КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400326 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170241
Пользователей - 90981

Впечатления

Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Академия Тьмы и Хаоса (fb2)

- Академия Тьмы и Хаоса (а.с. Арддара-1) 1.15 Мб, 333с. (скачать fb2) - Екатерина Александровна Масалова

Настройки текста:



Глава 1

Раскаты грома заглушали женский смех. В темных тучах мелькали стремительные силуэты, озаряемые лиловыми молниями. Ведьмы слетались со всех концов Арддары. По деревянному трухлявому мосту, перекинутому через ущелье. Медленно катились кареты, запряженные лошадиными скелетами.

— Это, это шутка такая, да? — Пискнула я пятясь.

Я переводила взгляд от замка, шпилями утыкающегося в беснующиеся небеса на отца, мрачного, что тучи.

— Нет, — звучит приговор. — Что ты там говорила: «Не хочу замуж! Хочу учиться, развиваться, узнавать новое и постигать мир»?

— Говорила, — буркнула надувшись. — Но, но…

Я отказывалась поверить. Не может отец отправить меня в это страшное место. В Академию: «Тьмы и Хаоса», где учится нечисть Арддары. Я человек! Я стану завтраком!

— Карета ждет, — проговорил отец, отворачиваясь, давая время подумать, — тебе решать, Эмили.

Нечисть продолжала съезжаться, слетаться к замку. За огромным валуном нас ожидает карета, кони роют копытами землю и нервно всхрапывали, они чувствовали тёмную магию, разлитую в воздухе, и это соседство их нервировало. Я снова попятилась, пока не уткнулась спиной в холод камня.

— Ну? Что ты выбираешь? — поторопил меня отец.

Я во все глаза смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова. Выйти замуж за Тара. Не могу и не хочу. Я видела его взгляд в прошлое воскресенье, когда наши отцы объявили о свадьбе. Радость что заполучит игрушку и что он с ней сделает. Не от этого ли сестры попрятались, как мышки, а мать ходит по дому безмолвной тенью? Но и замок пугает до дрожи в коленках, при одном только взгляде на него подкашиваются ноги.

Сглотнув и гордо задрав подбородок, и стараюсь, чтобы мой голос не дрожал, отвечаю:

— Я выбираю Академию.

— Что? Я не ослышался?

Сжала кулачки. Мысленно уговаривая себя: «Я гордая, я сильная я ничего не боюсь!»

— Нет, папа ты не ослышался. Я выбираю академию.

Отец подошел ко мне, и пристально всмотревшись, спросил:

— Твое решение окончательное?

— Да.

Тихий вздох и отец проходит мимо. Хлопнула дверца кареты. Свист рассекаемого воздуха, пронзительное ржание лошадей.

Деревянной походкой подошла к колее. Подняла сверток оставленный отцом. Прижав его к груди, побрела к замку.

Тропка серпантин меж камней вывела меня к дороге, а через несколько метров впереди начинался узкий мост, кое-где выпали доски, по нему постоянно едут кареты, окошки плотно зашторены бархатом.

Ну почему именно темная академия, а не светлая? Тайка, когда приезжает все уши, прожужжит, как в ней хорошо учится, какие там преподаватели. В мельчайших подробностях расскажет о каждом уроке.

Издалека мне казалось, что мост узкий едва хватает места, чтобы разъехались две кареты. Иллюзия, и чем ближе подходишь, тем лучше видишь, насколько он широкий. Сквозь щели в досках пробирается зеленоватый туман, то сгущаясь, то пропадая вовсе. А вот дорожку с лева он нагло игнорировал.

С одной поручень с другой возможность недолгого полета. Вцепившись в него, поставила правую ногу проверяя, выдержит ли меня доска. Треск. И два неровных обломка полетели вниз.

— Мама, — придушенной мышью пискнула я.

Левая нога провалилась по колено, и пока я вытаскивалась и дыры, мимо меня проковылял скелет лошади, волочащий за собой обычный деревянный гроб.

Уф! Ноги дрожали, когда я, наконец, ступила на землю. От замка стелился зеленоватый туман, в котором вспыхивали болотные огоньки. Едва я подошла, как передом мной распахнулись огромные двери.

Холл погружен в полумрак, в воздухе висят черепа-светильники. Они, скорее для красоты, ведь те, кто здесь учатся, прекрасно видят в темноте. Над головой иногда пролетают летучие мыши. В центре столы приемной комиссии. За ними три лестницы.

«А кто вообще сказал, что я поступлю?», — разумная мысль, почтила меня своим присутствием. — «И на кого?»

Не зная, что делать, я приютилась в уголке. Даже, если меня сейчас вышибут, мне уже есть что рассказывать внукам.

Тринадцать столов накрытых черным бархатом на них лежали: череп с зелеными искорками в глазницах, кинжал с окутанным темным дымком клинком. Летучая мышь, висящая вверх ногами на жердочке. Венок из засохших цветов. Чаша с огнем, болотный огонек. Статуэтка. Волчий клык. Пустой стол, хотя это что-то, да значит. Зеркало, отражающее лунный свет, метла, кусок мяса, перо.

«И что это значит?» — заинтересовалась я.

Никто на меня ни обращал внимания и вскоре страх сменился любопытством. Я никогда не видела нечисть так близко.

Около левой лестницы кучковались ведьмы. На каждой девушке остроконечные шляпки, в руках метлы. Они весело щебетали, обсуждая кого-то Эндана.

По центральной лестнице спустилась парочка вампиров. Они послали воздушный поцелуй ведьмочка. Те, хихикнув, принялись кокетничать. У правой лестницы девушки в бледных рваных платьях, волосы мокрые сосульки.

Оборотни, усевшись у стены, о чем-то переговаривались. Их глаза светились тусклым янтарем.

Людоедка, сосредоточенно обгладывающая кость, на нее неприязненно косились две вампирши в обтягивающих платьях.

С книжками в руках проплыли два парня привидения.

Откуда-то сверху донесся бой часов. Когда они пробили тринадцатый раз, в центре зала закрутился белый туман. Вот он уплотнился и вот нас обводит взглядом вампир. Длинные черные волосы кончиками касаются пола, белая рубашка на груди слегка расшнурована и видна толстая серебряная цепь. Нечисть носить серебро! Кожаные брюки заправлены в высокие сапоги. Взгляд синих с вертикальным зрачком глаз холоден и сосредоточен.

— Покойно ночи, — бархатным обволакивающим голосом говорил он. Все женского пола растеклась лужицами. — Выбирайте факультет.

Он указал на столы, и скучающие преподаватели сразу оживились.

«Ну, хоть понято, зачем что».

Первой подошла людоедка с костью, куда еще поступать людоеду? Мясо засветилось багрянцем.

«Ого!»

Ведьмочки поглядывая на красавца вампира, подошли к столу с метлой. Метлу от десяти ведьм, окутала, синим светом.

«А мне? Мне-то куда поступать!» — запаниковала я.

Решившись, я подошла к столу с черепом. Зеленый огонь, полыхнув, погас.

«Ой, мамочки! Я его сломала!» — заметалась паническая мысль.

Странное поведение черепа не укрылось от зорких сапфировых глаз вампира. Застыв меня за спиной в красноречивом молчании.

— Я не хотела, — пролепетала я повернувшись.

— Еще бы ты хотела, — скупо обронил он. — Человек!

— И? — еще больше стушевалась я.

— Зачем ты пришла сюда? — повернув голову на бок, спросил он.

Ни единой эмоции не проскользнуло на его лице. Вот мы мне так научиться!

«Дура не о том думаешь!» — обругала я саму себя.

— Так это тяга к знаниям! — выпалила я, собравшись с духом. — Рвусь кусать гранит науки! Постигать тайны бытия и смысла жизни!

— Да? — приподнял он бровь.

— Да! — брякнула я. — Что девушке уже, и учиться нельзя?

— Можно, — бровь как поднялась, так и грациозно вернулась на место, и лицо вновь стало ничего не выражающим, а вот в голос он подпустил яду: — Студенты и учителя! В эту ночь свершилось чудо. В нашу славную академию поступил человек!

— Человек! — на меня сразу уставились все, и, кажется даже и висящие в воздухе черепушки.

— А она вкусная? — мурлыкнул кто-то.

— Да что там есть тощая как жердь, — брезгливо бросила людоедка.

— Что же ты замерла, выбирай факультет, — прошептал вампир.

«Светлые защитники помогите мне!»

Сглотнула, я медленно двинулась вдоль столов. Предметы гасли, а по статуэтке пошла частая сеть трещин. Дошла до метлы, и она засветилась лазурью.

— Ведьма, — откликнулся на свечение вампир.

— И-и-и…, — то ли обрадовались, то ли огорчились ведьмочки.

На меня хоть и бросали взгляды, а продолжили разбредаться по факультетам.

— Ха-ха-ха, — и перед нами на метле рухнула ведьма. Черные волосы взъерошены и глаза горят зеленым огнем, платье цвета вишни держится на одной бретельке и кажется, что большая грудь его вот-вот порвет — Покойной ночи, мои ведьмочки! Меня зовут Ариса Вилл, я ваш куратор. А теперь девочки все за мной!

Ведьма повела нас к стене! Подошли, и Ариса открыла портал — большое черное пятно, оно кляксой расползалась вширь. Содрогаясь от омерзения, я прошла вслед за остальными ведьмами. Несколько шагов и оно выпускает меня с легким: чпок.

Вышли в коридоре, арки похожи на ребра гиганта. Девочки ведьмы, вертели головами и шепотом обсуждали, куда же приведет нас куратор.

Пришли мы в просторный круглый зал, в центре жаровня, наполненная раскаленными угольками. Рядом с ней на скамеечке сидит, мужчина. Простые кожаные штаны, обнаженный торс надет фартук с прожженными дырочками.

— Ну, девки задирайте юбки! — весело пробасил здоровяк.

— С чего бы это? — недоверчиво поинтересовалась блондиночка с двумя хвостиками.

— А то, — ответила ей Ариса. — Клеймо будем ставить.

— А это обязательно? — вновь спросила блондинка.

— А как же. Ну, кто, куда ставить будет? — Задорно вопросила Ариса.

«А может я поторопилась с поступлением», — вяло подумалось мне.

— А пусть человечка первая! — обрадовалась все та же блондинка.

«И чего я ей плохого сделала?»

— А сама, что боишься? — фыркнула я.

— Я ничего не боюсь! — шипит она и в ее глазах на миг вспыхивают зеленые искорки.

— Девочки! — между нами встает Ариса. — У вас еще будет возможность оттаскать друг друга за космы. Так что быстро встали в очередь! Арна, и ээ…

— Эмили, — подсказала я.

— Ты первая она вторая. И да орать считается дурным тоном, — издевательски произнесла она.

— Ой, у мамы есть клеймо, — восторженно пискнула маленькая шатенка.

Арна гордо вскинув подбородок, подошла к громиле уже вытащившему из угольков раскаленный дрын.

— Куда? — пробасил мужчина.

Сглотнув, Арна обнажила плечико.

— Сюда.

— Как скажешь, — пожал плечами он.

Девушка зажмурилась. А мужчина неторопливо приложил к белой девичьей коже раскаленную часть. Шипение. Из прокушенной губы по подбородку стекает тонкая струйка крови. И прорывается тихий стон.

— Все.

За спиной Арисы разворачивается воронка портала.

— Проходи, Эмили!

Арна пошатываясь, скрылась в темном пятне на стене.

«Светлые защитники помогите мне!»

Идея с поступлением в академию уже не казалась такой блестящей. А отцу надо было, здесь спрашивать: учиться или выйти замуж?

— Куда?

— Э-э-э… не знаю,… ну пусть будет плечо. Ой, нет! — всполошилась я. Домой-то я когда-нибудь попаду и не дело, чтобы они видели. — Бедро!

— Да? — удивился он.

Верхнее платье хоть и простое да из шелка лиррийн. Десять золотых соек за отрез.

— Да! — уже тверже.

Подобрав все юбки, приготовилась.

— А ничего ножки, — цыкнул здоровяк.

А в следящую минуту на левом бедре расцвел цветок боли. Сдерживая крик, я прикрыла рот руками и юбками. Боль, расползаясь по ноге вниз.

— Все.

И шлепнул по ягодицам, но мне было наплевать.

— Проходи. Лина ты следующая.

Юбки мешали и задевали рану, делая больнее. Перед глазами все расплывалось и поэтому пятно на стене все время меняло форму. Разговор Арисы и других ведьм воспринимался через вату.

— Ой! — прошептала высокая брюнетка. — А может все-таки не надо?

— Быстро!

Прихрамывая, кое-как добралась до пятна-портала.

Холод пробирает до костей, касается ожога, заставляется взвыть в голос. Еще несколько шагов и его ледяные тиски отпускают меня.

Куда я вышла не разобрать. Все воспринимается пятнами. Я споткнулась, упала на что-то мягкое. И мгновенно уснула.

Глава 2

Открыла глаза, уставилась в потолок испещренный частой сетью трещин. Несколько секунд понять не могла, что же меня разбудило. Бум! И меня сотрясает мелкая дрожь. А? Приподнялась, осмотрелась.

Кровать. Бум! И кровать снова содрогнулась. Рядом зеркало. Напротив дверь, рядом еще дверка видимо в ванную, на полу ковер серого цвета. Окно закрыто шторкой с дырками, около него (за ним властвовала ночь), шкаф в углу, стол с моей сумкой (я даже не помню, кто ее забрал), котелком и черепушкой светильником. На стене три ряда полочек, с разнообразным добром.

Бум! И снова дрожь. Интересно, кто и зачем долбит? Медленно меня нагнало осознание, что я вчера поступила в темную академию. Я поступила. Просто не вериться. Ой, мамочки, что дома скажут?! От на придуманных ужасов зажмурилась. Стоп! Встряхнула головой.

— Так? — спросила я у своего отражения.

В зеркале отражается девушка в платье застегивающимся под самое горло темно-вишневого цвета, русые волосы собраны в строгий пучок, в карих глазах, недоумение и застывший вопрос: что она здесь делает? Курносый нос, тонкие губы.

— Так, — ответила я сама себе.

Теперь я предоставлена сама себе. Откинулась обратно на кровать.

— Получилось, получилось, — обрадовалась я. — ПОЛУЧИЛОСЬ! Нет, Тара, нет свадьбы! Ахах!

Вскочила.

— Ай, — резкая боль прострелившая ногу повалила обратно на кровать и заставила вспомнить, что мне вчера поставили клеймо.

Осторожно подняла подол. На бедре красовалось клеймо. Красный такой кружок, а внутри клевер. Нерешительно прикоснулась, ожидая новой вспышки боли, но ее не было. Рискнула надавить — ничего.

Встала. Подспудно ожидая очередного прострела. Ничего. Попрыгала. Не болит.

Бум! Да так сильно, что звякнули пустые бутылки на полках.

Бум!

Удары явно идут извне, решила выглянуть из комнаты, чтобы посмотреть, что происходит. Едва открыла дверь, как передо мной зависла летучая мышка, державшая свернутый свиток.

— Расписание занятий. И почему вы еще не переоделись? — строго вопросила она, часто махая крылышками.

— Ой, — подставила руки, чтобы поймать свиток. А что это так бьется? — на автомате спросила я.

— А хаоссары, — ответила она и вылетела в узкое окошко.

Вслед за мышкой выглянула в окно. Моя комната оказывается в башне. Снизу поднимается зеленый туман. На улице действительно ночь в дырочки на шторе мне не показалось, ну точнее ночь была только над академией. Дальше словно за невидимой стеной начинается день.

Ярко светит полуденное солнце. Белые бабочки порхали над вкраплением цветов в травяном море. Легкий ветер треплет стяги паладинов на заставе. Фейский лес, словно соревнуется с солнцем по яркости.

Обернулась. На этаже больше не была дверей. Узкая площадка, от которой вниз спиралью уходит лестница. Спустилась. На точно такой же узкой площадке, всего одна дверь.

Вернувшись к себе, я под светильником-черепушкой прочитала расписания занятий:

1. Вредная лекция. Аудитория Ночи.

«Какая?!»

Я несколько раз перечитала строчку, но она не изменилась, ни на букву. Что это за лекция такая?

2. Знакомство с метлами. Класс Облаков.

«Хм,…зачем с ними знакомиться?»

3. История ведовства. Аудитория Ночи.

4. Чароплетение. Класс Луны.

5. Зелья и Яды. Класс Земли.

6. Порча, сглаз. Класс Ночи.

«А какая разница между аудиторией Ночи и классом Ночи?»

И это все? Или только на сегодня? Знать бы, где это все находиться.

Оставив расписание, я присмотрелась к вещам на столе. Свою сумку сунула в шкаф, все равно там вещей нет. Под сумкой обнаружился холщовый сверток. Развернула. Это оказалась форма.

Медленно я расстегивала свое платье, словно с каждой расстегнутой пуговкой я расставалась с прошлым. Резким движением скинула платье, оставшись в сорочке и нижних юбках. Пришел и их черед. Юбки полетели вниз, а следом сорочка.

Я стояла нагая в ворохе белья. Единственной оставшейся вещью были трусики. Да вот теперь я действительно свободна и могу начать новую жизнь.

Первое что я вытянула из свертка, это была ведьминская остроконечная шляпа. Вытянула шпильки из пучка, по плечам скользнули светло-русые волосы. Тар всегда говорил, что ему нравятся мои волосы, ему нравилось распускать их и перебирать, поэтому я особой тщательностью ухаживала за ними. Но после того, что увидела в его глазах, я безжалостно обрезала роскошную косу.

Не удержалась и примерила шляпу. Обернулась посмотреть на себя в зеркале. На мгновение глаза зажглись зеленым колдовским огнем, словно отзываясь на него зеленоватый блик, прошел по клеверу клейма.

Зеркало показывало новую меня. Еще секунду назад я сама перед собой стеснялась своей наготы, теперь же я расправила плечи и гордо вздернула подборок. Мне нравилась белизна моей кожи никогда не знавшей работы. Высокая красивая грудь. Руки шли снизу вверх, соски отозвались на прикосновение, затвердев. Без следа меня покидало это чувство стыда, а его место проходили другие чувство — свобода.

Уже не робея, я вытащила маленькое черное платье. Надела. Оно настолько короткое, что едва прикрывает клеймо. Следом я достала длинные бело-синие чулки. Между ними и подолом платья осталась тонкая полоска. Дальше я извлекла плащ темно-синего почти черного цвета и полусапожки.

Одевшись, вышла из комнаты. Куда идти не понятно. Спустилась на этаж ниже, постучала в дверь.

— Да, — раздалось из-за двери. — Кто там?

— Эмм…, я твоя соседка, ты не знаешь, куда надо идти на занятия?

— Лекции! — вскрикнули за дверью и что-то упало.

Дверь рывком открылась и передо мной предстала всклокоченная со сна блондинка. Большие зеленые глаза, аккуратный носик, аристократическое лицо, губы полные чувственные губы. С ней я вчера ругалась. И, кажется, ее зовут Арна.

— А ты знаешь расписание? — прищурилась она.

— Да. Его отдала мышка, — ответила я, чувствуя себя полной дурой.

— Какая мышка? — не поняла она.

— Подожди, — попросила я и, прихрамывая на левую ногу, поспешила к себе на этаж.

Ворвавшись в комнату, схватила со стола листок и понеслась обратно вниз. Ведьма все также стояла в дверном проеме. Постоянно зевая.

— Ой! — проговорила она. — А что за вредная лекция?

— Сама не знаю.

Успела разглядеть за ее спиной, что убранство ее комнаты ни чем не отличалось от моей. Только личных вещей гораздо больше. И они разбросаны. Отдав листок с расписанием мне, она начала спешно одеваться. Надела на растрепанную голову шляпу, скомандовала:

— Пошли.

— Куда?

— Вниз для начала, — решила ведьма.

На следующей площадке я хотела постучать в дверь, но Арна меня остановила.

— Ты собираешься в каждую стучаться? Так мы никогда не спустимся!

— Но вдруг они так, же проспали? — возразила я.

— Нет, — она указала на дверную ручку, светящуюся зеленым. — Она не опоздала. А вот мы очень даже. Пошли быстрее.

Навсех остальных этажах — светящиеся дверные ручки. Как так получилось, что мы опоздали, а они нет? Мы спускались все ниже, а когда выглянули в окно ближе к земле не стали.

— Все больше не могу! — объявила я, опускаясь на ступеньку и блаженно вытягивая ноги.

Неожиданно рядом со мной на стене появилось черное пятно. Я на всякий случай отскочила в сторону, портал увеличился в вширь и из него вышла ведьмочка.

— Ой! — удивилась она. — А что вы здесь сидите?

— Проведи в аудиторию ночи! — взмолилась я.

— А-а-а…, — протянула она. — Входите.

Мы быстро шагнули в пятно.

Вышли в коридоре. На стенах руки скелетов держат светильники черепушки. Плотный поток студентов движется в обе стороны — не протолкнуться. На наше появление никто не обратил внимания.

— Эй, — я привлекла к себе внимание неторопливо ползущего горгона. — Не подскажешь, как пройти в аудиторию ночи?

— Через чердак.

— Чего? — мы с Арной переглянулись.

Толи пошутил, то ли направление задал.

— Давай пойдем и спросим у ведьм.

— В какую сторону идем? — уточнила я.

— Ну…, — ведьма сначала посмотрела в один конец коридора, потом в другой и, закрыв глаза, указала: — А пошли туда.

И мы влились в поток нечисти. Вынес он нас в большой круглый зал, от него, словно спицы в колесе отходили коридоры. Студенты выходят-заходят, или открывают в стенах порталы так похожие на кляксы.

С пола поднимается белесый туман, в нем мелькают быстрые огоньки. В центре зала на постаменте возвышается горгулья. Она зорко следила за порядком. Заметила нас, она приземляется впереди и грозно спросила:

— Вы почему не на занятиях?

— Мы не можем найти аудиторию ночи, — смутившись, ответила Арна.

— Новички?

— Да.

— Почему не были на ознакомительной экскурсии?

«А была еще и ознакомительная экскурсия?»

— Мы проспали.

Горгулья недовольно смотрела на нас.

— Ладно, я провожу.

— Спасибо, — выдохнули мы.

Она залетела в один из коридоров, и мы последовали за ней. Она летела над толпой студентов, а нам приходилась работать локтями, чтобы не отстать.

— Там ведьмы, — указала она на лестницу и вернулась на пост.

Когда мы поднялись наверх, пот с меня катил ручьем, попадал в глаза, щипал. Вытерлась плащом. Уперлась о стену, чтобы перевести дух. Ногу от усталости подрагивали, и хотелось сдохнуть и никуда не идти. Арна постучала.

— Входите, — раздалось издевательски из-за двери.

Аудитория. У стен шкафы со свитками и книгами. С потолка свешивается чучело — гарпии. Ведьмы сидят за меленькими круглыми столиками, перед каждой светится хрустальный шар и под его светом что-то записывали.

На метле восседала ведьма преподавательница. Заложив книгу, она строго взирала на нас.

— Здравствуйте, — пролепетала я.

— Ну, здравствуйте, — хмыкнула ведьма. — А я уж думала, что вы не почтите нас своим присутствием.

— Мы…, — начала говорить Арна.

— Этого больше не повториться, — скороговоркой выпалила я. — Можно сесть?

Быстрый жест, и вот наши с Арной руки связаны.

— За наказанием зайдете к декану. А вот теперь можете сесть. Книг я вижу, у вас нет. Но чтобы завтра вся лекция была переписана, я проверю.

И под ехидные смешки направились к единственному свободному столику.

Просто прекрасно, еще ничего толком не сделала, а наказание уже получила. Арна затащила меня за столик у стены под чучелом совы. Едва мы сели, как хрустальный шар засветился молочным светом.

— Итак, продолжаем. Когда луна убывает, ведьма наводит порчу. А также разрушает чары света, — вернулась к лекции ведьма. — Да и не только. На убывающую луну надо собирать травы на кладбище. А первый рассветный луч покажет травку ведьмогонку. Солнце же позволяет ведьме скрываться и принимать человеческий облик.

Где-то над нами прокукарекал петух.

— Лекция окончена, — объявила ведьма. — И не забывайте, куры видят нас.

«Интересно, почему именно куры?»

В библиотеку мы с Арной решили не ходить и вместе с ведьмами спустились вниз. Дошли до зала с горгульей. Свернули в левый коридор, прошли в следующий зал. И если раньше ведьмочки уверенно топали вперед, то здесь стушевались.

— Ой, а я не помню куда дальше, — протянула рыженькая.

— Мы так, вообще не знаем, — хмуро буркнула Арна. — Вон горгулья у нее спроси.

Рыжая ведьмочка так и поступила. Горгулья скосила на нее красные глаза, указала на ближайшее к нам пятно.

— Как вы успели раньше нас? — заинтересовалась я.

— Случайно, — весело ответила рыжая. — Я захотела пить.

— А я не ложилась спать, — призналась ведьмочка с зелеными волосами.

— Мда, — прокомментировала Арна. — А где библиотека хоть скажите?

— Кажется на этаже преподавателей, — неуверенно, ответила зеленоволосая. — Я с вами пойду.

Мы зашли в портал, и вышли в коридоре. В подобном вчера нам ставили клеймо.

Шли по коридору, освещенному черепушками-светильниками.

— Эй, здесь есть кто-нибудь? — позвала брюнетка идущая первой.

— Здравствуйте, — перед нами словно из-под земли возникла девушка. Строгое платье облегает стройную фигурку, остроконечная шляпа кокетливо сдвинута на бок. — Меня зовут Тира ар Талла, я буду обучать вас полету на метлах. А теперь за мной, вам нужно познакомиться с вашими метлами.

— Это как? — я удивленно посмотрела на преподавателя.


— Метла, не захотевшая вас носить, запросто может скинуть, словно строптивая лошадка.

— Их хоть объезжать не надо?

— Иногда и такое бывает, — не стала отрицать ведьма.

Она привела нас в комнату, где висели в воздухе прикованные цепями метлы.

— Итак, слушаем меня внимательно, — привлекла наше внимание преподавательница. — Сейчас вдумчиво и не торопливо подходим к метлам. После того как найдете свою подходите ко мне. Всем все ясно?

— Да, — не стройно отозвались ведьмочки.

Арна дернула меня к большой черной метле.

— Пойдем по порядку, — попросила я.

— Но начнем с нее, — азартно выдохнула ведьма.

Мы подскочили к помелу и тут же отскочили от него, оно подлетело вверх и едва не стукнуло нас черенком по макушке.

— Арна, Эмили это не ваше помело, — прокомментировала Тира.

— Да мы уже поняли, — откликнулась Арна, опасливо косясь на замершую метлу.

— Госпожа ар Талла, а чего это она? — заинтересовалась рыженькая ведьмочка не решаясь подходить к выбранной ей метле.

— Это помело некогда принадлежало черной ведьме Тарисе Инвар, — охотно ответила преподавательница.

— Самой Тарисе, — восхищенно выдохнула зеленоволосая и получила по шляпе от метлы.

— Ай! — отскочила она. — Больно же!

— Быстрее надо быть, — проговорила ар Талла, и продолжила: — На месте ее боя с Эсваром Светоносным на дне воронки нашли метлу. С тех пор она никого к себе не подпускает.

— Но ведь это произошло пятьсот лет назад, — продемонстрировала Арна знание истории.

— Она ждет свою хозяйку.

«Надо же, а я и не знала», — печально и завистливо вздохнула я.

Моим образованием занимался отец. Я должна была быть примерной женой и украшением мужа. Риторику, музыку, танцы, домоводство, немного географии и истории Арддары — вот что мне преподавали.

Магические способности проявились в четырнадцать лет, у старших сестер в восемь. Кухарка научила меня несложным заговорам, чтобы спорились дела по хозяйству. А уж о большом мире я слышала только от Тайки. Она обучается на чаровницу в Академии Света и Порядка, да еще не где-нибудь, а в самой столицу — Асре. Каждый раз я слушала ее рассказы, раскрыв рот.

— Нашла! — от воспоминаний меня отвлек радостный крик брюнетки.

Она нежно прижимала к себе помело, со слегка кривым черенком и зеленоватыми прутиками.

— Очень хорошо, — кивнула Тира. — Ирма, подойти ко мне. Здесь мы только знакомимся с метлами. Занятие же будет в классе Облаков.

За спиной Тиры на стене появилось и увеличилось в размере уже знакомое пятно. Ведьмачка с помелом шмыгнула в него.

После Ирмы свое помело быстро нашли остальные ведьмочки, и только мы с Арной в очередной раз нарезали круг по комнате.

— А мы? — чуть не плача протянула Арна. — Где же наши метлы?

— А вы хорошо искали? — уточнила Тира.

— Да, — ответила я, потирая шишку на лбу.

— Возможно, вы друг другу мешаете, — задумчиво ответила ведьма. — Вы связанны. Кстати, а за что вас наказали?

— Мы опоздали на вредную лекцию, — буркнула Арна.

— Понятно, — усмехнулась Тира. — Вы хоть опоздали, я свою первую вредную лекцию — пропустила.

— А какое у вас было наказание?

— Месяц мыла полы на первом этаже.

— О, Ночь, — простонала Арна.

— Так что-то мы отвлеклись, — строго одернула Тира. — Вы не останавливайтесь, ищите.

И мы снова обошли зал. Черная метла знаменитой ведьмы уже на подходе к ней хотела врезать нам по лбу.

— Да не нужна ты нам! — нервно проговорила Арна, опасливо обходя дернувшуюся черную метлу. — Эмили, давай ты первая.

— Хорошо.

Но и мне не повезло.

— Эмили, человек, — заметила Тира. — Возможно, здесь нет ее метлы.

— А где она есть? — заинтересовалась я.

— Но я-то ведьма! — взвыла Арна. — Где моя метла?!

— Идемте, — позвала нас Тира.

Выйдя из комнаты с метлами, дошли до пятна. Остановились около первого светильника черепушки. Тира прикоснулась к стене, создавая новый портал.

— Пошли, — позвала нас ведьма преподавательница и первой нырнула в пятно.

Маленькая комнатушка в центре в треножнике зажегся огонь. По обе стороны от треножника на постаменте лежат две метлы. С белым черенками и позолоченными прутиками.

— Вы шутите? — с паническими нотками в голосе спросила Арна.

— Вы о чем? — спросила я.

Лично я ничего плохо в них не видела.

— Попробовать стоит, — резонно заметила ведьма.

— Хорошо, — обреченно выдала Арна.

Она с целеустремленностью тарана двинулись к метлам, совершенно не обращая внимания, что я болтаюсь рядом.

Эти метлы в отличие от тех не двигались с места и не пытались дать нам по лбу. Мне они уже нравятся. Арна приблизилась к той, что с лева. Ничего.

— Уф! — выдохнула она.

Я прикоснулась к белому черенку.

Ни отозвалась.

— Жалко, — скуксилась я.

— Радоваться надо, — шипит Арна.

— Почему?

В место ответа ведьма подошла к той, что справа. Прикоснулась к черенку. Комната озарилась ярким белым светом.

— О нет! — простонала Арна.

— Хм…, — откликнулась Тира. — Арна, не кривись, бери метлу и пошли.

— А я? Как же я? Госпожа ар Тилла у вас нет еще одной таком комнатки?

— Есть, но там нет метел, — ответила она. — Эмили, тебе придется сделать свою метлу, или найти.

— Как это? — хмуро отозвалась я.

Вслед за Арной я прошла через пятно (будто у меня был выбор), и оказалась в Классе Облаков.

Иллюзия это или еще что не знаю. Но я стояла на облаке, а внизу раскинулась Асра. Столица находилась на берегу реки, в этом месте Асма становилось широкой и медлительной. По ней передвигались как маленькие рыбацкие лодочки, так и прекрасные парусные каравеллы.

Сверкали под полуденным солнцем позолоченные шпили академии Света и Порядка. И если академия Тьмы и Хаоса темный монументальный замок, то светлая противоположность. Замок из белого мрамора, на рассвете он слегка покрывается румянцем. На главной башне звездой сверкает пульсар, на соседних шпилях реют серебристые стяги академии. Главные ворота так же из зачарованного серебра, в данный момент они гостеприимно распахнуты.

За замком приютились стойла для драггов. Отличие от темных светлые маги предпочитают крылатых ящеров.

Дворец короля Ивара третьего утопает в бело-сиреневом саду с редким вкраплением зеленого цвета

За городом располагались пристани, для летающих кораблей с соседнего материка — Ладдары. В данный момент один из них медленно заходил на посадку. Огромные паруса сворачивались, матросы бегали по палубе проворными муравьями.

— Госпожа ар Талла, это на самом деле? — восторженно спросила я.

— Конечно, — кивнула она. — Иллюзия показывает, что происходит здесь и сейчас.

— А можно увидеть не Асру? — спросила зеленоволосая.

— Хоть Скарабеевые острова, — откликнулась преподавательница

— Ого, и морских ведьм? — восхищенно спросила Арна.

— Настроить-то можно, но вы вряд ли что-то увидите из-за тумана, они тщательно скрывают остров. Не говоря о том чтобы, хоть одна из них поступила к нам. Мы вон и человека дождались, — преподавательница прямо посмотрела на меня.

Ведьмы сокурсницы уставились на меня, словно увидели впервые. Они ничего не говорили, только пристально рассматривали. Время от времени их глаза загорались зеленым огнем. Я расправила плечи и гордо встретила их взгляды.

— Так перестаем глазеть и садимся на метлы, — хлопнув в ладоши, объявила ар Талла.

В ее глазах читалось одобрение, что я не сплоховала и с честью приняла вызов на безмолвный поединок и выстояла.

— Молодец, — похвалила меня Арна.

— О! У тебя светлая метла? — ведьмы заинтересовались метлой Арны.

Они вели себя так будто ничего не произошло, а раз так я тоже, решила сделать вид, что ничего такого не было.

— Да, — хмуро.

— Ужас, какой, — поразилась зеленоволосая.

— И не говори, — так же хмуро ответила ведьма.

— У, Эмили, нет метлы, потому что она человек? — заинтересовалась Ирма.

— Нет, — ответила Тира. — Она еще не нашла свою метлу.

Угу, легко сказать. Интересно, как я должна ее найти, или сделать? Помело ведьмы это просто метла.

— Итак, на метлы, — скомандовала Тира. — Арна, Эмили, — Сходите в библиотеку, я так понимаю, вы не получили учебники?

— Нет, — ответила я.

— Тогда идите. Арна ты догонишь на следующем уроке, а для тебя, Эмили мы что-нибудь придумаем. Вот возьмите.

Арна с завистью посмотрела на поднявшихся в воздух ведьм. Тира поднялась к ним и начала объяснять, как управлять помелом.

Через портал мы попали обратно в зал с метлами.

— Как не вовремя это глупое наказание.

Второй портал вывел нас к горгулье.

— Вы, почему не на занятиях?! — вопросила она.

— Госпожа ар Тилла, отпустила нас в библиотеку, — ответила я. — Вы не подскажите, как к ней пройти?

«Да, с такими надзирателями не прогуляешь».

— Туда, — горгулья потеряла к нам интерес, но указала на левый коридор.

Занятия в разгаре, и коридоры необычно пусты и тихи. В очередном зале мы встретили учеников. Компашка вампирш шла, о чем-то переговариваясь, но увидев нас, замолчала. Все ослепительно красивы. У всех черные прямые волосы. А вот ученическая форма у них не такая как у нас. Короткие плащи и длинные платья — алого цвета.

— Бедная, — с сочувствием посмотрела одна из них на Арну. — Быть привязанной к человеку.

— Фу, чем это воняет, — скривилась другая.

— До вас не пахло, — огрызнулась ведьма.

— Может тобой, — отозвалась я.

— Дрянь, — прошипела вампирша ее глаза вспыхнули алым светом, на занесенной руке удлинились когти.

Послышалось хлопанье крыльев.

— Еще увидимся, — плюнула она.

— Дуры, — буркнула я себе под нос.

Вампирши естественно услышали. Зашипели, словно на раскаленные угольки брызнули водой.

— Аристократки, — фыркнула Арна.

Горгулья только напомнила о себе, но сама не прилетела к нам.

— А у вас есть знать? — удивилась я.

— Слушай ты, где росла, в каком дремучем лесу? — весело спросила ведьма.

— В родовом поместье, — ответила я. — В "Зеленом уголке" Эрнета Вайла.

— Ты, Эмили Вайл? — теперь уже Арна удивилась. — И что ты забыла в академии?

— Как что? Грызу гранит науки. А если честно я сбежала.

— Это сильно для домашней тихони, — съехидничала Арна. — И чем же тебе не понравилась жизнь дома?

— Свадьбой, — вздохнула я. — С Таром ас Ором.

— Ого. И чем не угадил жених?

— Всем, — просто ответила я.

Этом зале стражей спокойствия уже не было, только лестница и арка коридора.

— И куда дальше? — растерялась я.

— Пойдем туда, — указала на арку Арна.

И мы пошли.

Странно.

В остальных коридорах хорошее освещение здесь ничего подобного.

Вывел он нас к ажурным воротам. А вот за ним арены. Песочный овал в окружении трибун. Левая створка приоткрыта. Прошли.

В нескольких метрах тренировались два парня. У одного короткие черные волосы топорщились ежиком, Одет в свободные брюки, а вот торс обнажен. Рядом с мощным партнером, он смотрелся худым, как черенок метлы.

— Какие симпатичные, — улыбнулась Арна.

Парни замерли, повернулись к нам. Тот, что с короткими волосами ухмыльнулся, показав клыки, в зеленые глаза с вертикальным зрачком смотрят насмешливо. Ясно вампир, а второй тогда оборотень вон и глаза желтые.

— Как приятно это слышать, — ухмыльнулся здоровяк.

Его длинные волнистые волосы цвета шоколада были перевязаны лентой, наверняка, чтобы не мешались. Обнаженный торс позволил рассмотреть накачанный пресс, и жгуты мышц. Взгляд оценивающе пробежался по нашим фигурам.

— А то, — важно отозвалась Арна. — Вы не подскажите, как пройти в библиотеку?

— По лестнице наверх, и направо, — проинформировал нас оборотень.

Под их насмешливыми взглядами, я стушевалась и не знала что ответить. Я и с Таром-то общалась всего ничего и всегда в комнате, кто-нибудь находился.

— Я, Арна, это Эмили, — представила нас ведьма.

— Ксар, — клыкасто улыбнулся оборотень. — А ты и есть та человечка?

— Да.

— Натан.

— Все только о тебе и говорят, — поведал нам Натан.

— Почему? — спросила я, посмотрев на вампира.

— За столько лет в академию ни разу не поступал человек, — поведал Ксар.

— Лет триста назад поступала, вот только на следующий день нашли ее обглоданный скелет, — зловеще прошептал Натан.

— Ой! И кто ее съел? — спросила я, втянула голову в плечи.

— Да мало ли, — хитро усмехнулся вампир.

Все теперь не усну.

Поднялись по лестнице.

Так это и есть преподавательское крыло.

Стены, словно сделаны изо льда. Светильники черепа висят над головой. Мы повернули направо, когда я услышала:

— Вы должны ее исключить!

«Минуточку!»

— Стой, — я остановилась, как вкопанная.

— Что такое? — спросила Арна.

— Слышишь?

— Кричит кто-то, — пожала плечами ведьма.

Не кто-то. А мой отец.

— Это отец, — пояснила я.

После этих слов девушка изменила мнение и проговорила:

— Пошли, послушаем.

Крики раздавался с левой стороны. Идти оказалось не далеко. По бокам двери статуи. Они изображали одну девушку, но в разных исполнениях. Левая держала в протянутых руках хрустальный шар. У правой в одной руке меч в другой белая звездочка.

— Красивая, — не вольно вырвалась у меня.

— Ага, — согласилась со мной Арна. — Лиэль Сияющая, говорят, она была невестой ректора.

Спрятавшись на левую статую, мы прислонились ухом к двери.

— А я все-таки настаиваю, — отчетливо услышала я голос отца. — Моей дочери не место в этом заведении!

Что ответил ректор, мы не расслышали.

— Но она, же человек! Эти монстры ее просто сожрут! — гневно кричал отец.

Тишина, а после:

— Да неужели? — в голосе ректора столько сарказма хоть в Асре продавай.

После чего отец гневно взорвался:

— Вы должны ее отчислить!

И опять мы не расслышали, что ответил ректор.

Отец выскочил из кабинета, как ошпаренный. Пронесся мимо, ничего не замечая.

— Девочки? — из кабинета выглянул мужчина. Вьющиеся каштановые волосы. Взгляд янтарных глаз строг и суров. — Что вы тут делаете?

— А мы… тут…

— Слушаем, — закончил за меня оборотень. — Раз это касается вас леди Вайл, то зайдите.

— А мы немного наказаны, — потупилась я, показывая, что я с Арной связаны.

— Когда успели, — хмыкнул оборотень. — Проходите.

В приемной ректора не было ничего лишнего. Шкафы до потолка заполненные книгами и свитками. Друг напротив друга стол и окно, но полу ковер глушащий шаги, напротив дверь в кабинет ректора.

Оборотень открыл перед нами двери приглашая войти. И зашел следом.

Кабинет вампира. Всю левую стену занимали большие витражные окна. А правую шкафы с книгами и различными свитками, засмотревшись, я не заметила ректора за столом.

— Присаживайтесь, — скупо обронил вампир.

Лицо совершенно ничего не выражает, словно несколько минут назад здесь не орал мой отец.

«Какая выдержка!» — помимо воли восхитилась я.

— Вы уже в курсе, что хотел ваш отец? — тихо спросил он.

Неудивительно, что мы не слышали.

— Да.

— Значит, понимаете, что вы не должны меня подвести? — посмотрел он.

Под этим пристальным оценивающим взглядом сразу сделалось не хорошо и захотелось, чтобы он смотрел куда угодно, но только не на меня.

— Д-да.

— А вы уже успели схлопотать наказание, — тихий вздох.

— Этого больше не повториться, — я поспешила заверить.

— Надеюсь, иначе мне придется отчислить вас. Кстати вы почему не на занятиях? — резко сменил тему он.

— Госпожа ар Талла, отпустила нас в библиотеку, раз я не нашла свою метлу, — ответила я.

— Ведьма без помела это нонсенс, — отозвался оборотень. — Вы должны как можно скорее найти метлу.

«Вот бы еще сказали, где именно ее искать!»

— Но где? — встряла Арна.

— А какое у вас помело? — заинтересовался ведьмой оборотень. — Светлая, — буркнула она.

— Правая или левая? — с волнением спросил вампир, поддавшись вперед.

«Светлые защитники, неужели я вижу на его лице эмоции?!"

— Правая, — все тем же голосом ответила Арна.

Налицо вампира на секунду набежала тень, но уже через мгновение, снова ничего не выражающее лицо.

— Идите в библиотеку.

Покинув кабинет, в молчании дошли до больших, в два человеческих роста, библиотечных дверей.

Слева пустующий столик. А вперед уходят ряды стеллажей с книгами. И никого.

— Ау, есть кто-нибудь?! — позвала Арна.

— Кто вы? — за столом появилась призрачная женщина, поправляя большие круглые очки.

«Зачем призраку очки?»

— Мы пришли за учебниками, — сказала я. — Эмили Вайл, Арна…эээ…

— Ланн, — подсказала Арна.

— Ага.

Призрачная библиотекарша пролетела сквозь стол и остановилась в метре от нас.

— За мной, — велела библиотекарь.

Она вела вдаль стеллажей вглубь библиотеки. Останавливаясь, указывала какую книгу нам брать.

Из-за стопки в руках мы не видели, куда идем. С трудом дотащив ее до столика библиотекарши, перевели дух.

— И как потащим их, — пожаловалась Арна.

— А как попадем в свои комнаты? — спросила я.

А самое главное, как потом выйдем из башни?

— Проблема, — согласилась подруга. — Мы не пойдем в башню!

— А куда?

— Какой там у нас следующий урок?

Я достала из кармана изрядно помятое расписание.

— История ведьмовства. Аудитория Ночи, — прочитала я.

— Дорогу туда мы уже знаем, — бодро заявила Арна.

Не уверенна, что я ее запомнила. Но мы знаем, у кого спросить.

— Распишитесь, — библиотекарша протянула нам формуляры. — За каждую испорченную книгу уплатите из стипендии.

«А у нас есть стипендия?!»

Поставив подписи, покинули библиотеку. Шли не просто медленно, а очень медленно.

— Вам помочь? — раздалась ехидное перед нами.

— Да! — вырвалось у меня, и плевать кто там, хоть сам ректор, но это всего лишь оказались уже знакомые нам вампир и оборотень.

Натан забрал у меня книги, Ксар у Арны.

— Куда вам? — спросил оборотень.

— Аудиторию Ночи, — сориентировалась я.

«Заодно и мы не покажем, что не знаем дороги».

— Идем, — позвал вампир.

О чем говорить с двумя симпатичными парнями я не представляла. Так что Арна отдувалась за двоих.

— Ой, как вы удачно подвернулись, — щебетала она. — А вы откуда?

— Танрас, — ответил вампир.

Я припомнила, уроки географии и карту Арддары. Город Танрас находится на востоке, Змеиные горы раздваиваются, образуя долину, узкое горло надежно охраняют вампиры.

— А я из Лейноса, — проговорила Арна.

— Не знала, что там есть ведьмы, — вырвалась у меня.

Лейнос — второй по величине город после Асры. Расположенный на юго-западе от столицы. Его «лунные улочки» славятся на весь материк. В человеческом городе живут ведьмы, странно, почему их не нашли жрецы Лериан.

— Ты о жрецах? — поняла, о чем я, Арна. — Да, что они могут! Уже, поди, и не помнят, как выглядит настоящая ведьма!

— Не скажи, — заметил Ксар. — Просто вашей семье повезло. Жрецы Лериан могут очень многое. Моего дедушку загнала «связка». Жрица Лериан и чистый Римара.

Чистые. Жрецы светлого защитника Римара. Раньше когда нечисть и темные повсеместно жили по всей Арддаре. Это изначально их материк люди пришли с Ладдары. Жрецы светлой защитницы и покровительницы домашнего очага Лериан уничтожали нечисть в связке со жрецами светлого защитника и покровителя воинов и военного дела Римара. После того как жрецы всех шести защитников объединились, чтобы уничтожить вампира Ахрона и сравняли с землей его замок, связки увидишь редко.

— А когда это было? — заинтересовалась я.

— Двадцать лет назад. На Туманном мысе.

Туманный Мыс, городок в Жемчужном заливе на море Дождей. Из порта уходят корабли к Скарабеевым островам, второму материку и даже дальше, то ли к третьему материку, то ли еще куда. В учебнике была только две строчки: «Над землей постоянно клубиться черный дым. Чужаки не допускаются дальше города-порта Анурас».

— Сочувствую, — отозвалась ведьма.

Разговор так хорошо начавшийся погас и до пятна мы дошли в гробовом молчании.

— Постойте сегодня испытания для новичков, — неожиданно вспомнил вампир. — Вы должны быть!

— У нас вечером наказание, — буркнула я.

— Мы постараемся прийти, — заверила Арна.

Попрощавшись с парнями, нырнули в пятно.

— О, нет! — простонала Арна.

Как же мы могли забыть, что вверх уходит длинная винтовая лестница? А потом еще и вниз спускаться и с книжками! Стиснув зубы, начали подъем…

Потные и еле стоящие на ногах оперлись о стену. Я постучала дрожащими руками.

Она открылась перед нами.

— Входите.

Подхватив книжки, зашли.

Так, так, а мы пришли первыми. Ведьма, преподавательница имени которой мыеще не знали, сидела на помеле и что-то читала, когда мы вошли, она посмотрела на нас. А глаза-то у нее желтые прямо как у оборотней.

— Как это понимать? — холодно вопросила она.

— Эмили, не нашла свою метлу и госпожа ар Талла отпустила нас в библиотеку, а мы решили не слоняться по академии сразу прийти сюда на лекцию по истории ведьмовства, — охотно рассказала Арна.

«Ой, какие мы хорошие!»

— Садитесь, раз пришли, — разрешила ведьма тем же холодным тоном. — За свой стол.

И ведьма потеряла к нам интерес, вернувшись к прерванному чтению.

Едва сели за столик, как шар засветился молочным светом. Делать было нечего, и стала просматривать книги. Интересно же чему я буду учиться.

— А тебе кто больше понравился Ксар или Натан? — с озорными искорками в зеленых глазах шепотом спросила Арна.

— Не знаю, — честно ответила я, разглядывая картинки в толстом фолианте «Зелья, яды, снадобья и отвары». На картинках изображены как компоненты зелий, так и бутылочки с готовым отваром.

— А мне Ксар, — поделилась ведьма. — Хотя и Натан ничего у него такие глаза, в этих изумрудных озерах утонуть можно.

— Ох, какой не простой выбор, — хихикнула я. — А в янтаре застыть навечно?

Я только сбежала от ненавистной свадьбы, и связывать себя с кем-то пока не готова. И потом они хоть и симпатичные, но темные. А я человек.

— Угу, — отозвалась, принимаясь разглядывать учебник по чарам.

В основном картинки луны и солнца, и фазы когда применять те или иные чары.

— …Выступите на соревнованиях, — переключилась я с парней на происходящее на в классе. — Не посрамив ведьм.

— Что за соревнования? — заинтересовалась я.

— Между факультетами.

— Так вот зачем арена, — поняла я.

— Да. Конкуренция только на пользу учебному процессу.

— А наш факультет, — с жаром спросила Арна. — Мы лучшие?

— И да, и нет, — уклончиво ответила преподавательница. — Не стоит забывать и о наших особенностях.

— О каких? — заинтересовалась Арна.

— Каждая ведьма сама за себя, оборотни сильны стаей, вампиры предпочитают работать связками, призраки одиночки, но только потому, что сила одного гасит силу другого, поэтому их команды формируются очень тщательно. Конек горгульей воздушные атаки, людоеды впадают в ярость, и разрушат все вокруг, не редко это приводит к их проигрышу. Горгоны неповоротливы, но они могут обращать взглядом в камень. Работают в пятерках: чернокнижники, некроманты, утопленницы и дрэвы.

— А чей факультет лидирует сейчас? — спросила я.

— Чернокнижники, — последовал ответ.

— А мы, — загорелась азартом Арна. — Когда выступать будем мы?

— Когда чему-нибудь научитесь, — ехидно заметила ведьма. — А колдовства вам не увидеть пока не заведете фамильяра.

— О! Фамильяр, — закатила глазки Арна. — Младшие сестры мне с ним все плешь проели.

Я покопалась в стопке с книгами и нашла учебник гласивший: «Фамильяры и другие магические существа». Раскрыв его на середине, показала подруге.

— Это что-то вроде питомца? — хмыкнула я.

— Нет. Это друг, помощник, учитель, — проговорила преподавательница.

Договорить преподавательнице не дали. Открылась дверь и в аудиторию ввалились весело хохочущие ведьмы с метлами в руках. С раздражением и досадой я боролась несколько секунд. Ведьма столько всего интересного могла рассказать, если бы ее не прервали.

— О, вы уже тут, — удивилась зеленоволосая.

— Да хватит с нас одного наказания.

— А мы знатно полетали, — поделилась впечатлениями Ирма. — В конце мы сменили иллюзию и летали над Морем Сирен, они катались на волнах.

Я давно хотела увидеть морских красавиц. Говорили что ловцов жемчуга, которые не понравились — топят, еще девушки не чурались просто протопить и забрать к себе на дно понравившегося паренька.

— И как? — вырвалась у меня.

— Восхитительно, — закатила глаза Ирма, явно дразня меня.

— Метлы к стенке, — скомандовала преподавательница. — Открыли учебник истории.

И потянулась скучная лекция. Нет, интересно узнать, что первая ведьма была человеком. И после этого на меня косо смотрят?! Да еще и жрица Ириры — защитницы и покровительница чистоты и целомудрия. Девушка посвятила себя служению светлой, ни один мужчина не имел права коснуться ее. Жрицами восхищались, а вот простая плотская любовь не для них.

Когда девушка находилась в Сиринте, влюбилась в молодого человека. Долгое время они тайно встречались. «Ну да запретный плод всегда сладок».

Она нарушила клятву, что привело, светлую защитницу в ярость.

— От зависти, — ядовито прошептал кто-то.

Девушку схватили. Старшие жрицы казнили юношу, отрезав ему голову. Какие кровожадные! И половой орган, как доказательство нарушения клятвы. После ста плетей ее завели в храм, дабы предать очистительному огню.

И когда привязали к столбу и подпалили хворост, она и призвала Тьму и Хаос, заключив с ними сделку: желая только одного — отомстить.

Она возродилась из сожженных останков. Первым ритуальным кинжалом, убила и принесла в жертву Тьме и Хаосу всех жриц.

Свершившаяся сделка осквернила храм, сделав его святилищем темных сил. Часть жриц переродились, став первыми ведьмами.

Когда к поруганному храму явились светлые, ведьмы развратили паладинов, склонив их служить тьме — так появились чернокнижники.

Те кто не поддался чарам, уничтожили первый храм темноты, не оставив от него камня на камне…

Да еще и эссе надо написать о битве при Вороньем Глазе. В тысяча триста втором году от освоения Арддары.

Вороний Глаз, продержался неделю, позволив перегруппировать силы темных магов. Эльфы остановили наступление, темные откатились назад и еще месяц обе стороны устраивали диверсии в стане врага.

Учитель развернула иллюзорную карту Арддары с пометками былых сражений и важных мест. Круги ведьм. И выходило что по всему материку их тридцать штук.

— А раньше было больше, — вздохнула ведьма. — Жрецы работали не покладая рук.

— Чем старше Круг, тем больше силы из него можно зачерпнуть.

Из тридцати тринадцать считаются старыми и один из них относиться к временам, до нашествия людей. Его оградила чарами Алтана Весар последняя из жриц Ириры.

Карта сменилось изображением ведьмы. Четырнадцатилетняя девчушка, в развевающемся черном балахоне. Под глазами темные круги, взгляд зеленых глаз сосредоточен, собран и далеко не детский.

«Надо же такая молодая, а посвятила себя Ирире».

— Она ценой своей жизни защитила круг.

— А как она это сделала, если он относиться к временам, когда на Арддаре еще не было людей? — спросила я.

— Она прибыла на Арддару вместе с колонистами.

— А чем тогда питались вампиры, если людей не было? — снова поинтересовалась я.

— Люди не властвовали на материке как сейчас, а вот люди для еды были, — разъяснила ведьма.

— Ничего себе, — ахнула Арна.

«А кем тогда питаются вампиры-студенты?»

— Думаешь о Натане? — подмигнула подруга.

— Вовсе нет, — открестилась я.

— Ага, так и поверила, — хихикнула она.

— Это кто там у нас разговаривает? — как бы невзначай спросила преподавательница.

Арна показала, мол, все молчу. Одного наказания с нас вполне достаточно.

— К старому Кругу допускаются только сильные, — учительница выделила последнее слово и выразительно посмотрела на нас. — Ведьмы.

— Она еще узнает, какие мы сильные, умные, прекрасные и вообще, — яростным шепотом пообещала Арна.

— Ты о чем? — поинтересовалась я.

— Увидишь, — отозвалась она.

«Светлые защитники, что она задумала?!»

— Ваш круг.

Красные точечки погасли, осталась гореть только одна. В окрестностях городка Сомака. Да и городом это назвать сложно, с десяток каменных домов.

— И кто жил в такой глуши? — задали вопросом девчонки.

— Кларисс Озерная, правда Озерной она стала, после того как ее утопили.

— А чем прославилась ведьма?

— Приворожила короля Эдмонда Сверкающего. Его убили, а ведьму утопили в ближайшем озере.

— А зачем? — скептически хмыкнула Ирма.

— Король мог провести ряд нужных нам реформ, — отозвалась преподавательница.

И дальше в таком же духе.

Только три тысячи лет назад охота на ведьм ослабла, из-за появления нашей академии. Она давала защиту молодым и неопытным ведьмам. Одновременно с ней образовалась академия Света и Порядка в Асре. И установилось хрупкое равновесие.

— Да не хотела бы я жить в те времена, — проговорила Арна, когда мы выходили из аудитории. — Что там у нас сейчас?

— Обед, — обрадовала нас.

— Веди, — воодушевилась Арна.

— Только избавимся от книг, — предложила я.

В зале с горгульей нырнули в черное пятно, и вышли на моем этаже. Толкнула дверь и заглянула в комнату, вон и узелок на столе

— Уф! — выдохнула я, сваливая книги на кровать.

— Это все твои вещи? — ведьма указала на стол.

— Да, папа хотел меня напугать академией.

— Напугать? — спросила Ирма, не в курсе из-за чего я появилась в этом славном заведении.

— Да, наша человечка от свадьбы к нам сбежала, — поделилась подруга.

— Я всегда знала, что брак вреден для девушки, — скривилась Ирма. — Вот из-под венца к нечисти.

В чем-то она, конечно, права. Семью я хочу завести, но только не сейчас. Хочется для начала найти свое место в жизни, на мир посмотреть себя показать.

— Теперь ко мне, — Арна потащила меня на этаж ниже.

— Творческий беспорядок, — прокомментировала ведьма, обозрев творившийся в комнате бардак.

— Мы так и поняли, — откликнулась Ирма.

А теперь обедать.

Вышли в зал с горгульей. А почему в первый раз был коридор? Мы вслед за учениками свернули в боковой не большой коридорчик за дверьми, скрывался огромная столовая.

Длинные столы за каждым тот или иной факультет. Освещение все те же черепушки на стенах.

Подхватив поднос, мы направились к раздаче.

Она составила на поднос несколько тарелок и уступила место мне.

— Объясните, что тут можно есть человеку? — взмолилась я.

— Все, — хихикнула Арна.

— А лучше тебя, — отозвался парень людоед, стоящий за ведьмой. — Ты будешь бесподобна, если прожарить на медленном огне.

«Сомнительный, но комплимент».

— Мечтай, — фыркнула я.

Арна быстро наставила на поднос тарелки, и мы поспешили догнать Ирму.

— Человечке здесь не место, — прошипела ослепительно красивая ведьма с копной рыжих волос. — Вали туда, к отбросам.

Она указала в конец стола, где сиротливо сидела ведьмочка. Худенькая, пепельные волосы торчат в разные стороны. Она ни на кого не обращала внимания, ковыряясь вилкой в зеленой бурде.

— Извините, — растерялась Ирма.

— Может тебе самой туда сходить в целях ознакомительной экскурсии? — вопросила Арна.

— Да ты! — задохнулась от возмущения ведьма.

В ее серых глазах зажглись изумрудные огоньки не предвещающие ничего хорошего.

— Ани, — схватила ее за руку русоволосая ведьма. — Забыла? Устраивать разборки в столовой — запрещено!

— Я мирно превращу их в тараканов, — Ани заверила подругу.

Ой, а Ани-то из старшекурсниц!

— Арна, пойдем, — попыталась я увести ведьму.

Но ее уже понесло:

— А пупок не развяжется?

— А вот сейчас и посмотрим, — зловеще отозвалась рыжая Ани.

— Арна, не надо, — зашептала я. — Ну посидим там, от нас не убудет.

— Убудет, — отрезала ведьма. — Эмили, главное как себя поставишь, так к тебе и будут относиться!

В ее глазах зажигались зеленые искорки. Ани опытнее, она же размажет Арну по стенке, ровным тонким слоем.

— Ставлю на Ани, — неожиданно раздалось с соседнего стола.

Это некроманты решили на нас тотализатор устроить? Шустрые, какие.

— А я на новенькую малышку, — отозвался некромант с длинной челкой закрывающей половину лица.

— Эмили, принимай ставки, — пихнула меня подруга. — Мы можем заработать.

— Ага, очередное наказание, — прошипела я. — И как ты с ней собралась драться, если я к тебе привязана?

— Десять соек на человечку! — выкрикнул некромант с зелеными волосами.

— Двое на одного не честно, — заметил тот, что с длинной челкой.

— Но ведь они первокурсницы, — напомнила подошедшая чернокнижница.

Из-за накинутого на голову капюшона лица не видно только торчит кончик короткой белой косы.

— Пятьдесят, сто, двести, двадцать… — со всех сторон посыпались ставки.

«Нам конец!», — обреченно подумала я. — «Теперь у Ани есть отличный стимул размазать нас по стенке».

Кто-то выхватил у нас подносы с едой. А вокруг нас как бы само собой образовался ровный круг — площадки.

Первой напала Ани. Бледно-зеленый дым облепил выставленную защиту Арны.

— А-а-а, — я дернулась в сторону.

Взрыв хохота со всех сторон.

— Стой не шевелись, — шипит ведьма. — Ты мешаешь! Лучше помоги.

Я зажмурилась и прошептала:

— Я знаю только бытовые наговоры, которым научила меня кухарка.

— Что же ты на ведьминский факультет пошла! — рычит Арна.

С каждым мгновением дым становился ярче, и подруге труднее держать защиту.

— Само получилось, — растерялась я.

Выбирать не приходилось, черепа и другие вещички ломались или затухали едва, я подходила, а ведьминская метла приняла.

— Давай атакуй ее чем-нибудь! — велела Арна.

«Светлые защитники, помогите!»

Я взмахнула руками, словно откидывая что-то от себя. Арна потеряла концентрацию, и ее защита испарилась. Но зеленый дым откинуло на Ани. А воздух наполнился одуряющим запахом сирени.

— Что это? — опешила подруга.

— Кухарка научила, чтобы в комнате всегда приятно пахло, особенно когда у нас в гостях был Тар, — виновато ответила я.

— Аромат? — хмыкнула Ани. — О, да для этого стоило поступать в академию!

— Если мы сейчас что-нибудь не придумает, то станем посмешищем для всей академии! — упавшим голосом проговорила Арна.

«Светлые защитники!»

Я перебирала в уме все наговоры, которым научила кухарка.

— Может чистоту?

— Ага, давай ее почистим, — фыркнула подруга. — А то она запылилась что-то.

— Отравить нас решила! Эмили, не дыши!

Я честно старалась дышать через раз. В горле запершило. Я закашлялась. Думаю, здесь чистота подойдет, как нельзя лучше. Быстрое движение свободной правой рукой. И вот мы стоит в окружении цветов.

— Просто фея, — хихикнул кто-то сзади.

— Неплохо, — одобрила Арна.

Теперь ее черед махать руками. Из-под пола поднялись черные щупальца и обвили нашу противницу.

«Что я еще могу?»

А ничего.

Щупальца развеялись дымком. Тихий шепот.

— А-а-а-а, — запаниковала я.

Не думая, что я делаю, взмахнула руками от себя. Тягучая волна боли прошлась от пяток к затылку.

— А ну прекратить! — прогремело на всю столовую.

Ани окутало нечто сиреневое и блестящее. Девушка застыла в этом, как муха в янтаре.

Прорезая толпу, к нам шел ректор. Сапфировые глаза сверкают подобно звездам. Ученики стараются сжаться и стать незаметнее. Следом за вампиром идет оборотень похожий на Ксара.

Он посмотрел на круглое черное пятно, а потом на Ани внутри сиреневого облака. Взмах рукой. И это «что-то» осыпалось на пол блестящей пылью.

— Уф! — Ани хватала ртом воздух, как выброшенная на берег рыба.

— Наказаны, — ни к кому конкретно. — Вечером придете ко мне за наказанием.

Но у нас с Арной поверх серебристой веревочки появилась синяя светящаяся колючая проволока. На руках выступили капельки крови. Такая же проволока «украсила» руки Ани.

«Ну вот…».

— Господин ар Рисо, — подал голос оборотень, и ученики попытались удрать, но дверь неожиданно для них закрылась, саданув по носам. — Ученики видели, что намечается поединок, и не препятствовали этому.

Он когтистой рукой обвел притихших студентов.

Призраки попытались пройти сквозь стены, но не тут-то было.

— Вы как всегда правы, — любезно отозвался вампир.

«Садисты!»

Именно такая мысль читалась на лицах студентов.

— Всем известно, что поединки в столовой запрещены, — безразлично проговорил ректор. — Наказаны.

Протяжный стон пронесся по столовой. У учеников появилась, браслеты из терновника разных цветов, правда только на правой руке.

Двери распахнулись.

— Обед окончен. Вы опаздываете на лекции, — оповестил оборотень.

— Идем, — Арна, как в ни чем не бывало, потянула меня за собой.

— Ай! — пискнула я.

Шипы глубже впилась в руку.

— Нужно не делать резких движений, — решила Арна.

Мы ждали, когда толпа студентов покинет столовую и уже нам можно будет выйти, не потревожив руки.

Зеркала на стенах, потолке и полу, от многочисленных кривых отражений становилось не по себе. В воздухе на разной высоте висят уже знакомые нам столики с хрустальным шаром в центре.

— Здравствуйте, девочки! — в аудиторию стремительно вошла ведьма.

Алые волосы уложены в сложную прическу. Плащ в тон волосам скрывает фигуру. — Меня зовут Ирда Вайн, я буду преподавать вам чары. И начнем мы с простых. Изменения цвета волос. Я даю вам цвет, вы изменяете свои волосы.

Несколько быстрых, резких жестов и потолок потемнел. Набежали тучки, а в просветы выглядывала огромная круглая луна. Зеркальный стены и пол отразили ее лучи, и аудитория наполнилась мягким серебристо-голубым светом.

— Разбиваемся на пары, — велела Ирда.

Снова пасс и к столикам появились призрачные ступеньки.

— Подходим ко мне, берем карточку, садимся, а я покажу формулу чар.

Блондинке Арне выпало перекраситься в розовый цвет, а мне в оранжевый.

— Ненавижу розовый, — призналась Арна.

— Все смотрим на меня, — привлекла наше внимание Ирда, за ее спиной появилась доска с формулой чар. — Аудитория оснащена, так чтобы вам было легче чаровать. На доске записана формула. Записываем ее.

«Эм-м…, а куда нам записывать-то?».

Словно в ответ на вопрос шар засветился молочным светом. На столе передо мной появились письменные принаблежности: перо, пергамент и чернильница. Мы тут же принялись переписывать формулу.

— Чарование на изменение внешности произносятся на полную луну, — заговорила Ирда, когда мы перестали писать. — Итак, ловим лунный луч.

Зеленоволосая ведьма недоверчиво коснулась тонкого, как спица луча, тот покачнулся туда-сюда. Уже гораздо смелее она взяла серебристую спицу. Ее примеру последовали остальные ведьмы.

Без всяких призрачных ступенек, Ирда поднялась в воздух. И неторопливо прохаживалась между столами.

— Эмили, не расстраивайся, с первого раза не у всех получается, некоторым ведьмам удобнее чаровать при луне другим при солнце.

Поправив формулу, мы снизили яркость наших волос. Я стала просто рыжей, а подруга бледно-розовой.

— Молодцы, — похвалила нас Ирда. — Теперь, как снять наведенные чары.

На доске медленно появилась другая формула. Ничего сложного. Простые обратные чары.

Мы еще несколько раз поменяли цвет волос, закрепляя полученное знание, потом изменили цвет плащей. Тоже ничего сложного, только когда накладываешь чары надо учитывать тип ткани.

Арна права, если не делать резких движений магическая проволока не впивается в руку.

— На сегодня закончили, — проговорила Идра.

Хрустальный шар засветился молочным светом, и пергамент с пером исчезли.

