КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 468574 томов
Объем библиотеки - 683 Гб.
Всего авторов - 219023
Пользователей - 101681

Впечатления

чтун про Васильев: Петля судеб. Том 1 (ЛитРПГ)

Дай бог здоровья Андрею Александровичу; и чтобы Муза рядом на долгие годы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Шаман: Эвакуатор 2 (Постапокалипсис)

Огрызок, автор еще не дописал 2 книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Айдол-ян - 4. Смерть айдола (Юмор: прочее)

Спасибо тебе, добрая девочка Марта за оперативную выкладку свежего текста. И автору спасибо.
Еще бы кто-нибудь из умеющих страничку автора привел бы в порядок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Жарова: Соблазнение по сценарию (Фэнтези: прочее)

Отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Касперски: Техника отладки приложений без исходных кодов (Статья о SoftICE) (Статьи и рефераты)

Неправда - тихо подойдешь
Па-а-просишь сторублевку,
Причем тут нож, причем грабеж -
Меняй формулировку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Алекс46 про Фомичев: За гранью восприятия (Боевая фантастика)

Посредственно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать:

Влюбись за неделю (СИ) (fb2)

Влюбись за неделю

Виктория Светлая, Алена Кручко

Можно ли влюбиться по заказу? Еще вчера я бы ответила – нет. Но сегодня у меня просто нет выхода. Никогда не верить в магию и вдруг угодить в волшебный мир! Ничего не знать о проклятьях и внезапно принять участие в темном ритуале! Все это обо мне. А времени осталось – неделя. Влюбись или умри и утяни за собой невольного нареченного. Кошмар, а не перспективы. И никакой прекрасный волшебный мир не спасет. А все из-за истеричной идиотки, в тело которой угораздило попасть. Теперь у меня в советчиках – призрак, в начальниках – профессор магической академии, а в лифчике – такое богатство, что невозможно таскать. И что, спрашивается, со всем этим делать?

ГЛАВА 1. День первый: вторник

Всегда считала, что нормальная реакция на призрака – завизжать. То есть, конечно, если веришь в эту чушь, а если нет – внимательно оглядеться вокруг в поисках скрытой камеры, сделать фотогеничное лицо и уже тогда визжать, в меру громко и не теряя улыбки. Потому что современные спецэффекты могут все – смогут, наверное, и призрака. Изобразить. Достоверно, с выступающей аурой, или как там это называется, и всего в шаге от тебя. Вот как этот…

Завизжать почему-то не получилось, а мысль о скрытой камере мелькнула и ушла. Я протянула руку и ткнула пальцем в белесый стылый туман – туда, где в колыхающейся призрачной фигуре едва угадывалось лицо.

– Эй, поосторожней! Ничего себе знакомство – пальцем в глаз! – тут призрак, судя по голосу, женщины, осекся, подлетел ближе, завис, будто пристально в меня всматривался. И завизжал так пронзительно, будто его резали. Если, конечно, можно резать нечто нематериальное.

– Ты чего? - ошеломленно спросила я.

– Тело! У тебя! – Захотелось зажать уши, но призрак вдруг метнулся ко мне, я инстинктивно шарахнулась назад, обо что-то споткнулась и упала, больно отбив задницу о твердый и холодный пол. А призрак рухнул сверху. Ощущение – бр-р-р!!! Как будто тебя проглотила скользкая, обжигающе-ледяная медуза.

– Пусти! – заорала я.

Но вряд ли была услышана, потому что призрак завопил вместе со мной:

– Осторожней, дура неуклюжая! Ритуальный круг! Чего разлеглась? Вставай быстро!

– И не подумаю, пока не отпустишь, - процедила я. Когда чего-то требуют настолько хамским образом, да ещё и с оскорблениями, надо реагировать адекватно, то есть – или слать подальше, или выдвигать встречные условия. Желательно такие, чтобы хам сам услался.

Белесая ледяная муть отодвинулась, я с трудом поднялась на вдруг ослабевшие ноги и наконец осмотрелась.

Небольшая комната, окон нет, свет – от выстроенных в круг на полу свечей. Гладко оштукатуренные стены, густо покрытые вязью непонятных символов. Такими же символами расписан пол снаружи от свечей, внутри – идеально гладкий и чистый… Бетон? Нет, камень. Похоже, натуральный. Даже прожилки угадываются, тоже серые, но светлее, белесые, словно этот призрак.

Ритуальный круг, значит?

М-да. Кажется, мое последнее расследование зашло куда-то не туда. Решительно и категорически не туда!

