, он стал более отзывчивым, пока окончательно не сделал меня доминатом наших отношений. Он стал во всем со мной соглашаться, ловить каждое мое слово, движение и принимать это как побуждение к действию, что он должен сделать так, а не иначе. Он даже возражать мне не перестал, хотя я и видела, что не все мои решения ему нравятся. Все всегда смеялись, что это Сириус у тебя подкаблучник, но, поверь, до Северуса ему очень далеко. Несколько раз меня это выводило из себя. Я прямым текстом спрашивала, чего хочет он, но в ответ получала: «Того же, чего хочешь ты». И никакие мои слова, никакие маленькие скандалы не могли это изменить. Представляешь, он извинялся за то, в чем виновата я. Я вообще удивлена, что он САМ сделал мне предложение. Понимаешь, Диана, я не хочу таких отношений. Представляешь, что будет, когда я выйду за него, и у него появится еще одна причина быть мне благодарным? Сириус тоже во многом потакает тебе и почти все делает, как ты хочешь, но мой брат знает, где этому предел. Он никогда не сделает то, что считает неприемлемым или выше его гордости. Ну, ты сама знаешь. - Улыбнулась Белла, а Диана на ее слова фыркнула, вспоминая, что, даже не смотря на их любовь, Лорд Блэк умел быть жестким и непоколебимым. - Но Северус абсолютно «бесхребетный» рядом со мной. - Продолжила разговор миссис Лестрейндж. - И это меня раздражает. Я хочу, чтобы он говорил то, что хочется ему. Чтобы он хоть иногда проявлял инициативу, а не ждал намеков или приказов от меня. Наверно, он действительно всегда считал, что я поборница чистой крови, а значит то, что я обратила на него свой взор, теперь делает его моим вечным должником и слугой. Это не отношения, Диана. Мне не нужен слуга. Мне нужен мужчина, который сможет сказать свое слово и принять решение самостоятельно, без моей указки. Можешь так ему и передать.

- Ну, надо же, как оно есть. - Проговорила Диана. Она никогда не замечала, чтобы Северус так себя вел. Наоборот, брюнет остался таким, каким был. Но, видимо, он менялся только рядом с возлюбленной. - О, как.

- Да, так. - Закивала Белла. - Я люблю его и не хочу бросать его, но я не могу одна тащить наши отношения. Я женщина и хочу, чтобы хоть иногда за меня принимали решения. Я устала им командовать, сама того не желая. Возможно, даже хорошо, что он уезжает в Хогвартс. Нам обоим стоит подумать и побыть врозь. Я знаю, что он такой только со мной и чувствую свою вину за это. Пусть он побудет подальше от меня и вспомнит, что он взрослый самостоятельный мужчина. Может это ему поможет посмотреть на меня другими глазами. Вот тогда я и выйду за него. Главное, чтобы он быстрее это понял.

- Ох, Беллс. - Диана подалась вперед и ласково обняла подругу за плечи. Та ответила ей, доверчиво кладя голову на ее плечо, зная, что если кто и сможет «подсказать» Северусу как ему стоит себя вести, так это будет именно Диана Алексис Малфой-Блэк. - Я поговорю с ним. - Будто прочитав ее мысли, добавила подруга. - Все будет хорошо.

- Надеюсь. - Ответила миссис Лестрейндж. - Спасибо тебе, что выслушала. Мне даже легче стало.

- Ох, дорогая, ты можешь все мне рассказать. - Заверила ее Диана. - Ты же знаешь, как я люблю вас с Северусом и я всегда была «за» ваши отношения. И если в моих силах как-то помочь вам, то я сделаю все, что от меня зависит.

Договорившись, подруги еще сильнее обнялись. Их общение прервало негромкое покашливание со стороны. Разорвав объятия, женщины посмотрели на источник «шума». Им оказался Северус. Будто почувствовав, что он здесь нужен, брюнет подошел к ним.

- О, на ловца и зверь бежит. - Рассмеялась Диана, а Белла спрятала смешок, опустив голову. - Беллс…

- Я пойду к детям. - Поняла ее подруга и, поднявшись, почти бегом побежала прочь.

- Она рассказала? - С надеждой спросил Снейп, усаживаясь на место любимой.

- Ты крупно виноват, мой дорогой друг. - Вмиг став строгой, произнесла Диана.

- А конкретнее? - Напрягся брюнет.

- Кажется, если мне не изменяет память, именно ты первый раз назвал моего мужа подкаблучником. - Скривившись, как от кислого лимона, произнесла подруга. - И что я узнаю. Оказывается Сириус твой «кумир».

- Я все еще не понимаю.

- Понимаешь, Сев, иногда женщине хочется, чтобы ею хоть иногда командовали. Чтобы рядом был мужчина, способный принимать решения самостоятельно, а не ждать, когда его «направит» любимая женщина. В отношениях должно быть равноправие. Да, тиранство я не одобряю, и иногда меня просто бесит, когда Сириус упрется, как баран в стенку и жестко высказывает свою политику, даже если он не прав. Но если бы он вел себя со мной, как ты с Беллс, я бы не выдержала. Белла думает, что ты настолько благодарен ей, что она выбрала тебя, несмотря на твое происхождение, что ты ей теперь буквально в рот смотришь и выполняешь любую ее прихоть. И я тебе говорю, Сев, это плохо. Она просто любит тебя. Ты не должен быть ей за это благодарен. Ты должен просто дарить ей свою любовь в ответ. И это будет для нее благодарностью. И если ты в чем-то с ней не согласен или хочешь сделать что-то по-другому, ты не должен бояться сказать ей об этом. Она не разлюбит тебя и не уйдет, если ты станешь иметь свое мнение. Наоборот, этого ей иногда и хочется.

- Я думал, что она этого хочет. – Недоуменно пожал плечом Северус.

- Иногда женщине хочется чувствовать власть над мужчиной, но не всегда же.

- Ой, кто бы говорил. - Усмехнулся друг.

- А я вот сейчас обижусь, и сам разбирайся с Беллс. - Пригрозила Диана.

- Ладно, прости. - Улыбнулся Снейп. - Я понял, в чем я виноват. Спасибо, что выпытала у Беллы. Я рад, что дело не в моем происхождении.

- Знаешь, Сев, в этом и есть твоя проблема. У тебя пунктик на этом. Ты еще со школьных времен так себя ведешь. Когда я предложила тебе свою дружбу, ты даже не подумал, а сразу согласился. Хотя ты знал, кто я и как я отношусь не к таким как я. Скажи, это тоже была твоя мне «благодарность» за дружбу? Будучи полукровкой, ты с огромным удовольствием оскорблял и унижал вместе со мной грязнокровок. Скажи правду, Сев.

- Да. - Поняв, что подруга все равно увидит, когда он «юлит», брюнет сразу сказал правду. - Я был выше их, потому что ты приняла меня и приблизила, даже несмотря на мое происхождение. И я «поддакивал» тебе, боясь, что если я тебе возражу, то сразу окажусь на их месте.

- Но, Сев, ты дорог мне. Да, я не скрываю свое отношение к грязнокровкам, но если мне удается узнать человека поближе, его происхождение это последнее, что меня волнует.

- Но ведь Эванс ты так и не приняла. - Напомнил ей Северус. - Ты просто смирилась, что она рядом. Но когда ее не было рядом, ты довольно жестко и очень обидно о ней высказывалась.

- Потому что ее мне навязали, как ты помнишь. Я ее, как ты выразился, приняла, чтобы не становиться между Сириусом и его лучшим другом Поттером. Поэтому я ее терпела, но не более. И даже впоследствии, когда она, в принципе, оказалась неплохой девчонкой, я не смогла себя пересилить. Да и сама Эванс, как ты помнишь, не шибко и хотела мне понравиться. Наверно, со стороны мы себя вели как Сириус с Люци. Открыто не огрызались, то было достаточно и полуслова, чтобы мы сцепились. Но мы все-таки старались «выяснять отношения» без наших мужчин. А вот Сири с братом даже мое присутствие не помеха.

- Да, даже сегодня они не смогли удержаться. Ты очень вовремя увела Блэка. С его взрывным характером ему много не надо. Он уже «темнеть» начинал. - Диана не смогла удержаться и прыснула, услышав это слово. Так все друзья говорили, когда Сириус выходил из себя и не мог контролировать свою темную ауру. Северус, смотря на подругу, тоже не смог сдержать улыбки. - Мне кажется, они просто не умеют общаться иначе. У них даже нет уже той вражды, что была. Им просто так удобно. Будто если они станут нормально общаться, мир рухнет. Это для них, как защитная реакция. Они пытаются что-то друг другу доказать.

- Они же понимают, как мне больно от их ссор.

- Понимают, но дело не в тебе, Диана. Они просто не могут иначе. Но, боюсь, они никогда даже не попытаются вести себя иначе. Они оба знают, что не правы, но слишком горды, чтобы признать это.

- Это точно. Ведут себя, как два барана. Они дождутся, что я буду видеться с ними исключительно по отдельности.

- Скажу тебе, что Люциуса это точно устроит. - Усмехнулся Северус. - Он мечтает, чтобы твоего Блэка вообще не существовало.

- Я в курсе, что он далеко не восторге, что Магия свела меня именно с Сириусом. - Скривилась Диана. - И я понимаю, что он просто мирится с неизбежным. Именно поэтому он постоянно и подначивает Сириуса. Но что меня больше всего бесит, так это то, что Сири ведется на эти провокации. Ладно, Люциус, ему плевать, как мне больно от этого. Ему всегда было плевать, что я думаю или чувствую, главное для него это он сам. Он считает, что только его решение идеально правильное и не подлежит обсуждению. Это у него от отца. Но, если закрыть на эту его черту глаза, то он воспитывает Драко правильно. Как подобает наследнику нашего Рода. Понятно, что Сириус не может переступить через себя и признать, что Люци здесь прав. Он бунтарь. Вальпурга всегда любила его и оставляла ему право выбора и свободы. И когда она пыталась ему привить какие-то нормы поведения в нашем обществе, он только фыркал и все равно делал, как он хочет, а не как от него ждут, как от наследника Рода Блэков. И сейчас я вижу, что Алексис такая же. У нее моя внешность, то внутренне она его копия и даже не пытается скрыть это. Конечно, Сириусу это нравится, и он всячески поощряет это в ней. Слава Мерлину, что у меня есть двое сыновей, которые слушают меня и хотят быть похожими на меня.

- Но что еще больше тебя радует, так это то, что они носят и будут носить фамилию Блэк, а это значит, что твой благоверный единственное исключение из правила.

- Ну, да. - Не смогла сдержать победной улыбки Диана. - Это очень приятно. В нашей семье мое мнение поддерживает большинство. 2 голоса против 3х.

- И после этого она будет мне говорить о том, что женщине только иногда нравится командовать. - Усмехнулся Северус.

- Я тебе говорила о Белле, а не о себе. - Чисто по-Малфоевски подняла одну бровь подруга. - Я другая, Северус. И, кстати, что бы ты или кто-то другой там не говорили, Сириус далеко не подкаблучник. Да, я знаю, что имею над ним кое-какую власть, и он часто выполняет мои желания, но он никогда не сделает того, что идет вразрез с его идеалами и видениями жизни. Даже не смотря на всю его ко мне любовь, он может решительно сказать свое слово и стукнуть кулаком по столу. И как бы я не любила командовать, я ценю этот стержень в нем. Если бы он был «бесхребетной» тряпкой, даже не смотря на нашу связь, я бы так сильно не любила его и не уважала.

- О, как.

Диана резко повернулась назад и увидела в нескольких шагах Сириуса. Иногда супруга забывала, что у любимого чуткий «собачий» слух и ему не обязательно подходить близко и находиться в тишине, чтобы слышать все вокруг. Почувствовав себя, словно ее поймали на чем-то неприличном, Диана немного виновато и в тоже время очаровательно улыбнулась, надеясь, что это тут же «растопит» сердце возлюбленного. Пользуясь тем, что на него никто не обращает внимания, а супруги Блэк играют в гляделки, Северус поспешил быстро ретироваться и поискать Беллу, чтобы воспользоваться советом подруги.

- Значит, вот оно как. - Повторил Сириус, подходя ближе и теперь буквально нависая над любимой, отчего той стало немного неуютно. - Оказывается, я не знал истинного положения вещей, хотя и считал, что через столько лет совместной жизни я знаю тебя, как самого себя. Но ты, моя Леди, не перестаешь меня удивлять.

- И сколько ты слышал? - Спросила Диана, опасаясь, что он слышал многое, включая и обсуждение воспитания их детей.

- Достаточно. - Отрезал Блэк. - Я догадывался, что тебе льстит, что Маркус с Гарри видят тебя своим идеалом, но я даже представить себе не мог, что ты думаешь, как это можно использовать.

- Сири, все совсем не так… - Начала было оправдываться супруга, но была жестко прервана.

- … как мне кажется? А по-моему, Диана, я все понял правильно. Правда, твои последние слова оставляют мне надежду, что ты не такая, как твой брат. Хотя я очень часто вижу, что вы близнецы.

- Сириус, не делай вид, будто ты впервые меня увидел. - Леди Блэк смогла собраться и решила пойти в контрнаступление, немного нагло смотря в глаза любимого. - Ты прекрасно знал, кто я и какие у меня взгляды на жизнь. И вообще ты, по видимому забыл, что ты виноват сегодня гораздо больше меня.

- Не меняй тему, Диана.

- Так все. - Супруга вскочила на ноги и теперь смотрела на мужа прямо, а не снизу вверх. - По-моему на сегодня лимит наших колкостей исчерпан. Если хочешь, я прощу тебе твою сегодняшнюю перебранку с моим братом.

- Вот только не надо делать мне одолжений, Диана. Твой «дорогой» братец сам начал.

- А ты продолжил. - Выпалила ему в лицо Диана, начиная терять терпение. - И поэтому ты виноват больше. Я надеялась, что ты умнее его, но, видимо, глупее.

- Отлично, милая, ты уже второй раз за день называешь меня дураком и все потому, что ты сейчас защищаешься, чтобы не признавать, что ты не права, а я, наконец, узнал твои истинные мысли. Тебя поймали с поличным, и ты сейчас, не зная, как выпутаться, нападаешь на меня, надеясь, что я уйду в оборону, и ты сможешь обвинить меня больше, чем виновата сама. Но спешу тебя расстроить, любовь моя, этого не произойдет, потому что, как ты правильно заметила, я не «бесхребетная тряпка» и у меня есть «стержень».

- Тогда план «Б». - Произнесла супруга и, обхватив любимого за голову, впилась в его губы страстным и жадным поцелуем.

Сириус этого не ожидал и замер. Не встретив сопротивления, Диана сильнее обняла его за шею и продолжила. Придя в себя, Блэк сжал ее в своих объятиях, отвечая на ее натиск. Сейчас они боролись за главенство в их семье, и ни один из них не хотел уступать. Они неистово сминали губы друг друга, борясь языками и прижимаясь телами все сильнее. Они даже забыли, что вокруг много народу и все на них смотрят. Они целовались пока не стали задыхаться от нехватки воздуха и нахлынувшего возбуждения. Резко разорвав поцелуй, супруги тяжело дышали, не открывая глаз.

- Отличный план. - Еле слышно прошептал Сириус и нежно поцеловал любимую в кончик носа. Диана слабо улыбнулась, лохматя его волосы на макушке. - Давай убежим? - Супруга шумно выдохнула и отрицательно замотала головой. - Почему?

- Пойдем лучше потанцуем. - Вместо ответа предложила Леди Блэк, ласково смотря на любимого.

Отпустив ее из объятий, супруг взял ее за руку и повел в другой зал. Остальные гости провожали их взглядами и не все они были одобряющими. Но влюбленным было все равно, что о них подумают, и что будут говорить завтра, в конце концов, ничего особенного не произошло, а сплетни были и будут всегда.

- И все-таки почему? - Повторил свой вопрос Сириус, ведя партнершу в вальсе.

- Это неприлично. - Ответила Диана, прижимаясь к супругу чуть ближе, чем того требовал танец. - Если бы мы ушли, завтра весь свет бы шушукался за нашей спиной, обвиняя нас в несдержанности. Мы итак позволили себе вольность.

- Ох, Мерлин, когда же тебя уже перестанет волновать, что и кто скажет? - Обреченно вздохнул Блэк, наклоняясь к самому ее лицу. - Все эти сплетни не более чем зависть.

- Не важно, что это. Мы живем в этом обществе и должны мириться с общими правилами. А они таковы, что нельзя поддаваться эмоциям и выказывать их перед всеми. Это дурной тон.

- Если ты сейчас скажешь, что жалеешь о поцелуе, я обижусь. - Пригрозил Сириус. - Причем серьезно.

- Конечно, не жалею. К тому же я скучаю по этим поцелуям. Но лучше, чтобы они происходили без посторонних глаз.

- Когда мы уедем, так и будет.

Диана улыбнулась такому обещанию и коснулась его губ своими губами в невинном и нежном поцелуе. Сириус откликнулся на ее ласку и коротко провел кончиком языка по ее губам.


========== Глава 3 ==========


Кажется, праздник удался. Как считаешь, дорогой?

Диана с легкой улыбкой посмотрела на старшего сына, вступая с ним на ковер гостиной Гриммо плейс, 12. Было почти полночь, когда ушли последние гости, и хозяева, наконец, отправились по своим постелям, в надежде хорошо отдохнуть после тяжелого дня. Следом за Дианой с Гарри из камина шагнул Сириус, держа за руки дочь и младшего сына.

- Да, мам. - Тепло улыбнулся Леди Блэк брюнет и благодарно поцеловал ее в щеку. - Спасибо за чудесный день рождения.

- Я рада, что тебе понравилось. А теперь идите, готовьтесь ко сну, мы с папой подойдем чуть позже и пожелаем вам приятных снов.

Трое детей согласно кивнули и побежали наверх. Диана проводила их счастливой улыбкой и хотела уже повернуться к любимому, как была поймана в его крепкие объятия. Сириус обхватил ее со спины и прижал к своей груди, сцепляя пальцы на ее животе. Наклонившись, он медленно провел дорожку из поцелуев по ее левому плечу к шее. Он специально делал это медленно и с чувством, зная, как супруге это нравится. В подтверждение этого он услышал прерывистое дыхание любимой и тихий полустон. Диана откинула голову назад и запустила пальцы в его волосы. Довольно заурчав, супруг крепче прижал ее к себе и нежно прикусил кожу на ее шейке, тут же проведя по ней кончиком языка.

- Ты сводишь меня с ума. - Прошептал Сириус и обхватил губами мочку ее уха. - Мерлин, Ди, что ты делаешь со мной?.. Хочу тебя.

- Так возьми. - Выдохнула Диана, чувствуя, что она тоже больше не может сдерживаться и готова прямо здесь отдаться мужу, не боясь, что их могут застукать собственные дети.

Подхватив ее на руки, Блэк быстро направился к их спальне. Всю дорогу до нее, супруга страстно целовала его губы, крепко обнимая за шею. Только чудом не врезавшись в стены и косяки, Сириус доставил свою ношу до брачного ложа. Поставив ее на пол, он принялся нетерпеливо снимать с нее платье. Диана в это время разбиралась с его рубашкой и брюками. Когда вся одежда без остатка осталась на полу, влюбленные упали на кровать, тут же сплетаясь в бешеном танце любви. Заставляя любимую выгибаться и призывно стонать под ним, Блэк исследовал губами и языком каждый миллиметр ее тела. Диана теряла связь с окружающим, сквозь стоны повторяя имя возлюбленного и умоляя его не останавливаться. Она скользила руками по его спине и плечам, путалась пальцами в его волосах и задыхалась от нахлынувших на нее эмоций. Не в силах больше сдерживаться, Сириус снова припал к губам супруги и вошел в нее. Одновременно выгнувшись и застонав, влюбленные стали двигаться навстречу друг другу. Нащупав ее руки, Блэк переплел их пальцы. Ускоряя темп с каждым толчком, он буквально терзал губами ее кожу на шее и ключице. Эйфория и желание настолько накрыли их с головой, что они просто не могли остановиться. Они громко стонали, шепча имена друг друга на выдохах. Они потеряли ощущение времени и забыли обо всем на свете. Осталось только ощущение любимого тела и одно дыхание на двоих.

Когда оргазм все-таки накрыл их, влюбленные без сил повалились на подушки. С трудом вспоминая, как дышать, они лежали с закрытыми глазами, возвращаясь в реальный мир. Поморщившись от боли, Диана расцепила их пальцы, чтобы обнять любимого, который распластался на ней, придавив своим весом к кровати. Какое-то время они молчали, просто наслаждаясь своим единением. Отдышавшись, Сириус поднял голову с груди возлюбленной и посмотрел на нее. Диана поймала его взгляд и устало улыбнулась, проведя костяшками пальцев по его скуле. Блэк блаженно прикрыл глаза и подался вперед, чтобы слиться с супругой в нежном поцелуе. Та совсем не возражала и ответила на поцелуй, запуская пальцы обеих рук в его волосы.

- А ведь мы обещали детям пожелать им приятных снов. - Вспомнила Диана, когда они в обнимку лежали под одеялом.

Сириус лежал на спине, обняв любимую за плечи и уткнувшись носом в ее макушку. Супруга, прислонившись спиной к его груди и, завладев его пальцами, с легкой полуулыбкой игралась с ними.

- Я не мог больше терпеть. - Выдохнул возлюбленный, тоже наблюдая за их пальцами. - После поцелуя я только и мечтал, чтобы этот праздник быстрее закончился, и мы бы вернулись домой. Я планировал быстрее справить детей по спальням, а тебя быстрее утащить в нашу.

- Сколько лет прошло. Сколько мы вместе и счастливы, а все равно каждый раз как первый. Мне кажется, что даже через несколько десятков лет, я все также буду хотеть тебя до потери пульса.

- Кажется? - Усмехнулся Сириус, глубже зарываясь лицом в ее волосы. - Я в этом абсолютно уверен. Более того, жизнь моя, у нас все только начинается.

- Да. - С мечтательной улыбкой на губах, выдохнула Диана. - Любимый. - Тихо позвала она, когда супруг затих. Ответом ей было тихое мычание. Повернув голову вбок, она повернулась, чтобы видеть его лицо. Мужчина дремал, тихо посапывая. - Сири. - Любовно позвала Диана и заворочалась. Сириус выдохнул и приоткрыл глаза. Женщина снова его позвала, решив сейчас продолжить их разговор. - Не спи. - Попросила она.

- Ты хочешь продолжить? - Спросил Блэк сквозь дрему и крепче прижал ее к себе.

- Хочу. - Кокетливо улыбаясь, призналась супруга. - Но прежде я хочу поговорить.

- А после этого разговора мы все также будем хотеть продолжить? - Будто догадавшись о теме разговора, произнес Сириус.

- Я точно.

- А, может, сначала продолжим, а потом поговорим?

- Ты все равно не уйдешь от этого разговора. - Пригрозила Диана, почувствовав губы супруга на своей шее.

- Ди, я не хочу говорить. Я тебя хочу. Снова и снова. Всю ночь.

Каждое предложение сопровождалось страстными и откровенными поцелуями. Диану всегда удивляло быстро сменяющееся настроение супруга. Еще секунду назад он почти спал, а сейчас сна ни в одном глазу. Сириус повалил ее на спину и, нависнув над ней, жарко припал губами к ее коже. Не в силах противиться его натиску, Леди Блэк поняла, что сейчас поговорить вряд ли удастся. Решив, что у них будет еще завтрашний день, чтобы все-таки решить, с кем останутся дети, пока они будут наслаждаться друг другом на берегу моря в Ницце, Диана полностью отдалась супругу. Заметив это, Сириус победно улыбнулся и продолжил ласку. Заснуть они этой ночью и вправду не смогли.


За завтраком Диана то и дело ловила на себе откровенные взгляды супруга. Она пару раз кивала ему на присутствующих за столом детей, но в ответ получала только насмешливую ухмылку. Мужчине было явно все равно, находился здесь еще кто-то, кроме них или нет. К счастью и облегчению Леди Блэк их дети были заняты вкусным и разнообразным завтраком, который с любовью приготовила Нэнси. Когда супруги принесли в дом маленького Гарри, эльфийка сразу и без просьб приняла на себя роль заботливой и доброй няньки. Она искренне полюбила Гарри и сейчас, обслуживая хозяев за столом, она хлюпала носом, зная, что сегодня ее маленький хозяин уезжает в школу и вернется только через несколько месяцев на рождественские праздники. Конечно, когда через год появилась Алексис, а еще через два Маркус, Нэнси и их полюбила всем сердцем, но Гарри все же был первым.

- Нэнс. - Шутливо позвал ее Гарри, когда она
поклонилась, закончив накрывать на стол. - Ну, я же не навсегда. Если хочешь, ты можешь навещать меня в школе. Я буду только рад.

- Правда? - Не могла поверить своим ушам эльфийка, и ее заплаканные глаза зажглись в надежде.

- Ну, конечно. - Поддержала тему Диана, в очередной раз пнув любимого под коленку, когда его взгляды стали уж очень неприличными. Сириус на это только улыбнулся, скрывшись за бокалом с соком. - Ты сможешь навещать Гарри, когда соскучишься, Нэнси. - Обратилась к домовику Леди Блэк. - И нам с отцом будет спокойней. Правда, Сириус? - Спросила она, поворачиваясь к мужу, и взглядом прося его прекратить.

- Конечно. - Расцвел Блэк, опуская руку под стол и проводя ладонью по оголенной коленке любимой, чуть задирая юбку ее платья.

Диана сжала губы и отодвинулась, сдерживаясь, чтобы не ударить любимого по руке.

- Спасибо, хозяйка, хозяин Сириус. - Нэнси подбежала к Диане и, схватив подол ее платья, принялась с благодарностью расцеловывать его.

- Нэнси. - Засмеялась Леди Блэк, беря эльфийку за плечи. Остальные домочадцы за столом тоже засмеялись, зная, как домовик души не чает в своей любимой хозяйке. Даже Гарри был для нее все-таки на втором месте, после Дианы. - Ну, все. Прекрати. Ступай.

Эльфийка посмотрела на хозяйку полными любви и нежности глазами и, шмыгнув носом, исчезла.

- Гарри, ты собрал все вещи? - Спросила женщина у старшего сына. - Ничего не забыл?

- Нет, мам. - С улыбкой ответил брюнет. - Но если что, я могу позвать Нэнс, и она мне принесет, если что нужно.

- Ну, хорошо. - Осталась довольной таким ответом Диана. - Тогда мы с отцом хотим вам кое-что рассказать. - Она переглянулась с любимым и, получив от него нежную улыбку, продолжила. - Мы решили немного попутешествовать и отправиться в одну из наших вилл на берегу Ниццы.

- А мы? - Спросила Алексис.

- Гарри отправится в школу, а о вас с Маркусом позаботиться…

- Мы решим позже. - Прервал супругу Сириус, беря ее за руку. Диана немного опешила и посмотрела на него. От недавнего кокетства и почти не скрытого желания не осталось и следа. Сейчас Лорд Блэк был строг и собран, как настоящий Глава Рода.

- Хорошо. - Непринужденно пожал плечами Маркус. - Не волнуйтесь, со мной и Элли все будет в порядке. Мы с ней достаточно взрослые, чтобы не нуждаться в постоянной опеке.

- Да-да. - Подхватила Алексис, почувствовав скорую свободу. - С нами все будет в порядке. Так что если не сможете определиться, мы с Марком можем и сами о себе позаботиться.

- Даже не надейтесь, маленькая Леди. - Поняв задумку дочери, многозначительно посмотрела на нее Диана, подняв бровь. Маркус, сидя напротив тихо засмеялся, подумав, что сестре нужно быть сдержаннее, потому что все ее мысли и желания у нее на лице написаны. Это неумение держать свои эмоции ей достались, конечно, от отца. Младший сын же держал себя в руках, почти никогда не выдавая своих истинных мотивов. Хоть он и носил фамилию Блэк, но Малфоевская «маска» перешла ему с генами матери. - Мы обязательно приставим к вам «няньку».

- Тетю Беллу? - С надеждой спросила Алексис, чем вызвала новый вздох от брата, который так и говорил: «Наивная».

- Нет. - Не оправдала надежд дочери Диана, отчего та поникла.

- И надолго вы уезжаете? - Спросил Маркус.

- Думаю, на пару недель.

- Месяц. - Встрял Сириус, кокетливо подмигнув любимой.

Диана на это только возвела глаза к потолку. Младший сын усмехнулся и пробормотал что-то вроде: «Ну, понятно». Женщине всегда казалось, что сын внутренне гораздо старше и умнее для своих лет. Сейчас ему было всего девять, но по выражению его лица, Леди Блэк заподозрила, что сын догадывается для чего его родители куда-то уезжают. Слава Мерлину, что стены в их имении были заколдованы чарами «неслышимости», иначе родители точно не дали бы своим детям уснуть этой ночью. Да и другими ночами тоже. От этой мысли Диана почувствовала, как ее охватил жар. Она не хотела, чтобы дети даже предполагали, что родители способны на что-то большее, чем короткие поцелуи и держание за руки. И сейчас взгляды Сириуса были совсем не невинными, и она надеялась, что дети не догадываются, как они появились на свет.

- Ладно, расправляйтесь быстрее с завтраком и ступайте собираться, иначе Гарри опоздает на поезд. - Быстро распорядилась Диана, решив справить детей наверх, а самой напомнить любимому, что он ведет себя неподобающе.

Дети быстро доели и, поблагодарив родителей, убежали наверх.

- Ты что творишь? - Прошипела Диана, едва за детьми закрылись двери.

- А что я творю? - Сделал непринужденное лицо Сириус, не спеша попивая сок.

- Ты совсем не можешь держать себя в руках? - Накинулась на него супруга. - Ты хочешь, чтобы дети раньше времени узнали о взрослой жизни? Или думаешь, что твои взгляды мало говорят? Да тут даже дурак поймет, что именно ты имеешь ввиду этими взглядами.

- И? - Будто издеваясь, усмехнулся Блэк.

- Сириус, они еще дети. Мне кажется, что Маркус начинает что-то подозревать. Ты видел, как он отреагировал, когда мы сообщили, что уезжаем?

- Марк? - Переспросил Сириус. - Нет, я не заметил.

- Да уж, конечно. - Съязвила Диана. - Ты же в это время «раздевал» меня глазами.

- Только не надо говорить, что тебе это не нравится. - Снова хитро улыбнулся Блэк, и его черные глаза вспыхнули огнем желания.

- Нравится. - Была вынуждена признать супруга. - Но не при детях же. - Снова прошипела она. - Будь так добр, старайся при них держать себя в руках. И потерпи до нашей поездки.

- Кстати, любовь моя, а вилла большая? - Как бы между делом спросил Сириус и, взяв любимую за руку, поднес ее к своим губам и принялся нежно целовать каждый ее пальчик, внимательно смотря в глаза возлюбленной.

- Ну, да. - Задумалась Диана, вспоминая имение, которое ей досталось в наследство от отца. - Три этажа, чердак, подвал и прочее. Приедем, увидишь. А ты зачем спрашиваешь? - Напряглась она.

- Места много, значит.

- Сириус. - Вспыхнула супруга, поняв, к чему клонит супруг. Тот только довольно заулыбался, смотря на возлюбленную взглядом совсем не скрывающим его истинные мотивы. Ведь именно потому они и захотели уехать, чтобы, наконец, просто быть вдвоем и не бояться быть застигнутыми врасплох неожиданным появлением детей в самое неподходящее время. - Тебе ночи мало?

- Мне жизни мало, Ди. - Прошептал Сириус, проводя языком по внутренней стороне запястья ее правой руки.

Он знал, что у нее это одна из эрогенных зон, как у него мочка уха. Бросив на нее короткий взгляд, он увидел, как расслабилось лицо любимой, а ее язычок быстро пробежал по пересохшим губам. Она прикрыла глаза и прерывисто задышала. Мысленно улыбнувшись, мужчина продолжил ласкать ее запястье, придерживая ее руку и мягко поглаживая ее пальцы. Он также знал, как супруга буквально «умирает», когда он посасывает ее пальчики. Чувствуя ее и свое возбуждение, Сириус понял, что еще немного, и он возьмет супругу прямо на обеденном столе. С трудом оторвавшись от ее нежной кожи, он поднялся из-за стола. Диана непонимающе посмотрела на него, выныривая из мира наслаждения.

- Не здесь же, милая. - Улыбнулся ей супруг и потянул ее за собой.

- И не сейчас. - Вернув себе самообладание, добавила Диана. - Нужно отправлять Гарри в школу. К тому у нас будет целый месяц для этого и очень — с намеком проговорила она — очень большой дом.

Сириус довольно улыбнулся и, поднеся ее руку к своим губам, коснулся их в невинном поцелуе. После этого, взявшись за руки, влюбленные отправились наверх, чтобы поторопить детей.


На платформе 9 и три четверти было многолюдно и шумно. Под парами стоял Хогвартс-экспресс, туда-сюда сновали дети, нагруженные тележками со своими вещами, родители, тепло прощающиеся со своими отпрысками и дающие им последние наставления.

Вся семья Блэк в полном составе шла вдоль платформы. Сириус с Алексис и Маркусом шли впереди. Мужчина с пылом рассказывал, как он первый раз сел в этот поезд. Он ностальгировал о своих первых впечатлениях, надеждах и мечтах, связанных с первыми днями в школе. Дети внимательно его слушали, уже представляя себя через год и два, когда и им предстоит отправиться следом за старшим братом в Хогвартс.

Диана специально шла с Гарри позади и гораздо медленнее. Кинув взгляд на спину любимого, она подумала, что он вряд ли ее услышит и можно спокойно поговорить со старшим сыном тайно.

- Гарри, дорогой, я хотела бы еще кое-что тебе сказать. - Негромко произнесла она. - Ты знаешь, что в школе идет распределение по факультетам. Слизерин, который заканчивала я, Гриффиндор, который заканчивали двое твоих отцов и твоя родная мать, а также Равенкло и Пуффендуй. Последний даже рассматривать не будем. По мне, так там учиться одни неудачники. Равенкло, думаю, тоже вряд ли. Поэтому остается только Слизерин и Гриффиндор. Не подумай, что я тебя агитирую и хочу, чтобы ты пошел по моим стопам. К тому же узнай твой отец, что я тебя наставляю на свой факультет, его бы удар хватил. Поэтому мы с тобой сейчас говорим тайно, и пусть это останется нашим маленьким секретом.

- Конечно, мам. - С готовностью согласился Гарри. - Мам, я уверен, что факультет Слизерин самый лучший и достойный, ведь там училась ты. Я тоже туда хочу. И знаю, что папа этого не хочет. Более того, он со мной уже говорил по этому поводу. Где-то с неделю назад. Он как раз настаивает, чтобы я пошел именно на его факультет, ставя мне в пример и его и моих настоящих родителей. Но я все-таки хочу в Слизерин. Во-первых, из-за тебя, а во-вторых, туда, скорее всего, пойдет Драко. Вдвоем нам будет легче дождаться в нашу компанию и Элли с Марком. Хотя Элли может из вредности и на Гриффиндор попасть.

- Да уж, она папина дочка. - Недовольно скривилась Диана. - Но я все-таки не хочу, чтобы вы расставались. Не знаю, говорил тебе отец или нет, но студенты этих факультетов враждуют. Я не желаю этого вам.

- Я тоже этого не хочу, поэтому в следующем году поговорю с ней и расскажу, что на факультете Слизерин не так плохо, как ей может показаться.

- Ты же еще не знаешь, каково там. - Рассмеялась женщина.

- Но тебе же там нравилось? - Посмотрел на нее Гарри. На это Леди Блэк согласно кивнула и в ее глазах даже проскользнула гордость. - Значит, и мне понравится. - Уверенно заявил сын.

- Родной мой. - Растрогалась Диана и, наклонившись, заключила его в свои крепкие объятия.

- Мерлин Великий, Диана, я что, вижу слезы?

Леди Блэк повернула голову на того, кто посмел прервать ее идиллию с сыном, и увидела Беллу и семью брата в полном составе. Оказывается, они уже подошли к поезду, и настало время отправляться. Поздоровавшись между собой, взрослые стали быстро прощаться с Гарри и Драко. Те махали им, забираясь на ступеньку вагона. Попросив сына напоследок написать о своем первом дне в школе, Диана еще раз тепло обняла старшего сына и с большим трудом отпустила его, еле сдерживая слезы. Ее ободряюще обнимал за плечи Сириус, игриво подмигивая сыну. Он очень хотел, чтобы Гарри пошел по его с Джеймсом стопам.

Вскоре Хогвартс-экспресс запыхтел и машинист объявил, что поезд отправляется, и просьба всех занять свои места. Гарри с Драко, подхватив свои чемоданы и клетки с птицами, поспешили найти свободное купе.

- Предлагаю отметить это событие. - Торжественно произнес Люциус, идя под руку с Нарциссой.

- Это грустное событие. - Поправила его Белла. Ее обняла за плечи свободной рукой сестра в знак поддержки.

- Это бы все равно произошло, Беллс. - Небрежно отмахнулся блондин. - К тому же они вернуться через пару месяцев на Рождество.

- Это много. - Расстроилась миссис Лестрейндж.

- Время летит незаметно. - Философски заметила Диана, идя так же под руку с супругом и переплетя их пальцы. Впереди них шли Алексис с Маркусом, представляя, как они в свое время сядут на поезд и уедут следом за старшим братом. - Мне кажется, что совсем недавно я баюкала Гарри в колыбельке, а сегодня он уже взрослый и самостоятельный. Вот через год и Алексис уедет, а еще через два Маркус. И все. Будут они только приезжать на каникулах. А потом вообще вырастут и заимеют собственные семьи.

- Ну, до этого еще точно далеко. - Рассмеялся Сириус.

- Это тебе сейчас так кажется, Блэк. - Встрял Люциус. - Но Диана права, не успеем мы оглянуться, как наши дети станут совсем взрослыми. По крайней мере, я в их возрасте уже знал, кто я буду и чего хочу. И Драко тому же учу.

- У детей должно быть детство. - Оглянулся на блондина Блэк. - И чем дольше оно продлится, тем лучше. И они сами должны решить, когда оно должно кончиться.

- Детей нужно воспитывать, если хочешь, чтобы они что-то из себя представляли в будущем, и их приняло общество, в котором они живут.

Диана поняла, что назревает конфликт и дернула любимого за руку. Тот повернулся к ней и увидел в ее глазах просьбу не развивать тему.

- Пусть каждый из нас останется при своем мнении. - Вдруг улыбнулся Сириус и поцеловал супругу в висок.

В ответ он получил полный благодарности и нежности взгляд. Подмигнув ей, Блэк поднял их сцепленные руки и поцеловал ее пальчики. Диана улыбнулась и прижалась к его плечу. Оба влюбленных не заметили недовольный и немного раздраженный взгляд серых глаз. Впервые Сириус не поддался на провокацию, и это означало проигрыш Люциуса. А Люциус Малфой не любил проигрывать. Он и сам не знал почему, спустя столько лет он не мог отделаться от своей ненависти к избраннику сестры. С одной стороны он был рад за нее, хотя и не сразу смог это принять. Но, с другой стороны, это был чертов Сириус Блэк, который на протяжении семи долгих лет мешал ему жить одним своим существованием. Он и его чертов закадычный дружок Поттер. И хотя Люциус понимал, что лелеять в своем сердце ненависть к мертвому недругу глупо, он не мог ничего с этим поделать. Поэтому он «отрывался» за двоих на живом недруге. Принять выбор сестры было для него невозможно. Несколько раз Диана пробовала поговорить с братом, чтобы тот забыл свои школьные обиды, но Люциус только презрительно кривил губы и говорил, что скорее Ад заледенеет. Видимо, поняв, что от него ничего не добиться, сестра обратилась непосредственно к избраннику. «И, конечно, чертов Блэк не смог ей отказать». С отвращением подумал Люциус. «Подкаблучник. Неплохо его Диана выдрессировала. Снимаю шляпу, сестренка. Ты истинная Малфой. Отец бы тобой гордился».

Они решили собраться в Малфой-мэноре, потому что его еще не успели убрать после вчерашней вечеринки, и осталось ощущение праздника. И вот, спустя час-полтора чета Малфоев, Белла, Ремус и Блэки собрались за накрытым столом. На правах хозяина первый тост поднял Люциус.

- Ну, за наших взрослых детей. Будем надеяться, что Драко с Гарри быстро вольются в новую школьную жизнь и со всем справятся.

- Ура. - Поддержали его остальные, подняв свои бокалы.

- Алексис с Маркусом завтра к нам переберутся? - Спросил Люциус, приступая к еде.

Он даже не сомневался, что сестра сможет уговорить своего благоверного, что с их дядей детям будет лучше и правильнее.

Диана с опаской посмотрела на супруга, который вдруг сильнее сжал в руках вилку и нож, услышав вопрос. Вышеназванные дети вопросительно посмотрели на родителей, ведь только сегодня утром они слышали, что те еще не определились с выбором «няньки».

- Мы еще не решили, Люци. - Ответила сестра, накрыв руку любимого своей ладонью.

- Я думаю, лучше завтра. - Непринужденно продолжал блондин. - Им нужно собрать необходимые вещи. К обеду мы будем их ждать.

- Ты не слышал, Люциус. - С трудом держа себя в руках, процедил сквозь зубы Сириус. - Диана сказала, что мы еще не решили. И она говорила не о времени, а о выборе с кем оставить детей. Твоя кандидатура рассматривается в последнюю очередь. Если вообще будет рассматриваться.

- Так может я? - Встряла Белла, с надеждой смотря на кузена и его жену. - Я лучше всех позабочусь об Элли и Марке.

- Я поддерживаю. - Подскочила со своего места Алексис, широко улыбаясь.

Ее схватил за руку Маркус и насильно усадил обратно, тихо шикнув, чтобы она не вмешивалась во взрослые разговоры.

- Я уверен, что ты проявишь проблески ума хоть раз в жизни и поймешь, что моя кандидатура самая подходящая. - Проигнорировав реплику Беллатриссы, продолжал Люциус.

- А я надеюсь, что ты прочистишь уши и услышишь мой категоричный ответ: «нет». - В том же тоне парировал его колкость Сириус.

- У меня с ушами лучше, чем у тебя с мозгами. - Усмехнулся блондин.

- Да хватит вам. - Вскочила на ноги Диана. - Будет так, как я скажу. Потому что меня достали ваши постоянные перебранки. Алексис, Маркус, попрощайтесь, и мы отправляемся домой.

Поняв, что с такой взведенной матерью лучше не спорить, дети подскочили со своих мест и, быстро попрощавшись, подошли к камину. Диана обогнула стол и, схватив с каминной полки мешочек с Летучим порохом, приказала детям взяться за ее руки. Вступив в камин, женщина назвала адрес родового имения Блэк, и все трое исчезли в зеленом пламени.

- М-да, кровь Блэков, чего еще ожидать. - Скривился Люциус, даже не обернувшись в сторону исчезающей сестры и племянников. - Совершенно не умеете держать себя в руках.

Это был вызов оставшемуся здесь Сириусу. Присутствующие за столом Белла, Цисса и Ремус почти перестали дышать, будто боясь, что лишний шум порвет эту струну напряженности, что была протянута между двумя Главами Родов Блэк и Малфой. Мужчины буквально прожигали друг друга ненавидящими взглядами, готовые в любой миг сорваться с места и вцепиться друг другу в глотки.

- Тебе самому не надоело, Малфой? - Процедил сквозь зубы Сириус. - Даже спустя столько лет ты не можешь смириться с выбором сестры. Для тебя ее счастье хоть что-то значит или ты предпочел бы, чтобы она была с Розье? Ты так и не можешь до сих пор простить ей, что она послушала свое сердце, а не вас с папашей?

- Да кто угодно был бы лучше, чем ты. - Выплюнул Люциус. - Ты ее самая большая ошибка в жизни. Ума не приложу, как Магия могла выбрать тебя для моей сестры. Худшего выбора представить сложно.

- Я от тебя тоже не в восторге. Видит Мерлин, как я сдерживаюсь, чтобы при каждой нашей встрече не начистить тебе твою высокомерную морду.

- - Несмотря на то, что ты чистокровный, ты так и не научился манерам. Выражаешься, как поганая грязнокровка. Собственно, твое происхождение единственное твое достоинство. Правда твое «умение» себя вести ставит под вопрос факт присутствия в твоих жилах чистой крови.

- Ты на что намекаешь? - Поднялся со своего места Сириус, и от него стала исходить черная аура.

- Только то, что сказал. - Победно усмехнулся Люциус.

Он знал «больное» место Блэка. Сириус очень любил мать, и ее смерть стала для него настоящим потрясением. И сейчас Малфой смел чернить ее имя подозрениями в измене любимому мужу, отцу Сириуса, которого он почти не знал, но часто видел в детстве, как Вальпурга по нему скучала.

- Это переходит всякие границы, Люциус. - Встала со своего места Нарцисса, понимая, что кузен недалеко от рукоприкладства.

- Не встревай, Нарцисса. - Приказал ей Люциус, грозно глянув на нее. - Сядь и замолчи.

От такого властного тона женщина поджала губы и медленно опустилась обратно на стул.

- Ты вообще хоть кого-нибудь любишь в этой жизни? - Опираясь на стол, проговорил Сириус. - Ты вообще знаешь, что значит это слово?

- Это эмоция, Блэк. - Брезгливо ответил Малфой. - Иногда приятная, но глупая и ненужная эмоция. И только такие идиоты и неудачники, как ты могут считать, что это может служить оправданием для таких же глупых поступков. Для меня такой поступок ваша с Дианой связь. Ничего хорошего ты не принес в ее жизнь. Наоборот, у нее испортился характер, и она иногда забывает, какой частью тела думают. К слову эта часть тела находится выше пупка.

- Неудачник здесь только ты, Малфой. И мне жаль тебя, что ты не знаешь, что умение любить самое прекрасное, что может случиться с человеком. А когда так же любят тебя, то это и есть верх счастья. Тебе никогда не понять, что мы с Дианой друг для друга. Мы не просто любим, мы живем друг другом. Дышим друг другом. Ты никогда не поймешь, каково это. Поэтому тебе только и остается давиться своей желчью и завидовать нам.

- Завидовать? - Серые глаза Люциуса потемнели и заблестели от гнева. - Чему тут завидовать? Диана была такой, какой должна быть, как подобает быть истинной Малфой, пока не появился ты и все не испортил. - Не выдержав, он стал кричать, вскочив со своего места. Это был один из тех редких случаев, когда он потерял над собой контроль. - Ты, чертов мистер «я делаю все, что хочу и всех учу тому же». Ты и твой чертов дружок Поттер всю жизнь отравляли мне и моей семье жизнь. Ваша связь с Дианой какая-то глупая шутка Судьбы. Этого не должно было случиться. Лучше бы она была несчастлива с Розье, чем была бы с тобой. По крайней мере, она осталась бы собой. А что ей дал ты? Дурной взбалмошный характер, когда вы с ней обменялись кровью. Отсутствие манер в приличном обществе. Сумасбродство и неумение мыслить. Это ты сначала делаешь, а потом думаешь, если вообще думаешь. И Диана стала хуже с тобой. Ваша выходка вчера перед всеми только доказала, как ты на нее влияешь. Если бы ты не встретился в ее жизни, она никогда не позволила бы себе такое унижение, как вчера. О вас не сплетничали только ленивые. Знаешь, как вас называют? «Озабоченные». Теперь на Диану тыкают пальцем и называют чуть ли не похотливой сукой. Вот что ты ей дал, Блэк. Мне за унижение моей сестры тебя благодарить? Это ты называешь любовью? Этому, по твоему мнению, я должен завидовать?

- Гнида.

Сириус взревел не своим голосом и, размахнувшись, врезал кулаком по скуле блондина. Люциус явно не ожидал этого и, не удержавшись на ногах, упал на пол. Цисса с Беллой вскочили со своих мест и ахнули, закрыв рты в немом крике. В один прыжок Сириус оказался над недругом и снова ударил его. Люциус вцепился в его горло пальцами, и его лицо исказилось в ненависти. К ним подбежал Ремус и, схватив друга за плечи, стал оттаскивать его от Малфоя. Но, как он не старался, у него ничего не получалось. Чтобы он не вмешался, Сириус что есть силы, оттолкнул от себя лучшего друга и тот кубарем покатился в сторону. К нему подбежали сестры и стали помогать ему подняться на ноги. А в это время давние недруги полностью сосредоточились друг на друге. Сириус оказался сильнее и, перехватив руки блондина за запястья, больно сжал их, что тому пришлось ослабить хватку. Поняв, что его позиция невыгодная, Люциус согнул ногу в колене и метко ударил между ног неприятелю. Блэк охнул и отпустил его руки. Это дало Малфою возможность ударить его в нос со всей силы и, перекатившись, подняться на ноги.

- Я тебя убью, тварь. - Прошипел Сириус, взглядом обещая недругу все круги Ада.

В комнате стало темно, как ночью. Даже камин погас. Это говорило о крайней злости представителя Рода «Темных». Поднявшись на ноги, Блэк сжал кулаки и уже хотел броситься на Люциуса, как уперся лбом в невидимую стену. Ничего не понимая, он поднял руки и провел ладонями по осязаемой, но прозрачной стене. Повернув голову вбок, он увидел Диану, которая со злостью и с болью смотрела на него. Но больше всего ему стало больно от того, что он увидел и разочарование в ее глазах. Она так просила его не поддаваться на провокации брата и быть умнее, а он просто не смог в очередной раз сдержаться. Люциус же, поймав взгляд сестры, обращенный к его неприятелю, довольно заулыбался и даже боль, исходящая от скулы и кровь, стекающая по его подбородку, не испортила его настроения. Все эти провокации и эта ненависть к Сириусу, все ради того, чтобы внести разлад между сестрой и ее мужем. Ему было плевать, что сестра страдала от этих ссор и как Магия «наказывала» своих «избранных» за это. Он был доволен и считал своей победой такой вот злой взгляд сестры, предназначенный ее благоверному.

Не говоря ни слова, Диана развернулась и вышла из гостиной. Сириус проводил ее взглядом, а потом резко повернулся к Люциусу. Его взгляд говорил, что это он виноват. В ответ он получил только еще одну довольную усмешку. Стукнув по невидимой стене кулаком, Блэк сорвался с места и выбежал следом за супругой. Он нагнал ее по дороге к беседке.

- Диана. - Крикнул Сириус и встал перед ней. - Погоди, милая, все совсем не так. Твой брат…

- Но просила я тебя. - Оборвала его Диана. Она смотрела на него взглядом, полным боли, и от этого сердце Блэка сжималось. - Я умоляла тебя, Сириус, не поддаваться на провокации Люциуса. Если бы я не остановила вас, вы бы убили друг друга. И ты, конечно, забыл о такой мелочи, что я чувствую тоже, что и ты.

- Ди. - Сириус даже растерялся, действительно забыв об этом. - Мерлин, любимая, прости. - Он взял ее за плечи и заботливо заглянул в глаза.

- Прости? - Вырвавшись, Диана отошла в сторону. - Великое Провидение, неужели было так сложно уйти со мной? - Практически взмолилась она. - Зачем ты остался и продолжил это?

- Ди, он говорил такие отвратительные вещи, что я просто не мог не ответить.

- Да плевать, что он там говорит. Он ненавидит тебя за то, что мы вместе. Ты знал, чем все может закончиться, и все равно продолжал отвечать. Ты должен был уйти, раз не можешь держать себя в руках. Ты должен был уйти со мной.

- Я виноват? - Опешил Сириус, удивляясь, почему любимая только его обвиняет в случившемся, ведь он только защищался.

- Да вы оба друг друга стоите. Вы даже ради меня не можете переступить через свои детские глупые обиды.

- Детские? - Прошипел Блэк. - Твой брат прямым текстом сказал, что сомневается в том, что я сын моего отца. Он посмел обвинить мою мать в измене просто, чтобы позлить меня. А потом он сказал, что после нашего вчерашнего поцелуя тебя все обзывают «похотливой сукой». Я должен был молчать после всего этого? Я должен был уйти? Скажи мне, Диана, что я должен был сделать?

- Что? - На Диану было страшно смотреть. Она резко побледнела и стала медленно оседать на землю. Сириус понял, что перестарался и, подлетев к любимой, крепко обнял ее, спасая ее от падения. - Ох, Мерлин. - Выдохнула она, вцепившись в ворот его рубашки.

Решив, что возлюбленной нужно присесть, Блэк обнял ее за плечи и повел к беседке. Аккуратно усадив ее на скамейку, он сел рядом и снова обнял ее, прижимаясь щекой к ее макушке.

- Я, конечно, понимала, что наша вчерашняя выходка не будет оставлена без внимания, но чтобы так. - Тихо проговорила Диана, комкая в кулачках ворот рубашки любимого.

- Я не жалею о вчерашнем поцелуе. - Вздохнул Сириус, нежно гладя супругу по волосам. - Но, Ди, я взбесился не из-за этих слухов. Мне плевать, кто и что там думает и говорит. К сожалению, мы живем в этом обществе, среди злых людей, для которых копание в чужом белье самое интересное в жизни занятие. Я не смог держаться от того, как твой брат это преподнес. Будто он и сам разделяет это мнение. Этого я не мог стерпеть.

- Нет. - Замотала головой женщина, отстраняясь и заглядывая в глаза супруга. - Люци не такой. Он просто злиться, что я не смогла сдержаться. Я сама не знаю, как так получилось. Нет, я тоже не жалею о поцелуе. - Поспешно добавила она, видя, как расстроился любимый на ее слова. - Я жалею, что сделала это при всех. Вот теперь значит кто я. - Снова поникла она головой.

- Эй, Ди, да плевать. - Воскликнул Блэк, беря лицо возлюбленной в свои ладони и нежно проводя по ее щекам подушечками больших пальцев. - Пусть говорят. Этим людям все равно, что и все равно о ком говорить. Не стоит так из-за этого «убиваться». К тому же поговорят-поговорят, потом еще что-нибудь с кем-нибудь интересное и скандальное случиться и люди забудут о нашем порыве. Вот увидишь. Нужно просто время и все забудут. К тому же они ничего не знают. Они завидуют нам, потому что никогда не смогут испытать такие чувства, как у нас. Вот им и остается, что сплетничать, чтобы оправдать свою зависть, прикрыв ее злобой.

- Я понимаю это… - Пробормотала Диана. - Но… просто это так… грязно… Они превратили нашу с тобой чистую и искреннюю любовь в какую-то грязную пошлость. Противно.

- Да, я понимаю, родная. - Снова вздохнул Сириус и сильнее прижал любимую к себе, будто хотел уберечь ее от всех грязных слухов. - Это действительно противно. Но плевать на них. Пусть подавятся своей завистью. Завтра мы уедем с тобой, и никого больше не будет. Ни людей, ни слухов, ни взглядов. Только ты и я. Целый месяц. И, клянусь, я сделаю все, чтобы ты за этот месяц даже не вспомнила об этих чертовых слухах.

- Завтра? - Переспросила супруга, удивленно смотря на любимого.

- Да. - Улыбнулся Блэк и чмокнул ее в кончик носа. - Прямо завтра. Все бросим и уедем. Только ты и я. Как раньше, любимая. Мы даже домовиков не возьмем. Ни-ко-го. Только ты и я.

- Даже домовиков?

- Да. Никого.

Диана весело рассмеялась и крепко обняла супруга. Сириус прижал ее к себе и уткнулся носом в основание ее шеи.

- Погоди. - Вдруг произнесла супруга, отстраняясь. - Мы так и не решили, с кем оставим детей.

- А сейчас они с кем?

- Ни с кем. Я, когда почувствовала, что ты влез в драку, попросила их вести себя хорошо и побежала к тебе. Кстати, нам домой надо.

Диана вскочила с места, вспомнив, что дети, по сути одни.

- Надо. - Нехотя признал Сириус, тоже поднимаясь на ноги. - Ди, так, может, оставим их на попечение Нэнси и Кричера?

- Сири, мы уже оба решили, что это тоже самое, что оставить их одних.

- Нет, если мы проведем беседу с детьми, а потом с домовиками. Предоставь это мне, родная, я все устрою в лучшем виде. Вот увидишь, без нас дети будут вести себя, как ангелочки.

- Ну, если на счет Марка я не сомневаюсь, но Алексис. - Диана улыбнулась и с сомнением посмотрела на любимого. - У нее твой характер. Ее хлебом не корми, дай что-нибудь этакое отчебучить и «помародерствовать». Уверена, что как только мы выйдем за дверь, она пустится во все тяжкие и ее никто не остановит. За дочкой нужен глаз да глаз.

- Не волнуйся. - Улыбнулся Блэк, привлекая любимую к себе. - Элли я беру на себя. Она будет паинькой, каким я никогда не был.

- Ох, Лорд Блэк, что-то слабо верится.

- Уверяю вас, Леди Блэк, я все устрою. А теперь пойдем домой.

Не разрывая нежных объятий, чета двинулась за пределы территории Малфой-мэнора. Выйдя за ворота, они аппарировали к своему дому. На Гримма было на удивление тихо. Супруги прошли в гостиную и осмотрелись. Перед ними появилась Нэнси и, склонившись в низком поклоне, поприветствовала хозяев.

- Нэнси, а где дети? - Спросила Диана.

- Они в своих комнатах, хозяйка. - Ответила домовик.

- Они хорошо себя вели, пока нас не было?

- Да, хозяйка. Когда вы вернулись, они отправились в свои комнаты и более оттуда не выходили. Только попросили принести им чая со сладостями.

- Отлично, Нэнси. - Довольно кивнул Сириус. - Позови их сюда.

- Слушаюсь, хозяин Сириус. - Снова поклонилась Нэнси и исчезла исполнять приказ.

Супруги прошли к камину и расположились на диване и кресле в ожидании своих детей. Вскоре послышался топот детских ножек по лестнице, и через пару мгновений в дверь буквально влетела Алексис, а следом спокойно зашел Маркус.

- Мамочка, папочка, вы вернулись. - Девочка по очереди расцеловала обоих родителей.

Маркус же просто вежливо поздоровался с родителями. Диана переглянулась с Сириусом, и тот уверенно кивнул, говоря взглядом, чтобы она ему доверилась. Женщина откинулась на спинку дивана, предоставляя любимому полную свободу действий.

- Дети, присядьте. - Попросил Лорд Блэк, указывая на свободные места. Когда те заняли свои места, Сириус напустил на себя всю строгость, на которую был способен и стал говорить серьезным тоном. - Итак, как мы сегодня с утра говорили, мы с вашей мамой отправляемся в путешествие, и нас не будет целый месяц.

- Да, пап, мы помним. - Нетерпеливо прервала его Алексис, мысленно предвкушая свободу и то, что с ними на роль няньки оставят либо домовиков, либо тетю Беллу. И тот и другой вариант был для девочки идентичен, и означало лишь, что по сути надсмотра над ней не будет. По крайней мере, дяде Люциусу их точно не оставят. Это она поняла за столом в Малфой-мэноре.

- Не перебивай меня, Алексис. - Строго сдвинул брови Сириус.

- Прости, пап. - Мгновенно притихла дочь под его грозным взглядом.

- Так вот. - Продолжил мужчина. - Мы решили не откладывать нашу поездку в долгий ящик и решили отправиться прямо завтра.

- Завтра? - Снова не выдержала Алексис, но под еще одним строгим взглядом стушевалась и, снова пробормотав «Прости, папа», замолчала.

- Да, завтра. - Повторил Сириус. - И мы решили, с кем вас оставим. Это будут Нэнси и Кричер.

- Да. - Вскочила со своего места Алексис, сияя довольной улыбкой.

- Нет, не «да», Алексис. - Грозно посмотрел на дочь мужчину. - Будь так добра, сядь, пожалуйста, на место и дослушай меня до конца. Иначе я прикажу Нэнси и Кричеру запереть тебя в твоей комнате и выпускать только по двум поводам: поесть и сходить в уборную.

- Прости, папа. - Снова пролепетала девочка, понимая, что угроза более чем реальна.

На нее не без довольства посмотрел Маркус, а Диана смотрела на мужа с нескрываемой гордостью. Правда, в отличие от дочери, она сомневалась, что любимый поступит, как пригрозил. Слишком он любил свою «малышку».

- Итак. - В который раз снова продолжил разговор Сириус. - Нэнси и Кричер. С ними мы поговорим позже, а пока хочу поговорить с вами. Не думайте, что если вы остаетесь на попечение домовиков, вы можете вести себя как вам заблагорассудиться. Мы с мамой очень надеемся, что наше отсутствие ничего не изменит, и вы будете вести себя, как приличные взрослые люди. А это значит, Алексис, - добавил он, смотря на дочь, которая мечтала уже провалиться сквозь пол под грозным взглядом отца, - чтобы мы не краснели за вас и ваши поступки. Я очень надеюсь, что за время нашего отсутствия, вы не доставите нашим домовикам больше хлопот, чем сейчас. Я очень надеюсь, что мы с мамой сможем гордиться своими детьми. Иначе я буду очень недоволен и разочарован.

Сириус специально добавил последнее слово, зная как много для Алексис значит авторитет и одобрение отца. Она скорее бы умерла, чем сделала хоть что-то, что разочарует отца. Для нее нет более ценного и долгожданного подарка, чем одобрительный и гордый за свое чадо взгляд отца.

- Ты можешь быть уверен, папа, что я никогда не разочарую тебя. - С жаром выпалила девочка, вскакивая на ноги и даже сжимая кулачки, чтобы любимый родитель поверил в честность ее слов. - Я буду хорошо вести себя, и у Нэнси с Кричером не будет со мной забот. Я буду очень послушной. Обещаю тебе, папа.

Слушая тираду дочери, Диана хотела только стоя поаплодировать супругу. Сириус знал о своем авторитете для дочери и смог повернуть все так, что она действительно будет паинькой.

- Я в этом почти не сомневаюсь, Алексис. - Внешне Сириус остался таким же строгим, но внутренне уже праздновал победу. - Вот я и посмотрю, чего стоят ваши слова, маленькая Леди. И очень надеюсь, что сейчас ты была искренняя, а не просто сказала и забыла. Ведь когда даешь слово — ты должна его держать. Правда?

- Да, папа. Я обещаю, что ты будешь гордиться мной.

- Замечательно. - Остался доволен такими словами Блэк. - Маркус, я полагаю, с тобой тем более не будет проблем?

- Со мной точно. - Совсем как мать усмехнулся мальчик, чем заслужил ее одобрительный взгляд.

- Ну, вот и чудесно. - Позволил себе Сириус легкую улыбку. - И если вы будете вести себя хорошо, и домовики на вас не пожалуются, когда мы с мамой вернемся, мы вас поощрим за послушание. Можете даже сами себе придумать награду, какую бы вы хотели получить от нас.

- Ура. - Радости Алексис не было предела.

Она подскочила на месте и кинулась в объятия отца. Тот, задорно смеясь, с удовольствием нежно обнял ее и усадил себе на колени. За ними с легкими полуулыбками наблюдали Маркус и Диана.

- Ладно, идите к себе. - Все еще смеясь, попросил Сириус. - Мы распорядимся об обеде и вас позовем.

Чмокнув отца в щеку, Алексис спрыгнула с его колен и, так же чмокнув мать, умчалась обратно к себе в комнату. Маркус поцеловал мать в щеку и, кивнув отцу, последовал за сестрой.

- Ну? - В надежде на похвалу, спросил Сириус, сияя довольной улыбкой. - А ты сомневалась.

- Да, Лорд Блэк, мое почтение. - Кокетливо улыбнулась Диана и, поднявшись с дивана, заняла место дочери, а именно колени мужчины. Тот расплылся в еще более довольной улыбке и нежно обнял ее за талию. - Это было замечательно. - Похвалила его супруга и ласково поцеловала его в губы, положив ладошку на его щеку. Сириус тут же ответил на поцелуй, прижимая ее к себе сильнее. - А какую награду хочешь ты? - Прошептала супруга, спускаясь губами по его подбородку на шею, нежно лизнув его кадык.

- Ох, Ди. - Выдохнул Блэк, запрокидывая голову и водя ладонями по ее спине.

Диана коротко улыбнулась и продолжила ласку, запуская пальцы в его волосы и направляя его голову вбок, чтобы ей было удобнее целовать его. Сириус буквально сходил с ума, ощущая горячее дыхание любимой на своей коже и ее мягкие губы.

- Давай распорядимся об обеде, а сами поднимемся наверх? - Предложила супруга, чувствуя растущее возбуждение любимого. Тот только что-то неразборчиво простонал, но Диана приняла это как согласие. Она поцеловала его за ухом, задержавшись там немного дольше, и отстранилась. Посмотрев на возлюбленного, она осталась довольной результатом. Влажные губы, затуманенный желанием взгляд, чуть розовые щеки и растрепанные волосы. О, как Диане нравился такой вид супруга. В эти минуты он, как никогда был полностью в ее власти. - Нэнси. - Позвала она. Сириус открыл глаза и, выдохнув, слабо улыбнулся. - Займись обедом. - Приказала Диана, поднимаясь с колен любимого и, взяв его за руку, потянула за собой.