Класс, где обучали зельеварению, находился глубоко под землей. В круглом зале амфитеатре, разбились на пары и работали в отдельных блоках разделенных стеной.

Преподавательницей была толстая старая ведьма с длинным носом с бородавкой на носу. Ее седые волосы торчали в разные стороны, а платье мышиного цвета было покрыто разноцветными пятнами. Похоже, не все ее эксперименты проходили, так как задумано.

Начали с простого зелья. Снотворного. На наших столах уже лежали необходимые ингредиенты. И у левого угла — хрустальный шар.

— Записываем рецепт, — велела ведьма из центра круга, — сонного зелья.

Записали и потом его повторили. Ингредиенты не сложные, поэтому с зельем проблем не было. Остаток лекции записывали, какие и где ингредиенты надо добывать.

И если ночницу душистую еще можно найти в окрестностях замка (ее и другие травки будем собирать на следующем занятии), то чтобы достать жало скремов придется попотеть.

Когда исписали пять пергаментов, нас отпустили с лекции.

— Как же я устала, — пожаловалась Арна.

Голова гудела от полученных знаний, хотелось упасть на кровать и не вставать. А ведь еще порча, отработка наказания (двойного!), и посвящение.

Мы хоть и старались не делать резких движений, но капельки крови все равно появлялись. Но, что странно они не срывались вниз, а впитывались магической проволокой.

— И не говори. Хочу в свою кроватку. А кровь идет прямиком ректору? — спросила я, наблюдая, как красная капелька, впиталась в острый шип.

Мы прошли в пятно перенесшие нас вместе с остальными ведьмами в зал с горгульей.

— Возможно, — ответила Арна. — Я тоже хочу в кроватку. Ха! Нам же еще идти к Арисе.

— Не напоминай, — поморщилась я.

Вслед за остальными мы прошли в Класс ночи.

В классе было темно и только маленькие точечки звезд мигали в «небе».

— Проходите, садитесь, — раздалось из темноты.

Преподавательницу мы не видели. Света от шаров едва хватало, чтобы видеть друг друга.

— Где она? — шепнула мне Арна.

— Я не вижу.

Мы расселись по местам и ведьма заговорила:

— Только ночью ведьма наводит порчу или сглаз, когда на небе нет луны. Запомните это хорошенько, иначе порча отразится от лучей.

Дальше мы записывали наговоры порчи, сглаза и другие пакости. Писать в темноте при тусклом свете хрустального шара, то еще удовольствие.

Наконец и эта лекция подошла к концу.

— Ты как хочешь, а я иду к себе в комнату! — решительно проговорила ведьма.

Как будто у меня, есть выбор. Морщась от боли в руке, я послушной собачкой плетусь за подругой. Вышли мы уже в знакомой башне, вот только на несколько витков ниже. Оба наказания крепко сжимаются, но ведьма не обращает на это внимание и с упертостью тарана тащит меня за собой.

— Арна, не беги! — попросила я. — Такое ощущение, что тебе на пятки жрецы наступают.

— А? — отвлекается от своих раздумий ведьма. — Да конечно.

— О чем задумалась?

С языка так и хотело сорваться слово «подруга», но я усилием воли придержала его. Хоть за этот суматошный день мы с Арной сблизились…

— О посвящении.

— С чего бы? — удивилась я.

По-моему нужно думать о предстоящем наказании. А посвящение, оно, когда будет, и вообще может, и не попадем на него.

— Ну, — многообещающе протянула ведьма. — Столько разных слухов ходит, и ты слышала, о чем говорили Кристи и Лина?

— Это кто?

— Кристи — зеленоволосая, а Лина рыжая.

— Нет, а что? — я вернулась к реальности.

— О посвящении, — ответила Арна.

Мы поднялись на ее этаж-виток. Арна толкнула не запертую дверь:

— Проходи!

На столе рядом с черепом-светильником лежали стопочкой исписанный Арной пергамент.

— Ты посмотри, он уже здесь, — я указал настол.

— Я такого не видела даже в Саане, — восхищенно проговорила Арна.

— Ты была в Саане? — пергамент тут же вылетел у меня из головы.

Саан древняя столица человечества, она является столицей второго материка. Из нее по всему миру расползаются новые технологии.

— Ага, кивнула ведьма, следом за собой притащив меня к полкам. — Куда же я положила?

— И как?

— Что как? — не поняла ведьма. — А! Хорошо, интересно, необычно, но летающие корабли мне понравились больше, понять не могу, почему у нас они не прижились? Ура! Нашла!

Вот здесь я полностью с ней согласна. Король Ивар Третий почему-то не жаловал воздушные парусники. И отвел им один причал и тот за городом. А уж над Арддарой это вообще редкое зрелище.

— Что?

— Вот!

Арна победно трясла у меня перед носом мешочком в алый горошек. Размашисто сдвинула листки пергамента в сторону и выставила на стол: крынку с завязанным верхом, и с десяток пирожков. Причем это все не могло поместиться в таком маленьком мешочке.

— Мама чаровала, — с гордостью отозвалась Арна. — Она же и собирала.

— Пирожки с чем?

«А хоть и с лягушками! Я есть хочу!»

— С земляничным вареньем, — умилилась ведьма. — А в кувшине квас.

Присев на кровать мы занялись пирожками, передавая из рук в руки кувшинчик.

— Что это? — Арна указала на темный дымок, формирующийся над черепком-светильником.

— Не знаю.

А дымок сгустился в тучку, а из тучки на нас посмотрела Ариса.

— Ну? — вопросила она. — И чего это мы прохлаждаемся?

— Уже идем! — ответили мы, подскочив с кровати.

Выскочили из комнаты и застыли. А как нам вызвать пятно на стене?

— Может постучать, и попросить? — неуверенно предложила я.

— Хорошо, что мы одни, — вздохнула ведьма. — А давай.

Чувствуя себя последней дурой, я постучала по стене костяшками пальцев.

— Эй, появись. Нам нужно к Арисе! — повелительно проговорила Арна.

Черная не ровная клякса с хрустом расползалась в стороны. От нее веяло морозной свежестью. Тонкие изломанные линии уходят вбок, вниз и вверх покрывая все на своем пути ледяной встопорщенной корочкой. Хрустеть перестало, и нам в лицо бросило горсть колючего мелкого снега.

— Это, Ариса решила нас наказать? — со страхом в голосе спросила Арна. — Подумаешь, съели по паре пирожков. Чего так злиться?

— Тогда она очень зла, — выдавила я.

Из черной рваной кляксы волнами накатывался холод.

— Пошли, — решила Арна. — А то я уже замерзла.

Шаг.

Сотни тысяч мелких иголочек пронзили насквозь. Кровь застыла в жилах алыми кристалликами, холод обжег легкие, сердце в последний раз сократилась.

Шаг.

— Кха, кхе, кхе, — закашлялись мы.

От холода зуб на зуб не попадает. Арна маленький огонек. Под его светом, увидели, что находимся в ледяной кишке. С потолка свисает бахрома инея, пол и стены покрывает слой льда.

— Где мы? — почему-то у меня спросила Арна.

— Идем? — вопросом на вопрос ответила я.

Спину холодила стена.

— Пошли.

Осторожно, чтобы не поскользнуться, пошли вперед.

Ледяная кишка вела куда-то вниз, и чем ниже спускались, тем больше льда становилось вокруг. Плечами задевали стены, шляпами смахивали иней с потолка.

Мы продолжали спускаться, коридор настолько стал узким, что идти пришлось боком. Арна освещает, я — грею нас.

Коридор расширился и закончился.

Маленький желтый светлячок уткнулся в глыбу льда перегораживающую дорогу и растаял.

— Чего это он? — удивилась я.

Вместо ответа ведьма создала еще светлячка и отправила его к стене, но и его постигла та, же участь.

— Пришли, — ответила мне ведьма.

— Что будем делать? — спросила я, проведя рукой по льду. — Может, вернемся?

— Нет, — Арна решительно отмела мое предложение.

Ведьма подула на ладонь. На ней затанцевали, робкие язычки огня.

— Научишь меня! — загорелась я новым умением.

— Идет, — отозвалась Арна.

Она приложила горячую ладонь к ледяной стене. Шипение. И горящая рука погасла.

— Что такое?

— Лед поглощает колдовство.

— А давай я попробую.

— А давай! — согласилась ведьма. — Смотри наговор простой.

Наговор действительно оказался простым и понятным и что интересно на основе бытового.

Моя рука загорелась сиреневым огоньком.

— Ничего себе, — ахнула ведьма.

Прикоснулась ко льду.

Треск.

В разные стороны пообещала частая сеть трещин. И с виду монолитная ледяная стена осыпалась мелким крошевом.

— Ничего себе, — повторила Арна.

Нам открылась огромная покрытая все тем же льдом пещера, зал комната? Ледяные сталагмиты и сталактиты прозрачные, как слеза ребенка. А в центре пещеры бугор.

— Посмотрим, что там? — потянула меня за собой ведьма.

Когда-то ледяная пещера была частью академии. Можно угадать очертание балкона опоясывающий зал. Где-то здесь в толще льда скрыта лестница. Также продолговатыми бугорками выделяются факелы.

Чем ближе мы походили к центральному бугру, тем меньше становился исследовательский запал Арны. Не дойдя до бугра несколько шагов, мы в нерешительности остановились.

— Давай! — поддакнула меня Арна. — Растопи лед.

— А надо? — засомневалась я.

— Надо, — твердо и уверенно.

Дотронулась дрожащей рукой объятой пламенем. Треск. Колдовской лед стек, обнажая скелет, дракона свернувшегося калачиком.

— Др-дракон, — удивилась ведьма. — Интересно как он здесь оказался?

— А мне интересно кто его так и за что? — задала я вопросы. — Как думаешь, тот, кто это сделал, знает о том, что мы растопили лед?

— Очень может быть. Я бы оставила какое-нибудь следящее заклинание.

— Тогда может, пойдем назад? — предложила я. — Может, снова откроется портал.

— Хорошо, — согласилась со мной ведьма.

Вернулись обратно в ледяной коридор. Поднялись и уперлись в стену. Постучали, позвали портал.

— Эй! Появись! — Арна долбит кулачком стену. — Быстро! Живо!

Резкий порыв ветра впечатал нас в лед.

— Что это было? — придушенной мышью прошептала я.

— Пойдем, посмотрим, — решительно заявила Арна.

И мы пошли обратно.

— Оп-па! — шарахнулась Арна.

Мы поскользнулись и на задницах проехали до того места, где недавно был драконий скелет.

— А где? — только и спросила я не решаясь подняться.

— Ушел, — прокомментировала Арна.

— Куда? А почему мы не видели?

— А ты хочешь это видеть? — осведомилась Арна.

— Нет.

Потирая ушибленный зад, поднялись, осмотрелись. В пещере-зале просто негде спрятаться скелету. Но на всякий случай все обошли и осмотрели — нет его.

— Арна, давай уйдет отсюда, — отстранено попросила я.

— Ты же видела, мы не можем уйти, — напомнила Арна.

Я видела только, что мы не можем уйти через тот вход, что пришли, но вдруг где-то здесь подо льдом скрыт еще один выход.

— Ой, ой, — я потянула ведьму за собой.

— Ты что! — шипит ведьма и вместо того, чтобы посмотреть вокруг сосредотачивает свое внимание на руке.

А надо бы наоборот. По ледяному полу стелился туман.

— Бежим! — вскрикнула я.

Туман обнял нас душными объятиями, как в бане. Сгустился, так что ничего не видно.

— Трындец, — озвучила Арна.

Там в недрах тумана кто-то есть, но виден только размытый силуэт.

— Дракон нас сожрет, — запаниковала я.

— Как? — живо заинтересовалась Арна.

— Нашла о чем думать! — возмутилась я.

— Никого я не сожру, — обиделся дракон в тумане.

— Дракон? — хором спросили мы.

К нам из тумана шагнул он. Серебряные волосы кончиками касаются пола, белый расшитый серебром камзол, галстук крават, белоснежная рубашка с кружевными манжетами, кюлоты, высокие сапоги, на плечи накинут плащ и все это в бело-серебристой гамме. Глаза с вертикальным зрачком.

— Оу, — выдала Арна.

— Кто меня разбудил? — поинтересовался красавец.

Мы показали друг на друга.

Мимо нас промелькнули несколько размытых теней. И «прекрасный принц» отлетел в сторону, сделал сальто и приземлился на ноги. Только плащ валяется на полу. Перед нами стояли ректор и тот оборотень.

Шикарные волосы вампира у ног превращались в черный туман, льнувший к ногам ректора. В руках шпага. Камзол оборотня опасно потрескивал. Руки оборотня заканчивались внушительными когтями.

— Здравствуй, Эндан, — томно прошептал бывший скелет, облизнувшись. — Давно не виделись.

Мы с Арной переглянулись.

— И еще столько же не видел бы, — процедил ректор. — Гэлеас.

— Хотел бы я с тобой поболтать, да погулять охота, — насмешливо поклонился Гэлеас.

Это словно стало спусковым крючком. Вампир и оборотень. Рванули вперед. Туман сгустился, а когда рассеялся, Гэлеаса уже не было.

— Кто его разбудил?! — рявкнул подскочивший к нам ректор.

Сапфировые глаза сияли, перекрывая своим светом зрачок.

— М-мы.

— Девочки, как? — оборотень лучше владел собой, но от его дружелюбного тона мороз драл по коже, лучше бы орал, как ректор.

— Просто растопили лед, — всхлипнула я.

— Не реветь! — приказал вампир.

— Вы костей касались? — снова спросил оборотень.

— Д-да кажется, — метнув взгляд на ректора, ответила я.

— Да или нет? — допытывался оборотень.

— Да раз он ожил, — вздохнул вампир, успокоившись. — Как вы здесь оказались?

— Мы шли к Арисе, а портал и привел нас сюда.

— Наверняка он подстроил, — решил ректор.

— А кто он? — спросили мы.

— Не ваше дело, — отрезал ректор. — Вы шли к Арисе, вот и идите.

Черный туман, крутившийся у его ног, взметнулся и поглотил нас. А когда рассеялся, я мы уже стояли перед дверями кабинета.

Дверь отворилась и Ариса позвала нас:

— Входите, чего замерли там.

Холодея внутри, мы шагнули в кабинет декана — факультета ведьм.

Темно.

На столе горят две свечи, освещая декана и хрустальный шар перед ней. Глаза ведьмы полыхают зеленым огнем, не предвещая ничего хорошего.

— Пришли, наконец-то, — процедила она.

Вместо ответа мы опустили головы, показывая, как сильно раскаиваемся.

— Так я вам и поверила, — мыкнула Ариса. — Итак, свое наказание у ректора вам еще предстоит получить.

— За дракона? — хмуро спросила Арна.

— И за него тоже, — отозвалась ведьма. — Подумать только за один день они успели столько натворить.

Ведьма поднялась из-за стола и подошла к нам. Легонько прикоснулась к нашим связанным рукам. Мы с Арной наконец-то расцепились.

— Отбывать свое наказание вы будите на кухне в течение трех недель, — обрадовала она нас.

— Кф…, — хрипло выдохнула Арна.

Ариса сделала вид, что не услышала ее. Вернувшись к столу, она взяла с него тонкую медную пластинку.

— Вот это приведет вас на кухню. Нужно только приложить к стене. Также он поможет вам вернуться к себе в башню. Вам надо к Ирлане Сор. Свободны.

Выйдя из кабинета, так и поступили — приложили медную пластинку к стене и прошли в портал. Вышли из стены напротив двустворчатые двери, и левая створка приоткрыта.

Мимо нас пронеслись две кикиморы, одна несла в длинных сучковатых руках большую кастрюлю, вторая поднос заставленный тарелками.

— Вы кто? — спросила кикимора с кастрюлей.

— Эмили и Арна пришли для отработки наказания, — ответила я.

— Вам к Ирлане, мотнула головой кикимора, указывая куда-то вглубь. — Она там.

Мы пришли вглубь кухни.

Две призрачных девушки помешивали зеленое варево в огромном котелке. Парень оборотень обнюхивал мясо, проверяя на свежесть.

Ирлана — хрупкая ведьма со шляпкой мухомора на голове отыскалась в каморке за кухней, она разговаривала с лешаком. Житель Паучьего Леса на каждое слово маленькой ведьмы хлопал огромными круглыми глазами.

— Вы ко мне? — поинтересовалась ведьма, как только лешак ушел.

— Да, мы пришли на отработку.

— За мной.

Ирлана привела нас к горе грязной посуды. Сюда-то кикиморы и сносили ее

— Вымыть. Сколько там у вас отработка?

— Три недели, — печально вздохнули мы.

— Отлично. Приступайте.

Ведьма оставила нас один на один с посудой.

— Да мы ее три недели мыть будем! — возмутилась Арна.

Когда же наконец вышли из кухни, не чувствовали рук и ног от усталости. А ведь завтра снова будет гора посуды.

— Хочу спать! — сладостно зевнула Арна.

Спать! Как сладко звучит.

Мы приложили пластинку к стене, вошли в пятно, вышли на этаже Арны. На полу у закрытых дверей ведьму ждал оборотень.

— Где вы ходите? — напустился он нас. — Натан, иди сюда!

А с моего этажа-витка спустился вампир.

Черный камзол расшитый рубинами. Плащ с алым подбоем. Да и оборотень также был одет нарядно. В темно-лиловый камзол с золотой вышивкой на манжетах.

— Посвящение! — вспомнила я.

С отработкой и драконом я совершенно о нем забыла.

— И вы идете, — проговорил Натан.

— А это так обязательно? — жалобно протянула ведьма, видать сильно устала, что с Ксаром никуда идти не хочет.

— Конечно, это же посвящение.

Парни, взяв нас под ручки, утянули за собой в появившийся портал.

Глава 3

Вышли мы из пятна в огромном зале, куда вели шесть больших лестниц. По той или иной спускались студенты своих факультетов.

— А мы почему не с ведьмами? — надула губки Арна, увидев, как спускаются нарядно одетые ведьмочки.

«А и хорошо», — решила я.

Уверенна у Арны есть во что переодеться, а у меня кроме того платья в котором я пришла в академию больше вещей нет.

К словам отца я тогда отнеслась слишком легкомысленно и собрала в сумку документы, яблоко и шаль.

Ученики столпились вокруг пяточка в центре. Вышел ректор. Мы шмыгнули за спины парней, нечего лишний раз попадаться ему на глаза.

Толпа расступилась, пропуская преподавателей во главе с оборотнем. Тот нес посох — простая деревяшка, испещренная непонятными знаками.

— Натан, а что у вас ведет вон тот симпатичный вампирчик? — зашептала Арна.

— Боевые искусства, и от тебя слышит.

— Ну и ладно, — хитро улыбнулась ведьма. — Думаешь, другие так не шепчутся?

— Вампиры точно нет.

Может, вампирши и не шептались, но провожали его красноречивым взглядом. Светлые волосы заплетены в косицу, а зеленые глаза озорно поглядывают по сторонам. От такого взгляда можно потерять покой.

Оборотень опустился перед ректором на одно колено и протянул ему посох. Вампир взял посох.

— Покойной ночи, — поприветствовал нас ректор. — Мы собрались в этот час, чтобы засвидетельствовать свое почтение темным защитникам Хаосу и Тьме.

И с этими словами он трижды стукнул посохом об пол. Открылся проход с уходящими вниз ступеньками.

Ректор первым спустился, за ним оборотень, остальные учителя и только потом начали спускаться ученики.

Спустились. Прямо тянется длинный коридор, на стенах факелы с зеленым огнем, уродливые тени мечутся по стенам.

— Куда мы идем? — спросила я у державшего меня под ручку вампира.

— Вас будут Посвящать.

Вот так с большой буквы.

Пришли в огромный зал. Мы кучковались в центре круга, а сверху с балконов за нами наблюдали люди в масках, скрывающих лица, и в черно-красных мантиях.

— Натан, кто это?

— Хаосситы.

Так это о них говорила, мышка!

Напротив нас две статуи — парень и девушка. Она выточена из агата, а он из мрамора.

Ректор подошел к статуям и преклонил перед ними колено. Хаосситы запели.

Когда неведомая песня смолкла, на месте статуй были Хаос и Тьма. Одеянием темной защитнице служила клубившаяся вокруг тела темнота, а вот на Хаосе одежда все время менялась.

— Встань, — велела девушка.

«Получается и в светлой академии проходят подобное Посвящение, — озарило меня. Интересно, а свет и порядок — тоже он и она?"

Хаос принял из рук ректора посох, и знаки на нем вспыхнули синим огнем. Учителя низко поклонившись, встали полукругом за их спинами. А девушка по одному подводила учеников к парню.

— Клянешься ли ты служить Хаосу и Тьме? Жить и служить во имя их?

— Да, — ответила вампирша, зачарованно глядя в глаза Хаоса. — Клянусь!

У нее в руках появился серебряный кубок. Длинные тонкие пальчики вампирши осыпались искорками, но вампирша терпела.

— Пей! — проговорила Тьма. — Пей, дочь моя!

Вампирша сделала глоток и ее окутала темнота, а потом она втянулась в ее глаза.

— Эс, эссера тасса! — выдохнула она.

Тьма отвела ее к ученикам и взяла второго…

И так пока очередь не дошла до меня и Арны.

Тьма взяла за руку дрогнувшую от этого прикосновения ведьму и подвела ее к Хаосу. Тот уже привычно спросил, будет ли она служить им и подал кубок с напитком. Арна выпила его, ведьму окутала темнота. Она так же, как и остальные произнесла фразу на непонятном языке.

И вот теперь настала моя очередь. Прикосновение Тьмы, ледяное и холодное, живо напомнило мне о разбуженном драконе.

«Надо узнать про него все», — решила я.

— Человек, — улыбнулась она. — Давно к нам не приходили люди.

Я, не зная, что ответить, улыбнулась. Тьма подвела меня к Хаосу, тот спросил, я ответила, он поднес мне кубок. В серебристой чаше была вязкая маслянистая жидкость черного цвета.

Осторожно пригубила, в рот, а дальше в желудок скользнуло что-то скользкое, словно змея или мелкая рыбешка. В животе расцвел цветок боли и огня. Я закашлялась, сложившись пополам.

— Эмили, выпрямись, — шипит ректор. — Что ты здесь делаешь?

— Кхе, кхе, кхе, — было ему ответом.

— Ах, как замечательно, — хлопнув ладоши, рассмеялась Тьма. — Это великолепно! Я знала, что когда-нибудь этот день настанет!

Интересно, что ее так развеселило.

Прокашлявшись и стерев выступившие слезы, я заметила, что нахожусь в сиреневом пузыре.

— Ой, — шарахнулась я в сторону и наткнулась на упругую стенку пузыря.

— Господин ректор, что делать? — прошептала я.

Почему у всех была темнота, а у меня непонятно что?

— Успокойся, — посоветовал мне Хаос. — И представь, что он впитывается в тебя.

Я так и сделала. Меня дернуло, не удержавшись, шлепнулась на зад. Я сижу на пятой точке перед Тьмой и Хаосом. Они оба с любопытным интересом рассматривали меня.

— На тебе печать Гэлеаса, — отозвался Хаос.

— Так вот кто, — прошептал ректор.

Упс, кажется, я встряла.

— А это плохо? — спросила я, так и не поднявшись с пола.

Вместо ответа у Тьмы в руке появился золотой кубок, в котором плещется расплавленное серебро.

— Пей, асейра пей, — преподнесла мне кубок Тьма.

Пригубила странное варево. Холод скользнул, внутрь заморозив все внутренние органы.

— Что это? — прошипела я.

Не удивлюсь, если завтра слягу с температурой.

— Ты, — откликнулся Хаос.

Тьма помогла мне подняться и отойти к ученикам. Следом за мной она вытянула оборотня. А вот с ним не произошло ничего странного.

— Что это было? — спросил у меня Натан.

— Понятия не имею, — ответила я.

— А кто такой Гэлеас? — заинтересовался Ксар.

— Не знаю, — ответила я.

Если нас чуть не порвали за пробуждение дракона, то и за рассказ о нем по головке не погладят.

И вообще, почему одна странность идет за другой? Я всегда себя считала простым человеком. А теперь выходит, что это не так. И похоже это заинтересовало ведьму, она то и дело задумчиво на меня посматривала.

Когда посвятили последнего ученика, Хаос трижды стукнул об пол и амфитеатр преобразился. Как и мы.

Теперь это был огромный зал. У стен столики, рассчитанные на четыре человека, в центре свободное пространство для танцев. А ученическая форма превратилась в платья.

Ксар, утащив Арну, закружил ее в вихре танца. Я доплелась до свободного столика, налила себе вина и залпом выпила его, не ощутив вкуса.

— Ты поаккуратнее, это вино только пьется легко, — предостерег меня вампир.

Вампир присел рядом, словно ограждая от всего мира. Он ничего не говорил, да и этого не требовалось.

— Оставь нас, — попросил подошедший к нам ректор.

— Я рядом, — шепнул Натан.

Я с тоской посмотрела на вампира.

— Эмили, я бы хотел поговорить о Гэлеасе, — присел на место Натана ректор.

Я только, молча, кивнула. Ну, хочет пусть говорит.

— Вы с Арной никому не должны говорить о нем.

— Я так и поняла.

— Умница.

Да? А совсем недавно он был совсем другого мнения о моих умственных способностях.

— Господин ар Рисо, а кто он? — решилась я задать вопрос.

— Это не важно, главное, что ты должна запомнить — о нем никому ни слова. И еще, вам с Арной нужно держаться от него как можно дальше.

— Хорошо.

— Вот и славно.

Он уже забирался уходить, когда я его остановила:

— Что имела в виду Тьма? Что это за пузырь из магии? Что с моей магией? Я хоть человек?

— Сколько вопросов, — мягко улыбнулся вампир. — Но сейчас не время. У вас праздник, вот и развлекайся.

— Хорошо, — кивнула я сбитая с толку.

Вампир оттягивает разговор или не знает ответов на мои вопросы?

На его место тут же плюхнулась Арна.

— Ну? Что сказал ректор? — выпалила ведьма, жадно припадая к бокалу с вином. — А почему ты не танцуешь?

— Уже пошла, — ответила я, утягивая за собой подошедшего вампира.

Остаток праздника запомнился отрывочно. Кажется, я много танцевала и пила.

Еле разлепила глаза и уставилась в обшарпанный с паутиной в углах потолок. Шевелиться не хотелось от слова совсем.

В дверь постучали, стук отозвался набатом в мозгах.

— Д-да войдите, — прохрипела я.

— Ты еще лежишь, — проговорила входящая Арна, забирая у летучей мышки расписание занятий. — А ну быстро поднялась.

Быстро не получилось, но села. Это уже хорошо. Ох, прав был Натан, не надо было налегать на вино. Встала, мир пошатнулся, я же рванула в туалет.

— М-да, — прокомментировала ведьма.

— Арна, миленькая у тебя есть какое-нибудь зелье, — взмолилась я, вытирая рукой рот.

— У меня есть лучше! — просияла ведьма и выскочила из комнаты.

Я же, пока ее нет, разделась и юркнула под душ. Как вчера разделась, не помню. Форма, вон, мятой кучкой валяется у кровати. Жить, конечно, захотелось, но любить мир я еще не начала.

— Эмили, ты где? Иди сюда, — пропыхтела вернувшаяся ведьма.

— Иду, — вздохнула я, выходя из ванной.

Вытерлась полотенцем, надела мятую форму.

— Что это? — спросила я.

Это было пузатой бутылью темно-зеленого цвета и там плескалось что-то черное. Одного вида хватило, чтобы я пробежалась до туалета.

— Ирма поделилась, она уже у всех девчонок сегодня перебывала.

— Арна, а мы не опаздываем? — забеспокоилась я.

Не хватало еще напиться перед занятиями.

— Не, — отмахнулась она, наливая мне темно-зеленой жидкости. — Сегодня точно нет. На. Только задержи дыхание.

Глубокий выдох. Раз это пили все девчонки факультета, чем я хуже ведьм? Задержала дыхание, сделала глоток.

— Ну и гадость, — скривилась я.

Во рту поселился вкус, словно я съела что-то давно протухшее. Побег к туалету не дал результатов, все вцепилось в желудок, наотрез отказываясь покидать насиженное место.

— Зато помогает, — оптимизму Арны не было предела.

Кстати да, мне стало гораздо легче, и даже появилось желание продолжать грызть гранит науки.

— А какое сегодня расписание?

Арна отдала свернутый трубочкой пергамент. Снова шесть лекций. А потом отработка на кухне.

1. Чарование. Класс Луны

2. Порча, сглаз. Класс Ночи.

3. Колдовство. Теория. Аудитория Солнца.

О, новый предмет! Интересно-то как!

4. Управление и полеты на метлах. Класс Облаков.

Ой! Я опять пролетаю с метлами.

5. Зелья. Практическое занятие. Класс Земли.

6. Боевая магия. Основы. Полигон.

— Ты читала? — спросила я, протянув подруге листок. — Боевая магия!

— А что, будет интересно, — хмыкнула ведьма. — И вообще, должны же мы как-то противостоять жрецам, паладинам и светлым магам.

— А чары и колдовство? — удивилась я.

— И магию знать не помешает, — наставительно проговорила Арна. — Лучше? Тогда пошли.

Подхватив учебники, мы вышли в коридор и нырнули в пятно, появившиеся на стене.

— Я поняла, как работают эти пятна, — проговорила ведьма, когда мы вышли в зал с горгульей. — До занятий они исправно появляются через каждые десять минут, а вот когда занятия начались, тут как повезет, ну ли кто поможет.

Ага, как нам вчера.

Как все таки хорошо, когда никуда не опаздываешь. И сегодня, в отличие от вчера, прошел спокойно. Вот бы он и закончился также хорошо.

— Эмили Вайл, Арна Ланн — к ректору! — пискнула зависшая перед нами летучая мышка.

Мы как раз выходили из класса Земли, и направлялись на улицу за добычей ингредиентов для зелий.

— Идите, — отпустила нас преподавательница.

Вот не может все быть хорошо, обязательно что-то все испортит.

Уже знакомым путем мы прошли к кабинету ректора.

— Входите уже, нечего там мяться, — откликнулся ректор.

А мы только постучаться хотели.

— Здравствуйте, — пролепетала я.

— Девочки, — лучезарно улыбаясь, проговорил оборотень. — Это вам.

Ожидая от него какого-то подвоха, я приняла листок так, словно это была ядовитая змеюка. Дрожащими руками развернула пергамент, заголовок гласил:

«Дополнительные предметы и занятия, а также расписания учебного процесса на две тысячи первый год от освоения Арддары. Для учениц Эмили Вайл, Арны Ланн и Нарциссы Олор»

«Накаркала!»

— Как?! — возмутилась Арна, выхватив у меня листок.

— Это чтобы у вас не было времени на всякие глупости, — отозвался ректор.

— Да теперь у нас времени вообще нет! — пробежав взглядом строчки, ужаснулась ведьма. — А эта Нарцисса тоже успела что-то натворить?

— Можно и так сказать, — уклончиво ответил вампир.

— Воспринимайте это как возможность узнать что-то новое, — задорно проговорил оборотень.

Не знаю, как Арне, а мне захотелось придушить веселящуюся нечисть. Взяв у Арны листок, вчиталась в ровные строчки. Так, нам троим надлежало ходить еще и на факультативы. От обилия предметов темнело в глазах.

— Берите листки, и на практику по зельям быстро, — проговорил ректор.

— Пойдемте, провожу, — поднялся оборотень.

Покинув кабинет, мы хотели только одного — сдохнуть где-нибудь, а лучше забиться под свои кровати и не вылезать оттуда. И все из-за этого треклятого дракона! Кто он, что нас так наказали. Ой!

— Эмм…, — замялась я, не зная, как зовут оборотня. — А когда с нас снимут это?

Я показала ему ректорское украшение на руке.

— Это только ему решить, — серьезно ответил он.

Печально взвыла Арна.

Оборотень подошел к стене, что-то прошептал, и раскрылось темное пятно.

— Вам сюда.

Мы прошли в пятно, и вышли уже за пределами замка.

Порыв ветра чуть не вырвал у нас плащи, и остроконечные шляпки улетели бы, если бы мы их вовремя не придержали. В низких темных тучах разрывались изумрудные и лиловые молнии, издалека доносился ведьминский смех. А за пределами темноты солнце щедро орошает своим теплом зеленую травку, покачиваются из стороны в сторону мелкие луговые цветочки.

Взгляд сам собой уткнулся в насыпь огромных валунов на той стороне пропасти. Прошло два неполных дня, а мне уже кажется, что разговор с отцом происходил в другой жизни.

— И где наши? — поинтересовалась Арна вертя головой.

— А вон там! — я указала на ту сторону моста.

Мост производил такое же удручающее впечатление, и казалось, наступи на него, и он обвалится в пучину пропасти.

— Он очень прочный, — сказала Арна, вот только уверенности в ее голосе что-то не наблюдалось.

Я помню насколько он прочный. Но выглядеть трусихой перед ведьмами не хотелось. Собрав волю в кулак, я как ни в чем не бывало, шагнула следом за ней.

Оказавшись на земле, уже вздохнула спокойней. Как только мы оказались в поле зрения толстой ведьмы, как нас заставили собирать склизкую травку и совать ее в выданные холщовые мешочки. После травки собирали грибы в голубую крапинку.

Работа монотонная, но позволила нам отдохнуть. Летучие мышки забрали у нас мешочки с ингредиентами, а мы отправились изучить основы боевой магии.

Полигон находился за замком. Арена, посыпанная мелким речным песочком, ограждена стенами со светящимися охранными знаками. На арене нас уже ждал преподаватель чернокнижник. Темно-синяя мантия и капюшон скрывает лицо.

— Здравствуйте, — обратился к нам он к нам.

— Здравствуйте, — отозвались мы не стройным хором.

А дальше посла лекция о видах магии. Что существует шесть стихий: огонь, вода, воздух, земля, смерть и жизнь. И что у каждой из нас есть способность к той или иной стихии. И для начала мы определимся с нашими стихиями.

Быстрыми и точными движениями длинного кинжала, чернокнижник начертил в воздухе пентаграмму. Она несколько секунд повисела и опустилась на песок.

— Теперь встаем по одному в центре и не шевелимся.

— Кассандра, ты первая.

В пентаграмму встала зеленоволосая.

«Теперь я знаю, как ее зовут!», — обрадовалась я.

Чернокнижник воткнул кинжал в угол звезды, быстрое слово, и вокруг Кассандры хороводом затанцевали капельки воды.

— Хорошо.

Капли исчезли, а довольная ведьма встала в строй. Теперь и мы узнали наши стихии. У Арны их оказалось целых две. Жизнь и ветер. Мне же отозвался огонь.

После того, как мы узнали наши стихии, чернокнижник разбил нас на пары и научил создавать первое простое заклинание. Чары наводятся ведьмой и зависят от фазы луны или солнца, колдует ведьма, когда нет луны или в полнолуние, и только на магию нет таких ограничений. Но и здесь есть подвох — не всякая ведьма может применять высшие заклинания и достигнуть уровня магистра. Зато колдовство и чары — вот наша сильная сторона. Ведьмы не будут швыряться огненными шарами, как маги, они наносят удар, когда его совсем не ждут, и тщательно его подготавливают.

— А хаосситы? — задала я вопрос.

— А вот с хаосситами светлые маги предпочитают не связаться. Им противостоят уже жрецы. И то, не каждый на это способен.

— Как? — ахнули мы.

— Хаосситы это жрецы и воины Хаоса. Для того, чтобы стать хаосситом надо пройти тринадцать ритуалов изменяя тело и душу.

— А как же тогда первая ведьма? — вспомнила урок истории Арна.

— На то она и первая ведьма, — ответил чернокнижник.

— А как же наше посвящение? — поинтересовалась Ирма. — Мы тоже хаосситы?

— Вчера у вас было только первая ступень, вчера они только прикоснулись к вам. На остальных курсах будет еще раз по ритуалу, когда вы окончите вы будете только хас-ар — младший послушник. И только тогда получите возможность вступить в орден.

— И вы?

— Я, — лица не видно, но мне кажется, чернокнижник усмехнулся. — Хас-авар. Младший жрец.

— А что означает асейра? — спросила я.

— Так, что-то мы отвлеклись, — встрепенулся мужчина. — Вернемся к магии. Магия, в отличие от ваших ведьминский кругов, разлита в воздухе. Она подобна воде — пронизывает наш мир. Итак, теперь мы научимся видеть потоки.

И мы учились. Усердно до пота на висках, но так ничего и не увидели. Как сказал чернокнижник: у ведьм это умение получается не с первого раза.

Наконец лекция подошла к концу, и чернокнижник через пятно завел нас в замок. В башню мы не стали заходить, а сразу отправились на отработку, так у нас хоть будет немного свободного времени перед сном.

Глава 4

Первые выходные. Я потянулась, радуясь, что никуда торопиться не надо и можно поваляться и понежиться в кровати. Конец недели выдался слишком суматошным. Ректор подсунул нам обязательные факультативы, а его заместитель оборотень «случайно» забыл сказать, что мы можем выбрать, что-нибудь одно из списка. Ведьма бегала по комнате с причитаниями: «Когда нам жить?! И как все успеть?» Но потом пришел оборотень и, посмеиваясь, все разъяснил. Арна выбрала: артефактологию, руны, и защиту от сил света. Мне же приглянулись: защита, артефактология (Арна настояла, а то ей, видите ли, скучно будет), и зеркальные пути. Может, Нарцисса выбрала другие предметы, раз мы ее ни разу не видели.

— Это сегодня! — в комнату ураганом ворвалась Арна.

— Что? — поинтересовалась я, не спеша покидать нагретую кровать.

— Вот!

Мне в лицо тыкнули двумя бумажками. Первая большая и пестрая, вторая маленькая и белая. Отдав бумаги, ведьма принялась сноровисто заваривать чай. Все-таки в отработке в столовой оказалась своя прелесть, кикиморы делились вкусняшками.

Большая бумажка оказалась плакатом. На нем нарисованы три девушки призрака против одного некроманта размашистая надпись гласила, что сегодня состоятся первые межфакультетские поединки. И он состоится после ужина.

— Но мы-то на него не попадаем, — я остудила пыл ведьмы.

Та невнятно пробурчала, запивая булочку.

А вот второй листочек куда ценнее и важнее. Красивым почерком наверняка ректорским выведено: что мне начисляется стипендия, в размере десяти соек и получить их к празднику Осени второго октября.

Замотавшись в одеяло, подсела к подруге за столом. Ничего ей одной уничтожать булочки.

— Вы здесь? — без стука в комнату заглянула Ирма. — О! Откуда это у вас?

— С кухни, — важно отозвалась Арна. — Мы там отрабатываем.

— Это за столовую, да?

— Нет, это за опоздание. За нее нам только предстоит наказание.

— Ага, ректор пока придумать не может, — хихикнула Арна.

— А там все у озера отдыхают, чего киснуть в четырех стенах — рассказала Ирма. — Вы идете?

— На какое еще озеро? Я не помню, чтобы рядом с замком было озеро, — не поверила ей я.

— Пошлите, покажу, — позвала Ирма.

Я быстро оделась, и мы пошли смотреть таинственное озеро Ирмы. Пятно-портал вывело в зал с горгульей. Спустились и оказались в холле. Под левой лестницей длинный темный коридор, заканчивающийся круглой комнатой. На стене пятна-порталы, над каждым таким табличка, куда какой ведет.

— Ух ты, тут есть портал в Асру! — воскликнула Арна, и загорелось пройти именно через этот него.

— Ага, думаешь, ты первая? — было ей ответом.

Ведьма протянула руку, и уперлась в стену.

— А куда можно?

— На Серебряное Озеро.

Ого! Вот это ректор расщедрился! Серебряное озеро образовалось на месте битвы жрицы Тасмы — защитница покровительница светлых магов. Когда Арддару зачищали от темных, она угодила в умело расставленную ловушку чернокнижника Акара Тиса. Женщина не попала на штурм Ванары (город пал только через пять лет), и забрала с собой темного. И на месте Химеровой Топи образовалось Серебряное озеро.

Уж не знаю почему, но светлые обходили озеро десятой дорогой. И как рассказала Ирма, ректор на выходные открыл к нему портал.

Прошли сквозь пятно на стене.

Вышли огромного дерева, его искореженное тело выбелило время. Вперед уходит натоптанная тропка. И слышался веселый смех.

Ого! На берегах расположилась вся академия. Вампиры прятались от солнышка под теневыми зонтиками. Утоплены что-то тихо напевая, плели венки и отпускали их в плавание по озерной глади.

— Теперь понятно, почему в академии такая тишина, — хмыкнула Арна.

— Уж лучше мы греемся на пляже, чем от скуки разносим академию, — заметила я.

— Ага, — согласилась с нами Ирма. — Идем, найдем наших.

Ведьмы обосновались в тени кустов амархи. Ведьмочки строили глазки оборотням и неторопливо срывали кисло-сладкие ягодки.

— Думаешь вблизи озера съедобнее? — спросила Арна.

— Ну, с ними же ничего не случилось, — заметила я, но рвать ягодки не рискнула.

Что интересно, никто не купался. Только призраки играли в догонялки на поверхности, не каясь серебристой воды.

Побывать на озере и не потрогать его воды, зря, что ли, нам о нем столько рассказывали. Недолгий поиск и вот я, вооружившись палочкой, присела на бережке. Провела ею по поверхности. Вода, словно растаявший мед, потянулось за палочкой.

— Интересно, правда? — рядом присела Арна.

— Да. А что магические потоки?

— Эмили, мы отдыхаем, а не продолжаем учиться! — возмутилась подруга.

— Отдыхай, — разрешила я.

Сосредоточилась, переключила зрение, чтобы увидеть магию. Осмотрелась. Темно-серые сгустки, защищающие вампиров от солнца. Озеро — перекрученные потоки самым немыслимым образом, причем цвет их варьировался от прозрачного до ярких. И в центре этого безумия горит белый огонь.

— Арна, посмотри.

— Ух ты! — выдыхает ведьма. — Красиво, но мы отдыхаем. Пошли.

Моргнула несколько раз и снова стала видеть, как обычный человек. Вернулись под куст.

— Эмили!

— Как ты познакомилась со старшекурсником? — шепотом поинтересовалась Кассандра. — И когда успела?

— А вот, — улыбнулась я.

К нам неторопливо приближался Натан. И если на парня вампирши бросали кокетливые взгляды, то желали утонуть в озере.

— Привет. Погуляем? — спросил он.

— Конечно, — за меня ответила Арна и выпихнула в объятия вампира.

Теперь взгляды пожелали и ей утопнуть. На что ведьма только задорно показала язык.

— Погуляем, — пришлось согласиться.

Рука вампира была холодная как снег, мы неторопливо шли вдоль берега.

— Хорошо, правда? — нарушил тишину вампир, когда удалились на приличное расстояние от веселящихся студентов.

— Да, — согласилась я. — Так умиротворяет.

И снова разговор умолк. Мне кажется или ему от меня что-то нужно. Вампиру от меня — смешно.

— Натан, ты что-то хочешь сказать? — я решила помочь начать разговор.

— С чего ты взяла? — поспешно открестился он.

«Все-таки надо», — развеселилась я.

— Ну, мне так показалось…

— Тебе показалось.

— Хорошо, — не стала спорить я, созреет, сам все расскажет.

Мы шли. И молчали. Я больше смотрела себе под ноги, чем на красоту пейзажа.

— Ох! — остановился вампир.

— Что? — взглянула на него.

С пригорка, где мы находились отлично видно, как в центре озера медленно вращается, набирая силу водоворот. Любопытную девушку призрак едва не затянуло, если та вовремя отскочила в сторону.

— Этого не должно быть, — прошептал вампир. — Мы проверили озеро безопасное.

— Что ты такое там бормочешь? Им же помощь нужна!

— Да надо бы вернуться, — опомнился вампир.

— Ку-ку! — из-за дерева нам наперерез вышел тот самый оживший дракон.

— Это кто? Ты его, знаешь? — поинтересовался вампир, задвигая за спину.

«Ну как сказать…»

— Нет, — ответила я, хорошо, что Натан не видит моего лица.

— Врунишка, — дракон погрозил пальцем. — Эмили, тебя ведь так зовут?

Он обращался ко мне, подчеркнуто не замечая между нами вампира. Натан не ректор и, возможно, угрозы не представляет.

— Да.

— Тогда позвольте представиться Гэлеасарис левое крыло Парящего в Облаках, — с легким поклоном представился дракон.

«Левое крыло? А-а-а…это что-то вроде советника, я так понимаю».

— Очень приятно, Эмили Вайл.

И о чем же мне разговаривать с драконом? Рассказать, что изменилось в мире, пока он был скелетом? Бред какой-то.

— Милая девушка, вы должны пойти со мной, — ласково проговорил дракон.

— Никуда она не пойдет, — обрубил Натан.

Ой, про него, я как-то забыла.

Я замерла за спиной вампира, словно мышка. Помня, что еще недавно дракон был скелетом, идти куда-нибудь с ним я не горела желанием. Поэтому вцепилась в плащ вампира, словно голодный гуль в кость.

— Извините меня, но никуда я с вами не пойду. Я вас не знаю и…, — дальше мое красноречие заглохло.

— Так, давайте познакомимся! — радостно вскричал дракон, делая несколько шагов к нам. — Вы уже, знаете, как меня зовут.

— И что вы были скелетом, — под нос буркнула я.

— Да? — удивился вампир.

— Ага, — кивнула я. — И ректор был таким злым.

— Эндан? — судя по голосу, Натан не поверил.

— Ох, — махнул рукой дракон, вновь привлекая наше внимание. — Всего лишь минутное непонимание ничего большего! Вампир отпусти девушку.

«Конечно, ничего? Только после этого нас с Арной нагрузили занятиями под самое не могу!»

Ласковый доброжелательный голос, с губ не сходит улыбка, ветерок треплет серебристые волосы ожившая девичья мечта, вот только взгляд у этой мечты злой колючий и сразу понимаешь, что его дурачества это маска, под которой скрывается жестокий хищник.

— Нет! — твердо заявила я пятясь.

Еще и вампира за собой увлекаю. Треск. И у меня в руках одна половинка плаща, с плеч Натана соскальзывает другая. Откинув тряпочку в сторону, вампир из магии создал — рапиру. И недвусмысленно показал дракону, чтобы держался подальше.

— Хочешь поиграть? — улыбнулся дракон, и мне стало не по себе.

А мне что делать? Бежать к своим? Так как раз мимо дракона. Обогнуть озеро? Глупо и далеко. Так, и стояла, прижав к груди лоскут от плаща.

Дракон так же создал рапиру и, ухмыльнувшись, двинулся на вампира. Клинки со звоном скрестились, противники проверили силу друг драга. Замерли на секунду, а потом…они превратились в черно-серебристый вихрь. Распались. Перевели дух.

— Прекратите, — пролепетала я.

Но куда там. Азарт затмил мир.

«Светлые защитники, что делать?»

«Зачем зовешь свет, — прошептал кто-то голосом ветра. — Дитя Тьмы?»

«Кто ты?»

Я так опешила, что забыла о драконе и вампире.

Поднявшийся ветер бросил мне в лицо пожухлую траву и женский смех.

«Тьма!» — догадалась я.

Но вопроса «что делать?» это не отменяет. А также: «зачем я дракону?»

Закрыв глаза, потянулась к чему-то внутри, к тому, чем меня наградили Тьма и Хаос. Оно холодное, жгучее, но во мне крепнет уверенность — дракона прогонит.

Швырнула «это» вперед. Вампир, подпрыгнув, пропустил под собой веющий холодом сгусток. Приземлился, хрустнув замершей травой. Дракон взмахнул, рапирой разрубая «нечто». С левой стороны дерево порылось ледяной корочкой.

— Сюрприз, — выдохнул Гэлеас. — Я подобное, предполагал. Ну, ничего это поправимо.

— Что? — спросила я, тяжело дыша. — И что вам нужно? Отвечайте!

Делаю вид, что с легкостью могу снова запустить в него колдовством, но это было блефом. Стиснула кулаки, боль от впившихся ногтей не давала провалиться в забытье обморока.

— Жениться хочу, — обескураживающее ответил дракон.

— Что? — одновременно мы с вампиром вскричали.

— Ты не говорила, что у тебя есть жених? — с горечью обронил Натан.

«Да что же это такое?!»

— Нет у меня никого жениха, — выпалила я, от злости уже трясло. — То есть был, но это не он!

— Так, в чем же дело? — Обрадовался дракон. — Небесный храм всегда к нашим услугам!

«Разве молодоженам не надо в храм Лериан? — не к месту задумалась я. — Тьфу! Какой храм!».

— А я не хочу! — отрезала я. — Хватит с меня свадеб!

— А кто тебя спрашивает? — змеей шипит дракон.

Одно стремительное движение и вот он рядом, а вампир летит в замороженное дерево.

«И чего он тогда выпендривался?» — ошарашенно, подумала я, когда Гэлеас цапнул за руку и потащил к озеру!

— Не хочу! — уперлась я.

— Ты пойдешь, — сквозь зубы. — Зря, что ли, ты меня разбудила! Это твоя судьба!

— Я не хотела будить! — пропыхтела я, изображая из себя упрямую ослицу. — Я даже не знала о тебе!

— А не важно! — выдал дракон.

— А вот и нет, — спокойно проговорил ректор за нашими спинами.

Мы так и застыли от неожиданности. Он оскорбившийся и тянущий меня к озеру (кстати, всего шажок остался), и я на корточках и упирающаяся.

— Кыш ты нам мешаешь, — отозвался дракон.

— Ничего подобного! — запротестовала я. — Господин ректор, не может мешать!

«Ай, какая я хорошая».

— Мешает, — упрямо заспорил Гэлеас.

Дернул.

— Нээт! — закричала я.

Ректор кинулся вперед, ему наперерез дракон.

Машинально закрыв глаза, я рыбкой нырнула в озеро. Что-то ударило под дых, выбив воздух из легких. Открыла глаза. Зеркальная пыль переливается озорными искорками. Тронула одну такую и «звездочка» столкнулась с соседкой.

«Я в озере. А где вода?».

Пока стояла, раздумывала, меня медленно притягивало к этой неведомой черноте. Это же водоворот! И чем больше сопротивляюсь, тем сильнее притягивает.

— Господин ректор! — закричала я в панике.

Зеркальный туман уплотнился, дышать стало труднее. Вот словно трещины в зеркале ко мне устремились черные щупальца. Обвили ноги, руки, залезли в рот.

— Тьфу! — выплюнула я.

Во рту остался вяжущий вкус, словно наелась незрелой черемухи.

Блестящий туман сменился чернотой. А меня все еще куда-то волокут.

— Эмили! — позвал ректор.

— Госфофин рефтор! — промычала я.

Вяжущий эффект пакости недооценила.

Сапфировая вспышка, потом одна, другая и вот господин ректор рядом со мной. В его руке сиял лазурью стилет. Им он пытался перерезать черные маслянистые щупальце спеленавшие меня. Но оружие завязло в густой слизи. Вампир зарычал в бессильной ярости.

— Не упрямься, Энди, — ласково словно разговаривал с неразумным ребенком, проговорил дракон.

«Энди?».

Самого Гэлеаса не видать, но не сомневаюсь он здесь всего в нескольких шагах.

— Один раз я уже доверился тебе! — огрызнулся Эндан.

Я явно лишняя, и с губ рвутся слова, которые мне слышать не полагается, но ректор сдерживается, сжимая кулаки.

— И это пошло тебе на пользу, — заключает невидимый дракон.

В ответ рык и яростный, ненавидящий взгляд горящих сапфировым огнем глаз.

Рывок, выдернули, а по ощущениям шкурку, я оставила в тисках щупалец.

— Ыыы, — взвыла я.

Ректора дракон сбил с ног, а меня мимоходом швырнул обратно.

«Я им что мячик!», — успела подумать, когда щупальца втянули меня в центр водоворота.

И если снаружи все черное, то внутри свинцово-серое. И в нескольких метрах застыли. Девушка в длинном белом одеянии, лицо скрывает капюшон, как у чернокнижника напротив.

«Жрица!» — догадалась я. — «И чернокнижник!»

Подходить к ним я не рискну, ни за какие сокровища. Поэтому не сводя взгляда со жрицы и ее противника, попятилась. Ноги идут, а вот я сама стою на месте.

«Све…, что же делать»,

Я дочь Тьмы и уже не смею упоминать свет. Но так хочется!

«Я сильная. Я справлюсь», — настроив себя, рискнула подойти к замершей парочке.

Это сколько же веков же они стоят, подумать страшно. И прекрасно сохранился. И не пахнет разложением.

— Коснись ее, — поторопил невесть как появившийся дракон.

«Да, чтоб, он провалился!»

— Ни за что! А где господин ректор? — спросила я, и руки спрятала за спину.

— Дался он тебе, — поморщился дракон.

— Правильно, Эмили, — из серой хмари вышел вампир. — И лучше отойти от них.

Одежда порвана, на щеке заживает порез. Впрочем, Гэлеас выглядит не лучше. Такой же драный на левом боку расползается алое пятно, думаю, рана уже начала регенерировать.

— Энди, — возмутился дракон. — Не мешай мне!

— А я буду, — с вызовом ответил ректор.

— Ты все такой же упрямый, — шипит Гэлеас.

И кидает ему под магический сгусток. Вампир дернулся, а с места сдвинуться не может.

— Давай пробуди жрицу! — подскочил ко мне дракон. — Поцелуй ее!

— ЧТО? — я как, ошпаренная, отскочила от Гэлеаса.

«А почему не чернокнижника?!»

— Эмили, не делай этого, — ровным голосом проговорил ректор.

«Да и не собираюсь…»

— Да никогда! — заверила вампира.

Но Гэлеасу эти салочки уже порядком поднадоели. Схватил, скрутил и подтащил к жрице. Скинул капюшон. Черные волосы заплетены в косицу, в ореховых глазах навеки застыла искорка силы.

— Нет!

Схватив за голову, заставил коснуться ее губ.

«Щетку!», — мысленно взвыла я.

— Ах, — изумленно произнесла жрица.

«Так, она не мертвая?»

— Отпусти! — задергалась я.

— Далеко не уходи, — попросил дракон.

— Кто вы? Где я? Что происходит? — сыпались вопросы из жрицы.

— Ничего дорогая, — ласково проговорил дракон, накидывая на шею цепочку с большим агатом.

— Что? — опешила жрица. — Да как…

Так, толком ничего не поняв, она изменилась. Белое одеяние посерело, словно впитав хмарь, мелькающую, вокруг нас. Глаза почернели, и по щеке покатилась кровавая слеза.

— Эмили, помоги, — попросил ректор.

Пока Гэлеас набрасывал капюшон на голову изменившейся жрице ректор удлинившимися когтями, и я наговором огня освободили его ноги.

— Эмили, иди сюда, — позвал дракон, доставая из кармана вторую цепочку только уже с прозрачным кристалликом.

«Ага, уже бегу!»

— За спину! — скомандовал ректор.

В его руках разгоралось сапфировое пламя.

— Не смеши, Энди, тебе меня не победить, — снисходительно улыбнулся Гэлеас.

— Может быть.

Пламя полетело в дракона. Жест и вот оно застало в воздухе. Ректор рванулся вперед, схватил цепочку, а на обратном пути меня, и мы побежали. Я чувствовала, как ректор своей силищей тянул меня за собой, в то же я сама оставалась на месте.

Серая муть скрыла от нас дракона и жрецов.

— Арсар! — запыхался ректор.

— Я здесь милорд, — из хмари к нам шагнул оборотень. — Эмили? Я так и знал.

— Потом, — выдохнул вампир. — Помоги.

— Конечно, милорд.

Оборотень взял нас за руки. Вокруг взметнулось два пламени лазурное и янтарное. А когда оно угасло, мы уже были в блестящем тумане. Значит, до берега недалеко.

Ректор и оборотень под ручки, как маленькое дитя вывели меня на из озера.

— Эмили! — обрадовалась Арна. — А почему…

Выпустив мою руку, ректор передал меня на попечение ведьмы. Та помогла доковылять до дерева, и только усевшись под ним, поняла, как ломит все тело.

Я перевело взгляд на озеро. Серебряной осталась тонкая каемка у берега, все остальное занимала чернота водоворота.

— Что там было? — любопытство так и распирало Арна.

— Госпожа, Ланн вы не в курсе, что любопытство кошку сгубило? — заметил оборотень.

— Так, я не кошка, — пробормотала Арна, но расспрашивать не стала.

Озеро засияло, и вот его уже нет.

— Ух ты, — выдохнула ведьма и даже привстала, чтобы лучше было видно.

Она бы и подошла поближе, но предупреждающий взгляд оборотня пригвоздил ее месту.

Пусто. Ни дракона, ни жрицы, только одинокая фигура чернокнижника.

— Эээ, а где он? — растерялась я.

— Кто? — заинтересовалась Арна.

— Ушел, — ответил ректор.

Под чутким руководством ректора оборотень доставил в замок статую чернокнижника. А уж с меня вампир глаз не спускал. Прошли через пятно в дереве, оборотень в одну сторону мы с ректором в другую. Вампир проводил нас до комнат.

Но стоило ему скрыться в пятне-портале, как в мою дверь постучали.

— Входи, Арна.

— Рассказывай! — велела ведьма, помахивая в руках бутылкой.

— О нет, пить я не буду, — открестилась я. — Ты не забыла что у нас сегодня еще и отработка на кухне?

— Кто сказал, что мы будем пить? — возмутилась Арна. — Это так для душевного спокойствия. А также сегодня поединок между призраками и некромантами.

Драконы, тайны, отработка учеба до посинения, а подруге хоть бы хны! Ее оптимизм не убиваем. Вылив утренний чай, ведьма налила прозрачной розовой жидкости.

— Что это? И откуда? — подозрительно поинтересовалась я.

— Каси, делает замечательные зелья, — ответила ведьма.

— И тайком от ректора гонит горячительные напитки и спаивает студенток, — продолжила я.

— Не без этого, — согласилась подруга.

В чашке ровно на один глоток. Приторно-сладкая жидкость скользнула внутрь. По телу пробежалась волна тепла, и накатила легкость, словно я вот-вот взлечу.

— Какая прелесть, — проговорила я, разглядывая бутылку.

— Но, но, — Арна поспешила ее у меня отобрать. — «Ведьмина насмешка» коварное вино.

— Каси, озолотится на ней, — заметила я. — Надо ей лавку отрывать в Лайнаре.

— Кто туда ведьму пустит, — огорчилась Арна. — Так ты давай не уходи от разговора. И рассказывай, что там было у озера?

Налив чаю я все рассказала подруге. Рассказ вышел очень эмоциональным и странным, особенно момент с поцелуем.

— И ты ее поцеловала? — ужаснулась Арна. — И как оно?

— Арна! — возмущенно вскричала я. — Надо было, чтобы наши губы соприкоснулись.

— А весело было бы, если она ответила, — расхохоталась ведьма.

— Иди ты, — притворно обиделась я. — А вот куда ректор дел чернокнижника и что за цепочка с кристаллом тебе неинтересно?

— Еще как, — кивнула подруга. — А также зачем жрица дракону и зачем он ее изменил?

— Нужно узнать, кто такой Гэлеас, — решила я. — И тогда пойдем что ему надо. Только господин ректор вряд ли расскажет.

— Ничего сами узнаем, — заявила Арна, и это звучало как угроза. — И начнем с библиотеки.

Сказано. Теперь надо выполнить.

Вышли из комнаты и столкнулись с Кассандрой и Ирмой.

— А мы за вами, — опешила Каси. — Вы идете на соревнование?

— Конечно, — мгновенно поменяла программу вечера Арна.

— Арна, мы не можем, — напомнила я.

— Еще как можем, — заверила ведьма. — Вот посмотрим и сразу на кухню.

С весело болтающими девушками я вышла в зал с горгульей, и влились в поток студентов направляющихся к арене.

— Привет, — к нашей компании присоединился Ксар.

— А где Натан? — отозвалась Арна.

Я же сделала вид, что меня не интересует вампир. Как жениха я его не рассматриваю, сама только что избежала навязанного замужества, а вот как с другом, с ним нужно объясниться. Но что я скажу? И вот эта неопределенность пугала. И хотелось оттянуть разговор на неопределенный срок.

— Сказал, что придет позже, — растерянно посмотрел вокруг оборотень. — Но что-то его все нет.

Мы протиснулись на средние ряды, так чтобы, и видеть все и не быть слишком близко. Но как рассказал Ксар — зрителей защищают мощные чары, а на первых рядах всегда сидят преподаватели. Соседство с учителями просто не даст нам расслабиться и насладиться поединком.

— Вы в первый раз на соревнованиях, — проговорил Ксар. — Они проходят в несколько этапов. Одиночные и командные. Что у тех и других первыми начинают новички и слабые участники, потом, кто в прошлый год набрал меньше количество балов — это бронза, середнячки (серебро) и золотые. Понятно?

— А что тут непонятного? — вопросом на вопрос ответила Арна. — А что насчет участников?

— Призрачное трио слабое, а некромант новичок, — ответил Ксар.

— Их можно ставить? — заинтересовалась я.

— Конечно.

— А почему призраки слабые, вот у них Гвен в одиночках серебро, а Аракса, Трина и Шино золото, — вставила Ирма. — А с этим трио, что не так?

— Да все так, — ответил оборотень. — И подобраны они, чтобы силы не гасили друг друга, но не везет.

Преподаватели заняли свои места на первых рядах.

— Ксар, а этот оборотень тебе не родственник, — указала я на заместителя ректора.

— Арсар, мой старший брат, — ухмыльнулся оборотень повернувшемуся брату.

— А Натан родственник ректора? — ехидно спросила Арна.

— Нет, он родственник другому вампиру.

— Кому? — заинтересовались мы.

Мимо прошла дрэва с подносом напитков. Ксар нам приобрел по соку, а потом начался поединок, и стало не до расспросов.

Между зрителями и ареной появилась тонкая пленка, как у мыльного пузыря. Первыми на песок выплыли девушки призраки. Они замерли в центре треугольником. Медленно и тяжело вышел некромант.

— А ведьма, с которой мы поссорились в столовой, она в какую группу входит? — спросила я, уже предчувствуя ответ.

— Ани, золотая.

— Ничего это продлиться недолго, — задиристо прокомментировала Арна.

Некромант остановился напротив замершего призраков. Интересно кто из них отвечает за защиту?

Первыми атаковали приведения. Поворот, и вот уже левая девушка — центр. В некроманта устремилась бело-голубая психическая волна. Он покачнулся, но устоял. Сейчас бой идет внутри, в его сознании. Видения, звуковые галлюцинации и искажение пространства.

— И они слабы? — шепотом поинтересовалась Арна.

— Тот же Асоро разбил бы их волну, а он предпочел пропустить через себя, что скажешь новичок, — хмыкнул оборотень.

— А кто он? — спросила Каси.

— Бронза — оборотень.

— И все, — разочаровалась Арна. — Это все что мы увидим?

— Возможно, — уклончиво ответил парень. — А, если не справиться, то некромантстанет полупрозрачным и ближайший месяц проведет у целителей.

Но нет, на мгновение некромант становиться прозрачным, потом покрывается коркой льда, бледно бирюзового цвета, она как появилась, так и моментально исчезла.

— Для новичка неплохо, — оценил Ксар.

— А кто он? — спросила Каси.

— Бронза — оборотень.

— И все, — разочаровалась Арна. — Это все что мы увидим?

— Возможно, — уклончиво ответил парень. — А если не справиться, то некромант станет полупрозрачным и ближайший месяц проведет у целителей.

Но нет, на мгновение некромант становится прозрачным, потом покрывается коркой льда, бледно-бирюзового цвета, она как появилась, так и быстро исчезла.

— Для новичка неплохо, — оценил Ксар.

Девушки призраки снова поменялись местами, теперь в центре блондинка с длинными постоянно развевающимися волосами. Атака некроманта оказалась с сюрпризом волну она рассекла, а скрытый «подарочек» откинул трио к стенам арены, а они даже не распались. Волосы блондинки устремились к некроманту и опутали его ноги и руки. По ним к жертве побежали паралитические сапфировые молнии. Тот из голенища сапога выхватил длинный тонкий ритуальный кинжал. Несколько точных взмахов и некромант освободился, перекатом ушел в сторону, и разряды запекли песок. Швырнул изумрудный череп, в призрачное трио, и оно распалось. Призрачные девушки кружили вокруг него, совместно атаковали. Силуэт некроманта размываться и вот он уже за пределами окружения. Снова зеленый череп. И полетел он в ближе всех парящую рыжую. Девушка вскрикнула и потеряла сознание.

— Я же говорил слабые, — подвел итог соревнованию оборотень.

— Но он, же новичок, как они могут ему проиграть! — возмутилась я.

— Некроманты начинают обучение до поступления в академию, — заметил Ксар. — Он новичок на соревнованиях, а не в заклятьях, так что силы у них примерно равны. На моей памяти девушки становились бронзами только один раз.

— Но они стараются, — нашла что-то хорошее оптимистка Арна.

— Ага, это, несомненно, но в этом году у них выпуск.

— М-да все плохо, — согласилась ведьма.

А тем временем оставшиеся девушки, словно коршуны, кружили над некромантом. Взлетали и пикировали, обрушивая свои атаки на щит некроманта. Стараясь держать девушек в поле зрения, он выплетал что-то черно-сизое. Кинул это в песок. Секунду ничего не происходило, а потом из песка выстрелили два темных фонтана. Призраки защитились плазмой, но вот щит брюнетки, треснув, разлетелся на осколки, и девушка запуталась в этом как бабочка в паутине.

Осталась блондинка. Опустившись на песок, она использовала голосовое воздействие. Некромант схватился за голову, а сама осторожно подбирается к нему.

Он наугад взмахнул кинжалом, отгоняя ее. Блондинка проворно отскочила в сторону, а парень повалился на песок. А та уже тут как тут. Опустила руки на плечи, давит, пригибая к песку, наклонилось, и что-то шепчет на ухо. Тряхнул головой, отгоняя наваждение. От него кругом разошлись колючие кусты.

— А он с фантазией, — обрадовался Ксар.

Блондинка не успела, отшатнулся, и увязла в них.

— А что это? — заинтересовались мы.

— Терновник с примесью магии смерти, огрызаться, может, а двинутся, нет, — хихикнул оборотень.

А дальше уже было делом техники. Блондинка хоть и защищалась, но ее силы таяли, и вот наступило, то чего все так ждали — плазматическая скорлупа дала трещинку. И р-р-раз разлетелась на куски. Блондинка вскрикнула, упала бы на колючки, если бы он ее не поддержал.

— Победил некромант! — объявил поднявшийся ректор.

Некромант осторожно положил девушку на песок и только потом поклонился.

Над нами появилось призрачное полотно с символами факультетов. Зеленый череп поднялся на одно деление над остальными.

— А когда ведьмы будут? — заинтересовалась Арна.

— Слабые на вашем факультете Мари и Эвон, но они выпустились в прошлом году.

«Минуточку!»

— Ксар, а ты тогда, сколько обучаешься? — чуя подвох, поинтересовалась я.

— А что я? — не естественно поразился оборотень. — Я старшекурсник.

— А курс? — присоединилась Арна.

