КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 376363 томов
Объем библиотеки - 459 Гб.
Всего авторов - 160357
Пользователей - 84645

Впечатления

Demiurge про Ильин: Напряжение (Боевая фантастика)

Выше всяких похвал серия Напряжение. Не то, что убогая гавно серия книг Метельского Унесенный ветром расхваленная некоторыми недоразвитыми дибилами.

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
Гекк про Гагарин: Мясной Бор (Историческая проза)

Реально - чушь. Ну, почему вторую ударную армию бросили подыхать - кто теперь скажет... Так же и Приморская в Крыму легла без всякой пользы и под Ржевом две армии в землю положили...
Анализа нет, цифр нет, документов от Власова нет, зачем написано - ХЗ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Ланцов: Ротмистр Империи (Альтернативная история)

Кретинизм автора настолько абсолютен, что даже вызывает умиление...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Гекк про Кондрашов: Минус 32 (СИ) (Альтернативная история)

Очередной обрывок. Но это есть не обязательно, достаточно просто понюхать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
андрей 50 про Герритсен: Хирург (Триллер)

Не знаю,может я маньяк или садист,но книга понравилась.Продолжу дальше серию.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Литературный Власовец: Гитлер в Москве (Альтернативная история)

kiyanyn ой,да ладно,
99% всех альтернативно-исторических фантазий сочиняются людьми,не знающими реальной истории.простой факт,любая историческая эпоха до Петра I,у всех мною прочитанных авторов идет в летоисчислении от РХ,хотя эта ситема была принята только в 1 января 1700.до этого считали от сотворения мира.7000-какой-то там год.
даже у Пикуля историки находили исторические неточности,а тут рядовые графоманского фронта.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
kiyanyn про Литературный Власовец: Гитлер в Москве (Альтернативная история)

Ну что тут сказать... Из книги:
"Берлин. Рейхсканцелярия, кабинет Гитлера. Июнь 1939 г.
Фюрер сидел за массивным письменным столом и перебирал бумаги, принесенные ему шефом Гестапо."


Из википедии:

В октябре 1939 года рейхскриминальдиректор Мюллер ... был назначен начальником отдела IV главного управления имперской безопасности, то есть гестапо.

И не надо оправдываться тем, что это особо альтернативная Германия :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Бредень (fb2)

файл не оценён - Бредень (пер. Ксения Ересько) (и.с. Лекарство от скуки (составитель серии Б. Акунин)) 592K, 167с. (скачать fb2) - Лин Андерсон

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Лин Андерсон Бредень

1

Мальчик не знал, что он умрет.

Когда мужчина, улыбаясь, накинул ему на шею шнурок с кистями, он подумал, что это продолжение их обычной игры. От возбуждения по подбородку у того тонкой струйкой стекала слюна, капая на голое плечо мальчика. Мальчик молча кивнул. Это раньше его тошнило, а потом стало все равно. Он лег на живот, повернул голову, уткнувшись лицом в грязную после многих утех подушку, закрыл глаза и мысленно перенесся к другой игре. Он любил проигрывать у себя в голове один замечательный голевой момент.

Вот с правого фланга уверенно атакует француз, мяч вьется у ног. Защитники накидываются на него, устраивают свалку. Мерзавцы. Но нет, все обошлось — он прорвался и вновь несется вперед, мячик, как дитя к матери, жмется к его бутсам. Трибуны замирают. Время тянется как резина. Удар — и мяч по косой влетает в ворота.

Бац! Он в сетке.

После этого он обычно может идти домой. Но не сегодня. На этот раз, прежде чем мяч касается сетки, его голову резко дергают назад, а потом вверх, с такой силой, что глаза едва не выскакивают из орбит.

2

Шон уже уснул. Роне нравилось, как он спит. Как младенец. Во сне у него такое довольное и безмятежное лицо, он ровно и почти бесшумно дышит, чуть приоткрыв губы. С виду и не скажешь, что вечером он прикончил бутылку красного и три виски.

Теперь, когда Шон пил, Рона отворачивалась. Это ее раздражало. И больше всего потому, что ему неведомы муки похмелья. Утром он отбросит пуховое одеяло (впуская холод под теплый покров их ложа), тихо встанет и отправится на кухню. А она, лежа в постели, будет украдкой и с легким чувством вины подсматривать за ним, за тем, как он двигается: мелькнет бедро, поднимется рука, мягко качнется расслабленный член. Пока готовится кофе, он насвистывает, и в сознании Роны горьковато-сладкий аромат свежего кофе навсегда соединится с переливами этой ирландской мелодии.

Уже семь месяцев они вместе. В ту ночь, когда она в первый раз привела его к себе, до спальни они так и не добрались. Он прижал ее к входной двери и смотрел на нее. Потом стал раздевать, неторопливо, по одной снимая одежки, точно кожуру со спелого фрукта, не касаясь ее губ, пока наконец ее губы сами не потянулись к нему, а за губами и все ее тело. И тогда, одним движением языка, он вошел в ее жизнь.


Когда зазвонил телефон, Шон едва пошевелился. После четвертого звонка должен был включиться автоответчик. Заслышав в трубке жизнерадостный голос с ирландским акцентом, звонящий больше не будет считать автоответчики бездушными машинами. Рона сняла трубку после третьей телефонной трели. Наверное, что-то случилось, раз звонят так поздно. Когда она сказала, что ей понадобится такси, сержант ответил, что полицейскую машину уже выслали. Рона вскочила, хватая вчерашнюю одежду со спинки кровати.


Констебль Уильям Макгонайл впервые выехал на происшествие. При помощи желтой ленты он перекрыл вход в подъезд, как велел ему сержант. Еще он прогнал двоих пьяных, посчитавших, что куда интереснее наблюдать за действиями полиции, чем плестись домой и трахать жену. Констебль Макгонайл был другого мнения.

— Отправляйтесь по домам, — приказал он, — нечего здесь высматривать.

Он глядел на лестницу и гадал, долго ли ему еще придется проветривать на улице яйца, когда у него за спиной зацокали по бетону шпильки. Какая-то женщина, подойдя к ограждению, тоже заглядывала в темный подъезд.

— Извините, мисс. Сюда нельзя.

— Где инспектор Уилсон?

Констебль Макгонайл удивился:

— Наверху, мисс.

— Хорошо.

Ее светлые волосы сверкнули в темноте, пахнуло духами. Она занесла обтянутую шелком ногу над его желтой лентой, перешагнула и сказала:

— Я лучше поднимусь.

Стук ее каблуков громким эхом разносился по всему подъезду, однако если кто-то из жильцов и проснулся от шума, то не спешил высовывать носа. Никто не хотел вмешиваться. Случись пожар, они бы живо выскочили, подумала Рона, такое событие их наверняка бы расшевелило.

Дверь на втором этаже стояла настежь. Из квартиры доносился голос детектива Уилсона. Если Билл здесь, то ей не придется объяснять, кто она такая. Она по-быстрому сделает свои дела и вернется домой, в свою постель. В узкой грязной прихожей было жарко и душно. Темная в пятнах дорожка, завернувшаяся с одного конца, точно какое-то увядшее растение, скрадывала звук ее шагов. Она остановилась. Три двери, все три приоткрыты. Справа кухня, слева — ванная. Она увидела, как в проеме одной из дверей промелькнул белый комбинезон, услышала стрекот камеры. Отряд криминальной полиции при исполнении.

Дальняя дверь отворилась, и в прихожую выглянул детектив Билл Уилсон.

— Билл.

— Доктор Маклеод, — кивнул он. — Сюда.

Он позволил себе едва заметно улыбнуться. Двое других мужчин, находившихся в комнате, обернувшись, уставились на нее, не веря, что это и есть доктор Маклеод.

Рона взглянула на свое черное платье и босоножки на шпильках:

— Я так торопилась…

— Максвин сейчас принесет тебе во что переодеться.

Билл кивнул одному из них, который вышел и через минуту вернулся с пластиковым пакетом. Рона вынула из пакета комбинезон и маску, убрала туда свой плащ и отдала пакет полицейскому. Скинув по одной босоножки, она облачилась в комбинезон и только после этого переступила порог.

Войдя, она окинула взглядом маленькую комнату. Страшные, в никотиновых подтеках, шторки плотно закрывают единственное окно. На деревянном стуле валяются джинсы и футболка. Два стакана на пластиковом столике. Пара кроссовок на полу возле кровати. Полуторная тахта, без спинки, но под богатым цветистым покрывалом из тяжелой шелковой парчи.

Обнаженное тело мальчика лежало ничком поперек тахты. Его застывшее лицо было повернуто к двери. Глаза вылезли из орбит, меж синих губ торчал кончик языка. Синий шнурок, затянутый на шее, выглядел как галстук-бабочка, которую надели задом наперед. Тело уже успело окоченеть и пойти пятнами, и эти багровые пятна на прозрачной коже делали его похожим на мраморное. Ниже бедер покрывало пропиталось кровью.

— Я выключил камин сразу, как приехал, — сказал Билл. — Наш юный констебль чуть концы не отдал, когда глотнул этой вони. Я отправил его на улицу поработать постовым и проветриться.

— Температуру в комнате измеряли?

— Да, данные у Максвина.

Прежде чем надеть маску, Рона втянула воздух. Всегда очень важно определить, чем пахнет на месте преступления. Это может навести ее на важные соображения относительно того, какие вещества следует искать. Здесь к тошнотворной смеси запаха убийства и затхлого запаха спермы и пота примешивался какой-то еще запах — более тонкий, еле уловимый. Так, понятно: дорогой мужской одеколон.

— Максвин и Джонстон уже отработали комнату. Фотографы делают снимки на кухне и в ванной.

— А патологоанатом?

— Приезжал доктор Сиссонс и констатировал смерть. Потом он сказал, чтобы я вызвал толкового криминалиста взять образцы и упаковать тело, потому что ему необходимо срочно возвращаться домой, где его ждут гости.

— И важные гости?

— Даже один какой-то «сэр».

Рона улыбнулась. Доктор Сиссонс предпочитал препарировать смерть в своей мертвецкой, а работу вроде сбора трупных образцов по ночам он относил к ее компетенции.

— Ну и покрывало!

— Похоже, что это штора, но мы должны будем еще убедиться, когда уберем тело.

— Врач его переворачивал?

— Только чтобы посмотреть, двигали тело или нет. Он сказал, что левая сторона лица, верхняя часть груди и бедра подвергались сдавливанию с момента смерти. Так или иначе, когда его убивали, он лежал здесь.

Рона открыла чемоданчик и вынула перчатки. Затем она опустилась на колени у кровати.

— Да под ним целая лужа крови.

Билл угрюмо кивнул:

— А ты глянь, что у него на животе.

Рона слегка повернула тело за левую руку. Гениталии были разодраны в клочья. По пенису как будто прошлись ножовкой, и рваная рана тянулась от кончиков пальцев на левой руке до правого бедра. Одно яичко висело, искромсанное, на тонком лоскуте кожи.

— Это сделали с ним после смерти, иначе кровью было бы залито все вокруг.

— Вот и Сиссонс говорит.

Рона опустила тело обратно. Голова мальчика снова уткнулась в грязную подушку.

— Оружие нашли?

Билл покачал головой:

— Может, и оружия никакого не было.

— Зубы? Сиссонс отмечал подобные повреждения еще где-нибудь?

— Он говорил что-то про ссадины на сосках и на плече.

— Я возьму мазки.

— Как давно, по-твоему, он умер?

Рона прижала пальцем одно из темно-багровых пятен, и оно медленно начало светлеть.

— Шесть-семь часов назад. Смотря какая температура в комнате.

Билл не сдержал довольной улыбки:

— И док тоже так сказал.

Брови Роны удивленно приподнялись. Обычно они с доктором Сиссонсом расходились во мнениях. Он имел привычку спорить по таким вопросам, как точное время смерти. Для него это было прямо-таки делом принципа. Рона сначала три года изучала общую медицину, а потом ушла в криминалистику. Ей нравился более свободный график работы.

— Как вы его нашли?

— Поступил анонимный звонок.

— Убийца?

— Молодой мужской голос. Очень испуганный. Может быть, еще один мальчик пришел на свидание с клиентом?

— А этот ничего был, симпатичный.

Билл кивнул.

— Необычный тип для этих мест, — сказал он. — Не совсем дешевка, но все равно педик. Я тебя с ним оставлю, ладно? Если что-нибудь понадобится — кричи.


Ей потребовался почти час, чтобы взять образцы всего, что впоследствии могло пригодиться. Закончив с окружающими вещами, она занялась телом — ногти, волосы, рот. Мазки из ануса и пениса возьмет доктор Сиссонс.

Даже сквозь перчатки его кожа холодила ей руки, однако пока светлые пряди прикрывали мертвые глаза, казалось, что этот подросток просто крепко спит. Рона откинула волосы и стала разглядывать лицо, пытаясь представить себе, каким он был при жизни. Никаких признаков недоедания или наркомании. Парень явно был здоров. Что же привело его сюда?

— Готово? — Билл умел рассчитать время. — Приехали ребята из морга. — Он посмотрел ей в лицо. — Поезжай домой и глотни горячего пунша.

Билл прописывал глоток горячего пунша при любом недомогании.

Рона поднялась с тахты и стянула перчатки.

— Кто он такой, как ты думаешь?

— Пока не знаю. Но, мне кажется, он не шотландец. — Указав в коридор, где за дверью висела кожаная куртка и фанатский шарф, он презрительно скривил рот: — «Манчестер Юнайтед».

— Но болельщики «манчей» есть и здесь, — ехидно заметила Рона, зная, что Билл, как ярый патриот, болеет за «Селтик».

— Да, но они не стали бы этим хвастать. По крайней мере, не в Глазго.

Рона рассмеялась.

— Я вижу, тебе полегчало.

— Да. — Она начала укладывать образцы в чемодан.

— Сержант отвезет тебя домой.

Он проводил ее до двери.

— Как поживает этот твой ирландец? Все играет в клубе?

— Да, играет.

— Надо бы снова заглянуть туда его послушать. Здорово у него выходит джаз. Позвонишь, если будет что-нибудь?

— Конечно.


Когда Рона вернулась, Шон все еще спал. В комнате из-за плотных штор было темно, хотя за окном рассвет уже касался университетских крыш. По пути домой она заехала в лабораторию проверить мазки на наличие слюны. Результат был положительный.

Она оставила записку для Крисси — на случай если та придет первой, — вкратце описав ночные события, и отправилась домой досыпать.

Рона стащила через голову платье, скинула туфли и нырнула под одеяло. Она прильнула продрогшим телом к Шону. Тот сонно забурчал, вытащил руку и нащупал ее ладонь:

— О’кей?

— О’кей, — ответила она, но он уже снова уснул.

Закрыв глаза, Рона пыталась расслабиться в его тепле. Она много раз выезжала на убийства, и еще похлеще этого. Смерть ее не пугала, тем более в виде мазков и анализов. Но сегодня все было иначе. Этот мальчик не давал ей покоя. Почему — для нее самой оставалось неясным. Пока сержант по дороге домой не облек ее смутные догадки в слова.

Мальчик, которого изнасиловали и задушили в той непотребной каморке, был похож на нее, словно родной брат.

3

Войдя утром в лабораторию, она ощутила восхитительный аромат свежего кофе. Кто-то уже успел заскочить в лавочку, так как на тарелке возле компьютера лежали два круассана.

— Явилась, значит? — Рыжая голова Крисси высунулась из-за дверцы шкафа. — А я уж собралась все делать сама.

— Ты получила мою записку?

— Нашла, — угрюмо поправила ее Крисси. — Твои образцы я уже загрузила, а одежду с покрывалом привезли примерно полчаса назад.

— А ничего круассаны, — сказала Рона, беря один с тарелки.

— А я-то думала, что твой красавчик накормил тебя завтраком, — ехидно заметила Крисси.

— Пусть поспит еще. Нормальные люди в такую рань не встают.

— Мужчина считает своим долгом приготовить тебе завтрак, а ты ему не даешь. — Крисси недоверчиво покачала головой. — Попробуй-ка загнать на кухню кого-нибудь из моих братцев.

— Ну а Патрик?

— Патрик — совсем другое дело, — отрезала Крисси. — Поэтому он и ушел.

Они сидели за лабораторным столом, и Крисси записывала предстоящие дела. Рона уже вкратце рассказала о случившемся, по крайней мере о том, что ей следовало знать. Неизвестно почему Рона всегда щадила чувства Крисси. Пусть она была моложе, но в жизни повидала уже немало, по крайней мере, если верить ее рассказам о братьях.

Крисси подняла голову от своих записей:

— Опять придется пахать вдвоем, без Тони.

— Если нам не дадут кого-нибудь в помощь, то всю текущую работу надо будет отложить. Убийство в первую очередь, — сказала Рона.

— Разве нам помогал кто-нибудь в прошлый раз? — безнадежно вздохнула Крисси. — Установили уже, что это за мальчик, или это снова наша забота?

— При нем не было документов. Мы попробуем установить личность исходя из наших данных плюс то, что нароет Билл.

— Я тогда начну с покрывала?

Рона кивнула:

— Покрывало там не первой свежести. Я обвела подозрительные участки для анализа.

— Сперма?

— Наверное. Да, и кроме того, в комнате был запах.

— Ну еще бы!

— Нет, приятный запах. Похоже, мужской одеколон. Тонкий, дорогой.

— Определенно не «Брут»?

— Да уж, не просто лосьон после бритья. Это так, информация для размышления. Может быть, осталось что-нибудь на футболке у мальчика или на покрывале.

— Оно было залито кровью.

— Да. — Рона не хотела обсуждать подробности.

— Ладно. Фотографии уже готовы. Я видела их. Бедняжка. Симпатичный парень.

Она как-то странно посмотрела на Рону. Рона вспомнила, что ночью ей говорил сержант. Но что бы ни подумала Крисси, вслух она ничего не сказала.

— Сейчас с этим прямо беда. Все красивые парни обязательно голубые, — усмехнулась девушка. — Кроме твоего Шона, конечно.

— Если бы ты оставила Шона в покое, мы могли бы приступить к работе.

Рона иногда пыталась приструнить Крисси, используя свое служебное положение, но той все было как с гуся вода. И сейчас лаборантка ответила ей выразительным взглядом, говорящим: выходит, сегодня ночью тебе ничего не обломилось.

— Кстати! Тебе звонил какой-то мужчина, Рона. Сексуальный голос. Он не представился. Обещал перезвонить позже.


Смерть и любовь всегда идут рука об руку. Кого-то убивают, потому что любят. Кто-то умирает, потому что его не любят те, кого любит он. Или вообще никто не любит. Любовь и ненависть. Ненависть и любовь.

Как же это случилось? Почему погиб этот мальчик? Похоже было, что он пришел в ту квартиру ради секса. Вокруг не было следов борьбы. Он не дергался, пока шнурок не затянулся у него на шее. И даже тогда. И лишь когда убийца начал душить его…

Доктор Сиссонс подтвердил, что смерть наступила вследствие асфиксии во время анального секса. Лигатура, возможно, использовалась для того, чтобы ограничить доступ кислорода в мозг и стимулировать оргазм, сказал он.

— Значит, это было непреднамеренное убийство? — спросила Рона.

— Есть основания полагать, что мальчик давно был вовлечен в занятия подобного рода. Старые полузажившие ссадины в тех же местах. Возможно, лигатура налагалась поверх прокладки.

— Но не в этот раз?

— Нет. В этот раз шнур затянули намертво. Сначала он потерял сознание, затем наступила смерть.

— А увечья?

— Определенно были нанесены после смерти, вероятно зубами. Рана на пенисе имеет форму эллипса. Я взял на себя смелость позвонить в лабораторию одонтологии. Надеюсь, это не страшно?

Доктору Сиссонсу нравилось думать, будто криминалисты различных отделов соперничают между собой. Как бы то ни было на самом деле, Рона не собиралась поддерживать его в этом убеждении.

— В мазках с сосков и плеча обнаружилась слюна, — сообщила она.

— Хорошо. В анальном мазке также была сперма. Что у нас со шторой?

— Сейчас мы ею занимаемся. Похоже, что ее использовали не раз. Мы как следует ее отработаем. Надо проверить, нет ли там чешуек кожи или следов старой крови. Ах да, на лобке я обнаружила два волоса с головы.

— Не мальчика?

— Нужно еще проверить, но один темный, так что вряд ли. — Рона сделала паузу. — Насколько я понимаю, вы пока не установили личность убитого?

— Нет. Вскрытие показало, что ему было от шестнадцати до двадцати. Здоров. Наркотиками не баловался. Не курил. Хорошо питался. Ваши эксперты-биологи сейчас имеют удовольствие исследовать содержимое его желудка. Так что скоро мы узнаем, что он ел перед смертью. Если повезет, окажется, что он ел карри. И тогда полиция станет проверять все забегаловки в Глазго, где подают карри, чтобы выяснить, не появлялся ли он там. Доктор Маклеод! — В его голосе послышалось участие.

— Да?

— У вас в семье никто не пропадал? Мальчик удивительно похож на вас.

Рона заверила его, что ни один из членов ее семьи пропавшим не числится, и положила трубку.


Рона подняла голову от микроскопа. За окном низко висело дождевое небо, но лучи солнца то и дело пробивались сквозь тучи. Окна лаборатории выходили в парк. Всего несколько детишек качались на качелях под присмотром своих мамаш, да, взявшись за руки, прогуливалась парочка. Она увидела, как молодой человек наклонился, сорвал росший под деревьями колокольчик и протянул цветок девушке. Потом они стали целоваться.

Шесть месяцев назад в том самом месте, где они сейчас стояли, Рона перешагивала через другое ограждение из желтой ленты. Убитым оказался студент, возвращавшийся домой с дискотеки в студенческом клубе. Всего четыре убийства за полгода, считая вчерашнее. Все жертвы — молодые люди.

Если первые два жестоких убийства не сопровождались половыми контактами, то убийству в парке явно предшествовал гомосексуальный половой акт. Студент был гей, и выяснилось, что он занимался проституцией. Его грудь и руки покрывали ссадины и кровоподтеки, а череп был проломлен каким-то тупым инструментом, который так и не нашли. В поисках следов убийцы — или убийц — прочесали все окрестности, но впустую. Ночной ливень начисто смыл все улики.

Между тем и нынешним убийством было одно сходство. На шее обеих жертв висел кельтский крест на коротком и тонком кожаном шнурке. Во время осмотра патологоанатом отмечал опоясывающий шрам, будто шнурок тянули назад. Что, если это было деталью зверского изнасилования?

Когда Шон узнал, чем она занимается, он в шутку обозвал ее Леди Смерть. Рона не обиделась. Она любила свою работу. Ей нравилось возиться с выделениями человеческого организма, рассматривать тканевые срезы, нравилась кропотливость и скрупулезность ее труда. Она забросила медицину, потому что медицина действовала на нее угнетающе. Так много больных вокруг, а ты, признаться, мало чем можешь им помочь. Судебная медицина — совсем другое дело. Здесь она могла многое, было бы желание докопаться до правды. Именно это ее и привлекало. Правда скрывалась от нее, но лишь до тех пор, пока она не находила верного вопроса, который следовало задать, чтобы найти ответ. К концу дня она обычно уже понимала: не что случилось, а почему случилось — вот в чем загвоздка.

Может, потому-то нам и не удается отыскать убийцу, подумала она, что в нашем паззле неверно легло «почему».

Парочка тем временем переместилась к Галерее искусств и поднималась теперь по ступенькам, чтобы спрятаться от дождя под барочным портиком. Рона снова уткнулась в микроскоп, не желая думать о Галерее, потому что в прошлую пятницу, во время ланча, она приметила там в углу знакомый длинный синий плащ и темные волосы.

Она попыталась сосредоточиться на следующем слайде, не обращая внимания на спазмы в желудке.

— Не хочешь сходить куда-нибудь перекусить? — В дверях появилась Крисси.

Рона покачала головой.

— Ладно. Я принесу тебе сэндвич. — Крисси не задавала вопросов. Она умела понять и без слов, словно родная мать.

Вскоре Крисси появилась внизу на улице. Парень, ждавший на другой стороне, двинулся ей навстречу через дорогу, пригнув бритую голову и держа руки в карманах. Похоже, Крисси начала ему за что-то выговаривать. Последний в длинной веренице поклонников либо один из братьев, пришедший клянчить денег, подумала Рона.


После полудня позвонил Билл Уилсон справиться об успехах. Она рассказала ему то же, что и доктору Сиссонсу.

— Сейчас я отрабатываю волосы, — говорила она, — с покрывалом придется еще повозиться, а стаканы из-под виски вы можете забрать, с ними я уже закончила.

— Спасибо, хотя я сомневаюсь, что отпечатки пальцев преступника проходили по нашим базам, — сообщил Билл без всякой надежды. — Кстати, эту историю вовсю обсуждают вечерние газеты.

— Ясное дело.

В трубке раздалось недовольное мычание.

— Кто-нибудь уже домогался у тебя информации?

— А у меня нет никакой информации. Ах да, Билл, — она поколебалась, — ты тогда не ошибся?

— Насчет чего?

— Насчет английского следа.

— Мы пока не установили ни что это за мальчик, ни откуда он взялся. Но ты можешь заглянуть в «Глазго ньюс», эти умники всегда знают больше нашего.

Рона закончила работу в пять часов. От микроскопа уже резало глаза, и сэндвич был давно съеден. Крисси свалила еще в четыре, отпросившись «по семейным обстоятельствам». Один взгляд на Крисси отбил у Роны желание задавать вопросы.


Сейчас ей хотелось только заморить червячка и залечь отмокать в горячую ванну. Но это означало встречу с Шоном. И она принялась наводить порядок в лаборатории, аккуратно складывая в стопки свои записи, убирая образцы, оттягивая момент, когда нужно будет идти домой.

Дождевые тучи сдвинулись на север, к Кемпси-хиллз. Небо прояснилось и стало бледно-голубым. Ее квартира находилась в двадцати минутах ходьбы от лаборатории, и раз вечер выдался погожим, не было необходимости ехать домой на автобусе. Он все равно застрял бы в пробке. И она пошла на Байерс-роуд пешком.

Она знала, что Шон уже наверняка купил что-нибудь к чаю, но все равно зашла в магазин, где продавали пасту. Мистер Марджотта, приветствовавший ее своей обычной скороговоркой, уговорил купить для пробы каннеллони со шпинатом и сыром рикота и даже добавил лишнюю порцию соуса из томатов и базилика.

— Пища любви, — сказал он, хитро улыбаясь.

Как раз этого ей хотелось меньше всего.


Прежде чем вставить ключ в замок, Рона потратила пять минут на обдумывание своих дальнейших действий. С одной стороны, можно было просто забыть о том, что она видела в Галерее искусств, но это было все равно что улика в криминальном расследовании, и она не могла пройти мимо. Такая же улика, как сперма на покрывале. Она должна была узнать, чья это сперма.

Когда она открыла дверь, в нос ей ударил густой аромат чеснока и оливкового масла.

— Эй! — позвал Шон из кухни. Он резал овощи на столе у плиты. Когда она вошла, он с улыбкой обернулся, вытирая руки полотенцем.

— У тебя усталый вид, — заметил Шон. — Чего-нибудь хочешь? Вина? Кофе?

— Ванну.

Он подошел, и она заставила себя улыбнуться.

— Идем, — сказал он.

Ей хотелось побыть в ванной одной и за закрытой дверью, но Шон вошел с ней, открыл оба крана и стал ее раздевать. За спиной у Роны шумно полилась вода, горячая и холодная, как ее мысли. Он сел на стул и усадил ее к себе на колени, одной рукой щекоча ей затылок, а другой пробуя воду в ванне. Когда ванна наполнилась, он выключил воду и сказал:

— Готово. Залезай. — Она ступила в воду покорно, как ребенок. — Я крикну, когда чай будет готов.

Он вышел, оставив дверь открытой. Она потянулась, чтобы захлопнуть ее.

— Не запирайся! — сказал он. — Я принесу тебе вина.

Рона бессильно опустилась в воду, откинулась и закрыла глаза.

Шон возвращался дважды. Сначала с обещанным вином, а потом с бутылкой, чтобы снова наполнить ей бокал. Во второй раз она не открыла глаз, хотя он встал на колени у ванны и она чувствовала его теплое дыхание у себя на лице. Потом вода возбужденно всколыхнулась и разошлась в стороны от ее согнутых ног, ударяясь в стенки ванны, в то время как его рука медленно скользила вверх по ее бедру.

Вот так всегда, подумала она. Возбуждать. Подготавливать. Шон это хорошо умеет. Она выпрямилась и открыла глаза.

— Теперь лучше? — Он улыбался, взгляд его синих глаз выражал уверенность.

Она встала, он подал ей полотенце, затем халат.

— Одеваться не нужно, — разрешил он.

Шон любил женщин. Ему было хорошо с ними. Но больше всего ему нравилось быть с ними в постели. И на саксофоне он играл в такой чувственной манере, будто не играл, а занимался любовью. Он баюкал свой инструмент, гладил его, перебирал клавиши и дул в него, пока саксофон не взвизгивал от удовольствия. Некоторое время назад Рона заметила перемену в его отношении к себе. Он больше не играл на ней, он играл с ней. А это уже совсем другое.

— Вкусно? — спросил Шон.

— Объедение.

— Пасту я поставил в холодильник, приготовлю завтра на ужин.

Каждую пятницу Шон играл традиционный джаз в одном из клубов в центре города. В «Абсолютном джазе» всегда было темно и уютно. По пятницам там обычно было яблоку негде упасть. Программа начиналась в десять и заканчивалась не раньше двух часов утра. А потом Шон часто оставался на джем и играл до рассвета. Рона любила наблюдать за его игрой, за его искусными руками, выжимавшими потоки чувств из золотого инструмента, как в тот вечер, когда они познакомились. В клубе была организована вечеринка для полицейских, и его пригласили выступить. В перерыве он подошел к ее столику и попросил разрешения с ней поговорить. Его прямота настолько ошеломила ее, что отказать она не смогла. Кроме того, весь вечер он был объектом ее эротических фантазий. Она осталась допоздна. В конце музыканты заиграли тихий соул, и публика стала постепенно расходиться. Он уложил свою дудку в футляр, и они вышли вместе. С тех пор они не расставались.


Я не могу идти в клуб, думала она. После того, что узнала.

Насвистывая и звеня чашками, Шон засыпал свежемолотый кофе в кофеварку.

— В пятницу я ходила в Галерею, — услышала Рона свой собственный ровный голос.

Шон не отвечал. Она уж подумала, что он, наверное, не слышит. С ним это частенько случалось. Когда складывалась в голове мелодия, он, насвистывая ее, уносился в неведомые дали. Но не сейчас. Сейчас он слышал ее.

Шон, не переставая насвистывать, поставил кофейник и начал разливать кофе. Прежде чем ответить, он довел мотив до конца.

— Здесь обычные люди посещают картинные галереи. Мне это нравится. Это напоминает мне Дублин, — без тени волнения негромко проговорил он.

Он не собирался вступать в перепалку. Повисло молчание. Рона потрогала свою чашку и сказала:

— Ты ходил туда в пятницу.

— Ходил.

Неясно было, вопрос это или ответ.

— С тобой была женщина.

— Была.

Сделав глоток, он аккуратно опустил чашку на блюдце. Он все делал аккуратно. Его большие руки двигались уверенно и мягко.

— Кто она? — Рона старалась говорить безразличным тоном.

Шон пристально смотрел на нее, ловя ее взгляд.

— Одна моя знакомая. Она любит картинные галереи.

— Как я.

— Нет, — он покачал головой, — не как ты. — Он взъерошил волосы.

Я его вычислила, подумала Рона. Она ждала продолжения, но перебила его, едва он открыл рот.

— Рона…

— Ты спишь с ней?

— С ней? — Он повторил ее слова таким беспечным тоном, что они сразу как будто утеряли всякий смысл. — Сплю, не сплю — какая разница?

— Для меня большая, — разозлилась она.

Он молчал. Вдали начали бить церковные куранты. Она насчитала восемь, прежде чем последовал ответ.

— Это оттого, что ты придаешь этому слишком много значения, — невозмутимо произнес он.

Шон никогда не выходил из себя. Если он и бывал раздражен или недоволен, то все равно делал вид, что не понимает, из-за чего тут поднимать шум. Иногда Роне хотелось, чтобы он вспылил, устроил ей скандал. Но он неизменно хранил спокойствие, и она только огрызалась на него, как мелкая шавка.

— Если я скажу, что нет, ты мне поверишь?

Она знала, что так будет.

— Послушай. — Он протянул руку через стол и приподнял ее подбородок, чтобы заставить взглянуть на него. — Я не стану для нее готовить, или играть, или щекотать ей затылок, когда она устанет. — И его ладонь нежно скользнула по изгибу ее скулы.

Оставив посуду на столе, они перешли в гостиную. Шон зажег газовый камин и опустил шторы. Затем он сел на диван и призывно вытянул руку на спинке. Рона позволила себе прижаться к нему, положить голову ему на грудь, но уже представляя себе, как бы она жила без него.

Зазвонил телефон. Шон встал, чтобы поднять трубку.

— Это тебя, — сказал он. — Мужчина. Он не представился. — На его лице не дрогнул ни один мускул.

Она взяла трубку, а Шон вышел из комнаты. Из спальни понеслись саксофонные рулады.

— Алло?

— Рона? Это Эдвард. Эдвард Стюарт. — Пояснения были излишни. Да она узнает этот голос всегда и везде.

На том конце прочистили горло:

— Можно поговорить с тобой об одном деле?

— Нет.

— Рона, мне так трудно…

Ему всегда трудно, а другим — легко.

— Иди ты к черту, Эдвард, — сказала она и собралась дать отбой.

— Рона, подожди, пожалуйста. Это очень важно.

Что-то в его голосе заставило ее повременить.

— Не могли бы мы встретиться? — попросил он.

Рона услышала собственные слова:

— Завтра. В полдесятого?

Прощаясь, Эдвард уже обрел уверенность в себе. Он получил что хотел, подумала она. Какие у него к ней могут быть дела? Что-нибудь связанное с его адвокатской конторой или с выборами, которые он надеется выиграть в будущем году? И почему именно сейчас? Мы не разговаривали три года, и в последний раз это случилось в суде. Тогда он остался недоволен тем, что благодаря обнаруженным ею уликам его клиента упрятали за решетку. Эдвард не любил проигрывать.

Саксофон все заливался, но теперь Шон заиграл мелодию, которую Рона привыкла считать их музыкой. Он рассказывал, что исполнял это, когда влюбился в нее.

Она знала, что таким образом он предлагает ей мир.

Шон не спросит, что за мужчина ей звонил. Он не спросит, спала ли она с ним раньше и спит ли сейчас. Он не спросит, потому что это никак не влияет на его отношение к ней.

Жаль, что для нее все иначе.

4

Временами Биллу Уилсону казалось, что ему пора на пенсию. Такие грустные мысли посещали его, когда жена упрекала его за то, что он разговаривает с их двумя детьми-подростками «как на допросе» или когда (как прошлой ночью) он отправил полицейскую машину без опознавательных знаков сопровождать дочку, Лайзу, домой из клуба. Смешно, на самом деле. После недавнего убийства ему следовало посылать машину за Робби, их сыном. Оба они подняли бы шум, если бы заметили. Нелегко иметь отца-полицейского. Когда Лайза жаловалась, что он уж слишком о ней печется, он только и мог сказать: «Я мужчина. И я знаю, что у мужчин на уме».

По долгу службы ему приходилось влезать в головы разнообразных мерзавцев. Билл подозревал, что если бы его домашние догадались, чем подчас бывает занята его голова, они бы давно собрали вещички и переехали от него.

Говоря Роне Маклеод, что убитый был обыкновенным мальчиком по вызову, хотя и не самым дешевым, он ошибался. Здесь, в Глазго, в соответствующих кругах его не знали, но и на залетную птицу он не был похож. Если он и состоял в деле, то, видимо, совсем недавно. Только и успел, что умереть.

Билл рассматривал фотографию, лежавшую перед ним на столе. Как правило, в будках моментальной фотографии снимались смеха ради. Два-три оскалившихся лица, красные от вспышки глаза.

Эта фотография была совсем другого рода.

Мальчик старательно позировал перед камерой. На нем была застегнутая на все пуговицы рубашка с маленьким воротником и нарядный синий пиджак.

Пригладить густые волнистые волосы для съемки так и не удалось, и челка упорно падала на лоб, отчего он выглядел по-особому ранимым. И ошибиться было невозможно. Овал лица, тонкий нос, глаза. Несомненное сходство с Роной.

Билл откинулся на спинку старого кожаного кресла, которое он не позволил выкинуть, когда в его офисе меняли мебель. И пусть начальство считает, что кресло уродует обстановку, в нем ему хорошо думалось.

Он был уверен, что мальчик не занимался проституцией. Он не показался ему профессионалом ни в той вонючей квартире с веревкой на шее, ни на этой фотографии. Зачем ему нужна была эта фотография? Билл подумал о своем собственном сыне. Шестнадцать лет, а куда менее серьезный на вид. Для чего Робби могла бы понадобиться такая официальная фотография? Может, для удостоверения личности?

Он выпрямился и нажал кнопку у себя на столе. После нескольких настойчивых звонков дверь открылась, и в щель просунулась голова констебля Дженис Кларк.

— Проверьте университеты и колледжи, Дженис. Узнайте, не бросил ли кто из студентов посещать занятия.

— Думаете, он был студентом, который так подрабатывал?

Они уже предостерегли одну университетскую газету от публикации объявлений о найме в местную сауну «студенток, желающих заработать». Главный редактор тогда изъял объявление из готовящегося к печати номера, но с большой неохотой. Для него это был законный способ заработать себе на образование.

— Повидайтесь с редактором той газеты. Узнайте, не приносили ли им объявлений о работе для молодых людей.

Дженис брезгливо подняла брови.

— И соедините меня с доктором Маклеод. Может быть, она нашла что-нибудь в подтверждение этой версии.

Но доктора Маклеод не было на месте.

— Крисси говорит, она ушла два часа назад и до сих пор не вернулась. У нее свидание с каким-то загадочным незнакомцем, говорящим сексуальным голосом.

— Констебль…

— Это слова Крисси, сэр, не мои. Они сами перезвонят, когда будут какие-нибудь новости.


В любой день и час галерея и музей Кельвингроув были полны посетителей. В это утро туда пришла группа студентов из художественного училища Глазго. Студенты, примостив на коленях этюдники, расположились на ступенях южной лестницы. До чего же хорош главный зал, думала Рона, каждый уровень — сам по себе произведение искусства. С балкона второго этажа вниз глядели статуи, чей гладкий белый мрамор она так любила трогать в детстве. Лучи весеннего солнца, проходя сквозь цветное оконное стекло, рассыпались по темному полированному дереву дрожащими радугами.

Вереница младших школьников потянулась в зал с динозаврами. Рона последовала за ними, наблюдая, с каким изумлением они глазеют на гигантские скелеты. Один светловолосый малыш стоял немного поодаль и щурился в микроскоп, разглядывая окаменевшие останки ископаемого москита, который был навеки замурован в капле древесной смолы, превратившейся в янтарь. Настоящий Парк Юрского периода в Глазго, пришло в голову Роне. Но что тут плохого, если это заставляет ребенка думать и пробуждает любознательность?

Отец часто приводил ее сюда, и они вместе бродили по бесчисленным залам, и она без конца задавала вопросы. Отец отвечал на все. Большую часть ответов он выдумывал, как она понимала сейчас, но это не имело значения, потому что его увлеченность и любознательность были неподдельными, и он передал эти свойства ей.

Рона знала, что Эдвард не опоздает, и специально сама пришла пораньше, чтобы собраться с мыслями. Когда они были вместе, ее не покидало ощущение, что он ею манипулирует, заставляет ее делать то, что хочется ему. Даже теперь, столько лет спустя, он, возможно, все еще способен вызывать у нее чувство собственной неполноценности. В суде все было по-другому. Там они обсуждали факты. Она могла объективно их взвесить и принять рациональное решение. В суде Эдварду не удавалось играть у нее на нервах.

Когда она выходила, любознательный малыш сидел на корточках под скелетом динозавра и чирикал карандашом у себя в альбоме. Она отправилась в буфет. Ей хотелось встретить Эдварда там.

Въезжая на стоянку, Эдвард Стюарт подрезал помятую красную малолитражку и сразу же пожалел об этом, заметив краем глаза, что за рулем сидит красивая молодая женщина. Он притормозил и в знак извинения дружески взмахнул рукой, показывая, что просто задумался (а это соответствовало действительности), и был вознагражден ослепительной улыбкой.

На стоянке было всего несколько машин, но это вовсе не означало, что в галерее мало посетителей. Оставалось только надеяться, что им с Роной не придется разговаривать среди шумной толпы школьников. Наверное, это не идеальное место для того разговора, который он планировал.

