КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 385494 томов
Объем библиотеки - 483 Гб.
Всего авторов - 161827
Пользователей - 87191

Впечатления

Шорр Кан про Раули: Вэнг (Научная Фантастика)

Лучший цикл автора, «Хвостолом», особо не впечатлил. Автор гениально описывает иную цивилизацию – ведущую хищнически-паразитический образ существования. Одно описание процесса вселения Вэнга в тело человека уже вызывает отвращение.
Если в первом романе «Звездный молот» К.Раули описывает противостояние двух гуманоидных цивилизаций, тут и подавление (рабство) одного биологического вида другим, и происки спецслужб, и интриги, и супероружие и прочие атрибуты боевой фантастики. Только в конце романа мы сталкиваемся с Боевой Формой, то в следующих романах Вэнги проявят себя во всей красе. Роман, если честно, так себе на твердую тройку с жирным плюсом за Вэнгов.
Боевая Форма: Сюжет схож с фильмом «Чужой» и «Чужие», тем более написан в конце 80-х годов, на волне популярности этих фильмов. В романе автор делает ставку на противостоянии двух цивилизаций. По ходу повествования К. Раули становится, то на сторону Людей, то на сторону Вэнгов, как бы предлагая выбрать читателю сторону, на которую встать. В «Боевой Форме» показаны не лучшие стороны человечества, жажда наживы и коррупция, взяточничество и предательство. В итоге колония погибает под ударом космофлота, и лишь горстка уцелевших беглецов, спасается бегством. Что самое удивительное, среди них нет особо святых. Счастливый билетик повезло вытянуть не лучшим представителям рода человеческого. Но и цивилизация Вэнгов не лишена изъянов, стоило появиться на свет, высшим формам как паровой каток империи Вэнгов пошел под откос, мелкий каприз Высший формы лишил всех их шансов выжить. Бюрократы везде одинаковы.
Мастер Боя: Лучший роман трилогии сбрендивший на почве личного обогащения, обедневший аристократ, раскапывает на отдаленной планете нечто, очередную форму Вэнгов , кошмар Сэскатча повторятся, но Вэнг - Мастер Боя превосходит Вэнга - Боевую Форму как в тактическом, так и в стратегическом плане. Все действо происходит на фоне гражданской войны, зачисток мирного населения, страшной коррупции и прочих прелестей человеческой цивилизации. Главной героине Л. Чанг придется столкнуться с предательством подчиненных, коррупцией в высших органах власти планеты и командования космофлотом, тупости и глупости подчиненных и многим другим. Неожиданные повороты сюжета, напряженное повествование, яркие герои, такие как Л. Чанг, К. Риз, да тот же капитан Качестер, редкий мерзавец, запомнятся надолго. Причем в конце романа Мастер Боя, опять обыгрывает человечество, хотя и с фатальным для себя результатом.
P.S.
Трилогия, заслуживающая внимания и прочтения, современным авторам, стоило бы поучиться, у К. Раули, как надо писать боевую фантастику. Хотя автор и скупо описывает мир будущего, это только плюс, все-то же огнестрельное оружие в эпоху сверхсветовых звездолетов, те же термоядерные ракеты, те же штурмовые вертолеты, те же наркотики и коррупция, те же дрязги в высших сферах власти, люди не изменились. Прошло много лет (читал в далеком 1995 году), но я до сих пор помню и сюжет и главных героев (поименно). А еще ненавижу хризантемы.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Панов: Красная угроза (Героическая фантастика)

Ну, после очередного обращения к россиянам президента, читать про приключения фюрера красных шапок Кувалды как-то скучновато. Реал превзошёл фантазии.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Аксёнов: Вигнолийский замок (Героическая фантастика)

Когда боги исчезнут, заботу о человечестве возьмет на себя дьявол. Ну и его верные слуги, попы и чиновники...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Кудряшов: Кому на Руси жить (Альтернативная история)

Центром древнерусского бокса был Полоцк...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
IT3 про Юллем: Серж ван Лигус. Дилогия (Фэнтези)

весьма неплохо,достаточно реалистично,как для попаданческого фэнтези и рояли умерены,только перебор с гомосексуализмом.у автора какая-то болезненная зацикленность на изображении гомиков абсолютным злом.эх,если в жизни было так просто,в конце-концов книга ничего не потеряла бы,если бы содомитов(как любит повторять автор)вобще там не было.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Иэванор про Назипов: Гладиатор 5 (Космическая фантастика)

В общем есть моменты где автор тупит по черному , типо где гг без общения превратился в животное , видимо графа Монте Кристо не читал нуб

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шорр Кан про Саберхаген: Синяя смерть (Научная Фантастика)

Лучший роман автора. Роман о мести, месть блюдо, которое надо подавать холодным, человек посвятил большую часть жизни мести машине, уподобился берсеркеру, но соратники хуже машины.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Зазеркальная Империя. (Трилогия) (fb2)

файл не оценён - Зазеркальная Империя. (Трилогия) (и.с. В одном томе-37) 3358K, 990с. (скачать fb2) - Андрей Юрьевич Ерпылев

Настройки текста:




Андрей ЕРПЫЛЕВ ЗАЗЕРКАЛЬНАЯ ИМПЕРИЯ. ТРИЛОГИЯ.

