КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569622 томов
Объем библиотеки - 848 Гб.
Всего авторов - 228884
Пользователей - 105636

Впечатления

Serg55 про Нэллин: Лес (Фантастика: прочее)

нормальная дилогия, правда, ГГ мал еще...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Герасимов: Сквозь пласты времени: Очерки о прошлом города Иванова (Путеводители)

Вот же хорошо написано: интересные факты даны из истории города, курьезы с названиями улиц, и не только. Да и юмор бьет ключом. Есть чему гордиться ивановцам!

"Как-то трое пошехонцев в складчину ружье купили. Один за приклад взялся, другой за ствол. «Эх, — сказал третий, — и моя копейка не щербата, если не за что уцепиться, так я хоть в дырочку погляжу!» И очень на том свете удивлялся, как это его пуля зацепила."

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Раззаков: Дневник режиссера (Биографии и Мемуары)

Есть колеса от запора и поноса -
Можно потащиться у телеотсоса,
Проводя свое время глядя,
Как жопами вертят всякие б*ди.
Федор Чистяков

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Громова: В круге света (Научная Фантастика)

Читал очень, очень давно, еще в бумаге. Мне тогда показалось - жуткая тягомотина.
Не знаю, буду ли перечитывать. Может с возрастом мое отношение к этой повести изменится.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Гегель: История России (Учебники и пособия: прочее)

Книга довольно всеобъемлющая, не то чтобы претендовала на истину, но все же очень хорошая.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Колисниченко: GIMP 2 — бесплатный аналог Photoshop для Windows, Linux, Mac OS. — 2-е изд., перераб. и доп. (Руководства)

Просто превосходная книга! Качайте все, кто интересуется цифровой графикой!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Stribog73 про Девицкий: GIMP для фотографа: Эффективные методы обработки (Руководства)

Отличная книга! Всем рекомендую!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Хранитель рода государева 3 [Алексей Шмаков breanor11] (fb2) читать онлайн

- Хранитель рода государева 3 (а.с. Хранитель рода государева -3) 915 Кб, 261с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Алексей Шмаков (breanor11)

Настройки текста:



Алексей Шмаков Хранитель рода государева 3


* * *

Глава 1


Отец лишь закрыл лицо руками и начал качать головой. Я же вопросительно посмотрел на императора.

— Он уничтожил две военные базы. А вместе с ними и городки, выросшие рядом.

Сказать, что я охренел, это не сказать ничего. Дед уничтожил две военные базы! Наверняка убив всех находившихся там людей.

Это просто нереально. Зачем ему это?

Вариант, что он находится под контролем, отпадает сразу. Так почему дед пошёл на подобный шаг? Причина должна быть очень весомой.

— Где это произошло? — не отрывая рук от лица, спросил отец.

— Под Красноярском.

— Шуйские? — задал очередной вопрос отец.

— Именно от них поступила эта информация. Около сотни свидетелей видели Кирилла Васильевича. А пара пацанов даже видели, как он расправлялся с вояками. На данный момент все оставшиеся в том регионе армейские подразделения переведены в военное положение. Шуйские по мере возможностей усиливают их одарёнными. Но сами понимаете, что это не остановит Кровавого Ворона.

— Справиться с ним сейчас сможем только мы с Сергеем. — сказал отец, наконец, убрав руки от лица, по которому сейчас текли слёзы. — Коля, дай нам пять минут.

Император молча кивнул и вышел за дверь. Судя по начавшим доноситься голосам там его уже ждали Полиграф и Мазуров.

— Я очень боялся, что подобное может произойти. Отец всегда сильно отличался от остальных Воронцовых, которых я знал. Он всегда ставил наш род и своих потомков выше рода Романовых, хоть и очень хорошо скрывал это.

Очень хорошо до последнего времени. После его слов деда о страхе стать ненавистными для простых жителей империи, я начал задумываться о его верности Романовым. Ведь именно из-за службы императорской семье наш род, мягко говоря, не любят в кругах имперской аристократии.

— И этот его поступок наверняка продиктован именно заботой о будущем рода. После демонстрации твоих способностей на блок посту, он увидел в тебе нового Кровавого Демона. Человека, который способен наконец отделить род Воронцовых от рода Романовых. Дать нам возможность занять иное место в империи. И после обещания данного Николаем эта уверенность переросла в нечто гораздо большее.

Отец уверен, что для того, чтобы остановить его пришлют кого-нибудь из рода Воронцовых. Впрочем, по-другому просто не может быть. Воронцовы всегда сами разбираются со смутьянами в своём роду.

Я смотрел на отца и с трудом понимал, о чём он вообще говорит? Какие смутьяны? Да наш род преданней любой собаки уже столько веков охраняет императорскую семью. Цепные псы Романовых, кровавые палачи и ещё множество прозвищ, которые наш род получил благодаря этой службе.

— Неужели ты думаешь, что за столько времени ни один Воронцов не захотел уйти от клятвы, данной нашим основателем? Поверь мне, такие люди появляются едва ли не в каждом поколении. А вот теперь мы и подошли к тому, зачем пришли сюда. К проклятию рода Воронцовых.

Отец ненадолго замолчал и вынул откуда-то из-под стола начатую бутылку чего-то явно спиртного. Сделав пару глотков, он предложил мне, но я отказался.

— Все Воронцовы, чей потенциал переваливает за пятую ступень, непременно сталкиваются с твоей проблемой. — отец сделал ещё несколько глотков. Было видно, как тяжело ему даётся этот разговор. — Кто-то только перед высшей ступенью. А кто-то, как и ты уже на пятой. Таким же был и дед Василий.

И вот опять всплыл прадед. Почему меня все сравнивают с ним? Я совершенно другой человек.

— Изначально у Демона было ещё два старших брата, но они оба были гораздо слабее его в силе. Так же, как это было и у отца. Их в семье было четверо. Старший Дмитрий, младший отец, а имена средних я даже не знаю, их навсегда вычеркнули из нашего генеалогического древа.

К чему отец рассказывает мне всё это? Если я правильно его понимаю, то это же вообще ни в какие ворота не лезет.

— Преодолеть барьер для того, чтобы подняться на следующую ступень тебе поможет только сила твоего кровного родственника.

— Хочешь сказать?! — сложив два плюс два, выпалил я, вскакивая со своего места.

— Для того чтобы подняться на новую ступень, ты должен убить Воронцова, обладающего даром крови и забрать себе его силу. Это единственный способ стать сильнее. Единственный способ пробить барьер. Проклятье, которое мы несём всё время существования рода.

Отец говорил это твёрдым голосом, но по его щекам снова начали течь слёзы.

Я же просто выпал в осадок от подобных новостей.

Да ну её на хрен эту силу! Перетопчусь и на пике пятой ступени. Большинству одарённых даже и не снилась подобная мощь, так чего мне переживать. Не собираюсь убивать членов собственной семьи, чтобы забрать у них дар. Нет, этого точно не будет.

— Отец уже заранее понял, что пришло твоё время и поэтому он пошёл на этот шаг. Он хочет пожертвовать собой, чтобы ты обрёл силу. Убивать собственного деда, ты откажешься. А вот остановить кровавого мясника, просто обязан. Ты просто не сможешь остаться в стороне. Если ты не сделаешь этого, он не прекратит убивать.

— Так сделай это ты! Ты же уже поднялся на высшую ступень силы!

Только произнеся эти слова, я понял, что отец уже совершил поступок, на который сейчас пытается уговорить и меня.

Кого он убил? Кто из нашего рода был вычеркнут из генеалогического древа его руками?

Что отец стал архиграндом я заметил лишь после нападения предателей. Но на тот момент я знал всех Воронцовых владеющих даром и все они живы до сих пор.

Единственным, кто погиб был дедов брат, защищавший ведунью. Но отец просто физически не мог этого сделать.

Да он отлучался на несколько дней, оставив охрану императора на деда, но это было за неделю до нападения. И это просто нереально. Никогда не поверю, что отец, мало того, что полностью перебил небольшой городок и убил своего дядю, который был сильнейшим в роду, так ещё и убил одну из Романовых.

Отец никогда не смог бы совершить подобное. Да и подчинить его своей воли никто не смог бы.

Я сидел и не знал, что сказать. Мысли возникали у меня в голове с невероятной скоростью, заменяя друг друга.

Я просто смотрел на отца, и всё. Даже забыв, что говорил до этого.

Отец же, в свою очередь, покачал головой.

— Я не смогу его остановить. Отец сильнее меня и он прекрасно это знает. Он ждёт, когда ты придёшь за его силой. Новый Кровавый Демон, который сможет освободить род Воронцовых от столь долгого служения. Если ты этого не сделаешь, то прольётся очень много крови, прежде чем отца удастся остановить.

И это было правдой. Дед в одиночку мог остановить небольшую армию. Чтобы остановить его, потребуется сильнейший, слаженный отряд одарённых. И то я не могу дать гарантии, что они смогут справиться. Слишком много сражений было за спиной деда. Опытнее его в империи был разве, что прадед Насти, по материнской линии.

В комнате снова повисло молчание. Из-за закрытой двери раздавался голос императора, отдававшего распоряжения. Появление деда вызвало настоящий переполох. Тем более в таком виде.

— Но ты должен знать ещё кое-то. Вполне возможно, что сила отца позволит тебе подняться лишь на одну ступень. И для следующего шага тебе понадобится жизнь ещё одного Воронцова. Кровавому Демону, чтобы достигнуть вершины могущества, пришлось уничтожить практически всю свою семью. Я даже не знаю, сколько в ней было членов до его возвышения. Единственное, что мне рассказал отец, что Демон всю оставшуюся жизнь проклинал себя за это. Но по-другому поступить он не мог. Под угрозой полного уничтожения был род Романовых. Именно в тот момент, они потеряли своего ведуна.

Каждое слово отца было словно раскалённый гвоздь, что он старательно забивает в мою голову. Я просто отказывался верить его словам.

Весь наш род. Каждый его член, обладающий даром был настоящим монстром. Монстром, которого теперь хотят сделать и из меня.

Дед сам хочет, чтобы я забрал его силу, а отец, как я понял, поддерживает его в этом решении.

Да, что это за ублюдочное условие? И какого хера все мои предки выполняли его, чтобы стать сильнее?

Ради защиты императорской семьи? Да пошли они в задницу, если для их защиты нужно убивать самых близких людей. Ну, будут их защищать одарённые пятой ступени и что дальше?

Позор? Неисполнение клятвы? Но если цена для выполнения этой клятвы столь высока, то пускай катится эта клятва ко всем чертям.

Не знаю, может, я ещё слишком молод, чтобы осознать это. Хотя тот же Демон в моём возрасте уже был намного сильнее, что говорит о том, что он уже начал свой кровавый путь к вершинам могущества.

И как вообще предкам удавалось проворачивать подобное, без реакции со стороны общественности? Здесь точно не обошлось без вмешательства Романовых. Наверняка они всегда прикрывали своих верных псов, со всех сторон. Лишь бы те становились сильнее.

Это откровение отца просто перевернуло всю мою жизнь с ног на голову. Заставив задуматься о том, что наш род в своё время пошёл совершенно не по тому пути. И дорогу эту нам указали Романовы. Дорогу, по которой они шли сами. Все эти годы, прикрываясь нашим родом.

Одно это мгновенно изменило моё отношение к императорской семье.

Почему мы должны совершать такие ужасные вещи, чтобы получить силу? Кто сможет вернуть всех, погибших ради обретения силы другими. Каждый глава рода, каждый его наследник неизменно были убийцами. Убийцами, которые забирали жизни своих братьев и сестёр, отцов и матерей. Не исключено, что они убивали даже своих детей.

— Я запрещаю тебе! — не с того, не с сего заорал отец, хлопнув по столу ладонью.

Я опешил после его крика. Не понимая, что происходит.

Моментально стихли и все разговоры за дверью. Я снова ощутил могильный холод. Похоже, император решил дать нам больше времени для разговора и даже закрыл кабинет каким-то щитом.

— Я запрещаю тебе даже думать о том, что во всех бедах нашего рода виноваты Романовы!

Да с какого хрена? Если именно они в этом и виноваты. Не будь мы должны охранять императорскую семью, тогда бы и не понадобились столь сильные одарённые и всем было бы плевать на ограничения, установленные этим проклятьем. Наш род мог бы быть гораздо больше. И неизменно, каждый его член обладал бы даром крови, слишком он силён. За всю историю нашего рода единственным исключением является Оля. Но здесь, скорее всего, сыграло свою роль двуталанность сестры. Что и уберегло её от проклятия нашего рода.

Хотя может быть, это вовсе и не проклятье? Может, таким образом, сила даёт остальным родам возможность противостоять нам? Своеобразный регулятор, который не позволяет так просто достигать вершин могущества обладателям сильнейших даров на планете. Но в таком случае подобная система ограничения должна быть и у других родов, входящих в золотую тридцатку. А возможно и у гораздо большего их количества.

Тем временем отец не успокаивался.

— Я прекрасно знаю, о чём ты сейчас думаешь. В моей голове возникли те же самые мысли, когда отец рассказал мне эту тайну. Как и в его голове и в головах всех наших предшественников. Наша кровь очень сильна и от поколения к поколению вместе с ней передаются и знания.

О чём он вообще сейчас говорит? Какие ещё знания, передающиеся с нашей кровью? Что-то я не припомню, чтобы мне кровь помогала в учёбе, или на тренировках. Да и в дополнительной формации, во время обучения у Демона она молчала. Большинство техник были для меня новыми. В голове даже ничего не ёкало, во время их демонстрации.

— Это ещё одна тайна Воронцовых, о которой не знает даже император. Наша кровь пробуждается на ранге архигранда. В этот момент нам становится доступен опыт всех предыдущих поколений начиная с Фёдора Васильевича Воронца. Именно благодаря этому один на один нам не может противостоять ни один одарённый и неважно каким даром он обладает.

Мы обладаем опытом десятков поколений. Благодаря этому в нашем роду не имеется ни одной книги, по владению даром крови. Нам просто это не нужно. Тот, кто достигнет высшей ступени, сам превращается в ходячий справочник. И именно благодаря этому мы можем создавать новые техники, беря за основу старые.

Все техники, которые ты сейчас знаешь, есть не что иное, как переработка старых, на новый лад.

Отец говорил и говорил. С каждым новым словом мне было всё труднее и труднее поверить в рассказанное им.

Получалось, что на высшей ступени Воронцова практически невозможно убить. Благодаря опыту предыдущих поколений и абсолютному пониманию дара, что позволяет нам в критической ситуации создавать новые умения, за доли секунды.

Отец назвал десяток умений, которые были созданы дедом, хотя я думал, что они являлись базовыми и всегда входили в арсенал Воронцовых. Сам же отец пока не создал ни одного умения, но и боёв, в которых пригодилось бы эта способность, у него пока ещё не было. Это он просто не знает, чем закончилась одна из его попыток боя с Монголом.

Вот и выходит, что уничтожить архигранда из рода Воронцовых, может либо крупный отряд других архиграндов, как это было с Демоном, либо сразу несколько сильнейших одарённых из золотой тридцатки, действующих заодно. Но последнее практически нереально.

Как оказалось, подобные случаи уже встречались и не раз. Уж очень не любят наш дар, не только в империи. Но пока мы находимся подле Романовых и не претендуем на нечто большее, с нашей силой мирятся.

Интересно члены рода Цангпа, тоже относятся к нашим недругам. Или они вообще ничего не слышали о русском роде Воронцовых? Вот с кем, с кем, а с ними бы я не хотел встретиться на поле боя.

Они единственные из золотой тридцатки, кому невозможно было противостоять. Их сила уничтожала абсолютно всё. Любую материю и энергию, попавшую в радиус действия их дара. Но об этом мне сейчас думать точно не нужно.

Отец продолжал рассказывать множество интересных вещей, открывающихся после пробуждения крови Воронцовых.

Ещё память крови давала возможность ненадолго взглянуть на мир глазами наших предков, окунувшись в их время. И сделать это мы могли практически в любой момент выбранный в жизни этого человека. Исключением были сильные выбросы дара. А это практически любой бой, что было бы в этом умении приоритетным направлением.

Время пребывания в прошлом зависело лишь от нашей собственной силы.

Что-то мне это очень сильно напоминает. Правда, немного другими словами, да и предназначено это для другого. Но эта возможность очень сильно перекликается со «Вторым Шансом». А путешествие обратно во времени и попадание в тело нашего предка. Да это не что иное, как создание дополнительной формации.

Может, Демон смог провернуть подобное в формации «Второго шанса», взяв за основу именно это умение нашей крови. И был он не таким уж и гением, а просто пользовался тем, что было заложено в него другими поколениям Воронцовых?

Но, чёрт возьми, даже несмотря на то, что только на ступени архигранда наша кровь начинает работать на полную катушку, я не согласен убивать ни деда, ни отца, вообще никого из своих родственников.

Про Олю вообще молчу. Да я лучше сам себе глотку перегрызу, чем причиню ей вред. Но слава яйцам, она не унаследовала дара крови. Словно какие-то высшие силы предвидели это и дали ей совершенно другие таланты.

Можно сказать, что я уже начал пользоваться возможностями нашей крови. Хоть и в весьма урезанном варианте. Демон уже помог мне со всеми техниками. Отточил мой стиль боя, выведя на пик пятой ступени.

Да, у меня было очень мало опыта сражений. Можно сказать, его практически не было. По крайней мере, как думали отец и дед. Они же не знали, о времени проведённом на тренировках Даяны.

Там я убил не одну сотню одарённых, благодаря чему мог вполне соперничать с каким-нибудь одарённым побывавшем не в одном настоящем сражении. Конечно, это не сравниться с памятью десятков воинов, пользовавшихся даром крови. Но и это немало.

Подобные размышления периодически выкидывали меня из разговора с отцом. Каждый раз после возвращения в реальность мне было трудно осмыслить, о чём сейчас говорит отец. Но вроде я не упустил ничего важного. Все основные моменты я услышал. И изюминку среди всех истинных умений нашей крови я не упустил, вынырнув из размышлений в нужный момент.

— И самое главное умение, из-за которого мы так стремимся к вершине могущества. — сказал отец, внимательно наблюдая за мной. — Это…


Глава 2


… воскрешение. — отец произнёс это слово с таким благоговением и трепетом, что мне сразу стало понятно, что это просто улётная штука.

Хотя по названию и так всё было понятно, но я всё же спросил, что это за техника.

— Пожертвовав собой, мы можем спасти любого человека, если он умер не больше двух недель назад. Именно поэтому рядом с императором всегда должен находиться охранитель из рода Воронцовых, имеющий в своём арсенале эту технику. Последний шанс исполнить наш долг.

Очередная посмертная техника. Только на этот раз она не забирает жизнь, а наоборот, дарит её. Причём, как я понял, человек воскресает, полностью излечившись от всех повреждений или болезней, что привели к смерти. По сути, просто нереально крутая техника. Подобное даже не снилось архиграндам целителям.

Но после услышанного сразу появляется вопрос, почему всю мою сознательную жизнь, рядом с императором находится отец, а не дед? Ведь он только недавно поднялся на вершину могущества. А только что сам сказал, что воскрешение открывается только на ступени архигранда. Что-то не сходятся его слова с реальностью.

Я только собрался спросить об этом отца, но он заговорил раньше., моментально отводя мои мысли в другую сторону.

— В начале прошлого века. Большевикам удалось совершить успешное покушение на императора. Он был мёртв больше недели. Об этом не знали даже другие члены рода Романовых.

Чтобы вернуть императора, собой пожертвовал отец Демона и мой прадед — Воронцов Вячеслав Филимонович.

Именно после этих событий на свет появился Кровавый демон, который утопил в крови несколько крупных городов. Полностью уничтожая большевистскую скверну. Осталась лишь горстка людей, которые успели сбежать из страны.

Ага, знаю это прекрасно из уроков истории. И решили эти остатки большевиков спрятаться в Китае, который потом долгие годы лихорадило от идей и учений, что принесли вместе с собой беженцы из Российской империи.

В Поднебесной они смогли найти благодарных слушателей, у которых уже давно накопилось множество претензий к действующей власти. А тут подвернулась такая возможность. И ей просто нельзя было не воспользоваться.

На этой почве у нас даже едва не началась полномасштабная война. Власти Поднебесной решили предъявить императору за его подданных, которые устроили подобное с Китаем. За что были посланы на одном из съездов мировых лидеров.

Дело там дошло до драки, в которой, естественно, победил Александр Николаевич, отец нынешнего императора. Дед рассказывал, что в тот день он едва сдержался, чтобы не полезть в драку. Но был получен прямой приказ от императора не вмешиваться.

В общем, отмутузил наш император Китайского правителя до кровавых соплей и заявил перед всеми мировыми лидерами, что если китайцы сунутся к нам, то они не отделаются так же легко, как это получилось у Кайзера. Он лично возродит знаменитый полк и поведёт его в бой.

Эту угрозу китайцы восприняли на полном серьёзе. Да и не смогли бы они что-то противопоставить подобному полку. Несмотря на всю их плодовитость, количество одарённых в Поднебесной даже меньше, чем в европейских странах. А про Россию я вообще молчу.

Это на меня так влияет стресс от услышанного? Вон куда понесло. Отец, видя, что я задумался, не торопился продолжать свой рассказ, внимательно наблюдая за мной. Я кивнул, чтобы он продолжал.

— Возможности, которые несёт в себе наша кровь, открываются лишь после совершения ужасного поступка. Но для того чтобы полностью овладеть силами нашего дара подобное просто неизбежно. Именно из-за этого, мы по праву считаемся лучшими охранителями на планете. Наша сила — это наше проклятье.

А ты станешь первым Воронцовым, который будет свободен от данных нашими предками клятв. Ты и твои дети будут жить по-другому. Именно этого и хочет отец. Ради этого он уже нарушил все данные клятвы и готов расстаться с жизнью. Чем раньше ты его остановишь, тем больше жизней спасёшь.

В этот момент в дверь начали стучать.

Отец впустил императора и они сразу же принялись, что-то обсуждать.

А я всё сидел и думал, над полученной информацией, совершенно не обращая внимание на происходящее. Я так и не спросил отца, почему именно он так долго находится подле императора. Но в присутствии оного не стал ничего говорить. Как я понял, это тайна, которая касается лишь Воронцовых.

Следующие два дня прошли в какой-то прострации. Я ходил, общался со всеми, даже что-то делал, но практически ничего не помню. Все мои мысли занимали слова отца. Наше родовое проклятье и поступок деда, который решил принести себя в жертву, ради моего возвышения.

В связи с последним нападением на ближайшие пару недель были отменены все приёмы. Поэтому мы с Дашей могли немного вздохнуть свободно. Пока не получим отмашку, что можно снова выходить на охоту.

К слову, Даша с Дайнаной в эти дни очень настойчиво добивались моего внимания. Похоже, Дайнана рассказала подруге о произошедшем в душе и та решила помочь ей избавиться от напряжения, возникшего между нами. Но как-то не срослось. Разговора по душам, так и не состоялось.

Хотя, скорее всего, здесь не последнюю роль сыграло моё состояние. Когда я в любой момент мог уйти в свои мысли настолько глубоко, что просто мог врезаться в закрытую дверь, или выйти из ванной с зубной щёткой во рту и вытащить её только после того, как кто-нибудь мне об этом скажет.

Единственными, кто обратил внимание на моё состояние как раз и были Даша с Дайнаной и ещё Оля. Но её я не беру в расчёт она лишь посмеялась надо мной и заявила, чтобы я был внимательнее и не задавил Няко.

А девчонки всерьёз озаботились моим состоянием и старались постоянно быть рядом, неоднократно выводя меня из задумчивости, чем избавили меня от множества синяков и ушибов.

Остальные жители поместья были слишком заняты, постоянно находясь в каком-то цейтноте. Дом сейчас больше всего был похож на растревоженный муравейник. Единственным местом, где можно было спрятаться от этой суеты, был полигон.

Но и там меня ожидало общество Даши и Дайнаны. Они постоянно говорили о какой-то ерунде, совершенно незаметно втягивая и меня в свои разговоры. О чём мы вообще говорили, я не помню. Но, скорее всего, это был какой-нибудь пустой, ни к чему не обязывающий трёп. То, что так любят девушки.

Утро третьего дня началось со стука в дверь.

— Сергей Михайлович. — раздался голос Петра Алексеевича. — Михаил Кириллович и Николай Александрович ожидают вас в рабочем кабинете.

Вот и настало время мне принять окончательное решение. Останусь я на пятой ступени до конца жизни, либо соглашусь на убийство деда. За эти два дня я так и не смог ответить себе на этот вопрос. Но сейчас у меня уже просто не было времени.

Аккуратно встав с кровати, чтобы не потревожить лысого монстра, я оделся, зашёл слегка освежиться в ванную и уже после отправился в кабинет отца.

Возле его двери я снова застал усиленную охрану. На этот раз полностью состоящую из бойцов Кровавого Ворона.

Отец специально сегодня поручил охрану кабинета этим людям? Чтобы они лишний раз напомнили мне о деде?

Может мне сказать им, чтобы они больше не ждали своего командира? Что он решил пожертвовать собой, ради того, чтобы я смог стать сильнее? Интересно. В таком случае, они нападут на меня, посчитав виновным в предстоящей смерти деда? Или они по наследству перейдут ко мне вместе с его силой?

При виде меня бойцы освободили проход и даже открыли дверь в кабинет.

Внутри сейчас находились лишь отец и император.

— Сразу скажу, что я до сих пор не определился. Он мой дед. Человек, который заложил в меня очень многое и даже несмотря на всё дерьмо, что он сейчас творит, скорее всего, я просто не смогу его остановить. Мне просто не хватит на это сил.

Мой монолог встретили полным молчанием. Отец лишь кивнул, наверняка соглашаясь с собственными мыслями. Он знал меня очень хорошо и мог с лёгкостью предугадать такой исход.

Да и по лицу императора было видно, что он не сильно расстроен. Наоборот, мне показалось, что он вот-вот рассмеётся. Но всё это быстро изменилось, когда в дверь постучались.

Это оказался Полиграф, который принёс сразу несколько увесистых папок.

— Это все данные, что мы смогли подготовить за эти два дня.

— Пчёлы? Роботы? Красноярск? — спросил император.

— Вся эта информация имеется. Но в основном вы всё уже знаете. Здесь она лишь более структурирована.

Отпустив Полиграфа, император взял в руки первую папку, предлагая отцу начать этот разговор.

— Я и не сомневался в подобном ответе сын. В своё время я размышлял над дилеммой, что сейчас возникла перед тобой больше года. Но у меня было на это время. — отец развёл руками, давая понять, что ответ им нужен будет уже сейчас. — Давай ты сейчас выслушаешь нас, а уже после всего услышанного, решишь, что тебе делать. Заставить тебя сделать этот шаг не сможет никто. Ты должен решить для себя всё сам.

— Ясно лишь одно. — заговорил император, не отрываясь от изучения принесённых Полиграфом документов. — В любом случае все следы ведут в Сибирь. И если ты согласишься и дальше помогать нам, то отправишься туда.

— Садись и поешь. Разговор будет долгим. — сказал отец, указывая на небольшой диванчик.

На кофейном столике перед диванчиком стоял завтрак. Интересно, кто из них такой предусмотрительный. Что-то мне подсказывает, что это была мама, раньше подобной заботы я не замечал ни за отцом, ни за императором.

— Для начала давай по порядку. — начал говорить император, вываливая на меня кучу информации.

Через четыре дня была запланирована транспортировка Насти к Шуйским. В их родовое поместье, расположенное на берегу Енисея в нескольких сотнях километров от Красноярска. Медлить больше нельзя. С каждым днём состояние Насти всё сильнее скатывается в деструктивное русло. Ей срочно нужны учителя. Одна императрица не справляется.

Вот и выходит, что я в любом случае отправляюсь в Сибирь. Я обещал Насте, что вместе с ней отправлюсь к Шуйским.

Изначально была мысль, чтобы Шуйские сами прилетели в столицу и здесь занялись обучением Насти, но в связи с последними событиями, устроенными дедом, это становится просто нереально осуществить.

К тому же император мне сказал, что его сибирские родственники сейчас находятся среди подозреваемых. И находятся они в начале этого списка. Слишком много ниточек ведёт в Сибирь.

Те же роботы смогли напасть на нас в столице, имея опознавательные коды самолётов, приписанных к авиабазе под Барнаулом, который тоже входит в зону ответственности Шуйских.

Эти самолёты не известно каким образом, прибыли на один из столичных аэродромов для проведения планового ремонта. Никто не может сказать, почему этот ремонт не мог быть произведён на авиабазе, к которой приписаны эти самолёты. Как и то, кто подписывал все необходимые документы.

Руководство авиабазы идёт в полную несознанку, отрицая свою причастность к этому. Поэтому в Сибирь сейчас собирается вылетать огромная толпа самых разных специалистов. Большинство из которых вылетает туда инкогнито.

— Руководить операцией будет Полиграф. Можешь не переживать его проверили самым тщательным образом и на всякий случай обновили все клятвы. Если бы он находился под подчинением, то уже давно бы умер. — сказал отец, сразу исключая любые возражения с моей стороны.

Ведь именно я усомнился в лояльности главы Ока Государева. Но для этого у меня были очень веские причины.

— Как ты сам понимаешь, я сейчас не могу отправиться в Сибирь вместе с вами. Слишком многое держит меня в столице. — сказал император. А значит, здесь остаётся и отец. — Официальным руководителем назначается Полиграф. Но в случае если ты согласишься не только сопроводить Настю к Шуйским, но и помочь нам разобраться во всех странностях, что сейчас начали происходить в том регионе. Включая ликвидацию Кровавого ворона. Настоящим руководителем будешь ты.

Если хочешь, можешь воспринимать это, как экзамен. Проверку того, как ты справишься не только с ликвидацией противников наших родов, но и с руководством очень важной и серьёзной операции, от удачного завершения которой зависит очень многое.

А вот это они на хрена удумали? Какой из меня к чертям руководитель? Да я в этом разбираюсь практически так же, как Читер в женских журналах. Я даже понятия не имею, что делать.

— Боюсь, что под моим руководством мы не только никого не найдём, так ещё и наломаем кучу дров. — ответил я императору.

— За это можешь не бояться. Вместе с тобой отправятся отличные специалисты, которые помогут тебе и подскажут, как поступить, в случае возникновения трудностей. Если ты согласишься, то через десять минут у тебя будет вся необходимая информация об этих людях. Ты сам сможешь убедиться в их высочайшем профессионализме. Они, также прошли все необходимые проверки и дали клятвы. Об этом можешь не переживать. Всех их лично отобрал Полиграф.

И когда он только всё успевает? Руководит Оком, мотается с нами по приёмам, отбирает людей, да и с Манижей успел навести мосты. Человек — оркестр, блин.

Или быть может, у него есть какой секрет, добавляющий ему ещё несколько часов в сутках?

Но хрен с ним, с Полиграфом. Вернёмся к текущим проблемам. Как-то всё очень подозрительно с этим предложением. Ну не может быть всё настолько хорошо, наверняка, имеется какая-нибудь заковырка.

— Ещё это будет одна грандиозная ловушка. — подтвердил мои мысли император. — От приманки, в которой будет просто невозможно отказаться. — произнёс он.

— Неужели Шуйские способны напасть на Настю или Юлию Сергеевну, если они действительно причастны к этому? — спросил я.

— Это исключено. — покачал головой император. — Родственные узы Шуйских одни из самых крепких в империи. И речи не может быть, чтобы причинить им вред.

«В отличие от Воронцовых…» Пришла мне в голову мысль.

— В этой поездке ты будешь сопровождать Великую княжну Дарью. Она отправляется в Сибирь, чтобы представить род Романовых на ежегодном вече, которое в этом году выпало принимать небольшому городку под Томском — Белом яре.

Раньше я уже слышал об этом вече, но считал, что подобные анахронизмы уже давно изжили себя. Тем более на моей памяти ни один представитель Романовых не присутствовал на этом вече. Единственном, дожившим до наших дней

— Не слишком ли притянуто всё за уши? — спросил я. — Когда Романовы в последний раз бывали на вече? И с чего вдруг проснулся столь резкий интерес? Если я задал себе эти вопросы, то почему вы думаете, что наши враги не смогут сделать то же самое? Тем более у них есть ведун, который наверняка может дёрнуть за эту ниточку и распутать весь клубок. Да и какие вопросы там вообще будут решаться?

— Тут ты прав. Последний раз Романовы присутствовали на этом вече полвека назад. Но, как раз появление в этом году ни у кого не вызовет вопросов. Члены императорской семьи появляются там каждые пятьдесят лет. Так было заведено основателем нашего рода. А какие там вопросы будут решаться всем абсолютно плевать. Уже очень давно вече из совещательного органа, который реально решал какие-то проблемы превратился в обычную встречу представителей самых разных родов.

Только на вече могут спокойно встретиться представители враждующих родов и даже не скажут друг другу дурного слова. А сядут за один стол, разделят пищу и будут вместе веселиться.

Вече стало местом — свободным от всех проблем. Люди приезжают туда, чтобы отдохнуть душой и телом.

Император там проникновенно рассказывал об этом вече, что мне прям реально, захотелось попасть на него и посмотреть, что там происходит. Никогда не поверю, что кто-то из рода Распутиных сядет за один стол с членом рода Долгоруких, предварительно не попытавшись оторвать ему голову.

Вече было пережитками древнейшей старины, о которой уже давно ничего не рассказывали, ни в школах, ни дома. Ну да ладно, думаю, предоставленные мне материалы помогут с лихвой наверстать этот пробел в моём образовании.

— Согласишься ты или нет в любом случае в Сибирь будет направлен первый экспериментальный взвод, только начавшего зарождаться подразделения под названием Ярость Государева. Необходимость в подобном подразделении возникла после первого нападения на нас.

Инициаторами стали Кирилл Васильевич и Маршал Жуков. Они уже давно твердили мне о создании такого отряда, но я просто не видел в нём необходимости. Со всеми проблемами отлично справлялись уже имеющиеся отряды.

Возглавит Ярость уже хорошо знакомый тебе Суворов. Он уже отобрал двадцать кандидатур и ещё с десятком сейчас ведутся переговоры.

Задачей этого подразделения будет ликвидация любого противника, угрожающего императорской власти. Вплоть до полного уничтожения рода.

Отряд будет состоять только из одарённых. Это будет первый в мире отряд вооружённый АВО — 1. Автоматическая винтовка одарённого. — расшифровал аббревиатуру император.

— Это та хрень, что взорвалась на приёме у Ланцовых?

— Нет. Это уже проверенные образцы, обкатанные Суворовым в Афганистане. С тем, что произошло у Ланцовых, сейчас разбираются. Предварительно это было покушения на Дашу. Но это никак не связано с нашими кукловодами, здесь определённо что-то новое.

И император говорит об этом так спокойно! Мало того что на его род охотится неизвестный враг, имеющий своего ведуна. Так теперь появляются и новые желающие расправиться с его семьёй.

Хотя вот это вполне нормально. Так было и будет всегда. Постоянно найдутся люди, которых не будет устраивать действующая власть.

— А мне Воевода говорил, что это оружие настоящее дерьмо. — вспомнил я, как здоровяк отзывался о подобных, образцах вооружения на приёме у Ланцовых.

— И мне он говорил то же самое. — согласился со мной император. — Но тем не менее он запросил для ярости именно эти винтовки в качестве основного вооружения. Ещё привязал к этому оружию, заказ на два десятка машин подобных твоей кобре. Вот только военного образца, чтобы на неё можно было навешать вооружения и прочих военных ништяков. Как выразился сам Суворов.

— И у него будут такие машины? — заинтересованно спросил я.

Вот сейчас мы и посмотрим, насколько сильно императора прижали.

Двадцать машин наподобие Демона, это больше года работы завода Меншиковых, лишь на создание автомобилей для нового подразделения.

— Будут. — хлопнув себя по колену, сказал император. — Первая пятёрка будет уже на этом задании.

Вот ни хрена же себе. Выходит, создание подобной военной техники планировалось уже давно. Наверняка Меншиковы первым делом принялись за выполнение заказа для военных нужд государства, а только после этого переключились на гражданские модели.

Теперь меня начали терзать сомнения, что новый завод в Калининграде на самом деле имеет не одно, а два тайных производства. И даже не знаю, что может быть лучше ракеты, или военные автомобили имеющие все возможности моего демона?

— Этот отряд также будет передан под твоё руководство. А сам Воевода будет назначен, твоим главным консультантом, помощником. А при необходимости он сможет вправить тебе мозги.

Ну в этом я совершенно не сомневаюсь. Суворов дядька что надо. Никогда не полезет за словом в карман, но всё же предпочтёт отвесить звонкий подзатыльник и ткнуть носом, если что-то я сделаю не так.

Да и ко мне я так понимаю его приставляют именно затем, чтобы он контролировал мои действия и в случае чего мог всё изменить по своему усмотрению.

— Кто из нас троих будет главным. — задал я вопрос, который заставил императора остановиться на полуслове и ненадолго зависнуть.


Глава 3


Эта пауза явственно дала мне понять, что в любой момент меня могут сместить с руководящего поста. И судя по всему, это смогут сделать и Полиграф, и Суворов.

Но оно и понятно, в случае чего расхлёбывать всё то дерьмо, которое может всплыть в результате моих действий необходимо будет уже им.

Естественно, император ответил, что главным буду я. Но нужно отдать ему должное он честно признался, что Полиграф и Воевода наделены чрезвычайными полномочиями.

Разговор продолжался ещё довольно долго.

Давать ответ сегодня я не стал не отцу, ни императору. Мне дали три дня, чтобы принять решение. На этот раз у меня действительно был выбор. Я мог просто отвезти Настю к Шуйским и погостив немного у них, вернуться в столицу и приступить к своим обязанностям по охране Даши.

В случае моего отказа не может быть и речи ни о каком вече. Для его посещения отлично подойдёт сын убитой Надежды Александровны. Это мы знали, что он подставной, а остальная империя даже не догадывалась об этом. Да и как я понял, со слов императора сам Аркадий Романов действительно считает себя членом императорской семьи. Даже не догадываясь, что его мать была лишь двойником настоящей сестры императора.

Перед тем как нам разойтись принесли обещанные мне документы. Четыре довольно увесистые папки, перекочевали ко мне в руки.

Изучать их сегодня совершенно точно не буду. Во-первых, просто не хочу нагружать мозги ещё сильнее. А во-вторых, просто было лень.

За разговорами мы засиделись до поздней ночи, а мой организм ещё не полностью восстановился после вмешательства Манижи на пару с Даяной.

Одна тянула из меня энергию, а вторая могла сделать всё что угодно, пока я находился в отключке. Но судя по тому, что она всё ещё была жива, а мой дар даже не попытался её прибить. Исцеление и определение уровня моей силы проходило без всяких выкрутасов.

Поэтому, как только я добрался до своей комнаты, тут же завалился спать. Даже не обратив внимание на лысого крысёныша, снова развалившегося на моей кровати. По-хорошему его бы сейчас шугануть, накинув на себя броню, но ужасно лень. Поэтому спать, спать и ещё раз спать.

* * *
К моему удивлению, проснулся я очень рано. На улице только-только начинало светать. Чувствовал я себя просто великолепно. Словно ничего не происходило и я всегда был в такой отличной форме, с прекрасным самочувствием и расположением духа. Даже лысого безобразия не было под боком.

Похоже, ночью проснулся и увидев меня, в ужасе умчался к Оле. Ну там ему и самое место.

Прям праздник какой-то получается.

Непорядок был лишь в одном, снова хотелось есть. Что-то в последнее время эта нездоровая тенденция, просыпаться жутко голодным, мне совершенно не нравится. Не ровён час отъемся до чудовищных размеров и смогу охранять лишь свою задницу, так как это будет единственным, что будет постоянно находиться рядом со мной.

— Сергей Михайлович, я только что разговаривал с Аркадием Николаевичем Гагариным, по поводу вашего поручения. — сказал Пётр Алексеевич, поймав меня недалеко от кухни. — К сожалению, он не сможет приехать в поместье. Кирилл Васильевич под страхом смерти запретил ему приближаться к поместью ближе, чем на десять километров. И похоже, что эту угрозу Аркадий Николаевич воспринял на полном серьёзе.

— Вот же говноед! — вырвалось у меня.

Но это было действительно так. После того как я оставил его малохольного сынка в живых, он должен мне и должен охренеть как много. Но похоже, что Гагарину не известно такое слово, как благодарность.

Совсем страх потерял. Думает, что сможет прикрыться своими деньгами. Но тут он хрен угадал. Прямо сейчас пойду к императору и поговорю с ним по этому поводу.

Если он спит, будет даже лучше. Разбужу его, разозлю, как следует и тут же подсуну Гагарина.

Точно!

Так и сделаю.

— Аркадий Николаевич надеется, что вы согласитесь приехать к нему в гости, или в любое другое удобное для вас заведение, для проведения переговоров в столице. — обломал меня Пётр Алексеевич. — Он готов встретиться в любое удобное для вас время, отменив все свои дела.

Нехорошо получается, я подумал о человеке. И едва не подложил ему свинью, в виде злого спросонья императора.

Но эта идея мне понравилась, нужно будет обязательно её как-нибудь воплотить в жизнь. Не с Гагариным, так с кем-нибудь другим.

— Пётр Алексеевич, не подскажите, как называется заведение рода Толстых? — спросил я, прикинув, где можно провести нашу встречу.

Заведение моего вчерашнего аттестатора подходило для этой цели просто идеально. Там можно будет и обсудить все детали и если понадобится сразу заключить, хотя бы предварительный, договор.

— Вакуум. — совершенно не удивившись моему вопросу, ответил Пётр Алексеевич.

Уникальный человек. Даже не могу представить, что наш дворецкий не сможет дать ответ хоть на один наш вопрос. Сколько себя помню он всегда всё знает.

— Вы сможете организовать для нас встречу в «Вакууме»? Забронировать кабинет для переговоров и всё такое. Думаю, часа в три будет самое подходящее время.

Как раз к этому времени я успею разобраться с делами, которые должно было сделать уже давно. Да всё времени не хватало. А теперь, когда у меня выдалось четыре свободных дня, можно переделать их все скопом.

Вот только сперва поем, а заодно сразу же решу первое дело.

— Безусловно. — ответил Пётр Алексеевич. — Как только мне удастся уладить все формальности и снова связаться с Аркадием Николаевичем, я обязательно сообщу вам об этом.

Сказав это, дворецкий удалился, а я дальше продолжил свой путь на кухню. Где, к моему удивлению, оказалось совершенно пусто.

Но это было так, лишь на первый взгляд. В дальнем углу, завалившись на стол беззастенчиво дрыхла Лена, младшая из дочерей тёти Зины.

Младшая и самая непослушная, со слов поварихи. Я же знаю Лену, как самую весёлую и задорную из сестёр. Ей одной не нравится такая жизнь и поэтому в прошлом году она поступила в театральное и уехала из поместья, а сейчас там каникулы, поэтому Лена вернулась в поместье.

Будить я её не стал.

Ну как. Целенаправленно не стал. Я всего лишь не заметил стул и случайно врезался в него. Отчего Лена подскочила, словно её кто-то укусил за задницу.

Хотя не удивительно. Если тётя Зина узнает, что она заснула на дежурстве и практически оставила нас всех без завтрака, то укус ремня за задницу будет самым лёгким из её наказаний.

А так, можно сказать, что я спас не только всех домочадцев и гостей поместья от участи остаться голодными, но и Лену с тётей Зиной.

Первую от огребания по шее, а вторую от лишней траты нервных клеток. Которые, как известно, очень трудно поддаются восстановлению. Хотя у нас сейчас имеется, практически штатный целитель — архигранд. Но я даже представить боюсь, что попросит Манижа за свои услуги.

Как раз вспомнил про неё. Целительницу тоже обязательно нужно будет включить в список дел, которые нужно будет совершить до встречи с Гагариным.

До места я доберусь примерно за полчаса. По выделенной правительственной полосе это будет быстро и не придётся стоять в вечных столичных пробках. Уж в этом император совершенно точно мне не откажет. Тем более, я уже передумал идти и будить его.

— Серёга! С меня бонус. — начала благодарить меня Лена. — Тебе, как обычно. Побольше крема?

Я просто кивнул. Это она говорила о моих любимых эклерах, которые у тёти Зины выходят, просто пальчики оближешь. И своих дочерей она научила их готовить, так же.

Правда, мама запретила готовить эклеры часто, да и вообще все сладости. После того как пришлось таскать Олю по стоматологам.

Зубы были единственными органами, которые не поддавались лечению целителей. Эту нишу в медицине, практически полностью занимали неодарённые.

Лена тут же начала носиться по кухне, словно угорелая. Приготовить завтрак на такую ораву задачка ещё та, тем более, когда ты всё проспал.

Но нужно отдать ей должное, про своего спасителя Лена тоже не забыла. Быстро смастерила мне гору разнообразных бутербродов и заварила ароматный чай, с какими-то ягодами.

В общем, я остался вполне доволен. А за эклерами, я зайду немного позже, когда она их сделает. Если, конечно, к тому времени от них хоть что-нибудь останется. Лена обещала это проконтролировать, но как-то я сомневаюсь.

Лучше сам зайду и попрошу сестру оставить мне хоть пару штук. Всё равно я сейчас направляюсь в комнату к родителям. Первым пунктом у меня стоит разговор с мамой насчёт Дайнаны.

Хоть я вчера и видел, что они вполне хорошо общаются, но разговор нужен. Я обещал это Дайнане, да и самому себе в первую очередь.

Если Оля ещё вполне может дрыхнуть, то мама обычно просыпается в это время. Отец сейчас должен быть на утренней тренировке, которую он пропускает в очень редких случаях. Таких, например, как наша командировка в Афганистан. Да в принципе, и всё. Больше за ним подобного я не замечал. Ну разве, что их поездки с императором на какие-нибудь международные форумы, саммиты и прочую белиберду. На которой я ни разу не был и надеюсь, не буду.

Говорю в очередной раз, политика это не моё. Вон, пускай этим занимается Настя, если понадобится. Все же её с детства готовили к подобной жизни, я же буду защищать её.

Оля ещё спала. И покой её охранялся лысой задницей Няко, который при виде меня весь собрался, выгнул спину и начал шипеть. Причём делал он это очень странно, пытаясь пятиться назад. Отойдя от комнаты довольно далеко.

— Хреновый из тебя защитник Лысый. — сказал я коту, когда открыл дверь в Олину комнату. Но увидев, что она ещё спит, аккуратно закрыл её и пошёл к маме.

— Кто там? — раздался голос мамы, после того как я постучался в дверь.

— Это я мам.

— Подожди минутку Сереж. Я только накину халат. — ответила мне мама и я услышал, как что-то с глухим стуком упало на пол.

Это мама с кровати, что ли, навернулась? Или что там вообще такое происходит?

— У тебя там всё в порядке? — всё же решил спросить я, когда послышался ещё один подобный удар. — Может тебе нужна помощь?

— В полном! Подожди ещё немного, я уже почти всё.

«Да, что же у неё там творится?» Подумал я после того, как услышал ещё несколько подобных ударов. А завершающим штрихом оказался звон стеклянных бутылок и громкий хлопок, закрывшегося окна.

— Можешь заходить. — сказала мама, через несколько секунд после этого.

По её голосу можно было сказать, что она запыхалась. Как же мне интересно, что она сейчас делала.

— Привет Сереж. — поздоровалась со мной Юлия Сергеевна, которая сейчас сидела на полностью заправленной кровати родителей.

Запах винных паров, ударивший мне в нос сразу отмёл почти все вопросы. Оставалось только понять, что тут так громыхало и зачем они открывали окно.

— Здравствуйте, Юлия Сергеевна. А где папа? — спросил я, осторожно двигаясь к окну, чтобы посмотреть, что такого они в него выкинули.

Сделать это мне не дала мама. Поняв, куда я держу путь, она быстренько вскочила и заняла позицию возле окна, перекрыв мне доступ к нему.

Как только она соскочила с кровати, из-под неё начала медленно выкатываться пустая бутылка. Что заставило маму выругаться и её тут же поддержала императрица.

Ну теперь отпадают вообще какие-либо вопросы.

— Они с Колей всю ночь провели в кабинете, а я вот зашла поболтать к Свете. И что-то мы слишком заболтались. — сказала Юлия Сергеевна, наблюдая за тем, как бутылка медленно продолжает катиться.

Это выходит, что после моего ухода отец с императором продолжили обсуждение предстоящей операции. Ну или строили планы на случай, если я откажусь остановить деда.

Тогда придётся задействовать очень сильный отряд одарённых. А это по-любому члены сильных и древних родов, которые обязательно потребуют за свою помощь очень немаленькую плату. И как водится, ни одна зараза не согласится на денежный гонорар.

Вот именно обсуждением того, что они смогут предложить и занимались отец с императором.

Ну да ладно. Пускай.

Значит, я сейчас убью сразу двух зайцев. Поговорю по поводу Дайнаны с мамой и Юлией Сергеевной одновременно.

Даже несмотря на то, что императрица совсем скоро отправится вместе с Настей к Шуйским, нужно как можно раньше расставить все точки над и. Чтобы потом не вышло какого дерьма. А я задницей чую, что оно обязательно выйдет. Вот прям чую, и всё.

— Для начала скажу вам, что это ваше дело, чем вы тут занимались. — начал я.

Сразу обозначив свою позицию, по их очередному распитию, на этот раз, скорее всего, уже целого ящика вина. Чем порядком смутил обеих женщин.

Ей-богу, как маленькие дети.

— А пришёл, я чтобы поговорить насчёт Дайнаны и её месте рядом со мной, а на данный момент и в этом доме.

Императрица сразу же скривилась, а мама восприняла эти слова вполне нормально. Скорее всего, она уже давно ждала, когда я приду к ней с этим разговором.

Разве может кто-то лучше знать детей, чем их мать?

Вот и мама уже давно поняла, что этот разговор состоится. И следующие её слова, полностью подтвердили мою догадку.

— Десять миллилитров. — с превосходством, посмотрев на императрицу, сказала мама.

Из дальнейшего их разговора я понял, что они поспорили, решусь я на этот разговор или нет. Мама была уверена, что решусь, а вот Юлия Сергеевна, отчего-то решила, что я струшу.

Спорили они на какие-то очень эксклюзивные духи. Которые уже давно перестали выпускать и сохранились они лишь у коллекционеров в очень маленьких объёмах.

Но это была лишь прелюдия, перед серьёзным разговором, которая позволила всем немного расслабиться. Хотя, куда им расслабляться ещё больше? Итак, всю ночь расслаблялись тут.

После недолгого вступления я сразу же обозначил свою позицию по поводу Дайнаны и её места в нашем доме. Акцентировав их внимание на том, что я в любом случае собираюсь выполнить слово данное коллекционеру. Но также я сказал, что ни в коем случае не сделаю этого, без ведома Насти.

На удивление меня слушали очень внимательно и даже ни разу не попытались перебить. Мама лишь изредка тяжело вздыхала, а Юлия Сергеевна с хрустом сжимала кулаки.

— О том, что ты не отступишь от своего решения, я поняла в первый же день, когда нам представили Дайнану. — заговорила мама, после того как я закончил свой монолог. — Слишком я хорошо тебя знаю. Но ещё лучше я знаю твоих отца и деда, по крайней мере, намного дольше. А именно они привили тебе эти качества, за которые в любой другой ситуации я была бы им безмерно благодарна.

Но сейчас мне хочется придушить вас всех троих!

Моего сына решили использовать, как племенного бычка. А моего потенциального внука, или внучку заберёт себе больной на голову ублюдок. Который впоследствии сделает из этого ребёнка оружие. И сделает он всё это лишь для того, чтобы потешить своё больное тщеславие. — последние слова мама произнесла с несвойственной ей злобой и яростью.

Так значит мама, так остро реагирует из-за того, что этот ребёнок будет её внуком и просто не желает отдавать его Курмангалиевым. А то, что я должен буду трахнуть совершенно незнакомую девушку её совершенно не беспокоит.

Очень интересно.

— У меня абсолютно нет никаких временных рамок, для выполнения данного мною слова. — сразу решил я отмести подобные вопросы. И по лицу императрицы я понял, что она тоже хотела задать пару вопросов по этому поводу. — Я могу тянуть хоть пятьдесят лет. Курмангалиев сам не понял, что позволили мне практически наплевать на выполнение своих обязательств.

Сколько ему уже сейчас лет? Пятьдесят? Шестьдесят? Или может быть ещё больше?

А теперь давайте подумаем, сколько он ещё проживёт?

Мои слова явно очень заинтересовали, что маму, что императрицу. Похоже, они даже не рассматривали возможность подобного развития событий.

— Мне достаточно будет просто дождаться, когда Коллекционер умрёт. Сделает он это сам или ему помогут его доброжелатели, которых после последних событий на Кубани станет гораздо больше, неважно.

— Его сын может потребовать от тебя исполнения слова, данного отцу. — сказала императрица.

— Может. — согласился я. — Вот только тут же будет послан на хрен. Слово я давал конкретно его отцу, а не ему. И даже не их роду. С этой стороны тоже никто не сможет подкопаться. Поэтому и выходит, что вы начали раздувать из мухи слона, даже не разобравшись до конца в ситуации. А мне в последнее время просто было некогда даже просто поговорить с вами.

Все эти приёмы, аттестации, нападения…

Договаривать я не стал, и так уже всё было понятно.

— На это время я взял Дайнану под свою опеку, если так можно выразиться. Я обещал освободить её от отца и дать возможность жить, не боясь превратиться в его марионетку. Поэтому я хочу, чтобы вы относились к ней более лояльно.

В основном это касается тебя мама. Юлия Сергеевна скоро отправляется вместе с Настей к Шуйским.

— Уже назначили дату? — перебила меня императрица.

— Николай Александрович вчера говорил мне, что через четыре дня. — пожал я плечами, удивляясь, что император ничего не рассказал жене.

Что она провела с мамой всю ночь и вполне возможно, что они с императором не виделись уже достаточно долго, до меня дошло слишком поздно, когда это озвучила сама императрица.

— Дайнана целительница и я бы хотел, чтобы ты мама помогла немного с её обучением. После нашей с Настей свадьбы я планирую попросить Дайнану поработать нашим семейным целителем. Всё же уже пора думать о людях, которые будут окружать нас и составят основной костяк наших работников.

— Хочешь сказать, ты планируешь предоставить девчонке место вашего семейного целителя? — нахмурилась мама. — Не слишком ли ты сильно ей доверяешь? Уверен, что она не решит вернуться в свою семью, прихватив с собой что-нибудь действительно ценное?


Глава 4


Эти слова мамы вызвали у меня улыбку. Единственное, что может представлять ценность для Курмангалиевых — это ребёнок, получивший от отца дар, которого ещё нет в их коллекции.

Мои слова подтвердила и императрица. Значит, ей всё же предоставили полное досье на семью коллекционера. В таком случае, почему его не предоставили маме?

— Я смогу обучить её лишь до четвёртой ступени. Дальше сам понимаешь… — развела руками мама, после недолгих раздумий.

Конечно, понимаю. Выше головы не прыгнешь. Невозможно научить тому, чего не умеешь сам.

— К тому же мы уже начали с девочкой занятия. И хочу сказать, она очень способная. Тем более дома уже занималась с Манижей.

Значит, мне не показалось, что мама немного сменила гнев на милость. А по поводу Манижи я уже знал, что та слишком редко появлялась дома, постоянно где-то пропадая. И поэтому обучение Дайнаны проходило урывками, между исчезновениями целительницы.

Дайнана уже это всё мне рассказывала. Так же, как и то, что Азиза от чего-то отказывалась обучать сестру. Других целителей в их роду не было. А нанимать чужого учителя Коллекционер напрочь отказывался.

Вот и выходит, что Дайнана почти не умеет пользоваться собственным даром. По крайней мере, на достаточном уровне. Так, самые основные техники.

С мамой вопрос был решён. Но она сказала, что всё равно будет очень внимательно следить за Дайнаной и попросит Лешего, чтобы пара дружинников всегда находилась рядом с девчонкой.

Мне ничего не оставалось сделать, кроме, как согласиться с этим.

А вот Юлия Сергеевна ещё порядком прокомпостировала мне мозг. Настоящая тёща, так сказать.

Она напирала на то, что я буду изменять Насте с Дайнаной. И была уверена, что буду делать это я ещё до нашей свадьбы, если уже не начал.

Пришлось ей несколько раз повторять, что я и пальцем не трону Дайнану, пока не обговорю это с Настей. Сам же я в этот момент вспоминал тот случай в душе. Но и там я даже не притронулся к Дайнане. Это её руки шарили по моему телу.

В общем, с тёщей договориться так и не удалось.

Я решил, что с этого момента буду звать её тёщей и никак иначе, раз она ведёт себя подобным образом.

Радовало лишь одно, что она отправляется вместе с Настей к Шуйским. Ну а к тому времени как Настя сможет обуздать собственную силу уже должны будут восстановить императорское поместье. И вернутся они уже в него. А Дайнана останется пока здесь, под присмотром Мамы и тех же дружинников.

Нужно будет обязательно переговорить с ними по этому поводу. Особенно с Читером, а то ещё полезет приставать к девчонке. Хотя может, наоборот, попросить его немного поухаживать за ней. Глядишь переключится с меня и выходок подобных вчерашней больше не будет. Очень хорошая, кстати, идея. Нужно будет обязательно обдумать её позже.

С дружинниками поговорю на днях. Сейчас же нужно найти саму Дайнану. И поможет мне в этом, как всегда, Пётр Алексеевич.

А была Дайнана сейчас в саду, вместе с Дашей и дочками тёти Зины. Что они там собрались делать я не знал, но судя по тому, как шуганулись при виде меня, явно что-то не очень законное.

И звякнувшие бутылки в корзинке, что держала в руках Оксана, это подтвердили.

Да, что же за день сегодня такой, что всех тянет на алкоголь?

— Пока у всех выдался свободный день, решили наконец, отметить наше знакомство. — сказала мне Лена.

Наверняка это именно она всё придумала и организовала. Просто больше некому.

— Да на здоровье. — сказал я. — Вы только оставьте мне ненадолго Дайнану. Как только поговорим, я обязательно верну её вам в целостности и сохранности.

— Я не оставлю её с тобой наедине. — тут же заявила Даша.

А ей-то какое дело? Не хватало мне ещё концертов по заявкам с её стороны.

— Я вас догоню. — тихо сказала Дайнана, стараясь не смотреть в мою сторону. — Пожалуйста. — добавила она, когда Даша всё же попыталась настоять на своём присутствии.

К моему удивлению, Даша и другие девчонки пошли дальше, напоследок одарив Дайнану печальными взглядами.

— Пойдём, поговорим там. — сказал я, указывая на беседку, расположенную недалеко.

Дайнана кивнула и пошла вперёд. Я же шёл сзади и думал, с чего начинать этот разговор. Но на помощь мне пришла сама Дайнана.

— Прости меня за случившееся. Я думала, что после того, как у нас это случиться сразу станет всем проще. А в итоге получилось всё в точности наоборот.

Вот и что мне ей на это ответить?

Интересно, чтобы стало проще, после того как мы бы переспали? Что-то в голову не приходит ни единой мысли на этот счёт. Наоборот, мне представляется целая куча проблем, начавшихся бы после этого.

— Дайнан, давай мы не будем с тобой оба пороть горячку. Я дал тебе слово, что заберу от отца и постараюсь растянуть твоё возвращение на, как можно больший срок. — начал говорить я, осторожно подбирая слова. Вроде мыслишка одна появилась. Теперь главное — её не спугнуть. — А то, что ты вчера хотела сделать, могло сразу же поставить крест на все мои старания.

Дайнана, наконец, подняла на меня взгляд, в котором сейчас была целая гамма чувств. От негодования и грусти до дикого интереса и недоверия.

— А вдруг у нас получилось бы всё с первого раза? Ты же целительница и должна прекрасно понимать, что такое вполне может произойти. И не говори мне ничего, про особенности дара вашего отца. Исключения могут быть абсолютно везде.

