КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 580206 томов
Объем библиотеки - 871 Гб.
Всего авторов - 232063
Пользователей - 106555

Впечатления

Влад и мир про Тамбовский: Кирпичики (Альтернативная история)

Неплохо,но на хорошо не тянет. ГГ жизнь прожил,но так и не научился ничему. С точки зрения морали, живёт только для себя и хочет успеть нахапать, но делает этого практически не умеет. Какой дурак лезет со своими прожектами к чужому дяде? Тут либо на тебя работают и всё твоё, либо ты просто служащий без прав. Есть вариант рейдерского перехвата чужой собственности со 100% уголовными разборками. Ходить и предлагать всем свой бизнес, потом

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Щепетнов: Цикл романов "Бандит"-Пётр Синельников. Компиляция. Книги 1-6 (Боевая фантастика)

Как наверно обидно гражданину Влад и мир, что на его разгромные коментарии о книгах и авторах никто не обращает внимания, а продолжают далее с удовольствием читать книги этих авторов...
Особенно впечатляет начало:С первых предложений повествование мне не понравилось.Это уже диагноз...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Влад и мир про Щепетнов: Цикл романов "Бандит"-Пётр Синельников. Компиляция. Книги 1-6 (Боевая фантастика)

С первых предложений повествование мне не понравилось. У ГГ мозги в отключке, как и у автора. Например, обломком раковины брить голову - верный путь лишиться скальпа от гнойных ран. Раковина-органика, в которой еще сдох и разложился моллюск, а не бритва с мылом для бритья. Как можно без укрытия отстреливаться в пустыне? Само изложение не вызывает в душе сопричастности и доверия к написанному. Абсурдные фантазии. Даже имея бритву, я бы

подробнее ...

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
vovih1 про Ангарин: Неандерталец. Компиляция (Альтернативная история)

Во втором томе 31 глава, тут выложены только 20, которые бесплатны.релизер, или докупи отстальные главы или не выкладывай огрызки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Кедров: Астр-аль (поэма начертанная созвездиями) (Экспериментальная поэзия)

У меня нет этой книги ни в бумаге, ни в твердом формате, поэтому форматировать не стал. Ведь в экспериментальной и визуальной поэзии важны отступы и расположение отдельных слов и букв.
Так что выкладываю в том виде, в каком эту книгу нашел.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
lopotun про Чуйков: В боях за Украину (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Любая война - это зло и трагедия для всех, без исключения. Она калечит души людей. Но больше всего достается матерям за своих сыновей.
Как написал Сергей Есенин в стихе МОЛИТВА МАТЕРИ:

На краю деревни
Старая избушка.
Там перед иконой
Молится старушка.

Молится старушка
Сына поминает,
Сын в краю далеком
Родину спасает.

Молится старушка,
Утирает слезы.
А в глазах усталых
Расцветают грезы.

Видит она поле,
Это поле боя,
Сына видит

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovih1 про Ангарин: Неандерталец (Альтернативная история)

Уже есть продолжение
Неандерталец II: Восточные земли

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

За порогом 2 Сталь и Пламя [Андрей Савинков Funt izuma] (fb2) читать онлайн

- За порогом 2 Сталь и Пламя (а.с. За порогом -2) 995 Кб, 278с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Андрей Савинков (Funt izuma)

Настройки текста:



Глава 1

Болты с дробным стуком воткнулись в деревянные щиты. Большая часть; несколько штук, пущенных особо криворукими личинками арбалетчиков пролетели мимо цели и звонко лязгнули о замковую стену.

- Вашу мать! Это кто опять такой косой? - Поставленный следить за новичками Брад схватил палку и бросился проводить среди вчерашних крестьян воспитательную работу.

Весна еще не вступила в свои права в полной мере – кое где почерневшими кучами лежал последний снег, первая зелень только-только начала оживлять монохромный по-зимнему пейзаж.

По ощущениям капитана, разбивка на месяцы в этом мире несколько не соответствовала сезонам, ну или его представлениям о таковых. Зима пришла еще до начала восьмого месяца, то есть где-то в начале-середине ноября, если соотносить с земным календарем. А весна – еще до окончания первого, то есть в конце февраля. То ли составители местного календаря не заморачивались привязкой его к реальной погоде, то ли за годы накопилась ошибка, как это было с Юлианским календарем на Земле. Впрочем, не натуралистические наблюдения волновали барона в первую очередь.

Большую часть первого месяца Серов посвятил занятиям математикой. Вернее даже преподаванию математики на уровне первого-второго класса, благо военную и хозяйственную рутину было на кого переложить. Сначала Ариен скептически отнесся к идее позаниматься арифметикой и уж тем более переучиваться на какие-то непривычные и странные цифры, которыми никто не пользуется. Тем более странной показалась магу идея записи ноля как отдельной цифры и как части составных чисел, однако спустя пару недель, капитан сумел нащупать правильные доводы, заставившие мага взглянуть на проблему под другим углом.

Для этого пришлось провести наглядную демонстрацию. Вернее, устроить соревнования по скорости выполнения простых арифметических действий. Для средневековых людей все это действо выглядело крайне странно, но на какую ересь только не пойдешь, чтобы получить необходимый результат.

- Иии… начали! – Реймос назначенный судьей в импровизированном соревновании перевернул песочные часы.

Александр и Ариен одновременно перевернули листы с заданиями. Для чистоты эксперимента, задания составляли они друг-другу, Серов в местной системе счета, а Ариен в десятичной, арабскими цифрами. Три десятка простых примеров в рамках четырех действий. Сложение, вычитание, деление, умножение. Числа до тысячи. Задание для второго класса.

«Блин, однако постоянное пользование калькулятором изрядно разжижает мозги», - думал капитан, старательно выводя знаки на бумаге, стараясь не наставить клякс – пока научился хоть сколько-нибудь прилично пользоваться местными писчими принадлежностями семь потов сошло, - «будет смешно, если Ариен посчитает быстрее просто потому, что делает это чаще».

Но нет – даже без практики капитан закончил считать в два раза быстрее чем маг, чем весьма впечатлил того и заставил поверить в «новую» систему счисления. После этого обучение пошло гораздо легче, за два десятка дней капитан в темпе вальса накидал магу программу по математике за начальную школу. Особенно того поразила концепция десятичных дробей. Ариен долго сидел, уставившись в лист бумаги, где Серов «играл» с запятой показывая, что такое порядки и на сколько удобнее десятичные дроби чем простые, с которыми местные были знакомы.

На осознание новой концепции магу понадобилось с пол часа времени, после чего с криком «мне нужно кое-что пересчитать», улетел в свою лабораторию, из которой потом не выходил несколько дней.

- Ты знаешь, - на третий день маг появился в обеденном зале осунувшийся и заработавший громадные темные круги под глазами, - не люблю признавать, но был я был не прав.

Сначала Ариен основательно подкрепился, выпил бокал вина, после чего решил поучаствовать в застольном разговоре.

- Эта система счета – настоящее чудо. Она позволяет гораздо лучше оптимизировать структуру заклинаний. Вернее, очень сильно упрощает обсчет таких оптимизаций. На ту работу, которую я проделал за три дня, раньше бы у меня ушло дней двадцать, если не больше. Это поразительно! Откуда эти знания? Кто это придумал? Почему я до сих пор ничего не слышал о таком способе записи математических действий?

- Не могу ответить на все твои вопросы, - Серов, очень аккуратно подбирая слова попытался ответить другу. С одной стороны не хотелось врать, а с другой – говорить всю правду. Кто знает, какая будет реакция, - придумали такой счет и запись очень давно. Однако, я думаю… что кроме нас с тобой… больше никто о ней не знает и не пользуется. Хотя я тут я могу и ошибаться, но мой источник знаний достаточно уникальный, чтобы… да… чтобы так всерьез думать. Вот. Как-то так.

- То есть во всем мире только ты умеешь так считать?

- Ну видимо да, во всяком случае я о других не знаю, - улыбнулся капитан, - ну вот еще ты умеешь.

- Александэр! – Маг был взволнован до последней крайности, - если это так, то ты просто не представляешь, какой инструмент ты отдал мне в руки. Его невозможно оценить! Боги! А какие возможности открываются в плане ритуальной и начертательной магии с увеличенной точностью построения моделей…

- И что ты сможешь быстрее проверить людей в баронстве на магию? – Серова больше интересовала практическая сторона вопроса.

- Да, конечно! Нужно будет просчитать печать-детектор, выделишь мне помещение в замке под это дело, я нарисую… да… точно… - маг ушел в себя, что-то лихорадочно обдумывая, - я дам тебе список необходимых компонентов. Можно будет буквально за два десятка ударов сердца проверять человека. С такой-то точностью. И расход маны будет минимальным.

- Отдашь список Реймосу, я его предупрежу, купим все что нужно. В разумных пределах, конечно, а то знаю я вас. А насчет математики – я рассказал тебе еще далеко не все, что знаю.

- Не все?

- Поверь, я хоть и учил все это дело лет двадцать назад, но моих знаний нам еще на пару лет занятий хватит. Да, думаю меньше чем за пару лет мы не управимся.

- И ты просто так передаешь мне такие знания, ничего не требуя взамен? – Глаза мага расширились от удивления до размера анимешных.

- А должен? – Капитан пожал плечами, - мне казалось, у нас с тобой взаимовыгодное сосуществование. Если ты, конечно, не собираешься завтра куда-нибудь усвистать, оставив меня без магического прикрытия.

- Ты что?! – Возмутился Ариен такому предположению, - как ты можешь такое говорить! И это, не говоря даже о том, что на мне все еще долг жизни перед тобой. Да я…

Маг неожиданно порывисто вскочил на ноги, бросил взгляд на стол, схватил лежавший тут же нож, одним движением резанул себе по руке и громко отчетливо проговорил:

- Я подмастерье огненной стихии Ариен ан-Дейрен клянусь быть преданным Александру барону Серов до тех пор, пока не верну долг жизни и долг ученика. Клянусь всегда следовать на ним и не действовать против него ни рукой, ни словом, ни златом. Пусть Боги и моя сила будут в том свидетелями.

По залу с шелестом пронесся появившийся ниоткуда холодный ветерок, колыхнулись занавески, дернулись и потухли огоньки свечей. Александр совершенно отчетливо почувствовал, как мурашки размером с собаку пробежали у него по позвоночнику вверх и спрятались где-то в районе затылка, под волосами.

- Ну ты даешь, - только и смог произнести он.

- Пли! – То ли проведенная разъяснительная работа помогла, то ли этот раз вчерашние крестьяне лучше целились, но все болты на этот раз попали в условные цели. – Отлично! Арбалет вниз, крюк зацепить, тетиву натянуть. Болт вложить, целься! Пли!

И такие звуки последнее время наполняли замковый воздух ежедневно, заставляя сердце капитана теплеть, а некоторых особо впечатлительных особ – постоянно вздрагивать.

Арбалеты в итоге оценили все. Еще осенью раздумывая над конструкцией, капитан остановился на простом арбалете, заряжаемом с помощью поясного крюка, благо толщина и упругость пластин позволили сделать силу натяжения примерно в сто с чем-то килограмм при ходе тетивы около тридцати пяти сантиметров. От всяких сложных лебедочных методов взведения решено было отказаться. Арбалет и без того не самое скорострельное оружие, так и тяжело бронированных целей а-ля готический или миланский доспех на поле боя встречалось откровенно не много.

В итоге получилось весьма грозное оружие. Болт, выпущенный из такого аппарата, летел на почти триста шагов, сохраняя убойную силу на двухстах. Перезарядка у плюс-минус тренированного человека занимала около десяти секунд, что при скорости приближения летящей в атаку конной лавы в тридцать километров в час давало два уверенных выстрела. Ну или три, если человек будет очень хорошо натренирован и еще немного повезет. Вот за этот потенциальный третий выстрел сейчас и боролись усиленно в Александровой дружине, гоняя новиков до состояния нестояния.

Забавная ситуация получилась с попыткой Серова удариться в оголтелое прогрессорство. Расплевавшись со срочными делами уже после Нового Года, капитан решил устроить мозговой штурм: запасся бумагой, писчими принадлежностями, горячим чаем и принялся изобретать. Получилось откровенно не очень. Оказалось, что куда не плюнь, знаний Серова совершенно недостаточно дня внедрения хоть чего-нибудь передового.

В первую очередь, как человек военный, капитан подумал об огнестрельном оружии. Казалось бы что проще – нужна металлическая труба и порох, все остальное – мелкие технические детали. Состав дымного пороха – совершенно не секрет: селитра, уголь и сера, где большая часть уходит в селитру, а серы и угля процентов по пятнадцать остаётся. А вот если взять и сделать шаг чуть глубже… Где взять селитру? К сожалению, строительные магазины, где она продается в качестве удобрения, откроются еще не скоро. Веков через пять. Капитан где-то читал, что в древности селитру добывали из выгребных ям, засыпая чем-то дерьмо и собирая образовавшиеся белые кристаллики. Вот только чем? Известью? Или нет?

«Вот задница», - капитан живо представил себе, какая будет у людей вокруг реакция в ответ на его предложение покопаться в выгребных ямах, - «ну ладно еще если все получится, и я сделаю в итоге пушку. А если не известью надо засыпать дерьмо, а чем-то другим, то получится что вся эта вонючая работа… Ну да, собственно, и вернется обратно. Дерьмо к дерьму. Просто супер!»

Так же не очень было понятно, где брать серу.

«Хм… Что я вообще знаю про серу?» - Серов задумчиво потеребил кончик пера, - «кроме того, что она обозначается буквой S в таблице Менделеева. А точно S? Да, там серная кислота H2SO4, это я точно помню. Помню, что сера желтая и еще как-то смотрел по Дискавери, что ее возле вулканов добывают. Да, не густо».

То же самое с трубами. Поскольку в окрестностях замка металлобаз не наблюдалось, трубу пришлось бы варить самостоятельно в замковой кузне из плоских полосок. Однако глянув на результат, выданный замковым кузнецом, в голову капитана закрались вполне обоснованные сомнения, в том, что эта поделка выдержит выстрел.

Можно было, конечно, пойти по проторенной дороге и купить металлическую часть у гномов, но какое же это к чертям тогда прогрессорство. Да и по кошельку такое решение било не слабо.

В итоге отложив в сторону мечты об огнестрельном оружии, Серов бросил взгляд на так сказать гражданскую сторону жизни. Тут тоже все было весьма печально. Идея о керосиновой лампе упиралась в отсутствие на заднем дворе нефтяного месторождения. Идея сделать карандаш, чтобы не мучаться с гусиными перьями – в отсутствие понимание, как из графита получают длинные прямы стержни. Наиболее перспективной и понятной в технологическом плане оказалась идея сотворить печатный станок и наладить массовую выделку книг, которые местные все еще переписывали от руки.

Поставив в мозгу зарубку, спросить у мага, какую книгу было бы проще и выгоднее всего продать в большом количестве, Серов продолжил мозговой штурм. И в итоге хорошая идея, таки, пришла ему в голову.

- Так, - Серов обернулся и увидев перед собой целую толпу зевак, - ты, иди сюда. Видишь вот эту емкость, в которую погружена трубка?

Боец кивнул.

- Твоя задача, что бы вода в нем все время была холодная. Вот ведро, где колодец сам знаешь. Приносишь воду, доливаешь. Если вода будет теплой, получишь трындюлей. Доступно?

- Да, ваша милость.

- Отлично, тогда разводим огонь, а вы двое, – капитан указал на еще двоих зрителей, - тащите продукт. Сейчас будем делать божественную слезу. Не выпили хоть полуфабрикат, а то я вас сволочей насквозь вижу!

- Как можно, ваша милость.

- А ну дай сюда, я гляну, - Серов открыл бак с полуфабрикатом и зачерпнув чашкой сделал небольшой глоток, - тьфу гадость. Ну ничего, сейчас мы это дело исправим.

Идея заделаться местным Аль Капоне – не в плане погореть на неоплате налогов, а в плане делать деньги на алкоголе – барону пришла еще в самом начале пути в новом мире. Тогда, устав от слабоалкогольных пива и вина и возжелав во всю ширину русской души чего покрепче, будущий феодал столкнулся с крайне низким качеством оного продукта. Как оказалось, культура изготовления крепких напитков была у местных в самом что ни на есть зачаточном состоянии.

Напитки крепостью больше пятнадцати-шестнадцати градусов делились на две категории. Дешёвые – продукт простой одноразовой перегонки всякой бурды. Поскольку понимания о необходимости отсекания «голов» и «хвостов», использовании сухопарника, разного рода фильтров других технологических ухищрениях у местных не было, можно было только представить какого качества напитки в итоге получались. Пили вот это двадцати пяти – тридцатиградусное нечто в основном только самые последние пьяницы.

Дорогие крепкие напитки готовились методом выморозки, когда под воздействием низкой температуры вода в подготовленном полуфабрикате замораживается и удаляется, чем и повышается общая крепость итогового продукта. Тут ситуация целиком противоположная: в качестве итогового сырья выступали только самые качественные и соответственно дорогие напитки, способные при такой обработке дополнительно раскрыть букет, аромат и все что должен раскрывать понтовитый напиток для самых богатых.

Почему только для самых богатых? Дело в том, что для приготовления такого, не побоюсь этого слово зелья, нужно стабильная температура минус двадцать пять по цельсию, что в этих местах бывает сильно не каждый год. Зато есть маги, которые без проблем обеспечат тебе такую температуру в отдельно взятом производственном помещении. Без проблем, но за ОЧЕНЬ большие деньги.

Вот и получалось, что нормальный продукт стабильно-высокого качества по адекватной цене на рынке представлен не был. Именно эту нишу и решил занять Серов.

- Ага пошла родимая, - капитан подставил под первые упавшие капли палец, понюхал, - так снижай огонь до минимума, нужно что бы текло тонкой-тонкой струйкой, понял?

Ответственный за огонь активно закивал: для «темных» крестьян разворачивающееся действо было сродни колдовству.

- Отлично, однако без термометра и спиртометра придется отделать легкие фракции по запаху. С хвостами легче: пока горит – идет в дело, перестает гореть – отсекаем.

Первую перегонку, до состояния спирта – сырца капитан не контролировал, там негде налажать, зато все время второй – стоял над душой контролируя процесс.

В итоге получился вполне добротный самогон крепостью градусов в пятьдесят – точно определить было крайне тяжело – вполне приличный на вкус и не провоцирующий сносящее с ног похмелье на следующий день.

«Есть в этом что-то ироничное», - думал барон, дегустируя с ближниками итоговый продукт, - «чему еще мог научить аборигенов русский человек? Только правильно делать и употреблять самогон».

Мысли текли лениво, затуманенные алкогольными парами. Впрочем, остальные собутыльники с непривычки уже отправились в нирвану, уронив внезапно потяжелевшие головы на стол.

«Нужно попробовать залить продукт в освободившиеся бочки из-под вина. Посмотрим, каким получится местный, с позволения сказать, виски. Эх жаль сахарного тростника нет, ром мне все же всегда больше нравился», - капитан поднял полную рюмку, посмотрел сквозь жидкость на огонь и поставил обратно на стол, - «пожалуй, что на сегодня достаточно. Нужно быть как Засядько и знать меру».

Алкоголь стал первым успешным прогрессорством капитана, признанным обществом и воплощенным в твердой валюте. Отправленная пробная партия по окрестным городкам разлетелась как горячие пирожки, наполняя кошелек серебром, а сердце капитана радостью. Местные купцы и трактирщики быстро распробовали недорогой – по их мнению недорогой, капитан же нескромно поставил норму прибыли в шестьсот процентов – и потребовали еще.

С этой поры винокурня в замке работала как еще не изобретенные в этом мире часы, перерабатывая зерно в спирт и дальше в деньги. Однако «на экспорт» шел не весь произведенный самогон. Меньшая часть от каждой партии закатывалась в бочки и оставлялась на дополнительное созревание до получения «высокого статуса» виски.

«Надо будет на фруктах попробовать летом сделать», - думал капитан, глядя как дубовые бочки начинают заполнять обширные замковые подвалы, - «что-то типа сливовицы. Ну и конечно виноград. Бренди, чача, граппа. А вырастет кукуруза будет бурбон!»

И да, про кукурузу тоже нужно рассказать. Ближе к потеплению Александр занялся трофейными семенами земных растений. Вообще капитан был крайне далек от аграрной сферы, закрыв для себя тему поездок на дачу и агрофитнеса едва лишь ему исполнилось шестнадцать лет. И тогда же возненавидев это дело всей душой. К счастью, к семенам прилагалась инструкция по выращиванию каждой наличной культуры. В итоге к моменту прихода весны в специально отведенном под импровизированную оранжерею помещении на южной стороне главной башни во всю зеленели небольшие кустики взошедших зеленых растений, готовых к пересадке в открытый грунт.

Передавать будущий источник витаминов и благосостояния – сразу пять новых съедобных растений вполне могли принести ощутимую прибыль – куда-нибудь в дальнюю деревню Серов не рискнул, отдав распоряжение разбить огород прямо под стенами замка. И заодно поставив пару дуболомов для охраны всего этого мероприятия, что вызвало у окружающих очередную порцию недоумения.

Вообще места в замке стало ощутимо не хватать. Он явно был не рассчитан на такой размер дружины – у прошлого барона было под рукой едва шесть десятков вооруженных юнитов – и когда все население, вместе со слугами и женщинами, этого небольшого по сути укрепления начало подбираться к полутора сотням человек, стала очевидна необходимость в расширении. Однако такое расширение означало бы полную перестройку замка, чем заниматься в ближайшей перспективе не хотелось совершенно. В итоге решили обойтись пока деревянным частоколом, отделив кусок земли под такой себе посад под стенами замка. Вернее, пока только запланировав все это действо на весну-лето, когда сойдет грязь, крестьяне закончат сеять и можно будет за недорого получить достаточное количество рабочих рук.

Доставая из тайника семена с земными растениями, Серов в который раз наткнулся на еще пару вещей, которые достались ему «по наследству» и с которыми он так и не придумал как поступить. Первая вещь – это книга в кожаном переплете. После получения знаний о местном языке, капитан попытался разобраться, что за литература попала ему в руки, но сделать это оказалось гораздо труднее чем сказать.

Книга была явно магическая и изобиловала разного рода специальными терминами, которые капитану были совершенно не понятны. Так бывает, когда пытаешься читать художественную книгу на иностранном языке со словарем. Вроде все отдельные слова перевел, но почему-то общий смысл все равно ускользает. В итоге промчавшись несколько дней, капитан сумел понять, что в данном гримуаре описывается теория и пракика построения межмировых переходов – в зависимости от места, источника магической энергии и типа ее концентратора предполагалось производить различные действия и рисовать различные же пенто- окто- гекса- и прочие граммы.

На этом мысль отдать книгу Ариену и завяла – это было равносильно признанию в том, откуда капитан вылез весь такой необычный. К этому Серов был еще не готов, поэтому проведя пальцем по грубой коже переплета, капитан вернул ее в тайник.

Вторым предметом был такой же трофейный ноутбук. Без зарядки и под паролем. Что делать ним было непонятно совершенно. Еще в прошлом году допрашивая мастера Арна, Серов поднял тему ноутбука, на что получил развернутый ответ, который, к сожалению, ни капли не приблизил его к возможности использовать технику двадцать первого века.

Будучи на Земле с разведывательной, по сути, миссией группа темноорденцев собирала информацию, которая могла быть ценной в родном мире. Каждый из семи членов группы копал в своем направлении, и что было именно на этой машине, по воле Богов оказавшейся в сумке, которую забросили в портал, маг не знал. Так же не знал он и пароля от компьютера и почему именно в этой сумке не было зарядного устройства – изначально планировалось запастись зарядками на солнечных батареях. В итоге теоретически носитель бесценных знаний на практике являл собой мертвый кусок пластика и металла.

Ранней весной случился еще один разговор, который во многом изменил жизнь Серова на многие месяцы вперед. Это было начала второго месяца, когда на улице потихоньку начала подсыхать грязь и дороги вновь стали проходимыми.

Капитан как обычно сидел в своем кабинете и при свечах пытался работать с документами. Казалось бы средневековье, ан нет – и здесь бравого спецназовца настигла канцелярская работа.

- Александэр, - обратилась баронесса к своему мужу, - если я уеду из замка и буду жить в Берсонзоне или может в каком-то другом городе, ты сохранишь мое содержание?

Серов оторвался от бумаг, над которыми склонил голову и поднял взгляд на жену.

- Что? В город? Ты хочешь уехать?

Отношения с Мариеттой у барона получились весьма странные. Ну то есть в том, что это брак по расчету и ни о каких чувствах речи не идет – это понятно. В этой паре каждый получил кусочек пирога от сделки – Серов баронство, а Мариетта – долю в виде денежного содержания, титула и предлагающегося к нему социального статуса. Александр не интересовался, но вряд ли финансовое положение «дальней родственницы барона» было очень радужным, раз она так целеустремленно отправилась в сюда после смерти барона Калифаля. Да, все сложилось весьма удачно, и Серов был адекватным и по меркам этого мира более чем продвинутым во взгляде на женское положение в семье и обществе человеком. А могло все сложиться совершенно зеркально, и молодая баронесса через неделю после свадьбы свернула бы себе шею на лестнице, навсегда закрывая вопрос собственности в отдельно взятом баронстве.

В дальнейшем отношения между супругами оставались ровными. Капитану было чем заняться и в других областях, и он не пытался познакомиться поближе с неожиданно обретенной женой. Более того, будучи по жизни холостяком, Серов всегда с подозрением относился как к институту брака вообще, так и к отдельным его элементам, ограничиваясь в повседневной жизни короткими интрижками и связями «без обязательств».

Баронесса в свою очередь тоже не проявляла к Серову особого интереса. Достаточно сказать секс между молодоженами случился ровно один раз – в первую брачную ночь, когда был необходим для «юридического закрепления» брака. Секс тогда оказался ожидаемо ужасным: первый раз для невесты, пришедшийся на ситуацию, когда она, по сути, продавала себя за баронство не способствовал буре чувств. Капитан же тоже чувствовал неловкость и вынужденность процесса, не смог расслабиться, расслабить партнершу и получить хоть какое-то удовольствие. По ощущениям капитана весь процесс больше был похож на изнасилование, чем на занятие любовью.

В последствии чета спала в разных комнатах, общалась только по хозяйственным вопросам, не выходя в своих разговорах за рамки повседневной жизни замка и не пытаясь лезть друг-другу в душу.

- Наверное да, - Мариетта подошла к столу и присела на стул для посетителей. – Я не очень понимаю, что делаю тут. По правде говоря сомневаюсь, в том, что тут нужна. Баронство ты получил, что мне еще тут делать? Прислугу гонять? Так здесь найдутся люди, которые справятся с этим не хуже меня.

- Интересно, - капитан пробарабанил пальцами по столешнице. В голосе баронессы – Серову все же трудно было называть эту женщину своей женой даже мысленно – звучала плохо скрываемая обида. – Что-то случилось? Кто-то тебя обидел? Тебе плохо в замке? Нужно что-то купить? Почему ты решила уехать?

- Я же говорю – я не помаю что мне здесь делать.

- Эмм… - такая постановка вопроса напрочь сбила Александра с толку. – А что вообще люди делают? Жить. Или у тебя есть какие-то грандиозные планы, с которыми ты со мной не делишься?

- Планы… Планов как таковых нет. Вернусь в привычную обстановку, у меня же здесь никого знакомого нет. И со мной никто не общается – только слуги, - плечи Мариетты стали подозрительно подрагивать. – Все видят, что мы муж и жена только формально и видимо считают, что я не задержусь в этой роли на долго. По крайней мере в плане рождения наследника ты на меня явно не рассчитываешь.

- Наследника? – Тупо повторил капитан.

- Ну, да, наследника. Ты же знаешь, когда муж с женой… - Девушка не смогла сходу подобрать слово и резко покраснела, - спят в одной постели, у них от этого бывают дети. И судя по тому, что за два месяца ты ни разу не пришел ко мне ночью и вообще ни проявляешь ко мне интерес, наследник от меня тебе не нужен. И я переживаю из-за этого. Переживаю за себя.

- Неожиданно. – Серов попытался собрать мысли в кучу. – Однако мне показалось, что ты была не в восторге от свадьбы, от меня и всей ситуации вообще, и согласилась выйти замуж только из-за той ситуации, в которую мы угодили. Поэтому я и не пытался лезть тебе в душу.

Такая постановка вопроса уже удивила Мариетту.

- А когда у женщин кто-то спрашивал, чего они хотят, - баронесса пожала плечами. – Такова наша судьба – выйти замуж за того, на кого укажут и рожать ему детей. Если повезет – попадется муж хороший, будет любить и заботиться, а если не повезет – ну такова воля Богов.

- Расскажи о себе.

Мариетта подняла удивленный взгляд на Александра: ее такой поворот разговора немало удивил.

- Что рассказать?

- Расскажи о своей жизни. Я ведь про тебя практически ничего не знаю. Как ты жила до всего этого? Что любишь, что не любишь? Чем бы ты хотела заниматься – судя по всему роль жены и матери наследника для тебя тесновата. В общем – сама реши, что рассказывать, а что нет.

В этот день разговоры супругов о жизни затянулись до утра, а на следующий день они проснулись одной постели впервые за три месяца. С этого дня отношения супругов начали потихоньку налаживаться. Нет, лучшими друзьями или счастливыми влюбленными они за одну ночь не стали, но чувство отчужденности начало понемногу таять.

Капитан выглянул окно – превращение мяса в бойцов шло полным ходом.

- Не отвлекайся, - крикнул Элей нерадивому ученику и атаковал его длинным уколом в переднюю ногу. Вернее, он показал укол в ногу, а сам ловко перевёл вектор атаки вверх, попытавшись подловить правую руку барона. Однако Серова такими простыми трюками было уже не купить: вместо попытки заблокировать укол он просто сделал отшаг назад, заманивая соперника вперед, дабы при случае поймать того на «провале». Имея более слабую технику, Серов компенсировал этот недостаток более энергичной работой ног. О том, что именно ноги – это самое главное говорили ему сразу два тренера, у которых он имел опыт заниматься – по боксу и по танцам.

Вообще барон уделял собственным тренировкам изрядную долю своего времени. Как минимум пару часов в день Серов тратил на физические упражнения и на работу с мечом. Элей действительно оказался хорошим мечником и что в данном случае еще более ценно – отличным учителем. Вообще уметь что-то делать самому и уметь этому научить других – это два принципиально разных навыка, которые далеко не всегда пересекаются в одном человеке. Элей очень долго и терпеливо, но при этом настойчиво и без поблажек вдалбливал в ученика приемы работы с клинком, выводя капитана на приличный средний уровень. То, что Серов не станет фехтовальным гением стало понятно сразу. Тех же аристократов учат махать клинком с детства, прививая нужные рефлексы и годами оттачивая мастерство, получая на выходе ценную боевую единицу, способную сражаться как один на один, так и в строю и верхом. Капитан же, хоть и обладал отличными рефлексами и хорошо развитым телом, не имел того многолетнего опыта, который позволил дорасти хотя бы до твердого среднего уровня.

Помахав клинками часа полтора, Элей объявил конец тренировки. Сотник подошел к умывальнику, поплескал на лицо водой поле чего тщательно вытерся полотенцем – центрального отопления в замке не отсутствовало и было весьма зябко.

- Боюсь, капитан, что больше учить мне тебя не чему. Дальше нужна практика, практика с настоящими противниками, на заточенном оружии. С болью, кровью и желанием убить.

- Да, - барон тоже умылся, - практика - это дело такое, без нее не никак. И думается мне, что даже я захоти без этой самой практики обойтись, у меня не получится. Не дадут.

- Есть, правда еще пара вещей, которые могут тебе помочь, но ты об этом скорее у Ариена спроси, это по его магической части.

- У Ариена сейчас ничего не спросишь, - капитан хмыкнул, вспомнив про запершегося в своей лаборатории-мастерской мага, - он зарылся в расчеты по самую макушку. Не оторвешь, даже пожрать выходит раз в день.

- Ничего, ему оно на пользу пойдет, - Элей, как и все честные воины недолюбливал магов, воюющих из-за их спин, - а то сидя на заднице начал уже жиром зарастать.

- Ты не справедлив, - капитан подошел в стойке и поставил на место тренировочный меч, - впрочем не важно. Расскажи в двух словах что там за магические прибамбасы, могущие мне помочь.

- Ну во-первых, - сотник задумчиво почесал отросшую за зиму бородку, - это всякие эликсиры и магические травы. Я в этом несилен: никогда не интересовался, потому что цены по слухам там такие, что простому десятнику или даже сотнику ни в жисть не купить. Однако знающие ребята говорили, что без такой магической подпитки стать мастером меча невозможно. Нужно с помощью магии укреплять тело – мышцы, кости, связки. Тело обычного человека не способно делать те вещи, на которые способны мастера меча.

- Они настолько хороши?

- Конечно, - кивнул Элей. – Таких как я на одного мастера нужно десяток и то без гарантий. Скорее всего он нас каждого по-отдельности перещелкает, ты бы видел скорость, с которой они двигаются – не всегда успеваешь глазом поймать движение, не то, что мечем отбить.

Капитан вдруг вспомнил того шустрого, который попался ему в первый день перебивания в новом мире. Того который от пуль уворачивался, а когда не увернулся, с парой лишних отверстий продолжал пытаться достать спецназовца. Оказывается, ему знатно повезло, не застал бы того мастера меча в врасплох, мог бы и с подавляющей огневой мощью не отмахаться. Лежал бы сейчас гнил где-нибудь под каменной стеной закопанный.

- Что-то еще? Или только магическое усиление тела?

- Нет, есть еще кое-что.

Серов вопросительно приподнял бровь.

- Ходят слухи, - Элей на секунду замялся, - или это даже не слухи, просто лично я не встречал таких людей, которые… В общем, у некоторых магов менталистов можно покупать умения, во всяком случае, так говорят. Якобы приходит к магу опытный боец, ветеран, переживший не одну рубку, и тот, как бы делает слепок его умений, его опыта. После чего этот слепок можно передать клиенту, за очень большие деньги, конечно.

- То есть, ты хочешь сказать, - Серов аж офонарел от такой новости, - что я мог просто купить себе умение, вместо того чтобы полгода потеть с тобой в тренировочном зале?

- Нет, - сотник покачал головой, - мало просто знать, как двигаться. Нужно, чтобы еще и тело было на это способно. Если ты никогда не брал в руки ничего тяжелее женской сиськи, то получив опыт какого-нибудь мастера меча, ты просто порвешь связки в первом же движении. Знать, как сделать и быть способным это сделать – не одно и тоже.

- Ну что ж, звучит логично. Подробностей о том, как это все проходит и какой получается результат, ты конечно не знаешь?

- Куда мне. Там такие цены, говорят, что позволить могут только аристократы. Еще говорят разбогатевшие купцы, сумевшие как-то получить дворянство, иногда покупают такие умения, что бы их на первой же дуэли на железку на насадили. Но опять же, - Элей поморщился, - все это не точно. Я за что купил, за то продал. Все это только слухи.

- Ну да, - капитан опять подошел к окну: там арбалетчики забросили свое оружие за спину и рванули за объявившим марш-бросок Брадом. Видимо, кто-то совсем уж сильно косячил, и поставленный следить за новичками бородач решил таким образом взбодрить подразделение. Ну что-ж дело доброе. – Слухи это только слухи, вот только на пустом месте они не появляются. Нужно будет узнать об этом поподробнее.

Однако человек предполагает, а Бог или в этом мире – Боги, располагают. Все долгосрочные планы пришлось на время отложить, потому что на следующий день после состоявшегося разговора, четырнадцатого числа старого месяца в замок прискакал гонец от барона Тайза с новостью о прорыве монстров с территории Закрытого королевства. Несколько баронств, находящихся южнее, ближе к магической границе уже были стерты с лица земли. Основная орда пошла западнее – туда, где более населенные земли, но малая часть монстров двигалась в этом направлении, и барон Тайз собирал общие силы всех соседей, чтобы вместе дать отпор.

Такой вот парадокс жизни на границе вчера вы грызлись между собой, а сегодня собираетесь встать плечом к плечу.

Глава 2

Длинная змея из вооруженных людей неспеша продвигалась вперед по лесной дороге. Серов решил взять в поход большую часть своего воинства, оставив в замке лишь три десятка бойцов – десяток опытных и два десятка новиков. Ну и Ариен тоже не остался в стороне вызвавшись «проветриться» с капитаном и посмотреть, что там за монстры обижают бедных вольных баронов.

В итоге замок покинул экспедиционный корпус в составе пяти десятков арбалетчиков, шести десятков копейщиков и десятка конных, отвечавших за охранение и разведку. Плюс обоз из шести повозок с провизией и прочим разным, крайне необходимым любому войску в походе.

«Нда, вот уж где дороги – не дороги, а направления, - капитан отрешенно рассматривал окружающую его природу. Весна уже во всю вступила в свои права, вылезла первая трава, кусты покрылись молодыми зелеными листиками, тут и там белели, желтели, розовели цветы, названия которых барону были конечно же совершенно неизвестны. К счастью, погода последний десяток дней стояла сухая и солнечная, поэтому земля успела подсохнуть и люди могли перемещаться без боязни утонуть в грязи. – Как бы тут дороги сделать поприличнее? Понятно, что об имперских дорогах речь не идет, но хоть щебнем бы отсыпать, что ли».

Серов глубоко вздохнул. Все это проходило по разряду несбыточных мечтаний. Даже на отсыпку щебнем нужно столько человеческого труда, сколько ему банально неоткуда взять.

- Бери ношу по себе, что б не падать при ходьбе, - капитан не заметил, как озвучил мысленный вывод вслух.

- Что? – Ариен ехавший рядом, но не слышавший внутренний монолог друга, слегка озадачился такой простой и логичной в общем-то сентенции.

- Да вот думаю, сколько всего еще нужно сделать, и как мало есть на все это ресурсов...

- Ааа, глубоко, глубоко. И что ты будешь с этим делать?

- Буду есть по кусочку.

- Что?! – Маг удивился еще больше.

- Знаешь, как можно съесть ммм…- капитан на секунду задумался, не зная есть ли слоны в этом мире, - квафра?

- А его едят? Не знал. И как же?

- Кусочек за кусочком.

- Да… - только и смог произнести маг, поэтому замолчал, переваривая иномирную мудрость.

- Я вот что хотел спросить, - еще через пару минут нарушил молчание капитан. – Ты говорил, что нарисуешь какую-то печать для проверки людей на магические способности.

- Ну да, говорил, - кивнул маг, - и нарисовал. Мне Реймос достал все необходимые ингредиенты, там, впрочем, ничего особо сложного или дорогого не было.

- И как? Проверил уже кого-нибудь?

- Угу, половину людей в замке уже прогнал. Но результат пока нулевой.

- Ожидаемо. Маякни, когда у тебя время будет, когда вернемся. Тоже хочу провериться.

- Почему нет? Сделаем. Ты мне только скажи, что ты с обнаруженными носителями дара делать собираешься? Я их образование не потяну, а отправлять их куда-то… Это и по деньгам дорого и по времени долго и результат – не известен.

- Я, собственно, хотел попросить именно тебя заняться найденными людьми, - Серов повернул голову и посмотрел на мага. Тот скептически поднял бровь. – Да, не делай такое лицо. Смотри, мне не нужны полноценные маги. Научи их кидать два-три заклинания, будут стоять за спинами копейного строя и кидать во врагов заклинания. И все. Никакой теории, минимум общих знаний, максимум пользы.

- Жестоко, - только и смог произнести Ариен.

- Что?

- Использовать такой невосполнимый ресурс как одаренные, превращая их, по сути, в живые метатели. Но да, такого кастрированного мага можно подготовить достаточно быстро, может за полгода, месяцев за шесть. Силенок у него будет немного, но на два-три заклинания хватит. По крайней мере по началу, потом когда научатся получше чувствовать свою силу... Хотя как они научатся если... Нда...

- Так какая разница? – Серова рефлексии мага не смутили совершенно. – Ну предположим не проверим мы этих крестьян вообще. И будут они копаться в земле всю жизнь, не зная, что гораздо более интересная жизнь была так близко. Можно подумать, что в нормальных централизованных государствах проверяют на наличие способностей каждого смерда. И потом каждого найденного учат.

- Нет, конечно! – Маг аж поперхнулся воздухом, представив как преподаватели его академии ездят по селам и ищут «таланты». - В основном на обучение магии попадают дворяне, купцы побогаче. Детей магов много – среди них гораздо чаще рождаются обладатели магического таланта. Особенно, если оба родителя – маги.

- Да? А вот это вот очень интересно, - и добавил мысленно, - «то есть за способности к магии отвечает какой-то рецессивный ген. Очень интересно, имеет ли он фенотипическое проявление. Не плохо было бы набрать потенциальных родителей магов и устроить такую себе маго-ферму. Ну да, только для этого нужно перелопатить гору статистики, к которой меня хрен кто подпустит. Мечты, мечты».

- А что касается крестьян, - продолжал меж тем маг, - то на обучение обычно попадают только самые талантливые, у которых в повседневной жизни случаются стихийные магические проявления. Таким обычно дают стипендию и учат за счет академии или государства, по-разному бывает. С обязательством принести клятву верности, конечно, куда без этого.

- А если носителя таланта не обучать магии? Он может научиться сам? Или как с этим жить?

- Да никак. Если талант слабый, то ты о нем и не узнаешь без проверки. А если мощный, то без правильного обучения человек просто выгорает изнутри и все. Поэтому, когда тебе предлагают идти в ученики в обмен на клятву верности, выбора у тебя особо то и нет, по факту.

- Ну вот, а ты говоришь – жестоко. Ничуть не более жестоко, чем делают все. Ресурсы только ограничены, но будем работать с тем, что есть. Можно будет кинуть клич, что у нас в замке можно бесплатно пройти тест на наличие способностей всем желающим. Глядишь придут не только из моих деревень, но и из чужих.

Так предавшись мечтам о взводе магов, которые вполне могли бы заменить собой артиллерийскую батарею, барон трясся в седле в пол глаза контролируя движение колонны. Солнце меж тем взобралось в зенит и было решено встать на обед, благо как раз недалеко протекал небольшой ручей, в котором можно было набрать воды.

Вторая половина дня тоже прошла без приключений. Не считать же за приключение сломанную на колдобине ось одной из телег, которую оперативно заменили и продолжили движение дальше. Ближе к вечеру, когда солнце стало клониться с закату, баронское воинство вышло на границу владений, где его уже поджидали посланники от барона Тайза, чтобы вывести Александра с его людьми на соединение с дружиной барона Ваффела и уже совместными силами двинуть даль на юг.

«Блин, баронов, как вшей на собаке», - мелькнула у капитан мысль на задворках сознания.

Работу провожатого выполнял один из рыцарей барона Тайза, представившийся как сэр Дольфар. Можно сказать – старый знакомый. Он был из тех, кто смог спастись, из-под стен Александрового замка, что сразу добавило напряжения. Однако сейчас они находились по одну сторону баррикад, поэтому несмотря на личную неприязнь приходилось как-то общаться.

- Так что там за монстры, - отряд достиг токи сбора уже совсем в сумерках и разбивать лагерь пришлось уже в сумерках. То тут то там раздавался стук топоров, лязг посуды, ругань тех, кто в темноте споткнулся или что-то уронил. Постепенно костры были зажжены, палатки поставлены и над лагерем поплыл вкусный запах ужина. Барон с ближниками и сэром Дольфаром тоже расселись вокруг костра и отдали должное густой каше из какого-то местного злака, сдобренной хорошей порцией мяса и овощей. Каша приятно отдавала дымком, ну а голод – весь день в седле – как известно лучшая из приправ.

Разделавшись с едой, капитан предложил собравшимся пройтись по вину, пару мехов которого были заботливо прихвачены из замка вместе с другими съестными припасами. Под это дело Серов решил разузнать поподробнее обстановку, так сказать, на фронтах.

- Расскажите подробнее, сер Дольфар, что там за монстры? Сколько их, как себя ведут и как их убивать.

Рыцарь сделал большой глоток вина и начал излагать известные ему сведения.

- Орда монстров прорвалась сквозь барьер третьего дня. Прорвалась и подобно волне разлилась по окрестным землям. При чем большая часть рванула западнее, отсюда, учитывая, что именно там находятся более заселенные земли, есть соображение, что это не стихийный прорыв. Скорее всего этими монстрами кто-то управляет.

- Управляет? – Подал голос Ариен, - очень вряд ли. Что бы непосредственно управлять ордой монстров… Я даже теоретически не представляю, как это можно сделать. Они должны быть в таком случае достаточно умны, чтобы ими можно было управлять. Плюс должна быть наложена система подчинения, плюс сильный маг-менталист. Очень дорого, очень сложно. Скорее всего им просто задали импульс – идти в ту сторону, не больше.

- Вам виднее, ваше магичество, - не стал спорить рыцарь. Спорить с магами вообще было тут не принято. Очень вредное для здоровья дело. – В любом случае, эти твари уже уничтожили несколько деревень и даже один замок. Оттуда к нам за помощью и прискакал гонец, но сил у нас в замке, из-за известных событий было не много, и быстро помочь не удалось. Только уже самим разослать гонцов окрестным владетелям, дабы тоже не пойти на корм тварям.

- Что за твари, сколько их? – Элея больше волновали прикладные вопросы.

- Здоровые мохнатые твари, похожие на вставших на четыре кости людей. Только передние конечности сильно длиннее. Большие зубы, острые когти, твердая шкура. Не любят огонь, вполне умирают от честной стали, но достаточно живучи, чтобы так просто не позволить себя убить.

- А количество?

- Гонец сказал, что под стены их крепости подошло десятков семь тварей. После штурма наши наблюдатели насчитали не больше полусотни.

- Такое… - Только и смог произнести капитан. Математика грустная. Если при штурме замка, в котором был полная дружина, то есть десятков шесть-семь опытных бойцов, размен произошел один к трем в пользу тварей, то на открытой местности потери могли вообще зашкалить все разумные пределы.

На следующий день выдвинулись как можно быстрее. Лагерь проснулся еще до рассвета, люди споро сворачивали манатки, жуя сухпай на ходу. Барон Ваффел, не успевший на точку собора до наступления ночи, прислал человека с вестью о том, что находится совсем недалеко, и скоро догонит отряд Александра. Серов удивился – его люди шли весьма споро, чтобы давать такие прогнозы – но вида не подал. Жираф большой ему виднее.

Еще одна не очень приятная встреча состоялась ближе к полудню. Учитывая прошлогодние события, этот феодал тоже не был Серову другом, и при других обстоятельствах они скорее были бы по разную сторону поля битвы. Барон Ваффел привел восемь десятков человек, но что это были за бойцы. Капитан даже залюбовался – полсотни конных при пяти рыцарях плюс пехота, едущая на запряженных квафрами телегах. У этих тварей оказалась не только отличная грузоподъемность, но впечатляющая проходимость – широкие копыта не проваливались во влажную землю и позволяли, не напрягаясь тащить повозки с людьми и припасами.

«Понятно, как они нас догнали» - размышлял капитан, глядя на союзное воинство. – «Надо запомнить. Этот барон – явно умный и опасный тип. Думает о мобильности своей дружины. При чем не только про конницу, но и про пехоту».

Меж тем объединенное войско еще через примерно час времени вышло на большую поляну, где их уже ждали. Судя по всему, это был еще один местный феодал – кто именно капитан понятное дело определить не мог. Развивавшийся на ветру герб с каким-то золотым животным на красном поле ему в опознании помочь не смог. До той степени феодализации, когда начинаешь учить гербы окрестных дворян, Серов еще не дошел.

«Червленое поле», - неожиданно всплыло откуда-то из задворок памяти слово. – «Не красное, а червленое. Откуда это в моей голове?»

Обнаружение еще одного отряда вызвало всеобщее оживление. Больше всех заерзал в седле сэр Дольфар, ему этот герб, видимо, был знаком.

- Не просветите, кто это нас встречает?

- Барон Крастер, - ответил рыцарь. – Граничит с баронством Тайз с востока.

- Что-то нужно о нем знать?

- Барон как барон, - пожал плечами сэр Дольфар, - шесть рыцарей под рукой. Полсотни конных, сколько-то пеших. Замок, семь деревень, небольшой медный рудник. Огромное самомнение, считает свой род очень древним. Вон, без знамени из замка не появляется.

На поляне меж тем события развивались своим чередом. Рыцари двух баронов, видимо встречавшиеся раньше, неспешно сблизились и начали громко приветствовать друг друга. Оба конных отряда быстро слились в один, занявший большую часть поляны. Войско Серова, наоборот, остановилось на опушке и без команды вперед не лезло.

- Ну что же, - капитан окинул своих ближников взглядом, - поехали познакомимся и мы. Ариен, Элей со мной. Брад, передай приказ десятникам не расслабляться, будьте на чеку, готовы к неожиданностям.

Сэр Дольфар, находившийся тут и тоже слышавший команду, удивленно посмотрел на Серова, но промолчал.

Короткое знакомство, можно сказать, не задалось. Нет, формально ничего такого не произошло, но то, что капитан привел только пехоту – десяток легких конников не в счет – явно вистов ему не добавило. Барон Крастер смотрел на него немного снисходительно, как на бедного родственника. Ну да – вчерашний наемник, ставший бароном путем женитьбы, ровней ему не был. Когда же дошло до обсуждения совместных действий, его мнение опять же принято во внимание не было.

- Может выслать разведку? Посмотреть сколько тварей, где они, что делают, - пытался достучаться капитан до разума феодалов, но был грубо прерван.

- Не нужно учить нас воевать, - «через губу» ответил Крастер, - уже все разведано. Вся полусотня тварей сидит, копошится напротив ворот замка. То ли не решаются лезть на стены, то ли ждут чего-то. В любом случае там чистый луг на десять полетов стрелы во все стороны, а у нас сотня конных. Мы их стопчем и не заметим. А вы, барон Серов, можете брать своих смердов и возвращаться. Мы все сделаем сами.

Обременять себя тактическими изысками бароны были явно не намерены. При этом Ваффел был более аккуратен в высказываниях – то ли был осторожнее, а может просто умнее – но отказываться от пехоты совсем, посчитал преждевременным. Он предложил Серову взять на себя командование всей пехотой – плюс пятьдесят человек сомнительной боевой ценности – и «присмотреть за тылом и флангами». Ну и вообще – остаться на хозяйстве. Капитан, впрочем, не возражал – оно ему надо лезть «поперд батьки в пекло»?

На том и порешили. Конница, не задерживаясь выдвинулась вперед, втянувшись на узкую дорогу, зажатую зазеленим кустами с обеих сторон. Пехоту, как и договаривались вместе с обозом оставили на Серова, который теперь с матами пытался на ходу организовать свалившееся на него счастье. В итоге все импровизированное «подкрепление» он свел в одну полусотню, поставив командовать ею одного из опытных наемников. Местные бароны настолько наплевательски относились к «смердам с оружием», считая их скорее обслугой и частью обоза, что даже командиров им назначить не потрудились. В итоге на организацию всего процесса ушло добрых полчаса, по истечению которого войско капитана двинулось вслед за ушедшей вперед конницей. Первыми капитан отправил несколько всадников, оставленных при себе – ну что, что недавно тут прошли союзники, двигаться без передового дозора устав не велит и точка – потом копейщики, арбалетчики, обоз, а баронская пехота осталась в арьергарде.

***

Кавалькада с максимальной скоростью двигалась по лесной дороге. Максимальной в не боевой обстановке, конечно, - о том, чтобы пускать лошадей в галоп, речь, понятное дело не шла.

Довольно скоро лес раздался в стороны и отряд выплеснулся на свободное пространство. Здесь, как в других замках строго следили за тем, чтобы подлесок не подбирался к стенам крепости, ухудшая защитникам обзор.

- Ну что там, не сбежали еще? – барон Ваффел - тонул пятками бока лошади и выдвинулся вперед, туда, где на небольшом пригорке уже стояли союзные рыцари.

- Не, сидят на месте, - Крастер привстал в стременах и, прикрыв глаза от солнца, стал внимательно вглядываться в действия врага. Монстры в свою очередь, заметив появление на сцене новых действующих лиц, зашевелились и стали потихоньку оттягиваться от стен замка Тайз.

- Не тупые, - констатировал барон - отходят подальше от стен, чтобы во фланг не получить вылазку защитников. Не хорошо это. Может подождем пехоту? Пустим смердов вперед, а когда они завязнут друг в друге, ударим конницей?

- С каких пор ты стал таким осторожным? Помнится мне раньше… А, впрочем, потом поностальгируем.

- Что-то не так. Слишком просто. Задницей чувствую, не могу понять только, что.

— Это ты просто убийцу своего сына хочешь вместе с монстрами порубить. Признайся, - барон Ваффел не стал отрицать очевидное и промолчал, - нет, ждать не будем. Сколько там тварей? Десятка три-четыре. Сами справимся – не заметим. Будет повод с Тайза стребовать плату за помощь. Я давно к одной деревеньке недалеко от границы присматриваюсь. Да и тебе что-нибудь перепадет. А с этим любителем вооруженных смердов следующий раз расквитаешься, никуда он от тебя не денется.

- Ну и хрен с ним, - Ваффел сплюнул и дернул поводья, разворачивая лошадь. Та возмущенно фыркнула, но повиновалась.

- Стройся! Стройся! – группа всадников стала принимать какое-то подобие упорядоченной структуры. Первым рядом с длинными копьями в руках встали рыцари, имеющею самою тяжелую броню. Спины им встали прикрывать оруженосцы, сержанты, а дальше все остальные. И даже в таких важных вещах опытный глаз заметил бы признаки отсутствия единоначалия – по сути воины встали не одним строем, а двумя – каждый за своим бароном. Монстры тем временем отдалились от ворот замка на пару полетов стрелы и остановились. Видимо убегать от вооруженных людей они не планировали и собирались принять бой – было бы желание сбежать, твари могли бы скрыться в лесу уже пару раз, на подготовку к бою у феодалов ушло добрых десять минут.

И вот над поляной прозвучала команда:

- Шагом! – сотня человек практически слитно ткнули пятками бока свих лошадей, фактически начиная таким образом сражение.

Шесть полетов стрелы до стен замка, семь до тварей – примерно полторы тысячи шагов. Человечьих, конечно, имеется ввиду. Конная лава неторопливо, но неотвратимо накатывала на кучку тварей, которых этот факт, казалось, совершенно не смущал. Глухой стук копыт, лязг металлических частей брони, нетерпеливое ржание лошадей, готовых в любой момент сорваться в галоп и очень громкий стук сердца в груди.

- Рысью! – Команду слышат не все, но ускоряются почти одновременно. В этот момент скачущие по некошеному лугу бойцы кажутся себе Богами войны, несущими смерть и разрушение.

Триста шагов, двести. Лава ускоряется, кони переходят на галоп. Шагов за сто до неровного строя тварей длинные копья, смотрящие до того в небо, опускаются вперед, выцеливая себе жертву повкуснее.

«Людей на стенах нет, где защитники?» - внезапно сомневавшийся феодал понял, что его смущало. Если бы в замке были живые люди, они обязательно приветствовали бы приход подкреплений. Мысль подобно электрическому разряду прострелила мозг, но отреагировать не нее тело уже не успевало.

В тот же момент первые ряды всадников, не доскакав каких-то десяти-двадцати шагов до тварей кубарем полетели на землю. В траве незамеченные издалека оказались прорытые три не очень глубоких параллельных канавы, угодив в которые лошади и начали ломать ноги.

«Все-таки засада» - успел подумать барон пока летел на землю. После этого свет погас.

Остальным, всадникам, скакавшим позади и не угодившим в ловушку, пришлось тормозить, теряя скорость и соответственно энергию первого удара. В этот же момент активизировать твари, весьма шустро бросившись вперед, на потерявших всякий боевой задор людей. Одновременно с теми четырьмя десятками монстров, которые находились в чистом поле в движение пришел «засадный полк». Ворота замка распахнулись и оттуда выплеснулось еще десятка три монстров, заходя остановившимся всадникам во фланг и тыл.

Нельзя сказать, что началось избиение. Даже потеряв своих рыцарей с оруженосцами – а это была самая боеспособная часть войска – остальные не превратились вмиг в кротких овечек, согласных идти на бойню. Нет монстров встретили сталью, мечи топоры, булавы – все чем были вооружены люди – обильно оросилось кровью магических существ: она у них тоже была красной. Вот только твари были быстры, они бросались на лошадей, лошади пугались, сбрасывая седоков на землю, с которой встать было уже практически невозможно. Острые когти, медвежья сила и поразительная живучесть вполне компенсировали сталь оружия и доспехов, а также численное превосходство людей. За одного сотворенного магией монстра людям приходилось отдавать двоих, а то и троих человек.

В какой-то момент люди не выдержали такого размена и самые нестойки бросились наутек, благо монстров все же было недостаточно, чтобы полностью замкнуть кольцо окружения и сотворить классические «Канны». Впрочем, о подвигах земных полководцев тварям все равно было неизвестно. Упустив часть добычи, они с воем бросились добивать остальных – тех, кто слишком глубоко увяз в бою, потерял лошадь или просто предпочел смерть позорному бегству. Да, были, как ни странно, и такие. Все же в эти дикие времена такие понятия как честь, преданность были для узкой воинской прослойки населения не пустым звуком, и сбежать, оставив на поле битвы труп сюзерена было поступком, практически навсегда уничтожающим репутацию.

***

Перед Александром опустив головы, стояло не полных два десятка человек. Все что осталось от объединенного войска двух баронов. Вернее все, что осталось от конной его части. Ни одного рыцаря – весь цвет феодального войска остался лежать там на поле…

То, что дело – труба Серов понял едва его передовое охранение достигло опушки. Всадники увидели что-то что их взволновало, после чего они, развернувшись и нахлестывая коней бросились к основному отряду.

- Ваша милость! – Выдохнул командир передового охранения, приблизившись к барону – Там только монстры! Не видать никого!

- Кого никого?

- Ну… - Смутился боец, - тех, кто вперед ушли. Людей не видать на поляне. Только монстры бродят.

- Плохо, - констатировал капитан, и, повернувшись назад к своим людям, крикнул. – А ну подтянулись, шире шаг! Не хватало, что бы нас на марше со спущенными штанами поймали!

По пехотной «змее» пошли волны – десятники, где криками, а где пинками ускоряли своих подчиненных – и темп движения заметно вырос. Впрочем, до опушки оставалось всего метров пятьсот, поэтому выигрыш был незначительный.

Первое, что сделал Серов, когда вышел из леса – выбрался на пригорок, достал бинокль и принялся осматривать окрестности: людей действительно заметно не было. В отличие от монстров, три десятка которых деловито сновали туда-сюда недалеко от замковых ворот. Ворота, кстати, были совершенно бесстыднейшим образом распахнуты, что недвусмысленно намекало на судьбу защитников и обитателей крепости.

- Твою ж мать, - выругался капитан, - и что теперь делать?

- А какие варианты? – из-за плеча раздался голос мага. Капитан был так увлечен разглядыванием местных видов, что пропустил его появление.

- Как обычно – либо вперед, либо назад.

- Думаешь вернуться домой?

- Ну, видимо да. Судя по всему, тут спасать уже некого. А вот отгрести проблем на пятую точку – сколько угодно. Единственное… Как думаешь, могут тварей интересовать золото, серебро и вообще ценные вещи?

- Сомневаюсь, - Ариен почесал затылок. – Думаешь, здесь в замке можно неплохо поживиться?

- Вероятно. Вот только…

Разговор друзей был прерван возгласами за спиной. Серов обернулся и увидел два десятка всадников, скачущих к нему вдоль опушки, закладывая дугу, чтобы находиться от замка и соответственно от тварей как можно дальше.

— Вот мы сейчас и узнаем, что произошло.

Прискакавшие выглядели жалко. Некоторые раненные, в подранных доспехах, перепачканные своей и чужой кровью, частично без оружия. А главное глаза – в них плескался ужас, перехлестывая через край, расходился от них волнами. Казалось, его можно было потрогать руками.

- Я барон Серов. Кто среди вас главный? Есть десятники?

Бойцы переглянулись, после чего один из них подобно ученику поднял руку.

- Я десятник, ваша милость. У барона Крастера. - И вздохнув, добавил. – Был.

- Ну, рассказывай, десятник, как вы так обосрались?

По мере изложения Серов только качал головой. Повезло. Ему повезло, что не полез вперед, а то мог бы он лежать там на поляне.

- Что скажешь Ариен, - выслушав краткий пересказ предшествовавших событий, капитан обратился к магу. – Ты говорил, что монстрами не могут управлять. Просто направили и они пошли? Сложный управляющий контур?

- Был не прав, признаю, - маг поднял ладони в защитном жесте. – Из меня тот еще химеролог. Курс на полсеместра – только самые основы и общие принципы. И тот на удовлетворительно сдал.

От последнего маг немного смутился и покраснел.

«Я, блин, в восторге. Один маг под рукой, и тот - троечник», - мысленно вздохнул капитан, а вслух произнес.

- Ариен, я буду тебе очень благодарен, если следующий раз, когда ты в чем-то не уверен, ты будешь говорить об этом, а не выдавать информацию за истину в последней инстанции, - Серов говорил очень мягко, но глаза его смотрели очень колюче, - ведь опираясь на твои знания, это мы могли бы полезть вперед и по глупости погибнуть. Ты меня понимаешь?

- Понимаю, - пискнул маг, лицо которого из красного резко стало бледным.

- Хорошо. Теперь вы, - капитан повернулся к бегункам. – За то, что вы оставили своих сюзеренов на растерзание монстрам, я приговариваю вас всех к повешенью.

Всадники зароптали начали переглядываться, совершенно сбитые с толку – такого они совершенно не ожидали. Почувствовав сгустившееся напряжение, Серов поднял вверх правую руку с раскрытой ладонью – за спиной послышался звук взведения десятков арбалетов. Нет, не зря они гоняли людей два месяца по пять-шесть часов день. В том числе отдачу приказа жестом: поднятая вверх открытая ладонь означала «приготовиться».

Два десятка взведённых арбалетов мгновенно отбил у кого-то желание дергаться. Все замолчали, ожидая, чем все закончится: Серов был вполне вправе повесить струсивших солдат, вот только как это отразится на общем моральном состоянии и так сократившегося войска он не мог просчитать, поэтому продолжил:

- Но приведение приговора в исполнение мы отложим. Сейчас мы пойдем туда к замку и надерем задницы этим тварям, если у них есть задницы. И не дай Боги, мне покажется, что кто-то из вас недостаточно отважен!

Запятнавшие себя бойцы поспешили заверить Серова в том, что они обязательно проявят чудеса смелости и конечно же искупят свой проступок от начала и до конца.