Нэнси поклонилась и исчезла, а супруги, выйдя из гостиной, поднялись в свою спальню. Зайдя первой, Диана дождалась, когда возлюбленный переступит порог их комнаты, а потом закрыла дверь и заперла ее на замок. Подведя его к кровати, она стала медленно расстегивать пуговицы на его рубашке. Сириус улыбался, со всей нежностью и любовью смотря на супругу. Подняв правую руку, он нежно провел ладонью по ее щеке и, запустив пальцы в ее волосы, привлек для поцелуя. Не прерывая своего занятия, женщина подалась вперед и коснулась его губ. Проведя языком по ее губам, Блэк заставил их раскрыться и сразу скользнул внутрь ее рта. Второй рукой он притянул ее ближе, обняв за талию. Диана расстегнула последнюю пуговицу и, разведя ее в стороны, запустила под них руки, обнимая супруга за пояс и полностью прижимаясь к нему. Они целовались так, будто узнавая друг друга заново. Просто стояли в обнимку, не предпринимая никаких решительных действий. Наконец, Диана подтолкнула любимого к краю кровати и заставила его лечь на спину. Оседлав его бедра, она еще какое-то время продолжала поцелуй, опираясь о его грудь ладошками. Сириус запустил пальцы второй руки в ее волосы, ощущая, как приятно щекочут его голую грудь ее мягкие длинные кудри. Он наслаждался этим поцелуем, любя всем сердцем эти нежные губы. Диана тоже не спешила отрываться от его податливых губ. Только когда воздуха стало катастрофически не хватать, она прервала поцелуй и, проложив дорожку из поцелуев по его скуле, обхватила губами мочку его уха. Супруг выдохнул и повернул голову вбок, чтобы ей было удобнее. Чуть прикусив мочку, Диана провела кончиком языка по ушной раковине. Блэк еле слышно простонал имя любимой, начиная возбуждаться. Добившись желаемого результата, супруга обхватила губами мочку его уха и принялась нежно посасывать ее, доставляя любимому все больше удовольствия. Эти не с чем несравнимые ощущения, которые дарили ласковые губы и язычок возлюбленной, лишали Сириуса остатков рассудка. Его стоны стали громче, а дыхание прерывистое. Он шептал имя любимой, беспорядочно путаясь пальцами в ее кудряшках и чувствуя себя на седьмом небе от счастья. Наигравшись с мочкой уха возлюбленного, Диана чмокнула его в основание шеи и приподнялась. Сириус был уже на грани, с трудом удерживая себя, чтобы не кончить раньше времени. Он повернул голову и посмотрел на любимую. Та выпрямилась, смотря на него сверху вниз.

- Я люблю тебя. - Прошептал Блэк, скользя ладонями по ее рукам и останавливаясь на ее бедрах.

- Я люблю тебя. - Выдохнула Диана.

Подняв руки, она положила ладони на его щеки и провела по его лицу, запуская пальцы в его волосы и одновременно наклоняясь вперед, чтобы снова слиться с ним в поцелуе. На этот раз поцелуй был более откровенный и требовательный. Сириус крепко обнял ее за талию, с нежностью и страстью отвечая на ее поцелуй. На мгновение оторвавшись от его губ, Диана коротко простонала и вильнула бедрами. И без того с трудом сдерживаясь, Блэк почувствовал, что пора переходить к решительным действиям. Перекатившись, он уложил супругу на спину и припал губами к ее шее. Теперь настала очередь Дианы наслаждаться его поцелуями на своей коже. Закинув ноги на его поясницу, она обняла его за плечи и сладостно застонала. Крепко сжимая ее в своих объятиях, Сириус с огромным наслаждением целовал нежную бархатистую кожу любимой. Супруга выгибалась под ним, царапала ноготками его спину и сжимала в кулачках его рубашку. Как недавно любимый, она сходила с ума от получаемых ощущений. С большой неохотой оторвавшись от своего занятия, Блэк вспомнил, что на них по-прежнему много одежды и пора от нее избавляться. Подогнув колени, он сел, увлекая за собой супругу. Теперь она практически висела на нем, обнимая руками и ногами. Снова завладев ее губами, он нащупал молнию платья на спине и потянул за язычок. Разведя его в стороны, он спустил лямки с плеч супруги, и ткань скользнула на бедра женщины, оголяя верх ее тела. Придерживая ее, Сириус уложил ее обратно. Запечатлев короткий поцелуй на губах любимой, он медленно стал спускаться поцелуями к ее груди, не отрывая от ее лица возбужденного взгляда. Подцепив замочек на ложбинке между грудей, Блэк припал к ним губами. Диана выгнулась навстречу его ласке и простонала его имя. Довольный такой реакцией, мужчина обхватил губами ее левый сосок, а правый зажал между средним и безымянным пальцем руки, чуть сжав ее грудь. Супруга застонала громче и, запустив пальцы в его волосы, сильнее обхватила его поясницу ногами. Сириус игрался языком с соском любимой, то прикусывая его, то посасывая, доставляя женщине непередаваемое наслаждение. Отрываясь изредка от своего занятия, он принимался осыпать влажными поцелуями саму грудь, сжимая стан пальцами. Спустившись еще ниже, он подцепил поясок платья пальцами и потянул его вниз, полностью снимая его с тела супруги. Диана приподнялась, помогая ему в этом. Медленно, будто смакуя, Блэк провел языком по плоскому животику любимой, вызвав новый громкий стон с ее губ. Снова поднявшись, он ухватился пальцами за пряжку ремня на своих брюках и принялся его расстегивать. Вид такой возбужденной и
распластанной под ним обнаженной супруги сводил его с ума. Будто издеваясь над ним, Диана снова выгнулась и призывно провела ладошками по своему телу. Она соблазнительно провела языком по своим губам и прикрыла глаза. Справившись с ремнем, Сириус снял с себя брюки и снова поцеловал возлюбленную. На этот раз поцелуй стал еще более страстным и жадным. Он говорил о том, как сильно влюбленные желают друг друга. Стянув с супруги и с себя нижнее белье, Блэк обхватил ее стан одной рукой и, приподняв над кроватью, вошел в нее. Синхронно выгнувшись и простонав сквозь поцелуй, они крепче обнялись и стали двигаться навстречу друг другу. Как бы велико не было желание, Сириус не спешил, медленно толкаясь внутри возлюбленной. Запрокинув голову, Диана отвечала на каждое его движение, с наслаждением ощущая разгоряченную плоть любимого внутри себя. Это было волшебно, и она не хотела, чтобы это прекратилось. А губы супруга в этот момент снова ласкали ее кожу на шее. Его сильные руки крепко обнимали ее, заставляя чувствовать себя такой нужной, будто если он отпустит ее, то умрет. Чтобы любимый понял, как его чувства более чем взаимны, Диана еще крепче обняла его ногами, а пальцами впилась в его плечи, царапая острыми коготками кожу. Эта сладостная боль окончательно вышибла из головы Сириуса последние крохи самообладания, и он ускорил темп, с каждым толчком все глубже проникая внутрь нее. Супруга уже не сдерживалась и стонала в голос, содрогаясь под его напором и умоляя не останавливаться. И тот с огромным удовольствием выполнял ее просьбу, вознося обоих на вершину блаженства. Их тела охватил жар, а сведенные судорогой наслаждения лица покрылись испариной. Они неистово целовались, судорожно хватая ртом воздух, но даже не думая останавливаться. Они не знали, сколько продлился их сумасшедший «танец» любви, они потеряли связь с реальностью. Наконец, последний раз дернувшись, Сириус особенно глубоко проник внутрь тела возлюбленной и, кончив, замер. Диана выгнулась, достигнув пика оргазма вместе с ним, и обмякла в его руках. Устало улыбнувшись, Блэк еле ощутимо прикоснулся к ее губам своими губами и, уложив ее на спину, лег сверху. Супруга в бессилии опустила ноги на кровать и, запустив пальцы в его волосы, нежно стала перебирать. Сириус чуть ли не мурчал, наслаждаясь лаской.

- Сири. – Немного отстраненно позвала Диана.

- М? – Послышалось в ответ.

- Пожалуйста, не ведись больше на провокации Люци. Будь умнее. Ради меня.

- Я старался. Честно. Но после этих гадких слов, у меня как пелена перед глазами. Я не смог себя контролировать. Милая, мне очень жаль, что ты чувствовала все, что происходит, но я просто не мог по-другому. Не мог.

- Ох, любимый, как мне больно, что мой муж и брат не могут находиться в одном помещении, чтобы не вцепиться друг другу в глотки. Что мне делать?

- Ди, я обещаю стараться сдерживаться. – Произнес Сириус, поднимая голову с груди супруги и заглядывая в ее глаза. – Но если твой брат будет говорить такие гадкие вещи о моей матери или о тебе… Прости, это выше меня. А если ты действительно хочешь, чтобы это закончилось, поговори с ним. Ведь это он каждый раз начинает. Я только защищаюсь.

- Да я пробовала. – Тяжело вздохнула Диана, приподнимаясь. Блэк слез с нее и, перекатившись на другую половину кровати, укрыл нижнюю часть тела одеялом. – Увы, мой брат упрямее осла. – Вздохнула Диана, укладывая голову на его плечо. – Он ненавидит тебя, нашу с тобой связь и никогда не примет то, что мы вместе. Он считает, что все это огромная ошибка. Он мне прямым текстом это сказал.

- Да, я тоже это сегодня услышал. Когда Цисса попыталась остановить его поток ругательств, он грубо заткнул ее. Он хоть к кому-то в этой жизни испытывает хоть какие-то нежные чувства? Он не может принять нас, не очень ласков с собственной женой, а сын для него не более чем наследник Рода. И что самое грустное - он одинок. Ему никто не нужен. Не знаю, как так можно жить.

- Ты не совсем прав. Я знаю, что Люци любит меня и желает мне только лучшего. Просто в его понимании…

- Это не я. – Догадался Сириус и улыбнулся.

- Да. – Подтвердила Диана и горестно вздохнула.

- Но это не ему решать. Магия ни у кого не спрашивает мнения или желания. Она выбрала нас. Мы ее не просили. Это судьба. Мы не можем это изменить. И злиться на то, что не подвластно изменить, по-моему, глупо. Это тоже самое, что ругать дождь. Как бы сильно ты на него не злился, он не перестанет лить.

- Ты прав, милый. Только вот Люци это не объяснить. Поэтому я и прошу тебя. Тебе-то не за что ненавидеть его. Пусть он дальше злиться на дождь, а мы с тобой будем любить друг друга. И ни он, ни кто-либо еще это не сможет изменить.

- Хорошо, любимая. – Пообещал Сириус и, уткнувшись носом в ее макушку, нежно поцеловал.

- Спасибо. – Поблагодарила его Диана. – А теперь пойдем вниз. Наверное, Нэнси уже справилась с обедом, и скоро дети будут ломиться к нам в комнату.

- Да, пойдем. – Неохотно согласился Блэк.

- Потерпи немного. – Улыбнулась супруга. – Уже завтра все будет иначе.

- Да. – Протянул Сириус, мечтательно улыбаясь.

Увидев его улыбку, Диана рассмеялась и, перекатившись на край кровати, взяла с пола свое платье и стала одеваться. В предвкушении второго медового месяца, Блэк последовал примеру супруги. Через несколько минут, приведя себя в порядок, они спустились в гостиную. Нэнси как раз заканчивала с сервировкой стола.


========== Глава 4 ==========


Спустившись вниз, супруги Блэк помимо накрытого обеденного стола обнаружили также и Циссу с Беллой, которые сидели на диване и весело общались с Алексис и Маркусом. Точнее общалась в основном Белла, а Цисса лишь слабо улыбалась. У нее были покрасневшие, как после слез глаза и очень бледная кожа.

Сириус с Дианой, заметив гостей, переглянулись и поспешили выяснить, что привело сестер к ним.

- Беллс, Цисса, привет. – Первой поздоровалась Диана и, подойдя к подругам, расцеловала их в щеки, когда те поднялись навстречу.

- Простите, что мы без приглашения. – Принялась оправдываться Белла, придерживая сестру под руку, потому что та из последних сил держалась на ногах. – Но мы можем поговорить?

- О, конечно. – Тут же согласилась Диана. – Нэнси. – Позвала она домовика. – Накрой детям стол в комнате Алексис. – Распорядилась она. – Дети, сегодня вы будете обедать в комнате Элли. – Приказала она, переведя взгляд на сына и дочь, когда домовик, поклонившись, исчезла исполнять приказ.

- Хорошо, мама. – Послушно откликнулся Маркус и, взяв сестру за руку, повел из гостиной.

- Кричер. – Позвала Леди Блэк другого домовика.

- Госпожа. – Склонился в учтивом поклоне старый домовик семьи Блэк.

- Вина и закусок. – Приказала Диана, помогая Белле усадить Циссу обратно на диван. – Что произошло? – Спросила она у миссис Лестрандж, понимая, что Леди Малфой сейчас не способна говорить. – Мой брат? – Догадалась Диана.

- Диана, - тихо проговорила Цисса, беря подругу за руки и с мольбой заглядывая в ее серые глаза – если ты не поговоришь со своим братом, то я так больше не могу. Сегодня, когда они с Сириусом сцепились, Люциус, как с цепи сорвался. Я его таким никогда не видела. Он всегда сдержан и никогда не повышает голоса, но сегодня… Ты должна с ним поговорить, потому что только тебя он может послушать. Потому что если для него чье-то мнение и имеет значение, то это твое.

- Ясно. – Ответила Леди Блэк. – Ты права, Цисса, с ним пора серьезно поговорить. Милый, - обратилась она к Сириусу, поднимаясь с дивана – позаботься о сестрах. – Она поцеловала мужа в губы и, вступив в камин, перенеслась в Малфой-мэнор. – Люциус. – Громко позвала она, ступив на ковер в гостиной родового поместья. – Люциус.

Покинув гостиную, она стала подниматься на второй этаж, продолжая звать брата. Тот либо не слышал, либо специально не откликался. Что удивительно: на ее крик не откликнулись также и домовики родового имения. Первым делом Диана решила проверить кабинет и действительно обнаружила там брата. Он сидел за столом и перекладывал бумаги.

- И что ты разоралась? – Недовольно поморщился он, даже не глянув на вошедшую сестру.

- Будь добр, перестань делать вид, что ты чем-то занят и удели мне несколько минут своего драгоценного времени. – Попросила Диана, проходя вглубь кабинета и по-хозяйски садясь в одно из кресел и закидывая ногу на ногу.

- Ну, только если несколько. – Усмехнулся блондин и, отложив перо, откинулся на спинку своего кресла и вопросительно посмотрел на сестру. – Слушаю тебя.

- Прекращай вести себя, как последняя свинья. – Презрительно скривившись, сказала женщина, смотря прямо в его глаза. – Цисса ни в чем не виновата. Она не должна страдать от твоей ненависти к другим. Да что с тобой вообще твориться, Люци? – Воскликнула Диана, наклоняясь к столу брата. – Ты раньше не позволял себе срываться на ней. Ты же любишь ее. Она тоже любит тебя. Но ей больно, когда ты срываешься на ней. Ты знаешь, что она пришла ко мне, едва держась на ногах? Она умоляла меня поговорить с тобой. Ты вообще видишь, до чего доводишь ее? Почему ты молчишь? – Спросила она, видя, что мужчина никак не реагирует на ее слова.

- Я жду, когда ты выговоришься. – Непринужденно ответил Люциус, подняв одну бровь в своей манере. – Но ты же пришла поговорить не только о моей жене. Я жду, когда ты перейдешь к главной причине своего прихода.

- Для начала ответь мне на эту часть. – Приказным тоном произнесла Диана.

- Хорошо. – Вздохнул блондин, наклоняясь к столу и, положив руки на его поверхность, сцепил руки. – Признаю, я сорвался на Нарциссе. Она не виновата, что просто подвернулась под руку, когда твой благоверный вывел меня из себя. Я поговорю с ней, и постараюсь впредь быть более сдержанным.

- Не надо сейчас сваливать все на Сириуса. – Усмехнулась Леди Блэк. – Это не единичный случай, иначе бы твоя жена ко мне не пришла. Слушай, Люци, - уже более миролюбиво проговорила она – если с тобой что-то происходит, если у тебя проблемы или еще что-то…

- То я разберусь с этим сам. – Грубо оборвал ее мужчина. – Не вмешивайся, Диана. Со своими проблемами я разбираюсь сам.

- Что значит «не вмешивайся»? – Воскликнула сестра. – Ты мой брат. И если проблемы у тебя, значит, и у меня. Черт, Люци, ты всегда защищал и заботился обо мне в детстве, и это важно для меня. Если я могу чем-то помочь… чем угодно. Хоть словом, хоть делом. Скажи, я готова. Не отворачивайся от меня, не отталкивай Циссу. Ты не должен со всем справляться в одиночку.

Люциус некоторое время смотрел на сестру, видимо, решая, стоит ли ей открыться или нет. Диана смотрела на него, умоляя довериться.

- Мне кажется, он вернулся. – Проговорил Люциус, шумно выдыхая.

- Кто? – Переспросила Диана, но догадка уже закрылась в ее голову.

- Да, он. – Кивнул блондин, подтверждая ее догадку. – Он. – Повторил он и, закатив рукав своей мантии, указал на блеклую Метку Смерти, что принял от Волан де морта, вступая в его ряды.

- С чего ты решил? – Спросила сестра. – Он же исчез, когда хотел убить Гарри.

- Вот именно, сестренка. Он исчез, а не умер. И мы знаем, что у таких злодеев, как он, всегда есть запасной план на подобные случаи. А если он выжил и нашел способ вернуться?

- У тебя есть какие-то конкретные подозрения?

- Пару раз у меня жгла метка. Будто он призывает. Я не придавал этому значения, думая, что мне показалось. Но это случалось еще пару раз. Никто не знает, что тогда случилось в доме Поттеров. Но если бы он пал от своего собственного заклятья, то осталось бы его мертвое тело. Но он просто исчез, оставив лишь мантию.

- Хорошо, предположим. – Принялась рассуждать Диана, смотря на брата. – Ты не думаешь, что если бы он вернулся, он бы уже заявил о себе? Он бы, как минимум, собрал бы всех оставшихся Пожирателей. Да, пару раз у тебя жгло метку, но это не значило, что он вызывает. Ведь у Беллы-то ничего подобного не случалось, а когда он вызывает, чувствуют все Пожиратели, а не «избранные». И у Северуса не жгло метку, иначе он бы сказал об этом.

- Тогда какого черта чувствую только я? – Воскликнул Люциус и, вскочив со своего кресла, подошел к окну. – Я не знаю, какого черта творится, Диана. – Уже спокойно проговорил он, смотря в окно. – Но я нутром чую, что он о себе заявит. Может, он набирает силы. Я не знаю. Но если он вернется, это будет снова война. А мне совсем не улыбается снова ему подчиняться и опять идти в шпионы. Мы заслужили этот мир, черт возьми. Мы столько для него сделали. Я не хочу, чтобы Драко жил в мире, где есть этот маньяк. Я люблю своего сына и не хочу ему своей участи.

- А мне совсем не хочется, чтобы мир вспомнил, что мой старший сын чертов «избранный». – Огрызнулась Диана. – Если ты прав, и он вернулся, то именно мой сын по пророчеству должен избавить мир от него. Я всеми силами ограждала его от этой миссии. Я не хочу, чтобы он обрекал себя на это.

- Тогда, полагаю, тебя тоже не устроит, если он обретет былую силу и вернется. – Усмехнулся Люциус, оборачиваясь к сестре.

- И что ты предлагаешь?

- Я не знаю. – Тяжело вздохнул блондин, усаживаясь обратно. – Если он пока о себе не заявил, значит, что ему нужно время, чтобы обрести силу. И я понятия не имею, как выяснить, вернулся ли он и, если «да», то где он. Мы оба знаем, как он умеет «прятаться». Но одно я знаю точно: первое, что он попытается сделать, вернув себе былую мощь, это найти Гарри и попытаться его убить. Он знает, кто реальная угроза для него. Нужно защитить его.

- Только как? – Воскликнула Диана, испугавшись за своего сына. – Как защитить его от угрозы, когда не знаешь, откуда она исходит?

- Я свяжусь с Северусом и скажу, чтобы он глаз с твоего сына не спускал. – Сказал Люциус. – А еще скажу, чтобы он поговорил с Гарри и попросил его быть предельно осторожным и если что сразу сообщать ему и нам. Вокруг Гарри сейчас будет крутиться много людей. Темный Лорд может воспользоваться этим, чтобы «прощупать почву». Пока он не обрел силу, он будет действовать через кого-то, и надо отмечать все личности, которые захотят приблизиться к Гарри ближе, чем нужно. А пока не пугайся раньше времени. Гарри и мне дорог, и я, не меньше твоего, заинтересован в его благополучии. Несмотря на то, что он сын Поттеров, в Гарри течет и кровь Малфоев, как и Блэков, когда вы принимали его в свой род, а это делает его моим племянником, не меньше любимым и дорогим мне, чем Алексис и Маркус.

- Спасибо, Люци. – Улыбнулась Диана. – Держи меня в курсе, ладно?

- Непременно. – Вернул ей улыбку брат. – Скажи Циссе, пусть возвращается. Я попрошу у нее прощение и постараюсь больше на ней не срываться.

- А Сириус? – Спросила Леди Блэк. – Ты можешь не провоцировать его? Я понимаю, что ты не в восторге от выбора Магии, но с этим ничего не поделать. Неужели ты не понимаешь, что делаешь мне больно. И не только морально, но и физически, затевая с ним драки.

- Ты требуешь от меня невозможного. – Отозвался Люциус, недовольно скривившись. – И, кстати, драку начал он, а не я.

- Но ты его спровоцировал, зная, что он не сможет сдержаться, когда ты оскорбляешь его. Я прошу тебя, братик, ради меня. Прошу.

- Хорошо. – Воскликнул блондин. – Если ты тоже кое-что пообещаешь мне.

- Говори.

- Не поддавайся Блэковской крови. То, что вы устроили вчера перед всеми – позор. Думаю, ты это понимаешь. Старайтесь сдерживаться и не выносите свои чувства людям на обозрение. Полагаю, твой благоверный уже рассказал тебе, какого о вас сейчас мнения в свете?

- Рассказал. И я прекрасно понимаю, что была не права. Обещаю, что буду держать себя в руках.

- Хорошо. Тогда и я обещаю, что больше твоего мужа провоцировать не буду.

- Еще раз спасибо. Кстати, Северусу будет удобнее наблюдать за Гарри, потому что, скорее всего, он попадет на наш факультет. – С улыбкой сообщила Диана. – Гарри мне это обещал.

- Ну, надо же. – Усмехнулся Люциус. – В нем больше нашей крови, чем его истинных родителей. Это приятно, черт возьми.

Сестра довольно улыбнулась и, попрощавшись, покинула его кабинет и родовое поместье. Ступив на ковер гостиной дома на Гримма, она тепло улыбнулась Циссе.

- Люциус готов попросить у тебя прощение. – Сообщила она. – И обещал мне, что больше так по-свински себя вести не будет.

- Правда? – С восхищением посмотрела на подругу Леди Малфой и, получив утвердительный кивок, просияла, бросившись в объятия подруги. – О, Диана, спасибо. Я знала, что если он кого и послушает, то только тебя. Спасибо.

- Все будет хорошо. – Сказала Леди Блэк, беря лицо подруги в ладони и ласково проводя по ее щекам подушечками больших пальцев. – Твой муж любит тебя, и ему жаль, что он сорвался на тебе.

Еще раз обняв подругу, Нарцисса с улыбкой обернулась на сестру. Белла подошла к Диане и тоже поблагодарила ее за участие. Потом обе сестры попрощались с супругами Блэк и скрылись в зеленом пламени камина, переносясь в Малфой-мэнор.

Проводив их, Диана села на диван и, взяв со столика начатую бутылку вина, наполнила свободный бокал. Сириус опустился рядом с ней и взял ее руку в свою ладонь, призывая посмотреть в свои глаза.

- Неужели твой брат одумался? – С сомнением спросил он.

- Люци мне так же пообещал больше не провоцировать тебя. – Ответила Диана, отправляя в рот виноградину, взятую из блюда с закусками.

- Он заболел? – Шокировано раскрыл глаза Сириус. – Надеюсь, это не заразно?

- Не смешно. – Скривилась супруга. – Не надо делать из моего брата бессердечного монстра, не способного на любовь и понимание. Его можно просто попросить, и он всегда открыт для переговоров.

- Просто ты говорила, что уже просила его о подобном, и тогда он тебе отказал, а сейчас вдруг согласился. Вот я и говорю, что это странно. Он вот так легко согласился?

- Представь себе. – Усмехнулась Диана, подняв одну бровь. – Тебе так сложно в это поверить?

- Сложно. – Ответил с улыбкой Сириус. – Особенно, когда я чувствую, что ты мне не всю правду говоришь. Или ты забыла, что мы чувствуем, когда кто-то из нас врет?

- Черт, Сириус, какого черта ты ко мне пристал? – Вспылила супруга, вскочив на ноги.

- Так, давай рассказывай, что он тебе сказал? – Поднялся следом за ней Лорд Блэк, поняв, что что-то серьезное случилось с любимой, раз она так отреагировала. – Он наговорил тебе гадости по поводу нашего вчерашнего поцелуя?

- Мерлин, Сириус, да это тут уже вообще не при чем. – Тяжело вздохнула Диана. – Ох, ладно, я все равно не смогу от тебя ничего утаить. Люци сказал мне, что у него пару раз жгло метку. Его метку. Брат думает, что он может вернуться. Ведь что случилось тогда в доме Поттеров, никто не знает. Он просто исчез и все. Тела не было.

- Погоди, но Беллс ничего такого не чувствовала. – Запротестовал Сириус, подходя к любимой. – Она бы сразу сказала. Да и Снейп вроде тоже не жаловался. Это что, только у твоего брата? Чем же он такой особенный?

- Я не знаю, Сириус. Но и врать ему незачем. В общем, он свяжется с Северусом и попросит хорошенько присматривать за Гарри, чтобы исключить нежелательных людей, которые будут крутиться возле нашего сына. Скорее всего, если он попробует вернуться, то он в первую очередь попытается… причинить вред Гарри, так как именно он по пророчеству представляет для него реальную угрозу. Скорее всего, он пока не обрел былую силу и может действовать через других.

- А, может, у твоего брата галлюцинации на фоне мании преследования? – Все еще сомневался Лорд Блэк.

- Хорошо, если так. – Вздохнула Диана и, подойдя к нему вплотную, прижалась к его груди. Сириус обнял ее за плечи и прижался щекой к ее макушке. – Но, как говорится, если у вас мания преследования, то это не значит, что за вами не следят. Любимый, я не хочу, чтобы на Гарри обрушилось все это. Я так хотела, чтобы этого не произошло.

- Милая, с нашим сыном все будет хорошо. Даже если Воландеморт снова объявится, то ему придется иметь дело сначала с нами, потому что я его близко к сыну не подпущу. Мы защитим Гарри. Он же обещал нам написать о своем первом дне в Хогвартсе. Узнаем, как у него дела. Сами с ним свяжемся по каминной сети. Поговорим, попросим быть осторожным. Все будет хорошо, не волнуйся.

- Ох, ладно. – Вздохнула Диана, возвращая себе самообладание и отстраняясь. – А теперь давай пообедаем. – Улыбнулась она. – Точнее уже почти поужинаем.

- Давай. – Тоже улыбнулся ей супруг и, наклонившись, нежно поцеловал ее в губы.


Хогвартс-экспресс затормозил у конечной станции. Студенты и первогодки стали покидать свои вагоны, оставляя вещи в поезде. Их должны были доставить домовики школы сразу в гостиные учеников. Гарри Поттер-Блэк и Драко Малфой ехали в одном купе, живо между собой обсуждая, каким будет их первый год обучения и, конечно, они оба были уверены, что вместе попадут на факультет Слизерин. Облачившись в свои мантии, пока без нашивки факультета, они вместе с другими первогодками покинули поезд. Во время поездки к ним никто не заходил, кроме какой-то девочки со спутанными кудрявыми каштановыми волосами. Спросив, не видели ли они жабу и, получив довольно грубый ответ от Драко, она поспешила уйти и больше не попадаться на глаза двум «грубиянам». На перроне первогодок подзывал к себе лохматый великан, держащий высоко перед собой огромный фонарь, чтобы в темноте ученики могли его разглядеть. Сориентировавшись, мальчики протолкнулись вперед и встали перед великаном. Когда вокруг великана столпились все первогодки, он прогремел своим голосом.

- Добрый вечер, первогодки. Меня зовут Рубеус Хагрид, и я отвезу вас в Хогвартс. Идите за мной, я проведу вас к лодкам.

Светя фонарем и следя, чтобы никто не потерялся, он повел их к реке, где у берега стояли лодки. Отдав приказ залезать в них, великан сел в одну из лодок последним, убедившись, что никто не остался на берегу. Лодки сами по себе отчалили от берега и медленно поплыли к другому берегу. На нем возвышался высокий и величественный замок, который и являлся школой Чародейства и Волшебства Хогвартс. Драко с Гарри, открыв рты, зачарованно осматривали замок. Когда лодки причалили, будущие студенты Хогвартса стали выбираться на берег. Снова ведомые великаном, они направились к входу в замок, тихо между собой разговаривая. Драко с Гарри нагнали другие дети чистокровных волшебников Блейз Забини, Крэбб и Гойл, а также дочки Паркинсонов и Гринграссов Пенсифона и Астория. Всей компанией они поднялись по ступенькам наверх, где их ожидала женщина в зеленой мантии и остроконечной шляпе. Это была Минерва Макгонагалл. Она строго осмотрела столпившихся и притихших учеников перед ней, особенно задержав взгляд на Гарри. «Надеюсь, что он не разочарует так, как его приемные родители». Недовольно мысленно скривилась она. «Это же надо было Поттерам оставить своего сына на попечение Малфоя и Блэка. Надеюсь, Дамблдор сможет найти подход к мальчику и выбить из него всю дурь».

- Добрый вечер, ученики. – Поздоровалась она. – Приветствую вас в стенах школы Чародейства и волшебства Хогвартс. Сейчас вы войдете в эти двери – указала она на огромные дубовые двери позади себя, ведущие в Главный зал – и там определиться ваша дальнейшая судьба на ближайшие 7 лет обучения. Вас распределят по факультетам, где вы будете учиться. Хогвартс станет вашим домом, а факультет семьей. Прошу следовать за мной.

Женщина развернулась, и первая вошла в зал. За ней последовали первогодки. Они двинулись по проходу, где на них внимательно смотрели другие ученики, уже сидевшие за столами своих факультетов, а также преподаватели, тоже сидевшие за своим столом. Драко первый увидел своего крестного Северуса Снейпа и, толкнув Гарри в бок, с довольной улыбкой, указал на мужчину. Северус поймал их взгляд и слабо улыбнулся одними глазами, кивнув. С них также не сводил внимательного взгляда директор Дамблдор. Он, как никто понимал, как сложно ему придется с сыном Поттеров и Блэков. И те, и другие не очень-то и жаловали «доброго» дедушку и настроить его на «нужный» лад будет непросто. Гарри тоже глянул на директора, тут же вспомнив слова родителей о нем. Вдруг у него кольнул шрам на лбу, чего раньше не случалось, и он неосознанно коснулся его рукой.

- Ты чего? – Спросил у него Драко, заметив его движение.

- Да ничего. – Ответил Гарри, тоже не поняв, что это. – Нормально.

Макгонагалл вышла вперед и, жестом попросив первогодок остановиться, встала рядом с табуретом, на котором лежала старая шляпа для распределения по факультетам. Взяв одной рукой шляпу, а другой свиток пергамента со списком учеников, женщина сказала:

- Сейчас я буду называть ваши имена, а вы будете выходить ко мне и садиться на этот табурет. Я одену вам Распределяющую шляпу на голову, и она определит вас на ваш будущий факультет. Итак, Аббот, Ханна. – Назвала она фамилию первой первогодки, и вперед вышла темнокожая девочка. Она села на табурет, и Макгонагалл надела на ее голову шляпу.

- Пуффендуй. – Немного погодя, раздался скрипучий голос шляпы.

Минерва сняла с головы девочки шляпу, и Ханна, сияя довольной улыбкой, побежала к своему столу, где ее уже приветствовали бурными аплодисментами.

- Не понимаю, чему она радуется. – Зашептал на ухо Гарри Драко. – Папа говорит, что Пуффендуй самый ужасный факультет. Хотя, по сравнению с Гриффиндором, еще не известно.

Гарри слабо улыбнулся и кивнул, соглашаясь с другом. Для него существовал только один факультет – Слизерин. Во-первых, он хотел порадовать мать, а во-вторых, он знал, что Драко точно отправится туда, а расставаться с другом ему не хотелось. К тому же позже в школу приедут сестра и брат, и они, скорее всего, также отправятся в Слизерин. В распределении Маркуса Гарри не сомневался, а вот с Алексис возникал вопрос. И он собирался его решить, объяснив сестре, что лучше им всем держаться вместе. Но он также понимал, что Элли послушает только отца, а это значит, что предстоял тяжелый разговор с мужчиной, ведь тот хотел, чтобы все его дети пошли по его стопам. Но Гарри так же помнил и слова матери о том, что факультеты Слизерин и Гриффиндор издревле враждуют друг с другом, и ему совсем не хотелось выступать против сестры. Именно это он и хотел объяснить и Алексис, и отцу.

Между тем, пока Гарри был погружен в свои мысли, уже распределили четверть учеников. На табуретке так же оказалась и девочка, которая заглянула к ним в купе. Гермиона Грейнджер. Так назвала ее Минерва Макгонагалл.

- Грязнокровка. – Фыркнул Драко в ухо другу. – Я так и знал.

Гарри кивнул, слушая декана факультета Гриффиндор в пол-уха. Вскоре она назвала фамилию Драко, и тот, важно кивнув Гарри, вышел вперед. Едва шляпа коснулась белобрысой макушки наследника Рода Малфой, как она выкрикнула: «Слизерин». Гарри выдохнул и, улыбнувшись, проводил друга до стола, чтобы знать, куда ему потом самому идти. Настала и его очередь. Идя к табурету, он ощущал на себе напряженные взгляды всех присутствующих. Еще бы, он местная знаменитость, как говорили ему родители. Сам «Избранный».

Забравшись на табурет, он ощутил, как ему на голову опустилась шляпа.

- Так-так-так. – Услышал он скрипучий голос шляпы у себя в голове. – Юный Поттер. Казалось, только вчера я отправляла твоих родителей на факультет Гриффиндор. Хм. – Вдруг задумалась она. – В тебе течет также кровь Малфоев и Блэков. А они всегда были выходцами именно с факультета Слизерин. Куда же тебя определить?

- Слизерин. – Зашептал Гарри, даже зажмурившись от сосредоточенности. – Слизерин. Только Слизерин.

- Хм. – Снова хмыкнула шляпа. – Слизерин, говоришь? Возможно, ты и прав. Хорошо. СЛИЗЕРИН! – Громко выкрикнула она.

Стол «змеек», как один вскочил на ноги и громко зааплодировал, пока Гарри, сияя довольной улыбкой, направлялся к их столу. Почти каждый из факультета посчитал своим долгом лично пожать руку «избранному». Радуясь такому приветствию, Гарри, конечно, не заметил разочарованных взглядов Дамблдора и Макгонагалл, зато Северус Снейп смотрел на мальчика с улыбкой. Драко, обняв по-дружески Гарри за плечи, усадил его рядом с собой, радуясь, что они будут вместе, как и планировали.

«Это будет сложнее, чем я думал». Раздосадовано подумал Дамблдор, с трудом скрывая раздражение. «Чертова кровь Малфоя и Блэка в нем преобладает. Воздействовать на него, когда он в Слизерине, будет сложнее. Это надо же: «Избранный», который должен уничтожить Темного Лорда Воландеморта, учиться на том же факультете. Чертовы Малфой и Блэк».

Когда последний ученик был распределен, директор поднялся со своего места и, призвав к тишине, начал свою традиционную приветственную речь.

- Поздравляю всех первогодок с зачислением в школу Хогвартс. Надеюсь, что замок станет таким же домом для вас, как для всех нас. Итак, мы все достаточно голодны, поэтому не буду вас отвлекать долгими разговорами. Приятного аппетита.

Дамблдор хлопнул в ладоши, и на столах тут же появились разные лакомства.

- Видел, как вытянулось лицо у директора, когда шляпа выкрикнула «Слизерин», определяя тебя на факультет? – Злорадно усмехнувшись, спросил Драко у Гарри.

- Нет. – Тоже довольно улыбнулся тот. – Но уверен, это было потрясающее зрелище. Мама с папой предупреждали меня о том, что он захочет найти ко мне «подход» и даже попробовать настроить против них. Но я его слушать не буду. И пусть теперь попробует воздействовать на меня, когда я на единственном факультете, ему не подчиняющемся.

- Да уж. – Кивнул блондин. – Уверен, что он сейчас готов рвать волосы из своей бороды от злости.

Мальчики тихо захихикали и, подняв бокалы с тыквенным соком, стукнулись их стенками. Гарри отпил из бокала, уже предвкушая, как напишет в письме матери о том, что пошел по ее стопам. Он знал, что она обрадуется. Правда, отец будет расстроен, но брюнет был уверен, что сможет объяснить ему, что это был наилучший вариант.

Закончив с ужином, студенты стали подниматься со своих мест и отправляться в свои гостиные. К первогодкам каждого факультета подходили старосты и, представившись, уводили их в гостиные, чтобы новоприбывшие студенты не потерялись и в дальнейшем смогли самостоятельно перемещаться по замку. Выйдя из Главного зала, Драко с Гарри, в окружении своих одногруппников, направлялись в подземелья, где и находились комнаты факультета Слизерина. Проводив первогодок до входа в гостиную, староста произнес пароль от входа: «Чистая кровь». Проем в стене открылся, и ученикам явилась взору просторная гостиная, выполненная в зеленых и серебряных цветах. Цветах факультета Салазара Слизерина. Объяснив, где чьи спальни находятся и рассказав о некоторых правилах поведения, староста порекомендовал первогодкам скорее разобрать свои вещи и отправил их по спальням, раздав каждому по расписанию уроков. Едва Гарри и Драко собрались подняться в спальню мальчиков, как к брюнету подошел какой-то третьекурсник и сказал, что в коридоре его ожидает декан их факультета Северус Снейп.

- Иди, я сейчас. – Сказал Гарри Драко и выбежал из гостиной, не желая заставлять мужчину его ждать.

Выйдя из проема, он действительно обнаружил неподалеку знакомую фигуру мужчины. Заметив Гарри, Северус поднял руку и поманил его к себе в нишу коридора, где их не могли бы услышать или увидеть.

- Здравствуй, Гарри. – Поздоровался с мальчиком Снейп, тепло обняв его. – Поздравляю тебя с вступлением на мой факультет.

- Я тоже рад, Северус. – Улыбнулся ему Гарри, ответив на объятие. Когда они были наедине или в кругу своих, мужчина разрешал ему называть себя просто по имени. – Мама будет рада.

- Да, она будет довольна. – Согласился с ним мужчина. – Но это крайне не понравилось Дамблдору. И он будет пытаться с тобой поговорить и настроить на свою сторону. Я буду всеми силами защищать тебя от всяческих нападок и с его стороны и со стороны других учеников, но и ты должен знать, с кем тебе общаться, а с кем не стоит. Конечно, твоя мама уже тебе дала все рекомендации, я хочу лишь удостовериться у тебя, что ты их помнишь и будешь следовать им.

- Я помню мамины слова и наставления. – Подтвердил мальчик. – Не волнуйся, Северус, я знаю, кто мне здесь друг, а кто нет.

- Отлично, Гарри. – Довольно улыбнулся декан факультета. – И помни, что если тебе кто-то будет надоедать или, не дай Мерлин, пробовать обидеть, сразу говори мне – я тут же все решу, и больше эти люди тебя не побеспокоят. И вообще с любыми вопросами сразу обращайся ко мне. Я обещал твоей маме во всем помогать тебе и наставлять. Ты можешь во всем на меня положиться, Гарри.

- Я знаю, Северус, спасибо тебе. – Тепло поблагодарил мужчину Гарри.

- Ну, хорошо. Ступай в гостиную. Хорошенько выспись и не опоздай завтра на первый урок. Он, кстати, будет с гриффиндорцами, так что готовься к тому, что старая кошка… точнее Минерва Макгонагалл – исправился Северус, когда мальчик тихо прыснул в кулачок – будет к тебе относиться, как и к другим слизеринцам. Хотя, может, и нет. Ведь Дамблдор наверняка захочет добиться твоего расположения, поэтому и она может на первых парах быть к тебе более миролюбиво настроена, чем к остальным. Но ты сразу не говори «нет», как и не говори сразу «да», понимаешь?

- Да. – Кивнул Гарри. – Я помню, мама сказала, что если сразу отказать, то я только настрою их против себя и они могут строить мне гадости. А, не давая четких ответов, можно у них выяснить их планы и намерения относительно меня.

- Правильно. И еще, захочешь связаться с родителями по каминной сети – обращайся ко мне. Ну, или можешь через меня что-то передать.

- Хорошо. Спасибо еще раз.

- Иди. – Сказал Северус и, еще раз обняв мальчика, подтолкнул его обратно к проему, ведущему в гостиную Слизерина. – Ты воспитала достойного сына, Диана. – С улыбкой проговорил Снейп, когда Гарри скрылся из виду. – Блэк от злости удавится, когда узнает, что сын Поттеров учится на Слизерине.

И, довольно улыбаясь и представляя себе перекошенное лицо Сириуса Блэка, он направился в свой кабинет. А Гарри, поднявшись в спальню, принялся писать письмо семье, делясь своими впечатлениями о первом дне в стенах школы.


Комментарий к Глава 4

Вот, начало положено)


========== Глава 5 ==========


- «Привет, семья. – Читала Диана за завтраком письмо старшего сына, когда вся семья Блэк собралась за столом. – Я прошел распределение на факультет и теперь, перед тем, как лечь спать, как и обещал, пишу письмо о своем первом дне в школе. Итак, первое, что вас может заинтересовать, в какую гостиную я направился после распределения. Та-дам… - Шутливо прочитала Диана, засмеявшись. – Слизерин. Ура. – Последний выкрик был инициативой самой Леди Блэк.

- Как Слизерин? – Переспросил Сириус, не веря своим ушам. И, наклонившись к письму, пробежал взглядом по строчкам, думая, что супруга пошутила. – Ну, чееерт. – Недовольно протянул он, убедившись, что это правда. – Ну, как же так? – Сокрушался он.

- Молодец, сынок. – Похвалила старшего сына Диана.

- Да какое «молодец»? – Воскликнул Блэк, с укором смотря на любимую, будто именно она виновата в том, что старший сын попал на факультет, самый нелюбимый бывшим гриффиндорцем. – У него большинство родителей закончили Гриффиндор, а он умудрился поступить на твой факультет. Просто поверить не могу.

- Зато я, папочка, непременно попаду на факультет Гриффиндора. – С гордостью заявила Алексис, желая порадовать любимого родителя.

- И будешь там одна. – Фыркнул Маркус, который был уверен, что он, как и мать, попадет на факультет Салазара.

- И все равно. – Отмахнулась от брата девочка.

- Вообще-то, не все равно, Алексис. – Сказала Диана. – Это очень важно, чтобы вы держались все вместе в школе. Тем более эти два факультета издревле враждуют между собой. Ты же не хочешь, чтобы тебя настраивали против собственных братьев и говорили, какие они плохие, просто потому что они учатся на другом факультете? И твой папа тоже этого не хочет, правда, милый? – Повернулась она к супругу с выражением лица: «если не поддержишь меня, я очень расстроюсь, а это для тебя нежелательно».

- Папа? – С надеждой посмотрела на родителя Алексис. От его ответа сейчас все зависело.

- Конечно, не хочу. – Согласился с любимой Сириус, тяжело вздыхая и уже смирившись, что все его дети пойдут по стопам супруги. Диана победно усмехнулась и, взяв его за руку, посмотрела на дочь. Та была очень расстроена, ведь отец говорил, что именно Гриффиндор самый лучший факультет и как он был бы горд, если бы дочь там училась. – Элли, дочка. – Поняв, что любимая все-таки права, он ободряюще улыбнулся девочке. – Это крайне нежелательно, чтобы вы трое были по разные стороны баррикад. Поверь, я через это проходил с твоей мамой, и ничего хорошего из этого не вышло бы, если бы не помощь Магии. Было время, когда мы с ней враждовали именно из-за этих старых стереотипов. Я бы очень не хотел, чтобы и тебя также настраивали против Гарри и Маркуса, как меня в свое время настраивали против твоей мамы. Ты же любишь своих братьев?

- Но ты говорил… - Попыталась возразить Алексис.

- Я помню, что я говорил, милая. – Ласково улыбнулся Лорд Блэк. – Но тогда я был полон надежд, что Гарри попадет на мой факультет…

- Погоди-погоди. – Отдернув руку, Диана предупреждающе сузила глаза, повернувшись к супругу. – То есть ты надеялся, что Гарри с Алексис попадут на Гриффиндор и они оба будут настроены против нашего младшего сына? Или ты думал, что и Марк последует за ними?

- Упаси Мерлин. – Воскликнул Маркус, будто это самое ужасное, что могло с ним случиться.

- Ди, я считаю, что ты провела агитацию среди наших детей, настраивая их против факультета Гриффиндора. - Выразил предположение Сириус, правильно поняв реакцию младшего сына.

- Просто я знаю, что, так как в наших детях кровь Малфоя и Блэка, а эти семьи всегда попадали исключительно на факультет Слизерина, то и они отправятся туда же. Это только ты, любимый, пошел против правил и поступил на факультет Годрика. И как мы оба правильно заметили, мы не хотим, чтобы наши дети враждовали между собой. Поэтому я считаю, что будет лучше, если они все попадут на один факультет. И это ты, как истинный гриффиндорец, настраиваешь нашу дочь против Слизерина. А я всего лишь хочу, чтобы в школе, где на них будет оказано давление со стороны Дамблдора и его «приспешников», они держались вместе. И, к слову, доченька, - нежно улыбнулась Алексис Диана – ничего плохого в факультете Салазара Слизерина нет. Я там проучилась семь лет, кстати, как и твоя любимая тетя Белла. Можешь у нее спросить, как нам хорошо жилось на этом факультете. Мы веселились и развлекались ничуть не хуже, чем гриффиндорцы. Везде есть свои плюсы. И, кстати, неужели ты думаешь, что если бы на Слизерине было плохо, я бы желала поступления туда всех своих детей?

- Нет, мама. – Вынуждена была признать девочка.

- Уверена, что тебе там понравится. И твои братья будут рядом. Вы будете поддерживать друг друга и защищать. К тому же у вас декан Северус Снейп, а он обещал мне заботиться о каждом из вас в стенах школы. И я ему доверяю. И папа будет тобой гордиться вне зависимости от того, какой факультет ты закончишь. Правда, любимый? – Снова повернулась к супругу Леди Блэк.

- Конечно. – Ответил Сириус, понимая, что от его мнения, по сути уже ничего не зависит. – Главное, чтобы ты хорошо училась, и тебе было весело и комфортно в школе. – Добавил он, смотря на дочь.

- Ну, если ты так думаешь… - Пробормотала Алексис, тяжело вздыхая.

- Как здорово, что мы в семье всегда приходим к общему правильному решению. – Обрадовалась Диана, перемигнувшись с сыном. Тот тихо прыснул, видя как «обрадовались» отец и сестра этому «решению». В отличие от сестры, он видел авторитет матери и, как истинный Малфой, предпочитал быть на стороне победителя, а именно такой была его мать, всегда умеющая убедить супруга, что именно она права в большинстве случаев. – А теперь вернемся к письму Гарри. – Вспомнила Леди Блэк, снова беря в руки свиток пергамента и, быстро найдя, где остановилась, она продолжила читать. – «После распределения Северус вызвал меня на разговор и уверил в том, что я могу рассчитывать на его расположение и помощь. Так что, мама, как ты и обещала, я знаю к кому идти за поддержкой, если мне она понадобится. К тому же мы с Драко будем держаться друг друга, пока не обретем новых друзей. Пока с нами на факультет поступили дети Гойлов, Креббов, Гринграсс и остальные. Мы решили держаться вместе. Но мне кажется, что по-настоящему я могу положиться только на Драко. По крайней мере, на этот год, а потом придет Элли. Школа мне нравится. Тут здорово. Я уже по всем вам скучаю, и обещаю писать так часто, как смогу. Крепко вас целую, до встречи на каникулах. Ваш Гарри».

- Этого следовало ожидать. – Недовольно скривился Сириус.

- Ты о чем? – Отложив в сторону письмо сына, обратилась к любимому Диана.

- О детях аристократов. И Креббы, и Гринграссы избежали тюрьмы только благодаря своим связям. Кому, как не нам, милая, знать, что они были ярыми сторонниками Волан де морта. И вот теперь они окружают нашего сына. Об этом я тебе и говорил. – На последних словах он грозно свел брови и обвинительно посмотрел на жену. Алексис и Маркус притихли, переводя осторожные взгляды с одного родителя на другого. – И мне не нравится, что Гарри рассматривает их, как потенциальных друзей. Кстати, уверен, что Драко тоже далеко не «против» этого знакомства.

- А ты предпочел бы, чтобы Гарри дружил с Лонгботтомами и Вислыми? – Прищурила глаза супруга, сцепив пальцы в замок и чуть наклонившись вперед к столу.

- Я бы предпочел, чтобы наш сын сам выбирал себе друзей, а не ты или твой брат их ему навязывал.

- Я никого ему не навязывала. – Процедила сквозь зубы Диана, стараясь держать себя в руках. – И Люци это тоже не нужно, уверяю тебя.

- Ну да. – Фыркнул Сириус, откидываясь на спинку стула. – Твой брат уверен, что ты и сама справишься с этим. У вас одинаковые взгляды на воспитание нашего сына.

- Алексис, Маркус. – Не сводя напряженного взгляда с мужа, обратилась к детям Леди Блэк. – Идите к себе в комнаты. Поняв, что дальнейшее не предназначается для их ушей, Марк схватил сестру за руку и поспешил ретироваться вместе с ней с гостиной. Дождавшись, когда за детьми закроется дверь, Диана медленно поднялась со своего стула и, обогнув стол, встала рядом с любимым, опершись бедрами о край стола. – Ты меня в чем-то обвиняешь, Сириус? – Обманчиво-спокойным голосом спросила женщина, скрещивая руки на груди. – Может, ты считаешь, что я плохо воспитываю наших детей? Или думаешь, что я что-то делаю в ущерб им? Давай, Сириус, скажи, что я Малфой и для меня важнее мнение окружающих, таких, как другие чистокровные семьи. Ты ведь это имеешь ввиду?

- Диана, ты перевираешь мои слова. – Отмахнулся супруг, с вызовом смотря в ее глаза. – Просто я указал тебе на
то, что лучше бы нашему сыну не контактировать с такими, как Гринграсс. Я не говорю, что Уизли лучше, но не хуже уж точно. И если выбирать из двух зол…

- О, да. – Скривилась Диана, прерывая его. – Конечно, они лучше, только потому, что учатся на таком «прекрасном» факультете, как Гриффиндор.

- Да, прекрасный факультет. – Вскочил на ноги Сириус, переходя на крик. – Хотя бы потому, что у нас не выпускаются темные маги, мечтающие уничтожить весь мир.

- О, конечно, это только слизеринцы способны на зло, предательство и коварство. – Каждое ее слово было пропитано ядом. – Я и забыла, что все гриффиндорцы просто пример для подражания. Конечно, ведь «дедушка» Дамблдор весь из себя положительный и ни разу не «гнусный двуличный манипулятор». Или ты свои же слова забыл, Сириус?

- Мерлин, Ди, да что с нами не так? – Выкрикнул Лорд Блэк, хватая любимую за плечи. Диана прочитала в его черных глазах боль и раскаяние, и это свело на нет всю ее злость и раздраженность. – Мы уже давно не в школе, не враждуем, а эта проклятая бессмысленная вражда все еще стоит между нами. Неужели даже наша любовь не может это изменить?

- Прости меня. – Пробормотала супруга, подавшись вперед и позволяя обнять себя. – Я не знаю, почему мы все еще находимся под этим влиянием. Я совсем не хочу этого. Просто…

- Я знаю, милая. – Шумно выдохнул Сириус, прижимая любимую к себе за плечи и утыкаясь носом в ее макушку. – Ты тоже прости меня. Я не хотел говорить про темных магов, учитывая свою же родословную. Не знаю, что на меня нашло.

- Ты расстроился, что Гарри поступил не на тот факультет, как ты хотел. – «Подсказала» ему Диана, слабо улыбнувшись. – Я понимаю, ты хотел этого не для себя. Ты хотел этого в память о Поттере и Эванс. Но, любимый, - вздохнула она, отстраняясь от его груди, - пойми, Гарри будет лучше подальше от влияния «доброго дедушки». И я тоже не в восторге от того, чтобы он общался с Гринграсс и Гойл. И я не агитировала его на дружбу с ними. Наоборот, я сказала ему, чтобы он держался подальше от тех, кто навязывается ему в друзья. Но Гарри не может совсем ни с кем не общаться. Да, ты не в восторге от моего брата, и у вас это взаимно, но, согласись, именно Драко искренне дружит с Гарри. И я уверена, что когда понадобится, они встанут друг за друга горой. Не только на факультете Гриффиндора ценят дружбу. Мы, слизеринцы, тоже знаем, что это.

- Я знаю. – Улыбнулся Сириус, беря лицо супруги в ладони. – Но пообещай мне, что не будешь поощрять общение нашего старшего сына, да и вообще всех наших детей, с отпрысками «прислужников» Волан де морта.

- Я не поощряю. – Выпалила Диана. – Ты все неправильно понял. Я сама не хочу, чтобы Гарри дружил с ними. Будь моя воля, он бы их за милю обходил. Но, к сожалению, хотим мы этого или нет, но это наше окружение и нам приходится в нем жить. А яро отказываясь от них - верный способ нажить себе в их лице врагов. А ты не хуже меня знаешь, что с такими, как Гринграссы лучше дружить, чем враждовать. Ну, или хотя бы держать нейтралитет. Против них были все улики, но они все-таки избежали тюрьмы, как ты правильно заметил. У них огромное влияние. Это нельзя не учитывать. Поэтому пусть они просто будут не в списке наших врагов. А еще, что немаловажно, несмотря на ваши отношения с Северусом, он лучше всех «присмотрит» за нашими детьми, когда они не рядом с нами. Или ты это будешь отрицать?

- Нет, не буду. – Вынужден был согласиться Сириус. – Но, думаю, тут большую роль играет тот факт, что Гарри не только мой и Джеймса с Лили, но и твой сын.

- О, Мерлин Всемогущий, опять. – Недовольно «закатила» глаза супруга. – Давай, припомни его влюбленность в меня. Только сейчас это не работает. Он с Беллс, и у них все хорошо.

- Да? – Усмехнулся Лорд Блэк. – У них было «хорошо» и до женитьбы Беллы и Лестранджа. Но она не разорвала помолвку. Даже не попыталась. И потом, после смерти Лестранджа. Почему они до сих пор не оформят отношения, не подумают о детях? Ведь только слепому не видно, как Белс хочет своих детей.

- Северус сделал ей предложение. Она отказалась.

- Почему?

- Хочешь узнать – сам у сестры спроси. – Отмахнулась Диана, решив без «разрешения» друзей не вдаваться в подробности их отношения.

- Хорошо, спрошу. – Непринужденно отозвался Сириус, уверенный в том, что кузина не откажет поделиться с ним.

- А пока, раз уж мы все выяснили и разрешили все разногласия, - ласково улыбнувшись и нежно прикоснувшись к любимым губам, протянула супруга – может, поднимемся наверх и начнем собирать вещи для второго медового месяца.

- Идея мне нравится. – Тоже расплылся в довольной улыбке Лорд Блэк. – Дадим последние распоряжения нашим домовикам и будем собирать чемоданы. Думаю, нам просто необходимо побыть отдельно от нашего «окружения».

- А еще надо поговорить с Алексис и Маркусом. – Вспомнила Диана, грустно вздыхая. – Нехорошо, что они стали свидетелями нашей ссоры.

- Да, не нужно при них ругаться. – Согласился с ней Сириус. – Давай, ты поговоришь с домовиками, а я поднимусь к детям?

- Отлично. – Закивала супруга.

Лорд Блэк нежно поцеловал любимую в губы и, отпустив ее, покинул гостиную.

- Почему на самом деле Гарри так хотел поступить в Слизерин? – Раздался тихий голос Вальпурги, когда дверь за мужчиной закрылась. Диана тяжело вздохнула и повернулась лицом к портрету свекрови. – Не подумай, что я тебя осуждаю. – По-матерински улыбнулась бывшая Леди Блэк. – Ты права, что настояла, чтобы Гарри поступил на твой факультет, но ты должна понять и разочарование Сириуса. Может, он и понимает в глубине души, что это лучше для вашего сына, но ему от этого осознания не лучше. Ты же понимаешь, почему сын вспылил.

- Я понимаю, Вальпурга. Но, как вы правильно заметили, в глубине души он понимает, что так будет лучше. В Слизерине Дамблдору до Гарри не добраться. Я не могу допустить, чтобы директор попытался «промыть» сыну мозги. Ведь мы до сих пор не знаем, что сталось с Воландемортом.

- Погоди, Диана, - нахмурилась Вальпурга, с подозрением смотря на невестку – что-то случилось?

- Не знаю, Вальпурга. – Вздохнула Диана. – Просто меня настораживает это жжение на месте Метки Смерти у Люциуса. Волан де морт исчез. Исчез, а не умер. А, как известно, у таких отъявленных негодяев и маньяков, как Волан де морт, всегда есть «запасной» план. Нельзя со стопроцентной уверенностью утверждать, что он не попытается каким-то образом воскреснуть. К тому же меня очень напрягает тот факт, что до сих пор не был найден Питер Петтигрю. Именно он был тайным шпионом Волан де морта. И именно он «сдал» Поттеров.

- Милая, ты не хуже меня знаешь, как легко можно спрятаться, когда ты анимаг. И вспомни, какая у него анимагическая форма. Ты бы стала проверять всех крыс в стране?

- Да, вы правы. Но у меня очень плохое предчувствие. Предчувствие, что мы еще услышим о нем. Предчувствие, что это не конец.

- Возможно. – Уклончиво проговорила Вальпурга. – И тем более вам с Сириусом нельзя ссориться. И тем дороги для вас нынешние минуты тишины и спокойствия. Ваша идея со вторым медовым месяцем кажется мне очень правильной. А на счет детей не переживай. Если не уследят домовики, то уж я о внуках позабочусь.

- Не сомневаюсь, Вальпурга. – Нежно улыбнулась свекрови Диана. – На ваше попечение я с легкостью их оставлю.

- Вот и договорились. – Игриво подмигнула ей бывшая Леди Блэк. – А теперь беги наверх. Вам вечером отправляться, а у вас вещи не собраны.


========== Глава 6 ==========


Конечно, такая сногсшибательная новость, как поступление «Избранного» на факультет «змеек», откуда выпустился в свое время Темный Лорд, уже к утру была известна всем в стенах Хогвартса. Гарри то и дело ловил на себе разнообразные взгляды от других учеников, в основном из старших курсов, которые были явно недовольны и разочарованы. Конечно, ведь великий избавитель должен быть полной противоположностью, и большинство были уверены, что отпрыск Поттеров поступит именно на Гриффиндор. Ну, в крайнем случае, в Равенкло. Учащиеся, ровно, как и преподаватели, не понимали, как такое могло случиться.

- Как такое могло случиться? – - Дамблдор, не скрывая в своем кабинете недовольства, навис над старой распределяющей шляпой. – Он должен был отправиться в Гриффиндор. Почему ты отправила его в Слизерин?

- Уважаемый директор, - менторским тоном начала говорить шляпа, не понимая, почему она должна оправдываться – я распределяю на тот или иной факультет, учитывая характер и способности каждого ученика. Я смотрю к чему у каждого предрасположенность, и решаю, где ему будет лучше и комфортнее. Молодому Поттеру-Блэку подходили оба факультета, но он сам выбрал именно Слизерин. Я иногда предоставляю выбор ученику, когда вариантов несколько.

- Надо было отправлять в Гриффиндор. – Гневно прошипел директор. – Это было архиважно. А теперь что? «Избранный», которому по пророчеству сказано уничтожить Темного Лорда, сам может стать таким. Мало того, что его воспитывали Малфой и Блэк, которые всегда были на стороне Воландеморта, так его и сейчас окружают дети Пожирателей Смерти. А шансы наставить Гарри на путь Света тают, как снег весной. И все из-за тебя. – Со злостью выпалил - Дамблдор, тыкая в шляпу пальцем.

- Мне кажется, уважаемый директор, что вас не устраивает поступление Гарри Поттера-Блэк на факультет Салазара именно потому, что там на него влиять вам будет сложнее, ежели, он бы оказался на факультете Годрика.

- Однажды ты договоришься, и я тебя спалю к Моргановой матери. – Раздраженно бросил мужчина и, взмахнув рукой, вышел из кабинета.

Шляпа проводила его взглядом и только хмыкнула. Прошлые директора тоже грозились ее уничтожить, но она по-прежнему выполняла свое предназначение. Потому что ее вины не было, что тот или иной ученик не оказывался в том факультете, который ему прочили. Хотя и саму шляпу удивило решение Гарри. Но она всегда уважала решение ученика учиться там, где ему хочется.

- Дамблдор держал путь в кабинет Северуса Снейпа. Нужно было наладить связь, чтобы через декана «змеек» иметь хоть какой-то контроль над отпрыском Поттеров. Директор еще не оставлял надежд, что ему удастся повлиять на мальчика и таки «слепить» из него то, что ему выгодно. Дамблдора в последнее время все больше посещали сомнения и плохие предчувствия, связанные с исчезновением Темного Лорда из дома Поттеров в тот роковой Хэллоуин 11 лет назад. Мужчине было уже достаточно много лет, чтобы он не уяснил одной простой вещи: только наличие тела может гарантировать, что однажды враг не восстанет. Правда, бывали случаи, когда и с того света возвращались, но, к счастью, среди его недругов никто не владел Некромантией. Поэтому отсутствие мертвого тела Лорда Воландеморта серьезно заботило Дамблдора. И давало почву для размышлений, что однажды Темный Лорд найдет способ вернуться, ведь его приспешники, Пожиратели Смерти, были на свободе, хоть и старались открыто не высовываться.

- Северус, мой мальчик, здравствуй. – Директор без церемоний, не стучась, зашел в кабинет преподавателя зелий. Мужчина в этот момент сидел за столом и разбирал бумаги. Северус очень не любил, когда его отрывают от важных для него дел, но директору, понятное дело, было все равно.

- Добрый день, директор. – Ответил на приветствие Снейп и вопросительно поднял одну бровь. – Чем могу быть полезен?

- Я по поводу Гарри. – Сразу перешел к главному - Дамблдор, и Северус мысленно усмехнулся: ну, конечно, зачем же еще. Брюнет понимал, что директор не будет откладывать в долгий ящик и прибежит «наводить мосты». – Я очень обеспокоен. Ведь Гарри является сыном Джеймса, а с ним у тебя были плохие отношения. Впрочем, с его приемным отцом, Сириусом, вас тоже, отнюдь, не дружба связывает. Вот я и хотел бы тебя попросить, чтобы ты не видел в Гарри Джеймса.

- Я не вижу. – Процедил сквозь зубы Снейп, недовольный, что ему припомнили давнюю вражду с Поттером. Хоть они потом и не стали большими друзьями, когда ему пришлось принять возлюбленного подруги с его товарищами, но былой ненависти он уже к ним не испытывал. А потом, после смерти четы Поттеров, она и вовсе почти сошла на нет, оставшись в прошлом, когда он еще был подростком. Да, и поныне они с Сириусом не очень друг друга жалуют, но той вражды уже давно нет. И поэтому Северусу было так неприятно и непонятно, что директор посчитал своим долгом напомнить о прошлом. Хотя - Дамблдор самолично наблюдал взаимоотношения компании Поттер-Блэк и Малфой-Снейп, когда они учились в школе.

- Это хорошо. – Довольно улыбнулся директор, снова одевая на себя маску «добродушного дедушки». – Я надеюсь, что на твоем факультете Гарри будет комфортно, но я все-таки порекомендовал бы, чтобы он меньше общался с детьми приспешников Темного Лорда. Очень важно создать для него максимально благоприятные условия. Я, надеюсь, мы понимаем друг друга.

- Конечно, директор. – Кивнул Северус, но его недовольная гримаса говорила об обратном.

- Вот и чудесно. Что ж, не буду более тебя отвлекать. Ты был чем-то занят. Хорошего дня, мой мальчик. Уверен, что ты справишься со своими обязанностями.

- Дамблдор игриво подмигнул бывшему ученику и, открыв дверь, покинул кабинет мужчины. Снейп еще пару минут буравил дверь злым взглядом, а потом решительно поднялся из-за стола и скрылся за дверью, что находилась сбоку. Там располагалась комната отдыха, где можно было восстановить силы и нервы после трудового дня, расположившись на удобном и широком диване и потягивая что-нибудь посерьезнее сливочного пива. На подоконнике находилась клетка с совой Северуса, к которой мужчина сразу и направился. На его удачу Сильва была на месте и чистила перья, вернувшись после охоты.