Он остановился и, прежде чем выключить зажигание, минуту наслаждался легким урчанием мощного двигателя, потом глянул в зеркало. Какой все-таки у него замечательный загар — результат их с Фионой двухнедельного отпуска на Паксосе. Он пригладил ладонью волосы, поправил узел нового итальянского галстука, который купил себе в награду за дело Джулиано, и примерил уверенную улыбку. Думай о хорошем, сказал он себе. Это приносит успех.

Он вышел, нажал на кнопку сигнализации, услышал мелодичный сигнал. Он уже решил, что скажет Роне самое необходимое, не более, полагаясь на ее нелюбовь к публичности и честность. Он знал по опыту, что на это можно положиться.

Музей подтвердил его худшие опасения. Главный зал кишел детишками, пришедшими изучать экспонаты. Он взглянул на часы. Десять двадцать пять. Должно пройти еще тридцать пять минут, прежде чем эта толпа свалит в буфет за чипсами и кока-колой.

Увидев Рону, Эдвард испытал краткое замешательство. Надо было ему прийти раньше, первому. Чтобы показать, как он ждет ее, улыбнуться, подняться навстречу. Рона обычно опаздывала. Он был уверен, что и сегодня она опоздает.

В этот момент она оглянулась и тоже увидела его. При звуке ее голоса, окликающего его, его желудок болезненно сжался. Нацепив широкую улыбку, он пошел вперед. Как всегда, подходя к ней, он представлял себе, как он должен выглядеть со стороны, и одновременно подстраивался под этот образ. Его губы слегка коснулись ее щеки.

— Как я рад тебя видеть, — сказал он.

Она не купилась на эту ложь, и он тотчас пожалел, что не выбрал другой фразы для начала разговора. Пытаясь исправить ситуацию, он спросил:

— Будешь что-нибудь?

Она покачала головой.

Эдвард направился к стойке, чувствуя с досадой, как тает его уверенность в себе, основанная на красивом загаре и шелковом галстуке.

Рона, с непроницаемым выражением лица, ждала. Это выражение всегда появлялось у нее, когда она знала, что он станет просить о чем-нибудь. Это выражение он всегда пытался изменить, всеми правдами и неправдами. Сегодняшний день не стал исключением.


Когда позвонил секретарь избирательной компании с предложением баллотироваться, ему захотелось закричать во всю глотку: «А как же, киса!» Так сделали бы его дети. А он просто ответил «да», пошел в гостиную, налил два больших виски и один протянул Фионе. Она без слов взяла стакан и подняла его высоко в воздух. Этот успех не в меньшей степени принадлежал и ей. Она этого хотела. Джонатан и Мораг были наверху, но они не позвали их, чтобы поделиться новостью. Подростки не ценят, не в состоянии оценить важности подобных событий.

В тот вечер они сидели вдвоем, купаясь во взаимных поздравлениях, доливая в стаканы виски и строя планы. Место, которое ему прочили, открывало большие перспективы. Это не вызывало сомнений. В Шотландии мало было мест, за которые стоило бы держаться, но это было как раз одно из них. Если все пройдет гладко, будущее Эдварда обеспечено. Правда, он не сможет много времени посвящать адвокатской практике, но это он предусмотрел. Он был уже членом правлений нескольких компаний, и благодаря его репутации знатока европейского законодательства к нему часто обращались за консультациями. Место в парламенте сделает еще более удобной ту жизнь, которую Эдвард Стюарт для себя создал.


Роне надоело ждать:

— Ну?

— Рад тебя видеть, — начал Эдвард.

— Оставь эти любезности, Эдвард. Мы не в парламенте. Ты и я оба знаем, что без крайней необходимости ты бы сюда меня не пригласил, — натянуто проговорила она.

Его лицо на мгновение окаменело, но тут же смягчилось и приняло более приветливое выражение. Какую бы речь он ни заготовил, сейчас она подвергалась серьезной переработке.

— Итак?

— Ладно, ладно, я понял.

Она ждала.

— Я попросил тебя о встрече, потому что, — он выдержал паузу, подпуская в голос доверительности, — мне нужна твоя помощь.

Помолчав, она скептически переспросила:

— Тебе нужна моя помощь?

Она заставляла его нервничать, и нужно было признать, делала это не без удовольствия. У Эдварда был такой вид, будто он сейчас развернется и уйдет, но он быстро совладал с собой.

— Почему бы нам и в самом деле не общаться? Мы ведь были когда-то близки.

— Этого давно нет.

— Но не по моей вине, — обиженно заметил он. — Если ты помнишь, ты сама меня бросила.

— После того, как однажды пришла домой во время ланча и увидела, что ты трахаешь свою, кажется, секретаршу.

— Ну, если я вынужден был искать связей на стороне… — с укоризной начал он.

— Не смей меня в этом обвинять! — Сердце у нее глухо и тяжело забилось. Какая глупость. Спорить из-за того, что произошло черт те сколько лет назад. Она встала.

— Нет, пожалуйста, не уходи. — Он тронул ее за руку. — Разумеется, ты права. — Его тон стал виноватым. — Это все я.

Рона опустилась на стул, вдруг ощутив полную опустошенность. Пусть выкладывает, что там у него, и проваливает.

— В конце концов, ты же была больна, — продолжал он, подыскивая слова, — из-за того инцидента.

Она взглянула на него с удивлением.

— Мне следовало делать на это скидку, но я нуждался в…

— Сексе?

Он обиделся:

— В общении. Ты едва меня замечала, не говоря уж о… ну да ладно, об этом я как раз и хотел поговорить.

— О своей сексуальности?

Он прочистил горло.

— Это не смешно, Рона. Я, разумеется, имею в виду тот инцидент.

— Инцидент? — переспросила она, не поняв. Истерия, вызванная встречей с Эдвардом, уступила место безразличию. Он не мог говорить о том, о чем думала она. Инцидент? Ну конечно. Как еще Эдвард назвал бы это? И все-таки надо уточнить. Удостовериться. — Какой инцидент?

Он как будто не расслышал вопроса, что могло означать только одно: она не ошиблась. Когда он снова заговорил, его голос звучал уже тверже. Она сосредоточенно следила за движениями его губ, которые произнесли это слово.

— Я хотел поговорить с тобой до выборов, — объяснял он.

Рона смотрела поверх его плеча. Малыш, рисовавший динозавров, в радостном возбуждении тащил свой раскрытый альбом к буфету. Учительница, склонившись, взглянула на рисунок и тихо похвалила работу.

— Рона? — Голос Эдварда звенел от обиды.

— Зачем об этом вспоминать, Эдвард? Это было семнадцать лет назад, — сказала она, не глядя на него.

— Ну ты же знаешь этих газетчиков. — Теперь в его тоне появились шутливые нотки. — Они не упустят случая посплетничать о кандидате в члены парламента. — Он хохотнул. — И я не хочу, чтобы они вмешивались в твою частную жизнь.

— В мою частную жизнь!

Слова взорвались словно бомба. Компания школьников за соседним столом смущенно притихла, как бывает с детьми, когда взрослые ссорятся в их присутствии. Эдвард тоже выглядел растерянным, но он сделал над собой усилие и слабо улыбнулся. Чувство неловкости, поняла она, сменилось у него сильным раздражением. Она часто злила его. Поскольку была, по его словам, «не в меру эмоциональна».

— Мне нужно идти. — Она встала и посмотрела на часы.

— Хорошо. — Он тоже поднялся, встал рядом и твердо произнес, как будто завершение их встречи было им спланировано: — Я провожу тебя.

— Нет.

Он удивленно отступил.

— До свидания, Эдвард. И еще, Эдвард… не звони мне больше… никогда.

5

На выходе из галереи Рона толкнула дверь изо всех сил, надеясь, что она отлетит назад и треснет Эдварда прямо по самоуверенной роже. Ей самой надо было думать. Инцидент! Как он может говорить такое о Лайеме?

Рона пошла в Кельвингроув-парк. Позади нее смеялись и визжали дети, сбегая по ступенькам к ожидавшим их автобусам. Рона ринулась в аллею, которая вела к реке, и шум за спиной стих. Дойдя до моста, она остановилась перевести дыхание. Внизу, меж поросших папоротником берегов, неторопливо струилась серая вода. Облокотясь на железные перила и глядя в мутный поток, она погрузилась в воспоминания.

В то утро Лайема забрали. Медсестра дала ей таблетку, чтобы остановить лактацию. Соски больно терлись о ночную рубашку, оставляя темные круги на белой ткани. Лайем лежал в кроватке рядом с ней. Его только что помыли и перепеленали. Она наклонилась и дотронулась до его лица. Прозрачные веки в голубых венках дрогнули, и рот зачмокал, ища грудь. Она помнила, какой он был, как сгибались длинные ножки, когда она хотела сменить пеленки, и помнила складки розовой кожи, которая еще не наполнилась плотью. Ей сказали, что у нее чудесный здоровый малыш. Не стоит волноваться по поводу родимого пятна в виде клубничины на внутренней стороне правой ноги, — оно сойдет.

Первое время Эдвард был очень добр. Когда она сказала ему, что беременна, он обнял ее, и она прижалась к его груди, чувствуя, как бьется его сердце. Он думал, что же им, черт подери, теперь делать. Она знала, что ребенка он не хочет. Ей было девятнадцать, ему двадцать один. Он только что окончил университет. Одна адвокатская контора уже предложила ему работу.

Он аккуратно подбирал слова. Это самое начало их совместной жизни, сказал он. Они пока не готовы. Она должна закончить учебу. Получить степень. Ей казалось, что она тоже так думает. Она не хотела ребенка. Она хотела делать карьеру. И она ее сделала.

Эдвард не навещал ее в больнице. Так будет лучше, сказал он. Эдвард так и не увидел своего сына.

Воспоминания причиняли ей мучительную боль. Давно с ней этого не случалось. Эти мысли и чувства давно не посещали ее. Мысли о прошлом, которое нельзя изменить. И чувство вины. Она пошарила в кармане, ища чем вытереть глаза. Зря она согласилась. Совершенно напрасно. Даже по работе их пути редко пересекались. Эдвард не брался за криминал. Возиться с убийствами на почве страсти было не в его стиле. Чересчур много хлопот. Как с ребенком, родившимся не вовремя.

Рона уселась на скамейку. Какой-то старичок собрался было с ней заговорить, но она закашлялась и вытерла нос платком, и он пробормотал только, что, кажется, дождь собирается. Благослови Боже, подумала она, гнилой климат Шотландии. По крайней мере, если начнется дождь, никто не увидит, как я плачу.

И дождь начался. Над головой у нее сошлись тучи, тяжелые и серые. Первые капли упали на голову, испещрили землю под ногами. Потом дождь припустил сильнее. Она встала и пошла, подставив лицо ливню.

Когда она вернулась в лабораторию, на столе лежала записка. Она виновато покосилась на часы над дверью. Два. Она прошлялась несколько часов. Повесив свой мокрый плащ, она снова вышла, чтобы умыться и причесаться, затем вернулась и села за стол.

Записка была краткой. Нетерпеливые росчерки пера и точка, едва не проткнувшая бумагу насквозь. Крисси сердилась на ее отсутствие, когда у них «дел по горло». Сама она побежала в химическую лабораторию с какими-то следами штукатурки, найденной в кармане куртки, и заняться спермой еще не успела. И констебль Кларк уже звонила и интересовалась успехами.

Рона принялась за работу, которую ей следовало выполнять вместо того, чтобы выслушивать покровительственные рассуждения Эдварда. Крисси методично заносила результаты тестов в лабораторный журнал. Остальное было в ее записях. Она обследовала одежду мальчика, взяла срезы ткани с воротника и манжет его куртки для анализа ДНК. Поскольку все вещи представляли собой стандартный подростковый гардероб и продавались во многих магазинах по всему Соединенному королевству, то не могли помочь идентификации. На джинсах она обнаружила несколько волокон, которые ждали пока своей очереди на анализ. Она также определила группу крови мальчика, полученной из его вены накануне, и сравнила ее с кровью, залившей покрывало. Неудивительно, что результаты совпали. Мальчик имел первую группу крови, как и примерно сорок два процента населения Великобритании. Что же до спермы и других кровавых пятен на покрывале, то с ними еще предстояло много работы. Ах да, доктор Сиссонс прислал им шелковый шнурок. Установив причину смерти, он в нем больше не нуждался.

Рона сидела за микроскопом, сравнивая два волоска с головы мальчика с двумя волосками (светлым и темным), найденными на его теле. Доказать, что волосы принадлежали одному и тому же человеку, было мудрено, принадлежность их разным людям казалась более вероятной. Через окуляр два волоса на предметном стекле представлялись стволами двух деревьев, покрытых узорчатым и зернистым рисунком. На контрольном волоске кора была гладкая, а на другом — шершавая. Кутикулами, корой и сердцевиной темный волосок значительно отличался от волос с головы убитого. Рассмотрев светлый волос, она с удивлением обнаружила такие же структурные отличия. На первый взгляд, ни один из волосков не принадлежал жертве. Разумеется, мальчик мог подцепить их, вытираясь общим полотенцем, но вполне возможно один из них принадлежал убийце.

Рона ощутила приятную дрожь, охватывавшую ее всякий раз, когда части паззла начинали укладываться в картинку. Лаборатория ДНК могла составить генетический профиль по одному волоску. Результаты экспертизы ДНК и сперма — вот и все, что им может понадобиться для установления личности преступника.

Профиль пошлют в Данди, в Шотландский национальный банк данных. Если там не найдется ему пары, то оттуда он отправится на юг — в Британский национальный банк данных. Если сведений об убийце не окажется и там, то придется искать его другими способами.

Трудно сказать, в какой момент это на нее нашло. Наверное, одного такого момента и не было. Много раз в течение того часа, что она глядела в микроскоп, у нее мелькала мысль, что где-то далеко живет ее ребенок. Сын. Ее собственный мальчик. Как тот малыш из музея. Светловолосый малыш. Ах нет, напомнила она себе. Ее сын не рисует сейчас в альбоме динозавров и не бежит показать учительнице. Он был маленьким много лет назад. Для него все уже позади. Семнадцать лет жизни вдали от нее. Жизни, потерянной для нее. Ее сын уже почти мужчина.

Рона оставила микроскоп и подошла к полке, где Крисси разложила фотографии с места преступления, напоминавшие скатерть причудливой расцветки. Взяв одну, она стала ее рассматривать. Это был крупный план рубца на шее. В объектив также попали правая щека и глаз. Ресницы выглядели неправдоподобно длинными и изогнутыми — золотистая бахрома, обрамляющая мертвые глаза.

Сержант сказал, что мальчик похож на нее, словно родной брат. А может быть, сын? Рона выбрала снимки лица и положила их в ряд, чтобы изучить досконально, стараясь не обращать внимания на неестественную позу, пятна на коже и пустые глаза. Мог ли ее сын походить на мальчика с фотографии? Он должен быть того же возраста. У него наверняка светлые волосы (они с Эдвардом оба блондины), возможно, кудрявые, как у нее. Он высокий, с голубыми глазами и темными ресницами. Она представила себе его лицо. Удлиненный овал. И улыбка, как у Эдварда, только искренняя. Улыбка, которая сияла бы в его глазах. Рона отложила фотографии в сторону.

Телефонный звонок разрушил в ее воображении улыбающееся лицо сына. Оно рассыпалось на куски и потом собралось, но это было уже другое лицо — то, что криво уткнулось в грязную подушку, с прилипшими ко лбу мокрыми волосами и вытаращенными застывшими голубыми глазами.

— Рона. Это ты?

Это звонил Шон. Она услышала его вопросы и свои машинальные ответы. Да, все в порядке. Да, она пойдет вечером в клуб, если он действительно этого хочет.

Все, что угодно, только не одиночество, чтобы не думать.

— Ты точно в порядке?

— Да, конечно. Извини, Шон, мне нужно идти.

— Я заеду за тобой в пять часов. Мы где-нибудь поужинаем.

— Нет, я не могу. То есть я не знаю, когда освобожусь, — соврала она. — У нас работать некому.

Услышав в его голосе нотки разочарования, она тотчас устыдилась, но сразу же мысленно упрекнула себя за это.

— Тогда увидимся позже, — сказал Шон.

Вот в чем проблема, думала она, проблема с Шоном. Она ничем с ним не делится. Ничем серьезным. Ни своими мыслями, ни чувствами. Ну да, он и сам все знает. На самом деле он хорошо ее знает. Он чувствует ее настроение. Да, у Шона на это нюх. Он за версту чует, в каком она расположении духа, и сам мгновенно подстраивается. Он всегда найдет, как рассмешить ее, если она сердита или грустна. В отличие от нее Шон всегда в настроении. В своем единственном настроении.

Надо было позволить ему заехать за ней в пять. Она взглянула на часы. Нет. Не так скоро. Она пока не готова видеть его. Она вообще кого бы то ни было не готова видеть. Она не могла сейчас думать о Шоне. Слишком много работы. За работой у нее не оставалось времени думать о чем-либо кроме микроскопических частиц. Частиц жизни других людей, их ошибок, преступлений.

Крисси так и не вернулась. В четыре часа она позвонила, чтобы извиниться и попросить разрешения прийти завтра попозже.

— Я знаю, что не вовремя, я бы не стала, но…

Очевидно, дома было снова неладно. С тех пор как уехал Патрик, Крисси несла материальное и моральное бремя заботы о семье. Если отец будет стоять на своем, то Патрик больше не вернется, не придет даже навестить их. И поскольку Крисси знала, что это разобьет сердце матери, то она постоянно была занята тем, что усмиряла домашние бури.

— Ладно уж. Теперь моя очередь работать. До завтра.

Крисси промычала «спасибо большое» и повесила трубку.

Рона просидела за работой до семи и, наведя порядок в лаборатории, пошла домой. Вечер был дождливый и ветреный. Она поспешила в сторону галереи, надеясь поймать такси у Кельвин-холла. Ее ноги через несколько минут промокли до колен, а ветер швырял ей в лицо тяжелые дождевые капли, срывавшиеся со спиц зонта. На стоянке было единственное такси, к которому она и бросилась через дорогу, лавируя в потоке транспорта. Автобус, бешено работающий дворниками, едва успел затормозить, когда она метнулась наперерез. Игра со смертью оказалась напрасной. Когда она добралась до противоположной стороны, такси уже заняли и ей оставалось только громко выругаться ему вслед.

Вдруг рядом с ней остановилось такси.

— Подвезти? — предложили из открывшейся двери.

Рона заглянула в салон. Водитель и пассажир на заднем сиденье улыбались. Краска начала заливать ее шею.

— Извините. Я просто очень спешу домой.

Пассажир улыбнулся еще шире:

— Если вы не против разделить со мной такси, мы можем заплатить водителю двойную таксу.

— Спасибо.

Он придерживал дверь, пока она усаживалась. Она пристроила между ним и собой свой мокрый зонтик, но когда увидела, что вода с зонта течет ему на брюки, то, смутившись, зонт убрала. Теперь они сидели совсем рядом. Она чувствовала его запах. От него пахло мокрой шерстью и лосьоном после бритья.

— Вам куда? — спросил он.

— Атолл-Кресент.

Он наклонился и заговорил с водителем, которого эта ситуация явно забавляла. Пока никто не видел, Рона украдкой вытерла нос рукавом.

— Сначала мы завезем вас, — сказал попутчик. Она кивнула.

Когда такси остановилось перед светофором, ей представилась возможность получше рассмотреть своего спасителя. Высокий. Очень длинноногий, — отметила она. Светлые волосы потемнели от дождя. Почувствовав на себе ее взгляд, он с улыбкой обернулся.

— Дорогу залило, — сообщил водитель, — столько воды, что и водостоки уже через край.

— Типично шотландское лето, — заметил пассажир.

Дождь хлестал по викторианским камням университетского фасада. Над Философской башней небо раскроила молния.

— Прямо какой-то замок с призраками, — задумчиво произнес спаситель, проследив за ее взглядом.

— А я там работаю.

— Ох, извините.

Рона покачала головой:

— Иногда это и вправду напоминает замок с призраками.

Он искоса взглянул на нее, как будто собирался спросить, чем же она там занимается, но потом, видимо, передумал, и она объяснила сама. Ей понравилось, что он не стал острить по этому поводу.

— Вы сотрудничаете с полицией?

Она кивнула.

— Забавно. Я тоже. Хотя в несколько иной области. Я программист.

Когда такси наконец остановилось у ее дома, ей не хотелось выходить. Разговаривая с этим незнакомцем об интересных и исключительно приятных моментах своей жизни, она чувствовала себя легко и непринужденно.

— Ну вот мы и приехали, — сказал он и потянулся открыть ей дверь.

Она вышла и полезла в сумку в поисках кошелька.

— Нет. Позвольте мне. Мне все равно было по пути.

Их взгляды встретились.

— До свидания, — сказал он.

— До свидания.

Позади хлопнула дверца. Она не стала раскрывать зонт, и пока дошла до подъезда, ее волосы вымокли. Пришлось снова рыться в сумке, чтобы вытащить ключ. Но не успела она вставить ключ в замок, как дверь зажужжала и щелкнула, открываясь.

— Я увидел тебя в окно, — раздался из домофона голос Шона.

Рона толкнула дверь и вошла.

6

Это звучало настолько неправдоподобно, что сначала слова никак не укладывались у него в голове. Женщина, казалось, говорила искренне, но Билл Уилсон имел большой опыт общения с социальными работниками и не любил их в принципе. Нет, у него не было к ним никаких личных счетов. Просто надоело слышать, как они оправдывают всех подряд — сделавших что-то либо, наоборот, не сделавших того-то и того-то, словно люди больше не отвечали за свои собственные поступки. Вина за преступления возлагалась на трудное детство преступников. Биллу казалось, что это просто чушь собачья. Когда он был маленьким, у всех детей было трудное детство, в том смысле, что все были бедны. На их улице деньги были вообще редчайшей вещью, однако тяжелый труд и крепкие пинки не делали из людей воров, как уверяла эта женщина.

Семинар занял полдня. Билл хотел, сославшись на занятость, послать туда вместо себя двоих подчиненных, но начальство не разрешило. Он должен присутствовать лично. Может быть, ему удастся почерпнуть там нечто полезное, что поможет им в расследовании последнего убийства.

Целый час им расписывали, какие бывают сексуальные преступления против малолетних — такие вещи должен знать каждый новичок в полиции. Билл все это уже слышал не раз и воспринимал спокойно. Не то что его соседка, констебль Мак-файл. Наверное, у нее самой был маленький ребенок. Под конец на ее лице появилось затравленное выражение, как бы говорившее: «Я больше ничего не хочу знать, я хочу домой, к своему малышу».

Потом они переместились из конференц-зала наверх, в компьютерную лабораторию. Там работали три человека — женщина и двое мужчин. Билл опасался, что констеблю Макфайл, которой и до того было не по себе, теперь станет совсем худо.

Работа над проектом длилась около трех месяцев, объясняла социальный работник. Найти порнографию в Интернете было проще простого, однако выявление источников представляло собой куда большую трудность. А потом еще чаты. Они служили для тех же целей, что и телефонные номера, рекламируемые в газетах. Впрочем, не это в первую очередь их волновало.

Несколько секунд терпения, говорила женщина, и вы сможете увидеть все, что только захотите. В качестве примера она запустила демо-версию какого-то сборника детской порнографии. Фотографии, появлявшиеся на дисплее, были выполнены камерой с высоким разрешением. Четкие снимки испуганных детских лиц, малышей, насильно втянутых в безобразный мир взрослых, от которого их должны были защищать.

Билл покосился на соседку. Констебль Макфайл выглядела почти такой же испуганной и растерянной, как и дети на фотографиях. А социальный работник ни разу даже глазом не моргнула. Расхаживая между столами, она указывала на ссылки, на веб-адреса, выявляя структуру мерзкой сети, расползавшейся по Шотландии.

Они полагали, что в Глазго существуют три группировки педофилов, действующих отдельно, но поддерживающих контакт друг с другом. Новые технологии обеспечивали большой и постоянный приток товара.

Представьте себе ребенка у компьютера, говорила она. Это тихий ребенок, может быть, даже нелюдимый. Мальчик-подросток. Он любит бродить в Интернете. Там он может найти общение по интересам, и при этом ему не нужно будет встречаться и знакомиться с собеседниками. В виртуальном мире он может быть более открытым, раскованным, чем на самом деле, он может придумать себе новое имя, выдать себя за другого человека. Это настоящий рай для любого застенчивого подростка. Все равно что секс по телефону для взрослых. В ответ на последнее замечание сзади послышались сконфуженные смешки. Но ни Билл, ни констебль Макфайл даже не улыбнулись.

Педофилам требовалось совсем немного времени, чтобы сориентироваться и начать обхаживать жертву. Как обычно, все начиналось с дружеской беседы, с обсуждения общих увлечений в соответствующих чатах, коих в Интернете множество. Лекторша для примера показала им один такой.

Когда на экранах выскочило название чата, по комнате снова прокатились смешки. Билл знал, что постоянные напоминания о том, что девяносто пять процентов всех сексуальных преступлений совершают мужчины, смущало ребят.

На первый взгляд в чате «Грудастые блондинки» собирались шутники. Они в подробностях обсуждали картинки, изображавшие Памелу Андерсон и ее сиськи. Лекторша не обошла молчанием вероятность того, что прямо в эту самую минуту кто-то из посетителей или читателей под это дело мастурбирует. В чате сидело полно народу.

Как только охотники находили ребенка, начиналась обработка. Дети часто подключаются ночью или рано утром, когда родители еще спят. После обычной дружеской болтовни ему посылали картинки. Сначала вполне невинные. Лекторша обвела слушателей взглядом, говорившим: вроде тех, над которыми мы все только что смеялись. Но подростку было бы неловко покупать такое в открытую. Если жертва отвечала, то следовала вторая серия фотографий, более откровенных, способных вызвать легкий шок, но сопровождавшихся заверениями, что вреда от них нет. В конце концов, по телевизору все время крутят эротику.

Присутствующие слушали со все возрастающей неловкостью. Билл хорошо чувствовал это. Кому понравится, если то, что он делает или смотрит, приводит к столь ужасным последствиям?

Затем наступала очередь еще одной серии фотографий. Она содержала порнографические снимки, где было такое, о чем ребенок мог думать, но чего никогда не осмелился бы попросить посмотреть. Вещи, которые одновременно отвращают и возбуждают любопытство. Если ребенок оставался на связи, ему делали предложение. Если он отключался, то его это не спасало. Его начинали шантажировать. Грозили, что отправят сообщение родителям, приложив фотографии, которые он рассматривал. Так или иначе, жертва попадала на крючок.

Потом происходила встреча. И тут насилие становилось реальностью.


Билл остановился на ступеньках университета и сделал глубокий вдох, дабы выветрилась вся гадость из головы. Констебль Макфайл, проходя мимо, бросила в его сторону красноречивый взгляд, ясно говоривший, что с нее на сегодня достаточно, и поспешила к своей машине. Билл внезапно решил повременить с возвращением на работу. Прогуляться по свежему воздуху, среди нормальных людей, которые живут обычной жизнью, ходят по магазинам, а не насилуют детей. Он повернулся и пошел в парк. Листва на деревьях была свежая, нежно-зеленая, какой она бывает в Шотландии в начале лета. Ливень промыл улицы, в глубоких сточных канавах струилась дождевая вода. Он шел размеренным твердым шагом, как будто верил, что на земле еще остались незыблемые ценности и идеалы. Когда он проходил мимо Гилмор-хилла, высокие двери распахнулись и наружу повалили студенты, которым не терпелось поскорее выскочить из экзаменационных аудиторий. Некоторые возбужденно трещали, спеша поделиться с кем-нибудь своими переживаниями. Другие предпочитали отмалчиваться.

Билл тоже был не из тех, кто говорит, лишь бы не молчать. Некоторые моменты сегодняшнего дня ему хотелось бы навсегда стереть из памяти. Он направился через парк к реке Кельвин. На траве в полном одиночестве играла девочка лет восьми. Он замедлил шаг, надеясь, что сейчас появится ее мать, старшая сестра или брат или еще кто-нибудь. Но на дорожку никто не выходил. Он нерешительно остановился, думая, не подойти ли к ней и не спросить ли, где она живет. Но не подошел, а сел на скамейку и стал ждать, сознавая, что и сам способен вызвать подозрения. Мужчина средних лет сидит и наблюдает за маленькой девочкой, играющей в парке. Наконец-то по крутому склону от реки поднялась какая-то женщина, сердито крича, схватила девочку за руку и потащила прочь. Билл вздохнул с облегчением.

Он знал, что это такое. Страх, тревога. После каждого убийства или преступления это повторялось. На мгновение ему отчаянно захотелось защитить всех беззащитных и невинных.

Он вдруг вспомнил, что поблизости находится лаборатория Роны. Они еще не разговаривали с тех пор, как он предупредил ее о газетчиках. У него есть для нее новости. По крайней мере, одна новость. На теле обнаружили особую примету.

7

Квартира была большая и удобная. Рона влюбилась в нее три года назад и первые три недели после переезда все ходила и повторяла: «Я люблю эту квартиру». Тогда некому было ее услышать и решить, что она сошла с ума. Была только кошка, а кошка все равно ее не слушала. Когда она пришла посмотреть квартиру и хозяйка открыла ей дверь, она сразу поняла, что это будет ее дом. И даже промозглая шотландская ночь не остудила ее пыла. Тогда же она дала слово себе и кошке, что не допустит никаких вторжений в их жизненное пространство. И она держала слово, пока не появился Шон.

Перед наступлением сумерек в кухню проникал теплый золотистый вечерний свет и наполнял ее тихим мерцанием. Свет шел из-за соседнего маленького монастыря, при котором был даже крохотный ухоженный садик — символ порядка и веры. Но сегодня звон монастырских колоколов, созывающий монахинь на вечернюю службу, лишь напомнил Роне, что у нее не осталось веры ни в Бога, ни в себя.

Она ушла из лаборатории сразу вслед за инспектором Уилсоном. Было что-то болезненно-печальное в том удовольствии, с которым он сообщил ей о родимом пятне. Пока он объяснял, что это всего лишь неровность кожи на внутренней стороне бедра, она чувствовала, как каменеет ее лицо. Но в младенчестве, сказал он, это пятно было более заметным. Это может помочь идентификации.

Замерший крик до сих пор стоял комом в горле. Как и все эти семнадцать лет. Домой она поехала на автобусе. Урчание двигателя всю дорогу эхом отдавалось в мозгу. Ее била дрожь, и женщина, сидевшая рядом, спросила, не случилось ли чего и не нужно ли ей врача.

Войдя в квартиру, она заперла дверь на замок и только потом позвонила. Она знала, что это бесполезно, но все равно должна была попытаться. В больнице ей дали еще один номер и предупредили, что дело очень трудное. Усыновленного ребенка нельзя принуждать к общению с биологическими родителями. Приемные родители тоже могут быть против.


Горе имеет свойство поворачивать время вспять. Рона поняла это, когда у нее умер отец. Глядя в его неподвижное лицо, она ощущала, как ее собственная взрослая жизнь куда-то исчезала и она снова становится маленькой девочкой. Ее ладонь снова свободно умещалась в его большой ладони, щека прижималась к его колючей прокуренной бороде. Вся ее взрослая самоуверенность исчезла без следа. Так было и сейчас. Семнадцать лет ее жизни растворились в пустоте.

В дверь снова постучали, на этот раз громче, кто-то стал ковыряться в замке. Ее назвали по имени. Все это доносилось до нее словно издалека.

— Рона! Это я, Шон. Открой дверь.

Она подошла к двери и отперла.

— Прости. Я, наверное, по ошибке повернула ключ.

Она отворачивалась, потому что понятия не имела, как сейчас выглядит. Лицо, может быть, заплаканное, кто его знает.

Рона пошла на кухню. Вечерний свет придавал предметам обычный вид. Она вынула из холодильника бутылку вина и откупорила ее.

Она знала, что Шон не любит драм. Они ставят его в тупик. Если в жизни случаются неприятности, это следует принимать как данность. Если он не понимал, отчего они случаются, то просто забывал о них и шел играть на саксофоне. В музыке было достаточно драматизма, и больше ему не требовалось. Сегодня он не взялся за саксофон, а прошел за ней на кухню.

— Я уезжаю на неделю, — тихо сказал он, налил себе бокал вина и сел за стол напротив нее. — Меня приглашают поработать в Париже.

Она молчала, и он протянул руку и стал нежно водить большим пальцем по ее ладони.

— Один мой старинный приятель хочет, чтобы я на время заменил ему в бэнде саксофониста, пока тот будет в отпуске. — Он сжал ей ладонь и наклонил голову, пытаясь поймать ее взгляд. — Я подумал, мы можем поехать вместе.

— Я не могу.

— Почему?

— Убийство…

— Ты успеешь с ним закончить. Я еду только через пару дней.

Она покачала головой:

— Нет. Не успею.

Она отняла у него свою руку. Колокола смолкли, и в мире образовалась пустота. Если она не поедет с ним в Париж, то он может не вернуться, не вернуться в эту квартиру, к ней. Нет, нельзя об этом думать, нет, только не сейчас.

Он удержал ее в дверях, поймав за руку.

— Ты должна сказать мне, Рона, если ты меня больше не хочешь. Тебе придется сказать. — Он прижался щекой к ее щеке и зашептал ей в ухо: — Скажи мне, Рона. Скажи: уезжай и не возвращайся. Скажи.

В последовавшей тишине он накрыл ее рот своими губами.


Вернувшись к себе после разговора с Роной, Билл Уилсон обнаружил, что его стол весь в желтых записочках. Похоже, в его отсутствие много чего произошло. Дженис выяснила, что хозяин квартиры, где нашли труп, проводил отпуск в собственном баре на Тенерифе. У парня было полно денег и куча домов в Глазго и округе, чего он, разумеется, не афишировал. Эту квартиру он сдавал в аренду через агентство недвижимости на Думбартон-роуд. Дженис там уже побывала. Место на первый взгляд приличное, докладывала она, да только там никого нет. Наверное, владельцы тоже уехали в отпуск.

Рона поведала ему об успехах экспертов-криминалистов.

— Мы определили профиль ДНК по слюне и сперме. Кроме того, у нас есть два волоса, не принадлежащих убитому мальчику, — сказала она.

— То есть мы имеем генетический профиль убийцы?

— Да. Я отправила образцы в лабораторию ДНК. Результаты будут готовы не раньше, чем через сорок восемь часов.

— Не много от этого пользы без самого подозреваемого, — заметил он.

— Может быть, нам повезет с базой данных ДНК.

— Будем надеяться. Что там с покрывалом?

— На нем еще много старых пятен, требующих обработки.

— Значит, им часто пользовались?

— Боюсь, что да.

По словам констебля Кларк, с покрывалом дело обстояло еще занятнее. Теперь они точно знали, что это штора, сшитая на заказ, и дорогая. Это давало шанс найти место, где ее покупали. Рисунок был очень необычный — большие завитки зеленого, красного и синего шелка.

Билл вспомнил ту ужасную комнату. Запах спермы, пота, грязи и эти мерзкие дерьмовые занавески на окнах, плотно задернутые, чтобы скрыть происходящее внутри.

— Материал французский, — говорила Дженис, — мы даже знаем фамилию изготовителя. — Она едва не улыбалась. — Магазинчик на Рю Сен-Жорж возле собора Сакре-Кёр, где продают эксклюзивные ткани. Ее купили либо уже здесь, либо в Париже. В любом случае это можно выяснить, сэр.

Билл был доволен.

— Свяжитесь лучше с прокурором, пусть даст разрешение изъять данные на эту штору, если кто-нибудь ее узнает.

— Уже готово, сэр, — торжествующе объявила Дженис.

Похоже, корабль вполне мог следовать своим курсом и без капитана.

— Как семинар? — поинтересовалась она.

— Мрак.

Она так и подумала, поговорив с констеблем Макфайл, сказала Дженис. Та, очевидно, сразу после семинара помчалась домой повидать свою маленькую дочурку.

— Да. Я ее понимаю, — согласился Билл.

Говорят, что когда у полицейского не остается сочувствия к людям, ему пора на пенсию. Интересно, каков необходимый уровень сочувствия? Это все равно что у врачей. Нельзя слишком жалеть больных, нельзя выносить эту жалость за пределы больницы. Ему удалось уцелеть, работая в полиции. Он до сих пор был способен смеяться над трудностями. Нужно сохранять чувство юмора, иначе ты сойдешь с ума, как те субъекты, которых ты ловишь и сажаешь за решетку.

Но вот в последний раз чувство юмора ему изменило. Это убийство он принял чересчур близко к сердцу. И у Роны было такое выражение, когда он говорил ей о родимом пятне на ноге мальчика, что ему стало не по себе. Такое же выражение было и у молодой женщины-констебля во время семинара: затравленное, виноватое, отчаянное, как будто Божий мир был слишком ужасным местом для жизни.

Когда он вошел в лабораторию, Рона работала за столом. Обычно она собирала волосы сзади, но сегодня они были распущены и делали ее похожей скорее на юную студентку, чем на опытного эксперта, каковым на самом деле она была. Говоря о родимом пятне, он, конечно, не скрывал своей радости, потому что верил, что это важная зацепка, которая поможет им установить личность мальчика. Но на лице Роны появилось смятение. Не он один принял случившееся близко к сердцу.

Зазвонил телефон. Это был Максвин.

— Вы просили позвонить насчет стаканов.

— Ммм…

— Судя по отпечаткам пальцев, один стакан использовал убитый мальчик, второй — неизвестный.

— Хорошо.

— И еще, сэр…

— Что?

— Они пили хорошее виски, сэр. «Биг Ти» называется. Завод «Томатин Дистиллери», Инвернессшир.

Мало того, что парень умер на дизайнерской занавеске, так перед смертью он еще и заправился по высшему классу.

Билл посмотрел на часы. Сегодня ему было велено не опаздывать. Маргарет договорилась с Хелен Коннелли и ее мужем поужинать в ресторане. Билл скорчил гримасу. И как только такую славную женщину угораздило выйти замуж за этого типа!

— Интересно, что он выкинет вечером, — пробормотал он.

На выходе его перехватила Дженис.

Его предположение подтвердилось, сообщила она. Убитый был студентом. Джеймс Фентон. Изучал программирование в университете Глазго. Студенты и сотрудники факультета опознали его по фотографии.

— Они сказали констеблю, что последние несколько дней он не выходил в сеть, сэр. Очевидно, до того он часто это делал Проводил много времени в Интернете.

— Вот это да! А родителей нашли?

— Мать, сэр. Они в разводе. Парень живет, жил то есть, с матерью, когда приезжал домой. Мы позвонили в полицию Манчестера. Ее, должно быть, уже оповестили.

— Значит, родимое пятно нам без надобности?

— Простите, сэр?

— Да нет, ничего, Дженис.

Теперь мальчик приобрел реальные черты. Теперь у него есть имя, занятие, адрес и мать.

Придется вызывать сюда его родительницу, — соображал Билл, — на опознание. Ну и дельце им предстоит! Что за жизнь. А еще этот Джим Коннелли сегодня вечером.


Когда он пришел домой, Маргарет была уже одета для выхода. Она сначала посмотрела на кухонные часы, а потом одним взглядом отправила его прямо в душ. Потом она, должно быть, немного смягчилась, потому что, выйдя из ванной, он приметил возле раковины стакан виски. Он понес стакан в спальню, где его ждала разложенная на кровати одежда.

Одеваясь, он слышал, как Маргарет отдает последние указания кому-то из детей, тому, кто оставался вечером дома. В ответ раздался протяжный звук, напоминающий стон. По-видимому, ее речь пришлась слушателю не по вкусу. Она вошла в тот момент, когда он заканчивал повязывать галстук.

— Готов?

Он кивнул.

— Я тоже. Джим и Хелен приедут за нами с минуты на минуту.

Он недоуменно поднял брови, но она пока была не в настроении шутить.

— Скажи спасибо, что тебе не придется вести машину, — ответила она. — По крайней мере, сможешь хоть раз выпить и расслабиться.

Когда они шли по садовой дорожке к калитке, подъехала машина. Билл не удивился, увидав за рулем Хелен. Джим Коннелли был не из тех мужчин, что готовы отказаться от выпивки, ради того чтобы вывести жену в свет.

Хелен улыбалась, но вид у нее был слегка озабоченный.

— Мы боялись, как бы вы не передумали в последнюю минуту.

— Все от него зависит. — Маргарет сжала руку мужа, и ему внезапно захотелось поехать в ресторан без Коннелли. Они с женой так давно не сиживали вдвоем за ужином, спокойно беседуя. Он влез на заднее сиденье рядом с ней, взял ее за руку, и она улыбнулась ему. Ладно уж, ради нее он постарается.