- Ну что, «висельники», быстро приводите себя в порядок, доспехи, там, оружие запасное, и занимайте места на флангах строя. Ваша задача эти самые фланги прикрывать. Ты, десятник, за старшего, - капитан развернулся, нашел взглядом Элея и скомандовал. – строимся. Две линии копья, за спинами – арбалетчики. Конницу на фланги. Командуй.

«Фаланга» выстроилась достаточно шустро, все-таки тренировки – великая вещь. Пока солдаты строились, капитан еще раз приложился к биноклю. Твари их конечно же заметили, но предпринимать какие-то активные действия не спешили. Количество их на поляне явно увеличилось, хотя и не на много. Посчитать точно у барона не получилось – далековато как не крути – примерно сорок голов.

Под маты десятников строй наконец был сформирован и Серов, заняв положенное полководцу место за строем скомандовал: «Шагом, марш!».

- Поможешь? – маг конечно же оказался рядом.

- А куда я денусь. Но ты на многое не рассчитывай. Скорее всего у них к магии повышенная устойчивость. Три-четыре твари за мной, остальных придется вручную обрабатывать.

- Принял, - кивнул капитан, - и четыре штуки – тоже помощь.

Меж тем расстояние до врага все сокращалось: четыреста шагов, триста, двести. На ста пятидесяти шагах, капитан отдал приказ остановиться. Настало время проверить арбалеты в деле. Стоили ли они тех денег, которых он за это оружие отвалил или нет.

Два первых ряда копейщиков опустили свое оружие к земле и сами опустились на одно колено, команды десятников, звук взводимых арбалетов.

- Пли!

Полсотни стальных болтов явно впечатлили тварей. Этот момент был самым тонким в плане Серова: если монстры не примут бой, а отступят, попробуют обойти его людей с флангов, или вообще спрячутся в лес и начнут нападать на колонну при отходе, может получиться плохо. Но нет, повезло. То ли маг, который контролировал тварей был не настолько хорош, то ли твари потеряли головы от боли, но получив острых гостинцев, вся черная толпа волной бросилась вперед, издавая странные полувоющие-полулающие звуки. Надо сказать, что бежали твари весьма шустро, хотя до спринтерских показателей не дотягивали. Сто пятьдесят шагов орда преодолела секунд за двадцать пять, подарив стрелкам еще два залпа.

«Все-таки монстры не совсем удачный противник для арбалетов», - успел подумать капитан, - «были бы это люди, не добежал бы ни один. Вон в некоторых по три болта торчит, а они продолжают бежать».

Тем не менее после второго залпа на земле осталось лежать четыре тела, а после третьего – семь. Еще троих поджарил маг, выглядело это для разнообразия не зрелищно, вместо пускания огненных шаров Ариен каким-то образом разжег огонь внутри тварей, запек жаркое в собственном соку, так сказать. Для постороннего наблюдателя так вообще выглядело невпечатляющее – вот бежит толпа монстров, и вот три штуки спотыкаются и падают; только легкий ветерок донес запах сожжённого мяса.

А в следующее мгновение произошло сразу несколько событий. Два с лишним десятка тварей с рыком врезались в строй людей, ощетинившихся копьями. Крики, треск ломаемой древесины, рев монстров насадившихся на копья подобно букашкам, тонкий звон тетивы – кто-то успел перезарядить арбалет и выпустил болт в упор. Одновременно с этим Серов отдал приказ коннице окружать, бить тварей во фланги. Если это слово вообще применимо к двигающимся толпой монстрам.

«Ндаа… двух рядов с копьями все же маловато», - думал Серов, глядя на разворачивающееся перед ним побоище. В двух местах твари все же смогли прорваться сквозь острия копий и добраться до мягких человеческих тел. Твари работали как мясорубки, разрывая острыми когтями людей на части, и никакие кольчуги копейщиков не спасали. Почти мгновенно погибло с десяток человек, строй пошел волнами и начал распадаться. Однако на удивление, люди не побежали, наоборот в образовавшийся прорыв арбалетчики залпом разрядили свои машинки, а в следующе мгновение беспорядочная толпа баронской пехоты, оставленная в запасе с ревом, бросилась вперед, закрывая образовавшийся прорыв.

А потом все как-то неожиданно кончилось. Вернее, кончились монстры, а люди остались живы, не все конечно, но на войне как на войне: к сожалению, без потерь не бывает.

Спрыгнув с лошади, Серов подошел к распростертому недалеко телу одной из тварей. Пнул сапогом – тело еле шевельнулось.

- Тяжелая, скотина, - задумчиво пробормотал он, - кил сто пятьдесят, наверное. А может двести.

Больше всего монстр напоминал большую обезьяну: покрытое жестким, коротким ворсом тело, длинные передние лапы с острыми когтями, лицо чем-то напоминающее человеческое, только с мощным лбом, надбровными дугами и выпирающей челюстью. Серов присел и аккуратно – лишиться пальцев не было никакого желания – оттянул нижнюю губу твари. Впечатляющие клыки тоже в наличии.

В общем, животины больше всего напоминали каких-нибудь земных горилл, реши те перейти с зеленной диеты на мясную с соответствующими апгрейдами тела.

Подошел маг и тоже присел, разглядывая мертвого врага.

- Что скажешь?

- Явно сотворенные твари. Видишь? – Ариен раздвинул пальцами шерсть, и на оголившемся участке кожи совершенно отчетливо стал заметен ровный шрам от разреза, что характерно - зашитого умелой рукой.

- Что это значит? Его кто-то резал, а потом шил? Зачем?

- Ну это в двух словах не объяснить, проще показать. – Маг ловким движением выхватил нож и аккуратно резанул по старому шраму. Несколько секунд манипуляций и вот в руке мага конец чего-то напоминающего медную проволоку, вторым концом, уходящую в тело монстра. – Химеролог берет тело, с которым собирается работать и вживляет в ключевые точки вот такие штуки – они являются скелетом для вкладываемой магии, гораздо лучше держат магическую структуру, чем просто мясо. А дальше уже идет магическая часть – всякие заклинания усиления, ускорения, подчинения…

Маг от усердия совсем по-детски высунул кончик языка.

- Вот только слишком, да… слишком… - Ариен видимо зацепившись за какую-то мысль, начал прощупывать тело более основательно, бурча себе под нос, - должен быть источник, ага… сколько же тут нитей… так… и где центр? Ну наверное тут.

Еще пара движений ножом в районе грудины и в руке у мага оказывается небольшой – размером с горошину – камень, Ариен парой движений оттер находку от крови монстра и продемонстрировал ее капитану.

- А вот и магический источник. Изумруд, Не самый качественный, но корон на пять потянет.

- Ничего себе, - присвистнул барон, — это мы, получается, неплохо трофеями разжились. Элей!

- Да, ваша милость, - в боевой обстановке наемник демонстративно обращался «по уставу».

- Смотри. В каждой твари должен быть подобный камень. Организуй людей, что бы достали из всех. Только посчитай, чтобы не зажилили. А то знаю я этих, - капитан сделал неопределенное движение рукой, как бы очерчивая, кого он знает.

- Сделаю, - глаза сотника расширились от удивления при виде драгоценности. Ему самому внутрь монстра лезть бы никогда в голову не пришло, - и прослежу, и посчитаю.

- Да, - капитан мысленно хлопнул себя по лбу, - какие потери? Убитые раненные? Посчитали?

- Посчитали, - кивнул Элей, - пятнадцать копейщиков, трое арбалетчиков. Всадники потеряли семерых, а пехота баронов – девять человек.

- Три с половиной десятка… ужас! Раненные?

- Тяжелых нет. Царапины не считал.

- Хорошо, ну там перевязать, похоронить, привести в порядок, собрать трофеи - ты сам знаешь.

- Знаю.

- И отправь пару десятков человек в замок, пусть осмотрятся. Только аккуратно, вдруг там еще твари остались.

- Сделаю, - еще раз кивнул сотник и убежал.

- Тебе что-то от этих тварей нужно? – Барон с магом вновь остались вдвоем возле тела.

- В смысле?

- Ну, я не знаю, - пожал капитан плечами, - маги части всяких животных добывают. В ритуалах используют, там, в зельях, или еще как. Я не очень разбираюсь в этом деле.

- Ааа, в этом. Нет, это же рукотворное существо. Никаких компонентов из него не добудешь. Вот камни достанем и все.

- Отлично. – Капитан поднялся на ноги и огляделся: вокруг него царила суета. Все были чем-то заняты. Часть ковырялась в монстрах, часть копала ямы для погребения павших, кто-то патрулировал опушку, чтобы избежать всяких неожиданностей. А пара десятков отобранных Элеем бойцов уже собирались идти в замок.

- Пойдем, может, и мы посмотрим, как жил барон Тайз, мир его праху. Вроде делать пока все равно нечего.

Маг молча кивнул, и они, подхватив поводья своих лошадей, двинули по направлению к замковым воротам.

Внутрь крепости входили очень осторожно, мало ли какие сюрпризы могли их ждать. Однако осторожность оказалась напрасной – ни одной живой души внутри двора не оказалось. Это укрепление было братом близнецом того, что Серов сумел захватить прошлой осенью. Те же четыре угловых башни, одна из которых исполняла роль донжона, той же высоты стены и даже площадь была примерно та же. С проектами тут, видимо, особо не экспериментировали.

«Впрочем, по двум замкам делать выводы рано», - думал барон, разглядывая внутренности замка. Оные несли следы недавнего побоища – тут и там виднелись какие-то обломки, части воинского снаряжения, засохшие брызги крови. Под северной башней вповалку валялись трупы монстров с уже разделанной грудиной.

- Ага, то есть маг здесь все-таки был. Или есть. – последняя мысль Серову не понравилась, резко стало как-то неуютно, - эй! Дуболомы! Обыщите здесь все сверху донизу. Если найдете кого живого – завитее.

И подумав еще полсекунды, добавил: и ходите подвое. Так оно надежнее будет.

Раздав всем ЦУ, Серов подошел к трупам монстров поближе – твари были те же, вот только уже заметно пованивали. Видимо разделывали их не сегодня.

- Может и нет мага в замке, - Ариен подумал о том же.

- Ну и ладно, не очень-то и хотелось. Пойдем лучше хозяйские покои найдем. Может что-то интересное будет, - под интересным он понятное дело подразумевал ценности, а не спрятавшийся под кроватью цирк Дю Солей.

Однако исполнить задумку друзьям не удалось. Возле входа в южную башню началась какая-то возня, после чего раздался крик:

- Ваша милость, ваша милость! Тут люди!

- А вот это уже неожиданно, - пробормотал капитан и поспешил туда, откуда звучал голос.

В подвале южной башни оказалась местная темница – какой же настоящий феодал и без личной тюрьмы. Там внизу нашлись запертые люди, которые после коротких расспросов оказались крестьянами из окрестных деревень, до которых успели добраться монстры. Почему именно их твари не загрызли, а утащили в плен никто толком объяснить не смог.

- Они нас нюхали, ваша милость, - пискнула одна из девушек. – И осматривали.

Капитан задумчиво окинул взглядом пленных: трое мужиков возраста от тридцати до сорока, две молодых девчонки, одна женщина чей возраст определить было затруднительно – от сорока и до бесконечности – и паренек лет шестнадцати. Шестеро.

- Обнюхивали, говоришь, - капитан задумчиво притянул, вглядываясь каждому в лицо. Старшие в ответ опускали глаза вниз и вообще старались казаться как можно долее незаметными, а паренек активно кивал, подтверждая слова девушки. – Ну ладно, потом разберемся. Накормить, привести в порядок, пока не отпускать. Понятно?

- Да, ваша милость. Там эээ… Еще, - запинаясь ответил копейщик.

- Что?

- Раненный лежит. Не в себе.

- Ну пойдем посмотрим.

Раненным оказался барон Ваффел. Ему видимо крепко досталось: голова была вся в крови - на каменном полу успела натечь небольшая лужа – а правая нога изгибалась совсем не под тем углом, каким это задумывала природа. Как и говорил копейщик барон был в совершеннейшей отключке.

- И что с тобой делать? – Сам у себя спросил капитан. – Лечить и отпускать было бы величайшей глупостью. Да…

Приняв решение, капитан обернулся и найдя глазами копейщика, сообщившего ему о раненом, подозвал к себе.

- Сколько людей его видело?

- Только я, ваша милость. Вернее, нас двое было. Я и еще…

— Значит так, - оборвал его капитан. – Ставишь сейчас своего друга к этой двери и что бы ни одна сволочь сюда не заходила. А ты сам мухой летишь и находишь мне Элея. Скажи ему что я буду в хозяйских покоях. Ясно?

Копейщик закивал с такой скорость, что капитан даже испугался что у него оторвётся голова.

- Бегом!

Элей нашел капитана, когда тот сидя за огромным письменным столом просматривал бумаги по баронству Тайз. Ничего особо ценного найти не удалось, но так по мелочи получался вполне приличный доход.

- Звали, ваша милость?

- Да, там в подвале в одной из камер лежит барон Ваффел. Раненный. Нужно сделать так, чтобы все думали, что он погиб в сражении. Его видели два бойца – проинструктируй их о том, что, если будут много болтать, лишатся языка.

- Сделаю, - с небольшой заминкой ответил сотник. – Что-то еще?

- Обыскали замок нашли кого-то?

- Нет, пусто.

- Ну и ладно. Тогда сделаем так… Как думаешь получится переманить бойцов, которые остались от дружин погибших баронов? – Перескочил с мысли на мысль капитан.

- И думать нечего. Все согласятся. Сегодня у всех была наглядная возможность сравнить, служа кому шансы выжить больше. И по правде говоря, условия, которые вы предлагаете своим бойцам будут гораздо лучше, чем окрестные бароны.

- Вот и славно. Сформируй обоз с трофеями, приставь к нему два десятка. Десяток наших и десяток новых. Плюс выдели два, - капитан почесал затылок, - нет лучше три десятка. Тоже два наших и десяток новых под руководством толкового десятника, станут здесь гарнизоном. Соответственно грабеж замка отменяется. Остаемся тут на ночь, завтра пойдем дальше. Все ясно?

- Да, ваша милость, - Элей развернулся и хотел было уйти выполнять, но капитан затормозил его окриком.

- И еще одно: объяви всем нашим, что за сегодня будет премия. Скажем в размере двухмесячного жалования. Хорошие трофеи взяли, нечего жадничать. А еще можешь выкатить бойцам бочку вина из местных подвалов. Только так, чтобы завтра все были в боеспособном состоянии. Ну и часовым понятно – ни-ни.

- Спасибо, ваша милость.

Капитан опять остался в комнате один. Глянув на разбросанные по столу документы, Серов с отвращением плюнул и, хрустнув спиной, откинулся на спинку богато украшенного кресла.

«А ничего, можно жить», - длинный день накладывал отпечаток. Только расслабившись немного барон понял на сколько устал. – «И воевать оказалось очень выгодно и вообще… Не скучно. Главное только не откусить больше чем сумеешь прожевать».

Глава 3

- Надо будет набрать еще людей. Копейщиков мало, всадников мало, арбалетчиков… - капитан на секунду задумался, - тоже мало. Еще человек сто пятьдесят. Продать ненужное оружие, камни… Купить дуги под арбалеты. Дорого, блин, а куда деваться.

Отряд двигался на юг, на встречу приключениям. Кто-то может сказать, что капитан словил головокружение от успехов и будет во многом прав, но и доля здравого расчета в этом действии тоже была. Основная идея заключалась в том, чтобы ударить в тыл вражеской армии – а то, что это была, по сути, армия, никто уже не сомневался. Для спонтанного прорыва измененных магией животных все было сделано слишком… по-армейски.

Вот и получалось, что с точки зрения военной науки, отряд Серова днем ранее уничтожил фланговое прикрытие основной группировки на направлении главного удара. Соответственно вся его военная натура кричала, что местный успех нужно закреплять разгромом вражеских тылов. Местные тоже были не против – такие действия вполне укладывались в общую канву поведения средневекового феодала – напасть, пограбить, разорить и сбежать пока в ответ не прилетело.

- Что, Элей, готов стать полутысячником? Не слишком быстрый карьерный рост?

- Готов, ваша милость.

- Хорошо. Тогда прикинь, сколько человек нужно посадить в замок, чтобы обеспечить устойчивую оборону. Нам будет нужно три гарнизона плюс полевая армия.

- Три гарнизона? - Брови пока еще сотника взлетели вверх.

- Я не собираюсь останавливаться на достигнутом. Тем более если оно само плывет в руки... – Серов пожал плечами и задумался, прокручивая события последних суток.

«Армия» переночевала в замке, а утром выступила в поход. В качестве гарнизона временно оставили три десятка, еще два ушло, домой уводя обоз с трофеями. В итоге с учетом неожиданных подкреплений под рукой Серова сейчас осталось чуть больше ста человек. Всем баронским пехотинцам капитан раздал копья, восполнив таким образом нехватку этого рода войск, и в целом можно сказать, что дружина сохранила свою боеспособность.

- Когда вернемся, возьмешь людей и проедешься по окрестным деревням. В баронстве Тайз, конечно, теперь с этим будет совсем плохо. Если твари разорили несколько южных деревень, то это сделать будет не легко.

- Почему? Наоборот.

Серов вопросительно изогнул бровь.

- Разорили деревню – это не значит, что убили всех жителей. Как можно убить всех жителей деревни, двумя десятками тварей, если там живет ну например тысяча человек. Понятное дело, сколько-то загрызли, но большая часть – разбежалась и попряталась. Теперь часть домов разрушена и, наверное, сожжена, с едой опять же проблемы. Если пообещаешь хорошо кормить, вовремя платить жалование… В общем, с тем чтобы набрать мясо, проблем не будет.

- Тогда хорошо. Бойцов не хватает как воздуха. И еще хотел такой вопрос задать…

- Да, ваша милость?

- Можно ли нанять опытных воинов? Но не как наемников на срочный контракт, а под присягу? С жалованием, возможностью карьерного роста и всем остальным. Мне бы еще десятка два-три опытных рубак, чтобы костяк закрепить.

- С этим всегда сложно, ваша милость. Большинство предпочитает короткие контракты с повышенной степенью риска и соответственно - оплаты. Те же кто хочет служить долго и прозябать за небольшое жалование в дальнем гарнизоне идут в коронные полки. Там можно выслужиться и заработать на сносную старость. А о том, чтобы пойти служить барону, я о таком не слышал. – И добавил через секунду, - ваша милость.

- Плохо, - буркнул Серов и опять ушел в себя.

Не смотря на все принятые меры безопасности – дозоры рассылались во все стороны на достаточно дальнее расстояние – а может и благодаря им, никаких неприятностей на марше не произошло. Утром следующего дня передовой дозор доложил о том, что впереди главная цель похода – тот самый первый захваченный тварями замок.

На этот раз Серов решил сделать все по уму. Ну вернее так, как он считал по уму. Для начала, оставив основное войско позади, барон с ближниками выдвинулся вперед для рекогносцировки. Постаравшись остаться незамеченными, они заняли наблюдательную позицию в ближайших к крепости кустах. Элей отнесся к таким осторожностям весьма скептически, но промолчал: жираф большой ему виднее.

Укрепления явно несли на себе следы недавнего боя. При чем боя тяжелого и закончившегося для защитников откровенно не удачно. На это как минимум намекали створки ворот, из которых в наличии была только одна. И та выглядела явно покосившейся. Не смотря на все это, жизнь в замке присутствовала: несколько раз показывались монстры, а один раз на стене мелькнул определенно человеческий силуэт.

- Какие будут идеи, господа? Предложения, пожелания?

- Не нравится мне тут, - отозвался маг. – Я бы, если честно, предпочел уйти и не испытывать терпение Богов.

- Неожиданно, - удивился Серов, ему маг всегда казался более авантюрным. – А ты что думаешь?

Элей, к которому был адресован вопрос, помолчал немного, раздумывая, после чего изложил придуманный им план.

На опушку леса один за другим выехало десяток всадников. Потоптавшись на месте, они, не торопясь – совершенно незачем загонять лошадей раньше времени – двинули в сторону находившейся в семистах шагах крепости, как будто не замечая следы недавнего штурма на ее стенах. Подъехав на расстояние двухсот шагов, десятник махнул рукой, и вся кавалькада остановилась.

Главный достал медную трубу и дунул во всю мощь богатырских легких. Округу огласил пронзительный полувой-полустон. Видимо если с силой легких у него проблем не было, то умением играть на музыкальном инструменте Боги обделили.

Пару минут ничего не происходило, но такой результат людей совершенно не устраивал. «Музыкант» повторно приложил трубу к губам и повторил свой «перфоманс». На этот раз результат воспоследовал. Из ворот замка выскочила тройка обезьяноподобных монстров, но в атаку не рванула, а остановилась на безопасном расстоянии: мозги у тварей были. Опять некоторое время ничего не происходило: и монстры и люди стояли на месте. Видя, что особого желания подставляться у тварей нет, десятник решил перейти к следующей части плана.

- Давай, - обернувшись, приказал он одному из своих бойцов, - устрой им похохотать.

В общем и в целом именно на этом был основан план Элея, который Серов в Земных терминах охарактеризовал бы как «разведка боем». На преимуществе конницы в подвижности и возможности атаковать издалека. К сожалению, стрелять из седла могли только два человека – вернее стрелять могли многие, но попадать только двое – поэтому масштаб операции не предполагал никакого иного результата кроме как получение информации о противнике.

Лучник молча кивнул и достал свое оружие. Тонкий свист тетивы и первая стрела улетает в сторону монстров. Промах. За первой пошла вторая – эта находит свою цель, втыкаясь в шкуру одной из тварей. Вряд ли с такого расстояния и таким оружием можно было нанести серьезные повреждения, но на это никто и не надеялся.

Монстрам обстрел не понравился, однако отреагировали совсем не так, как рассчитывал Элей. Вместо того, чтобы потерять от боли голову и броситься вперед, монстры с порыкиванием и ворчанием оттянулись обратно внутрь замка, как бы предлагая людям определиться – собираются они лезть внутрь или нет.

- Логично, - пробормотал Серов, наблюдавший все это дело в бинокль, - я бы сам так сделал. Умные, блин, твари. Что будем делать?

Последнее он уже сказал вслух, обращаясь к сотнику и магу, находящимся тут же.

- Я думаю, - Элей задумчиво почесал бороду, - можно попробовать взять крепость на копье. Видимо монстров там не много, иначе они бы отреагировали на это все по-другому.

Под «всем этим» сотник видимо имел в виду представление, разворачивающееся напротив замковых ворот. Там десяток всадников пытаясь заставить монстров хоть как-то реагировать, фланировал туда-сюда, регулярно издавая инфернальные звуки с помощью трофейного горна. Монстры на провокации не поддавались и нос из замка не показывали.

- Не может это быть ловушкой? – Серова одолевали сомнения.

- Не думаю, - Элей покачал головой. – Для того, чтобы расставить ловушку, нужно понимать кого ловить. Вряд ли они знают, о том, что мы захватили замок Тайз. И тем более, вряд ли у них есть представление, сколько у нас бойцов. Нет, вряд ли.

Серов с сомнением поджал губы. Все это было крайне сомнительно.

- А ты что думаешь? – Повернул голову к магу капитан.

- А я что? Где я и где штурмы замков, - маг пожал плечами, - мое дело маленькое – зажарить несколько монстров. А в тактике и стратегии я не силен.

- Понятно, - барон задумался на пару секунд, взвесил все «за» и «против», и скомандовал. – давайте тогда попробуем пощупать этих тварей за вымя.

Армия с каждым разом действовала все более слажено. Бойцы быстро построились в боевой порядок и немедля в развернутом строе двинулись вперед. Никто их не встречал, на стенах также движения не было. Со стороны казалось, что крепость вымерла.

«Штурм» тоже прошел на удивление гладко. Внутри кроме уже виденных трех тварей оказалось еще пять голов, при чем все раненные или покалеченные. Классическая «инвалидная команда». И тем не менее даже в таком количестве монстры сумели прихватить с собой пятерых копейщиков, неудачно подставившихся при прохождении воротного тоннеля.

- Ну что, быстро осматриваем, что тут есть ценного, вырезаем камни из тварей и двигаем обратно. Не хватало еще нарваться на всю орду – и так везет без меры.

- Ваша милость, ваша милость! Тут человек. – раздался крик из дальнего конца крепости.

- Отлично, не зря, значит, воевали. Может хоть кого-нибудь спасем. – Мысль о том, что монстры отбирают по каким-то критериям людей, не давала капитану покоя. Зачем тварям или их хозяевам пленные? Уж точно ни для чего хорошего. – Пойдем, махнул барон ближникам. Может узнаем что-нибудь интересного.

Реальность, однако, превзошла все ожидания Серова. Он ожидал увидеть очередного забитого крестьянина, который поведал бы грустную историю попадания в плен и в самом лучшем случае – как давно из замка ушли монстры. Вместо этого его люди крепко держали вполне себе упитанного мужичка с тонкими чертами лица и руками, которые явно никогда не знали тяжелого крестьянского труда.

- Вот. Поймали, он там в подвале это… Тварь резал. Мы его с ножом в руках и застукали, - капитан еще раз пригляделся к пленнику и действительно: одежда его больше всего напоминала одежду мясника: фартук из плотной ткани со следами крови и такие же нарукавники.

- Джек пот! – Не сумел сдержать эмоций капитан. – Это мы удачно зашли. Нужно этого кадра расспросить.

- Идите к демонам, я вам ничего не скажу! – Кадр попытался было дернуться, однако два бойца держали его вполне надежно. – Вы очень пожалеете, если с моей головы упадет хотя бы волос!

Пленник был настроен вполне по-боевому и видимо не сильно переживал из-за попадания в столь пикантную ситуацию.

- А ну ка оттащите наверх, зафиксируйте и поспрошайте немного. Только не калечить, мне он еще пригодится, - после трехсекундных размышлений приказал барон, - а пока покажите, кого он резал, когда вы его поймали.

Идти далеко не пришлось – в соседнем помещении стоял большой стол, на котором лежала одна из гориллоподобных тварей. Видимо до всех событий здесь было что-то вроде обеденного зала, а теперь помещение превратили в импровизированную операционную. Часть внешней стены вокруг окна была выбита, видимо, чтобы улучшить освещение в комнате. В пользу этой теории говорили большие листы отполированного металла, которые направляли свет на «операционный стол».

- Это ж, блин, какую силу нужно иметь, чтобы так каменную кладку курочить? – Пробормотал Александр осматривая помещение. Стандартный зал, каких он за последнее время навидался более чем достаточно, никакой другой мебели кроме большого стола, пол забрызган кровью. На столе лежит ничком тварь, что характерно – живая. Грудь опускается и поднимается в размеренном темпе: либо спит, либо в отключке.

- Ариен? – Серов, не оборачиваясь окликнул мага. В том что тот тоже тут, он не сомневался: не тот склад характера чтобы пропускать все самое интересное.

- Да?

- Как быстро ты сможешь его поджарить?

- Держу заклинание. Два удара сердца и тварь превратиться в уголек.

- Хорошо, я очень на тебя рассчитываю. Так сдохнуть, было бы очень глупо. – Получив заверение в том, что его прикрывают, Серов осторожно приблизился к столу. То, что он увидел, действительно больше всего напоминало хирургическую операцию: грудина твари была рассечена наискось, видимо мечем или чем-то подобным. Тут и там торчали обрывки все той же виденной ранее медной проволоки. Судя по всему, хирурга застали за попыткой заштопать монстра, о этом говорил набор разложенных тут же инструментов. Вряд ли иголка с толстой ниткой могла быть использована как-то по-другому.

- Что и требовалось доказать, - пробормотал Серов, - что скажешь?

- Очень интересно, - маг тоже подошел и склонился над телом. – Имеет смысл забрать одно тело с собой, зарисовать силовые линии. Не то что бы я в это разбирался… Но как материал для исследования…

Ариен взял предмет, напоминающий пассатижи – на столе лежал целый набор хирургических по виду инструментов – и попытался откинуть кусок кожи, мешающий ему что-то рассмотреть. Внезапно тварь дернула лапой и издала протяжный стон.

- Ой! – Маг дернулся бросил инструмент и отскочил от стола. Туша твари в мгновение ока начала обугливаться изнутри, потянуло сгоревшим мясом. – Я случайно!

- Ну ты… - только и смог произнести Серов. В помещение резко подпрыгнула температура, находится там стало не комфортно. – Пойдем отсюда. Герострат.

- Кто?

- А, не важно. Был один, любил жечь… всякое.

На этом, однако неприятности не закончились. Во дворе друзей перехватил запыхавшийся Брад.

- Ваша милость! Пленник того!

- Как того?!

- Отравился, наверное. Пошла пена изо рта и все.

- Твою мать! – Барон в сердцах плюнул. – Что-то вы у него успели выспросить, дуболомы? Хоть какая-то от вас польза должна же быть.

- Да, ваша милость. Он успел сказать, что сегодня к полудню должен вернуться отряд из двухсот тварей. С добычей и пленными.

Серов еще раз вы матерился и запрокинув голову попытался прикинуть который сейчас час. Солнце уже вплотную подошло к зениту.

«Часов одиннадцать. Жопа!»

- Брад, собирай людей. Уходим, быстро!

Чисто уйти конечно же не получилось. Барон костерил себя последними словами за наглость и головокружение от успехов, но вернуть что-то было уже нельзя. Для того, чтобы ускорить движение пришлось бросить часть вещей – вот так пошли за шерстью, а ушли стриженными – чтобы усадить раненных и тех, кто не мог поддерживать темп движения на повозки. Но и это не помогло.

Часа через три после полудня основной отряд догнал наблюдатель, оставленный возле замка, рассказавший, что происходило, после того как Серов с основными силами покинул замок. Действительно вскоре после указанного часа с запада появилась орда черных тварей, которые конвоировали людей и большой обоз из нескольких десятков телег. Видимо с награбленным добром. Но самое интересное не это, а то, что монстрами руководили люди – с десяток человек явно были не пленными, а командирами. Обнаружив в замке следы визита незваных гостей, противник отреагировал незамедлительно, выслав в погоню десятков восемь-десять тварей под руководством трех людей. И вся эта толпа сейчас весьма шустро двигала по пятам уходящей восвояси баронской армии. К сожалению, скрыть маршрут отхода не представлялось возможным – следы сотни человек не замаскируешь.

- Как думаешь получится уйти без боя? – Элей ехал рядом и тоже слышал неприятные новости.

- Не думаю, - сотник тяжело вздохнул. – Твари передвигаются быстрее людей, а мы и такой темп долго держать не сможем. Еще немного и непривычные к таким забегам баронские солдаты начнут отставать. И что тогда делать? Бросит их на съедение? Можно, конечно, но пользы от этого не будет: два десятка человек сотню тварей даже не задержат, смысла нет.

- Значит, нужно искать место удобное, чтобы их встретить, - подвел неутешительные итоги капитан.

Зажатая с двух сторон лесом дорога выглядела с точки зрения обороны весьма перспективно. Нужно было только найти такое место, чтобы монстры не могли обойти с флангов, и вынуждены были переть в лоб прямо на любезно выставленные копья.

Еще через пару часов такое место нашлось. Справа от дороги начинался длинный овраг с обрывистыми стенками, через который не так-то просто будет перебраться, а лес на левом фланге зарос густо какими-то колючими кустами по типу шиповника. Оставалось надеяться, что твари или вернее люди ими управляющие решат не множить сущности сверх необходимого и поставят все на фронтальный удар.

- Так, нужно подготовить позицию, - Серов решил попытаться отыграть еще пару шансов на выживание, - бери бойцов, какие посвежее, рубите колья и вкапывайте их поперек дороги в шахматном порядке.

- В каком порядке? – Услышал сотник незнакомое слово.

- Вот в таком, - капитан показал «на пальцах», - через одну. Понятно?

- Да, ваша, милость.

- Ну так вперед! – Барон глубоко вдохнул и выдохнул. – «Не нужно срываться на людей. Сам во всем виноват».

Много ли можно сделать за два часа? В обычной жизни скорее нет, чем да. А когда стоит вопрос выживания, когда от того, сколько ты сделаешь сейчас, напрямую зависят твои шансы на выживание? Гораздо больше!

Используя подручные средства – мечи, ножи, топоры – бойцы успели вырыть небольшой ров поперек дороги, из полученного грунта сформировать вал и натыкать четыре ряда заостренных кольев. Конечно, укрепление получилось то еще – переплюнуть можно. Но как сказал кто-то из древних «Храбрые люди – вот сильнейшая башня города». Оставалось только надеяться, что люди будут достаточно храбры.

Маг тоже принял участие в подготовке: отойдя шагов на тридцать от возводимого укрепления он достал нож и стал что-то увлеченно чертить прямо на утоптанном полотне дороги, прикрикивая на каждого, что позволял себе наступить или хотя бы пройти рядом с проявляющимся на земле рисунком. Серов даже не спрашивал у мага, что он делает – ему явно виднее, а защитникам любая помощь будет в кассу.

Преследователи показались, когда солнце потихоньку стало склоняться в сторону заката.

- Как думаешь, эти твари хорошо видят в темноте?

- Не думаю, - маг проследил за взглядом друга и покачал головой, - судя по всему, глаза им не улучшали, соответственно видеть в темноте они должны так же, как и люди.

- В смысле? А при чем тут люди? – Не понял капитан.

- А ты не понял? Эти твари, их из людей делают. Такое запрещено во всех человеческих государствах, и, если такого химеролога поймали бы – посадили на кол. Но тем не менее – случается, да… Я думал ты уже понял, они именно для этого людей ловили. Ну, скорее всего для этого, я, конечно, точно не знаю, могу только догадываться.

- Да… - только и смог протянуть капитан. Такого поворота он не ожидал. – То есть такую хрень можно с любым человеком сотворить?

- Видимо не с любым, раз твари выбирают – что-то нюхают и осматривают. Но на какие параметры они ориентируются, - Ариен пожал плечами, - сказать не могу.

- А что это за чертеж? – Серов решил сменить неприятную тему.

- Да вот, - маг почесал затылок, - концентратор простенький смастерил. У нас же от монстров остались камни. Камни эти нужны, чтобы питать контуры в теле тварей энергией, соответственно эту энергию можно достать. В обычном режиме сделать это быстро не получится, но вот используя концентратор…

- И что? Ты сможешь сделать больше, чем одно заклинание?

- О да! – Маг улыбнулся и плотоядно приподнял бровь, - вот только вот это все варварство, конечно. Мне бы прочное основание – скалу например – хорошую краску, кое-какие ингредиенты в роли резонатора… Да… А если бы еще пяток ассистентов, с которыми откат разделить… С тем количеством камней, которые у меня с собой, я бы эту толпу сжег бы к демонам, и не этом приключение наше закончилось бы. Пошли бы спокойно домой.

- А так? Что сможешь с тем, что есть?

- Много не смогу, не обольщайся. Еще и часть камней разрушиться могут… Но помогу, конечно, можешь на меня рассчитывать.

- Добро, - кивнул барон и развернулся в сторону противников. Монстры уже подошли на расстояние в полкилометра и остановились чего-то выжидая. Гориллы нервно переминались, порыкивали и вообще вели себя крайне неспокойно. Чего они выжидали стало ясно еще минут через пятнадцать, когда за спинами тварей стали мелькать люди на лошадях.

- А вот и кукловоды подъехали, - пробормотал капитан, - сейчас начнется.

И действительно началось. Твари, получившие ментальный приказ, в едином порыве бросились вперед, надеясь, видимо, смутить ощетинившихся заостренными палками людей. Смутить, смять и начать рвать, топтать и убивать.

Строй, однако не дрогнул. Копейщики достаточно четко, как и прошлый раз, опустились на колено, чтобы дать спокойно отработать арбалетчикам. Из-за узости фронта – всего метров семь примерно – все стрелки не могли стрелять одновременно. Пришлось идти на хитрость – выстроить их обратным клином, чтобы каждый занимал меньше места по фронту. Плюс разделили всех арбалетчиков на пары – первый и второй номер. Первый стреляет, второй заряжает. Все это снизило количество условных болтов, которые отряд способен был выпустить в минуту – ДПМ, так сказать – однако ничего умнее придумать за два часа просто не успели.

Что касается копейщиков, но сужение фронта тут наоборот пошло на пользу – получилось углубить построение до четырех человек. Все это в сочетании с возведенными укреплениями, магической поддержкой и какой-то матерью давало надежду пережить тот вечер.

Меж тем черная лавина достигла какой-то черты, и арбалетчики синхронно оправили вперед стальные подарочки, секунда – второй залп, еще секунд пять – третий.

«Вы подождите, я еще вас карраколировать научу», - с каким-то мрачным удовлетворением смотрел барон на своих солдат.

Болты внесли определённую сумятицу в ряды тварей – несколько штук споткнулось и полетело на землю – однако сбить наступательный порыв им не удалось.

Удар у тварей, не смотря на все приготовления людей, получился страшный. Не считаясь с потерями, монстры перли вперед, повисая на копьях, но открывая дорогу идущим следом. Паре тварей удалось просочиться сквозь частокол пик и ворваться в строй людей, что стоило защитникам семерых прежде, чем твари упали истыканные болтами как подушечки для иголок.

Не смотря на все усилия оборонявшихся, стена копий, а соответственно и их шансы на выживание быстро редела. В какой-то момент Серов понял, что еще чуть-чуть и люди не выдержат и прогнутся, прогнутся побегут и на этом все закончится. Значит пришло время ввести в бой резервы. К сожалению, в виде резерва оставалось всего полтора десятка спешенных мечников с ним самим во главе. Пришло время для его собственного Аркольского моста.

Серов потянул меч, перехватил поудобнее небольшой каплевидный щит и махнул рукой ожидавшим команды бойцам, следовать за ним. Двадцать шагов и вот перед ним истончившийся строй, из последних сил сдерживающий напор тварей. Копейщик справа от него падает, получив когтями поперек груди – капитан мгновенно заполняет собой образовавшуюся брешь. Короткий тычок и меч на удивление легко входит в шею твари, не ожидавшей такого маневра.

Удар слева – в шит как будто бьют тараном – рука простреливает болью. Не обращая на это внимание, капитан доворачивает корпус и вкладываясь всем весом срубает твари лапу у самого плеча. По ушам бьет рев боли.

«Ага, не нравится, сученыш!», - мелькает мысль, но быстро уходит на задний план, смытая мельканием перед глазами.

Попытка заблокировать удар справа мечом удалась откровенно плохо. Парировать удар монстра, который сильно превосходит тебя в силе – это совсем не то же самое, что отбивать выпады такого-же мечника. Получается лишь немного отвести удар от намеченной цели, но тварь все же цепляет кончиками когтей капитана по голове. Шлем держит удар, хоть и немного сминается, но скользнувшие дальше когти цепляют лицо, распарывая бровь и щеку как бумагу.

Вспышка боли. Капитан на секунду теряется в пространстве и пытается наугад прикрыться щитом от следующей атаки. Однако вместо удара спереди следует рывок сзади, который опрокидывает Серова за спины его бойцов. Не сильный в общем-то удар об землю видимо переполняет некую шкалу, и сознание барона погружается во тьму.

Ариен стоял посреди начерченного им рисунка концентратора и с напряжением следил за ходом сражения. Магическая сила, свитая в тугие жгуты, оплела его ауру и готова была в любой момент выплеснуться по воле человека. Ариен еще ни разу не работал с магией такой плотности – до этого у него просто не было денег на такое количество накопителей, поэтому можно сказать, что он экспериментировал. Экспериментировал в том числе и над собой – пропустив слишком большой энергии по своим магическим каналом, легко сжечь их к демонам, навсегда лишившись возможности оперировать силой. Но вариантов не было – мысль о том, чтобы сбежать, бросив остальных на съедение тварям в голову магу не приходила.

Нужно было выбрать правильный момент для удара. Так чтобы одним заклинанием перевернуть ход сражения, сломить врага и заставить его бежать поджав хвост. Даже если у него нет хвоста.

В качестве ударного заклинания он на этот раз выбрал гораздо более эффектный «огненный столб», который в отличии от «внутреннего испепеления» давал впечатляющие внешние проявления. Так как даже с подготовкой сил у мага на то, чтобы в одиночку переломить ход сражения не было, нужно было не только и не столько убить монстров, сколько напугать. Напугать как тварей, так и их кукловодов.

И вот в какой-то момент, сражение застыло в неустойчивом равновесии – обе стороны уже понесли ощутимые потери и нужен был еще один камушек, чтобы окончательно склонить чаши весов в нужную сторону.

«Сейчас», - стрельнула в мозгу мысль и Ариен позволил удерживаемой энергии наконец высвободиться. От напряжения свело руки и ноги, маг почувствовал, как трещат непривычные к такой нагрузке каналы, как горит аура. Но только после того, как заклинание полностью сформировалось Ариен позволил себе отпустить вожжи и потерять сознание.

***

В сознание барон приходил очень мучительно. Он лежал на чем-то жестком и крайне неустойчивом. От раскачивания в право-лево жутко мутило, и только понимание того, что попытка избавить себя от этого неудобства самым естественным путем приведет к еще большим неприятностям, останавливала капитана; а постоянные толчки отдавали во всем теле ноющей болью. Особенно себя плохо чувствовала левая рука и левый же бок. В добавок хотелось просто не милосердно пить – во рту, казалось, открылся филиал Сахары.

Попытка открыть глаза оказалась успешной только частично. Резанувшая по лицу боль позволила еще раз убедиться, что голова пока еще на месте, а вот, собственно, увидеть что-то перед собой не получилось – капитана окутывала непроглядная тьма.

«Глаза», - мысли в голове ползали вяло и тягуче, как будто застыли в загустевшей патоке. Попытка осмысленно думать отобрала слишком много сил, и Серов опять провалился.

Второй раз барон пришел в себя через несколько часов. Обстановка вокруг явственно изменилась. Постель больше не качало и не трясло, да и мягче она стала весьма существенно. В остальном тело ощущалось примерно так же.

- Пить, - сумел прохрипеть Александр.

В губы тотчас же ткнулось горлышко какой-то емкости, сквозь которое в рот потекла живительная влага. Напившись, капитан почувствовал себя значительно лучше: стало меньше мутить, сознание слегка прояснилось, ушла патока из головы. Пытаться открыть глаза капитан, однако, стал. Ему было откровенно страшно, что не получится, что всю оставшуюся жизни придется жить во тьме.

- Где я?

- Вы в замке Тайз, ваша милость, - отозвался звонкий девичий голос.

- Что с моими глазами? – В момент в груди сжался тугой комок…

- Ничего, ваша милоть, - и разжался. - У вас сотрясение, рана на лице – рассечена бровь и скула, сломана левая рука.

- А еще ушибы, ссадины и все такое, - голосом сотника добавило пространство.

- Элей! Я рад, что ты тоже жив. Расскажи, что было после того, как я отключился.

- Практически сразу после этого Ариен жахнул чем-то убойным, поджарил два десятка тварей и остальные сломались. Видимо, решили, чтобы более крепкий орешек, чем они думали до того.

- И что после этого?

- Дождались темноты, сделали вид, что мы никуда не уходим, разожгли костры, а сами руки в ноги и тикать. Оставили несколько человек на лошадях, чтобы они перекрикивались и создавали видимость жизни в лагере и сбежали. Оставленные уже тоже прискакали – как оказалась наша предосторожность была излишня, твари и не пытались нас догонять.

- Сколько человек потеряли? – Второй вопрос, который волновал капитана.

- Сорок один человек насмерть. Еще десяток включая тебя с тяжелыми ранами привезли на телегах. И еще одно…

- Что?

-Ариен? – Элей замялся.

- Что с ним?

- Он после того, как жахнул заклинанием упал в обморок и в себя не приходит. Третий день лежит в беспамятстве.

- Твою мать! – От эмоций Серов дернулся и тут же зашипел от прострелившей боли. – Сходили называется за трофеями в набег. Еле ноги унесли. Подожди, третий день? Это получается сражение было позавчера? Я тоже получается третий день валяюсь?

- Да, капитан. Тебе прилично досталось. Ты был весь в крови, сначала вообще думали, что тебя наглухо порвали, а потом пригляделись – живой. Вот только…

- Что?

- Боюсь красавцем тебе уже не быть, попытался схохмить сотник.

- А и хрен с ним, – попытка улыбнуться опять привела к вспышке боли. - Я уже женат, так что мне не принципиально. Ты мне лучше скажи, почему я глаза открыть не могу, если мне всего лишь щеку поцарапали?

- Так замотали, чтобы кровь не шла. Боялись, что истечешь. А уже здесь в замке, когда время появилось, нашли знающего человека, который почистил рану, подшил и перемотал начисто.

- Хорошо, - длинный разговор вытащил из барона последние силы и Серов опять почувствовал, как на него начинает накатывать дурнота. – Начни тогда набирать людей, как мы договаривались. И вообще вызови Реймоса, пусть разберётся с местным хозяйством…

Ответа барон уже не услышал, провалившись во тьму.

Меж тем вторжение монстров вызвало изрядный переполох в вонючем болоте, называемом «вольные баронства». Пять сотен монстров, вырвавшихся сквозь магическую завесу, навели изрядного шороху, разорив пар десятков деревень и захватив четыре замка, прежде чем люди смогли организоваться и дать отпор. При этом действия баронов, привыкших больше сражаться друг с другом и считавших охоту на редких тварей скорее развлечением, оказались весьма неубедительными. В результате в последней, «решающей битве», состоявшейся за четыре дня до описываемых событий, бароны понесли существенно большие потери, чем предполагали, выйдя невиданным по местным меркам войском в пятьсот копий против трехсот черных тварей.

Мягко говоря – решительной победы не получилось. Монстры предприняли маневр с ложным бегством и подставили рыцарей под фланговый удар. Классический засадный полк выскочил из-за деревьев и заставил все войско сбрасывать скорость, маневрировать и терять преимущество таранного удара. Тем не менее разгрома не получилось – все же баронские дружины были укомплектованы крепкими профессионалами, и позволять убивать себя за так они не собирались. А когда к месту побоища подоспела баронская пехота и численное преимущество достигло неприличного значения, монстры предпочти отступить, оставив за спиной сотню гориллоподобных тел. В итоге размен получился примерно один к двум – на два мертвых человеческих тела на поле остался лежать один монстр.

Вырезаясь языком Земли, такой исход позволил обеим сторонам считать себя победителями. Люди защитили свою землю, хоть и с потерями, отбили рейд монстров, не позволили им дальше разорять мирные деревни. Плюс поле боя осталось за ними, что во все времена являлось первейшим символом победы.

Войско тварей же в порядке отступило, уведя с собой добычу – награбленное в замках добро и захваченных пленников – и вернулось восвояси вполне удовлетворённое достигнутым. В конце концов, планов по захвату мира или хотя бы континента с помощью полутысячи тварей у кукловодов так и так не было.

Дальнейшим следствием данных событий стал очередной виток грызни всех против всех. В битве из шести принявших участие баронов двое успешно сложили головы, а у одного из них не было законных наследников. Плюс четыре замка остались без хозяина – вернее три, замок Тайз хозяина уже приобрел. А еще смерти баронов Ваффел и Крастер, о которых еще далеко не всем стало известно. Окрестные владетели, глядя на все это дело принялись усилено вооружаться: кто-то хотел удержать свое, а кто-то, кто поамбициознее, а может просто – поглупее, прихватить чего плохо лежит.

Как обычно в таких случаях взлетели цены на наемников и оружие. По окрестным селам побежали вербовочные команды, предлагая молодым крестьянским парням сменить орало на меч, а тяжелую и монотонную работу на земле на веселую и полную приключений стезю профессионального военного. Она, конечно, может быть которой, но тут уж как сказал известный персонаж: «У каждого свои недостатки».

До конца месяца барон провалялся в постели. Его всю дорогу мутило – явные последствия хорошего сотрясения – плюс плохо слушалась левая рука, благо перелом оказался простой, без смещения и зажил достаточно быстро и без глобальных последствий. Последствия же были крупными буквами написаны на лице – грубый двойной шрам пересекал правую бровь и правую же скулу.

Неожиданно заботливо к раненному мужу отнеслась Мариетта. Она проводила у его постели почти все свободное время, меняла компрессы, помогала в бытовых мелочах, читала капитану местную художественную литературу. Что сказать – видимо жанр любовных романов для женщин не универсален не только во времени, и в пространстве. За время вынужденного отпуска супруги много разговаривали и чуть-чуть сблизились.

«Ну вот, две полоски – теперь я бурундук», - мысленно хохмил Серов, разглядывая себя в листе отполированного металла, - «хорошо, что не три – лучше быть бурундуком, чем адидасом». На самом деле ничего смешного в этом деле не было – раны по началу начали воспаляться и только ударный курс антибиотиков привел лицо капитана в норму. Относительную конечно: красавцем его теперь назвать было сложно.

На седьмой день пришел в себя Ариен, чему все были очень рады. Выглядел маг, откровенно говоря, паршиво - осунулся, кожа посерела, а над висками появились белые вкрапления седины.

- Ты как? - К другу барон пришкандыбал, с подвязанной рукой и опираясь на трость – его еще иногда мутило, и тогда лишняя точка опоры становилась не лишней.

- Паршиво, - вымученно улыбнулся маг, - а ты, как я посмотрю не красавец.

- И не говори, - покачал маг головой, - досталось нам всем знатно. Но я хотел именно тебя спросить. Я-то понятно – рожа зарастёт, кость тоже… А ты как? Жить будешь? Ничего необратимого не произошло?

- Вроде нет, - в голосе мага при этом совершенно не чувствовалось уверенности, - я пока еще не в состоянии прогнать по каналам энергию, чтобы понять степень повреждений, но на первый взгляд ничего серьезного.

- Хорошо, а то я очень за тебя переживал. Говорят, ты знатно прижарил тварей, так что они бежали дальше, чем видели.

- Да я прилично выложился. Был на грани. Но знаешь, а тогда во всю использовал расчёты, основанные на твоей математике. Если бы не твои знания, вероятнее всего я бы выгорел. Ну или просто не смог бы сотворить что-то похожее, что вероятно привело в итоге к тому же результату. Так что можно сказать, что я второй раз должен тебе жизнь.

- Да брось, - капитан от такого даже поморщился. – Какой долг, если это я нас всех сначала завел в самую глубокую задницу, а потом ты нас всех спас: перни говорят, что без твоего удара, они бы не выдержали. Так что скорее наоборот – это я тебе должен.

- Ладно, будем считать, что по этому случаю в расчёте, - маг вымученно улыбнулся, все же он был еще очень слаб, и капитан заторопился на выход.

- Хорошо, ты тогда отдыхай, набирайся сил, еще дел по горло. Необходимость тестирования и обучения людей с тебя никто не снимал.

Весна меж тем уже во всю вступила в свои права. Дни стали заметно длиннее, а ночи короче и теплее. Солнце все сильнее прогревало землю, деревья окончательно оделись зеленые наряды, а воздухе висел по-весеннему легкий аромат цветов.

Серов сидел в своем любимом плетеном кресле на вершине надвратной башни и любовался закатом. Наконец выдалась спокойная минута вот так просто посидеть и подумать о жизни. Прокручивая в голове события, произошедшие с ним за последнее время, Серов неожиданно понял, что провел в новом мире уже целый год. Ну или примерно год: тогда тоже была весна, при чем скорее поздняя, чем ранняя. Точной даты он не помнил, да и потом посчитать не удосужился – не до того было. Все время приходилось бежать вперед подобно пресловутой белке в колесе.

«Почему белке», - забрела неожиданная посторонняя мысль, - «кто видел белок в колесе? Там же обычно хомячки».

Барон усмехнулся – иногда такое в голову приходит…

Меж тем за год сделано было не мало. Гораздо больше, чем он мог себе представить, выпав из портала год назад. А сколько еще предстоит сделать! Сейчас окрестные бароны разберутся между собой кто чем будет владеть и обязательно пожалуют к нему с вопросом – не много ли он себе захапал? И не хочет ли он поделиться с честной компанией. В сущности, эти бароны – те еще гопники.

Но пока можно было сидеть в кресле, любоваться закатом и наслаждаться ароматом цветов.

Интерлюдия 1

На круглой поляне посреди векового леса в этот день собрались существа, которые определяли жизнь своего вида уже много сотен лет. После поражения в войне с людьми, которые отняли у эльфов большую часть континента, оставив бывшим владыкам лишь крохи на самом Западе, только здесь остались такие леса, являющиеся домом для старшего, как они сами себя называли, народа.

Часть лесов, покрывавших некогда весь континент, было уничтожено еще во время войны. Оказалось, что воевать с ушастыми под сенью зеленых исполинов, дающих им силу, служащих одновременно домом, крепостью, источником магической энергии, в конце концов – едой и одеждой – удовольствие ниже среднего. И тогда в ход пошли огонь, сталь и магия.

Часть лесов люди совершенно варварским образом пустили на постройку своих убогих жилищ, на постройку чуть менее убогих кораблей, а иногда и просто – на дрова.

Часть лесов зачахли без ухаживающих за ними хозяев, сбросили зелень листвы с веток и уже давно сгнили в земле, а часть выродились, когда из пропитанных силой полуразумных существ ушла магия, перестав хоть чем-то отличаться от миллионов других деревьев, растущих по всему миру. Мало кто знает, что по континенту до сих пор разбросаны тут и там рощи, деревья в которых являются прямыми потомками полумифических теперь эльфийских меллорнов. Разе только какой путешествующий по дорогам людских королевств эльф, заприметив такое место, обязательно остановится и потратит немного своего времени, чтобы пройтись меж деревьев, тронуть знакомую шершавость коры, вдохнуть такой родной и одновременно чужой запах.

Зачем? Что бы помнить и никогда не забывать. Не забывать о том, что именно их племя когда-то было полноправными хозяевами большей части Ойкумены.

- Я так понимаю, что в целом наша небольшая акция в вольных баронствах прошла успешно, хотя у меня и остались кое-какие вопросы насчет деталей. И я бы хотел получить на эти вопросы вразумительные ответы, - среди собравшихся, князь был самый молодой и самый нетерпеливый. Ну и что, что разменял уже четыре сотни зим, для тех, у кого перед глазами промелькнуло тысячелетие, а то и не одно, такой возраст почитался едва ли не за детский.

- Терпение, князь Гвиндор, - этот голос принадлежал, наоборот, самому старшему из присутствующих здесь эльфов. Вероятнее всего он был самым старым из всех эльфов в этом мире и возможно просто самым старым разумным. Ходили слухи про драконов… Но кто их вообще видел последние пару тысяч лет. Что же касается самого князя Эррестора, то никто точно не знал, сколько ему лет, скорее всего он и сам точно не помнил, однако достоверно было известно, что князь лично видел и принимал участие еще в первой войне с людьми. – Именно для этого мы сегодня собрались, чтобы подвести итоги и наметить следующие цели.

- Итак, можно с полной уверенностью утверждать, что технология создания полностью подконтрольных нам существ на основе человеческого материала, в целом отработана.

- В целом? – молодой эльф вновь выказывает признаки нетерпения. Остальные присутствующие перекинулись понимающими взглядами – и они когда-то были молодыми, - мне казалось, что на этот проект было затрачено слишком много ресурсов, чтобы удовлетвориться «в целом», не так ли?

- Терпение, молодой князь, - вновь сделал замечание старейшина. – Какие вопросы остались по нашим творениям?

- Остался вопрос продолжительности жизни измененного существа. К сожалению, за неимением подобного опыта у нас в прошлом, предсказать как долго человеческое тело сможет существовать в заданных нами рамках практически невозможно. Это можно определить только опытным путем.

- Но предварительная оценка?

- За прошедшие полгода заметных ухудшений не наблюдалось, поэтому прогноз обнадеживающий. Возможно лет десять, возможно больше. Во многом это будет зависеть от качества исходного материала.

- Принято, такие сроки нас устраивают, - подвел итог князь Эррестор, - теперь хотелось бы прояснить собственно боевые качества наших подопечных. Некоторых волнуют потери, которые как для такой небольшой по масштабу акции оказались весьма значительными.

- Была потеряна почти половина наших обезьянок. Каждая слишком дорого нам обходится, чтобы разбрасываться ими совершенно не глядя, - на этот раз выпад молодого эльфа не вызвал осуждения, не только князь Гвиндор обратил внимание на арифметическую разницу между строчками «ушло» и «вернулось». Говорят, гномы отличаются скупостью и склонны терять рассудок при виде золота. Это так, или, вернее почти так, но не только бородачи умеют считать деньги. Когда тебе приходится править своим народом в окружении врагов, оперируя минимумом доступных ресурсов, поневоле выработаешь умение считать каждую монету.

- Отнюдь, обезьянки, как вы их называете, показали отличные боевые качества: силу, скорость, живучесть, прекрасную управляемость, а при отсутствии погонщика – лояльность и способность к самостоятельным действиям. При столкновении к неподготовленным противником мы почти не несли потерь, а в бою с профессиональными баронскими дружинами, размен шел в соотношении один к двум, или два к пяти.

- Баронские дружины – это разве показатель? Вот если бы такой размен был при столкновении с коронными полками, эксперимент можно было бы считать успешным. Я напоминаю, что мы не с находящимися в заднице мира баронами собрались воевать, а с хорошо организованными армиями.

- Поверь, Гвиндор, - терпения в голосе Эррестора хватило на тысячу таких Гвиндоров, впрочем, их и была не одна тысяча за его долгую жизнь, - здесь нет никого страдающего проблемами с памятью.

- Прошу прощения, князь Эррестор, - на этот раз молодой эльф предпочел не обострять, те более, уж чем-чем в плохой памяти эльфов не смог бы упрекнуть последний тролль.

- Кроме того, наши подопечные оказались просто незаменимы в поиске и отлове нового человеческого материала для экспериментов. Эффективность гораздо выше, чем предполагалось. Удалось добыть три десятка человек, пригодных к трансформации.

- Что все равно абсолютно не покрывает понесенных потерь, - не удержался Гвиндор, - Но ладно, этот момент понятен, а то, что добыча от данного мероприятия перекрывает затраты на производство – будем считать приятным бонусом. Единственное, что расстраивает, это потеря большого количества камней. Коротышки дерут за них просто немилосердно.

- Да, этот вопрос я тоже хотел прояснить, - князь Эррестор, взявший на себя координацию различных направлений в совете князей, поднял еще одну важную тему, - чем обоснован рост цен у бородачей? Это связано с их внутренними делами или влияние каких-то внешних факторов?

- У гномов весь последний год происходят какие-то внутренние пертурбации. Сначала накрылся наш канал через Орден, - князь Орооффин, отвечающий за контакты с подгорным народом, поморщился, - в чем там загвоздка выяснить так и не удалось, но гномы оказались весьма злы на темных, и одним прекращением торговли те не отделались. Мои информаторы копнули это дело и обнаружили несколько скоординированных атак по всем направлениям, вплоть до физического устранения известных членов ордена.

- Это очень интересно, но что с ценами для всех остальных. Насколько я знаю, мы поводов для вражды бородатым не давали, - Эррестор обвел присутствующих взглядом, - или я чего-то не знаю?

Никакой реакции на вопрос не последовало. У эльфов и гномов всегда было мало точек соприкосновения, а уж после того, как территории их обитания оказались разделены несколькими человеческими государствами, тем более.

- Цены выросли не только для нас, - прояснил Орооффин для главы совета, - коротышки начали постепенно поднимать цены для всех. При чем в первую очередь это касается сырья и дорогих вещей – ювелирных украшений и оружия из дымчатой стали. Что касается обычного оружия и дешевых предметов повседневного обихода, наоборот заметна некоторая тенденция на снижение. С чем это связано установить, к сожалению, не удалось – общество гномов хоть и не такое закрытое как наше, но все же до нас доходят лишь крохи информации с их внутренней кухни. И те с большими задержками по времени.

- Бородачи к чему-то готовятся, - констатировал Эррестор, - узнай, не увеличились ли объемы закупаемого продовольствия, и если увеличились, то участвуют ли в этом все кланы или только часть.

- Вы думаете…

- Допускаю.

- Это не их горизонт планирования.

- Все может быть. Даже мы, живущие тысячелетиями можем меняться, что уж говорить о тех чей срок жизни в лучшем случае достигает ста лет.

- Может и так, но двадцать лет для гномов — это слишком. Я бы предположил какие-то внутренние переделы власти.

- А если они знают, то же что и мы?

- Достаточно, - оборвал свалившуюся в неконструктивную переброску фразами дискуссию Эррестор. – Вопрос с гномами нужно прояснить, хотя при любых раскладах они нам не враги, скорее союзники. Давайте перейдем к следующему вопросу, который стоило бы осветить. Тут многие задавали вопрос, насчет нашего иномирца. О том, как он поживает и о том, почему он все еще не переправлен под сень западных лесов, в упакованном, но товарном виде.

- Особенно это интересно в свете его пересечения с нашими обезьянками, весьма неудачного для нас пересечения, - подал голос молодой князь. – Если я правильно понял ситуацию, то все складывалось для нас как нельзя лучше однако закончилось ничем.

- Что касается иномирца, то было принято решение пока не захватывать его и просто наблюдать.

По поляне пронесся шелест голосов. Такое заявление было весьма и весьма неожиданным, особенно учитывая количество ресурсов, вложенных на попытку прокола ткани мира. Нужно сказать, что на этот проект ставились весьма серьезные ставки в будущей большой игре.

- Не могли бы вы пояснить совету свое решение.

- Конечно, - кивнул Эррестор, - но сначала, ответьте мне на вопрос: предположим, у вас получилось захватить иномирца, благо это не так трудно, предположим у вас получилось переправить его через полконтинента сюда на запад. Как вы собираетесь добывать информацию?

- Простите князь, - голос вопрошающего был наполнен плохо скрываемым сарказмом, - у нас, конечно, нет вашего опыта в политических играх, но мне казалось, что наш народ всегда умел развязывать языки. Или вы считаете, что применять старую добрую пытку к, так сказать, гостю нашего мира – признак дурного тона?

- Я считаю, - не принял глава совета шутливого тона, - что, не зная о чем спрашивать, мы будем не способны задавать правильные вопросы и, соответственно, получить правильные ответы. И что еще хуже, ответы эти совершенно невозможно перепроверить. Ну, начнете вы человеку пятки прижигать, соответственно будет он врать вам с три короба. И что?

- Я думаю, что мы все же смогли бы вытащить весьма немало полезной информации из такого источника, - задумчиво проговорил Гвиндор. – Мне представляется, что даже изо лжи можно было бы вычленить очень интересные и полезные в будущем зерна.

- Конечно, - кивнул Эррестор, - вот только в той ситуации, которая сложилась сейчас, мы получаем, может и меньший поток информации, зато можем быть уверенными в ее подлинности.

- У нас есть свой человек возле иномирца?

- Да, конечно, - глава совета самодовольно улыбнулся, он, как всегда, оказался на полшага впереди остальных.