- Здравствуй, красавица. – Провел кончиками пальцев Снейп по перьям любимицы. Сова что-то довольно курлыкнула, подставляя к ласке крыло. – У меня есть для тебя работка. Нужно слетать в Малфой-мэнор. Вот и чудесно. – Добавил мужчина, когда птица что-то согласно ухнула.

Потом Северус отошел к шкафу, где хранил письменные принадлежности и, взяв оттуда листок пергамента и перо с чернильницей, разместился за низким столиком у дивана. Быстро написав пару строк, Снейп свернул пергамент и снова вернулся к клетке. Поместив свиток в специальный переносной футляр, он ласково погладил сову, и та, убедившись, что хозяин надежно закрепил футляр на ее лапке, покинула клетку. Северус открыл нараспашку окно, и птица, широко взмахнув крыльями, вылетела прочь. Мужчина еще некоторое время проследил, пока питомец не исчезнет из виду, а потом вернулся в кабинет, чтобы продолжить прерванное занятие.


Гарри не спалось. Сегодня на распределении шрам, который он получил в младенчестве, впервые дал о себе знать резкой болью. Мальчика очень это беспокоило. Он знал, при каких событиях он получил этот шрам. Приемные родители рассказали ему, как погибли его родные родители. Лежа в постели, он потирал шрам пальцами и вспоминал подробности рассказа. Его настоящие родители были очень храбрыми героями, которые ценой своей жизни спасли своего единственного отпрыска, и именно их жертва, а точнее то, что Лилиан Поттер заслонила своим телом ребенка, скорее всего и стало той противодействующей силой, которая уберегла в тот трагический день самого Гарри. Все эти 11 лет о шраме он вспоминал, только смотрясь в зеркало, а теперь он вдруг заболел. И породил в душе мальчика неприятные мысли.

Поворочавшись с бока на бок, он попытался заснуть, но у него так и не получалось. Решив, что ему просто нужно с кем-то поделиться своими сомнениями, Гарри откинул в сторону одеяло и сел на кровати. Нащупав ступнями тапочки, он быстро подошел к кровати Драко, который проблем со сном не испытывал и тихо посапывал. Брюнет наклонился над другом и кузеном, как мальчики называли иногда друг друга, даже не смотря на то, что Гарри был приемным сыном Дианы, но, принимая отпрыска Поттеров в семью, супруги Малфой-Блэк провели ритуал, благодаря которому теперь в жилах Гарри текла кровь этих уважаемых семей. Этого было достаточно, чтобы Драко и Гарри считали себя родственниками, так как с тех пор оба принадлежали к семье Малфой. Сначала брюнету было жалко будить товарища, но потом он подумал, что вряд ли уснет, если с кем-то не поговорит, он решительно растолкал Драко. Тот что-то недовольно промычал и, отмахнувшись, перевернулся на другой бок.

- Драко. – Тихо, чтобы не разбудить других ровесников с факультета в спальне, позвал друга Гарри, продолжая его тормошить. – Драко.

- Ну, что? – Пробормотал блондин, с неохотой открывая глаза. – Кузен, какого Мерлина? Чего тебе не спится?

- Мне нужно тебе кое-что сказать. – Прошептал Гарри и оглянулся по сторонам. – Прошу, это важно.

- А до утра это важно не потерпит? – Все еще надеясь снова вернуться в царство снов, спросил Драко.

- Это очень важно. – Уточнил брюнет, руша надежды на счастливый досмотр сновидений. – Только не здесь. Пойдем, спустимся в гостиную.

- Ох, ладно. – Поняв, что из-за глупости Гарри не стал бы его будить посреди ночи, Драко вздохнул и сел на кровати.

Гарри обрадовался, что кузен не стал противиться и, вернувшись к своей кровати, взял со спинки стула свой халат. Блондин тоже одел халат и, обув ноги в теплые тапки, - все-таки комнаты Слизерина находились в подземельях, а тут всегда было прохладно – и покинул спальню следом за товарищем. В общей гостиной мальчики забрались с ногами на диван перед камином, который горел даже ночью.

- Ну, чего там у тебя? – Поинтересовался Драко, скрывая за ладонью зевок. Но когда Гарри рассказал о шраме, последний сон покинул блондина. Он тоже знал, при каких обстоятельствах кузен получил этот шрам. – Нужно рассказать Северусу. – Тут же выдал он. – Он скажет папе. Пока твои родители в отъезде именно папа и Северус отвечают за тебя и Элли с Марком.

- Да, конечно, ты прав. – Тяжело вздохнул Гарри. Он и сам понимал, что такую новость не стоит держать при себе. – Слушай, ты же не думаешь, что это как-то связано с… Ним?

- Я не знаю, брат. – Тоже вздохнул блондин. – Отец рассказывал, как тяжело им далась победа над Тем-кого-нельзя-называть. Но тот факт, что тела Лорда так и не было обнаружено, дает людям лишний повод для подозрений. Именно поэтому мы и должны скорее рассказать о том, что твой шрам вдруг напомнил о себе. Он 11 лет тебя не беспокоил, а тут, когда ты пришел в школу, он вдруг заболел. Это может оказаться не просто совпадением. В любом случае, взрослые должны об этом знать. Завтра у нас Зелья вторым уроком, после расскажем Северусу.

Гарри согласно кивнул, и мальчики отправились обратно в спальню, решив все-таки доспать остаток ночи. Правда, брюнету это удалось далеко не сразу.


========== Глава 7 ==========


Минерва Макгонагалл полностью разделяла мировоззрение Дамблдора. Она во всем и всегда поддерживала директора, ни разу не сомневаясь в его словах и решениях. Даже когда эти решения приводили к жертвам, и нередко со стороны ни в чем не повинных людей. Как, например, женщина прекрасно знала, как именно Воландеморт узнал о том, где скрывается чета Поттеров. Но она даже на секунду не засомневалась, не поставила под сомнение решение директора. Ведь и Джеймс, и его жена Лилиан входили в состав Ордена Феникса, который возглавлял Дамблдор. Но дело было в том, что они мешали напрямую директору, который хотел воспитать Гарри, как будущего Избранника и избавителя от Тьмы. И, конечно, Дамблдор видел себя наставником Избранного. Мужчина был великолепным шахматистом, и такая фигура, как Гарри Поттер просто обязана была быть на его стороне. Когда прорицательница Трелони произнесла свое великое Пророчество, касательно самого Гарри и Волан де морта, Дамблдор пришел к чете Поттеров, чтобы сообщить им, что именно их сын был избран для такой великой миссии. Но супруги, вопреки надеждам директора, не стали прыгать от счастья и не бухнулись мужчине в ноги, умоляя его научить их, как им быть теми родителями для великого Избранного, каких он заслуживает. Наоборот, Джеймс, а потом и Лилиан, яро выступили против всякого вмешательства в жизнь их единственного сына. Они будто не поняли, какое великое и славное будущее ожидает их отпрыска. Единственное, на что Дамблдору удалось их уговорить, так это на защитные чары, которые сам директор наложил на их дом, чтобы никто не смог узнать, где проживает великий Избранный. Правда, именно это и позволило мужчине избавиться от неудобных соратников, чтобы расчистить себе путь к Избранному и, наконец, сделать, как было задумано изначально. И каково же было его разочарование, что все его труды оказались напрасны. Поттеры будто чувствуя, что от них захотят вскорости избавиться, составили это завещание, по которому опекунами их единственного сына становились Сириус Блэк и Диана Малфой. Большей неудачи и представить было сложно. Супруги Поттер предпочли отдать своего сына в руки Пожирателей Смерти, чем доверить его «доброму дедушке». Узнав о такой «подставе», Дамблдор был готов воскресить Джеймса только для того, чтобы теперь уже самолично убить. А какой был прекрасный план. Гарри, став сиротой, попадает в дом своей тети со стороны матери, которая ненавидит все, что связано с магией. Естественно, Петуния бы сделала все, чтобы превратить жизнь племянника в Ад. А потом, спустя 11 лет к забитому несправедливостью жизни мальчику прилетел бы «добрый дедушка» Дамблдор, который рассказал бы о прекрасном мире Магии и о том, что можно жить лучше. Тогда Гарри, радостный и благодарный, безропотно бы делал все, что от него потребуется. Даже пошел бы на заклание, если бы понадобилось. Конечно, перед этим исполнив свою великую миссию и оставшись в сердцах других славным героем. А, как говорится, хороший герой – мертвый герой. И вот этот герой попал к людям, от которых так просто не избавиться. Впервые Дамблдор был готов проклинать Магию и ее решение связать Сириуса и Диану самыми крепкими узами, которые можно представить. Возможно, именно на это делали ставку Джеймс с Лили, отдавая им своего сына на попечение. Они знали, что Сириус с Дианой скорее умрут, чем позволят так просто забрать Гарри. И вот именно это и было невозможным. Потому что Магия всегда ревностно охраняла тех, кого благословляла. И Дамблдору оставалось только с досады скрипеть зубами, наблюдая, как рушатся все его надежды и чаяния.

Макгонагалл, как ярая соратница Дамблдора, тоже была не в восторге от того, кого назначили опекуном Гарри. Сейчас, смотря на мальчика, облаченного в зеленую мантию факультета Слизерин, женщина неосознанно сжимала кулаки. А ведь она тоже была уверена, что отпрыск Поттеров пойдет по стопам настоящих родителей. Но эта ненавистная кровь Малфой и Блэк перевесила. Теперь надежды на то, чтобы все-таки направить Гарри по нужному пути, становились все призрачнее и призрачнее. Мальчик рос среди людей крайне нежелательных и ненужных. Его окружали люди, которые, наоборот, именно Дамблдора считали главным злодеем. А ведь он, как искренне считала Минерва, всегда все делал только для общего блага. Но, даже то, что сейчас Гарри учился на факультете Слизерин, не позволяло относиться к нему, как к остальным его товарищам. Директор точно дал понять, чтобы Минерва относилась к нему хорошо, чтобы попытаться расположить его к себе, а потом, через нее, и к самому Дамблдору. И женщина была готова потерпеть, чтобы исполнить желание мужчины. Вот только она предполагала, что Северус, как декан факультета Гарри, делал ровно противоположное. Правда, директор заверил Макгонагалл, что решит проблему со Снейпом, чтобы тот не лез, куда не следует, но брюнет был другом, даже бывшим воздыхателем Дианы Малфой, и это говорило только об одном: он никогда не предаст друзей, чтобы Дамболдор не предпринял. Минерва была почти уверена: Северус согласился стать деканом факультета и преподавателем именно для того, чтобы оберегать Гарри от «посягательств» директора. Но она, как и Дамблдор, могла наблюдать за Гарри издалека, не очень надеясь, что неожиданно отпрыск Поттеров сам потянется к «доброму дедушке», который единственный желает ему только добра.

После окончания урока зелий Гарри и Драко, что делили одну парту на двоих, специально собирали свои вещи долго и основательно. Они ожидали, когда остальные ученики покинут кабинет, чтобы поговорить со своим деканом. Когда дверь закрылась за последним учащимся, друзья тут же побросали свои сумки на парту и подошли к мужчине. Тот только этого и ждал, уже давно заметив, что мальчики не спешат на следующий урок.

- Крестный, нам нужно с тобой поговорить. – Первым начал Драко и посмотрел на Гарри. Северус перевел на брюнета вопросительный взгляд. Тот не сразу решился.

- Вчера, на распределении, - начал Гарри – в общем зале, у меня вдруг заболел шрам. – Сказал он и чисто машинально потянулся к шраму на лбу. Снейп напрягся и сдвинул брови. Но удивления на его лице не отразилось. Гарри с Драко переглянулись: они оба подумали, что, возможно, чего-то подобного мужчина ожидал, но очень не хотел, чтобы случалось. – Мы подумали, что ты должен знать. – Продолжил Гарри, снова смотря на друга семьи. – Это может быть связано с Воландемортом? Ведь из-за него я получил этот шрам.

- Мы не называем его имени, Гарри. – Недовольно, как от зубной боли, поморщился Северус.

- Мама говорит, что боязнь перед именем проектирует боязнь перед человеком. – Непринужденно пожал плечами мальчик. – Ни мама, ни отец никогда не боялись Воландеморта, и я, значит, не должен.

- Ну, раз мама так говорит, то ей, конечно, виднее. – Уже более благосклонно улыбнулся Снейп. – Но называй его имя не так часто, пожалуйста. А теперь подробнее о том, что было на распределении. Может, ты о чем-то подумал или увидел кого-то, показавшегося тебе странным? Что угодно.

- Ну, он заболел, когда профессор Макгонагалл объявила о начале распределения. – Хмурясь, стал припоминать Гарри. – Я тогда осматривал преподавательский стол. А подозрительное… - Еще больше задумался он. – Пожалуй, ничего такого на ум не приходит. Только этот Квирелл какой-то странный. Кстати, у нас с ним завтра урок.

- Квирелл, говоришь. – Еще больше напрягся Северус. Он прекрасно знал, что этот профессор по ЗОТИ когда-то был одним из Пожирателей Смерти. Странно, что Дамблдор вообще допустил, чтобы его приняли преподавать в Хогвартс. Впрочем, директор славится своим всепрощением. Вспомнить хотя бы, как он после первого нападения Пожирателей на Косой переулок, отпустил всех, кого удалось поймать тогда и представить перед судом. Тогда он поверил в то, что этих людей заставили, а оказалось, что нападавшие просто удачно смогли подавить в себе действие сыворотки правды. И вот сейчас Квирелл. Да, определенно стоит поболтать с этим раскаявшимся Пожирателем. – Понятно. Что ж, в эти выходные я встречаюсь с Люциусом, и мы вместе подумаем о том, что ты сказал. Ты ни о чем не беспокойся, Гарри. Молодец, что рассказал. Поступай так и дальше.

- Ты же расскажешь, что это на самом деле, так? – С надеждой спросил отпрыск Поттеров, смотря на мужчину. – Меня же это касается напрямую, если это из-за Вол… Него.

- Уверяю тебя, Гарри, что мы во всем разберемся. – Пообещал уклончиво Снейп. – И, когда будет о чем говорить, я тебе расскажу. Обещаю. А теперь бегите на следующий урок.

- Спасибо, Северус. – Улыбнулся Гарри.

Драко попрощался с крестным, и друзья, подхватив с парты свои сумки, выбежали из кабинета. Декан факультета «змеек» тяжело вздохнул и медленно опустился на свой стул. Он боялся своей мысли, но она напрашивалась сама собой: этот внезапно заболевший шрам мог говорить только одно – Темный Лорд не умер 11 лет назад, и он явно ищет возможность вернуть себе былую власть. Случилось то, чего Северус, ровно как и его друзья так боялись.


========== Глава 8 ==========


- Вот ведь не было печали. – В сердцах выпалил Люциус, выслушав последние новости, что сообщил ему друг. Он пригласил Северуса к себе в мэнор, чтобы спокойно в своем кабинете поговорить. Нарцисса с Беллатриссой, воспользовавшись моментом убежали понянчится с любимыми племянниками Алексис и Маркусом, которые остались после отъезда Дианы и Сириуса на Гримма под присмотром домовиков и портрета Вальпурги. Снейп, отбывая в Малфой-мэнор, взял с Гарри и Драко честное слово, чтобы они без него никуда не влезали и сидели тихо, как мыши. – А я ведь чувствовал, что не просто так у меня метку жгло. – Вздохнул блондин, наливая порцию огневиски в свой стакан и стакан товарища. – Кстати, странно, что только у меня. Например, Беллс вот что-то так не «свезло».

- У меня тут на днях тоже жгло пару раз. – Признался Северус, принимая свой стакан из рук друга.

- А чего молчишь? – Грозно свел брови Малфой. – Я тут весь извелся, думаю, чем такое счастье заслужил. Может, и Беллс в молчанку играет?

- Не знаю, я с ней с момента отбытия в школу не виделся. – Погрустнел Снейп. Только сейчас, услышав имя возлюбленной, он понял, как скучает. Хорошо, чтобы она была сейчас здесь, но женщина предпочла общество любимых племянников под предлогом, что не хочет мешать мужскому разговору. Закралась мысль, что Беллатриса специально избегает общества мужчины, но Северус гнал ее от себя. Ведь у них нормальные отношения, и Белла ни словом, ни взглядом не показывала, что в них что-то изменилось. Впрочем, от этих Блэков можно всего ожидать. Они очень непредсказуемые. Могут затаить обиду и вида не подать, а потом «прилетит, откуда не ждали», как говорила Диана. У нее же тоже возлюбленный Блэк.

- Ладно, сам у нее спрошу. – Отмахнулся Люциус, не акцентируя внимание на любовных переживаниях друга. Сейчас другие проблемы. Посерьезнее. – А вот то, что у Гарри шрам ни с того, ни с сего заболел, это, друг мой, может обернуться большой проблемой. Говоришь, ничего не предвещало? – Вопросительно посмотрел блондин на друга, и тот отрицательно замотал головой. – Странно это. – Задумчиво протянул Люциус, отпивая из своего бокала и отходя к окну. – 11 лет было тихо, а тут нате. В первый день обучения. И Квирелл этот рядом трется. Ох, не нравится мне это, Сев, очень не нравится. Не просто так он вдруг захотел делиться своими знаниями с подрастающим поколением. Твою ж, отдаешь детей в Хогвартс, где тебе обещают полную безопасность, а потом принимают на работу Пожирателей Смерти.

- Ты же был на заседании, когда судили Пожирателей после падения Лорда. – Усмехнулся Снейп. – И помнишь, как Квирелл пел песню о том, какой он несчастный и как злой дядя Темный Лорд заставил его себе служить. Там у всех присяжных слезу вышибло, даже министр только что платочком не утирался, слушая его вопли. Дамблдору много не надо. Он всех готов простить. Только вот прощает он не тех.

- Тут ты прав. Черт, надо все решить, пока Диана уехала. Если она узнает, что на ее старшего сына посягают в школе, она камня на камне не оставит от Хогвартса. А потом и за нас возьмется, что не уберегли, как следует.

- Не поверю, что ты боишься сестры. – Хмыкнул Северус, весело смотря на друга.

- Моя сестренка после того, как связалась с Блэком, вообще стала неуправляема. – Недовольно скривился Люциус. – Теперь у нее в жилах такая адская смесь, что никому спасения нет. Или тебе напомнить, как Блэк чуть не разнес кабинет директора, когда узнал о смерти матери? – Глянул он краем глаза на товарища, и Северус перестал веселиться, понимая, как прав друг. – Да и в самом Блэке сейчас та же адская смесь, ведь там и Малфоевская кровь течет. – Продолжал он. – Так что лучше пока Диане не говорить, что да как тут. Попробуем сами разобраться, вдруг и говорить нечего будет, а мы себя только тут накручиваем.

- Ты сам говорил, что слишком много совпадений. Сначала твоя метка, потом у меня так же, а теперь еще и шрам Гарри. И дополняет вишенкой весь этот торт появление Квирелла. Он тут разыгрывает из себя бедного несчастного, побитого жизнью, но я-то вижу, что он что-то скрывает. Хочу с ним потолковать по душам. И, если понадобиться, я из него эту душу вытрясу, но узнаю, на кой ляд он приперся в школу. Чую я, если кто и знает что сталось с нашим «любимым» Лордом, так это он.

- Да, вытряси. И с Гарри глаз не спускай. Помни, что ты в школе за племянника головой отвечаешь.

- Мог бы и не напоминать. – Почти обиделся Северус. – А сам чем планируешь заняться?

- А я покопаюсь в архивах Министерства. Освежу, так сказать, в памяти протокол по слушанию Квирелла. Я, действительно, в совпадения не верю, а тут их что-то совсем много. Он не просто так спустя 11 лет объявился, когда Гарри пошел в школу. Не исключено, что Темный Лорд выжидает где-то, а на разведку послал своего верного пса. Мы же оба с тобой помним, как Квирелл чуть ли не молился на Темного Лорда. Это он суду песенку мог петь, аж заслушаешься, но мы присутствовали на этих собраниях и все видели своими глазами. Кстати, ведь Петтигрю тоже никто с тех пор не видел. Может, и зря я тогда Блэка остановил. Нужно было прибить крысеныша.

- Ты тогда поступил верно. Ты думал о сестре. А вот сам Блэк тогда думал только о мести за лучших друзей. Его бы поймали, кинули в Азкабан. И Диана бы все чувствовала, что испытывает ее благоверный. А соседство с дементорами на психике хорошо не сказывается.

- Да, я тогда думал о Диане. – Кивнул Люциус, задумчиво смотря на друга, чьи кулаки сжались до побелевших костяшек. Неужели прежние чувства еще живы в сердце брюнета, и одна мысль, что Диане могло что-то угрожать, заставляет Северуса злиться и побуждает его защитить подругу от всех и вся? И, в основном, Снейп считал, что все неприятности подруги именно из-за Сириуса Блэка. – Впрочем, будем решать проблемы по мере поступления. Сначала разберемся с Квиреллом и шрамом Гарри. Петтигрю займемся на досуге. Кстати, а ты в письме говорил, что там Дамблдор что-то хотел. – Напомнил блондин, когда друг уже собрался уходить.

- Да, пришел он ко мне после распределения. – Фыркнул Северус. – Хотел удостовериться, что я не вижу в Гарри давнего врага Джеймса Поттера.

- Какая поразительная забота об учениках. – Усмехнулся Малфой. – Или старому маразматику отказала память, что воспитывали Гарри совсем не Поттеры. Моя сестренка постаралась, чтобы от настоящих родителей у Гарри была только внешность. Да и окружение, в котором он, слава Мерлину, рос, тоже сделало из него достойного человека. Я с легкостью называю его своим племянником, почти забыв, что Гарри сын Поттера. И напоминать сейчас тебе об этом со стороны директора несколько странно. Скажи Гарри, чтобы он дал знать, когда директор захочет поговорить с ним тет-а-тет. А то, что это скоро случится, если уже не случилось, я не сомневаюсь.

- Да, авторитет Дианы для Гарри превыше всего. – Довольно улыбнулся Снейп. – Он без страха называет Темного Лорда по имени, говоря, что раз мама не боится, то и он не должен. Да и Маркус на Диану чуть ли не молится. А вот Алексис копия отец.

- Ну, моя сестра всегда пользовалась популярностью у мужчин. Вот и сыновья у нее во всем послушны. А об Алексис я почти не беспокоюсь. Она хоть и похожа на Блэка, но в ней Малфоевская кровь течет. Хоть она пока и сопротивляется, но, думаю, она с братьями в Слизерин отправится.

- Блэка инфаркт хватит. – Рассмеялся Северус. – Трое детей и все на ненавистный ему факультет.

- Сам виноват. – Сдержанно улыбнулся Люциус. – Все Блэки учились на нашем факультете, один он пошел против правил. А дети такие же Малфои, как и Блэки, поэтому Слизерин без вариантов. И, насколько я знаю свою сестренку, она Алексис уже объяснила, где ей будет лучше учиться. Ладно, возвращайся в школу. – Обернулся он к товарищу. – Займись Квиреллом и следи за Гарри. И, если «добрый дедушка» начнет тянуть лапы к моему племяннику, дай знать.

- Хорошо, Люц. – Кивнул Снейп и, попрощавшись, покинул кабинет.

Спустившись вниз, он вышел из мэнора и, пройдя за антиаппарационные чары, переместился к территории школы. Вернувшись в здание, он первым делом сразу направился в кабинет ЗОТИ, решив не откладывать в долгий ящик разговор со «старым другом». Но Квирелла, на удивление, в кабинете не оказалось. Заглянув и в смежную комнатку, коллегу брюнет не обнаружил.

- Куда делось это ходячее недоразумение? – Зло сцепил он зубы и, уже хотел уйти, но решил воспользоваться отсутствием бывшего Пожирателя, и обследовать личную комнатку мужчины на предмет наличия чего-нибудь подозрительного или указывающего на его связь с Темным Лордом. Северус привык доверять своим предчувствиям, и был почти уверен, что Квирелл не просто так явился спустя 11 лет, когда в школу должен пойти Избранный. – Так-так, дорогой профессор Квиррелл, - бормотал Снейп, стараясь быстро изучить ящички, книги и все, что можно использовать, как временный тайник – что и где вы скрываете? Нутром же чую, должно что-то быть. Не верю я тебе. Ой, не верю.

Спустя четверть часа Северус был вынужден признать, что либо Квирелл умеет так хорошо прятать, что не найдешь, либо здесь нет ничего. С досады пнув, ни в чем не повинный, стул, Снейп вышел из комнатки, а потом и из самого кабинета. Найти Квирелла было необходимо. Человек, которому нечего скрывать становился вдвойне подозрительным. Северус быстро обходил этажи школы, сквозь зубы ругаясь на лестничные пролеты, которые так некстати меняли направление почти каждый раз, когда Снейпу куда-то надо было. Пару раз даже пришлось возвращаться обратно и начинать обход заново. Но мучения мужчины были вознаграждены. Квирелл обнаружился спускающимся с последнего этажа. Брюнета он не видел, что-то бормоча себе под нос. Северусу пришлось его окликнуть, чтобы он снова не скрылся из виду.

- А, Сссеверус. – Приветливо махнул рукой Квирелл, заикаясь. И продолжил путь дальше.

- Квирелл, стой. – Крикнул Снейп, переходя на нужный пролет. – Разговор есть.

- Сссейчас? – Удивленно заморгал глазами Квирелл.

- Нет, завтра. – Съязвил Северус и, наконец, оказавшись на одной лестнице с мужчиной, воззрился на него, давая понять, что улизнуть тому не удастся. – Отойдем в сторонку? – Предложил он и, не дождавшись ответа, больно схватил за локоть. Квирелл взвизгнул и обидно поджал губы, но силы были явно не равны - ему пришлось подчиниться. Оказавшись на третьем этаже, Снейп утащил оппонента в какую-то нишу и, прислонив его к стене, опасно сузил глаза. – Признавайся, Квирелл, что ты здесь забыл?

- Яя нне ппонимаю. – То ли от страха, толи реально заикаясь, ответил профессор, вжимаясь в стену спиной, будто та могла защитить его от грозного коллеги.

- Ты мне тут спектакль не разыгрывай. – Процедил сквозь зубы Снейп. – И не надо тут заикаться. Раньше у тебя с дикцией все хорошо было. Или ты так горевал по своему любимому Лорду, что появились проблемы с речью?

- Ккак ты ммможешь, Сссеверус? – Молитвенно сложил перед собой ладони Квирелл, подрагивая губами. – Ужжжасный Темный Ллорд под страхом сссмерти заставил ммменя служить еммму. Ммменя оправдали.

- Да, я помню, что ты устроил на заседании. Но ты это министру «заливай». Я тоже был среди Пожирателей, и прекрасно помню, как ты ползал в ногах Лорда, и ползал ты совершенно добровольно. Поэтому ты мне тут руки не заламывай. Говори, гад ползучий, на кой ляд ты приперся в школу? И не надо тут мне говорить, что в тебе вдруг проснулись способности к преподаванию. Не поверю, что это совпало с тем фактом, что именно в этом году поступил в Хогвартс Избранный Гарри Поттер-Блэк. Ты что-то задумал? Признавайся.

Последние слова Снейп буквально выкрикнул в лицо чуть не падающему в обморок от страха Квиреллу. И, пока тот находил в себе силы ответить, сбоку донесся голос Макгонагалл.

- Северус, что здесь происходит?

Мысленно ругнувшись, что женщина появилась так не вовремя, Северус отошел от Квирелла, который с благодарностью посмотрел на декана Гриффиндора. Минерва, подняв вверх бровь, переводила вопросительный взгляд с одного мужчины на другого.

- Ничего особенного, Минерва. – Ответил Снейп, предупреждающе смотря на Квирелла. – Мы просто разговариваем. Я интересовался у коллеги, как ему нравится в школе.

- Выглядело это по-другому. – Грозно поджала губы Макгонагалл.

- Ввссе в пппорядке, Ммминерва. – Проговорил Квирелл. – Мммы, дейсствительно, ппроссто разговвваривали.

- Ну, вам виднее. – Не очень-то поверила Минерва и, развернувшись, оставила мужчин одних.

Решив тоже скрыться по-быстрому, Квирелл уже сделал шаг в сторону, но был снова пойман за локоть цепкой рукой Снейпа. Дождавшись, когда женщина скроется из виду, Северус повернулся к оппоненту и опасно сдвинул брови.

- А теперь послушай сюда. Свои байки про то, что Лорд тебя заставил, ты оставь для таких, как Дамблдор и Минерва. Я с тебя глаз не спущу и однажды узнаю, что ты задумал.

- Тты так зззаботишшшься о Ппоттере? – Прищурился Квирелл.

- Мне до него дела нет. – Не моргнув и глазом, соврал Северус. – Но разворачивая тут действия, ты ставишь под удар не только себя, но и меня. Или тебе напомнить, что ты тут не единственный бывший Пожиратель Смерти, которого чудом оправдали? Темного Лорда больше нет. И нам нужно позаботиться о своих шкурах. Уяснил? Мне вот моя дорога. 11 лет я жил спокойно, и дальше так хочу.

- Не волнуйсся, Сссеверус. Тебе нничего не угрожает.

Снейп еще раз смерил коллегу недоверчивым взглядом, а потом быстро двинулся прочь. Тогда он не обратил внимания, что под конец Квирелл почти перестал заикаться, а в его взгляде появилось что-то новое, чего не было в прошлом бедном забитом профессоре. И, конечно, глаз на затылке у Северуса не было, и он не видел, как победно усмехнулся Квиррелл, поправляя на голове сползающий чурбан.


========== Глава 9 ==========


Не то, чтобы учеба для Гарри была в тягость, просто эти взгляды, которые он то и дело на себе ловил от учеников других факультетов, иногда очень напрягали и раздражали. И только присутствие рядом Драко и других детей чистокровных аристократов мешали брюнету снизойти до банальных драк. А так порой хотелось на пальцах объяснить, что нехорошо постоянно таращиться на других людей. Конечно, Гарри перед поездкой готовил себя к тому, что на нем будет сосредоточено большинство внимания, но не настолько же. Где бы он не появлялся, за спиной неизменно начинали шушукаться. И всегда осуждающе. А некоторые даже заявляли, что сомневаются в великой миссии Избранного, раз он учиться на факультете темных магов. Причем сам Гарри не считал факультет Слизерина таким плохим, как его считают. Он вспоминал слова матери о том, как хорошо ей было здесь учиться, и только подтверждал ее слова. Сейчас он был даже уверен, что ни на каком другом факультете ему не было бы так комфортно и легко. Хоть другие ученики и осуждают его, но они предпочитают не связываться с ним, а пойди он, скажем, в Равенкло или, не дай Мерлин, в Гриффиндор, то от желающих подружиться и навязать свое
общение, не было бы отбоя. Поэтому Гарри пришел к выводу, что пусть шушукаются, но не пристают, чем восхваляют и пытаются сблизиться. Брюнету было достаточно и той компании, в которой он сейчас был. Тем более на своем факультете он пользовался большим успехом. Конечно, никто не пел ему дифирамбы и открыто не пытался навязаться, но Гарри всегда были рады помочь или просто составить компанию в том или ином занятии. И касалось это не только одногодок, но также и взрослые ученики тоже были открыты для общения. Возможно, все дело было в том, что он носил гордую фамилию Блэк и являлся родственником семьи Малфой, но самого брюнета такие мелочи не волновали. И, как казалось Гарри, для учеников его факультета не было важным тот факт, что настоящими его родителями были другие люди. Впрочем, он сам тоже не знал Джеймса и Лилиан Поттеров. Из рассказов его приемных родителей он знал, что они были героями, которые ценой жизни спасли его и весь мир, и этого для брюнета было достаточно, чтобы гордиться ими. Но все-таки своими родителями он считал Диану и Сириуса, и этим фактом он был горд еще больше. И другие ученики тоже видели в нем сына именно этих представителей Древних и Уважаемых семей.

И несмотря на эти взгляды, Гарри старался учиться очень хорошо, чтобы его родители гордились им. Конечно, ему было важнее, чтобы гордилась им именно мать, но и отцовское мнение было для него не лишним. Хотя Сириус и рассказывал своему приемному сыну, что учеба ему не очень давалась по причине того, что он предпочитал развлечения сидению за фолиантами. А вот Диана закончила Хогвартс с отличием, считая, что развлекаться нужно в свободное время и так, чтобы это не мешало учебному процессу. Гарри, конечно, не был зубрилой и ботаником, но он мог совмещать, как мать, и развлечения, и хорошие оценки по предметам. Да и кузен Драко, которому знаменитая фамилия и положение в обществе не позволяли пренебрегать знаниями, не давал излишне расслабляться. Блондину тоже было крайне важно, чтобы его родители гордились своим отпрыском.

Учебные будни тянулись в привычном режиме. Через некоторое время остальные ученики попривыкли к тому факту, что великий Избранный учиться на факультете темных магов, и внимание к персоне Поттера-Блэка немного поубавилось, что очень радовало последнего. Да и Драко с товарищами тоже немного расслабились. Их тоже этот факт порядком напрягал. В общем, отношение к Гарри устоялось в состоянии неприязни, но брюнету было все равно, что думают о нем люди «второго сорта», как говорил Драко, намекая на то, что в других факультетах в основном учились магглорожденные и полукровки. И Гарри, в котором текла больше чистокровная кровь сразу трех уважаемых родов, был согласен с товарищем. Он даже почти перестал обращать внимания на подначки со стороны некоторых учеников, стараясь просто игнорировать их. Да и Северус каждый раз вставал на защиту мальчика, наказывая и с легкостью снимая баллы с других факультетов. Нежелание оставить свой факультет болтаться в конце по итоговым баллам поумерило пыл учеников.

Шрам иногда беспокоил Гарри, и он пару раз сообщал об этом Северусу, который после этого становился с каждым разом все мрачнее и мрачнее. Так же Снейп сказал ему, что если директор попытается выйти с ним на прямую связь, он должен об этом сообщить. Гарри пообещал, но взамен попросил также ничего не скрывать от него. Северус на это сказал, что у него и дяди Люциуса все под контролем. Брюнету ничего не оставалось, как довериться старшим, ведь они всегда все делали только для его блага. Диана с Сириусом, которые вернулись после повторного свадебного путешествия, сразу написали старшему сыну, желая узнать, как ему живется в стенах школы. Конечно, чтобы не расстраивать родителей, Гарри не написал про отношение к нему других учеников, а по поводу своего шрама и прочего он не сообщал, потому что знал, что, скорее всего, они уже в курсе. И это было так.

- Скажи мне, Люц, почему я узнаю о таком важнейшем факте с таким большим опозданием?

Диана говорила спокойно, удобно расположившись на диване в кабинете брата с бокалом огневиски в руке. Блондин сидел за своим столом, только закончив рассказывать сестре последние известия. Он, конечно, надеялся, что удастся утаить от нее известия о том, что шрам, дарованный Гарри Темным Лордом, неожиданно дал о себе знать, но дело в том, что эти неожиданные вспышки боли не прекращались, и сестра рано или поздно сама бы об этом узнала. И лучше рано и от самого Люциуса.

- Во-первых, Диана, я надеялся со всем сам разобраться. А во-вторых, я не хотел портить тебе приятное времяпровождение с твоим супругом.

- Люци, я, конечно, сама просила тебя присмотреть за моими детьми, но это не значит, что ты должен держать меня в неведении относительно их. Конечно, я благодарна тебе, что ты заботишься о моем спокойствии, но здесь я хотела бы быть в курсе. Или тот факт, что у моего сына спустя 11 лет вдруг «проснулось» единственное напоминание о Воландеморте, не показалось тебе таким важным, чтобы поставить меня в известность? Сначала ты говоришь, что жжёт метку у тебя, потом это же обнаруживается у Северуса, позже у Беллс, а теперь еще и шрам у Гарри. И все это с появлением этого лизоблюда Квирелла. Может, мне самой поговорить с ним, раз вы с Северусом не справляетесь? Уж я смогу выбить из него все, что нам нужно.

- Диана, я объяснил тебе, что он, скорее всего, послан Темным Лордом, чтобы следить за твоим сыном. Если ты попробуешь надавить на него или вывести из игры, Темный Лорд может затаиться, а нам нужно, чтобы Квиррелл вывел нас на своего хозяина. И так, чтобы сам Темный Лорд не знал о наших истинных намерениях. Если Темный Лорд жив и набирает силу…

- Он жив, если ты еще не понял. – В голосе Леди Блэк появились нотки стали. – Я, как и ты, не верю в совпадения и умею складывать два и два. Слишком многое уже говорит о том, что Волан де морт решил вернуться. Я и тогда, 11 лет назад, не верила, что он сдох. Может, мы все и надеялись на это, но знали, что так просто нам от него не избавиться. Конечно, возможно, Лилиан Поттер и совершила великую Магию, пожертвовав собой и тем самым сделав своего сына неприкосновенным от нападок Воландеморта, но даже ее огромной любви к сыну не достаточно, чтобы стереть с лица земли такого сильного темного мага, как Воландеморт. Поэтому факт его воскрешения оставался только вопросом времени. У таких, как он, всегда есть туз в рукаве. И, как ты говоришь, Квирелл подручный своего хозяина, а значит, что через него Темный Лорд подбирается к Гарри. Мой сын там с ним один на один.

- С ним там Северус. – Напомнил Люциус, сдвигая брови. – Ты паникуешь раньше времени, Диана. Я понимаю твои переживания, и смею тебе напомнить, что о Гарри волнуешься не только ты. Пока Квирелл и близко к Гарри не подходит, а это значит, что у него сейчас другие задания от Темного Лорда, и твой сын у него не в приоритете.

- О, давай подождем, когда он попытается убить моего сына. – Фыркнула Диана, допивая остатки своего напитка и вставая с дивана.

- Я просто хочу попросить тебя, чтобы ты не кидалась на Квирелла, а мы вместе, собрав побольше информации, решили, как нам быть. Уверяю тебя, что если бы убить Гарри было главной целью Квирелла, он бы это уже сделал. Нам нужно выяснить, зачем он на самом деле пришел в школу.

- Ой, да что еще ему может понадобиться? – Небрежно отмахнулась Леди Блэк, наливая новую порцию огневиски в свой стакан. – Мой сын по этому дурацкому пророчеству главная угроза для Волан де морта. Но то, что он не исполняет, возможно, главного приказа от своего хозяина и вправду странно. И в твоих словах есть доля правды. Ладно, что ты предлагаешь?

- Северус сейчас глаз с Квирелла не сводит. – Довольный, что ему удалось уговорить сестру действовать по-своему, Люциус принялся делиться своими мыслями. – И если тот попытается предпринять что-то серьезное, он тут же даст знать. А пока я порылся в архивах Министерства.

- И что там?

- Я просмотрел еще раз акт допроса Квирелла.

- Я там была. – Фыркнула Диана, считая это занятие брата пустой тратой времени. – Ну, блеял он там что-то про то, что его заставили, угрожали и прочий бред. И этого хватило, чтобы его чуть ли не с извинениями отпустили на все четыре стороны.

- А раз его так замечательно оправдали, то зачем ему было пропадать из виду на 11 лет? – Усмехнулся Люциус, с интересом смотря на сестру. Та замерла на месте, вопросительно смотря на блондина. – Его, такого бедного несчастного готовы были принять на работу. Ничто не мешало ему жить, как все. Но он просто исчез. Он нигде не работал, нигде не жил. Зачем такому кристально невиновному человеку исчезать, будто он преступник в розыске? Это не кажется тебе странным?

- Ладно, это, действительно, странно. – Была вынуждена признать Диана. – Но ты так и не ответил, зачем тебе этот акт допроса? И что теперь делать?

- Ну, я хотел что-то найти, за что можно было уцепиться, но там только стенания о нелегкой жизни. – Недовольно скривился блондин. – А делать нам следующее. Северус свое задание получил и в полной мере его выполняет. А ты порасспрашивай подробнее Гарри. Во-первых, ты успокоишься, что с ним все в норме, а во-вторых, с тобой он более откровенным будет. Может, что ему кажется неважным и вскользь, нам поможет уцепиться и потянуть за нитку клубок.

- Да, я итак хотела с ним поговорить. – Кивнула Леди Блэк. – И ты прав, лучше лично. Ладно, Люци, я пойду. И еще, братик, - она подошла к столу Люциуса и, поставив на него свой пустой стакан, внимательно посмотрела в глаза мужчины – давай ты не будешь сам решать, что для меня важно знать, а что нет. Тем более если это касается моих детей.

Люциус только недовольно поджал губы, а Диана, посчитав это знаком согласия, развернулась и покинула кабинет брата. Едва она ступила на ковер гостиной Гримма, как к ней подлетел Сириус, который с нетерпением дожидался возвращения супруги. Он хотел пойти с ней, но Диана настояла, чтобы наедине поговорить с братом.

- И что он сказал? – Выпалил Сириус, в ожидании смотря на любимую.

- Они с Северусом копают под Квирелла. – Ответила Диана. – А я поговорю с Гарри и узнаю…

- Мы поговорим с Гарри. – Настойчиво поправил ее мужчина.

- Ладно. Тогда я напишу ему письмо, что в выходные мы заберем его домой. Скажу Нэнси, она перенесет его прямо из Хогвартса.

- Да, отличная идея. – Согласился с ней Сириус. – Знаешь, Ди, я тут подумал, сделать для Гарри что-то наподобие кольца или кулона, которое бы при необходимости перенесло его на Гримма. Мне очень не нравится, что объявился этот Квирелл. И что он в опасной близости от нашего старшего сына. Если Воландеморт действительно каким-то чудом выжил и теперь решил вернуться, то наш сын в большой опасности. И даже всей защиты Хогвартса может не хватить. И то, что сейчас Квирелл ведет себя, как мышка, только больше вызывает подозрения, что он что-то задумал.

- Да, ты это хорошо придумал. Если закрепить заклинание родовой кровью, то ему даже антиаппарационные чары в Хогвартсе не будут помехой. А насчет Квиррелла, то ему что-то нужно в самом Хогвартсе, и не знаю, радоваться или нет, но пока это не Гарри. Тогда, 11 лет назад, Воландеморт исчез и, наверное, растерял почти всю свою мощь и сейчас именно возвращение ее является прерогативой для Квирелла. И вот именно это нам никак нельзя допустить, иначе второй войны нам не миновать. А я как-то снова на поле брани не рвусь.

- Я не понимаю, почему этого Квирелла нельзя просто прижать к стенке и не выпытать у него, что ему нужно в школе? – Выпалил Сириус. – Уверен, что если его спросить настойчивее, то он все расскажет, как на духу.

- Он верный слуга Волан де морта и никогда не предаст его. Он скорее умрет, чем так просто все нам расскажет. Даже если ты его будешь на куски резать. Поэтому Северус следит за каждым его шагом и, если он заметит что-то подозрительное в действиях Квирелла, он тут же даст знать. И вот тогда, поймав его за руку, мы его и прижмем. И, даже если он не расскажет, мы лучше избавимся от него, чем позволим довести начатое им дело до конца. Но если у нас получится, он приведет нас к Воландеморту. И пока у того нет былой силы, возможно, мы сможем уничтожить его раз и навсегда.

- Уничтожить его по пророчеству должен именно Гарри. Ди, ты же не думаешь использовать нашего сына в этом случае. Мы же так хотели, чтобы его миновало эта долбанная миссия.

- Сири, я сама этого не хочу, и это только в очень крайнем случае. Все-таки будем действовать пока по этому плану. Я и сама очень надеюсь, что это пророчество не сбудется, и Гарри не станет Избранным. Мы должны сделать все возможное, чтобы расправится с Воландемортом, и Гарри с ним никогда не столкнулся. Никто из наших детей.


========== Глава 10 ==========


Перед отбытием Гарри в родовое имение случилось то, чего Диана так ждала и тщательно предупреждала сына. Накануне вечером после уроков Дамблдор позвал брюнета в свой кабинет. Гарри шел туда, ухмыляясь и вспоминая слова матери. Он знал, что «добрый дедушка» вызвал его, чтобы «прощупать» почву на предмет возможного влияния на великого Избранного. Время адаптации в школе прошло, Гарри немного осмотрелся и начал привыкать к тому, что Хогвартс станет его вторым домом на целых 7 лет. Брюнет и сам с нетерпением ждал, когда директор вызовет его к себе. Уж очень было полюбопытствовать, что он скажет, чтобы попытаться расположить избавителя от всемирного зла по имени Воландеморт на свою сторону.

Остановившись перед каменной горгульей, что охраняла вход в кабинет Дамблдора, Гарри назвал пароль, который, как всегда, был названием какой-нибудь сладости и, когда та открыла проход, поднялся по ступенькам лестницы. Директор кормил своего ручного феникса, что-то ласково ему курлыкая. Гарри пришлось немного покашлять, чтобы обратить на себя внимание. Картины предыдущих директоров все, как один, внимательно смотрели на великого Избранного.

- А, Гарри, мой мальчик, проходи, присаживайся. – Добродушно улыбнулся Дамблдор, отходя от клетки и садясь за свой большой стол. Гарри сел напротив, готовый внимать тому, что скажет ему директор. – Угощайся. – Предложил мужчина, пододвигая к мальчику тарелочку со знаменитыми лимонными дольками.

- Спасибо, не хочу портить аппетит перед ужином. – Вежливо отказался Гарри, на всякий случай, решив ничего не есть в кабинете директора. Он вспомнил, что родители почти уверены, что именно Дамблдор поспособствовал убийству родных родителей брюнета. И одно нахождение рядом с этим, только прикидывающимся, «добрым дедушкой» вызывало у Гарри стойкую неприязнь.

- А я вот люблю иногда побаловать себя сладостями. – Хитро подмигнул Дамблдор, отправляя в рот одну из мармеладок. Он замолчал на некоторое время, наслаждаясь лакомством. Он будто и забыл о присутствии ученика. Только вот Гарри совсем не хотелось задерживаться в кабинете ненавистного директора. Он снова кашлянул, напоминая о себе. Мужчина встрепенулся и снова заулыбался. – Ох, прости, мой мальчик, это такая вкуснятина. Я хотел узнать, как твои дела? Нравится ли тебе в Хогвартсе?

- Да, мне здесь очень нравится. – Принял игру Гарри, заставив себя ответно улыбнуться.

- Если у тебя есть какие-нибудь вопросы или тебе что-нибудь нужно, ты можешь обратиться ко мне.

- Пока нет такой необходимости. Спасибо.

- А на твоем факультете к тебе хорошо относятся?

- Да, все очень дружелюбны и всегда готовы помочь, если мне что-то требуется.

- Понятно. – Проговорил директор, которого такой ответ очень расстроил. Он видел, что Гарри ни в какую не хочет идти на контакт. И то, что в Слизерине ему так нравится, тоже не радовало Дамблдора. Последние надежды все-таки обратить великого Избранного в свою веру таяли на глазах. Влияние приемных родителей и их окружения было очень большим. – Но если тебе понадобится именно моя помощь, что угодно, то ты можешь рассчитывать на это.

- Спасибо, я буду иметь ввиду. – Кивнул Гарри. – Тогда я пойду?

- Да, конечно, не смею более тебя задерживать.

- Всего хорошего, профессор.

Брюнет поднялся со своего места и, развернувшись, покинул кабинет, довольно улыбаясь. Он не почувствовал легкую ментальную атаку на свое сознание. А Дамблдор, узнав об истинном отношении Гарри к себе, только зло заскрипел зубами.

- Чертовы Поттеры. – Сняв с себя маску добродушного дедушки, директор зло сжал кулаки. – И чертовы Малфой и Блэк. Они настроили Гарри против меня. Все должно быть совсем по-другому. А теперь Том, возможно, вернется в мир живых, и Избранный побежит под его знамена, как его родители. Нужно срочно что-то предпринять, пока они на пару весь мир не уничтожили. И почему это чертово пророчество не о сыне Лонгботтомов? Родители Невилла, в отличие от Поттеров, были рады возможной миссии для своего сына. Они понимали, какая это великая честь. Ну, ничего. – Вдруг злобно прищурился он. – Я заставлю тебя, Гарри, исполнить предначертанное. Заставлю, чего бы мне это не стоило. Даже если это станет последним, что я сделаю. Я пойду на все, чтобы Том никогда не получил власть. Если я единственный радею за мир, то я все сложу на алтарь добра.

Волшебники на картинах только головами мотали, явно не одобряя возможные методы бороться за добро. И, конечно, они совсем не одобряли, когда прикрываясь именем этого добра, оправдывали жестокие убийства.

А Гарри, не зная о жестоких планах директора, направлялся в подземелья, где находились комнаты его факультета. Он уже предвкушал, как завтра похвастается родителям, что он выстоял против нападок Дамблдора.

А утром его разбудила Нэнси, сообщив, что пришла за ним, чтобы перенести его на Гримма. Гарри быстро оделся и, попрощавшись с Драко, перенесся в родовое имение. В гостиной Кричер уже накрывал на стол к завтраку. Старшего сына встречала Диана, разместившись на диване. Переместив молодого хозяина прямо перед взглядом Леди Блэк, Нэнси поклонилась и исчезла, чтобы позвать остальных членов семьи.

- Гарри, сынок. – Ласково улыбнувшись, Диана поднялась с дивана и приняла в объятия старшего сына, который с радостью и счастьем обхватил стан матери, крепко прижимаясь к ней. – Здравствуй, дорогой. – Немного пригладив черные вихры мальчика, Леди Блэк поцеловала его в макушку.

Вскоре раздались радостные крики Алексис, и в гостиную влетела девочка, тут же поймав старшего брата в объятия. Следом зашел Маркус и, подойдя, приветливо обнял. Наконец, спустился и глава семейства. Сириус улыбнулся приемному сыну и, поймав того в свои объятия, потрепал по волосам. Закончив с приветствиями, все семейство разместилось за столом. Наслаждаясь вкусным завтраком, Гарри рассказывал, как прошел первый месяц учебы.

- Шибко никто не навязывался. – Рассказывал Гарри. – Ученики вообще, кажется, сторонятся меня. А мне итак хорошо. В Слизерине ко мне хорошо относятся. Если мне что-то нужно или вопрос какой с удовольствием подсказывают, даже старшие студенты. Вам там очень понравится. – Подмигнул он младшим брату и сестре. Маркус довольно кивнул, а Алексис только вздохнула, уже почти смирившись, что, скорее всего, отправится за братьями. Диана с нескрываемой гордостью смотрела на старшего сына, а Сириус сейчас разделял невеселые мысли дочери. Но и он уже понимал, что лучше всем его детям держаться вместе, и не важно, на каком это будет факультете.

«Прости, Сохатый. – Мысленно просил он прощение у своего погибшего друга. – Понимаю, будь ты жив, ты бы не допустил, чтобы твой сын поступил в Слизерин, но если так Гарри будет подальше от Дамблдора, то пусть так. Надеюсь, что ты поймешь».

- А вчера меня вызвал к себе директор. – Продолжал говорить Гарри, и Диана с Сириусом напряглись. – Интересовался, что да как у меня. – Усмехнулся брюнет. – Спрашивал, как меня приняли, не обижают ли и так далее. Типа весь такой заботливый. Предлагал полное содействие и помощь со своей стороны. Я отказался, сказав, что мне итак хорошо.

- Молодец, сынок. – Похвалила его Диана. – Надеюсь, что больше директор к тебе приставать не должен, но если что, то ты помнишь, что всегда можешь все обсудить с Северусом.

- Я помню, мам. – Улыбнулся Гарри, с готовностью кивая.

- А профессор Квирелл к тебе не подходил? – Спросил Сириус.

- Нет. Только на уроках встречаемся и все.

- Вот и хорошо. – Закивал мужчина. – Хорошо, чтобы так все и оставалось. Если он попробуем выйти на контакт, тоже дай знать. И сразу же.

- Хорошо, пап. А что с ним не так? – Спросил Гарри, правильно поняв озабоченность родителя.

- Ничего особенного, сынок. – Ласково улыбнулась Диана, накрывая руку сына своей ладонью. – Мы с папой просто хотим, чтобы никто не приставал к тебе и не мешал учиться.

- Мам, я же понимаю, что это связано с Воландемортом. – Вдруг нахмурился Гарри. Диана с Сириусом переглянулись. Они так хотели, чтобы их сын подольше побыл в отдалении от своей великой миссии. – И Северус постоянно спрашивает о профессоре Квирелле. И шрам мой болит. Это же все взаимосвязано, так?

- Возможно, дорогой. – Уклончиво ответила Диана. – Но ты не беспокойся. Все будет хорошо. И ты все делаешь правильно. Мы с папой очень тобой гордимся.

- Да, сын. – Кивнул Сириус. – Ты молодец.

- Я стараюсь. – Вздохнул Гарри, мысленно недовольный, что ему опять не хотят говорить всей правды.

Закончив с завтраком, дети отправились в свои комнаты, а Лорд и Леди Блэк разместились на диване у камина, чтобы за бокалом вина обсудить взрослые вопросы, которые для детских ушей не предназначены.

- Может, стоит ему рассказать обо всем? – Спросила у супруга Диана. – Будет лучше, если Гарри будет в курсе, откуда может исходить опасность. Да он итак понимает, что мы от него что-то вскрываем. Вот и про Квирелла догадался. Кстати, то, что он ничем себя не выдает и не проявляет интереса к Гарри, меня очень волнует. Как бы он не затеял что-то серьезное, а мы не сможем даже как-то это предугадать и предотвратить.

- Слушай, Ди, а может мы зря драматизируем? – Задумчиво произнес Сириус. – Может, Гарри Квиреллу вовсе не нужен. И может он вообще к Воландеморту не имеет никакого отношения.

- Ага, может и Волан де морт не пытается вернуться, а шрам у нашего сына просто так болит, со скуки. – Скривилась Диана. – Милый, я понимаю, что ты хотел бы быть оптимистом, но, боюсь, что так много совпадений не бывает. И то, что Квирелл сейчас тихорится, говорит только о том, что он задумал что-то серьезное. Скорее всего, Волан де морт действительно пытается вернуть себе былое величие, вот и не трогает пока Гарри. Но это говорит как раз о том, что нам нельзя ни в коем случае расслабляться, думая, что все это не затишье перед бурей.

- Если хотите знать мое мнение, - вдруг раздался голос Вальпурги, которая внимательно слушала диалог сына и невестки – то я считаю, что Диана права: Гарри должен знать, что его, возможно, будет ожидать. Если так случится, что Темный Лорд может восстать, то он непременно придет за Гарри, так как по пророчеству именно он представляет серьезную опасность его правления. И Гарри должен быть готов к тому, что ему, возможно, придется исполнить это пророчество.

- Да мы это понимаем, мам. – Тяжело вздохнул Сириус. – И я не пытаюсь отрицать это. Просто так было хорошо эти 11 лет, да и мы были почти уверены, что избавились от Воландеморта раз и навсегда. А тут снова здрасьте. И, главное, мы сами еще не знаем, откуда может прилететь.

- Да, было, действительно, хорошо. – Кивнула Диана. – И жаль, что мы не имеем дело с врагом, который может раз и навсегда сдохнуть и облегчить нам жизнь. К сожалению, нам придется второй раз показать Воландеморту, что ему тут совсем не рады. И лучше, чтобы Гарри был в курсе всего, потому что его это напрямую касается, и больше мы не можем скрывать от него факт этого пророчества. Нэнси. – Крикнула она домовика.

- Хозяйка? – Тут же появилась эльфийка и склонилась в учтивом поклоне.

- Позови к нам Гарри. – Распорядилась Леди Блэк и, когда домовик исчезла исполнять приказ, повернулась к хмурому супругу. – Сири. – Нежно позвала она, поднимая руку и проводя костяшками пальцев по его щеке. – Я не меньше твоего волнуюсь, но ты не хуже меня знаешь, что тот, кто владеет информацией, владеет миром. Сын должен знать. Мы достаточно его оберегали, пока так было лучше. Больше мы не можем отрицать очевидное. И, даже если и все обойдется, то все равно так будет правильнее.

- Я знаю, Ди. – Снова вздохнул Сириус и, перехватив пальцы любимой, прикоснулся к ним губами.

Вальпурга с улыбкой и одобрением смотрела на возлюбленных. В гостиную спустился Гарри, и супруги, еще раз переглянувшись, подозвали его присоединиться к ним на диване для серьезного разговора.

- Значит, этот Квиррелл верный сторонник Волан де морта и, возможно, попытается причинить мне вред, зная, что я единственный представляю угрозу для его господина? – Спросил Гарри, внимательно выслушав рассказ приемных родителей. Диана с Сириусом решили рассказать сыну всю правду, включая свои опасения о возможном возвращении самого сильного и опасного темного волшебника. – Значит, он действительно, тогда, 11 лет назад просто исчез, а не умер. – Скорее утвердительно, чем вопросительно продолжал рассуждать брюнет. – И что мне делать тогда?

- Тебе просто быть осторожным и не заводить сомнительных знакомств. – Сказал Сириус.

- Северус уже следит за Квирреллом и, если заметит что-то подозрительное, он тут же даст нам знать. – Продолжила Диана. – И, если Квирелл сразу не пошел с тобой на контакт, то сейчас ты не самое важное для него задание. Возможно, Воландеморту надо сначала вернуть себе былую силу, и именно этим и занимается Квирелл. Но если и есть какое-нибудь задание от хозяина, то пока он ничем себя не выдает. Гарри, милый, мы вовсе не хотим, чтобы ты ходил по школе и боялся каждого шороха. Пока тебе волноваться не о чем. Просто будь внимательным и старайся один по коридорам школы не ходить. Особенно поздно. Быть мнительным вовсе не означает быть пугливым.

- Мам, я понимаю. – Слабо улыбнулся Гарри. – Но я же тоже не глухой. Все в школе шушукаются о моей «великой миссии». И все делают вид, будто знают обо мне больше, чем я сам о себе. Не знаю, догадывается хоть кто-нибудь, что Воландеморт может вернуться, но то, что если такое случится, я должен выступить против него, это точно. И никто меня спрашивать не будет. И я не понимаю, что во мне такого особенного, что выбрали меня? Все говорят о каком-то пророчестве, но я понятия не имею, о чем оно. Может, вы мне расскажите?

- Мы его тоже не слышали. – Переглянувшись с любимой, проговорил Сириус. – Мы можем рассказать о нем только со слов других. Трелони, которая преподает в школе Прорицание, произнесла пророчество. Она вообще редко говорит что-то стоящее, скорее это единичный случай. В общем, по нему тот, кто родился на исходе седьмого месяца, должен уничтожить Лорда Воландеморта. Под это определение подходит еще Невилл Лонгботтом, что учиться с тобой на первом курсе, но на другом факультете.

- На Гриффиндоре. – Подсказал брюнет, припоминая неуклюжего мальчика из факультета львов. Некоторые уроки у «змеек» были с ними, и Гарри всегда удивлялся, как это «недоразумение», которое ко всему, к чему прикасалось, что-то рушило, вообще поступило в школу.

- Да. – Кивнул Сириус и продолжил: - Но по неизвестной пока нам случайности, из вас двоих Волан де морт выбрал именно тебя. Может, все дело в том, что он решил наведаться первым делом в дом именно твоих родителей, а не в дом Лонгботтомов. Но факт остается фактом – этот шрам на твоем лбу, как метка Лорда, что он выбрал именно тебя.

- Но, скорее всего, и в это я верю больше, - подхватила за мужем Диана – просто местоположение дома твоих родителей Воландеморту «подсказали». И подсказал именно Дамблдор. Потому что твои родители никак не хотели, чтобы директор участвовал в твоей судьбе. Они не хотели для тебя участи Избранного. И мы пообещали им, что как можно дольше будем скрывать от тебя истину, чтобы продлить твое беззаботное детство. Но теперь Воландеморт пытается вернуться, и ты имеешь право знать об опасности, которая возможно будет тебе угрожать. Конечно, мы с твоим папой, дядей Люциусом, Северусом и твоими тетями Нарциссой и Беллой, попытаемся всеми силами предотвратить это, но скрывать от тебя это мы уже не можем. Это будет неправильно, если ты обо всем узнаешь от кого-то, кто преподнесёт тебе правду в искаженном виде. Например, тот же Дамблдор. Вряд ли он так просто сдастся. Он вызвал тебя на разговор, прощупал почву, и теперь будет думать, как ему все-таки повернуть тебя в свою сторону. Возможно, даже попытается как-то на тебя влиять. Пока не знаю, как, но наш «добрый дедушка» очень талантливый манипулятор. Поэтому не слушай и не поддавайся ни на какие его увещевания. Чтобы он не говорил – все неправда. Твои настоящие родители не доверяли ему, хотя и состояли с ним в одном Ордене. Мы с твоим отцом были вынуждены примкнуть к Воландеморту, чтобы добывать информацию извне и рушить планы Темного Лорда, но когда мы его победили и директор, и остальные члены Ордена, нас записали в равных Пожирателям Смерти, «приспешников» Темного Лорда. Поэтому держи ухо востро со всеми, кто благоволит директору. Я думала, что Дамблдор попробует навязать тебе кого-нибудь в друзья из детей своего круга, но, видимо, он не ожидал, что ты отправишься в Слизерин. Ему пришлось срочно менять тактику, так как факультеты Слизерина и Гриффиндора враждуют. А так случилось, что все его «орденоносцы» именно на факультете «львов». Впрочем, я не могу исключать, что он все равно не попытается к тебе кого-нибудь попытаться «приставить».

- Мам, я не собираюсь ни с кем дружить из факультета Гриффиндор. – Уверенно заявил Гарри. – Пап, без обид, - глянул он на мужчину, когда тот уже хотел возразить, что его факультет вовсе не плохой – просто в данном случае мне точно надо держаться от гриффиндорцев подальше. Впрочем, и они, на мою удачу, не шибко хотят со мной дружить.

- Пусть так и остается. – Довольно улыбнулась Диана, а Сириус еще больше расстроился. Он вовсе не хотел, чтобы его факультет позиционировался исключительно с Дамблдором. Впрочем, то, что Слизерин сейчас, как синоним Воландеморта, тоже считалось ему неправильным. Ему хотелось, чтобы его дети делали вывод, какой факультет лучше, не опираясь на предрассудки прошлого. Хорошо бы, чтобы однажды все факультеты жили в мире и согласии. Но он понимал, что это маловероятно. Вздохнув, Лорд Блэк вынырнул из своих невеселых мыслей и вернулся к разговору. Диана между тем уже подводила к окончанию. – И еще, сынок, ты не рассказывай никому о нашем разговоре. Не знаю, в курсе кто-нибудь о возможном возвращении Лорда или нет, но пока об этом не стоит говорить вслух. Помни, что на Слизерине учится много детей Пожирателей Смерти. Некоторым удалось чудом избежать тюрьмы, некоторые сидят в Азкабане, а их дети обозлились на весь мир, виня как раз нас, тех, кто боролись против тирании Воландеморта и его «приспешников». Поэтому хорошо думай, прежде чем что-то говорить. Как бы тебе не вернулись твои неудобные высказывания. Драко можешь сказать, но так, чтобы дальше это не пошло. На случай, если понадобится его поддержка. Но по-настоящему в школе ты можешь доверять только Северусу. Ему все сообщай без утайки. Он всегда поможет и подскажет, чтобы у тебя не вызвало беспокойство. Договорились?

- Да, мам, я все понял.

- Вот и хорошо. – Взъерошила Леди Блэк вихры старшего сына. – Я рада, что мы объяснились и поняли друг друга. А теперь можешь идти пообщаться еще с братом и сестрой. Завтра ты возвращаешься в школу.

- Спасибо.

Гарри поднялся и, по очереди обняв каждого из родителей, выбежал из гостиной. Диана проводила его взглядом, а потом повернулась к такому удивительно притихшему супругу. В этот раз он даже не стал распыляться, с пеной у рта защищая свой факультет.

- Милый, тебя что-то беспокоит? – Спросила Леди Блэк, накрывая ладонь любимого своей рукой.

- Я обещал Сохатому, что буду оберегать и защищать Гарри от всего, что может ему навредить. – Чуть не скрипя зубами от злости, проговорил Сириус. – А теперь он, возможно, будет в эпицентре новой войны. И мы не знаем, что нам делать. Ди, - вдруг резко повернулся он к жене, и его и без того черные глаза потемнели еще больше – к черту советы твоего брата. Давай я сам вытрясу из Квирелла всю правду?

- Сири… - Тяжело вздохнув, начала было его отговаривать от опрометчивого поступка Диана.

- Я не могу сидеть, сложа руки. – Выкрикнул мужчина, поднимаясь на ноги. – Я не понимаю, почему вы ходите вокруг Квирелла на цыпочках. Тем более что и ты, и твой брат, и даже Снейп знаете, что он что-то замышляет. Так почему просто не выпытать у него это?