— Ну, Билл? Как продвигается расследование убийства? — Коннелли обернулся и посмотрел на него.

Парень уже набрался, решил Билл. Пылающее лицо, подозрительно громкий голос. Маргарет говорила, что Коннелли в последнее время пытается завязать. Хелен беспокоило, что ее муж так много работает и пьет. А он и не догадывается, как ему повезло, думал Билл. В университете она могла бы выбрать себе мужа и поприличней.

Хелен улыбнулась ему в зеркало, и ему стало стыдно. В конце концов, разве Маргарет не рассказывала, что Хелен и Джим счастливы вместе? Маргарет и Хелен дружили со студенческих дней. Потом они несколько лет вместе работали в одной начальной школе, пока Маргарет не уволилась, чтобы завести детей. У Хелен детей не было. Может быть, в этом-то и заключалась проблема. Если вдуматься, Коннелли относился к каждой своей статье в газете словно к ребенку. Своему собственному. Человек просто не умел идти на компромисс. Как и он сам.

— Это ты мне должен рассказать, как оно продвигается, — засмеялся Билл, словно ему и в самом деле было очень весело. — Всем известно, что «Ньюс» всегда сообщают больше, чем знаем мы.

— Верно, — усмехнулся Коннелли. — Кстати, о том парне, владельце квартиры, где нашли мальчика. Пару лет назад мы нарыли о нем кое-что. Доказательств у нас не было, так что материал хода не получил.

— Вот как? — Билл старался не выдавать заинтересованности голосом. Чего у Коннелли не отнять, так это умения добывать информацию. На информацию у него был нюх, как у хорька, и ему принадлежала заслуга изобличения нескольких криминальных дельцов. Билл знал его еще по университету, когда Коннелли наводнял страницы университетской газеты статьями о вымогателях-домовладельцах и аферах со студенческими стипендиями. Его чутье проявлялось уже тогда. Его оригинальные методы работы у многих вызывали раздражение, однако нельзя было отрицать, что пользу он приносит.

— Я перешлю тебе эти сведения, если хочешь, — предложил Коннелли, — без указания на источник, разумеется.

— Конечно.

Билл не собирался глотать наживку. С улыбкой он обернулся к Маргарет. Если вечер не задастся, то не по его вине.

А Коннелли все не унимался.

— Сейчас я работаю над одной статьей, которая может тебя заинтересовать.

— Да ну? — Билл был почти уверен, что подлец уже мысленно облизывается.

— Про масонов и полицию.

Билл с трудом сдерживал раздражение. Это было последнее, о чем ему хотелось слышать, пусть даже его начальник был масоном.

— Что толку обсуждать со мной эту тему, Джим? Масоны не принимают к себе католиков, хоть плохих, хоть хороших, все равно.

Маргарет толкнула его в бок.

— Хватит! — в отчаянии вскричала Хелен. — Неужели вам не о чем поговорить друг с другом, кроме как о работе?

Нет, с грустью подумал Билл, в том-то все и дело.


К тому времени, когда они приехали в итальянский ресторан, Джим Коннелли успел окончательно ему надоесть. Сегодняшний вечер был посвящен обсуждению масонов, тому, как они проникают в полицию и растлевают ее, хотел Билл того или нет.

Но зато еда была вкусной и женщины, по крайней мере, не болтали чепухи. Когда подали кофе, обстановка переменилась к худшему. Маргарет и Хелен отправились в туалет, предоставив Биллу самому защищать честь полицейского мундира.

— Теперь ты понимаешь, Билл, — на полном серьезе говорил Коннелли, а Билл тем временем размышлял, выкидывают ли слишком нервных клиентов из итальянского ресторана на Сочихолл-стрит. — Они повсюду, — заявил Коннелли и огляделся. — У них все схвачено. — Он ткнул указательным пальцем в стол, потом в Билла. — И в вашей конторе тоже.

Произнеся это, Коннелли махнул официанту, требуя еще виски. Билл уже потерял счет порциям, употребленным журналистом. Тот опережал его по меньшей мере на три. Причем двойных. Если Коннелли и собирался завязать, то уж точно не сегодня. Вообще, мужская игра в «кто больше выпьет» ему никогда не нравилась. Он покачал головой на предложение пропустить еще по стаканчику, однако Джим Коннелли уже лишился способности воспринимать чужую речь.

Вместе со стаканами принесли и бутылку.

— Ты это пробовал? — Джим повернул бутылку наклейкой к Биллу. — Томатин. «Биг Ти». Двенадцать лет выдержки. Редкая вещь. Я достал несколько бутылок у знакомого. Возможно, ты его тоже знаешь. Судья Маккей.

Билл покачал головой, отрицая свое знакомство как с маркой виски, так и с судьей. Судья Маккей, очевидно, был либо масоном, либо помощником Джима в его антимасонских расследованиях.

— Я думаю, он надеялся, что я не буду болтать о его масонских связях, — сказал Коннелли, барабаня себя по носу.

Ответ был исчерпывающий.

— Готовы? — Хелен возникла за спиной мужа. — Уже поздно.

— Да ну? — Билл поднялся.

— Мы угощаем. Правда, Хелен? — пробормотал Коннелли заплетающимся языком.

Билл перехватил взгляд Хелен. К кассе они пошли вместе.

— Спасибо, — сказала она.

— За что?

— Ты сам знаешь. За то, что терпел его. Он становится невыносим, когда увлекается какой-нибудь историей. Он называет это «журналистским расследованием».

— Прямо как я. Можешь спросить у Маргарет.

Она улыбнулась.

— А с этим убийством, — вы уже установили, кто этот паренек?

— Собственно говоря, да. Его мать уже знает, да и «Ньюс» тоже, я полагаю.

— Ну уж теперь Джим бросится по следу!

Билл сочувственно улыбнулся, думая, как часто Маргарет говорит про него то же самое.

Обратно ехали молча. Хелен внимательно следила за дорогой. Маргарет сидела прислонившись к Биллу и закрыв глаза. Коннелли был погружен в свои мысли. Когда они подъехали к дому, Билл поблагодарил Хелен за приятный вечер, думая, что Коннелли спит. Но тот не спал. Когда они уже шли по дорожке, он опустил стекло и закричал им вслед:

— Судья Маккей — большой друг сэра Джеймса Далримпла. А сэр Джеймс играет в гольф с твоим начальником. Как удачно все у них складывается, да?

Билл взмахнул рукой на прощанье, и машина тронулась. Самое неприятное заключалось в том, что Коннелли, вполне вероятно, был прав. Что ж, флаг ему в руки. Если ему достанет смелости копать под полицейское начальство, то он смельчак, каких мало.

8

Крисси переступила с ноги на ногу, борясь с судорогой. Туфли давно промокли, и по ногам бегали мурашки, она была зла как собака. Парень, с которым они договаривались о встрече, попросил подождать пять минут, а прошло целых пятнадцать. За это время рядом притормаживали уже три машины, а один субъект даже предложил ей двадцать фунтов за минет. Когда она отказалась, он накинул еще пять фунтов.

Есть и другая работа, подумала Крисси, где ты можешь исследовать сперму, сколько пожелаешь. И платят там получше.

Она плотнее запахнула куртку и сунула руки в карманы. Май или не май, а холод собачий. Она решила, что еще пять минут — и она отсюда уходит, и плевать, хорошо здесь платят или нет.

Но тут он появился из-за угла, кивнул ей, приглашая следовать за собой, и свернул в переулок. Зажглись фонари, глянцево-красные на фоне серого неба. Крисси, как ни старалась поравняться с ним, все равно отставала на шаг, потому что он шел очень быстро. Воротник его куртки был поднят, руки он держал в карманах. Наверное, здесь принято так ходить.

Странно было снова встретить Нейла Макгрегора. Они не виделись со школы, точнее, с того времени, как он бросил учебу. Втайне она всегда считала его развращенным типом, не говоря об этом никому, даже своей лучшей подруге Айрин. Нейл был сущим наказанием для их учительницы. Бедная мисс Смит все пыталась затащить его обратно в школу, но безуспешно. Потом он исчез, ушел из дома.

— Сюда, — сказал Нейл.

Незапертая дверь в подъезд с грохотом захлопнулась за ними. Нижние ступеньки были загажены собаками. Он легонько подтолкнул ее, чтобы она не вляпалась, и кивком показал, что им наверх. Лампочки на лестнице не горели, и Крисси поднималась, держась за перила и постоянно задирая голову — туда, где сквозь окно в крыше пробивался слабый свет уличных фонарей. Он жил на третьем этаже. Когда он открыл дверь, она мысленно вздохнула с облегчением.

За дверью был короткий коридор, ведущий в длинную узкую комнату. Крисси ожидала увидеть в комнате беспорядок и очень удивилась, обнаружив, что это не так. У дальней стены помещалась двуспальная кровать. У другой стены стоял диван (немного продавленный), стул, телевизор и музыкальный центр. Обстановка была получше, чем в ее собственной комнате.

Когда он закрыл входную дверь на замок, у Крисси промелькнула мысль, что это было глупо с ее стороны — тащиться сюда одной. Нейл обернулся к ней со своей неизменной наглой ухмылочкой и сказал:

— Вот как интересно получается, — он снял куртку и повесил ее на крючок за дверью, — а я-то, пока ходил в школу, все мечтал переспать с Крисси Макинш.

— Потому что с остальными ты уже переспал.

Он рассмеялся. Так оно и было. Со всеми, кроме Крисси. Даже Айрин под конец сдалась. Она, как мисс Смит, думала, ей удастся исправить Нейла. Но она ошибалась. Нейл был неисправим.

— Ты все такая же ломака?

— Ага.

Они оба засмеялись, и он кивнул в сторону продавленного дивана, предлагая присесть, а сам сходил на кухню, которая была прямо за гостиной, и принес два стакана и бутылку.

— Водка устроит? — спросил он.

— С апельсиновым соком.

— Ну ты даешь!

— Только не тебе, — отрезала Крисси.

Нейл снова рассмеялся и стянул свитер. Крисси увидела ссадины у него на шее. Проследив ее взгляд, он потер рукой заживающую кожу.

— Чертов педик. — Он опустился рядом с ней на диван. Диван косо присел на одну ножку. — Смешно, да? Я ведь не был таким. — Он опрокинул рюмку с прозрачной жидкостью себе в глотку.

Подождав, пока он допьет, Крисси сказала:

— Мне нужно с тобой поговорить, насчет Патрика.

Нейл удивленно взглянул на нее:

— Это твой брат? Тот, что большой и умный?

Крисси кивнула.

Нейл налил себе еще водки.

— Сегодня удачный день, — сказал он, поднимая рюмку, — это, по крайней мере, не такая дрянь, как «Бакфаст».

Он вытащил пачку сигарет и протянул ей одну. Она покачала головой.

— Ты всегда была примерной католичкой.

— Да ты сам прислуживал в церкви, — напомнила она.

— Ага. — Нейл пустил струю дыма в потолок. — Это ведь отец Райли научил меня всему, что мне следовало знать, — у себя в каморке. — Он усмехнулся, на этот раз с горечью, и взглянул на Крисси, словно интересуясь, не шокирована ли она его словами.

Крисси никогда не допускалась в ризницу их храма, с отцом Райли или без него. Католическое воспитание девушек, в конце концов, имеет свои преимущества.

— Кто-то шантажирует Патрика, — сказала она.

— Почему?

— Он голубой.

— Идиотское слово, — сказал Нейл. — Ни один из тех, кого я знаю, не носит голубых тряпок. Ну а от меня чего ты хочешь?

— Я хочу, чтобы ты выяснил, кто это.

— Думаешь, я смогу?

Нейл пристально смотрел ей в глаза:

— Деньги у тебя есть?

Она вынула сотню, которую достала сегодня из банкомата.

— Гомосексуализм — не преступление.

Взгляд Крисси был яснее слов.

— Понимаю: если ты католичка, то это навсегда.

— Мне-то плевать. Это все его работа в школе. Если там об этом пронюхают, то он должен будет уволиться. И наш отец с братьями… они все такое ненавидят. Если отец узнает, что Патрик голубой, то он запретит ему появляться дома, и матери его больше не видать.

— Эх, счастливые семьи. Письмо принесла?

Она подала ему письмо:

— Патрик пока ничего не знает. Оно пришло по почте, и мать вскрыла конверт. Я сказала ей, что какая-то девушка написала это из ревности.

Он присвистнул:

— Твой старший брат спутался с дурными людьми, Крисси. Ему бы нормального постоянного друга.

— Перестань!

— Ладно. Если я узнаю, кто это, что ты будешь делать?

Крисси покачала головой, потому что понятия не имела, что она будет делать. Все, что ей хотелось сейчас, — это узнать имя. Этого было достаточно.

Нейл посмотрел на часы:

— Мне нужно идти.

Крисси протянула ему клочок бумаги с номером телефона лаборатории.

— Я знаю, где ты работаешь, — сказал он, засовывая бумажку в карман. — Я видел тебя из парка.

Когда Крисси вышла из подъезда, начинало моросить. Неподалеку под фонарем стояла большая машина. Ее дымчато-серая крыша уже блестела от дождя. На углу она обернулась и увидела Нейла, который открыл заднюю дверь и юркнул в машину.


Нейл Макгрегор жил на той же улице, что и Крисси, пока отец не выгнал его из дому, когда тот подрос. Его отец и сам был парень не маленький, и для двоих больших парней в одном доме места не нашлось. А миссис Макгрегор не хватало на то, чтобы уследить за обоими. Старший Макгрегор частенько прикладывался к бутылке, и уж по четвергам обязательно. Вечером в четверг половина их улицы накачивалась в пабе пивом, а другая половина в это время употребляла бренди. Некоторые, как мать Крисси, шли в церковь.

Уж если за кого на этом свете и молились, думала Крисси, так это за отца.

Ее мать называла Нейла «маленький оборвыш», но в нем было что-то такое, отчего у каждой двери ему обламывался жирный кусок.

Когда старшего брата Нейла, служившего в десантном полку, отправили в Белфаст, их мать и мать Крисси начали ставить в церкви целые вереницы свечей. Но это не уберегло его от смерти. Взрывом ему разворотило живот, и внутренности полетели в женщину, которая проходила мимо с коляской. После этого папаша Нейла стал напиваться еще чаще, а сам Нейл совсем отбился от рук миссис Макгрегор, пропадавшей в церкви.


Прижавшись лицом к оконному стеклу, Крисси смотрела, как по нему скатываются дождевые капли. Нейл почти совсем не изменился. Темные волосы, голубые глаза (ирландский святой, говорила ее мать) и улыбка, которая — живи он в другом месте — могла бы сделать из него кинозвезду.

Автобус медленно полз вверх по холму — через площадь Сент-Джордж на Мерихилл-роуд. Справа из тумана неожиданно вынырнула громада многоэтажного дома.

Крисси и Патрик были из числа немногих обитателей их улицы, кто «вышел в люди», не считая тех, кто подался в армию. Трое братьев Крисси существовали на подачки от нее, от Патрика и от государства. Иногда ей казалось, что они счастливчики. Если бы не расходы на них, она бы давно переехала в собственную квартиру, и сейчас она бы направлялась туда, а не тряслась в автобусе обратно на Мерихилл.

Если она чему-нибудь и научилась в церкви, так это терпеть и молчать. Отец Райли был хороший педагог. Даже Нейл держал язык за зубами. Старого Райли уже не было. Но он отбыл не в лучший из миров, а в приют для престарелых священнослужителей. А в тамошней ризнице небось не потрахаешься.

Когда автобус добрался до конечной остановки, Крисси дождалась, пока все выйдут. Она опасалась, что встретит кого-нибудь из знакомых, и тогда придется всю дорогу поддерживать разговор, а ей нужно еще отрепетировать речь для матери, в которой она объяснит, что письмо про Патрика — это дерьмо собачье (нет, необходимо подыскать другое выражение, ибо ей запрещено ругаться, несмотря на то, что в их доме проклятья раздаются чаще, чем молитвы из уст Папы Римского). У Патрика есть девушка, так она скажет матери. Она сама с ней встречалась, и Патрик в скором времени хочет пригласить ее домой. Ее зовут Тереза, и она, должно быть, из наших. Если все сойдет гладко, то мать, может, и не потащится сегодня в церковь жечь свечи, а посидит со стаканчиком хереса у телевизора.

Но братья, думала Крисси, это совсем другое дело.

9

Шон уехал. Остался только стук его каблуков по лестнице, грохот захлопнувшейся двери и гул удаляющегося такси. Рона стояла посреди пустой комнаты, где до сих пор витало эхо его гнева.

— Это глупо, Рона. Сначала ты не едешь, потом едешь, потом снова не едешь. Что, черт возьми, происходит?

— Я не хочу ехать, вот и все. — Она понимала, что это звучит неубедительно.

— Но ты же сказала Крисси, что уезжаешь. Ты же взяла отпуск.

— Я передумала.

— Почему?

Она молчала. Она не могла ответить.

— Если ты это из-за женщины в галерее…

Не желая говорить о той красотке, Рона перебила его:

— Я не могу бросить лабораторию. Мы пока еще не закончили с экспертизой.

— К черту экспертизу! — Он шагнул к ней.

— Нет!

— Что значит «нет», Рона?

— Не трогай меня!

Он резко остановился, и от его взгляда в груди у нее похолодело. Она не хотела так говорить. Она не хотела, чтобы он касался ее, потому что тогда бы она поехала с ним, а она не могла, и не могла объяснить почему.

Раньше она никогда не видела его в гневе. Он повернулся и пошел к двери.

— Я позвоню, когда устроюсь на месте. — Его голос звучал холодно, отчужденно.

Рона кивнула, не в силах больше спорить. Теперь ей стало горько оттого, что она теряет его. Она не хотела, чтобы он уходил вот так, не хотела, чтобы он уходил вообще. Она хотела, чтобы он остался. Хотела рассказать ему, что случилось. Рассказать, какой это кошмар. Пусть бы он образумил ее. Но это означало раскрыть свою тайну. А она не могла. Сейчас не могла. Вероятно, не сможет никогда.

Как обычно, все самое важное осталось в стороне, думала она. Только прибавилось недоразумений.

Шон не поверил ее отговоркам насчет работы. Он знал, что она лжет. Да и сотрудников теперь у них хватало. Тони вернулся из Мексики, где проводил отпуск. На самом деле это Тони подбросил ей идею объявить, что она уезжает в Париж с Шоном.

— Крисси права, — сказал он ей, — вид у тебя дерьмовый.

— Спасибо, Тони!

— Тебе нужна передышка. Поезжай в Париж заниматься любовью со своим дружком, а мне дай пока похозяйничать в лаборатории. Неделю, не меньше.

Рона согласилась и сказала Крисси, что уезжает. В четверг после работы они даже вместе сходили купить ей в поездку новое белье.

Но это была ложь.

Она обманула Шона: тот был уверен, что подруга едет. До последней минуты. Собственная жестокость пугала ее. Она пыталась найти себе оправдание в том, что если Шону можно тайком встречаться с другой женщиной, то и ей не возбраняется иметь от него секреты.

Рона зажгла камин и уселась на диван в обнимку с подушкой. Кошка прыгнула к ней и стала, мурлыча, тереться о подушку, приминая ее, а потом устроилась сверху. Рона погладила бархатистые ушки, и мурлыканье сменилось мерным урчанием, которое мало-помалу помогло Роне расслабиться. Если бы она стала рассказывать Шону обо всем этом кошмаре, то пришлось бы объяснять, с какой стати ее преследуют мысли о мертвом мальчике. Они уже давно вместе, и он знает, что к смерти она относится без истерики. Пришлось бы рассказать ему про Лайема. А про Лайема она никогда никому не рассказывала.

Она уже звонила по телефону, который ей дали в больнице. Ответила женщина. Чувствуя нежелание звонившей говорить и боясь, что она положит трубку, женщина предложила ей прийти лично для консультации. Рона записалась на прием. Но когда время подошло, она ухитрилась найти миллион причин, чтобы не ходить. Вместо того она выбрала вечер, когда Шон играл в клубе, и позвонила домой Эдварду. Она рассказала ему об убийстве и о родимом пятне и объявила, что ей необходимо знать о судьбе их сына.

Тишина на другом конце провода была такой же глубокой, как пропасть между ними. Потом Эдвард прочистил горло. Он считает, что это неразумно, однако — тут он прервал ее яростный выкрик — если она настаивает, то у него есть знакомый, который мог бы помочь. Рона должна обещать, что никому не скажет ни слова, даже своему ирландцу.

И она пообещала.

— Я позвоню, — сказал Эдвард.

— Когда?

— Не знаю. На этой неделе. И еще, Рона, ты слышишь? Если тебя не будет, я не стану оставлять сообщений на автоответчике.

— Этого не потребуется. Я буду дома.

И она сказала Крисси и Тони, что берет неделю отпуска и едет с Шоном в Париж, а Шону — что не может поехать, потому что занята на работе.

Столкнув с колен недовольную кошку, Рона потянулась за пультом. Она включила телевизор и переключала каналы, пока не наткнулась на вечерние новости. Ерзая от нетерпения, она вполуха слушала сообщения о политических событиях, но вот наконец диктор объявил, что сейчас к телезрителям обратится мать жертвы последнего преступления в Глазго. Зажатая между двумя полицейскими, лицом к залу, полному журналистов, сидела маленькая темноволосая женщина. Женщина, не имеющая ни малейшего сходства с убитым мальчиком.

Рона откинулась на спинку дивана. Камера придвинулась к женщине совсем близко, словно для того, чтобы можно было расслышать ее шепот, и теперь стали видны красные воспаленные белки ее глаз и набрякшая от слез кожа. Внезапно ощутив присутствие камеры, женщина подтянулась, глубоко вздохнула и начала:

— Моего сына убили. — Ее голос пронзил сердце Роны. — На него напал маньяк. Маньяк, который преследует мальчиков. Мой сын был умница. У него было большое будущее. Я любила его. Пожалуйста, помогите полиции найти убийцу Джеми. Если у вас есть дети, вы поймете. — Голос задрожал. — Пожалуйста, сообщайте полиции все, что может помочь, прежде чем этот маньяк снова начнет убивать…

Слов не стало слышно, и камера отъехала в сторону, как будто смущенная видом такого горя.

Теперь настала очередь полицейского, сидевшего справа.

У Билла был измученный вид, но профессионализм не изменил ему. Он говорил уверенно и убедительно, как всегда. Ровным тоном он пояснял, что убитый, Джеймс Фентон, был студентом факультета программирования в университете Глазго. Тихий, прилежный студент, замкнутый и необщительный. В распоряжение полиции попала штора, на которой лежало тело, когда его нашли. Они полагают, что убийца очень торопился уйти, иначе он захватил бы штору с собой. Возможно, кто-нибудь сможет ее опознать.

Камера качнулась влево. После тусклых красок горя от цветной шторы зарябило в глазах.


Весь следующий день Рона просматривала криминологические журналы, отмечая статьи, которые уже давно обещала себе изучить. Она только один раз вышла за свежим молоком и хлебом и тут же вернулась, боясь пропустить звонок Эдварда. Но первым позвонил Шон. По телефону его ирландский акцент был заметнее, словно расстояние подчеркивало национальность.

Несколько мгновений они оба смущенно молчали, потом он сказал, что остается еще на неделю.

— Почему? — еле слышно спросила она.

— Парень, которого я заменяю, подцепил во Флориде одну разведенную богачку. — Он пытался шутить, чтобы сгладить неловкость. — Он пока не хочет возвращаться. Поэтому, — начал он, и она расслышала в его голосе опасение, — ты могла бы приехать на вторую неделю.

— Шон…

— Сейчас я сплю на чужом диване, но я могу снять номер в гостинице. Днем я свободен. Весна в Париже и все такое. — Он ждал.

— Не знаю.

— Понятно.

— То есть это будет зависеть от работы.

Молчание.

Он продиктовал ей номер.

— Звони на мобильный или сюда.

— Это там, где ты остановился?

— Нет, в клубе.

— Хорошо.

Конец разговора был не лучше, чем начало. Когда она положила трубку, ей подумалось, что Шон ведь не привык к отказам.

После чая она налила себе бокал вина и включила видео. Кошка опять свернулась у нее на коленях. Эдвард позвонил в девять часов.

— Завтра по почте ты получишь письмо, — сказал он. — И убедишься, что погибший мальчик не имеет к тебе отношения.

— К нам, — поправила она.

Он будто не слышал.

— Надеюсь, этим все и закончится.

Не ответив, Рона положила трубку.

Совершенно естественно, что Эдвард предпочитал общаться по почте. В разговоре могла бы возникнуть необходимость упомянуть имя Лайема либо, что еще хуже, сказать про него «твой ребенок». Эдвард всячески избегал этого. Он всегда воротил нос от своего прошлого, как от дурного запаха. Оно таким и было. И теперь дурной запах преследовал его.

Рона прикончила остатки вина и налила себе еще бокал. Кошка, сердито мяукнув, спрыгнула на пол, предпочтя мягкий коврик ее жестким от напряжения коленям.

Небо прояснилось. В дом проникло вечернее солнце. Комната казалась совершенно пустой. Как моя жизнь, подумала Рона.

Странно, оглядываясь, видеть позади пустоту вместо привычной картины успеха. Учеба в университете. Докторантура. Многочисленные предложения работы. Ответственная должность, приносящие удовлетворение опыты в лаборатории. Покупка квартиры. Счет в банке. Все не важно. Я зря прожила эти годы, говорила она себе.

Снова зазвонил телефон. Рона чертыхнулась, вспомнив, что не включила автоответчик. Потом ей пришло в голову, что это может быть Эдвард. Вдруг он забыл ей что-то сказать. Что-то важное.

— Это доктор Рона Маклеод? — раздался мужской голос.

— Да.

— Наверное, это звучит глупо. — Мужчина нерешительно смолк и прокашлялся. — Мы с вами виделись вчера, когда шел дождь. Меня зовут Гейвин Маклин.

— Мы вместе ехали в такси.

— Я звоню спросить, не хотите ли вы сходить завтра вечером в кино. — И он поспешно добавил: — Я не обижусь, если вы подумаете, что я придурок, и скажете «нет».

— Нет.

— Понятно, — огорчился он.

— То есть я не думаю, что вы придурок, — рассмеялась она.

— Какое счастье. Значит, вы согласны?

— Не знаю.

— Только в кино. Честное слово.

Она задумалась. Письмо придет завтра. Ей не нужно больше сидеть дома и ждать. Ей нужно вернуться к нормальной жизни. А этот, кажется, приятный мужчина. Только в кино. Если Шону можно, то почему ей нельзя?

— Хороша Только в кино.

— Отлично. Я заеду за вами часов в восемь?

И лишь промучившись полчаса над вопросом, зачем она согласилась на свидание с незнакомым мужчиной, Рона вдруг изумилась тому, откуда Гейвину Маклину известно ее имя и номер телефона.

10

Тот вечер, когда Рона позвонила ему насчет мальчика, начался для Эдварда хорошо. Они с Фионой давали прием, и среди гостей присутствовал сэр Джеймс Далримпл. Эдвард знал, что на Фиону можно положиться. Она понимала, как важно играть по правилам.

Он встал в дверях и окинул взглядом гостиную. Июньское солнце, светившее в окна веранды, переливалось на сине-розовом китайском ковре, на обивке диванов и на полированной мебели красного дерева. Эта комната символизировала все, ради чего он работал, от шелковых штор на окнах с видом на ухоженный газон, до цветочных ваз (дорогих ваз с дорогими цветами) и бара с солидным запасом напитков.

Если бы не Фиона, ее связи, ее семья, он вряд ли сумел бы достичь таких успехов. Пусть он был хороший специалист, другие были не хуже. А вот Фиона была не у каждого.

Сквозь открытые настежь двери в столовую он наблюдал, как она, пока еще в домашнем платье, вносит завершающие штрихи в композицию и без того великолепного стола. В то время как Фиона, наклонившись, выравнивала вазу, он с восхищением отмечал ее внимание к мельчайшим деталям и любовался видом ее оголившегося бедра.

Эдвард уже поднес Фионе два виски, якобы сильно разбавленных, но на самом деле довольно крепких, в надежде, что она выберет момент между расстановкой цветов и переодеванием в маленькое черное платье, чтобы заняться с ним любовью.

Фиона оглянулась через плечо, приглашая его оценить сервировку стола. Эдвард дал ей ответ, которого она желала, и кивком головы указал на лестницу, ведущую в спальню. Фиона улыбнулась.


Эдвард встретил Фиону на одной из вечеринок, которую совместно устроили его контора и корпоративный клиент, в роскошной штаб-квартире клиента, расположенной на набережной Клайда. В тот вечер он был очень доволен собой, поскольку накануне совершил зарубежную трансакцию, сохранившую этому клиенту целое состояние, которое не пришлось выплачивать в казну Великобритании в виде налогов. И по правде говоря, он был рад вырваться из дому. Отношения с Роной окончательно испортились.

Фионе очень шел черный цвет. Эффект, вероятно, производило сочетание модной белокурости и легкого загара. В тот вечер на ней было узкое платье, подчеркивающее ягодицы.

Он и Рона давно не занимались сексом. Эдвард вдруг почувствовал себя подростком с первой в жизни эрекцией.

В разгар вечеринки Фиона повела его в свой кабинет, двумя этажами выше.

Эдвард прижал ее к массивному столу из красного дерева и стянул бретельки платья, обнажая упругую грудь.

Фиона, отняв у него свои губы, скользнула вниз и уткнулась лицом ему в ширинку. Эдварда охватило бешеное желание взорваться здесь и сейчас.

Но Фиона все рассчитала точно.

Она повернулась к нему спиной, наклонилась, и тогда Эдвард удовлетворил свое желание. Он раскрыл ее маленькие тугие ягодицы и скользнул внутрь. И если общество внизу не слышало его страстных стонов, то лишь благодаря музыке, которая играла слишком громко.

И даже сейчас, спустя годы, Фиона вызывала у него прежние чувства. У него были другие женщины, так же как и у нее — он знал — были другие мужчины, но они оставались вместе. Они оба знали, что вместе они сильнее, чем врозь.


Гул оживленных голосов свидетельствовал о том, что Фиона удачно рассадила гостей за столом. Их было восемь человек, и все так или иначе имели отношение к выборам. Фиона, сидевшая напротив Эдварда, увлеченно беседовала с судьей Камероном Маккеем. Она уже предупреждала Эдварда, что шестидесятипятилетний судья с трудом находит собственные колени и часто его рука попадает на колено сидящей рядом женщины, каковой в этот раз оказалась сама Фиона.

Эдвард нарочно уронил салфетку, чтобы посмотреть, насколько энергично действует судья. То, что он увидел, заставило его восхититься выдержкой жены.

Еще за столом сидели два деловых партнера (сторонники партии) и несколько активистов, среди которых была и красотка Сара Андерсон. Сара, по мнению Эдварда, была лесбиянка, поскольку ни разу не обмолвилась о том, что он ей нравится. И все же, думал он, оценивающе разглядывая ее через стол, даже лесбиянки имеют грудь, и притом недурную.

По левую руку от Сары сидел Иен Урхарт, руководитель избирательной кампании Эдварда. Иен не интересовался Сарой. Его наклонности были совсем иного рода. Сегодня Фиона определила ему место рядом с сэром Джеймсом Далримплом.

В конце концов, думал Эдвард, Фиона, похоже, права насчет сэра Джеймса.

Когда зазвонил телефон, гости как раз перемещались в оранжерею, чтобы выпить по стаканчику. Фиона кивнула Эдварду и вышла, заметно досадуя, что Эми все еще нет. К ее возвращению Эдвард уже рассадил гостей с напитками в оранжерее. Он успел как раз вовремя, потому что иначе они увидели бы лицо Фионы.

— Это женщина, — холодно произнесла она. — Хочет с тобой поговорить.

Эдвард изобразил одну из своих улыбок, означавшую «избирательница, наверное, какая-нибудь», но Фиону не так-то просто было убедить.

— Ты пока не член парламента, — напомнила она ему и прошла в оранжерею.

Едва услышав голос Роны, Эдвард понял, что она плакала. Как странно, что после стольких лет что-то внутри у него от этого заныло. Она путано принялась объяснять про родимое пятно и про убитого подростка.

Когда она сделала паузу, чтобы перевести дыхание, Эдвард неожиданно для себя пообещал ей узнать все, что она хочет. Все, что угодно, лишь бы она замолчала, лишь бы мысли о ней не отражались на лице. Он попрощался и поднял бокал с виски, который оставил несколько минут назад, когда жизнь еще была прекрасна. У него дрожали руки. Глоток крепкого виски не помог растворить страх, овладевший им. Эдвард сделал над собой усилие, пытаясь собраться с мыслями, представить события в перспективе. Рона всегда была истеричкой, особенно после рождения ребенка. Фиона совсем другая. Она рожала детей походя. Через несколько дней она уже играла в теннис. Но не Рона. Месяцы холода и отторжения. Это было ужасно. От воспоминаний он даже поежился. Слава богу, все позади. А вот теперь эта сцена в галерее. И ведь все, что от него требовалось, — послать простой запрос. Нельзя было встречаться с ней. Он допустил большую ошибку. И в какое время!

Осушив бокал, Эдвард вернулся в столовую и налил себе из графина еще виски. Затем он глубоко вздохнул и пошел к гостям.

Он с безмятежным выражением лица кивнул жене и уселся рядом с Сарой Андерсон, которая впервые в жизни приветливо ему улыбнулась. Он улыбнулся в ответ, про себя отмечая, что необходимо определить приоритеты: ничто (ни дети, ни убитые мальчики, ни даже флирт) не должно помешать сегодняшнему разговору с сэром Джеймсом Далримплом.

11

В комнате был беспорядок. На полу валялись три грязные футболки, на тумбочке стояли три липких от диетической колы стаканчика. Из открытого ящика для носков тянуло застарелым пеплом. Там он прятал окурки. Теперь их скопилось слишком много, и каждый раз, когда Джонатан выдвигал ящик, чтобы взять чистую пару носков, в нос ему ударял этот запах. После того, как мать, выражаясь ее языком, «отдала комнату в его распоряжение», стало легче скрывать следы курения. Эми, их экономка, теперь не приносила чистое белье прямо сюда, а оставляла стопку на полу возле двери. И раз она больше не входила, не нужно было избавляться от окурков по одному. Но сейчас, если высыпать всю кучу целиком в мусорное ведро на кухне, то Эми учует запах и скажет матери.

Затянувшись в последний раз, Джонатан затушил сигарету о карниз, закрыл окно и сунул окурок в переполненную коробку. Единственное, о чем он был в состоянии думать, так это о том, куда он их все-таки денет.

Он открыл гардероб и стал рыться среди вещей.

Гости переместились из столовой в оранжерею. Внизу гомонили голоса, гремели по паркету отодвигаемые стулья. Когда зазвонил телефон, у Джонатана на мгновение вспыхнула надежда, что это Марк. Но часы показывали время, к наступлению которого Марк уже успевал куда-нибудь смыться. Ему бы и в голову не пришло звонить сейчас Джонатану. В субботу вечером Марка не застать дома.

Спальня Джонатана располагалась прямо над холлом, и ему всегда было слышно, если кто-то поднимался по лестнице. Это также означало, что он слышал телефонные разговоры. Судя по невнятному бормотанию отца, этот звонок был ему крайне неприятен.

Джонатан вытащил бутылку водки, припрятанную в ботинке у задней стенки гардероба. Когда они с Мораг, его сестрой, украли эту бутылку из бара в гостиной, то договорились водку поделить. Но ей и так, кажется, удавалось время от времени напиваться, хотя она была всего-то на десять месяцев старше. Джонатан взял с тумбочки стаканчик почище и плеснул в него водки. Свежий апельсиновый сок, который он добавил туда же, отдавал кислятиной, как будто уже успел испортиться.

Свет струился из оранжереи в сад. Если прижаться лицом к стеклу, то можно разглядеть два крайних стула у дверей оранжереи, выходящих на газон. На одном из них сидела молодая женщина, которую он сам впустил в дом. Джонатан поморщился, вспомнив, как она была с ним мила и как он смутился, когда заметил, что на ней нет бюстгальтера, и больше не мог вымолвить ни слова.

Сейчас ее внимание было направлено на отца. Тот демонстрировал ей свою особенную улыбку, предназначенную для красивых женщин. Джонатан глотнул водки, смакуя крепкий напиток. Затем он поставил стакан, расстегнул джинсы и вынул член, который вяло завалился на один бок и лежал, бледный, оплетенный голубыми венами, на синей джинсовой ткани. Джонатан дотронулся до него холодным стаканом, и он вздрогнул. Девушка уже поднялась со стула и стояла, обернувшись к дому, зеленая прозрачная ткань обтягивала ей грудь. Джонатан глазел на нее, представляя, какая она под платьем, и стакан в его руке двигался вверх-вниз по члену.


Лучше всего было подключаться, дождавшись, пока уснут родители. Обычно ему приходилось выносить вторжение Мораг, которая имела привычку, придя домой, докладывать ему обо всем, что с ней случилось и чего не случилось за вечер. Но сегодня она вернулась около полуночи и сразу отправилась к себе в комнату, так что ему не довелось выслушать эпопею ее ночных подвигов. И, как правило, уже после набегов Мораг в родительской спальне начиналась возня и пыхтенье. С тех пор как отцу предложили баллотироваться в парламент, он зачастил налево. Удивительно, как только мать терпит рядом с собой такого льстивого мерзавца. Ладно, по крайней мере, сегодня не придется сидеть и слушать этот шум. Они уже все сделали. Он слышал, когда поднимался к себе.

Все в доме спали, и лишь в углу, откуда глядел голубой экран компьютера, приглушенно гудела жизнь.

Сначала Джонатан хотел написать Марку. Что-нибудь смешное, что-нибудь о родителях, которые улучили минутку перед званым ужином. Марк всегда первым делом проверял почту, как бы поздно ни приходил домой.

Джонатан щелкнул значок и подождал.

У него было два новых сообщения.


Поняв, что его отец — обманщик, Джонатан был потрясен. Когда он был маленький, отца почти никогда не было дома. Мать всегда говорила, что он на работе. Возвращался он усталым. И они с Мораг всегда обращались к матери, если им что-нибудь было нужно, а еще чаще — к Эми, которая работала у них, сколько Джонатан себя помнил. При всей своей доброте Эми имела строгие понятия о том, что есть хорошо, а что плохо. Пить, курить, заниматься сексом «в твоем возрасте» было плохо, и Джонатан до сих пор не осмеливался спросить, в каком же возрасте это станет хорошо. Когда он был маленький, его оставляли с Эми, если мать уходила. Куда она уходит, Джонатан не знал, но от нее всегда вкусно пахло, когда она туда шла. Он знал, что это не работа, но после этого она всегда бывала «измучена», падала на диван и просила его принести ей коктейль, который сама научила его делать. Он очень хорошо знал, что их семья уважаемая, состоятельная и голосует за тори. Они не любят черных, коричневых (кроме тех, кто загорел на заграничных курортах), желтых и левых. Они считают, что каждый человек обязан стоять на своих ногах (даже если нога у него одна) и что переезд в Лондон это большой шаг вперед.

Однажды, когда Джонатану было лет десять, мать приятеля привезла его домой раньше времени. Она высадила мальчика возле главных ворот и уехала. Когда он увидел, что во дворе стоит машина отца, ему сразу расхотелось заходить в дом и подвергаться допросу (у них это называлось «беседа»), и он решил сначала смотаться в ССБ (совершенно секретную берлогу), а потом идти на кухню к Эми. Он крадучись пересек газон, шмыгнул за угол и помчался по саду, выделывая зигзаги меж густо цветущих яблонь, будто уходил от погони. Выскочив в лес через калитку в садовой стене, он последний раз оглянулся, чтобы убедиться, что враг не идет по следу. Он уже слышал шум реки и шелестящие голоса деревьев, которые толпились вокруг. Джонатан любил лес. Здесь было не то что у них во дворе, с рододендронами по краям стриженого газона. Здесь деревья росли, как хотели. Большие, свободные, крепкие и душистые. Джонатан чувствовал, как они растут, особенно когда лежал в своем убежище, прижавшись лицом к земле.

Он торопился, желая поскорее попасть в берлогу. Время искривило и расчленило надвое ствол старой сосны, служившей указательным знаком, и на каждом из новых стволов росли молодые ветви. С трех сторон к нему подступали заросли папоротника, можжевельника и колючей ежевики. С четвертой стороны открывалась небольшая солнечная полянка. У дерева Джонатан свернул и шел, пока тропинка не затерялась в траве. Тогда он плюхнулся на живот и пополз, стараясь не зацепить острые шипы ежевики. Земля под ним пошла под уклон, и он, урча от удовольствия, скатился в свою берлогу.

