КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569625 томов
Объем библиотеки - 848 Гб.
Всего авторов - 228884
Пользователей - 105637

Впечатления

Витовт про Дворецкая: Княгиня Ольга. Компиляция. Книги 1-14 (Историческая проза)

Самый главный вопрос возникающий при чтении и "внеклассного" ознакомления с этой героиней заключается в следующем:

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Нэллин: Лес (Фантастика: прочее)

нормальная дилогия, правда, ГГ мал еще...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Герасимов: Сквозь пласты времени: Очерки о прошлом города Иванова (Путеводители)

Вот же хорошо написано: интересные факты даны из истории города, курьезы с названиями улиц, и не только. Да и юмор бьет ключом. Есть чему гордиться ивановцам!

"Как-то трое пошехонцев в складчину ружье купили. Один за приклад взялся, другой за ствол. «Эх, — сказал третий, — и моя копейка не щербата, если не за что уцепиться, так я хоть в дырочку погляжу!» И очень на том свете удивлялся, как это его пуля зацепила."

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Раззаков: Дневник режиссера (Биографии и Мемуары)

Есть колеса от запора и поноса -
Можно потащиться у телеотсоса,
Проводя свое время глядя,
Как жопами вертят всякие б*ди.
Федор Чистяков

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Громова: В круге света (Научная Фантастика)

Читал очень, очень давно, еще в бумаге. Мне тогда показалось - жуткая тягомотина.
Не знаю, буду ли перечитывать. Может с возрастом мое отношение к этой повести изменится.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Гегель: История России (Учебники и пособия: прочее)

Книга довольно всеобъемлющая, не то чтобы претендовала на истину, но все же очень хорошая.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Колисниченко: GIMP 2 — бесплатный аналог Photoshop для Windows, Linux, Mac OS. — 2-е изд., перераб. и доп. (Руководства)

Просто превосходная книга! Качайте все, кто интересуется цифровой графикой!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Превозмоганец-прогрессор 3 [Серг Усов] (fb2) читать онлайн

- Превозмоганец-прогрессор 3 [СИ] (а.с. Превозмоганец-прогрессор -3) 844 Кб, 243с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Серг Усов

Настройки текста:



Глава 1

От галечного пляжа, к которому причалила шлюпка с "Удачи", шёл пологий подъём метров на сто, заканчивающийся стеной хвойного леса.

Едва отряд Игоря с остатками экипажа втащили лодку на берег, как, не откладывая дело в долгий ящик, все дружно начали переносить имущество подальше от воды, к самому верху подъёма. Даже Кольт с Гильмой приняли в этом посильное участие. Только боцман Дильян, так ещё и не пришедший в сознание, но живой и перевязанный, по понятным причинам лежал в стороне на куске парусины, куда его заботливо уложили Гритан с Родом, матросы из семи выживших членов экипажа.

— Да уж, — сделал вывод попаданец, осмотрев большую груду вещей, выгруженных с судна на берег, — Конечно, своя ноша не тянет, но, я чувствую, мы ухайдокаемся, тащить это всё на своих хребтах… Летан, — позвал он суперкарго оставленной тонуть каравеллы, — предлагаю тебе определиться с тем, что возьмём с собой, а что бросим. Или спрячем.

Молодой офицер — сверстник Игоря — ходивший вокруг имущества с хмурым видом, кивнул, но, вместо ответа старшему группы бывших своих пассажиров, дал команду матросам:

— Переносим всё в лес, а там будем решать. Дильяна не трогаем, пусть здесь дожидается…

Летан посмотрел на обоих иск-магинь, стоявших по бокам от землянина со строгим видом, как патрульные рядом с начальником патруля, проверяющего документы нарушителя формы одежды.

— Через пару десятин, — ответила на немой вопрос суперкарго Тания Молс, — Увы, не раньше.

Боцману сильно повезло дважды — первый раз, когда мощный удар мечом, нанесённый морским разбойником ему по голове, пришёлся вскольз, а второе его везение заключалось в том, что среди пассажиров оказалось сразу две одарённые, знающие Лечение.

Прижимистый Лойм, бывший десятник Олского пехотного полка, насчитал бы и третью удачу Дильяна — готовность иск-магинь оказать ему исцеляющую помощь безвозмездно, иначе, у отважного дурака не хватило бы денег, чтобы расплатиться за магию, даже продай он себя в рабство лет на пять — но Игорь, командир отряда, в который входили обе одарённые, думал по другому: сам погибай, а товарища выручай.

Суперкарго посмотрел на раненого.

— Дождётся. Кровотечение остановили. Спасибо, Тания.

— Да пока ещё не за что, — усмехнулась подруга землянина, — К тому же, благодарить будешь Лану, — она повернулась к герцогине и негромко пояснила, — Мне нужно будет, на всякий случай, держать свой резерв наполненным полностью — сама понимаешь, для какой цели. Лечить храбреца придётся тебе. Надеюсь, использование твоей магии на ничтожного моряка не унизит аристократическую натуру, подруга?

Игорь вздохнул — взаимные пикировки иск-магинь нагоняли на него уныние — и пошёл к куче выгруженных вещей. Помог Сенту взвалить на плечи большой и тяжёлый рулон парчи, а когда раб со своей ношей отправился вверх по склону, навьючил и себя, правда, при этом, воспользовавшись положением командира, выбрал тюк полегче. Иск-магини не остались в стороне и тоже прихватили небольшое количество вещей.

Герцогиня Пелонская ответила Тании, лишь когда они втроём пошли вслед за рабом к лесу.

— Помощь тому, кто вместе со мной сражался, не может быть унижением, Танюша, — Латана обратилась к соратнице по имени, однажды услышанном от попаданца, — И этому должны учить не только аристократов. Ведь так? Но вообще, подруга, — она выделила это слово, — ты иногда всё же помни, с кем общаешься. Постарайся впредь как-нибудь обойтись без ноток сарказма в голосе, и будь аккуратней со словами.

— Нет, Лана, — не осталась в долгу Молс, — Это ты должна помнить о своём обещании нашему командиру… и о том, что пообещала мне.

— Ого, — сразу же насторожился Игорь, повернувшись к соратницам, — Я чего-то не знаю? Тания, кто на ком стоял? Лана? Потрудитесь-ка объяснить.

Однако, выяснение сути договорённости между иск-магинями пришлось отложить — к Егорову навстречу спустились Лойм с Парном.

— Шеф, — обратился к попаданцу вор, — мы дальше с моряками двинемся, или каждый сам по себе?

Егоров обдумал этот вопрос ещё на борту шлюпки. И решил, что в незнакомых краях лучше держаться большой группой. От морских разбойников отбились, но нет гарантии, что и на суше их не поджидает какая-нибудь банда.

Причина желания соратников, явно выраженного на их лицах, совершать дальнейшее путешествие отдельно от экипажа "Удачи" лежала на поверхности — друзья землянина не желали исполнять роли вьючных лошадей, но Игорь рассчитывал урегулировать проблему с Летаном Имиром. Парень тот толковый и здравомыслящий, так что, всё можно решить, хоть офицер и ходил мрачнее тучи.

Радость от одержанной победы над пиратами и от спасения своей жизни у одного из младших сыновей владельца затонувшей каравеллы сменилась на осознание неизбежных объяснений с отцом по поводу потери корабля. И пусть Летан во время одной из тренировок как-то сказал Игорю, что "Удача" за более чем десятилетний срок своей службы уже многократно окупила затраты на её строительство, но разговор молодому суперкарго, судя по всему, предстоял очень тяжёлый.

— Парн, раз мы вместе с этими парнями плечом к плечу стояли против врага, то и до безопасных мест пойдём вместе, — сообщил своё решение Егоров.

Его самого покоробил пафос сказанных им слов, вот только при средневековых нравах высокопарность, пожалуй, лишней не будет. Это как кашу маслом не испортить.

Конечно, в совместном путешествии с остатками экипажа каравеллы, помимо безопасности, немалое значение для землянина имело и наличие в корабельной казне, взятой с тонущего судна, небольшой, но такой желанной коробочки с пеплом нарга.

В том, что магическую субстанцию удастся выторговать Игорь не сомневался. Для суперкарго она была лишь ликвидным средством платежа, как золотые монеты или драгоценные камни, и её можно обменять хоть на тот же браслет, который получила Тания за Лечение лэна Фоппена, раненного землянином на дуэли.

Впрочем, не будь в распоряжении попаданца этого дорогого украшения, нашлось бы чем заплатить и без него.

Помимо одиннадцати ридоров — весьма внушительной суммы — имевшихся в кассе Егоровского отряда, герцогиня Пелонская предлагала, и вполне искренне, свою финансовую помощь. А у Латаны при себе, помимо заёмных писем Ливорского королевского дома, на которые можно было бы прикупить средних размеров графство, имелось и приличное количество золотых монет. Бывший констебль хорошо позаботился о принцессе, и умереть с голоду беглянке не грозило.

— Игорь, думаю, надо сходить в разведку. В сторону тех дымов, — предложил Лойм, — Давай, я кого-нибудь из морячков с собой возьму и по быстрому обернусь туда-обратно?

Солнце уже клонилось за горизонт, и отправляться в путь им сегодня было не с руки. Понятно, что ночевать придётся неподалёку от места высадки — подходящую полянку с родником моряки уже нашли — и проверить окрестности не помешает. Тем более, со шлюпки бывшие хозяева и гости "Удачи" наблюдали признаки человеческого поселения, скрытого прибрежной растительностью.

— Я сам схожу, — ответил Егоров, — Чуть попозже и в одиночку — так будет лучше.

К разведывательным способностям своих соратников и моряков попаданец относился весьма скептически, и все основания для его сомнений были. Люди Летана Имира даже неприметный издали костерок развести не могли — не останови Игорь их вовремя, сейчас на поляне уже пылали бы большие дымные очаги пламени, приглашая к себе всех разбойников округи или патрули местных владетелей, и пока не ясно, кто из них хуже. Про умения же тихо передвигаться, незаметно подкрадываться и вести наблюдение и речи не шло. Поэтому, Егоров особо-то и не раздумывал, решил, что сам осмотрит округу.

Бывший десятник уже хорошо изучил своего командира, знал его умения и навыки. Спорить не стал и пошёл помогать девушкам готовить ужин. Нет, резать овощи или засыпать в котелок крупу он не собирался, а вот отвлечь от Эмили и Айсы детей, чтобы не путались под ногами и не мешали, в этом Лойм посодействовал.

Игорь тоже не стал отвлекать людей от работы, как и сопровождавшие его хвостиками обе иск-магини.

— До Нейтора, куда ты стремишься, отсюда далеко, — сидя на одном из тюков, он извлёк и развернул карту, — Лана, посмотри, — он показал устроившейся слева от него герцогине свой рисунок, — по моим прикидкам, мы совсем немного до границ Дувстола не дотянули. У меня тут написано Чинор. В Чинорском герцогстве у тебя, поди, тоже есть кто-нибудь из родственников?

От границы до Дува, столицы герцогства, расстояние составляло около ста шестидесяти километров, да ещё и до самой границы надо километров сто добираться, не меньше. Проделать такой путь пешком — все ноги себе изломать, а уж времени уйдёт немерено.

Естественное решение проблемы — покупка лошадей — тут же утыкалось в другую: где и у кого?

Живые рынки имелись только в городах или крупных поселениях, приобрести же коней у крестьян было делом не реальным. Видел Игорь полудохлых копытных, которыми пользовались здешние крепостные, и у него сложилось стойкое убеждение, что эти доходяги даже Кольта или Гильму далеко на себе не унесут. Значит, придётся идти всё же в ближайший город, а там неизбежна встреча с властями.

В принципе, хотя принцесса Ливорская стремилась попасть в Нейтор, к своей кузине и подруге Камалии, жене владетеля северо-восточного герцогства, Латана уже сейчас могла отказаться от своего инкогнито — как понял попаданец, при всех правящих домах полуострова её примут вполне радушно, а то и с радостью. Хранить в тайне свои истинные имя и положение ей теперь не имело смысла, кроме недавно высказанного самой герцогиней резона — она не хотела, чтобы между нею и моряками возникла стена отчуждения. Лишняя напряжённость в отряде ни к чему.

Землянин принцессу в этом вопросе поддержал. Пусть пока остаётся просто иск-магиней Ланой. Так спокойнее.

Латана некоторое время удивлённо рассматривала необычную картографию.

— Интересно, — вынесла она свой вердикт и ответила на вопрос командира: — Я же объясняла тебе, в какой-то степени все высшие аристократические дома находятся в родстве. Да, здесь правит мой племянник, — герцогиня, протянув руку, молчком попросила землянина дать ей рассмотреть карту.

— И сколько лет мальчику? — Игорь передал ей свиток.

— Эльсану? Сорок девять.

Ответив поначалу с серьёзным видом, Латана не сдержалась и рассмеялась, обнажив красивые крупные зубы. Ей очень шли, и улыбка, и смех. Какой козёл или козлиха придумали герцогине дурацкое прозвище Крольчиха?

Справа от Игоря прыснула Тания. Что-то развеселились его подруги, подумал попаданец. Или это запоздавший отходняк от завершившегося сражения? Да, наверное.

— Сорок девять? Племянник, а не дядя? — уточнил Егоров.

— Племянник, троюродный. Сын старшей кузины моего отца, — подтвердила Латана, — Зато жена у него не только твоя ровесница, но и… землячка. Одна из младших дочерей твоего короля… Ты, это… помнишь хоть, как его зовут?

— Ферн Первый? — Игорь вопросительно посмотрел на Танию.

Подруга кивнула. Это она готовила своему напарнику легенду про путешественника-северянина.

— Не угадал, Игорь, — поморщилась герцогиня, — Ферн ещё четыре с лишним года назад приказал долго жить. Герцогиня Ризена Чинорская — дочь Уттона, нынешнего короля Торвальна. Её брачные торжества состоялись в прошлом году, в шестую восьмушку. Меня тоже приглашали, но Верниг…, - она помолчала и снова улыбнулась, — Не важно. Тебе же с герцогиней не встречаться. Хотя, если у тебя есть желание…

— Никакого. Мне и одной знакомой герцогини достаточно. Если вдруг потребуется протекция, я всегда буду знать, к кому можно обратиться. Ведь так?

Попаданец поднялся на ноги, следом тут же вскочила Тания.

— Я с тобой, — сообщила она, — Не обсуждается.

Егоров посмотрел на подругу, но упрекать её не стал, ни по поводу ошибки с именем торвальнского монарха, ни из-за самовольно перехваченных командирских полномочий.

— Говорила тебе не раз, Игорь, — Латана осталась сидеть, глядя на своего спасителя от плена снизу, но как-то так у неё получалось, будто смотрит она на него с возвышающегося трона, — Повторю ещё. Я тебе обязана, и долги привыкла отдавать. Если бы брат не держал Дина в заложниках, тебе и твоим друзьям можно было дальше никуда не уезжать. На Полуострове наверняка нашлось бы приличествующее моему статусу владение, а в нём — место для вас всех. Но… Я помогу найти другой корабль, который доставит твою компанию в Тар… и Летану с его морячками помогу. Нужно только добраться до герцогского дворца, — герцогиня кивнула в сторону боцмана, которого в этот момент аккуратно перенесли ближе к одному из двух аккуратно разожжённых костров, — У меня резерв на одно Лечение заполнился. Пойду помогу нашему безмозглому храбрецу. Чувствую только, что одного заклинания для него будет мало. Утром придётся ещё разок применять.

Беглая правительница Пелона поднялась с тюка как старушка, чуть ли ни с кряхтением. Ей самой бы магически восстановиться не помешало — заметил попаданец — как и Тании. Устали девчонки. Сегодняшний день всем дался тяжело — Егорову даже показалось, что он длился целый месяц, ну, или восьмушку, по здешнему.

С суперкарго разговор вышел коротким. Летан, настроение которого заметно улучшилось после того, как Дильян встал на ноги, аргументы командира пассажиров воспринял адекватно и распорядился готовить тайник под укрытие в нём самых громоздких и тяжёлых вещей.

Игорь опасался, что данцы не смогут даже на время расстаться с дорогим шёлком, пять больших рулонов которого они грузили в шлюпку сразу же после корабельной казны, но рассудительность моряков одержала победу над их жадностью — случай для этого мира и нынешней эпохи не такой уж и частый.

— У нас есть кое-какие административные возможности в этих краях, Летан, — попаданец приоткрыл суперкарго часть своих замыслов, — Как только доберёмся до ближайшего города, так получим помощь. В том числе, и повозками. Вскоре вернёшься за своим имуществом. Не переживай.

Дружески хлопнув офицера по плечу, Егоров сообщил ему, что оставляет за себя Лойма Кессера, а сам с иск-магиней Танией отправится проверить округу.

— Игорь! — громко крикнул почти с другого края поляны братик, — Подожди!

Подбежавшие Кольт с Гильмой, естественно, изъявили желание тоже отправиться на разведку, причём, первый ссылался на имевшийся у него опыт подобных, совместных с братом, мероприятий. Пришлось задержаться ещё на пару минут, чтобы вразумить молодое поколение.

— Так о чём у вас с принцессой разговор-то был? — словно бы невзначай спросил землянин, когда они вдвоём углубились в лес, — Мы, кажется, с тобой договаривались не иметь друг от друга секретов, кроме личных.

Тания шла след в след за другом, ровно тем шагом, которому он её учил ещё в Сонных дебрях. Получалось у иск-магини пока не так, как Игорю бы хотелось, но, если сравнивать с местными вояками, её можно считать Чингачгуком на берегах Онтарио или, точнее, любимой скво Чингачгука.

— Это и был разговор о личном, — довольно грубовато отрезала подруга и спросила: — Мы в ту сторону идём?

Она верно заметила, что напарник направился вовсе не туда, где, по всей видимости, могло быть поселение или чей-нибудь лагерь. Егоров решил всё сделать правильно — сначала прочесать ближайший участок леса, а лишь затем, по расширяющейся спирали выйти к заинтересовавшему их месту с северо-запада. По расчётам бывшего спецназовца, они успеют это сделать за час-полтора до наступления темноты. А обратно можно будет вернуться и напрямки.

— Да, в ту. Не сомневайся, — Игорь обернулся к иск-магине, — Идём дальше молча, прислушиваемся ко всем звукам внимательно. Ты не забывай зорко глядеть не только по сторонам, но и под ноги, — он намекнул на давний случай, когда любимая женщина, запнувшись, чуть не расквасила себе нос прямо перед пещерой, в которой попаданец очутился, свалившись в неё из родного мира, — А заодно подумай, что из вашей личной беседы можно мне поведать полезного и не затрагивающего ваши девичьи тайны. Окей? Вперёд! — скомандовал он.

В своей подруге, которую когда-то спас из ужасного заточения и смерти, землянин был совершенно уверен. Раз она сказала, что обсуждала с Латаной личные дела, значит, так и есть.

Какие могут быть общие вопросы у бывшей торговки, едва не ставшей рабыней, и у принцессы Ливорской, оказавшейся из правительницы Пелона в положении беглянки? Игорю догадаться труда не составило. Точка, в которой сошлись интересы этих двух молодых женщин — он сам, собственной персоной.

"Обо мне красавицы и говорили, — сделал вывод землянин, — А раз Тания ведёт себя спокойно, и отношения с герцогиней у неё ровные — а после боя даже приятельские, хоть и не без взаимных подначек — значит, насчёт меня они договорились."

— Вот и деревня, — Игорь увидел в просвете между деревьями околицу убогого поселения с глинобитными, крытыми соломой домишками, — Пошли, вон в тех кустах заляжем, понаблюдаем. Ого, — удивился попаданец, когда они заняли удобную лежачую позицию на небольшой заросшей подлеском возвышенности, — Староста поселения какой себе дом отгрохал. Каменный. Аж в два этажа.

Подруга, поёрзав телом рядом с Егоровым, положила руку ему на спину.

— Староста? — хмыкнула она, — Игорь, так выглядят замки совсем бедных лэнов. Или ты думал, что все дворяне обеспечены вроде сдохшего подонка Агана? Нет, подавляющее большинство мелкопоместных именно так и живёт. Ни одному крестьянину — крепостному или свободному, простому пахарю или старосте — иметь каменный дом не позволительно, — Тания обломила ветку, мешавшую ей смотреть, — Так что, можно с самого утра направиться к дворянину в гости. Если чем-то реальным не поможет, то подскажет в каком направлении двигаться. Принцессе Ливорской, тётушке своего сюзерена, лэн окажет всяческое содействие. Можно, думаю, даже повозки для Летана попросить. Зря, получается, они сейчас схроны копают. Смотри, какого-то бедолагу хотят повесить… а, нет… накажут без смертоубийства.

В только ещё начинавших сгущаться сумерках попаданец с подругой увидели сбор нищенски одетых людей — взрослых и детей обоего пола — которые сходились на лобном месте деревни, где трое вооружённых мечами вояк привязывали к столбу косматого мужчину.

— Это не интересно, — Игорь отполз назад и встал на ноги, — Такие зрелища мне ещё в вашем Ливоре приелись. Возвращаемся. Слушай, а как Латана докажет, что она действительно столь важная особа? Что-то я никакого аусвайса или герцогского знака у неё не видел.

— Смеёшься, что ли? — напарница уже стояла рядом с Егоровым, — Да кто же осмелится ложно выдать себя за высшего аристократа? Это ведь совсем не то, когда Латана или ты выдаёте себя за простолюдинов. Это…

— Другое, — согласился землянин.

Глава 2

В обратный путь напарники двинулись к своему лагерю напрямки. Судя по относительно беспечному поведению обитателей поселения, в котором имелось совсем мало вооружённых защитников, каких-либо крупных разбойных банд в округе не водилось. Да и осмотр леса, который провели Егоров с иск-магиней, не выявил подозрительных следов. Ночь можно было провести относительно спокойно, естественно, не забывая о мерах предосторожности.

— Если ты поможешь Латане вырвать сына из лап её брата, — Тания пошла рядом с Игорем, — то получишь благодарную тебе владетельницу независимого герцогства. Наша принцесса ведь рассказывала тебе о Гирфеле? Единственная причина, по которой она отказалась от предложения Конгресса герцогств — это Дин. Пока мальчик в Ливорском дворце, Латана связана по рукам и ногам. Твой Пространственный Тоннель…, - чтобы им вдвоём протиснуться между толстым дубом и тонкой берёзкой, иск-магиня почти вдавилась в плечо друга и едва не поставила ему подножку, — … сам понимаешь, какие у тебя возможности… ой, извини.

За дни плавания на "Удаче" попаданец не раз беседовал со второй иск-магиней своего отряда Ланой. И мысли, к которым его сейчас подталкивала подруга, у него самого уже крутились в голове.

Во время массовой эпидемии, несколько лет назад прокатившейся по всему континенту, в герцогстве Гирфель, расположенном на самом юге побережья полуострова, смерть забрала себе всю владетельную семью — не только самого правителя, его жену и обоих сыновей, но и ближайших родственников — оставив государственный трон вакантным.

Подобно германским государствам до их объединения Бисмарком, герцогства — некоторые из них именовали себя королевствами, что, впрочем, за пределами Полуострова никем не признавалось — имели свой коллегиальный, консультативный орган, называвшийся Конгрессом.

Дважды в год герцоги собирались в Трине, столице одноимённого государства, где обсуждали общие и политические вопросы, улаживали споры, заключали династические браки, решали вопросы войны и мира.

В начале этого года, после череды войн за Гирфельское наследство, в которых поучаствовали больше половины владетелей Полуострова и даже соседнее с ним королевство Веск, собравшиеся на Конгресс герцоги и герцогини после многодневных перепалок — каждый хотел посадить на вакантный трон своего отпрыска и не желал видеть там чужого — нашли выход в приглашении нового владетеля Гирфеля со стороны.

И одной из самых перспективных кандидатур оказалась дочь Вернига Первого, прославленного короля Ливора. В отличие от племянника Вескского монарха, которого сильно продвигал герцог Дувстольский и ещё некоторые владетели северных герцогств, приглашение на трон Латаны поддержали почти две трети Конгресса, понятно, не из личных симпатий или родства, а по причине более банальной — Ливор находился далеко и угрозы не представлял, а Веск был под самым боком и без этого сильно лез в политические и военные дрязги на Полуострове.

Когда Латана получила приглашение, то приняла его с огромной радостью и надеждой. Пелон, в котором она правила лишь номинально, принцесса Ливорская ненавидела, как говорится, всей душой.

Сначала молодая правительница принялась слать одно за другим письма брату, затем, в середине лета, когда она на десять дней приезжала на Королевский Совет и чтобы повидаться с сыном, лично чуть ли не умоляла отпустить её с Дином на Полуостров, но Верниг Второй остался непоколебим — его сестра нужна королевству.

Повелитель Ливора не хотел держать в столице свою до сих пор ещё единственную наследницу, чтобы не будоражить умы злокозненной аристократии и не плодить вокруг себя заговоров, но, при этом, не собирался и отпускать сестру за границу — зачем давать такой козырь в руки других монархов?

В общем, ради внутреннего и внешнего спокойствия королевства Латане предстояло вечно править самым удалённым от столицы герцогством, а её сыну оставаться гостем родного дяди.

— Свои возможности я знаю, — Игорь помог Тании перебраться через поваленный ствол и проследил взглядом за смешно убегавшим от них барсуком, — Видела? — спросил он у подруги, показав на зверька, — Прикольный. Да, насчёт Латаны. Конечно, я размышлял над возможностью помочь ей с ребёнком. Тем более, никаких особых трудностей в этом деле не предвижу. Нужно будет, только, отправиться с ней во дворец Вернига, дождаться, когда ей дадут пообщаться с сыном, и из какой-нибудь комнаты таинственно исчезнуть. Пусть потом гадают… Одной загадкой во дворце станет больше… Но, знаешь, как-то мне не охота, едва получив такое замечательное умение, как Пространственный Тоннель, делиться сведениями об его существовании с множеством людей. И так уже…

Попаданец замолчал, ему послышались какие-то звуки, но это оказалась всего лишь перепрыгнувшая с ветки на ветку белка.

— Ерунда, — подруга прошла чуть вперёд и уже встала на тропку, которая, судя по направлению, вела к берегу, — мы же оба не заблуждаемся насчёт нашей новой соратницы? Она не только расчётлива и цинична, но и умна, да и действительно тебе благодарна. Зачем ей с кем-то делиться полученным знанием, если она может надеяться и в дальнейшем воспользоваться твоей помощью? Нет, это оружие. И очень мощное. Наша принцесса будет о Пространственном Тоннеле, как ты его называешь, молчать. Про её сына и говорить нечего. Он ведь не просто немой, а, говорят, у него и с головой не всё в порядке… прости… ты ей только об этом…

— Спасибо, Таня, что ты меня за дурака считаешь, — вполне искренне, хоть и не сильно обиделся землянин, — Сейчас я, как придём, кинусь к ней с этим известием.

Искушение получить себе в подруги владетельницу независимого герцогства у Игоря было слишком сильным. Оно возникло ещё в тот момент, когда Латана рассказывала ему своих недавних жизненных перипетиях.

"Если бы я получила такое хорошее владение, как Гирфельское герцогство, — сказала она тогда в завершении с грустной улыбкой, — То предложила бы тебе должность коннетабля. Уверена, что Игорь Егоров, торвальнец — не торвальнец, в этой должности может найти огромное поле деятельности для своей энергичной натуры. Понимаю, что для тебя истинного это слишком мелко, но для того безродного авантюриста, за которого ты не очень успешно пытаешься себя выдавать, будет в самый раз. Слово чести, я была бы для тебя хорошей повелительницей. И для твоих друзей. Кольт и Гильма могли получить хорошее образование и поступить затем в университет. Кстати, в Трине университетом руководит друг и вечный оппонент моего бывшего наставника в богословии и законах. — Латана потом долго молчала, глядя на сопровождавших каравеллу двух крупных акул, — Но, я не могу… согласиться. Хотя предложение Конгресса ещё в силе, до конца зимы."

Принцесса Ливорская ошибалась насчёт личности своего спасителя, принимая за какого-нибудь беглого высшего аристократа — Игорь сам, своими привычками, поведением и навыками дал ей повод так думать — однако, и пришельцу из другого мира, не имевшему в Орване, но нашедшему здесь и родных, и друзей, получить в дополнение ещё и связи на самом высшем уровне будет явно полезным.

К тому же, на взгляд попаданца, правы те владетели Полуострова, которые требуют называть свои государства королевствами.

Размеры герцогств были внушительными, в разы больше каких-нибудь баварий или саксоний. Тот же Чинор, в котором Егоров сейчас оказался, имел территорию величиной с Литву, а предлагаемый Латане Гирфель — не намного меньше.

— Я не удачно выразилась, — повинилась подруга, — Конечно, ты не скажешь плохого ей о Дине. Только, может, и в самом деле, поможем Латане и обоснуемся в её владениях? Мы ещё даже не представляем, как сможем перенести жару Тара. Вдруг не понравится? Тогда тем же переходом к нашей принцессе и вернёмся.

— Вот чего бы мне меньше всего хотелось, так это от кого-то зависеть. Хочу быть полностью свободным.

— Так не бывает, Игорь, — Тания мотнула головой, — В Таре ты будешь вынужден подстраиваться под многих, а не под одного только правителя… правительницу в Гирфеле. Но, хорошо, решай сам, как поступить.

Егоров услышал приглушённые звуки их лагеря, увидел спину моряка, сидевшего на большой куче мха, и мысленно отругал Лойма за то, что тот выставил на пост Овара, самого старого — далеко за пятьдесят — и самого туповатого из оставшихся в живых матросов "Удачи".

— Подожди, — он взял иск-магиню за рукав, притянул к себе, обнял и поцеловал в губы, — Закончим наш разговор.

Александр Сергеевич Пушкин в своё время винился, что обмануть его не трудно, он сам обманутым быть рад. Также и попаданец очень хотел, чтобы Тания развеяла его сомнения.

Игорь вполне осознавал, что герцогиня-беглянка ему искренне признательна, а, ещё, ясно видел, он ей нравится. Вот только, благодарность и благосклонность сильных мира сего имеют свойство не играть никакой роли, когда дело идёт о власти или государственных интересах — тогда правители переступают через любого, даже через самых родных и близких людей. Латана воспитана во дворце среди кровожадных нравов и коварных интриг, и, при всей своей ангельской внешности, чудовищно жестока.

Вторым моментом, мешающим попаданцу принять решение о предложении своей помощи принцессе, являлось то, что за Гирфель ещё нужно было побороться, прежде, чем отправиться в Ливор за Дином. Король Веска, как и поддерживающие его в вопросе наследования владетели герцогств, не собираются уступать выморочное наследство без боя.

Получается, что Латане придётся повоевать. А Игорю что делать? Находиться рядом и прятаться за её юбку? Как-то это не по мужски. Во всяком случае, Егоров себя не мыслил дезертиром.

Но ведь участие в любых войнах — это то, чего землянин изначально избегал. Игорь видел своё будущее каким-нибудь Демидовым, Круппом или Фордом, ну, или всеми ими разом. А заодно и Ротшильдом с Рокфеллером.

Впрочем, не зря говорят, что, чем дальше в лес, тем толще партизаны, и по мере осознавания Егоровым порядков, господствующих в этом мире, он с прискорбием был вынужден констатировать, что подобные мечтания отдают инфантилизмом. Нет, похоже, что без драк и сражений ему никак не обойтись.

Тания понизила его опасения ровно теми аргументами, какие он и хотел от неё услышать — во-первых, пытаться отнять у Латаны власть или как-то против неё интриговать Игорь не станет, а значит и смена её милости на гнев ему в скором времени не грозит, во-вторых, война за наследство, если таковая всё же состоится, наверняка долго не продлится и завершится победой, так как на стороне Ливорской принцессы подавляющее большинство владетелей Полуострова и, что не менее важно, однозначная поддержка, оказанная на Конгрессе её кандидатуре имперским легатом. Гира-Туан находился от герцогств далеко, но влиянием обладал достаточно весомым. И третье, пожалуй, главное, Игорь не собирается оставаться в Гирфеле жить, только лишь наведываться в гости. А кто не будет рад доброму и надёжному другу, особенно, если он редко появляется?

— Хорошо, — согласился с доводами иск-магини попаданец, — Сегодня же перед сном — ну, в кустики-то всё равно пойдёте — объяснишь Латане всё насчёт моих возможностей и желания ей помочь.

— Я? — Тания от удивления распахнула глаза.

— Конечно. Женщине провести за нос женщину гораздо труднее, чем мужчину, так что, когда будешь посвящать нашу Лану в суть дела, приглядись к её реакции и эмоциям. Вдруг, мы всё-таки ошибаемся, и ты сможешь это понять. Заодно, примешь её помощь в получении от Имира пепла нарга. Честно, Таня, я уже чешусь во всех местах от нетерпения узнать, что же мне приготовили Порядок и Хаос в этот раз. Или решили, что мне и полученного достаточно?

Иск-магиня хихикнула.

— Мне тоже хочется узнать. Только, почему-то чесаться не хочется. И… мы ведь не забываем о нашем решении наведаться однажды к Роям?

— Само собой, злопамятная ты моя. И к Добряку тоже. Я ведь и Парну с Эмилей обещал. Капец какой-то, два с небольшим месяца всего и был-то в Ливоре, а уже обвешался обязательствами, как…

Егоров вновь обнял подругу и, почувствовав её крепкое и желанное тело, вспомнил, что с самого Пелона не имел с Танией близости. Он тут же постарался выкинуть эту мысль из головы. Не время. Не по кустам же им утешения в объятиях друг друга искать? Ну, да, в Сонных дебрях случалось и такое. Только там было поспокойней.

— Что-то хочешь? — прошептала ему в ухо напарница.

— Это я тебе потом скажу. А пока постой здесь, я пойду дядю часового разбужу.

Овар не спал, но бодрствовал так задумчиво, что совершенно не заметил подошедшего к нему со спины Егорова. Причём, Игорь не сильно и скрывался. Разве что, внимательно смотрел под ноги, чтобы не хрустнула какая-нибудь ветка.

Хлопнув горе-часового по левому плечу, Игорь зашёл справа, так что, матрос, вздрогнув, сначала резко посмотрел влево, хватаясь за меч, который — растяпа — даже не потрудился держать не в ножнах, и, никого там не обнаружив, вернул голову в прежнее положение, и только тогда увидел перед собой улыбающегося командира пассажиров.

— Игорь?! — Овар вскочил на ноги, но сделал это так неуклюже, что чуть не упал.

— Овар! Узнал! — землянин ещё раз стукнул матроса по плечу, — Как жизнь? Всё спокойно? Над всей Испанией безоблачное небо?

— Э-э… чего?

— Да нормально всё, — поморщился Игорь, — сейчас скажу, чтобы тебя заменили. Вижу, ты устал. Только, ты, пока караулишь, всё же пересядь. Чтобы лицом не в сторону нашей стоянки смотреть, а в обратную. Договорились?

— Д-да, — закивал Овар и обернулся к подошедшей иск-магине, — Тания?

В этом мире Игорь пребывал уже не первый день и понимал, что злиться на пожилого моряка бессмысленно. Здесь и вояки-то к несению караульной службы плохо пригодны. Драть их всех надо, как сидоровых коз.

В наскоро организованном лагере Игорь с подругой застали порядок и покой. Моряки и пассажиры "Удачи" сидели раздельными компаниями вокруг двух, разожжённых в выкопанных ямах небольших костров. Было довольно прохладно — градусов пять тепла, как определил для себя землянин — однако, строить шалаши не стали. Одну ночь можно провести и под открытым небом — чем накрываться у людей имелось, а в качестве лежанок сойдут и подготовленные кучи хвороста и лапника.

Среди моряков попаданец заметил сидевшего плотно укутавшись в тёплый плащ боцмана. Вид у Дильяна был не совсем здоров, но старуха с косой от него уже явно отступила. Утром иск-магиня Лана ещё раз наложит Лечение, и храбрецу вновь можно будет хоть в бой, хоть на пляску.

— Всё нормально, — довольно громко ответил Егоров на обратившиеся к нему вопросительные взгляды обоих компаний, — В округе чисто. Неподалёку владение мелкопоместного лэна, — он с напарницей подошёл к своим и прижал к себе бросившихся навстречу Кольта и Гильму, — Летан! — обратился землянин к суперкарго, — Поговорить надо.

Офицер уже и сам в этот момент поднимался с бревна, на котором сидел, чтобы подойти к вернувшимся разведчикам.

Посмотрев вслед удалившимся от костра иск-магиням, Игорь первым делом попросил суперкарго заменить караульного, на что тот только пожал плечами и выкрикнул Рода.

"Хрен редьки не слаще, — подумал Егоров, сравнив пожилого Овара с молодым матросом, — Один спит с открытыми глазами, второй легкомысленный балбес, который только и пялится на Айсу. Будет на посту в облаках витать".

— Лойм.

— Я понял, командир, — кивнул соратник, — Мы с парном тоже по очереди подежурим.

Летан Ивар не смог сдержать радости, узнав, что бросать часть имущества не придётся — старший отряда пассажиров пообещал договориться с местным дворянином насчёт подвод.

— Есть у нас аргумент, который убедит лэна оказать всемерные помощь и содействие. Не сомневайся.

— Знаешь, — улыбнулся суперкарго, — Я и не сомневаюсь, что ты… Я сразу догадался… господин Игорь.

— Господа все в Париже, Летан. Твои догадки не имеют под собой никакого основания.

— Понимаю, — подмигнул данец и отправился обрадовать своих подчинённых.

О том, что честные ответы порой вводят в заблуждение больше, чем враньё, землянин давно знал. Однажды его сослуживец Олег Масленников, возвращаясь в казарму, нос к носу столкнулся с дежурным по части. На вопрос офицера, куда он ходил, Олег ответил совершенно искренне — за водкой, и был отпущен без дальнейших расспросов досадливой отмашкой руки.

Ничего плохого в том, что окружающие начали его воспринимать чуть ли ни как принца в изгнании, попаданец не видел.

Прежде, чем Тания с Латаной вернулись, он успел не только поужинать, но и рассказать сказки о Царевне-Лягушке и Русалочку. Правда, в перерыве между занимательными историями пришлось напомнить Лойму, что они с Парном вообще-то собирались поочерёдно охранять лагерь, и лишить бывшего вора удовольствия прослушать фантазии Ханса Христиана Андерсена.

Тания, подойдя к костру, приняла поданную ей Айсой оловянную миску с подогретой кашей и села на освобождённое ей на бревне раздвинувшимися детьми место. Герцогиня осталась на ногах.

— Командир, я хотела бы с тобой переговорить, — в отблесках пламени глаза Латаны смотрелись, как у безумной, — Отойдём?

Егоров молча кивнул и поднялся.

Принцесса Ливорская пребывала в крайнем смятении чувств. Об этом говорил не только её взгляд, но и весьма сумбурная речь. То, что ей поведала Тания о невиданных, необычайных магических возможностях Игоря и его желании помочь своей высокородной соратнице, было для герцогини настолько же удивительным, насколько и желанным.

Вырвать из лап короля своего единственного и любимого сына она потеряла всякую надежду, а тут Порядок и Хаос вдруг послали ей реальный шанс это осуществить. Конечно — понимал землянин — тут у любого в голове начнётся кавардак, принцесса ты или не принцесса.

Несмотря на свою некоторую растерянность, Латана внимательно приглядывалась к собеседнику, чтобы по его реакции окончательно убедиться в том, что всё ей рассказанное полностью соответствует действительности. И лишь осознав это, заметно успокоилась.

— Игорь, ты можешь быть уверен, — она взяла его ладонь обеими руками, — Твою тайну я никому не раскрою. И… ты всегда — слышишь? — всегда найдёшь у меня кров и защиту. А если всё же решишь служить мне, то…

— Это исключено, — попаданец мягко освободил свою руку из хватки герцогини, а то появится вдруг Танюха — она умеет появляться внезапно — и оправдывайся потом, что ничего такого не было, — Помогаю тебе и отправляюсь по своим делам. За предложение спасибо. Не хочу и не буду перед тобой лукавить, Латана, на твоё дальнейшее покровительство я бы хотел рассчитывать.

— Лана, — засмеялась принцесса Ливорского дома, — Для тебя я теперь всегда Лана… когда мы наедине… или среди своих. Я ведь сегодня не усну, — вдруг пожаловалась она, впрочем, с улыбкой, — Дежурного в самом лагере можешь на эту ночь не назначать. Герцогиня Пелонская… беглая… покараулит твой сон.

— Думаю, что весьма скоро моя соратница Лана станет владетельной герцогиней Гирфельской. Могу я надеяться, что и тогда ты, если вдруг потребуется, подежуришь ночьку-две?

— Не сомневайся, — Латана прижалась к попаданцу и поцеловала его в щёку.

Игорь почувствовал сквозь одежды её упругое тело, подумал греховное и непроизвольно оглянулся. Нет, всё нормально. Свидетелей не обнаружено.

Глава 3

Ночь прошла спокойно и, встав с первыми лучами солнца, торопиться в путь экипаж и пассажиры затонувшей каравеллы не стали.

Латана, о чём-то пошептавшись, сначала с Танией, затем с Лоймом, подошла к землянину.

— Пока завтрак готовится, мы хотим с тобой в лес прогуляться, — она наклонилась, взяла лежавший на земле меч Игоря и протянула ему, — Совсем не надолго.

Попаданец и сам только что хотел сходить в лес, но свидетели, тем более женщины, ему при этом совсем не были нужны.

— А вы меня в какую сторону тащите? — поинтересовался он, — Тогда подождите, я сперва пойду на север.

Вернувшись, Егоров ещё решил спуститься к морю. Вода была холодной — не искупаешься — но освежающие процедуры, раздевшись по пояс, землянин совершил. Какого-то удивления эта его странность не вызвала даже у членов экипажа "Удачи" — за время плавания все привыкли к некоторым особенностям поведения псевдо-торвальнца.

— Ну, пойдём, — сказал Игорь, вытиравшись насухо и одевшись, — Куда вы меня тянете? Надеюсь, не тёмную собираетесь устроить?

— Если бы знали, что это такое, наверняка бы устроили, — строго ответила Тания, но приподнятые уголки губ, выдавали её хорошее настроение.

Таинственный вид, который напустила на себя троица его соратников, землянина интриговал, и он с интересом пошёл за Лоймом, пытаясь расслышать о чём шепчутся двигавшиеся позади иск-магини.

Далеко в лес они заходить не стали. Едва только стоянка скрылась из вида, Лойм обернулся и произнёс:

— Госпожа герцогиня, можно и здесь.

Латана подошла к бывшему десятнику и посмотрела на землянина.

— Игорь, встань на одно колено, — попросила она с серьёзным видом.

Егоров уже догадался, какой ритуал герцогиня собирается провести. Пусть принятых здесь формальностей землянин не знал и понимал, что в этом мире используются другие правила, однако, торжественный вид друзей подсказал ему суть и цель предстоящего действа.

Заставлять себя упрашивать он не собирался и опустился перед Латаной на правое колено.

Та положила ему на голову обе руки и произнесла чуть более высокопарно, чем попаданцу казалось уместным в их дружной компании:

— Пользуясь правом принцессы Ливорского дома и владетельницы наследованного от матушки дофинства Стейр, за услуги мне оказанные, в присутствии двух свободнорожденных подданных королевства жалую Игорю Егорову…, - в этот момент попаданец чуть не брякнул "шубу с царского плеча", но благоразумно промолчал — зачем обижать Латану? — она же делает это, как говорится, от всего сердца, — … деревню Карос. Все доходы с неё и право суда в ней отныне принадлежат лэну Игорю Каросу и его потомкам. Встань лэн Карос.

Попаданец поднялся.

— Спасибо, принцесса… я… что-то должен сейчас произнести, полагающееся по сему случаю? — спросил он.

— Установленных формальностей нет, — Латана пожала плечами, — но, если ты сообщишь, что принимаешь жалованное с признательностью, то это будет вполне вежливо с твоей стороны, только… к сожалению, Карос совсем маленькая деревушка, чуть более ста душ крепостных, но других, где бы уже не было владетелей, у меня нет. Дофинство моё крохотное, как и сам городок Стейр. Матушка его купила для меня, когда отец уже к ней охладел и…

— Я принимаю Карос с огромной признательностью, моя герцогиня, — Игорь постарался изобразить церемониальный поклон, какие он видел в исторических фильмах.

Или у него не получилось с этим действием, или, наоборот, получилось, но здесь такой галантности ещё не видели, но все трое соратников изумлённо замерли. Вот так, хотели командира удивить, а словили обратку.

Тания и Лойм подошли к своему шефу с объятиями, а Латана извлекла из сумы, висевшей через плечо бывшего десятника, деревянную шкатулку и протянула её попаданцу.

— Ещё вот. Это тоже подарок. Потом откроешь, посмотришь, что там.

— Когда уже успела?!

Егоров, точнее, теперь, лэн Карос сразу же признал ящичек, который Летан Имир вынес из каюты капитана вместе с корабельной казной. В нём хранился пепел нарга.

Герцогиня не стала произносить вслух ничего о содержимом шкатулки в присутствии Лойма, пока ещё не посвящённого в магические тайны своего начальника.

Правда, попаданец считал, что Кессеру пора уже об этом узнать. Всё равно, при той постоянной близости их нахождения рядом друг с другом, долго скрывать от бывшего десятника способности Игоря не получится. Да и для интересов дела будет лучше, чтобы соратник не находился в неведении.

— Спать надо меньше, — посоветовала Тания.

Друзья засмеялись. А чего им не веселиться-то? От пиратов отбились, все живы, утро солнечное, впереди спокойная дорога в Чинор к племяннику Латаны, да ещё и личное участие каждого в приятной церемонии.

На самом деле Игорь допоздна не спал и краем глаза видел, как герцогиня, после повторного Лечения боцмана, о чём-то спокойно беседовала с суперкарго. Только, попаданец не подумал, что столь нужное ему дело будет решено так быстро и просто.

Хотя, если разобраться, ничего удивительного в этом не было. Иск-магиня Лана предложила суперкарго равноценный обмен пепла нарга на золотые монеты. И у Летана Имира не имелось никаких оснований отказать по пустяку той, благодаря кому, в том числе, удалось победить морских разбойников, а его боцману, получившему по сути смертельное ранение, сохранить жизнь и здоровье.

— Грамоту на феод сделаем на нормальном пергаменте, когда окажемся во дворце Эльсана, — негромко сказала герцогиня, когда они вернулись к костру, где их уже ждал завтрак.

Правило "вассал моего вассала не мой вассал" действовало и в Орване — мысли средневековых людей в разных мирах часто двигались в схожих направлениях — и теперь никто, кроме самой Латаны, даже король Ливора, не мог лишить Игоря пожалованного ему манора, да и сама владетельница дофинства Стейр вернуть себе деревушку Карос имела очень ограниченные возможности — только если её новый вассал будет уличён в измене или поднимет бунт.

Бывший спецназовец, неожиданно для себя оказавшийся феодалом, участвовать в мятеже против своей соратницы совсем не собирался, хотя в полученном крохотном владении не нуждался. Зачем оно ему, если разобраться? Ну, ладно, пусть будет — решил он — в конце концов, есть-пить не просит, само себя содержит, а если ещё и какую-нибудь копеечку приносить станет, так и вовсе хорошо.

Взглянув на довольных иск-магинь, Игорь легко догадался, что идея легализовать заморского принца-беглеца на материке Роухан была плодом их совместных размышлений.

— С Дильяном я пошлю Гритана и Рода, — суперкарго уже отошёл от своих мрачных размышлений по поводу будущего разговора с отцом и сейчас был настроен сугубо по деловому, — Если у тебя получится договориться насчёт повозок…

— Даже не сомневайся, получится, — уверенно произнёс Егоров, — Жди. Думаю, уже к середине дня они вернутся с подводами.

Попаданец имел в виду только матросов. Боцман, после второго сеанса Лечения, попросился к исцелившей его иск-магине на службу, искренне желая отработать хотя бы часть своего возникшего перед ней долга.

Имир не возражал, ему теперь, как говорится, семь бед — один ответ, а раз Дильян не желает пока возвращаться на родину и продолжить покорение морских просторов на другом корабле — правда, ещё не известно, предложили бы это ему или нет — то пусть делает, что хочет.

Когда Латана спросила у Игоря разрешения принять к себе бывшего унтер-офицера каравеллы, попаданец тоже возражать не стал. К тому же, как объяснила герцогиня, ей понравилось, что человек предлагает свою службу, даже не догадываясь, кем на самом деле является поставившая его на ноги иск-магиня.

У принцессы Ливорской не будет отбоя от подобных предложений, когда она займёт владетельный трон, но это, сделанное сейчас Дильяном, наиболее ценно, потому что искренне и без расчёта на получение каких-нибудь владетельных милостей.

Имевшая личный опыт предательства самых близких помощников, Латана теперь хотела иметь в своём окружении надёжных людей, насколько это конечно возможно.

— Игорь, я твою суму взял, — подбежал к попаданцу Кольт с дедовским рюкзаком за плечами, — Гильме я сказал, чтобы она ничего не брала, но она Ланин плащ взялась нести.

— Не тяжело? — поправляя на мальчишке лямки ноши, Егоров незаметно проверил, не пойдёт ли братик с перегрузом, и убедился, что всё нормально, не надорвётся, — Идите с сестрой сразу за дядей Лоймом.

Первоначально Игорь хотел идти к лэну разведанной им деревушки только вдвоём с Латаной, но затем здраво рассудил, что лишний раз возвращаться к стоянке не имеет никакого смысла. Поэтому, весь его отряд забрал своё имущество и дружно отправился в дорогу, попрощавшись с Летаном и оставшимися с ним моряками.

Рабу Сенту теперь пришлось тащить на себе заметно меньше груза — часть взятых в Пелоне запасов продовольствия компания землянина подъела, да и влившийся в их коллектив боцман Дильян, вполне уже здоровый, взял на плечо мешок со сменной одеждой отряда.

Как и полагается средневековой эпохе, земли здесь, даже в самых цивилизованных местах, были малонаселёнными. Высокая детская смертность, частые эпидемии, антисанитария, войны, жестокие нравы и крайний недостаток продовольствия — вот главные причины такого положения вещей.

Егоров сам своими глазами стал свидетелем того, что почти треть городского населения реально питается объедками, остающимися от других людей. И в столь прискорбной ситуации пребывают не только рабы, но и обнищавшие безработные или подёнщики. Кстати, невольники гораздо чаще питались намного лучше свободных голодранцев. Про крепостных же Игорь узнал ещё во время проживания в поселении Рой — в конце зимы крестьянам в неурожайные годы, чтобы не умереть от голода, приходилось питаться даже перетёртой древесной корой.

В общем, то, что совсем неподалёку от места высадки пассажиров "Удачи" оказалось поселение, можно назвать везением.

Несмотря на приличное количество переносимых вещей и присутствие в отряде детей, до деревни они добирались минут сорок. Егоров всё это время, пусть и не на лихом коне скакал — по бессмертным заветам Василия Ивановича Чапаева — но шёл, как и полагается командиру, впереди своих людей.

Мысли попаданца почти целиком витали вокруг драгоценного для него ящичка с магической субстанцией и были заняты гаданием, какой ещё подарок подготовила судьба. Или его ждёт облом? Почему-то в последнее не верилось.

Игорь только краем уха слушал рассуждения Латаны, идущей на полшага позади, какая шикарная жизнь ждёт его самого и его друзей при её дворе после того, как она вернёт себе сына и получит во владение герцогство Гирфель. Не оставляет принцесса надежды получить себе таких умелых и хороших помощников, как лэн Карос и иск-магиня Молс.

Отреагировал землянин лишь когда услышал, что их планы нуждаются в корректировке.

— В смысле, сначала сын, потом владение? — вынырнул он из своих мечтаний, которые, правда, никак не были связаны с посулами Латаны, а крутились вокруг магии, — Куда ты его собираешься брать, если у тебя ещё ни кола, ни двора?

— Ничего, поживём пока гостями, — герцогиня с благодарностью приняла у Тании бурдючок с вином, на ходу сделала пару мелких глотков и вернула ёмкость обратно, про своего спасителя из плена молодая женщина даже не подумала и утолить жажду ему не предложила, — Если братец узнает, а Вернигу наверняка это станет известно, что я согласилась на предложение Конгресса и вступила в борьбу за владение, то Дина он точно мне не отдаст. А явись я к нему лично, обязательно отправит в Ноль-Керр — это наш фамильный замок не далеко от столицы — оттуда ещё никто не убегал. Буду там десятком слуг командовать, без права выезжать за крепостные стены. Хотя… не исключаю, что брат меня просто вином угостит… тем самым, которым у графа Олского опоил нашего отца… Тания говорила, что твоя магическая арка позволит переместиться через неё даже верхом… это правда?

— Ты считаешь меня лгуньей? — подала голос иск-магиня, — Я-то думала, что мы друзья, госпожа. Видишь, Игорь, мы с тобой поверили в её искренность, а она даже сейчас нас во вранье подозревать начала. Представляешь, что с нами будет, когда госпожа герцогиня полностью обретёт власть?

— Таня, извини, я совсем не то имела в виду. Я лишь уточняла имеется ли возможность…

— Тише! — скомандовал землянин — подруги начали говорить, чуть громче, чем было допустимо, и идущие позади боцман и раб, хоть и пыхтели от тяжести несомых тюков, начали — как заметил попаданец — прислушиваться к повышенному тону иск-магинь, — Говорите потише, а то кое-кто начинает уши греть.

— Игорь, — Латана перешла на громкий шёпот, — Я спросила…

— Да, в арку пройдёт верховой. И легко.

— Вот, я как раз об этом, — продолжила герцогиня, взяв Танию за руку, в качестве жеста извинения за свои неосторожные слова, — Никто ведь не знает, куда я исчезла. Даже если и обнаружили подземный ход. Слухи могут ходить любые, но, где я сейчас, точно не знают. Мы с тобой верхом переместимся на то место, где ты и Тания расстались с тем менялой — забыла, как его зовут — и оттуда поскачем в столицу. Там я, в слезах и трясясь от страха и пережитого ужаса, поведаю Верну историю своего бегства от предателей и исквариальцев, похвалю своего верного вассала лэна Игоря Кароса, который помог мне бежать, представлю тебя королю, а дальше… как мы и…

Уже на самом выходе из леса принцесса Ливорская чуть обогнала своего лэна и посмотрела на него.

— Толково придумала, — кивнул тот, и в самом деле не увидев изъянов в её замысле, — Ну, вот, почти и пришли.

— Втроём поедем, — опять вмешалась в разговор иск-магиня Молс, — Ты ведь не забыла, госпожа, что и я, твоя верная наперсница, некоторым образом, помогала тебе покинуть дворец? Скажешь об этом нашему великому королю?

— Да, конечно, — сразу же согласилась Латана, улыбнувшись, — Обязательно. Я и сама тебе хотела предложить, но подумала, что ты не захочешь оставлять Кольта и Гильму…

— Лойм присмотрит, — Тания толкнула Игоря в бок, чтобы тот подтвердил её предложение, — Тем более, у нас ещё один приглядчик появился, — намекнула она на Дильяна, — И ведь мы их не в лесу с диким зверьём оставим, договорится наша высокородная госпожа, чтобы…

— Таня, пожалуйста, перестань, — первой оказавшись на краю выкошенного поля, Латана резко сбавила шаг, — Уже не смешно.

От одного из больших и довольно небрежно сложенных стогов, беспорядочно — тут и там — располагавшихся на пространстве между лесом и околицей, отъезжала груженная сеном одноосная телега, которую тянули на себе немолодая женщина, двое мальчишек, лет десяти, и девочка, года на три их постарше. Все четверо были укутаны в грязные, а местами и порванные накидки из грубого полотна, но традиционные обмотки на ногах имелись только у детей. Женщина "щеголяла" в деревянных башмаках.

Она и мальчишки, словно птица-тройка, тащили телегу, навалившись на ремень между оглоблями, а вот девочка шла сбоку, толкая повозку, вцепившись в её борт. Именно девочка первой и увидела вышедших из леса людей.

— Чужаки! — закричала она.

Спустя минуту Игорь наблюдал спины всей четвёрки, бегущей в деревню без оглядки.

Уж на что виденные землянином крестьянские поселения Ливора вызывали у него жалость, но по сравнению с этой деревушкой любую из них можно было бы считать Рублёвкой. Как будто здесь не люди живут, а скот. В поселении Рой даже рабы жили с бОльшим комфортом.

Крики крестьянки и детей вызвали переполох, который, впрочем, заметно успокоился, когда обитатели поселения разглядели в компании пришельцев из леса женщин и даже мальчика с девочкой.

Видимо, оповещённый о гостях и о том, что они из себя представляют, местный владетель не стал запираться в своём каменном доме-замке, а во главе четырёх, вооружённых не только мечами, но и короткими копьями, дружинников вышел навстречу неизвестным ему людям, в двух десятках шагов от своей жалкой твердыни преградив им путь к сельской площади.