- Он может вывести нас на Воландеморта. – В который раз пыталась объяснить супруга. – Он где-то затаился, пока без сил, и, выйдя на него, мы можем помешать ему вернуть свою мощь, тем самым победив его раз и навсегда. Я понимаю, что ты переживаешь, волнуешься за Гарри, но…

- Раз «но», значит, ты не понимаешь. – Отрезал Сириус. – Извини, Ди, но я так не могу. Он сын Джеймса, моего лучшего друга. Я давал обещание. И я не могу просто сидеть и ждать, когда ты или твой «гениальный» брат придумаете какой-то супер удачный план. И, думается мне, в этом плане у меня если и будет выделена роль, то не главная. А вторые роли меня не устраивают.

Высказавшись, он уже собрался выйти из гостиной, но Диана, зная, как скор на расправу ее муж, помешала ему. Помня, что магию использовать друг на друге им нельзя, она выстрелила заклинанием перед ним. Сириус отскочил в сторону и в шоке перевел взгляд на любимую.

- Ты что творишь? – Удивленно хлопая ресницами, спросил он.

- Прости, Сири, но я не могу пустить тебя к Квиреллу. – Четко проговорила Диана. – Ты все испортишь. К тому же, смею тебе напомнить, ты официально значишься в сторонниках Воландеморта, и нападать и пытать своего же очень неблагоразумно.

- Ты что несешь? – Выкрикнул Сириус, не веря своим ушам. – Ты вообще себя слышишь? Какие сторонники? Ты в своем уме, Диана?

- Я, как раз в своем, а вот ты сначала делаешь, а потом думаешь. И, как правило, делаешь неправильно. Сейчас не время для твоих эмоций, Сириус. Возможно, я открою тебе тайну, но не все решается кулаками. Иногда надо сначала все хорошо взвесить, а потом делать по-умному. Прости, но в данном случае ты не прав. Сейчас ты должен просто успокоиться.

- Диана, это же Гарри. – Понизил голос Блэк. – Наш сын. Мы должны сделать все, чтобы уберечь его от опасности, а не готовить к ней. Ты и ради плана его на амбразуру кинешь? Я просто не понимаю, как ты можешь?

- Да не выдаст тебе Квирелл местоположение Воландеморта. – Выпалила Диана, пытаясь хоть как-то вразумить любимого.

- Жить захочет – выдаст. – Уверенно заявил Сириус.

- Сири, это же самоубийство, как ты не понимаешь. Хорошо, ну, удастся тебе каким-то чудом узнать, где Воландеморт, и что ты сделаешь? Побежишь с палочкой наизготовку? Думаешь, он не будет ждать тебя? Хочешь отправиться следом за Джеймсом? И я следом за тобой. А о Элли с Маркусом ты подумал? Или давай напишем, как твой друг завещание, где попросим Люца с Циссой воспитывать наших детей. Ведь у нас есть важнее миссия, чем наши дети, так?

- Ты прекрасно знаешь, что у Джеймса не было другого выхода. – Процедил сквозь зубы Сириус, и в гостиной стало заметно холоднее и темнее, как верное подтверждение, что представитель «темного» семейства крайне зол. – Он не хотел оставлять Гарри, но за него так решили. И если Квирелл, как ты говоришь, и под пытками не выдаст своего хозяина, то с чего вы с твоим братом решили, что он сам выведет к нему?

- Потому что невозможно что-то планировать и замышлять, чтобы вообще никто ничего не заметил. И Северус, который ходит за ним почти по пятам и следит за каждым движением, обязательно заметит что-то подозрительное. Мы же пока даже не знаем, что на уме у Воландеморта. Нельзя, не зная, куда ты суешься, слепо бежать.

- Пока вы будете сидеть и ждать, надеясь, когда же все случиться, будет поздно, и Гарри может пострадать. И тогда виноваты будете только вы с твоим братом. Вот только на меня эту вину вешать не надо. Я не буду стоять в сторонке. И ты можешь сколько угодно швыряться в меня заклинаниями. Но, видимо, здесь только меня волнует судьба старшего сына. И я постараюсь сделать все, чтобы он не стал тем чертовым Избранным, которого в нем так хотят видеть Дамблдор и остальные.

- Сириус, я прошу тебя. – Уже не зная, как убедить любимого не совершать глупостей, пробормотала Диана, умоляюще смотря на него.

- Странные у тебя способы просить, Ди. – Сириус мотнул головой и быстро вышел из гостиной.

- Да твою ж. – Ругнулась Леди Блэк.

- Да, с заклинанием это ты зря. – Пробормотала Вальпурга, наблюдавшая за перепалкой двух супругов. – Хорошо, что вы друг против друга не можете использовать магию, а то бы это заклинание в моего сына угодило.

- Но бежать бездумно на врага – это не выход. – Принялась оправдываться Диана, хотя и понимала, что она не права. – В нем сейчас эмоции через край, а это ни к чему хорошему не приведет.

- Знаешь, дорогая, иногда лучше действовать, чем долго думать. Я понимаю, ты всю жизнь слушала брата, верила, что он все решит и сделает правильно. Но тебе нужно иногда и Сириусу доверять. Магия соединила вас, вы единое целое. И все делать вы тоже должны вместе. Я не хочу сказать, что сейчас сын прав. Ты тоже права, что думаешь об опасности. Но ты лучше всех знаешь моего сына, и должна уже понять, что вот такие методы с применением силы действуют на Сириуса прямо противоположно. Я удивлена, что Магия не наказала вас за эту ссору. Но сейчас, Диана, ты должна просить прощения у моего сына и молить, чтобы он назло тебе не кинулся во все тяжкие, не жалея себя. И лучше тебе поторопиться.

Диана вздохнула и поспешила найти супруга. Она тоже испугалась, что любимый не послушает ее и попробует сделать все по-своему.


========== Глава 11 ==========


Было субботнее спокойное утро, и его Северус собирался провести в тихой обстановке наедине со своим любимым занятием, то есть зельеварением. Но его надеждам не суждено было сбыться, потому что именно в это утро он был вызван в кабинет директора. Снейп вообще не любил эти неожиданные вызовы. Как правило, они ничего хорошего не приносили. Вот и сейчас, быстро направляясь в кабинет Дамблдора, Северус точно не надеялся на приятный разговор. Вот только деваться было некуда: он не мог проигнорировать вызов директора школы, в которой брюнет преподает.

Горгулья привычно ожила и открыла проход, подтвердив правильность пароля. Поднявшись по винтовой лестнице, Северус тактично постучался в дверь.

- Да-да, входите. – Послышался голос директора с той стороны.

Снейп взялся за ручку двери и толкнул ее от себя. Дамблдор сидел за своим столом и разбирал какие-то свитки, лежащие перед ним. Подняв голову, он добродушно улыбнулся, увидев вошедшего.

- Северус, проходи, мой мальчик, присаживайся.

- Благодарю. – Северуса всегда раздражало это отношение «мой мальчик», которым директор обращался к нему. Но приходилось терпеть. – Вы что-то хотели, директор?

- Да, у меня к тебе есть поручение. – Согласно кивнул Дамблдор. – Мне на сохранение дали одну вещь, которую надо защитить от посягательств других людей.

- Что за вещь?

- Это не так важно. – Небрежно отмахнулся директор, и Северус сразу понял, что вещь-то ценная. – Другим учителям дано похожее задание. Я сейчас тебе подробно расскажу, что именно от тебя требуется…


- И он не сказал, что за вещь? – Спросила Диана у друга, когда тот связался с ней через каминную сеть, чтобы сообщить последние новости.

- Нет. Просто сказал, что от меня требуется, чтобы усложнить для нежелательных посетителей проход к этой вещи. Диана, ты же знаешь, наш директор никому не доверяет. Ну, может только Макгонагалл, но и тут вряд ли. Скорее всего, ни один из учителей не знает, что на самом деле так тщательно охраняет директор.

- Сев, надо узнать, что это за вещь. – Почти приказным тоном произнесла Леди Блэк. – Слышишь? Надо узнать.

- Как? Я же тебе говорю, что никто не знает. А те, кто знают, мне скажут в последнюю очередь.

- Придумай что-нибудь. – Недовольно скрипнула зубами Диана. – Что хочешь. Но ты должен узнать, что так тщательно охраняет Дамблдор. Если эта вещь нужна ему, значит нам она нужнее вдвойне. Понимаешь?

- Диана… - Хотел уже возразить Северус, но подруга махнула рукой, и лицо мужчины в камине исчезло.

Поднявшись с пола, Диана задумалась. Эта таинственная вещь, что так важна для Дамблдора, всерьез заинтересовала ее. Скорее всего, директор тоже подозревает, что Воландеморт может вернуться и, возможно, уже что-то начинает предпринимать. Естественно, пока кроме него никто ничего не знает. А если и знает, то делиться с кем-то другим этим знанием точно не будет. Поэтому нужно что-то придумать, чтобы выяснить, что же так охраняет Дамблдор, что подключил к этому делу весь преподавательский состав.

Взяв с каминной полки мешочек с летучим порохом, Диана решила рассказать о новости брату, а заодно посоветоваться с ним. Как говорится, одна голова хорошо, а две еще лучше. К тому же она всегда считала брата достаточно умным человеком, который знает, как и что делать в той или иной ситуации. Ну, или хотя бы предполагает.

Люциус с Нарциссой сидели за столом и заканчивали завтрак, допивая утренний кофе. Супруги приветливо встретили Леди Блэк и усадили за стол. Диана вежливо согласилась на чашку кофе.

- Как дела у наших детей в школе? – Заинтересованно спросила Нарцисса.

- Отлично. – Улыбнулась Диана. – Гарри очень хорошо отзывается о школе и о факультете в частности. Они с Драко друг друга поддерживают.

- Очень хорошо, что они вместе. – Довольно кивнул Люциус. – По крайней мере, они друг за друга постоять сумеют. В школе у них больше врагов, чем друзей.

- Да, хорошо, что они вместе. – Поддержала супруга Цисса. – А потом и Элли с Марком присоединяться. Совсем хорошо будет.

- Это если Алексис перестанет во всем подражать своему отцу и поймет, что ей будет лучше на факультете Слизерин, а не Гриффиндор. – Усмехнулся Лорд Малфой.

- Этот вопрос уже улажен. – Ответила Диана.

- О, неужели Блэк-таки поумнел и понял, что лучше для вашей дочери?

- Люци, ты опять? – Вздохнула сестра.

- Ладно-ладно, я шучу. – Примирительно улыбнулся мужчина, не желая ссориться. – О чем ты хотела поговорить?

- Скорее обсудить.

- Тогда, полагаю, в моем кабинете будет удобно. – Сказал Люциус, правильно поняв, что сестра хочет поговорить наедине.

Поднявшись из-за стола, они поднялись наверх. Блондин сначала пропустил вперед Диану, а потом зашел следом и закрыл дверь кабинета.

- Итак? – Приготовился слушать Люциус, разместившись вместе с сестрой на удобном диване. Диана подробно рассказала о разговоре с Северусом. – Нужно выяснить, что это за вещь. – Уверенно заявил Лорд Малфой.

- Вопрос в том как. – Фыркнула Диана.

- Говоришь: задействован весь преподавательский состав. – Задумчиво проговорил Люциус. – Может, большинство учителей и не в курсе, к охране какого предмета они приложили руку, но ближайшие соратники директора должны быть. Например, Макгонагалл.

- Ага, так она тебе и сказала. – Усмехнулась сестра.

- Нам, может, и не скажет. – Согласился блондин. – Но другим соратникам возможно.

- Ты к чему клонишь?

- Оборотное зелье, сестренка. – Довольно усмехнулся Люциус. – Ты сваришь, Северус добудет волос, скажем, Флитвика, к примеру, на время его нейтрализует, а я под личиной Флитвика потолкую по душам с МакГоногалл. Думаю, я смогу аккуратно ее расспросить.

- А если не скажет? – Все еще сомневалась Диана, но задумка брата ей понравилась.

- Я попробую. – Улыбнулся блондин, и сестра уже не сомневалась, что у него все получится.

Обговорив детали, Люциус распрощался с Дианой и проводил ее до камина, откуда она и отправилась обратно на Гримма. Решив поделиться с любимым новыми новостями, она нашла Сириуса в одно из комнат. Лорд Блэк стоял перед стеной, где было нарисовано генеалогическое древо рода Блэков. Диана улыбнулась, смотря на изображение всех троих своих детей.

- Сири, если ты не занят, я хотела бы тебе кое-что сказать.

- Слушаю. – Откликнулся Сириус, поворачиваясь к супруге.

- Северус сообщил, что Дамблдор взял на хранение в школу один таинственный предмет, для охраны которого задействовал весь преподавательский состав, включая Северуса. Как ты понимаешь, нам нужно выяснить, что это за вещь. Так вот. Я только что говорила с Люциусом. Он предложил прекрасную идею. Воспользоваться оборотным зельем и, превратившись в одного из учителей, которые входят в круг доверенных Дамблдора, попытаться узнать, что это за таинственный предмет.

- Ага, хорошая идея. – Недовольно скривился Сириус, явно не разделяя радости жены.

- Ты так не считаешь? – Удивилась Диана.

- Ну, вы же так все прекрасно придумали. Неужели мое мнение тебе интересно?

- Сири, ну, что ты говоришь? – Ласково улыбнулась Леди Блэк и, подойдя к любимому, провела ладонью по его плечу. Но мужчина извернулся и отошел в сторону. – Ну, что не так? – Тяжело вздохнув, спросила Диана.

- Что не так? – Выпалил Сириус. – Да все то же, Диана. Вы с твоим братом все решили, молодцы, а меня спросить, конечно, не обязательно. Меня просто поставили перед фактом. Черт, Диана, снова и снова одно и тоже. – Разозлился мужчина, обвинительно смотря на любимую. – Почему? Почему ты так со мной постоянно поступаешь? Я, конечно, понимаю, что Гарри больше любит и уважает тебя, но это не дает тебе право все решать за моей спиной. Я тоже имею право голоса. Но ты предпочитаешь все обсуждать со своим братом. Не со мной, а с Люциусом. Меня ты просто ставишь в известность, когда вы все решили. Это правильно на твой взгляд? – Выкрикнул он, и Диана тяжело вздохнула. Походу новая ссора неизбежна. А ведь они только недавно помирились. Но сейчас Диана была вынуждена признать: возлюбленный прав. Выпустив пар, Сириус прикрыл глаза, успокаиваясь. – Мы же одно целое, Ди. – С болью в голосе проговорил он. – Мы не просто супруги. Нас соединила Магия самыми крепкими и близкими узами. И мне очень больно осознавать, что ты мне не доверяешь. Когда надо что-то обсудить или решить, ты бежишь к брату, а не ко мне. Вот что не так, Диана. Все это не так.

- Прости. – Виновато смотря в его черные глаза, сказала Диана.

- Конечно, прощу. До следующего раза. Потому что это опять повторится. И потом. И снова. Всегда. В этом и проблема.

- Подожди, Сири. – Схватила любимого за руку Диана, когда он проходил мимо нее, желая уйти. – Ты прав. Действительно, нужно было тебе сначала сказать. Просто я подумала, что я скажу тебе уже конечный результат. Но ведь идея неплохая.

- Вот даже признав, что ты виновата, ты все равно оправдываешься. – Тяжело вздохнул Сириус. – Я не говорил, что идея плохая. Просто ты могла и меня позвать на ваши обсуждения. Но ты не посчитала это необходимым. Даже несмотря на то, что в нас течет кровь друга, ты по-прежнему больше доверяешь своему брату, чем мне. В отличие от меня. Делайте, как хотите, мое мнение все равно не играет роли.

- Погоди, Сири. – Снова перехватила его Диана, когда он выдернул свою руку и снова направился к выходу. – Хорошо, ты прав. Я виновата. И я доверяю тебе. Прости меня. Пожалуйста. Обещаю, больше такого не повторится. Правда. Ну, мы же не можем врать другу. Посмотри на меня. – Попросила она, беря его лицо в свои ладони и заставляя смотреть в свои глаза. – Я обещаю. Прости меня. Мне больно от наших ссор, любимый. И признаю. Они происходят по моей вине. Я исправлюсь. Простишь?

- Да, если я выпью зелье. – Ответил Сириус.

- Что? – Опешила супруга, опуская руки.

- Я выпью зелье и узнаю, что прячет Дамблдор.

- Погоди, я вовсе не это имела ввиду. Лучше, чтобы это был Люциус.

- И чем же лучше? – Прищурился Сириус. – Почему моя кандидатура не рассматривается?

- Просто там надо осторожно, аккуратно. Не сказать и не сделать лишнего. Чтобы никто не догадался.

- И почему я не справлюсь? И после этого ты будешь говорить, что доверяешь мне? Раз уж вы все так замечательно с Люциусом решили, то я хочу хоть как-то поучаствовать в вашем гениальном плане. Иначе, Ди, грош цена твоим извинениям, если ничего не поменяется после них.

- Хорошо. – Согласилась Диана. – Только я попрошу тебя об одном: пожалуйста, милый, держи себя в руках. Ты очень вспыльчивый у меня, и ты об этом знаешь. Держи эмоции под контролем.

- Я не маленький, Ди. – Заскрипел зубами Лорд Блэк. – И умею держать себя в руках.

- Хорошо. – Примирительно улыбнулась супруга. – Тогда я займусь готовкой зелья и пошлю Нэнси к Северусу, чтобы он достал волос Флитвика.

- Флитвика?

- Да, попробуешь разговорить Макгонагалл. Поэтому я и переживаю, как бы ты не сорвался.

- Я справлюсь. – Уверенно кивнул Сириус, вспомнив ненавистного декана своего факультета. – Поверь, Ди, я справлюсь.

- Я верю. – Улыбнулась Диана и, потянувшись к его губам, нежно поцеловала его. Мужчина обхватил ее за талию, отвечая на ласку. – Люблю тебя. – Прошептала она в его губы. – Простил?

- А куда я денусь, любовь моя? – Ласково улыбнулся Сириус и поднял ее на руки.

- Погоди, а зелье? – Спросила Диана, поняв, что несут ее совсем не в подвал, который она специально дополнительно оборудовала под зельеварение.

- Чуть позже. – Ответил Лорд Блэк и хитро улыбнулся. Супруга на это только засмеялась и снова потянулась к любимым губам.


- Если ты запорешь это дело, я… - Люциус зло сверкал серыми глазами в сторону супруга сестры, который держал в руках колбу с оборотным зельем. – В общем, пожалеешь очень.

- Люци. – Недовольно скривилась Диана, вставая на сторону любимого. – Он справится. – Уверенно добавила она, с нежностью смотря на Сириуса. Тот улыбнулся и кивнул, одними губами ответив: «спасибо».

- Ладно. – Согласился блондин. – Так, я договорился с Северусом, он нейтрализовал на время Флитвика, чье место ты займешь. Отсутствие настоящего Флитвика никто и не заметит, как и сам Флитвик. Помни, что действие зелья не вечно. Не теряй времени и сразу принимайся за дело.

- Люциус, ты это повторяешь уже, наверно, в третий раз. – Раздраженно возведя глаза к потолку, проговорил Сириус. – Я и с первого все прекрасно понял.

- Ничего, еще раз напомню, что дело это очень ответственное. – Скрипя зубами, ответил Люциус.

- Братик, ну, серьезно. – Поддержала мужа Диана, тоже уставшая от нравоучений брата. – Все будет хорошо.

- Твое здоровье, родная. – Отсалютовав любимой, Сириус одним глотком осушил содержимое колбы.

Тут же его скрючило пополам от боли. Рядом так же скривилась Диана, почувствовав на себе, как тяжело дается супругу перевоплощение в другого человека. Через несколько минут на месте Сириуса стоял низкорослый профессор Филиас Флитвик, декан факультета Когтерван.

- Ух, по-моему к этому нельзя привыкнуть. – Уже чужим голосом проговорил Сириус. – Милая, ты как?

- В норме. – Отойдя от неприятных ощущений, слабо улыбнулась Диана. – Все, не теряй время. Мы будем ждать тебя здесь.

- Хорошо. – Кивнул «Флитвик» и с негромким хлопком исчез из гостиной дома по Гриммо плейс, 12.

- Надеюсь, я не пожалею, что послушал тебя, Диана. – Тяжело вздохнул Люциус, смотря на опустевшее место.

- Люци, я же попросила тебя. Прекрати уже так предвзято относится к Сириусу. Ваша школьная вражда осталась глубоко в прошлом. Ну, серьезно, ты Гарри принял, как родного племянника, даже учитывая, кто его настоящие родители, а к Сириусу по-прежнему относишься.

- В Гарри теперь течет так же и кровь Малфоя. – Напомнил блондин. – В нем вообще теперь больше чистокровной крови, чем его матери.

- В Сириусе тоже течет кровь Малфоя, если ты забыл. – Усмехнулась Диана. – Прими уже мой выбор. И выбор Магии.

- Принять и смириться, сестренка, разные вещи. – Недовольно скривился Люциус. – Ладно. Давай лучше выпьем, пока ждем твоего нареченного.

Диана улыбнулась и разместилась с братом на диване у камина. Вскоре Нэнси принесла им огневиски и закуски.


========== Глава 12 ==========


Сириус под личиной Флитвика, стараясь подражать походке низкорослого профессора, быстро направлялся к кабинету декана Гриффиндора. От предвкушения скорой встречи с ненавистным профессором в душе у Лорда Блэка поднималось раздражение. Он еще явно помнил, как Макгонагалл швырялась заклинаниями в спину его супруги. Но нужно было успокоиться.

Дойдя до нужного кабинета, «Флитвик» пару раз глубоко вздохнул и выдохнул. Потом поднял руку, зажатую в кулак, и постучался.

- Войдите. – Раздалось разрешение по ту сторону двери. Мужчина потянул ручку на себя и вошел в кабинет. Профессор Макгонагалл подняла голову, отвлекаясь от проверки конспектов учеников, и вопросительно посмотрела на посетителя. – Филиас? Ты что-то хотел.

- Да, Ма… Минерва. – Чуть не назвав женщину по фамилии, кивнул «Филиас». – Я хотел кое-что уточнить. – Невозмутимо продолжил он, подходя к столу «коллеги». – Я сейчас заканчиваю с поручением, что дал мне Альбус.

- Что-то ты не торопишься. – По-доброму усмехнулась Макгонагалл. – А ведь Альбус сказал, чтобы мы не затягивали. Неужели для тебя так сложно придумать защиту для зеркала?

- Зеркала? – Переспросил «Флитвик».

- Да, зеркало Еиналеж. Филиас, ты же присутствовал, когда Альбус нам все подробно рассказывал. Попроси Северуса, он сварит тебе что-нибудь для памяти.

- Да, зеркало, точно. – Рассмеялся «Филиас». – Действительно, что-то с памятью.

- И что ты хотел уточнить?

- Я? – Недоуменно переспросил мужчина.

- Да, ты пришел, чтобы что-то у меня уточнить по поводу этого задания.

- Я… забыл. – Виновато разведя руками, заулыбался «Флитвик». – Знаешь, Минерва, ты права. Наведуюсь-ка я к Северусу. Точно, совсем плохо с памятью стало. Вспомню, еще раз к тебе приду. А пока не буду отвлекать.

- Конечно, Филиас. – Улыбнулась женщина и кивнула.

Сделав, что планировал, мужчина развернулся и, открыв дверь, покинул кабинет декана Гриффиндора. И… чуть не столкнулся с Квиреллом.

- Ох, Ффилиасс, яя тебя и ннне заметил. – Виновато улыбнулся бывший Пожиратель.

Сириусу стоило огромного труда держать себя в руках. Стараясь смотреть не с такой явной злостью, он заставил себя ответно улыбнуться.

- Ничего. Все нормально. Ты к Минерве?

- Да, профессссиональный ввопрос. Ты позволишшшь? – Спросил Квиррелл, указывая на дверь кабинета Макгонагалл.

- Конечно. Не буду вам мешать. Я свой профессиональный вопрос решил.

- Отлично.

«Флитвик» отошел в сторону, и Квирелл, постучавшись и получив разрешение войти, скрылся за дверью.

«Интересно, и чего он к ней бегает?» Задумался Сириус, смотря в дверь «Мало того, что этот Пожиратель Смерти ходит по школе, как по своему дому, так еще и к правой руке Дамболдора захаживает за «советами». Что-то все это очень подозрительно. И совсем мне не нравится. Так, ладно, пора возвращаться, пока действие зелья не стало заканчиваться».

Развернувшись, «Флитвик» поспешил к выходу из школы, чтобы оттуда спокойно аппарировать к Гримма. Почти дойдя до черты, Сириуса снова стало скрючивать от боли, что говорило, что действие зелья на исходе. Едва переступив черту, он исчез. В гостиную своего дома он зашел уже в своем облике. К нему тут же на шею бросилась Диана, довольная, что он вернулся так быстро и снова в своей «шкуре». Навстречу поднялся Люциус, ожидая начала рассказа.

- Это зеркало Еиналеж. – Сообщил Сириус, с наслаждением отпивая из бокала огневиски. – Вот что так тщательно охраняет Дамблдор.

- - Еиналеж? – В один голос переспросили Диана и Люциус. – Но оно запрещено к использованию. – Добавил блондин.

- Видимо, для нашего директора нет ничего запретного. – Развел руками Лорд Блэк.

- А зачем оно ему? – Спросила Диана.

- Любимая, прости, но этот вопрос вызвал бы подозрения у Макгонагалл. Она итак напомнила мне о моей «забывчивости», потому что Дамблдор просветил Минерву и Флитвика о том, что находится на хранении в школе. Видимо, ближайшему своему кругу директор открылся.

- Зеркало, значит. – Задумчиво проговорил Люциус, смотря куда-то вбок. – Интересно. Это зеркало показывает то, чего так сильно желаешь. Да, с каждым днем все интереснее и интереснее.

- Наверно, директор очень хочет знать, как же победить Воландеморта. – Предположила Диана. – Но зеркало, вроде, не показывает, как ты достигнешь цели. Только саму цель.

- Никто так и не смог выяснить, как работает это зеркало. – Сказал блондин. – Кто пытался – сходил с ума. Потому оно и запрещено. Может, наш «добрый дедушка» настолько самоуверен, что считает, что он разберется в использовании зеркала? В любом случае, он прав, что так тщательно его защищает. Но очень не прав, держа такой опасный артефакт в школе.

- И еще. – Снова вернулся к рассказу Сириус. – Никогда не догадаетесь, кого я встретил, когда выходил из кабинета Макгонагалл. Квирелла. – Ответил он на вопросительные взгляды двух пар серых глаз.

- Кого? – Снова одновременно переспросили Люциус и Диана.

- Слушайте, вы уже начинаете меня пугать, одновременно говоря. – Улыбнулся Лорд Блэк. – Сам удивился.

Пока в гостиной повисла тишина, камин вдруг «ожил», извергнув языки зеленого пламени. Когда камин вернулся в нормальное состояние, на ковер ступила Беллатриса. Увидев собравшихся родственников, она подошла к столу.

- Отлично, что вы здесь. – Не здороваясь, сказала она и задрала рукав правой руки до локтя, являя всем присутствующим метку Темного Лорда. – Она выглядит, как новая. – Сообщила Лестрейндж. – И щиплет иногда. Полагаю, вопрос о возвращении Лорда уже не стоит?

- Беллс, ты успокойся. – Видя, что сестра супруги на взводе, примирительно попросил Люциус. – Присядь.

- Это только у меня? – Игнорируя предложение блондина, продолжила Белла. – И когда вы собирались посвятить меня в ваши планы? Что вообще происходит? И что слышно от Квирелла?

- Сев им занимается. – Ответила Диана. – А ты действительно успокойся и присядь. – Повторила она просьбу брата, отодвигая рядом с собой свободный стул. И, когда брюнетка присела рядом, продолжила: - Дело в том, что Дамблдор взял на хранение в школу зеркало - Еиналеж. И запряг весь преподавательский состав для его охраны. Сириус только что вернулся из Хогвартса. Под действием оборотного зелья он выяснил, что скрывает директор. Теперь мы пытаемся понять, зачем директору это зеркало.

- Может, он хочет увидеть, где скрывается Темный Лорд? – Предположила Белла. – Или как его убить раз и навсегда? Кстати, очень полезная информация. Я бы тоже хотела это знать. Черт, жили 11 лет прекрасно. Какого черта он вернулся?

- Непременно спросим, когда найдем. – Усмехнулся Люциус. – И, кажется мне, это может произойти быстрее, чем мы думаем.

- И какие планы? – Спросила Лестрейндж. – Может, я чем помогу? Я не хочу стоять в сторонке.

- Не волнуйся, всем хватит ролей. – Улыбнулась Диана. – Пока мы и сами не знаем, что делать. Северус следит за Квиреллом. Как только он заметит что-то подозрительное, он нам сообщит. Пока мы не знаем, зачем он вернулся и что забыл в школе?

- Гарри, естественно. – Фыркнула Белла, удивляясь, как такой очевидный ответ не дошел до умов Малфоев. – Квирелл точно к нему подбирается.

- Спасибо, что просветила, Беллс. – Недовольно скривился Люциус. – А то мы без тебя никак не могли догадаться.

- Люци хочет сказать, что Квирелл не проявляет никакой активности в сторону Гарри. – Пояснила слова брата Диана, видя, как обидно поджала губы подруга. – Значит, пока Гарри не является первостепенной задачей для Квирелла. Скорее всего, он сейчас занимается тем, что хочет вернуть былое величие для своего господина. Но он очень хорошо скрывает свои планы и мотивы, потому что Северус ничего необычного не замечает. Квирелл просто преподает и ведет себя отстраненно. Только вот сегодня наведался к Макгонагалл.

- Начерта? – Удивленно спросила брюнетка.

- Самим интересно. – Проговорил Люциус. – Вряд ли у них дружба. Впрочем, я уже ничему не удивлюсь.

- Так чего думать? – Вспыхнула Лестрейндж. – Давайте просто прижмем его к стенке и выпытаем правду.

- Все Блэки одинаковые. – Сокрушенно покачал головой Лорд Малфой. – Вам бы только силой все решать. А то, что Квирелл даже под пытками ничего не выдаст, это, конечно, в расчет не берется. Зато он заляжет на дно так глубоко, что мы вообще никогда на Воландеморта не выйдем. Только если он сам объявится, но уверяю вас, если он и вылезет, то не в пол силы будет драться. Он учтет свои прошлые просчеты.

- И что тогда делать? – Немного успокоилась Белла, признавая правоту мужчины.

- Думаем. – Ответила Диана. – Сам он не скажет, давить на него нельзя. Поэтому остается только ждать, может сам в чем-то себя выдаст.

- А если нет? – Снова завелась брюнетка. – Или будет уже поздно что-то предпринимать?

- А так, как ты предлагаешь, у нас точно нет шансов. – Фыркнул Люциус.

- Нам остается только надеяться. – Сказал Сириус. – Победили его однажды, сделаем это еще раз.

Остальные согласно закивали, надеясь на это. Действительно, пока плана не было. Потому что было слишком много неизвестного. Но радовало, что пока Гарри, великому Избранному, ничего не угрожало.


Кроме, пожалуй, учеников из других факультетов. А именно – Гриффиндор. И, хоть таких стычек было немного, но они порядком выводили Гарри из себя. Драко, что в сопровождении своих верных телохранителей Кребба и Гойла, всюду ходил со своим кузеном, тоже не стоял в стороне, отвечая язвительными словами, а иногда, когда не было другого выхода, в ход шли и волшебные палочки. Правда, Гарри предпочитал обидчику доказывать, как он не прав посредством кулаков. Вот и сейчас, ожидая начала урока Трансфигурации, что была совмещена у обоих факультетов, ученики стояли в отдалении друг от друга, кидая на противоположную сторону злые взгляды. Видимо, гриффиндорцам стало скучно, да и скорый приход их декана добавлял им храбрости. Компания слизеринцев в этот момент смеялись над шуткой, что рассказала Дафна Гринграсс. Видя, как врагам весело, один из гриффиндорцев не выдержал.

- Интересно, что так веселит будущих Пожирателей Смерти? – Громко выкрикнул он. Смех со стороны «змеек» стих, а «львята» тут же закончили свои разговоры. – Довольные, что ваши родители купили себе свободу?

- Захлопнись. – Огрызнулась Астория.

- Ничего. – Продолжал довольно улыбаться гриффиндорец. – Может, вы и считаете, что вам все сошло с рук, но все здесь знают, кто вы такие.

- Вот и радуйся. – Фыркнул Драко. – Только молча.

- А чего вы его затыкаете? – Поддержал товарища еще один ученик. – Правда глаза колет?

- Заткнитесь, пока мы вам не помогли. – Процедил сквозь зубы Гарри, сжимая кулаки.

- О, Избранный заговорил. – Подхватил третий гриффиндорец. – Точнее предатель. Переметнулся на темную сторону, Поттер? Твои родители, наверно, сейчас в гробу переворачиваются, смотря, кем стал их сын.

- Да я тебя.

Гриффиндорец знал, куда бить. Гарри сорвался с места и набросился на обидчика с кулаками. Остальные ученики стали подначивать драчунов, «болея» каждый за своего. Но драка закончилась также быстро, как и началась.

- Что здесь происходит? - Подошедшая Макгонагалл, грозно сверкая глазами, смотрела на развернувшееся действие. Драчуны нехотя прекратили драку, но все еще гневно буравили друг друга взглядом. – Я спросила, что здесь происходит?

- Он первый начал. – Указав пальцем на гриффиндорца, ответил Гарри.

- Да, именно. – Подтвердил Драко.

- Минус 20 баллов со Слизерина и 10 с Гриффиндора. – Отрапортовала профессор.

- А почему с нас 20? – В праведном гневе воззрился на женщину Гарри. – Он же первый начал. Мы стояли, никого не трогали…

- Мистер Поттер, позвольте мне самой решать, с кого и как снимать баллы. – Свела на переносице брови Макгонагалл. – И еще 10 баллов за препирательство.

- Я Поттер-Блэк. – Гордо выделив фамилию приемного отца, сказал брюнет. – И вы предвзяты.

- Еще минус 10 баллов. – Скрипела зубами профессор, а ее ученики довольно улыбались. – А будете дальше со мной спорить, ваш факультет вообще без баллов останется.

- Пойдем, Гарри, это бесполезно. – Подхватив друга под локоть, Драко поволок его в кабинет. Блондин знал, как кузен относится к этой несправедливости, что Макгонагалл наказывает только слизеринцев, но, увы, они, как ученики, ничего не могли с этим сделать. А, стоя на своем, действительно можно было оставить свой факультет без баллов. – Потом крестному скажем, он все компенсирует. – Тихо шепнул Малфой.

Гарри со злости хлопнул свою сумку о парту и плюхнулся на стул. Остальные ученики стали заходить в кабинет и рассаживаться по местам. Зачинщик победно посмотрел на Гарри, отчего тот послал ему убийственный взгляд, обещая отомстить за такую «подставу».

После урока Макгонагалл со злым выражением лица направлялась в кабинет директора. Быстро назвав пароль, она быстро преодолела ступеньки лестницы и, не стучась, вошла в кабинет. Дамблдор разбирал бумаги на своем столе, когда женщина подлетела к нему, метая молнии из глаз.

- Этот Поттер совсем неуправляем. – Принялась жаловаться она. – Учить он меня будет. Затеял драку с учеником с моего факультета, а потом еще и дерзить стал. Я, видите ли, назвала его просто Поттер, а не Поттер-Блэк. Альбус, надо что-то делать, а то он скоро, как его приемная мать станет.

- Печально это слышать, Минерва. – Тяжело вздохнул Дамблдор. – Я очень надеялся, что нам удастся помочь Гарри вырваться из порочного круга. Но воспитание его приемных родителей, что выступали на стороне Тома, очень глубоко в нем. Ты права, Минерва, если немедленно что-то не предпринять, он переметнется на сторону Темного Лорда, когда тот восстанет. А в этом я уже, увы, не сомневаюсь. Хагрид доложил, что в Запретном лесу стали умирать единороги. Уже двое за последнее время. И оба полностью обескровлены.

- Великий Мерлин. – Ахнула Макгонагалл, закрыв рот ладонью. – Неужели ты думаешь, что Темный Лорд?..

- Да. – Закивал директор, поняв о чем говорит заместитель. – Когда я 11 лет назад пришел в дом Поттеров, я обнаружил только черный балахон. Все, что осталось от Тома. Скорее всего, он пытался убить Гарри, но Лили, пожертвовав своей жизнью, выставила защиту на сына. В результате Авада отрикошетила по самому Тому, и тот исчез, потеряв свою телесную оболочку. А его дух, возможно, теперь пытается вернуть себе тело. Потому и питается кровью единорогов из-за ее целебных свойств.

- И что ты думаешь предпринять?

- А что можно предпринять? Пока мы не знаем, где Том и как его найти, можно только ждать. А что на счет Гарри, то я знаю, что делать. – Довольно произнес Дамблдор. – Нужно срочно наставить его на путь истинный, пока еще не поздно. Пора Избранному встретиться со своим визави лицом к лицу.

- Не понимаю.

- Назначь Гарри отработку в Запретном лесу, Хагрид его отведет. Может, нам повезет, и Том решит устроить охоту на еще одного единорога.

- Ты хочешь, чтобы они встретились? – Догадалась Макгонагалл.

- Если Гарри не хочет признать свое предназначение сам, то нам нужно ему помочь. Вот и ты заметила, что он идет совсем не по тому пути, что хотели для него его родители. Я с самого начала был против, чтобы его воспитывали Малфой и Блэк. Знал, что ничем хорошим это не кончится. И вот, что мы имеем. Гарри воспитывался среди круга Пожирателей Смерти. И когда Том вернется, он призовет своих сторонников. И чтобы Гарри не оказался среди них, нужно немедленно показать ему, кто настоящий монстр. И напомнить, кто убил его родителей. Жестоко убил.

- Да, ты прав, Альбус. – Как всегда уверенная, что директор поступает всегда правильно, закивала головой Минерва. – Мальчика нужно спасать.

- Ради него самого. Ради общего блага. – Вздохнул Дамблдор как-то отстраненно. – У тебя все? – Встрепенулся он. – Тогда иди. – Разрешил он, когда женщина согласно кивнула. И, когда та вышла, оставив его одного, директор подошел к фениксу. – Нельзя, никак нельзя допустить, чтобы Гарри пошел не по тому пути. Слишком многое поставлено на кон.


========== Глава 13 ==========


- Нет, это уже никуда не годится. – Сокрушался Драко, идя рядом с Гарри по тропинке в Запретном лесу. Макгонагалл, как и приказал директор, назначила отработку обоим слизеринцам, отправив их, якобы, для помощи Хагриду, полувеликану, что работал при школе лесничим. Собственно, сам лесничий тоже отправился с учениками, потому что отправлять их одних было бы совсем недопустимо. Впрочем, как и вообще назначать отработку в опасном месте, куда ученикам вообще запрещен вход. – У нашего директора окончательно крыша поехала. Я непременно расскажу об этом отцу. Уверен, что и мои родители, и твои такой разнос устроят Дамблдору, что тот в следующий раз сто раз подумает, прежде чем подвергать нас такой опасности.

- - Маловероятно. – Усмехнулся Гарри, держа перед собой большой фонарь, что служил мальчикам единственным источником света. Лесничий, что шел впереди со своим огромным псом, тоже имел такой фонарь и иногда оглядывался на учеников. Наверно, боялся, что они сбегут.

- И все равно скажу. – Нахмурился блондин. – И вообще, этот Финниган первый начал. А получилось, что и баллы почти все поснимали, еще и на отработку только нас отправили. А гриффиндорцу все сошло с рук. Чертова Макгонагалл.

- Ты потише говори. – Порекомендовал кузен, кивая на впереди идущего лесничего, который в очередной раз оглянулся. – А то нам сверху достанется. От чертовой.

Драко на это что-то прорычал, но был вынужден признать правоту товарища.

- Вы, это, не отставайте. – Громко сказал Хагрид. – Мы скоро придем.

- Ага, бежим уже. – Скривился блондин.

Гарри улыбнулся и поднял повыше фонарь, чтобы осветить как можно больше местности вокруг себя. Хотя со стороны этот лес и выглядел, как обычный, но все же не зря он считается Запретным. Собственно, Поттер-Блэк полностью разделял негодование друга, но понимал, что даже если в школу прибегут его родители, сыпля на директора оскорблениями и угрозами, отношение к самому Гарри со стороны учеников или учителей от этого не изменится, если не станет хуже. Так что он не хотел, чтобы его поход в лес стал известен. Впрочем, может поговорить с отцом Драко так, чтобы тот пришел один и, вступившись за своего сына, замолвил еще слово и за племянника? Потому что, явись Сириус Блэк в школу, желая научить Дамблдора, как преподавать в стенах школы, то, возможно, от самой школы мало что останется. Да и от самого Гарри все будут шарахаться, что тоже мальчика никак не устраивало. Диана Малфой как-то рассказала, что когда Лорд Блэк вышел из себя, то он разнес в пух и прах горгулью, что охраняла вход в кабинет директора. И тогда он только учился, а сейчас магический потенциал у него поболее, а значит, одной горгульей может не ограничится. Мальчик тогда весело смеялся, представляя разъяренного приемного отца и удивленного Дамболдора, который и не предполагал, что ученик вообще способен на такую силу, а сам Лорд Блэк, услышав рассказ о себе любимом, гордо заявил, что это он еще не очень зол был, а то сравнял бы с землей и сам кабинет директора. В общем, ущерба от Люциуса Малфоя будет намного меньше. И, возможно, он сможет более «популярно» донести общий смысл, не прибегая к насилию. Гарри вообще отмечал, что дядя обладал прекрасными организаторскими и дипломатическими способностями, умудряясь всех вокруг себя настроить на нужный ему лад, но так, чтобы другие думали, что это именно их идея.

Пока Гарри улыбался, продумывая, как он переговорит с Лордом Малфой, чтобы инцидент с лесом не пошел к его сестре и ее мужу, вся троица вышла к небольшой полянке. Лесничий, прислонив указательный палец к губам, затихорился за стволом какого-то дерева, держа за холку своего пса, чтобы и тот не шумел. Драко с брюнетом присели рядом, смотря туда, куда указывает полувеликан.

Проследив за знаком, мальчики спали с лица, поняв, почему этот лес запретен для посещений. Посреди полянки, склонившись над телом недавно убиенного единорога, лежала бесформенная фигура, одетая в черный балахон. Оно явно присосалось к горлу животного, как вампир, напиваясь его кровью. Видимо, пес лесничего тоже понял, что фигура сюда явно не на пикник пришла и, громко взвизгнув от страха, дала деру из леса. Хагрид, вскочив на ноги, что-то заревел и бросился на фигуру, как есть с голыми руками. Прервав свое пиршество, фигура в балахоне, словно бестелесная, взмыла над землей и быстро поплыла прочь. Забыв про учеников, лесничий побежал следом. А мальчики, все это время наблюдая за действом, стояли, будто вросшие в землю.

- Полагаю, что отработка окончена. – С трудом обретя дар речи, проговорил Драко, тяня кузена за рукав. – Пойдем-ка.

- Да, нужно уходить, пока это не вернулось. – Согласился Гарри, и оба ученика, сорвавшись с места, последовали примеру пса.

Пока они неслись, перепрыгивая через поваленные деревья и пни, им казалось, что они слышат топот копыт и какие-то воинственные крики, что только придавало ускорение мальчикам. Выбежав из леса, они наткнулись на пса лесничего, что сидел перед входом и тихо скулил. Видимо, он ожидал хозяина, но не сильно верил в его возвращение. Ученики не стали дожидаться полувеликана, а продолжили путь до школы.

- Директору это точно с рук не сойдет. – Отдышавшись после быстрого бега, заявил Драко, когда мальчики спускались в подземелье. – Я немедленно напишу письмо отцу, а завтра отправлю с совой. А если бы этот балахон и нами решил подкрепиться?

- Что за балахон?

Еще не отойдя от прошлого страха, ученики, услышав голос своего декана, подскочили на месте, огласив подземелья школы своими криками. Северус, смерив мальчиков недоуменными взглядами, только поморщился от их крика.

- Мерлин, крестный, что ж ты так подкрадываешься ночью? – Держась за то место в груди, где находится сердце, выпалил Драко. Хотя он был уверен, что оно сейчас нашло пристанище в его пятке.

- И что ты вообще здесь делаешь ночью? – Тоже присоединился к допросу Гарри.

- Вообще-то я первый вопрос задал. – Усмехнулся Снейп. – А на ваши отвечать в принципе не обязан. Так что за балахон?

Кузены переглянулись и поняли, что мужчина не отстанет, пока не узнает правду.

- Хорошо. – Кивнул Гарри. – Мы расскажем, но не здесь.

- Тогда прошу в мой кабинет. – Согласился декан и, развернувшись, быстро направился в кабинет зельеварения, что ему служил и личным кабинетом. Ученики еще раз переглянулись, но перечить не стали и послушно последовали следом. Миновав учебный кабинет, мужчина провел мальчиков в смежное помещение. – Итак? – Спросил Северус, садясь за стол и указывая на кресло напротив себя.

Мальчики рассказали ему все, начиная с сегодняшней стычки с учениками Гриффиндора и заканчивая тем, что им одним назначили отработку, да еще и в Запретном лесу. И о том, что они видели в этом лесу. Дослушав их рассказ, Северус стал белее обычного. Он в шоке распахнул глаза, радуясь, что ученикам вообще удалось уйти оттуда живыми.

- Чертов Дамблдор. – Сквозь зубы прошипел он, вскакивая на ноги. Мальчики притихли, но были полностью согласны с мужчиной. – У него совсем крыша поехала, старый маразматик. Отправлять детей в запретный лес, где кто-то убивает единорогов. Невероятно. Опишите подробнее фигуру. Вы видели лицо?

- Увы, Северус. – Развел руками Гарри. – Лицо или что там было скрыто за капюшоном. А вообще мне показалось, что под балахоном даже тела не было. Словно невидимка надела балахон. Оно словно плыло, а не шло. Впрочем, этот Хагрид так ревел, бросившись в погоню, что балахон дал такого деру, желая побыстрее смыться подальше. Мы толком и рассмотреть ничего не успели. Северус, а ты думаешь, это он? – Осторожно спросил брюнет, заглядывая в напряженное и нахмуренное лицо декана. – Воландеморт?

- Я несколько раз просил тебя не называть это имя. – - Одернул его Снейп, поморщившись и инстинктивно потерев ту часть предплечья, где находилась метка Темного Лорда. – И вообще, мало ли кто мог скрываться под капюшоном. Рано делать выводы. А вы отправляйтесь спать.

- Крестный, а ты почему не спишь? – Спросил Драко, когда Северус вызвался проводить их до гостиной, чтобы они благополучно добрались до своих кроватей.

- Проверял, все ли мои ученики на своих местах. Мне сказали, что вас нет, я пошел искать и уже начал волноваться, но решил, что вряд ли с вами что-то случится в пределах школы и вернулся сюда, чтобы вас дождаться. Я завтра поговорю с Макгонагалл и Дамблдором и выясню, почему моим ученикам назначили отработку, а мне не сказали об этом. Да и вообще узнаю, почему отработка была назначена в таком месте.

- Северус, ты только не говори родителям, ладно? – Попросил Гарри. – Если папа узнает, то он тут такое устроит. Драко хотел написать письмо дяде Люциусу. Пусть он один и придет, поговорит с директором.

- Да уж. – Хмыкнул Снейп. – Твой отец может несколько… увлечься, желая донести до других свою точку зрения. Но твоей матери я все равно должен сказать, иначе уже достанется мне и крупно. Драко, отцу писать не надо. Я завтра сам с ним свяжусь и все расскажу. Вместе мы поговорим с Дамблдором. А сейчас идите спать.

Мальчики кивнули и, пожелав декану приятных снов, скрылись за проходом в гостиную факультета Слизерин. А Северус отправился в свой кабинет, чтобы тоже лечь спать. Он не понимал, почему Дамблдор отправил «надежду всего мира» на такую опасную встречу с Лордом Тьмы. А в том, что ученики видели самого Воландеморта или то, во что он превратился, он был почти уверен.


Утром, сидя за столом и уплетая завтрак за обе щеки, Гарри и Драко заметили, что за преподавательским столом отсутствует Северус. Зато Дамблдор и Макгонагалл о чем-то весело переговаривались. Но брюнет искренне надеялся, что радоваться им осталось недолго. До той поры пока Лорд Малфой не призовет их к ответу. Мужчина имел вес в министерстве Магии и мог создать директору и всему преподавательскому составу большие неприятности. Гарри даже мстительно мысленно похихикал, представляя, на что способен дядя.

- А куда вы вчера пропали? – Заинтересованно спросила Астория у товарищей.

- Старая кошка на отработку послала за драку с Финниганом. – Ответил Гарри.

- Вот ведь. – В сердцах ругнулась Милисента, которая тоже слышала разговор. – А ведь этот гриффиндорец первый начал. Но, как всегда, Макгонагалл наказывает только нас, а ее факультет весь такой белый и пушистый.

- Пора бы уже привыкнуть к этой несправедливости. – Улыбнулся третьекурсник, присоединяясь к обсуждению. – Жизнь вообще штука жутко несправедливая. Нам мстят за то, что Тот-кого-нельзя-называть закончил наш факультет и стал темным магом. Типа и мы все здесь такие же.

- Да нет, еще со времен Салазара все началось. – Подключился пятикурсник. Вскоре за столом царило живое обсуждение, где каждый ученик высказывался, почему ученики с других факультетов так не любят «змеек». В результате ребята сошлись на том, что это другие плохие, а сами слизеринцы просто пали жертвой предрассудков. Хоть шляпа и распределяет учеников на тот или иной факультет, руководствуясь характером и отличительными чертами того или иного человека, но это вовсе не значит, что это определяет его судьбу.

- К тому же я сильно сомневаюсь, что все попавшие на тот же самый факультет Гриффиндора все сплошь храбрые и благородные. – Фыркнул Драко. – Взять же тех самых Вислых и Лонгботтома.

- Кстати, да. – С охотой поддержал его Гарри, и все ученики согласно засмеялись.

К концу завтрака вернулся Северус и, поймав взгляд мальчиков, довольно кивнул, еле заметно наклонив голову. Значит, ему удалось связаться с Люциусом и все обсудить. Это была замечательная новость. Все еще продолжая обсуждать тему, поднятую за столом, представители факультета Слизерин, разбившись на кучки, стали покидать гостиную школы и разбредаться в кабинеты на уроки. На удачу расписание уроков было составлено таким образом, что два непримиримых факультета первого курса сегодня не встречались. Это несколько воодушевило «змеек» и они весело направились на Заклинания.

К вечеру в школу аппарировал Люциус Малфой. Со своей традиционной тростью, где была скрыта его волшебная палочка, он гордо прошествовал к входу, где его уже ждал Северус, чтобы вместе отправиться в кабинет директора.

- Диана порывалась тоже прийти. – Коротко поприветствовав друга кивком головы, сказал блондин, и уже вдвоем они стали подниматься по ступенькам. – Но я заверил ее, что толпой идти необязательно. К тому же у Блэка могли возникнуть ненужные вопросы, почему его жена куда-то ушла, а ему не сказала.

- Да, лучше ему не говорить.

- Темный Лорд ближе, чем мы думали. И он настроен решительно вернуть себе былое величие и телесную оболочку. Что с Квиреллом?

- Ничего. – Зло огрызнулся Северус. – Он ведет себя, словно он тут совсем не при чем.

- Возможно так и есть. – Повел бровью Лорд Малфой.

- Брось, Люц, он такая же невинная жертва, как и другие пожиратели, что добровольно подчинялись Лорду. – Скривился, как от зубной боли, Снейп. – Просто ему удается как-то обводить меня вокруг пальца, но у меня есть план.

- И что же это за план? – Заинтересованно посмотрел на него друг.

- Приду к нему и скажу, что по-прежнему искренне поддерживаю Лорда и хочу его возвращения. И даже готов на все, чтобы помочь ему в этом.

- А если он тут же сдаст тебя директору? Ну, или не поверит.

- Во-первых, не сдаст, так как побоится. – Усмехнулся брюнет. – А во-вторых, если мы правы, то он задумается и передаст своему господину, а у того выбор невелик, ему нужны сторонники, а с одного Квирелла пользы мало.

- И все-таки слабо верится, что Темный Лорд пришел в школу только ради крови единорога. Да, она придаст ему силы, но этого недостаточно, чтобы он вернулся.

- Ну, возможно, ему надо с чего-то начать. – Предположил Северус.

- Тогда мне даже страшно представить, что может ему понадобиться для продолжения.

Снейп только вздохнул, соглашаясь с другом. Оставшуюся дорогу до кабинета директора они проделали в тишине. Остановившись перед горгульей, декан Слизерина произнес пароль, и каменная стражница послушно отъехала в сторону, открывая за собой лестничный проход. Мужчины поднялись по лестнице и подошли к двери кабинета. Подняв трость, Люциус вежливо постучал по двери набалдашником. Получив разрешение, блондин толкнул от себя ручку двери, и друзья зашли внутрь. Помимо самого Дамблдора, в кабинете также присутствовала Макгонагалл. Вместе они удивленно округлили глаза, не ожидая, что к ним заглянет на огонек сам Лорд Малфой.

- Чудесно, Макгонагалл, что вы тоже здесь. – Довольно усмехнулся Люциус. – Доброго вечера вам обоим.

- Лорд Малфой, чем обязаны? – Благожелательно улыбнулся Дамблдор.

- Господин директор, вы же прекрасно знаете, зачем я к вам пришел, так что давайте не будем играть в «несознанку» и сразу перейдем к главному. Мне бы хотелось знать, какими помыслами вы мотивировались, отправляя моего сына и племянника в Запретный лес, где какой-то неизвестный и опасный убийца охотится на единорогов? Скажите, а другого способа, более безопасного, вы не придумали?

- Во-первых, мы об этом не знали. – Начал оправдываться директор, но был остановлен взмахом руки блондина.

- Не надо врать, господин директор. Я никогда не поверю, что что-то происходящее в школе ускользает от вашего внимания.

- Выбирайте выражения, Лорд Малфой, говоря с директором. – Встряла Макгонагалл, но Люциус на нее так глянул, что она мгновенно запнулась и только гневно зыркала глазами.

- А во-вторых, - продолжал Дамблдор, когда блондин снова посмотрел на него, ожидая разъяснений – с ними отправился Хагрид, так что мальчикам ничего не угрожало.

- Ага, только этот ваш Хагрид сбежал, бросив детей одних посреди опасного леса. – Фыркнул Снейп. – И им пришлось возвращаться одним. И неизвестно, чтобы с ними случилось. Чудо, что они остались живы и относительно невредимы.

- С Хагридом я уже поговорил, и он раскаивается. – Попытался улыбнуться директор.

- Мне до его раскаяний дела нет. – Жестко ответил Люциус. – Я требую, чтобы этого горе-лесничего убрали из школы. Это раз. Во-вторых, я подниму в министерстве вопрос о вашей профпригодности, господин директор. Если по территории школы расхаживают убийцы единорогов, то это ставит под сомнение безопасность детей. Думаю, остальные родители не очень обрадуются, что их отпрыски каждый день подвергаются возможному риску. А в-третьих, если вам взбредет в голову подвергнуть моего сына и племянника подобной опасности, я приложу все свои силы, чтобы вы, как минимум, лишились поста директора и членства в Визенгамоте.

- Я уверен, что вы, Лорд Малфой, слишком драматизируете. – Улыбка у Дамблдора становилась с каждым словом-угрозой мужчины все более натянутой и какой-то кривой. – Я занимаю пост директора уже очень долгое время, и ни разу ни одному ученику не угрожала серьезная опасность.

- Ну, так она чуть не случилась. – Опасно сузил глаза блондин. – Чем вы вообще думали, Дамблдор, отправляя первогодок в Запретный лес, куда даже не каждый семикурсник рискнет полезть? С этого вашего Хагрида больше урона, чем помощи. Я требую, чтобы этого полувеликана
убрали из школы, иначе я вам устрою такую «счастливую» жизнь, что вы не обрадуетесь. Идем, Северус. – Взмахнув мантией, Лорд Малфой развернулся и гордо вышел из кабинета.

- И в следующий раз, назначая моим студентам отработки, потрудитесь хотя бы поставить меня в известность. – Сцепив зубы, сказал Северус и последовал за другом.

- Вот черт. – Огрызнулся Дамблдор, едва за мужчинами захлопнулась дверь. – Да, Хагрид очень меня подставил, побежав за убийцей и оставив учеников одних. Только проблем с министерством мне не хватало. Этот пожиратель может, действительно, создать мне достаточно проблем. Если остальные родители узнают об этом инциденте, Визенгамот может легко меня сместить.

- Этот Малфой зарывается. – Зло сжала кулаки Минерва. – Купил себе свободу, а теперь строит из себя достопочтенного Лорда. А еще недавно в ногах у своего хозяина валялся. Тогда он что-то о своем норове не думал.

- Придется поговорить с Хагридом, чтобы временно убрать его из школы.

- Но его пес, что охраняет зеркало? – Удивленно посмотрела на него женщина.

- Ну, мы знаем, как с ним управляться. К тому же я думаю, что Том не рискнет пробраться в школу. Ну, а если так, то у него возникнут серьезные проблемы. К тому же мы до сих пор не знаем, кто ему помогает. Один он бы не рискнул бродить вокруг школы.

- Так может все же Квирелл? – Предположила Минерва. – Не очень-то я верю в его раскаяния.

- Минерва, мы знаем, как Том умел «промывать» мозги, заставляя людей делать то, что они никогда бы не сделали. – Ласково улыбнулся директор. – Я верю, что Квирелл совсем не желал быть среди остальных пожирателей. Его припугнули, как и многих других. Он совсем не похож на тех сторонников Тома, что с огромным удовольствием творил бесчинства. Такие, как Малфои, Лестрейнджи и Гринграссы. Я скорее поверю, что Том получает помощь извне, от того же самого Малфоя, чем от Квирелла.

- Тебе виднее, Альбус. – Согласно кивнула Макгонагалл.

- Да. Ладно, пойду поговорю с Хагридом.

А пока профессора покидали кабинет директора, Люциус, расставшись с другом, вернулся домой, где его ждал сюрприз. Диана, не дожидаясь, когда брат сам сподобится рассказать о том, как он сходил в гости к Дамблдору, пришла в Малфой-мэнор, и теперь они с Нарциссой сидели за столом и наслаждались чаем с пирожными.

- Добрый вечер, сестренка. – Улыбнулся мужчина, приветственно целуя жену в щеку.

- Здравствуй, Люци. – Очаровательно улыбнулась ему Леди Блэк. – Ну, как поживает наш «любимый» дедушка?

- Ну, теперь уже не так хорошо, как было. – Довольно улыбнулся блондин, усаживаясь за стол. Калеб тут же подсуетился и принес еще одну чашку для хозяина. – Я ему пригрозил, что если с Драко или Гарри еще что-нибудь случится, то я обращусь в суд Визенгамота, чтобы призвать директора к ответственности.

- А Хагрид? – Прищурилась Диана. – Это недоразумение уберется из школы?

- Уверен, что да. Дамблдор скорее пожертвует им, чтобы задобрить меня и сохранить свое место.

- Надеюсь. – Осталась довольной женщина, отмечая, что брат сделал все необходимое. – Слышно что от Квирелла?

- Ну, у Северуса есть план, чтобы разговорить нашего «друга» и попытаться выудить из него информацию.

- - Волан де морт шастает рядом с моим сыном. – Прошипела Диана, опасно сужая глаза. – А вы вокруг Квирелла, единственного человека, что может что-то знать, танцы танцуете? Может, стоит действительно прижать это ничтожество к стенке и допросить?

- Ох, уж, эта кровь Блэков. – Усмехнулся Люциус, кидая взгляд на супругу, отчего та зарделась и слабо улыбнулась. – Диана, давай придерживаться плана. – Попросил мужчина сестру. – Квирелл боится своего господина и скорее испугается, что тот сделает с ним в случае, если Квирелл не будет держать язык за зубами. Так что все возможные угрозы и пытки с нашей стороны не произведут должного эффекта. Я бы предоставил Северусу попробовать поговорить с Квиреллом, как он хочет. А уж если не получится, то будем думать раньше. В любом случае, сейчас мы знаем гораздо больше, чем раньше. Темный Лорд надеется вернуть себе силу, заручившись поддержкой Квирелла. Да, он ходит рядом, но пока Гарри в безопасности.

- Запретный лес теперь безопасен? – Фыркнула Леди Блэк. – Вот это новость.

- Диана, успокойся. – Примирительно улыбнулся блондин. – Я ясно дал понять Дамблдору, что так делать не стоило. И директор меня понял правильно. Лучше скажи, Блэк действительно не в курсе последних событий или тебе удалось обуздать своего цепного пса?

- Ох, Люци, ну когда ты уже прекратишь это? – Простонала Диана, устало закатывая глаза к потолку. – И ты сам знаешь, что я из-за нашей связи ничего не могу от него утаить. Даже моего умения скрывать свои эмоции и мысли не достаточно. Сириус словно «читает» меня, ничего не давая от него скрыть. Поэтому я рассказала, но заверила его, что ты с Северусом справитесь и без его вмешательства.

- О, он, конечно, сразу поверил и успокоился. – Продолжал насмехаться Люциус, чем заслужил два недовольных взгляда от присутствующих женщин.

- Ладно, мне ваши баталии надоели. – Решительно встала из-за стола Леди Блэк. – Знаешь, братик, я очень тебя люблю и, конечно, не могу на тебя злиться, но прошу, смирись уже, что Сириус моя судьба. От ваших бесконечных перепалок, хуже только мне. Или тебе напомнить вашу последнюю драку, последствия которой я на собственной шкуре почувствовала? Поэтому прошу, Люци, как мой брат ты любишь меня, я знаю и, конечно, хочешь самого лучшего, но Магия так решила. Смирись.

- Все, что я могу сказать, это то, что я постараюсь. – Нейтрально ответил мужчина. – Просто твой Блэк…

- Не надо продолжать. – Поморщилась сестра. – Просто постарайся. Ради меня.

- Хорошо. – Вздохнув, кивнул Люциус и, поднявшись навстречу, подошел к ней. Взяв за плечи, он нежно поцеловал ее в лоб и отпустил. Диана ласково улыбнулась и, попрощавшись с братом и его женой, вернулась на Гримма, воспользовавшись камином.

- … просто не горячись. – Такой обрывок фразы услышала Диана, вступив на ковер гостиной родового дома Блэков. Сириус, нахохлившись, выслушивал свою мать, что-то вещающую ему с портрета. И, судя по всему, Вальпурга отговаривала через чур горячего сына от необдуманного поступка. – О, Диана, девочка моя, с возвращением. – Просияла бывшая Леди Блэк, заметив невестку.

- Ди, ты вернулась. – Тоже обрадовался Сириус и, подбежав к любимой, сгреб ее в объятия, сливаясь с ней в страстном поцелуе. Диана, забыв про все, закинула руки на его плечи и с удовольствием ответила на ласку. – Ну, как там? – Перешел к допросу мужчина, усаживая супругу на диван. Вальпурга тоже навострила уши, внимая рассказу шатенки. Диана не стала долго томить Блэков и рассказала о визите брата к директору. – Воландеморт подобрался так близко. – Опасно прищурил глаза Лорд Блэк, сжимая кулаки. – Наш сын находится в постоянной опасности.

- Воландеморту пока не до Гарри. – Принялась успокаивать его Диана, ласково улыбаясь и гладя его руку своими пальчиками. – К тому же если все так, как сказал Гарри, Волан де морт сначала нужно обрести телесную оболочку.

- А мы ждать будем? – Вспыхнул Сириус. – Надо прижать Квирелла и все выпытать.

- Милый, мы это уже обсуждали. – Вздохнула супруга.

- Да что вы пляшете вокруг него? – Взорвался брюнет, вскакивая на ноги.

- Сири, я понимаю, что ты переживаешь. – Поднялась следом Диана и, взяв любимого за руки, попыталась успокоить. – Я тоже очень переживаю.

- Да как ты можешь спокойно говорить о том, что Воландеморт подобрался так близко к нашему сыну? И Дамблдор, чертов маразматик, послал его прямо навстречу с ним. А теперь просто предлагаешь ждать, пока Воландеморт не обретет былую силу? Ты понимаешь, о чем просишь, Ди?

- Я понимаю твою злость и негодование, любимый. Но если мы сейчас спугнем Квирелла, прижав его к стенке, мы ничего из него не выпутаем ни под какими пытками. Он боится только своего господина. И верно служит ему. Он ничего нам не скажет, даже если мы его убьем. А если мы его припрем, он мало того, что ничего не скажет, так еще и передаст Воландеморту, и тот вообще затихорится и будем возвращать себе силу подальше от нас, что мы вообще никогда ничего не узнаем, а потом он явится во всей красе и мало нам не покажется. – Начиная говорить спокойным тоном, в конце Диана сорвалась на громкий тон, обвинительно смотря на мужа. Тот притих под ее напором и, в конце концов, был вынужден признать ее правоту. – Так что давай придерживаться плана. – Добавила Леди Блэк слова Люциуса спокойным тоном, довольная, что ее тирада возымела нужный эффект.

- Идиотский план. – Буркнул Сириус, но его запал, действительно, сошел на «нет».

- Знаешь, я только что говорила с братом по поводу ваших бесконечных терок, и он заверил меня, что будет терпимее. Так вот ты бы последовал его совету.