Он лежал и смотрел на густое сплетение ветвей у себя над головой, которое было его крышей, как вдруг где-то поблизости раздались голоса. Он приподнялся, чтобы взглянуть в свою специальную амбразуру, и увидел парочку, идущую по тропинке в его сторону. Женщина была молодая и красивая. На ней было ярко-синее платье, расцвеченное лучами солнца, которые пробивались сквозь шелестящую листву. От ее звонкого смеха волосы на затылке у Джонатана встали дыбом.

Потом он расслышал мужской голос. Это был отец.

Джонатан приник к земле. Сердце у него стучало так громко, что, наверное, было слышно даже им. Но они оглохли и ослепли, не слыша и не видя ничего и никого, кроме себя. Когда смех и болтовня смолкли, что-то во внезапно наступившей тишине заставило Джонатана, изгибаясь, выползти из берлоги, чтобы лучше видеть. Отец прижимал женщину спиной к сосне, так что были видны только ее ноги по обеим сторонам дерева. Потом раздался звук, как будто кто-то отчаянно скребет по коре, и одна ее нога очутилась на поясе у отца, а другая взлетела в воздух, бешено дергаясь при каждом толчке. Теперь единственное, что он слышал, это ее вздохи и стоны.

Пум-пум-пум-пум, и ее туфля начала съезжать с ноги, повисла на пальцах, закачалась, шлепнулась в траву.

Когда Джонатан вернулся домой, выждав добрых тридцать минут, — у него были часы, которые отец подарил ему на Рождество, — Эдвард, стоя на пороге, объяснял Фионе, что он сам только что приехал.

С тех пор Джонатан знал, что все, что говорит отец, — это ложь.


Первое сообщение было от Марка. Он, должно быть, отправил его перед уходом, потому что там было написано: «Я заправился и теперь ухожу. Вспомни сиськи Шоны Ситон и поймешь куда».

Джонатану хотелось придумать смешной ответ. Но все шутки, приходившие в голову, казались ему натянутыми, да и рассказывать, как твои родители занимаются сексом, а не как ты сам занимаешься сексом, не очень-то весело. Удивительно, что Марк переписывается с ним. В школе Марк слишком задавался, чтобы замечать Джонатана.

Джонатан взял бутылку и на этот раз глотнул прямо из горла. Алкоголь начинал действовать. Наверное, можно было бы рассказать Марку, как он дрочил холодным стаканом, глядя на сиськи в оранжерее. Это лучше, чем ничего. Но он не кликнул «Reply». Вместо того он сделал себе еще один коктейль, понимая, что просто тянет время, прежде чем открыть второе сообщение.

Это продолжалось уже три месяца. Первый мейл пришел случайно. Он целую неделю делал домашнюю страничку, рассказывая там о своих интересах. Он готовил ее для конкурса, объявленного одним из компьютерных журналов. Однако, когда страничка была готова, ему расхотелось принимать участие в конкурсе. Поместив ее в Интернете, он получил полдюжины сообщений. Четыре человека болели за один с Джонатаном футбольный клуб, а двое посоветовали ему бросить это дело и болеть за другой. Потом долго никто не писал, а потом пришло сообщение от Саймона.

После того первого письма они стали подолгу общаться с Саймоном. В школе были экзамены, и отец опять нудил насчет права, оценок, которые ему надо получить, если он собирается изучать право в Эдинбурге или в этом хреновом Кембридже. Да кому нужен этот Кембридж? Кому нужно это право, сказал Джонатан, и Саймон с ним согласился. Надо заниматься тем, что тебе действительно интересно, сказал Саймон, и если это искусство, значит, ты должен заниматься искусством. Саймон даже прислал ему информацию о разных колледжах и веб-адреса, по которым он мог узнать больше.

Джонатан никогда не задумывался о том, сколько Саймону лет. При виртуальном общении это не имело значения. Было ясно, что они мыслят одинаково. Однажды он заикнулся насчет девочек. После этого Саймон долго говорил с ним, и многое из того, что он говорил о девочках, было правдой.

Он поставил бутылку и попытался открыть ящик стола. Ручка все ускользала от его пальцев, но в конце концов он нащупал ее и потянул ящик к себе. Первые из распечатанных фотографий он спрятал на дне, под учебниками. Они лежали в старой тетрадке по алгебре. Мать никогда бы в нее не заглянула.

Картридж уже садился, отчего фотографии местами вышли бледными, но все равно можно было разобрать, что на них запечатлено. Джонатан перебирал снимки, пока не нашел свой любимый.

Он поскреб в ширинке, но либо спиртное, либо испорченный апельсиновый сок, а может, и его недавние упражнения были виной тому, что дружок не желал подниматься. И он просто выпил еще водки.

Когда пришла вторая серия картинок, он взглянул только раз, порвал и выбросил. Следующую серию он разглядывал уже дольше, а потом понес в ССБ и спрятал. Он уже больше недели не ходил туда и почти принял решение все сжечь. Сунув картинки в ящик, он обернулся к монитору. Новое сообщение было большим, и это означало, что оно может содержать картинки.

Джонатан прикончил водку и двойным щелчком мыши открыл письмо.

12

Конверт прибыл с утренней почтой.

Рона уже проснулась. Когда в почтовом ящике раздался шорох, ее сердце едва не выпрыгнуло из груди. Она вскочила с постели и выбежала в прихожую. Большой коричневый конверт лежал на ковре. Она подняла его, отнесла на кухню, положила на стол. Затем она поставила чайник. Она ждала семнадцать лет, подождет еще несколько минут.

Ее родители так и не узнали о внуке. Рона сумела все от них скрыть. Когда отец вышел на пенсию, они с матерью уехали из города и поселились на западном побережье, откуда он был родом. Там Рона провела все школьные каникулы, бегая у воды и лазая по скалам, самым древним на земле, как уверял отец. Став студенткой, Рона часто навещала их, отрываясь от занятий в выходные или на неделю-другую летом. Она любила дом, обращенный белым лицом к морю. Эти поездки были все равно что возвращение в детство: рыбалка, прогулки по берегу. Однажды она взяла с собой Эдварда. Он сидел в кухне, тиская стакан, и болтал с ее стариками. В то время она его любила. Но на обратном пути, когда они тряслись в своей подержанной малолитражке, он признался, что терпеть не может выездов на природу, что он городской житель. Больше она его не приглашала. Когда она обнаружила, что беременна и они решили отдать ребенка на усыновление, ей было стыдно смотреть в глаза родителям. По телефону она говорила матери, что у нее слишком много работы, и что она приедет к ним летом, когда это все закончится.

Ребенку исполнилось бы пять лет, когда умерла ее мать. Рона стала ездить домой к отцу каждые выходные и всякий раз замечала, что он сдает все сильнее. Раз или два он приезжал к ней в Глазго. Они ходили в Галерею, но его сил хватало только на один этаж. Идя знакомым маршрутом и видя, как светлеет его лицо, она понимала, что украла у него нечто бесценное.

Они с Эдвардом продержались еще шесть месяцев после того, как отдали ребенка. Больше они не смогли. Любовь и ненависть. Ненависть и любовь. Она ненавидела его за то, что он уговорил ее (но так ли это было?), и еще больше себя — за то, что позволила себя уговорить. А Эдвард? Ему просто была противна вся эта кутерьма.


Адрес на конверте был написан рукой Эдварда. Этого он не мог доверить секретарше. Рона долго смотрела на конверт, потом осторожно вскрыла его, во рту у нее пересохло.

Внутри лежали два листа бумаги. Верхний был копией свидетельства о рождении. Она развернула его дрожащими руками и прочитала: Лайем Джеймс Маклеод, родился в 2.35 утра в понедельник 2 января 1985 года. Она никогда раньше не видела свидетельства о рождении. Документы оформлял Эдвард. Что толку убиваться, сказал он, будет лучше, если я сам все сделаю, и ты сможешь выкинуть это из головы. Нам нужно подумать о себе. Рона читала дальше. В графе «мать» стояло ее имя, Рона Элизабет Маклеод, в графе «отец» было пусто. Эдвард сказал, что так будет лучше.

— Это чтобы я не мог явиться просить у него денег, когда он станет миллионером, — объяснил он с усмешкой.

На втором листке была краткая и резкая записка:

Я вложил копию свидетельства о рождении. Как тебе известно, биологические родители лишены права отслеживать события или получать доступ к судебным бумагам. Тем не менее я выяснил, что усыновление имело место спустя месяц после рождения. Регистратор выписал свидетельство об усыновлении на фамилию Хоуп. Мой знакомый в полиции сообщил мне, что убитый мальчик был опознан как Джеймс Фентон из Манчестера.

Конечно, никакой связи между двумя мальчиками нет. Эдвард прав. Она все выдумала. Лайем жив, невредим и счастлив. Эдвард за нее привел ее жизнь в порядок. Снова.


К восьми часам, когда приехал Гейвин, Рона успела выпить два джина. Один — пока сидела в ванной и плакала, а второй — пока одевалась, сушила волосы и наводила макияж.

Когда раздался звонок, она выглянула в окно. Гейвин стоял на тротуаре. Заметив ее, он взмахнул рукой, она тоже помахала ему. Когда она вышла на улицу, возникла неловкая заминка.

— Странно как-то, — произнес он.

— Да.

Он оказался еще выше, чем она думала, волосы у него были светлее, чем тогда, под дождем, но глаза и улыбка были прежними.

— Вы прекрасно выглядите, — сказал он.

— Сегодня я не такая мокрая.

Оба улыбнулись.

— Я подумал, если мы сначала поужинаем, то это растопит лед. — Он казался слегка смущенным. — И заказал столик в итальянском ресторане.

— Замечательно.

По дороге она решила, что предложит, чтобы каждый заплатил за себя. Чтобы все было поровну.

— Можете заплатить половину, — сказал он, читая ее мысли, — если вам так удобнее.

Переходя дорогу, он взял ее за руку. Роне это напомнило то, как через дорогу водил ее отец.


Рона растерянно посмотрела на Гейвина. Он явно ждал ответа, а она не знала, что ответить, поскольку не слушала его последние пять минут.

— Простите.

— Ничего.

Он налил ей еще вина, она подняла бокал и пригубила вино, не глядя на него.

— Я… я просто очень рассеянная, — виновато проговорила она.

— Мысли о работе?

— Да. — Так было легче объяснить.

— Хотите об этом поговорить?

— Не хочу вас расстраивать.

— Я не расстроюсь.

— Ну что ж, — начала она, — я работаю по делу об убийстве одного подростка, которого нашли в пустой квартире.

— Того студента?

— Да. — Она с удивлением взглянула на него. — Откуда вы знаете?

— Я читаю газеты и смотрю телевизор.

— Конечно. — Очень глупо с ее стороны. Вся Шотландия знает об этом мальчике. — Ну просто… — она замялась, — это несколько вывело меня из равновесия, он похож на человека, которого я знаю, вот и все.

— Понятно. В кино не пойдем? — спросил он.

— Лучше не надо.

Он махнул официанту и попросил счет.

— Послушайте, а почему бы нам не посидеть у меня дома, не послушать музыку…

— Я не хочу, чтобы вы думали…

— Я и не думаю.


За кофе в его уютной квартире она сказала ему, что должна была быть сейчас в Париже с Шоном. Она не объяснила, из-за чего она не поехала, а он не спросил. Вместо того он рассказал ей кое-что о себе. Ему сорок лет, он не женат, но жил с одной женщиной очень долго, семь лет.

— Я все просил ее выйти за меня замуж, а она все отказывалась. — Он скорчил гримасу. — У нее было предубеждение против брака. Ее отец служил в торговом флоте и появлялся дома раз в полгода. Мать одна воспитала их троих. Когда отец сошел на берег, ему захотелось иметь «жизненное пространство», по ее выражению. Мать согласилась. А дети были против. В конце концов младший брат подрался с отцом прямо в доме. Она твердила, что никогда не выйдет замуж.

— Почему же вы расстались?

Он помолчал, словно ища объяснений.

— Мы дошли до той точки, в которой дорога как будто кончается. Ей предложили работу на юге. Мы договорились поддерживать связь, но не стали.

— Я думаю, что мужчины и женщины — несовместимы, — сказала Рона. — У них разные программы.

— Да что вы говорите!

— Правда. Возможно, гомосексуализм — это выход.

— Возможно.

Они переглянулись и рассмеялись.

— Мне нужно идти, — сказала она.

— Хорошо. Я вызову такси.

Он проводил ее до дверей. На улице потеплело. Шотландия наконец-то вспомнила, что сейчас июнь.

— Я так вас и не спросила: как вы узнали мой номер телефона?

Гейвин выглядел смущенным.

— Я выкрал его, — признался он. — На каждого из нас где-то есть досье. Из сети я могу вытащить все, что мне нужно знать о человеке, как вы — из секретов человеческого организма.

— Прямо «Тысяча девятьсот восемьдесят четвертый».[1]

— Точно.

Подъехало такси.

— Можно я еще как-нибудь пороюсь в вашем досье? — спросил он.

— Только если вы разрешите мне исследовать секреты вашего организма, — ответила она прежде, чем сообразила, что говорит.

Он рассмеялся, подняв брови:

— В любое время.


Когда Рона вошла в квартиру, автоответчик мигал зеленым огоньком. Она нажала кнопку прослушивания. Это был Шон. В трубке играла музыка, и на середине сообщения какая-то девица, визгливо хихикнув, позвала умоляющим тоном: «Шон!» Он сказал, что позвонит завтра вечером, и напомнил ей телефон клуба. С какой стати, интересно знать, он скрывает номер телефона в той квартире, где остановился? Может быть, он живет там с этой хохотушкой.

Второе послание было от Эдварда, которого беспокоило, получила ли она конверт.

— Я искренне надеюсь, Рона, что на этом все закончится.

Рона громко выругалась. Она прошла в спальню, взяла конверт, вынула бумаги и снова перечитала их. Если Гейвин Маклин такой ушлый хакер, то, наверное, он сможет разведать кое-что и о ее сыне.

А Эдвард Стюарт, решила она, пусть катится к черту.

13

Билл Уилсон провел ночь без сна. Два раза он спускался вниз и принимался смотреть фильм по телевизору, пока дремота не одолевала его. Но стоило ему залезть в постель, и сна как не бывало. Когда сквозь щель в шторах забрезжил рассвет, он сдался и решил, что пора вставать. Он машинально приготовил себе кофе и сел за стол на кухне.

Допивая вторую чашку, он услышал, как кто-то прошел в туалет. Не Маргарет, не ее шаги. Пока он бродил туда-сюда, она крепко спала. Прожив двадцать лет с полицейским, она научилась не замечать его ночных бдений.

Дверь спальни закрылась, и вскоре оттуда послышался щелчок и негромкое протяжное гуденье. Он догадался, что кто-то из детей подключается к Интернету.

Если все дети так делают, думал он, бродят в Интернете, пока родители спят, то они могут залезть куда их душа пожелает. Он встал и снова сел. Он уже говорил с ними об этом.

По всем отзывам, Джеми Фентон был хорошим студентом еще за две недели до смерти. Он жил в новом общежитии Далримпл-холл, построенном при помощи щедрого сэра Джеймса Далримпла. Педофилы могли добраться до невинных созданий через сеть, но компьютерный отдел полиции Глазго заверил его, что контролирует все провайдерские конторы на предмет предоставления этих самых «сомнительных услуг».

Миссис Фентон сказала, что компьютер был Джеми не по карману. Он получал стипендию и еще взял студенческий кредит, а она не могла поддерживать его.

Когда Билл упомянул о сексе, миссис Фентон страшно взволновалась. Ее сын был нормальный, заявила она. У него была подруга в Манчестере, хорошая девочка, они встречались, когда он приезжал домой.

От его однокашников тоже не удалось получить никаких ценных сведений. Джеми был нелюдим и проводил все свободное время в компьютерном классе. Он вечно сидел на мели. Пытался занять денег, чтобы дотянуть до конца семестра. Теперь студентам приходится туже, понял Билл, чем в его времена.

Он встал и сполоснул чашку под краном. Взошедшее солнце напомнило ему, что он обещал Маргарет подстричь траву. Мальчик-почтальон тормознул велосипед и, насвистывая, побежал по дорожке к дому. Билл подобрал газету с пола в прихожей и развернул ее на кухонном столе. Последнее, что он ожидал там найти, — это свое вывернутое наизнанку расследование.


Трубку сняла Хелен Коннелли.

— Хелен? Это Билл. Извини за ранний звонок. Джим дома?

— Он еще спит, Билл. Вчера он вернулся очень поздно. Что-то случилось. Из-за этого задержали утренний выпуск.

Билл с трудом подавал желание выругаться. Хелен не виновата, что ей попался идиот вместо мужа.

— Я могла бы разбудить его, если это так важно.

— Важно.

— Хорошо.

Слышно было, как она несет телефон наверх и расталкивает Джима. Прозвучало его имя, и Джим пробормотал: «мать твою».

— Привет, Билл, — раздался в трубке бодрый и веселый голос. — Рано же ты встаешь.

— За каким чертом ты выложил эту историю?

После паузы Джим прокашлялся.

— Но там все правда, — уперся он. — Мы получили информацию из надежного источника…

— Я знаю, что правда.

— Ну… так в чем дело?

— Дело в том, — Билл глубоко вздохнул, — что благодаря тебе эти люди узнали, что мы их ищем. Чем, по-твоему, они сейчас занимаются? — И, не дожидаясь ответа, он рявкнул: — Сейчас они заметают следы, удаляя всю порнографию со своих сайтов.

— Вот как.

— И это все, что ты можешь сказать?

— Вчера мне позвонили. Источник был надежный, и мы вставили информацию в номер.

— Вставили в номер! А кто-то где-то там прямо сейчас вставляет малолеткам! — Голос Билла дрожал от гнева.

— Мой долг — печатать правду.

— Правду… — Билл перевел дыхание. — Ты запорол мне расследование — вот это правда!


Новость долетела до полиции прежде, чем Билл приехал в офис. Уже звонила женщина из университета, желая знать, кто разгласил сведения, которые с таким трудом собирались в течение трех месяцев. Она была вне себя, — сказала Дженис. Вся их работа теперь пошла насмарку.

Он с мазохистским упоением развернул на столе газету.

Глазго в сетях педофилов!

Джим Коннелли был большой мастер сочинять заголовки.

14

Крисси скучала по Роне. Тони — хороший парень, но в конце концов надоедает слушать басни о подвигах и кутежах отпускников в Мексике, особенно если тебе самой не светит побывать дальше ближайшего мексиканского ресторана «Амигос».

Перемена погоды взбудоражила ее. Парк внизу был полон студентов, которые, развалившись на траве под солнцем, слушали музыку или зубрили к экзаменам все, что не выучили за весь год. Ей захотелось вернуться туда, где приходилось беспокоиться только о том, чего бы перекусить, да еще о том, чтобы хоть половина из повторенного материала попалась в экзаменационном тесте.

Утром позвонил Нейл. Деньги пока еще есть, сообщил он, и удалось кое-что выяснить. Она рассмеялась, потому что не поверила, что он не истратил всех денег, и оттого, что нервничала, говоря с ним. По телефону его голос звучал моложе, и он говорил, как образованный, и даже не ругался. Он спросил, не встретится ли она с ним в парке, во время перерыва.

Крисси взглянула на часы. Час дня, а сделать она успела даже меньше, чем Тони, который уже смылся и уплетал ланч в компании официантки из «Амигос». Он всерьез увлекся этой мексиканкой.

Крисси сказала дежурному, что уходит и вернется через час.

Нейл ждал ее, сидя на скамейке у эстрады. Он помахал ей двумя бумажными пакетами с эмблемой «Маккейз Бейкерс» на боку.

— Шотландские пирожки и пончики, — ухмыльнулся он.

— Замечательно.

— И еще… — Он вытащил из кармана бутылку. — Водка с апельсиновым соком. Свежий апельсиновый сок, заметь. Не какая-нибудь разбавленная туфта. — Он засмеялся.

У него была смуглая кожа, синие глаза и черные ресницы. Неудивительно, что он нравился старикам. Такой бы любому понравился.

Он жевал пирог, то и дело протягивая бутылку Крисси, обтерев прежде горлышко рукавом. На нем была белая футболка, и она увидела, что шея зажила.

— Я уезжал на пару дней, — сообщил он. — Отдыхал на природе, в домишке одного извращенца. — Он помрачнел. — Но не сказать, чтобы мне выдался хоть один шанс полюбоваться пейзажем.

Крисси не хотела об этом думать.

— Вот. — Он вынул из кармана деньги и протянул ей. — Возьми.

— Ты выяснил, кто отправил письмо?

— Угу. — Теперь он принялся за пончик, от которого у него с новой силой разыгралась жажда. — Я все устроил.

— Как?

— Твой братец подцепил парня, который его знает, и этот тип захотел развести его на деньги. Думал, это просто. Ну Патрик послал его куда подальше, и тогда он решил Патрика шантажировать. — Лицо Нейла стало жестким. — Но я его переубедил.

У Крисси будто гора свалилась с плеч.

— Спасибо, Нейл.

— Да ладно.

Он посмотрел на нее, и у нее вдруг мелькнула мысль: а что будет, если его поцеловать?

Встретившись с ней взглядом, он перестал жевать и в шутку поинтересовался:

— Так ты точно меня не хочешь?

— Нейл…

— Ну ладно. — Он улыбнулся и встал. — Тогда я пошел на работу.

— А я сегодня вечером собиралась в кино, — произнес ее собственный голос против ее воли.

— С коллегами?

— Нет.

— Слушай, Крисси. — Он снова сел. — Давай оставим эту дурацкую болтовню. Я зайду за тобой после работы, мы пойдем ко мне, выпьем, ляжем в постель, а потом пойдем в кино. А в перерыве, может быть, съедим карри.

— Хорошо, — неожиданно для себя самой согласилась она.

— Значит, договорились?

— Договорились.


Он задернул шторы, но свет все-таки просачивался внутрь, и в комнате царил полумрак. Из-под отброшенного покрывала выплеснулась белизна простыней.

— Я сменил белье, — пояснил он, прочитав по лицу ее мысли.

Крисси посмотрела на постель, затем перевела взгляд на него.

— Слишком опасно, да? — спросил он без осуждения.

Крисси как настоящий криминалист мысленно оценила грозящую ей опасность.

— Я не передумала, — был ее ответ.

Он сбросил одежду и стоял голым, пока раздевал ее. У него была мальчишеская фигура, узкая талия и бедра, гладкая грудь. Она стеснялась трогать его и потому старалась обратить все дело в шутку, объявив, что живет в воздержании аж с прошлого Великого поста.

— Тогда я тебя вознагражу, — пробормотал он.

Его губы нашли ее рот и после легкого соприкосновения медленно двинулись вниз, заскользили по груди, потягивая соски, еще ниже, его дыхание тихонько ворошило жесткие волосы, пока ее тело не подалось ему навстречу. Тогда он поднял ее ноги, лег между ними, и его язык начал исследовать ее. Когда она вскрикнула от удовольствия, он подтянулся на локтях и улегся рядом.

— Хорошо?

— Даже еще лучше.

Сунув руку под подушку, он вытащил презерватив и разорвал зубами обертку.

Он скользнул внутрь и стал качать ее, как ребенка, пока она не заплакала: слезы покатились по щекам и во рту стало солоно.

— Ты правильно сделала, что не поторопилась, — сказал он, смахивая ей слезы большим пальцем. — В школе я был не так хорош. — И она смеялась и плакала одновременно.


Потом он взбил подушки, и они сидели рядом и смотрели, как ветерок теребит край шторы. Крисси чувствовала себя счастливой. Такого с ней никогда еще не бывало.

— У меня по ногам мурашки бегают.

— Я забрался туда, куда другим парням доступ запрещен.

Она шутливо двинула его локтем в ребра, и он якобы от боли перекатился по кровати и зашлепал в ванную. Крисси сидела, сложив руки на животе, и ей не хотелось никуда отсюда уходить.

Впервые Крисси «раздвинула ноги», по выражению ее матери, когда ей было восемнадцать лет. Тогда ее постигло большое разочарование. Это произошло после танцев в Католическом клубе, с каким-то случайным парнем. Ей надоело блюсти себя для будущего мужа. Девственность давно уже сильно упала в цене, что бы отец Райли ни плел про геенну огненную.

— Перестань. — Нейл выглядывал из ванной. С него капало на пол.

— Что?

— Думать.

Он говорил, как ее мать.

— Иди сюда, — крикнул он, вновь скрываясь за дверью. — Я потру тебе спинку.

Они стояли под душем, нос к носу, вода струилась по их головам и спинам. Она видела капли, повисшие у него на ресницах.

— Умираю от голода, — сказал он. — Ты созрела для карри? Или может, хочешь еще чего-нибудь?

— Это ты о себе или об ужине?

Посмотрев ей в глаза, он наклонился и ухватил губами ее сосок.

15

— Вот это да!

Рона восхищенным взглядом обвела кабинет Гейвина.

— Здесь как в павильоне «Звездных войн».

Одну стену занимал плоский светящийся экран, по которому сверху вниз бежали колонки зеленых букв и цифр.

Гейвин смущенно улыбнулся:

— Я фанат «Матрицы».

И он застучал по клавиатуре, вводя команды в ответ на сообщения, которые построчно выдавал компьютер и которые для Роны были китайской грамотой.

— Так вы на самом деле все это любите, да? — спросила она.

— Печально, не правда ли? — Он скорчил гримасу.

— Похоже на то, что делаю я. Находишь зацепку и пытаешься отгадать, куда она ведет.

— Да, и правда.

Рона заговорила о поиске в сети во время их второго совместного ужина. Когда Гейвин пригласил ее, она согласилась, хотя внутренний голос говорил ей, что желание найти Лайема не единственная тому причина.

— Может быть, в этот раз мы доберемся до сладкого, — сказал он. — Здесь очень вкусное мороженое.

— Простите.

— Да я шучу.

Она нарочно завела разговор будто невзначай, поинтересовавшись между двумя ложками черничного шербета, смог бы он, если бы она дала ему кое-какую информацию об одном человеке, определить его местонахождение.

Гейвин оторвался от шоколадно-бананового десерта.

— Трудно сказать.

На ее лице отразилось огорчение.

— То есть это зависит от рода имеющейся информации и времени, которое вы готовы потратить на поиски.

— Имя, дата и место рождения. Этого было бы достаточно?

— Может быть. Возраст тоже имеет значение. Если он — налогоплательщик…

— Нет. Этот человек не платит налогов. — Она смутилась. — Нет, в любом случае пока не платит.

— Ммм… — Гейвин тактично не заметил ее очевидного замешательства. — Значит, платят родители?

— Наверное.

— Если вы считаете, что этот человек…

— Это мальчик.

— Если вы считаете, что этот мальчик до сих пор живет дома, то мы могли бы найти его через родителей.

— Ах вот как.

— Есть ли у него что-нибудь особенное? Что было бы задокументировано где-нибудь?

— Да. Да, конечно.


Гейвин признался, что после той встречи в такси он в течение часа лазал по сети, ища ее контакты.

— В полиции на вас досье. Вы знали об этом?

Она покачала головой.

— Скорее всего, вас проверяли, когда вы поступали на работу.

— Ах да. — Она вспомнила, что тогда нужно было заполнить нечто вроде анкеты.

— Я мог бы заглянуть в ваш банковский счет, если бы захотел, но я не стал.

— Что?

— Шутка. И потом, в женщинах меня привлекают не деньги, а мозги.

Рона заметила, что это одно и то же.

— Так что там у вас? — сказал он.

Рона протянула листок бумаги, где были указаны дата рождения Лайема, место рождения и фамилия усыновителей.

— На это потребуется время.

— Хорошо.

— Вы хотите заняться этим сейчас?

До нее дошло, что на вечер он планирует и другие занятия.

— Простите. Если это слишком хлопотно…

Он согласился либо из вежливости, либо потому, что надеялся переспать с ней.

— Ладно, — сказал он, касаясь ее руки. — Вы идите домой. Я дам вам знать, если найду что-нибудь.

— Я лучше останусь, — ответила она.


Она наблюдала за его работой, сидя рядом. Сначала он пояснял ей свои действия. Он начал с главного налогового управления в Ист-Килбрайде, где могли содержаться сведения о налоговых отчислениях приемных родителей мальчика. Заметив ее недоумевающий взгляд, он сказал, что у него есть разрешение на доступ, поскольку он отслеживает данные, интересующие полицию.

— Я не хочу, чтобы у вас из-за меня были неприятности.

Он усмехнулся:

— Со мной ничего не случится. Не забывайте, что я большой в этих делах спец.

Увлекшись, он прекратил объяснять, куда и каким образом проникает, и Рону незаметно сморила дремота. Гейвин, наверное, перенес ее на кровать, на которой она позже и проснулась, с трудом соображая, где находится.

— Простите, — стала она извиняться.

— Ничего страшного. Идите сюда, смотрите, что я нашел.


Джеймс и Элизабет Хоуп зарегистрировали усыновление ребенка месяц спустя после того, как медсестра забрала Лайема из рук Роны. Младенца назвали Кристофер Лайем Хоуп. Эдвард был прав. Лайем не имеет отношения к убитому студенту.

Гейвин с трудом подавил зевок, и до Роны вдруг дошло, что он, должно быть, чертовски устал.

— Простите, — сказала она, вставая.

— За что?

— Что заставила вас работать полночи.

— Вы это хотели знать?

Она с благодарностью кивнула:

— Спасибо.

Он пристально посмотрел ей в глаза.

— Сейчас я вам распечатаю копию.

В ожидании такси оба чувствовали себя неловко.

— Я был бы вам очень признателен, если бы вы выписали, что вам нужно, и уничтожили эту бумагу, — сказал Гейвин, смущаясь.

— Разумеется.

У двери Гейвин легко коснулся губами ее щеки. На мгновение ей стало жаль уходить, но лишь на мгновение. Она поблагодарила его и села в машину. Дверца захлопнулась, она осталась одна.

Проезжая по темному и молчаливому городу, Рона вспоминала, как быстро Эдвард выполнил ее просьбу. Но на ее вопрос, как ему это удалось, он не ответил. Он юрист. Он работает с юридическими документами. В его уверенном тоне Рона различила скрытую нотку тревоги. Она его напугала, и он хотел отделаться от нее, и побыстрее.

Когда она добралась до своей квартиры, на небе уже занимался рассвет. Неделя отпуска подходила к концу. В понедельник нужно возвращаться на работу, и придется признаться, что во Францию она не ездила. Ей отчаянно захотелось, повернув ключ в замке, открыть дверь и увидеть Шона, спящего в их большой кровати, влезть под одеяло и обнять его.

В сумраке прихожей вспыхивал зеленый огонек автоответчика, но она не нажала на кнопку, чтобы прослушать запись. И так слишком много забот. Автоответчик подождет до утра. От Шона нет ничего уже три дня, не решил ли он окончательно порвать с ней? Отчего-то она не могла заставить себя позвонить ему. Ей нужно взяться за ум. Но это невозможно, пока она не нашла своего сына.

Рона заперла дверь и прошла в пустую спальню, так и не услышав сообщения, которое оставила ей Крисси, говорившая тоненьким от страха голоском.

16

Крисси с мольбой смотрела на дорогу, надеясь, что вот-вот появится еще одно такси, на этот раз свободное. За последние пятнадцать минут мимо промчались уже две машины. После второй неудачи она пошла пешком. В ее измученном мозгу лихорадочно крутились одни и те же мысли. Она ничем не может помочь. Это уже не имеет значения, твердила она себе. Надо было сразу рассказать кому-нибудь о шрамах на шее у Нейла. Роне, полиции, все равно кому. А она не сделала этого. А теперь уже поздно.

Заметив вдали черную тень, она бешено замахала руками. Такси скрылось под горой, а когда вынырнуло в пятидесяти ярдах от нее, оранжевый огонек не горел, что означало «занято». Крисси чертыхнулась в отчаянии, уверенная, что эту машину заказали по телефону. Но она ошибалась. Такси остановилось, и Крисси, молча поблагодарив, швырнула в салон сумку и села сама.

— Куда, цыпа?


Прошло уже восемь часов с тех пор, как они разговаривали с Нейлом. Он предупредил, чтобы она не появлялась вблизи его квартиры раньше полуночи.

— Чтоб на клиента не наткнуться, — объяснил он. — До пешеходной зоны доедешь на такси, потом иди пешком. Если будут приставать, отшивай их, и к дому не приближайся, если кто-нибудь болтается рядом. Следи за машинами. Поняла?

Она слушала молча и плохо соображала, потому что у него был испуганный голос. От этого и ей становилось страшно.

— Крисси?

— Да.

— До скорого. Держи себя в руках, ладно?

— Ладно.

Она старалась. Она ушла с работы раньше времени (игнорируя недоуменный взгляд Тони), дома выпила чаю и сказала, что собирается в поход на все выходные.

— Вот еще новости, — заметила мать, хмуро посмотрев на нее.

Слава богу, отца с братьями не было. Они, как обычно, отправились на пятничную пьянку.

Она вышла из дому в девять часов и до одиннадцати сидела у подруги. Клер, которая допытывалась, что это у нее за сумка, она тоже сказала, что едет с коллегами за город, но выехать раньше они не могут. Она и сама начинала в это верить.

— Как же вы поставите палатку в темноте?

— Да там уже поставили. Некоторые поехали днем.

По дороге к Нейлу она решила позвонить Роне, что бы там ни говорил Нейл. Без толку. Рона еще не вернулась.

Когда она попросила таксиста остановить машину и протянула деньги, он озабоченно поглядел на нее:

— Поздновато для одиноких прогулок в этих местах, детка. Как бы с тобой чего не приключилось.

В ответ она пошутила, что любит бродить по ночам среди красных фонарей. Глупая шутка.

— Ты и еще пол-Глазго, — фыркнул таксист.

Улица, где жил Нейл, была пуста. Крисси прошла мимо его подъезда до первого переулка, как научил ее Нейл. Там она немного расслабилась и повернула обратно.

Какая-то машина нагнала ее и медленно поехала рядом.

— Ты не меня ищешь?

Подъезд Нейла был следующий. Она похолодела. Если пройти мимо, то эта машина не отстанет, или лучше…

— Давай, куколка. Помоги мне.

Водитель ткнул в свою набухшую ширинку.

Она замотала головой и нырнула в подъезд.

— Сука! — зашипел он ей в спину.

По крайней мере, в подъезде светили лампочки. Крисси стала быстро подниматься по лестнице, надеясь, что тип из машины не намерен ее преследовать. В углу лестничной площадки Нейла валялись два использованных презерватива. Для кого-то здесь было обычное место свиданий.

Пошарив по притолоке, Крисси нащупала ключ. Нейл предупредил, что ключ будет там. Он легко повернулся в замке. Открывая дверь, Крисси услышала цоканье шпилек внизу и нетерпеливое хихиканье. Парню на этот раз повезло.

Она быстро заперла за собой дверь. На коврике лежала стопка фотографий. Она подняла их и сунула в карман.

Все окна были плотно закупорены, в квартире стояла духота. Крисси сразу направилась к комоду, запихнула кое-что из вещей Нейла в сумку, которую принесла с собой, затем пошла на кухню. Бутылка водки нашлась под раковиной, деньги лежали там, где он и сказал — в упаковке из-под «Брилло». С водкой в сумке и деньгами в кармане она вышла из квартиры.

На площадке началась возня и пыхтение. Женщина была у стены. Поймав взгляд Крисси, она принялась издавать еще более громкие стоны и вздохи, чтобы ее уход не отвлекал клиента от дела.

У подъезда Крисси увидала черную машину, ожидавшую возвращения хозяина.

17

Эдвард стиснул руку Фионы и откинулся на черную кожаную спинку сиденья «роллс-ройса», принадлежавшего сэру Джеймсу Далримплу. Фиона ответила ему тем же, обернувшись к нему с улыбкой от окна, за которым перекатывались пертширские холмы.

Другой рукой Эдвард коснулся кожаной двери, восхищаясь ее упругостью и блеском. Он уже открыл бар орехового дерева и налил два виски, стоявших теперь на откидном столике: в бокалах тонко позвякивал лед, когда машина слегка кренилась, проходя крутые повороты проселочной дороги. Когда накануне вечером сэр Джеймс предложил выслать за ними машину, Эдвард стал было отказываться, говоря, что в этом нет необходимости, но сэр Джеймс настоял:

— Ерунда. Мне она не понадобится, а вы сможете прокатиться с комфортом. Я с нетерпением жду вас и Фиону в Фолблере. Надеюсь, это только начало.

Эдвард тоже на это надеялся.

Июньские дожди кончились, и наступило лето. Дни стояли безоблачные и яркие. В такую погоду у всех хорошее настроение и все счастливы, несмотря ни на что.

Отличная погода для избирательной кампании, подумал Эдвард.

— О чем ты думаешь?

— Да так… о выборах.

— А еще?

— Об успехе на выборах.

— Урхарт? Как он?

Эдвард знал, что Фиона имеет в виду.

— Он уже в Фолблере, — сказал он. — Отбыл раньше, чтобы обсудить с сэром Джеймсом финансирование кампании.

— Отлично.

Подняв бокал, Фиона сделала маленький глоток виски. Эдварду доставляло удовольствие смотреть на жену. Она недавно побывала у парикмахера. Осветлилась, понял Эдвард. Гладкая кожа под ровным слоем тонального крема. Красные губы на матовом лице.

Угадав его желание, она поставила бокал, и ее пальцы погладили его набухшую ширинку.


Готовясь проехать между каменными колоннами с горгульями наверху, автомобиль сбавил ход. Привратник оттащил по скрипящему гравию черные железные створки и взмахом руки показал, что можно проезжать. Узкая дорога проходила через лес, где росли березы и рябины вперемежку с соснами. Один раз, с треском и шумом, из леса выскочил олень и легко махнул через дорогу перед самой машиной.

— Сэр Джеймс рассказывал, что в Фолблере охотятся, — произнес довольный Эдвард. Потом он увидал дом и на мгновение лишился дара речи.

Викторианский замок располагался посреди обширного парка. Это было внушительных размеров сооружение в готическом стиле. Идеальный газон сбегал от фасада к пруду, с причалом и прогулочной лодкой. За прудом, среди деревьев, маячила труба еще какой-то постройки.

— Должно быть, это охотничий домик. Сэр Джеймс говорил, что сдает его туристам, — сказал Эдвард.

— В общем, очень мило, — пробормотала Фиона.

— Очень, — поддержал Эдвард, соображая, членом скольких правлений ему нужно стать, чтобы заиметь такое гнездышко.

Машина остановилась у величественного парадного. Когда шофер открывал дверцу, из дома вышел сэр Джеймс в сопровождении Иена Урхарта, на вид очень довольного собой. Кажется, переговоры увенчались успехом.

Сэр Джеймс подошел поприветствовать их:

— Добро пожаловать в Фолблер, Эдвард. Добро пожаловать, Фиона. Вы чудесно выглядите, моя дорогая. Как вы разрумянились от этой поездки по холмам Пертшира. Входите и чувствуйте себя как дома.


— Шотландия плоха тем, что здесь слишком многие поддерживают лейбористов.

Сэр Джеймс иронически приподнял бровь, спровоцировав тем самым смешки среди присутствующих.

— Так что, Эдвард, — продолжал сэр Джеймс, — ваша задача — опровергнуть мое утверждение. Будоражьте электорат. Покажите им, что при нас жизнь сытнее.

После вкусного ужина они расселись вокруг камина. Эдвард отметил, что за столом прислуживали по меньшей мере три молодых красотки. Теперь он держал в руке бокал с великолепным бренди.

— Совсем как в старые добрые времена, во времена Империи, — говорил сэр Джеймс. — Туземцы иногда сами не сознают, что в их интересах.

Эдвард, вместе со всеми остальными, закивал головой в знак согласия.

— Они просто не понимают нашей политики, — продолжал сэр Джеймс, — вот почему они отвергают ее.

Кто-то презрительно фыркнул.

— Мы обязаны разъяснять им. Не волнуйтесь, как только лекарство подействует, им сразу станет легче.

— Верно! — выкрикнул Эдвард.

— Я рад, что вы меня поддерживаете, Эдвард. Ваше избрание будет шагом в верном направлении. Ваш предшественник был неглуп, но уж чересчур консервативен. Ему давно следовало уйти. Нам нужна свежая кровь. Это серьезное испытание, но я уверен, что вы его выдержите. — Сэр Джеймс покровительственно улыбнулся.

Эдвард протянул свой бокал за новой порцией бренди. До чего же приятная тут жизнь, думал он. Роскошная обстановка, отличная еда, вино, но лучше всего этот всепроникающий аромат богатства, смесь шелка, парчи и полированного дерева. В точности такой, какой он так старался создать в своем доме, и ему бы это удалось, если бы не сомнительные запахи из комнат его детей.