Честно тебе признаюсь, что мне дико хотелось воспользоваться твоим предложением. Да ты и сама всё прекрасно видела и даже держала в руках…

Последние слова заставили Дайнану вновь отвести взгляд. А я с облегчением выдохнул. Даже просто говорить о подобном было очень тяжело. В голову тут же начали лезть воспоминания и мне стоило невероятных усилий сдержать возбуждение.

Нужно срочно уходить с этой темы, пока не случилось конфуза. Хотя может, наоборот, лучше, чтобы он случился?

Пускай Дайнана увидит, что я говорю правду и одно только воспоминание о случившемся, заставляет меня возбудиться.

— Давай с тобой договоримся, что ты больше не будешь проявлять подобную инициативу. Ты очень красивая и в следующий раз я могу не сдержаться. А если я не сдержусь, существует слишком высокая вероятность, что тебе придётся возвращаться к отцу. Чего мы оба с тобой не хотим.

Зря я, конечно, добавил последнюю фразу. После неё Дайнана встрепенулась и подняла на меня взгляд, полный радости и надежды.

Вот же я дебил. Теперь она решит, что нравится мне. Ну а отсюда последуют и все вытекающие.

Вот же!

Вот же!

Вот же!

Я совершенно не умею общаться с девушками. Всего одна, неосторожно брошенная фраза и сразу такой эффект.

— Хорошо. Я обещаю, что подобное с моей стороны больше не повторится. — произнесла довольная Дайнана.

После чего она сделала стремительный шаг вперёд и поцеловала меня.

Ничего не оставалось сделать, кроме, как ответить. Хотя мне очень даже понравилось.

Я даже очень пожалел, что после подобного поцелуя не последовало продолжения и Дайнана убежала прочь.

Вот и поговорили, называется.

И чего я добился этим разговором? Подарил девчонке надежду. Вот только вопрос, надежду на что? Все и так прекрасно знают, что между нами должен быть секс и как вариант довольно продолжительное время.

Но похоже, что Дайнана всерьёз рассчитывает на отношения между нами. Вот и что мне теперь делать? Как исправить сложившуюся ситуацию?

Наплевать на чувства Дайнаны и рассказать ей всё напрямую? В таком случае я сомневаюсь, что она вообще захочет принимать от меня хоть какую-то помощь. Вот и выйдет, что я не выполню обещания, данного ей. И ещё вдобавок потеряю не только потенциального целителя для нашего с Настей рода, но и возможность в будущем получить от неё сильного одарённого, которым определённо станет её ребёнок.

Нужно срочно переключить Дайнану на кого-нибудь другого. Вот только кто это может быть? К кому мне обратиться?

Единственный, кто сейчас приходит в голову это Лёха Кутузов, который учился вместе с нами в школе. Он, должно быть, один из всей школы никогда не оставался без женского внимания.

Вокруг него всегда крутились девушки. И он прекрасно умел с ними обращаться. В отличие от меня.

Ещё одним плюсом в его копилку будет то, что он никогда не пытался клеиться к Насте. Хотя у него были все шансы добиться от неё взаимности. Видел я пару раз, как она заглядывалась на него, на уроках.

Но это было ещё в прошлом году. Тем более сейчас я уверен, что Насте не нужен никто кроме меня. Не знаю, откуда эта уверенность, но она есть. А если кто и будет нужен, то я быстро это исправлю. Нет человека, нет проблем.

Решено, так и поступлю. За оставшееся время до отъезда в Сибирь нужно будет обязательно связаться с ним и попросить об услуге. С оплатой думаю мы вполне сможем договориться.

Лёха был одним из тех из-за кого, я получил своё наказание с лишением карманных денег.

В тот раз дед не ограничился лишь моим наказанием. Он решил покарать всех виновных. Вычислить, кто именно был вместе со мной, для него не составило труда. Как и связаться с родителями этих парней. А уж отказать в просьбе Кровавому Ворону они не смогли. Без карманных денег остался не только я.

Лёха всегда любил жить на широкую ногу и по нему лишение финансирования ударило гораздо сильнее, чем по всем остальным. Я даже слышал, что он собирался, на каникулах устраиваться работать грузчиком. Его отец позаботился о том, чтобы на более приличное место сына не взяли.

Всё же разговор с Кровавым Вороном не самое приятное, что могло с ним случиться.

Так вот. Предложу я Лёхе заработать. Думаю, тысяч за тридцать он согласится. Тем более от него и потребуется всего лишь заниматься своим любимым делом — ухаживать за красивой девушкой.

И пока я буду в Сибири, Дайнана забудет обо мне, переключившись на Кутузова.

Телефон тут же оказался в моих руках. Но Лёха не взял трубку.

«Напиши или перезвони мне, как будешь свободен. Имеется для тебя работа. Хорошо оплачиваемая и по твоему профилю».

Теперь остаётся только ждать, когда он ответит.

С его посещением поместья не должно возникнуть никаких проблем. Разве, что пройдёт пару проверок у людей Ока и получит пропуск.

За всеми разговорами время пролетело незаметно. И если я не хотел опоздать на встречу с Гагариным, пора уже было выезжать.

Отпускать меня одного, естественно, никто не собирался. Но я всё же смог отвоевать право передвигаться по столице в одиночку.

Причём сделать я это смог, лишь поговорив с отцом и императором. Мои доводы о том, что любой человек в моём окружении, наоборот, может позволить ведуну следить за мной, показались им вполне логичными. Хотя Мазуров и пытался настоять на том, чтобы отправить со мной пару отрядов.

Единственный, кто не пытался лезть с навязыванием мне охраны был Леший. Что меня и насторожило. Тем более Читер испарился практически в самом начале этого разговора. Чую, что мне предстоит с ним встретиться в «Вакууме».

Но Читер ладно, хрен с ним. Он слишком везучий засранец. Его везения вполне хватит, чтобы избежать внимания ведуна.

В итоге я всё же опоздал к назначенному времени и опоздал довольно прилично.

— Приветствую вас Сергей Михайлович в «Вакууме». Меня зовут Дмитрий и если вам, что-то понадобится можете смело обращаться ко мне. Аркадий Николаевич Гагарин ожидает вас в комнате для переговоров номер тридцать семь. — сказал мне парень, работающий в «Вакууме» хостесом.

На груди у него имелся герб толстых и ещё один знак, который не используют уже очень давно.

Этот знак говорил, что парень — гранд щитовик. Но он определенно не был из рода Толстых. Тогда спрашивается, почему он не на службе у императора? Как Аристарху Борисовичу удалось уговорить его работать хостессом в клубе?

Даже представить страшно, сколько получает парень. Сколько Толстые тратят на оплату его услуг. Хотя исходя из того, сколько стоит снять в клубе комнату для переговоров, в плюсе остаются абсолютно все, за исключением посетителей клуба, естественно.

Хотя и тут всё зависит от того, с какой стороны на это смотреть.

«Вакуум» полностью занимал трёхэтажное здание в центре столицы. Род Толстых получили это здание в подарок от прошлого императора, за помощь в защите мирного населения во время мятежей устроенных большевиками.

Клуб состоял из свободной зоны, заставленной столикам, где гости могли поесть, послушать музыку, отметить заключение сделки или же просто отдохнуть после тяжёлых переговоров. И двух этажей с переговорными.

Свободная зона занимала весь первый этаж. На втором этаже располагались отдельные комнаты, в которых можно было быстро обговорить дело и если понадобится набросать предварительный план договора. Основные же сделки заключались на третьем этаже.

Там уже располагались более комфортабельные комнаты, в которые при желании могли доставить еду и абсолютно всё, что пожелают клиенты.

Я слышал, что здесь можно достать даже любые запрещённые вещи, препараты и так далее. Единственным условием было то, что всё запрещённое в империи не должно покидать пределов клуба.

А судя по тому, что Гагарин ждёт меня в комнате номер тридцать семь, он снял кабинет на третьем этаже.

Дмитрий отправился лично проводить меня до нужного кабинета. По дороге рассказывая вещи, связанные с клубом. В основном это было перечисление людей, когда-либо заключавших здесь сделки. Но мне это было совершенно неинтересно, поэтому я просто глазел по сторонам.

Внутри клуба я оказался впервые. Пару раз мне доводилось ждать отца и императора в машине, пока они решали здесь какие-то дела. А вот теперь я и сам оказался тут по этим самым делам.

Ещё на входе я начал осторожно расставлять небольшие заготовки, на случай если придётся срочно покидать клуб.

Вероятность того, что на меня нападут здесь, хоть и была очень мала, но всё же была. Поэтому полагаться на случай я не собирался.

Основной зал практически пустовал. Занятым оказался лишь два столика, за одним скучал пожилой мужчина в деловом костюме. Судя по тому, что его лицо мне было не знакомо, он не относился к сильным мира сего и простенькие часы на его руке это доказывали.

Наверняка этот мужчина был приглашён в «Вакуум». Вторая сторона ещё не пришла, и он вынужден ждать. А за ожидание внутри клуба, также берут деньги отсюда и его хмурое выражение.

А за другим столиком сидел и делал вид, что очень заинтересован разглядыванием меню, Читер.

Почему-то я совершенно не удивлён. После того как он исчез из поместья, я предполагал нечто подобное. Леший был в своём репертуаре.

По старой доброй традиции наградил Читера кровавой иглой, отчего меню вылетело из его рук и угодило на соседний столик с грохотом, снося стоявшие там солонку и перечницу.

Читер злобно посмотрел на меня, держась за пострадавшую часть тела. Я же улыбнулся ему во все тридцать два и покачал головой, давая понять, чтобы он даже не пытался совать нос в мои дела и идти за нами с Дмитрием. Который даже не обратил внимание на выходку Читера.

Парень подвёл меня к лифту, и уже через пару секунд мы оказались наверху.

— Каждая комната бронирована, полностью автономна и представляет из себя настоящий бункер. В случае серьёзной опасности в них можно укрыться сроком до двух недель. — начал небольшую лекцию Дмитрий. — Именно на это срок рассчитано продовольствие и вода. Поэтому можете быть полностью уверены в вашей безопасности. Мы гарантируем, что ни одно слово, произнесённое в стенах нашего заведения, не выйдет за его пределы.

Дальше последовала долгая, и как я понял стандартная процедура, зачитывания всех обязательств, что берут на себя владельцы клуба. Но долгой она мне только показалось.

А я смотрю, Гагарин не поскупился, сняв сразу самую дорогую переговорную. Но это он молодец, правильно сделал. Хотя наш разговор и не является секретным, пускай пока о нём никто не знает.

О своих планах я не говорил пока никому. Единственное, что все знают, что я встречаюсь сейчас с Гагариным. А с какой целью никто даже не интересовался. Отец, как и император, мне полностью доверял в этом.

Единственное, о чём он попросил перед моим уходом, чтобы я постарался обойтись без жертв. Ну а если обойтись без них не получится, то сразу позвонил ему.

Как всегда, мыслей было много. А вот времени, чтобы разобраться с ними нет. Тем более не было никакого желания вникать в рассказы хостеса. Для меня это была совершенно ненужная информация. Тратить время, на которую не было смысла.

На самом деле, Дмитрий смог уложиться в очень сжатые сроки, пока мы шли до нужной двери. Которых, к слову, на третьем этаже было всего семь. Нужная мне переговорная оказалась в самом конце длинного коридора, заканчивающимся огромным панорамным окном. Ещё бы из этого окна открывался хороший вид, было бы просто шикарно. А так оно выходило на проезжую часть. Прямо скажу не самый удачный вид.

— Обед подадут в течение десяти минут. — были последние слова Дмитрия, перед тем, как он вручил мне ключ от комнаты и поспешно удалился.

— Добрый день, Сергей Михайлович. — сказал ожидающий меня Аркадий Николаевич. — Я проявил инициативу и заказал нам обед. Надеюсь, вы не будете против?

— Ни чуть. Как говорит мой дед — «Вести разговоры о делах на пустой желудок последнее дело». — немного перефразировав деда, ответил я.

В оригинале это звучит так.

«Когда хочется жрать, о делах не может быть и речи. Твой желудок будет постоянно пытаться вставить своё веское слово, а сам ты будешь пытаться завершить переговоры, как можно раньше, чтобы наконец поесть. От этого будут страдать абсолютно все».

— Василий Кириллович очень мудрый человек и знает толк в переговорах. — улыбнулся Гагарин, жестом приглашая меня присаживаться в одно из свободных кресел.


Глава 5


Время до того, как подали обед, мы провели за пустыми разговорами, говоря о погоде и последних новостях.

Нужно отдать должное моему собеседнику он даже вскользь ни разу не затронул темы про Кубань и нападение на нас. Хоть императорские цензоры и попытались сразу же скрыть от общественности любую информацию о случившемся, я уверен, что на просторах интернета сейчас гуляет достаточно много материалов по этому делу.

— Аркадий Николаевич, я бы хотел попросить вас оказать мне услугу по вашему профилю. — начал я разговор, как только официанты убрали грязную посуду.

Услышав мои слова Гагарин ничуть не удивился, словно он заранее уже знал, для чего я назначил эту встречу.

— Вы уже выбрали место?

— Для чего? — спросил я не сразу поняв, о чём он спрашивает.

— Для вашего с Анастасией Николаевной будущего дома. — улыбнулся Гагарин, довольный произведённым эффектом.

— Но откуда?

— Откуда мне знать, что именно об этом вы хотели поговорить со мной? Ну тут всё очень просто в большом бизнесе, как и в политике, очень сложно обходиться без хороших аналитиков. А работающих на меня людей я могу считать таковыми по праву. И судя по тому, что они и на этот раз оказались правы, в очередной подтвердили это, заслужив премию.

Неужели я настолько предсказуем, что какие-то аналитики смогли просчитать меня всего за несколько часов? Или, быть может, я просто недооцениваю роль этих самых аналитиков? Император ведь тоже постоянно говорит об аналитиках.

Вот и мне после подобной демонстрации работы аналитиков Гагарина, пора бы уже задумываться о поиске этих самых аналитиков. Наверняка у любого сильного рода имеется подобная служба.

Нам же, как охранителям императорской семьи она совершенно не нужна. Да и тому же роду Романовых, по крайней мере, пока у них была ведунья. И ведь это правда. Впервые император заговорил об аналитиках именно после смерти своей сестры.

Увидев выжидающий взгляд Гагарина, я быстро собрался с мыслями. Ну и хрен с ним, что его аналитики смогли предсказать мои действия. Что с того? Это не отменяет того, что нам с Настей нужен дом.

— Действительно, ваши аналитики не зря едят свой хлеб. Могу вам только позавидовать. А по поводу места, я думал, вы мне поможете с этим.

Гагарин тут же расплылся в широкой улыбке, оценив мою похвалу. Он поднял, приставленный к его креслу небольшой чемоданчик и открыв его, вытащил приличную стопку бумаг.

— Это всё, что мои люди смогли подготовить за столь короткий срок. — произнёс он, кладя бумаги на стол. — Здесь полное описание предполагаемого места, со всей имеющейся инфраструктурой. Соседями. Дорогами. Больницами и так далее. В общем, стандартное предложение, составленное моей фирмой.

А вот это он не хило подготовился и всего за несколько часов. Не зря Гагарины занимают довольно высокое положение в империи, даже несмотря на свою слабость в силе. Они просто потрясающие организаторы. По крайней мере, Аркадий Николаевич.

Гагарины всегда были родом, крепко стоящим на ногах. Но именно при нынешнем главе они превратились в род, который уверенно зашагал вперёд.

Сейчас передо мной на столе лежало не меньше нескольких сотен распечаток с фотографиями и кратким описанием, всего находящегося поблизости. Да на изучение хотя бы половины этого у меня уйдёт куча времени. О чём я и сказал Гагарину. Попросив его самого подобрать тройку оптимальных вариантов, по моим запросам.

А запросы были достаточно простыми.

Первое — подальше от поместий Романовых и Воронцовых. По началу это и не поможет избавиться от постоянной опеки. Но со временем думаю, сыграет свою роль.

Второе — к участку, на котором будет располагаться дом должен быть отличный подъезд. Не хватало ещё, чтобы нас засунули в дыру, где самая хорошая дорога — это колея, накатанная трактором местного забулдыги. А если я хочу поселиться как можно дальше от родителей, то подобный вариант развития событий вполне может быть.

Третье — места должно быть вполне достаточно, чтобы развернуть там полноценное поместье, ничем не уступающее императорскому. А чем мы хуже?

Ещё было, пятое, шестое и так девять пунктов, каждый из которых Аркадий Николаевич записывал в планшет, чудесным образом появившийся в его руках.

Как он сам сказал. Все мои пожелания в реальном времени поступают нужным людям, которые уже начали подбирать подходящие варианты.

Сам же он из всей кипы бумаг, лежавших сейчас на столе, отобрал всего два варианта, оба из которых находились на приличном удалении от центра. Можно даже сказать, что они были в глубоком пригороде. Поэтому эти варианты были отметены мною сразу.

— Давайте в таком случае обсудим, чтобы вы хотели конкретно, пока мои люди подбирают более подходящие варианты. — совершенно не расстроившись сказал Аркадий Николаевич. — сразу могу сказать, что все работы будут производиться лучшими специалистами и в случае, если это потребуется, каждый сотрудник принесёт клятву, что конфиденциальная информация о вашем будущем доме, останется такой навсегда. По крайней мере, от моих людей никто не узнает о секретах вашего особняка. Если таковые, конечно, вообще будут.

Естественно. Будут! Как же иначе. Наверняка в поместье любого более-менее сильного рода достаточно секретов и наше с Настей не будет исключением. Несколько задумок у меня действительно имелось и я тут же выложил их АРкадию Николаевичу. Но рассказал я ему лишь о том, что можно знать всем. До тех пор, пока не получу от него клятв о тайнах моего поместья он не узнает.

Выслушав меня, он довольно долго молчал, обдумывая мои пожелания. После чего совершило пару звонков и поговорив с нужными людьми, сообщил, что не видит никаких преград в осуществлении моих планов. Только для начала мне нужно будет обсудить это с людьми, которые подскажут, как лучше всего воплотить мою задумку в жизнь.

Естественно, только после того, как они дадут все необходимые клятвы.

В принципе я даже не рассчитывал на столь быстрое решение этого вопроса. У меня даже была мысль, что Гагарин будет порядком ломаться, пытаясь отделаться малой кровью. А он оказался вполне порядочным человеком. Честь и благодарность для него непустые слова.

Причём Аркадий Викторович брал все расходы на себя. Не только за строительство особняка, но и за покупку земли и всех необходимых юридических трат, уплаты налогов и так далее. От меня лишь требовалась доверенность, которую можно было заключить прямо в клубе. Чем сейчас и занимался мой человек внизу.

Вот и Читер пригодился и ведь приволок с собой мои документы. Интересно сам догадался или как?

За это даже не буду предъявлять ему ничего. А возможно, прокачу обратно до поместья в демоне. У него сразу же начинается слюна выделяться при виде моей машины, каждый день клянчит прокатить его. Но всё как-то не получается. Вот и устрою ему сегодня праздник.

Когда я уже было решил, что разговор с Гагариным окончен, большинство вопросов решено и можно отправляться домой, мой собеседник попросил меня немного задержаться.

— Понимаю, что с моей стороны это будет выглядеть не очень красиво, но у меня имеется к вам просьба личного характера Сергей Михайлович. Можно даже сказать интимная.

— Я вас слушаю. — насторожившись, ответил я.

Что ещё за интимная просьба личного характера может быть у взрослого, обеспеченного мужика к семнадцатилетнему парню? На всякий случай даже коснулся дара, приготовив пару довольно неприятных техник.

— Понимаете, у меня не совсем обычная просьба. — начал мямлить до этого полностью уверенный в себе Аркадий Николаевич. — Обычно за подобным обращаются к более опытным людям. Которые имеют опыт в подобных делах. Но в нашем случае, боюсь подобное мало применимо. Думаю, как мужчина и будущий глава рода вы меня поймёте.

Как мужчина я его совершенно точно не понимаю. Да и причём тут то, что я стану главой рода?

Не ну он точно совсем страх потерял. С каждым словом мне всё больше и больше хотелось свалить отсюда и оставить этого извращенца одного.

Гагарин тяжело вздохнул и потянулся трясущимися руками за стаканом с водой, стоявшим на столе. Но он настолько сильно нервничал, что даже не смог удержать стакан. Его содержимое вылилось на меня, намочив штаны. Хотя я и пытался отодвинуться, но не успел.

— Простите меня, бога ради. — тут же вскочил Аркадий Николаевич и бросился ко мне.

Достав из кармана платок, он попытался начать вытирать меня, потянувшись к моей ширинке. Этого я уже не смог стерпеть.

Боевая броня Демона заняла своё место, а приблизившегося ко мне на критическое расстояние мужика охватили кровавые путы. И откуда у меня взялось столько сил?

— Ты чего это удумал чёртов извращенец? — пророкотал я.

Сам же Гагарин сейчас больше походил на ходячий труп. Такой же бледный, с синюшными губами и выпученными глазами. Было слышно, как от страха стучат его зубы.

— Отвечай, что ты хотел от меня?!

— П-п-п-ростите меня, Сергей Михайлович. П-п-п-росто я очень с-с-с-ильно разволновался и п-п-п-поэтому пролил на вас воду. — начал причитать Гагарин.

Он что всерьёз думает, что я накинулся на него из-за пролитой воды?

— Вода здесь ни при чём. Давай рассказывай, что там за интимная просьба, с которой обращаются к более опытным людям? И какого чёрта, ты кинулся вытирать мою промежность?

Похоже, до Гагарина, наконец, начало доходить, что я имею виду. Он тут же скривился, словно целиком съел лимон. От этих моих слов он даже перестал трястись.

— Молодой человек, что вы такое говорите?! Да как вам вообще подобная мысль могла прийти в голову?! Я быстрее отдам все свои средства на благотворительность, чем решусь заняться чем-нибудь подобным! Я люблю свою жену! И если уж решу изменить ей, то это явно будет очень красивая девушка! А никак ни сопляк, который выдумывает себе чёрти знает что!

Не на шутку разошёлся мой собеседник.

— Да, что вы говорите, как ещё я должен воспринимать ваши слова и последующие действия? Чего вы хотели?

— Я хотел попросить вас стать наставником для своего сына.

— Чего?

Услышав это, я отпустил силу и вылупился на Гагарина. Думая, он в своём уме, или всё же мне придётся искать нового подрядчика, для строительства усадьбы?

— Стать наставником для Виктора. Научить его постоять за себя и выбить из его головы этот юношеский максимализм, который настолько прочно засел в его голове, что я уже даже не знаю, что с этим делать. — жалобно произнёс Аркадий Николаевич.

Да с его финансами он может нанять парню лучших учителей, абсолютно по чему угодно. А уж тем более по выбиванию из головы юношеского максимализма.

Нанял пару отморозков и пускай немного попинают сынка. Ну или девицу, которая будет согласна на всё, а после кинет парня максимально жестоким образом.

Я то каким образом смогу ему в этом помочь? Этот вопрос я и задал, после того как немного успокоился и сел обратно.

— Понимаете, Виктор живёт в своём собственном мире. В мире, где нет несправедливости, по крайней мере, по отношению к нему. А он всегда получает желаемое. Даже если не в состоянии это взять и удержать. С детства он привык, что именно так всё и происходит. Но там и запросы были абсолютно другими. Каюсь, что это целиком и полностью моя вина, но ничего не могу с собой поделать. — развёл руками Аркадий Николаевич.

Эти его слова мне тоже не очень нравились. Но всё же я решил выслушать его до конца. Послать на хрен успею в любой момент. Тем более пускай хоть немного высохнут джинсы. Мокрое пятно на светлой ткани было очень заметно, словно я напрудил в штаны.

Если в таком виде показаться перед Читером, то мне гарантированы подколки до конца жизни. А в том, что этот паразит сможет пережить меня, я ни капли не сомневался.

— А сейчас настало время постепенно привлекать Виктора к делам рода. Всё же он мой единственный наследник и после того, как меня не станет именно ему управлять всем, что я оставлю. Общаться с людьми и принимать сложные решения, зачастую в которых ему придётся поступаться собственными хотелками. — продолжил Аркадий Николаевич. — Сперва я думал, что эта дурь полностью выветрится из его головы после обучения в Оксфорде. Я специально отправил его учиться в другую страну, понадеявшись, что там ему быстро всё разъяснят. Но вышло всё наоборот.

Если по началу меня раздражал наш разговор, то постепенно становилось всё интереснее.

— Виктор всегда был очень умным мальчиком. А оказавшись в Оксфорде, вдали от семьи, лишённый армии слуг, которые делали за него абсолютно всё. Его ум раскрылся ещё сильнее. Уже в первом семестре обучения он сколотил вокруг себя плотный костяк из студентов, мягко говоря, обделённых умственными способностями. И все эти студенты оказались детьми непростых людей.

Кто бы сомневался, что в Оксфорде будут обучаться простые люди. Самое известное и старинное учебное заведение на планете. Я даже не знаю, там вообще хоть раз учился обычный человек?

— И как вы понимаете, они просто не могли ударить в грязь лицом. Но так как собственных умственных способностей им не хватало, они быстро подсели на помощь Виктора. Помощь, которую он, естественно, предоставлял не просто так. Можно сказать, что на время обучения эти люди стали его прислугой. Они делали за него абсолютно всё. Также Виктору не отказывали девушки. Всё же он был лидером группы самых элитных студентов университета. Всё это вкупе с тем, что его баловали мы и привело к тому, что он решил вызвать вас на дуэль.

Неужели Виктор действительно настолько привык, что получает всё лишь по щелчку пальца, что думал, будто сможет победить меня? Этой такой бред, что я даже начал улыбаться.

Из этого рассказа, выходит, что не слишком-то Виктор и умён. Он должен был прекрасно понимать, что в дуэли со мной ему не светит абсолютно ничего. Даже несмотря на то, что на тот момент официально он был сильнее меня на одну ступень.

— Не буду скрывать, что на этом вызове я заработал очень приличную сумму. Часть которой пойдёт на строительство вашего особняка. А другая часть уже вложена в расширение нашего бизнеса в Европе.

Так сколько же он выиграл на том споре? Чтобы построить запрошенный мной особняк, нужно потратить целое состояние. Миллионов пятнадцать, не меньше. А он ещё умудрился разделить эти деньги и вложить их в бизнес.

Помнится, я хотел тоже наложить руку на выигрыш, но исходя из того, что все затраты на постройку, на себя берёт Аркадий Николаевич, не буду этого делать.

— Этот его поступок стал последней каплей. Он не хочет слушать ни меня ни мать, а всех нанятых нами учителей тут же выгоняет.

— Ну так наймите парочку ребят покрепче. Пускай они его хорошенько отметелят. И повторяйте подобную процедуру по необходимости. Совершенно не понимаю, для чего вам сдался именно я?

— Не могу я так поступить с Витей.

— Тогда страдайте дальше. Ждите, когда ваш сын решит бросить вызов ещё кому-то. Вот только я очень сомневаюсь, что другие будут столь же щедрыми и оставят Виктору жизнь. Хотя после позора, что я нанёс вашему сыну, вряд ли кто-то вообще согласится на дуэль с ним. Просто убьют на месте, как шелудивого пса, и всё.

— Вот именно поэтому я и обратился с этой просьбой к вам. — тихо произнёс Аркадий Николаевич. — Перед выходкой Виктора у меня уже имелись договорённости на вправление его мозгов. Но после позора, полученного на дуэли, эти люди просто послали меня. И теперь я боюсь, что никто не возьмёт на себя эту задачу.

— А с чего вы решили, что я-то соглашусь?

— Просто у меня нет других кандидатур. Тем более вы уже показали сыну, что с лёгкостью можете справиться с ним.

— Хорошо. Давайте представим, что я действительно согласился. Что по этому поводу скажет сам Виктор. Раз вы говорите, то он не слушает вообще никого и делает только то, что взбредёт ему в голову.

Что-то меня уже порядком начал напрягать этот разговор. Но я обязательно доведу его до конца. Уж очень мне хочется узнать, что хочет мне предложить за эту услугу Гагарин.

Строительство особняка — это плата за то, что я оставил жизнь его сыну. А за его перевоспитание должна быть своя цена.

— Виктор сам попросил меня об этом разговоре с вами.

А вот это сейчас действительно было неожиданно. Это с чего щегол решил запроситься ко мне в ученики. Да и как он вообще себе это представляет?

А может он просто таким образом решил быть поближе к Насте? Так тут его ждёт огромный облом. Мне самому запрещено приближаться к ней. Слишком велик риск быть случайно зашибленным ей.

А уж, что она сделает с Виктором, я вообще молчу. Из разряда воздыхателей он очень быстро может перекочевать в разряд подыхателей. Вот блин завернул, даже самому смешно стало.

— Он считает, что вы сможете, его научить постоять за себя.

— Так стоп! Вы только что говорили о том, чтобы я вставил вашему сыну мозги на место. А сейчас говорите, что я должен научить его постоять за себя. — перебил я Гагарина, заметив подобную наглость с его стороны.

Ишь чего удумал! Хочет, чтобы я стал для его сына инструктором.

— Именно этого я и хочу. Вот только не буду же я говорить об этом сыну. Этот разговор останется только между нами. В случае если вы согласитесь, для Виктора вы будете кем-то вроде инструктора по боевой подготовке. Которой, честно говоря, вообще не стоит уделять время.

Интересно и как Николай Александрович вообще себе это представляет?

Я должен буду учить Виктора драться без этих самых драк?

— При желании вы, конечно, можете заняться и этим, но основной вашей целью будет постараться сделать так, чтобы Виктор переосмыслили свою жизнь и своё отношение не только к окружающим, но и в первую очередь к себе. Показать ему, что в жестоком мире высшей аристократии его сожрут и даже не подавятся.

— Вы понимаете, что для выполнения вашей просьбы мне придётся обращаться с Виктором крайне жестоко.

Как это делали со мной отец и дед. Хотел добавить я, но не стал. Никому не нужно знать, как проходит обучение молодняка в роду Воронцовых. Какими методами мы добиваемся не только послушания, но и практически моментального запоминания всего изученного.

Эти методы очень жестоки, но и очень действенны.

Как вспомню начало своего обучения, так сразу передёргивает. Это сейчас я прекрасно понимаю не только эффективность подобных методов, но и то, что по-другому просто нельзя.

Если не прививать дисциплину сразу же, то получаются вот такие кадры, как Виктор Гагарин.

— То есть вы принимаете моё предложение? — спросил довольный Аркадий Николаевич.


Глава 6


И с чего он вообще это решил?

— Давайте начнём с того, что пока мне не поступало никаких предложений. Я услышал лишь просьбу. Абсолютно ничем не подкреплённую просьбу. Выполнять которую у меня честно говоря нет никакого желания. Да и со временем у меня сейчас очень туго. Я просто не смогу заниматься вашим сыном в достаточной степени.

После этих слов Аркадий Николаевич ненадолго задумался. В том, что у него уже имеется, что предложить, я не сомневался.

Вот только судя по затянувшейся паузе, в своём предложении он уже начал сомневаться.

— Как вы смотрите на то, чтобы стать моим компаньоном? — что-то решив для себя и махнув рукой, задал мне вопрос Гагарин.

Вопрос, от которого я бы точно подавился, если пил или ел.

Он, что на полном серьёзе сейчас?

Насколько я знаю, Гагарины всегда работали одни. Фирма, которой они сейчас владеют целиком и полностью детище их рода. Я даже слышал несколько раз, что они едва ли не устраивали полномасштабные войны с теми, кто посягал на суверенитет их фирмы.

А мне сейчас предлагают стать их компаньоном. Да этого просто не может быть, наверное, мне просто послышалось.

— Это и будет моей платой за вашу помощь с Виктором.

Дальше наш разговор продлился недолго. Я всё услышал и теперь нужно было время, чтобы хорошенько это обдумать. Прямо сейчас я просто не мог дать ответа. Ещё даже не представляя, как осуществить просьбу Аркадия Николаевича.

Для этого мне сперва нужно будет посоветоваться с Боровым. Отца сейчас не стоит дёргать, он и так целыми днями не вылезает из своего кабинета, после новостей о деде. А вот мой инструктор по боевым искусствам отлично подойдёт для этого.

Боров с самого детства наравне с отцом и дедом занимался не только моим обучение, но и воспитанием. Стараясь прививать мне качества, которые он сам считал просто необходимыми любому человеку.

Да и к тому же он один из немногих наших дружинников, кто имеет семью и детей. Поэтому он сможет помочь мне хотя бы советом. Большего мне и не надо. Если я соглашусь, то Виктор станет только моей головной болью.

Хотя, честно говоря, мне бы хотелось поработать с одарённым обладающим такой редкой силой. Гравитация для меня, что-то нереально космическое. Этакая тайна, к которой у меня появилась возможность прикоснуться.

На какой он там ступени сейчас? Вроде дед говорил, что на четвёртой или третьей не помню. В общем, нужно будет обязательно договориться с Манижей, чтобы она проверила потенциал парня и уже после плясать от полученных данных.

Вот же! Я уже начал думать так, словно дал согласие. Но пока слишком рано об этом.

Спустившись на первый этаж, мы направились к местному юристу, дабы подписать договор и подготовить все необходимые документы, чтобы люди Гагарина могли действовать от моего имени. Моё присутствие теперь потребуется лишь трижды.

Первый раз, когда мне дадут первоначальный чертёж особняка. Второй раз, уже отредактированный после моих замечаний план. Ну а третий раз это уже будет приёмка особняка.

Аркадий Николаевич дал мне свой личный номер телефона и попросил в случае чего звонить напрямую ему, а не как сегодня сделала Петр Алексеевич, дозвонившись до секретаря.

— Надеюсь, что вы дадите мне ответ по поводу Виктора в ближайшие пару дней. До того, как покинете столицу. — сказал на прощание Гагарин, оставив меня в глубокой задумчивости.

Откуда ему известно, что буквально через несколько дней, я покину столицу? У нас утечка информации?

В этом я сильно сомневаюсь. Люди Ока не допустят подобного, там работают слишком хорошие специалисты. В чём я уже успел убедиться, хотя и познакомился с ними совсем недавно.

Или за эти два дня произошло, что-то о чём я не знаю? И теперь информация о том, что мы с Настей. Дашей и Юлией Сергеевной отправляемся к Шуйским уже не секрет? Хотя я вроде и изначально не слышал, что из этого собираются делать тайну.

— Вчера объявили на всю империю, что вы собираетесь в ближайшие дни посетить не только Шуйских, но и оказаться на Белоярском вече. — подтвердил мои догадки Читер. — После новостей о том, что в этом году вече посетит новоиспечённая Великая княжна, количество желающих оказаться там вместе с ней, с каждым днём растёт в геометрической прогрессии. Я даже слышал, что император хочет обратиться к совету родов, об ограничение числа участников вече.

А вот и новости, которые я пропустил из-за своей прострации, после новостей об истинной природе нашего дара.

Значит, император решил не полагаться на волю случая и сам объявил нашим врагам, где стоит ждать меня и Дашу. Очередная ловушка расставлена. Теперь остаётся только ждать кто в неё попадётся. И сможет ли эта ловушка справиться с напавшим…

В кармане тренькнул телефон. Это пришло сообщение от Кутузова.

«Позвони через пару часов и обсудим твоё предложение. Деньги нужны позарез».

Вот и хорошо. Решив проблемы, связанные с Дайнаной, я смогу вздохнуть с облегчением. Всё же очень напряжно, когда знаешь, что в любой момент к тебе может подойти красивая девушка и предложить себя. Рано или поздно, ты в любом случае воспользуешься её предложением, даже не смотря, что на тот момент уже будешь женат.

Вот тоже проблемы на мою голову. Хотя судя по тому, как на свет появилась Даша, тот же император не особо загоняется по этому поводу. Это в нашей семье подобного не было, отродясь. По крайней мере, я точно об этом ничего не знаю.

— Ну, что хочешь прокатиться на Демоне? — спросил я у Читера, который словно только этого и ждал.

Каким-то непостижимым для меня образом в его руках оказались ключи от машины и с радостными криками Читер убежал на парковку, находящуюся на цокольном этаже клуба.

— Вас всё устроило в нашем заведении? — раздался за спиной голос Дмитрия.

А он, что здесь забыл? Задача хостеса встречать гостей внутри заведения, так зачем он вышел на улицу?

Для того чтобы спросить у меня эту чушь, я сильно сомневаюсь. Это он мог сделать внутри клуба. Ещё в тот момент, когда мы с Аркадием Николаевичем находились у юристов. Там было полно времени для разговоров.

— Что тебе нужно? — спросил я, осторожно начав ощупывать Дмитрия силой. И наткнулся на очень неприятный сюрприз.

Всё тело парня сейчас окутывал мощнейший щит. Я сомневаюсь, что мне вообще удастся пробить подобную защиту.

Неужели очередное нападение? Тогда странно, чего он медлит? Просто стоит и смотрит на меня, слегка улыбаясь.

Видимо, уловив прикосновение моей силы, парень начал улыбаться ещё сильнее. Он медленно поднял руки вверх, показывая, что безоружен и также медленно полез в нагрудный карман. Достав оттуда сложенный листок, который и протянул мне.

— Меня попросили передать тебе это. Кто? Не знаю. Мне пришло сообщение с указанием места. Где лежит этот листок и тем, кому я его должен отдать. Но судя по той сумме, что оказалась на моём счету — это очень серьёзные люди. — сказал Дмитрий, оставляя меня одного, со сложенным листком в руках и пониманием, что парень не врёт.

Сейчас я был на взводе и едва не атаковал парня. Только через несколько секунд после того, как он ушёл, я смог немного успокоиться.

Но отпускать силу не стал, уловив, еле ощутимое колебание силы, исходящее от этого клочка бумаги. Подобное я вижу впервые. Кто-то смог вложить частичку своей силы в этот листок. Да я даже не слышал никогда, что такое вообще возможно.

Что-то в последнее время слишком много всего нового открывается передо мной. То машина, работающая на силе дара, то оружие, а теперь вот, простой клочок бумаги с заключённой в нём частичкой силы.

Но сколько я не старался никак не мог понять, что это за сила и куда направлена. Я точно мог сказать лишь одно, что этой крохи не хватит для того, чтобы причинить мне вреда.

Собравшись с духом, я на всякий случай накинул на себя броню, оставив открытыми руки.

Как только я начал разворачивать листок, по его краям пробежала небольшая искра, заставившая бумагу медленно тлеть. Выходит это такой своеобразный механизм защиты.

Думать об этом буду позже, сейчас мне нужно успеть прочесть это послание, пока бумага не превратилась в пепел.

«Папа — задумайся о будущем рода. Выбери правильную сторону».

И больше ничего.

Эти слова реально напрягли меня. Они очень сильно переплетаются с тем, что мне говорил отец по поводу желания деда, освободить род Воронцовых от службы Романовым.

Кто ещё, кроме отца и деда, может знать об этом? Кто этот таинственный доброжелатель, так сказать? И какой к чертям папа? Кто там прикалывается?

Вот в такой прострации меня и застал Читер.

— Серёга, блин! Да ты издеваешься! — налетел на меня дружинник, тряся ключами от демона перед носом, чем позволили мне немного перезагрузиться.

Он, что всерьёз надеялся, что сможет завести его и прокатиться? На это не хватит даже его чрезмерной удачи.

Мало того что Демон может завести лишь одарённый, так я ещё поставил на него противоугонную защиту. Теперь завести демона смогут лишь обладатели дара крови. Причём для запуска нужно будет выдать очень сильный импульс, только это снимет блокировку.

Этот способ я вычитал в инструкции и тут же воспользовался им. В тот момент осознав, что мне всё же придётся прочесть все эти талмуды, в них может отыскаться действительно полезная информация.

Зато теперь я полностью уверен, что даже отец не сможет воспользоваться моей машиной. Конечно, если он задастся целью это сделать, то разберётся с моей хитростью. Но времени потратит на это изрядно.

— Слишком ты губу раскатал. На моём Демоне без моего присутствия за рулём никто не сможет прокатиться.

— Вот же говнюк ты Серёга. Так обломать…

Дослушивать, что думает обо мне Читер, я не стал. Отпустив силу и стряхнув с рук пепел, я пошёл к машине, размышляя над этим посланием, под причитания Читера.

Сегодня бы ещё заехать в отделение банка Нестеровича и глянуть, сколько у меня там лежит на счету. Но времени уже много, да и Кутузову нужно позвонить. А обсуждать с ним мою просьбу я предпочту дома, в тишине и спокойствии, закрывшись в своей комнате.

Главное— чтобы об этом разговоре ничего не узнала Дайнана. Но думаю, что она сейчас, если и не спит, то точно не будет искать встречи со мной. Опасность могла исходить лишь от Даши. Но буду надеяться, что они очень хорошо отметили знакомство и уже спят в полном отрубе. Ведь удалось же Дайнане как-то напоить Дашу, когда мы возвращались из Афганистана.

Про полный отруб я немного погорячился. Оказавшись дома услышал музыку и звонкий девичий смех, доносящийся из сада. Да они там отрываются на полную катушку! Как им это ещё разрешили отец с императором?

Сейчас явно время не для подобного веселья.

Вот же!

Поймал себя на мысли, что превращаюсь в брюзжащего старика, которому мешает молодёжь. Хотя мне всего семнадцать и я сейчас должен находиться в саду вместе с веселящимися.

Судя по звукам, доносящимся из сада, девчонки отрывались не в одиночестве. Да там собралось едва ли не всё поместье.

Вот и Читер. Едва услышав звуки музыки, девичий смех и гогот Семёнова мгновенно испарился.

Я же с сожалением отправился в свою комнату. Хотя мне сейчас не помешало бы развеяться подобным образом, но сперва дела.

Если решу с Кутузовым все вопросы быстро, то может и загляну на эту вечеринку.

— Дарья Романовна просила передать вам это приглашение. — вручил мне листок бумаги Пётр Алексеевич.

Да, что же мне сегодня так везёт на бумажные послания?

«Серёга, у нас тут круто. Как вернёшься, присоединяйся. Мы с Дайкой тебя ждём!»

И ещё два следа от губной помады внизу, а сам текст слегка поплыл, от нескольких, уже высохших капель чего-то спиртного, судя по запаху.

Ну тут всё понятно, девчонки перебрали и пошли вразнос.

Блин! Как же я хочу сейчас отправиться к ним. И наконец узнать секрет того, как Даше постоянно удаётся напиваться? Неужели этому способствует Дайнана? Может, мать научила её какому-то трюку, что позволяет даже одарённому ощутить на себе воздействие алкоголя? Если это так, то я просто обязан попросить Дайнану провернуть на мне этот трюк.

Сейчас мне больше всего нужно забыться. А судя по рассказам моих неодарённых знакомых и тех же дружинников, для этого лучше всего подходит алкоголь.

Эх, мечты, мечты!

Но сперва разговор с Кутузовым. Если он сказал, позвонить ему через два часа, значит, обязательно будет ждать моего звонка. Здесь мы с ним похожи, всегда выполняем данное слово.

Чтобы не терять время зря, заехал в гараж и принялся дальше штудировать инструкцию от Демона, стараясь полностью абстрагироваться от залетающих даже сюда звуков веселья.

Даже не представляю, как сейчас тяжело Насте, слышать это и не иметь возможности присоединиться к ребятам.

Минут через двадцать зазвонил телефон. Лёха, как всегда, был в своём репертуаре. Поэтому сперва завалил меня кучей вопросов, большинство из которых я благополучно забыл, к тому моменту, как наконец смог вставить хоть слово.

Вот так и с девушками у него всегда получается. Они даже не успевают сказать и слова, как оказываются у Кутузова на крючке. Уникальный природный дар, что тут ещё сказать.

Когда мне представилась возможность говорить, я тут же вывалил ему, что за работу хочу предложить и самое главное озвучил сумму в пятьдесят тысяч.

Сумма, на которую Лёха сможет безбедно жить пару месяцев, ни в чём себе не отказывая, как он и любит.

— Она, что настолько страшная, раз ты предлагаешь такую сумму? Или имеется очень серьёзный изъян? Горб там, одна нога короче другой, или что-то в этом роде? Или может она вообще того — мужик? — начал заваливать меня вопросами Кутузов.

Не понимая, как можно предлагать такую сумму, если нужно было соблазнить молодую, красивую девушку.

После моих долгих заверений, что Дайнана совершенно нормальная, красивая, стройная и с фигурой у неё всё отлично. Сошлись на том, что я должен буду предварительно прислать ему её фотографию, а лучше всего видео, где она покрутится перед камерой, скажет пару слов и покажет, что между ног у неё не болтается член.

— Буквально неделю назад уже обжёгся на подобном в Сиаме, когда ездил с отцом по делам. Познакомился с просто сногсшибательной тёлочкой, а когда всё дошло до дела, оказалось, что она и сама не прочь меня, этого самого. Да и инструмент у неё имелся, даже побольше моего. — начал рассказывать мне Лёха. — Но это ладно, дал я этому товарищу по морде. Так он на меня в полицию заявление накатал. Пришлось отцу разбираться. И что самое обидное. Таскает он меня за собой повсюду, а денег не даёт. И ещё даже в должники записал, после того как дал взятку начальнику полиции, чтобы меня отпустили. Хорошо хоть, что он догадался накинуть сверху ещё немного, чтобы вместо меня в камеру посадили того копьеносца в бабских тряпках и пообещали устроить ему развлечение по профилю, так сказать.

Вот в этом и был весь Лёха, за свои семнадцать лет у него уже накопилась целая куча подобных рассказов о сексуальных похождениях. И что самое главное, никто никогда даже не сомневался в этом, что это может быть неправдой.

В общем, предварительное согласие от него я получил. Теперь оставалось дело за малым. Фотография или видео Дайнаны и тогда, уже завтра я заеду за Лёхой и привезу его к нам в поместье. И сделаю это сразу после посещения банка Нестеровича.

Только сейчас понял, что даже не знаю, как он называется. Ну ладно, не суть спрошу об этом у Петра Алексеевича, он по-любому знает.

А сейчас, наконец, настало время, когда я могу пойти и немного расслабиться.

Прости меня Настя, но мне это просто необходимо.

Именно с этими мыслями я отложил инструкцию от Демона и поспешил на звуки веселья, которые и не думали стихать. Мне, наоборот, показалось, что они стали ещё сильнее.

Войдя в сад, я даже не поверил своим глазам. Тут были абсолютно все. Кто сейчас по той или иной причине проживал в поместье. За исключением императора, отца, Насти людей Кровавого ворона и Гнева.

Лена умудрилась организовать потрясающую вечеринку, превратив до сегодняшнего дня, спокойный сад в настоящий клуб, с барной стойкой и танцполом, на котором я увидел отплясывающих Полиграфа и Мазурова. Чему сперва не поверил и даже несколько раз протирал себе глаза.

Но нет руководители Ока и Гнева действительно лихо отплясывали под какую-то заводную мелодию вместе с Оксаной и Тамарой, старшими дочерьми тёти Зины. Которая, кстати, совершенно не отставала от дочерей, отплясывая вместе с Лешим.

Никогда бы не поверил, если не увидел это всё своими глазами.

— Серёга! Мы тебя так ждали! — накинулась мне на шею, определённо нетрезвая Даша.

А через секунду эту же процедуру, только с другой стороны, проделала Дайнана.

Шокированный зрелищем танцующих Полиграфа и Мазурова я позволил девчонкам подобраться ко мне незамеченными. Чем и поплатилась моя шея. Это по одной они лёгкие и практически эфемерные создания, а вот вдвоём уже представляют реальную опасность надорваться для того, у кого решат повиснуть на шее.

— Для начала слезьте с моей шеи. — строго произнёс я, пытаясь устоять на ногах.

Хоть это и было очень трудно сделать. Что Даша, что Дайнана болтались на мне словно тряпки на сильном ветру, постоянно утягивая то в одну, то в другую сторону.

— А теперь давайте, рассказывайте, каким образом вам уже в который раз удаётся напоить Дашу? Я тоже хочу!

— Никто меня не напаивал! Я это сама сделала! — начала возмущаться Даша, пропустив мои слова мимо ушей.

А вот Дайнана всё прекрасно услышала.

Я ощутил прикосновение её губ уху, после чего раздался немного заплетающийся голос.

— Позволь мне коснуться тебя своей силой. Только ничего не бойся. Убери все защитные барьеры и не сопротивляйся. — звучит довольно пугающе, но в любом случае у меня всегда есть возможность вернуться обратно. — Это позволит тебе расслабиться, как и нам с Дашей. Лена готовит просто сногсшибательные коктейли.

Судя по состоянию девчонок, это действительно было так.

Просто кивнув Дайнане, приготовился к чему угодно. Но всё равно слегка опешил, когда это хрупкое создание, отвесило мне оплеуху, от которой я даже пошатнулся и сделал несколько шагов назад, едва не сбив с ног и без того, стоявшую весьма шатко Дашу. Которая, к слову, начала дико ржать, показывая в мою сторону пальцем.

Это было настолько неожиданно и резко, что я не сразу ощутил, влияние чужой силы.

В уже наступившей темноте глаза Дайнаны начали заметно светиться, что на её ступени было просто нереально. Не может она работать с таким количеством силы по определению. Мало того что её тело просто не выдержит подобной нагрузки, так это ещё может быть опасным и для окружающих.

С каждой секундой сила Дайнаны всё сильнее и сильнее проникала в меня, заполняя собой каждую клеточку моего организма. От этого мне становилось как-то не по себе. Словно я оставался без чего-то очень важного. Того, с чем я прожил всю жизнь, а сейчас это у меня забирали.

Я попытался помешать этому. Потянулся силе и не нашёл её. Вместо, своей силы я наткнулся на что-то мягкое, нежное. Что-то. Что тут же начало меня успокаивать.

Вместе с тем, как я успокаивался, переставали светиться глаза Дайнаны. Пара мгновений и она начинает оседать на землю. Я было бросился, чтобы помочь, но Даша оказалась намного быстрее меня.

— У неё так каждый раз происходит. Дай секунд десять и придёт в себя. Правда, теперь Дайке придётся снова напиваться. — хихикнула Даша.

Которой, похоже, понравилась эта идея.

Она даже на полном серьёзе задвинула мысль о том, чтобы попросить Дайнану провернуть на ней эту технику в обратном порядке. Она тоже протрезвеет и сможет составить нам компанию в полной мере. А то сейчас в неё уже ничего не лезет.

Но пришедшая в себя Дайнана её обломала. Сказав, что сможет повторить эту технику не раньше, чем через пару часов, когда восстановится.

— Родовая техника моей матери. — ответила Дайнана на мой вопрос об этой силе.

А Манижа оказывается из довольно древнего рода, раз они уже успели обзавестись собственной родовой техникой. Вполне возможно, что это техника не одна, как это было и у нас, и у многих других древних родов. И какого хрена спрашивается, она вообще связалась с коллекционером?

Архигранд из довольно древнего рода стала одной из жён, этого больного ублюдка. Здесь два варианта, либо она такая же больная, к чему я, собственно говоря и склоняюсь, либо. А второго либо и нет. Один вариант, и всё!

— У тебя есть три часа, пока техника не рассеялась. А у меня есть время, пока не восстановились силы. — сказала Дайнана, хватая меня за руку и потащила к импровизированной барной стойке.

— Тогда почему Дашу до сих пор не отпустило, вы же явно тут зависаете уже больше трёх часов. — удивился я, наблюдая за тем, как княжна пытается поспеть за нами, каким-то чудом избегая столкновения с деревьями.

— Даша — это отдельная тема для разговора, она очень восприимчива к моей силе и поэтому техника действует на неё в несколько раз дольше. Не спрашивай почему, я сама не знаю.

Ну а дальше началось веселье.

Как только мы оказались возле барной стойки, там тут же нарисовалась Лена, которая выступала сегодня ещё и в роли бармена. Она, как-то загадочно улыбнулась и быстро намешала нам какую-то дикую бурду, используя для её приготовления с десяток разных бутылок.

— А это вообще безопасно употреблять внутрь? — с огромным недоверием к содержимому своего бокала спросил я, чем развеселил девчонок.

Дайнана тут же продемонстрировала безопасность сего пойла на собственном примере.

Но блин! Целители не показатель. При желании они пару бокалов яда могут выпить и даже не поморщатся.

Видя мою неуверенность Лена тяжело вздохнула и вылила остатки коктейля в пустой бокал, выпив всё одним залпом. После чего её ощутимо повело, но подоспевший Читер не дал ей упасть.

— Что и этот не поверил, что не отбросит коньки после твоего коктейля? — спросил он у Лены, сверля меня гневным взглядом. — присмотрите пока за ней, а я найду Светлану Ефимовну. Пускай снова возвращает в норму нашего бармена. Это вы — одарённые можете наслаждаться этим чудо-коктейлем, а нам приходится обходиться чем попроще.

Сказав это, Читер передал Лену в руки Дайнаны и двинулся на поиски мамы.

Как позже рассказали мне девчонки, неодарённых этот коктейль сносит буквально за пару глотков. Причём вернуться в норму после него возможно только с помощью целителя.

В общем, коктейль от Лены оказался выше всяких похвал. До сегодняшнего дня я не испытывал ничего подобного, уже через пару бокалов поняв, что дружинники были правы. Алкоголь просто потрясающе помогает не только забыться от всех проблем и забот, но и заодно напрочь убирает страх, стеснение и отключает тормоза. И ты начинаешь делать то, что никогда бы не осмелился.

Даже не знаю, когда, как и чем закончилась вечеринка, но проснулся я в своей комнате от жалобного мяуканья мелкого паразита, который уселся мне на голову и истошно орал.

Интересно он уже давно этим занимается? Вот же скотина!

Скинув с себя кота, я вскочил отбрасывая в сторону одеяло и уже собрался кинуться за этим говнюком, когда увидел два обнажённых тела, лежавших в обнимку под одеялом, рядом со мной.

Твою мать!

Да и сам я был сейчас без одежды.

Твою мать! Ещё раз.

Это чего же я вчера натворил?


Глава 7


Так стоять! Рано пока паниковать, вполне возможно, что ничего не было. Хотя даже если и было, то уже ничего не изменить. Теперь главное, чтобы это всё осталось между нами.

Надеюсь, вчера никто не заметил, что мы с девчонками отправились в мою комнату.

В этот момент Даша закинула ногу на Дайнану, открыв вид, от которого мне моментально стало плохо. Так срочно нужно найти одежду и валить отсюда, пока я ещё могу себя контролировать.

С горем пополам отыскал вещи. В процессе, словно специально натыкаясь на женское бельё. И пулей выскочил из комнаты.

Срочно нужно валить из поместья. Только сперва немного приведу себя в порядок, почищу зубы и всё такое. А поем уже в городе, тем более пока совершенно не хотелось.

Вот же я вчера набрался, да и девчонки тоже хороши. Но действительно все были правы, забылся я знатно. Даже не помню практически ничего уже после второго коктейля Лены. Так смутные образы и обрывки воспоминаний. И это очень хорошо.

Даже думать не хочу, что я вчера мог учудить.

— Доброе Сергей Михайлович. — поздоровался со мной дворецкий, который выглядел, как всегда, безукоризненно.

И как ему это удаётся, он же вчера отдыхал вместе со всеми, я это точно помню.

— Светлана Ефимовна просила вам передать это на случай, если будете утром чувствовать себя не очень хорошо. — Пётр Алексеевич, словно заправский фокусник достал из-за спины бокал, содержимое которого мне было прекрасно знакомо.

Вот только я не понимал, каким образом это пойло должно мне помочь? Да и чувствовал я себя вполне хорошо. Так лёгкий гул в голове, да во рту пересохло. Попить. Умыться и всё будет отлично.

Поблагодарив дворецкого, я всё же отказался от подобной помощи.

Зайдя в ближайший санузел, быстро сделал все свои дела и отправился в гараж. Где меня уже поджидал Читер.

— Так и знал, что ты решишь сразу свалить из поместья, как проснёшься. — заявил он. Расплывшись в отвратительной улыбочке. — Я бы на твоём месте поступил точно так же. Впервые в жизни вижу владеющих, на которых подействовал алкоголь по всем правилам. — Расхохотался Читер и ударил меня по плечу.

— Иди в задницу. — буркнул я, садясь в машину.

Этот паразит тут же уселся рядом со мной.

— Хочешь, расскажу, как ты вчера чудил? По себе знаю, что в таком состоянии практически ничего не помнишь на следующий день.

А вот от этого я уже не смог отказаться.

Но этот гад тянул с рассказом аж до последнего блокпоста, на котором меня остановили и пришлось сперва согласовывать мой выезд с Мазуровым. Но разрешение было получено быстро и уже через пару минут, я ехал в сторону центра.

Поступлю, как и планировал вчера, сперва заеду в банк Нестеровича, а потом захвачу Кутузова и отправлюсь домой, знакомить его с Дайнаной.

Хотя после картины, увиденной утром, я уже начал сомневаться, что это хорошая идея.

Вот же!

Хорошо, что мои сомнения развеял своим трёпом Читер. А то, чего доброго, додумался бы отказаться от услуг Кутузова. Хотя сегодня он мне нужны гораздо сильнее, чем вчера.

Читер начал вещать о моих вчерашних выкрутасах, а я пока дал ему задание найти отделение банка Нестеровича, где-нибудь ближе к центру. Чтобы мне потом сильно не крутиться и забрать Лёху. Жизни в родовом поместье он предпочитал квартиру в центре столицы, в одном из элитных жилых комплексов, принадлежащих его отцу.

Как говорил сам Лёха, здесь поблизости имеются все необходимые развлечения и не нужно мотаться через весь город.

К слову, сейчас был уже одиннадцатый час, думаю как раз к тому времени, как я разберусь с банком, он уже проснётся.

Ладно, хрен с ним, с Кутузовым. В любом случае никуда он не денется. Вернёмся к Читеру и его рассказу.

После второго коктейля, как раз когда у меня выключило память, я отправился танцевать. Чего отродясь не делал. Просто я не умею и боюсь выставить себя дураком. Хотя порой очень хочется. Но времени обучаться танцам у меня нет совсем.

Я, конечно, посещал занятия вместе с Настей, но это совсем другое. Тем более это были занятия балетом, которые княжна забросила после трёх посещений.

А вчера, со слов Читера, я прям оторвался на полную катушку.

— Выдавал такие кренделя, просто загляденье. Тебе все аплодировали и просили станцевать на бис. — рассказывая это, Читер едва сдерживался, чтобы не рассмеяться.

Хорошо, что я ничего не помню. Теперь главное, чтобы никто не додумался записать это на видео.

После танцев я пытался несколько раз полезть в драку.

— Первый раз ты налетел на Полиграфа. Заявив, что он казачок засланный и вообще неприятный тип. Про неприятного типа я с тобой целиком и полностью согласен, а вот про казачка это ты зря. От него тебя оттащила императрица, предварительно отвесив несколько подзатыльников. Светлана Ефимовна ей помогала.

Не зря говорят, что у трезвого на уме, у пьяного на языке. Отлично, что пока действовала техника Дайнаны, я не мог пользоваться силой, тогда бы меня не остановила даже императрица. Просто не успела бы вмешаться.

А дальше я уже полез к дружинникам. Которые, совершенно не стесняясь, давали мне по шее.

— В том состоянии, в котором ты был, с тобой бы справилась и Оля. Что она всем и продемонстрировала, сперва подпалив, а затем подморозив тебе задницу.

— А я что? — сам собой вырвался у меня вопрос.

Как-то странно давали мне по шее, что с утра ничего не болело и даже не было никаких следов.

— А ты пообещал ей, что заберёшь Няко себе и запретишь ему общаться с ней. — заржал Читер, прекрасно зная моё отношение к этому монстрику.

Ещё я очень усердно кому-то названивал и даже несколько раз разговаривал. Причём один из моих звонков закончился угрозами и обещаниями натянуть глаз на жопу, если кто-то хоть раз ещё посмотрит в сторону Насти.