— Кто такие и откуда взялись в моём владении? — спросил он.

Хозяин феода был худощавым, невысокого роста, седым и очень пожилым мужчиной. Он старался держаться твёрдо, говорить грозно, но, и то, и другое у него получалось не очень хорошо.

Латана, придержала Игоря, чуть сжав ему запястье, и вышла вперёд, подойдя к старому лэну довольно близко.

— Приветствую тебя, благородный владетель, — даже учтивого поклона она изображать не стала, а в её голосе прозвучал металл, — Я принцесса Ливорского дома герцогиня Латана Пелонская, волею Хаоса оказавшаяся в этих краях. Хочу обратиться к тебе за помощью на правах родственницы твоего государя. Представляю тебе моего спутника лэна Игоря Кароса и свою помощницу иск-магиню Танию Молс. Сопровождающие меня люди также покинули захваченный бунтовщиками и исквариальцами Пелон.

Едва только Латана начала говорить, местный владетель и его бойцы, трое из которых по возрасту были не сильно моложе своего господина, даже приоткрыли рты в изумлении от услышанного.

Старый дворянин, весьма комично выглядевший с железным нагрудником, заметно шире его груди, изобразил поклон.

— Пелон захвачен?… Госпожа герцогиня?… Да, да, конечно… Любую помощь… что смогу… Я лэн Шулт, вассал графа Вентерского прошу быть тебя, лэна… Игоря и… э-э… моими гостями.

Лэн Шулт оказался весьма приветлив, но от его предложения остаться на обед герцогиня отказалась. Егоров заметил большое облегчение, которое при этом испытал старый дворянин.

Нет, дело было вовсе не в жадности лэна — принять в своём доме герцогиню и принцессу одного из самых известных королевств для него являлось огромной честью. Вот только, владетель Шулта явно стеснён в средствах.

Игорь, попав внутрь каменного дома-крепости, оценил благосостояние здешнего мелкопоместного дворянина примерно на уровне зажиточных крестьян в дореволюционной России.

Только мебели в доме стояло меньше, отапливался этот убогий, с позволения сказать, замок очень плохо, вместо нормальных окон щели-бойницы и отсутствие даже уличных удобств.

Землянин с интересом хотел посмотреть жизнь небогатых дворян, что называется, изнутри, но, как выяснилось тут и смотреть-то не на что. Убожество сплошное.

Лэн Шулт был вдовцом и проводил свои дни в ожидании редких весточек от двух своих сыновей, которые служили гвардейскими офицерами в далёкой от этих глухих мест империи Гира-Туан.

Нрава этот старый дворянин — как заметил попаданец — был весьма сурового. В стоявшей во дворе деревянной клетке, согнувшись в три погибели, сидел какой-то крестьянский парень, похоже, в чём-то провинившийся, а обе имевшиеся в доме не молодые и не красивые служанки смотрели на своего господина всё время с испугом.

— Позволь, госпожа, предложить тебе и лэну Каросу вина, — изображал Шулт гостеприимного хозяина, хотя ни Танию, ни, тем более, остальных в своё жилище не пригласил — видимо, не по статусу, — Две повозки у меня найдутся, я уже дал распоряжение управителю. Ради такой гостьи я бы не стал и денег с моряков брать, но…

— У них есть, чем заплатить, — небрежно отмахнулась Латана, — Ещё нам нужны кони добраться до ближайшего города. Сколько можешь дать. Сразу же вернём.

Игорь как будто бы первый раз сейчас видел свою соратницу. Смотрел и не узнавал. Герцогиня сидела в кресле хозяина владения выпрямив спину, взгляд имела надменный, улыбку холодной, а голос равнодушно-небрежным.

— У меня всего три, — предоставив высокородной гостье своё единственное кресло в кабинете, старик сидел рядом с Игорем на обычной деревенской лавке, стоявшей вдоль стены с единственной высоко расположенной бойницей, — Но я готов вам их дать. Тут до Вентера даже пешком идти всего две десятины. Отправлю с вами ещё двоих своих дружинников в сопровождение. Они покажут короткую дорогу.

— Буду признательна, — сказала Латана, принимая из дрожащих рук служанки наполненный вином серебряный кубок.

Самому лэну Шулту, как и Егорову, достались бронзовые посудины.

Глава 4

Наверняка, гостеприимный лэн Шулт и сам бы хотел попросить посетивших его иск-магинь о Лечении, только вот, магическая энергия закономерно считалась ценным ресурсом, которым просто так не разбрасываются — в любой момент одарённому она и самому могла пригодиться — а таких денег, чтобы оплатить дорогостоящее заклинание у сурового старика не водилось.

Однако, когда лэн предложил герцогине в дополнение к трём лошадям ещё выделить ещё и мула под поклажу, Тания сочла возможным отблагодарить лэна сеансом оздоровления.

— Я могу и сам с вами пойти к моему сюзерену, — предложил после Лечения расчувствовавшийся Шулт, — Ощущаю себя так, словно половину годков скинул.

— Не стоит, дорогой друг, оставлять владение без присмотра, — отказалась Латана, взбираясь с помощью Дильяна в седло — герцогиня уже во всю пользовалась услугами боцмана, — Ты и так нам сильно помог. Будь уверен, я не забуду рассказать и графу, и самому герцогу о твоём радушии и оказанной поддержке. Пожалуйста, прими ещё и от меня в дар, — она протянула старику внушительную золотую печатку.

По мнению Игоря, тот и так получил много благодаря щедрости Тании, а перстень уже был перебором. Всё же отношение землянина к лэну Шулту было не очень хорошим — измученный вид того несчастного бедолаги-крестьянина в клетке и трясущиеся поджилки служанок не позволяли Егорову в полной мере испытывать к старому дворянину благодарность за предоставленных коней и мула. Как и за вино, которое, к тому же, оказалось весьма плохим.

Латана выехала из двора первой. Сразу за воротами, вместе с компанией соратников Игоря, герцогиню ожидали двое пеших дружинников, которые должны были проводить гостей в город.

Матроса каравеллы, к тому времени, уже получив обещанные подводы, отправились к месту высадки, где их ждал Летан Имир. Своему суперкарго они заодно везли известие о том, кто был их пассажиркой. Егоров улыбнулся, представив удивление офицера.

Устраивать сцен прощания с ними, естественно, никто не стал. Правда, Лойм, как он рассказал командиру, посчитал нужным выразить надежду на встречу с данцами в будущем — как-никак товарищи по оружию.

— Кольт, залазь ко мне, — позвал Игорь брата, — Тания, возьмёшь Гильму?

— А то бы я без тебя не догадалась, — фыркнула подруга, возведя очи горе.

Отряд двинулся в Вентер очень бодро. Впереди люди Шулта, сразу за ними, верхом, герцогиня и попаданец с иск-магиней, посадившие перед собой детей, затем Парн с девушками и гружёные мул с рабом, а замыкали процессию Лойм и до сих пор не пришедший в себя боцман. Узнав, что иск-магиня, к которой он определился на службу, в действительности является принцессой Ливорской, Дильян пребывал в заметном раздрае — не знал, радоваться и гордиться по этому поводу или переживать и опасаться.

До города они добрались часа за три — Игорь точно не засекал, он вообще старался лишний раз своими "Командирскими" не светить, и так слишком много вопросов своей необычностью вызывает. Его отряд мог бы и раньше увидеть городские стены, но по дороге им попался бортник.

Землянин уже давно убедился, что все женщины и дети являются сладкоежками, а поскольку этот мир особым разнообразием сладостей не отличается, то Игорю, как командиру, пришлось отреагировать на просьбы слабой — условно, конечно же, слабой — половины своей команды и немного свернуть с пути, чтобы поесть и взять с собой три кувшина мёда, литра на три-четыре каждый.

Что покинутая отрядом деревня отличалась в худшую сторону от своих ливорских аналогов, что чинорский город выглядел явно хуже тех, где попаданцу уже довелось побывать. Даже строения пригородного постоялого двора были покрыты дранкой, а кое-какие и вовсе соломой, словно крестьянские лачуги. Городские стены и башни высотой не сильно уступали пелонским, однако, сложены были так грубо, что в некоторых местах по камням их кладки бывший спецназовец мог взобраться на вершину без всяких вспомогательных приспособлений.

Когда отряд попаданца с Латаной во главе колонны приблизился к воротам — при этом, дружинники лэна Шулта весьма грубо сгоняли с дороги крестьян мешавших пройти к мосту через давно не чищенный ров — навстречу им выдвинулись двое стражников.

— Кто такие? — издали крикнул один из них, когда передние копыта коня принцессы едва только заступили на доски настила, — … госпожа?

Надменно-строгий взгляд принцессы сказал городским воякам намного больше её охотничьего костюма из дорогой ткани и видневшегося на груди магического амулета на основе алмаза величиной с ноготь большого пальца руки.

— Принцесса Ливорская желает посетить нашего графа, десятник, — пояснил один из дружинников лэна.

Поднялась суета. Воины — а при городских воротах несли службу восемь человек, столько Егоров насчитал — принялись отгонять людей и требовать от возчиков фургона и трёх телег по ту сторону стены, чтобы эти мешающие проезду повозки были сдвинуты максимально в сторону. Один из стражников вскочил на коня и помчался докладывать в графский замок.

— Лана в нашу сторону даже не обернётся, — заметила негромко Тания, — Словно мы её челядь.

— Ну, людям так и должно казаться, — вступился за герцогиню Игорь, — Всё правильно она делает. Да и мы должны ей в этом подыграть. Кольт, Гильма, слышите? Никакик "Лана" или "тётя Лана". Забыли об этом. А лучше всего, если вы при посторонних с ней вообще разговаривать не станете. Конечно, если принцесса к вам сама не обратится.

Попаданец и сам не знал, чего ему сейчас больше хочется — побыстрее оказаться скрытым от посторонних глаз, чтобы узнать уже наконец, какой магический рояль в кустах подготовила ему судьба и подготовила ли вообще, или увидеть изнутри своими глазами настоящий феодальный замок.

За всю свою жизнь Игорю ни разу не довелось побывать в средневековых твердынях. Башню-замок Машвер или, тем более, посещённый сегодня дом лэна Шулта он как замки всерьёз не воспринимал. Конечно, на картинках или в фильмах он часто видел, как выглядели в древности жилища аристократов, но от этого любопытство одолевал только ещё больше.

— Все двигаются со мной в замок графа Йоше, — переговорив с прибежавшим из притулившейся к надвратной башне караулки лейтенантом, герцогиня "вспомнила" о своей свите и обернулась, глядя в просвет между Игорем и Танией, — Никаких гостиниц и постоялых дворов. Мне могут потребоваться от вас услуги. Лэн Карос, езжай радом со мной. Вы двое, — обратилась она к сопровождавшим их из деревни дружинникам, — Можете дождаться, пока лошадей вам приведут сюда, или отдохните пока в трактире, — она извлекла из кошеля, висевшего у неё на поясе, монетку и протянула старшему из Шултовских вояк, — Благодарю за службу.

Номинал монеты Егоров не разглядел, но блеснула та серебром, значит, не меньше пяти риталов. Вдвоём на такую сумму можно упиться до белки, и ещё на опохмел останется. Щедра принцесса Ливорская, счастливы будут те, кто станет ей служить в Гирфеле.

Попаданец, иск-магиня, да и остальная компания дружески попрощались с сияющими от удовольствия дружинниками, решившими подождать возвращения коней в трактире. И кто бы сомневался, что вояки примут такой вариант? Точно не Игорь. Сам служил, знает.

Вот чем чинорский город не отличался от ливорского, так это устрашающим потенциальных нарушителей закона видом казнённых различными способами людей, чьи трупы "радовали" глаз, как перед мостом, так и сразу за воротами при въезде в город. И, похоже, что так обстоят дела во всех уголках Орваны.

Игорь поймал себя на мысли, что за проведённые в этом мире неполные три месяца-восьмушки или четыре, если считать земными мерками, он вполне уже адаптировался к орванским порядкам. Землянин, как и его соратники, уже не обращал внимания ни на амбре, идущее из рва, ни на смрад трупов. Если бы старуха, распятая на толстом не ошкуренном бревне прямо возле караулки, не издала хрипа, словно разговаривая с двумя воронами подкрадывающимися к ней, то он и на это не обратил бы внимания. Бабка-то им чем не угодила? — подумал попаданец, отведя взгляд от её перебитых ног.

— Это отравительница, лэн, — десятник, который взнуздывал коня, чтобы проводить герцогиню со свитой к замку, заметил интерес гостя, — Готовила всякие зелья… на приворот, на сон… на прерывание беременности, — он вскочил в седло, — Дочь нашего бургомистра… никто уж не узнает от кого, но понесла… плод решила вытравить. Умерла она. Шестнадцати годков не исполнилось ещё, — унтер-офицер с презрением посмотрел на страдающую от ужасных мук старуху, сплюнул в её сторону и подъехал к сидевшей в седле словно загадочный сфинкс принцессе Латане, — Госпожа герцогиня, прошу тебя и твоих людей следовать за мной.

С десятником поехали ещё двое стражей. По всей видимости, приезд столь важной персоны, как Латана, в здешних краях необычайная редкость, раз лейтенант решился сократить караул возле ворот более, чем на треть.

Сразу чувствовалось, что город строился с расчётом на эффективную оборону — в полусотне метров от въезда в него приходилось выбирать, налево повернуть или направо, так как путь прямо перегораживало длинное каменное трёхэтажное здание с окнами-бойницами только на третьем этаже.

Стражники повернули налево, и дальше по обе стороны улочки пошли нищие хибары, а каменная брусчатка сначала сменилась на бревенчатый настил, а затем под копытами коней просто начала хлюпать грязь.

Обернувшись в некотором беспокойстве за соратников, попаданец увидел, как они топают довольно бодро, что не было в общем-то удивительно — все, кроме Сента, носили на ногах сапоги, да и раб ходил в новеньких деревянных башмаках. Кольту перед городом тоже пришлось пойти пешком. Лэну, кем теперь стал попаданец, как оказалось, не полагается кого-то с собой возить на коне.

Землянина это удивило, он помнил, что у тех же рыцарей-тамплиеров герб был в виде двоих воинов, едущих на одной лошади, что символизировало бедность ордена, но никак не умаляло рыцарской чести. А здесь такое, видишь ли, без уважительных причин титулованному дворянину позорно.

В чужой монастырь со своим уставом не ходят, и спорить с подругами-магинями Егоров не стал, да и братишка отнюдь не возражал слезти с конской холки и размять ноги.

— Что-то случилось, лэн Игорь? — поинтересовалась Латана.

— Нормально всё, — ответил новоявленный дворянин.

Спины стражников были всего в нескольких метрах впереди, поэтому вести дружеский разговор с принцессой Егоров не стал, политесам же обучен он не был и потому предпочёл помолчать до самого прибытия в графский замок. Лана, покосившись на своего спасителя, его решение поняла.

Вскоре лачуги сменились домами получше, а после очередной площади с овощным базарчиком и двумя трактирами вокруг неё пошли обычные для здешних городов каменные двух-трёхэтажные здания, и копыта вновь застучали по брусчатке.

Оповещённые о прибытии столь высокородной гостьи, граф с женой и детьми встречали Латану сразу во дворе своего замка, где гости оказались, как только миновали ворота и строй графских дружинников, двумя шеренгами стоявший вдоль дороги.

— Рад приветствовать в своём замке представительницу столь прославленного рода, — произнёс хозяин владения низким, громким голосом, — Добро пожаловать.

Граф Йоше Вентерский был крупным, гладко выбритым, круглолицым мужчиной, около сорока пяти лет, с большой волосатой бородавкой возле мясистого носа. До пластической хирургии этот мир дойдёт ещё не скоро, а заклинание Лечение почему-то подобные изъяны не исцеляло, видимо, магия считала их естественными.

Владетель представил герцогине, соскочившей с коня с помощью двух прилично одетых мальчиков-рабов, свою жену графиню Амику и детей — двадцатилетнего виконта Орна и виконтессу Ралику, года на четыре помладше брата. Вся семья являлась иск-магами.

— Пустили козла в огород, — буркнул негромко Игорь, самостоятельно покинув седло.

Он сейчас вдруг вспомнил, как днём, когда отряд ждал Лойма, отправившегося в дом бортника за мёдом, принцесса почти на самое ухо Игоря сказала: "Я вот, знаешь, что подумала? Что с помощью твоей арки мы можем захватывать при необходимости все замки, в которых побываем. А ведь в мирные годы перед принцессой Ливорской открыты ворота любых крепостей. И перед лэном Каросом, её сопровождающим."

Лана в тот момент произнесла это шутливым тоном, но глаза её смотрели на попаданца внимательно и серьёзно.

"Нет, — опроверг свои высказанные вслух мысли Игорь, — не козла в огород, всё же, в козле больше мужского начала, правильней надо говорить — лису в курятник. Хотя, конкретно этому курятнику, замку графа Йоше точно ничего не грозит. На такой грязный, обшарпанный и изначально бестолково отстроенный замок дочь прославленного Вернига Первого стопудово не позарится".

— Это ты про кого? — также, как и её друг, тихо спросила оказавшаяся с ним рядом Тания.

Ответить землянин не успел, потому что после взаимных приветствий Латаны и графской семьи дошла очередь и до знакомства владетеля Вентера со скромным лэном Игорем Каросом и иск-магиней Танией Молс.

То, как граф принимал беглую герцогиню Пелонскую, наверное, в этом мире считалось высшим уровнем гостеприимства. Пусть, о своём печальном положении изгнанницы и о злоключениях, случившихся с ней в морском путешествии, Латана просветила владетеля Вентера и его семью сразу же при встрече, это нисколько не уменьшило восторг хозяев замка от прибытия столь важной персоны.

Граф, как и все феодалы Полуострова Герцогств, знал о решении Конгресса в Трире, хотя сам там не присутствовал, и принадлежал, как и его сюзерен герцог Эльсан, к той партии, что активно поддерживала империю в пику политике монархов Веска и Тар-Нея, стремящихся поделить между собой сферы влияния на Полуострове и диктовать герцогам свою волю. Империя была намного мощнее, чем эти два королевства, но находилась слишком далеко, так что, местным герцогам, что тем ужам, приходилось лавировать между различными центрами силы, чтобы не попасть в полную зависимость от кого-либо из них.

То, что имперский легат недвусмысленно высказался в поддержку кандидатуры принцессы Ливорской, племянницы своего государя, на трон не самого большого, но одного из наиболее значимых герцогств Полуострова, делало радушие графа Йоше абсолютно искренним.

Даже в родном мире Игорь старался держаться от политики подальше, хотя и знал, что в Древней Греции таких называли идиотами. Ну, что там эллины считали правильным, и зачем они для аполитичных людей придумали такое обидное слово, Егорова мало интересовало, но сам он, и в самом деле, не стремился к какой-нибудь общественной активности. Поэтому и пропустил мимо ушей больше половины того, о чём ему рассказывала в плавании Латана. Не собирался он участвовать никак в местных дрязгах и интригах.

— Я немедленно отправлю своих егерей проверить все бухты на побережье моего графства, — голос графа, шедшего с принцессой Ливорской впереди процессии по арочному коридору главного здания замка, гулко отражался от стен и потолка, становясь слышимым всем идущим позади членам его семьи и гостям, — По твоему описанию, это была галера Ритнева. Известная в наших краях личность. Если он высадился зализывать раны где-то на моих землях, я его поймаю. Обязательно. Он понесёт такую кару, что…

— Любезный граф, — Латана повернула голову к Йошу, — Мне какое-то время придётся погостить у твоего сюзерена, и я попрошу, в случае поимки этих разбойников, прислать их в Чинор. Буду очень признательна.

Принцесса произнесла свою просьбу таким тоном, что даже идущего рядом с графиней Игоря пробрало до костей. Правда, попаданец — уже имея определённые знания о существующих в этом мире порядках, сильно сомневался, что пираты могли так нагло действовать в самой близости от берега, не имея определённых отношений с местными владетелями.

Но, говорят, вора ведь бьют не за то, что ворует, а за то, что попался. Так и с этим Ритневым. Похоже, что влип курилка. Нападение на особу королевской крови ему не простят. А уж как с ним поступит мило улыбающаяся Латана, долго гадать не нужно.

— Конечно, герцогиня, как скажешь, — тут же согласился радушный хозяин и остановился, — Вот тут у меня гостевые апартаменты. Если позволишь, тебе я предложу комнаты возле покоев моей драгоценной супруги, а лэн Карос и твои люди разместятся в этом крыле. Торжественный обед в честь будущей герцогини Гирфельской уже готовят.

Когда Игорь сообщил лэне Нельбе, подруге графини Амики и главной замковой распорядительнице, что их с Танией устроит одна комната на двоих, эта чопорная женщина сжала губы в ниточку, но понимающе кивнула.

— Можете располагаться здесь, — она первой вошла в большую, но крайне неуютную спальную комнату, к тому же, довольно прохладную, — На ночь вам принесут ещё и жаровню, — сообщила лэна, заметив, как иск-магиня зябко передёрнула плечами, — Кыня! — позвала она одну из четырёх сопровождавших её молоденьких рабынь, — Прикрой ставни на левом оконце и разожги камин! — приказала девушке, — Она остаётся прислуживать вам. Кыня глупа, но старательна. Так что, бить её не обязательно, а вот ставить задачу лучше подробней и доходчивей, — распорядительница чуть заметно улыбнулась, — Вода в ванной комнате есть, если будет нужно, принесут ещё.

— Где будут располагаться остальные наши люди? — поинтересовался Игорь, переглянувшись со стоявшим в коридоре Лоймом.

— В соседних комнатах, — лэна Нельба поправила воротник своего платья, — Ваши вещи, которые не потребуются сейчас, сложим в кладовой на третьем этаже. Раба я распоряжусь разместить в бараке. На обед к господину графу вас пригласят, а вашим людям еду принесут в комнаты. Приятно отдохнуть с дороги, — пожелала она.

Едва чопорная лэна покинула комнату, как Тания погнала Кыню за горячей водой.

— Игорь, я удивляюсь твоему характеру, — закрыв дверь на засов, подруга повернулась к нему с загоревшимися глазами, — Столько терпеть.

— Мне очень тяжело без твоих объятий, Танюша. Честное слово. Но, может, сначала с дороги помоемся?

Тания засмеялась и, подойдя к другу, сама извлекла из его сумки шкатулку с пеплом нарга.

— Любовью мы позже займёмся, — сказала она и протянула ящичек Егорову, — Бери уже, не тяни время, а то наверняка вскоре Кольт сюда ломиться станет.

Глава 5

Конечно же Игорь волновался, хотя перед подругой старался свой лёгкий мандраж не демонстрировать.

— Ну, с богом, — произнёс он и прикоснулся к магической субстанции.

В этот раз — попаданцу так показалось — его тряхануло намного сильнее. Только теперь он к подобным ощущениям был готов и потому перенёс удар намного легче. Даже не выпал на какое-то время в прострацию.

Он видел, как его любимая женщина подготовила свои пальчики для быстрого сплетения заклинания Лечение и напряглась так, что даже побледнела.

— Всё хорошо, — выдохнул он и, пройдя к грубо сколоченной, зато большой как аэродром кровати, упал спиной на плотно набитый соломой матрас, поставив обутые в высокие сапоги ноги на жалкое подобие прикроватного коврика из сплетённой лозы, — Дряни какие. Могли бы для благородного лэна, тайного великого архимага позаботиться и о перине.

Тания, сев с ним рядом схватила напарника за грудки.

— Игорь!

— Двадцать два года я Игорь, — подтвердил попаданец, — Подожди немного, дай хоть в себя прийти. Я ещё даже название не придумал обретённому умению.

— Так всё же опять получилось?! — Тания начала его трясти, — А ну, говори сейчас же!

— Камзол мне не порви, — Егоров обхватил подругу и, притянув её к себе, прошептал на ухо, — Назову-ка я это Раскрытием Замыслов. Или, правильней будет, планов? Нет, первый вариант лучше. У вас о ментальной магии что-нибудь слышали?

— Какой?!

— Понятно, — засмеялся Егоров, — Вопросов больше не имею.

Полученное Игорем умение относилось к сфере ментальной магии, которую он часто встречал в прочитанных им книгах. А вот в мире Орваны о возможности существования подобного класса магических способностей даже не слышали.

Нет, то, что судьба, Порядок с Хаосом или Великий Шутник в этот раз выдали попаданцу, не совсем походило на то, что придумывали авторы покинутого Егоровым мира. Реальность оказалась более прозаичной и при этом гораздо этичней.

Умение, которому землянин дал название Раскрытие Замыслов, не позволяло читать мысли, а, тем более, их внушать. Местный ментальный навык не мог заставить человека делать что-либо против его воли или забыть произошедшие с ним события.

Всё было гораздо проще. Сплетя заклинание ментала — а оно было второго уровня и требовало затраты половины магического резерва мага — и направив его на любого из людей, находящихся на расстоянии до трёх десятков шагов, Игорь мог узнать, что человек собирается, планирует, решил и намерен сделать — так землянин ощутил и познал свойство инициированного в нём магического умения.

— Получается, теперь ты можешь узнавать мысли? — уточнила иск-магиня, когда Егоров коротко и несколько сумбурно объяснил ей суть своих новых способностей.

Он почувствовал, как подруга в его объятиях явно напряглась. И ничего удивительного в этом не было. Игорь и сам бы не захотел, чтобы кто-нибудь, пусть даже самый родной и близкий человек, мог копаться у него в голове, ведь у каждого есть своё личное пространство, в которое нет доступа никому.

— Не совсем так, — постарался он успокоить напарницу, проведя рукой по её волосам, — Наверное, я ещё достаточно косноязычий в вашей лингвистике, не понятно объясняю. Скажу проще. Если ты вдруг станешь мечтать поотрубать мне органы движения, то узнать об этом я не смогу, а вот, если ты и в самом деле соберёшься это сделать, то, направив на тебя Раскрытие Замыслов, я об этом узнаю, а заодно и о других твоих реальных планах, например, о том, что ты решила пойти со мной на обед в том платье, которое купила в Пелоне, и про твоё намерение спросить у распорядительницы о замковой бане, после завершения приёма…

— Так ты что, уже опробовал своё умение? На мне? Но, когда? — Тания освободилась от объятий Игоря и встала.

— Для того, чтобы знать о твоём желании вымыться в бане, никакая магия не нужна, и про платье догадаться не сложно — оно тебе очень нравится, а повода его надеть до сих пор не было, — Егоров оторвал спину от матраса и сел, — Это метод дедукции сработал. Нет, я ещё не использовал заклинание, хотя руки, честно говоря, чешутся. Вот сейчас придёт рабыня — как её кличут? Кыня? — на ней потренируюсь. Да, забыл тебе сказать про ещё одно огромное достоинство нового умения — против него бессильна магическая защита.

— Не может быть, — Тания вновь села рядом с Игорем, машинально положив руку ему на коленку и о чём-то задумавшись, — Вроде я уже и привыкла, что мой спаситель полон загадок, а… Подожди, — она немного вздрогнула, — Там же пепла на два умения было… и… ничего не осталось. Ты точно получил только одно заклинание?

Егоров лишь в этот момент понял, какая заноза свербела у него в мозгу. Ведь, действительно, объём магической субстанции в ларце был примерно таким же, как и тот, что подарил Парн Кулик. Но того-то хватило и на инициацию и на получение Пространственного Тоннеля.

— Гадство. Получается, я зря половину полезного вещества истратил?

— Или не зря, — задумчиво произнесла иск-магиня, — А может такое быть, что от количества впитанного тобой пепла нарга зависит то, какое умение ты получишь?

— Это ты у меня спрашиваешь? Не знаю, но… обязательно надо будет как-нибудь проверить.

В этот момент в дверь кто-то толкнул.

— Так, Игорь, — встрепенулась подруга, — Свою магию на рабыню не трать. Проверишь сразу на нашей принцессе.

Она встала, отодвинула засов и распахнула дверь, обнаружив за порогом целую делегацию — Кыню с ведром, Кольта с сестрой и Лойма с вором.

Возможности ответить, что ни на ком из своих соратников, включая и Латану, лэн Карос не собирается применять Раскрытие Замыслов, напарница Игорю в этот раз не оставила.

Наверное, такое решение землянина было с его стороны не самым продуманным, но Егоров не хотел унижать друзей подозрениями в не честных намерениях. Как-то это не правильно. А Тании он чуть позже объяснит.

Посыльный от графа явился, когда Игорь с иск-магиней успели переговорить с друзьями, привести себя в порядок и переодеться.

Попаданец стыдливо отвёл глаза — не ко всему он ещё привык в новой для себя жизни — когда рабыня забирала и выносила деревянную бадью из-за ширмы, перегораживающей один из углов спальной комнаты.

Некоторые сомнения, что слова распорядительницы относительно приглашения на обед Тании не были оговоркой у Игоря имелись. Всё же, в сословном обществе личные качества и способности человека мало что значили, когда дело касалось формальностей. Простолюдины оставалась таковыми, даже если получали магические способности.

Однако, нет, всё оказалось в порядке. Явившийся слуга, из свободных, разодетый как клоун — Егорова не удивляло, что в здешнем средневековье, в эпоху дороговизны красящих веществ, разноцветье одежды считалось высшим шиком, так было когда-то и на Земле — пригласил и лэна Кароса, и иск-магиню Танию Молс следовать за ним.

Когда Игорь с подругой шли за слугой, им навстречу попались две рабыни и раб, несущие еду и вино для остальных членов компании попаданца.

— Интересно, танцы будут? — вполголоса спросил у Тании попаданец, — Или тут такое не принято?

Землянин не учёл акустику коридора, и его вопрос изумил не только иск-магиню, но и идущего впереди клоуноподобного парня.

— Пригласили скоморохов, господин лэн, и акробатов, — обернувшись и как-то диковато взглянув, ответил слуга и чуть придержал шаг, чтобы быть поближе к любопытствующему гостю, — А в перерыве, перед подачей зажаренного кабана, которого виконт Орн лично убил вчера на охоте, во дворе переломают кости разбойнику Гирнагу, тому самому, чья банда воровала и продавала вентерских детей йенкцам и утиссцам в рабство… танцы… танцы у нас на Полуострове — это развлечение черни. А, господин, где-то… где-то и благородные тоже…?

— Угу, — подтвердил Игорь, — У нас на севере, порой, зажигают так, что пыль стоит столбом. Ну, там, всякие вальсы, минуэты, гопаки и прочее. Мы на обед-то идём?

Парень испуганно дёрнулся и ускорил шаг.

Высокие двойные двери в обеденный — точнее, тронный, используемый в этот раз для пиршества — зал были гостеприимно распахнуты. По краям застыли изваяниями сразу четверо дружинников в редких здесь латных доспехах, без щитов, но с копьями в руках.

В большом помещении с колоннами по краям уже находилось более полусотни человек обоего пола и разных возрастов — похоже, что здесь собрался весь местный бомонд, включая городское начальство — стоявших по разным углам зала. За П-образно расставленные столы никто ещё не садился, хотя все они были буквально завалены яствами и заставлены кувшинами с вином — голодное и полуголодное прозябание большинства обитателей Орваны на аристократию не распространялось.

Детей среди собравшихся не было, зато вокруг гостей бегали четыре собаки, без намордников и внешне добродушные.

— Лэн Игорь, — к попаданцу и его подруге подошла лэна Нельба, — Пройдём со мной. Я покажу, где мы с тобой будем сидеть. Тебя, иск-магиня Молс, проводит к месту этот раб, — она махнула рукой за спину на высокого рыжего слугу с длинным куском ткани через плечо и развернулась, не дожидаясь ответа гостя.

Тания придержала друга за локоть и шепнула:

— Примени на Латану, узнай…

— Нет, — также негромко, наклонившись к напарнице ответил Егоров, — Найду себе другую жертву. Объясню всё вечером.

Представлять его распорядительница никому не стала, хоть он того ожидал. Просто подвела лэна Кароса к краю левого, расположенного дальше от ряда окон-бойниц стола, вплотную примыкающего к помосту вип-персон.

— Мы с тобой сидим здесь, — показала она на два стула с высокими спинками, ближе всего располагавшиеся к месту, где расположится семья владетелей и высокородная гостья.

— Большая честь, — догадался Игорь.

— Герцогиня Пелонская считает, что ты заслужил, — без тени иронии сказала распорядительница, — Меня ещё ждут дела, позволь пока тебя оставить.

"Молодец какая, — мысленно хмыкнул попаданец, — бросила гостя одного и упорхнула. Деловая вумен". Впрочем, сильно он не расстроился.

Во-первых, всё-таки честь ему на самом деле оказана немалая. И вообще, чем больше он задумывался над нежданным получением своего дворянского звания, тем всё больше находил в нём плюсов. Хоть главный бонус он видел вовсе не в том, что стал ближе к сильным мира сего — как раз, годы армейской службы приучили его стремиться быть подальше от начальства и поближе к кухне — а в том, что теперь ему, случись какая беда, не грозила одна из тех ужасных мучительных казней, которые придуманы пытливыми умами человечества — лишь голову ему отрубят, и всего делов.

Во-вторых, он в зале оказался не один, кто пребывал в гордом одиночестве. Помимо любимой Тании, также неприкаянно маявшейся в противоположной стороне — иск-магине, кажется, позволили притулиться на самом дальнем месте — около десятка мужчин и даже одна грузная, пожилая дама также обходились без компании.

Ожидание долго не продлилось. Едва только Игорь помахал рукой в ответ напарнице и подмигнул обнюхавшему его и с любопытством посмотревшему в глаза псу, как неожиданно противно протрубил рог и в зал торжественно вошли граф с принцессой, а сразу же следом и графиня со своими чадами.

Отдельного приглашения гостям не последовало. Как только владетель с Латаной сели в кресла, так тут же все присутствующие, словно слетевшаяся на помойку стая голодных ворон, устремились к столу.

— Твой левее, — раздался голос лэны Нельбы, возникшей будто из воздуха и положившей руку на спинку стула, который было собрался занять землянин, — Ближе к нашим господам.

Латана, всё в том же своём охотничьем костюме — видимо, не захотела пользоваться гардеробом графини или её дочери — но с красиво уложенной причёской, заняла кресло по правую руку от графа Йоше. Егоров предполагал, что владетель уступит главное место высокородной аристократке, но, как видно, такое здесь не практиковалось.

— Поприветствуем нашу гостью принцессу Ливорскую, — громогласно провозгласил хозяин замка и графства.

Ни сам владетель, ни остальные присутствующие вставать не стали, зато дружно прокричали: "приветствуем принцессу Ливорскую!". Игорь, понятно, никем не предупреждённый заранее, успел присоединиться лишь к"…иворскую!", но вроде никто не заметил.

Он хотел с укором посмотреть на Танию, которая могла бы хоть пораньше его на этот счёт просветить, но до иск-магини было как до Китая, к тому же, напарница уже с улыбкой разговаривала с каким-то богато разодетым пожилым горожанином и в сторону друга не смотрела.

Общий крик славословия послужил сигналом к начале трапезы. Латана, в отличие от Тании, внимание командира — или теперь уже бывшего командира? — заметила, улыбнулась и приветливо кивнула.

— Если будут какие-либо пожелания, лэн, — скучно произнесла распорядительница, — Не стесняйся говорить этим бездельникам, — она имела в виду рабов и рабынь, стоявших за стульями присутствующих на пиршестве, — Преподобный, — обратилась она к сидевшему напротив служителю Хаоса, — Может, тебе всё же вина?

Жрец действительно выглядел неважнецки — красный до малинового цвета нос выделялся ярким пятном на обрюзгшем пропитом бледном лице. Конечно, Игорь уже знал, что служителям этого бога предписывалось изнурять свою плоть по мере возможностей любыми способами, однако, по мнению землянина, какую-то меру всё же соблюдать следовало.

— Нет, Нель, я привык к нормальному питию, что радость есть для покровителя нашего, — жрец совершенно по приятельски улыбнулся распорядительнице, и по его знаку стоявшая позади девчонка налила в стоявший перед ним кубок жидкость, в которой Егоров по запаху безошибочно признал первач, — Угодно сие естеству человека честного и богоугодного.

Так уж часто получается, что наиболее вкусное из еды является при этом и наиболее вредным для организма. Об этом и зашла речь между жрецом и распорядительницей.

Попаданец, предоставленный сам себе, лишь пригубил вина и стал есть, одновременно подбирая жертву для своего магического эксперимента с Раскрытием Замыслов и момент, когда заклинание можно будет незаметно, спрятав руки под стол, сплести. Тут ведь ещё и внимательные глаза стоявшего сзади парня надо было иметь в виду.

С первым Игорь определился очень быстро. Виконт Орн Вентерский несколько раз посмотрел в сторону лэна Кароса с такой злостью, что её можно было смело считать ненавистью.

"Когда уж я успел тебе насолить-то, добрый юноша? — удивился поначалу землянин, но тут же, поймав обожающие взгляды, которые сын владетеля бросал на Латану, всё понял, — Э, да ты, вашбродь, в принцессу втрескался? Так и мечешься — то на любовь-морковь свою любуешься, то дырку в предполагаемом сопернике хочешь прожечь. А вот мы сейчас и посмотрим, насколько твои мечты продвинулись в сторону конкретных намерений и планов. Капец, как интересно."

Выбрав цель для применения заклинания, Игорь быстро отыскал и возможность проведения эксперимента.

Лэна Нельба всё также увлечённо общалась со жрецом Хаоса и, к удивлению попаданца, там попахивало заигрыванием. Так что, оба голубка ему не мешали совсем. Со стоявшим же позади молодым рабом Игорь расправился довольно быстро, отправив того за тазом с водой — землянин видел, как некоторые гости в таких ёмкостях омывали руки.

Парень побежал исполнять приказание, а Егоров, откинувшись с видом пресытившегося человека на спинку стула, убрал руки под столешницу и принялся быстро сплетать пальцами — как указывало ему Знание — фигуру в виде трёхлопастного пропеллера, одновременно представляя её в магозрении и наполняя энергией из резерва.

Когда Раскрытие Замыслов сформировалось — а на это ушло не более пары-тройки секунд — Игорь мысленно послал получившийся конструкт на виконта и без всяких там содроганий, ударов или каких-нибудь вспышек в сознании, вдруг разом понял и осознал весь перечень задуманных Орном Вентерским дел.

Егоров как будто бы прочитал дайджест виконтовских планов, числом около двух десятков, остальные, видимо, ещё не были окончательными, в которых последним пунктом стояло твёрдо принятое решение подвести под казнь барона Гиоба Ятлиба — Игорь увидел этого громогласного мужчину, лучшего друга графа Йоше, за другим столом — как только Орн займёт место владетеля графства, а первым пунктом — намерение натравить на лэна Кароса своих дружков, чтобы те спровоцировали гостя на дуэль и убили.

Об остальных намерениях виконта попаданец даже не стал раздумывать, отбросив их как полную ерунду. Нет, ну зачем ему знать о том, что в третий день следующей пятидневки наследник графства собрался ехать в гости к баронету Эшью, и тому подобном?

— Господин, — Игоря отвлекла от мыслей чернявенькая служанка прибежавшая от главного стола, — Принцесса Ливорская велела вам её сопровождать, когда в перерыве состоится выход на просмотр казни.

— Хорошо, — Егоров наклонил голову в знак согласия, увидев, что Латана смотрит на него, — Передай госпоже, что я всегда готов.

"Как тот пионер, — мысленно добавил он."

Попаданец почему-то совсем не злился на юного, влюблённого в герцогиню виконта. Наверное, из сочувствия. Игорь точно знал, что этому розовощёкому, пухловатому юноше ничего не светило — Латана в любви предпочитала высоких, мускулистых и, при этом, полностью покорных. Егоров предполагал, что тут не обошлось без психологической травмы, которую получила Лана, побыв женой своего родного старого дяди, старшего брата своего отца. Землянин не мог без содрогания думать о том, что пережила несчастная девчонка. Могла ведь и совсем крышей поехать.

Собственно, из-за таких подходов принцессы Ливорской к мужчинам Тания и перестала ревновать к ней своего друга — он последнему требованию аристократки — полной покорности — совсем не соответствовал. Лана и сама об этом Егорову однажды сказала, совершенно откровенно признавшись, что нужного ей мужчину она купит, когда обоснуется на новом месте.

— Лэн, ты что-то совсем мало ешь, — распорядительница, после того, как у её дружка-жреца совсем начал заплетаться язык, вспомнила о сидевшем рядом госте, — Неужели искусство наших поваров тебе не понравилось? Если ты разочаровался в чём-то конкретном, то скажи мне. Сегодня же, тому, кто это блюдо приготовил, я лично спущу шкуру.

— Ну что ты, — испугался за неизвестного кашевара попаданец, — Всё очень вкусно. Только надо ведь оставить место и под кабанчика, добытого вашим славным красавцем-виконтом.

Игорь сильно сомневался, что этот любвеобильный чудак мог убить хотя бы зайца. Нет, зайца, пожалуй бы смог, а вот кабана вряд ли. Разве что, егеря положили перед ним уже истекающую кровью тушу, и молокосос лишь добил.

— Зачем место оставлять? — удивилась лэна Нельба, — Вон же, за ширмами и освободишь.

Здесь же в зале за тканевой драпировкой скрывались ниши, в которых гости не только справляли нужду, но и с помощью специально подготовленных гусиных перьев, имевшихся у слуг, выблёвывали съеденное и выпитое, чтобы продолжить наслаждаться пиршественными яствами.

Когда-то и на Земле делали нечто подобное. Игорю вспоминалось, что он об этом где-то читал или передачу смотрел. То ли, в Древнем Риме, то ли ещё где, но такое же варварство точно было. Кто-то от голода пухнет, а другие жрут в три глотки.

— О, спасибо, что напомнила, — поднялся с места Игорь.

Когда он вернулся к столу, то, словно бы нарочно его дожидались, в центр зала бодрой поступью вошёл капитан графской дружины и доложил, что к казни всё готово.

— Лэн, — распорядительница поднялась, — Могу я тебя попросить составить компанию преподобному Сернасу? Он что-то неважно себя чувствует, а мне необходимо будет остаться здесь — я во двор не иду — чтобы организовать работу прислуги.

— К сожалению не могу, — расстроился гость, — Ты не расслышала, как меня вызвали к моей сюзеренше. Увы. Преподобному, может, тоже остаться за столом?

Игорь за жрецом не считал, но, по примерным прикидкам, тот влил в себя больше пол-литра сивухи. Как тут не поплохеть? Приятель распорядительницы сидел совершенно счастливый и абсолютно невменяемый.

— Что ты! Он очень любит смотреть на наказания преступников!

"Тогда не надо было нажираться, как свинья", — подумал землянин и лишь развёл руками, дескать, ничем помочь не могу.

У кресла принцессы Ливорской лэн Карос оказался в нужный момент. Она как раз вставала, чтобы пройти — ох, нет, прошествовать — к месту организованного для неё зрелища.

Глава 6

Когда барон Крим Рой вознамерился надеть рабский ошейник на иск-магиню Танию Молс, он исходил из того, что сбежавшая из Шерода должница по законам королевства заслужила участи невольницы. Барон лишь хотел добиться её добровольного или вынужденного согласия на феодальный суд в его владении. Тогда, приговорённая им иск-магиня стала бы собственностью Крима в полном соответствии с существующими порядками. А вообще, не только в Ливоре, но и в остальных государствах материка Роухан незаконное обращение свободного человека в рабство приравнивалось к убийству, со всеми вытекающими из этого последствиями для преступника.

Разбойник, казнь которого граф Йоше Вентерский подгадал для развлечения нежданной, но желанной гостьи — принцессы Латаны Ливорской, совершал гораздо худшие деяния. Он и его банда похищали в городе и поселениях графства детей, большинство из которых были свободными, а часто даже из весьма благополучных, состоятельных семей, и продавал их пиратам республики Йенк-Утисс.

И всё же, никакого желания смотреть на муки приговорённого бандита, каким бы негодяем тот ни был, у попаданца не возникло. Но тут, как говорил старшина Пасюк, нравится — не нравится, терпи моя красавица.

— Я переговорила с графом, — сказала Латана Игорю, когда они вышли во двор и направились к специально сколоченной трибуне, откуда наиболее знатные из зрителей станут наблюдать расправу над преступником, и в возбуждённом гомоне толпы её слов никому, кроме адресата, не было слышно, — Насчёт того, чтобы предоставить кров нашим друзьям на время, пока мы отлучимся.

— Куда мы отлучимся? Кому кров? — переспросил ничего не понявший из её слов попаданец.

Игорь продолжал размышлять над проблемой, которую ему создал влюблённый придурок, и из-за этого почти ничего не слушал и не смотрел по сторонам.

— За Дином, Игорь, за моим сыном, — принцесса с укором посмотрела на своего новоиспечённого вассала лэна Кароса.

— Подожди…

Но в этот момент попаданец ничего сказать не успел — идущие впереди граф Вентерский с супругой наступили на первую ступеньку подъёма на трибуну, и весь замковый двор огласился громкими приветственными криками.

На относительно небольшом — метров пятьдесят в длину и тридцать в ширину — пространстве собрались не только свободные обитатели замка и присутствовавшие на торжественном обеде важные персоны, но и часть воинов графской дружины, офицеров вентерского пехотного полка, десяток егерей, представители городских гильдий и даже приглашённые в замок, но пока так и не демонстрировавшие своё мастерство акробаты и скоморохи.

— Принцесса, — когда важные персоны заняли свои места на трибуне — а кресла на ней были предусмотрены только для членов семьи владетелей и почётной гостьи, остальные же дворяне, включая и лэна Игоря Кароса, должны были стоять — граф Йоше повернулся к Латане, — Я приказал отрезать негодяю язык. Так что, он не осквернит ваш слух сквернословием.

— И зря, дорогой граф, — мило улыбнулась беглая герцогиня, — Как по мне, так вопли и крики боли преступника слушаются намного веселей, чем его мычание. Но я понимаю твоё решение и благодарна за заботу обо мне.

Словно фокусник, срывающий покрывало со шляпы с кроликом, палач сдёрнул большой кусок ткани, полностью закрывавший разбойника, прикованного в распятом состоянии к наклонённому градусов под тридцать деревянному щиту.

Преступник был полностью обнажён и демонстрировал собравшимся не только своё бородатое лицо и покрытое ожогами и синяками тело, но и чресла.

— Уж ради баб могли бы срамоту-то и прикрыть чем-нибудь, — произнёс тихо Игорь.

Латана, за креслом которой он стоял, обернулась, но не на его голос, а чтобы о чём-то сказать своему соратнику, воспользовавшись вновь поднявшимися криками и смехом. Попаданец её желание понял и склонился почти к самому плечу принцессы.

— После казни и представления скоморохов беседовать станем здесь, — произнесла высокородная соратница ему на ухо, почти не снижая голоса, чтобы Игорь мог её расслышать за невообразимым шумом, — Не знаю, как обстоят дела в Вентерском замке, но вообще у замковых стен часто бывают уши. Не дёргайся, — хмыкнула она, заметив реакцию попаданца, — Ваши с Танией звуки никто слушать не будет. Не такие уж вы и важные гости. А вот у меня в апартаментах вполне могут оказаться слуховые отверстия. Граф Йоше, конечно, по своему мил, но… Я ему скажу, что должна обговорить с тобой наш отъезд, и после представления акробатов и скоморохов мы поднимемся прогуляться по замковой стене…

— Да какой отъезд? Впрочем, ладно. Объяснишь потом.

Игорь разогнулся и подмигнул зачем-то уставившимся на него графским детям. Им бы на казнь смотреть, ан нет — один злится, а другая — виконтесса Ралика — посматривает на лэна Кароса с интересом и, что самое неприятное, с поволокой мечтательности в глазах.

Попаданец еле сдержался, чтобы не сплюнуть с досады. Мало того, что Орн ревнивый придурок, так ещё и его сестрица начинает интересничать. Нашла, видишь ли, красавчика в лице гостя. Или ценность Игоря во мнении девушки вознеслась ввысь из-за внимания, которое ему оказывает принцесса Ливорская?

Раздался хруст кости, перебитой толстым железным прутом, и утробный вой преступника, вызвавшие огромный восторг собравшихся. Даже виконт с виконтессой на время забыли про обуревавшие их страсти, всецело отдавшись развлечению.

Смотреть на палаческое издевательство Егоров не стал, направив своё внимание на разглядывание толпы, благо, с началом казни на приезжего лэна никто внимания не обращал.

Сочувствия к подонку, похищавшему детей и обрекавшему их на ужасную судьбу, землянин не испытывал. Однако, главаря разбойников он предпочёл бы тихо прирезать, а не устраивать ему долгие муки.

Впадать в беспамятство казнимому преступнику не давали. Едва только он от боли терял сознание, как помощник палача подносил к его паху горящий факел, вызывая у разбойника новый рёв из глотки и очередную волну смеха, катившуюся по толпе.

"О времена! О нравы!" — кому принадлежит авторство прозвучавшей в его голове фразы Игорь не помнил, но данному моменту она соответствовала полностью.

Палачи оказались настолько опытными, что, несмотря на неоднократное дробление каждой из конечностей разбойника, им удалось более чем на тридцать-сорок минут растянуть пыточный процесс.

Но всему когда-нибудь приходит конец. Настал момент, и главарь разгромленной банды испустил дух. Его тело перестало реагировать и на удары железной палицы, и на пламя факела.

Зрители не спешили расходиться, но участники торжественного пира, зная, что их в зале ещё ждут развлечения и запечённый кабан, задерживаться не стали.

Выступления скоморохов Игоря совсем не впечатлили. Зато остальных, включая и семью владетелей, и его подруг Танию с Латаной, примитивные шутки в американском стиле, когда кто-то кого-то чем-нибудь стукнул или пнул, приводили в полный восторг. Все хохотали до слёз.

Землянина умилил лишь один момент, когда маленький скоморох впечатал в лицо своего полного товарища блюдце с подливой. Тортов здесь ещё не выпекали, но древнюю как дерьмо мамонта шутливую сценку уже придумали. Граф Йоше, при виде лица толстяка-шута, перепачканного белым соусом, чуть совсем не сполз со своего кресла-трона от хохота. На другом конце зала Тания — Игорь заметил — даже вскочила на ноги, чтобы лучше видеть уморительный трюк.

— А-ха-ха, — Егорову приходилось выдавливать из себя смех, как зубную пасту из тюбика, — Молодцы какие. Да? — спросил он у вцепившейся в его рукав и почти задыхающейся распорядительницы.

— Я… я… я велю… им накинуть… тридцать… сорок риталов… сверх оговоренного, — лэна Нельба вытерла рукавом выступившие слёзы, — Граф не станет… возражать.

А вот прыжки и силовые упражнения акробатов попаданцу неожиданно понравились. Тут ему не пришлось только изображать интерес, он действительно увлёкся зрелищем.

Зато поданная кабанина подтвердила устройство жизни в виде зебры, когда белая полоса вновь сменяется чёрной.

— К сожалению с приправами сейчас плохо, — по своему оценила лэна отсутствие аппетита у Игоря Кароса, — Не смогли в этом сезоне закупить достаточное количество. То, что в наличии, только для стола графа и семьи.

Попаданец посмотрел вначале на сидевшего свесив голову на грудь жреца, пропустившего и казнь, и выступления артистов, затем глянул на едва только тронутый кусок свинины в своей тарелке и кивнул.

Специи были не при чём. Кабанину плохо вымочили и не прожарили, оттого мясо припахивало и плохо жевалось. Только говорить распорядительнице Егоров об этом не стал, он уже понял, что висевшая у неё на поясе короткая тугая плётка не только выполняла церемониальную функцию, являясь символом должности лэны Нельбы, но и реально пускалась в ход. Местным поварам Игорь зла не желал — они старались.

— Господин, — к нему подбежала всё та же чернявенькая служанка, смущённо смотря ему под ноги, — Принцесса…

— Уже иду, — Игорь улыбкой попрощался с распорядительницей и поднялся.

Конечно, прогуливаться по стене замка они отправились втроём. Разве Тания смогла бы отказать себе в удовольствии подышать свежим воздухом и поучаствовать в интересной беседе?

— Жалкое зрелище, душераздирающее, — выразил своё мнение попаданец, поглядев между зубцов на раскинувшийся у подножия замка город — с южной стены открывался вид на Чёрный и Ремесленный районы — и повернулся к Латане, — Рассказывай теперь.

Караульный, стоявшей на башне, что находилась от Игоря и его иск-магинь в двадцати метрах, временами бросал на них взгляды, но расслышать конечно же ничего не мог.

— К Эльсану Чинорскому мне лучше явиться уже с сыном, — сказала герцогиня, — Иначе мне потом трудно будет объясниться, куда я исчезала на две пятидневки или даже дольше, а потом вернулась вместе с Дином. Поэтому, я сообщила Йоше, что у меня назначена встреча с людьми из Гирфеля на побережье Кенского графства, куда я якобы и направлялась, пока мне не помешали пираты. Он позаботится о Гильме с Кольтом и об остальных, на время моего отсутствия.

— А как ты объяснишь графу, что уезжала встречаться с гирфельцами, а вернулась с ребёнком на руках? — хмыкнул Игорь, — Какая разница, кому рассказывать небылицы, герцогу или графу? Те же яйца, только вид сбоку.

Латана повернулась к Тании, а та только пожала плечами и развела руками, мол, я же тебя не раз предупреждала.

— Какой ты удивительный, Игорь, — усмехнулась Латана, — Нет, к твоей загадочности невозможно привыкнуть. Ты знаешь столько много всего интересного, необычайно умел в воинском мастерстве и при этом не понимаешь порой самых простых вещей…

— А понятней можно сказать?

— Да куда уж понятней, — качнула головой герцогиня Пелонская, — Лэн Карос, я не обязана что-то объяснять тем, кто ниже меня по положению, включая графа Йоше и его глупу… добрую жену. С герцогом Чинорским сложнее. От вопросов Эльсана мне было бы очень непросто уклоняться. И, к тому же, я не собираюсь сюда возвращаться с Дином. С моим сыном может где-нибудь побыть и Тания, пока мы с тобой вдвоём заедем в Вентер за нашими людьми. Хорошо я придумала?

Идея Латаны в целом Игорю понравилась. И действительно, чем больше путаницы и непонятных моментов будет относительно воссоединения матери с сыном, тем лучше. Понятно, что вряд ли кто-то станет сопоставлять время исчезновения Дина из королевского дворца Ливора и его появление при Чинорском дворе. В этом мире, даже до голубиной почты не додумались, тоже оставили для прогрессорства попаданца, когда у того наконец-то дойдут руки, чтобы заняться хоть чем-нибудь полезным, а не устраивать судьбы всяких беглых принцесс-герцогинь. Однако, лучше и в самом деле организовать пространственно-временной разрыв и явиться к герцогу Эльсану уже с сыном Латаны.

— Придумала хорошо, но есть один момент. Почему заранее со мной не обговорила, хотя обещала без своего командира ничего не решать?

— Прости, Игорь, — повинилась принцесса и попаданцу показалось, что она в этот момент вполне искренна, — Это было спонтанное решение, по ситуации, возникшее во время моего разговора с Йоше. Я вдруг поняла, что первоначальный наш вариант вызовет слишком много любопытства. А мне не хотелось бы, чтобы про твоё удивительное заклинание…

— Знал кто-нибудь из других владетелей, — продолжила вместо неё Тания и положила руку на плечо попаданца, — Опасаешься, что переманят?

— И это тоже, Таня, — не стала возражать аристократка, — И моё предложение Игорю и тебе всегда будет в силе, дорогая подруга. Лэн, не желаешь стать бароном или даже графом? Наверняка в той смуте, что сейчас развернётся в предложенном мне владении, образуются выморочные владения. Найду я тебе что-нибудь получше, чем бедная деревушка Карос.

— Мы же договорились, что я не в твоём вкусе, — отшутился землянин, — Не высок и не послушен.

— С этими твоими недостатками пусть она живёт, — Латана посмотрела на подругу, — Мне же нужны только твои ум, магические и воинские умения и… порядочность.

— И всего-то? — фыркнула Тания.

— Да, — серьёзно подтвердила принцесса, — Последнее качество самое важное. Самое ценное, что есть у нашего загадочного друга и командира.

Внизу каменной лестницы, ведущей на стену, послышались шаги и лязг оружия. Шла смена караула.

— Какой день для нашего отъезда ты назвала графу? — попаданец поспешил вернуть разговор к главной теме — он не любил выслушивать комплименты в свой адрес, Игорь от них смущался, а не испытывал удовольствия, — Или ещё…

— Завтра. Я ему сообщила, что мы уедем завтра.

— Молодец, что я ещё могу сказать? — вздохнул Егоров и повернулся к поднявшимся до предпоследней ступеньки и остановившимся караульным, — Проходите, десятник, вы нам не помешаете. И мы уже уходим.