— Хватит на сегодня о делах. — Взгляд сэра Джеймса был устремлен на Урхарта, который приподнялся, чтобы наполнить бокал Фионы. — Какие у нас планы на завтра? Джентльмены, конечно, предпочтут охоту, ну а дамы… — Он помедлил, упиваясь своим собственным великодушием. — А дамы пусть все утро нежатся в Глениглз![2]

Женская половина собрания радостно зажужжала, и Фиона тоже, заметил Эдвард. Ему не терпелось пострелять, ощутить холодный металл винтовки в руках, толчок приклада в плечо при спуске курка. Бах, бах, бах! Эдвард нашел глазами Фиону, и она улыбнулась в ответ.

Компания начала расходиться, двигаясь в направлении широкой лестницы. Иен Урхарт подошел и поинтересовался, не желает ли Эдвард что-нибудь обсудить перед сном.

— Утром еще наговоритесь, — вмешался сэр Джеймс, — я уверен, что вам хочется поскорее лечь в постель. Должен заметить, Эдвард, что этот молодец с самого приезда ревностно отстаивает ваши интересы. Вам очень с ним повезло.

— Очень повезло, сэр Джеймс. Очень.


Фиона плотно закрыла дверь спальни.

— Удачный день, — сказала она.

— Более чем.

Она подошла к туалетному столику и стала снимать украшения. Эдвард наблюдал за ней, любуясь ее шеей в мерцающем свете камина.

— Сэр Джеймс глаз не мог оторвать от Иена. Я уверена, что он нарочно заставил его разливать вино, чтобы насладиться видом его задницы, — сказала она.

Эдвард встал у нее за спиной, массируя ей плечи, свободные теперь от черных лямок платья.

— Я не виню его за это, Фиона. Все знают, что я делаю то же самое с тобой.

Фиона, рассмеявшись, посмотрела на него:

— Так что ты думаешь? Они и в самом деле любовники?

— Без сомнения.

— Тебе не досадно?

— Наоборот, я очень рад. Пусть их роман не кончается до выборов.

— Ты эгоист, Эдвард.

— За это ты меня и любишь. — Его ладони скользнули ниже и обхватили ее груди.

— А мне могло бы это понравиться… — она повела рукой вокруг, — все это.

— Я так и думал, — сказал Эдвард.

— Значит, все зависит от результатов выборов.

Это было утверждение, а не вопрос.

— Они предрешены заранее. — Эдвард не собирался признаваться в своих тайных страхах, даже Фионе.

— Я хочу, чтобы ничто не помешало нашему успеху, — произнесла она.

— Мы победим.

18

Джонатан уже два дня не включал компьютер. Вместо этого он валялся поперек кровати и таращился в потолок, который обладал удивительным свойством представать в виде затейливых сочетаний символов и образов. Когда видения стали чересчур причудливыми, он вышел купить сигарет и еще выпивки. Вернувшись, он обнаружил на мобильном телефоне послание от Марка, который удивлялся, что Джонатан не отвечает на его мейл, сообщал, что он до воскресенья в Эвиморе,[3] и обещал рассказать обо всем позже. Джонатан не хотел ничего знать.

Он встал, собрал липкие стаканчики, которых в комнате нашлось четыре штуки, и спустился в кухню. Там тоже был беспорядок, не меньший, чем у него. Он слегка устыдился при мысли, что Эми должна будет все убрать к возвращению родителей после шикарно проведенного уикенда. Но ведь здесь не только его грязь! А Мораг с ее микроволновкой и диетическим питанием! Куда ни плюнь — пластиковые лотки и фольга с остатками диетических блюд, сморщенная, как будто от отвращения к ним. Говорил ведь этой сучке безмозглой, что, съедая две такие порции за раз, можно только растолстеть, а не похудеть.

Джонатан втиснул стаканчики в переполненное мусорное ведро и пошарил в шкафчике, где оставалась еще банка тушеных бобов. Поискал чистую тарелку. Напрасный труд. Сполоснув под краном самую чистую среди грязных, он вывалил в нее бобы и сунул в микроволновку. Пока печка не засвистела, он решил налить себе молока, но, увидав на упаковке срок годности, передумал в пользу колы.

Пожирая обжигающе горячие бобы, он обдумывал свои дальнейшие действия. Это должно произойти сегодня. Завтра возвращаются родители. Он взял банку колы и потянул за кольцо. Банка с шипением взорвалась, и кола полилась на пол. Черт!

Возле мойки висело кухонное полотенце. Он бросил его на пол, чтобы вытереть лужу. Но полотенце было заскорузлое и твердое, от предыдущей лужи.

Джонатан плюнул и зашвырнул его в мойку.

Вернувшись к себе, он отправил сообщение Саймону. Ответ пришел почти сразу. Они договорились встретиться у Галереи современного искусства в семь. Они возьмут такси и поедут куда-нибудь, на выбор Джонатана.

Вот как все просто.

Джонатан выключил компьютер и отправился в душ, прихватив с собой водку. Пока вода лилась ему на голову, он во всю глотку распевал песни. Никто не барабанил в дверь, чтобы поторопить его, и не приказывал заткнуться.

19

К телефону подошла мать Крисси. Она сказала, что Крисси уехала в пятницу вечером и вернется не раньше вечера воскресенья.

— А что такое, милочка? Все в порядке?

— Все хорошо, — заверила Рона. — Я только что из Парижа и хотела с ней поговорить. Мобильный она, наверное, отключила. Вы не знаете, как еще можно с ней связаться?

— Нет, милочка. Она за город уехала, с палаткой. — Рона услышала стук хлопнувшей двери. — Мне пора, дорогая. Как Крисси приедет, я сразу передам, чтоб вам позвонила.

Сердце у Роны оборвалось. Она корила себя за то, что не прослушала тогда сообщения. Но что это изменило бы? Ее не было дома, когда звонила Крисси.

Она пошла на кухню.

В монастырском садике ее знакомый садовник окучивал граблями рододендроны. Он, должно быть, почувствовал, что за ним наблюдают, ибо поднял голову и помахал ей. В другое утро она вынесла бы ему кофе. Но не сегодня.

На автоответчике было сообщение от Шона, которое прерывалось почти сразу. Со второй попытки ему удалось записать почти полпредложения. Потом звучал другой голос — едва узнаваемый голос Крисси.


С какой стороны ни посмотри, история о поездке за город не выдерживала критики. У нее промелькнула мысль, что Тони может быть в курсе. Надо позвонить ему. Ответил заспанный женский голос. Извинившись, Рона спросила:

— Тони дома?

— Минутку, сейчас я его позову.

— Похоже, я ломаю тебе весь режим, — сказала она, когда он взял трубку.

— Ничего страшного. С возвращением. Как жизнь?

— Хорошо. Слушай, Крисси не говорила тебе, куда она собирается на уикенд?

— Нет. С чего бы это? — Он задумался. — Постой-ка. Припоминаю, было кое-что. Днем ей позвонили, и она заволновалась. Сказала, что отец опять начал буянить.

— Так. Спасибо. Может, это оно и есть.

— Моя помощь понадобится?

— Нет, я не думаю.

— Тогда до понедельника.

Открытку и газету принесли, пока Рона принимала душ, все еще не зная, что же ей делать дальше. Она отнесла почту на кухню и положила на стол. На открытке она увидела Сакре-Кёр в ярких лучах солнца.

Дорогая Рона,

Здесь вкусная еда, хорошее вино и великолепная музыка.

Соскучился. Скоро позвоню.

С приветом, Ш.

Дрожащей рукой она положила открытку обратно. Шон пока не бросил ее. Но это значит, что он знает о ней не больше, чем она о нем.

Развернув газету, она увидела Эдварда, который самодовольно улыбался над статьей, занимавшей целую полосу. Она бегло просмотрела статью.

«Эдвард Стюарт, привлекательное лицо нового шотландского консерватизма», — пробормотала Рона. Даже Джим Коннелли не смог подпортить тщательно оштукатуренный фасад. Но по крайней мере, Эдвард — не на первой станице, что, несомненно, его разозлит.

Мельком взглянув на материал о преступлениях педофилов, Рона отложила газету. Сейчас она была не в состоянии переварить эти ужасы. Но потом заметила фамилию Билла Уилсона и снова взяла газету. На этот раз она прочитала все внимательно.

20

После вспышки гнева Билл Уилсон чувствовал себя внутренне опустошенным. На сей раз вышло так, что он обратил гнев на себя самого, а это пагубно сказывалось на его сердце и желудке. По крайней мере, Маргарет была такого мнения. Да он и сам это знал.

Также он знал, что нельзя ничего с этим поделать. Смерть именно этого мальчика и обстоятельства этой смерти отчего-то близко его задевали, но отчего — объяснить он не мог. Мало того, что у него скакало давление, что скакало давление у жены, доставалось еще и детям.

— Мы не можем жить в тюрьме, — заявила дочка после очередного скандала, — когда-нибудь тебе придется выпустить нас на волю.

И она была права.

Едва газеты взялись за педофилов, как у команды Гейвина Маклина, занимавшейся сетевыми розысками, начались проблемы. Стали без следа исчезать сайты, имевшие отношение к делу, как будто их никогда и не существовало. И расследование топталось на месте.

Много догадок возникло по поводу шторы, но ни одна не подтвердилась. Видевшие Джеми незадолго до смерти не объявлялись. Никто из жильцов подъезда не заметил ничего подозрительного. И неудивительно, поскольку многие из них сами нарушали закон.


Билл предупредил Дженис, что идет в столовую. Он обещал Маргарет не забывать о еде, если засидится на работе.

— В службу психологической помощи детям поступил один звонок, который вас заинтересует, — сказала Дженис.

Билл догадывался, что констебль посвящает этому делу не меньше времени, чем он сам, то есть целую прорву.

— Давайте поговорим об этом в столовой? Я угощаю, — предложил он.

— Ну и угощение, — простонала Дженис.


Взяв себе по порции так называемой овощной лазаньи, они уселись за стол.

Сначала Билл угрюмо изучал содержимое тарелки, потом поднял голову и взглянул на подчиненную. Когда он был в ее возрасте, люди слыхом не слыхивали о педофилах. А теперь чуть ли не каждую неделю они кого-то насилуют. Но так было всегда. Только в прежние времена дети помалкивали, потому что знали, что им не поверят.

— Этот звонок по телефону доверия…

— Это важнее, чем лазанья, Дженис?

— Возможно.

Билл отодвинул тарелку:

— Хорошо. Я слушаю.

— Им позвонил мальчик. Говорит, что его преследуют педофилы.

— А он не врет?

Дженис покачала головой. Психологи уверены, что нет, пояснила она. Мальчик говорит, что на него вышли по электронной почте и теперь он не может от них отвязаться. Угрожают показать его фотографии родителям, если он кому-нибудь расскажет.

— Он совсем отчаялся, сэр.

— Откуда предположительно поступил звонок?

Дженис пожала плечами.

— Он не сообщил, что это за люди?

— Нет. Он боится, что они убьют его, как того, последнего, если он их выдаст.

— Негодяи.

— Да, сэр.

Хоть бы одну-единственную ниточку, одну зацепку, чтобы добраться до этих скотов. Тогда он им покажет.

— Свяжитесь с Гейвином Маклином. Пусть попробует определить, откуда приходят эти электронные сообщения.

Дженис поднялась из-за стола, намереваясь идти и бросив свою лазанью остывать в тарелке. Взглянув в ее усталое лицо, Билл заставил ее сесть обратно.

— Сначала поешьте, констебль. Это приказ.

— Есть, сэр.

Он встал:

— Меня пока не будет. Я вернусь через час.


Подземная стоянка была почти пуста. Его синий «ровер» одиноко дожидался хозяина в дальнем углу. Офисные работники все разъехались по домам. Покрутив настройку радио, он нашел тихую музыку, завел машину и выехал из ворот навстречу золотистому вечернему солнцу.

Сначала он без особой цели кружил по окрестностям. За рулем ему лучше думалось. Приятно, когда оба полушария работают одновременно. Одно следит за дорогой, а другое занято распутыванием узлов в деле.

Статья Коннелли взбудоражила людей. Создался, по выражению начальства, «громкий общественный резонанс». Многие недолюбливают своих соседей и ищут только повода настучать. А некоторые не любят геев, не важно, прилично те себя ведут или нет.

Все эти потоки жалоб ничуть не облегчили им задачу. Кто бы ни были настоящие преступники, они очень хорошо заметали следы.

Билл поехал в Мерихилл. Доехав до Эрскин-стрит, он сбросил скорость и остановился у многоквартирного дома номер 11, отыскивая глазами окно на втором этаже. Стекло закоптилось и потускнело. Нижняя его часть, закрытая рваной сеткой, на солнце отливала свинцом.

В такой же июньский день он когда-то покидал эту улицу. Мать махала ему рукой, стоя у того окна и твердо решив не показывать, как ей тяжело. Она сама хотела, чтобы он уехал. В этой квартире она вырастила своих четверых сыновей, научив их понимать, что хорошо, а что плохо. Его брат Джон служил в канадской полиции. Малкольм, самый умный, адвокат, переехал в Эдинбург и находился от этого места дальше, чем можно себе вообразить. Третий брат, Кении, подался в моряки, как отец. Потом настала пора и ему уезжать отсюда.

Кто-то вышел из подъезда и стал его рассматривать. Это был малый шпанистой наружности, лет шести от роду, но державшийся на все тридцать. Он подбежал к машине, плюнул на стекло и в довершение продемонстрировал Биллу поднятый вверх средний палец.

Когда мать Билла заболела, она отказалась покидать Эрскин-стрит и переселяться к ним с Маргарет. Он нанял ей помощницу по хозяйству, и они старались чаще заглядывать сюда. Иногда он просил патруль на машине наведаться к ней. Она приглашала полицейских на чашку чаю. Несколько раз такие вот сорванцы снимали колесо или боковое зеркало, пока его ребята сидели в квартире и ели бисквиты.

Как только он включил двигатель, наглец чесанул в подъезд, не забывая размахивать рукой с вытянутым средним пальцем. Еще один взгляд на прощанье, и Билл тронулся прочь от разбитого тротуара, радуясь, что мать не видит, во что здесь все превратилось.

Он возвращался в центр. Сейчас его путь лежал в галерею Кельвингроув. Оставив машину на длинной тенистой улице, он пошел пешком.

Убийцы такого рода никогда не довольствуются одной-единственной жертвой. Чаще всего присущая им тяга к насилию с течением времени только нарастает. Сначала они удовлетворяют свои желания, принуждая молодых людей вступать с ними в половую связь. Но потом сексуальное удовольствие становится лишь частью того удовольствия, которое им доставляет весь акт насилия. Он предчувствовал, что очередное убийство не за горами. Из четырех убийств этого года два остались нераскрытыми. Мартин Хендерсон — студент, которого нашли в парке, и Джеми Фентон.

Он припомнил первый инцидент.

Мартин ушел из клуба около десяти часов. Врач установил, что примерно в полночь он был уже мертв. Два часа, разделяющие эти два события, покрыты мраком неизвестности. На теле были обнаружены признаки насильственной смерти и гомосексуального акта, имевшего место незадолго до нее. Он скончался вследствие удара по голове, вероятно, тупым предметом. Возможно, он ударился головой о камень, когда упал. Ни орудия убийства, ни камня так и не нашли.

На следующее утро, когда тело обнаружили, река уже выходила из берегов. Рона и команда криминалистов, прибывшие на место преступления, уехали ни с чем. Согласно их выводу, убийца напал на студента, когда тот снимал в парке клиентов. А Рона выдвинула предположение, что в парке у погибшего была назначена встреча и он погиб от рук своего сексуального партнера.

— Помнишь тот шнурок с крестом? — спрашивала она.

— Док говорит, что этим шнурком ему оттягивали назад голову.

— Да. Он умер не от асфиксии, но на шее были видны ссадины от сдавливания шнурком.

— Но если убийца тот же самый, то почему нет следов зубов?

— Мы оба с тобой знаем, что раз от раза маньяк действует все изощренней. Возможно, теперь ему понадобилось что-то еще.

— Значит, улик совсем нет?

— Только небольшое количество семенной жидкости жертвы. По убийце — ничего.

— Если они занимались сексом, то случай необычный.

— В прошлый раз я тебе об этом говорила, Билл. Нет признаков, не было и секса. Я полагаю, у мальчика произошла эякуляция в момент смерти. Мы с тобой знаем, что это — обычный случай. — Помолчав, она продолжала: — Но теперь я уже не так уверена. Осматривая Джеми Фентона, я увидела, что сперма при эякуляции попала в основном на нижнюю часть бедер. Во рту — почти ничего. Доктор Сиссонс сказал, что и в пищеводе, и в прямой кишке чисто.

— И что?

— Возможно, убийца испытывает проблемы с оргазмом. Если это один и тот же человек, то в том первом случае он вообще не достиг оргазма. Может быть, по этой причине у него ничего не получилось. Вот почему и спермы не было.

— А с Джеми?

— Мне кажется, сначала он задушил Джеми, но когда и это не помогло, он пустил в ход зубы.

— Ты стала рассуждать, как судебный психиатр.

Она помолчала.

— Мы должны постараться понять причины, Билл. Иначе нам не добраться до него, прежде чем он снова убьет кого-нибудь.

Тут и без судебного психиатра было все понятно. Обе жертвы были студентами. Это связь. Других столь же очевидных связей для отработки пока не имелось.

В администрации университета ему сообщили, что Мартин Хендерсон тоже подолгу просиживал в компьютерном классе.

Билл шел по набережной, позволяя шуму реки вплетаться в свои мысли. Потом он вернулся к машине и поехал в отделение.

Дженис его ждала. Что-то случилось. Рейд на магазин местного порнодельца принес неожиданные результаты. Просматривая, как обычно, изъятые видеокассеты и отмечая виденные где-либо лица, бригада наткнулась на кадр с Джеми Фентоном. Он был привязан за руки и за ноги к спинкам кровати, и его запястья удерживал голубой плетеный шнур с кистями на концах.

На заднем плане висели знакомые цветистые шторы.

21

Не успел Джонатан захлопнуть входную дверь, как зазвенел мобильный. Звонил Марк:

— Хочешь прошвырнуться сегодня вечером?

— Не могу. У меня свидание.

— С кем? — не поверил Марк.

— Извини, мне нужно идти, я опаздываю. — Джонатан нажал красную кнопку, представляя себе рожу Марка, и засмеялся про себя.

По пути к автобусной остановке он наткнулся на Сьюзен Уитли.

— Привет, — сказала она с таким видом, будто была не прочь остановиться и поболтать, но он прошел мимо. В другой день он был бы вне себя от радости, что она заметила его, но не сегодня. Сегодня Сьюзен Уитли ему была не нужна.

От выпитой перед выходом водки у него было чувство, что ему вообще никто не нужен. Все шло отлично. Родители вернутся только завтра вечером. Мораг осталась за старшую, но она была слишком поглощена своим новым бойфрендом.

Джонатан сел в автобус, жалея, что не покурил по дороге. Интересно, курит ли Саймон. Он никогда не упоминал об этом. Он даже не знает, сколько Саймону лет. Но он не старый, это точно.

Они переписывались уже несколько недель. Джонатан рассказал новому другу обо всем, что в своей жизни передумал и перечувствовал. Он, конечно, отчасти привирал. В письмах легко рассуждать по-взрослому. Легко говорить, что ты сделал то и это, высмеивать вещи, которые тебя пугают или тревожат. Саймон всегда понимал. Не то что его семья.

Задумавшись, он едва не проехал остановку. Он вскочил и нажал кнопку. Водитель резко затормозил. Джонатана швырнуло вперед.

— Раньше надо просыпаться, сынок, — крикнул водитель.

Джонатан поглядел по сторонам. Он приехал точно к назначенному часу, но Саймона нигде не было. Его окатила волна разочарования. И тут из-за колонны вышел высокий симпатичный мужчина. Он назвал свое имя. Джонатан улыбнулся и шагнул навстречу.


Когда Джонатан проснулся следующим утром, Эми уже прибыла и пылесосила ковер в холле — снизу доносилось гудение. Она включила радио и очень громко, но фальшиво подпевала.

Джонатан начал вылезать из постели, ожидая, что сейчас, как обычно, ударит в голову похмелье, а потом вспомнил, что вчера он почти не пил. Саймон был не любитель напиваться вдрызг.

Он пошел в душ, думая, что надо позаимствовать у Эми пылесос, когда она закончит, и прибрать у себя в комнате. Он даже откроет окно и впустит сюда немного свежего воздуха.

Он стоял под душем с ощущением, будто острые струйки воды пронизывают его насквозь. Вечер был просто блеск. Впервые в жизни он был уверен, что находится на своем месте, в своей компании и говорит правильные вещи.

Он перекрыл горячий водопад и досуха вытерся полотенцем. Когда мамочка и папочка вернутся, они увидят, что сынок подстригает газон. Пусть гонят тогда пять фунтов. И придет мейл от Саймона. При этой мысли Джонатан выпятил грудь колесом. Саймон — это клево.


Когда час спустя у дома заурчала машина, Джонатан уже принялся за газон. Его старания не пропали даром. Надо было видеть физиономию отца, когда шофер открыл дверцу.

— Ну и ну! Что это на тебя нашло?

— Мама говорила, что траву нужно скосить, вот я и…

— Твоя мать только и твердит о том, что трава опять отросла, но раньше тебя это не волновало.

— Эдвард! Не мешай Джонатану.

— Да, мам! Я убрал свою комнату. Я взял у Эми пылесос.

— Боже мой! Вот теперь уикенд точно удался, — сказал Эдвард.

— Значит, вам там понравилось?

— Очень. Твоя сестра дома? — Эдвард огляделся, как будто Мораг могла неожиданно выпрыгнуть из кустов.

— Они с Энтони пошли гулять, — ответил Джонатан, решив про себя, что с Мораг теперь причитается, поскольку он не стал уточнять, что она ушла «гулять» сразу после их отъезда и с тех пор не возвращалась.

Отец недовольно заворчал и пошел в дом, а мать сунула ему десять фунтов за труды.

— Надеюсь, ты хорошо провел выходные, Джонатан, — сказала она, и он подумал, уж не собирается ли она выяснять, чем он занимался. Впрочем, пусть выясняет. Легенда была у него наготове.


После ужина Джонатан отправился к себе в берлогу. Ему надоело слушать бесконечные россказни отца. Сэр Джеймс сказал это, сэр Джеймс сказал то. Подумаешь, важность.

Он лежал, растянувшись на травяном склоне, курил и смотрел, как дымок от сигареты поднимается вверх и исчезает в густой листве. И вспоминал, как все было.

Они проговорили несколько часов. Удивительно, но у них нашлось о чем поговорить, и это после всех писем. Хотя Саймон оказался старше, чем он ожидал, это не имело значения. С ним было весело. Пока обсуждали школу, девчонок, его родню, все время ржали. От общения с Саймоном его злость на весь мир куда-то пропадала.

Они обошли три клуба. Казалось, что Саймон знаком со всеми. Некоторые подходили и ненадолго подсаживались к ним за столик.

В квартире Саймона он поначалу чувствовал себя скованно. Саймон сразу спросил, не хочет ли Джонатан домой, и предложил вызвать такси. Но он не хотел домой.

Джонатан затушил окурок. Он приподнялся, расстегнул молнию на джинсах, спустил их заодно с трусами. Член упруго подскочил вверх. Он перекатился на живот и прижался к земле. От давления член стал тверже и толще. Джонатан ритмично задвигался вверх и вниз, тяжело дыша в такт движениям. Он представлял себе, что он с Шоной Ситон. Она кричит, умоляя: «сильнее, быстрее и глубже». А теперь ладонь Саймона с белесыми волосами на тыльной стороне, задев его колено, скользит вверх по бедру и сжимает ему мошонку. Он зарылся лицом в опавшие листья и сосал твердые соски Шоны, пока Саймон сосал упругий стержень его члена. В конце последовало несколько взрывов подряд. Земля погасила его протяжный стон, а его ноздри наполнились запахом прелой листвы, пота и спермы.


Когда Саймон наконец вызвал такси, было уже за полночь. Он сунул Джонатану в руку две бумажки по двадцать фунтов и сказал, чтобы со сдачи Джонатан купил себе новый CD.

— Завтра я тебе напишу. Если ты не прочь встретиться еще.

Джонатан кивнул. Его сердце подпрыгнуло от радости, что Саймон хочет видеть его снова.

Джонатан сел и вытерся пучком травы. Он надел штаны, выполз из берлоги, стряхнул с одежды приставшие травинки и пошел домой проверять почту. Когда он открыл дверь, благодушная атмосфера испарилась. Из кабинета доносился недовольный резкий голос отца, ему сдержанно, но натянуто вторила мать. Мораг бросила на брата предостерегающий взгляд с верхней площадки лестницы. Джонатану вмиг стало дурно. Что, если отец нашел его бутылку водки или — еще того хуже — фотографии в ящике?

Он оцепенел, точно кролик в свете фар. Может, пойти наверх и сделать вид, что его нет дома, или правда уйти? Вдруг он сообразил, что он тут ни при чем, иначе отец уже давно бы выскочил в сад и стал бы орать, зовя его.

Случилось что-то еще. Что-то серьезное, судя по звукам в кабинете. Он поднял голову. Мораг, перегнувшись через перила, беззвучно гримасничала, шевелила губами: телефон. Он посмотрел на телефон, стоявший на столике, — мигала зеленая лампочка автоответчика. Он осторожно прикрыл дверь гостиной. Кабинет за гостиной, родители ничего не услышат. Он нажал кнопку. Сначала гудела тишина, потом женщина кашлянула и заговорила прерывистым голосом, как будто она плакала или была очень сердита. Она просила отца немедленно позвонить по поводу документов, которые он передал ей. Она должна обсудить что-то с ним как можно быстрее.

Они все еще были там, отец оправдывался или объяснял что-то. Джонатан прокрался в гостиную, встал за дверью кабинета, которая была полуоткрыта, и прислушался.

Так он узнал, что у него есть брат.

Джонатан мог поспорить, что отец просто кипит от гнева, хотя внешне это не так заметно.

— Можно ли надеяться, что эта женщина будет держать язык за зубами? — спрашивала мать.

— Да, у Роны свои принципы.

— А у меня нет? — взвилась Фиона.

— Я не хотел…

Фиона перебила его:

— Зачем ты сейчас ей понадобился?

— Это связано с убийством. Рона как криминалист принимала участие в расследовании этого дела. Она сказала, что мальчик невероятно похож на нее.

— Боже! — Фиона по-настоящему испугалась. — Ты полагаешь…

Эдвард отрицательно покачал головой:

— Нет, конечно.

— Где же тогда ребенок?

— Я же тебе сказал: понятия не имею. Но это не он.

— Откуда ты знаешь?

— Личность убитого мальчика установили.

— Зачем тогда эта Рона снова позвонила?

Эдвард отошел к окну и исчез из поля зрения Джонатана.

— Так зачем? — понукала его Фиона.

— Она решила попробовать связаться с… со своим сыном.

Джонатан услышал, как у матери перехватило дыхание.

— Это не слишком удачная идея, особенно сейчас.

— Ты думаешь, я не понимаю? — заорал Эдвард. — Я был уверен, что с этим покончено, но, как оказалось, нет.

Фиона на мгновение задумалась:

— Если она обратится в газету…

— Можешь не продолжать. Коннелли тогда прокатит меня на выборах.

— Этого не случится. — Мать снова заговорила тем решительным тоном, который был так хорошо знаком Джонатану.

— То есть?

— Если нужно, я поговорю с… этой женщиной. Я объясню ей, что нашему сыну грозит серьезное нервное расстройство, если он узнает, что у него есть брат. Я попрошу у нее помощи… как женщина у женщины.

22

Туман, низко стелившийся по водам озера, стал, клубясь, подниматься вверх, погоняемый крепчающим бризом. На дальнем берегу дремала гора Кобблер, чей силуэт резко проступал на фоне голубого неба.

Считать, что здесь они в безопасности, было бы слишком просто. Слишком. Ветер холодил лицо Крисси. Она поежилась и плотнее закуталась в клетчатый плед.

Она сидела внизу у воды. Позади, выше по берегу, на поросшей травой площадке, располагался туристический лагерь — множество фургонов и маленьких палаток, разбросанных поодаль друг от друга. Для своей палатки они выбрали зеленый клочок травы под старой рябиной. Она достала жестяную банку, налила воды и поставила ее на огонь.

Нейл появился на вершине холма, затем снова скрылся из виду, нырнув под берег. Когда он увидел ее, тревога исчезла с его лица. Он нес батон хлеба и бекон из местной лавки. Взяв сковородку, он поставил ее рядом с банкой.

Она смотрела, как он хлопочет у огня: нарезал бекон, подбросил в костер щепок, проверил воду и опустил туда два пакетика чая. Когда Нейл передавал ей кружку с чаем, их руки соприкоснулись. Он погладил ее пальцы.

— Все в порядке? — спросил Нейл, садясь рядом. Она кивнула. — После завтрака я поведу тебя на прогулку.

Пока они молча уплетали еду, сквозь туман прорезались лучи солнца.


Забрав из квартиры вещи Нейла, Крисси отправилась на автовокзал. Пришлось болтаться там, пока не пришел ее автобус. Она ехала самым первым утренним рейсом.

Кроме нее в автобус зашла только одна женщина с двумя сорванцами. Она посадила их на последнее сиденье и сама устроилась между ними, чтобы они не очень задирали друг друга. Крисси плюхнулась на переднее кресло, сунула под голову свернутую куртку вместо подушки и сразу уснула. Когда она проснулась, Глазго был уже далеко позади.


— Так ты готова?

Нейл уже собрал тарелки и вымыл в озере. Потом он пристроил их сушиться возле костра, положил в огонь два больших полена и сдвинул в сторону банку со свежей водой. Теперь можно было отправляться.

— Пошли.

Он поднял ее на ноги, стиснув руку.

— Мы полезем наверх. Оттуда отличный вид.

Минут десять тропинка петляла вдоль озера, затем они свернули налево в рощу и стали подниматься. Некоторое время впереди себя Крисси видела только круто уходившую вверх тропу и спину Нейла, с приставшими к футболке черными мошками, которые решили проехаться верхом. Несколько раз, когда Крисси отставала, он останавливался и ждал, пока она его догонит. Потом деревья вдруг исчезли, и воздух посвежел. Тропинка пошла вилять между камней и зарослей вереска. Они перепрыгнули через ручей, обогнули холм с одной стороны и оказались у цели. Под ними простиралось сверкающее озеро.

— Чертовски красиво. — Он повернулся к ней с ухмылкой. — Да?

— Просто сказка, — сказала она.

— Ага. Чертовски красивая сказка.

Он потянул ее за руку, усадил рядом и стал объяснять, одновременно показывая, что и как называется. Говоря с ней, он не отрывал глаз от озера, любовно вглядываясь в каждую бухточку, каждый изгиб берега.

— Когда папаша выкидывал номера, я сбегал сюда и жил тут, пока деньги не кончались.

— Я и не знала, что ты это все любишь.

— Ага. В палатке здорово трахаться.

— Не шути так, — одернула его она.

— А я и не шучу.

Он поцеловал ее солеными от бекона губами.

— Полезем дальше или спустимся вниз?

— Может быть, мы решим, что нам делать? — серьезно спросила она.

Он упрямо покачал головой:

— Я-то знаю, что я буду делать.

— Что?

— Я раздену тебя догола и буду на тебя смотреть, пока ты сама не запросишь, чтобы я тебя трахнул.

— Тогда тебе придется ждать вечно, — ответила она.

— Некоторые вещи стоят того, чтобы ждать.


На обратном пути они встретили двоих мужчин. Они были в альпинистских ботинках и с рюкзаками.

— Козлы, — пробормотал Нейл.

— Они просто гуляют, как мы.

— Эти ребята думают, что они в Шотландии хозяева.

— Может быть, им тут нравится.

— Ну да. Им бы куда больше нравилось, если бы нас тут вообще не было.

И он пошел дальше. Он не хотел, чтобы она заметила, как он завелся, но было поздно.

Она догадывалась, что он вспомнил о людях, что приезжали к нему «обсудить» небольшую проблему, связанную с фотографиями. Нейл поклялся, что их у него нет. Эти фотографии могли стоить репутации некоторым уважаемым гражданам. Те самые фотографии, которые она забрала с собой и привезла сюда. Моя страховка, говорил Нейл. Если что-нибудь со мной случится, сказал он, эти снимки опубликуют. Поэтому они ничего со мной не делают, только пугают. Но ведь они пришли и избили тебя, сказала она. И поэтому я здесь, ответил он. С глаз долой — из сердца вон. Я вернусь, как только все уляжется.

Он знал, что ей надо успеть на восьмичасовой автобус. После любви и разговоров, он разворошил костер и разогрел сосиски с бобами. Она сказала, что приедет в следующий уикенд.

— Нет.

У Крисси болезненно сжался желудок.

— Но…

— К тому времени все уляжется, и я снова вернусь в Глазго.

— В свою квартиру? — не поверила она. — Но они же найдут тебя там.

— Я не могу позволить себе потерять постоянных клиентов. — Он потупился.

Она старалась не показывать охватившего ее ужаса, но он замкнулся и с обидой отрезал:

— Я такой, какой есть.

— Но тебя же едва не задушили…

— Это случайность. Бывает. — Не меньше, чем ее, он желал убедить в этом и самого себя. — Они только так и могут кончить. — Он отвернулся. — Жалкие типы.

Ей было тошно слушать его.

— Тогда брось все это.

Его гневное лицо смягчилось, он коснулся ее щеки.

— Ты хочешь, чтобы я принадлежал одной тебе.

— Я хочу, чтобы ты был жив и здоров, — почти прошептала она.

— Я жив и здоров, — заявил он. — Реакция на ВИЧ — отрицательная, счет в банке, страховка. — И он похлопал себя по карману куртки.

Она собралась было вступить в спор, доказывать, что он себя уродует, но его взгляд, смесь гнева и боли, лишил ее слов.

Она полезла в палатку за сумкой, а когда вернулась, он уже держался как ни в чем не бывало. Здорово он это умеет, подумала она.

— Порядок? — спросил он.

Она кивнула, чувствуя, что проиграла.

— Ты сумасшедший.

— Ты любишь сумасшедших.

На остановке автобуса толпились люди, и они не могли продолжать разговор. Он стоял с непроницаемым лицом, а у нее ныло в груди оттого, что приходится оставлять его. Прежде чем она села в автобус, они поцеловались.

— Я позвоню, хорошо? — сказал он.


По дороге домой она пыталась понять, когда это произошло. Когда они стали заниматься не сексом, а любовью. Ибо, несмотря на все свои сальные шуточки, Нейл был нежен и внимателен к ней. У нее даже промелькнула циничная мысль, что это его богатый опыт дает о себе знать. Но теперь она была уверена, что опыт тут ни при чем. Ты не будешь так ни о ком печься, если тебе все равно.

23

— Мы должны рассказать Биллу.

— Я не могу.

— Но это может быть тот же самый человек! Он может убить Нейла.

— Не говори так!

Рона впервые видела Крисси такой взволнованной. Они обе приехали на работу утром в понедельник. Едва взглянув на серое лицо Крисси, она потащила ее в лаборантскую и заперла дверь.

— Билл — порядочный и опытный полицейский. Он обеспечит Нейлу защиту.

— Нет! — Крисси была непреклонна. — Я обещала, что никому не скажу. — Она едва не плакала. — Зря я тебе проболталась.

Рона взяла Крисси за руку:

— Ты поступила правильно. Как бы то ни было, ты в любом случае смелее меня.

— Почему это?

— У меня есть свои секреты. Я не ездила в Париж с Шоном. Я все это время была здесь.

— А что случилось?

— Я совсем запуталась. Я видела его с женщиной. Я спросила, спит ли он с ней.

— А он что?

— Он ответил, что спит или не спит — не имеет значения.

— Это не значит, что…

— А почему тогда он просто не сказал «нет»?

— Ты бы все равно не поверила.

— И Эдвард…

— Эдвард?

И Рона рассказала ей все.

— Он просил меня помалкивать, потому что у него выборы.

— Мерзавец! А кажется таким обаятельным.

— О да, он еще какой обаятельный, — подтвердила Рона, — пока ты ему уступаешь.

— Надеюсь, ты послала его куда подальше.

— Не совсем. — Рона едва не улыбнулась, глядя на негодующую Крисси. — Я пока не решила. А потом это убийство. У мальчика обнаружили родимое пятно, как у Лайема.

— Боже мой! Ты думаешь?..

И тут Рону прорвало. Она стала рассказывать, что и доктор и сержант, а затем и Билл отметили удивительное сходство между ней и убитым, что родимое пятно находится точно в том же месте, что и у ее сына.

— Ты могла бы сделать анализ собственной ДНК и сравнить…

— Это ведь не так просто, ты знаешь. Как я объясню, зачем мне анализ ДНК?

— И что же ты сделала? — спросила Крисси.

— В то время всем этим занимался Эдвард. Я позвонила ему и сказала, что хочу знать, где наш сын.

— Наверное, он сразу застрелился.

Рона выдавила из себя смешок:

— Он выяснил для меня фамилию приемных родителей Лайема, чтобы доказать, что это другой мальчик.

— На твоем месте я бы рассказала все журналистам. Такая история им пришлась бы по вкусу.

— Я не могла.

— Ты, значит, не могла? Вот и я тоже не могу рассказывать о Нейле.

— Но ведь существует тот, кто его ранил. Что, если это и есть убийца?

— Нейл говорит, что таковы правила игры. Они за это платят.

— Он ничего больше не говорил о том человеке? О его внешности? Упоминал что-нибудь полезное для расследования?

— Нет. Только что у того типа есть деньги. Когда я попросила его обратиться в полицию, Нейл ответил, что такому, как он, в полиции не поверят.


Весь день Рона исследовала волокна, найденные на джинсах, а Крисси тем временем занималась шторой, где могли обнаружиться следы предыдущего преступления.

Надежда очень слабая, объясняла она Крисси, но если убийца не в первый раз использовал эту штору, то для расследования это шанс. Если структура ДНК первой жертвы совпадет со структурой образчиков, взятых со шторы — кричи ура.

Под микроскопом стало видно, что волокна с джинсов — разнотипные. Легко определилась синяя шерсть. Чтобы установить тип красителя, требовалась спектрометрия или хроматография. Остальные волокна тоже оказались натуральными, но они были шелковые, в то время как убитый был одет в джинсы и футболку из хлопка.

Рона подняла голову от микроскопа, мысленно рисуя себе портрет убийцы.

Он богатый. Он любит чувствовать кожей натуральную ткань. Он покупает шелковые рубашки и галстуки, носит синий шерстяной пиджак или брюки. У него дорогой парфюм. Он блондин или брюнет. Для него секс — это насилие. Сколько же мужчин в Глазго подходят под это описание, если допустить, что он тоже живет здесь?

— Взгляни-ка вот на это.

Большой лист фильтровальной бумаги, которым они накрыли штору, имел в нескольких местах алые отметины, обозначавшие следы спермы.

— Этой шторе досталось, — заметила Рона.

— Я вырежу все участки со спермой и сделаю экстракт.

— Как там насчет старой крови?

Крисси указала на два других просохших фильтра. Каждый, в результате обработки фенолфталеином, спиртом и перекисью водорода, окрасился в розовый цвет.

— Помимо крови из ран Джеми Фентона, есть небольшое количество посторонних пятен, — говорила Крисси. — Если с каждым разом насильник увлекался все сильнее, то эти пятна, наверное, остались от мелких повреждений — ссадин или царапин — на коже его предыдущих партнеров.

— По-видимому, штора представляла какую-то ценность для убийцы, — сказала Рона. — Он не мог не понимать, что это улика.

— А если кто-то или что-то спугнуло его?

Логичное предположение. Сексуальные маньяки, убивающие партнеров во время или после секса, действуют по шаблону. У них есть заведенный порядок. А жертвы для них просто вещи. Одноразового использования, в отличие от тряпок, подумала Рона. Убийца не бросил бы штору, если бы мог ее забрать.

— Да, готов химический анализ кусочка краски, которую я нашла у мальчика в кармане. Это старая масляная краска, наложенная в несколько слоев. Может, он терся у какой-то облезающей стены?

— Представляешь, сколько студенческих комнат имеют такие стены? — уныло спросила Рона.

— Пока нам некого подозревать, мы блуждаем в потемках, — сказала Крисси.

— Я знаю, и я уже получила нагоняй из-за того, что мы провалили все сроки по этому делу. Никому не улыбается оплачивать нам сверхурочные.

— А Билл в курсе?

— Нет. Я не стану его посвящать. Шеф и так им недоволен, потому что все попало в газеты. Будем надеяться, он скоро установит, что это за штора и откуда она.


День прошел буднично. Тони не заметил, что коллеги чем-то озабочены, поскольку мысли его витали далеко. Во время ланча он отправился в парк на прогулку со своей мексиканкой. После его ухода Крисси немедленно возобновила допрос:

— Что ты решила делать?