Единственной кандидатурой, кто это мог быть, являлся Виктор Гагарин.

Резко ударив по тормозам, я остановился прямо на оживлённой трассе. Мне тут же начали сигналить, но стоило мне выйти и накинуть броню все проблемы тут же разрешились.

Только сейчас понял, что сила полностью вернулась. Как же, оказывается, хорошо ощущать её.

Мои подозрения полностью подтвердились. Пять исходящих звонков абоненту «Гагарин сука».

Ещё десяток звонков Насте. Один Лёхе. И несколько на неопознанные номера.

В сообщениях тоже была беда. Я отправил больше сорока штук. Примерно поровну Насте и Даяне. Но ни от одной из них ответа не было.

— Ну а под конец веселья, тебя подхватили под руки Дарья Романовна с Дайнаной и потащили наверх. Что происходило дальше я уже не знаю. Не мог я оставить Ленку одну.

— Кто-нибудь ещё видел, что меня увели девчонки?

— Да все, кто был на этой вечеринке, видели.

— Выходит, все, кто находился в поместье…

— Выходит, что так. — снова заржал Читер.

— Да не бойся в таком состоянии, что ты находился, ты бы вряд ли справился с собственными штанами, чего уж там говорить о двух девчонках. Да и девчонки сами были не лучше тебя. Я даже сперва не понял, кто кого ведёт. Они тебя, или ты их.

— А почему тогда нам никто не помог?

— Во-первых, нам запретила Светлана Ефимовна, сказав, что ты должен осознать по полной пагубное влияние алкоголя и если где-нибудь упадёшь и заснёшь по дороге в свою комнату, так тому и быть. А во-вторых всем просто было не до тебя.

Вот блин спасибо. Родная мать запрещает мне помогать. Ну ладно, дружинники всё же они должны подчиняться маме. А какого хрена мне не помог Воевода? Не прислал своего человека, довести до комнаты? Я же прекрасно помню, что видел его и ещё несколько человек в неизвестной мне форме.

Это по-любому были бойцы из нового подразделения. Именно они охраняли поместье во время всеобщего веселья.

Поговорю об этом с ним, как вернусь.

Читер уже нашёл банк и я, немного успокоившись, поехал к нему. Теперь ещё нужно будет узнать, что я там наговорил Гагарину. Скорее всего, угрозы предназначались его сыну, но всё равно нужно будет позвонить и извиниться.

Нам с ним ещё работать и работать.

Не успел я выйти из машины, оказавшись возле банка Нестеровича, который назывался довольно чудно́ — «Чумани», как из банка вывалилась целая делегация.

— Сергей Михайлович для нас огромная честь, что вы выбрали именно наш филиал. Меня зовут Семён Алексеевич, я руководитель данного филиала банка «Чумани». — представился мне пожилой мужчина в строгом чёрном костюме. — Роман Аркадьевич предупреждал, что вы можете посетить любой из наших филиалов и лично распорядился, обслужить вас по высшему разряду.

— Тогда нам трёх мулаток. Пару бутылок Шотландского виски. Закуски, чтобы на всех хватило. Отдельный кабинет с кроватью побольше и часика три не беспокоить. Как думаешь, нам хватит трёх часов? — спросил у меня Читер, от слов которого охренели абсолютно все, включая меня.

От подобной наглости со стороны дружинника я даже не сразу нашёл что ответить ему. Семён Алексеевич пришёл в себя немного раньше, начав заверять нас, что всё будет исполнено в лучшем виде.

— Да вы совсем, что ли, рехнулись слушать этого отмороженного?! — гаркнул я, заставляя всех присутствующих вздрогнуть.

Семён Алексеевич и вовсе схватился за сердце. Не хватало мне ещё, чтобы у него случился приступ по моей вине. Но вроде всё обошлось.

За свою выходку Читер в очередной раз словил от меня пару кровавых игл в задницу и я пообещал ему, что домой он будет добираться своим ходом, а про поездки на Демоне может теперь вообще забыть.

После подобного перформанса со стороны дружинника, я хотел вообще отказаться от всего и просто узнать сколько денег лежит у меня на счету, но Семён Алексеевич настоял на том, чтобы я прошёл все необходимые процедуры. А пока они будут всё подготавливать, перекусил в ресторане, который расположен внутри банка, специально для особенных гостей, которым я и являлся.

Читер в качестве наказания был оставлен, караулить Демона. За что я получил пару проклятий в спину. На этот раз ограничился средним пальцем, что показал дружиннику. Будет знать, где уместно лезть со своими приколами.

В банке я задержался почти на два часа. Всё это время Семён Алексеевич не отходил от меня ни на шаг.

Благодарность Нестеровича сделала меня богаче на пятьдесят миллионов рублей. Это же охренеть какая огромная сумма. Нестерович действительно был очень мне благодарен. Что-то я помелочился, когда предположил, что на эти деньги спокойно можно приобрести поместье. Мне тут хватит на два, а то и на три, а на сдачу ещё можно будет прикупить несколько автомобилей для моей будущей дружины. Главой которой я хочу сделать Читера.

Пока я ещё не говорил с отцом по этому поводу, но думаю, он не откажется и отпустит его вместе со мной.

Ещё было бы неплохо взять с собой Борова в роли инструктора, но тогда и отцовские дружинники останутся без надлежащего обучения и тренировок.

Вот и выходит, что мне тоже просто необходим такой вот Боров. Как и дворецкий, повар и ещё куча кого.

Эх, жизнь моя жестянка!

Ну ладно. Наём персонал будет ещё довольно нескоро, а пока нужно заниматься текущими проблемами.

Первой на очереди из которых стоит Дайнана. А точнее, её переключение с меня, на Кутузова.

Исходя из услышанной суммы, могу теперь спокойно увеличить его гонорар до ста тысяч. За такие деньги Лёха просто наизнанку вывернется, но соблазнит Дайнану. Тем более, после случившегося вчера, задача по переключению фокуса её внимания с меня становится намного сложнее. И для её осуществления Лёхе придётся изрядно постараться.

Из отделения банка меня также провожал Семён Алексеевич.

Теперь я был счастливым обладателем карты, которая активировалась в банкоматах, только после воздействия на неё моим даром. Причём любой другой обладатель дара крови не сможет этого сделать.

Даже не представляю, каким образом банкирам удалось добиться подобного.

Я вроде молодой, современный парень, а выясняется, что практически ничего не знаю о современных технологиях, которые работают на силе одарённых. А этих технологий с каждым днём становится всё больше и больше.

Если исходить из тех же роботов, напавших на нас, люди научились даже воспроизводить возможности дара. Хотя я прекрасно понимаю, что это достижение технологий, и сам дар просто невозможно воспроизвести никаким способом, но всё же это нереально круто.

Ещё одно направление, на которое мне непременно стоит обратить внимание. Я пока даже не представляю, чем мы будем заниматься с Настей после свадьбы. Чем будем зарабатывать на жизнь и так далее. Тут очень кстати пришлось предложение Гагарина.

Конечно, наши семьи нас не бросят, но всё же я предпочту обходиться без вмешательства родителей и буду сам обеспечивать нас.

Как раз одним из самых перспективных направлений в этом плане я и вижу развитие технологий, работающих на силе дара. А чтобы разобраться в этом лучше и понять, что нужно знать для этого, куда пойти учиться и всё такое нужно будет обратиться к Валентину Меншикову.

После общения с ним на приёме у Ланцовых выяснилось, что большинство всех технологий, связанных с даром, для Демона разработал и внедрил в производство именно он.

Этим я думаю, займусь после того, как вернусь из Сибири. А как долго я там пробуду будет зависеть лишь от моего ответа отцу и императору. Ответа, которого у меня до сих пор нет.

Я прекрасно понимаю, что вечно откладывать это решение, у меня не получится, но всё равно не могу с собой ничего поделать. Вот такой я тугодум, откладывающий всё на последний момент.

Директор банка проводил меня до машины, привалившись к крылу которой дремал Читер и ушёл, только после того, как я сел в Демона.

— А ты куда лезешь? Такие шутники, как ты должны передвигаться на метро. Быть ближе к людям. Черпать из их разговоров новые темы для своих шуток. — сказал я собравшемуся сесть в машину Читеру.

Его и без того хмурое лицо стало ещё более мрачным. Что самое странное он не произнёс ещё ни слова с того момента, как я вышел из банка.

Неужели он так на меня обиделся? Да ладно! Читер и, чтобы на кого-то обиделся? Да я в жизни не видел более необидчивого человека.

— Ну и чего ты уставился на меня как баран на новые ворота. Осознал, что не везде можно вставлять свои шуточки? Тем более подобные.

Дружинник промолчал и на этот раз, просто кивнув.

— Ну раз осознал, то садись. Сейчас заедем заберём Лёху Кутузова и двинемся обратно в поместье. А то, если я приеду без тебя, или ты без меня Леший устроит тебе анальную кару без вазелина.

Услышав об этом, Читер вздрогнул и мгновенно начал бледнеть.

Это была любимая присказка Лешего, которой он всегда пугал своих нерадивых подчинённых. А Читер находился в этом списке на первом месте, с огромным отрывом от всех остальных.

И я не удивлюсь, что рано или поздно у главы наших дружинников кончится терпение и от слов он перейдёт к делу. Даже представлять не хочу, что это за кошмарное наказание такое — анальная кара.

Всем своим видом, показывая своё недовольство, Читер сел в машину, и мы поехали.

Минут через десять я уже стоял под дверью Лёхи и барабанил по ней ногой. На звонки, что в дверь, что по телефону он просто-напросто не отвечал. Хотя за дверью играла музыка.

Как вообще можно спать под музыку? А в том, что этот паразит спит, я ни капли не сомневался.

В итоге Читер предложил мне открыть дверь, достав из кармана какое-то хитрое металлическое приспособление, которое оказалось универсальной отмычкой.

И на кой хрен спрашивается, он везде таскает с собой отмычку?

Перед тем как приступить к вскрытию замка, он попросил меня пройтись даром по всему периметру двери с целью обнаружения каких-нибудь неприятных сюрпризов, по типу ловушек с ядом, небольших зарядов взрывчатки и всего прочего.

При этом сказав, что был у него уже неприятный опыт и снова сталкиваться с подобным он не горит желанием.

А теперь мне стало ещё интереснее, где его нашёл Леший. Насколько я помню, он привёл Читера, когда мне было лет пять. На тот момент парню только-только стукнуло восемнадцать.

Я помню, что отец довольно серьёзно разговаривал с Лешим насчёт принятия Читера в нашу дружину. Но последний всё же настоял, взяв парня под личную ответственность. И с тех пор Читер, как-то совсем незаметно занял место одного из заместителей Лешего. Моментально сдружившись со всеми жителями Воронова крыла.

А в последние пару лет он стал, как бы моим личным дружинником, а заодно и другом, если так можно назвать наши отношения.

А ведь по большому счёту я практически ничего не знаю о Читере, кроме его чрезмерной удачливости и невезения в общении с противоположным полом.

— Прошу. — сказал Читер, выводя меня из размышлений.

Толкнув дверь, я оказался в уже знакомой мне квартире. Именно здесь мы распили ту злосчастную бутылку коньяка. С того момента здесь всё очень резко изменилось.

По крайней мере, прихожая и находящаяся за ней гостиная сейчас больше всего напоминали свинарник. Кругом разбросанные фантики, коробки, пакеты из-под еды, с уже начавшими гнить остатками этой самой еды. Вещи тоже были в полнейшем беспорядке и валялись везде, где только можно.

Мы словно оказались не в квартире наследника довольно состоятельного рода, а в каком-то притоне.

Неужели отец оставил Лёху и без прислуги? Да его наказали в несколько раз хлеще, чем меня.

Музыка доносилась из приоткрытой двери в одну из спален, которых в этой квартире было три штуки. Туда я и направился, с осторожностью выбирая, куда поставить ногу.

И как Лёха вообще может жить в подобном свинарнике? Никогда бы не подумал, что он на такое способен.

Судя по выражению лица Читера он полностью разделял моё мнение.

Стоило мне только засунуть голову в комнату и я тут же убрал её обратно, увидев голую задницу, совершающую характерные поступательные движения.

Лёха был в своём репертуаре и сейчас оприходовал очередную жертву.

И кто вообще согласился дать ему в подобном бардаке? Хотя этих нескольких секунд, что я смотрел в спальню, мне хватило, чтобы заметить различие между двумя комнатами.

В спальне всё было чисто и даже кровать была застелена белоснежным бельём, на котором сейчас и развлекался Лёха.

Не ну это совсем не дело. Ждать его точно не собираюсь. Тем более в подобном свинарнике.

— Может, поможем парню? — спросил меня Читер, тоже заглянув в спальню.

— Обязательно поможем. Только вот обломать. Стой тут. — сказал я и зайдя в спальню, накинул на себя броню демона.

— Здорова Лёха! — изо всех сил заорал я с лёгкостью, перекрывая музыку.

В следующую секунду случилось сразу несколько вещей, которых я точно не ожидал.


Глава 8


Первая это, взорвавшаяся акустическая система. Взорвались все колонки и динамики, расположенные в комнате, а возможно и по всей квартире.

Сам Лёха устроить подобное не мог, обладая даром совершенно другой направленности. Поэтому, выходит, что это сделала его пассия. Которая завизжала после моего приветствия и долбанула Лёху довольно сильным разрядом. А вокруг меня за доли секунды появилось с десяток шаровых молний, начавших летать вокруг, при этом издавая сильное потрескивание.

Вот тебе и решил пошутить. Думал, Лёха здесь развлекается с очередной молоденькой глупышкой, а судя по всему, происходящему этой глупышкой оказалась дама, которая годится ему в матери, как бы не в бабушки.

Уж очень сильна она оказалась. Создать сразу столько шаровых молний может электрик не ниже шестой ступени.

Но это было ещё далеко не всё.

После того как голозадый и слегка подпалённый Лёха слетел со своей дамы и впечатался в стену. Эта самая дама, избавившись от первоначального шока, бросилась в атаку, накинув на себя полноценный громовой доспех.

Да она гранд!

Промелькнуло у меня в голове, когда я пробивал своей тушей стену в соседнюю спальню. Хорошо ещё, что и тут был полный порядок. Хотя после того, как я проломил стену…

Вот же стерва! Даже не испугалась боевой брони демона. Бывалые вояки, повидавшие многое за свою жизнь мочились в штаны, а какая-то баба, мало того, что не испугалась, так ещё и напала на меня.

Хотя она прекрасно знала, что я Воронцов. В империи нет ни одного человека, кто бы не видел нашу кровавую броню. Спутать её ещё с чем-нибудь просто нереально.

Следом за тем, как я словил удар от бешеной бабы, прилетело несколько сильных разрядов. Которые, впрочем, не смогли причинить мне никакого вреда. Броня держала удар просто великолепно.

Вот же блин!

У меня там Читер в гостиной. А его эта зараза убьёт, даже не моргнув. Срочно нужно что-то предпринимать.

Хреново, что у меня нет возможности поделиться с ним «Вторым шансом». Нужно как можно скорее встретиться с Чернышёвым, а то настал момент, когда умение нужно позарез, а воспользоваться им нет возможности.

Но похоже, что разъярённая барышня сперва решила расправиться со мной, оставив Читера на десерт.

Краем глаза я смог уловить лишь начало движения, после чего перед моими глазами возник, объятый молниями кулак, и я отправился в очередной полёт, пробивая ещё одну стену.

Благо, что под квартиру сына Кутузов старший не поскупился и выделил целый этаж.

Походу, после моего прихода в гости придётся ещё оплачивать и ремонт Лёхе. Хотя до этого момента нужно как-то умудриться выжить.

Ещё до того, как я упал в меня прилетело несколько шаровых молний. Вот эти удары я уже ощутил по полной. Они каким-то образом смогли пробиться сквозь броню. Хоть и в очень урезанном виде, но несколько охренеть каких болезненных ударов током, я получил.

Да кто же эта тварь?!

Броне оставалось держаться от силы секунд двадцать, а убрать её, чтобы попытаться остановить эту дуру, я не мог. Слишком быстро она меня атаковала.

Неужели придётся умирать? Да ну на хрен! Это же ни в какие ворота не лезет.

Да меня Даяна поднимет на смех! Умер от рук неудовлетворённой, а от этого и злой, как стая бешеных собак, бабы.

Ну уж нет! Я ещё побарахтаюсь! Вот так спокойно умирать я не собираюсь.

Похоже, что эта дама решила, будто сможет пробить мой доспех, если не будет останавливаться. Она начала наносить один удар за другим, просто на невероятной скорости.

Долбанная электричка!

Но если сперва она пыталась вкладывать в удары максимум силы, надеясь пробить мою броню таким образом. То теперь она начала бить менее сильно и быстро, но стараться попасть в одну и ту же точку. Тоже неплохая тактика, но этим она развязала мне руки.

Между ударами был минимальный промежуток, но этого мне вполне хватит.

Как только я получил очередной удар, тут же убрал броню и в том месте, куда била электричка, создал небольшой кровавый щит, ужав его до совсем смешных размеров. И поэтому он с лёгкостью выдержал следующий удар.

Я же за это время смог создать сразу несколько техник, ощутимо переборщив с растратой сил, отчего едва не потерял сознание, удерживаясь на грани.

Сейчас я действовал по уже однажды использованному сценарию, во время моего первого боя, организованного Даяной.

Сперва развернулась сигнальная техника, полностью охватившая комнату, а затем под ногами моего противника появилась кровавая ловушка. Именно создание этой ловушки и стоило мне последних сил.

Судя по тому, что очередного удара не последовало, ловушка сработала как нужно. Вот только сигнальная техника вопила о приближении ко мне сразу нескольких быстрых объектов.

Скорее всего, это были шаровые молнии, но об этом я уже не узнаю. Опустошение накрыло меня.

* * *
В себя я пришёл от целого ведра ледяной воды, что какая-то скотина вылила на меня.

— Я же говорил, что это поможет! — услышал я радостный возглас Читера.

Так значит это он придумал! Ну погоди, сейчас ты у меня за всё ответишь.

Потянувшись к силе, наткнулся на скудные крохи, которых не хватит даже на создание кровавой иглы. Не хило я выложился.

Так стоять! А почему я жив? Я же прекрасно помню, что ко мне приближалось сразу несколько объектов, защиты на тот момент на мне уже не было. Тогда, каким образом я остался в живых?

Немного ныло тело, от полученных разрядов, но и на этом всё.

— Всё же нужно было ему надавать по щам. — это уже сказал Лёха. — Из-за Серёги эта стерва приложила меня охренеть, каким мощным зарядом. Вон все волосы опалила.

— Ага и конец чёрный! — заржал Читер.

Ну тут я уже не смог утерпеть и открыл глаза, тут же присоединившись к Читеру.

Я лежал на полу в той же комнате, а надо мной стояли Читер и голозадый, подпалённый папуас — Алексей Кутузов.

Все его тело спереди было чёрным, словно он измазался золой. Светлыми пятнами были только глаза и зубы. Но судя по всему, отделался он только подпалённой шкурой. Наверняка в последний момент успел активировать защиту.

— Вот же вы уроды. — злобно бросил Лёха и развернувшись, бросился куда-то бежать.

От зрелища его белой задницы мы с Читером начали ржать ещё сильнее.

Я даже забыл, что собирался отомстить за то, что меня облили ледяной водой.

Как оказалось, спас от смерти меня именно Читер, приложив темноволосую женщину по голове бейсбольной битой, которая нашлась в одной из куч мусора.

Эта дура посчитала, что со мной уже покончено и сняла с себя громовой доспех, чем и воспользовался Читер, отправив её в глубокий нокаут.

— Она хоть жива? — спросил я, глядя на обнажённое тело, лежавшее в паре метров от нас.

Женщина лежала, уткнувшись лицом в пол. Она вся была перепачкана кровью. Поэтому разглядеть её не было никакой возможности, а трогать её я совершенно точно не собирался и запретил это делать Читеру.

Вон, Лёха сейчас придёт, он пускай и занимается своей великовозрастной любовницей. А судя по слегка обрюзгшему телу, дама была уже далеко не молода.

— И давно ты переключился на дам постарше? — спросил я у Кутузова, накинувшего на себя халат.

Лицо, ноги и руки у него были до сих пор подпалены, но теперь это не вызвало у меня такого же смеха, как в первый раз.

— Не твоё дело. Лучше давай думать, что нам теперь делать. Это Ольга Юсупова, после смерти своего брата возглавившая их род.

Читер присвистнул, а я выругался.

Вот же угораздило меня.

В последнее время, что-то слишком часто Воронцовым приходится сталкиваться с Юсуповыми и столкновения эти не обходятся без боя.

— Давай-ка ты мне для начала расскажешь, какого хрена ты полез на бабу, которая тебе, едва ли не в бабушки годится? А потом уже будем думать, что делать дальше.

Судя по шишке, что пробивалась у неё, даже сквозь пышную шевелюру. Пока Юсупова не придёт в себя, у нас ещё имелось время.

Мда. А Лёхе реально нужны деньги, раз он дошёл до того, чтобы ублажать дам в возрасте.

Информация о том, что он собирается идти в грузчики, не подтвердилась. Хотя по мне уж лучше грузчик, чем вот это всё.

— Да ладно, тебе Серёга. Прикольно Лёха устроился и деньги есть и всегда имеются кандидатуры кому присунуть. — заступился за малолетнего Альфонса, или проститута, уж не знаю, как его назвать, Читер. — А бабу эту пустить в расход и всех делов. Никто ничего не видел. Никто ничего не знает.

Ну, да пустить в расход главу не самого слабого рода… Этот вариант мы сразу же отмели. Вместо этого, я предложил собственный.

Правда, перед этим пришлось отмыть даму и приодеть. Этим, естественно, занимался Лёха, который заодно и себя привёл в порядок. А дальше я использовал технику, блокирующую дар. Если получилось один раз, то дальше проблем с этим уже не возникало.

— День добрый Ольга Дмитриевна. — сказал я, как только женщина пришла в себя.

На всякий случай мы ограничили ей свободу передвижения, привязав к стулу.

— Вижу, что вам прекрасно знакомо моё лицо. Но тем не менее это не помешало вам атаковать меня и на полном серьёзе попытаться убить. Неужели вам было мало общения с людьми императора?

Услышав об этом, женщина вздрогнула. Значит, я выбрал правильную тактику, теперь оставалось только немного надавить, и всё. Она сама пожелает забыть об этом инциденте, как о страшном сне.

Тут главное было, подать всё так, чтобы она не удумала мстить Лёхе, что было весьма вероятно.

— После того, что устроил ваш брат. Вы нападаете на меня. Неужели вы решили разделить его участь?

Нужно отдать ей должное, но после слов о брате страх полностью исчез и глаз Ольги Дмитриевны. Теперь там поселилась злость.

И я прекрасно её понимал. Будучи главой рода её брат, своим поступком, поставил весь род Юсуповых под угрозу уничтожения. Скорее всего, император именно это и собирался сделать, после покушения, но не стал спешить. Просто взяв семьи предателей под стражу.

А разобравшись в ситуации и вовсе помиловал их. Под контролем находились лишь напавшие на поместье люди.

Естественно, каждый человек в роду предателей прекрасно знал, что они попытались убить императорскую семью.

— Я не знала, кто вы. Я очень испугалась, когда кто-то ворвался в спальню, где мы с Алексеем… — тут женщина замялась, пытаясь подобрать подходящие слова, но давалось ей это с трудом.

Похоже, Читер немного перестарался с ударом. Ну ничего покажется хорошему целителю, он всё исправит. Денег у Юсуповой для этого предостаточно.

— Когда несовершеннолетний парень, наследник не последнего рода в империи пыхтел на вас, орудуя своим членом. — назвал вещи своими именами Читер.

За, что тут же получил испепеляющий взгляд от женщины. Но немного подумав она кивнула, соглашаясь со словами дружинника.

— Думаю, что лучше всего будет нам всем забыть об этом инциденте и никогда больше не вспоминать. В таком случае всё произошедшее останется между нами. Общественность не узнает, что вы пользуетесь услугами маленьких мальчиков, а император не узнает о вашей попытке убить меня.

Немного подумав Ольга Дмитриевна согласно кивнула.

— Пожалуй, это будет оптимальный вариант, который устроит и меня, и вас.

Женщина хотела сказать что-то ещё, но её перебил Лёха.

— А меня не устраивает этот вариант. Вы посмотрите, во что превратили мою квартиру. Ремонт теперь встанет в круглую сумму. Тех денег, что я получил от Ольги, не хватит даже для того, чтобы восстановить акустическую систему, которую она спалила первой. Я уже молчу про собственное тело, которому также был нанесён немалый урон.

После этих слов, до этого не подающий никаких признаков плохого самочувствия Кутузов, схватился за живот и болезненно скривился.

Вот, правда, никто ему не поверил. Читер и вовсе рассмеялся, вставив пару довольно точных выражений, от которых Лёхе отчего-то стало моментально хорошо.

Читера он знал уже достаточно давно и поэтому не обижался на его высказывания. Тем более большинство из них были чистой правдой.

— Думаю, будет справедливо, разделить траты на устранение повреждений поровну. — сказал я Юсуповой, чем вызвал сразу два негодующих возгласа.

Первый принадлежал Лёхе, а второй Читеру. Но с ними я разберусь позже, сейчас нужно всё уладить с Ольгой Дмитриевной и отправить её домой, дальше подбирать очередную кандидатуру молоденького мальчика, чтобы затащить его к себе в постель.

Шикнув на недовольных, я дождался ответа от нашей пленницы, которую по-хорошему давно бы пора освободить. Нападать она точно ни на кого больше не будет, а вот обиду затаить может.

А мне совсем не хочется начинать взрослую жизнь вот с таких невольно нажитых врагов. А как любил говорить дед, любая женщина самый страшный враг, который может быть у мужчины.

Уж не знаю, что именно он имел в виду, но рисковать не хочу. Сейчас разойдёмся с Юсуповой, так сказать, миром. А в будущем глядишь, наши дороги ещё пересекутся.

Уже сейчас нужно нарабатывать связи с совершенно разными людьми. Никто не знает, какая в будущем возникнет ситуация и кто окажется полезным. Возможно, выпадет такая ситуация, что спасти всё человечество, будет под силу лишь дворнику Петровичу, или доярке тёте Глаше.

Это я утрирую, конечно, но думаю мой посыл был вполне ясен.

Вот и получается, что Юсуповы будут в моём списке потенциальных союзников, если сейчас всё получится уладить миром.

— Поровну так, поровну. — согласилась со мной Ольга Дмитриевна, чем и подтвердила мои мысли.

Она уже опытная женщина и должна понимать, с кем лучше дружить. А Воронцовы были явно из этого списка, хоть и находились всегда подле императорской семьи.

Но после нашей с Настей помолвки, думаю, многие в империи сделали правильные выводы. По крайней мере, люди у которых есть голова на плечах и эта голова не совсем пустая.

На этом мы и порешили.

Лёха быстро освободил свою великовозрастную пассию, или спонсора, работодателя, не знаю, как её ещё назвать. Но тут уже пускай сам Лёха разбирается.

А пока он провожал Юсупову до дверей, мы с Читером обсуждали, как бедный парень докатился до подобного.

Разговаривали мы тихо и поэтому вполне отчётливо услышали звонкую пощёчину, что удостоился Казанова Кутузовского производства. После этого дверь грохнула и Лёха бросил женщине вдогонку пару не очень красивых фраз.

— Вот ты точно дебил. — сказал я Лёхе, когда он вернулся к нам. — Я тут всячески стараюсь его выгородить. Сделать так, чтобы Юсупова не решила тебе мстить, а ты самостоятельно творишь подобную дичь. Вот зачем ты назвал её старым бревном, на которое встанет только у геронтофила?

На мой вопрос Лёха отвечать не стал. Пожав плечами, он просто махнул рукой. А после показал мне средний палец и отправился в душ, до конца отмывать копоть.

— Неужели тебя настолько прижали проблемы с финансами, что ты начал торговать своим телом? — спросил я у Лёхи, когда мы уже ехали в поместье.

Правда, произошло это, только после того, как прекратились все его охи и ахи по поводу Демона. Хотя я его прекрасно понимал, машина просто отпад.

И это он ещё пока не знает её главных фишек. Но рассказывать ничего ему я пока не буду. Сперва пускай пройдёт все проверки, а уже там и посмотрим.

Кстати, согласие на его присутствие в поместье я уже получил. Предварительно он был полностью чист. Осталось только пройти пару проверок на месте и заниматься ими будет лично Полиграф. Но Лёха от этого точно не откажется. Просто у него нет выбора.

— А почему бы и нет? Деньги хорошие. Дамы сплошь из знатных родов. Подумаешь, что в возрасте. Многие из них не жалеют средств на целителей, поэтому мало чем отличаются от молодых. А уж опыта им всем не занимать. Ты не представляешь на что способны некоторые из них.

— Так. Всё хватит! Даже слушать не хочу про эту мерзость. Как представлю, сразу тошнить начинает. А не представлять не могу, когда ты постоянно трещишь об этом.

Мои слова заставили Читера засмеяться. Но угроза быть пересаженным на заднее сиденье к Лёхе его быстро успокоила.

Подобный способ заработка Лёхе посоветовал один его знакомый, благо которого я не знал. Он сам промышлял подобными услугам и подогнал Кутузову первых клиенток.

Но Лёха прекрасно понимал, что этот заработок лишь до той поры, пока не узнает его отец. А когда это случится, мало никому не покажется.

Валерий Владимирович был очень строгим человеком. Узнав, что его сын работает проституткой, он вполне может закрыть его дома, предварительно заковав в кандалы и засунув в тёмный подвал.

А перед этим ещё нацепить на шею подавитель, чтобы Лёха не смог сбежать наверняка.

Визит Юсуповой в его квартиру был очень опасным. Мало того что отец мог его застукать в любой момент. Так ещё имелась масса других людей, которые могли это сделать.

В общем Лёхе нужно было срочно найти другую работу, чтобы иметь средства к существованию. И желательно, чтобы ему пришлось переехать на место этой работы.

Вот как! Об этом мы ещё не разговаривали, но думаю проблем не должно возникнуть. После нашего отъезда в Сибирь поместье изрядно опустеет. Хотя и сейчас наверняка имеется несколько свободных комнат.

Да тупо, комната Дайнаны, ну или Даши. Уж не знаю, кто из них у кого живёт, но это факт.

По одной им, видите ли, страшно. Хотя уже настала пора мне их бояться. Особенно после вчерашней вечеринки.

— Только у меня будет к тебе ещё одна просьба.


Глава 9


— Позвони моему отцу и подтверди, что нанимаешь меня на работу, до конца лета. — попросил меня Лёха.

Сложности в этом я никакой не видел, поэтому согласился. Вот только теперь Лёха потерял всякую возможность отказаться. Понравится ему Дайнана или нет уже не имеет для меня никакого значения, после того как я своими глазами видел, как он трахает пожилую, не самую красивую представительницу женского пола.

В сравнении с Юсуповой Дайнана была идеалом женской красоты. Это всё равно если сравнивать какой-нибудь двадцатилетний китайский автомобиль с моим Демоном. Снаружи, может быть, выглядит ещё ничего, но что творится внутри даже думать страшно.

Сделать обещанные ему фотографии я не сделал, но теперь это уже и неважно. Тем более, как только Лёха услышал сумму, которую я готов ему за это заплатить у него просто пропал дар речи. Впрочем, как и у Читера.

Ну, да — это практически его годовая зарплата.

— Это Серёг. Я тут вот чего подумал. — как-то неуверенно заговорил Читер. — А может, давай я перетяну внимание Дайнаны на себя. Ты же прекрасно знаешь, что не одна женщина не способна устоять перед моим природным обаянием.

— Исключено, ты вместе с нами через два дня отправляешь в Сибирь. — покачал я головой. — Как раз в это время Лёха и должен будет всё провернуть.

— Вот всегда ты так поступаешь со своими верными дружинниками, которые тебе ближе любых друзей. — сказал Читер и выпятив губу вперёд отвернулся, корча из себя оскорблённую невинность.

На этот раз уже я позволил себе рассмеяться, чем заставил Читера дуться ещё сильнее.

В общем, до поместья мы добрались за подобными разговорами.

На первом блокпосте Лёху проверили люди из Кровавого Ворона. На втором — люди из Гнева. А на третьем уже люди из Ока. Здесь мы задержались дольше всего.

Через несколько минут после нашего приезда на блокпост примчался Полиграф и лично устроил Кутузову все необходимые проверки, которые заняли довольно много времени. Но главное, что Лёха все их прошёл.

Теперь он имел доступ в поместье в любое удобное для него время. Это мы обсудим позже, а сейчас настало время знакомить его с Дайнаной.

Хотя, честно говоря, мне довольно стыдно, после того как я сбежал с утра. Стыдно не стыдно, но дело нужно сделать. Поэтому я сперва двинулся на кухню. Тётя Зина по-любому знает, где сейчас Лена. А та, в свою очередь, знает где девчонки.

Если не выгорит с тётей Зиной, то придётся искать Петра Алексеевича. Уж он по-любому знает, где сейчас девчонки.

Искать дворецкого не пришлось.

— Слишком эти пигалицы вчера перебрали с весельем. Вот теперь страдают весь день. Никакой помощи от них не дождёшься! — начала тётя Зина.

Я её не перебивал. Процедура стандартная. Несколько минут жалоб, а потом она всё расскажет. И этот раз не стал исключением.

Девчонки, как и вчера оказались в саду. Во только на этот раз просто отдыхали, без устраивания танцев и распития спиртного.

— Знакомьтесь — это мой друг Алексей Кутузов. Я попросил его присмотреть за Дайнаной, пока мы будем находиться в Сибири. — сразу же сказал я, девчонкам сидящим в беседке и о чём-то оживлённо говорящим.

В отличие от дочерей поварихи Даша с Дайнаной выглядели просто великолепно. Наверняка Дайнана помогла Даше, а вот на девчонок у неё просто не хватило сил, чтобы убрать все последствия вчерашнего, ну или она отчего-то не захотела это сделать. Не знаю.

— И для чего он нам нужен? — спросила Даша, с интересом разглядывая Лёху, который вёл себя как-то очень странно.

Стоял и просто молчал. Мне даже показалось, что на его лице появился лёгкий румянец. Словно он стесняется. Хотя за ним никогда не водилось подобного. Он, как и Читер за словом в карман не полезет. Тем более в присутствии красивых девушек.

— Не вам, а только Дайнане. Ты вместе со мной отправляешься в Сибирь.

— Чего?! — заявила удивлённая Даша.

Похоже, что ей ещё никто не говорил о её участии в предстоящем вече. Ну и я в таком случае не буду. Просто отправил Дашу к императору, пускай он ей всё сам расскажет. А заодно и узнает моё решение по одному из вопросов.

Это с дедом я так и не смог что-либо решить. А продолжить участие в охоте на кукловода и ведуна согласен, даже в качестве живца. Нужно как можно быстрее обезопасить наши рода. На это у меня есть всего пара лет, до того момента, как у нас с Настей появится первенец.

Я должен быть уверенным, что моему ребёнку не угрожает опасность от неизвестных противников. А для этого придётся их найти и уничтожить.

Вот как-то странно пришло это решение, к которому я приплёл Настю и нашего будущего ребёнка. Словно кто-то вложил мне эти мысли в голову.

Даяна?

Просто больше некому. Других подходящих кандидатур не имеется, а она, вполне возможно, способна на подобное.

Сейчас разберусь сперва с Дайнаной и Лёхой, а уже потом попытаюсь достучаться до своего консультанта.

— Сереж, можно поговорить с тобой наедине? — спросила Дайнана, как только Даша умчалась на поиски императора.

Вот и настал момент, которого я предпочёл бы избежать. Но деваться уже некуда, поэтому я согласился. Оставив Лёху с девчонками и Читером, который тут же перехватил инициативу в свои руки и начал клеиться к Ленке.

— Прости Дайнана, но я не помню, что произошло вчерашней ночью. И я не знаю, было между нами что-то или нет. — сказал я, решив сразу расставить все точки над i.

— По этому поводу можешь не переживать. Я точно могу сказать, что ничего не было. Я всё ещё девственница.

После этих слов я выдохнул с облегчением. Хоть здесь не случилось непоправимого. Но это было недолго, следующие слова Дайнаны заставили меня схватиться за голову.

— А вот про Дашу я не могу такого сказать. Вчера она лишилась девственности и единственным, кто это мог сделать был ты.

Вот же!

Это же надо было меня так угораздить. Оприходовал всех императорских дочерей.

Один Воронцов смог распечатать сразу двух Великих княжон.

И ведь самое хреновое в этой ситуации, что я ничего не помню.

— Честно говоря, я тоже смутно помню вчерашний вечер и тем более его окончание. Но Даша утверждает, что у вас был секс. И после того как я осмотрела её утром, это полностью подтвердилось. Дар показал мне, что внутри Даши остались следы чужого биологического материала. Если ты понимаешь, о чём я говорю. Но поговорить я хотела совершенно о другом.

Дайнана, как-то сразу погрустнела. Наверняка жалея о том, что на месте Даши оказалась не она.

Ещё бы я не понимал. Вот же засада. Ещё не хватало, чтобы Даша залетела от меня. В ней же остались следы чужого биологического материала!

Я невольно выругался, даже несмотря на присутствие Дайнаны и только потом спохватился, что она вопросительно смотрит на меня.

— Раз ты хотела поговорить со мной не об этом, тогда о чём? — с трудом выдавил я из себя, пытаясь переварить подобные новости.

— Ты разрешишь мне обучаться у Светланы Ефимовны?

Дайнана произнесла это шёпот, стараясь даже не смотреть на меня.

И с какого перепугу я должен ей это запрещать. Да я сам попросил маму об этом. Сейчас меня гораздо сильнее волновало то, что произошло ночью между нами с Дашей.

Судя по тому, что в Даше остался чужой биоматериал, мы не предохранялись. Хотя в том состоянии, что мы были и речи не может быть о какой-либо защите и предосторожностях. Вот же засада. Не хватало ещё, чтобы Даша забеременела. Это будет самый настоящий эпик фейл. Вот же! Уже начал повторяться.

Сказав Дайнане, что я не против её обучения у мамы, я поспешил на поиски Даши. Теперь мне срочно нужно было переговорить с ней.

Лёха с Читером отлично справятся и без меня. Тем более Кутузов уже пришёл в себя и сейчас, целиком и полностью завладел вниманием девушек, уже начав отрабатывать свой гонорар.

Судя по всему, Дайнана ему вполне понравилась. Но это мы обсудим позже.

— Заходи Сереж. — сказал мне император, когда я постучался к нему в комнату.

Пётр Алексеевич отправил меня именно туда. Сказав, что Дарья Романовна сейчас находится в покоях императора.

— Мы как раз разговариваем о вашей поездке в Сибирь и посещения Белояровского вече. Как я понял, ты согласен на это? — спросил император, явно говоря совершенно о другом.

— Я согласен. А вот Даша, похоже, не горит желанием ехать с нами.

— Это с чего ты решил? — тут же начала наезжать на меня Даша. — Просто мне никто ничего ещё не говорил, вот я и решила убедиться лично у императора.

— Называй меня хотя бы Николаем Александровичем. — скривился император от подобного обращения.

— Пока не заслужил-л-л-ли. Не заслужил! — намного поломавшись исправилась Даша. — В общем, я согласна отправиться на это ваше вече. Только при условии, что Сергей будет вместе со мной.

Сказав это, Даша встала и пошла на выход.

— Подожди меня, пожалуйста, я скоро. Есть разговор. — сказал я ей вслед.

Да, всё же она конкретно так портит нервы нам всем. Но думаю, этого и стоило ожидать.

— Спасибо, что согласился. Эту операцию все расценивают, как очень перспективную. Примерно через час я пойду к Насте. Если хочешь, можешь составить мне компанию. К тому времени ей должны будут ввести успокоительное. Вполне возможно, что мы застанем её ещё бодрствующей.

— Но…

— Если, что я прикрою тебя своей силой. — сказал император.

А что разве так можно было? Тогда какого хрена меня раньше к ней не пускали? И кто же интересно был инициатором этого? По-любому Манижа, чтобы у Дайнаны появились реальные шансы на меня.

Вот же!

И ведь предъявить я ей ничего не могу. Это лишь мои догадки. Решись я наехать на неё по этому поводу и она просто разведёт руками, покрутит пальцем у виска и отправит меня к врачу, занимающемуся душевными болезнями. Или тут же потребует вернуть ей долг.

Да и чего уж, я действительно ей должен. За того же Чернышёва.

— Николай Александрович, можно вас попросить о небольшом одолжении. — обратился я к императору, вместо того, чтобы ответить по поводу посещения Насти.

— Могу устроить практически всё. Вещай.

— Мне нужно переговорить с Михаилом Григорьевичем Чернышёвым. Можно это как-нибудь организовать?

— Для этого дела я тебе совершенно не нужен. Сейчас он ещё должен находиться в поместье. Приезжал навестить сына. Который, кстати, быстро идёт на поправку. И вроде, тоже хотел поговорить с тобой.

В таком случае нужно срочно бежать в медицинский блок, пока ещё есть шанс застать там Чернышёва. Дело у меня к нему, ну прям писец какое срочное.

Поблагодарив императора и сказав, что через час буду возле Настиной комнаты, я побежал вниз. Просто отмахнулся от стоявшей под дверью Даши. С ней поговорить я всегда успею. Сейчас важнее был Чернышёв.

— Ушёл минут десять назад. — сказала мне Манижа, находящаяся в палате Дениса.

Сам парень сейчас спал. Похоже, его предпочитают пока держать в таком состоянии. Хотя судя по его виду, это вполне оправданно. Но хрен с ним, с парнем, мне нужно догнать его отца.

Выскочив из дома, я лишь увидел неспешно набирающую скорость, удаляющуюся чёрную машину. По-любому это Чернышёв.

Две минуты и я за рулём Демона мчусь вдогонку.

Благо, что мне уже не приходится стоять на блокпостах и для меня сразу же открывают проезд. Тем более на первом блокпосте его ещё не успели закрыть, после проезда Чернышёва.

Секунд через десять я обогнал полностью тонированный лимузин и пристроился у него перед мордой, постепенно скидывая скорость. Водитель понял меня правильно и начал останавливаться.

Тем более все прекрасно знали, что демон принадлежит мне. Поэтому никаких опасений у них не должно возникнуть.

— Что-то случилось Сергей? — спросил у меня Михаил Григорьевич, когда вылез из машины.

В этот момент я уже был возле его машины, до предела усилив восприятие.

Мгновение и в моих руках появился кровавый клинок, который устремился к горлу Чернышёва.

Пора мне уже забрать обратно подаренную ему попытку на возвращение к жизни. Слишком она оказалась ценной, чтобы оставлять её у Чернышёва.

Но вместо того, чтобы оказаться в формации «Второго Шанса», я отлетел на несколько метров назад, наткнувшись на чёрное, силовое поле.

А сразу после этого в мою сторону устремились росчерки чёрных молний.

* * *
— Кто тебя убил на этот раз? — спросила меня Даяна, которая решила появиться в своём материальном воплощении.

— Свет притуши и тогда расскажу.

— Готово.

Действительно, когда я открыл глаза, им было вполне комфортно, а не как обычно, словно смотришь на солнце, находящееся в зените.

И почему я раньше так не делал?

— Убил меня тот, у кого я попытался забрать подаренную мной попытку воспользоваться «Вторым шансом».

— Чернышёв Михаил Григорьевич. Пятьдесят шесть лет. Архигранд. Время возвращения девяносто шесть минут. — прочла Даяна на появившемся в её руках листе бумаги.

— А можно без этих фокусов? Наверняка ты всю эту информацию могла и так сказать, без листка. — даже сам не знаю, отчего вспылил я.

Даже не обратив внимание на то, что судя по времени возвращения, Чернышёв был намного сильнее отца.

— Воронцов Сергей Михайлович — умер от сильного удара по голове, которая раскололась, как спелый арбуз, оказавшись пустой. — сказала Даяна, сделав вид, что прочитала это на том же листке.

— Ах ты… — попытался я встать и огреть её подушкой, но не смог даже дёрнуться.

Единственное, что я сейчас мог — это дышать, говорить и моргать.

Дальше было несколько секунд нереальных превозмоганий, которые ничего мне не дали. Лишь глаза начали болеть оттого, что я их старательно выпучивал.

И какого хрена?! Я же здесь царь и бог и всё должно подчиняться моей воле!

— Есть, моменты, в которые даже ты не можешь ничего сделать. — щёлкнув меня по носу, сказала довольная Даяна. — Но рассказывать тебе о них я не буду, а то ещё начнёшь придумывать всякие лазейки. Которых просто не существует. Просто зря потратишь время и силы.

Даяна снова щёлкнула меня по носу, а после потрепала по голове, словно маленького ребёнка.

Я снова попытался освободиться, но по-прежнему оставался недвижим.

— А силы эти нам ещё пригодятся. Когда ты там уже перейдёшь на следующую ступень? У меня уже всё готово, для перевода формацию в автономный режим.

— А вот у меня с переходом на следующую ступень настоящая жопа. — сказал я, как-то моментально успокаиваясь.

Формация просто идеальное место, для того чтобы спокойно всё обдумать. Вот только вместо Даяны я предпочёл бы другого собеседника, всё же она очень заинтересована в том, чтобы я перешёл на следующую ступень.

Но делать нечего, другого советчика у меня нет и боюсь не будет. Даяна была единственной, кому можно было совершенно спокойно рассказывать абсолютно всё не боясь, что эту информацию узнает кто-то посторонний.

Она одна знает, сколько смертей мне уже довелось пережить. И каких усилий мне это всё стоило.

Дальше я выложил Даяне абсолютно всё. Наш разговор с отцом, потом с императором. И даже произошедшее с Дашей.

Причём мне показалось, что Даяна как-то по-особенному реагировала, когда я рассказывал о том, что случилось прошлой ночью, когда мы оба были в невменяемом состоянии.

После того как я начал рассказывать о Даше, Даяна сразу отвернулась от меня и начала тяжело дышать. Мне даже показалось, что она пару раз всхлипнула.

Когда же я спросил, что случилось, она ответила, будто всё в порядке. Но когда поворачивалась, я заметил блеснувшие в её глазах слезы.

Это ещё, что такое?

На мои вопросы Даяна отказалась отвечать. Сказав, что просто вспомнила очень грустную историю. Но я был твёрдо уверен, что она мне врёт.

Добиваться правды у меня не было никакого желания и поэтому я просто продолжил рассказывать, что ещё произошло. Выложив даже о записке, что вручил мне хостес «Вакуума».

В общем, с моего последнего появления в формации успело произойти довольно много событий, которые я сейчас всё и вываливал на девушку. Но это её работа, помогать мне проводить разбор полётов.

Если у неё это отлично получается делать с драками, то почему бы не попробовать помочь и в остальных делах.

И она действительно помогла.


Глава 10


Мы с Даяной разбирали по мельчайшим крупицам, всё произошедшее со мной за это время и на некоторые вещи я начал смотреть совершенно по-другому.

Тот же Гагарин сделал мне просто великолепное предложение. Одним махом решая множество моих проблем.

Если я соглашусь выбить из Виктора дурь, то мне уже не придётся искать, чем заниматься после того, как мы с Настей уйдём из родительского дома. Уже готовый бизнес, который приносит очень хорошие деньги.

Думаю, если я попрошу, Аркадий Николаевич не только предоставит мне всех необходимых учителей, но и сам будет одним из них. Тем более Виктор наверняка отлично знает, как устроена их фирма и как в ней всё работает.

Не зря же Гагарин старший так хвалил умственные способности сына. Да и обучение в Оксфорде наверняка не прошло для него даром.

Помимо финансовой стороны вопроса, моё согласие решит и ряд общественных проблем. Многие видные дома сразу же после того, как узнают о том, что я стал компаньоном Гагариных, которые так яростно всегда оберегали свой бизнес, будут относиться ко мне уже по-другому.

Никак к одному из Воронцовых или даже приближённому к императору. А как к главе совершенно нового рода. Очень перспективного рода, раз мне удалось договориться с Гагариными и стать их партнёром, даже несмотря на историю с Виктором.

И я уверен, что никто даже не решит подумать, что это всё устроил император. Слишком Гагарины стараются держаться от власти подальше. Порой в открытую заявляя, что им неинтересна политика.

Одно моё согласие моментально поставит хоть и весьма тонкую, но уверенно стоящую стену, которая отделит нас с Настей от Воронцовых и Романовых.

Но в этом случае, я не смогу принять подарок от императора, когда с кукловодами и их ведуном будет покончено. Это моментально разрушит эту стену, слишком она ещё будет тонка.

Но об этом будем думать, когда придёт время. Сейчас ещё слишком рано. И ещё не факт, что нам удастся справиться с ведуном.

А вот насчёт ответа Гагарину думать нужно уже сейчас. Хотя, вполне возможно, что я уже дал ответ. Неизвестно о чём я вчера разговаривал с Гагариным.

Как я понял, если приму это предложение, он хочет отправить Виктора вместе со мной в Сибирь.

Вот парень там натерпится. Не только от меня, но и практически от каждого. Тот же Читер ему по-любому не даст спокойно жить.

Да и Воевода со своим новым отрядом. Судя по всему, там собрали самых безбашенных отморозков, которые готовы абсолютно на всё. Просто другие банально не справятся психологически с задачами, которые будет ставить перед ними император.

Не каждый сможет хладнокровно вырезать целый род, а то и не один. Вот отсюда я и сделал подобный вывод.

Также Виктору может прилететь от императрицы. От Даши. Да чего уж там, проще назвать тех, от кого ему точно не прилетит. Хотя нет, не проще. Таких людей я вообще не смог найти.

Единственными из неодарённых с нами отправятся мои дружинники. Хотя, вполне возможно, что это будет и кто-то из моих советников, которые должны будут обучать меня ведению подобных операций на месте.

Я же до сих пор так и не ознакомился с информацией по этим людям.

И почему нельзя брать с собой в формацию, объекты из реального мира? Я бы тогда собрал все бумажки до одной и не вылез бы отсюда, пока не прочёл.

Ещё Даяна сказала, что я просто дебил, раз решил поступить таким образом с Дайнаной, подсунув ей Лёху. Но вразумительного ответа по этому поводу она мне так и не смогла дать. Поэтому я просто посчитал этот демарш женской солидарностью.

Помниться мне, дед всегда говорил, что это такая же мифическая штука, как и женская логика. Только сейчас я смог понять, что это означает.

По поводу записки она посоветовала мне немного подождать. Вполне возможно, что скоро я получу ещё одно послание. Просто пока слишком мало информации. Нам известно лишь то, что это довольно обеспеченные люди, которые умеют отлично заметать следы, и всё.

Трясти по этому поводу хостеса бесполезно. Он мне сказал правду и я в этом полностью уверен.

Практически единственное в чём меня осудила Даяна, это в том, что я оставил жизнь Ольги Дмитриевны Юсуповой. Она вообще заявила, что нужно извести весь их род.

Если в нём появился один предатель, то обязательно появится и второй. Если уже не появился и сама Ольга Дмитриевна была у Даяны первой кандидатурой на это.

Где-то мне Даяна помогла, а где-то, наоборот, загнала в ещё большую задницу. Но и за это я ей был благодарен. Она помогла мне многое переосмыслить и взглянуть на, казалось бы, совершенно очевидные вещи с другой стороны.

За это я создал для неё нереально красивую розу. Все лепестки, которой были разного цвета.

Правда, пришлось создавать розу над её головой. Просто лично вручить ей цветок я не мог, так как до сих пор находился в обездвиженном состоянии.

— Больно же! — вскрикнула Даяна, когда один из шипов розы уколол её.

А это очень интересно. Выходит, что она может испытывать боль, находясь в своём материальном воплощении. А если может испытывать боль, то значит и все другие ощущения присутствуют.

Как-то совершенно невольно мои мысли переползли на тему секса, и я вновь начал рассматривать Даяну в качестве своей потенциальной партнёрши.

Интересно, если я прикажу, она сможет мне отказать?

— Это ты чего удумал! — видимо, уловив моё настроение, подскочила с кровати Даяна. — Сразу говорю, подобное просто неприемлемо!

При этом она неотрывно смотрела мне на область паха. Хотя я ничего и не ощущал там, но походу эта функция моего организма также осталась не заблокированной.

— А если я тебе прикажу? — спросил я, любуясь фигурой Даяны.

Блин, да что со мной происходит? Два последних раза, как оказывался здесь, случалась какая-то лютая хрень с моим настроением.

То хандрил по чёрному, теперь вот хочу трахнуть Даяну. Хотя даже не представляю, что она и я вообще такое в формации «Второго шанса». Может, мы лишь частички энергии, или отголоски наших реальных тел. Но блин, как же сейчас хочется секса.

— Я не знаю. — честно призналась Даяна. — Но я знаю, совершенно точно, что не хочу этого. Это отвратительно. Сама мысль о подобном заставляет меня морщиться от омерзения. А все показатели говорят о том, что может случиться лютая дичь.

Выходит, что никто ещё не пытался заниматься сексом со своим консультантом. Я буду первым?

Так, стоять! Какие ещё показатели и о какой лютой дичи она говорит?

— Если ты мне прикажешь, то вполне возможно, навсегда лишишься консультанта.

Это она мне что угрожает? Хотя ведёт себя, как типичная представительница слабого пола. Но это она только сейчас так ломается. Думаю, дальше ей самой это понравится и будет залезать на меня сразу же, как появлюсь в формации.

— Даяна, я приказ… — всё же решился я и попытался отдать чёткий приказ, но на меня прямо из воздуха обрушился ледяной водопад. Моментально отбивая всякое желание.

Ледяным он был в буквальном смысле. Вместе с водой на меня падали ледяные осколки, превращая это обливание в настоящую экзекуцию.

— Остыл? — спросила у меня Даяна, наклонившаяся к моему лицу практически вплотную.

В любой другой ситуации подобная её близость заставила бы меня тут же перейти к активным действиям. Но это в другой ситуации, а после ледяного душа мне хотелось её придушить, что я и начал делать.

Моментально исчезли все сдерживающие меня силы и хрупкая шея консультанта оказалась в моих руках. В себя привести меня смогла лишь, сотворённая мною же роза, которая своими шипами расцарапала мне лицо.

— Исчезни! — заорал я на Даяну, с трудом отпуская её шею.

Да, что же со мной такое творится? Почему мои чувства в формации настолько нестабильны?

Вскочив с кровати, я изо всех сил ударил, по прикроватной тумбе, но красной кнопки всё ещё не было на месте. Я просто осушил себе руку, и всё.

— Даяна! Быстро возвращай меня! — заорал я. — Я приказываю тебе.

— Нет. — раздался совершенно спокойный, безэмоциональный голос. — В таком состоянии я не выпущу тебя из формации.

После этого Даяна замолчала, а в комнате начала играть спокойная музыка. Вот только меня она не успокаивала совершенно. От этих звуков я начинал беситься ещё сильнее. И единственным, на чём я сейчас мог выместить свою злобу была комната и её содержимое.

Не знаю, сколько я буйствовал, но когда пелена ярости, наконец спала, я оказался в полностью разгромленной комнате. Руки были содраны в кровь, местами торчали толстые щепки. Но боли я совершенно не чувствовал, так лёгкое неудобство, не больше.

— Даяна? — осторожно спросил я и начал крутить головой не до конца веря, что всё это моих рук дело.

Чтобы вернуть всё к первоначальному виду, мне пришлось изрядно постараться.

На это у меня ушли почти все силы и я дико устал. Даже не знаю, с чем это сравнить. Словно провёл сразу с десяток тренировок.

— Ну всё Даяна. Я всё вернул в исходное состояние. — попытался я предпринять ещё одну попытку. — Прости меня за случившееся. Сам даже не знаю, что на меня нашло. Сперва проснулось дикое желание, потом нахлынула ярость. Но сейчас я уже в норме.

— Я знаю. — к моей радости, ответила Даяна.

— Так почему сразу не отвечала? Я уж думал, что всё… Не видать мне больше самого, прекрасного, умного и просто потрясающего консультанта.

— На подобное я не поведусь. Если хочешь, чтобы я тебя простила, то ты должен, как можно скорее, перешагнуть на следующую ступень. Огромная вероятность, что столь нестабильный гормональный фон у тебя именно из-за этого вынужденного застоя.

Твой организм уже давно приготовился к увеличению объёма силы, которую ты можешь использовать, а её всё нет и нет. Отсюда и получаются все эти эмоциональные всплески. Как вариант, что скоро подобное начнёт происходить и в реальности.

А вот это уже совсем ни в какие ворота не лезет. Не хватало мне ещё, чтобы я накинулся на кого-нибудь. Либо попытаюсь убить, либо изнасиловать. А может, вообще придумаю ещё, что-нибудь.

Вот же!

— Вот для того, чтобы сделать этот шаг я и должен убить Чернышёва. Помоги мне разобраться с этим.

И Даяна помогла.

* * *
Вернулся я в комнату к императору, как раз в тот момент, когда только там оказался.

— Потом всё расскажу. — бросил я и выбежал прочь, сразу помчавшись в гараж.

Сперва мне нужно будет обзавестись запасом сил, а уже только после этого нападать на Чернышёва. Только в этом случае у меня есть реальные шансы, осуществить задуманное.

Запасов крови после аттестации оставалось катастрофически мало. Не хватит даже на десять секунд боя в полную силу.

Выругавшись, я бросился к Демону. Забрав с собой все остатки. Придётся импровизировать на ходу.

Главное — сейчас оказаться на первом блокпосте раньше Чернышёва.

Вновь взревел мотор Демона, радуясь той мощи, что начала вливаться в него.

Пока я забегал в хранилище крови, Михаил Григорьевич уже успел уехать. Но это только-только произошло, поэтому я смог обогнать его ещё перед нужным мне блокпостом. Опередив буквально на несколько секунд.

Увидев мою машину люди Ока тут же бросились открывать проезд, но мне это было не нужно. Они помогут мне разобраться с Чернышёвым, поделившись своей силой.

Его машина уже подъехала и остановилась рядом с Демоном. Задняя дверь начала открываться и в этот момент, я потянулся за силой.

Сейчас на блокпосте находилось больше двадцати человек четверо из которых оказались одарёнными, оставив меня без своей силы. Но и полученного, должно вполне хватить для осуществления моего плана.

Дверь в машине Чернышёва открылась, и он начал вылезать, даже не подозревая, что происходит в данную секунду. Всё было невероятно быстро. Так стремительно я не использовал техники ещё ни разу в жизни.

Получив приток свежей силы, я тут же набросил на себя броню кровавого демона и по максимуму усилил восприятие. А в руке у меня появился нож, лезвие которого было покрыто кристаллической кровью.

Но это было ещё не всё, во второй руке у меня была зажата, та самая капля, что уже дважды помогала мне справляться с более сильными противниками.

Михаил Григорьевич только начал вылезать из машины, когда я оказался рядом с ним и нанёс удар ножом.

Кристаллическая кровь вспыхнула алым, столкнувшись с непроглядной тьмой.

Защита Чернышёва была просто потрясающа, она смогла продержаться против, едва ли не самой сильной техники Воронцовых, непростительно долго, перед тем, как разлететься на осколки.

Я тут же словил мощнейший удар, заставивший меня немного полетать, что происходило дальше, я уже не видел, погрузившись в непроглядную тьму, которая начала давить на меня со всех сторон.

Но зрение мне сейчас и не было нужно. Распылённая капля оказалась на месте. Теперь мне оставалось лишь сжать кулак, что оказалось самым сложным во всей этой операции.

Тьма не позволяла мне даже пошевелиться, давя со всех сторон, словно огромный пресс. Складывалось такое впечатление, словно эта тьма, знает, что я хочу сделать и как мне можно помешать.

Всю силу пришлось перекидывать в кровавые щупальца, которые и помогли мне сомкнуть кулак. Правда, для этого пришлось убирать броню, которая и сдерживала пытающуюся раздавить меня тьму.