- Твой брат постоянно это обещает, но каждый раз пытается поддеть меня. Все наши стычки только из-за него.

- Мерлин, Сириус, ты даже ради меня не можешь просто пропускать его слова мимо ушей? – Нахмурилась Диана.

- Ты с ним поговорила? Молодец. Посмотрим, как он тебя послушает. Если он не будет лезть ко мне первый, то и я его трогать не буду.

И, чмокнув напоследок супругу в губы, он подмигнул матери и вышел из гостиной. Диана осталась скрипеть зубами, не понимая, почему два ее любимых мужчины просто не могут хотя бы нейтрально друг к другу относиться.

- Понимаю, как тебе тяжело с ними, девочка моя. – Сочувственно вздохнула Вальпурга. – Но уж так повелось между нашими родами. Да, наши родовые древа иногда переплетаются, но в основном мы из-за разности характеров не всегда, так скажем, понимаем друг друга.

- Ага, а я себя чувствую, как на перекрестном огне. С одной стороны брат, с другой стороны любимый муж. И хоть разорвись, потому что выбрать сторону невозможно.

- Но, по сути, Сириус прав: Люциус начинает первый. – В отличие от невестки, Вальпурга сразу приняла сторону сына.

- И я ругаю его, но меня никто не слушает. И ваш сын, кстати, тоже не шибко идет на контакт. Знает же, что Люци его провоцирует и охотно поддается. Им обоим меня совсем не жаль.

- Когда-нибудь они устанут от своих склок. – Попыталась воодушевить Диану бывшая леди Блэк. – Они оба тебя любят, просто это сложно поменять себя. Люциус всегда был против ваших отношений. Да, он терпел, поняв, что его желание Магия не учитывала, соединяя вас с Сириусом, но недовольство осталось и периодически оно выходит из твоего брата. Но я не оправдываю своего сына. Он тоже виноват, действительно, ведясь на провокации. Просто им нужно время, чтобы окончательно успокоится и примирится.

- Да сколько ж еще времени? – Выпалила Диана. – Уже больше десяти лет прошло.

Вальпурга только развела руками, мол, возможно, еще столько же. Леди Блэк тяжело вздохнула и вышла из гостиной.

А в это время Северус держал путь к кабинету ЗОТИ, который преподавал Квирелл. Мысленно он тщательно говорился к разговору, взвешивая каждое свое слово, чтобы убедить коллегу в своих намерениях, но так, чтобы сам Квирелл не заподозрил, что его пытаются обмануть. Остановившись перед дверью, Снейп оглянулся по сторонам и уверенно постучал костяшками пальцев по двери.

- Ввойдите. – Осторожно разрешили изнутри.

Северус резко выдохнул, как перед прыжком в воду и, схватившись за ручку двери, дернул ее на себя. Квирелл сидел за столом и что-то читал. Подняв голову, он округлил глаза, удивляясь неожиданному гостю. Брюнет, закрыв за собой дверь, миролюбиво улыбнулся и подошел к столу коллеги.

- Квиринус, добрый вечер.

- Ддобрый. – Криво улыбнулся Квиррелл. – Ччем оббязан?

- Что-то у нас с тобой с самого начала не сложились отношения, и я пришел их наладить. – Не дожидаясь разрешения, Северус взял за спинку один из ученических стульев и, поставив его перед столом преподавателя, сел напротив. – Просто, понимаешь, я был крайне удивлен, когда увидел, что Дамблдор принял тебя на должность. Видать, у него совсем поехала крыша, у этого старого маразматика. Сначала он поверил в мое раскаяние, взяв меня в школу, да к тому же и предложив должность декана Слизерина, но почем ему знать, что я просто его обманул.

- Вв ккаком ссмысле? – Округлил глаза преподаватель ЗОТИ.

- А то, - немного снизив тон и даже наклонившись вперед, проговорил. Квирелл тоже инстинктивно подался навстречу – что я не верю, что Темный Лорд умер тогда, после визита к Поттерам. Я верю, что господин найдет способ вернуться. И я надеюсь, что ты здесь по той же причине.

- Чччто ты, Сссеверуссс. – Наигранно испуганно отпрянул Квирелл. – Я не пподчиняюсь Лорду.

- Ой, Квиринус, хоть передо мной спектакль не устраивай. – Усмехнулся Снейп, идя ва-банк. – Ты никогда не заикался. А в твоей речи появились шипящие звуки, прямо как у змееуста. И в твое раскаяние я не верю ни на грош. Я, как никто знаю, что за Темным Лордом ты следовал абсолютно добровольно, а не под Империусом. Так что давай не будем юлить и врать друг другу. Мы заодно, Квиринус. Вчерашним вечером Драко и Гарри встретили Лорда в лесу. Точнее то, во что он превратился после той ночи в доме Поттеров. Ты здесь именно для того, чтобы помочь Лорду вернуться. Я желаю помочь.

Квиррелл молча слушал его, все еще сомневаясь довериться. Но маска тихони-заики с него спала. Он смотрел в черные глаза Северуса уверенно и открыто. Собственно, еще во времена величия Темного Лорда, Квиррелл не до конца верил Снейпу и Малфоям, которые просто выбрали сторону, на тот момент угодную себе. После падения Воландеморта они мгновенно предали господина, чтобы избежать суда и Азкабана. А сейчас снова готовы вернуться под знамена Лорда? Квирелл очень сомневался, что Северус с ним до конца откровенен. Снейп в свою очередь старался говорить как можно увереннее, ведь от того, как Квирелл будет ему доверять, зависит, смогут ли он и его друзья быть в курсе планов Воландеморта.

- С чего мне верить тебе, Сссеверус? – Как Северус и был уверен, заикание учителя ЗОТИ было лишь маской. Но вот шипящие звуки в речи мужчины по-прежнему присутствовали, что очень напрягало. Квирелл, усмехнувшись, подался вперед, заглядывая в глубину глаз оппонента. Снейп еле поборол желание отвести взгляд и откинуться назад. – И ты, и Малфои проссто были рядом, когда вам было выгодно. Но ссстоило Лорду исссчезнуть, как вы тут же побежали к доброму дедушке Дамблдору, заверяя уже его в сссвоей преданносссти.

- Увы, но когда Лорд нас покинул, мы все оказались под ударом. Но это не значит, что мы предали Темного Лорда. Мы вынуждены были «подстроиться», чтобы остаться в живых и сохранить вес в волшебном мире. Мы знаем, что Лорд непременно вернется, и тогда ему очень понадобятся, во-первых, живые сторонники, а во-вторых, влиятельные, которые будут ему очень полезны, чтобы он, наконец, получил предназначенное для него величие.

- Да, тут ты прав. – Вынужден был признать Квирелл, откидываясь на спинку стула и довольно улыбаясь. – Но не думай, что я вот так просссто тебе поверил. Говоришь ты, как и твои друзья, очень красссиво, а вот какие твои иссстинные намерения? Докажи.

- Как? – С готовностью спросил Северус, радуясь, что Квирелл поддался на уловку.

- Ты знаешь, что скрывает Дамблдор внутри школы?

- Да, мне директор, как и другим, поручил внести вклад в охрану этой вещи. Я знаю, что там хранится зеркало Еиналеж, но я не знаю, для чего.

- Ничего не знаю про зеркало, но ссспасссибо за новость, а вот насс интересссует филосссофсский камень. – Как-то странно блеснули глаза Квирелла. – Ты должен выясснить, где Дамблдор его прячет и принесссти его мне.

- Философский камень? – Округлил глаза Северус. – Ты уверен?

- Да, Дамблдор хранил его в банке Грингасс, но теперь он здесссь, в школе. Уж не знаю, почему он его забрал, наверно боялссся, что Лорд найдет ссспособ выкрасссть камень из-под носсса гоблинов. Решил держать камень поближе к сссебе. А зеркало ему зачем?

- Он не доверяет мне настолько. – Наигранно оскорбленно фыркнул Снейп. – Все он рассказывает лишь Макгонагалл и еще паре сторонников. Я должен был только придумать загадку, без отгадки которой нельзя подобраться к зеркалу.

- И учассствовали всссе преподаватели?

- Да, каждый придумал загадку по своей направленности.

- Очень интересссно. – Задумчиво произнес Квирелл. – Вряд ли Дамблдор охраняет так одно только зеркало. Может, там еще и камень хранитссся? Вот и докажи Лорду сссвое рвение. – Вернулся он из раздумий и растянул губы в усмешке. – Выясни, как обойти все охранные загадки и проведи меня к зеркалу, а, может, и к самому камню.

- Признаться, мне и самому интересно, на кой директору это зеркало сдалось. – Улыбнулся Северус, а сам и понятия не имел, как ему выполнить просьбу мужчины. – А если мне удастся послужить Лорду и приблизить его возвращения, я буду только рад. Этот Дамблдор мне порядком надоел, и я хочу, чтобы Темный Лорд им занялся. Давно пора убить этого старого маразматика.

- Да, тут ты прав, Сссеверуссс. Что ж, буду ждать от тебя вессстей. Думаю, мне не нужно говорить, что наш разговор должен осссстатьссся между нами? И на людях общайссся ссо мной, как раньше.

- Естественно. – Кивнул Снейп. – Всего хорошего, Квиринус.

- До сскорой всстречи. – Ухмыльнулся Квирелл.

Закрыв за собой дверь кабинета, Северус прислонился к ней спиной и прикрыл глаза. Да, он сделал, что планировал, но он и не предполагал, что это дастся ему так трудно. Казалось, что Квирелл «высосал» из него все силы. Снейп не мог не отметить, что коллега стал даже увереннее, чем был еще во времена правления Лорда. Возможно, Темный Лорд, как всегда, наобещал своему слуге всего, чтобы мужчина не пожелал, и это придало ему какой-то уверенности в своих силах. Переведя дух, Северус оттолкнулся от двери и быстро направился в сторону подземелий. Вовсе не нужно, чтобы его кто-то здесь заметил, да еще и поздно вечером. Так Снейп еще никогда не уставал и все, о чем он сейчас мечтал, это быстрее лечь спать. Хорошо, что завтра воскресенье. Можно отправиться в Малфой-мэнор и там с друзьями обсудить последние новости. И тогда вместе решить, как Северусу «выслужиться» перед Квиреллом, чтобы тот «замолвил» слово перед Темным Лордом. Так друзья подберутся к нему достаточно близко, чтобы быть в курсе всех событий и составить план по противостоянию Темному Лорду и тогда уже уничтожить его раз и навсегда, пока тот никому не навредил. Единственная мысль, которая не давала Снейпу покоя, пока он засыпал, почему Квирелл «шипит»?


========== Глава 14 ==========


После полудня в гостиной Малфой-мэнора собрались сами Малфои, Снейп, Блэки и Беллатриса. Выслушав последние новости от Северуса, на мгновение в помещении повисла тишина. О том, что в школе находится еще и философский камень, никто не мог предположить. И зачем он нужен Темному Лорду и Дамблдору, никто из присутствующих не знал.

- Слушайте, это должно быть как-то взаимосвязано. – Проговорила Белла. – Кровь единорога. Теперь философский камень. Вроде, если память мне не изменяет, камень – это ключ к бессмертию.

- Не изменяет. – Кивнул Люциус. – Я понимаю, зачем Лорду камень – вернуть себе тело и обрести бессмертие, но на кой он Дамблдору?

- Видимо для того, чтобы камень не достался Волан де морту. – Усмехнулась Диана. – А вот тот факт, что директор «подсуетился» только сейчас и забрал из банка камень, наводит на определенные мысли. Уж не был ли наш добрый дедушка в курсе скорого возвращения Лорда?

- Тут еще связь, что в этом году в школу отправился Гарри. – Добавил Сириус. – Возможно, Дамблдор предположил, что и Волан де морт решит вернуться именно сейчас.

- Да, это очень возможно. – Закивал Люциус, даже не заметив, что впервые согласился с суждениями Блэка. – Нельзя допустить, чтобы Лорд получил то, что так желает, ведь тогда он примется за Гарри, как за единственного, кто может его уничтожить.

- Ага, только для этого ему придется разобраться со всеми нами. – Усмехнулась Белла. – И, скорее всего, это будет последнее, что он сделает.

- Беллс, естественно, мы не допустим, чтобы Лорд добрался до Гарри. – Улыбнулся Люциус. В своем стремлении защитить детей своего кузена и Дианы, брюнетка превосходила даже самих родителей.

- Только вот, чтобы подобраться к Лорду, мне необходимо сделать вид, что я «искренне» настроен помочь ему. – Встрял Северус. – А для этого мне нужно как-то добраться до зеркала. А если Квиррелл прав, то там же и камень. И как мне тогда не дать, чтобы он его забрал?

- Зачем ты вообще на это подписался? – Удивленно воззрился на него Сириус.

- Я должен был заверить Квирелла в своей преданности Лорду. – Ухмыльнулся Снейп, кидая на Блэка уничтожающий взгляд. – А он потребовал именно это. Или мне нужно было послать Квирелла ко всем чертям и сказать, что я передумал?

- Так, давайте не будем «собачиться» между собой. – Попытался успокоить товарищей Лорд Малфой. – Ой, Блэк, прошу прощения, к слову пришлось. – Усмехнулся он, поняв, как буквально прозвучала его оговорка. Сириус на это только зубами проскрипел, но смолчал, а Диана обреченно вздохнула: опять брат не смог не «поддеть» ее мужа, а ведь обещал. – Но Сев прав: ему необходимо туда проникнуть. И не только для Лорда, но и для нас. А вот как не дать камень Квирреллу, это действительно проблема.

- Позвать Дамблдора? – Предположила Белла.

- И Квирелл сразу поймет, что это Северус его позвал. – Недовольно скривилась Диана. – И тогда, мало того, что достанется самому Северусу, но и Квирелл сбежит вместе с нашими чаяниями подобраться к Воландеморту.

- Да, на директора всегда надежды мало. – Согласился с женой Сириус. – Он только все портит. Да к тому он может и не поверить, что Квирелл захочет украсть камень. Наш добрый дедушка всегда добрый только к тем, кто этого не заслуживает. И не видит истинного Пожирателя у себя под носом.

В комнате снова повисла тишина. Присутствующие задумались, как выйти из сложившейся ситуации, чтобы и Воландеморту «показать», как они ему преданы, и не дать Лорду получить то, что он хочет.

- В общем, все сводится к тому, что в то место, где хранится зеркало и, предположительно, философский камень, в любом случае попасть необходимо. – Подвел итог заседания Люциус. – Северус, как планируешь это провернуть?

- Пойду ближе к ночи в то крыло. – Ответил Снейп. – Я ведь не знаю, как «поработали» другие профессора. Хватит ли у меня знаний их предметов, чтобы разгадать загадки.

- Ну, не сможешь сам – мы все решим. – Как всегда уверенная в своих знаниях и способностях, Диана переглянулась с братом, и тот согласно кивнул.

- Да, в любом случае расскажу, что там да как.

- Тогда, полагаю, на данный момент мы закончили. – Провозгласил Лорд Малфой об окончании собрания.

- А только меня смущает тот факт, что Квирелл говорит, как змееуст? – Неожиданно озвучил свои сомнения Северус, когда присутствующие стали подниматься со своих мест, чтобы разойтись по домам. Друзья переглянулись и послушно вернулись на свои места.

- Что именно ты имеешь ввиду, Сев? – Поднял брови вверх Люциус.

- Я уже говорил, что Квирелл заикается и в его речи присутствуют шипящие звуки. – Напомнил Снейп, недовольный, что прошлые его слова остались без внимания. – Когда я его отдернул, прося прекратить разыгрывать передо мной комедию, он перестал заикаться и строить из себя тихоню, но вот «шипеть» он не перестал. И мне показалось, что это у него получается само собой, как у всех змееустов. Или вы уже забыли, как разговаривал Лорд? У таких, как он, даже в обычной речи присутствуют свойственные всем Говорящим типичные особенности. Так вот Квирелл словно тоже стал вдруг змееустом. Он растягивает слова и «шипит», прямо как змея.

- Ты к чему клонишь? – Нахмурилась Диана. – Змееустами рождаются, а не становятся. Квирелл не мог вдруг «случайно» научиться говорить, как они.

- Вот именно. – Закивал Снейп. – Тогда почему он так говорит?

- Да, странно это. – Задумался Лорд Малфой.

- А не мог Лорд «даровать» свою способность Квиреллу? – Предположила Беллатриса.

- А, может, и не только это. – Согласилась с сестрой Нарцисса, впервые вмешавшись в переговоры.

- На самом деле никто так до конца и не разгадал природу способностей змееустов. – Проговорил Люциус. – Потому что сами змееусты не горят желанием приоткрывать завесу тайны. Поэтому нигде нет уточнения, можно ли «передавать» эту способность. Так что такую возможность нельзя исключать.

- Предлагаю «поближе» узнать нашего врага. – Улыбнулся Сириус. – Я знаю, пожалуй, несколько по-настоящему больших и разнообразных библиотек. Принадлежащая моей семье, семье Малфой и школьная в Хогвартсе. Особенно в Запретной секции. Предлагаю их прошустрить от корки до корки, выуживая любую информацию о змееустах. Возможно, кому-то и удалось «разговорить» змееуста, и мы найдем нужную нам информацию.

- Знаешь, Блэк, а это хорошая мысль. – Открыто признал Люциус, с одобрением смотря на мужа сестры. – Вот этим мы и займемся, пока Северус пытается проникнуть в «тайник» Дамблдора.

- Ага, только мне придется еще и «вскрыть» тайник Дамблдора в перерыве. – Скривился Снейп, недовольный, что на него свалилась «дополнительная» работа.

- Ну, извини, друг, только твое присутствие в школьной библиотеке ни у кого из ее обитателей не вызовет лишних вопросов и подозрений. – Усмехнулся Лорд Малфой, виновато разводя руки в стороны.

- Да, прости, Сев, но больше некому. – Тяжело вздохнула Диана, просяще смотря в глаза лучшего друга. Конечно, Северус, как всегда, не мог не оправдать ее надежд.

- Тогда я справлюсь. – Улыбнулся Снейп, и подруга довольно просияла.

- Ну, вот все и решили. – Снова подвел итог Люциус. – Тогда шустрим свои библиотеки, Северус еще и пытается проникнуть в тайник директора, а потом снова соберемся и поделимся новостями.

Присутствующие согласно закивали, принимая свои роли и, наконец, стали покидать гостеприимный Малфой-мэнор.

- Северус, подожди.

Снейп уже выходил из замка, чтобы аппарировать обратно в школу, как его окликнула Белла. Обернувшись, он увидел, как она бежит за ним, закончив прощаться с сестрой и ее мужем.

- Ты сейчас в школу? – Задала она вопрос, ответ на который итак знала, но ей просто нужно было с чего-то начать разговор. Северус кивнул, подтверждая ее догадку. – Если ты хочешь… - Что было несвойственно миссис Лестрейндж, так это неуверенность и смущение, но именно сейчас так себя брюнетка и вела, избегая прямого контакта взглядов с мужчиной. – Я, в общем-то… ну, если ты захочешь…

- Ты о чем, Беллс, я не понимаю? – Нахмурился Снейп.

- Ну, в твоем задании… - Все еще не могла толком сформулировать свои мысли Беллатриса. – Я могу помочь, если хочешь.

- Интересно, как? – Не понял Северус. – Ты слышала слова Люциуса: только мое присутствие в библиотеке школы не вызовет вопросов. Прости, что напоминаю, Белла, но ты для всех ярая сторонница Лорда. Только благодаря Люциусу и Диане тебя оправдали и не посадили, как Пожирательницу.

- Ты совсем ничего не понимаешь или делаешь вид? – Неожиданно огрызнулась женщина, обвиняюще смотря на мужчину. – И не обязательно мне было напоминать, кто я для остальных.

- Прости, просто… - Поняв, что ляпнул лишнего Снейп, виновато посмотрел на брюнетку.

- Короче, забудь. – Отмахнулась Беллатриса и, сделав шаг в сторону, пошла прочь, но была остановлена. Северус, не желая ссориться, нежно, но цепко, ухватил ее за локоть. Обидевшись, миссис Лестрандж не обернулась, но остановилась, чтобы послушать извинения.

- Я думаю, мы можем что-нибудь придумать. – Миролюбиво улыбнулся брюнет. – И мне будет проще. Один я долго буду шустрить библиотеку школы, а параллельно еще пытаться проникнуть в тайник директора. Но тебе все же не стоит «светиться» в школе.

- И что предлагаешь? – Повернула к нему голову Белла.

- Оборотное зелье. Я сварю его, только нужно достать чей-нибудь волос. Кого-нибудь, кто не вызовет подозрение.

- А у меня есть идея. – Просияла женщина. – Я могу даже временно поселиться в школе и ни у кого не вызывать подозрений.

- Это как? – Удивленно вскинул брови Северус.

- Я поговорю с Люциусом, думаю, он сможет устроить так, чтобы «отправить» меня от имени Министерства в школу, типа наблюдателя. В связи с последними происшествиями. Кто-то шастает вокруг замка, убивая и выпивая кровь единорогов. Люци же «припугнул» Дамболдора, что заявит в Министерство относительно своих опасений, что ученикам может угрожать опасность. Вот я и приду, чтобы лично посмотреть, как студенты себя чувствуют в стенах школы.

- А ты молодец, Беллс. – Одобряюще посмотрел на женщину Снейп. – Пошли к Люциусу, расскажем ему о твоем гениальном плане.

Взяв Беллу за руку, мужчина потянул ее обратно в дом, а Лестрейндж довольно улыбалась, польщенная трактовкой ее идеи. В гостиной осталась только Нарцисса. Удивленная возвращением сестры и друга, она сказала, что Люциус поднялся к себе в кабинет. Лорд Малфой тоже был удивлен не меньше супруги. Выслушав предложение, блондин задумался, а потом сказал, что идея неплоха и он завтра займется оформлением необходимых бумаг, а так же достанет для оборотного зелья чей-то волос, а саму обладательницу волоса временно «нейтрализует», чтобы ее не обнаружили в двух местах одновременно. Белла обрадовалась и, тепло поблагодарив Люциуса, повисла на руках Северуса. Конечно, она не шибко горела желанием рисковать и соваться в школу, но она затеяла всю эту аферу, чтобы быть поближе к Снейпу. Их отношения в последнее время стали очень натянутыми, да и то, что они были далеко друг от друга, тоже не придавало их отношениям той романтики, что была. Она очень хотела сохранить их отношения, а одно занятие может помочь им стать ближе, как прежде. Белла также видела в своем пребывании в стенах школы еще один плюс: она сможет быть поближе к Гарри и Драко и наглядно убедиться, что с ними все хорошо. Пообещав, что придет за бумагами, как только они будут готовы, Белла распрощалась с обоими мужчинами и довольная отправилась домой.


Вернувшись на Гримма, Диана поздоровалась с Вальпургой и, оставив любимого рассказывать свекрови итоги заседания, сразу отправилась в библиотеку. Она полностью разделяла недоумение Снейпа, что Квирелл «вдруг» стал говорить, как змееуст. И ей очень не нравилось, что Воландеморт раздает такие «подарки» всем желающим. Впрочем, и сам факт такой возможности вызывал у нее серьезные сомнения. По пути зайдя в комнаты детей, она узнала, как у них дела, а потом вызвала домовых, чтобы те отчитались о том, как вели себя наследники рода Блэк. Кричер и Нэнси клятвенно заверили, что ничего особенного не произошло за время отсутствия хозяйки, что саму хозяйку очень обрадовало. Она отдала распоряжения относительно обеда и, попросив ее не беспокоить, направилась к библиотеке.

Да, прав Люциус, библиотека Блэков действительно вмещала в себя почти все возможные книги на любую тематику. Диана, в который раз оказавшись в огромном двухэтажном помещении, казалось, в половину всего дома, восхищенно выдохнула. Чтобы прошустрить всю ее, ей потребуется не один год, а столько времени им Воландеморт вряд ли даст. Нужно придумать, как выудить с этих полок и шкафов только необходимую им информацию. Вдруг она почувствовала, как кто-то взял ее за руку. Вздрогнув, Диана обернулась и увидела ласковую улыбку супруга. Словно поняв без слов, что волнует любимую, Сириус повернулся лицом к многочисленным объемным шкафам и, прикрыв глаза, глубоко втянул в себя воздух.

Диана, не раз наблюдавшая, как невербально и подчас даже не шевелясь, колдует Лорд Блэк, все равно не смогла скрыть восхищенного вздоха, когда книги и свитки, покидая свои места на шкафах, медленно поплыли к столу, что стоял посреди библиотеки, и стали сами складываться в аккуратные стопки. Некоторые фолианты даже сразу открывались на нужных страницах, ложась на поверхность стола. Вскоре на нем лежали около пары десятков книг, а Сириус довольно улыбнулся, смотря на плоды рук своих.

- Я «позвал» книги, где есть хоть какое-то упоминание о способностях змееустов. – Пояснил мужчина, подводя любимую к столу. – Оказывается, что их не так уж и много. Может, эти уникумы, действительно, не сильно любят посвящать других в свои тайны.

- Да, я предполагала, что будет больше. – Согласилась Диана, оглядывая предложенное разнообразие литературы. – Но, может, нам повезет, и мы найдем нужное в этих книгах.

- Ну, или повезет твоему брату или Снейпу. – Ободряюще улыбнулся Сириус. – Приступим? Вдвоем быстрее управимся.

- Помнится, тебя не заставить было над книгами корпеть. – Усмехнулась Леди Блэк. – В школе я тебя практически с боем заставляла идти в библиотеку.

- Ну, тогда это была нудная сдача экзаменов и подготовка к зачетам, а сейчас мы снова стоим на пороге войны, и чтобы ее избежать, я готов хоть зарыться в этих пыльных книгах. К тому же речь сейчас идет о нашем старшем сыне. Так что я легко перешагну через свои «не хочу».

- Я горжусь тобой, любимый. – Нежно улыбнулась Диана, ласково проводя ладонью по щеке мужа. – Идешь на такие жертвы…

- Ди, вот все ты испортишь. – Недовольно скривился Сириус, а Леди Блэк на это только весело рассмеялась и, чмокнув мужа в кончик губ, села на один из стульев, беря в руки первую книгу. Для мужчины действительно нудное сидение за фолиантами было тяжким. По своей природе он был авантюристом и предпочитал действия умственному труду. Но сейчас была нужнее теория, поэтому Лорд Блэк тяжело вздохнул и сел напротив супруги, послушно беря в руки другую книгу. Диана, мельком глянув на него, улыбнулась, а потом полностью сосредоточилась на строчках перед собой.


Северус не стал откладывать на потом свой поход в тайник директора и отправился туда с наступлением ночи. Немного «повоевав» с лестничными пролетами, которые «ведут себя, как им вздумается, и чаще это не совпадает с желанием того, кто хочет ими воспользоваться», Снейп все же попал в нужное крыло школы. Оно было темнее и заброшеннее прочих, так что служило идеальным местом, чтобы скрыть что-то важное от посторонних глаз. Длинный коридор, где везде свисала паутина, уходил далеко в темноту. Даже воздух тут был затхлый, словно эту часть школы не убирали со времени основания Хогвартса. «Интересно, а школьным домовикам так же тяжело добраться до этого места, раз они тут не убирались, как в основных местах для посещения?» Подумалось Северусу. Хорошо, что факелы, закрепленные на стенах в специальные кольца, загорались, стоило рядом кому-то пройти. Правда, когда человек переходил в зону «видения» другого факела, предыдущий гас. Впрочем, здесь была хорошая акустика, и если бы кому-то вздумалось составить Снейпу компанию в прогулке по заброшенному крылу школы, он бы сразу услышал посторонние шаги или шум. Но все равно желание быстрее миновать этот негостеприимный коридор подстегивало Северуса вперед. Последний факел зажегся, освещая большую дверь в конце коридора. Снейп потянул за массивное круглое кольцо, что служило дверной ручкой, но, как и предполагалось, дверь оказалась закрытой. Мужчина взмахнул рукой, и в ладонь вложилась волшебная палочка, которая удобно была закреплена на запястье его руки. Направив кончик палочки на замочную скважину, Северус прошептал открывающее все замки заклинание, и дверь послушно открылась. Довольно усмехнувшись, Снейп потянул на себя ручку и зашел внутрь. И замер, в страхе смотря на огромного трехглавого пса, что был раза в два больше самого мужчины. Собака посмотрела на Северуса и оскалила внушительные клыки. Не став ожидать, когда его станут употреблять в еду, брюнет решил, что и в коридоре было хорошо. Но, едва он скрылся за дверью, оставив пса разозлено щелкать пастями на всех трех головах, как животное все же успело цапнуть его за ногу. Прошипев сквозь зубы, Северус навалился на дверь и быстро наложил на нее запирающее заклинание.

«Чертов Дамблдор. – Мысленно ругался Снейп, идя по коридору прочь от каморки с псом. Осмотреть рану прямо сейчас было невозможно, так как необходимо было как можно скорее убраться из этого места, пока сюда не забрел, скажем, Филч с его дьявольской кошкой. Этот проклятый сквиб имел особенность появляться там, где его совсем не ждут. Но нога очень болела, и Снейп сильно хромал, чувствуя, как его горячая кровь льется из раны. – И как мне обойти этого пса? Откуда он вообще его достал? Не хранил же в банке вместе с философским камнем. Да, может, с загадками других профессоров, я и справлюсь, но сначала придется убрать этого монстра. Но, думаю, на него, как на всех магических существ, волшебство не действует, так что заколдовать его вряд ли получится. М-да, задачка-то усложняется».

Посчитав, что на сегодня с него приключений достаточно, Северус направился в подземелья. Нужно было все-таки заняться раной, но в больничное крыло к мадам Помфри идти было нельзя. Она могла все доложить директору, и тот непременно стал бы докапываться Снейпа, откуда у него получена рана. Поэтому мужчина решил помочь себе сам, обработав рану самостоятельно одним из лечебных мазей. Сцепив зубы от боли и продолжая ругать Дамблдора нелестными словами, Северус добрался до своего кабинета и, запершись в своей комнатке, смог осмотреть ногу. Да, глубокие царапины не оставляли сомнений, кто мог их оставить. Даже кошка Филча так бы не «разрисовала», поэтому узнай директор о ране Снейпа, он бы задумался, зачем тот пошел к псу. А эти вопросы были совсем не нужны. Вот и стало на еще одну причину больше, чтобы посетить школьную библиотеку. Нужно найти информацию об этом трехголовом псе и узнать, как его нейтрализовать. Хорошо, что у него теперь есть помощница. Как только Белла прибудет в школу, нужно ей все рассказать и разделить обязанности. Немного воодушевившись, Северус принялся обрабатывать свою рану.

Мысли о Беллатриссе заставили его отвлечься от боли в ноге. Его приятно удивило, что женщина сама предложила помощь, да еще и нашла способ быть в школе на «легальных» условиях. Они не очень хорошо расстались, когда Северус уезжал в школу. Белла даже обронила какие-то грубые и оскорбительные слова, наподобие, «скатертью дорога», а потом только из врожденной гордости не извинилась. Далее она держалась отстраненно и словно чужая. Их отношения трещали по швам, и мужчина не знал, как ему их наладить. Сама Лестрейндж на контакт не очень хотела идти, и вот она сама проявила инициативу. Это была удача, и Снейп хотел провести с Беллой побольше времени, чтобы убедить ее, что его чувства к ней никуда не пропали. Возможно, подобрав подходящий момент, ему удастся снова повторить свое предложение выйти за него и создать семью. На приеме, что Диана устроила в честь дня рождения своего старшего сына, ему удалось узнать о причине отказа, но, может сейчас все поменялось? Диана. Вспомнив о школьной любви, к коей чувства тоже теплились в сердце Северуса, вызвали обреченный вздох. Никогда он не сможет смириться с тем, что сестра лучшего друга связала свою жизнь со школьным врагом Снейпа. Да, его злость напрасна, потому что Магия никогда не спрашивает, кого и зачем соединяет самыми крепкими узами, что существуют в природе, но все равно признать это оказалось невозможно. Зависть к более успешному сопернику, которому даже не пришлось приложить усилия, чтобы получить в жену одну из самых завидных невест Древнего и Благородного рода Малфой, доводила Снейпа до белого каления, заставляя сжимать от бессилия кулаки и мечтать прикончить Блэка. И только тот факт, что это отразиться на Диане (видимо, злодейка-Магия специально так близко соединяла благословленных, чтобы у таких вот ревнивцев не возникла шальная идея «отбить» предмет своего обожания) останавливало Северуса от этого опрометчивого поступка. Мужчине оставалось только скрипеть зубами от одной только мысли, что Сириус может целовать и обнимать Диану, о чем Снейпу разрешено только мечтать в прекрасных снах. Интересно, а если бы у Дианы был бы выбор, и Магия не решила бы за нее, с кем ей быть, то посмотрела бы она когда-нибудь в сторону лучшего друга, что следовал за ней всегда тенью и был готов исполнить все ее желания и просьбы? Когда-то она сказала, что все равно не посмотрела бы на Северуса, как на мужчину. Но, может, тогда в ней говорила любовь к Блэку. Снейпу хотелось верить, что у него был бы шанс завоевать любимую. Правда, легче от этого не становилось. Только хуже, заставляя ненавидеть Сириуса еще больше. Хотя, куда больше?

Когда он узнал, что Беллатриса к нему неравнодушна, он сначала оттолкнул ее, потому что ни о ком, кроме Дианы думать не мог. Но потом он задумался. Любимая для него потеряна, так не забыться ли ему в объятиях другой женщины, представляя на ее месте лучшую подругу? Да, по отношению к Беллатриссе это было жестоко, но потом он проникся симпатией к брюнетке, а после в его груди зародилось более нежное чувство. Правда, полностью любовь к Диане оно не вытолкнуло, но своей вины перед Беллой, как перед заменителем настоящей любви, он уже не чувствовал. Да и нежные проявления чувств между супругами Блэк уже не вызывали в нем столько боли и злости. Он был благодарен Белле, что она дала Северусу возможность не только любить, но и получать эту любовь в ответ. Потому он и не понял, почему она отвергла его предложение руки и сердца. Он еще понял, почему она, даже не смотря на свои чувства к Снейпу, все же вышла замуж за Лестранджа, но почему потом не вернулась к девичьей фамилии, даже когда у них начались отношения со Снейпом, мужчина никак не мог понять. Сначала он думал, что все дело в том, что он полукровка, а Белла, как большинство чистокровных из благородных семей считали ниже своего достоинства знаться с такими, как он, но этот факт не помешал ей полюбить Северуса, и он отмел эту мысль. Потом он думал, что брюнетка, зная о чувствах Снейпа к Диане, просто не хотела создавать семью с мужчиной, что никогда по-настоящему не ответит ей на любовь. Но она всегда знала о его чувствах к нынешней Леди Блэк, и это знание тоже не мешало ей продолжать встречаться с Северусом. В общем, Снейп долго думал, почему не смотря на все, Белла не хотела соединить с ним свою судьбу. Потом лучшая подруга «разложила все по полочкам», и Северус хотел предпринять попытку поговорить с Лестрандж и еще раз попытать удачу, развеяв все сомнения брюнетки, но тут его забрали в школу, а Белла вообще вспылила, решив, что возлюбленный просто бежит от нее, обидевшись отказа на свое предложение. И как Снейп не пытался ее разубедить, у него ничего не вышло. Белла еще больше разозлилась, чуть не сравняв с землей кухню в его квартире (все-таки урожденных Блэков лучше не злить. До этого момента Северус только
похихикивал над Дианой и Люциусом, которым «посчастливилось» на своей шкуре проверить эту простую истину). Какая все-таки странная штука Судьба. У нее своеобразное чувство юмора. Северус, с первого курса подружившись с Дианой и Люциусом, всюду следовал за ними, создав своего рода неразлучное трио друзей. И так уж вышло, что вся троица связала свои жизни с представителями рода Блэк. Да уж, такая ситуация ничего, кроме смеха, не вызывала. Но, возможно, так Судьба показывала, что, по сути, «вкусы» у лучших друзей общие. В любом случае, Северус видел в прибытии Беллы в школу второй шанс на то, чтобы наладить между ними отношения. И Снейп никак не мог упустить этот шанс. Если Диана для него недосягаема, то это вовсе не значит, что он должен поставить на себе крест и просто страдать от неразделенной любви. Как сказала однажды Диана, мужчина имеет право на любовь, и Северус не отчаивался еще попытаться создать семью. Возможно, ему даже удастся возбудить в себе чувство любви схожее к тому, что он испытывает к Диане, и направить его на Беллу. Он очень на это надеялся. Да и сама Белла заслуживала любви не меньше, чем сам Снейп. Закончив бинтовать ногу, мужчина разделся и забрался в кровать. С мыслями, что завтра ему надо заняться варкой оборотного зелья, Северус заснул, даже не обратив внимания, что уснул он с улыбкой на губах именно при мысли о Беллатриссе, а не о Диане, как было раньше.


========== Глава 15 ==========


С самого утра день у Гарри и Драко не задался. Во-первых, первым уроком была Трансфигурация и с гриффиндорцами. Финнегану, видимо, понравилось, что за его провокации расплачивается факультет «змеек», поэтому снова завел «пластинку» про то, что Гарри предатель всего мира, намеревающийся прийти под знамена Темного Лорда или даже стать новым Волан де мортом. Естественно, вскоре уже все «львы» кляли мальчика, на чем свет стоит. Слизеринцы тоже выступили за своего однокурсника. В результате все это закончилось бы коллективной дракой или обменом заклинаний, если бы не подоспела Макгонагалл. Конечно, разбираться, кто первый начал, она, традиционно, не стала и сходу нашла «виноватых», коими опять оказались слизеринцы. Бедные «змейки» уже не препирались, чтобы не лишится вообще всех накопленных тяжким трудом баллов. Правда, потом, на уроке Зельеварения, уже гриффиндорцам было впору возмутиться несправедливостью, а слизеринцы тихо похихикивали, радуясь, что есть в мире равновесие. Снейп, мало того, что восполнил все потерянные баллы своего факультета, так еще и отнял у «львят» более двух десятков баллов. В основном, попало «гриффиндорской заучке», как окрестили Гермиону Грейнджер слизеринцы. Собственно, она не пользовалась популярностью даже на своем родном факультете, не смотря на то, что практически только она и пополняла копилку баллов для своего «дома». Но, если девочку и расстраивал этот факт, то виду она не подавала. Гарри, смотря, как ее «почитают» в родном факультете, не мог понять, отчего с ней так жестоки другие дети. Да если бы не она, то Гриффиндор бы болтался где-то в конце общей таблицы баллов. Собственно, тогда именно Слизерин и был бы первым, но, увы, пока «змейкам» приходилось довольствоваться вторым местом, но тут огромное спасибо ученики могут сказать своему декану. Если бы Северус не «компенсировал» своим студентам все отнятые Макгонагалл балы и не отнимал их в ответ у «львят», то уже Слизерин бы плелся в конце таблицы.

- Ты заметил, как крестный хромает? – Прошептал тихо Драко на ухо Гарри, возвращая того из раздумий о несправедливости и равновесии в жизни. Поттер-Блэк перевел взгляд с Грейнджер на декана и, действительно, заметил, как тот припадает на левую ногу при движении. При этом Снейп морщится, явно терпя довольно сильную боль. – Интересно, что у него с ногой?

- Спросим после урока. – Пожал плечом брюнет.

- А когда он отвечал на наши вопросы? – Недоверчиво фыркнул Малфой. – Опять скажет, что не наше это дело.

- Ну, спросим, а там посмотрим.

- Нет, наши взрослые что-то мутят. – Прищурился Драко. – Наверное, это как-то связано с тем, что мы видели Того-кого-нельзя-называть в Запретном лесу.

- Слушай, тебя самого не напрягает так длинно произносить имя Волан де морта? – В который раз вспылил Гарри, поворачиваясь к кузену. – Сколько раз тебе говорить, что ничего страшного в его имени нет.

- Мистер Поттер-Блэк и мистер Малфой, попрошу немного внимания. – Оборвал зарождающуюся перепалку между мальчиками Северус.

Ученики пробормотали извинения и сосредоточились на уроке, решив отложить свои недовольства до звонка. Гриффиндорцы снова загомонили что-то наподобие, что декан Слизерина только своих не наказывает, за что лишились еще десяти баллов, «как самые умные, что могут себе позволить критиковать профессора». Дальше «львята» продолжили выражать недовольства молча, а у «змеек» каждое отнятие баллов от противоборствующего факультета только поднимало настроение. Вот и сейчас слизеринцы с обожанием смотрели на своего декана, радуясь, что у них есть такой защитник.

После того, как класс опустел, Драко и Гарри подошли к преподавательскому столу. Северус поднял на них взгляд, удивленно вскинув брови.

- Крестный, а что с твоей ногой? – Как можно миролюбиво спросил Малфой.

- Позвольте поинтересоваться, а вам зачем это знать? – Усмехнулся Снейп.

- Мы волнуемся. – Ответил Гарри, а Драко согласно закивал, всем своим видом выражая, как сильно он волнуется о благополучии крестного.

- Да что вы? – Не очень-то поверил им мужчина. – Неудачно упал я. Устроит такой ответ?

- Знаешь, Северус, вот ты выступаешь за то, чтобы мы все тебе рассказывали, но сам не шибко с нами откровенничаешь. Это несправедливо. – Гарри и сам от себя не ожидал такого напора.

Снейп тоже в шоке открыл глаза. Пожалуй, до этого момента только Диана и Люциус Малфой могли так ставить на место своего друга. Сейчас, смотря в зеленые глаза ученика, он понял, что именно Малфоевской крови в нем больше, чем Блэковской, а уж генов его родных родителей практически и не было заметно. Все-таки именно Малфоевская кровь доминирует в нем. Драко тоже с уважением смотрел на кузена, взяв себе на заметку, как ему надо научиться себя вести.

- Это задание. – Решил выложить половину правды Северус, понимая, что Гарри все равно допытается правды и, возможно, даже влезет в неприятности, а этого Снейпу Диана никогда не простит. – О большем вам знать не надо – крепче спать будете.

- Это как-то связано с тем, что рядом ошивается Волан де морт? – Такой пространственный ответ не очень удовлетворил Гарри.

- Гарри, я ведь просил не произносить имени…

- А мама говорит, что его бояться не стоит. – Усмехнулся совсем по-Малфоевски Гарри, пренебрежительно смотря в глаза мужчины. Конечно, он сам недоумевал, что так нагло говорит со своим преподавателем, но отступать было поздно и недостойно его имени. Северус сжал зубы, поражаясь, как его лучшая подруга точно под себя воспитала старшего сына. Хоть Гарри и был внешне похож на своего родного отца, но вот характер у него был абсолютно малфоевский. «Джеймс Поттер бы выпал в еще больший осадок, чем я, если бы увидел такого своего сына» Подумал Снейп. – Так связано?

- Я на допросе? – Попытался хоть как-то «осадить» мальчика Северус, все-таки напоминая, кто здесь взрослый.

- Просто я имею право знать. – Выложил свой аргумент Поттер-Блэк. – Я же Великий Избранный и все такое, гроза Воландеморта и всех его прихлебателей. Я должен быть в курсе происходящего, чтобы вовремя защитить себя от его нападок.

- Для этого есть взрослые, Гарри. Уверяю, тебе ничего не угрожает.

- И все-таки я хотел бы быть в курсе.

- Все, мне это надоело, Поттер-Блэк. – Грозно свел брови к переносице Снейп. – Ну-ка, марш на уроки. Устроили тут допросы, как в суде Визенгамота. У матери своей спрашивай. И если расскажет, будешь знать. Ясно?

Поняв, что перегнул палку, Гарри сглотнул и, послушно закивав, схватил Драко за рукав и потянул к выходу, пока их не вышвырнули. Блондин, собственно, давно был готов уйти. Северус, оставив за собой победу, довольно улыбнулся.

- Говорил же тебе. – Фыркнул Драко, обвинительно косясь на кузена, когда они держали путь в главный зал, чтобы пообедать. – Хорошо еще, что крестный добрый, другой бы давно по шее надавал.

- Но он почти раскололся. – С досады цокнул языком Гарри. – Но к маме лезть не вариант – она точно не расскажет. Да и отец тоже. Если взрослые что-то там мутят, то нам ничего не скажут.

- Слушай, а может, не будем лезть, куда нас не просят? – Взмолился Драко, но ответ уже знал.

- Нет, если нам не говорят, то мы сами все выясним. – Твердо заявил брюнет, а Малфой только обреченно вздохнул, понимая, что кузен только что втравил его в очередную авантюру.

- И что вы выясните?

Мальчики остановились на полпути до Главного зала, как застигнутые на месте преступления. Медленно повернувшись, они увидели усмехающуюся блондинку с голубыми глазами Асторию Гринграсс, а рядом ее лучшую подругу шатенку с зелеными глазами Пэнси Паркинсон. Девочки были явно полны решимости выяснить, что задумали однокурсники.

- Ну, вас это не касается. – Усмехнулся Драко, с вызовом смотря на девочек.

- Ага, как же. – Фыркнула Пэнси. – Вечно вы что-то задумываете, а разгребает потом весь факультет. Опять нас баллов лишат. Так вот мы имеем право знать, из-за чего.

- А лучше поучаствовать. – Подтвердила Астория.

- Что? – Воззрились на нее сразу три ошеломленных взгляда.

- Мы с вами. – Уверенно ответила Гринграсс, сразу решив и за Пэнси. Той, видимо, оставалось только смириться с неизбежностью, что ее подруга главнее.

- Ну, уж нет. – Замотал головой Гарри, и Драко был полностью согласен с кузеном. – Только вас не хватало.

- Вы не поняли. – Обманчиво-ласково улыбнулась Астория. – Это не вопрос, а констатация факта.

- Интересно, и как вы увяжитесь за нами, если мы против? – Усмехнулся Малфой.

- Ну, например, скажем декану, и уж он вам весь кайф обломит. – Продолжала довольно улыбаться Гринграсс, зная, что против такого аргумента еще никто не смог устоять.

- И умеешь же ты уговорить, Астория. – Скрепя сердцем, Гарри был вынужден уступить. – Но только мы. – Жестко пригрозил он, видя, как просияла девочка, а вот Пэнси, наоборот, еще больше поникла. Она еще надеялась, что от их компании откажутся, но Астория всегда добивалась своего.

- Мог бы не говорить, Блэк. – Все слизеринцы, обращаясь к Гарри, называли его по имени или просто Блэк, игнорируя тот факт, что у мальчика двойная фамилия. Собственно, сам брюнет был скорее рад, чем против. Он очень гордился скорее своими приемными родителями, чем настоящими. Конечно, он знал, что Джеймс и Лили Поттеры были героями войны, о чем мальчику не раз рассказали Диана и Сириус Блэк, но все же Гарри больше чувствовал себя Блэком и Малфой, чем Поттер. Будь его воля, он бы взял двойную фамилию матери, но приемные родители все-таки хотели оставить сыну имя его настоящих родителей. – И что вы задумали?

- Ага, так мы тут посреди коридора, где шастают всякие – фыркнул Драко, косясь на проходящих мимо учеников факультета Когтевран. Те на слово «всякие» только недовольно скривились, но открыто на конфликт со «змейками» идти не рискнули, а просто поторопились в Главный зал – и рассказали. – Закончил мысль блондин. – К тому же мы и сами еще не знаем, с чего начнем.

- Вот и чудесно. – Почему-то обрадовалась Гринграсс и посмотрела на подругу. – Значит, мы ничего не пропустили. После уроков встретимся в гостиной и все обсудим.

- С ума сошла? – Выпалил Гарри. – Там же полно народу. Ага, так никто ничего не узнает.

- И где тогда обсудим?

- Ну, есть полянка перед Дракучей Ивой. – Робко проговорила Пэнси. – Там почти никого никогда не бывает именно из-за соседства с Ивой.

- Ты гений, Пэнс. – Похвалила девочку Астория, что Паркинсон зарделась от смущения. – Вот там после уроков и поговорим. – Повернулась Гринграсс к мальчикам. – И только попробуйте не прийти – я на полном серьезе о Снейпе говорила.

- Да поняли уже, шантажистка. – Скривился Гарри. – Пошли на обед.

Гринграсс довольно усмехнулась и, взяв Пэнси за руку, пошла в Главный зал.

- И на кой мы подписались? – Проводив девочек недовольным взглядом, пробормотал Драко. – Помнится, тетя Диана, да и отец мне говорил, что лучше нам не сближаться и не посвящать в свои дела других студентов Слизерина, особенно Гринграсс. Ее папаша ярый сторонник Того… Волан де морта. – Скрепя зубами, впервые он назвал Темного Лорда по имени. – А если она ему все расскажет? Между прочим, хочу тебе напомнить, Гарри, ну, если ты вдруг забыл, то наши родители тоже типа его сторонники. Это для всех. А вдруг другие заподозрят? Ты понимаешь, под какой удар мы своих родных ставим?

- Да что ты мне высказываешь то, что я итак знаю? – Гарри уже и сам был не рад, что согласился на провокацию Астории. Может, лучше было, если бы она исполнила угрозу? Все же обошлись бы малой кровью. – Я прекрасно знаю, кто ее отец и знаю, что говорила мама и дядя Люциус. Но мы не будем говорить всю правду. К тому же ты правильно сказал, мы и сами толком ничего не знаем. Рана Северуса могла быть получена любым способом. А что «балахон», который мы видели в лесу, возможно, Волан де морт, лишь наши догадки. В общем, будем просто следить за своими словами.

Договорившись, мальчики отправились на обед. После уроков четверка слизеринцев собралась на полянке перед Дракучей Ивой. Естественно, близко они не подходили, чтобы дерево не восприняло этот жест, как угрозу для себя и не вздумала бы защищаться. Сняв с себя зеленые факультетские мантии, ученики расселись по кругу.

- Ну? – Нетерпеливо спросила Астория, смотря на Гарри и Драко.

Те переглянулись и принялись рассказывать. Собственно, они сказали, что их декан получил рану, и они хотели бы знать, почему, а сам мужчина не торопится делиться этой тайной.

- И все? – Разочарованно воззрилась на них Гринграсс. – Это вы хотели выяснить? Да какое вам, вообще, дело, откуда у нашего декана рана? Может, упал неудачно. Школа замок старый, легко можно пораниться или ушибиться, если не смотреть под ноги.

- А никто и не говорил, что будет интересно и захватывающе. – Усмехнулся Драко, довольный, что девочки не загорелись идеей, а значит, можно спокойно и дальше втихаря вести расследование. – В общем, не хотите, как хотите.

Он поднялся на ноги, и Гарри последовал его примеру.

- Нет, погодите. – Что-то заподозрив, остановила их Астория. – А, может, вы не все договариваете, специально выложив нам этот незначительный факт, чтобы мы отказались участвовать в авантюре дальше?

- Ты ошибаешься, Гринграсс. – Подняв с земли свою мантию, Драко закинул ее на спину и застегнул. – И если для тебя благополучие декана не интересно, то мне, вот наоборот, очень, так как Снейп мой крестный и друг моей семьи. Так что я волнуюсь о нем.

- Малфой о ком-то заботиться, кроме себя? – Фыркнула девушка, прищурив глаза. – Никогда не поверю.

- Вот и не верь. – Принял вызов блондин. – Пошли, Гарри. Поужинаем, а потом мне еще Трансфигурацию делать, чтобы старая кошка не нашла повод придраться.

- Она все равно найдет повод. – Поддержал его Гарри, радуясь, что от девочек удалось так легко отделаться. Он тоже поднял свою мантию и, одев на себя, отправился с кузеном к замку.

Девочки проводили их непонимающими и подозрительными взглядами.

- Они определенно что-то не договаривают. – Пробормотала Астория, когда мальчики отошли на небольшое расстояние, ведя непринужденную беседу о будущем выполнении домашнего задания. Пэнси на это только неопределенно пожала плечами, не горя желанием выяснять, утаивают ли товарищи что-то важное или нет. – Надо бы за ними проследить.

- Астория, а, может, ну их, а? – Предприняла шатенка скромную попытку отговорить подругу.

- Ну, уж нет. – Уверенно замотала головой девочка. – Отец мне рассказывал о Малфоях и об этом Поттере, теперь Блэк. Хоть он и попал к нам на факультет, что существенно испортило планы Дамблдору, но он остается этим проклятым Избранным, который одиннадцать лет назад остановил Темного Лорда. И все, что бы он не задумал, очень важно. Да и мне кажется, что наш декан, зная замок школы, как свои пять пальцев, не мог где-то неудачно оступиться или пораниться. Малфой околачивается рядом с ним, чтобы вовремя выбрать сторону победителя. Так в свое время поступили его родители, а уж в то, что приемные родители Поттера не просто так усыновили его, это я точно уверена. Они все тщательно продумали. Они думают, что Лорд повержен, и просто держат великого избавителя при себе, как козырь. Но мой отец уверен, что Темный Лорд вернется. И вот тогда он соберет своих сторонников. И посмотрим, что Малфои и Блэки скажут, когда им придется отдать своего золотого мальчика на заклание, чтобы вымолить прощение.

- Ты думаешь, что они будут его защищать? – Округлила глаза Пэнси. – Нет, Малфои, как и другие добровольно выбрали сторону Лорда.

- Просто тогда он был сильнее, чем наш директор. – Усмехнулась Гринграсс. – А вот, когда Лорд вернется, он уже будет знать, кто друг, а кто враг. И первым он потребует выдать ему Гарри Поттера. И вот если Малфои действительно верные слуги Темного Лорда, то они безропотно подчиняться. А если нет, то их участи никто не позавидует. Именно поэтому мы не должны с них глаз спускать. Малфой может другим врать, заверяя всех, как он печется о своем крестном, но меня не проведешь. С этого момента я с них глаз не спущу, и если они что-то задумали, я должна сообщить отцу. Между прочим, это и твой долг, как перед отцом, так и перед Лордом. – Кинула она взгляд на подругу.

- Да, конечно, Астория, я с тобой. – Согласилась Паркинсон, обреченно вздохнув.

- Вот и прекрасно. – Довольно усмехнулась подруга. – А сейчас пойдем в замок, что-то прохладно становится. – Она поднялась с земли и, взяв мантию, стряхнула с нее грязь. – К тому же я тоже проголодалась, а потом надо проследить за этими двумя. Действительно ли они будут учить уроки или отправятся на задание.

- Да, идем. – Кивнула шатенка, тоже поднимаясь с земли.

Но Драко и Гарри, словно зная о замысле подруг, не предпринимали в последующие дни никакой особой активности. Они просто не знали, с чего им начать. Попытка еще раз разговорить Снейпа не дала плодов, он опять напомнил, что это дела взрослых. В самой школе тоже не происходило ничего интересного, и мальчики уже совсем сдались, решив, что самим им никак не разобраться. Но им все-таки улыбнулась удача пролить свет на события.

Была суббота, вечер. Кузены шли в Главный зал, чтобы поужинать. Гарри смеялся над товарищем, рассказывая, как Пэнси на него таращилась почти все уроки.

- Точно тебе говорю, Драко, она в тебя втюрилась. – Веселился брюнет.

- Да упаси меня Великий Мерлин. – Ахнул Малфой, притворно хватаясь за сердце. – Хотя я пользуюсь популярностью у девочек на нашем факультете. И, кстати, не только на нашем. И это не удивительно. Я Малфой, наследник одной из самых Древних и Благородных семей. Все мечтают, чтобы я обратил свое драгоценное внимание именно на нее.

- Между прочим, я Блэк, а это тоже благородная и древняя семья. – С гордостью произнес Гарри. – И подревнее твоей будет.

- В общем, мы оба с тобой завидные женихи. – Согласился Драко, и оба мальчика довольно засмеялись.

- Это кто тут гордится, что он Блэк, не вы ли, Поттер?

Услышав этот незнакомый насмешливый голос, мальчики тут же прекратили смеяться и развернулись назад. Рядом стояла стройная высокая женщина, одетая в мантию, нашивка на которой говорила о том, что она работница Министерства Магии. У женщины были длинные, заплетенные в косу темно-каштановые волосы, а карие глаза, смотрящие на все оценивающе, были спрятаны за модными прямоугольными очками в серебряной оправе.

- Я Поттер-Блэк. – Привычно оскорбился Гарри, уже уставший всем вокруг напоминать, что его усыновили. – И да, я горжусь своим вторым именем. Во мне течет кровь Малфой и Блэк. А вы вообще кто такая? – Поняв, что он зачем-то объясняется незнакомой женщине, подозрительно прищурился мальчик.

- Ох, так ты меня совсем не узнал? – Обрадовалась женщина. – И ты тоже? – Перевела она взгляд на Драко. Оба кузена синхронно замотали головами, не понимая, почему они должны были узнать совершенно незнакомого человека. – Не узнать тетю, пусть и двоюродную, не очень-то тактично, молодой человек.

- Простите, но я знаю всех своих родных. – Сказал брюнет. – И вас среди них нет.

- А ты знаешь всех своих членов семьи? – Недоверчиво спросила министерская служащая. – И со стороны своих настоящих родителей тоже?

- Что вы знаете о моих настоящих родителей? – Напрягся Гарри, сжимая кулаки от злости. Он вдруг заподозрил, что ее специально подослали из Министерства, чтобы начать пропаганду, что его приемные родители подлые Пожиратели Смерти, и что Гарри нужно быть с ними осторожнее, а лучше довериться хорошим людям, коим, конечно, здесь в стенах школы, являлся добрый дедушка Дамболдор.

- О, только то, что твоя мать была жуткой занудой, а отец вечно искал приключения на свою пятую точку. – Усмехнулась женщина, оказывается, и не думая начинать пропаганду. – Но они были прекрасными людьми. – Добавила она с легкой полуулыбкой. – Конечно, мне пришлось с ними подружиться из-за твоих приемных родителей, но сейчас я об этом не жалею. Они были героями и, если бы не они, Темный Лорд до сих творил бы бесчинства. Никогда не думала, что скажу это, но гордись, Гарри, что ты не только Блэк, но и Поттер.

- Да кто вы такая? – Вконец запутался Гарри. Сначала она говорит, что тетя, потом намекает на то, что она родственница именно по линии его настоящих родителей, а теперь говорит, что она вынуждено с ними подружилась.

- Тетя Белла? – Робко, все еще не веря в свою догадку, спросил Драко.

- Что? – Глаза Поттер-Блэк стали, как два блюдца, и он пристальнее вгляделся в глаза женщины, словно надеясь, что внутри них заметит знакомые искорки.

- Ну, хоть один племянник меня узнал. – Обрадовалась женщина и так знакомо подмигнула.

- Тетя Белла? – Все еще сомневаясь, спросил Гарри и, получив веселый кивок от женщины, прокричал: - Тетя Белла. – Бросился обнимать он теперь уже знакомую женщину. Драко тоже не стал себя долго упрашивать, и вскоре присоединился к кузену.

- Ой, вы потише, я тут инкогнито вообще-то. – Спохватилась Беллатриса, но с удовольствием ответила на объятия, положив руки на их плечи, насколько позволял ее нынешний рост.

- Да, а почему ты… в таком виде? – Отстранившись, спросил Драко.

- Ну, мне нужно некоторое время легально побыть в замке, а мне, как бывшей Пожирательнице, тут будут не очень рады. – Недовольно скривилась, ответила женщина.

- Это из-за задания? – Догадался Гарри, надеясь, что хоть тетя расскажет, что там мутят остальные взрослые.

- Откуда вы знаете? – Нахмурилась Белла. – Кто вам рассказал?

- Северус. – Используя хитрость, уверенно ответил Поттер-Блэк, в котором, пожалуй, присутствует больше малфоевской крови. – Он поранился, выполняя это задание.

Но Белла очень хорошо знала эту малфоевскую хитрость. Она, чуть было сразу не поверив, что Снейп мог так просто выложить мальчикам все секреты, вовремя опомнилась и усмехнулась.

- А ты точно Поттер-Блэк, Гарри? – Весело подмигнула мальчику женщина. – Ох, Диана, прямо под себя воспитывала. Но тебе еще нужно подучиться у матери, Гарри. Или лучше к дяде Люциусу обратись. Вот он, пожалуй, научит тебя врать так, чтобы все вокруг действительно поверили в твой блеф и выложили тебе все секреты.

- Я учту твое замечание, тетя Белла. – Недовольно, что хитрость не прокатила, отозвался Гарри под тихий смешок Драко. Но он тоже взял на заметку слова тети. – Но Северус, действительно, обмолвился, что выполняет задание, только отказался рассказывать подробности. Но, тетя Белла, что все-таки происходит? – Взмолился он, смотря в глаза женщине. – Ты ведь тоже здесь, чтобы помочь Северусу. Задание, видимо, сложнее, чем вы думали.

- Гарри, Драко, не нужно вам лезть в это. – Повторила слова Снейпа Белла, но более ласковым тоном. – Мы сами во всем разберемся. Вы ни о чем не думайте. Спокойно учитесь.

- Я видел его, тетя Белла. – Выпалил Гарри, решительно настроенный вытащить из женщины всю правду. – Волан де морта. Он здесь. Совсем рядом. Да, пока он что-то вроде призрака или еще чего-то, но он жив. Тогда, одиннадцать лет назад, он не умер. Он просто исчез и сейчас хочет вернуться. Я должен знать, что меня может ждать. Я здесь с ним почти один, а вы, держа меня в неведении, делаете только хуже. А если он завтра ночью нападет на меня? Я ведь единственный, кто может ему помешать вернуть себе былое величие. Ты тоже думаешь, что я должен находиться в блаженном неведении пока он не придет за мной, чтобы убить?

- Гарри, милый, тебе ничего не угрожает. – Попыталась успокоить его женщина и даже потянулась вперед, чтобы снова обнять его, но брюнет отскочил назад, грозно сведя брови.

- Нет. – Замотал он головой. – Вы не понимаете, что так вы не защищаете меня, а оставляете одного беззащитного перед возможной угрозой. Или ты, правда, думаешь, что Северус сможет здесь один меня защитить, если Воландеморт подберется достаточно близко?

- Твои родители убьют меня, если я расскажу. – Почти сдалась Белла.

- Я просто хочу знать, что происходит. – Упрямо сжав кулаки и смотря прямо в глаза тете, ответил Гарри.

- А нет, ты все же Блэк. – Вдруг улыбнулась женщина. – Прямо Сириуса перед собой вижу. Тот же уверенный взгляд и желание разгадать любую тайну, какой бы опасной и страшной она не была. Но, думаю, и он меня не похвалит.

- Тетя Белла, хватит притворяться, ты же уже согласна рассказать. – Усмехнулся Драко. – Нужно только немного подтолкнуть. К тому же мы все равно докопаемся до истины. Только вопрос, подвергнемся ли мы опасности или минуем ее, просто успокоившись, что в курсе, что вы держите все под контролем.

- Ладно, расскажу. – Окончательно выбросила белый флаг Белла, согласившись с доводами племянников. – Знаете, во времена, когда мы с вашими родителями – всеми родителями – добавила она, посмотрев на Гарри – учились, мы встречались в одной секретной комнатке в замке. Выручай-комната. Там никто нам не помешает все обсудить. Я расскажу, если вы пообещаете, что на этом успокоитесь, и никуда лезть не будете.

- Конечно-конечно. – Через чур быстро заверили ее мальчики, радуясь, что им все-таки удастся узнать все секреты.

- Ладно, тогда после ужина поднимайтесь на последний этаж. Я буду ждать вас там. Только наша встреча под строжайшим секретом. И вообще, вы меня, типа, не знаете. Для всех я Кортни Адамс, служащая департамента надсмотра за работой магических учреждений. И здесь, как официальное лицо, чтобы наглядно убедиться, что в стенах школы по-прежнему безопасно для детей.

- Это из-за убийства единорогов? – Догадался Драко.

- Точно. Твой отец высказал Дамблдору, что тот не прав, отправляя вас в Запретный лес, и пригрозил разбирательством в суде о профпригодности директора. Вот я и здесь, чтобы посмотреть, как все исполняют свои обязанности. Попеременно буду расспрашивать учеников, как им нравится в школе.

- А нельзя просто уволить Дамблдора? – Спросил блондин.

- Увы, милый, но такого, как директор, так просто не сместить. Нужны серьезные доказательства, что он не справляется со своими обязанностями.

- Нас там чуть не убил призрак Воландеморта. – Ахнул Гарри. – Этого мало?

- Ну, во-первых, в Министерстве не верят, что Темный Лорд может вернуться. А во-вторых, Дамблдор найдет, как отмазаться. Например, опять все свалит на Хагрида, который обещал вас защитить, но сбежал, преследуя что-то. Да и с вами же ничего не случилось, так что нечего переживать. В общем, он сможет уболтать суд, что тот еще извиняться станет. Но Люциус теперь будет следить за каждым шагом Дамблдора и, стоит тому немного оступиться, как это сразу будет отмечено в соответствующей форме и отдано на рассмотрение Визенгамота. Собственно, в министерстве его итак не очень жалуют. Так что если нам удастся нарыть что-то достаточно существенное, то директору придется очень постараться, чтобы оправдаться.

- Я уверен, что отец все сделает, как надо. – С гордостью за родителя, выпалил Драко.

- Ладно, идите на ужин, я сейчас приду. Директор еще должен официально меня представить остальным. И вместе нам лучше не светиться, помните.