— Я сказала Эдварду, что попытаюсь найти Лайема.

— А он что?

— А он все о своих выборах. У него хорошие шансы. Это место всегда было за тори, никто не ожидал, что его отхватят лейбористы. Ему покровительствуют большие люди. Сэр Джеймс Далримпл, например.

— А что у тебя с этим Гейвином? Ведь ты это не всерьез? — вдруг спросила Крисси.

Рона не отвечала.

— Ты спишь с ним?

— Нет!

Крисси взглянула на нее с одобрением:

— Но ты думала об этом, верно?

Не дождавшись ответа, она не отступилась:

— А как же Шон?

Рона пожала плечами. Когда Шона нет рядом, она о нем забывает. Если они расстанутся, он это переживет. Есть много желающих занять ее место.

— Мне кажется, ты несправедлива к Шону, — сказала Крисси. — Да, он любит женщин, но на тебя он смотрит по-другому — Крисси стала подыскивать слова.

— Как? — спросила Рона.

— Не пойми меня неправильно. — Крисси поколебалась. — Но по-моему, ты никого не подпускаешь близко. Как будто никому не доверяешь, только самой себе, — продолжала она с извиняющимся видом. — Раньше я думала, что это из-за лаборатории. Тебе нужно соблюдать дистанцию, чтобы тебя тут на работе принимали всерьез. Возможно, это отношение ты переносишь и в свою личную жизнь.

— Как мило услышать это от тебя!

— Я знаю, каково это — быть такой. — Ее голос умолк. Она подошла и встала рядом. — Нейл немного похож на Шона. Считает себя даром Божьим. Но зато он умеет рассмешить и ничего от меня не требует.

Зазвонил телефон.

Это был Гейвин. Не согласится ли она поужинать сегодня у него дома?

У него есть для нее кое-что. Кое-что важное.

24

Когда Рона в восемь часов подошла к дому Гейвина и позвонила в дверь, ей никто не ответил. Она отступила от подъезда, чтобы рассмотреть окна третьего этажа, думая, не рано ли она. За шторами на больших окнах эркера горел электрический свет, несмотря на светлый летний вечер. Гейвин был дома.

Рона снова позвонила, и на этот раз он ответил сразу:

— Входите. Но предупреждаю: я только что из душа.

Рона вошла в прихожую, наполненную восхитительным запахом чеснока, оливкового масла и теплой французской булки. У нее потекли слюнки, и она вдруг осознала, охваченная внезапным приступом вины, что в ее собственном доме не пахло так вкусно с тех пор, как уехал Шон.

Он стоял у плиты, помешивая что-то в кастрюле, бедра обкручены большим банным полотенцем. Когда она вошла, он обернулся к ней с улыбкой, не прекращая помешивать. Он, несомненно, был искусным поваром.

— Соус меня не отпускает, — объяснил он.

— Вам помочь? — спросила она, с трудом отводя глаза от его голого торса.

— То есть я могу пойти одеться, чтобы не смущать вас?

— Да, — подтвердила она.

— Хорошо. Идите сюда.

Она подошла. Он отдал ей ложку, взял ее руку и показал, как мешать.

— В этом весь секрет. Нужно мешать ритмично, а когда начнет закипать, ускорить темп.

Она почувствовала его дыхание у себя на щеке и молча кивнула.

— Хорошо. — Он убрал руку. — Пойду надену что-нибудь.

Когда он вернулся, соус был уже готов, и она сняла его с плиты.

Заглянув в кастрюлю, он поднял вверх оба больших пальца:

— Отлично. Надеюсь, вы голодны.

— Ммм…

— Хорошо. Потому что мне пришлось оттаскивать себя от компьютера, чтобы все это приготовить. Я даже привлек экспертов из местного бара, которые помогли мне в выборе вина.

Она улыбнулась.

Он извлек стул из-за красиво накрытого стола и подал ей.

— Ну, теперь вино.

— Вы говорили, что у вас что-то для меня есть, — напомнила она.

— Это подождет, пока мы поужинаем. Вопреки расхожему мнению, я не хочу все свое время проводить у дисплея. И я нуждаюсь не только в виртуальном общении.

— Извините, — со смехом сказала она.

— Пустяки. — Его ладонь скользнула по ее руке, когда он наполнял ей бокал. — Вы добирались пешком?

Она кивнула.

— Хорошо. Я купил две бутылки по специальной цене.

Она пригубила вино:

— Ну что ж, они умеют убалтывать, в этом баре.

— Боже! Вам не нравится! — Его лицо исказила гримаса притворного ужаса.

— Нет-нет, — засмеялась она. — Вино хорошее. Очень хорошее, на самом деле.

Он передал ей салат:

— Тогда приступим.

К тому времени, когда они добрались до кофе, он рассмешил ее по крайней мере шесть раз, а она в подробностях рассказала ему, чем ей так нравится ее работа. О своей работе он говорил почти то же самое.

— Важно найти решение, — объяснял он. — То есть если ты долго копаешься, то в конце концов складывается схема. Схема, которая рассказывает всю историю.

Они с Гейвином похожи, думала Рона. У них одинаковый подход к делу. Он любит решать задачи. Не то что Шон. Тот вообще не видит никаких задач. Ей стало стыдно, что в мыслях она так жестока к Шону. Если честно, она еще при первой встрече оценила одну его черту, которую никак не могла раскритиковать: он легко относился к жизни.

— Алё, — позвал Гейвин. — Вы о чем задумались?

Она извинилась.

— Хотите увидеть, что я нарыл?

— Более чем, — с готовностью ответила она.

Они прошли в кабинет.

— Я нашел список усыновлений примерно того времени, которое вы назвали, — доложил он деловым тоном. — Все дети родом из Глазго и окрестностей и им уже больше шестнадцати лет, так что они имеют право искать своих биологических родителей, при условии, что им известно о самом факте усыновления.

Список возник на экране. С колотящимся сердцем Рона принялась читать. Имя за именем. Мальчики, девочки, все нежеланные. Те, которых бросили матери.

Женщины вроде нее.

— Все нормально? — спросил Гейвин.

Она кивнула, думая, что, наверное, остальные, подобно ей, тоже заставили себя забыть. Построили новую жизнь, жизнь, где нет места для ребенка.

Его имя и адрес были в конце первой страницы. Они бросились ей в глаза, будто тоже сами искали ее. Рона вчитывалась в каждую букву, запоминая адрес.

— Нашли? — Гейвин взял ее за руку.

— Да, — сказала она. — Я нашла его.

У Гейвина зазвенел мобильник. Пробормотав извинения, он вышел, чтобы поговорить на кухне.

Лайема усыновили Джеймс и Элизабет Хоуп, проживающие по адресу Глазго, Уоррендер Парк-стрит, 19. Это произошло 3 февраля 1985 года. Как давно и как недавно.

Думая о тех годах, Рона вспоминала шесть месяцев бесконечного отчаяния, шесть месяцев мести себе и Эдварду за то, что они сделали. Когда он ушел, ей стало легче. Больше не нужно было видеть его раздраженного лица. Постепенно жизнь вернулась в обычную колею. И все было нормально, до недавних пор. Чувство вины начало выветриваться, уступая место сожалению.

И все это время, осознала она теперь, она ждала. Ждала момента, когда вновь обретет своего малыша.

Рона щелкнула значок принтера, но принтер не отреагировал. Потом на дисплее появилось сообщение, что печать была прервана из-за перекоса бумаги в лотке. Рона вытащила всю стопку и вставила обратно.

Заработало!

Вспыхнул зеленый огонек, принтер зашумел, возвращаясь к жизни, и выдал драгоценный лист.


Взяв его в руки, Рона поглядела на адрес. Это же совсем близко. Всего двадцать минут пешком отсюда. Все у нее внутри затрепетало от радости. Если она хочет, она может пойти и увидеть Лайема. Встать у его дома и ждать. При виде его она почувствует всю пустоту прожитых лет. Она уже строила планы, не смея обещать себе, что и вправду сделает это. И в глубине души понимая, как глупо и неправильно ожидать, что он придет к ней.

Из принтера выполз еще один листок. Рона взяла его, подумав, что это, должно быть, вторая страница с именами.

Но она ошибалась.

Ее взгляд скользнул от загадочных закодированных строчек в начале страницы вниз, где было сообщение.

Волна ужаса опять накрыла ее с головой.


Рона снова и снова перечитывала слова. В них заключалась какая-то необъяснимая жуть. Ей стало дурно. Гейвин тут ни при чем, твердила она себе. Только не Гейвин! Это невозможно.

Или возможно?

В голове пронеслись эпизоды их встреч. Его взгляд, его явное разочарование, когда она решила уехать домой. Он не принуждал ее, но она знала, что он ее хочет. Сегодня на кухне, когда они вместе мешали соус и он накрыл ее ладонь своей ладонью. Им обоим хотелось ритма и близости. Если бы она подала хоть малейший знак, это бы произошло.

И все это ничего не значит!

Второй распечатанный лист полностью сбивал ее с толку. Неужели он один из тех мужчин? Мужчин, которые иногда заводят любовниц, жен, детей? Сознание отказывалось допускать подобное. Она не поверит, что Гейвин такой. Он помог ей найти сына. Он был с ней терпелив и чуток.

Но Гейвин может раздобыть в Интернете все, что захочет. Он сам ей говорил. Он использовал свои знания, чтобы найти для нее информацию.

Информацию, доступ к которой ей запрещен.

Она услышала, что Гейвин закончил разговаривать, затем открылся холодильник, звякнула вынимаемая бутылка.

— Еще вина? — крикнул он.

Это нелепо, со всей твердостью сказала себе Рона. Искать такие вещи — это обязанность Гейвина. Разве он работает не для полиции?

Голос приближался.

— Или вам чего-нибудь покрепче?


Рона в панике сунула оба листа бумаги в карман.

— Было бы неплохо, — ответила она дрожащим голосом.

— Ну так чего бы вам хотелось? — Улыбающееся лицо Гейвина возникло в дверях. — Виски, бренди…

— Виски, пожалуйста.

Он внимательно взглянул на нее, слегка склонив голову набок.

— Но вообще-то мне пора.

— Ну тогда я быстро.

Он вернулся почти сразу и вручил ей большой бокал:

— Сейчас я вам распечатаю копию.

— Нет! — Рона не позволила панике вырваться наружу. — Имя у меня уже записано.

— Где? — удивился он.

Она похлопала себя по карману.

— Ясно. — Он озадаченно вытаращил глаза. — Пойдемте тогда хоть сядем по-человечески.

— Простите, Гейвин. Мне и вправду пора.

— Рона. Что ж, раз вы торопитесь… — Он осекся, и ее вдруг пронзила жалость. Ты идиотка, — сказала она себе. Почему не спросить его откровенно, чтобы узнать правду и чтобы все стало как было прежде.

Бесполезно.

— Благодарю за чудесный вечер, — решительно произнесла она.

— Я провожу вас, если позволите. — В его голосе звучало искреннее огорчение.

— Нет. Простите, мне нужно подумать.

Наконец-то она говорила правду.

Он пристально смотрел на нее — этот человек, который в мгновение ока превратился из потенциального любовника в потенциальное чудовище.

— Я понимаю, — сказал он. — Разрешите, я вызову такси.

— Я лучше пройдусь. Здесь недалеко.

У дверей он наклонился и поцеловал ее в лоб. У него были холодные губы.

— Я позвоню, — сказал он.

— Хорошо.

Он открыл дверь, и Рона быстро зашагала к лестнице. Стук ее каблуков эхом отдавался в подъезде, заставив ее вспомнить квартиру, где произошло убийство, запах пота, спермы и насилия и смерти. И кое-чего еще. Дорогого одеколона.

25

Этот Калигула был прожженный мерзавец.

Ясно, почему он выбрал себе такую кличку. Билл вспомнил телесериал про римских императоров. Они все отличались жестокостью. Но тот, которого звали Калигула, по части злодейств превзошел других. Особую страсть он питал к плотским удовольствиям.

— Нам известно, что одного из них зовут Калигула.

— Да, — сказала Дженис.

— Что-нибудь еще?

— По детскому телефону доверия говорят, что есть еще один — по имени Саймон, который подбирает ребят. Знакомится через Интернет. Встречается. Склоняет к сексу. Тайно фотографирует, потом грозит показать фотографии родителям. Дети приходят в ужас. Тогда он знакомит их с остальными членами шайки.

— А при чем тут Калигула?

— Очевидно, Саймон рассказывал мальчику, что Калигула любит грубый секс.

— Ладно. — Билл подавил рвущийся наружу гнев. — Можно вытянуть у парня какой-нибудь контакт? Электронный адрес, телефон, просто адрес, что-нибудь?

— Он звонит по телефону доверия, только когда ему становится очень страшно, сэр. Он не отвечает на вопросы. Жалуется и вешает трубку.

— Гейвин Маклин в курсе последней информации?

— Да, я все ему передала.

— Что он сказал?

— Он перехватил сообщения между Саймоном и Калигулой, хотя, по его словам, они скорей всего уже называют себя по-другому.

— Что-нибудь еще?

— Да, сэр. Мы выяснили имена шестерых человек, которые покупали ткани через тот магазин в Париже. Сейчас мы ведем проверку. И, я полагаю, вам следует знать, сэр, один из них — сэр Джеймс Далримпл.


Начальство позвонило через пять минут после того, как Билл отдал распоряжение позвонить сэру Джеймсу. Само собой, сэр Джеймс, недолго думая, напряг своего партнера по гольфу. Шеф сказал, что понимает, как необходимо для Билла проводить расследование по всем линиям, но сэр Джеймс заверил его, что в его доме данной тканью не пользовались. Он сразу же решил от нее избавиться. Слишком ярко для резиденции холостяка. Ткань отдали на благотворительную распродажу, которую устраивала церковь год назад.

— Какая церковь, сэр?

— Он не помнит. — В трубке раздалась нетерпеливая дробь. — Итак, — после паузы последовало продолжение, — у вас больше нет необходимости беспокоить сэра Джеймса, Билл. Завтра, после выборов, он едет на две недели за границу.

Да, подумал Билл, сэру Джеймсу было бы очень неудобно отвечать на вопросы по этому делу.

— Дайте мне знать, если будут новости.

— Конечно, сэр.

У шефа еще более дерьмовая работа, чем у меня, решил Билл. Он должен играть в гольф с типами вроде сэра Джеймса Далримпла.

Билл не имел никаких улик, ни малейших. Но у него было чутье. Он чуял нутром. А чутье его никогда не подводило.


Фиону очень воодушевляла перспектива того, что Эдвард, возможно, покончит с лейбористским большинством в парламенте.

— Хорошая зуботычина для этого их вожака, как там его зовут?

— Джордж Рафферти.

— Мерзкий карлик.

— Фиона!

— Но ведь это правда. — Она капризно надула губы. — Налей мне выпить, Эдвард. Я почти готова.

И она исчезла, оставив в воздухе пьянящий аромат духов. Эдвард еще раз с удовольствием вдохнул его и пошел в гостиную.

Подаренное сэром Джеймсом виски Эми перелила в графин. Неся два бокала золотистого напитка, он вышел через террасу в сад. Вечер был великолепен. Таким вечером приятно посидеть у дома. На клумбах ярко цвели цветы. Он заметил, что калитка из сада в лес стоит настежь. Захотелось прогуляться внизу у реки, получить заряд энергии перед завтрашним днем. Он давно не ходил туда. А ведь когда-то это было его любимое место.

Эдвард мысленно поплыл в прошлое, вспоминая интрижку с одной соблазнительной судейской секретаршей. Она привозила бумаги на подпись ему домой, и у нее всегда находилось время для прогулки по лесу.

— О чем ты задумался?

— Да просто думаю, какое счастье, что ты нашла для нас это место.

— Да, здесь очень мило. — Она проследила его взгляд. — Но я это хорошо умею, — она улыбнулась, — находить разные вещи.

Эдвард пристально посмотрел на жену. Всегда было трудно определить, как много она знает. После той стычки из-за Дженифер (первой после свадьбы) он находился под впечатлением, что она не хочет ничего знать. У них крепкое партнерство. Она рассчитывала, что он далеко пойдет, и намеревалась идти вместе с ним. Фиона понимала, что власть увеличивает мужские аппетиты.

Больше они не обсуждали его увлечения.

— Хочешь прогуляться? — спросил он, думая о своем любимом дереве.

— Нет. — Фиона уселась в кресло. — Давай просто посидим и отдохнем. — Она поставила ноги на скамеечку. Легкая ткань ее платья разошлась, открывая округлые икры.

— Я хочу рассказать тебе, — начала она, — о своей беседе с твоей маленькой подружкой, Роной Маклеод.

Каждый раз, когда дело касалось Роны, он начинал хуже соображать. Что-то похожее на совесть просыпалось и тревожило его. Обычно ему удавалось подавлять угрызения совести, и лучше всего в этом деле ему помогали заранее подготовленные аргументы Фионы. Но тут был особый случай.

Эдвард никогда не сомневался, что отдать ребенка на усыновление было правильным решением. Рона не стала бы делать аборт. Но мысли о том, что «было бы, если бы», все еще посещали его. Что, если бы он женился на Роне? Что, если бы они оставили ребенка?

Фиона прервала его размышления:

— Она сказала, чтобы я забыла об этом. Она узнала все, что хотела, и удивилась, что ты обсуждал этот «инцидент» со мной. — Голос Фионы возвысился в праведном негодовании.

Эдвард представлял себе, как отреагировала Рона, узнав, что Фиона в курсе дела. Он поморщился.

Усыновление всегда оставалось их тайной. Это наш ребенок, говорила Рона, особо выделяя слово «наш». Мы должны решить. И они решили (Эдварду нравилось думать, что это было их общее решение), никому ничего не сказав. Как же тяжело было Роне утаить это от своего драгоценного папочки. То, что он открылся Фионе, выглядело в ее глазах как предательство. Ну а чего же она хотела? Фиона его жена.

— Я сказала ей, что у нас нет друг от друга секретов, — говорила Фиона, приподнимая свои выщипанные в ниточку брови, — и добавила, что в интересах каждого считать этот вопрос закрытым.

— И что она ответила?

— Она сказала: «Да что вы?» — и повесила трубку.

Эдвард отхлебнул виски. Он понятия не имел, как Роне удалось пронюхать, куда девался младенец, да и удалось ли вообще. В любом случае, он был уверен, что она будет молчать.

26

Скандал был самый обыкновенный.

Опять деньги.

Крисси встала из-за стола и поставила свою тарелку в мойку.

— Ну, Крисси. Всего-то пятерку, — канючил Джозеф. Ей хотелось влепить ему пощечину. Из всех братьев Джозеф был самым настырным попрошайкой.

— Ты слышал, что она сказала, Джозеф.

Мать, вечная миротворица.

— У Крисси больше нет до зарплаты.

Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.

— Я так не думаю. — Выражение лица Джозефа изменилось. Теперь на нем блуждала глумливая улыбка. — Я слышал, что у нее есть и другие источники.

— Ты это о чем? — Крисси вытаращила глаза.

Джозеф юлил, как собака динго, не осмеливающаяся напасть.

— Ты знаешь, о чем я. И о ком.

Крисси мельком глянула в сторону двери, представляя, как она молча в эту дверь удаляется. Джозеф не может, он не сделает этого.

Она ошибалась.

— Ее новый бойфренд зарабатывает на жизнь, торгуя своей задницей.

— Джозеф! — ужаснулась мать. — Что ты говоришь?

Прости меня, Господи, ибо я согрешила.

— Я говорю, — Джозеф метнул злорадный взгляд в сестру, — что твоя ненаглядная малютка Белоснежка развлекается с известным в городе гомиком.

— С гомиком? Что это значит, Крисси? — Мать умоляюще смотрела на нее.

— Ничего, мам. Он врет. Он всегда врет, когда ему нужны деньги.

— Ты сама врешь! — торжествующе провозгласил Джозеф. — Спроси-ка ее, с кем она была за городом и что делала в своей хреновой палатке.

— Замолчи! — крикнула Крисси.

— А ты спрашивала, куда он совал, прежде чем добрался до тебя?

— Не надо, Джозеф. Перестань, — прошептала Крисси.

Мать смотрела на них, ничего не понимая. Затем, с огромным усилием, проговорила:

— Ты иди наверх, Крисси. Я скоро приду.

Крисси поднималась по лестнице как автомат. Если Джозеф рассказал матери, он расскажет и отцу. Как только тот узнает, для них настанет конец света. Про Патрика тоже все выплывет. Отец запретит ему здесь появляться. Это добьет мать.

Крисси легла на кровать и уставилась в потолок. Когда ушел Патрик, дом превратился в тюрьму. Она осталась только из-за матери. Она не могла бросить ее.

Почитай отца твоего.

Наконец внизу замолчали, и Крисси услышала, как хлопнула дверь. Мать, наверное, раздобыла для Джозефа денег. Иначе он бы не отстал.

Стук в дверь отвлек ее от созерцания потолка. Мать кротко попросила разрешения войти. Видно было, что она плакала. Всю жизнь Крисси старалась сделать так, чтобы она не плакала.

— У тебя есть где переночевать? — спросила она, садясь на кровать.

Крисси молча кивнула.

— Ты пойдешь к этому парню?

— Я… Я не знаю, в городе Нейл или нет. Я могла бы пойти к доктору Маклеод. Рона разрешила бы мне побыть у нее.

Она заметила, как мать страдальчески поморщилась.

— Не знаю, что сделает отец, когда Джозеф ему расскажет.

Мать водила ладонями по юбке, разглаживая несуществующие морщины.

— Да ладно, мам, — устало сказала Крисси. — Я знаю, куда податься. — Она потрепала мать по плечу.

— Ты уверена, что у тебя все будет в порядке?

Крисси кивнула:

— Не беспокойся обо мне.

27

Было девять часов вечера, но все еще не стемнело. После жаркого дня в воздухе пахло дождем.

Закинув сумку на плечо, Крисси отправилась в путь.

Вдалеке показался автобус. Он довезет ее почти до центра города. Она пойдет к Нейлу. Если его нет дома или если вдруг нельзя будет переночевать у него (Крисси не допускала такой мысли), тогда — к Роне.

Улица Нейла была пуста — ни машин у обочины, ни людей. По пути к подъезду ее никто не обогнал. В подъезде недавно убирали. К вымытым ступенькам кое-где прилипла щетина от ветхой швабры, едко воняло хлоркой.

Крисси несколько раз кашлянула — на случай, если женщина, которую она видела раньше, уже тут, но с верхней площадки не доносилось ни звука.

Перед дверью Нейла она в нерешительности остановилась.

А что, если он не один?

Нейл занимается сексом за деньги. Нейл спит с ней. Нет. Нейл любит ее. Секс и любовь — это разные вещи, сказала она себе.

Крисси забарабанила в дверь, и та, к ее ужасу, подалась внутрь. Тошнотворный смрад начал разливаться в воздухе.


Пламя рвалось из конфорки со свирепым шипением, и в комнате было жарко как в печке. Зажав нос, Крисси бросилась к окну и распахнула его, прежде чем выключить газ. И только потом она смогла заставить себя взглянуть на источник этой ужасной вони.

Постель была залита кровью и блевотиной. Она прошла в ванную. Дверь с протяжным вздохом отворилась, сопротивляясь сквозняку из окна. Под ногами была лужа розовой воды. Прежде чем отдернуть душевую занавеску, она пробормотала молитву. Из крана капало в пустую ванну. Кто-то здесь мылся. Кто-то истекавший кровью.

Она пошла по кровавым следам в гостиную и дальше в кухню, не переставая шептать молитвы. Она не понимала ни кому, ни о чем она молится, слова сами собой срывались с её губ.

Прости мне мои грехи, Господи, Дева Мария Пресвятая Богородица. Боже, пусть он будет жив.

Она толкнула дверь на кухню. На сушилке стояла початая бутылка водки. Крышка валялась рядом. Кто-то, отпив прямо из горла, оставил на стекле розовый отпечаток руки.


Крисси знала, что так нельзя. Знала, что должна оставить здесь все как есть. Но вызвать полицию значило навредить Нейлу.

Она сняла постельное белье, сунула простыни и наволочки в мусорное ведро и вынесла на улицу. Шел дождь. Вернувшись, она нашла какую-то жидкость для мытья полов и смыла кровавые пятна в ванной и на кухне. Потом нашла в ящике чистые простыни и перестелила постель. Окно все это время оставалось открытым, хотя дождь заливал подоконник и ковер.

Сделав все, что было можно, Крисси села на диван и стала ждать. Ей хотелось, чтобы он пришел и увидел, что она его ждет.


Крисси открыла глаза.

Рассвет уже касался крыш. Она вскочила и посмотрела на часы. Пять часов. Внизу по улице прогудело такси. Этот шум и разбудил ее. В комнате было холодно, но, по крайней мере, не воняло. Она закрыла окно и опустила штору.

И вдруг услышала, что снаружи к двери кто-то подошел.

Крисси метнулась в ванную. Скользнув внутрь, она встала за дверью, прижалась к стене и стала смотреть в щелку. Входная дверь открылась и закрылась, и наступила тишина. Вошедший стоял в прихожей. Потом из открывшейся двери в гостиную хлынул свет.

— Господи Иисусе!

— Нейл!

— Господи, Крисси, как ты меня напугала!

Она бросилась к нему. Обнимая ее, он поморщился, прильнул лицом к ее волосам, потом губами к губам. Почувствовав вкус крови, она отпрянула. Его лицо было похоже на раскисшую свеклу. Один глаз полностью закрылся. Под рубашкой белели бинты.

— Что они с тобой сделали?

— Все в порядке. Я не так уж плох, правда. — Он попытался обратить все в шутку: — В приемном покое я был самый красивый.

Опухший рот изобразил подобие улыбки. Она помогла ему раздеться, ловя себя на том, что воркует и квохчет над ним, будто над ребенком. Он осторожно лег.

— Ложись со мной, — сказал он и взял ее за руку.

Она заплакала.

— Не надо, Крисси. Все хорошо. Тсс… — Он погладил ее по волосам. — Мерзавцы больше не вернутся. Они думают, что заставили меня заткнуться. Они приходили за фотками, ну заодно и повеселились.

— Ты отдал им фотографии?

— Ага, все отдал. — Морщась, он повернулся к ней. — Но эти гады не догадываются, что у меня еще есть кое-что.

— Что есть? — Она села.

— Я знаю, что это за штора, Крисси. Я знаю, откуда она.

— Ты пойдешь в полицию?

Он покачал головой:

— Незачем. Мне достаточно только заложить их. Я повидаюсь с этим газетчиком, Коннелли. Он меня выслушает.

Душа Крисси наполнилась ужасом. Она представила себе, как они возвращаются. Чтобы заставить его замолчать навсегда.

— Ну Крисси! Они же не догадаются, что это я.

Крисси знала, что это чушь. Они сразу все поймут. А Нейл рассуждает, как самонадеянный мальчишка из ее детства, который придумал, что жизнь прекрасна, и поверил в это.

— Крисси? — позвал он.

— Ммм…

— Я должен тебе кое-что сказать. — Он поднял голову. — Врач предупредил, что нормальный секс для меня невозможен в течение самое меньшее трех недель, — мрачно сообщил он.

— Нейл!

Он попытался улыбнуться:

— Но он ничего не говорил насчет ненормального секса.

28

Улица, застроенная доходными домами и частными двухэтажными особняками, плавно изгибалась. Маленькие ухоженные яркие садики перед каждым домом, приятный вид из окна. Высокие деревья парка невдалеке.

Хорошее место для ребенка.

Номер десять был на середине улицы, вход в квартиру с парадного, цветники на окнах. Рона прошла мимо по противоположному тротуару, пересекла улицу и вернулась. Дойдя до голубой двери, она остановилась и с бьющимся сердцем прочитала имя на табличке повыше звонка. Ей просто нужно знать. Если они тут живут, то она уйдет, решила она. Уйдет и будет его ждать.

Фамилия была не Хоуп.

Дверь открыла женщина лет пятидесяти с небольшим, стриженная ежиком и в очках. Ее совершенно не обеспокоило появление на ее пороге незнакомки. Она была очень рада помочь. У Роны возникло впечатление, что она просто любит пообщаться, поболтать и послушать, что другие говорят.

— Очень жаль, милочка, — говорила она. — Они уехали отсюда четыре года назад, переехали в Англию.

— Вы, случайно, не знаете, куда именно?

Нет, адреса они не оставили.

— Простите, что не могу вам помочь. Я только помню, что это какой-то большой город, где есть университет. Мистер Хоуп, кажется, читает геологию. Он получил там новую работу. Манчестер, а может, и Бирмингем? — Она покачала головой. — Нет, я не такая. Переезды — это не для меня. Говорят, что в Глазго — преступность, но мы-то с вами лучше знаем, верно?


Рона вернулась к машине. Не стоит огорчаться, уговаривала она себя, сюда вообще не следовало приезжать.

В машине Рона включила радио. Повернув ключ зажигания, она решила ехать обратно на работу. Постараться забыть об этом. Сосредоточиться. Принять решение насчет Шона.

Выехав на главную улицу, она заметила, что ворота начальной школы широко распахнуты. На ограде был помещен плакат с расписанием часов голосования. На игровой площадке толпились не дети, а взрослые. Она вдруг вспомнила, что сегодня выборы. Она притормозила и остановилась, зная, что он будет там.

Он стоял на ступеньках, пожимал руки и улыбался. Эдвард Стюарт, выдающийся юрист и счастливый семьянин, радеющий за дело тори в Шотландии и как пить дать, будущий представитель Шотландии в парламенте.

Рона включила двигатель и поехала дальше. Она честно соблюдала условия сделки. Пусть его выберут в парламент. Если повезет, он будет редко наведываться в Глазго, и ей больше не придется его видеть.

Трасса была забита автомобилями, и Рона обругала себя за то, что поехала на машине. Трудно сосредоточиться на дороге, когда в голове теснится столько мыслей. Карой за рассеянность стали нетерпеливые гудки сзади. Она свернула в первый же переулок, решив выпить где-нибудь кофе. Через полчаса этот поток схлынет, и она сможет спокойно вернуться в город.


Дело было не только в рассеянности. Предыдущей ночью она почти совсем не спала. К трем часам утра ей наконец надоело крутиться и вертеться в кровати, и она включила свет. Если ее мучают мысли о Лайеме, то пусть мучают при свете. И она стала думать. Чем больше она думала, тем больше ей хотелось увидеть сына. Потеряв столько лет жизни, она не хотела потерять еще. Примерно в четыре часа Рона приняла решение. Она поедет по тому адресу, что значится в распечатке, и проверит, живет ли там семья Хоуп. Она была на все сто уверена, что живет.

Рона подняла голову, выведенная из задумчивости появлением официантки, которая спрашивала, не принести ли ей еще кофе. Она кивнула.

— Крепко же вы задумались, — заметила официантка.

— Я думала о своем сыне, — решилась ответить Рона.

— Озорник он у вас?

— Да нет. Вовсе нет.

— Счастливая вы. А вот за нашим Майклом только глаз да глаз. И все-таки… Пусть уж, а то ведь им не век быть с нами, правда? Как говорит моя мама.

Рона кивнула. Ее мама тоже бы так говорила. Ей вдруг до боли стало жаль, что матери больше нет. Что их обоих больше нет. Жаль, что она не сказала им. Жаль. Жаль.

В течение долгих месяцев после смерти отца, возвращаясь домой, она представляла себе, что он ждет ее, как всегда. Что он обнимет ее и скажет, как он рад ее видеть. Глупо. Но это ей помогало. Помогало жить дальше.


Ей было двенадцать лет, когда отец обмолвился, что они ее удочерили.

Однажды в субботу они пошли в кино. Было холодно, и на обратном пути они зашли в паб полакомиться жареной картошкой. Ее перчатки пропахли уксусом, потому что она успела съесть половину своей порции, прежде чем папа сказал, чтобы она их сняла.

В то время эта новость оставила ее равнодушной. Она не вполне понимала, что значит «удочерить», пока ей не исполнилось тринадцать и подруга Луиза не рассказала ей про то, как делают детей. И даже тогда ей не захотелось узнать, кто ее настоящие родители. Это не имело значения.

Наконец мама по собственной инициативе решила ее просветить, когда однажды они вместе резали овощи на кухонном столе.

— Твоей настоящей мамой была моя кузина Лили, — объясняла она. — Она любила путешествовать, бывала во многих странах… В Италии, в Египте, в Ливане.

Это прозвучало очень романтично.

— Однажды она вернулась вместе со славным молодым человеком. Он хотел на ней жениться, но она отказала ему.

— Почему? — спросила Рона.

Это был единственный вопрос, который Рона когда-либо задавала о своих родителях.

— Наша Лили была сама себе хозяйка. «Дай мужчине клочок бумаги, и он вообразит, что купил тебя» — так она говорила.

Она высыпала кубики картошки в кастрюлю для супа и продолжала:

— Твоего папу звали Роберт. Роберт Куртис. Он был высокий блондин, очень симпатичный. — Она окинула любовным взглядом белокурые волосы Роны.

— Они вместе поехали в Венецию, и там он отравился и умер от осложнений. Это была ужасная трагедия. Лили вернулась домой, тут ты и родилась.

Она посмотрела на Рону:

— Она была очень молода. Она считала, что не сможет как следует за тобой приглядеть. И потому попросила нас о тебе позаботиться.

Роне казалось, что вся ее жизнь перемешивается сейчас, как суп в кастрюле.

— Ну вот, ты стала наша, и слава богу, что так вышло. — Ее влажная ладонь легла на макушку Роны.

— Потом Лили умерла в Стамбуле, и ее там похоронили. Я хотела забрать ее домой, но твой папа сказал: нет, Глазго все равно для Лили никогда не был домом.

В тот вечер мама вытащила большой черный альбом с семейными фотографиями и показала Роне ее настоящих родителей.


Рона смотрела в окно на оживленную улицу, полную магазинов и покупателей. Женщины были с детьми, везли их в колясках или держали за руку. Почему же она не сказала родителям о ребенке? Они бы помогли ей, на время взяли бы Лайема к себе, чтобы она могла закончить учебу. Просто ее жизнь была связана с Эдвардом. А Эдвард не хотел становиться отцом. По крайней мере тогда.

Рона пошла расплачиваться.

Ее официантка стояла за кассой.

— Не беспокойтесь о нем, — сказала она. — Если не жалеть для них времени, в конце концов они становятся людьми.

Рона поблагодарила ее и вышла.


Лишь миновав Гартенхилл, она поняла, что едет в сторону Управления полиции. Она чертыхнулась и даже треснула по рулю от досады, но потом смирилась с тем, что придется делать огромный крюк, чтобы вернуться в лабораторию. Перспектива пробираться сквозь путаницу улиц с односторонним движением на Гартенхилле ее не вдохновляла, и она поехала на Ганновер-стрит. Внезапно оказавшись на Джордж-сквер, она растерялась и пропустила нужный поворот. Господи, да она просто ездит кругами! Потом мимо поплыли величественные колонны Галереи современного искусства. Здесь можно проехать на Винсент-стрит. Она дала по тормозам, потому что впереди идущий автобус неожиданно вдруг встал.

Из автобуса выпрыгнул подросток и остановился в нерешительности. На ступеньках галереи загорала компания каких-то оборванцев, но этот мальчик был одет совершенно иначе. Он напряженно вглядывался, но не находил того, кого искал. Уныло поникшие плечи отразили его разочарование.

И тут она увидела мужчину. Он стоял за колонной. Когда он окликнул паренька, лицо у того радостно вспыхнуло.

Мужчина не стал приближаться. Но это не имело значения, потому что Рона уже его узнала.

29

Взгляд Фионы был острее ножа.

— Почему ты не оставил его дома? — шипела она. — А как же фотографироваться?

— Но я не мог ничего поделать, — растерянно отвечал Эдвард. — Он просто смылся, не предупредив меня.

По лицу жены Эдвард видел, что лучше прекратить этот разговор. Чертовски некстати заболел муж Эми. Поставщики, слава богу, не забыли доставить им продукты, но дети остались без присмотра.

И все же ничто не могло омрачить для него этого момента. Даже отсутствие Джонатана. Фотография только выиграет, если на ней не будет его кислой рожи. Он обойдется, отдаст газетчикам какой-нибудь из их семейных снимков, сказал он Фионе.

— Итак, — торжествующе закончил он, — что ты думаешь? Как тебе наш перевес? Тысяча в нашу пользу!

— Вот сэр Джеймс обрадуется.

— Сэр Джеймс уже обрадовался. Он был на связи все это время. Ему бы очень хотелось быть сегодня у нас, но утром он улетает в Париж. Передает тебе свои наилучшие пожелания. — Эдвард нежно стиснул ей руку. — Ну, я пошел вращаться в обществе.

Гостиная была полна народу. Эдвард отлично знал, что при голосовании он не был всеобщим любимцем и после торжества многих знакомых нужно будет отсеять, но сейчас он принимал поздравления по номинальной цене. Он ходил между гостями, пожимая руки, тут шутил, там заинтересованно расспрашивал. Короче говоря, все прошло удачно.

Двери в сад были открыты настежь, и люди выходили насладиться теплым вечером. Ласковое солнце заставило его почувствовать себя еще более счастливым. Два долгих года он работал как каторжный, но достигнутое того стоит.

Он нашел глазами Фиону. Она создана для такой жизни. Образцовая жена члена парламента. Сдержанная, здравомыслящая, надежная и сексапильная — на зависть всем его коллегам в парламенте. Достаточно лишь взглянуть на других жен, чтобы понять, какой он счастливчик. Эдвард огляделся, дабы подтвердить свои мысли.

Его не слишком огорчало ее нежелание постоянно жить в Лондоне. Они решили не срывать с места детей. Но пусть даже и так, он все равно не понимал, чего ради ей охота сидеть в Глазго в течение всей недели. Однако это решение могло оказаться взаимовыгодным. Что до него, то он будет рад отдохнуть от семейной рутины, особенно от постоянных стычек с Джонатаном. Мысль о холостяцкой жизни в Лондоне чрезвычайно его воодушевляла.

Сэр Джеймс предложил ему на первые недели свою лондонскую квартиру, пока он не подыщет себе жилье. Чертовски любезно с его стороны, думал Эдвард. Все удобства, экономка, и подростков не только не видно и не слышно, но даже духу их поблизости нет.

Мысли Эдварда вернулись к настоящему. Мораг, стоя у бара, опять что-то лакала. Почему Фиона не следит за девчонкой, спросил он себя. Эдвард стал пробираться туда, чтобы одернуть ее, но в это время рядом с ней возник ее бойфренд. Он что-то сказал ей, и Мораг подняла на него взгляд, полный обожания. Это впечатляло. Ничто из сказанного им дочери никогда не вызывало с ее стороны подобной реакции. А он-то считал этого парня пустым местом.


Перевалило за полночь, когда гости начали расходиться. Они с Фионой стояли в дверях и пожимали всем руки. Вид у Фионы был утомленный, но она хотела закончить вечер, как полагается. Продемонстрировать их сторонникам, что она сделана из правильного теста. Наконец дом опустел.

— Ты запрешь? — спросила она усталым голосом.

— А Мораг?

— Она уже в постели. Перебрала шампанского.

Джонатан до сих пор не явился.

— Я не стану запирать на большой замок. Обычно он не так поздно приходит.

Эдвард погасил свет в гостиной.

Они устало поднялись по лестнице. Впервые Эдвард не чувствовал желания отметить свою победу сексом. Он надеялся, что избрание в парламент не ослабит его сексуальной энергии.


Джонатан закрыл входную дверь и прошел в гостиную. Светящийся циферблат над камином показывал четыре тридцать. Свет от фонарей, подсвечивающих газон, проложил дорожку прямо в гостиную, через батареи пустых стаканов и пепельниц, полных окурков.

Эми сегодня не было. Она бы ни за что не оставила на ночь такую грязь. Вспомнив об Эми, Джонатан чуть не расплакался. Эми всегда думала о нем только хорошее, даже когда знала правду.

Джонатан нашел бутылку водки. Он плеснул себе немного и сел на диван. Лобби, должно быть, услышал, как он пришел, потому что вбежал в комнату и плюхнулся на ноги Джонатану.

От собаки, прильнувшей к нему, исходило такое тепло и покой, что комок в горле у Джонатана сразу вырос, едва не задушив его. Слезы стыда покатились по щекам. Кисти рук, там, где их перетягивал ремень, жутко саднили. Он проглотил водку одним махом. Она обожгла его распухший язык, впилась в израненное горло. Джонатан поперхнулся, вспоминая жестокое вторжение Саймона.

Он обхватил руками подушку, прижал ее к животу и лег боком на диван, подтянув колени к подбородку. Поскуливая, пес лизал его лицо.