Но это уже было неважно. Техника была закончена и Чернышёв гарантированно мёртв.

* * *
— Спасибо Даяна. — первым делом сказал я, когда оказался в формации.

Ответом мне был два раза моргнувший свет.

Хреново, что она до сих пор не смогла привести в порядок этот функционал. Но деваться некуда, будем работать с тем, что есть.

На прикроватной тумбе лежал уже привычный телефон, который я тут же взял в руки.

«Реципиент Чернышёв Михаил Григорьевич погиб. Желаете воспользоваться „Вторым шансом“, или вернуться в точку переноса?»

Естественно, выбираю воспользоваться умением.

«Выберете временной промежуток, на который произойдёт возвращение. От одной секунды до ста трёх минут».

Минут десять мне, как раз хватит. Окажусь где-то на пути в комнату императора.

* * *
— Пойдём, поговорим где-нибудь без посторонних ушей. — сказал я Даше, выйдя из комнаты императора.

— Забей. — просто махнула она рукой, заставив меня охренеть от этого жеста с её стороны.

— Вчера мы оба были в таком состоянии, что могли совершить и не такое. Можно сказать, что отделались малой кровью. Наверняка ты так же, как и я ни черта не помнишь. А судя по твоему выражению лица, так оно и есть. О том, что это произошло, я узнала от Дайнаны, впрочем, как и ты, скорее всего. Именно поэтому я и не вижу смысла придавать этому какого-то особого значения.

Ну, трахнулись мы по пьяни? Да залезь в интернет, там таких историй у каждого второго по несколько штук найдётся.

Даша говорила это с таким видом, что я даже не на секунду не начал сомневаться в её словах. Хотя Дайнана говорила, что именно Даша сказала, что у нас вчера был секс, а она лишь подтвердила это.

— Давай просто сделаем вид, что ничего не произошло и будем дальше жить, как и жили? Как тебе такое предложение?

— А что произошло? — спросил вышедший из комнаты император.

— Это мы о вчерашнем. — заявила Даша.

— У девушки очень интересная способность. — почесав затылок, сказал император. — Думаю, её услуги будут пользоваться популярностью среди имперской знати. Возможность ненадолго забыться от всех проблем и забот, это именно то, что нам нужно.

Последнюю фразу император произнёс, уже находясь где-то далеко от нас. Должно быть, в своих мечтах, где нет проблем и забот.

Но находился он там всего пару секунд. После чего тяжело вздохнул и отправился в сторону лестницы.

— Буду тебя ждать возле Настиной комнаты минут через сорок. — сказал напоследок император. — А пока ещё успею решить пару вопросов. — добавил он едва слышно.

После этих слов Даша заметно скривилась. И это она называет оставим всё как есть и будем дальше жить как жили?

Похоже, я конкретно попал.

Вот же!

— Нет. Давай всё же поговорим. Я настаиваю. — заявил я, нам просто необходимо решить всё здесь и сейчас.

Впрочем, Даша избавила меня от этого. Сказав, что не имеет ко мне никаких претензий и скорее всего, виновата во всём случившимся сама.

— Вы мужики просто перестаёте соображать, когда кто-нибудь снимает перед вами трусы. — заявила она и побежала следом за императором, поставив передо мной, призрачный барьер, который мне пришлось ломать, прибегая к силе.

к этому моменту Даша уже обогнала императора и скрылась на лестнице.

Чую, поездка в Сибирь будет самой тяжёлой в моей жизни.

Искать Дашу сейчас смысла нет, раз она воспользовалась даром, чтобы я не пошёл за ней, то пока лезть не стоит. Дам ей немного успокоиться. Да и сам приведу мысли в порядок.

Так всё, сейчас навещу Настю, а потом сразу в свою комнату. Закроюсь на все замки, развешу охранных техник и завалюсь отдыхать. На свежую голову всегда думается легче.

Вот только зря я думал, что у меня так просто получится осуществить задуманное.

Посещение Насти прошло просто отлично. Я даже успел перекинуться с ней парой фраз и поцеловать, перед тем, как подействовало успокоительное. Но и этого времени ей вполне хватило, чтобы в порыве чувств обнять меня так, что слетела защита поставленная императором и спасла меня лишь кровавая броня, которую я успел накинуть в последний момент.

Ещё бы пара секунд таких вот жарких объятий и броня бы разлетелась в клочья. А следом за ней последовали бы и мои кости. Настя просто выдавила бы меня, как зубную пасту из тюбика.

Теперь сразу стали понятны все ограничения. Физики достигшие высшей ступени могущества превращаются в настоящих монстров с просто запредельным самоконтролем.

Сейчас я совершенно по-другому взглянул на свою тёщу. Представив, как ей трудно каждый день находиться рядом с такими хрупкими нами. Но такова цена силы. И подобные ограничения далеко не самое страшное.

Интересно, а одарённые другими силами, также получают какие-то ограничения по достижению вершин могущества?

Ну электрики, например, должны сдерживаться, чтобы не шмалять во все стороны молниями. Гидроманты, чтобы не устраивать вокруг себя озёра, где бы они не находились. Та же Багратион сдерживать силу, чтобы следом за ней не вырастал густой лес.

В общем, примеров можно придумать массу.

Просто не верится мне, что подобные ограничения имеются только у обладателей дара крови и физиков. А раньше о подобном я и не задумывался, чтобы начать искать информацию об этом.

На примете у меня сейчас два архигранда — император и Манижа, вот у них и нужно будет спросить. Император-то наверняка ответит, а вот в Маниже я сильно сомневаюсь.

После посещения Насти я отправился к себе в комнату, как и планировал. Вот только побыть одному со своими мыслями мне не дал Лёха, перехвативший меня возле моей комнаты.

Я уже и забыл, что он до сих пор в поместье.

Вот же!


Глава 11


Наверняка сейчас попросит отвезти его обратно. Но хрен ему. Сам я его точно не повезу обратно. Попрошу об этом кого-нибудь из дружинников.

Но Лёха нашёл меня совершенно по другому поводу.

— Ты просто обязан мне рассказать всё, что знаешь о Даше! — налетел на меня ошалевший парень, словно начинали светиться изнутри.

Это получается, что всё, Лёха потерян для остальных женщин. Теперь все его мысли занимает одна лишь Даша?

— Ты это давай прекращай. Помнишь, для чего я вообще привёз тебя в поместье. Мне нужно, чтобы ты переключил на себя Дайнану. — схватил я его за плечи и на всякий случай хорошенько тряхнул, чтобы он пришёл в себя.

— Да помню я всё прекрасно. Можешь не переживать отвлеку я твою Дайнану. Она о тебе даже думать забудет. Придётся, конечно, немного попотеть, но ничего критического здесь я не вижу.

Это он себе сейчас, что цену пытается набивать? А ничего у него не слипнется? Я и так увеличил первоначально запланированный гонорар больше чем втрое.

— Больше ста тысяч не получишь. — обломал я этого горе коммерсанта.

Пускай со своих состоятельных любовниц деньги трясёт подобным образом.

— И не забудь, что ты обещал оплатить половину ремонта. — заявил он

— Я от своих слов не отказываюсь. Но сделаю это, только после того, как ты лично уберёшь весь тот срач, что творится у тебя в гостиной.

От этих слов глаза Лёхи округлились, а рот открылся в немом возмущении. Эму потребовалось немало сил, чтобы суметь заговорить.

— Ни в коем случае! Это нельзя убирать. Только благодаря этому срачу я смог отвадить отца заявляться ко мне каждый день. А только так я могу заниматься. — тут он слегка замялся, сделав вид, что стесняется сказать, чем занимается. Ну, да прям я поверил. — Тем, чем занимаюсь. Денег давать на прислугу он мне отказался. И сказал, если я не начну сам приводить свою квартиру в порядок, ноги его там больше не будет.

Вот теперь мне сразу стало понятно, почему этот срач устроен лишь в одной комнате, а в остальных всё чисто и аккуратно.

Своеобразное прикрытие от отца. Ну, что же оно вполне имеет место быть.

— Ну так, что ты мне расскажешь о Даше. Что она любит, чем увлекается и так далее. Я хочу знать о ней как можно больше. — снова скорчив мечтательную физиономию, произнёс Лёха.

И что я ему расскажу? Что она любит напиваться на пару с Дайнаной, а потом оказываться в моей постели? Или что её держали в заложниках боевики Сынов Господних. Да я сам о ней вообще практически ничего не знаю.

— Лучше всех в поместье Дашу знает Дайнана. Вот у неё и спрашивай об этом. Только делай это так, чтобы она не решила, что тебя интересует Даша, а не она. Твоей главной задачей соблазнить Дайнану. Слышишь? Дайнану! Можешь делать с ней всё что угодно. Только смотри, чтобы она не забеременела. Это главное условие. И знай, что она пока ещё девственница. Хоть и пыталась сделать так, чтобы я это исправил.

— И ты отказался? — спросил охреневший Лёха, тут же забыв и о Даше и вообще обо всём на свете.

— Да отказался. — буркнул я, думая чтобы сделать этому оленю, который начал ржать. При этом тыкая в меня пальцем. — Если об этом узнает хоть кто-то, то совершенно случайно обмолвлюсь Бестужевой, чем ты решил зарабатывать себе на развлечения.

— Ты так не поступишь со мной. — тут же заверещал Лёха.

Он прекрасно понимал, что если до Бестужевой дойдут новости о его занятии эскортом для пожилых аристократок, то уже через пару дней об этом будет судачить вся имперская знать.

Рита Бестужева была нашей одноклассницей. А по совместительству и главной сплетницей империи. Даже несмотря на свой юный возраст. Она мечтает стать журналистом и всегда говорила, что разнося сплетни уже начинает понемногу вникать в эту нелёгкую профессию.

— А ты хочешь проверить? — спросил я, вопросительно подняв бровь.

— Я могила. А Дайнана, уже через неделю забудет, как тебя зовут. Теперь она будет произносить лишь моё имя.

— Надеюсь, что это будет именно так. Скажи Читеру, чтобы он отправил кого-нибудь из ребят отвезти тебя в город. Будет артачиться, позвони мне.

— Серёг, а давай ты меня отвезёшь. Я постоянно слюной исходил, как видел по телику твою тачку. Может, тогда пустишь меня за руль? По-дружески. Ну, чего тебе это стоит.

— Демона только мой. И за его руль не сядет другой водитель. — тут же отрезал я, обламывая Лёху.

Щас прям, пустил я его за руль. Раскатал губу!

— Но…

— Никаких исключений. И это не обсуждается. Даю слово, что оторву руки тому, кто решит нарушить мой запрет. — сказал я. А через мгновенье добавил шёпотом. — Кроме членов моей семьи.

А то вот так ляпну сгоряча и придётся выполнять данное слово.

Услышав, что я дал слово, Лёха весь поник и обозвав меня жлобом, отправился на поиски Читера.

Договорились быть с ним на связи. А пока я, наконец, оказался в комнате наедине со своими мыслями.

Вот только в голову сейчас лезли мысли лишь о том, что произошло вчера ночью. Особенно после того, как я лёг на кровать и уловил потрясающий запах, исходящий от постели.

И почему это спрашивается, у меня не поменяли постельное бельё? Хотя очень даже хорошо, что не поменяли. Уткнувшись в подушку, я начал кайфовать, так и заснув в одежде.

Снились мне просто потрясающие сны, навеянные мыслями о ночи проведённой в постели с двумя девушками. Были и страстные поцелуи и жаркие прикосновения, и сладострастные стоны. Переплетались наши ноги, руки и тела. Причём всё было каким-то нереально настоящим.

Разбудил меня яркий солнечный луч, пробившийся в маленькую щель, оставленную между плотно задернутыми шторами.

— Твою мать! — вырвалось у меня, когда, открыв глаза, я увидел напротив своего лица лицо, мирно сопящей Даши.

Полностью обнажённой Даши, на груди которой было несколько засосов. Так это получается, что всё приснившееся было правдой?

Но как? Как она смогла зайти в комнату, миновав все мои сигналки? Как смогла сделать так, что я даже не понял, что это не сон?

А вот теперь у нас точно не получится делать вид, что всё осталось по-прежнему.

Думаю, уже сегодня по поместью поползут слухи о нас. Наверняка хоть кто-то из слуг видел Дашу.

— Чего елозишь? Дай ещё немного поспать. — открыв один глаз, заявила Даша, ухватив меня за шею и притянув к себе, чтобы поцеловать.

Естественно, я ответил. Тем более после всего, что было между нами этой ночью стесняться, или ещё как-то кочевряжиться не было никакого смысла.

Ну а дальше наше пробуждение немного затянулось.

— Бедная Дайнана, как же ей сейчас тяжело. — заявила Даша, гладя меня по груди. — Ты даже не представляешь, как она страдает из-за того, что не может сейчас быть вместе с нами.

— Ты чего вообще такого говоришь? Какой вместе с нами?

— А что в этом такого? Я, например, совершенно не против, если мы с Дайнаной будем с тобой одновременно. А у неё в семье отец вообще практикует подобное постоянно. Или ты думаешь, что имея двадцать шесть жён, он спит только с одной?

Вот не хрена же себе, сколько жён у коллекционера. Но сейчас это совершенно неважно. Сейчас главное это слова Даши. Она всерьёз говорит о том, что не против, если к нам присоединится Дайнана. Но она ни слова не произнесла по поводу Насти.

— Тебя не смущает, что я помолвлен с Настей и через год у нас будет свадьба?

— Честно говоря, смущает и очень сильно. Нужно будет обязательно поговорить по этому поводу с императором. Расторгнуть твою помолвку с княжной и быстро помолвиться со мной.

От такого заявления я подскочил, сбрасывая с себя её руку.

— Этого не будет!

— Почему? — состроив невинную физиономию, спросила Даша.

Заставив меня задуматься. А действительно почему? Но ответ нашёлся практически мгновенно.

Да банально потому, что эта свадьба позволит мне стать свободным. Свободным от всех клятв и обязательств перед родом Романовых.

— Неужели ты хочешь сказать, что любишь эту девчонку и этот брак не навязали вам родители? — вновь заговорила Даша, так и не дождавшись от меня ответа.

Но и сейчас я молчал. Сказать, что люблю Настю, я не мог. Так же как возразить, что нашу свадьбу организовали не родители.

— Эта свадьба нужна мне. И давай на этом закончим разговоры о ней. — сказал я, вставая с кровати.

Даша промолчала и тоже последовала моему примеру. Её вещи в отличие от моих были аккуратно сложены рядом с кроватью, а мне пришлось собирать свои по всей комнате.

Поэтому Даша оделась быстрее меня и ушла.

Вот и какого хрена она творит? Для чего все эти вопросы и разговоры? Кто ей сказал, что я выберу её вместо Насти?

Настю я знаю с детства, а Дашу впервые встретил две недели назад. Да я блин к Дайнане, наверное, отношусь лучше чем к ней. После Дашиных выходок в Газни. Хотя после этой ночи и тем более утра, уже даже не знаю.

— Это чего от тебя Даша выбежала такая злая? Не смей обижать девочек! — налетела на меня Оля, когда я вышел из комнаты.

На руках она держала Няко, который начал шипеть на меня. Вот же мелкий уродец! Почувствовал себя защищённым.

— Это ты у Даши и спрашивай, чего она от меня злая вылетает. Не мои проблемы. — сказал я, прекрасно понимая, что на этот раз это все же мои проблемы, которые мне ещё предстоит расхлёбывать и расхлёбывать. — Ты мне лучше расскажи — с каких это пор ты у нас заделалась в защитницы императорских дочерей?

— Ну я же Воронцова! — гордо подбоченилась Оля, отпустив недовольного кота. — А мы должны защищать императорскую семью. Даже от нас самих.

Эти Олины слова надолго запали мне в голову. Весь сегодняшний день я провёл, размышляя над ними. Даже толком не запомнив, что происходило.

Была очередная поездка за Лёхой. Потом поход по магазинам, где я прикупил девчонкам разные безделушки, духи там, конфет и цветов. Даже не знаю почему, но захотелось сделать им приятно.

Причём Дайнане все мои подарки вручит Лёха, а мне достанется Даша.

После магазинов отправились в поместье, где и порадовали девчонок. Дайнана с завистью смотрела на Дашу. А та, в свою очередь, смотрела на меня с явным недовольством. Но все же подарки приняла и даже сказала спасибо.

Дальше Лёха принялся наседать на Дайнану, а я отправился на тренировку. Итак в последние дни совсем не появлялся на полигоне. Перед этим забежал к Борову и захватил его с собой.

Сейчас самое время для разговора с ним.

Выслушав меня, дружинник начал улыбаться, едва сдерживая смех. Это вывело меня из себя и во время нашей следующей стычки я немного позволил себе воспользоваться даром, начав, валять Борова словно младенца.

— Я смотрю, тебя конкретно волнует эта ситуация, раз ты так обижаешься на безобидные улыбки. — потирая ушибленный бок, сказал Боров. — Но делаешь ты это совершенно зря. В нашем дерьмовом мире улыбка практически единственное, что у тебя никто не сможет отнять.

После этих слов он взял бутылку с водой и сделал несколько глотков.

— А в той ситуации, в которой ты оказался единственным, кто сможет тебе помочь это ты сам. Но раз ты просишь у меня совета, то я тебе его обязательно дам. — сделав ещё пару глотков, он продолжил. — Не торопись. Приглядись к девчонкам, разберись в себе. Что ты чувствуешь и чего хочешь сам. Дай всему идти своим чередом, не нужно подгонять время. А вообще, нужно тебе взять паузу и дистанцироваться ото всех. Когда никто не мозолит глаза и не лезет в душу, думается намного лучше.

Его бы слова, да нашим врагам в уши. Нет у меня сейчас возможности дистанцироваться от Даши. А когда такая возможность выпадет вообще неизвестно.

После этого разговора ни хрена не стало легче и я продолжил тренировку уже в одиночестве, доводя себя до опустошения.

На следующий день меня разбудил настойчивый стук в дверь. Проснулся я в одиночестве и даже не знаю, радоваться этому или расстраиваться. Какие-то слишком смешанные чувства.

— Да.

— Сын тебя там на блокпосту ждут Гагарины. Они утверждают, что прибыли по твоему приглашению. — раздался голос отца.

Вот же!

Я же так и не позвонил Гагарину и не узнал, о чём мы разговаривали, когда я был пьян. Неужели я согласился взять Виктора на воспитание? Просто другой причины, по которой они приехали в Вороново крыло, наплевав на угрозу деда, у меня тупо не было.

— Это как-то связано с твоим посещением «Вакуума»? — спросил у меня отец, как только я вышел из комнаты. — Читер мне так ничего толком и не рассказал. Сказал лишь, что вы оформляли доверенность и какой-то договор у юристов. Но я был слишком занят, чтобы сразу заняться этими вопросами.

Пока собирался, я постарался как можно более кратко рассказать отцу о нашем разговоре и договорённостях достигнутых в «Вакууме».

— А девочка полна сюрпризов. — задумчиво произнёс отец, когда я рассказал ему о возможностях Даяны, по блокировке дара. — Нужно будет с ней пообщаться, после того как разберёмся с Гагариными.

После этого он позвонил Мазурову, который сейчас находился вместе с Суворовым и его новым отрядом на первом блокпосту и сказал, чтобы пропустили моих гостей.

Сами же мы направились к отцу в кабинет.

— Аркадий Николаевич сразу скажу, что я совершенно ничего не помню из наших с вами разговоров по телефону. — поставил я в известность Гагарина старшего, после того как мы поздоровались.

Виктор смотрел на меня с нескрываемой неприязнью, но это его проблемы. Становиться с ним друзьями я точно не собираюсь.

Судя по его безупречному виду, он потратил кучу времени, чтобы подготовиться к этой встрече. Вот и на хрена ему всегда выглядеть безупречно?

— Если быть кратким и опустить прелюдию, то вы согласились стать наставником для Виктора. Дав слово, что выполните свои обязательства в полном объёме. Соответственно все наши договорённости остаются в силе. — сказал Гагарин, не став при сыне озвучивать цену моего наставничества.

Дальше разговор шёл между нашими родителями и мы с Виктором просто не лезли в него.

Мягко говоря, отец был не очень доволен моим решением согласиться на эту, довольно странную авантюру. Но просто он ещё не знает всей подоплёки и платы, которую мне предложили. Об этом я смогу рассказать ему только после того, как наши гости оставят нас наедине.

Поэтому я и не вмешивался.

Раз дал слово, то придётся его выполнять. Самое хреновое в этой ситуации, что Виктор теперь будет постоянно находиться рядом со мной. Выступая в роли моего адъютанта.

И это было прописано отдельным пунктом в договоре, который привёз с собой Аркадий Николаевич. Всё же слово, словом, а официальный договор намного более надёжен.

Но подписывать сейчас я ничего не стал. Для начала нужно было ознакомиться с документом. А то подпишу на свою голову какой-нибудь кабальный договор и вместо наставничества стану слугой Виктора.

Это я, конечно же утрирую, но кто может гарантировать, что Гагарин не включил в договор несколько сомнительных пунктов?

Помимо этого, договора Аркадий Николаевич ещё привёз с собой пару десятков вариантов мест для размещения моего будущего поместья. И тут уже к выбору подключился и отец.

Причём он выбирал те варианты, что были расположены ближе к Воронову крылу или поместью императора. Очень хорошо, что таких вариантов было всего два и оба их я сразу же забраковал. Даже не став объяснять причину.

Впрочем, отец и не стал настаивать именно на этих вариантах.

В итоге мной было выбрано два варианта. Теперь по этим вариантам мне будет предоставлена полноценная сводка, со всеми объектами в радиусе десяти километров и даже аналитикой того, что может быть появится рядом с этим местом в будущем.

Но это будет уже после того, как мы вернёмся из поездки в Сибирь.

Дальше отец начал что-то обсуждать с Гагариным, а я принялся за изучение договора.

В принципе ничего страшного, как и ничего хорошего, я там не обнаружил. Прописаны наши права и обязанности и больше ничего. А как же плата, которую я получу за своё фиктивное наставничество? Почему её не прописали в договоре? Гагарин решил схитрить? Так ничего у него не получится.

Хотя я слишком поспешил с выводами.

На последнем листе было напечатано, что это не настоящий договор. Настоящий будет подписан без Виктора. Состоялось это после того, как в кабинет зашёл Читер и захватив с собой Виктора, повёл показывать ему одну из свободных комнат, даже не подумав помочь парню тащить тяжёлый чемодан. Подготовились Гагарины просто отлично.

Жить Виктору в этой комнате придётся всего один день, а завтра мы все вместе отправимся в Сибирь. Правда, я ещё даже не представляю, каким образом буду выбивать дурь из головы Гагарина младшего. Вернее, когда я буду этим заниматься.

О чём я и сообщил Аркадию Николаевичу, когда мы остались втроём. Но он сказал, что не сомневается, что я смогу выполнить свою часть договора.

После этого он достал ещё один экземпляр договора, в котором уже было прописано абсолютно всё. И там имелся один очень важный пункт, что я имею право применять любые физические меры воспитания, какие посчитаю нужным.

Пока я изучал эту версию договора, Аркадий Николаевич посвящал во все детали отца. Который начинал хмуриться.

Он прекрасно понимает, что став компаньоном Гагарина, после нашей свадьбы с Настей я стану полностью независим от Воронцовых и Романовых. И отчего-то он не хотел, чтобы это происходило.

Но в этом вопросе я не собирался ни с кем советоваться. Единственная, кто бы это могла быть — Настя, но с ней по понятным причинам я не могу сейчас нормально общаться.

Тем более её нестабильное эмоциональное состояние не позволяет мне этого сделать, даже когда она находится под успокоительным.

Изучив договор, мы скрепили его не только подписями, но и печатями, содержащими в себе частичку нашей силы. С моей стороны своё место заняла кровавая капля, а со стороны Гагарина это оказался небольшой камешек, который парил над договором, доказывая подлинность метки.

— Мои юристы уже подготовили все необходимые документы и в случае, если вы желаете, то сделать вас официально моим компаньоном мы можем уже сегодня. — произнёс Гагарин, после подписания первого договора.

Но сейчас мне это было ещё не нужно. Тем более, я сперва хотел пройти обучение, чтобы не соваться во все эти дела совершенно ничего не понимая. О чём я и сказал Гагарину. При этом отец удовлетворённо кивнул, показывая, что я поступаю правильно.

Сам же Аркадий Николаевич заверил меня, что я могу обращаться в любой момент и он выделит для этого своих специалистов. А если понадобится и сам займётся моим обучением.

Но он сразу предупредил, что для этого нужно будет много кататься не только по стране, но и по Европе. Ведь именно европейскую часть своего бизнеса он мне и передаёт.

— Самую перспективную и самую прибыльную, по мнению моих аналитиков. — сказал Гагарин.

Вот только мне сразу стало интересно, почему столь перспективную часть бизнеса отдали мне, а не стали развивать сами. Это натолкнуло меня на определённые мысли.


Глава 12


Явно в Европе у бизнеса Аркадия Николаевича не всё так гладко. Скорее всего, его пытаются выжить оттуда местные фирмы, которым русский гигант наверняка встал, как кость посреди горла.

Никто и никогда не хочет пускать посторонних в свою кормушку. И тут наверняка была схожая ситуация.

И в этой ситуации Аркадий Николаевич сделал великолепный ход, поставив во главе Европейского филиала Воронцова. Одного из кровавых охранителей российского императорского рода. Моего имени будет вполне достаточно, чтобы большинство злопыхателей оставили фирму Гагариных в покое.

Ну а с теми, кто не успокоится придётся разбираться уже лично мне. Что не есть хорошо. Таким образом, я по-любому заработаю себе кучу врагов в Европе. В месте, в котором потенциально будут лежать все мои рабочие интересы. Как-то мы с Даяной упустили это из вида.

Судя по взглядам, которые периодически бросал на меня отец, он пришёл к таким же выводам. Но это мы с ним ещё успеем обсудить, да и не только с ним.

Думаю император не откажется мне предоставить несколько толковых людей из Ока и своих аналитиков, которые просчитают все риски и даже составят мне список потенциальных родов, которые не испугаются моего имени.

С этими родами придётся договариваться. Но куда деваться, если я хочу финансовой независимости, то должен буду хорошо поработать.

— Если потребуются какие-нибудь дополнительные денежные траты, то непременно обращайтесь ко мне. — сказал Гагарин, когда покидал поместье.

Перед этим он около часа разговаривал с Виктором и многие в поместье слышали их крики. А я уже придумал ему первую тренировку, так сказать. Тренировку, которая опустит его в собственных глазах ещё ниже.

Я даже уже договорился обо всём с его сегодняшним тренером. Пообещав ему гору конфет, о которых буду знать только я.

— Пойдём на обед, представлю тебя всем, а после сразу же на первую тренировку. — сказал я Виктору, усердно стучащему по клавиатуре ноутбука.

— Зайди ко мне через час, думаю, к этому времени я закончу все свои дела и смогу отвлечься на тебя. — даже не повернувшись в мою сторону, сказал этот говнюк.

Он, что считает, что ему здесь курорт? Или с ним будут пестаться, как дома? Умудрился вывести меня из себя буквально парой предложений.

Сила устремилась к ноутбуку, и через мгновенье он превратился в груду обломков. А я с удовольствием наблюдал, как меняется физиономия Виктора.

— Не вздумай, или, даю слово, я сломаю тебе палец. — сказал я, когда ощутил, что парень решил воспользоваться своей силой, начав на меня давать.

Кровавая игла, возникшая возле его глаза, сделала мои слова более весомыми. И давление тут же исчезло.

— Запомни. Пока я твой наставник, моё слово — закон. Если, я говорю тебе что-нибудь делать, ты это делаешь и делаешь максимально прилежно с улыбкой на лице. А после ещё и благодаришь меня за всё.

Вот ни хрена же себе я загнул. Хотя Боров общается в подобном ключе со всеми кандидатами в дружинники. И говорит он всегда правду, потом вынимая из них душу.

Тренировки у него реально жёсткие. Поначалу, ещё до того, как Боров допустил меня к полноценным тренировкам, я справлялся лишь при помощи дара. И начал делать это самостоятельно буквально год назад.

— А может, мне просто послать тебя и всех делов? — прошипел Виктор.

А где же вся его напускная галантность? Где манеры? Которые он так пытался показать, когда вызывал меня на дуэль, да и в кабинете, в присутствии наших родителей. Сейчас он больше был похож на простого парня в дорогих шмотках и честно говоря, таким Виктор мне нравился намного больше.

Это был именно Виктор, а не ширма, за которой он пытается прятаться от окружающего мира. Может быть, всё не так плохо и парень действительно сам попросил отца, чтобы я стал его наставником.

— Давай. Пошли. — усмехнулся я. — И будешь всю жизнь в заднице, в которую тебя будет засовывать подавляющее большинство людей, с которым тебе предстоит общаться, после того как ты станешь главой рода. Давай, ещё успеешь догнать отца и навсегда остаться тем, об кого будут вытирать ноги.

Сказав это, я развернулся и пошёл на кухню, где уже постепенно начали собираться постоянные и временные жители поместья.

К моему удивлению, увидел Лёху, который даже не сообщил мне, что приедет. Он крутился вокруг Дайнаны, постоянно делая ей комплименты, но от меня не ускользнуло, то как он смотрит на Дашу.

Это зрелище заставило меня заскрипеть зубами.

Вот же!

Это, что со мной такое? Так резко захотелось дать Кутузову в морду. Но меня быстро взяла в оборот мама, впрочем, как и Лёху.

А минут через пять в столовую зашёл Пётр Алексеевич в сопровождении Виктора. Внимание всех присутствующих тут же было приковано к нему и мне не оставалось ничего делать, кроме как, представить всем своего ученика.

— Ты сделал правильный выбор. — шепнул я ему на ухо, когда провожал за стол.

Сел он между мной и Дайнаной, отчего последняя посмотрела на меня с таким сожалением в глазах, но было это сожаление направлено не на меня, а на Лёху, который петушился не покладая рук. Но судя по всему, все его попытки были мимо кассы.

Похоже, что здесь Кутузову придётся очень сложно. Уже второй день осады, а в крепости нет ещё ни малейшей щербинки. А защитники крепости ещё и умудряются наращивать броню.

Но это уже его проблемы. Пускай отрабатывает обещанные деньги. Тем более, аванс в двадцать тысяч он от меня уже получил.

Обед прошёл вполне нормально, даже несмотря на то, что после прихода Виктора, Даша уселась рядом со мной и ухаживала за мной весь обед. Но похоже, на это даже никто не обратил внимание. Только Лёха и Дайнана порой бросали на нас, полные зависти взгляды. Да и императрица одарила Дашу, испепеляющим взглядом, всего один раз.

Я же не проявлял к Даше вообще никакого интереса, больше уделяя внимания Виктору. Впрочем, на сегодняшнем обеде он был центральной фигурой и всеобщее внимание было устремлено на него.

— Ну а теперь нам с Виктором пора отправляться на первую тренировку. — сказал я, утаскивая парня за собой. А то такими темпами мы просидим за столом ещё часа два.

Мама с Юлией Сергеевной просто завалили парня вопросами, после того как узнали, что он обучался в Оксфорде и прожил у Бриттов больше пяти лет, даже не возвращаясь в империю.

Виктор же был полностью доволен подобным развитием событий. Как я и подумал во время нашей первой встречи, он просто обожал быть в центре внимания. Но я обломал всех, кивнув Оле, что пора выполнять нашу договорённость.

Всё же кучу конфет ещё нужно заслужить. Хотя я уже дал задание Лене пару часов назад. Как раз она собиралась ехать в город за продуктами.

Так, что скоро моя плата для наёмного тренера пребудет в поместье.

— И что мы сейчас будем драться? — спросил меня Виктор, начавший расстёгивать свою великолепную рубашку.

Это он, конечно, делает правильно. По-любому не уйдёт от суда в целой одежде.

— Будешь, но не со мной. Чтобы ты понял насколько слаб, я попросил Олю дать тебе несколько уроков. Первый из которых пройдёт прямо сейчас.

— Что ещё за Оля? — удивился Виктор, похоже, даже не допуская мысли, что это может быть моя сестра, которая сейчас уже бежала к нам.

— Вот эта Оля. — показал я в её сторону.

— Но она же ещё совсем ребёнок! Чему она сможет меня научить?!

— Вот это ты сейчас и увидишь.

Дождавшись пока прибежит Оля, я забрал у неё кота и сказал, чтобы она постаралась не прибить моего ученика.

— Раз ты уходишь, то это уже мой ученик и что с ним делать решать тоже мне. — состроив смешную рожицу, заявила сестра.

Но уходить далеко я не стал. Всё же Оля вполне может не рассчитать свои сил и ненароком прибить парня, а так имелась большая вероятность, что я успею его подстраховать.

Виктор сперва пытался разговаривать с Олей, заявляя, что он не хочет причинять ей вреда и поэтому отказывается сражаться. Но после двух сосулек, что ударили ему по ногам и пары прожжённых дыр на майке он всё же согласился сражаться.

И вот когда Оля дала отмашку, Виктор начал атаковать её. Но если меня он пытался обездвижить усиленной гравитацией, то Олю отправил немного полетать.

Я даже всерьёз забеспокоился, что она, чего доброго, улетит, как воздушный шарик. Но Виктор всё прекрасно контролировал, по крайней мере, пока ему позволяла это делать Оля.

Несмотря на то что она была просто в восторге, оказавшись в воздухе, она буквально за десяток секунд расправилась с Виктором, после чего начала стремительно падать.

Пришлось мне усиливать восприятие, сжигая дар и бросаться к ней на помощь.

Виктор же в это время пытался прийти в себя, тряся головой, по которой прилетел одновременный удар огненной и ледяной стихий.

Но вроде он в норме, поэтому тренировка продолжается. Вернее, избиение Виктора одиннадцатилетней девчонкой. Пусть жито и будет жестоко по отношению к такому нарциссу и очень больно ударит по его самолюбию, но так надо.

Никто не говорил, что я буду сюсюкаться с Виктором. Только самые жестокие методы. Только хард-кор.

Дальше Оля разошлась не на шутку. Теперь она не позволяла Виктору поднять себя в воздух, просто примораживая собственные ноги к земле.

Да и с любой его атакой она справлялась с лёгкостью. На один удар отвечая десятком.

Зато я увидел, на что способен Виктор и хочу сказать, что он вполне может стать серьёзным противником, если научить его правильно пользоваться даром. И дать ему возможность вырасти в силе.

Его род никогда не принадлежал к боевым и поэтому использование дара гравитации сводилось у них лишь для выполнения строительных работ.

Я же смог придумать несколько десятков довольно интересных техник, просто наблюдая за Виктором.

Гравитация улетная штука. Он мог мгновенно сделать любой предмет практически невесомым. Или наоборот, сделать так, что его будет невозможно оторвать от земли.

По большому счёту со своими силами Виктор вполне может летать. Только ему нужно будет придумать какой-нибудь механизм для управления этим полётом. Что-то типа реактивных ранцев, что уже имеются в продаже и экстремалы со всего мира, показывают, как нужно с ними управляться.

Вот так взял пару камней весом в несколько тонн и взмыл в небеса, чтобы скинуть их оттуда на головы своим врагам. А ещё можно прямо на ходу делать невесомыми машины, а потом резко бросать их под пресс гравитации и вот тебе, пожалуйста, лепёшка. Хотя этот способ подходил абсолютно для любых объектов.

В принципе Виктор мог использовать практически любой объект в качестве снаряда для метания. Взял ту же машину, облегчил её, кинул во врага и резко вернул всё обратно.

А создав вокруг себя зону повышенной гравитации, он спокойно может останавливать пули, как в каком-нибудь лихом боевике.

Да и в групповом бою он может оказаться очень полезен.

В общем, ему нужно только показать путь, по которому пускай двигается сам. Придуманные мной техники я ему, естественно, расскажу. Ну а дальше пускай сам. Дар его и ему с ним разбираться.

В конце тренировки Оля поставила красивую точку, создав вокруг Виктора пламенноледяную тюрьму, которая постепенно начала сужаться. И где она только научилась подобному?

Причём, судя по тому, что Виктор попросил о помощи, Оля каким-то образом укрепила эту тюрьму и сила гравитации не могла справиться с ней.

Впрочем, с ней не справился и мой, кровавый таран. Который должен был превратить тюрьму в ледяное крошево.

Пришлось просить Олю, чтобы она сама уничтожила свою технику.

— Ещё десять леденцов. — озвучила свою цену Оля и щёлкнула пальцами, отчего тюрьма моментально растаяла, оставив после себя, лужу приличных размеров и мокрого Виктора.

Впрочем, последнего это мало волновало. Он был опустошён и поэтому даже не обращал внимания, что сидит прямо в луже, жадно хватая ртом воздух.

— Я зайду к тебе, как только вернётся Лена. — сказал я Оле, возвращая ей кота, который уснул у меня на руках. А когда я начал его отдавать, расцарапал мне руку, не желая уходить.

Оля хихикнула и подхватив Няко, унеслась в поместье.

Я же подошёл к Виктору и присел рядом с ним.

— Вот и для чего тебе всё это нужно? У тебя есть деньги. Найми себе хорошую охрану и держи язык за зубами. Для того чтобы научиться сражаться, нужно это делать, практически, с рождения. Именно так и делают все одарённые из знатных родов, имеющих боевое прошлое.

— В том-то и дело, что наш род не имеет боевого прошлого. — огрызнулся мне парень. — Я хочу стать первым в роду, кто добьётся вершин могущества. А все мои учителя, как один утверждают, что для этого необходимо пройти через множество жесточайших битв. Заявляя, что я просто не смогу пройти по этому пути. Уроды!

Ну тут его учителя были правы. Вот только они забыли ему сказать, что ещё не факт, что в этих битвах будет выигрывать именно он.

— Если ты действительно хочешь этого, тогда возвращайся домой. Я не смогу тебе дать желаемого.

Сказав это, я встал и двинулся следом за Олей.

Вот губу раскатал, подняться до вершин могущества. Что-то мне подсказывает, что не зря в их роду ни один человек не поднялся выше пятой ступени. Как-то это слишком близко перекликается с нашим даром.

Вот только если у нас, для того чтобы прорваться на следующую ступень, нужно заполучить силу крови от ближайшего кровного родственника, то что для этого нужно Гагариным, я даже не представлял.

— Остановись и вернись ко мне! — закричал мне в спину Виктор.

Вместо этого я просто показал ему средний палец, даже не замедлившись.

Привыкай Витя, что теперь тебя не будет слушаться вообще никто, да и сам ты будешь никем. Твой отец мне дал ясно понять, что я могу сделать с тобой всё что угодно. В том, чтобы сделать из тебя человека у меня нет вообще никаких ограничений.

Виктор что-то ещё кричал мне в спину, но я так и не обернулся, направившись к дружинникам. Нужно сказать им, что могут смело посылать Гагарина на хрен, а при желании и дать по шее. Конечно, с парой дружинников Виктор справится, но кто сказал, что их будет двое. А здесь у него уже просто не было никаких шансов.

Теперь всё то же самое я скажу и остальным жителям поместья. Всё равно в таком состоянии Виктор ещё нескоро сможет подняться на ноги. По его виду можно смело утверждать, что он не любитель физической активности. Но это пока.

Вот только прилетим к Шуйским, я начну работать с ним по методике Борова. Думаю, через пару недель, или месяц у него уже перестанет всё болеть. Как раз к тому моменту уже вернёмся домой и можно будет отдавать его уже самому Борову.

Попрошу его, чтобы ещё сильнее усилил и без того адские тренировки. Чтобы уж наверняка знать, что Виктор после моего обучения не останется таким задохликом и сможет в случае чего постоять за себя и без дара.

Хотя кого я обманываю, мне это ещё ни разу не пригодилось. Без использования дара я был бы уже давно трупом.

Не знаю почему, но слова Виктора о том, что он хочет добиться вершин могущества и показать всем силу своего рода, пришлись мне по душе. Я увидел в Викторе себя в тот момент, когда у меня пробудился дар.

Я тоже говорил подобные вещи и постоянно стремился стать сильнее.

Вот только у меня на это ушли годы, а Виктора нужно научить сражаться как можно быстрее. С таким характером парня прибьют на первом же мероприятии, где будут присутствовать более-менее сильные одарённые.

Прогоню его по экспресс-методу. Только с изучением техник нам придётся очень туго. Виктор должен будет разрабатывать их сам. Во время сегодняшнего боя с Олей я видел не больше десятка техник в исполнении Виктора. И всё их боевыми можно назвать с огромной натяжкой.

Хотя чему я удивляюсь? Род строителей, который никогда не вмешивался в серьёзные передряги. И не участвовал в каких-либо войнах. Даже в междоусобицах они не были замечены ни разу. Максимум участвовали в них в качестве спонсоров.

За этими размышлениями меня и встретила Манижа.

— Денис, пришёл в себя и хочет поговорить с тобой. Только постарайся сильно на него не пялиться. Я только, что закончила работу над его лицом, сняв верхний слой. Так, что картина не самая приятная. Он ещё очень слаб, поэтому поспеши. Может отрубиться в любую секунду.

И император вчера говорил, что парень хотел поговорить со мной. Ну ладно, пойду, узнаю, что он хочет. Ведь не зря я влезал из-за него к Маниже в должники.

Зайдя в палату, я попытался заставить себя не пялиться на Дениса, но это было практически невозможно. Манижа постаралась на славу, сняв верхний слой, как она сказала. Вот только она не сказала, что мне теперь предстоит общаться с человеком, у которого полностью отсутствует кожа на лице. Нет губ, носа и век. Один глаз был затянут белёсой плёнкой, а второй смотрел куда-то в потолок.

Просто чудовищное зрелище.

Денис что-то прошептал, едва открыв безгубый рот, но я находился слишком далеко и поэтому ничего не расслышал. Тогда он поманил меня к себе пальцем, даже не поднимая руки. Наверняка у него не было сил даже на это.

Я подошёл и нагнулся, чтобы понять, что он хочет мне сказать.

В этот момент здоровый глаз посмотрел на меня и я вздрогнул. На меня смотрела тьма.

Денис схватил меня за руку и её тут же обожгло нестерпимой болью. Я ощутил, как чужая сила начала вливаться в меня. Но она не хотела навредить, наоборот, эта сила была направлена, чтобы защитить меня.

Мой собственный дар было бросился на защиту, но тут же остановился с интересом, наблюдая за вторженцем. Одного этого мне хватило, чтобы понять, что эта сила безвредна для меня.

Боль прошла так же стремительно, как и появилась. Теперь я ощущал лишь ледяное прикосновение Дениса. Точно такие же неживые руки были и у Салтыкова. Но у него-то понятно, стихия льда всё же как-никак.

Денис с хрипом втянул в себя воздух сжал мою руку и обмяк. Лишь едва вздымающаяся грудь говорила о том, что он ещё жив.

— Манижа! — заорал я. С ужасом глядя в глаз, из которого ушла тьма, а возможно, вместе с ней и жизнь парня.


Глава 13


Целительница тут же забежала в комнату и начала почём свет костерить Дениса, заодно приплетая и меня к этому. Её руки окутало сияние и совершенно не стесняясь Манижа положила их на изуродованное лицо парня.

— Срочно найди мне Авиценну, без него даже я не справлюсь. Этот идиот применил посмертную технику.

Задавать лишних вопросов я не стал и бросился на поиски целителя, сжигая дар. Авиценна нашёлся возле Настиного убежища, он разговаривал с императрицей.

Чтобы не терять времени я схватил его в охапку и помчался к Маниже, чувствуя, что императрица тут же побежала следом. Видимо, не поняв такой дерзости с моей стороны.

— Помоги! — просипела Манижа, как только я поставил Авиценну перед ней.

Сама целительница сейчас больше походила на живой труп. Она как-то резко похудела и состарилась. Лицо и руки покрывали глубокие морщины, кожа натянулась, подчёркивая неестественную худобу целительницы. Губы посинели, под глазами образовались огромные синюшные мешки.

От её прежней красоты не осталось и следа, словно сейчас в одно мгновение вернулось всё, что откладывал или исправлял её дар.

Но этот процесс всё ещё продолжался. До того, как Авиценна пришёл в себя и принялся помогать, с головы Манижи упал огромный клок волос, оставляя приличную лысину.

За моей спиной присвистнула императрица, видимо, также поражённая увиденным.

Руки Авиценны также засветились и он положил их на старческие руки целительницы. Свечение резко усилилось, Денис дёрнулся несколько раз и снова засипел. Вдвоём им удалось вытянуть парня.

Манижа вздохнула с облегчением.

— Остальное на тебе. — сказала она Авиценне и упала, приложившись головой о столик, на котором лежали какие-то медикаменты.

— Отнеси её в соседнюю палату. Как только закончу с парнем, то займусь ей. — сказал мне Авиценна, не отрывая рук от лица Дениса.

Но меня опередила Юлия Сергеевна. Она подхватила ссохшееся тело старухи, в которую превратилась Манижа и пошла с ним в соседнюю палату, как и сказал Авиценна.

— А теперь ты мне расскажешь, что там произошло. Почему одна из сильнейших целительниц в мире выглядит подобным образом и что ты там делал?

И я начал рассказывать.

Дойдя до момента, когда Денис схватил меня за руку. Эту самую руку прострелило дикой болью. Я даже ойкнул и тут же схватился за неё. На ладони появилась чёрная клякса и тут же исчезла. Я даже не уверен действительно это было или мне просто показалось

— Всё в порядке? — спросила императрица.

Так как боль уже прошла, заверил её, что да и собрался продолжить свой рассказ с того момента, на котором остановился. И снова руку прострелило болью. Словно то, что засунул в меня Чернышёв, не хотело, чтобы я рассказывал кому-то о случившемся.

Вот же!

В общем, я сказал императрице, что после того как Денис схватил меня за руку, его накрыло. Ни о каких странностях я ничего не стал рассказывать. И на этот раз по руке расплылось приятное тепло.

Срочно нужно выяснить, что сотворил со мной Денис и почему моя сила не посчитала это опасным? А эта зараза, вон как может на меня действовать.

— Короче, ничего не понятно. Нужно дождаться Авиценну, может, он хоть что-то прояснит. — сказала императрица. — Вот ты это и узнай у него, а потом мне расскажешь. А я побежала к Насте. Она меня там теперь заждалась. Я же вышла на минутку, а сама…

Секунда и мимо меня пронёсся вихрь, оставив наедине с бессознательной Манижей.

Закрыв дверь, я начал разглядывать свою руку, пытаясь понять, что сотворил Денис и почему Манижа назвала это посмертной техникой. Ведь как я понял, парень остался жив.

Или получается, что после применения посмертной техники возможно выжить? Только для этого потребуется два целителя, один из которых должен быть архиграндом.

Внимательно разглядывая ладонь в том месте, где мне показалось, я видел чёрный сгусток, я ощущал чужой интерес, направленный на меня. Словно кто-то наблюдает и изучает меня. Неужели это та сила? Но как?

Коснувшись ладони пальцем, я слегка надавил и в том месте образовалось тёмное пятно. Тогда я попробовал сделать так ещё несколько раз, результат был неизменен. Чем сильнее я давил, тем заметнее становилось это пятно.

Тогда я попробовал сжать кулак и тьма тут же расползлась по нему. Быстро разжал руку и всё вернулось обратно.

Так, что же такого дал мне Денис, мать его?! И похоже, что узнать это, мне предстоит опытным путём. Что-то я сомневаюсь, что до нашего завтрашнего отъезда он придёт в себя, чтобы рассказать об этом.

Вот же я тугодум!

Достав телефон, набрал номер Михаила Григорьевича. Он же говорил мне, что могу звонить в любое время и с любыми вопросами. Вот и настало время воспользоваться этим предложением.

— Если у вас есть этот номер, значит, я дал его вам сам. Вот только отчего-то я не знаю, кто вы. — раздался в трубке голос Чернышёва старшего через десяток гудков.

— Это Сергей Воронцов.

— Что-то случилось с Денисом?! — перебил меня Михаил Григорьевич.

— Случилось, но сейчас он уже в норме. Манижа сказала, что он применял посмертную технику. И применял он её на мне. Вот об этом я и хочу поговорить с вами.

— Не по телефону. — произнёс Чернышёв и мне показалось, что я слышу, как он скрипит зубами.

Видимо, его весьма разозлил поступок Дениса. Он даже не стал больше ничего спрашивать о сыне. Каким образом ему вообще удалось остаться в живых после применения посмертной техники и всё такое.

— Оставайся в Вороновом крыле, я приеду через час.

Сказав это, Михаил Григорьевич отключился.

Да, что же такого натворил Денис. Чем он отблагодарил меня, что это так разозлило его отца.

Это очень хорошо, что он решил сам приехать ко мне. В поместье у меня гораздо больше шансов отбиться в случае, если Михаил Григорьевич решит убить меня.

Тут мне на подмогу в любой момент смогут прийти отец, император, Суворов и ещё куча других неслабых бойцов.

Теперь оставалось только ждать. И ждать мне пришлось в палате с Манижей. Авиценна нарисовался только минут через сорок.

Но за это время я успел связаться с отцом и императором, и ввести их в курс дела. Так, что приезда Чернышёва сейчас ждал не только я. Но Михаил Григорьевич настоял на разговоре только со мной, поклявшись, что не причинит мне вреда.

— Этот глупец навсегда привязал себя к тебе Сергей. — сказал Михаил Григорьевич, после того как проверил меня своим даром.

Когда он это делал, я чувствовал, как недовольна сила, которую вложил в меня Денис. Она пыталась прогнать вторженца, но была слишком слаба. А вот мой дар мог бы справиться с этой задачей легко, только он не предпринимал никаких шагов для этого. Он не считал, что действия Чернышёва могут причинить мне вреда. А чужеродная сила должна сама о себе заботиться.

— Что это означает? — спросил я, испытывая довольно странные чувства.

Подарок Дениса, если это можно назвать так, развил активную деятельность. Сейчас он словно начал воздвигать какие-то барьеры, чтобы в будущем предотвратить подобные вторжения.

— Это означает, что мой сын настоящий идиот, который терпеть не может ходить в должниках. Вот он и решил расплатиться с тобой собственной силой, влив её в тебя без остатка.

После подобного он должен был умереть, не знаю, что сделала Манижа, но она смогла спасти Дениса снова. Теперь мой долг вырос ещё больше. — произнёс помрачневший Чернышёв.

Ну по этому поводу Михаил Григорьевич может не волноваться, больше всех Маниже должен я. И как расплачиваться с ней, даже не представляю.

— Вдаваться в подробности и рассказывать тайны нашего рода я не буду. Скажу лишь, что технику наподобие той, что применил Денис, Чернышёвы используют на смертном одре. Есть у нас одна особенность — мы можем чувствовать приближение собственной смерти. — было видно с каким трудом даются эти слова Михаилу Григорьевичу.

сейчас он открывал мне тайны своего рода.

Весьма полезная особенность. И относится она, скорее всего, к пророческим. Предвидение собственной смерти. Интересно, можно это использовать в бою?

— Со времени зарождения рода каждый его член, почувствовав, что его время на исходе применяет технику, полностью опустошая себя. Он передаёт свой дар, который будет защищать человека, которого выбрал его прошлый хозяин.

Это выходит, что сила, переданная Денисом, должна меня защищать? Интересно.

— Попробуй ударь меня этим. — взяв со стола ручку и протянув её мне сказал Чернышёв. — Давай, не бойся. Просто бей. Куда угодно, но главное — представь, что ты действительно хочешь причинить мне вред или даже убить.

Что-то мне стало немного стрёмно. Неужели это та защита, которую я уже видел в первое нападение на Михаила Григорьевича?

— Да не бойся ты. Просто ударь.

Но я не хотел этого делать, прекрасно помня, что его защита обязательно потом по мне ещё и вдарит какой-нибудь дрянью.

Устав ждать, Михаил Григорьевич забрал у меня руку и тут же нанёс удар, целясь в голову.

К этому разговору я относился с большой опаской и поэтому заранее заготовил несколько защитных техник, даже несмотря на все заверения Михаила Григорьевича. Одна из этих техник сейчас и сработала, остановив руку Чернышёва.

Но помимо этой техники сработала и ещё одна, уже знакомая мне, но видел я её у Чернышёва. Передо мной возникла чёрная плёнка защитного поля, а после эта сила собралась вместе и ударила в моего обидчика чёрной молнией.

Правда, эта молния была совсем крошечной, и я сильно сомневаюсь, что смогла бы причинить хоть какой-то вред, даже простому человеку, не имеющему никакой защиты. Чернышёв даже не почесался в том месте. Зато он довольно улыбнулся.

— Это одна из тайн Чернышёвых. Ты единственный не из нашего рода, кто узнал её. Мне ещё предстоит разобраться, как это удалось провернуть Денису. Но пока могу сказать, что он отдал тебе не всю свою силу. В этом случае защита и последующее нападении были бы гораздо серьёзнее. Замри! — резко выкрикнул Михаил Григорьевич и вытянул вперёд руку.

Я даже не знал, что мне делать, но на всякий случай замер, предварительно подготовив кровавый щит. Теперь я смогу развернуть его практически мгновенно.

Рука Михаила Григорьевича начала наливаться тьмой, от которой ко мне потянулось несколько нитей. При этом моя собственная защита, подаренная Денисом, вела себя спокойно, не видя никакой угрозы. Да и мой дар никак не реагировал на действия Чернышёва.

Нити тьмы коснулись меня и я ощутил, как они начали подпитывать своей силой подарок Дениса. Тьма внутри меня начала жадно тянуть из нитей силу.

Выругавшись, Михаил Григорьевич моментально обрубил нашу связь и убрал руку, прижав её к себе и начав баюкать, словно получил по ней сильный удар.

— Я могу делиться своей силой только с членами нашего рода. — заговорил он. — Выходит, что дар посчитал тебя одним из Чернышёвых. Да, что же вы натворили с Денисом на пару? Подобного не случалось за всю историю рода.

Михаил Григорьевич ещё говорил и говорил, а я пытался переварить услышанное.

Что это такое? Как вообще можно стать членом другого рода? Да это вообще нереально.

Это, что выходит, я стал двуталанным?

Нет. Я не чувствую второго дара. Лишь мой. и всё. Внутри просто появилось ещё, что-то. Что-то доброе и стремящееся защитить меня.

Да что же за подарок ты мне сделал Денис? Раз не знает, даже твой отец.

— Денис по праву считается гением. Это уже пятая неизвестная мне техника в его исполнении. И похоже, что разобраться в ней, поможет нам только сам Денис. — немного успокоившись заговорил Михаил Григорьевич. — За основу явно была взята наша посмертная техника, но Денису удалось изменить её. Он смог передать дар, даже постороннему человеку, не имеющему никакого отношения к роду.

— Михаил ты должен рассказать мне всё, что знаешь об этой технике. — раздался голос императора, появившегося за нашими спинами.

Я совершенно не удивился, когда Николай Александрович произнёс это, просто появившись из воздуха. Его присутствие в комнате я уловил сразу же, как мы оказались здесь.

Тем более, я лично просил его подстраховать меня на всякий случай. Никто другой кроме императора, не смог бы так укрыться от чужих глаз. А он окутал себя призрачной вуалью и спокойно наблюдал за нашим разговором.

Впрочем, нужно отдать должное и Михаилу Григорьевичу. По его глазам было видно, что появление императора стало полной неожиданностью. Но больше он никак не выдал себя, сохранив полное спокойствие.

Если его возбуждённое состояние, после всего случившегося можно так назвать.

— В том-то и дело Николай, что я ничего не знаю об этой технике. О ней нам сможет рассказать лишь Денис.

— А Дениса в себя сможет привести лишь Манижа. На восстановление которой, по словам Авиценны, уйдёт минимум неделя. — задумчиво произнёс император.

И когда он только успел это всё узнать? Вроде постоянно находился в комнате.

На этот раз выругались оба взрослых. Да и я, недолго думая, присоединился к ним.

Единственное, что сегодня нам удалось понять без помощи Дениса, что эта сила не может мне навредить и направлена исключительно на мою защиту. Управлять я ей не могу и постепенно она тратит свои ресурсы, становясь слабее. Но её можно восстанавливать, подпитывая силой дара Чернышёвых.

Император с Михаилом Григорьевичем по очереди атаковали меня, наблюдая за тем, как справляется защита. Было выяснено, что от атак гранда она не защитит, а вот до этой ступени мне теперь не был страшён удар, практически любого одарённого.

Император так увлёкся мной, что даже забросил все свои дела. Но сделать это надолго у него не получилось. Скоро пришёл отец и забрал его. Впрочем, сам он тут же попытался остаться и выяснить всё, что нам удалось выяснить. Но теперь уже этого ему не позволил сделать император.

— Завтра им уже предстоит отправиться в Сибирь, а нам ещё столько всего нужно сделать. — сказал император, ухватив отца под руку. — И тебе Сергей, я бы тоже посоветовал подготовиться и изучить необходимые документы. Если ты этого ещё не сделал.

Остановившись в дверях, сказал император. Напомнив, что у меня ещё имеется куча дел, которые нужно сделать перед поездкой в Сибирь.

Конечно, я могу ознакомиться со всеми документами уже на месте, но кто сказал, что там я буду менее загружен, чем здесь? К тому же лучше заочно познакомиться с людьми, которым предстоит стать моими советниками и наставниками.

— Сергей, ты просто обязан быть предельно осторожным в своей поездке. Тьма, подаренная Денисом, сможет защищать тебя недолго. Да и как ты уже сам видел, против сильного противника она продержится недолго. По крайней мере, пока. — сказав это Михаил Григорьевич поднялся и тоже направился на выход из комнаты. — Я к Денису, попробую помочь ему при помощи дара. Целитель намекнул мне, что стоит это попробовать, как он закончит свои процедуры. Не загуби подарок моего сына, из-за которого он едва не лишился жизни.

Дверь за Чернышёвым закрылась и я остался один.

Даже не знаю, радоваться мне столь щедрому жесту со стороны Дениса, или же начинать паниковать? Вдруг он теперь представляет для меня серьёзную угрозу? Вполне возможно, что у Дениса осталась возможность управлять этой силой.

Силой, которая будет защищать меня, пока не закончится энергия, вложенная в неё.

По большому счёту, пока не найден источник энергии, который сможет постоянно подпитывать этот подарок, он мало чем сможет мне помочь. К тому же мне не известно, как управлять этим даром. А судя по словам Михаила Григорьевича, это вполне возможно.

Думать можно всё что угодно, но в любом случае правду сможет рассказать лишь Денис. Конечно, если он сам её знает. А пообщаться мы с ним сможем, только после того, как я вернусь из Сибири.

Посидев ещё немного, я отправился в кабинет отца. Именно там хранились все выданные мне документы.

Прошмыгнув мимо охраны, я оказался внутри и тихо прошёл к диванчику, на котором меня уже ждали документы. А они даже не сомневались, что я приду.

— Вылет запланирован завтра на час дня. — сказал мне император, ненадолго оторвавшись от каких-то документов, что сейчас занимались весь стол отца. — В двенадцати Насте введут успокоительное и вы тут же отправляетесь на аэродром.

Я просто кивнул и принялся за изучение необходимых досье.

Первым в стопке лежало досье на Смирнова Прохора Ивановича. Семьдесят три года. Аналитик. Специалист по урегулированию конфликтов с мирным населением и ещё куча всяких направленностей. Неодарённый. Бывший сотрудник Ока Государева, уже восемь лет находящийся в отставке. Но даже несмотря на это, к его помощи прибегают довольно часто и сейчас.

Список успешно выполненных операций внушал уважение, перевалив за десять тысяч.

Прохор Иванович назначался моим главным советником и имел такие же права, как Полиграф и Воевода.

И ещё несколько страниц, сжатой информации, которая вполне давала мне общую картину.

Подобных досье было ещё шесть штук. И на каждое у меня ушло прилично времени.