Я наклонилась пощупать пол и замерла. Пальцы, которые ощущались своими, были… да чужие они были! Мои – изящные. Я считаю, мне вообще повезло с руками: красивая кисть, пальцы, какие называют музыкальными, и кольца на них отлично смотрятся. Люблю кольца и красивый маникюр. А сейчас вместо любимого перстня-змейки с глазами-рубинами и алого в тон рубину маникюра я видела скромный светлый – серебряный? - перстенек с розоватым сердоликом или, может быть, яшмой, и пусть аккуратные, но все-таки коротко, почти вчистую подстриженные ногти. Хотя пальцы тоже… ничего так. Но мои лучше.

Так, стоп. О чем я думаю, какая разница, лучше или нет, если это – чужие?!

– Ну и что уставилась? - возмутился призрак. - Отдавай мое тело и катись, откуда пришла!

– Я пришла?! Твое тело?! Да забирай! И немедленно отправляй меня обратно! Это ведь ты натворила!

– Я творила не это!

– ? что?! – Что вообще надо было творить для такого… Язык не поворачивается сказать «результата»! Дьявола вызывать?! Кажется, та «потомственная темная ведьма», которую я собиралась вывести на чистую воду, утверждала, что дьявола не существует. Хотя что взять с шарлатанки. Или… Не такая она и шарлатанка, раз я вместо ее полутемного, оформленного с претензией на загадочность салона стою вот здесь? Может, это ее рук дело, а не этой… визгливой?

– Ритуал! Сложный приворотный ритуа-а-ал! – провыл призрак и будто растаял в воздухе, чтобы тут же проявиться в другом углу комнаты. - И что теперь де-е-елать?

– Какой ритуал?! Так, стоп! – Я окончательно перестала что-либо понимать. Сначала призрак, теперь ритуал. Приворотный или ещё какой – это дело десятое. Главное – результат налицо. Пусть и не такой, какого ожидали. - Ритуал, - повторила я. - Настоящий. То есть это не сказки, не шарлатанство и не…

– Ты что, ритуалистику не изучала? - в подмываниях вдруг даже прорезалось что-то вроде насмешки. - Отсталая?

– Сама ты отсталая! Веришь во всякую чушь? Еще скажи, что экстрасенсы, ясновидящие и потомственные темные ведьмы – не мошенники.

– Пф! – отчетливо фыркнула эта призрачная нахалка. – Мошенников полно, и идиотов тоже. Потому что настоящая сила дается не всем. Но знать, что такое ритуал, должен каждый образованный маг!

– Я! Не! Маг! – Прозвучало не внушительно и весомо, как задумывалось, а… да тоже – почти истерически! Заразная она, что ли?!

– Дура и есть. Да и я, кажется, не лучше. Жди здесь!

Призрак исчез – на этот раз совсем, а я села на пол и уставилась на свои-не-свои руки. Поднесла ладони к глазам. Сжала и разжала кулаки. Чужие, но мои?! Нет, мои – но чужие. Не то кольцо, не тот маникюр. Нет привычных часов-браслета. Зато кожа нежная и шелковистая, у меня даже после лучшего крема не такая.

А что на мне надето? Какой-то удручающий гибрид лабораторного халата и вечернего платья – длинное, по щиколотку, одеяние нараспашку из белого плотного сатина, под которым, слава всему, вполне нормальные, только слишком узкие и яркие брюки и обтягивающая маечка. ?ч-чень обтягивающая! И ведь есть что обтягивать! Я ощупала себя, потом попробовала рассмотреть, потом снова ощупала… Вот это сиськи! Я же не могла прибавить в одно мгновение пару-тройку размеров?

В пылу спора с истеричным призраком я слишком легко восприняла, что нахожусь не в своем теле. Даже почти забыла об этом. Но теперь накатило понимание – правда. Почему-то возможность того, что «потомственная темная» опоила или одурманила какой-нибудь дрянью, мозг отмел сразу. Любой бред опирается на известное, а тут…

Резко захотелось посмотреться в зеркало. Но зеркал в этом ритуальном… ну, не зале, очевидно! Ритуальной каморке? В общем, зеркал предусмотрено не было, и по карманам тоже не нашлось ни пудреницы, ни губной помады с зеркальцем. Вообще удручающе пусто. Только одинокий ключик, правда, на оч-чень необычном брелоке. Круглая матово-белая бляшка, похожая на большую монету, слегка светилась или – как же это называется?! – опалесцировала? Я долго вертела ее в руках, пытаясь понять, что за материал. Идеально гладкий, приятный на ощупь. Не керамика. Слишком тяжелый для пластмассы. Не металл. Кость? Не бывает таких костей! Неведомый материал заворожил, и я не сразу заметила надпись, не выбитую или нанесенную поверху, а словно вплавленную внутрь, в самую глубину брелока. ?ПЦиХБИ. Абракадабра… а, нет, это не все. ?ПЦиХБИ им. Панацеи Г. Хм. Ну, хоть одно слово знакомо. Выходит, что-то, связанное с медициной, уже информация.