— Э-э-э четвертый.

«Врет!»

— Ясно, — я от него отстала.

— Да? — удивился оборотень, не ожидая, что я отступлю.

Вон и у девочек вытянулись мордашки.

— Ага, — кивнула я. — Арна, нам давно пора на кухню.

Самой гораздо интереснее выяснять, тайна щекочет нервы.

— Ой, да, — спохватилась подруга.

— Я вас провожу, — поднялся оборотень.

Наша компания вывалилась в зал. Горгульи хоть иногда отдыхают?

— Ксар, они отдыхают? — спросила я, неприлично ткнув в замершую на постаменте горгулью.

— Конечно, — мягко улыбнулся оборотень. — У них посменный график работы просто вы к ним не присматриваетесь, вот и кажется, что одна горгулья постоянно на своем месте.

Действительно, я перестала обращать на них внимания, выйдешь из портала, скользнешь по ним взглядам и тут же забудешь.

В зале мы разделились, Каси и Ирма отправились в башню, а мы на кухню. Оборотень проводил нас до самых дверей.

— О, явились! — недовольно уперла руки в боки Ирлана. — И позвольте спросить, где вы шлялись?

«Встряли, ничего не скажешь».

Мы быстро натянули на лица самые раскаивающиеся выражения, и опустили головушки. Хозяйка плит и кастрюль хмыкнула и рявкнула, так что мы подпрыгнули:

— Живо на свои места!

И мы шустро побежали мыть посуду.

— Мамочки, — в ужасе прошептала Арна.

Посуды было непросто много, а ОЧЕНЬ много. За неделю мы приноровились к количеству, а тут складывается впечатление, что должны перемыть еще и за светлую академию.

— Ну чего встали?

— Уже, — отозвались мы.

Медленно и неохотно гора уменьшалась. Уже кикиморы разбрелись спать и приглушили свет, а мы все мыли. И когда поставили последнюю тарелку на полку, не поверили своему счастью.

— Наконец-то, — сонно обрадовалась я. — Все спать.

— Ага, щас! — возмущенно отреагировала ведьма. — Идем в библиотеку.

— Арна, какая библиотека? Давай завтра, сразу после занятий у нас перед кухней, как раз хватит времени.

— Нет, — категорично отмела мою просьбу ведьма. — Идем.

Вот откуда в ней столько энергии? Но делать ничего решительно прогнав сонливость, я топаю за Арной в библиотеку.

Горгулий на своих законных местах не оказалось. О, да они еще и на сон уходят. Огонь в глазницах черепушек еле тлеет, но света хватает. Мы быстро добрались до лестницы, ведущей на этаж преподавателей.

— Арна, может, не надо? — шепотом спросила я.

— Надо, — решительно заявила ведьма.

Мы пошли. Поднялись. Затравленно осмотрелись. Мы должны спать в своих комнатах, и если нас застукают, то опять устроят выговор, а то и снова накажут, вон свое наказание-то ректор с нас не снял. И пока никого нет, прошмыгнули в библиотеку.

Едва зашли, как материализовалась призрачная библиотекарша.

— Здравствуй, а нам кое-какие книжечки нужны! — бойка протараторила ведьма.

— Ночью? — посмотрела она поверх очков.

— А что? — невозмутимо ответила Арна. — Тяга к знаниям и все такое.

«Свет…темные защитники! У Арны тяга к знаниям?!»

В ответ я услышала далекий женский смех.

— Ты слышала? — поинтересовалась я.

— Что? Эмили, ты трусишка.

— Хорошо, какие книги вам нужны? — сдалась библиотекарша.

— Сейчас, — пробормотала Арна, схватив меня за руку, потянула за собой.

От ее резких движений мы обе недовольно поморщились, ректорская проволочка кольнула запястье.

Идя вдоль стеллажей, мы выискивали книги о драконах. А их не было.

— Так, ректор и оставит их, — хмыкнула я.

— Ничего все равно найдем, — заверила ведьма. — А когда дракоша в море упал?

— Когда Арддару люди заселяли, — припомнила я. — А вот год. Три-четыре тысячи лет назад.

— О!

Арна выдернула с полки «Историю возникновение темной и светлой академии».

— А это-то тут при чем? — не поняла я.

Арна просмотрела оглавление.

— Вот, — и ткнула в строчку.

«Эндан ар Рисо — основатель академии Тьмы и Хаоса, Кон де Авиль основатель академии Света и Порядка».

— Так, ректору три тысячи лет, — ахнула я.

— Больше, — заметила Арна. — Это нашу академию тогда основали. А он видел нашествие людей.

— Тогда и с драконом где-то в то же время сошелся, — согласилась я.

Дальше мы искали целенаправленно историю Арддары. И нашли. Толстый такой томик.

— Одно нашли, пошли дальше, — Арна вручила книжку мне. — Так теперь метлы, а то ты у нас неделю как без метлы ходишь, да и мне интересно, почему у меня светлая метла.

— Так, светлые тоже летают на метлах? — заинтересовалась я.

— Что-то я о таком не слышала.

Про метлы книг было непросто много, а очень много. Мы остановили свой выбор: «Изготовление метел», «Ведьма и помело», и на ярко-розовой брошюрке «Метла — ведьмино счастье».

— Какая гадость, — прокомментировала я яркую бумажку.

Арна схватила зеленую и прочитала:

— Помело — удача в семье.

— Жуть.

— Откуда здесь? — заинтересовалась ведьма и, вчитавшись, протянула: — А-а-а в Ортине их штампуют, и часть отдают в библиотеку.

— Арна, посмотри! — воскликнула я, привлекая ее внимание.

На полке лежала книга, на корешке серебристо змеилось: «Темные защитники, храмы и обряды». Ведьма вытащила книгу, заглянула в оглавление и тут же в раскрытом виде сунула мне. Шесть темных защитников и каждому отведет отдельный параграф. Тьма и Хаос там присутствовали, а вот остальные ни мне, ни Арне незнакомы.

— А почему мы не знаем о других? — озвучила я нашу общую мысль.

— Вот и мне интересно, — согласилась ведьма. — Берем.

И книга присоединилась к стопочке у меня в руках.

А также взяли карту Арддары. Зачем? Спрашивать не стала. Ну а напоследок мы прихватили книжку по светлым защитникам.

— Если что еще раз придем, — то ли пообещала, то ли пригрозила Арна.

— Хоть у кого-то тяга к знаниям, а не ходят в библиотеку читать про всякую мерзость, — сухо похвалила нас призрачная библиотекарша.

— Что за мерзость? — сделала стойку Арна.

— Да вот, — она ткнула в стеллаж справа от стола.

И как мы не обратили внимания на стопочки книг в мягких ярких обложках? Арна вытащила верхнюю. «Ключ от семи замков» — гласило название. Ведьма пролистала.

— Понятно любовный роман, и кто их читает? — пожала плечами и положила цветастую книгу на место.

— Сестра запоем глотала, даже выписывала из Ортина новинки, — поделилась я. — Мне же она зачитывала вслух, мешая читать Анис Тайр.

— О, Анис, — восхищенно протянула ведьма. — У вас есть ее книги?

Библиотекарша поджала губы и указала на нижнюю полочку, где лежало несколько зачитанных до невозможности книг. Беглый осмотр показал, что это я и Арна уже читали.

А раз больше ничто не задерживало, нагрузившись книгами, можно идти обратно в башню.

Может ли везти вечно? Нет. А, если ты куда-то шел без трудностей, то они будут на обратном пути? Да. Вот и нам так «повезло». Повернули к лестнице, как увидели, что из пятна-портала выходит ректор и, пришлось быстро прятаться за статуями Лиэли.

«Только бы не заметил», — взмолилась я.

— Ты, правда, так считаешь? — спросил ректор.

«Он еще и не один!» — взвыла я.

Непонятно, что хуже попасться одному ректору или с гостем, но однозначно одинаково неприятно.

— А что можно подумать что-то другое? — язвительно спросил собеседник.

Они поднялись, и мы увидели ректора в компании вампира. Рыжие волосы едва касаются кончиками плеч, Серебристо-белый плащ, серый опять же с отделкой серебра жюстокор, камзол, в высокие сапоги со шпорами, штаны из тонкой кожи. На шее массивная золотая цепь с алой трехконечной звездой.

«Вампир и светлый?»

— Жрица Ириры, чернокнижник…

— Чернокнижник у меня, — перебил ректор.

— Это не суть важно, — отмахнул вампир. — Мало, что ли, тогда погибло наших и их? Найдет себе кого-нибудь другого.

«Это они об Гэлеасе?»

— Много, — согласился ректор. — Да вот жрецы не везде сохранились.

— Но его попытки так забавны, — хихикнул вампир.

«Ничего себе забавны!», — возмутилась я.

— Изменение уже давно мертвой жрицы ты считаешь забавным? — фыркнул ректор.

Прошли мимо, скрылись за дверью. Поэтому ответ неизвестного вампира мы не слышали.

— Ты что-нибудь поняла? — вопросила Арна.

— Нет.

— Вот и я нет, — призналась ведьма. — Пошли пока нас не застукали.

И оправдывайся, потом что не подслушивали.

Быстрыми перебежками мы добрались до этажа Арны.

— Все я спать, — вспомнила я.

— Какое спать?! — воззрилась на меня ведьма. — А книги?

— Арна, у нас завтра занятия, нам нужен отдых, — попросила я

— Хорошо ты иди к себе, я сейчас, — заверила ведьма

«Тьма, что она задумала?»

Зевая и засыпая на ходу, я поплелась к себе. Сгрузила книги на стол и, не раздеваясь, плюхнулась на кровать.

— Не спать! — объявила ведьма, вваливаясь в комнату. — С чего начнем?

— Узнаем откуда в тебе столько энергии, — в подушку пробурчала я.

— Тебе неинтересно, что сегодня произошло? — возмутилась Арна, складывая учебники в стопочку на полу.

— Интересно, — вздохнула я, садясь. — А еще страшно.

— Вот чтобы не было страшно и надо узнать, что за фрукт наш дракон, — наставительно произнесла ведьма.

Первым делам мы повесили карту Арддары на стенку и отметили, синим наше озеро. А потом, листая историю и помня слова вампира о том, где умирали жрицы, отметили и эти места.

— М-да, — отозвалась Арна глядя на россыпь красных отметок. — Но зачем ему жрицы?

— А во всех ли этих местах жрецы так сохранились как в озере?

— Если бы не ты, мы и не знали про него, — признала ведьма. — Мы не можем побывать везде.

— А Гэлеас, может, — нахмурилась я. — И ректор тоже. Арна, может, это не наше дело?

— Мы все можем! — возмутилась она. — Вот сами и оттаскаем дракона за хвост.

«Как бы он нас ни оттаскал».

Но свои пессимистичные мыслишки придержала при себе. Утром мы красноглазые и поминутно зевающие напугали мышь, принесшую нам расписание занятий.

Прекрасно! Снова шесть лекций.

— Арна, мне нужна метла, срочно! — взвыла я, и указывая, на последнюю строчку.

— После занятий займемся, — пообещала ведьма.

И подхватив увесистый том «Изготовление метел», поплелись на зелья.

— Здравствуйте, — хором поздоровались мы, как только из пятна вышла преподавательница.

— Здравствуйте, — приветствовала ведьма. — Сегодня мы делаем «Снежинку». Одна готовит яд, другая противоядие.

— Зачем мы, что будем яд пробовать? — чуя подвох, спросили, откуда «этажом» выше.

— А кто вам сказал, что не будете пробовать? — удивилась преподавательница.

— Кто из нас будет смертницей? — развеселилась Арна.

— Типун тебе на язык, — оборвала я. — Никто.

— Учтите, я проверю, выпили ли вы яд, — будто прочитав наши мысли, добавила ведьма.

— Угу, — пронеслось над ярусами.

Хрустальный шар озарился молочным светом, и на столе появилось два листка. На одном рецепт яда, на другом противоядия. Арна сцапала лист с рецептом.

Так, десять ингредиентов против восьми. Весело. Первым делом мы с Арной поставили на огонь медные чаши, который развели на отведенной для этого подставке. Добавили воды, собранной в полнолуние, ровно на два пальца.

Я растерла траву амаллу. Три щепоти, двараза помещать против солнца и один раз луны. Так что там дальше? Чайная ложка настойки из корня лирни. Откупорила крышку, в нос ударил резкий вышибающий слезу запах. Вытирая одной рукой навернувшиеся слезы, налила в ложку коричневой настойки. И помешать против часовой стрелки.

Зеленое варево зашипело и стало отвратительно болотного цвета. Теперь снова добавить воды, только уже полпальца. И толченых клыков трехмесячных шигг — одну унцию.

«Хм…в три месяца у них ужеклыки», — хмыкнула я, отмеряя ценный ингредиент.

Убавить огонь. Сделала. Помешать. Три капли настойки из волоса единорога. Есть. К потолку поднялся серебристый пар. Так, пока я все делаю правильно.

А вот у кого-то ниже повалил синий пар. Это что нужно было положить, если все необходимые ингредиенты что для яда, что для противоядия уже на столах.

— Кто же соединяет желчь василиска с настойкой единорога? — возмутилась Арна.

— Риан, тушите огонь, — приказала преподавательница. — И вы Вира тоже. После лекции подойдете ко мне за наказанием.

Ну вот и первые после нас наказанные.

Так, а у меня тут как? хорошо, зелье загустело и теперь смело можно вливать две чайной ложки тягучего нектара жужела. Варево поменяло цвет став янтарно-прозрачным. Снова убавить огонь. И два лепестка розы. Помешала три раза, погасила огонь. И теперь последние два ингредиента это сушеный гриб слезянка и три вишни.

Аккуратно сняла чашу, дала зелью отстояться и перелила его в маленькую бутылочку.

— Уф, я все, — оповестила я.

— Я уже заканчиваю, — напряженно откликнулась Арна, она добавила семь капель настойки шиповника и сняла чашу с огня. — Все!

— Молодцы, — похвалила нас ведьма.

— А яд сейчас принимать? — не унималась Арна.

Я закатила глаза. Энтузиазм подруги просто зашкаливает за все мыслимые пределы. И, вообще, нельзя ли обойтись без снятия проб?

— Госпожа, ал Тахи это обязательно? — проблеяла я.

— Конечно, — кивнула преподавательница. — Вы же должны знать что приготовили.

Разумно. Не поспорить, а так охота.

Арна перелила зелье бутылочку.

— Ну так что? я пью? — поинтересовалась она.

Теперь уже преподавательница закатила глаза. Ох, чую, скоро будут отчитывать дни до выпуска ведьмы.

— Идите сюда, — позвала на ал Тахи. — И зелья свои не забудьте.

Через портал попали в круг к преподавателю.

— Я пью? — азартно спросила Арна.

— Нет, — отрезала ведьма. — Пьет, Эмили.

— Что? — ахнули мы, Арна возмущенно, а я испуганно.

Ведьмы на ярусах переглянулись, они не ожидали такого подвоха от учителя.

— Ведьма должна точно знать, что именно она готовит, — строго отчеканила преподавательница. — Так что пейте, Эмили.

«Тьма, помоги мне!»

Дрожащими руками я приняла от Арны бутылочку с ядом. Пробка с тихим «хлоп» откупорилась, быстро выпила. Последний выдох сорвался облачком пара. Яд превращал человека в ледяную статую.

«Эмили!» — далекий на грани сознания чей-то крик.

А потом меня обдала волна жара.

— Ах! — вскрикнула я, жадно хватая ртом воздух. — Мы, мы хорошо сделали зелья?

«Надо же знать ради чего я умирала?»

— Да, — подозрительно разглядывая нас преподавательница. — Можете идти, какой следующий предмет?

— Зеркала, — ответила я.

— Ступайте.

Через пятно-портал попали к горгулье, а раз было свободное время, заскочили к себе в башню.

— Эмили, — позвал меня с моего этажа Натан, когда заходила в комнату Арны.

— Да.

— Нам нужно поговорить.

— Хорошо.

Поднялись на мой этаж, в комнату приглашать не стала. После бурной Арниной деятельности, она малость изменилась. И незачем травмировать нежную психику вампира.

Удобно устроившись на подоконнике, я вопросительно посмотрела на него. Хотел говорить — говори.

— Я хотел спросить кто для тебя Гэлеас? И ты вправду выходишь за него замуж?

«Ой-е!» — мысленно взвыла я.

— Нет, я совершенно свободна. А, Гэлеас просто знакомый.

«И ведь не солгала».

— Точно? — переспросил вампир, и мне даже показалось, что он облегченно выдохнул.

— Да.

Не может быть, чтобы за такое короткое время он в меня влюбился. Или, может? И ведь вампир он неплохой, если, конечно, бывают хорошие вампиры. Общение с Арной и остальными ведьмами, насыщенные будни и за неделю я настолько сжилась с академией, и свой страх при виде замка вспоминаю с улыбкой.

А ведь это признание. Он рассчитывает на что-то. И, вообще, оно, возможно, между человечком и вампиром?

— Ты пойдешь, сегодня с нами за метлой? — спросила я, совершенно сбитая с толку.

С Таром меня просто поставили перед фактом. А когда он бывал у нас в поместье, мы гуляли под присмотром нянечки, и ни о каких признаниях в любви не могло быть речи.

— Да, — клыкасто улыбнулся Натан. — Когда вы собираетесь?

Вот теперь я точно почувствовала себя не в своей тарелке.

— После нашей каторги.

— Я позову Ксара, мы будем ждать вас здесь.

— Хорошо, — кивнула я.

И поспешила вниз к Арне, надо разобраться, что я чувствую к вампиру. И чувствую ли?

Ведьма за время моего отсутствия наделала бутербродов, и теперь завтракала, листая книгу.

— Ну чтосказал? — не отрываясь от чтения, поинтересовалась она.

— Спросил, выхожу ли я замуж за Гэлеаса, — рассказала я, наливая чаю.

— О, да у вас все серьезно, — прокомментировала Арна.

— У нас НИ-ЧЕ-ГО нет.

— Будет! — твердый приговор.

«О нет, только не это!»

— Арна, я не знаю, как реагировать, он же практически мне признался или нет? А раз признался, на что-то же надеется? — вскинулась я.

— Эмили, ты дура, — с чувством ответила ведьма. — Тебе там, в высшем обществе никогда не передавали любовные письма?

— Если они и были, то я о них не знала, — вздохнула я. — А мы с Таром никогда не оставались наедине. Да и не писал он мне.

— Великая Тьма, — ошарашенно произнесла Арна. — И ты…

— Да, — печально ответила я.

— У-у-у как все запущено, — покачала головой ведьма. — Но ничего мы это быстро исправим. Знаешь через три недели праздник Осени. И будет у тебя первое свидание.

— Арна, я даже не знаю, что я к нему чувствую! — запротестовала я. — Нравится он мне или нет?

Ведьма отложила в сторону книгу, сделала глоток чая и встала напротив меня.

— Нравится ли он тебе? — спросила она. — А что именно?

— Ну, он симпатичный, — уклончиво ответила я. — Глаза! Зеленые такие. И-и-и… руки.

— Значит, нравится, — решила ведьма. — И есть еще время, чтобы тебе приглянулся весь его остальной ливер. Теперь о чем говорить? А давай его и Ксара позовем за метлой?

— Ксара он сам позовет.

— Молодец! — похвалила Арна. — Вот и узнаем, что же волнует нашего вампира.

«Он уже — наш?»

— Так, давай завтракай, и пошли, а то опоздаем, — поторопила Арна.

Одним махом допила чай, и мы побежали на зеркала.

В этой аудитории стена и потолок зеркальные. Только в отличие от чар нет лунного света. Но есть густой туман, закрывающий полы.

Мы успели, следом за нами зашла преподавательница Сирианта Ванн.

— Здравствуйте, ведьмочки, — поздоровалась она.

— Здравствуйте, госпожа Ванн, — отозвались мы.

Зеркальное видение перекликалось с путями. А раз на факультативе (его, кстати, и вела Сирианта), мы уже изучили «взгляд», то нам с Арной (я показала ей, как надо всматриваться и что говорить), было легче, чем остальным ведьмам.

— Итак, сегодня я научу вас «Проклятию разбитого зеркала», — проговорила Сирианта, вызывая стол и стул с высокой спинкой.

Нам такой роскоши не позволялось.

А на столе лежат ручные зеркала.

— Как? — поинтересовалась Каси.

— Разбираем зеркала. Ставим указательный палец правой руки в центр овала, — стала объяснять преподавательница. — Простой наговор.

Она раздала нам зеркала.

— У меня получилось! — радостно запрыгала Ирма.

Она продемонстрировала нам свое зеркальце. От центра в разные стороны расходилась сеточка трещин. Следом за ней и мы заставили наши зеркала потрескаться.

— Отлично, — похвалила нас Сирианта. — Теперь ведем по трещинкам, заполняя их своей кровью.

Сделали.

— Болит, — пожаловалась Мина, ведьмочка с пышной рыжей гривой.

— Наговор на заживление, — подсказала ей Каси.

Рассеченный палец на мгновение засветился нежно зеленым светом, и от пореза не осталось и следа.

— И вот теперь наговариваем любое проклятье. Чего стоим? Быстро проклинаем.

И мы прокляли. Зеркало почернело, и еще больше растрескалось.

— Но чтобы проклятье сработало осколки из зеркала нужно вытащить и подложить тому, кого вы хотите извести, — обрадовала нас Сирианта. — Снять проклятье невозможно, пока не будет уничтожено зеркало. Как правило, ведьма его зарывает в землю за оградой кладбища. И только она, может выкопать зеркало и вложить осколок на место и снять проклятье.

Арна вытащила осколок, рассмотрела его и так и сяк. И вот странность зеркало черное, но в нем нет даже намека на отражение.

— И вот так берешь, и кому-то подкладываешь? — не поверила Каси.

— Да, только подкладывать надо в полнолуние и с восточной стороны дома, — продолжила преподавательница. — Вы же возьмете эти зеркала и растолчете их в порошок и на следующий урок принесете мне. Запомните для того чтобы заглянуть в прошлое или будущее вам нужен хрустальный шар, но чтобы узнать будущее определенного человека нужно зеркало в которое он недавно смотрелся.

Чтобы сохранить его «взгляд» зеркало требуется обернуть льняным полотенцем с веточкой ведьминой травы. А теперь разбиваемся на пары, и заглядываем в будущее друг друга. Только далеко с первой попытки не лезьте максимум месяц. Учтите, я прослежу.

Каси с Ирмой разочарованно вздохнули.

— Эмили, — дернула меня за рукав Арна. — Вот и узнаем, что ждет тебя на свидании.

— Не думаю, что это хорошая идея, — замялась я.

— Это шикарная идея, — не согласилась ведьма.

— Слушаем и запоминаем, — вернула нас к лекции преподавательница. — Одна смотрит в зеркало и отходит, другая встает на ее место и прикасается и проводит рукой по зеркалу со словами: «В недрах зазеркалья затерялся взгляд, рассейся мгла и покажи то, что я хочу».

Рядом с нами стояла пара Каси-Ирма. Ирма уже посмотрела в ее будущее. И что самое интересное, кроме нее его, не увидел.

— Ты первая смотрись, — решила Арна.

Посмотрела. Отошла.

Арна провела рукой, сказала нужные слова. Посмотрела и вскрикнула.

«Ну вот я же говорила, что это плохая идея!»

— Что ты увидела? — жадно поинтересовалась я.

— Ничего, — буркнула Арна. — Давай, смотри уже мое будущее.

— Хорошо, — растерялась я.

Арна вгляделась в зеркальную поверхность стены. Я провела рукой и произнесла слова.

Сначала ничего не было только отражение. Потом внутри зеркальных недр появился туман и в нем заметались тени. Туман исчез. И вот я вижу: лес. Тонкие изящные серебристые стволы, листочки маленькие, черные. Меж деревьев серпантином змеится тропка из отаира, этот прозрачный минерал впитывает лунный свет, и поэтому казалось, что меж деревьев изгибается лунная река. По ней идет Гэлеас, а на руках Арна. Ее глаза закрыты и непонятно спит или нет.

«Тьма и Хаос! Когда это произойдет?»

По ртутной реке дракон со своей ношей дошел до камня и меня! Я стояла с ничего не выражающим взглядом пялилась перед собой. Дракон положил Арну на камень. Та пошевелилась, открыла глаза. Уф, жива.

Из голенища сапога достал кривой ритуальный нож вложил его в мои руки, сжал и мы проткнули Арну.

— А-а-а, — отшатнулась я.

— Эмили, чего орать, раз ничего не увидели, — воззрилась Сирианта.

— Н-не не увидела? — хрипло спросила я.

— Да. Ты и Арна, — кивнула ведьма.

«Врет», — утвердилась я.

— Но…, но…, я видела! — запротестовала Арна.

— Да? Тогда снова посмотрите.

Я посмотрела. Арна с видом приговоренного к казни заглянула в мое будущее. И я так пониманию ничего не увидела, раз ошеломленно повернулась ко мне.

— Ну что я говорила, — торжествующе проговорила преподавательница.

— Но я видела, — прошептала Арна.

— Лекция закончена, — объявила Сирианта.

В полном душевном разброде мы отправились на «Обретение фамильяра». Так же как и «Зеркала» это новый предмет. Быстро забежали к себе схватили учебники. И бегом в класс Заклинаний.

— Класс располагался в подземелье. На полу светится алым пентаграмма, для призыва фамильяра. Маленькие столики с хрустальным шаром ютятся у стен.

А вот преподаватель дрэва. Вокруг бедер обмотана пожухлая трава. Она же скрывает грудь, наподобие ожерелья намотана на шею. В светло-зеленые волосы вплетены цветы, голову украшает венок из голых веток.

— Ты дрэва, — глядя сквозь Кассандру, поинтересовалась преподавательница. — Тогда что делаешь у ведьм?

У меня прабабка дрэва, — поделилась Каси. — Вот и сказалась наследственность.

«Если у дрэвы получилось, и у человека и вампира, есть шанс. Тьфу, Эмили не о том ты думаешь!».

— Ты поладишь с животными, — ничего не выражающим голосом произнесла преподавательница. — Прошу садиться, и открываем учебник на странице пять.

Сели. Открыли.

«Теория призыва фамильяра из-за границы мира» — гласил заголовок. А дальше мелким текстом: что, как и почему.

Ого! Так, мы призываем фамильяра. Ничего себе. Вот же и в тексте говориться, что там за границей обитают разнообразные существа и не все дружелюбные. Для призыва одних нужно жертвоприношение, для других просто стечение обстоятельств. К ведьме же приходят существа, только связанные с ней.

— Как это? — не поняла Арна.

Она уже успокоилась и не бросала на меня подозрительные взгляды.

— Духовно связаны, — отозвалась дрэва.

— И наверняка с какой-нибудь гадостью, — скривилась Арна.

— Все видим формулу призыва? — спросила преподавательница. — Тогда приступаем.

— Да, — хором.

— Госпожа эээ, — замялась Ирма. — А зачем нам фамильяр?

— Хороший вопрос, — кивнула дрэва. — Фамильяр помогает ведьме в сложных заклинаниях и наговорах, а также обучает ее.

— Здорово сами себе создаем проблему, — пробормотала Арна. — Мало нас учат.

— Кассандра, ты первая. У тебя должно получиться с первого раза.

— А что, может, не получится? — изумилась Мина.

— Конечно.

— А почему я дома никогда не видела фамильяра? — заинтересованно пробормотала Арна, наблюдая, как Кассандра встает из-за стола, берет книгу и идет к пентаграмме.

Взгляд в книгу, чтобы зачитать призыв. Кассандра срывающимся голоском проблеяла вызов.

— Голос должен быть уверенным, — поправила ее дрэва. — Иначе ничего не получится или будет совсем не тот результат.

Каси замолкла на полуслове. Шумный выдох и уже гораздо уверенный речитатив.

На углах пентаграммы зажегся алый огонь. По линиям он устремился в центр и вот в ромбике горит костер. Пламя вытянулось, и опало, а на его месте в воздухе висит нечто маленькое и сиреневое.

— Ой, — прижала книгу к груди Каси. — Что это? А можно подойти?

— Нет! — резко и властно. — Теперь тебе предстоит подчинить его.

— Да я даже не знаю, что это? — растерялась Каси.

А тем временем «это» встряхнулось и по бокам от сиреневого тельца появились два полупрозрачных крыла. Мы все затаили дыхание, ожидая продолжения. А дальше последовали тонкие усики, как у бабочки и все.

— Э-э-э… что это? — высказала общий вопрос Арна.

— Открываем учебник на странице восемь.

Открыли. На картинке изображен махоньким сиреневым. «Малый духаед» — порождение эфира и духа.

— Подчини его, — велит дрэва.

— Как? — воскликнула Каси с паническими нотками в голосе.

— Ментально, раз оно порождение эфира и духа, — безучастно ответила дрэва.

— А так ли он нужен? — резонно засомневалась Каси.

— Нужен, нужен, — закивала дрэва. — Госпожа Ивона Ринн вам об этом подробно объяснит.

— То есть вы не будете нас дальше учить? — зацепились мы.

— Я только помогу призвать и обуздать ваших фамильяров, а работать с ними будете под руководством Ивоны. Так, мы отвлеклись. Кассандра подчиняй фамильяра.

Ведьма обернулась, посмотрела на нас с видом великомученика. Протянула руку, воздух в пентаграмме задрожал. Малый духает вяло взмахнул крыльями.

— Может, он дохлый? — шепотом предположила Арна.

На что заработала гневный взгляд Каси.

Каси встряхнула головой и решительно шагнула в пентаграмму. Остановилась. Духаед повел усиками в разные стороны. Взмахнул крыльями, окутался бело-голубым сиянием, а ведьма повалилась на пол.

— Кассандра! — мы рванулись к ней.

— Стоят! — гневный окрик. — Быстро все сели на места.

— Но…, — заикнулась Ирма, глядя, как колотить лежащую на полу ведьму.

— Это ее дело, а вы только испортите все.

Минуты текли одна за другой. Сияние дахуаеда, то потухало, то разгоралось. Вот он, мерно подрагивая крылышками, опустился на голову Кассандры и та застыла. Мы затаили дыхание.

Каси пошевелилась, открыла глаза, медленно сняла с головы духаеда, села. Из носа капала на грудь кровь.

— Я сделала, — прошептала она.

— Молодец, можешь отдыхать, — разрешила дрэва.

Каси с духаедом на руках побрела к своему столу. Подбежавшая Ирма забрала валяющийся на полу учебник.

— Кто, следующий?

В ответ тишина.

Каждая ведьма в аудитории решала для себя, а так ли ей нужен этот фамильяр?

— Хорошо, тогда следующая Ирма.

— Я? — поперхнулась воздухом, вызванная ведьма, но поднялась.

С отчаянной решимостью она подошла к пентаграмме. Зачитала призыв.

Снова на концах звезды вспыхнул алый огонь, по линиям, он достиг центра, костер, на месте которого взмахивала крыльями бабочка. Размером с орла.

— А она ничего, — отозвалась Ирма, подозрительно разглядывая фамильяра.

— Страница пятнадцать, — привлекла наше внимание дрэва.

Зашуршали.

Ага, а вот и бабочка.

«Цифиалла» — водится в лесах Забвения за гранью. Пыльцу используют в создании зелий, воздействующих на психику.

«А Ирме она подходит», — решила я, вспомнив ее увлечение зельями.

— Ух ты! — радости ведьмы не было предела после прочтения. — Я могу уже ее приручить?

— А ты до конца прочитала? Страницу перевернуть не забыла? — остудила пыл преподавательница.

Снова шуршание.

Выделено красным: «Цифиаллла питается кровью, она одурманивает своих жертв пыльцой с крыльев…»

— О! так я должна напоить своей кровью, — энтузиазма в голосе несколько поубавилось.

— Да. И слюна вызывает галлюцинации, — ответила дрэва.

— Ну, это легко, — беспечно махнула рукой ведьма.

«Ей виднее».

Ритуальным кинжалом, разрезала ладонь. А зачем подошла к бабочке. Та спланировала на вытянутую руку. Ирма покачнулась, тряхнула волосами, повернулась к нам и улыбнулась:

— Она моя.

А после села на место.

Следующая Мина, ее фамильяр традиционный черный кот. Она сходу назвала Васайлом. Исцарапанная, но я горящими зеленым огнем глазами она села на свое место.

Еще три ведьмы были перед Арной, одна получила паука две другие, так никого не призвали.

Легко поднявшись, и подхватив книгу, Арна встала перед пентаграммой. Вызов звучал четко и требовательно, словно она призывала самого короля.

«А что если она призовет дракона?!» — вспыхнула ужасная мысль.

Но вот пламя костра опала на центре ромбике никого нет. Арна опять попыталась призвать кого-нибудь и — ничего.

— Так, бывает просто фамильяр хочет испытать тебя, чтобы узнать, достойна ли ты его, — утешила дрэва.

— Это еще вопрос кто кого достоит, — буркнула Арна, садясь на место.

— Эмили.

На негнущихся ногах, я подошла к пентаграмме. Провыв призыв, зажмурилась.

Вздох разочарования за спиной. Рискнула отрыть правый глаз. Пусто.

— Что тоже проверяют, — обиделась я.

— Ты человек и, может, и не быть фамильяра.

Ну и что.

К концу лекции нас таких безфамильярных набрался целых десяток. И в полном разброде отправились на обед.

Уже привычно набрав еды сели в самый дальний край стола. А ведьмы с фамильярами произвели настоящий фурор.

— А почему у ведьм на старших курсах я не вижу фамильяров? — в пространство поинтересовалась Арна, наблюдая за бабочкой Ирмы.

— Потому что, во-первых, фамильяра не всегда сопровождают своих ведьм, а во-вторых, способны возвращаться обратно за границу. Все-таки они не принадлежат нашему миру, — ответил подсевший Ксар. — Я так пониманию вы своих еще не получили.

«Какой он умный».

— Угу, — тяжкий вздох. — Видите ли, они нас проверяют.

— Ничего все равно у каждой ведьмы появляется свой фамильяр, — поддержал нас оборотень.

— Надеюсь, это произойдет раньше, чем я состарюсь, — кисло отозвалась Арна.

— Он еще успеет тебе надоесть, — улыбнулся парень. — И так куда вы сегодня идете?

— За метлой для Эмили, — оживилась ведьма. — Она у нас уже неделю без метлы. Мы вычитали, как ее сделать. Вот сегодня как раз отправимся в Упыринную рощу за древком. А если там не найдем, заглянем в…, — ведьма замолчала.

Я ее понимаю мы наметили себе окраину эльфийского леса, но после того что увидели в как-то страшновато туда соваться.

— Куда? — поинтересовался Ксар.

— Болота Химер, — ответила я.

— Да! — обрадовалась Арна.

— А как выйдите из замка? — подковырнул оборотень.

Выход из замка — слабость нашего плана. Нет, где выход мы знали, но вот портал. Ничего. Нужно решить проблемы по мере их поступления.

— Ясно, — проговорил Ксар. — Дождитесь меня. Хорошо?

— Ты что-то придумал? — обрадовались мы.

— Дождетесь меня? — только и спросил оборотень.

— Да, — заверили мы.

Следующие три лекции тянулись скучно и нудно. Никаких тебе заклятий, проклятий и заклинаний, а только теория, но зато построения кругов и другой начертательной магии мы заучили назубок. Уже двоилось, и троилась в глазах, от кругов, треугольников и гектограмм, когда, наконец, закончились лекции.

Оставленные нами фигуры светились алым. На следующем занятии будем загонять в них триха. Закинули учебники в комнаты, и отрабатывать на кухню.

После того памятного наказания мы всегда старались прийти пораньше. Ирлана смягчилась и позволяла кое-что прихватывать с кухни. Вот и сейчас уже были собраны две корзинки разных вкусностей.

Уже приглушили свет, когда отмыли последнюю кастрюлю. Попрощались с кикиморами, подхватив корзинки, и отправились к себе.

Парней на площадке не встретили, а значит, у нас есть время собраться.

— Эмм, Арна, — замялась я. — У тебя нет лишних брюк?

— Входи, — распахнула двери ведьма.

Поставив корзинку на стол, Арна закопаюсь в шкаф. В итоге бардак в ее комнате только усилился. Но мне были отданы светло-коричневые бархатные брючки и зеленая кофта. А сапожки и плащ у меня есть.

Взяв одежду, отправились мы мою комнату, парней на площадке не оказалось.

— Что-то они опаздывают, — забеспокоилась Арна. — Не случилась бы чего.

— Им тоже надо подготовиться, — успокоила я подругу.

— Помнишь тебе нужно выведать, что интересует вампира? — переключилась Арна.

— Помню. А что спрашивать?

— Да что хочешь. Спроси, бывал ли он в Асре? — предложила ведьма.

— Я и сама там не была, — призналась я.

— Вот и отлично, пусть пообещает тебе ее показать, — она подкинула идею.

Угу, легко ей говорить. А ему не подумает, что я навязываюсь? А после допроса захочет со мной общаться? Чтобы отвлечься, переоделась, подготовила заклинание поиска подходящего дерева.

«А кто принесет топор?» — озадачилась я.

— Арна, а у кого топор?

— Наверно у мальчиков, — беспечно пожала плечами подруга. — Ни у тебя, ни у меня его точно нет. Надеюсь, они его не забудут.

— А если забудут?

— А мы на что? — посмотрела Арна. — Напомним.

О, это Арна!

Оделись, заклинание написали, еды взяли. Зачем? Арна решила угостить парней, я же просто спорить не стала.

Стук в дверь.

— Не нужно чтобы они видели все это, — Арна обвела рукой комнату.

Под ошарашенный взгляд парней мы бочком вылезали из моей комнаты.

— Мы собирались, — натянуто улыбнулась я. — Бурно.

— Готовы? — спросили они.

— Да. Стойте! — вскричала я. — А топоры у вас есть?

— Н-нет, — ошалел от моего крика вампир. — Н-но достанем.

— У завхоза есть, — осенило оборотня. — Одолжим ненадолго.

«Мы украдем у завхоза топор?!» — ужаснулась я.

Натан уже открывал в общий зал портал.

— Это будет весело, — шепнула Арна, видя мое лицо.

Вышли мы в зале, а на положенном месте нет горгульи. Ну и замечательно. Никто не сдаст нас ректору. О том, что с нами сделает ректор, если узнает, я старалась не думать, чтобы не сбылось.

Через еще портал попали в зал, и по лестнице спустились в холл.

На дверях мерцали охранное и запирающее заклинания. И я потопала к ним.

— Ты что? — одернул Натан. — Только прикоснешься, Эндан сразу узнает.

— Ой! — прижала я руки.

Он взял меня за руку.

Зашли за правую лестницу, прошли длинным коридором. Вышли в круглом зале, куда выходили пять дверей. За самой ближней скрывалась винтовая лестница ведущая вниз. Спустились на два пролета. Коридор. В черепушках на стенах, горит зеленый огонь, бедный вампир под таким светом походил на покойника. Дверь в конце коридора оказалась подсобкой.

— Откуда вы все, знаете? — спросила Арна.

— Мы любим, бродить, — уклончиво ответил оборотень.

«Ох, темнят они что-то».

В подсобке обзавелись топорами. И потом уже пошли знакомы коридором, в комнатку с порталом к озеру. Встав около портала с табличкой «Воронье Кладбище».

«Никогда о таком не слышала».

Быстрым движением стер.

— Так, куда мы отправляемся? — спросил оборотень.

— В Упыринную рощу! — хором вскричали мы.

Оборотень достал из кармана мелок и записал «Упыринная роща». И тут же по стене расползлось пятно-портал.

— Прошу, — сделал приглашающий жест Ксар.

Зашли, а вышли уже в лесу.

Холодный пронизывающий ветер гонит по небу рваные облака, половинка луны то скрывается, то появляется. Портал открылся в искореженном дереве.

Темно хоть глаз выколи. Глаза Арны вспыхнули колдовским огнем. Зелень глаз вампира светилась алым, и янтарем — оборотня. И только я, словно слепой котенок, пялилась в темноту.

— Я помогу, — мягко проговорил вампир, беря меня за руку.

Я благодарна улыбнулась. На уроках мне так и не удалось заставить глаза светиться.

— Эмили, читай заклинание, — распорядилась ведьма осматриваясь.

Она права, метлу ищем для меня, а значит и заклинание читать должна я. Артефактники, которые и делают метлы, разыскивают древо по магии. Мне же с самого начала нужно искать свою метлу, а для этого надо определиться с древесиной, а уже потом искать прутья и веревку.

Создала светлячка и под его ровным светом прочла заклинание на рваном клочке бумажки. Прислушалась к себе. В книге сказано, что я услышу ее зов. Стою, ничего не происходит.

— Ничего, — растерялась я.

— На болота? — спросила Арна.

— Нет, — мотнул головой оборотень. — Давайте-ка попробуем еще раз, но только не здесь.

— А где? — заинтересовалась я.

— Есть в этом лесу полянка, — проговорил Ксар, распыляя наше любопытство.

А теперь мы ни за что не покинем лес.

Впереди Арна с Ксаром, следом я с Натаном. Вампир придерживал ветки, чтобы я могла пройти. Светляка пришлось потушить, чтобы не привлекать внимания. И разговор у нас не клеился. Я мучительно подыскивала темы, чтобы не показаться глупой.

Углубились в лес. За деревьями сновали маленькие огоньки, поди, разбери это глаза хищника, или болотные огоньки заманивают в непролазную чащу.

Мы прошли мимо, спугнув стайку алафри — маленькие миниатюрные создания разноцветным хороводом закружились. Чуя в оборотне и вампире опасность они не рисковали нападать. Сбоку глухо ухнули, и огоньки прыснули в разные стороны.

— Красиво, правда? — Спросил вампир, вновь беря меня за руку.

— Да, и опасно, — согласилась я.

Его ладонь холодная, но чем дальше мы идем, тем сильнее не хочется, чтобы он отпускал.

«Дома придут в ярость, если приведу жениха вампира», — развеселилась я.

Посмотрел на меня, и его губы тронула легкая улыбка.

Подхватил на руки, перебрался по поваленному дереву через овраг. Между нами и Арной с оборотнем образовалось пустое пространство и можно даже представить что мы одни. Похоже, мое первое свидание начнется несколько раньше.

Прохладная ладонь скользнула по талии.

— Эмили, смотри какая красота!

Натан отстранился от меня.

Арна отошла в сторону.

Казалось полянку, заливает лунный свет, чистый серебристо-призрачный в его косых лучах под неслышную нам музыку танцевали маленькие фэйри. В высокой траве светятся синим цветы. В центре полянки вокруг чего-то растут тонкие деревца.

— Что там? — спросила я.

— Пойдем, посмотрим, — предложил Ксар.

Нарушить красоту и умиротворение своим присутствием мы не рискнули, и обошли полянку по краю. И зашли сказке в тыл. С черного хода она уже не казалась такой прекрасной. Нет, травы и танцующие фэйри никуда не исчезли, только, словно полянку разделили на две части. Одна прекрасная, а другая ужасная.

Сухая трава даже не вид жесткая, топорщится в стороны. Потрескавшаяся земля. Эльфийку ее нежно обнимало одно из деревьев, руки безвольно болтаются вдоль тела, а голова запрокинута к небесам.

— Кто она? — прошептала я.

— Никто и не знает, — печально ответил вампир. — Эльфы молчат, и спешат ее забрать.

— Ее нужно похоронить, — я посмотрела на вампира. — Так нельзя.

— Ушастые ничего слышать не хотят.

— Эмили, прочти заклинание, — попросил оборотень.

— А мы? Что так ее и оставим? — прошептала я.

— Это решать ректору, — ушел от ответа оборотень.

— Что-то он не торопится, — зло пробурчала я, выуживая из кармана бумажку с заклинанием.

Создала светляка и зачитала заклинание, а чтобы ничто не отвлекало — зажмурилась. Минута сменялась минутой, но так ничего и не произошло.

— Ничего, — расстроилась я.

И повинуясь странному наитию, я сделала шаг вперед.

Трава оплела ноги, задерживая, но все равно иду к эльфийке. Друзья где-то очень далеко зовут и просят вернуться к ним. Почему вернуться, я же отошла шагов на пять. Но что-то заставляет идти вперед. Чем ближе подхожу, тем тяжелее переставлять ноги.

Но я все-таки дошла. Прикоснулась к холодной руке, эльфа медленно открыла глаза.

— Я ждала тебя, — ее голос шелест листвы на ветру.

Я бы отскочила в сторону, да ноги оплела трава.

— Меня? — удивилась. — Зачем?

— Я должна отдать тебе, — еще тихо говорит она. — Аурель.

Медленно ее рука приподнялась, а в ней что-то блеснуло, упав на землю.

Подняла. Цепочка похожая на ту, что была у дракона. Только в хрустальной капельке вода.

— Что это?

— Старое не вернуть, — прошелестела эльфа. — Только принесешь еще больше горя.

Сказав это, она закрыла глаза.

— Эй! — позвала я.

— ЭМИЛИ! — громыхнуло над ухом.

— А?

Дернулась. И открыла глаза.

«Когда я их закрыла?».

— Что? Где? Когда? — скороговоркой выдохнула я.

Темно и только лунные лучики пробиваются тонкими спицами.

— Ребята, вы где? — запаниковала я.

— Здесь, — пропыхтел Ксар. — Потерпи немного.

Слышалась возня тяжелое дыхание оборотня и сопение Арны, а где Натана? Когтистая рука смахнула с меня траву?! Посмотрела вниз. Оу! Я в травяном коконе только голова торчит.

— Эээ…как? — только и смогла спросить.

Подняла взгляд. В горле замер крик. На месте прекрасной эльфийки высохший труп в переплетении тонких ветвей.

— А вот так, — пропыхтела ведьма. — Ты встала, напротив, и заросла травой.

— А она? — прошептала я, не в силах отвести взгляд.

— А она такой и была, — поразила Арна. — То, что мы видели иллюзия, как вся полянка.

Но я, же видела, я разговаривала.

Меня освободили наполовину, и теперь я могу двигать руками. А в кулаке зажата цепочка.

— Откуда она у тебя? — удивилась ведьма.

— Она дала. Сказала, что старое не вернуть, — заторможено проговорила я.

— Она? — Арна скептически посмотрела на труп. — Ты словила глюки.

— А цепочка тоже глюк? — возмутилась я.

Оборотень с вампиром полностью очистил меня от травы. Натан взял за руку.

— Идем отсюда.

Сунув цепочку в карман, покорно плетусь следом. В молчании добрались до дерева с порталом.

— Дальше будем искать? — с какой-то затаенной надеждой спросил оборотень.

— Да. Что там у нас дальше. — Болото?

Арна кивнула подтверждая.

— Хорошо, — легко согласился он.

Он подошел и чуть выше портала написал: «Болото Химер».

По пятну пробежала рябь, словно камешек в воду бросили. Несколько секунд и все успокоилось.

— Все можно идти, — разрешил Ксар.

И первым зашел в портал. Следом заскочила Арна, потом я и последним был Натан.

Болото Химер встретило нас темнотой. Мы стояли на пяточке суши, а за спиной как нетрудно догадаться было сухое мертвое дерево.

«Интересно, это портал убивает дерево или же оно открываются в подходящем?» — заинтересовалась я, разглядывая белый остов.

— Куда пойдем? — спросила Арна.

— Может, Эмили прочтет заклинание? — предложил Натан.

Осмотрелась.

Куда ни посмотри, вода в ее грязных недрах снуют светящиеся пиявки? Или головастики? В общем, что-то маленькое там плавало. Недалеко темнеет еще островок суши.

«И как химеры здесь живут?»

Не думаю, что на болоте сработает наверняка дерево, из которого мы вышли единственное. Создаю светляка и читаю заклинание. Закрыла глаза. Отклик тихий, еле ощутимый, хорошо хоть с курсом сообразила.

— Туда, — указал я.

— А как мы пойдем? — озадачилась Арна.

— А чем это от тебя все время пахнет? — спросил Ксар принюхиваясь.

— О! Пирожки, — обрадовалась ведьма.

И она достала из сумки еще четыре.

— Угощайтесь.

Жуя, обдумывали, как бы перебраться на другой островок.

— А че так нельзя? — Арна взмахнула пирожком.

— Там что-то плавает, — заметила я.

— Там водятся осатери, — объяснил Натан.

— Это — вот эти маленькие и светящиеся? — заинтересовалась Арна.

— Нет, это она, — указал вампир.

На соседний островок вылезла из воды…русалка?

— Это же русалка, — удивилась я. — Только что она здесь делает?

— Да? — выгнул бровь вампир. — А ты присмотрись.

— Я не вы, так хорошо в темноте не вижу, — буркнула я.

— Эй ты! — громогласно позвала Арна.

Русалка обернулась, замерла на секунду, а потом нырнула в воду. Плеск и она уже здесь. Под светом светляка хорошо виден раззявленный рот полный острых тонких зубов, черные глаза с красной точкой зрачка и серо-зеленая кожа.

— Вот зачем ты ее позвала? — страдальчески спросила я.

— Ой, да ладно вам, — отмахнулась ведьма. — Если их здесь много как мы попадем к твоему дереву.

«А и правду как?»

— Не знаю, — призналась я.

— Будем пробиваться, — решил Натан.

«Русалка» зашипела и выпрыгнула из воды, мы бросились в стороны, а оборотень схватил ее за хвост. А Он как у акулы. Ксар прошептав, прикоснулся к ее голове, и осатери дернулась и затихла.

— Да, спит она, иначе запах крови привлечет ее товарок, — объяснил оборотень.

Я с Арной совместными усилиями наморозили тропинку, и мы перебрались на следующий островок. Если так пойдет и дальше, то сил на обратный путь у нас не останется. А ведь здесь еще водятся химеры.

«И почему мы не отравились в Цветущую рощу?» — с тоской подумалось.

Потому что ведьма не может найти свою метлу у дриад.

Когда достаточно отдалились от островка с деревом порталом, над болотом разнесся клекот.

— Ну, кто еще? — устало спросила Арна.

— Какая-то химера вышла на охоту и нашла нашу русалку, — медленно ответил прислушивающийся вампир. — Эмили, прочти еще раз заклинание, мы уже близко?

Достала. Прочитала. И закрыла глаза.

Отзыв пришел чистый, сильной она была совсем рядом.

— Вот за тем островком, — показала я.

Мы создали тропинку и перебрались на островок. Снова клекот, переходящий в вой.

— Это она?

— Нет, другая их тут много, — ответил Натан и, взяв, меня за руку: — Пойдем. Нужно, поторопится.

Этот островок был куда больше остальных. Я уже без заклинания чувствовала, куда идти. На другой стороне наполовину погруженное в воду дерево.

— Это из него? — брезгливо поинтересовалась Арна. — Из этой коряги?

— Нет, — я мотнула головой. — Зов идет из-под воды.

— Что? — парни.

— Как? — Арна.

— А вот так, — ответила я, вглядываясь в толщу воды.

— Хочешь, я достану? — спросил Натан.

Я прислушалась к ощущениям и покачала головой:

— Нет, я должна сама.

Парни деликатно отвернулись, пока я раздеваюсь. Осторожно попробовала ногой воду. Брр холодная! Вдох-выдох и я вхожу покалено. Оставляя за собой грязную дорожку поднятого со дна ила. Ноги закололи иголочки. А маленькие светящиеся пиявки брызнули в стороны. Дрожа, медленно иду в дальше. А зов становится все настойчивее. Хорошо, что плавать меня научил кузен.

Нырнула.

Снаружи вода кажется черной, грязной мерзкой. Впрочем, изнутри она была неменее мерзопакостной, вот только все пронизывал призрачный зеленоватый свет. Не пиявки, а призраки. Еле уловимый силуэт, присмотришься, и его уж нет.

А зов зовет глубже. Туда где ничего не видно. Рядом мелькнуло большое и черное.

«О, нет, только не сейчас!» — застонала я.

Вот хищных русалок так не хватало. Одна тень метнулась ко мне, другая ей наперерез. Ноги что-то оплело и с силой дернуло вниз. От неожиданности вскрикнула, вверх устремился пузырек воздуха. А в мои легкие вода со вкусом тины.

Уже на полпути за грань я увидела, что внизу в иле лежит метла. Ее помело с прутиками можно хорошо рассмотреть, а вот черенок скрыт. Протягиваю руку и вытаскиваю только половинку метлы.

«Почему?» — успеваю обидеться и тут рывок наверх.

Темнота опускается, поглощая зеленый свет.

— Эмили, — причитает Арна.

Кто-то прикоснулся к губам, надсадный кашель, меня повернули набок, противный вкус тины во рту.

— Кхе, кхе, все уже, кхе хорошо, — кое-как проговорила я.

Сажусь. Мне на плечи ложится плащ вампира. Закутываюсь в него, нащупывая штаны.

С Натана налилась огромная лужица.

— Спасибо, — не сказала, а простукала зубами.

Путаясь в штанинах, потом в рукавах свитера, ну хоть согрелась немного.

— М-да, — проговорила Арна, разглядывая метлу.

Мне не показалось, она действительно сломана. Острый разлом проходит близко к прутикам.

— Из-за этого я чуть не утонула? — с горечью проговорила я, забирая у ведьмы мою метлу.

— В замке разберемся, рассвет близко, — поторопил нас Натан.

Хлопанье крыльев и химера опустилась на корягу. Вытянутое, жилистое тело, кожаные крылья, лицо грубое подобие человеческого в провалах глаз светятся две багровые точки.

— Вот тебя нам и не хватало, — обрадовала ее Арна. — Давай лети отсюда. Кыш.

Химера расшиперилась и зашипела. Расправила крылья, готовясь атаковать.

— Мы отвлекаем, вы делаете тропику, — распорядился оборотень.

Парни рванули к химере, она взлетала. Только от вампира не спасет. Мы же подбежали к другой стороне островка и совместными усилиями создали тропку.

— Есть. Сюда.

Перебежали.

Химера пикировала на них сверху. Пока та и другая стороны обменивались ударами когтей. Вот химера спикировала, и пошла на разворот, а ее голова слетела с плеч отделенная созданным мечом вампира.

Тело повалилось в воду. Подняв тучу брызг, мелькнули лоснящиеся хвосты и дальше, мы не смотрели, перебегая на следующий островок.

Из воды выпрыгнула «русалка» и визгом осела обратно, с меча Натана срываются черные капли. А осатери визжала, когда ее разорвали на части.

Впереди показался остров с белеющим деревом. Только из упрямства вы с Арной создавали тропинку.

— Наконец-то, — вымучено радостно выдохнула Арна, когда мы вступили на остров с деревом.

Ксар написал: «Академия Тьмы и Хаоса», после того как по пятну прошла рябь мы ввалились в него.

— Никогда больше ее не покину, — пообещала Арна.

— Надеюсь, вам можно верить? — поинтересовались из темноты.

Зажегся светлячок и над нами склонился заместитель ректора — Арсар.

— Ой, — пискнула Арна.

— Ну и вид у вас, — ухмыльнулся оборотень. — Встали и за мной.

Мы идем понурив головы. Горгульи уже вернулись на свои места и провожали нас удивленными взглядами. И куда мы пришли? Правильно в кабинет ректора.

Двери гостеприимно распахнулись. Зашли.

— О! Эмили, где ты была? — вопросил схвативший меня в охапку Гэлеас. — Я пришел, а тебя нет! И Энди, врет не убедительно.

Вампир тихо зарычал.

— О, а это Арна! — меня выпустили и обняли ведьму.

Теперь уже зарычал оборотень.

— Энди, у тебя плохая дисциплина, — доверительно поделился дракон, загребая меня. — Дети должны ночью быть в кроватях, а шляться неизвестно где и в компании неизвестно кого.

Один только вид говорит о том, что вампир не прочь швырнуть в дракона чем-нибудь тяжелым. Его кривляние достает до самой печенки.

— Натан ар Вириан и Ксариан ан Тариаш мои лучшие учителя, — заступился за парней ректор.

«Оу, да они учителя!»

Арна стояла ни жива, ни мертва и, похоже, слова ректора прошли мимо ее сознания. Ее обнимал тот, кто ее убьет.

— Тебе не кажется, что тебе пора, — с нажимом проговорил ректор.

— Ты прав, — согласился дракон. — Эх, девочки и рад бы поболтать, но у меня дела.

И расцеловав нас в макушку, он покинул кабинет.

— Натан, проверь, — велел ректор. — Как пришли поиски?

— Присаживайтесь, — пригласил Арсар, указав на кресла у камина.

Арна села и все так же молча. Ректор посмотрел, покачал головой, встав из-за стола, достал из шкафчика бутылку и разлил нам по чашкам.

— Пейте. Не хватало, чтобы вы простыли.

Арна выпила, шумно выдохнула и заявила:

— Хочу больше никогда его не видеть.

— Хотелось бы и мне этого, — пробормотал ректор.

— Ты его больше не увидишь, — пообещал Ксар.

— Ушел, — доложил Натан.

— Ну, рассказывайте, — велел ректор.

— Так, вы знали? — запоздало осенило меня.

— Конечно, — кивнул вампир. — Я всегда в курсе того кто покинул или вошел в замок.

— Оу! — издала Арна и посмотрела на оборотня. — Вы учителя.

— Младшие, — поправил Ксар.

«Накрылось мое свидание».

— Так, между собой вы разберетесь чуть позже, а мне бы хотелось узнать, Эмили нашла метлу? — привлек к себе внимание ректор.

— Нашла, — погрустнела я. — Вот она.

И положила на стол полметлы.

— Хм, — изогнул бровь Арсар.

— Где? — спросил ректор, платком проведя по грязным прутикам.

— На дне болота химер, — ответила я.

Сквозь ил проглянули золотистые искорки. Ну-ка. Провела пальцем по прутику. Да так и есть.

— Ничего себе, — выдохнула подошедшая Арна. — А древко?

Совсем грязным платком протерли острую деревяшку. Дерево темно-бурое. Это где же такое произрастает?

— Это дерево ниндр и найти его можно только на Ладдаре.

— Так, метла времен экспансии, — уважительно протянула я.

Ого! Эта же целый раритет хоть сломанный, но все равно приятно.

— А летать она, может? — практично спросила Арна.

— Кто была ее хозяйка? И что с ней стало? — благоговейно прошептала я.

— Вот сами и узнаете, вы же взяли в библиотеке книжки? — хитро улыбнулся Эндан. — А теперь отправляйтесь по своим комнатам, а то накажу.

Мы тут же подорвались и, схватив метлу, выскочили из кабинета. Стоп!

— Господин ректор, — обернулась я. — А почему вы разрешили нам уйти?

— Твой поиск метлы отличный повод выпроводить тебя из замка подальше от Гэлеаса, — просто ответил вампир.

И вот теперь можно идти в комнату, спать и думать, зачем мы дракону, как восстановить метлу и кем была ее прежняя хозяйка.

Проспала я до ужаса мало и встала с чугунной головой. Все тело ломило. А еще от меня и от кровати воняло тиной, болотом и много чем еще. Вчера сил хватило только скинуть обувь.

Сдернула грязное белье, скинула его в ящик в ванной, оттуда оно уже телепортировались к гремлинам прачкам. А взамен появилось чистое и пахнущее свежестью белье. Брать его грязнущими руками я посчитала кощунством. Поэтому сперва помылась, а потом извлекла белье, отравив гремлинам еще и брюки со свитером.

Каждая ведьма по-своему восполняет энергию, я же пью очень сладкий чай.

«Эх, сейчас бы шоколаду», — мечтательно вздохнула я.

Арна, не утруждая, себя стуком дверь, по-хозяйски ввалилась в комнату.

— О чаек пьешь, — обрадовалась она. — А я расписание принесла.

Первой лекцией стояло обретение фамильяра.

«Сегодня-то я его получу?»

Потом боевая магия, зелья, метлы, проклятия и под занавес чары.

— Пусть только попробует, не появится, — Арна пригрозила будущему фамильяру.

Ох, и не завидую, я тому фамильяру, который к ней явится ведьма же с него сто шкур спустит, но узнает, почему он ее проверял. Хоть бы и этот день прошел спокойно, и не нужно было никуда идти, бежать или что-то искать.

Покончив с завтраком, мы отправились на знакомство с фамильяром. Едва переступили порог аудитории, как дрэва отправила Натали к пентаграмме зачитывать призыв.

«Избавиться она от нас хочет как можно быстрее, что ли?»

Ведьма уже наизусть вызубрила заклинание и в учебнике не нуждалась. Встав, она с гордо поднятой головой продекламировала призыв. На концах пентаграммы вспыхнул синий огонь.

«Это что-то новенькое!»

Мы поддались, вперед впиваясь взглядами в бушующее в центре пламя. Оно распустилось, и в воздухе часто-часто махая крыльями, сивело голубое полупрозрачное существо.

— Страница сто сорок четыре, — прозвучал в тишине голос дрэвы.

Мы зашуршали страничками.

«Воздушная фея или амофа создание эфира и молнии, их часто можно встретить во время грозы, в беснующихся небесах…»

— И как мне ее подчинять? — склонив голову набок, Натали рассматривала фею.

— Страница сто сорок четыре, — прозвучал в тишине голос дрэвы.

Взгляд пробежал по ровным строчкам и в конце: «питаются озоном».

— Создай молнию, — подсказала я.

В роскошных черных волосах со щелчком разрывались фиолетовые молнии. Фея подлетала и зарылась в волосах.

— Хорошо, — похвалила преподавательница.

— А почему пламя синее? — заинтересовалась я. — Когда в прошлый раз у всех было красным.

— Огонь обозначает, какую стихийную сферу задействовал фамильяр для создания ворот. Фея все-таки к воздуху относится. Миранда.

К пентаграмме вышла высокая ведьма с серыми волосами и голубыми глазами. Она так же как и Натали зачитала призыв по памяти.

Ее огонь был красным. А когда опал на полу красовался скорпион.

— Мама, — пискнула ведьма, готовая без метлы взлететь под потолок. — Я не буду его приручать!

— А он может обидеться, — немного злорадно проговорила древа. — И тогда ведьму будут преследовать несчастья, да и духи могут послать куда подальше.

Пока Миранда насмеливалась, я поискала в учебнике описание этого фамильяра.

«Красный скорпион — создание земли и огня. Ядовит».

— Осторожно он еще и ядовит, — поспешила донести ценную информацию Арна.

Миранда отскочила от пентаграммы как ошпаренная.

— Молодец, Арна, — я попыталась усовестить ведьму.

— А он может обидеться, — немного злорадно проговорила дрэва.

Арна только пожала плечами.

Видимо скорпиону это надоело и он, шустро подбежав, ткнул жалом в ногу. Девушка подпрыгнула, вскрикнула, а потом ее глаза и волосы вспыхнули алым светом и поменяли свой цвет. Миранда улыбнулась и подхватила скорпиона на руки.

— Арна.

Арна мячиком подскочила с места, не забыв прихватить с собой учебник (в отличие от остальных нам вчера было некогда разучивать призыв), встала у пентаграммы.

— Только попробуй не прийти, — прошипела ведьма.

По ее интонации вполне можно было предположить, что она оправиться за грань и выскажет вредному фамильяру все, что она о нем думает. Арна сможет.

Ведьма зачитала призыв. С минуту ничего не происходило, а потом сиреневое пламя на остриях звезды взвилось до потолка.

— Ничего себе! — счастью подруги не было предела.

Полноводной рекой оно устремилось к центру, смерчем взвилось, показывая как ему тесно в рамках линий. Сверкнуло и пропало. А на его месте, на полу была змея.

— И что все? — несколько разочаровалась ведьма.

Словно издеваясь змей, медленно распрямил крылья.

— Поздравляю, — тихо произнесла древа. — Кому интересно страница триста шестьдесят восемь.

Да это же самый конец учебника. Где находятся редкие фамильяры.

«Зойкалор — страж, привратник тот, кто стережет грань и тот, кто помогает находить тропы за грань, созданье из дыхания грани».

«И все?»

— А как его подчинить?

Перевернула страничку, а там конец учебника.

— Сначала шляпу свою съешь, а потом подчинишь меня, — язвительно отозвался змей, на недоуменный взгляд, Арны в учебник.

— Он говорящий, — ахнула ведьма.

— Мы все говорящие, — парировал змей.

«О да, они стоят друг друга!» — хихикнула я.

— Арна, бери змея. Эмили, следующая.

Змей, расправив крылья, и подлетел к ведьме. Взять себя в руки не дал, но приземлился прямо на ее стол.

Ой! Я же следующая. Вдох-выдох ничего волноваться.

«Я смогу призвать фамильяра!»

Зачем-то залезла в карман платья. Рука нащупала цепочку.

«Я же точно помню, что не брала ее», — нахмурилась я.

— Эмили, ты заставляешь нас ждать, — поторопила меня дрэва.

— Да-да иду, — пробормотала я.

Пока не до цепочки.

Взяв учебник, на ватных ногах поплелась к пентаграмме.

«Эмили, у тебя все получится!» — напутствовала я саму себя.

Провыв призыв, словно призрак, донимающий убийцу. На углах звезды зажглись маленькие белые огоньки. И я закрыла глаза.

Что-то с дребезгом упало, а потом восторженный вскрик Арны:

— И я себе такого же хочу-у-у!

«Кого?»

Любопытство заставило открыть правый глаза, а увиденное раскрыть их пошире, и ущипнуть себя.

В центре пентаграммы в хлопьях пены и закрывая низ переда мочалкой, стоял мужчина. Не старше двадцати восьми лет. Льняные волосы облепили шею, в серых глазах недоумение, удивление и скорая расправа за идиотскую выходку. А пена только подчеркивала рельеф мышц.

Учебник выпал из ослабевших рук. В глазах появилось желание: «объяснить как же я нехорошо поступила».

— А мне такого фамильяра можешь призвать? — защебетала подбежавшая Арна.

Он сделал шаг вперед, я назад.

— А как же Ксар? — отозвалась я.

— Тогда давай меняться? — с жаром выдохнула ведьма, она стрельнула взглядом в сторону обнаженного красавца.

Тот со всего маху впечатался в невидимый барьер, центра пентаграммы он не может покинуть.

«Ура!» — екнуло сердце.

Глядя, как в незнакомце просыпается гнев, и я чуть малодушно не брякнула: «забирай».

— Эм-мили, — кое-как справилась с собой дрэва. — Что вы натворили?

— Я? — я возмущенно развернулась к ней. — Призвала, как было написано в учебнике!

Мужчина в пентаграмме перехватил мочалку левой рукой, а правой саданул по преграде.

— А он может выбраться? — пискнула я отступая.

— Он нас слышит, — мрачно сказала дрэва.

— Ой, — до Арны кажется, дошло. — А почему мы еще тут?

— А потому что выход перекрывает пентаграмма, — ответила я, наблюдая, как от каждого удара в разные стороны разбегаются молнии. С кулака капает на пол кровь, но мужчину это не останавливает.

Тихий хлопок и его от нас отделяет только круг. Оскалившись, он ударил в барьер.

— Господин ректор! — заорала я что есть силы.

Промелькнули четыре смазанных тени.

— Довольно! — холодно бросил он, перехватив руку блондина.

Между ним и нами замер Арсар. С боков его страховали Натан и Ксар.

Тот медленно с меня перевел взгляд на вампира. Глаза его потемнели, вырвав руку из захвата ректора, попытался его ударить. Не было бы десяти ведьм, жадно его разглядывающих блондин, и решился б на более смелые действия.