Но помимо этих досье имелась куча другой информации, которая мне пригодится в Сибири.

Там была информация по Шуйским. По роду конкретно и по всем его членам в частности. Имелось досье даже на императрицу и Настю.

Также была информация по предстоящему вече и примерный список лиц, которые будут на нём присутствовать. Возле каждого имени имелась приписка, что досье будет предоставлено по запросу.

Это они правильно сделали, а то я бы застрял тут на пару недель не меньше.

А под конец, осталось самое интересное.

Сперва отчёт от специалистов, работавших над той пчелой переростком, что должна была превратить нас в горстки пепла. Потом отчёт по этим роботам и под занавес вся имеющаяся на данный момент информация, о похождениях деда под Красноярском.


Глава 14


Начал я, естественно, с пчёл. Это оказался подвид пчёл, обитающих только в джунглях амазонки. Выведен был этот подвид одним очень интересным родом Хуракан, который входил в высший совет Майя. Эти пчёлы были крайне опасны для человека, вырабатывая какой-то чрезвычайно токсичный яд, убивающий человека за несколько минут.

Род Хуракан был наподобие наших Мичуриных. Его члены могли управлять животными и похоже, что они смогли пойти намного дальше наших соотечественников. Научившись вкладывать в своих подопечных техники одарённых.

Вот и ещё одна ниточка, ведущая к нашим самым верным друзьям на западном континенте.

Кажется, я знаю, куда император направит своё внимание, после того как разберёмся с текущей проблемой.

Как я и думал, роботами занимались Меншиковы. В этой папке присутствовали досье написанные Валентином, его отцом и ещё парой человек, которые были указаны, как ведущие специалисты по работе с аппаратурой, преобразующей силу дара.

Железяки были ещё очень мало изучены, но и этого уже вполне хватит, чтобы сказать, что нам противостоит противник, намного опережающий империю в технологиях.

Эти роботы работали на каком-то совершенно новом источнике энергии, просто нереальной мощности. Генерируемая им энергия подавалась на вооружение, по типу того, что демонстрировали нам Ланцовы и уже на выходе получались техники, похожие на силу одарённых.

Всё же это была имитация и всё вооружение и защита роботов были воссозданы технологическим путём.

Но Меншиковы пока произвели лишь поверхностное изучение уцелевших частей роботов. Поэтому ещё слишком рано о чём-то говорить. Они указывали срок в полгода. Именно столько времени им потребуется, чтобы разобрать железяки по винтику и вникнуть во все тонкости их работы.

Ну а на десерт информация о похождениях деда. С множеством фотографий и комментариями местных представителей армии, Шуйских и ребят, которые лично видели, как дед расправляется с одной из войсковых частей.

Даже несмотря на чудовищность своих поступков, дед оставался человеком. Он убивал всех мгновенно, а после высушивал тела, забирая себе их силу.

Мне даже представить страшно, какую мощь он уже успел собрать. Да он вполне может заполнить кровью небольшое озерцо и встав в него, стать практически неуязвимым.

В таком случае об него переломают все зубы даже сильные отряды владеющих. Тут нужны будут лишь одни Архигранды.

И исходя из этого, отец был полностью прав. Дед ждёт меня. И только мне он позволит остановить себя. Остальных же будет безжалостно уничтожать.

Тот, кто составлял это досье словно специально положил в него фотографии лишь детей и стариков. Наверняка, чтобы вызвать во мне ярость. Но у него это не вышло. Сейчас я почувствовал лишь жалость. Жалость к деду. Ведь это ему пришлось убить всех этих людей.

И я уверен, что это далось ему очень тяжело. Что он и сейчас чувствует себя отвратительно.

Хоть мы и кровавые вороны. Род, которого боятся очень многие. Но мы не убийцы. Мы защитники.

Закрыв последнюю страницу досье, я посмотрел на время и охренел. Было уже два часа ночи, а отец с императором даже и не думали прекращать работу.

Они были настолько заняты, что даже не обратили на меня внимания, когда я уходил.

Они люди взрослые, сами решат, когда им отдыхать. А мне пора уже сейчас, завтра предстоит трудный день. Сперва перелёт в Красноярск, а после встреча с моими будущими родственниками. Которые стоят в списке подозреваемых под первым номером.

А ещё это долбанное вече и постоянное нахождение Даши рядом со мной. А после всего произошедшего между нами, мне предстоит весьма сложная задача держать себя в руках и не позволять ничего лишнего. По крайней мере, при посторонних…

Вот с такими мыслями о Даше я и оказался в своей комнате. Честно говоря, где-то глубоко в душе я надеялся, что моя кровать сейчас будет не пуста. Она и была таковой. Вот только вместо Даши в ней устроилось лысое безобразие, при моём появлении, которое недовольно заворочалось и пару раз пискнуло.

Наверное, Даша сегодня решила остаться с Дайнаной. Всё же, как я понял, они стали очень близки. Как-никак обе они находились в схожих ситуациях. Только одна была на правах Великой княжны, а вторая моей гостьи.

Но ничего, в наше отсутствие Лёха должен будет заменить Дайнане всех и сделать так, чтобы она здесь не скучала.

Утро встретило меня суетой и гомоном стоящими в поместье.

Складывалось такое впечатление, что уезжать собираются абсолютно все. Хотя большая часть жителей Воронова крыла оставалась. Улетали только мы с Дашей, Настей и тёщей.

Дружинников, Полиграфа и его людей, а также Ярость Государеву я не считал. Они не являлись жильцами поместья. А большинство из названных мной вообще даже ни разу здесь не были.

Лететь нам предстояло на двух самолётах. В первом полетим мы. Он был специально оборудован усиленным отсеком, который в случае чего, сможет какое-то время сдержать Настю.

Но все были уверены, что успокоительное не подведёт и мы спокойно долетим до места.

Вместе с нами, естественно, полетит Юлия Сергевна, Даша, Воевода и ещё трое головорезов из его отряда. А также Читер, Авиценна и я едва не забыл про Виктора, который с самого утра старался не отходить от меня ни на шаг. Словно боясь, что я оставлю его в поместье.

Честно признаться, у меня была подобная мысль, но я давал слово, и поэтому Виктор летит вместе с нами.

Остальные же все летели на втором самолёте. Полиграф не был исключением. На третьем, уже грузовом самолёте доставят Демона и машины Ярости. Демон в военном исполнении. Очень интересно будет посмотреть, на что способны эти машины.

Мы должны сесть в Красноярске, а уже оттуда отправиться в имение Шуйских. Весь необходимый транспорт будет ждать нас на месте.

Исходя из того, что они род физиков, у Шуйских наверняка имеется укреплённая комната, куда и нужно будет определить Настю, пока она не научится хоть немного контролировать себя.

Вспомнил её вчерашнее объятие и невольно поморщился.

За три часа до отлёта нас с Дашей пригласил к себе император. Там же присутствовал и отец.

Это разговор был о вече, на которое нам предстояло явиться. Николай Александрович дал примерную раскладку того, что там может случиться и с какими людьми лучше не иметь дела вообще. Даже несмотря на все правила вече, эти люди могут затаить обиду и ударить потом в самый неподходящий момент.

Каждый из нас получил по увесистой папке, в каждой из которых имелся список всех возможных гостей и их цветовая принадлежность.

Так зелёные были совершенно безопасны и не представляли никакой угрозы, даже в перспективе. А вот красные, наоборот, были чрезвычайно опасны и лучше всего было избегать с ними любых контактов.

Но красных имён было всего четыре, в то время как зелёных больше двух сотен. Это же охренеть, сколько народу там соберётся. И всё это из-за того, что в этом году на вече появиться только объявившаяся Великая княжна.

Наш инструктаж продлился больше часа. К моему удивлению, Даша слушала Николая Александровича очень внимательно и даже задавала вопросы, которые ясно давали понять, что она не только слушает, но и старается разобраться в услышанном, понять и запомнить.

Естественно, ей никто не собирался рассказывать истинной цели нашей поездки в Сибирь. А о её роли в этой поездке и подавно.

Впрочем, я был точно такой же наживкой. Но я уже привык последнее время ходить по самому краю. Оступался уже не раз, но как видите, до сих пор жив.

К тому моменту, как мы освободились, всё уже было практически готово. Оставалось только дождаться, когда Насте введут успокоительное и оно начнёт действовать.

Время до этого ещё было и мы отправились подкрепиться перед дорогой. Там нас встретила Дайнана, в компании Лёхи. Но судя по выражению лица девчонки, он был далеко не самым желанным её гостем.

С тем же Виктором она вела себя намного лучше. Может потому что он даже и не пытался к ней клеиться, а Лёха делает это ежесекундно, не давая Дайнане прохода?

Но я уже неоднократно видел в исполнении Лёхи, как эта схема работает. Девушкам нравятся напористые и уверенные в себе парни. А именно таким и был Лёха, в отличие от меня.

Дайнана сразу сказала, что она расстроена тем, что мы оставляем её в поместье одну.

— Что ты. Ты не останешься одна. Я буду каждый день приходить к тебе и не дам скучать. — тут же включился Лёха, но его слова попали в стену полного игнора.

Дайнана, даже и глазом не моргнула, пропустив его слова мимо ушей. Зато, когда на кухню зашёл Виктор, она с радостью перекинулась с ним парой фраз, чем заставила Лёху скрипеть зубами.

После увиденного я что-то начал сильно сомневаться, что у нас выгорит это дело. Слишком тугим оказался фрукт, явно не по зубам Кутузову.

Вещей у нас собой было по минимуму и они уже все были погружены в машины. Поэтому ничего нам тащить самим не придётся.

За десять минут до назначенного времени отъезда мы попрощались со всеми двинулись к своим машинам.

Специально подготовленная машина, для транспортировки Насти уже уехала. К тому времени, как мы подъедем к аэропорту, княжну уже должны будут погрузить на борт, также в специально оборудованный для неё отсек. Юлия Сергеевна уехала вместе с дочерью. Ещё вместе с Настей был Авиценна и Манижа.

Последняя будет сопровождать их лишь до самолёта, дальше она отправится обратно в поместье. Ей ещё предстояло работать с Денисом.

Хотя я даже не представляю, смогла она сама восстановится или нет. После вчерашнего происшествия я её больше не видел.

Получив последние наставления от отца и императора, я сел в машину, в которой меня уже ждала надутая Даша. Что стало причиной её недовольства я не стал спрашивать.

Нужна-то она мне. Дуется, да и пускай. Захочет поговорить, я к её услугам. А сам навязываться я никому не собираюсь. Ещё вместе с нами уселся Виктор, причём он опередил Дашу и уселся на переднее сидение.

И теперь мне предстоит всю дорогу наблюдать кислую физиономию княжны в зеркало заднего вида. И вот какого хрена она вообще на меня обиделась? Что я такого сделал?

Сказал, что мне нужен брак с Настей? Ну так Даша не маленькая девочка и должна знать реалии современного мира. Где люди по большей своей части заключают браки не по любви, а исходя из каких-либо интересов. И личные интересы здесь играют едва ли не последнюю роль.

Интересы рода, интересы фирмы, интересы края, округа, государства неважно. Это простые люди могут позволить себе создавать семью с человеком, которого они любят и с которым уже провели много времени.

Это прописные истины, которые остаются таковыми даже на Чукотке. И я сильно сомневаюсь, что Нестерович не смог донести эту информацию до Даши.

Да она наверняка уже была помолвлена с сынком какого-нибудь компаньона Нестеровича. Как-то это ускользнуло от меня. Нужно было поинтересоваться, у того же Нестеровича.

Хотя в любом случае все договорённости, полученные в тот момент, когда ещё никто не знал, что Даша императорская дочка, были аннулированы.

Теперь она Великая княжна и подыскивать для Даши подходящую пару будет император. Хотя я уже прекрасно знаю, кого на эту роль выбрала она сама.

И её мимолётные взгляды, прекрасно это подтверждали. Да и я прекрасно чувствовал, как Дашу тянет ко мне.

Честно говоря, меня тоже тянуло к ней. И подобное со мной было впервые. Даже с Настей, у меня не было этого. И меня это немного пугало.

А если у нас всё зайдёт слишком далеко? Что мне тогда делать с Настей и нашей помолвкой. Что делать с императором и его обещанием освободить меня от клятв?

Как мне в таком случае освободить род Воронцовых от служения?

Вопросы, на которые у меня не было ответов.

Вот за такими размышлениями мы и приехали в аэропорт. Я даже не сразу заметил, что остановил машину и Даша с Виктором уже покинули её. А ко мне подбежал какой-то техник и велел следовать за ним. Нужно было загнать демона в грузовой самолёт, а кроме меня, это не сможет сделать никто.

Аэропорт сейчас больше всего походил на военную базу. Причём базу, на которой только что ввели военное положение.

Куча военных и техники. Аэропорт был полностью оцеплен и охранялся даже с воздуха. На приличном расстоянии от аэропорта я насчитал восемь вертолётов, которые прикрывали все возможные направления атаки. Но помимо вертолётов я заметил ещё несколько инверсионных следов от сверхзвуковых истребителей, которые наверняка отправились разведать для нас дорогу и проверить её на возможные засады.

Сомневаюсь, что наши противники будут настолько глупы, что решать напасть на столь сильный и отлично охраняемый конвой. Но любые предосторожности не будут лишними, когда против нас играет ведун.

Это наши с Дашей действия он не может видеть, а вот остальных членов нашей команды свободно.

— Серёга, ты ещё не подумал над моим предложением? — налетел на меня Воевода, появившийся словно из воздуха, а вернее, из ближайшей тени.

Вот интересно, он таким способом просто самоутверждается, когда пугаются объекты его шуток, или действительно так просто быстрее?

Со мной он похоже обломался. Я даже не повернул в его сторону головы, продолжая идти к самолёту. Даша с Виктором уже давно поднялись на борт, впрочем, как и все остальные.

Остались лишь мы с Суворовым. Который так и не дождавшись от меня хоть какой-то реакции. Положил мне руку на плечо и остановил.

— Серёг давай проясним всё сразу здесь. Не люблю я все эти подковёрные игры и тем более прыгать выше своей головы. Главным в этой операции назначили тебя и значит, тащить тебе эту лямку до конца. Перехватывать у тебя командование я не собираюсь, даже если ты реально начнёшь косячить.

Немного подумав Воевода усмехнулся и продолжил.

— Сказать об этом я тебе скажу, может, даже отвешу пару лещей, но посягать на твоё командование не стану и сделаю, всё от меня зависящее, чтобы и остальные члены нашего штаба не лезли.

Не ожидал я подобного от Воеводы. Хотя он с нашей первой встречи в Газни показался мне отличным мужиком, что и подтвердили его слова.

Чисто по-человечески мне было чертовски приятно слышать подобное. Но как руководителю столь серьёзной операции пришлось отчитать за подобное поведение Воеводу.

На кону стоит очень многое, включая наши жизни. И если я реально накосячу, своевременная реакция со стороны более опытных людей может исправить ситуацию.

Поэтому я отдал Воеводе приказ, чтобы в случае реальной опасности он в последнюю очередь думал о моём авторитете и моих чувствах.

Спорить со мной он не стал, хотя я прекрасно видел его выражение лица.

То же самое я скажу и остальным своим заместителям. В том, что Полиграф поступит, как я и сказал, не было никаких сомнений. А вот в третьем своём заме я сомневался. Познакомиться с ним лично мне предстояло только в Сибири. Да и с остальной шестёркой помощников мне предстояло познакомиться уже на месте.

И в этом я видел довольно сильное упущение со стороны императора. Смирнова привлекли к операции по поиску деда сразу же после его нападений и занимался он только этим. Но помимо проблемы деда, перед нами стоят и другие задачи.

Задачи, которые я считаю намного более важные, чем нейтрализация Кровавого ворона. Для выполнения этой задачи хватит лишь меня одного. Но об этом знаем лишь мы с отцом. Вполне возможно, что отец рассказал это и императору, но точно утверждать я не могу. Да и мне никто не говорил об этом.

В любом случае первым делом у нас стоит посещение Белоярского вече, выступление Даши на нём с речью от императорской семьи. И только после этого встреча с дедом.

Хорошо, что я всегда моментально вырубаюсь в самолётах. Хоть лететь нам всего чуть больше четырёх часов, но этого времени мне вполне хватит, чтобы перезагрузиться и уже по прилёту, буду размышлять над этим со свежей головой.

Внутри самолёта оказалось на удивление мало мест. Мы с Воеводой и ребятами из его отряда взошли на борт последними. Было нас четверо на одно свободное место. И место это было рядом с Дашей.

Естественно, оно досталось мне, а бойцы Ярости отправились в хвост самолёта, где располагался укреплённый отсек, в котором сейчас должна спать Настя, под присмотром Юлии Сергеевной и Авиценны.

Бойцы решили присоединиться к ним. Воевода заявил, что там полно свободных мест.

Сами мы находились примерно в середине самолёта. Между нами и экипажем находилось множество разнообразных приборов, которые сейчас были включены.

— Благодаря этой аппаратуре, наш самолёт не смогут засечь ни одним известным на сегодняшний день способом. Если, только визуально. Но и на этот счёт, нам есть что показать. — ответил мне один из членов экипажа, который как раз и отвечал за всю эту аппаратуру.

Самолёт был последней разработкой военных и ещё толком не прошёл обкатку. А миссии подобные нашей, дают ему и его экипажу столь необходимый опыт.

Самолёт был военным и поэтому его экипаж составляли лишь кадровые офицеры, имеющие высочайший уровень допуска. Прошедшие все проверки и принёсшие необходимые клятвы.

Долго расспрашивать парня мне не дали, объявив полную готовность к взлёту. Поэтому я занял своё место рядом с Дашей и пристегнулся.

Вот сейчас взлетим и можно спать.

Оказалось, что Даша боится летать. Это я понял, когда она вцепилась в мою руку, стоило самолёту только начать движение по взлётной полосе.

Дашина хватка усиливалась по мере того, как самолёт набирал скорость, а апогеем стал момент отрыва от земли. Она вскрикнула, а я почувствовал, как её ногти разрывают мне кожу. Дико хотелось отдёрнуть руку, но я не стал этого делать. Просто остановил кровь, и всё. А боль можно немного и потерпеть.

Вот только теперь практически нереально будет заснуть и все мои мечты о ясной голове по прилёту превращались в прах.

— Всё уже прошло мы, взлетели. Теперь можно выдохнуть. — обратился я к Даше, которая после взлёта, как-то резко обмякла в своём кресле, повиснув лишь на ремнях.

Ответа мне не было. Она испугалась так сильно, что даже потеряла сознание. Её мозг решил перезагрузиться.

Теперь мне сразу стало понятно, почему по приземлению в Москве, после того как мы вернулись из Афганистана, Даша была пьяной. Таким образом Дайнана помогла ей справиться со страхом полёта.

А у Даши отлично получалось это скрывать. За её обиженной маской я не смог разглядеть даже намёка на страх. Хотя, вполне возможно, это произошло из-за того, что я сам в какой-то мере обиделся и закусил удила.

Нет. Так себя вести нельзя. Теперь мне необходимо воспринимать Дашу, точно так же, как и Настю. На время нашего пребывания в Сибири я её охранитель. И я просто обязан замечать такие изменения в её поведении.

Разбираться с этим будем уже на месте, а сейчас нужно попробовать заснуть.

— Не-е-ет! — разбудил меня истошный крик Даши.


Глава 15


Я даже и сам не понял, каким образом заснул. А теперь такое пробуждение.

— Сережа, нам срочно нужно бежать в хвостовую часть самолёта и обязательно взять с собой Виктора! — судорожно пытаясь расстегнуть ремни, затараторила Даша.

В памяти тут же всплыло её поведение в Демоне, перед атакой роботов. Там она два раза предупреждала меня об атаке. Поэтому медлить и задавать лишних вопросов я не стал.

Возиться с ремнями было некогда, я просто выдернул их из креплений, прибегнув к помощи дара.

В этот момент самолёт сильно тряхнуло, словно где-то впереди произошёл взрыв. Включилось аварийное освещение, а сверху, приложив меня по голове, выпали кислородные маски.

Сперва раздался оглушительный свист, а затем образовалась сильная воздушная тяга к носу самолёта. Я увидел, как там стремительно начинает разрастаться дыра, в которую улетает столь секретное оборудование. Нос самолёта, раскрывался словно цветок. Цветок, который положат на нашу могилу.

Сколько мы уже провели времени в полёте я не знал и поэтому «Второй шанс» может и не помочь в данной ситуации.

Но отчаиваться ещё слишком рано. Мы должны сделать все, чтобы выжить.

Даша говорила, что мы должны попасть в хвост. Значит, там у нас есть шанс спастись. И ещё она говорила обязательно взять с собой Виктора.

Схватив Дашу в охапку, а бросился в сторону хвоста, начав сжигать дар. Сейчас нужно было опередить стремительно раскрывающийся металлический цветок.

По дороге я умудрился схватить и Виктора, который уже успел освободиться самостоятельно.

Вокруг всё скрипело и свистело. Самолёт накренился, и мы начали падать. Я едва не улетел вместе со своей ношей в дыру, которая сейчас была у самолёта вместо носа. Что-то остановило моё падение, а после с силой толкнуло вперёд, сверкнув тьмой.

Это позволило мне выпустить кровавые щупальца, которые помогли двигаться дальше.

Через мгновение я увидел Воеводу, которого окружали его тени, одна из которых стремительно промчалась мимо нас и вернулась к своему хозяину.

Так значит, это Суворов спас нас, не дав упасть. Обязательно поблагодарю его после того, как останемся живы. А в том, что останемся, я не сомневался. План у меня уже имелся. И Виктору в нём отводилась главная роль. Теперь оставалось только добраться до остальных и привести этот план в исполнение.

Воевода махнул рукой, и я двинулся за ним. Отсек, в котором находилась Настя был отделён от салона толстой металлической перегородкой, которая сейчас, была открыта.

На той стороне нас уже ждали бойцы Ярости, которые тут же закрыли дверь, как только мы оказались внутри. Никто из экипажа не выжил.

Время шло на секунды. Неизвестно, через сколько самолёт упадёт.

— Придётся прыгать! — заорал Воевода, перекрикивая скрежет разрываемого самолёта. — Вы сами по себе, а я с ребятами спустим коробку с нашей спящей красавицей. Тяги пяти парашютов для этого должно хватить.

— Отставить! — заорал я, ничуть не тише Воеводы. — Никаких вопросов. Всё потом. — сразу же остановил я все его возражения. — Виктор, пришло время показать, на что ты способен.

Дальше я быстро объяснил парню, что от него требуется. Главным стимулом, чтобы сделать всё в точности так, как я сказал, было его собственное выживание.

Самым главным для нас сейчас было правильно подобрать момент. У Виктора тупо не хватит сил, чтобы держать остатки самолёта в необходимом состоянии долго.

Сам он сказал, что продержится максимум секунд десять, а то и меньше. Но этого вполне должно хватить.

Теперь оставалась главная проблема, мы не видели, что происходит и как долго нам ещё предстоит падать. Отсек был полностью закрытым, не имея ни одного окна.

С момента взрыва прошло уже больше двадцати секунд и вполне возможно, что столкновение вот-вот произойдёт.

Услышав это, Суворов исчез, оставив вместо себя тень, которая тут же бросилась к Виктору и начала размахивать у него перед носом руками, видимо говоря, что пора.

Виктор ухватился за первую попавшуюся перегородку и наше падение стремительно начало замедляться. От этого, все, кто был плохо закреплён отправились в полёт по помещению, не стесняясь в выражениях. Спасло, что все они были одарёнными и смогли успеть накинуть на себя защиту. Мне же пришлось держаться самому и держать Дашу, которая после того как мы оказались в укреплённом отсеке, вырубилась.

Единственный, кто не пошевелился был Виктор. Его лицо мгновенно покрылось потом. На лбу вздулась огромная вена, словно она вот-вот должна лопнуть, из носа побежала тоненькая струйка крови, пачкая белоснежную рубашку парня.

Свои силы Виктор явно переоценил и уже секунды через три, осел на пол в бессознательном состоянии.

Ещё через пару секунд мы упали. Раздался треск ломаемых деревьев, нас несколько раз очень сильно тряхнуло. Отсек перевернулся и теперь одна из стен стала полом.

Ещё несколько мгновений и мы остановились. Сердце бешено колотилось, того и гляди, норовя выпрыгнуть из груди. Я даже и сам не заметил, как прижал к себе Дашу и укрыл её кровавым щитом, оставив себя без защиты.

Отсек наполнился стонами, перемежающимися с ругательствами.

Положив Дашу, я бросился смотреть, что с Настей и Юлией Сергеевной.

Настя находилась в отлично закреплённом металлическом ящике и поэтому с ней всё было в порядке. Чего нельзя было сказать об императрице.

Её изрядно побросало по отсеку. Голова была пробита в нескольких местах, переломаны рёбра. Правая рука была похожа на лестницу, из обеих ног торчали обломки костей. Но главное, что она осталась жива. Физик её уровня с подобными повреждениями способен даже сражаться, что уже говорить о выживании.

Вот правда императрица сейчас была далека от сражений, потеряв сознание. Видимо, после одного из ударов головой.

Бойцы Ярости тоже пострадали, но в отличие от императрицы их дар позволял создавать силовую защиту, и сейчас они все были в строю, тут же начав эвакуацию из упавшего самолёта.

Один из бойцов оказался огневиком и активировав свой резак быстро организовал новый выход. Я подхватил Дашу на руки и вылез из уцелевшего отсека.

Оказавшись посреди густого леса, который изрядно пострадал от нашего падения.

— Выносите убежище Великой княжны. — приказал я бойцам и сам вместе с ними полез обратно.

В отсеке ещё оставался Виктор, который и спас нас от неминуемой участи превратиться в лепёшку.

Нас, то он спас, а сам сейчас больше всего походил на эту самую лепёшку. Парень был весь в крови, которую я тут же остановил и даже добавил немного своей, не позволяя ему умереть от потери крови.

Все же одарённые намного живучее обычных людей. И то, что для простого человека было бы неминуем смертью, для нас ещё оставляет малюсенький шанс задержаться в этом мире.

Вот за этот шанс и ухватился измочаленный Виктор. Выглядел он намного хуже Юлии Сергеевной, но самое главное, что был ещё жив.

Авиценна наверняка сможет удержать парня на этом свете. Сразу после того как придёт в себя.

Целитель оказался третьим серьёзно пострадавшим от падения. Но все его повреждения стремительно затягивались. Давая надежду, что совсем скоро он вернётся к нам.

Не зря целители были самыми живучими среди одарённых. Их дар просто не позволял своим владельцам умереть. Дед рассказывал, что на войне он видел, как целителя разорвало на куски прямым попаданием тяжёлого снаряда. Естественно, этот целитель умер, вот только через несколько часов, за это время успев восстановить приличную часть мозга. На этом его силы закончились и он умер.

Но дед говорил, что это был довольно слабый целитель, не выше пятой ступени, а Авиценна уже доказал, что он минимум гранд. Поэтому в том, что он останется в живых, я не сомневался.

Теперь оставалось только ждать, когда он придёт в себя. Виктор нуждался в немедленном вмешательстве целителя. Я не знаю, сколько ещё он сможет продержаться. Я сделал всё, что от меня зависело и даже чуть больше, поделившись с ним своей кровью.

Читер, как всегда, не получил и царапины, вытащив из самолёта целителя.

Бойцы Ярости действовали на удивление слаженно и профессионально, чего нельзя было ожидать от кучки отморозков, какими я их представлял изначально. Вытащив всех из останков самолёта, и оттащив их как можно дальше они принялись пытаться связаться хоть с кем-то, но в этом месте связь полностью отсутствовала.

— Процентов девяносто, что нас глушат и глушат очень сильной аппаратурой. — сказал мне боец, который, похоже, был заместителем Воеводы.

Сам Воевода, после того как показал Виктору, что пора приступать, исчез. И нам только предстояло отправиться на его поиски. Вероятнее всего, он слетел с самолёта, после приземления. Всё же Виктору совсем немного не хватило сил, чтобы опустить самолёт плавно.

Но парень сделал всё возможное и выложился без остатка. Упрекнуть его не в чем. Я даже удивлён подобным поступком с его стороны. Он без вопросов отдал все свои силы и спас нас всех, хотя мог спокойно спастись в одиночку, не получив при этом никаких повреждений.

Сейчас я уже по-другому смотрел на присутствие Виктора рядом со мной.

— Шорох, Чтец на вас определение нашего местонахождения и все необходимые координаты. Я на поиски Воеводы. — отдал приказ до сих пор безымянный боец.

— Я с тобой. У меня имеются способы обнаружения людей на приличном расстоянии. — сказал я.

Боец имел позывной Буран и он действительно оказался заместителем Суворова. В его арсенале также имелись поисковые техники, но их действие было сильно ограничено.

Было решено идти вперёд по движению падения останков самолёта. Шли мы на расстоянии прямой видимости, постоянно сканируя окружающее пространство.

Я растянул сигнальную сеть метров на пятьдесят. В её вращении сейчас не было никакого смысла.

Буран же создал вокруг себя облако, состоящее из ледяных крошек, которые разлетелись в разные стороны, работая по типу моих кровавых капель.

Через пару минут движения я заметил первое сломанное дерево. Причём сломано оно было совсем недавно. Следом за первым деревом мы наткнулись ещё на три, которые стояли на одной линии.

Метров через пять от последнего сломанного дерева в земле была приличного размера яма, словно сюда попал тяжёлый снаряд. Свежая земля была раскидана по краям ямы, но сама она оказалась пуста.

Совершенно точно это был Воевода. Кто ещё, кроме него мог это сделать в глухом лесу, где похоже на многие километры не было ни одного человека. По крайней мере, до нашего появления.

— Следы ведут в ту сторону. — сказал Буран, показывая на примятые листья.

Сам бы я точно не обратил на это внимание.

Судя по направлению Воевода двигался совершенно в другую сторону от нашего временного лагеря. Если мы не поторопимся догнать его, то вполне рискуем заблудиться и потом не найти наших.

А исходя из того, что неизвестно где мы сейчас находились, это могло быть смертельной опасностью.

Только сейчас мне пришло в голову оставлять на деревьях кровавые метки, по которым можно будет вернуться обратно. Буду надеяться, что Бурану эта идея пришла в голову намного раньше меня. Всё же, судя по всему, он довольно опытный боец.

Минут через десять откликнулась моя сигнальная сеть. Но к моему удивлению она дала три отклика. И все эти цели двигались очень хаотично, словно они с кем-то сражались.

Но никаких звуков боя не было слышно. Раздавался лишь хруст опавшей листвы и сухих веток под ногами.

Вместе с нами вперёд двигались и эти цели. Воевода гонится за кем-то? Но за кем? Кто это может быть? Всех, кто находился в самолёте, за исключением Воеводы и экипажа мы выдели.

Вот же!

— Нужно ускориться. Они, вон там, метрах в сорока и похоже, что бегут в противоположную сторону от нас. — крикнул я Бурану, показав направление и ускорился, начав сжигать дар.

Впереди имелась небольшая возвышенность, забравшись на которую я увидел могучую фигуру воеводы, несущегося сквозь густой кустарник. Его тело окутывали тени и поэтому он даже не замечал никаких препятствий на своём пути, оставляя после себя широкую просеку.

За кем он гнался я так и не смог разглядеть. Удирающие от Суворова фигуры были окутаны какой-то защитой, которую не могли пробить тени, опережающие своего хозяина.

Точку в этой погоне поставил Буран, поднявшийся рядом со мной. Пара мгновений и ноги убегающих от Воеводы оказались в ледяной ловушке.

Суворов вскинул руки вверх, видимо, радостно воскликнув, но отчего-то до нас не долетело и звука. Только сейчас я понял, что от этой троицы не исходит вообще никаких звуков. Хотя тот же Воевода, ломящийся напролом, через кустарник должен шуметь не хуже разъярённого кабана, преследующего неудачливого охотника.

Но думать об этом буду позже, сейчас нужно догнать Суворова и тех, кого он преследовал.

Мы с Бураном тут же устремились вниз, стараясь не упасть. Что оказалось довольно сложной задачей. В итоге Буран плюнул и просто создал для себя полосу льда, по которой он совершенно беспрепятственно скатился вниз, прилично опередив меня.

Но я всё равно оказался рядом с Воеводой быстрее.

Метров за пять до Воеводы и его пленников, словно кто-то выключил звук. Пропало абсолютно всё. Исчез даже стук сердца, гоняющего кровь по организму, чего практически никогда не было.

К этому момент Воевода уже разобрался с одним пилотом, а это оказались именно они, судя по их одежде и нашивкам, что я смог разглядеть, после того как с них спала препятствующая обзору пелена.

Ещё бы она не спала, когда по ней со всей дури лупит Воевода, который разозлился не на шутку.

— Остановись! — хотел крикнуть я, но не произошло вообще ничего.

Я орал, старался, но не было слышно и звука. Тогда я не придумал ничего лучше, чем использовать свой любимый приём — кровавая игла в задницу.

Это подействовало и Суворов, наконец, повернулся ко мне. Перед этим он всё же от души дал в морду, ближайшему пилоту, отправляя его в глубокий нокаут.

После этого мгновенно вернулись все звуки, обрушиваясь на нас настоящей лавиной. Я скривился от этого, а второй наш пленник и вовсе попытался упасть. Похоже, эта техника действует на всех одинаково, лишая их слуха. Ну или отключая все звуки в определённой области, что казалось мне более вероятным.

— Заметил этих Гавриков, спускающихся на парашюте и бросился за ними — Сказал Воевода, потирая уши. — Отвратительная техника.

Я был с ним полностью согласен.

— Ты, как цел?

— А чего со мной сделается. Сам же видел, что в Газни я прыгал с самолёта и даже не использовал парашют. Неужели тут должно было что-нибудь измениться?

Отвечать я не стал. Тут всё было очевидно.

Если первого пилота Воевода вырубил, а вместе с ним и его технику, то второй притворился, что потерял сознание. Я прекрасно это ощутил, когда коснулся его даром.

И вновь меня выручили кровавые иглы, которые показали всем, что пилот просто притворяется.

В этот момент его и прихватил за горло Суворов, начав экспресс-допрос в полевых условиях.

— Знай, что в этой броне я с лёгкостью определю малейшую ложь. — пророкотал я, накинув на себя броню Демона, решив помочь Воеводе.

Правда, сил оставалось совсем немного, но и этого должно вполне хватить, чтобы прояснить основные моменты.

Сперва пилот не поверил мне и попытался юлить, говоря откровенную ложь. Впрочем, он делал это вполне убедительно и не будь я сейчас в броне, то вполне мог ему поверить.

Игла в шею и откачка так необходимой мне сейчас силы, дала понять пилоту, что у него не выйдет меня обмануть. Тем более Воевода сломал пилоту два пальца, после того как я сказал о лжи с его стороны.

После этого ответы посыпались один за одним.

Вот только эти ответы породили лишь новую порцию вопросов. Пилот утверждает, что совершенно ничего не помнит между тем моментом, как он сел в самолёт и очнулся уже здесь в лесу, закованный в ледяную ловушку и трясущийся от страха, передо мной.

Куда они двигались и почему убегали от Суворова, он тоже не знал. Единственная ценная информация, которую нам удалось получить от него — что взрыв, разорвавший самолёт на части, был его рук дело. Это мог сделать только его дар.

Узнав, всё необходимое Суворов просто свернул мужику шею.

— Их нельзя оставлять в живых. Они по-любому находятся под контролем кукловода.

Спорить я с ним не стал, хоть мне и было не по себе от подобного зрелища.

Убить второго пленного было поручено Бурану и он недолго думая, просто начал превращать тело второго пилота в сосульку.

Когда оставалось заморозить только голову, пилот распахнул глаза и заговорил.


Глава 16


— Вы обречены. Мои люди скоро найдут вас. Присоединяйтесь ко мне и тогда вы получите возможность доказать новому правителю свою пользу. В противном случае вы все умрёте. А после вашей смерти останется только император. Его щенка в расчёт не беру, это будет лёгкая победа. — проскрипел пилот.

— Скажи, где тебя найти и тогда я приду в гости. Вместе подумаем над твоим предложением. — сказал я, опередив уже собравшегося говорить Воеводу и судя по выражению его лица, он был в ярости.

В таком состоянии он может совершить много ошибок. Но сперва нужно попытаться выяснить о кукловоде как можно больше. А это может быть только он.

Пилот, лицо которого уже посинело от холода, расхохотался.

— Отличная шутка, воронёнок. А это можешь быть только ты. Единственный, кого не видит мой человек и единственный, кого боится моя сила. Даже находясь на огромном расстоянии от того места, ты пугаешь меня мальчик. — последние слова пилот выкрикнул и нас вновь накрыло тишиной.

Воевода моментально бросился вперёд, опуская тяжёлый сапог на голову бедолаги, которая не выдержала подобного издевательства и раскололась на сотни, обледенелых осколков. Буран совершенно не уступал в скорости своему начальнику.

— Срочно возвращаемся к остальным. — сказал Воевода. — Вы слышали, что люди кукловода охотятся за нами.

По дороге в лагерь мы немного поговорили и так и не смогли понять, каким образом кукловоду удалось взять под контроль пилотов. Всех участвующих в этом задании проверяли непосредственно перед вылетом и все были чистыми.

Не может же кукловод брать под свой контроль пилотов прямо во время полёта? Если судить по действиям обычных кукловодов, которые способны воздействовать лишь на неодарённых, то им требуется непосредственный контакт с жертвой.

Ещё имелась возможность контроля на расстоянии, но и тут кукловод должен отлично видеть свою цель. При таком контакте контроль был слабым и имелась большая вероятность, что человек сможет освободиться от чужого вмешательства самостоятельно.

Отсюда можно сделать два вывода. Первый — кукловод находится в столице, в чём теперь мы убедились совершенно точно. Ну или находился, на то момент, когда мы ещё не вылетели. А второй, что имеется возможность устанавливать функцию отложенного подчинения, которое невозможно определить никакими известными способами.

Теперь потенциальными жертвами кукловода были практически все люди окружающие нас. За исключением обладателей дара крови и призрачных погонщиков.

Но, как помешать не только кукловоду, но и ведуну вмешиваться в моё окружение уже имелась мысль. Правда для её осуществления мне каждый день придётся убивать прилично времени, чтобы обезопасить нас.

Помнится, дед говорил, что ведун не может видеть нас, поскольку у нас постоянно обновляется кровь. И в нас присутствует кровь множества человек. Так почему бы мне тогда просто не внедрять частичку своей крови в окружающих меня людей?

Конечно, я не знал, поможет такой способ или нет, но в любом случае других вариантов у меня просто не было.

Суворов полностью поддержал мою идею и первым выступил в роли испытуемого. Плёвая процедура, занимающая несколько мгновений. Теперь главное — не брать эту частичку крови из сердца. А то так подарю кому-нибудь «Второй шанс» ненароком.

Бурана постигла та же участь, что и его командира.

Через минуту мы уже были в лагере.

Авиценна оклемался и сейчас занимался одновременно Виктором и императрицей.

— Не трать силы на Юлию Сергеевну. Она скоро сама восстановится. — сказал я целителю, как только посмотрел на синюшнобледное лицо Виктора.

Сейчас помощь Виктору была намного важнее. Он не имел столь сильной регенерации и вообще находился на грани.

Авиценна попытался спорить со мной, давя на то, что он в первую очередь должен заботиться о членах императорской семьи, а уже потом все остальные.

Да, что же мне постоянно попадаются столь упёртые целители? Сперва Айболит, которому я ещё должен ссылку на ферму, коровам хвосты крутить. Потом Манижа, теперь вот Авиценна. И ведь все норовят со мной спорить.

Все споры прекратились сразу после вмешательства Воеводы, который пообещал оторвать голову всем, кто станет оспаривать мои приказы. Тем более сейчас, когда мы находимся неизвестно где и нас могут атаковать в любое мгновение.

— Любое неповиновение будет рассматриваться, как предательство. Сейчас мы находимся на боевом задании.

Пока Даша, Виктор и императрица находились в отключке мы спокойно смогли рассказать всем, о нашем положении.

Но похоже, никого это особенно не волновало.

Шорох и Чтец всё ещё продолжали определять наше местоположение, а целитель был занят своими пациентами.

— Мы находимся примерно в трёхстах километрах от первоначальной цели. — заговорил Шорох, когда они наконец смогли справиться с бунтующими приборами. — Ближайший населённый пункт — Пировское, находится примерно в тридцати километрах на юго-восток. Ближайшая дорога примерно в пятнадцати километрах, в том же направлении.

— Из-за того, что нас так усердно глушат, ждать помощи нет никакого смысла. Спасатели могут бесконечно долго летать по здешним лесам, так и не заметив останков самолёта. — заговорил Чтец. — Я бы рекомендовал незамедлительно выдвигаться в сторону Пировского. Уже там реквизировать транспорт и добраться до Красноярска. Это самый оптимальный вариант.

— Сколько ещё будет действовать успокоительное? — спросил Воевода у Авиценны.

— Не больше трёх часов. Но при необходимости я смогу продлить это время ещё часов на шесть. В контейнере имеется необходимый запас препаратов.

— Бандура тяжёлая. Нам её никак не утащить вместе с собой. К тому же ещё и придётся нести раненых. Необходимо достать Великую княжну и нести её на руках, пока она ещё находится под действием успокоительного. — сказал Воевода, вопросительно посмотрев на меня.

Он озвучил, что думает по этому поводу, но окончательное решение будет за мной. Если я скажу тащить Настю, как есть, то они потащат. Но я прекрасно понимал, что это невыход. Тем более, если слова кукловода правда, то за нами уже ведётся охота.

Он похоже всё прекрасно рассчитал и подстроил взрыв в нужном месте. Причём он был уверен, что нам удастся выжить. Не иначе помощь ведуна. Другого объяснения я просто не вижу.

Если императрицу придётся нести недолго, вскоре она уже должна будет прийти в себя. А Дашу вообще можно привести в чувства уже сейчас. То Виктор, похоже, будет чьей-то ношей до населённого пункта.

Но выбора у нас просто не было. Немного посоветовавшись мы приняли решение двигаться в сторону Пировского.

Дашу удалось привести в чувства довольно быстро. И она сразу же налетела на меня с вопросами. Причём она не пыталась истерить, кричать, возмущаться, как я предполагал изначально. А начала задавать вопросы по существу, которых можно было бы ожидать от опытного бойца, но никак не от восемнадцатилетней девчонки.

Складывалось такое впечатление, что большинство ответов на заданные вопросы она уже знала. Просто кивая, словно подтверждая информацию.

Как только окажемся в безопасности, у нас обязательно состоится серьёзный разговор. Сперва предупреждение об атаке роботов, потом о случившемся в самолёте, а теперь вообще кажется, что она уже всё знает наперёд.

По крайней мере, о том, куда мы должны двигаться.

Дальше Воевода с бойцами быстро соорудили трое носилок, на которые и были определены раненые и Настя. К этому времени Авиценна стабилизировал состояние Виктора и заверил нас, что самое страшное уже позади. Как только он восстановит силы, продолжит лечение.

Нести носилки с ранеными будут тени, созданные Воеводой. Освободив тем самым нам руки. Все же слова кукольника об охоте на нас нельзя не воспринимать всерьёз.

Буран и Шорох были определены в разведку. Чтец и Воевода замыкали нашу колонну. Я, Даша и Авиценна шли рядом с носилками. Вёл нас Буран, периодически сверяясь с компасом, встроенным в его часы.

Шорох же постоянно удалялся вперёд на приличное расстояние, чтобы разведать дорогу. Передвигался он по лесу совершенно беззвучно. Мне сперва даже показалось, что на нас снова накинули тот полог тишины, что создавал один из пилотов.

Шли мы молча, лишь изредка передавая тихие команды. Даже Даша вела себя тихо, полностью погрузившись в свои мысли. Стиснув кулачки, она упорно шагала вперёд, не выказывая ни капли усталости.

Сигнальную сеть я сейчас не раскидывал, экономя ещё не до конца восстановившиеся силы. Прибегать к помощи членов нашего маленького отряда я не стал. Сейчас никого нельзя ослаблять.

Минут через сорок после начала нашего пути раздался приглушённый выстрел, заставивший нас всех остановиться. Шорох ушёл именно в том направлении.

За первым выстрелом последовало ещё несколько, а под конец и вовсе целая очередь.

Я тут же развернул сигнальную сеть, растягивая её как можно дальше. От Бурана разлетелись ледяные осколки. Чтец и вовсе исчез, а Суворов начал окружать нас тенями, то ли защищая, то ли пряча.

— Ждём Шороха. Если через две минуты он не появится, то я пойду на разведку. А пока всем приготовиться к бою. — сказал Воевода, возникая рядом с нами.

Шорох появился через минуту, которую мы все находились как на иголках.

— Отряд, состоящий из восьми бойцов. Все слабые одарённые. Не выше второй ступени. Подготовка на уровне хорошей родовой дружины. Увидев меня сразу же открыли огонь. Искали выживших после крушения самолёта. Это отряд один из нескольких десятков подобных. Где находятся остальные, не знали. Полностью зачищены. — отчитавшись, Шорох бросил на землю окровавленный кусок камуфляжа, на котором лежали отрезанные уши.

При виде этих трофеев Даша вскрикнула и спряталась за меня.

Все же бойцы ярости настоящие психи и доказательство Шороха это полностью подтверждало.

— Все сигнальные техники выставить на максимальное расстояние. — тут же скомандовал Суворов.

Я ему не препятствовал, прекрасно понимая, что в данной ситуации мне не стоит влезать. Лучше я буду просто наблюдать за его действиями и мотать на ус, так сказать.

— Чтец, доложить предварительную сводку. Шорох у тебя десять минут, чтобы проверить местность в пятикилометровом радиусе. А мы за это время постараемся набросать предварительный план.

— А чего, тут планы составлять. Наверняка остальные отряды такие же слабаки, как эти. — показал на отрезанные уши заявил Шорох, начав крутить в руках, появившиеся из воздуха ножи.

Это он настолько хорошо умеет обращаться с оружием, или дар такой?

Но вместо ответа Шорох получил смачный пинок, от возникшей за его спиной тени. Этого ему вполне было достаточно, чтобы отправиться выполнять приказ и больше не задавать никаких вопросов.

— Вот же император подсуропил мне с подчинёнными. Хотя чего уж там, сам их всех выбирал. — проворчал Суворов и махнув рукой, вопросительно посмотрел на Чтеца.

— Если будем передвигаться в том же темпе, то достигнем Пировского примерно через десять часов. Вероятности нападения на нас не могу просчитать, слишком мало информации, а все сигналы по-прежнему глушат.

— Сомневаюсь, что по наши головы направили только команды подобных слабаков, которые не смогли справиться с одним Шорохом. — немного подумав заговорил Суворов. — Наш противник был прекрасно осведомлен, какие силы охраняют Великую княжну.

В подтверждение слов Воеводы раздалось несколько глухих хлопков, а через несколько секунд послышался резкий свист и на приличном расстоянии от нас в воздух взлетел земляной фонтанчик от разорвавшегося там миномётного снаряда.

По нам начали вести артобстрел. А это уже была серьёзная заявка. В нашем отряде было четыре человека, которые не могли защищать себя самостоятельно. Да и все остальные не смогут держать защиту постоянно. На это не хватит никаких сил.

Стреляющие по нам не знали, где мы конкретно находимся, поэтому следующие взрывы прозвучали ещё дальше.

Похоже, потеря одного из охотничьих отрядов не осталась незамеченной. И наши враги решили обстреливать всю предполагаемую местность. Какая-то логика в этом была. А вдруг хоть один из выстрелов, да заденет нас. И непросто заденет, а возможно, даже ранит или убьёт кого-нибудь.

В этот момент рядом с нами возник, слегка подпалённый Шорох.

— В трёх километрах отсюда крупный отряд. Возглавляет его пиромант, минимум гранд. Мне с ним тягаться бессмысленно. Даже не смог его защиту поцарапать. И едва унёс ноги.

Услышав это, Воевода моментально скомандовал начинать движение, заставляя двигаться своих теней. Рисковать было нельзя. Засаду необходимо было обходить. Они прибавили скорости и теперь нам приходилось прилично напрягаться, чтобы успевать.

Даша снова меня удивила, даже не попытавшись вставить своих пять копеек. И вообще, она молчала, сосредоточенно крутя головой по сторонам. Ведь, по сути, из-за любого дерева сейчас может выскочить противник. А здесь главное, чтобы нас не застали врасплох.

Но врасплох нас по-любому не застанут. Я сейчас вкладывался по максимуму в сигнальную технику, растянув её метров на двести, а то и больше. На таком расстоянии я успею среагировать, даже на выстрел.

Что мне и пришлось доказывать, когда по Даше открыл огонь вражеский снайпер. Пока его не обезвредил Шорох, мне пришлось прикрывать девчонку кровавым щитом. Отчего-то стрелял снайпер не в беззащитную Настю, или императрицу, а именно в Дашу.

Неужели её устранение в приоритете? Но почему?

Случай со снайпером заставил нас остановиться на пару минут, пока Шорох решал эту проблему. Снайпер бил с расстояния, явно превышающего двести метров, потому что я не заметил его сигнальной техникой.

Работать снайперу на таком расстоянии в глухом лесу было практически невыполнимой задачей. Конечно, если твой дар не подходит для этого. В том, что это был неодарённый, я сомневался.

Дальше мы двигались в прежнем направлении ещё минут десять. Пока я не уловил стремительное движение в нашу сторону. Это определённо был человек. Только складывалось такое впечатление, что этот человек мог создавать своих двойников, периодически мелькая в двойном виде, непонятно для каких целей.

Я лишь успел выкрикнуть направление, откуда нас атакуют и попытался остановить незваного гостя. Но это было бесполезно. Он с лёгкостью увернулся от всех моих попыток и резко развернулся в сторону, когда едва не вляпался в тень.

Видимо, тоже почувствовав приближение врага, Суворов организовал вокруг нас своеобразный теневой ров, приличных размеров. Этот ров и остановил нашего гостя. За доли секунды исчезнувшего из радиуса моей техники.

А он очень быстрый. Даже быстрее того смертника, что пытался убить меня во время первого испытания Даяны.

После этого нападения, с интервалом в несколько секунд последовало сразу несколько нападений.

На этот раз в атаку шла сила. На нас начали обрушивать гнев стихий. Но я до сих пор не чувствовал никого живого поблизости.

Единственное, что мне приходило в голову — это оружие, работающее на силе дара. Оно вполне способно стрелять на такое расстояние.

Воевода тоже думал о подобном. Нас пытались убить, используя наше же оружие. Но просто так дожидаться, пока нас размажут, мы не стали и рванулись вперёд. На ходу выставляя щиты и отбиваясь от атак, невидимых врагов.

Но долго так точно не может продолжаться. Мы должны уничтожить ублюдков осмелившихся напасть на нас.

И судя по лицам остальных членов нашего отряда они считали точно так же.

— Ты останешься здесь и будешь защищать раненых и Дашу. — сказал я Воеводе, который уже собрался броситься в бой. — Ты один сможешь защитить их. Это приказ.

Воевода выругался, но всё же остался, создав вокруг носилок коробочку из закованных в тяжёлые латы теней. На, что способна броня этих рыцарей, я уже видел, поэтому мог не бояться и спокойно охотиться на ублюдков, решивших напасть на нас.

Читера я оставил вместе с Воеводой, он сейчас будет бесполезен. Вместе со мной пошли бойцы Ярости.

Метров через сто в мою сигнальную сеть попала первая цель, и я устремился к ней.


Глава 17


В меня тут же полетели огненные техники, начальных уровней, но имеющие убойную силу, сравнимую с техникой в исполнении одарённого минимум четвёртой ступени. Немного усилив восприятие, я смог легко уворачиваться от этих атак, даже не снижая темпа приближения к цели.

Этот глупец до последнего надеялся, что сможет подстрелить меня, чем и поплатился.

Прятался он за огромным дубом, на небольшой возвышенности, с которой отлично было видно место, где остановился наш отряд. Но это я заметило только после того, как разобрался с этим товарищем.

Сперва я попробовал осушить его, но не смог пробиться через естественную защиту. Мой враг был минимум середнячком в возможностях владения даром. Теперь мне просто необходимо было сближаться с ним. Что я и сделал, уйдя от следующей очереди огненных снарядов.

Когда до цели оставалось метров десять, парень наконец понял, что его оружие против меня малоэффективно и тогда передо мной из земли выскочило несколько острых каменных шипов, на один из которых я едва не наскочил, а ещё один просто снёс, накинув на себя броню.

Значит, стихия земли, а стрелял по мне огненными снарядами. Вот же уродец.

Кроме шипов, он просто не успевал сделать ни одной техники. Особенно это стало проблематично, когда моя, закованная в броню рука сомкнулась на его шее. В этот момент я получил доступ к крови бедняги и пополнил свой арсенал. Мгновенно оправдав растрату сил на использование брони.

Винтовку пришлось сломать. Взять его с собой не было возможности, а оставлять здесь в целом состоянии может оказаться слишком опасным. Поэтому я просто переломил её, а после ещё немного потоптался на обломках, втаптывая их в податливую почву.

Откуда-то со стороны послышались звуки боя. А после душераздирающий крик. Похоже, Шорох тоже нашёл своего противника. Судя по доказательству, принесённому недавно, ему доставит истинное наслаждение подобный вопль жертвы. Хотя, вполне возможно, что и остальные члены Ярости были ничуть не лучше своего товарища. Но думать об этом буду позже. Сигнальная техника уловила ещё три цели. И я устремился к ближайшей.

Всего нам удалось уничтожить тринадцать стрелков, а четырнадцатого я привёл в качестве языка. Нам нужна была хоть какая-то информация. Но вместо того, чтобы узнать хоть что-то нам снова довелось пообщаться с кукловодом.

— Бросьте эти бессмысленные попытки спастись. Мы подготовились очень хорошо и у вас просто нет никаких шансов.

— Скажи это тем людям, которых мы уже убили по твоей вине. — проскрипел Суворов.

— Это всего лишь расходный материал. Причём довольно легко восполнимый. Пешки, которых совершенно не жалко и от которых ничего не ждёшь. Но даже пешки способны съесть короля. Важно лишь их количество. — В этот момент голова бойца повернулась в сторону носилок с ранеными и он расхохотался. — Я смотрю, императорская шлюха всё же выжила. Прогноз не оправдался. Жаль.

Это оказались его последние слова. Императорская шлюха одним ударом снесла ему голову, едва не забрызгав нас кровью. Я успел перехватить её в последний момент, не упустив ни капли. Сейчас любая кроха силы могла стать решающей.

Теперь, когда Юлия Сергеевна вернулась в строй, наши шансы выжить сильно возросли. Хоть она и была ещё очень слаба, но архигранд физик даже в таком состоянии может натворить немало дел. Тем более, процесс восстановления её организма продолжал идти полным ходом.

Введя императрицу в курс дела, мы двинулись вперёд. Шорох снова выступал в качестве разведчика, а я смог ещё немного увеличить радиус сигнальной сети, получив дополнительную подпитку от убитых мною стрелков.

За следующие два часа нам приходилось вступать в бой ещё четыре раза. И каждый раз нас пытались обстрелять издалека. Выходить против нас в открытую никто не осмеливался.

И я уже начал думать, что таким образом мы без проблем сможем добраться до Пировского, до того момента, как закончится действие успокоительного.

Мы шли по лесу, постоянно меняя направление движения, чтобы сбить возможных преследователей со следа и избежать заготовленных заранее ловушек.

Хотя если эти засады расставлял ведун, то смысла от наших действий практически не было. Я даже не знал, работает моё ноу-хау, по внедрению в организм окружающих меня людей, частички собственной крови, или нет.

Последний час нам удавалось избегать засад и нападения прекратились. Даже Шорох перестал находить для себя развлечение, о чём упоминал каждый раз, когда возвращался с докладом.

Все сигналы до сих пор были заглушены. Только как кукольнику удалось организовать подобное на столь обширной территории? На этот вопрос никто не смог дать ответа.

Встревожились мы, когда Шорох не вернулся через обозначенное время и даже спустя ещё несколько минут его не было. Звуков боя мы также не слышали. Тем более парень смог уйти от сильного пироманта и его исчезновение выглядело очень странно.

Мы не останавливали движения, продолжали идти в сторону Пировского. Впереди показалась небольшая опушка, усеянная красивыми цветами. Вот только помимо цветов там ещё находился Шорох, в разобранном состоянии. И все его части по отдельности были насажены на острые ветви кустарника, непонятно какими образом выросшего здесь.

— Природник, мать его! Причём очень сильный, раз смог заловить чёртова Шороха. — выругался Суворов.

И я его прекрасно понимал. В лесу сражаться с обладателем подобного дара, всё равно что с гидромантом посреди океана, ну или со мной на поле боя, усеянном свежими трупами.

— Буран не отходить от раненых ни на шаг. Морозь всё, что покажется тебе подозрительным, но раненые должны остаться целыми. Ты наше основное оружие против зелёного. — приказал Воевода.

Буран кивнул и вокруг нашего небольшого отряда тут же начала кружиться лёгкая позёмка.

Мы ускорили движение и теперь едва ли не бежали. Сейчас моя сигнальная сеть была нашим главным разведчиком. Рисковать ещё одним членом нашего и без того крошечного отряда мы не стали.

Расправившийся с Шорохом одарённый был очень силён.

В таком бешеном темпе мы двигались ещё с полчаса, пока не вышли на асфальтированную дорогу. Теперь предстояло решить, двигаться по ней, что позволит многократно ускориться, но и также возрастает риск встретиться с противником, либо дальше двигаться по лесу. В этом случае также никто не мог гарантировать, что нам удастся избежать стычек, но все же минимальные шансы имелись.

Много времени на раздумья у нас не было. Сзади, на пределе действия сигнальной техники я уловил пару десятков откликов, которые тут же пропали. Либо наши преследователи отошли назад, либо применили какую-то технику, почувствовав мою силу.

Отчего-то я больше склонялся ко второму варианту.

Триста метров это совсем маленькое расстояние. И поэтому я приказал всем двигаться пока по дороге. Так мы сможем немного оторваться. Все, за исключением Айболита и Даши, могли усиливать себя при помощи дара, а тени вообще могли с лёгкостью обогнать любого человека. Всё зависело лишь от того, сколько силы им выделит Воевода. А он не поскупился и даже создал ещё пару теней, для целителя и Даши. Если девушка выглядела на руках у закованного в глухую броню рыцаря вполне органично, то Авиценна вызвал лёгкую улыбку у всех, что позволило самую каплю снять напряжение.

Вот так мы и бросились вперёд по дороге, подгоняя себя при помощи дара.

Если в лесу мы не имели возможности использовать это преимущество, то оказавшись на ровной дороге, рванули вперёд.

Юлия Сергеевна тут же обогнала отряд, ей одной практически не нужно было прибегать к использованию дара. Всего лишь ослабить контроль, а дальше тело само будет работать на пределе.

Вот только такая опрометчивость едва не закончилась для неё плачевно. Когда ближайшее к дороге дерево внезапно выстрелило острыми ветками, пытаясь проткнуть императрицу на ходу.

Спасла Юлию Сергеевну нечеловеческая реакция, позволившая ей уйти от поражения в последнее мгновение и тут же приготовиться к контратаке.

Вмиг покрасневшая императрица бросилась к напавшему на неё дереву и одним ударом снесла его.

Вместе с хрустом мне показалось, что я слышал чей-то болезненный крик. Не может же быть так, что природники чувствуют боль растений и деревьев, которых коснулись силой? Или может, именно из-за этого они все такие нетерпимые защитники природы? Готовые убивать за срубленное дерево.

Обязательно спрошу об этом у Елизаветы на осеннем балу Багратионов.

А сейчас мне нужно найти нашего противника. Для этого я сжал сигнальную сеть, изменив её форму с круга, на конус. Подобное я пробовал сделать впервые, но у меня всё получилось.