Для него не было тайной то, что «молодое» поколение эльфов – вошедшее в силу уже после последней большой войны – считало его древним, заросшим мхом пнем. Под сенью западных лесов все чаще раздавались голоса, призывающие к более активной внешней политике, к расширению влияния, иногда даже к экспансии… Дураки! Он, самый старый эльф, глава совета князей, помнил, к чему приводили все попытки старшего народа в открытую воевать с людьми. Слишком разный у двух видов жизненный цикл, слишком быстро люди размножаются и воспроизводят солдат, имея возможность безболезненно менять пятерых на одного эльфа. Они же такого размена позволить себе не могут. Слишком низкая рождаемость и старшего народа, слишком медленно происходит взросление – как физическое, так и духовное. Только разменяв первую полусотню лет эльф достигает возраста первого совершеннолетия, а способность производить на свет потомство полностью формируется годам к семидесяти. Конечно, в такой ситуации затевать войну с людьми – глупо. Вот только и не идти на обострение эльфы тоже не могут. Слишком мало территории у них осталось, а за последнюю тысячу лет успело войти в силу несколько поколений, которым теперь стало тесно.

Дошло до того, что эльфы начали уезжать из родных лесов и переселяться в человеческие королевства. Хуже того – брать в жены человеческих женщин и заводить с ними общих детей. От одной мысли об этом Эррестора передергивало, в его системе координат это было почти скотоложством. В его времена о таком невозможно было и помыслить – ни один уважающий себя эльф никогда не взглянул бы на человеческую женщину, а если случалось наоборот – бывало во время войны эльфийки попадали в плен – то женщины старшего народа предпочитали убить себя и ублюдка во чреве, лишь бы не плодить грязнокровных тварей.

А сейчас стали появляться голоса в пользу того, чтобы эльфы встроились в человеческое общество, заняли почитающееся им место в полноправном союзе двух рас. Глупцы! Люди переварят эльфов и не заметят. И пусть кровь отдельного эльфа гораздо сильнее человеческой, с тем, как они плодятся подобно кроликам, очень скоро старший народ растворится в пришлых и падет в забвение.

Вот и приходилось теперь Эррестору вести эльфов вперед, лавируя между князьями, среди которых он был лишь первым из равных, и формальной власти не имел, плести паутину интриг в человеческих королевствах, готовить оружие для будущей войны и вообще бороться за светлое будущее своего народа.

- И какую же ценную информацию мы успели получить за… Как давно у вас появились люди в окружении иномираца? – Вопрос вырвал главу совета из пучины собственных мыслей.

- Чуть меньше полугода.

- За чуть меньше полугода?

- О! Поверьте, там очень много чего интересного, - любезно улыбнулся Эррестор, - краткую выжимку каждый из вас получит после совета. Над подробным осмыслением у меня работает целая группа эльфов. При получении глобальных результатов, каждый из вас будет дополнительно уведомлен об этом.

- То есть глобальных результатов нет… - Гвиндор задумчиво пожевал нижнюю губу.

- Молодой князь, - вся эта клоунада начала потихоньку подбешивать главу совета. Он обратился к самому молодому, но на самом деле его слова относились ко всем присутствующим. – Попробуйте начать мыслить, как эльф, а не как человек. Мы, слава Богам, можем позволить себе планировать дальше, чем на год вперед. Все чем мы тут занимаемся, даст результат однажды, не завтра и не послезавтра, но уподобляясь в своей нетерпеливости пришлым, вы теряете преимущество длинной жизни. Мы можем, а главное – умеем ждать! Я надеюсь, что достаточно ясно выражаюсь.

- Предельно, уважаемый глава совета, - Гвиндор отлично чувствовал, когда можно понаглеть, а когда это буте совершенно лишним. И вот сейчас был именно второй случай. Нельзя сказать, что он особо любил самого старого эльфа, уважал - да, любил - нет. Старик был приверженцем традиций и отчаянно хватался за старину, не понимая, что времена меняются и порой нужно меняться вместе с ними.

"Ну да," - усмехнулся про себя эльф, - "это для меня - традиции, для него это - привычки".

Так или иначе сейчас было совершенно не то время, чтобы затевать свары. Приближались времена перемен, и именно Эррестор был тем лидером, который сможет провести дряхлеющий корабль эльфийского народа через все шторма с минимальными потерями и максимальной прибылью. А потом... Кто знает, что будет потом. В одном старик прав: эльфы умеют ждать. Вот и он подождет.

Глава 4

- Становись в круг, - маг мотнул головой, указывая на центр вычерченной на полу фигуры.

- Я должен что-то делать? - Александр с небольшой опаской занял требуемую позицию, - или что-то почувствовать?

- Делать ничего не нужно, а чувствовать… - Ариен на секунду задумался, - может намного покалывать кожу, в остальном - никаких неприятных ощущений.

Маг остановился, осмотрел еще раз фигуру, удовлетворенно кивнул, после чего прищелкнул пальцами, от чего зажглись свечи, стоящие в углах печати.

- Позер, - буркнул капитан, он все же немного волновался.

- Что бы ты понимал, - услышал его друг. – Я это сырой силой сделал без структурирования с помощью заклинаний или вещественных концентраторов. Пять свечей одновременно, дальняя на расстоянии пяти шагов!

- И что? – Не понял Серов.

- А то, что после нашего приключения, когда я перенапряг каналы и потом валялся в постели десяток дней, я прилично подрос в силе. Каналы восстановились полностью и сверх того - стали более мощными.

- Поздравляю, ты предлагаешь теперь такие приключения регулярно устраивать?

- Нет, ты что! Тогда просто повезло, мог и выгореть с легкостью. Но дело в том, что я не знал о возможности такого результата. Странно, что нам в академии о нем не рассказывали, маловероятно, что я первый с кем случился подобный эффект.

- Ничего странного, - пожал плечами барон, - как думаешь, сколько студентов потеряет способность творить магию, пытаясь стать сильнее таким образом? Сила есть, мозгов мало – сочетание взрывоопасное.

- Твоя правда, скорее всего так и есть.

- Крути свою шарманку уже, шарманщик, - вернулся к самому главному Серов. – Сколько мне тут стоять еще?

- Сейчас, - маг сделал какое-то движение рукой, в комнате резко потянуло свежестью, дернулись огоньки свечей, пуская по стенам причудливые тени. Капитан почувствовал, как по телу бегут мурашки, поднимаясь откуда-то- то пяток вверх по ногам, пробегая по позвоночнику и собираясь где-то в районе затылка. Серов невольно передернул плечами – щекотно.

Немного странно, но барон оказался, наверное, последним человеком в замке, кто отдался магу в руки для вышеупомянутого тестирования. Почему? Сложно сказать. Хотя Серов мало верил в возможность наличия у него магических способностей – если они могут передаваться по наследству, но землянам, вероятно, тут ловить нечего – но все же оставалось немного наивное желание чуда. В конце концов, кто не мечтает получить какую-нибудь сверхъестественную силу? Так что, можно сказать, что Александр не хотел разочаровываться.

- Ну что? – Не выдержал он, когда все посторонние ощущения ушли.

- Не могу тебя обрадовать, - маг дернул бровью. – Чувствительность минимальная, объем ядра по нижней границе наличия способностей.

- То есть архимагом мне не стать? – Немного разочарованно протянул Серов.

- Скажем так, в большинстве академий тебе просто сказали бы, что у тебя способностей нет. Я скажу немного по-другому: с такими исходными данными достичь хоть какого-то приемлемого результата практически невозможно. Извини.

- Да ладно, как ты там говорил? Один из тысячи? Я в общем-то и не рассчитывал ни на что, - Серов пожал плечами и аккуратно, не наступая на линии вышел из круга. – Ты мне лучше расскажи, что там с твоими подопечными?

Пришла очередь морщиться Ариена.

- Да ну их. – Маг махнул рукой. – Сидят, пытаются медитировать, чтобы почувствовать ядро внутри себя.

- И как?

- Да никак пока. Ты думаешь, это все так быстро? – Ариен был с одной стороны совершенно не в восторге, что на него повесили обучение будущих магов, с другой – воспитать себе помощников - было вполне заманчиво. Так что теперь его раздирали противоречивые чувства, что отрицательно сказывалось на обычно неунывающем и легком в общении огневике. – Даже у нас в академии, куда отбирали по достаточно высокой планке способностей, силу начинали чувствовать только через месяц-два. И это при наличии внутреннего магического источника в академии и соответственно - повышенного магического фона.

- То есть на быстрый результат не рассчитывать, - капитан уже откровенно издевался над магом. Тот тоже это понял и только махнул рукой.

Сейчас у Ариена в «младшей школьной группе» было восемь человек. Причем семеро из них – это те люди, которых Серов отбил у черных тварей. Оказалось, что все они имеют магические способности хоть и не самые великие, и новость об этом вызвала не кислый переполох среди посвященных. Мало того что кто-то ловит одаренных, превращает их боевых монстров так еще и эти монстры потом могут находить людей со способностями.

Ариен вообще настаивал на том, чтобы разослать полученные сведения по магическим гильдиям в человеческих городах, мол, такое нельзя замалчивать. Однако прикинув хер к носу, Серов решил, что оные действия обязательно приведут к наплыву всяких разных интересующихся, от которых капитан старался держаться подальше. Подальше от начальства, поближе к кухне – солдатская смекалка еще ни разу не подводила.

В итоге будущие маги принесли Серову клятвы верности и были переданы Ариену на обучение, а информацию о монстрах положили «под сукно».

Конец весны и начало лета стали для Александра крайне приятным временем. Он наконец ощутил некую гармонию: физическое состояние пришло в норму, ушло чувство постоянной гонки, дела как-то сами встали в накатанную колею, позволив поднять голову, осмотреться, вздохнуть полной грудью.

В конце второго месяца весны Серов развлечения ради сходил за зипунами в гости к соседу. Пострадавшим оказался новый барон Ваффел – второй сын погибшего полтора месяца назад феодала. Можно сказать, что поход получился такой себе учебно-боевой. Необходимо было вывести «в свет» новое пополнение, набранное из местных крестьян, показать им такие прелести военной жизни, как походы, осады, сражения. До сражения, впрочем, так и не дошло, – не очень-то на самом деле и хотелось – в замке Ваффел оказалось едва сорок человек, способных держать оружие, но и капитан привел с собой сотню, состоящую на половину из новиков. В итоге ограничились небольшим выкупом, значительную часть которого барон раздал участникам в виде премиальных. Хорошо быть щедрым, когда есть возможность, а уж за чужой счет – и подавно.

Вообще оказалось, что в средневековом феодальном обществе щедрость имеет свойство окупаться. Так щедрому сюзерену гораздо охотнее присягают на верность вассалы, а к щедрому командиру охотнее идут под знамена профессиональные кондотьеры. В случае Серова, бойцы набранные из окрестных деревень, выбравшие военную стезю зимой, уже весной, получив премиальные за прибыльный поход, стали завидными женихами и объектами зависти большей части мужского населения. В основном молодой части, отличающейся легкостью на подъем, неокрепшими жизненными принципами и отсутствием критического мышления. Идеальные солдаты.

Проблема нехватки опытного командного состава решилась на удивление просто. Элей сказал, что напишет несколько писем своим старым знакомым и предложит им найм, чем весьма удивил барона. Собственно удивил не тем, что у опытного пока еще сотника есть знакомые бойцы, открытые к найму – в этом как раз не было ничего удивительного – а самим фактом исправно функционирующей почтовой системы в мире, где не было многих гораздо более простых и привычных вещей.

- А что такого, - удивился Элей, - маги почти в любом хоть сколько-нибудь приличном населенном пункте есть. Они и перебрасывают письма; посылки, конечно, приходится везти телегами, но и так не плохо. Возможность связаться в кем угодно, если знаешь где он находится - дорогого стоит. В прямом смысле: дерут твари магические… Извини Ариен, тебя это не касается.

- А я согласен, - кивнул маг, он тоже восстановился после «производственной травмы» и только появившаяся седина на висках напоминала о произошедшем. – Дерут твари просто безбожно. Сидят в городах, ничем не рискуют, умений особых не прилагают, зато важности…

- Чего тогда каждый не может письма отправлять? Если все так радужно? – Заинтересовался барон.

- Так нужно астральные маяки сначала по городам раскидать, - скривился маг, - плюс энергии это дело жрет прорву, причем не только в момент переправки писем, но и в спящем, так сказать, режиме. В общем – дорого это, плюс чтобы работала почтовая сеть, нужно сразу много отделений открыть: кому нужна почта, которая доставляет письма только в определенные места…

- Ну да, все как обычно: если бы у бабушки был член, она была бы дедушкой.

Друзья, услышавшие данную сентенцию в первый раз, искренне рассмеялись.

- Нужно будет в Берсонзон съездить, - после небольшой паузы озвучил новую мысль Серов. – Забрать новую партию заготовок под арбалеты, закупить кое-что по мелочи, продать самогон. Можно заодно насчет бойцов узнать и письма твоим знакомым отправить. А еще хочу попробовать лекаря нанять.

- Лекаря? Целителя в смысле? – переспросил Ариен.

- А какая разница?

- Ну… маги, специализирующиеся на целительстве, называются целителями, - выдал гениальную по своей логичности фразу огневик. – А лекари это…Те, кто пытается лечить без магии. Травки там, настойки, прочая дичь: толку от них никакого.

- Да… - только и смог произнести Серов. Опять он сел в лужу со знанием окружающего мира. Впрочем, отсутствие нормальных врачей-не-магов совершенно не удивительно. Оно и на Земле услуги специалистов данной профессии были не дешевы, тем более в средние века. Логично, что имея средства и выбор, верхушка предпочитает целителей, ну а мнение подлого люда, в общем-то, никогда эту самую верхушку не интересовало. В общем, классическая невидимая рука рынка порешала: убила профессию не магического врача.

- Целитель в отряде – великое дело, - Элей неожиданно ударился в воспоминания. – Помнится однажды стояли мы под замком одного графа. Долго стояли - с полгода. Даже дольше, наверное. Да, точно – дольше. Был у этого графа маг в замке, уж не знаю, на контракте или на клятве, но волшбу творил премерзкую. Да… Мы во время первой попытки штурма, когда нас отцы-командиры на стены бросили без разведки, полсотни бойцов потеряли из-за нее. Выглядело как облако зеленое, или скорее – туман. У того, кто этого тумана вдыхал, начинало буквально мясо с костей слазить заживо. Зрелище я вам скажу – отвратительное. А уж запах…

- Так? И что целитель? Помог? – Заинтересовался возможностями местной медицины Александр.

- Да, нет, - пожал плечами сотник, - как там уже поможешь? Добить разве что.

- А зачем целитель тогда? – Ариен тоже не понял связи.

- Говорю же, - как неразумным детям принялся объяснять Элей, для него логика была очевидна. – Стояли под стенами замка долго. Осень, зима – мерзкая погода, серость, развлечений культурных на два дневных перехода – шищ. Чем заниматься куче мужиков, собранных в одном месте? Бухать, играть в кости – вот и вся культурная программа. Бухать много не давали – просто не пускали в лагерь повозки с пойлом сверх какой-то меры – все-таки война, нужно поддерживать боеготовность. Кости вообще запретили после того, как два молодых да горячих друг другу кишки выпустили, пытаясь разобраться кто из них больший жулик. Ну а потом как-то сам по себе гулящие девки прибились, веселый дом организовали. Хотя какой там в поле дом – шатер он и есть шатер.

- Ну и? – Серов попытался подтолкнуть сюжет чуть вперед.

- Что ну и? Ну и позаражали эти девки пол лагеря срамной болезнью, а некоторых аж по два раза. Вот целитель и озолотился на лечении причиндалов. Небось не одну сотню пересмотрел за месяц, пока наш легат не прекратил это дело волевым решением.

- И как же он прекратил? Вылечил девок?

- Да хрен там. Сжег он этот веселый дом, вместе с бабами – типа они пытались снизить боеспособность войска. А когда солдаты от воздержания начали выть, отправил всех на стены, и не считаясь с потерями, взял замок, а графа того вместе с магом на кол посадил.

- Жесть, - только и смог произнести капитан. Его жизнь к такому не готовила.

На самом деле у барона появилась необходимость в найме врача по несколько другому поводу, хотя и пользу от наличия такого специалиста во время войны он тоже осознавал, причем лучше, чем кто-либо другой. Проблема была в том, что, как это не странно звучит, услуги целителя оказывались дороже, чем найм нового мяса взамен выбывшего. Просто целителей мало, крестьяне вокруг как-то сами плодятся. Такая вот людоедская математика.

- Александер, - Мариетта поймала мужа, когда тот спускался во двор замка, погруженный мыслями в хозяйственные дела. – Можно тебя?

- Да, дорогая, - вынырнул из размышлений барон и безропотно последовал за супругой.

Со времени того памятного разговора, отношения между супругами значительно потеплели. Сначала они просто делали вид, что являют собой крепкую семейную пару, а потом как-то втянулись, привыкли друг к другу и можно сказать – стали друзьями. На сколько вообще в средневековом обществе, где роль женщины, даже у женщины-аристократки весьма ограничена. Зачастую это классические немецкие три «К»: киндер, кирхе, кюхен. Ну или в переводе – дети, церковь, кухня.

Мариетта, на сколько понял Александр, среди таких же небогатых городских аристократок была достаточно бойкой особой с широкими взглядами на жизнь. Баронесса много читала, интересовалась происходящим в мире, вполне сносно справлялась с замковым хозяйством. У них с Реймосом получился неплохой тандем, где Мариетта занималась внутризамковым хозяйством, а бывший наемник – всем, что находилось за стенами, включая торговлю и зачатки производства.

- Да, дорогая? - вопросительно повторил Серов, когда они зашли в покои баронессы.

- Я хотела тебе сообщить что у меня крови последний раз были больше месяца назад. Подумала, что это важная новость, которую ты должен знать. Конечно, это еще не точно, но все же.

- Что не точно? - Не сразу понял Александр, - ааа… Понятно.

В голове со скрипом закрутились шестеренки:

«Больше месяца, это дней пятьдесят, предположим», - барон ушел в себя на некоторое время, - «то есть задержка уже дней двадцать или даже больше. Это если цикл стандартный. Вот уж никогда не приходило в голову узнавать, какой цикл у женщин в этом мире».

- Ты рад? - Осторожно спросила Мариетта. Учитывая обстоятельства женитьбы, реакция на новость могла быть совершенно разной. Для нее же рождение ребенка – в идеале мальчика и соответственно – наследника – стало бы прекрасным способом упрочить свое положение.

- Да, дорогая, конечно, рад, - механически ответил капитан. – Просто как-то не был готов к таким новостям.

- Как же так? Мой дорогой муж не знал, что случается, когда муж с женой спят в одной постели? – Баронесса даже в такой момент не смогла удержаться от того, чтобы слегка поддеть Александра.

- Знал, конечно, знал, - Серов развел руками и улыбнулся, - просто как-то не думал.

Барон попытался заглянуть в себя и понять, как он относится к этой новости. Там в душе, копнув слой удивления, тревоги и общей неуверенности в своем будущем, он обнаружил, что рад. Что эта новость ему определенно нравится. О чем он немедленно и сообщил застывшей перед ним жене.

Именно поэтому Серов решил потратиться на целителя – доверять жену местным коновалам, которые в самом лучшем случае могут тебе что-то отрезать, а в качестве наркоза применяют деревянную киянку, он не хотел совершенно. Ну а Мариетте услышав от мужа, что тот хочет съездить в местный очаг цивилизации, безапелляционно заявила:

- Я еду с тобой.

Такой поворот Серова совершенно не обрадовал, однако спорить с беременной женой он посчитал делом бесперспективным. Вместо этого он попытался мягко отговорить, проявившую необычную активность Мариетту.

- Дорогая, учитывая последние новости, может быть тебе не стоит куда-либо ехать?

- Почему?

- Ну во-первых это может быть опасно.

- О! Ну я уверенна что мой дорогой муж сумеет меня защитить, - баронесса была настроена серьезно.

- А разве это не может быть плохо для ребенка? – Серов попытался подключить тяжелую артиллерию.

- Что? Поездка?

- Ну да, тряска там, например.

- Так я же не верхом буду, ну а в повозке – потерплю. Не так тут далеко ехать, - отмела все возражения Мариетта и, как бы заканчивая разговор направилась к выходу, - сообщи, когда определишься с датой.

- Нда… вот тебе и феминизм, и права женщин, - только и мог пробормотать Александр.

Подготовка к рутинной в общем-то поездке в соседний город, после того как Мариетта выказала желание поучаствовать, резко усложнилась.

- Элей, - капитан нашел сотника на площадке перед замком, наблюдающего за занятиями с новиками. – Сколько человек сейчас в замке могут сносно держаться в седле?

- Кроме двух конных десятков, пожалуй, что никто, - задумчиво протянул сотник, - вернее ездить на лошади могут многие, а вот чтобы от них еще и польза при этом в бою была – с этим сложнее. Я ведь правильно понимаю, тебя именно это интересует?

- Ну да, - кивнул Серов, - а если сделать по-другому. Взять всю пехотную сотню и не торопясь двинуть пешком. Там два перехода получится, в конце концов, заночуем в поле – не первый раз.

- Это ты думаешь о том, как в Берсонзон смотаться? – Понял, наконец, Элей. – Откуда такие сложности?

Барон объяснил.

- Нда… - крякнул сотник, - ситуация. Но пехотную сотню брать тоже не выход. Городская стража может не понять. Тут, где вокруг вольные баронства, такие мелкие городки регулярно подвергаются набегам. Соберется пяток феодалов, зальют вином глаза, и давай искать воинских подвигов.

- И что, неужели удачно?

- А почему нет? По сотне если каждый приведет, то вот тебе и войско. Сколько в том Берсонзоне населения? Тысяч пять-семь. Ну и стражи соответственно человек ну пусть сто. Вполне рабочее соотношение.

- Да уж. Ну ладно, будем работать с тем, что есть. Но знаешь… - Серов на секунду задумался, - отбери мне все же десяток человек, которые из седла не вываливаются, и за оружие уже держаться худо-бедно научились. Лишними не будут. В конце концов, все равно веселее, чем в замке сидеть.

Элей пожал плечами и кивнул – мол, сделаю. Сотник не совсем понимал, постоянные жалобы барона на скуку, по меркам старого служаки такая жизнь – сытая, комфортная и не слишком обременительная в плане службы – лучшее, что может случиться с человеком.

Капитан же отчаянно страдал от нехватки информации. В замке была небольшая библиотека – буквально полтора десятка книг – так он прочитал ее уже несколько раз. Идея купить еще книг натолкнулась на их совершенно неадекватную цену. Оно и понятно, как книга может быть дешева, если каждый том переписывается от руки.

Остро не хватало интернета с его бесконечными новостями, фильмами, музыкой и картинками с котиками. Смех смехом, но Серов натурально чувствовал, как тупеет с каждым прожитым днем. В качестве тренировки мозга капитан придумал играть в шахматы, вырезать из дерева набор и доску оказалось делом пяти минут, после чего капитан принялся искать себе напарника.

К сожалению, никто особо от предложения освоить новую забаву в восторг не пришел. Из всех обитателей замка заинтересовалась шахматами только Мариетта и та, судя по всему, больше от скуки.

Барон намеревался выдвинуться из замка рано утром, рассчитывая покрыть все расстояние до Берсонзона за один световой день. Если бы все двигались верхом, то такой расчет был бы более чем справедлив, но наличие в колонне легкой повозки, в которой ехала баронессе, сильно портило картину.

Эти планы окончательно пошли прахом, когда Реймос напомнил своему сюзерену о необходимости захватить с собой очередную партию алкоголя на продажу. Полюс с огорода при замке собрали первый урожай редиса, и управляющий хотел отправить своего помощника в город, что бы тот прощупал рынок в плане возможности поставок этого продукта на местные рынки.

Конечно, за Александром увязался маг, также заявивший о желании проветриться. Скорее всего Ариен готов был сбежать куда угодно от нерадивых учеников, «которые слишком тупые не только для изучения высокого магического искусства, но вряд ли вообще способны на какую-нибудь мыслительную деятельность».

Впрочем, все было не столь ужасно. Одна из девушек – Гинара - буквально за пару дней до намеченной поездки совершила прорыв в освоении магии. Она первой из группы неофитов смогла «ощутить свое внутреннее магическое ядро», что бы это ни означало на практике. Ну и по такому поводу огневик решил в качестве поощрения взять ее с собой в город. Хотя Серов предполагал, что Гинара ему просто нравится. Как женщина, а не как ученик или будущий маг.

В итоге вместо короткой деловой поездки – зашли и вышли, приключение на двадцать минут – из замка отправился целый «кОрОван» отягощенный гружеными телегами с товаром и прочими пассажирами.

В пути на удивление никаких приключений не происходило. Стояла отличная летняя погода, сверху жарило солнце, заставляя одетых по-боевому солдат обливаться потом и постоянно прикладываться к поясным флягам.

Серов ехал в середине колонны, рассеяно разглядывая природу по обе стороны дороги, и одним глазом приглядывая за бойцами - чтобы не расслаблялись. Элей на этот раз остался в замке за старшего, поэтому гонять людей приходилось самому.

«Интересно», - думал Серов, - «как связаны между собой два мира. Этот и мой. Связь точно есть: одинаковая длина суток, одинаковый по продолжительности год. Такое же Солнце и по ощущениям – сила тяжести и соответственно размер планеты такой же. А вот рисунок созвездий – другой. Впрочем, тут ничего странного, он и на Земле с течением времени меняется. А вот что совсем странно, так это наличие одинаковых видов животных и растений. Как такое возможно – непонятно. При чем не просто похожих, а совершенно тождественных, способных давать потомство».

Насчет потомства, сам Серов был тому доказательством.

«Ну ладно – люди, предположим, что легенды не врут и людей боги привели из другого мира, но все остальное? Вот, например это – совершенно стандартная береза, которых на просторах необъятного, навеки сплотившегося не счесть», - капитан был крайне далек от ботаники, но не узнать характерный белый ствол с черными черточками было совершенно невозможно, - «да банально – лошадь, на которой я еду. Абсолютно стандартная животина, ради которой вряд ли высшие сущности потрудятся открывать межмировые порталы».

Что касается самой возможности наличия этих самых высших сущностей, то даже мысли о них вызывали у капитана мурашки. Если с присутствием в этом мире магии он как-то смог примириться, то будучи убежденным атеистом, принять как данность существование Богов, столь привычных для местных, у него все равно не получалось.

Когда солнце начало спускаться к горизонту, до Берсонзона было еще приличное расстояние, поэтому, не мудрствуя лукаво решили заночевать на свежем воздухе. Передвигаться по местным дорогам в темноте – вернейший способ поломать лошадям ноги а телегам – оси.

Перед сном Серов предложил десятникам позвенеть мечами, благо рядом протекал родник и проблем с водой не было: и на питье хватало и освежиться, смыв с себя дорожную пыль и пот.

«Нда», - думал барон, засыпая – «уже, конечно, лучше, но специалистом в фехтовании мне никогда не стать. Для этого нужно с детства заниматься».

- Семь с половиной гроутов, ваша милость.

- Сколько?!

- Гроут за телегу и пол денье с конного.

- Так у нас три телеги и повозка без товара, - попытался возразить барон, впечатленный размером обдиралова.

- Мне без разницы, ваша милость, - пожал плечами стражник на воротах.

- Грабеж, - больше по привычке буркнул барон, чем реально волнуясь из-за денег. Достал кошель и, позванивая монетами, отсчитал служивому причитающуюся сумму.

Быстро проехав по грязным улицам, караван подъехал к постоялому двору. Предстояло как-то разместить почти четыре десятка людей, и Серов сильно сомневался, что в этом заведении хватит места на всю их компанию.

- Чего изволите, - на порог вышел дородный мужчина лет по виду сорока. Объемистое пузо уже заметно нависало над ремнем, придавая своему хозяину значимости, а длинная борода лопатой, свисающая на грудь – навевала воспоминания о классиках коммунизма с портретов в учебнике истории. Судя по всему, это был хозяин этого заведения.

- Место на всех найдешь? На пару ночей?

Бородатый наметанным глазом окинул весь прикочевавший к нему табор, провел нехитрые арифметические подсчеты и кивнул.

- Найдем.

- Точно? Нас тут четыре десятка.

- Ну если солдаты вашей милости, - трактирщик безошибочно распознал сословную принадлежность стоявшего перед ним барона, - не слишком привыкли к роскоши, и согласятся довольствоваться одной комнатой на восьмерых, то найдем. Ну а ежели нет, боюсь, во всем городе такой отряд разместить будет весьма проблематично. Разве что малыми долями.

- Нормально, - Серов махнул рукой, - потеснятся.

Все вокруг как-то сразу забурлило: присланные служки потащили багаж, бойцы начали расседлывать коней, а возничие заводить телеги с грузом на территорию постоялого двора. Спустя полчаса, когда бурная хозяйственная деятельность вокруг улеглась, барон собрал за столом «ответственных товарищей».

— Значит так! – На Серова уставилось шесть пар глаз – трое десятников, маг, Мариетта и Реймосов помощник Динай. – По одному не ходить. Я буду занят, поэтому, к сожалению, с тобой, дорогая, прошвырнуться по лавкам не смогу.

Жена кивнула – о том, что поездка не увеселительная она знала заранее. Александр ткнул палец в одного из десятников.

- За баронессу отвечаешь ты. Я хочу, чтобы рядом с ней все время было не меньше шести человек, понятно?

- Да, ваша милость, - служивый явно этому не обрадовался, но, понятное дело, постарался этого не показывать.

- Дальше, - Серов отбил дробь пальцами по столу. – С магом четверо. Еще четверых заберу я и четверо будут с Динаем. Нужны?

«Торговый представитель» сморщился, как бы прикидывая что-то, а потом махнул рукой: пускай, лишними не будут. Для солидности.

- Отлично, - согласился барон. – Остальные остаются на постоялом дворе, охраняют вещи и лошадей. Всем все ясно?

Сидящие за столом люди согласно закивали. Даже раздолбаистый обычно маг на этот раз не стал возражать против охраны. Может проникся моментом, а может повзрослел.

Первым делом Серов отправился к магам – отправить письма Элея. Местная гильдия магов, как и все прочие «важные здания» - как то: ратуша, банк, ресторация для чистой публики, бордель – находились в самом центре городка. Разве что бордель выходил фасадом не на площадь, а стыдливо спрятался в соседнем переулке.

Вообще город не впечатлял. В основном деревянная одноэтажная застройка, кривые улочки, стойкий запах нечистот – все как обычно. Только вокруг центральной площади кучковались двухэтажные каменные постройки, на фоне которых доминантой торчала башня местных магов.

«И чего маги так башни любят», - мелькнула у Серова мысль, - «надо будет Ариена спросить: есть ли в этом практическое значение или так – для форсу бандитского».

- Ждите здесь, - бросил капитан сопровождающим бойцам, и потянул дверь.

Колокольчик над дверью негромко звякнул, сообщая о приходе посетителя. Над прилавком, стоящим в центре зала, появилась голова, увенчанная шикарными светлыми кудрями.

- Добрый день, чем могу служить?

- Добрый день, девушка. У меня есть пара вопросов. Мне нужно отправить письма по адресам, это можно сделать? – Серов достал из сумки пачку бумаги и положил ее на прилавок.

- Конечно, - девушка взяла стопку и принялась просматривать пункты доставки, делая пометки в блокноте.

Серов тем временем огляделся вокруг. Хоть это и не была первая магическая лавка, которую он посетил, однако прошлый раз он был в совершеннейшем шоке от всего происходящего и на антураж внимания не обращал. Сейчас же, имея несколько минут, он принялся рассматривать, находящиеся тут предметы.

Первое что бросилось в глаза – большой шкаф с книгами; огромная ценность по местным меркам. Кроме того, присутствовал шкаф с какой-то алхимической явно посудой, прилавок со всякими порошками и иными магическими расходниками. В углу на испещрённом какими-то знаками пьедестале стояла шкатулка, от которой шел ровный едва различимый ухом гул.

- Десять гроутов за все, - с улыбкой вынесла вердикт девушка.

Предупрежденный о ценах на такие услуги, Серов не стал комментировать. Он просто молча отсчитал нужную сумму и с громким звяком выложил монеты не прилавок.

- Письма будут отправлены сегодня в течение дня. Что-нибудь еще?

- Да, маг-менталист есть у вас? – Дружелюбная улыбка блондинки Александра совершенно не впечатляла – от ощущения, что тебя грабят на ровном месте, в душе просыпалось земноводное и грозило подержаться за шею.

- Конечно, какой вопрос вас интересует?

- Вопрос покупки и внедрения умений.

- Мастер Лофольд предоставляет такие услуги, - кивнула девушка. – Пройдемте, я вас провожу на второй этаж, в лабораторию мастера.

Девушка вышла из-за прилавка, закрыла входную дверь и махнула рукой следовать за ней. На второй этаж вела довольно крутая винтовая лестница, которую было бы удобно оборонять, а вот подниматься по ней каждый день – упаси господь.

«А вот попа у девушки что надо», - мелькнула у капитана мысль, пока они поднимались на второй этаж, он вполне успел разглядеть все детали, - «видимо на магов условности в плане одежды не распространяются».

Все женщины виденные ранее были одеты либо в платье, либо в юбку, а эта позволяла себе щеголять в комбинезоне, прекрасно подчеркивающем женственные изгибы.

- Вот, проходите, - девушка открыла дверь, пропуская Серова внутрь. – Мастер Лофольд! К вам клиент.

Откуда-то из глубины вынырнул сухонький старичок небольшого роста с длинной, до пояса, седой бородой, одетый в безразмерный балахон, метущий полами по земле. Совершенно карикатурный персонаж, такого в детских книгах рисуют, иллюстрируя какого-нибудь полоумного профессора. Александр даже хотел было давать задний ход – не хватало еще каким-то магическим психам давать ковыряться у себя в мозгах – но буквально в следующее мгновение понял, что ошибся в первом впечатлении: взгляд старичка был тверд как скала.

- Спасибо, - кивнул маг девушке, и та вышла из лаборатории. – Чем могу быть полезен, молодой человек?

- Хотел узнать насчет приобретения навыков, ваша помощница сказала, что вы такое делаете.

- Делаем, как же не делать, - кивнул маг, соглашаясь. – О каких навыках идет речь?

- Боевые. Фехтование на мечах, желательно.

- Фехтование, значит, - маг задумчиво дернул бороду и направился к стоящему у стены шкафу, - есть у меня такое, в коллекции. Не знаю только, подойдет ли.

- Я бы хотел умения мастера меча, если можно.

Менталист не поворачивая головы рассмеялся. В этот момент Серова опять посетили мысли об отступлении – смех старика больше напоминал воронье карканье.

- Ишь чего захотел! Мастерское умение! – Маг выудил откуда-то уз глубины шкафа большой желтый кристалл и внимательно посмотрел его на просвет. – В нашем-то захолустье! Где ж я тебе его возьму?

Серов пожал плечами, обозначая свою некомпетентность в данном вопросе.

- Не ходовой это товар тут. Слишком дорог, нет здесь покупателей на такие умения, - маг, удовлетворившись увиденным в кристалле засеменил обратно к капитану. Подошел, скептически оглядел Серова сверху донизу и осведомился, - магическое укрепление тела, я так понимаю ты тоже не делал?

- Нет, а что?

- Ну так куда тебе умение мастера. Порвешься мгновенно – человеческое тело не рассчитано на те нагрузки.

- Понял, - кивнул капитан, - тогда мне бы что-нибудь армейское – бой в строю, работа с мечем и щитом и так далее.

- Молодой человек, - в голосе прозвучали какие-то совсем родные одесские нотки: капитан понял, что сейчас его будут обувать. И не ошибся, - наверное ты не понял, когда я говорил, что с таким товаром в наших краях туго. Так я объясню: за последние лет пять у меня был только один клиент, интересующийся боевыми умениями, так что ассортиментом порадовать не могу. Есть бретерское умение. Профессиональный дуэлянт – короткий меч, рапира, парные кинжалы. Но правда – качество отменное, тут скажу без ложной скромности.

- Нда… - навык бретера – это не совсем то, что хотел Серов. Учитывая, что за прошлый год выходить один на один против человека ему пришлось ровно один раз, а в сражениях отряд на отряд он участвовал раз десять, то навык выходил со всех сторон сомнительным приобретением. – А цена какая?

- Ну учитывая конъюнктуру рынка – двадцать корон.

«Не дорого, в общем-то», - прикинул Серов, сравнивая с другими магическими услугами.

- Хорошо, тогда такой вопрос – а можно будет потом на этот навык другой подобный наложить? Не будет проблем?

- Можно, - кивнул маг, и после секундной заминки добавил, - но могут быть проблемы. Нужно будет после этого много закреплять на практике: два навыка могут войти в противоречие – банально два разных человека по-разному реагировали в одной и той же ситуации – ты замешкаешься и получишь пару лишних отверстий в теле.

- Ладно, - барон махнул рукой, - тогда уговорил. Давай сюда своего дуэлянта.

Маг кивнул и двинул вглубь помещения, поманив капитана за собой. Тут, за ширмой, отделявшей рабочую часть от «приемной», находилось странное сооружение в виде стула, стоящего посреди очередной магической печати, стола и странной металлической конструкции на нем.

Старик указал Александру на стул, а сам принялся прилаживать тот самый желтый кристалл к стоящей на столе приспособе.

— Значит так. По команде смотришь внутрь кристалла, глаза не отводишь, стараешься не моргать, ясно?

- Ясно, - кивнул Серов, - а зачем эти сложности? Прошлый раз маг мне сам все в голову засунул.

- Ааа, так ты не первый раз, - ухмыльнулся маг, - то-то я смотрю - спокойный. Опытный уже. Если маг не пользовался кристаллом, значит он сам владеет знаниями, которые тебе передавал. Что это было? Если не секрет.

- Языки.

- Ну вот, значит тот маг этими языками, которые тебе передал, владеет и сам. Ну а я, как ты понимаешь, железяками махать не горазд, не мое это, поэтому пользуюсь подручными средствами. А что касается вот этой конструкции, - мастер Лофольд провел рукой по стоящему на столе аппарату, - то он помогает мне меньше напрягаться и меньше тратить внутренней энергии.

- Понятно, давайте уже начнем, - Серов хоть и не подавал виду, но все равно волновался.

- Хорошо, молодой человек, - покладисто согласился маг, - тогда смотрите в кристалл. Напоминаю – глаза не отводить и не моргать.

Едва Серов перевел взгляд на закрепленную перед его носом желтую каменюку, в мозг рекой начали вливаться образы. Вот тренировки, вот дуэли, работа с одним клинком, работа с двумя. Капитан как будто проживал отрывки чужой жизни, но как-то обезличено. Так он видел десятки дуэлей, но из-за чего они произошли он понятия не имел. Не брезговал донор и всякий «подлым» оружием – кистени, стилеты, яд, опять же нанесенный на клинок, убивает не хуже, чем сама сталь. В общем - специфический опыт.

В какой-то момент сознание барона начало уплывать – слишком много информации переполнило оперативную память. Серов пытался удерживать взгляд на кристалле и концентрацию до конца, но в итоге не выдержал и отрубился.

Глава 5

- Молодой человек, - Серов пришел в себя от того, что его весьма бесцеремонно хлопали по щекам. – Молодой человек, я, конечно, не против того, чтобы вы тут отдохнули, и даже денег с вас бы за это не взял, но там ваши мальчики в башню ломятся, рвутся своего командира вызволять из заточения.

- А? Что? – Барон с трудом собрал глаза в кучу. – Долго я был в отключке?

- Нет, еще даже не полдень. Как вы себя чувствуете, молодой человек? Идти можете?

- Как будто меня отпинала рота солдат, - капитан провел ладонью по лицу – так и есть, от напряжения носом пошла кровь, запачкав ко всему прочему рубаху.

- Ну это нормально, так и должно быть.

- Вы не предупреждали о таких последствиях! - Черт с ним с самочувствием, то, что без последствий не обойдется Серов предполагал, но испорченная одежда вынуждала возвращаться на постоялый двор чтобы переодеться. А он и так потратил тут времени больше, чем собирался.

- Не стоит волноваться, молодой человек, - маг покачал головой, достал из тумбочки полотенце, намочил его из графина и кинул Александру, - молодое поколение постоянно куда-то спешит… Вот, вытрите лицо, а то на обожравшегося вурдалака похожи.

Серов воспользовался советом, обтер лицо, руки; влажная ткань приятно холодила кожу. После секундного замешательства капитан свернул полотенце в несколько слоев и приложил к затылку, молотки в висках сразу стали тише.

«Кайф»

- Отлично, - прокомментировал наблюдавший за всем этим маг, - а с одеждой сейчас что-нибудь решим.

Менталист неспешно подошел, сделал несколько пасов руками у капитана перед носом, что-то прошептал и щелкнул пальцами.

- Так лучше?

Серов опустил взгляд вниз – рубаха сияла девственной белизной, все следы крови исчезли.

- Мелкая бытовая магия, - довольно улыбнулся маг, - владение силой предоставляет определенные удобства, недоступны простым смертным. С головной болью, прости, не помогу, лечение других всегда давалось мне с трудом, не моя специализация.

Капитан благодарно кивнул.

- Ну раз с этим разобрались, может вы достанете свое ковыряло и попробуете сделать пару движений; я, конечно, в своей работе уверен, но проверить нужно. Чтобы исключить взаимные претензии в будущем.

Серов еще раз кивнул, встал с трудом – его все еще немного штормило – вышел на середину комнаты, подальше от всяких хрупких предметов, и, вытащив меч, прислушался к ощущениям. Клинок стал как будто чужой: непривычно лежал в руке, стал будто бы чуть тяжелее. Капитан сделал пару широких рубящих ударов.

«Нет не то, надо по-другому», - Серов закрыл глаза, сделала несколько вдохов-выдохов и попробовал очистить голову, отдавшись приобретенным только что рефлексам. И тело сработало само.

Укол, блок, разворот ко второму противнику, уворот, укол. Серов не заметил, как во второй руке появился парный кинжал: тело начало «вспоминать» чужой опыт.

- Ну как?

- Этот бретер явно использовал клинок полегче, у этого непривычная инерция, смазывает короткие движения, - отдышавшись ответил капитан. – А в целом – отлично. Я если честно, не рассчитывал на такой результат.

- Ну и хорошо. В таком случае я вас не задерживаю, если у вас не осталось вопросов.

- Еще один, - Александр вернул оружие в ножны, - я интересуюсь книгами. Вы же продаете литературу?

- В том числе, - кивнул мастер Лофольд, - но этот вопрос не ко мне. Обратитесь к девушке на первом этаже, она вас проконсультирует.

Попрощавшись, барон спустился на первый этаж. Атмосфера здесь была весьма напряжена: четверо его бойцов стояли посреди зала и нервно переминались с ноги на ногу. Их можно понять: командир зашел и исчез, что делать не понятно, не штурмовать же башню.

- Все нормально, - Серов успокаивающе поднял руку, - подождите на улице, я сейчас выйду.

Оставшись с девушкой тет-а-тет, капитан повторил вопрос насчет книг.

- Что именно вас интересует?

- Какая книга у вас самая популярная? Которую покупают чаще всего?

В глазах девушки отразилось полнейшее непонимание.

- Или даже не так. Предположим, что у вас есть возможность купить пять сотен экземпляров одной книги, но очень дешево. Пусть за одну десятую обычной цены. Какую книгу вы бы предпочли?

- Боюсь, мне сложно ответить на этот вопрос, - очень медленно, чтобы не спугнуть мысль начала блондинка, - мы торгуем книгами нашего профиля – связанные с магией, алхимией – поэтому спрос не большой, не зависимо от цены. Обычные книги у Берсонзоне продаются только в магазине господина Блэка, попробуйте задать этот вопрос ему.

Напоследок барон спросил насчет целителей в городе, на что поучил ответ, что всего у них проживает два таких специалиста, один из которых ведет прием на дому, второй здесь же в городской башне магов, и если, он хочет записаться на прием, то ближайшая свободная дата через четыре дня.

- Так же можно оплатить услугу срочной целительской помощи, но это будет существенно дороже, - немного смутившись закончила девушка и добавила, - так что если ничего срочного, то лучше подождать.

- Благодарю, так и сделаю, - кивнул Серов и покинул обитель магов.

На улице, судя по высоте светила дело приближалось к полудню. Летнее Солнце жарило вовсю, нагревая мостовую, крыши, заставляя немногочисленных прохожих искать убежища в спасительной тени.

«Ндаа», - прикинул Серов, - «с час где-то был в отрубе. Понятно, чего парни всполошились».

Неожиданно громким бурчанием подал голос желудок, недвусмысленно напомнив, что нормально позавтракать капитан не успел и пора бы чего-нибудь забросить в топку. Однако Серов реши проявить упорство в делах и посетить еще одно место из череды запланированных на сегодня. А именно - местное обиталище наемников.

Заведение, отмеченное щитом с двумя скрещенными мечами, обнаружилось тут же – удобно, когда вся деловая жизнь города расположена в одном месте, не нужно лишний раз бить ноги.

По сравнению с аналогичным учреждением в Тардиассе, где капитан познакомился с Элеем, Реймосом и остальными, здесь все выглядело гораздо скромнее. Небольшое помещение, стойка со скучающим приказчиком и несколько дверей ведущих в отдельные комнаты – переговорные. Просто и без вкуса.

- Добрый день. Вы нанимать или наниматься?

- Я нанимать, - капитан внутренне поморщился – вид сонного клерка вызвал у него раздражение, - подскажите, вы только с бойцами работаете, или другие специальности тоже есть?

- Не только, - пожал плечами собеседник, - о ком идет речь?

- Меня интересуют учителя – читать, писать, считать, общие знания о мире по минимуму. Чтобы из крестьянина могли сделать человека.

Приказчик на некоторое время задумался, даже со стороны было видно, как в его голове пытаются провернуться приржавевшие шестеренки. Через несколько минут он вынырнул из раздумий и озвучил вердикт.

- Очень необычный заказ, но я думаю, что смогу вам помочь. Попробую во всяком случае. Цену такого найма тоже не назову, поскольку не в курсе… Сколько вам учителей нужно?

- Хм… - уже пришла очередь барона задуматься, – пару человек будет достаточно.

- Хорошо, тогда с вас два гроута предоплаты и завтра… да завтра после заката… Подходит?

Капитан прикинул распорядок дел и кивнул.

- Тогда завтра после заката буду вас ждать здесь же.

Зачем Серову были учителя? Очень просто: его будущие маги совершенно не умели ни читать, ни писать и вообще были со всех сторон темными людьми. Понятное дело, что при обучении магии обойтись без умения читать книги, записывать магические формулы и обсчитывать их под себя обойтись невозможно. А поскольку никого способного организовать обучение с нуля в замке не было – разве что Мариетта могла, но для баронессы это было не по статусу – пришлось искать кадры на стороне. Кроме того, Серов не забывал про свою идею набрать мальчишек помладше и воспитать в нужном ключе, так сказать под себя. Кадровый голод душил, заставлял уделять внимание тысячам мелких вопросов без возможности взвалить их решение на других людей. Потому что не на кого было. Так что идея воспитать «кадровый резерв» не покидала голову Александра и поиск учителя – был одной из ступеней ее реализации.

Покинув контору наемников, капитан со всей пролетарской решительностью направился в тот самый ресторан для «чистой публики», располагавшийся на площади. Есть хотелось немилосердно – казалось слона сожрать смог бы.

Едательное заведение встретило барона сногсшибающей смесью ароматов, от которой рот непроизвольно наполнился слюной. Сам ресторан особой роскошью не поражал: достаточно простая обстановка, деревянная мебель, пара картин на стенах, помост в дальнем углу, видимо предполагающий живую музыку по вечерам.

По обеденному времени несколько столиков были заняты, но в целом – свободных мест нашлось более чем достаточно.

- Чего изволите, - подскочил половой, едва Серов со своими людьми разместился за столом.

- Мяса, что что есть уже готовое? Что бы не ждать сильно?

- Жаркое есть с овощами. Есть колбаски жаренные.

- Давай жаркое, четыре порции, тарелку с зеленью, сыр, хлеб печете?

- А как же, ваша милость, только перед обедом испекли, - способность местных определять социальный статус собеседника не знала границ.

- Тогда хлеба побольше и пива. Пиво хорошее есть.

- Самое лучшее в городе, - угодливо закивал половой.

Серов поморщился, то, что пиво лучшее в городе, совсем не означало, что оно хорошее.

- Ладно, давай пиво, большой кувшин. И быстро.

- А как же, ваша милость, - сказал работник сферы услуг и испарился.

Еда не смотря на определенный скепсис барона оказалась вкусной, и даже пиво не то, что не вызывало рвотных позывов, оказалось более чем приличным. Темный эль, с каким-то оригинальным, но тем не менее приятным послевкусием. Если бы Серову предложили такой напиток дома, он бы поставил на Бельгию.

Утолив первый голод, капитан, не торопясь потягивал алкоголь, зажевывая его сыром, и рассматривал местное общество.

За дальним столом в глубине помещения сидел какой-то дородный мужик балахоне, напоминавший своим видом попа. Он был сосредоточен на еде и, по-видимому, ничего друге его не интересовало.

За соседним столом сидела группа молодых – лет двадцать-двадцать пять – дворян или наемников, косящих под дворян. Эти судя по все возрастающему шуму с из стороны уже успели изрядно приложиться и теперь обсуждали как им продолжить веселье.

Ближе ко входу обедало семейство явно купеческого происхождения. Карикатурно худой мужчина с бегающими глазами, объемистая матрона и молодая девушка, судя по отдельным репликам – дочь. Отец семейства бросал настороженные взгляды на подвыпивших дворян, такое соседство явно не доставляло ему удовольствия. Те уже давно заприметили молодую девушку и достаточно громко, на грани приличия, обсуждали ее достоинства и недостатки.

Скрипнула дверь, впуская нового посетителя. Высокий мужчина лет тридцати пяти с полутораручным бастардом на поясе уверенным шагом направился на встречу своему обеду. То ли наемник, то ли офицер стражи, с может один из командиров баронской дружины – в любом случае не простой боец точно, уж это Серов научился определять по характерным движениям.

В следующе мгновение произошло сразу несколько событий. Купец, решивший не испытывать судьбу, что-то раздраженно ответил супруге, встал, бросил на стол пару монет и потянул дочь к выходу. Увидев такую попытку сбежать, самый активный из дворян попытался броситься в погоню, но видно вино уже изрядно ударило ему в голову, потому что, неловко споткнувшись, он со всего размаху влетел в мужика с бастардом, который как раз в этот момент проходи мимо их стола. И ладно бы просто влетел; не сумев, видимо, сделать нелегкий выбор между вином и женским полом он, пожелав иметь все и сразу, держал в этот момент чашу с вином, которое и оросило одежду неожиданного препятствия.

В зале как-то сразу стало тихо. Слышно было только как купеческое семейство спешно покидает негостеприимную ресторацию. Все бы, наверное, могло решиться миром, но пьяный дворянин вместо того, чтобы принести извинения попытался оттолкнуть преграду и продолжить неудачно начавшуюся погоню за прекрасным. Такого наемник – или кто он там - стерпеть уже не мог: ухватив попытавшегося проскользнуть мимо обидчика за левую руку и воспользовавшись его ускорением, он провернулся вокруг своей оси и приложил дворянина об стол лицом. Стол крякнул, но выдержал.

«Не, чего у местных не отнять, так это умения делать крепкую мебель», - успел подумать Серов.

В мгновение остальные товарищи отправленного в нокаут парня тут же оказались на ногах. Они слажено начали обступать наемника, всем своим видом показывая, что ничего хорошего того не ждет.

Серов смотрел на это представление с интересом, но без особого желания вмешиваться. Во-первых, у него и своих проблем хватало с горочкой, чтобы еще чужие себе на плечи нагружать; во-вторых – ну получит сейчас кто-то по зубам, житейское, в общем-то, дело. Тем более в том, что проигравшей стороной будет именно одиночка, окрещенный мысленно как «наемник», капитан был совсем не уверен. Судя по тому, как он умело приложил первого дворянчика, месье знает толк в хорошей кабацкой драке.

И действительно, все происходило почти как в каком-нибудь боевике из девяностых: первым попытался ударить наемника тот, который заходил справа: перехват бьющей руки, рывок вниз, вверх, бьющий теряет равновесие и дополнительно ускоренный пинком под зад, отлетает к дальней стене.

«Положительно этот человек умеет в айкидо», - подумал Серов, делая хороший глоток пива. Стоило успеть насладиться пенным, пока трапезу не прервало еще какое-нибудь прилетевшее тело.

Наемник меж тем опрокинул еще одного нападавшего, а третьего встретил прямым в челюсть, от чего тот мгновенно осел под себя как мешок картошки.

«Ты смотри, и в бокс тоже! Какой разносторонний малый».

На ногах осталось стоять трое. Еще двое потихоньку начали подниматься на ноги – в средневековье люди крепкие, и бросок через бедро тут не считался уважительной причиной чтобы увиливать от продолжения веселья. Неизвестно чем бы все это закончилось – одиночка оказался отменным рукопашником, а расставленные по залу столы мешали нападавшим реализовать численное преимущество – но тут, один из поднявшихся с пола, не сумев сдержать себя в руках, потянул из-за пояса нож. Вероятно, он что-то компенсировал его длиной - клинок впечатлял размерами, достигая примерно сантиметров сорок в длину.

Обнажать оружие в кабацкой драке – последнее дело, но возмущаться в голос никто из присутствующих не стал: монах за дальним столиком все так же был занят едой, грузный хозяин заведения, высунувшийся из кухни, смотрел на разворачивающееся действо весьма флегматично – не первый раз и не последний – наемнику возмущаться не было смысла – бесполезно. Вместо этого он многозначительно потянул уже свой бастард из ножен, показывая, что готов к поднятию ставок.

Однако тут уж не вытерпел капитан, который всей душой ненавидел таких уродов, которые сначала нападают толпой на одного, а получив по шее, хватаются за ножи. Не один его знакомый в девяностые вот так по глупости отправился на тот свет, получив несколько сантиметров стали в ливер от опустившихся алкашей, наркоманов и прочей швали. Серов вскочил на ноги, перехватил левой руку с ножом, а правым локтем заехал уроду в челюсть. Тот, не ожидавший такого поворота, сделал пару шагов назад и завалился навзничь.

«Нда, а у меня такого чистого удара не получилось, вот что значит – нехватка практики», - мелькнула у капитана мысль. За спиной послышался грохот упавших стульев и звук покинувших ножны мечей – верные драбанты тоже вскочили на ноги и приготовились к бою.

Расклад сил мгновенно изменился. Если изначально соотношение было шестеро на одного – самого первого, ставшего первопричиной, не считаем, он так и остался лежать в отключке – то теперь стало шестеро против пятерых и уже в пользу «другой команды».

На несколько мгновений все застыло в неопределенности: Серов нападать не видел смысла, наемник, прижавшись спиной к стене, тоже не торопился проявлять активность, а компания дворян, потеряв численно преимущество, так же мгновенно потеряла и боевой задор.

В тишине очень громко прозвучал голос самого старшего из пьяной компании, стоящего до того поодаль и не пытавшегося доселе вмешаться.

- Мое имя сэр Бэррот! И я вызываю вас на поединок за оскорбление моего племянника действием.

- Кого? Меня? – Не понял Серов, - или его? – Кивок в сторону одиночки все так же не выпустившего рукоять меча из рук.

- Сначала я убью тебя, а потом его, - немного даже как бы лениво ответил сэр Беррот.

- А сам твой племянник за свою честь постоять не хочет, - Серов пытался лихорадочно придумать, что делать. Ни на какие поединки он выходить не хотел, тем более из-за кабацкой драки. Был бы он один, без своих людей – банально сделал бы ноги и адью – ищи-свищи ветра в поле. Однако терять же авторитет перед подчиненными не хотелось еще сильнее.

«Надо было не вмешиваться», - хорошая мысль как обычно пришла слишком поздно.

- Племянник, судя по всему, ближайшее время будет не в состоянии, - дворянин пожал плечами и продолжил. – Мой отец говорил, что не нужно откладывать на завтра то, что можешь убить сегодня. Давайте выйдем на улицу, чтобы не пачкать кровью зал. Надеюсь, мне не придется тащить вас силой?

Серов бросил быстрый взгляд на наемника – тот вроде убегать не собирался. Что делать? Может достать пистолет из-за пазухи да пристрелить тут всех к чертовой матери…

«Нет не успею, слишком много людей и слишком маленькая дистанция», - мысли неслись галопом, - «слишком он уверен в себе. Это жжж не спроста».

- Прошу, господа на задний двор, - подал голос пухлый хозяин заведения. – Там площадка удобная, от лишних глаз прикрыта. Никто вам не помешает.

- Отлично, - Серов понял, что просто так из ситуации вывернуться не удастся, - в таком случае вы своих друзей подбирать будете? Или пускай валяются?

Шпилька, однако пролетела мимо, Бэррот и бровью не повел.

- Пускай отдохнут. А вы может представитесь. Я предпочитаю знать, кого убиваю.

«Чего он, блин, такой наглый!»

- Меня зовут барон Серов. И действительно, давайте не затягивать этот цирк, у меня еще дела на вторую половину дня есть.

- Ну я бы не был столь оптимистичен на вашем месте, - улыбнулся будущий противник и не обращая внимания на Серова двинул куда-то в глубину помещения. Видимо, бывать на местном заднем дворе ему было не впервой.

Площадка и правда как нельзя лучше подходила для решения неожиданно возникших вопросов чести, так что искать пустырь за Сен-Жерменским аббатством не пришлось. Серов нервно потрогал пистолет в скрытой кобуре и подвинул ее ближе к животу, чтобы быстрее выхватывать если понадобиться. Только благодаря такому «последнему доводу» капитан не слишком переживал за исход дуэли – в крайнем случае действительно пристрелит этого самоуверенного придурка.

Такие мелочи, как представление секундантов, выбор оружия и прочие формальности стороны по молчаливому согласию опустили и выйдя в центр площадки обнажили клинки. Сэр Бэррот достал из ножен длинный узкий меч, скорее даже шпагу и встал в стойку. Серов дополнил меч парным кинжалом и тоже изготовился к бою.

«Черт, они же там сидели бухали как не в себя, почему же он трезвый?» - успела мелькнуть мысль, прежде чем противник взорвался чередой быстрых ударов.

Широкий удар справа по диагонали, быстро переходит в укол в плечо – Серов успевает довернуть корпус и отвести кончик шпаги мечом. Глубокий выпад – отбил кинжалом, попытка капитана контратаковать, разбивается об отличную работу противника ногами, он просто смещается влево и уходит из зоны досягаемости, не забыв демонстративно махнуть кончиком шпаги у Серова перед глазами, сбивая атакующий порыв.

Понимая, что в скорости ударов он не угонится за противником и тот рано или поздно его достанет, Серов попытался сделать несколько жестких рубящих ударов, в надежде на то, что преимущество в качестве его клинка сыграет решающую роль однако Бэррот не ставит жестких блоков и предпочитает активнее маневрировать, не подставляя свою более тонкую шпагу под удар.

Удар-блок, укол-уход, буквально несколько десятков секунд поединка казались часами. Бэррот проведя очередную неудачную атаку отпрыгнул, разорвал дистанцию и нервно подергивая шпагой пошел по кругу, обходя Серова с неудобной для того стороны. На лице противника проступило тщательно скрываемое недоумение – видимо он не ждал от барона такого упорного сопротивления.

Неожиданный рывок – уже очередь Серова разрывать дистанцию, удар-блок, попытка достать переднюю ногу – капитан начеку, успел убрать.

И все же преимущество было за противником – он лучше двигался, явно был более опытный в таких поединках, и оружие его было чуть легче и длиннее. В какой-то момент Бэррот все же смог «купить» капитана: дуэлянт показал укол в ногу, Серов попытался отбить проходящим батманом с тем, чтобы получить возможность контратаковать, но противник внезапно перевел движение в прямой укол и «провалился» вперед в длинном выпаде.

Серов почувствовал удар и резкую боль в животе, но не выключился из боя и последним движением опустил свой клинок на предплечье врага, отсекая тому конечность.

На этом поединок, можно сказать закончился, вот только друзья однорукого, видимо, считали иначе – вместо признания поражения и извинений они тоже схватились за оружие и бросились в атаку. Сложно сказать, на что они рассчитывали: тот который подскочил к раненному уже капитану был явно не чета Бэрроту. Замах-блок-контратака и враг распоротым горлом падает на песок площадки. Барон огляделся – сражение уже почти закончилось: на ногах оставалось двое, прижатые к стене, и шансов было у них явно не много. Впрочем, гораздо больше Александра волновала своя шкура, он с содроганием опустил взгляд вниз – весь правый бок алел от натекшей за минуту крови.

Серов отдернул рубаху и поморщился от боли. Вражеский клинок скользнул по пистолету, на животе и рассек кожу на боку. Ничего страшного, но приятного тоже мало.

«Забавно, что пистолет меня, таки, спас, хоть и совсем не таким способом, каким я предполагал. Надо что ли какой-нибудь защитой озаботиться. Может попробовать бронежилет перешить под скрытое ношение».

Серов аж остановился от такой простой и логичной мысли. Что ему мешало сделать это раньше – непонятно. Вытащить из броника пластины, оставить только слой кевлара и вот тебе защита от всякого холодного оружия. Уж во всяком случае, вот от такой резаной раны его бы кевлар точно спас.

Парни меж тем без лишних рефлексий добивали раненных и чистили карманы убитых. Общий счет получился можно сказать разгромным. Пять-один. Да, к сожалению, один из людей Александра тоже остался лежать на песке с рассеченной косым ударом грудью.

- Этого перевяжите, есть у меня к нему пара вопросов, - указал капитан на своего противника по поединку. Тот пребывал в прострации, баюкая пострадавший обрубок руки и тихо подвывая на одной ноте. Куда только самоуверенность улетучилась. – И мне помогите тоже.

Пока его люди доставали перевязочный материал и спирт, к Серову подошел остававшийся до этого безымянный «наемник», как его мысленно называл Серов.

- Меня зовут сэр Гурдион. Благодарю за помощь, вероятнее всего отбиться от шестерых у меня не получилось бы, - оказавшийся неожиданно рыцарем незнакомец окинул еще раз поле недавней битвы, - жаль вашего человека. Очень глупо получилось, вот так, из-за мелкой ссоры в трактире…

Серов молча кивнул, действительно глупо получилось, хотя есть у него пара мыслей на этот счет. Как-то все странно складывается. Слишком уж эта кампания вызывающе себя вела, может конечно и совпадение, но…

После того как первичные медицинские процедуры оказались закончены и смерть от потери крови ему больше не грозила, Серов решил все-таки заняться пленником.