— Как это понимать? — рыкнул мужчина.

— Вы фамильяр этой юной леди, — не без удовольствия просветил ректор.

Он широким жестом указал на меня.

— Я, Киарт ар Декаш, и я не могу быть фамильяром, — процедил сквозь зубы блондин. — Ваша ведьма поплатится за такие шуточки.

«Ой, тьма», — мысленно провыла я. — «Что же будет!»

— Вы угрожаете в стенах МОЕЙ академии МОЕЙ ведьме? — вкрадчиво осведомился вампир.

Сердце стиснули тиски холода, на ушко нашептывал слова.

— Киарт ар Декаш, как вы смеете угрожать своей хозяйке?! — поинтересовалась я, отодвигая Арсара в сторону.

«Откуда у меня такая силища! Что я несу!»

Я закатала рукав и на запястье под наказанием ректора проступала вязь татуировки шести стихий. На его запястье проявилась такая же. Блондин ничего не ответил, только зло сузил глаза, впиваясь взглядом в проявление магической связи. А на меня горящей волной накатил гнев, его гнев. Красная пелена затмила взор. И только льдинка в груди остудила этот пожар.

— Знак Защитников, — хмыкнул Арсар.

«Защитников? А почему присутствуют стихии?»

«Именно стихии скрепляют договор», — услышала я незнакомый мужской голос.

«Хаос?» — поинтересовалась я.

«Не угадала, еще варианты есть?» — по голосу я поняла, что мой невидимый собеседник улыбнулся.

— У меня господин только один — мой король Ивар Третий, — отбрил блондин. — Защита вампира не убережет тебя от костра. Я клянусь честью своего рода, что это я поднесу факел к хворосту.

— Я бы не стал раскидываться клятвами столь опрометчиво, — тихо предупредил блондина Арсар.

— Тебя псина это не касается. А то можно хвостик потерять.

Оборотни напряглись готовые в любой момент броситься на обидчика. Ректор хитро улыбнулся, склонил голову набок.

— У вас будет шанс наказать наглеца, — успокоил он их. — Что до вас, как я могу идти против Защитников.

При этих словах у него такая наглая и хитрая физиономия.

Холод отпустил мое сердце, и я со стоном приземлилась на свое место.

«Человек фамильяр?! Да еще и светлый!»

— Киарт, Эмили за мной, остальные на занятия, вы опаздываете, — с видом доброго дядюшки проговорил ректор.

Бросив на меня многообещающий взгляд, блондин двинулся за вампиром.

— Ничего не бойся, — шепнул Натан. — Эндан, тебя в обиду не даст.

«Хорошо бы».

Ни ректор, ни оборотень не попытались хоть как-то скрыть ногату блондина. Как только он вышел в зале с горгульей, все внимание было приковано к мочалке. Это спереди, а потом кхм к попе.

Натан и Ксар откровенно веселились, видя, как каменеет лицо блондина. Я шла ни жива, ни мертва. Там в аудитории мне наверняка помогла Тьма, сама бы никогда не решилась так говорить с мужчиной.

«Согласна вечно пахать на кухне лишь бы меня избавили от такого фамильяра».

Толпа студентов, молча, расступалась перед ректором и смыкалась за Ксаром.

— Мне же интересно, — прошептала нагнавшая нас Арна.

Ее змей с независимым видом летел рядом и упорно демонстрировал, что он не с нами.

— А мне нет, — мрачно ответила я. — Хочешь, обменяемся.

Ее змей шарахнулся от меня.

— Да я бы с удовольствием, — ухмыльнулась ведьма, посмотрев на зад блондина.

— Но-но, — осадил ее оборотень.

Ведьма хихикнула и показала ему язык.

Идиллия.

Мы пришли в кабинет ректора. Он удивился, когда увидел Арну, но выгонять ее не стал, и на том спасибо.

Не дожидаясь приглашения, Киарт занял одно из кресел.

— Давай расколдовывайте меня, — раздраженно буркнул блондин.

— Расколдовывания, как вы выразились невозможно, — бесцветным тоном ответил ректор, присаживаясь за стол. — Вы будете служить ведьме, пока Защитники не сочтут иначе.

— Но я человек! — возмутился Киарт.

— Она тоже, — поделился ректор.

— Да?

Он посмотрел на меня, потом на Арну и увидел маленькие различия, ведьма даже глаза зажгла зеленым огнем, чтобы точно знал, кто есть кто.

— Все равно, — буркнул он. — Чтобы граф ар Декаш был зверушкой у не до ведьмы.

— А у ведьмы так были бы зверушкой? — зло процедила я.

«Ой, я не хотела?! Эмили, замолчи сейчас же!»

Легко сказать.

Неужели опять Тьма говорить моими устами?

— Девочка я заставлю тебя пожалеть, о своих словах, — плотоядно улыбнулся блондин.

— Посмотрим, — я скопировала его улыбку.

«Тьма, да что со мной?!»

Но она предпочла хранить молчание. А вот на губах ректора едва обозначилась улыбка. Он что одобряет мои слова? Да быть такого не может!

— Арсар, выдай фамильяру одежду, — вампир подчеркнул статус блондина. — И отведи в его покои.

Тот скрипнул зубами, но промолчал. Ох, думается мне, он отыграется.

— Прошу за мной, — обратился оборотень к человеку.

И только когда за Киартом закрылась дверь, я рискнула спросить:

— Господин ректор, может, я что-то напутала в призыве?

— Ничего ты не напутала, — вместо ректора ответил змей. — Этот смертный предназначался именно тебе.

— К-как мне? — я ужасом посмотрела на змея. — Но это невозможно, он…он…

— Человек, — закончил фамильяр. — Да, выходит, не совсем. Вампиры что бывает, если человек свяжет свою жизнь с вами?

«Да, а что?»

Совсем недавно и меня подобный вопрос волновал.

— Смотря, как свяжет, — уклончиво ответил Натан. — Может стать рабом, едой, слугой или же диарой.

«А кем из списка должна была стать я?»

— Что это? — влезла любопытная Арна.

— Это когда с человеком делятся частичкой души, — тихо ответил ректор.

Так вот почему у входа в кабинет стоят статуи — Лиэль была его диарой. Тогда причем здесь дракон? Я ведь помню, как эти двое разговаривают друг с другом.

— Киарт диар Эмили? — спросила Арна.

— Нет, у него в роду был диар, но светлый, — разъяснил своей подопечной змей.

— Светлой! — осенила меня. — А не эльфийки?

— Кто знает, — взмахнул крыльями змей.

Я же достала из кармана цепочку.

— Ох, Эмили, что ж ты сразу ее показала? — охнул ректор.

— Так, это из-за нее? — Арна.

— Из-за Гэлеаса совершенно вылетело из головы, — призналась я.

— Кто он? — ревниво поинтересовался Натан.

— Раз ничего уже нельзя поделать он будет твоим фамильяром, — подвел итог ректор.

— Но чему он меня научит?! — воскликнула я. — И как?

— О! это будет сюрпризом для вас обоих, — хихикнул змей.

«И это на него я хотела обменяться?»

Глава 5

— Вы только посмотрите! — радостно выдохнула Арна, выходя из пятна портала.

Залы украшали в честь праздника Осени. Дрэвы на стенах вырастили желтые листья и теперь уже сквозь них пробиваются зеленые отсветы, с потолка свисают лохмотья паутины, в них поблескивают янтарные капельки. А полы скрывает стелящийся туман, в нем с тихими стонами проносятся тени. Гирлянды с повядшими цветами украсили коридор. Привидения летают со свечами в руках, у них, оказывается, в этот день принято указывать дорогу заблудшим душам.

— Красиво, — выдохнула Ирма. — Идем в столовую?

Три недели я хожу чернее тучи. Метлу так и не починила — это раз. С Киартом невозможно общаться — это два. В первую неделю он меня чуть не убил. Распаленная и подпитанная его гневом, я его едва не убила в ответ, но меня вовремя остудила Тьма.

Во вторую неделю мы бойкотировали друг друга, а на третью при помощи змея выяснили, мой фамильяр не дияр эльфийки, а значит не совсем человек и блондин впал в черную меланхолию, — это три. Гэлеас в подарок прислал платье — это четыре. Пятое — Натан узнал и теперь со мной не разговаривает. Я сказала ему, что с драконом у меня нет отношений, но тогда почему он шлет подарки? Почему, почему, а я откуда знаю! Видимо, узнал о Натане и решил его позлить, вон как разговаривает с ректором, что ему какой-то учитель.

— Эмили, ты здесь? — Арна помахала рукой перед лицом.

— А? Да?

— Тебе нужно развеяться, — решила ведьма.

— Ага, по ветру, — буркнула я.

— Арна, права, — поддержала ее Ирма. — Тебе надо переключиться и проблемы решатся сами собой.

— Как же, — все так мрачно отозвалась я. — Я хочу закопаться в какую-нибудь могилку.

В честь праздника занятия закончились рано. И теперь перед нами встал выбор, идти в столовую на обед, или в свои комнаты готовиться к вечернему балу.

— Сегодня же нам выплатят стипендию! — радостно выкрикнула ведьма. — Кто что купит?

— Где? — я отвлеклась от мрачных мыслей.

— Мы найдем где, — заверила меня Арна.

— И думать не смей! — зашипел змей.

— Отстань зануда, — отмахнулась ведьма.

За три недели Арна научилась от фамильяра заглядывать за грань, черпать оттуда силу и даже перестроила свою комнату. Помимо успехов, подруга продвинулась и в ругани с фамильяром. Временами у них доходит до настоящих боевых действий.

После игры с пространством теперь у Арны имелось: гостиная, спальня, просторная ванная, комната для колдовства и гардероб. Подруга и мне хотела изменить апартаменты, и после долгих споров сошлись на гардеробе, где сиротливо висело два платья, и ванне.

После появления у нее змея Арна стала лучшей на факультете среди первокурсников. И конкуренцию ей составляли та самая Ани с фамильяром — морхом порождением тьмы и ужаса, и Присцелла с четвертого курса. Фамильяра беловолосой ведьмы узнать не удалось, но Ани с ней сегодня поединок, но из-за праздника его перенесли на завтра.

Я же стала худшей ведьмой нашего курса. Метлы так толком и нет. Когда ар Талла увидела огрызок, покачала головой, и сожалением поведала, что его лучше выкинуть, чем починить. На том я поднялась на полметра в воздух и спикировала вниз. Моей стипендии не хватит, чтобы купить ниндр, а просить у отца я не буду. В роду Киарта был светлый диар и после «познания себя» он слегка изменился. Нет, хвала Тьме человеческий облик он не потерял, но вот его глаза из серых стали фиолетовыми. И когда злиться (в основном на меня) в радужке сверкают молнии.

Через два месяца сессия, и если я не подтянусь, меня отчислят, и здравствуй Тар.

«Не хочу! Если исключат, отправлюсь к морским ведьмам или же на Скоробеевы острова». — решила я.

— Ну, так куда пойдем? — ворвался в сознание голос Ирмы.

— Я в комнату, — буркнула я.

С каждым днем желание закопаться в могилу только крепло. Но за неимением могилы, сойдет и комната.

— Ты идешь с нами, — тоном, не терпящим возражения, заявила Арна. — Иначе ты скоро завоешь, как голодный гуль в полнолуние.

— А потом сходим за стипендией, — решила Ирма.

— И промотает ее! — закончила Арна.

В столовой черепушки-светильники обзавелись лиственными коронами, по стенампробегают паучки, посверкивая рубиновыми спинками. Сегодня мы не набирали еды, а она уже была на столах.

— Слушайте, а он вам не мешает? — Ирма указала на наказание ректора.

— Нет, — ответила я. — Раньше он кололся, а когда плотнее утопился в руку, перестала его ощущать, даже когда проводишь рукой, ничего не чувствуешь.

— А почему ректор не снимет его?

— А Тьма его знает, — просто ответила Арна.

Мне кажется, он не снимает «браслетики», чтобы быть в курсе, где мы и нет ли рядом Гэлеаса.

— Странно это, — хмыкнула Ирма.

Не то слово.

Сели привычно в самом конце стола. Девушки шутили, пытались меня расшевелить, но потом поняли, что это бесполезно и отстали. Ненадолго.

В стрельчатые окна под потолком залетела стая летучих мышей, они заметались над столами. Каждая скидывала бархатный мешочек и свернутый в трубочку пергамент.

— А вот и наша стипендия, — обрадовалась Ирма.

— И никуда ходить не надо, — Арна.

Я развернула мешочек и высыпала на ладонь десять золотых монеток с одной стороны лик короля Ивара третьего, а на другой изображение птички — сойки. В пергаменте же была дата следующей стипендии — второго ноября и поздравление с праздником от ректора и всего преподавательского коллектива.

— Отлично гуляем, — обрадовалась Арна.

— Нет, — замотала я головой. — Я хочу провести этот вечер в спокойной обстановке.

— Ты в ней проводишь последние две недели, — возмутилась подруга. Послушай умную ведьму — тебе нужна встряска!

— Что-то я сомневаюсь, что ты умная, — съязвил змей. — Вон в людоеде и то мозгов больше.

— Да что ты говоришь! — глаза ведьмы вспыхнули зеленым огнем верный признак того что Арна на взводе. — Так, может, тебе такому умному отправиться к ней?

И схватив змея, они запустила его в сторону упомянутой людоедки. Та никак не отреагировала, что перед ее лицом взмахнул крыльями, разворачиваясь фамильяр.

— О нет, вы опять? — страдальчески простонала Ирма.

Вчера эти двое в ходе своих разборок загнали вампирш на потолок. А перепуганный горгон превратил в камень проходящую мимо дрэву.

— Он первый начал! — наябедничала на змея Арна. — Вообще, пойдем отсюда.

Поднявшаяся из-за стола ведьма успела поставить щит и в него врезались два проклятья. Сокурсникам малость надоели ее драки с фамильяром.

И тут есть прогресс, ее защитные заклинания становятся все лучше. Но и сама ведьма в долгу не осталась и послала оппонентам свои проклятия. Может, они у нас пока и не смертельные, но зато обидные. И гордо вздернув носик, она вышла из столовой.

— Девочки, — нас перехватила Ариса. — Вы мне нужны.

«Зачем?»

А сама быстро соображаешь, о каких наших шкодах стало известно декану. Да вроде нет. Последнюю вылазку из академии мы, вообще, совершили с ведома и разрешения ректора, а за эти три недели просто ничего не успели. Я пребываю в пучинах отчаяния, ведь замаячила перспектива отчисления, а Арна занята перебранками с фамильяром.

Через портал попали сразу в кабинет декана. Здесь все так же темно и единственный источник света — хрустальный шар.

— Мы ничего не делали, — на всякий случай открестилась Арна.

— Присаживайтесь, — указала декан на три появившихся кресла.

Присели.

Она засела за стол. Сцепила руки в замок и пристально посмотрела на нас. Прикидывая что-то.

— Девочки, как вы относитесь к соревнованиям? — спросила она.

— Нормально, — осторожно ответила я. — Они интересные.

— А поучаствовать? — предложила ведьма. — Поддержать и защитить честь факультета.

— А что можно, — загорелась Арна.

— Ты, — фыркнул змей. — Не смеши меня.

Ее глаза вспыхнули зеленым огнем, но от перебранки она сдержалась. Уже спасибо.

— Но мы, же первокурсники, — заметила я.

— Через два месяца отборочные бои из всех команд должна остаться одна. На прошлой неделе ко мне подходили Кассандра, Миранда и Розмари — это первая команда. Состав вашей?

— Я и Эмили, Ирма, ты как? — поинтересовалась Арна.

— Я не знаю, — стушевалась Ирма. — Наверное, нет.

— Пока в резерве, — заключила Ариса. — Значит, Арна и Эмили вторая команда.

«Тьма, куда ведьма меня втягивает?!»

— А что есть третья? — полюбопытствовала Арна.

— Трина хочет попробовать в одиночках, — ответила Ариса.

— И с кем мы соревнуемся? — начала задаваться практичными вопросами Арна. — Ну, кто там первый?

— Такие же отборочные битвы у других факультетов, а также между собой. На данном этапе вашим куратором будет Анира Корн.

О нет, только не ведьма по вредным лекциям. А, помнится, она намекала на соревнования, уже тогда планировала наше в них участие.

Хрустальный шар засиял молочным светом и на столе возникли два листка.

— Сходите к Анире, — посоветовала Ариса.

— Хорошо.

На стене проступил маленький желтый светлячок, освещая пятно-портал через него, мы вышли в зал с горгульей.

Их постаменты были превращены в висельницы, полуистлевшие скелеты покачиваются с тихим скрипом. Горгульи время от времени хлопали крыльями.

— Я жду вас в комнате, — отделилась от нас Ирма.

— Мы быстро, — пообещала Арна.

Анира Корн нашлась в кабинете. Ведьма, стоя на метле что-то разыскивала на верхней полке.

— Госпожа, Корн, — позвала я.

— Да? — ведьма обернулась. — Арна, Эмили, вы что-то хотели?

— Да, мы насчет соревнований, — проговорила Арна. — Нас отправила госпожа Ариса.

Ведьма поставила книгу на полку, спустилась. Отдали ей листки. Взгляд пробежался по строчкам. Нахмурилась.

— Хорошо, завтра после дуэли Ани и Присциллы подойдете ко мне.

Завтра, так завтра.

Вышли из пятна-портала. Ведьмы бегают, суетятся. У всех подготовка к балу. У Арны уже загорелись глаза. Ну да она-то пойдет с Ксаром, а я? И, вообще, так ли нужен этот бал?

Дома мы устраивали ужины или пикники и только один раз я с отцом ездила на бал в столицу. Он постоянно держал меня подле себя, и танцевала с Таром и наследным принцем. Все. Отец закончил свои дела, и мы уехали. А мне оставалось только смотреть на залитый огнями дворец, пока он не скрылся из вида. А еще было ощущение обмана, я месяц ждала этот бал, а тут такое разочарование.

— Ты опять куда ушла, — вернула меня к реальности ведьма.

— Я уже здесь.

— Вот и славно пошли, будем готовиться к балу, — Арна потянула меня за собой.

Мы спустились на пять витков вниз к Ирме. Заглянули. Каси и метнулась в ванную смывать с головы голубую пену, Ирма за ней с розовеньким пузырьком в руках.

— И нам такое же! — попросила Арна входа в комнату.

— Возьми на полке, — отмахнулась от нее Ирма и скрылась в ванной.

А на полке чего только не было. И бабочка, Ирмы на люстре. На нее с не меньшим интересом посмотрел змей. Арна, же позвякивая бутылочками, возилась на полке.

Ведьма выгребла с полок кучку разноцветных флакончиков. Показала, что взяла Ирма оставила ей десять медных монеток — чийхов и одну серебряную — ворону. У Ирмы можно купить отличные зелья, у вампирши Кариси пошить платье. У оборотней — оружие, у некромантов и чернокнижников — магические посохи и амулеты.

— Теперь ко мне, — велела Арна.

У себя Арна как попало, расставила бутылочки на столе в комнате магии. Молча, посмотрела на меня, сходила и принесла подаренное Гэлеасом платье.

— Я не надену его! — отчеканила я.

На балу, я хочу поговорить с Натаном, но если на мне будет это платье, разговора у нас не получится.

Ведьма его критично рассмотрела со всех сторон, а потом швырнула в камин.

— Оно мне тоже не нравится, — заключила она. — У нас есть деньги, и мы пойдем за покупками.

— У вампирш, поди, все раскупили, — вздохнула я.

— Зачем нам они? — удивилась Арна, утягивая меня за собой. — Мы отправляемся в Лейнос.

— Что? — я.

— Как? — от возмущения змей едва не свалился с люстры. — Никуда ты не пойдешь!

Она приволокла меня в гардеробную.

— А вот и пойду, — упрямо заявила ведьма, выуживая из комка тряпья серое платья, повертела его, кинула мне и достала такое же для себя. — В «Штучке» продается самые лучшие платье в Арддаре! Быстро купим, и вернемся, никто и не узнает.

«Сомневаюсь, что никто не узнает».

Если Арна что-то задумала, то она в лепешку расшибется, но выполнит. Да и идти решила через грань. Все-таки Лейнос человеческий город и жрецы отслеживают проявление черной магии.

— Я с тобой, — переменил тактику змей.

— Нет, ты будешь прикрывать нас здесь, — осадила его ведьма. — Там ты будешь мешаться, и привлекать внимание.

— Ты идешь со мной или остаешься здесь! — рявкнул змей.

— Нет!

— Да!

— А, может, мы никуда не пойдем? — робко спросила я.

— Пойдем, — гнула свое Арна. — Ну, зачем ты там? Будешь глазеть, как мы платья примеряем.

— А у тебя есть на что посмотреть? — скептически фыркнул змей.

— Что?!

В змея полетел фаербол. Но он выставил щит, впитав огненный шарик. А в руке у Арны формировался новый. Ой, ой, она же сейчас тут пожар устроит!

— Арна, пусть идет, — затараторила я. — Только чтобы его не было видно.

— Не будет, — заверил змей.

— Ну ладно, — выдохнула Арна, впитав огонь. — У нас и так мало времени осталось.

Переоделись.

Для меня привычные такие платья, а вот Арна явно чувствовала неудобство.

— Теперь понятно, почему жрецы не вычислили вас, — улыбнулась я.

— Это больше от моей семьи, а не от жриц, — ответила ведьма. — Мама, если узнает, что я уходила из академии без разрешения ректора убьет меня.

Мне так, вообще, лучше не попадаться на глаза родне. А мысли и домысли, что происходит дома, я старательно гоню от себя.

Мы вернулись в комнату для магии. Арна мелком на стене начертала формулу. Клубами повалил горячий обжигающий пар. Змей обвил шею своей ведьмы, Арна взяла за руку и мы шагнули в неизвестность.

Ты словно оказался в хорошо натопленной бане, дышать становилось все труднее и тяжелее, длинная юбка прилипла к ногам. Мы сделали всего с десяток шагов, и вышли в узком переулке.

И первое что мы почувствовали, это запах гари. Он забивался в нос и горчил на языке. Путаясь в длинной юбке, Арна выбежала из переулка.

От знаменитых «лунных улиц» не осталось и следа. Огромные воронки зияли на тротуаре. На стенах гарь и копоть, верхних этажей у многих зданий нет. От храма Лериан валит густой черный дым.

— Мама, — всхлипнула Арна.

— Подожди, — я рванула к ведьме, но только скользнула по рукаву.

А ведьма, прижавшись к стене дома, обходила воронку. Арна, не обращая на меня внимания, побежала дальше по улице. Нога поскользнулась, и я пытающейся взлететь курицей устремилась за подругой.

Вот Арна резко остановилась, перед ней яма, наполненная перламутровой жидкостью.

— Ты знаешь короткий путь к дому? — запыхавшись, спросила я.

— Д-да.

— Показывай, — велела я, взяв ее за руку.

Свернули в переулок. Взобрались по каменной насыпи — все, что осталось от второго этажа и крыши дома. А дальше хитросплетения проходных двориков, где везде одно и то же. Всюду запах гари, следы пожара, кое-где черные головешки еще дымились, значит, потушили совсем недавно. В стенах домов дыры из темноты доносится скрежет и шебуршение.

Очередной проулочек и мы вышли на задний двор магазинчика, а уже оттуда на главную площадь. От белокаменного храма Лериан остались только ступени и закопченные колонны. За ними начинается основной комплекс и вот оттуда и валит дым.

На месте дома бургомистра огромная яма. И из нее доносится кваканье. А вот по исходящим от площади улицам, словно катили огромный валун. Тротуарная плитка разбита, дома съехали на одну сторону.

— Тут не пройди, — хмыкнула я.

Арна, не слушая меня, пошла к «квакающей яме». Ну и я за ней.

На дне ямы в зеленой светящейся луже сидело существо большое и тощее. Трехпалой когтистой лапой оно загребало к себе что-то темно-бурое, и при этом надувало кожную складку на шее, издавая квакающий звук.

— Тьма, в городе нежить — прошептала я, прекрасно понимая, что это за бурое нечто. — Арна, идем отсюда.

Ведьма стояла бледная, дрожащая.

— Идем!

Рука взлетела, голова мотнулась, а не щеке подруги красный отпечаток моей пятерни.

— Через храм, — выдохнула Арна, увлекая за собой.

— С ума сошла! — вскрикнула я. — Мы темные!

— Им не до нас, — твердое и уверенное.

«Что-то в этом сомневаюсь».

Поднялись по ступенькам. Колонной галереи, где раньше прихожан встречали послушницы — нет, только внешний ряд сохранился. Ни белых мраморных дорожек, ни зеленого газона. Ямы и следы применения магии.

«Кто же напал на храм и город?»

Около трехступенчатого храма носились какие-то тени. Похоже, тушили.

— Видишь им не до нас, — заметила Арна.

— Пусть и дальше так будет, — пожелала я.

Мы хоть и первокурсницы, но темные в стенах светлого храма.

Насколько помню, на противоположенной стороне есть такая же галерея с колоннами и лестницей.

Держась у мраморной стены, начали обходить храм. Лучше перебираться через завалы, чем встретится со жрицами. Так, мы достигли середины, здесь из колодца таскали воду, и кто-то, даже сунул ведро перепутав с послушницами. Мы быстро передали его стражнику и поспешили скрыться с глаз долой.

Змей, обвивавший шею ведьмы, прикинулся оригинальным украшением, да еще, поди, и отводящие взгляд чары применил, чтобы уж наверняка.

— Быстрее уходите отсюда, — прошипел Арнин фамильяр.

— А что такое? — заинтересовалась я, вглядываясь себе под ноги, чтобы не покатиться с мраморной кучи вниз.

— Здесь повсюду разлита наша темная магия, — ответил мне змей.

— Темный напал на храм?! — ужаснулась Арна. — Но это, же нарушение договора. Это война!

— Тише ты! — шикнула я. — Змей, в храме еще остались жрицы?

— Я не змей у меня имя есть, — возмутился фамильяр. — Да, а тебе зачем?

— Убираться отсюда надо, жрицы, не будут разбираться какие мы, а просто сорвут на нас зло.

— Разумно, — согласился со мной фамильяр. — Но темные чары они заметят.

— Если их будем делать мы, а вот если мы воспользуемся тем, что уже есть нет, — внесла предложение Арна.

На мгновение ее глаза вспыхнули, она протянула руку и завернулась в подходящий по размеру сгусток магии. Теперь Арна просто магический вихрь. Посмотрим, удастся ли мне такой же трюк. Изменила зрение, ухватила магию, обернулась и тут мое оно выключилось.

«А-а-а…нашло время!»

Стою в полной темноте. А ведь идти надо, полотно магии, да еще чужой очень нестабильно.

«Помочь?» — чей-то ехидный голос.

«Да!» — сейчас мне все равно кто это.

Передо мной загорелась бледно-сиреневая искорка, разделившись надвое, она залетела в глаза. Резкое жжение.

«Вот так помощь!»

Но я вижу. На мне словно покинута полупрозрачная вуаль. Так, а где Арна? Ведьма уже перебиралась на другую насыпь. Надо догонять. И побежала вперед. Не знаю, как у Арны, а у меня «вуаль» все время норовила соскользнуть.

Стараясь не думать, что в любой момент могу подвернуть ногу пробежала по насыпи. Арна впереди обогнула что-то невидимое, и я решила не рисковать и последовала ее примеру.

Арна уже вступила под уцелевшие колонны, зашла за одну и выгнула, проверяя, следую ли я за ней.

— Уф! Тебя не догнать, — выдохнула я, позволяя «вуали» соскользнуть.

— Ты как это? — опешила подруга. — И что это? Твои глаза?

— А что с ними? — я ухватилась за последний вопрос.

— Они, они какие-то странные, — растерянно ответила ведьма, пристально вглядываясь в мои глаза. — И они гаснут, там что-то странное в зрачках.

Это она об искорках?

— Давай потом, нам спешить надо.

— Обязательно, — заверила меня Арна. — Пошли.

Спустились по лестнице.

Скользнули в переулок и снова хитросплетения дворов. Я уже окончательно потерялась и запуталась, когда ведьма остановилась.

— Нет! — всхлипнула Арна, оседая на землю.

— Арна! — я подбежала к ней и обняла.

Ведьма выла на одной ноте, раскачиваясь взад-вперед. Я не отрывала взгляда от глубокой черной воронки.

«Тьма, что же делать?!»

В памяти всплыл наговор.

— Арна, читай «дыхание могилы», — я попыталась достучаться до разума ведьмы.

Неловкой встрях так же не возымел действия.

— Точно, — резко заткнулась она. — Ты молодец, Эмили.

— Всегда, пожалуйста, — выдохнула я.

Глаза загорелись зеленым огнем, нас обдал холодный ветер.

— Они живы, — обрадовалась Арна. — Здесь только пролилась кровь.

— Уф! — выдохнула я. — Нам нужно возвращаться в академию.

— Погоди, только сделаем одно дело, — рассеяно ответила ведьма.

— Только одно, — строго предупредил ее змей.

— Хорошо, — покладисто согласилась ведьма.

И снова мы куда-то побежали через дворы. Наискосок пересекли городской парк. Спрятались от огромного красного паука.

— Они-то что здесь делают? — удивился фамильяр.

— Кто? — заинтересовались мы.

— Неважно, — буркнул змей. — Идем быстрее.

Легко ему говорить. Идем-то мы, а не он.

Арна привела к покосившемуся домику. Маленькое косое оконце подоконником прижималось к земле. Дверь болталась на одной тепле.

— Нам точно сюда, — уточнила я, когда ведьма решительно направилась к домику.

— Да-да, — закивала Арна.

Дверца скрипнула и едва не отвалилась. Но мы все-таки зашли в домик.

Внутри темно и сквозняк холодит разгоряченное тело.

— Тетя, — позвала Арна.

«Здесь, что живет ее тетя? Тогда в каком доме жила ее семья?»

В метре от нас медленно засветился огонек. Это оказался свечной огарок, прилепленный к столу. За ним кто-то сидел. Но, кроме старческих рук ничего, не видно.

— Арна, не ожидала тебя сегодня увидеть, — произнесла старушка из темноты сухим голосом.

— Тетя, я должна знать, живы ли мать с отцом и сестрой?

«Оу у Арны есть сестра».

— Живы, — ответили ей из темноты. — А это кто с тобой?

— Моя подруга из академии, — ответила ведьма.

— Так, вы сбежали, — заключила старушка.

— Нет, мы вышли на минуточку, — заверила я. — Скажите, а кто напал на город?

— Белый всадник.

— Кто?!

— Волосы белые, одежда белая и лошадь тоже белая, — пояснили из темноты.

«Какое интересное описание».

— Арна, — дернула я ее за рукав.

— Что?

— Походит на Гэлеаса.

— Возможно, это не он, — уверенности в голосе Арны не было ни на грош.

— А мне кажется что он.

— Подойди ко мне, — привлекла наше внимание старушка в темноте.

— Эмили, это она тебе, — Арна пихнула меня вбок.

Подошла.

И все равно я видела только старческие руки в кружочке света.

— Вы что-то хотели? — пролепетала я.

— Руки, — последовал приказ.

Я показала ладони в круге света.

— Запомни: на рассвете поет алайра.

— Что? Что это значит?

— Все идите!

— Объясните толком, — попросила я.

— Идите вас уже вампир обыскался.

Свечной огарок погас, погрузив нас в темноту. Холодный порыв ветра и вот мы стоим перед запертой дверью домика.

— Как это она нас?

— Эмили, это же главная ведьма Лейноса, — вздохнула Арна.

— Возвращаемся? — с надеждой спросила я.

— Погоди, — остановила меня ведьма.

— Ну что еще? — недовольно буркнул змей.

— Мне надо… — начала было говорить ведьма, но змей ее перебил.

— Тебе надо в академию! И быстро! Живо!

Над городом пронесся протяжный гул, земля под ногами содрогнулась, и там, где был храм, расцвел над городом огромный огненный цветок.

— Бежим! — Арна схватила меня за руку.

«И зачем сюда прибежали?» — только и проскочила мысль когда, спрятавшись за кучкой камня (все что осталось от «Штучки»), наблюдали как чистые Римара обрушили колонны, чтобы не мешали усмирять асторов.

— Арна, нам надо уходить, — заскулила я. — Тут уже и чистые. Если они нас поймают, да костер нам за счастье покажется.

Но ведьма только отмахнулась от гласа разума в моем лице. И во все глаза наблюдала, как работают мужчины в просторных красных балахонах.

Асторы — существа рождение во мраке из боли, страдания и гнева. Они не знают ни усталости, ни жалости. Но есть в них один изъян, они призываются только для уничтожения кого-то. И пока по земле ходит человек хоть с каплей нужной им крови — не успокоятся. Стоит только ускользнуть одной тощей фигуре в вымазанной в крови, как она приведет из-за границы мира товарок, и охота продолжится вновь.

— Интересно на кого их навели, — больше для себя пробормотала Арна. — Неужели это Гэлеас?

«Возможно. Вот только что ему сделали жрицы Лериан, раз он на всех натравил астор».

— Вы посмотрите в сторону, там за кучей от булочной, — прошептал змей.

Присмотрелись.

Там определенно кто есть. И этот кто-то, так же как и мы не хочет попасть на глаза чистым.

— Кто там? — спросила я до боли, в глазах всматриваясь в каменную насыпь.

— Вампир, — медленно проговорил фамильяр. — В белом. Точнее, в грязном.

— Постой, — попросила я. — А те тот ли это светлый вампир?

Теперь уже и Арна присмотрела к подозрительной куче.

— Вроде похож, — неуверенно ответила Арна. — Погодите, я зрение перестою.

— Не надо, — шикнули мы на нее.

А тем временем огненный цветок истаял в воздухе, как дым. Спустившуюся на город ночь озарял пожар где-то в восточной части города, и всполохи магии чистых. Светло-голубые всполохи перемежались с красными.

А вампир за кучей действительно был. Он светлым пятном подобрался ближе к чистому. Вспышка и вот их нет.

— Куда — это он? — почему-то у нас спросила Арна.

— Нам тоже пора, — решил змей.

Я потянула Арну за собой. И та нехотя пошла все время оглядываюсь. Из-за чистых нам пришлось искать обходной путь, к порталу в академию. А из-за пожаров, обрушившихся домов, нежити, а также испуганных горожан это становится настоящей проблемой.

— Стоять! Кто такие?! — настиг суровый мужской окрик.

«Тьма стража!»

Вместо, ответа бросились бежать. Сюда по ругани и бряцанию стража присоединилась к забегу.

Дворы проносились перед глазами, я даже не успевала заметить, где пробегаем. А также молиться Тьме, чтобы в темноте не сломали себе шеи, подвернувшись на камне.

— Только бы у них не было мага, — пропыхтела Арна.

И тут над нами врезавшись в стену дома шарик, внутри которого разрывались молнии.

— Накаркала, — выдохнула я.

— Вправо, — велел фамильяр.

Свернули.

И врезались в забор.

— Дуры, — прокомментировал змей. — Левее, там дырка. Быстрее. Я поставлю морозное заклинание.

— Только сильно их не заморозь, — попросила Арна, рыбкой ныряя в дыру в заборе.

— Хорошо, — проворчал змей.

Я пролезла не так грациозно, как ведьма длинная юбка платья зацепилась.

— Ну что ты там копаешься, — шикнула на меня Арна.

Дернула. Раздался треск, порвавшийся ткани, а спину обдал жар холода. Арна все-таки рискнула перестроить зрение, и теперь видела только два зеленых огонька ее глаз.

Ведьма осмотрелась и, взяв за руку, повела в сторону. Сзади раздалась ругань сделавшая честь портовому грузчику — ловушка сработала. Теперь побыстрее дойти до портала.

Всхлип. Шуршание, снова всхлип и осторожный цокот.

— Стой, — попросила я упершись.

— Эмили, — тяжелый выдох.

— Я не смогу…

— Хорошо, — сдалась ведьма.

Мои на мгновение зажегшиеся глаза выхватили из темноты дыру в стене. И плюнув на конспирацию, я создала светляка. И под его мягким желтым светом шагнула в пролом.

Что шорох, что всхлипы замолкли. Ну да нас-то, видно, а вот их нет. И потом одно дело на уроках воображать себе победителем чудовищ, и совсем другое по-настоящему встретится с чудовищем.

Второй этаж дома обрушился, и кто-то все-таки копошился там за балками. Направила светлячка туда. Смогла увидеть вторую часть кухни, порушенная мебель и перепуганного мальчика лет десяти. Он стоял, прикрывая собой лежащую на полу мать и младшую сестренку лет трех. В глазенках страх пополам с решимостью в дрожащих руках кухонный нож.

— Привет, — осторожно сказала я.

— Оу, — оценила Арна.

Мальчуган ничего не ответил, а только покрепче сжал нож. Понятно. Да и Арнины глаза выдают нас с головой.

Светлячка я оставила рядом с ребенком, а сама стала протискиваться к нему. Арна, видя, как я червем пролезаю, только покачала головой, но от комментариев воздержалась. И правильно.

Платье разорвала окончательно, но к мальчику все-таки протиснулась.

— Тише, тише, — я выставила руки, вперед показывая, что в них нет ни оружия, ни магии. — Я друг, я тебе помогу.

— Т-там, — дернул головой малыш.

Он указал на темный угол. Направила туда светлячка — никого.

— Так, кто-то был? — решила уточнить я.

Кивок.

— Мало ли что в темноте померещиться, — хмыкнула Арна.

Но углы обшарила.

«я тоже слышала».

— Давай-ка я осмотрю твою маму, — ласково перекосило меня.

Мальчик кивнул. Девчушка, наоборот, вцепилась в руку матери еще сильнее.

Так, лоб рассечен, но кровь дети вытерли, но ее запах мог привлечь шастающую по городу нежить. А это что? На руке набирался чернотой укус, словно от маленькой собачки. Вот только зубки у «собачки» длинные и тонкие. Даже мои скудные знания выдали как минимум три нежити с такими зубками. А сколько я буду знать, когда окончу академию?

«Яд надо убрать», — посоветовал тот же незнакомый голос.

«Как?» — взвыла я.

— Эмили, стража, — трагическим шепотом напомнила Арна.

«Разрежь руку».

— Ну-ка дай-ка, — я решительно забрала у малыша нож.

И быстро пока дети не очухались, располосовала руку их матери. Черно-бурая кровь забрызгала женщину и меня.

«Здорово. Такое ощущение, что я ее не лечу, а расчленяю».

— Мама! — пискнули дети.

— Эмили, что ты творишь! — шикнула Арна.

— Все нормально, — веско ответила я им. — Быстро тряпку.

«А теперь в рану три капли овира», — продолжил голос.

«Ну, Здрасти! Где я тут возьму овир?»

«Подумай чем его можно заменить», — наставническим голосом предложил неизвестный.

Овир — маленькая неказистая травка, растущая на кладбище, на могиле самоубийцы. Простые смертные либо покупает ее у знахарок, либо намешивают свой вариант.

— Держи, — велела я малышке.

А сама метнулась к уцелевшему буфету и лихорадочно все сгребла на пол. Так, так что тут у нас.

— Эмили, в доме артха, — поделилась наблюдением Арна.

«Тогда почему такой маленький укус?»

— Но укус маленький, — возразила я.

— Все равно готовь овир, — решила ведьма.

«Хорошо бы узнать какая стадия», — размечтался неведомый собеседник.

В миску налила все компоненты, тряхнула головой, чтобы отвлечься от голоса в голове. Получившуюся кашицу, выложила на полотенце и обмотала руку женщине. Не Тьма знает, какая помощь, но до прихода лекаря продержаться поможет.

Где-то надо мной раздался шорох. Так, теперь обезопасить женщину и детей.

— У вас есть мел? — обратилась я к мальчугану.

— Не знаю, — растерянно ответил он.

— А лук? — золотистым червяком приполз змей.

— Ой, змейка, — обрадовалась девчушка.

Фамильяр взмахнул крыльями, и у ног малышки распустились огромные белые цветы. А над ними затанцевали золотистые бабочки. Дети забав про все на свете раскрыв рты, таращились на них.

Отлично теперь они не бояться и их страх не будет так сильно манить нежить. Вот бы еще и запах крови убрать.

— Держи лук, — проговорила Арна в самую большую щель, закидывая луковицы.

— Теперь что? — вопросила я у фамильяра.

— Неучи, — буркнул он.

— Мы только на первом курсе! — я принялась оправдываться.

— Вот устроить взбучку твоему фамильяру, — вздохнул змей. — Совсем он тебя ничему не учит.

Я, представив, как змей в своей фирменной манере устраивает взбучку блондинчику и не смогла остаться равнодушной и мечтательной улыбкой согласилась:

— А вот как вернемся, так сразу и устрой.

— А устрою, — запальчиво отрезал фамильяр. — Так положи лук по сторонам света. Теперь обережный наговор.

Луковицы мгновенно ссохлись, по кухне медленно стал распространяться запах лука.

Над нами что-то грохнуло. Треск. И невнятный, но явно азартный крик Арны.

— Пойду, посмотрю, что она там творить, — заторопился фамильяр.

— Иди походу нежить надо спасать, — нервно хихикнула я.

— Нежить их уже не тронет, но и защита эта хлипкая, так что приведи-ка к ним стражу, — велел змей.

Бабочки камнем бросились на пол, но не успели детки в ужасе ахнуть, как из-под цветов выбежали маленькие фейки и принялись танцевать. Что-то у змейкина все танцует.

Почему-то назад протискиваться гораздо удобнее и быстрее, видимо, сказался опыт.

Искать стражу решила с того самого преследующего нас отряда. Приходилось то и дело переключать зрение. Со стороны это, поди, было жутко вспыхивающие и гаснущие зеленые огоньки.

Но, тем не менее дырку в заборе нашла быстро. Никого вокруг и только дыра скалится острыми морозными иголочками. И где они спрашиваются? Нет, чтобы нас продолжить преследовать! А они смылись куда-то.

«А где должно быть больше всего патрулей?» — задала я сама себе вопрос и сама же на него ответила: «Правильно! Возле храма»

А он на главной площади.

Ориентируясь на алые вспышки, пообедала к разрушенному храму. Вот теперь я увидела горожан. Мужчины вооружены кто, чем с желтыми светящимися полосками на рукавах. Полоски у женщин светились зелеными.

«Так, может, прихватить одну из этих?» — посоветовал голос.

«Может», — согласилась я, продолжая, пробираться к храму.

Они провожали меня хмурыми подозрительными взглядами. Я же старалась прошмыгнуть мимо быстро и незаметно, а также не прибегать к своей темной магии.

Но были и со светящимися алыми полосками — вот их я предпочла обойти, а кое-где даже спрятаться. Темной первокурснице с боевыми магами и сестрами ордена Мелиссы лучше не связываться.

Может, это знаменитая женская интуиция или же мое идиотское упрямство. Но я упорно продвигалась к площади.

Город озарила ярчайшая вспышка. Там явно что-то происходит. И что есть силы, припустилась к храму. И успела-таки к тому моменту, когда захлопнулся портал.

На площади в несколько шеренг стояли паладины их доспехи уже начинали светиться в ответ на разлитую в воздухе темную магию. А во главе войска сам Габриэль де Урлан. Почему знаю? Потому что у нас в гостиной висит огромный портрет его вместе с отцом.

«Беги!»

Я хотела побежать, но ноги, словно приклеились. Я заворожено наблюдала, как к Габриэлю поклонился чистый с серебряной цепочкой и висюлькой в виде руки. Что он говорит неслышно, но явно ничего хорошего. Как паладины выстроились, как их доспехи засияли нестерпимым белым светом. И как пришла боль…

Больше книг на сайте - Knigoed.net

Когда пришла в себя меня била крупная дрожь.

«Беги, дура!» — рявкнул голос.

Ага, беги легко скачать. Тело ощущается деревянным. Кажется если прислушаться то услышишь скрип суставов. Я кое-как поднялась и побрела назад к Арне. Если мне так плохо после заклинания паладинов, то таково ей?

«Я сказал, беги!» — не унимался голос.

«Это мужчина», — сделала я вывод.

Попыталась расключиться — боль прострелила позвоночник.

Так, где там эти тетки с зелеными полосками? Сначала мне попались маги. У них в руках были белые шарики. Один направил его в мою сторону, и шарик изменил свой цвет.

— Темная! — на меня указали.

Не глядя, скользнула в очередную подворотню, и, прихрамывая, сделала попытку побежать.

«Вот когда вспомнишь о метле».

Выскочила на улицу, навстречу мне шли мужчины с желтыми повязками. Вновь в подворотню. Ой, кажется, я потерялась.

Свернула, туда, потом сюда и окончательно в этом убедилась. Выскочила на очередную улочку, с недовольным рычанием на меня покосился скохр, но поедать внутренности горожанки в сиреневом платье не перестал.

Я аккуратно по стеночке обошла нежить, может, мои преследователи слегка отстанут, занявшись ею?

— Сюда, — шикнул кто-то, хватая меня за руку и втягивая в темный пролом.

Еще и рот зажал, чтобы не орала.

И как раз вовремя. В переулок выскочили маги. Шарик, потеряв, меня указал на нежить. И в нее устремились атакующие заклинания.

— Быстрее, — все тем же шепотом проговорил незнакомец.

В темноте я видела только светящиеся сапфиром глаза.

— Господин ректор, — екнуло сердце.

Тихий смешок.

— Не угадала. Какой курс?

— Первый, — буркнула я.

— Что ты здесь делаешь?! — тут же напустились на меня. — Ты же должна быть в академии?

— Не твое дело! — фыркнула я.

Идти куда-то с ним расхотелось. Выглянула, убедилась, что маги пока заняты нежитью. Ей и осталось жить от силы минуту.

«Интересно, где я нахожусь?»

— Как, Эндан отпустил тебя? — поинтересовались из темноты.

— А вот так, — я гордо задрала нос.

Не буду же я говорить первому встречному, что просто сбежала. Ага, а за его спиной, виден оконный проем через него можно выбраться на ту сторону.

«Эх, знал бы отец чем я занимаюсь!» — мысленно хихикнула я.

«Ерундой!» — веско добавил голос.

«Слушай, а ты кто?» — поинтересовалась я, осторожно перелезая через подоконник, усыпанный стеклянным крошевом.

«Я? Да так».

«Нет, это не ответ», — заупрямилась я, — «Ты имя скажи».

«Элмарас».

«Очень приятно. А как ты со мной разговариваешь?»

На это он предпочел не отвечать.

Спрыгнула на землю. Рядом приземлился высокий тощий паренек.

— А ты сам кто будешь?

В ответ клыкасто улыбнулись.

— Надис.

— Клара, — солгала я.

Вот еще каждому говорить свое имя.

«Правильно», — одобрил Элмарас.

«О-о-о!» — мысленно простонала я.

— И куда ты идешь, Надис? — спросила я.

Все-таки есть в нем какой-то подвох, его не может не быть, раз он знает ректора.

— С тобой, — просто ответил он.

— С чего бы? — выгнула бровь я.

— Ты первокурсница и не можешь себя защитить, — проговорил он.

— Могу! — больше из упрямства заявила я.

— Ну-ну, — не поверил вампир.

Ну и Тьма с ним!

У меня маги на хвосте. Дворами вернулась на главную площадь. Смогла увидеть, как улицам расходятся паладины.

«Быстро за вон тот магазин с уцелевшей вывеской ты пришла оттуда!» — распорядился Элмарас.

«Что, правда?» — удивилась я.

Что-то я не припомню магазинчиков с вывесками. Но неведомый Элмарас вызывал гораздо больше доверия, чем так удачно подвернувшийся Надис. Держась в тени домов, прокралась к магазинчику. И увидела впереди белый плащ паладина.

«Так, давай говори, куда там дальше», — мысленно взмолилась я

Элмарас помалкивал, я же осторожно кралась за рыцарем.

А все-таки за его спиной несколько безопасней здесь-то он все проверил и очистил от темной магии. Я же человек, хотя, шарики магов наябедничали на меня. А за мной еле заметной тенью скользил вампир. Вот кто по-настоящему имеет прятаться и скрываться.

«Налево», — велел Элмарас.

Свернула, прошла несколько метров и на плечо мне легла холодная рука.

— Во дворе люди, — предупредил Надис.

— Спасибо, — прошептала я, пытаясь взять себя в руки, это чудо, что я не закричала.

И вместо того чтобы побыстрее прошмыгнуть мимо аккуратно заглянула. Пять женщин с зелеными повязками, и мужчин с желтыми.

«Удачно» — обрадовалась я.

— Надис, ты поможешь? — обратилась я к вампиру.

— Смотря с чем? — решил уточнить парень.

«Вредный какой!»

«Вампир. Они все такие».

«Натан, не такой».

На этом наш разговор закончился.

— Отвлеки мужчин мне нужно только одна женщина.

— Но ты будешь мне должна, — быстро проговорил вампир и метнулся мимо меня, только ветерок шевельнул растрепанные волосы.

— Что? Как? Почему? — растерялась я.

Быть в должницах, у малоизвестного вампира мне не улыбалось.

«Нам это боком выйдет» — печально вздохнул Элмарас.

«Нам?!» — уцепилась я за слово.

А мой незримый собеседник предпочел замолчать, словно сболтнул что-то лишнее.

А во дворе послышался вскрик, ругань и мелькнул файербол. Рискнула снова заглянуть за угол. Мужчины — побежали за вампиром.

А теперь мой черед.

«Элмарас направляй!» — велела я.

— Вы должны пойти со мной, — взмолилась я, хватая первую подвернувшуюся под руку женщину.

— Многим в городе нужно помощь, — она попыталась мягко отцепиться от меня.

Да, но не всех темные первокурсницы лечили.

— Там дети, — сделала я вторую попытку.

Все-таки я оттащила ее за угол.

— Вам…, — вскрикнула она, но Надис закрыл ей рот рукой.

— Тамаша? — забеспокоились ее подруги.

«Быстро во двор!», — велел Элмарас.

— Зачем она тебе? — спросил вампир, не отпуская женщину.

— Надо, — я потянула их обоих за собой.

Вовремя ушли. Женщины выглянули — никого. И прятались за поиски Тамаши. А Тамашу била мелкая дрожь.

— Да не трону я тебя, — фыркнул вампир, отпуская женщину.

— Идемте, — я взяла ее за руку. — Там действительно нужна ваша помощь.

— Темным не помогу, — процедила женщина, гордо вздернув подбородок.

— Как удачно оголилась шейка, — плотоядно оскалился вампир.

— Там не темные, — вздохнула я. — Он вас не тронет.

— Правда? — изумился Надис. — Давай поспорим?

Что-то он начал раздражать. С Натаном, я привыкла к совсем иному общению. Он бы не стал запугивать бедную женщину.

«Ты уже сравниваешь других мужчин со своим вампиром» — иронично заметил Элмарас.

«Ничего я не сравниваю» — тут же открестилась я.

«Конечно» — он согласился со мной.

Взяв женщину за руку и под чутким руководством Элмараса, я привела ее к дому с детьми. Под светом светлячка указала на детей и раненую мать. Надис, что-то фыркнув себе под нос, и сделав шаг, просто растворился в окружающей темноте. Уже хорошо. И неплохо бы змей удержал Арну от близкого знакомства с вампиром.

— Я остановила преобразования, но без целителя она умрет.

— Видимо, тьма, еще не испортила твое сердце, раз в нем еще есть место состраданию, — заметила Женщина. — Дитя еще непоздно обратиться к Свету.

«О, Тьма!» — простонала я.

«Теперь ты понимаешь, каково живется темным», — заметил Элмарас.

«А ты что темный?» — спросила я.

— Я свой выбор уже сделала, — ответила я нейтрально. — Вы лучше помогите им.

— Тетя помогите маме, — попросил мальчик.

Это и решило дело. Женщина приняла решение не тратить на меня силы. Она прикоснулась к светящейся полоске. Прошептал слово активатор поискового заклинания. Все. Через несколько минут здесь будут ее товарки, мужчины и маги, а, возможно, еще и паладины с чистыми.

— Конечно, — улыбнулась она ребенку.

Мне же здесь больше делать нечего.

Надо найти Арну и назад в академию.

Думаю, второй этаж ведьма проверила и опасаться, что внезапно выскочить нежить не стоит.

— Арна, ты где, — шепотом позвала я.

Но ведьма не отозвалась.

«Куда она могла запропаститься?»

«Что-то случилось», — забеспокоился Элмарас.

«Думаешь?»

«Ты только представь, как могло повлиять заклинание паладинов на чистокровную ведьму».

Быстро зашептала поисковый наговор. Ниточка заклинания вела на улицу.

На соседней улочке она истончилась и оборвалась.

А дальше куда?

Снова поисковый наговор. Ничего. Так, взять себя в руки. А что если искать не Арну, а фамильяра? сказано — сделано. Есть слабый отклик и так далеко всего-то вниз по улице. Бросилась туда.

Несколько метров. Пробежала мимо дома из провала на улицу капала светящаяся слизь. Брр, ну и гадость в дом заползла. Выбежала на небольшую площадь, где раньше был фонтан. А теперь глыба камней.

— Нет! — пришлось резко затормозить и спрятаться.

Ведьма так удачно лежала на каменной куче. И признаков жизни не подавала. Мертва или нет? Рядом паладин, его доспехи светятся, говоря, что перед ним лежит темная, над самой ведьмой склонился чистый.

Чистый провел светящийся ладонью от макушки до пяток. Кивнул своим мыслям. А где же змей? И что же делать? Я не справлюсь с ними.

«Влипла ведьма» — констатировал Элмарас.

Будто я его не вижу.

«Ее надо выручать!» — взвыла я.

«И как? Твоих сил хватить, чтобы противостоять чистому и паладину?»

«Нет, — сокрушалась я. — Но я должна что-то сделать, а не сидеть тут! Меня, меня же чем-то там наградила Тьма, да и в дракона же чем-то швырнула, хоть он и отмахнулся от этого».

«Дракона? Какого дракона?»

Помниться ректор просил никому не говорить о Гэлеасе, но Элмарас сегодня помог мне, а я даже не знаю, кто он, и почему со мной разговаривает.

«Гэлеас» — я озвучила имя дракона.

«Ясно».

А тон-то напряженный. Неужели знает дракона.

«Ты его знаешь?»

«Ты ведьме будешь помогать?» — вернул к действительности и ушел от ответа Элмарас.

А пока я мило беседовала к чистому и паладину подъехала повозка. Лошадкой управлял мужчина с желтой повязкой на руке. Он наклонился над ведьмой и похлопал ее по щеке. Арна пошевелилась, застонала, и села, осоловело, посмотрев по сторонам.

«Она жива!»

«Хорошо я снова помогу тебе», — со вздохом проронил Элмарас.

«Спасибочки», — обрадовалась я.

Знаменитая женская интуиция говорила, что мой неведомый собеседник гораздо опытнее меня. Интересно, а он сильнее ректора?

«Чем там тебя наградила Тьма? Быстро найди это. А также мне нужен фамильяр ведьмы».

Рискнула снова прочитать поисковый наговор. Змей где-то рядом на той стороне улицы. Пока все заняты ведьмой, осторожно ползком обошла площадь с разрушенным фонтаном.

— Змей! Эй, отзовись, — прошептала я в темноту.

— Сколько тебе говорить у меня есть имя, — раздалось недовольное. — Где моя ведьма?

— Где ты? Иди сюда, — попросила я.

Шебуршение. И вот ко мне подполз змей. Одно крыло странно вывернуто, второе сложено.

— А что с крыльями? — заинтересовалась я.

— Сломали, — буркнул змей.

— Кто?

— Если бы я знал, — зло ответил фамильяр.

«Ему сломали крылья, значит, на них кто-то напал», — заметил Элмарас.

«Змею?! А разве можно фамильяру? Они же не принадлежать нашему миру».

«Он боялся раскрыть свою ведьму, вот его и подловили. Бери его на руки. И назад к ведьме».

— Эй, ты что делаешь?! — возмутился змей, когда я подхватила его с земли.

— Нам надо помочь, Арне, — ответила я.

— А что с ней?

Ответить я не успела. Перед глазами появились уже знакомые мне фиолетовые искорки. И уже привычно залетели в глаза. Жжение.

А потом пришло странное чувство, будто мной кто-то управляет. Ничего не понимающую ведьму оплели заклинанием и, посадив в повозку, повезли вниз по улице, скорее всего, к разрушенному храму. Габриэль и чистый сейчас там. Деревянной походкой направилась за ними.

«Что происходит?!» — запаниковала я.

Зрение отключилось, но я продолжала вышагивать вперед.

И вот в этой темноте я увидела силуэт еще более черный (если такое, конечно, возможно), он стоял в метре от меня.

«Не бойся. Просто мне так нужно».

Так, это впереди Элмарас, что ли?

«Зачем?»

«Пока не могу сказать».

И все.

Темнота вокруг меня исчезла. А я увидела, что меня наконец-то заметили. Паладин не стал на меня тратить силы, вместо него закинул обездвиживающее заклинание.

— Что темная решила подружку выручить? — развеселился он.

«Ну, в чем-то он прав».

— В ней мало силы, так же как и в этой, — подал голос чистый.

— Вот и узнаем, что же замышляет их вампир. Эй, Карт, грузи и ее тоже, — распорядился чистый.

Мужчина спрыгнул с облучка и подошел ко мне. Правильно чего сейчас бояться. Заклинание сковало тело, так что дыхнуть больно. Меня подняли и перенесли на телегу. Опустили рядом с ведьмой. По ее взгляду было понятно, что она думает о моих умственных способностях.

Снова темнота. Вот только темный силуэт уже нависает надо мной. Но как бы ни старалась рассмотреть ничего не удается одно темное пятно.

«Доверься мне», — шепчет он.

От рук распространяется холод. Темнота исчезает, и я вижу свое Посвящение, как подносу к губам кубок, как Тьма называет меня — асейра.

«Асейра» — шепчет Элмарас.

Я чувствую, как рвется нить чужого заклинания. Чистый потрясенно поворачивается ко мне. Вытягиваю руку. И его протыкает серебряная игла. Почему серебряная? Да просто знаю. А еще знаю, что ее сотворили из того чем меня наградила Тьма. И сделал это Элмарас.

Сизое облачко сорвалось с кончика хвоста фамильяра. Оно окутало паладина. Его доспехи засветились, и тут же погасли. А через секунду и сам воин света упал на мостовую. Его тело и доспех были изъедены. Мужчина, развернувшись к нам, обнажив меч, но мы его проигнорировали, спрыгнув с повозки.

Бежать под чужим контролем то еще удовольствие. Тебя словно разрывает в противоположенных направлениях. Арна болталась сзади и ни на что не реагировала. Со смертью чистого сковывающее ее заклинание развеялось.

— Подожди мне нужно, — силилась она остановить меня, или нас?

«Некогда рассиживаться» — заметил Элмарас.

«Она тебя не слышит», — напомнила я.

Мы остановились. Слава Тьме меня снова окутала темнота и я почувствовала Усталость. Руки и ноги дрожали. Та тряпка, в которую превратилось платье, стало тяжелым. И мое тело принадлежит только мне.

— Ох! — выдохнула я, привалившись к стене дома. — Арна, ты помнишь, где портал?

— Д-да, — неуверенно ответила ведьма.

— Я помню, — проговорил змей.

Я отдала его Арне, и он снова стал оригинальным украшением.

— Что с твоими крыльями? — забеспокоилась ведьма.

— Идем сейчас не до них, — фамильяр не обратил на слова ведьмы внимания. — Сворачиваем за белым домиком.

«Я сильная! Я смогу дойти до портала!» — вот так я уговаривала себя, пока переставляла ноги. Назвать это ходьбой или бегом у меня не повернется язык.

Уже не существующий храм Лериан обходили через парк. Миновали пруд, в воде вальяжно расположился кригг, спрятались в увитой плющом беседке. Чистые то ли почувствовали смерть одного из своих, то ли кто подсказал им, но они теперь прочесывали город.

— Смотрите, — я указала на едва шевельнувшуюся тень под домом напротив выхода из парка.

— Что? Я ничего не вижу, — ответила Арна. — Скорее там нежить.

Осторожно двинулись в том направлении, я не спускала взгляда с подозрительного места.

«А ты знаешь там тот вампир», — подал голос Элмарас.

«А где он был все это время?» — заинтересовалась я. — «Думаешь это он напал на ведьму?»

«Возможно».

А меж тем мы удачно миновали открытый участок и спрятались в тупичке за цветочным магазином.

— Портал на соседней улице, я его чувствую, — оповестил фамильяр.

Очень хорошо. Остался последний рывок, и мы в безопасности.

Мимо проходили двое чистых когда тень снова шевельнулась. Сгусток темноты полетел в них, но жрецов Римара защитили амулеты. Их ответные заклинания осветили место, где уже никого не было.

Снова атака на чистых. Вот только теперь заклинание прилетело с крыши цветочного магазина.

— Бежим! — скомандовала я.

Схватив Арну за руку, рванула с места.

Чистые промахнулись, и заклинание выбило каменную крошку над нашими головами, что только прибавило нам скорости.

— Змей, найти вампира! — на бегу попросила я. — Он должен быть где-то рядом.

«У тебя не хватит сил на него. А я в этот раз не смогу помочь».

«У змейкина хватит?».

«Да».

Вот и славно.

— Какого еще вампира? — спросила Арна.

— Скачет за нами, — ответил фамильяр.

— Не сдерживайся, — пропыхтела я. — Его надо остановить. Ему нужен портал.

— Арна, опусти меня на землю, — приказал фамильяр.

Мда.

Теперь я понимаю, что все его бои и препирательства с ведьмой была лишь игра. Арна без слов подчинилась.

Чистые, видя, что мы остановились, принялись соединять свое колдовство, чтобы уж точно нас поймать. Мы же только отошли на несколько шагов.

С минуту ничего не происходило, а потом в ночное небо устремился сиреневый огонь. Раздался рев, и земля под ногами содрогнулась. А огонь принял очертания нашего змейкина. Но вместо чистых он атаковал еле заметную черную теньна крыше.

Тень ловко уворачивалась. Но Змей и не хотел его поймать, он оттеснил его к чистым. А те, плюнув на нас — все равно стоим и никуда пока убегать не собираемся. Швырнули не до конца сформировавшееся заклятье в сиреневый огонь. Глухой хлопок и падение вампира произошли одновременно. Что-то он уронил. Сверток остановился на полпути к нам.

Чистые опутали его сетью, а мы, схватив сверток, побежали дальше. Запахло озоном.

— За нами бежит только один чистый, — как ни в чем не бывало, проговорил змей.

— А ты как здесь оказался? — поразилась Арна.

— Куда я от тебя денусь, — проворчал фамильяр.

Арна бросила какое-то колдовство, на землю призванное не остановить, так задержать преследователя. Взявшись за руки, вбежали в портал.

Арна метнулась и стерла слова заклинания со стены.

— Как разумно с вашей стороны, — заметил Ксар.

— Ой, — пискнула я поворачиваясь.

Оборотень сидел за столом, сложив руки и с наигранным интересом выслушать все, что мы расскажем.

— Ксар! — Арна бросилась ему на шею.

Парень явно не ожидал такого. Его моська удивленно вытянулась.

— Арна, не так крепко, — запросил он.

Но ведьма еще сильнее его сжала и разрыдалась.

— Ну, все хорошо, ты уже дома, — неловко проговорил оборотень, обнимая ее в ответ.

«У-у-у…я тоже хочу, чтобы меня кто-нибудь пожалел», — взгрустнула я.

Но Натана в комнате не наблюдалась, да и не смогла бы я кинуться к нему на шею. Лучше пойду в свою комнату.

— Ты это куда? — остановил парень.

— К себе, — делая вид, что ничего не понимаю, ответила я.

— А к ректору за наказанием зайти? — поинтересовался оборотень.

Ведьма прекратила рыдать. Отстранилась от Ксара, размазывая по лицу: грязь и слезы.

— Уже поздно, зачем его беспокоить, — сделала я вялую попытку избежать явления перед ректором.

— Ничего он сказал, что ради вас готов немного пострадать, — ехидно ответил парень.

— Ну, Ксар, — протянула Арна, шмыгнув носом.

— Где вы были?! — неожиданно рявкнул.

Его глаза налились янтарным светом. И на одно мгновение проскользнул волчий оскал. А вот когти он убирать не стал.

— В Лейносе, — пискнула я.

Ой, я и забыла что он оборотень. Злость на секунду ослабила путы его самоконтроля, а у меня уже душа в пятки убежала. Вспомнились страшилки, рассказываемые Велтом на чердаке.

— И оттуда вы такие? — оборотень хмуро посмотрел.

Он перевел взгляд с меня в рванине, на перепачканную Арну.

— Нет больше Лейноса, — ответила Арна. — Кто-то напал на город. И он был из темных.

— К ректору живо!

Оборотень накинул на меня, поднятый с пола плащ Арны, и повел к ректору.

То ли бал был в самом разгаре, то ли он давно закончился, но студенты, но не встретились. А вот горгульи были на своих местах.

— А что бал уже закончился? — пролепетала Арна.

— Тебя сейчас это беспокоит? — вопросом на вопрос ответил Ксар.

«Обо мне ни слова», — попросил Элмарас, когда мы переступили порог кабинета ректора.

«Почему?» — озадачилась я.

Но тут мой взгляд упал на того кто сидел перед ректорским столом и в данный момент поднимался нам навстречу. Черные с проседью волосы перехвачены алой лентой. Взгляд темно-карих глаз не предвещает ничего хорошего. Серый дорожный плащ скрывает красно-черный мундир. Высокие сапоги запачканы грязью.

Это я несколько минут назад испугалась оборотня? Нет, даже ректор с драконом бледнеет на фоне отца.

— Папа! — пискнула я.

Оборотень отпустил меня. Я плотнее закуталась в плащ, желая спрятаться за его спину, а лучше ректора.

— Почему ты в таком виде? — вопросил отец.

Хороший вопрос.

— Запачкалась немного, — стушевалась я.

— Это ты считаешь немного? — обвинительно проговорили у меня за спиной.

«Тьма, Тар!»

И как всегда великолепен. Его пшеничные волосы подпряжены гораздо выше, чем у Киарта. И, естественно, по столичной моде. Белые из тонкой кожи штаны и небесно-голубой камзол, расшитый золотом. На высоких сапогах золотые шпоры и застежки.

Раньше лет до пятнадцати я он был нереально красивым, я считала дни до нашей свадьбы, а потом мои мечты разбились о суровую правду жизни. Его Старший брат — Кристиан «обучал» его на их новой служанке. Я тогда прибежала к матери вся в слезах, но получила: «Зато он женится на тебе». После этого стала замечать странности в его поведении и старалась, чтобы со мной всегда была нянечка.

Желание спрятаться только усилилось. Под их пристальными и осуждающими взглядами я стушевалась окончательно. Они же меня заберут из академии! Так, я и стояла, теребя край плаща, не решаясь поднять, на них взгляд. Пока:

— А в чем дело? — Арна уперла руки вбоки.

— Ты бы помолчала, — мгновенно отозвался змей.

— Твоя зверушка дело говорить, — высокомерно выплюнул Тар.

— Я не зверушка, а фамильяр ведьмы, — огрызнулся змей.

Ректор же все это время усиленно делал вид, что его здесь нет. Это и есть мое наказание? Лучше я до выпуска буду отрабатывать на кухне.