Причём получилось даже лучше, чем я предполагал. Я получил сразу три отклика на противоположной стороне дороги, от той, где росло атаковавшее императрицу дерево.

— Три цели на два часа, примерно в полукилометре. — сказал я и воевода тут же исчез.

Сам, я помчался следом за ним, приказав остальным продолжать движение. Преследователи, что двигались за нами сзади, никто не отменял. Хоть мы и оторвались от них на приличное расстояние. С ними мы разберёмся после того, как прикончим природника и его охрану. Ещё две цели я мог объяснить только этим.

Похоже, что они поняли, что их местонахождение раскрыто и попытались уйти. Сигнальная техника показала мне сперва резкий рывок целей в сторону, а затем столь же резкую остановку, после которой там возникла ещё одна цель. Это мог быть только Суворов.

Хорошо, что его тени вполне способны какое-то время существовать на внутренних резервах и поэтому было возможно продолжить движение основного отряда.

Воевода напал на природника в небольшой рощице, куда падало множество теней от более высоких соседних деревьев. Получалось, что все сражающиеся сейчас были посреди родной стихии. Один я выбивался из этого правила.

Когда я влетел в эту рощицу, то застал Суворова, рубящегося в окружении своих теней. Со всех сторон на них нападали какие-то растительные големы, которыми управляла тройка женщин среднего возраста, максимум им было лет по сорок. И все три были на одно лицо.

Бледное, веснушчатое лицо, обрамленное копной таких же рыжих волос. Тройняшки одарённые, имеющие одну стихию это было просто нереально. Такая комбинация выпадает крайне редко. В таком случае сила этих близнецов выпадает из всех современных стандартов.

Если по отдельности каждый из них находился на третьей ступени, то объединившись они спокойно могли соперничать и с грандом. Ну а если их собственные силы выше, в чём я совершенно не сомневался, увидев на что они способны, то тут уже не каждый архигранд справится.

Что сейчас и доказывал Воевода, теряя одну тень за другой. Пока природницы ещё не добрались до самого Суворова, но это был вопрос времени.

Круг теней, что Воевода образовал под своим войском, постепенно пробивали зелёные ростки. Природа брала верх над тенью.

Кидаться на помощь теневику не было никакого смысла. Чтобы ослабить тройняшек, достаточно вывести из строя одну из них. Что я и попробовал сделать, обстреляв их кровавыми иглами, надеясь, что хоть одна из них достигнет цели.

Но все мои иглы завязли в моментально выросшей, твёрдой траве. Которая больше походила на древесную кору.

Осуществить задуманное я мог, только приблизившись к рыжим вплотную.

Экономить сейчас силы не было никакого смысла и поэтому, накинув броню Демона, я бросился вперёд, ускоряя себя даром.

Эта ситуация напомнила мне недавнюю аттестацию. Тогда меня тоже пытались застать врасплох при помощи лиан и колючек. Сейчас же к лианам и шипам присоединились ещё деревья и другие растения, пытающиеся меня остановить.

На большинство этих атак я просто не обращал внимания, вырывая лианы из земли, топча растения и игнорируя шипы. Уворачиваться мне пришлось лишь один раз, когда толстая ветка одного из деревьев выстрелила в мою сторону, целясь в голову. Причинить мне вреда этот удар не смог бы, но приятного явно было бы мало.

Но это была лишь прелюдия, настоящий бой начался, когда я подобрался к рыжим вплотную. На их защиту тут же встали такие же големы, что сейчас со всех сторон теснили Суворова. Они буквально выросли перед тройкой своих хозяек, собираясь из травы, веток, листьев и всего, что имело растительное происхождение.

В руках у меня появились кровавые топоры, которыми я начал нарезать зелень.

Тем временем природницы поняли, что так просто с нами не справиться и решили отступить, оставив своих големов, чтобы задержать нас.

Но отпустить их было бы огромной ошибкой.

Сил у меня оставалось не так много, но всё же на создание небольшой кровавой ловушки их хватило.

Я рассчитал всё правильно и две природницы наступили в появившиеся под их ногами небольшие кровавые лужицы.

Эти лужицы позволили мне коснуться силой, обнажённой кожи природниц и в этот момент исход нашего боя был предрешён.

Две трети големов моментально опали кучей палок, листьев и разнообразных растений, после того как я отключил их создательниц.

А с оставшимися мы с Воеводой разобрались довольно быстро. Третья сестра смогла убежать, но тени нагнали её и буквально разорвали на куски, принеся кровавые останки в качестве трофея.

— Мне уже приходилось сражаться с близнецами и это было чертовски трудным испытанием. Но тройняшки оказались на порядок сильнее. — произнёс Воевода, вытаскивая из плеча обломок толстой ветки.

Кровь я ему тут же остановил и очистил её от дряни, что попала в рану. А помимо мелкого мусора там был ещё и какой-то яд. Думаю, будь на месте Воеводы другой, более слабый одарённый и он бы уже был трупом.

Сам же Воевода сказал, что у него слегка начала кружиться голова, да немного мутить.

Про то, чтобы оставлять женщин в живых, не могло быть и речи, они были под властью кукловода. А снять это воздействие в походных условиях было просто нереально, тем более без Полиграфа, который летел в другом самолёте.

И снова мне в голову пришли мысли о том, что Полиграф словно знал, что должно произойти и поэтому сел в другой самолёт, хотя изначально он должен был лететь с нами.

Теперь я сам буду с ним разбираться, не прибегая к помощи посторонних. Броня Демона поможет мне распознать ложь.

Но сперва нам нужно выбраться из этого дерьма. Отвратительно ощущать себя добычей. Но самим выступать сейчас в роли охотников было слишком рискованно.

Природницы немного восстановили мои силы и мы бросились догонять основной отряд. Тем более им нужна была наша помощь, сигнальная техника показывала, что преследователи смогли сократить, начавший было увеличиваться отрыв и наступали им практически на пятки.

А судя по моим ощущениям там было больше пяти десятков человек, которым нам с Воеводой предстояло ударить в спину.

Успели мы как раз вовремя, чтобы обрушиться на преследователей с двух сторон.

Императрица всё же не смогла заставить себя убегать и бросилась в атаку. А Буран, в свою очередь, не смог бросить императрицу. С остальными остался лишь один Чтец. Но как я понял он был далеко не лучшим бойцом в Ярости и отвечал в основном за современную технику и всё связанное с ней.

Поэтому нам нужно было как можно скорее устранить преследователей и догнать наших. Если впереди нас ждёт серьёзный противник, то они вряд ли смогут отбиться своими силами. Хотя списывать Дашу со счетов было глупо, она прекрасно дала понять, что может преподносить сюрпризы.

Но на сюрпризы надеяться было глупо.

Несмотря на скорость императрицы, первыми успели напасть мы с Воеводой. Находясь к преследователям ближе, мы ударили им в спину. Больше половины этих людей оказались неодарёнными и умерли практически мгновенно, позволяя мне забыть об экономии сил.

Я лишь мельком успел заметить, что были они вооружены оружием работающем на силе дара, что наводило на определённые мысли. Но об этом после. Тем более я видел, как одна из теней подхватила такое оружие и ушла в лес, подальше от боя.

Все, кого я не смог достать оказались одарёнными, но одарёнными далеко не блещущими своими возможностями. Они больше полагались на новое оружие, чем на свой дар.

Решивших выкинуть оружие и сражаться при помощи своего дара были единицы. Но это уже не имело никакого смысла. С другой стороны в ряды преследователей ворвалась императрица, а следом за ней подоспел и Буран.

Пара минут и на дороге остались лишь мы с Воеводой, Бураном и Юлией Сергеевной.

За это время отряд под руководством Чтеца успел уйти на приличное расстояние, выйдя из зоны действия сигнальной техники, из которой я снова создал круг. Так я смогу отслеживать приближение врагов со всех сторон.

— Ты видел? Неодарённые пользовались новейшими винтовками, работающими на силе дара. — спросил я Суворова, когда мы бросились догонять наших.


Глава 18


— Херово это всё Серёга. Это оружие может вскружить головы неодарённым и тогда погибнет очень много людей.

А ведь Воевода был совершенно прав. Узнав о возможности пользоваться оружием, которое воспроизводит техники одарённых обычные люди тут же кинутся скупать его. И будет это всё происходить на чёрных рынках.

Я очень сомневаюсь, что правительство любой из стран, разрешит торговлю подобным оружием. Производство разместят многие, а вот торговать запретят.

Тогда особенно умные лидеры неодарённых, которые считают, что их притесняют из-за отсутствия дара, начнут повсеместно поднимать восстания, надеясь на новое оружие и свой колоссальный перевес в живой силе.

Они даже не представляют, что один архигранд огневик сможет за один бой уничтожить несколько десятков тысяч людей, не имеющих никакой защиты от стихий.

А подобную защиту могли создавать лишь одарённые. Даже роботы, напавшие на нас, использовали технологическое силовое поле, поддерживаемое лишь благодаря новому источнику энергии. По-любому создатели этих роботов и оружия, которым могли пользоваться и неодарённые были одни и те же.

Догнав наших, мы выдохнули с облегчением. Они продолжали движение, а сигнальная сеть не уловила никого в радиусе своего действия.

— Километров десять, если продолжать двигаться по дороге и на пару километров, если срезать через лес. — доложил Чтец, сверившись с одному ему известными данными.

— Сколько у нас времени, до пробуждения спящей красавицы? — спросил Суворов Авиценну.

Целитель лишь пожал плечами, добавив, что не больше пяти часов. После чего Настя гарантированно очнётся и будет находиться не в самом хорошем расположении духа.

Это происходит всегда, после приёма успокоительного. Первый час Насте необходимо выпустить пар. В поместье она просто колотила по укреплённым стенам, своей временной комнаты. А здесь, в связи, с отсутствием подобных стен она будет отрываться на первых попавшихся. Которыми, естественно, были мы.

— В этот момент она совершенно ничего не соображает. Лишь дикая ярость, которая требует выхода.

— Даже меня не пускают к Насте в эти моменты. — перебив целителя, вмешалась императрица.

А мне сразу стало понятно, что если Настя очнётся раньше того, как нам удастся поместить её в очередную защищённую комнату, мне придётся с ней сразиться и попытаться отключить, как я уже делал это в день, когда её дар совершил настолько сильный скачок.

Но там Настя сама помогла мне, на мгновенье прояснив сознание. А случится ли подобное снова никто не мог дать ответа.

— Нам срочно, нужно уходить с дороги. — слетев с рук теневого рыцаря, сказала Даша, яростно начав размахивать руками, показывая в сторону, куда нам следует отходить.

— Не задаём вопросов и выполняем, что сказала Даша. — приказал я, уже точно убедившись, что княжна открыла в себе ещё один дар.

Она ведь Романова и вполне возможно, что теперь ей предстоит стать следующей ведуньей в роду. Император же говорил, что новая ведунья появлялась в роду незадолго до смерти своей предшественницы. Ну а тут получилось, что немного после смерти.

Но говорить об этом пока рано. Тем более после того как мы выберемся из этой передряги у той же императрице появится множество вопросов к Даше. Да и Суворов по-любому присоединится к ней.

Но это всё будет после. Сейчас же все последовали моему приказу и двинулись следом за Дашей, уходя с дороги.

— Пировское в другой стороне. — заявил Чтец, когда мы оказались в лесу. — Так мы будем только удаляться от посёлка.

Но Даша даже не посмотрела в его сторону, продолжив свой путь. Она неслась вперёд, ни разу даже не задумавшись над тем, куда ей идти. Складывалось впечатление, словно она ходит этим маршрутом едва ли не каждый день. Знает все овраги, глубокие ямы и места, где трудно передвигаться из-за множества поваленных деревьев.

Шли мы молча, было слышно лишь наше тяжёлое дыхание и редкий хруст, ломающихся под ногами веток.

— Сережа. Метров пятьсот в том направлении засада. Восемь человек, все неодарённые. Лес впереди заминирован. — начала раздавать команды Даша, остановившись перед небольшой лощиной, разделяющей лес пополам. — Буран, заморозь всё вон под тем деревом в радиусе пары метров. Это позволит прервать распространение сигнала и мины не сработают. На всё у вас две минуты и мы продолжаем движение.

Задавать лишних вопросов мы с Бураном не стали, а тут же принялись выполнять. За спиной я услышал, как Юлия Сергеевна налетела на Дашу с вопросами. Наверняка к ней сейчас присоединиться и Воевода. Но долго у них мучить девушку не получиться, она определила точные временные рамки. И тупо могла просто молчать на эти пресловутые две минуты.

Буран сделал всё, как ему сказала Даша и я бросился вперёд, накинув на себя броню Демона.

Даже если мины всё же сработают, они не причинят мне никакого вреда. Но они не сработали.

Дальше я помчался в направлении указанном Дашей и вскоре обнаружил восемь целей, как она и говорила. По мне открыли огонь, начав обстреливать снарядами, начиненным разными стихиями. Но эти снаряды не смогли пробиться через мою защиту. А я, наоборот, не встретил никакого сопротивления и осушил всю восьмёрку разом.

Дальше я прошёл ещё примерно полкилометра и убедившись, что впереди больше нет засад, двинулся обратно. К этому времени отряд уже достиг места засады. Авиценна взял для личного пользования пяток винтовок, положив их на носилки к Виктору. Который уже выглядел гораздо лучше.

Всё же целитель не терял времени зря и как только набирался немного сил, тут же приступал к лечению. Он обещал, что ещё часа три и Виктор придёт в себя. А полное восстановление будет возможно, лишь через пару дней.

Будем надеяться, что к тому времени мы уже будем в полной безопасности и лечение Виктора пройдёт спокойно.

Пока ждали, когда вооружится Авиценна нас довольно сильно напугала Настя. Сперва раздался оглушительный грохот, моментально выдавая наше местоположение для всех людей в радиусе нескольких километров, а после грохота мы увидели огромную вмятину, в металлической крышке.

— Она всё ещё находится под действием успокоительного. — сказал Авиценна, так же как и все рассматривая вмятину. — Подобная реакция возможна даже во сне, это нормально.

Вот не хрена же себе нормально. Оставить подобную вмятину в толстом листе железа.

Эта демонстрация сразу дала всем понять, что нужно ещё прибавить скорость. А Читер и вовсе продолжил вернуться на дорогу и перейти на бег. Сегодня он был каким-то особенно тихим. Я даже почти забыл, что дружинник находится рядом.

Дальше мы двигались под строгим руководством Даши, которая безошибочно указала нам ещё на четыре засады. Причём она всегда сама выбирала людей, которые должны были устранить предполагаемую угрозу.

И ни разу не ошиблась, отправляя того, кто мог без особых проблем справиться с противником. Один раз выбор Даши пал даже на Читера, который нереально обрадовался подобной возможности немного размяться, как он сам сказал. И естественно, он ухватил одну из трофейных винтовок.

Два последних раза выбор Даши падал на Юлию Сергеевну и Воеводу. А это могло означать лишь одно — наши противники становятся очень сильными, раз с ними могут справиться только архигранды.

— Приготовьтесь. Через три минуты нам всем предстоит вступить в бой, от исхода которого будет зависеть, как скоро мы окажемся в относительной безопасности. — не останавливаясь, отдала приказ Даша. — Суворов твой противник, женщина с белыми волосами. Императрица — ваши группа мужиков в военной форме. Сережа — набирайся сил, там их будет предостаточно. Буран защитную формацию, вокруг раненых, как только начнётся бой. Остальным действовать по ситуации, но старайтесь не мешаться основным бойцам.

И снова все согласились с Дашей, даже не подумав ей возражать. За уже пройденный путь под её руководством, даже Юлия Сергеевна убедилась в праве Даши командовать нашим отрядом.

Через две минуты мы вышли из леса, оказавшись на огромной просеке, где нас уже ждали и накрыли ураганным огнём десятков, а то и сотен стволов.

Но пущенные в нас снаряды были остановлены созданной Бураном защитой, слетевшей после всего одного удара светловолосой женщины, которая орудовала светом.

Но она успела нанести всего один удар, даже несмотря на всю свою скорость. Тени навалились на неё. Что происходило дальше я уже не видел.

Передо мной стояла задача по уничтожению живой силы противника. Основной силой их назвать было нельзя. Противница Суворова в одиночку легко справилась бы с ними со всеми.

Впрочем, у меня это также не должно вызвать трудностей. Одарённых в засаде было немного и ими сейчас уже занимались другие члены нашего отряда.

Защиты у моих противников не было и поэтому я начал беспрепятственно уничтожать одного человека за другим. Подавляющее большинство было мужчинами, но попадались и женщины, которые также пытались нас убить.

Кровавое побоище, которое позволило развернуться кровавому Демону по полной.

Императрица сражалась с группой военных, которые на удивление хорошо и слаженно противостояли ей — архигранду физику. Что было за пределами моего понимания.

Кто же они такие и какими силами обладают?

Но как она не могла достать их, так и они не могли причинить ей вреда. Поэтому я занялся другими одарёнными, которых не смог достать своей первой атакой.

Помимо меня, Воеводы и императрицы единственной, кто вышла сражаться стала Даша. Она взяла на себя группу из трёх одарённых, которые сейчас отбивались от нападающих на них призраков.

В броне Демона я даже не заметил, когда Даша начала пользоваться даром. Хотя обычно всегда ощущаю высвобождение силы призрачных погонщиков.

Разобравшись с одиночками, я пришёл на помощь Даше. После этого мы уже вдвоём помогли императрице.

Наше вмешательство на самую малость сдвинуло чашу весов в её сторону. И после того как первый из этой группы был убит, дело пошло намного лучше. Похоже, что они использовали какую-то совместную технику, которая и позволяла так эффективно противостоять императрице.

Сперва тройняшки, теперь эта группа, как-то мне совершенно не нравится подобная тенденция. Дальше мы столкнёмся с отрядом в пару сотен человек, которые будут объединены общей техникой и совершенно точно будут нам не по зубам?

Сегодня прямо день открытий. Сперва оружие, использующее силу дара в руках неодарённых. Потом тройняшки и теперь вот эти мужики. С которыми мы справились, только объединив усилия.

Теперь оставался только Воевода и его соперница. Которая действовала гораздо эффективнее остальных членов этого отряда.

Свет во многом превосходил тьму и женщина это отлично доказывала, разобравшись с тенями, навалившимися на неё в первые секунды боя и сейчас сводя все попытки Воеводы достать её на нет.

Сама же она не только отлично защищалась, но и прекрасно контратаковала, совершая молниеносные атаки, которые практически все достигали своей цели.

Воевода уже имел множество ранений, от совсем лёгких до достаточно тяжёлых, но он и не собирался сдаваться. Используя свой дар лишь для защиты, он бросился врукопашную.

Я остановил все его кровотечения и щедро поделился силой, восстанавливая всё утраченное. Конечно, это не поможет Суворову победить в этом бою, но определённо позволит продержаться до нашего прихода.

Тем более теперь, когда перед нами остался всего один противник, в бой вступили все, кто мог это сделать.

Тело женщины начало покрываться льдом, который она просто стряхнула и попыталась устранить новую помеху, но её удар заблокировал Воевода, приняв его собственным телом. И снова мне пришлось вмешиваться. Но это было в последний раз, дальше Суворовым займётся Авиценна.

Императрица первой добралась до светловолосой и с ходу начала осыпать её ударами, моментально взвинтив темп боя до просто сумасшедших скоростей. Мне пришлось усиливать восприятие до максимума, чтобы просто улавливать их движения.

Свет был самой быстрой из стихий и поэтому даже такой темп боя не вызвал у нашего противника сложностей. Женщина была быстрее императрицы, но теперь она уже не могла атаковать, полностью перейдя в защиту.

Настал мой черёд вмешаться и земля под ногами сражающихся покрылась кровавой ловушкой, а в воздухе возникло множество крошечных капель, которые должны превратиться в сотни острых шипов, сразу после того как императрица уйдёт из радиуса их поражения.

А увести её оттуда мне помогла Даша, которая создала между сражающимися призрачную стену. Юлия Сергеевна поняла всё правильно и отошла назад. В этот момент я и нанёс свой удар.

Ловушка под ногами женщины ожила, начав поглощать свою жертву, а выросшие иглы начали дырявить её тело. Но помимо моей атаки свой удар нанёс и Суворов, не желая мириться с тем, что проиграл, хотя по сути, это было именно так.

Женщину снова поглотили тени, которые начали сжиматься, пытаясь раздавить свою жертву. Если бы не это, то я уже бы покончил с женщиной. Но тени мешали мне дотянуться до неё и осушить, став невольной защитой от моей силы.

Мгновенье и на том месте, где находился наш противник, что-то взорвалось, ослепляя нас всех. Даша болезненно вскрикнула, бойцы гнева выругались, а Воевода зарычал в бессильной злости.

Благодаря его вмешательству, женщина смогла уйти. Но мы могли быть уверены, что напасть на нас, она решится ещё не скоро, слишком долго ей придётся восстанавливать повреждения.

— В том овраге стоят их машины. — сказала Даша, указывая на небольшой овражек в сотне метров от поля боя.

Хотя это оказалось лишним. Чтец уже нашёл всё сам и выехал к нам на каком-то кустарном внедорожнике.

Чтобы разместить всех нам потребовалось две машины. Больше всего места занимали Виктор и Настино убежище. Если парня можно было просто положить на сиденье и пристегнуть ремнём безопасности, то с металлическим ящиком такой трюк не прокатил.

Его пришлось привязывать к крыше одной из машин, найденными тут же буксировочными тросами. Хоть на вид это выглядело просто ужасно, но со своей главной задачей получившаяся конструкция вполне справлялась. Настя была хорошо закреплена и не потеряется во время движения.

А ехать нам предстояло на максимально возможной скорости. До окончания действия успокоительного оставалось чуть больше двух часов. За это время нам предстояло преодолеть больше двухсот километров, что было трудной, но всё же выполнимой задачей.

Главное, чтобы для этого хватило топлива. Судя по всему, расход у этих монстром тоже чудовищный. Но вроде в багажнике у каждого из них было по паре канистр бензина.

За руль первой машины уселся Чтец, так и не уступив это место никому. А вторую предстояло вести уже мне.

Воеводой сейчас занимался Авиценна, поэтому они оба сразу же отпадали. Даша не умела водить, а императрица просто не любила. Тем более она тоже прилично так получила после своего боя. Хотя и не подавала вида.

Я видел, как она кривилась от боли, залезая в машину. По-любому переломаны рёбра, а вполне возможно и не только они. Но её регенерация справится с этим быстро. Потом восстановит растрату энергии обильным питанием, и всё.

Ящик с Настей был привязан к моей машине, а Виктор находился в машине Чтеца, вместе с воеводой и Авиценной. Буран, Даша, Читер и императрица ехали со мной.

Буран, Даша и императрица ехали со мной.

Первым выдвинулся Чтец, который и будет показывать мне дорогу. Выбравшись на дорогу, мы сразу же развили максимальную скорость, на которую были способны внедорожники. А это было сто сорок километров. Все же они предназначались для совершенно других целей.

Но и этой скорости нам должно хватить, чтобы уложиться в срок. Сейчас я был единственным, кто не нуждался в отдыхе и был полон сил. Но даже в таком состоянии я не был уверен, что смогу справиться с разъярённой Настей, если она придёт в себя раньше.

Ехали мы молча. Я постоянно поглядывал на Дашу, надеясь, что она скажет, что нам делать дальше. Но она просто смотрела отсутствующим взглядом в окно. Она вся дрожала до сих пор не в состоянии прийти в себя после боя.

В подобной заварушке она побывала, впервые лично приняв в ней участие.

Минут через двадцать мы выехали на дорогу ведущую к Красноярску. Тут нам уже начали попадаться другие машины и что самое главное — никто не пытался на нас напасть.

Чтец передал Бурану, что мы вышли из глухой зоны и появилась связь. Наши координаты уже были переданы в штаб операции. Эвакуационная группа выдвигалась нам навстречу.


Глава 19


Встретили нас минут через двадцать, помимо множества военных машин прилетел вертолёт, который забрал Настю, Виктора, Дашу, императрицу и Авиценну.

Я не хотел отпускать их одних, тем более на вертолёте. Это было слишком опасно. Враг мог вполне напасть на них в воздухе. Успокоился я только после того, как узнал, что оба пилота — щитовики и будут поддерживать щиты всё время полёта.

Только одно это гарантировало, что вертолёт долетит до места назначения. К тому же я заставил пилотов принести мне кровавую клятву. И делал я это, облачившись в броню Демона.

Заняло всё это от силы минут шесть. Пилоты принесли все необходимые клятвы, ответили на несколько моих вопросов. Естественно, сказав правду и только после этого, я дал добро на этот перелёт.

Всё же только так мы могли доставить Настю в более защищённое место до того, как прекратит действовать успокоительное. В одной из военных частей, под Красноярском уже всё было готово к её приёму. Добраться до поместья Шуйских мы не успевали в любом случае.

Все остальные отправились дальше пересев на машины военных.

Руководил данным отрядом Быков Виктор Степанович. Один из моих потенциальных консультантов.

Как выяснилось, после пропажи нашего самолёта мгновенно развернули поисковую операцию. Но радиус поисков оказался просто нереально большим. Больше тысячи квадратных километров сплошных лесов.

Было отправлено семь отрядов, каждым из которых руководил один из моих консультантов. Удача найти нас выпала Быкову. Который тут же начал отчитываться передо мной, сыпля кучей информации, из которой я практически ничего не понимал. А если и понимал, то это были лишь крупицы, не позволяющие составить полной картины.

С этим товарищем мне всё понятно, как консультант он далеко не фонтан. Если он неспособен кратко сформулировать свои мысли и дать чёткий анализ ситуации, то и делать ему в моём окружении нечего.

Наш самолёт пропал со всех радаров больше семи часов назад. Одновременно с этим пропала связь со всеми следящими устройствами, находящимися на борту самолёта. В том числе и с нашими личными, а как оказалось, таковых имелось предостаточно. И даже у меня было минимум три штуки, которые вновь заработали, когда мы выбрались из зоны действия глушилки.

К слову, второй самолёт с основными нашими силами добрался до места без происшествий. Они также попадали в зону глушения сигналов, но не придали этому значения, выбравшись из неё уже через несколько минут. И тут же попытались связаться с нами, но безуспешно.

Дальше в работу включился уже основной штаб, под руководством Смирнова. В кратчайшие сроки были организованы поисковые отряды. Но поисковикам удалось обследовать лишь малую часть предполагаемого района нашего исчезновения.

Это если кратко изложить доклад Быкова, занявший у него больше часа. И то он остановился только после того, как Воевода сказал ему заткнуться.

— Останови машину. — крикнул Суворов водителю. И как только тот остановился, вышвырнул из машины всех посторонних и сам сел за руль.

— Вот теперь можно и поговорить без лишних ушей. — сказал он мне, когда машина рванула с места.

В заднее стекло я видел побагровевшее от ярости лицо руководителя поисковиков, который бросился к другой машине.

— Хоть эта операция и рассматривается, как ловушка. Но что-то слишком топорно сработали местные, получив информацию о пропаже самолёта с членами императорской семьи на борту. Я не верю, что этим дерьмом мог руководить Смирнов. Мы знакомы лично и могу сказать, что он правильный мужик. Хоть и прослужил всю жизнь в Оке.

Сказав это, Воевода ненадолго замолчал, чтобы обогнать едущие впереди фуры.

— Ты хочешь сказать, что в штабе имеется предатель?

— По-любому имеется. Вот только теперь вычислить будет практически нереально. Сам видел, что пилотов взяли под контроль уже во время полёта. Наверняка какая-нибудь техника с отложенным сроком действия.

Как справиться с этим, у меня уже были кое-какие идеи. Теперь только оставалось проверить их на практике, а для этого мне нужен был человек, который совершенно точно находился под действием кукловода. Хреново, что мы перебили всех противников поголовно. Но в тот момент, я даже не задумывался о подобной возможности.

Ещё можно было найти простого кукловода и проверить мою теорию, на любом человеке.

Озвученная мной идея понравилась Воеводе. Он тут же предложил проверить её на своих ребятах. Оказывается, в Ярости было и несколько неодарённых.

Даже представить страшно, что это за люди, раз их взяли в отряд, состоящий из одних отморозков.

Звонок телефона заставил меня дёрнуться. Снова каким-то образом удалось сохранить его целым.

Звонил отец.

В отличие от Быкова мне вполне хватило пары минут, чтобы рассказать обо всём случившимся с нами. Вместе с отцом меня слушал и император.

Им уже начали передавать крохи информации из штаба, но по этим крохам невозможно было составить целой картины.

Теперь же, когда они узнали все от первоисточника, начали думать, отталкиваясь от новых вводных.

— Мы перезвоним тебе, как только решим, что делать дальше. — сказал отец и отключился.

Я даже не успел им ничего толком рассказать о проснувшихся у Даши возможностях. Лишь вскользь обмолвившись, что это именно она вывела нас из западни. Да и про оружие, работающее на силе дара в руках неодарённых, я тоже не рассказал.

Я предпринял несколько безуспешных попыток самостоятельно дозвониться до отца, но он просто не брал трубку. Теперь оставалось только ждать, когда он сам перезвонит.

А пока я буду думать самостоятельно, что нам делать дальше.

Для начала нужно найти глушащую любые сигналы аппаратуру. Она в любом случае сейчас должна находиться в лесу. Примерный радиус её действия мы знаем, как и район, где упал наш самолёт. Так что выяснить точку, где должна располагаться эта аппаратура, должно быть, вполне возможно. Сам я, конечно, этого не сделаю, но в штабе операции подобные специалисты должны иметься. В этом я не сомневался.

После этого нужно будет постараться установить личности уничтоженных нами марионеток кукловода. Что позволит хоть немного, но сузить круг предполагаемых целей.

Ну а дальше исходить из обстановки. Минус один консультант у меня уже имелся. Теперь предстояло пообщаться с остальным кандидатами. Единственный в ком я не сомневался был Смирнов и слова Воеводы только подтвердили мою уверенность.

Отправились мы на военную базу, где и расположился штаб операции по нашему спасению, а заодно было решено развернуть там штаб и основной операции. Сюда же и прилетел вертолёт с остальными членам нашего отряда.

Встречал нас лично Полиграф и Смирнов. Последний оказался довольно субтильного телосложения стариком. Я даже сперва удивился, почему в досье мне подсунули совершенно другую фотографию. Но я не брал в расчёт, что Смирнов был неодарённым и даже не сопоставил эту информацию с его реальным возрастом.

— Я мог бы сказать, что рад вас видеть, но это не так. — заговорил Смирнов, слегка подрагивающим голосом. При этом он очень внимательно следил за мной, ожидая реакции, которой не последовало. — Ваша семья принесла много бед в наши края. А теперь всё это ещё и усугубилось потерей новейшего образца военного авиапрома с прототипами очень сложной аппаратуры на борту. Это вам пришлось помахать кулаками пару раз, а нам теперь нужно будет разгребать всё это дерьмо ещё неизвестно сколько времени.

От подобной отповеди я опешил. Вот тебе называется и встретили. В открытую сказали, что на хрен я здесь никому не сдался и лучше бы оставался в столице, а они уж сам как-нибудь разобрались в творящемся вокруг дерьме.

Каким интересным человеком оказался Прохор Иванович.

— Прохор Иванович, не нужно сгущать краски. — заговорил Полиграф. — Без нашего присутствия вы не сможете решить большинство возникших проблем. А уж самую главную вашу головную боль способен убрать лишь Сергей Михайлович. И вы прекрасно это знаете не хуже меня.

— Знаю! И именно поэтому ещё не погнал вас взашей с моей территории. Поэтому и потому, что император лично попросил меня помочь парню. — буркнул Смирнов, продолжая сверлить меня взглядом.

— Старик ты всё ещё жив?! — раздался за моей спиной возглас Воеводы, который куда потерялся после приезда на базу.

Причём произошло это практически сразу, как мы въехали на её территорию. Наверняка Суворов помчался проверять свой отряд. Одного бойца он уже потерял, но своей смертью Шорох помог нам понять, с какими силами предстоит иметь дело.

Если бы не его смерть, то вполне возможно, что нам бы не удалось обойтись малой кровью и разобраться с рыжими без потерь.

Но о погибших будем думать после. Естественно, я как руководитель этой операции, сделаю всё, чтобы родственники Шороха получили компенсацию за его смерть.

Вот же!

Уже начал думать, как дед, или император. Они тоже всегда выплачивали компенсации семьям погибших бойцов.

Тем временем Суворов подлетел к Прохору Ивановичу и пожал его руку.

— Смотрю, ещё не одряхлел до конца. Хватка, как у молодого.

— Хватка осталась, а вот чутьё последнее время меня сильно подводит. Надо же было умудриться вляпаться в это дело. Сидел бы себе сейчас спокойно на берегу Енисея с удочкой в руках и не тратил свои нервы. Которых после стольких лет службы, итак практически не осталось.

— Да ладно, не прибедняйся. Все прекрасно знают, что никто кроме тебя, не сможет взять тут всё под контроль и разобраться с этим и ещё кучей сопутствующих проблем. — произнёс Воевода и ухватив меня за плечо, подтянул к себе. — Ты мне тут Серёгу сильно не пугай. Он свой парень и я дал ему слово, что помогу с этим заданием. А если, кто будет ему специально мешать, то и по рогам могу надавать.

При этом Воевода старался выглядеть как можно более устрашающе. Даже сгустил у нас за спиной тени. Но похоже, что на старого аналитика такие трюки не действуют. Он просто махнул рукой и развернувшись пошагал в сторону трёхэтажного здания. В котором, должно быть и располагался штаб.

— Через полчаса состоится первое совещание. Пока в урезанном составе. Остальные ещё находятся на задании. — сказал Смирнов, даже не повернувшись к нам.

Под остальными он, должно быть, имел в виду шестёрку моих потенциальных советников, одного из которых я уже забраковал.

— Где Настя? — спросил я у Полиграфа, также махнув в сторону старика рукой. С ним мне ещё предстоит серьёзный разговор.

— Пойдём, провожу. — ответил руководитель Ока.

Привёл меня Полиграф в какой-то бункер, который и отвели для Насти. Естественно, условий здесь практически никаких не было, зато толстые, бронированные стены смогут сдержать её ярость.

Возле входа нас встретили Авиценна и Юлия Сергеевна. Они о чём-то бурно спорили. Причём целитель был намного настойчивее императрицы и мне даже показалось, что он может запросто зарядить ей в лоб. Но вроде обошлось.

Наш визит заставил их немного остыть и прекратить спорить.

— Настя должна прийти в себя с минуты на минуту, а этот изверг в халате не разрешает мне заходить к ней. — всплеснула руками императрица.

— Не разрешаю! И никому не разрешу, пока после Настиного пробуждения не пройдёт хотя бы пара часов — скрестив руки на груди, подтвердил слова императрицы Авиценна.

— Да ты представляешь, что с ней будет, когда она придёт в себя в этом убежище? — показав на бункер, снова начала заводиться императрица.

Теперь мне сразу стала понятна причина их спора и я даже не знал, кого поддержать в этой ситуации.

— Уж лучше небольшая, дополнительная эмоциональная встряска, чем переломанный архигранд. Который ещё не до конца пришёл в норму после крушения самолёта. — парировал Авиценна.

И тут он был прав. Юлия Сергеевна ещё не до конца восстановилась после травм, полученных при падении. А Настя уже доказала, что в порыве неконтролируемой ярости вполне способна справиться с матерью. Вот только сейчас императрице никто не сможет помочь и ей придётся разбираться с дочерью самостоятельно.

В общем, я согласился с Авиценной, за что заслужил не только злобный взгляд от будущей тёщи, но и обещание, что она попросит Настю хорошенько так проучить меня, после того как она научится контролировать свою силу.

— Чтобы впредь думал, как подпускать к себе других девок. — сказала императрица напоследок и топнув ногой, так что разлетелась не только её обувь, но и треснул бетон у нас под ногами, не выдержав такого издевательства над собой.

Юлия Сергеевна даже не подала вида, что случилось что-то непредвиденное. Гордо задрав голову, она сказала, чтобы её нашли, когда можно будет навестить дочь. После чего императрица отправилась в сторону штаба, довольно забавно прихрамывая из-за отсутствия обуви на правой ноге.

— Тёщи они такие. — со знающим видом произнёс Суворов.

Интересно, а он был женат? Хотя судя по его роду деятельности и тому, что он практически постоянно находится на заданиях, вероятность этого стремилась к нулю.

Так откуда ему тогда знать о том, какие тёщи?

Дальше я не стал его слушать, а задал несколько вопросов Авиценне.

Целитель начал мне отвечать и в этот момент раздался оглушительный грохот и скрежет сминаемого металла.

— А вот и княжна проснулась. — произнёс Авиценна, отходя от бункера в сторону.

На то, чтобы прийти в себя и хоть немного обуздать ярость Насте отводилось два часа. После чего, если она не успокоится, придётся снова применять успокоительное. Пуская созданный на его основе газ в убежище.

Но делать этого Авиценна не хотел, ссылаясь на то, что Организм Насти ещё не восстановился после предыдущего приёма, двойной дозы. Успокоительное было очень сильным и пагубно влияло даже на организм столь сильного физика. Он не мог дать гарантии, что применение успокоительного через столь короткий временной промежуток не нанесёт Насти непоправимого вреда.

Даже представить страшно, что такого может случиться, что организму физика будет нанесён непоправимый вред.

— В таком случае не стоит рисковать. Лучше пригласите меня, если ситуация не улучшится. Я поговорю с Настей и попытаюсь её успокоить. Надеюсь, связь с бункером имеется? — сказал я.

Но Авиценна лишь пожал плечами и подозвал к себе офицера, который всё это время находился с другой стороны от входа и мы его не видели.

Этот офицер отвечал за бункер, и он подтвердил, что связь с поверхностью имеется. Ну а если не выйдет у меня, то не выйдет уже ни у кого. Императрица и так собралась лезть внутрь и я сильно сомневаюсь, что она сможет вытерпеть эти два часа.

Тем временем Настя продолжала долбить по стенам бункера. Причём с каждым разом удары становились все сильнее. Она была просто чудовищно сильна.

— А что там с Виктором? — едва не забыв о своём подопечном, спросил я.

— Очень много внутренних повреждений. Как я уже говорил, чтобы поставить его на ноги, мне потребуется минимум пара дней.

Вот и ничего себе очень много внутренних повреждений. А в строй вернётся всего через пару дней.

Обычно, когда люди получают множество внутренних травм, они умирают. Из этого правила существует лишь два исключения — физики и целители.

Эти одарённые способны выжить, если их тело практически уничтожено.

Поблагодарив целителя, я двинулся в штаб. Теперь можно поговорить и о наших основных делах.

Но раньше, чем я успел дойти до штаба, меня перехватила всклокоченная Даша.

И тут же начала предъявлять, что я оставил её одну, отправив на базу в вертолёте.

— Ты пока ещё мой охранитель и должен выполнять свои прямые обязанности.

— Именно как охранитель, я дам тебе сейчас по заднице и поставлю в угол, чтобы впредь ты и не думала качать права. Ты сама сказала, что я твой охранитель. Охранитель, а не раб или прислуга. И если я посчитаю, что для тебя будет безопаснее просидеть в заднице у коровы пару часов, то я расшибусь в лепёшку, но запихну тебя в неё. Тебе это понятно? — вспылил я и отодвинув, не ожидавшую такого поворота событий девушку, двинулся дальше в штаб.

На входе меня попытался остановить какой-то совсем молоденький парень, непонятно каким образом попавший в часть, в которой сейчас должны были находиться лишь опытные бойцы, которые прилетели вместе с нами из столицы.

Парень требовал от меня пропуск, ссылаясь на внутренний устав части. Но Суворов быстро объяснил ему, что подобных пропусков у нас хоть жопой жуй. Если, что это не мои слова, а Воеводы.

Так вот если парень будет и дальше артачиться и не пропустит нас, то Суворов организует ему знакомство с собственной задницей. Глубокое и максимально болезненное знакомство. Где парень и найдёт, так необходимый ему пропуск.

Но нужно отдать солдату должное. Даже несмотря на то, что он весь трясся от страха, поверив словам Воеводы, он отказался нас пропускать.

Суворов уже было собрался пробиваться силой, но я остановил его и попросил связаться со Смирновым. В этом парень не отказал и получил приказ старика, не причинять нам никаких неудобств. Тут Прохор Иванович немного опоздал.

Поднявшись на второй этаж, мы оказались в просторном кабинете, с огромным окном едва ли не на всю стену и внушительным столом. За которым сразу могло находиться человек двадцать, а то и больше, чувствуя себя совершенно свободно.

Во главе стола сидел обложившись кучей бумаг Прохор Иванович и ещё пара человек, видимо, его личные помощники. Которые не обратили на нас ровным счётом никакого внимания, продолжив копаться в бумагах.

— Двадцать первый век на дворе. Люди научились создавать оружие, работающее на силе дара. Полетели в космос и опустились в самые глубокие точки мирового океана. А ты до сих пор не можешь заставить себя пользоваться современной техникой.

Заявил Воевода и в него полетел сжатый в небольшой шарик, лист бумаги.

— Нет ничего лучше, чем бумага. Работая с ней, я получаю настоящее удовольствие, а компьютеры вызывают у меня лишь отвращение.

Сказал Смирнов, беря в руки очередной лист с донесением.

— Группам Громова и Гуреева удалось найти следы вашего побоища. Они уже начали производить съёмку и брать образцы биоматериала для того, чтобы разобраться, кем были все эти люди. Ещё пилотам удалось отыскать останки самолёта. Спасибо Чтецу, за точные координаты.

— Я передам. — сказал Суворов, усаживаясь на ближайший свободный стул и показывая мне делать так же.

— Можешь садиться. — увидев жесты Воеводы, разрешил мне Смирнов. — Сейчас подойдёт Полиграф и тогда начнём.

И я сел. Вот только сделал я это прогнав одного из помощников Смирнова и придвинув его стул вплотную к стулу аналитика.

Суворов одобрительно крякнул и уставился на старого оперативника, который начал сверлить меня взглядом.

— Вы прекрасно осведомлены, что настоящим руководителем операции являюсь я. — пожал я плечами, беря первый попавшийся документ. — И я не собираюсь находиться в роли болванчика кивающего головой и во всём соглашающегося с вами.

В моих руках оказалась какая-то сводка, по результатам наших поисков трёхчасовой давности.

Смирнов лишь недовольно крякнул, заставив Воеводу рассмеяться.

Через несколько минут в кабинет вошёл, чем-то очень встревоженный Полиграф.

— Отряд Лихницкого был уничтожен. Останки группы нашёл Васильев со своими людьми.


Глава 20


Полиграф подошёл к нам со Смирновым и подозвав Воеводу, открыл ноутбук, выуженный им из-под кипы бумаг. Немного постучав по клавиатуре, он продемонстрировал нам видео, снятое на месте уничтожения одной из групп, отправленных на наши поиски.

Участок леса, который они прочёсывали был завален трупами, остатками техники и оружия.

Звука не было, но и без него было всё понятно. Бой разразился нешуточный и нападавшие оказались намного сильнее, просто сметя отряд поисковиков.

Видимо, Лихницкому не посчастливилось наткнуться на одну из ожидающих нас засад и судя по увиденному, эта засада оказалась самой серьёзной. Всё же ведун был не до конца уверен в своих видениях и расставил засады на многих направлениях с запасом. А из-за глушилки они не могли связаться между собой и сообщить о наших перемещениях. Здесь кукловод совершил серьёзную ошибку.

— Предупредите остальных, чтобы они были предельно осторожными и старались не лезть глубоко в лес. Вполне возможно, нарваться на ещё одну засаду. — сказал я. — Местность пускай шерстят с вертолётов. Главное — найти глушащую сигналы аппаратуру.

— Часть уже была найдена. Именно благодаря этому мы смогли получить видео. — доложил Полиграф.

— Где Лихницкий нарвался на засаду? — задал вопрос Воевода.

— Недалеко от посёлка Пировское.

Именно туда мы собирались двигаться изначально, пока Даша не повела нас другой дорогой. О чём я и сказал присутствующим.

Можно считать, что первое заседание моего штаба уже началось.

— Бросьте все имеющиеся вертолёты в том направлении, оснастить их всей необходимой техникой. Их задачей будет обнаружение засад, если таковые ещё имеются. Поиском глушащей аппаратуры пускай займутся наземные отряды.

Дальше я отдал ещё несколько распоряжений, и вроде никто не собирался со мной спорить. Хотя Прохор Иванович порой и морщился, но Суворову каким-то образом удавалось удерживать старика от высказываний.

Разобравшись с этой проблемой Полиграф и Смирнов начали докладывать об уже проделанной работе и полученных результатах.

Изначально наш самолёт летел медленнее остальных, это требовалось для правильной работы находящейся на борту аппаратуры. Поэтому остальные опережали нас на приличное расстояние и когда связь с нами была утеряна, они уже практически добрались до места.

В это время Смирнов уже начал разворачивать поисковые команды и проводить все необходимые для нашего поиска мероприятия.

Наш сигнал пропал на территории Тунгусского заповедника и поэтому радиус поиска был очень большим. Чтобы проверить всё имеющимися в наличие силами, потребовалось бы не меньше недели. Выбора у Смирнова не было и он отдал приказ начинать, постепенно подтягивая к нашим поискам и гражданские структуры.

На дороги выехали патрули дорожной полиции и другие экстренные службы, которых Смирнов направил на наши поиски.

Это повезло, что на засаду нарвались только люди Лихницкого. Да и мы изрядно сократили ряды наших противников. Жертв могло быть гораздо больше.

Хотя в любом случае сейчас в лесах находится минимум одна группа противников, которая смогла уничтожить отряд поисковиков, состоящий из опытных бойцов.

После того как были отправлены первые поисковые отряды, в спешном порядке начали формироваться новые, состоящие из военных — добровольцев. Естественно, никто не давал огласке пропажу самолёта, в котором находилась императрица и Великая княжна.

Хотя от Шуйских поступило уже множество запросов. В основном все они были направлены напрямую к императору. Который, в свою очередь, ничего им не говорил, ссылаясь на какие-то неполадки в оборудование и вынужденной посадки на одном из военных аэродромов на пути в Красноярск.

Все же Шуйские были главными подозреваемыми и давать им информацию о происходящем никто не собирался. Но им каким-то образом удалось узнать о нашем исчезновении и свой последний звонок они совершили уже Прохору Ивановичу.

— Мне обещали оторвать яйца и ещё множество разных физических мучений, если мои люди не найдут Юлию Сергеевну и Анастасию Николаевну в целости и сохранности. И честно говоря, мне намного легче стало дышать, когда вас нашли. Василий Петрович Шуйский не бросается словами на ветер. Он бы обязательно исполнил свою угрозу.

— Это ты слишком рано расслабился дед. — рассмеялся Воевода. — Императрицу знатно поломало во время падения самолёта. А Великая княжна сейчас крушит твой бункер и ещё неизвестно, нанесёт она сама себе какие-нибудь травмы или нет. Пока твои яйца и остальные так дорогие тебе части тела всё ещё находятся в опасности.

Прохор Иванович смачно выругался и достал из ящика стола бутылку водки.

— Вам не предлагаю. Лишь зря переводить отличный продукт. — сказал он и приложился к бутылке.

Сделав с десяток глотков, Смирнов довольно крякнул и закусил маленьким кусочком шоколадки.

— Придётся просить Авиценну помочь нам. Не может главный аналитик работать в таком состоянии. — заявил Полиграф, достав телефон.

— Я в норме и смогу ещё вас сосунков поучить, как нужно работать. Теперь, когда все найдены, мы можем не бояться зацепить их и пройтись по тем местам авиацией, чтобы не тратить время на поиски, которые могут стоит нам потерей человеческих ресурсов.

А идея Смирнова мне понравилась. Пройтись по местам, где на нас устроили засаду авиацией и всех делов. В любом случае это сократит возможные потери. Ведь по большому счёту, это я потерял отряд Лихницкого. Как-то не очень у меня заладилось начало моего первого задания.

Долбанный ведун и долбанный кукловод.

Дальше состоялся разговор в расширенном составе. По видеосвязи к нам присоединились отец, император и Мазуров.

Столицу уже начали грести частой гребёнкой, особенно проверя всех, кто был рядом с аэродромом перед нашим вылетом. Всех, кто попал хоть в одну из камер, за последние сутки. А это оказалось больше десяти тысяч человек. Существовала огромная вероятность, что наш кукловод найдётся среди этих людей.

В Красноярске и его окрестностях с этим всё было намного сложнее. Непонятно кого вообще стоит искать. Пока не имелось никаких зацепок. А информация по поводу людей, что стали жертвами кукловода и погибли от наших рук, поступит к нам только завтра.

Необходимо опознать больше сотни тел.

Но это позволит нам лишь узнать, кого удалось взять кукловоду под свой контроль. К информации о его личности это не продвинет нас и на сантиметр.

Теперь ещё оставалось решить проблему с Настей и её транспортировкой к Шуйским.

— В танк её, что ли, засунуть? — начал размышлять вслух Прохор Иванович. — Хотя она мне танк изнутри весь распотрошит. Ну а где мне ещё взять бронированную машину, которую не сможет сломать физик, поднявшийся на высшую ступень?

— А не проще будет дождаться момента, когда Насте снова можно будет вводить успокоительное и переправить её в спокойной обстановке? И не нужно будет ничего выдумывать. — сказал я.

Смирнов лишь покачал головой.

— Думаю, Шуйские будут на базе уже через несколько часов. И они, естественно, потребуют передать им Великую княжну. Ведь она изначально направлялась именно к своим родственникам по материнской линии.

— В таком случае я вообще не вижу здесь никаких проблем. К этому времени Настя уже должна успокоиться. И если Шуйским так горит забрать её, так пускай они сами и отвечают за её транспортировку и за безопасность окружающих.

В итоге решили, что разберёмся на месте. Только после того, как приедут мои потенциальные родственники. Всё будет зависеть от состава, в котором они решат приехать на базу.

Сейчас с Настей смогут справиться лишь сильнейшие физики и то, придётся попотеть. Если одна Юлия Сергеевна не могла ей ничего противопоставить, дочь была сильнее её. Тогда, чтобы гарантированно справиться со рвущейся из Насти мощью, потребуется минимум три одарённых уровнем и силой не ниже императрицы.

Только в этом случае можно было гарантировать успешную переправку Насти в поместье Шуйских. Соответственно вместе с ними поеду я и Даша. А вот остальным, скорее всего, придётся остаться на базе.

Скорее всего, Читера взять с собой у меня получится. Всё же это мой дружинник, можно сказать, что личный телохранитель. Да и Суворову они не откажут. А вот бойцам Ярости со стопроцентной вероятностью. Хотя, если император прав и Шуйские замешаны во всём этом, они постараются быть более покладистыми и гибкими.

В общем, посмотрим, как они будут себя вести при появлении на базе. Теперь нам оставалось лишь одно — наблюдать за ходом проведения операции. Вернее, за ходом её завершения и возвращения всех отрядов обратно на базу.

Отправлять их обратно можно будет только после работы авиации. Зверьё в той местности уже было напугано и разбежалось намного раньше, поэтому с этой стороны никаких проблем не должно возникнуть.

Распорядившись найти меня, как приедут Шуйские, я направился на поиски Даши. Теперь необходимо было поговорить с ней.

Сила пробудившаяся в ней во время нашего спасения определённо была предвидением. А только одного этого достаточно для того, чтобы схватить Дашу в охапку и увезти отсюда как можно дальше. Спрятать её в каком-нибудь глубочайшем бункере, расставить кругом множество охраны и не подпускать никого даже на пушечный выстрел. Из разряда дочери императора она сразу же перешла в разряд важнейшей фигуры на шахматной доске.

Сперва я поговорю с ней, а уже потом срочно свяжусь с императором и расскажу о проснувшихся у Даши способностях. Хотя, вполне возможно, что это сделают до меня, если уже не сделали. Думаю, час не сыграет большой роли. Говорить об этом в присутствии Смирнова я не стал, всё же пока ещё не доверяя ему.

Исходя из того, что во время нашей связи не император ни отец ни обмолвились и словом по этому поводу они ещё ничего не знают. Ну или так же, как и я — не доверяют одному из присутствующих при нашем разговоре.

Долго искать Дашу не пришлось. Возле одного из зданий, которое оказалось общежитием для офицеров, я увидел дежуривших бойцов Ярости, под руководством Бурана, который сейчас увлечённо что-то строчил на телефоне, спрятавшись за спины своих бойцов. Я тут же направился к ним.

— Великая княжна здесь? — спросил я у расслабленно стоящих бойцов, смотрящих на всех окружающих, словно на дерьмо.

Помимо Бурана, здесь находилось ещё четыре бойца, которых я видел впервые. Но одного взгляда на низ мне вполне хватило, чтобы понять, что с нами летели самые адекватные из отряда императорских карателей.

— А тебе-то какое дело малыш. — сплюнув мне под ноги, произнёс парень с татуировкой черепа, которая занимала половину его лица.

Немного приглядевшись я заметил, что под этой татуировкой прячется отвратительный шрам, скорее всего, полученный от огня. Рука с этой стороны также была повреждена. И если лицо боец пытался прятать, то руку, наоборот, выставлял напоказ, положив её поверх винтовки, направленной на меня.

— Череп, да чего ты с ним вообще разговариваешь? Дал бы пинка под зад и всех делов. Воевода нам чётко сказал, что порвёт очко, если мы подпустим к девчонке хоть кого-нибудь без его разрешения. Если ты испугался сопляка, то давай это сделаю я.

Включился в разговор ещё один боец, лицо которого мне показалось знакомым. Ярко-рыжие волосы и огромные тоннели в ушах, отложились в моей памяти. И видел я его, ещё до начала всех приключений, настигших меня после нападения Юсупова с товарищами. Он вроде устроил стрельбу в одном из торговых центров то ли Воронежа, то ли Волгограда и перебил много людей.

Но я был уверен, что его казнили на месте. Причём сделали это находившиеся в том торговом центре отпрыски местных знатных родов.

Череп промолчал, а этот отморозок двинулся в мою сторону, собираясь воплотить свои слова в жизнь.

Буран даже не оторвался от своего занятия, чтобы хотя бы взглянуть, что происходит.

Ну раз у них тут так весело, то почему бы и мне не повеселиться.

Я просто стоял и ждал, когда ко мне подойдёт рыжий, чтобы начать воспитательный процесс этих ублюдков.

Судя по тому, что Череп остался стоять на месте, он узнал меня, но показывать слабость и идти на попятную явно не собирался.

— Вы посмотрите, какой бесстрашный сопляк. — рассмеялся рыжий, когда подошёл ко мне вплотную. В его глазах промелькнули искры, которые и должны были меня напугать.

Вот только в следующую секунду уже он отшатнулся от меня, вызвав смех у остальных бойцов Ярости.

А я всего-то позволил своим глазам налиться кровью.

Лицо рыжего исказилось от злости. А после того как я начал улыбаться он и вовсе не выдержал и бросился на меня с кулаками, охваченными молниями.

Стандартная техника электриков для ближнего боя. Отлично показывающая себя против простых людей и слабых одарённых.

Всего пары ударов по мне ему хватило, чтобы начать пятиться в сторону своих товарищей, с дикими воплями ужаса.

А я всего-то накинул на себя броню Демона и вырастил несколько кровавых шипов, которые пробили кулаки утырка, связав его со мной кровавыми нитями.

И это новое элитное подразделение? Да их перебьют в первом же бою. Если они не научатся думать головой, прежде чем лезть в драку. Нужно будет поговорить с Воеводой по поводу тех, кого он берёт в свой отряд.

— Замри и заткнись! Орёшь, как баба! Остальных это тоже касается. — пророкотал я, наблюдая за реакцией бойцов Ярости. Хотя после подобного у меня язык не поворачивается их называть бойцами.

А реакция была просто потрясающая. Единственным, кто даже не обратил на меня внимания был Буран. По-прежнему продолжавший ковыряться в телефоне. У него, что уже выработался иммунитет после нашей непродолжительной прогулки по лесу? Да быть такого не может.

Даже не все наши дружинники привыкли к этому. Хотя они видят нас в боевом обличии чаще, чем кто-либо.

Ну хрен с ним, с Бураном. Потом разберусь.

Зато остальные его подчинённые по полной ощутили, всю гамму чувств, что дарила моя броня. Один из бойцов даже обмочился от страха.

— Я смотрю, вы совсем страх потеряли и считаете себя тут королями? И как только Воевода не прикончил вас лично? У меня уже через минуту общения с вами руки начали чесаться. Буран!

Заорал я, обращаясь к заместителю Воеводы, но тот снова не отреагировал. Да какого хрена здесь творится?

Мне кажется, что после моего крика на нас обратила внимание вся часть. По крайней мере те, кто находился на улице.

Ну это совсем уже ни в какие ворота не лезет. Пора познакомить Бурана с любимым методом воспитания Читера. Сразу десяток кровавых игл отправились в его сторону, но ничего не произошло. Иглы прошли, сквозь образ Бурана и воткнулись в стену, за его спиной.

А в том, что это был просто образ, я не сомневался. После того как его коснулись иглы, он поплыл и начал растворяться в воздухе.

— Какого хера? — спросил я, но ответа не последовало.

Да и какого ответа я ждал от перепуганных до смерти людей. Тем более сам приказал им заткнуться.

— Череп. Отвечай. Где Буран и что это за хрень. — указал я рукой на уже практически исчезнувший силуэт Бурана.

Татуированный с трудом открыл рот и начал торопливо говорить, порой проглатывая по половине слова, про окончания я вообще молчу. Было понятно, что подобным образом нужную информацию я не получу.

Ну ладно, вроде они всё осознали, тем более сил я потратил прилично. Отпустив броню, я повторил свой вопрос.

Оцепенение с бойцов моментально спало, а рыжий и вовсе пустил слезу, плюхнувшись задницей на асфальт. Он был единственный, у кого в глазах по-прежнему стоял ужас. Соединяющие нас кровавые нити никуда не делись.

— Это способность режиссёра. — всё ещё немного трясущимся голосом произнёс Череп. — Буран попросил прикрыть его, а сам завалился спать. Сказав, что дико вымотался за время, проведённое в лесу.

Режиссёром оказался невысокий боец в тёмных очках и чёрной кепке. Именно он обмочился, но нужно отдать должное не бросил свою технику. Иллюзии были очень редким даром. И получались они у режиссёра очень реалистичными.

Теперь перед тем, как начать разговор с Дашей я сперва пообщаюсь с Бураном, к которому меня вызвался в добровольно принудительном порядке проводить Резкий. А именно такой позывной оказался у рыжего.

Ну это точно не отряд особого назначения, а какая-то банда.


Глава 21


Буран дрых в комнате на первом этаже, даже не подумав проснуться при нашем появлении.

На этот раз мои иглы сработали как нужно. Горе-заместитель подскочил с диким криком, держась за пострадавшую часть тела.

Он даже умудрился, практически мгновенно атаковать нас, но я был готов к подобному развитию событий и выставил защиту заранее. Правда, я защитил только себя. Резкий, словив смачный удар от своего непосредственного руководителя, осел на пол, судорожно хватая обмороженными губами воздух.

Дальше последовало короткие, но очень действенные воспитательные меры с моей стороны, после которых Буран гарантированно не заснёт, пока им не займётся целитель. Командир всегда должен отвечать за своих подчинённых.

Мы все устали не меньше, чем он, но не позволили себе отдых и приступили к работе. А из-за его слабости отморозки из Ярости считают, что могут вести себя как угодно и за это им ничего не будет.

Хотя вполне могло случиться так, что нарвись они на кого-то другого, а не на меня и их бы уже всех перебили. Да будь они хоть супер-пупер бойцами, сейчас они находились на территории военной части и их бы попросту задавили числом.

После наказания я отправил Бурана на поиски Воеводы. Он должен доложить ему обо всём случившемся, а после самостоятельно определить наказание для провинившихся бойцов. И если это наказание покажется мне недостаточно суровым, то Буран присоединится к своим подчинённым, вот только наказание буду назначать уже я сам.