Пока Егоров со своими иск-магинями спускался по лестнице, пока шли через замковый двор, где часть народа по прежнему не расходилась, любуясь изувеченным трупом местного киднепингера и даже находя извращённое удовольствие от тыканья в него палками, кидания грязью и плевков, он обсудил и определился с порядком завтрашнего отъезда, а также решил, какие взять с собой в путешествие имущество и инвентарь.

— Может раба с собой взять, Игорь? — предложила Латана, когда их компания вошла в главное здание и двинулась по коридору.

— Наш балбес не умеет верхом ездить, — вместо друга ответила Тания.

— Я могу у графа купить подходящего молодого, выносливого раба, а чтобы наш новый слуга потом не болтал лишнего, можно ему сразу отрезать язык и Лечением заживить рану. Он не потеряет способности к походу с нами.

Игорю часто приходилось себе напоминать, что он имеет дело не с чудовищами в человеческом облике, а просто с неправильно воспитанными людьми, которые, как совсем маленькие дети, порой не отдают отчёта своим поступкам и помыслам. Имеют, так сказать, другие этические императивы.

— Обойдёмся без слуг, — чуть резче, чем следовало бы, ответил он, — Купим в Ливоре, если вдруг потребуется, там же потом и оставим. И тогда резать никому ничего не надо будет.

— Хм, действительно, — согласилась принцесса.

Латану они проводили до выделенных ей графом апартаментов. Возле дверей в них, разговаривая о чём-то с одним из двух постовых дружинников, принцессу дожидалась уже знакомая Игорю чернявенькая рабыня, которая при виде своей госпожи скрестила руки ниже живота и склонила голову, поспешив принять вид полной покорности.

— Тания, — не доходя до входа, Латана остановилась и о чём-то прошептала на ухо иск-магине.

Обе молодые женщины после этого посмотрели на своего командира и прыснули от смеха. Егорову осталось только вздыхать — взрослые уже тётеньки, одна, вон, вообще королевна, а порой ведут себя, как девчонки бестолковые.

Он даже не собирался потом спрашивать у подруги, о чём ей принцесса шепнула, и так знал, что какую-нибудь скабрезность.

— Я насчёт помывки всё выяснила, — доложила напарница, когда они направились к себе, — Могут нам в номер бадью принести, а можно и мыльню посетить. Лэна Нельба — не смотри, что выглядит змеёй — на самом деле очень приветлива, сказала, что нам истопят баню по первому же требованию.

Главное здание замка было разноэтажным. Северное и южное крылья имели три этажа, а центральная часть — два. Чтобы пройти от апартаментов принцессы к себе в комнату, Игорю с Танией пришлось вначале спуститься с третьего на второй этаж центрального строения, затем пройти по длинному коридору до северного крыла мимо тронного зала, где всего час назад они пировали, и начать подъём по лестнице, на которой их уже поджидали двое молодых дворян, изображавшие подвыпивших и заплутавших в замке гуляк.

Благодаря заклинанию Раскрытие Замыслов Егоров не только узнал лица дружков-приживал виконта Орна, которым тот поручил устроить пакость лэну Каросу, но даже мог назвать их по именам.

Чёткого плана действий наследник Вентера не продумывал, предоставив инициативу полностью своим подпевалам, поэтому, и Игорь точно не знал, как станут действовать эти двое явно небогатых дворян. Впрочем, Егоров примерно догадывался, что они могли задумать.

Самим вызвать гостя на дуэль они не вправе без личного на то разрешения графа Йоше. А, значит, что? Правильно, мысленно усмехнулся попаданец, дураки сейчас попробуют спровоцировать его, чтобы инициатором дуэли стал лэн Карос. "Дважды два — четыре", — подвёл Игорь итог своим мгновенным расчётам.

Тания пока ни о чём не догадывалась, лишь прекратила при виде двух фигур свой рассказ о достоинствах и недостатках ветерского пира.

— Ого, Шорк, смотри-ка, наш лэн какой ловкий, — нарочито пьяным голосом произнёс один из дворян и изобразил смех, — Мало ему принцессы, так он себе вторую грелку подобрал, ахах.

— Да, хорошенькая грелочка, только — мне кажется? — нашему другу она явно старовата, — засмеялся и второй.

Для благородных здесь было в порядке вещей без уважения относиться к простолюдинкам. Ну и что, что подруга лэна Кароса иск-магиня? У обоих дворян амулеты магической защиты, хоть и плохонькие, но имелись, да и не осмелилась бы простолюдинка применить заклинание в ответ на оскорбление. Задира, намеренно унижая Танию, явно надеялся на возмущённую реакцию Игоря.

И дворяне возмущение гостя услышали. Только совсем не такое, как они предполагали.

— Ах вы, негодяи! — повысил голос Егоров, — Как вы смеете оскорблять принцессу Ливорскую, особу королевской крови?! Да ещё и гостью вашего сюзерена!

— К-какую принцессу? При чём здесь…

Оба придурка моментально перестали изображать из себя пьяных и оторопело уставились на свою предполагаемую жертву. Одно дело сказать гадость в адрес простолюдинки, а совсем другое — оскорбить принцессу.

Договорить Егоров им не дал, а сразу же начал бушевать, по примеру подполковника Ситникова, командира рембата.

— Какую принцессу?! А кто сказал про "вторую" грелку?! Значит, по вашему, мерзавцы, благородная герцогиня Пелонская — грелка первая?! Да за такое… да у нас на севере… даже меч о таких подонков никто пачкать не станет… благородное оружие… не прикоснётся… к таким… таких надо просто пиз… бить…

— Лэн, принцессу мы вообще…

— Графу завтра же скажу… нет, сегодня… нет, я сам с вами разберусь…

Игорь коротким апперкотом справа отправил в нокаут того из дворян, что первый произнёс хулу на его подругу, и тут же носком сапога ударил второму по передней части голени, туда, где кость закрывалась по сути лишь тонкой кожей.

Конечно, второй дворянин не испытал того, что днём чувствовал разбойник, когда металлическая палица дробила ему ногу в крошево, но всё же ощущения и у виконтовского дружка-приживалы были явно неприятные, потому что он закричал и запрыгал как цапля на левой ноге, обхватив руками правую.

— А-а-а-аш, — вырвался из его горла громкий звук.

— Вот так у нас на севере! С негодяями, которые про царственных особ! Сейчас же иду к графу!

— Н-не н-надо к г-графу, — со стоном произнёс прыгающий дворянин.

— Не надо? — успокоился гость, — Ладно. Посмотрю на ваше дальнейшее поведение. Пойдём, моя дорогая, — он приглашающе вытянул руку перед Танией, — Я не хочу видеть этих пьянчуг, осмелившихся говорить гадости про Латану Ливорскую, будущую герцогиню Гирфельскую.

Напарница, можно сказать, побывала сейчас на бесплатном концерте, но оценить его пока не могла, так как ничего не успела осознать.

— Игорь, что сейчас было? — спросила иск-магиня, когда они с попаданцем поднялись на третий этаж, — Они кто?

— Не поняла, что ли? Кони в кожаном пальто. Пошли. У нас всё расскажу.

— Братик!

По коридору к землянину бежали Кольт с Гильмой.

— Вы чего носитесь как угорелые? — попаданец прижал к себе подбежавших детей.

Глава 7

Решение Игоря не использовать заклинание Раскрытие Замыслов применительно к друзьям и соратникам Тания поначалу посчитала глупостью. Особенно её покоробило, что друг не захотел прощупать — разумеется, не в прямом смысле — будущую герцогиню Гирфельскую. Иск-магиня видела в этом опасность.

После бурно проведённой ночи — Егоров и сам от себя не ожидал, что смог так истомиться из-за долгого отсутствия Танюхиных ласк за время их путешествия — они проснулись рано и, разбудив спавшую за ширмой в туалетном уголке Кыню, поручили ей организовать бадью для помывки и воду.

Накануне Игорь и вся его команда побывали в мыльне, где смыли с себя дорожную пыль. Но сегодня попаданцу с соратницами вновь предстояло отправиться в путь, и когда в следующий раз доведётся ополоснуться в тёплой воде, только Порядку с Хаосом известно. Так что, как рассудили лэн Карос и иск-магиня Молс, кашу маслом не испортишь и много — не мало, и сейчас высокий сутулый парень весьма споро таскал из замковой кухни вёдра с парящей из них водой.

Если попаданец после пробуждения Кыни прикрыл свою нижнюю половину тела одеялом, то Тания на мотавшегося туда-сюда раба никакого внимания не обращала, развалившись на кровати нагой и уткнувшись Игорю в плечо.

Хорошо протопленный камин и принесённая в помощь очагу жаровня сделали температуру в спальне весьма комфортной.

— Это сейчас Лана тебе благодарна за спасение её от участи пленницы южан, и ещё она ждёт от тебя помощи в вызволении сына, — подруга потёрлась носом о предплечье попаданца, — А что станет потом? Нет, я ей доверяю… на данный момент. Только ведь, когда она займёт трон владетельницы Гирфеля, это будет уже другая Латана. И если интересы её герцогства…

— Но пока-то у нашей принцессы нет ни герцогства, ни, следовательно, его интересов, — Егоров не выдержал и поделился с подругой одеялом, прикрыв его краем попу Тании. Вроде бы усердно выполняющий свою работу парень на иск-магиню не заглядывается, но всё равно землянин чувствовал себя неуютно — никогда не желал участвовать в передаче "За стеклом", — А раз этого нет, то и планов на своё правление она никаких конкретных не имеет. И потом, я же тебе искренне вчера сказал, не хочу себя чувствовать подлецом. Не стану я никогда рыться в мозгах близких и родных для меня людей. Короче, если захочешь меня, к примеру, отравить, то смело решай, как лучше это сделать. Попрошу лишь яд хороший подобрать, чтобы мучений было… ой, блин, ты чего делаешь?! Больно же!

Игорь посмотрел сначала на наливавшийся кровью след от укуса, а затем, с укором, на подругу.

— А потому что нефиг, — вставила та понравившееся словечко попаданца, — всякую ерунду молоть.

Иск-магиня отвалилась от друга, вновь скинув с себя одеяло, и сплела Лечение.

— Блин, Таня, нам сегодня в дорогу, а ты энергию резерва тратишь.

— Как потрачу, так и восполню. Я первая мыться. Кыня, дура, ты чего как мышь мечешься? Пошли, поможешь.

Завтракать Игорь планировал вместе с друзьями в комнате Парна и Эмили — там имелся стол, достаточно большой, чтобы, хоть и теснясь, но разместиться всей их дружной команде — только от Латаны прибежал мальчишка и сообщил, что принцесса Ливорская ждёт лэна Кароса и иск-магиню Молс у себя.

— Игорь, Тания, вы надолго? — перехватил их на выходе из комнаты Кольт.

— Ты про сейчас или вообще? — попаданец положил братику руку на плечо и слегка встряхнул, — За ночь что-то поменялось? Вроде бы мы с тобой обо всём вчера переговорили. Гильму в поход брать нельзя, а кто за ней тут лучше тебя присмотрит?

— Я понимаю, — грустно вздохнул мальчишка, — Просто, они с Айсой…

— Кольт, будь мужчиной. Что это означает?

— Быть ответственным за своих родных и друзей, — повторил Егоровскую фразу Кольт.

— Вот именно. Слушай брата, он тебя плохому не научит, — Тания погладила парнишку по волосам, — Мы быстро обернёмся. И сейчас, и вообще.

Иск-магиня говорила искренне, вот только не учитывала, что её спасителем, соратником и любовником стал пришелец из другого мира, а таким сама судьба словно нарочно подстраивала всяческие препятствия, приключения и встречи.

Вот и в этот раз, даже банальный переход из одного крыла главного замкового здания в другое, на завтрак к принцессе Ливорской, не смог для попаданца оказаться беспрепятственным. Как только Игорь с Танией спустились на второй этаж, так сразу же встретили вчерашнюю парочку дружков виконта, вновь поджидавшую лэна Кароса.

— У вас ещё есть ко мне вопросы? — Игорь надменно приподнял подбородок, — Видимо, вино всё ещё гуляет в ваших головах?

Попаданец мог себе позволить высокомерное обращение с этой парой придурков — дворяне были безземельными и не титулованными. Из сознания виконта Вентерского Егоров знал, что эти дружки испытывают крайнюю нужду в средствах и готовы выслуживаться, выполняя даже самые скользкие поручения.

— Нет… да… лэн, — вперёд выступил старший из них, в этот раз вид он имел весьма скромный и, наверняка, не из-за багрового синяка на скуле, оттеняющего бледность лица, — Мы хотели принести извинения за вчерашние слова. Графу…

— Даже на просите, — попаданец вздёрнул подбородок ещё выше, — Я бы мог решить вопрос с оскорблением мне лично, как это полагается между дворянами, но вы посмели оскорбить мою сюзереншу. Аванс я вам вчера выдал, а с основной платой пусть граф Йоше определяется.

— Не надо к графу, лэн, — вступил в разговор второй, — Вот, позволь вручить тебе подарок, — он протянул землянину перстень с камнем средних размеров, — Прими, и давай забудем про вчерашнее недоразумение.

С самого детства Игорь никогда ябедой не был. Ни воспитательнице не жаловался, ни учителям, ни, став повзрослее, командирам. Оказавшись в новом мире, менять эту свою привычку не собирался.

Конечно же, он и не думал ничего рассказывать графу, к тому же, попаданец ведь точно знал, что эти придурки вовсе не оскорбляли Латану. Просто, на свою беду нарвались на того, кто по опыту своей прошлой жизни знал, как можно передёргивать слова, извращать смыслы и, как говорится, ловить неосторожных за язык.

Поэтому, предложенный перстень, после долгих уговоров, он принял. И, естественно, никаких угрызений совести по этому поводу не испытал. Всё-таки, эти два обормота вообще-то собирались его прикончить на дуэли, да и подозревал Егоров, что драгоценная безделушка получена ими от виконта, которому они доложили о постигшем их фиаско и его возможных печальных последствиях. Откуда ещё у бедных дворян могло оказаться кольцо с рубином?

Дальнейший их путь до покоев принцессы Ливорской прошёл без происшествий. Когда они поднялись по лестнице, дежурившие там дружинники, не спросив ни пароля, ни аусвайса, распахнули двери — Латана предупредила о приходе вассала и своей иск-магини.

— Вот так вот, — немного хвастливо сказал Игорь подруге, надевая перстень на мизинец левой руки, на другие пальцы тот не налазил — с виконтессы Ралики его что ли сняли? — и приветливо кивнул дружинникам, — Проходи первой, — пропустил он вперёд подругу.

Пенять своему спасителю и подруге за задержку принцесса не стала. Молодые женщины приветливо обнялись, не стесняясь присутствовавшей служанки, а Игорю, приняв от него поклон, Латана сделала знак, прижав указательный палец к нижней губе, чтобы тот был осторожней в выборе слов.

И причина тому вовсе не присутствие рабыни, которая мало что могла понимать из разговоров господ — прислуга старательно избегала слушать застольные беседы, меньше знаешь, крепче спишь — а подозрение Латаны, что где-то в стенах могут оказаться замаскированные слуховые отверстия.

Конечно, сам граф подслушивать не станет, а вот, кому-нибудь поручить выяснить планы будущей владетельницы Гирфеля, от такого искушения владетель Вентера может и не отказаться. Не только на Земле двадцать первого века, но и в средневековой Орване информация стоила дорого.

— Ты же говорила, Молс, что мой лэн не любит носить перстни и другие украшения? — когда принцесса пригласила своих гостей за стол, то увидела у Игоря его трофей, — Сними, лэн Карос, — она по смешному сморщила нос, — Мой верный вассал достоин быть украшенным гораздо более дорогими вещами, — она села на стул, отодвинутый для неё той самой, симпатичной брюнеточкой, внешность которой портил только обшарпанный, как у брошенного кем-нибудь пса, широкий кожаный ошейник, и жестом руки пригласила друзей занять свои места.

"Угу, мне ещё в альфонсы здесь загреметь не хватает, — кашлянул Егоров, присаживаясь, — Принимать от добрых, щедрых тётек подарки".

— Мы ведь хотели о подготовке поездки поговорить, моя госпожа? — напомнил он, уводя беседу в деловое русло.

Латана переглянулась с Танией и пожала плечами.

— Да, конечно, — она взяла в руку вилку и насадила на неё кусок омлета.

Деловой завтрак надолго не затянулся. Соратники обговорили практические вопросы материально-технического и продовольственного обеспечения, как бы сказали в прошлой жизни и службе спецназовца, а беседовать на другие темы поостереглись.

Вопрос с финансированием похода герцогиня взяла на себя. Граф Йоше Вентерский, сказала Латана, буквально настаивал, чтобы принцесса воспользовалась для путешествия лошадьми из его конюшни. Однако, будущая герцогиня Гирфельская наотрез, в довольно жёсткой форме отказалась, заявив, что не желает обременять своего гостеприимного хозяина ещё и всякими пустяками. Она сама в состоянии приобрести коней для себя и своих сопровождающих.

— Конюший барона Гиоба Ятлиба уже с самого утра нам подобрал двух жеребцов-трёхлеток и одну весьма резвую кобылку, — принцесса встала и подошла к окну, — Можете полюбоваться. Вон, у коновязи стоят. Накормленные, напоенные и обихоженные.

За достаточно дальний поход с четырёхногим транспортом могло случиться всё, что угодно. Понятно было желание Латаны потом не выдумывать очередных баек. К тому же, Тания в замок Вентер больше не вернётся. Ей предстояло с сыном принцессы ожидать своих соратников вне пределов городских стен, и вернуть одну из лошадей точно бы не получилось.

— Дильян, смотрю, конюха из себя изображает, — хмыкнул Игорь при виде крутившегося возле коновязи боцмана, — Неужели что-то в этом понимает?

— Сомневаюсь, — засмеялась принцесса, — Это он передо мной своё усердие демонстрирует. Понимаю, что ерундой занимается, а не могу себя заставить не ценить его желание выслужиться.

— То есть, прогиб засчитан? — Егоров покачал головой и отвернулся от окна.

Больше ничего интересного во дворе замка не было. Даже изувеченный труп бандитского главаря за ночь убрали. Вывесили, поди, где-нибудь на одной из городских площадей.

Фраза из прошлой жизни Игоря про то, что нищему одеться — только подпоясаться, не совсем подходила по отношению к нему. Всё-таки, попаданец по местным меркам мог считать себя богатеньким Буратино. Но при сборах в дальнюю поездку Егоров взял на вооружение принцип минимализма — "в топку" шло всё, без чего можно было обойтись. Тяжело, только, оказалось убедить в необходимости такого подхода напарницу, но землянин справился.

— Лойм, — показал Игорь на кучу вещей, отобранных им у иск-магини, сидевшей поверх одеяла с расстроенным видом, и сложенных прямо на кровать, которая ни ему, ни подруге больше не пригодится, — Забери это отсюда, в мешки отряда уложи. Так. Вроде бы ничего не забыли. Присматривай тут за детьми… а то, по всему замку уже носятся. Дружков и подружек себе каких-то нашли… И ещё, не давай Дильяну много пить…

— Не переживай, — бывший десятник ободряюще подмигнул командиру и обернулся к Эмили, вернувшейся из кухни с сумой, набитой припасами.

За воровкой в комнату влетели дети с Айсой, затем пришли Парн с боцманом, и компания попаданца оказалась вся в сборе, за исключением отсутствовавшей по уважительной причине Латаны.

— Присядем на дорожку, — предложил Игорь и показал пример, пристроившись рядом с Танией.

— Это как? — спросил Кольт.

— Сам что ли не видишь? — удивилась Гильма недогадливости брата и поспешила вперёд него занять место возле Игоря.

Девочка заметно изменилась. Из перепуганного воробышка превратилась в настоящую егозу. Достойная сестра Кольта.

Возле коновязи во дворе замка, помимо вышедшей проводить принцессу и её спутников графской семьи, находились полтора десятка верховых дружинников. Так, мало того, и виконт Орн с виконтессой Раликой восседали в сёдлах. Если первый выглядел напряжённым и встревоженным — всё-таки боялся гадёныш, что лэн Карос на него пожалуется, то вторая бросала на попаданца томные взгляды и старалась продемонстрировать ему осанку умелой наездницы.

— Это ещё что за художественная самодеятельность? — изыскал момент Егоров негромко спросить у Латаны — Как это понимать? Мы так не договаривались.

— Они только до ворот с нами, — успокоила его принцесса и, наступив на спину одного раба, затем в подставленные руки другого, вскочила в седло, — Не тяни, — подстегнула она командира, когда вслед за ней тот же трюк с оседланием проделала Тания.

В сопровождении почётного эскорта, не жалеющего плетей для зазевавшихся и мешавших проезду горожан, принцесса и её спутники благополучно достигли северо-западных ворот, противоположным тем, через которые отряд попаданца прибыл в этот гостеприимный город, и здесь последовала ещё одна короткая сценка прощания.

Если взгляд виконтессы Ралики Вентерской при расставании обжог Игоря чувством на букву эЛ — любовь, то вот её брат явно испытал на Зэ — зависть. Орн, наверное, готов был половину жизни отдать за то, чтобы сейчас оказаться на месте лэна Кароса и сопровождать Латану.

Нашёл чему завидовать. Знал бы виконт, как Игорю уже надоела его кочевая цыганская жизнь. Ни кола, ни двора, и впереди снова пыль орванских дорог. Интересно, со вздохом подумал землянин, это когда-нибудь уже закончится?

— Уфф, вырвались, — произнесла принцесса, — Ты-то чего так тяжело вздыхаешь, Игорь?

— Сворачиваем с дороги вон в тот буерак, — Егоров не стал отвечать на вопрос, — Проведём тюнинг наших транспортных средств. Не бойтесь, лишних опций навязывать не стану.

Среди высоких сосен и густого подлеска отыскалась удобная площадка. Стремена и ремни для них были уложены в самом верху одной из седельных сум, поэтому извлечь их и повязать много времени не заняло. Спутницы даже не покидали сёдел.

— Интересная штучка, — хмыкнула аристократка.

— И очень удобная. Вставляй сюда ноги. Оцени. Ну?

Принцесса некоторое время опробовала новшество и с удивлением для себя его одобрила. Тания подсказала ей, как лучше с помощью стремян держаться в седле, и затем обе выжидательно посмотрели на отца-командира.

— Да можно прямо и отсюда стартануть, — согласился он с их молчаливым предложением, — Чего зря ноги лошадкам ломать? Латана, заклинание, как ты уже знаешь, длится сотню сердечных ударов, так что, нужды в излишней спешке никакой нет, но и зевать не следует. Так что, жду ваших докладов о готовности.

— Я готова, — тут же сообщила напарница.

— Я тоже, — кивнула принцесса.

— Поехали, — произнёс попаданец.

В третий раз сплести заклинание Пространственного Тоннеля у Игоря получилось практически мгновенно. Пара секунд, не больше.

— Вот это да! — не сдержала восторга Латана, увидев в магозрении переливающуюся дымку арочного перехода.

— Не говори, сам каждый раз восхищаюсь, — усмехнулся землянин, — Я первый. Герцогиня за мной. Девочки, мух ртами не ловим. Вперёд.

Игорь направил коня в Тоннель и оказался на полянке, где когда-то они с подругой останавливались на первый, после расставания с менялой и его дочерью, ночлег, в сотне метров от дороги, по которой на следующее утро шла небольшая колонна королевских рекрутов.

— Игорь!

— Все реплики потом, госпожа принцесса, — обернувшись, попаданец увидел обоих соратниц, уже прошедших сквозь арку, и всё ещё функционирующее заклинание Пространственного Тоннеля, — Тут, оказывается, не так весело, — он показал иск-магиням рукой на просвет между деревьями, через который виднелись несколько висевших на вытянутом дубовом суку тел, — Война уже до этих мест добралась?

— Вряд ли, — с сомнением покачала головой принцесса, — Игорь, это просто восторг! Я не про висельников, а про это чудо, что ты сейчас создал. С Дином у нас всё получится!

— Нифигасе, — хохотнул попаданец, — А ты что, до сих пор сомневалась?

Глава 8

Задерживаться на месте выхода из Тоннеля не имело смысла. Как только принцессе удалось справиться с эмоциями, так командир дал команду двинутся к тому самому просвету между деревьями, где виднелись тела повешенных. Понятно, направление Игорь выбрал не из желания полюбоваться трупами — в этом мире на казнённых он насмотрелся, что называется, выше крыши — а, просто, в той стороне находилась нужная дорога.

Руководить их небольшим отрядом Егорову предстояло лишь до первого же свободного поселения, где он передаст официальные бразды правления Латане, которая потребует от местных властей оказания ей услуг по сопровождению её в столицу к брату. Деревни крепостных крестьян они собирались миновать не останавливаясь — разговаривать о серьёзных делах в них было не с кем.

Судя по карте Ливора, более подробной, взятой попаданцем у Лойма в дополнение к своей, через два дня они должны были достигнуть Зелёного Клюва. Рассматривали ещё вариант проехать чуть восточней к замку барона Несвинжа, но рассудили, что в это военное время владетель с большей частью своей дружины может оказаться в королевском войске, а его домочадцы помочь принцессе ничем не смогут. В свободных же поселениях всегда квартировали небольшие подразделения — как правило, в два или три десятка — королевских егерей, на которых принцесса Ливорского дома могла положиться.

Не окончательно просохшие на штанах повешенных пятна выделений, которые всегда вытекают из человека при удушении, говорили о том, что казнённые этим утром, как минимум, дышали.

— Странно, — проговорил землянин.

Как только дуб с начавшей пованивать гирляндой остался у него за спиной, Игорь разглядел впереди показавшийся за пожелтевшими кустами дикой смородины участок дороги и чуть поторопил коня.

— О чём это ты? — спросила иск-магиня.

— Да об этих, — Егоров большим пальцем показал назад через плечо, не оборачиваясь, — Если бы такое сотворили разбойники, они бы не погнушались снять со своих жертв одежду. Для них, как для крестьян, любая рваная тряпка — это ценность. Но, блин, висельники и на самих лесных бандитов не похожи.

Выровнявшаяся с ним в движении Латана с иронией посмотрела на попаданца.

— Что же моему командиру говорит… эта твоя… как ты её называл?… Тания! — позвала она на помощь подругу, но вспомнила без её подсказки, — Дедукция. Молчит она, что ли? Это наверняка дезертиры, Игорь. А расправились с ними егеря. Разбойники бы не только одежду сняли, но и на верёвки бы пожадничали. Королевские же солдаты лишь сняли с дезертиров доспехи и забрали их оружие. И это хорошо.

Егоров узнал то самое место, откуда они с напарницей наблюдали за бредущими на сбор новобранцами и, обернувшись к ней, взглядом показал на небольшой распадок. Тания ответила улыбкой — она тоже вспомнила. Вроде бы, недавно всё случилось с ними — и плен, и побег, а как будто бы года три прошло.

— Для нас-то чего хорошего? — попаданец повернулся к Латане.

— Как чего? — пояснила она, — Егеря где-то рядом, и есть шанс их вскоре встретить. Они нам помогут добраться до обжитых мест без происшествий. Кстати, лэн Карос, раз уж ты категорически отказываешься от будущей должности коннетабля — эх, кому скажи, не поверят — то назначаю тебя своим советником. Эта должность не обязывает ни к чему такому, что ты и так бы для меня не делал… И это объяснит всем твой статус при мне. Высокий довольно. Да, и чтобы ты не считал свою повелительницу… не очень щедрой… жадной, — принцесса извлекла из кошеля, висевшего у неё на поясе кольцо с большим бриллиантом, — Раз уж твоя странная неприязнь к украшениям оказалась неправдой, то вместо своей жалкой безделушки надень то, что достойно моего спутника и, теперь уже, советника. Возьми, — она вытянула руку с подарком в сторону, словно голосуя приближающемуся такси.

Не взять то, что дают от души, означало бы обидеть дарителя, и Игорь взял кольцо.

— Всю свою казну что ли с собой взяла? — спросил он, разглядывая подарок.

В этот момент они достигли дороги и направились в северном направлении.

— Заёмные письма всегда при мне. Мало ли, когда могут пригодиться? Ими ведь никто, кроме меня, моего брата и нашей тётки Соммеры, воспользоваться не сможет, так что, потерять их не так уж и печально, — Латана совсем чуть приотстала, чтобы Тания могла встать с ними в один ряд — ширина дороги позволяла это сделать, — Монеты и драгоценности, большей частью, оставила на сохранение графу Йоше, а с собой — только немного на дорожные расходы и моё тебе скромное подношение.

Попаданец, после пары примерок, надел кольцо на безымянный палец левой руки, а перстень, полученный от двух неудачников снял. Он показал его принцессе.

— Вот ты, рассказывала, уже не один раз обожглась, ошиблась в людях, — Егоров увидел, как закаменело лицо Латаны, её глаза сузились, а губы поджались, но он продолжил, — Вот это вот, — Игорь слегка повертел перстнем, — На самом деле мзда, Лана. Да, да. Ты предлагала должность коннетабля банальному взяточнику.

Землянин с юмором вкратце поведал принцессе о своей стычке с дружками виконта Орна. Принцессу, да и Танию, хоть иск-магиня сама являлась участницей тех событий, рассказ командира развеселил.

— Как вернёмся, я обязательно расскажу графу Йоше. Пусть он прогонит этих дураков из Вентера, — Латана усмехнулась, — Но не надо себя переоценивать, мой дорогой лэн Карос. Это у тебя не взятка, а, как ты раньше справедливо назвал, трофей. Мзда не даётся ни за что. Вот если бы ты за эту мелкую безделушку что-то сделал — ну, там, устроил со мной встречу, или посоветовал кого-то мне на должность, или выпросил помилования для преступника, или ещё что-нибудь в таком роде — тогда да. А так…

— Латана, хочешь, верь — хочешь, не верь, но есть края — далёкие, правда — где сановники, даже не такие важные, как советник принцессы Ливорской, не гнушаются брать взятки только за то, чтобы ничего не делать. Так что, берегись меня, мздоимца.

— Тебе я всё прощу, — принцесса уже откровенно смеялась и вовлекла в разговор иск-магиню, — Тания, ну, хоть ты на него повлияй. Я же и тебя титулом не обижу. Честно. Графства не обещаю. И не сразу, но баронессой со временем станешь.

— На этого человека повлиять невозможно, Лана, — сокрушённо вздохнула иск-магиня, — Неужели ты этого ещё не поняла? Он всё сделает по своему. Игорь даже жары Тара не боится. Уж как я ему советовала обосноваться в более комфортных и цивилизованных местах, да всё без толку.

Молодые женщины принялись рассказывать Игорю про климат и порядки в различных государствах континента. Многое попаданец уже знал от своей напарницы, но во многом взгляд и оценки высшей аристократки отличались от тех представлений, которые имелись у потомственной торговки. Поэтому, Егоров слушал с интересом, не забывая время от времени плескать водой на пожар, когда подруги начинали спорить слишком горячо.

На следы недавно прошедшего по дороге раньше них каравана — кучки свежего навоза и колея от колёс — друзья обратили внимание примерно через пару часов после прохода сквозь Пространственный Тоннель.

— Догоним? — предложила иск-магиня.

— И перегоним, — согласился Егоров, ускоряя бег своего коня.

В седле он теперь держался вполне уверенно, почти как заправский джигит — ещё бы папаху и бурку, и не отличить совсем.

Сразу догнать и перегнать караван у них не получилось. Когда их маленькая кавалькада пересекла небольшую елань и вновь углубилась в лесную чащу, как дорогу им преградила четвёрка бойцов, одетых и вооружённых, как типичные члены Братства наёмников.

Игорь поначалу — из-за всё ещё недостаточного знания местной жизни? — принял их за тех самых егерей, что учинили расправу над дезертирами, однако, отсутствие у вояк лошадей и потрёпанный, крайне неаккуратный вид, ставший заметным при приближении к ним, наоборот, указывали на то, что наёмники являются недоповешенными товарищами болтавшихся на суку бедолаг.

Игорь натянул поводья.

— Назад, — негромко скомандовал он подругам, — Таня, ты глухая, что ли?

Чтобы оставить женщин за спиной, он вновь подал своего коня на корпус вперёд.

— Не спешите, господа, — пожилой вояка, стоявший в центре выставившей вперёд короткие копья шеренги, ощерил в улыбке рот, в котором отсутствовала почти половина зубов, — Дальше вы пойдёте пешком, — он смешно шепелявил, но на юморную ситуация нисколько не походила, — Если найдёте ещё одну лошадь для нас, то пришлёте сюда. Спрыгивайте!

— А ну, пошли вон отсюда, быдло! — позабывшая, кто здесь командир, слуга царю и отец солдатам, Латана выехала вперёд, встав вровень с Егоровым, — Я герцогиня Пелонская. Быстро ушли с дороги!

В голосе аристократки было больше презрения, чем ярости или злости. И совсем не было страха.

— Ага, — засмеялся шепелявый дезертир, — А я Тулвий Третий, император Гира-Туана. Только, как и ты, свой эскорт гвардейцев распустил. Зачем кормить дармоедов? Да? Слезай с коня, госпожа, и не дури. Парень, скажи своим подругам. Сам тоже спрыгивай. Дальше пойдёте пешком, но останетесь жи… выми.

Последние два слога вояка произнёс уже чуть слышно, уставившись на Танию, которая не пожелала уступать ни в чём аристократке и тоже нарушила приказ командира, выехав из-за его спины.

У Игоря мгновенно пронеслись в голове мысли, насчёт скорейшего, в ближайшее же время, прививания понятий о воинской дисциплине своим подчинённым иск-магиням. Совсем девочки берега потеряли.

В отличие от Латаны, магические рисунки на теле которой скрывались под одеждой, Тания имела ярко выраженные признаки, демаскирующие её способности. Если знак заклинания на левой руке дезертиры могли и не видеть, то вот рисунок заклинания Молния, заметно выступавший на шее, они разглядели.

— Ты хорошо подумал, наёмник? — усмехнулась Тания, заметив реакцию шепелявого.

Сам этот старший дезертиров имел на себе слабый амулет магической защиты, наверняка, на основе кварца или вообще слюды — изготавливались и такие, для унтер-офицерского состава на время боевых действий, от пяти, максимум, шести заклинаний первого круга могли спасти. Зато остальные его товарищи даже слабой защиты не имели.

— Подумал, госпожа, — ответил наёмник иск-магине, — Пожалуй, вы правы. Обойдёмся мы без ваших коней. Проезжайте.

Миролюбивые слова у него не сочетались с выражением глаз и с тем знаком рукой, который он послал стоявшему рядом товарищу. По идее, сигнал должен был быть для будущих жертв гоп-стопа не заметным, вот только, бывший спецназовец примечал и читал условные знаки как раскрытую книгу.

Не успел получивший сигнал наёмник сдёрнуть с плеча заряженный самострел, чтобы внезапно, пока иск-магиня ещё не успела сплести боевое заклинание, поразить её болтом, как брошенный Игорем метательный нож вонзился арбалетчику между кадыком и воротом одоспешенной куртки по самую рукоятку.

Именно таких результатов метания Егоров добивался от Кольта и Тании, а, пока у них получалось не очень хорошо, эффективно использовал этот способ убийства сам.

Когда захрипевший незадачливый стрелок содрогаясь в конвульсиях начал заваливаться на землю, подруги попаданца быстро сплели боевые заклинания — Тания Молнию, а Латана Огнешар — и ударили одновременно по двум не имевших амулеты дезертирам. Умницы не сговариваясь догадались распределить между собой цели — каждая уничтожила того, кто стоял напротив.

От Молнии уклониться было невозможно. А вот дезертир, в которого полетел Огнешар, попытался это сделать, и получилось для него только хуже. Вместо груди, куда направила удар герцогиня, Огнешар поразил плечо, и теперь вояка возился и ползал в дорожной грязи с утробным жутким воем. Он уже был не жилец — Игорь это ясно видел — но перед смертью хлебнёт мук сполна.

— Зря ты проезжающих решил тормозить, — сказал Егоров единственному оставшемуся противнику, — В гаишники себя самовольно записал.

Очень быстро лишившийся своих товарищей наёмник заметно побледнел.

— Благородный ублюдок, — зарычал он, его шепелявость куда-то вдруг пропала, — Я выпущу тебе кишки.

Дезертир поднял щит выше и принялся пятиться спиной назад.

— Чтобы это сделать, не надо раком отползать в лес, — Игорь спрыгнул на землю и, не став брать висевший притороченным к седлу небольшой круглый кавалерийский щит, не спеша двинулся к врагу, — Там меня нет. Я весь здесь, перед тобой… Не вздумай! — крикнул он, заметив, как Тания решила зайти на оставшегося противника сбоку, — Без тебя разберусь.

— Сдохни, тварь! — дезертир неожиданно сделал резкий рывок к Игорю и длинным выпадом выбросил копьё вперёд, целясь ему в живот.

— Размечтался.

Егоров легко ушёл вправо, схватив древко левой рукой. Отбросил меч на землю — попаданцу он в бою по прежнему чаще мешал, чем помогал — и, вцепившись в копьё уже обоими руками, притянул шепелявого на себя и точно пробил ногой в печень.

Считается, что человека можно отправить в нокаут только ударом в голову. На самом же деле, это совсем не так — человек теряет сознание и от попадания в туловище. Главное, нападающий должен не только иметь достаточно сил, но и знать, в какое место тела бить. Бывший спецназовец знал.

Когда последний из компании дезертиров рухнул в грязь, Игорь извлёк из ножен кинжал и присел на корточки рядом с его телом.

— Не убивай! — командным голосом крикнула Латана, — Стой! Я хочу, чтобы его распяли. Свяжи, и пусть пробежится за нами до каравана. Там я договорюсь.

Не оборачиваясь на крик, Егоров разрезал на бесчувственном наёмнике завязки набитой металлическими ромбами куртки, откинул левую её половину и воткнул лезвие глубоко в сердце. Шепелявый, несостоявшийся конекрад, а вполне возможно, и убийца трёх невинных господских душ, дёрнулся, с шумом втянув воздух и затих.

— Не получится, Лана, он уже мёртв, — попаданец вытер кинжал о куртку убитого и встал.

— Ты разве не слышал, что я сказала?! — в голосе принцессы чуть звякнуло металлом, — Я велела оставить его в живых для казни!

Егоров повернулся и стал очень внимательно разглядывать принцессу Ливорскую. Ноздри носика Латаны раздувались недолго, и губы её зло поджимались и кривились совсем короткое время. Пара-тройка секунд — и аристократка словно сдулась.

— Прости, Игорь… я…

— Да ничего, моя госпожа, — Игорь подошёл к своей лошади и ловко вскочил в седло, — Это ты меня прости, герцогиня. В следующий раз я буду внимательней. Только и ты учти, пожалуйста…, он подобрал поводья, — если ты ещё когда-нибудь позволишь себе говорить со мной таким тоном, я с тобой расстанусь сразу же и насовсем. Запомнила?

Только когда Егоров уже произнёс эти слова, до него дошло, что он близко к тексту почти повторил фразу Гоши из кинофильма "Москва слезам не верит". Не специально. Так получилось.

От смешка попаданец сдержался — чтобы Латана не восприняла сказанное как шутку, и потому что Игорь был сейчас совершенно искренен.

— Этого больше не повторится, — принцесса — на памяти землянина впервые — покраснела и приблизилась к своему командиру и вассалу, — Обещаю.

Тания, чтобы сгладить возникшую неловкость, умудрилась вклинить своего коня в очень небольшое пространство между соратниками.

— Поторопилась ты, Лана, с обещаниями, — иск-магиня взялась рукой за державшую поводья ладонь принцессы, — Сейчас доедем до людей, и как ты станешь при них говорить со своим лэном и советником? "Командир, можно я в кустики сбегаю?", "Игорь, пожалуйста, не сочтёшь ли возможным оставить меня наедине с королём?"…

— Ты-то чего развыступалась? — Егоров вспомнил о поведении своих подруг в бою, — Тебе кто давал команду вылезать впереди меня и вступать в бой? Совсем обе страх потеряли?!

Победителей не судят. И поэтому, всерьёз ругать иск-магинь — аристократку и простолюдинку — особого запала у попаданца не было. Однако, и делать вид, будто бы всё прошло нормально, Егоров не собирался. Так что, первые полчаса их движения от места схватки молодым женщинам пришлось иметь дело с не самой приятной стороной его характера. Нет, Игорь занудой не был, но, при необходимости, умел таковым казаться.

В конце устроенной подругам выволочки Игорь всё же признал и правоту слов, сказанных Танией вроде бы в шутку, но действительно поднявших важный вопрос об отношениях между принцессой Ливорской и её вассалом лэном Каросом, точнее, их публичной, внешней стороны.

Неразрешимой проблемой этот вопрос конечно же не являлся. Игорь, при желании, умел лицемерить, называя это вынужденными военными хитростью и смекалкой — в чужом для себя мире попаданец вправе был считать себя постоянно на войне, а уж принцесса в искусстве лицедейства реально была профессионалкой наивысшего уровня. Если бы не просыпавшиеся иногда в ней вспыльчивость и жестокость, которые уничтожали плоды её ханжества, на троне Ливора уже давно бы восседала королева Латана. После близкого знакомства с ней, Егоров в этом не сомневался.

Для человека из двадцать первого века Земли, века огромных потоков информации, раскусить средневековые хитрости труда не составляло. Так же, как Егоров был уверен, что Лане он нравится, и принцесса не только рассчитывает на его помощь, поддержку и советы, но и искренне готова выполнить все свои обещания насчёт молочных рек с кисельными берегами, так попаданец нисколько не сомневался — тут Тания была абсолютно права — что если герцогине Гирфельской ради интересов своего государства потребуется отправить Игоря на плаху, она это сделает.

Да, скорее всего, Латана, отправляя друга на казнь, станет очень об этом жалеть, может быть даже всплакнёт тайком, но решения не отменит. И, вполне возможно, на казнь посмотрит с удовольствием. Такая вот аристократическая подруга попаданца вся противоречивая. Кстати говоря, ни она одна. Приходилось уже Егорову испытывать некоторый шок при виде того, как реагировали на казнь людей их родные и близкие.

— Игорь, впереди кто-то есть, за поворотом. Точно, — вывела попаданца из задумчивости героиня его размышлений, — Слышишь? Вроде бы, как лошадиное ржание? Наверное тот самый караван догнали.

В отсутствие Кольта, обладавшего поистине феноменальным слухом, его жалкой заменой выступала принцесса.

Они придержали коней и стали прислушиваться.

— Я ничего не слышу, — сообщила Тания.

— Я тоже пока нет, но сомневаться в словах Ланы не стану, — попаданец строго посмотрел на недавних нарушительниц дисциплины и покинул седло, — Съезжайте с дороги и ждите меня. Я пробегусь, взгляну, кто там ржёт.

Глава 9

Едва попаданец углубился в лес, как услышал не только ржание лошадей, но и топанье их копыт, приближающееся по дороге.

— Тания, Латана! — позвал он соратниц, находившихся от него ещё в паре десятков шагов, — Быстрее в лес!

Обе молодые женщины к этому времени уже спешились и держали коней в поводу — иск-магиня, кроме своего, ещё и лошадь напарника. Подруги не хуже командира расслышали звуки кавалькады.

— Не успеем, через эти заросли быстро не проберёшься, — с досадой ответила принцесса.

Действительно, как назло, на этом участке дороги с двух сторон росли густые заросли кустов и частый подлесок. Будь отряд попаданца сейчас пешим, ему бы наоборот было проще скрыться, а сейчас оставалось только или пускаться в обратном направлении, или уж дождаться, кого им в этот раз судьба навстречу послала. Егоров выбрал второе.

— Тогда пусть кусты прикрывают вам спины, — Игорь уже вернулся к соратницам, — Я туда, — он показал через дорогу, — До моего появления или моей команды бой не начинайте. Всё понятно? Смотрите, чтобы не как в прошлый раз.

Егоров хотел было показать кулак, как это любил делать его взводный, но вовремя себя одёрнул. Перед кем трясти-то? Перед этими красотками? Да, ну. Не серьёзно.

— Даже если резать будут, не пошевелимся без твоего приказа, — ответила за двоих Латана.

То ли легко одержанная совсем недавно в бою победа, то ли уверенность в своём командире, то ли просто, как однажды сказал Игорю Лойм, правда, не имея при этом в виду Танию, у магов завышенная самооценка, но землянин не заметил на лицах подруг ни страха, ни даже тревоги.

В отличие от них, бывший спецназовец хорошо знал, к чему может привести пренебрежение противником. Поэтому, он поспешил замаскироваться в кустах, приготовил метательные ножи и без всяких угрызений совести собирался ударить в спину врага первым, если увидит, что боя не избежать.

Прямо перед его носом с дерева спрыгнула совсем не пуганая белка и длинными прыжками ускакала в сторону иск-магинь. Почувствовала орехи, которые были в сумке у Тании? Нет, усмехнулся он, интуиция.

Отвлечение своих мыслей на забавного зверька помогло попаданцу убрать лёгкое волнение, появившееся при понимании, что приближающихся всадников не менее пяти. И вот, он смог в этом убедиться — небольшой кавалерийский отряд выскочил из-за лесного поворота.

По лёгкой экипировке, вооружению и вышитых рисунках корон на попонах Игорь сразу же признал во всадниках королевских егерей. Их кони бежали неспешной трусцой, а сами они держали на лошадиных холках взведённые арбалеты. Сбоку у каждого висел моток верёвки для быстрой внесудебной расправы с лесными разбойниками и браконьерами.

Егеря бдительности не теряли и двух молодых женщин с тремя конями увидели почти сразу же, как миновали дорожный изгиб. Моментально рассыпавши строй — двое бойцов притормозили лошадей, оставшись у поворота, а трое разъехались друг от друга по дороге на максимальное расстояние — они приготовились к любым неожиданностям.

Двое из тех, что продолжили движение, и один из оставшихся имели амулеты защиты.

— Тпррру, — натянул поводья егерь с нашивкой десятника, — Кто такие? Откуда… Госпожа герцогиня?! — изумлённо воскликнул унтер-офицер, — Так ты жива?! Ты спаслась?!

— Как видишь, десятник, жива, — Латана взобралась в седло, в то время, как егеря свои покинули и поприветствовали сестру короля склонившись на одно колено, — Представься, возвращайтесь все на коней и доложи мне обстановку.

Воины были настолько впечатлены нежданной встречей, что даже не сразу заметили выбравшегося из кустов советника герцогини Пелонской.

А только ли из-за этого? Егорова просто изумляли царившие тут в армии бестолковые порядки. Если бы он сам, как сейчас, не был свидетелем частых глупостей, он счёл бы Лойма Кессера склонным к фантазёрству.

Вот, зачем, спрашивается, выполнять воинское или какое иное приветствие в боевой обстановке при ведении разведки? Глупость же явная. Они бы ещё в уборной вставали перед начальством на колено.

— Мой советник лэн Карос и моя компаньонка иск-магиня Молс, — сочла нужным представить унтер-офицеру своих спутников Латана, — Шиез, — приказала она десятнику, — ты будь рядом со мной и, пока едем, рассказывай.

Игорь, на правах ближайшего помощника герцогини, поехал с другой от неё стороны, но, поскольку, тугоухим он не был, а десятник голос не понижал, то попаданец узнавал тоже, что и Латана.

Унтер-офицер начал свой доклад с того, как его отряд оказался на пути принцессы Ливорской.

Следы, которые видел Игорь и его спутницы, на самом деле принадлежали не каравану, а военному обозу, шедшему из Шерона, откуда в спешке забирали со складов резервное армейское имущество, в Роддис, город, в котором король формировал и доукомплектовывал полки для отпора исквариальцам. Отряд десятника Шиеза выполнял роль арьергарда колонны и во время её длительных остановок проводил разведку тылов, заодно, в случае обнаружения разбойников или дезертиров, расправлялся с ними, предварительно вызывая подмогу. С попавшимися нищими бродягами-одиночками, разумеется, разбирались своими силами.

Но сегодняшний развед-поиск Шиезу и его парням запомнится надолго. Внукам, поди, будут рассказывать. Это Игорь явно читал по восторженным лицам егерей и слышал по голосу десятника, срывающемуся иногда от волнения в хрипотцу.

— Про тебя, госпожа, вообще ничего не было известно, — перешёл он к рассказу принцессе о ней самой, — Знают только, что и южанам ты не досталась. Они тебя ищут не меньше наших…

— Значит, всё же от поиска ещё не отказались? — благожелательно улыбнулась принцесса, от чего егерь буквально расцвёл.

— Как можно, герцогиня! Конечно. Наш добрый король… твой брат… он…

— Я знаю, любимый брат мой сильно за меня переживает. Наверное, к нему боятся даже подойти с докладом об очередном неудачном поиске. Но, ладно. Разговор про меня не сильно интересен. Где сейчас наш славный повелитель, и что вообще происходит в королевстве. А то, пока я скрывалась от предателей и исквариальцев, многое упустила. Из того, что происходит вокруг.

Десятник конечно же испытывал жгучий интерес к истории чудесного спасения королевской сестры, только спрашивать принцессу он поостерёгся — это было очень благоразумно с его стороны, насколько понимал землянин.

Осведомлённость унтер-офицера по понятным причинам была очень ограниченной, и Латана рассчитывала узнать подробности от более высокопоставленных персон, но сдерживать своё любопытство она не хотела. И её советник тоже.

Как оказалось, Верниг Второй в данное время находился с восточной армией на территории Зеенада и начал там вести переговоры с главами кланов республики о заключении мира или хотя бы перемирия.

Вторжение войск Тайвина Четвёртого, измена Пелонских городских властей и значительной части южных владетелей смешали ливорскому монарху все планы. Теперь брату Латаны стало не до возвращения давным-давно, ещё в те времена, когда Зеенод был королевством, захваченных восточных земель.

Игоря изумило поведение исквариальцев. Вместо того, чтобы, воспользовавшись первым же оглушительным успехом в молниеносном и бескровном захвате самого крупного города на ливорском юге, развить успех, войска южан застряли в провинции, осаждая замки верных Вернигу владетелей.

На месте полководцев Тайвина Егоров уже давно бы штурмовал Шерод. Понятно, что, при относительно небольшой численности здешних армий, растянутости коммуникаций и из-за отвратительного состояния дорог, идти на столицу, оставляя в тылу множественные очаги сопротивления, было бы самоубийственно, но вот, захватив родной город Тании Молс, отрезав тем самым Пелонскую провинцию от остальных территорий Ливора, означало получить полный контроль над всем югом королевства.

И замки тогда штурмовать бы не пришлось — они сами в таком случае готовы будут свалиться в руки Исквариалла, как переспевшие яблоки.

— А что стало с гарнизоном Пелона? — спросила Латана, — Их всех перебили?

— Нет, госпожа, далеко не всех, — обрадовал её Шиез, — Сейчас, попробую вспомнить, кто прорвался. Там ведь многим из наших тогда повезло. Исквариальцы принялись грабить ещё даже не оказавшись внутри стен, а пелонские мятежники, увидев это, больше озаботились спасением своих семей, домов и имущества от союзников и взбунтовавшейся черни, чем расправой с оставшимися вам преданными гвардейцами и егерями.

— Пелонские придурки думали, что будет по другому? — Латана скривила губы.

— Дураки полные, — согласился унтер-офицер, — Полковник Хеверс, говорят, погиб, зато… госпожа… позволь, я отправлю вперёд одного из своих парней, предупредить интендант-майора Бриста о твоём прибытии, а то не миновать мне палок.

Принцесса знаком дала согласие, и самый молодой из егерей галопом умчался вперёд, разбрызгивая копытами своего коня крупные комья грязи.

Уже шёл второй месяц осени — восьмушка, по местному — и двигался попаданец на север, но холодней почему-то не становилось. Ему даже показалось, что стало теплее — градусов десять по Цельсию, не ниже.

Пока десятник перечислял герцогине имена вырвавшихся из Пелона владетелей, сановников и командиров гвардии и егерей, Игорь внимательно слушал и услышал то, что его интересовало — барон Крим Рой был из тех, кто не только прорубился сам сквозь врагов, но и вывел из охваченного мятежом города почти всю свою дружину и большинство из подчинённых ему пехотинцев шеродского полка.

— Про коннетабля и его адъютанта ничего не слышно?

— Как же, да. Слышно. Одними из первых погибли в твоём дворце. Их трупы потом два или три дня по улицам таскали, привязав к ослам.

Руки принцессы, державшие повод, от напряжения побелели как мел, а её лицо окаменело.

Нечистая совесть аристократической подруги попаданца не давала ей покоя. Но, делясь со своим спасителем переживаниями о произошедшем в ночь мятежа и штурма во дворце, Латана всё же надеялась, что её главного сановника просто возьмут в плен, сохранив жизнь. Будущая герцогиня Гирфельская даже собиралась дать службу, титулы и доходы пелонскому коннетаблю и его людям, если те спасутся. Зря, как оказалось, строила планы. Не выжили они.

"Хорошо, если ты запомнишь этот урок, Лана, и сделаешь выводы, — подумал землянин, — Ты девушка умная, так что, шансы на твои изменения к лучшему есть. Не всё то золото, что блестит. И верен не тот, кто тебя вылизывает. Как правило, получается ровно наоборот. Но у меня впереди много времени, чтобы внушить тебе эти истины, если сама до них ещё не дошла."

— Вон уже наши рогатки, госпожа, — показал вытянутой вперёд ногайкой десятник, — И наш начальник обоза с офицерами тебя встречают.

Поляна вблизи небольшой лесной речушки, выбранная для остановки, хоть и имела внушительные размеры, всех людей, лошадей и повозок вместить не смогла, поэтому часть телег и фургонов вытянулись вдоль дороги, как до поляны, так и после, на полсотни метров.

— Госпожа принцесса! Герцогиня! — со слезами искренней радости встретил подъехавшую к крайнему фургону Латану интендант-майор Брист, — Радость какая увидеть тебя в здравии. И какая честь!

Начальник армейского обоза, в отличие от остальных офицеров, приветствующих герцогиню Пелонскую установленным порядком, бухнулся в дорожную грязь сразу на оба колена.

Во время своей армейской службы Игорь давно заметил, что у тыловиков честные глаза — будь это начпрод или начвещь, начальник столовой или склада, если, конечно, это не склад с вооружением и боеприпасами — все смотрели на мир взглядом, не позволявшим усомниться в их порядочности.

Интендант-майор Брист, в этом отношении, был полностью достоин своих земных коллег. А искренние слёзы на его полных щеках произвели на принцессу самое благоприятное впечатление. Егорову оставалось только вздохнуть про себя — будучи сама мастером ханжества, Латана всё ещё велась на лицемерие других. Но, хорошо уже то, что сейчас её доверчивость никаких печальных последствий иметь не могла.

— Конечно, конечно, как прикажешь, госпожа, — хлопотал вокруг принцессы и её спутников, спешившихся возле штабного шатра, начальник обоза, — До Роддиса всего два дня пути нам осталось, от опасных мест мы уже далеко, так что, не изволь беспокоиться, два десятка егерей в твоё сопровождение направлю с огромным удовольствием. А уж какая честь для лейтенанта лэна Ерима! Но… прошу с нами отобедать, принцесса.

Упомянутый лейтенант, стоявший за спиной интенданта рядом с пехотным капитаном, и правда, сиял как начищенный самовар. Парню не больше семнадцати, но для титулованных дворян ничего удивительного быть офицером в таком возрасте не было. Игорь в Пелоне встречал и пехотного капитана, всего-то годом старше Ерима.

— От обеда не откажусь, но задерживаться не станем, — сообщила Латана и приказала, — Лейтенант, готовься к выезду через десятину. Капитан, прими мою благодарность за известие о полковнике Вулмере. Я рада, что этот достойный офицер спасся. Свободны.

Она удостоила обоих улыбкой и вместе с Танией ушла в шатёр, куда уже нырнул светловолосый раб. Игорь же вместо ведра решил воспользоваться лесными зарослями.

— Я отойду ненадолго, — сообщил он интендант-майору.

— Да, да, — заулыбался начальник обоза, — А потом, — он снизил голос и подмигнул, — у меня к тебе будет небольшое дельце, лэн Карос. Выгодное для нас. Найди возможность ещё раз отлучиться ненадолго от нашей обожаемой принцессы.

Игорь хмыкнул и пошёл к речке. Он обходил плотно сдвинутые телеги, костры с готовившейся едой и людей рядом с ними, стреноженных лошадей, снующих по стоянке рабов.

Обоз сопровождала полусотня пехотинцев и три десятка егерей, кроме них было большое количество возничих и чернорабочих. При виде лэна из сопровождения герцогини Пелонской все вначале замирали от неожиданности, а потом каждый приветствовал его в соответствии со своим статусом.

Подойдя к речке, Егоров увидел, что ополоснуться, как он планировал, в этом месте не получится — оба берега, развезённые в грязную вязкую кашу, были заняты пришедшими на водопой людьми и лошадьми. Пришлось двинуться вверх по течению, продираясь сквозь заросли.