— Так, где ты испачкалась? — потребовал у меня ответа Тар.

Я промолчала. Ксар недовольно сузил глаза.

— Ты возвращаешься домой, — бросил отец и повернулся к ректору. — Какие бумаги мне нужно заполнить?

— Госпожа Вайл достигла восемнадцати лет и САМА может решать оставаться ли ей в стенах моего заведения или нет, — обронил вампир.

— Моя ведьма никуда не пойдет! — нахально заявил ворвавшийся в кабинет Киарт.

— Твоя ведьма? — повторил Тар имея совсем другое.

«Идиот!» — констатировал Элмарас, только непонятно кого он имеет ввиду.

За спиной блондина сверкал алыми глазищами Натан.

— Так ты…, — взгляд отца пронзил меня.

— Н-нет он мой фамильяр, — пролепетала я.

— Так, ты теперь вроде болонки? — расхохотался Тар. — Комнатная собачка!

Серые глаза блондина изменили цвет, и Киарт подскочил к бывшему жениху.

— Не здесь, — спокойно произнес Натан, перехватив кулак. — Такое поведение не достойно герцога.

А до меня только дошло: «Так они знакомы?!»

— Да что она может решать? — вспыхнул отец.

— Киарт, Тар прекратите, — обронил в пространство ректор.

Блондин поспешил сделать вид, что он тут не стоял, а вот Тар сжал и разжал кулаки. Я бросила обеспокоенный взгляд на вампира и от Тара это не укрылось. Натан же встал у дверей с ничего не выражающим взглядом. Чтобы чувствовать хоть какую-то безопасность я пододвинулась ближе к подруге.

— Не бойся, мы тебя в обиду не дадим, — приободрила Арна.

Я только слабо улыбнулась. Она не знает моего отца.

— Госпожа Вайл, мне, как и вашему отцу, интересно знать, где вы так испачкались?

— Мы были в Лейносе, — вздохнув, ответила я.

— Что там произошло? — отец резко переменился и, похоже, мое изъятие из академии отодвигается на неопределенный срок.

— Мы не знаем, когда вышли из портала город уже был разрушен, — ответила я.

— Тетушка Магара сказала про белого всадника, — вставила Арна. — Белая одежда, белые волосы и белый конь.

— Белый? — задумчиво проговорил Эндан.

Ох, не подозревает ли он Гэлеаса? А если он тогда зачем?

— Что вы там видели? — спросил отец.

— Асторы разрушили храм Лериан.

«Ой, сверток!»

Нет, лучше отдать, когда все уйдут. Все равно его под плащом не видно.

— Там были паладины и чистые, — пожаловалась ведьма.

Я еле удержала страдальческий стон. Вот кто ее за язык тянул, а? Как объяснить, что две толком ничего не умеющие первокурсницы смогли сбежать от чистых и паладинов?

— Как вы от них спаслись? — поинтересовался ректор.

— Чудом, — ответила я.

— Иначе и не скажешь, — вздохнул ректор. — Госпожа, Ланн вы наказаны за несанкционированное открытие портала, а также покинули академию без моего на то разрешения. Можете, идти, но завтра утром перед занятиями зайдите ко мне.

Он ничего не делал, но украшение на ее правой руке, о котором мы уже успели позабыть, засветилось зеленым светом. Колючки стали короче и чаще.

— Без, Эмили, я никуда ней пойду, — заупрямилась ведьма.

Ректор только взглянул на Ксара.

— Госпожа, Ланн.

— Хорошо, но я буду за дверью, — пригрозила ведьма.

Натан посторонился, пропуская ее. И вновь занял свое место. Это чтобы никто из нас не убежал.

— Что же касается вас, госпожа Вайл, — произнес Эндан. — Прошу садиться.

Осторожно присела на краешек кресла.

Правая рука засветилась зеленым светом. На мой немой вопрос получила легкий кивок. Ясно завтра приду вместе с Арной. Завтра! Так, я никуда не уезжаю!

— Хорошо, ты пока можешь оставаться в академии, — видно, что отцу эти слова давались с трудом. — Сейчас важнее Арддара.

Тар с вызовом взглянул на ректора.

— Что? — не поверил своим ушам.

Ну, прямо маленький ребенок, у которого отобрали игрушку.

— Ваш, кстати, тоже, — жестко, напомнил ему отец.

— Через два месяца сессия, а также первый поединок на межфакультетских соревнованиях, вот после и решите, будете забирать дочь, — предложил ректор.

«Что?!» — взвыла я.

Это не решение проблемы это уход от нее!

«Зато у тебя есть время, как следует подготовиться», — заметил Элмарас.

Тар ничего не произнес, только играли желваки на скулах. Чего это его так разозлило? На мне свет клином не сошелся, полно в благородных девиц на выданье.

«Ты дичь, которая ускользает, — хихикнул Элмарас. — Тут уже дело принципа».

«Идиотский принцип».

— Я согласен, — ответил отец. — Я обязательно посещу их.

— Ни за что не пропущу, — нагло ухмыльнулся Тар.

— Тогда, Эмили, ты можешь идти, — разрешил ректор.

Я только этого и ждала. Ни на кого, не обращая внимания, выскочила из кабинета, чуть не сбив Натана.

— Ну? — спросила подскочившая ко мне ведьма.

Вместо ответа, я забежала в библиотеку. Призрачная библиотекарша неодобрительно покачала головой, когда мы пронеслись мимо нее. Забравшись в уголок за стеллаж с гремуарами по некромантии, позволила себе разрыдаться.

— Через два месяца я уеду на Скоробеевы острова! — провыла я, размазывая грязь, сопли и слезы.

— С чего вдруг? — удивилась Арна.

И я ей пересказала предложение ректора.

— Да ну, он наверняка что-нибудь придумает, — неуверенно предложила подруга.

— Что?

— Ну…, — воображение ведьмы спасовало.

Она присела рядышком, не зная, как меня успокоить. Руки теребили грязную тряпку свертка.

— Почему ты его не отдала? — спросила ведьма.

От такого простого вопроса и тона, слезы как отшибло. Потянули, тряпка развернулась и из нее выпала белая перчатка.

— Зачем она ему? — удивилась ведьма, имея в виду вампира потерявшего вещицу.

«Быстро отдай ректору!» — велел Элмарас.

— Надо отдать ректору, — проговорила я поднимаясь.

— Идем, — поднялась ведьма.

Прокрались до кабинета ректора. Прислушались. Тишина. Постучали.

— Войдите.

Как хорошо, что уже никого нет.

— Господин ректор, — начала я. — Убегая из Лейноса, мы кое-что нашли.

Я положила перчатку в тряпке на стол.

— Знаете, девушки, каждая ваша вылазка из академии преподносит мне сюрприз, — задумчиво проговорил вампир.

— А что это за перчатка? — заинтересовалась Арна.

— Вы взяли из библиотеки книгу о темных защитниках? — вместо ответа спросил ректор.

— Да, — кивнули мы.

— Тогда возьмите еще и о светлых, — посоветовал он. — А теперь идите.

Глава 6

Пот заливал глаза, и приходилась промыть водой, чтобы не щепало. Правую руку кольнуло — мы свободны. А завтра, как и последующее полтора месяца отрабатываем на школьном дворе. Да, кто бы мог подумать, что он у нас есть. Это мы ведьмы летаем на метлах, а те же чернокнижники предпочитают раффов.

Огромные и красивые птички, и гадят соответственно размерам. Когда гремлины узнали, что у них теперь аж две помощницы, их счастью не было предела. И две недели мы чистили самую грязную клетку, Арна думает, что это с подачи ректора.

На отработке наказания так уставали, что еле передвигаем ноги, и на арене представляем жалкое зрелище. Каси простудилась, когда летала на помеле, и заразила своих подруг по команде, все бы ничего, но их заклинания стали нестабильными. Из всех ведьм на одну Трину было любо-дорого посмотреть, что мы и делали.

После трех часов в птичнике мы благоухали так, что не передать словами, так что спасибо ректору, что сделал нам отдельный портал. Не хватало только с такими «духами» расхаживать по академии.

— Ты идешь на тренировку? — спросила Арна.

— А у меня есть выбор, — вздохнула я.

Проклиная все на свете, поплелась в свою комнату мыться и переодеваться.

— О! Что-то ты долго, — попенял мне развалившийся на кровати Киарт.

Он возлежал, иначе и не скажешь, на животе, неторопливо почитывая историю Арддары.

— Как ты вошел?

— Я же твой фамильяр, забыла? — надменно напомнил он.

— С тобой забудешь, — пробурчала я.

Собрав вещи, отправилась в ванную.

Я-то думала, что блондин изменился (хотя с чего бы?), но нет, он просто нашел на что можно надавить, чем и пользовался. На мой вопрос: «знаком ли он с Таром?», ответил, что да, но дальше говорить не стал как я, ни просила. Упрямый, как осел!

Выходить из-под прохладных струй совершенно не хотелось. Вздохнув, надела чистое белье. Вчера гремлины мне принесли сумку. Отец велел — а то видетели ли я выгляжу, как оборванка. Мать собрала: два комплекта нижнего белья, два добротных платья застегивающиеся под самое горло, свитер, да две пары штанов. И на том спасибо тем более я свою первую стипендию потеряла в Лейносе.

— Ты идешь? — спросила я, выходя из ванной.

— Конечно, — блондин грациозно поднялся.

Да, да, из положения, лежа на животе.

Уж не знаю, с кем он там договорился, вот только обставил он свои апартаменты дорого и с размахом, да и одежки в его гардеробе прибавилось. Сегодня он щеголял в полночно синем костюме и на контрасте небесно-голубой жюстокор расшитый серебром. Вместо бриджей, кожаные штаны и невысокие полусапожки, я уж не говорю про рубашки всегда белые и накрахмаленные.

За дверью меня уже ожидала Арна со змейкиным.

— А он что тут делает? — спросила ведьма.

— Он ее фамильяр имеет права, — веско изрек змей.

— А еще он мужчина, — напомнила Арна.

— Да ладно, — отмахнулась я. — На фоне новости, что я обучаюсь в темной академии, это меркнет.

Это уже Тар постарался. Прислал свежий выпуск «Сплетен Арддары», некая Аритара Мир вдоволь потопталась на этой теме. И даже в красках и лицах описала мое поступление в академию. И что при поступлении мы сношаемся с козлом, и что бегаем голышом под луною, заманивая юношей, и пьем их кровь. Арна хотела ее проклясть, но тут вампирши забрали журнал и теперь все свежие выпуски приходят им (Тар старается), а недавно от преподавателей, до учеников поучаствовали в коллективном написании письма в редакцию. Говорят, что даже сам ректор чиркнул несколько строк. А также была записочка, что мол, не дури уходи из академии пока не поздно, так уж и быть, меня простят, но сама понимаешь в свет тебе уже не выйти с испорченной репутацией, так что жить будишь в уединенном поместье, где никто меня не побеспокоит. Не думаешь, о себе побеспокойся, о сестрах — их тоже нужно замуж выдать. Но тут уже вмешался Элмарас, сказав: чтоб не велась на его потуги и посылала в лес. В лес бывшего не послала, а вот записку сожгла.

Как только мы вышли из пятна-портала, как взгляды девушек устремились на блондина. Паразит, немного остыв начал получать компенсацию от своего статуса в виде женского внимания. Нередко можно было наблюдать выпархивающих из его комнаты вампирш.

А Трина уже разминалась на арене. Наши больные ведьмы развалились на лавочках, всем своим видом показывая, как им плохо, и как они хотят оказаться в своих комнатах.

Анира Корн вошла стремительной походкой, распространяя аромат цветочных духов. Рядом с ведьмой царственно шествовал белый тигр. Ведьма остановилась в центре арены, тигр улегся у ног, неодобрительно посмотрев на нас изумрудными глазами.

— Ну, — вопросила она. — Чего не стоим передо мной?

Нехотя поднялись и выстроились перед Анирой.

— Сегодня, как я вам обещала, вы будете работать с фамильярами.

Помним, помним.

Связка Змей-Арна уже сработалась, правда, не так, как хотелось бы, они продолжают выяснять отношения с применением магии. Я и Киарт. Нет, нет и еще раз нет. Все наше взаимодействие свелось к тому, что мы вышли, посмотрели друг на друга, презрительно фыркнули (тут у нас полное радушие), и сели обратно. Нашу ведьминскую команду мы не видели, из-за отработки в птичнике.

— Трина, ты, как всегда, первая, — вздохнув, произнесла Анира. — И где твой фамильяр? Вы же садитесь и смотрите, как надо взаимодействовать с фамильяром.

Вместо, ответа девушка вытянула руку, и на нее спикировал белоснежный орел. Мило. Как и тигр Аниры порождение льда, холода и воздуха.

На данном этапе Анира смотрела, как налажена связь между фамильяром и его ведьмой, как они понимают и слышат друг друга.

На противоположенной стороне арены в метрах ста от Трины и орла появился манекен. Пронзительный клекот птицы, сорвавшийся в полет и в манекен устремилась дорожка ледяных игл. Быстрый пасс руками Трина на мгновение стала прозрачной, а когда она вновь обрела плоть, девушка изменилась. Из спины торчат крылья, волосы тонкие ледяные игры, лицо дикая смесь из птичьих и человеческих черт. На руках появились белые хищно загнутые когти.

Я невольно покосилась на Киарта. Он был удивлен метаморфозой Трины.

— Хорошо, — довольно кивнула Анира. — Кто знает, как это состояние называется.

Каси подняла руку.

— Да, госпожа Мелидар?

— Диари.

— Верно, — кивнула госпожа Корн. — А почему?

И снова Каси.

— Ведьма соединяет свою душу с фамильяром.

«Ничего себе!».

А ведь Натан, на что-то такое намекал. Жаль, что уже не спросить. Поговорить с ним я так и не смогла. А за эти две недели я его ни разу не видела. Расспрашивать же Ксара, я постеснялась. К счастью, Арна такой ерундой не страдала и вызнала, что Натан куда-то уезжал на неделю, вернувшись, отменил свои уроки, а потом и вовсе заперся в подвале замка. Ректор туда бегает, чуть ли не каждые пять минут. На это Арна выдала: «подозрительно это».

«А ты разве не знала?» — впервые за две недели Элмарас подал голос.

«Смотрите, кто объявился», — фыркнула я — «Когда бы я узнала?».

«Как я мог забыть, что ты очень занятый человек», — рассмеялся он.

Миранда вышла в центре арены, по пятам за ней следует ее скорпион. Встав вполоборота, слегка согнув колени, скорпион спиной зарылся в песок.

В нескольких метрах от нее материализовались два манекена. Быстрое движение руками, свист рассекаемого воздуха и манекены развалились на две части.

— Молодец, — похвалила Анира.

В запястья ведьмы втянулись красно-коричневые хлысты.

— Ничего себе, — поразилась Арна. — А с тобой я тоже чем-то таким обзаведусь? А ты Эмили?

Киарт мерзко захихикал. Я только пожала плечами. У меня на этот счет нет мыслей, зато у Арны есть и все похабные.

— Диари?

Миранда отрицательно покачала головой.

— Хорошо, садись.

— Кассандра.

— А можно вместе с Розмари?

— Конечно.

Розмари ведьмочка с коротким ежиком рыжих волос. И ее фамильяр фея только розовенькая.

Две ведьмы встали, друг напротив друга, феи зависли над ними. А потом устроили спарринг между собой. Каси помогала ее воздушная фея и заклинания плелись быстрее, но заклятья Розмари были сильнее. Раз. И девушки поднялись в воздух.

— Хватит, — остановила их Корн. — Умницы. Садитесь. А теперь посмотрим, чем же порадуют нас Арна и Эмили.

— Что тоже вместе? — включила дурочку Арна.

— Конечно.

— Да мы вам сейчас такое покажем, ахнете! — нахально заявила ведьма.

«Не то слово», — мрачно подумала я.

— Идем, — позвала я блондина.

Он сидел и делал вид, что не понял, зачем ему выходить на арену.

Анира Корн показала на разрезанные манекены:

— Вот с ним работайте.

И если Арна принялась что-то нашептывать, поводя руками в стороны, то я уставилась, как баран на новые ворота.

Странные манипуляции Арны привели к кому, что в ее руках появился бледно-голубой плазмический шарик. Шаг вперед и вот Арна стоит около располосованного манекена, швырнула колдовство и снова вернулась на прежнее место, а на месте разрубленного манекена бугристый ком бурого цвета.

— Не плохо, — оценила Анира. — Диари?

Арна скрестила руки на груди и закрыла глаза. Змей спланировал рядом на песок и кончиком хвоста покрутил у виска.

— Я все вижу, — заметила Арна.

Раздались смешки.

— А что я сделал? — невинно уточнил фамильяр.

— Садитесь, — велела Анира. — Да вы нас поразили. А вы, Эмили, так и будете стоять?

Арна, сверкнув глазами все-таки села на место.

Мне же от стыда хотелось провалиться сквозь песок. А, кстати, какие этажи под нами? Стой, не стой, а что-то сделать нужно.

Закрыла глаза, чтобы ничего не отвлекало. Вдох-выдох успокоится, выкинуть мысли, что от такого как я подготовлюсь, будет зависеть моя судьба. Как там говорил змей? Найти связывающую нас нить. Ага, легко сказать. В прошлый раз я весь день просидела, но так ничего и не почувствовала.

«Так, не хочется уходить из академии».

Соберись, Эмили!

Первое, что я почувствовала это холод подарка Тьмы. Сегодня же возьмусь за книжки о защитниках — пообещала я самой себе. Оно распускало в разные стороны тонкие усики холода. И вот наткнулась на нечто. А это что такое? О, печать защитников. Усики отпрянули, потом осторожно ощупали, от печати вытянулись такие же усики. Забыв про все на свете, я сосредоточилась на своих ощущениях. Вот усики слились, и подарок Тьмы медленно стал втягивать в себе печать. И вот когда одна магия поглотила другую магию, я увидела ее. Токая перламутровая ниточка с готовыми вот-вот сорваться капельками.

— Арна! — чей-то резкий грубый окрик вернул меня в реальность.

— Госпожа Тамит, у вас там пожар, что вы так орете? — строго поинтересовалась Анира. — Эмили, Киарт можете садиться.

Я только сейчас заметила, как же я вспотела.

— Госпожа, Корн Лейнос разрушен. Кажется это город Арны.

Медленно же новости доходят.

— К-как сильно? — Арне пришлось изобразить, как же она взволнована.

После того как она узнала, что ее семья благополучно добралась до Оро, ведьма немного успокоилась и уже не реагировала так бурно на разрушения ее родного города.

— Говорят, что да, — ответила Рина Тамит.

— Ктоговорит? Кто это сделал? А что король? Это сделали темные? Или светлые? А паладины с чистыми там были? — ведьмочки закидали Рину вопросами.

— Не знаю, но ректор собирает всех в зале Лун, — растерялась ведьма.

— С этого и надо было начинать, — заметила Корн. — Девочки завтра продолжим. И возьмите с собой метлы.

Я только застонала. Огрызок метлы, словно в насмешку, что я недоведьма лежал на полке в комнате. Арна предлагала вновь наведаться к завхозу и позаимствовать черенок. Я тогда сказала: что не настолько низко пала. А теперь готова пересмотреть свои взгляды.

— Ты знаешь, где у нас зал Лун? — спросила Арна уже в дверях.

— Неа, — мотнула я головой. — Там наверняка бал проходил.

— Да жаль, что мы туда не попали, — вздохнула ведьма.

Змей только насмешливо фыркнул.

Поток студентов привел нас в огромный зал. Откуда-то сверху лился чистый серебристый лунный свет. На полу иллюзия воды — от каждого шага расходятся круги.

У дальней стены арена для оркестра, сейчас там ректор стоит и ждет, когда мы все собираемся.

— Смотри Натан и Ксар, — шепнула Арна, увлекая меня за собой.

Киарт не отставал от нас.

Младшие учителя закрыли двери за последним учеником.

— Что происходит? — спросила Арна у оборотня.

— Эндан, сейчас все расскажет, — он увильнул от ответа.

— Прошу тишины, — ректор не повышал голос, но слышал его каждый. — С сегодняшнего дня академию можно покинуть только по пропускам, которые я выдаю сам…

— Это он на нас намекает? — оскорбилась Арна.

— …как вы уже, знаете, Лейнос подвергся нападению, Чистые ведут расследование, по предварительным данным, на город напал темный. И он был не один.

— Как темный? Но это практически война! Это нарушение договора! светлые нам житья не дадут, — зашепталась нечисть со всех сторон.

— Тише, — снова заговорил ректор. — Также чистый Мириан и паладин Габриэль посетят академию, с целью проверки.

— Это за нами! — прошептала Арна присев.

— Ага, и для этого они ждали две недели, — хмыкнул Ксар, притягивая ведьмочку к себе. — Они просто проверят, нет ли в академии схожих магических эманаций.

— А если найдут? — уже поинтересовалась я.

Оборотень не стал отвечать. Да и так понятно, костер для той нечисти будет за счастье.

— …я очень надеюсь, мне не придется краснеть за моих учеников, — я снова обратила внимание на речь ректора. — Можете быть свободны.

— И это все? — не поверила Арна.

— Нет, конечно, — шепнул оборотень.

— Ксар, — предупреждающе заговорил Натан.

Оборотень распахнул дверь. И гомонящая толпа студентов хлынула в коридор, а потом на лестницы и в порталы. Арна взяла меня и Ксара за руки и стала протискиваться к ближайшему.

— Куда — это вы? — удивился Натан.

Вампиру ничего не оставалась, как последовать за нами.

Из портала вышли в общем зале, но горгульи почему-то на месте нет. Ведьма, ни слова не говоря, завела нас в класс Обмана.

— А теперь рассказывайте, — потребовала она.

— Арна, — я попыталась приструнить подругу.

— Это касается всех нас, ведь так? Просто так чистые в академию не приходят.

— Эндан, не даст никого в обиду, — обронил Натан.

— Охотно верю, — согласилась ведьма. — Но вы должны нам все рассказать хотите, я поклянусь своей силой, что не расскажу никому.

— Только попробуй! — пригрозил Змей.

— И попробую, — парировала Арна.

Она извлекла ритуальный кинжал.

— Ночь я твое дитя взываю к тебе, — медленно начала говорить ведьма. — Я, Арна Ланн из Лейноса, обращаюсь к Тьме и Хаосу, прошу быть их свидетелями, — договорить ей не дал Ксар.

— Не надо клятв, — мягко сказал он. — Да чистый с паладином не просто так едут к нам. К ним в руки в ту ночь попал вампир…

«Надис!» — поразила меня догадка.

— …две недели он держался, но ему все-таки развязали язык. И стало известно, что Белому Всаднику помогали хаосситы.

— К-как?

— А также студентки первокурсницы, — добавил до этого молчавший Натан.

— Я его случайно встретила, когда от магов убегала, — прошептала я.

На уроках по истории ведовства я такого наслушалась, что ночами должны кошмары сниться.

— И почему я не удивлен, — фыркнул вампир.

— Из-за этого столько тумана? — нахмурилась ведьма.

— Танрас готовиться к нападению, — ответил вампир, и его лицо исказила болезненная гримаса. — Со всей Арддары съезжаются «Клинки Тьмы».

Это же его родной город. Расположенный в горной долине, он стал приютом для вампиров и оборотней. Элитное подразделение стражей, да многочисленные туннели в толще гор делают городок крепким орешком.

— Светлые? Или белый всадник?

— Светлые, — сказал, как выплюнул Натан. — Они давно хотели, да вот повод подвернулся. Сейчас в Асре даже пьяницы в кабаках призывают вздернуть темных ублюдков.

— О, Тьма, — в ужасе прошептала Арна.

Вслед за вампирами и оборотнями придет черед всех остальных.

— Это надо остановить, — твердо заявила я.

— Ты смелая человечка, — улыбнулся Ксар.

— Нет, вы не поняли, надо узнать кто этот белый всадник, кто еще был с ним у Лейноса, и попытаться самым их поймать и провести на суд.

— Ты, что первая до этого додумалась? — мягко произнес оборотень. — «Тени» прочесывают каждый уголок Арддары.

— Так, почему бы нам самим не провести расследование, — азартно предложила ведьма.

— Ага, и поймать его, — насмешливо фыркнул Натан. — Арна, не мели ерунду.

— Нет ловить мы не будем, — обнадежила ведьма. — А вот с ректором результатом поделимся.

— Иногда в твоей голове есть умные мысли, — заметил оборотень.

— Только иногда? — уперла руки в боки Арна.

— Это хорошая идея, — быстро проговорила я, видя, что ведьма сейчас устроить дотошный разбор, когда это она была неумной?

— Может быть, — задумчиво отозвался вампир. — И вы так будете под присмотром.

«Вот этом я сомневаюсь», — подал голос Элмарас.

Я только скривилась. А вампир принял это на свой счет. И отошел от меня к двери.

— С чего собираетесь начать расследование? — ехидно поинтересовался оборотень.

Арна уже открыла рот, но я ее опередила:

— С библиотеки.

— Не думаю, что там есть какие-то ответы, — усомнился Ксар.

— Надо только правильно искать, — заверила я.

На этом мы разошлись. Младшие учителя оправились к ректору подготавливаться к визиту светлых. А мы ко мне. На полке стоят две книжки, я спросила у ведьмы:

— Светлые или темные?

— Светлые, я хочу знать, что это за перчатка.

Ведьма забрала книжку и отправилась к себе.

«Тьма покровительница и защитница ведьм, а также считается, что это она оберегает тех, кто рожает в ночи. Супруга Хаоса сестра Мрака. Первым храмом Тьмы был посвящен Илире. После переселения ведьм на Арддару главный храм располагался в городе Утхатар…

Пришлось, вылезли из уютного одеяльного кокона, и взять историю Арддары. Не долгий поиск: «Утхатар — город, расположенный на юго-западе Арддары у подножия горы Утха. Храм разрушил маг земли Элидан Индир, город зачистили чистые и паладины. Теперь на месте города образовалось Мрачное болото.…После создания академии Тьмы и Хаоса малый храм располагается в академии».

«Почему именно мрачное?» — заинтересовалась я.

«Если когда-нибудь побываешь там — узнаешь», — ответил мне Элмарас.

«Говоришь со мной от скуки или все-таки я тебе нужна по делу?»

В ответ тишина.

«Я все-таки узнаю, кто ты и что тебе от меня нужно», — пообещала я.

Вернулась к темным защитникам.

Раздел про Тьму я прогладывала быстро. Оказывается, у нее так же как и у хаоса есть свои посвященные. Верховные жрицы-ночницы. В книге даже есть иллюстрация. В окружении темноты девушка в доспехе. И все. Мда, как-то малоинформативно. Ладно, читаем дальше. Ага, последняя ночница погибла при осаде Волчьего глаза.

Теперь раздел Хаоса. На картинке изобразили парня со светлыми и темными волосами, одежда совершенно не подходила, друг другу, и была еще из разных эпох, на одной ноге сапог, на второй изящная туфелька.

Главный храм Хаоса располагался в городе Линт, он был уничтожен объединением жрецов Ириры и Римара. Малый храм находится в академии. Здесь его хаосситы.

И вот, наконец, я перешла к защитникам, о которых не знала. И первой была Смерть. На картинке ее изобразили в балахоне и с косой. Некроманты — вот ее подопечные. Именно ей они посвящены с самого рождения. Высшие жрецы некроны. После битвы на перевале Скелетов мир не видел ни одного некрона. Где Храм знают только некроманты, но раз некроманты больше не посвящены Смерти, был сделан вывод, что храм — разрушен.

Пустоте принадлежали чернокнижники. На картинке изображен высокий худощавый мужчина с лысой головой. Храм располагался Звонком Лесу, разрушен жрицами Лериан. Высшие жрецы — пустотники.

Разрушение… Глаза сами собой закрывались, но сделала над собой усилие, я должна дочитать и хоть в общих чертах знать о темных защитниках, чтобы завтра, а уже, точнее, сегодня рассказать Арне.

Тряхнув головой, вернулась к чтению. Итак, разрушение. На картинке изображен четырнадцатилетний рыжий паренек. О как! Верховные жрецы — ликоны. Они походили на чистых. Храм располагался в городе Нохдр, на востоке материка. Надо же раньше это был город, а теперь полудохлая деревушка.

И, наконец, Мрак.

«Легла бы ты спать», — мягко попросил Элмарас.

«Нет, тут немного осталось, почему-то этот раздел самый маленький», — зевнула я.

«Завтра дочитаешь», — уговаривал невидимый собеседник.

«Я все же дочитаю».

Мрак. На картинке изображен светловолосый парень. Посвящали себя ему наемные убийцы. Уже интересно. Храм располагался в городе Атар. Теперь на месте — столица. Ничего себе. Верховные жрецы ассары. Надо же походит на слово «асейра». Вот чтобы оно значило? И это храм был разрушен первым…

— Эмили, вставай, — Арна потрясла меня за плечо.

А блондин уже по-хозяйски гремит посудой за столом.

— А? Не сплю! — отозвалась я.

Приняла душ, а грязную одежду оправила гремлинам. Прохладная вода прогнала усталость, и пока она снова не заявилась и не начала качать права решила почитать.

— Куда это вы ушли с младшими учителями? — с порога спросил Киарт.

— Я не спрашиваю, почему от тебя выходят наши девицы, — парировала я, на кровати.

Фамильяр фыркнул, и громко хлопнув дверью, вышел. Что это, приступ ревности? Пожав плечами, я открыла книгу о темных защитниках. Интуиция мне подсказывала, что с те и эти защитники замешаны в деле.

На первой странице оглавление и каждый темный в своем разделе. Все их шесть. Тьма, Хаос, Смерть, Пустота, Разрушение, Мрак. Перевернула страницу. Изображение красивой девушки. Длинные черные волосы, глаза, заполненные, чернотой, на губах легкая улыбка.

В дверь поскребли, Арна открыла, и летучая мышка скинула расписание занятий. Итак, у нас сегодня, чары, проклятия, успокоение мертвых (не путать с упокоением, ни одна ведьма еще не сравнилась с некромантом), травалогия и минералогия, зелья и боевая магия. А у нас потом уборка птичника и тренировка с метлами и фамильярами. Ужас меня точно исключат.

Занятия в преддверии столь значимых и пугающих гостей походили на хаос. На чарах мы учились, маскировке от светлых поисковых заклинаний. Это вместо облегчения при родах. Да, да в глухих деревеньках, где целителя с вурдалаками не найдешь рожать идут к ведьмам. Да и вообще по любому поводу идут к ведьмам. А потом также охотно этих же ведьм сжигают.

Зеркала все так же отражали лунный свет, вот только привычных столиков нет. Вместо, этого мы лунными чарами сплели щит и должны были укрыться им как плащом.

— Арна, а если как мы делали в храме Лериан? — предложила я.

— Давай, — отозвалась ведьма.

Она быстро подцепила лунный луч и обернулась в него. И я за ней.

— Молодцы, — похвалила нас Идра. — Вот, только где вы будите искать лунный свет? Особенно когда луны на небе не будет?

— Зеркало! — выкрикнула я. — Мы же можем сохранить блик. Этого должно хватить.

Арна достала из кармана маленькое складное зеркальце, поймала лучик. Подставив его мне, я выхватила луч и обернулась. Идра запустила светлое поисковое заклинание, и оно меня не нашло.

— Молодцы, — нас похвалили. — Девочки, быстро поймали лунный свет.

— Зачем? — поразилась Каси. — У нас, что намечается война со светлыми?

— Пока нет.

Наловили свет, и на этом лекция была закончена.

В коридоре только разговоры про приезд чистого с паладином.

— Арна! — резко остановилась я, осознав весь ужас.

— Что?

— А ведь он меня знает, — трагическим шепотом поделилась я.

— Кто?

— Паладин Габриэль. Дома висит портрет отца и его.

— О! Посмотрим, что там есть у Ирмы, — пообещала она.

— Вот ты где! — радостно поймал за руку Киарт.

— А я всегда здесь, — отозвалась я, выдергивая свою конечность. — Ты что-то хотел?

— Да, — прошептал мой фамильяр и зыркнул в стороны, не смотрит ли кто за нами.

— Ну-ка отойдем, — глазки ведьмы уже загорелись, предвкушая очередные неприятности.

— О нет, — с ее шеи простонал Змей.

Арна, подхватив меня и его, потащила нас к ближайшему порталу.

Вышли из пятна на три этажа ниже. Если мне не изменяет память, здесь проходят обучения чернокнижники. Зашли в класс. На стенах черепа, в центре люстра из позвонков.

— Нам надо уйти, — огорошил Киарт.

— Куда? — заинтересовалась Арна

— Зачем? — забеспокоилась я.

— А не пошел бы ты! — послал его Змей.

— Сегодня ночью я настраивался на грань, как ты учил, — начал рассказывать блондин. — Так вот кто-то очень большой проник из-за грани, да непросто, а взломал ее.

— Я ничего не почувствовал, — запальчиво возмутился змей, потом замолк и выдал: — Грань разорвана.

— А мы здесь причем? — недоумевала Арна.

— Притом, — проворчал мой фамильяр. — Мне кажется, что оно придет сюда, его взгляд был обращен на академию.

— А что здесь прийти больше не за кем, — голос ведьмы предательски дрожал.

Я закивала, поддерживая подругу.

— Ой, мы же на проклятия опаздываем! — осенило меня. — Давай те обсудим, что дальше делать на обеде. Я не хочу получить еще одно наказание.

Мы втроем прошли в портал.

А в аудитории ждал сюрприз.

— Лекции не будет, — огорошила Каси.

— Почему?

— Не знаем, пришла, учитель сказала, что занятия не будет, и никуда не уходить.

— Прекрасно! — фыркнула Арна.

Сели за наш столик.

Киарт, конечно, не помогает, но в таком состоянии я видела его впервые. Глаза то и дело меняют цвет. Воздух вокруг него начинает наэлектризовываться, того и гляди, начнут щелкать молнии.

— Успокойся, — шикнул Змей.

Он перелетел с шеи ведьмы на стол. Хвостом обвил правое запястье Киарта, блондин закрыл глаза. Постепенно он успокоился.

Что же его так напугало, хотела бы я знать? Неужели новая гадость Гэлеаса. Высокий и пронзительный звук гонга заставил нас всех вздрогнуть и затравленно посмотреть на дверь. Никто не входил, а мы, как завороженные, смотрели на нее.

— Надо пойти посмотреть, — неуверенно предложила Ирма.

— Идем! — Арна схватила за руку.

— Но почему мы?! — возмутилась я.

В коридоре никого не встретили. Еще и горгульи покинули свои посты.

— Ведьмы, будьте начеку, — попросил нас змейкин.

Мне кажется или в глазницах свет потускнел? Мы крались вдоль стены, как какие-нибудь разбойники, но, кроме пустых коридоров ничего, не находили. Пятно-портал вывело нас в холл. И снова никого.

— Вы посмотрите, — указала Арна.

Она указывала на дверь. И если раньше она слегка светилась, то теперь прибавились алые искорки.

— И что это, может, значит? — спросила я.

— Ректор укрепил охранные заклинания, — ответил мне Змей.

Мы зачем-то пошли к двери. Остановились в нескольких шагах и принялись ее рассматривать, словно никогда до этого не видели.

— Значит, он кого-то опасается, — заключила ведьма.

— Но кого? — заинтересовался Киарт.

— Идем назад? — предложила я.

— Нет, к нашей башне, будем думать, что делать с твоей метлой, я не хочу, чтобы тебя исключили, — решила Арна.

— Я тоже не хочу, чтобы меня исключили, — призналась я.

Уж не знаю, заметил ли ректор, что мы хотим по коридорам, но добрались мы до наших комнат без приключений.

— Вы что планируете захватить Арддару, — прокомментировал Киарт висящую на стене карту.

— Как ты догадался? — подозрительно прищурилась Арна. — Теперь ты знаешь нашу тайну и из комнаты тебе живым не выйти.

— Не смешно, — отозвался фамильяр, — наливая себе чая.

— Тащи метлу, — повелела ведьма.

А что ее тащить вон она на полке. Девочки уже такие пируэты освоили на метлах, я же на этом огрызке могу только на полметра подняться в воздух и грохнуть вниз.

Арна взяла огрызок повертела его и так и эдак с таким видом, словно она оборотня съела на изготовлении метел. Я его и артефактникам показывала, они только развели руками, мол, только такая же древесина спасет положение, и тут же предложили продать, как ценный материал.

— Чего-нибудь придумала? — поинтересовалась я.

— Погоди, — она отдала мне метлу и выбежала из комнаты.

— Куда — это она? — удивился Киарт.

Я только пожала плечами и положила метлу обратно на полку.

— Киарт, — позвала я. — А что ты будешь делать, когда меня исключат?

— Хорошенько повеселюсь, — самодовольно проговорил этот тип.

— Она и тогда будет твоей ведьмой, — осадил его Змей.

«Ой, как звучит-то!» — скривилась я.

— Да? — обрадовался блондин. — Просто прикажу казнить.

От таких наглых и открытых заявлений из рук чашка выпала.

— Не прикажет, — попытался успокоить Змей.

Киарт только насмешливо фыркнул, что можно было трактовать как угодно.

— Вот! — в комнату вернулась Арна, потрясая метлой завхоза.

«И почему я не удивлена?»

— Арна, ничего не получится, — попыталась образумить подругу.

— Но что-то, же надо делать? — возмущению ведьмы не было предела. — Нам же, главное, чтобы на соревнованиях летала. Давай сюда свою метлу.

— На соревнованиях наш противник попрет со смеху, — буркнула я.

Но ведьма права надо что-то делать. Иначе я себя потом всю жизнь корить буду.

Киарт с яблоком устроился на моей кровати, помогать не помогал, но хоть не мешается уже хорошо. Главное чтобы со своими ценными советам не лез. Первым делом мы разобрали метлу завхоза.

А вот разобрать помело оказалось не так-то легко. Прутики сжимало металлическое колечко. Маленькие блестящие вкрапления говорили, что металл зачарован. И только мы с Арной удобно примерились снять одно из двух колец как:

— А-а-а-а…

Мы вздрогнули, метла упала на пол.

Дикий панический крик из коридора. Звонкий звук бьющегося стекла.

— Вот оно, — прошептал Киарт с поднесенным ко рту яблоком.

— Кем ты был в Асре, что такой впечатлительный? — поддела его Арна.

— Кем надо тем и был, — буркнул блондин.

С того памятного знакомства он не упоминал, о своей семье, работе и чем занимался. Только оправил письмо, а на следующий день у него шикарно обставленная комната.

— Давай посмотрим, — беспечно предложила Арна.

Выглянули в коридор никого. Но кто-то, же кричал? Спустились на этаж-виток Арны — так же никого. Спустились ниже.

— Каси!

Ведьма была приморожена к стене. Мы совместными усилиями принялись ее оттаивать. Неужели опять Гэлеас? Но что ему сделала, Кассандра?

— Киарт, быстро за ректором, — велела я.

Вот что стресс делает — в голосе прибавилось командных ноток, и блондин не посмел меня ослушаться.

— Не надо я уже здесь, — рядом из портала уже выходит ректор.

А следом верные вечные хвостики — Арсар, Натан и Ксар.

— Почему вы не в аудитории? — набросился с расспросами Арсар.

— Занятий же нет вот и пошли в свои комнаты, — ответила Арна.

— Хорошо, — проговорил Арсар, но по лицу видно, что ему не по душе наше шатание по академии. — А где вы были?

— В комнате, Эмили, — ответил Киарт. — Вон, Арна выходила.

— Я не спускалась даже на свой этаж! — открестилась ведьма.

— А зачем? — заинтересовался заместитель ректора.

— По делам, — нашлась Арна.

— А поточнее? — почувствовав фальшь, нажал Арсар.

— Арсар, — одернул своего заместителя ректор. — Мы скоро узнаем, что УЖЕ успели натворить эти милые леди.

Почему сразу натворить? Вот натворить-то мы как раз еще ничего не успели, но уже в чем-то обвиняется. Если так пойдет дальше, Арна вполне может придумать что-нибудь, чтобы нас было за что наказывать.

Каси разморозили, и ведьма упала в подставленные руки Натана. Вампир тут же скрылся в портале. Отправившись в башню целителей.

— Как она?

— Пусть ее сначала осмотрит госпожа Олин, — притормозил нас ректор. — А вы отправляйтесь к себе.

— Но…, — возмутилась Арна.

Меня же все устраивало. Может, у Арны, что и получится с метлой.

— Идем, — потянула ее за собой.

— Вот и правильно, — одобрил мои действия ректор.

Он вместе Арсаром и Ксаром принялись изучать волшебный лед. Киарт хотел остаться, но и его поперли взашей. Ха-ха не одной Арне страдать.

Вернувшись в комнату, я снова занялась метлой, а вот ведьме ее растревоженное любопытство не давало спокойно сидеть на месте. Сначала она налила себе чаю, потом зачем-то полезла переставлять на полках скляночки с зельями, подошла к карте что-то там сосредоточенно рассматривала, походила по комнате туда-сюда. И встав, окало стола, заявила:

— Нет, так дело не пойдет! Разве вам неинтересно?!

— А ничего, что на месте Каси могла быть ты? — спросила я, раскладывая золотистые прутики на столе.

Прутики что были первым наружным слоем блестящие золотые, а вот внутренние с черными проплешинами, словно их поджигали. Странно. А, может, это остатки заклинания, которым сбили ведьму? Но какое оставляет подобные следы?

— Драконье пламя, — словно в ответ на мои мысли проворила Арна. — Метлу не спалили, а словно издеваясь, дал ведьме шанс спастись.

— А нашли ее на болоте химер, — вспомнила я.

— Как, как вы ее нашли? — заинтересовался Киарт.

— Потом расскажем, — отмахнулась от него ведьма.

Она взяла наполовину обгоревший прутик провертела его и так и эдак.

— А драконы светлых или? — задумчиво произнесла я.

Не секрет что светлые чародеи предпочитают летать на дрогах — маленьких чуть больше лошади ящерах. Но к настоящим драконам они не имеют никакого отношения.

— Неужели тебе неинтересно кто напал на Кассандру? — продолжила Арна. — Ты же сама хотела найти атаковавших Лейнос.

— Вы решили? Ну и дуры, — озвучил Киарт.

Змей согласно закивал.

— Предлагала, — не стола отрицать. — И что?

— Тот, кто напал на Кассандру где-то в академии, — азартно выдохнула ведьма.

Ну что говорила? Вот теперь нас точно будет за что заказывать!

— С чего ты так решила? — спросила я, отложив черный прутик.

— Когда я туда-сюда бегала я никого не встретила.

— Но ты, же сказала, что на нижние этажи не спускалась? — вставил Киарт.

— Я спускаласьна свой, — ответила Арна.

— Зачем? — заинтересовался Змей.

— Сработало охранное заклинание на двери, — ответила ведьма.

— Ты его ставишь? — почему-то я удивилась, тому, что ведьма зачаровывает дверь, а надо бы тем, что кто-то хотел проникнуть в ее комнату.

— И ты несказала ректору?! — грозно возмутился Змей.

— Да несказала, — с вызовом проговорила Арна. — Я хочу сама его найти! На Каси напали, чуть ли под самым нашим носом. Думаю, он не мог далеко уйти.

— Академия большая, мест, где спрятаться достаточно — напомнила я. — Да и это может оказаться кто-то из своих.

— Тем более его надо найти, — загорелась ведьма.

Легко сказать. Первым делом мы выглянули в коридор. На что оба фамильяра только покрутили пальцем и хвостом у виска. Мы расценили это как благословение и спустились на этаж Арны. Пока мы разговаривали в комнате, ректор, Арсар и Ксар уже ушли и унесли волшебный лед.

— Унесли, — вздохнула я.

— Ничего, — оптимистично откликнулась Арна.

Перестроив зрение, мы принялись осматривать место, где была приморожена Кассандра. Сзади подошел Киарт со змеем, он оперся о стену наблюдая.

Рисунок заклинания уже почти поглотила магия стен. Холод обжег руки, едва я прикоснулась. Еле заметна нить подчинения и парализации.

«Дайка я», — попросил Элмарас.

Перед глазами все померкло, а когда прояснилось, я почувствовала, как мое тело не подчиняется мне. Неожиданно ярко проступил рисунок заклятья, словно он был нанесен секунду назад. Элмарас моими руками перебирал светящиеся нити, вот между пальцами юркой рыбешкой проскочил последний замыкающий узелок заклинания. Каждый маг, чародей, ведьма, или некромант по-своему заканчивает и запечатывает контур.

Осторожно и аккуратно Элмарас приступил к распутыванию узелка. Слова Арны невнятное бормотание. Киарта я видела как большое пятно света. Вот чему он меня может научить? Он тронул меня за плечо. Элмарас отмахнулся, чтобы не отвлекал. Фамильяр Арны воспринимался грозовой тучкой с разрывающимися внутри молниями не удивительно, что его так легко вывести из себя.

Наконец узелок поддался Элмарасу. Печать огня дыхнула жаром. Все огненные маги светлые, но как он смог попасть в академию?

«Не все, — прошептал Элмарас. — А ведь когда-то существовал темный огонь».

«В книге об этом ни слова».

А вот за огнем светился перламутровым светом, рисунок светлого заклинания.

Теперь Элмарас ни на что, не отвлекаясь, изучал печать мага.

«Ведьма права он где-то в академии. После этого так просто ее не покинешь — сделал вывод Элмарас».

«С чего ты взял?»

«Вот смотри, когда, он замыкал контур, попали кусочки охранного заклинания, вплетенные в стены академии, оно где-то порвано, думаю что на нижних этажах. Это раз. Сильные темные отдали свои силы, этому замку наделив его если не разумом, то его зачатком, а еще волей. Вырваться после такого наглого и беспардонного взлома он светлому не даст. Это два. И три думаю, он не закончил».

«Так, ему нужна была Арна или подойдет любая ведьма?»

«Ты у меня спрашиваешь? О, тут тебя хотят видеть».

Перед глазами, на мгновение потемнело.

— ЭМИЛИ! — в ухо гаркнула Арна.

— А? Да? — дернулась я.

— Что это было? — положил руки на плечи подошедший сзади Киарт.

— Ч-что? — растерялась я.

— Ты была сама не своя, — разозлено проговорила Арна. — Твои глаза снова светились сиреневым светом, ты «вернула» узор заклинания, ты распутала замыкающий узел…

— И я знаю, кто это. Ну почти, — вставила я в обвинительную речь подруги.

— Кто? — над ухом раздался голос моего фамильяра.

— Светлый, он проник в академию, разорвав охранное заклинание.

— И это прошло незамеченным ректором? — усомнился в моих словах Змей.

— Откуда я знаю, — пожала плечами.

— Как ты это узнала? — продолжил допрос блондин.

— Ну-у-у…э-э-э…, — замычала я, тщетно пытаясь найти объяснения. — Повезло?

— Ага, — с сарказмом поддакнула Арна. — А ничего что учиться развязывать замыкающий узел мы будет только на втором курсе?

— Ну-у-у…это…

— И я тебя не чувствовал, — подлил масло в огонь Киарт. — Внутри тебя было что-то. Жуткое, темное.

Меня передернуло от аналогии.

«И вовсе я не такой», — обиделся Элмарас.

«А какой?», — помимо воли заинтересовалась я.

Но он в который раз предпочел не ответить.

— Да? — изобразила я удивление, и поспешила перевести опасный разговор. — А ты что меня чувствуешь! Как?

— Вот так, — я хоть и не видела лица фамильяра, но он точно ухмыльнулся. — Ты не передергивай, давай.

— Что вы на нее насели? — неожиданно за меня заступился Змей. — Потом можно подумать, как она это сделала. Вы еще преступника поймать хотите?

— Да! — радостно выкрикнула я.

— Хорошо, — согласился Киарт и руки с плеч пропали.

Уф!

А с чего это Змей меня выгораживает? Ах, да, помниться там, в Лейносе он с Элмарасом действовал заодно. И, значит, знает кто он такой. Ну, погоди змейкин, я обязательно возьмусь за тебя всерьез, и ты расскажешь все. А то общаюсь с кем-то, а не знаю с кем. Ерунда какая-то получается.

— Ладно, — нехотя согласилась Арна. — Так кто напал на Каси?

— Я же говорю: светлый проник в академию, знает ли об этом ректор, не знаю, но думаю, он на Каси не остановится, да еще, если ты говоришь что сработал «сторожок» на двери.

— И что мы будем делать? Обыскивать академию? — предложил Киарт.

— Для начала навестим Кассандру, — решила я.

Откуда я знаю, что делать? Я хочу запереться в комнате, а этим пусть разбирается ректор со своими младшими учителями. Но вместо этого я прохожу через портал и оказываюсь на пять этажей выше. Горгулья одарила нас цепким взглядом алых глаз.

— Приказом ректора вводиться комендантский час. Ученикам запрещается находиться вне стен аудиторий или своих комнат, — огорошила нас горгулья.

— А мы в башню целителей, — пискнула Арна. — Мы только узнаем как Каси и сразу назад.

Она даже состроила жалостливую мордашку.

— Быстро, — разрешила горгулья.

Да. И как теперь искать того кто приморозил Каси к стене? А ректор, похоже, знает, что в академии светлый. И это накануне приезда чистого и паладина! А, может, это кто-то из них?

«Тогда от них, — подал голос Элмарас. — Они птички высокого полета и сами такими делами заниматься не будут. А вот нанять кого-нибудь вполне».

«Ой, Тьма!» — взвыла я.

Моя дурная идея, похоже, оборачивается против меня. И если Киарта я надеюсь, могу переубедить, то Арна вцепилась с силой голодного вурдалака. А против чистого или паладина мы — ничто.

Арна неслась по пустым коридорам, светлая коса растрепалась и волосы стояли дыбом. А плащ так вообще походил на мантию ночной вестницы. Из пятна мы вышли на лестнице башни целителей. Вот ведь идешь сюда с какой-нибудь болячкой, портал переносит сразу к дверям мадам Олин. Нет, изволь подниматься по лестнице. Почему так — загадка. Хвала Тьме, что подниматься пришлось всего один виток.

У массивных дверей в боевом облачении два хаоссита. Лица старших жрецов скрывала металлическая сетка. Они не шелохнулись когда мы подошли, нервно переступили с ноги на ногу.

— Эмм… можно? — робко спросила я.

Хаосситы безмолвствовали.

— Можно, — решила Арна.

И потянула дверь на себя.

Большая и массивная дверь легко открылась. В нос ударил запах сушеных трав, легкий цветочный аромат, и еще что-то едва уловимое, но оставляющее легкую сладость на языке. А также аромат корицы.

Вперед тянулся освещенный уже привычными и такими родными черепушками коридор. И где открытые — закрытые двери палат. И в какой из них Каси?

— Каси! — шепотом позвала Арна.

Ага, так она и ответила.

Арна потопала к первой двери и, приоткрыв ее, заглянула.

— Пусто.

Мы проверили две комнаты, где-то были студенты, а где-то пусто, но Кассандры нигде нет.

— Куда они ее дели?! — возмутилась Арна.

— Туда, — принюхавшись, указал на неприметную дверку Змей.

Дверца также тихо отворилась. За ней узкая винтовая лестница наверх. И как больные поднимаются? Поднялись и вышли через такую же дверь. Снова коридор только вот освещали его простые факелы.

— Может, уйдем? — в лице Киарта прорезался здравый смысл.

— Ага, щас, — отмахнулась Арна. — Во-первых, нам надо узнать, как там Каси, во-вторых — интересно же!

О-о-о в ведьме проснулась тяга к приключениям. А ведь благодаря отработке в птичнике она так, кстати, уснула, а теперь.

Коридор утыкался в закрытые двери, из-под нее мелькали разноцветные блики. Прокрались. И прижалась к створкам — чтобы хоть что-нибудь услышать. Но слышали только гудение.

— Что это? — почему-то у нас спросил Киарт.

Я только пожала плечами.

За дверью что-то разбили, а мы подпрыгнули на месте и заметались взглядом, куда бы спрятаться.

— Ну-ка откройте, — велел Змей.

— Ага, а там ректор, мы будем убирать птичник до конца своих дней, — заартачилась Арна.

— Быстро открывай! — зашипел на нее фамильяр.

Арна сверкнула глазами, но двери толкнула. Они стукнули о стены, оповестив, о нашем появлении. Тут тебе и весь учительский состав. Горгона, девушка призрак и блондинистый вампир. Ну и, конечно же, ректор со своим заместителем.

— Здравствуйте, — пролепетала я.

Змей сорвался с шеи ведьмы и перелетел на лежащую в центре круга Кассандру.

— Вы что убить бедную девочку хотите?! — возмутился Змей.

— С чего Вы это взяли? — надменно поинтересовался призрачный преподаватель по истории Арддары.

— А то, — веско заявил Змей. — Если я не ошибаюсь, вы собираетесь применить «Поцелуй Времени»?

— Именно, — немного раздраженно отозвался ректор. — И время как раз уходит.

— Ну и пусть себе идет, — разрешил фамильяр.

И подлетев к вампиру, обвился вокруг его шеи.

— Змей, — ревниво возмутилась Арна. — Ты что делаешь?!

Фамильяр проигнорировал ее возмущение. Всполохи света угасли, вместо этого в воздухе запахло озоновой свежестью.

«А фамильяр-то дело говорит, — хмыкнул Элмарас».

«Ты о чем?».

Но мой неведомый собеседник не захотел отвечать.

Змей, а зачем и ректор на несколько секунд засветился желтым светом.

— Без полночной Ашхи не обойтись, — обронил вампир.

Змей отлепился от него и перелетел к Кассандре.

— Эндан, — зашумели преподаватели. — Перед самым приездом светлых?

— Оставьте нас, — тихо попросил вампир.

Преподавателей, как корова языком слизнула. Ну да пусть один ректор перед светлыми отдувается.

С ним остались только мы трое, Арсар и два младших преподавателя.

— Эмили, Арна и Киарт будете мешать, лично загрызу, — пообещал вампир.

Мы, не сговариваясь, шагнули к стене и притворились мышками.

Ректор встал в изголовье кровати Кассандры.

Медленно ректор начал раскачиваться из стороны в сторону и что-то тихонько напевать. В такт ему качался Змей на груди у Кассандры.

Дыхание вырвалось облачком пара. Мы закутались в плащи, но все равно зуб на зуб не попадает. Ректор и змей, раскачиваясь, напевали, а к ним из углов протянулись изломанные тени. По ним, как по нитям кто-то пробегал. Движение замечаешь краем глаза, но стоит только присмотреться, как наваждение исчезает.

Длинный тонкий мелодичный звук и тени сплелись в причудливый морозный узор. Ректор и фамильяр перестали, замерли. Вампир шагнул вперед, и встав на одно колено, склонил голову.

«Смотри внимательно, — прозвучал голос Элмараса. — И никогда так не делай».

Я пропустила тот момент, когда перед вампиром появилась женщина. Секунду назад ее не было и вот она уже стоит перед ректором. Пышное траурное платье, лицо скрывает плотная вуаль, в серых волосах засохшие цветы.

— Ты звал меня, возлюбленный мой? — чарующим голоском спросила она.

Скрежет когтей, звон разбитого стекла и тени на полу распались на ошметки и пропали. А за спиной у женщины возник Хаос.

Волосы меняют цвет и длину, как одежда, стиль и эпоху. Вот он в одеянии чистого, вот в доспехах холерного полка, даже платье жрицы Лериан промелькнуло.

— Ты не мой возлюбленный, — проскрежетала дама, и куда только пропали чарующие нотки?

— Конечно, — согласилась Тьма. — Он мой возлюбленный.

Она как появилась? Откуда? Ее же секунду назад было! Но нет вот, она тонким пальчиком проводит по изголовью кровати Кассандры.

Ректор решился поднять взгляд и посмотреть на заглянувших в гости Хаос и Тьму. Супруг, Тьмы покачиваясь с пятки на носок, посматривал на потолок. А его жена, улыбаясь каким-то своим мыслям, выводит замысловатые узоры на спинке кровати.

Они оба ждали, что скажет дама в черном. А она замерла, то ли в нерешительности, то ли ошарашенно от такой наглости.

— Но она умрет, — растерялся Арнин фамильяр.

Оу! Кто-то смог поколебать наглость змееныша?

Тьма посмотрела на меня:

— Но ведь асейра этого не допустит?

Дама в черном медленно повернулась к нам. Да вуаль хорошо скрывает ее лицо, но почему мне кажется, что она смотрит прямо на меня? Хаос перестал покачиваться, замер, ноги облачены штаны из кожи ящерицы трист, а вот торс обнажен. Он прожигал взглядом незнакомку в черном. Любое ее движение может стать спусковым крючком. Замерла и Тьма она, как и муж смотрела только на нее.

«Элмарас, что происходит?!»

Но он предпочел хранить молчание.

— Ас-с-сейра, — прошипела дама. — Возлюбленный мой ты отдашь ее мне?

— Договор еще не заключен, — напомнил ей Хаос. — Пошла бы ты прочь.

Дама в черном развернулась, на готовых вот-вот атаковать супругов, она не обращала внимания. Это они из-за меня? Почему?

Я, как завороженная, смотрела на тряпочку, скрывающую ее лицо.

Маленький шаг. В руках Хаоса появился меч, а у Тьмы нагитана. А дальше все произошло очень быстро.

Раз — ко мне летит что-то черное. Два — ему наперерез прыгнули пять размытых теней. Три — я сижу на заднице, а щеке царапина. Передо мной сидит Арна, и вытирает кровь платочком.

— Э-э-э, — выдала я.

— Это она тебя, — наябедничала Арна. — А Хаос с Тьмой помешали.

— А что ей надо было?

— Тебя, — последовал лаконичный ответ.

Что-то я всем нужна. Зачем непонятно, но нужна. Нет, чтоб сказать так, мол, и так, Эмили. Может, я сама бы согласилась помочь? Но нет, меня надо хватать и куда-то тащить.

— А где? — спросила я, имея в виду именитых супругов.

— Ушли вместе с ней. Хаос еще и Каси прихватил с собой.

— Что?

Я подскочила. Кровать пусто. Только Змей сидит на подушке.

Ничего не понимаю. И ректор этот позволил?!

— Они о ней позаботятся, — ответил вампир на мой невысказанный вопрос.

Он как раз отошел от окна. Сейчас даже за пределами невидимого круга властвовала настоящая ночь. А если хорошо присмотреться, можно увидеть огни на дозорной башне. Паладины охраняют единственную дорогу к замку.

— Идемте вам давно пара отдыхать, — проговорил ректор и даже распекать нас за хождение по замку в комендантский час не стал.

Странно. Неужели в эти секунды что Хаос и Тьма прогоняли даму в черном, он успел получить взбучку от них?

«Эрмиэн, всегда была импульсивной», — с легкой грустью заметил Элмарас.

«Это имя Тьмы?»

Вряд ли бы та в черном стала устраивать разнос ректору. Значит это имя Тьмы. А откуда Элмарас его знает?

«Эй, ты откуда ее знаешь?»

Снова играем в молчанку. Стоп! А если он ее знает, то и она его?!

Ай да я!

Ну, погоди, Элмарас я все-таки узнаю кто ты! Осталось только дождаться удачного момента и задать Тьме несколько вопросов. Мысленно потирая ручки, я потопала вслед за Арной, несшей в руках своего фамильяра.

— Господин, Эндан! — к ректору подбежал запыхавшийся тот блондинистый вампир — младший учитель.

В одной руке скомканный пергамент, в другой почти придушенная летучая мышка.

— Что еще? И отпусти, ты ее — придушишь!

— Вот, — передал письмо, покосившись на нас, словно мы шпионы паладинов.

— Хэйри, за мной, Натан, Ксар проводите девочек в башню, — отдал распоряжения вампир.

Подойдя к стене, открыл портал, скрылся в нем, прихватив блондина вампира.

А мы назад тем же путем, что и пришли. Через дверцу, винтовую лестницу и общую палату. И только когда вышли. Натан открыл портал.

Вампир скользнул первым в черное пятно на стене, потом я. Когда вышла, Натан уже стоял наизготовку с рапирой, перегораживая мне видимость.

— Эмили, отойди, — в меня уперлась Арна, заставив сделать шаг и уткнуться в спину вампира.

— Натан.

— Тише, — прошипел вампир, не сдвинувшись с места.

— Эй, вы подвинуться не думаете? — возмутился Киарт.

— Тихо, — отодвинул его в сторону Ксар.

— Ничего себе, — охнул мой фамильяр.

Мы с Арной любопытными мышками выглянули из-за спины вампира. Почти перекинувшийся Ксар обнюхивал лежащую горгулью с разодранным горлом. Кто мог убить горгулью в стенах академии? Да и кому это надо?

— А хвост у него появится? — шепотом поинтересовалась у меня Арна.

— Я все слышу, — отозвался оборотень.

Ведьма только усмехнулась и, обойдя вампира, подошла к трупу. Натан, же видя, что на нас никто с оружием наперевес выскакивать, не собирается, убрал рапиру.

— Надо доложить, Эндану, — решил Натан. — Так никто ничего не трогает. А вы идите к себе в башню.

— Ага, щас, — возмутилась Арна. — Мы что тебе принцессы чтобы сидеть в башнях?

«Эмили, это он», — подал голос Элмарас, как только я подошла к трупу.

— Ты иди я их провожу, — проговорил Ксар, вернувшись в свой облик. — А Киарт мне поможет.

— Конечно, — гаденько ухмыльнулся фамильяр, посмотрев на меня.

Вот при чем тут я? Я в башню хоть сейчас. А вот насчет Арны не уверенна, вон как кривится.

Натан развернулся, только плащ взмахнул и скрылся в портале.

— А ведь это он, — вякнула я.

— Кто? — сделала стойку Арна.

— Тот, кто на Каси напал.

— И зачем ему убивать горгулью? — неверяще спросил Киарт.

— А зачем он приморозил Кассандру? — в ответ спросила я.

Крыть Киарту было нечем.

— И как ты это узнала? — поинтересовался более дотошный оборотень.

— Да какая разница! — отмахнулась Арна. — Эмили, ты засекла след?

«Элмарас, ты засек след?» — передала я кому надо вопрос ведьмы.

Вместо ответа на миг, потемнело. Я увидела тонкие рваные ниточки, тянущиеся к противоположенной стене. Подошла, присела и коснулась ниточек.

Она истаяла в руках, но четко почувствовала морозную свежесть.

Снова в глаза потемнело.

— Вон туда, — указала я на стену.

Ведьма посмотрела, куда я указывала, ее глаза на миг загорелись зеленым огнем.

— А там открывали портал, — довольной кошкой промурлыкала она.

Все Арна напала на след. И даже сам Гэлеас не сможет ее остановить.

— Куда? — поразился оборотень, когда ведьма подошла к стене и подцепив

чужое заклинание, активировала портал.

На стене расползалось не черное пятно, к которому я уже привыкла, а нежная сапфировая гладь. Арна провела над ним рукою.

— Холодный. Мы идем?

А почему светлый открыл другой портал? Может, это из-за принадлежности к другой стороне? Тогда почему у нас в башне был открыт обычный? Стоп! А почему я решила, что обычный? Мы отмораживали Каси и не думали об открытии портала, а вот ректор когда нас прогнал, вполне мог и открыть.

— Нет, — хором Ксар и Киарт.

— Да, — из чувства противоречия ответила я, ну и чтобы насолить своему фамильяру.

Змей молча, утроился на шее ведьмы, мол, если и попадет подопечная в передрягу, то только с ним.

Прежде чем вступить в чужой портал мы навешали на себя охранные чары.

— Дуры, — бросил блондин.

Когда проходили через портал, ничего не обычного не ощутили, не смотря, что веет от него холодом. Вышли мы где-то в замке, судя по ощущениям.

— Где мы? — шепотом спросила у меня Арна.

— На пять этажей ниже, — проговорила темнота голосом Ксара. — Светлячков зажгите.

Зажгли.

Так, и есть, мы вышли на этаже некромантов вон и постамент с горгульей обвит черепами.

— А это то, что я думаю, — указала я на торчащую из-за постамента когтистую ногу.

На руках оборотня появились длинные устрашающие когти. А глаза засветились янтарем. Он отодвинул себе за спину подошедшую Арну.

— Ты угадала, — ответил оборотень, заглянув за постамент.

— Но зачем он это делает? — не поняла Арна.

«Элмарас, снова он?».

«Да».

«Покажи куда пошел».

Мой светлячок погас, а перед глазами потемнело. Ниточки также обнаружились на полу, но уже были целыми. Он где-то близко.

— Он где-то близко, — поделилась я, когда я снова стала сама собой.

— Отсюда выход дальше вниз к некромантам, — стал рассуждать оборотень.

— В аудиторию Молчания, в холл, и в подземелья.

— А там у нас что? — заинтересовалась Арна.

— Вниз к некромантам, — озвучила я маршрут.

— Что там у них делать? — переключилась ведьма. — Разве что зомби

стащить.

— Не скажи, — задумчиво отозвался оборотень.

Неужели догадался, куда направляется светлый?

На этажах некромантов мы были всего один раз, когда ходили собирать мох, растущий в одной из их аудиторий. Быстро пришли под присмотром высокого худого и бледного, как вампир учителя и быстро убрались восвояси.

А вот оборотень как учитель хоть и младший должен лучше разбираться, что и как.

Я подсказала ведьме стену и она, снова подцепив, открыла светлый портал. Похоже, именно так передвигаются по академии Света и Порядка.

— Ты уверена? — уточнил Ксар.

— Да.

Все-таки догадался. Тогда почему не говорит? А вдруг не туда? Ха-ха не с нашим везеньем!

— Я пройду первым, — отодвинул ведьму Ксар.

Как только мы прошли через портал, зажглись факелы, освещая уходящий вперед коридор.

— О нет, — упавшим голосом вздохнул оборотень.

— Дай догадаюсь — коридор ведет в подвал, — не весело отозвалась я.

— Угадала.

— Теперь ясно, что делает светлый в академии, — признала я.

Я собрала всю доступную мне магию, кончики пальцев закололо. Мое нервное напряжение передалось остальным. Ксар достал меч, глаза Арны засветились зеленым, а в лиловых глазах Киарта сверкали молнии.

«Ну, все теперь вы всех порвете», — хихикнул Элмарас.

Я только фыркнула на него. Нечего сбивать наше героическое настроение.

Продвигались мы, осторожно ожидая, что из каждой тени выскочат вооруженные враги. Воображение каждый раз рисовало разных врагов — то это чистые, то паладины, то жрицы, но пока никого не было.

Коридор закончился короткой лестницей и распахнутыми настежь дверьми.

— О нет, опоздали, — ужаснулся оборотень.

Он знал! Ну да Арсар же его брат, было бы удивительно, если бы не знал.

Подкрались к раскрытым дверям, осторожно заглянули.

Большое помещение, где в центре стоит тот самый чернокнижник из озера, спиной к нам Гэлеас, а рядом с ним высокий мужчина лет сорока. Вьющиеся рыжие волосы, одежда простого ремесленника встреть такого в городе пройдешь и не заметишь.

В данный момент дракон что-то вливал в рот чернокнижника, а надевал цепочку, (что навевает вопрос: а зачем ту цепочку, эльфийка отдала мне?), отошел на несколько шагов назад, светлый последовал его примеру.