А Боров меня отлично натаскал в этом плане. Прекрасно подбирая меры воспитания как для простых бойцов, так и для одарённых.

После этого я отпустил всех выполнять мои приказы, а сам отправился к Даше, занявшей одну из комнат на втором этаже.

Сейчас здание пустовало и княжна с Бураном были тут единственными постояльцами.

Вламываться к Даше, как к Бурану я не стал, а сперва решил постучаться в дверь. От моего прикосновения она начала открываться. Одновременно с этим прозвучал Дашин голос.

— Заходи Сереж. Я знаю, для чего ты пришёл и могу сказать, что сама не до конца понимаю, что со мной происходит. Сила, что появилась у меня впервые во время нападения роботов… после крушения словно сломала сдерживающую её стену и хлынула бурным потоком, заполняя меня.

Сама Даша сейчас сидела на потрёпанном деревянном стуле и качалась из стороны в сторону, при этом не отводя взгляда от распахнутого настежь окна.

Сейчас она больше всего походила на сумасшедшую, какими их любят показывать в кино. Растрёпанные волосы, отсутствующий взгляд, руки постоянно прибывающие в движении и улыбка, не сходящая с лица.

— Я пока ещё не могу управлять этой силой. На меня обрушивается море видений, в которых мне ещё предстоит разобраться. Я не понимаю даже малой доли того, что вижу. Всё проносится мимо меня с нереальной скоростью. Порой я даже не успеваю разглядеть ничего, но я уверена, что при необходимости это видение с лёгкостью всплывёт у меня в памяти.

Даша замолчала и наконец повернулась ко мне, при этом у неё потекли слёзы.

— Моя память переполнена чужими воспоминаниями и событиями, которым ещё только предстоит произойти. События, которых в моей голове имеются десятки, а то и сотни вариаций и только одна из этих вариаций произойдёт в реальности. А остальные просто исчезнут. Но на их место обязательно придут другие. Тогда в лесу…

Даша ненадолго замолчала, словно подбирая нужные слова, но похоже, у неё это плохо получалось и махнув рукой, она продолжила.

— Тогда в лесу я чётко знала, в какую сторону нам нужно двигаться и кого отправлять в бой. Там передо мной не стоял выбор. Я видела лишь одну дорогу, по которой мы и шли. Но как только нас встретили, эта дорога моментально исчезла, а вместо неё появились сотни новых.

— Нам нужно срочно рассказать об этом императору. — сказал я, хватаясь за телефон. Откладывать и дальше это нельзя.

В этот момент по комнате пронеслась волна могильного холода и телефон выскочил из моих рук, ударившись о стену в нескольких сантиметрах от окна.

— Если ты сделаешь это сейчас, то нас убьют. — произнесла Даша, мгновенно появившаяся рядом со мной.

Её глаза пылали призрачным светом, а за спиной я увидел прозрачный шлейф, который поддерживали две еле различимые могучие фигуры.

— Мои духи хранители. — ответила Даша на не заданный мною вопрос.

После этого она коснулась моей щеки, на удивление тёплой ладонью и ласково улыбнулась. От этой улыбке мне стало очень хорошо, я даже был готов полностью забыть про телефон. Вот только мне требовались ответы.

— Ты получишь от меня все ответы. Всему своё время. — словно прочтя мои мысли, сказала Даша. — Сейчас просто поверь, что в ближайший час рассказывать императору о проснувшейся у меня силе сродни самоубийству.

— Но тогда нам нужно срочно предупредить всех, кто выбирался из леса вместе с нами. Особенно Воеводу. Вполне возможно, он уже сейчас всё рассказывает императору. — тут же спохватился я, поверив Даше.

А не верить ей у меня не было причины. Она уже дважды предупреждала меня о смертельной опасности, а в лесу и вовсе не разу не ошиблась, указывая нам, куда идти и кого выдвигать для боя с засадами.

Я прекрасно помню, что говорили мне про ведунов дед и император. Это величайшая ценность любого государства. Род, в котором есть ведун становиться правителями и в это целиком заслуга ведуна.

Должно быть, после смерти Надежды Александровны дар предвиденья передался Даше. А в связи с последними событиями, что словно лавина обрушились на нас, дар совершил качественный скачок, выйдя на необходимую мощность. Если это вообще можно было так называть.

— Не стоит, — остановила меня Даша, ухватив за руку. — Сейчас всем не до того, чтобы общаться с императором. Да и Николай Александрович сейчас ответит только на твой звонок. Он уже дважды проигнорировал жену, — Даша взяла небольшую паузу, пристально посмотрев мне в глаза и продолжила. — Больницу, в которой находился цесаревич, сровняли с землёй.

— Но… — начал говорить я, остановившись на полуслове.

Но цесаревича должны охранять не хуже, чем самого императора. После покушения к нему приставили не только дядю, но и насколько я помню второй и третий полки императорской гвардии.

Да для того, чтобы пробиться сквозь всю эту охрану, нашим врагам потребовалось бы подтягивать туда полноценное войсковое соединение, усиленное одарёнными. Но и в этом случае я сильно сомневаюсь, что им бы удалось достать цесаревича.

Тут я видел лишь два варианта. Либо предательство, что больше всего похоже на правду. Либо очередное появление мощной техники, наподобие тех же роботов.

Хотя после нападения на нас. Полиграф обещал, что непременно усилят контроль над небом столицы.

— Роботам не обязательно преодолевать всю дорогу по воздуху. Их просто привезли и активировали в нескольких кварталах от клиники. — снова заговорила Даша, рассказывая мне, как всё происходило на самом деле. — Тридцать единиц, шесть из которых, смогли пробиться к цесаревичу. Но могу точно сказать, что он жив. Его смерти я не вижу.

Сказав это, Даша закрыла глаза и пошатнулась. Я тут же подхватил её и положил на диван, расположенный в комнате.

Выходит, что она может видеть и прошлое?

— Это произошло меньше часа назад. — прошептала ослабленная Даша. — Я могу видеть лишь будущее либо настоящее. Прошлое недоступно никому.

Тут я промолчал. «Второй шанс» давал мне возможность возвращения в прошлое и исправления собственных ошибок.

— Давай ты не будешь отвечать на мои вопросы до того, как я их задам? — сказал я.

Слишком уж напрягает подобное. Постоянно кажется, что кто-то копается в твоих мозгах. Хоть я и прекрасно понимаю, что Даша просто увидела мой вопрос в одном из вариантов будущего.

— Прости. Я ещё не привыкла к новым возможностям и привыкну нескоро. Сейчас я могу лишь попросить тебя, быть немного более терпимым и дать мне время, на освоение. К сожалению, я не могу видеть собственное будущее и сказать, сколько времени у меня займёт процесс адаптации, тоже не могу. — снова опережая события, сказала Даша.

После этого она попросила пообещать, что до приезда Шуйских я буду находиться с ней. А с императором свяжусь только после того, как уедут гости, об этом меня попросит Смирнов, отчего-то не решаясь сделать это самостоятельно, хотя он имеет подобные полномочия, как один из моих заместителей. Но это было неточно и всё ещё могло измениться.

Дальше Даша начала мне рассказывать, что она смогла узнать о своих способностях за то время, что уже пользуется ими. На самом деле оказалось совсем негусто, но и этого вполне хватало, чтобы вывести нас из западни кукловода.

Только пробудившийся дар Даши оказался немного сильнее дара ведуна наших противников. Но Даша сказала, что это из-за того, что дар прорвал сдерживающие его преграды, выплеснув всю накопившуюся мощь и поэтому произошёл столь сильный эффект. Уже сейчас она чувствовала, что дар начинает успокаиваться. Первоначальный импульс начинает рассеиваться, и дар входит в нормальное русло.

— Дар предвиденья невозможно измерять уже привычными всем способами. Это просто нереально. По сути, единственное на что способны ведуны, это видеть предполагаемое будущее, и всё. Никаких защитных или атакующих техник. Вообще ничего. — сказала Даша.

Всего лишь видеть предполагаемое будущее, ерунда-то какая!

От ведунов и не требовалось умение защищать себя. Для этого были другие люди. Ведуны должны лишь указать, откуда произойдёт нападение, какие силы выставит противник, и всё.

Силы расходовались, когда Даше приходили особенно сильные видения. А происходило это нечасто. В остальное же время в её голове постоянно возникало множество несвязных образов, которые со временем могли сложиться в общую картину.

Опять же, для того чтобы научиться работать с этими образами ей нужно было время. Научить Дашу никто не мог. Надежду Александровну убили раньше, а о других ведунах Даша ничего не знала. Но здесь она обмолвилась, что это пока. Сказав, что она чувствует, что вполне возможно понять, где ещё находятся люди подобные ей.

А вот это было уже очень интересным. Да если Даша сможет справиться с этой задачей и научиться отслеживать других ведунов, то она очень сильно облегчит нам жизнь.

Просто укажет, где скрывается вражеский ведун, а там и кукловод будет недалеко. Даше осталось только понять, как это всё работает.

В основном говорила только она. Я же слушал и мотал на ус. Информация о ведунах и их способностях из первых уст, так сказать, была просто бесценной. Впрочем, как и сама Даша. Ведь если она потенциально могла находить других ведунов, то они её уже не могли. И это благодаря дару призрачных погонщиков.

После пробуждения дара предвидения Даша стала двуталанной. И если я в этом плане был очень ущербным двуталанным одарённым, так и не понимая, как пользоваться силой тьмы, подаренной мне Денису, то она могла смело себя так называть.

— Император и дед говорили мне, что ведуны не могут видеть никого, кто обладает даром крови. Но судя по твоим словам, это совершенно не так и ты видишь, что может произойти со мной. — спросил я, придя к подобным выводам.

— Единственная, кого я не могу сейчас видеть — это я сама. Хотя с тобой и императором тоже не всё так просто. Я вижу лишь обрывки видений, по которым мне и предстоит складывать цельную картину. Получилось у меня это сделать лишь пару раз, пока мы выбирались из засады устроенной кукловодом.

— Кто он? — задал я вопрос, который напрашивался сам собой.

А вдруг Даша сможет ответить и тогда все наши проблемы будут решены очень быстро. Главное — вычислить человека, а остальное — это уже дело техники.

Но Даша покачала головой, сказав, что не видит этого. Вполне возможно, что ведун противников, каким-то образом защищает кукловода.

Но одними только разговорами мы не обошлись. Даше нужна была разрядка, которую она потребовала от меня в ультимативной форме, скинув с себя платье, в котором она улетала из столицы.

* * *
— У тебя ещё есть восемь минут, чтобы привести себя в порядок и отправиться встречать будущих родственников. — сказала, немного осоловевшая Даша. — А я немного посплю, пока видения не вернулись снова. Похоже, секс позволяет немного отодвинуть этот момент.

Сказав это, Даша моментально отрубилась. Пришлось мне носиться по комнате в поисках какого-нибудь покрывала, одеяла или хотя бы чего-нибудь, чем можно было прикрыть обнажённую девушку.

Не хватало ещё, чтобы сюда решил зайти один из отморозков Воеводы и увидел Великую княжну в таком виде. Да за одно только это я кастрирую ублюдка.

Вот опять это чувство. Это называется ревность?

Вот же!

В шкафу нашёл толстый плед и прикрыл им Дашу. Надеюсь, она не решит во сне раскрыться. Хотя спать под тёплым пледом летом, то ещё удовольствие. Но пока вроде, её ничего не беспокоит.

Быстро натянув на себя одежду, я побежал вниз. Собираясь пригрозить Бурану и его отморозкам, чтобы они даже не смотрели в сторону второго этажа. И тем более не орали, а дали Даше хорошенько отдохнуть.

Совсем не об этом мне сейчас нужно думать. Но эти мысли сами лезут в голову.

В общем, просто сказал Бурану никого не пускать, ни шуметь и не давать шуметь другим. А сам я двинулся в сторону штаба. Если Шуйские и приедут, то первым делом их отправят туда. А уже только после этого, отведут к Насте и Юлии Сергеевной.

По дороге я ещё немного подумал, над словами Даши.

Как я понял главная её проблема сейчас, это видения, которые происходят постоянно. А исходя из её слов выходит, что секс позволил ей ненадолго избавиться от этих самых видений. И для того, чтобы облегчать её участь и давать отдыхать мне необходимо будет как можно чаще…

Закончить мысль мне не дал сильный удар по спине, от которого я побежал вперёд, едва не уткнувшись носом в асфальт. Чтобы удержаться на ногах, мне пришлось прибегать к помощи дара, усиливать восприятие и слегка помогать себе кровавым щупальцем.

Это, что за шутник такой нашёлся?! Совсем охренели! Ярость накрыла меня с головой, чего раньше никогда не было. Сейчас я был готов убить, осмелившегося поступить так, но повернувшись никого не увидел.

Даже раскинутая в радиусе десяти метров сигнальная сеть дала понять, что рядом никого нет. Но это совершенно точно, был удар по спине. А ощутил чью-то руку. Причём мне показалось, что это была женская рука.

Покрутив ещё немного головой по сторонам и не найдя никого, я отпустил силу и пнув подвернувшийся камень, поспешил к штабу. Остановившись буквально через пять метров для того, чтобы перехватить очередной удар, нацеленный мне в спину.

Сигнальную технику я оставил, а восприятие было и без того разогнанным до предела, после предыдущей выходки этого шутника. Вернее, шутницы.

Я перехватил руку, очень симпатичной женщины, которая показалась мне ужасно знакомой. Она была одновременно похожа и нет на старшую сестру императрицы Полину. Имелись, как и сходства с фотографией, размещённой в досье на род Шуйских, так и отличия. Причём последних было гораздо больше. Я даже немного опешил, чем позволил женщине освободиться.

— Ну, так неинтересно. — надула она губки и стала очень похожа на Настю, когда та обижалась на меня. — Я думала поиграть с тобой ещё немного. А ты смог поймать меня уже на второй раз. И чего ты так на меня смотришь? Словно собираешься укусить? Говорю сразу, так просто я не дамся. Да и перед выходом из дома я специально намазала кожу дико токсичной дрянью. Так, что если ты меня укусишь, то пару дней, проведённых в уборной, тебе гарантированно!

— Кто вы? — с трудом выдавил я из себя, пытаясь переварить услышанное.


Глава 22


— Неужели спецслужбы империи работают настолько плохо, что не смогли предоставить тебе всей необходимой информации? — нарочито картинно удивилась женщина, округлив и без того немаленькие глаза.

— Работают они отлично. Вот только я смотрю, что ни они одни отлично работают. И у Шуйских имеется отличный целитель, который может практически до неузнаваемости изменить внешность человека. Ведь так Полина Сергеевна?

Только сейчас я вспомнил маленькую приписку в конце информации на старшую сестру императрицы, о её чрезмерном пристрастии к изменению внешности.

Там говорилось, что она минимум пару раз в месяц прибегает к услугам целителей, специализирующихся на внешности.

Но тогда я пропустил эту информацию, посчитав несущественной. Хотя сейчас понимаю, что сделал это зря. Да и людям Ока нужно было разместить её не в конце досье, а первой строкой. И выделить пожирнее.

— Молодец. — похвалила меня Полина Сергеевна. — Можно сказать, что первую проверку ты прошёл.

После этого она мне подмигнула и помчалась в штаб, моментально выходя на пик возможностей физика архигранда. Меня даже обдало поднявшимся ветром.

Постояв пару секунд, я пожал плечами и пошёл следом за столь сумасбродной сестрой императрицы.

Первая проверка значит? Хотя чему удивляться. Нечто подобное я и предполагал. Вот только предполагал это со стороны Настиного прадеда — Василия Петровича. А тут этим занялась её тётя.

Всё же целитель у Шуйских был действительно настоящим мастером. Женщина далеко за сорок выглядела максимум лет на двадцать пять. И в этом плане далеко опережала свою младшую сестру.

— Проходите, Сергей Михайлович. — пригласил меня в кабинет Смирнова неизвестно откуда взявшийся секретарь.

В первое моё посещение его тут не было и доступ в кабинет начальства был свободным.

Прохор Иванович так заморочился перед прибытием гостей? Вот только для чего оно ему было нужно? Наверняка этот человек обладает каким-то узконаправленным даром, на который Смирнов весьма полагается при встрече с Шуйскими.

Поставил себе галочку, обязательно узнать об этом. Ну а пока пойду знакомиться с остальными будущими родственниками, прибывшими на базу.

Войдя в кабинет, я застал довольно любопытную картину. В качестве хозяина кабинета сейчас выступал не Смирнов, а Полиграф. Сам же Прохор Иванович сидел в одном из гостевых кресел, рядом с парой мужчин в возрасте. В одном из которых я сразу же узнал нынешнего главу рода Шуйских — Сергея Васильевича. А вторым оказался его брат Алексей.

Сергей Васильевич был архиграндом, а его брат грандом.

Их присутствие здесь напрашивалось само собой. Впрочем, как и Полина Сергеевна не вызывала особых вопросов в отличие от ещё одного члена этой делегации.

Это была маленькая девочка, лет шести — семи. Сейчас она сидела на коленях у сестры императрицы и с любопытством рассматривала какие-то бумаги. Причём было видно, что она не просто так смотрит на них, а именно читает. Читает и отлично понимает суть их содержимого.

Рядом с девочкой на столе лежал толстый блокнот, в который она периодически что-то записывала.

В досье имелся один лист посвящённый Настиной двоюродной сестре Марии. Девочке, как раз было шесть лет и она была дочерью Полины Сергеевны. Но исходя из столь юного возраста представительницы рода Шуйских о ней не имелось практически никакой информации. За исключением даты рождения и имени предполагаемого отца.

Полина Сергеевна уже больше двадцати лет была вдовой. После того как её муж погиб при довольно странных обстоятельствах во время учений. Он был кадровым офицером из рода Болотниных. Одного из немногих в империи родов, посвятивших себя кадровой военной службе.

Они были хоть и довольно средним по силе родом, но славились своим умением в филигранной работе с даром. Поэтому официальная версия о несоблюдении Болотниным всех необходимых предосторожностей и неправильным обращением с даром, была настолько притянута за уши, что поверить в неё мог разве, что ребёнок.

С момента смерти мужа к сестре императрицы сваталось больше десятка человек из очень знатных родов, но все они неизменно получали отказ.

Поэтому когда Полина Сергеевна родила, вся империя ещё долго стояла на ушах, обсуждая эту новость.

Я тоже прекрасно запомнил это. Настя тогда мне все уши прожужжала, что теперь у неё появилась маленькая сестрёнка, с которой она будет играть.

Вот только вышло так, что видела она эту сестрёнку от силы два раза за все шесть лет. И было это, когда Маша ещё висела на материнской груди. А дальше, каким-то совершенно непостижимым образом всегда выходило, что Насте не удавалось застать сестру в поместье. Да и теперь, когда она останется у Шуйских на неопределённый срок, никто не разрешит ей подходить к Маше.

Мне стало очень интересно, для чего они привезли с собой ребёнка? Само собой напрашивалось, взять ещё пару сильных одарённых. Они смогли бы помочь совладать с Настей и доставить её в поместье.

А сейчас я начал сомневаться, что Шуйские приехали, чтобы забрать Настю и императрицу.

— Отлично, что вы сами пришли Сергей Михайлович. — обратился ко мне Полиграф. — Я буквально пару минут назад отправил на ваши поиски Суворова. Господа Шуйские очень хотели познакомиться с вами лично.

О как! Они сюда приехали именно для того, чтобы познакомиться со мной? Вот это новость.

— Заочно мы, естественно, всё знаем друг друга. — заговорил отец Юлии Сергеевной и я кивнул, подтверждая его слова. — Тем более Настя нам постоянно рассказывала о тебе, когда приезжала в гости. Правда, тогда ты ещё выступал в роли её охранителя и лучшего друга. А вот теперь и в качестве жениха.

— А я вам говорила, что они поженятся. — не отрываясь от изучения бумаг, произнесла Маша, чем вызвала улыбку на лицах Шуйских и удивление на лицах остальных присутствующих. В том числе и меня.

— Для разговоров об этом у нас ещё будет много времени. Для начала позволь представить тебе всех присутствующих в этом кабинете членов рода Шуйских. С остальными ты познакомишься, как окажешься в нашем поместье.

Сказав это Сергей Васильевич официально представил мне всех, включая свою внучку. Девочка лишь кивнула, начав что-то писать в блокноте. Причём делала она это очень быстро. С такой скоростью не могут писать и взрослые, а тут шестилетний ребёнок.

— А теперь, когда все формальности соблюдены. Я бы хотел услышать от тебя о случившемся на вас нападении. Из первых уст, так сказать.

Задавать вопрос, почему они не спросили об этом того же Воеводу, я не стал. Наверняка это была вторая проверка. Ведь не зря же Полина Сергеевна рассказала мне об этих самых проверках.

Потом нужно будет сказать ей спасибо.

Рассказ занял у меня минут двадцать, в которые я смог уместить абсолютно всё. Рассказывать о проснувшихся у Даши способностях я не стал, а вот скрывать что-либо о словах кукловода и о нашей встрече с Семеновым, которого я отправил в отставку, не видел никакого смысла.

— Многие из напавших на вас являются выходцами из известных в этих краях родов. И их смерти наделают много шума. Но это мы берём на себя. Главное, что Настя с Юлей остались живы.

В наш разговор с главой рода Шуйских никто не вмешивался. Одна лишь Маша, отложила на время изучение документов и периодически что-то записывала в свой блокнот. За всё время, она ни разу не посмотрела в мою сторону, что показалось мне очень странным.

А после слов своего деда, девочка вырвала лист из блокнота и протянула ему. Я лишь краем глаза успел уловить строчки, исписанные аккуратным подчерком, которому позавидует любой учитель.

Быстро пробежав глазами, по написанному Сергей Михайлович тяжело вздохнул и попросил всех оставить нас с ним наедине.

Как-то мне это не очень понравилось. Тем более что Полиграф и Смирнов даже не произнесли ни слова против. Они просто встали и вышли следом за Шуйскими. К моему удивлению, Маша осталась в кабинете.

— Я хочу поговорить о твоём деде. — произнёс Сергей Васильевич, внимательно следя за моей реакцией.

А вот вам и третья проверка и походу самая серьёзная. Но это они так считают. На самом деле для меня сейчас это не является настолько болезненной темой. Для себя я уже всё решил.

— Я вас слушаю.

— Николай говорил, что ты до сих пор ещё не можешь принять решение. И я тебя прекрасно понимаю. Никого и ничего не может быть важнее семьи. Могу точно сказать, что находись я на твоём месте…

Дальше я не стал слушать, прекрасно зная, что хочет сказать Сергей Михайлович. Я просто поднял руку, останавливая его.

— Я остановлю деда.

После моих слов Маша выругалась, в очередной раз заставляя меня удивляться. Шуйский же даже не обратил внимания на поведение внучки, уставившись на меня тяжёлым взглядом.

Его кожа начала стремительно краснеть. Он был просто в ярости. Столешница под руками Сергея Васильевича жалобно заскрипела и разлетелась на куски.

Какого хрена здесь вообще происходит? Но думать об этом я буду позже.

Шуйский встал и медленно двинулся в мою сторону, до хруста сжимая кулаки. Страшно было до усрачки и хотелось убежать из кабинета, следом за остальными. Но показывать свою слабость я не собирался. Только не Шуйским, которые ценили личную силу, практически так же, как и семейные ценности.

Маша же даже и сейчас не проявила никакой реакции, вновь взявшись за разлетевшиеся по кабинету, после вспышки ярости деда, бумаги.

— Не такого ответа я ожидал оттого, кто станет мужем моей внучки. — сдерживаясь, чтобы не заорать, начал говорить Шуйский. — Семья самое важное, что может быть у любого человека. И каждый её член, для меня важнее, чем всё грёбаное население планеты.

Сергей Иванович говорил это, продолжая медленно приближаться ко мне. Мы были с ним почти одного роста. Он смотрел мне в глаза, даже не моргая. В его собственных плескалась ярость. Ещё пара шагов и он уткнётся в меня носом, но сделать хоть один маленький шаг назад, было непозволительной роскошью.

Наоборот, я ждал. Ждал, когда он сделает эти пару шагов, чтобы ответить и ответить в той же манере.

Это вот так Шуйских считают добродушным родом, даже несмотря на всю их силу? Что же тогда вытворяет Василий Петрович, раз все считают его крайне вспыльчивым и скорым на расправу?

— Если ты согласен убить собственного деда, то я запрещаю Насте выходить за тебя. В нашем роду не может быть места, подобным людям. Тем, кто готов совершить страшное по приказу.

Последний шаг был сделан и разъярённое лицо Сергея Васильевича замерло в паре сантиметров от моего. Меня тут же обдало жаром, исходящим от его тела, но я лишь улыбнулся.

И в следующую секунду накинул на себя броню Демона, заставляя Шуйского отшатнуться от меня.

Вот теперь настал мой черёд говорить. Сейчас я не пытался беречь силы, вливая их в броню без остатка.

— Не вам решать за Настю. — пророкотал я, отчего в кабинете затряслись окна.

Я заметил, как вздрогнула Маша и это вызвало у меня улыбку. Против пугающего эффекта брони не может устоять никто. Хорошо, что моего лица сейчас не видно.

Теперь я начал медленно двигаться вперёд, заставляя Шуйского пятиться. Нужно было пользоваться моментом, пока он не опомнился.

— Я и не собираюсь входить в ваш род. Впрочем, как и в род Романовых. Но также я и не собираюсь оставаться в роду Воронцовых. После свадьбы мы создадим новый род. Род, который не будет иметь отношения ни к одному из озвученных. Мы начнём с Настей всё с нуля.

В последний момент я уловил движение и каким-то чудом, смог заблокировать удар. Нужно было торопиться, силы были на исходе, да и против Шуйского я не продержусь и минуты. Слишком неравны были наши силы.

— Деда нужно остановить. На его руках уже слишком много крови. И я единственный, кому он позволит это сделать. Не стоит лезть в дела рода Воронцовых!

Сказав это, я вложил остатки сил в руку, до сих пор, удерживающую кулак Сергея Васильевича и смог отвести её в сторону.

— Если, вы ещё раз позволите себе подобное. Я не стану сдерживаться. — произнёс я и сила оставила меня.

Пришлось срочно отпускать руку Шуйского, слишком горячей она оказалась.

Я даже и не заметил, как мы прошли весь кабинет и уткнулись в стену, рядом с окном.

В глазах Шуйского по-прежнему плескалась ярость. Но сейчас там было и что-то ещё, что я не сразу смог разобрать.

Определённо это был не страх. Хоть моя демонстрация и смогла ненадолго выбить Сергея Васильевича из колеи, но напугать его мне не удалось.

Вместе с яростью в его глазах я увидел удовлетворение. Он, что — проверял, сможет напугать меня или нет? Сломить мою волю и заставить делать, что скажет?

Мои мысли прервал голос Маши.

— Хватит. Я увидела всё, что хотела.

После этих слов Сергей Васильевич отпустил силу и широко улыбнувшись обнял меня, начав хлопать по спине.

— Молодец! Просто красавец! Я честно говоря поначалу прилично так струхнул. Думал даже, что опозорюсь на старости лет, испачкав штаны. Но вроде смог сдержаться. Никогда не верил рассказам отца, что твой прадед одним своим видом в боевой броне мог остановить наступление противника и даже обернуть его в бегство. Но сейчас понимаю, что он ещё немного приуменьшал производимый эффект, наблюдая за этим через барьер из собственной силы.

Даже не используя дар, Сергей Васильевич был намного сильнее меня и поэтому его объятья дались мне довольно тяжело. Конечно, это не Настя с её неконтролируемой силой, но всё же…

— Конечно, я не собираюсь говорить тебе, как поступать в ситуации с Кровавым Вороном. Это дело рода Воронцовых, а Шуйские никогда не лезли в дела других. Даже наших потенциальных родственников. Да я осуждаю твоё решение, но это осуждение лишь моё дело и оно никаким образом не повлияет на вашу с Настей помолвку. Тем более что Юля теперь Романова. Хотя я всегда готов принять её обратно, что бы ни случилось и она прекрасно об этом знает.

— Сейчас снова начнётся. А мне тут ещё предстоит работать и работать. А как тут работать, когда вокруг постоянно разговаривают, заставляя меня невольно отвлекаться. — произнесла себе под нос Маша, специально с тем расчётом, чтобы это услышал дед.

Шуйский широко улыбнулся, глядя на внучку, которая так и ни разу не посмотрела на меня. По крайней мере, в тот момент, когда на неё смотрел я. Ну не могу я составить о человеке мнение, пусть даже о маленькой девочке, если не вижу его глаза. Можно сказать, что глаза для меня являются основным критерием. Складывалось такое впечатление, словно Маша каким-то непостижимым образом смогла это узнать и поэтому не смотрела на меня.

Что же она такого пытается спрятать в своём взгляде?

— Давай дадим внучке поработать в тишине. Это она кончено, прибедняется, что все её отвлекают, но все же мы прибыли сюда, чтобы забрать Настю и Юлю домой. А сами до сих пор даже не взглянули на них.

За дверью нас встречали встревоженные лица Шуйских и всех моих консультантов. Воевода вообще готов был бросаться в бой, судя по тому, что Полиграф с силой сжимал его плечо и похоже, что использовал свой дар. Действие которого я не мог понять до сих пор.

Если Суворов решил прийти мне на помощь, то простые слова его бы точно не остановили.

— Полина, иди к дочке. Только не мешай ей, пожалуйста. — заговорил Сергей Михайлович. — А мы пока сходим и навестим Настю. Сережа нас и проводит.

— В таком случае и мы составим вам компанию, раз Марии необходимо побыть в тишине. — тут же отреагировал Полиграф.

Смирнов кивнул, соглашаясь и достав телефон, начал отдавать какие-то распоряжения.

— Всё в порядке? — спросил у меня Воевода, полностью проигнорировав всех присутствующих. — Повеяло такой жутью, что штаб начали обходить за сотню метров. А я сразу помчался сюда. Но эти… — Суворов, видимо, попытался подобрать подходящее слово, чтобы обозвать Полиграфа и Смирнова, но ничего приличного так и не пришло ему в голову и он просто махнул рукой. — В общем, они не дали мне войти. Заявив, что я сорву важные переговоры.

Я заверил Воеводу, что всё в порядке и пообещал, что позже всё ему расскажу. Только после этого мы двинулись к бункеру, в котором сейчас держали Настю.


Глава 23


Глухих ударов, разносящихся по всей базе, я не слышал уже достаточно давно, поэтому можно было с уверенностью говорить, что первоначальная ярость Насти спала.

Это подтвердил и Авиценна, дежуривший рядом с бункером. Также он сказал, что императрица сейчас находится с дочкой.

Сергей Васильевич тут же попросил и его запустить в бункер, на что получил разрешение от Смирнова, который сейчас официально занимал пост руководителя этой части.

Авиценна лишь развёл руками, сказав, что Шуйский на свой страх и риск может попытаться навестить внучку. Но это у них семейное. Та же императрица, даже не обратила внимание на его слова целителя и пошла внутрь.

— Неужели я испугаюсь собственной внучки? — произнёс Шуйский и отправился вниз, попросив только закрыть за ним дверь. А то мало ли девочка захочет погулять.

Последняя фраза заставила нас напрячься, что не ускользнуло от Сергея Васильевича и он рассмеялся.

— На всякий случай приготовьтесь. — сказал Полиграф, заходя за спину Воеводы.

Смирнов и вовсе предпочёл спрятаться за бункером. В случае чего у него не было шансов остаться в живых.

Послышался скрип двери и мы все замерли, готовясь к самому худшему. Секунда, две, три и я выдохнул с облегчением, но сделал это слишком рано. Раздался сильнейший удар, земля ощутимо задрожала, из-за бункера донеслись ругательства Прохора Ивановича.

— Я предупреждал. — произнёс совершенно спокойный целитель. — Ближайшие пару дней и речи не может быть о перевозке княжны. Только после того, как введём ей успокоительное.

— Так почему не ввести его ей сейчас? — спросил Воевода, слегка подпрыгнув от очередного удара Насти.

— Последний раз я вводил двойную дозу и организм Анастасии Николаевной ещё не успел восстановиться. Рисковать я не собираюсь и поэтому следующая инъекция будет возможна лишь через два дня.

В общем, Авиценна объяснил всё более чем понятно и вопросов по этому поводу ему больше не задавали. Зато я начал задавать вопросы по поводу состояния Виктора.

Здесь всё оставалось по-прежнему. Авиценна заверил меня, что к тому времени, когда станет возможным ввести Насте успокоительное, Виктор уже будет на ногах. Это не могло не радовать.

Дальше мы в основном беседовали с Алексеем Васильевичем. И разговаривали мы на совершенно посторонние темы, не имеющие никакого отношения к творящимся на землях Шуйских делам.

Оказалось, что он является настоящим фанатом мирового автопрома. Уже собрал в своём гараже огромное количество автомобилей. А когда он увидел репортаж с приёма Меншиковых и подарок, подаренный мне императором, то начал по чёрному завидовать. В тот же день подав заявку, на покупку «Императорской Кобры».

Но даже несмотря на то, что он подал заявку ещё во время просмотра репортажа. Алексей Васильевич оказался в очереди под номером шестьдесят два и так понравившуюся машину он получит не раньше осени следующего года.

Он очень воодушевился, когда я сообщил, что Демон прилетел вместе со мной и сейчас находится на базе. К слову, я только сейчас вспомнил о машине. А ведь даже не проверил, как она долетела и как прошла её выгрузка из самолёта.

С этим вопросом я тут же обратился к Смирнову, по прежнему прятавшемуся за бункером.

Как оказалось, Демон всё ещё находится в самолёте. Его тупо не смогли завести, чтобы выгнать. И поэтому было решено дождаться моего появления.

Это они сделали правильно. Начни они пытаться вытащить машину из самолёта другим способом и гарантированно повредили бы Демона. В этом случае им пришлось бы иметь дело со мной. И я даже не знаю, что сделал бы с этими товарищами.

При одной мысли о том, что кто-то причинит вред Демону, меня начинало трясти. Что-то в последнее время, совсем нервы расшалились. Срочно нужно разбираться со всеми делами и отдыхать.

Алексей Васильевич не отказался от моего предложения прямо сейчас отправиться к грузовому самолёту и вызволить из него Демона. Заодно я пообещал прокатить Шуйского на так понравившейся ему машине.

После этих слов мужчина весь засиял и начал радоваться, словно маленький ребёнок. Он бы ещё начал на месте прыгать и хлопать в ладоши от радости.

Но у каждого есть свои маленькие слабости. И увлечение автомобилями, на мой взгляд, одно из самых безобидных. Снова в памяти всплыл кусок ткани с завёрнутыми в неё ушами, а после и тело Шороха, висящее на том кустарнике.

Все ремни с Демона уже сняли и поэтому мне оставалось лишь сесть за руль и выехать из самолёта.

Алексей Васильевич оказавшись внутри и услышав, как рычит мотор Демона и вовсе потерял дар речи.

А когда мы выехали наружу и остановились недалеко от штаба, посмотреть на Демона собралась приличная толпа. Ну и чтобы не разочаровывать собравшихся я решил показать немного возможностей моей машины, предложив всем желающим атаковать демона, будь то сила, огнестрел или обычные камни. И это стало настоящим испытанием для меня самого.

Хорошо ещё, что я додумался предварительно высадить Шуйского.

Оказалось, что держать щит, если машину атакует сразу несколько десятков человек ещё та задачка. И у меня даже промелькнула шальная мысль, что я не справлюсь. Но к счастью, в Демоне до сих пор, имелся небольшой запас крови, которой мне как раз и хватило, чтобы продержаться до конца.

Зато, когда атака прекратилась и я вылез из Демона, получил заслуженную порцию аплодисментов и восторженные крики впечатлённых этой демонстрацией людей. В первых рядах, среди которых я с удивлением обнаружил Прохора Ивановича и всю делегацию Шуйских, за исключением Сергея Васильевича.

В окне второго этажа штаба я заметил Машу, старательно что-то записывающую в свой блокнот. Моя демонстрация не ускользнула от девчонки.

Следующие два часа я провёл, рассказывая о демоне. Собравшиеся хотели знать о нём абсолютно всё. Порой задавая вопросы, ответы на которые не знал и я сам. А на другие просто не хотел отвечать, тогда мне пришлось бы выдавать секреты Демона, которые вполне могут спасти мою жизнь.

Эта импровизированная пресс-конференция закончилась после появления старшего из братьев Шуйских.

Рубашка на нём была разорвана в нескольких местах и запачкана, уже высохшей кровью. Волосы всклокочены. На щеке была огромная ссадина, которая уже практически зажила. Изначально там, должно быть, была очень серьёзная рана. Досталось ему от внучки по полной программе, но Шуйский был абсолютно счастлив, улыбаясь во все тридцать два.

— Настя попросила меня передать тебе привет и сказала, что оторвёт яйца, если узнает, что в её отсутствие, ты…

Что именно я, договорить Сергей Васильевич не успел. В лицо ему прилетела вода, выплеснутая из какого-то проржавевшего ведра, что держала в руках Даша.

А она какого черта тут делает? Почему не спит? И почему она ведёт себя подобным образом?

Если до этого вокруг стоял негромкий галдёж, то сейчас наступила гробовая тишина. Все смотрели на Дашу, которая как ни в чём не бывало, поставила ведро на землю и вытерев руки о подол платья, подошла ко мне.

— Ничьи яйца она отрывать не станет. Слишком они нужны ей самой. — сказала мне Даша, отвесив щелбан по носу, после чего развернулась к опешившему Сергею Васильевичу, который до сих пор не мог прийти в себя от столь вопиющей наглости. — Великая княжна Дарья Романовна к вашим услугам — князь.

При этом Даша сделала книксен, выполнив его безукоризненно, как и полагается императорской дочери. И когда она только научилась этому?

— Вас просто необходимо было немного остудить. Иначе вы могли сказать много лишнего, что негативно сказалось бы на впечатлении Сергея после знакомства с вами. Можете не благодарить. И я вас больше не задерживаю. — махнула она рукой в сторону князя.

Офигевший Шуйский, ещё не произнёс ни слова, а Даша уже поговорила с ним и даже отпустила. Она начинает меня пугать подобным поведением. Или для ведуньи это вполне нормально?

— Не нужно держать на меня зла Полина Сергеевна. Ваша сестра уже давно простила императора и сейчас полностью разделяет его позицию в отношении ко мне. И в любом случае она встанет на мою сторону. Вы же не хотите, чтобы повторилась история девятилетней давности? С тех пор ваша сестра стала ещё более опасным противником, в то время как вы почти забросили тренировки, полностью посвятив себя прелестной Марии. К слову, она уже закончила и ждёт, когда вы заберёте её из того ужасного кабинета, где пахнет смертью.

Я лишь услышал, как выругалась Полина Сергеевна и увидел её помчавшейся в штаб.

— Чего встали? У вас работы, что ли, ни у кого нет? Так я сейчас быстро найду чем вам заняться. — начал разгонять собравшуюся толпу Прохор Иванович, несмотря на то, что он сам несколько минут назад был одним из этой толпы, задавая мне вопросы по Демону.

Но с появлением Даши всё резко изменилось. Он явно не хотел, чтобы её слова слышали посторонние. А в его понимании, наверняка посторонними были абсолютно все, за исключением его самого. Потому что он даже не собирался уходить, встав рядом с Алексеем Васильевичем и с интересом начав наблюдать за противостоянием Даши и главы рода Шуйских.

А противостояние уже началось. Сергей Васильевич уже отошёл от первоначального шока и сняв мокрую рубашку, аккуратно выжимал, боясь разорвать и без того потрёпанную ткань.

— Маша предупреждала, что встреча с тобой неизбежна и не сулит Шуйским ничего хорошего. — осторожно сказал он.

— Это смотря с какой стороны посмотреть. — наклонив голову набок произнесла Даша, явно умолчав о чём-то.

При этом она сперва посмотрела на меня, потом на Смирнова и закончила на выходящей из здания штаба Полине Сергеевне с Машей на руках. Девочка и сейчас не смотрела на меня, отвернув голову в сторону.

— С любой стороны девочка. С любой.

Эти слова Сергея Михайловича отчего-то очень разозлили Дашу. Я видел, как она сжала кулачки и уже собиралась что-то произнести, когда я положил руку ей на плечо и несильно сжал его. Этого вполне хватило Даше, чтобы успокоиться и не наломать дров.

Я предполагал, что встреча Шуйских с Дашей произойдёт не самым лучшим образом. Всё же она дочь императора от другой женщины. Что уже отбрасывает огромную тень на Юлию Сергеевну, а вместе с ней и на весь род Шуйских.

Я говорил об этом и императору и вообще всем, кто имел хоть какое-то отношение к нашей поездке в Сибирь. Но тут меня взялась успокаивать Юлия Сергеевна, заявив, что Шуйских она берёт на себя.

Вот только на деле всё вышло немного иначе, чем предполагалось изначально. Юлия Сергеевна сейчас находится в бункере вместе с Настей, а Даша разбирается с Шуйскими самостоятельно. И хочу заметить, что получается у неё это на удивление хорошо.

— Мама, не ругайся на Дашу, она хорошая. — сказала Маша, не отрываясь от шеи матери.

Мне вообще сперва показалось, что девочка спит, слишком она была расслаблена и лежала с закрытыми глазами.

Слова Даши вызвали лёгкий ступор у всех Шуйских.

— Мы станем с Дашей лучшими подругами и вместе сможем помочь очень многим людям.

— Безусловно, мелкая зануда. — рассмеялась Даша, словно девочка только, что рассказала дико смешной анекдот.

— Старая извращенка. — парировала девочка и тоже залилась звонким смехом.

Мы же стояли и не могли понять, что здесь вообще происходит.

Первой в себя пришла Полина Сергеевна, заверив дочь, что никто не собирается обижать Дашу. Но отчего-то даже я не поверил её словам, чего уж говорить о Даше, которая теперь способна видеть будущее.

Следом за сестрой императрицы в себя пришли и все остальные.

Глава рода сказал, что Настя останется на территории части ещё на два дня. До того момента, пока Авиценна не даст добро на очередной укол успокоительного. Он признался в том, что опасается, что они даже вчетвером не смогут совладать с бушующей в Насте силой.

— Только у отца я видел подобную мощь. — произнёс он, внимательно наблюдая за реакцией своих родственников.

Алексей Васильевич оказался вполне доволен, впрочем, как и Маша, а вот Полина Сергеевна скривилась, услышав эту новость.

Она определённо имела зуб на младшую сестру и её новую семью, а слова Даши о событиях девятилетней давности это подтверждали.

Так выходит, что не все Шуйские так сильно ценят свою семью, как старейшины рода? И Полина Сергеевна яркий тому пример. А императрица и вовсе уже давно стала частью другой семьи.

— Сергей, тебя же мы приглашаем переехать в наше поместье прямо сейчас. Бери своих людей и вперёд. — обратился ко мне Сергей Васильевич.

— К сожалению, Сергей сейчас не может принять вашего приглашения. У него ещё имеются незавершенные дела. А завершить он их сможет, только находясь на этой базе. — ответила за меня Даша, за что я наградил её гневным взглядом и едва сдержался, чтобы не отвесить подзатыльник.

Она даже на всякий случай отошла от меня на пару метров. Видимо, так и не смогла понять решусь я ударить её или нет.

И ведь она прекрасно знала, что теперь я по-любому останусь здесь. Хотя так я поступил бы в любом случае. Сейчас, когда кукловод выступил против нас практически в открытую, я не имею права оставлять Настю здесь без своей охраны.

Расслабиться я смогу, только тогда, когда мы окажемся в поместье Шуйских. Сегодня я лично убедился, что их слова о важности рода это непросто слова. И даже если они действительно причастны ко всему происходящему вокруг трона дерьму, они не станут вредить ни Насте ни Юлии Сергеевне.

Алексей Васильевич поблагодарил меня за возможность прокатиться в Демоне и рассказе о нём. В свою очередь, пообещав провести экскурсию по своему автопарку. В котором имеются настоящие жемчужины.

* * *
— Что ты вообще себе позволяешь? — обрушился я на Дашу, когда Шуйские покинули часть и все зеваки разбежались, страшась гнева Смирнова. Который вместе с Полиграфом отправился провожать гостей. С нами остался только Суворов, которому я рассказал о поведении его бойцов. Не сказав ни слова, он двинулся в сторону, где расположились его бойцы.

Похоже, кому-то сейчас будет очень плохо. Но я ни капли не сочувствовал этим отморозкам. Если они не хотят вести себя по-человечески и соблюдать дисциплину, то Воевода просто вобьёт в них это качество. Ну или убьёт, особенно непонятливых.

После этого княжна попросила проводить её в комнату, сославшись на то, что очень устала. Но я прекрасно понимал, что она просто хочет поговорить со мной наедине. Не желая рисковать и делать это на улице.

На этот раз четвёрка бойцов Ярости в полном составе дежурили у входа в здание, где располагалась Дашина комната. При моём появлении они даже попытались встать по стойке смирно, что мягко говоря, получилось у них не очень.

Как только мы оказались в комнате, Даша коснулась силы и нас обволокло призрачной дымкой.

— Помоги мне. — попросила она.

Я, не понимая, что от меня требуется, просто коснулся дара и направил крошечный импульс к девушке.

Этого оказалось вполне достаточно, чтобы в призрачную дымку начали вплетаться тончайшие кровавые нити, постепенно увеличивая радиус действия этой, непонятной для меня техники.

— Ты должен доверять Шуйским. — заговорила Даша, когда созданная ей совместная техника полностью окутала всю комнату.

От меня требовалась лишь подпитка силой, и всё.

— Император и Око ошибаются на их счёт. Я не вижу их причастности к нападениям, случившимся за последнее время.

— Что за концерт ты устроила? — спросил я вместо того, чтобы начать расспрашивать её о Шуйских.

Если они непричастны, то это просто отлично. Всё же мне до последнего не хотелось думать о том, что за всем этим стоят мои будущие родственники.

Хотя, честно признаться, на этот раз, отчего-то я не до конца поверил в слова Даши. Уж не знаю почему, но сомнения не хотели оставлять меня.

Вспомнилось лицо Полины Сергеевны, после новости о том, что Настин дар очень силён. И ещё меня очень сильно насторожило поведение Маши. Ну не может вести себя подобным образом столь маленький ребёнок.

Оле сейчас одиннадцать и она в сто раз больше похожа на ребёнка, чем двоюродная сестра Насти. Что они сделали с ребёнком?

Этот вопрос я и задал Даше. Но она отказалась на него отвечать. Лишь сказав, что Маша в чём-то похожа на неё, и всё.

— Что она тоже обладает даром предвидения? Или она внебрачная дочь императора? Или что? — попытался я узнать у Даши, но ответа так и не получил.

Вместо этого она сказала, что придёт время и я сам всё узнаю, а пока это далеко не самая важная задача на данный момент.

— Среди твоих помощников есть человек, которого контролирует кукловод. Кто это я не смогла понять. Слишком хорошо поработал ведун противника. Единственное, что мне удалось узнать, что этот человек может отдавать распоряжения на самом высоком уровне.


Глава 24


Если человек может отдавать распоряжения на самом высоком уровне, это очень существенно сужает круг. А конкретно до трёх человек — Полиграф, Смирнов и Воевода.

Вот только, каким образом узнать, кто из этой троицы действительно находится под контролем. Если исходить из того, что на момент нашего отлёта из столицы кукловод находился именно там, то Смирнов автоматически выпадает из этого списка.

Тем более мы не знаем, способен ли наш кукловод работать с неодарёнными. Если простые кукловоды могут работать только с неодарёнными, то вполне вероятно, что это правило работает и для нашего врага, только в обратном порядке.

Воевода был вместе с нами в самолёте и после сражался с насланными на нас отрядами. Если бы это был он, то кукловод уже давно бы уничтожил нас его руками. Я не уверен, что мы смогли бы выстоять против теневого полководца, особенно в тот момент, когда императрица ещё находилась в отключке.

И снова остаётся Полиграф. Полиграф, к которому за последнее время у меня накопилось множество вопросов.

Но Даша не была так уверена в моих выводах. Она вообще на этот раз была мало в чём уверена. Словно сейчас со мной разговаривала не та уверенная в себе девушка, что совсем недавно с лёгкостью затыкала за пояс Шуйских, а трусиха, которая боится каждого шороха и старается лишний раз просто не высовывать носа из своей норки.

На мой вопрос для чего она создала эту технику и от кого решилась защищаться Даша ответила, что ото всех. Единственными из присутствующих на базе, кому она сейчас доверяла, были я и Настя. Настя, с которой они даже незнакомы.

Дальше Даша начала нести откровенную чушь. Я даже порой не понимал, о чём она говорит. Постоянно соскакивая на полуслове и переключаясь на что-нибудь другое.

Вот только что она говорила о кукловоде, как тут же переключается и начинает говорить о предстоящем вече, а через пару слов уже говорит о марионетках в нашем окружении. Причём когда она возвращалась к старой теме, говорила уже совершенно другие вещи.

Складывалось такое впечатление, что в голове у неё всё перемешалось в единую кашу, и она просто не может разобраться, что там происходит.

Она же говорила, что видит множество вариантов одного и того же события и только один из этих вариантов произойдёт. Вот и выходит, что сейчас она начала вываливать на меня всё множество вариантов, которое видит.

Уже через десять минут я понял, что информация о непричастности Шуйских и о том, что один из трёх моих заместителей является марионеткой, всего лишь один из возможных вариантов развития событий. Тем более дальше я услышал ещё с десяток разнообразных версий этого, что убедило меня окончательно.

Даша за последнее время слишком сильно перенапряглась, о чём она уже и говорила. Видимо, разговор с Шуйскими потребовал от неё слишком много сил. Да она просто надорвалась. Как бы это ни стало реальной проблемой. Ведь мы ничего не знаем о ведунах и их способностях. Мне срочно нужно связаться с императором и рассказать ему о проснувшейся в Даше силе. Он наверняка знает об этой силе многое.

Но для начала мне нужно отправить Дашу отдыхать. Сейчас бы попросить Авиценну отправить её в сон, но оставлять девушку одну в таком состоянии нельзя. Придётся прибегать к помощи дара и самому обеспечить ей отдых.

Моя сила не встретила никаких препятствий и я осторожно, стараясь не навредить отправил Дашу спать, немного замедлив её кровообращение.

Но это не остановило её. Даша продолжила разговаривать и во сне. Правда теперь выдавала всего по паре слов и то, постепенно останавливаясь.

Созданная ей защитная техника осталась на своём месте. Хотя должна была исчезнуть, после того как Даша уснула. Это было что-то новенькое.

Но разбираться с этим буду потом. Сейчас необходимо было связаться с императором. И рассказать ему о случившемся. Даше срочно нужна помощь и только он один мог её предоставить.

Осторожно коснувшись кроваво-призрачной пелены, я ощутил, что меня начали изучать и было это довольно мерзко. Меня даже пару раз передёрнуло от отвращения.

Такое ощущение, словно тебя обхватил щупальцами огромный осьминог, до этого плавающий в нефти. Именно ощущение чего-то маслянистого и очень холодного заставляло меня передёргиваться.

Но всё закончилось за несколько секунд. Видимо, нечто созданное Дашей признало во мне своего и открыло проход, позволив покинуть комнату.

— Отпусти Смирнова! — услышал я крик Даши, когда у же оказался по ту стороны призрачной защиты.

Оказавшись за дверью, я повернулся и начал наблюдать, как призрачная дымка за моей спиной начинает смыкаться, а после на ней появляются и кровавые нити.

* * *
— Мне нужен канал защищённой связи с императором и немедленно. — приказал я ворвавшись в кабинет Смирнова.

Здесь сейчас собралось восемь человек, включая Воеводу. И все тут же уставились на меня.

— Прибыли все руководители поисковых групп. Присоединяйся к нашему совещанию мальчик. Послушай, тебе это будет полезно. — проигнорировав мой приказ, произнёс Прохор Иванович.

Он что совсем не хочет со мной считаться и выполнять мои приказы? Да будь он хоть самым лучшим специалистом на планете, подобного отношения к себе я не собираюсь спускать никому с рук.

В этот момент в голове вновь возникли слова Даши.

Броня демона заняла своё место. Все присутствующие за исключением Воеводы, Полиграфа и самого Смирнова повскакивали со своих мест. Одарённые потянулись к силе, а остальные начали судорожно пытаться достать оружие, но сделать это трясущимися от страха руками было практически нереально.

— Мне кажется, я отдал чёткий приказ. Или, быть может, Прохор Иванович, вы стали плохо слышать? В таком случае вам необходимо отправиться на заслуженный отдых, по состоянию здоровья. — совершенно спокойно заговорил я, прекрасно справляясь с яростью, рвущейся из меня.

Суворов показал мне большой палец, а Полиграф достал телефон и увлечённо сейчас тыкал пальцем в его экран. Все остальные после моих слов испугались ещё больше.

— Император назначил меня руководителем этой операции и я не потерплю, если кто-то осмелится оспаривать мои распоряжения. С этой минуты Смирнов Прохор Иванович отстраняется от занимаемой должности и переводится на должность штатного аналитика. Должность, занимаемая им до этой секунды, становится вакантна. И у каждого из вас. — я указал пальцем на пятёрку трясущихся от страха людей. — есть шанс получить повышение.

Для этого вы должны найти мне нити ведущие к кукловоду. Кто сделает это первым, тот и займёт место одного из моих заместителей. А теперь все свободны. Совещание продолжится после моего разговора с императором.

— Останьтесь всё здесь. — в наступившей тишине, раздался тихий голос Смирнова. — Мы с Сергеем Михайловичем прогуляемся до пункта связи. Полиграф, можешь продолжить совещание за меня.

Сказав это бывший руководитель операции тяжело поднялся из-за своего стола и медленно пошёл в сторону выхода, даже и не подумав оспаривать моё решение.

Силу я уже отпустил, и поэтому остальные присутствующие начали с настороженностью возвращаться на свои места. Они старались не смотреть ни на меня, ни на Прохора Ивановича.

— Пройдёмте зо мной. — сказал Смирнов, поравнявшись со мной.

Оказавшись за дверью своего бывшего кабинета, старик словно принял таблетку бодрости. Если там он пытался показать себя настоящей развалиной, с трудом, ковыляя до двери, то оказавшись на воле, сразу же распрямился и зашагал вперёд лёгкой, уверенной походкой.

Мне даже пришлось немного пробежаться, чтобы догнать аналитика.

— Я уже думал, что совсем размякли Воронцовы. Ни твой отец, ни тем более дед никогда бы не позволили мне разговаривать с ними в таком тоне и тем более делать это на глазах у других. А княжна, молодец, раз смогла настроить тебя на подобный лад. — заговорил Прохор Иванович, когда я догнал его.

Его слова заставили меня оступиться и едва не врезаться ему в спину.

Он хочет сказать, что с самого моего появления на базе, постоянно провоцировал меня? Вот только для чего ему это было нужно? Он мазохист?

Своими провокациями Смирнов уже заработал ссылку в простые аналитики. А я же мог не сдержаться и сгоряча атаковать его. Хотя шансы на подобный исход событий были очень маленькими, но они всё же были.

— Для чего? — словно прочитав мои мысли, спросил Смирнов. — Просто меня попросил император. Попросил оценить не только твои качества, как руководителя, но и как представителя рода Воронцовых. И поначалу я очень сильно разочаровался в тебе. Хотя я и сейчас не сильно впечатлён, но ты наконец показал всем, что с тобой нужно считаться. И сделал это в самый подходящий момент. Когда собрались сразу все твои потенциальные заместители.

Нечто подобное, ты должен был провернуть ещё в первый раз, когда оказался в том кабинете. Но вместо этого ты лишь сидел и слушал меня с открытым ртом. Лишь притащив стул и сев рядом со мной.

Честно говоря в тот момент, я едва сдержался, чтобы не расхохотаться.

Маленький мальчик, который пытается понять, что ему объясняют взрослые дяди. И даже специально для этого подсел поближе.

Прохор Вениаминович покачал головой и усмехнулся.

— Подобный исход нашей первой встречи был одним из самых маловероятных. Но это лишь убедило меня, что работа аналитика в большинстве своём зависит от удачливости человека. Чем больше ему везёт по жизни, тем более хорошим аналитиком он будет.

— Выходит, что вы очень везучий человек. Раз все высказываются о вас, как о самом лучшем аналитике в Оке. — сказал я, всё ещё пытаясь понять, для чего вообще весь этот разговор.

Ведь Смирнов специально подстроил всё это. Конечно, он не мог знать, что я потребую связаться с императором, но он мог предположить, что после разговора с Дашей я буду не в лучшем расположении духа. После того представления, что она устроила перед штабом.

Вполне возможно, что это тоже сыграло немаловажную роль. Но всё же больше всего меня выбесил сам Прохор Иванович и его отношение ко мне. Отношение никак к своему руководителю, а как к капризному ребёнку, которому захотелось поиграть во взрослые игры.

Впрочем, именно это он мне сейчас и сказал.

— К сожалению, я наоборот, очень невезучий человек. — немного подумав над моими словами, произнёс Смирнов. — Был бы везучим, то никогда в жизни не сунулся бы на работу в Око. Моё везение закончилось ровно в тот день, когда я принёс свою первую клятву и подписал все необходимые бумаги. Но о моём прошлом сейчас разговаривать нет никакого смысла. Вот, посмотри.

После этих слов в руках Смирнова, словно у какого-то заправского иллюзиониста, появился планшет, который он протянул мне.

— Пароль для входа тридцать шесть пятьдесят два сорок семь девяносто.

Взяв планшет, я ввёл пароль и передо мной открылось видео, явно снятое с большой высоты. То ли с самолёта, то ли с какого-нибудь беспилотника.

Сквозь деревья было довольно плохо видно, но всё же можно было различить, как группа мужиков в форме имперской армии, устанавливает какое-то оборудование.

Видео длилось всего несколько секунд, которые военные занимались своим делом.

— И что это значит? — спросил я, так и не поняв, чего такого важного в этом видео.

— Ты знаешь, кто носит подобную форму?

— Я совершенно не разбираюсь в армейской моде. Единственное военизированное подразделение, с которым я имел дело — это императорская гвардия.

— Как это звучит. — рассмеялся Смирнов. — Армейская мода. Так вот подобную форму носят в инженерных войсках.

— Тех, что должны строить переправы, рыть окопы и всё такое прочее?

— В общем, суть ты передал верно. Вот только и в этих войсках есть разные подразделения. Конкретно это подразделение занимается разработкой новых видов вооружения, отработкой их применения и введением в обиход, так сказать. И базировалось оно недалеко от Красноярска. В части, которую уничтожил твой дед. Неужели тебе не предоставили информацию? Фото, видеоматериалы? Я лично составлял для тебя досье.

Последние слова Смирнова заставили меня остановиться. Действительно, в досье на произошедшее уничтожение военных частей имелось множество фотоматериалов. Вот только там были изображены лишь одни трупы разглядывать их форму у меня не было никакого желания. Хотя, теперь уже понятно, что порой это может быть очень полезным.

Но говорить об этом я не стал, а задал вопрос.

— Когда была сделана эта запись?

— За три часа до вашего вылета. Информацию с камер беспилотника получили час назад.

— Но это просто нереально. Ведь дед полностью уничтожил часть. Убив там абсолютно всех.

— Это известно нам только со слов Шуйских. Их люди занимались всеми вопросами, связанными с этим делом. Когда мне сообщили о произошедшем, обе части были полностью очищены. А предоставленные мне видео и фотоматериалы, не вызвали абсолютно никакого доверия.

Хоть и придраться там было не к чему, но когда я просматривал их, меня не покидало ощущение, что это очень хорошая, просто идеальная подделка. А за многие годы работы в аналитическом отделе Ока, я привык доверять своим ощущениям. Порой они позволяли мне делать то, что другим даже не снилось.