30

Набрав номер, Нейл переложил телефон в другую руку, обнял Крисси и привлек ее к себе. Одна щека у него по-прежнему оставалась опухшей и бурой. Крисси коснулась губами его вздутой кожи, он стиснул ее плечи.

— Может быть, его нет дома? — предположила она.

Нейл покачал головой, и как раз в этот момент на другом конце взяли трубку.

— Я хочу поговорить с Джимом Коннелли.

Крисси слышала, как женщина отвечает, что ее муж пока не проснулся.

— Мне нужно с ним поговорить. Скажите, что это важно.

— Какого черта вам надо? — рявкнул Коннелли. — Если вы насчет газеты, звоните в редакцию.

— Мне не нужна редакция.

Крисси увидела, что на щеке у Нейла задергался нерв. Он пытался сосредоточиться, а долго стоять на ногах было для него мучительно.

— Заткнитесь и слушайте, — сказал он.

Нейл сообщил Коннелли достаточно, чтобы пробудить в нем интерес, и назначил встречу. Крисси услышала одобрительное мычанье. Нейл был прав: журналист проглотил наживку.

Повесив трубку, Нейл ссутулился, как будто силы оставили его.

— Ты должен лечь в постель, — сказала она.

В первый раз его самоуверенность ему изменила, и он не стал спорить.


Когда Эдвард следующим утром спустил ноги на пол, пол под ними вздыбился. Держась за спинку кровати, он выпрямился и с проклятьями стал натягивать халат. В голове грохотала барабанная дробь, а в желудке была такая тяжесть, будто он ехал на пароме через Ла-Манш. Пришлось постоять и подождать, пока пол перестанет качаться.

По пути в душ он попытался вспомнить, сколько было выпито вчера. Вроде бы немного, но он все время разговаривал и почти не ел.

Теперь наступила расплата.

Эдвард включил душ. Голову закололо иголочками, но легче не стало. Он пообещал себе крепкий кофе и две таблетки от мигрени. Это должно помочь.

Когда он спускался, Фиона крикнула, чтобы он заглянул в комнату к Джонатану.

— Я не слышала, как он вчера пришел, — сказала она.

Эдвард застонал и поплелся обратно.


Дверь в комнату была плотно закрыта. Эдвард ненавидел, когда Джонатан запирался изнутри.

А вдруг пожар? — пронеслось у него в голове. Он говорил об этом сыну миллион раз, но все без толку.

Если Джонатан там курит, а он не может этого отрицать, то опасность пожара еще больше.

— Джонатан, — громко позвал он. — Отвечай, Джонатан. Я знаю, что ты там.

От мертвой тишины за дверью его нервы натянулись. Теперь он по-настоящему разозлился. Он толкнул дверь, и она слегка подалась, но ее держала задвинутая щеколда.

— Идиот, — прошипел Эдвард.

Удивительно, как этой маленькой щеколде удавалось выводить его из себя. Мелочь, отделившая жизнь сына от его собственной. Это она не впускала его. От обиды к горлу подступила тошнота. Сейчас у него нет на это времени. Только не сегодня утром. Наличие задвинутой щеколды глубоко его оскорбляло, и ему хотелось бросаться на дверь и колотить изо всей мочи, и к черту головную боль. Но он не поддался порыву.

Надо держать себя в руках, сказал он себе. Отличная, в общем, дверь, если не считать этой дурацкой задвижки. Если он ее выломает, то дерево, чего доброго, треснет.

Эдвард снова постучал:

— Ради бога, Джонатан. Только отзовись, чтобы я мог сказать твоей матери, что ты жив.

Тишина.

Эдвард с раздраженным восклицанием отпустил ручку. Хватит, надоело! Если дверь заперта, то Джонатан внутри. Он шагнул к лестнице.


Пока он завтракал, раздалось полдюжины звонков, в том числе один от Иена Урхарта. Все радуются, говорил Иен. Как будто партия победила на всеобщих выборах. Но заметь, подумал Эдвард, что выиграть на севере место для тори — это почти то же самое.

После взаимных поздравлений Иен осторожно поинтересовался, не хочет ли Эдвард дать сегодня парочку интервью. Иен был достаточно смышлен, чтобы догадаться, что у Эдварда похмелье после вчерашнего. Конечно хочет, кисло ответил Эдвард, но смотря кому и о чем.

Джиму Коннелли из «Ньюс».

Эдвард скорчил гримасу. Придется срочно выздоравливать, чтобы быть в форме для свидания с Коннелли.

К полудню наконец появилась Фиона. Эдвард разбирал почту на кухонном столе.

— Ты неважно выглядишь. Голова болит? — заботливо поинтересовалась Фиона.

Он поднял глаза от бумаг:

— Я выгляжу в сто раз лучше, чем она.

Мораг, которая сидела сгорбившись над тарелкой кукурузных хлопьев, ничем не напоминала себя вчерашнюю. Она даже не оценила его замечания.

— У меня тут интервью в два часа, — с раздражением сообщил Эдвард. — Надеюсь, она к тому времени уберется отсюда.

— Я ее организую, — пообещала Фиона. — Джонатан так и не появлялся?

— Нет.

Эдвард продолжил свое занятие, а Фиона устало вздохнула.

— Пойду приму душ, — сказала она.

Он думал, она оставит его в покое, но не тут-то было.

— Пожалуйста, пойди и подними Джонатана и отправь его в ванную. Пусть наденет что-нибудь человеческое. Ты же не хочешь, чтобы пресса подумала, что сын у тебя дебил?

Эдвард проводил жену взглядом. Если наш сын дебил, думал он, то в этом наверняка вина Фионы. Он где-то читал, что мальчик наследует мозги (либо их отсутствие) от матери.

Он снова поднялся по лестнице, полный решимости на этот раз войти в комнату, даже если придется сорвать дверь с петель.

Музыка играла еле-еле, но теперь, когда шум в голове прекратился, Эдвард определенно ее слышал. Наверное, Джонатан сидит там, нацепив наушники, и потому глух к его призывам.

— Джонатан! Я к тебе, Джонатан!

Эдвард пригнулся и резко двинул плечом в дверь. Щеколда, отскочив, шлепнулась на пол, а дверь распахнулась. В комнате было смрадно от сигаретного дыма. Урезав вдвое выдаваемую Джонатану на карманные расходы сумму, он-то надеялся положить конец этой привычке.

Эдвард быстро подошел к окну, поднял шторы. В комнату хлынуло солнце. Но голове от этого не стало легче. Он дернул шпингалет, с громким «ну вот!» распахнул окно и обернулся к кровати, готовый броситься в схватку. Все было так, как он и думал. Придурок уснул с наушниками в ушах, поставив свой компакт-диск в режим бесконечного проигрывания.

Эдвард шагнул к спящему, сорвал с его головы наушники и отбросил одеяло. Джонатан не пошевелился.

Мальчик уснул, не раздевшись. Он лежал на боку, подтянув согнутые колени к груди и сунув руки между ними. Когда Эдвард увидел эту позу зародыша, гневные слова застряли у него в горле. Джонатану было пятнадцать лет, но сейчас он казался пятилетним.

Эдвард осторожно коснулся его плеча, потом встряхнул. От страха у него свело все внутренности. Одна рука сына вдруг выскользнула и упала на кровать. Теперь голова Джонатана была повернута к нему. Эдвард тупо уставился в искаженное гримасой лицо. Бескровные губы растянулись, открывая оскал зубов, синие веки были закрыты. Кожа под дрожащими пальцами Эдварда оказалась холодной и липкой, как слизняк.

Он повернул сына на спину и сильно встряхнул, охваченный паникой:

— Джонатан! Проснись, Джонатан!

Голова Джонатана снова упала на грудь, а Эдвард, спотыкаясь, ринулся к двери, с рвущимся из горла криком: «Скорую»!»

Из спальни прибежала Фиона. Позади стояла Мораг, зажимая рот ладонью. Но это не помогло заглушить ее жуткий пронзительный визг.


Когда четыре часа спустя Эдвард открыл входную дверь, навстречу ему из кухни торопилась Эми, с мертвенно-бледным лицом. Странно, подумал Эдвард, что он никогда раньше всерьез не задумывался об Эми, о ее месте в их жизни.

Когда она спросила, как себя чувствует Джонатан, он пожалел, что не позвонил ей. Ведь все это время она здесь волновалась.

— Он все еще очень слаб, — ответил он. — Ему сделали промывание желудка, а сейчас проверяют на наличие повреждений печени. Это парацетамол, видите ли, — объяснял он голосом молодого врача, который с ним разговаривал.

— Боже мой, боже мой! Бедняжка!

Эми была вне себя от горя. Для него Эми всегда была уборщицей, которая могла покормить детей ужином, когда они с Фионой поздно возвращались, и вообще присмотреть за ними в случае чего.

Она плакала, комкая в руках насквозь промокшую бумажную салфетку.

— Ну что вы, что вы, — глупо пробормотал он.

Эми была с ними с тех пор, как родился Джонатан. Фиона время от времени приглашала какую-нибудь няньку, когда отправлялась играть в бридж, в теннисный клуб, в спортзал, но от этого не было проку. Дети все равно торчали на кухне, у Эми. Эми заботилась о них, всегда была им рада. Она, осенило Эдварда, была им матерью.

— Давайте, Эми, — он неловко положил руку ей на плечо, — приготовьте нам по чашечке чаю.

Она встала, обрадовавшись возможности заняться делом.

— Да, да, конечно, мистер Стюарт. Я думаю, вы проголодались. Я держу для вас отличный кусок говядины.

Эдвард пошел за ней на кухню. Ему почему-то не хотелось одному сидеть в гостиной.

— Вы садитесь, мистер Стюарт. Сейчас я налью вам чаю.

Эдвард кивнул и сел на стул у плиты, а Эми захлопотала, проверяя мясо в духовке и ставя чайник на подогретое блюдо. Пришел Лобби и лизнул ему руку. Эдвард вдруг едва не расплакался. Такого с ним еще не бывало.

Эми поставила для него прибор и усадила его к столу. За едой он рассказал ей, что Фиона осталась в больнице, а Мораг с приятелем пошли куда-то перекусить.

— Ах, я совсем забыла. Звонил мистер Урхарт, — сказала Эми с виноватым видом.

— А вы?

Она покачала головой.

Эдвард кивнул в знак благодарности:

— Я позвоню ему, как только решу, как мы все это представим.

— И еще какой-то мистер Коннелли из «Ньюс».

Эдвард собрался с духом:

— Ладно. Я поем и позвоню ему.

После еды он почувствовал себя лучше. Отодвинув тарелку и чашку, он сказал:

— Пойду займусь делами.

Эми, кивнув, взяла его тарелку.

Гостиная опять блестела чистотой, как он любил. Розы, которые срезала Эми, наполняли ее своим ароматом.

Эдвард с тоской вспомнил вчерашний день. Вчера жизнь была прекрасна. Он проигрывал в воображении прошлый вечер, но на этот раз Джонатан был с ним, болтал с гостями, приятный, внимательный молодой человек. Он увидел себя нежно обнимающим сына за плечи.


Сидя в больничном коридоре, пока Джонатану делали промывание желудка, он был зол как сто чертей. И что это взбрело мальчишке в голову?

Самоубийство.

Врач устроил форменный допрос с пристрастием. Этот юнец допрашивал его. Что принимал Джонатан? Выпивал ли он? Употреблял ли наркотики? Когда это случилось? Был ли он чем-нибудь расстроен?

Какие глупые вопросы. Они не имеют отношения к их жизни. Мой сын мне чужой, вдруг подумал Эдвард, агрессивный, несносный, грязный чужак, который просто занимает одну из верхних комнат в моем доме. Будь он жильцом, я бы вышвырнул его на улицу.

О пустой бутылке водки и о пачке парацетамола врач узнал от Фионы. Она же рассказала ему, что у Джонатана были проблемы с учебой и это его угнетало, но что в последнее время мальчик повеселел.

Затишье перед бурей.

— А что его друзья? — спросил врач.

— Какие друзья? — сказала Мораг. — Джонатан дружит только со своим компьютером.


Эдвард налил себе виски и зашагал по комнате. Попытка самоубийства — это звучит ужасно. Он не допустит, чтобы эти слова произносились вслух. Он расскажет Урхарту, и дальше дело не пойдет. Его сердце сжалось при мысли, что о происшествии может узнать сэр Джеймс.

Уныние сменилось гневом. Он негодовал на тех, чьи дурацкие фокусы рушат его планы. Джонатан не имел ни малейшего понятия о том, что творил.

Но все должно быть хорошо. Все будет хорошо.

Эдвард поднялся наверх в спальню Джонатана. Окна были открыты, Эми навела тут порядок. Она сменила постельное белье и унесла пустые бутылки. Запах затхлости, раздражавший его ранее, выветрился. Эдвард стал ходить по комнате, брать вещи, открывать ящики, стараясь понять, о чем думал его сын, сколь безумными ни оказались бы его мысли.

Компьютер оставили включенным. Эдвард слышал, как он гудит. Но монитор не горел. Эдвард решил поближе рассмотреть самое ценное из сокровищ сына.

Его единственный друг, как сказала Мораг.

Экран зажегся, показывая кучу значков. Эдвард стал щелкать значки мышкой. Открылись записи по физике, подготовка к экзамену. Эдвард просматривал документ с чувством удовлетворения, пока не наткнулся посередине на строчку, изобилующую восклицательными знаками:

Проклятая школа! Проклятая физика! Проклятый Кембридж!

Какой-то детский лепет. Детский лепет вперемежку с ругательствами. Очень типично.

Он кликнул еще один значок. Желание исследовать жизнь сына внезапно прошло, и он отвернулся. Нужно позвонить Урхарту. Договориться об интервью. Собраться с мыслями.

Но что-то заставило его вновь повернуться к компьютеру.

На экране было уведомление о двух новых письмах, поступивших по электронной почте. Одно было от Марка, которого Эдвард смутно помнил как школьного приятеля Джонатана. Другое послал какой-то Саймон.

Эдвард прочел оба.

31

Чутье никогда не подводило Билла Уилсона, и он был уверен, что не подводит и сейчас. Звонок от Коннелли убедил его в этом.

Скоропостижный отъезд сэра Джеймса в Париж был чертовски кстати. Шеф сообщил, что в отсутствие сэра Джеймса он может общаться с его адвокатом. Сэр Джеймс готов оказать любую помощь.

О да, думал Билл, готов примерно так же, как протестант преклонить колена.

Дженис ждала его распоряжений.

— Отлично. Пора выписывать ордер на обыск.

Дженис выпучила глаза:

— Где, сэр?

— В имении сэра Джеймса. Фолблер, кажется, оно зовется.

— Сэр?

— А точнее, Дженис, в коттедже в Фолблере.


Джим Коннелли не привык к дневному свету, решила Крисси. У него был вид человека, который наблюдает деревья и траву только по телевизору.

Он шел к ним по дорожке. Крисси сразу поняла, что это он, хотя никогда раньше его не встречала. Похоже, что ему нужно выпить, пришло ей в голову. Она часто видела таких, как он. Слишком часто.

Нейл не мог долго стоять выпрямившись, и потому он облокотился о перила, будто его интересовала мутная сонная речка, протекавшая под мостом.

Легонько его толкнув, она сказала:

— Он идет.


Паб находился на полпути к Чаринг-кросс. Нейл кивнул бармену. Они с Крисси удалились в кабинку в глубине зала, предоставив Коннелли самому позаботиться о выпивке. Бармен без напоминаний сделал две водки. Коннелли заказал себе имбирное пиво со льдом.

Глотнув водки, Нейл бережно облизал разбитую губу.

— Кто-то испортил тебе фасад, — заметил Коннелли.

— Ага.

— Хочешь рассказать, за что?

— У меня были фотки. Они хотели их забрать.

— Этот парень, о котором ты говорил?

— Его друзья.

— Ну и что я должен делать?

Нейл уставился на журналиста:

— Я думаю, что всего мерзавцев пятеро.

Он сжимал руку Крисси, ногти впивались ей в ладонь. Она еле сдерживалась, чтобы не заорать от боли.

— Я видел только одного из них, но он упоминал остальных. Они используют разные имена. Одного зовут Саймон. Он у них спец по компьютерам. Тот, которого я знаю, называет себя Калигула. Он думает, что я не понимаю почему, но он ошибается.

Нейл поглядел в сторону двери. Кто-то вошел. Бармен, перехватив его взгляд, покачал головой.

Коннелли вертел в руках стакан и ждал продолжения.

— Калигула любит пожестче, — сказал Нейл. — Он накидывает что-нибудь мне на шею и затягивает, пока не кончит.

— Вот так и умер Джеми Фентон, — заметил Коннелли.

— Я знаю. — Нейл кивнул бармену, и у них на столике появились еще две водки. Коннелли пошарил в кармане и вытащил десятку. Нейл подождал, пока бармен уйдет, и затем продолжил:

— В прошлый раз я вырвался, когда зашло уж слишком далеко. Придурок не связал меня как следует. Чересчур торопился. — Он отхлебнул водки. — Мы ездим в коттедж в парке возле какого-то большого дома. Он отвозит меня и привозит обратно. Мне не видно, куда мы едем. Он завязывает мне глаза и руки. Любит развлекаться в машине, — деловито объяснял Нейл.

— Ты не знаешь, где этот коттедж?

— Нет. — Нейл растянул разбитый рот, обнажая великолепные зубы в жалком подобии своей прежней улыбки. — Но однажды я приметил, как кое-кто оттуда уезжает. У ворот остановилась машина. Внутри сидели мужчина и женщина. На этой неделе я видел их фотографию в газете. Его зовут Эдвард Стюарт.

— Боже! — Коннелли едва не поперхнулся своим пивом. Его стакан со звоном ударился о стол — Я знаю, где это. Это Фолблер. Владелец имения — сэр Джеймс Далримпл, бог и повелитель Эдварда Стюарта.

— Ну?

— Ну! Он нас обоих в порошок сотрет.

Нейл вырвал свою руку у Крисси и вскочил, брызжа проклятьями сквозь стиснутые зубы. Крисси снова схватила его за руку:

— Не надо, Нейл.

— Когда я прочитал ту заметку в газете, я не думал, что вы такой. Я думал, что вы другой. А вы такой же, как и все остальные.

— Сядь и заткнись. — Коннелли разозлился не меньше Нейла. — Надо мне подумать или нет? Мне надо подумать, как мы примемся за дело. Если я правильно понимаю, ты хочешь их достать?

Нейл молча таращил глаза, потом сел.

— Ну еще бы не хочу.

— Хорошо. И я тоже. — Коннелли улыбнулся. — И еще я хочу ухватить за рожу этого красавца Эдварда Стюарта и засунуть ее в его собственную задницу.

32

Эдвард перенес интервью с Коннелли на половину пятого. Потом позвонил в больницу. Фиона почти успокоилась.

— Джонатану гораздо лучше, — сказала она, — но пока сохраняется вероятность поражения печени. Если бы ты только раньше нашел его.

Эдвард предпочел не заметить ее обвинительного тона и пообещал приехать в больницу сразу после интервью.

— Что ты сказал Иену?

— Я сказал ему правду. Он считает, что огласки удастся избежать.

— Хорошо было бы.

Она пожелала ему удачи. Да, удача ему понадобится как никогда.

Он подумывал рассказать ей об электронном письме, но что-то удержало его. Он не хотел, чтобы кто-нибудь узнал о том, что он прочитал на экране компьютера.

Даже Фиона.


Прочитав письмо, Эдвард пошел в ванную, где его вырвало. После этого он забегал по дому, громко ругаясь.

Когда он успокоился, то начал размышлять.

Что было бы с Джонатаном, если бы он сообщил в полицию об этом письме? Эдвард содрогнулся. Это было бы ужасно. Они стали бы расспрашивать Джонатана об этой… этой гомосексуальной связи. В конце концов, может статься, что это просто чушь. Чего только дети не напишут в своих мейлах. Пускают друг другу пыль в глаза.

Нет. Он должен помалкивать. Ради Джонатана. Следует подождать, пока Джонатан будет вне опасности и у них выдастся возможность поговорить. Его долг — защищать своего сына.

Джонатану для выздоровления нужен покой. Он не справился бы с потоком вопросов прямо сейчас. Не дай бог, думал Эдвард, что-нибудь просочится в газеты.

Он заглушал в себе слабый голос совести, который напоминал ему о других детях, попавших в сети педофилов. Он сообщит в полицию, но не сейчас. Он займется всем этим, когда Джонатану станет лучше. Ради Джонатана их семью необходимо уберечь от скандала.

К Эдварду постепенно возвращалось хладнокровие. Он сосредоточился на интервью Коннелли. Ему и раньше доводилось переживать бури, переживет и эту.

Но сэра Джеймса придется посвятить, понял он. Он поддерживал Эдварда, продвигал его. Придется ему сказать.

Он оставил сообщение для сэра Джеймса у его секретаря в Париже. С просьбой перезвонить как можно скорее.

Потом он сел и стал готовиться к интервью.


Рона услышала, как Тони в лаборатории говорит по телефону. Только она направилась туда, чтобы узнать, кто звонит, как он появился в дверях лаборантской и сообщил:

— Крисси очень извиняется, но она плохо себя чувствует. Она выйдет завтра.

— Хорошо.

— Еще она просила передать, чтобы ты не беспокоилась.

— Спасибо.

Тони постоял, ожидая, не скажет ли она чего-нибудь еще, но она молчала. Он пожал плечами и вернулся к работе.

По крайней мере, она теперь знает, что у Крисси все в порядке. Судя по этому немногословному сообщению, с Нейлом тоже ничего ужасного не случилось. Но звонок избавил ее лишь от одной причины для беспокойства. Ей еще предстояло решить, как поступить с Гейвином, и это без помощи Крисси и ее здравого смысла.

Гейвин мог связать странности в ее поведении в ту ночь с результатами интернет-поисков и сообразить, что ребенок, которого она искала, имеет к ней какое-то отношение. Он не дурак. Но злодей ли он?

Злодей. Какое нелепое слово. С Гейвином ей было легко и надежно, она интуитивно доверяла ему. Напрасно она сразу не попросила его объясниться. Почему же она в нем сомневалась? Она поторопилась с выводами. Точно так же, как в истории с Шоном. Шон знал: что бы он ни говорил о той женщине в Галерее Кельвингроув, его уже осудили и приговорили.

Рона попыталась не отвлекаться от работы, но не тут-то было. К пяти часам она истомилась, снедаемая отчаянием пополам со страхом. Она должна что-то предпринять.

Когда Билл Уилсон поднял трубку, Рона, заикаясь, поведала ему о том, как познакомилась на вечеринке с неким Гейвином Маклином, который сказал, что знает Билла, и вот ей пришла мысль…

— Что это ты — проверяешь через меня своих поклонников?

Она постаралась ответить как можно беззаботнее:

— А через кого еще мне их проверять?

— Так чего же ты от меня хочешь?

— Он сказал, что сотрудничает с полицией.

— Ну?

— Это правда?

Повисла секундная пауза.

— Да. Хотя он не должен был об этом упоминать. Наверное, старался произвести впечатление.

Она через силу рассмеялась.

— Гейвин Маклин — владелец компании «Сайбер Энджелз». Специализируется на сетевой слежке. Анализирует содержимое жестких дисков, отслеживает сетевых мошенников, идентифицирует хакеров, все такое. Он работает с нами по делу педофилов.

— Хорошо. Спасибо. — У нее камень свалился с души, а Билл поинтересовался:

— Ты что, решила поменять мужчину своей жизни?

— Ну…

— Жаль. Мне нравился Шон. И саксофонист он хороший.

Слава богу, он не стал ждать ее ответа.

В свете того, что сказал Билл, и то сообщение, и появление Гейвина у Галереи современного искусства выглядели вполне невинными. Если Гейвин помогает полиции разорвать педофильскую сеть, то перехватывает корреспонденцию, имеющую отношение к делу. Это очевидно. А что касается галереи. Почему, позвольте спросить, ему нельзя встретиться там с молодым человеком? Он дядя двоих племянников, он сам ей говорил.

В этот момент Тони просунул голову в дверь, заставив ее подскочить.

— Хотел спросить, можно ли уже идти?

— Конечно. Я все тут уберу и закрою.

Рона услышала, как за ним захлопнулась наружная дверь лаборатории, и затем настала тишина. Она убрала все со стола и разложила по местам. Если Гейвин позвонит вечером, она объяснит, что они не могут пока увидеться. Ей нужно разобраться с Шоном, прежде чем отдаться очередному увлечению.

По дороге домой она заехала в библиотеку, пошла в справочный зал и взяла там каталог университетов. Оттуда она стала выписывать названия и телефоны всех крупных университетов, имеющих факультеты геологии.

Что же ей делать с этим списком? Звонить по каждому номеру и осведомляться, числится ли среди преподавателей некий мистер Хоуп?

Она отложила ручку, зная, что этот способ ей не подходит. Если она найдет мистера Хоупа, он догадается, зачем она с ним связалась. Если бы она была приемной матерью и неизвестная женщина стала бы ей названивать, расспрашивать о своем ребенке, то как бы она себя чувствовала? Она бы до смерти испугалась, решив, что ее сына хотят у нее отнять.

Ощущение безнадежности захлестнуло ее. Все напрасно. Поздно. Слишком поздно.

Подошла библиотекарь. Рона заставила себя поднять голову и согласиться, что время позднее, библиотека закрывается и ей пора домой. Сунув листок бумаги в карман, она ушла.

33

Билл Уилсон знал, что это его единственный шанс, и в напоминаниях не нуждался.

— Вы уверены, сэр?

— Исполняйте, Дженис.

— Шеф этого не одобрит.

— Я беру его на себя, констебль.

— Хорошо, сэр.

Дженис очень странно на него посмотрела. Не потому, что он усложнял ей жизнь, а потому, что она беспокоилась о нем.

— Просто скажите им, чтобы искали.

— Скажу, сэр.

Почти целый день он провел в офисе, разбирая бумаги, которые скопились у него с начала расследования. Когда позвонила доктор Маклеод, он на мгновение даже растерялся. Все было не в стиле Роны — и просьба, и манера, в которой она ее излагала. Это заставило его задуматься.

Он, конечно, не обрадовался бы, если бы Гейвин Маклин разболтал кому-нибудь о своей работе по заказу полиции. Хватило с них и того шума, который наделала публикация Коннелли. Она едва не поставила крест на всем расследовании.

Проклятье! Жаль, если Рона бросила своего ирландца. Какой сегодня пошел неуживчивый народ, думал он. Не то что они с Маргарет. Двадцать четыре года. И, Бог свидетель, у нее было достаточно причин бросить его, при той-то жизни, которая выпадает на долю жены полицейского.

Это расследование сидело у Роны в печенках. И у него тоже. Проело всю плешь.

Он позвонил Дженис, радуясь, что не отправил ее в Фолблер.

— Дженис!

— Да. — Тон у нее был таким же опасливым, как его собственный.

— Что вы знаете о Гейвине Маклине?

Она удивилась:

— Он проходил проверку, прежде чем попал к нам, сэр. Насколько я знаю, он чист.

— Я не о том. Я имею в виду его социальное положение.

— Социальное положение?

Если Дженис не прикидывалась дурочкой, то она ею была.

— Он женат? — снова попытался он.

— Нет.

— Он вам нравится?

— Сэр!

— Так нравится?

— Нет, — сказала она с чувством.

— Почему?

Она не сразу ответила:

— Не могу сказать, сэр.

— Отвечайте, констебль.

— Он слишком хорош. Таких не бывает, сэр.

— Спасибо, Дженис. Вы мне очень помогли.

Если она и уловила сарказм в его голосе, то виду не подала.

— Это все, сэр?


Звонок поступил в четыре сорок. Коттедж в Фолблере тщательно обыскали.

Докладывал сержант Джордж:

— К сожалению, штор не обнаружили, сэр.

Билл шепотом выругался. Ну все, теперь он попался. Источник Коннелли не иначе как врет.

— Но, — голос на другом конце перебил его мысли, — мы нашли кое-что другое, что может оказаться полезным.

Пока Билл слушал, его рот расплывался в улыбке. Да, сержант прав. Эта находка ничуть не хуже шторы, если не лучше.

— Забросьте это в лабораторию на обратном пути, — сказал он. — Отдайте лично в руки доктору Маклеод.


Кто-то пришел. Но ей не хотелось сейчас никого видеть. Рона опустилась обратно в ванну и закрыла глаза. Она пообещала себе, что хорошенько отмокнет в горячей воде, а потом… она повторила эти слова миллион раз. Она расскажет Шону все. И почему не отвечала на его звонки, и почему не поехала с ним, и о своих подозрениях — насчет него и себя тоже.

В дверь снова позвонили. Теперь более настойчиво. Раз в гостиной горит свет, то, кто бы это ни был, он знает, что она дома, и не отвяжется. Рона чертыхнулась, вылезла из ванны, надела халат и пошла открывать.

— Крисси! — крикнула она в интерком. — Поднимайся.

С ней был Нейл.

Рона провела их на кухню.

— Водки?

Он кивнул.

— Разбавлять?

— Все равно.

Крисси тоже согласилась выпить. У нее был такой вид, будто она не спала неделю.

— Лучше расскажите мне все.


— Этот журналист хочет вам помочь? — спросила Рона, когда Нейл закончил.

— Он сказал, что свяжется с полицией. Сдаст им информацию.

Лицо Крисси медленно приобретало здоровый цвет. Она взглянула на Нейла, стоявшего у окна.

— Просто когда мы подошли к дому, там стояла машина. Нейл ее узнал.

— Вам нельзя возвращаться в квартиру, по крайней мере сейчас. Вы должны остаться здесь, — заявила она тоном, не терпящим возражений.

Крисси умоляюще посмотрела на Нейла.

— Только на одну ночь, — сдался Нейл.

Рона решилась:

— Я хочу кое-что вам показать.

Она вернулась, неся распечатку.

— Ты упоминал имена Саймон и Калигула.

Он вытаращил глаза:

— Ну?

— Думаю, тебе стоит это прочитать.

Она наблюдала, как его взгляд скользит по странице.

— Что это такое? — Крисси с тревогой повернулась к Роне. — Где ты это взяла?

— Распечатала на принтере Гейвина с его компьютера.

— Что это еще за Гейвин?

— Это компьютерщик, о котором я тебе говорила, — сказала Крисси.

— Он наводил для меня кое-какие справки, — пояснила Рона. — Взламывал закрытые системы, честно говоря. Он выполняет заказы полиции, помогает в расследовании сетевых преступлений.

Нейл пристально изучал листок. Потом он поинтересовался, почему набор букв и цифр вверху страницы совпадает с теми, что внизу.

— Чего? — не поняла Рона.

— Ну, два одинаковых электронных адреса, — сказал он. — Глядите.

Рона выхватила страницу из его протянутой руки. Он был прав. Она напрягала память, пытаясь вспомнить все, что знала из этой области, и всякий раз приходила к одному и тому же заключению.

— Нейл. — Эта мысль не оставляла ее. — Ты когда-нибудь видел Саймона?

Черты Нейла окаменели.

— Вот гад! Нет никакого Саймона с Калигулой. Есть только один мерзавец. И я знаю эту сволочь в лицо.


Рона опять достала бутылку водки.

— Ты думаешь, что этот человек по имени Калигула или Саймон убил мальчика?

— Я не знаю, — сказал он.

— Нужно сообщить в полицию, — сказала Рона.

— Нет, — упрямился Нейл. — Подождите. Этот Маклин. Если он работает в полиции, то он должен иметь такую информацию. Почему вы не спросили у него? Зачем вы спрятали распечатку? Крисси думала, что вы с ним хорошо поладили.

Рона перебила, качая головой:

— Да. Крисси была права. Он мне нравился. Действительно нравился.

Слова находились с трудом.

— Мне было неудобно. Получалось, будто я шпионю за ним, разнюхиваю, над чем он работает. Потом я увидела его с мальчиком.

— С каким мальчиком?

— Мальчик вышел из автобуса у Галереи современного искусства. Его ждал мужчина, похожий на Гейвина.

— Вы знаете этого парня?

— Но у Гейвина есть двое племянников, это мог быть один из них.

— Как он выглядит, этот Гейвин Маклин? — встрепенулся Нейл.

— Он высокий…

— Он блондин, — перебила Крисси, — и носит твидовый пиджак. Симпатичный. Слишком часто улыбается.

Нейл отрицательно покачал головой.

— Ты думаешь, это не Гейвин?

— Нет.

Он встал:

— Вы обе оставайтесь здесь.

— Куда ты собрался? — спросила Рона.

Нейл нагнулся и запечатлел поцелуй на губах Крисси.

— Никого не впускайте. До скорого.

Без него квартира внезапно опустела. Рона встала рядом с Крисси у окна. Ей было так же грустно смотреть вслед уходящему Нейлу.

34

Крисси убедила Рону вернуться в ванную, а сама пока занялась приготовлением ужина. Потом они с остатками водки уселись в гостиной перед телевизором.

Передавали последние известия.

— Ты уверена, что это надо смотреть? — спросила Крисси.

Рона утвердительно кивнула. Всегда сохранялся шанс узнать, что преступник уже пойман и все опять хорошо.

Но нет. Пресс-секретарь полиции Стрэтклайда сообщил, что прорыва в расследовании добиться пока не удалось, но зато появилось несколько новых версий.

— Но теперь-то они его должны поймать, — со злостью сказала Крисси. Рона не сочла возможным выразить вслух свои соображения. Кто бы ни был этот Калигула, он был ушлый тип. Похоже, что он давно играет в эту игру, и если то, что рассказывал Нейл, — правда, у него высокие покровители. Если Нейл осмелится давать показания против любого из них, то они наймут лучших адвокатов, чтобы вывернуть всю историю наизнанку.

После сообщения из полиции стали передавать политические новости, главной из которых была победа консерваторов. Рона сохраняла бесстрастное выражение лица, пока комментатор знакомил телезрителей с биографией голубоглазого победителя. Затем на экране появилась фотография, запечатлевшая его счастливое семейство. Снимок был сделан в саду большого дома. Фионе следовало отдать должное — она была восхитительно хороша. Впереди стояла пухлая, но симпатичная девочка-подросток и мальчик помоложе.

У мальчика был такой вид, будто он предпочел бы стоять где угодно, но не перед объективом фотоаппарата. Рона ощутила острый укол жалости. Она знала, как Эдвард умеет давить на людей, принуждая их делать то, чего они не хотят.

Голос за кадром очертил этапы выдающейся карьеры Эдварда на ниве юриспруденции, его партийного роста и успешного достижения им власти. Эдвард сделал заявление, говоря, что его победа показала, кому принадлежат сердца и умы шотландцев, и что в парламенте он сделает все возможное для защиты и продвижения интересов Шотландии. Он намеревался арендовать квартиру в Лондоне, но приезжать в Глазго на выходные, чтобы повидаться с семьей и встретиться с избирателями.

— Насмотрелась? — спросила Крисси.

— Да.

Крисси потянулась за пультом, но в это время семейную фотографию сменил более поздний снимок мальчика, сидящего в спальне, с черным лабрадором между колен. Репортаж продолжило сообщение о том, что сын Эдварда Стюарта Джонатан вскоре после выборов попал в больницу по точно не установленной причине. Ожидается, что заболевание пройдет без последствий.

— Почему бы нам не поставить какую-нибудь музыку? — предложила Крисси. Рона не ответила. Она знала, где она видела сына Эдварда Стюарта.


— Лучше позвони Эдварду.

— И что я ему скажу? — Рона вопросительно посмотрела на Крисси. — Сказать, что я видела его сына с человеком, которого я, кажется, узнала, у Галереи современного искусства. Он ответит, что я сбрендила.

— А как же имя мальчика в электронной почте. Ты сказала, что эти негодяи говорили о каком-то Джонатане.

— Джонатанов много. Это даже может быть кодовое имя.

— Рона! И ты и я знаем, что это, возможно, совпадение, но если тебе хоть на секунду та встреча показалась необычной, ты должна позвонить Эдварду. Если он знает Гейвина, мы можем успокоиться хоть насчет этого.

— Я знаю.

На звонок никто не отвечал. Где бы Эдвард ни находился, дома его не было. Она ждала щелчка автоответчика, но тут запыхавшийся голос произнес:

— Алло. Да? Резиденция Стюартов.

— Простите за беспокойство. Мне нужно поговорить с Эдвардом Стюартом.

— Они все в больнице. Они там целый день.

— Я узнала из новостей о Джонатане. Надеюсь, он скоро поправится?

— Его жизнь сейчас вне опасности, но еще бы чуть-чуть — и все, — горестно пробормотала женщина. — Ума не приложу, что на бедняжку нашло, — бубнила она, обращаясь больше к самой себе, чем к Роне. — Он у нас все принимает близко к сердцу.

Рона выразила ей соболезнования и положила трубку.

— Ну что? — спросила Крисси.

— Эдвард в больнице, — ответила она. — Экономка говорит, что жизнь Джонатана вне опасности, но он был на волосок от смерти.

Крисси выглядела озадаченной.

— Если ты видела его в четверг, то это, должно быть, какой-то острый приступ.

— Но вот что странно.

— Что?

— Эта женщина сказала: «Ума не приложу, что на бедняжку нашло».

— Что нашло?

Роне в голову полезли неприятные догадки.

— Может быть, он хотел покончить с собой? — спросила она.

— Зачем ему это?

— По словам этой женщины, он все принимает близко к сердцу.

— Моя мама раньше часто так мне говорила, — угрюмо заметила Крисси. — А как иначе?

35

Джонатану снился сон.

Сон был хороший, и просыпаться не хотелось. Он был в своей спальне. Эми убрала ее, и ему больше не о чем было волноваться. Он услышал, что залаял Лобби, и подошел к окну. Лобби вообще почти никогда не лаял. Мама твердила, что это уже не сторожевой пес. Слишком старый. К удивлению и радости Джонатана, Лабрадор мчался по траве, как щенок. От этого Джонатан снова почувствовал себя ребенком, как в ту пору, когда он прятался в ветках яблони или плавал в реке. До того, как он стал всего стесняться.

Пес скрылся в лесу.

Джонатан ждал, что он сейчас прибежит обратно. Он слышал лай, но Лобби не появлялся. Там кто-то был. Тот, кто позвал его и не отпускал. Джонатан испугался.

— Лобби! Ко мне! Лобби! — кричал он.

Потом кто-то назвал его по имени. Он был в его комнате.

Джонатан обернулся на голос. Голос был знакомый, неприятный.

— Это я, Джонатан. Я пришел за тобой.


— Все хорошо. — Его взяли за руку.

Джонатан открыл глаза.

Сверху на него с улыбкой глядела медсестра.

— Страшный сон приснился?

Он смущенно мотнул головой, но сестра Дженкинс, кажется, ничего не заметила.

— Я смерю тебе температуру и оставлю тебя в покое. Твой папа скоро придет. — Она ободряюще улыбнулась. — Вот так. Будешь слушать музыку?

Она подала ему плеер с наушниками, лежавшие на тумбочке у кровати, и четыре диска.

— Вот этот мне нравится, — сказала она. — Я возьму его у тебя послушать, когда старшая сменится. — Она заговорщически взглянула на него, поправила одеяло. — Я зайду попозже, посмотреть, как ты тут.

Жаль, что он не может с ней поговорить. Ему нравилась сестра Дженкинс (ее имя было Рейчел, он слышал, как другая сестра зовет ее). Вначале он беспокоился, как бы она не стала презирать его за то, что он сделал, но его страхи были напрасны. Она сразу сказала ему, что все понимает. Раз уж это случилось, то кризис миновал, сказала она, и сейчас все пойдет на лад.

Но так ли это?

Джонатан надел наушники и включил звук. Если музыка играет громко, она прогоняет кошмар.

36

Билл положил трубку, потом снова поднял. Если есть хоть малейший шанс, что источник Коннелли не врет, надо звонить Роне.

После дюжины телефонных трелей ответил сонный голос.

— Крисси?

— Да!

— Это Билл Уилсон. Я уж подумал, что ошибся номером.

— Я тут на пару дней поселилась у Роны. Сейчас я ее позову.

Билл услышал шлепанье босых ног и голос Крисси. Немного погодя она снова взяла трубку:

— Ничего не понимаю! Когда я заснула, она была здесь.

— Когда это было?

— Часов в десять. Мы вместе смотрели телевизор. Она сказала, что устала и ложится спать. Я прикорнула на диване.

— У нее были причины выходить из дому?

Крисси явно не горела желанием просвещать его на этот счет.

— Я не знаю. Может, она пошла прогуляться. Она была расстроена.

— Чем Рона была расстроена?

— Понятия не имею.

Билл знал, что он попусту тратит время. Если это их общий секрет, то Крисси его не выдаст.

— Когда Рона вернется, попроси ее со мной связаться, хорошо?

Крисси пообещала.