Он подошел к прислонившемуся к деревянной стене Бэрроту, присел – бок отозвался болью - и похлопал того по щекам.

- Жить хочешь? – Александр решил сразу расставить точки над i, - будешь говорить – останешься в живых. А если поторопишься добежать до целителя, то может и руку тебе прирастят.

Видимо жить «однорукий Джо» хотел, поэтому мелко закивал, соглашаясь отвечать на вопросы.

- Кто тебя нанял? – Серов решил сделать выстрел на удачу. – Ты же профессиональный боец, да. Поединщик. Кто тебя нанял и какое было задание?

- Не знаю, - Бэррот тяжело дышал и с трудом ворочал языком, видимо успел потерять много крови, прежде чем его перевязали, - не я главный.

- А кто у вас был главным?

Раненный одними глазами пробежал по площадке, нашел нужный труп и движением брови обозначил командира.

- Что ты знаешь? Прежде чем ответить вспомни, что от этого зависит твоя жизнь.

- Меня наняли только на один поединок. Я ничего не знаю, - Бэррот сделал несколько вздохов и продолжил, - мне сказали – нужно немного ранить, не убивать. Сказали, что повод для дуэли они обеспечат. Заплатили две короны – стандартная цена.

- Ага, то-то ты не хотел меня убивать, поэтому в живот шпагой пырнул, конечно, от такого же не умирают.

- Мне сказали, - Бэррот начал закатывать глаза и «уплывать», но капитан еще не получил все ответы, поэтому слегка встряхнул раненного и шлепнул легонько по щекам.

- Что?

- Что цель - слабый фехтовальщик. Я наблюдал сегодня утром за тобой, - опять несколько вздохов, - возле постоялого двора. Ты не так двигался. Суки…

Больше от раненного ничего добиться не удалось. Он отключился и перестал реагировать на внешние раздражители.

- Так, этого добейте, того, - капитан показал рукой на тело предполагаемого командира, - обыщите еще раз получше. Может бумаги какие-то или просто необычные вещи, все хватайте. И с трактирщиком потом обсудите, чтобы он с телами разобрался, если надо денег дайте. Вопросы?

- Что делать с оружием и другими трофеями? – Подал голос один из его людей.

- Деньги поделите между собой. На четверых если, у погибшего есть семья. Оружие хватайте, потом Реймосу сдадите, - Серов поднял с песка шпагу, несколько раз взмахнул, примерился к балансу – клинок сидел в руке как влитой. – А вот этот я, пожалуй, заберу.

Оставалось понять, что делать дальше: все планы полетели к чертям. И ладно планы – само осознание того, что он стал объектом чьей-то игры изрядно портило настроение. Зачем кому-то нужно было его ранение было не понятно абсолютно, но самый главный вопрос заключался в том, связаны ли все эти события с его земным происхождением или это он уже здесь успел недоброжелателей завести.

В итоге, так и не придя к какому-то выводу – слишком мало было данных – Серов решил отложить визит к гномам на завтра и вернуться в гостиницу, чтобы привести себя в порядок.

Но прежде, оставалось еще одно дело, не терпящее отлагательств.

- Сэр Гурдион?

- Да, ваша милость.

- Не могли бы вы уделить немного вашего времени, мне нужна помощь в качестве свидетеля.

- Не имею ничего против, - кивнул рыцарь. Он вообще был немногословным парнем, судя по всему.

Владелец заведения нашелся на кухне. Не особо церемонясь, барон ухватил толстячка за шиворот и отволок в дальний угол, подальше от чужих глаз.

- Что вы делаете? – Пискнул ресторатор, - я буду жаловаться в магистрат!

- Да хоть в Европейский суд по правам человека! У меня к тебе, уважаемый, есть пара вопросов, и от того, как ты на них ответишь, будет зависеть очень многое. Для тебя. - Жалоб на себя барон не боялся, в сословном обществе слово трактирщика против слова феодала значило не много. – Ты меня понимаешь?

- Что вы от меня хотите? – Толстячок понял, что сразу убивать его не будут и настроился на «переговоры».

- Только что у тебя на заднем дворе меня пытались убить. Тот придурок, который вызвал меня на поединок, он перед смертью признался, что получил на это заказ. И этому у меня есть свидетель, - Серов кивнул головой на нового знакомого, сэр Гурдион молча подтвердил, - а может ты в доле? Сколько тебе, падла, заплатили за мою жизнь?!

Резкий окрик в сумме с легким толчком об стену мгновенно выбили трактирщика из колеи, и он что называется «поплыл». В конце концов, тут средневековье, какой-нибудь контуженный на всю голову феодал на самом деле может пристукнуть бедного работника вилки и половника. Ну а то, что в магистрате ему за это штраф потом выпишут, оно мертвому будет от того совсем не легче.

- Этого первый раз видел, - быстро-быстро заговорил толстяк, - который на поединок вызывал. Не из нашего города, приезжий, я тут всех знаю, точно говорю.

- А остальные?

- Это сын одного из членов городского совета со своей шайкой. Они постоянно напиваются и дебоширят, а отец потом платит.

Здесь нужно, наверное, сделать отступление и пролить на местное политическое устройство. Город Берсонзон находился на территории, которую большая часть материка называла вольными баронствами – остальные называли это место бандитским гнездом, что зачастую было не далеко от истины – и, по большому счету, было таким же баронством, только побольше. Вот только местный феодал был главным только номинально, реальной власти у него не было. «Масть» в городе держал местный «совет», по сути, кучка олигархов местного разлива – кто-то занимался торговлей, кто-то держал мастерские, кто-то поставлял в город провизию. Всего девять человек – главы самых богатых семейств, плюс представитель от магической гильдии, которая держала руку на пульсе, но особо в политику не лезла.

Вот почему Серов отнесся к этой новости совершенно без энтузиазма: ссорится с правительством ближайшего к его владениям города ему было совсем не с руки. И дело не в том, что они придут к барону домой, постучат в дверь и пригласят поговорить за жизнь, вовсе нет. Просто перекроют возможность торговать в городе, отправлять письма, нанимать людей. Продавать алкоголь, опять же, все это мгновенно скажется на финансах баронства, причем отнюдь не в положительную сторону.

- Твою мать! – Не удержал эмоций капитан и с надеждой уточнил. – Кто из них сын? Кто-то из тех двоих оставшихся в зале или из тех, кто пошел на улицу.

- Пошел на улицу, высокий такой, в бордовом камзоле.

- Твою мать! – Повторил Серов. Высокий в темном камзоле – это как раз тот которого неудачливый бретер обозначил как главного. – Что ж не везет то так?

В голове со скоростью курьерского поезда одна за другой проносились мысли, пытаясь ответить на один из двух извечных вопросов.

«А может прирезать тут всех. А потом пустить красного петуха, авось и не разберутся – вряд ли тут есть качественные криминалисты», - мелькнула сумасшедшая мысль. – «Нет, тогда точно прирежут и будут правы. Деревянный город, жара стоит дней десять уже – полыхнет – не потушишь».

- Ладно, - Серов отпустил хозяина трактира, и тот, не удержавшись на ставших ватными ногах, съехал спиной по стене. – Надо валить из города. Судя по всему, тут сейчас начнется буря, стоит, пожалуй, оказаться подальше. А когда все немного уляжется попробуем уладить дипломатическим путем, может виру заставят заплатить там, или еще что-нибудь.

Барон проговаривал мысли вслух больше для себя, чем для других – просто чтобы убедиться в том, что его аргументы звучат логично – однако и стоящий рядом рыцарь молча кивнул, подтверждая правильность умозаключений.

- В таком случае, сэр Гурдион, не составите мне компанию? Вы у меня единственный свидетель, чье слово при разбирательстве будет иметь вес, поэтому если честно, мне не хотелось бы с вами расставаться. Надеюсь, у вас нет никаких срочных дел и действительных обязательств.

Рыцарь задумался на несколько секунд и ответил:

- Гроут в день. Стол, кров, корм для коня, ремонт оружия за ваш счет.

Серов усмехнулся – такой подход ему нравился.

- Походит. А теперь – двинули.

Глава 6

- Как это случилось!? – Сказать, что Серов был в ярости – не сказать ничего.

- Она отправилась пройтись по торговым рядам, - десятник стоял ни жив, ни мертв, опустив голову, понимая как сильно он накосячил. – Зайдя в одну из лавок баронесса сказала ждать снаружи, мол, там женские штуки всякие примерять будет. Мы ждали, потом, значит, изнутри послышалась какая-то возня, и я решил проверить, все ли там, в порядке, но внутри нас уже ждали – Бран и Софур получили по стреле. Я попробовал обойти лавку снаружи, чтобы зайти сзади, но у тех были лошади, и пока мы лезли через забор их и след простыл.

- Понятно, в итоге один труп, один раненый, а Мариетту похитили, - подвел барон неутешительные итоги. – Вы искали хозяина лавки? Вообще что-то пытались разузнать?

- Нет, ваша милость, мы, как только поняли, что не догоним никого на своих-то двоих, сразу обратно рванули, значит, чтобы время не терять.

«Слишком много событий за один день, не похоже на совпадение», - на Серова смотрело с немым вопросом сразу несколько пар глаз.

— Значит так. Объявляю осадное положение. С постоялого двора без приказа – ни ногой. Понятно?

Окружающие синхронно закивали.

- Динай?

- Да, ваша милость?

- Разобрался с алкоголем?

- Да, ваша милость, - кивнул приказчик.

- Не заметил сегодня ничего необычного? Может торговцы себя как-то по-другому вели или еще что-нибудь? Торговались может слишком активно или наоборот? Все что угодно.

Динай на несколько мгновений задумался, прокручивая в голове события этого дня, после чего отрицательно покачал головой.

- Ничего необычного, ваша милость.

«Ну это как раз ни о чем не говорит, вот если бы наоборот…»

- Тогда так, ты – Серов ткнул пальцев в проштрафившегося десятника, - выбери парней посмышленей, пусть отправятся к городским воротам и смотрят за тем, кто уезжает из города. А еще лучше, пусть денег страже дадут, чтобы те проверяли повозки, на которых можно человека вывезти. Деньги возьмешь у Диная. Понятно?

Десятник кивнул и убежал выполнять

- Так, что еще…

- Александэр? – Подал голос Ариен, - можно попробовать найти Мариетту с помощью магии.

- Подробнее? Что для этого нужно

- Мне нужна какая-то ее часть – кровь, волосы или еще что-нибудь такое.

Серов на секунду задумался. Мариетта явно не могла отправиться в дорогу без расчески, значит какой-нибудь волос он найдет.

- Будет, что еще?

- Деньги. Я сам не справлюсь – не мой профиль, придется платить магам гильдии.

- Деньги не проблема. Как быстро это можно сделать? – Серов, почувствовав ниточку начал волноваться еще больше.

- Быстро не получится, - маг не стал обнадеживать друга, - вообще, обычно такой поиск по сродству дает очень примерный результат, то есть можно понять в каком человек городе, но в каком доме – уже нельзя. Но если я сяду и хорошо посчитаю, да энергии влить побольше – может и получится. Но без гарантий.

- Делай, - кивнул Серов, - а я пока поеду к лавке, в который все произошло и сам на месте посмотрю. Может что-то прояснится.

С собой капитан взял тройку бойцов, которая сопровождала его раньше, плюс сам вызвался сэр Гурдион.

- Тоже гляну, - только и сказал рыцарь, ну а барон и не возражал.

По причине послеобеденного времени в торговом квартале было малолюдно, основная деловая активность тут по большей части приходится на первую половину дня. Большинство магазинчиков было уже закрыто и только в той части, где торговали едой, еще наблюдалось какое-то шевеление.

Серов аккуратно сполз с лошади – рану зашили и плотно перетянули, но все равно каждое резкое движение отзывалось прострелами боли. Кинув поводья одному из бойцов, капитан подошел к двери и еще раз огляделся – никакой суеты вокруг не наблюдалось, видимо последние события еще не стали достоянием общественности.

Дверь тихонько скрипнула, впуская людей внутрь помещения. Судя по образцам тканей, развешенных тут и там, в этом магазине торговали именно этим видом товара. На первый взгляд ничего необычного в обстановке не было, если не считать легкого беспорядка – видимо последствие короткой стычки, закончившейся отнюдь не в пользу людей барона.

- Подождите здесь, сначала я сам осмотрю, - не хватало еще, чтобы дуболомы затоптали те следы, которые могли оставить похитители. Когда-то очень давно в академии их, зеленых курсантов, знакомили с азами следственной работы. Много лет эти знания Серову были не очень нужны, и вот теперь пригодились.

Капитан заглянул в подсобку – поперек комнатушки лежало окровавленное тело молодой девушки, лет шестнадцати на вид, которой похитители, недолго думая перерезали глотку. Судя по положению тела, она пыталась сопротивляться – ага вот и кровь под ногтями, кто-то видимо ушел с расцарапанным лицом или руками.

Еще дальше обнаружился труп пожилого мужчины, которому достаточно профессионально сунули нож под ребро.

«Ага, а вот дверь в переулок, через которую они вошли», - капитан осмотрел замок – «выбита. Плохо».

То есть, вероятно, похитители не были в сговоре с хозяином магазина и тот о похищении ничего не знал. То, что тут лежит труп еще ничего не значило, могли просто убрать ставшего не нужным сообщника, но, если бы был сговор, не было бы необходимости выбивать дверь.

«То есть связать как-нибудь похитителей с этим местом не выйдет. Плохо. Других ниточек-то нет. Разве что у Ариена что-нибудь получится».

Задумавшегося барона кто-то тронул за плечо, он обернулся: нанятый сегодня рыцарь протянул ему стрелу, которую до того держал в руке.

- Что? – Не понял капитан.

- Необычная стрела. Короткая. Лук был с короткими плечами, чтобы удобно в помещении стрелять.

- И что?

- Такие редко встречаются. И стрел соответственно таких продают не много. Можно попробовать поискать.

- Хорошо, спрячь. Если ничего не найдем, завтра пройдемся по местным оружейникам, - Серова стрела не впечатлила. Зацепка так себе, с другой стороны, у него и такой нет. – Ладно, тут видимо уже ничего не найдем, двигаем в магистрат – попробуем наладить диалог с властями.

В магистрате, однако, все сразу пошло наперекосяк. Собственно этим громким словом обозначалось небольшое каменное строение на главной площади. Ну как не большое… Два с половиной этажа делали его, пожалуй, самым высоким в городе после башни магов, конечно. Но вот какого-то размаха в нем не чувствовалось – сплошно утилитаризм.

- Добрый день, - Серов поймал одного из снующих туда-сюда местных служащих. – Подскажите, где здесь начальник местной стражи?

- Сэр Нимрой не принимает, - служащий оценивающе оглядел капитана с ног до головы и как бы немного вопросительно добавил, - ваша милость.

- К кому можно обратиться? У меня в вашем городе похитили жену, убили моего человека.

- Хм… Можете обратиться обычным порядком в… Где это произошло?

- В торговых рядах, - Серову этот клерк уже не нравился.

- В таком случае к десятнику стражи торговых рядов. Можете спросить там на месте – вам любой покажет. Но… - собеседник прищурился, как бы прикидывая что-то, - скорее всего сегодня уже не успеете. Обычно заявления принимаются до полудня, иногда чуть позже. Так что подойдите завтра с утра, вам помогут.

Служащий было развернулся чтобы двинуть по своим делам, но Серов поймал его за руку:

- А быстрее как-то сделать это можно, чтобы не ждать до завтра?

- Отпустите! Что вы себе позволяете? Я дворянин и не позволю…

Тут уж Серов не выдержал, он и так держался до последнего. Капитан схватил собеседника за грудки и хорошенько встряхнул.

- Слушай сюда, чернильная душа! – Его голос в этот момент больше напоминал шипение змеи, - у меня украли жену. Если понадобится я ваш поганый городишко разберу на кирпичики, чтобы ее найти, давай не будем доводить до крайностей. И в твоих интересах, вот прямо сейчас найти человека, который поможет мне в поисках. Ты меня понимаешь?

Служащий побледнел, покраснел и медленно кивнул, но сказать ничего не успел.

- Молодой человек, отпустите бедного Карвая. Возможно, у меня получится вам помочь, - раздался голос сзади. - А иначе мне придется позвать стражу.

Серов обернулся – перед ним стоял невысокий сухой старик. Дорогая одежда, обилие разного рода украшений и двое телохранителей – никем иным эти две гориллы в кольчугах быть не могли – указывали на высокий статус говорившего, а колючий взгляд и легкая улыбка на губах – о наличии ума.

- Барон Серов, прибыл в Берсонзон по торговым и личным делам с супругой, - чуть дернувшиеся уголки губ ясно дали понять капитану, где старик видел всех окрестных баронов. – В торговых рядах на жену совершили нападение, один мой человек убит, второй ранен, а жену похитили.

Улыбка мгновенно исчезла с лица собеседника, видимо, новость о беспределе в городе, ему не сильно понравилась.

- Меня зовут Алекс. Алекс Шаупр, член городского совета Берсонзона. Давайте пройдем к начальнику стражи, и вы там все расскажете. Обещаю, что город приложит максимум усилий для поиска вашей супруги.

- Ведите, - только и ответил Серов, и мысленно добавил, - «тезка».

Кабинет начальника стражи встретил посетителей криками, слышными издалека. Алекс, не обращая на них внимание дернул дверь. Внутри находилось два человека – видимо сам глава местной полиции и посетитель. Серов окинул взглядом помещение – не богато, но со вкусом: большой лакированный стол, пара комплектов доспехов, установленных по углам, шкаф с несколькими книгами, а на стене позади хозяйского стула большой шит с нарисованным гербом. В зеленом поле башня и все это перечеркнуто алой полосой.

«Башня это вроде с осадой связано что-то», - напряг Серов свои познания в геральдике, - «а полоса ранение означает. Или нет, черт его знает».

Впрочем, долго рассматривать обстановку капитан не стал – не за тем пришел.

- Сэр Нимрой, вы заняты? – Игнорируя посетителя обратился к должностному лицу Алекс Шаупр.

Начальник стражи поднял взгляд на новых посетителей и ничего не ответив поморщился.

- У вас что-то срочное?

- Да. В городе происходят дела, которые бросают тень на Берсонзон как на безопасное место, это вредит нашей репутации.

- Господин Шаупр, - в голосе начальника стражи послышались нотки обреченности, - не могли бы вы сразу перейти к делу. У меня сегодня и так...

Сэр Нимрой кротким кивком указал на посетителя, который сейчас сидел на стуле для посетителей спрятав лицо в ладонях.

- Да, конечно. Барон, расскажите начальнику стражи о своей проблеме.

Капитан в двух словах обрисовал всю цепочку событий, связанную с похищением, и показал стрелу - единственное, по сути, вещественное доказательство. Начальник стражи внимательно выслушал и тихонько выматерился, видимо, такое действительно происходит в городе не часто. Даже посетитель, до того безучастно сидящий на стуле, с повернул удивленное лицо к вошедшим.

- Простите, вы не представились... - Подал голос он.

- Да, меня зовут Александр барон Серов, - на местный манер назвал свое имя и титул капитан. Это привело к неожиданным последствиям: безымянный до того посетитель начальника городской стражи подскочил на ноги, роняя с грохотом стул, и тыкая в капитана пальцем заверещал.

- Это он! Это он! Убийца! Тварь! Сам пришел!

Серов с удивлением смотрел на разворачивающееся действо, не зная, как реагировать. Не старый еще мужчина лет пятидесяти, богато одетый - видимо тоже кто-то из городской верхушки - полноватый, но не толстый, но голове обширная лысина, обрамленная остатками седых волос.

- Барон Серов? - Обратился начальник стражи.

- Да, сэр Нимрой?

- Вот этот уважаемый господин, - рыцарь указал на брызгающего слюной посетителя, - член городского совета. Рауф Эбердин. Сегодня в примерно в полдень кто-то напал на его сына, обедающего с друзьями в ресторации на центральной площади. Напал и убил пятерых человек. Хозяин заведения дал показания о том, что убийца представился как "Барон Серов". Я правильно понимаю, что это вы?

- Если господин член городского совета имеет ввиду компанию пьяных молодых людей, которая задирала посетителей ресторации, а в итоге начала вызывать присутствующих на поединки, в ходе которых и сложила голову, то я. - Серов мгновенно перешел в контратаку. - Более того, у меня есть свидетель, который готов подтвердить мои слова.

В кабинете на несколько мгновений повисла тишина, после чего все заговорили одновременно, пытаясь перекричать друг друга.

- Тихо! - Сэр Нимрой хлопнул ладонью по столу. - Барон, как быстро вы можете предоставить вашего свидетеля?

- Он здесь, - Серов приоткрыл дверь и позвал ждущего в коридоре рыцаря. - Сэр Гурдион, не могли бы вы нам поведать о сегодняшних событиях, случившихся в полдень в ресторации.

Рыцарь кивнул и достаточно подробно пересказал все, что случилось, не забыв упомянуть допрос дуэлянта и сведения, полученные от него перед смертью.

- Это все ложь! Мой сын никогда бы не стал участвовать ни в чем подобном! – Понятное дело, версия произошедшего от капитана визжащему члену городского совета совсем не понравилась.

- Боюсь, мне придется задержать вас, барон, до выяснения всех обстоятельств произошедшего, - немного неуверенно сказал начальник стражи. – Я прошу вас отдать оружие и не сопротивляться, обещаю вам, мы во всем разберемся.

Может если бы Серов сам не работал в «органах», он бы и поверил успокаивающим обещаниям разобраться, однако зная им настоящую цену, капитан решил, что так просто сдаваться на милость неизвестных людей он не готов. Вместо этого он отступил спиной к стене и удобнее перехватил рукоять шпаги – в городе, он решил, трофейный клинок ему будет удобнее. Обнажать оружие, впрочем, капитан не спешил, все еще надеясь решить вопрос с помощью переговоров.

- То есть сначала меня пытаются в вашем городе убить, потом похищают жену, а конце собираетесь бросить в темницу? Прекрасный город Берсонзон, пожалуй, стоит рассказать о вашем гостеприимстве всем окрестным владетелям.

- Ты сначала уйди отсюда своими ногами, тварь! – Рауф Эбердин все никак не унимался, истерично жестикулируя и изрыгая в адрес Александра проклятья. Впрочем, видимо не все разделяли его точку зрения:

- А я, пожалуй, поддержу барона, - высказал свое мнение господин Шаупр. – Слишком много с ним произошло за один день, чтобы это было совпадением, стоит во всем этом хорошенько разобраться.

Члены городского совета обменялись многозначительными, но разными по своему содержанию взглядами. В одном читалась ярость и желание убивать, в другом издевка и радость от возможности насолить ближнему.

«Ну да, все как везде, не любят друг друга местные власть предержащие», - Серов внимательно следил за этим молчаливым обменом взглядами, - «это мне знатно повезло, а то пришлось бы посмотреть на небо в клеточку, или как у них тут казематы устроены».

- Кхм… - глава городской стражи, лицо, по сути, подневольное, со своей стороны от сложившейся ситуации был не в восторге: как ни поступишь – испортишь с отношения с одним из местных олигархов. – В таком случае ограничимся, пожалуй, обещанием не покидать город до окончания расследования. Вы согласны, барон?

- Конечно, - Серов тихонечко выдохнул: кажется, пронесло, - уж будьте уверены, что пока я не найду жену, вы от меня не избавитесь.

- В таком случае, господа, не смею вас задерживать. У меня внезапно оказалось еще очень много дел на сегодня, - сэр Нимрой, кажется, был рад выпроводить все это шапито из своего кабинета.

После того, как все участники предыдущего действа оказались в коридоре, скандал продолжился. Советник Эбердин все так же громко ругался, призвал на голову барона все возможные кары и обещал сам поспособствовать тому, чтобы жизнь капитана стала по возможности не долгой и не счастливой.

На звуки скандала в холле начали собираться разные любитель поглазеть на бесплатное представление.

- Подскажите, господин Шаупр, это вообще нормально? – Барон кивком указал на беснующегося Эбердина.

- Не то, чтобы нормально, - советник с трудом сдерживал улыбку, все происходящее, судя по всему, доставляло ему искреннее удовольствие. – Однако, да, советник Эбердеин известен своим… громким характером. Я бы советовал вам удалится, не стоит провоцировать человека, он все же сегодня сына потерял.

- Да вы правы. Я, пожалуй, загляну сюда завтра, как мне вас найти, если что?

- Я здесь бываю почти каждый день после полудня, спросите у любого из местных – вас проводят, - советник Шаупр просто источал любезность.

- Благодарю, - Серов кивнул, попрощался и махнув сопровождающим направился к выходу.

День постепенно сменялся вечером, самый зной отступил, но до прихода вечерней прохлады было еще часа два-три. Конец первого месяца лета – дни длинные, а ночи короткие. Впрочем, отнюдь не погода и даже не постоянство годовых циклов занимало сейчас мысли вольного барона, стоящего перед городской ратушей и смотрящего в даль поверх крышь.

Серов думал, что делать. Визит к представителям власти не дал, по большому счету, никакого положительного эффекта, скорее наоборот. Возможно, кому-то и нравились подобные эмоциональные сцены с участием малоприятных людей, Серова же они всегда вгоняли в тоску. Так что настроение стремительно ползло от отметки «отвратительно» по шкале внутреннего барометра, к отметке «ужасно».

Из ратуши показалась группа людей, среди которых капитан заметил надоевшего ему пуще горькой редьки советника. Олигарх видимо сумел справиться с истерикой и больше не походил на экзальтированную дамочку средних лет. С ним из здания вышли четверо бойцов, среди которых один выделялся громадным ростом и огненно-рыжей бородой. Шевелюра, впрочем, была того же цвета. Сам Александр имея рост в сто восемьдесят пять сантиметров в большинстве случаев смотрел на местных сверху вниз, но этот был явно еще выше.

«Метр девяносто, наверное, даже больше».

Советник тоже заметил смотрящего на него капитана. Скривившись, он на секунду задумался, после чего махнув рукой своим телохранителям, подошел в Александру. Истерика ушла, оставив только чистую незамутненную холодную ненависть, которая с лёгкостью читалась на лице мужчины.

- Ты убил моего сына, а я убью тебя, - негромко произнес советник. – Я тебе обещаю, барон. Зря ты не выбрал темницу, там бы прожил дольше.

Серов только усмехнулся на такие угрозы.

- Лающая собака не кусает, кусающая не лает.

Лицо мужчины опять начало покрываться красными пятнами, видимо вывести его из себя, действительно, было делом не сложным. Не найдя что ответить, от молча развернулся и пошагал к ждущей его в пятидесяти шагах карете. Но отнюдь не угрозы советника занимали сейчас мысли барона. Нет, гораздо интереснее для него было лицо того самого рыжего громилы, который его сопровождал. Вернее даже не лицо, пара свежих царапин, на его левой щеке, поразительно напоминавших след от ногтей. Рыжий меж тем окинул самого бароне и его людей недобрым взглядом и последовал за своим хозяином.

«Правильно», - капитан тем временем еще раз прокрутил все события этого длинного дня, - «не стоит множить сущности сверх необходимого. Какая вероятность, что, прибыв первый раз в незнакомый город, я тут обнаружу целый полк недоброжелателей? Низкая. Осталось только провести рекогносцировку и начинать действовать самому, пора перехватывать инициативу».

Где живет советник узнать оказалось совсем просто: его в городе знала каждая собака. Гораздо труднее оказалось непосредственно провести разведку так, чтобы не засветить свой интерес. Для этого пришлось по-быстрому рвануть на постоялый двор, чтобы переодеться – Серов нацепил одежду попроще, водрузил на голову шляпу с широкими полями, раздобытую где-то его людьми, немного сгорбился, став визуально ниже на полголовы и немного подумав признал такую маскировку достаточной.

В этого же время на постоялый двор влетел запыхавшийся маг, с порога объявивший, что ритуал поиска провести удалось, и результат получился весьма точным – вплоть до конкретного адреса, и он даже узнал, кому этот дом принадлежит!

- Советник Эбердин? – Переспросил барон мимоходом, для того чтобы убедится в своих предположениях.

- Как ты узнал? – На мага было жалко смотреть. Только что он был победителем, всех спасшим, и через мгновение оказалось, что с проблемой справились и без помощи магии.

- Вернусь – расскажу, - на ходу уже бросил барон и покинул постоялый двор.

Пробравшись через небольшой хоздвор, Серов вышел в переулок и на своих двоих двинул к сторону «богатого квартала». Почему через переулок – на всякий случай, за из временным обиталищем могли присматривать, поэтому Александр решил перестраховаться.

До нужного особняка – по-другому это старения назвать язык не поворачивался – Серов добрался минут за двадцать. Многого, к сожалению, рассмотреть не удалось – участок был обнесен высоким каменным забором, из-за которого виднелись верхушки деревьев и где-то дальше конек крыши. Впрочем, и совсем бесполезной разведку назвать тоже было нельзя, капитан, прогулявшись пару раз вдоль забора туда-обратно, изучил маршруты похода и отхода, наметил пару мест, прикрытых зеленью, где можно было, не боясь лишних взглядов этот самый забор преодолеть. Проведя таким образом рекогносцировку, и удовлетворившись полученным результатом, барон двинул обратно на постоялый двор. Следовало подкрепиться, перевести дух и подготовиться к основному действию намеченному на более позднее время.

Солнце меж тем нырнуло куда-то за крыши домов, по-летнему яркие цвета начали сереть, а значит, пришло время действовать.

Капитан долго думал, в каком составе идти на дело, но в итоге принял решение действовать самому. К сожалению, никто из его подчиненных тактике скрытого проникновения обучен не был, а устраивать полноценный штурм особняка было просто опасно. Советник мог занервничать и навредить Мариетте и ребенку. Если, конечно, еще этого не сделал.

Последнюю мысль Серов старался гнать, успокаивая себя тем, что, если бы хотели именно убить, а не похитить, сделали бы это на месте в лавке тканей. Судя по трупам, время и возможность и гадов были.

Исключение пришлось сделать для Ариена. Маг выдал убойный аргумент, который побил все остальные резоны: возможность видеть магическую сигнализацию, которая вполне может присутствовать в особняке местного олигарха.

- Ладно, - кивнул Серов, - но держишься за спиной, вперед не лезешь, самодеятельностью не занимаешься. Делаешь, что я говорю, ясно?

- Предельно, - кивнул маг.

К цели выдвинулась кружным путем, когда совсем стемнело. За пару кварталов от объекта спешились, отдав поводья прихваченному для этого бойцу и уже пешком, стараясь держаться самых темных участков, преодолели последние сотни метров.

- Ну что, есть что-нибудь?

- Есть! – Ариен присмотрелся магическим зрением к ограде. – По верху забора растянута силовая линия. По виду – сигнализация.

- Можешь что-то сделать?

- Нет, если трону – они про нас узнают. Ну а обезвреживать такие вещи тихо, это прости не моя специализация.

- И что делать? – Вся эта магия-шмагия Александра уже порядком задолбала.

- Подожди, - Ариен, не торопясь, перебирая руками по стене, чтобы не загреметь в темноте, исследовал сигнализацию. – Вот тут.

- Что?

- Разрыв. Видимо какой-то дилетант делал. Ну или просто не переживал насчет результата, - маг развел руки в сторону и отметил место, - вот отсюда до сюда.

- Отлично, - Серов прицелился и забросил себя наверх – двух с половиной метровая каменная стена, к тому же заросшая каким-то вьющимся растением, для хоть сколько-то тренированного человека препятствием не является.

Барон, застыв на гребне стены и не делая резких движений окинул взглядом внутренний двор. Деревья, кусты – в темноте ничего разглядеть не удалось. После секундной паузы он склонился обратно наружу и протянул магу руку. Тот без вопросов ухватился за предложенную конечность, оттолкнулся и был рывком переброшен внутрь. Мгновением спустя рядом приземлился спецназовец.

- За мной, - махнул рукой капитан, левой, в правой был зажат АПС с присоединенным глушителем.

Маг молча повиновался.

Преодолев небольшой сад, друзья вышли непосредственно к дому – двухэтажное каменное строение выглядело спящим, только в одном угловом окне виднелись отблески какого-то неяркого источника света: поскольку до электричества этот мир еще не дошел, скорее всего это были свечи.

- Сигнализация на окнах первого этажа, - отрапортовал маг.

- А второго?

- Чисто.

- Сэкономили, значит, - усмехнулся капитан, - им же хуже. Жди здесь. Если начнется заварушка, лупани в дом чем-нибудь ярким и громким, чтобы отвлечь внимание и сваливай. Если нет, сиди тут.

- Как я пойму, что началась заварушка? – В тон капитану переспросил маг.

- О! Ну ты услышишь! – Капитан усмехнулся. В то, что получится все сделать

по-тихому он не очень верил, поэтому заранее приготовился ко всяким неожиданностям. – А я пошел.

Старая кирпичная кладка внешней стены подходила для практики в скалолазании практически идеально. Есть где и пальцами уцепиться и ногу воткнуть. Обувь, конечно, не самая подходящая – в сапогах лазить не так удобно, как в скальниках – но и так получалось не плохо.

На широком внешнем подоконнике стояла целая батарея различных зеленых растений, которые капитан без особых терзаний сдвинул в один край. Получилась очень удобная площадка, но которой можно производить различные манипуляции с окном.

«Совсем они тут не пуганные», - подумал Серов, доставая нож и примериваясь к окну. Сильно не хватало освещения, приходилось едва ли не в упор разглядывать раму, - «ага! Вот тебя-то я и ищу».

Александр на конец рассмотрел маленький гвоздик, которым крепилась планка, держащая стекло. Потом еще один и еще.

«Будем надеяться, что там внутри никого нет. Наверное, изнутри мой силуэт на фоне звёздного неба представляет собой отличную мишень», - барон аж поежился от такой мысли. Получать еще одну дырку в шкуре не хотелось совершенно.

Внезапно снаружи раздалось приглушенный стук копыт, голоса, со стороны парадного въезда зажглись масляные светильники слегка разгоняя тьму.

«Твою мать!», - мысленно выругался Серов, - «кого это еще там принесло на ночь глядя».

К сожалению, он «штурмуя» торец здания, возможности наблюдать за парадным въездом был лишен начисто, поэтому все что ему оставалось делать это притаиться и ждать, когда неожиданный переполох уляжется.

Спустя несколько минут, голоса утихли – вернее скорее переместились внутрь здания – освещение вновь было притушено и капитан, подождав еще немного для верности, продолжил ковырять раму.

«Оп!» - последняя планка, удерживающая стекло на своем месте, оказалась у барона в руках. Он ее отложил в сторону и аккуратно поддел стекло, еще через мгновение беззвучно выпало ему на подставленную ладонь.

К сожалению – а может к счастью – с производством оконного стекла местные испытывали определённые трудности, поэтому стекло выходило мутноватым, а главное небольшим. Окна тут стеклили квадратами с гранью сантиметров сорок, поэтому протискиваться в получившийся лаз пришлось со всей возможной осторожностью. Не хватало еще своей тушкой выдавить окно и перебудить всех местных обитателей.

Судя по всему, Серову повезло, и он проник не в спальню, где его бы уже ждали злые от незапланированной побудки жильцы, а в какую-то гостиную. Пара диванов, небольшой чайный столик, какие-то шкафы вдоль стен. Глаза, привыкшие к темноте, давали возможность сносно ориентироваться, не боясь загреметь, прицепившись о какой-нибудь коварно притаившийся предмет мебели, но не больше. Впрочем, капитан пришел сюда совсем не для того, чтобы изучать интерьеры.

Вновь верный пистолет оказался у спецназовца в руках, можно сказать, что Серов наконец оказался в родной стихии. Именно этому его учили, и именно это он умел лучше всего – боевые действия в закрытых помещениях.

Единственное, что было не приятно: не имея возможности раздобыть хоть какой-нибудь план здания, приходилось действовать методом тыка. Причем абсолютно ненаучного.

Серов аккуратно приоткрыл дверь – с той стороны было тоже темно.

«Угу, какой-то коридор, подходит», - план был прост как мычание – найти хозяйскую спальню, взять самого советника за жабры и хорошенько поспрашивать. Желательно при этом не поднимая лишнего шума. А уж потом исходя из полученной информации действовать дальше. К сожалению, ничего умнее на ходу придумать не удалось.

Серов тихонько вышел в коридор – слева лестница ведущая на первый этаж, справа ряд дверей, уходящий куда-то в глубину здания. На первом этаже находились всякие хозяйственные помещения, кухня, комнаты прислуги, которые капитану были не интересны, поэтому он повернул направо и стал по очереди проверять открывать двери.

Библиотека – ничем другим помещение с кучей книг быть не могло. В иное время Серов с удовольствием засел бы здесь на несколько вечеров, а пока он стараясь не шуметь прикрыл дверь и переместился к следующей.

Оружейная? Комплекты доспехов, в темноте едва не принятые за людей, оружие, развешенное на стенах. Опять же очень интересно, но совсем не то, что нужно.

Успех притаился за четвертой дверью. Это явно была спальня – очертания большой кровати посреди комнаты не позволяли думать иначе. Серов, стараясь ничем не звякнуть поменял в руке пистолет на нож – нужно было взять языка, а то так вслепую можно тыкаться до морковина заговенья.

В постели судя по длинным волосам, разбросанным по подушкам, спала девушка.

«Ну девушка так девушка, в общем то без разницы», - подумал капитан, накрывая ладонью рот спящей, чтобы она не перебудила весь дом. Короткая борьба, пара несильных оплеух и вот девушка уже не сопротивляется, а только мычит, тараща глаза на лезвие ножа, опасно приблизившееся к ее лицу.

- Тихо. Жить хочешь? – Отличный по своей сути вопрос, который в девяносто девяти процентах случаев не предполагает двух ответов.

Девушка перестала мычать и пару раз перевела взгляд с ножа на капитана – вернее на темный силуэт перед собой; идя «на дело» Серов не забыл на всякий случай скрыть куском ткани свое лицо. Не известно, как оно дальше пойдет, но осторожность лишней не бывает. Легкий кивок видимо означал «да».

- Я сейчас уберу руку, и, если ты попробуешь закричать, то умрешь, понятно? Кивни, если понятно.

Еще один кивок.

- Отлично. Ты кто?

Серов аккуратно убрал руку, чтобы в случае необходимости опять закрыть рот, но кричать девушка не стала, вместо этого тихо ответила.

- Я Римма.

- Кто ты, Римма, советнику Эбердину? – Как можно мягче уточнил капитан. Не стоило дополнительно давить, раз уж диалог пошел.

- Я старшая дочь, - коротко ответила девушка, и потом зачастила, - если нужны деньги, я знаю где взять, забирай все, только не убивай, пожалуйста.

Серов ладонью прикрыл этот фонтан красноречия и задал следующий вопрос:

- Где спальня советника?

Видя, что девушка не торопится отвечать, капитан многозначительно поводил у нее перед глазами лезвием ножа.

- Мы же вроде договорились – ты отвечаешь на вопросы, а я оставляю тебя в живых. Или нет?

Девушка еще раз кивнула.

- Дальше по коридору. Пятая, нет шестая дверь после этой – вход в покои отца. Направо дверь комнаты охраны, прямо спальня, налево – кабинет.

- Что за охрана?

По секундной заминке стало ясно, что отвечать на этот вопрос девушка не горит желанием, но видимо чувство самосохранения перевесило и Римма продолжила рассказывать.

- Обычно три человека. Один дежурит, двое спят.

- Хорошо, молодец. Советник один спит или с кем-то?

- Со своей крысой Парвией.

- Крысой? – Переспросил капитан.

- С любовницей.

- Понятно. Во сколько твой отец обычно ложиться спать?

- Обычно рано. Сегодня – не знаю.

- Хорошо, тогда последний вопрос: сегодня люди твоего отца похитили женщину, тебе что-то об этом известно?

- Н-нет, - до Риммы начало доходить, что это не просто ограбление, а значит все может закончиться для нее гораздо хуже, - сегодня все только про убийство брата говорят…

- Понятно, я так и предполагал.

Серов на минуту задумался, что делать дальше. Нужно идти дальше, но и девушку просто так не оставишь – поднимет тревогу, а с другой стороны – не убивать же, он как ни крути, еще не оскотинился до такой степени.

В итоге после короткого размышления Серов решил связать девушку покрепче и двигаться дальше – стоило поторапливаться, чем дольше он тут торчит, тем больше шансов на то, что его застукают.

Первая, вторая дверь, шестая.

«Ну да, я бы не прошел мимо», - дверь в покои хозяина дома была украшена обилием лепнины и прилично выделялась на фоне остального декора.

Серов тихонько постучал. Совсем на грани слышимости: если охранник спит, то не услышит, если бодрствует, возможно, попробует проверить источник необычного звука. Никто не отозвался. Серов очень аккуратно приоткрыл дверь – с той стороны его встретила непроглядная темнота – в прихожей не было окон и соответственно источников хоть какого-то освещения. Лишь запах сгоревшего воска намекал на то, что помещение освещается с помощью свечей.

Почти на ощупь Серов добрался до двери в комнату охраны – как бы не пошли дела дальше, лучше иметь за спиной как можно меньше вооруженных противников. Из-за двери раздавалось громкое сопение – как минимум один из двух точно спал.

Капитан приоткрыл дверь – в этой комнате окна были, поэтому он сумел более-менее четко разглядеть двух спящих.

«Все ваши проблемы оттого, что вы устава не знаете. Нужно делить караул на три смены, а не на две, чтобы одна отдыхающая смена бодрствовала. Ну и конечно покидать свой пост тоже не айс», - стараясь думать о посторонних вещах, барон опять поменял пистолет на нож. Какой бы не был хороший глушитель, но в ночной тишине хлопки выстрелов будут слышны за несколько комнат. Нож в этом плане выигрывает безоговорочно, вот только резать спящих – дело далеко не самое приятное для психически здорового человека.

Первый умер тот, который спал на спине и сопел. Левая рука накрыла рот и потянула голову вверх, обнажая горло, а нож в правой одним сильным движением рассек плоть ниже голосовых связок. Не обращая внимание на хрипы уже по сути трупа, капитан мгновенно развернулся ко второму, который видимо почуяв что-то сквозь сон в этот момент приподнялся на локте, пытаясь рассмотреть, что там в темноте происходит. В этом положении капитан и вогнал ему в подбородок нож, пробив голову практически насквозь и мгновенно отправив на тот свет.

«Блин, повезло, чуть не запорол все дело», - мысленно обложил себя капитан. – «не начни он разглядывать темноту спросонья, а закричи – все, пришлось бы винтить гайки».

Радикально решив вопрос с охраной, Серов вернулся в прихожую двинул к двери хозяйской спальни, молясь про себя, чтобы она не оказалась случайно запертой: устраивать взламывание замка в абсолютной темноте – занятие не самое приятное. Но нет дверь оказалась открытой.

Главной доминантой хозяйской спальни была огромная трехметровая кровать с балдахином, темной башней возвышающаяся посреди комнаты. Капитан стараясь не шуметь подкрался, оттянул ткань и заглянул внутрь. В темноте видно было очень плохо, но на кровати однозначно лежал только один человек, и судя опять же по длинным волосам – женщина.

«Ну конечно», - мысленно хлопнул себя по лбу Александр, - «охранника нет, дверь открыта, а двадцать минут назад прибыл какой-то гость. Можно было догадаться».

Пришлось повторить процедуру допроса и связывания еще одной девушки, которая аналогично не стала играть в героев и честно рассказала все что знала. При чем эта про похищение Мариетты слышала и даже каким-то образом была осведомлена, где держат похищенную.

«А действительно на крысу похожа», - мелькнула мысль пока спецназовец «пеленал» девушку.

Теперь его путь лежал вниз, причем даже не на первый этаж, а в подвал, где и была обустроена небольшая, так сказать, семейная тюрьма. Видимо история с похищениями не столь уникальна, как капитана пытались убедить отцы города.

Благо дом спал и ни в коридоре, ни на лестнице никакой страдающий бессонницей полуночник Серову так и не попался. Впрочем, где-то в районе затылка он совершенно отчетливо слышат тикающие часы, отсчитывающие время до того, как все пойдет кувырком – либо одна из девушек развяжется, либо найдут трупы, либо еще какое-то дерьмо случиться. Поэтому приходилось спешить.

Спуск в подвал неожиданно нашелся именно там, где указала «крыса». Лестница с крутыми ступенями вела вниз, туда, где в конце спуска на стене был закреплен масляный светильник дававший неяркий и какой-то мистический свет. Три десятка ступенек и лестница уперлась в очередную – которую уже за эту ночь – дверь. С той стороны слышались приглушенные голоса, однако, о чем люди говорили капитан разобрать на мог, сколько ни старался. Пришлось тянуть руку на себя, молясь что бы петли не скрипнули в самый неподходящий момент. Повезло, за петлями в этом доме следили.

- Нет, - стало слышно лучше, - я заплачу столько, на сколько мы договаривались и не монетой больше.

- И все же я настаиваю! – Оп! А вот и знакомый слегка истеричный голос хозяина дома. – Он убил моего сына! И это произошло из-за того, что вы дали не верные сведения. Вы говорили, что барон плохой фехтовальщик, но, судя по всему, это совсем не так.

- Меня ваши проблемы не интересуют, мы сделали заказ на похищение одной женщины и платить мы будем за одну женщину, я даже обсуждать это не хочу.

- Но ведь это вы придумали надавить на барона для того, чтобы он отдал свое производство алкоголя. Это была ваша идея! Что же получается? Вы свою женщину получите, а я – ничего! Только проблемы!

- Советник, - даже по голосу было слышно, что неизвестны собеседник уже устал от переливания из пустого в порожнее, - у вас есть только два варианта действий. Первый – вы забираете золото и отдаете мне женщину. Второй – я ухожу, и завтра барон узнает, кто похитил его жену. Поверьте, барон Серов очень деятельный молодой человек, я бы на вашем месте поостерегся привлекать к себе его внимание.

- Есть еще третий! – Советник уже окончательно перешел на крик. – Я забираю золото, закапываю вас тут в подвале, и потом продаю барону его жену! Может даже расскажу, кто заказал похищение. Не сам, конечно, расскажу, через посредников. Как вы там говорили, он деятельный малый? Вот и посмотрим, как вам понравится его внимание к себе!

«Ой дурак…», - успел подумать капитан, стоящий за дверью и впитывающий новую информацию как губка. Через мгновение откуда-то сверху раздался истошный крик: таймер в голове Александра показал ноль: время наступления неприятностей.

Глава 7

Капитан дернул дверь на себя, врываясь в подвал и одновременно фиксируя обстановку внутри. В глубине помещения стояло два человека – видимо именно их диалог он и подслушивал. Не задумываясь ни на секунду, Серов нажимает на спусковой крючок, успевая сделать два выстрела прежде, чем справа прилетает удар, откидывающий спецназовца к стене. В темном углу незамеченный в первое мгновение притаился еще один потенциальный труп.

Сумев сгруппироваться в полете, капитан впечатывается в стену спиной, на секунду теряя ориентацию и даря противнику еще полторы секунды. Третий охранник советника, а это был именно он, попытался воспользоваться выигранным временем наиболее рационально: не став выхватывать оружие он сделал шаг и пробил коротким Серову в челюсть. Вернее, попытался в челюсть – капитан успел среагировать и, опустив голову, принял кулак на скулу. В глазах замелькали искры, барон, понимая, что не успевает, дернул рукой с зажатым пистолетом и несколько раз нажал на спусковой крючок.

Целиться? В темноте? В состоянии «грогги»? Зачем, когда до противника от силы метр. Одна из пущенных практически вслепую пуль нашла свою цель, и издав болезненный вскрик боец повалился на спину.

Мотнув головой и собрав глаза в кучу, Серов хотел было дострелить подранка, но едва сам не отправился на тот свет, в последнюю секунду увернувшись от клинка, распоровшего воздух в считанных миллиметрах от его брюха. Скорее на рефлексах, чем успев проанализировать ситуацию, капитан из положения стоя начал заваливаться назад, одновременно нажимая на спусковой крючок. Что хорошо – местные, не знакомые с огнестрельным оружием не имеют соответственно и навыков борьбы с ним. В другом случае вместо того, чтобы отскочить назад после неудачной атаки, мечник бросился бы вперед и имел бы вполне приличные шансы попортить барону шкуру. А так Серов отделался отбитой второй раз спиной.

«Ан нет, кажется достал все-таки», - Серов, кряхтя и постанывая поднялся на ноги и почувствовал влагу на животе. Он попытался нащупать рану – в шоковом состоянии вполне можно и не почувствовать, что тебя порезали – но ничего не нашел, - «видимо шов разошелся и опять закровил дневной порез».

Барон огляделся:

«Итак, что мы имеем? Два», - хлопок, хлопок. Капитан по вбитой в подкорку привычке поменял магазин на полный. - «Три трупа. Так это охранник, тут все понятно, а там, видимо советник».

Его гораздо больше интересовала личность неизвестного заказчика похищения, но сначала нужно было найти Мариетту. Схватив стоящую тут же на столе масляную лампу, Серов принялся по очереди открывать двери камер местной тюрьмы. Благо, запирались они на простую задвижку и ключи от замков искать не пришлось. Первая камера оказалась пустой, во второй сидел какой-то парень лет пятнадцати-шестнадцати – лампа свет давала весьма тусклый плюс состояние пленника было, мягко говоря, не идеальным.

- Ты кто?

- Я – Зорин.

- Как ты тут очутился.

- Мой отец – один из членов городского совета и давний враг Эбердина. Меня похитил этот урод чтобы на отца давить.

- Давно тут сидишь?

- Месяца полтора, уже сбился со счета… Тут трудно считать дни.

- Жить хочешь? – Пленник кивнул, - тогда хватай оружие и готовься прорываться с боем.

Мариетта нашлась в третей камере.

- Миледи, - Серов, улыбнувшись приветствовал жену, - вас ждут из подземелья.

Баронесса удивленной не выглядела, судя по всему, она уже по звукам снаружи поняла, что за ней пришли. Она просто поднялась с топчана и молча обняла мужа.

- Прости, дорогая, но на нежности нет времени, боюсь, нужно поторапливаться.

Мариетта оторвалась от Александра, оглянулась и с удивлением спросила:

- А где остальные? Ты что один?

- Ну да, - во все тридцать два улыбнулся капитан, - вообще предполагалось, что я все сделаю по-тихому, но немного не вышло.

В тот же момент здание содрогнулось, откуда-то сверху донеслись отголоски взрыва, с потолка посыпалась пыль.

«Твою мать, Ариен», - Серов сразу понял чьих это рук дело, - «я же просил отвлечь внимание, а не похоронить нас всех под завалами».

- Это тоже часть плана? - Даже в такую минуту Мариетта не могла упустить возможность воткнуть шпильку.

- Можно и так сказать. А вот дальше придется импровизировать. Но сначала… Зорин следи за входом, если кто-то будет спускаться сразу говори.

Оставалось еще две двери, которые нужно было проверить. За первой дверью было пусто. За второй Серову открылась крайне неприятная для глаз картина: к стене цепью было приковано нечто – остатки одежды, длинный грязные волосы и отвратительный запах намекали на то, что пленник тут торчит явно больше, чем пара месяцев.

- Ты живой?

Существо отреагировало вяло – разогнулось, звякнув цепями и подняло мутный взгляд на капитана. Из-за небольшого роста его можно было принять за ребенка, вот только длинная косматая борода намекала на то, что пубертат у него закончился уже давно.

- Ты меня понимаешь? – Серов еще раз попытался наладить коммуникацию. Прежде чем пытаться спасать кого-то нужно было хотя бы примерно понять, кто это. Мало ли кого на цепь посадили, может он действительно этого заслуживал. В конце концов не всегда правило «враг моего врага – мой друг» работает на сто процентов.

- Меня зовут Дрор, человече, - скрипучим голосом произнес пленник. Собственно вопрос понимает ли он, стал таким образом неактуальным.

Серов поднял лампу повыше и пригляделся.

«Так это же гном!» - Наконец стал понятны странные пропорции тела, - «вот уж кого не ожидал здесь увидеть».

Гном выглядел отвратительно – худое как у узника концлагеря тело было все покрыто кровоподтеками и ранами, явно не хватало зубов, а когда он немного довернул корпус, Серов увидел, что вместо правой кисти у гнома замотанная в какие-то грязны тряпки культя.

- Как тебя освободить?

- Там возле двери рычаг… потяни… он освободит конец цепи, - было видно, что каждое слово давалось Дрору с трудом.

- А совсем снять? – Капитану только гнома-инвалида с трехметровой цепью не хватало для полного счастья. Гном отрицательно качнул головой.

- Заклепки, нужен кузнец. – Серов понимающе кивнул, хотел было уже освободить коротышку, пришедшая неожиданно идея заставила переспросить.

- Знаешь клан Стальной Секиры?

- Знаю, - В голосе гнома послышались нотки удивления. А может капитан выдавал свою фантазию за истину.

- В каких с ними отношениях? – Серов мало знал про политическое устройство гномьих королевств: только то, что у них выборный король и куча кланов грызутся между собой за возможность посадить на трон нужного человека. Вернее гнома.

- В хороших, вернее были в хороших, когда я сюда угодил.

- Ну тогда считай, что тебе повезло, - резюмировал Серов и дернул за рычаг. Натяжение цепи сразу ослабло, и Дрор одним движением выдернул ее из крепления.

Теперь настало время посмотреть, кому это так понадобилась Мариетта, что он решился на похищение. Серов подошел к трупу, пинком перевернул его на спину и присмотрелся. Лицо на первый взгляд не знакомое – впрочем опознание мертвых дело не благодарное, порой смерть сильно меняет людей, как бы странно это не звучало. Овальное лицо, тонкие черты, большие глаза и длинные волосы, лет на вид тридцать, вряд ли больше.

Серов наклонился и быстро обыскал одежду убитого. Нашел на поясе задорно звякнувший кошель – приятно, на груди на цепочке какой-то кулон с растительным орнаментом – берем, на пальцах пара колец, при чем одно имеет форму печатки. Капитан потянул, но «гайка» сидела плотно, решив не тратить время он одним движением отсек палец и сунул добычу к монетам.

«Вроде все, больше ничего нет», - времени проверять подкладки и прочие ухоронки типа полого каблука у сапогов не было. – Дорогая, подойди пожалуйста, тебе это лицо не знакомо? Этот тип оплатил твое похищение.

Баронесса подошла, присмотрелась и удивленно произнесла:

- Эльф?

- Какой эльф, - не понял Серов.

Девушка присела и коротким движением откинула волосы от правого уха мертвеца – оно оказалось совершенно характерной вытянутой формы.

«Твою мать!», - мысленно выматерился капитан, - «а эти то откуда? Настоящий зоопарк. Только орков не хватает!»

- Барон! – Подал голос Зорин караулящий дверь, - там шаги!

Серов с сожалением оторвал взгляд от трупа эльфа. И дело не в том, что согласно известному выражению «труп врага всегда хорошо пахнет». Просто чертов эльф унес свои тайны в могилу и теперь не было времени даже, чтобы попытаться их разгадать.

Не дожидаясь, пока новые лица сами покажутся на сцене, барон толкнул дверь и выпустил по гремящим амуницией силуэтам несколько пуль. Двое этого не пережили и споткнувшись загремели по лестнице вниз, подперев дверь в открытом положении. Остальные поспешили отступить.

Пару минут ничего не происходило – ни одна из сторон не была уверена в своем преимуществе. Потом сверху раздался голос:

- Сдавайтесь, вам все равно не прорваться.

- Попробуете еще раз спуститься я вашему хозяину яйца отрежу, - решил немного блефануть Серов и выиграть время на обдумывание ситуации.

- Если с головы советника упадет хоть волос, умирать вы будете долго и мучительно.

- Ну-ну, и что же ты будешь делать, умник?

- Ничего – жрать захочешь, сам выползешь.

«Резонно», - не смог не согласиться капитан, время играло на руку врагам. Кто знает, сколько людей они смогут подтянуть, если им позволить.

Решив попробовать пошуметь, воспользовавшись подавляющей огневой мощью, капитан поднялся на несколько ступенек, когда из темноты прилетела стрела, чиркнула по виску, едва не поставив точку во всем приключении, и улетела дальше.

Серов отреагировал моментально – пригнулся и отпрыгнул обратно. Лестница в подвал имела форму пологой спирали, поэтому левая стена надежно укрыла капитана от дальнейшего обстрела.

В очередной раз матернувшись он потрогал висок – царапина, но кровь идет.

«Черт с ним, последнее, от чего я умру – это от потери крови», - капитан осмотрелся в поисках какого-нибудь щита, под прикрытием которого можно было бы пойти на прорыв. Ничего подходящего в глаза не бросилось. Зато бросилась лампа, все также висящая у двери и подсвечивающая его для стрелка сверху.

«Вот тупень», - обругал себя барон и, открыв окошко лампы, задул фитиль. Сразу стало темнее, свет второй лампы сюда практически не доставал. – «Отлично, попробуем еще раз».

Для второго раза капитан достал одну из трех оставшихся единиц карманной артиллерии. Бросать снизу вверх – дело, мягко говоря, малоприятное, поэтому пришлось осторожничать.

Он переложил пистолет в левую руку, отогнул у чеки усики и стал очень тихо, стараясь не издать ни одного звука подниматься вверх, прижимаясь спиной к скрывающей его стене.

Шаг, еще шаг. Широкий размах – с надеждой на то, что невидимый стрелок не попадет в кидающую руку – и граната улетает в темноту.

Наверху, судя по голосам, не поняли, что им прилетело. Вернее, поняли только спустя четыре секунды, когда граната рванула, глуша и раня осколками всех вокруг. Не теряя темп, капитан преодолел оставшийся десяток ступенек и оказался на первом этаже.

Крики, хрипы, стоны – здесь его ждал целый десяток человек, вернее теперь уже меньше. На ногах остались всего трое и те, судя по всему, пребывали в прострации, они, собственно первыми по пуле и получили. Хлопок. Еще хлопок. Серов мысленно отсчитывал потраченные патроны. С собой у него было два магазина по двадцать патронов – просто больше не было в этом мире – поэтому совсем уж расточительно тратить их не стоило.

«Восемь», - последнему пулю в лоб Серов пустил тому самому рыжему бородачу. Причем сделал это не без удовольствия.

- Поднимайтесь, здесь чисто, - позвал капитан бывших пленников.

Дальнейший прорыв капитан помнил смутно, благо вооруженных противников после уничтожения основной группы было не много, а всем остальным было явно не до того. В доме разгорался пожар – было бы странно, если бы Ариен чего-нибудь не поджег. В темноте и дыму оказалось не так просто найти выход – тут сработало врожденное чувство направления и капитан, поблуждав чуть-чуть смог сориентироваться и покинуть здание.

Последние метры через парк барон одолел можно сказать на морально волевых. Слишком много приключений для одного дня – последняя рана от стрелы хоть и была, по сути, царапиной, но, как и любая рана на лице, отчаянно кровила, заливая щеку, шею и плечо красной жидкостью. Организм не выдержал и сказал «до свидания»

Пришел в себя Серов уже на постоялом дворе. Раздетый, перевязанный и уложенный на кровать. Пришел в себя от жажды – верный признак большой потери крови.

- Долго я был в отключке? – Барон опустошил пару кружек, после чего осмотрелся по сторонам: возле кровати сидела жена, а за окном вовсю светило солнце. В комнате было весьма душно, в воздухе ощущался запах каких-то благовоний или похожей дряни; капитан никак не мог понять нелюбви местных к свежему воздуху, но переделать всех под себя не представлялось возможным.

- Уже почти полдень.

- Нормально, я думал - дольше. – Барон попытался встать, но организм был против: комната мгновенно поплыла перед глазами, заставив раненного упасть обратно на подушки.

- Лежи, ты потерял много крови, - Мариетта приложила к его лбу смоченную чем-то прохладным ткань. Стало чуть легче. – Я хотела сказать тебе спасибо. Далеко не каждый решился бы на такое, я это очень ценю.

Серов не стал говорить, что сунулся в логово плохишей скорее из-за ребенка, чем из-за девушки - к самой Мариетте он все еще испытывал смешанные чувства. Но он не был самоубийцей и вместо этого просто попросил:

- Открой, пожалуйста, окно.

Пока баронесса боролась с задвижкой на раме, в комнату без стука вломился как всегда шумный огневик. Маг был явно в хорошем настроении, как будто успел накатить с утра.

- О! Капитан, ты снова с нами, отлично! – Ариен сходу плюхнулся на освободившийся мгновением раньше стул. – Сейчас мы тебя подлатаем! Будешь как огурчик – зеленый и в пупырышках!

Немногим раньше на огородике около замка поспел первый урожай этого традиционного для Александра овоща. Легкий, освежающий вкус продуктовой новинки мгновенно пришелся по душе буквально всем обитателям замка, ну а присказка про «зеленого и в пупырышках», однажды мимоходом оброненная бароном, мгновенно стала народным достоянием.

- Ты чего такой веселый? Пить с утра – верный признак алкоголизма, - открыв один глаз, подколол друга Серов.

- Никакого алкоголя! – И уже спокойным тоном, - выложился вчера по полной, так что приполз сюда и отрубился. А когда проснулся – пополнил резерв из одного из хранилищ, немного перестарался, вот и плющит. Ничего, щас тебе солью часть, полегчает. И тебе тоже, кстати. Не шевелись.

Маг положил правую руку на лоб, а левую куда-то в район солнечного сплетения и сосредоточенно замолчал. Мгновением позже Александр почувствовал, как по телу проходит освежающая волна, смывая боль и усталость. Из головы ушла «ватность», комната перестала крутиться вокруг своей оси, захотелось есть.

- А говорил, лечить не умеешь, - капитан удивленно прислушался к ощущениям.

- Так я в тебя сейчас знаешь сколько слил? Примерно в полтора раза больше, чем весь мой резерв размера прошлой осени, - Ариен явно был доволен похвалой и конечно возможностью похвастаться своим прогрессом, - кроме того, я и не лечил – рана на боку не затянулась, так что аккуратнее. Просто подпитал организм энергией, ну а дальше – как-нибудь сам.

Еще спустя час Серов сидел внизу и поглощал завтрак – по-другому этот процесс назвать нельзя. Подстегнутый магией организм срочно нуждался в строительном материале.

Праздник живота был прерван самым неприятнейшим образом: в зал ввалилось десяток настроенных весьма недружелюбно солдат, во главе с уже знакомым Серову начальником городской стражи.

- Доброе утро, барон, - кивнул сэр Нимрой, - вернее, судя по всему, не очень доброе.

- А как по мне, так вполне ничего, - Серов уже понял к чему все идет, но считал свои позиции достаточно крепкими.