Повертев в руках непонятный брелок, снова подумала о перемещении. Если я – в теле этого истеричного призрака, а призрак… ну, он призрак и есть – что же с моим, родным и законным телом? Без сознания? В коме? Умерло? Только не это! Надо же в него возвращаться, когда призрачная девица поймет, где ошиблась, и все исправит! А то ведь получается, будто я присматриваю за чужой квартирой, а в моей тем временем пожар, потоп и нашествие грабителей?!

– Эй, сколько ждать? - заорала я. Вдруг услышит? – Ты где? Ты меня обратно возвращать думаешь или нет?!

– Не думаю, потому что не могу. - Девица выплыла прямо из стены, вроде та же самая, белая и полупрозрачная, но голос звучал иначе. Плавный, приглушенный, без истеричных ноток. Потусторонний, что ли. Аж морозом продрало. – Ты не вернешься.

– Как не вернусь? Почему?! – Заметались заполошные мысли обо всем сразу: о шарлатанке-ведьме, которая все-таки, наверное, приложила руку к этому безобразию, и купленном на прошлой неделе билете в Сидней. ? незавершенных проектах и не сданных в срок материалах, даже о рыжей наглой Алисе, которую обещала кормить и вычесывать, пока миссис Уилберн загорает на пляже в Брайтоне.

– Неправильные пути, темные, забытые. Приняли жертву и закрылись. Насовсем.

– Какую жертву? - Хотелось закричать, но вместо этого выдавила чуть слышный шепот, потому что уже поняла: жертва – я. Та, настоящая.

– Я, - будто эхом отозвалась девица. - Ты все ещё жива, а я – нет.

– Но если я жива, меня надо вернуть в себя!

– Глупая. Ты жива – здесь. В моем теле, но ведь не тело главное. Ты – это все ещё ты.

– А ты? – Как-то сразу, мгновенно забылось собственное раздражение и возмущение, сменившись острым, непривычно болезненным сочувствием.

– Уже нет. Время упущено, пути закрыты, ритуал завершен. Связь с телом разорвана. Если бы в него не притянуло тебя, здесь утром нашли бы труп.

– И что мне делать?

Не то чтобы я ждала ответа. Кажется, ясно и так – принять ситуацию и жить дальше. Но ответ мне дали, да какой!

– Ты должна обмануть судьбу. Обойти проклятье, иначе оно унесет ещё две жизни.

– Подожди! – я схватилась за голову и вздрогнула, ощутив вместо привычной короткой стрижки густые волнистые локоны. – Стой, не так быстро. Ты говорила о ритуале, а не о проклятье! О приворотном ритуале, - вспомнилась важная, наверное, подробность. - Приворот можно, конечно, считать и проклятьем, но как-то… условно? Скорее в философском плане, чем…

– Та, кем я была до, ошиблась, - видимо, призраку надоело слушать мой беспомощный лепет. - Вмешалась в то, во что нельзя вмешиваться. Призвала не те силы, произнесла не те слова. Мне жаль. Постараюсь помочь. Теперь вижу больше, гораздо больше. Знаю то, чего никогда не знала.

– Что за проклятье?

– На любовь. У тебя есть неделя. У него – тоже. Не будет любви – не будет жизни. У вас обоих.

– У меня?

– У этого тела, – показалось, призрак пожал плечами. - Значит, у тебя. И у Дугала. А он даже ни о чем не знал.

– Дугал ещё какой-то… Он хоть кто? Я ведь тебя правильно поняла, ты на него приворот делала? И теперь он должен влюбиться в меня?

– Он в тебя, а ты – в него.

– А если он мне не понравится?

– Вы умрете. Оба. И знаешь что? - волосы призрака вдруг вздыбились, и сам он словно налился потусторонним мертвенным светом. - Если он умрет, я тебе этого не прощу! Найду даже в посмертии.