Едва он увидел свободный от деревьев участок с удобным подходом к воде и поспешил туда, как тут же услышал утробный стон, а через секунду и увидел того, кто его издавал.

Обнажённая рабыня с тощим — до выступавших костей — телом и с бледным цветом кожи, оттеняемой следами старых и совсем свежих побоев, покорно стояла согнувшись и держась руками за подсыхающий ствол небольшой берёзки. Сзади неё двигал вперёд-назад голой задницей какой-то пехотинец, получая удовольствие противоестественным способом. Он и издавал услышанные попаданцем звуки.

— Срамота, — не понижая голоса сказал Игорь и пошёл к воде.

Закончивший в этот момент процесс вояка, гостя услышал и увидел, но никак не отреагировал. Видимо, не понял, что имел в виду прошедший мимо дворянин.

Егоров уже привык, что люди здесь часто ведут себя как свиньи — гадят, не отходя подальше, совокупляются не особо скрываясь — поэтому он просто скрылся от парочки за прибрежными зарослями, сделал свои дела и ополоснулся в речке.

Вода была очень холодной, но бывший спецназовец неженкой себя не считал. До моржевания он ещё не успел созреть, но предстоящей зимой, если бы не провалился в Орвану, наверняка вместе с дедом и Олегом Степановичем, деревенским соседом, искупался бы в проруби.

Когда землянин оделся и вышел из-за зарослей, парочка уже исчезла. Игорь обратно прошёл немного другим путём, где деревья росли не так густо.

Стол был накрыт возле штабного шатра. За ним собрались все офицеры, включая единственного иск-мага обоза пожилого лейтенанта с потухшим, как у алкаша с похмелья, взглядом.

— Попробуй вот эту утку с черносливом, принцесса, — хлебосольствовал интендант-майор, не забывая время от времени бросать на лэна Кароса взгляды заговорщика — мол, не забыл, что у нас деловой разговор имеется?

Возможность переговорить с Бристом у Игоря выдалась почти перед самым отъездом, когда герцогиня Пелонская о чём-то тихо секретничала со своей компаньонкой иск-магиней Танией Молс.

— Понимаешь, Игорь, — доверительно говорил начальник обоза, — В университете ведь не только учатся. Там можно найти и подходящую пару в мужья, особенно для такой замечательной девушки, как моя дочурка Ферба. Она… она… такая… И красивая, и хозяйственная, — интендант расчувствовался, — Учится очень хорошо. Не нужны её будущему мужу станут любые стряпчие или законники, она всё лучше них знать будет.

— Это я уже понял, — поторопил собеседника Егоров, — Принцесса с компаньонкой уже смеются. Значит, разговор почти закончили, и мы…

— Да, да, — бросив взгляд назад, понимающе закивал интендант-майор, — Но, понимаешь, к несчастью, не только у меня нет владений и, соответственно, титула, но и… признаюсь тебе, лэн, моя умершая супруга, она… ну, скажем так, имела сомнительное дворянство. А там ведь, в университете, среди студентов… там быстро всё узнают…

— А покороче? — землянин увидел, как Латана и Тания стали крутить головами, словно птенцы в гнезде в ожидании корма — его высматривают, — Мне пора.

— Подожди, вот, — Брист, взяв руку Игоря, вложил в неё крупную золотую монету в целый ридор, попаданец от неожиданности даже присвистнул, — Бери, лэн. От всего сердца дарю спутнику обожаемой принцессы. Только, пожалуйста, когда будете в столице, пусть наша прекрасная герцогиня вызовет через ректора мою Фербу к себе на беседу в королевский дворец. А… если… ты же и сам можешь от её лица послать такой вызов? Прошу, лэн. В университете, там есть два достойных молодых дворянина… я бы любого из них… своим зятем…

— Игорь! Лэн Карос! — не разглядев своего напарника за конями и группой егерей, Тания решила его позвать.

Глава 10

От предложения, на вид вполне искреннего, сделанного интендант-майором принцессе, взять с собой пару слуг, шатёр или даже фургон, Латана отказалась. Она спешила в столицу, и лишнее обременение ей не нужно.

— Как её зовут, Ерим? — герцогиня Пелонская показала нагайкой на женщину-егеря, гарцевавшую на светло-серой лошади в голове образующейся колонны, — Подзови сюда.

В отряде из двух десятков егерей, готового к сопровождению венценосной особы и её спутников, находились четыре женщины, не сильно молодые, но вовсе не мужиковатого или раскачанного как у Шварцнеггера вида. Только вот у одной из них имелся шрам, изуродовавший правую щеку и нижнюю губу, из-за которого казалось, что егерь злобно, угрожающе улыбается.

— Газа! — громко крикнул лейтенант и взмахом руки позвал к себе подчинённую.

Когда та, пребывая в некотором недоумении, подъехала, лэн Ерим вопросительно посмотрел на госпожу.

Латана же сплела заклинание Лечения и наложила на женщину, убрав с её лица уродовавший след от ранения и, тем самым, сэкономив егерю не менее годового солдатского жалования.

— Теперь тебе ничто не будет помехой в несении службы по охране моей особы, — равнодушно сказала принцесса, — Возвращайся в строй.

— Госпожа, — исцелённая от неожиданности растерялась, впрочем, как и остальные свидетели возвращения её внешности в нормальное состояние, — Госпожа принцесса, я…

— Лейтенант, — с недоумением повернула Латана голову к Ериму, — Твоим подчинённым требуется отдавать приказы по два раза? Ты не расслышала мою команду, егерь? — вновь обратилась она к женщине-воину.

Та, низко поклонившись почти до уровня передних бабок своего коня, развернула его и умчалась в голову колонны со счастливой улыбкой на привлекательном лице.

Поступок герцогини Пелонской удивил даже её друзей — советника Кароса и компаньонку Молс, не говоря уж об остальных. Но, Игорь заметил, что реакция людей была крайне положительной, а у кого-то и вовсе восторженной.

— Моя школа, — так, чтобы слышала только Тания, произнёс землянин.

— Кто бы спорил, — в тон ему ответила напарница.

Пока проводились быстрые сборы в дорогу, интендант-майор разрывался между принцессой и её советником.

Первая была персоной настолько важной, что у начальника обоза другого случая хотя бы приблизиться к такой в жизни никогда не представится, не говоря уж о том, чтобы иметь честь лично с ней пообщаться.

Второй же пообещал оказать покровительство и поддержку Фербе, единственной и явно очень любимой дочурке Бриста.

Вот и метался майор с почтительной улыбкой на устах и с глуповатыми вопросами и пожеланиями, то к Латане, то к Игорю. Кто более матери-истории ценен? — вспомнилось попаданцу из творчества Маяковского.

А ведь интендант сразу разглядел в советнике принцессы порядочного человека. Целый ридор — то есть двадцать доров, его зарплата за полгода беспорочной службы — выдал без каких-либо гарантий, кроме слова Игоря.

Откуда у не имеющего титула и владения дворянина, тянущего обычную армейскую лямку взялись деньги на обучение дочери в университете, проживание в столице, да ещё и организацию покровительства со стороны особы царствующего дома, попаданец решил, что таким вопросом задаваться не следует. И так, в общем-то, понятно.

А, с другой стороны, при чём здесь Бристовское искусство физиономиста? Мог ли Игорь просто взять ридор, а просьбу интенданта не выполнить? Теоретически, да, а, практически, нет. Какой смысл?

Это для девушки, на которую смотрят косо из-за подозрения в низком происхождении её матери, вызов в королевский дворец к принцессе Ливорской означает немыслимо высокий взлёт в статусе и изменение отношения к Фербе от презрения к уважению и зависти. Зато для лэна Кароса это сущий пустяк.

Всего-то и надо будет, что написать от имени герцогини Пелонской краткую записку ректору, послать её с дворцовым гонцом, ну, и попросить Латану сказать дочери интендант-майора каких-нибудь пару доброжелательных слов. И станет ли титулованный лэн, советник царственной особы портить свою репутацию из-за всякой ерунды? Ответ очевиден. Так что, кажущаяся доверчивость Бриста в действительности является совершенно точным расчётом.

Когда кавалькада всадников — принцесса с помощниками, в центре, и два десятка егерей, поровну разделившихся на авангард и арьергард — отъехала от обоза, выражение надменности и гордыни у Латаны сменилось на радостное.

— Лэн Ерим, возглавь колонну, — избавилась она от надоедливого внимания лейтенанта, — Лэн Карос, Молс, не отставайте, — пригласила она друзей ехать с ней рядом.

Игорь, пару раз взглянув на принцессу, хмыкнул.

— Какая-то ты необычайно… весёлая, — заметил он, — Уже предвкушаешь встречу с сыном?

— И не только, — она поправила сбившуюся чуть в сторону завязку дорожного плаща, — Мой брат отсутствует в столице. Ты же сам слышал. Верн вынужден был лично отправиться на переговоры с главами торгашеских кланов. Да и потом… у него масса других важных дел предстоит.

— Чем это нам грозит? В смысле, где наш гешефт от отсутствия твоего царственного брата? — спросил попаданец, переглянувшись с ехавшей по другую сторону от Латаны Танией.

Верниг Второй разослал по окраинам королевства не только родную сестру и их тётку, но и всех остальных более или менее близких родственников. С одной стороны, вроде бы, поступок мудрый — король никого из них не вводил в искушение устраивать или участвовать во внутриэлитных интригах, которые в любой момент могли перерасти в заговор против действующего монарха.

С другой стороны, имелось в таком решении и слабое место — не мог король сам постоянно сидеть в столице безвылазно. Случались события, вроде нынешней необходимости заключить мир или перемирие до одержания ливорскими полководцами хоть каких-нибудь побед, что потребовало личного участия Вернига Второго в переговорах. Времена в этом мире ранне средневековые, до полноценных дипломатических служб ещё века развития, так что, государям приходилось впрягаться самим.

И вот, во время отсутствия монарха, во дворец прибывает его родная сестра, являющаяся на данный момент ещё и первой в очереди на наследование короны Ливора.

Ливорские сановники, особенно, высшие, окажутся в крайне сложной ситуации. Отношение сюзерена к сестре придворные знают прекрасно, но это не отменяет ни её высокого положения, требующего соответствующего верноподданического к ней отношения, ни возможности лишиться на плахе головы, в случае, если будет вызвано её недовольство, а с обожаемым добрым королём однажды произойдёт какое-нибудь смертельное несчастье. Жестокий нрав, злопамятство и мстительность принцессы при дворе знали хорошо.

Самым лучшим решением с их стороны было бы связаться с королём и доложить ему о свалившейся на их голову избежавшей плена герцогини Пелонской, пусть сюзерен сам своей сестре пришлёт указания, куда ей отправляться и чем заняться. Только, вот незадача, не было тут, ни обычной почты, ни голубиной. Нет, понятно, гонец к Вернигу будет отправлен сразу же, но путь ему предстоит очень не близкий и долгий — не меньше трёх пятидневок, если считать туда-обратно.

Конечно, эту информацию, как её сформулировал и разложил для себя по полочкам Егоров, Латана высказала не так сжато, не быстро, и не всё в её словах попаданцу было понятно.

Уточняющий вопрос он задал, когда после краткой остановки "мальчики налево, девочки направо", отряд уже выехал из леса к вспаханному под озимь большому полю и видневшейся в километре от опушки деревне.

— Они же, я имею в виду, первый министр, начальник королевской канцелярии, чекист этот ваш — как его, глава тайной службы? — главный дворцовый распорядитель, королевский коннетабль — или он тоже в отъезде? — не важно… они же всё равно не могут нарушить приказ короля и разрешить тебе забрать сына? — Егоров взял чуть в сторону, чтобы его конь не влетел в лужу грязи посреди дороги, — Или могут?

— Не могут, — усмехнулась Латана, — Но и видеться с сыном мне никто не воспрепятствует. Только, если брат не разрешил бы мне покидать с Дином территорию дворцового комплекса, то граф Закелий, это наш первый министр, не осмелится запретить мою загородную прогулку с сыном. Он ведь думает, что убежать с ребёнком на руках через всё королевство я не смогу, — она лукаво посмотрела на Игоря, — Никому же и в голову не придёт, что у моего советника есть удивительный магический дар.

— Понятно. Но мы бы и из дворца могли спокойно исчезнуть.

— А лошади наши? — принцесса удивилась недогадливости своего спасителя, — Или ты думал, что я могла бы потребовать привести их во дворец? Или вернуться к графу Йоше пешком?

Ироничные переглядывания подруг при любой оплошке или проявленной недогадливости их друга, спасителя и командира не то, чтобы Егорова злили или обижали, но уже начинали ему порядком надоедать.

Сделав вид, что не заметил этих взглядов, он решил утрясти вопрос с просьбой интендант-майора.

— Да, кстати, насчёт привода во дворец. Лошадей туда затаскивать, я думаю, будет лишним, а вот пригласить в него Фербу, чудесную молодую девушку — об этом хотел бы тебя попросить.

— Это кто ещё такая? — спросила Тания после очередного молчаливого разговора с принцессой взглядами.

Попаданцу пришлось признаваться в совершённом им коррупционном преступлении. Оправдывало Игоря только то, что конкретно данное деяние с получением мзды за протекцию здесь особо даже не осуждалось. Вот и Латана только посмеялась, посчитав, что её советник имеет полное право улучшать материальное благополучие, используя своё должностное положение.

— Так поможешь? — уточнил Егоров.

Они уже въехали в деревню, в которой жители попрятались от неизвестных им всадников, а впереди, метрах в стапятидесяти, на небольшой сельской площади кавалькаду встречали двое коленопреклонённых мужчин. Должности сельских руководителей — старост или господских тиунов — давали определённые преимущества в жизни, но и, при этом, несли с собой угрозу раньше времени встретить костлявую с косой. И свой господин мог расправиться, и от незваных гостей не понятно, что ожидать, а встречать их необходимо.

— Конечно помогу, Игорь, — принцесса удивилась, — Я не собираюсь отказывать тебе в просьбах даже гораздо более серьёзных, чем эта. Ты до сих пор в это не веришь?

— Он говорит, доверяй, но проверяй, — иск-магиня Молс с интересом вслушивалась в беседу напарника с герцогиней и не удержалась, чтобы не вставить свои пять копеек, — Наш командир мудр.

— Это я с первого же момента нашего знакомства заметила, — согласилась без тени насмешки Латана, — Мне очень… нам очень повезло, Тания.

Егеря, ехавшие впереди колонны, с сельским активом о чём-то накоротке переговорили. Остальные проехали мимо не останавливаясь — пополнять продукты отряду ещё не было никакой необходимости, воды набрали совсем недавно, а новости этой деревни не интересовали ни принцессу, ни её спутников, ни егерей. Лейтенант лишь уяснил, что ничего тревожного или опасного в округе сейчас нет.

Отряд, покидавший село, провожали только бежавшие за арьергардом пожилой староста, его помощник, чуть помоложе, и любопытные глаза детей из-за покосившихся плетней. А в принципе, и эта деревня демонстрировала, насколько благополучней живут крестьяне Ливора по сравнению со своими коллегами из Чинорского герцогства.

Конечно, делать выводы на основании знакомства только с одним поселением Вентерского графства было не совсем корректным, но Игорь подозревал, что такую же картину крайней нищеты крестьян можно увидеть на всём Полуострове герцогств. Да и Тания о нечто подобном говорила.

Первый привал, хоть Латана и торопилась, отряд сделал ещё часа за полтора до темноты. Уж очень удобное для ночёвки попалось место, рядом с родником и, что удивительно, не загаженное.

— Знаешь, о чём я подумал, Лана? — Игорь, сидя рядом с подругами у костра — отправляться спать никто не торопился — разрезал яблоко на половинки и по джентльменски протянул каждой из них, — А для девушки — я про Фербу — твоя благосклонность, после того, как мы исчезнем из столицы, а потом дойдут слухи о вступлении принцессы Латаны на престол Гирфеля… ух, горячее ещё, — попаданец отложил в сторону обжаренный в пламени на импровизированной шпажке кусок грудинки, — это… боком ей не вылезет?

— Переживаешь за неизвестную тебе недодворянку? — принцесса своими крупными зубками с аппетитом надкусила яблоко.

— Не. Я за Бриста. Хороший ведь человек — целый ридор мне подарил.

Молодые женщины хрустели яблоком — под стать обидному прозвищу герцогини Пелонской — как крольчихи, без всяких изящных манер.

— Всё для девушки будет нормально, — успокоила Латана, — Сбегу ли я из Ливора, стану ли герцогиней Гирфельской, это не сделает Фербу моей соучастницей. А вот продемонстрированное знакомство со мной, явное покровительство наследницы королевской короны и владетельницы независимого герцогства сделает дочь Бриста весьма уважаемой студенткой и завидной невестой для обучающихся в университете дворян, — она кинула огрызок в костёр и, мотнув головой, отказалась принять от советника очередную яблочную долю, взяв в руки кубок, наполненный разбавленным вином, — Игорь, там ведь не учатся наследники крупных владений. В университет поступают или дети мелкопоместных, а то и вовсе не титулованных дворян, или сыновья и дочери богатых простолюдинов. Конечно, есть там и виконты с баронетами, но это младшие дети в семье, у которых за душой ничего нет, кроме принадлежности к роду. Твоя Ферба станет желанной партией для большинства…

— И ничего она не моя, — попаданец вновь взял уже немного остывшую грудинку.

— Да я шучу. Ректор, к тому же, мой бывший наставник в предметах землеустройства, политики и истории, так что…

— Поделишься?

— Чем?

— Ну, этими знаниями? Землеустройством, политикой, историей? Времени-то у нас впереди много.

Ответить принцесса не успела — раздался громкий набор нецензурных слов от запнувшегося обо что-то егеря, явно перебравшего вина.

Матерные ругательства на Орване, как и в родном мире Егорова, в основном были связаны с упоминанием мужских и женских половых органов. Как и на Земле употреблять их в приличной компании, тем более, в присутствии венценосных особ было страшным моветоном.

— Лейтенант, — окаменев, как это она здорово умела, лицом, Латана позвала сидевшего возле соседнего костра офицера.

Ерим постоянно был начеку в готовности оказать принцессе услугу, и, едва та его позвала, как молодой лэн уже вытянулся перед ней в струнку.

— Да, госпожа, — он сразу же понял причину вызова и заранее начал наливаться краской.

— Лэн Ерим, — бесстрастно сказала герцогиня, — Мне часто приходилось путешествовать, но ещё ни разу никто не позволял себе оскорблять мой слух неподобающими выражениями, — Латана врала как сивый мерин — во время плавания на "Удаче", она наслушалась от моряков каравеллы такого, что нынешняя ругань егеря, просто, детский лепет, — Твои подчинённые разве не знают про наказание палками? Если это и так, надеюсь, ты сейчас же дурака с ними познакомишь. Думаю, менее, чем двадцатью ударами, ума ему не вколотишь.

Как на следующий день Игорь узнал от Тании, когда помогал ей утром умыться, егерь ещё очень легко отделался. Подруга даже предположила, что причиной такого мягкого наказания стало то влияние, которое её напарник имеет на герцогиню.

О крутом нраве Крольчихи в королевстве ходили слухи один страшнее другого. Может, конечно, сильно преувеличивали, а то и просто врали, но считалось, что сестра короля в отношении провинившихся простолюдинов никаких иных наказаний, кроме смертной казни, и не знает.

В Роддис отряд заезжать не стал. Срезав довольно большой крюк, на третий день они выехали к паромной переправе через Роду, не очень широкую, но полноводную реку.

На её берегах располагались, помимо главного города провинции, и другие крупные поселения. А, поскольку, ни о каких очистных сооружениях тут и знать не знали, то взгляду землянина в речных водах немало попадалось следов человеческой жизнедеятельности.

Игоря передёрнуло от брезгливости, когда он увидел, как егеря, ожидая очередного прибытия парома, не только поили лошадей в Роде и умывались, но и пили из реки воду. Сам он на такой подвиг не решился. И его спутницы тоже.

К переправе кавалькада подъехала на третьем часу после полудня, а вот на другом берегу оказалась уже под вечер.

Паром был маловместительным, двое рабов паромщика, хоть и постоянно подгоняемые ударами плети, тянули канат с трудом, лошадей приходилось размещать на настиле не более трёх за раз, так что, преодоление Роды затянулось часа на четыре.

Зато на следующий день почти ещё утром отряд достиг ливорского тракта, главной транспортной артерии королевства, идущей с севера с границ королевства Менс на юг до Зеенада.

Покрытие тракта было выложено из утоптанного и укатанного гравия, и двигаться получалось намного быстрее, чем раньше. Больше всего Игоря порадовало то, что часто начали попадаться придорожные постоялые дворы, крупные посёлки и городки с трактирными гостиницами, поэтому, остаток пути в пять дней до столицы отряд ночевал с удобствами, включающими и ежедневные помывки с горячей водой.

Чтобы не задерживаться из-за официальных торжественных мероприятий в честь её прибытия, Латана нигде в населённых пунктах свой статус не демонстрировала и приказала всем сопровождающим хранить его в тайне.

— Вот, Игорь… Таня… Это мой город, — сказала принцесса, когда их кавалькада выехала на небольшой холм, с которого открылся вид на столицу, и чуть приостановилась по знаку Латаны, — Ну, в смысле, я… я здесь выросла… И здесь меня ждёт Дин.

Игорь с подозрением посмотрел на высокородную подругу — не плачет ли? Нет, лицо бесстрастное, в глазах ни слезинки.

— Так поедем, заберём твоего сына, — предложил он, — Чтобы уже вам не расставаться по чьей-то чужой воле. Ты как? Согласна?

Принцесса повернулась, и вот тут землянин увидел, как глаза её чуть увлажнились.

— Согласна. И я… я никогда не забуду… твоих услуг, Игорь.

— Подожди ещё. Мне много надо сделать, чтобы хотя б смыть с себя позор мздоимства.

Они опять переглянулись. Латана и Тания. И засмеялись.

Глава 11

Результатом того, что Латана всю дорогу сохраняла инкогнито, стал полный шок, который вызвало её появление в столице.

Сначала оторопели караульные у ворот, едва только услышали крик лейтенанта Ерима: "Дорогу герцогине Пелонской!" и увидели, как его нагайка хлестнула по шлему стражника, попытавшегося задержать кавалькаду глупыми вопросами.

Следом пошла волна изумления по мере движения отряда по улицам Ливора, когда егеря, сметая с дороги горожан, выкрикивали ту же фразу своего командира.

Затем настала очередь и дворца, точнее, дворцового комплекса. Перед высокими коваными воротами повторилась почти та же сцена, что и на въезде в город, с той только разницей, что нагайку лэн Ерим пускать в ход и не подумал. Всё же королевские гвардейцы — это не городская стража, подчиняющаяся бургомистру.

Но и здесь препятствие проезду отряда устранилось крайне быстро. Игорь только диву давался.

Нет, и в его родном мире через проходную части строем можно было пройти хоть в самоволку, хоть обратно, однако, на важные объекты, охраняемые караулами, не попал бы даже президент, если бы его не сопровождал разводящий, начальник караула или его помощник.

А в Орване, получается, можно без всякого Пространственного Тоннеля дойти чуть ли не до спальни монарха. Главное, иметь с собой кого-нибудь похожего на венценосную особу и достаточный уровень наглости и авантюризма.

Егоров даже начал продумывать, как бы он смог с отрядом воинов быстро захватить царствующую здесь особу, но вовремя себя остановил — сейчас это ему ни к чему, да, к тому же, у него ведь заклинание есть. Он теперь в Ливорский дворец и так легко попадёт.

В отличие от караульной, служба оповещения во дворце работала как следует. Не успела Латана поблагодарить и дать указания командиру сопровождавших её егерей, как парадные двери главного здания распахнулись и по длинной лестнице, чуть ли не бегом, стала спускаться целая свита сановников, придворных и пара жрецов — Порядка и Хаоса. В этой толпе были и богато одетые женщины, усыпанные драгоценностями. Впрочем — Игорь уже этому не удивлялся — мужчины увешались украшениями ничуть не меньше.

Впереди спускался сам первый министр граф Закелий Дернский — землянин узнал его по словесному описанию.

— Игорь, Таня, от меня далеко не отставайте, — успела сказать Латана и пошла навстречу временному правителю королевства, — Дорогой граф!

Её голос словно прорвал плотину оханий, аханий и славословий. Но, конечно же, громче всех прозвучало приветствие первого министра.

— Госпожа! Принцесса! Какая радость! Мы уже отчаялись! Счастье лицезреть тебя!

Граф выглядел крайне представительно и громоздко. Несмотря на это, он сумел весьма галантно, чуть отойдя в сторону, чтобы принцесса поднялась и встала с ним вровень, поклониться и предложить Латане руку.

Видимо, от переполнявших её чувств, нарушая какие-то правила этикета, герцогиня Пелонская сделала шаг и приобняла первого министра.

— Мне даже не верится, дорогой мой граф, что я наконец-то добралась, — в дрогнувшем голосе лицемерки послышались нотки счастья и глубокие переживания, — Ах, Закелий, как я рада тебя видеть, ты не представляешь, — она наконец-то положила свою ладонь в руку первого министра и, не оборачиваясь на друзей — не сомневалась, что те последуют её совету — двинулась с графом вверх мимо расступившихся и почтительно кланяющихся вельмож.

Верниг Второй с раннего детства не раз, при любой царапине или даже совсем лёгкой простуде, становился объектом воздействия заклинания Лечение, а после он и сам стал иск-магом, как и все высшие аристократы — во встречающей Латану большой свите Егоров увидел только двоих, кто не был инициирован, жреца Порядка и одну пожилую даму со злым лицом, видимо, чью-то приживалку — и король мог сколько угодно магически поправлять своё здоровье.

То, что у правителя Ливора до сих пор не имелось детей — ни законных, ни бастардов — представителю иной, продвинутой цивилизации говорило о том, что брат Латаны имеет генетические отклонения, и вряд ли его надежды завести наследника когда-нибудь сбудутся — молись хоть Порядку, хоть Хаосу, толка не будет. И шансы принцессы Ливорской однажды занять трон после смерти Вернига Второго очень высоки. Если она сбережёт себя.

Первому министру графу Дернскому, при таком исходе, лучше всего было бы не пережить своего сюзерена. Идущие позади, смешавшись с косо на них поглядывающими вельможами и придворными дамами, лэн Карос и иск-магиня Молс знали достоверно, что мило сейчас воркующая с графом Закелием беглая герцогиня Пелонская в случае восшествия на престол Ливора немедленно отправит первого министра на плаху, а его жену — в самый глухой замок Дернского графства с приказом никогда его не покидать.

— Твой сын, принцесса, недавно пришёл с прогулки, пообедал и спал, — Закелий вёл Латану к её личным покоям, которые во дворце предназначались только ей и Дину, и никем не занимались, — Я взял на себя смелость дать команду его разбудить.

— Ты всё правильно сделал, мой дорогой граф.

Подниматься пришлось на третий, последний, этаж дворца. В конце короткого коридора, возле высоких двустворчатых дверей стоял прилично одетый молодой раб и держал за руку мальчика. Само собой, Игорь, увидевший из-за спины толстого вельможи в расшитом золотом камзоле эту парочку, сразу же понял, что мальчишка и есть семилетний сын его венценосной подруги.

— Дин! — воскликнула Латана.

Мальчик замычал и, вырвав свою ручонку из ладони слуги, побежал навстречу матери.

Никакого безумия, которое молва приписывала сыну принцессы, Егоров не заметил. Просто глухонемой ребёнок. Нет, всё же люди любят наговаривать. Хотя, конечно, при первом взгляде он мог и не увидеть других отклонений.

Провожавшие герцогиню Пелонскую до её апартаментов придворные смотрели на встречу матери с сыном, как дармовое представление. Сам не зная почему, но Игорь на всю эту толпу вызверился.

Чувствительный толчок в бок, полученный попаданцем от напарницы, и её подмигивание напомнили лэну Каросу распоряжение сюзеренши, и он, довольно нагло раздвинув в стороны стоявших впереди сановников, прошёл к дверям, проложив за собой путь и Тании.

— Мне надо отдохнуть с дороги, — кровь поколений правителей, текущая в жилах Латаны, позволила ей довольно быстро взять себя в руки, и к сопровождающим повернулась уже довольно спокойная королевская сестра, — Граф, я буду ждать тебя и… барон, тебя. — посмотрела она на того самого толстяка, которого землянину пришлось подвинуть, — Приходите после ужина ко мне в кабинет. Там всё обсудим. Лэн, иск-магиня, идите за мной. Да, граф, слуги…

— Трое уже там, остальные сейчас подойдут. И распорядитель сейчас будет, — изобразил поклон первый министр.

Едва встречавший с Дином неожиданно нагрянувшую хозяйку молодой парень закрыл за Латаной с сыном и её помощниками двери апартаментов, Игорь и Тания сразу де поняли, что в ближайшее время их венценосная подруга в чьём-либо обществе, кроме своего ребёнка, не нуждается.

— Покажи, где нам можно бросить свои кости, — негромко спросил землянин пожилую служанку, стоявшую у стены короткого коридора с десятком дверей по обе стороны, — Где тут гости могут останавливаться?

Игорю и Тании досталась шикарная спальня, расположенная между малой приёмной и гардеробной принцессы. Пока они осматривались, прибежали две молоденькие служанки, довольно хорошенькие и фигуристые — дворцовый распорядитель действовал очень оперативно.

Заметив, что Тания оценила его внимание к девушкам, Игорь поспешил разглядеть убранство комнаты.

— Слушай, обстановки богаче и круче я ещё не встречал. Сразу видно, что мы сейчас в королевском дворце. Впечатляет.

Спальня и в самом деле выглядела словно сошедшей с картинки с изображением спальной комнаты в каком-нибудь Лувре времён Людовика Тринадцатого. Правда, подкачали система отопления и окна. Первая вновь была представлена огромным камином, а вторые слишком узкими и закрытыми не стеклами, про которые в этом мире не ведали, а мозаикой из пластинок тонкой слюды.

Подруга на его хитрость не повелась.

— Если тебе хочется развлечься с этими дурочками, — она кивнула на настороженно замерших, опустив головы, девушек, стоявших в ожидании приказов сбоку от двери, — Я возражать не буду, ты же знаешь. Пожалуйста. Только не в нашей постели.

Также, как ему не удалось провести напарницу быстрым переносом внимания на обстановку спальни, так и у иск-магини не получилось обмануть друга показным равнодушием.

— Какой дурак променяет счастье быть рядом с самой прекрасной женщиной на развлечение с дворовыми девками? — спросил он, — Я разве похож на такого?

— Иногда, да, — фыркнула Тания.

— Ах, так? — возмутился Игорь, — Девушки, оставьте-ка нас вдвоём, — сказал он рабыням.

Служанки, получив, наверное, самый удивительный приказ в своей недолгой жизни — они-то привыкли к "Пошли вон!" и "Выметайтесь отсюда, дуры!" — тем не менее, выполнили его очень сноровисто.

Егоров, немного дурачась, обхватил напарницу за талию и опрокинул на кровать. Та сильно и не сопротивлялась, лишь тихо засмеявшись.

— Ух, ты, какая перина, — не смог удержаться от комментария землянин, впервые ощутив телом что-то помягче, чем солома.

— Ага! Значит, тебе приходилось спать на таких, мой принц? Как та твоя принцесса на горошине?

Конечно, Игорь прекрасно знал, что такое перина. Пока была жива бабушка, она каждый раз по приезду любимого внучка готовила огромный, плотно набитый перьями матрас. Егорову жутко не нравилось на нём спать — кололось, было жарко, да и неудобно для позвоночника. Но обижать бабулю он не хотел, поэтому приходилось страдать.

Понятно, что рассказывать подруге такие подробности своей прошлой жизни он не стал — нашлись дела гораздо увлекательней.

Спустя час пришёл один из Еримских егерей и принёс их вещи, а затем Тания позвала девушек, и те организовали помывку в большой, тоже богато украшенной, но весьма бестолково устроенной ванной комнате — величиной с мини-бассейн ёмкость наполнялась и опорожнялась водоносами и забираться в неё было неудобно.

— Вас хоть покормили? — спросила появившаяся у них на пороге Латана, — Я сейчас отбываю на ужин к первому министру, вас пока взять с собой не могу, — она зачем-то смутилась, сильнее прижав к себе сына, прильнувшего к её бедру и внимательно смотревшего на друзей матери, — Но завтра на Совете вы оба будете обязательно.

— Да, нас покормили, — улыбнулся Игорь, — И, я тебе признаюсь, вполне вкусно. Что же касается ужина у первого министра, так мне не сильно-то и хотелось. Тания, ты как? Вот, и ей тоже. Честно говоря, мы бы и без завтрашнего Совета твоего обошлись…

— Игорь, ты не исправим! — покачала головой Латана, — Любой дворянин на твоём месте мечтал об участии в таком почётном и важном мероприятии. А потом ещё и внукам рассказывал об этом.

— Ну, лэн Карос у нас же не любой…, - начала говорить Тания, но замолчала по знаку принцессы.

— Да, Игорь… лэн, проводи нас с сыном до лестницы, — герцогиня провела Дину ладонью по чуть вьющимся светлым волосам и вышла с ним в коридор.

Последовав за ней, попаданец увидел в коридоре стоявшими вдоль стены, и ту пожилую женщину, что показала им с Танией их спальню, и двух понравившихся ему девушек, и ещё одну незнакомую служанку, и парня-няньку Дина. У раба были опухшие от последствий удара губы — видимо, чем-то Латане не угодил. Варенье её сына что ли слопал?

В прививании человечности и жалости по отношению к прислуге Егоров не преуспел даже с Танией. С принцессой же это был и вовсе, как он для себя определил, тухлый номер. В суровом мире он теперь живёт. И хорошо, что вполне неплохо уже устроился. Красавицу-магиню встретил, с целой принцессой подружился, стал титульным дворянином, инициировался как маг — что ещё нужно, чтобы встретить старость?

А могло ли быть по другому? Игорь уже не раз задавался таким вопросом, и всё чаще начинал считать, что вряд ли ему светила участь раба или нищего. Мёртвым стать он мог запросто — от такого исхода землянин и сейчас не застрахован, а вот остаться внизу социальной лестницы средневекового мира представителю продвинутой цивилизации не грозило. Слишком огромный у него багаж знаний по сравнению с любым местным учёным, совершенно другая скорость мышления, умение смотреть на события и факты под разными углами и новаторские подходы к решению проблем.

— Идите вперёд, — приказала Латана двум гвардейцам, встретившим её приветствием на выходе из апартаментов, и, не обращая внимания на кучкующихся в коридоре придворных, зацепила попаданца за локоть, другой рукой взяв ладонь сына в свою, — Насчёт Вентерского замка я была не в курсе, — не громко и не разборчиво для остальных сказала она, остановившись, — Зато про свой родной дом я знаю достоверно, что он весь пронизан тайными ходами и слуховыми отверстиями. Так что, будьте с Танюшей аккуратней. Следите за словами и лишнего не говорите. У меня сразу не получится выехать за городские стены с ним, — она посмотрела на мальчишку, внимательно и серьёзно слушавшего мать, и улыбнулась ему, — Нужно ведь, чтобы в сопровождение не навязали пару сотен гвардейцев и иск-магов, которые смогут увидеть твою арку. Мы же этого не хотим? В общем, дня три-четыре придётся погостить в столице. Не расслабляйтесь.

— Всё понял, моя принцесса, — кивнул Игорь, — Будем молчать как рыба об лёд. Мы выходить из твоих апартаментов хоть можем?

— Конечно, — удивилась Латана, — Никто не держит. Давно бы уже с Танией парк осмотрели или в город сходили.

— А пропуск какой-нибудь нужен?

— Какой пропуск, Игорь? — усмехнулась принцесса, — Ох, я же всё время забываю, какой удивительный у меня вассал. Нет, ничего не нужно. Вас уже видели и знают. Входите и выходите. Днём или ночью. Ну, всё, до вечера. Вернусь, расскажу, что было интересного.

Игорь успел ещё заметить множество завистливых взглядов, которым его наградили дворцовые приживалы, и вернулся в апартаменты.

— За что тебе по губам-то влетело? — спросил он у раба-няньки.

Парень так испуганно вжал голову в плечи и отшатнулся от любопытного лэна, что всякое желание слушать его сбивчивое бормотание Егорову не захотелось. Возникло, правда, желание сплюнуть на пол от досады, но попаданец сдержался.

Почему ливорский дворец называют семибашенным, землянин с напарницей знали от Латаны.

Когда-то на месте резиденции короля располагался замок. Затем, стены, мешающие расширению парка, строительству новых зданий и дворцовых служб, снесли, а башни оставили, приспособив одну под казарму, другую под арсенал, какая-то из них выполняла роль тюрьмы, а самая высокая стала резиденцией тайной службы. Нашлось применение и другим трём — просто землянин не запомнил какое, а ещё раз спрашивать у Ланы было и лень, и не интересно.

Попаданец с напарницей вдвоём, почти сразу после ухода принцессы на деловой ужин, вышли из дворца на прогулку по прилегающему парку.

— А здесь, наверное, казарма.

— Не "наверное", а точно, — ответил Игорь подруге, — Только я бы её правильней назвал караулкой, раз здесь поочерёдно размещаются гвардейские роты, назначенные нести службу на пятидневку. Капец, они сейчас в нас взглядами дырки протрут, — сказал он в адрес моментально возжаждавших подышать свежим воздухом придворных, которые поодиночке, парами и группами стали ходить по тропинкам, стараясь как можно чаще пересекаться с помощниками принцессы Латаны, осмотреть их внимательней и уловить хоть крупицы тех разговоров, что лэн Карос вёл с иск-магиней Молс, — И во дворце хрен поговоришь, и здесь, гадство такое, замуровали демоны.

— Так пойдём вон туда, в самый конец аллеи, — предложила подруга, — Я там вижу пустую беседку. Уж вламываться-то в нашу компанию поди не станут, как бы любопытно им ни было узнать что-нибудь про Латану и её бегство из Пелона.

— Пошли, — согласился Игорь.

Встречные раскланивались с гостями двора весьма учтиво, а большинство даже заискивающе. Хотя лэн с иск-магиней в своих дорожных костюмах на фоне ярких, по петушиному разноцветных одежд придворных смотрелись бедными родственниками.

— Лана сказала, что мы здесь дня на три, если не больше, — Егоров вытер своим платком ту скамью в беседке, которая позволяла сидеть спиной к дворцовой ограде, лицом на парк, и жестом предложил Тании садиться, — Она хочет, чтобы прогулка с Дином была при меньшем количестве сопровождающих.

— Тебя эта задержка огорчает? Радует?

— Второе, — Игорь тяжело вздохнул, увидев, как в их сторону решительно двинулась пара молодых дворян, примерно одних с ним лет, — И столицу посмотреть охота, а, главное — ты же видела, как перед нашей подругой здесь все зачётно прогибаются? — и я вот подумал, почему бы ей не найти мне сколько-нибудь пепла нарга? Знаешь, как я хочу получить хоть что-нибудь из боевой магии?

— Вряд ли, — засомневалась Тания, — Это кажется к нам идут, — тоже заметила приближающуюся парочку она.

— Что "вряд ли"? Думаешь не получу боевого заклинания или Лана не станет выполнять мою просьбу?

— Вряд ли в столице найдётся пепел на продажу. Сюда поступает тот, что уже заказан на инициацию. Искать надо весной в прибрежных городах или непосредственно у моряков. Мне… и нашей герцогине тоже… нам интересно, что тебе выпадет в следующий раз. Но, давай попросим. Может у Латаны и получится, а нет, так…

Тания прервала свою речь, потому что пара молодых людей подошла к беседке уже совсем близко.

— Добрый вечер, — улыбнулся один из них, — Извини, лэн Карос, что потревожили тебя и твою очаровательную спутницу, но узнали, что вы у нас люди новые, и, возможно, мы сможем вам помочь, рассказав о дворце, и показать то, что вам может оказаться интересным. Ты позволишь нам представиться?

Эти двое, в отличие от остальных придворных, неброско одетых дворян имели при себе мечи в весьма дорогих ножнах. Если бы не выражение их лиц и не манеры поведения, то Игорь посчитал их джентльменами в поиске спонсора для дармовой выпивки. Вот только, землянину чем-то неуловимым они напомнили майора Чехова, бригадного особиста.

— Конечно, рад буду познакомиться. А то, честно говоря, пока наша госпожа занята своими важными делами, мы с Танией совершенно не знаем, чем себя занять. В компании, думаю, будет веселее, — Егоров встал и приветливо кивнул, — И во дворце, и в городе.

"Хрен вы из меня что-нибудь вытянете, кроме лапши на свои уши, — подумал он улыбнувшись, — А вот мне будет очень интересно пообщаться с местными чекистами. С одним только из ваших коллег встречался, но та встреча в Пелоне была совсем уж короткой. Даже толком не поговорили, пришлось его убивать".

— Мне тоже приятно, — Тания наклонила голову, не вставая со скамьи.

Глава 12

Окна гостевой спальни выходили на восток, а закрыть их ставнями никто не озаботился, поэтому, Игорь, несмотря на прошедшую в бурных ласках ночь, проснулся очень рано от падавшего сквозь мозаику разноцветной слюды света.

Естественно, Тания уже давно не спала, да и вообще, не известно, погружалась ли эта кукла-неваляшка в сон хотя бы на пару-тройку часов. Иск-магиня могла подолгу лежать с закрытыми глазами и бодрствовать — вонючая тюремная яма во владении Рой что-то изменила в ней надолго, если не навсегда. Подруга вытянулась на постели вниз животом, повернув к Игорю лицо и подперев щёчку рукой. Она смотрела на него и улыбалась.

— Понравилось вновь на перине-то лежать? — спросила иск-магиня, как только Егоров открыл глаза.

— Мне с тобой нравится, — попаданец придвинулся к подруге, положив руку на её гладкое бедро, — А уж перья подо мной или сено-солома — мне по барабану.

— Что, действительно, так и не возникло желание принять предложение нашей венценосной подруги? Станешь графом — забудешь про сено.

Если в спальне и были слуховые отверстия, и кто-то ими пользовался, то ничего, кроме пустых разговоров и стонов страсти услышать ничего не мог. Всё, что не предназначалось для чужих ушей, напарники говорили почти шёпотом.

— Скажи уж честно, Тань, тебе самой нравится, на мягеньком-то. Да?

Игорь, не раскрывая широко рот, зевнул.

— А если даже и так? — подруга придвинулась ближе и потёрлась носиком об его плечо, — Только, говорю сразу, без тебя я с Ланой не останусь. Вот если ты…

— Никаких "если", — попаданец изобразил лицом суровость, — Но твоё пожелание я постараюсь исполнить. Не только ведь графы спят на перинах, но и герцоги, и короли, и императоры.

— Игорь, ты собрался выгнать с трона старика Тулвия?

— Зачем? — продолжил землянин шутливую утреннюю беседу, постепенно избавляясь от остатков сна, — Старость надо уважать. Пусть Тулвий Третий продолжает править Гира-Туаном, я не возражаю. Он ведь ещё и родственник нашей подруги. Дядя, кажется, троюродный? Нет, мы пойдём другим путём, как тот Ленин. Мы свою империю построим. Латную кавалерию галопом по европам. Ну, а если не получится, мы всегда Тоннелем в Гирфель смоемся. Так?

— Так. Только Гирфель сначала тоже надо ещё отвоевать. Помнишь, что Лана насчёт этого говорила?

— Всё я помню, — Егоров сел и сказал уже в полный голос: — Пора вставать. Наша госпожа вчера пожелала, чтобы мы её с сыном сопровождали на утренней прогулке, сразу после завтрака.

Он подмигнул своей иск-магине и принялся натягивать подштанники — ещё одно чудовищное создание местных кутюрье.

Накануне Латана вернулась поздно, и поговорить о чём-то серьёзном возможности не представилось. Друзья рассудили, что нет смысла таиться от возможной прослушки, когда на следующий день всё спокойно можно будет обсудить в дворцовом парке.

Поэтому и за завтраком Игорь с Танией только слушали рассказы своей венценосной подруги о последних событиях в королевстве и о ходе боевых действий — как на юге, так и в зеенадском пограничье — сами же старались больше помалкивать.

Стараясь, чтобы Лана не заметила его пристального изучения Дина, землянин лишь краем глаза наблюдал за поведением, мимикой и жестами её сына и окончательно убедился, что слухи о его безумстве — полное враньё. Да, мальчишка не может говорить, но хорошо слышит и, главное, понимает. Попаданец ошибся, приняв поначалу его за глухонемого — у Дина нарушен только речевой аппарат. Реагирует на всё адекватно. Разве что, чрезмерно стеснителен и робок, как принцу, вроде бы, не подобает, но в этом, скорее, заслуга дядюшки, ограничившего племянника в материнской опеке, а не врождённого увечья.

— А без такой большой свиты нам никак нельзя было обойтись? — спросил Игорь Латану, имея в виду толпу разодетых придворных, пришедших вслед за герцогиней Пелонской к пруду возле южной башни.

Когда-то это небольшое озерцо использовалось в Ливорском замке, как естественная ёмкость для водных запасов крепости, сейчас же это было одно из самых востребованных мест отдыха, где имелась возможность релаксировать, сидя на высоких скамьях вокруг пруда и любуясь плавающими в нём лебедями.

— Чем они тебе мешают? — принцесса бросила взгляд на людей, сохраняющих почтительную дистанцию, и села с сыном на подушечки, подложенные Диновским нянькой, — Уйди, — скомандовала она рабу, — А вы садитесь рядом, — пригласила друзей.

— Ничего, что мы вот так запросто? — спросил землянин, но разместился рядом с мальчиком ещё до получения от Латаны подтверждающего ответа.

— Какие могут у кого-то быть возражения? — фыркнула принцесса и спросила подругу: — Это вон те молодые дворяне вам вчера дворцовый комплекс показывали, Таня? — она посмотрела в сторону склонившихся при её взгляде местных чекистов, выбравших себе место на противоположном краю озерца в компании трёх дам бальзаковского возраста, — Симпатичные… Игорь, ты догадался, какую службу королевства они представляют? Надеюсь, то, что я вчера рассказывала Закелию, не сильно отличается от того, что услышали люди баронета Хальмиса?

— Само собой, — немного даже обиделся Егоров, — Наша с ними беседа была намного информативней для меня, чем для них. Только они об этом не догадываются, — зря землянин сравнивал здешних работников тайной службы с майором Чеховым, они бригадному особисту и в подмётки не годились, — Самомнения о собственной хитрости у них много, а ума мало. Расскажи, чем тебя вчера первый министр угощал, что ты так долго не могла от его стола оторваться?

Латана поправила на сыне тёплую куртку и вручила ему ломоть белого хлеба, переданного ей Танией, чтобы тот мог покормить подплывших в предчувствии угощения птиц.

— Доклад мы составляли, который сегодня утром отправили моему брату, — она посмотрела вслед побежавшему к воде Дину и как-то несолидно для принцессы хихикнула, — Всё, как ты и придумал про моё бегство и последующие скитания, так и написали. Игорь, ты такой выдумщик… мне кажется, что те удивительные истории, которые ты нам рассказываешь, не сказители какие-то придумали, а ты сам. Признайся. Так ведь и есть?

— Увы, Лана, не я. Не стану врать. Увязнув в грехах златолюбия и мздоимства, не хочу пред ликами Порядка и Хаоса предстать и плагиатором.

— Это-то ещё кто такие? — вздохнула Тания и чуть подалась вперёд, чтобы лучше видеть своего друга за принцессой.

— Долго объяснять, Тань, — Егоров поворошил ногой пожухлую траву возле скамьи, — Если короче, то очень плохие люди. Не такие, конечно, дряни, как те, кто критикуют придуманные другими истории, но не далеко от них ушли. Лан, ты чего смеёшься?

Принцесса взмахом руки позвала к себе Дина, заметив, что тот очень быстро раздал хлеб лебедям.

— Мне так хорошо с вами, с обоими, — искренне сказала она, — Никогда ещё ни с кем так себя не чувствовала. Даже Фемила и Камалия… они другие. Я… Игорь, Таня… я не хочу с вами расставаться.

— Да мы, вроде, и не собираемся пока никуда, — попаданец помог подбежавшему мальчишке забраться на подушку, — Ждём, когда ты дашь команду на убытие из столицы, которую, кстати, мы с прекрасной иск-магиней Молс ещё так и не осмотрели толком. И бежим-то мы отсюда вместе.

— Ты знаешь, про что я говорю, — она обхватила сына за узкие плечики.

— Знаю, — подтвердил Егоров, — Но к этой теме мы ещё вернёмся. Позже. Когда сделаем, всё, что намечено. Моя магическая арка позволит нам и дальше видеться часто, если ты, конечно, того пожелаешь. Так когда мы из столицы планируем исчезнуть? И с Фербой, ну, дочерью славного интенданта, когда можно будет вопрос закрыть?

— На загородную прогулку в Келонский лес мы выедем послезавтра. Десяток гвардейцев мне в эскорт Закелий всё же навязал — отказываться было бы слишком подозрительно. Но магов среди них нет, так что, твоё заклинание никто не увидит. Момент скрыться от посторонних глаз, не сомневаюсь, найдём. А насчёт остального — так, твоя сюзерен уже обо всём позаботилась. Егеря лейтенанта Ерима, щедро вознагражденные, сейчас на пути в Роддис, дворцовая канцелярия с самого утра отправила ректору указание во второй половине дня представить студентку Фербу Брист на аудиенцию к принцессе Ливорской, места за обеденным столом на сегодня лэну Каросу и иск-магине Молс организованы — будете сидеть неподалёку от меня… Что ещё?… Вроде бы ничего не забыла. Ах, да. Вечером ты примешь участие в заседании Совета, как мой советник и секретарь. Никто же не знает, что ты пишешь коряво. Тания бы мне не рассказала, и я бы об этом не ведала.

— Пепел нарга, Латана. Ещё нужно достать пепел. Очень. Это возможно, или, Тания права, в столице его не купить?

Внезапная просьба Игоря принцессу удивила, но не сильно. Впрочем, с ответом она задержалась, что-то обдумывая.

— Да, она права… субстанция в город попадает уже под конкретный заказ, но… я спрошу у Ормивара, это верховный жрец храма Порядка, он… он был хорошим другом моей матери. Может у него будет какое-то количество. А тебе так срочно что ли надо? В портовых городах с этим намного проще.

— Да нет, не срочно, — пожал плечами попаданец, — Но когда я в другой раз там окажусь? Попробуй, если не трудно. Нет, так нет. Подожду другого случая.

У Егорова вертелась на языке и другая просьба — сводить его на экскурсию в закрома королевства. Однако, умерил свои аппетиты.

Во-первых, как он знал от своей венценосной подруги, вход в подвалы, где хранится государственная казна, имеет только сам король и те, кому он выдал личное разрешение, а уверенности в том, что герцогиня Пелонская входит в этот перечень, у землянина не было.

Во-вторых, Латана и сама однажды могла воссесть на трон Ливора, и ей знать, что живёт на свете такой парень, что может обчистить её кассу, будет крайне не приятно.

В-третьих, хоть деньги Игорю были нужны, добывать он их собирался другим, честным, способом.

Ну, и, в-четвёртых, поглядев в очередной раз на организацию в этом мире гарнизонной и караульной служб, бывший спецназовец, не без некоторого самодовольства, решил, что в случае возникновения нужды, он проломится к добыче, как тот носорог.

— Я постараюсь добыть тебе магический ингредиент, — Латана обернулась на стоящих в отдалении придворных и поморщилась, — Нам надо бы уже идти, но мне бы хотелось, чтобы ты рассказал Дину хотя бы одну из своих удивительных историй. Пожалуйста.

Судя по реакции мальчика, принцесса уже успела кое-что поведать своему сыну — он явно был в радостном предвкушении.

"Что бы ему такого рассказать?" — подумал землянин. И остановил свой выбор на Дюймовочке.

Конечно же, эта замечательная сказка Дину очень понравилась. Принц так весело улыбался, что у Игоря даже сердце защемило. В восторге были и подруги. Особенно, когда Егоров голосом старого деда озвучил брюзжание крота: "Жену ведь кормить надо, а жёны, знаешь, сколько много едят?". Он даже испугался, что Лана от смеха соскользнёт с подушки на землю, да и Танию знатно скрутило.

— Так вот почему ты ещё на Тане не женился?! — вытирая слёзы догадалась герцогиня Пелонская.

Поднявшись со скамьи, троица друзей и мальчик направились гулять по аллеям дворцового парка. Дину после рассказанной сказки явно не хотелось никуда отходить от интересного дядечки, принц даже удостоил лэна Кароса чести взять себя за руку, свободную от материнского пожимания, под дружный выдох видевшей это придворной камарильи.

— У меня такое чувство, что они меня готовы сожрать, — грубовато выразился попаданец.

— Это да, — согласилась Латана, — Проживи мы здесь чуть подольше, меня бы завалили доносами на тебя. Только, уверяю, от них пострадали бы сами доносчики. Игорь, Тания, вы вечером в город не ходите. Завтра днём вместе прогуляемся. Я сама вам покажу столицу.

Перед обедом попаданца ждало серьёзное испытание его психики. Подруги подготовили ему сюрприз, а чтобы он заранее о нём не догадался, иск-магиня тайком передала королевским портным запасной комплект походной одежды Егорова.

Местные мастера-умельцы мерку сняли хорошо, но пошили такой костюм, что любой клоун на Земле бы позавидовал, или даже сам стилист и визажист Сергей Зверев.

— Да вы что, с ума сошли, что ли, обе?! Чтобы я в этом ходил?! — выплеснув эмоции, Игорь вспомнил, что он с подругами сейчас находится в кабинете принцессы и резко понизил голос до шёпота, — Даже и не подумаю.

— Игорь! — в один голос с упрёком воскликнули Латана с Танией.

— Всё, это не обсуждается, — нахмурился он, — Напомнить, кто из нас командир?

Конечно, молодые женщины хотели как лучше, и, разумеется, они расстроились его реакцией и, немного даже, обиделись, но их спаситель был неумолим и непреклонен. Подругам пришлось уступить. Очередная порция их переглядываний Игоря не интересовала.

Торжественный обед землянина не впечатлил. Застолье было хоть и гораздо внушительней и богаче того, что устроил в честь Латаны граф Йоше Вентерский, но намного скучнее — никаких тебе скоморохов или гимнастов, ни весёлого перерыва на увлекательную казнь.

Да и за столом, на взгляд попаданца, гости вели себя намного скучнее, Егоров не мог себя развлечь забавными персонажами и ситуациями.

Разговоры, в основном, велись о войнах, не только о тех, что сейчас вело королевство, но и о развернувшихся в других краях континента.

Заметив интерес советника принцессы к их беседе про недавнее поражение войска короля Тар-Нея от имперского корпуса, два престарелых генерала — наверняка из тех, кто воевал в обозах, Игорь таких на раз-два вычислял — намеренно стали говорить громче, давая советы о правильной стратегии и тактике отсутствующим за столом королю Гетару и императору Тулвию Третьему.

Тания, оказавшись в столь благородном обществе так близко к самым важным особам королевства, сильно тушевалась. Одно дело общаться накоротке с Ланой, порой забывая, с кем ты находишься рядом, и совсем другое — когда видишь перед собой высших вельмож королевства во всём их великолепии. Это другу её всё было, как говорится, по барабану.

Плевать он хотел на разных напыщенных болванов, как и на их жён или дочерей, с жадным любопытством рассматривающих советника принцессы и гадающих, каким же достоинством лэн Карос мог так обаять страшную Крольчиху, что та его всюду за собой таскает. И почётное место за столом для него потребовала, и к участию в Совете привлекла.

Обед продлился часа два, не меньше, и когда герцогиня Пелонская поднялась из-за стола, её советник и компаньонка испытали огромное облегчение.

Перед дверями в апартаменты принцессу ждал чиновник дворцовой канцелярии, немолодой, но прыщавый словно юнец в пору полового созревания, мужчина в ярко-красном сюртуке.

— Госпожа, — низко поклонился он, — Во дворец прибыла вызванная вами на аудиенцию персона. Что прикажете с ней делать?

— Выпороть, — ответила Латана, останавливаясь на пороге, — Хотя, нет. Проводи её ко мне в кабинет.

Когда принцесса с друзьями оказалась в своей рабочей комнате, Егоров с облегчением развязал пару шнурков у ворота куртки.

— Шутки у тебя, конечно…, - он без разрешения сел на угловой диван.

— А я и не шутила, — пожала плечами Латана, — Просто не сразу поняла о ком речь, отвлеклась на разговор с Танией, думала, что какой-то денежный простолюдин сам ко мне на беседу напрашивается. Благородные действуют не через канцелярию, а через советников или сановников. Но я ведь вовремя про твою Фербу вспомнила? Тания, ты чего на ногах?