- Боюсь не могу разделить вашего оптимизма, - покачал головой рыцарь. - Этой ночью было совершено нападение на дом советника Эбердина, здание сильно пострадало от магии и огня, убито больше десяти человек в том числе сам хозяин дома. Вам что-нибудь известно об этом?

- Ах какая неприятность, - барон ухватил кружку с пивом и сделал большой глоток, - кто же мог такое сделать?

- Бросьте барон, вас опознали, - сэр Нимрой видя, что клиент не настроен сдаваться, бросил валять дурака и зашел с козырей, - сегодня утром городской совет постановил арестовать барона Серов для проведения дознания. Я прошу не сопротивляться - снаружи четыре десятка стражников. Давайте не будем доводить дело до кровопролития.

Александр на секунду задумался. Смысла давать страже бой действительно не было. Ну перебьют они всех, прорваться же за стены все равно не удастся. Был бы он один еще можно было бы попробовать, но всем табором - безнадежно. С другой стороны и сдаваться просто так - дело мягко говоря неблагодарное. Стоило попробовать разыграть те козыри, которые были на руках барона.

- Хорошо, - Серов принял решение и поднялся из-за стола, - я согласен поучаствовать в дознании. Можете отпустить людей, я даю слово, что не попытаюсь убежать. Сейчас отдам несколько распоряжений и отправимся.

На лице начальника стражи на мгновение отразилась внутренняя борьба, однако слово дворянина в этом мире все еще имело некую ценность - пусть и не такую как себе представляют любители рыцарских романов - поэтому он просто кивнул и отпустил своих бойцов.

Барон поднялся к себе в номер, перекинулся парой слов с Мариеттой, попросил позвать мага, и вчерашних пленников, которые ночевали тут же на постоялом дворе. Нужно было по быстрому согласовать позиции, раз уж им дали такую возможность. Собственно, единственное, о чем Александр попросил по возможности не упоминать — это факт присутствия эльфа в доме советника. Не стоит обострять конфликт, когда ты к этому не готов. Ну и про огнестрельное оружие барон попросил по возможности не упоминать. Перекинулся несколькими словами с магом и Динаем, быстро объяснил им, что он хочет сделать и отправил выполнять. Все, ставки сделаны, ставок больше нет. Теперь нужно было немного потянуть время.

Для этого он еще немного послонялся по постоялому двору, имитируя бурную деятельность, причем старался почаще попадаться сидящему в обеденном зале рыцарю на глаза, чтобы тот не подумал, что Серов собирается сбежать. Выиграв таким образом где-то час времени, барон в наконец дал знать начальнику стражи о том, что готов отправляться в застенки.

- Вы пешком? – Конечно Серов знал, что рыцарь пришел во главе отряда пешком, - ну и отлично. Прогуляемся – погода сегодня отличная.

Можно было спокойно проехать верхом, благо и лошади на постоялом дворе были с избытком, однако лишние пятнадцать-двадцать минут на подготовку, они зачастую совсем не лишние.

Неспешно перекидываясь фразами о погоде пара мужчин шла по улице. Погода действительно была прекрасной – на небо набежали тучки, скрывая землю от палящих солнечных лучей, а северный ветер принес неожиданную свежесть. В воздухе пахло приближением грозы. Начальник стражи пребывал в чудеснейшем настроении – он планировал чуть ли не войсковую операцию, а все прошло неожиданно мирно.

На площади перед ратушей оказалось неожиданно многолюдно. За спинами людей было не разглядеть, но выглядело так, как будто бродячий цирк давал представление: играла немудреная музыка, то и дело слышались голоса, хохот. Откуда-то из глубин толпы ввысь взмыла здоровая огненная птица и, разбрасывая во все стороны искры, принялась выделывать различные фигуры высшего пилотажа. Толпа одобрительно загудела – несмотря на то, что наличие в мире магии было в общем-то обычным делом, рядовой горожанин сталкивался с ее проявлениями сильно не каждый день. А уж с такими красочными так вообще – исключительно редко.

Серов бросил короткий взгляд на своего конвоира – тот совсем недобро рассматривал собравшуюся толпу. Ну конечно, как же так он начальник стражи не знает, что творится у него в городе, непорядок!

Барон усмехнулся. Пока все шло как надо.

- Прошу прощения, сэр Нимрой, однако у меня тут небольшое дело появилось, - Серов уверено направился в сторону собравшихся людей, рыцарь двинул за ним. – Как и обещал я убегать не собираюсь, буду тут на площади, скоро можем продолжить наш путь.

Барон подобно ледоколу протиснулся в центр человеческого круга. Тут стояла пара телег, на которых сидели музыканты и чуть дальше – закрытый возок. Конечно же тут обнаружился Ариен – кто еще мог развлекать народ огненными шутихами. Александр кивнул магу и одним движением взлетел на импровизированную трибуну.

«Ну просто Ленин», - мелькнула забавная мысль, - «только труба пониже, дым пожиже. Не дорос еще до броневика».

- Граждане города Берсонзон! – Это было первое публичное выступление барона в качестве политика, поэтому он немного нервничал. – Я барон Серов! Хочу обратиться к вам и поведать историю, которая приключилась со мной в вашем отличном городе.

Капитан, не особо вдаваясь в подробности рассказал о попытке его убить о похищении жены, о том, как ее спас рискуя жизнью. На этом моменте на телегу подсадили баронессу, и она парой слов подтвердила правдивость всего вышеизложенного.

Толпа меж тем росла, подходили все новые люди – в конце концов, не часто феодал развлекает толпу. Также барон краем глаза начал замечать появление групп стражников по краям площади. Серов старался в первую очередь задеть чувства людей, упирая на борьбу за все хорошее против всего плохого, благо таких выступлений в своей жизни наслушался куда больше, чем ему хотелось.

Но апофеозом всего представления стало появление на «сцене» двух пленников, которым не посчастливилось провести в плену мертвого уже киднеппера существенно больше, чем несколько часов. Конечно же, по городу ходили слухи о пропаже Зорина, однако с советником Эбердином их никто не связывал. Ну а история покалеченного гнома которого пытали чтобы вскрыть коммерческие тайны коротышек и вовсе произвела эффект разорвавшейся бомбы.

Бородатые хоть и не славятся своей мстительностью как эльфы, но чего у них не отнять так это сплоченности, которой ушастым всегда не хватало. Так любой гном знает и общается со всеми своими многочисленными родственниками до седьмого колена, и в случае какого-нибудь конфликта весь такой род, насчитывающий порой сотни гномов, встанет на защиту своего родича.

С практической точки зрения, для Берсонзона новость о том, что тут не любят подгорный народ вполне могла обернуться двукратным повышением цены на металлическую продукцию, оружие, ювелиру, последствия чего ощутил бы на себе каждый горожанин. Поэтому возмущение простого люда было вызвано не только и не столько сочувствием к ближнему – с этим у людей всегда были проблемы – сколько личными, можно сказать шкурными интересами.

Тем временем стражников становилось все больше, они начали потихоньку окружать толпу, причем вид имели совершенно не добрый при этом. Понимая, что еще немного и может полыхнуть Серов решил не доводить противостояние до точки не возврата, когда городской совет просто не сможет не применить к нему тяжелые санкции.

Вместо этого он опять взял слово и обратился к людям:

- Смотрите, люди! Эти стражники пришли меня арестовывать, несмотря на то что я не сделал ничего плохого – лишь защищал свою жизнь и жизнь своей семьи. Но я не буду сопротивляться! Я отдаю себя на суд и верю в справедливость отцов города. Ведь не могут же наказать ни в чем не повинного человека!

«Ну да, ну да. Как же», - внутренне улыбнулся барон, оставаясь, впрочем, внешне предельно серьезным.

В итоге политическое выступление – возможно первое в истории Берсонзона, хотя это не точно – закончилось театральным схождением стоящего до того на возвышении Серова «в народ» и отдачей себя в руки стражникам.

«Не плохо получилось», - думал барон, вглядываясь в рассерженные лица людей пока ему на руки надевали кандалы. – «Постепенное нарастание напряжения и катарсис в виде принесения себя в жертву. Неплохо для импровизации».

А вот стража явно с толпой работать была не готова – ощущая общий негативный к себе настрой, муниципальные бойцы не стеснялись раздавать тумаки направо и налево, чтобы пробиться сквозь окруживших их людей. При этом на площади собралось человек пятьсот, а стражи было всего около семи десятков, и кто знает, чем бы все закончилось, пролейся на брусчатку хоть капля крови.

Вот только такой исход Александру был совсем не нужен – кто победит неизвестно, - скорее стража, конечно, - но он проиграет при любом исходе. Либо в сутолочи прирежут, либо потом повесят к чертям как подстрекателя к бунту. Ну а верить в то, что вот так сходу пришедшему «с улицы» левому барону удастся сотворить переворот, это надо быть большим оптимистом. В жизни такого, конечно, не бывает.

Вот почему Серов поднял кверху руки и закричал обступившей их толпе:

- Не нужно кровопролития! Я верю в суд, справедливый и честный. Добрые люди, приходите к ратуше поддержите меня! Мне очень важно знать, что в этом городе есть порядочные граждане, которые видят, где добро, а где зло!

Ну и прочую ахинею в таком духе. Кто-то в толпе подхватил кличь «к ратуше», и вся толпа в едином порыве устремилась в нужную сторону, благо идти было совсем близко. В итоге, Серова с конвоем в местный городской центр практически внесли. Тут, нужно отметить, оперативно сработала стража, охраняющая административное здание, которая вовремя отсекла человеческий поток и не позволила протестующим ворваться внутрь.

Немного придя в себя и поняв, что прямо тут их линчевать не станут стражники повели барона в главный в городе Зал Совета. Ощущения от попадания на другую сторону – он, будучи «государевым человек» всю дорогу находился в стане тех, кто ловит и судит – были, мягко говоря, не очень приятными.

Зал представлял собой не очень большую комнату с расставленными по кругу столами, за которыми сидели совершенно разные на вид люди. Некоторые смотрели со злостью, а некоторые с сочувствием – всего девять человек.

«Плохо», - мелькнула у капитана мысль, - «я рассчитывал на восемь. Значит мертвого советника успели заменить, и вряд ли этот голос будет в мою пользу».

Дальше Александра вывели в центр и принялись задавать вопросы. Здесь блеснуть красноречием уже не получилось. Проясняли факты – напал/не напал, убил/не убил – про мотивы и прочие чувства барона так и не спросили. На попытку Серова возмутиться и начать качать права – мол как так, меня же обдели, и я имел право… Один из советников просто кивнул стражнику, исполняющему роль такого себе судебного пристава, после чего тот без разговоров засадил капитану в печень, оборвав таким образом поток его словоизлияний.

Достаточно быстро стало понятно, что все эти пляски с выступлением перед толпой и нагнетанием общественного мнения никого в этом зале не впечатлили. К сожалению для обвиняемого, время, когда общественное мнение будет иметь значение, наступит в этом мире еще явно не скоро.

В итоге у барона сложилось понимание момента, причем было оно далеко от приятного. То, что советник Эбердин зарвался и был редкостной скотиной по любым меркам, с этим никто не спорил. Как и не спорили с тем, что похищением Зорина и Дрора, он себе вполне на вышку заработал. Вот только барон Серов, вломившись к нему в дом и перебив кучу народа в глазах местных сильно «превысил пределы самообороны». Ну, то есть он должен был обратиться в стражу, та поставила бы вопрос перед советом, а совет бы уже решил, что с этим всем делать. А так получается, что капитан как бы посягнул на их власть карать и миловать, что, понятное дело, местным олигархам абсолютно не понравилось.

- Уведите барона, мы будем совещаться. - На этом «открытая часть заседания» закончилась. Александра подхватили под белы ручки и вежливо, но настойчиво отконвоировали в небольшую комнату по соседству. Четыре квадратных метра: топчан, стол, маленькое зарешеченное окно. Такое себе СИЗО средневековья, спасибо хоть цепями к стене не приковали.

Делать было абсолютно нечего, поэтому капитан улегся на постель и принялся ждать. Сам не заметил, как заснул, организм во всей этой кутерьме решил использовать представившуюся ему свободную минутку с пользой.

Проснулся барон от звука открывающейся двери, судя по тому, что в камере царил полумрак, совещались олигархи долго, что было скорее хорошим знаком, чем наоборот. Решение о высшей мере социальной защиты, приняли бы быстрее.

В проеме показалась знакомая фигура советника Шаупра.

- Отдыхаете, барон? У вас видимо крепкие нервы.

- Не вижу причин волноваться, - конечно же показывать свои настоящие чувства Александр не собирался.

- А зря, разрешите? – Советник указал рукой на топчан.

- Конечно, чувствуйте себя как дома, - почему-то, когда жизнь человека висит на волоске, его часто пробивает на глупые шутки, Такие вот выверты психологии висельников.

- Ну уж нет, - оценил подколку советник, - у меня дома поуютнее будет.

- Вы будете удивлены, но у меня тоже.

- Ладно, - снова серьёзным тоном продолжил гость, - ситуация сложилась сейчас так. Из восьми человек в совете четверо за то, чтобы вас барон казнить: это сын советника Эбердина, их союзники и просто те, кому не нравится, что в городе устраивают беспорядки всякие залетные феодалы. Четверо против – это те, которые ориентируются на торговлю с гномами, отец похищенного мальчика и представитель магов. И один еще не определился.

Серов быстро прикинул расклад и сделал правильные выводы.

- И судя по тому, что именно вы, советник, зашли ко мне в гости, золотая акция у вас в руках.

- Золотая акция, - не понял Шаупр. Потом покатал выражение на языке и поняв, что барон имеет ввиду, кивнул. – Да, мой голос решающий.

- Мне казалось, что вы с Эбердином не были большими друзьями и его смерть должна была вас порадовать, - нельзя не признать, что Александр был удивлен. Ему казалось, что именно двое этих олигархов друг друга терпеть не могли и голос Шаупра был у него в кармане.

- Рауф был редкостной, между нами говоря, сволочью, однако в плане деловых отношений мы никак не пересекались, - советник пожал плечами, - не вижу для себя выгоды ни в том, чтобы портить отношения с его наследником ни в том, чтобы пинать труп врага. Ни то ни другое не приносит прибылей.

- А что приносит? - Серов начал догадываться, что его сейчас будут пытаться развести на деньги. Вопросов нет, переговорная позиция у оппонента была сильной дальше некуда.

- Очень хороший вопрос, господин барон, правильный, - разговоры о прибыли явно поднимали советнику настроение. – Например поставки крепкого алкоголя, говорят, приносят хороший доход. Особенно если он хорошего качества и при этом по доступной цене.

- Таааак?

- Ну в общем не буду ходить вокруг да около. Я отдам свой голос за помилование в обмен на оборудование и технологию. Очень просто. Сегодня вы отдаете распоряжение, три-четыре дня пути в обе стороны с запасом, день на установку здесь и день на производство пробной партии. Через шесть дней вы свободны.

Капитан с удивлением посмотрел на собеседника: он совсем не ожидал такого наглого наезда в стиле девяностых. Не поделиться – к этому он был морально готов – а отдать все и еще спасибо сказать, что отпустили.

- Я могу подумать?

- Да, конечно, - Шаупр улыбнулся, - однако темнеет, и я хотел бы решить этот вопрос сегодня.

На минуту в комнате повисла тишина, барон думал, советник его не торопил. Он чувствовал себя хозяином положения.

- А вы не боитесь, советник, наживать себе такого явного врага? – Вопрос был совершенно глупым, и умом капитан это понимал, но сдержаться не сумел.

- Барон, барон, - улыбка советника приобрела отчетливо брезгливый окрас, - вы мелкие феодалы, видите свой мир очень ограниченно. Вас в округе как тараканов, и каждый год появляются новые, а старые исчезают сами по себе. Вы копошитесь в своем дерьме, неспособные поднять голову и осмотреться. Я пережил уже не один десяток барончиков, и переживу еще. Не думаете же вы, что меня может напугать ваша карманная армия. Сколько у вас там человек? Пять десятков, шесть? Семь? Это даже не смешно.

«Ага, а вот домашнее задание советник выполнил на два», - Серова изобличительная речь олигарха, которого неожиданно понесло, совсем не впечатлила. – «Видимо, пришлось импровизировать на ходу».

Советник меж тем продолжал:

- Или вы думаете, что вооруженные силы города действительно ограничены только сотней городской стражи, и вы, собрав пару друзей, сможете быстро восстановить справедливость? Тогда вы еще глупее, чем выглядите.

«А вот сейчас обидно было».

- Сотня эта занимается всего лишь охранными делами. В случае войны каждый из нас, заседающий в городском совете, выставит еще столько же. Каждому из нас принадлежат деревни вокруг Берсонзона и не нужно думать, что тут живет шесть тысяч и все. Это совсем не ваш уровень – копошитесь там, воюйте между собой, а попробуете раскрыть пасть на город – все закончится очень быстро. То, что вы ночью вломились в Эбердину и нашли там не полный десяток бойцов, это вам просто повезло, Рауф всегда отличался наплевательским отношением к своей безопасности. А я на этот вопрос смотрю совсем по-другому. Да что там говорить: если город объявит, что не будет торговать с вашими соседями, пока они не соберутся вместе и не вздернут вас, на ближайшем дереве, как вы думаете, сколько вы протяните.

Шаупр перевел дух и резюмировал уже спокойно:

- Так что нет, не боюсь, если нужно я раздавлю любого барона в округе одним движением пальца. А ваше время вышло. Да или нет?

- Да, - смысла говорить «нет» не было никакого. Умереть он всегда успеет.

- Ну и отлично, ну и ладушки. Пойдемте тогда. Там у входа в ратушу ваши друзья стоят, с ними и переговорите. Быстрее решим наши дела – быстрее отправитесь на свободу с чистой совестью.

«Ну, сука!», - капитан как мог держал лицо, но внутри у него бурлило. Казалось, еще немного и его просто разорвет от злости.

На улице его действительно ждали – Ариен, Динай и сэр Гурдион. Никакой толпы, поддерживающей «узника совести» тут уже, конечно, не было.

- Прошу вас, барон, отдавайте распоряжения, - советник приглашающе махнул рукой, - а я постою и послушаю. Чтобы всякие неожиданности исключить.

Маг посмотрел на Александра удивленно – видимо о заключенной сделке ему не говорили. Серов на секунду замялся, не зная, как сказать, что его только что хорошенько отымели. Видя его нерешительность, советник покровительственно положил руку капитану на плече и добавил:

- Ну же, барон, давайте, первый раз всегда тяжело, потом будет легче, - он развлекался как мог.

Этого Серов уже не выдержал, у каждого человека есть рамки, за которые лучше не переступать и сейчас случилось именно это. Он резким движением скинул с плеча ненавистную руку и повернувшись в Ариену начал отдавать команды.

- Возьмешь все деньги, все золото, Мариетта покажет, где, она знает, и наймешь на все деньги отряд. На короткий найм получится нанять много – может тысячу человек, может больше. Магов можно, с Элеем посоветуетесь и решите. Возьмешь всех, кто у меня есть все три сотни. Потом кинь клич среди окрестных баронов, они когда увидят размер отряда обязательно захотят поучаствовать. Кроме того, мне думается, - капитан бросил взгляд на советника, тот уже понял, что все пошло не так, но еще не успел сообразить, что нужно делать. – Что, судя по манере вести дела, очень многие захотят присоединиться, скажем так, по велению души и за долю в добыче. В общем соберете всех, кого сможете, на все деньги, а потом я хочу, чтобы вы сожгли этот сраный городишко и вырезали всех жителей. А вот этого ублюдка и всю его семью посадить на кол, чтобы умирали долго. Понятно? Кивни если понятно.

Ариен ошарашено кивнул, такого исхода он точно не ожидал. Собственно, и сам капитан от себя такого не ожидал: о всегда думал о себе как о прагматике, но в данном случае жгучая злость оказалась сильнее.

- Мариетта на тебе, позаботишься о ней. Валите отсюда быстро, пока этот не очнулся, - капитан развернулся и несмотря на то, что руки у него все еще были скованны, хорошим ударом отправил удивленно взирающего на это действо советника в нокаут. Просто нужно было выиграть немного времени, чтобы друзья успели свалить из резко ставшего негостеприимным города.

Сразу набежали стражники, стоявшие до того поодаль, отвесили капитану пару тумаков, скрутили и отвели обратно в камеру. Серов в общем-то и не сопротивлялся. На душе неожиданно наступила небывалая доселе легкость. Жребий бы брошен, переиграть что-то было уже невозможно, а значит и переживать смысла не было.

«А может именно это имеют ввиду самураи, когда говорят, что из всех дорог нужно выбирать ту, которая ведет к смерти. Действительно, если у них все время на душе такой покой, может оно того и стоит».

Барон долго сидел в темноте и смотрел в стенку, в голове, как и в сердце было совершенно пусто. Так он и заснул.

Глава 8

Капитан проснулся от лязга отпирающегося засова. Сквозь решетку пробивались первые лучи солнца, освещая его обиталище и сообщающие о наступлении нового дня. Дверь открылась, на пороге показалась пара стражников, которые молча показали Серову двигаться за ними. Кормить завтраком приговорённых к смерти тут видимо было не принято.

Далеко идти не пришлось, конвой опять привел его в зал совета. Состав участников с прошлого вечера абсолютно не поменялся, лишь только советник Шаупр радовал взор капитана смачным синяком под левым глазом: то ли не было под рукой мага способного убрать это непотребство, то ли решил сэкономить.

Долго рассматривать собравшихся капитану не дали – не за тем его сюда привели. Один из советников – видимо председательствующий в совете, и незнакомый Александру – взял слово и принялся зачитывать приговор.

«Надо же как тут к процессуальной части трепетно относятся. Нет бы чик-чик и готово», - на самом деле он уже не был настолько уверен в своем выборе, как это было прошлым вечером. Эмоции поулеглись, адреналинчик из крови ушел, и пришло понимание, что он все еще хочет жить, и с гораздо большим удовольствием он уступит возможность взойти на эшафот своим врагам чем сделает это сам.

- Таким образом, за все вышеперечисленное барон Серов приговаривается городским советом Берсонзона к смертной казни путем усекновения головы. У вас есть что сказать суду?

- Конечно! – Серов еще раз бросил взгляд на светящего фингалом советника. – Вероятно суд не располагает всей информацией, а потому не может принять адекватного ситуации решения. Большим объемом информации обладает господин Шаупр, о чем весьма красноречиво говорит синяк у него под глазом. Не хочет ли уважаемый советник поведать нам при каких обстоятельствах он приобрел сие украшение?

Все присутствующие в зале с интересом повернули голову в соответствующую сторону и только сам обладатель фингала, сделал вид, что не понимает, о чем идет речь.

- Видимо он стесняется. Давайте я расскажу. Это я вчера вечером отправил господина советника в беспамятство, чтобы мои друзья успели покинуть город и им никто не смог помешать, а судя по тому, что я сейчас в этой комнате один, им это удалось.

- Почему же кто-то должен был помешать вашим, хм… друзьям? К ним у города претензий нет, - заинтересовался председательствующий.

- О! Вот это самое интересное! – Капитан по-быстрому пересказал городскому совету все что произошло с ним прошлым вечером: попытку шантажа, его согласие и главное – чем все это в итоге закончилось. – Так что мне очень странно, что советник Шаупр еще на рассказал присутствующим о том, что город самое время готовить в обороне. Понятное дело, что быстро армия не соберется, но дней через двадцать – вполне. Мне, конечно, тяжело вот так подсчитать, какова будет ее численность, но тысячи на полторы бойцов я рассчитываю. Ну и плюс маги, опять же.

- Маги? – Подал голос представитель магической гильдии города.

- Мой друг Ариен, - Серов решил немного преувеличить, - вы его могли видеть на площади, он развлекал народ огненными шутихами. Так вот он мастер огня, ну и его ученики тоже вероятно в стороне не останутся.

По залу пробежала волна шепотков – припрутся под стены полторы тысячи обещанных бойцов или нет, это еще бабушка надвое сказала, а мастер огневик вот он, в наличии – красный кушак вчера на площади видели многие. Ну а боевой маг, еще и такой заточенной на разрушение стихии, это как не крути – серьезно.

- Ну и стража ваша, - продолжал подливать масла в огонь капитан, - ну скажем меня она совсем не впечатлила. Мои ребята таких пентюхов порвут и не заметят, если уж вторжение монстров смогли остановить, то…

- Монстров… - еще один незнакомый капитану магнат задумчиво повторил слово, - постойте, я что-то такое слышал. Это вы тот барон, который перебил кучу этих тварей, которая весной из-за Границы вылезла? До меня доходили слухи, что у вас какие-то необыкновенные стрелки в войске и что вы чужой замок, оставшийся без хозяина, захватили.

- Да, - Серов шутливо поклонился, - не буду скромничать, стрелки у меня действительно отличные. И судя по тому, что мои люди успели покинуть Берсозон, их скоро станет еще больше – я сюда как раз для закупки кое каких частей у гномов и приезжал.

Капитан оглядел присутствующих – два человека смотрели на него с лютой ненавистью, это понятно, враги, в число которых несколько неожиданно попал симпатичный ранее советник Шаупр, своего решения не изменят. Остальные семеро выглядели несколько растеряно: еще недавно принятое решение, казавшееся в общем-то проходным, резко заиграло новыми красками. Нужно было дожимать, и Серов пошел уже на совсем отчаянный блеф.

- Так что, господа? Давайте не затягивать может? Сегодня, как мне кажется – отличный день чтобы лишиться головы. Я надеюсь, у вас хороший палач, а то лишаться головы от руки какого-нибудь недотепы – как-то не солидно.

- Без сомнения, господин барон, - смутить таким предложением председательствующего не удалось, - отправляйтесь в камеру, вас казнят сегодня на закате.

***

Едва за уведенным бароном закрылась дверь в Зале поднялся невообразимый гвалт, каждому было что сказать по сути обсуждаемой проблемы и только присутствие приговоренного к казни заставляло держать марку. Это на публике члены городского совета были степенными и умудренными опытом людьми, между собой же они зачастую спорили до хрипоты, порой не стесняясь пускать в ход аргументы и поувесистей. Потому-то фингал по глазом советника Шаупра по началу и не привлек общего внимания: мало ли с кем он во мнениях не сошелся, бывает.

- Господа! Господа! Давайте конструктивно. – Председательствующий прихлопнул по столу, обращая на себя всеобщее внимание. – Есть желание сказать что-то конструктивное?

- Я бы хотел пару слов вставить, пока мы не скатились в банальную перебранку, - представитель магической гильдии занимал в совете особое место. С одной стороны, за магами не было десятков бойцов и обширных торговых интересов, с которых кормились остальные присутствующие. Да и гильдией магическое сообщество можно было назвать с большой натяжкой. Правильнее было сравнить эту организацию с земной адвокатурой. Без жесткой иерархии объединение профессионалов для отстаивания своих интересов. С другой стороны, без любого другого члена совета город прожить мог бы, а вот если не станет магов, то все рухнет. Банально – без почты статус населенного пункта мгновенно упадет до уровня большого села, поэтому, а еще потому что маги нечасто лезли в политику, ограничиваясь по большей мере только непосредственно касающихся их вопросами, с ними старались лишний раз не спорить. Ну и еще потому, что маг мог убить каждого из присутствующих, о чем конечно же все помнили. – Мастер огня — это серьезно. Напоминаю, что среди нас боевиков нет, конечно же при случае можем внести определенный вклад с оборону города, но сравнивать боевика и ремесленника по потенциальной разрушительной мощи – не корректно. Это я проговариваю, чтобы у вас вот эти мысли о том, что мы с этим огневиком легко справимся, выбить из головы. Справимся, да. Вот только я не понимаю, почему мы должны рисковать за чьи-то шкурные интересы. Может объясните нам, советник Шаупр?

- Вопрос не в моих интересах, а в безопасности города, - пытался парировать советник. – Если каждый окрестный феодал сможет навязывать нам свою волю, мы быстро потеряем самостоятельность.

- И поэтому ты, скотина, решил подзаработать, а разгребать теперь нам всем? – Вставил кто-то реплику.

- Как вообще так получилось, что человек, который мог бы стать другом города, стал его врагом? Он спас моего сына, из лап этого урода…

- Я не позволю так говорить о моем покойном отце, - взлетел на ноги молодой советник Эбердин.

- А с тобой мы еще разберемся, думаешь, со его смертью все для вас закончилось? Хрена с два!

Перепалка, обильно сдобренная взаимными оскорблениями, а порой и попытками перейти к более конкретному выяснению отношений затянулась на несколько часов. Каждому из присутствующих было что вспомнить своему ближнему, благо за многие годы разных обид и конфликтов насобиралось – хоть отбавляй. В итоге решили провести еще одно голосование с учетом нововыявленных обстоятельств. В этот раз голоса разделились по-другому: шесть-три против смертной казни.

- Я понял, - Алекс Шаупр хоть и остался в меньшинстве, не смутился и сразу перешел в контрнаступление, - большинство против казни. Но я, надеюсь, что просто так мы его не отпустим? Это однозначно будет воспринято всеми окружающими баронами как слабость! Нельзя позволить этим феодальчикам думать, что они могут навязывать нам свою волю!

С этим мнением все уже согласились и принялись обсуждать, как бы так наказать шустрого барона, чтобы и выгоду свою получить и врага не нажить и лица не потерять.

***

В камере Серов просидел практически весь день. Его так и не покормили, однако бурчащий от негодования живот был в такой ситуации наименьшей из проблем. Затягивающееся ожидание внушало осторожный оптимизм, а излишек свободного времени капитан коротал, прокручивая мысленно возможные варианты побега. То, что казнь назначили на вечер, было в этом деле плюсом: в темноте проще затеряться, хотя он все же надеялся, что до крайностей не дойдет.

И вновь лязг запора на двери возвестил о том, что о нем не забыли и события продолжают развиваться.

- Добрый вечер, господин барон.

- Бывали в моей жизни вечера и добрее, - от вида этих лиц капитана уже тошнило, и он в общем то не видел причин этого скрывать.

- Мы обсудили еще раз ваше дело с учетом той информации, которую вы нам сообщили. Было принять решение, о том, что ваша смертная казнь городу будет не выгодна. Поступило предложение наложить на вас штраф за самоуправство. Штраф в пользу города составит десять корон. Кроме того, мы рассмотрели подробности вашей торговли алкоголем в Берсонзоне и пришли к мнению о необходимости введения городской монополии на оптовую торговлю этим продуктом. Отныне всю вашу продукцию будет выкупать город по твердой цене.

«По твердой? То есть в два раза более низкой? Вот сволочи», с каким-то даже восхищением подумал Серов.

- Что же до ваших конфликтов с советниками Эбердином и Шаупром, совет постановил считать их частным делом, к интересам города не относящимся. Однако же напоминаем о недопустимости противоправных действий в городе и на территории к нему относящейся. Второй раз, возможно, приговор будет не столь мягкий.

На этом эпопея со столь не удачной поездкой в ближайший город и закончилась. Еще буквально через несколько дней Серов уже был дома. Большая война на истребление отменялась.

Александр сидел в своем кабинете и разбирался с документами. Работа, мягко говоря, не слишком интересная, но делать ее все равно нужно. Напротив, с другой стороны стола сидел Реймос и давал пояснения насчет тех или иных хозяйственных действий, нашедших отражение в отчетности.

Положение в целом получалось не очень веселое – баронство стабильно из месяца в месяц работало «в минус», держась на плаву только благодаря личным запасам капитана и добычи, взятой во время боевых действий. Впрочем, последний пункт был нерегулярным и на общую картину влиял мало.

Тут, наверное, стоит остановиться и немного подробнее погрузиться в хозяйственную жизнь баронства, а также рассказать про экономику вольных баронств в целом.

Как и везде - что вообще характерно для средневековья, пускай и магического – местная экономика была построена на сельском хозяйстве. И вообще - основным критерием, определяющим положение человека в обществе, являлось наличие во владении земельного участка. На земле работали смерды той или иной степени зависимости – от свободных арендаторов до, по сути, рабов. И именно на эти деньги, вырученные либо от продажи зерна, либо от собранных налогов, бароны содержали свои замки и дружины.

В среднем, математика была такая – сто крестьян (считая детей, женщин и стариков) позволяли содержать одного бойца. Отсюда и размеры войск местных феодалов в шестьдесят-сто копий.

Вообще территория вольных баронств по своей сути представляла собой такой себе аналог дикого поля, куда бежали смерды из соседних государств. Здесь было много свободной земли, при чем весьма хорошего качества и низкие налоги – попробуй содрать с крестьянина чуть больше, если он в любой момент может сорваться с места и уйти к соседнему феодалу. С другой стороны, регулярно происходили всякие неприятности типа прорыва монстров, мелких войн или магических болезней.

Каждый год весной, стронутые с места тотальным недоеданием, люди отправлялись на юг в поисках лучшей доли, садились в баронствах на землю и гибли от сотни разных причин. Такое вот колесо сансары. С другой стороны – там на севере погибнуть можно было ровно с той же вероятностью – не от монстра так от голода или плети поехавшего от безнаказанности помещика.

У Серова под рукой находилось чуть больше десяти тысяч крестьян, разбросанных по достаточно приличной площади, что при стандартном подходе давало сотню с небольшим бойцов.

В статью «доходы» можно было еще зачесть прибыль от продажи алкоголя – эта строчка особенно радовала барона – которая неспешно, но неуклонно двигалась вверх. Даже история с Берсонзоном мало повлияла на общий доход – спрос пока еще существенно превосходил предложение.

Осенью была «сдана в эксплуатацию» третья очередь спиртового завода. Серов попробовал напрячь все свои знания по этому процессу, прибавить к этому уже какой-никакой местный опыт и состряпал некое подобие ректификационной колонны, которая на выходе дала крепость продукта около девяноста градусов. Сколько нервов и материала на это ушло – страшно представить, ну и, конечно, без помощи Дрора у капитана хрен бы что получилось.

Теперь же местная алкогольная фабрика предлагала алкогольные напитки способные удовлетворить запросы самого искушенного сомелье. В ассортименте была обычная водка, пшеничная, разбавленная из ректификата, виноградный бренди, ржаной виски, а также хит осени, сезонное предложение – кальвадос. Кальвадос, под именем которого скрывался алкоголь из целого набора местных фруктов, получился просто изумительным и привлек внимание купцов не только из окрестных городов, но даже из Игела и герцогства Тавар. К сожалению, мощности завода все еще были совсем не те, и удовлетворить спрос не получилось. Более того, Серов распорядился оставлять по пятой части всего выгнанного алкоголя на выдержку в бочках, рассчитывая еще больше повысить маржинальность предприятия.

Впрочем, и так получалось хорошо. Барон продавал алкоголь оптом в столитровых бочках – ну примерно, с измерениями все еще было проблематично – на открытых аукционах, приходящих раз в пять дней у стен замка. Для приезжих даже построили небольшую таверну, совмещенную с постоялым двором, где останавливались торговые гости и где можно было продегустировать продукцию, прежде чем платить за большой объем. Маленький еврей внутри капитана радовался даже небольшой заработанной копеечке.

Бочка водки (без цены тары) торговалась в среднем за два гроута при себестоимости около пары денье. Чистая водка, имеющая самую низкую цену, пользовалась просто бешенной популярностью и Серов, едва введя в строй третий аппарат, начал потихоньку собирать четвертый. Чуть дороже был виски – двенадцать денье за тот же объем, а бренди – четырнадцать денье. За кальвадос на пике торгов удалось получить по три с половиной гроута, вот только объем был крайне ограничен, поэтому на общую картину он не повлиял.

Еще одним побочным следствием того, что сто процентов продукции стало продаваться «с колес» тут же у стен замка, что называется «на кране», стал разрыв, вернее скорее заморозка, заключенного с городским советом Берсонзона, не выгодного для Серова договора. Теперь барон не торговал напрямую с городом, ну а все попытки запретить уже местным купцам ввозить продукцию «Белого единорога» мгновенно вылились в праздник на улице контрабандистов. Платить специально обученным людям, тихонько переправлявшим бочки за городские стены, оказалось выгоднее чем официальным таможенникам. Впрочем – ничего нового.

А еще к осени, задолжавшись выбрасывать деньги на тару, Серов, проклиная все на свете занялся организацией еще и этого производства – благо необходимые специалисты, способные превратить дерево в не протекающий сосуд не были чем-то совсем уж уникальным. Более того, можно было бы совсем не упоминать историю с бочками, если бы барон не решил в этом деле привнести немного технологий будущего. В бондарском деле он, понятно, не смыслил ни капли, вместо этого он занялся организацией труда, создав с, по сути, с нуля настоящую мануфактуру.

Весь процесс был разбит на десяток простых операций: от заготовки подходящей древесины до вымачивания готовых бочек для уменьшения дальнейших потерь. На каждую операцию был поставлен мастер, которому в качестве дешёвой рабочей силы были приставлены мальчишки, нанятые за небольшую деньгу.

- Что случилось? – Барон, увидевший в окно замка «несанкционированный митинг», вышел разобраться в происходящем. Возле еще по сути не заработавшей бондарской мануфактуры, собранные по всему баронству мастера о чем-то переговаривались на отчётливо повышенных тонах с пытавшимся успокоить их Реймосом. – Что за шум, а драки нету?

В переводе на имперский фраза потеряла изначальную ритмичность, поэтому прозвучала не так хорошо, как в оригинале. Впрочем, никто внимания не обратил – привыкли.

- Ваша милость, - после недолгих переглядок вперед выступил мужик с самой длинной бородой, - мы так не договаривались!

- Вы о чем, - все еще не въехал Серов.

- Мы не договаривались брать учеников! Тем более такое количество! По три-пять человек на каждого! Наше ремесло передается от отца к сыну и учить сторонних людей мы не согласны, ваша милость.

Серов немного удивленно оглядел сначала мастеров, потом толпу чумазых мальчишек, стоящих поодаль, потом опять мастеров.

- Не пойму, где вы видите учеников. Это всего лишь ваши руки. Они будут делать всю простую, трудоемкую и грязную работу, чтобы вы могли делать больше бочек чем раньше. Подай, принеси, подержи и так далее. Учить никого не нужно.

Настала очередь удивляться мастеров – единоличники, привыкшие делать все в одиночку, с трудом осознавали возможность такой работы. С другой стороны – идея скинуть на других самую грязную часть работы им совершенно определенно понравилась.

- Ну тогда, эта… - бородач почесал затылок, - согласны, ваша милость. Прощения просим, недопоняли.

Серов кивнул и не прощаясь пошел обратно в замок, дел было еще – полная кошелка.

«Дурачье», - он на ходу прокручивал разговор, - «пройдет пара лет, и эти пацаны заменят мастеров без потери качества. И при этом уйти работать сами – не смогут, потому что будут знать только часть техпроцесса. Красота».

Следующий раз о бочках Серов вспомнил только тогда, когда увидел отгрузку алкогольной продукции в таре явно сверкающей новизной. Дубовые плашки, из которых была собрана бочка еще не успели потемнеть и радовали глаз красивым слегка золотистым цветом и не ржавыми обручами.

- Чего-то не хватает, - задумчиво пробормотал Серов, глядя как торговцы закатывают деревянные емкости на телеги. – Кран им что ли построить, чтобы не надрывались. Нет не это, что-то другое крутится в голове.

Барон, уйдя глубоко в мысли, несколько раз прищелкнул пальцами.

- Вот оно, точно! Не хватает хорошего брендинга! – Совершенно практическая мысль в итоге потянула за собой то, о чем Александр думал уже полгода и что все время откладывал. А именно – составление своего дворянского герба.

Над этим символом капитан продумал несколько вечеров, переведя на черновики целую стопку бумаги. В итоге он остановился на таком варианте: треугольный варяжский щит, увенчанный баронской короной. На щите в лазурном поле, окаймленном золотом, вставший на дыбы серебряный единорог. В понимании Серова единорог означал силу и чистоту помыслов, а синие и желтые цвета фона были выбраны в честь оставленной далеко за гранью миров родины. Да и просто желтый и синий отлично сочетаются.

После этого на каждой бочке специально откованным штампом выжигалось клеймо в виде вставшего на дыбы единорога: маркетинг – это вам не хухры-мухры.

Последней статьей дохода была продажа земных овощей, но это уже совсем копейки, только чтобы посмотреть, как отреагирует рынок. Большая же часть урожая была собрана и возвращена в семенной фонд. Таких высокоурожайных культур местные еще не видели, все же годы селекции – великая вещь.

Что же отправляется в статью «расходы»? Армия, как-то незаметно выросшая до двухсот пятидесяти человек: сто двадцать арбалетчиков, сотня копейщиков и три десятка конных под командой сэра Гурдиона. По пятьдесят человек числились постоянными гарнизонами обоих замков, кавалерия постоянно патрулировала владения, отлавливая мелкие шайки разбойников и вообще демонстрируя флаг. Ну а все остальные активно занимались боевой подготовкой.

Плюс к расходам нужно добавить содержание самих замков, со всем хозяйством и прислугой, на что тоже уходила часть средств. Группа магов опять же требовала постоянного вложения средств - зарплата нанятым учителям, книги, ингредиенты и прочая магическая муть, в которой Серов не сильно разбирался, но каждый месяц выделял на это часть бюджета. Ну и конечно всякие нерегулярные расходы - оружие, запчасти для арбалетов, то же обучения капитана фехтованию и так далее - которые еще сильнее пробивали дыру в финансах. В общем можно было с уверенностью сказать, что баронство стабильно работало в убыток и капитан бы уже давно разорился если бы не солидный стартовый капитал.

Кроме того, неожиданно пришлось вкладываться в инфраструктуру. Ставший каким-никаким центом торговли замок Серов вызвал оживление на дорогах баронства. Хочешь-не хочешь, а пришлось ладить через мелкие ручьи мостки – так чтобы груженые телеги не застревали, вырубать кустарник и подлесок по обочинам, отсыпать самые разбитые участки песком и щебнем. Вроде мелочи, не деньги дорожное строительство высасывало со скоростью пылесоса.

Понятное дело, что так долго продолжаться не могло. Александр в авральном порядке продолжил прогрессорствование и весь остаток лета посвятил работе над примитивным печатным станком. Да, именно книги Серов посчитал потенциальным золотым дном - громадные цены на этот товар, емкий рынок, а главное - не сложная в общем-то технология, которую капитан был более-менее способен воспроизвести. Почему более-менее? Потому-что и тут постоянно вылезали нюансы. Пришлось долго экспериментировать с составом краски - обычные чернила, которыми тут писали, используя отточенные перья, как оказалось, не подходят для использования в печати.

Проблему изготовления букв взял на себя Дрор, который как-то незаметно пристал к убегающим из Берсонзона людям барона и достаточно быстро стал в замке своим. Даже без одной руки он оказался ценнейшим кадром, может быть, как бы это странно не звучало, в таком виде он оказался еще более полезным. Ведь что случилось бы, если бы бородатый имел количество рук, запланированное природой? Встал бы к горну и пахал бы сам, не подпуская "к станку" криворуких людишек, а скорее – отправился домой на север. Становиться не нужным никому инвалидом в стране мастеров гном посчитал для себя не интересным – нет его бы не бросили и работу какую-никакую нашли, не зря бородачи известны своей сплочённостью – здесь же его знания были весьма востребованы.

Теперь же ему пришлось больше заниматься организацией процесса: из окрестных деревень позвали кузнецов, которые с удовольствием пошли подмастерьями к гному, и теперь не далеко от замка стремительно вырастало металлургическое производство. Понятное дело, производством это считали только местные, по мнению барона несколько хибар из которых постоянно доносится шум и грохот на металлургический комбинат вообще не тянули.

Барон долго прикидывал, какую книгу напечатать первой. Нужно было что-то не очень сложное и при этом востребованное. Он даже думал обратиться к служителям местных религиозных культов – не зря же на земле первыми отпечатанными книгами были всякие Библии и прочие евангелие – однако обилие богов, каждый со своей армией почитателей делали эту задумку не столь привлекательной. Мало того, что со спросом можно не угадать, так еще и поссориться сдуру с другими церквями – спасибо не надо.

В итоге после долгих обсуждений капитан решил остановиться на простом букваре. А что? И самому пользоваться можно – так или иначе поголовье образованных людей в баронстве нужно было увеличивать – и на продажу тоже пойдет. Тут, однако, вылезла другая проблема: общеимперский, хоть и был достаточно старым языком, но одних конкретных кодифицированных правил не имел. Более того, учитывая, что со времени распада Империи прошло уже достаточно много времени, в разных концах континента стали потихоньку складываться свои диалекты и наречия. По сути, происходил процесс известный капитану по земной истории, когда на землях некогда великой Римской империи латынь постепенно мутировала в десяток, составивших в итоге целую группу, романских языков. Впрочем, тут этот процесс шел куда медленнее. Скорее всего из-за того, что великого переселения народов не было и на имперский не оказывалось такого разнообразного давления со всех сторон.

Кто бы мог подумать, что составление букваря вызовет такие ожесточенные споры? Спокойные и уравновешенные люди спорили до хрипоты о том, нужно ли вставлять в книгу ту или иную букву, или она уже давно является атавизмом и на практике не применяется. Серову, как не носителю языка, участвовать в дискуссиях было достаточно сложно. Вложенные ему в голову знания, хоть и позволяли разговаривать, читать и писать, однако глубинного чувства языка на давали.

Капитан долго взирал на лингвистические баталии развернувшиеся в замке – смех смехом, но люди начали создавать коалиции, партии за букву «Ɵ» и против, за надстроечные знаки и те кто считал их паразитным заимствованием из эльфийского – и в итоге не выдержав, волевым решением поставил в них точку.

- Будем печатать такой вариант, - Серов взял в руки лист бумаги и за несколько минут изобразил тот алфавит, который наличествовал в его голове. То есть, по сути, за эталон бралось знание безымянного мага из города Равенхольм, что на юго-востоке государства Игел.

Самое смешное, что именно вот такое решение – в стиле «я тут главный и делать будем так» - всех устроило. Темные времена, дикие нравы.

В качестве «эксперимента» отпечатали невиданный по местным меркам тираж в пятьсот экземпляров, получившейся не очень толстой, книжки. Качество продукта вышло весьма средним – бумага была не самого высокого качества, и над чернилами предстояло еще работать и работать. Отлитые наспех и не идеально отполированные буквы порой давали не до конца четкий оттиск, да и с качеством оклада решили не сильно заморачиваться, чтобы не задирать стоимость получившихся книжек. И все же первый в мире напечатанный букварь произвел фурор! И дело даже не в самой идее букваря – дело-то в общем-то не хитрое – сколько в стандартизации и главное в цене, которая вышла более чем демократической – пять гроутов за штуку.

Партия разлетелась как горячие пирожки, вызвав неожиданно бурную реакцию рынка. В течение осени к Серову через посредников стали поступать предложения напечатать те или иные книги – магические, религиозные и даже порой сборники стихов. Вот только озвученная цена за создание штампов – а в печатном деле именно это самое затратное, дальше же копий можно сделать и сто и тысячу – мгновенно отпугивала потенциальных заказчиков. Конечно, же печатать книги тиражом в сто экземпляров получалось не очень дешево, а мыслить большими объемами – тысячами, десятками тысяч штук, местные еще не научились.

Второй книгой, утвержденной в печать, стала «Рассуждения о жизни и маги» древнего имперского мудреца, мага и философа Робина ан-Гровера, бывшего для местных кем-то типа Платона или Аристотеля. А может обоими в одном флаконе. Это был классический труд, который проходили во всех учебных заведениях и который читал каждый хоть сколько-нибудь образованный человек. Здесь, глядя на предыдущий успех Серов решил замахнуться на планку в тысячу экземпляров, но пока шли только подготовительные работы.

В общем, печатное дело пока находилось в зародышевом состоянии и больше поглощало средства, хоть экономический прогноз и был со всех сторон благоприятный. Неожиданный интерес к печатному делу проявила баронесса, взявшая в итоге процесс в свои нежные руки, чему капитан был очень рад. Наслушавшийся в прошлой жизни историй про разные заскоки беременных женщин он был готов к тому, что придется среди ночи искать клубнику – не факт, что эта ягода вообще тут была – или там, искать, где понюхать рельсы - с рельсами, впрочем, было бы не легче. Однако Мариетта оказалась очень спокойной будущей мамой и казалось увеличивающийся живот никак на ней не сказался.

Книгопечатание потянуло за собой еще одну отрасль, а именно – бумажное производство. Для Серова стало настоящим откровением, что бумагу тут делали изо льна – фактически из старых тряпок – что обуславливало совершенно смешной итоговый объем конечного продукта. Соответственно и цена была не маленькой.

Александр попытался вспомнить, что он знает про бумажное производство в более продвинутом варианте, но с сожалением вынужден был констатировать, что практически ничего. Одного знания о том, что бумагу можно делать из деревьев, тут явно недостаточно. Пришлось урезать осетра и для начала обзавестись производством, основанным на местной технологичной базе и уж потом, хорошенько присмотревшись, пытаться внедрять новинки.

Вообще территория вокруг замка стремительно начала превращаться в небольшой городок, население которого уже перевалило за восемь сотен человек. Кроме дружины, замковой обслуги, работников зарождающихся производств и магической школы, здесь обосновались обрабатывающие семенные огороды крестьяне и даже как-то самозародилась – подобно мышам в грязном белье – пара мелких лавок, торгующих всяким разным. Серов был в приличном шоке, когда к нему на приём напросился худенький плюгавый мужичок, который постоянно кланялся и повторял «ваша милость», «дозвольте» и прочую чепуху. Капитан с огромным трудом смог вычленить смысл из этого потока слов – мужичек просил дозволения на открытие лавки и умолял не задирать налоги. Александр разрешение конечно же дал, а за условиями отправил к Реймосу – пускай его управляющий разбирается.

Понятное дело, что все эти постройки обнести стеной в разумные сроки и за разумные же деньги не представлялось возможным, поэтому приходилось плотно патрулировать округу во избежание всяких эксцессов.

Определенный прогресс к осени показала «магическая школа» под управлением Ариена. Кроме Гинары еще три человека смогли почувствовать в себе магию, а сама девушка выдала первые структурированные магические формы - «искры», как их назвал огневик. Нельзя не отметить, что успехи будущей магички поражали. За буквально полгода она, по словам Ариена, одолела чуть ли не годовую программу средней магической академии. Возможно, им действительно попался редкий талант, а может дело в том, что учитель уделял своей ученице очень много внимания. Во всех смыслах. Серов даже начал подкалывать друга, задавая вопрос, не передается ли талант к магии половым путем. А то можно было бы устроить магическую ферму, назначив огневика в качестве быка производителя.

Как уже упоминалось, будущих магов загружали по полной, заставляя заниматься не только непосредственно профессиональной подготовкой, но и общим образованием и даже начальной военной подготовкой. В общем, Ариен с подачи барона загрузил своих подопечных так, чтобы они были заняты по шестнадцать часов в день, гоняя их без всякой пощады. Группа, кстати, уже выросла до одиннадцати человек: процесс проверки населения баронства на магические способности двигался полным ходом. Более того, новость о том, что в этом замке какой-то, видимо сумасшедший, маг бесплатно проверяет на наличие магического таланта потихоньку начала распространяться за пределы владений Серова, порой привлекая крестьян из соседних баронств. Чему эти самые окрестные бароны, нужно сказать были совсем не рады.

Очень много Серов уделял времени поездкам по находящимся у него под рукой селам. Отчасти создавая репутацию хорошего хозяина, который заботится о своих людях и вникает в проблемы простолюдинов, отчасти действительно пытаясь вникнуть в тонкости средневекового хозяйствования и по возможности улучшить все, до чего дотянутся руки. Понятно, что делал он это не из человеколюбия, а исключительно руководствуясь прагматичными соображениями. С богатых людей и налогов можно взять больше.

Барон поднял усталый взгляд на своего управляющего, за окном уже давно стемнело и они заканчивали работу при свечах.

- И так, выйти в стабильный плюс при той динамике, которая сейчас есть получится в лучшем случае следующей весной. А денег у меня хватит в лучшем случае до Нового Года, что делать?

Реймос устало потер глаза, все это хозяйство, которое на него свалилось существенно выходило за пределы его компетенции и во многом приходилось учиться на ходу. Слишком много разных производств, слишком много новых изобретений, слишком много людей в управлении. Слишком много «слишком много»!

- Попробовать ускорить изготовление книг. Это сразу даст хорошую прибыль. Все остальное и так работает на максимуме возможностей, - обсуждение пошло по третьему кругу, но новые гениальные мысли рождаться не торопились.

- Нет, - покачал головой Александр, - только пятую часть отпечатали. Плюс большинство штампов для литографий еще вообще не отлили. А потом еще переплетать. Быстро там точно не получится. Может деньги, отложенные на ремонт дорог использовать?

Настала пора качать головой Реймосу.

- Осень, и так дороги развезет, а если пустить дело на самотек, то в течение второй половины осени к нам ни один купец по грязи не проедет. Только деньги от продажи алкоголя потеряем.

- Не потеряем, - не согласился барон, - по первому зимнику пройдут и все купят. Перенесётся прибыль на более поздний срок, поработаем месяц на склад – не страшно.

- Забитый склад, излишек продукции уронит цену. Все равно немного потеряем.

В дверь постучали:

- Да!

- Капитан? – Из темноты вынырнула сначала голова Элея, потом и остальная часть. – Хреново выглядишь.

- Иди к демонам, - барон совершенно не был настроен на пикировку. – Чего тебе?

- Хотел спросить нет ли у тебя каких-нибудь планов на ближайшие дни. На меня и парней? Новиков хочу выгулять. Да и старички подзакисли. Хотел взять сотню бойцов и устроить им учебный поход. Пройдемся по границам баронства – крестьянам покажем, что мы их охраняем, соседям, опять же силу продемонстрируем.

- Дружину выгулять… - пробормотал барон себе под нос. – А что это вариант. Можно решить сразу несколько проблем.

На барона недоуменно уставились две пары глаз.

- Готовь не сотню, а всех. Оставь в южном замке два десятка и тут… Ну пусть три. Пойдем повоюем: осень, урожай собран, есть что взять. Самое время.

Интерлюдия 2

Если спросить жителя какого-нибудь северного или западного королевства, что такое Закрытое королевство, то вам обязательно нарисуют совершенно инфернальную картину. Здесь обязательно будут присутствовать монстры размером с замок, драконы, завтракающие девственницами, могучие и конечно же совершенно безумные архимаги, десятками лет занимающиеся бесчеловечными опытами на себе подобных. С чуть меньшей долей вероятности в рассказе упомянут темные культы забытых Богов, демонов и других сущностей из-за грани. Без сомнения вам поведают о великих сокровищах, оставшихся от угасшей династии, невиданной силы магических артефактах, дающих власть и бессмертие. Более того, каждый второй знает человека, которой знает человека, который умудрился поучаствовать в экспедиции на юг и вернулся баснословно богатым человеком.

Если спросить более образованного человека – дворянина или просто преуспевшего в науках – вам расскажут о территории без власти, где действительно сравнительно легко разбогатеть, но еще проще – сложить буйную головушку под ближайшим кустом. Это уже будет ближе к истине.

Если же спросить мага – не подмастерье, а магистра или архимага – то он обязательно поведает об удивительных, растущих только в этом месте растениях и магических животных, части которых используются в разного рода зельях и ритуалах. А еще о старинных книгах, таящих запретные и оттого желанные знания, которые порой удается добыть из столичной библиотеки.

На самом деле Закрытое королевство – это весьма немаленькая территория и соответственно – очень разная в разных местах. В районе столицы – Жангльтона - действительно происходило всякое… Жангльтон был огромным по меркам этого мира городом, на пике его население переваливало за миллион человек. И что самое важное – в нем жило огромное количество магов – преподаватели и студенты столичной академии и других меньших учебных заведений, головное отделение имперской магической гильдии, работники бестиария библиотек и других полумагических учреждений. Маги были в гвардии, в медицине – одни маги, стража, сельское хозяйство, театры иллюзий и так далее. В Жангльтоне была даже метеорологическая служба, которая отвечала за нужную погоду над столицей и ее окрестностями. И конечно, когда все пошло известным образом, этот котел, наполненный гремучей ртутью, взорвался, уничтожив большую часть мирного населения и сделав столицу непригодной для жизни. Чего там только нет – призраки, немертвые, патрулирующие пустые улицы, мутировавшие растения и животные, ловушки, источники болезней – приключения на любой вкус. При этом богатство города было настолько велико, что даже спустя тысячу туда регулярно отправляются экспедиции состоящие из разных отчаянных голов в надежде найти что-нибудь эдакое и озолотится. И что самое смешное – некоторым действительно удается, что мгновенно вызывает новую волну приключенцев. Главное им не показывать статистику, которая говорит, что на каждого разбогатевшего приходится сотня-другая оставивших в древнем городе свои косточки.

Другие места были не столь опасны, что, впрочем, не означает, что там можно гулять как по проспекту в ясный день. Так, например, в низовьях Кель кишмя кишели пираты, грабившие корабли, идущие с севера на юг в порты Узкого моря. Самый юг королевства уже давно облюбовали гномы, которым в общем-то равнина нужна была как собаке пятая нога, но возможность перекрыть транзитные пути между севером и югом была слишком лакома. Соответственно в отсутствии альтернатив торговцам приходилось двигаться напрямую через горные тоннели и перевалы в королевстве бородатых, платя тем не маленькую пошлину.

Остальная часть этой территории была поделена на мелкие лоскуты, принадлежащие совершенно разным силам. Были здесь клочки земли, принадлежавшие разным таинственным орденам и культам, нашлось место для всяких проклятых территорий, куда действительно лучше не соваться. Кое-где жили опасные магические твари, появившиеся из-за повышенного магического фона и отъевшиеся на случайных искателях приключений. Ну а большая часть территории была поделена между такими же мелкими баронами-землевладельцами, как и по другую сторону невидимой магической черты. И жили здесь такие же люди – совсем не с песьими головами – крестьяне, ремесленники и торговцы. Разве что жизнь их была более свободная и менее безопасная, впрочем, за тысячу лет все уже давно выучили места, в которые лучше не заходить и смерти от местной магической нечисти случались на самом деле не часто. Если вот на то болото не ходить – там ядовитый туман, - не лезть на развалины замка что на холме – там зловредное приведение бывшей хозяйки, задушенной во сне, - в полнолунье не выходить на перекресток – чтобы демоны не забрали, - и конечно же во время цветения желтяники не ходить далеко в лес – это растение привлекает трехрогов, делающихся в этот период агрессивными – то жить можно. Ну а что из всего этого реальные знания помогающие выжить, а что – пустые суеверия, демон знает.

Именно здесь, недалеко от побережья, к юго-западу от бывшей столицы, находилась центральная резиденция Темного ордена. Дела у старой, ведущей свою летопись от одного из факультетов столичной Академии, организации шли последнее время откровенно паршиво. Потеря экспедиции в другой мир, вялотекущая ссора с гномами, неожиданное ухудшение отношений с давними партнерами – эльфами, все это совсем не улучшало настроение гроссмейстера ордена, архимага Лаванда ан-Крейна.

Единственное, что его радовало, это успехи с фермой по выращиванию гольцов– человекоподобных боевых монстров, которых Орден создавал совместно с длинноухими и на деньги последних. Особенно приятным был последний аспект, ведь если бы платить за камни пришлось ордену, при его плохих отношениях с бородачами, маги б просто разорились.

Как раз сейчас архимаг спускался в лабораторию, чтобы проинспектировать следующую партию магических тварей, которые в будущем станут железным кулаком, с помощью которого Орден выбьет не один десяток зубов своим недругам. Прошлая партия – вернее все что от нее осталось после весенних испытаний – уже была передана заказчику. Что эльфы собираются с ними делать ан-Крейн не знал, да и в общем то ему было не слишком интересно, лишь бы платили.

В лаборатории работа была поставлена на поток – прием материала, вживление управляющего контура, нанесение рун, вживление источника, помещение в инкубатор и уже после инкубатора – тонкая настройка. Именно за технологию инкубатора – а эльфы традиционно были сильны в магии жизни – Орден, по сути, продал ушастым возможность единоличной работы с иномирцем.

Скрипнула дверь – архимаг поморщился, он терпеть не мог беспорядок даже в таких мелочах – в помещении с инкубаторами царил легкий полумрак.

- Господин Лаванд, - встречающий приветствовал начальство коротким поклоном.

- Как успехи? – Вошедший тоже кивнул и не дожидаясь ответа прошел к ряду стоящих у стены инкубаторов. – Есть потери?

- К сожалению, да. Двое пациентов не пережили трансформацию, еще одного пришлось отбраковать из-за спонтанной мутации.

- Трое из сорока, - пробормотал архимаг, - в этот раз группа подготовки сработала лучше, процент брака падает. Я доволен. Еще какие-нибудь проблемы? Предложения? Пожелания?

- Нет, господин Лаванд, текущие вопросы решаем в рабочем порядке.

- Хорошо, - архимаг кивнул и подошел к одному из инкубаторов. Легким касанием силы разбудил управляющий контур и снял показатели. «Пациент в норме. Трансформация завершена на 7/10».

Еще раз скрипнула дверь, в помещение зашел бессменны помощник архимага Гантер ан-Нагл.

- Ну что? – Без приветствий спросил архимаг.

- Появились новости насчет попытки украсть жену иномирца.

- Отлично! – Немного ворчливо перебил гроссмейстер, - дай угадаю: баба беременна, и ушастые захотели заполучить себе ребенка иномирца.

Гантер уважительно склонил голову.

- Все так, господин Лаванд.

- Интересно, что они хотят получить с ублюдка. Просто шантажировать или как-то хитро использовать, - реплика ответа не предполагала, поэтому покрутив мысль в голове так и эдак архимаг кивнул помощнику продолжать.

- Стало известно, что иномирец наладил производство книг в большом количестве.

- Не интересно, - отмахнулся ан-Крейн. Он перешел к следующему инкубатору и считал с него данные, Гантер последовал за ним, - этого добра у меня навалом и так. Получилось узнать, кто из приближенных этого барона работает на ушастых?

- Нет. Но судя по тому, как быстро они узнали о беременности его жены, это кто-то из самых близких. Таких от силы человек восемь.

- Пробовал сам к ним подход найти?

- Пробовал, - кивнул Гантер, - но после заключения договра с эльфами свернул эту деятельность. Слишком большая была вероятность засветиться.

- Понятно. Что еще?

- Рядом с иномирцем появился гном. Вроде как случайно, но точно это выяснить не удалось.

- Гном… Гном… - архимаг попытался ухватить за хвост мелькнувшую где-то на подсознании мысль. – Гном, говоришь? А что, если это не случайность?

- Что?

- Все наши проблемы с коротышками начались после появления тут иномирца. Могут эти два события быть связаны?