Чернокнижник дернулся, сделал шаг вперед, замер, а потом выгнулся дугой.

«Асхаров сын он делает из него — дравга!» — завопил Элмарас.

Он его крика и прорвавшейся силы сдавило виски.

— Заходите чего в дверях топтаться, — не поворачиваясь, позвал нас дракон.

Ксар тихо рыкнул. Но зайти нам пришлось.

Чернокнижник покрылся льдом, дернулся, разрушая ледяную скорлупку, а под конец под его кожей словно забегали жуки.

Меня передернуло от омерзения.

Жучки под кожей забегали быстрее. Тошнота подкатила к горлу. Зажав рот руками, я не могла оторвать взгляд от чернокнижника. Его руки и ноги вытянулись и удлинились, появились загнутые когти, лицо осталось прежним, только рот наполнился треугольными зубами.

Изменившийся колдун встал на четыре лапы (у меня язык не повернутся назвать это руки и ноги), облизнулся длинным, черным раздвоенным языком, изо рта вырвалось зеленоватое облачко.

— Тише, тише, — дракон потрепал существо по голове. — Не с ними тебе развлекаться.

А с кем?

«Ну, в академии много претендентов», — с сарказмом предложил Элмарас.

— А скем? — озвучил мой вопрос Ксар.

— Вас это не должно волновать, — обворожительно улыбаясь, ответил дракон.

— Но почему-то волнует, — вкрадчиво проговорил оборотень.

Гэлеас прислушался к чему-то.

Киарт посмотрел на потолок, Змей лишь слегка приподнял голову:

— Паладин с чистым прибыли.

— Оно пришло, — прошептал блондин.

— А у тебя смышленый фамильяр, — сделал комплимент Гэлеас. — Раймон, бери дравга и наверх, а у меня здесь еще дела.

Светлый маг учтиво поклонился дракону, накинул на шею дравгу магический поводок и увел его с собой, да еще и дверь за собой закрыл, отрезая нам путь к бегству. Ну не ашрен ли?

— Как хорошо, что вы мои ведьмочки сами ко мне пришли, — улыбнулся он нам, нарочито не замечая почти изменившегося Ксара.

А Киарта словно бы вообще не существовало.

— Она не твоя ведьма, а моя, — ревниво произнес мой фамильяр.

О! Когда ему надо он об этом вспоминает.

Дракон пригнулся и тихо гортанно зарычал. Ого, я в первый раз слышу, как он рычит. Изменяться он не стал, только появились на лице белая чешуя. Волосы развевались, словно их треплет ветер. В руках засверкали звезды.

Ксар, словно этого ждал и с рычанием и оскаленными клыками бросился вперед.

— Ксар! — выкрикнула Арна, бросаясь вперед.

— Куда?! — я успела ее перехватить. — Забыла, что видела в зеркале?

Яростный прыжок оборотня пришелся на выставленный щит, и младшего учителя отшвырнуло к стене, подвалив хвост! Вот не вру. Брюки порвались и держались за счет ремня, а хвост пушистый такой — бело-серо-черный.

— Хвост, — ведьма мгновенно переключилась. — Какой хороший! А-а-а, Эмили он его убьет!

— Не убьет, — убийственно спокойно отозвался Змей. — Если мы ему поможем.

— Ч-чем? — спросила я, наблюдая, как дракон обрушил одну из двух звезд в руке на щит оборотня, и как тот медленно трескается. — Дракон опытнее. А еще ему меньше трех тысяч.

— Диари.

— И быстро, — продолжил Киарт.

Вместо ответа я схватила его за руки и закрыла глаза.

«Хоть бы получилось!»

В прошлый раз мы что-то нащупали, вот теперь проверим что же это.

Я потянулась к этому что-то, чувствуя, как блондин обнял меня. Ладно, для дела можно и потерпеть. Я расслабилась и положила голову ему на грудь. Вдох-выдох, мы подстраиваемся под друг друга. Проходит, кажется, целая вечность и наши сердца звучать в унисон.

Я нет, мы прикоснулись к «этому», оно обвилось вокруг нас. Пульсирующая вспышка и я отлетаю к двери.

— Оу! — взвыла я.

Тряхнула головой, кое-как сфокусировала зрение. Мы с Киартом не составили диари, но зато смогли разбудить его скрытую форму. И теперь я знаю, чьим диари был его родственник.

Айранита.

Точнее девушки — айранита.

Еесила, и сила ее рода пробудилась.

В глазах моего фамильяра разрывались яростные молнии, волосы постоянно шевелились. Но самое главное у него были крылья. Большие белые, которые сейчас были в полуразвертаном состоянии.

— Ничего себе, — восхищенно выдала Арна.

А вот у нашей ведьмы слияние диари полностью получилось. У нее также имелись крылья, но они состоят из грозовых туч. Ноги покрыты чешуей, стопа удлинилась и обзавелась острыми когтями, порвав милые туфельки. Да и само платье держалось на ведьме на честном слове.

— Ш-ш-ш… зашипела Арна на дракона слегка присев. — Не трогай его!

И словнофурия набросилась на дракона. Гэлеас огрызнулся заклинанием и закрылся щитом, то ли не хочет навредить Арне, то ли ее силы заметно возросли.

Я поднялась кое-как и поковыляла к оборотню. Рубашка порвана и пропитана потом, он же стекает по вискам. Дышит часто и хрипотцой. Сильно же его дракон вымотал.

— Спасибо, — каркнул он. — Вы вовремя.

— Помоги, Арне, — попросила я Киарта.

Ведьма, встав в метре от щита дракона, пыталась расколоть его защиту.

Ксар почти вымотан, у него если и есть силы, то только на безобидного светляка. Подставив ему, плечо помогла добрести до двери. Дернули. Закрыто.

«Светлый — песья отрыжка!»

Фамильяр кивнул.

Вытянул и свел руки. Яркая извилистая молния ударила в щит дракона. Тихий чпок и защита Гэлеаса исчезла.

Дракон только усмехнулся, окружив себя, белесыми тенями.

Первая тень рванулась к Арне, та шарахнулась в сторону, на месте где была ведьма, вздыбился лед. Остальные четыре метнулись к Киарту. Тот взмахнул крыльями, отгоняя, их словно назойливую мошкару. Тени разлетелись, промахнулись, и лед украсил стены.

— Киарт сзади! — выкрикнула я.

Пока тени отвлекали фамильяра, дракон переместился к Киарту. Блондин резко развернулся. Но рука, держащая тонкую прозрачную сосульку, уже опустилась. Левое крыло как тесто опало. Тени с жадностью голодных волкодлаков набросились на Киарта сзади. Опало и правое крыло намертво примерзнув.

Тень загнала Арну в угол, и той пришлось выставить, шит, но с каждым ледяным плевком он слабел.

«Эмили, соединись со мной. Это первое изменение твоего фамильяра силы быстро покидают его», — скороговоркой выдал Элмарас.

«К-как!» — взвыла я, видя, что ничем не могу помочь своему фамильяру.

Киарт все также молча, перехватил руки дракона, не давая ему переместиться, окровавленная сосулька выпала и разбилась. Тени теперь крутились только сзади. Росла и глыба льда за спиной блондина, вмерзшими в нее крыльями.

«Так же как ты это делала с Киартом».

Только, а с Киартом получилось не то что хотелось.

Оборотень пытался вскрыть дверь и на меня внимания не обращал, дракон также занят, а уж об Арне я вообще молчу.

«Хорошо».

Закрыла глаза.

Я почувствовала, как кто-то берет меня за руки и у него ужасно холодные руки. Брр.

«Прости».

Невольно открыла глаза, чтобы увидеть, наконец, Элмараса, но перед глазами темнота.

«Еще не время».

Хорошо. Все равно я от своей идеи расспросить Тьму не отказалась.

Сколько бы, не присматривалась — ничего, хотя темнота передо мной была гораздо чернее и плотнее, если такое возможно.

Чужая воля подхватила меня, увлекая за собой. Я «ухнула» с невероятной высоты в серебряное озеро. А Элмарас тащил меня все дальше вниз.

— Эмили, — изумленно выдохнули рядом.

Я открыла глаза.

Мир, я видела в черно-белом цвете. Это так необычно и непривычно. Мой фамильяр уже почти вморожен в глыбу льда. Руки дракона светятся, пахнут паленой плотью, но Киарт его не отпускает.

Я сделала шаг, а уже оказалась около них.

Гэлеас развеял свое заклинание, я слышала, как часто стучит сердце блондина. Он держится только на силе воле. Потерпи немного мой хороший, сейчас станет легче.

Я прикоснулась к их рукам, Киарт не сдержал стон боли и облегчения.

— Асейра, — хрипло рассмеялся дракон. — Так вот в чем дело?!

«О чем это он?» — лениво проскочила мысль.

«Не обращай внимания», — посоветовал Элмарас.

Взмах правой рукой и я развеиваю драконовых призраков.

— Эмили? — ко мне подбежала Арна.

— Помоги, Ксару, — слова драли горло, не удивлюсь, если я буду харкать кровью.

«Не будешь».

Странные ощущения одновременно я, но не я. Мысли текут вяло, я словно муха в капле смолы.

Руки Киарта больше не напоминали две горелые головешки, а дракон отскочил назад, увеличивая между нами дистанцию.

Между мной и ним в воздухе формировалось нечто алое.

— Заберу пока одну, — вслух решил он.

Он оттолкнул это алое от себя, и оно полетело в меня. Я словно одеревенела.

— Перебьешься, — нахально ответил черный мужской силуэт, появляющийся впереди меня.

Я видела длинные волосы, из одежды на нем, вроде как рубашка и брюки, ноги босые. Это красное попросту разбилось об него. Меня качнуло как от сильного порыва ветра.

— Надо же кто пришел! — насмешливо ответствовал дракон.

Элмарас быстрый пасс, и по комнате разошлась черная волна. На мгновение в помещении стало темно…

— Эмили, очнись, — Киарт тряхнул меня за плечи.

— Что? Где? — дернулась я.

Я снова я. Надо мной склонился мой фамильяр, в глазах тревога, Роскошные крылья намокли и теперь отчетливо напоминали куриные.

— Эмили, кто это был? — натребовал ответа Ксар.

Да я и сама толком не знаю.

Блондин помог мне подняться и развернул лицом к оборотню. Но вместо того чтобы отвечать на его вопрос я осмотрелась.

На стенах примерно, на уровне моей груди чернеет полоска сажи. Дверь — выбита и двумя половинками лежит на полу. О глыбе льда напоминает лужа на полу, но нет Гэлеаса валяющийся обугленной тушкой, или хотя бы в бессознательном состоянии.

— А где? — спросила я.

— Телепортировался, — с досадой ответила Арна.

— Так ты скажешь, кто это был? — с нажимом повторил оборотень.

— Нет, — буркнула я.

И вырвалась из цепкого захвата фамильяра. Прошла мимо оборотня. На мгновение его глаза сверкнули янтарем — говоря, насколько он взбешен.

— Хорошо, но надеюсь, ты это расскажешь ректору? — с непередаваемой интонацией поинтересовался Ксар.

Я только пожала плечами.

Расскажу, расскажу, куда я денусь, заодно и попрошу вызвать Тьму. Одно, несомненно, ясно Гэлеас с ним знаком. Арна ничего не сказала, но было видно как она не довольна моим отказом.

А что я должна была сказать, что уже месяц общаюсь неизвестно с кем? И все что я про него знаю: это парень, он знает Тьму (и предположительно она его), и Гэлеаса, и все! Вот выясню все до конца и обязательно все им расскажу, уж Арне точно.

Придя в согласие с собой, я одернулась в дверях:

— Ну, куда теперь идем?

— Как куда? — возмутилась Арна. — Конечно, ловить светлого!

Ксар только горько вздохнул.

— А мне, — напомнил о себе Киарт. — Так и ходить?

— Пока да, — кивнул оборотень. — Или вы с Эмили, знаете как обратно?

— Я точно не знаю, — отрекристилась я.

Мой фамильяр печально вздохнул и передернул крыльями.

— Значит, идешь сзади и не отсвечиваешь, — решил оборотень.

Первым шел оборотень, дальше мы и за нами ославляя мокрый след на полу Киарт. Блондин тихо сквозь зубы поминал меня (я сделала вид, что не слышу его), и родича зачем-то ставшего диарисветлой.

Женщина айраниты, да и мужчины очень красивы. Они предпочитают жить уединенно в горах, между соседями может пролегать не малое расстояние, а и сами они редко появляются в человеческих городах, то интерес к ним понятен, и тогда ничего удивительного, что какой-то человек полюбил айранита.

На этот раз Ксар сам открыл светлый портал, словив небольшой энергетический разряд.

— А чтоб их всех — выругался парень

И первым юркнул в портал.

Вышли мы в тот же зал с мертвой горгульей. А в подвале не чувствовалось, что замок сотрясает мелкая дрожь. Понятно, почему не унесли тело — не до него сейчас.

— Что это, — Арна подняла голову к потолку. — На нас напали светлые?

— Вряд ли, — также посмотрел на потолок оборотень.

— Это оно, — на манер неупокоенного духа протянул Киарт.

— Тогда пошли смотреть, — решительно заявила ведьма.

И она первой открыла светлый портал.

— Ай! — она успела отскочить, но вместо, где она стояла, ударила маленькая изумрудная молния. — Это еще что такое?

— Может светлый постарался? — предложил Ксар.

Свалив проблему порталов на светлого лазутчика, мы успокоились и прошли в портал.

Портал привел нас почему-то на четыре этажа вверх.

Слава Тьме мертвой горгульи мы не нашли. В черепушках едва тлеет зеленый огонек. Чисто, пусто, словно ничего и не произошло.

— Я, мы, — сбилась Арна. — Это чувствуете? За мной.

Она подбежала к стене и открыла черную кляксу темного портала. Уф! Надо же я всего ничего в академии, а так рада видеть черное пятно на стене.

Ведьма нырнула в портал. Нам пришлось ее догонять.

Портал привел нас на чердак нашей ведьминской башни. Яростный холодный ветер завывал в щелях, пробирая холодом до костей. Ведьма стояла, впереди прилипнув к смотровому окошку.

Потеснив ее, сами выглянули в окно.

— Светлые и темные защитники, — невольно вырвалось у меня.

Ночь, что всегда царила над академией, вылиняла до серой хмари. От земли поднимается густой белесый туман, в нем мечутся размытые тени, их разгоняло нечто огромное с тучной неповоротливостью.

— Ты не права, — зло ответил мне оборотень. — Это Акрашал.

Вот его туша неторопливо проплела над крышей, я разглядела дряблый желтовато-серый живот. Низкий басовитый рокот, словно сами небеса сейчас обрушатся на землю, наша башня вибрирует.

— Это делает оно? — заинтересовался Киарт.

— Да. Акрашал поглощает магию, которой пропитан замок, мы без нее даже порталы открыть не сможем, — разъяснил оборотень.

— Я даже больше скажу, — тихо произнесла ведьма. — Он пытается высосать жизнь из учащихся, и он это сделает, как только пропадет магия.

— А я тут с вами застрел, — зло бросил блондин. — И я не собираюсь умирать. Так что надо что-то делать.

— А что мы можем? — спросила я. — Вон учителя, как мухи вьются около него, но толку что-то нет.

— А этот твой? — буркнул блондин.

Я покачала головой. Элмараса, что-то не слышно, надеюсь с ним все в порядке?

— А что так, — съязвил фамильяр. — Запал кончился?

Я закатила глаза. Он что меня к нему ревнует? А почему к Тару ревновать не хочет? Или я нужна только для того чтобы позлить моего женишка?

— А какие у него слабые стороны? — спросила я, отвлекаясь от недовольной мордашки блондина.

— Затылок, — обрадовал меня Ксар. — Другое дело, что добраться до него довольно трудно.

— Почему?

— А почему зная о его уязвимом месте, до него еще не добрался, Эндан? — вопросом мне ответил оборотень.

— А он там? — обрадовалась я.

— Да, вон он, — указала ведьма. — Промелькнул. Нас, кажется, снова накажут.

— За что? — возмутилась я.

— Арна, а ты видишь светлых? Спросил оборотень.

— Нет, из-за тумана у земли ничего не видать.

Акрашал снованад нами пролетел над нами, снова гул, и снова сотряслась башня.

— Я сейчас, — выдохнула Арна.

И пока никто ничего не понял, она открыла портал и скрылась в нем.

— Арна? Куда?! — запоздал окрик оборотня.

— Куда это она? — недоуменно спросила я.

Внизу мелькнувшая молния привлекла наше внимание. Потом сверкнула алая вспышка. Ясно. Светлые уже здесь. И мы будем надеяться, что они на нашей стороне.

Чуть ниже крыши взорвался прилетевший с земли фаербол, заставив нас отпрянуть от окна.

— Дура, Ты что творишь?! — выкрикнул Ксар, как только выглянул в окно.

Зажав рот руками, я с ужасом проследила за полетом Арны на помеле. Хочется выкрикнуть, чтобы она не смела, чтобы вернулась назад к нам, слова, кажется, разорвут горло и одновременно с трудом проталкивались, что получалось надсадное хрипение, нет, лучше все-такизажать рот.

Ведьма промелькнула мимо нас и скрылась в тумане. Ее крылья из грозовых туч уменьшились и теперь они не поднимут даже котенка. Неужели Змей ее образумить не может? Или они это вместе?

— Киарт, — я вцепилась в руку фамильяра.

— А что я могу сделать? — блондин попытался меня отлепить.

— У тебя крылья, — запротестовала я, подтаскивая его к окну.

— И что, — он уперся. — Они мокрые!

— Успокойтесь! — рыкнул на нас Ксар.

Мы притихли подего грозным взглядом, как мыши под веником. И приникнув к окну, принялись выискивать в тумане ведьму.

Что-то противно и протяжно заскрипело, вызывая строгание. Брр. Порыв ветра разметал туман. Словно хотел показать, а моста-то теперь у вас нет. И тут же следующим порывом закрыл прореху.

— А может, мы как Арна сможем помочь? — спросила я, робко тронув оборотня.

— Все кто может уже помогают, — не поворачиваясь, отозвался он.

— А ты тогда почему здесь? — не утерпел от шпильки Киарт.

Нет, все-таки надо что делать! Арна там, а мы-то здесь стоим, любуемся и ничего не предпринимаем.

Закрыв глаза, я попыталась отстраниться. Вдох-выдох. Надо очистить голову от мыслей. Элмарас не отзывается, так что будем работать с тем, что есть. Потянулась к своему фамильяру.

— Эмили, что ты делаешь? — донесся да меня удивленный вскрик блондина.

Что надо, то и делаю.

Яркое теплое сияние окутало меня. Оно накатывало волнами, смывая усталость. Одна из таких волн всколыхнула черный дымок, он поднялся, кольцами изгибаясь. Две стихии смещались, дополняя друг друга.

— У меня получилось, — с невероятной радостью и облегчением выдохнула я.

— О да у тебя получилось, — мрачно отозвался Ксар.

Наше с Киартом единение было другим не похожим, на диари Арны и Змея. Мы с блондином не соединялись физически (интересная бы из нас химера получилась), а магически и духовно. Я чувствовала его, как самое себя.

А еще я чувствовала за спиной черно-белые крылья. Черный дымок скрывал, стратегические места снижу и сверху. Волосы приобрели черный цвет и только на кончиках окрасились в белый.

Чувствуя небывалую легкость и эйфорию (да, я сейчас горы могу свернуть) вылезала в окно.

— Тебя-то куда понесло? — Ксар попытался ухватить меня за дымчатую юбочку, рука хватанула воздух, а колечка темноты на пальце развеялось.

— Я помогу Арне, — твердо заявила я, если бы позволяла ширина карниза еще бы и ножкой топнула.

— Дура! Ой, Дура! — взвыл оборотень. — И что он только в тебе нашел?!

— Кто? — уцепилась я за слово.

Но оборотень не пожелал отвечать, а только клацнул на меня.

Глянула вниз. Ой, мамочки! Как высоко.

«Ты точно собралась полетать?» — прорезался Элмарас.

«Да!» — отрезала я.

«Тогда найди в себе часть айранита своего фамильяра», — посоветовал мой неведомый собеседник.

Теперь, когда мы с Киартом стали диари все стало намного проще. И отыскать в себе частичку айранита было легко.

Предвкушение полета затопило все мое существо, руки от нетерпения дрожали, шаг в молочную пропасть, возглас оборотня. Как же я давно не летала, зажмурилась от удовольствия.

Протяжный гул и массивная серая туша в вышине быстро отрезвили меня. Летать нравилось девушке айраниту, а вовсе не мне. Хотя не спорю приятные чувства.

«Молодец вовремя успела отделить свои ощущения от чужих», — похвалил Элмарас.

Ровные и сильные взмахи крыльев несли меня все выше туда, где около огромной неуклюжей туши акрашала вились стремительные тени и одна бело-золотистая молния.

Мимо меня пронеслась на помеле наш декан Ариса Вилл:

— Вайл, немедленно вернитесь в замок и заберите с собой Ланн! — ее одергивание я прочла пагубам.

Взмах и я поднялась выше.

Акрашала во всех красе я так и не увидела только фрагментами. Тело длинное серое, шесть крыльев поддерживают его в воздухе. Отбивается тремя хвостами.

— У тебя получилось! — неожиданно и радостно проорали мне в ухо и сжали в объятиях. — Ну, теперь мы им всем покажем!

— Как бы они нам не показали, — пробормотала я.

— Фу, какая ты пессимистичная, — озорно проговорила Арна. — Надо держать нос по ветру!

Сделав круг вокруг меня, она полетела к акшакару. Ну и я за ней. Всеми шестью крыльями он махал не равномерно, и приходилось все время быть начеку.

«Ксар сказал, что его уязвимое место — затылок».

Увернулась от хвоста, попала в вихревой поток, закружило. Пришлось, словно курице помахать крыльями, да сообразить где низ, а где вверх. Перевела дыхание и поспешила догнать акшакара. Тот развернулся над остроконечной крышей, раззявил вытянутую пасть, издавая этот самый рокот. От него кости заныли, как при температуре. Но самое главное я увидела, как с острия крыши нашей башни вверх устремился черный меняющий свою форму комочек магии. Акшакар заглотил его и развернулся на новый заход.

«Ну уж нет следующей порции ты не получишь!» — зло решила я.

Это моя академия, мне здесь нравится, мне здесь учиться остальные четыре года, меня не вышибут после состязания!

Разозлив себя, я понеслась к акшакару, увернулась от одного хвоста, получила обжигающий удар по хребту от второго, но порвалась-таки к спине монстра. Так теперь бы узнать, а где у него затылок?

От очередного взмаха хвоста меня подстраховали Натан с ректором.

— Вайл?

— Эмили?

Возгласы Натана и ректора слились в один.

— Ты что здесь делаешь? — шипит младший учитель.

— Я же говорил, вас только оставь одних, — усмехнулся Эндан.

— Так, где там у него место? — буркнула я.

Как-то неприятно оказаться меж двух взглядов: одного насмешливого сапфирного и изумрудного грозного. Не зная чего от них ожидать, хочется уйти сглаз долой. Зная ректора, он может придумать еще какое-нибудь наказание окромя чистки птичника.

— А вон, — указал ректор.

Время от времени на голове чудовища начинало светиться красным раскаленным угольком часть головы. И тогда же вокруг пятна колыхались щупальца.

— Ого, — опешила я.

— Ага, — согласился со мной ректор.

Нам пришлось разлететься, уворачиваясь от хвостов. Сверху камнем рухнула Арна.

— Ну как у нас дела?

Но вместо ответа получила шипение вампира. Ректором, так же как и ведьмой завладел охотничий азарт.

— Ты туда попадешь? — ткнула я пальцем.

Ведьма приставила ладонь козырьком, разглядывая красное пятно, и щупальца вокруг него.

Покрепче обвив ногами черенок метлы, она запустила бело-голубой шарик, явно рассчитывала на удачу. Ее энергетический снаряд на подлете к раскаленному пятну обвили щупальца и впитали его.

— Ну как получилось? — не без ехидства спросил ректор.

Этот монстр, как только поглотит магию замка, примется за студентов, а ему висело, видите ли!

Акшакар заэто время поглотил еще кусочек магии академии.

— Если хотите помочь лучше полетайте, посмотрите, кто-то должен его направлять, а потом скажите нам, — уже серьезно предложил Эндан.

— Хорошо, — развернулась я. — Арна, полетели.

Ведьма зло посмотрела на акшакара и догнала меня. Она яркой бело-золотой молнией носилась вокруг. Рыскала туда-сюда. Мы спустились к земле, полюбовались обугленными останками моста. Увернулись от магии чистого, тот сделал вид, что это была случайность, мы сделали вид, что поверили ему.

— По-моему нас надули, — обиженно протянула ведьма. — Сплавили, чтобы не мешались под ногами.

Если честно мне и самой такие мысли приходили в голову, но вот озвучивать я их не спешила, чтобы не обидеть подругу.

— Арна, подожди! — попросила я рванувшую вперед ведьму.

Она облетела башню целителей, завила над низенькой башенкой привидений.

— Ты что опять придумала? — спросила я, догнав ее над башней призраков, но ведьма снова куда-то полетела.

А полетела она к башне Полнолуния. Имена в этой башне находится машина из различных амулетов и кристаллов собирающая силу луны и распределяющие ее по замку. Сейчас зеркало, приводящее в движение механизмы внутри башни, находилось в закрытом состоянии, вот за ним-то и притаилась Арна на помеле.

Наша ведьминская башня была самой близкой, и акшакар разворачивался как раз над нами.

— Арна.

— Тсс, — перебила меня ведьма.

Она закрыла глаза. Грозовые тучки на ее спине пропали, а на шее кольцом свернулся ее фамильяр. А когда уже посмотрела на меня — это была простая светловолосая ведьма.

Крылья плотно прилегают к телу, глаза закрыты, ритмичное дыхание спящего. Осторожно, чтобы не разбудить, ведьма сняла его с шеи, и передала мне.

— Арна, ты меня пугаешь, — опешила я, принимая фамильяра.

Так же ни слова не говоря, она полетела к акшакару.

— АРНА! — взревела я.

Проснувшийся змей спросонья сдавил руку так, что я перестала ее чувствовать.

Но мне было все равно. Предчувствие беды гнало меня вслед за ведьмой.

Акшакар развернулся, заглотил очередную порцию магии, к засветившемуся алому пятну полетело что-то лазурное, а следом неслась Арна.

— Арна куда?! — выкрикнули одновременно ректор и Натан.

Я и две черных размытых тени рванули к ней. Перед тем как они обвились вокруг нас, я увидела, как Арна спрыгнула с метлу на спину монстра. Заряд ректора, светлая метла Арны и мы притянулись щупальцами к красному пятну.

Волна горячего иссушающего воздуха, щупальца обжигали и сдавливали, еще секунда и захрустят кости.

— Какого лешего эта дура отдала меня тебе? — прохрипел Змей.

Яркая вспышка, удар воздуха под дых, я хватаю ртом как выброшенная на берег рыба, хруст крыльев, кажется, я кричу, но крика своего не слышу.

Хватка слегка ослабла, хватаю воздух, в ушах шумит кровь. На руке извивается змей и вроде как пытается меня куда-то тянуть.

— Эмили, — Натан сначала за волосы, а потом и за руки тянет меня вверх.

У него руки склизкие и я постоянно соскальзываю.

— Уй, — взвыла я. — Крылья!

— Живая, — раздался рядом голос ректора.

Как бы ни пыталась проморгаться, а перед глазами — красные круги и нет, нет, да увижу ректора, облитого грязно-желтой слизью.

Крылья сильно мешали вампиру меня вытаскивать и постоянно он их задевал.

— Да разъединись ты, — психанул он.

— Н-не могу, — сквозь зубы процедила я.

Дрыгая ногами, помогала меня вытаскивать. Резкий и сильный рывок снизу, и вампир посадил меня на что-то мягкое и упругое.

В мельтешении алых кругов перед глазами рассмотрела переплетение щупалец, и стенку с белой сеточкой сосудов.

— Мы внутри? — брезгливо скривилась я, передергивая плечами.

— Да, — выдохнул Натан, помогая выбраться из ямки со слизью ректору.

— Натан, выводи ее, а закончу начатое Арной, — сплюнул слизь Эндан.

Я была с ним полностью согласна, в данный момент я хочу оторвать крылья и сдохнуть. Именно в такой последовательности.

— Ты меня выведи и возвращайся к ректору, к целителям я сама дойду, — виновато потупилась я.

На что вампир наградил меня скептическим взглядом. Ну да, за нами же должен был приглядывать Ксар, а мы вон, где оказались, это я еще не знаю, где Арна.

— Посмотрим, — уклончиво ответил он.

Боль от ненароком задетых крыльев слепила, чуть не доводила до потери сознания. Стенки сосуда. Теплые, пружинистые и скользкие на ощупь.

«Тьма, я как глиста какая-то!» — содрогалась я от омерзения.

«Зато красивая глиста», — утешил Элмарас.

Нога подвернулась, и в глазах потемнело от боли в спине.

«Сейчас».

Холод распространился от сердца, замораживая все внутри. Крыльев я не чувствовала, но и рук, ног тоже.

«Спасибо».

«Это всечто я могу сделать», — начал оправдываться Элмарас.

— Молодец, — похвалил меня Натан, когда увидел, что мои руки заморозили участок кожистой стенки.

Я только вяло улыбнулась, принимаю комплимент и переадресовывая его своему собеседнику.

С вязким чпоком Натан вылез наружу. Рывком подтянул меня.

Серая хмарь никуда не исчезла, туман тоже, да акрашал.

— Он не сдох?!

— Но близок к этому, — подсказал вампир.

Чудовище зависло над нашей башней, взмахивая крыльями. Ну, хоть магию из замка не жрет, уже хорошо. А впереди там, где голова переходит в пасть лежит она.

— Арна!

Отпихнув вампира, бросилась к ней.

Ведьма лежала на правом боку, подвернув под себя руку, волосы разметались и закрывали лицо, и, кажется, не дышит.

— Арна, миленькая открой глазки, — взмолилась я, склоняясь над ней.

А прикоснуться боюсь, вдруг она уже холодная?

— Пусти, — деликатно отодвинул меня Натан.

Он перевел ведьму на спину.

Мне же оставалась только переминаться с ноги на ногу и покусывать губу.

Великий Хаос!

В лице ни кровинки, губы синие, а вот подвернутая рука наоборот красная, словно она ее сунула в кипяток.

Вампир проверил дыхание, пульс, сердцебиение, зрачок, его руки засветились нежным розовым светом. Натан прикоснулся к сердцу и лбу.

— Ее срочно надо к целителям, — ответил он на мой обеспокоенный взгляд.

Легко сказать.

— А он, — схватив змея, сунула его под нос вампира. — Может что-нибудь сделать?

Натан только цокнул языком.

Фамильяру, как и мне досталось от щупалец монстра, и сейчас он больше походил на старый растасканный носок, чем на существо из-за грани.

Спина монстра кончилась возмутительно быстро, а там внизу клубящаяся белая пропасть. Ни размытых теней, ни вспышек магии — где они все вымерли что ли? Или туман сгустился, так что ничего уже не разобрать? Но крышу-то мы видим, вот оно острие. Даже не высокие кованые перила имеются.

— И как мы…, — я не договорила, но так все понятно.

— По Крылу, — проговорил вампир. — Смотри.

Он кивком головы указал на крылья монстра. Одной из трех правых крыльев, при взмахе, так удачно проходило в паре метрах от крыши.

— А-ы-а, — силилась я подобрать слова.

— Пошли, — спокойно, так как все уже решил, позвал младший учитель. — Скоро у нас и этого не будет, ты не забывай Эндан, где-то там внутри.

«Да хоть вместе с чистыми, я не смогу перепрыгнуть!» — мысленно взвыла я.

Я плелась за вампиром, словно шла на эшафот. Разум-то понимал, что другого пути со спины монстра нет, а вот, душа в пятки уходила, а ноги становились ватными.

— Тебе лучше разбежаться, — посоветовал вампир, как только мы вступили на крыло.

Он шел. Нет, шествовал ровно посередине крыла, словно не было этих качель вверх-вниз. Я же, как только «качель» пошла вниз прыгнула на спину обратно.

Великий хаос! Как здесь можно так нашло идти, когда хочется, как кошка выпустить, когти и вцепиться ногами и руками, и зубами для лучшей фиксации.

А вампир пер вперед, как таран к воротам крепости. Остановился на конце крыла, обернулся:

— Эмили, чего там встала?

— Да иду я, иду, — поспешно ответила я больше для успокоения вампира.

Крыло пошло вниз, потом вверх, а потом вампир прыгнул. Прыжок, высокий, длинный, даже залюбоваться можно. Я вздрогнула, а крыло уже опускается вниз.

— Эмили, ты должна это сделать! — жалостливо проскулила я.

— Эмили, идешь? — крик вампира.

— Иду, — буркнула я.

Шаг вперед на крыло. Здесь где оно соединяется со спиной это похоже на качели. Я прошла по мосту, неужели я здесь испугаюсь? Ну, подумаешь, качает вверх-вниз очень сильно, да так что ноги подкашиваются.

«Я смогу! У меня получится!»

Еще шаг. Ноги подгибаются, приходится раскинуть руки в стороны, чтобы удержать равновесие, а желудок подпрыгнул к горлу. Ну, просто замечательно, будто мне этой качки мало.

Дальше уже продвигалась маленькими шажочками. Акрашал задрожал. Тьма! Я и забыла, что где-то там внутри него бродит ректор. Вот сейчас эта туша полетит к земле и я вместе с ней. Воображение услужливо подсунуло картинку переворачивают акрашала, а на земле только неровная клякса — все, что осталось от Эмили Вайл.

От увиденной картинки стало дурно, собрала всю имеющуюся смелость, когда крыло вверх начала разбег, крыло — вниз и мне при всем желании не остановиться. Конец крыла как-то неожиданно возник, сердце вслед за душой ухнуло в пятки, а я прыгнула вперед.

Схватилась за поручни, руки чуть не выдрало из суставов. Не слабо приложилась грудью о стену, ох чую, проваляюсь в башне целителей до самой сессии. Загребая по сероватым камням, затаскиваю свою тушку вверх.

Жалостливый предсмертный вой и туша акрашала заваливается в бок. Зажмурилась, ожидая, как меня сейчас снесет вместе с башней. Секунда, минута, а ничего не происходит.

Выдохнула, отрыла один глаз, потом второй. Монстр завалился на башню Полнолуния. Там нет студентов — это плююсь, с чарами пока будет туго — это минус.

«Великий Хаос! Ректор!» — молнией прошибла мысль.

Ректор должен, нет, обязан был выбраться из монстра. Пусть это будет так.

Смотри, не смотри, а туман, словно издеваясь, все скрыл. Постояв, опираюсь на перила и осторожно поковыляла к смотровому окну. Села на подоконник, на крыше нет ни Киарта, ни Ксара. Интересно где они? Сначала перекинула левую ногу, потом правую, не спрыгнула, а шмякнулась на давно не крашеные доски.

— Ты молодец, Эмили, — пропыхтела я.

«Иди к целителям, если я еще продержу морозное заклинание, ты умрешь».

«Да я уже зомби» — устало выдохнула я.

По хорошему я должна идти к целителям, и это я обещала вампиру, но пока не удостоверюсь, что ректор жив, ни к каким целителям не пойду.

Допортала ковыляла как настоящий зомби. Дошла, до стены, оперлась об нее, постояла и открыла портал.

Привел он меня на мой этаж башни.

— Да нет же мне сюда не надо, — сказала я исчезнувшему пятну на стене. — А это что?

А этим оказалось яркое белое сияние из-под двери.

— Гэлеас, мне сейчас не до тебя! — злющая на весь свет я распахнула дверь.

Дракона не было. В комнате вообще никого нет. А сияние идет из ванной.

Рывком распахиваю дверь. Сияние исходит от кучки грязных вещей, а если еще, точнее, от той самой цепочки. Вот чего камню именно сейчас светиться захотелось? Но стоило прикоснуться к нему, как потух, положила обратно на вещи — засветился.

— Ладно, ладно я беру тебя с собой, — пообещала я.

Сунула цепочку в карман. А теперь вниз. Сразу не получилось, черный дымок и прикрывал только самое, самое, а тут он исчез.

С крыльями ничего не наденешь, пришлось разорвать чистую простынь и повязать вокруг бедер и груди. Чтобы хоть как-то замаскировать это безобразие — накинула на плечи плащ.

Открыла портал, попала в коридор. Учеников нет, горгулий тоже, а еще где-то по замку разгуливает светлый диверсант.

Я бежала покоридору, стуча невысокими каблучками на туфлях. Спустилась полестнице, снова коридор, выходящий в зал. И здесь нет горгульи. Открываю портал и ныряю в него.

Вышла в зале, впереди одна из тех лестниц ведущих в холл. Боль кольнула бок — действие заклинания Элмарас начинает проходить. Бегу, дыхание срывается с хрипом.

Затормозила о перила, едва не навернувшись с них.

«Эмили, я, где тебе сказал быть?!» — строго одернул меня Элмарас.

«Сейчас, сейчас», — отмахнулась я.

Какие целители, когда тут такое.

Дверей не было, вместо них провал и каменная насыпь. В ней наспех проделали проем. Мягкая серовато-грязная пыль повсюду. Из трех лестниц уцелела только центральная лестница, на месте левой и правой обугленные огрызки.

Опираясь о перила, дошла до центральной лестницы, Ноющая боль поселилась в спине, скоро она заявится во всей красе. Так же она начала покусывать ноги, с лестницы я не спустилась, а скатилась.

«Эмили», — с нажимом проговорил Элмарас.

«Сейчас, сейчас».

Тихий вздох.

Волочащиеся крылья сильно мешали, от бега полоска ткани с груди сползает, и приходиться ее все время подтягивать. Добрела до каменной кучи, перевела дух, подтянула своеобразный лиф. И вышла на улицу.

Видела не дальше метра перед собой.

Повернула, налево прикасаясь к стене, пошла к башне Полнолуния. Ни вспышек магии, ни криков, словно вымерли все. Так и хочется позвать: «Ау, люди!».

От нахлынувшей боли потемнело в глазах, остановилась, прижавшись лбом к холодному камню. Вдох-выдох, наскребсти магию и прошептать простой наговор. Чуть отпустило, с шумом выдохнула, вытерла выступивший пот и пошла дальше.

Первое что я увидела, была морда акрашала. Значит я дошла.

— Господин, ректор, — моему писку позавидовали бы мыши. — Отзовитесь!

— Вайл, это ты скрепишь? — раздалось уставшее откуда-то справа.

— Я, — обрадовалась я.

Оторвалась от спасительной стены, шаг, покачнулась, шаг, покачнулась, так я дошла до брюха монстра.

— Ого! — да трехтысячелетний вампир это сильно и страшно, если он сделал такое, то, что он творил во время экспансии? — Господин ректор это вы?

Смотришь и не веришь.

— Я, — поднялся с земли вампир.

Я покачивалась и во все глаза смотрела на распоротое брюхо акрашала, рана, рванная страшная сразу видно вампир работал когтями.

— Скажу, Арне не поверит, — ошарашено выдохнула я.

— Ну, тогда отравишь ее ко мне, — улыбнулся он. — Ты чего шатаешься? Пойдем-ка к целителям.

Оперевшись друг на друга мы пошли обратно в замок. В таком виде нас и нашел оборотень.

— Гос-подин, — запнулся Ксар. — Ректор.

— Что? — откликнулся вампир, помогая мне подняться по лестнице.

— В вашем кабинете вас ожидают чистый с паладином, — отчеканил он.

— Отнеси, Эмили к целителям, — попросил вампир.

— Господин ректор, Эмили должна кое-что вам сказать, — выразительно посмотрел на меня оборотень.

— А потерпеть этот разговор не может? — обратился ко мне ректор.

— Ну…

— Нет, неможет, — встрял Ксар.

— Ну, хорошо, — подозрительным взглядом ректор одарил своего младшего учителя. — Тогда поможешь, Эмили.

— С удовольствием, — заверил Ксар.

Осторожно чтобы лишний раз не задевать изломанные крылья, меня подхватили на руки. Объятия хоть и бережные, но твердые говорящие, что мол, никуда ты не денешься.

Положила голову ему на плечо, закрыла глаза. Хочет нести, пусть несет. А я пока подумаю, что все-таки скажу ректору.

На этаж преподавателей попали через лично открытый вампиром портал иначе как объяснить, что так быстро меня уже ссаживали с нагретых рук.

Ксар помадил меня в кресло подальше от чистого и паладина около камина, на столик рядом выложил из шкафчика чашку, чайник налил мне чая и накапал туда прозрачного эликсира.

— Отчасти снимет боль, — пояснил он.

Накрыл меня пледом и устроился в соседнем кресле с книжкой.

— Добрый день, господа, — поздоровался Эндан. — На моих коллег можете не обращать внимания. Все останется сугубо между нами.

— Как это понимать? Вашей академии кто-то объявил войну? — с сарказмом спросил высокий худой мужчина, а алой мантии. Лысый череп, желтоватая кожа испещренная морщинами, длинные пальцы с идеальным маникюром украшают кольца с рубинами. А вот глаза ясные голубые, взгляд цепкий подмечающий любые несоответствия.

Паладин же словно сошел с совместного с отцом портрета. Седые волосы коротко подстрижены, доспехи из-за присутствия темных слегка светятся, белый плащ перекинут через правую руку. Взгляд изумрудных глаз дружелюбен и приветлив. Фальшивая маска я сама, когда спряталась в кабинет отца, слушала, как Габриэль рассказывал о своей охоте на темных.

В черно-белой мне трудно узнать Эмили Вайл, дочь Эрнета Вайла и будущую супругу Тира ас Орома. Отхлебнув чая, я только сильнее закуталась в плед, пусть и дальше не видят ее во мне.

— Вот и мне бы хотелось это знать, — ушел от ответа вампир. — Мне и моим учителям удалось схватить одного из напавших.

Я превратилась вслух.

— Да? И кто же это? — заинтересовался паладин.

— О! — не без удовольствия протянул вампир. — Пройдемте, вам особенно будет интересно взглянуть.

Вампир подошел к стене и активировал портал. Когда все трое скрылись в нем, я не стала сдерживать стон разочарования.

— А ты что хотела, чтобы все тебе рассказали? — насмешливо спросил оборотень.

— Да, — с досадой буркнула я.

Вот теперь сиди и гадай кого они поймали, того светлого или кого-то другого? А можетэто сам Гэлеас?

— А можетэто тот темный? — серьезно внес еще одну кандидатуру Ксар.

— Нет, это точно не он, — оправдала я Элмараса.

— Да? И откуда же такие убеждения?

— Оттуда, — еще глуше ответила я, сильнее заворачиваясь в плед. — И вообще ты меня подозреваешь?!

— Согласишь это подозрительно.

— Ну, знаешь! — возмутилась я, и, обидевшись, укрылась с головой.

Духота под пледом сморила меня, я даже не стала возмущаться, когда Ксар раскрыл меня. Разбудили меня громкие голоса, дернулась, заворачиваясь обратно. А из портала как раз выходили светлые, а следом ректор.

— Но как такое возможно? — возмутился чистый. — Я лично участвовал в последней облаве.

— И когда же это было, триста лет назад? — уколол паладин.

— Пятьдесят, — чистый одарил Габриэля высокомерным взглядом.

— Можно сказать, вчера, — проигнорировал его взгляд Габриэль.

— Это конечно многое меняет, но не отменяет нашей инспекции, — едко произнес чистый. — Я хочу убедиться, что в ВАШЕМ заведении не пустило корни зло.

Ох, как патетично. Да, по мнению светлых, уже то, что мы существуем на этом свете уже чистое не замутненное зло.

— Конечно, в МОЕЙ академии вас всегда рады видеть, вы будите, поселены на этаже преподавателей. Ксар.

Оборотень, молча, захлопнул книгу, положил ее на столик рядом с моей чашкой. «Одержимые» — гласило название. Он что считает что я одержима Элмарасом?!

— Да господин ректор? — в легком полупоклоне склонился оборотень.

— Проводи наших гостей в жемчужные покои.

Кивок. Ксар четко развернулся к светлым и учтиво произнес:

— Прошу следовать за мной.

— Это что они у нас останутся? — шепотом завопила я, как только дверь за гостями закрылась.

— Пока идет восстановление академии, поэтому я прошу тебя и твою подругу умерить свой пыл, — попросил вампир.

— Да оно само как-то выходит, — сконфузилась я.

— Не сомневаюсь, — заверил меня ректор. — Так о чем ты хотела поговорить?

Пока нет оборотня, может расспросить его? Все-таки интересно кого схватили.

— Эм, господин ректор, а можно полюбопытствовать, а кого поймали? — осторожно зала я вопрос.

Вампир, встав из-за стола, налил себе из бара крови, разбавил его вином и занял место оборотня в соседнем кресле.

Уф! Не придется шею выворачивать.

— Можно, — ухмыльнулся вампир. — А-то зная вас, вы сами пойдете это выяснять. На самом деле нам удалось поймать троих человек. Один светлый бывший паладин, второй простой человек, но отчего-то решивший, что он могущественный чернокнижник, а третий темный. Я им показал только светлого.

— Почему? — задала я, следующий вопрос, начисто забыв, кто и кому должен все, все выложить.

Вместо ответа ректор заглянул в мою чашку, увидел, что там пусто и не поленился сходить до бара и налить мне вина.

— Сегодня тебе можно, — проговорил он, пододвигая чашку с вином.

И только после того как я сделала глоток продолжил:

— На его правом плече клеймо ордена чайки.

— Чайки? — нахмурилась я, делая следующий глоток сладковатого напитка. — Какой-то странный орден.

— Его придумал Гэлеас, мы тогда были на мысе Кракена, и дракону показалось забавным назвать орден в честь чайки.

Долго же они знают друг друга. Знать бы еще, что их связывает.

— Так это Гэлеас напал на академию? — спросила я.

После нашей встрече в подвале замка я в этом уверена, но все равно хочу подтверждения от ректора.

— Да.

Ну, вот я и получила свое подтверждение, и что теперь? А теперь надо все рассказать про Элмараса.

— Господин ректор, а что вас связывает с драконом? — выпалила я совсем другой вопрос.

— Вы в своих книгах не нашли ответ? — ехидно спросил он.

— Нет, — мотнула я головой. — Мы так загружены что времени не остается на чтение.

— Ну, пока будите у целителей, можете многое прочитать, — улыбнулся он, налил себе еще вина. — Хорошо, но только я начну из далека.

Я, молча, кивнула, вдруг звуком, собью настроение вампира. Он подлил и мне вина и начал рассказ:

— Раньше до экспансии человека на Арддару. Наш материк был только для темных существ, и покровительствовали ему темные защитники. Тьма, Хаос, Смерть, Пустота, Разрушение, Мрак. На материке, конечно, жили люди, иначе кем бы мы питаться? Люди рабы, слуги и свободные — которых не трогал не один темный.

Ладдара же была светлым материком людей и светлых рас. И ему покровительствовали шесть светлыхзащитников. Лериан, Римар, Ирира, Лоран, Тасма и Кворн.

Светлые и темные защитники зорко следили за тем, чтобы чаши весов не склонились ни в одну сторону. Хотя и устраивалидруг другу пакости. Но это не значит, что между Ладдарой и Арддарой устраивали стычки. Оба материка избрали для этих целей Пограничные острова.

А вот Диргайраш — был нейтральной стороной. Так же как морские ведьмы. Скоробеевы острова привечали и темных, и светлых, если у тех водились деньжата.

И так было, пока ни влюбилась жрица Ириры. Что темным, что светлым на уроках истории рассказывают усеченную версию истории.

Девушку звали Амала, а вот ее возлюбленный был темным, он еще не был посвящен Мраку и странствовал по свету. Встретились они в Сиринте и жрице, он представился как сын рыбака. Дальше история развивалась, так как вам рассказывали. Пару поймали не в первую ночь, когда жрица перестала быть девственницей, а когда она рожала. Уж не знаю, как ей удалось скрыть факт беременности, но факт остается фактом.

Во время родов появилась сама Ирира в окружении старших жриц. И сама же светлая защитница убила паренька. Мрак не мог за него вступиться, раз он ему не посвящен.

Амала родила дочь. Их забрали в храм Ириры. Светлую защитницу взбесило, что жрица нарушила клятву и ее коснулся мужчина и даже больше вместо того чтобы убить того кто ее опозорил, она от него родила. Жрица могла смыть с себя позор, убив ребенка, и после этого ее бы засунули в самый дальний храм и забыли. Но Амала этого не сделала. Защитница в гневе прокляла ребенка и велела утопить. Из окна своей кельи Амала видела, как уносили ее дочь, вот тогда-то жрица и обратилась к Тьме. И Тьма откликнулась, будто того и ждала. Думаю, ее Мрак попросил.

— Так может я? — вырвался невольно вопрос, все-таки почему-то же я поступила в академию.

— Нет, ты простой человек печать проклятия света не спрячешь.

— Тогда как же я смогла поступить? Когда я даже зрение, как настоящая ведьма перестроить не могу, — задумалась я.

— Вот и будет о чем подумать, когда ты будешь у целителей, — сказал Эндан, подливая мне еще вина. — Ты будешь дальше слушать?

— Все замолкла, — заверила я.

Но это только первое событие. Когда паладины разрушили храм, началась охота на ведьм и тех, кого они развратили. И вот тогда к королю Сохэйлю пришел дракон. Ниандгор. Он-то и провел людей к Арддаре.

В то же время исчезли трое из темных защитников. Это: Мрак, Разрушение и Пустота.

— Что с ним стало?

— Никто не знает.

— А что другие трое защитников, что они говорят? — деловито просила я.

— Их двое. Тьма и Хаос. Смерть же иногда общается со своими некромантами и все. Именно благодаря ей они приходят в академию уже со знаниями и навыками. Других же она просто игнорирует.

— Но почему? — вплеснула я, руками выплеснув большую часть вина на плед.

Мне тут же подлили.

— Спроси что полегче. Я только знаю, что от нее ничего не добились.

Интересно, что же такое случилось, что даже им не говорит?

— Тебе дальше-то рассказывать или к целителям?

— Нет, подождут, тем более мне тоже есть то рассказать.

— Да у нас бартер, — обрадовался вампир. — Когда люди все сметающий волной прокатились по материку, драконы предпочли уйти на третий материк. Не знаю, что такого сказал дракону его Повелитель, да только после этого дракон напал на людей, те убили его, а море Мертвецов получило новое имя.

Я со страшим братом был у морских ведьм, мы просили помощи, но они отказали, заявив, что у них и так слишком много беженцев. А когда мы вернулись домой, узрели только дымящиеся развалины.

Пять лет нас загоняли и наконец, взяли в Забытых Топях, я потерял брата, вот тогда-то меня и подобрал Гэлеас. Выходил, вылечил и дал новую цель в жизни — месть.

Мы мстили жестоко и кроваво. Уже Тьма и Свет смешались, образовалась новая жизнь, но мне было мало. Я хотел, чтобы по белым улицам Асры текли реки крови, чтобы светлые познали нашу боль.

И тут Совет Чародеев открывает Академию Света и Порядка. Даже полудохлой химере понятно, что необученный молодняк и разрозненные темные станут легкой добычей. И тогда у меня родилась идея создать нашу темную академию.

Я нашел чудом сохранившейся замок вампира. Убедил различных темных, чтобы те пожертвовали свой дух, магию и жизнь. Чтобы обучить и защитить молодых темных, чтобы вместить всех и даже больше.

И тогда тот за кем гонялась лучшие охотники и связки, сам явился во дворец дабы просить об открытии темной академии. Ох, какой тогда был визг. Нельзя позволять темным обучаться, от них и так житья нет!

Хорошо, что я вампир, ты даже не представляешь, сколько раз мне пришлось прикладываться к шеям, чтобы успокоить нервы. Но они забыли, чтовампиры умеют ждать и, в конце концов, у нас появилась своя академия.

С тех пор Гэлеас все время пропадал в столице, что-то вынюхивал, выискивал и находил. Он снабжал нас разработками заклинаний и артефактов, и светлыми дарованиями, которые «делились» своим опытом и знаниями. Вскоре мои выпускники могли на равных потягаться с их. А когда появился первый хаоссит, я прыгал до потолка от счастья.

И так продолжалось пока триста лет назад мы не встретили Лиэль. Светлую чародейку, мы хотели использовать ее, чтобы убрать светлую защитницу Тасму. Так же как нас, так и светлых магов ослабила бы потеря покровительницы магии.

Но Лиэль удалось заглушить мою боль. Она не боялась ни меня, ни других темных и искренне хотела помочь нам всем существовать вместе. Я отдался ее любви как спасательному средству. И вот когда у нас все было готово для ритуала, я сорвал ритуал.

Я спрятал ее у его под носом в своей академии, изменив внешность, спрятав ее суть светлой чародейки. Отыскать чародейку стало наваждением дракона, имена тогда мы стали скрытными друг от друга.

У нас была три чудесных года, а тайные свидания придавали остроту и пикантность. Пока Гэлеас не выманил меня в Асру. В тот год на материке свирепствовала серебряная лихорадка, и дракон, дав мне, противоядие от нее отправил в столицу, сказав, что это поднимает авторитет темных.

Вампир замолчал, отпил прямо из горла, он смотрел перед собой, а видел ее девушку, чьи статуи украшают вход в его кабинет. Сжал кулак, по руке потекла кровьиз пореза и кровь из бокала с вином. Очнулся, стряхнул осколки на пол, и продолжил рассказ:

— Меня не было всего неделю. А когда я вернулся, Гэлеас так радостно меня встретил, сказав, что меня ждет сюрприз, и надо сказать сюрприз получился. Моя Лиэль лежала в центре пентаграммы с разорванным горлом. Что он провел за ритуал я не смог узнать до сих пор. Обезумев от горя, я разрушил башню Затмения. Похоронив Лиэль, я стал одержим идеей остановить Гэлеаса, я перелопатил все библиотеки: Арддары, Ладдары и Диргайраш, нашел тысячу и один способ убить дракона, но мне этого было мало.

И вот когда я разбирал вещи Лиэль, нашел наработки интересного ритуала. Она назвала его «Поцелуй вечности». Я год готовился к ритуалу и вот когда все астральные и астрономические вычисления были готовы, я приступил к непосредственно к ритуалу.

Дракону в вино посыпал снотворное, но все равно своим последним заклинанием он разрушил половину подвала. После того как ты его разбудила и несколько раз проверил выкладки по ним им выходит, что ты не могла разбудить дракона.

— Так это сделала не одна я, а с Арной мы тогда были связаны наказанием Арисы, — припомнила я.

— Да? — посмотрел на меня вампир, вот ведь вылакал почти целую бутылку, а только слегка захмелел, это чтобы надраться, вампиру продеться выложить приличную сумму. — А я думал это вы друг на дружку спереть решили.

А меня уже укачивали мягкие волны, лекарство оборотня и вино вампира отогнали боль.

«Только не усни Эмили, другого шанса так душевно поговорить с ректором может, не представится», — уговаривала я саму себя.

— Частично да, — хихикнула я.

Неслышно подошел оборотень.

— О! Ксар, — обрадовался ему вампир. — Отведи, Эмили к целителям.

— А как же наш бартер? — возмутилась я.

— Ну, хорошо, — согласился Эндан, поставив пустую бутылку рядом с креслом, он подошел к бару и, взяв новую бутылку, вернулся обратно в кресло.

— Почему ты до сих пор не рассказала? — напустился на меня младший учитель.

— Уже рассказываю, — запротестовала я.

— И что же это? — заинтересовался вампир, отпивая из горла. — Надеюсь это не рассказ о тайном поклоннике?

Оборотень, устроившийся на низкой скамейке около камина, хихикнул.

— Нет, — ответила я, не поняв от чего, он веселиться. — Помните нашу с Арной вылазку в Лейнос?

Оба слажено кивнули.

— Так вот после нее у меня появился интересный «внутренний» голос. И все что я о нем знаю это — он мужчина или молодой парень не старше меня, он владеет сильной магией, и зовут его Элмарас.

— Как ты знала, его зовут? — подавился вином ректор.

— Элмарас, — повторила я. — Еще он знает Тьму, ну я так поняла, потому что он назвал ее Эрмиэн, а может ты даму в черном, а еще его знает Гэлеас, — я затухла видя как застыл ректор.

Смотрит только на меня, взгляд странный словно решает я настоящая или глюк под воздействием винных паров.

А потом неожиданно расхохотался:

Вытер выступившие слезы. Посмотрел на вино.

— Нет нужно другое, — заключил вампир.

— Так вы его знаете? — робко спросила я.

— Да, — хитро улыбнулся ректор.

Вернувшись к бару, открыл скрытый отдел и извлек из него, маленькую пузатую бутылочку с прозрачно-золотым содержимым. Фейский нектар. Одна бутылка стоит пять тысяч соек. Прихватив еще и три бокала, вернулся к нам.

— Это надо отметить, — проговорил он, наполняя наши бокалы. — Дорогая, Эмили твоим «внутренним» голосом был сам темный защитник — Мрак.

— К-как? — опешила я.

Новостьчто говориться пыльным мешком по голове. Я почти два месяца общалась с таинственно исчезнувшим темным защитником, которого знает Гэлеас.

— Эндан, это точно он? — недоверчиво поинтересовался оборотень. — Ты же его не видел.

— Эмили, асейра, а значит это он, — мягко разъяснил вампир.

— А это кто? Все меня так называют, а я ни сном, ни духом, — обиженно протянула я.

— Вот и будет над чем подумать пока будешь у целителей, — ушел от ответа ректор. — Все уноси ее, а то уже засыпает.

— И вовсе нет, — отперлась я, сладко зевнув.

Глава 7

Белый потолок, стены и пол в моей палате навевали тоску. А еще просто руки чешутся, с первого дня, заляпать эту стерильную чистоту.

Но первые недели три я лежала пластом на животе и когда не спала, любовалась правой и левой стенкой. Переломанные крылья закрепили и обездвижили, напичкали их (и меня заодно), лекарствами и заклинаниями. Естественно на занятия я не ходила, и со мной по вечерам занимался Натан. На первых порах я обрадовалась, что наконец-то хоть какое-то движение, и не страдаешь от скуки, пересчитывая заломы на одеяле в попытке заснуть. Но потом я взвыла, как его терпят студенты просто не понятно. Да рассказывает он доступно и понятно, но вцепившись как клещ, хочешь, не хочешь, а ту же практическую магию изучишь, и теперь благодаря ему после трех недель я могу сдать экзамен по таким дисциплинам: история Арддары, начертательная магия (пока только теория), зеркальные пути (тоже теория). Я уж не говорю про чары и наговоры. Так же был и личный профит от нашего общения — вампир оттаял и теперь походил на того Натана с которым я познакомилась и словно никакой ссоры не было.

За три недели я ни разу не видела Киарта и Арну. Первый ко мне почему-то не заходил, а вторая до сих пор пребывала в волшебном сне. Но теперь она не грозит каждые пять минут уйти за грань.

А вот на четвертой неделе, когда мне позволили двигаться и сесть на табуретку. И то, что навертели на крыльях, постоянно оттягивает меня назад и приходилось за что-нибудь держаться, чтобы не завалиться на спину. Передо мной во весь свой гигантский рост встало страшное слово: «СЕССИЯ». И если за экзамены я не волновалась, по теории меня натаскал Натан, то, как быть с соревнованиями? Я спрашивала у Арисы, то, что мы на лечении не смягчающее обстоятельство (нас ни кто не заставлял вляпываться), присудят технический проигрыш — и все. Для факультета строчка вниз в общем зачете, а для меня — отчисление из академии.

— Ты чего такая печальная? — заинтересовался зашедший вампир.

— Меняотчислят, — в тысячный раз за эти три с половиной недели провыла я.

— Да никто тебя не отчислит, — устало и раздраженно произнес он. — Эндан, не отпустит, ты в академии умудряешь влипать, куда не надо, а тут ты будешь неизвестно где. Да, Эндан поседеет от одной только мысли.

Да я бы с радостью никуда не влипала, вот только оно само. Ну, может кроме Арниной попытки протаранить акрашала.

— Угу, — кивнула я, в очередной раз, слушая его доводы, почему меня не отчислят, и мне почему-то не верилось. Уж слишком красноречивое молчание отца, и предвкушающий блеск глаз Тара

— Хочешь, интересное расскажу, — Натан продолжал пытаться меня расшевелить.

— Хочу? — ответила я, а любопытство уже подняло голову.

Новости, которые приносил Натан, всегда любопытные. Что делают светлые? Суют свои носы во все щели и только мешаются под ногами. И если поначалу к ним с опаской, то теперь только раздраженно рычали сквозь сцепленные клыки.

— Кто-то еще две неделю назад совершил нападение на «Кукушку» и шороху навел до небес, а пропал только один заключенный.

«Кукушка» — замок высоко в горах. В нем чистые содержат опасных преступников. За всю историю тюрьмы никто так и не смог бежать, а ведь там есть темные и светлые и маги. Несколько раз замок на Вьюжном пике брали штурмом, заключенных предпочитали умертвить.

— И кто же этот счастливчик? — заинтересовалась я.

Теперь светлые в академии еще сильнее доставать будут.

— Какой-то вампир.

Ох, копчиком чую, что это Надис.

— А этого вампира случаем не Надисом зовут? — холодея от положительного ответа, спросила я.

— Тот самый вампир из Лейноса? — догадался Натан.

— Да. И раз на город напал Гэлеас, тогда и он мог помочь вампиру сбежать, — задумалась я.

Натанна несколько секунд помрачнел. Ой, я же произнесла запретное имя: «Гэлеас». Быстро взглянула на вампира, тот подошел к кровати и на прикроватную тумбочку стопочкой выложил книги из личной библиотеки ректора. Я же должна узнать кто такое «асейра».

— Эм, Натан, — обратилась я к нему. — Я могу увидеть, Арну?

— Она ещеспит, — ответил он, не поворачиваясь.

Шаг. Схватилась на спинку кровати. Еще шаг уже за вампира.

— Все равно. Отведи, а? — я посмотрела на него самыми жалостливыми глазами на свете.

Легкий поворот головы, изучающий взгляд, вздох.

— Хорошо.

Натан подхватил меня под локоток и помог выйти из палаты.

Дошли до открытой двери следующей палаты, любопытно заглянула. На кровати сидит Миранда.

— Без Кассандры им сложно тренироваться, — пояснил вампир.

Еще бы.

Когдакоманда определяется, кто и за что отвечает ее и тренировать начинают соответственно их способностям. А когда кто-то из команды выбывает, это сильно сказывается на результатах. Кассандру Хаос еще не вернул, а значит и на арену выйдет не полная команда. Кстати позавчера мы наконец-то узнали, с кем же нам предстоит соревноваться.

Трине выпало состязание с оборотнями после того как Ариса присудила ей техническую победунад нами и победу над командой Каси. Не полной команде достались дрэвы. Меня и Арну оставили (как мне кажется из жалости), и противником нашим были горгоны.

— Сильно разгромным было поражение? — спросила я.

— Трине, не так обидно проиграть, — ответила ведьма. — Ты к Арне? Передай ей от меня привет.

— Обязательно передам, — пообещала я. — Выздоравливай, в следующий раз вы точно всех порвете.

— Хорошо бы, — вздохнула ведьма.

— Миин, вы, почему еще не спите? — как из-под земли перед нами появилась ашма. — Вайл, почемуне в своей палате? Вы понимаете, что мешаете лечению?

Белое приталенное платье, голубые вьющиеся волосы собраны в пучок, маленькая шапочка держится на двух длинных прямых рожках.

— Уже уходим, — заверил целительницу Натан. — Мы идем навестить Арну Ланн, можно?

— И там вы также будите кричать? — строго вопросила целительница.

— Мы на минуточку только, — заканючила я. — Туда и обратно. Честно-честно.

— А я уже сплю, — заверила Миранда.

Целительница закрыла дверь, чтобы мы не мешали той восстанавливаться, несколько секунд раздумий и вердикт:

— Хорошо, но будите еще раз так шуметь больше из своей палаты не выйдите.

— Мы будем тихие как мышки, — пообещала я.

— Это для тебя мышки тихие, — шептал на ухо вампир.

Палата ведьмы находилась в самом конце, и пока я до нее доковыляла, несколько раз останавливалась. Это хорошо, что мне помогает вампир, просто не представляю как бы без него дошла.

Вошли в палату. Первое на что утыкается взгляд это полупрозрачный нежно-персиковый балдахин. За ним угадывается силуэт лежащей ведьмы. На окне плотные шторы.

Вампир помог мне сесть на табуретку и слегка отодвинул полог.

— Арна, — выдохнула я.

Ведьма лежала на спине, руки вытянуты вдоль тела, лицо бледное, щеки запали, на груди свернулся кольцом Змей.

Едва не навернулась на спину, но сумела взять ее за руку. Хвала Тьме — теплая.

— Ей на самом деле гораздо лучше, — тихо произнес вампир. — Акриш, говорит, что она проснется на этой неделе. Да и ее фамильяр ей помогает, делиться с ней жизненной силой.

— Ты мне скажешь когда? — попросила я.

— Обязательно.

Еще немного посидев в тишине, мы пошли обратно в мою палату. С частыми остановками, головокружением, но мы быстро дошли до нее.

При входе в палату столкнулись с ректором.

— Ходили к Арне? — предположил вампир. — А мы тебя уже заждались.

— Угадали, — ответила я. — Кто это мы?

Как говориться «мы» бывают разные.

Ректор посторонился, пропуская меня и вампира.

— Эмили Вайл? — ядовито спросил чистый поднимаясь с табурета.

— Д-да, а что?

— Что-то не похожи, — заметил чистый.

— А я что-то не припомню, чтобы «Зеленый уголок» принимал у себя чистого, — высокомерно ответила я. — У вас есть сомнения, что я это я? Вы пришли поговорить об этом?

— У меня много сомнений, — туманно ответил чистый. — Вы и ведьма Ланн были в городе Лейносе?

Ректор подошел и облокотился на спинку кровати, на мгновение, посмотрев мне в глаза.

— Да была.

— И что же вы там делали? Как я понимаю, вы нарушили правило академии?

Чистый переводил взгляд с меня на ректора, чтобы он не смог мне подсказать, что говорить. А подсказывать и не надо особенно когда все обо всем договорились заранее.

— Да вы правы мы грубо нарушили правила академии, — признала я. — Мы получили свою первую стипендию, а тут еще и бал Осени, мы хотели купить платья.

— А платья ли? — прожег меня взглядом чистый.

О, Тьма, да под таким взглядом и напором признаешься, что лично участвовала в покушении на короля. Вот кому он был нужен. Хотя о чем это я. Наверняка это Гэлеас.

— Вы меня в чем-то подозреваете? — холодно спросила я, вцепившись в руку Натана.

— Вы были у храма Лериан? — задал другой вопрос чистый.

— Нет. Мы до него не дошли.

— Да? А почему господин Тар ас Ором утверждает обратное? Он же ваш жених, верно, я говорю? — вкрадчиво поинтересовался чистый.

— Наша свадьба расторгнута, — спокойно ответила я. — И почему так ответил Тар ас Ором, я не имею ни малейшего понятия.