Биллу Уилсону было не по себе. С того самого звонка от Коннелли его мучило подозрение, что где-то он недосмотрел.


Рона не любила уезжать без объяснения причин, но сейчас она и сама не знала наверняка, что собирается делать.

С полчаса она бесцельно кружила по тихим соседним улицам, жалея, что нельзя поговорить с Шоном, услышать его безмятежный голос посреди этой сумятицы, которая вторглась в ее жизнь.

В десять часов она сказала Крисси, что ложится спать. Дожидаться Нейла было бесполезно, поскольку они все равно не знали, когда он может прийти. Она задремала и проспала два часа, пока ей не приснился кошмар. Она лежала в постели, и ее трясло. Если ничего не делать, она сойдет с ума.

И вот теперь она ездила по городу среди ночи, обдумывая, как сообщить своему экс-любовнику, что его сын, возможно, угодил в смертельно опасные педофильские сети. Она выставляла себя полной дурой.

Рона притормозила у тротуара, выключила двигатель и полезла в сумку за мобильником. Послушный ее голосу, экран высветил номер Эдварда. Она нажала ОК.


Эдвард ответил. Если бы трубку сняла Фиона, она бы сразу дала отбой.

— Рона! Какого черта! Час ночи.

— Ты мне нужен.

— Рона! Если ты опять насчет…

— Заткнись, Эдвард. Я по поводу Джонатана.

— Джонатана?

Она застигла его врасплох.

— Мне кажется, он в опасности. Джонатан когда-нибудь упоминал некоего Саймона?

— Что? — Теперь Эдвард весь обратился в слух.

— Ответь мне, Эдвард. У Джонатана есть знакомый по имени Саймон?


Рона поехала прямо в больницу. Если Эдвард выехал из дому сразу же, он доберется через десять минут после нее. Когда она выключила двигатель, на нее тяжело опустилась тишина. Как странно. Вот она опять, семнадцать лет спустя, ждет Эдварда у больницы Только сейчас ночь. И на этот раз ребенок не ее.

В тот вечер, когда ее положили, Эдвард привез ее в приемный покой, сдал медсестре и уехал. Рона пыталась представить все это в виде шутки. Ее бойфренд, рассказывала она всем желающим ее послушать, страдает аллергией — у него аллергия на больницы. Аллергия на детей — это было бы ближе к истине.

Тишину расколол вой сирены. От этого звука спина у Роны покрылась мурашками. Она увидела машину «скорой помощи» и въезжающую в дверь каталку с пострадавшим. Хорошо, что на работе ей хотя бы не приходится спасать чужие жизни.


Эдвард выслушал ее сбивчивый рассказ о педофилах, которые при помощи Интернета завлекают в свои сети доверчивых детишек. Она рассказала и о найденном ею электронном письме, и о мужчине, в компании которого видела его сына. В кои-то веки Эдвард слушал не перебивая. А потом попросил ее о встрече в больнице. Он должен сообщить ей кое-что с глазу на глаз.

Рона устала как собака. Она выложит Эдварду все, что знает, и пусть делает что хочет. Тогда она выбросит все это из головы и поедет домой. А потом позвонит Шону, потому что едет к нему в Париж.

Человек, которого она приняла за Эдварда, приближался. Когда он стукнул в окно, она протянула руку и открыла дверцу. Он сел рядом на пассажирское сиденье.

— Привет, Рона.

— Гейвин!

— Я глазам своим не поверил, когда увидел вашу машину, — сказал он. — Господи боже мой, что вы здесь делаете?

У Роны пропал голос.

— Подруга попала в аварию, — с трудом выдавила она. — Ее решили оставить на ночь для наблюдения.

Гейвин смотрел недоверчиво.

— А вы здесь зачем? — Рона попыталась поддержать беседу.

— У моего племянника подозрение на аппендицит. Ну и раз я на этой неделе у них за старшего, пока сестра с мужем в отпуске… — Гейвин замолчал. — Ваша подруга точно вне опасности? У вас такой встревоженный вид.

Рона кивнула.

— Ну тогда ладно, — сказал он с улыбкой.

Она смотрела ему вслед, пока он не скрылся в приемном покое. Только тогда она позволила себе признаться, как сильно он ее напугал.

Прошло еще десять минут, прежде чем появился Эдвард. В течение этого времени Рона чуть не сошла с ума, то подозревая Гейвина, то чувствуя себя из-за этого форменной идиоткой.


— Какой мужчина?

Эдвард смотрел на нее как на безумную.

— О котором я тебе рассказывала. Который связан с полицией.

— Он здесь? Почему?

— Он сказал, что его племянника положили с аппендицитом.

— И ты ему не веришь.

— Не вполне…

— Это тот, с кем ты видела Джонатана?

Она кивнула.

— Тот, у которого ты распечатала письмо?

— Да.

— Ладно. Пойдем проверим, правду ли он говорит.

Вход в приемное отделение был заставлен каталками, как будто недавно где-то произошла катастрофа и всех пострадавших свезли сюда. Внутри все было таким, каким сохранилось в воспоминаниях Роны, за исключением свежеокрашенных стен и плаката с названием больницы — «Траст Хоспитал». Над левой грудью медсестры за стойкой красовался бэджик с этим же названием и ее собственной фамилией. Медсестра была такая же усталая и замотанная, как и та, что регистрировала Рону много лет назад.

Эдвард объяснил, что пришел навестить сына и выложил на стойку свою визитную карточку. Сестра мельком взглянула, узнала фамилию и сообщила, что всё в порядке. Мистер Стюарт может пройти наверх, тихо, пожалуйста.

Он улыбнулся одной из своих обворожительных улыбок, и медсестра просияла. Он поинтересовался, не поступал ли недавно мальчик с подозрением на аппендицит.

— Мне кажется, это племянник одного из моих друзей.

Сестра утвердительно кивнула.

Да, мальчик с аппендицитом сейчас в палате.

— Ему сделали обезболивание, — сказала она. — Удаление аппендицита запланировали на утро.

— Спасибо.

Эдвард обернулся к Роне. Опять ты ошиблась, говорил он всем своим видом.

Прежде чем они поднялись наверх, он рассыпался в комплиментах Национальной службе здравоохранения. Сестра осталась совершенно им очарована.

37

Кто-то откинул Джонатану волосы со лба. Впервые Рона смогла его как следует разглядеть. Он похож на отца, решила она, но изящный нос унаследовал от Фионы.

Когда они проходили мимо, дежурная сестра улыбнулась им, узнав, очевидно, одного из ночных посетителей.

На столике у окна стоял огромный букет цветов, а на тележке у кровати лежал плеер и стопка компакт-дисков.

— Нельзя его будить, — сказала Рона, у которой сжималось сердце оттого, что она стоит в этой палате и смотрит на сына Эдварда. И этот сын — не ее.

— Он не проснется. Ему вкололи снотворное, — сказал Эдвард глухим от напряжения голосом. Он провел ее в смежную комнату с кофеваркой, телевизором и телефоном.

— Ну и роскошь, — заметила Рона.

— Я должен работать, пока я здесь, — объяснял Эдвард, — больница относится к этому с пониманием.

Он взмахом руки указал на стул, приглашая ее садиться.

— Газетчики не знают… — наконец начал он. — Предположительно Джонатан пытался покончить с собой.

Он взглянул в озабоченное лицо Роны.

— Но я убежден, что все это недоразумение, — продолжал он. — Джонатан пил. Водку. Мы нашли пустой флакон из-под парацетамола.

Рона промолчала.

— Я уверен, что он по ошибке принял лекарство.

Роне это не показалось убедительным.

— А при чем здесь этот Саймон? — тихо спросила Рона.

Прежде чем ответить, Эдвард шагнул к двери и закрыл ее.

— В компьютере у Джонатана было сообщение от какого-то Саймона, — сказал он. — Это навело меня на мысль, что Джонатан попал в беду.

— О, Эдвард! — Рона встала и подошла к нему, исполнившись вдруг жалостью к этому человеку, которого так долго ненавидела. — А что сказали в полиции?

Он вперил в нее ледяной взгляд:

— Я не обращался в полицию.

— Ты должен. Если Джонатану угрожает опасность, ты должен сообщить в полицию. — Рона вспомнила грязную подушку и лицо другого молодого человека.

В глазах Эдварда отразилась мука.

— Я не могу, Рона. Тогда мне конец.

— Фиона знает об этом сообщении?

Он покачал головой:

— Ты единственная, кто знает.

— Да как ты смеешь вешать на меня такой груз, Эдвард! — в ярости вскричала она. Ничто его не заботит, кроме сохранения репутации. Еще больше она злилась на себя. Если бы только она рассказала о своих подозрениях Биллу, вместо того, чтобы звонить Эдварду.

— Ты не можешь ставить мне в вину желание защитить своего сына, — с обидой заявил он.

— Ты не Джонатана защищаешь, — презрительно возразила она, — ты защищаешь свою собственную карьеру.

На мгновение наступила тишина. Затем Эдвард сказал:

— Ты сама однажды сделала этот выбор. Помнишь?


Зная, что отец в соседней комнате, Джонатан не хотел открывать глаза. Он не хотел ни видеть его, ни говорить с ним.

Он хотел снова забыться, но голос отца мешал ему. Второй голос, женский, не принадлежал ни матери, ни сестре Дженкинс. Это был сердитый голос. Даже в его состоянии он испытывал удовольствие от того, что кто-то сердится на его отца.

В одном он был уверен: они не станут обсуждать его поступка. Он знал, что, по официальной версии, ничего такого не произошло. Он находится в больнице в связи с несложной операцией, вот и все. Сын Эдварда Стюарта никогда бы не попытался покончить с собой. Это было бы слишком неприлично. Сестрам наверняка приказали помалкивать. Только сестра Дженкинс намекнула, что она в курсе. Психиатр его не посещал. Даже мама вела с ним одни обыкновенные больничные разговоры: ты скоро будешь дома и ни о чем не волнуйся. Эми была единственной, кого ему хотелось видеть, но ей не разрешали его навещать.

— Ты увидишь Эми, когда приедешь домой, — сказал отец, как будто Эми была их кошкой или собакой.

В палате было темно, только в изголовье кровати горел маленький ночник, повернутый в сторону. Он решил послушать еще один диск. Сунув в уши наушники, он лег и закрыл глаза, отгородившись от мира.


Если бы не наушники, он бы услышал, как открывается дверь. А так он не услышал ничего, пока его рот не закрыла рука.

Голос зашептал на ухо:

— Тебе нечего бояться. Это я, Саймон. Я пришел вызволить тебя отсюда.

Джонатан повернул голову к говорившему.

— Ты ведь хочешь выйти отсюда, правда?

Если он согласится, Саймон его не тронет.

— Сейчас я уберу руку, чтобы мы могли поговорить. Ладно?

Джонатан кивнул.

— Ну вот. Извини, конечно. — Саймон встал. — Куда они спрятали твою одежду?

— Я не могу идти с тобой, — выпалил Джонатан. — Родители рассердятся.

— Тебе почти шестнадцать лет. Ты взрослый. Ты можешь уходить из дому, когда захочешь. — Он улыбнулся. — Мы оставим им записку.

— Я не хочу.

Глаза Саймона потемнели.

— У меня нет денег. — Джонатан цеплялся за соломинки.

— Ах вот в чем дело. — Лицо Саймона вновь сделалось приветливым. — Это не беда.

Он швырнул Джонатану какую-то одежду.

— Кто к тебе сюда приходил?

— Мой отец.

— Нет, женщина.

Какие у него жестокие глаза. Как эти глаза могли ему нравиться?

— Я ее не видел.

Саймон открыл дверь, выглянул в коридор.

— Ладно. Я знаю, что ты любишь игры. Давай поиграем.

Он вытащил моток веревки и нож.

— Повернись.

Чувствуя страх и стыд, Джонатан повиновался.

— Давай-ка сделаем еще лучше…

Саймон заткнул ему рот кляпом.


В воздухе было свежо. Саймон снова принялся успокаивать Джонатана, мол, на заднем сиденье припасено одеяло, на случай, если он замерзнет. Джонатан, спотыкаясь, спускался по металлическим ступенькам пожарной лестницы и молил Бога, чтобы сестра Дженкинс заглянула к нему и подняла тревогу. Но окно палаты на третьем этаже оставалось темным. Дважды Саймон швырял его на холодные железные ступеньки и велел лежать, пока не убеждался, что за пожарным выходом на каждой из площадок все спокойно. На площадке первого этажа он поднес нож к самому лицу Джонатана, и при слабом Свете аварийной лампочки Джонатан узнал его. Откуда этот нож у Саймона? Нет, это не тот нож. А если тот, это означает, что Саймон был у него на кухне. Джонатан едва не лишился чувств.

Внизу пожарной лестницы Саймон заставил его сесть, а сам проверил, нет ли кого на стоянке. Джонатан лихорадочно оглядывал темные окна у себя над головой в надежде, что хоть кто-нибудь выглянет.

— Порядок. Идем.

Его поволокли за угол здания, где притаилась серая машина. Кляп плотно сидел во рту, не давая дышать. Возле машины Саймон низко пригнул Джонатана, огляделся, открыл заднюю дверь и втолкнул его внутрь. Джонатан рухнул на сиденье.

— Ну вот, — торжествующе подытожил Саймон, садясь за руль и закрывая все замки. — И чтобы доказать тебе, как много я о тебе думаю… — Он поднял какую-то тряпицу с переднего пассажирского сиденья, зарылся в нее лицом, а затем швырнул назад. — Узнаешь?

Желудок Джонатана свело судорогой. Он почувствовал свой запах. У Саймона была его футболка, и достать ее он мог только у него в комнате.

— Ну как тебе наша новая игра?

Еще одно мгновение он видел над собой улыбающееся лицо Саймона, а потом на глаза упало одеяло.


Когда Рона приехала домой, в прихожей горел свет, чтобы она могла разглядеть записку, которую нацарапала ей Крисси. Инспектор Уилсон хочет с ней поговорить. Четыре часа утра. Неужели Билл захочет с ней разговаривать прямо сейчас? Нет, конечно. Она заглянула в гостиную. Крисси спала на диване. Значит, Нейл пока не вернулся.

Она решила, что позвонит Биллу первым делом. После чего, поставив будильник на семь, улеглась в постель.

38

Находясь на службе в полиции, Билл Уилсон проспал тридцать шесть убийств. В среднем выходило по три убийства в год за последние двенадцать лет.

Во время расследования он никогда не делился своими мыслями с женой. Он не хотел, чтобы она ужаснулась, узнав, что водится в его черепной коробке.

Последние четыре дня он ожидал, что вот-вот произойдет новое убийство. Это ожидание определяло каждый его шаг. Ради того, чтобы предотвратить его, он готов был вызвать огонь на себя. Так и случилось после обыска в коттедже сэра Джеймса Далримпла, который он провел, поверив словам парня-проститутки. Он доказывал шефу, что все оправдано, поскольку при обыске обнаружили подвязку для штор — копию той, которой задушили мальчика. Шеф не согласился. Существуют тысячи таких подвязок, прорычал он. И хотя они прочесали весь коттедж частым гребешком, больше ничего не нашли.

Коннелли настаивал на своем. Мальчишка занимался там сексом с человеком, называющим себя Калигулой. Он полагает, что Калигула и Саймон — это одно лицо. Почему Билл не спросит об этом Рону Маклеод? Он и хотел, но ее мобильный телефон не отвечал.

В итоге у него опять ничего не было, и он знал это.

— Приходите, когда ваш мальчик по вызову согласится дать настоящие показания, — сказал шеф в заключение беседы. — Тогда мы поговорим с сэром Джеймсом Далримплом.


Не успел он зайти в кабинет, позвонила некая Рейчел Дженкинс. Пропал Джонатан Стюарт. В палате он оставил записку, но она была уверена, что он никогда бы не написал ее по собственной воле. Билл спросил, оповестила ли она семью. Ее голос был полон негодования, когда она описывала, с каким скрипом Эдвард Стюарт дал согласие на звонок в полицию.

Эта женщина мне по сердцу, решил Билл.

— Ничего не трогайте и никого не впускайте до моего приезда.


Когда Билл приехал в больницу, Эдвард Стюарт уже его ждал. Потребовался целый час, чтобы он начал говорить правду.

— Куда поехала доктор Маклеод после вашей беседы о Джонатане?

— Она сказала, что едет домой.

Билл вынул мобильник и набрал домашний номер Роны. Ответила Крисси. Из полиции за Роной послали машину, сказала она.

Когда Билл в конце концов дозвонился до Дженис, она подтвердила, что в то утро никто в полиции не связывался с Роной Маклеод.

— И Гейвин Маклин тоже не отвечает. К нему выезжал патруль. Соседка сказала, что он живет в доме у сестры и присматривает за племянниками, пока сестра находится в отпуске.

— Когда Гейвин объявится, доставьте его ко мне.

Эдвард Стюарт вдруг навострил уши.

— Гейвин Маклин. Рона говорила, что встретила этого человека на стоянке. Он сказал, что его племянник в больнице. В приемном отделении вроде бы подтвердили это. Рона нашла у него в квартире нечто такое, что, по ее словам, может иметь отношение к Джонатану.

— Что именно?

— Электронное сообщение от какого-то Калигулы, где упоминается некий Джонатан. Она посчитала, что это связано с работой Маклина на вас.

Билл угрюмо слушал. Выйдя от Стюарта, он послал констебля навести справки в приемном отделении. Если Маклин говорил правду, то у них должен быть адрес его сестры.

Констебль вскоре вернулся и сообщил, что мальчик с аппендицитом поступил ночью и его мать сейчас находится при нем.

— Его мать?

— Да, сэр. Она приехала вместе с ним на «скорой помощи». Высокого светловолосого мужчину видели возле приемной. Потом он исчез.

— А мать мальчика? Что она говорит?

— Что не знает никакого Гейвина Маклина.

— Звоните в участок. Мне необходим ордер на обыск квартиры Гейвина Маклина, и также я хочу, чтобы обыскали дом Стюартов.

— У нас есть на это разрешение мистера Стюарта, сэр?

— Оно у нас будет, констебль. Можете не сомневаться.

39

Рону мучила тошнота. Это было похоже на аттракцион «американские горки». Она болталась в металлической коробке багажника, ударяясь о стенки и заклиная содержимое своего желудка оставаться на месте.

Она уже была готова сдаться, когда машина резко сбросила скорость. Рона подскочила и шмякнулась о крышку багажника. Потом они опять поехали, но не слишком быстро. Казалось, так продолжается уже около часа. Они могли находиться где угодно в радиусе шестидесяти миль от Глазго. Она приготовилась к следующему повороту.


Рона не проспала и часа, когда телефон вновь разбудил ее. Крисси первой схватила трубку.

— Нейл?

Крисси покачала головой.

— Тебя немедленно требуют в полицию. Выслали машину без опознавательных знаков. Она будет ждать тебя в конце улицы, — передала Крисси.

— Хорошо.

Рона оделась, сунула в карман еще денег и направилась к двери.

— Не волнуйся, — крикнула она. — Нейл скоро придет.

Крисси кивнула, не слишком уверенно.

Безоблачное утреннее небо предвещало теплый день. Рона быстро шагала по улице. Она все им расскажет. Она подтвердит рассказ Нейла. Джонатан будет спасен. А Эдвард пусть как хочет.

Рона заторопилась к ожидавшей на углу машине. Когда вышел водитель, она крикнула: «Доброе утро!» — думая, что это кто-то из знакомых.

Она не ошиблась.

Гейвин Маклин с улыбкой обрушил домкрат на голову Роны.


Открыв глаза в удушающей темноте, Рона сначала подумала, что ее похоронили заживо, и адреналин хлынул ей в кровь. Ее руки были связаны за спиной, и она в смертельном ужасе пинала ногами железные стенки.

Как же часто она, прибыв на место преступления, видела тела, скрученные подобным образом. Она брала образцы крови, мочи, спермы. Она получала срез страха, который испытывала жертва, и забирала его с собой в лабораторию. Для нее это была головоломка, требующая решения. Но на этот раз все образцы в лабораторию доставит Тони. Тони попросит Крисси провести тесты.

Нет! Она не станет об этом думать. Если бы Гейвин хотел убить ее, он бы сто раз уже это сделал. Он завезет ее куда-нибудь и бросит, чтобы выиграть время для бегства. Нужно успокоиться, собраться с мыслями. И еще надо сделать так, чтобы перестало тошнить. Это очень противно — с кляпом во рту. Надо отвлечь себя от тошноты.

И тут она вспомнила. Когда она была беременна, по утрам она спасалась от тошноты, напевая какой-нибудь мотив.

Рона стала гудеть сквозь кляп. Сначала первые несколько нот, потом следующие. Она дошла до конца и начала сначала. На третий раз она поняла, что это. Это была мелодия, которую играл Шон, когда они впервые встретились.

Она не умрет. Крисси уже ищет ее. Крисси, Нейл и полиция. Билл Уилсон вызволит ее. Она останется в живых и спасет Джонатана.

Вот уже некоторое время мальчика не было слышно, хотя сначала с заднего сиденья к ней в багажник проникал его надрывающий сердце плач. Она пыталась дозваться его, дать ему понять, что она тут, но кляп во рту заглушал все звуки.

Последние пять минут они ехали по ухабам. Машина прыгала вверх и вниз, швыряя Рону об пол и крышку. Потом они сбавили ход. Рона собрала волю в кулак, готовясь к остановке. Прошла еще целая вечность, прежде чем багажник открылся и остро потянуло сыростью от близкой воды.

Дневной свет ослепил ее. Она потеряла способность ориентироваться и только дрыгала ногами, когда ее волокли за шиворот из багажника.

— Давайте, доктор Маклеод. Добро пожаловать в ваш загородный дом.

Гейвин погнал ее по тропинке, ведущей в низкий белый коттедж. После яркого света глазам снова пришлось привыкать к полутьме в холле. Она не увидела, но почувствовала ступеньки, шагнула вперед и упала, больно ударившись голенью. Гейвин, разозленный ее неловкостью, сам пошел впереди и потащил ее за собой. На лестничной площадке снова стало светло. Остановившись у первой двери, Гейвин втолкнул ее внутрь.

Она пролетела через всю комнату и врезалась головой в стену, так что отвалился кусок штукатурки. От удара и взрыва боли в голове Рона перестала соображать. Когда Гейвин внезапно ослабил хватку, она медленно начала съезжать по стенке на подкосившихся ногах, пока не очутилась перед ним на коленях. Он вытащил кляп и смотрел на нее сверху вниз, не позволяя ей повернуть голову. С ужасом она поняла, что заперта в ловушке между ним и стеной.

Он схватил ее за волосы и рванул на себя. Ее зубы заскрипели, когда лицо уткнулось в его набухшую ширинку.

— Это ты виновата, Рона. Я приехал в больницу всего лишь напомнить нашему юному другу, чтобы он держал язык за зубами.

Он рывком поднял ее за подбородок.

— Потом я встретил тебя. Ты не настолько хорошо конспирируешься, как тебе кажется. Я спросил себя: с какой это стати наша маленькая Рона меня боится? И я вспомнил, что ты уже смотрела на меня так однажды. В ту ночь, когда я нашел в списке твоего сына.

— Я не боялась.

В его взгляде появилась жалость.

— Ты не умеешь врать, Рона. Когда ты врешь, это всегда видно. Ты порола эту чушь про Шона, а на самом деле только и мечтала, чтобы я тебя трахнул. Ну что же, ты почти добилась своего. Но давай не будем торопиться. За тобой было интересно наблюдать. А искать детей — это моя специальность.

Его слова поразили ее в самое сердце.

Лайем. Неужели она навела его на Лайема? И все эти беззащитные молодые люди. Дети, о которых Гейвин узнал лишь благодаря ей.

— Что ты сделал с Джонатаном?

— Он внизу. Мне нельзя задерживаться. Он меня ждет.

Она должна ему помешать.

— Оставь нас связанными. Мы не сможем убежать. Мы никому об этом не расскажем.

Он покачал головой:

— У меня свои планы насчет Джонатана.

— Если ты здесь останешься, тебя поймают. Нейл знает, кто ты такой. Нейл скажет им, где тебя искать.

Гейвин мерзко ухмыльнулся:

— Разве ты не знаешь? Этот говнюк мертв.

— Нет.

— Не сумел вовремя заткнуться.

Он расстегнул молнию на брюках, часто и прерывисто дыша.

— Ты убил Джеми Фентона.

Гейвин облизнул губы.

— Мы не убиваем во время секса. Не нарочно… Некоторые… вещи… способны усилить удовольствие. Мальчишка знал, на что шел. Им хватает того, что мы им платим.

— Хватает, чтобы умереть?

— Люди все время умирают. — Он достал член из штанов. — Они приходят вот за этим. Джонатан пришел за этим. Я только дал ему то, чего он хотел.

Она должна удерживать его разговорами.

— Он ведь еще ребенок.

— Бедный малыш Джонатан. Никто его не понимает. Нежеланное дитя. — Он давил ее тяжелым взглядом. — Не мне тебе говорить, Рона. Ты сама отказалась от своего ребенка.

Он играл сам с собой, забавляясь ее страхом.

— Калигула считает, что нам следует убить вас обоих. Но это уже слишком.

— Не говори так, будто это другой человек, Гейвин. Я знаю, что это ты.

Он вздохнул:

— Калигула — это я, а я — это Калигула.

Его руки сдавили ей шею. Давление заставило ее широко раскрыть рот.

— Кто еще знает обо мне, Рона?

Ее мышцы сводила судорога. Со стыдом она ощутила, как горячие струи текут у нее по ногам, образуют на полу лужу.

— Кто еще знает обо мне?

Внезапно раздавшийся телефонный звонок отвлек его внимание.

Он убрал руки, и она рухнула на пол.

Взглянув на нее без всякого выражения, Гейвин молча вышел из комнаты и спустился вниз. Рона поднялась на ноги. Она чувствовала, что веревка, связывавшая ее запястья, дала слабину. Гигантским усилием ей удалось выпростать из оков правую руку. Отвлекшись на звонок, Гейвин забыл запереть дверь. Это был шанс.

Она стояла на площадке, держась за перила, и прислушивалась.


Руки и ноги Джонатана были крепко привязаны к углам кровати. Саймон разговаривал по телефону во дворе. Джонатан извивался всем телом в последней отчаянной попытке освободиться.


Закончив разговор, Гейвин направился к дому. Увидев его у подножья лестницы, Рона обмерла. Он начал подниматься, но вдруг остановился, как будто вспомнив что-то, и пошел обратно.


— Я собирался тут с тобой повеселиться, устроить небольшой праздник для двоих. Вкусная еда, хорошее вино, игры без конца.

От улыбки Саймона по коже у Джонатана поползли мурашки.

— А ты все испортил.

— Не смотри на меня. Я не хочу, чтобы ты на меня смотрел.

Саймон сказал со вздохом:

— Я и не хочу на тебя смотреть. И ни одна девчонка не захочет, когда узнает, чем ты занимался.

— Заткнись!

— Мне — заткнуться? — Лицо Саймона исказили ненависть и отвращение. — Ну уж нет. Я скажу тебе, что я с тобой сделаю. Я скажу все, что мне захочется… и сделаю все, что мне захочется.

— Не смей меня трогать!

— Калигула был прав. Ты не мой тип, в конце концов.

40

Стеклянная дверь открылась, и из палаты вышла Дженис. Билл взглянул на нее с надеждой. Она покачала головой:

— Он все еще без сознания, сэр.

Билл посмотрел через стекло на сгорбленную спину Крисси.

— Доктор говорит, ему повезло, что он остался жив.

— Как Коннелли его нашел?

— Нейл позвонил и сказал, что у него назначена встреча с кем-то в парке, возле эстрады. С кем-то, кого Коннелли должен увидеть. Когда Коннелли туда приехал, Нейл пытался ему что-то объяснить, прежде чем потерял сознание. Что-то про озеро. Они на озере, сказал он.

— «Они на озере»?

— Да, сэр.

— Да у нас тут миллион озер в округе: Троссакс, Лох-Лонг, Лох-Ломонд, — недовольно заметил Билл. — Выбирай любое. У Крисси спрашивали?

Дженис покачала головой.

Когда Билл распахнул дверь, Крисси с тревогой на лице подняла голову. Она не позволит ему допрашивать Нейла, это ясно.

Билл взял стул и сел рядом с ней. Она держала Нейла за руку.

— Его матери не было дома, — тихо сказала она. — Трубку поднял отец. Я сказала ему, что Нейл в больнице. А он ответил, что у него нет сына по имени Нейл.

Крисси замолчала.

— Мне нужна твоя помощь по одному вопросу. Коннелли слышал, как Нейл произнес слово «озеро», прежде чем потерять сознание. Ты не знаешь, что он хотел сказать?

Крисси сначала озадаченно покачала головой, а потом вдруг ее осенило.

— Да, — торжествующе воскликнула она. — Кажется, я знаю, где это.

41

Соленый пот щипал ему щеку.

Саймон перестал разговаривать с ним и теперь тихо бормотал что-то про себя.

Джонатан лежал неподвижно.

Саймон взглянул на него так, будто совсем забыл о его существовании.

Он прошел в угол и раскрыл сумку, лежавшую там. Когда Джонатан увидел кожаные ремни, с его губ сорвался возглас ужаса.

— Вот для чего ты здесь. Тебе ведь это нравится, не так ли, Джонатан?

Саймон приближался, вновь и вновь повторяя его имя.


Услышав протяжный вскрик Джонатана, Рона бросилась вниз, хотя и не представляла себе, что станет делать там внизу. Крик резко оборвался, и наступила мертвая тишина. Рона обмерла. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем снизу снова послышались звуки. Чувство облегчения захлестнуло ее. Если Джонатан плачет, значит, он жив.

Она слышала, как он жалобно скулит и стонет. Рона не могла этого выносить. Она должна была отвлечь Гейвина от Джонатана любой ценой, даже направив его внимание на себя. Ее глаза заметались по холлу. Входная дверь все еще была открыта. Был шанс на то, что если она спрячется за дверью, он ее не заметит.

Она захлопнула дверь и снова распахнула, затем притаилась позади. Послышались шаги. Если Гейвин пойдет наверх, ей конец.

Она перестала дышать, когда он выскочил мимо нее на улицу. Рона немедленно всем телом бросилась на дверь и захлопнула ее. Потом задвинула засов.


Джонатан глядел на нее безумными глазами:

— Вы кто?

— Я твой друг.

Рона потянула за веревку, которой его ноги были привязаны к железной кровати. Ее израненные руки распухли, отекшие пальцы не слушались. Вдруг ее взгляд упал на кухонный нож, валявшийся на полу возле кровати. Широкое лезвие нельзя было просунуть между веревкой и лодыжкой мальчика, и пришлось резать снаружи.

— Замри и не шевелись.

Она приступила к делу. Веревка подавалась с большим трудом, но наконец Джонатан смог свободно двигать ногами. С кожаным ремнем, державшим его руки, справиться оказалось легче. Он сел и сорвал с шеи шнур с кистями, открывая багровый шрам.

— Он забрал твой мобильник? — торопливо спросила Рона.

— Мобильник в кармане.

Джонатан указал на куртку, висевшую за дверью. Рона стала лихорадочно рыться в карманах. Когда она запустила руку в последний, раздался грохот и звон — это высадили окно. Джонатан бросил на нее взгляд, полный панического ужаса.

Она швырнула ему мобильный телефон.

— Если есть связь, набирай 999. Они нас засекут.

Он кивнул.

— Вы куда?

— Не дать ему вернуться.

Рона схватила нож и сунула его за пояс. Прихватив еще кочергу из камина, она открыла дверь.

В холле курился дымок. По-видимому, дым шел из-за двери в глубине дома. Мерзавец хочет нас выкурить, догадалась Рона. Не задумываясь, она побежала туда и распахнула дверь. В нос ударил запах бензина. Огонь уже прокладывал себе путь по полу от разбитого окна. Нужно попытаться затушить его шторами. Она ринулась было вперед, но поняла, что поздно, и метнулась назад в холл. Комната у нее за спиной взорвалась языками пламени.


Они отъехали на милю от Аррокара, когда в машине запищала рация. Ответил водитель. Рыболов, с пользой проводивший этот долгий день в Шотландии, заметил дым, поднимавшийся над летним коттеджем на другой стороне озера, и позвонил по мобильному телефону, чтобы вызвать пожарных.

— Пожарная бригада уже в пути, сэр.

Инспектор Уилсон приказал водителю включить сирену и жать на газ.


Руки, возникшие ниоткуда, сомкнулись на шее Роны.

— Ты ведь никогда не сдаешься, правда? — дьявольским шепотом спросил Гейвин.

Выронив кочергу, Рона вцепилась в его пальцы, пытаясь их разомкнуть. Он подался назад, приподнимая ее с пола. Ее шея затрещала и чуть не сломалась.

Она махала руками в воздухе, ища, за что уцепиться. И тут ее правая рука коснулась металла. Нож! Она выхватила нож из-за пояса, замахнулась и резко ударила куда-то, за своим левым плечом.

Дальше все происходило как в замедленной съемке.

Острие попало Гейвину в глаз. На миг она почувствовала сопротивление роговицы, потом нож вошел вглубь. Он отшатнулся. Послышался вскрик, но ее собственный или его — она не поняла.

Освободившись от его тисков, Рона согнулась у стены, хватая ртом дым. Джонатан кричал, подгоняя ее к открытой двери.

— Я иду.

Она, спотыкаясь, побрела туда, где виднелись озеро и небо и было много-много свежего воздуха.


Билл еще на ходу выскочил из машины. Коттедж был охвачен пламенем. Он побежал к пожарной машине, высматривая в толпе ее светлые волосы. Наконец он ее увидел.

— Рона! Слава богу.

Она держала за руку мальчика.

— Это Джонатан, — сказала она. — Ему нужно домой.

Кто бы ни слушал там наверху, Билл вознес ему безмолвную хвалу.

— Живо в больницу, оба.

Рона была бледна как смерть.

— Гейвин до сих пор там.

Билл глядел на бушующее адское пламя. На душе у него было легко.

— Он одурачил меня. — Гнев исказил ее лицо.

— Он всех нас одурачил, — ласково произнес Билл.

42

— Вы хотели меня видеть, сэр.

Шеф, даже не взглянув на него, продолжал читать доклад в обложке цвета буйволовой кожи. Билл ждал.

Когда шеф поднял голову, стало заметно, что он взбешен.

— Я, кажется, приказывал вам прекратить преследования сэра Джеймса Далримпла.

— В этом деле присутствуют некоторые аспекты…

Выражение лица шефа заставило его умолкнуть на полуслове.

— Насколько я понимаю, убийца Фентона сделал признание доктору Маклеод и он уже мертв.

— Нет, сэр.

— Что?

Билл не без удовольствия наблюдал эффект, который эта новость произвела на начальника.

— Мы не можем быть уверены, что Гейвин Маклин погиб на том пожаре.

— Доктор Маклеод знает об этом?

Билл покачал головой:

— Сообщение только что поступило, сэр.

— Но вы арестовали пятерых человек, подозреваемых в причастности к этой сети педофилов?

— Вот именно — подозреваемых.

— Сэр Джеймс не имеет к этому отношения.

— У меня есть основания полагать…

— У вас нет оснований, инспектор.

— Но…

— У вас нет ничего другого, кроме вашей навязчивой идеи впутать его сюда.

— Но он сдавал свой охотничий домик педофилам.

— В пользу этого мы имеем только показания мальчика по вызову.

— Нейл Макгрегор спас жизнь доктору Маклеод, — с негодованием возразил Билл.

— И за это мы ему благодарны. — Шеф перешел на примирительный тон. — Мальчик по вызову…

— У него есть имя, сэр.

— Мальчик по вызову признал, что ему всегда завязывали глаза по дороге в это место, не так ли?

Было ясно, куда он клонит.

— Коттедж тщательно обыскали. Криминалисты не обнаружили никаких доказательств его рассказа. Разве это не так, Уилсон?

Билл хранил молчание.

— Когда все это случилось, сэр Джеймс находился за границей. Повторяю, инспектор: он не имеет отношения к этому делу. Я предлагаю вам сосредоточить усилия на поисках Гейвина Маклина.

Коротким кивком головы он показал, что аудиенция окончена.

43

— Сядь на место! Тебе сказано было сидеть и отдыхать.

— Я не калека.

Крисси смерила ее одним из своих типичных взглядов.

— Ладно, ладно, — сдалась Рона. — Но тебе придется включить для меня телевизор.

Крисси кинула пульт ей на колени.

— Я иду в больницу.

— Надеюсь, ты не так изводишь Нейла, как меня. Иначе он никогда оттуда не выйдет.

Крисси не слушала.

— Ах да, кто-то звонил, пока ты спала, — вспомнила она, снимая с вешалки куртку. — Он обещал перезвонить.

— Не Шон?

— Шон — следующий на очереди.

— Тогда, может быть, это Джонатан, — предположила Рона.

Крисси надела куртку.

— До скорого.

— Передай Нейлу, что я о нем спрашивала, — крикнула Рона ей вслед.


Звонок раздался пятнадцать минут спустя.

Рона смотрела новости. Передавали интервью с Эдвардом Стюартом. Новый член парламента от консервативной партии принимал поздравления в связи с тем, что полиция, при его активном содействии, задержала пятерых членов банды педофилов, орудовавших в Глазго и окрестностях. Для мистера Стюарта это было особенно тяжелое время, объяснял интервьюер, поскольку сын члена парламента был похищен прямо из больничной палаты одним из бандитов и его жизнь находилась в опасности. Рона выключила телевизор как раз в тот момент, когда Эдвард выражал особую благодарность сэру Джеймсу Далримплу за поддержку в период тяжких испытаний.

— Это доктор Рона Маклеод?

— Да.

— Простите за беспокойство. — Голос от волнения осекся. — Меня зовут Лайем. Лайем Хоуп.

— Лайем?

— И я думаю, я, возможно… ваш сын, — произнес он.

— О да, Лайем, — сказала Рона. — О да. Ты совершенно прав. Ты — мой сын.


Билл наблюдал, как Рона переваривает новости о Гейвине. Она сидела в кресле, одетая в халат, и выглядела очень бледной и беззащитной.

— Он все еще жив.

Она произнесла эти слова так, точно это знала.

— Я поразилась, — она взглянула на него, — когда он настиг меня в холле. Гейвин проник через черный ход. Через него он, вероятно, и ушел.

— Мы ведем проверку всех больниц. Если он сбежал, то ему понадобится медицинская помощь. Скоро мы его сцапаем.

Вид у Роны был затравленный.

— Команды горных спасателей прочесывают окрестные холмы, на случай, если он прячется где-то там.

Она плотнее закуталась в халат.

— Жаль, что с тобой нет Шона.

— Не беспокойся обо мне. Я решила съездить навестить Шона в Париже.

— Ты полетишь самолетом?

Рона покачала головой:

— Ты же меня знаешь. Я предпочитаю чувствовать под ногами твердую землю. Спальное место, поезд, тоннель.

44

Поезд замедлял ход.

Рона не стала высматривать его в толпе на платформе. Он будет там, она знала. Она не торопясь сняла с полки свой маленький чемоданчик.

Со вздохом открылась дверь вагона. Аромат свежего французского кофе из привокзального ресторана напомнил ей, что скоро она будет подсматривать за его движениями на кухне: мелькнет бедро, поднимется рука, мягко качнется расслабленный член. А он будет насвистывать — о, что за чудо этот его свист.

Он ждал у турникета, ища ее глазами. Он улыбнулся и помахал ей рукой. Его лицо показалось ей таким родным, что все ужасы недавнего прошлого исчезли, и с ней остался только его запах, его вкус и тепло его тела. А ведь она едва не потеряла его. Как она могла себе такое позволить?

Он подошел и взял у нее чемодан.

— Как дела? — спросил он.

— Хорошо, — ответила она. И это было правдой.

Он поставил чемодан на землю.

— Мне нужно тебе кое-что сказать.

Но она прижала палец к его губам, призывая к молчанию.

— Просто обними меня.

Он обнял ее, а она спрятала лицо у него на груди.

— Какие мы оба дураки, — сказала она.

Они поцеловались.

— У тебя вкус Ирландии, — заметил он.

По дороге к метро он спросил, успела ли она повидаться с сыном, а она ответила, что нет, но уже с ним поговорила.

— Он хочет учиться в университете в Шотландии.

— Значит, в мать пошел.

Они вышли со станции рука об руку. И тут Шон начал насвистывать; и, заслышав этот волшебный мотив, люди на улице Парижа оборачивались и улыбались.

Примечания

1

Имеется в виду роман знаменитого английского писателя-фантаста Джорджа Оруэлла «1984».

(обратно)

2

Местечко в Шотландии, знаменитое своими великолепными полями для гольфа.

(обратно)

3

Горнолыжный курорт в Шотландии.

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44