Гантер дураком не был и мгновенно ухватил мысль шефа.

- В таком случае он знает про нас, и про наше участие в экспедиции в его мир, видимо тоже, - медленно проговорил помощник, раскручивая мысль дальше.

- Взял в плен кого-то из группу мастера Арна?

- Или из группы встречающих, нам собственно разницы нет, - Гантер пожал плечами.

- Не скажи, - не согласился архимаг, - у них был разный доступ к информации. Нда…

- И что делать в таком случае?

- Если иномирец про нас знает, то может быть для нас опасен, - медленно по слову произнес архимаг. – Смысла в том, чтобы он продолжал топтать землю нет никакого. Инкубаторы мы с эльфов получили, мало, конечно, но с паршивой овцы хоть шерсти клок. Надо только сделать все так, чтобы ушастые на нам не подумали – не хватало еще и с ними поссориться окончательно. А после можно будет попробовать наложить лапу на его наследство – глядишь что полезно и получится урвать. Продумай, как все сделать, чтобы наши люди оказались в нужный момент рядом, но при этом со стороны это казалось совпадением. Или даже лучше, чтобы наше тут участие вообще осталось для ушастых тайной.

- Сделаю, господин Лававанд, - Гантер склонил голову, - что-то еще?

- Нет, все. Займись этим в первую очередь. Ступай.

Архимаг перешел к следующему инкубатору.

«Ушастые думают, что сумели откупиться, кинув кость, пусть думают. Если мы не сможем воспользоваться знаниями из-за грани, нужно сделать так, чтобы никто не смог. Смысла усиливать ушастых нет никакого», - ан-Крейн проверил еще одну ванну с будущим гольцем, - «надо подумать, как с гномами нормализовать отношения. Когда не станет иномирца, сделать это будет, видимо, проще».

А иногда, так случается, что самые жуткие рассказы об ужасах Закрытого королевства оказываются правдой. Повышенный магический фон за барьером за многие годы привел к тому, что люди с магическими способностями начали рождаться тут чаще. Об этом мало кто знал – в конце концов, кому интересно, что там творится на окраине, или вернее за окраиной цивилизованного мира. Вот падет барьер, сразу вокруг нарисуются кованные рати государств, жаждущих прирастить свою территорию еще кусочком. Конечно, против этого будут вольные бароны, но их в этом деле спрашивать не будут. Их тоже прирастят.

Пока же, разработав уникальную технику нахождения одаренных, на этом поле безраздельно кормился Темный Орден. Наиболее перспективных брали в ученики, из которых за несколько лет готовились более-менее приличные маги и которые после выпуска расползались по континенту, создавая обширную сеть информаторов и агентов. Теперь же с можно было использовать и менее перспективных, не совсем так, как они ожидали, но тем не менее.

Закрытое королевство – уникальное место, ставшее центром всех возможных интриг континента. Сложно найти игрока, которого не заботит будущее этой земли, который не рассчитывает в ближайшее два десятка лет тем или иным способом усилить свою позицию в глобальной шахматной партии. Даже если про шахматы они и не слышали.

Глава 9

Конь, на котором сидел Александр всхрапнул, ударил копытом и нервно дернул ушами. Барон успокаивающе погладил шею своего верного боевого товарища – за полтора года он уже почти привык пользоваться этим видом транспорта. Не так удобно, как на машине, конечно, зато экологично – все выбросы можно использовать в качестве удобрения.

Конь нервничал не просто так – он чувствовал общую обстановку, да и сам Серов, если говорить откровенно, изрядно мандражировал. Он аккуратно, чтобы не выдать окружающим своего морального состояния огляделся вокруг. На большом чернеющем без снега поле – зима, вернее начало зимы, в этом году выдалась малоснежным – от края до края строилась армия. Его армия.

«Озимые помёрзнут», - пришла неожиданно мысль в голову, - «а запаса по продовольствию почти нет. Все на спирт перегнали, плохо».

Мысль особого беспокойства не вызвала – до весны еще нужно было дожить, а с этим могли быть проблемы.

С другой стороны – на дальнем конце поля из-за деревьев появились передовые отряды противника. Баронской коалиции, которую Серов вкрай достал своей беспардонной активностью, и которая решила поставить выскочку на место. Обычное в общем-то дело. Такое случалось в этих местах не раз и не два – как только один феодал набирал силу, против него тут же объединялись все соседи. Александру и так повезло – весенний прорыв монстров изрядно отвлек окрестных баронов от нового в их болоте лица, сменив акцент на борьбу за свалившееся нежданно-негаданно наследство.

Серов приложился к биноклю – холодная на морозе резина коснулась лица вызвав табун мурашек, поднявшийся со спины на затылок. Количество воинов, выстраивающихся на той стороне, совсем не радовало.

«Раз, два знамя, три», - попытался капитан подсчитать отряды феодалов пришедших в этот зимний день рассказать ему – барону Серов – на сколько он не прав. – «Четыре, пять, шесть. Вроде больше нет».

С такого расстояния точно подсчитать было крайне сложно, вот только наметённый глаз – а Александр уже мог считать свой глаз наметанным – вполне мог различить отдельные отряды в общем построении феодального войска. Бароны вроде бы воевали вместе и при этом как бы по-отдельности.

И все же шесть владетелей – это слишком для него много. Это от четырехсот пятидесяти до шестисот бойцов. Явный перебор.

«Двадцать два», - Серов сунул бинокль обратно в седельную сумку, достал из-за пазухи небольшую фляжку с собственным продуктом и украдкой сделал небольшой глоток. Полгода выдержки — это конечно не XO, но коньяка лучше в этом мире все равно ни у кого нет. – «Что-то я сделал не так. Где-то свернул не туда».

Барон с тоской бросил взгляд на тусклое зимнее солнце, едва обозначившееся контуром сквозь тяжелые серые облака. В такой день умирать совсем не хотелось.

В дальнем конце поля войско заканчивало построение, еще несколько минут и будут атаковать. Серов еще раз оглядел людей вокруг него – сосредоточенные лица, на которых совсем не видно следов паники. Люди верили в своего вождя гораздо больше, чем капитан верил в себя сам.

«Интересно, в какой момент все пошло через задницу?» - даже в такой момент Александр сумел найти время для самокопания. Впрочем, все приказы отданы, каждый знает, что ему делать, можно немного и поразмышлять. - «Скорее всего тогда, когда решил поправить свое экономическое положение с помощью добычи. Хотя и не факт, что по-другому получилось бы лучше».

***

Как и любая военная кампания, эта началась со смотра войск. А что? Все как у больших дяденек. Середина первого месяца осени, отличная погода, солнышко мягко пригревает, дует легкий ветер – как раз достаточный, чтобы развевать знамена. Ну ладно – одно знамя и флажки на копьях у кавалеристов. Вообще барон озаботился неким минимальным подобием формы – золотые и лазурные полоски ткани на рукавах для простоты опознавания своих в бою. Как тут люди умудряются понимать союзник перед тобой или враг, при том, что все одеты примерно одинаково, Серов так и не понял. Вот уж где настоящая магия.

В ровном строю застыло две сотни человек, вернее даже чуть больше. Много это или мало? Смотря с чем сравнивать. Еще год назад у капитана было под рукой едва четыре десятка человек, вчерашних разбойников и позавчерашних крестьян. Сегодня это – закаленные в боях ветераны, многие из которых стали десятниками у нового пополнения. Ну те, кто выжил - получилось это, конечно, не у всех. Из первого состава сейчас в строю осталось чуть больше половины. Не самый плохой результат, нужно сказать, учитывая количество «военных кампаний», пережитых за последний год.

Серов проскакал вдоль строя туда и обратно вглядываясь в лица своих людей, пытаясь понять, какие эмоции их одолевают. Ни страха, ни злости, ни подавленности видно не было.

- Мои воины! – Настало время для воодушевляющей речи. – Мы много тренировались, чтобы наконец отправится на настоящее дело! Некоторые из вас уже сражались под моим командованием, некотором это только предстоит! Никто не может сказать, что я не забочусь о своих солдатах, что я недостаточно щедр! Каждый наш поход приносил каждому из вас достаточно добычи, чтобы чувствовать себя богатым человеком. И этот раз будет не исключением. Мы пойдем туда и возьмем все!

В ответ раздался нестройный гул одобрения – «пойти и взять» эта идея находила отклик в сердцах неизбалованных патриотическими речами местных жителей.

«До войны за «Родину, за Сталина» они явно еще не доросли», - Серов с некоторым одобрением смотрел на своих солдат, предвкушавших хорошую добычу, - «определенно, когда знаешь на какие рычаги в душе давить, управлять людьми гораздо проще».

Кроме двух сотен бойцов в поход, конечно же, отправился Ариен со своими учениками. На вопрос барона, будет ли в бою польза от недомагов, едва-едва вступивших на тернистый путь познания сверхъестественного, огневик лишь загадочно усмехнулся и кивнул. Серов привык в этом деле доверять другу, поэтому больше ничего не спрашивал: будут полезны, ну и хорошо.

Бурным вышло прощание с Мариеттой. У беременной женщины всю дорогу пошаливали гормоны, кидая настроение из крайности в крайность. Именно в этот вечер ее пробило на страсть и сексуальное желание. Александр, конечно, против не был, хотя обозначившийся уже живот и накладывал некоторые ограничения на сексуальную акробатику.

В общем, выспаться капитану в последнюю ночь не удалось, поэтому покидая на рассвете замок он отчаянно зевал, то и дело ловя на себе понимающие взгляды ближников. Ну да – со звукоизоляцией с средневековых замках не очень – не о том строители думали.

Длинная змея, состоящая из вооруженных людей, выплеснулась из ворот и устремилась по дороге на восток. Вернее даже на северо-восток. К сожалению, прямой дороги к замку Ваффел не было, поэтому приходилось давать приличного крюка: двигаться по дороге к замку Хедел и на развилке сворачивать на юг, уже непосредственно к цели. Серов планировал одолеть этот путь за два дня, хотя в таком деле никогда нельзя быть уверенным до конца.

Большую часть пути, как-то так получилось, Александр уделил самокопанию. С одной стороны, он совсем не жалел о том, что сделал за последний год, и случись такая необходимость – сделал бы то же самое еще раз. С другой стороны – за это время он, мягко говоря, не один раз преступил законы своего старого мира, при чем как юридические, так и моральные. Можно ли себя за это корить? Или, преодолев грань миров и попав в средневековое общество, человек должен приспосабливаться и жить так, как живут местный. В конце концов, было бы крайне странно, если бы он пытался жить тут по законам двадцать первого века. Вероятнее всего протянул бы не долго – в первый же день его бы и зарубили.

Но опять же, он за это время успел нарушить и пачку местных законов. И убивал не только ради самозащиты, грабил и вымогательством занимался. Флэш, мать его, рояль. И даже сейчас он именно за этим отправился в поход – ограбить соседа!

«Или все нормально?», - пытался капитан проанализировать свое поведение, - «никто вроде вокруг не кричит от страха при виде меня, пальцем не тыкают и детей мною не пугают. И ничем другим не тыкают, даже наоборот – говорят, что хороший из меня получился правитель, справедливый, щедрый, умный. К людям хорошо отношусь. Может так и надо: к своим хорошо, а к остальным – как получится? А как же слезинка ребенка и все такое, о чем нам на уроках литературы учительница втирала?»

В итоге, так и не придя к какому-то однозначному выводу Серов постарался выбросить деструктивные мысли из головы и сосредоточиться на текущих задачах. А там, глядишь, оно само куда-то вывезет. Положился, в общем, на традиционный русский «авось», на этот раз в метафизической плоскости.

Замок Ваффел отличался от «классической схемы» по которой были построены два, принадлежавших Александру. Первое что бросалось в глаза – невысокий, явно насыпной холм, на котором располагалось каменное строение. Если смотреть сверху, то эта крепость представляла собой неправильную окружность, на которую были нанизаны три башни – одна высокая надвратная и две более низких и «объемных». Вероятно, когда-то в более «жирные» времена, на площадках этих башен предполагалась установка каких-нибудь метательных машин: баллист, скорпионов или мангонелей. Теперь же они радовали взгляд Серова девственной чистотой – одной проблемой меньше. В центре окружности в качестве жилого помещения и второй линии обороны, находился донжон, возвышающийся над невысокими шестиметровыми стенами.

В целом такая конструкция Серову нравилась куда меньше – выгнутые нарушу стены дарили штурмующим участки не просматриваемые и соответственно не простреливаемые с башен, что серьезно уменьшало обороноспособность крепости. С другой стороны, это явно повышало устойчивость этих самых стен к обстрелу из метательных машин, что в данном случае никак не играло ввиду их отсутствия у нападающих.

В закатных лучах средневековая крепость выглядела просто шикарно. Солнечные лучи просачивались между капанных зубцов создавая причудливый световой гребень, а сами стены казались слегка красноватыми. Единственное, что немного, на уровне подсознания, смущало Александра, это ее жилой вид. Не может средневековая крепость выглядеть столь обжитой, если, конечно, ты сам не находишься в средневековье. Странные иногда выверты совершает подсознание.

Понятное, дело, что на ночь глядя никакого штурма барон устраивать не собирался. Больше людей шеи сломает в темноте чем от вражеских стрел погибнет. Отдав распоряжение устраивать лагерь и вязать лестницы, барон решил подъехать, осмотреть поближе стены, которые ему предстояло завтра брать штурмом. Если опыт полевых сражений у него уже был, то осаждать и штурмовать замки ему еще не приходилось, отчего капитан слегка нервничал.

С капитаном на рекогносцировку отравился Элей и Ариен, ну и конечно десяток драбантов – безопасность превыше всего.

- Что думаешь? – Серов не стеснялся спаривать мнения людей, более сведущих чем он сам. Элей же переживший не одну осаду – при чем случалось ему быть как осаждавшим, так и осаждаемым – разбирался в этом деле гораздо лучше.

- А что тут думать? Сделаем лестницы, расставим арбалетчиков вдоль стен, чтобы защитники голову высунуть не могли и одним рывком возьмем замок. Не вижу никаких проблем. – Командующий был настроен более чем оптимистично.

- Потери?

- Человек двадцать, вряд ли больше. Сколько их там внутри? Полсотни? Ударим с трех сторон, они и моргнуть не успеют, как наши будут на стенах. А там – дело техники.

- Ариен, а ты что думаешь? – Раз уж маг увязался с ними, грех было и его мнения не спросить.

- Могу жахнуть, - пожал плечами огневик, - дай мне завтра часа три времени, чтобы не по темноте фигуру чертить. Но за последствия не отвечаю.

- В смысле?

- Замок явно древний. Я даже отсюда вижу силовые линии в стенах – при постройке привлекали знающего специалиста, раз до сих пор что-то осталось. Так что мой удар может вообще не сработать, а может сработать на полную. Не берусь предсказать.

- А если на полную? То, что будет?

- Ну… - маг почесал затылок, - тебе же замок нужен?

Серов кивнул.

- Тогда не стоит.

Барон удивленно посмотрел на друга. Тот, не выдержав взгляда, заржал аки конь.

- Шучу, - Ариен поднял ладони вверх, - но если серьёзно, то ворота прожечь можно попробовать, но без гарантий. Защитные заклинания действительно давно не обновляли, поэтому предсказать последствия я точно не возьмусь. Может срезонировать так, что вся надвратная башня завалится, а может вообще не сработать. Это сейчас без шуток.

Серов повернулся к Элею, тот скривился и пожал плечами.

- Вот и я так думаю, - кивнул капитан, - попробуем обойтись без магии. О! Смотрите, кажется, с нами хотят поговорить.

Ворота замка открылись и оттуда показалось десяток всадников под белым флагом переговоров.

- Как думаете, предложит деньги? – Серов приложил ладонь ко лбу прикрываясь от светящего прямо в глаза закатного солнца.

- Даже не знаю. – Элей почесал бороду, - учитывая, что весной мы уже подходили сюда с войском и ушли за выкуп, вполне возможно.

- А что неплохой бизнес, - хохотнул барон, - раз в полгода приходить с войском и взымать дань. Выгодно получается, практически налог. Стоп, погодите ка…

До Серова внезапно дошло, что он только что описал, по сути, любое королевство, которое взымает с подданых налоги. Вот только войсками угрожать приходится не каждый раз, чаще всего достаточно теоретическое их наличие.

Однако философские мысли на тему происхождения государства пришлось не некоторое время отложить, переговорщики приблизились на расстояние десятка шагов.

- Барон Серов! Это снова вы?!

Молодой барон Ваффел был явно удивлен и совершенно не рад видеть соседа, с которым имел несчастье познакомиться за полгода до этого.

- К сожалению я, не узнали?

- Нет, - покачал головой рыцарь, - вы себе герб придумали, недурственно. Вы теперь каждые полгода ко мне в гости заходить собираетесь?

Молодой парень как мог старался держать лицо.

- Боюсь, что нет, - капитан был, мягко говоря, не в восторге от этого разговора. Он чувствовал себя не в своей тарелке выступая в роли какого-то рэкетира. – Думаю, что на этот раз мы поставим точку в наших взаимоотношениях.

- Вы так уверены в своих силах? Прошлый раз, помнится, вы согласились довольствоваться малым, - было видно, что удар Серова достиг цели, парень был изрядно выбит из колеи и пытался как-то потянуть разговор, чтобы успеть привести мысли в порядок.

- Более чем, - кивнул Александр, - у меня и бойцов достаточно для штурма и вооружены они лучше и опытнее. Вряд ли вы смогли за четыре месяца где-то раздобыть опытных воинов, взамен потерянных вашим папенькой в начале весны. Да и сверх того, есть пара козырей в рукаве.

- В таком случае буду ждать вас завтра на стенах! – Несколько пафосно ответил на это молодой барон. Он было дернул поводья чтобы развернуть коня, но был остановлен окриком Серова.

- Погодите, барон. На тот свет вы всегда успеете. – Александр сделал движение рукой, призывая оппонента вернуться к переговорам. – Я хотел сделать вам предложение, от которого вам будет весьма трудно отказаться. Хотя тут уж я ни в чем не уверен.

- Какое? Что еще вам от меня нужно! – Кажется самообладание начало покидать молодого феодала.

- Уходите. Прямо сейчас. Я позволю уйти вам и всем, кто захочет уйти вместе с вами. Я даже позволю вам взять кое-какие вещи с собой – не обрекать же людей на голодную смерть.

Переговорщики никак не отреагировали на слова Александра, лишь барон Ваффел как-то немного грустно усмехнулся, мотнул головой и развернув лошадь поскакал обратно в замок. За ним, после секундной заминки отправились и его сопровождающие.

Серов обреченно покачал головой – его дипломатические навыки дали сбой и теперь, кажется, штурма не избежать.

- Ты серьезно собирался его отпустить? – Элей был явно удивлен таким мягкосердечием своего командира.

- А почему нет? – барон пожал плечами. – Он мне ничего плохого не сделал, просто оказался у меня на пути. Если бы он согласился сдать замок без боя, пусть бы шел на все четыре стороны.

- Зря, - как бы «в сторону» озвучил свое мнение главнокомандующий, ему было до сих пор не ловко критиковать начальство, даже когда он считал себя более компетентным, - враги имеют свойство накапливаться. Не стоит этому способствовать лишний раз. А так – нет человека, нет проблемы.

- Может ты и прав, - задумчиво протянул Серов.

«Вот тебе и слезинка ребенка. Местные в этом плане совсем не парятся».

- Тогда давай так сделаем, - после небольшого раздумья озвучил свою мысль капитан, - Отбери несколько парней посмышлёнее, пусть в темноте подберутся поближе к стенам и всю ночь кричат защитника предлагая сдаться или перейти на нашу сторону.

Элей заинтересованно поднял бровь.

- Можно несколько групп сформировать, - мгновенно подхватил идею старый вояка, - чтобы, сменяясь кричали всю ночь, не давая защитникам спать, а сами успели отдохнуть.

- Отлично! Пусть пытаются донести до защитников такую мысль – кто успеет сдаться, тот выживет. Кто будет сопротивляться, тех всех вырежем, - раз по-хорошему не получилось, капитан решил действовать «по-плохому». – Ариен?

- Да?

- Можешь ночью устроить защитникам светопреставление? Что-нибудь яркое, громкое и не сильно разрушительное. Что бы им спалось не очень сладко.

- Сделаю, - кивнул маг, - разбудите меня тогда, когда понадоблюсь. А пока – пойду спать, вроде мою палатку уже поставили.

Огневик тронул пятками бока своей лошади и поскакал в выросший буквально за полчаса лагерь.

Ночь прошла беспокойно, особенно для обитателей осаждённого замка. Всю ночь их «развлекали» громкими криками, «игрой» на трубе – Серов пытался внедрить у себя в войске отдачу команд с помощью этого музыкального инструмента, пока не очень успешно – и конечно же огненным салютом. Сложно сказать возымело ли это какой-то успех, все же одной бессонной ночи явно недостаточно, чтобы заметно снизить боеспособность человека. Вот если в таком темпе подержать их дней пять… Вот только время тут работало явно не в пользу Александра: для полноценной осады двухсот человек явно не хватало, перекрыть весь периметр таким количеством людей было решительно невозможно. А значит в любой момент, к замку могла подойти помощь от какого-нибудь союзного феодала. Могла, конечно и не подойти, но зачем испытывать судьбу на прочность?

Так или иначе, замок не сдался, и никто в перебежчики записываться тоже не торопился. Ну, в общем, не очень-то и хотелось.

Едва на востоке побелело небо, по лагерю была дана команда «подъем». Две сотни мужиков, зевая и почесываясь готовились в предстоящему штурму: надевали доспехи, проверяли оружие, лестницы и так далее. Завтрак ожидался уже после сражения – есть до того, как идти в бой – последнее дело.

Элей сформировал три штурмовые группы, равной примерно численности, которые должны были атаковать с разных сторон, растягивая силы защитников и позволяя реализовать численное превосходство. Как он и говорил днем ранее ничего особо хитрого выдумывать не стали – сотня арбалетчиков, укрывшихся за большими осадными щитами, достаточно надежно прикрыла атакующую пехоту. Несколько отчаянных защитников попытались было затеять перестрелку, но после того, как двое из них вывалились наружу утыканные болтами как ежики, желание высовываться у остальных пропало начисто.

Затащить лестницы на холм и приставить к стене удалось почти без сопротивления. Защитники видимо решили встретить штурмующих уже непосредственно на стенах, хотя шансов это им отнюдь не прибавило. Ну а чтобы совсем снизить потери, на том участке, который выбрали в качестве основного – два других были соответственно вспомогательными – в дело вступили маги.

Ариен не стал выдумывать велосипед и жахнул по верху стены все тем же «фениксом». Заклинание, которое нацелено больше на внешние эффекты – вспышку и грохот – сработало не хуже свето-шумовой гранаты. На самом деле лучше: толи Ариен что-то в заклинании подкрутил, толи просто сил за прошедший год у него стало гораздо больше, но просто вспышкой дело не ограничилось. Несколько бойцов, спрятавшихся за каменными зубцами стены, закричали от боли и принялись сбрасывать с себя раскалившиеся мгновенно железные части доспехов. Другие, дезориентированные вспышкой, выключившей мгновенно два из пяти основных чувств, начали метаться в панике, а кое-кто даже свалился со стены.

В общем, то, что таких заклинаний огневик мог за раз сотворить только одно, защитникам не сильно помогло. Сразу после «Феникса» по приставленным к стене лестницам наверх полезли воодушевленные такой поддержкой солдаты. Оно, конечно, воевать гораздо приятнее, когда магия на твоей стороне.

Серов наблюдал за всем этим делом тут же недалеко от стены. Не настолько близко, чтобы повторить достижение Ричарда Львиное Сердце, который выхватил арбалетный болт при осаде какой-то заштатной крепостницы, но достаточно, чтобы все видеть.

Бойцы действовали очень четко – сказывались сотни часов тренировок, во время которых не один десяток раз был условно захвачен замок Серов. Вот маг нанес удар, буквально через несколько секунд заранее закрывшие глаза и уши бойцы уже поднимают лестницы к стене. Еще полминуты и первые штурмующие, прикрываясь на всякий случай щитами оказываются на гребне стены. Защитники, все еще находящиеся в прострации, организовать отпор оказываются не в состоянии и один за другим валятся вниз. Остальные, видя, что стену удержать уже не получится спешно отступают в башню, собираясь продолжать безнадежную оборону уже там.

Каждая башня - это такая своего рода отдельная цитадель. В случае, если атакующие выбивают защитников со стены, последние отступают в башню и оттуда через специально сделанные для этого амбразуры обстреливают вторженцев, пытаясь сделать их жизнь короткой и безрадостной. Ну и конечно, нельзя забывать про тех, кто остался в донжоне и оттуда имеет возможность пулять стрелами нападающим во фланг.

В ином случае, могли бы у солдат Александра появиться определенные проблемы – обычно при штурме захват одной куртины совсем не означал автоматическое поражение – вот только людей у барона Ваффел было абсолютно недостаточно для обороны такой крепости. Весной отец нынешнего барона увел самые боеспособные войска повоевать с монстрами, да так и не вернулся. Создавать же дружину с нуля – дело сложное, а главное крайне затратное. Вот и получилось, что за полгода молодой барон смог «поставить под ружье» едва полсотни вчерашних крестьян. Нет, набрать «мяса» можно было сколько угодно, но нужно было их хоть как-то вооружить, одоспешить и чему-то научить. А еще кормить и платить жалование. И все это в тот момент, когда вокруг происходит передел владений, а особо глубокой казны папенька не оставил.

В общем, сопротивление, как написали бы пятьсот лет тому вперед, защищающиеся оказали «эпизодическое». Удалось быстро поднять на стену большие щиты, для защиты от стрел и под их прикрытием вырубить топорами дверь в башню. После же захвата надвратной башни, остальная часть гарнизона почти сразу сложила оружие. Только барон со своими рыцарями, ближайшими соратниками и семьей заперся на верхнем этаже донжона, который представлял собой совсем уж последнюю линию обороны, и, судя по всему, собирался сражаться до конца.

Проблема осложнялась узкой винтовой лестницей и обитой металлом толстой дверью, которую выбить или вырубить из-за узости прохода было совершенно невозможно. Не то чтобы совсем не было вариантов, но все они были связаны с возможными масштабными разрушениями и после недолгих размышлений были Серовым отметены как не конструктивные. Оставались переговоры.

Капитан узнал о возникшей проблемы уже после того, как торжественно въехал на коне в распахнутые перед ним ворота. Чувствовать себя победителем было приятно и еще более приятно было оттого, что все прошло по плану, что случается далеко не всегда.

- Ваша милость! – Крикнул ему кто-то, - осторожнее, не выходите на открытое место, могут пульнуть сверху.

Серов не сразу понял, что имеется ввиду, но принял предостережение во внимание. Он спрыгнул с лошади, передал поводья подскочившему тут же бойцу и под прикрытием еще одного воина с большим щитом в руках поспешил найти Элея, который не смотря на свой статус командующего успел побывать на стене, поучаствовать в штурме башни – хоть и не в первых рядах - и принять капитуляцию защитников.

Будущий полутысячник нашелся тут же – с другой стороны донжона. Предусмотрительно находясь в мертвой для обстрела зоне, он что-то втолковывал одному из десятников арбалетчиков.

- … не жалеть. И главное сами не подставляйтесь, понял?

Десятник кивнул.

- Тогда бегом выполнять!

- Рад, что ты цел. Что тут у тебя? Жалуйся. – Хлопнул капитан друга по плечу, когда боец испарился.

- Проще показать, чем рассказывать, - Элей поманил барона за собой и сам зашел внутрь донжона, главный вход в который находился на противоположной от ворот стороне.

«Странная планировка», - подумал было Александр, у него в замке таких наворотов не было, но прикинув так и эдак, все стало на свои места. – «А что? Логично. Если ворота снесли тараном, придется больше времени потратить на разворот осадного орудия».

Внутри обстановка на удивление не носила признаков недавней смены хозяина. Серов уже видел, что бывает с замками при их захвате, и был удивлен отсутствию трупов, поломанной мебели, битой посуды и прочих прелестей «потока и разграбления». Элей перехватил взгляд барон и усмехнулся:

- Сразу донес до всех – ты платишь призовые, а в случае попыток пограбить повесишь. Ты же не против, что я так от твоего имени распоряжаюсь? Как видишь мне поверили.

- Не против, - и с секундной заминкой, - а чего это так сразу насчёт повешенья поверили? Я вроде не отличаюсь кровожадностью.

- Видимо, все правильно делаешь, раз до сих пор не пришлось вешать. Вот покои барона, - перед массивной резной дверью перетаптывался с ноги на ногу боец, при виде начальства попытавшийся принять вид побоевитей. – Поставил караул, чтобы ничего не стащили.

- По потерям считали уже?

- Тринадцать человек насмерть. Раненных тяжело - четверо.

- Терпимо, - кивнул барон. – Пленных считали?

- Нет еще. Я сначала хотел с этим разобраться, - друзья наконец поднялись по лестнице наверх и предстали перед массивной и даже на вид крепкой дверью.

Серов осмотрелся – действительно на узенькой площадке перед дверью едва могли стоять два человека. Ни размахнуться топором, ни чем-то вроде тарана, было совершенно невозможно – скорее сам с лестницы загремишь. Можно было, конечно, ее расковырять, но сколько на это уйдет времени – одним Богам известно.

Капитан прикинул так и эдак и решительно постучал в обитую металлом дверь. С той стороны послышался какой-то шум, с минуту ничего не происходило, но потом ему все же соизволили ответить:

- Да?

- Барон, это вы?

- Убирайтесь к демонам! – Собеседник явно не был настроен на переговоры.

- И что вы собираетесь там вот так сидеть пока с голоду не сдохните? Сколько вас там? Человек десять? Пятнадцать? На сколько дней у вас еды хватит?

- Идите к демонам, - повторил свою мысль собеседник, - нам хватит еды чтобы дождаться как наши соседи раскатают тонким слоем очередного выскочку. Посмотрим, как вы будете защищать этот замок, когда вам в спину из донжона будут лететь стрелы.

- Барон, не дурите, - Серов отлично понимал, что его собеседник осознает свое безнадежное положение и только врожденное упрямство не дает ему признать очевидное. – Никто вас спасать не придет. Да и мешать осваивать замок вы тоже нам не сможете, если будет нужно мы вас выкурим отсюда достаточно быстро, и ждать пока вы там передохните от жажды и голода не придется. Сдавайтесь и я сохраню жизнь женщинам и детям.

- А остальным? – За свою шкуру молодой барон видимо тоже беспокоился.

- А остальным я предлагал уйти без боя вчера. Сегодня условия поменялись. Живимыми уйдут только женщины и дети, вас, барон, я отпустить не могу, как вы понимаете. Мне лишние враги не нужны. По остальным посмотрим – кого за выкуп могу отпустить, кого вообще на службу себе возьму, будем разбираться.

Ответа на это предложение не последовало. Серов подождал минут пять и еще раз стукнув по двери добавил:

- Времени у вас до заката, потом буду считать, что вы отказались. Тогда не пощажу никого, - капитан подумал еще пару секунд и добавил, - и любую стрелу или попытку навредить моим людям я буду расценивать как отказ, со всеми вытекающими последствиями.

Не дожидаясь ответа, капитан со всей осторожностью – не хватало еще на крутой лестнице шею сломать – спустился вниз, где пересказал состоявшийся диалог ждущему тут Элею.

- Сдадутся, - вынес вердикт, главнокомандующий, - никуда не денутся.

- Посмотрим, - Серов не был столь уверен, местные порой неприятно поражали его своей принципиальностью и упертостью. – Разберись с пленными, отсортируй, кого можно забрать себе, а кого лучше не надо. И если увидишь Ариена, попроси его глянуть на эту металлическую дверь. Может он сможет ее прожечь, и не нужно будет играть в дипломатию.

Элей кивнул и удалился, а барон решил исследовать хозяйские покои, пока действительно кто-нибудь не прикарманил все самое ценное. Как показывает практика, даже угроза виселицей не всегда срабатывает, когда у человека появляется возможность стянуть что-нибудь действительно ценное.

«Ну да, все по Даннингу», - еще раз прокрутил пришедшую в голову мысль капитан, вытаскивая все содержимое многочисленных ящичков большого стола-секретера, - «вот только как считать процент прибыли при краже. Он, получается, стремится к бесконечности».

Меж тем содержание стола не радовало – никакой особой прибыли Серову тут явно не светило. Несколько золотых и серебрённых монет, вот и вся казна баронства. Вместо денег – документы о займах, договора на поставку с отложенным платежом и прочие совершенно безрадостные бумаги. Барон Ваффел был беден как церковная мышь! Совершенно не понятно, чем он собирался платить своим людям в следующие месяцы.

- Нда… - Серов в растерянности почесал затылок, - так я свое финансовое положение не поправлю. Скорее наоборот.

Получалась какая-то дичь. Гарнизон в замок поставить надо будет, обслугу какую-никакую по минимуму. Починить кое-что, что при штурме пострадало – опять расходы. А налоги с окрестных крестьян будут только через год.

- Туфта какая-то, - растерянно пробормотал капитан, - так война себя не прокормит. Впрочем, надо будет осмотреться хорошо – глядишь и найду чего ценного, чтоб хотя бы в оперативный ноль выйти.

Более тщательный осмотр хозяйских покоев немного успокоил барона. Если не деньгами, то кое какими легко конвертируемыми предметами роскоши разжиться здесь можно было. Благо жить Серов тут не собирался, а небольшой гарнизон из трех – четырех десятков бойцов легко без них обойдется.

За размышлениями о деньгах капитана застал Брад.

- Ваша милость?

Серов поднял взгляд и с вопросительно посмотрел на своего интенданта. После того как Реймос занялся всем хозяйством барона, именно бывший разбойник как-то незаметно занял эту должность, и, надо сказать, что справлялся с ней весьма неплохо. Во всяком случае Серов большой разницы не заметил.

- Посчитали пленных – всего сдалось двадцать два человека. Все готовы перейти под ваше знамя.

- Ну уж, конечно, - хмыкнул барон, - если выбирать между виселицей… Сделай так: выводи каждого по-отдельности и спрашивай, кого из пленных не нужно принимать на службу. Может трусоват, вороват или просто – мудак. А может слишком близок был к предыдущей власти. Тех, кого уже опросили отделяешь в другое помещение. Потом троих, на которых больше всех жаловались – повесишь. Так и объявишь, что мол сами они вынесли приговор своим бывшим товарищам. Понял?

- Да, ваша милость, - Брад был явно ошарашен таким методом приема на работу, но ничего не сказал.

- Хорошо. Тех, кто в итоге останется – раскидай до десяткам, чтобы они вместе не были, - Серов отбарабанил пальцами по столешнице нехитрый ритм, думая над тем, что нужно еще сделать. – Потом пришлешь сюда команду бойцов для упаковки имущества, вывезем отсюда все что можно.

Брад понимающе кивнул.

- И да, - Серов движением остановил интенданта, собиравшегося уже уходить, - проверь все закрома. Оставь продовольствия и всего остального на четыре десятка человек гарнизона. Остальное тоже пакуй и отправляй обратно в замок. И еще одно – я тут нашел список принадлежащих Ваффелам деревень. Нужно отправить по ним гонцов с сообщением, что власть сменилась.

- Сделаю, ваша милость, - еще раз кивнул интендант и покинул покои, оставив Серова наедине с бумагами.

- Нда… - оставшись в одиночестве барон с тоской окинул заваленный документами стол. Перебирать всю эту кипу бумаг, написанных тем более от руки и разными почерками – развлечение то еще. Внезапно очень громко в тишине комнаты заурчал баронский живот, напоминая о том, что последний раз он получал подпитку предыдущим вечером, а сейчас уже полдень. – Однако надо подкрепиться!

Всякие хозяйственные и прочие дела, заняли у победителей гораздо больше времени, чем сам штурм. Нужно было учесть все ТМЦ, которые были в замке, понять, что нужно оставить, а что можно экспроприировать. Потом сформировать постоянный гарнизон, его определили в три десятка бойцов, найти кого можно оставить в качестве коменданта. Отправить обратно вместе с награбленным раненных, не способных в ближайшее время взять в руки оружие. В общем, когда Серов немного расплевался с делами, солнце уже почти скрылось за горизонтом, а значит пришло время что-то решать с запершимся наверху бароном.

Впрочем, красивого штурма с подрывом двери – а Ариен проинспектировав преграду заверил, что при необходимости сможет еще пробить – и прочими прелестями, так близкими сердцу бывшего спецназовца, не случилось. Как оказалось, там и сопротивляться было особо некому. Кроме самого барона из полноценных боевых единицы присутствовал только один пожилой рыцарь, а остальные – дети и женщины в количестве не полного десятка.

Весь это табор тут же посадили, а одну выделенную для этого дела телегу, кинули туда же кое-какие вещи и отправили на все четыре стороны в сопровождении этого самого пожилого рыцаря, который, как выяснилось, был наставником еще предыдущего владельца замка. Ну а самому барону Ваффел тут же во дворе не затягивая отрубили голову – исходя из банальной рациональности и в назидание остальным.

На этом первая часть осенней кампании была окончена.

Глава 10

Серов сидел у камина и смотрел на огонь, любуясь танцем языков пламени на сосновых поленьях. Несмотря на то, что днем было еще вполне тепло, по вечерам температура опускалась градусов до пяти, делая пребывание в каменных строениях не вполне комфортным. Впрочем, огонь в камине и бокал с бренди легко решали эту проблему, делая существование более чем сносным.

Серов вообще старался не злоупотреблять горячительными напитками, тем более в походе, но завтра был объявлен день отдыха – два дня скорого марша и день штурма, показали, что в его дружине еще не все способны выдерживать те нагрузки, которые для «старичков» уже были привычными, - поэтому капитан позволил немного расслабиться и себе. Очень давно он уже не сидел в одиночестве и не предавался философским размышлениям, сдобренным глотком другим крепкого алкоголя.

Вообще для Александра стало неприятным открытием практически полное отсутствие возможности побыть в одиночестве, наедине с собой, со своими мыслями. Казалось бы, это там в двадцать первом веке в цифровизированном обществе практически невозможно остаться одному. Даже сидя в пустой квартире, ты все равно находишься посреди мегаполиса, а главное остаешься в доступности одного клика. Телефон, компьютер соединяют тебя с другими людьми невидимыми ниточками, практически насильно связывая с обществом.

Здесь не было ни телефонов, ни интернета, ни даже телеграфа, но при этом и личного пространства не было тоже. Отсутствие электрического освещения на сто процентов стандартизировало дневные циклы людей – все вставали и ложились примерно в одно и то же время. И весь световой день ты как барон – впрочем, скорее всего, это относилось к каждому члену узкого, по сути, замкового сообщества – постоянно на виду. Причем если там, в оставленном за гранью мире, ты никому не интересен, то здесь отсутствие информации порождает просто дикое новосно-сплетническое поле, отслеживающее каждый вздох всех обитателей замкнутого мирка. Только вырвавшись за его пределы, капитан понял, как от этого устал.

Серов смотрел на огонь и думал, о там, как он изменился за последние полтора года. С одной стороны он был все тем же человеком просвещенного будущего, с другой – нельзя не признать, что окружение сильно на него повлияло. Полтора года назад ему бы в голову не пришло казнить сдавшихся ему на милость людей. Сложно сказать, как бы он поступил в такой ситуации тогда, но вешать совершенно ни в чем не виноватых солдат, просто исполнявших свой долг, он бы точно не стал. А теперь? Принятое решение было вполне рациональным – избавиться от самого худшего материала, от которого в будущем могли быть проблемы, а главное повязать новичков кровью, как дополнительный рычаг управления. А моральный аспект как-то незаметно отступил на второй план. Да и какие могут быть душевные терзания, если он всецело находился в правовом и морально-этическом поле? Никто из местных не то, что не высказал ему претензий, даже не подумал об их возможности.

Гораздо больше Александра волновало общее направление его деятельности. Нет, нельзя сказать, что он мало сделал или немногого достиг. Наоборот, уже то, что он сумел просто выжить в незнакомом, живущем по отличным от привычных правилам, уже можно считать чудом. Становление же в качестве феодала, полководца, промышленника и семьянина – это скорее довесок. Но вот дальше…

Все эти мелкие феодальные войны, штурмы замков и прочие приключения в стиле короля Артура и его рыцарей Серову привлекательными не казались совсем. Хотелось чего-то более созидательного, в конце концов, рубиться между собой бароны вполне могли и без Александра, а вот, например, печатать книги…

Книгопечатание было тем самым делом, которым Серов хотел бы заниматься, если бы у него было много свободного времени. Если ы не нужно было следить за производствами, за торговлей, за подготовкой бойцов и всем остальным, что занимает большую часть времени барона. Даже не столько книгопечатание, сколько возможность самому писать и распространять идеи в новом мире.

В отличии от его блинников, видевших в печатном станке лишь потенциальную возможность заработать – и то далеко не факт, что она осуществится – Серов понимал, что печатно слово может стать оружием куда круче того же пороха. Он может внедрить практически любую идею просто напечатав книгу, в которой она содержится, тиражом, скажем, десять тысяч экземпляров, а потом распространив ее по континенту за символические деньги. И не надо думать, что книгу не купят, если поставить небольшую цену, то купят – у местных слишком большой пиетет перед «источниками мудрости». Купят, прочтут, кто-то проникнется, а кто-то нет, но семена так или иначе будут посеяны. Вот чем интересно было бы заниматься, влиять на судьбы миллионов, на многие поколения вперед. А вместо этого он с горсткой солдат штурмует какие-то зачуханные замки, которые и упоминания в истории не стоят.

А с другой стороны – для того, чтобы сделать рывок вперед нужно создать базу, накопить ресурсы и лишь потом открывать свои карты для всех заинтересованных. А иначе можно надорваться. Видимо планы по переводу местного средневековья в эпоху возрожденья придется немного отложить, как бы не хотелось обратного.

«Надо будет придумать захваченным замкам имена», - пришла в затуманенный мозг интересная идея, - «а то не порядок называть их именами бывших владельцев. Политически не верно. Вот только как? Нужно что-то красивое и в меру пафосное. По животным что-ли пройтись, или по растениям…»

За размышлениями Серов не заметил, как опустошил сначала один бокал, потом второй, третий. Так сидя в удобном глубоком кресле, укрывшись пледом и впитывая тепло камина, барон и заснул. Снились ему великие философы прошлого, которые с неодобрением пеняли ему о впустую потраченном времени, но утром он про это не вспомнил, так как всегда плохо запоминал сны. От ночных размышлений ему остался лишь соснячок после бренди и зверский аппетит.

Следующий день оказался занят всякими хозяйственными делами не меньше, чем предыдущий. Наконец закончили «разграбление» захваченного замка и отправили добычу в замок Серов. Сформировали гарнизон, определились с его командиром – им стал Шаркер бывший когда-то самым первым десятником из лесных разбойников. Ничего так себе социальный лифт как для средневековья – из разбойников с большой дороги в коменданты замка за полтора года. Сэр Гурдион, будучи единственным благородным из капитановых ближиков смотрел на все это непотребство широко распахнутыми глазами, и порой не находил матерных слов для его описания. С его точки зрения, которую он, впрочем, имея определенные представления о субординации, высказывал весьма аккуратно, управлять замками нужно было ставить рыцарей с обязательным принесением вассальной клятвы, конечно. Все попытки Серова объяснить, что вся это вассальная система она совсем не вершина общественно-политической мысли, а скорее наоборот – ее дно, понимания не находили.

И такое «непонимание» еще раз уверило Александра в том, что его ставка не на рыцарство и дворянство, а на служивое сословие из низов, верна на сто процентов. И если сейчас это не очевидно, то в будущем окупится не один раз. Ну а такие примеры карьерного роста, когда маленький человек получает шанс на что-то большее, чем всю жизнь крутить коровам хвосты, очень вдохновляет других и привязывает их к барону гораздо лучше, чем хорошее жалование или мелкие победы. Впрочем, тут, наверное, работает все в комплексе.

Выдвинуться из замка удалось лишь на третий день. В захваченном замке Серов оставил три десятка бойцов в качестве гарнизона, так что с учетом потерь и пополнений у него под рукой осталось примерно сто восемьдесят человек.

Следующей целью капитан наметил замок Хэдел. В первую очередь идея избавиться разом от всех соседей, с которыми до этого случались терки, выглядела весьма привлекательно. Во вторую – барон Хэдел потерял большую часть дружины прошлой зимой, а потом участвовал – это новость дошла до капитана с некоторым опозданием, но крайне его обрадовала - в переделе земли на западе, и вроде как неплохо получил там по сусалам. Вроде как даже деревню у него какую-то пограничную отгрызли. Тут это быстро – стоит только отвернуться…

Неприятный сюрприз преподнесла погода – небо затянуло свинцовыми тучами, начал накрапывать мелкий дождик. Сразу упала температура – теперь и днем на улице было весьма зябко.

Мгновенно упала скорость передвижения отряда. Хоть земля еще не раскисла окончательно, но даже во влажной почве колеса телег начали проседать, снижая темп передвижения до совсем черепашьего. К дорожной развилке вышли к вечеру второго дня пути, затратив на то же расстояние в полтора раза больше времени. В какой-то момент Серов даже хотел смалодушничать и дать команду поворачивать направо – домой, на зимние квартиры – но в итоге взял себя в руки. Другого такого идеального времени, чтобы расшириться, обрасти мяском, могло и не представиться. Да и дефицит бюджета так или иначе нужно было чем-то закрывать. Закрадывалась, правда, в голову Александра мысль, экстраполируя опыт с замком Ваффел, что и тут с военной добычей может получиться облом. Такая себе дилемма – гораздо проще воевать с бедными баронами, не способными собрать боеспособную дружину и оказать сопротивление, но с них нечего взять, и наоборот, с теми, с кого можно хорошо поживиться, воевать не хочется совершенно.

На третий день дождь пошел не переставая, температура упала куда-то в район ноля, хотя заморозков еще не было. К вечеру войско доползло до села Горелого, где и заночевали, приведя себя в относительный порядок.

Утром вездесущие деревенские детишки принесли новость, что мост через реку сгорел и обвалился в воду. Не поверив, что в такую сырость можно хоть что-то зажечь, Серов прыгнул в седло, чтобы удостовериться в этом самолично, благо ехать было не далеко – на дальний конец села.

О том, что новость правдива капитану поведал запах еще до того как он увидел обгоревшие опоры одиноко торчавшие из воды.

- Земляным маслом полили, не иначе. Иначе бы хрен они его смогли поджечь, - подал голос сэр Гурдион, взявший на себя обязанность сопроводить барона. В такую погоду даже Ариен предпочел как можно дольше находиться под крышей.

- Земляным маслом? – Проблема сгоревшего моста как-то сразу утратила остроту. Капитан, как бы мимоходом, чтобы «не спугнуть» переспросил. – А что здесь где-то его добывают? Не слышал об этом.

Рыцарь пожал плечами.

- Гномы его продают на севере, это точно знаю. А здесь… Вроде орки порой на обмен привозят иногда. Не самый ходовой товар, но иногда бывает полезен.

- Понятно… - разочарованно протянул Серов. Заполучить источник нефти под боком было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Река была шириной метров двадцать, вряд ли больше, и на какую-то серьезную преграду не тянула совершенно. Однако топкие берега, низкая температура и бесконечно текущая сверху вода превращали данный квест в приключение для отдельной категории любителей.

Серов спрыгнул с лошади и подошел к берегу, внимательно глядя себе под ноги. Глинистая почва размокла от дождя и загреметь под фанфары не представлялось никакой сложности.

- Лишний день потеряем, - рыцарь озвучил мысли барона.

- Думаешь за день управимся? Как бы на два дня все это на затянулось, - отвратная погода вгоняла Александра в тоску и пессимистичный настрой.

- Думаю, да, - кивнул рыцарь, - нам же не нужен основательный мост, хватит самой возможности переправиться на ту сторону. Леса вокруг достаточно, не вижу проблем.

К берегу подошло еще насколько бойцов посмотреть на остатки моста. Бывшие крестьяне на ходу начали прикидывать, что нужно сделать, чтобы наладить переправу, благо с плотницким топором почти каждый был на "ты".

Внезапно из кустов на той стороне реки послышалась какая-то возня, и почти в тот же момент пара бойцов с болезненным вскриком упали на землю с торчащими из разных частей тела древками стрел.

- Щиты! - Первый сориентировался рыцарь, стряхнул из-за спины на локоть обозначенный предмет экипировки и одним плавным движением встал между потенциально опасными кустами и Александром.

Остальные бойцы тоже не сплоховали – как по мановению волшебной палочки на берегу реки выросла небольшая стена из щитов, прикрывшая не только здоровых воинов, но и тех, которые успели выхватить опасный для здоровья подарок. Мгновением позже включился и капитан, он одним движением перекинул на руку щит и занял место в боевом строю – с глухим ударом в доски воткнулась еще пара стрел.

- Держи, - Александр отдал свой щит рыцарю, а сам, уйдя за строй, подхватил громко стонущего раненного и пятясь потащил его от реки. – Прикрывайте!

Впрочем, команда и не требовалась: верные драбанты медленно отступали за своим командиром, оставляя на берегу тело своего товарища. Стрела, торчащая у того из глаза, явно намекала, что с помощью ему можно не спешить. Еще один боец, матерясь припадал на раненную ногу, но строя не покинул и сумел добраться до безопасного места сам.

- Зови Ариена, - Серов плюхнулся задом в мокрую траву, - нужно эти кусты на той стороне пожечь иначе нас как куропаток перестреляют, пока мы будем переправу ладить.

Рыцарь кивнул и вскочив в седло ускакал, капитан же принялся оказывать пострадавшим первую помощь. С тем, у кого стрела торчала из голени все было просто, благо метательный снаряд был простой с кованным четырехгранным «бронебойным» наконечником, без всяких зазубрин и прочей гадости. Барон обильно полил рану из заветной фляжки и по-простому выдернул инородный объект. Раненный отреагировал лишь громким зубовным скрежетом – все же люди в этом времени покрепче. Перевязка, чтобы кровь понапрасну не терять и все – свободен: если рана не загноится – будет жить.

Со вторым раненным было сложнее: стрела в живот в эти времена означала смерть в девяноста процентах случаев и уж тут компетенции барона по оказанию первой помощи явно не хватало. Оставалось лишь послать кого-то за местными коновалами – в большом селе точно найдется кто-то, кто пользует если не людей так скотину – и сдать пострадавшего с рук на руки. Ну еще можно было магов послать, чтобы энергией подпитали, что Серов тоже практиковал, зарабатывая этим неподдельное уважение среди своих солдат. Вообще феодалов, которые относятся к пехоте из крестьян не как расходному мясу, было не так много.

«Нда, кажется тут придется воевать по-взрослому», - Барон все также сидел на траве под дождем, безучастно наблюдая за суетой вокруг. Вот подъехал маг с учениками, они что-то вместе продекламировали, сделали несколько синхронных движений и через реку пошла целая волна пламени поджигая все на своем пути. Если бы не дождливая погода мог бы получиться знатный пожар, а так, уничтожив все более-менее легко воспламеняемое топливо, огонь быстро сошел на нет. Впрочем, вопрос «зеленки» на той стороне действительно больше не стоял.

В итоге с переправой действительно провозились весь день.

«Одно радует», - Серов был настроен пессимистично, - «еще одну ночь под крышей проведем».

Большую часть следующего дня потратили на то, чтобы добраться до замка Хэдел, хотя было там от реки от силы километров десять. Дорога окончательно раскисла, телеги приходилось то и дело вытаскивать из грязи, попутно окунаясь туда самим по уши. Радости добавляли редкие стрелы, прилетавшие из зарослей, собравшие хоть небольшой – два трупа и несколько легко раненных – но весьма обидный урожай. Благо по осени часть листвы уже облетела и поэтому укромных мест откуда можно было пустить стрелу осталось не так много.

К цели человеческая змея, измазанная в земле по самое небалуйся, доползла лишь во второй половине короткого осеннего дня. Даже думать о каких-то активных действиях после такого тяжелого перехода не хотелось, поэтому Серов отдал приказ ставить лагерь, благо к вечеру дождь перестал, и теперь мокро было только снизу, а сверху просто ветрено и холодно.

Быстро поставили палатки и разожгли костры. Обильная горячая пища – а на питании своих солдат Серов и не думал экономить – небольшая «винная порция», выданная, впрочем, спиртом, немного подняли общее настроение. После отдыха часть людей отправилось мастерить лестницы и осадные щиты – учитывая, что леса вокруг навалом такие вещи гораздо проще сделать на месте, чем тащить с собой.

Из замка на этот раз никто на переговоры не появлялся, видимо барон Хэдел посчитал, что обсуждать ему с вторженцами нечего. В общем-то это было не далеко от истины, учитывая, что Серов уже потерял десяток человек убитыми и раненными, никаких мягких условий предлагать он действительно не собирался. А когда молчат дипломаты – говорят пушки.

Ночью ударил первый в этом году заморозок, покрыв траву и оставшиеся на деревьях листья тонким слоем изморози. В свете появившегося из-за облаков солнца мелкие кристаллики льда были похожи не рассыпанные по полю бриллианты, вчерашние лужи покрылись тонкой корочкой, а земля перестала проседать при каждом шаге. Так что, никто перемене погоды не расстроился, скорее даже наоборот – лучше небольшой минус и солнце, чем такой же небольшой плюс и дождь.

Замок, который предстояло штурмовать особо не впечатлял. Скорее это было разжиревшее укрепленное поместье, чем настоящая крепость. Большое каменное здание, выполнявшее роль донжона, отходящие от него две стены, пара башен и ворота, замыкающие небольшой замковый двор. Конечно, окон на внешней стороне главного здание не было, но по прикидкам Серова, вряд ли вся эта конструкция способна была выдержать, например, обстрел из метательных машин. Да и гарнизон тут разместить большой вряд ли получилось бы. Единственным отличием этого строения в положительную строну в сравнении с виденными раньше, был не глубокий ров, заполненный после дождей едва на половину. Видимо в сухую погоду воды там не было совсем.

Пока Александр сотоварищи проводил рекогносцировку, оперативная обстановка на фронте резко изменилась – из-за деревьев на дальнем конце луга появились неопознанные сначала всадники. Покрутившись на месте и рассмотрев все вокруг они развернулись и рванули обратно.

«Передовой дозор», - сразу понял капитан и не ошибся.

Еще через несколько минут с той же стороны начали выходить и строиться в линию несколько десятков хорошо вооруженных конных воинов. Точное количество, как и личности новоприбывших с такого расстояния рассмотреть было проблематично, даже с учетом оптики, а вот флаг, развевающийся на утреннем ветру, был Серову до боли знаком. И вот кого-кого, а его владельца капитан тут увидеть совсем не ожидал. Пять серебряных лилий в лазоревом поле – почти как у французских королей – барон Терс собственной персоной.

- Сер Гурдион, вы со мной, - бросил Серов через плечо и ткнул пятками бока лошади. Та, как будто радостно фыркнула и дала с места в галоп, разбрасывая комья подмороженной земли из-под копыт. От группы всадников с другой стороны поля тоже отделилось несколько человек и поскакало навстречу Александру.

Сцена получилась весьма кинематографичная: утро, ветер развевает знамена, красавцы рыцари на боевых конях скачут по скошенному лугу – красота! Не хватало только дрона, который снял бы все это дело с высоты птичьего полета на фоне средневекового замка. Сделать скорость воспроизведения 0.5, наложить героическую музыку и выложить в сеть, собирать лайки.

«Какие только мысли не лезут подчас в голову», - усмехнулся капитан, - «причем в самый неподходящий момент».

- Барон Терс! – Александр коротко кивнул, приветствуя человека, посвятившего его в рыцари.

- Барон Серов, - отзеркалил движение капитана оппонент.

- Не ожидал вас тут увидеть. Помнится, ваши земли лежат чуть западнее, или что-то поменялось? У меня возникло пара вопросов к барону Хэдел, - капитан движением головы указал на замок слева, из открытых ворот которого как раз выплескивалась дружина этого феодала. Весьма немногочисленная, судя по всему. – Я собирался решить эти вопросы наедине, не привлекая посторонних.

- Это так, западнее. Но когда кто-то из соседей начинает вносить смуту в заведенный порядок, приходится вмешиваться. Не скажу, что я от этого в восторге, но что поделать, - барон Терс используя весь доступный ему актерский талант изобразил сожаление. Получилось так себе. – Ты Александр забыл, с чего начался твой путь в качестве барона. Никто не любит выскочек, а здесь в вольных баронствах это просто вопрос выживания.

Серов еще раз склонил голову, как бы принимая несколько наставнический тон собеседника. Воевать с человеком, с которым сложились достаточно теплые отношения, ему не хотелось совершенно.

- А вы не думаете, барон, что даже ваших совместных сил не хватит, чтобы меня одолеть? Я примерно помню размер вашей дружины и вряд ли что-то за год сильно изменилось.

- Ну у тебя же изменилось, - барон Терс с улыбкой отреагировал на неприкрытую угрозу. – Вон сколько солдат умудрился вооружить, где только денег на все нашел… Дело в том, Александр, что своими действиями ты не только мое внимание привлек, но и прочих окрестных владетелей. Поэтому воевать с тобой вдвоем мы не будем – подождем, пока другие подойдут и уже сообща растопчем твоих крестьян. Ну а если ты попробуешь меня атаковать, посмотрим, как твоя пехота будет весело бегать за моей кавалерией.

- И что вам от меня нужно? - Серова перспектива, описанная оппонентом, вполне впечатлила. Если сюда действительно двигаются другие феодалы с отрядами, все может закончиться весьма плачевно. Он немного нервно обернулся и посмотрел на своих солдат, не торопясь разворачивающихся в боевое построение. Все нормально, Элей все видит и контролирует, если эти двое вдруг решат атаковать, неожиданностью это не станет.

- Все просто, Александр. Ты уходишь из всех замков кроме одного. Соберем соседей, найдем им новых владельцев, ну и по деревням решим заодно, что тебе останется, а что им отойдет.

Серова такое предложение конечно же не устраивало. Совсем не для того он суетился весь год, чтобы теперь откатываться на точку старта. Секунд тридцать он молчал, пытаясь придумать ответ, в котором не содержалось бы прямое предложение пройти пешеходно-половым маршрутом.

Сумев взять себя в руки, капитан вместо этого улыбнулся и предложил:

- Поговорим один на один? – И сделал движение рукой в сторону. Понятное, дело что перед «пацанами» нужно держать лицо, наедине же можно было высказать все что думаешь.

Барон Терс был явно удивлен таким предложением, было буквально видно, как крутятся у него в голове шестеренки, просчитывая ситуацию.

- Можно, - спустя минуту размышлений ответил он.

Бароны тронули коней и отъехали от сопровождающих их воинов на десяток метров. Недалеко, но достаточно чтобы оброненные тут слова не достигли чужих ушей.

- Я совершенно не хочу с вами воевать, барон, - крайне осторожно подбирая слова, начал Александр, - я вам очень благодарен за то, что вы для меня сделали, хоть это и делалось исходя из своей выгоды, но тем не менее. И вы же понимаете, что сдаваться я не буду, а скорее перебью всех окрестных владетелей, чем позволю забрать то, что считаю своим.

- В таком случае, я не совсем понимаю, что мы обсуждаем, - барон Терс видимо ожидал услышать несколько другое вступление.

- Я хочу сделать вам предложение, только очень подумайте, прежде чем отвечать на него. Барону Хэдел принадлежит пара деревенек и изрядный кус земли на вашей стороне реки. Я предлагаю вам его забрать себе в обмен на невмешательство.

- Почему ты думаешь, что мне это интересно? - В лицо капитана впился колючий взгляд слегка прищуренных серых глаз. – Что мешает мне забрать их потом по праву силы, устранив сначала угрозу своим границам.

- Попробую объяснить, - кивнул Серов, принимая возражение, - я сюда приперся и целый год пахал не для того, чтобы сейчас все отдавать, поэтому вам придется воевать. Воевать долго и без гарантий на успех. Вы слышали про моих магов?

Барон Терс несколько неуверенно кивнул. Люди в глуши с магией сталкивались не часто и оттого испытывали к ней определенный пиетет.

- Так вот с учетом магов, размера моего войска и финансовых возможностей, а в том, что у меня есть финансовые возможности, надеюсь вы не сомневаетесь?

Барон кивнул еще раз, то, что у Александра куча денег, было понятно и куда менее проницательному человеку, иначе бы Серов просто не смог сделать вот это все за один год. Рыцарь уже перестал улыбаться и все больше начал хмуриться.

- А еще учитывая состояние отрядов всех владетелей к востоку, пострадавших от известных событий весной. Нет, я не сомневаюсь, что против меня рано или поздно смогут собрать серьезную коалицию. Наверное. Но это будет не сегодня.

Настала очередь задуматься оппоненту. Барон Терс молчал минуты три, а потом неожиданно спросил:

- Чей ты сын, Александр? Кто за этим стоит?

Серов вопросительно поднял бровь, предлагая раскрыть вопрос подробнее.

- Ты появляешься с кучкой оборванцев ниоткуда. Как бы случайно становишься рыцарем и бароном, а через год у тебя уже две сотни человек под рукой, торговля налажена, маг этот опять же. Новое оружие, новые товары. Так не бывает, - барон Терс ухватил мысль за хвост и теперь набрасывал факты, непонятно кого пытаясь убедить в своей правоте, Серова или себя.

- Не могу ответить на этот вопрос, - Александр как мог старался не заржать – его оппонент в переговорах перемудрил сам себя, найдя двойной смысл там где его не было. Грех было этим не воспользоваться. – Скажу только, что очень скоро все кардинально изменится. Вольным баронствам приходит конец, нравится вам это или нет. Местным владетелям придется либо приспособиться, либо освободить место для других.

Опять на несколько минут повисает тишина, барону нужно было обдумать полученную – ну или придуманную им же – информацию, а капитан не видел смысла его подгонять. Он еще раз обернулся – все три отряда так и стояли на своих местах, пока никто не двигался со своих позиций.

- И как ты видишь возможность приспособиться? - Наконец подает голос барон Терс. – Какое место будет отведено в будущем мироустройстве таким баронам как я?

- Для начала, я бы хотел видеть вас своим союзником. А дальше… кто знает, что будет дальше.

- И все же?

Александр понял, что отделаться общими фразами не удастся и придется собеседнику обещать что-то конкретное. Вот только он вообще не знал, что! Нужно было озвучить контуры какого-то плана, который собеседник сам себе только что придумал и желательно сделать это хоть сколько-нибудь достоверно. И при этом не напугать – вряд ли выросший на идеалах вассальной системы феодал будет рад идее построения абсолютной монархии, не говоря уже про всякие там демократии с народовластиями.