Дочь Бриста оказалась девушкой в теле, круглолицая в папку и курносенькая. До того, как судьба послала Игорю счастье знакомства с Танией Молс, именно таких девушек он и предпочитал.

Ферба вошла в кабинет к герцогине Пелонской, дрожа как осиновый лист, и сразу же с порога опустилась на колено.

— Встань, милая девушка, — ласково улыбнулась ей принцесса, — Подойди. Садись сюда, на кресло передо мной.

Латане пришлось ещё раз повторить своё распоряжение, чуть добавив в голос металла.

Когда растерянная и испуганная студентка села на указанное место, принцесса попросила рассказать её об успехах в учёбе.

Та, заикаясь и смущаясь, поведала о всех своих достижениях и провалах, наверняка, ничего не утаивая — всё можно было проверить через ректорат.

— Только с законами империи у меня пока не очень хорошо… но я обязательно пересдам, госпожа принцесса!

— Я верю, — Лана поднялась и заставила девушку оставаться на месте, подошла к ней и положила руку на плечо, — Обязательно всё выучишь. Ты так похожа на своего отца, славного интендант-майора Бриста, Ферба. Он оказал мне и моим друзьям хорошую услугу, и я им довольна. На таких достойных офицерах и держится армия моего доброго брата, — она так слащаво это сказала, что Егоров даже почувствовал во рту вкус мёда, — И вижу, что ты такая же замечательная. Собственно, я и вызывала-то тебя, чтобы в этом убедиться. Я тобою довольна. Теперь ты можешь идти. Только… только не забудь передать ректору, моему наставнику Маальсу, что его ученица помнит всё то, чему он её учил. Передашь? И скажи, что я буду присматривать за твоими успехами в университете и прослежу за дальнейшей судьбой.

Из кабинета принцессы Ферба вылетела словно на крыльях.

— Это было круто, — только и мог сказать о прошедшей аудиенции Игорь.

— Дурочка, — скривилась Тания.

— Постылая, как и её папашка, — согласилась с оценкой подруги Латана.

— Не надо так про майора, — попросил принцессу Егоров, — Он мне целый ридор вручил. Я же тебе показывал?

Прогулка по городу, состоявшаяся на следующий день, особых впечатлений на землянина не произвела, хотя Латана постаралась показать своим друзьям все достопримечательности столицы, от дворцовой и ратушной площадей до мест казней и Живого рынка, где Игорь впервые увидел, как наряду со скотом продают и людей, оптом и в розницу.

Перемещаться пришлось в сопровождении двух десятков гвардейских кавалеристов, разгонявших толпы на площадях и прохожих на улице. А когда Тании захотелось отведать сладостей в трактире-кондитерской, то солдаты выгнали оттуда всех посетителей.

В общем, экскурсия получилась хоть и познавательная, но скучная. Для Егорова. Подругам и Дину всё очень понравилось. Особенно, рассказанная лэном Каросом за поеданием медовых булочек и пирожков с вишней история про Белоснежку и семь гномов. Игорь, наоборот, в тот момент почувствовал опасность, что принцесса может изменить своим альковным пристрастиям к покорным юношам — так странно она на него иногда смотрела.

— Завтра надо будет как-нибудь незаметно прихватить с собой в дорогу припасов, — в темном сумраке глаза лежавшей с ним рядом в постели любимой женщины казались больше обычного, — Надеюсь, гвардейцы не забудут, что принцессу с сыном и её спутников во время прогулки надо кормить.

— Да ладно, фигня, — шепнул Игорь, погладив Танию по волосам, — Мы же сразу перейдём туда, откуда начинали свой путь. До Вентера там рукой подать.

— Так я-то с Дином в него не поеду. Нет, я, конечно, перебьюсь без еды, а чем мальчика кормить? Через сколько мы встретимся?

— А, тогда, да, — понял подругу Егоров, — Придумаем что-нибудь. Ты чего так радуешься-то? На войну ведь едем, по сути.

— Я не радуюсь. Просто я счастлива. Счастлива быть с тобой. Даже страшно подумать, что мы могли бы не встретиться.

Игорь закрыл глаза. Что он мог сказать?

Глава 13 Интерлюдия

Вороны, пирующие на телах тех, кто когда-то считал своего герцога наивным простачком, который позволит себя безнаказанно обворовывать, были так увлечены своим полезным занятиям, что даже и не подумали улетать, услышав совсем близкое конское ржание.

— Я поторопился с тобой, Лиг, — произнёс Эльсан, мужчина сорока девяти лет, владетель Чинора, глядя в посиневшее и исказившееся от долгих предсмертных мук лицо своего второго мытаря, бывшего.

Сопровождающие герцога Чинорского, слышавшие сейчас его слова, наверняка изумились — он это видел по их реакции. Думают, поди, что правитель пожалел того, кто более десяти лет ведал сбором торговых и таможенных пошлин, увеличив доходы от них за эти годы почти вдвое. Эльсан же досадовал только лишь на свою вспыльчивость, заставившую его принять столь быстрое решение.

Герцог вчера после удачной травли медведя слишком много выпил, и когда в шатре граф Телмий подсунул своему сюзерену пару интересных свитков, а поведение Лига и его откровенно лживые оправдания не оставили никаких сомнений в виновности мытаря, владетель Чинора в ярости приказал тут же удавить расхитителя. На первом же суку.

А ведь третий по значимости чиновник в казначействе герцогства заслуживал того, чтобы быть казнённым на дворцовой площади, и способом, более подобающим совершившему столь тяжкий проступок. Герцогство Чинор, к постоянному раздражению его владетеля, было самым бедным на Полуострове, поэтому, воровство предназначенных ему денег, Эльсан считал самым тяжким преступлением.

— Твёрдо решил, что нам нужно возвращаться? — к правителю подъехал Телмий, старый друг и самый верный из вассалов, один из немногих, к чьим советам герцог прислушивался, — От загонщиков пришла весточка, что в клину Лисьего болота целое семейство кабанов скрывается. Нет желания…

— Желание есть, граф, — задумчиво ответил Эльсан, — Но времени теперь на эти забавы нет. Сам же понимаешь.

Он оглянулся и посмотрел на суматоху сотни людей, царящую в охотничьем лагере, напоминающую жизнь муравьиной кучи. Герцогский шатёр уже свернули, остальные тоже уже начинали складывать. В фургоны запрягали лошадей, а дружинники и егеря по примеру правителя разместились в сёдлах.

— Эльсан, мне ехать с тобой? — спросила, подъехав верхом, Ризена, молодая супруга герцога, оставившая их детей на руках нянек ради сопровождения своего мужа на охоте — младшая принцесса далёкого Торвальнского королевства и сама любила эту забаву, — Я не хочу тащиться в карете.

Причиной поднявшейся в лагере суматохи явился приезд рано утром гонца от графа Йоше, сообщившего удивительную новость о появлении в Вентерском замке никого иного, как самой принцессы Латаны Ливорской, герцогини Пелонской, претендентки на место владетельницы Гирфеля.

— Отправляйся со мной, если желаешь, — пожал плечами Эльсан, — Только мы поедем быстро.

— Я не отстану, — заверила молодая герцогиня и отъехала, чтобы раздать приказы служанкам, которые возвратятся во дворец с обозом.

С собой в сопровождение Эльсан и Телмий с супругами взяли только десяток дружинников, и небольшая кавалькада тронулась в путь лёгкой рысью.

Понимая, что их мужьям есть о чём переговорить, Ризена и графиня Цедия — в отличие от своей молодой двадцатиоднолетней сюзеренши, сорокалетняя жена Телмия была прекрасной наездницей — поехали, чуть отстав от них на пару лошадиных корпусов.

— Ну, что, старый друг, — усмехнулся герцог, — Просчитался ты в своих прогнозах? Моя тётушка, — Эльсан усмехнулся, назвав так герцогиню Пелонскую, которая реально приходилась ему троюродной тёткой, будучи, при этом, на целых двадцать четыре года его моложе, — Она решилась бросить сына на произвол судьбы. Или всерьёз надеется, что старик Тулвий, этот полувыживший из ума император, сумеет как-то убедить ливорского короля вернуть ей ребёнка?

— Или Верниг сам не возражает против вступления сестры на Гирфельский престол.

Герцог с сомнением посмотрел на друга и хмыкнул.

— Выпустить Латану, свою единственную наследницу, из рук? Не настолько он самоуверен или простоват. Все знают, какие сложились отношения в ливорском семействе. Как он её ещё не убил…

— Ему, думаю, хватает и подозрений в организации смерти отца… И трудно сказать, что сейчас в голове у Вернига. Дела у него, и сам знаешь, идут крайне плохо. Да ещё и это известие… захват Пелона…

— Угу. Я сам ещё в себя не приду. Как-то всё резко закрутилось. Только вот мне-то теперь что делать? Всерьёз впрягаться в императорскую колесницу? Идти пристяжным к мерзавцам Рейгару и Абару? Спасибо, Телмий, удружил ты мне тогда со своим советом поддержать тётушку на Конгрессе.

— А какой у тебя был выбор? Поступи ты тогда вопреки моим словам и проголосуй за Ямирона, сейчас бы уже сидели в осаде. Дувстольский волк не любит откладывать дела на потом.

— Какой у меня имелся выбор? Простой. Сказаться больным и не поехать в Трин.

Граф задумался над словами сюзерена и не согласился.

— Не помогло бы, Эльсан, — он мог своего герцога наедине называть по имени, — Не дали бы тебе уйти от ответа, ни имперский легат, ни король Веска.

Ситуация, в которой сейчас оказался правитель Чинора, действительно оказалась сложной.

В интересах его крайне бедного герцогства было максимальное ослабление на Полуострове влияния Гира-Туана. Во-первых, имперские торгаши уже почти полностью прибрали к рукам всю внешнюю торговлю Полуострова, и, если Дувстол или Сиан, да и тот же Гирфель, имевшие удобные и богатые морские порты, получали с этого хорошие доходы, то вот такие государства, как Чинор, только беднели из гира-туанской монополии.

А, во-вторых, герцог Эльсан задолжал имперскому банку приличную сумму и, в случае уменьшения возможностей Тулвия Третьего в независимых герцогствах, можно было бы рассчитывать на списание значительной части этого долга в обмен на лояльность.

На Конгрессе, где яростно спорили — дело едва даже не дошло до поединков — кому отдать выморочное герцогство Гирфель, входившее в пятёрку самых богатых государств Полуострова, владетель Чинора искренне желал победы кандидатуры младшего принца Ямирона Вескского, но публично огласить свою позицию означало получить неминуемый конфликт с соседями — герцогами Рейнаром Дувстольским и Абаром Нейторским, ярыми сторонниками имперской креатуры Латаны Ливорской — и с другими их единомышленниками.

И всё же, рискуя получить уже этим прошедшим летом войну, Эльсан в тот день едва не высказался в пользу Ямирона. Удержал верный друг, у которого бывший капитан его полка теперь командовал гарнизоном ливорского Шерода. Тот-то, приезжая в Форск, владение Телмия, за семьёй, в одной из бесед и поведал графу о ситуации в Ливоре и об отношениях в королевской семье.

"Крольчиха никогда не покинет границ родного королевства — брат надёжно держит её на цепи материнской привязанности к сыну. Принц Дин неотлучно находится в руках Вернига Второго, — объяснял граф Телмий Форский своему сюзерену в те дни баталий в Конгрессе, — Голосуй за Латану, всё равно это временное решение. А когда император подыщет другую кандидатуру, обстоятельства могут измениться".

— Да уж, — вслух произнёс герцог Чинорский, отвечая на свои размышления, — Изменились обстоятельства. Явилась принцесса, и теперь придётся что-то предпринимать. Отсидеться не получится.

— Может, это и к лучшему, Эльсан? — граф, вслед за сюзереном придержал коня — лошадям требовалось иногда давать передышку от бега — и посмотрел назад, чтобы убедиться, что жёны чувствуют себя нормально и в полной остановке на отдых пока не нуждаются, — Ты же не отказался от плана помочь найти Бюстину достойное место в жизни? Стать герцогом-консортом в Гирфеле — чем не вариант?

— Телмий! Ты… а хотя… слушай, я ведь… и действительно! — герцог сначала хмыкнул, а потом расхохотался, — Почему дельные мысли приходят сначала в твою голову, и только через тебя в мою?!

— Потому что, у тебя других проблем полно. И без этого есть, о чём думать, — тоже хохотнул граф.

Виконт Бюстин был родным единственным братом Эльсана. Младшим, а потому не унаследовавшим ни герцогского титула, ни владения. Это младшие дети королей или императора могли рассчитывать получить в управление провинцию. Бюстину же оставалось только надеяться, что однажды какое-нибудь графство в Чиноре останется без законных прямых наследников, и стать его владетелем, а пока такой оказии не случилось, продолжать находиться на содержании герцогской казны, выполняя различные просьбы и поручения.

Герцог Чинорский своего брата, который был моложе его на десять лет, любил, но понимал, что к какой-нибудь серьёзной государственной, военной или хозяйственной деятельности этот легкомысленный вертопрах, не годится совершенно. Единственное, что с натяжкой можно посчитать достоинством виконта Чинорского, это его бесспорный успех у женщин. Любых сословий и возрастов.

На эту его, пожалуй, единственную положительную черту герцог Эльсан и надеялся, думая устроить судьбу своего непутёвого братца, женив на какой-нибудь владетельной вдове, при которой тот стал бы консортом.

Только, на Полуострове, кроме Марильды Кровавой, восьмидесятилетней герцогини Квенской, других свободных — незамужних — правительниц не имелось. Так и получилось, что в свои тридцать девять лет Бюстин прожигал жизнь в Трине, негласной столице полуострова, представляя — формально — там своего брата. Ни на что другое виконт Чинорский не годился. Отсутствие жены не помешало, правда, ему наделать бастардов. Одну даже от дворцовой рабыни. Хорошо хоть у Бюстина, подумал герцог, всё же хватило ума без лишнего шума отравить обоих — и девочку, и её мать — иначе позорные слухи расползлись бы по всему Полуострову.

— Я понял, почему я не подумал о Пелонской герцогине, — нашёл себе оправдание Эльсан, — Был уверен, что вопрос её замужества решает не она сама, а Верниг. Но, раз она решилась порвать с братом, то…, - он довольно рассмеялся, — Уверен, Крольчиха не устоит перед моим младшим — уж обаять-то он её точно сможет. Герцог-консорт Гирфельский. Звучит. Со временем Латана будет делать то, что захочется Бюстину. А брату захочется того же, что и мне, — не держи сейчас герцог руками поводья, он бы потёр ладонью о ладонь от открывавшихся перспектив.

— Это действительно сулит нам большие выгоды, — согласился Телмий, — Но, давай, не будем спешить загадывать, Эльс. Про Латану говорят… ну, насчёт её пристрастий…

— Ерунда. Как будто бы ты не знаешь Бюстина. И не такие потом бегали за ним, как на привязи. К тому же, кроме обаяния, моему брату есть ещё, что предложить. Он ведь сдружился с графом Майеном и другими гирфельскими эмигрантами, кормящимися сейчас в Трине из рук имперского легата. Бюстин, можно сказать, готовый генерал для собственного войска Латаны. Ей ведь, наверняка, не захочется полагаться только на наши полки. Одно дело явиться занять по праву свой трон только с армией иноземцев, а другое — с гирфельцами.

Обычно, возвращение в свою столицу портило герцогу настроение. Причиной тому вид обветшалых городских стен и башен. Построенные ещё в незапамятные времена, они уже при прежнем герцоге давно нуждались в ремонте. Вот только матушка нынешнего правителя отличалась необычайным мотовством, а отец ей во всём потакал, поэтому, денег не хватало ни на что, кроме дорогих платьев для неё и множества дворцовых льстиц-приживалок, пиров и балов. Эльсану досталась пустая казна и долги, которые он, при всей своей скупости, каждый год только увеличивал.

Однако, в этот раз плачевное состояние защитных сооружений навело герцога Чинорского на весёлую мысль, что, зная Бюстина, унаследовавшего от их матери не только её красоту, но и тягу к расточительству, вскоре стены Гирфеля, при всём богатстве будущего владения Латаны, станут похожи на чинорские.

— Начальника секретариата ко мне! Немедленно! — бросая поводья гвардейцу, подскочившему к нему у парадной лестницы дворца, Эльсан решил не тянуть с решением задач, — Телмий, пошли со мной. Дорогая, — улыбнулся он жене, — Вам с графиней Цедией, наверное, нужно время, чтобы привести себя в порядок с дороги? Встретимся за обедом.

Внезапное раннее возвращение правителя вызвало во дворце настоящую панику. Тем не менее, приказ герцога был выполнен так быстро, что Эльсан, подойдя к своим апартаментам, увидел уже ожидающего его сановника.

В кабинете было прохладно — раб трясущимися от страха руками ещё только включал магическую зажигалку, чтобы растопить камин. Парень на господина не смотрел, но, потому, как была напряжена его спина, герцог, развеселившись, догадался — слуга, хоть и недавно взят на работу в герцогские апартаменты, уже хорошо знает о часто накатывающих на хозяина вспышках гнева, после которых рабов выносят от него окровавленными отбитыми тушами.

— Садитесь, — махнул рукой Эльсан другу и начальнику секретариата, заняв своё место в кресле, — Солмор, — обратился он к чиновнику, разместившемуся на самом дальнем конце стола и приготовившемуся записывать, — Надо будет подготовить десятки посланий. Первое — моему брату… хотя… нет. Бюстину я сам напишу. Сообщишь вначале в Трин — сразу, и герцогу, и имперскому легату — что будущая… нет, "будущая" писать не нужно. Просто напиши, что герцогиня Латана Гирфельская прибыла ко мне и находится в Чиноре в гостях. Солмор, удивляться потом будешь, — хохотнул герцог, — В письмах должна быть указана моя готовность выполнить те обязательства, которые мы приняли на конгрессе. Два пехотных и один кавалерийский полки моего герцогства готовы будут уже в конце первого месяца зимы прибыть в Трин на общий сбор армии. Вполне возможно, со мной будет и гвардия. Гонцы с этим известием должны также отправиться в Дув, Нейтар, ну, и другие герцогства… ты понял к кому. Всё, иди. После обеда я уже должен ставить печати на послания.

Возможность извлечь личную выгоду из сложившейся ситуации привела Эльсана в отличное расположение духа. За обедом он много шутил, согласился с просьбой Ризены отправиться с графиней Цедией в Форск, взяв с собой детей, и даже заменил смертный приговор главе гильдии каменщиков, изнасиловавшим и убившим свою падчерицу, на клеймение и продажу в каторжное пожизненное рабство.

Всю последовавшую затем пятидневку, герцог Чинорский вместе с оставшимся погостить во дворце графом Телмием занимался выполнением того, что пообещал сделать в письмах, отправленных владетелям — сторонникам империи.

А сделать предстояло слишком много. Из-за жалкого состояния казны герцогства, кроме гвардейского и пограничного егерского, остальные полки имели по сути только лишь названия. Недокомплект офицерского и унтер-офицерского состава в них составлял больше трети, а солдат имелось меньше половины полагающегося количества.

Ещё хуже дела обстояли с боевыми магами, осадными орудиями и обозами. В середине второй пятидневки после начала своей кипучей деятельности, Эльсан, приехав к складам военной амуниции, расположенным вдоль восточной стены города, с раздражением лично убедился в плачевном состоянии военных запасов.

— Я вот думаю, что обойдёмся мы без стреломётов и разборных катапульт, — сказал он подъехавшему к нему графу Форскому, — У Рейгара денег много, пусть он ими обеспечивает. Ты… ты чего такой… задумчивый?

— Жена сообщила, прислала гонца. Крольчиха гостила в замке барона Нинца, моего вассала… направляется сюда… Наверное завтра-послезавтра будет.

— Отлично, — кивнул герцог, — Дам команду готовиться к торжественной встрече тётушки… Что-то ещё?

— Да, — задумчиво кивнул Телмий, — Граф Йоше забыл нам сообщить, что с принцессой её сын. Получается, что Верниг Второй поддержал сестру в её желании занять трон Гирфеля.

Вспышка гнева на графа Вентерского у герцога погасла, не успев вспыхнуть. Йоше, хоть и идиот, зато верный. Да и присутствие с Латаной её сына добавляло вопросов и интриг, но в планах Эльсана ничего изменить не могло.

Глава 14

Когда принцесса Латанская со своими спутниками выехала из замка барона Нинца, погода вновь наладилась, и до полудня отряд преодолел почти четверть расстояния до столицы герцогства — можно было с уверенностью утверждать, что к вечеру завтрашнего дня они достигнут стен Чинора.

— Господин виконт! — воскликнула и засмеялась Гильда, — Попался!

Простые, казалось бы, игры — прятки, жмурки, догонялки — но до появления в этом мире Игоря про них не знали и не слышали. Попаданец устранил этот недостаток ещё в Вентерском замке, и теперь почти на каждом привале, не только дети, но и вполне взрослые девушки Эмиля и Айса с удовольствием предавались новым развлечениям.

В замке и в первые два дня после отъезда из Вентера к ним присоединялся и боцман. Однако, после того, как Игорь устроил выволочку Лойму, и тот сократил Дильяну винную пайку почти втрое, герой сражения с пиратами перестал отвлекаться от службы.

Ради принца Ливорского виконта Гирфельского, с момента его присоединения к команде землянина, от пряток пришлось отказаться — мальчишка не мог выкрикнуть имя обнаруженного. Но и догонялок со жмурками, в которых Дин участвовал только как статист, хватало, чтобы поднимать настроение, а заодно и разминать ноги, затекавшие за время долгого сидения в фургоне.

Конечно, верхом путешествовать быстрее, и, разумеется, Латана не желала задерживаться в дороге, но испортившаяся погода и настоящий детский сад, имевшийся на руках у Егорова, вынудили землянина и его соратников приобрести большой фургон и пару рабов в помощь Сенту.

Теперь дети и девушки, а иногда и обе иск-магини спасались в пути от непогоды под плотным непромокаемым тентом.

— Гильма! Айса! Бежим! — крикнул Кольт.

Только что пойманный сестрой Кольта, а следовательно, и попаданца, Дин, чья очередь теперь настала догонять, радостно улыбался и, едва его новые друзья отбежали за повозку, кинулся вслед. Само собой, ему поддавались, но делали это с умом и весело, так что, попотеть принцу приходилось всерьёз.

— Бедный ребёнок, — произнёс Игорь.

Латана, о чём-то негромко разговаривавшая с Танией и вместе с подругой наблюдавшая, как рабы таскали воду — найденный ручей протекал в глубоком овраге и бурдюки приходилось поднимать по крутому склону — улышала реплику своего спасителя, командира, вассала и друга и повернулась к нему.

— Это ты сейчас про моего сына? — удивилась она, — Игорь, уверяю тебя, не важно, сколько крови придётся пролить и какое количество времени это займёт, но я вырву своё владение из рук узурпатора Лайча и не пущу в Гирфель Ямирона. Даже если у герцогов не хватит сил, чтобы обеспечить выполнение решения Конгресса, я обращусь напрямую к своему дяде императору. Пусть на всё уйдёт не год-два, но результат будет таким, которого я желаю. Понимаешь? Мой Дин ни за что не останется вечным беглецом, живущим на подачки родственников. Гирфель — богатейшее владение, и мой сын ни в чём не будет знать отказа.

Егоров посмотрел на "не бедного" виконта, догнавшего Эмилю, попытавшуюся перепрыгнуть через оглоблю фургона, но "не сумевшую" это сделать, и пожал плечами.

— Я не в том смысле, Лана, — Игорь издали помахал рукой Лойму, в знак того, что понял его желание пройти с парой дружинников графа Йоше — гостеприимный владетель Вентера выделил десяток в сопровождение принцессы — осмотреть прилегающий к месту привала лес, — Извини, если не правильно выразился. Только ведь твой брат, помимо того, что надолго лишил Дина матери, ещё и держал его взаперти, в окружении ограниченного количества слуг. У твоего сына не было ни друзей, ни подруг, а родной дядя, как ты говоришь, ненавидит его не меньше, чем тебя. Дин же тоже его наследник? Знаешь, я вот думаю, может он у тебя не болен, а просто травмирован?

Игорь сейчас рисковал. Нет, не своей жизнью, но, как минимум, возникшей дружбой с одной из самых высокородных представительниц аристократии континента — Латана крайне болезненно воспринимала любое напоминание о неполноценности своего ребёнка.

— Ты…, - герцогиня поджала губы и ничего, кроме этого местоимения не произнесла, уставившись на попаданца тяжёлым взглядом.

— Ещё раз извини, Лана, — Егоров специально назвал её по дружески и взял за локоть — принцесса отдёргивать руку не стала, — Но я считаю, что он у тебя очень умный мальчик. Если мы определим причины, по которым виконт не говорит, то можно ведь это и исправить. Мне кажется, что оказавшаяся бесполезность магического Лечения, не означает окончательно невозможность исцеления. Ты же не видела, как король обходился с твоим сыном. Вдруг у Дина просто…, - землянин замолчал, не зная, как произнести на местном языке "психологическая травма".

— Игорь… ты в самом деле считаешь… что… можно научить… говорить?

Мгновенный переход принцессы от мрачного настроения к яростной надежде — также, как и у иск-магини Молс, у Ливорской принцессы появилось явно завышенное мнение о возможностях, силах, уме и способностях друга — заставил попаданца внутренне чертыхнуться. Нет ничего хуже несбывшихся надежд. Вот зачем он свои мысли начал произносить вслух? — отругал себя Егоров, — А если ничего не получится, и мальчишка так и останется немым?

— Я убеждён, что мы должны попытаться. Ты, как его мать, я, как твой и, частично, получается, его вассал. Мы же теперь на пять лет одна команда? Вот и давай не станем опускать руки. Смотри, как он радуется жизни, — Игорь показал на перепачканного, забравшегося под дно повозки виконта Гирфельского, — Он и капли такого веселья во дворце твоего брата не испытал. Так ведь?

— Так, — согласилась принцесса, с удовольствием поглядев на сына, — Всё было гораздо хуже. Но, я не стала разбираться, откуда на теле моего принца синяки от щипков и ударов, кто из трёх его нянек, или они все вместе, издевались над ним. Сваливали друг на друга потом. Я всех приказала удавить в подвале Зимней башни. Перед нашим выездом на прогулку. И лично проконтролировала исполнение. Игорь, если ты прав и мой сын…

Попаданец постарался не заметить последнего откровения аристократической подруги.

— Лана, не спеши. Всему своё время. Давай надеяться на хорошее, — сказал он.

— Ох, — выдохнула стоявшая рядом Тания, — Как же они посмели? А куда смотрел наш король? Почему ты мне об этом не рассказала?

Участь задушенных рабов иск-магиня посчитала вполне заслуженной.

Латана не успела ответить — в лесу раздались подозрительные звуки борьбы и ругань.

— Госпожа! — подбежал графский десятник, — Прикажешь собраться возле фургона?

Мысль десятника была толковой и очевидной — в повозке можно укрыть женщин и детей, и проще держать оборону силами оставшихся на стоянке восьми воинов, лэна, боцмана, Парна и двух иск-магинь.

— Все сюда! — вместо принцессы принялся командовать Игорь, крикнув в сторону далеко отбежавших виконта и Айсы, — Быстрее!

Его приказ был выполнен крайне оперативно. И полминуты не прошло, как весь отряд, кроме ушедших в лес Лойма и двоих дружинников, оказался возле фургона. Бывшая рабыня ускорила процесс, подхватив семилетнего худенького принца на руки.

Правда, тревога оказалась напрасной. Из чащи появились свои разведчики, гоня с собой пинками и ударами древками копий какого-то обросшего, немытого, оборванного и худого мужика. На разбойника тот мало походил, а вот на нищего бродягу из беглых крепостных вполне тянул. Егоров подумал, что тут и допроса никакого не нужно.

Так же подумали и остальные члены отряда, рассмеявшись не от замызганного вида пленника, а от облегчения, что сражения не будет.

Не вмешайся в естественный процесс местного правосудия пришелец из другого мира, висеть бы нищему бродяге на суку, исполняя танец святого Витта.

Латана, если и удивилась, странной просьбе своего друга, переспрашивать его и что-то уточнять не стала.

— Десятник! — позвала она графского унтер-офицера, — Отпустить!

Отдавать приказы принцесса умела таким тоном, что выполнялись они крайне быстро. Чувствовалась в Латане врождённая способность повелевать. Егорову казалось иногда, что просто научиться такому невозможно.

Как обычно, дневная остановка на отдых много времени не заняла — около полутора часов, не больше — девушки начинали готовить обед заранее, на марше. Оставалось только вскипятить воду и запустить в неё крупы, овощную и мясную нарезки.

— Ты же и в самом деле не понимаешь, Игорь, — Тания верхом поехала рядом с Игорем — подруга-аристократка после привала села в фургон к умаявшемуся от беготни сыну, — Делая добро одному, ты приносишь зло другому.

— Это кому? — заинтересовался попаданец, — Лишил дружинников и друзей развлечения? Ну, не так уж сильно я вам и насолил.

Он, немного оттеснив подругу, сдал коня чуть левее, чтобы не тереться ногой о левый борт повозки.

— При чём здесь развлечение? — иск-магиня отмахнулась от жеста Эмили, предложившей Тании тоже забраться под тент — воровка сидела на передней скамье фургона между Парном и купленным в Вентере рабом-возчиком и с удовольствием правила четвёркой лошадей, впряжённых цугом, — Чем этот бродяга, которого Лана по твоей просьбе отпустила, станет питаться? Сейчас в лесу еды не найдёшь. Наверняка, в какой-нибудь деревушке стащит продукты у крестьян. Кто-то из-за этого по весне будет голодать, а возможно и… Впрочем, что сделано, то не переделаешь. Лучше скажи, тебе реально получше стало?

— Да, уже совсем не ощущается. Душа только болит от несбывшейся надежды.

В день их побега из столицы королевства принцесса вручила своему советнику доставленную от верховного жреца храма Порядка резную шкатулку с пеплом нарга. Сказать, что лэн Карос был обрадован — это ничего не сказать. Количество магической субстанции почти вдвое превосходило то, что уже в себя инициировал Егоров, получив умения Пространственного Тоннеля и Раскрытия Замыслов.

Не только Игорь, но и обе его подруги — принцесса, правда, не была посвящена в наличие у её вассала второго заклинания, Егоров с напарницей решили этот секрет придержать — предвкушали необычайный результат новой инициации.

Когда, покинув Ливор, друзья оказались на территории Вентерского графства, и Тании, оставив при себе Дина, пришлось на короткое время расстаться с напарником, иск-магиня даже взяла с него слово, что он не станет без неё использовать содержимое шкатулки.

Попытка очередной инициации попаданца состоялась только на следующую, после отъезда из замка графа Йоше, ночь.

Чтобы узнать, что ему в этот раз подготовила судьба, Игорь с подругами ушёл неглубоко в лес, где и прикоснулся к магической субстанции.

Поначалу результат оказался похож на предыдущие — и ощущения землянин испытал прежние, и пепел нарга, находившийся в шкатулке, впитался полностью.

Вот только, на этом всё сходство и закончилось. Вместо получения нового заклинания, Егоров магическим зрением обнаружил внутри себя вращающуюся и извивающуюся воронку, окрашенную в синий цвет энергии, менее, чем на четверть своего размера.

Расстроились тогда все втроём, а, как известно, переживать беду лучше в компании. Первой придумала утешение принцесса, заявив, что обязательно найдёт необходимое количество пепла для завершения инициации заклинания, и что оно — наверняка нечто грандиозное, если требует для себя такое необычайно большое количество пепла нарга.

Последняя мысль понравилась и Игорю с Танией, почти полностью стерев у них разочарование от постигшего попаданца фиаско.

Возникший у Егорова дискомфорт от не доведённой до конца инициации походил на то, что он впервые испытал, полностью опустошив свой резерв, только намного сильнее.

Наверное, наркоман так чувствует себя в период ломки, как мучился в первые два дня после неудачного соприкосновения с магией попаданец.

— Ты чего такая хмурая? — спросила иск-магиня подругу, когда та выбралась из повозки и пересела на коня, — Виконт уснул?

— Уснул, — слабо улыбнулась Латана, — И Кольт с Гильмой заснули, Айса сама с собой в шашки осталась играть. Я не хмурая, Тань. Я злая. Прав Игорь. Неизвестно, сколько мой сын страдал. Он… он ведь даже пожаловаться не мог. И… я жалею, что так поздно… Дин ночную рубашку снял… и только тогда я заметила… он даже мне стеснялся… или боялся?… не знаю, что и думать. Может эти твари и не по собственной воле…, - герцогиня не решилась продолжить совершенно уж чудовищную мысль насчёт возможного соучастия короля в издевательствах над племянником, — Они бы так легко у меня не сдохли. Игорь, я понимаю, что вернуть моему Дину речь, очень сложно. И если у тебя… у нас ничего не получится, то винить тебя я не стану. У нас и других дел впереди много.

То количество пепла нарга, которое Латана подарила Игорю, стоило как богатое поместье в центре королевства. Но не только этот презент вынудил попаданца всё-таки принять от принцессы неоднократно сделанное ему предложение и согласиться не спешить с отправкой на юг, оставшись у неё на службе, как минимум, на пять лет — именно на таком сроке, а не больше, настоял лэн Карос, впрочем, не исключив, что тот может быть продлён.

Главными аргументами остаться с Латаной стали Кольт и Гильма. Хоть и со скрипом, но Игорь вынужден был согласиться с Танией, что таскать за собой детей, будучи самому перекати-полем, рискуя их жизнями, как и своей, не самое продуманное решение. Только и бросать детей на поруки, пусть и хорошей, но явно сильно занятой герцогини Гирфельской тоже не следует.

Своё предложение Лана адресовала не только друзьям, обещая им за помощь владельную поддержку и различные материальные блага. Принцесса гарантировала и Кольту с Гильмой надёжную крышу над головой, опеку и организацию обучения по предметам, знание которых необходимо при поступлении в университет. К тому же, протекция герцогини Гирфельской в Тринском университете значила необычайно много.

Взвесив всё, Егоров пришёл к выводу, что свои прогрессорские амбиции он может реализовать и на Полуострове, а, буде тот станет ему мал, так свет большой, всегда можно отправиться в другие края.

— Да, моя госпожа, дел у нас действительно впереди много, — Игорь чуть приотстал, чтобы пропустить вперёд подруг — впереди деревья близко сошлись к дороге и проехать одним фронтом с повозкой у них втроём бы не получилось, — Радует только то, что мы их будем решать по мере их поступления.

— Мой храбрый лэн, — принцесса тоже придержала коня, отстав от подруги, — Раз уж ты помнишь, что я твой сюзерен, то вот тебе, пока не забыла, сейчас только что в фургоне написала, — она протянула ему совсем маленький свиток, — В Чиноре отнесёшь в местное отделение ливорских менял. Это подтверждение на доходы с Кароса.

— Так у меня уже есть такой, — поднял брови Игорь, — Ты мне уже давала. Забыла? Где-то в вещах у Лойма лежит.

— Тот — на владение и титул, а это на доходы. Отдашь менялам и скажешь, куда тебе переводить. В Трин или в Гирфель. Правда, там гроши, да ещё и за перевод четверть суммы берут, но, как ты говоришь, на штаны поддержать хватит.

Обе подруги, как обычно, переглянулись и засмеялись.

— Ни чего себе у вас процентики берут, — не сдержал изумления попаданец.

— А где меньше? — тут же попыталась его подловить принцесса.

Не на того напала.

— Имперские менялы? — неуверенно предположил Егоров.

— Те вообще треть взяли бы, — хмыкнула Латана, увидев, что её простенькая ловушка снова сработала вхолостую.

Как и рассчитывали, стен столицы герцогства отряд достиг к вечеру следующего дня, но отряженный почётный эскорт встретил принцессу уже днём возле развилки у постоялого двора "Рысь и белка", в котором она и её спутники накоротке помылись и пообедали.

Перед воротами Чинора избранную Конгрессом герцогиню Гирфельскую встречал граф Телмий Форский.

— Добро пожаловать, принцесса, — радушно произнёс он, — Герцог в нетерпении ждёт во дворце свою дорогую родственницу.

Глава 15

Столица правителя Эльсана производила грустное впечатление. Чувствовалось, что не только сам племянник Ланы испытывает острую нужду в средствах, но и здешние городские власти богатствами не располагают.

Гулять по Чинору удовольствия доставляло мало, но сидеть целыми днями во дворце — ещё хуже. К тому же, и резиденция герцога во многом была под стать округе, уступая бывшему жилью Латаны в Пелоне, как размерами, так и внешним видом. Назвать дворец замшелым — явный перебор, но ремонт, и снаружи, и внутри, сделать бы давно не помешало. А ведь Чинор — независимое герцогство, отдельное государство, в отличие от Пелона, являвшегося всего лишь провинцией Ливора.

— Пошли опять в "Девицу", — предложила Тания Игорю, — Там хоть не отравят. Нашей госпоже мы сегодня явно не понадобимся. Поговорим. Расскажешь мне, что интересненького узнал.

— А, где наша не пропадала, — шутливо взмахнул рукой попаданец, — Пошли.

Он отошёл от окна и крикнул служанку.

Кроме него и Тании, представленных двору как советник и компаньонка принцессы и получивших для проживания три небольшие, соединённые между собой комнаты на втором этаже правого крыла дворца, все остальные их соратники разместились в гостевых апартаментах герцогини Гирфельской на этом же этаже, но расположенных ближе к центральной части здания.

Лойм считался телохранителем Латаны, Кольт с Гильмой — друзьями виконта Дина, Айса с Эмилей — няньками, а вор с боцманом — исполнителями всевозможных мелких поручений.

Намёк принцессы на то, что за верную и добросовестную службу она при восшествии на трон Гирфеля не пожадничает друзей своего советника возвести в дворянское достоинство, ошеломил и вызвал в них небывалый энтузиазм.

Особенно это подействовало на Парна Кулика и его подругу. Пусть про какие-либо титулы и речи не было, но вчерашним ворам даже просто войти в благородное сословие казалось делом ранее не мыслимым. А ведь Эмиля уже задумывалась над рождением ребёнка. Она тихо млела от счастья, часто зависая с улыбкой идиотки на своём красивом личике, представляя, что её ребёнок будет дворянином.

— Так вы не вернётесь к обеду? — уточнила вызванная служанка, когда её господа оделись на выход.

— К обеду точно, про ужин не знаю, — ответил Игорь.

— Внизу меня подожди, — сказала Тания другу, взяв со стола пару свитков, — Я зайду Лойма предупрежу, где, в случае чего, нас искать, и бегунам нашим задания дам. Твои тренировки с ними — это, конечно, хорошо, постоять за себя они должны уметь, но и в голове у них что-то должно быть. Хватит им по дворцовым подсобкам носиться, рабам мешать.

— Кто бы спорил, — попаданец поцеловал подругу и направился к выходу.

Детские игры, которым он научил своих маленьких и не маленьких друзей, пришлись в Чиноре ко двору. Здешние виконт и виконтесса принять в них участие не могли в силу возраста — одному исполнилось только три годика, а другой два — но во дворце и без них хватало разновозрастных и разнополых детей, готовых поставить резиденцию Эльсана на уши.

Детям в отношении развлечений было хорошо, да и взрослые тут не скучали, а вот уроженцу другого мира приходилось порой тоскливо. Да, с ним рядом находилась самая замечательная женщина, он занимался тренировками с детьми, включая и маленького Дина, которому Игорь постепенно помогал наращивать мышечную массу, силу и ловкость, часто обсуждал со своей сюзереншей текущие вопросы, но, блин, как же всего этого было мало.

Развлекательных книг или фильмов, интернета или телевидения здесь не было, как не имелось ни театров, ни цирков, ни чего-либо подобного. Смотреть же на пытки или казни — любимое проведение досуга у здешнего населения — землянину никакого удовольствия не доставляло.

И вообще, в средневековье время тянулось ужасно медленно, Егоров часто просто не знал, чем себя занять — даже не столько своё тело, сколько мозги. Никогда бы раньше не подумал, что это может стать настоящей мукой для попаданца из развитого мира в примитивный.

— Лэн Карос, прикажешь послать за твоим конём? — поинтересовался на выходе из дворца один из двух караульных гвардейцев.

Как гостю герцога Эльсана, Игорю было дозволено перемещаться по городу верхом.

— Нет, я как всегда, — попаданец быстро сошёл, можно даже сказать, сбежал к подножию лестницы, пересёк подъездную дорогу и остановился возле разлапистого дуба, где и стал ждать подругу.

Сходство резиденций правителей заключалось в том, что они напоминали муравейники — столько много в них народа приживало, работало и развлекалось. В Ливоре Егоров озадачился вопросом, как такая толпа людей может поместиться даже в огромном дворцовом комплексе. И ответ нашёлся очень быстро — не только слуги теснились в маленьких клетушках, но и придворные часто жили в комнатках по двое, трое, а иногда и в большем количестве.

Это лэн Карос, как советник, и иск-магиня Молс, как компаньонка принцессы-гостьи, разместились барином и барыней.

От множественных интересующихся взглядов спутникам Латаны укрыться было невозможно, и землянин за две проведённые во дворце пятидневки уже перестал обращать на любопытствующих придворных внимание.

— Быстро я? — спросила подруга, подойдя к Егорову.

— Нормально, — предлагать Тании свой локоть землянин не стал — тут под ручку не прогуливались, — Но что-то тебя немного задержало.

— Лана приходила переодеться, — они пошли по неровно уложенной брусчаткой дорожке к воротам дворцового комплекса, — Уставшая, но довольная. Дела идут хорошо пока.

Надо отдать должное герцогу Эльсану. Ещё до прибытия принцессы в его столицу он развернул кипучую деятельность, которая уже начинала приносить свои плоды. Во дворец постоянно съезжались владетели герцогства, а вчера вернулся один из гонцов, который посылался в Нейтор, сообщивший о скором прибытии Камалии, кузины и подруги принцессы Ливорской, супруги Абара Нейторского, приступившего к подготовке своего войска к походу.

Герцог Чинорский, как понял из рассказа Латаны землянин, разослав послания о появлении принцессы, дал толчок к раскручиванию спирали подготовки к войне за Гирфельский трон. В движение пришёл весь Полуостров. И не только он — как узнал сегодня утром попаданец, использовав наконец заклинание Раскрытие Замыслов — но и соседние королевства.

С момента приезда в столицу Игорь не спешил использовать свою магию — держал резерв полным на случай, если придётся внезапно эвакуироваться самому и уводить друзей. Коварство и внезапное предательство всегда возможно, поэтому землянин решил первое время поостеречься. Но сегодня пришла пора уже узнать, что замышляется в отношении его сюзеренши.

— Пошли здесь, — он потеснил плечом иск-магиню к проулку, — Тут ближе.

— Нет, Игорь, — поддалась давлению его тела Тания, — Не хочу сапоги до самого их верха испачкать в грязи. Как бы ещё и платью не досталось.

— Не достанется. Мне будет приятно тебя на руках перенести через ту лужу.

— Там есть кому таскать, — засмеялась подруга и всё-таки повернула в проулок.

— Ага. Предлагаешь заплатить тал за то, чтобы лишить себя удовольствия? Нет уж, драгоценная моя, я сам побуду рикшей.

Трактир "Девица" с изображённым над входом чудовищем в юбке землянин и его напарница обнаружили совершенно случайно ещё на третий день их появления в городе, когда они впервые выбрались из дворца — Игорь отправился урегулировать вопрос получения дохода со своего имения Карос, а Тания увязалась следом.

Деньги — Егоров договорился — станут поступать в Трин. Почему не в Гирфель? Игорь не любил говорить гоп, пока не перепрыгнул, а, во-вторых, пусть, решил он, деньги копятся — пригодятся Кольту с Гильмой на медовые пирожки, когда приедут учиться в университет. Сумма поступлений там и правда небольшая — порядка восемнадцати доров в год, то есть, по сути, деревня жила на самоокупаемости. Подруги, обе, подозревали ещё и воровство со стороны спевшихся старосты и тиуна, но возможности проверить и — как Латана с Танией советовали — отрубить казнокрадам руки и повесить в настоящее время не было.

Выйдя от менял, Егоров в тот день посетил ещё и храм Хаоса. С выбором бога, которому служить, у него долгих размышлений и сомнений не возникло. И Тания поклонялась Хаосу, и в балагане всяко веселей, чем на кладбище. Главным же побудительным мотивом посетить религиозное учреждение явилась слежка, которую землянин за собой обнаружил. Велась она топорно, но очень деликатно, из чего попаданец заключил, что это работа не преступников — хотя топтун и выглядел босяком — а местных чекистов.

"Девица" же располагалась почти впритык к храму. Удивление Егорова по этому поводу было недолгим — он быстро вспомнил особенности характера божества, которого выбрал своим покровителем в этом мире.

Посетив этот трактир, а затем побывав и в других, попаданец и его подруга пришли к выводу, что "Девица" получше. К тому же, сладкоежке Тании очень понравилась подаваемая в заведении медовая и ягодная сдоба.

Была и ещё одна причина ходить именно в это заведение общепита — их здесь кормили задаром и, при этом, слёзно умоляли заходить почаще.

Население Чинорского герцогства богатством не отличалось, здесь почти не было других иск-магов, кроме крупных владетелей, и оттого магическое Лечение стоило гораздо дороже, чем в Ливоре или в соседних герцогствах. Во всяком случае, позволить себе изъять из оборота сумму, нужную для исцеления шестнадцатилетнего сына, которого перекосило из-за сильной простуды лицевого нерва, не мог себе позволить даже владелец вполне преуспевающего трактира.

Может быть, если бы беда постигла дочь на выданье, то трактирщик мог пойти на крупный ущерб своему бизнесу. А вот истратиться на сына возможности пока не находил. Да она ему и не потребуется больше — уходя из заведения после первого посещения, довольная оказанными услугами, Тания пожалела работающего за стойкой молодого парнишку и в качестве чаевых наложила на него Лечение.

— Тебе, наверное, тяжело? — поинтересовалась иск-магиня, когда её друг, к огорчению дежуривших возле протяжённой лужи оборванцев, поднял её на руки.

Тания вовсе не весила как пёрышко, но и Игоря Хаос силушкой не обидел.

— Своя ноша не тянет, — отшутился он, — Особенно, когда вижу в конце пути поцелуй и ожидаю очередной халявы в кабаке. Ты здорово с Лечением Нолга придумала.

Егоров легко преодолел лужу, ему в высоких ботфортах она была не страшна — ноги не промокнут, а грязь трактирные рабы сейчас счистят — и получил свой поцелуй.

— До знакомства с тобой, я ведь и не подумала бы вот так запросто разбрасываться своими заклинаниями и магической энергией, — сообщила подруга, — Иногда сама удивляюсь, насколько ты меня изменил.

— А ты меня, — искренне ответил землянин.

В "Девице" их уже с порога встречали как самых дорогих гостей. Понятно, что больше всех усердствовал сын и главный помощник трактирщика Нолг, ставший просто писаным красавчиком, будто бы переодевшийся в трактирного работника молодой аристократ.

В прошлое своей планеты Егорову попадать не доводилось и с Иваном Грозным или Екатериной Медичи он знакомства не сводил, однако, здравый смысл подсказывал Игорю, что социальное расслоение в новом для него мире было гораздо, гораздо сильнее, чем в средневековые времена на Земле.

Наличие магии и заклинания Лечение, наряду с Восстановлением, приводили к тому, что высшие слои общества здесь жили намного дольше. Тот же сорокадевятилетний герцог Эльсан смотрелся моложе тридцатисемилетнего Койниса, владельца "Девицы", и смерть от старости правителю грозила не раньше, чем в сто лет.

Заклинание Лечение, помимо обеспечения общего здоровья, исцеления ран и язв, разглаживало морщины, очищало кожу и возвращало зубам их целость и естественную белизну. То есть, этот мир имел и аналог косметической хирургии.

— Госпожа Молс, лэн Карос, — сверкнул белизной зубов Нолг, взявшийся сам обслуживать дорогих гостей, — Мы уже переживать начали, что могли чем-то вам не угодить. Вчера вас весь день ждали, позавчера…

— А сегодня-то дашь нам пройти? — спросила Тания, намекая на перегороженный сыном трактирщика проход к столам.

— Да, да, конечно, — тот смутился, но радоваться меньше не стал.

Ещё не наступил полдень, и посетителей в трактире находилось мало — зал был заполнен меньше, чем на четверть. Но Егорова этот час прельщал тем, что на столах не горели вонючие осветительные плошки.

Пока попаданец с подругой ждали, когда им накроют стол, половой умело очистил Игорю сапоги.

— Какой же ты жестокий, — вздохнула подруга.

Егоров чуть не подавился первым же куском жаренной колбаски.

— Я?! — удивился он.

— Ну, а кто? Знаешь ведь, как меня гложет любопытство, и вместо того, чтобы рассказать мне то, что узнал Раскрытием Замыслов, принялся жевать.

— А кто сейчас уже проглотил пирожок с вишней? — отшутился Игорь, но правоту подруги признал, — Ладно. Одно другому не помеха. В общем, голова герцога Эльсана просто забита различными планами, порой противоречащими друг другу, зато позволяющими понять, что им уже сделано, и что он собирается делать при разных раскладах. Так… думаю, судьба баронета Хоггера тебя не заинтересует…

— Это ещё, кто такой?

— Да так, — Игорь запил колбаску разбавленным вином — для дорогих гостей не пожалели и дорогих пряностей, — Один молодец, на которого — так подозревает правитель — заглядывается молодая герцогиня. Ждёт баронета отправка во второй пехотный полк лейтенантом.

— Нет, тогда не интересно. Что там дальше? — включилась в игру подруга.

— Из малозначимого, есть ещё варианты решения вопроса с советником принцессы Ливорской лэном Каросом.

От услышанного иск-магиня даже перестала жевать, смешно приоткрыв ротик.

— Хаос, — пробормотала она сглотнув, — Ты-то ему чем не угодил? Мне кажется, ты при нём даже ни слова не произнёс. Я и то больше себя показала, когда при герцоге передала рабу указание принцессы плотнее прикрыть дверь.

Ближайшие столики никем не были заняты, а сидевшая чуть поотдаль компания егерских унтер-офицеров разговаривала и смеялась достаточно громко, чтобы их шум, не давал прислушиваться к разговорам за другими столиками.

Правда, вылеченный парнишка за стойкой внимательно поглядывал на иск-магиню Молс и её спутника, но вовсе не с целью что-либо прочитать у них по губам, а в готовности услужить, если им что-нибудь понадобится.

Так что, снижать голос до шёпота Игорю не было нужды.

— Вот тут-то собака и порылась, Тань, — он придвинул к себе блюдо со свиными рёбрышками, — Наш герцог, оказывается, работает на две стороны. Официально, по причине внешних обстоятельств, он поддерживает сторонников империи, но гонцов послал не только к ним, но и к Марильде Квенской, которую ещё зовут Кровавой — не представляю даже, что ещё такого у вас надо сотворить, чтобы получить такое прозвище — и к Могеру Исторскому. А это всё сторонники Ямирона. В общем, о появлении Латаны Ливорской, которую её противники не ждали, скоро станет известно и в Веске, и в Тар-Нее.

— Вот сволочь, — возмутилась иск-магиня.

— Согласен. Но и это ещё не всё. В отношении герцогини Гирфельской у её племянника несколько задумок. Первая — свести её со своим братом Бюстином, который сейчас бьёт баклуши в Трине. Почему-то Эльсан нисколько не сомневается, что тот легко сумеет нашу Лану окрутить. Вторая — добиться, чтобы виконт Бюстин возглавил войско принцессы, затем устроить их брак, сделав своего брата герцогом-консортом. И третья — обчистить Гирфель, пользуясь тем, что Латана потеряет голову от любви и всем станет рулить брат. Если же вдруг этот план у него не выгорит — как я понял, братец тот с апломбом, и Эльсану ещё предстоит его уговаривать согласиться на брак с Кроль…, не стану этого мерзкого прозвища произносить — короче, тогда Чинорский правитель начнёт конкретизировать свои намерения переметнуться на ту сторону и не пострадать при этом от соседей.

— Бред, — презрительно фыркнула Тания, — Да Латана сама десяток таких бюстинов, как жучков раздавит. Но при чём здесь ты?

— Так герцог решил, что я помеха его планам — любовник Латаны.

— Ты?

— Я. А что? Симпатичный, сразу видно, умный…

— Скромный.

— Не без этого, — кивнул Игорь и вытер руки о полотенце, — Эльсан пока не знает, что со мной делать. То ли устроить медовую ловушку в виде баронеты Кейлини, то ли натравить кого-нибудь из бретеров, то ли, через свою тайную службу, нанять киллеров, ну, наёмных убийц, по вашему.

Зрачки иск-магини опасно сощурились.

— От правителя герцогства нам с тобой без помощи Ланы не спастись, Игорь. Придётся всё ей рассказывать. И о Бюстине, и о возможности предательства, и намерении расправиться с тобой, и… и о твоём заклинании Раскрытие Замыслов.

— Подумаем, как это лучше преподнести, — согласился Егоров.

Глава 16

Стихотворения Маяковского "Прозаседавшиеся" Игорь не читал, но его название и содержание несколько раз где-то в пространстве интернета встречал. Что уж там представляла собой советская бюрократия, Егорову было не ведомо, но сейчас он был твёрдо убеждён, что она была весьма оперативной в сравнении со средневековыми любителями целыми днями совещаться по любым вопросам, разводить политесы, играть словами, кружить вокруг да около и по сто раз возвращаться к одним и тем же вопросам.

Наверное, тут играло роль два фактора — так казалось землянину — наличие большого количества свободного времени у аристократов и придворных и очень высокая цена ошибки при выборе не той позиции в спорах и обсуждениях.

Латана — Игорь раньше никогда бы не подумал, что лицемерие такая тяжёлая работа — приходила с каждого очередного заседания вымотанной и с уставшими потухшими глазами. Конечно, Восстановление, которое и сама она на себя накладывала, и подруга-компаньонка Тания, помогало, но заклинание снимало усталость лишь с затекшего тела. Утомлённость же сознания устранить было нечем.

Поэтому, намеченный серьёзный разговор со своей сюзереншей лэну Каросу и иск-магине Молс пришлось откладывать пару дней — на возвращавшуюся Лану без жалости смотреть было невозможно.

Однако, настал вечер, когда принцесса, вернувшись в кабинет своих апартаментов, где её уже привычно дожидались советник с компаньонкой, и сбросив маску чуть высокомерной благожелательности, с которой она являлась посторонним, предстала хоть и злой, но вполне бодрой.

Наверное, немалая заслуга в поднятии бодрости духа Латаны принадлежала купленному ею вчера юному красавчику-блондину, выбранному из отобранных Танией на Живом рынке четверых рабов. "Лане нужно иногда расслабляться", — несколько смущённо пояснила Игорю напарница, когда ещё только отправляясь за покупками.

Сам попаданец в город выходить перестал — надоело. Для прогулок на свежем воздухе ему хватало и дворцового парка, а занятие он себе нашёл, увеличив количество и продолжительность тренировок с детьми и Парном. Бывший вор — будущий дворянин Гирфельского герцогства с энтузиазмом брал уроки у Игоря и Лойма.

— Что, Дин, устал от тренировок с нашим доблестным спасителем? — принцесса погладила вбежавшего в кабинет и прильнувшего к ней сына, — Или тебя эти сорванцы убегали? — она сплела и применила к мальчику Восстановление, — Игорь, лучше бы ты во время официальных обедов или ужинов бедро Тании поглаживал. Знаешь, что тебя ко мне в любовники приписали? — она с Дином села на диван рядом с подругой, не отпуская из объятия прижавшегося мальчика.

— Ого, — сделал вид, что удивлён, попаданец, — Откуда тебе сие известно?

— Пфф, — пренебрежительно фыркнула Латана, откинулась спиной на стену, вытянула вперёд ноги и, пока юный новый слуга стягивал с её ног кожаные сапожки и надевал домашние войлочные, сидела, прикрыв глаза, — Иди, дружок, — улыбнулась она рабу, когда тот закончил её переобувание, — Ты пока не нужен. Игорь, — принцесса чуть нагнулась, чтобы лучше видеть за Танией своего советника, — Любой дворец просто кишит доносчиками, так что, для меня многое не тайна. Таня, не обижайся, но подобный слух мне только льстит. Лишь бы тебе обидно не было.

— Дело не в обиде, моя госпожа, всё намного серьёзней. И об этом мы с тобой хотели бы поговорить. Как и кое о чём другом, — все трое знали, что кабинет вполне может прослушиваться, поэтому здесь они серьёзные проблемы обсуждать не собирались, — Лучше расскажи, как твои успехи. Вижу, сегодня есть хорошие новости?

Как часто бывало и в земном средневековье, чувство патриотизма в Орване было подменено верностью сюзерену. Поэтому, дворяне, не обязанные своим долгом какому-либо владетелю за предоставленное имение или денежное содержание, вольны были искать себе службу где угодно, хоть во вражеском государстве.