– Ишь какая, - я встала, отряхнула халат. – Себе не прости сначала. Ты ведь это все затеяла, не я. Но жить хочу, так что давай надеяться, что твой Дугал мне понравится. Хоть немножко.

– Он никогда не был моим. Та, кем я была до… Мне жаль, правда. Обычная глупость, спор с подружками, желание нравиться всем, даже ему. Никаких чувств, кроме гордости и эгоизма.

– Да-а… Ну ты и… – Даже слов нельзя подобрать для такого!

– Если бы можно было исправить… Но что сделано, то сделано.

– Как хоть зовут тебя? Или теперь уже меня?

– Шарлотта, – призрак подлетел совсем близко. - Шарлотта Блер. Теперь пора уйти отсюда. Покажу тебе все, что необходимо. Ты можешь занять дом, разрешаю. Взять имя, работу…

– Стоп-стоп-стоп, а кем ты работаешь?

– Ассистент доктора магической химии и фармацевтики, заведующего кафедрой снадобий и эликсиров, профессора Дугала Норвуда. Того самого.

– В которого мне надо влюбиться?

– И добиться ответной любви, - напомнила Шарлотта. – Сама поймешь, насколько это сложная задача. Он – не слишком приятный в общении человек. Гений, одним словом.

– А я не разбираюсь даже в обычной химии и тем более фармацевтике. Не говоря уж о… стоп! Магической?! Куда я вообще попала? Это все ещё Земля? – Очевидно, да, раз призрак носит вполне обычное имя Шарлотта, и на брелоке – латинские буквы. Но магия?!

– Конечно, Земля. Англия, если хочешь точнее. Академия Панацеи.

– На той Земле, которую я знаю, магической химии не существует в принципе!

– ? здесь – существует.

– Значит, не Земля. Или параллельный мир, хотя какая разница. По-моему, то и то невозможно. Ну ты и… наритуалила! Руки бы за такое поотрывать.

– Та, кем я была, за «такое» умерла.

– А мне что делать? Та идиотка, которой ты была, сама виновата, а я при чем?! – почему-то невозможность вернуться к себе домой хотя бы в чужом теле, покормить все-таки Алису, доделать дела, да хотя бы отдышаться от всей этой ерунды, сидя в любимом кресле, ударила больнее, чем угроза смерти всего лишь через неделю. Окончательный приговор…

– А ты была не в своем мире, когда все случилось, и без тела, кстати. Так что называй как хочешь – судьбой или неудачным стечением обстоятельств, ничего не изменится. Но твоя вина в этом тоже есть. Не стоит заглядывать туда, куда не следует. Особенно если ты к такому не подготовлена.

– Та-ак… Значит, та ведьма все-таки… убила меня, что ли?!

– Никто тебя не убивал. Не знаю, как ты привыкла это называть. Астральным перемещением, быть может. Та ведьма… не могу дотянуться отсюда. Хотела доказать, что ты ошибаешься. Но ты не желала слушать. А попав в мир за пределами твоего понимания, повела себя как… Не знаю, пути закрылись. Ритуал притянул тебя сюда. И давай вернемся к важному. Случившееся уже случилось.

– Ах да. А теперь у меня неделя, чтобы не умереть уже окончательно. – Пришлось постараться, чтобы сосредоточиться на «важном». – Короче говоря, мы остановились на том, что ассистент профессора и тем более гения из меня будет как из слона балерина. - Я вздохнула и призналась в главном: – В любви понимаю даже меньше, чем в химии. Если, конечно, не брать в расчет несчастную и безответную. Может, проще сразу уволиться? Провести последнюю неделю жизни в разгуле, в Сидней вон слетать… давно хотела… в этом мире есть Сидней?

– Есть. Но сначала ты сделаешь все, что в твоих силах, – непререкаемым тоном отозвалась Шарлотта. - Нужно исправить, изменить, так, как сейчас – не годится. На моей душе пока одна смерть, ещё и ваших – не хочу. Сказала ведь – помогу. Пойдем, отведу тебя домой и расскажу о Шарлотте, о работе, об остальном. Ты не должна выдать себя, иначе исправлять станет совсем сложно. Будешь работать с ним рядом, а через неделю… так или иначе что-то изменится. - Она исчезла, чтобы тут же высунуться по пояс из стены. - Иди же!

– Куда?! – Я подергала запертую дверь. Под круглой ручкой не было ни намека на замочную скважину.

– Ключ у тебя в руках. Приложи пропуск к двери. Вот этот, - она указала на брелок.