- Будет новое королевство, - озвучил практически первое, что пришло в голову капитан, - не завтра, конечно, но в ближайшие годы. Всего, я рассказать не могу, конечно, но планы у нас обширные. Вот это вот все – это чтобы подготовить какую-никакую базу и при этом не вспугнуть всех вокруг.

Объяснение, конечно, получилось на троечку с минусом, но за полминуты Серов ничего лучше не придумал, да и, наверное, не нужно было – пусть барон сам додумывает детали, упражняется в логических построениях.

- Ага… Ну конечно, - собеседник задумчиво потер подбородок, - как же я не догадался!

- Что скажете, барон? Я могу считать вас своим союзником?

Феодал поднял задумчивый взгляд на Александра, помолчал немного и кивнул.

- Я, по правде говоря, не очень верю, что вам все удастся, окрестные бароны – понятно, никакой реальной силы здесь никто не имеет. Небольшие города типа того же Берсонзона, с которым у вас, как я слышал уже, были проблемы, в общем-то тоже. Но вот что вы собираетесь делать, когда до властей Игела дойдет новость, что тут начинает расти серьезный игрок?

- Властей Игела? – Не сразу ухватил мысль Александр, чем едва не спустил в выгребную яму все переговоры.

- Ну, ты же не думаешь, что Норлиг Седьмой так просто позволит появиться новому королевству на землях, которые он считает своим задним двором?

- Ах, это, - как можно беспечнее попытался ответить Серов, - во-первых это будет не завтра и даже не послезавтра, а во-вторых, им займутся другие люди, и не только люди. Ему и другим королям будет не до нас.

- Хорошо, я согласен. Я увожу войска и забираю две деревни на моем берегу реки, - Серов было дернулся возразить, что союзнические отношения в его понимании выглядят немного по-другому, и предполагают общие действия и уже потом раздел добычи, но сумел сдержаться. Такой результат его в общем-то тоже устраивал.

На этом «переговоры на высшем уровне» закончились. Оба барона вернулись к своим сопровождающим, попрощались и двинули обратно, вновь разъезжаясь в противоположные концы поля.

- Готовсь!!! – Серов прокричал команду приближаясь в строю своих солдат. Стоило пользоваться ситуацией, раз уж выпала такая возможность. – Вперед шагом марш!!!

Строй подобно единому организму начал неспешное продвижение вперед – первыми два ряда копейщиков, держащих свое оружие пока вертикально, позади арбалетчики, конница на флангах.

- Значит так, барон Терс учувствовать в сражении не будет. Нужно успеть прижать дружину Хэдела к стене и не дать им успеть отступить в замок, понятно? – Выпалил капитан на одном дыхании, подскочив к штабной группе – Элею, Браду и еще паре «офицеров». – Впрочем, все равно выдели полусотню, чтобы фланг контролировала – не стоит вводить человека в искушение.

- Понял, - мгновенно осознал изменившийся расклад главнокомандующий и начал в пулеметном темпе раздавать приказания.

Еще спустя буквально пять минут строй «сломался»: три четверти линии начали забирать влево, становясь фронтом к замку и коннице барона Хэдел, а еще четверть, изобразив большую букву «Г» осталась прикрывать правый фланг от возможного удара нового «союзника». Видимо осаждённый феодал начал что-то подозревать – тут уж и совсем тупой смекнул бы что дело не чисто – поэтому засуетился, и его всадники начали сдвигаться в сторону замковых ворот. На это у Элея было заготовлен свой козырь – три десятка его конницы, оставленной на левом фланге, мгновенно ускорились и опасно нависли над вражеским строем, угрожая ударить в тыл. Понятное дело, что не полных три десятка капитановой легкой кавалерии с четырьмя десятками вражеской тяжелой в открытой рубке справиться не смогли бы. Но этого и не требовалось – достаточно было не дать спокойно проскочить узость ворот, беспокоя редкими стрелами и угрожая при случае «откусить» арьергард.

Неизвестно, что щелкнуло в этот момент у Хэдела в голове – может от подумал, что барон Терс поддержит его, а может решил, что отступить уже не получится, и нужно прорываться – но весь конный кулак барона одновременно развернулся и пришпорив лошадей устремился в атаку. Нельзя не признать, что выглядело это эффектно: закованные в железо рыцари, развевающиеся на ветру знамена, лошади в нетерпении кусающие удила… Сто пятьдесят метров, сто двадцать – звучит команда, копейщики останавливаются и приседают на одно колено, залп арбалетчиков. Треть примерно всадников вылетает из седел, крики людей, ржание раненных лошадей.

Восемьдесят метров, шестьдесят, сорок – еще один залп – на этот раз остро отточенная сталь собирает еще более обильный урожай: в седле остается едва ли десяток бойцов, перед которыми как по мановению волшебной палочки вырастает двойная стена копий. Деморализованные всадники даже не пытаясь штурмовать стену копий, разворачиваются и нахлестывая лошадей пытаются удрать, разбегаясь в разные стороны подобно тараканам. Сделать это им будет весьма сложно, учитывая, что за ними в погоню мгновенно бросилась легкая конница Александра. Это в прямой рубке они не сильны, а вот убегающих сечь – это завсегда пожалуйста.

Серов отвлекся от происходящего перед ним побоища и повернул голову вправо – там на краю леса дружина барона Терса начала медленно втягивается на узкую лесную дорогу ведущую обратно в его владения. Видимо он понял, то больше ничего интересного здесь не увидит – и действительно основные принципы, по которым воюет армия капитана, барон Терс рассмотрел, можно было и домой двигать.

Сражение под стенами замка меж тем совсем угасло – по полю боя шастало несколько десятков бойцов – добивали тяжело раненных, перевязывали тех, кого еще можно было спасти, ловили лошадей и собирали трофеи.

- Видимо на ужин у нас сегодня будет конина, - озвучил общую мысль кто-то из окружающих капитана бойцов, вызвав общий задорный смех. Не то чтобы с мясом были какие-то проблемы, но в эти времена никто и не думал упускать возможность лишний раз пожрать свежего мяса.

- Да и на завтрак, тоже, - отозвался другой.

Серову было искренне жаль погибших и покалеченных – что в итоге одно и тоже – лошадей, причем гораздо больше, чем их владельцев. Лошади во всяком случае не хотели его убить.

- Двадцать восемь убитых, включая барона. Тринадцать более-менее легко раненных. Четверо удрали, - спустя десяток минут озвучил результат прошедшего сражения, подъехавший Элей. – У нас убитых нет, раненных тоже. Один чудила ногу подвернул.

Голос главнокомандующего так и сочился удовлетворением – и правда, не часто получается выигрывать бои с таким соотношением потерь.

- Ну что, - Серов с улыбкой хлопнул своего полководца по плечу, - пойдем тогда постучим в ворота замка. Глядишь и откроют.

Взяв с собой десяток драбантов и вездесущего мага, чье участие на этот раз не понадобилось, Александр двинул к воротам, не приближусь, впрочем, совсем уж вплотную – глупо было бы уже после победы словить шальную стрелу. Хотя, судя по всему, особо стрелять там было некому – меж зубцов замковой стены то и дело выглядывали любопытные головы, все сплошь женские и детские.

- Эй вы там, наверху! – Прокричал барон, используя всю мощь легких. – Открывайте по-хорошему и мы отпустим всех, кто захочет уйти. Если заставите лезть через стену – всех повесим к демоновой матери!

Некоторое время никто не отвечал, Александр уже даже действительно решил, что придется отправлять людей за лестницами, предусмотрительно заготовленными прошлым вечером, но нет - обошлось. С той стороны стены послышались звуки громкой ругани, был слышен визгливый женский голос, который в какой-то момент перешел в откровенный крик, а потом резко оборвался. Спустя полминуты из бойницы выглянула голова пожилого мужчины, заросшая до предела косматыми седыми волосами.

- Чичас, ваша милость! Откроем! Тут эта… Неприятность с баронессой случилась. Открывать не хотела, отбиваться до последнего говорила будет. Оступилась она, в общем и упала со стены.

Выдав такой неожиданный немного перфоманс, голова скрылась обратно. А еще спустя пару минут, створки ворот медленно поползли в стороны, открывая свободную дорогу для завоевателей.

Интерлюдия 3

Когда-то очень давно гномы жили только на севере континента, заселив никому до тех пор не особо нужные предгорья, долины, а главное – недра под горами глубоко ниже уровня моря. Впрочем, кто в этих местах вел отсчет высоты от находящегося за тысячи километров океана?

Никто не помнит, откуда пришли бородачи, даже они сами. Даже эльфы, которые к тому времени уже обжили большую часть континента. Здесь опять же нет ничего удивительного – длинноухие всегда мало обращали внимания на копошащихся вокруг них короткоживущих. Вот он есть а вот его уже нет. Как в старом анекдоте – «чего с вами общаться, вы каждый год новые». Ну а потом, когда по эльфийским лесам огнем и мечем прошли люди, ушастым стало тем более не до сохранения памяти о предках ныне живущих гномов. Себя бы не забыть.

Так, ни с кем особо не воюя – бородатые не рвались воевать на поверхности, а дураков лезть к ним в норы долго не находилось, - занимаясь в основном торговлей и ремеслами, гномы сначала колонизировали южную гряду, отделяющую северные плодородные земли от южных саванн и пустынь, а потом сделали попытку подмять под себя хребет, находящийся на восточном берегу Узкого моря.

Тут то коротышкам и объяснили, что жить в норах и соответственно воевать в узких подгорных тоннелях умеют не только они. Что там произошло, доподлинно неизвестно, однако гномы уносили свои короткие ножки оттуда так что пятки сверкали ярче солнца, а разумные, живущие на поверхности узнали про новую расу – гоблинов.

Тоже не отличающиеся богатырским ростом человечки с бледной без солнечного света кожей и огромными ушами на поверхности почти не показывалась, торговой деятельности особо не вела и главное – отличалась по рассказам гномов феерической плодовитостью, успевая воспроизводить воинов в таком темпе, что бородачи просто не успевали всех убивать. Впрочем дело обстояло так только с их слов, можно ли верить россказням проигравшего в том, что его «завалили трупами», каждый решает для себя сам, одно ясно – у гоблинов этого выяснить точно не удастся.

Со временем гномы колонизировавшие южную гряду отделились в политическом смысле, создав новое королевство, сохраняя, впрочем, с бывшей метрополией достаточно тесные связи в культурном военном и политическом аспекте, не забывая при этом жестко конкурировать в экономическом.

Политическое устройство двух подгорных государств несколько отличалось: и там и там была монархия, но если на юге это была более-менее традиционная система с наследованием от отца к сыну, то на севере – монарх был выборным, и имел весьма ограниченные полномочия. Выбирал короля совет глав кланов, коих было не много не мало, а целых двести семьдесят три, и основная политическая жизнь под горой разворачивалась именно на этом уровне, оставляя монарху функции оперативного управления и командования армией в случае войны.

Кланы эти были не однородны между собой – бедные и богатые, разветвленные и угасающие, занимающиеся торговлей, ремеслами, финансами, наемничеством, ориентирующиеся на разные государства людей и даже орков во внешней политике. В общем – все как везде. Соответственно и между собой отношения у всех были очень и очень разные. Кланы активно создавали союзы, интриговали друг против друга, творили мелкие, а порой и весьма чувствительные пакости, и даже порой устраивали небольшие междоусобные войнушки, никогда, впрочем, не выходящие за определенные рамки.

Клан Кристального Колеса в основном занимался торговлей с человеческими королевствами, лежащими к юго-западу от Северных гор, вследствие чего имел достаточно разветвленную сеть агентов в каждом более-менее крупном населенном пункте. Нет ничего удивительного в том, что иногда эти гномы, занимающееся в основном коммерческими делами, пропадали становясь жертвами разбойников, конкурентов, а порой и местной тайной стражи, в том случае, когда пытались сунуть свой нос туда, где им были не рады. Такие случаи были не редки, но каждый раз вызывали острую реакцию всех причастных – сплочённость коротышек давно стала притчей во языцех.

Поэтому, когда объявился похороненный уже всеми Дрор – он прислал письмо, причем самой обычной не магической почтой – это вызвало вполне естественный радостный переполох среди всех знакомых, родственников и коллег. В письме, дошедшем до адресатов в середине осени признанный, уже было погибшим гном не только описал историю своих злоключений – она в общем-то была достаточно типичной – гораздо интереснее были обстоятельства, при которых Дрор снова смог обрести свободу.

В первую очередь однорукий теперь гном обращал внимание своих соклановцев на личность совершенно необычного человека, спасшего его и давшего кров, стол и возможность снова почувствовать себя нужным. Барон Серов, по его словам, отличался от всех других людей столь значительно, что гному было даже странно, что этого вокруг никто не замечает. Другая манера разговаривать, странные доселе не слышанные сентенции, то и дело сыплющиеся из человека, целая пачка новых изобретений, а главное – способ выстраивать отношения с другими людьми. У барона совершенно отсутствовало чувство сословной дистанции, которую большая часть людей впитывает с молоком матери. Ну а то, что барон был другом гномов – Дрор сразу приметил характерный перстень на его пальце – и даже попал сферу интересов длинноухих, делало его совсем не заурядной личностью.

По этому поводу на ближайшем совете клана встал вопрос об ответных мерах и о реакции на произошедшее. Да и информацию о необычном человеке тоже следовало обсудить.

Небольшое помещение, освещенное магическими светильниками, семеро гномов, сидящих да длинным столом – замени бородачей на людей и разницы особой не заметишь. Разве что искусственное освещение для других обитателей континента было редкостью, с которой сталкивались в основном только шахтеры и другие подобные профессии, а для гномов было нормой жизни. Эти самые магические светильники наравне с продовольствием, древесиной и тканями были основной статьей экспорта человеческих королевств в земли гномов.

- Хорошо, с этим разобрались, - кивнул Дорбин – глава клана Кристального Колеса. – Дальше хотелось бы обсудить письмо Дрора. Все с ним ознакомились?

Гномы дружно закивали. Зашелестела бумага, тихонько скрипнул деревянный стул. Вообще дерево под горой было товаром дорогим и дефицитным, гномы старались тратить его как можно меньше. Впрочем, к рабочему кабинету главы торгового клана это конечно не относилось.

- В таком случае, первый вопрос – как реагировать на похищение представителя клана, пытки и все прочее? Учитывая, что сам виновник ответить за это не сможет ввиду безвременной хм.. кончины?

- Потребовать заплатить виру? – Отозвался Сторг первый помощник и «министр экономики» клана. Хотя скорее правильнее перевести его должность можно было как «казначей».

- Ну от тебя другого мы и не ожидали, - ворчливо бросил Кроперт – начальник над вооруженными силами.

- А ты предлагаешь этот городишко, как его там? Берсонзон. Сжечь? Ну давай, вперед, - немного насмешливо отозвался канцлер.

- Потребовать голову старшего сына. Кровь за кровь, - Кроперт легонько стукнул кулаком по столу.

- Еще предложения, - глава клана окинул взглядам собравшихся. – Тогда кто за виру?

Пять рук взвились в воздух, ясно показывая политическую расстановку в клане. Собственно, в этом не было ничего странного – гномы Кристального Колеса были в первую очередь торговцами, что накладывало отпечаток на способ мышления.

- Хорошо, с этим разобрались, Сторг, вопрос с вирой на тебе, - казначей кивнул, что-что, а деньги из должников он выбивать умел. – Дальше Дрор пишет про своего спасителя, некого барона Серов. Описывает его как крайне необычного и перспективного молодого человека. Советует присмотреться.

- Дрор не тот гном, чьи слова стоит пропускать мимо ушей, - высказал свое мнение еще один советник, - уже то, что он сам решил остаться рядом с этим бароном говорит о том, что он что-то разглядел важное.

- Дрор потерял руку… - пожал плечами Кроперт, - возможно ему неприятно было возвращаться.

- Он не кузнец, - скептически поджал губы Сторг, - он координатор сети по вольным баронствам. Для его работы руки не нужны вообще – достаточно глаз, ушей и языка: смотреть, слушать и договариваться.

- Я связался с главой клана Стальной Секиры, - подал голос Дорбин, - они действительно знают такого барона. И он действительно оказал им услугу – какую, понятное дело не уточняют. Говорят, что достаточно активно с ним торгуют, характеризуют только с положительной стороны.

- Воистину интересный персонаж, - качнул головой Сторг, - если уж Стальная Секира считает человека достойным дружбы…

Присутствующие согласно закивали – кузнецы отличались весьма суровым нравом и в отличие от тех же торговцев гораздо тяжелее сходились с другими расами.

- Предложения?

- Ну в первую очередь нужно отправить Дрору денег, - Сторг как обычно в первую очередь думал о финансах, - не дело это когда бумажное письмо до нас два месяца идет.

- Согласен, - кивнул глава. – Что еще?

- Я бы отправил пару молодых бойцов, осмотреться прикрыть если нужно. Опять же если бароном интересуются длинноухие, есть смысл иметь возможность как-то реагировать на быстро меняющиеся обстоятельства, - это уже высказался министр обороны.

- Никто не против? – Голосов «против» не последовало, - хорошо, тогда бойцы на тебе.

- С вашего позволения я еще одного своего гнома добавлю, - негромко вклинился глава разведки, контрразведки, в общем – аналога службы безопасности. – Меня этот человек заинтересовал.

- Согласен, - еще раз кивнул Дорбин, - лишним не будет. Тогда с эти решили. Следящее – из нескольких источников пришла весть о нездоровом шевелении ушастых в районе Закрытого королевства. Более того эта информация дошла до его королевского величества и будет обсуждаться на следующем Малом Совете. Есть у кого-нибудь мысли по этому поводу?

Глава 11

После скоропостижной смерти баронессы, остальная родня – целый курятник из женщин разной степени потасканности и детей разного же возраста – были изрядно напуганы и не ожидали от захватчиков ничего хорошего. Впрочем, Серов после удачно сложившегося сражения и отменившейся необходимости штурмовать стены настроен был весьма благодушно и никаких репрессий применять не стал. Вместо этого по сложившейся уже схеме выделил одну телегу из замкового парка и дал полчаса на сборы.

- Хотя, - пожал плечами Александр, - если кто-то хочет остаться – я не против. Но на правах обслуги – других хозяев мне тут не нужно. Могут остаться дети до пяти лет – обещаю хорошо их воспитать и дать образование.

Особого энтузиазма по поводу превращения в обслуживающий персонал женщины не высказали и принялись в лихорадочном темпе собирать монатки. Перед этим Серов, конечно, не забыл приставить к дверям хозяйских покоев и баронского кабинета своих бойцов, чтобы вместе с беженцами случайно не уехали какие-то лишние ценные вещи.

Александр предпочел переждать эту бурю, сопровождающуюся криками, стонами и рыданиям подальше. Для этого он поднялся на самую высокую точку замка – одну из двух почему-то несимметричных башен и уделил внимание открывшимся сверху видам.

От созерцания местных красот, которые надо сказать ничем не отличались от десятков похожих пейзажей виденных бароном за последние полтора года, Александра оторвало тихонькое покашливание за спиной. Он обернулся и увидел перед собой женщину, нет скорее девушку лет шестнадцати-двадцати, низко опустившую голову и смущенно смотрящую в пол перед собой.

- Да?

- Ваша милость, вы говорили, что мы можем остаться в замке?

- Мы это кто? – Для начала захотел прояснить капитан.

- Меня зовут Никара. Я жена младшего брата нашего барона. Была женой, - поправилась девушка, видимо брату барона сегодня тоже не повезло, - и со мной сын четыре лет от роду.

- И чего ты хочешь, Никара?

- Позвольте нам остаться, нам некуда идти, а сейчас зима и мы просто замерзнем…

- Я озвучил свое предложение, оно действительно для всех, в том числе и для вас, - перспективы у девушки в случае отсутствия родственников действительно вырисовывались безрадостные. Впрочем, нельзя сказать, что Серова это сильно задевало – всем он помочь точно не сможет, а ценность жизни местной мелкой дворянки для него ничем не выше чем любой крестьянки из его владений. – Можете оставаться. После того как мы разберемся с этим замком, я назначу коменданта и сообщу ему о тебе. Он и определит тебе работу, бездельников кормить я не собираюсь.

- Да, ваша милость, конечно. Может быть, я могла бы вам как-то еще пригодиться? – Девушка подняла покрасневшее то ли от стыда, то ли от мороза лицо и посмотрела в глаза Александру. При детальном рассмотрении, Никара оказалась очень красивой девушкой – длинные волосы, правильные черты лица, чуть вздернутый носик и огромные миндалевидные глаза: просто мечта анимешника.

Оценив лицо, Серов непроизвольно перевел взгляд ниже – фигура судя по всему тоже не подкачала – все нужные выпуклости и вогнутости были на месте и даже верхняя одежда не могла их скрыть.

«Заманчиво», - мысленно облизнулся барон, - «вот только не создам ли я себе пачку проблем. Присунуть ей – это конечно замечательно, но ведь об этом завтра будут знать все, включая Мариетту. Хрен знает, как она к этому отнесется – может как нормально – патриархальное общество и все такое, а если нет. Нужна мне рассерженная беременная жена?»

- Я понял, ступай, - Серов сделал характерное движение рукой и отвернулся, - я подумаю.

А через полчаса, когда беженцы, принявшие для себя решение не оставаться – возможно им просто было куда идти – покинули ставший чужим родной дом, Серов отправился заниматься самым приятным делом. Не тем чем вы подумали – разбирать захваченную добычу.

В этом замке добыча оказалась не лучше, чем в предыдущем. Та же пустая казна, отсутствие каких-либо основательных припасов или других источников поживиться. И если в замке Ваффел – капитан пока не придумал, как ему переименовать его новые приобретения – был хотя бы приличный табун лошадей, то в этот раз конское поголовье изрядно проредили во время неудачного для бывшего владельца сражения. Ну как сражения – избиения.

В общем, вопрос с быстрым исправлением своего материального состояния опять отложился на неопределенный срок. С другой стороны – захваченного в двух замках имущества в купе с боевыми трофеями, если их продать по сходной цене, точно хватит на текущие расходы, поэтому можно сказать что Серов больше прибеднялся, чем реально страдал от нехватки хорошей добычи. И да, с добычей в этот раз все оказалось не так однозначно…

- Что у тебя тут? – Ариен уже был слегка навеселе, да и бокал с чем-то явно алкогольным в его руке явно намекал на начавшийся праздник. Как и прошлый раз Серов объявил день отдыха, сам же закопавшись в бумаги баронства.

- Да вот, - Александр отбросил осточертевшие уже документы и со вздохом потер глаза. Он даже не обратил внимания, что на улице стемнело и кто-то из местных услужливо принес пару здоровых бронзовых пятисвечников, дающих более-менее приличное освещение. – Не могу разобраться никак.

- Что? Барон был беден, и ты никак не можешь понять куда он тратил все деньги? – Маг видимо был невысокого мнения о финансовой грамотности окрестных феодалов.

- Наоборот, - качнул головой капитан, - Откуда-то регулярно поступали достаточно приличные суммы. Примерно раз в месяц буквально из воздуха появляется около пяти корон. Иногда больше, иногда меньше.

- Не так уж и много, - скептически скривился маг. Он, будучи последние полтора года на полном «государственном обеспечении», уже забыл, что такое студенческое безденежье и сумма в пять золотых его не впечатлила.

- Один раз не много, - кивнул Серов, - но каждый месяц… Я был бы совсем не против присосаться к этому живительному источнику.

- Могу тебе предложить испить из другого источника, тоже живительного хоть и не такого ценного, - Ариен приподнял бокал, намекая на небольшую пьянку.

Александр подумал-подумал и, плюнув на все, решил отложить все дела на завтра – сил думать уже не было.

- Что там у тебя, - капитан протянул руку, в которую маг незамедлительно вложил сосуд с той самой живительной влагой. – Фу, кислятина! Где ты эту гадость раздобыл?

- Внизу, - мага качество напитка видимо не смущало, поэтому увидев реакцию друга он мгновенно выхватил бокал обратно и сделал большой глоток, - там Брад выкатил из подвала бочонок, оседлал его, вооружился здоровенным черпаком и крича, что он де Бог вина Бакуз, начал причащать всех желающих. Как ты понимаешь от желающих отбоя нет.

"Бакуз", - зацепился капитан за знакомое слово, - "не слишком ли это похоже на римского Бахуса. Нет положительно есть какая-то связь между мирами и без меня".

А вслух сказал:

- Бардак. Надеюсь караулу не наливают.

- Не, - махнул рукой Ариен, - Элей бдит!

- Ну ладно. Тогда можно и расслабиться.

Капитан в задумчивости почесал прилично отросшую за последние дни щетину – она как раз было той самой чесучей длины, которая бесит больше всего, но до бритья руки никак не доходили.

- Вот там в шкафу, - капитан жестом указал направление, - есть пара бутылок гораздо более приличного пойла, чем та гадость, которую пьешь ты. И пара чистых бокалов там тоже найдется.

- Понял! – Два раза намекать магу было не нужно . Он с энтузиазмом хоть и немного нетвердо подошёл к обозначенному предмету мебели, открыл створки и чем-то пару раз звякнул. После чего подозрительно затих.

Выждав для приличия пару минут, Александр возмущено крикнул:

- Ну ты что? Заснул там что ли?

- Подожди, - ответил маг неожиданно совершенно трезвым голосом, - я кажется что-то нашел.

- Что ты там мог найти? Совесть свою давно утраченную? – Проворчал капитан, но встал и сам подошел к шкафу, не забыв прихватить канделябр для освещения.

- Не, ее я на пакет с засахаренными орехами обменял, в детстве еще. До сих пор считаю это самой выгодной сделкой, - машинально отшутился маг, но по голосу было слышно, что думает он сейчас совсем не об этом.

- Что тут?

- Там за стенкой шкафа какое-то мерцание – то ли отголосок ауры магической, то ли нить какого-то заклинания старого, при постройке замка в стену вделанного, не до конца развеялась. Не могу понять.

- А ну дай мне… - Серов одним движением отстранил не отличавшегося богатырским телосложением мага в сторону. Без магического зрения задняя стенка шкафа выглядела совершенно обычно. – Здесь?

Маг кивнул, не забыв отобразить на лице все что он думает про людей, лезущих в магию и не имеющих при этом к ней способностей.

- Подержи, - капитан протянул другу канделябр, но в ответ услышал только стон. Маг схватил бронзового монстра и грохотом поставил на стол, после чего прошептал пару слов и зажег в руке яркого светляка, от которого света было гораздо больше. – Ага, спасибо, так лучше.

Для начала Серов попытался отодвинуть шкаф от стены, но тот был как-бы вделан нее и на все усилия барона не поддавался. Это показалось ему странным, ведь остальная мебель в комнате была вполне транспортабельна, и Александр начал методично постукивать заднюю стенку шкафа в поисках чего-то необычного. И что характерно – нашел, гулкий звук возвестил о наличии с той стороны неучтенной полости.

Еще спустя несколько минут заинтересовавший друзей предмет мебели был очищен от всех лишних предметов – пара книг, несколько бутылок вина с соответствующей посудой, какие-то статуэтки и прочая мелочевка переместилась на рабочий стол, а барон с магом принялись изучать каждый сантиметр шкафа в поисках запора от возможного тайника. О том, что там может и не быть никакого тайника, лишь выщерблина в кладке, прикрытая мебелью, они почему-то и не подумали.

- Ну что будем делать? – Вырвался вопрос из уст мага, когда спустя десять минут поисков и два бокала вина – друзья не забыли с чего все началось – никаких тайных замков найдено не было.

- Попробуем приложить грубую силу, - пожал плечами барон.

Боец, стоящий в карауле у дверей кабинета, тут же был послан за топором, который и был доставлен спустя буквально несколько минут. И еще спустя бокал вина.

- Ну что, дубинушка, ухнем, - непонятно для мага пробормотал Серов и хорошенько размахнувшись рубанул по задней стенке. Шкаф жалобно хрустнул, но выстоял. На то, чтобы размочалить неожиданно толстую доску понадобилось несколько десятков ударов.

- А ну, подсвети, - попросил Александр мага, когда доска болталась уже на одном честном слове. Маг опять зажег светляка, видно стало лучше, барон удовлетворенно кивнул и двумя движениями доломал неуступчивую деревяху. – Тут что-то есть.

В выдолбленной в каменной стене нише находился приличного размера – сантиметров пятьдесят на тридцать и высотой в двадцать – металлический сундучок. Серов потянул его на себя и крякнув от неожиданной тяжести – тот был явно не пустой – вытащил его на свет.

- Обана! – Присвиснул от удивления маг. – Я кажется догадываюсь, что это может быть. А ну ка.

Маг сделал вокруг шкатулки несколько пасов руками, после чего удовлетворенно прищёлкнул языкам.

- Ну? – Не сдержал любопытства барон.

- Ларь из черной бронзы – металла, который идеально экранирует магию. Кстати, сам по себе недешевая штука. Вот только крышка, видимо от времени, разболталась и дала мне возможность почувствовать его содержимое.

- И?!

- Хакаш.

- Что это? - Первый раз услышал такое название капитан. Маг меж тем клацнул защелкой и откинул крышку сундучка. Внутри штабелями лежали небольшие мешочки из плотной ткани. Что характерно – не пустые.

- Ты что! Это трава, которую собирают в Закрытом королевстве. Вернее, не только там, но там из-за повышенного магического фона она самая ядреная. Ее, в общем, курят и ловят цветные галлюцинации. А еще в кое-какие зелья специфические в качестве основного ингредиента идет. Но не это самое главное, - маг выдал театральную паузу, но под нетерпеливым взглядом барона раскололся, - она из за своих свойств запрещена почти во всех центральных королевствах. Вернее на нее наложена королевская монополия: если тебя поймают с хакашем без королевского патента – повесят на ближайшем суку без всяких разговоров. Ну и соответственно стоит он на черном рынке… Дорого.

- А чего запрещена, то? Ну, курят ее, ловят глюки, какая кому разница, - Серов не слышал до этого про какую-то особую заботу королевств о своем населении, так что видимо дело было не в борьбе с наркоманией. Ее и на земле-то придумали только в двадцатом веке, тут же до этого еще топать и топать.

- А дело в том, что хакаш не только приходы помогает ловить - постоянное его употребление иногда позволяет проявиться спящим магическим способностям. Но при этом вызывает жуткое привыкание и сильно бьет по организму. Особенно у тех, кто к этому делу походит без должной подготовки, а таких дураков, как ты понимаешь везде достаточно, которые думают, что успеют в случае чего до целителя добежать. На выходе же чаще всего получается съехавший с катушек, страдающий от ломки и разваливающийся на ходу маг, не способный управлять своей силой. В общем, после пары случаев, когда проснувшийся талант оказался действительно мощным, что привело к серьезным разрушениям, хакаш и запретили, к демоновой матери.

- И сколько такая партия может стоить? – Серов предчувствуя недоброе указал рукой на металлический ларь.

Маг пожал плечами:

- Точно не скажу, но в академии ходили слухи, что в рознице хакаш продают по весу на золото – два к одному. В смысле золото дешевле. Оптовые цены, как ты понимаешь, мне не известны.

- Твою мать ! – Сказать, что Серов был в ярости не сказать ничего. Он подхватил один из мешочков и, подкинув на ладони, прикинул вес – грамм двести. Быстрый пересчет дал два десятка идентичных мешочков, доставшихся ему в качестве добычи. Четыре килограмма. Восемь килограмм золотых проблем, которые даже продать быстро не получится и которые повиснут у него на ногах мертвым грузом. Просто прекрасно! – А наш-то покойный барон оказался не так прост, как казался на первый взгляд.

- Вот тебе и источник неучтенных доходов, который ты искал, - поддакнул маг. Его, судя по всему, находка хакаша не особо расстроила, скорее наоборот. Похоже, что огневик уже на ходу прикидывал, как эту траву можно использовать, возможные же проблемы Ариена не волновали. Для их решения у мага был Александр.

- Так, я предлагаю отправляться на боковую, время уже позднее, две бутылки мы с тобой приговорили, на этом остановимся. Решать, что делать с этой гадостью будем завтра, - Серов к тяжелым наркотикам относился резко негативно. В бурные девяностые не один его знакомый сгорел как свеча, познакомившись с этой гадостью слишком близко. – А решать, боюсь, придется.

- Ммм? – Маг вопросительно поднял бровь.

- Ну ты же не думаешь, что нам вот так просто подарят такую кучу золота? У нее есть хозяева, и вряд ли это местный барон. Скорее всего, этот замок – просто перевалочная база, куда привозят большие партии хакаша из Закрытого королевства, и откуда его развозят дальше по разным местам.

- Я об этом как-то не подумал, - удивленно протянул маг.

- Вот-вот. И думается мне, что скоро хозяин этого дерьма объявится.

Друзья замолчали, каждый думая о своем.

- Ладно, спокойной ночи, - Серов подхватил ларь и сунул его обратно в шкаф, туда же отправились щепки и все остальное, что оттуда достали раньше. Если закрыть створки – разгром внутри в глаза не так и сильно бросался. – Никому про траву не говори. И так проблем выше крыши – не нужно людей соблазнять на необдуманные поступки.

Маг кивнул и, тоже пожелав хорошей ночи, покинул кабинет. Да и сам барон вскоре отправился спать.

А ночью к нему пришла Никара, поэтому выспаться Серову не удалось.

***

Барон Ровиан Андиран находился в данный момент там, где и хотел быть. Он в этой жизни любил много приятных душе и телу вещей: хорошую охоту на редкого зверя, ароматное вино, красивых и недоступных женщин. Любил лошадей, оружие, но больше всего – войну. Откуда у него это, он не знал и даже не пытался анализировать, просто с детства получал удовольствие ввязываясь в любые передряги, и что самое удивительное – выходя из них чаще всего без потерь. Только недавно, буквально пару лет назад, будучи уже самовластным бароном и задолбав всех соседей своими набегами на их владения, барон не кисло отхватил от собравшихся вместе феодалов, после чего несколько поумерил свой воинственный пыл. Дураком он при всем своем вспыльчивом характере не был и прекрасно понимал, что если повезло один раз, то это не значит, что будет везти постоянно и следующий раз он легко может сложить буйну головушку в неравной сече.

И вот теперь он вел объединенное войско баронов, чтобы наказать такого же выскочку, каким был сам. Хотя дело тут было отнюдь не только в усмирении мутящего воду соседа. Впрочем, начать, наверное, нужно сначала.

Барон Серов ворвался в их тихое болото подобно смерчу – прибыл неоткуда, стал хозяином замка, потом неожиданно – еще одного. Уже в конце весны ходили разговоры о том, что стоило бы окоротить выскочку. Когда же он пришел к замку барона Ваффел с целью получения выкупа, это стало совершенно определенным звоночком и тихие разговоры перешли в плоскость ленивого составления планов. Новость же о захвате упомянутого выше замка, можно сказать, прозвучала выстрелом стартового пистолета.

А три дня назад к замку барона Андирана подъехал неизвестный ему дворянин в сопровождении небольшой группы всадников и попросил конфиденциальной встречи. В ходе нее, пожелавший остаться безымянным незнакомец предложил барону возглавить поход против потерявшего берега соседа и предложил выделить под это дело определенное финансирование.

- В чем ваш интерес? - Резонно поинтересовался Ровиан.

- Дело в том, что в замке Хедел осталось кое-что принадлежащее нам. К сожалению, барон Серов был так быстр, что вывезти свое имущество мы не успели, а попытка его притормозить, которую мы предприняли, провалилась.

- Слышал, я про вашу попытку, - ухмыльнулся феода, - если барон Терс еще и с вас деньги слупил при этом, то я готов снять перед ним шляпу. Умеет человек видеть свою выгоду.

По мелькнувшему раздражению на лице незнакомца, Ровиан понял, что в своем предположении попал в яблочко.

- Эту проблему мы будем решать сами, - немного раздраженно ответил таинственный визитер. – А вот с бароном Серов нужно что-то решать и причем делать это быстро. Более того, на сколько я знаю, коалиция уже потихоньку складывается. По нашим сведениям, уже четыре владетеля подтвердили свое участие, не так ли? Мы всего лишь хотим поучаствовать в этом мероприятии деньгами на условии, что нам отдадут замок Хедел на один день после его захвата.

Получив денежный пинок, мероприятие тут же сдвинулось с места – одно дело воевать за свои принципы бесплатно и совсем другое – когда за это еще и доплачивают. В итоге барону Андирану удалось сколотить небольшую, но достаточно мощную коалицию из окрестных владетелей буквально за несколько дней.

Еще повезло с погодой – если после первого заморозка пришла оттепель с дождями окончательно сделав дороги непроходимыми, то теперь ударили крепкие морозы и передвигаться, особенно верхом, вновь стало возможно.

И вот теперь барон Андиран будучи идейным вдохновителем и формальным лидером похода, возглавлял войско в почти семь сотен человек – достаточно крупное по местным меркам. Только рыцарей в войске было четыре десятка, а всего конных около полутысячи, ну и две сотни пехоты, в качестве обслуги, охраны обоза и на слуай необходимости лезть на стены.

Общее настроение было более чем приподнятое: обсуждали две основные темы – сдастся ли барон на милость победителей или попытается оказать сопротивление, и, конечно, кому достанутся освободившиеся замки.Основных кандидатур было несколько, и все они сейчас находились здесь – было бы странно оставлять такое важное дело как раздел добычи на волю случая.

Двигались не спеша – организация никогда не была сильным местом феодального войска. Так-то для одиночного всадника, от замка Лауинд, который стал точкой сбора сил, до «стенающего под пятой захватчика» замка Хедел буквально день пути. Однако для войска на треть, состоящего из пехоты – причем не самого высокого качества – и отягощенного многочисленными обозами, время в дороге увеличивалось втрое. Кроме того, кое-кого еще пришлось ждать – некоторые бароны не отправились в поход сами, только прислали десяток другой людей для «демонстрации флага», ну и с дисциплиной у таких «огрызков» было все особенно плохо. Плюс, несколько раз на дороге встречались свежие завалы, явно предназначенные замедлить продвижения войска.

Перед последним переходом бароны собрались в палатке Ровиана, чтобы обсудить план боя. К сожалению, с разведданными было плохо – все попытки выслать дальние дозоры пресекались легкой кавалерией противника, большие же отряды отправлять было сложно по политическим причинам – никто из баронов не хотел чтобы именно его дружина была самой уставшей перед большим сражением. Ведь тот, кто проявит себя лучше всего на поле брани будет иметь моральное превосходство перед остальными при дележе добычи.

«Ослы», - молча матерился барон Андиран, но сделать ничего не мог: реальной власти над другими владетелями у него было с гулькин нос.

- Итак, господа, передовые дозоры сообщают, что противник нас ждет – под стенами замка разбит лагерь. По прикидкам разведчиков у барона двести-двести пятьдесят человек, из которых конницы только три десятка, остальное – пехота, - Ровиан расстелил на столе карту и жестом пригласил всех собравшихся ознакомиться с диспозицией. – Вот дорога, по которой мы двигаемся, замок, вот здесь – лагерь. Противник, как вы понимаете, о нас знает и, возможно, готовится. Давайте прикинем наши действия.

- Да что там прикидывать! – Барон Заурион был знаменит больше способностью выпить целый бочонок вина за один присест, чем ратными подвигами, поэтому большим авторитетом в воинской среде не пользовался, но в этом случае, большинство собравшихся поддержали его одобрительным гулом. – Нас больше в три раза! У него кавалерии три десятка, остальное пехота! Я вообще не понимаю, что мы здесь собираемся обсуждать. Давайте закончим с этим делом, наконец, и выпьем – у меня три дня в горле сухо! Я столько не был трезвым лет с десяти!

- Действительно, Ровиан, - это уже барон Лауинд, видя что лидер похода начинает закипать, примирительно положил ему на плечо руку и с улыбкой попытался немного «сгладить углы». – Ты слишком серьезно воспринимаешь все происходящее. Я понимаю, учитывая твой предыдущий опыт… Но и ты пойми – при таком соотношении сил нет смысла что-то придумывать. Выйдем на поле, встанем пошире и атакуем его с трех сторон. Что ты хочешь изобрести нового? Зачем?

- Господа! – Барону Андирану пришлось повысить голос, чтобы перекричать поднявшийся до небес шум. – Так уж сложилось, что именно я организовал этот поход, и соответственно я несу за него ответственность. Позвольте, пожалуйста, мне сделать все так как я считаю нужным.

И уже договаривая фразу он понял, что ничего не получится. Остальные бароны, а некоторые были старше его в два раза, один раз победившие его в бою, не были готовы выполнять его приказы и вообще видимо были невысокого мнения о проигравшем один раз выскочке. Как, впрочем, и о не проигравшем еще бароне Серов, в коем они видели не столько противника, сколько добычу. Действительно, кто обсуждает тактику охоты на кабана – догнал и заколол, вот и вся недолгая.

- Хорошо, давайте, хотя бы прикинем, кто на каком участке станет, чтобы на месте не толпиться. Попробуем сделать вид, что мы вместе, а не каждый сам за себя… - последнее предложение барон пробормотал совсем тихо и его никто не услышал. Ровиана терзало плохое предчувствие, но он был совершенно не способен донести свою тревогу до остальных.

***

С захватом замка Хедел отдохнуть Серову к его большому сожалению не удалось. Он принял во внимания слова барона Терс о том, что его так просто в покое не оставят, и начал готовиться к возможным последствиям своих действий. В первую очередь в пожарном темпе было рекрутировано еще около сотни молодых здоровых парней, и теперь гарнизоны в замках на восемьдесят процентов состояли из новиков, лишь слегка разбавленных опытными бойцами. Оружия у него хватило бы и на большее количество, но совсем уж размывать свое войско Серов не решился. В общем, теперь у Александра было под рукой около трехсот семидесяти боевых единиц, из которых сто человек сидели в замках гарнизонами – вернее не сидели, а активно тренировались, - а полевая армия насчитывала двести семьдесят человек: четыре десятка легкой конницы, сто арбалетчиков, а остальные были вооружены копьями и короткими мечами. К сожалению, увеличить число арбалетчиков так же просто было не возможно – не хватало самих орудий труда.

Из приятного – вместе с двумя десятками бойцов из замка Серов пришли долго добиравшиеся ветераны - старые знакомые Элея. Всего на зов бывшего коронного полусотника, откликнулись шесть человек, из которых пятеро были десятниками и один полусотник, тут же поставленный командовать сотней копейщиков.

- Вот, - Элей по очереди представил новоприбывших, - а это Сержан. Мы с ним под командованием герцога Ральба, участвовали в Ветланской кампании.

Невысокий, можно сказать, кряжистый мужик лет сорока пяти не производил впечатления опытного вояки, скорее деревенского кузнеца – огромные ладони, размером с тарелку, борода лопатой и простое лицо - почему-то складывались именно в этот образ. И только то, как привычно сидели на нем доспехи и прочая воинская сбруя, а так же некоторые короткие экономные движения, ставшие привычными и для Александра после памятного посещения магической башни, выдавали в нем крепкого профессионала.

Все вышеописанные перемещения войск были изрядно осложнены оттепелью, которая неожиданно пришла после первых заморозков, и превратила дороги в слабопроходимое нечто. С другой стороны Серов этому был даже рад: там где два десятка бойцов как-то пройдут, пусть и измазавшись в грязи по самые уши, более менее приличная армия завязнет наглухо.

Только став самостоятельным правителем и столкнувшись с проблемами транспорта и логистики, Серов полноценно осознал правдивость старой присказки, которая утверждала что «дилетанты рассуждают о тактике, любители - о стратегии, а профессионалы занимаются логистикой». Как в условиях такой отвратительной транспортной связанности, не имея не то что железных дорог, но даже нормальных грунтовых, в средние века туда-сюда шастали многотысячные армии, для него теперь стало просто нераешаемой загадкой. Как ни откроешь историческую хронику, читаешь: сошлись на поле боя сто тысяч бойцов с одной стороны и двести с другой. Только магией это объяснить и можно – банально накормить такую ораву задача, что называется «со звездочкой», а уж сделать так, что бы они могли полноценно сражаться – что-то за гранью разумного.

Вообще буквально за десять дней, пока длилась оттепель, и пришедшие вновь дожди принесли с собой вынужденную передышку, было сделано очень многое. Одним из дел, которым занялся Серов, то что он постоянно откладывал на зная как подступиться, было создание своей службы безопасности. Не то чтобы он попытался вот прям изобразить КГБ на коленке, но некая служба, занимающаяся разведкой, контрразведкой и общим присмотром за настроениями людей, нужна была как воздух. В конце концов, без нее не могло обойтись ни одно государство, так что и Алексанр тут не стал исключением. Проблема, как всегда в таких случаях, была в людях, вот уж где воистину «кадры решают все».

Серов очень долго не знал как подступиться к созданию своей спецслужбы. То есть сам он примерно понимал, как нужно действовать, общие принципы вербовки, сбора информации и так далее – все-таки десять лет оттрубил «в структуре», хоть и на должности боевика, а не оперативника. Но вот как найти человека, которому можно было передать это знание, и который не запорол бы все дело… В итоге, так ничего гениального и не придумав – ну не растут руководители спецслужб на кустах уже готовые – решил взять более-менее подходящего человека и дать ему возможность проявить себя, кинуть, так сказать, в воду. Выплывет – хорошо, нет – ну значит придется начинать сначала.

В качестве практически единственного кандидата на эту ответственную должность Александр выбрал Диная. К нему барон начал присматриваться еще после приснопамятных событий в Берсонзоне в начале лета. Тогда Динай в стрессовой ситуации действовал на редкость хладнокровно и главное – продуктивно. Как потом рассказал Серову Ариен, большая часть организации того самого митинга на площади, совмещенного и огненным шок и капелькой политической агитации, легла на именно на плечи Реймосового помощника. Он нашел музыкантов, организовал процесс и сумел привлечь внимание людей. В общем, как минимум зачатки хорошего организатора в Динае явно прослеживались.

В качестве помощников свеженазначенному руководителю СБ – надо сказать Реймос очень ругался, когда у него забирали ценного кадра – Серов отобрал четверку сообразительных бойцов из состава всей армии. Для этого устроил целый кастинг: сначала собрал всех десятников и поручил им отобрать по одному самому смышленому бойцу из подчиненных, а потом коротко отсобеседовал каждого из потенциальных разведчиков, на что ушло целых два дня стремительно утекающего времени. В итоге - к концу вынужденного затишья, Серов получил небольшую спецслужбу, первоначальной целью для которой было обозначено создание агентурной сети во всех боле-менее крупных населенных пунктах вокруг выросшего почти в два раза за осень баронства.

- И на это опять нужны деньги, - с грустью констатировал Серов, разглядывая столбики доходов и расходов после добавления в последний еще одного пункта. – Но тут уж никуда не денешься. Без СБ как без рук.

Еще одним пунктом, который отметил Александр у себя в чек-листе стало установление переписки со всеми окрестными баронами: с теми, с кем Серов был знаком лично и с кем не был. По правде говоря, этим стоило заняться уже давно, возможно и не было бы у него сейчас проблем с образовавшейся баронской коалицией, если бы он занялся эпистолярным творчеством не этой зимой, а предыдущей. Вот только сам он в политике и дипломатии силен не был, а подсказать, о важности добрососедских отношений опытного человека рядом не нашлось. Теперь же капитан посвятил несколько вечеров написанию обширных писем, основная мысль в которых была: «давайте жить дружно». Принесет ли это какие-то плоды? Время покажет.

Ну и нельзя не отметить еще один аспект жизни барона в этот короткий отрезок времени – отношения с Никарой. А отношения эти были весьма странными – днем девушка старалась как можно меньше попадаться Александру на глаза, как будто боясь привлекать к себе внимание. Зато каждую ночь она пробиралась в спальню Серова и где отдавала себя всю до кусочка. Можно ли это вообще назвать «отношениями» Александр не знал, но и загадывать наперед в ситуации, когда завтра можешь сложить в бою голову, тоже не было никакого желания.

Так повторялось изо дня в день и из ночи в ночь, пока одним морозным утром – зима наконец вступила в полноправное правление природой – дальние дозоры не сообщили, что у замка Лауинд, что к востоку, собирается приличная армия ведомая несколькими соседними владетелями. И собирается она явно не на шашлыки.

Замок мгновенно стал похож на растревоженный улей – все куда-то спешили, суетились, бежали с выпученными глазами. Серов даже было думал самому отправиться на рекогносцировку, но ближникики его убедили, что ничего нового он сам не увидит, только два дня на дорогу туда – обратно потеряет. Александр подумал и с некоторым скрипом вынужден был согласиться, хоть ему и хотелось немного отдохнуть от вала административной работы, свалившегося на него в последние дни.

В итоге, дождавшись более-менее точных сведений от разведчиков, наблюдающих за вражеским лагерем – благо местные феодалы не были особо озабоченны соблюдением секретности вообще и маскировкой в частности – Серов созвал штаб на «совет в Филях».

Вариантов ответа на сакраментальный вопрос «что делать?» было несколько: отсидеться в замке, дать генеральное сражение, применить партизанскую тактику и попробовать измотать противника без боя. Следовало все это дело как следует обмозговать.

В первую очередь отбросили идею отсидеться в замке Хедел как неконструктивную: триста человек на стены все равно не поместятся, а делить войско на две части, значит еще сильнее ухудшать соотношение в силах. Можно было попробовать отступить в главный замок, он то был побольше, но отдавать то, что уже считал своим Серов был морально не готов, поэтому от этого варианта тоже отказались.

- Может попробовать потрепать их на марше? Мелкие засады из разряда ударил и отскочил? Много не настреляем, но задержим их на лишний день, - предложил Брад.

- Нет, - Элей качнул головой, - листья облетели, лес просматривается на сто шагов. В такой ситуации убежать практически невозможно. Только людей потеряем.

- Ловушки?

- Ну и сколько ловушек ты успеешь соорудить на дороге?

- Обойдемся, - кивнул Серов, - нужно будет послать бойцов, чтобы сделали на дороге несколько завалов из деревьев.

- Зачем? Толку от этого – никакого. На сколько это может задержать движение?

- Ни на сколько, - согласился барон и развил мысль дальше, - вот пусть они и думают, что ничего умнее мы не придумали. Хорошо бы, чтобы враг оставался в неведении до последнего момента. Война – путь обмана, если ты слаб – покажи противнику, что силен, если силен – покажи, что слаб.

Цитата из Сунь Цзы на собравшихся особого впечатления не произвела – люди были больше озабоченны практическими вопросами выживания, чем общими теоретическими построениями.

- А у нас есть какие-то интересные задумки? - Элей вопросительно поднял бровь.

- Кое-что есть, - немного загадочно улыбнулся барон. – Во всяком случае, просто так я под копытами баронской конницы дохнуть не собираюсь.

Глава 12

То, что армию баронов, начавшую выходить на опушку и строиться в некое подобие боевого порядка, уже ждали, Ровиан совсем не удивился: не для того вокруг их походной колонны все время шныряли вражеские соглядатаи, чтобы проспать самый ответственной момент. Барон бросил взгляд вокруг, оценивая предстоящее поле битвы.

Достаточно большой ровный луг практически идеально подходил для действий кавалерии. Было где разогнаться перед таранным ударом и наоборот – пехоте прятаться особо было негде.

Посреди луга одиноким строением торчал замок, в который под острым углом упирался левый фланг вражеского построения. С этой стороны обойти их не получится. Гораздо перспективнее выглядел правый фланг, практически ничем не прикрытый. Не считать же реальной помехой десяток телег, выстроенных кольцом и образовавших этакий импровизированный бастион.

Барон мысленно усмехнулся: если противник думает, что такая, с позволения сказать, фортификация поможет ему скомпенсировать тройное превосходство в живой силе, то его ждет большой сюрприз.

Между замком и телегами располагался строй вражеской пехоты, растянутый примерно шагов на семьдесят по фронту. Строй этот, надо сказать не впечатлял: даже с такого расстояния был видно, что монолитности ему откровенно не хватает. По человеческой стене то и дело проходили какие-то волны, угрожая развалить построение еще до того, как на него накатит рыцарская конница. Плотность строя с дальнего конца луга рассмотреть было сложно, но вряд ли там было больше двух человек в глубину, так что возможно оценка две сотни бойцов во вражеской армии была даже несколько завышена.

Чуть дальше за телегами правый фланг прикрывала баронская кавалерия. Что четыре десятка легкоконных всадников могли сделать в стратегическом плане – придумать сложно, другого места для них в построении видимо просто не нашлось.

Барон немного отвлекся от созерцания вражеского строя и огляделся вокруг себя – союзники тоже, нужно отметить не поражали организованностью. Ровиан глубоко вздохнул: все его попытки хоть как-то организовать взаимодействие пропали втуне.

«Ну и демоны с ним», - мысленно выматерился барон Андиран, - «с таким соотношением сил, глядишь проиграть нужно будет постараться».

Он ткнул пятками бока своего коня и направил его в сторону, где на ветру развевались знамена большей части приведших сюда дружины владетелей.

- Вот видишь, Ровиан, - увидели его остальные бароны, - тут нечего планировать! Сейчас построимся, затопчем выскочку и пойдем обедать.

- Хорошо, признаю, возможно, я излишне перестраховывался, - кивнул Ровиан, проще было согласиться, чем затевать новый спор, тем более что никакой практической пользы это все равно бы не принесло. – Сделаем так: бароны Рангел и Лауинд атакуют слева. На вас конница барона и вот этот выкидыш фортификационного искусства.

Окружающие заржали, радуясь немудренной шутке. Однако Ровиан дождался пока все успокоятся, и бароны подтверждающе кивнут, выказывая понимание своей задачи и согласие с ней.

- Остальные строятся по центру, атакуем в лоб. Не думаю, что этот жиденький частокол, сможет доставить нам хоть какие-то проблемы, - барон Андиран сделал движение рукой себе за плечо, указывая на вражеский строй. И действительно, количество копий, заметно торчащее в небо над пехотой противника, совсем не наводило на мысль о непреодолимой преграде.

- Ставлю корону, что эти крестьяне разбегутся раньше, чем мы доскачем до их строя, - с гоготом перебил Ровиана барон Заурирон, который видимо уже успел немного приложиться не смотря на уверения, что в походе не пьет.

- Принимаю! – Кто от ответил барону-алкоголику, предводитель похода не заметил, но это вызвало лавинообразное нарастание шума – смеха, разговоров, криков. Попытки хоть как-то упорядочить все происходящие снова провалились.

Ровиан в сердцах плюнул на основательно подмерзшую уже землю, и дернув поводья поскакал обратно к своим людям. Пытаться достучаться до разума владетельных соседей – себя не уважать. Да и не у каждого он был.

Меж тем, последние группы вооруженных людей закончили выходить из леса и строиться для атаки. Барон Серов парламентеров не присылал, сдаваться, видимо, не собирался, а о том, чтобы начать переговоры самим, бароны, составившие коалицию, даже не подумали. Проблемы индейцев, как говорится, шерифа не касаются.

Ровиан выехал немного вперед и последний раз оглядел строй. Удивительно, но в итоге все смогли занять причитающиеся им по плану места – никто не потерялся. Впрочем, что не говори, но люди собрались опытные, не первый раз оружие в руки взяли. Убедившись, что все готовы, он потянул из ножен меч указал им в сторону врага, крикнул лишь одно слово:

- «Шагом!» - Нет смысла утомлять лошадей раньше времени.

Ну удивление, еще секунду казавшиеся разболтанной донельзя сборной солянкой воины, отреагировали синхронно, без заминок выполнив полученную команду. Треть войска сразу начала забирать влево для охвата вражеского правого фланга.

Шаг, еще шаг. От края, покрытого подмороженными остатками скошенной осенью травы до стен замка и соответственно до вражеского строя, было около шестисот шагов. Когда до врага осталось около четырехсот, барон отдал еще одну команду:

- «Рысью!»

Конная лава начала набирать скорость, оглашая окрестности грохотом сотен копыт, выбивающих комья из мерзлой земли. Сам же барон легка придержал коня, позволяя головам погорячее его обогнать. В том, чтобы прятаться за спинами других славы немного, но с другой стороны – историю пишут выжившие, а умереть от дурной стрелы, пущенной трясущимися руками вчерашнего крестьянина, тоже мало радости.

Триста шагов, двести.

По строю всадников прокатывается волна вскриков боли – вражеские стрелки разрядили в набегающую конницу свое оружие. Боец, скачущий впереди и немного слева от барона, выпускает оружие из рук и приваливается к шее лошади – животное в тот же момент почуяв изменение состояния седока начинает замедлятся и спустя несколько ударов сердца скрывается где-то за спиной.

Еще левее вражеская стрела, видимо, попала в лошадь. Бедная животина, потерявшись от боли, порскнула в сторону, зацепив соседа справа, после чего у нее подломились ноги, отправив закованного в сталь седока в короткий полет. Что там случилось с упавшим воином барон уже не видел – вряд ли что-то хорошее, - только отметил краем глаза, что падение это привело к образованию небольшой кучи-малы, притормозив, скачущих позади, и слегка оголив его, барона, левый фланг.

Вражеский строй перед атакой не развалился как предсказывали некоторые особо оптимистичные алкоголики, а наоборот выровнялся и приобрел какую-то дополнительную монолитность. Да и копий стало неожиданно как будто больше.

Сто шагов: лава переходит на галоп, передние, самые тяжеловооруженные всадники – рыцари, их оруженосцы – опускают копья готовясь к удару.

По строю опять пробарабанили вражеские стрелы, вырвав из рядов еще больше боевых единиц. Крики боли, лязг железа, хрипы лошадей – все смешалось в жутчайшей какофонии звуков.

Внезапно, всадники, скачущие впереди целым рядом, провалились в отрытый и тщательно замаскированный ров, причем судя по крикам боли, там внизу отнюдь не солома была подстелена. Еще мгновенные ранее прикрытый со всех сторон верными драбантами барон, в одночасье оказался в первой линии. Ровиан дернул поводья и лошадь, повинуясь твердой руке всадника перепрыгнула не столь уж и широкое препятствие. Вот только скорость при этом изрядно потерялась и нормального таранного удара не вышло. Конь, увидев перед собой несколько остро оточенных стальных жал, насаживаться на них отказался наотрез и вместо этого поднялся на дыбы.

Барон было попытался отодвинуть своим копьем вражеские, создав таким образом брешь в неожиданно плотом частоколе, но и это у него не получилось: замерев на одном месте всадник стал отличной мишенью для вражеских стрелков, за что и поплатился. В грудь п рилетел метательный снаряд, еще один воткнулся в шею лошади, и если стальная пластина, которой на груди была усилена кольчуга барона, выдержала, то конь такого издевательства над собой не стерпел и оправил седока на землю. Благо даже не смотря на потемнение от боли в глазах – болтом в грудь это больно даже без пробития – Ровиан успел вытащить ноги из стремян, поэтому приземление обошлось без особых потерь для здоровья. Пара лишних синяков в такой ситуации за ущерб считать конечно же нельзя.

Собрав глаза в кучу, барон приподнялся на одно колено и огляделся: вокруг вовсю шла ожесточенная схватка. Неожиданно возникший на пути ров доставил атаковавшим кучу проблем, но полностью сбить их наступательного порыва не смог. Большая часть всадников в итоге смогли перебраться через подло замаскированное препятствие и вступить в рукопашную с вражеской пехотой. Впрочем, дальше особо развить успех пока не получалось: строй копейщиков – неожиданно глубокий – прогибался, пятился, но держался. Большое опустошение в рядах, атаковавших наносили вражеские стрелки, практически в упор, через голову своих же товарищей расстреливавшие всадников.

Больше видно ничего не было, лишь краем глаза барон успел еще заметить, что на стене замка видны стрелки, пускающие снаряды его людям во фланг. Отметив про себя такое остроумное решение – стреляя вдоль строя сложно промахнуться, а правая сторона, не прикрытая щитом, гораздо перспективнее в плане нанесения повреждений, - барон потянул клинок из ножен: пора было наконец поучаствовать в драке лично.

Тут произошло еще одно знаковое событие. Где-то шагах в двухстах на самом краю левого фланга, там, где должны были обходить вражеский строй бароны Рангел и Лауинд полыхнула яркая огненная вспышка. Ровиану даже на мгновение показалось, что обе армии в какой-то момент перестали сражаться и попытались рассмотреть, что там произошло – настолько это было неожиданно и удивительно. Но нет – наваждение спало: люди все также пытались убить друг друга, тыкая во врага острыми кусками металла.

«Видимо на обходной маневр можно больше не рассчитывать», - мысленно резюмировал барон, он наконец поднялся с земли и слегка прихрамывая двинул вперед, - «время поработать руками, раз головой поработать не сподобился».

***

В общем и в целом все задумки и домашние заготовки Серова сработали: укрытая камуфляжными накидками пехота, создавшая иллюзию редкого строя и заманившая баронов атаковать в лоб; ров, затормозивший вражеских рыцарей и не давший им прорвать достаточно тонкий строй копейщиков; вагенбург, куда Александр посадил половину стрелков и откуда теперь арбалетчики практически безнаказанно расстреливали подставивших фланги всадников врага.

Вот только домашние заготовки заканчивались, а противники – все никак, и это при том, что вражеская пехота все так же находилась в районе обоза и, видимо оставшись без единого командования, не порывалась становиться героями, переломившими ход битвы. Оно и логично – премий от жадных феодалов все равно хрен дождешься, а жизнь-то своя одна, другой не будет.

Как и предполагал капитан, часть вражеских всадников попыталась объехать деревянно-тележную крепость и ударить строй копейщиков во фланг и тыл. Нет, сначала они, конечно, попытались без особых затей штурмануть импровизированное укрепление. Нельзя сказать, что шансов у них не было – все же сотня с небольших конных профессионалов - это по любому сила. Вот только между телегами засело пять десятков отборных арбалетчиков, которые мгновенно охладили атакующий пыл нападавших, и те, оставив на земле полтора десятка человек убитыми и раненными заложили широкую дугу, обходя кусючую добычу подальше. Тоже логичное действие – можно конечно спешиться упереться и взять вагенбург на копье, вот только сорок человек вражеской легкой конницы смотреть на это безучастно тоже не будут. А оказаться между молотом и наковальней в такой ситуации точно не предел мечтаний для любого, кто хоть что-то смыслит в военном деле. Поэтому – только охват пошире и удар в тыл.

Если бы у них это получилось, можно было бы сразу писать завещание: фаланга – это, конечно, очень устойчивое построение, но вот атак с тыла она категорически не приемлет. К сожалению, людей, чтобы закрыть фланг от обходного маневра у Серова тупо не было, поэтому приходилось думать. Тут на помощь пришел последний козырь барона – можно сказать последний довод короля – Ариен со своими учениками. Двумя днями раньше между ними состоялся такой разговор.