Принцесса Ливорская не желала целиком зависеть от союзных ей герцогов в плане вооружённой поддержки и собиралась набрать своё личное войско.

Находившихся в Трине и других государствах Полуострова гирфельских эмигрантов, по тем сведениям, которыми Латана сейчас располагала, для создания даже небольшой армии было слишком мало — хорошо, если на пару полков наберётся — и избранная Конгрессом герцогиня Гирфельская рассчитывала пополнить ряды своих вооружённых сторонников за счёт не имевших имений и титулов дворян, а также младших сыновей баронских и лэнских семейств, то есть за счёт тех, кто на данный момент никакому сюзерену ничем не был обязан, как говорится, ни службой, ни дружбой.

Однако, как и в родном мире Егорова, теория — это одно, а практика — совсем другое. Сами-то свободные от обязательств дворяне Чинорского герцогства, готовы были предложить свои мечи и доблесть принцессе Ливорской, предлагавшей весьма аппетитную плату — владения, имения и титулы, которыми она собиралась награждать отличившихся за счёт гирфельских ренегатов, выступивших против решения Конгресса и поддержавших младшего принца Ямирона Вескского. Однако, семьи многих из этих чинорских дворян служили герцогу или его графам, и без негласного одобрения Эльсана пойти на службу к иноземке означало навлечь на своих родных гнев правителя и опалу.

— Мой дорогой племянник так и не высказался однозначно, ни за, ни против возможных решений благородных воинов, но, если я правильно поняла графов Йоше и Гидальта, эти двое не станут чинить препятствий дворянам своих провинций.

— Отличная новость, принцесса! — обрадовался Игорь, — Только ты выглядишь немного вымотанной. Может, прогуляемся, подышим свежим воздухом?

"Прямо как разведчики, — мысленно хмыкнул попаданец, — Ещё бы глушилки придумать, вообще бы красота была".

Одно слуховое отверстие в кабинете Ланы он обнаружил ещё на второй день пребывания в чинорском дворце, но, поскольку гарантий того, что не имелось и других, которые ему не удалось найти, то затыкать тряпками средневековое шпионское устройство смысла не имело. Приходилось каждый раз для серьёзного разговора выбираться в парк.

Может, конечно, тут давно уже никто никого не подслушивает, и не из-за отсутствия желания, а потому что, судя по общему состоянию резиденции Эльсана, всё пришло в негодность — осыпалось, засорилось, забилось — но, друзья решили, бережёных и Порядок с Хаосом берегут.

Дин действительно умаялся. Маленького немого виконта отдали на попечение нянькам — Айсе и Эмили, оделись потеплее и в сопровождении Лойма с Дильяном вышли в вечерний парк.

Зима, пусть в этих краях и бесснежная, полностью вступила в свои права, темнело рано, а время восхода двух лун ещё не наступило, поэтому аллеи, освещаемые редкими факелами, смотрелись, как подготовленные декорации для съёмки фильма ужасов. Тем не менее, народа, желающего подышать свежим воздухом, бродило по дорожкам и сидело в беседках и на скамейках немало.

Никакой проблемы принцессе и её спутникам изыскать себе место для доверительной беседы на возникло. Лойм вежливо произнёс несколько фраз троице кавалеров с двумя дамами, занимавшими беседку, облюбованную Латаной, и те, вежливо раскланявшись с гостями герцога Эльсана, поспешили уйти подальше. Бывшие десятник и боцман, разойдясь по аллее от беседки на десяток шагов каждый, перекрыли пути подхода.

— Вот теперь поговорим, — как и положено, Латана села на скамейку первой, — Игорь?

Попаданец устроился напротив и демонстративно тяжко вздохнул.

— Даже не знаю, с чего начать, — он подправил севшей рядом Тании ворот подшитой изнутри мехом плотной шерстяной накидки и сам запахнулся получше — температура была хоть и плюсовой, но близкой к нулевой, — Точнее, с чего, знаю, но, блин, сложно. Как говорят… в тех местах, откуда я родом, маленькая ложь рождает большое недоверие… вот, вам обоим смешно, а мне… нет. Лана, ни я, ни Таня тебе не врали — не подумай чего лишнего — но кое-что мы от тебя скрывали…

Игорь замолчал и, словно в ожидании поддержки от напарницы, посмотрел на иск-магиню.

— И что? Мы все друг перед другом в чём-то таимся, — принцесса зябко передёрнула плечами, — Ждать даже от самых близких людей полной откровенности, мне кажется, большая наивность, а в том кругу, в котором я росла и воспитывалась, так ещё и глупость. Пожалуй, я помогу тебе начать своим вопросом…, она сделала небольшую паузу, — Тот пепел нарга, который я взяла у суперкарго нашей неудачливой "Удачи", он ведь тебе что-то дал? Ты получил нечто необычное, вроде своей арки или даже похлеще? Боевое? Способное разом уничтожить всех наших врагов?

В этот момент как раз подбежали одетые так, что Игорю стало от их вида холодно, две шустрые молоденькие рабыни, стуча деревянными башмаками по булыжникам тропинки. Они поставили на столик беседки три кубка, большое блюдо с фруктами и два — один побольше, другой поменьше — кувшина вина.

Ни Игорь, ни его подруги сами не догадались позаботиться об угощении. Наверняка, это боцман смекнул, что на освежающем воздухе его госпоже и её друзьям немного вина не помешает.

Вид накрытого в беседке угощения вызвал у попаданца мысль, что ему сейчас только гитары и не хватает. Три аккорда он знал, так что, мог приступить к охмурению двух молодых красивых женщин хоть сразу. Только вот, одну он уже давно окрутил, спасши от неволи и смерти, а другая для него просто друг, ничего более.

— Ты догадывалась, — утверждающе произнёс он, разливая вино по кубкам.

— Догадывалась я до того момента, пока сама не стала свидетелем того, как проходила у тебя инициация, пусть и не совсем пока удачная. А после — уже твёрдо знала. Есть у тебя неизвестный сюрприз.

— И не спрашивала меня ни о чём?

— А зачем? — принцесса вслед за подругой сделала маленький глоток вина, — Думала, захочешь — сам скажешь, а не захочешь — так изводить вопросами и настаивать на ответах…, - она поставила кубок обратно на стол, — опасалась, что, начни я на тебя давить по любому поводу, однажды ты можешь исчезнуть из моей жизни также внезапно, как и появился… и Таня следом за тобой. А я не хочу…

— Логично, — Игорь бросил взгляд по сторонам и убедился, что никого рядом с беседкой нет, — Тогда слушай.

Больше ничего утаивать от своей сюзеренши лэн Карос не стал. Он объяснил ей подробно про возможности имевшегося у него заклинания Раскрытие Замыслов и что ему, благодаря этому магическому умению, удалось узнать о планах и намерениях её великовозрастного — скоро уж полтинник стукнет — троюродного племянника.

— Сволочь! — зло, словно, выплюнула принцесса, дослушав рассказ попаданца.

— Я тоже самое сказала, Латана, когда Игорь со мной поделился этими сведениями, — сообщила Тания.

Воцарилось молчание. Принцесса переваривала полученную информацию, а её советник и компаньонка старались ей в этом процессе не мешать — даже взятыми с блюда грушами старались громко не хрумкать, хотя о том, что приличия требуют жевать обязательно с закрытым ртом, в Орване не ведали даже самые утончённые аристократы.

— А ведь Эльсан не может не знать, с кем проводит ночь каждый из нас, — Латана последовала примеру друзей, но взяла яблоко, — И всё равно считает, продолжает считать, что лэн Карос мой фаворит. Дворцовым сплетням, значит, он доверяет больше, чем докладам тайной службы.

Попаданцу немного польстило, что вопрос о нём венценосная подруга для себя поставила впереди вопросов политики и войны.

— И чем это мне грозит? — поинтересовался он.

— Завтра же я ясно дам понять Эльсану, что любой несчастный случай с кем-нибудь из моих людей для него будет стоить очень дорого. Он не решится после этого ни на подсыл бретера, ни на наёмного убийцу. Единственное, от чего я не смогу тебя уберечь — точнее, от кого — так это от той самой баронеты Кейлини. Видела я её пару раз. Смазливенькая, маленькая и вид несчастный. Любой благородный муж наверняка испытывает искушение утешить несчастную сироту, оставшуюся без родителей на иждивении жадной старшей сестры, владетельницы их родового манора. Но эту опасность, я рассчитываю, Тания от тебя отведёт. Я подумаю, как мне завтра выстроить свою беседу с Эльсаном, чтобы он даже и думать не смел о причинении тебе хоть какого-нибудь вреда.

— Спасибо, — склонил голову Игорь, — С баронетой я и без помощи Тани как-нибудь справлюсь. Лана… извини… у меня иногда этот вопрос возникал, но как-то стеснялся… просто, раз уж мы откровенно обо всём… Скажи, ведь твой отец, как и все высшие аристократы, он же иск-магом был? И Лечением наверняка обладал. Как получилось, что… я про слухи… насчёт его отравления. Почему такое в принципе возможно?

Егоров мог ожидать, что принцессе не понравится напоминание о судьбе её отца, но ему действительно не давал покоя вопрос об уязвимости магов. Всё же, он сам теперь в их рядах, пусть даже пока землянина судьба и не наградила магией исцеления.

К словам попаданца Латана отнеслась довольно спокойно, хотя и посмурнела ликом.

— Есть яды — я сама знаю пару таких рецептов — которые мгновенно парализуют тело, — она посмотрела на подругу, мол, что же ты сама ему не объяснила? — И отец, думаю, просто не успел сплести заклинания Лечение, а никого, якобы, рядом в тот момент не было. Списали на…

— Апоплексический удар? — вспомнил Игорь судьбу императора Павла Первого.

Изумление от признания принцессы, что она владеет рецептами ядов, у Егорова быстро прошло. Он вспомнил о представителях знатнейших семей Европы — Борджиа, Медичи и прочих, что обладали подобными же талантами.

Краем сознания землянин отметил, что он ещё слишком многого не знает о новом для себя мире, и пробелы надо устранять как можно быстрее. Не помешает попросить герцогиню Гирфельскую доставать для него какие угодно книги и старинные манускрипты.

— Про такое у нас не слышали, — покачала головой принцесса, — Признали внезапный прилив крови к голове из-за переутомления и большого количества выпитого вина. Враньё. Если бы отец переутомился, он бы воспользовался Восстановлением, он и этим заклинанием был инициирован. Про злоупотребление вином и вовсе полная чушь, — она на короткое время прикрыла глаза, а когда вновь из открыла, заговорила уже спокойно, — Но мы это потом можем обсудить. Нет, какой же негодяй, — она презрительно скривила губы, — Это я про Эльсана.

— Мы так и поняли, — высказалась за себя и Игоря Тания.

— Да, — продолжила Латана, — Я не могу осуждать правителя, что он действует в соответствии с интересами своего государства. Но, вот то, что он известил о моём прибытии сторонников вескского короля Хлорига и его сына Ямирона, поступок мерзкий. Мне же теперь придётся действовать намного быстрее, чем я планировала. Как только прибудет Камалия — Абар без сопровождения в три-четыре сотни кавалеристов или егерей её точно не отпустил — сразу же отправимся с ней в Трин. Через уже изъявивших пойти ко мне на службу дворян, я объявлю всем, что своё знамя подниму там.

— Бюстин, — напомнила Тания, — В Трине тебя ждёт ещё один племянник, который планируется Эльсаном на должность твоего командующего и на…

— Таня, этот вопрос даже не обсуждается, — усмехнулась принцесса, — Этому великовозрастному надутому спесивцу ничего не светит, ты же меня уже хорошо знаешь. Игорь, — она улыбнулась попаданцу, — У меня уже есть кандидат. Почему бы моему верному вассалу лэну Каросу не возглавить формируемые полки герцогини Гирфельской и не повести их в бой?

Василий Иванович Чапаев на вопросы своего ординарца Петьки утвердительно ответил, что смог бы командовать и корпусом, и даже армией. А вот своих умений возлавить фронт он посчитал не достаточными, сказал, что ему бы подучиться не помешало — "академиев"-то легендарный комдив не кончал.

Егорову приходилось дважды смотреть в армии фильм "Чапаев" — в клубе показывали. И сейчас Игорь с насмешкой решил, что не ему превосходить самоуверенностью утонувшего героя гражданской войны.

— Прости, Лана, но нет, — он поднял вверх обе руки и тут же опустил — сдаваться-то попаданец не планировал, — Что бы ты обо мне ни думала, но опыта управления крупными военными отрядами у меня нет. А вот от советов по частным вопросам, как и от командования… скажем так, подразделениями для решения специальных задач, не откажусь. Готов тебе служить с максимальной пользой, как и договаривались. Понятно, что виконт Бюстин на должность твоего командующего не годится. Но чем тебе граф Майен Моснорский не угодил?

Герцогиня Гирфельская какое-то время с укоризной смотрела на своего советника, однако, уговаривать не стала.

— Графа Майена я совсем не знаю, — ответила она, — Причины, по которым он стал главой эмигрантов, поддерживающих меня, мне не известны… только, я правильно понимаю, что мой друг, советник и вассал поможет по прибытии в Трин узнать истинные намерения и планы этого беглого владетеля?

— Лана, так не честно, — вмешалась Тания, — Об этой стороне возможностей лэна Кароса ты с ним не договаривалась.

— И что? Так давай сейчас и договоримся, — хмыкнула принцесса и, поднеся к губам кубок, поверх его кромки подмигнула Егорову, — Кстати, пока не забыла, — отставила она вино в сторону, — завтра днём ещё раз проверь Эльсана, поменялись ли его намерения относительно тебя после моего с ним разговора. И насчёт графа Монсорского… Игорь…

— Я помогу, — кивнул землянин.

Глава 17

Последний, сорок пятый, день первой из двух зимних восьмушек — здешних месяцев — никак никем в Орване не отмечался. Зато для Игоря Егорова, попавшего сюда с Земли, сегодняшняя дата напоминала о тридцать первом декабря, украшенной игрушками и гирляндами ёлке, салатах оливье и сельдь под шубой, мандаринах с апельсинами и фильмах "Ирония судьбы…" и "Иван Васильевич…".

Правда, из-за отсутствия снега и не очень радужного настроения, которые сопровождали его в этот день с утра, желания как-то отметить самому с собой любимый с детства праздник у Игоря не возникло.

Чинор ему уже порядком надоел, и попаданец с огромным облегчением встретил вчера известие о прибытии во дворец герцогини Камалии Нейторской, означавшем, что вскоре ему и его друзьям предстоит отправиться в Трин, где землянина ждёт много трудной, но интересной работы.

Как, наверное, любой человек, Игорь иногда любил, что называется, бить баклуши. Только его деятельная натура не позволяла ему заниматься этим долго.

Его нынешнюю службу при герцогине Гирфельской напряжённой не назовёшь. Дело было не в нежелании попаданца помогать сюзеренше, а в том, что Латана пока и сама хорошо справлялась без его советов и подсказок, к тому же, от лэна Кароса в этом сейчас было толку, как с козла молока.

Венценосная подруга диктовала письма имперскому посланнику, правителям союзных герцогств, своим рекрутёрам, набиравшим ей солдат, и даже угрожающе-ироничные, но вполне вежливые, вескскому королю Хлоригу и тар-нейскому Гетару.

Игорь при составлении этих посланий иногда присутствовал, но ни подсказать, ни, тем более, записывать не мог. Грамотой попаданец овладел, однако, местные буквы у него получались в виде мало разборчивых каракуль.

На различных совещаниях, на которые ему приходилось сопровождать сюзереншу, Егоров молчал и тихо сатанел от не понимания принятых в аристократической среде иносказаний и недомолвок. Герцог и его вассальные графы напоминали Игорю европейских политиков двадцать первого века Земли — слова говорят вроде бы понятные, а в чём смысл, не разобрать. Попав сюда, на Орвану, бывший спецназовец в полной мере теперь осознал значение термина "птичий язык".

— Вот, нашла тебе — кое-как — описание истории таренов, — Тания положила на стол фолиант рядом с высоченной стопкой других трудов местных авторов, — Но сначала с тебя благодарность.

Подруга засмеялась, скинула с себя обувь, быстро сняла платье и забралась к Игорю, сев попой ему на живот. Книгу, которую тот держал до её появления в руках, она выхватила и откинула в сторону.

Даже в примитивном нижнем белье — творении средневековых портных — напарница смотрелась очень сексуально. Разве можно такой красавице отказать в проявлении благодарности? Игорь точно не мог.

Конечно, сказать, что землянин совсем уж маялся тоской в чинорском дворце, было бы неправдой. Занятия он себе нашёл и помимо приятных утех с Танией.

Егоров продолжал заниматься тренировками, четыре раза выезжал за городские стены в свите герцога и принцессы, чтобы осмотреть сборный лагерь чинорских полков, готовившихся выдвинуться на Трин, в город выходил крайне редко, зато дорвался до чтения.

Ожидаемо, все книги в Орване были рукописными, однако, большой редкостью не являлись. В этом мире храмы Порядка в отношении книгоиздания играли ту же роль, что и средневековые монастыри на Земле — переписчики денно и нощно наносили буквы на пергамент, реже — на бумагу. И также, как и земные монахи, страдали дурью, выводя не обычные нормальные буквы, а стараясь писать красиво-вычурно. Игорь и так ещё не вполне уверенно читал, а тут, плюс ко всему, приходилось угадывать, что означает нарисованный в виде ощипанной курицы знак — "а" или "д".

— Тебе почитать? — поинтересовалась любимая женщина, в силу обстоятельств вынужденная делать то, что когда-то давно, более пятнадцати лет назад, делала Игорю мама, зачитывая ему книжки вслух, — Или тут разборчиво? — она перегнулась через друга и с трудом подняла упавший на пол фолиант, — Что ты тут листал? Ого! Мне тоже раньше Зимнес нравился. Интересно о Лапандии писал и островах Тибессы.

— Выдумщик он, этот твой Зимнес, — убеждённо сказал попаданец, — Ему бы честно поставить тэг "приключенческое фэнтези". А не выдавать свои вымыслы за действительные события и описания реальности, — он погладил Танию по попке, — Чтение — позже. Не забудь, мы сегодня ужинаем с госпожами герцогинями. Хватит сибаритствовать, давай собираться. Надо будет заодно спросить, есть ли возможность взять с собой в дорогу пару вон тех — я отложил — гроссбухов.

Сразу вскакивать с постели они не стали. Игорь никогда не позволял себе разгуливать по комнате голым в присутствии прислуги и как-то незаметно приучил к этому свою иск-магиню.

Они оба подождали, пока парни-водоносы — попаданец часто вспоминал, что именно с этой должности началась его карьера в новом мире — наполнят здоровенную бадью для купания, стоявшую в небольшой комнатке, смежной со спальней, привели себя в порядок и переоделись в новые, пошитые уже здесь в Чиноре, парадные костюмы.

Ради своей сюзеренши Егорову пришлось всё-таки придавить в себе чувства вкуса и умеренности, вырядившись а-ля Филипп Киркоров на сцене.

— Готова? — осмотрев себя из-за спины подруги в высокое бронзовое зеркало, землянин поморщился, — Пошли?

При первом, состоявшемся у него накануне, знакомстве с герцогиней Камалией Нейторской, подруга Латаны показалась попаданцу поначалу жутко некрасивой — неправильные, какие-то асиметричные черты узкого лица вкупе с небольшой лопоухостью, которую жена владетеля Нейтора не скрывала, зачёсывая волосы вверх конским хвостом, восхищения не вызывали.

К своему удивлению, уже через час, присутствуя при беседе герцогинь, Игорь вдруг поймал себя на мысли, что не будь его сердце уже полностью завоёвано иск-магиней Танией Молс, он вполне мог бы пасть жертвой чар Камалии — столько много в ней было внутренней энергии, ума и веселья. Правда, ещё через час землянин решил, что со своим мнением насчёт герцогини Нейторской он поторопился — не сразу разглядел ещё и её язвительность.

— С твоим советником я знакома, Латана, — чуть обнажив мелкие зубки, слегка писклявым голосом произнесла Камалия, когда садилась к столу в подставленное слугой кресло, — Познакомься и ты с моим помощником, — она повернула голову в сторону крупного полного мужчины, чуть за сорок, в красном, вышитом толстыми золотыми нитями камзоле, — Баронет Дальс, полковник. По поручению герцога Абара командует моим эскортом из двух сотен кавалеристов своего полка и сотней егерей. Моя надёжная защита… Герцогиня Гирфельская, лэн Карос и… иск-магиня Молс, да, просто Тания Молс, — представила она собеседников командиру своей охраны.

— Кама, я же просила, — Латана мягко напомнила подруге, что её язвительность в адрес компаньонки-простолюдинки принцессу Ливорскую огорчает, — Рада знакомству, баронет, — поприветствовала она полковника.

Раньше попаданец представлял себе баронетов молодыми парнями, но, как оказалось, старший сын барона, пока не получивший по наследству владения из-за долгих лет жизни отца, так до седых волос баронетом и станет ходить. И служба в рядах армии или сановниками для таких дворян являлось самым подходящим видом деятельности.

Присутствие на ужине полковника, первого старшего офицера, с которым Егорову удалось пообщаться, сделало для землянина эту встречу за столом весьма информативной. Во многом, благодаря тому, что обстановка на ужине, организованном в малой гостиной апартаментов герцогини Нейторской, с самого начала их хозяйка сделала совершенно неформальной, углубившись с Латаной в пересказ друг другу новостей и в воспоминания об их общем детстве и юности — сюзернша Игоря и Камалия росли в Ливорском дворце, учились по некоторым предметам в одной группе университета, их матери были родными сёстрами и у обоих герцогинь имелись с тех времён общие девичьи тайны, намёки на которые вызывали у обоих выражения заговорщиц на лицах.

Занятость повелительниц друг другом дала возможность баронету похвастаться своими подвигами и талантами перед молодым, наверняка, мало, что повидавшим, лэном и сидевшей прямо напротив полковника красавицей иск-магиней. Низкий статус простолюдинки с лихвой компенсировался у Тании Молс её высокой должностью и наглядно продемонстрированным благоволением принцессы Ливорского дома.

Игорь ловкими вопросами, не забывая изобразить восхищение при очередном рассказе Дальса о проявленных им храбрости, сообразительности и решительности, очень многое для себя смог выяснить.

Бывшему спецназовцу стало понятно, почему в лагере чинорцев он не увидел никаких осадных средств, кроме небольших катапульт и стреломётов — наличие магии здесь в корне отличало тактику штурма крепостей от земной.

Прояснил попаданец и некоторые вопросы распространённой в этом мире тактики сражений, а также организации движения войск на марше, боевого и тылового обеспечения.

Разумеется, собственные подвиги бравого полковника землянина интересовали постольку поскольку, но Егоров и их выслушал внимательно.

Многое из рассказанного попаданец уже знал от Лойма. Но пехотный десятник и кавалерийский полковник видят войну с разных сторон. Так что, смурное с самого утра настроение Игоря, изменившееся на хорошее после близости с Танией, на ужине, в ходе беседы с баронетом Дальсом, приняло боевой настрой — хандры, как не бывало.

— Да, много мне довелось повоевать, — наевшийся до отвала баронет — бахвальство не мешало ему ни есть, ни пить — откинулся на спинку кресла, — Жаль, что мы не поедем с вами в Трин. Я бы помог принцессе в её военных делах.

Герцогиня Нейторская, хоть и была увлечена беседой с кузиной, кое-что из рассказов своего полковника слышала и, похоже, считала, что величие его подвигов надо делить, как минимум, на два. Так Егоров расценил иронию, промелькнувшую на её лице при последних фразах баронета.

Но сказала она о другом, о наболевшем:

— Латана, может всё же передумаешь? Муж сказал, что раньше лета поход на Гирфель не состоится — союзные герцогства раньше просто не успеют собраться силами. Что тебе столько времени делать в Трине? Формировать твои личные полки ты можешь и у нас в Нейторе. Получается, что я, не успев с тобой повидаться, вновь расстаюсь. А рассчитывала — и Абару об этом сказала — что мы с тобой вернёмся ко мне.

— Да я бы с удовольствием, Кама, честное слово, — Латана практически ничего не поела — только немного сыра и пару медовых булочек, — Но, я же тебе вчера рассказала об известиях из Гирфеля. Наши противники уже знают о моём появлении, мне надо спешить.

— Понимаю, жаль, — Камалия понизила голос, — Я вот подумала, откуда в Веске могли узнать о твоём прибытии на Полуостров? Не отсюда ли, из дворца, ушли сведения?

Вопрос герцогини Нейторской объяснил попаданцу, почему она не захотела присутствия хозяйки дворца на дружеском неформальном ужине — Камалия с помощью интуиции догадалась о том, что Игорь узнал, применив магию.

— Вряд ли, — ответила Латана, — Зачем это ему? Я подозреваю капитана судна, которое нас сюда доставило, — чтобы не выдать своего друга Игоря, принцесса оклеветала погибшего в бою с пиратами капитана Авмия, — И какое это теперь имеет значение?

На некоторое время воцарилось молчание — аристократки о чём-то задумались, а полковник тактично догадался, что нужно помолчать. Или все свои подвиги он уже описал? Даже у Геракла их было ограниченное количество.

— С деньгами, говоришь, у тебя проблем нет, — уточнила герцогиня Нейторская у подруги.

— Даже более, чем достаточно, — подтвердила подруга, — Дворяне герцогств сейчас идут ко мне на службу в расчёте на будущие титулы и владения, уверена, что их и гирфельских изгнанников хватит, чтобы заполнить все офицерские вакансии, а на набор солдат и унтер-офицеров раскошелится имперский легат. Вот чем мне потом с нашим дядюшкой-имератором расплачиваться, это ещё предстоит обсуждать. Но в моей скорейшей победе Тулвий Третий заинтересован едва ли не больше меня самой. Так что, условия по любому будут приемлемыми.

— Тебе видней, Латана, — согласилась Камалия, — Только и ты, пожалуйста, сейчас не спорь. Я отправлю с тобой сотню кавалеристов и два десятка егерей. Боевых иск-магов там, к сожалению, только двое — сам ротный и его зам — зато амулеты имеются у всех офицеров и унтер-офицеров. Люстское герцогство, оно…

— Конечно же, я в курсе, Кама, — принцесса протянула руку и накрыла ладонь подруги своей, — поэтому из Абиса мы сделаем небольшой крюк через Отай, наших союзников.

— И всё равно, — проявила настойчивость кузина и трогательно — Игорь даже подумал, не пустить ли ему слезу от умиления? — второй своей ладонью прижала Латанину руку сверху, — Центральный тракт слишком близко проходит с границами Люста. Не хочу, чтобы тебя захватили и отправили в Тар-Ней или вообще в Исквариал. Раз уж о твоём прибытии в Чинор стало известно, то предположить, куда принцесса Ливорская отсюда направится, труда не составит. И той не полной полусотни дворян, которую удалось набрать, для обеспечения твоей безопасности, явно не достаточно. И тех сил, что я прошу принять от меня, тоже маловато, но, хоть что-то. Баронет, — она посмотрела на Дальса.

— У меня не было никаких распоряжений, государыня, чтобы уменьшать твой эскорт, — неуверенно произнёс командир охраны герцогини Нейторской.

Камалия демонстративно изумилась.

— А моей ясно выраженной воли не достаточно? — Камалия поинтересовалась таким тоном, что даже попаданца пробрало.

Когда она отпустила руку Латаны, рукава её платья чуть задрались, явив в разрезах взору Егорова магические рисунки на обоих локтях. У герцогини Нейторской в арсенале имелось столько же заклинаний, сколько и у Тании.

Полковник молча склонил голову.

— Достаточно, — ответил он.

— Хорошо, полковник, — одобрительно сказала Камалия, — А заодно отпусти из-под ареста лэнета Чальса, пусть продолжает с товарищами отдыхать и развлекаться в городе. Не так уж он и виноват во вчерашней дуэли. Да, баламут и задира, но он меня развлекает.

Герцогини ещё обсудили, как Латане отбиться от навязываемых племянником и его молодой супругой Ризеной, большой любительницей танцевать и развлекаться экзекуциями, торжественных мероприятий, посвящённых отбытию герцогини Гирфельской из гостей.

Затем Камалия напросилась проводить кузину до её апартаментов, чтобы пожелать спокойной ночи виконту Дину, на которого герцогиня Нейторского перенесла такие же добрые чувства, которые испытывала к его матери.

Игорь рассчитывал, что дети уже легли спать — днём он провёл с ними весьма интенсивную тренировку, да и без его участия маленький виконт с друзьями не сидели на месте, если иск-магиня не занимала их время уроками грамоты.

Однако, попаданец ошибся. Кольт с сестрой, Дин и обе их няньки Эмиля и Айса прогуливались по коридору.

— А вы почему ещё не в постели? — поинтересовалась у детей Латана, глядя на Кольта как на самого главного из них и гладя по голове подбежавшего к ней сына, — Айса, Эмиля, вы бы знали, как мне иногда хочется вас высечь. Неужели трудно угомонить этих разбойников? — она улыбнулась, показывая, что шутит.

Кольт, как настоящий мужчина, взял на себя вину.

— Госпожа, прости, — выступил он вперёд сестры и нянек, — Но мы очень хотим послушать ещё какую-нибудь историю от лэна Кароса, — в присутствии посторонних — Камалии и Дальса — братик догадался назвать Игоря по титулу.

Дин, задрав голову, умоляюще-просительно посмотрел сначала на мать, а затем на попаданца. Егорову показалось, что мальчишка уже относится к нему чуть ли ни как к родному папе.

— А и расскажу, — подмигнул он виконту Ливорскому, — Я как раз вспомнил былину одной страны, где по окончании последнего дня первого месяца зимы начинают отсчитывать новый год. Называется история "восемь восьмушек", — переиначил он на местный лад название сказки Двенадцать месяцев, — Думаю, вам будет интересно.

— Лэн, — раздался голос герцогини Нейторской, — Я тоже могу послушать? — его согласия ей не требовалось, Камалия повернула голову к полковнику, — Баронет, возвращайся к своим подчинённым. Я задержусь.

Глава 18

Как бы принцесса Ливорская ни спешила, но полностью отбиться от прощальных торжеств ей не удалось. Зато получилось убедить герцога Эльсана сократить их продолжительность почти втрое.

Поначалу, в стремлении Чинорского правителя устроить продолжительное мероприятие Игорь усмотрел злой умысел. Зачем остро нуждающемуся в средствах владетелю лишние траты? Попаданец не пожалел магии, чтобы и в четвёртый раз прояснить планы Латаниного племянника-интригана.

Нет, в этот раз всё было без подвоха. Эльсан просто нашёл повод укрепления своего авторитета среди вассалов и повышения почтения подданных. Да и траты-то оказались пустяковыми. От трёх десятков преступников, которых колесовали, сварили в кипящем масле, удавили, посадили на кол или сожгли за четыре дня, пользы всё равно никакой не было.

Другое подозрение землянина, что герцог Чинорский принимает участие в организации какой-нибудь ловушки для пленения Латаны, тоже не подтвердилось. Впрочем, интриган уже своё чёрное дело сотворил — огласил информацию не тем, кому следовало, так что, желающие устроить засаду на пути следования герцогини Гирфельской в Трин, могут найтись и без него. Придётся быть начеку.

— Как не хочется с тобою опять расставаться, Латана, — Камалия обняла подругу детства и долго её не отпускала.

Молодые женщины стояли рядом со своими конями в окружении ближайших помощников.

Выехав из столицы Эльсана, общая колонна обоих герцогинь три дня ехала на северо-запад, чуть даже отдаляясь от цели путешествия Ливорской принцессы. Зато, немного удлинив путь, она достигла Центрального тракта Полуострова герцогств — мощёную гравием ещё с незапамятных времён дорогу, двигаться по которой станет намного быстрее.

Возле постоялого двора, на развилке, колонне предстояло сейчас разделиться — герцогиня Нейторская возвращалась к себе.

— Надеюсь, что ненадолго, Кама, — тепло улыбнулась принцесса, — Через полторы восьмушки встретимся в Трине. Спасибо тебе за помощь, — она посмотрела вслед свернувшей на юг сотне кавалеристов.

Из трёх десятков егерей один давно уже ушёл вперёд, разведывая дорогу, второй, арьергардный, виднелся позади, а третий, вместе с сорока шестью дворянами — подчинёнными лэна Кароса — окружил семь фургонов обоза принцессы, рядом с которыми их новая государыня и прощалась с подругой.

— Ерунда, — отмахнулась Камалия, — Тебе сейчас охрана нужна больше. Игорь, — её глаза, при взляде на землянина, блеснули, — Встречи с тобой я тоже буду ждать с нетерпением.

— Благодарю за честь, — учтиво поклонился в седле попаданец, — Видеть тебя мне всегда в радость.

— Эй, лэн Карос, — притворно нахмурилась Латана, — Ты, главное, не забывай, чьим вассалом являешься.

Шутку все окружающие поняли и рассмеялись.

После рассказанной на ночь переделанной землянином по ходу повествования сказки "Двенадцать месяцев", все оставшиеся вечера герцогиня Нейторская пополнила ряды самых активных слушателей историй лэна Кароса.

"Нет, ну какая дура эта принцесса, — возмущалась Камалия вместе с остальными, — Даже у нас, где снег не каждый год выпадает, и то все слышали, что подснежники растут только весной!". Супруга правителя Нейтора выпросила повторить и те сказки, которые с удовольствием прослушали в очередной раз и Латана с сыном, и Кольт с Гильмой, и обе няньки.

Когда же, в последний вечер пребывания в Чинорском дворце, попаданец поведал сказку про Аленький цветочек, то с опаской заметил, как стала на него смотреть подруга Латаны. Уж не влюбилась ли высокородная аристократка в иномирного простолюдина? Спаси его Порядок и Хаос, чтобы этот морок с герцогини Нейторской спал, попросил Игорь местных покровителей, попаданцу хватит и одной правительницы в подругах. Уж больно вы властные и опасные тётеньки — чуть что не по вам, наказание следует незамедлительно. С одной бы несчастному превозмоганцу сладить, зачем ему целый табун?

Чего стоило одно только веселье, охватившее обеих герцогинь, когда они услышали от него про возможность поиграть запятой во фразе "казнить нельзя помиловать". Наверняка ведь однажды сваляют дурака. Им смешно, а для кого-то это будет вопросом жизни или смерти

— Он не забудет, что ты его сюзерен, Латана, — Камалия сделала шаг к Егорову, — Но, надеюсь, Игорь будет помнить и то, что в Нейторе у него теперь есть друзья.

После расставания с нейторцами до границы с Абисским герцогством колонна дошла за пять с небольшим дней. Опасения Егорова, что фургоны сильно замедлят движение, к счастью не оправдались. Каждый фургон — а пять из них принадлежали кавалерийской сотне, являясь её обозом — тянулся четвёркой лошадей, которых иногда меняли с местами с вьючными. В общем, продвигались они довольно бодро, и, если что и снижало скорость, так это наличие в колонне более трёх десятков человек обслуги, как нейторских, так и купленных Лоймом по поручению герцогини Гирфельской.

— Лейтенант, — Игорь обратился к другу по его новому, присвоенному Латаной, званию — знал, что Лойму это приятно, хотя тот и старался этого не показывать, — Вон та позорно низкая башня, это и есть граничный пост?

— Он самый, капитан, — не остался в долгу приятель, — Только, почему позорная? Она ведь не для защиты от вражеской армии построена — на это есть крепости — а лишь для того, чтобы собирать мыто и отбиться, при необходимости, от какой-нибудь банды, нанятой контрабандистами.

Первый, увиденный в этом мире, пограничный переход особого впечатления на землянина не произвёл. Возле башни, служившей укрытием для десятка егерей и пары мытарей, имелось и несколько обнесённых высоким забором строений — небольшая избушка, словно списанная с изображений старо-русской деревни, для взимания пошлин, рабский барак, конюшня, птичник и несколько сараев, где, как понял Игорь, складывали конфискованный товар.

Через небольшую речку, разделявшей два независимых герцогства, был перекинут старый, но крепкий деревянный мост. На другом берегу был оборудован такой же пост, как будто бы сделанный под копирку с чинорского, только с чуть более обширным двором.

— Госпожа герцогиня, — на том берегу принцессу Латану встречало восемь дворян, во главе с довольно молодым бароном, посланных Абисским владетелем пригласить её к нему в гости, — Наш государь будет рад тебя принять в своём дворце.

— Увы, капитан, — отказалась герцогиня Гирфельская, — Передай моему доброму кузену, что я всем сердцем хотела бы его навестить, но мне нужно торопиться. С огромной радостью встречусь с ним в Трине. Лэн, — обратилась она к Игорю, отвлекая его от бестолкового спора с Танией по поводу времени постройки пограничного моста, — Сообщи головному дозору, что на привал мы встанем только вечером.

Обходиться без обеденного отдыха, делая только одну крупную остановку в сутки — на ужин, ночёвку и ранний завтрак — стало уже привычным режимом путешествия герцогини, нарушившись всего один раз.

Капитан Игорь Карос пришпорил коня и с парой воинов из подчинённых ему дворян направился вперёд вдоль вереницы всадников и фургонов.

Можно сказать, что беглой герцогине повезло оказаться именно в Чиноре, в плане возможностей комплектования своего войска. Не славившиеся богатством герцогства Полуострова и так являлись, пожалуй, главными поставщиками офицеров для армий всех государств континента — младшим сыновьям дворянских семей тут сложно было найти службу и невозможно сидеть на шее родственников, а владения Эльсана даже на Полуострове считались самыми бедными. Этим и объясняется тот факт, что Латане за короткий срок удалось найти себе на службу приличное количество воинов благородного происхождения.

В своей прежней армейской службе Игорю ни разу не приходилось командовать отрядом, численностью более восьми человек. Сейчас же ему приходилось на собственном опыте проверять истинность фразы героини фильма "Москва слезам не верит", что если научился управлять тремя подчинёнными, то справишься и с тремя тысячами.

И, землянину казалось, что, пусть на данный момент всего лишь сорока шестью воинами, но у него вполне неплохо получалось командовать. Правда, проверки боем — к сожалению или к счастью — пока не было.

Егоров разделил свой отряд на пять неравночисленных десятков, поставив во главе каждого наиболее старших и авторитетных дворян. То, что остальные будущие офицеры Латаниных полков побудут до Трина рядовыми, Игоря ничуть не смущало. В годы гражданской войны в дивизиях генералов Каппеля и Ханжина порой и полковники в строй вставали простыми солдатами. Так что, ничего с чинорскими дворянами не случится, если они побудут какое-то время в личине рядовых бойцов, не переломятся. Да и не заметил попаданец за ними особого гонора.

В городах, поселениях и постоялых дворах, попадавшихся по пути следования, колонна не останавливалась. Слишком много в ней было людей, да и ни разу не получилось подгадать так, чтобы подойти к обустроенным местам отдыха к вечеру — миновали их или утром, или днём.

Единственным исключением из такого режима движения стал город Уль-Канар, в десятке километрах от границ с Люстом и Отаем. И то, основная часть сопровождения принцессы осталась на ночёвку за пределами городских стен, разбив лагерь у подножия горы Кан.

Само собой, землянин и его друзья оказались в числе тех, кто поселился в довольно приличной городской гостинице и воспользовался благами средневековой цивилизации.

— Лойм, давай после бани у меня соберёмся, — вытираясь большим куском материи сказал Игорь, — Посидим, подумаем над нашими чертежами. Честно, у меня какие-то неприятные предчувствия. И Парна, если он уже закончил… хм… отдыхать с Эмилей, тоже прихвати с собой.

Бывший олский десятник, ставший лейтенантом, благодаря счастливому случаю, сведшему его с чужаком Игорем, и воле герцогини Гирфельской, что приравнивало его в правах с не титулованными дворянами, собирался ещё воспользоваться услугами двух привлекательных банщиц, ждущих щедрого и доброго господина в мыльне, поэтому одеваться не спешил.

— А госпожа? — уточнил он.

— Не нужно пока её отвлекать от милого юноши, — попаданец надел сменное бельё и потянулся за штанами, — Я ей чуть позже расскажу… нет, доложу.

У капитана Фенгела, командовавшего кавалерийской сотней, имелась подробная карта центральной части Полуострова. Такая же чудовищно неудобная, как и все виденные Егоровым до этого. С помощью Тании и Лойма попаданец на остановках смог нарисовать более понятную для себя схему местности.

В доставшейся ему с подругой комнате было тесновато, но вчетвером — попаданец с иск-магиней, сидевшие на кровати перед придвинутым трёхногим столиком, и лейтенант с бывшим вором, устроившиеся на табуретах напротив — особой тесноты не ощущали.

— Ты точно уверен, что правитель Люста пойдёт на такое? — переспросил бывший вор, дослужившийся до адъютанта государыни Гирфеля и стоявший в шаге от дворянства, когда Игорь рассказал о своих опасениях.

— Мне повторить ещё раз? В одной далёкой стране есть город Баден-Баден, он два раза, как видишь, повторяется, — немного раздражённо ответил землянин, — Могу и я об одном и том же долдонить. Уверенности нет, Парн. Но — ты ведь уже от меня слышал такое? — надеяться надо на лучшее, а готовиться к худшему, — он пододвинул к себе схему маршрута.

Большинство людей, которых Игорь знал, ни в какие предчувствия не верили. Не послужи Егоров в горячих точках, вполне возможно, и он придерживался такого же мнения. Однако, не однажды спасённая благодаря сигналам от пятой точки жизнь, заставило мыслить по другому. Не зря его ротный повторил чью-то фразу, что в окопах атеистов нет.

Все основания подозревать возможные неприятности у попаданца имелись. Перехватить имперскую кандидатку на Гирфельский трон по пути к её величию, пленить и передать в Исквариалл, очень выгодное решение проблемы для противостоящей партии.

Люстский герцог являлся одним из активных сторонников младшего принца Ямирона Вескского по причине своей женитьбы на одной из многочисленных дочерей короля Тар-Нея.

Гетар, государь Тар-Нея, хоть в открытую и не выступал против империи — на востоке его страна с ней граничила, и он мог заполучить на свою голову массу неприятностей — но исподтишка плёл против Тулвия Третьего козни, и вставлял имперской политике палки в колёса при любой возможности.

А влиянием король Гетар обладал немалым, благодаря своей феноменальной плодовитости. В этом мире, где имелся природный растительный контрацептив, многодетность в среде аристократии встречалась редко. Король Тар-Нея являлся исключением из этого правила. Правда, причина была уважительной — он хотел сына, а пока получал только дочерей, в прошлом году уже одиннадцатую. Латана как-то пошутила, что если Гетар вовремя не остановится, то с годами возьмёт под контроль не только Полуостров или даже целиком материк Роухан, но и государства остальных континентов Орваны, став тестем всех правителей.

— Герцогство Отайское, через которое нам предстоит двигаться, больших сил на границе с Люстом не имеет, — Игорь перевернул схему, чтобы его пояснения были наглядней видны Лойму — его главному советчику в нынешней беседе, — Смотри сюда, дружище. Если бы ты решил устроить засаду, где бы её поставил? Я бы вот здесь, — попаданец ткнул пальцем в участок Центрального тракта, находившийся почти рядом с границей Люстского герцогства.

Лойм наморщил лоб и придвинул схему к себе поближе.

— Мы считаем, что противнику известно, какими мы силами располагаем? — спросил он.

— Само собой, — Егоров обнял за талию внимательно слушающую беседу иск-магиню, — Думаю, что их уже оповестили.

— Тогда, нет, не здесь, — покачал головой лейтенант, — Смотри, Игорь, в этом месте легко перекрыть дорогу. И они это могут сделать, и мы. Значит, обнаружив перед собой люстцев, капитан Фенгел может здесь выставить заслон в сотню своих парней, а остальные — егеря и твои дворяне — возвратятся к развилке, — Лойм показал на точку, находившуюся севернее километрах в пяти, — и по лесной дороге направятся к Жернову, вглубь Отая. Преследовать тут — посмотри, дорога зажата между горным кряжем и болотами — очень сложно. Десяток-два бойцов в заграждение задержат надолго все силы врага. И потом, заходить далеко вглубь чужого государства опасно. Возле Жернова наверняка имеется полк регулярной армии. Егеря отайские, опять же…

— Всё верно, Лойм, — похвалил соратника землянин, — Очень точно расписал. А значит, что?

— Что? Всё-таки в другом месте, думаешь, будет ждать засада?

— Не, не в другом, — усмехнулся Игорь, — Представим, что люстские командиры не глупее нас с тобой. Представил? Тогда часть своих сил они скрытно поставят на лесной дороге, тут, где чащобник. И, убегая от одной засады, мы попадём в другую. Так это или не так, я и хочу выяснить. Если я не ошибаюсь — а чуйка мне прямо кричит, что нет — нам будет проще сразу свернуть на лесную дорогу и ехать к Жерову. Вместо двух заслонов, мы атакуем только один, и я ещё подумаю, как лучше это сделать, чтобы ребятки, подготовившие нам сюрприз, сами получили подарок. И по голове, и по заднице. Короче. Мы с Парном завтра с самого утра отправляемся в Люст. На тебе, Лойм, остаётся задача…

— Я с вами, — категоричным тоном заявила Тания.

— Капец, Таня, я так и знал, — расстроился Игорь, — А кто будет нашу Лану защищать? У неё и так боевых магов только трое.

— Зато амулетов полно. Твои бойцы вообще все ими обеспечены, да и кавалеристы с егерями…

— Тань, перестань. Не обижайся, но в моих планах по захвату языка ты только будешь мешать. Ну, честно. Я и Парна-то беру с собой, потому как не гоже благородному лэну даже одного дружинника с собой не иметь в путешествии, а потом, и лошадей наших надо будет посторожить. Я ведь собираюсь очень длинный марш бросок сделать, на своих двоих.

Егоров понимал, что ему ещё предстоит пару часов, минимум, убеждать Танию, а потом и свою сюзереншу, но отказываться от своих намерений не собирался. Да, мы в ответе за тех, кого приручили — попаданец так твёрдо считал — а значит, раз уж дал слово служить герцогине Гирфельской, то его надо держать на совесть.

Глава 19

Бой с подругами — Танией и Латаной — Игорю пришлось выдержать нешуточный. В том, что победа в конечном итоге останется за ним, попаданец нисколько не сомневался — убеждать он умел, и проявлять, когда нужно, упрямство тоже. Так и вышло, что, сначала принцесса, а затем и иск-магиня Молс, обе капитулировали и с планом своего спасителя согласились.

Километрах в четырёх от границы с Отайским герцогством, не доезжая пары сотен метров до обширного постоялого двора, Егоров с Парном свернули с Центрального тракта на юго-восток и, обогнав еле волочившйся караван работорговцев, вскоре миновали рогатки люстского погранично-таможенного поста.

Как Игорь и предполагал, каких-то подозрений или вопросов к мелкопоместному титульному дворянину и его дружиннику у стражей границы не возникло. Тем более, не стали путешественников ни о чём спрашивать и мытари. Не потребовалось даже озвучивать подготовленную легенду о ищущем службы, чинов и наград лэне.

Расположенное сразу возле границы свободное поселение, землянин с помощником миновали не останавливаясь.

Люст считался более зажиточным герцогством, чем Чинор, но какой-то особой разницы — ни в одеждах поселян, ни в жилых или хозяйственных строениях — Егоров не заметил. Многолюдство на лобной площади, которое ненадолго замедлило движение Латаниной разведгруппы, было вызвано тем, что в пятый, последний день местной недели народ посещал храм — жители этого поселения выбрали своим покровителем Порядок — и к тому моменту, когда Игорь с Парном подъехали к площади, как раз закончилась молитвенная служба.

— Шеф, прости, я конечно…

— Парн, — прервал напарника землянин, придержав коня, чтобы дать возможность двум, отчего-то перепугавшимся и заметавшимся из стороны в сторону девушкам-селянкам освободить ему проезд, — Ты же почти дворянин. Отвыкай меня звать шефом. Не солидно. А так-то, да. Спрашивай.

Сразу за поселением начинался сосновый бор, в который и уходила дорога. Открывшийся вид до боли напомнил попаданцу лес возле деревни деда. Не хватало только столбов и проводов линий электропередач.

— Понял, командир, — кивнул бывший вор, — Я лишь уточнить хотел… мы вдвоём собираемся захватить кого-то из старших люстских офицеров и допросить? Проберёмся в военный лагерь, убьём тех, кто встанет у нас на пути, пленим большого босса, быстро убедим его поделиться теми сведениями, которыми он располагает, и сбежим к нашей госпоже?

— Да, всё верно, — кивнул Егоров, — Ты правильно понял. Только, не мы, а я. Твоя задача — лишь посторожить наших коней, пока я сбегаю туда-сюда.

— Шеф… командир, — Парн, ехавший в этот момент чуть впереди, обернулся, — А ты уверен, что справишься?

— Я когда-нибудь давал тебе повод усомниться? Не переживай, друг, всё будет в порядке. Возьму языка без шума и пыли. Сам же и допрошу.

— Темнишь, Игорь, — хмыкнул будущий дворянин, — Чую, есть у тебя ещё какой-то секрет. Ну, не моё это дело.

Конечно, попаданец не собирался брать в плен кого-либо из старших люстских командиров. Егорову достаточно только подобраться к кому-нибудь из них на расстояние, достаточное, чтобы использовать заклинание Раскрытие Замыслов.

И целью Игоря является не обязательно самый главный из командиров. До особых отделов в армии и какой-нибудь продуманной системы сохранения тайны в этом мире ещё не задумывались. Пусть не рядовые или унтер-офицеры, и не лейтенанты, но уж капитаны-то о предстоящей операции по поимке ливорской принцессы, должны быть полностью в курсе. Если, конечно, землянин в наличии таких замыслов не ошибся.

Разумеется для Латаны лучше было бы, чтобы герцог Люстский и его единомышленники оказались не предусмотрительными и не додумались до того, что предполагал в их действиях землянин. Но рассчитывать на это Егоров не собирался.

О наличии у лэна Кароса заклинания Раскрытие Замыслов пока знали только его подруги, и посвящать в эту тайну остальных своих соратников попаданец не торопился. Речь о недоверии к друзьям не шла, но не зря ведь говорится, что многие знания — многие печали. Пусть побудут в неведении, им это нисколько не повредит..

— Если будут ещё вопросы, ты задавай, не стесняйся. Я отвечу. Кстати, вполне возможно, что интересующий нас объект мы найдём в Шуге. И тогда никуда бегать мне не придётся.

Шуга был люстским городком, располагавшимся неподалёку от границы с Отаем и места предполагаемой засады. Организаторы захвата в плен Латаны вполне могли разместиться и там, в одном из трактиров.

— Уходить станем через твою магическую арку? — раз уж командир разрешил спрашивать, то Кулик не стал сдерживать своего любопытства.

— Только, в случае какой-либо угрозы. Тогда да, придётся через неё возвращаться к Абисской границе и оттуда догонять нашу колонну. Но, я надеюсь, что всё будет нормально, и из Шуги мы по Центральному тракту двинемся навстречу своим.

Через пять с небольшим часов езды они выехали из лесного массива к небольшому городу, от которого пошла дорога более хорошего качества, без сплошного гравийного покрытия, но с засыпанными и утрамбованными ямами, и хорошо укатанная.

До Шуги разведчики ехали четыре дня. Один раз они подгадали переночевать в гостинице постоялого двора, остальные привалы организовывали на подходящих полянках.

В Люсте им гораздо чаще, чем в Чиноре и Абисе, попадались отряды герцогских егерей и дружинников местных владетелей, патрулировавших дороги. Порядок и законность в этих краях поддерживались на должном уровне.

К дворянину, не богато, но вполне прилично одетому, двигавшемуся в сопровождении своего дружинника, никаких вопросов у патрульных не возникало. Они вполне учтиво приветствовали попаданца и даже не всегда вступали в разговор. Да и те краткие беседы, что всё-таки случались у Игоря на этом пути, возникали в основном по его инициативе и касались нахождения ближайших удобных мест отдыха или водоёмов.

Пригородов у Шуги не было, зато обширный постоялый двор в паре сотен метров от городских ворот имелся.

— Лэн, — Парн кивнул на десяток полуобнажённых, посиневших от прохлады — по ощущениям Егорова, погода стояла не выше пяти градусов тепла — разновозрастных рабынь, выстроившихся для завлечения приезжих гостей возле придорожного трактира, — Тебе же не очень, я заметил, нравится проживать в городских гостиницах. Давай здесь остановимся. Смотри, парочка интересных шлюшек тут есть.

Игорю — так получилось — в своём родном мире не довелось лично наблюдать стоявших на панели проституток, однако, картинки, подобной той, что он сейчас увидел у кабака, ему часто попадались в передачах криминальной хроники. Очередная демонстрация некоторого сходства миров.

— Тебе они зачем? — вздохнул попаданец, — Парн, дружище, нет, давай по честному. Имея такую красавицу-подругу как Эмиля, будущую твою жену, засматриваться на каких-то жалких облезлых куриц?

Егоров себя святым не считал, но предложение будущего дворянина его покоробило, не столько стремлением Парна сходить налево, едва только оказавшись вдали от невесты, сколько видом несчастных шлюх.

Посмотрев ещё раз на шеренгу девиц, напарник спросил:

— Думаешь, в городском трактире найдутся получше?

— Капец, слов нет, — Игорь пришпорил коня и поехал к воротам, — Так, денег нам на командировочные расходы принцесса не пожалела, ищем гостиницу получше. Если те, кого мы ищем, в городе, они наверняка тоже не в ночлежке поселятся.

Стражнику у ворот, чтобы тот подсказал лучшую гостиницу, попаданец дал монетку всего лишь в тал. Мог бы и больше, но не стал выходить из образа не очень богатого лэна.

"Старая сосна", как и положено хорошему трактиру с гостевыми номерами, находилась в самом центре Шуги, у ратушной площади, затесавшись между чьим-то особняком и меняльной конторой, сиречь, местным банком.

Когда Игорь с Парном вошли в трактир, его владелец где-то отсутствовал, поэтому общаться пришлось с его женой — дородной красивой дамой бальзаковского возраста. Ей больше пошло бы проводить экскурсии в какой-нибудь Третьяковке, а не сидеть за барной стойкой. Судьбу не всегда выбирают.

Поначалу, увидев горсть крупных медных монет, женщина поморщилась и сообшила, что ливорские риталы уважаемые гости могут поменять на люскские геты совсем рядом, но, когда Егоров, убрав медь назад в кошель, выложил серебряный трояк, тут же согласилась принять в оплату инвалюту.

— Не беспокойтесь, господа, — кабатчица и бывшего вора Парна приняла за дворянина, или решила, что кашу маслом не испортишь — гость станет только щедрее от временного повышения своего статуса, — Ваших лошадей устроят, вычистят и накормят. У нас с этим строго. Мыльню организуем, когда пожелаете, — она достала ключ от номера — загнутую железку — и протянула её усталой пожилой рабыне, — Проводи господ. Наши повара готовят очень вкусно, — прорекламировала она уже в спину землянину и его напарнику.

После бани Игорь с напарником позволили себе часик подремать и спустились в едальный зал уже ближе к вечеру. Если в момент их появления в "Старой сосне" столы были большей частью не занятыми, то сейчас зал был заполнен.

— Эй, приятели, — крупный мужчина в походной доспешной куртке, сидевший с компанией ещё троих вояк, заметил появление новых гостей и их затруднение в выборе мест, — Присаживайтесь к нам, — его громкий голос ненадолго привлёк внимание большинства посетителей.

Попаданец кивнул, соглашаясь, и махнул рукой выжидательно смотревшему на него высокому, сутулому слуге.

Среди посетителей трактира было много состоятельных горожан обоего пола и десяток явно приезжих торговцев, однако, почти половину собравшихся составляли вояки.

Игорь ещё до посещения бани выяснил, что тех, кого он ищет, в городе нет, зато узнал, что в своих подозрениях насчёт намерений пленить принцессу Латанскую, оказался полностью прав — три дня назад мимо Шуги в сторону отайской границы прошли три сотни кавалеристов и сотня копейщиков.

— Лэн Карос, — представился Игорь, присаживаясь за стол, — Мой дружинник Кулик, Парн Кулик.

Компания, пригласившая его к себе за стол, землянину не понравилась с первого взгляда, только отказаться в сложившихся обстоятельствах было бы не правильно, по сути, на ровном месте сходу нарваться на ссору.

— Меня зовут Тэббик, — назвался в ответ громкоголосый здоровяк, — Это благородные Юрис и Довак, — показал он глазами на сидевших напротив него уже хорошо поддатых молодых мужчин, чуть постарше Игоря, — и лэнет Прилер, — Тэббик дружески толкнул в плечо своего соседа с крысиной мордой.