И правда, стоило поднести его к замку – дверь открылась.

– Кстати, я Салли, - сообщила в спину плывущей по темному узкому коридору Шарлотте. - Фрейя Салливан, если полностью.

– Ты Шарлотта Блер, - возразила эта… ритуалистка. – Теперь. По крайней мере, на ближайшую неделю. Потом – решишь.

***

Академия Панацеи, в которой работала Шарлотта и преподавал этот самый Дугал – доктор, гений и малоприятный человек, представляла собой почти что средневековый замок, горделиво возвышавшийся на холме посреди вересковых пустошей. У подножия холма с одной стороны раскинулась деревенька, где жили преподаватели и обслуживающий персонал, а с другой стояли несколько небольших, приятных глазу двухэтажных общежитий для студентов. Наверное, днем вид отсюда открывался потрясающий. Но сейчас, в тусклом свете луны, едва разбавлявшем ночную тьму, все выглядело уныло и, пожалуй, мистически. В худшем смысле этого слова. Только в таком мрачном месте и можно вляпаться в ритуал со смертельным проклятием. Вот во что-то хорошее – сомнительно. Немного скрашивали впечатление яркие фонари у общежитий и в деревне, но по контрасту с ними тьма вокруг казалась густой, почти осязаемой.

Да и сами фонари были… странные. Я даже не сразу поняла, почему. Только потом осознала: свет не похож был на привычный мне, отдавал холодной голубизной и чем-то потусторонним. Тоже магия?

– Вон твой дом, - махнула призрачной рукой Шарлотта. Куда-то в сторону целой улицы однотипных кирпичных коттеджей. То есть… не знаю, можно ли назвать улицей дома, к которым не ведет даже самая захудалая дорога? Ни к преподавательскому поселку, ни к общежитиям. Как будто они здесь на метлах летают! А что – магия же?

Шарлотта, услышав о метлах, объяснила:

– Есть портальная сеть. Тебе надо научиться открывать порталы – все умеют, даже дети. Это просто.

– Ах да, забыла сказать – я не маг. Хотя нет. Говорила.

– Теперь – маг. - Шарлотта будто не услышала мою иронию. Ее леденящая, потусторонняя безэмоциональность начинала меня пугать. Лучше бы визжала и истерила, как в самом начале! – Ты же получила тело волшебницы. Оно помнит, нужно, чтобы и ты вспомнила.

«Перевести память тела в осознанные знания – да уж, ничего себе задачка! Как?!»

Призрачное тело Шарлотты вдруг обволокло меня, охватило липко, леденяще. Рука сама пошла вверх, как будто отдергивая штору. За «шторой» открылся кусочек гостиной: яркое зеленое кресло, стеклянный столик, на столике – заварной чайник, чашка, начатая пачка печенья и раскрытый журнал, перевернутый корешком вверх. На обложке призывно улыбалась кукольного вида блондинка в коротком расклешенном платьишке цвета фуксии. «Тенденции сезона – яркость!» – орали крупные буквы поверх блондинки.

Я шагнула туда – как-то по-особенному шагнула, прекрасно осознавая, что этот «шаг» съест хоть полчаса ходьбы, хоть половину суток в самолете. «Штора» мягко опустилась за спиной, отсекая путь. Шарлотта повисла рядом, а я наконец смогла вдохнуть нормального воздуха, а не могильного холода.

– Очень просто. Запомнила?

Я хотела сказать, что даже не поняла ничего, но… Ну да, не поняла. Но повторить смогу, это чувствовала.

– ? как определить, куда идти? Только в знакомые места?

– Я проведу тебя везде. Пока не освоишься. А для общественных порталов знать, как выглядит выход, не обязательно. Если хочешь чаю, кухня налево. – Показалось, или она все-таки вздохнула? - Надеюсь, тебе нравятся кексы. Это тело их любит.

Кексы, чай и рассказ. Подробный, но не слишком понятный. Начать с того, что это на самом деле Земля, на самом деле Англия, но магия здесь в порядке вещей. Вместо метро, автобусов и электричек – общественная портальная сеть. Химия – та самая, которую я теперь, по идее, обязана знать хотя бы на уровне бакалавра, а не давно забытого школьного курса! – подразделяется не только на органическую и неорганическую, но и на магическую и нет. Целители… это вообще особый разговор, потому что как раз они магией владеют на очень высоком уровне. ? готовят их в этой самой академии с зубодробительной аббревиатурой вместо названия. ...

Скачать полную версию книги