— Вы хотите сказать, что Шуйские каким-то образом связаны с дедом? И что уничтожение двух военных баз, может быть обманом? Но подобное просто нереально провернуть. Куда они денут столько человек? Тем более сколько уже времени прошло с того момента? Больше недели? Так какого хера вы лично ничего там не проверили? Почему слепо доверились Шуйским?

— Правильные вопросы ты задаёшь Сергей. И оправдываться сейчас я не собираюсь. Так сложились обстоятельства. — Смирнов лишь пожал плечами и продолжил говорить. — Только сперва нужно задать один, самый главный вопрос. Для чего Шуйским это нужно?

— И для чего? — спросил я прекрасно понимая, что у Прохора Ивановича уже имеется ответ на этот вопрос.

— А нужно это было Шуйским, чтобы к ним приехал ты.

Что-то я сильно сомневаюсь, что для того, чтобы заманить меня к себе в гости, Шуйские решили устроить инсценировку с уничтожением двух военных частей и прилегающих к ним городков. И тем более, каким-то образом втянуть во всё это деда.

Он просто терпеть не мог все эти подковёрные игры, что так любят в высшем свете.

— А вот для чего, я пока не знаю. Да и честно говоря вариантов практически нет. А те, что имеются выглядят уж слишком нереалистично. Не верю я, что Кровавый Ворон совершенно случайно выбрал Сибирь, в качестве места, где он желает расстаться с жизнью.

Наверняка это связано с вашим даром. Но расспрашивать тебя об этом я не стану.

А он действительно отличный аналитик, раз смог связать, последние события с даром крови. Прозор Иванович оказался опасным человеком, от которого очень трудно было что-то скрыть.

— Теперь, когда ты отстранил меня от командования я, наконец, могу заняться самостоятельным расследованием. А то мне постоянно приходилось сидеть в штабе и решать текущие проблемы, которых постоянно становится всё больше и больше.

Дай мне эти два дня, что вы ещё будете находиться на базе и я обязательно предоставлю тебе доказательства, подтверждающие мои догадки.

Получается, что Смирнов хотел, чтобы его отстранили, спланировав подобный исход событий. Интересно, а много ещё у него подобных планов, в которых мне предстоит принять непосредственное участие и о которых я узнаю лишь по факту?

— Скажу честно, ещё парочка имеется. Но узнаешь ты о них лишь в своё время. Могу лишь сказать, что ни один из этих планов не ставит под угрозу твою жизнь. Либо жизни сопровождающих тебя людей.

Это всё я выслушал, накинув на себя броню демона. Понял я лишь одно, что с этим человеком нужно быть предельно осторожным и всегда проверять правдивость его слов.

Дальше Прохор Иванович немного ввёл меня в основные вопросы связанные с функционированием штаба и посоветовал, поставить на своё место Васильева. Руководителя отряда, наткнувшегося на уничтоженный отряд Лихницкого.

— Хоть он и самый молодой из всех руководителей, но благодаря незаурядному уму, чудовищной трудоспособности и огромной кучи везения, отлично справится с поставленной перед ним задачей. — сказал Смирнов.

В этот момент мы подошли к пункту связи и отдав все необходимые распоряжения, бывший руководитель операции оставил меня одного, в маленькой, экранированной комнате.

Перед своим уходом он ещё раз напомнил, что вернётся через два дня с необходимыми доказательствами. Ну а если не вернётся, значит, уже мёртв.

Напоследок я внедрил в него частичку своей крови. Все же мы ещё не знали, работает придуманный мной метод или нет, но это было хоть что-то.

После разговора с императором мне предстояло вернуться в штаб и начинать разбираться с тем, что же я натворил, убрав Смирнова с должности руководителя операции.


Глава 25


— Сергей, сейчас не самое подходящее время для разговоров. — сразу же сказал император, как только ответил на мой звонок.

Но главное, что ответил.

— Я уже в курсе, что случилось с цесаревичем. Но могу точно сказать, что он жив и в ближайшие дни ему не угрожает опасность.

— Откуда?

И я рассказал ему о проснувшихся у Даши способностях.

— Наконец. — тяжело выдохнул император. — Своим нападением на самолёт кукловод помог нам заполучить оружие, которое позволит нам победить в этой войне.

— Чего?! — только и смог выдавить я из себя.

Выходит, Николай Александрович с самого начала знал, что Даша получит дар предвиденья? Так какого хера он снова ничего не сказал мне.

— Незадолго перед смертью Надежды. У нас был очень интересный разговор, в котором она сказала, что её место займёт Даша. Та, которой она ещё до рождения предсказала становление сильнейшей ведуньей в роду.

Рассказ императора вышел недолгим. И в этом рассказе он повторил слова Даши о том, что нельзя было рассказывать об этом, иначе произошла бы полная жопа. Ведунья чётко дала понять это.

И исходя из этого могу сказать, что вполне возможно, это не последняя новость, о которой до поры до времени нельзя никому рассказывать.

Ещё император сказал, что в ближайшее время не будет увеличивать меры безопасности дочери сверх того, что имеется на данный момент.

И снова это ему сказала сделать Надежда Александровна. Мол если сейчас Дашу спрятать от внешнего мира, то грош цена будет её дару предвиденья. Слишком слабым он получится, не позволяя заглянуть далеко и понять, по какому сценарию будут разворачиваться события. Да к тому же ещё не произошли все необходимые события.

Эта новость меня немного покоробила. Это что же должно произойти, если для открытия дара предвиденья Даше нужно было стать участницей крушения самолёта?

Но император просто проигнорировал мой вопрос. Он акцентировал внимание на том, что нужно дать Даше время, чтобы разобраться во всём и дать дару выйти на полную мощность.

Даша уже говорила мне, что в случае с ведунами не подходят обычные методы. Для каждого нужен индивидуальный подход и условия, чтобы дар развивался. И для Даши главным условием оказалась её свобода.

Вот такую, очередную свинью мне подложили. Теперь сразу становится понятно, что основной целью, напавших на нас в лесу была Даша. Похоже, их ведун почувствовал своего конкурента.

Два дня пролетели совершенно незаметно. Спал за всё это время я от силы часов пять и то это произошло совершенно случайно. Когда я зашёл навестить Дашу и узнать, пришла ли она в себя, просто прилёг в её комнате буквально на мгновение закрыл глаза и открыл их, когда уже прошло пять часов.

Рядом со мной в комнате находилась довольная Даша, которая смотрела в окно и увиденное там её явно веселило.

А посмотреть там действительно было на что. Под окнами Воевода проводил тренировку для своего подразделения, совмещая охрану Даши с полезным занятием.

Даша поблагодарила меня за то, что помог ей в трудную минуту и заверила, что она уже в полном порядке. Просто она ещё не привыкла к этой силе и нужно давать мозгу как можно чаще отдыхать. И она решила напомнить мне какой метод самый действенный. Остановил её стук в дверь, заставивший Дашу выругаться и начать проклинать того, кто решил потревожить нас именно сейчас.

Но она очень быстро взяла себя в руки и через пару секунд выдала, что это пришли за мной из штаба. С минуты на минуту ожидается прибытие Шуйских.

Так оно всё и было. Васильев прислал ко мне одного из своих доверенных лиц, которым оказалась симпатичная девушка, едва ли старше Даши. Девушка принесла мне кипу бумаг на подпись и сказала, что Шуйские уже на подъезде к базе.

Времени на сборы у меня совершенно не осталось. Хотя какие к чертям сборы. Единственное, что у меня здесь было это Демон. Все вещи, которые я брал в эту поездку, остались в рухнувшем самолёте. И вернут их нам ещё нескоро, если вообще вернут.

После зачистки окружающей территории мы отправили туда несколько рабочих бригад, под прикрытием собранных отрядов быстрого реагирования, между которыми были распределены все имеющиеся в наличие одарённые.

Слишком неравномерными по силе получились отряды, отправившиеся на наши поиски. В полностью уничтоженном отряде Лихницкого и вовсе не оказалось одарённых. А у Васильева, наоборот, весь отряд состоял из одарённых.

И это был явный недочёт со стороны руководства, который и привёл к полному уничтожению одного отряда.

Так вот перед этими людьми стояла задача доставить всё, что осталось от самолёта на эту базу. И кто знает, вполне возможно, что они прихватят и наши вещи.

На улице меня встретил довольный Воевода, подгоняя созданной тенью нерадивого подчинённого, который пытался сачковать. Но пара затрещин, закованной в массивный доспех ладонью быстро заставила его передумать.

Смирнов до сих пор не объявлялся. Хотя обещал предоставить мне информацию ещё до прибытия на базу Шуйских. Неужели он оказался настолько неосторожным, что позволил себя поймать?

Хотя Даша сказала, что я поступил правильно, не став задерживать Прохора Ивановича. Он сможет достать полезную информацию. Правда, больше она ничего не сказала по этому поводу, переключившись на рассказ о событиях, совершенно не имеющих никакого отношения к нашему делу.

— Приехали? — спросил меня Воевода, который показался мне чем-то озадаченным, даже несмотря на его отличное расположение духа.

А чтобы озадачить Суворова, нужно очень хорошо постараться. Единственным, кто мог это сделать был Полиграф. Просто всех остальных, включая нынешнего руководителя штаба, Воевода посылал далеко и надолго. При этом ещё и обещая без очереди выписать несколько путёвок в места не столь отдалённые, но гораздо более тёмные и вонючие.

Даже думать не хочу, что это за места.

— Должны с минуты на минуту. Ты с нами?

— Одних я вас точно не отпущу, но присоединюсь немного позже. Мне ещё нужно немного погонять этих остолопов, чтобы в моё отсутствие не наломали дров. Как раз должен успеть к отъезду.

— Тогда захвати с собой и Дашу. Она вроде уже тоже начала собираться.

— Выходит минимум минут двадцать у меня есть. — задумчиво произнёс воевода. — Так! А ну, не расслабляться! Всем ещё по сотне отжиманий, после чего перейдём к спаррингам. И спарринговаться вы будете с моими тенями. Того, кто продержится дольше всех — оставлю своим заместителем, пока буду находиться у Шуйских.

Оставив Воеводу и дальше проводить воспитательные работы, я поспешил к штабу. Когда Шуйские приедут, то обязательно сперва зайдут туда. Да и мне бы нужно было ознакомиться с текущими делами хотя бы мельком.

Каким бы Васильев ни оказался отличным руководителем, но не стоит, чтобы они забывали, кто здесь является главным.

На входе в здание штаба вновь дежурил парень, встретивший нас в первый день пребывания на базе. На этот раз он не стал задавать лишних вопросов, как и не давать мне попасть в внутрь. Поэтому через десяток секунд я уже был в своём кабинете и выслушивал краткую сводку, последних новостей.

В очередной раз убеждаясь в высочайшем профессионализме Васильева. Он не забывал даже о самой незначительной мелочи, на которую я, наверняка, не обратил бы внимание.

В отличие от Прохора Ивановича у Васильева имелось больше десяти помощников, которые делали практически всю работу за него. Самому же Васильеву почти не приходилось напрягаться. Вполне хватало того, что он смог наладить бесперебойную работу отдела.

Но все серьёзные вопросы он решал самостоятельно, не доверяя это третьим лицам.

В общем, я остался полностью доволен проделанной работой и отчётом Васильева.

Через несколько минут в дверь постучались и не дождавшись ответа, внутрь вошли Шуйские в сопровождении Полиграфа, который тут же исчез.

На это раз они приехали в урезанном составе. Сергей Михайлович с братом, и всё. Полины Сергеевны и Маши с ними не было. Чему я был рад.

Слишком не понравилось мне, с каким отвращением и презрением смотрела Полина Сергеевна на Дашу. А та в ответ ей улыбалась, ещё больше подливая масло в огонь, своими словами, поведением и вообще одним своим существованием.

— Всё же я надеялся, что слухи об отстранении Прохора не были всего лишь слухами. — сказал Сергей Васильевич, увидев нового хозяина кабинета.

— Обстоятельства сложились таким образом, что нам пришлось распрощаться с Прохором Ивановичем. Но сейчас это не имеет никакого значения. Авиценна уже должен начать вводить Насте успокоительное, после чего мы сможем её доставить в ваше поместье. — ответил я, давая понять, что разговор на эту тему окончен.

— Я надеюсь, ты поедешь на своей машине? — спросил меня старший из братьев Шуйских и получив положительный ответ, обрадовался, словно маленький ребёнок конфетке. Он даже проигнорировал слова брата о том, что машина у меня довольно маленькая и более оправданно будет посадить вместе со мной Настю и императрицу.

И если это сделать, то для Алексея Васильевича просто не хватит места. Тем более своими габаритами он превосходил всех кандидатов на поездку в Демоне, минимум вдвое.

В общем, обломал Сергей Васильевич старшего брата по полной.

Как только появился Полиграф, мы отправились к бункеру. Там нас уже ждал Авиценна и двое носилок. На вопрос, для чего нам двое носилок целитель ответил, что вместо одной Насти придётся вытаскивать из бункера ещё и Юлию Сергеевну, которая не прислушалась к предупреждению и осталась с дочерью, когда пустили газ.

Теперь она находится в отключке, как и Настя. Она должна прийти в себя, раньше дочери. Но в любом случае это произойдёт не раньше, чем через час.

Сергей Васильевич никак не изменился в лице, сказав, что императрица всегда была у себя на уме и плевать хотела, на то, что хотят от неё другие. Она делает, только то, что сама посчитает нужным. Вот и сейчас она посчитала, что обязательно должна находиться вместе с дочерью.

И придётся мне везти не одно тело, а два. Хотя, вполне возможно, что Алексей Михайлович сможет отвоевать для себя место в Демоне. Вон, как сразу заблестели у него глаза, когда услышал, что племянница тоже находится в отключке.

В сопровождение нам выделили почти все машины, что имелись на базе в наличии, кроме машин Ярости, которые ещё требовали небольшой доработки перед тем, как вводить их в эксплуатацию. Вкупе с машинами охранения, что приехали вместе с Шуйскими, выходило, что-то около пятидесяти машин. Плюс четыре вертолёта и все местные силы правопорядка, которые должны будут обеспечить нам беспрепятственное перемещение до поместья.

Дальше последовал двухчасовой переезд, но я совершенно не скучал. Всю дорогу меня развлекал Алексей Васильевич, который всё же смог отжать для себя место в Демоне.

Добравшись до места, мы оказались на огромной территории поместья, находящегося на берегу Енисея. Здесь имелось множество построек, о назначении которых я мог только догадываться.

Судя по тому, что я увидел, выбравшись из машины, в роду Шуйских довольно широко распространены телесные наказания. Даже представить себе не могу, что это должно быть за наказание, чтобы оно подействовало на физика.

Я увидел специальную подставку для хранения розг. Небольшой стенд с ремнями на любой вкус и какое-то приспособление, явно используемое для фиксации человека. Множество ремней говорили об этом совершенно точно.

Встречать нас вышла лишь женская половина рода, за исключением Полины с дочкой. Но честно говоря, я был этому даже рад. Если Маша вызывала у меня лишь недоумение своим поведением, то её мама мне, мягко говоря, не понравилась.

Не понравилась именно своим поведением и отношением к старшей сестре и её дочери. А чисто визуально, чего уж скрывать, она мне очень приглянулась.

Из встречающих нас женщин практически со всеми я уже был заочно знаком, благодаря предоставленному мне досье. В досье говорилось и о слугах Шуйских, которые также вышли встречать нас. Три женщины в возрасте, которые всю жизнь прослужили в этом поместье.

Заправляла всем в поместье Анджелика Фёдоровна, жена Сергея Васильевича. Она была неодарённой, что в столь древних и знатных родах было огромнейшей редкостью. Но тем не менее ей удалось родить двух дочерей, получивших силу отца.

Ещё нас встречала супруга Алексея Васильевича — Татьяна Анатольевна и их дочь Кристина, которая была лет на десять старше нас с Настей. Кристина также унаследовала силу Шуйских и по официальным данным, находилась сейчас на пятой ступени, что для её возраста было очень хорошо. Но это только если сравнивать с остальными одарёнными в роду Шуйских же она явно была слабосилком.

Остальных членов рода по тем или иным причинам сейчас не оказалось в поместье.

Честно говоря я надеялся, что нас встретит старейший член рода, а заодно постоянный соперник деда, по удержанию звания сильнейшего одарённого империи — Василий Петрович.

О его скверном характере и вспыльчивости ходят легенды, поэтому я хотел бы прямо сейчас познакомиться с ним. Чтобы сразу расставить все точки над i.

Если он в своё время набил морду Николаю Александровичу, за подкаты к его внучке, то мне стоило ожидать чего-то подобного и в отношении ко мне. Насколько я знаю, из рассказов Насти, внучку он очень сильно любил. Она была единственной, кому он разрешал абсолютно всё.

— Отец отправился погулять по лесу, четыре дня назад. — сказал мне Сергей Васильевич. — Бывает у него такие моменты, когда он просто уходит на несколько дней в лес. И лучше не следить за ним в это время.

Говоря это, Шуйский непроизвольно положил ладонь себе ниже спины, словно закрываясь от удара. Было одновременно смешно и страшно, видеть подобное поведение от архигранда, у которого уже имеются внуки. Похоже, что Василий Петрович держал всю семью в ежовых рукавицах.

Императрица тут же бросилась обниматься со встречающими нас женщинами. Причём слугам она уделила столько же внимания, как и кровным родственникам. Хотя чего тут удивляться, если люди работают на род всю свою жизнь, они начинают расцениваться, как члены семьи.

Единственными, кто чувствовал себя здесь неуютно, были я, Даша и Воевода. Читер же моментально куда-то испарился и увидел я его лишь спустя несколько часов в компании парня, примерно одного с ним возраста.

Должно быть это один из дружинников Шуйских. Которых, к большому удивлению, я вообще не замечал. В том, что они были, я ни капли не сомневался.

Помню, Леший постоянно говорил, что хочет сделать нашу дружину, такой же профессиональной, как и у Шуйских. Когда наши орлы что-нибудь натворят, он постоянно ставит им в пример именно местных дружинников. Хотя я пока не мог ни подтвердить, ни опровергнуть его слова. Я просто ещё не видел работы, так расхваленных дружинников.

Виктору, как мне показалось, вообще всё было по барабану. Он ещё не до конца отошёл от препаратов, вводимых ему Авиценной. Что-то он слишком сильно начал полагаться, на разработки Коробова и Бочагова. Ну не могут же их препараты быть лучше дара целительства? Но это только его дело, как и кого он будет лечить. Главное, чтобы был виден результат, а уж способы его достижения не так важны.

Воевода вёл себя предельно собранно и настороженно. Мне вообще казалось, что он готов броситься в бой в любую секунду. Его поведение передалось и мне. Отчего я постоянно удерживал дар, готовый в любой момент накинуть на себя броню, или создать кровавый щит.

А с Дашей и без всего этого было понятно, что происходит. Её вроде и не пытались оскорблять, игнорировать или ещё, что-то в этом духе, но всё равно ощущалось огромное напряжение, всякий раз, когда она появлялась вместе с нами.

Честно говоря, меня немного разочаровало посещение поместья Шуйских. Своей какой-то серостью, обыденностью, которой мне с лихвой хватало и в столице. Если не считать последнее время, конечно.

Сейчас я оказался, словно в гостях у рязанских родственников. Всё так же тихо, спокойно, чинно и размеренно. Подобное спокойствие показалось мне каким-то подозрительным. Ну не может быть так, что после всех бед, что обрушились на наши головы с появлением кукловода и его ведуна, где-то может быть так тихо и спокойно.

Даже в Вороновом крыле постоянно что-то происходит. Там и до нападения Юсупова постоянно было шумно. И не только благодаря Оле, но и остальные жильцы поместья не давали скучать.

Здесь же, наоборот, все старались вести себя как можно тише.

— Просто Василий Петрович любит находиться в тишине. — сказала мне хозяйка дома. — А злить его не хочется никому.

Это многое объясняло, но всё же мне показалось довольно странным.

После быстрого знакомства мы отправились размещать Настю, в её новых апартаментах.

Как я и думал, у Шуйских имелся специально построенных для подобных случаев дом.

Войдя внутрь которого я оказался в самом обычном доме, совершенно ничем не отличающимся от других.

Оказалось, что всё в этом доме сделано из металла. Просто очень умело замаскировано и поэтому всё выглядит таким обычным.

Настю я отнёс в комнату, которая на ближайшее время станет её жилищем.

— Первую неделю её не будут выпускать из этой комнаты. — сказал Сергей Васильевич, закрыв тяжёлую дверь, после того как мы все вышли из комнаты.

Авиценна сказал, что до прихода Насти в сознание у нас есть ещё часа три и пока мы все можем быть свободны. Сам он остался в доме и будет следить за её состоянием.

— Сообщи нам сразу, как она придёт в себя. — попросила императрица.

Разместив Настю, мы отправились в основное здание. Там нас уже ждал обед.


Глава 26


К моему удивлению, когда мы оказались в столовой, Даша уже вовсю общалась с Кристиной и похоже, что обе девушки были вполне довольны подобным общением. Что не могло меня не радовать.

Впрочем, обед прошёл также во вполне дружественной атмосфере. В основном, конечно, разговаривали обо мне и Насте. О наших планах на будущее и всё такое.

И если Сергей Васильевич ограничился всего парой вопросов, то его супруга сыпала одним за другим. Её интересовало абсолютно всё, вплоть до того, как мы планируем назвать наших будущих детей.

Мы с Настей даже ещё не разговаривали на подобную тему, а будущая прабабушка уже хотела знать.

В общем, обед для меня выдался не самым простым.

Немного помогло присутствие Даши, которая самую малость, но всё же отвлекала на себя внимание Шуйских. И хочу сказать, что разговаривали с ней вполне нормально, совершенно не пытаясь чем-то обидеть или сказать грубое слово.

Это Юлия Сергеевна уже успела произвести разъяснительную работу, или как? Я же прекрасно помню хмурые взгляды в нашу сторону, когда из машины вылезла Даша.

После обеда нам показали наши комнаты. Задерживаться надолго в поместье Шуйских я не собирался, о чём сразу же и сообщил.

— Пару ночей, не больше. Дальше меня ждут в штабе. Нам ещё предстоит очень много работы. Нужно остановить деда, пока он не совершил ещё одно нападение. — сказал я, внимательно наблюдая за реакцией Сергея Васильевича.

Если Смирнов окажется прав, то Шуйские помогают деду. Но даже если это и так, Сергей Васильевич не подал виду. Он лишь сжал кулаки и тяжело вздохнул.

— Спасибо тебе Сергей, что согласился на этот очень трудный для тебя шаг.

Вот ни хрена себе. А как же слова о том, что ничего не может быть важнее семьи и всё прочее?

Но акцентировать на этом внимание я не стал, просто промолчав.

Ещё меня поблагодарили, за сопровождение Юлии Сергеевной и Насти. И за то, что я помог им выбраться из западни устроенной кукловодом.

— Шуйские никогда не оставались должниками, поэтому через неделю, мы рассчитаемся с тобой. К тому времени уже будет готов наш подарок для тебя.

А вот это уже было интересно. Что такого смогут мне подарить люди, на землях которых помимо добычи драгоценных металлов, камней и полезных ископаемых имеется множество самых разных производств. В том числе работающих и на оборонную промышленность империи.

Любопытство, любопытством, но в любом случае придётся ждать эту неделю.

Именно столько осталось до проведения вече. На которое я буду обязан явиться вместе с Дашей. Слишком много важных людей прибудет туда, специально ради того, чтобы познакомиться с ней. Да и это была наша главная надежда, на поимку кукловода.

Все аналитики сходились во мнении, что он обязательно появится на вече лично и попытается, устранить нас на месте, взяв под контроль присутствующих там людей.

Это будет настоящий скандал, после которого гарантированно разразится война. Причём воевать будут все со всеми. Но случится это только в том случае, если покушение удастся.

Вот только кукловод и сам не знает, что мы ему подготовили. В этом плане принимали участие только те, действия кого гарантированно останутся втайне от ведуна. Поэтому никакой утечки информации, просто не могло быть.

Всё необходимое оборудование лежало в Демоне.

Настя пришла в себя примерно через три часа. О чём нам сообщил парень, которого я видел в компании Читера. Как я и думал, он оказался дружинником и на время нашего пребывания в поместье назначался нашим гидом, адъютантом, слугой и так далее. В общем, он поступал в наше полное распоряжение.

Вот только я не понимал, для чего он нам вообще нужен. Но это было пока.

Сразу после сообщения, все отправились к домику Насти. Здесь у нас имелась возможность увидеть её и даже пообщаться, через толстенное бронированное стекло, которое выдерживало даже удар архигранда физика.

Сергей Васильевич заверил, что лично проверял дом на прочность и остался полностью доволен.

— Настя уже третья в роду, кто столкнулся с подобной проблемой и поэтому я решил построить этот дом. Отец в своё время просто схватил меня в охапку, утащил в лес и держал там до той поры, пока я не научился минимальному контролю. Это заняло у меня больше месяца и всё это время он не смыкал глаз, предотвращая все мои попытки сбежать.

Выходит, что Сергей Васильевич не понаслышке знает, какого сейчас Насте. А кто ещё тогда в их роду совершил столь сильный скачок, раз говорилось, что Настя — это уже третий случай?

— Я прекрасно помню то время и те эмоции, что бушевали во мне. Больше всего на свете, я жаждал убить отца, но просто не мог с ним справиться. — Шуйский иронично усмехнулся и посмотрел на свои руки. — Прошло уже больше пятидесяти лет, а я по-прежнему не могу сравниться с ним в силе и умении.

— Ну ничего пап, вот сейчас Настя обуздает свою силу и сразу же поквитается с дедом за всех нас. — похлопав отца по плечу, сказала Юлия Сергеевна, которая направилась к входу в дом.

Правда, там её ждал облом в лице стоявшего на страже целителя.

Мы же остались на улице и наблюдали за Настей, которая в порыве ярости пыталась крушить комнату. Нас она даже не замечала. Но от одного её вида, мне как-то стало спокойней.

Даже если Шуйские и замешаны во всём происходящем, они не навредят Насте. А наоборот, помогут обуздать её силу. Уже за это я был им благодарен.

Анжелика Викторовна при виде беснующейся Насти разрыдалась, после чего к ней присоединились и остальные женщины.

Только Кристина и Даша стояли совершенно спокойно.

Даша внимательно рассматривала свою соперницу, а именно так она воспринимала Настю и неоднократно уже говорила мне об этом, практически в открытую. А на лице Кристины я заметил какую-то грусть.

Неужели это она была второй, в ком произошёл скачок силы? Но в досье было указано лишь о пятой ступени силы. Как бы теперь изловчиться и проверить это? Нужно обязательно что-нибудь придумать и подтянуть к этому делу Воеводу, а лучше всего Читера. Он мастер по выведению представительниц слабой половины человечества из себя.

Главное — нужно будет следить, чтобы Кристина не прибила этого горе Дон Жуана.

Если действительно выясниться, что она находится уже не на пятой ступени, нужно будет думать, что делать дальше. Сразу станет понятно, что Шуйские скрывают очень многое, раз даже император не знает, о появлении в империи ещё одного архигранда.

Одно это уже может расцениваться как государственная измена и подрыв боеспособности государства.

Теперь осталось только уловить момент, когда я смогу остаться наедине с Читером. В ближайшее время этого точно не предвиделось.

Алексей Васильевич, как и обещал, потащил меня показывать свою коллекцию автомобилей. Даша тоже вызвалась пойти вместе с нами, а за ней увязалась и Кристина. Похоже, она решила везде следовать за Дашей.

Уж не приставили её к ней специально, чтобы следить?

Вот же блин, понесло меня. Теперь буду видеть подвох в каждом встречном столбе. Нужно срочно останавливаться, а то такими темпами и свихнуться недолго.

Перед уходом попросил сообщить мне, как Настя придёт в себя и с ней будет можно поговорить. Сергей Васильевич заверил меня, что как только это произойдёт, он пришлёт человека сообщить мне.

А дальше я попал в руки увлечённого коллекционера, который мог часами рассказывать о своих любимых машинах. Я, конечно, тоже любил автомобили, но не до такой степени. Хотя честно говоря было очень интересно слушать об очень редких, а порой, даже уникальных машинах, которых в коллекции у Алексея Васильевича оказалось больше трёх сотен. Расположенных в подземном, многоуровневом гараже.

Он так увлечённо рассказывал о своих машинах, что я даже не сразу пошёл к Насте, когда мне сообщили о том, что княжна более-менее пришла в порядок.

— По крайней мере, она уже может вполне осознанно общаться. И прекратила попытки разнести комнату. — сказал мне очередной дружинник.

На этот раз это был крепкий мужчина лет сорока, явно владеющий даром. И владеющий им на довольно высоком уровне, судя по знакам на его форме. Огневик, перешагнувший через четвёртую ступень. Что было огромной редкостью среди родовых дружин.

Вообще, одарённых можно было очень редко встретить в подобных подразделениях и то в основном на руководящих постах. Хотя, вполне возможно, что этот мужчина и занимал подобную должность.

Спрашивать об этом у Алексея Васильевича я не стал, а он даже не обратил внимание на это, продолжив свой рассказ о Римлянине, собранном в первые годы после второй мировой.

Только выслушав историю этой машины, я позволил себе прервать Шуйского и отправиться к Насте. Но Алексей Васильевич совершенно не обиделся, заполучив в своё распоряжение Дашу. Она отказалась идти со мной, решив ещё немного послушать рассказы Шуйского.

Ну оно и понятно. В Насте Даша видела свою главную конкурентку. Хотя, по сути, никакой конкуренции между ними и не было.

Вместе с Дашей остался Воевода, поэтому я был спокоен. Вдвоём они смогут отбиться практически от любого противника.

Увидев меня, Настя бросилась к окну и нанесла по нему несколько ударов. Звук, от которых гулким эхом прокатился по окрестностям. Вот даже не знаю, как это воспринимать. Рада она меня видеть или наоборот, готова прибить? Но узнать я это смогу только поговорив.

Для общения с жильцами чудо дома, рядом с окном в комнате Насти висела телефонная трубка. Если у меня не возникло проблем, с тем чтобы взять её, то Настя не смогла этого сделать, банально превратив трубку в труху, после прикосновения.

Но оказалось, что в комнате был огромный запас таких же трубок. А ещё в комнате вместе с Настей сейчас находилась Юлия Сергеевна, которая и помогла Насте заменить уничтоженную трубку и подержать новую возле её уха.

Выглядела императрица не лучшим образом. Видимо, она снова не послушалась Авиценну и пошла к дочери раньше того момента, как она укротила свою ярость. Но главное, что Настя её не убила, а повреждённый организм со временем восстановится.

— Подожди ещё немного. Я буду очень стараться. — услышал я слегка дрожащий голос Насти, после чего она выхватила трубку у матери и снова превратила её в груду обломков.

Сделав это, Настя оттолкнула мать и подбежав к широкой кровати, стоявшей в дальнем углу, бросилась на неё, укрывшись под одеялом с головой.

Я лишь заметил, как начало вздрагивать одеяло. У Насти была истерика.

Больше всего на свете я хотел сейчас обнять её и сказать несколько ласковых слов. Я даже не представляю, что она сейчас чувствует. Что она вообще чувствует с того момента, как её сила столь стремительно возросла.

Но единственное, что я мог сейчас сделать для Насти, это просто ждать. Ждать, когда она сможет совладать со своей силой.

Юлия Сергеевна пожала плечами и что-то произнесла, кивнув в сторону Насти. Поняв, что я её не слышу, она просто махнула рукой и пошла успокаивать дочь. Предварительно плотно задвинув тяжёлые шторы, оставив меня смотреть на тёмную ткань.

Ну ничего, думаю, завтра Настя уже отойдёт от действия препарата. Она вполне сможет успокоиться и всё же поговорить со мной.

— Прогуляемся? — раздался за моей спиной голос Кристины.

— Извини, но сейчас нет настроения. Лучше проводи меня до дома и покажи ещё раз комнату, что отвели для меня. — сказал я.

Момент был просто идеальный, для того чтобы проверить силу Кристины, но я просто не знал как это сделать, так и не обсудив это ни с Читером, ни с Воеводой. Не мог же я просто взять и напасть на девчонку.

Если я это сделаю, то когда всплывёт вся правда. А я не сомневаюсь, что она всплывёт моментально, на месте Шуйских я бы выкинул себя из поместья и запретил приближаться к нему на несколько километров.

Портить отношения с будущими родственниками таким образом я не собирался. Хотя я вообще не хотел их портить ни одним способом. Но в случае если догадки императора будут правдой этого невозможно будет избежать.

В этом случае Шуйские будут приговорены к полному уничтожению. Носителями их крови останутся только Настя и Юлия Сергеевна. В жене и дочери император был полностью уверен.

— Зря. В это время возле озера открываются просто потрясающие виды. — пожала плечами Кристина и зашагала в сторону поместья.

Я двинулся следом и словно по какому-то наитию решил развернуть сигнальную сеть. И сделать это максимально деликатно, чтобы в случае чего не потревожить ни одну охранную конструкцию, работающую на силе дара, которые вполне могли быть в поместье Шуйских.

Моё чутьё меня не подвело. Сигнальная сеть дала мне больше двадцати откликов, большинство из которых исходили от кустов и деревьев обильно насаженных на территории поместья.

Также шесть откликов пришлось на дом, в котором сейчас находилась Настя. Помимо неё, императрицы и целителя, там находилось ещё три человека. Причём судя по отклику сидели эти люди в подвальном помещении.

При первой возможности нужно будет обязательно рассказать об этом Юлие Сергеевной. Думаю она будет неприятно удивлена, что за ней устраивают слежку её же семья.

Нужно отдать должное людям, работающим на Шуйских, если бы я не прибег к помощи дара, то никогда не смог понять, что за мной следят. И судя по откликам, что продолжали приходить следящие за мной люди, передвигались вместе со мной.

Я даже специально старался вглядываться в места, откуда шли отклики, но не заметил и намёка на чьё-либо присутствие.

Где там Читер? У меня появилась для него работёнка. Найти и привести ко мне на пару слов, одного из тайных наблюдателей. Думаю, с подобной задачей он справится довольно легко.

Кристина больше не пыталась со мной заговорить, молча проводив до комнаты. Похоже, что она обиделась на мой отказ, прогуляться с ней. Что может плохо отразиться на попытке выяснить её настоящую силу. Ясно было одно — у меня уже не получится это сделать.

— Ты мне нужен. — коротко сказал я Читеру, когда увидел его.

— Я, конечно, не отказываюсь и сделаю всё в лучшем виде. Но всё же мне немного ссыкотно. Она же тоже физик, а вдруг…

— На этот случай рядом с тобой постоянно буду находиться либо я, либо Суворов. Если что мы успеем тебя подстраховать. Ты главное — выведи Кристину на эмоции, да посильнее.

Раз физики настолько зависимы от своего эмоционального состояния, то нужно этим пользоваться. Это в бою подобное знание практически бесполезно. Там ты не успеешь ничего предпринять, а вот в обычной жизни имеется множество вариантов.

— Выводить баб на эмоции есть мой главный талант. — заявил Читер, задрав нос.

— А я всегда думал, что твой главный талант, это вляпываться во всякое дерьмо, от которого тебе потом приходится отмываться и отмываться. — усмехнулся я.

Вот только Читер не оценил моей шутки, буркнув себе что-то под нос и сказав, напоследок, что уже завтра всё будет готово. На сегодня его ещё не нужно подстраховывать, он пока просто будет подготавливать почву.

На этом мы и остановились. Теперь нужно будет переговорить с Воеводой. Ввести его в курс дела и составить график дежурств. И, может быть, придётся делиться с Читером «Вторым шансом». Кто его дурака знает, он вполне может отчебучить что-нибудь. А даже если Кристина и не обманывает насчёт своей силы, то и на пятой ступени она с лёгкостью сможет превратить его в отбивную.

Пока ждал Воеводу, поймал себя на мысли, что в поместье Шуйских действительно очень тихо. Даже нету обычных, бытовых звуков, которые присутствуют в каждом доме.

Звуки уборки, готовки, мытья посуды. Да даже неслышно, как открываются и закрываются двери. Хотя в любом большом доме, где проживает много человек это едва ли не самый распространённый звук.

Но в подобной тишине имелись и свои плюсы. Было отчётливо слышно, когда кто-нибудь подходил к двери. Для этого мне даже не нужна была сигнальная сеть.

Поэтому о появлении Суворова я узнал лишь благодаря слуху.

— Можно говорить. — сказал Воевода, поставив какую-то теневую защиту по периметру комнаты. — Насчёт Даши не беспокойся она сейчас находиться внизу, вместе с Кристиной, хозяйками поместья и парой моих теней. В случае опасности они смогут защитить её до того момента, как мы придём на помощь.

Поблагодарив Воеводу за это, я ещё раз осмотрел его технику, попытавшись понять принцип её действия. Но это оказалось очень трудной и на данном этапе моего развития, невыполнимой задачей.

В моём арсенале подобных техник не было, что говорило о том, что нужно выкроить немного времени, чтобы заняться этим вопросом. Да и вообще нужно было конкретно поработать с даром.

У нас имелось множество боевых техник, направленных на выведение противника из строя, но в остальных направлениях мы были очень слабы.

Вот и подобную защиту от посторонних глаз и ушей, нужно обязательно иметь в своём арсенале.

— Что ты предварительно можешь сказать, по всему увиденному? — спросил я, решив начать с общей картины, что сложилась у Суворова.

А картина у него сложилась полностью противоположная моей. Если я видел кругом ложь и обман, то Воевода полностью верил словам и поступкам Шуйских.

Спрятанных наблюдателей он также заметил. По его мнению, это лишь повод позавидовать хозяевам, что у них столь умелая дружина.

В отличие от меня он смог посмотреть на одного из наблюдателей, вытащив его из кустов при помощи тени. Причём сделал он это на глазах у Сергея Васильевича, которому и передал горе шпиона.

Шуйский лишь пожал плечами и даже не стал извиняться. Все были людьми взрослыми и прекрасно понимали, что доверие — это роскошь, которую не может себе позволить вообще никто. А люди подобные им и подавно.

— Я не уверен, что Кристина скрывает от нас свою истинную силу. Я не чувствую исходящей от неё мощи, как от других членов её рода. Даже Анжелика Фёдоровна мне кажется куда более опасной, чем Кристина.

А вот это услышать от Воеводы было очень странно. Это почему неодарённая вызвала у него такие эмоции? Может, просто я невнимательно смотрел? Или просто у меня слишком мало опыта в подобных делах?

За ужином я попытаюсь исправить все эти ошибки, ещё раз присмотревшись к Шуйским. На этот раз прибегнув к помощи дара. Только для этого сперва нужно будет создать подходящую технику, чем я сейчас и займусь. Время вроде ещё немного было.

Пока мы разговаривали с Воеводой, я пытался экспериментировать, проверяя свои наработки на нём. Для этого я попросил его убрать всю защиту и стараться не сопротивляться моему вмешательству.

В итоге к концу разговора я смог создать ровным счётом ничего. Слишком я понадеялся на себя, а на деле всё оказалось совершенно по-другому. Нужно было гораздо больше времени, для создания новой техники, за основу которой я хочу взять умение брони демона, распознавать любую ложь.

Вот так повесил на человека эту технику и если он начнёт врать, то ты будешь знать об этом. Или вообще попробовать сделать так, чтобы в твоём присутствии этот человек не мог соврать.

Правда для этого по-любому придётся вступать в контакт с его кровью, что с одарёнными должно стать довольно серьёзной проблемой. А работать я буду в девяносто девяти процентов случаев именно с одарёнными.

В общем, разговор с Воеводой заставил меня посмотреть на некоторые вещи совершенно с другой стороны. Хотя уверенность в том, что Кристина что-то скрывает, никуда не делась. Возможно, она даже ещё сильнее усилилась.


Глава 27


До ужина нам никто не мешал. Шуйские ценили право своих гостей на уединение. Главное, чтобы об этом не узнала Даша. Не хватало ещё, чтобы здесь она решила поселиться в мою комнату. А после всех выкрутасов, что она уже продемонстрировала из-за своего нового дара, я не удивлюсь подобному фортелю с её стороны.

На ужин нас позвал всё тот же хмурый дружинник, которого я посчитал начальником охраны. Интересно, куда делся Костя? Или Шуйские решили, что он слишком молод и не подходит на роль нашего гида? Они боятся, что он может сболтнуть чего-то лишнего?

Вот же блин! Снова меня понесло…

Ужин предстояло провести в расширенном составе. Появилась Полина Сергеевна с Машей и третий брат Шуйских — Пётр.

Вообще, очень интересно у Шуйских получалось. У Василия Петровича было три сына, а уже у них одни лишь дочери. Причём счёт идёт уже на второе поколение. Один цесаревич Алексей выбивался из этого правила. Но можно это свалить на сильную кровь Романовых. Хотя эта сильная кровь не смогла передать детям от Юлии Сергеевной дара призрачных погонщиков.

Пётр Сергеевич занимался всеми активами рода и поэтому смог выбраться, чтобы познакомиться со мной и поздороваться с племянницей, только сейчас.

Вообще, три брата разделили между собой обязанности по управлению родом.

Младшему — Сергею досталась роль главы рода и все вытекающие отсюда права и обязанности.

Среднему — Петру досталось руководство бизнесом. А это множество как мелких предприятий, так и настоящих гигантов. Но судя по тому, что род Шуйских отлично чувствовал себя в финансовом плане, Пётр Васильевич прекрасно справлялся со своей задачей.

Ну а старшему — Алексею, досталась роль командующего силами рода.

Хотя я даже не подумал бы, что настолько фанатичный любитель техники может посвятить свою жизнь военной стезе. Тем более в досье говориться, что Алексей Васильевич пацифист и предпочитает решать любые конфликты при помощи переговоров.

Вот тебе и командующий силами рода.

Хотя он наверняка является отличным противовесом Василию Петровичу, который в любой даже самой безобидной ситуации старается разобраться при помощи силы. Но этот только со слов других людей, сам я ещё не был с ним знаком.

Даша пришла на ужин одной из самых последних. И пришла она в сопровождении императрицы. А следом за ними заявился и Авиценна, недовольным взглядом сверлящий спину Юлии Сергеевны.

После очередного знакомства продолжились обеденные разговоры. Которые по большей своей части повторялись. И повторялись они специально для Петра Васильевича.

Услышав о том, что вскоре я стану компаньоном Гагариных в их строительном бизнесе, он очень заинтересовался этим, и весь оставшийся вечер пытался вытянуть из меня мельчайшие подробности нашего договора и вообще узнать о бизнесе Гагариных как можно больше.

В этом мне прекрасно помог Виктор, которого Авиценна всё же отпустил из-под постоянного наблюдения.

Парень был ещё немного слаб, но заверил меня, что чувствует себя отлично.

Он в очередной раз спас меня, только теперь от расспросов среднего из братьев Шуйских.

После ужина я принял предложение Кристины — прогуляться. Вот только делали мы это в несколько расширенном составе. Вместе с нами на прогулку отправились Даша, Читер и Маша, которая до сих пор старательно прятала от меня свои глаза.

Складывалось такое впечатление, что она боится, словно взглянув ей в глаза, я смогу прочесть все её мысли. Но подобное не по силам ни одному одарённому.

Вместе с Машей пошла и Полина Сергеевна. Отчего-то она всегда старалась находиться рядом с дочерью.

Кристина повела нас к озеру, местность вокруг которого она так старательно расхваливала днём.

Как только мы удалились от поместья, вокруг нас нарисовалось просто нереальное количество наблюдателей. Среди которых я заметил и несколько человек из Ярости. Они, в отличие от дружинников Шуйских, были весьма слабы в незаметном наблюдении, но всё же увидеть их мне не удавалось.

Больше пятидесяти человек следили за каждым нашим шагом, движением и словом.

Парочку особенно наглых товарищей мне даже пришлось немного проучить. В одного я бросился подобранной, возле какого-то дерева палкой. А по второму и вовсе прошёлся и даже пару раз прыгнул, на листьях, которыми он решил укрыться.

Ничего не хочу сказать, маскировались они просто потрясающе и если бы не дар, то я бы их никогда не нашёл. Но подбираться к нам практически на расстояние вытянутой руки было верхом наглости.

— Прекрати издеваться над людьми. — сказала мне Даша, после того как я напрыгался на спине одного из шпионов. — И обязательно позови Дайнану, она сможет вам помочь.

— Эти люди просто выполняют свою работу, — поддержала её Кристина. Даже не пытаясь отрицать, что за нами сейчас наблюдают.

А Полина Сергеевна и вовсе заорала что есть мочи, чтобы все оставили нас в покое, или она разозлится. Сразу после её слов количество шпиков сократилось вдвое и постепенно продолжало уменьшаться.

Видимо, дружинники боялись её, раз посчитали, что могут проигнорировать приказ Алексея Васильевича. А раз он был командующим силами рода, значит, это именно его приказ следить за каждым нашим шагом.

Я же попытался узнать у Даши, что она имела в виду. Для чего звать Дайнану и чем она сможет нам помочь. Княжна лишь пожала плечами, так и не произнеся ни слова. Заставив мой мозг кипеть, в попытке понять, что она имела в виду. Для чего нам понадобится Дайнана и когда я должен её позвать?

Когда подошли к озеру, то за нами следило всего три человека. И делали они это на пределе действия сигнальной техники. Даже можно было сказать, что здесь мы были одни.

Кристина ни капли не соврала о красоте здешних мест. Это было просто потрясающе. Оказавшись здесь сразу наваливалось спокойствие и умиротворение. Казалось, что все проблемы решены и не нужно постоянно бороться за свою жизнь.

А после того как я взял в руки удочку, что лежала в беседке на берегу озера, вообще наступила полная нирвана.

Читер крутился вокруг Кристины, осыпая её комплиментами и судя по её довольному лицу, делал он всё правильно.

Даша о чём-то разговаривала с Полиной Сергеевной, отойдя от нас на приличное расстояние. А вот Маша в очередной раз удивила меня, тоже взяв в руки удочку.

— Прадед часто берёт меня с собой в это место. Здесь можно спокойно подумать и принять правильное решение. — сказала девочка, видимо, уловив мой заинтересованный взгляд. — Ты же именно за этим приехал к нам в гости, чтобы принять решение?

А вот это был вопрос, который заставил меня задуматься и задуматься очень хорошо.

По всему, выходит, что девочка права.

Мне нужно принять решение. Решение по моим отношениям с Дашей и Настей.

А ведь ещё в Вороновом крыле меня дожидается и Дайнана. Перед нашим отлётом я уже не был уверен в том, что Кутузов сможет перетянуть на себя её внимание. Да и честно говоря я не знал, нужно мне уже это или нет.

Ясно, что я взял на себя ответственность за Дайнану и выполню все свои обязательства перед ней. Но вот в качестве кого она останется рядом со мной? Целительницы? Друга? Или может, в качестве слуги?

— Порой нужно поступить так, как хочешь ты сам. А не слепо следовать устоям, которые уже давно изжили себя. — прервав мои мысли, снова заговорила Маша. — Хоть ты и жил все эти годы по-другому. Да и воспитывали тебя именно в том ключе, что ваша семья должна служить Романовым, но задумайся над тем, что это вам дало? Правила для того и существуют, чтобы их нарушать.

В этот момент Маша подняла на меня свои глаза, охваченные белой пеленой. Это зрелище настолько шокировало меня, что я даже не сразу понял, суть слов, что она произнесла.

Секунда и девчушка, весело улыбнувшись, вскочила со своего места и побежала к матери, которая задумчиво стояла в одиночестве, возле самой воды и бросала в озеро камешки.

Я тут же начал искать Дашу, но её нигде не было.

Сорвавшись с места, я подбежал к Читеру.

— Ты видел, куда делась Даша?

Дружинник лишь развёл руками.

Сигнальная сеть растянулась на максимально возможное расстояние, но кроме нас и тройки наблюдателей, поблизости никого не было.

— Она сказала, что ей нужно ненадолго уединиться в кустиках. — пожала плечами Полина Сергеевна, схватившая дочь на руки. — Прошло минут пять, может, чуть больше. Наверное, её желудок просто не привык к нашей пищи.

— Совершенно точно её нет поблизости. Нужно срочно найти Дашу! — выкрикнул я и бросился в сторону, куда со слов Полины Сергеевны ушла княжна.

Сигнальная техника тут же была преобразована в удлинённый конус, но и это ничего не дало.

Либо Даша передвигается очень быстро, либо она научилась каким-то образом прятаться от моей техники.

Спокойствие, что обрушилось на меня, на берегу озера, моментально переросло в настоящую панику. Подобное я испытывал впервые в жизни. Даже когда я точно знал, что Голицын убьёт меня, не было так страшно.

Причём страшно мне было за другого человека.

Я всё дальше и дальше уходил в лес, постоянно мониторя окружающее пространство сигнальной техникой. Но всё было бесполезно. Теперь не было вообще ни одного отклика.

Чёртов дар! Если бы не это долбанное ограничение, я бы мог повесить на Дашу метку и тогда бы нашёл её, хоть на другом континенте. Но эта техника доступна лишь на шестой ступени. Слишком много энергии тратиться на её создание.

Я даже и сам не заметил, как начал сжигать дар, постепенно ускоряясь. Ещё пара рывков и я выскочил из леса, оказавшись на широком лугу.

Я лишь краем глаза успел заметить несколько фигур стоящих на противоположном краю луга, когда моё чувство опасности начало бить тревогу, а перед лицом появилась чёрная пелена. Сила, подаренная, мне Денисом, тоже ощутила опасность и решила защитить меня.

Я дёрнулся в сторону и успел это сделать в последний момент. За спиной затрещали деревья, а в меня прилетело несколько крупных обломков.

Складывалось впечатление, что туда влетел огромный снаряд, выпущенный из пушки.

В этот момент сигнальная техника просто взорвалась множественными откликами.

Казалось, что я сейчас нахожусь посреди многотысячной толпы. Хотя подобного просто не могло быть. Собственные глаза не могли меня обманывать.

Кому-то удалось обмануть сигнальную технику, подкинув ей тысячи ложных целей. И сделано это было для отвлечения моего внимания от человека, что промахнулся в первый раз.

А это был именно человек, сильнейший физик, который использовал своё тело в качестве тарана. Не увернись я от того удара и сейчас бы уже разговаривал с Даяной, пытаясь, понять, что же произошло.

Чтобы не сбивать себя, пришлось отключать сигнальную технику. Сразу стало намного легче.

В лесу послышался хруст, ломаемых деревьев, который стремительно начал приближаться ко мне.

Физик, снова пошёл в атаку.

Времени на раздумья у меня не было. Дождавшись, когда мой противник приблизится на достаточное расстояние, я просто отошёл в сторону, пропуская мимо себя стремительный росчерк.

Именно так для меня сейчас выглядел этот человек. Даже несмотря на то, что моё восприятие было разогнано, его скорость впечатляла.

По сравнению с этим монстром и императрица и Настя были детьми, которые только начали постигать премудрости своей силы.

Единственным, кто это мог быть — Василий Петрович Шуйский. Второе место в рейтинге сильнейших одарённых империи. Мужик с крутым нравом, о котором ходят легенды и один из старейших людей империи.

Вот только, какого хера он сразу же бросился в бой. Да и судя по всему, на противоположной стороне луга стоял его подельник, вместе с Дашей.

Не знаю почему, но я был уверен, что там стоит именно Даша. Хоть разглядеть толком, кто там стоял у меня и не получалось.

На этот раз, проскочив мимо меня физик, сразу же начал закладывать широкую дугу, чтобы снова выйти на атакующую позицию. В принципе такая тактика отлично проявила бы себя, будь перед ним множество противников. Но я был один и достать меня подобным было практически нереально.

Предприняв ещё пару попыток, взять меня на таран, к таким же выводам пришёл и мой соперник.

После очередного промаха он резко затормозил, уходя ногами, глубоко в землю. Вот такой незамысловатый способ, обработки сельхозугодий.

Когда физик полностью остановился, я смог убедиться, что это был мужчина. А после того как он повернулся ко мне и в том, что это был патриарх рода Шуйских.

Василий Петрович собственной персоной. Он был одет лишь в лёгкие штаны, которые имели множество прорех. Его тело было красным и от него валил пар.

Мышцы бугрились на теле этого монстра. Назвать его стариком, которым он, по сути и является, у меня просто не повернётся язык.

Да по сравнению с ним любой культурист будет выглядеть дрищом, который впервые в жизни пришёл в тренажёрный зал.

Увидев его, я понял смысл словосочетания стальные мышцы. Складывалось такое впечатление, что у прадеда Насти они действительно были стальными.

— Кто ты? — прокатился над лугом его голос, который был под стать внешности.

Да он не уступит и нам в боевом обличии. А уж Чернышёв ему явно проигрывает в этом.

— Кто ты и что делаешь на моей территории? — повторил свой вопрос Василий Петрович.

— Сергей Воронцов. На вашей территории я по приглашению рода Шуйских. А конкретно сюда пришёл в поисках девушки, что сейчас стоит на противоположной стороне луга с вашим товарищем.

— Воронцов говоришь? — нахмурился Шуйский. — Знавал я многих из этого рода и все они были очень достойными противниками. Вот сейчас мы и посмотрим, какой ты Воронцов.

Сказав это, Шуйский вылез из ямы образованной резким торможением и медленно двинулся в мою сторону на ходу, разминая чудовищные мышцы.

Ну тут всё было предельно ясно, он решил воспользоваться той же тактикой, что и Сергей Васильевич, при нашей первой встрече. В таком случае и я не буду изобретать велосипед, а воспользуюсь уже отлично зарекомендовавшим себя способом.

Я просто стоял и ждал, когда подойдёт Шуйский и как только это произошло, надел броню Демона.

— Давайте посмотрим! — пророкотал я.

Правда, ожидаемого эффекта не последовало. Шуйский даже и глазом не моргнул. Вместо того чтобы испугаться он расхохотался мне прямо в лицо, а после схватил, за шлем.

Я услышал треск, словно одновременно ломают множество тонких прутьев и почувствовал, что по броне начала течь кровь, которой я отчего-то не мог управлять.

— Жалкая пародия, на настоящего кровавого Демона. И неужели ты думал напугать или впечатлить меня этим сосунок? Твой прадед научился создавать эту технику, только благодаря мне. Это я был тем, на ком он проверял свои разработки и тем, кто всегда вправлял ему мозги!

Василий Петрович едва коснулся моей груди, но от этого прикосновения меня протащило несколько метров по земле, пока я не впечатался спиной в чудом уцелевшее дерево.

В его руке я заметил, рог от брони, который уже начинал возвращаться к своему привычному состоянию, превращаясь в кровь.

Шуйский был в ярости, которую я ощущал, даже находясь в броне. Да по сравнению с ним я реально сосунок. Хоть и довольно обидно это признавать.

Это тогда насколько же силён дед, что этот монстр занимает лишь второе место? И этот человек, хочет пожертвовать собой ради того, чтобы я смог перешагнуть на следующую ступень силы?

Тем временем Шуйский бросил кусок моей брони и обтерев руки об штаны снова пошёл вперёд.

Смысла удерживать броню я уже не видел, тем более сил уже практически не осталось.

— Вы знали прадеда? — спросил я, оттолкнувшись от дерева и сделав несколько шагов навстречу Шуйскому.

По лицу Василия Петровича на секунду промелькнуло удивление. Похоже, совсем не такой реакции он от меня ожидал. Наверняка думал, что я брошусь в драку, тем самым поступив, как настоящий сопляк.

Но здесь он не угадал. Сейчас я не видел смысла лезть с ним в драку, я не чувствовал, что моя жизнь находится под угрозой. И даже тьма, сидящая во мне уже успокоилась и уползла обратно. Что тоже было своеобразным сигналом.

Как бы ни вёл себя прадед Насти, он не собирается убивать меня. А этого было вполне достаточно, чтобы не кидаться на него с кулаками. В любом случае это будет бесполезно, он прекрасно дал понять, какая между нами пропасть в силе.

Остановившись от меня буквально на расстоянии вытянутой руки, Шуйский не придумал ничего лучше, чем просто выкинуть вперёд правую руку, сжатую в кулак.

Кулак замер перед кончиком моего носа, слегка коснувшись его. Сперва меня окатило ветром, от столь резкого удара, а после я ощутил жар исходящий от тела физика.

Как же они уже задолбали со своими проверками. А ничем иным это просто не могло быть.

— Знал, говоришь? Да я был его лучшим другом. — вполне удовлетворившись моей реакцией, ответил Василий Петрович. — И после его смерти, именно я присматривал за Воронцовыми, чтобы ни одна зараза не попыталась воспользоваться неопытностью Кирилла. Я никогда не доверял Романовым, но твой прадед, впрочем, как и все последующие поколения были упёртыми словно бараны и не желали замечать очевидных вещей.

Василий Петрович в сердцах махнул рукой и начал отпускать силу, что сразу отразилось на цвете его кожи, которая начала возвращаться в норму

— Надеюсь, ты парень сможешь создать для Воронцовых, а заодно и для моей правнучки лучшее будущее, чем смогли создать твои предшественники. Ты просто обязан воспользоваться подарком этого сопляка Николая и наконец скинуть с себя все скрепы, что удерживают вас подле императорского рода.

Произнося эти слова Василий Петрович неотрывно смотрел мне в глаза и в этот момент, я видел перед собой деда. Именно из его уст, я ожидал услышать эти слова.

Я просто стоял и слушал, даже не зная, что ответить.

— Запомни мои слова. Больше подобного ты не услышишь, ни от меня ни от кого-либо ещё. И дай слово, что жертва Кирилла не будет напрасной. Освободи свой род. А это будет моим вкладом в ваше светлое будущее.

Сказав это Василий Петрович воткнул пальцы себе в предплечье и просто разорвал его. Кровь тут же хлынула из раны. Практически сразу она начала останавливаться, а жуткая рана затягиваться. Подобной регенерации позавидуют и целители.

Василий Петрович, каким-то образом поняв, что я истратился в ноль, решил немного восстановить мои силы. От его подарка я не отказался, также понимая для чего он всё это делает.

— Даша сейчас стоит там вместе с дедом? — спросил я и без подтверждения, прекрасно это понимая.

Кто ещё, кроме Воронцова, сможет вмешаться в мою сигнальную технику? Как отец передавал мне её в Афганистане, так и дед смог спроецировать на неё тысячи поддельных откликов.

И этот человек, который не передал мне ещё львиную долю своих знаний, которых не было даже у Демона, хочет пожертвовать собой?

Поговорю с ним об это после. Сейчас я оттолкнул в сторону Шуйского и побежал в сторону стоящих вдалеке фигур. Откуда только взялись силы это сделать?

Усилить себя я не мог, тупо было нечем и поэтому я просто бежал, используя лишь физические возможности, полученные от природы.

Сейчас мне было плевать на всё, я просто хотел встретиться с дедом, обнять его и сказать, что есть способ. Есть способ обойти все эти чёртовы ограничения. И для этого никому не придётся умирать.

А для своих детей я обязательно придумаю способ, как обойтись без смерти ближайших родственников. А если и не придумаю, то мы обойдёмся и без этого. Достаточно будет и того, чего они смогут достичь, уткнувшись в барьер проклятья.

Как же долго тянется время, когда ты куда-то спешишь.

Даша и дед заметили меня, но остались стоять на месте. Если деда сейчас я прекрасно понимал и на его месте всячески оттягивал момент нашей встречи, то действия Даши для меня были загадкой.

По-любому она неслучайно побежала в эту сторону и знала, что я кинувшись искать её тоже приду сюда. Но почему она ничего не сказала мне об этом раньше? Почему не предупредила?

Не буду гадать, лучше спрошу об этом у неё потом. А сейчас мне сперва нужно сделать главное.

Не став останавливаться, даже когда между нами оставалось всего несколько метров, я создал из крови Шуйского кровавый клинок и вогнал его в сердце деда, раскинувшего руки словно для объятий.



Конец третьей книги




Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27