Егорова нисколько не удивило то, что титульный дворянин был одет хуже своих товарищей и, в отличие от них, почти не имел дорогих украшений, кроме скромной золотой печатки на мизинце левой руки и цепочки, на которой — скрытым от обычного взгляда — висел защитный амулет.

Как обстояли дела с феодальными землями в средневековье родного мира, Игорь не знал, а вот на Орване они могли быть владениями или имениями.

Разница заключалась не в размерах или богатстве почв и ресурсов, а в том, что первые давали право на титул, но их нельзя было ни продать, ни заложить, ни отдать на откуп, а вторые могли принадлежать как благородному сословию, так и простолюдинам. Имения можно было делить на части или, наоборот, увеличивать их размеры, присоединяя соседние земли.

Но главное отличие заключалось в том, что за владения феодалы платили своему сюзерену службой, а с имений брались только налоги деньгами, и их собственники не имели никаких вассальных обязательств перед короной.

Лэнет — один из сыновей лэна — вполне мог быть гораздо беднее дворян, не имеющих никаких титулов, однако занимал в социальной структуре положение более высокое, чем они, и имел больше прав и возможностей при назначении на любые государственные или военные должности. Поэтому, даже очень богатый не титулованный дворянин всегда мечтал получить приставку к своему имени.

Эти, промелькнувшие сейчас у него в голове подробности местного землеустройства и иерархии, попаданец совсем недавно выяснил у своей венценосной подруги, специально выведя разговор на эту тему. Он вообще в последнее время, пользуясь удобным моментом, очень много узнал о порядках и законах. Латана раскрыла ему глаза на такие вещи, о которых Егоров раньше даже не задумывался.

— Приятно познакомиться, господа, — улыбнулся Игорь дворянам и посмотрел на ждущего заказа слугу, — Что у вас тут есть, из того, чем не отравишься? — спросил он, вспомнив, что про такую простую и удобную вещь как меню, тут не знают.

Вопрос землянина вызвал дружный хохот Таббика, лидера компании, и его приятелей.

— Не бойся, лэн, в Сосне отличная еда, — здоровяк подождал, пока его новые знакомые выберут себе блюда и вина и спросил: — Что, тоже отправился за удачей, как услышал про Крольчиху? — он засмеялся и не стал ждать ответа — подобный сорт людей, которые очень любят поговорить и совершенно не желают кого-то слушать, Игорь хорошо знал, будучи ещё на Земле, — Да, удивила всех, надо сказать, эта змея. Никто не ожидал от неё такой прыти. Ну, нам только лучше. Да, друзья?

Таббик оглядел всех сидящих за столом с самодовольным видом. Егоров только тут заметил, что глава дворянской компании надрался не меньше своих товарищей. Просто, в силу своей большой комплекции, лучше держал удар вина по мозгам.

— Это точно, — поддержал его Юрис, один из благородных вояк, сидевший напротив Парна, — Прижимистый граф Лейч собирался распределить владения сбежавших имперских прихлебателей между своими родственниками и друзьями. А сейчас понял, что ему нужны воины, а не приспешники. Ему придётся поделиться с нами.

— Тебе-то он точно баронство пожалует, — неожиданно резко сказал лэнет с крысиной рожей, — Ты же для него всех девок из обоза завоюешь.

— Прилер!

Юрис попытался встать, но был остановлен громкоголосым.

— Не кипятись. Что, ты, шутки нашего лэнета не знаешь? И ты, Прилер, в самом деле, перестань злиться. Никто не виноват, что она…, - Тоббик кашлянул, — Не об этом ведь речь. А насчёт баронства… Так почему бы нам всем не стать владетелями? Отличная возможность! Удача, можно сказать, сама идёт к нам в руки. Да, лэн Карос? И ты присоединяйся к нам. Вместе поедем, вместе будем воевать, вместе и награды получим. А? Довак, ты чего такой скучный? — обратился он к своему третьему приятелю, который уже был близок к тому, чтобы уткнуться лицом в блюдо.

В этот момент сутулый слуга — уже не один, а с молодой неряшливой рабыней — вдвоём принесли заказ Игоря и Парна на больших досках-подносах. Это дало возможность попаданцу на время выключиться из беседы и только слушать своих соседей по столу.

Тоббик и компания, как понял из их разглагольствований землянин, спешили в Гирфель, где временный правитель, назначенный высшим Советом герцогства, граф Лейч Приарский вопреки решению Конгресса держал сторону Веска и Тар-Нея. Владетели из проимперской партии вынуждены были, или бежать, как это сделал граф Майен Моснорский, давний недруг Лейча, или запереться в своих замках в надежде, что империя в конечном итоге сумеет защитить их интересы, если не военным, то дипломатическим путём.

Известие о внезапном появлении на Полуострове избранной Конгрессом правительницы Гирфеля дало сигнал всем, что теперь без войны никак не обойтись, вселило надежды не только в проимперских эмигрантов и затворников, но и в тех не титульных дворян, кто рассчитывал в ходе смуты повысить свой статус или материальное положение. Именно последняя категория вояк со всех концов Полуострова сейчас торопилась придложить свои мечи и доблесть лидерам враждующих партий.

Компания новых знакомцев имела и запасной вариант на случай, если условия, которые им предложит временный правитель, их не устроят. Квартет дворян собирался тогда продолжить свой путь до Истора, герцогства, граничащего с королевством Веск и с Гирфелем, где находился политический центр антиимперских сил и в котором наверняка, после известий о Латане, начали собираться сторонники младшего принца Ямирона Вескского.

— Лэн, как тебе здешнее вино? — вспомнил о соседе Тоббик, — Нормальное? А как тебе наше предложение? Присоединитесь?

— Да, ты знаешь, мы бы согласились, только, вот, проделали большой путь и хотим пару-тройку деньков отдохнуть, — Игорь поставил на стол кружку с довольно неплохим вином, которое едва пригубил, — Вы же, как я слышал, уже с утра завтра двинетесь дальше. Кстати, а к принцессе Ливорской? Такой вариант не рассматривали?

Вопрос землянина вызвал оторопь у всех четверых его новых знакомцев. Даже при том, что они были весьма пьяны.

— К Крольчихе?! — Тоббик гаркнул так, что на их стол оглянулось половина зала, — Да ты что? — заметив реакцию посетителей, он сбавил голос, — Она же дура! И потом, — лидер компании доверительно положил руку на плечо попаданца, — Лэн, её дело заведомо проигрышное. Плевать на империю — она далеко. А Веск и Тар-Ней рядом. Что же до Конгресса, — он ещё больше понизил голос, — У меня младшая сестрёнка там в секретариате служит… Даже среди тех, кто проголосовал за Крольчиху, многие не желают её видеть у нас на Полуострове, так что, рвения в поддержке ливорской дряни проявлять не станут. А ты… ты серьёзно собираешься служить этой уродине? — Тоббик оскалил крепкие жёлтые зубы и прикусил верхней челюстью нижнюю губу, изображая, как по его мнению должна выглядеть Латана.

Парн посмотрел на Игоря чуть прищурившись. Попаданец понял, о чём сейчас подумал соратник. Вассал обязан защищать не только жизнь, но и честь своего сюзерена. Конечно, у Егорова отмаз для себя имелся — он сейчас в разведывательном рейде и попутных проблем должен всячески избегать — но он и в самом деле, чисто по мужски, обиделся за свою подругу.

— А ты её видел, что ли? — спокойно уточнил он.

— Я? Нет, — расхохотался Тоббик, — Но так все говорят. Дура и уродина.

Высказывание дурака напомнило Игорю бессмертное творение Киплинга про Маугли. Там бандерлоги тоже утверждали: "это правда, потому что мы все так говорим". Обезьянья логика.

— Знаешь, Тоббик, — Егоров внимательно посмотрел на хулителя своей сюзеренши, — Дело даже не в том, что я сам родом из Ливора, и ты сейчас оскорбил любимую сестру моего короля, и не в том, что, в отличии от тебя, мне несколько раз довелось видеть герцогиню Пелонскую, и она реально очень красивая, а в том, что вообще злословить за глаза о благородной женщине недостойно дворянина, да и любого мужчины. Всегда, я считал тех, кто, словно глупая дворовая рабыня, распускает злые сплетни, полным дерьмом. Ты же согласен со мной, дружище?

Глава 20

Конечно, ничем иным, кроме как дуэлью, слова, брошенные Игорем Тэббику, закончиться не могли. Только, местные правила и понимания дворянской чести заставили перенести поединок на утро — и соперник лэна Кароса протрезвеет, и придут вызванные появившимся к концу дня трактирщиком представители городской стражи, чтобы засвидетельствовать соблюдение правил схватки. Нет, можно было и за городом сойтись на мечах, там никаких ограничений для дуэлянтов не существовало, но об этом даже никто и не подумал. Зачем лишние сложности?

"Нафига я в бутылку полез? — вздохнул про себя землянин и повернулся в сторону Парна, лежавшего рядом с закрытыми глазами, но с открытым ртом, — Хорошо, что добрый старшина Пасюк об этом никогда не узнает. Какой ты, к чертям собачьим, разведчик? — спросил бы он."

Бывший вор или будущий дворянин, если доживёт до светлых времён с таким-то командиром, всхрапнул и повернулся на другой бок. Имеет полное право продолжить свой сон — за окном, закрытым на ночь ставнями, чтобы сохранять тепло, только начало светать. Егоров видел это сквозь щель между их створками.

Игорь сел, но одеваться не торопился, всё ещё допиливая себя за то, что нарвался на дуэль. И результат размышлений оказался положительным — попаданец нашёл оправдание и обоснование правильности своего поступка.

Каковы были бы плюсы, промолчи он в тряпочку при оскорблениях Латаны, понятно. А минусы? Попаданец вновь посмотрел на Парна. От своей Эмили тот ничего скрывать не станет, Эмиля всегда готова поделиться с Айсой, Айса ещё с кем-нибудь — с теми же Лоймом и боцманом, и, как говорится, дальше пошло-поехало.

Репутация в средневековье значит не меньше, а даже больше, чем в родном мире землянина, и ей надо дорожить, особенно, в глазах своих друзей. Поступить бесчестно и недостойно по отношению к своей сюзеренше означало вызвать серьёзную трещину в том образе, который он имеет в глазах соратников. Это создаются репутации сложно и долго, а разрушаются порой вмиг.

С другой стороны, какие минусы есть в том, что он молчать не стал, а заставил Тэббика заткнуть свой фонтан поганых слов в адрес принцессы Ливорской? О своём к ней вассалитете Игорь не сообщал, причины, побудившие его прибыть в этот забытый Порядком и Хаосом городок не раскрыл. Один приезжий дворянин поссорился с другим — обычное дело, не вызывающее ни у кого никакого удивления.

Так что, единственная угроза его миссии, появившаяся в результате вчерашней ссоры — это возможная гибель или тяжёлое ранение часто влипающего в неприятности на ровном месте попаданца. Но и тут было не всё так плохо — Игорь ведь не только тренировал своих друзей в искусстве боя, а и сам совершенствовал свои навыки. Бывший спецназовец Егоров современного образца очень сильно отличался от того, каким он был в первые дни своего пребывания в Орване, и отличался, разумеется, в лучшую сторону. Жалко, конечно, что у него нет для подстраховки при себе аптечки в виде подруг с заклинаниями Лечение, но так уж получилось.

Полностью оправдавшись в своих глазах, землянин принялся натягивать штаны. В этот момент, напарник вновь заворочился и открыл глаза.

— Уже пора? — спросил он.

— Смотря для чего, — хмыкнул Игорь, — Я в уборную, немного размяться и помыться. Если тебе тоже хочется чего-нибудь из этого, то вставай, а нет, так нет. Моя драчка с нейторцем намечена после завтрака, как ты знаешь.

Им достался номер с одной полутораспальной кроватью, других свободных комнат в "Старой сосне" не оказалось. В двадцать первом веке Земли, познавшим толк в различных извращениях, спаньё на тесноватой кровати двух мужчин не могло не вызвать всяких неприличных мыслей. В Орване же пока на такое смотрели без лишних подозрений.

Надевать на себя куртку попаданец не стал, а вот плотную ветровку из баула достал.

— Я тоже сейчас встану, — зевнул Парн Кулик.

Спокойствие соратника и его уверенность в способности командира легко справиться с благородным Тэббиком Игоря порадовала.

— Если будет желание, присоединяйся к разминке. За конюшней есть подходящая площадка, из нашего окна видно. Я там буду.

— Угу. Шеф, то есть, командир, с кабаном-то этим, с Тэббиком, ты справишься быстро, — Кулик вставать не спешил, — Может — мне тут подумалось — и остальным гадость сделать? Напиши госпоже Камалии письмо через менял. Герцогиня наверняка к твоим просьбам будет относиться внимательно — я же видел, как она на тебя смотрит. У супруги правителя Нейтора много возможностей испортить жизнь родственникам этих козлов.

— Фи, Парн, — поморщился землянин, — Родственники-то их тут при чём? Как говорил один мой знакомый король, сын за отца не в ответе.

Предложение напарника вдруг высветило Егорову тот лестный для него факт, что за неполные полгода его превозмоганства в Орване он стал близок к кругу самых сильных мира сего и реально мог бы при желании сильно испортить жизнь одной только ябедой даже представителям благородного сословия. Повезло, можно сказать, родным и близким этой четвёрки грубиянов, что попаданец считал кляузничество поступком ниже своего достоинства.

Туалетно-ванная комната находилась в самом конце коридора, и она оказалась занята парой таких же, как и Игорь, ранних пташек — благородным Доваком, одним из нейторской четвёрки, вчера упившимся в усмерть уже после ссоры и назначения дуэли, а сейчас выблёвывающим в ведро вчерашние вкусовые услады, и трактирным рабом, молодым, лет семнадцати, парнем, это ведро державшим.

У последнего попаданец сразу же заметил свежий, минутной давности синяк, наливаюшийся лиловым цветом под левым глазом — бедолага чем-то не угодил с самого утра благородному алкашу. Посмотрев внимательней, Игорь понял, что слуга не ранняя пташка, а очень поздняя — парень спать ещё явно не ложился.

— Ну, не буду мешать, воспользуюсь уличными удобствами, — произнёс землянин и закрыл за собой дверь, — Даже в сортирах не могут задвижку какую-нибудь сообразить. А если бы сейчас не я, а гостья вошла? — негромко пробормотал Егоров, подходя к лестнице.

Перед тем, как выйти на улицу, он сказал вчерашнему сутулому официанту, натиравшему в это время пол в едальном зале, чтобы тот организовал подогрев воды в бане.

Парн Кулик появился за конюшней, когда Игорь разминку уже заканчивал, и сообщил, что Тэббик с компанией спустились на завтрак.

— Выглядят совсем плохо, — ухмыльнулся он и попытался уйти от захвата командира, да куда там.

— Меньше надо ханку жрать, — попаданец придержал тело напарника, чтобы оно не грохнулось об землю, — Это им. Да. Начинай с первого комплекса. А тебе надо меньше о шлюхах думать, а больше о поддержании здоровья тела. В здоровом теле здоровый дух.

— Ага, — согласился будущий дворянин, приступая к выполнению упражнений, — Насчёт здоровья… в Шуге имеется иск-маг с Лечением. Уже пришёл в трактир, сидит с его хозяином, элем наливается. Стоимость одного заклинания — мне он сообщил — ридор.

— Сколько?! — возмутился Егоров, — Да за ридор я жалкую студентку обеспечил протекцией принцессы! Совсем одарённый берега потерял?

— Он же один в городе, — резонно заметил Парн, — Может себе позволить и выше цену за свою магию назначать. Тэббик уже согласился

— Хрен этому монополисту, а не ридор. Морда треснет, — попаданец вложил меч и кинжал в ножны — он сегодня собирался биться именно с ними — приёмам одновременного их использования его научила Латана. Да, времена, когда аристократия станет изнеженной и бледной как моль, в Орване наступят ещё очень нескоро, — Иск-маг сегодня ничего не заработает.

Сам получить ранение Игорь не планировал, а своего противника собирался убить — и по причине тяжёлых оскорблений, нанесённых сюзеренше, и для устранения с пути возможного великого полководца противостоящей принцессе партии.

Конечно, попаданец не верил всему тому бахвальству, которое он слышал из уст Тэббика, но даже если верна половина хвастливых слов придурка, то оставить его в живых означало дать в помощь графу Лайчу Приарскому или принцу Ямирону Вескскому, как минимум, Суворова или Наполеона. Нет уж, придётся врагам Латаны обойтись без полководческого таланта благородного нейторца.

— Сейчас подойдёт сам капитан городской стражи, — "обрадовал" трактирщик ополоснувшегося в бане лэна Кароса при его возвращении в "Старую сосну", — А это десятники Гепол и Мирмис, — представил он находившихся у стойки и пивших какую-то бурду вояк, — Там, вон, ещё сидит наш иск-маг…

— Я знаю, мне уже мой дружинник Кулик доложил, — Егоров посмотрел на указанного трактирщиком одарённого, благообразного словно святоша мужчину, и не скажешь, что он такой выжига, затем перевёл взгляд на своего соперника Тэббика, разместившегося за прежним столом с парой дружков, лэнетом Прилером и Юрисом — Довак, похоже, до сих пор не может проблеваться — кивнул попаданец и им — дуэль дуэлью, но местные правила требовали соблюдать вежливость — и пошёл с напарником в номер переодеться для боя, — Жди меня, и я вернусь, — бросил землянин владельцу "Старой сосны".

Такова наверное карма попаданческая, что даже спокойно войти в свой номер у Игоря не получилось. Перед дверью его ожидала зарёванная девушка, в которой он не сразу признал одну из вчерашних банщиц.

— Господин, пожалей, — бросилась служанка к его ногам, — Не губи, — заскулила она тоненьким голоском.

— Да что ж ты будешь делать-то, а? — в сердцах произнёс землянин, — Тебе-то я чем успел насолить? Вставай давай, нечего полы протирать коленками. Ну? Что случилось?

Как тут же выяснилось, случилось ужасное — хозяйка трактира, и так за что-то имевшая зуб на эту девчонку, осталась крайне недовольна тем, что накануне та с напарницей в мыльне не смогли прельстить своими внешними данными и поведением ни лэна Кароса, ни его дружинника, лишив трактир дохода. Упущенная прибыль возмутила трактирщицу, и она собралась с ближайшей же оказией отправить девушку за город работать в свинарнике.

— Пожалуйста, — всхлипывала рабыня, не без труда поднятая на ноги попаданцем, — Дай мне шанс, благородный господин. Хотя бы на дудочке тебе сыграть. Клянусь, я буду очень стараться.

Егоров не сразу сообразил, какой музыкальный инструмент рабыня имеет в виду. Вчера землянин в едальном зале видел замызганного дедка, который на какой-то свиреле или флейте — Игорь в этом ничего не понимал — выводил незатейливые мелодии, не противные, но и без изысков, приходилось попаданцу слыхивать музыку и поинтересней. Только, при чём здесь эта девица?

И лишь когда он обернулся на своего напарника, у которого на лбу огромными буквами было написано: "шеф, ну, раз ты сам не желаешь, разреши тогда хотя бы мне помочь милашке", то до него дошло, о чём продолжает лепетать рабыня.

— Не могу, увы, красавица, — вздохнул Игорь, — мне надо сохранить силы на бой. И мой дружинник не может, — добавил он, увидев порыв Парна, — Ему требуется сохранить себя для важных дел. Но, знаешь, что мы сделаем? Вот тебе ритал, — попаданец развязал кошель и извлёк оттуда монету, — На, держи. Отдашь хозяйке и скажешь, что я тобой остался очень доволен. А это, — он добавил ещё двухталовый медяк, — Лично тебе. И пусть это будет нашей маленькой тайной. Хорошо?

В комнате Егоров надел доспешную куртку. Его соперник уже красовался с латным нагрудником, но у Игоря ничего другого из защиты при себе не имелось. А правила здесь дозволяли выходить на поединок с любым оружием и в каком угодно доспехе.

— Командир, — поинтересовался Парн, когда они отправились в зал, — А наша госпожа в курсе, что ты её своей щедростью можешь разорить?

— Разве я её деньги трачу? Или твои? Забудь про этот случай с девчонкой, дружище. И вообще, помогать людям — иногда это доставляет удовольствие. Попробуй, и убедишься. Вдруг понравится? А за удовольствия, увы, приходится платить.

Обстановка во дворе вокруг импровизированной дуэльной площадки вызвала у Игоря чувство дежавю, словно и не уезжал из Пелона. Впрочем, тут же различия в ситуации с его первым поединком землянину бросились в глаза — сейчас не было моряков, и зрителей столпилось заметно меньше.

Капитан городской стражи, коротко стриженный подтянутый мужчина в редком для этого мира кольчужном доспехе, первым учтиво поклонился появившемуся из трактира лэну Каросу — Игорь ведь теперь, спасибо Лане, титульный дворянин, а не какой-нибудь простолюдин.

— Причины отложить дуэль, лэн, у тебя имеются? — задал дежурный вопрос офицер.

— Нет. К счастью, нет, — ответил землянин, глядя на торжественно ухмыляющегося соперника.

Тэббик видимо ждал от Игоря иной реакции — удивления, тревоги или даже страха, а не равнодушия, и нахмурился.

Да, Егоров не предполагал, что здоровяк-нейторец окажется мастером двух клинков — соперник держал в руках два полутораметровых меча, но попаданца это нисколько не смутило, даже, скорее, взбодрило. Нет никакой чести победить заведомого слабака, а вот, как говорится, помножить на ноль сильного врага — задача для настоящего воина.

— Тебе уже кто-то обо мне рассказал? — спросил Тэббик, когда оба поединщика сошлись в центре образовавшегося из зрителей неровного квадрата и закружили своеобразный хоровод, перемещаясь боком, лицом друг к другу, на расстоянии пяти-шести шагов, — И как, готов встретиться с Порядком?

— Не, никто. И не готов, — покачал головой Егоров, внимательно наблюдая за соперником, — А ты, значит, решил по-суворовски, удивил — победил? Не получится.

Атаковать пока никто не спешил, присматриваясь к противнику, хотя спецназовец сейчас легко мог — пока Тэббик держал руки расставленными в стороны, словно бы приглашая лэна Кароса попытаться ударить его в грудь — взметнувшись в прыжке, пробить ногой нейторцу в челюсть, и наверняка сломал бы тому шею. Вот только, подобный способ ведения дуэльной схватки, хоть и не запрещался, но никому не был знаком.

Тэббик неожиданно сделал несколько шагов вперёд, и свист резко взметнувшихся и опустившихся мечей раздался в том месте, из которого Игорь ушёл перекатом. Провалившись вперёд, противник быстро развернулся, и поединщики вновь оказались в том же положении, в котором находились до атаки.

— А ты быстр, лэн, — оскалился враг.

Нейторский дворянин уже догадался, что с оценкой своего противника он ошибался, только пока ещё не понял, насколько сильно. Тэббик принялся осторожничать, предоставив теперь возможность Игорю проявить активность. И хотя за пассивное ведение схватки здесь штрафных баллов не начислялось, топтаться по кругу до морковкиных заговин бывший спецназовец не собирался — у него впереди дела поважнее.

Мысль закончить бой, метнув в противника кинжал, Егоров отставил, как до этого и эффективный удар ногой.

— Привык с черепахами, что ли, сражаться? — поинтересовался землянин.

Соперник не успел ничего ответить, как был атакован выпадом меча в грудь. Это нападение Тэббик отбил легко клинком, который держал в левой руке, а тем, что находился у него в правой, попытался перерубить Игорю предплечье.

Приёмом, который ещё до приезда в Пелон показал попаданцу Лойм, Егоров принял меч врага на крестовину своего и отвёл в сторону.

Дальше со стороны землянина последовала уже имитация боевой связки, чтобы умышленное добивание поверженного врага выглядело, как обычный удар на поражение — Игорь, чуть уйдя в сторону, упав на колено, вонзил кинжал в пах Тэббику и тут же, лишая заработка стоявшего на краю дуэльной площадки иск-мага, поднимаясь с одновременным вращением почти в полный оборот, отсёк противнику голову.

— Командир! — первым, пока остальные осмысливали случившееся, прокричал Парн, — Ты лучший!

В отличие от восторженного напарника, попаданец особого воодушевления от своей победы не испытал — брызнувшая из перерубленной шеи Тэббика фонтаном кровь оросила и единственную боевую куртку Игоря.

— Надо сейчас будет очистить, — озабоченно сказал землянин, отстраняясь от объятий Парна, и тут же за спинами весело гомонящих зрителей заметил счастливое лицо вознаграждённой им ни за что девушки-банщицы, — Кажется, я знаю, кто займётся чисткой.

Глава 21

Трактирщику Игорь сообщил, что к вечеру или утром следующего дня он с дружинником вернётся, если дело с получением достойной должности в полку графа Шугского у него не выйдет. Само собой, возвращаться в "Старую сосну" и вообще в этот стрёмный глухой городишко попаданец не собирался, хотя теперь Пространственный Тоннель позволял Егорову навестить эти края в любое время.

Как в некоторых компьютерных играх, перемещающийся по локации герой снимал покров неизвестности с карты земель, по мере их посещения, так и Игорь во время своих путешествий расширял горизонты применения доставшегося ему удивительного и замечательного заклинания. Поэтому, он сильно и не кручинился теперь, что ему как какому-нибудь спаниелю на охоте приходится по континенту петлять — может и пригодится когда-то.

Едва мысли землянина начали крутиться вокруг магии, как опять проснулось зудящее любопытство — какое же заклинание приготовили ему покровители этого мира? Хорошо, если оно окажется боевое или целебное, чтобы быть грозным, или неуязвимым, или и тем, и другим, а то работать только машинистом магического метро и заменителем аналитического суперкомпьютера желания у Игоря особого не было.

— Да, они явно здесь шли, — Парн, воюя с трофейным конём, доставшимся победителю дуэли от убитого Тэббика, не забывал следить за округой и вывел своего начальника из задумчивости, — И в самом деле недавно. Не соврал капитан стражи.

— Вижу, следы множественные и свежие, — попаданец обернулся, посмотрел на мучения своего спутника и не сдержал смешка, — Чувствуешь, до чего жадность доводит? Ограничились бы деньгами, амулетом и драгоценностями, сейчас бы… слушай, брось ты его. Давай разуздаем и отпустим, а барахло, вон, в овраг скинем, пусть кто-нибудь обогатится.

— Шеф, да ты что?! Ты знаешь, сколько такой конь стоит? Дороже, чем…

— Всё, Парн, — Игорь добавил в голос командирский металл, — Я уже принял решение. Оставляем лишнее здесь. Сразу не надо было брать, да повёлся на твои уговоры. Сейчас вот увидел, что ошибся. Как говорится, и на старуху бывает проруха.

Будущий дворянин Кулик расстроился, конечно, сильно, но продолжать пререкания с начальником не стал — выполнил в точности всё, что было приказано.

От Шуги разведчики отъехали уже километра три в сторону соседнего герцогства и вскоре, как предполагал попаданец, они наткнутся на лагерь кавалерийских и пехотной сотен, готовившихся захватить принцессу Латанскую.

Будь на месте герцога Люстского или его военачальника Игорь, он бы позаботился оцеплением территории, где располагались приготовившиеся к диверсии подразделения. Впрочем, и логику средневековых подходов к организации движения и расквартирования войск — спасибо Лойму и нейторскому полковнику из свиты Камалии — землянин уже начинал понимать.

Четыре сотни воинов — меньше полка — хоть и расположившиеся прямо у границы, угрозы соседям не представляли. Никто не станет планировать нападение такими мизерными силами, так что, даже если отайцы и прознают о скопившихся люстских кавалеристах и пехотинцах, вряд ли встревожатся. Те же, против кого эти силы были собраны, ехали издалека и, предполагалось, ничего не подозревали.

Исходя из такой логики, не стоило ждать встречи с постами оцепления, которые развернули бы лэна Кароса с его дружинником в обратном направлении. И в этом попаданец полностью оказался прав. Постов действительно не было, а патрули на коротком участке дороги до границы с Отайским герцогством встретились разведчикам всего дважды, да и те состояли из егерей, а не из кавалеристов готовивших засаду сотен.

Вражеский лагерь — а Игорь считал врагов Латаны своими — они видели за деревьями в километре от границы.

— Решили, что Центральным трактом удобней ехать, — объяснил десятнику на отайском таможенном посту лэн Карос, — Чуть дальше, зато быстрее.

— Правильно, господин, — одобрил начальник пограничного дозора, — И приятней путь. Вы же на юг? Ещё до вечера подъедете к постоялому двору дядюшки Го. Хороший старик. Эль у него, я тебе скажу, нигде лучше нет. Девки…

Унтер-офицер закатил глаза, как Лёлик в "Бриллиантовой руке" при объявлении демонстрации мини-бикини шестьдесят девять. А ведь мужика вскоре убьют, подумалось землянину, как и его подчинённых — троих ветеранов-перестарков, под стать своему командиру.

— Обязательно там остановимся, — Егоров увидел, как на пороге избы мытаря появилась какая-то крупная женщина и почему-то недовольно, уткнув руки в бока, посмотрела на Парна, — Кстати, десятник, сейчас видели неподалёку крупный военный лагерь. Там сотни три, не меньше…

— Знаю, — отмахнулся отаец, — Вчера ещё нам поведали. Торговцы из Мальва. Только они побольше их численность определили. Ну, да это всё одно мало для поимки банды Лепестка. Отправлять на такое дело кавалеристов? — десятник в сомнении помял подбородок, — Они хороши перед правителями красоваться, а здесь в лесах… ну, не знаю.

— Считаешь, люстцы здесь, чтобы разбойников ловить?

— А чего им ещё в нашей глуши делать? — пожал плечами начальник дозора.

Игорь знал чего, но доводить свои мысли до отайца не стал. Не его это дело.

Сразу от таможни дорога вновь ныряла в лес. Егоров с напарником проехали около пятиста метров, как землянин приметил небольшую тропку, уводившую с пути в небольшой разрыв в чащобнике, и молча свернул туда, услышав за собой невнятное бормотание Парна.

Почти сразу им пришлось спешиться — низко растущие ветви не позволяли проехать даже пригнувшись. По тропинке они двигались минут сорок, пока не вышли к небольшому болотцу.

— Лошадкам будет что попить, — попаданец огляделся и посчитал, что это место подойдёт для временной стоянки, — А для тебя в бурдюках найдётся. Устраивайся здесь.

— Игорь, может мне всё же с тобой?

— Нет. Я один. И быстро. Займись нашими конями пока.

Стянув с крупа свой лошади на землю баул, Игорь извлёк специально по его заказу пошитые в Чиноре мягкие сапоги с короткими — чуть выше щиколоток — голенищами и переобулся. Переодеваться не стал, решив, что и так сойдёт. Довольно сильно хлопнул снимающего седло соратника по плечу — Парн от неожиданности вздрогнул — и двинулся в сторону люстской границы.

Сначала попаданец шёл, пробираясь через густые заросли подлеска, затем, когда начался сосняк, перешёл на лёгкий бег. Двигался Егоров легко, совершенно не уставая. Ему вспомнился вдруг период его жизни в Сонных дебрях, даже показалось, что он сейчас услышит окрик Кольта. Воспоминания о названном братишке тут же вызвали мысли и о других друзьях, которыми Игорь обзавёлся в новом мире. Пришлось землянину принудительно заставить себя выкинуть всё лишнее из головы. При выполнении боевой задачи сумбур в мыслях — плохой помощник.

Естественно, ни о каком обозначении границы на местности и речи не шло — межевые знаки, таможенные и пограничные посты ставились только на дорогах, и то, не всегда, и далеко не везде. Однако, шаги попаданец считал и примерные моменты, когда он вновь оказался в Люсте, а чуть позже приблизился достаточно близко к вражескому лагерю, смог определить достаточно точно.

— Не скучаешь, Зерник?

Скрываясь в густых зарослях, из которых хорошо просматривалась вся южная и половина центральной частей лагеря, Егоров увидел, как к стоявшему от его укрытия метрах в тридцати молодому пехотинцу, выставленному в охранение, подошли два кавалериста, один из которых и поинтересовался ходом несения службы часового.

— Парни, я же обещал, что вечером…

Завершить свою фразу парень не успел, согнувшись от сильного удара кулаком в живот, который нанёс второй кавалерист.

"Капец, блин, и тут есть дедовщина? Лойм почему-то об этом совсем ни слова не говорил," — удивился бывший спецназовец.

— Сначала ты обещал, что утром, теперь вот вечером, — первый, взяв постового за плечо, разогнул и вдруг тоже ударил, только, в отличие от своего товарища, нацелившись в грудь, сбив пехотинца с ног, — Вставай, крыса. Проиграл — отдай. Не заставляй за тобой бегать. Слинк — ты же дружишь со Слинком? — говорит, что хоть денег-то у тебя и в самом деле нет, а вот золотое колечко имеется. Врёт? — подойдя к упавшему, кавалерист приподнял для удара ногу, но пинать не спешил, — Должок верни, Зерник. Прямо сейчас.

"Не, не дедовщина, — понял Игорь, — Финансовые разборки по результатам азартных игр".

Валявшийся на земле воин как-то вдруг почти совсем по детски всхлипнул, поёрзал спиной и протянул вверх руку, из которой кавалерист что-то забрал. По всей видимости, то самое упомянутое украшение.

— Это мне мама…

— Да хоть дедушка, — заржал вояка, забравший кольцо, — Денег нет — не играй.

"Золотые слова, — мысленно согласился с кавалеристом попаданец, — Только, я бы посоветовал вообще с азартными развлечениями не связываться".

— Не вздумай своему или нашему десятнику нажаловаться, придурок, — пригрозил второй, — После палок по жопе мы станем ещё злее, и как бы тебе тогда вообще случайно шею не свернуть.

Кавалеристы ушли, часовой — на Земле лицо неприкосновенное, а здесь побитое из-за денежного долга — продолжил нести службу, разведчик лэн Карос затаился в ожидании подходящего момента.

Караульному пехотинцу было уже больше семнадцати — насколько смог разглядеть попаданец — и, тем не менее, лишившись материнского кольца или от обиды, после ухода двоих воспитателей, он заплакал, вытирая слёзы рукавом великоватой доспешной куртки.

"Наберут детей в армию и не кормят", — вздохнул Егоров, вспомнив сентецию из страны родных берёзок и осинок. Он устроился поудобней и стал ждать наступления темноты, которое должно было случиться уже через пару с небольшим часов.

Попаданец посчитал, что времени, которое у него будет до восхода первой из лун, ему вполне достаточно, чтобы подкрасться к штабным шатрам и получить интересующие его сведения. Сейчас зима, и стемнеет рано — никто сразу спать не станет, в том числе и отцы-командиры. Непременно будут ходить по освещаемому кострами лагерю, и наверняка кто-нибудь из начальства окажется у Егорова в зоне прямой видимости.

Но всё случилось раньше, чем Игорь предполагал. Уже через полчаса после ухода пары кавалеристов, и минут через двадцать после того, как у парня-часового высохли слёзы, на пост в сопровождении первого лейтенанта, двух десятников и обычного солдата явился сам командир пехотной сотни, решивший лично проверить несение службы караулом.

Егорову оставалось только похвалить про себя капитана, и за ответственное отношение к делам службы, и за предоставленную ливорскому шпиону возможность узнать всё необходимое без лишней задержки.

Формируя заклинание Раскрытие Замыслов попаданец вновь ощутил удовольствие близкое к наслаждению от протекания по его телу магических потоков. Ещё в Пелоне он как-то поинтересовался у Тании, не грозит ли ему стать магическим наркоманом. Но подруга только посмеялась, заверив, что вскоре такой приятный эффект почти полностью сойдёт на нет. Пока, вот, у Игоря ещё не прошёл.

Землянин не знал, радоваться ему или огорчаться тому факту, что его подозрения насчёт злонамеренных планов герцога Люстского полностью подтвердились. Наверное, всё же лучше было бы, если бы он ошибся. Однако, и тужить землянин не собирался.

Узнав заодно и множество подробностей организации предстоящей засады на Латану, Егоров пустился в обратный путь.

— А ты кто?! Откуда здесь взялся?!

Вылезшие из какого-то оврага пятеро вояк увидели попаданца чуть позже, чем он их, но возможности спрятаться или отступить у Игоря уже не оказалось.

Вина поднявшегося сильного ветра, создававшего шум от раскачивающихся под его потоками вершин деревьев, в сложившейся ситуации была минимальна. Главной причиной того, что бывший спецназовец так поздно обнаружил идущих ему навстречу солдат, явилось то, что те сами невольно обеспечили свою незаметность, когда спускались к ручью, весело журчащему на дне овражка — Игорь и сам там попил свежей воды всего три часа тому назад.

— Сначала вы объяснитесь, какого Хаоса шляетесь так далеко от лагеря?! Кто позволил оставить расположение? Самовольно?! — нагло наехал на вояк попаданец.

То, что встреченные им бойцы возвращаются отнюдь не с задания, он мгновенно вычислил по тому, что среди них не было унтер-офицера, зато разделанная и подвешенная к палке туша подсвинка имелась, как обвисли и два не ощипанных домашних гуся со свёрнутыми шеями в руке одного из самовольщиков. Даже первая реакция вояк на незнакомца оказалась Игорю хорошо знакома — когда-то и он с друзьями также растерянно переглядывался, наткнувшись возле бригадного забора при возвращении в казарму на комендатский патруль.

— Почему это мы первыми должны тебе рассказывать? — вылезший из оврага последним первый отмер после молчания, возникшего из-за наглости незнакомца.

Егоров только тут сообразил, что сейчас он выглялит не сильно импозантней этих пехотных разгильдяев. Отличающие лэна и дворянина драгоценности землянин оставил Парну. Даже защитный амулет пришлось снять, чтобы какой-нибудь люстский иск-маг не обнаружил незваного гостя, явившегося в лагерь.

Теперь, правда, это значения уже не имело. Не видевшие никакой опасности в приближающемся к ним парне, вояки даже не удосужились извлечь из ножен оружие. И это явилось их смертельной ошибкой.

Попаданцу не составляло никакого труда убежать, только оставлять свидетелей своего пребывания вблизи лагеря он не собирался, поэтому пятерым пехотинцам отныне предстояло числиться без вести пропавшими дезертирами.

— Потому что я послан узнать, куда вы подевались, раздолбаи, — скучным голосом сообщил землянин.

Сбоку на поясе у бывшего спецназовца висели ножи, и, когда Игорь оказался от самовольщиков в десятке шагов, то они полетели в люстцев, стоявших по краям. Этот приём парного одновременного метания ножей Егоров на отлично отработал ещё к концу своей срочной службы, так что, он не стал даже смотреть результат — два гарантированных трупа.

— Гад! — крикнул один из троих оставшихся противников, бросая своих гусей и пытаясь успеть выхватить меч.

Не успел — нанесённый сбоку удар ребром ладони в шею выключил сознание гусекрада. Следующего люстца, попытавшегося зажать врага в хватке, Игорь перебросил через себя, завершив приём точным попаданием ему пяткой в висок.

Последний из вояк всё же сподобился извлечь из ножен меч и сделать им колющий выпад. Егоров, уйдя в сторону и пропуская клинок мимо себя, схватил противника за державшую меч кисть руки, задрал её вверх и сильно пнул врага в пах.

— Ссукаа! — закричал тот от боли.

— Гад, сука — ни одного доброго слова от вас не услышал.

Игорь извлёк метательные ножи и, обтерев их о штаны одной из своих жертв, вернул на место. Затем достал кинжал и выполнил самую неприятную часть дела — добил врагов. Нашёл неподалёку подходящую яму, образовавшуюся от вывороченных корней большого упавшего дерева, и стаскал туда трупы.

Люстцев он похоронил вместе с их добычей — подсвинком и гусями. От трофеев отказываться попаданец не собирался, только брать с поверженных врагов было нечего — их жалкими серебряными колечками Игорь побрезговал, а кошелей у тех при себе не было. Свою добычу люстцы не покупали и вряд ли отобрали у крестьян. В последнем случае дело пришлось бы иметь не с забитым местным быдлом, а с их господином. Украли — других вариантов землянин не видел.

Лопаты при себе у Егорова не имелось, поэтому на скрывание трупов землёй и листвой у него ушло больше часа. И ещё минут десять отмывался в ручье.

— Наконец-то, — радостно встретил командира Парн, — Ты и правда быстро.

— Мастерство не пропьёшь, — Игорь приобнял соратника, — А ты чего сюда залез?

Напарник поджидал своего начальника не в том месте, где тот его оставлял, а почти в паре сотен метров от болотца, отойдя от него в направлении, в котором ушёл Егоров.

— Услышал подозрительные звуки на тропе, вспомнил, как пограничники про какую-то банду говорили, решил подстраховаться.

— Молодец, — похвалил Игорь Парна за осторожность, — Лучше перебдеть, чем недобдеть. Да, — он поднял с земли попону, — Давай седлаться и двинемся дальше.

— Как хоть сходил-то, шеф?

— Ты не знаешь, как ходит конь? Конь ходит буквой гэ, запомни это, дружище, когда-нибудь пригодится, — попаданец продолжил основной частью сознания анализировать считанную им у люстского капитана информацию, — Нормально всё. Пришёл, увидел, схватил, допросил, вернулся. Парн, хватит на меня смотреть. Первый раз видишь, что ли? Собирайся давай. Заночуем возле Центрального тракта.

Глава 22

Со своими друзьями Игорь и Парн встретились к вечеру третьего дня у поселения Броды. Собственно, само поселение представляло собой полтора десятка домов, хаотично расположенных по обе стороны Пальвы, широкой, но мелкой реки. Зато в Бродах имелось сразу два постоялых двора — принцесса со своей свитой и отрядом дворян капитана лэна Игоря Кароса обосновалась в "Южном", а на другом берегу реки, в "Северном", нашлись места для большей части кавалерийской сотни.

— Чего вылупились? — спросил Егоров у парного патруля егерей, встретившегося перед въездом в Броды, — Капитана отряда герцогини Гирфельской не признали, что ли?

— Узнали, лэн, — ответил десятник, кивнув, — Только… откуда ты взялся? Мы думали…

— Откуда взялся, там меня уже нет. И моего напарника тоже, — ушёл от ответа Игорь, — Наша повелительница где остановилась?

Весть о прибытии лэна Кароса и Парна Кулика, внезапно для всех, кроме ограниченного круга лиц, исчезнувших в Абисском герцогстве в неизвестном направлении, моментально разлетелась, едва разведчики въехали на территорию "Южного".

Спокойно дойти до комнаты Латаны, чтобы доложиться о прибытии, не получилось — уже на крыльце трактира на попаданце повисли три небольших гирьки в виде Кольта, Гильмы и семилетнего виконта Дина.

— Почему ещё не спите? — поинтересовался землянин.

Он попытался быть грозным, но неожиданная теплота, разлившись по суровой душе, не дала ему это сделать.

— Мы ждали, ждали, — доложил Кольт, — А ты всё не возвращался и не возвращался…

— Наконец-то! — на пороге трактирной двери появился Лойм, — Мы уже все глаза проглядели, — прямо поверх щуплого виконта Дина лейтенант заключил в объятия своего капитана, — Принцесса себе места не находит. Наказаниями сыпет налево и направо. Не только рабы или даже солдаты — там дело, того и гляди, от палок и плетей перейдёт к верёвкам и кольям, но и десятники с офицерами и дворяне боятся ей на глаза лишний раз показаться. Как съездили-то? Привет, Парн.

— Я уж думал, что ты меня не видишь, — усмехнулся будущий дворянин, пожимая предплечье Лойму.

— Успешно съездили, — Игорь с трудом отцепил от себя троих клещей и двинулся вперёд, — Пошли. Не на пороге же кабака разговор вести, — он уже видел за спиной лейтенанта улыбающуюся Танию с Эмилей и Айсой, — Да, вот. Папа с войны вернулся, — землянин, отстранив друга, потянулся к своей любимой женщине.

Принцесса Гирфельская, естественно, позволить себе прилюдную бурную встречу своего советника не могла, но из комнаты вышла и встретила попаданца блеском глаз наверху лестничного подъёма. Впрочем, она, кивнув, тут же развернулась и ушла к себе. Сено за коровой не ходит.

— Ребята, — потрепал он Кольта по волосам, — Мне надо на доклад. Лойм, пошли кого-нибудь за капитаном Фенгелом. Пусть он приходит к госпоже. Вместе будем думку думать и планы планировать. Парн, отдыхай, чего уж.

Лэн Карос успел накоротке переговорить с перехватившими его прямо у стойки десятниками своей неполной полусотни и временным её командиром. Явно сквозившее у них любопытство Игорь пока удовлетворять не стал.

В комнату Латаны он вошёл вместе с Танией в обнимку.

— Тань, не злись, но я его поцелую, — принцесса, правда, ограничилась прикосновениями своих губ к щекам и, почему-то, к подбородку спасителя, друга, вассала и советника, — Игорь, нам обязательно надо было с тобой расстаться — я это поняла — чтобы понять, как без тебя плохо и тоскливо.

— Получается, я для вас что-то вроде труппы акробатов и скоморохов? — уставший в пути попаданец, не спрашивая разрешения, сел в одно из двух кресел возле окна и тут же почувствовал результат Восстановления, которое в этот момент наложила на него иск-магиня Молс, — Наконец-то, догадалась, — чуть сварливо сказал он, — Лана, а дружок твой на развлечение никак не тянет? — землянин кивнул на стоявшего возле двери красавца-юношу, смотревшего на хозяйку, как кролик на удава, — Нет?

— Нет, тебя никто не заменит, — усмехнулась принцесса.

— Пусть он пока выйдет. У нас разговор серьёзный предстоит, — попаданец обнял Танию, в отличие от севшей на кровать Латаны, решившей устроиться попой на ручке его кресла, — Он не мелет много языком? — спросил он, когда раб вышел.

— Мелет, — кивнула принцесса, — Но не в том смысле, что ты спросил, — обе молодые женщины от пошловатой по меркам родного мира попаданца двусмысленности рассмеялись, — Он никому ничего никогда не расскажет, иначе я прикажу ему язык вырвать с корнем, — продолжая улыбаться, заверила Латана, — Игорь, перестань, не каменей лицом, ничего этого не случится. Мальчик очень сообразительный. Лучше выкладывай новости, не тяни. Вина налить? Кому ещё принцесса Ливорского дома и правительница Гирфеля сама лично такое предложит?

— Наверное, никому. Но, нет, спасибо. Мы с Парном, пока ехали, только и делали, что ели и пили.

— Так рассказывай уже!

Просьба сюзеренши была поддержана ударом Таниного локтя Егорову в плечо.

Подруги — это явно было написано на их лицах — в самом деле были искренне счастливы от его возвращения. И Игорю это доставляло удовольствие, чего он от себя скрывать и не собирался. Только они ещё не знают, что вернулся он совсем не надолго. На пять-шесть часов, не больше.

Пока не пришли Лойм с кавалерийским капитаном, Игорь в подробностях рассказал почти всё о ходе своего разведывательного рейда, умолчав только о дуэли. Подозревал, что, и повелительница, и напарница, на пару намылят ему шею за его героизм и не примут во внимание обоснованность повода, побудившего их друга совершить тот незамысловатый подвиг.

— А что узнал от того пехотного капитана? — Тания провела рукой ему по шее.

— Может, дождёмся офицеров? Сразу всем, кому нужно, и расскажу.

— Нет уж, — нахмурилась Латана, — Я умираю от любопытства.

Но рассказывать дважды об одном и том же в этот раз землянину не пришлось — сразу после слов сюзеренши в дверь постучали и, после получения разрешения, вошли капитан кавалерийской сотни Фенгел и лейтенант Лойм Кессер.

Обе подруги и пришедшие офицеры — это были те четверо, посвящением кого в придуманный им план, Игорь решил ограничиться. Остальным знать дальнейшие действия принцессы и её сопровождения ни к чему.

— Подходите все к столу, мне так легче будет вам всё объяснять, — пригласил попаданец, вставая и разворачивая извлечённую им из сумы схему, довольно небрежно нарисованную им на предпоследней их с Парном стоянке, — Вот, смотрите сюда. Вначале расскажу, что мне удалось узнать от пленного.

— От пленного? — не сдержал удивления кавалерийский капитан.

— Да, — разумеется, объяснять капитану и даже своему соратнику Лойму о заклинании Раскрытие Замыслов землянин не собирался, — По приказу нашей госпожи я ездил на разведку и, так получилось, нарвался на врагов, одного из которых мне удалось допросить. Во всех подробностях.

— Люстцы, — быстро догадался капитан.

— Они самые, — подтвердил Егоров, — И вот, что эти негодяи придумали, — он в нужные моменты принялся показывать пальцем на обозначенные в схеме пункты, — В дне пути нашей колонны от Бродов находится городок Ол-Кер, через который пролегает Центральный тракт. В нём находятся три или четыре наблюдателя, которые при нашем появлении помчатся вот к этой точке возле границы, где уже сосредоточены три кавалерийские и одна пехотная сотни, задачей которых является пленение нашей госпожи. План подлого герцога Люстского и его вояк заключается в следующем. Две кавалерийские сотни и половина пехоты, получив известие о нашем приближении, сбивает пограничный заслон отайцев и перекрывает тракт вот здесь, перед деревней Камышинка. Остальные — сотня конников и пять десятков пехотинцев — быстро двинутся на север нам навстречу, но пройдут только километр, ну, в смысле, полторы тысячи шагов, до этой, отходящей от тракта на запад, лесной дороги и двинутся по ней ещё кило… где-то пять тысяч шагов. И устроят засаду в месте, где дорога почти зажимается, с одной стороны болотом, с другой скальным массивом.

— Это же война с Отаем, лэн? — хмыкнул нейторский капитан.

— Да какая война? — ответила вместо своего советника принцесса, — Обычная пограничная стычка. А то у вас с Сианом такие не случаются по три-четыре раза в год. Мне Камалия рассказывала, как её брат её же мужу постоянно неприятности устраивает, а потом невинного из себя строит.

— Расчёт люстцев в том и состоит, — продолжил Егоров, — Что пока сведения об их делишках дойдут хотя бы до первого из отайских владетелей, они уже своё гадкое дело сделают и уйдут к себе. А ещё…, - попаданец вновь постучал пальцем по схеме, — Негодяи резонно уверены в бегстве принцессы от места стычки с их заслоном в сторону организованной ими засады. Капитан Фенгел, ты у нас самый опытный, — он немного мазанул лестью офицера герцогини Камалии, — скажи, как бы ты поступил, нарвавшись на люстцев, если бы не знал того, что я сейчас рассказал?

Нейторец долго не раздумывал.

— Я бы со своими и твоими бойцами оставил прикрывать отступление нашей госпожи, а ей бы рекомендовал с егерями уходить на запад по дороге на Жеров. Возвращаться по Центральному тракту, идущему рядом с границей Люста, в открывшихся обстоятельствах было бы…

— Всё верно. Ты точно предугадал их планы. Наша задача их сломать, — попаданец разогнулся от стола и обвёл взглядом соратников, — Предлагаю врага упредить.

После магии Восстановления Игорь был полностью готов к труду и подвигам, но немного поспать в объятиях Тании он себе не отказал.

С подчинёнными ему принцессой дворянами и подругой, единственной магической силой в их отряде на данный момент, попаданец вновь отправился в путь, как только на небе взошла вторая луна. Поехали они налегке, нагрузивши необходимую им снедь на крупы своих и пятёрки вьючных лошадей.

К полудню отряд проехал небольшую деревню, находившуюся примерно в семи километрах не доезжая Ол-Кера.

— Лэнет Ойс, сворачиваем влево, — миновав околицу, скомандовал Егоров командиру второго десятка, ехавшему немного впереди, — Встаём на отдых.

— Надолго? — спросила иск-магиня.

— До восхода первой луны, — ответил Игорь и позвал Тэга Вилла, чинорского дворянина, лучше всех в отряде, кроме самого попаданца, разбирающегося в организации походных стоянок — он пять лет прослужил лейтенантом в Дувстольском герцогстве и получил такое же звание, правда, пока временное, у герцогини Гирфельской, — Тэг, займись размещением и питанием, а мы с иск-магиней Молс доедем до города, посмотрим, что там, и как.

Вряд ли соглядатаи люстцев, ждущие проезда Латаны, могли догадаться, что большая группа дворян — это те самые, что пошли на службу к принцессе Ливорской. Однако, рисковать Егоров не хотел. Попаданец решил миновать Ол-Кер со своим отрядом ночью в обход. Осталось только выяснить, имеется ли окружная дорога вокруг города. Если бы не нашлось, то спецназовец повёл свой отряд лесом прямо с места этого привала.

Ол-Кер напоминал ливорские городки на побережье, которые Игорь проезжал с подругой и братом, когда направлялся из Сонных дебрей в Пелон. У этого отайского города также не имелось стен, но вдоль Центрального тракта, проходящего прямо через город, высились две небольшие трёхбашенные крепости.

Когда Игорь и Парн возвращались со своей разведывательной миссии, бывший спецназовец на подъезде к Ол-Керу с юга приметил дорогу, ведущую в сторону, к каким-то обширным лесным вырубкам, и сейчас Егоров хотел выяснить, имеется ли с севера дорога к тем прогалинам. Тогда вопрос объезда города решился бы очень удачно.

— Коней рассёдлывать? — уточнил лейтенант.

— Да, конечно, — улыбнулся Игорь, — Встаём и на ужин, и на сон. Мы теперь как совы — днём спим, ночью двигаемся. Остаёшься пока за командира. Мы быстро.

Первые опасения землянина, что у него будут проблемы с дисциплиной в отряде, где одни только благородные, к счастью, не оправдались. Конечно, немаловажную роль в том, что спорить или игнорировать распоряжения и приказы лэна Кароса никто не взялся, сыграли его титул и, как шутили в его прежней жизни, "близость к телу".

Дворяне надеялись, каждый, получить себе в формируемой армии должность повыше, а потому стремились отличиться в глазах советника своей правительницы.

Вообще, по большому счёту, Егоров мог уже считать себя командиром полка, кадрированного. Численность его отряда точно соответствовала количеству офицеров в полку.

В каждой сотне местных армий, как правило, было четыре офицера — командир в звании капитана, его заместитель — первый лейтенант и два лейтенанта — командиры полусотен. Кроме десяти сотен, в полку имелся обоз, во главе с капитаном-интендантом и двумя лейтенантами-интендантами. У командира полка ещё были заместитель в звании майора и два майора — командиры первой и второй линий, которым на время боя подчинялось разное, в зависимости от выбранного построения, количество сотен.

То есть, ровно сорок шесть и командир лэн Карос — слуга герцогини Гирфельской, отец солдатам. Не специально, но так вот совпало.

— Ты про эту дорогу интересовался?

— Про неё. Нужно посмотреть, — Игорь направил коня в сторону только что заваленного вдали дерева, — Кто там лес рубит, щепки летят.

Минут через пять они подъехали к огромной поляне, утыканной пнями по всей площади. В двух местах группы людей, среди которых были и рабы, и свободные голодранцы, валили деревья и обрубали с поваленных стволов сучки.

— Да, тут только бабушкам хорошо, — вынес вердикт землянин и увидел как к нему трусцой заспешил мелкий бородатый мужичок, одетый намного лучше других, хотя и носивший ошейник.

— Каким бабушкам? Почему хорошо? — Тания заглянула другу в лицо.

— Обыкновенным, — грустно улыбнулся Игорь, — Могут на пеньках посидеть, отдохнуть. Ты кто такой?! — спросил он подбежавшего раба.

— Г-господин, — низко поклонился тот, — Я бригадир… мы от мэрии… господин мэр послал… дрова для городских нужд…

Попаданец уже разглядел дорогу, идущую от вырубки на юг. Можно сказать, что задача рекогносцировки выполнена.

— Ясно, — Егоров поджал нижнюю губу, копируя свою венценосную подругу, — Тут барон Крим Рой с дружинниками не проезжал?

— Н-нет, г-господин, — затряс бородой бригадир, — Не проезжал. Может он по тракту поехал?

— Да? Действительно. Ладно, работайте, солнце ещё высоко.

Отряд ночью в объезд миновал и ускоренной рысью двинулся на юг. К полудню, когда специально задержавшаяся колонна принцессы вошла в Ол-Кер, Игорь увидел нужный съезд к Жерову.

— Тэг, нам сюда, — он рукой показал дорогу лейтенанту, Поезжайте, мы с иск-магиней следом.

Вилл кивнул и начал отдавать распоряжения десятникам.

— Не проще нам было бы перехватить соглядатаев? — спросила Тания.

— Ты их в лицо знаешь? Или предлагаешь сейчас тормозить всех подряд на тракте — дворян, наёмников, купцов, горожан — и допрашивать с пристрастием? Меня ведь только на пару заклинаний хватит, ты знаешь, — попаданец подъехал вплотную и положил руку на плечо подруги, — Не факт, что гонец вообще по тракту поедет. Я бы на его месте по дороге через Люстские земли погнал. Нет уж, раз принцесса не пожелала в Абисс возвращаться, то придётся прорываться с боем.