Мальчики с готовностью кивнули и поспешили к входу в Главный зал. Белла проводила их ласковым взглядом, а потом придала себе строгий вид и, расправив плечи и полы мантии, направилась в Главный зал уверенной походкой. Она была рада увидеть племянников и узнать, что они живы и здоровы. Теперь им с Северусом предстояло заняться ответственным занятием. А еще она хотела узнать, где умудрился пораниться Снейп. Не с лестницы же в библиотеке он навернулся.

Когда Белла величественно вошла в Главный зал, все разговоры стихли, а Дамблдор поморщился, словно у него вдруг заболели разом все зубы. Снейп же скрыл радостную улыбку при виде возлюбленной. Хотя и отметил, что Люциус мог и покрасивее выбрать «оболочку», в которую пришлось перевоплотиться миссис Лестрандж. Белла, стараясь подражать своей внешности и характеру настоящей мисс Адамс, осматривала учеников и приветливо им улыбалась. Студенты, смотря на нее, шептались между собой, гадая, что в школе забыла министерская служащая. Подойдя к преподавательскому столу, Белла-Кортни заняла место рядом с Северусом. Не потому, что хотела с ним сесть, а потому, что только там и было свободно. Дамблдор, поняв, что ученикам нужно объяснить появление работницы Министерства, поднялся со своего стола и обратился в зал:

- Дорогие ученики, позвольте представить вам мисс Кортни Адамс. – Сообщил он, указывая на Беллу. Та поднялась и, подарив студентам одну из своих самых обворожительных улыбок, села обратно. – Мисс Адамс прислана Министерством Магии, чтобы посмотреть, как вам нравится в школе. Я надеюсь, что вы все приветливо и с овациями встретите нашего дорогого гостя. – Ученики в ответ на его слова поаплодировали, и Белла еще раз поднялась со своего места, благодарно поклонившись, что ее так тепло приняли. – А теперь не будем вас более отвлекать от вкусной еды.

Он снова сел за стол, а шушуканья учеников вспыхнули с новой силой. Старшие студенты предположили, что Министерство заслало шпиона, чтобы навести в Хогвартсе свои порядки. Первокурсники не знали, плохо это или хорошо и решили, что от их мнения все равно ничего не изменится, так как решают взрослые. Так и оставив это в стадии обсуждения, студенты накинулись на яства, коими ломились столы.

- Ты бы так явно не смотрела на Гарри и Драко. – Тихо, едва шевеля губами, сказал Северус Белле, прикрываясь фужером.

- Я так по ним скучала. – Слабо улыбнулась Белла-Адамс. – Жду не дождусь, когда и Маркус с Алексис будут сидеть рядом. Правда, Элли упрямится, мечтает о Гриффиндоре. И Сириус ей потакает. Не понимает кузен, что лучше детям держаться вместе. Будто забыл, как нам тяжело было дружить из-за этих распрей между факультетами.

- Ничего, думаю, Диана все подробно ему объяснит. – Усмехнулся Северус, зная, как лучшая подруга умеет убеждать.

- Надеюсь. – Вздохнула Белла. – Кстати, я с мальчиками столкнулась по пути в зал. Не удержалась и подошла, так рада была им.

- Ладно, не будем тут говорить. – Вспомнив, что рядом много ненужных ушей, Снейп быстро свернул разговор. Все-таки его милое общение с министерской служащей может вызвать ненужные вопросы у других профессоров, а особенно у Дамболдора. Итак, уже косится в их сторону. – После приходи ко мне, ладно?

- О, ты зовешь меня на свидание? – Не удержалась от хитрой усмешки женщина.

- А ты хочешь продолжить разговор здесь, перед всеми? – Процедил сквозь зубы Северус. – Давай им еще расскажем, кто ты.

- Ладно, не кипятись. – Скривилась Белла. – Что-то ты совсем шутки перестал понимать.

- Прости, я не хотел так грубо. – Извинился Снейп, вспомнив, что он хочет наладить отношения с возлюбленной, а не рассориться окончательно. – Просто нам действительно лучше не разговаривать при посторонних. Я буду тебя ждать. И да, пусть свидание. – Вздохнул он, и женщина довольно заулыбалась. Она не стала пока его шокировать, что уже обещала рассказ племянникам. Не портить же аппетит.


========== Глава 16 ==========


После ужина, перемолвившись с парой профессоров несколькими фразами, Белла-Кортни направилась на пятый этаж, где договорилась встретиться с племянниками. Они, горя от нетерпения, и потому быстрее нее добравшись до места назначения, уже были там. Женщина улыбнулась и, подойдя к стене, прошлась вдоль нее. Мальчики с открытыми ртами наблюдали, как в гладкой каменной стене стали прорисовываться очертания двери. А когда она призывно распахнулась перед ними, они и вовсе не смогли побороть восхищенного вздоха.

- А нам никто не говорил, что в школе есть такая интересная комнатка. – Пробормотал Гарри, заходя следом за тетей внутрь комнаты. Белла специально «попросила», чтобы им предоставили место для разговора. Но она, видимо, хотела, как в школьные годы, оказаться в гостиной своего факультета, потому комната предстала в виде гостиной Слизерина. – Значит, в школе есть две гостиные нашего факультета?

- Вообще-то нет. – Улыбнулась Белла, усаживаясь перед горящим камином на диван и призывно хлопая ладонью рядом с собой. Мальчики поспешили занять место рядом. – Комната принимает тот вид, который ты загадываешь. Я после точнее расскажу, как вызывать комнату, вы можете легко использовать, чтобы ваши встречи и разговоры остались в тайне. Кстати, Гарри, именно здесь встречались твои приемные родители, потому что сначала семья твоей матери была против их с Сириусом отношений. Но, на мой взгляд, это так романтично: запретные отношения.

- А почему были против? – Гарри был рад послушать, как его родители нашли друг друга. Сами Диана и Сириус просто говорили, что им помогла Магия, но то, что их могли разлучить, сломав тем самым жизни, они не любили делиться.

- Ну, все дело в вашем дедушке Джоне Малфой. Он, как это принято у чистокровных семей, заключил брачный договор с семьей Розье, пообещав Диану их отпрыску. Конечно, твоя мать не была в восторге, хотя и понимала, что от ее желания ничего не зависит. Слово отца железно. И все бы так и случилось, тем более что поначалу между твоими родителями была даже война, но потом правильно говорят, от любви до ненависти, как и наоборот, один шаг. Повзрослев, твои родители иначе взглянули друг на друга. Не знаю, как они поняли, что именно чувствуют, но между вспыхнули настоящие чувства, и Сириус обратился к своей матери и вашей бабушке Вальпурге Блэк, чтобы она пошла к Лорду Малфой и «выпросила» для их семьи Диану. Так как Люциус уже был помолвлен с Нарциссой, Сириус решил, что и дочь мужчина легко отдаст Блэкам. Но Джон был против именно Сириуса, считая его своевольным и игнорирующим законы чистокровных семей. Короче, бунтарем был твой отец. С грязнокровками дружил, в Гриффиндор попал, хотя до него все Блэки учились исключительно в Слизерине. В общем, совсем не соответствовал тому облику зятя, которого так желал Лорд Малфой. Но мой кузен всегда умел добиваться своего. Они с Дианой тайно встречались, а потом и вовсе обвенчались. Правда, они тогда не знали, что Магия их соединила еще задолго до того момента, как они «прозрели» и признались друг другу. В общем, то тайное и шутливое, как они считали, венчание оказалось, что ни есть настоящим. О, как Джон лютовал. Попало даже Люциусу, который вступился за сестру, потому что Лорд Малфой был готов даже убить дочь, лишь бы та не вышла замуж за Сириуса. В общем, как не лютуй, а Джону пришлось смириться с решением Магии. Вот так они и нашли друг друга.

- Даже враждовали? – Улыбнулся Гарри. – Это из-за того, что они были на разных факультетах?

- Да, все из-за этих предрассудков. Ну, думаю, вы на своей шкуре уже познали все прелести этих «взаимоотношений». Вот и Сириуса с Дианой сначала не принимали на родных факультетах, записав их чуть ли не предателей, оттого, что они выбрали любовь во вражеском факультете. Только Джеймс Поттер и Ремус Люпин, как лучшие друзья, единственные поддержали Сириуса. Ну, а мы со стороны Дианы были «рады» подружиться с гриффиндорцами.

- Знаешь, тетя, что-то твой рассказ об отношениях с настоящими родителями Гарри никак не вяжутся с рассказом о них от моего отца. – Хмыкнул Драко. – Вот он как раз говорит, что был совсем не рад «породнится» с ними.

- Что бы твой отец там не говорил, это скорее показательные выступления, потому что для Люциуса сам факт признать, что он не прав или изменил своим привычкам: недопустим. – Улыбнулась Белла. – Нет, мы не хотим сказать, что мы вот так просто признали противоборствующую сторону. Просто и они, и мы узнали, что принадлежность к тому или иному факультету еще не повод «клеймить» человека теми или иными качествами. Твои настоящие родители оказались вполне неплохими, хоть и гриффиндорцы. – Добавила она, весело подмигнув брюнету. – И они были вынуждены признать тоже самое о нас.

- Но сейчас эта показательная вражда никуда не делась. – Вздохнул Гарри. – Дядя Люциус продолжает выяснять отношения с отцом, папа тоже в карман за словом не лезет. А мама с ними вечно, как между молотом и наковальней. И ее это очень расстраивает.

- Да мы все уже порядком подустали от их стычек. – Скривилась миссис Лестрейндж. – Но, повторюсь, Люциусу всегда было сложно как-то себя перестроить и переступить. Да и мой кузен, как ты сказал, за словом в карман не лезет. Конечно, Диана далеко не в восторге, и постоянно просит то одного, то второго быть терпимее, но если Сириус еще старается прислушиваться, то Люци, наверно, никогда не смириться. Будем надеяться, что однажды ему банально надоест, ну или мой брат научится пропускать его колкости мимо ушей. Хотя… сейчас мне в это слабо верится.

- Да уж. – Тоже скривились мальчики. – Но, тетя Белла, мы как-то ушли от основной темы нашей встречи. – Напомнил Гарри. – Ты обещала все рассказать.

- Ах, да. – Заканчивая вступительную речь, женщина рассказала племянникам обо всем.

У мальчиков по мере рассказа все больше округлялись глаза и взлетали брови. Они и представить себе не могли, что все так серьезно. И Квирелл этот… не зря Гарри в самом начале обучения он показался очень странным, будто с ним что-то не так. Теперь он понимал что именно. Совсем рядом ходит приспешник его злейшего врага. Да, пока он не предпринимает никакой активности в сторону самого Избранного, но именно это и напрягает больше всего. Неизвестность и ожидание опасности гораздо хуже, чем, ежили, об этом опасности знаешь заранее.

- В общем, Гарри, просто пока не лезь к Квиреллу. – Давала наставления Белла. – Он тебя не трогает, значит, пока у него другие проблемы и дела. И пусть так и будет как можно дольше. А там мы узнаем, что он задумал, и сможем нейтрализовать опасность.

- Неужели он поверил крестному? – Недоверчиво прищурил глаза Драко.

- Ну, никто не знал, что наша коалиция вела двойную игру. – Усмехнулась женщина. – Для Пожирателей мы во всем поддерживали Лорда до тех пор, пока тот не пал. А потом мы избежали Азкабана, как остальные, только пользуясь своим влиянием и денежными средствами. Хотя Дамболдор со своим Орденом очень хотел и нас запереть в тюрьме, забыв о том, что именно благодаря нашему внедрению в стан врага они смогли ликвидировать несколько нападений Пожирателей Смерти и предотвратить теракты. Так что наш добрый дедушка далеко не такой белый и пушистый, каким всем представляется.

- Родители сказали, что это он «сдал» Воландеморту моих настоящих родителей. – Со злостью сжал кулаки Гарри. – Они не хотели, что бы директор вмешивался в мое воспитание, пытаясь лепить из меня Великого Избранного. Они хотели, чтобы я был просто Гарри. Но Дамблдору нужен Миссия. Он хотел отправить меня к семье сестры моей матери, магглам. А они ненавидят все, связанное с магией. Представляю, как бы меня там «любили».

- Да уж, лучше уж Волан де морт, чем воспитание у магглов. – Передернула плечами Белла. – Хорошо, что Диана и Сириус забрали тебя к себе.

- Да, они стали мне, как родные, они дали мне все, в чем бы я не нуждался. И я никогда не чувствовал, что меня усыновили. А уж, когда меня приняли в род, я и на самом деле стал их родным сыном. Я счастлив, что у меня такие замечательные родители. И счастлив, что у меня появились и другие родственники. И ты, тетя Белла, и дядя Люциус с тетей Циссой. И Драко, ставший мне кузеном. И Северус. О лучшей семье я не мог и мечтать. И я ни на кого вас никогда не променяю.

- Ох, дорогой. – Даже прослезилась от умиления Белла, прижав к себе брюнета. Драко тоже улыбнулся, привалившись к плечу женщины. – Мы тоже очень рады, что ты с нами.

- А что за рана у крестного? – Когда минутка нежности была окончена, блондин снова вернулся к интересующей теме.

- Ну, это я завтра у него и выясню. Может, одна из загадок профессоров его травмировала.

- Заброшенное крыло. Запрещенный лес. Запретная секция в библиотеке. – С усмешкой перечислял Гарри. – Школа очень безопасное место.

- Ох. – Вдруг скривилась Белла, схватившись за живот.

- Что случилось? Тетя Белла, ты в норме? – Всполошились мальчики, смотря на женщину.

- Да, мне просто надо принять порцию оборотного зелья. – Успокоила их Кортни, которая уже начала превращаться обратно в Беллу. Она быстро достала из складок мантии маленькую колбочку и, открутив крышку, быстро проглотила ее содержимое. Ей сразу стало лучше, и облик министерской служащей снова вернулся к ней. – Совсем забыла, что нужно отслеживать этот момент. – Облегченно выдохнула она, улыбнувшись. – Так, я рассказала, что хотела. Вы пообещали успокоиться и никуда не лезть. А сейчас вам нужно отправляться спать. Кстати, я тут останусь до Рождества, а потом мы вместе отправимся домой.

- Точно, скоро же Рождество. – Просияли мальчики, совсем забыли о таком празднике. – Мама, наверно, бал закатит. – Улыбнулся брюнет.

- Диана сказала, что мы отпразднуем Рождество в кругу семьи. Даже Люпин обещал приехать. Он же большой путешественник, поставил себе цель исколесить весь мир.

- Здорово, что мы все соберемся. Но Ремус и на Хэллоуин приезжал, когда мы ходили в склеп Поттеров. – Припомнил Гарри.

- Ну, потом он снова укатил куда-то. А твой отец его попросил к Рождеству приехать. Нам редко удается просто забыть обо всем и расслабиться. Хотя бы ненадолго. Нужно пользоваться каждым моментом затишья, потому что неизвестно, когда наступит следующий.

- И наступит ли. –
Пессимистически скривился Драко.

- Ну, милый, не надо так упаднически. – Подмигнула ему Белла. – Мы сделаем все, чтобы не повторить прошлого.

Еще раз тепло обнявшись, женщина погнала племянников в спальню своего факультета, а сама все-таки направилась к Северусу. Она знала, что он не заснет, пока не дождется. Дверь и в самом деле оказалась открытой. Воровато оглянувшись по сторонам, высматривая нежелательных свидетелей ее хождений, она прошмыгнула в кабинет Зельеварения. Еще не хватало, чтобы уже завтра все говорили, что министерская служащая ходит по ночам в кабинет профессора зелий.

- Ты где была, Беллс? – Взволнованно спросил Северус, ожидая ее за столом. Взмахнув палочкой, он наложил запирающее и антиподслушивающие заклинания.

Отмахнувшись от начавшегося допроса, Белла подбежала к мужчине и, закинув руки на его плечи, впилась в его губы страстным поцелуем. Конечно, Северус забыл обо всем на свете, соскучившись по этим ласкам. Стараясь не думать, что сейчас его целует какая-то Кортни Адамс, он закрыл глаза, представляя на ее месте настоящую Беллатриссу и крепко обнял ее за пояс, с охотой отвечая на поцелуй. Дальнейшие слова были не нужны. Все еще не прерывая поцелуя, Белла потащила его в смежную комнатку. Там, освободившись от одежды, влюбленные упали на диванчик, продолжая дарить друг другу такую необходимую им обоим ласку. Белла на мгновение даже пожалела, что выпила новую порцию зелья, ведь сейчас она хотела предстать перед возлюбленным самой собой. Но была опасность, что по дороге к кабинету зелий, ей мог кто-нибудь встретиться. Северуса, казалось, уже такая мелочь не волновала. Помогало еще и то, что в комнате было очень темно, ведь была ночь, и свет влюбленные не стали зажигать. Мужчина полностью сосредоточился на ощущениях, представляя перед собой возлюбленную. Решив, что раз его не волнует ее нынешняя внешность, то и ее не должно, Белла полностью отдалась любимым рукам.

- Мерлин, Беллс, как я скучал. – Пробормотал Северус, лежа на спине и пытаясь отдышаться после продолжительных любовных утех. Белла, словно тоже желая восполнить все ночи и дни, проведенные вдали от любимого, откликалась на долгие и волнующие ласки. Прислонившись спиной к груди мужчины, она расслабленно прикрыла глаза, растянув губы в блаженной улыбке. – Давай ты будешь приходить каждую ночь?

- Нет, милый, иначе нас однажды застукают. – Рассмеялась женщина.

- Да и плевать. – Отмахнулся Снейп, крепче прижимая к себе обнаженное и разгоряченное тело любимой. – Когда тебе было важно, что там о нас скажут другие. Мы оба свободные люди, можем делать, что хотим.

- Ага, а как потом этой Кортни? Для всех она водила шашни с Северусом Снейпом.

- Ну, Люц же хотел потом ей «подправить» память, чтобы она «помнила», что была в Хогвартсе. Может и дополнить, что встречалась со мной.

- О, я уже представляю себе перекошенное лицо Люциуса и его язвительное: «не могли потерпеть что ли?». – Еще больше развеселилась Белла, представляя себе недовольство родственника.

- Не могли. – Спокойно ответил Северус, зарываясь лицом в волосы любимой и вдыхая ее аромат. – Люц поймет. Я с ним поговорю.

- Нет, каждую все равно не смогу. – Все еще улыбаясь, ответила Белла. – Но приходить буду. Также ночью. Только уходить до рассвета придется, чтобы избежать нежелательных глаз. Кстати, что с твоей ногой? – Она поднялась и в темноте разглядела белую повязку, забинтовавшую левую ногу мужчины.

- Не смог я добраться до загадок профессоров. – Вздохнул Снейп, тоже садясь рядом. – Вход охранял огромный трехголовый пес. Он меня чуть не слопал, между прочим.

- Ох, любимый. – Промурлыкала женщина, даря мужчине «излечивающий» поцелуй. – Так не болит? – Усмехнулась она.

- Уже меньше. – Согласился Северус и повалил любимую обратно на диван, нависнув сверху. – Но, нужно провести еще пару исцеляющих сеансов, чтобы зажило окончательно. – Проворковал он, целуя участок на шеи любимой рядом с ключицей.

- Ну, раз надо. – Недолго сопротивлялась Белла, обнимая его в ответ. Поняв, что сейчас неподходящая атмосфера для серьезного разговора и обсуждения задания, она с готовностью откликнулась на ласку мужчины, решив сначала его «подлечить». С трудом расставшись под утро, Северус проводил любимую до дверей и, договорившись встретиться после уроков здесь же, но уже для обсуждения задания, отпустил ее в свою комнату, что ей выдели.


После уроков Северус и Белла снова заперлись в кабинете первого. Снейп подробно рассказал, какая была его первая попытка проникнуть в тайник Дамблдора и каких трудов ему стоило уйти оттуда живым.

- Все больше узнавая директора, я все больше убеждаюсь, что у него окончательно крыша поехала. – Замотала головой Белла. – А если бы кто-то из учеников случайно забрел туда?

- А я вот уже ничему не удивляюсь. – Скривился Северус. – В общем, Беллс, собственно, мне нужно эту псину миновать. Но, как на любое магическое существо, на него заклинания вряд ли подействуют в полную силу. Нужно его как-то «нейтрализовать».

- И какие идеи?

- Ну, нам все равно нужно в библиотеку.

- Ох, ну да, я забыла, что вы с Дианой те еще зануды, всегда шустрившие книги по любому поводу. – Недовольно скривилась Белла, как раз не очень любившая закопаться в пыльных страницах. – Конечно, где еще что-то узнать, как не в библиотеке?

- Да если бы не мы с Малфоями, то ни ты, ни твой кузен с сестрой никогда бы не закончили школу с хорошими оценками. – Усмехнулся Северус.

- Ой, медаль вам теперь выдать? Молодцы, нечего сказать. Не надорвались, нас за собой таскать? Типа мы напрашивались.

- Ай, не важно это уже. – Махнул рукой Снейп, не желая ссориться из-за такой мелочи. – Короче, хочешь-не хочешь, а придется, как сказал Люциус, шустрить библиотеку. И обе секции.

- Ох, и зачем я на это подписалась только? – Обреченно вздохнула Белла, хотя знала ответ. И Северус тоже, потому и довольно улыбнулся. – Ладно, идем сейчас?

- Во-первых, идем по отдельности. – Ответил Снейп, поднимаясь с дивана. – И во-вторых, да, сейчас. Я сейчас, а ты выжди какое-то время и приходи. Я сразу пойду в Запретную секцию, чтобы ее прошустрить. А ты в обычную. Не знаю, будет ли там что-то о змееустах, но, может, ты найдешь эту псину. А я, что найду в Запретной, тоже расскажу. Времени до Рождества у нас не так много, так что надо успеть.

- Надеюсь, у библиотекарши по-прежнему короткий язык и она не будет возникать, что мы каждый вечер оккупируем ее владения?

- А ей какое дело? Может, про любим читать.

- Ладно, если что, я ее на себя беру. – Махнула рукой Белла. – Иди, давай. Удачи, любимый.

- И тебе, родная.

Закрепив договоренность поцелуем, влюбленные разошлись. Северус, выскользнув за дверь, быстро направился в сторону школьной библиотеки. Белла, как и просил Снейп, просидела в каморке около получаса, а потом так же незаметно покинула кабинет зелий, двинувшись следом.

Библиотекарша мадам Пинс дремала за своим столом. Учеников вечером было мало, потому она, облокотившись локтем о поверхность стола, подперла щеку кулаком и тихо посапывала. Беллу такой факт очень обрадовал. Она довольно улыбнулась и быстро прошмыгнула мимо, приступив к поискам. Прекрасно освоив невербальную магию, благодаря учениям кузена, она вытащила волшебную палочку из специального крепления на запястье под рукавом мантии. Пройдя между двумя первыми стеллажами книг, она взмахнула палочкой и пошла к столу. За ней «поплыли» несколько фолиантов, а потом опустились перед ней на поверхность стола, раскрывшись на нужных страницах. Довольно усмехнувшись, Белла приступила к их изучению. Предварительно прихватив с собой пустые свитки и перо с чернильницей, она стала выписывать необходимую информацию, чтобы потом поделиться своими трудами с Северусом. Закончив с первой порцией книг, она взмахнула палочкой, и фолианты вернулись на место. Прихватив свитки с записями, женщина двинулась во второй проем книг и повторила манипуляции. Она осилила три прохода, когда ее окликнула мадам Пинс, сказав, что библиотека закрывается. Глянув за окно, Белла увидела, что уже почти ночь. Поблагодарив библиотекаршу, она улыбнулась и распрощалась.

Идя в свою комнату, Белла прижимала к себе свитки и перебирала в мыслях полученную информацию. Итак, первый день прошел не очень удачно. Ни о псе, ни о возможности передать способности змееуста она не узнала. А, значит, придется вернуться в библиотеку завтра вечером. «Надеюсь, что хоть Северусу повезет». Вздохнула она. «Если он что-то найдет, то мне хоть легче станет, а то я так до седин просижу за этими ужасными книгами. Не понимаю, как Диана и Сев могли там сутками заседать и радоваться». Но Снейпу в первый день тоже не повезло. Как утихомирить псину он не нашел, ровно как никакого упоминания о змееустах. Кстати, именно отсутствия информации о последнем, его удивляло больше всего. Даже в тех книгах, где были главы о змееустах, в самой книге напрочь отсутствовали. Нет, страницы не были вырваны, их просто не было. Но в оглавлении о них было упоминание, а пролистав до нужного места, главы просто не было, словно ее забыли подклеить в книгу. И так было в каждой. «Помнится, что во времена, когда я учился, главы о змееустах присутствовали». Задумался он, направляясь в свой кабинет. «Неужели Дамблдор все «подчистил»? Но ему зачем? Из-за Темного Лорда? Он явно не хочет, чтобы другие что-то знали о подобных Лорду. И зачем доброму дедушке скрывать эту информацию? Надо будет на Рождественских каникулах поговорить с Малфоями. Интересно, а как у Беллс дела? Может, хоть ей повезло. Хотя, если я в Запретной ничего не нашел, то в обычной точно ничего нет. Ну, может, про эту дьявольскую псину нашла?»


Гарри с Драко поднимались по лестничному пролету, направляясь на урок Истории Магии, когда неожиданно брюнет затормозил и посмотрел куда-то наверх, пытаясь там что-то высмотреть. Малфой проводил его взгляд, но, так и не найдя, что так заинтересовало кузена, решил выспросить это у товарища.

- Ты чего застыл, Гарри?

- Как думаешь, а как добраться до этого заброшенного крыла? – Отстраненно проговорил он, взглядом пытаясь пройти этот путь, прыгая с одного лестничного пролета до другого.

- И на кой нам туда? – Сначала не понял Драко, а потом его осенила догадка, и он в страхе распахнул глаза. – Нет-нет-нет. – Усиленно замотал он головой. – Даже не думай.

- Брось, тебе не интересно, что так ранило Северуса?

- Мы же обещали тете Белле, что не будем лезть. Если уж крестному там чуть не оттяпали ногу, то нас вообще слопают. Пошли на урок, и выкинь эту дурь из головы. – Он схватил кузена за рукав мантии и настойчиво потащил за собой. Гарри не сопротивлялся только потому, что ушел в свои мысли, обдумывая, как ему добраться до места назначения. – Жить ему надоело. – Бубнил Драко. – А мне вот не надоело. Вот скажу тете Белле, что ты задумал, она тебя быстро отговорит.

- Да мы только одним глазком. – Заискивающе улыбнулся Поттер-Блэк. – Как почуем опасность, так быстро оттуда ноги сделаем.

- Я сказал: даже не думай. – Остановившись, Драко напустил на себя всю серьёзность, на какую был способен и ткнул пальцем в грудь кузена. Но тот только одну бровь поднял, понимая, что другу уже некуда деваться, и он пойдет с ним. – И не надо на меня так смотреть. – Усмехнулся Малфой. – Это опасно, да и мы обещали.

- Ох, когда это для Малфой слово было весомым? – Фыркнул Гарри. – Я хозяин своего слова: сам дал, сам взял обратно.

- Ну, ты… - Запнулся от такой тирады Драко. – Права тетя Белла, в тебе больше крови Малфоя, чем любой другой. И как ты хочешь туда попасть? – Сдался он, поняв, что кузен все равно пойдет туда, но одного Малфой не хотел Гарри отпускать.

- Если лестница не начнет показывать характер, то есть один способ туда добраться. – Обрадовавшись, что товарищ его поддерживает, с охотой поделился с ним своими мыслями брюнет. – Попробуем сегодня вечером. После ужина.

- Ладно, все равно я тебя туда одного не отпущу.

- Я знал это, брат. – Обрадовался Гарри, хлопая Малфой по плечу.

Окончания уроков Поттер-Блэк дождался с огромным трудом. Часы для него тянулись нестерпимо медленно, а потом за ужином, он быстро молотил все, что под руку попадалось. Один раз Драко осадил его, прося сохранять приличия, и только тогда, извинившись с набитым ртом, Гарри успокоился и продолжил не спеша поглощать пищу. Все равно, пока кузен не закончит насыщаться, он никуда не пойдет. Так что все равно ждать именно блондина. Бросив взгляд на преподавательский стол, Гарри увидел, как непринужденно общается Белла в облике Кортни с Флитвиком. Коротышка явно начал питать симпатию к женщине, и той пришлось набраться огромного терпения, чтобы не послать его дальней дорогой сразу. Дамболдор же бросал на их парочку неприязненные взгляды, наверно, считал Филиаса предателем, что он «милуется» с министерской работницей, которая тут явно, чтобы попортить кровь самому директору. Правда, пока мисс Адамс не докладывала о своих наблюдениях и результатах опросов учеников, но она и не обязана была говорить ему. Она передаст всю информацию в свой отдел, тот рассмотрит и передаст дальше, а там дело и до совета дойдет. Дамблдору даже не хотелось думать, что служащая что-то смогла «накопать» на него. Угроза Люциуса Малфоя, которую он сначала не принял всерьез, оказалась очень даже реальной. «Чертовы Малфои. – В сердцах сокрушался он, переводя взгляд на Гарри Поттера-Блэк. – Вечно они мне мешают. Сначала эта Диана Малфой со своим мужем. Уверен, что именно она науськала его, отвратив от светлой стороны, что Сириус тоже стал Пожирателем. Потом они отняли у меня Избранного, воспитав его, как им нужно, что он стал совсем неуправляемым, прямо, как они. А теперь Люциус еще и заявляется ко мне в кабинет, как к себе домой и угрожает сместить меня. За племянника он переживает. Ага, как же. Давно Гарри Поттер его племянником стал? Он же всегда ненавидел до чертиков Джеймса. Об Лилиан вообще можно не говорить. Она для них всегда была грязнокровкой, недостойной жить. А тут их сын любимый племянник, за которого он так переживает. Просто им нужен Избранный, чтобы когда Том вернется, они бы его отдали своему господину, чтобы выслужиться. Они легко им пожертвуют, чтобы Том снова обрел величие. И как мне на это глаза самому Гарри открыть? Он ведь так верит, что его приемные родители его искренне любят и защищают. Ах, бедный, наивный ребенок. Как же тебя спасти из их загребущих и лживых рук?»

Гарри, наконец, дождавшись, когда Драко закончит трапезничать, вместе с кузеном отправились «на дело», не зная, какие мысли крутятся в голове Дамболдора. И не знали, что за ними внимательно наблюдала Астория Гринграсс. Увидев, что мальчики куда-то торопливо убежали, она толкнула локтем Пенси, что сидела рядом и допивала сок. Так получилось, что руку, в которой был зажат стакан с соком, и толкнула подруга. Облив свою мантию остатками сока, Паркинсон со злостью зашипела на подругу, но та отмахнулась от нее и шепнула, чтобы она следовала за ней. Девочке оставалось только зло прорычать, но все-таки последовать за подругой. Так, стараясь не срываться на бег, девочки вышли из Главного зала.

- Сюда. – Шепнула Астория, увидев, как за угол заворачивает Драко. Не желая упускать из виду однокурсников, блондинка потянула за собой подругу. Притаившись за углом, она увидела, как мальчики поднимаются по лестничным пролетам. На открытой площадке кузены могли их заметить, и Астория выругалась, понимая, что когда мальчики скроются на одном из этажей, подругам может не так повезти, чтобы нагнать их. – И куда они так спешат, интересно? – Прищурила голубые глаза Гринграсс, внимательно следя из-за поворота за телодвижениями однокурсников. – Походу они собираются пройти на последний этаж.

- Слушай, Астория, да какая разница, куда они там идут. – Вздохнула Пэнси. – Пойдем в гостиную, мне еще Заклинания делать.

- Нет, мы выясним, куда они пошли. – Быстро бросила на нее взгляд подруга, а потом снова посмотрела на мальчиков. Те уже миновали почти все лестничные пролеты. До нужного крыла им оставалось, чтобы еще две лестницы «подплыли» к ним. Сейчас они стояли почти на самом верху и ожидали, когда их «покатают». – Так, думаю, что нам можно незаметно миновать пару пролетов, а то потом мы можем не успеть добраться.

Схватив рукав мантии подруги, Гринграсс, пригнувшись и прячась за перилами, засеменила к первому пролету. Вначале им, действительно, везло, и лестница послушно «подплывала» к ним и позволяла подняться выше, но потом все пролеты словно сговорились и отказывались останавливаться на площадке, где ожидали девочки. Глянув наверх, Астория выругалась, не увидев однокурсников. Чуть не вывернув шею, она пыталась найти их фигуры, но они просто исчезли.

- Чертова лестница. – С досады топнула ногой Гринграсс. – Мы их потеряли.

- Ну, может, и к лучшему? – Робко спросила Пэнси, обрадовавшись, что их приключения кончились, так и не успев толком начаться. – Пойдем в гостиную.

- Пэнс, если ты еще раз попытаешься меня остановить, я тебя скину вниз прямо сейчас. – Пригрозила Астория. – Доберешься быстрее всех до подземелий. Уяснила? Вот и чудесно. – Довольно улыбнулась она, когда Паркинсон, испугавшись реализации угрозы, смогла только жалобно пискнуть и закивать в знак своей уверенности следовать за подругой, куда бы та не отправилась. – Теперь заткнись и быстро за мной. – Приказала подруга и, схватив Пэнси за руку, потащила за собой. Как раз лестница сжалилась над девочками и послушно притормозила у их пролета.

Быстро преодолев еще пару лестниц, они вновь были вынуждены остановиться. Астория уже ругалась на чем свет стоит на «чертовых магов, что за каким-то чертом заколдовали эти лестницы так, что затрудняют жизнь ученикам». Так быстро девочки еще не бегали. Стараясь преодолеть максимум пролетов, пока лестницы снова не захотели проявить характер, подруги, наконец, остановились у двери, куда по предположению Астории, могли отправиться однокурсники.

- Ну, сейчас мы все узнаем. – Довольно улыбнулась Гринграсс, открывая дверь. За ней оказался плохо освещаемый коридор. Заглянув, девочка не спешила заходить внутрь, всматриваясь в темноту на предмет опасностей. – Ну, вроде все тихо. – Пришла она к выводу и зашла внутрь. Пэнси, тяжело вздохнув, последовала за ней. – Что это за место? – Недоумевала Астория, двигаясь по коридору. Каждый шорох и неожиданно зажигающийся факел пугал ее, но она старалась сохранять тишину, так как неизвестно, как далеко ушли мальчики, а акустика тут была очень хорошая. Паркинсон же, чтобы не закричать, пришлось зажать рот. Но вот глаза она от страха раскрыла до невероятных размеров. Она вцепилась в руку подруги, словно та была единственной защитой для нее. Астория же была так занята осмотром местных достопримечательностей, что не замечала такие маленькие неудобства. Не успели они миновать и половины коридора, как услышали топот ног. И эти ноги, судя по всему, направлялись навстречу девочкам. Поняв, что это могут только Поттер-Блэк и Малфой, Гринграсс быстро юркнула в ближайшую нишу в стене и утащила за собой Паркинсон, предварительно зажав той рот, чтобы она неожиданным вскриком не выдала их присутствие.

- Быстрее, Драко. – Кричал Гарри, на всех парах пробегая мимо девочек и только оттого не заметивший их в полумраке.

- Твою ж. – Выругался Драко, тоже пробежав мимо. – Вот чтобы я еще раз тебя послушал, кузен…

Остальную угрозу девочки не услышали, потому что бегом коридор мальчики преодолели гораздо быстрее, чем пешком. По звуку открылась дверь, а потом она захлопнулась, и все стихло. Девочки медленно покинули свое пристанище.

- Очень интересно. – Пробормотала Астория, не зная, что и думать. – Чего они так бежали? Словно что-то ужасное увидели. Надо выяснить.

- Астория, а может, все же не надо. – Взмолилась Пэнси, радуясь, что отсюда ее скинуть в подземелье проблематично. – Они чего-то очень испугались. Бежали так, что только пятки сверкали. Мы бы последовали их примеру, а?

- Пэнси, не нуди. – Поморщилась Гринграсс, беря ее за руку и упрямо тяня в противоположную от двери сторону. – Я не для того так сложно сюда добиралась, чтобы просто так уйти так и не узнав, что тут забыли Блэк и Малфой. Отец говорит, что страх – недостойное чувство для благородного отпрыска такого рода, как Гринграсс. Не знаю, отчего перетрусили Блэк и Малфой, но я не такая трусиха. И ты тоже, Пэнс. Все, идем за мной. И не трясись так словно у тебя эпилепсия.

Поняв, что ее участь предрешена, Паркинсон оставалось только смириться и следовать за подругой. А Астория, словно действительно забыла, что такое страх, упрямо шла по направлению к тому месту, откуда дали такого стрекача Гарри и Драко. Коридор закончился, и девочки оказались перед массивной дверью. Поняв, что именно за ней находится то, что так напугало мальчиков, подруги замерли в нерешимости. Гринграсс уже хотела повернуть назад, но обернулась на Паркинсон. Пэнси дрожала, как осенний лист, а вот Астория говорила о своем бесстрашии. Она не могла повернуть назад, зная, что подруга потом будет насмехаться над ней, говоря, что та только хвалится, а самом деле удирает, когда пахнет жареным.

- Пошли. – Вскинула она подбородок, молясь, чтобы то, что так напугало ее однокурсников, уже само убежало куда-то или исчезло. Но надежды на эту удачу было мало. Подергав за кольцо, Астория поняла, что дверь заперта.

- Ох, закрыто. – Обрадовалась Пэнси. – Тогда пойдем.

- Но Малфой и Блэк как-то проникли внутрь. – Прошипела с досады Гринграсс. – Так откроем ее.

Она выхватила из-за пояса юбки волшебную палочку и направила ее на дверь, но тут сзади раздались шаркающие шаги, а потом до испуганных почти до седых волос девочек донесся скрипучий голос завхоза.

- Филч. – Еле слышно выпалила Астория и, схватив подругу за руку, потащила ее в ближайшую нишу в стене. Пэнси, удивляясь, как она еще не заработала сердечный приступ с такой подругой и ее желанием все про всех знать, почти не дышала, боясь, что старый сквиб услышит ее дыхание.

Рядом с нишей, где прятались девочки, зажегся факел, а шаги Филча становились все громче и ближе. Теперь уже и Гринграсс задержала дыхание, и даже на всякий случай зажмурила глаза, надеясь, что так она станет совсем незаметной. Но удача сегодня очень благоволила подругам. Филч, еще пошаркав поблизости, развернулся и стал отдаляться. Его голос становился все тише, а потом и вовсе прекратился. Выждав еще немного, для уверенности, девочки в очередной раз покинули свое пристанище.

- Ох, ушел. – Облегченно выдохнула Астория, все еще говоря еле слышно и всматриваясь в темноту коридора, куда прошаркал Филч. – Так, на чем мы остановились? – С готовностью повернулась она обратно к двери.

- Все, с меня хватит. – Выпалила Пэнси, потеряв всякое терпение и оттого вдруг вспомнив, что подруга над ней не властна. – Я иду в гостиную, а ты можешь делать, что хочешь. Если там что-то, что тебя съесть или разорвет на части, то ко мне в виде призрака не приходи. Я не виновата, ты сама сюда поперлась.

Высказавшись, Пэнси повернулась и быстро ушла следом за завхозом. Гринграсс, и не представляя, что у подруги есть свое мнение, глупо хлопала ресницами, смотря ей в след. Вскоре последний факел за ее спиной погас, оставляя Асторию совсем одну в огромном темном коридоре. О том, что Пэнси тоже добирается до вожделенной двери в таком же полумраке и так же одна, девочку не очень заботило. А вот то, что она здесь одна и не за кого будет спрятаться или бросить вперед, чтобы спастись самой, Гринграсс поняла сразу. Весь ее запал потух, как огонь, на который вылили бадью воды. Она попятилась от двери, а потом развернулась и побежала за подругой, показывая, что бегает она не хуже своих однокурсников.

- Знаешь, а ну эту дверь. – Как можно небрежнее сказала она, нагнав подругу. – Блэк с Малфой влезли в очередную неприятность. Им и разгребать. Я не хочу, чтобы нас кто-то застукал. Пойдем лучше в гостиную.

Пэнси только кивнула, мысленно отметив, что Гринграсс только с кем-то такая смелая, а как осталась одна, так уже не так стремиться дойти до конца. Удивительно, но спускались они быстро. Лестница, видимо, устала «бегать» от подруг, а потому быстро доставила их до нижнего пролета. Больше проблем у девочек не возникло, и они спокойно переместились в гостиную родного факультета. Никого там не было, все уже отправились по кроватям. Подруги, итак набравшись впечатлений, тоже не стали больше оттягивать столь приятное времяпровождение.


========== Глава 17 ==========


День перед Сочельником не стал исключением, и вечером Снейп с Беллой снова штурмовали школьную библиотеку. Женщина, уже чуть ли не воя от скуки и проклиная и это задание, и Люциуса, который задал им такую сложную задачу, со злостью листала фолиант, когда ее внимание привлекли тихие голоса, доносящиеся из Запретной секции. Один из голосов принадлежал Северусу, и Белла не могла понять, с кем ее возлюбленный мог говорить да еще в процессе поисков. Снейп очень не любил, когда его отвлекали от такого занятия, как чтение. Оставив раскрытые книги и свитки на столе, она поднялась со стула и крадучись направилась к Запретной секции. Когда голоса стали более различимые, она спряталась за одним из стеллажей и навострила уши. Северус говорил с Квиреллом, вот только что тут забыл профессор ЗОТИ?

- Сссеверуссс, ты что-то не торопишшься с выполнением задания. – С усмешкой говорил Квиррелл. Снейп же стоял рядом с очередной книгой в руках, пытаясь сохранять невозмутимость.

- Я работаю над этим, Квиринус. Разве не видишь?

- Ну, надо же, отличник сссвоего выпусска не сссправилсся ссс парой задачек?

- Да я до них даже не добрался. – Не выдержал и огрызнулся Северус, громко захлопнув книгу и сунув ее на стеллаж. – - Дамблдор поставил защищать проход в тайник огромную трехголовую собаку. Она чуть ногу мне не отхватила, когда я туда сунулся. Я ищу информацию, как мне угомонить этого стража.

- Трехголовый пёсс? – С интересом поднял одну бровь Квирелл, облокачиваясь о стеллаж. – Как интересссно. И где директор его раздобыл?

- Вот иди и спроси.

- Ты бы не хамил мне, Ссеверусс. – Предупредительно прищурил глаза профессор ЗОТИ. – От меня, как никак, зависсит, в каком ссвете ты предсстанешшь перед Лордом. Но, знаешшь, я не обижусссь, а даже ссделаю тебе подарок. На Рождессство.

- О, как мило. – Скривился Снейп, складывая руки на груди. – И что же за подарок?

- Решшение твоей проблемы, мой друг. К охране тайника же приложили руки вссе проффесссора школы. Правда, лесссник не професссор, но ему - Дамблдор очень доверяет. А ты знал, что Рубиуссс Хагрид питает ссслабость к разного вида магичессским ссуществам?

- Так псина его? – Раскрыл глаза Северус.

- И есссли кто и может знать, как угомонить его питомца, то это ссам хозяин, правда ведь? Удачи, мой друг.

И, развернувшись, он оставил ошеломленного Снейпа переваривать полученную информацию. Белла, затаившись за стеллажом, быстро повернулась спиной к проходу и сделала вид, что занята чтением какой-то книги.

- Добрый вечер, Кортни. - Как на шарнирах, Белла повернулась к Квирреллу, чувствуя, как от страха быть разоблаченной, неистово забилось сердце. Выдавив из себя улыбку, она поздоровалась в ответ. – Как поживает твоя матушка? – Миролюбиво улыбнулся мужчина. – Говорят, она приболела.

- О, да, есть немного. Но, думаю, скоро все нормализуется.

- О, надеюссь. Передавай ей мои ссамые наитеплейшие пожелания сскорейшего выздоровления. Приятного Сочельника, Кортни.

- И вам, спасибо. – Снова улыбнулась Белла, провожая взглядом уходящего профессора. Услышав, как он попрощался с библиотекаршей, женщина едва не сползла спиной по стеллажу, облегченно выдыхая.

- Что это было? - Снейп тоже слышал «милый» разговор между любимой и Квиреллом и прибежал, тоже испугавшись, что Квирелл мог знать настоящую Кортни Адамс. – Они, что, знакомы?

- Люциус обещал, что здесь меня никто не знает. – Пытаясь не паниковать, проговорила Белла, непослушными пальцами запихивая книгу обратно на полку. Но та, словно издеваясь, никак не хотела возвращаться на место. – Да черт. – Выкрикнула женщина, запустив злосчастным фолиантом в проем библиотеки. На ее крик тут же прибежала мадам Пинс и, увидев, как обращаются с ее «подопечными», гневно зыркнула на Беллу. Та виновато развела руками в сторону и пробормотала слова извинения. Библиотекарша подняла книгу и, поставив ее на место, ушла, попросив вести себя подобающе. Белла все-таки устало привалилась к стеллажу и прикрыла глаза. К ней подошел Северус и, притянув к себе, нежно обнял.

- Все хорошо, Беллс. – Прошептал он, целую любимую в висок. – Мы справимся. Он ничего не заподозрил. Ты молодец, не растерялась.

- Он же не мог увидеть… меня? – Еле слышно спросила Белла, пряча лицо на его плече.

- Нет, ни один даже самый могущественный маг не может различить под зельем истинный облик. – Улыбнулся Снейп. – А уж Квирелл… Может, Люц не знал, что Квирелл знаком с семьей мисс Адамс. Просто старайся лишний раз с ним не разговаривать. А если не удастся, то давай пространственные ответы и сворачивай разговор.

- Вот так влипла. – Выдохнула женщина. – Ладно, - добавила она, отстраняясь. Еще не хватало, чтобы кто-то случайно зашедший сюда, стал свидетелем таких нежностей – ты теперь знаешь, как попытаться усмирить псину. Как думаешь выудить эту информацию из Хагрида и где его вообще искать? - Дамблдор по приказу Люца убрал его из школы.

- Ну, зная, директора, далеко он его не убрал. – Усмехнулся Северус. – Скорее всего, это недоразумение переживает бурю в «Дырявом котле». Наведаюсь туда, естественно, инкогнито. Займусь этим прямо сейчас, чтобы времени не терять. Вечером отбываем в Малфой-мэнор. За Гарри и Драко Люциус отправит Калеба. Плохо, что мы ничего о змееустах не нашли, но будем надеяться, что Блэкам и Малфоям повезло больше.

- Да, встретимся вечером в Малфой-мэноре. – Кивнула Белла и, насладившись коротким поцелуем от любимого, осталась в библиотеке одна. – Удачи, милый.

А удача Северусу очень была нужна. Нацепив на себя неприметный плащ и надвинув капюшон как можно ниже на лицо, мужчина вошел в бар «Дырявый котел». Тут не было многолюдно, лишь несколько пьяниц, уже начавших отмечать Сочельник и Рождество. Хозяин сего заведения стоял у стойки и протирал грязной тряпкой не менее чистые бокалы. На приход Снейпа он почти не обратил внимания. Лишь замер на мгновение, осматривая нового посетителя, а потом вернулся к своему занятию, что-то насвистывая себе под нос. Осмотрев посетителей, Северус не увидел среди них Хагрида, и решил выяснить информацию у хозяина. Подойдя к барной стойке, он сел на один из стульев и жестом подозвал к себе мужчину.

- Чего желаете? – Облокотившись о стойку локтем, бармен выдавил из себя, наверно, самую гостеприимную улыбку, на которую был способен.

- Огневиски и некую информацию. – Немного хрипло, чтобы остаться неузнаваемым, ответил Северус.

- Ну, огневиски налью без проблем, а вот информация.. смотря какая и смотря… а, ну, другое дело, господин. – Как и предполагалось, горсть звонких монет быстро сделала из хозяина самого отзывчивого и открытого для общения человека. Быстро сгребая деньги, мужчина с готовностью наклонился к Снейпу, готовый дать ответы на все интересующие его вопросы. Стакан огневиски тоже был предоставлен щедрому гостю незамедлительно. – Что интересует господина?

- Интересует, не останавливался ли у вас полувеликан Рубеус Хагрид? – Отпивая из стакана и стараясь не скривиться от отвращения, что стакан явно не первой свежести, спросил Северус.

- А как же? – Обрадовался хозяин, что вопрос такой простой. – Он квартирует у меня. Я сначала удивился, что он здесь, ведь живет и работает при школе Хогвартс, но Рубеус сказал, что ему необходимо временное пристанище, мол, Министерство он чем-то не устроил, и директор попросил его временно отдалиться, чтобы не злить высокопоставленных лиц. А вам он зачем? – Заинтересованно спросил он.

- Поговорить хочу. Меня - Дамблдор прислал, сказал найти Хагрида и сказать, что он может возвращаться.

- О, так это чудесно, а то он мне, знаете ли, порядком надоел. – Еще больше обрадовался бармен, видимо, Хагрид и вправду его достал. – Кутит целыми днями, пьет беспробудно. Даже пару раз крупные драки затевал. Ему, видите ли, скучно. А мне потом убытки подсчитывать. – Сокрушался он. – Уж забирайте его, а то совсем плохо человеку… тьфу, полувеликану без занятия. А в школе он хоть при деле был.

- Да-да, непременно заберу. – Быстро отмахнулся Снейп. – И где он сейчас?

- В своей комнате. Второй этаж, комната 12.

- Отлично. Благодарю, мистер.

- Всегда рад. – Расплылся в подобострастной улыбке хозяин, а Снейп не стал больше рассиживаться и, соскочив со стула, быстро направился по указанному адресу. Поднявшись на второй этаж, Северус прошелся по коридору, по обе стороны которого находились комнаты для желающих отдохнуть. Подойдя к двери, на которой висела табличка с номером «12», Снейп постучался.

- И кого там черт принес? – Раздался недовольный голос полувеликана. Послышался топот, и дверь распахнулась, являя взору Северуса помятого и нетрезвого Рубеуса Хагрида. – Ты кто такой? – Грубо спросил лесничий, оглядывая незваного гостя. – Тебе чего надо?

- Меня - Дамблдор прислал. – Придерживаясь проверенной легенды, прохрипел пуще прежнего Северус, наклоняя голову, чтобы сильнее спрятаться за капюшоном. – У него возникли… некоторые проблемы с твоей собакой.

- А что не так с Пушком? – Округлил удивленно глаза Хагрид.

«Пушок?» Мысленно переспросил Снейп, удивляясь, как такое ласковое прозвище могли дать такому чудовищу.

- Да. – Кивнул он. – Пушок что-то совсем никого кроме тебя не слушается.

- Так я же, это, сказал, как успокоить Пушка. – Задумчиво проговорил полувеликан.

- Ну, может, забыл, раз послал меня к тебе, чтобы уточнить. – Как можно беззаботнее отмахнулся Снейп. – Не мог бы ты повторить.

- Да конечно, какой вопрос. – Рассмеялся Хагрид. – Слушай, а мне еще, это, вернуться, можно уже?

- Да, после Рождества. – Не моргнув и глазом, соврал Северус. – Но сначала Пушок.

- Ой, здорово как. – Громогласно выпалил полувеликан, видимо, действительно, заскучавший в «Дырявом котле». - Да, так вот, Пушок становится, как шелковый и засыпает под звуки зачарованной арфы, которая играет успокаивающую мелодию. После этого с ним можно делать, что угодно.

- Спасибо, Хагрид. – Довольно улыбнулся Снейп, радуясь, что его мучениям пришел конец и можно, наконец, проникнуть в тайник Дамблдора. – Всего хорошего, ты очень помог. Возвращайся в школу.

- Пока, незнакомец. – Весело помахал ему, точнее его удаляющейся спине, лесничий. Северус не стал больше испытывать судьбу и решил быстро уйти, пока его не разоблачили. Впрочем, Рубиус и так бы не догадался, даже будь перед ним сам директор. Здравый смысл и догадливость никогда не были сильными сторонами полувеликана. Как и у всех его сородичей, кстати.

Снейп быстро спустился на первый этаж и, воспользовавшись проходом в Косой переулок, переместился к входу в Малфой-мэнор. В школе ему пока было нечего делать: теперь нужно где-то раздобыть арфу, чтобы ее заколдовать. А потом с ней попытать удачи, наведывавшись к Пушку.

Родовой замок Малфоев снаружи и внутри уже был украшен к празднику. По этажам сновали домовики, заканчивая все приготовления. Северус скинул с себя плащ и, кинув его подбежавшему домовику, попросил сообщить Лорду Малфой о его приходе. Домовик низко поклонился и исчез вместе с плащом гостя. Северус по-хозяйски прошел в гостиную, главным украшением которой была, конечно, высокая и пушистая ель. Сделав себе заметку, что после разговора с другом, нужно пойти к себе домой, чтобы забрать подарки, Снейп сел на диван.

Люциус не заставил себя долго ждать и вскоре спустился с лестницы. Увидев друга, блондин подошел и ответил на крепкое рукопожатие Северуса.

- Я думал, ты придешь вместе со всеми на Сочельник. – Сказал Люциус, усаживаясь рядом с товарищем на диван. Домовик, подсуетившись, появился перед мужчинами с подносом, на котором стояли два стакана с огневиски и фрукты на закуску. Северус, обрадовавшись чистому стакану, с удовольствием взял один из бокалов и с довольным видом вкусил напиток, отмечая так же, что в «котле» его явно разбавляют.

- Да вот, решил сначала с тобой поделиться своими успехами. – Ответил Снейп, беря дольку апельсина. – Квирелл зашел на огонек, чтобы узнать, как я двигаюсь в выполнении его задания.

- Понятное дело, что Лорд его тоже торопит. – Согласно кивнул Малфой. – И как твои успехи?

Северус рассказал ему, что прежде чем взяться за разгадывание загадок других профессоров, ему нужно сначала угомонить трехглавого питомца Хагрида, добавив, какой «подарок» сделал ему Квирелл. Люциус, если и был удивлен таким «участием» со стороны профессора ЗОТИ, то виду не подал. Он внимательно выслушал весь рассказ Снейпа, а когда тот упомянул «знакомство» Квирелла с семьей Адамс, Малфой поднял брови вверх.

- Ну, я как-то не уточнял, у кого там с этой Адамс знакомства, но вот Квирелл… это странно. Никогда бы не подумал. Ну да ладно, ты сказал, что Белла вида не подала, и хорошо. Пусть на всякий случай обходит Квирелла по широкой дуге.

- Да, это я и сказал.

- В общем, Беллс все равно ничего не угрожает, она в школу уже не вернется, а с настоящей Адамс я «поработаю». Проблем не будет. Ладно, с псиной все ясно, думаю, с тем, чтобы добыть арфу у тебя не возникнет проблем?

- Нет, я после праздников ее куплю и отправлюсь к этому Пушку. Мерлин, это надо ж было дать такое прозвище такому монстру. – Фыркнул Северус.

- Да уж, у этого полувеликана, как и у его кумира директора, всегда были нелады с головой. – Подтвердил Люциус, скривившись. – А что по змееустам? – Спросил он, с наслаждением отпивая из стакана.

- То есть у тебя тоже ничего? – Удивился Снейп, раздосадованный, что друг тоже не нашел нужной информации.

- Ясно. Что ж, тогда одна надежда на библиотеку Блэков.

И в подтверждение его слов, камин вспыхнул зеленым пламенем, и через мгновение на ковре гостиной стояла Диана Малфой-Блэк. Увидев брата и лучшего друга, она довольно улыбнулась и села рядом, предварительно поздоровавшись с мужчинами. Те смотрели на нее в ожидании.

- Ну, жду поздравлений. – Усмехнулась женщина, беря с блюда гроздь винограда. – Если верить библиотеке Блэков, то способности змееуста можно получить только при рождении. Передать их можно, но сложно, только одним способом: при проведении ритуалов, основанных на обмене крови. Но в книгах написано и даже выделено крупным шрифтом, что змееусты никогда по своей воле не «делятся» своими способностями. Впрочем, можно и заставить, но что-то я не представляю Квирелла, который пытает своего Лорда, чтобы тот его благоденствовал.

- Да и тела, а значит, и крови у Лорда пока нет. – Поддержал ее брат. – У бесплотного духа напряжёнка с жидкостями в организме.

- Короче, мы опять пришли к началу. – Подвел итог Северус. – Квирелл как-то умудрился изучить змеиный язык, не контактируя со змееустом.

- Ну, мы же только о Воландеморте знаем такие подробности. – Подняла бровь вверх Диана. – А о Квирелле вообще ничего не было известно 11 лет. Может, он где-то познакомился с каким-нибудь змееустом и тот с ним «поделился» своей особенностью.

- В общем, тут тупик. – Разочарованно вздохнул Люциус. – Искать этих змееустов бесполезно, потому что они сами не распространяются о своей «изюминке», а по-другому их не вычислить. Ладно, выполнишь его задание, а там может он сам «разоткровенничается» на радостях.

- Кстати, что там у тебя с этими загадками? – Спросила Леди Блэк, и Северус пересказал ей все, что сказал до этого Люциусу. – М-да, Пушок – это… мило. – Усмехнулась она, тоже поразившись Хагридовской способности давать прозвища чудовищам. – А Квирреллу, видимо, совсем не хочется соваться в тайник самому, раз он даже снизошел до такого щедрого подарка.

- В любом случае, теперь все стало проще. – Отмахнулся Лорд Малфой.

- Ага, только мы до сих пор не знаем, как сделать так, чтобы оставить Квирелла с носом. – Фыркнул Снейп. – Нельзя отдавать ему зеркало и, тем более, философский камень.

- Придется его убить. – Сказал блондин.

- Мы же решили через него добраться до Воландеморта. – Напомнила Диана, удивленно смотря на брата. Северус тоже вопросительно посмотрел на друга, не понимая, почему он вдруг передумал.

- Бросьте, ничерта он нам не скажет и к Лорду не отведет за ручку. – Огрызнулся Люциус, поднимаясь на ноги и, отойдя к камину, сосредоточенно посмотрел на огонь. – Использует, чтобы выполнить задание Лорда, а потом помашет ручкой и поминай, как звали. Он не доверяет нам и, к слову, правильно делает. Поэтому ты, Сев, доберешься до тайника Дамблдора, а если Квирелл увяжется за тобой, убьешь его. – Приказал он, повернувшись к другу.

- Нет. – Вскочила на ноги Диана, даже загородив собой лучшего друга. Она упрямо сжала губы и с вызовом воззрилась на брата.

- Что «нет», Диана? – Спокойно переспросил блондин. – Предлагаешь оставить одного из самых верных Лорду Пожирателя на свободе, чтобы тот помог своему господину воскреснуть?

- Северус не возьмет на себя его убийство. – Четко ответила женщина.

- Мерлин, сестренка, сейчас не до твоего человеколюбия. – Устало вздохнул Люциус, прикрывая глаза. – Не убьем мы его, он потом не засомневается, убив кого-то из нас.

- Да это чертов Квирелл. – Выпалила Диана. – Извечный трус и лизоблюд. Ты, серьезно, думаешь, что он может представлять для нас серьезную опасность? Сев, - отвернувшись от брата, она посмотрела на Снейпа, который, по привычке, никогда не лез в ссору между братом и сестрой Малфой. Живее и здоровее будешь – оглушишь его, можешь легонько покалечить, но не убивать. Все равно он слишком боится Воландеморта, чтобы вернуться к нему, так и не выполнив задания. Да и выяснять отношения он тоже не придет. Скорее всего, закопается где-нибудь, где он уже прятался 11 лет. Более мы о нем не услышим.

- О, Мерлин Великий. – Снова вздохнул блондин. Он считал, что нет человека – нет проблемы.

- Ты меня понял, Северус? – С нажимом спросила Леди Блэк, многозначительно смотря на брюнета.

- Хорошо, Диана. – Как всегда, не смог противиться ее просьбе (или приказу) Снейп.

Люциус только цокнул языком, мол, кто бы сомневался, что ты не сможешь устоять. Диана, довольная, что ее послушались, села обратно, благосклонно смотря на лучшего друга. Северус украдкой глянул на Лорда Малфой, но тот не
стал настаивать на своем.

- Ладно, раз уж мы все решили, то позвольте мне откланяться. – Поднялся со своего места Снейп. – Я приду в Сочельник, как и договаривались. До встречи, Малфои. – Игриво подмигнул он и вскоре скрылся в зеленом пламени камина.

- Диана, я не верю, что ты вдруг озаботилась здоровьем Квирелла. – Сказал спустя какое-то время Люциус, поворачиваясь к сестре. Диана уже и забыла, как иногда терялась под проницательным взглядом блондина. Сейчас он, как никогда, походил на их отца Джона Малфоя. От этого взгляда нельзя уйти или попробовать его обмануть. Вот и сейчас женщина вздохнула, смотря в серые, как свои, глаза Лорда Малфой.

- Ты знаешь, что я всегда была против ненужных жертв… - Начала бала она, но Люциус недоверчиво усмехнулся, подтвердив соображение, что обмануть его не удастся. – Ох, я просто не хочу, чтобы у Северуса были проблемы. – Сдалась Диана. – - Дамблдор только и ждет, когда мы оступимся, чтобы избавиться от нас. И если Северус использует Аваду, а его палочку захотят, вдруг проверить, то его тут же посадят в Азкабан за использование Запрещенного заклятия. Ты хочешь, чтобы Сев составил компанию какому-нибудь МакНейру и другим? Из-за такого ничтожества, как Квирелл, не нужно рисковать. Пусть нейтрализует и хватит с него. Он для нас не опасен.

- Да, что-то такое я и предполагал. – Протянул Люциус, садясь рядом с сестрой. – Что ж, ты права. Не нужно давать директору и его ордену лишний повод радоваться. Раз - Дамблдор взял Квирелла на работу, то он его «оправдал», а вот мы у него, как кость в горле. Не знаю, отчего - Дамблдор решил, что ему удастся влиять на Северуса, взяв его в школу, ведь наш друг скорее даст себя убить, чем предаст меня, и уж тем более тебя. Но сейчас наш дедушка понял, что совершил ошибку, и стоит Северусу совершить необдуманный поступок, как директор тут же им пожертвует, не моргнув и глазом. Кроме нас самих о нас никто не побеспокоится. Знаешь, я вот уже не восторге, что Северус там один. Конечно, без него и нашим детям придется худо, но мне кажется, что наш друг один не справляется. Не дай Мерлин у нас не получится избавиться от Лорда, пока он не воскрес окончательно, а потом он точно примется за Гарри в полную силу. Нужно придумать запасной план на случай нашего фиаско.

- Например? – Нахмурилась Диана, отмечая, что мыслят они с братом одинаково, погодки все-таки. Почти близнецы. Она тоже в последнее время стала задумываться, чтобы дополнительно обезопасить старшего сына, раз уж он является главной мишенью Волан де морта. Да, Сириус подарил Гарри кольцо, настроенное на быстрый перенос в родовой замок, но ситуация может сложиться по-разному. Вдруг, он потеряет кольцо или у него его отнимут.

- Я думаю над этим. – Вздохнул Люциус. – Но как идея начать тренировать наших детей, чтобы они могли постоять за себя самостоятельно и при случае прикрыть друг друга.

- Они же совсем дети, Люци. – Вспыхнула женщина, на глаза которой вот-вот были готовы навернуться слезы. – Мы в его возрасте…

- Диана, нам повезло, если вообще такое слово уместно, застать войну в уже взрослом возрасте. – Грозно свел брови к переносице Лорд Малфой. – А Гарри уже сейчас на прицеле у Волан де морта и его приспешников. Или тебе напомнить, что далеко не все верные Пожиратели попали в Азкабан? Сегодня это всего лишь Квирелл, а завтра? Гринграсс? Кэрроу, у которого вообще крыша отсутствует, как факт? Эйвери? Нотт?

- Достаточно. – Не своим голосом взревела Диана, все-таки не удержав слезы. Впервые Люциус увидел, что вместе с кровью своего мужа, сестренка унаследовала и темную ауру. Но, в отличие от урожденных Блэков, аура Малфой-Блэк была нестабильной и не такой плотной. Она, словно плащ, развивалась вокруг женщины. Мужчина инстинктивно отодвинулся назад, надеясь, что сестра сможет вернуть себе самообладание. Диана, тоже удивленная, что способна на подобное, прикрыла глаза, успокаиваясь. Аура исчезла, а Леди Блэк села обратно. – Я так хотела, чтобы это все Гарри вообще миновало. Он ведь совсем ни в чем не виноват. Он просто мальчик. Почему так несправедливо, Люци? – Подняла она на брата глаза, полные слез. Люциус со времени ее свадьбы с Сириусом не видел такой боли в ее глазах. Тогда Джон довел ее до слез, напомнив о погибшей матери, которую брат с сестрой не знали. Как и тогда он прижал рыдающую сестру к своей груди и, обняв за плечи, позволил ей выплеснуть эмоции. И Диана с удовольствием воспользовалась его услугой, забравшись на диван с ногами и, дав волю слезам, уткнулась в плечо мужчины. Прижавшись щекой к макушке сестры, Люциус принялся шептать что-то бессвязное, но успокаивающее. Через некоторое время Диана стала успокаиваться, только изредка хлюпая носом и всхлипывая. Но теплые объятия не торопились разрывать ни брат, ни сестра.