Но обязательно выясню. Киарт наверняка не откажется насолить моему женишку.

— Хватит, — прервал разговор ректор. — Госпоже Вайл нужно отдыхать.

Чистый поджал губы и вышел с видом оскорбленной невинности.

— Что это было? — только и спросила я.

— А не обращай внимания, — махнул рукой ректор. — Отдыхай. Натан, в моем кабинете через десять минут.

Натан также как и я был в полной растерянности. Пока мы навещали Арну, произошло что-то интересное. А может это связано с Надисом?

— Ты мне расскажешь? — попросила я.

— Расскажу, — заверил вампир, покидая палату.

Ну, я займусь чтением. Книги нашлись в тумбочке видать их туда переложил ректор, чтобы не попались на глаза чистому.

Стопочка состояла из пяти книг. «Бытоописание темных и светлых защитников», «Посвящение жреца», «Испытания послушника», «Защитники, кто они?», и «Так ли нам нужны защитники?». Интересная литература, не так ли? Разрывалась я между первыми четырьмя уж очень заманчивые названия. И все-таки остановила свой выбор на испытаниях. Ни жрецом, ни хаосситом я становиться не планирую (тут бы ведьмой стать), но интересно же.

Испытания начинались сразу, для начала послушнику надо открыть путь к «дому» того защитника. Кстати не обязательно быть жрецом того защитника которому посвящен. Добравшись до «дома» и послушник Привратнику, а иногда и самому защитнику говорит, что хочет служить ему верой и правдой…

— Эмили…, — простонала вваливающаяся в палату Арна!

Вскакиваю с кровати, чтобы не упасть хватаюсь за спинку кровати. Ведьма вареной сосиской раскачивается, взад-вперед держась за дверь. Рывок, быстро дошла до нее, также схватившись за дверь, ну хоть раскачиваться перестала.

— Арна, ты, что здесь делаешь? Ты почему встала? И где ашма? — я засыпала ее вопросами.

Она только посмотрела на меня обеспокоенным взглядом. Схватила меня за руки, оставляя следы от ногтей.

— Эмили, нам надо уходить, — возбужденно проговорила она.

— Да ты вся горишь, — выдохнула я, пропустив ее слова мимо ушей. — Идем.

Иди самой с оттягивающими назад крыльями и шатающейся подругой то еще удовольствие. Делали шаг, одной рукой я схватилась за кровать, второй поддерживаю ведьму, подвела до кровати.

— Ты не понимаешь, — села она.

Фамильяр соскользнул с плеча на колени.

— Он живой? — спросила я, не обращая внимания на острое желание потыкать в него палочкой.

— Д-да. Просто спит.

— Ничего себе спит, — выдохнула я. — Ты посиди здесь и никуда не уходи, хорошо?

— Нет! — ведьма схватила меня за руку. — Не уходи. Эмили, мы должны бежать.

— От кого? — спросила я, глядя в ее заблестевшие глаза.

— От дракона, — объяснила она. — Он придет за мной, за тобой.

— Арна, у тебя жар, — я попыталась ее вразумить от слов становится не по себе, я же помню, как Гэлеас хотел нас забрать.

— Ты не понимаешь, — горячо прошепчет она. — Он задумал что-то страшное, ужасное, его надо остановить.

— Не волнуйся, ректор его остановит, — мягко проговорила я, осторожно высвобождая руку из ее крепкого захвата.

— Нет, — печально покачала головой ведьма. — Он ему не даст.

— Арна, да что с тобой, — вместо того чтобы бежать за целительницей, я присела на табуретку напротив нее. — Откуда такие мысли?

— Эмили, я видела, — прошептала ведьма, на бледных щеках нездоровый румянец, глаза лихорадочно блестят. — Эти кошмары, я спала и видела, как он разрушил храм Кворна…

Неприятный холодок пробежал вдоль хребта. А ведь прошлой ночью я тоже видела сон, где Гэлеас разрушил храм светлого защитника покровителя моряков, вот только я списала сон на разыгравшееся воображение, все-таки я ждала в любую минуту каверзы от дракона.

— Это просто сон, мало ли что приснится, — я попыталась ее убедить, заодно и себя.

— Нет, — замотала головой ведьма. — Раньше мне такое не снилось.

Ну, вот я раньше с темных защитником не разговаривала. Кстати, а где он? После той пьянки с ректором я не слышала от Элмараса ни словечка.

— Это просто кошмары.

— Эмили, ты же ходила на страходелие, — серьезно посмотрела ведьма. — И прекрасно знаешь, что темные при желании могут наводить кошмары. И даже сводить с ума.

Да только для этого нужна личная вещь. Уж за этим светлый рвался в комнату подруги.

— Хорошо, — согласилась я вставая. — Только давай сделаем, так мы сейчас идем и все рассказываем, Эндану.

— Ты его уже по имени зовешь, — хихикнула ведьма.

— Иногда да. Ну что идем?

— Идем, — согласилась ведьма.

Вышли из палаты, в коридоре как всегда никого. Пошатываясь, дошли до двери. Хаосситы только покосились на нас, но ничего не сказали.

Кое-как спустились на пролет вниз, дыша, как загнанные лошади и открыли портал. Арна прошла в него первой, а вот я с конструкцией на спине еле протиснулась.

Вышли в коридоре. Арна прижалась к стене, студенты, проходят мимо, косятся, кто с любопытством, кто с брезгливостью. А мне все равно. Нам нужно как можно быстрее попасть к ректору. Если Арна права нас ждут большие неприятности. Но вот ученики разбрелись по аудиториям и коридоры опустели. Передвигаться стало гораздо удобнее.

Добрались до общего зала. А горгульи на месте нет. Вместо нее на постаменте стоит скелет, в глазницах зеленый огонь, крылья развернуты и светятся алым. Оно только повернуло в нашу сторону голову, я по спине пробежали мурашки. Посматривая на существо, открыли портал и, наплевав на слабость и боль, быстро юркнули в портал.

— Ш-ш-ш…, — зашипела я от боли в потревоженных крыльях. — Когда же я наконец-то от них избавлюсь!

Арна подхватила соскользнувшего с плеча фамильяра подставила мне плечо, мы начали подниматься по лестнице, ведущей на этаж преподавателей.

Простое действие, а отнимает неимоверное количество сил. Остановились, отдышались, глядя на статуи возлюбленной ректора, и пошли к его кабинету. А дверь-то не плотно закрыта. О, нет, мы сейчас опять во что-нибудь вляпаемся!

— …Это мое право, — холода и яда в голосе Гэлеаса хоть ведрами продавай.

«И почему нам в палате не сиделось?» — с тоской подумалось мне.

Арна услышала голос ненавистного дракона, замерла и бочком протискиваться за левую статую Лиэли.

— Эээ, Арна?

Ведьма только махнула рукой, чтобы я присоединялась к ней. Я также не горела желанием видать дракона, но и куда-то идти и прятаться — нет сил.

— Да? И кто же дал его тебе? — едко заметил ректор.

«Светлые и темные носятся по всей Арддаре, разыскивая его, а он расхаживает поакадемии, как у себя дома», — возмутило меня до глубины души.

«Он имеет не посредственное отношение к академии», — как бы невзначай заметил Элмарас.

«Смотрите, кто объявился», — съязвила я, напрочь забыв, что он темных защитник. — «Это правда?».

Я уже подумала, что он как всегда решил не отвечать, но тут тихое:

«Да».

— По праву Ритуала, — насмешливо ответил дракон. — Ты помнишь главное условия моего пробуждения?

Так, так, так это же они говорят о том, как мы с Арной его разбудили! Это мы удачно зашли.

— Да, — глухо и с ненавистью. — Только супруга могла тебя разбудить.

Ой! Ноги подкосились, и я оперлась спиной о стену, ни обращая внимания на занывшие крылья. С Арны ушел ее болезненный румянец, и лицо залила мертвенная бледность.

— Ну и вот, — торжествующе обрадовался дракон.

— А кто она? Ты не заметил, что их двое? — тихо и вкрадчиво.

— Как кто? Человек конечно, — просто ответил дракон.

— Да? — расхохотался вампир.

Это он что еще и Арну пытается под это дело подвести?

Ведьма тоже пришла к подобному выводу, она открывала и закрывала рот не в силах выразить свое возмущение, зато руками помахала хорошо.

— Наверняка у него есть для этого причины, — у меня не очень убедительно получилось, за что заработала укоризненный взгляд ведьмы.

— Да какая разница, мне обе нужны, — самоуверенности в голосе дракона поубавилось.

После этих слов в кабинете, что громко хлопнуло, и дракон выскочил из кабинета, шваркнув дверью на прощанье. Какой-то он нервный.

— Идем? — спросила я у ведьмы.

— Конечно, — прошептала она.

Опираясь настатую, вылезли из укрытия. Вот интересно, когда все это кончится, ректорстатуи уберет? Я бы убрала.

— Эм, господин ар Рисо, можно? — спросила я, заглянув в кабинет.

— Эмили? — удивился ректор. — Ты почему не в палате?

— Нам, мне надо с вами поговорить, — показалась Арна.

Вампир возвел глаза к потолку, а потом махнул рукой, мол, проходите раз приперлись.

Под удивленно-сострадательным взглядом прошли к креслам. Одно видимо в нем сидел дракон опрокинуто, я его подняла.

— Слушаю вас, — устало произнес вампир.

Вот интересно, а кто для него большая головная боль мы или дракон?

— Мне приснилось, что дракон разрушил храм Кворна, — тихо произнесла Арна. — И мне хочется знать это мои кошмары или нет.

— А о чем этоговорил Гэлеас? — в свою очередь поинтересовалась я.

Господин ректор даже не был удивлен нашей осведомленностью о своем разговоре с драконом. Но вместо ответа вампир налил нам в чашки горячего душистого чая на травах.

— Вы в таком виде ходили по академии?

Мы кивнули подтверждая.

— Прекрасно, — фыркнул вампир. — Полагаю и тебе, Эмили снилось нечто подобное. Так вот это последствие того что вы разбудили дракона.

— Кто-то из нас жена дракона? — уточнила я.

— Вероятно, — ответил вампир. — Лиэль, составляла ритуал на привязке к жене, этими же наработками пользовался я. У драконов все по-другому. Начнем с того что не каждая женщина может родить от дракона. И если драконы вылупляются из яйца, то остальные — рожают. И даже новорожденные драконы способны изрыгать пламя.

Я невольно хихикнула. Представив, как между ног вырывается пламя.

— И ничего здесь нет смешного, — строго одернул меня вампир. — Раньше в глухих деревнях такую роженицу и младенца убивали.

— Ой! Извините, я не хотела, — повинилась я.

— Так что это может означать, что вы способны родить от дракона, — уже спокойнее продолжил вампир.

— Так он для этого меня замуж звал? — возмутилась я.

— Когда? — опешил вампир.

— На озере, как раз, перед тем как начать затаскивать меня в это самое озеро, — рассказала я.

— Великий Хаос, — выдохнул вампир. — Эмили, есть еще что-нибудь, что ты забыла мне рассказать? Давай ты это сделаешь сейчас.

Я всерьез задумалась, да вроде больше нет.

— Кажется, больше нет ничего.

— Кажется, или точно нет?

— Да, да, — закивала я.

По выражению лица вампира я поняла, что он мне не поверил. Ну не рассказывать же ему о том, как мы с Натаном помирились.

— Вряд ли, — вернулся к обсуждаемому вопросу ректор. — Скорее хотел подстраховаться, и супруга всегда была рядом, ведь по тем же условиям она же может его усыпить.

— А как это сделать? — загорелась я.

— Думаешь это так легко, — вампир остудил мой пыл. — Моя Лиэль жизнью за это поплатилась. Вдобавок он обложился древними артефактами.

— Какими? — прошелестела Арна.

— А вы думаете, зачем он центральные храмы светлых защитников разрушает…

— Кроме Лериан и Кворна есть и другие? — ухватилась я.

— Да еще Лорана и Ирираы. У него: штурвал Кворна, лютня Лорана и накидка Ириры.

— Зачем ему это? — просила я.

«Чтобы уничтожить светлых защитников и начать войну между Светом и Тьмой», — вместо ректора ответил Элмарас.

— Зачем? — спросила я, сразу у обоих.

«Хороший вопрос. Но именно этим они с Энданом занимались во время экспансии людей. Теперь он просто продолжает давно начатое дело. Без защитников придет Бездна, маги будут слабые и не смогут ей противостоять».

— Эмили, чтоон сказал тебе? — по моему бессмысленному выражению лица вампир понял, что я общаюсь с темным защитником.

— Что, Гэлеас, хочет войны между светом и тьмой, — осмысленно посмотрела я на ректора. — И что именно этим вы занимались три тысячи лет назад.

— Тогда да, — признался вампир. — Но теперь… Прошлого не вернуть.

А ведь именно это мне сказала эльфийка.

— Минуточку, — поднялась я. — Ни куда не уходите.

— Ладно, — обескуражено отозвался ректор. — Может тебе открыть портал?

— Да! И лучше сразу на мой этаж! — обрадовалась я. — Я быстро!

Вампир подошел к стене, провел рукой и вот на каменной кладке растекается черное пятно портала. Когда Ксар притащил меня ашме, я попросила оборотня отнести мою одежду ко мне в комнату и ни в коем случае не выкидывать, а просто положить в шкаф на нижнюю полку.

Милая родная комнатка как же долго меня здесь не было. Все осталось не тронутым. На столе поблескивали разложенные мной прутики из метлы. Надо будет попросить Натана, чтобы принес их, пока лечусь — составлю новое помело. Свет из шкафа я заметила, едва переступила порог. Забрала цепочку с камушком и назад в кабинет ректора.

— Вот, — я вылезла из портала, потрясая цепочкой, белый прозрачный камешек раскачивался туда-сюда. — Его дала мне мертвая эльфийка. Она еще сказала, что прошлое не вернуть.

— Тебе померещилось, Она не говорила, это было иссохшее тело в ветвях, — попыталась втолковать мне Арна.

— А это тоже? — тряхнула я цепочкой. — Нет, я видела.

— Можно? — вампир протянул руку.

Я отдала ему цепочку. Эндан ее вертел и так и эдак, закрыл глаза, изучая магию, вплетенную в нее. И особое внимание уделил камню.

— Хм, — озадачился вампир. — В ней нет магии, но в камне какая-то вода или не вода.

— А что? — затаила дыхание я.

— А что точно она сказала?

Я сосредоточилась и даже закрыла глаза, чтобы ни на что не отвлекаться.

— Старое не вернуть. Только принесешь еще больше горя, — вспомнила-таки я.

— Ладно, — пришел к каким-то своим выводам вампир. — Носи, эту цепочку, не снимая. Что до вас я сделаю вам амулет, он не даст Гэлеасу влиять на вас. А теперь дружно идем к целительнице.

Ректор открыл нам портал теперь уже на ступеньки перед дверями с хаосситами. Зашли в больничное крыло. Опираясь, друг на дружку до моей палаты.

— О, спасибо, что соизволили прийти, — с сарказмом проговорила целительница, уперев руки в боки.

— Простите, — пролепетала я. — Нам правда надо было к ректору.

— Я могла сюда его привести, вы об этом не подумали, — по тону, она не сомневается, что да.

— Нет, не подумали, — подтвердила Арна. — Мы больше ни ногой из палаты, только можно мы будем вместе?

— Хорошо, — прищурилась ашма. — А о допуске к вам посетителей поговорим отдельно.

— Да, да, — закивала я радостно. — Мы согласны.

Она подозрительно посмотрела на меня, но ничего не сказала, а мне так хотелось добавить, чтобы еще и хаосситов у дверей поставили. А то ходят тут всякие.

Кровать Арны перенесли в мою палату, а мне так надеялась переселиться к ней, я этот белый цвет видеть не могу.

Три дня к нам никого не пускали, мы читали выданные ректором книжки, узнали много нового и интересного. Начиная с где живут защитники. В междумирье (оказывается, другие миры существуют), каждый создает для себя реальность, и попасть в нее и есть первое испытание. После создания реальность уже живет по своим законам, там появляется местное население (я так поняла когда защитник закладывает основу реальность, то может задать условие чтобы появились разумные существа или какие-нибудь зверушки). В книге так же приводится теория, что прародители темных и светлых выходцы из таких реальностей. А что даже логично ведь покровительствую же они нам. Посвящения в верховные жрецы, кстати, происходит так же в реальности защитника.

Чтобы стать младшим жрецом надо пройти тринадцать испытаний, а дальше каждый раз, когда ты поднимаешься по карьерной лестнице, проходишь тринадцать испытаний исключение только когда ты становишься верховным жрецом, тогда всего одно испытание, но какое никто не знает, его назначает нам защитник, одно неизменно оно всегда смертельное.

Предметы, украденные Гэлеасом, во-первых, это поощрение своих жрецов, во вторых эти вещи служат соединительными ниточками между нашим миром и реальностью защитника, именно при помощи этих предметов послушник открывает дорогу к дому к ним.

На мой вопрос Элмарас нехотя ответил, что да и у него тоже был подобный предмет, но после разграбления его храма он пропал. А Вот что за предмет назвать отказался. Ну, раз Элмарас — Мрак, то и предмет нечто темное, я так понимаю. Но зато он охотно назвал предметы остальных. У Тьмы это темная вуаль, Хаос — зеркало, не показывающее отражения. У Смерти это — череп, Разрушение — раздробленный камень, Пустота — пустой стеклянный сосуд. И естественно два последних тоже пропали.

И если ведьма нашла просто интересную информацию, то я получила ответ. На загадочное слово» «асейра».

С защитником общаются только его верховные жрецы. А вот асейре отвечают все. Это как бы жрица всех шести защитников.

«Поздравляю», — нервно проговорил Элмарас.

«Ага, вот только с чем? Кто я? Что я?»

«Асейра, — просто ответил Мрак. — Наша асейра, а вот если бы не поступила бы в академию, то была бы светлой, вот только у них уже есть асейра».

«Но я поступила назло отцу. И чтобы не выходить замуж. Как это у светлых есть? если бы я не поступила было бы две асейры?»

Впала в ступор, уставившись в белый потолок, пустота в голове, сменялась роем вопросов и снова пустотой.

«Одновременно двух у одной стороны быть не может, — заверил меня Мрак. — Нет, это просто удивительно! Если бы ты не поступила…»

«А что было бы?» — осторожно спросила я.

Я хорошо помню, на мою просьбу об учебе в Асре или хотя бы в Ортине, отец заявил, что Академия Тьмы и Хаоса также входит в перечень учебных заведений Арддары. На что я брякнула: "а что мне подходит" и чтобы он не осталось сомнений быстро забежала в комнату и не глядя покидала в сумку вещи, продумывая доводы чтобы отложил свадьбу и направил учиться в Асру. А отец Тара посоветовал запереть меня, чтобы перебесилась, но отец решил, что я увижу академию и одумаюсь. А я увидела шанс избежать замужества.

«А чем ты там занималась?» — вопросом ответил Мрак.

«Хорошо, но как меня не выявили? Да у меняесть магические способности, но они ниже среднего, я даже зрение перестроить не могу. Я слабая».

«Это с какой стороны посмотреть, — ухмыльнулся Мрак. — Ты общаешься со всеми шестью темными защитниками, ты можешь открывать к нам путь».

«Стоп! Так вот почему Эндан запретил мне упоминать при светлых, что я была в Лейносе», — дошло до меня.

«Предыдущую асейру убили светлые», — осторожно проговорил Элмарас.

«Так нас еще и убивают?», — спросила я, предчувствуя подвох.

«Тебя Арна зовет», — ушел от ответа Мрак.

«А ну стоять! Ты должен мне сказать, почему умерла предыдущая асейра!».

Шиш.

«Ладно, сама выясню, и это будет на твоей совести».

— Да? Прости, задумалась, — повернулась я к ведьме.

Ей я так и не сказала, что со мной разговаривает Мрак.

— Я вот подумала, вещи защитников служат, чтобы пройди в их дом, а что если Гэлеас как раз и хочет к ним в гости, — поделилась соображениями Арна.

Признать и я о том же подумала, как только узнала, что вещи помогает открыть вход, но это гораздо удобнее делать из главного храма, а их-то дракон разрушил.

— Тогда зачем он разрушил храмы?

— А ты что хочешь, чтобы он открывал путь прямо из храма, а жрецы будут просто так стоять и смотреть? — язвительно поинтересовалась Арна.

Нет, конечно, да и вряд ли жрецы к этому моменту будут живы.

— Тогда у него должно быть безопасное место, для открытия пути, — решила я.

— Хорошо, давай предположим, что у него это место есть, тогда где оно, может быть? — задала задачку ведьма.

— Да везде, Арддара большая, нам нужна карта и ты не забывай, что он еще был на местах сражений темных и светлых выискивал уцелевших жрецов.

Сгорая от догадок, нам оставалась только вздыхать о карте в моей комнате, и ждать когда нам разрешит пускать к нам посетителей. И первым кого пустила целительница это, конечно же ректор. Вампир зашел узнать, как у нас дела отдал расписание экзаменов и соревнований.

— Мы проиграем! — взвыла ведьма.

— Трине, мы уже проиграли, — заметила я, да обидно, но есть и более важные проблемы.

— С Триной еще есть шанс на реванш, — загорелась ведьма азартом. — А вот если проиграем горгонам, то вылетим.

— На следующий год можно попробовать? — предложила я.

— Нет, — отвергла мою идею ведьма. — Мы не какие-то там слабачки!

— И как мы будем участвовать? Мы не тренировались, полудохлая гарпия и то сильнее нас. С моим фамилиаром неизвестно, что да и где он тоже вопрос, Змей постоянно спит восстанавливаясь. Арна, мы опозоримся.

— Посмотрим, — упрямо заявила ведьма.

Ну, все теперь Арна в лепешку расшибется, а мы попадем на соревнования. И как я уже сказала: опозоримся.

— А где Киарт? — сменила тему ведьма.

— Сама не знаю. У ректора забыла спросить, Натана спрашивала — молчит. Кстати Ксара я тоже не видела.

— О! Ты помирилась с вампиром, — снова переменила интерес подруга.

— Да мы и не ссорились, если честно, — заметила я.

— Ага, я помню, — захихикала ведьма.

— Да ну тебя, — фыркнула я.

Общение с вампиром снова наладилось и вновь пришли сомнения. Теперь наши отношения просто дружеские и больше он не заводит разговора, чтобы я стала его диари. А я так и не решила, хочу я или нет.

Свет в палате приглушили, к нам заглянули ашма:

— К вам тут гость.

— Впускайте скорее, — загорелась Арна.

Мне-то уже сидеть в четырех стенах осточертело, а что говорить о деятельной ведьме? Она от скуки на стенку лезть готова. Но мы дали обещание и надо его выполнять.

Ашма пропустила к нам Натана.

— Как же ты вовремя, — обрадовалась ведьма. — Ты срочно должен сходить в комнату Эмили, и кое-что нам принести.

— Что? — ожидая подвоха, спросил вампир.

— Карту, — я развеяла его сомнения. — Она на стене висит, ее трудно не заметить. И историю Арддары. Кажется, книги лежат на полу около кровати.

— Зачем? — еще больше напрягся младший учитель.

— Принесешь, скажем, — пообещала ведьма.

— Хорошо, — наконец согласил он.

Пока его не было, ведьма не могла найти себе места. То выглядывала за дверь, то возвращалась и садилась на кровать.

— А теперь объясните мне, зачем вам карта и что вы на ней отмечали? — попросил вампир, входя в палату, и смотря почему-то на меня.

— А где Ксар? — заинтересовалась ведьма.

— Занят, — отмахнулся вампир, продолжая смотреть наменя.

— Чем? — возмутилась ведьма.

Она уже несколько дней как пришла в себя, а оборотня где-то носит. Возмутительно просто.

— На ней мы отметили сражения между темными и светлыми, и где могли сохраниться жрецы как в озере.

Вампир, молча, прикрепил карту на стену и снял часть меток.

— Вот здесь они сохранились как в озере, — озвучил он.

— Эмили, смотри, — указала на одну метку в стороне Арна.

Красный кружок отчетливо пресекал границу эльфийского леса.

Забрала у вампира историю. Листать пришлось до конца книги.

— Ага, нашла. Там произошло столкновение между жрицей Тасмы и ректором!

— Ну да, а вы не знали? — удивился Натан.

— Теперь знаем.

Ведьма забрала у меня книгу. Несколько раз перечитала страницу и только потом спросила:

— А Гэлеас уже там побывал?

— Нет. Эльфы строго следят за тем, чтобы никто не приближался к месту. Жрица была их принцессой.

Теперь понятно, почему они никого не подпускают к месту, а если учесть, что они бессмертны родня принцессы живет и в наши дни.

В остальных шести местах дракон уже побывал. Из трех никого извлечь не удалось. Спасибо гномам. Им не покровительствует ни один из двенадцати защитников, но их магия не позволила дракону добраться до жреца Кворна и чернокнижницы, а также чистого Римара и некрона, ночницы и жрицы Лериан.

Из оставшихся трех мест были забраны, два чистых, одна жрица Лериан, один ассар, один пустотник и хаоссита. Естественно всех их дракон изменил.

И теперь мы втроем изучали карту, выискивая место, откуда дракон может открыть путь к реальностям светлых защитников. Их мы помечали, синим кружочками и таких кружочков у нас получалось слишком много.

— А что говорят светлые, — решила отталкиваться от них.

— А ничего, — поразил нас вампир. — Наши светлые многозначительно хмыкают, да приговаривают: «Это очень интересно». А остальные сразу готовят атакующее заклинание.

Облом и с этой стороны.

— Что совсем? — не сдавалась ведьма.

— Ага, — кивнул вампир.

В палату заглянула ашма.

— Та-а-ак, — протянула она. — Почему вы еще здесь?

— Все меня уже нет, — заверил ее вампир.

Целительница проконтролировала, уход вампира, шикнула на нас напоследок и ушла.

На ночь мы надевали амулет ошейник, чтобы не позволять дракону забраться в наше сознание.

— Эмили, — тихо позвала Арна. — А может, сегодня не будем их надевать.

— Ты снова хочешь видеть кошмары? — осведомилась я.

— Я хочузнать, что замышляет Гэлеас, — поправила меня ведьма.

Я тоже хочу это знать, но и не хочу становиться его марионеткой.

— Я не буду снимать, — решила я.

А вот Арна сняла. Тоненькую полоску металла зачарованную ректором, она положила на прикроватную тумбочку.

— Я расскажу, что мне снилось, — пообещала она.

— Утром не жалуйся, что не выспалась — насмешливо попросила я.

— Посмотрим, кто кому еще жаловаться будет, — задиристо усмехнулась Арна.

Ночь прошла на удивление тихо.

А вот пробуждение…

Разбудил меня скулеж побитого щенка, подскочив я узрела Арну, она с закрытыми глазами сидела на полу и рисовала различные символы, обмакивая палец в чернильницу.

— До экспериментировалась, — выдохнула я, поднимаясь. — Арна, проснись.

Ведьма с силой оттолкнула меня.

— Уй! — взвыла я, ударившись крыльями о стену.

«Где же ты Киарт, ходишь?!» — с тоской подумала я.

Ведьма отодвинулась, освобождая место под новые символы.

— Арна, — позвала я.

Ноль реакции.

Хватаю с тумбочки стакан с водой, пшикаю на ведьму. Она дернулась, раскрыла глаза.

— Ты чего? — возмущенно.

— Ты была страной, — ответила я, одновременно хотелось обнять ведьму и придушить ее за дурацкие эксперименты. — И писала это.

Указала на символы. Арна поднялась на ноги, и критично осмотрев, огорошила меня:

— Знаешь, а во сне я видела Киарта у дракона.

— К-как? — захлебнулась я воздухом. — Этого не может быть.

— Ректор же сам нам рассказывал про связь, — заметила ведьма.

Да рассказывал именно поэтому, я последние три ночи сплю в зачарованном ошейнике. Но разум просто отказывался поверить, что мой фамильяр у дракона. А ведь на крыше он был не один.

— У него еще и Ксар, — слова давались с трудом. — Накрыше были только они.

— Может поэтому он не приходит ко мне?

— Надо спросить у ректора, — предложила я.

— Так он тебе и скажет, — усомнилась ведьма. — Тогда уж Натана спроси. Или сами все узнаем.

Ой, нет!

— Лучше уНатана, — быстро согласилась я.

А-то с нее станется, влезть в очередную авантюру. Ну и я с ней.

— Ты не знаешь, чего это я понаписала? — озадачилась ведьма.

— Ты у меня спрашиваешь? — поразилась я.

Ашма принесшая завтрак, только показала головой, но писанину ведьмы трогать не стала, а вот ректор едва переступил порог комнаты встал как вкопанный.

— Девочки, — напряженно проговорил он. — Это что за художества?

— А это…, — замялась я, не зная как сказать, что Арна снимала ошейник.

— Я сняла ошейник и ночью во сне написала это, — без обиняков доложила Арна.

— А я ведь хотел приклеить их, — задумчиво изрек вампир.

— А-а зачем? — подозрительно поинтересовалась я.

Хотя чего это я, все и так понятно, мы опять куда-то влезли.

— Так все плохо? — забеспокоилась подруга.

— Ты угадала, — отстраненно заметил вампир. — Так запритесь и открывать только мне.

— А Натану? — спросили мы.

— Два часа назад он уехал в Асру. Ашму я предупрежу. И не вздумаете ходить по академии без спросу. Вместо горгулий дежурят хаосситы.

— А где Ксар? — поинтересовалась Арна.

— Он занят.

— А Киарт? — тут же спросила я.

— Тоже.

Еще раз, взглянув на символы, ректор вышел. Со щелком провернулся ключ в замке. Он что пришел к нам, чтобы нас запереть?

— Значит они у дракона, — сделала вывод ведьма.

Но зачем ему мой фамильяр, и оборотень.

"Чтобы мы к нему пришли" — решила я.

А мы пойдем к нему? Вот это хороший вопрос. Устроилась на кровати, наблюдая, как Арна кормит проснувшегося Змея.

Нам напичканная зельями и снадобьями целительская еда уже не лезла, а вот фамильяр уплетал ее так, что за ушами трещало. За время ее восстановления, а потом и своего Змей немного потускнел и полинял. Но ведьма гладила его по бесчушейной голове, глупо улыбалась. Вызывая у меня приступы зависти.

«Тоже хочешь погладить Киарта?» — хихикнул Элмарас.

«Нет. Просто ты посмотри на них», — вздохнула я. — «А у меня что? Мой фамильяр с удовольствием меня где-нибудь закопает».

«А ты уверена?» — задал Мрак, провокационный вопрос.

«На чтоты намекаешь?»

«Я?», — натурально удивился он.

Ну, может он меня не закапает, но все равно приятного мало.

— Ты почему еще не разъединилась? — напустился на меня Змей.

О, узнаю ведьминого фамильяра.

— Не могу, — пожаловалась я.

— Где этот блондин? — Змей воинственно задрал крылья.

— А нету, — вместо меня ответила Арна. — Мы думаем, что он у дракона.

— Как у дракона? — охрипшим голосом спросил Змей, и его крылья резко опустились.

— Да вот так.

— Погоди, может он не у него, — засомневалась я.

— Ага, а где тогда? — парировала Арна.

Хороший вопрос.

— Ясно, что ничего не ясно, — решил фамильяр. — А это что за каракули. И давайте рассказывайте, чего вы опять натворили без меня.

Я едва не задохнулась от возмущения. Вот в этом весь он, едва очнулся и давай нас распекать.

— Это не каракули, — обиделась Арна.

— Ну, хоть понятно чьи, — насмешливо заметил Змей.

А я принялась рассказывать обо всем, что он пропустил. Змей слушал, внимательно не перебивая. Я рассказала, что я асейра и что это такое. Змей подтвердил, что да я общалась с самим Мраком. После чего ведьма закидала меня вопросами и также успела пообижаться, что я сразу не сказала, но через минуту уже посыпались новые вопросы.

— Не удивительно, что он вас запер, — подытожил фамильяр. — Я бы вас еще и связал.

— Эй! — возмутилась Арна. — За что?

— Чтобы слушалась старших, — веско ответствовал фамильяр.

— А ты знаешь, что Арна написала? — наобум спросила я.

— Знаю, но не скажу, — ответил Змей, свернувшись калачиком.

— Да и не надо, — фыркнула ведьма.

Она закрыла глаза, по ней словно бы прошла рябь.

— Ты что, — осекся фамильяр.

Ведьма смотрела на него его же шафрановыми глазами и нагло улыбалась. Выстрелил вперед раздвоенный язык, пробуя на вкус воздух.

— Не смей, — повысил голос фамильяр. — Я тебе запрещаю!

Еще одна усмешка и золотые глаза взглянули на меня.

— Запис-с-сывай, — велела она.

— Одна половина луны, символы силы расставить по часовой стрелке, открывать дорогу ровно в полночь, одарить привратника, — прочитала ведьма.

Похоже, она записывала расчеты Гэлеаса по открытию пути, вот только где он его откроет?

Арна закрыла глаза, медленно выдохнула, а когда открыла, это были обычные человеческие глаза.

— Больше никогда так не делай! — вызверился на нее фамильяр.

— Зато мы теперь знаем, что Гэлеас точно откроет дорогу к светлым защитникам, — беспечно отмахнулась ведьма.

— А что это за дар привратнику, — задумалась я.

Ответ, лежащий на поверхности, заставил вздрогнуть и не только меня. Мы уставились на висящую, на стене карту Арддары. Взгляд притянул алый кружочек захватывающий часть эльфийского леса.

— Теперь мы знаем место, — прошептала я.

— И не только, — заметила ведьма.

— Что делать будем? — спросила я, посмотрев на подругу. — Он ведь придет. Строительство академии проходило с его участием.

— Никто не куда не пойдет! — отрезал Змей.

— А я тебе говорила, что надо уходить, — попеняла ведьма, проигнорировав своего фамильяра.

— Это не выход, — заметила я. — Одна из нас его супруга и одна изнас может его усыпить.

— Эй, я с вами разговариваю, — взлетел между кроватями фамильяр. — Я сказал, вы никуда не пойдете.

Продолжая игнорировать фамильяра, я рассказала ведьме о Лиэль, о ее ритуале, как она усыпила Гэлеаса, и как он сам использовал ее в каком-то ритуале, и как ректор нашел ее с разорванным горлом.

— А он ее до сих пор любит, — разрыдалась Арна, сделав совсем другой вывод.

— Э-э ну да, — согласилась я.

— Надо найти ее комнату, — пришла к еще одному интересному выводу ведьма, вытирая слезы.

— И зачем? — возмутился Змей.

— Там могут быть записи по ритуалу, — пояснила я.

— Ага, — закивал фамильяр. — Да там и без вас давно просмотрено и изучено.

— Ну, ректор же говорил, что когда мы остаемся одни, то находим что-нибудь интересное, — вспоминала я. — Вот мы и посмотрим.

— Мы не одни, — хихикнула ведьма. — Он с нами.

— Конечно с вами! — заверил Змей, тут же забыв, что запрещал нам никуда-то уходить.

Но сразу мы, ни куда не пошли, хотя очень хотелось. Для начала мы извлекли мои крылья из гипсового и магического плена.

— Уф, наконец-то, — обрадовалась я, не ощущая больше тяжесть за спиной.

С опаской ожидая прострела болью, подняла и опустила крылья. Это может пока, я их не напрягаю, а что будет при попытке полетать?

Змея накрыли одеялом, похихикали от движущейся кочки и переоделись. Я натянула давно выпрошенные штанишки и рубашку с неровной дыркой на спине. А вот ведьме еще, когда она спала, принесли платье. На ногах мягкие тапочки — наши шаги не услышит никто.

— Дуры, я чуть не задохнулся, — выпутался фамильяр.

Прошептали наговор, замок щелкнул и дверь приоткрылась. Выглянули. Никого. А хорошо, что к двери не приставили хаосситов. Но вот за главной дверью-то они есть.

Прокрались к двери, приоткрыли. Правый хаосситна месте, ну и левый соответственно тоже.

Отошли, чтобы они нас не могли услышать.

— Что будем делать? — поинтересовалась я.

— За мной, — позвала ведьма.

А за кем нам еще идти?

Прошли коридор и свернули к той самой маленькой дверке. А ну да. Я про нее уже забыла. Наверх мы уже поднимались, значит, спустимся вниз. Что мы и сделали.

Через каждые три витка деревянная дверь. В первый раз, когда выглянули, узрели такой же коридор, который покинули. За второй дверью большая комната в центре стол за ним сидела и что-то писала ашма, а вот уже за ее спиной вход в неосвещенный коридор. И что там одной Тьме известно.

— Уф, кажется, не заметил, — выдохнули мы.

Пустились еще на три пролета вниз. Выглянули. В общем зале хаоссит.

— Да сколько же их?! — возмутилась Арна.

Следующие пять раз мы любовались на спины жрецов хаоса.

И вот встали у последней двери. Замок щелкнул, но она не открывается, все, что нам удалось это сделать щелочку и запустить светляка.

— Похоже, дверь заклинило, — пропыхтела я.

— Погоди-ка, — задумалась ведьма.

Она отошла и критично осмотрела дверь.

— А петли-то вот они, значит, дверка-то открывается наружу, — сделала она открытие.

Я открыла и закрыла дверь. Щель от этого больше не стала.

— И что?

Ведьма прошептала на правую ладонь. Подошла и медленно указательным пальцем провела по ржавым петлям.

Дверь опасно накренилась и если бы ее не придержала Арна, придавила бы меня.

— А чего раньше так не сделала? — спросила я, а потом меня осенило: — Теперь нас накажут за порчу имущества!

— Курятник и так с нас никто не снимал, — Арна подлила масла в огонь.

— Да мы вечно будем в курятнике, тьфу ты в птичнике отрабатывать, — я похолодела от ужаса.

— Давай лучше посмотрим, куда это нас занесло, — беспечно предложила Арна.

Под светом двух светляков нам открылся, большой зал, потолок поддерживают малахитовые колоны, пол, кстати, также насыщенного зеленого цвета.

Вскоре впереди показалась арка выхода — укрощенная змеями. Их рубиновые глазки загадочно поблескивали в свете магических светлячков.

— Идем дальше? — спросила у меня Арна.

— Конечно, — ответила я.

Все-таки интересно, куда прейдем и что найдем, кладовку завхоза или в покои Лиэль?

В коридор выходили простые деревянные двери. Отворили одну из них. И запустили в комнату светлячка. Под его светом мы открывались ряды парт, доска с полустертой формулой наведения порчи. У стены преподавательский стол.

Идя дальше, мы лишь иногда заглядывали в классы. Поворот. Снова коридор с дверьми аудиторий. Дошли до такой же арки, за ней винтовая лестница.

— И никаких тебе порталов, — прокомментировала Арна. — Как раньше жили?

Что ни говори, а порталы значительно облегчили жизнь. Одна только мысль подниматься по лестнице в класс Облаков повергает меня в ужас.

— Поднимается?

— Конечно, иначе, зачем мы сюда пришли?! — возразила ведьма.

Поднялись. Еще коридор с классами и в конце, арка выхода, лестница штопором уходящая вверх.

Опять подниматься наверх? Мы же только спустились.

— О! — воскликнула Арна. — Мы пойдем туда.

Пока я стояла с задранной верх головой и раздумывала подниматься или нет, ведьма обошла лесенку.

— Что там?

— Наверху, поди, опять классы и ничего интересного, — проговорила подруга, открывая дверь. — А тут может быть бывший кабинет ректора.

— По-твоему ректор сидел в каморке под лестницей? — усомнилась я.

— А вдруг, — рассудила ведьма.

Но за дверью снова коридор и лестница.

Прошли, поднялись и оказались в зале с огромным хрустальным шаров в центре.

— Как ты думаешь, как далеко мы забрались? — спросила Арна, проведя пальчиком по гладкой поверхности шара.

— Я уже сбилась, — признала я. — То ли за три тысячелетия замок много раз перестраивали, то ли все дело в магии.

— Да, так мы будем долго искать комнату Лиэль, — согласилась со мной подруга. — Так, если я правильно помню, раньше замок принадлежал какому-то вампиру.

— А еще ректор разрушил башню Затмения, — подсказала я. — Когда дракон убил Лиэль.

— Нам нужен план замка, — размечталась Арна.

— Угу, так он нам его дал.

— Дуры, это же хрустальный шар! — напомнил о своем присутствии Змей. — А вы ведьмы.

— И что? — покосилась на него Арна.

— В шаре ведьма может увидеть прошлое, настоящее и будущее! — взрыкнул он. — Как им пользоваться не забыли?

Ой, сколько яда.

Для надежности взялись за руки и прикоснулись к шару.

— Мгла безвременья — рассейся, дай увидеть, что произошло, — зашептали мы. — Укажи путь к комнате Лиэль!

Внутри шара медленно проявилась алая дымка, а когда она развеялась, мы увидели ректора и стройную блондинку. Сиреневое с серебристой отделкой платье подчеркивало изгибы фигуры. На шее серебристое монисто, оно подчеркивало высокую грудь и смелое декольте. Девушка потянула на себя ректора, озорно посмотрела по сторонам и впилась в губы вампира страстным поцелуем. Вампир с трудом и неохотой отстранился, что-то ей сказал, на что чародейка только рассмеялась. Она провела кончиками пальцев по щеке, спустилась, вниз расстегивая рубашку. Видимо вампир решил ее урезонить, но девушка, хихикнув, стянула с него плащ.

— Э? Я хочу видеть путь к ее комнате, а не стриптиз в исполнении ректора, — опешила Арна. — Но на него голого взгляну.

— Арна, сосредоточься, — шикнул на нее Змей, видя, как парочка начала расплываться.

— Все молчу, — пообещала ведьма, и она тут же обрела четкость.

Подхватив Лиэль на руки, вампир прошел мимо хрустального шара, подошел к стене открыл портал и вышел в маленькой комнатушке, напротив арка выхода на балкон, с левой стороны уходит вниз винтовая лестница. Он прошел полукруг балкона и скрылся за дверью. И снова все заволокло красным туманом.

— И что это все? — возмутилась Арна.

— А тебе еще что-то надо? — хмыкнул Змей.

— Да, Они-то знали, куда открывать портал, а мы нет, — напомнила ведьма.

— Змей, ты можешь найти портал, который они открывали? — спросила я.

— Попробую, — он не стал обещать.

Фамильяр слетел с шеи ведьмы, подлетел к стене. Подлетая то вверх, то вниз кончиком хвоста касался серых кирпичиков.

— Быстро ко мне! — неожиданно скомандовал он.

Подбежали.

Привычного темного пятна не было, стена заглотила нас и тут же выплюнула. Кубарем прокатились по комнатке и затормозили об арку. Звездочек перед глазами нет, но состояние такое, что они были. А еще веет холодом.

— Тьма, мои крылья, — простонала я, выгибая левое крыло. — Как же вы крылатые с ними живете.

— Мы не шляемся где попало, — гордо ответил фамильяр.

— Ага, вы летаете, где попало, — хихикнула Арна.

— Арна, посмотри, — прошептала я.

Источник холода был прямо перед моим носом.

Балкон и комната— все во льду.

— Случайно не здесь мы разбудили дракона? — спросила ведьма, все правильно поняв.

Льда стало меньше, словно он медленно стает, или просто новый не нарос? Ведь, кажется, дракон его растопил?

— Чего встали? — ворчливо поинтересовался фамильяр.

Держась за перила чтобы не поскользнуться, осторожно пошли вперед к двери. Я шла первая, чтобы растопить лед на двери, за мной ведьма, а Змей улетел обследовать комнату под нами.

— Уф! — выдохнула я, когда дошли до двери.

— Давай быстрее растапливай, — поторопила меня Арна.

Рука загорелась сиреневым огнем и прикоснулась к двери. Лед пошел трещинами и осыпался под ноги мелким крошевом.

Я толкнула дверь, она, скрипнув, отворилась. Комната по размерам не отличается от наших. На полу нечто, оно когда-то было ковром. На стене нарисованное окно за «стеклами»: бушующее море обрушивало волны на каменистый берег. Круглый столик. Кровать под балдахином. В шкаф с зельями, бельевой шкаф, комод и тумбочка.

— Ух, ты сколько, — Арна оценила запас зелий светлой чародейки.

Арна потеснила меня и первой зашла в комнату. Встала у стола и по-хозяйски осмотрелась.

— Ну-с откуда будем искать? — спросила она и при этом так выразительно посмотрела на шкаф с зельями.

— Хорошо начинай оттуда, — разрешила я. — Только аккуратней этим зельям триста лет.

— Настоявшиеся, — промурлыкала себе под нос ведьма.

И больше ни обращая на меня внимание, направилась к шкафчику.

Я же подошла к комоду и, вытянув верхний ящик, уставилась на его содержимое. В полном беспорядке — предметы по светлой и темной ритуальной магии.

Знать бы еще, что мы ищем.

«Идите к Эндану» — предложил объявившийся Мрак.

«О! И где ты пропадал?».

Вот не могу перестроиться и начать относиться к нему как темному защитнику, так и лезет это панибратство.

«Где-то», — буркнул Элмарас и умолк.

Пожав плечами, я вытащила свечи. А интересно сделаны их можно использовать как в светлых ритуалах, так и в темных. Следом я извлекла шкатулку, открыла на черном бархате лежать два маленьких хрустальных шарика.

Арна за спиной ахала и охала, звеня склянками. Она расставляла бутылочки на стол, хорошенько перед этим рассмотрев.

На комоде уже нет места, а в ящике еще полно вещей правда осталась одна мелочевка. Ее я не стала доставать, а только сдвигала в сторону.

Задвинула и открыла средний ящик.

Он гораздо глубже верхнего и в него прекрасно поместился хрустальный шар нормального размера. В этом ящике вещей не так много, но зато они все большие. Я все складывала на пол.

В углу лежало что-то продолговатое замотанное тряпку. Развернула и ахнула. Я держала в рукахсветлый ритуальный кинжал. Причем я видела такой второй раз в жизни, первый был, когда на каникулы приезжала Тайка.

И тут произошло это самое «что-то» что мы так тут искали. Камень на моей цепочке — засветился.

— Чего это он? — ко мне подсела Арна.

— Магия в нем одна, — просветил нас фамильяр, приземлившись на макушку ведьмы.

— Брысь ты мне все волосы спутаешь, — панически заявила Арна.

— Не спутаю, — отмахнулся хвостом Змей. — Прикоснись камнем к лезвию.

Сделала, как он сказал.

Вспышка, и Арну со змеем, отшвырнуло от меня.

«Эмили, ты что сделала?!» — сквозь шум крови в ушах донесся до меня крик Элмараса.

Я же не отпуская клинок, завалилась на бок, мелко дрожа.

— Ч-ш-т-то-бы, — я пыталась, высказать все что думаю, о фамильяре.

— Эмили, Эмили, что с тобой? — вился надо мной Арнин фамильяр, но из-за невидимого барьера не мог ко мне приблизиться. — Такого не должно было случиться!

Но случилось.

Я дернулась и замерла.

«Я ему хвост оторву!» — бушевал Мрак.

А от его воплей голова раскалывалась.

Вдруг подул теплый ласковый ветерок, я мгновенно согрелась. Приподнялась на локте, а место вокруг меня другое. Или это я в другом месте?

В руках я все еще сжимаю кинжал с приклеенным к нему кристалликом. Полы деревянные с облупившейся коричневой краской. Стены и крыша переплетение веточек, из-за них пробиваются солнечные лучи.

— Лиэль? — ко мне подбежала та самая эльфийка с чудесной полянки. — Сколько раз я говорила, эксперименты с магией защитников до добра не доведут. Да еще без «Глаза Дракона».

— Я не Лиэль, я Эмили, — говорить почему-то больно.

Она хотела погладить меня, но ее руки прошли сквозь меня. Вот она обернулась.

— Что вы здесь делаете? Кто вам позволил?

Из-за нее невозможно разглядеть, кто зашел, и двигаться с места эльфа не собирается. Она закрывает меня или Лиэль? Гость, молча, подошел к эльфийке и отвесил ей звонкую оплеуху. Девушка отлетела в сторону, и я его увидела.

Голубые вьющиеся волосы достигают плеч, глаза льдинки с вертикальной прорезью зрачка, тонкие губы и длинный нос с горбинкой просекают два шрама. С нарочитой неспешностью он снял с пояса атерал.

— Больше ты не убежишь, — процедил он.

Он занес прозрачный жезл, я сжалась в комок, ожидая удара светлого оружия, но его не было.

— Эмили! — на голову шмякнулся фамильяр.

— Ай! — я дернулась и открыла глаза. — Что это было?

— Эмили, ты как? — ко мне подбежала Арна.

— Посмотрите, — отвлек нас фамильяр.

Я все еще сжимала кинжал, вот только лезвие почернело и потрескалось, а лежащий рядом камешек утратил прозрачность.

— Это были воспоминания Лиэль и той эльфийки, — хрипло ответила я.

Положила кинжал рядом с собой, едва он коснулся пока, как лезвие осыпалось черным песком. Э-э-э…из чего светлые их изготавливают, если после того как из них вытащишь магию рассыпаются? Цепочку повесила обратно на шею.

— Того не должно было быть, — неверяще прошептал Змей.

— А что ты видела? — заинтересовалась Арна.

Осторожно встала. С каждой секундой неприятные ощущения слабости проходило. Дошла до кровати, и только сев на мягкое и подняв тучу пыли, рассказала.

— Зачем ей магия защитников? — рассуждала Арна, расхаживая по комнате туда-сюда. — И кто этот мужчина.

«Светлый асейра», — тихо ответил Мрак.

Передала его слова.

— Как? — резко остановилась. — Тогда что ему надо было от Лиэль? Жезлом из атерала не каждый магистр похвастаться может.

— Он хотел ее убить, — напомнила я.

— Значит, за некие эксперименты с магией защитников убивают, — уверенно заявила Арна. — Ты у нас асейра, ты должна знать.

Я?

«Ну в чем-то ведьма права», — задумчиво изрек Мрак. — «Его послали защитники, чтобы он устранил чародейку, она что-то узнала или же пользовалась силой без спросу».

«И я должна буду убивать по вашему приказу?» — насторожилась я.

«Да», — короткий и страшный ответ.

— Эмили, чтосказал Мрак? — ко мне подсела ведьма.

В ее зеленых глазах плескалось любопытство, что же еще того интересного мне сказал темный защитник, а также беспокойство. За меня? Ксара? Или всех нас вместе? И еще говорить или нет? Если я расскажу, что защитники послали асейру убить светлую чародейку, то не отвернется ли, она от меня? Где гарантия, что и мне не отдадут когда-нибудь подобный приказ?

— Да так задумалась, какие такие глаза дракона имела в виду эльфийка, — ответила я.

Нет, лучше ей пока не знать.

— Ну явно не настоящие, — хохотнул Змей.

— Тогда что это за артефакт? И что он делал? — переключилась Арна. — Надо в книгах посмотреть.

Уф!

«Лгунишка», — довольно хихикнула Тьма.

«О! Хаос!», — выдохнула я, разбираемая противоречивыми чувствами.

"Я тоже здесь», — довольно.

Ноги подкосились, я снова опустилась на кровать.

С этими двумя панибратски не пообщаешься. А ведь есть еще трое других защитников.

— Ты смотри в этих, — сказала Арна, отдавая мне стопочку книг. — А я в этих.

Она уселась рядом и раскрыла книгу. И мы углубились в изучение. Интересно возможно у ректора выпросить пару книжек?

— Нашла! — радостно заорала ведьма. — Вот читайте!

Она тыкала пальцем с пожелтевшую страницу, не давая прочитать ни строчки. И сама же нам зачитала:

— «Глаз дракона» создал дракон Лефеонд, из цельного куска алмаза, Повелитель северного потока был любознательным драконом, он изучил все три материка и Вьюжные Земли.

— А это где? — вырвалось у меня.

— А я откуда знаю, — пожала плечами ведьма и продолжила чтение: — Он побывал за гранью, разгадал секрет Трех Сестер.

— Это еще что? — мы вопросительно уставились на фамильяра.

— Да есть у нас там, — с ярко выраженной неохотой ответил Змей. — Ты читай не отвлекайся.

И Арна продолжила:

— Но все чаще он интересовался реальностями защитников это единственное место, где он еще не побывал. Не имея шанса проникнуть в дома защитников, он создал «Глаз дракона».

— А за всеми так можно подглядывать? — заинтересовалась я.

«Ага, так мы и позволили!» — запальчиво выдал Элмарас.

«Ты чего здесь делаешь? Иди вон с сестрой пообщайся», — возмущенно посоветовала я.

«Не могу, — горестный вздох. — Только через тебя».

«Почему?»

Но он мне снова не ответил.

Да что это такое?! Долго он будет играть со мной?! Почему нельзя все нормально сказать? Зачем наводить столько тумана?

— Сейчас посмотрим, — ответила на мой вопрос Арна, и вновь утыкаясь в книжку: — Для этого он обманом завладел струной с лютни Лорана. Она-то и стала соединительной ниточкой к светлым защитникам. О, а вот и иллюстрация глазика.

Арна развернула книгу, чтобы мы со Змеем могли хорошенько ее рассмотреть.

— Э-э-э… как-то подозрительно знакомо выглядит глазик, — задумчиво проговорила я. — Где-то я его видела, но вот не могу вспомнить где?

— Да? — Арна повернула книгу к себе и скептическим взглядом окинула картинку. — А и правда знакомо выглядит.

Но сколько бы мы не пытались вспомнить, у нас ничего не получалось.

— Так давай рассуждать логически, — летал перед нашими носами фамильяр. — Вы обе помните, что шарик знакомый. До поступления в академию, вы не были знакомы — значит «глаз» вы видели где-то в замке, так? Так.

Мы только кивнули в ответ.

— Мы дуры, — выдала я.

— А я это вам всегда говорил, — поддакнул Змей.

— Это комната Лиэль, а две ее статуи стоят где?

— У кабинета ректора, — подхватила Арна. — Но у нее в руках, же простой ведьминский шар.

— На месте разберемся, — решила я.

— И как вы пройдете мимо хаосситов? — ехидно поинтересовался фамильяр.

— Придумаем, — веско ответила я. — Ты идешь с нами?

— Да чтобы я такое пропустил, — с этими словами Змей обвил шею своей ведьмы.

Я осторожно выглянула за дверь, а вдруг там уже ректор поджидает? Но нет задверью никого. Держась за перила, мы дошли до закуточка с порталом и лестницей.

— Через портал? — указала на стену Арна.

— Может полестнице? — взмолился Змей. — Я не уверен, что получится во второй раз.

Зажгли светлячков и начали подниматься по винтовой лестнице. Знать бы еще, куда она нас приведет. Лестница вывела нас к стене. Видимо когда здесь был портал, но сегодня от него не осталось и следа и нам пришлось впускаться вниз.

Внизу лестничный пролет и две лестницы одна ведет вверх, вторая вниз. Мы выбрали ту, что вверх. Поднялись. Вперед уходит коридор, в него выходят деревянные двери. Когда из них выходил, маленький, покрытый зеленой шерсткой гремлин, вырывался столб пара.

— О! Мы нашли прачечную, — весело хихикнула Арна.

— Ну хоть вышли на обитаемые этажи, — обрадовалась я. — А ведь они же не пользуются порталами, а как-то же передвигаются по замку.

Громлены, выбегали из одной двери и вбегали в другую на нас, и на нас не обращали внимания. Это мы по замку шляемся, а они делом заняты.

Прошли прачечную, нашли лестницу, ведущую вниз, спустились. С одной стороны маленькая дверка — выход из академии. Мы даже выглянули. Дверь настолько мастерски замаскировано, что если не знаешь что искать и не найдешь, а открывается она только изнутри.

Напротив двери простая лестница наверх. Поднялись. Узкий темный коридор уходит вдаль. На полу слой пыли, на стенах бахрома паутины кое-где в щели пробивается зеленый свет, да не часто же здесь ходят.

— Теперь мы может водить экскурсии по замку, — нервно пошутила я.

Прильнули к самой большой щели. Так-с посмотрим, куда это нас занесло? В холл. Вон и единственная целая лестница. Завал разобрали, дверь на место приделали — и все. А нет, еще убрались.

— С этими светлыми ректору не до академии, — пробубнила Арна.

— Да надо было выдать им ведро и швабру, — хихикнула я.

Хорошо, что и раньше холл пустовал, а уж теперь тем более.

А дальше на другой этаж вела такая деревянная лестница с перекладинами, и едва Арна поставила ногу на перекладину, как та, хрустнув, разломилась.

— Дай-ка я, — я отодвинула ведьму в сторону.

Простой наговор и следующая перекладина укрепилась. И от моих бытовых имений есть польза.

— А выдержит? — сомнением протянула Арна.

— Нас двоих должна, — бодро отозвалась я.

«Темные защитники, только бы выдержали!»

«Если что мы за нее не в ответе», — весело открестился Элмарас.

«Вот имеешь ты поддержать».

«Я быподдержал, если был с вами», — двусмысленно ответил темный защитник.

Когда пользуешься порталами, даже не замечаешь, сколько этажей в замке. Между холлом и залом со статуями ровно тридцать, и это еще не все. А уж, сколько мы нашли ответвлений на разные этажи — не сосчитать.

— Великий Хаос, добрались, — Арна обессилено опустилась у стены, забирая на себя вековой налет грязи.

За время подъема мы так измазались, что новый слой влился как родной.

Опираясь на стену, я стала выискивать механизм, открывающий скрытую дверь.

— Может, его нет, — сделал предположение Арна.

— А этот ход тогда зачем? — в ответ просила я.

— Логично. Хорошо ищем.

И вот когда перенесли еще и всю грязь со стен на себя, мы нашли его. Дверь скрывалась в обломке колоны, которую обвивал горгон.

— Подожди, — остановила меня Арна.

Она вернулась в коридор и принесла перекладину от лестницы.

— Чтобы не сказать снова, — пояснила я.

Крадучись поднялись по лестнице на этаж преподавателей. Осторожно выглянули — никого.

— Интересно, а где ректор? — задумалась Арна. — Змей, слетай на разведку.

И пока фамильяр не открестился от выпавшей ему чести, схватила его и с хорошим запахом швырнула вперед.

— Да я тебе…, — на полу слове заткнулся змейкин.

— Давай, давай лети, — поторопила его Арна.

Фамильяр недовольно сверкнул лиловыми глазами и полетел к дверям кабинета ректора.

— Он-то может быть со светлыми, — заметила я. — А вот — Арсар?

— Про оборотня-то я забыла, — хлопнула себя по лбу ведьма и свистящим шепотом: — Эй, глянь, там ли Арсар!

— Арна, тише, — шикнула я на нее. — Тебя же на первом этаже слышно!

Фамильяр подлетел к двери. Опустился на голову левой статуи Лиэль и, коснувшись кончиком хвоста дверей, закрыл глаза. Замер на мгновение, а потом махнул нам хвостом, мол, все в порядке можно подойти. Мы не подошли, мы подбежали готовые в любой момент смыться в потайной ход.

— Вот я же говорю простой ведьминский шар, — Арна указала на шар в руках статуи.

Я могла бы с ней согласиться, если бы не увиденное.

— А может снова камень попробовать? — предложила я.

— Давай только быстро, — согласилась со мной ведьма.

Сняла с шеи цепочку и немного опасливо прикоснулась белым камешком к хрустальному шару.

Раздавшийся хруст заставил нас подпрыгнуть на месте.

— Ты что сделала? — напустилась на меня Арна.

— Это не я оно само, — слабо оправдывалась я.

— Кончайте скулить, — влез Змей. — Вы лучше на шар посмотрите.

И мы посмотрели. На глазах верхний слой становился белым не прозрачным, а также трескался, распадаясь на куски. Вскоре я уже держала в руках маленький не больше яблока желтоватый шарик.

— Надо же она спрятала его, у всех на виду, — восхитился светлой чародейкой Змей. — Интересно, Эндан знал?

— Да какая разница, — нетерпеливо перебила его ведьма. — Надо уходить отсюда.

— Идем, — согласилась я. — Вернемся в комнату Лиэль, надо продолжить поиски.

Это конечно хорошо, что мы нашли «Глаз дракона», но как с его помощью остановить Гэлеаса — не понятно.

— Ох, какой вой поднимется, — хихикнула Арна, посмотрев на ошметки от хрустального шара.

Спускаться всегда легче, чем подниматься, так что первого этажа мы достигли быстро. Бегом пересекли прачечную, остановившись только у покрытого льдом балкона.

Теперь же мы перерывали книги в поисках упоминания «глаза». Но нашли что он был утерян (скорее выкран эльфой) и что может использоваться как проводник магии. Вот только чьей? Дракона или защитников.

«Скореезащитников», — предположил Элмарас. — «Зачем дракону проводник собственной магии?»

«Кто его знает», — прокомментировала я, но версия Мрака мне понравилась.

Теперь же мы искали все о проводниках магии. И на этот раз нашли не просто много, а очень много.

Вспомнить, как ректор рассказывал, что они при помощи светлой чародейки хотели убрать светлую защитницу и покровительницу магии — Тасму.

— Они хотели, убрать с помощью Лиэль Тасму, — сказала я, раскладывая, ингредиенты для ритуала. — Светлых ослабила бы потеряли покровительницы магии.

— Но наш ректор не дал совершиться ритуалу, — Арна вспомнила мои слова. — Полюбил и спрятал чародейку.

— Да недал, — кивнула я. — Но возможно эти же ингредиенты нужны для «Поцелуя вечности»?

— Тогда их бы здесь не было, — указала Арна. — Ты же говорила, что это ректор усыпил дракона.

— Да.

— Слушайте, — подскочила с кровати Арна. — А где здесь может быть тайник?

— Егоможет и не быть, — парировала я.

— Если у тебя его нет, это не значит, что у других тоже, — съязвила Арна.

— А у тебя есть тайник? — заинтересовалась я.

— Хочешь, скажу где? — рассмеялся фамильяр.

— Я тебе скажу! — Арна погрозила ему кулаком.

— Хорошо давайте искать тайник Лиэль, если ли конечно он есть, — вздохнула я.

— Есть, — твердо и уверенно.

Тайник был. И нашли его Змей и Арна. После того как Арна с ним же залезла под кровать и долго там что-то выстукивала. Из-под кровати фамильяр вылетел злой и грязный. Долго и с удовольствием костерил ведьму на незнакомом языке, его понял только Мрак, но перевести отказался сказал маленькая я еще, чтобы такое знать. Пустил крохотную шаровую молнию, теперь уже Арна вылетела из-под кровати и принялась гонять фамилиара по комнате, попутно объясняя, какое он на самом деле животное. Вот запуская очередную молнию размером с мою голову, и был обнаружен тайник светлой чародейки.

— Вот я же говорила! — гордясь с собой, Арна указала на дырку.

Толкаясь мы заглянули в тайник. И первое что вытянули это бело-золотая мантия.

— Теперь понятно, почему дракон хотел прирезать именно ее, — прокомментировала находку Арна.

Конечно, высшая жрица Тасмы как никто другой подходит для оружия против своей защитницы. Получается светлый асейра хотел убить Лиэль не только из-за ее экспериментов с магией защитников. Но почему дракон не взял для этой цели другую жрицу.

«Значит, на ритуал она согласилась добровольно».

«Это как?» — поперхнулась я.

— Что? Что он тебе сказал? — загорелась любопытством Арна.

— Что Лиэль согласилась убить Тасму добровольно, — автоматом повторила я.

— Чушь, — уверенно заявила ведьма. — Кто согласиться убить своего защитника?

Стать Искрой. А ведь добиться этого, ох как не просто. Приложить столько сил и упорства, а после этого убить свою защитницу.

«Может она узнала такое, что заставило ее разочароваться в Тасме?» — предположил Мрак.

«Намекаешь на себя и остальных?»

Мрак не ответил.

— Может, она причастна к пропаже наших защитников? — Арна озвучила версию Элмараса.

— Наше ослабление только на руку светлым.

Надо же «нас» сорвалась легко и не принужденно.

— Она влюбилась в ректора и увидела, что натворили светлые, раскаялась и решила помочь — Арна развила идею.

— И не придумала ничего умнее как убить свою защитницу? — возмутился Змей.

— Ты, на чьей стороне? — подозрительно осведомилась Арна.

Ее продолжение истории звучит уж очень в стиле дамских романов. Змей над нашими головами раздраженно зашипел, но от продолжения перепалки воздержался. Ха, надолго ли? Книгоед.нет

Мантию мы положили на кровать и следом достали Светлый Кодекс. Толстую и тяжелую книгу мы не смогли открыть. Естественно мы же темные. Заклинаниями изкниги могут пользоваться только Искры. За книгой достали продолговатую шкатулку из черного дерева. Ее лакированные бока покрывала сложная вязь охранных символов. Поставили шкатулкуна прикроватную тумбочку. Фамильяр осторожно стер три замыкающих знака и она сама открылась.

Натемно-синем шелке лежал атераловый жезл не больше локтя длинной. Чтобы удобнее было держать, ручка обмотана кожаным шнурком.

— У светлого асейры жезл был прозрачный, — припомнила я.

— Такое оружие всегда индивидуально, — просветил нас фамильяр.

«А у меня тоже такой будет?» — по мимо воли проскользнуло любопытство.

«Тебе еще рано думать об атерале, вот пройдешь, обучение тогда и посмотрим», — Мрак даже помечтать не дает.

Хотя за каким лешим оно мне сдалось?

«Не скажи», — снова влез Элмарас.

— А я бы хотела себе такой, — мечтательно произнесла ведьма.

«Вот бери пример».

«Во всем?» — ехидно просила я.

— Куда руки тянешь?! — проворчал Змей. — Хочешь безрук остаться?

— Ой! — пискнула Арна и на шаг отошла.

— Посмотрели, закрываем, к жезлу может прикасаться только его хозяин, — разъяснил фамильяр.

«А также мастер, который изготовил жезл» — влез Элмарас, но змейкин его не слышал.

И все больше в тайнике ничего не было. Арна даже простукала стены.

— Может еще один есть? — с надеждой спросила она.

— Тебе так понравилось клады искать? — хихикнул Змей. — Или рыться в чужих вещах?

Мгновенно глаза ведьмы вспыхнули зеленым огнем, блондинистая коса расплелась, волосы встали дыбом, ей только осталось спину выгнуть и будет похожа на кошку.

— Арна, ты угадала! — выкрикнула я, пытаясь достучаться до сознания разгневанной ведьмы.

— Да? И в чем же? — преображение произошло мгновенно вот она готовиться метать молнии в фамильяра, а вот уже совершенно спокойная повернулась ко мне.

Только волосы медленно опадают.

— Да, да, — закивала я, одновременно пытаясь вытащить шатающийся кирпич.

Ну, или мнетолько показалось.

Теперь мы в четыре руки и один хвост вытаскивали кирпич. Обломали ногти, но вытащили его. Под кирпичом нашли сложенный бумажный лист.

Подсветом двух светлячков прочли письмо:

«Эндан у меня очень мало времени, сейчас прейдет Гэлеас. Но я не дам ему запечатать реальности защитников, они слишком сильно влияют на наш мир. Его надо остановить и я нашла способ. Полную выкладку по ритуалу ты найдешь в левой ножке кровати…» А дальше строчки адресованные вампиру.

— Надо ему отдать, — уверенно заявила Арна.