План, выработанный лэном Каросом и одобренный его сюзереншей, был простой, как кирпич. Игорь предложил отряду дворян заранее расположиться в километре дальше от того места, где люстцы устроят засаду на принцессу и её немногочисленных, как враги предполагают, воинов сопровождения.

Вот только, по задумке попаданца, колонна герцогини Гирфельской не доедет до выставленного заслона из двухсот пятидесяти бойцов, а свернёт на дорогу к Жерову.

И в этом случае получается уже совсем другой расклад сил. Во-первых, с учётом егерей, численное преимущество будет на стороне гирфельцев, во-вторых, превосходство окажется ещё и качественным — один дворянин в схватке стоит, как минимум, троих, а то и пятерых, обычных пехотинцев или кавалеристов, в-третьих, люстцы проиграют тактически, так как их станут атаковать сразу с двух сторон, ну, и в-четвёртых, это внезапность — во все времена этот фактор давал огромные преимущества.

— Капитан, ты про это место говорил? — спросил Тэг Вилл подъехавшего советника герцогини Гирфельской.

— Да… почти, — Игорь привстал в стременах, — Зачем нам задницы в болоте мочить? Давай, ещё чуть подальше проедем, а здесь оставь десяток. Вон за тем перелеском, — он показал на группу деревьев на склоне горы, — Если люстцы надумают выслать разведку, её надо будет обязательно перехватить.

Глава 23

Люстцы явились к вечеру. Об их прибытии капитану Каросу доложил один из двух наблюдателей, вернувшийся с организованного Егоровым в одной из скальных расщелин разведывательного поста.

— Трудно было их с нашего места посчитать, лэн. Пехоты, да, полусотня и есть, а вот с кавалерией не ясно — часть сразу скрылась в лесочке, а остальные нам даже не показались. Где-то раньше по дороге остановились. Мы только видели, как их десятники туда-сюда болтаются, — молодой дворянин ел глазами начальство и, словно прошедший Петровскую школу, вид при этом имел лихой и придурковатый, хотя в действительности был весьма умён и находчив, — Ты же приказывал, главное, проявлять осторожность. Мы с Гарки и не высовывались.

— Хвалю за это, — попаданец одобрительно похлопал разведчика по плечу, — Возвращаться на пост тебе не нужно. Иди отдыхай, готовься к завтрашнему бою. Гарки лейтенант сейчас тоже заменит.

Землянин посмотрел вслед семнадцатилетнему Ниду Пилешу и улыбнулся. Этот дворянин был очень дружен со своим земляком и сверстником Гарки. Оба — третий и пятый дети своих семей — родом из глухого баронства на севере Чинора, не имели ни титулов, ни наследства, кроме меча, коня и родительского благословения. Зато, ещё в Абисе, Игорь увидел в каждом из этих молодых парней жгучее карьерное стремление и желание вырвать у судьбы, хоть зубами, свой кусок удачи и успеха.

Никаких определённых решений в отношении этих дворян Игорь ещё для себя не принял — его знания о них пока были недостаточными — но уже внимательно присматривался и к одному, и к другому. Свои люди всегда нужны. И везде.

— Если ты собираешься лично взглянуть на люстцев, то я с тобой, — иск-магиня Тания Молс, совсем как земная девушка, взяла друга под руку и положила голову ему на плечо, — Ты ведь не оставишь меня одну среди множества красивых и благородных мужчин?

— Честно говоря, — не стал лукавить попаданец, — Именно это я и собирался сделать. Но, раз ты хочешь со мной, пошли, куда деваться. Тэг! — позвал он лейтенанта, что-то объясняющего баронету Римму Зорну, командиру первого десятка, — Назначь двоих на наблюдательный пост. Со мной сейчас пойдут.

Полусотня дворян расположилась на небольшом болотном островке в сотне метров от дороги к Жерову. Своих коней бойцы лэна Кароса отвели ещё дальше, к осиннику на краю топкого места.

Конечно, для землянина по прежнему было удивительно, что, имея при себе боевых коней, в бой в этом мире идут пешими, но такова реальность. И пока землянину приходится жить в ней.

— Готовы? — Игорь посмотрел на пару бойцов, назначенных Виллом, — У вас в обоих вино? — посмотрел он на бурдючки, привязанные к поясным ремням дворян, и получив утвердительный ответ, приказал, — Один оставьте здесь. Не на пиршество отправляетесь.

Винопитие в армиях Орваны, порой чрезмерное, даже в боевых походах и на постах, попаданца буквально выбешивало. Вести против алкоголя войну кардинально Егоров пока не мог себе позволить, это было бы слишком необычным, однако, по мере возможностей, употребление спиртного среди своих подчинённых он сводил к минимуму.

Надо отдать должное, благородные воины подчинились беспрекословно, хотя оба были старше лэна Кароса, назначенного принцессой их капитаном, раза в полтора. Переглянувшись, они молча определились, кто из них должен свой сосуд отдать остающимся в лагере товарищам.

— За мной, — скомандовал бывший спецназовец.

Горный кряж, вдоль которого пролегала дорога, на большинстве участков топорщился скалистыми выступами и камнями, однако, и мест, покрытых жухлой зимней травой, достаточно пологих, чтобы под ним можно было подниматься, имелось достаточно.

— Игорь? — иск-магиня непонимающе посмотрела на друга, когда они пришли к тропке, ведущей к наблюдательному пункту.

— Иди вперёд, — пояснил свои действия попаданец, — А то вдруг на тропе мины.

Он шутил. Мин тут не существовало, а магические Ловушки землянин теперь и сам мог видеть не хуже своей любимой женщины. Просто, ему не хотелось — мужская собственническая натура — чтобы аппетитной попой Тании первым любовался кто-то из идущих с ним дворян. Глупость, наверное, только он вот так решил.

— Патруль они высылали, но тот даже до меня не доехал, — доложил командиру Гарки, — А так всё нормально. Ни о чём не догадываются.

Егоров поменялся местами с чинорцем и сквозь щель в скальном торосе посмотрел на вражеский лагерь. В самом деле, отсюда было видно только пехотную полусотню. Люстцы ограничились лишь выставлением поста на дороге. Наверняка, такой же устроили и со стороны тракта.

В лагере ещё кипела жизнь, и спать там пока никто не собирался. Бывший спецназовец даже поморщился при виде того, как внизу организовали караульную службу. Пригласить сюда с Земли ребят из отделения, которым он когда-то командовал, и этой ночью — всех или не всех люстцев — но пехотинцев вырезали бы полностью.

— Посмотрю на кавалерию, я только до того выступа, — Игорь мягко отцепил от себя руку подруги, — Не скучайте.

— Поосторожней, — не удержалась от непрошенного совета напарница.

Попаданец не слишком жалел, что при нём нет интрументов скалолаза, всё-таки Отай — не Непал. Аккуратно и довольно быстро Егоров добрался, куда хотел, и увидел уже всех подготовившихся к организации засады врагов. Да, люстцы не стали вносить какие-либо коррективы в свои планы — их численность соответствовала ожидаемой.

— Нам легче, — буркнул под нос Игорь, отползая.

Оставив на наблюдательном пункте новую смену и забрав Гарки с собой, лэн Карос вернулся в расположение своего отряда к наступлению темноты.

— Когда прибудем в Трин, — шепнула подруга, устраиваясь рядом с попаданцем лежать на плотной шерстяной попоне, брошенной поверх шикарной лежанки из лапника — подчинённые позаботились о своём командире и иск-магине, — Надо будет очень настойчиво попросить нашу повелительницу, чтобы она нашла там для тебя ещё пепла нарга. Если бы сейчас и у тебя имелось какое-нибудь боевое…

— Нам и твоих Огнешаров хватит, — Егоров поцеловал подругу в нос, — Мои благородные воители этих несчастных гопников под орех разделают. И тебе работать будет просто. Видела, там на всю пехотную полусотню меньше десятка защитных амулетов? А насчёт пепла… Думаю, сильно Лану упрашивать не придётся — её любопытство гложет не меньше нас с тобой. Тания, ты попытайся всё же уснуть.

— Попытаюсь, — напарница подтянула до шеи тёплый плащ и положила руку на грудь Игоря, — Только, больше, чем на пятёрку Огнешаров от меня не надейся. Для Лечения я энергию оставлю, а то знаю я некоторых.

Возражать землянин не стал. Он был уверен в лёгкой победе и без танюшкиной магии — класс воинов у него выше и атаковать предстоит внезапно с тыла.

Утром все проснулись рано — прохладная свежесть воздуха к неге не располагала. Торопиться никуда не стали, Егоров уже довёл до подчинённых, что вступить в бой придётся в полдень.

Конечно, многое зависело от того, насколько пунктуален окажется капитан Фенгел. "Командирских" или каких иных часов у нейторского офицера не имелось, ориентироваться тот будет, как обычно, по солнцу, однако, Егоров особого беспокойства не испытывал — плюс-минус десять-пятнадцать минут роли не играют.

— Представляю, как люстцы удивятся, когда, вместо появления пары десятков беглецов, они увидят сотню с лишним нейторцев, идущих на них в атаку, — Тания сплела волосы в короткую косу и приняла от подошедшего лейтенанта небольшую миску с нарезанным беконом и сыром, к которым прилагалась и небольшая пресная сухая лепёшка, — Спасибо, Тэг.

Улыбкой иск-магиня показала, что оценила дружеский жест дворянина не погнушавшегося лично позаботиться об одарённой простолюдинке, пусть и компаньонки принцессы.

— Вилл, — Игорь уже доел свой сухпай — костров для приготовления горячих блюд отряд не разводил, — Моего коня надо будет привести. В отличие от вас, я поеду верхом.

По тому, что бывший спецназовец задумал, его дворяне должны будут ударить в тыл, когда уже все люстцы вступят в бой с кавалеристами Фенгела и егерями. А для обеспечения неожиданности этого удара необходимо убрать с пути выставленный врагами пост. Эту задачу Игорь решил взять на себя — никто лучше него не справится.

Часы показывали без двадцати пяти двенадцать, когда капитан лэн Карос приказал своим бойцам выходить к дороге и строиться в колонну для атаки, а сам сел на коня.

— Двигайтесь спокойно, — отдал он распоряжение собравшимся возле него лейтенанту, десятникам и иск-магине, — Рассчитывайте так, чтобы через половину десятины оказаться возле люстского поста. Там и встретимся.

Игорь показательно нахмурил брови в сторону Тании, чтобы та не начала опять заводить сурдинку про "я с тобой" и "пошли кого-нибудь другого". Да, будет у него когда-нибудь кого-то куда-либо посылать — не по известному, разумеется, адресу — он непременно так и станет делать.

Движение по этой дороге на Жеров было совсем редким. Тем не менее, с утра в сторону тракта по ней проехали две крестьянские телеги и один убогий фургончик. Все эти повозки возле поста люстцев Егоров увидел. А вот их пассажиров — нет.

"Лежат уже неподалёку убитые и прикопанные", — подумал землянин про бедолаг, оказавшихся в ненужное время в ненужном месте.

— А ну стой! — метнулся от костра один из троих караульных, перегораживая дорогу появившемуся всаднику, — Дальше нельзя. Слазь с коня… господин, — пехотинец разглядел, что перед ним увешанный цацками вооружённый дворянин, — Там разбойники, — махнул он рукой в сторону тракта, — Наш отряд их окружил, но пока туда лучше не соваться.

— Уйди с дороги, быдло, — сделал морду кирпичом Игорь, — Не пугай ежа голой жопой. Плевать мне на лесных оборванцев.

— Извини, господин, — сказал подошедший с другим солдатом десятник, — Но тебе придётся подождать. Проходи к нашему костру.

Перегородивший дорогу люстец оставался на месте, а двое других, стараясь не смотреть в глаза гостя, начали на него заходить с двух сторон, оружие пока не вынимая.

— Ого! — засмеялся Егоров, спрыгивая с коня, — Так вы, поди, меня и винцом угостить хотите?

Он шагнул к десятнику, всё также улыбаясь, дружески положил ему обе руки на плечи и лбом разбил унтер-офицеру переносицу.

Кинувшегося к нему от лошадиной морды люстца Игорь встретил апперкотом, сразу же послав того в глубокий нокаут. Третий пехотинец, обежавший лошадь, атаковал землянина уже извлечённым из ножен мечом.

— Мимо, — прокомментировал Егоров выпад нападающего, уйдя в сторону, — Что, дурилка картонная, обмануть решили? Благородного лэна?

Пронзивший своим клинком воздух дядька с испугом в глазах водил теперь мечом перед собой из стороны в сторону.

— Это н-не я, г-господин, — проблеял он овцой.

— А к-к-кто? — землянин даже не потрудился извлечь своё оружие — он сам им был, — Несчастного купчишку и крестьян тоже не ты?

Долго ломать комедию Игорь не стал. Он в резком прыжке вперёд перехватил руку солдата, державшую меч, дёрнул на себя и, одновременно, впечатал люстцу коленкой в пах.

— Ловко ты с ними, командир, — прокомментировал один из двоих подбежавших дворян-разведчиков, которых попаданец знаком отозвал с наблюдательного пункта, когда проезжал мимо, — Где ты так научился?

— Даже меча не вынул, — хмыкнул второй.

Оба тяжело дышали — с выносливостью у дворян было не всё гладко.

— Это меня один десятник научил, — соврал не краснея землянин, — Добейте, — кивнул он на два бесчувственных и одно стонущее тела, свалив грязную работу на подчинённых.

Вскоре подошла колонна дворян во главе с Тэгом Виллом. Лейтенант и иск-магиня были верхом. Лошади других бойцов остались под охраной одного, выбранного по жребию, неудачника.

— Идём дальше? — спросил баронет Римм Зорн, командир первого десятка.

Игорь помотал головой.

— Нет. Стоим. Ждём. Слушаем, — ответил он.

Крики, шум и звуки начавшегося боя раздались со стороны тракта минут через двадцать после прибытия дворянского отряда к посту люстских пехотинцев.

— Вперёд? — спросил лейтенант.

Стоявшие плотным строем по восемь человек в ряд благородные вояки тоже проявляли нетерпение. Каждый жаждал подвигов. "Веди смелее нас лэн Карос в бой", — переиначил песню про Будённого бывший спецназовец. Навеяло.

— Ждём, Тэг, — разочаровал своего зама Егоров, впрочем, ненадолго, минут на пять, — Вот теперь пошли. Точнее, побежали. Только, ещё раз предупреди не шуметь.

Полностью скользить тенями, конечно же, у отряда не получилось. Тем не менее, когда в задних шеренгах люстских пехотинцев расслышали топот ног и лязг оружия приближающегося отряда, расстояние между противниками было уже меньше пятидесяти метров.

Резко ускорившись по команде Егорова, колонна дворян врезалась в тыл построения люстских пехотинцев, когда те даже не успели развернуться. Пять Огнешаров Тании, проредившие центр вражеского строя, внесли ещё большую сумятицу в ряды люстцев.

Про битву при Каннах, когда войска Ганнибалла окружили и разгромили римские легионы, на Земле слышал наверное любой школьник. Да, Игорь вёл в бой гораздо меньшее количество бойцов, чем когда-то карфагенский полководец, и противник насчитывал всего полторы сотни солдат, зато результат оказался таким же быстрым и победным.

— Капитан, не лезь ты вперёд, — не удержался от совета Ойс, командир второго десятка, когда попаданец проткнул клинком уже четвёртую свою жертву, — Без тебя управимся.

В этом мире только майоры и полковники руководили боем, находясь позади своих подразделений. Остальные офицеры, как правило, действовали в строю, пусть и не в первых рядах.

Однако, Игорь уже понял, что против капитана лэна Кароса составлен заговор, во главе которого стоит иск-магиня Молс — рядом с попаданцем неотлучно двигались десятник Ойс и Гарки с Нидом Пилешем, а в шаге позади Тания. И если десятник хоть изредка атаковал противника, то двое семнадцатилетних дворян, несмотря на их карьерные амбиции, только отбивались от люстцев, пытавшихся напасть на Игоря.

— Я вижу, что управитесь, — согласился землянин, останавливаясь и пропуская своих воинов вперёд.

Полусотня пехотинцев противника была уничтожена минут за десять, практически без потерь со стороны дворянского отряда. И теперь бойцы Егорова теснили сбившиеся в кучу остатки люстских кавалеристов и перекрикивались победными кличами с воинами капитана Фенгела, напирающими на врага со стороны тракта.

— Давай я на тебя Лечение наложу, — предложила Тания, когда они оказались позади своего отряда.

— Брось, — Игорь достал платок и вытер кровь с мизинца правой руки, — Ради такой царапины магию переводить? Побереги её лучше для кого-нибудь из наших людей. Кстати, вон — Рик? Рин? — не помню точно. Похоже, ему серьёзно досталось. Помоги.

Люстцы выбрали такое удачное место для организации ловушки на принцессу Ливорскую, что теперь сами угодили в безвыходную западню, и им оставалось только умирать. Впрочем, не все из них захотели так рано встретиться с Порядком — группа из полутора десятков кавалеристов противника попытались пробиться к своим лошадям прямо через болото, но только увязли в нём и были пленены.

По усыпанному трупами полю битвы и сквозь нейторских и чинорских воинов, добивавших раненых врагов и собиравших законные трофеи к Игорю с Танией в сопровождении капитана Фенгела и десятка егерей подъехала Латана, улыбающаяся и светящаяся от счастья — видно, ей самой вновь удалось поучаствовать в бою своей магией.

— Лэн Карос! Рада тебя видеть, — поприветствовала она друга, — Твой замечательный план сработал полностью успешно. Прими от меня благодарность. Я присваиваю тебе звание полковника гирфельской армии. Письменный патент выдам в Трине.

— Спасибо, государыня, — учтиво поклонился Егоров.

"Так и генералом скоро стану, — подумал он, — Жаль тут лампас нет. Да и папаха мне, походу, не светит, — Игорь поймал на себе полный тоскливой зависти взгляд Фенгела, — Эх, капитан, никогда ты не станешь майором. Не тому правителю служишь".

Попавшему в плен лейтенанту Латана приказала отрубить голову, а полтора десятка люстских солдат и троих унтер-офицеров распорядилась повесить. Правда, для молодого и сильно изувеченного паренька, бросившегося к ней с мольбами о пощаде, потребовала приготовить кол.

— Лана, — хмуро спросил попаданец, воспользовавшись тем, что в этот момент рядом с принцессой кроме него и Тании никого не было, — Тебе самой-то нравится быть такой жестокой?

— Суровой, Игорь. Строгой, — Латана как-то вдруг устало вздохнула, — Не знаю, как обстоят дела в тех краях, откуда ты прибыл, а у нас добренькие правители долго не правят. И ещё… Дело, которое хотели совершить эти негодяи, очень и очень скверное. Особенно, для меня. Расплата, я считаю, достойная.

Вой несчастного бедолаги, которого казнили столь чудовищно жестоким способом, испортил землянину настроение основательно.

— Поздравляю, полковник, — искренней радости лицо нейторского капитана не выражало, оно, скорее, имело кисловатый привкус, — Заслон будем оставлять?

— Не вижу смысла, — угрюмый попаданец вскочил в седло, — Наши силы с люстцами теперь равны. Не отправятся же они с пехотой в погоню? И не рискнут они вглубь Отайского герцогства за нами следовать. Вот что мы сделаем, так это усилим арьергард. Добавь к десятку егерей своих столько же, я и пятёрку бойцов выделю.

Охрана принцессы Ливорской потеряла убитыми всего шестерых — пятерых кавалеристов и одного егеря, зато раненых было почти два десятка, в основном, легко. Как выяснилось, Латана тоже сберегла Лечение для своего советника, и это заклинание пригодилось, чтобы спасти жизнь одному из кавалеристов.

— Всё, последнего в фургон положили, — прокомментировала Тания, глядя, как исцелённого принцессой бойца передали в высунувшиеся из-под тента руки, — Не злись на неё, Игорь. Ты ведь знаешь, что она хорошая. Просто…

— Да, — согласился Егоров, прижимая к себе иск-магиню, — Просто. У вас всё здесь просто.

Глава 24

От отца Игорь пару раз слышал, что в советские годы, если главное начальство страны вынуждено было делать народу какие-нибудь гадости, то оно, при этом, как правило, ссылалось на многочисленные просьбы трудящихся.

Вот и Игорю во время пути в Трин иногда, не реже, чем раз в два дня, приходилось терпеть под задницей гадкие ощущения от тряски не подрессоренных фургонов по многочисленным просьбам детей и некоторых, впавших в детство, взрослых, хоть ни те, ни другие и не относились к трудящимся массам. А от того, что виконт Дин, являвшийся главным просителем, не мог говорить, его мольбы, выраженные взглядом, игнорировать было ещё труднее.

В принципе, своих маленьких и взрослых друзей попаданец вполне понимал. Ехать почти безостановочно целыми днями довольно утомительно, и удивительные, приводящие в полный, почти щенячий восторг истории, которые знал лэн Игорь Карос, служили в путешествии желанным развлечением.

Землянин давно уже перешёл от сказок к книгам Стивенсона "Чёрная стрела" и " Остров сокровищ", "Робинзона Крузо" он по просьбе принцессы Ливорской рассказывал дважды — до Жерова и после. Запрещённая в США история про Тома Сойера и его друга Гека Финна вообще побила рекорд — её пришлось повторять четырежды и, не покажись в конце третьей пятидневки высокие древние стены Трина, негласной столицы Полуострова Герцогств, Игорю пришлось бы возвращаться к приключениям американских сорванцов и в пятый раз. Зато "Одиссея капитана Блада", как и все другие истории Егорова, принятая очень благосклонно, тем не менее, желания прослушать её ещё раз у друзей не вызвала — не оказалось среди них любителей пиратской романтики. В Ливоре к морским разбойникам относились скверно, вне зависимости от того, какими благими целями те свои грабежи оправдывали.

В пути, через три дня, как они миновали Жеров, принцессе пришлось выдержать ещё одно нападение. Только, в этот раз оно было не вооружённым, зато очень навязчивым — их нагнал лично герцог Отайский, оповещённый кем-то из своих владетелей о проезде Латаны через его герцогство и о случившемся на неё нападении.

Местный правитель много извинялся и через каждую фразу приглашал принцессу погостить у него во дворце. Герцог Отайский, пожилой невысокий мужчина, мало походил на венценосного аристократа — больше напоминая мимикой и жестами ушлого торгаша.

Чего хитрец желал от встречи с Латаной? Об этом неприметный, скромный лэн Карос, сумевший незаметно сплести Раскрытие Замыслов, доложил своей сюзеренше уже вечером первого дня знакомства правителей друг с другом.

Помыслы герцога Отайского были чисты — он хотел беспошлинной отправки своих товаров через порт Гирфеля. Увы, Отай не имел выхода к морю.

На последней беседе Латаны со своим коллегой Игорь не присутствовал, встреча проводилась тет-а-тет, но её результатами вернувшаяся высокородная подруга осталась очень довольна — плюс два кавалерийских и один пехотный полк в дополнение к её войску.

На границе Тринского герцогства принцессу Ливорскую ожидала сотня гвардейцев в качестве почётного эскорта, так что, к столице прибыла весьма внушительная колонна. Но делегация, вышедшая за городские ворота встречать правительницу Гирфеля, выглядела гораздо более впечатляюще, превосходя сопровождение Латаны и численностью, и богатством одежд.

— Я сейчас ослепну, — шёпотом сообщил Игорь Тании, — Где они все столько драгоценностей нашли? Тут в Трине есть алмазные россыпи?

Иск-магиня оставила вопросы без ответа, потому что в этот момент к Лане подъехали на статных, украшенных богатой сбруей конях важные улыбающиеся господа, и начался церемониал встречи дорогой долгожданной гостьи. Перешёптываться в такой момент было бы натуральным хамством.

— Принцесса, моя дорогая сестра, искренне рад тебя приветствовать в своём доме, — обратился, как понял Егоров из контекста его слов, герцог Авлой Тринский, молодой, чуть старше тридцати, мужчина, позади которого вежливо улыбались герцогиня Мира и их наследник тринадцатилетний виконт Обалон, — Тебя, твоего славного сына Дина, — он помигнул сидящему на холке материнского коня виконту, — И остальных.

Один из этих остальных — лэн Игорь Карос — посчитал развернувшееся на его глазах действие чрезмерно напыщенным и, главное, затянутым. Нет, ну, почти целый час пудрить мозги взаимными представлениями и славословиями, когда люди проехали долгий, длинный путь — это явный перебор. Но, порядок есть порядок. Егоров понимал, что от ритуальных плясок в средневековье никуда не деться.

Гирфель не только обладал одним из двух самых крупных портов Полуострова, но и располагался в стратегически важной точке тех мест, где позиции проимперской партии были наиболее слабы и уязвимы. Против Гира-Туана часто выступали не только и не столько правители, сколько большое количество владетелей рангом поменьше, практически не извлекавшие для себя никакой пользы от союза с империей. Контроль над Гирфелем позволял приводить смутьянов к послушанию и поиску компромиссов. Данным обстоятельством и объяснялся столь пышный приём, который в Трине был устроен Ливорской принцессе.

Среди встречающих оказались имперский легат граф Семпилий Рованский, солидный мужчина, обилием украшений готовый превзойти любого правителя Полуострова, уже прибывшие в Трин главы государств, соседствующих на севере с новыми владениями Латаны, герцоги Сероб Биранский и Ниетен Вилерский, руководители гирфельской эмиграции граф Майен Моснорский, барон Гольн Диг и владетельная баронесса Фира Тобор.

Именами и должностями остальных встречающих, включая главных жрецов храмов Порядка и Хаоса, Игорь даже не стал забивать себе голову. Решил, что всё равно с первого раза не запомнит. А, когда и если возникнет в ком-то нужда, то всегда можно будет уточнить. Или — как вариант — Егоров воспользуется советом своего бывшего замкомбрига, который говорил: если вы настолько тупые, что ничего не можете запомнить, то делайте, как это делаю я, берите блокнот и записывайте.

— Я о таком только слышала, — сказала Тания, оглядываясь по сторонам с таким выражением лица, что казалась Игорю попавшей в Москву провинциалкой из таёжного поселения, — Не думала, а вот пришлось самой тут оказаться.

— Со мной ещё и не в таких местах побываешь, — шутливо ответил попаданец, — Лойм, пойдёшь ко мне в полк замом? — спросил он у ехавшего с другой от него стороны приятеля.

От ворот Трина, длинная, как поезд "Россия, колонна гостей и встречающих двинулась к герцогскому дворцу, и советник с компаньонкой, как и адъютант принцессы, оказались оттёртыми от своей повелительницы персонами поважнее. Что, правда, не сильно всех троих расстроило — впереди пришлось бы больше щёки надувать, а не беседовать.

— Игорь, я думаю не стоит, — лейтенант тоже крутил головой, не меньше иск-магини, — Есть у тебя более достойные кандидаты, из благородных. Пусть сначала все привыкнут к твоему резкому взлёту, а потом уж…

С мыслью своего соратника Егоров был полностью согласен. Для здешнего сословного общества хватит пока и одного выскочки — лэна Кароса. Но и не предложить Лойму должность попаданец никав не мог. Здорово, что его приятель такой рассудительный. А, может, старина Кессер рассчитывает, что адъютантом правительницы быть намного выгодней? Игорю это без разницы, он за друзей всегда только радовался.

Трин у обитателей этого мира вызывал восхищение своими размерами и красотой присутственных зданий, построенных более трёх веков назад. Землянин, понятно, видел города и получше, но даже на него неформальная столица Полуострова произвела сильное впечатление.

Здесь, кроме герцогского дворца — на взгляд Игоря, ничем не уступающего королевскому в Ливоре — имелась большая резиденция имперского легата. Но наибольшее впечатление на землянина произвёл университетский комплекс, расположенный напротив жилища герцога Тринского, на другом берегу не широкой, но полноводной реки.

Тринский университет, наряду с имперским, считался самым престижным на Орване учебным заведением, в котором обучались студенты из многих государств материка.

— Вы лэн Карос и иск-магиня Молс? — к спешившимся гостям с поклоном подошёл пожилой лакей, одетый не хуже иных чинорских дворян, — Велено вас проводить во дворец.

Латана с сыном и высокородными аристократами уже поднялась по широким мраморным ступеням и скрылась за высокими дверями. Попаданец, грешным делом, подумал, что она забыла о своих друзьях. Ан, нет.

— Только нас двоих? Про других распоряжений не было? — уточнил Егоров, обернувшись на свою родную компанию.

Сопровождавшие герцогиню Гирфельскую нейторские солдаты повернули назад ещё с границы Трина, а бойцы отряда лэна Кароса разместились в постоялом дворе возле городских ворот. К резиденции герцога с Игорем приехали только его друзья и боцман Дильян, пребывающий в меланхолии из-за двукратного сокращения его винной пайки жестокой принцессой.

— Их сейчас проводят в розовый флигель, — опять поклонился слуга.

— В розовый? — хмыкнул Егоров, — Не в голубой?

— В голубом разместились люди герцога Вилерского, — не понял иномирной шутки раб.

— Понятно, — кивнул попаданец, — Тогда веди, — он прижал к себе за плечи Кольта и Гильму, — Я постараюсь сегодня обязательно к вам вырваться, — сообщил он друзьям и, взяв под локоток Танию, двинулся вслед за провожатым.

Принцессе Ливорской выделили гостевые апартаменты на втором этаже, имевшие отдельный выход к северному подъезду, так что, навещать Латану, как и покидать её, можно было минуя караул у парадного входа.

— Герцог, ожидаемо, проявил уважение ко мне, — Латана, пока служанки готовили ей ванну, разговаривала с друзьями сидя с сыном в гостиной, — Игорь, сразу после торжественного пира — кстати, вы там оба присутствуете — когда я покину зал для совета с герцогами и легатом, съезди за моими воинами. Северный подъезд и оба входа в мои апартаменты теперь их ответственность.

— Понял, государыня, — склонил голову Игорь.

— Да садитесь вы оба, — немного раздражённо сказала принцесса. Блистательная улыбка, с которой она общалась со своими коллегами, легатом и лидерами гирфельцев, сменилась на озабоченность, — Чего ты понял?

— Всё. Лана, слушай, есть предложение. Места тут полно. Предлагаю наших друзей разместить здесь, а мой отряд, или хотя бы его половину, во флигеле. Чтобы им на дежурства не таскаться через весь город. Всех наших лошадей, разумеется, оставим на постоялом дворе.

— Делай, как знаешь, — согласилась принцесса, — Так даже будет лучше, — она поцеловала Дина в макушку, — Но этим займёшься позже, а пока идите, готовьтесь к пиру.

Игорь с Танией, не успев нагреть задницами стулья, поднялись.

— Мне там не надо будет на кого-нибудь… скажем так… посмотреть? — подмигнул попаданец.

— Пока нет, — Латана тоже встала, — Скажу, когда будет нужно, — она подошла к двери в коридор, тут же услужливо распахнутой её красавцем-юношей, — Долго я ещё буду ждать?! — крикнула она слугам, которые таскали воду в ванную комнату.

От её гнева один из водоносов запнулся, но умудрился равновесие удержать.

— Мы не задержимся, — заверил Игорь, пропуская впереди себя Танию, — На нас можешь не кричать.

— Хорошо, не стану, — Латана подтолкнула его в спину.

У попаданца были некоторые опасения, что он и иск-магиня Молс станут объектами назойливого внимания со стороны присутствующих на пиру людей, однако, едва только лэн Карос с подругой вошли в пиршественный зал, то Игорь понял, что в такой огромной толпе народа они просто затеряются. Да и имелось тут на кого смотреть, помимо двоих мутных персон из окружения герцогини Гирфельской — ведь не часто увидишь за одним столом сразу трёх герцогов и имперского легата с супругами, в придачу к принцессе Ливорского дома, с именем которой связывали множество надежд и планов.

От стола, где сидело начальство, советник и компаньонка Латаны оказались довольно далеко, что попаданца нисколько не расстроило, как и его подругу.

В целом, празднование прибытия кандидатки проимперской партии в Трин землянину понравилось. Пусть, вместо акробатов и скоморохов, тут звучали простенькие мелодии местных свистулек, рекой лились славословия — Игорю даже показалось, что его венценосная подруга стала липкой от вылитого на неё словесного мёда, зато еда была вкусной, руки рабов и рабынь, подносящих новые блюда, чистыми, а в застольные соседи землянину с иск-магиней попались две семейные пары тринских дворян, озабоченные взаимными матримониальными планами, так что, пришество гостям назойливым вниманием не портивших.

Когда высокородные аристократы, весьма милостиво попрощавшись с остальными участниками пира, удалились — руководство свои совещания не желало откладывать в долгий ящик — в огромном зале началось всё то, что Егоров видел на земных гулянках, когда гости оставались предоставленными сами себе — обжорство, пьянство и выяснение того, кто насколько кого уважает.

Пока дело не дошло до вызовов на дуэли, заменяющие в этом мире драки, Игорь склонился к уху напарницы.

— Тушкой ли, чучелом, но нам пора отсюда сваливать, — сказал он, — Меня наша госпожа, как ты знаешь, нагрузила делами словно ишака.

— Сам напросился.

— Угу. Иди, я за тобой. Уходим по английски, не попрощавшись.

Вначале Игорь привёл в апартаменты принцессы своих друзей. Заодно оценил размеры розового флигеля, убедился, что, пусть не весь свой отряд, но его половину разместить в этом красивом одноэтажном здании, скрытом в глубине дворцового парка, можно без особой тесноты.

— Лойм, Парн, поехали со мной, — землянин дёрнул лейтенанта за рукав куртки, показывая на выход из коридора, — Девчонки тут без нас разберутся, кому, где устроиться, — Переживал, что без приятелей остался? — спросил он у улыбающегося Дина, — Вечером расскажу историю про Аладдина и его волшебную лампу. Так что, дождитесь меня. Кольт, остаёшься за старшего. Из апартаментов пока ни ногой.

С Тэгом Виллом, своим заместителем, Игорь определился, что чинорские дворяне, разделившись на две группы, станут поочерёдно жить на территории дворцового комплекса, сменяясь каждую пятидневку, и нести караульную службу по охране герцогини Гирфельской.

Егоров уже набросал на свитке свои предложения Латане по назначениям на офицерские должности и присвоению воинских званий. С Виллом он пока этот вопрос обсуждать не стал, решив, что вначале переговорит с сюзереншей.

Латана явилась с совета очень поздно и в таком виде, что, как говорится, краше в гроб кладут.

— Да уж, тяжела ты, шапка Мономаха, — под нос себе прокомментировал состояние венценосной подруги Игорь, — Наверное, я лучше завтра с утра к тебе приду, — сказал он.

— Спасибо, Таня, — слабо улыбнулась принцесса, входя в свою спальню, в ответ на полученное от иск-магини Восстановление, которое не сильно-то и помогло — Латана устала не телом, — Дин уже спит? — спросила она у землянина, когда тот вместе с Танией вошёл вслед за ней в комнату.

— Да, недавно уснул. Ну, так что? Завтра нам расскажешь, о чём вы там успели договориться?

— Завтра, — решила сюзеренша.

Латана потом ещё долго сидела в комнате сына и потому проснулась поздно. Так что, встречать и принимать в гостиной явившихся ни свет — ни заря лидеров гирфельских мигрантов пришлось лэну Каросу и иск-магине Молс.

Двое молодых мужчин — граф Майен Моснорский и барон Гольн Диг — выглядели так, как и должны в представлении Игоря выглядеть военные или партийные вожаки, а вот девятнадцатилетняя владетельная баронесса Фира Тобор, пышная, круглолицая и курносенькая красотка, на такую роль не подходила совсем, даже при том, что её убитый заговорщиками отец был при прежнем правителе Гирфеля первым министром.

Впрочем, если рассматривать госпожу Тобор лишь как знамя или символ, то, с учётом стоявших за ней сил, связей и денег, её внешность и молодость работали скорее в плюс.

Ещё в процессе взаимных приветствий Игорь узнал о сюрпризе, который подготовила ему сюзеренша.

— Кхм, если честно, граф, — чуть не подавился вином от услышанного попаданец, — Эту новость я ещё не слышал. Моя повелительница пока не соизволила мне об этом сообщить.

— Разве она с тобой не обсуждала? — удивился граф Майен.

Игорь не успел ответить, как в гостиную вошёл слуга и сообщил, что герцогиня Гирфельская желает видеть своего советника.

— Оставляю вас с госпожой Молс. Надеюсь, не надолго. Думаю, наша правительница вскоре сюда подойдёт или вызовет к себе в кабинет.

Принцессу землянин застал в небольшой, но уютной столовой, где она, уже одевшись в одно из парадных платьев и украсившись множеством драгоценностей, изволила завтракать вместе с сыном.

— Привет. Ты вчера очень интересную историю Дину и его друзьям рассказал, — она жестом пригласила своего советника присаживаться к столу, указав на кресло напротив себя, — Может и мне попозже удасться её услышать.

На миг у Игоря мелькнула шальная мысль, что мальчик научился говорить и поведал матери о вчерашней истории, но попаданец тут же вспомнил, что сюзеренша умеет чувствовать и слышать своего сына без всяких слов.

— Не знаю. А пока мне бы и самому хотелось что-нибудь интересное послушать, — не обращая внимание на присутствие в столовой ещё и красавца-раба, Егоров не последовал приглашению и сел на диван возле окна, — Лана, ты нафига это придумала? И почему я узнаю об этом от графа Моснорского?

— Дин, не хочешь есть, беги к приятелям, — перестала мучить ребёнка принцесса и разрешила тому уйти к Кольту и Гильме, — А что случилось? Чем я обидела своего друга?

— Ты зачем вчера всем сообщила, что хочешь передать мне титул и владения Лайча Приарского? Мы ведь так не договаривались. Могла бы сначала со мной этот вопрос обсудить.

— А у меня, думаешь, была такая возможность? Когда герцог Биранский по пути во дворец неожиданно поднял этот вопрос — подозреваю, старый осёл имел, кого мне предложить — я вдруг подумала, а почему бы мне и не рекомендовать совету герцогства — не нынешнему узурпаторскому, конечно, а будущему — твою кандидатуру? Человека ближе, чем ты, у меня всё равно нет, ну, кроме Дина, конечно. И пусть только кто-нибудь посмеет воспрепятствовать моей воле. Сотру в порошок. Самое богатое графство Гирфеля должно принадлежать самому лучшему из моих людей.

— Но…

— Какие "но", Игорь? Не спорь. Закроем пока этот вопрос. Всё равно, это не сегодня и не завтра должно случиться. Лучше порадуйся, как быстро и ловко мне удалось договориться с легатом насчёт пепла нарга. Рассчитываю, что мы уже на днях узнаем, какой же подарок тебе приподнесут Порядок с Хаосом в этот раз.

Глава 25

Карету сильно трясло даже на достаточно ровно уложенной брусчатке улиц Трина, и разговаривать приходилось осторожно, чтобы не прикусить себе ненароком язык.

— Извини, Лана, что в этот раз от меня оказалось мало толку, — Игорь покрепче прижал к себе сидевшую рядом на диванчике Танию и мысленно пожалел сидевшую напротив сюзереншу, которой приходилось самой цепляться за своё сиденье, местные горе-кулибины не только до рессор не додумались, но даже до ручек внутри кареты и лесенок снаружи — роль последних выполняли спины слуг, — Такого переплетения вариантов я не ожидал.

— Зато я ожидала. Всё равно, спасибо. Мне есть о чём подумать.

Послышался жалобный вскрик какого-то зеваки, на свою беду оказавшегося на пути кортежа принцессы и получившего от одного из гвардейцев эскорта подарок плетью.

Сегодня, на пятый день пребывания в Трине, Игорь с Танией сопровождали Латану в резиденцию к имперскому легату, где принцесса решала свои финансовые вопросы. Она попросила своего советника при возможности использовать заклинание Раскрытие Замыслов. И такой случай подвернулся, когда граф Семпилий пригласил герцогиню Гирфельскую пройти с ним в кабинет для беседы тет-а-тет, без свидетелей.

На такую секретность и частичное к нему и иск-магине Молс недоверие со стороны имперца Егоров отреагировал спокойно — деньги любят тишину — но воспользовался моментом и магически прояснил планы легата, когда тот приостановился на выходе из гостиной, пропуская вперёд Латану.

Результат заклинания Игоря вогнал в ступор. У графа Семпилия Рованского на каждом направлении его деятельности имелись различные варианты действий, не один и не два, и, к тому же, часто взаимоисключающие. И какой из своих планов легат начнёт выполнять с большей вероятностью было совершенно не ясно — всё зависело от множества возможных обстоятельств и действий других акторов орванской политики.

Попаданец даже испытал глубокое разочарование в своём, казавшимся таким полезным, заклинании. Однако, когда землянин на обратном пути из имперской резиденции поведал сюзеренше все узнанные варианты действий графа Семпилия, та выслушала очень внимательно и, судя по мимике её лица, поняла для себя гораздо больше, чем её советник.

— Вот и приехали, — кэп Очевидность увидел в оконце, что карета подкатила сразу же к принцессиному подъезду, поспешил выйти первым — топтаться по людским спинам землянин не собирался — и подал руку Латане, дождавшейся быстро подбежавшего к дверце лакея, — Повелительница, прошу.

Дежурившие возле лестницы в апартаменты Латаны Нид Пилеш и Гарки, семнадцатилетние карьеристы, с воодушевлением восприняли приезд начальства. Три дня назад Игорь представил обоих герцогине Гирфельской как своих кандидатов на получение в его будущем Приарском графстве владений и титулов — лэнских, а то и баронских. Как отличиться сумеют.

И теперь оба младшие сыновья мелкопоместных чинорских дворян готовы были из шкуры вывернуться в стремлении показать себя с лучшей стороны.

Попаданец присмотрел себе этих парней не только за их личные качества, но и по причине их молодости. Егоров вообще, будь у него на то время, своё личное войско начал бы собирать по принципу янычар — из юношей, которые кроме него никому и ничем не были бы обязаны.

— Как дела, друзья? — спросил он у Нида и Гарки.

— Всё спокойно, полковник, — выправил грудь первый из них.

К огорчению дворян, будущая правительница Гирфеля, негромко накоротке о чём-то переговаривавшаяся со своей компаньонкой, никакого внимания на их доблестную службу и бравый вид не обратила. Она вообще в их сторону не взглянула.

— Игорь, пойдём прогуляемся, — Латана поплотнее закуталась в накидку, — Договорим, о чём начали.

— Не замёрзнете? — спросил землянин сразу у обоих подруг.

— Не успеем, — усмехнулась принцесса.

В карете было не теплее, чем на свежем воздухе, но там не дул неприятный ветер, который сейчас забирался под полы плащей. Но, раз Латана решила, что им нужно без лишних ушей обсудить результаты её встречи с имперским легатом, то — попаданец подумал — кто он такой, чтобы спорить с сюзереншей?

— Ты чем-то расстроена, — утверждающе произнёс Егоров, — Это из-за того, что я магически узнал у графа Семпилия?

— Нет, не из-за этого, а от общения с милым легатом, — принцесса первой двинулась к покрытой коричневатым щебнем тропе, ведущей к аллее фруктовых деревьев, сейчас унылых и пожухших, но чуть сбавила шаг, чтобы друзья встали у неё по бокам, — И я вовсе не расстроена, Игорь. Я просто в бешенстве, — мило улыбнулась она.

— Честно говоря, такой эмоции у тебя не просматривается, — хмыкнул землянин, — Но ты продолжай, а то мои красавицы вымерзнут раньше, чем мы успеем обсудить дела. Так что тебя взбесило?

— Не что, а кто. Дядюшка.

— Который из них? Их у тебя много. Сядем на скамейку?

— Игорь, мне не до шуток. Правда. Конечно, я про императора Тулвия. Нет, садиться я не хочу. Холодно, — она поморщилась, то ли от неуместного вопроса друга, то ли представив неприятные ощущения от прикосновения попы к камню паркового сиденья, — Дядюшке моё восшествие на престол Гирфеля нужно не меньше, чем мне. Тем не менее, он собирается свою племянницу обобрать до исподнего.

Втроём они прошли почти до самого конца парка, чуть ли не до смерти напугав своим внезапным, неурочным появлением команду из пятерых грязных невольников, восстанавливающих участок каменной ограды дворцового комплекса, а затем повернули назад.

По мере рассказа принцессы о беседе с легатом землянин всё больше начинал считать, что венценосная подруга зря себя накрутила. Ничего чрезмерного в условиях, выдвинутых императором своей троюродной племяннице Латане, Егоров не находил.

Тулвий Третий и так сильно вложился деньгами в организацию похода. Был ли он уверен, что ему удастся убедить Вернига Второго отпустить свою сестру и племянника или император имел под рукой запасного кандидата — Игорь считал, что верно и то, и другое — но в паре километров от столицы Тринского герцогства уже с середины зимы строились временные склады, свозились необходимые припасы и готовились лагеря для размещения полков, как для тех, что прибудут из других герцогств, так и для тех, что будут формироваться здесь. О важной роли тылового обеспечения в войне полководцы этого мира знали не хуже земных.

Фраза Наполеона, что для войны ему нужны всего три вещи: деньги, деньги и деньги, полностью оправдывала себя и в Орване. Помимо уже затраченных средств, Тулвий Третий через своего легата предлагал Латане сто пятьдесят тысяч империалов. Этой суммы с излишком хватит на формирование семи полков со всем полагающимся к ним обозом и припасами для ведения войны хоть в течение года.

Понятно, император захотел получить помимо лояльной государыни на Гирфельском троне и кое-какие материальные преимущества.

— Всего-то десять лет налогов с порта? — уточнил Егоров

— Всего-то, — фыркнула принцесса, которая, как это часто случается со всеми, поделившись своими проблемами, стала заметно спокойней на них смотреть, — Да это же две трети дохода герцогской казны Гирфеля! А ещё, в последующие пять лет гира-туанские торгаши будут иметь право беспошлинной торговли. Игорь, ты…

— Мы найдём другие способы пополнения твоей казны, — уверенно заявил попаданец, — Соглашайся.

— Я уже согласилась. Ты разве не понял ещё? Потому и места себе не нахожу. Как ты про Лойма говорил? Кто его душил? Жаба? Вот и меня… Но! — принцесса остановилась, когда до подъезда оставалось меньше двадцати шагов, и снизила голос, — Я попросила, в дополнение к займу, выделить мне…, - она торжествующе улыбнулась, — восемь горстей пепла нарга! Этого наверняка хватит, чтобы тебе завершить инициацию того заклинания.

— У графа Семпилия есть столько субстанции? — Тания тоже перешла чуть ли не на шёпот.

— А что тебя удивляет, Тания? — Латана зябко передёрнула плечами, — Имперские представители повсюду скупают пепел для отправки в Гира-Туан. Нам повезло, что граф не успел ещё собрать нужных для пересылки объёмов. Я заберу у него всё, что есть на данный момент. Сказала, что хочу увеличить количество иск-магов в своём войске, заодно, поощрив наиболее мне преданных и полезных дворян.

— Поверил? — уточнил Игорь.

Он не хотел лишнее время держать подруг на холоде, но вспомнил, что обе имеют в своём арсенале Лечение, так что, если и простынут, то легко себя и исцелят. Попаданец посмотрел на часы, они показывали четверть пятого. Егорову есть ещё не хотелось — имперский граф оказался хлебосольным хозяином — принцессе и иск-магине, видимо, тоже.

— Думаешь, ему не всё равно? — Латана смешно сморщила носик, — Я ведь беру субстанцию в счёт тех самых ста пятидесяти тысяч империалов. К сожалению, то, что нам нужно, сейчас в портовом Урехте, но через три-четыре дня привезут. Пошли во дворец. Правда, что-то зябко. Ты же Себана обещал, как мне помнится?

— Какого ещё… а, Синдбада! — хохотнул землянин, — Обязательно расскажу. Пару его приключений. Как же мы без Синдбада-то.

Пережить ожидание доставки пепла нарга Игорю помогла загруженность делами по комплектованию своего полка, первого в армии герцогини Гирфельской. Кроме попаданца, приступили к формированию трёх таких же частей и лидеры гирфельской эмиграции. Только им предстояло командовать пехотой.

Вопрос с тем, насколько баронесса Фира Тобор подходит для должности полковника, Егоров придержал при себе — время присмотреться к этой пышечке у него впереди навалом.

С предложением своего советника о назначениях в его кавалерийском полку герцогиня Гирфельская согласилась без всяких вопросов, подписав все офицерские патенты, заранее заготовленные Тринской канцелярией по просьбе лэна Кароса, сославшегося на волю принцессы.

Дворян прибывшего с ним отряда Игорь взял к себе всех без исключения. Были среди них пяток, на взгляд землянина, мутных и гниловатых, но он решил, что избавиться от балласта всегда успеет, а на безрыбье, как говорится, и рак рыба.

Выделенных Латаной десяти тысяч империалов вполне хватало. Из-за отсутствия латной кавалерии, здесь не было высоких требований к боевым коням. На выданные баронету Римму Зорну, майору, командиру первой линии, четыре тысячи тем были куплены лошади для всего личного состава.

Сложнее оказалось найти иск-магов, но Тэг Вилл, заместитель лэна Кароса, смог договориться с двумя пожилыми тётками, когда-то служившими в армии герцога Тринского, но вышедшими в отставку. Нет, если бы среди чинорских дворян оказался хотя бы один одарённый, Игорь обошёлся и без этих иск-магинь, только вот, выбора особого не было.

Принцип комплектования войска рядовым и унтер-офицерским составом землянину не нравился категорически, однако, и здесь он ничего поделать не мог. Пришлось брать и наёмников, и молодых лоботрясов, решивших попытать счастье на войне, и поиздержавшихся ветеранов, а иногда и вовсе какой-то сброд.

На будущее Игорь твёрдо решил создавать своё войско по принципу янычар — тут полно бесхозных отроков, которые перебиваются случайными заработками и питаются объедками. Он найдёт, кому предложить нечто большее, чем закончить свою жизнь на виселице, на колу, в рабском ошейнике из-за долгов или помереть от голода.

Впрочем, порядки в армии здесь были хоть во многом и бестолковыми, зато наказания за провинности предполагались просто чудовищно жестокими, так что, всех рекрутёров офицеры быстро научат послушанию и кое-каким умениям.

Теперь та часть его дворян, что не была занята охраной дворцовых покоев правительницы, постоянно находилась в строящемся и расширяющемся полковом лагере, который Игорь взял себе в правило посещать каждый день.

С некоторым сожалением Егоров бессильно наблюдал за тем, как его друг Лойм превращается из доброго вояки в придворного лизоблюда, став не просто адъютантом, а, можно сказать, почти лакеем принцессы.

Игорь даже подозревал, что старина влюбился в Латану. Если это так — думал попаданец — то осталось только бывшему десятнику Олского полка, быстро проскочившему через лейтенанта и уже щеголяющего с капитанской нашивкой, только посочувствовать. Землянин хорошо узнал свою сюзереншу — глубокий шрам, оставшийся на её душе от брака со стариком, не излечим, и Лойму точно ничего не светит.

Зато, совершенно неожиданно для себя, Игорь близко сошёлся с графом Моснорским. Майен был высокомерным снобом, грубым с людьми, скупым, имел вспыльчивый характер и понравился попаданцу своей честностью. От графа можно было ожидать многого, но не подлого удара в спину, а Егоров такое очень в людях ценил ещё в своей прошлой жизни.

— Такими темпами, пожалуй, едва только к началу лета успеют, — высказал своё мнение Игорь графу Майену, когда они проезжали территорию пустых складов возле лагеря пехотного полка, — Наша правительница себе места не находит, торопится с походом, а тут…

— Если бы ты знал, граф, как я тороплюсь, — лидер гирфельских эмигрантов, не дожидаясь никакого Совета герцогства, уже называл лэна Кароса новым титулом, — Моё владение подвергается постоянным нападениям, мои верные вассалы не могут высунуть нос за стены своих замков, а тут… Дело же не только в припасах, Игорь. Мы всё равно будем ждать войска союзных владетелей, а они ещё не скоро подойдут.

В этом вопросе бывший спецназовец не был согласен с опытным воякой. Нет, понятно, что герцоги придут поздно. Вот только у попаданца уже начал созревать план блицкрига. Бить врага не числом, а тактическим умением, внезапностью, нестандартностью решений и высокой мобильностью.

Только, пока Егоров ещё до конца не определился с порядком своих действий, не согласовал его с сюзереншей, а потому не стал ничего заранее своему коллеге графу и полковнику говорить.

— Граф, я бы с удовольствием послушал про Гирфельское герцогство, — перевёл он разговор на другую, не менее для него интересную тему, — И, если можно, чуть подробнее про то владение, которое столь великодушно пожелала мне предоставить наша правительница.

До города ехать было недалеко, Майен это учёл и постарался излагать, не растекаясь мыслью по древу.

В Трине, проезжая мимо университета, попаданец подумал, что неплохо было бы побывать там, где станут учиться Кольт и Гильма. Само собой, он не собирался делать это прямо сегодня, но и откладывать в долгий ящик тоже не собирался. На следующей пятидневке землянин решил обязательно выкроить время для знакомства с местным учебным заведением. И повода придумывать не надо — уговорит венценосную подругу навестить главного оппонента и друга своего бывшего наставника.

Перед дворцом Игорь с графом Моснорским расстались — Майену ещё предстояла встреча с бароном Гольном и баронессой Фирой, пока занимавшимися подбором офицеров. Они, как и беглый владетель Моснора, отдавали в основном предпочтение своим землякам, скитавшимся по чужбине, но теперь увеличивающимся потоком прибывающим в Трин.

В дверях апартаментов попаданец нос к носу столкнулся с Айсой.

— Ты опять за сладостями для наших сорванцов? — спросил он девушку.

— Как ты догадался, мой господин? И не только для них, — лукаво улыбнулась бывшая рабыня и тут вдруг подмигнула, — Тебя правительница с госпожой Молс ждут. Загадочные очень. Думаю… нет, я тебе ничего не говорила, — засмеялась Айса и проскользнула мимо попаданца и любующихся ею караульных.

— Смотреть надо в сторону лестницы, — указал своим бойцам Егоров, — Вдруг оттуда придут злоумышленники? А вы на девиц любуетесь. Вот так и вырезают целые подразделения. Храбрость города берёт, а бдительность их охраняет. Не знаете?

Игорь уже догадался, какой сюрприз его ждёт, и поспешил в кабинет принцессы. Но нашёл её в гостиной, где они с Танией расхаживали вдоль окон словно маятники.

— Уже приехал? — задала глупый вопрос иск-магиня.

Указывать на это попаданец не стал, он волновался не меньше подруг. Вон как у Ланы ноздри раздуваются. Пытаются его внезапно удивить, а сами от нетерпения чуть ли не подпрыгивают.

— Пепел доставили? — спросил он.

— Как ты догадался? — Латана сделала шаг к шкафу и извлекла из него сундучок.

— Видели бы вы себя сейчас в зеркало, таких вопросов не задавали.

Он принял у венценосной подруги из рук долгожданный предмет и, поставив на стол, открыл крышку. У попаданца мелькнула мысль немного потянуть время, но понял, что такое ребячество ни к чему, и прикоснулся к субстанции.

Да, подобного Игорь не ожидал. Пусть он вновь не получил ничего боевого, зато новый подарок от Великого Шутника давал ему возможность взять под контроль весь мир. Ни много, ни мало.

Как и в предыдущие разы, землянин даже не мог сразу придумать определение полученному умению. Но суть его — создание и разрушение порталов, а также инициация людей, которые смогут этими порталами управлять. И лишение их этой возможности тоже. И всё это — одно и то же заклинание.

При наложении создаваемой им искривлённой сферы, видимой только в его магическом зрении, на любой твёрдый предмет, размером от полуметра до метра в диаметре, вокруг создавалась портальная площадка, видимая только ему и тем людям — не обязательно одарённым магически — на которых он применит такое же заклинание.

Срок действия таких площадок три года, если он повторно не применит к ним своё умение — в таком случае портал разрушится. А люди, получившие от него способность управлять портальными переходами, смогут это делать восемнадцать лет, опять же, при условии, что землянин не лишит их этой возможности раньше.

И очень важным было то, что пользователи порталов не могут быть никем из одарённых таковыми определены. Получается, что это совсем другой вид магии, может быть, даже из другого мира.

"Я ведь теперь могу целый портальный клан основать! — в голове у попаданца мысли носились вихрем, — И заклинание-то второго круга, то есть, я прямо сейчас получу в свою организацию первых двух адепток. И каких!"

— Игорь!

— Игорь!

— Да перестаньте вы меня теребить, — засмеялся он, обхватив сразу обоих подруг за талии, — Сейчас я вам всё расскажу. Дайте только в себя прийти и придумать название этому чуду.

Конец третьей книги.

Поставить лайк не забудьте))

Это ускорит выход 4й книги.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13 Интерлюдия
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25