- Я обещаю тебе, Диана, что никто и никогда не причинит вред твоему сыну и моему племяннику. – Уверенно заявил Люциус, целуя женщину в макушку и крепче прижимая к себе. – Уверяю тебя, что я даже выступлю напрямую против Воландеморта, чем позволю ему даже близко подойти к Гарри.

- Ты впервые назвал его Воландемортом. – Хихикнула Диана, уютно устраиваясь на груди брата и обхватывая его за пояс.

- Знаешь, а ты права, ну эти предрассудки. – Неожиданно улыбнулся Лорд Малфой. – Сначала я осуждал тебя и Блэка, что вы так бесстрашны перед ним, а потом подумал, какого черта, я не буду его бояться, как наш отец. И никогда не предам семью, чтобы спасти свою шкуру. Я никогда не прощу себе, если отдам Драко Волан де морту, как наш отец отдал нас. Мой сын никогда не повторит моих ошибок. Если так случится, что война неизбежна, то мы открыто выступим против этого самозваного господина. Он ведь всего лишь поганая грязнокровка. Да, пусть сильнее, чем остальные, но и он не всемогущий. Я верю, что у нас хватит сил ему противостоять. И всем, кто встанет рядом с ним.

- Я люблю тебя, братик. – Улыбнулась Диана. – И я тоже верю, что нам удастся справиться со всеми врагами, которые встанут у нас на пути. Я им даже очень не позавидую, если они рискнут.

- Я тоже тебя люблю, сестренка. – Чмокнул ее в макушку Люциус. – Знай, что я несмотря ни на что всегда буду тебя любить. И всех членов нашей большой семьи. И я всегда буду до последнего вздоха защищать всех вас.

- Надеюсь, что это все-таки не понадобиться. – С неохотой отстранившись, Диана посмотрела в глаза брата.

- Дай Мерлин, чтобы так. – Улыбнулся мужчина, вытирая почти высохшие дорожки слез с лица сестры. – А ты больше не плачь, а то мне хочется, как твоему Блэку бежать всех убивать, кто тебя обижает.

- О, вот и вернулся мой любимый братик. – Усмехнулась женщина, отметив, что Люциус, как всегда не мог не сказать что-то саркастическое о Сириусе.

Лорд Малфой на это только улыбнулся и поцеловал сестру в лоб.

- Скоро должны прибыть гости и дети. – Сказала Диана, опуская ноги на пол и пододвигаясь к столу с фруктовым блюдом. – Тебе нужна еще помощь в подготовке к празднику?

- Нет, домовики почти со всем справились. – Ответил Люциус, отталкиваясь от спинки дивана, где они удобно устроились в их минутку нежности, и тоже пододвигаясь к столу. Позвав Калеба, он показал на свой пустой стакан из-под огневиски, и домовик, поняв хозяина без слов, щелкнул пальцами, наполняя стакан по новой. Когда Калеб, поклонившись, исчез, Лорд Малфой взял свой стакан и отпил из него. – Иди, прихорашивайся к празднику, а я буду ждать сына и племянника. – Сказал он сестре. – Когда домовики закончат, я отправлю Калеба за ними.

- Хорошо, братик. – Улыбнулась Леди Блэк и, чмокнув брата в щеку, подошла к камину, а потом исчезла в зеленом пламени, оставляя мужчину одного.

Правда, один он был недолго. Словно ожидая за углом, в гостиную зашла Нарцисса Малфой. Люциус поднял на нее взгляд и улыбнулся. Леди Малфой уже была готова к празднику. Она одела атласное изумрудное платье с рукавами до локтей, одев на себя в тон наряду комплект ювелирных украшений. Свои волосы она убрала в элегантную высокую прическу, выпустив пару прядей у висков. Улыбнувшись в ответ, женщина подошла к дивану, на котором разместился муж, и уже хотела присесть рядом, но Люциус озорно потащил ее к себе на колени, нежно поцеловав за ухом.

- Ты игривый сегодня. – Нежно улыбнулась ему Цисса, уже и забыв о таких проявлениях нежностей от супруга. – Что-то случилось хорошее?

- Да, скорее наоборот. – Ответил Лорд Малфой, проводя костяшками пальцев по скуле жены. – Впрочем, есть сдвиг в задании Северуса, а вот со змееустами полный провал. Никак Воландеморт не мог «передать» Квиреллу свою особенность.

- О, он теперь у нас Вол… деморт? – С трудом, но все же рискнула почти выговорить имя Темного Лорда женщина, удивленно смотря на любимого.

- Да, Цисса, мы не боимся называть эту грязнокровку по имени. – Усмехнулся Люциус, тоже чувствуя, что зря раньше испытывал такой трепет перед именем Лорда.

- О, а я уж думала, что ты напился. – Улыбнулась Цисса, кивая на ополовиненный стакан с огневиски.

- Ты знаешь, что чтобы я напился, мне нужно выпить гораздо больше, чем два стакана.

- Значит, скоро Сев попадет в тайник Дамблдора? – Спросила женщина и, дождавшись согласного кивка от Лорда Малфой, продолжила: - А что потом? Мы так и не выяснили, на кой директору сдалось это зеркало? К тому же что делать, если и камень там? Квирелл же захочет его получить.

- Ну, с последним разобрались. Северус его нейтрализует и смоется со всем добром. Сам по себе Квирелл ничего из себя не представляет, и к своему господину не рискнет сунуться, чтобы отомстить, ведь он провалил задание, а приз достался другому. А вот с зеркалом, действительно, нужно придумать, что делать. Вот только сам добрый дедушка с нами вряд ли поделится, на кой ему зеркало. Будем надеяться, что узнаем со временем. Смотрю, ты уже готова к празднику? – Улыбнулся Люциус, сворачивая тему. – Ты прекрасна, Цисси. Я, пожалуй, тоже пойду, переоденусь. Скоро начнут прибывать гости. Пошли Калеба за детьми, когда домовики закончат с убранством.

- Хорошо, милый. – Улыбнулась Леди Малфой, поднимаясь с колен мужа, чтобы он смог удалиться в спальню, чтобы переодеться. Поцеловав любимую в уголок губ, мужчина оставил ее одну. – Надеюсь, нам всем не придется жертвовать собой, чтобы защитить своих близких. – Пробормотала Цисса, смотря в огонь камина. Она слышала конец диалога мужа и его сестры.


========== Глава 18 ==========


По случаю праздника Люциус Малфой «открыл» камин в гостиной мэнора в свободный доступ. Праздник обещал быть веселым и насыщенным на подарки и сюрпризы. Чета Малфоев, и без того празднующая все значимые даты, в Рождество решила развернуться во всю ширь. Огромная елка, сверкающая украшениями и почти доверху обставлена всевозможными пакетами и коробками с подарками, предназначающиеся детям и взрослым. Домовики, не уставая, сновали вокруг стола с гостями, обновляя закуски и напитки в бокалах. За столом царила праздничная добродушная атмосфера, словно все присутствующие решили на время забыть, что возможно возвращение их главного врага. Впрочем, взрослые специально не поднимали насущных тем, чтобы не омрачать детям такой светлый и самый главный праздник в их жизни.

- Знаешь, Гарри, когда Сиря написал мне, что ты поступил в Слизерин, я сначала подумал, что он меня разыгрывает. – С веселой улыбкой сказал Ремус, подмигивая другу. – Но, даже несмотря на то, что мы оба, как и твои настоящие родители, выпустились из факультета Гриффиндора, главное, чтобы тебе было комфортно в школе. И не важно, на каком ты факультете.

- Мне очень нравится на Слизерине. – Горячо заявил мальчик. – И, главное, там меня не достанет наш директор со своими наставлениями. Да и Северус в обиду не дает.

- Ну, во-первых, это моя обязанность, как твоего декана. – Усмехнулся Снейп. – А во-вторых, твоя мать с меня шкуру снимет, если с тебя хоть волос упадет.

- Я рада, что ты меня правильно понял, когда я просила тебя «присмотреть» за сыном. – Растянула Диана в кровожадной улыбке губы, что Северус инстинктивно попятился, хотя и сидел напротив и их разделял большой стол.

- Да, у вас всегда были «нежные» отношения. – Улыбнулась Белла. – А если честно, то я, Северус, тоже могу забыть, как тебя люблю, если ты не усмотришь за племянником. Но в следующем году у тебя прибавится работы, потому что к Гарри присоединится Алексис, да, милая? – Добавила она, переводя взгляд на единственную племянницу.

- Да, думаю, выбора у меня нет. – Вздохнула девочка, украдкой смотря на отца.

- Просто так будет лучше, дорогая. – Ободряюще улыбнулась Нарцисса. – Тебе лучше держаться рядом с братьями, потому что в Гриффиндоре тебя будут настраивать против них. Увы, но мы через это проходили и знаем, что говорим. Мы хотим, чтобы вас эта вражда между собой миновала.

- Если шляпа даст тебе выбор, то ты сама ее попроси отправить в Слизерин. – Подсказал Гарри сестре.

- Ну, это она тебе выбор дала из-за того, сколько в тебе крови намешано. – Усмехнулся Драко. – А, думаю, с Маркусом и Элли проблем не будет.

- Да, думаю, будет самым верным решением, если вы все втроем будете держаться вместе. – Кивнул Ремус, внимательно смотря на притихшего лучшего друга, что очень странно для него. Сириус не участвовал в обсуждении, словно уйдя в свои мысли.

Закончив с основными блюдами, присутствующие приступили к десерту. Дети, подхватив тарелки, удалились в спальню Драко, чтобы пообщаться в своей компании, а взрослые смогли, наконец, обсудить главные темы. Увы, не настолько радостные.

- Невероятно, что Дамблдор принял Квирелла на должность профессора. – Вздохнул Люпин. – Нет, он всегда был терпим не к тем, кто заслуживает, но звать бывших Пожирателей в школу, где учатся дети, это уже недопустимо.

- Я как бы тоже бывший Пожиратель. – Усмехнулся Снейп. – Для всех. И Квирелла так же оправдали, как и всех нас. Так что, собственно, ни для кого не стало сюрпризом утверждение его на должность. Правда, вот уж на ЗОТИ я бы его точно не принял. Хотя, кому как не Пожирателю знать все о темных искусствах.

- Да, у нашего директора всегда было специфическое чувство юмора. – Фыркнул Люциус.

- Да с мозгами у него всегда были проблемы. – Впервые подключился к разговору Сириус. – Прощай на здоровье, если ты для всех хочешь таким хорошим выглядеть, но подпускать к пусть и оправданному преступнику детей это вообще не дело. Я, как представлю, что этот Квирелл каждый день общается с Гарри, так готов ему глотку разорвать.

- Я слежу за ним, Блэк. – Напомнил Северус.

- Ну да, я спокоен. – Фыркнул Лорд Блэк.

- Так, давайте не будем сейчас ссориться. – Попросила Диана, чувствуя назревающую ссору. – И Гарри ничего пока не угрожает. Квирелл занят этим философским камнем.

- А что потом? – Повернулся к ней Сириус.

- Блэк, тут как бы не только ты переживаешь за Гарри. – Встрял Люциус. – И не надо раньше времени паниковать. Пора уже смириться, что ты не сможешь оберегать его 24 часа в сутки. Толку сокрушаться о сложившейся ситуации? Да, так случилось, что для всех Гарри чертов Избранный. Все смотрят на него, как на Миссию, который должен избавить мир от зла. Он, как живая мишень для Волан де морта и его приспешников. Конечно, никто тут не верит, что Квирелл исправился и раскаялся. Но мы не можем запереть Гарри, пока не разберемся с Воландемортом. Слава Мерлину, сейчас Гарри ничего не угрожает. А что будет потом, мы разберемся потом.

- Да, конечно. – Скривился Блэк. – Разберемся.

- Ремус, ты лучше скажи, ты снова собираешься в путешествие после Рождества? – Перевела тему Диана, поворачиваясь к другу мужа.

- Да, я хотел бы еще несколько мест посетить. – Улыбнулся оборотень.

- Ну, посети, раз так тянет. – Ответила Леди Блэк. – Но знай, что мы всегда будем тебя ждать.

- Да, я всегда буду помнить, как вы с Бродягой помогли мне после школы. Если бы не вы, не знаю, что бы со мной было.

- Лунатик, а как иначе? – Подключился к беседе Сириус и, подняв бокал, отсалютовал присутствующим. – За дружбу.

- За дружбу. – Поддержали его все остальные, так же подняв свои бокалы.

Пообщавшись еще немного, наслаждаясь приятными напитками, друзья стали расходится по домам, забрав свои подарки. Наследники рода Блэк, так же забрав свои подарки, поблагодарили хозяев за угощения, отбыли со своими родителями. Была глубокая ночь, потому Маркус с Элли были незамедлительно отправлены в свои постели. Гарри тоже уже собрался отбывать в царство снов, как дверь его комнаты открылась, и вошел Сириус, держа в руках какой-то сверток. Мальчик удивленно замер, так и не одев до конца пижамную рубашку.

- Гарри, у меня для тебя персональный подарок. – С озорной улыбкой проговорил Лорд Блэк, подходя к старшему сыну.

- Но вы с мамой уже подарили мне прекрасные подарки.

- Этот, можно сказать, от твоего настоящего отца. – Сказал Сириус, протягивая сверток.

Гарри аккуратно принял подарок и, сев на кровать, развязал завязки и в нетерпении развернул обертку. Внутри блестящего свертка обнаружилось что-то вроде плаща. Ухватившись за легкую и мягкую ткань, брюнет вытащил ее из свертка.

- Мантия? – Удивленно переспросил Гарри, смотря на красивую и даже переливающуюся накидку.

- Одевай. – Подтолкнул его к действию Сириус, садясь рядом.

Мальчик взмахнул мантией и, накинув на плечи, закрепил застежку под горлом. Но, оглядев себя, он не увидел своего тела, которое полностью скрыла мантия. Удивленно посмотрев на приемного отца, он увидел, как Сириус довольно улыбается.

- Но как? – Выпалил Гарри, дергая себя за мантию. Та, приоткрыв на мгновение часть тела брюнета, снова скрыла его.

- Это мантия-невидимка Джеймса. – Пояснил Лорд Блэк. – Так сказать, наследие рода Поттеров. Передавалась из поколения в поколение от отца к сыну, а теперь она по праву твоя. Сам решай, как ее использовать, но нам она помогала веселиться. Ну, и именно благодаря этой вещице, мы с твоей мамой могли встречаться, не боясь быть разоблаченными, когда нам запрещали быть вместе. – Вспомнил он с улыбкой, как мантия прятала их с Дианой от посторонних глаз.

- Да, полагаю, оставаться невидимым очень даже пригодится. – Обрадовался Гарри и, сняв мантию, бережно отложил в сторону. – Спасибо, пап. – Сердечно поблагодарил он мужчину, крепко обнимая.

- Как я уже сказал: она твоя по праву. – Улыбнулся Сириус, отвечая на объятие. – Но это еще не все. – Добавил он, кивая на сверток.

Мальчик, разомкнув объятие, снова заглянул в сверток. Там, сложенным вчетверо, лежал пергамент, судя по виду, пожелтевший от времени. Взяв в руки пергамент, Гарри развернул его и обнаружил, что он абсолютно чистый. Удивленно подняв брови, брюнет посмотрел на отца. А тот, достав из пояса брюк свою волшебную палочку, приложил к пергаменту ее кончик.

- Торжественно клянусь, что замышляю только шалость. – Четко произнес он слова пароля.

И, повинуясь ему приказу, на пергаменте стали проступать линии, вырисовывая карту школы Хогвартс. Гарри, открыв рот, в восторге смотрел, как квадратики линий превращаются в гостиные и кабинеты. А потом стали появляться точки, подписанные именами людей, которые сейчас находились в стенах школы. Пока это были учителя и несколько учеников. Посчитав, что старший сын достаточно оценил все преимущества карты, Сириус снова приложил кончик своей палочки к поверхности пергамента и произнес:

- Шалость удалась.

И все линии и точки стали медленно исчезать, пока лист пергамента снова не стал девственно чистым. Гарри медленно поднял взгляд на улыбающегося родителя.

- Пап, это же настоящий клад. – Выдохнул он, и внутри его глаз зажглись знакомые огоньки.

- Я знал, что ты оценишь. – Взъерошил мужчина и без того лохматые волосы мальчика. – Используй эти подарки с умом. И береги их, потом передашь по наследству своим детям, как я тебе по просьбе Джеймса.

- Пап, у меня нет слов. – Чуть не прослезился Гарри, снова заключая отца в крепкие объятия, кладя голову на его плечо.

- Ладно, ложись спать. – Сказал Лорд Блэк, отпуская старшего сына.

Гарри с готовностью кивнул и, убрав карту в сверток с мантией, положил его рядом с чемоданом, чтобы не забыть забрать подарки в школу, быстро забрался под одеяло. Сириус пожелал ему приятных снов и вышел из спальни. Почему-то он был уверен, что сыну очень скоро понадобиться этот подарок.

Диана ждала мужа в их спальне. Когда Сириус рассказал ей, что хочет подарить старшему сыну мантию Джеймса, она восприняла это, на удивление, положительно. Женщина считала, что дополнительная возможность «улизнуть» незамеченным очень была необходима Гарри. Учитывая, что к нему обращено повышенное внимание в стенах школы.

- Ну, ему понравилось? – С улыбкой спросила она, когда Сириус зашел в их комнату.

- Естественно. – Усмехнулся мужчина. – Я даже заметил знакомые огоньки в его глазах. Совсем, как у Джеймса, когда мы затевали какую-то шалость.

- Полагаю, ты ему объяснил, чтобы он пользовался вещами только по необходимости? – Напряглась Диана, даже боясь представить, что может натворить старший сын, если в нем забурлит кровь Поттера и Блэка.

- Милая, ну, он сам решит, как использовать мантию. – Ответил Сириус, забираясь на кровать к жене. – Знаешь, я тут вспомнил, как мы их использовали. Здорово же было, правда?

- Вот умеешь ты уйти от вопроса, когда отвечать не хочешь. – Улыбнулась Леди Блэк, чувствуя настойчивые губы и руки любимого, что уже дарили ей невероятные ощущения. Супруг только довольно улыбнулся, подтверждая правильность ее слов.


Рождественские праздники закончились, и студенты Хогвартса вернулись в родную школу, чтобы продолжить обучение. Хогвартс снова наполнился шумными студентами, между собой делясь, как были проведены рождественские каникулы. Разобрав свои чемоданы, ученики поспешили на ужин. После, выслушав очередную речь от директора, все стали разбредаться по своим гостиным, чтобы хорошо выспаться, ведь с утра снова начинались учебные будни.

Но Гарри не спалось. Он поворочался на своей кровати, смотря в потолок. Он вспоминал рассказ тети Беллы, о том, что именно хочет получить Воландеморт с помощью Квиррелла. Философский камень. Да еще и какое-то зеркало, чья особенность вызывала у мальчика живой интерес.

«Надо бы побольше узнать об этом камне. – Думал Гарри. – И мантия с картой так вовремя. Отец словно знал, что она может мне понадобиться. А почему бы?.. Все равно не усну ведь».

Решившись, он встал с кровати и, достав свой чемодан из-под кровати, положил его рядом с собой на кровать. Оглянувшись и прислушавшись, он убедился, что остальные однокурсники крепко спят и, прокрутив колесико с кодом, набрал нужную комбинацию цифр. Замочек глухо щелкнул, открываясь перед хозяином. Гарри, еще раз всмотревшись в темноту спальни, выудил из-под запасных мантий вожделенный сверток. Как назло обертка свертка шуршала особенно громко или так показалось Поттеру-Блэку. Прошипев сквозь зубы от досады, брюнет попытался как можно быстрее вытащить мантию-невидимку и карту. На его удачу, на шорох никто не проснулся. Облегченно выдохнув, Гарри убрал обратно чемодан и, накинув на себя мантию-невидимку, подхватил карту и волшебную палочку. Только после этого, аккуратно открыв дверь, он выскользнул в гостиную и осмотрелся. Но сегодня никто не страдал бессонницей, и в гостиной факультета Слизерин никого не было. Гарри довольно улыбнулся и быстро покинул гостиную. Там, активировав карту, он всмотрелся в прочерченные линии. Все учителя и ученики были в своих комнатах и гостиных. Воодушевившись возможностью погулять невидимым и никем не обнаруженным, мальчик быстро направился прочь от гостиной.

Ночью замок выглядел еще более древним и волшебным. Маги на портретах сладко дрыхли, в коридорах было безлюдно. Самое раздолье, чтобы погулять. Правда, один раз Гарри чуть не столкнулся с завхозом Филчем в компании со своей облезлой кошкой, но сквиб мальчика не заметил, и тому удалось нырнуть в ближайший поворот и миновать опасность.

Но не только Гарри не спалось этой ночью. Даже не глянув на карту, брюнет бесстрашно повернул за очередной угол и чуть нос к носу не столкнулся с Квирреллом. Тот, стоял, подпирая стену и явно кого-то ждал. Он на мгновение скользнул взглядом по невидимому Гарри и чуть наклонил голову, словно мог видеть мальчика. Подумав, что мужчина мог услышать его дыхание, Поттер-Блэк закрыл рот ладонью и затаил дыхание. Но тут из-за другого угла вышел Снейп, и Квирелл переключил все свое внимание на коллегу. Притаившись на всякий случай в нише, Гарри решил узнать, зачем профессора встречаются.

- Ну, как уссспехи, мой друг? – С усмешкой спросил Квиррелл, когда Северус подошел ближе.

- Давай договоримся сразу, Квирелл. – Зло прошипел зельевар, опасно сужая глаза. – Я тебе не мальчик на побегушках и не твоя возлюбленная, чтобы ты меня на свидания звал. Я сказал, что проникну в тайник Дамблдора, значит, жди. Как проникну, так непременно тебя позову.

- Мне кажетсся, Ссеверусс, что ты забыл, что я тебя не проссто так поззвал. – Тоже перешел в наступление Квирелл. – Лорд ждет иссполнения приказа. Ему нужен этот камень, яссно? И я не ссоветую тебе исспытывать его терпение. Ты узнал, как тебе уссмирить псину Хагрида?

- Да. – Сцепив зубы, признался Снейп, поняв, что утаивать правду бессмысленно.

- Вот и чудессно. – Улыбнулся профессор темных искусств. – Не откладывай и дейсствуй. Не раззочаруй Лорда, Сссеверусс.

И, по-дружески похлопав коллегу по плечу, мужчина удалился. Даже из ниши Гарри слышал, как заскрипели зубы его декана. Немного поизображая статую самому себе, Снейп сжал кулаки и, взмахнув мантией, быстро направился прочь. Гарри мог только посочувствовать другу семьи. Когда приемные родители рассказывали ему, как им приходилось воевать «на два фронта», мальчик искренне восхищался ими, даже боясь себе представить, как это сложно делать вид, что поддерживаешь того или иного предводителя (Дамблдора или Волан де морта), а на самом деле вести свою собственную игру. И вот сейчас он стал свидетелем этой игры. С каким бы удовольствием Северус задушил бы Квирелла собственными руками, но нельзя: этот Пожиратель знал, где скрывается Волан де морт и какие его планы. И было архиважно всю эту информацию узнать.

Решив, что хватит с него на сегодняшнюю ночь приключений, Гарри тоже быстро направился в подземелья. Завтра, после уроков, можно попробовать поискать информацию о философском камне в школьной библиотеке. Брюнет был уверен, что Драко с удовольствием составит ему компанию, а вдвоем они быстрее все узнают. И тогда, возможно, кузенам удастся помочь своим родителям в этом противостоянии главному темному волшебнику. Тем более, как все говорят, это и есть миссия Поттера-Блэка. Пора включаться в эту войну. Так решил Великий Избранный.


Утром Гарри пересказал Драко о своей ночной вылазке. Блондин чуть соком за завтраком не подавился, узнав о приключении товарища. Гарри посчитал, что это реакция недовольства, что Малфою не предложили составить другу компанию и пообещал, что в следующий раз обязательно прихватит с собой блондина. Драко скривился, выдавив из себя слова благодарности. А когда брюнет сказал, что после уроков они пойдут в библиотеку, чтобы найти информацию о философском камне, Драко удивленно округлил глаза.

- Зачем? – Задал он странный на взгляд Гарри вопрос.

- В смысле? – Ответно удивился Поттер-Блэк. – Ты не понимаешь, что ли? Мы должны узнать, что такого в этом камне, что он так нужен Воландеморту. – Прошептал он еле слышно, чтобы остальные однокурсники за столом не услышали их разговора.

- Слушай, кузен, ну вот куда тебя всегда тянет на приключения? – Обреченно вздохнул Драко. – Я еще после той псины не отошел, а ты собрался за каким-то камнем лезть. Слушай, тетя Белла заверила нас, что взрослые сами разберутся с Воландемортом.

- А что еще она могла сказать? – Фыркнул Гарри. – Они просто защищают нас. Но Северус тут совсем один. Ему нужна наша помощь.

- А ты не думаешь, что если бы она ему понадобилась, он бы сам сказал? – Поднял одну бровь вверх Малфой. Но Гарри на него так посмотрел, что Драко понял: от вылазки за этим камнем ему не отвертеться. Тяжело вздохнув и «поблагодарив» Великое провидение за то, что ему достался такой неугомонный кузен, блондин был вынужден уступить. Не отпускать же этого деятеля одного. Обязательно вляпается и даже прикрыть будет некому. – Ладно, найдем информацию об этом камне, а потом решим, что с этой информацией делать. Ох, и попадет нам, если попадемся. – Простонал он, видя, как обрадовался Гарри на его слова.

- Не попадемся. – Подмигнул ему брюнет, намекая на мантию-невидимку и карту школы.

Но Драко только еще раз вздохнул, принимая свою участь, и товарищи отправились на уроки. С трудом высидев до конца всех уроков и даже игнорируя провокации гриффиндорцев (что удивило последних), Гарри с Драко быстро забросили в спальню сумку с учебниками и отправились в библиотеку. Мадам Винс только коротко кивнула мальчикам, те были частыми гостями библиотеки именно из-за блондина, который слыл отличником и тянул за собой товарища. Собственно, Гарри упирался недолго, ведь ему хотелось, чтобы мать им гордилась. Потому он тоже с удовольствием учился.

- Так, давай я здесь, ты там, и так пройдем всю библиотеку. – Раскомандовался брюнет, подойдя к первому проходу между стеллажами.

Блондин, на удивление, спорить и возмущаться не стал и покорно отправился в следующий проход. Мальчики, внимательно всматриваясь в корешки книг, стали искать в названиях все, что указало бы на информацию о философском камне внутри фолиантов. Провозившись несколько часов, кузены, так ничего и не найдя, были вынуждены уйти на ужин.

- Завтра продолжим. – Уверенно заявил Гарри, направляясь с другом в Главный зал.

- Может, придумаем что-то, чтобы не читать каждую книгу? – Предложил Драко. – А то мы так и до конца года не управимся.

- Например? – Спросил брюнет, которому тоже не нравилось проверять содержимое каждого фолианта в огромной школьной библиотеке.

- Завтра у крестного спрошу. – Ответил Малфой.

- Ага, еще скажи зачем нам это нужно. – Скривился Гарри.

- Странно, и когда ты перестал мне доверять? – Усмехнулся Драко. – Я спрошу о нужном нам вопросе так, что крестный и не поймет ничего.

- Ладно, спроси. – Кивнул Поттер-Блэк.

На следующий день, как и договорились, после урока по Зельеварению, кузены подошли к столу декана. Тот был бледнее обычного, словно не высыпался и не отдыхал уже несколько суток. На приближение мальчиков Снейп даже не отреагировал. Драко с Гарри переглянулись, почти передумав докучать мужчине, но Северус уже повернулся к ним.

- Э, крестный, можно вопрос? – Начал неуверенно Малфой.

- Опять шрам? – Испугался Снейп, посмотрев на Гарри.

- Нет, Северус. – Замотал головой тот, и мужчина облегченно выдохнул.

- А чего тогда? – Нахмурился Северус, снова посмотрев на крестника.

- Мы хотели узнать, есть ли способ найти нужную информацию в книге так, чтобы не читать ее?

- А что вам нужно? Может, я смогу помочь, если вам нужно эссе подготовить?

- Нет-нет, Северус, мы не хотели бы тебя отвлекать. – Улыбнулся Гарри. – У тебя и без нас проблем навалом. В смысле, у тебя учеников навалом, чтобы ты еще и дополнительно с нами занимался.

- Да я не против отвлечься. – Вздохнул устало Снейп, подумав о чем-то своем.

Мальчики переглянулись, и у обоих даже проскользнула в голове мысль, а не рассказать ли мужчине всю правду. Но декан тут же бросился бы их переубеждать, снова заверяя, что у взрослых все под контролем, а детей ничего, кроме учебы не должно волновать. А если Северус еще и родителям своих подопечных расскажет о замыслах детей, то скандала и разноса не миновать.

- И все же. – Снова обратился к крестному Драко. – Есть заклинание какое-нибудь?

- Да, есть. – Ответил мужчина, не представляя, для чего кузенам это заклинание. – Вы должны четко сфокусировать в мыслях то, что хотите найти в книгах, а потом произнести призывающее заклинание. Надеюсь, его уже изучили на уроках Заклинания?

- Да, спасибо, Северус. – Обрадовались мальчики и, подхватив свои сумки с учебниками, направились к выходу.

Снейп проводил их удивленным взглядом. Тогда он не придал их рвению к знаниям значения. Действительно, у него и без этого было куча проблем. Арфа была заколдована и ждала своего звездного часа. Да и Квирелл постоянно торопил, но Северус искал возможность, как оставить коллегу с носом. Ведь если в тайнике Дамблдор спрятал философский камень, то никак нельзя его отдавать Волан де морту, ведь тот использует его для своего возрождения. А если Квирелл последует за ним в тайник, то в лучшем случае, как и попросила Диана, Северусу удастся его нейтрализовать, а если Квирелл будет ожидать атаки, то от битвы не уйти и придется убить его. И все бы ничего, тем более что Люциус сразу это и предлагал, но Снейп не хотел идти на убийство. Пусть даже такого ничтожества, как Квирелл. Воландеморт сразу заподозрит неладное, если его Пожиратель-слуга будет убит другим Пожирателем. И тогда весь план рушится и узнать то, что Темный Лорд задумал, уже не представляется возможным. Вот уже вторую ночь Северус мучился бессонницей, думая, как ему и Квирелла оставить ни с чем, и оставить свою деятельность двойного агента в тайне. Пока ничего путного в голову не шло, и мужчина очень надеялся, что ему удастся нейтрализовать Квирелла без шума.

С помощью заклинания дело пошло быстрее. Драко и Гарри удалось за вечер даже два пролета библиотеки прошустрить. И в следующий вечер. И только на третий день штурма библиотеки мальчикам улыбнулась удача. Уже не очень веря в лучшее, блондин открыл очередную книгу и, пролистав несколько страниц, наткнулся взглядом в вожделенные слова «философский камень». Взмахнув головой, думая, что ему уже хочется видеть то, что хочется, Драко вперился в страницы книги. Но, действительно, в фолианте философскому камню была уделена половина главы. Обрадовавшись, Малфой подхватил книгу и побежал к Гарри. Тот сидел за столом и, положив локти на его поверхность, грустно читал одну из книг.

- Нашел. – Радостно выпалил блондин, падая на соседний стул.

Поттер-Блэк радостно подскочил на месте и, столкнувшись над страницами головами, мальчики стали пожирать взглядом строки.

- Теперь все ясно. – Довольно улыбнулся Гарри, когда вся информация о загадочном камне была прочитана. – Волан де морт использует камень в ритуале, чтобы вернуть себе былое могущество. Если он получит этот камень, он снова начнет войну.

- Ага, и начнет с тебя. – Напомнил Драко, закрывая книгу. – Потому и Северус такой хмурый ходит. Он, наверно, думает, как ему забрать камень так, чтобы этот Квирелл его у него не отнял и не отдал Лорду.

- Эх, если бы не этот пес, мы бы первые туда отправились и камень забрали. – Вздохнул Поттер-Блэк.

- Ну, да, это же проще некуда. – Фыркнул блондин. – Подумаешь, с десяток загадок. Если крестный не решит их с его знаниями, то мы первокурсники точно справимся.

- Слушай, я все понимаю. – Скривился Гарри, недовольный, что друг указал на недочеты в его плане. – Но мы не можем просто сидеть и ждать, как все обернется.

- И что ты предлагаешь? – Продолжал насмехаться Малфой, складывая руки на груди. – Может, прямо сейчас пойдем к крестному и все расскажем, а потом предложим свою помощь?

- Ага, и огребем за свое рвение. – Вздохнул брюнет. – Нет, надо что-то придумать.

- Слушай, кузен, а давай просто оставим это взрослым? – Предложил Драко, становясь вмиг серьезным. – Не та у нас, прости, весовая категория. Не тягаться нам с таким сильным темным магом, пусть и не обладающим полной силой. Я тоже переживаю за Северуса и тоже хочу помочь, но сами мы ничего не сделаем, а узнай крестный, что мы задумали, он нас только отругает, а потом еще и родителям скажет. Что-то мне совсем не хочется огребать от отца. Ну, сам подумай, что мы можем? – Продолжал отговаривать он друга, видя, как тот притих и задумался. – Оставим это взрослым сильным волшебникам, коими и являются наши родные. Они однажды уже дали пинка Воландеморту. Им виднее, как этот трюк повторить.

- Ага, только этот пинок был дан, если ты помнишь, мной. – Ответил Гарри. – Точнее моя настоящая мать Лилиан Поттер наложила на меня какую-то защиту, и смертельное заклинание отрекошетило от меня в самого Воландеморта. Вот как пал Темный Лорд. Поэтому только я и могу его остановить. И я должен. Взрослые просто хотят меня защитить, но я уверен, что они понимают, что именно я должен сыграть в этой войне решающую роль. Да, они могут попытаться пока справиться без меня, но по Пророчеству…

- О котором ты понятия не имеешь. – Грубо оборвал его Драко. – Ты его даже ни разу не слышал. Его вообще никто, кроме Трелони и Дамблдора, не слышал. Даже сам Волан де морт. Отец сказал, что оно такое расплывчатое и неясное, что еще не известно, о тебе ли там речь. Просто все уверовали в это, потому что Воландеморт пришел именно в дом Поттеров. А ведь был еще Невилл Лонгботтом. Ты стал этим чертовым Избранным по случайности. Уж ты-то не поддавайся этой всеобщей истерии. Я смотрю, ты уже сам на себя корону великого избавителя надеваешь. Не жмет, спаситель ты наш?

- Не важно, избавитель я или нет, он придет за мной, поддавшись, как ты говоришь, этой всеобщей истерии. – Сцепил зубы Поттер-Блэк. – Он, как и все, считает, что только я и могу его остановить. И ты предлагаешь мне сидеть и ждать, когда он придет, чтобы завершить дело одиннадцатилетней давности? Нет, спасибо. Я должен знать своего врага, а не прятаться за спинами взрослых. Я очень уважаю и ценю Северуса, но он один меня не защитит.

- Да, но и ты против Воландеморта ничего не сделаешь, когда он, как ты выразился, придет за тобой. Или будешь уповать на защиту Лилиан Поттер? Думаешь, она еще работает? Может, она тогда тебя защитила и исчезла.

- Да при чем тут это вообще? – Вспылил Гарри. – Я понятия не имею, как она защитила меня и действует ли она еще. Я говорю, что не могу просто сидеть и ждать, когда он придет за мной.

- А я говорю, что ты, хоть будешь ждать нападения, хоть нет, исход один: ты не выстоишь. – Парировал блондин, вставая из-за стола. – Мы всего лишь дети, а он взрослый могущественный волшебник. Он даже не запыхается, прикончив нас. Так давай не будем хотя бы идти ему навстречу, и максимально оттянем сей момент, чтобы подготовиться.

И, решив, что донес информацию доступно, он развернулся и быстро покинул библиотеку. И все бы так и произошло, но, к сожалению Драко, в крови его кузена была намешана сумасшедшая смесь. И именно сейчас в нем проснулся бунтарский характер его приемного отца, а не рассудительность матери. Он решил во что бы ни стало пробраться в тайник Дамблдора и помочь Северусу, даже если тот будет против. И даже если ему придется все это провернуть в одиночку. О последствиях он, понятное дело, в тот момент не думал.


========== Глава 19 ==========


И опять вечером Гарри не спалось. Он снова и снова прокручивал в мыслях разговор с кузеном. А вдруг он прав? Это пророчество, действительно, никто не слышал. Да и сам Воландеморт чисто случайно пришел первым к Поттерам, а мог ведь к Лонгботтомам. Да уж, скривился Гарри, хорош же из этого недоразумения избавитель. Уж он сразу сдастся, чтобы только злой дядя его не трогал. За все, за чтобы не взялся гриффиндорец, у него не получалось. На Зельеварении Снейп только что за голову не хватается, когда Лонгботтом что-то варит. На занятиях с Флитвиком, он путает заклинания. Даже Макгонагалл благоразумно держится подальше от своего подопечного, чтобы и ее не задело, когда Невилл пытается что-то трансформировать. С таким «Избранным» у Воландеморта точно не возникло бы проблем. Да, наверно, именно этим и мотивировался Дамблдор, «подсказав» Темному Лорду, к кому ему нужно прийти в гости. И даже несмотря на то, что таким вот Избранным было бы гораздо проще манипулировать. И с родителями Невилла не возникло бы проблем, как с Поттерами.

Но был избран именно Гарри Поттер-Блэк. Вот только Избранный не хотел быть «орудием» ни в чьих руках. И если ему суждено уничтожить темного мага Волан де морта, то уж точно не для Дамблдора и его верных соратников. Только лишь для того, чтобы все, кто Гарри дорог, жили в мире и спокойствии. Если уж драться, то только преследуя свои цели, а не за чужие идеалы.

Мыслей было так много, что они не давали провалиться в царство Морфея. Гарри откинул одеяло и, снова вооружившись картой и волшебной палочкой, покинул под мантией-невидимкой спальню факультета. Брюнет подумал, что таким образом ночные прогулки войдут у него в привычку. Поднявшись на один пролет, он прогулялся по первому этажу, где находился Главный зал, потом, свернув, обошел этаж по кругу и поднялся еще на один этаж. Только на третьем, он увидел, что этаж патрулирует Филч. Интересно, а он вообще не спит, что ли? Глубокая ночь, а он по школе бродит. И как назло нигде не было ниши в стене, где можно затихариться. Да и кошка что-то, будто чуя постороннего, смотрела и шипела прямо на невидимого мальчика. Гарри пятился спиной, надеясь, что завхоз не обратит на необычное поведение своей любимицы внимания. Но удача сегодня не была на стороне великого Избранного.

- Что там, моя хорошая? – Проворковал Филч, поднимая выше лампу, чтобы осветить больше пространства. Кошка продолжала угрожающе шипеть в темноту, надвигаясь на невидимого Гарри. Тот бы с удовольствием ей ответил, но так он окончательно привлечет к себе внимание. Оставалось только пятиться назад, уповая, что найдется какая-то секретная ниша, чтобы там спрятаться. – Там кто-то прячется, моя дорогая? – Догадался завхоз, следуя за питомцем.

«Все, попался. – Обреченно подумал Гарри, упираясь спиной в стену. Кошка, словно догадавшись, что дальше «нарушителю» отступать некуда, зашипела, казалось, с радостью. Но стена вдруг исчезла, и брюнет с тихим вскриком упал в какой-то проем. Лежа на спине, Поттер-Блэк в шоке смотрел, как проем закрывается перед ним. Оглядевшись, он обнаружил себя в каком-то зале с колоннами. Подобрав палочку и карту, которые выпали из рук, когда он падал в проем, Гарри поднялся на ноги и, отряхнувшись, увидел единственный предмет мебели, находящийся в зале. Высокий и плоский, он был накрыт тканью. Любопытство пересилило, и брюнет, подойдя ближе, стянул ткань. За ней обнаружилось огромное зеркало. Наверху на ободке зажглась надпись:

- Я показываю не твое лицо, но желание твоего сердца. – Прочитал брюнет.

И, словно это прозвучало, как заклинание, ровную гладь зеркала заволокло туманом, а потом Гарри с удивлением увидел себя в полный рост, а за его спиной появились отражения
его настоящих родителей. Быстро оглянувшись, Поттер-Блэк не увидел родителей за спиной и повернулся обратно. Поняв, как это зеркало работает, брюнет прикоснулся кончиками пальцев к ровной глади. Джеймс и Лилиан Поттер с улыбками смотрели на него.

- Папа? – Переспросил Гарри, посмотрев на мужчину. Тот улыбнулся шире и согласно кивнул. – Мама? – Перевел брюнет взгляд на женщину и получил второй кивок головы. – Но как? – Выдохнул он, не понимая, как такое возможно. Они же умерли, но сейчас живые и улыбаются ему. Так и не получив ответ на свой вопрос, мальчик понял, что это лишь его воображение. Так вот о чем надпись на ободке зеркала. Гарри и сам не знал, как яро хочет видеть своих настоящих родителей. Только вот хочет он их видеть живыми, а не простым отражением. Тяжело вздохнув, мальчик сел прямо на пол напротив зеркала. Родители смотрели на него с какой-то печальной улыбкой, словно разделяли его грусть не быть сейчас во плоти рядом.

Избранный не знал, сколько он так просидел, не отрываясь, смотря на отражения родителей. Только когда сзади раздались подозрительные шумы, Гарри вскочил на ноги и обернулся. «Подозрительным» оказался Дамблдор. Он, с присущей ему доброжелательной улыбкой, смотрел на ученика. «Теперь точно попал. – Подумалось брюнету». Но директор и не думал ругать нарушителя. Наоборот, он, все еще улыбаясь, подошел ближе, шурша длинной мантией.

- Удивительное изобретение это зеркало. – Казалось, мужчина говорит сам с собой. Подойдя к зеркалу, он немного нахмурился и посмотрел в отражение. Гарри тоже всмотрелся в гладь, гадая, может ли Дамблдор видеть Поттеров, но зеркало снова приняло свой безликий вид. Видимо, сейчас директор видит что-то свое, и брюнет это видеть не мог. А хотелось бы узнать, что так страстно желает великий светлый маг. – Много волшебников тратили года и десятилетия на изучение этого феномена. – Продолжал говорить директор. – Говорят даже, что его заколдовал сам Мерлин. Что, в принципе, возможно, этот артефакт очень древний. И опасный. – Добавил он, переводя взгляд на ученика.

- Простите, я понимаю, что не должен был… - Начал оправдываться тот, виновато опуская голову.

- Я сомневаюсь, что ты встал так рано, чтобы прийти сюда, поэтому предположу, что сидишь ты тут с ночи.

- Что? – Удивленно округлил глаза Поттер-Блэк, вскидывая голову. «Неужели ночь прошла? - Подумалось ему. – А казалось, что только пришел».

- Да, уже раннее утро. – Словно прочитав мысли студента (а, может, так и есть), ответил Дамблдор. – Видимо, ты там увидел то, что так жаждешь, раз даже времени не заметил. Но я попрошу тебя впредь сюда не приходить. Впрочем, я все равно хочу убрать из школы зеркало. Надо было и на этот зал наложить заклинаний, но я не знал, что кто-то случайно может наткнуться на это место.

- Да, случайно. – Повторил за мужчиной Гарри, вспоминая, как он сюда попал.

- Ладно, ничего страшного не произошло. – Снова миролюбиво улыбнулся директор, кладя ладонь на плечо мальчика. – А теперь пойдем на завтрак. Если хочешь, можешь потом идти отдыхать, раз ты не спал всю ночь. Я сообщу профессорам, что тебе нездоровится.

- Нет-нет, спасибо. – Замотал головой брюнет. – Я пойду на занятия.

- Ну, как знаешь. Тогда пойдем.

Гарри кивнул и следом за Дамблдором покинул зал. Стенка открылась, когда директор прикоснулся к ней ладонью. Отказывается, проход так легко открывается. А может он открывается только тем, кто очень хочет сюда попасть? Ведь Гарри, спасаясь от Филча, так хотел спрятаться и даже не знал, что за спиной находится такая комната. А, может, этот зал, как Выручай-комната, что показывала тетя Белла? Тоже появляется, когда очень нужна. Сколько же еще таких вот комнат в школе?

С такими мыслями Гарри дошел до Главного зала. Дамблдор, напоследок подмигнув ему, направился к профессорскому столу, а брюнет завернул к столу, где уже разместились несколько учеников его факультета. Их было не так много, но вскоре зал был почти заполнен. Рядом с Гарри, который уже почти расправился со своим завтраком, опустился Драко.

- Ты чего-то рано встал. – Сказал он, наливая себе сок в бокал. – Что-то я раньше за тобой такого рвения к учебе не замечал.

- Мне не спалось. – Ответил Поттер-Блэк.

- Опять гулял? – Догадался блондин, осуждающе смотря на товарища. – Слушай, Гарри, заканчивай уже это. Пока в неприятности не вляпался.

- Знаешь, ты вчера был очень убедителен. – Скривился Гарри, вспоминая, как обидели его слова друга. – Не волнуйся, тебя я больше никуда не потащу.

- Надеюсь, что и сам не потащишься. – Непринужденно отозвался Малфой, приступая к завтраку.

- Приятного аппетита, Драко, мне нужно срочно поговорить с Северусом. – Выпалил брюнет и, вскочив со своего места, быстро направился к преподавательскому столу. Северус вяло ковырялся вилкой в тарелке, пока Квирелл что-то ему лепетал. Видимо, мысли зельевара были далеко отсюда и не очень радостными. – Эм, профессор Снейп. – Позвал тихо Гарри, приветливо кивнув мастеру ЗОТИ. – Простите, могу я поговорить с вами? – Вежливо попросил мальчик, когда Северус, наконец, поднял на него взгляд.

- Да, конечно, мистер Поттер-Блэк. – Кивнул мужчина и быстро поднялся со своего стула. Сейчас он был благодарен своему студенту, что тот увел его от ненужного общения с коллегой. А завтрак все равно в горло не лез. – Что случилось, Гарри? – Когда они отошли на достаточное расстояние, можно было снова общаться неофициально.

- Я видел его. – На всякий случай шепотом ответил Поттер-Блэк, наклоняясь ближе. – Зеркало. – Пояснил он, когда мужчина вопросительно нахмурил брови. – Мне вчера не спалось. Только не надо меня ругать, что я шляюсь по ночам один – отец мне подарил мантию-невидимку и карту. Меня никто не заметил.

- Что подарил? – Округлил глаза Северус. Мужчина и понятия не имел, что у Сириуса были такие вещи. «Интересно, что еще Диана от меня скрывает? – Обидно подумал он».

- Мантия-невидимка и карта Хогвартса. – Непринужденно повторил Гарри, не поняв, чему именно удивился мужчина и продолжил рассказывать. – Так вот, мне не спалось. Вчера Драко сказал мне кое-что обидное, но это не важно. В общем, мне не спалось из-за мыслей и я решил прогуляться. Ночью никого нет, можно спокойно погулять, подумать. Ну, почти никого. Я чуть не нарвался на Филча с его кошкой. Ты знал, что она может видеть невидимок? В общем, я чуть не попался, отступать некуда, за спиной стена и спрятаться некуда. И вот, когда я уже подумал, что сейчас попадусь, стена за спиной исчезла, и я провалился в какой-то секретный зал.

- Зал? – Переспросил Снейп, мало что поняв из тарабарщины ученика.

- Да, зал. – Закивал Поттер-Блэк. – С колоннами. Высокий такой. Посреди этого зала я увидел зеркало, накрытое тканью. Когда я ее снял, то увидел себя, а сзади отражались мои настоящие родители. Джеймс и Лилиан Поттеры. Понимаешь? Я их увидел, но они же… мертвы.

- Зеркало? – Снова переспросил Северус, задумавшись. «Получается, зеркало Еиналеж не в тайнике Дамблдора. – Подумал он. – У директора окончательно крыша поехала, если он его вообще в свободный доступ выставил. Неужели в тайнике действительно философский камень? Вот черт».

- …переспрашивать?

- Что, прости? – Вынырнув из своих мыслей, Снейп услышал лишь конец фразы подопечного.

- Я говорю, ты так и будешь переспрашивать? – Недовольно скривившись, повторил Гарри, чем напомнил Северусу свою приемную мать.

- Я понял: ты шлялся ночью, наткнулся на какой-то зал с зеркалом, который показал тебе своих родителей. – Быстро повторил зельевар, поморщившись. – Кстати, о первом факте я обязательно сообщу твоей матери.

- Северус. – Простонал мальчик, предвкушая головомойку. – Ну, зачем?

- Будет тебе уроком. – Усмехнулся Снейп. – Ночью полагается спать, а не бродить по школе. Кажется, и твои родители, и я уже говорили тебе, что опасно ходить в одиночку…

- Когда рядом ходит приспешник Волан де морта? – Толи прервал, толи дополнил Гарри, возвращая усмешку. – А, может, и он сам?

- Ты о чем? – Сделал вид, что не понял Северус.

- Тетя Белла все рассказала. – Выложил Поттер-Блэк. – И про Квирелла, и про философский камень. И про тайник Дамблдора, где он, возможно, лежит. И про то, как ты туда стремишься попасть.

- Ну, Белла. – Зло сцепил зубы Снейп. – Ладно, с ней отдельно поговорим.

- Не ругай ее, Северус. – Поняв, что из-за его неумения держать язык за зубами может крупно «прилететь» его любимой тете, Гарри попытался вступиться за женщину. – Это я ее попросил. Понимаю, вы не говорите мне всего, чтобы уберечь, но я должен знать, что происходит. Ведь именно я по этому пророчеству должен бросить вызов Волан де морту.

- Так, сюда иди. – Грубо схватив студента за локоть, зельевар быстро потащил его прочь от Главного зала. Впервые увидев такого разъяренного мужчину, Гарри даже не посмел возразить, безропотно идя следом. Северус, спустившись в подземелья, зашел в свой кабинет и, заведя внутрь мальчика, закрыл дверь на замок. – А теперь послушай сюда. – Нависнув над испуганным студентом, мужчина грозно воззрился на него. – Во-первых, в школе чтобы вслух не смел произносить имени Темного Лорда. И я ничего не хочу слышать про то, что Диана не боится этого. В школе, где, как ты теперь знаешь, ходит Квирелл, который является его шпионом. И это мы только о нем знаем. Может, я сделаю для тебя открытие, но на факультете Слизерина учатся много детей Пожирателей Смерти. И тебе нужно постоянно думать, прежде чем что-то говорить. Твоя беспечность может выйти боком не только тебе, но и всем нам, которые, кстати, значатся среди сторонников Темного Лорда, а на деле выступают шпионами в его штабе. Во-вторых, если Белла не умеет держать язык за зубами, и ты пользуешься ее к тебе расположенностью, это вовсе не значит, что ты теперь можешь заниматься своим расследованием. Пока Квирелл тебя не трогает, что, конечно, хорошо, так как ты пока Темному Лорду не нужен. И мы надеемся, что удастся помешать ему вернуть былую силу. Поэтому заканчивай с этими ночными прогулками. Хорошо, если Филч тебя застанет – может, отработки тебя уму-разуму научат – а если сам Квирелл решит внеочередной «подарок» своему господину сделать, доставив тебя прямо к нему? Ты понимаешь, что тогда будет? Ты, как ты выразился, ключевая фигура в этой войне. Так какого черта ты сам, фактически, идешь в лапы главного врага? Избавившись от тебя, Темный Лорд уже никого не убоится. Так что будь добр, прекрати совершать необдуманные поступки. Ты меня сейчас услышал или мне повторить?

- Я понял, Северус. – Поник Гарри. – Только маме не говори. Пожалуйста.

- Ладно, на первый раз прощу и Диане не расскажу о твоих «гулянках». – Смилостивился Северус, усмехнувшись. «Надо же, он по пророчеству должен бросить вызов великому темному магу, а он боится своей матери. Хотя, да, Диана в ярости покруче Темного Лорда будет». – А теперь иди на занятия. И впредь следи, что говоришь и делаешь.

- Хорошо. – Кивнул Поттер-Блэк, обрадовавшись, что буря чудом обошла его стороной. – И тетю Беллу не ругай. – Напомнил он. – Я, правда, должен хотя бы знать, что происходит. Скрывая от меня правду, вы не защищаете меня, а наоборот, оставляете беззащитным перед возможной опасностью.

- Иди уже. – Раздраженно махнул рукой Снейп, тем не менее признавая правоту его слов.

Гарри, не став больше испытывать судьбу, быстро отпер дверь и оставил мужчину одного. И вовремя. Скоро должен был начаться урок, и у кабинета уже толпились ученики Равенкло и Пуффендуя. Не став задерживаться, брюнет быстро понесся в сторону подземелий, чтобы захватить свою сумку со школьными принадлежностями и поспешить на первое занятие, которое как назло оказалась Трансфигурация с ненавистными гриффиндорцами. Успел он прямо к звонку. Драко, стоя в окружении других учеников факультета Слизерин, бросал гневные взгляды на «львят», и те отвечали ему и другим «змейкам» взаимностью. Поняв, что он подоспел к началу очередной своры, Гарри быстро подошел к кузену. Гриффиндорцы, уже хотевшие начать препирательства, были остановлены появлением Макгонагалл. Она открыла дверь своего кабинета, и ученики поспешили занять свои места. Минерва, вдоволь «наотбирав» баллы у факультета Слизерин и отдав лишнее своим «львятам», отпустила студентов на следующий урок. Заклинания и Травология пробежали, как одно мгновение, и уставшие студенты отправились на обед.

- Так где ты гулял? – Спросил Драко, пытаясь скрыть свое любопытство.

- Просто не спалось. – Уклончиво ответил Гарри, помня наказы Снейпа о том, что не стоит в большом скоплении народа «откровенничать».

- А, ну, ясно. – Недовольно скривился блондин.

- Позже, ладно? – Тихо шепнул Поттер-Блэк, чтобы друг не обиделся. Тот все понял и согласно кивнул.

После уроков кузены решили не торопиться в Главный зал, а поднявшись на второй этаж, остановились у одного из окна. Запрыгнув на широкий подоконник, мальчики сели напротив друг друга, опираясь спинами о нишу в стене. Гарри, осмотревшись вокруг и придя к выводу, что посторонних ушей нет, рассказал о своей ночной вылазке, а потом и о разговоре с Северусом.

- Тетя Белла сказала, что это зеркало очень опасно, а директор его даже не озадачился спрятать. – Скривился Драко, подтягивая одно колено к груди, а вторую ногу свешивая с подоконника. – Он бы его еще в Главном зале выставил. Правду говорит отец: старый маразматик. Но хорошо, что Дамблдор уберет это зеркало из школы. Слушай, а ты не помнишь, где этот зал?

- Я случайно на него наткнулся. – Пожал плечами Гарри, обхватив согнутые колени руками и положив на них подбородок. – Думаю, что он «работает» как Выручай-комната.

- Интересно, сколько еще таких комнат? – Задумался блондин, смотря в окно. - Слушай, получается в тайнике, действительно, философский камень. – Повернулся он снова к кузену. – И он нужен Квиреллу. Северус ничего не говорил, как у него дела обстоят с проникновением в тайник?

- Нет, он был так занят отчитыванием меня, что на такие мелочи не отвлекался. – Недовольно скривился Поттер-Блэк. – Кстати, ты заметил, как он осунулся в последнее время? Словно он не отдыхает вовсе и не спит.

- Ему нужно придумать, как не дать Квиреллу забрать камень, когда он отправится за ним в тайник. Если Воландеморт получит камень, то нам всем хана. Так сказала тетя Белла.

- Тогда он придет за мной. – Выдохнул брюнет.

- Никто из взрослых не допустит этого. – Попытался воодушевить друга Малфой. – И не потому, что Волан де морта будет уже не остановить, а потому что мы защищаем друг друга. Слушай, я вчера был не осторожен в словах…

- Да нет, ты прав. – Прервал его извинения Гарри. – Может, я действительно, слишком готовлю себя к этому пророчеству. Дай Мерлин, оно никогда не сбудется, и у взрослых получится остановить Воландеморта до его воскрешения. Только бы не дать ему получить камень.

Вдруг раздался грохот. Мальчики распахнули глаза, а потом, соскочив с подоконника, повернулись направо, откуда донесся грохот.

- Что это? – Испуганно выпалил Драко, выхватывая из-за пазухи волшебную палочку.

- Без понятия. – Ответил брюнет, повторяя за кузеном жест.

Встав плечом к плечу, они выставили перед собой палочки, готовые дать отпор любому врагу. Грохот повторился и, казалось, даже пол под ногами дрогнул.

- Какого черта? – Снова выкрикнул блондин, стараясь сохранять привычную невозмутимость, но этот грохот и землетрясение очень его пугали.

Гарри не успел ответить, так как грохот раздался совсем близко. А потом в проеме показался источник шума. Открыв рты, студенты подняли головы, смотря на огромного страшного тролля. Головой он почти доставал до потолка, а его шаги и создавали землетрясение. За собой он волочил внушительных размеров дубинку. Не заметив воинственно настроенных мальчиков, тролль скрылся в следующем проеме.

- Какого черта? – Вскрикнул Драко, растеряв свою невозмутимость. Палочка так и «прыгала» в его кулаке.

- Тролль. – Заторможено ответил Гарри, смотря на то место, где скрылся гигант.

- А то я не догадался. – Не мог совладать со своей истерикой блондин. – Какого черта он делает в школе? То нам полувеликана с его псиной было мало, так теперь тролли по коридорам гуляют.

- Интересно, а куда он направился? – Гарри, на удивление, был сама невозмутимость.

- Не знаю и знать не хочу. Нам не по пути.

Вдруг раздался девичий визг, доносящийся, судя по всему из того места, куда и направился тролль.

- Вот черт. – В сердцах выпалил Драко, когда друг, схватив его свободной рукой за рукав, потащил за собой на источник визга. – Давай лучше кого-нибудь позовем. – Предложил он, понимая, что вдвоем они тролля вряд ли одолеют.

- Да пока мы звать будем, он там ее убьет. – На ходу ответил брюнет.

Визг повторился, но теперь грохот его заглушил. Завернув в проем, мальчики остановились перед дверью девичьего туалета. Видимо, не все ученики сейчас находились в Главном зале. Драко успел обреченно вздохнуть, когда кузен решительно дернул на себя дверь. Вбежав внутрь, мальчики замерли от развернувшейся картины.

Огромный тролль, замахнувшись своей дубинкой, с грохотом опустил ее на раковину, из-под которой успела выбежать Гермиона Грейнджер, лучшая ученица на факультете Гриффиндора, да и всей школы. Ее и без того растрепанные кудрявые волосы топорщились в разные стороны, создавая эффект гривы зверя, олицетворяющего ее факультет. Найдя приют в одной из туалетных кабинок, она успела пригнуться почти к полу, потому что оружие гиганта пролетело прямо над ее головой, в крошево разбомбив деревянные перегородки и сиденье унитаза.

- Эй, ты. – Гарри, поняв, что девочку надо спасать, хоть и с враждебного факультета, поднял с пола большой кусок керамики, бывшей когда-то частью раковины, и кинул ее в тролля.

- Ты что делаешь? – Воззрился на него Драко, видя, что тролль разворачивается к ним, чтобы наказать обидчика. – Валим отсюда.

- И оставить ее одну? – Выкрикнул брюнет, вовремя отскакивая в сторону, потому что дубинка гиганта опустилась на пол прямо между товарищами. Малфой, тоже еле успев отскочить, прижался к стене.

- Замечательно, из-за какой-то гриффиндорской зубрилки жизнями рисковать. – Тыкая пальцем в сторону девочки, ответил блондин. Та выбралась из укрытия и теперь в шоке смотрела на разворачивающиеся события.

- Ну, я же чертов Избранный. – Почему-то эта ситуация очень развеселила Гарри. Он обхватил огромную ручищу тролля и, вскрикнув, поднялся в воздух.

Тролль начал махать рукой и даже замахнулся дубинкой, чтобы смахнуть с руки студента.

- И что я тебе на это говорил? – Подняв осколок керамики, Малфой подбросил его на ладони, а потом, прицелившись, запустил им прямо в лоб тролля. Тот, обидевшись такому обращению, замахнулся дубинкой в сторону блондина, и Драко, пригнувшись, перебазировался в противоположную сторону. – Корона не жмет?

- Не, я привыкну. – Рассмеялся брюнет, но тут тролль взмахнул рукой, и Поттер-Блэк, не удержавшись, полетел наверх. Он уже думал, что смачно ударится головой о потолок и так его приключения закончатся, но, не достигнув каменного свода, он полетел вниз и приземлился прямо на шею троллю. Гигант взревел не своим голосом и стал махать руками и дубинкой, пытаясь скинуть с себя «пассажира». Гарри только и успевал изворачиваться. – Драко, сделай уже что-нибудь?

- Например? – Ответил снизу блондин, снова запустив осколком в голову троллю, но теперь гигант на это не обращал внимания, занятый оседлавшим его Поттером-Блэк.

- Не знаю. – Верещал Гарри, одновременно уворачиваясь от ручищ тролля и пытаясь не свалиться с него, чтобы не быть раздавленным под его мощными стопами. – Что-нибудь.

- Вингардиум Левиоса. – Направив палочку на дубинку, выкрикнул Малфой. Тролль в этот момент как раз замахнулся над головой своим оружием, но вместо того, чтобы послушно последовать в нужном направлении, она повисла в воздухе. Тролль удивленно поднял голову, смотря на дубинку, и та, отмерев, упала прямо ему на макушку. Гигант, закатив глаза, покачнулся и упал прямо на пол к ногам блондина. Гарри, скатившись с тролля, встал рядом. – Примерно это? – Усмехнулся блондин, довольно смотря на поверженного врага.

- Молодец, кузен. – Похвалил его Гарри.

- Он мертв?

В запале битвы мальчики забыли о гриффиндорке. Девочка, когда тролль рухнул на пол, выбралась из укрытия, откуда наблюдала за событиями, и осторожно подошла ближе. Словно в ответ тролль фыркнул, но не очнулся.

- Как же. – Скривился Драко, убирая палочку за ремень брюк. – Так просто такого монстра не победишь. В отключке он.

- Ты чего тут забыла? – Спросил у нее Гарри. – Все же в Главном зале ужинают.

- Я… - Начала было отвечать Гермиона, но тут подоспели профессора. Два декана противоборствующих факультетов и с ними Квирелл.

- Что здесь происходит? – Удивленно смотря на двух слизеринцев и одну гриффиндорку, спросила Макгонагалл. – Поттер, Малфой, по десять баллов с каждого. – Даже не став разбираться, женщина сразу нашла «виноватых».

- Нет, профессор, это я виновата. – Вступилась за мальчиков Грейнджер, чем вызвала единодушное удивление от всех присутствующих. – Я не пошла со всеми в Главный зал. Меня обидел один мальчик из моего факультета, и я пришла сюда. А тут этот тролль. Но эти мальчики меня спасли.

- Тогда по двадцать баллов каждому. – Тут же «компенсировал» потерянные очки с лихвой Северус. – Полагаю, вы не будете возражать, Минерва? – Победно усмехнулся он, смотря на поджавшую губы декана.

- А вы что здесь забыли? – Не стала так просто «сдаваться» профессор, смотря на слизеринцев.

- Мы услышали визг Грейнджер. – Ответил Гарри.

- Да, и поспешили на помощь. – Довольно улыбнулся Драко. – Не могли же мы ее одну бросить.

- Ммолодцы кккакие. – Всплеснул руками Квирелл. – И не ппобоялись. Герои ннастоящие.

- Да уж, герои. – Многозначительно посмотрев на своих подопечных, сказал Северус, и кузены поняли, что ожидается грандиозный разнос. – В свои гостиные. – Коротко приказал он. – И вы тоже, мисс Грейнджер. И чтобы не ходили, где не следует, минус десять баллов с Гриффиндора.

- Простите. – Пискнула Гермиона, не став спорить и быстро ретировалась.

Гарри с Драко тоже не стали себя упрашивать и поспешили исчезнуть. Профессора остались стоять рядом с поверженным троллем. Тот начал подавать признаки жизни, и взрослые поспешили избавиться от гиганта, соорудив что-то наподобие носилок, чтобы доставить его до Запретного леса, а там тролль должен добраться дор своего дома, откуда и пришел зачем-то в школу.

- Подождите.

Гарри и Драко, которые уже спускались в подземелья, остановились и, развернувшись, увидели, как к ним бежит Гермиона. Девочка, догнав их, смущенно улыбнулась.

- Я хотела сказать «спасибо». – Произнесла она. – Вы меня спасли. Хотя вы и со Слизерина.

- А, ну, да, мы же все сплошь темные волшебники, как Воландеморт, да? – Скрестив руки на груди, Драко довольно усмехнулся, смотря на постепенно краснеющую девочку.

- Знаешь, Грейнджер, хоть он там и учился, но это вовсе не значит, что все мы теперь одинаковы. – Подхватил Гарри. – Есть исключения. У вас в Гриффиндоре тоже не все такие бесстрашные и отважные. – С намеком на струсившую девочку, добавил он.