Будущее поле боя было все перекопано, вживую иллюстрируя бессмертный армейский принцип «копать отсюда и до обеда». Только в этот раз копали не до обеда, а до ужина. И еще немного после ужина: все понимали, что каждая вынутая лопата земли возможно спасет чью-то жизнь. Чью-то конечно и отберет, но тут уж ничего не поделаешь: либо ты, либо тебя.

Была бы возможность и время, Серов выкопал бы не один ров, а десяток параллельных, делая местность абсолютно недоступной для вражеской кавалерии. Пусть спешиваются и атакуют на своих двоих, а там посмотрим, кто-кого. Но времени для этого было совершенно недостаточно: с большим трудом заканчивали одну траншею метр в глубину и столько же в ширину. И длинной метров в семьдесят- восемьдесят. Подмерзшая земля, благо не глубоко, и деревянные обитые железом лопаты превращали работу в сущее мучение. Там, где в соседнем мире один экскаватор справился бы за день, тут подобный объем работы за то же время удавалось осилить полутора сотням мужчин.

Дело еще осложнялось тем, что выкопанную землю приходилось оттаскивать подальше, дабы враг не заподозрил подвоха. Был соблазн сформировать из нее небольшой вал, но в итоге от этой идеи отказались – решили, что внезапность важнее.

- Вот здесь, - Серов указал рукой на ничем на первый взгляд не отличающийся от других участок земли. – Там строй будут держать копейщики, вот здесь в таборе будут арбалетчики сидеть, а тут нужна твоя помощь.

Маг в задумчивости почесал затылок.

- Сколько камней выделишь?

У капитана екнуло сердце, он понял, что сейчас его будут раздевать.

- А сколько нужно? – Осторожно спросил он.

- Ну смотри, - начал вслух просчитывать ситуацию маг. – Учитывая два дня на подготовку я смогу накрыть круг площадью, скажем шагов двенадцать-пятнадцать. Это если с гарантией. Если без гарантии – то диаметром двадцать-двадцать пять. В общем, все зависит от того, насколько точно у тебя получится заманить врагов.

- Двадцать шагов… - Серов мысленно привязал круг указанного диаметра к местности, - мало. Там будет вагенбург с арбалетчиками, под болты они не полезут. Отмеряем шагов пятьдесят, тут мы вобьем несколько рядов кольев, и они попробуют обойти еще дальше.

Серов в задумчивости начал просчитывать варианты.

- Дальше можно поставить пару десятков телег. Набросать на них всякого мусора для вида… - Барон замолчал на минуту, прикидывая возможные варианты развития событий и вынес вердикт, - нет двадцать шагов мало. Можно не круг, а, например овал или прямоугольник? Шагов сорок длиной и, ну пусть, пятнадцать шириной?

Теперь уже маг замолчал, высчитывая что-то в уме.

- Мне нужно будет двадцать тех камней, которые ты достал из монстров весной. И скорее всего без возврата.

«Сто-сто пятьдесят грамм золота», - на манер звука кассового аппарата щелкнуло в голове барона. Такая экономика войны ему не нравилась совершенно. Видимо и на лице у него отразилась вся гамма испытанных эмоций, потому что Ариен поспешил его немного упокоить.

- Нет, не все испортятся. От одной до двух третей примерно. А могут и нет. Тут никогда не знаешь.

«И трофеи после этого пироманьяка с убитых не возьмешь. Весь металл только в переплавку, про остальное и говорить нечего», - с тоской подумал Серов, а в слух только и сказал:

- Хорошо. Делай.

- И да. Если у кого-то из них будут какие-то антимагические амулеты, вероятнее всего ловушка на этих людей не сработает. Сил чтобы пробить защиту у меня точно не хватит. Второй раз, как весной, я рисковать своим ядром не хочу, - честно признался маг.

- Учту, - кивнул Серов, мысленно прикидывая, как часто тут встречаются подобные безделушки. По всему выходило, что не часто – в общем, с такими картами можно играть.

Серова, слегка провалившегося в свои мысли, вытолкнуло оттуда в момент срабатывания магической ловушки. Черт его знает, что там маг со своими аколитами накрутил за два дня – все это время Ариен либо колдовал над здоровенной по площади магической печатью, либо сидел над бумагами, что-то усиленно просчитывая, - но полыхнуло здорово.

Спустя пару секунд пламя опало и стало возможно рассмотреть результат: на большой, заранее подготовленной площадке в разной степени прожаренности лежали десятки тел людей и их лошадей. Понятное дело, что в зону действия заклинания попали не все – кто-то проскочил вперед, кто-то отстал, а несколько человек, видимо владельцы тех самых упомянутых амулетов, сейчас перебирались через своих погибших товарищей пытаясь выбраться из этого воистину адского места. Оставшиеся без лошадей и дезориентированные они стали отличной мишенью для десятка арбалетчиков специально оставленных для дострела за лесом воткнутых в землю кольев. В общем, большая часть обходящего справа отряда погибла, а меньшая теперь пыталась удрать со всех лошадиных ног, преследуемая при этом легкоконными всадниками Серова.

«Путанка сработала на все сто», - подумал Александр, прикидывая, сколько же осталось лежать на земле обожженных трупов. По всему выходило не меньше семи десятков. Скорее даже чуть больше. И тем средством, которое позволило задержать приличную часть отряда на нужном месте было достаточно простое по задумке, но сложное в реализации на местности средство.

Нужно взять много заточенных кольев и вбить в землю на расстоянии около полуметра друг от друга, в шахматном порядке. Забить нужно глубоко, чтобы колья хорошо держались в земле и при этом не были видны в траве – пусть для врага это будет сюрпризом. Потом берется веревка и связывается все это дело между собой, а в качестве финального аккорда, верхние части кольев можно еще заострить, что придаст немудреной ловушке дополнительного шарма. Вот только нужно этих кольев… Много. И веревки, которая в средневековье – не самый дешевый товар, тоже.

В общем: траты, траты и еще раз траты.

Тем временем на центральном участке события развивались своим чередом. Противник давил все сильнее, строй копейщиков прогибался, но пока держался. Вот только достаточно появиться хоть одному разрыву, чтобы это вызвало лавинообразное разрушения всего построения, и тогда численное преимущество врага скажется во весь рост.

Всадники уже не пытались атаковать верхом, понимая, что прорвать строй копейщиков нахрапом у них не получится. Вместо этого они спешились и попытались задавить массой. И тут еще раз во всей красе показал себя удачный выбор вооружения, который сделал Александр для своей дружины. Трехметровое копье позволяло держать противника на расстоянии, а большой круглый щит локтевого хвата позволял сформировать настоящую стену, которую не та-то просто было пробить.

С другой стороны, булавы, одноручные мечи и топоры, которыми были вооружены спешившиеся всадники в качестве второго оружия – первым все же считалось тяжелое копье, неприменимое в пешей схватке – было явно не тем, чем удобно отбивать длинные копья, пытающиеся наделать в тебе лишних отверстий.

Вообще баронские дружины проявляли совершенно неожиданную от них стойкость в бою. Александр в тайне надеялся, что, получив слегка по мордасам, бароны не будут усугублять и утрутся: в конце концов не Сталинград же. Но нет – прут вперед как наскипидаренные, не обращая внимание на соотношение потерь, которое пока – в том числе благодаря работе магов – определенно в пользу команды Серова.

И все же двукратное численное превосходство брало свое. Минута шла за минутой, капитан внимательно следил за обстановкой, чтобы не проворонить момент для ввода резерва и в какой-то момент ему показалось, что время пришло. Александр потянул из ножен клинок – сегодня подходящая для дуэлей шпага была оставлена дома, и на поясе висел верный гномий меч – и жестом указал своим драбантам направление движения. Там как раз упал сраженный противником копейщик и строй истончился до буквально одного человека – еще одно небольшое усилие, и враг прорвется. Можно сказать, что Серов успел в самый последний момент – противник тоже увидел потенциальную брешь в обороне и усилил давление именно в этом направлении.

Первого врага капитан зарубил сходу: тот как раз ткнул кончиком меча в бок зазевавшегося копейщика слева и просто не успел вернуть руку для защиты. Гномья сталь не подвела: кольца кольчуги разошлись и клинок, с силой опущенный по диагонали, врубился в плечо до середины груди, брызнув горячей кровью во все стороны.

Толчок всем телом высвобождает застрявший меч и опрокидывает поверженного врага на спину. Падая, он цепляет еще одного вражеского бойца, который не ожидая такой подлянки рвется вперед и тут же теряет равновесие, цепляясь дополнительно за одно из множества распростертых на земле тел. Краем глаза Серов успевает заметить, что кто-то из копейщиков справа сориентировался и ткнул перецепившегося бойца под нижний обрез кольчуги, в самое, что ни на есть деликатное мужское место, вызвав истошный крик боли и отчаяния.

Удар влево – боец успевает прикрыться щитом, но при этом открывается для атаки копейщика перед ним. Все же узкие каплевидные кавалерийские щиты – это совсем не то, что нужно в пешем бою строй на строй. Будь у вражеского мечника большой круглый щит, такого бы не случилось. Впрочем, копье не пробивает плотную кольчугу, лишь выбивает дух, заставляя пятится под прикрытие союзников. Добить его не удалось, но сожалеть об этом капитан банально успевал.

Сколько прошло времени Серов сказать не мог: может два часа, а может десять минут. Все его внимание было сосредоточенно на другом: удар, защита, толчок, удар. Пару раз он пропустил вражеские выпады, но без особых последствий для организма. В первый раз спасла кольчуга, во второй – принял булаву на шлем. В ушах поле этого звенело, но на ногах он остался, в отличие от противника, который упал, пытаясь зажать пробитое насквозь горло.

В какой-то момент, но наконец ошибся и подставился – слишком далеко потянулся за открывшим бок врагом, и закономерно получил ответку: глубокий порез на правом плече. Его тут же выдернули назад, за строй.

Несколько минут ушло на то, чтобы перевязаться, после чего появилось время оглядеть поле битвы в целом. И именно в этот момент произошло то, что решило исход сражения – вернулась неизвестно где гулявшая все это время кавалерия Александра. Судя по тому, что их было явно меньше изначальных четырёх десятков, они тоже не скучали, а теперь на полном скаку врубились в спины врага там, где он был слабее всего – возле вагенбурга. Нужно отметить, что арбалетчики, стреляя почти в полигонных условиях изрядно попили вражеской крови, хорошенько проредив свой фланг. И именно в это уязвимое место и ударил сэр Гурдион, командовавший в этом бою всей конницей. Душа рыцаря жестоко страдала от необходимости выполнять работу легкой кавалерии. Все эти рейды, разведки, обстрелы и преследования тяготили рыцаря, настроенного в первую очередь на мощный таранный удар, опрокидывающий врага и решающий исход битвы. И вот теперь он получил то, чего хотел.

Нельзя сказать, что враг побежал – все же три десятка всадников слишком мало, чтобы опрокинуть три сотни. Даже при ударе в тыл. Нет, с десяток человек было ударились в бегство, но основная часть выдержала. Но все же что-то в них сломалось: противник сначала попятился, особенно на правом фланге, потом по вражескому строю прошла волна и армия баронской коалиции начала отступать. Видимо потери в какой-то момент преодолели моральную планку, отделяющую допустимые от чрезмерных, и была дана команда на отход.

Серов наблюдал за всем этим сидя на телеге – силы наконец покинули его и стоять на дрожащих ногах не было никакой возможности.

Надо сказать, что отступал враг весьма организованно – построив некоторое подобие черепахи и выражая полную готовность отбиваться от преследователей. Впрочем, таковых не нашлось – кавалерия Серова после последнего рывка практически перестала существовать, как организованная сила, у арбалетчиков почти закончились болты, ну а про копейщиков и говорить нечего – там отсутствием разной тяжести ранений могли похвастать едва три десятка человек.

Со всех сторон начали раздаваться команды – командиры принялись считать погибших, помогать раненным и попинывать боеспособных на тему того, что еще ничего не кончилось. Враг может вернуться в любой момент, и стоит к этому быть готовым. Александр в этом участие не принимал: порез хоть и был не опасный, но из-за потери крови в сочетании с легким сотрясением – вообще идея отбивать дробящее оружие головой, пусть и в шлеме, не столь уж хороша - барон слегка «поплыл».

***

На другом конце луга, меж тем, разворачивались события, подоплеку которых капитан узнает намного позже. Там не экстренном военном совете решали продолжать сражение или отступить не солоно хлебавши.

Ровиан рвал и метал. Хоть потери именно в его дружине были не столь критическими, как например у барона Лауинд. Вернее, учитывая, что он сгорел от огненного заклинания вместе с большей частью дружины, проблемы теперь были у его наследника. Более того оставшийся за главного рыцарь, пришедший в этом качестве на совет, сразу сказал, что уводит свои оставшиеся в живых семнадцать человек и принимать участие в продолжении не собирается.

Плохому примеру мгновенно последовали командиры тех небольших отрядов, которые примкнули к походу без своего феодала для демонстрации флага. Общее их мнение было такое – их позвали на увеселительную прогулку, и умирать они здесь за чужие интересы не собираются.

Таким образом, коалиция в момент лишилась полсотни бойцов, что больно ударило по самолюбию барона Андирана как предводителя похода и общему моральному состоянию войска в целом.

Вообще потери коалиции, хоть и были большими, до критических явно не дотягивали. В сложившемся столь неожиданно тяжело бою погибло чуть меньше двух сотен человек, из которых треть пришлось на долю магического огня. Учитывая состояние дружины Александра и то, что Ариен в этот самый момент лежал без сознания – он все же слегка переборщил с мощностью и был совершенно небоеспособен – шансы на победу во «втором тайме» у коалиции были более чем приличные. Ведь две сотни пехотинцев еще даже не вступали в сражение и могли стать той самой гирей, способной склонить чашу весов в нужную сторону.

- Мы тоже уходим, - прозвучали как приговор слова Найдела, старшего сына барона Рангел. Его отец был вторым владетелем, оставшимся сегодня на поле боя. Собственно, все было крайне логично – Найдел был одним из главных претендентов на какой-то из замков, отбитых у барона Серов. Теперь же, ему, ставшему сегодня самовластным правителем, этот вопрос стал совершенно не актуальным. – Я отправлюсь туда под белым флагом переговоров, заберу тело отца, и мы уходим. Прошу извинить меня, но вся эта авантюра уже слишком дорого стоила нашей семье.

«Еще минус четыре десятка конных и три пеших» - мелькнуло у Ровиана в голове.

Голос молодого барона звучал сухо и безжизненно, а глаза во время короткой речи смотрели в пустоту, не выражая ни одной эмоции. Никто не посмел сказать ему ничего против, поэтому Найдел просто кивнул и вышел из палатки, оставив остальных искать ответы на все те же сакраментальные вопросы «кто виноват?» и «что делать?».

- Барон Заурион? – Первым голос подал барон Биорг, - вы мне задолжали корону. Эти, как вы выразились сегодня утром крестьяне, не разбежались.

В палатке повисла напряженная тишина. С одной стороны – долг платежом красен, с другой – как-то это не вовремя. Ровиан попытался разрядить обстановку и перевести обсуждение в практическую плоскость.

- Господа! Давайте обсудим наши дальнейшие действия. Предлагаю пустить в лоб пехоту, а конницей обойти его строй по длинной дуге, может даже зайти с другой стороны замка и врезать с тыла. Не думаю, что его копейщики выдержат такой двойной удар. Давайте не будем повторять ошибок и сделаем все по уму.

Предложение вызвало новый виток дискуссий, скатившийся в результате обратно к взаимным обвинениям. Каждый хотел высказаться, чтобы услышали именно его мнение, других слушать при этом, конечно же, желания ни у кого не было.

Сложно сказать, сколько прошло времени, но в итоге спорящие пришли к консенсусу, что противника нужно добивать. Однако закончить совет владетелям не дали, вмешался вернувшийся в палатку молодой барон Рангел.

- Господа! – Все головы мгновенно повернулись на знакомый голос. – Барон Серов предлагает переговоры. У него четыре десятка наших раненных, вернее ваших раненных, о своих я уже договорился, и он хочет знать, что с ними делать.

Казалось, принятое уже решение, вновь оказалось погребенным под валом обсуждения и противоположных мнений. Первым высказался Ровиан:

- Добьем противника и заберем раненных уже после.

- Или он их дорежет, чтобы не возиться, - резонно возразил барон Заурион.

- Заберем раненных, а потом продолжим сражение, - прозвучало третье мнение.

- Будет уже поздно и придется еще одну ночь ночевать в поле. А у барона замок тут. Пока мы будем терять силы, его люди будут отдыхать в комфорте! – Ровиан очень стараясь не сорваться и не перейти на крик, - нам и так повезло, что он не заперся в замке. Ковыряли бы мы его до весны.

В итоге, не смотря на все аргументы, «демократическим» голосованием было принято решение сходить не переговоры, послушать, что скажут, а уж потом решать.

***

Когда к Серову подошел незнакомый до этого раньше паренек, которого он раньше видел бегающим за Ариеном, барон слегка удивился. Обычно ученики мага старались держаться от него подальше – он как большое начальство видел в них только расходы, не приносящие никакой практической пользы – и вообще пореже попадаться на глаза.

- Чего тебе? – Приподнял одну бровь Александр.

- Ваша милость, позвольте поделиться энергией. Вам должно стать легче.

- А вы уже это умеете? - Капитан был изрядно удивлен, последние пару месяцев он несколько забросил свой магический проект, сосредоточившись на других делах. Знал только, что все идет вроде бы по плану, а значит не требует его вмешательства.

- Да, ваша милость. Это одна из первых вещей, чему мастер Ариен нас учит.

- Ну давай, Айболит, лечи.

- Меня Норвин зовут, ваша милость.

- Ну пусть так, Норвин, все равно лечи. - И уже под нос ворчливо, - мастер Ариен! Ишь ты, вроде вчера подмастерьем себя называл.

Впрочем, Серову было абсолютно наплевать на самом деле, хоть архимагом пусть себя величает, лишь бы дело делал. Ученик мага аккуратно положил руки в район раны и, закрыв глаза, сосредоточился. Через пару мгновений Александр почувствовал, как по телу разливается приятная волна теплоты, в голове проясняется и даже захотелось есть, хотя минуту назад от мыли об обеде мгновенно накатывала тошнота.

Закончив процедуру, Норвин убрал руки и пошатнулся, с трудом удержав равновесие. До силы полноценного мага ему еще было очень далеко.

- Ты как? - Подошел к сидящему барону хмурый Элей. Висящая не перевязи рука и здоровенный бланш только-только начавший наливаться синевой лучше всех слов говорили, что и ему сегодня досталось.

- Нормально, немного подлатали меня, теперь вообще хорошо, - Серов мотнул подбородком указывая на того, кто его «латал». – Подсчитали?

Элей кивнул и с кряхтением опустился рядом с бароном.

- Семьдесят два копейщика, это с тяжелыми. Пятнадцать арбалетчиков и девятнадцать конных. А да, еще два ученика Ариена.

- А они-то когда успели, - удивился Серов.

- Во время ритуала перенапряглись. Вроде жить будут, но магами уже нет. Впрочем, это с чужих слов, сам я, как ты понимаешь, ничего в этом не понимаю.

- Больше ста человек, - Александр тяжело вздохнул – на плечи как будто навалилась гора. Таких потерь он еще не знал.

- Нормально, твоя милость. Из десятников погибло только четыре человека, так что костяк сохранили, мясо набралось опыта. Если переживем сегодняшний день… И завтрашний, наберем еще новиков и станем только сильнее.

Умом Серов был даже где-то согласен со своим командующим, но морально так подходить к потерям был пока не готов, поэтому перевел разговор немного в сторону.

- Пленные? Трофеи?

- Пленные только тяжелые. Десятка четыре, из которых выкарабкаются в лучшем случае половина. Трупов насчитали почти полторы сотни. Сейчас быстро собираем трофеи, пока есть возможность.

- Один к двум, - Серова такая статистика если не обрадовала то, как минимум вселяла оптимизм, он слегка ткнул Элея в плече кулаком, тот поморщился, но промолчал, - неплохо для вчерашних крестьян?

- Ваша милость! – Подбежал боец с арбалетом за спиной. Им сидящим за телегами досталось в бою меньше всех и теперь стрелки отрабатывали за себя и за того парня. – Там рыцарь какой-то на поле выехал под белым флагом! Поговорить хочет, наверное.

Серов повернул голову направо – действительно, последи поля стояла тройка всадников. Впереди явно главный и два сопровождающих, один из которых действительно держал белое полотнище, прикрепленное к древку копья, в качестве импровизированного флага переговоров.

- Ну что ж, - барон достаточно легко – все же магия действует в этом плане безотказно – поднялся на ноги, - пойдем послушаем, что нам хотят сказать. Думается мне – что-то хорошее. Плохое бы приперлись говорить всем кагалом. Как говорится: «у победы много родителей, поражение – всегда сирота».

И повернувшись к стоящему тут же арбалетчику, немного хулигански и совершенно непонятно для местных добавил:

- Прапорщик, запишите эти простые, но мудрые слова.

Глава 13

Переговоры, как и предсказывал Александр принесли совершенно определенные позитивные известия: коалиция баронов начала потихоньку разваливаться. Под такое дело он позволил забрать тело барона и всех его раненных дружинников без выкупа или каких-то других условий, не забыв, впрочем снять с них доспехи и все что имело хоть какую-то ценность. Но здесь уж капитану точно никто не мог предъявить, трофеи – это святое.

- Барон, - на прощанье Серов попытался выиграть еще немного времени и внести еще немного разлада в и так не слишком монолитный баронский союз, - одна просьба. Даже не просьба… В общем передайте своим друзьям, что у меня их пленные, большинство из которых в весьма тяжелом состоянии. Заниматься мне или недосуг – своих проблем хватает, поэтому я бы предпочел решить этот вопрос как можно быстрее. Я буду их ждать.

Молодой барон только кивнул, и развернув коня, ускакал.

Долго ждать реакции не пришлось. Серов успел лишь перекусить, быстро закидав в себя тарелку горячей каши с мясом. В войске Александра, в отличие от других подобных вооруженных формирований, снабжение провизией происходило централизованно, поэтому едва отгремели последние звуки битвы, специально выделенные под это дело люди начали разводить костры для приготовления горячей пищи. Такой подход был чуть дороже по деньгам, зато армия гораздо меньше страдала от всяких желудочно-кишечных хворей, что позитивно сказывалось на боеспособности.

- Добрый день, господа! Вернее, уже вечер, - действительно пока суть да дело, солнце уже совершенно отчётливо стало склоняться к закату, тем более что зимние дни не в пример короче летних.

- О чем вы хотели поговорить, барон? - Немного устало ответил выехавший немного вперед рыцарь под зеленым знаменем, перечеркнутым двумя золотыми диагональными полосами.

- Возможно вы представитесь, барон?

- Меня зовут Ровиан, барон Андиран. И мой вопрос остается в силе.

- Вы не слишком вежливы, молодой человек, - поддел оппонента Александр. Он хоть и был старше его всего лет на десять, но почему бы не сбить немного переговорщика с настроя мелкой провокацией. – Впрочем не манеры я хотел обсудить. Так получилось, что у меня в руках оказалось четыре десятка, вернее сейчас уже немного меньше, ваших раненных. Если они вам нужны, предлагаю обсудить выкуп, много я не возьму, все понимаю, времена сейчас тяжелые.

Судя по реакции представителей делегации тонкий намек на их финансовое положение попал в цель. Вообще Серов уже начал сомневаться в существовании хоть сколько-нибудь если не богатых, то хотя бы зажиточных феодалов, по крайней мере в этой заднице мира. Кого не возьми – за душой только долги и куча самомнения, не удивительно, что центральные королевства не обращают на это место особого внимания – проблем можно огрести кучу, а вот прибыли – с гулькин нос.

- Барон, это даже не смешно, - Ровиан не смотря на пошедшее красными пятнами лицо, сумел удержать в голосе немного ленивые интонации. – Сейчас мы закончим, то, что начали до обеда, и вопрос с пленными решится сам собой. На вашем месте я бы думал, как бы собрать денег, чтобы выкупить собственную жизнь.

Капитан тяжело вздохнул. Все же вести переговоры с парнем, которому судя по внешности едва исполнилось двадцать лет – то еще удовольствие. Максимализм, желание оспорить авторитеты и вот это вот все.

- Господа! Может быть среди вас есть тот, кто видит ситуацию в более реалистичном свете, - Александр обратился в остальным владетелям, которые до сих пор молчали и не вмешивались. – Там сорок душ, которые без должного ухода в ближайшее время отправятся на свидание к Богам. Я даже помогать им в этом не буду, просто брошу умирать – если они не нужны вам, то мне тем более.

Вбросить нотку противоречия среди оппонентов, при том, что их позиция и так далека от монолитности – святое дело. Бароны было начали переглядываться в поисках того, кто бы мог высказать другую, отличную от «официальной» точку зрения, но тут барон Заурион взял инициативу на себя.

- Я готов выкупить своих бойцов, если цена не будет слишком высокой, - барон ткнул пятками бока своей лошади, и та сделала пару шагов вперед, поравнявшись с находившимся до того чуть впереди Ровианом.

- Корона за рыцаря и гроут за простого воина, - озвучил прейскурант Серов. Цена на самом деле была божеской, впрочем, и состояние «товара» было не очень хорошее.

- Согласен, - кивнул барон. Ровиан поморщился – теперь придется выкупать своих бойцов всем, дабы не ронять свой авторитет среди дружинников.

История с выкупом пленных затянулась до глубокого вечера. Поскольку почти все выкупаемые сами передвигаться не могли, пришлось сооружать импровизированные носилки, потом малыми группами – понятное дело, что доставка на входила в озвученную стоимость – делать несколько рейсов к замку. Когда все это было закончено, ни о каком продолжении сражения и речи не могло идти.

- Собрали все что можно было, до последней железяки, - Элей отчитывался о проделанной работе. – Все телеги или завели внутрь или отправили подальше. Сэр Гурдион увел оставшихся всадников. Они собирались ночевать в селе, что на юге.

Замок, после того как внутрь отступили остатки армии и так был перенаселен и возможность уменьшить количество голов на два десятка человеческих и столько же конских виделась несомненным благом. Кроме того, по плану Александра, если бароны захотят продолжать так неудачно начавшуюся военную кампанию, оставшаяся вне стен конница может беспокоить вражеские тылы, устраивать неожиданные обстрелы, ночные побудки и просто делать жизнь осаждающих максимально некомфортной.

И да – осаждающей, Серов проведя ревизию своим силам принял в итоге логичное решение отступить за стены: второго такого полевого сражения на следующий день его армия бы точно не выдержала.

Природа как будто соглашаясь с его выводами сорвалась в полноценную зиму. К вечеру температура упала до примерно минус десяти, задул ветер и начал срываться первый в этом году снег.

Александр, выслушав доклад своего главнокомандующего кивнул и поплотнее закутался в меховую накидку – на вершине башни, с которой он наблюдал за вражеским лагерем было весьма неуютно. И даже небольшая жаровня с углями, которую прислуга затащила наверх, не сильно спасала от пронизывающего ветра. Впрочем, его грело понимание, что врагам в холодных палатках спать на земле еще менее приятно.

Мелькнула было мысль попытаться устроить какую-нибудь гадость осаждающим, чтобы жизнь им мёдом не казалась. Отправляясь в поход, Серов взял с собой автомат и три рожка патронов, поэтому ему было что предъявить незваным гостям. Вот только патронов оставалось все меньше, граната осталась вообще только одна, а жизнь вроде не заканчивалась завтра, и такой козырь мог еще пригодиться в будущем.

«Да и вообще, какого черта!», - мысленно себя отдернул Александр, - «я барон или где? Почему обязательно каждый раз лезть в саму задницу и каждый раз огребать? Сколько ранений за эти полтора года я уже получил? Четыре? Пять? Хватит геройствовать, пусть другие воюют, а я буду только направление указывать».

Достигнув таким образом консенсуса с собой, барон пошел спать, не забыв перед этим зайти узнать, как себя чувствует маг. Ариен в себя до сих пор не приходил, но сиделка сказала, что вроде бы забытье перешло в сон, и скоро огневик снова будет раздражать его своей неуемной энергией.

Следующее утро совершенно отчетливо показало, что просто так бароны отступать не намеренны. Еще затемно из их лагеря, вернее из леса рядом, начал доноситься перестук топоров, что даже недалекому человеку намекнуло бы на сооружение каких-то осадных приспособлений.

- Либо таран делают, либо лестницы, - командный состав собрался на завтрак в малом зале. Кроме Элея, Брада, Сержана и других командиров, своим присутствием порадовал маг которого под руку вывела Гинара. Ариен был бледен, но отличный аппетит намекал, что ничего страшного с ним не случилось.

- А может и то, и другое, - согласился Серов, - людей им хватит. Что с болтами для арбалетов.

- Нормальных болтов осталось буквально по пять штук на брата, - это Брад подал голос, снабжение было по его части, - зато в замке нашли большой запас стрел. Сейчас посадил людей, чтобы они укорачивали их до подходящего для арбалетов размера. Они, конечно, легче будут, и бить получится не на две сотни шагов, а максимум на сотню, но ничего лучше за день мы придумать не смогли.

Александр сморщился будто откусил кусок лимона. Нехватка болтов была самой большой насущной проблемой. Имея сотню арбалетов на стенах при нормальном запасе метательных снарядов, о возможном штурме можно было бы не переживать совершенно. Перестреляли бы всех как куропаток.

- Как раненные?

- За ночь трое преставилось. Остальных маги вроде немного подлатали, может и выживут.

- Сколько реально человек в замке способных держать оружие? – Задал капитан самый важный вопрос.

- Восемьдесят арбалетчиков и около шестидесяти копейщиков. Еще человек двадцать наберется у которых раны в крайнем случае позволят взяться за оружие, но лучше до этого не доводить, конечно. Еще есть два десятка бесхозных арбалетов, если успеем наделать достаточный запас переделанных болтов, можно их тоже раздать, лишним не будет.

- А ты, Динай, чем обрадуешь?

- Сказать точно, сколько у противников осталось людей сложно, - начал глава свеж созданной службы безопасности. – Судя по знаменам коалиция лишилась двух баронов. Мы допросили вчера пленных, тех кто был в сознании, посчитали трупы, а также костры и палатки в лагере. Получается, что у врага осталось от двухсот до двухсот пятидесяти человек конных и от ста до ста пятидесяти пеших. Кроме того, нужно учитывать, что и у врага есть раненные, которые не попали в плен, но на стену вряд ли полезут, плюс кто-то должен ухаживать за раненными и охранять обоз. В общем, я прогнозирую до трехсот пятидесяти человек.

- Один к двум, - провел не хитрые расчеты в уме Александр, - нормально. С такими картами можно играть.

- Ариен, ты как?

- На меня сегодня не рассчитывай. Я вчера слегка перестарался, ничего серьезного, но пару дней буду восстанавливаться, - ответил маг, в промежутке между забрасыванием еды в топку.

Серов кивнул, он примерно так себе и представлял.

- А что твои ученики? Они без тебя на что-то способны?

Огневик на секунду прекратил жевать и задумался.

- Ну… Гинара может пару огнешаров пустить. Норвин, может быть, тоже. Остальные – вряд ли. И то шары будут совсем не те, к которым ты привык, поэтому сильно на них не рассчитывай.

- Принял, - еще раз кивнул барон и поднялся из-за стола. День обещал быть длинным.

Видимо бароны тоже понимали, что тянуть со штурмом им нет никакого резона. По такой погоде они передохнут гораздо быстрее, чем у осажденных закончится провизия, поэтому уже вскоре после рассвета – погода к этому времени успокоилась, ветер перестал сдувать мясо с костей, а снег едва-едва присыпал чернеющий до того луг – напротив замка выстроились баронские войска в ожидании команды на штурм.

Как и предсказывал Серов, осаждающие успели буквально за несколько часов соорудить не только таран – по сути просто зачищенный ствол крупного дерева – но и лестницы, несколько осадных щитов и даже навязать фашины для забрасывания неглубокого рва. По объему подготовки было понятно, что противник настроен серьезно и ставит все деньги на один решающий штурм.

Большая часть вражеских сил была поделена на три штурмовые колонны – одна с тараном, нацеленная на ворота, и две с лестницами – на соседние стены. Остальные, вооружившись луками и прячась за щитами должны были своей стрельбой прикрывать штурмующих.

В какой-то момент, замершие было на позициях люди повинуясь не слышимому из замка приказу бросились вперед. Нужно сказать, что двигались они, прикрываясь щитами, весьма умело, вероятно не только Александр заставляет своих бойцов отрабатывать штурм крепости.

Первыми подбежали бойцы, тащащие связки хвороста для забрасывания рва. Они успели сделать два-три рейса под непрерывным обстрелом, прежде чем до стены добрались воины с лестницами. К этому времени на земле лежало уже десятка полтора недвижимых тел – они хоть и прикрывались щитами как могли, но, когда обстрел ведет сотня арбалетчиков, кто-нибудь нет-нет да и попадет в цель.

Не смотря на активный обстрел, спустя пару минут к замку подтащили-таки лестницы, приставили к стене и первые смельчаки – по традиции первый закрепившийся на стене получал солидную премию – попытались взобраться наверх. Получилось это не сразу – первые несколько лестниц солдаты Александра успешно столкнули в сторону, отправив неудачников, выбравших не ту профессию, в короткий полет. Впрочем, сильно от этого пострадали не все: все же стены тут были невысокие – метров шесть максимум, - соответственно и падение с такой высоты грозило в худшем случае переломами.

В это же время к воротам подтащили таран и принялись стучать, не обращая внимания на падающие сверху камни прочие «гостинцы». Таран, по правде говоря, был дрянной, - по сути просто ствол дерева с приделанными ручками для удобства переноски. Сомнительно, что таким, с позволения сказать, осадным орудием можно выбить хоть сколько-нибудь приличные ворота: скорее влажная древесина расколется вдоль, хороня все надежды атакующих. Где-то еще в старом мире Серов читал, что в приличных армиях оголовье тарана оббивалось металлом, что превращало его в грозное орудие. С другой стороны, проверять, на сколько добросовестно местные плотники делали свою работу, изготавливая створки этих ворот тоже совсем не хотелось, поэтому для таких любителей постучать у капитана был заготовлен сюрприз.

На самом деле Александр в поисках возможного расширения своего арсенала мысленно перепробовал кучу разных вариантов. Большинство приходилось отбрасывать из-за отсутствия нужных компонентов, нехватки знаний по технологии или несовершенства производственной базы. Одним из простейших видов оружия, которое не удалось воплотить в реальность стал «греческий огонь» или по-простому – напалм. Банально не было нефти. Чуть позже из горючих веществ Серову стал доступен спирт собственного производства, однако просто так спирт горит все же недостаточно жарко и вообще на оружие не тянет.

Пришлось много экспериментировать в поисках доступной «легирующей» добавки, которая бы превратила спирт в оружие. В итоге самыми лучшими характеристиками мог похвастать состав из четырех частей спирта и одной – скипидара. По-хорошему, нужно было бы подобрать еще какой-нибудь загуститель, чтобы состав прилипал к поверхностям, а не стекал вниз, но на это фантазии Александра уже не хватило.

И вот теперь из воротной башни на голову атакующим защитники под чутким присмотром самого барона сбрасывали бочонки с горючей смесью. Все три, которые Серов смог сделать – скипидар как ни крути тоннами в соседнем хозмаге не продавался. Короткий полет, и бочки разлетаются, сталкиваясь с головами держащих таран бойцов. К зажигательному, таким образом, можно сказать, добавился еще и бронебойный эффект. Пара секунд, и вслед за ними из бойницы на землю и на падает палка с намотанной сверху паклей. Подожжённая, конечно.

На этом попытки выбить ворота, по сути, и закончились. Не то, чтобы все сгорели вместе с тараном – до настоящего напалма полученной смеси было как до луны – но оказалось достаточно всего трех людей, превратившихся с живые факелы и еще нескольких пострадавших чуть меньше, чтобы остальные в ужасе разбежались. В союзном войске каждый знал, как именно погибло семь десятков во главе с бароном Лауиндом и примерить подобную судьбу на себя желающих не нашлось.

В итоге около ворот осталось лежать два десятка убитых – стрелами, камнями и огнем – а также брошенный всеми таран. Как не пытались командиры вернуть людей к воротам, большая часть на отрез отказалась. Не факт, что при штурме стен было безопаснее, но пока там никого не жгли, именно это место казалось более привлекательным.

У тех, кто пытался залезть на стены по приставленным лестницам, дела тем временем шли чуть лучше. Во всяком случае, нескольким бойцам даже удалось достигнуть цели и оказаться на гребне стены, без особой, впрочем, пользы. Слишком уж много было там защитников, готовых тепло встретить незваных гостей, и угостить чем-нибудь остреньким. А тех, кто толпился внизу в ожидании своей очереди – лестниц все же сделали недостаточно - сверху расстреливали как в тире арбалетчики. Все попытки затеять «контрбатарейную борьбу», предпринятые союзными войсками с треском провалились – у них просто не нашлось такого количества опытных лучников, способных на равных противостоять засевшим на высоте и прикрытых каменными зубцами арбалетчиков. А те, которые были, достаточно быстро закончились.

В общем-то уже в этот момент любому более-менее опытному стороннему наблюдателю было понятно, что штурм провалился. Слишком большие потери несут атакующие: они быстрее закончатся, чем успеют закрепиться на гребне, а ведь это стало бы только первым этапом. Потом пришлось бы штурмовать еще башни и донжон.

Видел это, конечно, и Ровиан, но пока морально не был готов отдать приказ к отступлению, означавший крах всей затеи. Тем более что сейчас на стенах и под ними умирала пехота, которую местные феодалы вообще не привыкли считать, и спешенные всадники других участников похода. Свою же дружину, предполагая такой исход заранее, барон Андиран оставил во «втором эшелоне». И что характерно, стыдно ему за это совсем не было.

Где-то в этот момент произошло событие, которое переломило сражение, поставив наконец точку в этом кровавом противостоянии. С вершины левой башни в толпу, собравшуюся под стенами и тщательно прикрывшуюся щитами от стрел, один за другим влетело три огненных шара.

Самое смешное, что урона они почти не нанесли – молодые маги еще были просто не способны сотворить заклинание достаточно мощное чтобы убить человека. Максимум, на что хватало их сил – сильные ожоги, и то – при попадании в незащищенные участки тела. Разорвавшиеся же на щитах огнешары, скорее всего могли доставить атакующим лишь кратковременные неудобства. Вот только моральное состояние штурмующих было уже, что называется, в «красной зоне», и именно огненная магия стала той соломинкой, которая сломала спину верблюду. С громкими криками ужаса, попавшие под магический обстрел бойцы бросились из-под стен куда подальше, становясь при этом легкой целью для арбалетчиков, которым теперь не нужно было выцеливать уязвимые места.

Грустнее всего было тем, кто в этот момент был на гребне стены – а там как раз «высадилась» новая порция смельчаков – и их товарищам, лезущим наверх. Быстро сбежать у них не было никакой возможности, поэтому большая часть из них тут же бросила оружие отдавая себя на милосердие противнику, меньшая же все-таки попыталась удрать, положившись на быстрые ноги, но как показала практика, стрелы оказались быстрее. Последние убегавшие валились на землю утыканные снарядами до состояния ежей.

Сразу после этого последовала команда на общее отступление, и последняя колонна, штурмовавшая стену слева от ворот, тоже откатилась от замка, оставляя на земле тела тех, кому сегодня не повезло.

Некоторое время ничего не происходило. Атакующие приводили себя в порядок, считали потери и думали, что теперь делать дальше. Защитники же все также стояли на стенах ожидая второго раунда. Однако ничего не происходило, а когда на дальнем конце луга во вражеском лагере поднялась суета и начали складываться палатки, стало окончательно понятно, что продолжения не будет.

- Брад, - Серов дернул за плечо радовавшегося со всеми бородача, - не время праздновать. Организуй людей, чтобы выйти наружу, собрать трофеи, помочь раненным и позаботиться о тех, кому помочь уже нельзя.

Главный интендант кивнул, мгновенно переключившись на новую задачу, и начал раздавать приказы. Еще спустя несколько минут ворота замка открылись, исторгая из себя трофейную команду, которая подобно муравьям – а именно такая ассоциация пришла на ум барону, наблюдавшему за всем этим делом сверху – принялась собирать с поля боя все что имело хоть какую-то ценность. Не забыл Брад и про эрзац болты, которых на самом деле сделали не так уж и много и поэтому весь бой их приходилось экономить. Пусть они и были хуже, чем сделанные изначально для арбалетов, других в ближайшие дни все равно не ожидалось.

После быстрых подсчетов выяснилось, что на этот раз соотношение потерь оказалось еще более приятным чем в прошлый. Защитники потеряли всего девять человек убитыми и пятнадцать – раненными, в то время как трофейщики насчитали под стенами сочти семь десятков трупов, ла еще и пятнадцать человек попали в плен. Еще пара таких штурмов и нападающие банально бы закончились, не удивительно, что они решили ретироваться.

Вот только так просто Серов отпускать незваных гостей тоже не собирался. Была у него одна мысль, которую он хотел проверить.

Небольшая кавалькада вышла из ворот замка – Серов в отсутствии профессиональной конницы посадил на лошадей тех, кто держался в седле лучше всего – и устремилась строну вражеского лагеря. Остановившись на полпути, вперед выдвинулся один из бойцов и помахал белым флагом призывая к переговорам.

Эта встреча почти идеально копировала прошлую, во всяком случае состав основных участников не изменился. Впрочем, изменилось кое-что другое: определились проигравшая и победившая команда, и кто есть кто можно было понять всего лишь взглянув собравшимся мужчинам в лица.

- Вы своих пленных выкупать будете? - Без приветствия начал Серов.

- Будем, - видимо этот вопрос в отличие от прошлого раза обсудили заранее.

- Хорошо, - кивнул Серов. – В таком случае еще один вопрос. Но сначала я хотел бы рассказать вам одну короткую смешную историю.

На лицах баронов отразилось полнейшее непонимание, но Александр на это внимания не обратил.

- «Пошли два мужика на охоту. Один другому кричит:

- Я медведя поймал.

- Так тащи его сюда, - отвечает второй.

- Не могу!

- Почему?

- Он меня не пускает!»

Понимания на лицах переговорщиков не добавилось. Скорее наоборот.

- Это я к чему, - снизошел до объяснения капитан, - вы правда думали, что я вас так просто отпущу? Вы разъедетесь по домам, и мы забудем про события последних дней. Я просто хочу напомнить, что у каждого из вас по отдельности наберется едва семь десятков бойцов, скорее даже меньше. А у меня-то осталось почти две сотни и поверьте, я нанесу ответный визит вежливости каждому из вас.

Бароны начали удивленно переглядываться. К такому их жизнь точно не готовила.

- Мне кажется, барон, вы слегка переоцениваете свои силы, - очень осторожно начал ответ Ровиан. Он как раз боялся Серова меньше всех так как его дружина почти не пострадала, только набралась опыта. – Когда остальные ваши соседи узнают о вашей манере вести дела, боюсь им это может не понравится.

- Может, - кивнул Александр, - только как это поможет вам? Вам к тому моменту уже ничего не поможет. Поэтому, я предлагаю вам заплатить небольшие отступные - назовем это компенсацией за беспокойство – и на этом наш конфликт закончить. Я вас уверяю, что мирное сосуществование, оно завсегда выгоднее чем война.

Глядя на вытянувшиеся лица оппонентов, Серов сдерживал себя как мог, чтобы не заржать. Только двумя болезненными щелчками по носу можно объяснить то, что его сразу не послали пешеходно-половым маршрутом. Понять то, что капитан отчаянно блефует в, общем то, для беспристрастного стороннего наблюдателя не составило бы труда.

Да, формально количество бойцов под его рукой действительно было внушительным, но учитывая, что большинство из них были в той или иной степени раненными, реально в поход Серов смог бы повести в лучшем случае сотню бойцов, чего для штурма замка с гарнизоном в шесть десятков человек явно бы не хватило. Разве что баронство Лауинд после потери большей части армии вместе с бароном было в опасности, но его представителя тут не было, соответственно и переживать за него было некому.

- Мы обсудим ваше предложение. – Барон Андиран еле сдерживал раздирающий его гнев, - а пока, мы бы хотели вернуться к вопросу пленных.

- Цена та же, - пожал плечами Александр, - высылайте людей с деньгами, забирайте своих неудачников.

- Хорошо, а насчет вашего предложения мы подумаем, - молодой барон на прощаясь дернул поводья и развернув коня поскакал в лагерь. То же самое повторили и остальные. Каждый из них понял кого Серов НА САМОМ ДЕЛЕ назвал «неудачником».

Передача пленных прошла в штатном, можно сказать, режиме. Без происшествий. А вот ответа на главный вопрос Серов так и не получил, видимо его угрозу все же не сочли достаточно существенной. Впрочем, на это капитан не очень-то и рассчитывал. У описанного выше дипломатического маневра было и второе дно – пусть соседи сидят по замкам и мандражируют, ожидая, когда их настигнет справедливое возмездие. Если это позволит выиграть хотя бы два-три спокойных месяца, можно считать, что все было сделано не зря. Ну а потом Александр восстановит численность своей армии – даже еще нарастит – и можно будет взаправду померяться, у кого причиндалы больше.

На этом, по большому счету, военная кампания, затянувшаяся почти на два месяца, закончилась. Еще несколько дней Серов погостил в пережившем штурм замке и потихоньку засобирался домой. Судя по всему, никаких новых неожиданностей в ближайшее время ждать действительно не приходилось

Вместе с большей частью армии – в замке капитан оставил небольшой гарнизон из трех десятков человек – двигалось почти два десятка телег, нагруженных всяким разным имуществом. В основном – части доспехов, кольчуги, конская упряжь и прочие добытые на поле боя трофеи. Глядя на все это богатство, капитан мысленно представлял, как ему будет рад Дрор, постоянно жаловавшийся на недостаток сырья.

Зима уже окончательно вступила в свои права. Температура стабильно держалась ниже ноля, а с неба то и дело срывался снег, хотя большими сугробами местная природа радовала людей откровенно не часто.

Такая погода, в купе с короткими зимними днями и общей серостью – солнце крайне редко показывалось из-за туч – навевала на капитана тоску. Неожиданно оказалось, что, когда вокруг происходит одно за другим череда важных событий, на погоду, в общем-то, обращать внимание времени нет. Теперь же, когда все закончилось, традиционный осенне-зимний сплин придавил со всей возможной тяжестью.

Лошадь мягко ступала по пушистому снегу, Александр же, лениво покачиваясь в седле, мысленно подводил итоги прошедшей военной кампании, пытаясь понять, насколько вся эта авантюра в итоге оказалась выгодной.

Если считать общее сальдо расход/доход, то завоевательный поход совершенно определенно получился прибыльный. В первую очередь в колонку доходы стоило отнести большое количество военных трофеев, состоящих в основном из разной степени пострадавших броней, кольчуг, шлемов и оружия. Прямо сейчас, не сильно напрягаясь Серов мог поставить под ружье еще две сотни человек, а после небольшого ремонта – все три. В ту же колонку можно записать почти сотню лошадей и конечно неожиданный бонус в виде четырех килограмм хакаша. К минусам стоило отнести потерю почти сотни человек разной степени обученности – Серов для поддержания образа щедрого правителя еще при найме обещал выплатить в случае их смерти небольшую компенсацию родственникам – и соответственно необходимость найма новых. Причем в полный рост встал вопрос увеличения армии до четырех сотен человек, минимум двести из которых будут только сидеть гарнизонами. Да и о возможном дальнейшем расширении стоило думать заранее.

И все было бы хорошо, если бы маленький нюанс: платить людям нужно монетой, а добыча вся была в трудно конвертируемом виде. Лошадей до весны не продашь, наоборот кормить их нужно – опять расходы, военное снаряжение сначала нужно привести в порядок – сейчас его только по цене металла купят – опять минуса. Про волшебную траву и говорить нечего, капитан всерьёз думал, что она повиснет у него на балансе в серьёз и не долго: первому встречному такой товар точно не впаришь. Вот и получалось, что потенциально на руках куча денег, а реально – опять нужно думать, где взять наличность.

Проехали сожженный осенью мост, благо река уже встала и пускать груженные доверху телеги по сооружённой наспех времянке не пришлось.

«Вот еще мост нужно будет нормальный сделать», - поставил себе зарубку в мозгу Серов, мысленно откладывая на это деньги, - «и вообще нужно по дорогам пробежаться, посмотреть, что где подлатать будет необходимо».

Инфраструктура даже в средневековье высасывала деньги не хуже пылесоса.

В какой-то момент Серова задолбало двигаться с черепашьей скоростью – пару раз у перегруженных телег ломались деревянные оси, что приводило к часовым задержкам – поэтому в итоге он плюнул и, взяв с собой десяток человек под командованием рыцаря, двинул вперед. Еще раз ночевать под открытым небом, когда есть возможность сделать это в теплой постели с женой под боком: выбор, что называется, не сложный.

- Не хватает хороших луков, надо бы еще десятка два купить, - сэр Гурдион высказывал свои мысли по поводу увеличения конного отряда до хотя бы пяти десятков. – Люди уже опыта набрались, есть кого в десятники определить. Опять же лошадей с избытком, а вот луков не хватает. Крестьяне многие умеют более-менее прилично стрелять – каждый второй охотой себе в обед приварок добывает. Немного потренировать и будет вполне боеспособная полусотня.

- Согласен, - скрепя сердце утвердил проект Александр. Действительно мобильности его армии сильно не хватает. Конная полусотня полностью эту проблему не решит, но хоть какая-то возможность для маневра появится.

Серов бросил взгляд на солнце, которое начало опасно приближаться к верхушкам деревьев. До замка осталось километров семь-восемь, и соответственно были все шансы проскочить засветло.

Внезапно все пошло кувырком. Из-за, казалось бы, насквозь просматривающегося, торчащего по зимнему времени голыми ветками, кустарника вылетело несколько стрел, поразивших двоих бойцов. Тут же на дорогу, как будто из-под земли появившись, выскочило полтора десятка человек в белых балахонах – видимо не только Серов понимал в этом мире важность маскировки – и оружием в руках.

Первый, удачно подставившись под мгновенно оказавшийся в руке клинок, получает им по голове и отправляется на свидание с предками. Тут же спрыгнув на дорогу, чтобы не маячить лакомой целью для стрелков, Серов сталкивается нос к носу с со вторым противником.

Уже на земле пришла запоздалая мысль, что он сглупил и нужно было прорываться вперед. Это же, по сути, основа основ: в случае попадания в засаду охрана принимает бой, отвлекая противника на себя, а охраняемая особа должна как можно быстрее покинуть зону боевого контакта. Вот только все рефлексы капитана были заточены под другое, а бороться с ними после десятка лет службы – очень сложно.

Этот оказался более ловким и успел подставить небольшой кулачный щит под удар Александра. Впрочем, это не сильно ему помогло – гномий меч глубоко рассек баклер, калеча кисть его удерживающую. Нападающий издал глухой крик и бросив на снег разбитый щит – причем возможно вместе с парой пальцев – рубанул Серова по правой руке. Капитан попытался закрыться, но качество меча в этот раз сыграло с ним злую шутку – глубоко увязший в металле клинок не удалось быстро освободить и движение получилось несколько неловким. Вместо того, чтобы подставить меч под углом, пуская вражеский клинок в сторону, получилось жестко принять его на сильную часть. И тут уже подвело Серова его тело. Впрочем, он сам виноват – рана правой руки, полученная в последней битве, зажила еще не до конца, не смотря на усилия магов. Вспышка боли и меч из разжавшихся сами собой пальцев падает на землю, оставляя капитана безоружным перед лицом приближающейся смерти.

Смерть, надо сказать, выглядела отвратительно: грязные косматые волосы, торчащие из-под белого балахона, красное пропитое лицо, гнилые зубы, оскаленные в мерзкой ухмылке. Вся эта картина подобно снимку в одно мгновение отпечаталась у него в мозгу. Точно не такой смерти капитан желал для себя. Поэтому Серов сделал полу отскок полу-падение на спину, выхватывая из-под одежды верный пистолет, не раз уже выручавши его в трудных ситуациях. Больной рукой делать это было несколько неудобно, поэтому первый выстрел прозвучал уже тогда, когда спина Александра соприкоснулась с поверхностью планеты. И поэтому он ушел выше, чем нужно. Второй же попал точно под обрез простой остроконечной железной шапки, отправляя мозги, если они у нападающего, конечно, вообще были, проветриться не свежий воздух.

Перекат – за спиной еще два бармалея: четыре выстрела для надежности.

С определенным трудом Серов поднялся на ноги и огляделся. Схватка была в самом разгаре – на оставшихся его пятерых бойцов наседали семеро, пытаясь повернуть их так, чтобы подставить под пару лучников, вылезших из кустов. Впрочем, звук выстрелов привлек их внимание, и сразу трое бандитов бросаются к капитану в попытке закончить начатое их менее удачливыми товарищами.

Серов не стал выдумывать велосипед, вступать с ними в красивую схватку, а по заветам Индианы Джонса банально пристрелил всех троих, не дав им никакого шанса.

«Тринадцать», - мысленно отметил расход боеприпасов Александр. И сунул пистолет обратно в кобуру. Беспощадная жаба грозила задушить за каждый лишний потраченный боеприпас.

Аккуратно прикрываясь с лошадью, он поднял с земли свой клинок и рывком освободил от новоприобретенной и совершенно лишней при этом детали. Движение кистью – клинок описывает восьмерку, - плече отзывается ноющей болью.

«Терпимо», - кивает сам себе Александр и выскочив из-за четвероногого укрытия рывком бросается к лучникам, прикрываясь своим каплевидным щитом.

Первая стрела попадает именно в него, не нанося никакого ущерба, второй лучник, видя набегающего мечника берет прицел ниже, пытаясь вогнать стрелу в незащищенные ноги, но тут срабатывают заложенные магом рефлексы и капитан совершенно механически «смахивает» клинком стрелу в сторону.

«Ух ты, а я так умею?», - Успевает мелькнуть мысль, прежде чем буквально тремя движениями Серов делает два «минуса».

На другом конце небольшого поля боя четверо оставшихся на ногах бойцов Александра неторопливо окружали последнего противника. Тот затравленно озирался, но бежать было некуда, да и то, как он держал левую ногу, говорило о том, что бегать он уже вряд ли когда-то будет.

- Не трогайте его, мне он живым нужен, - внезапно адреналин немного схлынул, и пришло понимание, что неплохо было бы допросить, кому это он так мешает. Вернее, мешает он многим, деятельная натура всегда найдет себе врагов, вот только кто именно из них заказал баронскую голову – вопрос, что называется, на миллион.

Услышав, что его собираются брать живым, разбойник попытался, было броситься на прорыв – попадание в плен для него означало по сути ту же смерть, только медленную – но, когда вокруг тебя столько противников, даже самоубиться – дело не простое. В итоге получив сначала по почкам, а потом по кумполу, последний нападающий прилег отдохнуть.

Серов стащил с головы шлем, вытер, выступивший не смотря на прохладную погоду, пот и осмотрелся. Вокруг на земле в разных позах валялись два десятка тел.

«Вот тебе и успел до темноты», - мысленно выругался барон. Среди прочих на земле лежал рыцарь, которому уже не суждено было стать полусотником. Торчащая из шеи стрела не оставила сэру Гурдиону ни одного шанса.

Дальнейшие, весьма печальные, хлопоты прошли как будто мимо капитана. Сбор трофеев, в том числе из найденного за соседним холмиком лагеря нападавших, которые, судя по всему, ждали тут Серова уже не первый день, перевозка погибших и прочее…

В себя он немного пришел уже в замке, поужинав, перекинувшись парой слов с вышедшей его встречать Мариеттой и опрокинув пару рюмок водки. Нельзя сказать, что они с погибшим рыцарем были большими друзьями, но, тем не менее, его смерть, совершенно глупая и необязательная, больно ударила по моральному состоянию барона.

Утром, проспав тяжелым беспокойным сном всего несколько часов, Серов спустился в подвал донжона, где еще прошлым владетелем была оборудована небольшая тюрьма. Или позапрошлым, а скорее – она тут была изначально «по проекту».

Пленный выглядел откровенно так себе – кое-как перевязанная нога, синяки на лице, ссадины – никто с ним не церемонился. Ну и конечно ночь в холодном подвале на цепи тоже никому здоровья не добавят.

- Ну что, - Серов присел на поданную ему табуретку и обратился к пленнику. – На вопросы отвечать будешь сам или придется применять пытки?

Взгляд пленника сдвинулся вправо и сфокусировался на говорящем.

- Отпустишь, если расскажу все? – Пленник слегка шепелявил, видимо пару зубов прошлым днем потерял. Впрочем, зубы теперь были его самой маленькой проблемой.

- Посмотрим, - пожал плечами капитан, - пока твоя дорожка идет к виселице и разница заключается только в том, идет она через боль или, скажем, через последний ужин. Но может ты мне что-то такое расскажешь, что я и изменю решение. Могу только обещать, что если попытаешься молчать, то будет больно.

Пленник помолчал несколько минут, обдумывая сказанное и кивнул. Видимо насчет своей дальнейшей судьбы он не обольщался.

- И так, давай начнем сначала, - видя согласие, начал допрос Александр, - как тебя зовут?

- Проний.

- Хорошо, Проний, откуда ты?

- Мы все из Нолиджа.

- Это где?

- Это на северо-западе Закрытого королевства. На границе с вольными баронствами, но на той стороне барьера.

- Прекрасно! И чем вы с друзьями занимались?

- Разным. Охрана караванов, наемничество, разовые сделки. Кто платил на того и работали.

- Разовые - это убийства? – Серов вопросительно приподнял бровь.

- Убийства, нападения, один раз бабу выкрали, - пожал плечами Проний тихонько звякнув цепью. – Что говорили нам, то мы и делали.

- Хорошо, - кивнул капитан, - а где получали заказы?

- По-разному. Чистые дела шли через биржу наемников или через знакомых купцов. Грязные – от местных бугров. Но я точно не знаю, мое дело маленькое, идти куда велят и делать что велят.

- А кто знает?

- Корнот. Он такой высокий, со шрамом под левым глазом. Он главный. Был.

Серов бросил вопросительный взгляд на стоящего тут же бойца. Тот молча кивнул подтверждая, что такой был.

- Что-то интересное находили?

- Нет, ваша милость.

- Тащи сюда, я гляну.

Боец замялся, но под вопросительным взглядом барона быстро стушевался и бегом выскочил из камеры. Вернулся он только минут через пять, что было явно больше, чем нужно для того, чтобы просто взять все в одном месте.

- Уже растащили по карманам? – Вопросительно-утвердительно произнес Серов. Он в общем то был не против – все равно мелочевку не проконтролируешь, соответственно и запрещать бессмысленно.

Среди действительно всякого хлама на глаза бросилась одна необычная монета. Вернее, половинка гроута, отломанная как будто специально. Вообще качество местных монет было весьма разнообразным, варьируясь в широком диапазоне от плохого до просто отвратительного. Порой монета была истерта так, что по весу выходила в два раза меньше положенного, поэтому хоть сколько-нибудь крупные операции проводились больше по весу, чем по счету.

Серов бы и не обратил внимание на монету, но где-то в прочитанной много лет назад приключенческой книге он встречал такой способ идентификации – путем складывания двух половинок одной монеты. В общем, черт его знает был это своеобразный пароль или просто порченная монета, но капитан решил на всякий случай ее изъять.

- Вот это я пожалуй заберу, а остальной можешь уносить, - бойца уплывающая монета конечно расстроила, но виду он не подал. Серов достал кошель, выудил оттуда целый гроут и протянул ее удивленному тюремщику. – На, это тебе за честность. Мог зажилить, но не сделал этого. Я ценю в своих людях эту черту.

- Ну ладно, вернемся к нашим баранам, кто заказчик ты не знаешь, но как звучал заказ точно слышал. Какой приказ озвучил вам ваш главный?

- Устроить засаду, всех убить, принести подтверждение.

- Какое подтверждение? – Заинтересовался Александр.

- Точно не знаю, Корнот сказал, что будет какая-то черная кривая железяка, которую барон якобы постоянно таскает с собой.

- Черная… кривая… - Серова неожиданно пристрелило.

«Это же пистолет! Спалился, таки», - мысленно скривился капитан. – «Ну да, учитывая, как часто я свечу огнестрел, было бы странно, если бы этим никто не заинтересовался».

Допрос продолжался еще некоторое время, сначала просто так, потом с применение разных подручных средств, но ничего нового, кроме мелких подробностей, пленник так и не рассказал. То ли был героем аки белорусский партизан, либо, что вероятнее, действительно ничего не знал.

Для того, чтобы обдумать поступившую информацию, барон забрался на сое излюбленное место не вершине надвратной башни. Казалось бы, жизнь должна была после окончания боевых действий войти в какое-то спокойное русло, но вот – случай подкинул новый повод для беспокойства. Вообще Серов каким-то восьмым чувством ощущал все сильнее уплотняющееся внимание к своей персоне, и что с этим делать, было абсолютно не понятно.

Впрочем – понятно: жить, развиваться, становиться сильнее. Умножать количество друзей и уменьшать количество врагов. Чтобы не зависеть ни от чьей злой или доброй воли. А что будет дальше – кто знает?

Киев

Январь-март 2021

*****************

НЕОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

На этом вторая часть книги закончена. Нужно немного отдохнуть, собраться с мыслями и можно будет начать следующую часть. Думаю, что начну писать третью книгу недели через три- четыре. Если у вас есть какие-то пожелания по сюжету, может чего вы хотели бы видеть в книге больше - пишите в комментариях, я их все читаю. Попытаюсь в третей части раскрыть те закладки, которые делал до этого - ведь если ружье висит на сцене, должно выстрелить, иначе получается какой-то Ричард Длинные Руки, а я этого не хочу.

Для меня написать книгу за два месяца - это настоящий рекорд. Учитывая что первая часть писалась по сути десять лет, так вообще мега достижение) Постараюсь держать какой-то приличный темп и дальше, но не обещаю. иногда это бывает тяжело. Бывает сидишь смотришь в открытый Ворд и тупишь - не знаешь что писать)

Надеюсь вам все понравилось. Я старался, во всяком случае. Старался держать стилистику, старался держать сюжет от скатывания в МС, чтобы рояли торчали хотя бы не из-под каждого куста.

В общем - спасибо всем, кто прочитал)

ЗЫ. Добавил карту баронства в конце книги.

Продолжение тут:

За порогом 3. Рыцарь белого единорога https://author.today/work/123353


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Интерлюдия 1
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Интерлюдия 2
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Интерлюдия 3
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13