— Отдадим, отдадим, — как само собой разумеющее признала я. — А теперь помоги мне.

В какой конкретно ножке Лиэль не уточнила. Поэтому мы выломали сразу обе. Кровать перекособочилась на левую сторону, а мы разглядывали три листка. На одном смеха расположения дракона и ингредиентов, на двух других мелко-мелко было описание ритуала.

— Тебе Эндан, говорил, как он провел ритуал? — поинтересовалась Арна, разглядывая смеху ритуала.

— Нет, сказал, что нашел наработки в записях Лиэль.

— Эх, они где-то у ректора и не посмотришь, — посетовала ведьма. — Но похоже, что у нас полный вариант ритуала, а вот ректор уже на основе чародейки изобрел что-то свое.

— Поэтому мы его разбудили? — вырвалась у меня.

— Похоже нато, — задумчиво ответила ведьма после изучения описания. — Он должен был погрузиться в сон в своей реальности, а доступ к нему имел бы только ректор.

— Но уснул дракон здесь в замке. Ректор говорил, что при ритуале разрушил подвал.

— А потом перенес скелет сюда, подвал же должен был кто-то разбирать.

— Вот только как мы здесь оказались? — заинтересовалась я.

— Это хороший вопрос, — согласилась ведьма.

«Возможно этосам Гэлеас».

— Мрак, говорит, что это сам дракон, — донесла я его мысль до общественности.

— Кроме него больше не кому, — решили мы.

— Какие там ингредиенты? — фамильяр вернул нас к насущному вопросу.

— «Глаз дракона», полнолуние, шесть свечей из жира дирхана, — вчитываясь в мелкие строчки, зачитывала Арна.

Я же найдя в вещах Лиэль, сумку положила в нее «глаз», и как раз задумалась, уложить ли свечи? Свечи пригодны, как для темных ритуалов, так и для светлых.

— Арна, свечи брать? — попросила помощи у подруги.

Арна прервала разбор мелкого подчерка и подошла ко мне.

На столе передо мной на тряпочке лежали шесть черно-белых свечей.

— Бери, — после не долгого раздумья решила ведьма.

Завернула в тряпочку, уложила в сумку.

— А дракон что просто будет, стоят, пока вы ритуал проводите, о, грозные воительницы? — с сарказмом поинтересовался Змей.

— А ты нам что? — возмутилась ведьма.

— Я? — поразился фамильяр. — Ты меня не впутывай!

— Ты меня бросишь? — поразилась Арна. — Свою ведьму.

— Тамеще Киарт с Ксаром будут, — нашлась я.

— Вот, — Арна показала язык Змею.

— Арна, что еще нужно, — напомнила я отвлекшийся ведьме.

— Дракон! — хохотнул Змей.

— Он самый главный компонент, — признала Арна.

— Будем считать, что он у нас есть, — предложила я. — Что там дальше?

— Сейчас, ну и подчерк у нее, ничего не разобрать. На чем я там остановилась?

— На свечках, — подсказала я.

— Ага, вот нашла. Дракон должен стоять точно в центре…

— Стоп, а кто из нас его супруга? — перервала я.

— А? Это так важно?

— Кто-то изнас его разбудил.

— Будем вместе проводить ритуал, — решила Арна.

— Мы тогда были связаны, — напомнила я.

Мы посмотрели на руки уже давно не видать наказания ректора. Только если провести пальцем, еще можно что-то ощутить.

— Как думаешь, подойдет? — задумчиво спросила ведьма.

— Кто его знает, — не менее задумчиво изрекла я.

И на всякий случай положила в сумку моток веревки.

— Хм, а он должен держать «глаз» в руках, — Арна вернулась к чтению. — Вообще как она надеялась провернуть ритуал так, чтобы Гэлеас не догадался? На подержи, а я тут пока поколдую?

— Они готовили ритуал «Затмение звезд», — вспомнил фамильяр. — Вот под него, поди, и замаскировала.

«Тогда Гэлеас — дурак», — расхохотался Мрак.

Я пропустила его высказывание мимо ушей. Да ритуалы схожие местами, и производятся на полнолуние, но чтобы настолько.

— А еще ректор подмешал снотворное в вино, — вспомнила я.

— Хорошая идея, — кивнула Арна. — Где снотворное?

— А за вином к ректору сходим? — предложила я.

— Нет, хватит с меня этих лестниц, — мотнула головой Арна и вновь уткнулась в бумагу: — Дайте мне бумагу, я выпишу слова заклинания.

Я дала два пожелтевших листка, сломанное перо и засохшую чернильницу. Арна слюнявя огрызок пера, переписала слова заклинания.

— К ритуалу у нас все готово, можно идти, — разрешила ведьма, пряча письмо обратно в тайник.

— В таком виде? — поинтересовалась я, критически посмотрев на ведьму. — И без еды?

— Наведываемся к себе? — все правильно поняла Арна.

— И на кухню, — подсказала я.

Глава 8

Птичник встретил нас беготней гремлинов, вонью не чищеных клеток, и клекотом раффов. Когда мы чистили вольеры, не раз видели, где чернокнижники хранят седла и уздечки.

— Может все-таки крехов? — в который раз предложила Арна.

Полутораметровые ящерицы, чьими наездниками являются медлительные горгоны, с огромным удовольствием нами пообедают.

— Ты еще предложихаггов, — отмахнулась я, раздумывая какую птичку выбрать.

Хагги — существа призываемые некромантами. Надо ли говорить, что две девушки верхом на сгустке тьмы с красными горящими глазами привлекут слишком много внимания? Я уже не говорю, что некроманты подпитывают свое творение энергией кладбищ.

— Нет, это уже слишком, — серьезно проговорила ведьма.

— Вот-вот, — кивнула я. — А рафф потом спокойно вернется в птичник. — Я сейчас только предупредим Дарбока.

— Чернокнижники нас убью, — констатировала ведьма.

— Ничего мы убираем их клетки, — оптимистично отозвалась я.

Выбрали мы раффа — чернокнижника Инасу. Из всех птиц этот самый спокойный и плевать хотел на нас, когда мы шуровали у него в клетке метлой. Мы обе не такие уж слишком тяжелые, вещей у нас нет. У каждой только заплечная сумка, где среди компонентов ритуала, лежат пирожки, бурдюк с морсом и кашель с деньгами.

Седло мы решили не крепить (лететь-то нам вдвоем), а обойтись уздой, да потником. Летим до Тинры, а там уже разживемся лошадьми, или же сядем на корабль.

Пока Арна застегивала многочисленные пряжки на узде раффа, я пошла на поиски гремлина Дарбока. Он наполовину гоблин и от своих собратьев отличался отсутствием шерсти, зато кожа имела бледно-зеленый цвет почти желтый, и из-за роста он возвышался над низкорослыми гремлинами, за что и стал их вожаком.

Нашелся он своей землянке украшенной пестрыми лоскутками. Три его жены плели что-то из мелкого речного жемчуга. Дарбок же заполнял бумаги.

— Чьего теб? — не поднимая головы с ушами лопухами, спросил полугоблин.

— Дарбок, мне очень нужно взять раффа, — заговорила я.

Это заставила его поднять голову и посмотреть на меня оранжевыми глазами с продольным зрачком. От долгого и пристального взгляда становиться не по себе.

— Я с чернокнижниками договорюсь, — быстро проговорила я. — И потом ректор с меня и Арны наказание не снял, а потом возможно и добавит, так если что отработаем!

— Теб сама тереть с черными? — хитро спросил он.

— Сама, сама, — кивнула я. — Ты только вернувшегося раффа обратно в клетку загони.

— Когд? — последовал вопрос.

Я прикинула расстояние от академии до Тинра, выходило, что сегодня в полночь птица вернется назад.

— В полночь.

— Хорош, — кивнул полугремлин. — И с господином ар Рисо сам?

— Ага, — подтвердила я. — Только ты птичку точно в клетку загони, а то уже с господином ар Рисо — сам.

Кивок.

Вот теперь можно лететь со спокойной совестью.

Когда вернулась, Арна уже закрепляла сумки, да и сама удобно устроилась на спине раффа, замотавшись в плащ. Фамильяр поблескивал фиолетовыми глазами из-под волос, заплетенных в две косички.

— Ну как? — поинтересовалась Арна.

— Дарбок, загонит раффа в клетку, но отвечать перед ректором и чернокнижником будет сами, — рассказала я.

— С Инасом, я уже знаю, как договориться, — заверила ведьма.

— Жалко с ректором не договоришься, — пробурчала я.

Я забралась на спину огромной птице и как и Арна замоталась в плащ. Прижатые крылья грели спину — хоть какой-то толк с них. Пристегнулась креплениями к узде, дернула, проверяя, надежность.

— Все можно лететь.

— Артхэрде вир! — повелительно бросила Арна команду влетать.

Когда отрабатывали, чернокнижники тренировались взлетать и садиться — вот и выучили кое-какие команды. Громадная птица расправила крылья, покрытые темно-коричневыми перьями, взмах, зажмурились, чтобы в глаза не попала пыль и мелкий сор. Желудок скакнул вверх, а потом вниз. Рафф часто взмахивал крыльями, набирая высоту.

— Эмили, какая красота, — восхищенно выдохнула Арна.

Под нами отдалялась академия.

Мрачный замок походил на нахохлившего старого ворона, «глазами» служили сверкающие в темных низких тучах алые молнии. Зыркнет и снова закроет глаза.

Вокруг замка черное кольцо. Кажется, что трава выжжена, но на самом деле это — асат. Ее очень сильно любят различные гадалки — нанюхаются дыма, а потом разгадывают будущее в галлюцинациях.

Восстановленный мост выглядит еще дряхлее прежнего. На той стороне у памятных мне валунов раскинулись пять светло-желтых шатра. Светлые со свитой. Паладину прислуживают два паренька послушника, так их повадились соблазнять вампирши.

Я скользнула взглядом по серой ниточке дороге к заставе. Отряд чистых и паладинов стережет дорогу к академии. Помню, когда мы с отцом проезжали так документы проверяли часа четыре, а потом еще два часа расспрашивали, зачем уважаемый барон Вайл едет в такое жуткое место?

— Терпеть не могу проезжать через нее, — поделилась Арна, отвлекая меня.

— Да, приятного мало, — согласилась я.

Уж если мне было гадко, то, каково настоящей темной ведьме?

Дорога же убегала вперед, скрывалась в фейском лесу. Нежно-зеленая листва радовала взгляд на общем снежном фоне, выныривала из него в окрестностях городка Минт и разделась на перекрестке. К Асре, восточным горам и или городку Кронг. Славящийся на всю Арддару пивоварнями.

Раффа подхватил восходящий воздушный поток и понес нас на юго-восток к Тинту.

— Разбуди, — зевнула Арна.

И пока я соображала, удобно устроилась на спине птицы, укрывшись с головой.

Ну и ладно.

Мимо под нами проплывал лес, скрипевший на ветру. Взгляд тут же зацепился за логово впавшей в спячку лесовки. Деревни с сизым дымком печных труб. В богатых селеньях по сторонам света стоят охранные столбы, с магическими кристаллами отпугивающие нежить и нечисть. Раз в три месяца приглашается паладин, он и обновляет заклинания и символы на столбах. Бедные села, либо стараются задобрить нежить, либо прячутся надеясь на силу домашних оберегов. Иногда это помогает, иногда — нет.

Темный угрюмый еловый лес, где под бледным туманом скрываются могилы. Многие студенты призраки с этого кладбища. Одно из старейших кадбищ Арддары. Чтобы с ним не делали светлые оно снова восстанавливалось. Вскоре от кладбища отстали. А на границе леса даже поселились отчаянные смельчаки. В основном это беглые каторжники с каменоломен маркиза Анедила. Надо ли говорить, что не каждый в деревне доживает до утра?

Самый прославленный охотник Ален Винс сбежавший каторжанин, проживший десять лет в Безымянной. Когда маркиз объявил что собирает грейлов Ален первый к нему пришел, а уже службой заслужил помилование, да и вообще продвинулся по карьерной лестнице.

Мелькнула и исчезла скованная ледовыми тисками речушка. Поля, луга, озера и снова реки. Снега постепенно становились все меньше, а вскоре над нами проплывали поля с пожухлой желтой листвой едва припорошенной снегом.

— Арна, подлетаем, — растормошила я подругу.

Мы летели над самой широкой рекой Арддары — Балра. Тинт раскинулся на левом берегу. Его очертания едва проступали из-за сизой дымки.

Ведьма потянулась, сладко зевнув.

— Ночью ты меня будешь охранять, — ухмыльнулась я.

Солнце уже зашло и, не смотря на теплую одежду и плащи, вечерняя прохлада пробирала до костей.

— Ну, нет, я не согласна, — запротестовала Арна. — Ты будешь спать, а я в потолок глядеть?

— Ну, можешь не в потолок, стены еще есть, — заметила я.

— Вы уже знаете, где будите приземляться? — влез Змей.

— Надо где-нибудь в порту, — предложила Арна. — И подальше от охранялок.

— Поди в городе охранялки уличные фонари, — предположила я.

— С темными прекрасно торгуют, так что охранки будут только на домах, — заверила ведьма.

Посмотрим, посмотрим. Возможно, она и права. У нас в поместье охранные столпы стояли везде. Мелкую нечисть отгоняют на раз. А нимание достаточно сильной нежите еще надо заслужить. И потом всегда есть бедные села.

— А ты была в Тинте? — спросила я, не отравно следя, как из дымки вырисовывается город.

Первыми яувидела корабли.

Балра богата рыбой и русалками. Рыбаки задабривали речных дев красивым гребнем или еще, какой блестящей побрякушкой. И тогда подводные жители не только не утопят, но и помогут с уловом. Говорят, чтобы задобрить морских дев к носу корабля привязывается девушка.

Не знаю, правда это или нет, но выглядит пугающе.

Дальше моему взору предстали пирсы выдающиеся далеко вперед. Одни пустые, к другим причалены корабли. Большие черные и пузатые — оргов и орков. Невесомые и белоснежные похожие на лебедей — эльфов. Прекрасные человеческие парусники. Был даже один корабль темных, сквозь клубы зеленоватого тумана проступали черные паруса.

— Я же говорила, — победно выдохнула Арна, указав на корабль. — Элетер дер!

Приказала птице взять левее, поближе к кораблю.

Порт.

Люди снуют туда-сюда. Одни выгружают грузы, другие наоборот загружают. Работа продолжается даже после захода солнца. Горят уличные фонари и бледно-бирюзовым светом столбы охранки.

Дальше как грибы после дождя дома, лачуги и лавочки, сам же порт от города отделяет стена. На равном расстоянии горят бирюзой охранки делая стражников похожими на призраков.

Портот золотой квартал с домом градоправителя, знати, магов и просто богатых горожан, отделяли четыре квартала, каждый из которых разделен стенами. Красный — там живет средний класс, желтый квартал — различные мастерские, магазинчики также здесь живут ремесленники. В желтом квартале полно приличных гостиниц. Серый квартал — прибежище различных гильдий. И всего того чего не пустили в более спокойные и охраняемые районы. Здесь же охотятся темные.

Это все мне рассказала без умолку болтающая Арна. Ее мать Аделия Ланн в свое время была странствующей ведьмой, исколесила Арддару вдоль и поперек. И заставила трех дочерей вызубрить: где, как и в каком городе темный может спрятаться, получить кров, еду и защиту.

— В городе есть храм темных, — переключилась Арна с рассказа, где именно в желтом квартале гостиница для состоятельных темных.

Ну да вряд ли наш любимый ректор будет останавливаться на постой в сером квартале.

— Чей? — заинтересовалась я.

«Пустоты», — подсказал Мрак.

— Не помню, — признала Арна.

— Мрак уже сказал что Пустоты, — ответила я.

— Ух ты! — глаза ведьмы загорелись любопытством. — Мы должны там побывать!

— Арна, мы не на экскурсии, — напомнила я.

— Ну хоть одним глазком, — заканючила ведьма.

— Давай на обратном пути с Киартом и Ксаром? — предложила я компромисс.

— Хорошо, — пробурчала ведьма. — Айлар лат!

И огромная птица прошла на снижение. Под нами пронеслись пирсы и корабли. Хорошо, что на них никого не было, лишние свидетели нашего прилета ни к чему.

Корабль темных приближался.

Перед ним пустые пирсы. Моряки лучше в другом месте потеснятся.

— Нам же лучше, — решила Арна.

— Слушай, а может, есть кто на корабле? По раффу видно, что он из академии, еще стукнут ректору, — забеспокоилась я.

— Могут, — признала Арна.

Искать другое место посадки это только привлечь лишних свидетелей. Жителям города и так не зачем знать, что прибили две новые темные. И уж тем более мне не хочется убегать от жриц Лериан.

Если на корабле и заметили нас, то виду не подали. И мы благополучно приземлились. Быстро отцепили сумки.

— Кхарн дир вашхарн! — Арна приказала птице вернуться в академию.

Оглянулись по сторонам. Никто с криками не разбегался, и потопали по настилу к городу.

— Ночью ворота в желтый квартал закрыты, — проинформировала меня Арна.

— А может, наймем корабль? — малодушно предложила я.

И в город даже можно не заходить.

— Ага две хрупкие девушки и целый корабль мужиков? — скептически фыркнула Арна.

— А если пассажирское судно? — не сдавалась я. — На берегах полно городков и деревушек.

— Все равно надо ждать утра, — заключила ведьма. — Ночью такие суда не ходят. Так что ищем гостиницу поприличней — в желтом квартале. Я на ночь в порту и в сером не останусь.

Я одна даже в желтом не останусь.

Пока подходили к порту и снующим туда-сюда людям применили чары и изменяя внешность. Арна теперь рыжая тощая каланча. Я же окрасила волосы в черный цвет, и чтобы спрятать крылья набавила жирка на бока. Ведьма хихикая сказала, что я похожа на бочку на ножках.

Одежду мы выбрали коричневых да зеленых тонов, только плащи черные. По нам скользили взгляды. Отворачивались и забывали о двух несуразных девицах.

В порту пахло рыбой, зацветшей водой и помоями из канавы. Улица освещалась через один фонарь. На освещенную часть выходили двери гостиниц, таверн и одного барделя.

Я старалась одновременно все рассмотреть и не отстать от ведьмы.

Дорога когда-то мощенная, а теперь разбитая с огромными лужами постепенно поднималась вверх. От нее же отходили маленькие улочки в темные подворотни. Краем глаза замечаешь неясные тени, и чье-то стремительное движение.

— Арна, за нами кто-то идет, — прошептала я.

Нервно оглядываясь по сторонам.

— Веди себя естественно, — шикнула на меня ведьма. — Всякую шваль ты привлекаешь своим страхом, а наших тебе бояться не чего. Ты же темная.

— Угу, — кивнула я.

Шли мы по центру освещенной улицы и этот кто-то напасть не решился. А впереди уже показались ворота в серый квартал. Огромные двухстворчатые двери, оббитые зачарованным железом с защитными символами. От них фонило магией, так что волосы вставали дыбом. Медленно закрывались, пять стражников с натугой крутили колесо.

— Не успеем, — запаниковала я.

— Не беги, — остановила меня Арна. — Успеем. Леил, поставь защиту.

Вот как зовут нашего змейкина!

— Почему неговорил? — спросила я, чтобы отвлечься.

— Ты не моя ведьма, — буркнул фамильяр.

О! Шикарная отговорка. И при этом он каждый раз огрызаться, что у него есть имя и не называть его. Просто потрясающая логика.

— Поздновато для прогулок, — заметил стражник лет сорока.

Несколько шагов и массивные створки с глухо захлопнулись за нашими спинами. Я даже оглянулась убедиться, не прищемила ли плащ и крылья.

— Да вот ходили встречать отца, но его корабль не пришел, — ведьма лгала, как стелила.

— Что-то не похожи вы на горожанок, — усомнился стражник.

Фамильяр Арны скрыл нашу темную сущность. Ни один символ даже не загорелся, но все равно из сторожки вышел маг. Мужчина лет тридцати в серый, камзол вышит серебристой нитью, высокие сапоги со шпорами. На груди цепь с символом огня.

Маг подошел к нам окинул профессиональным взглядом. Что-то прошептал.

— Нет, мы из Илста, а здесь у тетки гостим, — прощебетала Арна, не обращая на мага внимания. — А с отцом должны ехать до Риста, там нас ждут женихи.

Великий Хаос, да у нас еще и женихи объявились!

Стражник с магом обменялись взглядами. При нашей внешности на нас еще кто-то польстился.

— В серомквартале не задерживайтесь и держитесь освещенных улиц.

— Конечно, — заверила его я.

Надо же было что-то сказать.

В серомквартале, а ночная жизнь только просыпается и вылезает на улицу. Зажигались фонарики над дверями увеселительных домов, со стуком ставень распахивались окна и двери. Бледно-желтый свет уличных фонарей освещает мощенную булыжником улочку. Она же вывела нас к фонтану. Бортик давно потрескался и требовал ремонта, в самом фонтане на поверхности воды плавал мусор, у статую пообломали догадаться теперь, что же изобразил неведомый скульптор. От маленькой площади расходились улочки, фонари светят тускло и через раз. То там, то сям стоят охранки, их призрачный свет подчеркивает темноту подворотен и делает ее таинственной и пугающей. На площадь выходит таверна. В окнах на первом этаже горит свет, слышится треньканье, и женский голос выводит песню и храбром моряке.

— Тьма ну и звук, — скривилась я. — Кошки и то мелодичнее орут.

Над козырьком крыльца нет никакой вывески и не узнать, как же сие заведение называется.

— Девоньки, — пьяный мужик сделавший круг около фонтана зацепил нас. — Куда это вы без меня?

— Туда, — прошипела Арна.

Ее глаза на миг сверкнули зеленым огнем. А мужик уже согнулся, пополам знакомя камни мостовой с содержимым своего желудка. Ближайший к нам охранный столб засветился алым светом.

— Пошли быстрее, — Арна схватила меня за руку и потащила в самый темный проулок.

— Арна, а нам точно туда? — затравленно спросила я, едва поспевая за ведьмой.

— В желтом квартале стража вряд ли поверит в дочек встречающих отца, — усмехнулась ведьма.

Освещенные улицы остались позади. Охранки нам больше не попадались, и Арна перестроила зрение, чтобы видеть в темноте. И если бы ведьма не держала меня за руку, то я давно потерялась бы.

— Ты куда тыменя ведешь? — спросила я. — И далеко ли еще?

— Эмили, ты можешь доказать что ты темная? — огорошила Арна.

— Хм, — задумалась я. — Клеймо пойдет?

— Хм, — теперь уже задумалась Арна. — Думаю, подойдет. — Эх, узнает ректор, где мы были голову мне открутить.

Да пусть узнает. Лишь бы мы только успели помешать Гэлеасу, а там хоть до конца обучения птичник убирать.

— Он далеко — вякнула я не смело.

От такого вампира, как ректор всего можно ожидать, и расстояние от академии до Тинта для него на один клык.

— Ага, — из темноты весело отозвалась ведьма. — А в следующую минуту уже здесь.

— Это он может, — признала я.

— О, пришли, — обрадовалась Арна.

— Куда? — заинтересовалась я.

Вместо ответа ведьма создала светляка. Под его ровным светом я увидела в двух шагах каменную стену. Сама же Арна припав на колени, копошилась в земле.

— Нас заметят! — ахнула я. — И что ты там ищешь?

— Нет, если не будешь кричать, — сказала Арна, не прекращая поиски. — И уже нашла.

Она раскопала камень с изображением символа «воздух» именно в темном его написании. Посмотрела на него, глянула вперед и снова закопала камень, потом еще и попрыгала, чтобы никто не догадался, что тут кто-то что-то искал. Взяла меня за руку, и, погасив светлячка, пошли вдоль стены. Остановились, снова зажгли светляка. Ведьма отчитала третий домик от нас и уверенно двинулась к нему.

— Ты уверена? — только и спросила я.

— Да.

Хорошо.

Дом наполовину развалился. Крыши нет, окна зияют выбитыми рамами. Вместо двери одна деревяшка не понятно на чем держащаяся. Продолжая держать меня за руку, ведьма толкнула ее и сделала шаг вперед, увлекая меня за собой.

Мы зашли не в развалины дома. А в корчму. Для нечисти.

С высокого потолка свисают клетки. Со скелетами или же с людьми. Кто-то сидел безучастным взглядом, уставившись в пустоту, кто-то жалобно скулил прося отпустить.

— Арна, куда ты меня привела? — пискнула и попыталась выскочить.

Но ведьма так сильно сдавила руку, что мне кажется послышался ее хруст.

— Веди себя естественно, ты ведьма, ты темная, — сквозь стиснутые зубы процедила она.

Темные подходили к клеткам и хватали людей за руки, ноги подтаскивали к решетке и вонзали в плоть клыки. За столами сидела нечисть и, потягивала вино, она смеялась, спорила, что-то рассказывала. Арна грациозно лавировала между столиками, не выпуская моей руки.

За стойкой разливал пенящееся пиво фавн. На голый торс накинута кожаная безрукавка. Из густых длинных волос, торчат острые рога.

— Покойной ночи леди, — обольстительно улыбнулся фавн.

— Покойной, — кивнула Арна, и кокетливо улыбнулась. — Нам чего-нибудь безалкогольного.

— Кровь, — кивком голову фавн указал на клетки.

— Не сегодня, — отвергла предложение ведьма.

Не поняла, она, что пьет кровь? Или пила? Я ни разу от нее не слышала, чтобы ведьма пила кровь.

— Тогда молоко? — предложил фавн.

— Пойдет.

Быстрым движением ведьма извлекала из сумки серебряный воробей.

А перед нами уже стояли два стакана с молоком. Арна прошептала наговор от сглаза и спокойно выпила. Мне пришлось сделать тоже самое.

— Твоя спутница человек, — с каждым мгновением томности в его голосе только прибавлялось. — Не одолжишь ли?

Ну, это уже слишком!

А за нашими спинами нечисть придвинулась ближе.

— Я ведьма, — прошипела я.

Жалко что глаза зажечь так и не смогла.

— Докажи, — потребовал за спиной старческий дребезжащий голос. — Вон эти в клетках тоже что угодно скажут, только бы их отпустили.

Нечисть весело расхохоталась. Куда только стража смотрит? А градоправитель в курсе, что у него подносом творится? А жрицы?

«Последние обычно нет, а вот градоправитель очень даже», — влез со своим просвещением Мрак.

Но,…но… как же?! Я не находила разумных слов. И внятного объяснения.

— Не стой столбом, — тыкнула меня Арна. — Покажи им.

Вдох-выдох главное успокоиться.

— Да я ведьма, учусь в академии Тьмы и Хаоса! — с вызовом сказала я.

Завернула плащ, так чтобы крыльев они не увидели, направила магию в клеймо, и, спустив штаны, показала его. Трилистник засветился зеленым светом.

— Еще доказательства нужны? — рыкнула я.

— Твои глаза сверкают, — обрадовалась ведьма. — Только красным.

Нечисть глухо ворча начала расходиться за столы.

— Хороша попка, — оценил фавн. — Ну так как пойдешь?

Теперь он уже обращался напрямую ко мне. Застегнула штаны. Затребовала еще один стакан молока.

— Посмотрим, — хитро улыбнулась я.

Фавны славятся своим распутным нравом. Вот только, как и с любой нечестью за все надо платить. Они полностью подчиняют себе девушку, и тянуть из нее жизненную силу.

Попивая молоко мелкими глотками, потихоньку успокоилась.

«Молодец!», — похвалил меня Элмарас.

«Спасибо», — буркнула я.

«Чем ты не довольна?» — заинтересовался Мрак. — «Или ты думала, что нечисть добрая? Ты теперь одна из них».

Вот это меня и беспокоит. Не случится ли так, что я буду чужая для людей, но и не своя для темных? На меня объявлять охоту светлые. Меня будут травить собаками. А на родной дом буду смотреть только из-за угла? И смогу ли я найти свое место в жизни? Кто я теперь?

И эти вопросы у меня ответа нет. И у притихшего Элмараса тоже. Ему и Арне гораздо проще, они уже родились такими и оно для них естественно.

— Ты чего такая кислая? — поинтересовалась Арна, даже не подозревая какие мысли бродят у меня в голове.

— Да так, — с натугой улыбнулась я. — Так когда мы попадем в желтый квартал?

— Я уже над этим работаю, — заверила меня ведьма.

Строя глазки фавну? Интересно, как это нам поможет?

Мы заняли места с краю стойки, что никому не мешать приобщаться к пенным напиткам. Я уже на молоко смотреть не могу, а ведьма во всю флиртует с козлоногим. Да и мне из-за соседнего столика подает весьма не двусмысленные знаки леший. Приходилось сидеть, уткнувшись в стакан с молоком.

— Идем, — ведьма неожиданно потянула меня за собой.

— Куда? — заинтересовалась я.

— Ты же хотела в желтый квартал или уже передумала, — хихикнула Арна. — Леший понравился?

— Пошли быстрее, — поторопила я.

Фавн завел нас в подсобное помещение. Ряды больших пузатых бочек выстроились у стен. Цокая копытами, фавн подошел к самой последней бочке в левом ряду. Просунул руку в промежуток между бочкой и стеной, дернул и в полу рядом с его ногами открылся люк.

С полки над бочками достал факел и передал его Арна, со словами:

— На той стороне, просто сунь его в ржавое ведро.

— Хорошо. Кто нас там будет встречать?

— Анира.

Прошла мимо фавна, осторожно спустилась по лесенке, подсвечивая себе факелом. А вот ведьма задержалась на минуту. А когда спустилась, у нее был вид довольной кошки.

— А как же Ксар? — поинтересовалась я.

— С ним все порядке, — заверила меня ведьма.

— Ну конечно, — не удержалась я от сарказма.

Длинный и узкий туннель вывел нас к лесенке из пяти ступенек. Ведьма поднялась первой. Постучала в дверь.

Дверь нам отрыла девушка. Кукольное личико с фарфоровой кожей обрамляют белокурые локоны. Большие глаза необычайно голубого цвета.

— Анира? — полюбопытствовала у нее Арна.

— Вас прислал Фахр? — мелодичным голосом спросила это чудо.

— Да, — ответила Арна, и сунула факел в ржавое ведро, стоящее у двери. — Где здесь выход?

Прелестная девушка отступила на несколько шагов. Ее кожа быстро серела, волосы из белокурых завитков превратились в паклю, торчащию в разные стороны, а глаза налились чернотой. Платье с треском разошлось по швам, нечисть вытягивалась ввысь. Мгновение и перед нами стоит шурэра на длинных худых ножках, упираясь горбом в потолок.

— Тю напугала, — с ленцой зевнула Арна.

Ее глаза засветились зеленым огнем, а в левой руке плюется искрами шаровая молния.

— Вы что наши? — удивилась нечисть.

Шурэра быстро приняла человеческий вид. Перед нами снова стоит девушка неземной красоты, не обращая внимания на свою наготу.

— А ты кого-то другого ждала?

— Отдай ее! — потребовала шурэра, и указал на меня. — Я же чую она человек.

— Да чтоб вас всех! — вспылила я.

Я позволила вырваться своему раздражению. Не стала оформлять в заклинание, а долбанула чистой силой. Арну защитил фамильяр успевший поставить щит. А шурэру вдавило в стену, она то принимала человеческий облик, то вновь становилась монстром. Коридор обшитый персиковой тканью весело занялся ярким огнем.

— Еще хочешь меня у себя оставить?

Давление силы прошло, и нечисть шмякнулась на пол.

— Выход там, — указала она на зарево. — Проваливайте быстрее.

Мы не стали себя уговаривать.

Позади шурэра приняла человеческий облик, и подгоняла полуголых девушек, чтобы те тушили пожар.

— Нашу, Эмили, лучше не злить, — развеселилась Арна. — Еще пара таких фокусов и нечисть будет от тебя шарахаться.

— Угу, — кивнула я, чувствуя опустошение.

«Успокоилась?» — осведомился Мрак.

«Угу», — снова отозвалась я.

Вышли на тихую улочку.

Под фонарем красовалась вывеска, где изображена шурэра в виде белокурой девушки и название: «Приют Аниры Тай». Напротив стенка трехэтажного дома. Справа кованая ограда увитая плющом, слева выход из переулка.

— Этому козлу я припомню этот приют, — сквозь зубы процедила я.

— Да ладно тебе, — беспечно отмахнулась Арна. — Ничего страшного же не произошло.

— А корчма?! — резко остановилась я. — А эти люди в клетках?

— Тсс, — зашипела на меня ведьма. — Ты чего раскричалась на весь город? А ты думала нечисть и нежить по ночам людям сказки рассказывает? А почему жрицы Лериан так усердно выслеживают ведьм? — последний вопрос она выкрикнула мне в лицо.

Вот как ей объяснить, как омерзительно мне было? Эти люди в клетках. Этот потухший взгляд, им уже все равно, что кто-то от них отрывает куски, они уже смерились. А я? Я человек и прошла мимо никак и ничем не помогла.

— Арна, я…, — замялась я, не зная, что сказать.

— Пошли, — буркнула она. — Я устала.

С недосказанностью, повисшей в воздухе, мы покинули переулок.

Улочки не пример серому кварталу, дорога без выбоин, на окнах цветочные ящики, с цветами вперемешку растут травки отпугивающие нечисть. Поздно ее отпугивать, она уже здесь, рядом с вами. Мастерские закрыты, но в окнах горит свет — работа не прекращается даже ночью. Из кузниц доносятся монотонные удары молотков. У входа бирюзовым светом светит охранка. Мы старались, пройди быстро, чтобы заклинания не учуяли в нас темных. Арна вела меня в восточную часть квартала, туда, где располагались швейные мастерские и парфюмерные магазины.

— Знали бы горожане, что духи для них делают ведьмы, — хихикнула Арна.

Словно и не было недавней вспышки.

— А что ни разу никто не усомнился? — заинтересовалась я.

Стену отчуждения между нами надо же как-то преодолевать?

— Неа, да и мадам Минир уважаемая дама в городе. А клейма никто не видит.

— Но жрицы? — возмутилась я.

А какони пропустили корчму в сером квартале? А может, они и не пропускали, — посетила меня страшная догадка. А что первой ведьмой тоже была светлая жрица.

Тряхнула головой отгоняя рой мыслей и подозрений.

— Вот мы и пришли, — объявила Арна.

Мы стояли напротив двухэтажного домика, выкрашенного в бледно-голубой цвет. В ящиках на втором этаже цветут белые гортензии. На первом этаже вывеска «Аромат любви».

— Ну и название, — скривилась я.

— Зато самаялучшая лавка в городе, — не осталась в долгу Арна.

— А ну раз самаялучшая, — хмыкнула я.

Ведьма поднялась на высокое крыльцо из белого мрамора. И трижды нажала на звонок.

— А удобно? — забеспокоилась я. — Все-таки ночь на дворе.

— Удобно, удобно, — закивала ведьма.

Ни в одном окне не зажегся свет, но дверь слегка приоткрылась и звонкий девичий голос спросил:

— Кто там?

— Скажи, что к мадам Минир пришла госпожа Ланн с подругой, — велела Арна.

На мгновение из-за шторки показалась девичье лицо. Косая челка закрывают правую половину лица. Фонарь с синим светлячком, бросил мертвенный отсвет на лицо. Девушка стрельнула взглядам на Арну, потом на меня и скрылась в недрах магазинчика.

Присев на первую ступеньку я принялась ждать. Может мадам Минир скажет служанке, чтобы мы убирались. Желтый квартал должна обходить стража, и хотелось бы найти крышу над головой к ее приходу.

— Арна, а тебе не было жалко тех людей? — тихо спросила я.

— Ты походишь на бродяжку, — попеняла мне ведьма. — И нет. Не было. Ты заметила, чему нас обучают?

— А это-то тут причем? — возмутилась я.

— Притом, — ответила Арна, присаживаясь ко мне на ступеньку. — Вредные лекции, как наводить порту, сглаз, проклятия, с помощью чар убить, извести, привораживать, да так чтоб белый свет не мил стал. А клеймо? Символ выбора. На втором курсе мы будет делать книгу Теней, и это не смотря на то, что уже выучили и еще выучим. Я росла среди всего этого, это жизнь, наш ректора вампир, ты думаешь, он ни разу не бывал в подобных местах? Это сейчас таких таверн мало, а сколько их было три тысячи лет назад? А во времена экспансии людей?

Я только кивнула.

Представила и самой же плохо стало.

— Но как, же так? — всхлипнула я.

Арна прижала меня к себе, погладила по волосам.

— Мы темные, но каждый выбирает каким быть.

— Арна Ланн? — раздалось вопросительно за нашими спинами.

— Да, — ведьма мгновенно подскочила.

А я развернулась, чтобы посмотреть на самую уважаемую ведьму в городе.

Женщине не дашь больше тридцати пяти лет. Вьющиеся черные волосы собраны в строгую прическу, ведьма уже переоделась в домашнее платье темно-синего цвета, глухо застегивающееся у самого горла. А поверх накинула теплую малиновую шаль.

— Да. Это я. Я и моя подруга — Эмили Вайл просимся на ночлег только до утра.

— Вайл?

— Я дочь Эрнета Вайла, — признала я, встав со ступеньки.

Женщина усмехнулась каким-то своим мыслям.

— Хорошо пойдемте, но с первыми лучами солнца вы покинете мой дом, — предупредила она.

— Разумеется, — согласилась Арна.

Самая уважаемая ведьма в городе выделила маленький закуток для прислуги за кухней. Заходишь, у стен шкафы, куда можно повесить одежду, дальше кровати, между ними тумбочка с вязаной салфеткой и горшком красной герани.

Не густо, но мне и этого хватило за глаза, предложи мадам Минир стог сена, я и ему была бы рада.

Сумку и плащ повесила в шкаф.

— Кроватка, — протянула я. — Как я рада тебя видеть.

— Куда? — остановила меня Арна.

— Что еще?

— Ты в дорожной одежде собираешься ложиться на чистую кровать? — возмутилась подруга.

Да я с ней согласна. Сама бы не отказалась от ванны. Но пока нагреют воду, пока помоюсь, сколько времени будет на сон? И потом удобно ли, пришли, напросились на ночлег, и еще и ванну требуем. Не слишком ли мы нагло себя ведем?

— Арна, нам с первыми лучами солнца нам надо уходить, я хочу быть к тому времени отдохнувшей, — взмолилась я. — И потом не нагло ли мы себя ведем? О водных процедурах мы не договаривались.

— Не нагло, — заверила меня ведьма. — А ты просто не слышала, устала сильно. Подожди минутку и все будет.

Это ведьмапросто несносна. А что будет, когда схлестнуться две ведьмы?

«Лучше этого не видеть, — посоветовал Элмарас. — И Эмили, мой тебе совет разберись в себе. Как и сказала Арна, темные разные, но это темные. Ты можешь не принимать их поступков, осуждать, порицать, хвалить, даже восхвалять до небес, ноты должна принять их суть. Ты сбежала от ненавистной свадьбы, чтобы изменить свою жизнь».

— Эмили, эй вернись сюда, — растормошила меня ведьма. — Что сказал Мрак?

— Да, так просто поговорили, — сдержано ответила я. — А у тебя как?

— Ха, да чтобы у меня, и не получились? — Арна так и лучилась самодовольством. — Идем мыться.

И схватив за руку, она потащила меня вниз по лестнице в подвал. Там была узенькая дверца — в ванную прислуги.

— Слушай, а где сама прислуга? — заинтересовалась я.

— Кухарка приходящая, живет на улице молочников, она же доставляет свежее молочко. Сийлу, ты уже видела, она помогает мадам Минир, также есть две служанки сестры близняшки, но сегодня они отправились к родне в деревню, там у кого-то свадьба. Кстати мы занимаем их комнату.

— Это все ты узнала за несколько минут? — удивилась я.

— Нет я узнала гораздо больше, — заверила меня ведьма.

Как в других городских домах у самой уважаемой ведьмы в городе есть водопровод. У нас в поместье тоже был водопровод — вот только в резервуар откуда заклинания разгоняли воду по трубам и нагревали ее, находился в подвале, и туда надо было натаскать воды. Душ разделен перегородками, места хоть и мало, но хватает. Быстро вымылись и я со спокойной душой, отправилась спать. Арна что-то там бурчала, но я уже проваливалась в сон и не разобрала.

— Эмили вставай! — бодрым голосом разбудила меняведьма.

Такое ощущения, что я закрыла и открыла глаза, а она скачет, такая бодрая.

— Уже?

— Ага, — кивнула ведьма, кидая у меня: брюками, рубашкой и жилеткой.

Ни у нее, ни у меня нет сменной одежды. Так откуда?

— Одолжила мадам Минир, — любезно пояснила Арна.

— Она, поди, спит и видит, когда ты уйдешь, — хихикнула я.

— Не надо так сгущать краски, — возмутилась Арна.

Переоделась. Село, как на меня шили. А наша одежда уже чистая и выглаженная висела на спинке кровати. Сложила ее в сумку, заправила за собой кровать, все можно уходить.

Выходили через вход для прислуги, и мадам Минир ни как не обозначила своего присутствия. Служанка Сийла закрыла за нами дверь и мне кажется, она вздохнула с облегчением, как только Арна переступила порог дома.

— Держи пирожок, — ведьма извлекла из сумки спертую с кухни выпечки.

— Арна, вот как, так можно? — возмутилась я, но пирожок взяла.

— Поверь можно, — со знанием дела ответила она. — Ты просто не росла среди ведьм.

Я только вздохнула, но от комментариев воздержалась. В самом деле, откуда я знаю, как живут ведьмы. Но судя по Арне, очень нагло.

Жуя пирожок, я с детским любопытством поглядывала по сторонам. Булочники открывали лавки. Свежая сдоба пахла так, что слюнки непроизвольно начинали течь. От молочников выходили служанки и покупательницы спеша сделать завтрак со свежим молоком. Дородная торговка неспешно раскладывала засахаренные фрукты по маленьким ящичкам на прилавке.

Двери кузниц больше не сдерживали звуки, и звон разносился над улицей. На рынке раскладывались ранние торговцы. А от лотка с яркими шелковыми платками Арне пришлось меня оттаскивать.

— Ты забыла, зачем мы здесь? — напомнила мне ведьма.

— Прости, ты же видела, какие они красивые, — вздохнула я.

С рынка вышли на улицу гончаров и стеклодувов. Изящные хрустальные статуэтки и маленькие фарфоровые чашечки прятались за стеклянными стеллажами. У лавок посолидней у входа охрана с дубинками, и даже днем горят бирюзовым огнем охранки.

Ведьма не выпускала мою руку, а я только успевала вертеть головой. Пузатые глиняные вазы, выставленные на витрины. Снующие туда-сюда подмастерья. Арна не обращая внимания по сторонам, тащила меня вперед.

Гончарная улица в конце раздваивалась, один ее рукав плавно перетекал в улицу Желаний, а другой к воротам.

— Ты все-таки решила взять лошадей, — поняла я.

— И, да и нет, — ответила ведьма. — Леил.

— Уже. Эмили, далеко не отходи, иначе мне будет трудно удерживать чары.

— Хорошо.

Подошли к воротам.

Хоть и недавно рассвело, а по ту сторону уже выстроилась целая очередь из желающих попасть в город. Стража уже успела с кем-то поругаться. Нас проверили заклинанием, да взяли по серебряной вороне и выпустили через калитку.

А вскоре с нами поравнялась повозка, едущая из города в Толру, и мы без проблем доехали до деревушки. Село большое богатое, о чем еще издали сообщают охранки. И снова нас выручил фамилиар Арны. Но все равно до ночи нужно убраться. Именно ночью они работают в полную силу. В центре села установлена статуя светлой защитницы Лериан. У ног мраморной статуи подношения. В ее сторону Арна только брезгливо взглянула, да прошла к причалу. Выход на единственный пирс перегораживала тонкая цепочка, а рядом был маленький белый домик, где можно купить билеты на теплоход.

Штатного мага заменял амулет, висящий над дверью. В комнатушке нам двоим тесно, а тут еще охранник в углу, справа дверь в соседнюю комнату, напротив входа стол за ним сидит женщина.

— Здравствуйте, нам два билета на паром до Алейса, — любезно улыбнулась Арна.

— И эти к остроухим в шлюхи подались, — поджав губы, недовольно пробурчала женщина. — Пять соек с каждой. В зал ожидания проходить будите? Тогда еще четыре вороны.

Ведьма прищурила глаза.

— Не обращай внимания, — я взяла ее под локоть.

— Конечно, — довольной кошкой промурлыкала Арна. — Не буду.

Мы отчитали деньги, получили две золотистых бумажки.

— Все идем, — я потянула ведьму на улицу.

И с довольной улыбкой Арна покинула домик. Надо ли говорить, что она успела что-то навести на женщину, и амулет над дверью не остановил ее.

С билетами в карманах цепочка перед нами отстегнулась, и мы смогли пройти на пирс.

— Успела? — вздохнула я.

— А как же, — с гордостью ответила ведьма. — Это сучка, одну монетку смахнула себе на платье.

— Порча хоть не сильная? — устало спросила я.

— Через полгода сама пройдет ну или приезжий маг снимет, — отмахнулась ведьма. — А еще и амулет липовый повесили.

— Почему мы не сели на паром еще в городе? — задала я вопрос.

— Билет дороже, — просто ответила ведьма. — И потом я привыкла петлять как заяц.

Я отошла к перилам, вдыхая прохладный речной воздух с привкусом тины. Солнечные блики играли на мелких волнах, и приходилось прищуривать глаза. У берега следы рук, и не понятно, то ли русалка вылезали, то ли кто-то руки мыл.

Вскоре далеко впереди показался маленький баркас. А на пирсе потихоньку собирались пассажиры и встречающие.

Вот кораблик выпускающий из трубы зеленый дым, наконец-то причалил. Два паренька матроса быстро перебросили трап, по которому уже начали спускаться пассажиры. Потом выгрузили три большие плетеные корзины, и быстро утащили за домик, отдали почту, погрузили деревянные ящики купца орка, и только потом разрешили уже подняться пассажирам.

Капитан — обветренный мужчина лет пятидесяти проверил билеты, спросил, не нужна ли нам каюта, мы отказались. Среди пассажиров есть беременная девушка ей нужнее. И устроились на палубе у носа. Для удобства нам предоставили несколько тюков набитой соломой.

— Арна, смотри, — указала я.

Уже убрали трап, и отдали концы, когда на судно поднялись двое мужчин. Один в алом балахоне, лицо скрывает капюшон, на груди цепь с кулоном в виде руки. Второй одет в черные кожаные штаны, высокие сапоги на плоской подошве, на куртке множество серебряных заклепок и нашивок, длинные льняные волосы забраны в хвост и для пущей надежности на голове бандана в тон одежде. Его можно было принять за странствующего охотника на нечисть. Во-первых, они никогда не появятся в обществе чистого, а во-вторых, его оружие. Двухклинковая глефа. Такое оружие выбирают себе — только архи.

— Кто это рядом с чистым? — заинтересовалась Арна. — Леил, спрячься-ка и не отсвечивай.

— Асмид — мастер боя с Ладдары, — прошептала я, делая вид, что мне холодно и плотнее закутываясь в плащ, ничего им видеть даже намек на крылья.

— А ты откуда знаешь? — внимание ведьмы тут же переключилось на меня.

— Как-то слышала восхищение Тара их мастерством, и жалобу на одного, не пожелавшего учить графа ас Оро.

— Да? — уже по-новому взглянула на мужчину Арна. — Интересно куда они едут?

Чистый и мастер боя также как и мы расположились на палубе, что заставляло нас нервничать.

Кораблик подходил к деревням и маленьким городам расположившихся на берегах. Одни пассажиры сменялись другими, матросы либо выгружали груз, любо наоборот загружали. К вечеру похолодало, подул резкий порывистый ветер. Фонарь раскачивало из стороны в сторону. На быстро гаснущем небосводе загорались робкие звезды.

Нас приглашали вниз в каюту, но мы отказались, там, наверняка уже нечем дышать из-за запаха немытых тел, да и чистого со спутником не хотелось упускать из виду. Кораблик уже давно миновал Пруну, между этой деревней и городом, граничащим с эльфийскими владениями большое расстояние покрытое Василисковым лесом.

К Алейсу ехали мы, чистый с асмидом и еще несколько человек в каюте. После ужина (за него мы отдали три вороны с каждой), один из матросов принес нам дополнительные теплые одеяла. На рассвете будем в Алейсе, если ничего не произойдет.

Сторожить нас вызвался Змей. Он свернулся калачиком в недрах принесенного одеяла, и только раздвоенный язык иногда выстреливал вперед. Зевнув, я укрылась с головой. Спала плохо, все время, боясь пошевелиться, чтобы не показать крылья. И проснулась от того что у меня затекло все тело.

— Спи, еще рано, — прошептал змей.

— Не могу, — пожаловалась я.

Змей зашипев, спрятался в одеяле. Я попыталась разогнуться. С тихим оханьем, мне удалось вытянуть ноги. Нащупала кружку с чаем, хоть и холодный, но взбодрил.

Кораблик шел медленно в окружавшем тумане. Поежившись от холода, кое-как встала, запахнулась в плащ и, охая от каждого шага, поплелась на кухню, за теплым чайком.

Ни чистого, ни асмида видно не было, может еще спят, а может, спустились вниз погреться. На кухне зевающий кок, чистит рыбу.

— Здравствуйте, — улыбнулась я. — Мне бы горячего чайку.

— У них чайник, — повар кивком головы указал на чистого и асмида.

«Эмили, лучше не подходи к ним», — предостерег Мрак.

«Если я сейчас развернусь и уйду, это будет подозрительно», — заметила я.

И привлечет к нам не нужное внимание.

М-да задачка — налить чаю, не показав крылья. Да и чистый с того близкого расстояния почует во мне тьму. Да и иллюзорные чары будут лучше видны.

— Давайте помогу, — любезно предложил асмид, когда я подошла к столу. — Вы я смотрю, тоже спали на палубе? А куда вы едите, если не секрет?

Секрет! Очень большой секрет!

— На свежем воздухе так хорошо спится, — наивно хлопая глазами, поделилась я. — Да ни какого секрета нет. В Алейсе у нас брат вот едим навестить.

«Караул, я уже ничего не знаю про город, кроме того что он граничит с эльфами?!»

«Спокойно, — заверил меня Элмарас».

— Служащий в замке Варлеос, или при Снежном древе?

«Тьма, что это?»

«Скажи: знахарьиз «Дубового листа».

— Он знахарьиз «Дубового листа», — улыбнулась я.

Чай уже налит и надо быстрее, уносить ноги.

— Возможно, еще увидимся, я как раз собираюсь в «Дубовый лист».

— Возможно, — согласилась я.

Я осторожно чтобы не расплескать горячий напиток, пошла наверх.

«Они подозрительные!» — вынес свой вердикт Мрак.

«Уверена, они обо мне подумали тоже самое», — отозвалась я.

— Где ты была? — напустилась на меня ведьма, как только я оказалась на палубу.

— За чаем ходила, с асмидом говорила, — выдохнула я.

— А чистый? — насторожилась ведьма.

— Молчал.

— Подозрительно, — прищурилась Арна.

— Думаешь? А по мне так просто чай пил, — задумалась я.

И доедая за ранним завтраком последние пирожки, я пересказала мой разговор с асмидом. А также узнала, что это за замок Варлеос, чтоза Снежное Древо и таинственный «Дубовый лист».

Последняя оказалась деревушкой диких знахарей. Сил выучиться на целителей у них нет, а вот опыт и знание трав — есть. Вот и становятся такие люди дикими знахарями. Маги на них смотрят сквозь пальцы, пока не мешаются под ногами.

— Ой, он же сразу поймет, что я лгала! — ужаснулась я.

— Думаю, он это сразу понял, — уверенно заявила Арна.

И что теперь делать?

«Пока ничего», — успокоил меня Мрак.

Постепенно из молочного киселя окружающего нас начали проступать: доки, пирсы, лодки и корабли. И как вишенка на тортике мощные зубчатые стены.

Замок Варлеос. Как мне рассказала Арна и перебивающий ее Мрак. Замок стоит на месте древнего круга ведьм. Эльфы вырастили свой лес позже, когда люди уже зачистили местность от темных. Тогда же было посажено Снежное Древо, росток которого эльфы приперли аж из самого Ауриэла с Ладдары. Маги и ушлые эльфы что-то там нахимичили с кругом и теперь могут черпать из него силу, ну не пропадать же добру. Замок надвигался с неумолимостью рока, он давил, нависал, старался подмять под себя и раздавить. Наша академия, но по сравнению с этим замком просто комнатная собачка.

Корабль пристал к пирсу. Первыми на берег сошел чистый со спутником, их, кстати, встречала пестрая толпа из чистых, паладинов и жрецов.

— Что-то это как-то многовато для простого чистого, не находишь? — навострила ушки ведьма.

— Да и лица мы его ни разу не видели, — озадачилась я.

— Вот-вот, — поддакнула Арна.

После и остальным разрешили сойти. На пристани уже стоял паренек и записывал всех прибывших в книгу учета. Рядом с ним на столбе стоит ящик — в прорезь кидаешь плату за вход в город.

— Амаринда и Ксандра Вир, — солгала Арна. — Прибыли в «Дубовый лист».

Кинули по семь серебряных ворон в ящик. И мы больше, ни обращая, ни на кого внимания, направились вверх по улице.

Порт ничем не отличался от Тинта. Запах рыбы, мокрого дерева и тины, иногда ветер доносит что-то противно кислое. Город теснится к темной громадине замка. От него же, как лучики солнца отходят улочки. Домики не большие всего-то в два этажа, окна узкие словно бойницы, вообще складывается впечатление, что город готовится к долгой осаде. Вот только с кем? С эльфами? Ха-ха три раза! Насколько мне известно, кроме купцов из эльфов больше никто не бродит по Арддаре. Почему эльфы носа не кажут в остальной мир, есть тайна покрытая мраком.

— Нужно как можно быстрее уйди из города, — решила ведьма.

Я ее понимаю, пока мы дошли от порта до главной площади с памятником прадеду хозяина замка, нам несколько раз встретилась стража усиленная жрецами светлых защитников.

— Уж не Гэлеаса они готовятся встречать? — забеспокоилась я.

— Он же вродекак хочет открыть дорогу к защитникам, — вспомнила Арна свой сон. — Вроде как некогда.

— И устроить войну Света и Тьмы, — напомнила я. — А тут как раз есть ведьмин круг, которым светлые не по праву пользуются.

— И место не далеко, — хмыкнула Арна. — А ты помнишь, что он там не только дверь откроет?

— Этого не будет, — пообещала я.

«Элмарас, ты мне поможешь?».

«Всем чем смогу — асейра».

Вот и славно, вот и хорошо.

— О, то, что нам нужно, — остановившись, указала ведьма.

Я проследила за направлением ее взгляда.

Небольшой загон, в нем под навесом обмахиваясь хвостами, меланхолично жевали сено несколько лошадок.

— Они, наверное, дорогие, — решила я.

— А мы не будем привередничать, — отмахнулась Арна. — Нам главное чтобы они ноги переставляли.

Вот по этому критерию мы и прикупили себе двух лошадок. Животинки старые, спокойные — то, что нам нужно.

Нам даже седла продали в полцены.

За выезд из города с каждой содрали по пять соек.

— Так нам не на что будет вернуться в академию, — пожаловалась я, когда мы благополучно миновали ворота.

— Угу, — мрачно поддакнула ведьма.

Дорога петляя, поднималась в гору, там спускалась к лесу. Желто-красные листья шелестели на ветру.

Глава 9

Дорога, то поднималась на склон, то забиралась в лес и тогда мы проезжали под вздыбленными корнями.

— И где эльфы? — возмутилась Арна. — Мы же как-никак в их владениях?

Пока ехали ни одного остроухого не увидели, либо хорошо маскируются, либо полоса леса, где проходит дорога не часть их мира. В полдень мы остановились, чтобы и самим передохнуть и дать отдохнуть лошадям. Ведьма кое-как их стреножила и опустила пастись.

— Надо бы напоить, — вспомнила я.

— Впереди «Дубовый лист» там и напоим, — отозвалась ведьма.

Полчаса прошло. И снова в путь.

Деревенька знахарей дала о себе знать гораздо раньше. Первое что мы увидели это сизый дымок, поднимающийся из-за холма. Дорога обогнула холм, и раздвоилась на восток и утыкается в стену леса. И через мосток, переброшенным на ручьем, и к распахнутым настежь воротам.

— Вот и напоим наших лошадок, — обрадовалась ведьма.

С пригорка деревушка как на ладони. Аккуратные домики, в палисадниках сирень и цветы. Чистые дорожки и конюшня на краю деревне. Кричат петухи, лают собаки — идиллия.

Мы спустились с холма, около моста напоили лошадей и повернули к лесу. Сзади из конюшни промчался верховой, но окликать нас не стал. И то там спасибо. Если бы и он начал нести чушь про эльфийских шлюх, Арна непременно применила б нечто страшнее, чем порча на полгода.

Густой лес обступил с обоих сторон, листва закрывает солнечный свет. Огромные деревья в несколько обхватов. Лошадкам совершенно все равно, где переступать копытами там под солнцем или здесь в полумраке эльфийского леса. И чем дальше мы забирались, тем больше и выше становились деревья.

— А где Снежное древо? — полюбопытствовала я.

— Мы недоедали до него, — рассеянно отозвалась ведьма. — Слушай, а где все-таки эльфы? Уже вечер, а мы так ни одного не встретили.

"Арна, права это подозрительно, стажа должна была вас остановить», — заинтересовался Мрак.

— Мрак говорит, что нас должна была остановить стража, — я передала его слова.

— Да? И где они? — возмутилась она.

— Не видать, что-то, — пожала я плечами.

По деревянному мосту пересекли реку. И вот тут нашему спокойному путешествию пришел конец. Свист рассекаемого воздуха. В землю у копыт Арниной лошади воткнулись несколько стрел с белым оперением. Впереди из-за деревьев выбрались эльфы в светло-коричневых плащах и направились к нам.

— Наконец-то очнулись, — выдохнула подруга.

За нами поднялась водная стена, осушая ручей и отрезая нам путь назад.

— А так должны быть? — забеспокоилась я.

— Нет, — бросила Арна, спрыгивая на землю.

Я последовала ее примеру. Руки ведьмы объял зеленый огонь. Эльфы подошли и мы поняли, что это не они.

— Берегись! — выкрикнула я.

Магия рванулась из поднятых рук переднего "эльфа" и поставила над нами полог, о который разбилась обрушившаяся вода. Одно мгновение мы не видели нападавших, но этого времени им хватило, чтобы опутать ноги и погасить нашу магию.

Один из «эльфов» приблизился и скинул капюшон. Мужчина лет тридцати, черные волосы на висках уже тронутые сединой.

— Арна Ланн и Эмили Вайл? — учтиво спросил он.

— Да. А кто вы? — с вызовом спросила Арна.

— Отлично, — обрадовался мужчина. — А теперь спать.

Он рукой перед нашими лицами и мы отключились.

В чувство меня привела ноющая боль в ноге, она пульсировала в клейме. То сжимала челюсть, то разжимала. Открыла глаза — темно. И только спустя несколько секунд до меня дошло, что мне на голову накинули мой же плащ. Руки и ноги крепко связаны, да судя по ощущениям, я еще к чему-то привязана. А это-то уже зачем?

«Мрак! Элмарас, ау, ты здесь?!» — мысленно позвала я.

Нет ответа. Толи не хочет раскрываться раньше времени, то ли нашу с ним связь оборвали. Зато я почувствовала другое. Где-то совсем рядом — Киарт. Мой фамильяр. Расслабилась и закрыла глаза, чтобы лучше почувствовать его. Еле заметная тонкая ниточка истончилась настолько, что готова порваться в любой момент. Осторожно скользнула по ней. Блондин удивился, что я здесь, потом оно переросло в радость и беспокойство. При настолько не стабильной связи мне удалось выяснить, что он с оборотнем заперт в домике под корнем дерева. В маленькую щель виден только бок отполированного сероватого камня.

— Знатно вы ее упаковали, — весело прозвучал голос дракона надо мной.

Мама, когда он подошел?

— Зато надежно, — веско заметил незнакомый мужской голос, — Они же ведьмы?

— Начинающие, — небрежно бросил Гэлеас. — Но, да с женщинами подстраховаться, никогда не помешает. Отвязать, привести в чувство и ко мне.

Меня поставили на ноги и сняли с головы плащ.

— Эй, — похлопали по щекам. — Просыпаемся.

— А? — сделала вид, что я только очнулась. — Кто вы? Где я?

Зато можно хорошенько все рассмотреть.

Передо мной стоит мужчина. Лицо вымазано коричневой краской. Коричневый плащ, на одежду нашиты лоскутки. За спиной стрелы в колчане. А это чтобы сойти за эльфа? Мы находились на полянке — круглая с большим серым камнем в центре.

— Идти можешь? — спросил мужчина, и мне пришлось посмотреть на него.

— Да. А куда?

Вместо ответа мне развязали ноги, и повели куда-то. Мы только шагнули в сторонку, как под ногами появилась тонкая ниточка тропки. Да и полянки уже не видать. Тропинка привела нас к бледно-желтому шатру. Зашли. На полу мягчайший ковер из молодой травки, то тут, то там большие бледно-розовые цветы. В центре круглый столик с тремя бокалами и кувшином, и два кресла в одном из которых сидит Гэлеас.

— Веди вторую, — велел дракон.

Значит Арна жива это хорошо.

Меня подтолкнули поближе к столику.

— Пить хочешь? — дружелюбно спросил дракон.

Очень.

— Нет, — ответила я.

Серебристые с вертикальным зрачком глаза посмотрели на меня долгим пронизывающим взглядом.

— Тогда садись, — велел он, встав и тем самым освободив мне кресло.

Ждать мне пришлось недолго и вот уже привели Арну. Глаза сверкают зеленым огнем во рту кляп.

— Арна, в долгу не осталась, — усмехнулся дракон. — Присаживайся.

Ведьма, гордо вздернув подборок, прошла, царственно давая понять дракону какую великую услугу она ему оказывает. И никаких иллюзорных чар, значит и с меня их сняли. И только когда Арна заняла второе кресло, он проговорил:

— Дорогие мои, я знаю, как разрешить нашу проблему!

Арна в полном непонимании посмотрела на меня, даже изобразила жуткую гримасу, намекая, что мол, не спятил ли дракон. Мало ли как волшебный сон отразился на его здоровье.

— И какое? — осторожно спросила я, голову даю на отсечение, что ничего хорошего он не придумал.

— Одна из вас моя супруга и она из вас меня пробудила, но вас двое, я решил не гадать. И на одной жениться, а вот вторую к несчастью ждет не такая перспективная судьба.

Арна насупилась, прекрасно поняв, кто из нас куда.

— Надо же все рассчитал, — выплюнула я.

— Марко, — негромко позвал дракон.

В шатер вошел, мужчина в лоскутках.

— Да господин?

— Начинаем.

Что уже? Но в зеркале все происходило ночью!

Арна уперлась что-то мыча.

— Не трясись, — улыбнулся дракон. — Перед тем как умереть, ты поприсутствуешь на свадьбе Эмили.

Марко подхватил Арну и мы все вместе вышли из шатра, обошли его и тут же за ним был алтарь Лериан.

— Я же темная, — усмехнулась я, глядя на алтарь.

«ЭЛМАРАС!» — билась в паническая мысль.

Но темный защитник почему-то не отвечал. Он что в самый ответственный момент решил покинуть меня?

— Я это учел, — заверил меня дракон.

Марко крепко держал, ведьму не давая ей ни единого шанса сбежать. Думай, Эмили думай.

Потянулась к ниточке соединяющую меня с фамильяром и осторожно так чтобы ни одна живая и мертвая душа на полянке не заметила, соединила ее с источником моей магии. А тем временем начал собираться народ. Ой, мамочки! Кого тут только не было. И чернокрылые гарпии, усевшиеся на нижние ветки деревьев. Под ними устроились оборотни — огромные волки. Они недовольно косились янтарными глазами на двух жриц Лериан, традиционное белое одеяние девушек было рванным, но капюшон все также скрывал их лица. Они не мертвые измененные драконом. Интересно, а сколько еще светлых примкнуло к Гэлеасу?

Из-за деревьев выползли архны на спинах огромных пауков сидят чернокнижники у каждого в руке посох. Архны и сами по себе та еще проблема, а в паре с чернокнижниками так вообще беда. Вампиры от пробивающихся сквозь листву солнечных лучей создали над собой темную тучку. Стоп, а вон тот рыжий вампир не из светлой ли академии? Да точно, он усиленно делает вид, что не замечает моего пристального взгляда.

«Выберусь, наябедничаю ректору!»

Рядом ведьмы уселись на травке. При взгляде на Арну они только довольно улыбались. Ведьма же отвечала злым взглядом и если бы она не была связана, накинулась бы на них, наплевав, что они гораздо опытнее ее.

Отдельно сидели, стояли светлые. Чистые, жрицы Ириры и Тасмы была даже девушка менестрель служительница Лорана, маги, чародеи и волшебники на всех смотрели свысока. Двух жриц Лериан они демонстративно не замечали. Нечисть помельче выглядывала из-за деревьев. Их горящие глаза, походили на блуждающие огоньки.

— Видишь сколько у меня сторонников, — обвел широким жестом собравшихся. — Ты должна гордиться своим мужем.

«Ага, уже», — мрачно подумала я.

Дракон кивнул, и жрицы Лериан подошли к алтарю. Прикоснулись к нему, и вот на белом мраморе вспыхнуло черное пламя.

— Ну, вот, а ты волновалась, — успокоил меня дракон. — Видишь, на что девочки пошли, чтобы свадебку нам устроить.

— Просто подвиг, — процедила я. — А где эльфы?

— Одни заняты, а другие где-то тут, — рассеянно ответил Гэлеас, не отрывая взгляда от огня.

Проверила сколько у меня силы и получается: либо на много мелких заклинаний, либо одно — большое.

— А если тыне угадал? — спросила я хрипло.

— А все равно, — огорошил меня дракон. — Арна, умрет и не сможет меня усыпить, ты выйдешь за меня — не сможешь меня усыпить.

— Так и не смогу? — фыркнула я.

— Не сможешь, — заверил меня дракон.

Он сцапал мою руку и потащил к алтарю.

Арна взвыла, выгибаясь в путах. Но из крепко захвата Марко так просто не вырваться. Не волнуйся, у меня уже созрел кое-какой план. Мы встали около алтаря разделенные черным огнем. Дракон вытянул руки ладонями вверх, жрицы положили мои руки поверх его. Антрацитовое пламя бушевало в кольце наших рук.

— ЯГэлеасарис левое крыло Парящего в Облаках беру в жены Эмили Вайл дочь Эрнета Вайла.

Жрица что стояла слева провела ритуальным кинжалом по запястьям, алые струйки крови устремились в черный огонь. Правая жрица повернула голову ко мне. Ожидая и от меня слов клятвы. Ни за что! Не для этого я от другой свадьбы бежала. Глубокий вдох, чтобы настроиться и решиться. Схватила дракона за мокрые и липкие от крови запястья и выпустила ревущее и сметающее все на своем пути заклинание.

Вспышка света, рвущая на части б