- А просто принять слова благодарности нельзя? – Обидчиво выпалила Гермиона. – Обязательно нужно оскорбить и съязвить?

- Хорошо, принимаем. – Продолжал упиваться своим геройским поступком блондин.

- Интересно, а что тут вообще тролль делал? – Как бы между прочим спросил Поттер-Блэк.

- Кстати, да. – Тоже задумался Малфой. – Они не любители погулять вдали от дома. Опять наш директор недоглядел.

Гарри шикнул на друга, чтобы тот не распускал язык, но было уже поздно.

- Опять? – Уцепилась за слово Гермиона. – Что-то еще произошло?

- Не твое дело. – Грубо огрызнулся Драко, вспомнив, что говорит с недостойной. – Иди в свою гостиную, Грейнджер. Вот еще со всякими грязнокровками откровенничать. Думаешь, раз спасли от тролля, а ты заступилась перед своим деканом, так мы теперь друзья? И не мечтай.

- Ну, да, вы же слизеринцы. – Поджав губы и сдерживая выступающие слезы, девочка поспешила прочь от грубиянов.

- Зря ты так. – Вздохнул Гарри, смотря вслед убегающей гриффиндорке. – Про грязнокровку.

- Ой, заступись еще за нее. – Закатил глаза Малфой. – Они должны знать свое место. Лучше сейчас от нее избавиться, а то потом прилипнет, не отцепишься.

- Ну, возможно, ты прав. Но нужно быть немного… тактичнее что ли. – Пробормотал брюнет. – Ладно, пойдем и мы в гостиную. А то вернется Северус и вспомнит про нас. А он только накануне мне говорил, чтобы я никуда не влезал.

- Я вообще предлагал валить. – Напомнил друг, продолжив путь в подземелья. – Но ты точно чертов Избранный. Герой, чтоб тебя. Ох, чувствую, хлебну я еще с тобой.

- Ладно, брат, не переживай. – Рассмеялся Поттер-Блэк, закидывая одну руку на плечо товарища в дружеском объятии. – Зато ты первый будешь греться в лучах моей славы.

- Вот радость-то. – Не оценил такого «счастья» Малфой.

Войдя в гостиную Слизерина, мальчики тут же попали в общую волнительную атмосферу. Все студенты «змеиного» факультета обсуждали последние новости. Да, вести в школе разносятся со скоростью света. Правда, о том, кто являлся главными героями, никто не знал. Все обсуждали удивительное и редкое событие: как тролль проникнул в школу? И почему так далеко забрел от дома? Сами «герои» тоже ломали голову над этими вопросами. Но день выдался насыщенным и, не раздеваясь, Гарри с Драко завалились на кровати и тут же уснули.


========== Глава 20 ==========


На следующее утро в кабинете Дамблдора собрались все профессора, чтобы обсудить, как тролль попал в школу. Директор тоже искренне недоумевал и не знал, что теперь делать, если эта новость выйдет за пределы замка, и у мужчины потребуют объяснений из Министерства Магии. «Люциус Малфой, конечно, не упустит шанса очернить меня и снова завести пластинку, что я не справляюсь со своими обязанностями. Кому же сказать «спасибо» за такую подставу? – Думал он, внимательно осматривая коллег. – Кто из них «подсказал» троллю, как сюда пробраться?»

- Это повезло, что никто не пострадал. – Выпалил Северус. – Между прочим, вы все должны сказать спасибо студентам моего факультета. Если бы не они, ваша Грейнджер, Минерва, была бы отправлена ее родителям по частям.

- Может, хватит уже петь дифирамбы Поттеру и Малфою? – Скрипела зубами женщина. – И, вообще, может это кто-то из твоих друзей привел тролля сюда? Люциус Малфой уже грозился, что сделает все, чтобы очернить имя директора.

- Ты в своем уме, Минерва? – Опасно сузил глаза Снейп, переходя на «ты». Он всегда, когда находился в крайнем раздражении, забывал о тактичности. Декан Гриффиндора обидно поджала губы на такую фамильярность, ведь когда-то он был ее учеником. – Хочешь сказать, что Люциус подверг угрозе своего сына и племянника, чтобы, как ты выразилась, свергнуть директора?

- Да какой Поттер ему племянник? – Выкрикнула Макгонагалл. – Не надо тут из себя строить таких заботливых родственников. Вы Поттеров всегда ненавидели. Все мы знаем, зачем Малфой и Блэк усыновили мальчика.

- О, просвети нас. – Усмехнулся зельевар.

- Давайте не будем ссориться, друзья. – Примирительно улыбнулся Дамблдор, понимая, что так и до дуэли недалеко. Да и Минерва, не на шутку разозлившись, могла сейчас не уследить за словами, а Снейп тут же этим воспользуется, чтобы все рассказать своим друзьям. – Гарри и мистер Малфой бесспорно молодцы, что помогли мисс Грейнджер. Но главное: понять, как тролль попал в школу, а также сделать так, чтобы этот инцидент не вышел за пределы замка. Нам не нужна всеобщая паника. Уверен, что мы во всем разберемся между собой.

- Конечно, разберемся. – Недоверчиво скривился Северус, скрещивая руки на груди.

- Северус, мой мальчик, я надеюсь, все мы понимаем, что необходимо успокоить учеников. – Посмотрел на него директор.

- Конечно. – Вслух согласился Снейп, но мысленно посчитал остаться при своем мнении.

- Так как все-таки тролль проник в замок? – Подал голос Флитвик.

- Тролли тупы, как пробки. – Скрипнул зубами Северус. – Его сюда могли только заманить. А вот кому это нужно, чтобы он тут хозяйничал, нам и предстоит выяснить.

- Да, сам тролль бы до такого не догадался. – Кивнула профессор Травологии. – Альбус, какие мысли?

- Северус прав. – Вздохнул директор, которому признавать сей факт было особенно тяжело. – Его кто-то привел в школу. Но дело в том, что это мог быть абсолютно любой взрослый или студент старше пятого курса. И вычислять мы его можем очень долго. Я хочу обновить защиту школы, чтобы в будущем избежать таких «нежелательных» гостей. На этот раз все обошлось, но важно не допустить повторений. Я сделаю объявление перед студентами и попрошу сохранять спокойствие. Спасибо, что пришли. Не смею больше вас задерживать. – Быстро закончил он собрание.

Тихо переговариваясь, профессора стали покидать кабинет. Северус вышел одним из первых, вспомнив, что он так и не поговорил с главными героями инцидента. Сегодня был выходной, и большинство студентов любили остаться в своей гостиной, чтобы провести время за учебными заданиями или любимыми хобби. На всякий случай, заглянув в Главный зал, Снейп действительно не обнаружил за столом Гарри и Драко и направился в подземелья. Назвав пароль, мужчина вошел в гостиную своего факультета. Студенты, находившиеся в помещении, повскакивали со своих мест, закончив разговоры и отбросив занятия.

- Добрый день. – Поздоровался Северус, оглядывая студентов разных курсов. «Змейки» ответили ему нестройным хором. Нужных действующих лиц в гостиной не обнаружилось, и мужчина уже хотел спросил у остальных, где они, как к нему подошел один из мальчиков со второго курса.

- Профессор, а что там с троллем?

Этот вопрос сработал, как спусковой крючок. Остальные студенты тут же окружили своего декана и настойчиво просили ответить на интересующий всех вопрос. Снейп понял, что не получится уйти, не удовлетворив любопытство студентов и, вздохнув, решил рассказать правду, но так, чтобы не вызвать паники. Здесь он был солидарен с Дамблдором. Студенты, открыв рты, внимательно слушали мужчину. К концу рассказа дверь в спальни для мальчиков открылась, и показался сначала Гарри, а за ним и Драко. Увидев Северуса, мальчики сразу поняли, что декан отнюдь не пришел узнать, как они после пережитого стресса.

- Вам не о чем волноваться. – Убеждал Снейп, мельком глянув на новоприбывших. – Профессора уже расправились с троллем, отправив его туда, откуда он пришел, а директор обновил защиту замка. Так что вы в полной безопасности.

- Но зачем он вообще приходил? – Спросила девушка с четвертого курса.

- Простите, мисс МакКой, мы его об этом не спросили. – Скривился зельевар, не желая отвечать на дополнительные вопросы. – Все, все свободны. – Замахал он руками, отгоняя от себя студентов, словно они надоедливые мухи. Он увидел, как пытаются улизнуть за дверь Гарри и Драко, воспользовавшись тем, что мужчине сейчас немного не до них. – Поттер-Блэк и Малфой, за мной.

Тяжело вздохнув, мальчики покорно склонили головы и поплелись за деканом, покинув гостиную. Отойдя в сторону и скрывшись за нишей от посторонних ушей и глаз, Северус напустил на себя самый злой вид, на какой был способен. Поняв, что сейчас последует длинная гневная тирада, кузены обреченно сглотнули.

- Какого черта вы забыли в женском туалете? – От такого спокойного тона мужчины было еще хуже. – И не надо мне втирать, что вы спасали эту гриффиндорку. Не поверю ни в жизнь. И почему вас не было в Главном зале за ужином? Рассказывайте живо.

- Я хотел рассказать Драко о своей ночной находке. – Не смея поднять на разъяренного декана глаза, проговорил Гарри. – Потом мы услышали грохот, увидели тролля. Но он прошел мимо, и мы уже хотели убежать подальше, но тут услышали визг Грейнджер. Ну, не бросать же ее, Северус. – Выпалил он, переходя в атаку.

- Ах, какие мы благородные. – Прикрикнул Снейп, отчего запал Поттера-Блэк сразу сошел на «нет». – А то, что я тебе до этого говорил, ты забыл? Можно было позвать меня или любого встречного взрослого. Какого черта вы сами туда поперлись? Герои чертовы. А если бы этот тролль вас прихлопнул в запале вместе с этой Грейнджер? Большего подарка Темному Лорду и придумать сложно. – Выпалив это, он вдруг замер, словно его осенила догадка. Мальчики, заметив, что опасность миновала, удивленно переглянулись, на всякий случай не спеша радоваться. – Ну, конечно. – Пробормотал Северус и, сорвавшись с места, быстро куда-то направился.

- Чего это с ним? – Спросил Драко, смотря в спину удаляющегося крестного.

- Кажется, он что-то понял. – Ответил Гарри. – Что-то связанное с троллем. Но нам, конечно, не скажет.

- И ладно. – Обрадовался блондин. – Главное, взбучки миновали.

- Тоже верно. – Согласился с ним товарищ. – Может, партейку в волшебные шахматы?

- С удовольствием. – Улыбнулся Малфой, и кузены вернулись в гостиную.

А Северус, окрыленный такой простой догадкой, держал путь в кабинет ЗОТИ. Квирелл, как истинный Пожиратель любит массовые нападения. Пока профессора справились бы с троллем, он смог бы изрядно набедокурить, отправив в больничное крыло ни одного студента. Возможно, Квирелл надеялся, что среди них будет главный враг его господина Гарри Поттер-Блэк. Видимо, он решил преподнести своему Лорду дополнительный «подарок». Помимо философского камня.

- Квиринус. – Выкрикнул Снейп, влетая в кабинет коллеги. Вышеназванный обнаружился сидящим за столом и непринужденно читающим какой-то фолиант. – Ты что творишь, мать твою? – Взревел брюнет, подходя к столу.

Квирелл спокойно закрыл книгу и, отложив ее в сторону, с довольной усмешкой посмотрел на коллегу.

- Я творю то, что ты, Ссеверусс, никак не можешшь ссотворить. Я когда тебе задание дал? Почему до ссих пор филоссоффский камень не у меня? Я даже подссказал тебе, как пройти пссину Хагрида, а ты вссе медлишшь. Потрудиссь объясснить почему?

- Я же сказал, что работаю. – Огрызнулся Снейп. – Думаешь легко пройти все эти ловушки?

- Ты даже ни разу туда не отправилсся. – Недобро прищурил глаза Квирелл.

- Ты следишь за мной что ли? – Опешил зельевар.

- А ты думал, я тебе на сслово поверю? Ты, как и твои друзья Малфои не шшибко горевали, когда Лорд иссчез. Я хотел убедитьсся, что твои помысслы ссовпадают сс твоими ссловами. Но ссейчасс я ссовмневаюссь в этом.

- Но какого черта ты тролля привел сюда?

- Чтобы он отвлек вссех професссоров и Дамблдора, а ты в этот момент проник бы уже в тайник директора. – Заскрепел зубами Квирелл, вскакивая на ноги. – Но ты и этот шшансс упусстил. Темный Лорд не любит ждать, Ссеверуссс. Ессли ты в ссамое ближжайшее время не начнешшь дейсствовать, то я не ссмогу замолвить за тебя ссловечко. Тебе давно уже пора выбрать ссторону, Ссеверуссс. Малфои тебя утащат за ссобой. Они уже в немилоссти у Лорда. И ессли они будут продолжать в таком же духе, их учассти не позавидуешшь. Так что передай им мои сслова, и подумай над ссвоей ссудьбой. Темный Лорд сскоро восскресснет, и ему нужны будут такие преданные сслуги, как мы. Не подведи, Ссеверусс. Добудь этот камень. – Практически приказал он, прищурив глаза и вперившись колючим взглядом в черные глаза коллеги. – Не медли.

С трудом удержавшись, чтобы не съездить кулаком по этому самовлюбленному лицу, Снейп развернулся и быстро вышел из кабинета. Квирелл, довольно усмехнувшись, медленно опустился обратно на стул и, взяв недочитанную книгу, вернулся к занятию.

Влетев, как ураган в комнатку при своем кабинете, Северус с силой хлопнул дверью и сразу метнулся к шкафчику с заначками. Даже в царящей полутьме из-за зашторенного окна в помещении он быстро нашел почти полную бутылку огневиски и, откупорив ее, сразу присосался к горлышку, решив не озадачиваться стаканом. Потом он без сил рухнул на диванчик, откинув голову на его спинку.

- Добрый день, Северус.

Вскочив, как ошпаренный, и чуть не расплескав содержимое зажатой в руке бутылки, Северус в шоке уставился на кресло рядом с собой. Там, закинув ногу на ногу, восседала Диана Малфой-Блэк, облаченная в серебристую приталенную мантию, из-под которой виднелось черное платье с пышной юбкой до колен. Судя по тому, как с ее одежды дымкой сходило наложенное заклинание, мужчина понял, что подруга воспользовалась маскировочным заклятьем.

- Диана? – Переспросил Снейп, радуясь появлению подруги. – Как ты сюда попала?

- Через камин. – Кивнула Леди Блэк на имеющийся в комнате зельевара камин, который тот использовал специально для связи с друзьями и быстрого перемещения к ним. – Кстати, поставь на него защиту от проникновения, а то так к тебе кто угодно может пожаловать. А гость, как известно, не всегда бывает желанным. Нальешь лучшей подруге? – Мило улыбнулась она, указывая на бутылку.

- Конечно. – Засутился Северус и, подлетев к шкафчику, достал два стакана. Не мог же он в присутствии утонченной аристократки лакать из горла. Диана в это время щелчком пальцев зажгла огненный шарик и «подкинула» его вверх. Шарик, осветив комнатку, завис почти под потолком. Как радушный хозяин, Снейп расставил стаканы на столик и даже положил рядом плитку шоколада в качестве закуски. Потом разлил по емкостям напиток и подал один стакан женщине.

- Позволь узнать, что случилось такого, что Северус Снейп снизошел до банальной пьянки, еще и в одиночестве? – В своей привычной манере усмехнулась Диана, сделав небольшой глоток из стакана.

- Квирелл, чтоб его. – Огрызнулся брюнет.

- А, ну, ясно. Требует камушек?

- И не просто требует. – Сцепил зубы Северус. – Он мне приказал отправляться в тайник и принести ему этот камень.

- Кстати, Северус, а чего ты медлишь? – Подняв одну бровь, спросила подруга, игриво покачивая стаканом в воздухе, зажатым подушечками пальцев.

- Я хотел придумать, как забрать камень, чтобы Квирелл его у меня не отнял. – Ответил мужчина. – Но он следит за мной. Незамеченным мне туда не пробраться. Слушай, Диана, а, может, как предложил Люциус? Расправлюсь с Квиреллом, аж руки чешутся.

- Даже не думай. – Грозно посмотрела на него Диана. Это прозвучало, как приказ, хотя и было сказано по-прежнему спокойным невозмутимым тоном.

- Но почему? – Недоуменно вскинул брови Снейп, не понимая, почему подруга так жалеет этого Пожирателя.

- Потому что я так сказала. – Четко ответила женщина, словно это все объясняло. Сейчас она, как никогда была похожа на своего брата и оправдывала свою фамилию, данную при рождении. – Вот еще не хватало загреметь в Азкабан из-за такого ничтожества. Дамблдор только и ждет, когда мы оступимся, чтобы поодиночке от нас избавиться.

- Но он сам предложил мне здесь работать. – Напомнил ей брюнет.

- Как предложил, так уже сто раз пожалел. – Парировала Диана и, отпив из стакана, поставила его на столик, наклонившись к другу. – Северус, неужели ты не понял, зачем наш добрый директор позвал тебя на такую козырную должность? – Усмехнулась она, кокетливо заглядывая в черные глаза друга. Тот замотал головой, не понимая, к чему она клонит. – Он хотел, чтобы ты помог ему в стенах школы «подкатить» к Гарри. Он прекрасно знал, что самому ему не удастся расположить Гарри к себе, а тебя, как друга семьи, сын послушает. Но ты не пошел на контакт, и стал, наоборот, дополнительным препятствием. Особенно, когда Гарри отправился в Слизерин, а не в Гриффиндор, как надеялся Дамблдор. И теперь директор кусает локти, что сам выставил дополнительную защиту между ним и «Великим Избранным». Поэтому, уверена, он спит и видит, как бы тебя сплавить обратно. Так не давай ему такого шанса. Ты единственный, на кого Гарри и Драко могут рассчитывать. Единственный, у кого они находят защиту. Поэтому действуй, как я сказала, а не как мой брат. Вырубишь Квирелла, когда он отправится за тобой в тайник, и быстро смоешься с камушком. – Закончила она и, взяв стакан, откинулась на спинку кресла и выпила остаток напитка.

- Квирелл не так прост, как мы думали. – Сказал Северус.

- О чем ты? – Вопросительно подняла вверх бровь подруга.

- Не знаю, как это объяснить, Диана. – Пробормотал Снейп. – В его взгляде появилось что-то новое, пугающее. Я это только сегодня разглядел. Он уже не тот забитый слуга своего господина, не смеющий даже дышать в присутствии Темного Лорда без его на то разрешения. Он стал смелым, жестким и в его глазах и жестах появилась какая-то власть. И он будет ожидать от меня атаки.

- Не поверю, что ты с ним не справишься. – Невозмутимо отозвалась Диана. – К тому же сейчас ты просто устал, Северус. Отдохнешь, снимешь стресс выпивкой и, собравшись с мыслями, все сделаешь.

- Да нет, Диана. – Вскочил мужчина. – Говорю же тебе, изменился Квирелл. Он говорил так, словно…

- Словно что, Северус?

- Словно вопрос о возвращении Темного Лорда больше не стоит. – Упавшим голосом ответил зельевар. Диана, прищурившись, не сводила внимательного взгляда с друга. – Словно Квирелл уверен, что он скоро восстанет.

- И что он тебе пообещал от лица своего господина? – Спросила подруга, рентгеновским взглядом сканируя саму душу друга.

- Диана. – Ахнул в шоке Снейп.

- Нет, я уверена, что ты его послал к черту, надеюсь, мысленно, мне просто интересно. – Усмехнулась Диана, ставя на стол пустой стакан.

- Порекомендовал выбрать сторону. – Убедившись, что женщина не сомневается в его преданности, зельевар успокоился и сел обратно на диван. Взяв бутылку, он наполнил емкости заново. – И сказал, что это не ваша с Люциусом сторона, если мне дорога моя жизнь. Он сказал, что вы у Темного Лорда в немилости и если так продолжится, вашей участи не позавидуешь.

- О, как. – Весело ухмыльнулась Леди Блэк.

- Да почему ты так спокойна? – Вспылил Северус, не понимая, почему практически прямую угрозу подруга восприняла так легко и даже радостно.

- А ты почему так нервничаешь? – Удивленно посмотрела на него Диана. – Тебе дают шанс выбрать сторону победителя, коим, конечно, на взгляд Квирелла, является его господин.

- Да как ты можешь так говорить? Ты слышала, что я сказал? Темный Лорд больше вам с Люциусом не доверяет, и когда он вернется, он приравняет вас к врагам, как Дамблдора с его шайкой.

- О, как страшно. – Улыбнулась подруга.

- А должно быть.

- Может, ты уже успокоишься, Северус. – Грозно одернула его Диана, вмиг став серьезной. – Не будь, как Сириус. Мне его горячего пыла нестись на всех с палочкой наизготовку хватает.

Сравнение с давним врагом сработало,
как холодный душ. Северус тут же успокоился и, взяв стакан, решил продолжить напиваться. Диана довольно усмехнулась и продолжила:

- Ты же слизеринец, Северус. – Ласково проговорила она. – Кидаться в омут с головой, не думая о последствиях, оставь гриффиндорцам. А нам присущ холодный расчет и здравый ум. И давай рассуждать спокойно. Раз Квирелл так говорит, смея угрожать и пытаясь стравить нас, то камень и есть ключ к возвращению Воландеморта. А он, распыляясь о величии своего эфемерного господина, просто блефовал. Он не может проникнуть в тайник Дамблдора, вот и «припахал» тебя. А ты поддался на его провокацию. Не знаю, что ты там себе напридумывал и что ты там разглядел в глазах Квирелла, но он всегда был ничтожеством, ничего из себя без Воландеморта не представляющим. Потому он и исчез практически с лица земли, даже когда его оправдали. А вдруг одумаются и передумают. Он затихарился где-то, придумывая, как вернуть своего господина к жизни. Может, и нашел способ спустя столько лет, вот и вернулся. А теперь строит из себя невесть что и пугает каким-то липовым возвращением своего Лорда. Вот только без камня в его словах нет и крупицы правды. Ты просто устал, Северус, вот и кажется тебе лишнее. Но я уверена, что ты легко его нейтрализуешь и оставишь с носом. А, оставшись ни с чем, Квирелл снова исчезнет, но уже навсегда. К своему господину он побоится сунуться, да и у тебя камень не отобрать.

- Да, наверно, ты права. – Проговорил Снейп, как всегда соглашаясь с подругой.

- Не наверно, а точно, мой друг. – Довольно улыбнулась Диана и, осушив стакан одним глотком, поставила его на столик и поднялась на ноги. – Ладно, отдыхай и составь план, как забрать камень и справится с Квиреллом.

Раздав последние указания, она направилась к камину, собираясь вернуться домой.

- Ты за этим приходила? – Немного грустно спросил мужчина, огорчаясь, что подруга так быстро уходит. – Узнать, как я справляюсь с заданием по добыче философского камня?

- Узнать, как у тебя дела, Северус. – Поправила его Диана, ласково улыбаясь. – Не хочу, чтобы ты падал духом, думая, что ты здесь совсем один. Я понимаю, как тебе сложно выдерживать напор сразу с двух сторон. Как никто понимаю, потому что была в подобной ситуации, работая двойным агентом в станах двух сильных волшебников. Просто помни, что мы с тобой, ладно? Мы всегда придем на помощь. Не стесняйся ее просить и не надо работать на износ. Отдохни сегодня, как следует. Забудь на время обо всем. Освободи голову от мыслей и решение само придет к тебе.

- Спасибо, Диана. – Расплылся в счастливой улыбке Снейп, радуясь, что лучшая подруга искренне волнуется о нем. А что еще нужно по-прежнему любящему сердцу?

- Удачи. – Шепнула Леди Блэк и, воспользовавшись летучим порохом, исчезла в зеленых всполохах камина.

Огненный шарик, наколдованный ею, погас, погрузив комнату зельевара в привычный полумрак.

- Спасибо, Диана. – Благоговейно прошептал Северус, откидывая голову на спинку дивана и прикрывая глаза. Усталость вкупе с выпитым алкоголем накатила волной, и мужчина заснул со счастливой улыбкой на губах.


========== Глава 21 ==========


Воодушевившись словами подруги, Северус решил больше не откладывать и решил сделать пробный заход в тайник Дамболдора. Прихватив заколдованную арфу и уменьшив ее до размеров, чтобы можно было ее спрятать в карман мантии, Снейп поздней ночью пробрался в заброшенное крыло школы. Быстро миновав коридор, он первым делом достал арфу и, увеличив ее до реальных размеров, «приказал» ей играть. Только после этого он отпер дверь и, словно щитом, прикрылся арфой, выставив ее вперед. Все сработало, как и было сказано: услышав успокаивающую мелодию заколдованной арфы, трехглавый пес улегся на полу, положив морды на лапы. Северус довольно усмехнулся и теперь без труда проник в проход в полу, что охранял монстр. Приземлился он на что-то мягкое. «Первая загадка. – Подумал Снейп, когда стебли растения, на которое мужчина приземлился, стали окутывать его тело и сжимать горло. – Дьявольские силки. Браво, профессор Стебль. – Усмехнулся он, вспоминая свои знания об этом опасном растении». Нужно расслабиться и задержать дыхание. Еще растение реагировало на свет, но вот руки у мужчины были скованы, а волшебную палочку он не успел достать. Расслабившись, Снейп выдохнул и стал ждать, когда силки ослабнут. Так и произошло. Стебли расползлись в стороны, больше не пытаясь задушить, и Северус беспрепятственно провалился вниз. Сработала какая-то магическая воздушная подушка, и зельевар обошелся без травм, приземлившись на ноги.

Пройдя по коридорчику, он издалека услышал звук машущих крыльев. Словно десяток птиц заперли в тесной клетке. Ни один из профессоров, колдуя над загадкой, не знал, как работают другие коллеги. Так и Снейп. Знал, что сейчас загадка от Флитвика, но понятия не имел, с чем именно ему придется столкнуться. А увидев, мог только тихо ругнуться, помянув низкорослого профессора Чар самыми «лестными» словами.

Оказавшись в высоком помещении, коим заканчивался коридор, Северус смотрел, как под потолком летает около трех десятков ключей. Именно летают, потому что к ним были приделаны крылья. Ключи тут были самые разнообразные. Старые с помятыми крыльями, новые с переливающимися, как у стрекозы, бронзовые, серебряные и даже деревянные. И среди них спокойно летал необходимый ключ. Он выделялся среди других, что сразу говорило, что именно он открывает дверь, которая ведет к следующей загадке. Достав волшебную палочку, Снейп направил ее на ключ и произнес призывающее заклинание. Но ключик даже не дернулся в сторону зельевара. Ругнувшись с досады, что загадка не оказалась такой легкой, мужчина повторил манипуляции. Но Флитвик не зря считался мастером Чар. Он наложил на ключ дополнительное заклинание, что-то вроде щита от воздействия прочих чар. Этот ключ можно было достать, только оседлав метлу, что стояла у стенки и слетав за ним. Взяв метлу в руки, Северус так и поступил. Оттолкнувшись от земли, он полетел к нужному ключу. Но тот, словно испугавшись нарушителя его спокойствия, дал от Снейпа деру, в одно мгновение оказавшись в противоположной стороне. К тому же остальные ключи бросились на помощь «собрату» так и норовя побольнее уколоть или попасть в глаз мужчине. Ругаясь, на чем свет стоит, зельевар принялся отмахиваться от других ключей, одновременно пытаясь добраться до нужного. И когда он уже был готов схватить его, ключ снова улетел с не мысленной скоростью.

«Чертов Флитвик с его любовью к Квиддичу». Поняв, что его попытки бессмысленны, Северус сдался через полтора часа. От уколов ключей на нем не было практически живого места, а глаза приходилось постоянно защищать, от чего кисти его рук были в царапинах и кровоточили. Стоило ему спуститься на землю и поставить метлу обратно к стенке, как все «летающие черти» потеряли к мужчине интерес и продолжили непринужденно летать по пространству. Решив, что без помощи, которую так предлагала Диана, ему не справится, Снейп вспомнил, что знает одного замечательного ловца, который обыграл даже Джеймса Поттера в свое время, забрав у гриффиндорца кубок по Квиддичу прямо из-под носа. Если кто и сможет научить Северуса, как ему поймать этот ключ-снитч, так это слизеринский ловец Люциус Малфой.

Лорд Малфой, внимательно выслушав, с чем пришлось столкнуться другу, согласился провести Северусу ускоренный курс подготовки ловца. Каждый вечер, а если был выходной от уроков, то и весь день, Снейп летал по двору Малфой-мэнора на метле, гоняясь за маленьким юрким шариком с крылышками. Люциус, наблюдая за другом с земли, только подначивал и издевался, утверждая, что его сестра лучше летает, а Драко так вообще бы уже давно поймал снитч. Понятное дело, что эти заявления зельевара только злили. «Если бы знал, что пригодится, я бы вместе с Люциусом играл в Квиддич. – Сокрушался Северус, когда в очередной раз не удалось схватить мячик и, а сам он, потеряв равновесие, чуть не сверзился с метлы. – Но я тогда, как Диана, считал, что это глупая игра». Спустя пару недель, Люциус предложил помочь другу в прямом смысле, самому пройдя это испытание. Снейп, который уже проклинал даже самого изобретателя этой «чертовой игры», согласился. Ближайшей ночью Люциус, проникнув в школу через камин зельевара, как до этого его сестра, принял оборотное зелье и превратился в Северуса, чтобы можно было гулять по школе. Снейп же остался ждать друга в своей комнате. Лорд Малфой вернулся через час с небольшим и с довольной улыбкой протянул другу вожделенный ключик. Горячо поблагодарив товарища и назвав его «самым выдающимся и лучшим ловцом всех времен и народов», Снейп поспешил использовать добытый ключик по его прямому назначению.

Следующее помещение-зал представлял из себя огромную шахматную доску. Северус сразу понял, что здесь «приложила» руку Минерва Макгонагалл. Снейп с улыбкой вспомнил вечера, которые они с подругой проводили за партиями. Конечно, зельевар иногда подыгрывал, потому что Диана очень радовалась каждой своей победе. Но нередко она выигрывала и своими силами. Здесь брюнет почувствовал себя настоящим полководцем, управляя армией шахматных фигур. Живые фигуры двигались, согласно приказу мужчины, уничтожая противника. Но либо давно не было практики, либо подруга выигрывала чаще, чем Северус подыгрывал, но три партии подряд он проиграл и был вынужден признать, что ему снова потребуется помощь Малфоя.

Диана предложение «сыграть в партейку» приняла с радостью, и вскоре Северус пел дифирамбы подруге, но более искренне, чем ее брату. Со следующей загадкой Снейп справился своими силами, ибо он над этой загадкой и колдовал. Безошибочно приняв нужное зелье, он прошел в следующее помещение.

- Какого черта? – Выпалил он, спускаясь по ступенькам просторного зала с колоннами. Посреди зала стояло зеркало Еиналеж. Зельевар вспомнил, что Гарри рассказывал, как он попал в этот зал, вот только почему-то минуя все загадки. А еще Дамблдор обещал, что уберет зеркало из школы, вот только оно оказалось последней загадкой. – И где он? – Спросил сам у себя Снейп, осматриваясь в поисках философского камня. Но кроме зеркала ничего не было. – Неужели все было напрасно? – Сокрушенно покачал он головой, подходя к зеркалу. То сразу отреагировало, и зельевар в шоке увидел себя сидящим в гостиной своей квартиры. Камин уютно потрескивал, а сам «Северус» наслаждался чтением «Пророка» и бокалом вина. Но то, что произошло дальше, заставило мужчину еще больше округлить от удивления глаза. Он даже подался вперед, всматриваясь в гладь зеркала. Сбоку показалась женская фигура и когда она повернула голову, Снейп увидел, что это Диана. С нежной улыбкой, которая самому зельевару никогда не доставалась, женщина подошла к «Северусу». Тот вскинул голову и, улыбнувшись, взял ее за руку. «Диана» подошла ближе и села на колени к мужчине. Нежно проведя рукой по волосам друга (или не друга), «Диана» наклонилась и поцеловала брюнета. «Северус», обняв ее за талию, притянул ближе, со всей страстью отвечая на поцелуй. Это было настолько реально, что Снейп забыл обо всем, со счастливой улыбкой наблюдая, как его отражение целует отражение его возлюбленной. Заколдованное зеркало «отразило» то, что так страстно желало сердце мужчины.

Но вдруг гладь зеркала исказилось, и отражение «Северуса» и «Дианы» исчезло.

- Нет. – В ужасе выкрикнул Снейп. – Подожди. Вернись. Диана.

- Ах, вот оно что.

Резко развернувшись, Северус увидел Квирелла, стоящим прямо за спиной мужчины. Когда профессор ЗОТИ появился в поле «зрения» зеркала, он среагировал на нового «зрителя», и прошлое изображение исчезло. Сцепив зубы от злости, Снейп сжал кулаки, смотря на коллегу. Тот, обойдя брюнета, встал рядом, смотря в зеркало.

- Бедный Ссеверусс. – Сочувственно проговорил Квирелл. – Безответно влюблен в лучшую подругу. Как это грусстно.

- Заткнись. – Не хуже змееуста прошипел зельевар.

- Я что-то не то ссказал? – Недоуменно повернулся к нему мастер темных искусств. – А, знаешь, твое желание возможно. Нужно лишшь избавитьсся от Ссириусса Блэка. И Диана будет твоей.

- Сразу видно, что ты понятия не имеешь, о чем говоришь. – Усмехнулся Северус. – Это невозможно. Их соединила сама Магия и никому не подвластно это изменить. Даже Темному Лорду. Так что не надо сыпать тут пустыми обещаниями. Я не знаю, с чего Лорд решил, что Малфои его предали. Уверяю тебя, что мы по-прежнему преданы ему. Просто когда Темный Лорд исчез, нам пришлось занять сторону победителей, чтобы остаться на свободе и ждать, когда Лорд восстанет, чтобы наказать своих обидчиков. И я, и Диана с Люциусом в полной мере готовы, как и прежде, следовать за ним, уничтожая наших общих врагов.

Квирелл вдруг вперился в его глаза, и Северус сцепил зубы, почувствовав мощную ментальную атаку. Он и понятия не имел, что Квирелл настолько сильный окклюмент. Только два мага обладали такими возможностями. Дамблдор и Волан де морт. «Неужели?» В ужасе подумал Снейп, когда ужасная догадка осенила его. Квирелл, словно прочитав его мысли, довольно усмехнулся, и атака исчезла. Часто дыша, как после многочасовой пробежки, зельевар отступил на пару шагов, наклонившись и пытаясь прийти в себя. Когда он выпрямился, он увидел, как Квирелл медленно разматывает тюрбан на своей голове. Так как он стоял боком к зеркалу, Северус смог увидеть, что на том месте, где должен находиться затылок, находилось еще одно морщинистое лицо.

- Какого?.. – Ругнулся Снейп, узнавая лицо Лорда Волан де морта. – Это невозможно.

- Право я и ссам никогда не думал, что все будет так, Ссеверусс. – Проговорила голова Темного Лорда, и Квиррелл повернулся к зельевару спиной, чтобы его господин мог видеть своего собеседника. – Но, как видишшь, вот во что я превратился, когда иссчез 11 лет назад. Вссе это время я искал способ вернуть себе телесную оболочку, а не быть паразитом в чужом теле. Конечно, мой верный Квиррелл позволил мне иссспользовать его, чтобы я не скитался бесплотным духом, но мне нужен этот камень. – Последние слова он практически прокричал. – Где он, Ссеверусс?

- Я не знаю, мой Лорд. – Склонился Северус, уже жалея, что не уничтожил Квирелла, когда была такая возможность. – Я думал, что он тут, но здесь только это зеркало.

- Зеркало. – Пробормотал Воландеморт, и Квирелл повернулся его лицом к ровной глади зеркала. – Оно показывает лишшь то, что ты желаешшь.

- Но его страстно желаете вы, мой Лорд. – Напомнил Снейп. – Так почему оно вам не показало где камень.

- Камень идет в руки только тому, кто его не желает. – Недовольно скривился Лорд. Видно было, что его эта особенность философского камня очень раздражала. – Когда ты ссказал, что хочешшь моего возвращения, я надеялсся, что ты досстанешшь его для меня, но, оказалоссь, что любовь к Диане Малфой-Блэк для тебя важнее ссслужения мне. Ты очень меня разочаровал, Ссеверусс.

Снейп применил все свое актерское мастерство, научившись ему у своих лучших друзей, и выразил на своем лице скорбь, что не может быть полезным господину, как хотел бы. Судя по всему, Воландеморт ему поверил.

- Ты для меня бессполезен, Ссеверусс. Иди.

- Что вы собираетесь делать? – Решил зельевар не уходить с пустыми руками и попытаться выяснить, что задумал Темный Лорд.

- Ссейчасс мне нужен камень. Возможно, есссли ты ссможешшь мне быть полезен в дальнейшем, я тебе дам знать. А ссейчасс иди.

Снейп еще раз поклонился, пряча усмешку, и поспешил удалиться. Нужно немедленно сообщить друзьям, что необходимо лишь избавиться от Квирелла, и Темный Лорд умрет вместе с ним. Если бы он знал, что сюда направляются Гарри и Драко, он бы так не спешил оставить Квирелла-Волан де морта одного.

- И когда ты угомонишься, кузен? – Сокрушался Драко, идя рядом с Гарри по заброшенному крылу. – Объясни мне, дураку, на кой ляд мы опять премся к этому милому созданию с тремя головами?

- Вот ты спал и видел десятый сон, а я проснулся от боли в шраме. – Ответил брюнет. – Сам поймешь или тебе напомнить, кто меня им «одарил»?

- Понял я. – Огрызнулся Малфой. – Меня твой шрам напрягать уже начинает. Болит на лбу, а неприятности приносит на наши задницы.

- Фу, Драко, как грубо. – Скопировав Нарциссу Малфой, жеманничал Поттер-Блэк и рассмеялся.

- Я, когда не высплюсь, всегда груб, мамочка. В общем, ты думаешь, что Тёмный Лорд проявил активность и попытается проникнуть в тайник Дамблдора? Может, тогда лучше к Северусу?

- Возможно, Воландеморту просто надоело ждать, когда Северус принесет ему камень на блюдечке и сам решил за ним сгонять?

- Мог бы, давно сгонял бы уже.

- Тоже верно. Но к Северусу мы потом сходим, когда камень будет у нас, а не у Воландеморта. Представь вытянутые лица наших родителей, когда мы принесем им то, что Северус не смог достать.

- Слушай, тебе не нужно никому ничего доказывать. – Проговорил Драко. – Тетя Диана и дядя Сириус просто оберегают тебя, как обещали твоим настоящим родителям. Они хотят защитить тебя.

- Я знаю. – Вздохнул Гарри. – Знаю, что, не говоря мне всей правды, они хотят, как лучше. В их понимании. Но когда они поймут, что пророчество неизбежно и должно сбыться, может быть уже поздно. Я должен готов сейчас, когда Волан де морт совсем близко и почти вернул себе величие.

- Если у тебя пару раз лобик поболел – это вовсе не означает, что Темный Лорд воскрес и готов хоть завтра идти на войну. Да, он проявил активность, но это не значит, что у него все получится.

- Дверь. – Вдруг сказал брюнет, когда последний факел зажегся, освещая дверь, ведущую в тайник Дамблдора. – Она открыта.

Драко подошел ближе, чтобы убедиться в правоте слов товарища и действительно увидел, что дверь, за которой обитает огромный трехголовый пес, приоткрыта, а из щелочки доносится приятная тихая мелодия. Взявшись за ручку, блондин потянул ее на себя. Мальчики удивленно вскинули брови, увидев страшную собаку, мило спящую на полу, а сбоку играла колыбельную заколдованная арфа.

- Он уже здесь. – Сжал кулаки Гарри. – Идем.

- Погоди, а разве не самое время позвать Северуса? – Наивно спросил Драко, когда Поттер-Блэк наклонился над люком между лап собаки и потянул на себя ручку, открывая крышку люка. – Ох, вот ведь. – Обреченно выдохнул Малфой, поняв, что ответ на его вопрос отрицательный. Ему оставалось только последовать за товарищем, который уже прыгнул вниз, поманив блондина за собой.

Приземление было мягким, но когда тела мальчиков стали опутывать стебли огромного растения, желая раздавить их, уже Гарри пожалел, что не послушал друга.

- Дьявольские силки. – Сказал, точнее прохрипел, Драко, так как один из стеблей стал сжимать его горло. – Они боятся света. Ты можешь достать до палочки?

- Секунду. – Прохрипел брюнет, тянясь рукой к карману на мантии. Стебли ему очень мешали, практически «спеленав» его по рукам и ногам. – Не могу. Черт. – Сцепив зубы, Гарри кончиками пальцев пытался нащупать оружие мага, но стебли не давали ему двигаться.

- Стой, я вспомнил. – Осенило Малфоя. – Замри и не дыши какое-то время.

- Да… как бы.. и так сложновато… - Прохрипел друг, чувствуя, что воздуха катастрофически не хватает, и скоро он задохнется. «Какой подарок Волан де морту. – Подумал он. – Ему даже не пришлось прилагать усилия, чтобы меня убить».

Перед глазами уже начало темнеть, но он успел увидеть, как Драко провалился вниз. А, может, это уже его воображение? Уже проваливаясь в темноту, он услышал слова заклинания, а потом яркая вспышка и… свобода. Воздух снова стал поступать в легкие, а тело больше ничего не сковывало. Гарри стал жадно ловить воздух ртом, а потом почувствовал, что проваливается вниз. «Значит, не воображение» Подумал он, касаясь ногами твердой поверхности. Рядом, такой же живой и невредимый стоял Драко, держа в руках волшебную палочку. Подняв голову наверх, брюнет увидел, что на том месте, где было огромное растение, зияет дыра. Малфой просто «испепелил» Дьявольские силки простым заклинанием Люмус.

- Сказал же: расслабься. – Вздохнул блондин.

- А как ты? – Спросил Гарри, и не подозревая до этого момента, что кузен такой сильный маг, что простым заклинанием света может сжечь что-то.

- Все просто. Дьявольские силки боятся света. Боятся, потому что он губителен для них. Растение просто сгорает.

- Круто. – Выдохнул Поттер-Блэк.

- Читать больше надо. – Нравоучительно сказал Драко. – Думаешь, прочитал главу перед уроком и хорошо, а дополнительная информация не бывает лишней. – Добавил он, указав кончиком своей палочки на творение рук своих. – Ладно, пошли дальше.

Гарри оставалось только согласиться, взяв на заметку слова друга.

- И кто полетит? – Спросил Малфой, смотря на летающие ключи. Оба мальчика прекрасно держались на метле, обучаясь этому практически с малых лет. Оба отца были игроками в Квиддич и считали своим долгом «направить» своих чад по своим стопам. – Кинем жребий?

- Думаю, моя очередь. – Пожал плечом брюнет, беря в руки метлу, что ждала своего звездного часа у стенки. – Ты расправился с растением, я добуду ключ. – И с этими словами он оседлал метлу и взмыл в воздух.

- Чудесный из нас тандем получился. – Усмехнулся Драко, видя, как кузен отбивается от других ключей, одновременно пытаясь добыть нужный ключик в виде снитча. – Кстати, ты знаешь, что нынешний ловец выпускается со школы и на следующий год есть вакансия?

- И что? – Спросил Гарри, держась на метле одними коленями, потому что одной рукой он отмахивался от посторонних ключей, а другой – тянулся за «снитчем».

- Ну, как что? – Удивился блондин, что его намека не поняли. – Мы должны попробовать.

- Есть. – Выкрикнул Поттер-Блэк, хватая нужный ключик. Едва это случилось, как другие ключи перестали его атаковать и разлетелись в разные стороны. Гарри спокойно опустился на землю и, вставив ключик в замочную скважину, открыл дверь. – О, это ты круто придумал. – Хлопнул он кузена по плечу и первым пошел дальше по проходу. – Отец всегда говорил мне, что хотел бы, чтобы я продолжил дело своих отцов. Джеймс Поттер был отличным ловцом, как он говорил, а сам папа был загонщиком.

- Ага, только мой отец твоего настоящего уделал, умыкнув кубок в последней игре. – Мстительно ухмыльнулся Драко, идя следом.

- Зато мой выигрывал чаще. – Вернул ему усмешку Гарри. – Твоему повезло, что по общим очкам он выиграл. Просто ловцы двух других факультетов были ни о чем.

- Да Равенкло с Пуффендуем сами по себе ни о чем. – Фыркнул блондин. – Так, а это у нас что?

Мальчики были вынуждены прервать свое обсуждение, так как вошли в зал с шахматами.

- О, партия в шахматы. – Обрадовался Поттер-Блэк, выходя вперед и вступая на доску. – Думаю, мы играем за белых и должны обыграть черных, чтобы пройти вперед.

- Ты прямо гений. – Съязвил Малфой, вставая рядом. – Ну, давай сыграем. Не зря же мы тренировались вечерами.

Гарри улыбнулся и, заняв выгодную позицию сбоку, сделал первый ход пешкой на одну клетку. Черные фигуры ожили, и пешка встала в клетке напротив белой. Драко, немного подумав, выставил рядом пешку, но уже на две клетки. Еще одна черная пешка вышла вперед, но открыла своего короля. Мальчики переглянулись и в один голос произнесли: Дилетантство. Они и не предполагали, что такой простой трюк с быстрым матом сработает. Гарри оставалось только приказать ферзю встать перед вражеским королем, объявить шах и мат, и черный король, признавая поражение, уронил меч, что был зажат между его пальцев. Обрадовавшись, что здесь они разобрались даже быстрее, чем с ключами, кузены поспешили дальше.

- А если нас обоих утвердят на место ловца? – Спросил Гарри, возвращаясь к прерванному разговору. Ему очень хотелось вступить в сборную, но он знал, что и друг об этом грезит, а ссориться с ним из-за того, что они оба хотят на одно место, не хотелось.

- Ну, тогда будем играть по очереди. – Подмигнул ему блондин.

- Тогда ни у кого нет шансов. – Рассмеялся Поттер-Блэк, поддерживая задумку товарища.

С заданием Северуса они справились без проблем, так как знали предмет Зельеварения лучше остальных. Сделав по глотку из нужной колбочки, мальчики вошли в последнюю дверь.

- Твою ж. – Выпалил Драко, все-таки не сдержавшись и смачно ругнувшись, что совсем не подобает представителю его знатного аристократичного рода.

Но сейчас Гарри не хотел язвить и пародировать Леди Малфой. Смотря на Квирелла у зеркала, он полностью разделял эмоции друга. Особенно, когда подойдя ближе, увидел, что на затылке Квирелла, что был к ним лицом, находилось лицо Воландеморта, смотрящее в зеркало. Что это был именно Темный Лорд, Гарри не сомневался, так как шрам вдруг обожгло особенно сильно. Прошипев сквозь зубы, он прикоснулся к метке на лбу в виде молнии.

- О, кто к нам пожжаловал. – Обрадовался Волан де морт, и Квиррелл повернулся, чтобы господин мог пообщаться со своим главным врагом. – Миссстер Поттер и миссстер Малфой. Как раз васс и жду. Подойдите ближе.

- Не стоит. – Процедил сквозь зубы Драко, хватая кузена за рукав. – Сейчас самое время позвать Северуса.

- Поздно. – Замотал головой Гарри и бесстрашно пошел вперед. Он и сам не знал, почему не испугался Квирелла с двумя головами. Белла говорила, что он преданный слуга своего господина. Почему бы и не отдать свое тело в пользование, если хозяин очень просит? – Я не боюсь тебя.

- А ссстоило бы. – Прошипел Волан де морт. – Я убью тебя, Гарри Поттер. Можешшь не сссомневатьсся. Но ссейчасс ты нужен мне живой. Поссмотри в зеркало. Что ты там видишшь? Где филоссофсский камень?

- Там мои родители. – Ответил брюнет, действительно, снова увидев отражения Джеймса и Лилиан Поттеров. – Настоящих родителей.

- Их можно вернуть, Гарри. – Перешел к своему излюбленному приему Воландеморт: наобещать самого сокровенного, чтобы достигнуть своих целей. – Сскажи, где камень, и я ссс его помощью воссскрешу их.

- Это не возможно. – Замотал головой Поттер-Блэк, но сомнение закралось в его голову. Он читал о свойствах камня, и главным из них было воскрешение мертвых и обретение бессмертия. А вдруг можно оживить Джеймса и Лилиан Поттеров? Посмотрев на отражение родителей, которые так мило улыбались ему, он представил, как обнимет их, и его семья станет еще больше и дружнее. Сириус, заговаривая о своем лучшем друге, грустит и корит себя, что не смог прийти вовремя на помощь. Он очень обрадуется, увидев друга снова живым и здоровым.

- Не слушай его, Гарри. – Выкрикнул Драко, выходя вперед. – Нельзя оживить мертвых. Увы, нельзя. Твоих родителей не вернешь. Не верь ему.

- Да как ты сссмеешшь, мальчишшка. – Взревел не своим голосом Волан де морт, и Квиррелл, повернувшись к студентам лицом, побежал прямо на них, намереваясь задушить их своими руками.

Оттолкнув Драко в сторону, Гарри схватил мужчину руками за запястья. Тот снова взревел, и брюнет удивленно расширил глаза, смотря, как под его пальцами кожа профессора покраснела, а потом почернела, словно это был ожог самой последней стадии. Отдернув руки, Поттер-Блэк отступил назад.

- Убей его. – Выкрикнул Воландеморт, видимо поняв, что «по-хорошему» с Гарри не договорится.

Квирелл снова дернулся вперед, но теперь брюнет был готов и положил ладони на его лицо. Он понял, что его прикосновение почему-то действует разрушающе на профессора. Но почему это так, он сейчас не имел возможности подумать. Как и с кожей на руках, лицо Квирелла почернело, а потом начало осыпаться, словно он был из глины, которая потрескалась со временем, и нужно было просто приложить к ней силу, чтобы она рассыпалась песком. Протянув к мальчику руку, тело Квирелла стало осыпаться, пока не развалилось на части. В шоке Гарри посмотрел на свои ладони.

- Вот ведь, твою ж. – Подал голос Драко, поднимаясь на ноги. – А ты как это сделал? – Спросил он, смотря на кучку песка у ног кузена.

Брюнет уже открыл рот, чтобы ответить, но в этот момент какая-то темная дымка вылетела из кучки, что недавно была профессором Квирелл и, распахнув пасть, пролетела прямо сквозь тело Поттера-Блэк. Брюнета сбило с ног, и он упал на спину. Малфой, проводив улетающую дымку, оказавшуюся душой Темного Лорда, взглядом, а потом склонился над другом. Тот находился без сознания.

- Вот теперь точно надо звать Северуса. – Тяжело вздохнул Драко, поднимая товарища с пола.


========== Глава 22 ==========


Очнулся Гарри на кровати в больничном крыле. Рядом на стуле сидел Драко, читая какой-то учебник. Застонав, брюнет попытался подняться на локтях, но потерпел неудачу и плюхнулся обратно на подушку.

- Ты бы не усердствовал слишком. – Порекомендовал ему Малфой, закрывая книжку и кладя ее на тумбочку. – Тебя, видать смачно приложило.

- Что вообще произошло? – Прохрипел друг, пытаясь вспомнить, как он здесь оказался.

- Ну, Квирелл рассыпался, словно песочный человечек, а из него вылетел дух Воландеморта и пролетел сквозь тебя. Ты упал в обморок.

- Зашибись. – Резюмировал рассказ Поттер-Блэк. – Слушай, а что случилось-то с профессором? Почему он рассыпался?

- Без понятия. – Пожал плечами блондин, которого этот вопрос тоже очень занимал. – Когда ты отрубился, я приволок тебя к Северусу. Тот.. ну, в общем, он не был рад, что мы его не послушали. Он тебя доставил сюда, а сам побежал докладывать нашим родителям. Короче, думается мне, нам еще крупно достанется. Отец меня убьет, наверно.

- Вали все на меня. – Отмахнулся Гарри. – Я сейчас больной, на меня ругаться нельзя.

- Ты будто моего отца не знаешь. – Фыркнул Драко. – Я же сам с тобой пошел. Ты меня не заставлял.

- И камень мы не достали. – Тяжело вздохнул брюнет. – Так можно было бы им прикрыться.

- Ну… - Замялся Малфой. – На самом деле… Как бы это сказать?

- Не понял. – Нахмурился друг. – Ты о чем?

- Я не знаю, как это объяснить, но когда Северус убежал, а я остался возле тебя, пока над тобой мадам Помфри хлопотала… В общем, она тебя переодела в больничную пижаму, а мне отдала твои вещи…

- Короче, Драко. – Оборвал его Поттер-Блэк, подумав, что это объяснение может надолго затянуться.

- Да. – Кивнул блондин. – Короче, я нащупал в кармане твоих брюк что-то твердое. Вытаскиваю, а там камень. Философский камень. – Чуть тише пояснил он, чтобы колдосестра из своего закутка не услышала.

- Да ты гонишь. – Ахнул Гарри, радуясь, что их поход не был напрасным.

- Я его отдал Северусу. – Довольно подтвердил Драко. – Так что, может, наши родители не будут так лютовать.

Брюнет уже хотел открыть рот, чтобы ответить, но за дверью больничного крыла раздались громкие, явно недовольные голоса, а потом дверь распахнулась, словно ее открыли с ноги, и в помещение вошли Диана и Люциус Малфой, Сириус Блэк, Северус Снейп, а за ними Дамболдор. Мальчики синхронно сглотнули, поняв, что взрослые пришли не хвалить их.

- Гарри, сынок. – Леди Блэк, заулыбавшись, подошла к сыну и, сев на кровать, заключила Гарри в крепкие объятия. – Потом подробности расскажешь. – Еле слышно шепнула она, намекая, что при директоре не стоит откровенничать.

- Привет, сын. – Взлохматил и без того непослушные вихры на макушке старшего ребенка Сириус, весело подмигивая. Видимо, он единственный, кто не был зол, что кузены отправились на столь опасную авантюру. Как никогда младший Поттер-Блэк сейчас напоминал ему его погибшего лучшего друга. – Как ты?

- Спасибо, пап. – Благодарно улыбнулся мальчик.

Драко краем глаза посмотрел на отца, чтобы понять, ждать ему взбучки, или все обойдется. Люциус осмотрел своего отпрыска, но по его виду было сложно сказать, что он сейчас думает. Младший Малфой тяжело вздохнул, поняв, что это затишье перед бурей. Но он ничуть не жалел, что пошел с Гарри. Неизвестно, как бы все обернулось и нашли бы вообще «Великого Избранного», если бы блондин его не вытащил. Северус с кислой гримасой смотрел на своих подопечных. Видимо, ему «прилетело» от родителей кузенов первым, ведь он находился в школе, чтобы присматривать за детьми, а он не справился с заданием, вследствие чего один на больничной койке, а второй только чудом обошелся легким нервным потрясением от лицезрения Темного Лорда.

- Ну, вот видите, все хорошо. – Подал голос Дамблдор, с улыбкой смотря на младшего Поттер-Блэк. Мадам Помфри, высунувшись из своего закутка, уже хотела возмутиться, что так много народа скопилось в ее владениях, а ведь больному нужен покой, но директор махнул ей рукой, мол, и без тебя проблем хватает.

- Господин Дамблдор, - командным недовольным голосом начал Люциус – мне кажется, что вы явно не справляетесь со своими обязанностями, и в школе уже не так безопасно, как было. Сначала вы отправляете детей в Запретный лес, где гуляет убийца. Потом кто-то приглашает тролля, а потом оказывается, что вы приняли на работу Пожирателя Смерти, в чьем теле жил дух Темного Лорда. Вам не кажется, что для первого года обучения это многовато?

- Ну, во-первых, о том, что Квирелл остался слугой Волан де морта никто не знал. – Спокойно ответил директор. – Он раскаялся, и его оправдал суд Визенгамота. Кстати, не его одного. И он не единственный бывший Пожиратель, которого я принял на работу, да и вы…

- Да как вы можете? – Процедил сквозь зубы Сириус, с ненавистью смотря на Дамблдора, и вокруг него начала копошиться черная аура, выдавая крайнюю раздражительность своего обладателя. Диана взяла мужа за руку, призывая к спокойствию, но Блэк, вырвав руку из ее захвата, подошел к своему бывшему профессору. Дамблдор, помня, что мужчину лучше не злить, попытался миролюбиво улыбнуться, но это подействовало прямо противоположно на Сириуса. – Вы, как никто, знаете, почему мы пошли в стан Волан де морта. Это вы, как закончилась война, сделали вид, словно не мы способствовали победе над ним, поставив нас в одну линию с Гринграссами, Эйвери и прочими психами, которые убивали людей. Добровольно убивали. Без всякого принуждения со стороны своего Лорда. А вы и ваш чертов суд, мало того, что оправдали их, так еще и позволяете им общаться с детьми. Гарри только чудом остался цел. Я предупреждаю вас, Дамблдор, если с моим старшим сыном еще что-то случится, я сделаю все, чтобы вас сместили с должности директора Хогвартса и отправили вас на заслуженную пенсию.

- Сириус, мне кажется… - Начал было директор.

- Для вас, господин директор, Лорд Блэк. – Жестким тоном оборвал его бывший мародер, предупредительно сужая глаза. Присутствующие притихли, впервые видя такого Сириуса, а Диана и Люциус даже с уважением смотрели на мужчину. – И мне не важно, что вам там кажется, надеюсь, вы меня сейчас услышали, потому что я повторять не буду. Если вы не справляетесь, то я вынесу на заседание суда предложение о назначении нового директора.

- Профессору Квирреллу удалось скрыть свое истинное лицо и свои намерения. – Попытался оправдаться Дамблдор, поняв, что бывший ученик с ним не шутит.

- О, а все считают вас сильным магом. – Усмехнулся Сириус в истинно малфоевской манере. – Выходит, вы не всемогущ, каким хотите казаться?

- Никто не всемогущ, Си… Лорд Блэк. – Сцепив зубы, ответил директор, вынужденно признавая правоту бывшего студента. – Но это вовсе не значит, что я не могу выполнять свои обязанности. Уверяю тебя, что все под контролем.

- Да, я вижу. – Скривился Лорд Блэк. – Просто в школу всего-навсего проник Воландеморт и чуть не убил моего старшего сына, а так все под контролем. Я могу только надеяться, что в оставшийся месяц с небольшим больше ничего не произойдет. – И, посчитав, что он доступно и понятно донес до бывшего профессора свои мысли, он вернулся к кровати с сыном и, словно ничего не произошло, снова весело подмигнул ему.

Дамблдору оставалось только скрипеть зубами, жалея, что он не может проучить мужчину за подобную дерзость. Убедившись, что никаких серьезных травм у Гарри нет, взрослые оставили мальчика отдыхать. Драко остался с ним, не горя желанием сейчас идти за отцом, чтобы тот его отчитал, а старший Малфой не настаивал. Диана еще раз крепко обняла и поцеловала в макушку старшего сына и, договорившись, что по окончанию года за ним явится Нэнси, последовала за мужчинами. Оставшись снова в пустом больничном крыле, кузены облегченно выдохнули. Родители либо посчитали, что сейчас не время и не место ругать детей, либо все-таки добытый такой желаемый философский камень поумерил пыл взрослых, но те сейчас больше гордились, чем негодовали.

- Браво, Блэк. – Усмехнулся Люциус, идя с друзьями к антиаппарационной линии.

Дамблдор, проводив бывших студентов до ворот школы, удостоверился, что они отошли достаточно далеко и возвращаться не собираются, вернулся в свой кабинет. Этот год, как правильно заметил Сириус, был слишком насыщенным на события, и директору был необходим небольшой отдых.

- Знаешь, я впервые увидел, что не только сестренка стала Блэк, но и в тебе течет кровь Малфоя. – Продолжил блондин, с уважением смотря на родственника.

- Да, Сири, ты был великолепен. – С нескрываемым восхищением посмотрела Диана на возлюбленного, идя с ним под ручку. Сириус от такой похвалы зарделся, не став говорить, что и сам от себя подобного поступка не ожидал. Действительно, после того как при венчании, он обменялся кровью с женой, он стал замечать, что иногда им движет именно кровь Малфоя, заставляя его говорить или совершать поступки, на которые он раньше не был способен. Так и Диана иногда поступала, как истинная Блэк.

- Просто у всего есть предел, так? – Улыбнулся Лорд Блэк. – Как этому Квиреллу вообще удалось такое провернуть? «Подселить» себе Волан де морта.

- А черт его знает. – Ответил Северус, посчитав, что вопрос адресовался ему. – Сам был в шоке, когда увидел. Меня больше всего интересует, как Гарри его уничтожил одним прикосновением?

- Это как раз мне ясно. – Сказал Люциус. – Все дело в жертве Эванс. Наверно, она сама, того не ведая, защитила сына заклинанием, основанным на ее любви к единственному чаду. Авада же отрекошетила, что практически невозможно. Видимо, теперь Гарри стал вообще неуязвим к Воландеморту.

- Хорошо бы и так. – Вздохнула Диана. – Как думаете, теперь-то он сдох?

- Я бы не надеялся. – Покачал головой Лорд Малфой.

- Да, Драко рассказал, что после того, как Квирелл стал кучкой пепла, из него вылетел дух Воландеморта, а значит, есть вероятность, и вполне большая, что он попробует еще как-нибудь вернуться. – Подтвердил Северус. – Только теперь он будет знать, что Гарри для него неуязвим.

- Да, теперь за сыном будут охотиться все Пожиратели, что остались на свободе. – Тяжело вздохнул Сириус, понимая, к чему клонит зельевар.

- Да, это неприятно, когда твой враг может тебя уничтожить, а ты его – нет. – Усмехнулся Люциус. – Что ж, мы вернулись к началу. Воландеморт снова куда-то исчез, и будет строить новые планы по своему возвращению, но учитывая прошлые ошибки. Он станет осторожнее, что не на руку нам.

- Но главное, что ему не достался камень. – Подмигнула Диана. – Ума не приложу, как он оказался у Гарри, но это хорошо, что он явился сыну, а не вернулся к Дамблдору. Мы снова обыграли обоих великих волшебников.

- Да, победу мы все-таки можем праздновать. – Согласился с ней Сириус. – Чем и предлагаю заняться.

- И опять ты прав, Блэк. – Кивнул блондин. – Цисса с Беллс ждут нас в Малфой-мэнор. Северус, ты с нами?

- Да, думаю, я вернусь в школу утром. – Согласился Снейп.

Люциус хлопнул его по плечу и, перешагнув антиаппарационную линию, друзья исчезли.


Мадам Помфри разрешила Гарри покинуть больничное крыло спустя неделю, убедившись, что он абсолютно здоров. Брюнет, хоть и желая воспользоваться советом матери и хорошенько отдохнуть, все-таки уже устал валяться и ничего не делать. Конечно, к нему каждый день приходил Драко, рассказывая, как дела за пределами больничной палаты. Дамблдор, естественно, не рассказал всей правды и объяснил исчезновение профессора ЗОТИ внезапным возникновением у того важных дел, вследствие которых ему пришлось срочно уехать. Так как лишнего преподавателя у директора не было, было решено выставить результаты по текущим баллам. Естественно, не всех студентов это обрадовало: некоторых текущий бал не радовал, и они хотели его исправить. Итоговый кубок по очкам, увы, забирал факультет Гриффиндора с легкой руки Грейнджер. Даже спасение школы от главного темного мага не помогло и не добавило очков «змейкам». Драко с Гарри очень были недовольны именно этим фактом, ведь если бы не они, еще неизвестно, что бы тут натворил Квирелл в образе Воландеморта. Но, будучи слизеринцами, они начинали привыкать к тому, что никто и никогда не поверит, что они могли сделать что-то хорошее. Им бы просто никто не поверил.

Идя с завтрака на урок, Гарри с Драко догнал какой-то первокурсник с факультета Пуффендуй. Судя по его лицу, он бы с удовольствием и близко не подходил к слизеринцам, но просьбу Дамблдора нельзя игнорировать.

- Тебя требует к себе директор. – Сказал «барсученок» и, развернувшись, припустил прочь.

- Э, а пароль? – Крикнул ему вдогонку Гарри.

- Шоколадные лягушки. – Не останавливаясь, откликнулся мальчик и вскоре скрылся за поворотом.

- Удачи, брат. – Пожелал ему Драко и продолжил путь до кабинета Чар в одиночестве.

Поттер-Блэк согласно кивнул, но уверенности в этом пожелании было мало. Он знал, что Дамблдор обязательно вызовет его к себе. Испугался ли он угроз Сириуса о своем смещении или хотел из первых уст узнать, как все было в зале с колоннами, но директор с нетерпением ждал, когда брюнет покинет пределы больничного крыла.

Произнеся пароль горгулье, Гарри поднялся по винтовой лестнице и постучался в кабинет Дамблдора. Получив разрешение, брюнет толкнул от себя дверь и вошел в помещение.

- А, Гарри, здравствуй. – Как всегда «включил» директор доброго дедушку. – Проходи, присаживайся. Как ты? – Участливо спросил он, когда студент занял кресло напротив. – Поправился?

- Я здоров, благодарю. – Кивнул Поттер-Блэк.

-