Книга 1. ЗАЗЕРКАЛЬНЫЕ БЛИЗНЕЦЫ

Люди бьют зеркала,

но жалеют себя,

понимая, что их

может ждать та же участь.

Чтоб не видеть себя

в отраженьях стекла,

разбивает опять

человек зеркала.

Группа D.O.M., Концертный альбом “Нелады”

— Бежецкий, на выход!

Александр с трудом стряхнул остатки тяжелого сна. Переполненная камера храпит сотней глоток, ворочается в дурном забытьи, в воздухе, если данную субстанцию можно так назвать, вполне сможет повиснуть пресловутый топор — такая здесь стоит вонь. Запах немытых тел, давно не стиранного белья, испражнений и перегара дешевого табака свалит с ног любого непривычного человека. Непривычного. Он, Александр Павлович Бежецкий, за две недели, проведенные в этой камере, давно уже стал привычным. Привычным к зловонию, шуму, тесноте, ночам без темноты, очереди к параше и тюремному быту вообще. Он уже не обращает внимания на постоянные стычки между соседями, порой с поножовщиной, благо что его никто не трогает (все попытки блатных “тряхнуть зеленого” он пресек еще в самом начале своего вынужденного пребывания здесь). В этих “апартаментах” вообще никто ни во что не вмешивается. Закон российской тюрьмы: “Не верь, не бойся, не проси…”

— Ты что, Бежецкий, оглох?! На выход, я сказал!

Два мордоворота у двери. Естественно, в кожаных куртках, с расстегнутыми кобурами на поясе. “Двое из ларца одинаковы с лица”, — проносится в еще одурманенном сном мозгу полузабытый образ из беззаботного детства. Верзилы действительно похожи как близнецы: оба патлатые, у обоих массивные подбородки, покрытые недельной щетиной, маленькие глазки-буравчики, перебитые носы и, главное, кулаки, напоминающие полупудовые гири. “Пролетарии, — горько подумал Александр, но тут же сам себя поправил: — Люмпены, бывшая шпана конечно”.

Заметив, что один из “ларца” — самый нетерпеливый — вытянул из-за спины резиновую дубинку, Александр поднялся на ноги и пошел к двери. Лишний раз получить по ребрам или, хуже того, по почкам ему не улыбалось.

— Давно бы так, — довольно осклабился “близнец” без дубинки и посторонился.

Бежецкий вышел в темный коридор.

— Руки за спину!

Запястья тесно обхватил холодный металл, сухо стрекотнула трещотка наручников. Александр инстинктивно дернулся и оглянулся.

— Не рыпайся, гад!

Дубинка со свистом впилась в правое плечо, и Александр стиснул зубы от резкой боли: плечо ему повредили еще в момент ареста. Да, уберечься все-таки не получилось.

За спиной поочередно лязгнули дверные запоры.

— Вперед! Не оглядываться!

Александр двинулся по заученному наизусть маршруту. Да, впрочем, в тюремном коридоре было не так уж и темно, как казалось поначалу после вечно освещенной камеры. Глаза понемногу привыкали к полумраку, слегка разбавленному редкими подслеповатыми лампами, забранными сеткой. Позади нестройно топали конвоиры. Александр машинально выполнял их команды: “стой”, “лицом к стене”, “вперед”, минуя решетчатые “шлюзы” один за другим, а мозг сверлила одна мысль: “Почему двое? Почему надели наручники? Неужели…”

Постыдная для многое прошедшего человека паника только усилилась, когда Александра провели мимо знакомого по многочасовым изнурительным допросам следственного кабинета и втолкнули в другую, точно так же обитую давным-давно покрашенной суриком жестью дверь, украшенную неровно оторванным тетрадным листком со старательно выведенной печатными буквами, размашистой вначале, незаметно съеживающейся к концу надписью: “Трибунал”.

В кабинете, столь же неотъемлемой частью интерьера, как стол или стулья, находились четверо в традиционных кожанках. Пара громил-люмпенов (“Штампуют их, что ли?!” — пронеслось в голове) и взъерошенный, прямо-таки всклокоченный тип в темных очках с папироской в дрожащих пальцах (“Наркоман естественно”) сидели за длинным столом, банально покрытым зеленым, местами протертым до дыр сукном. Сбоку, тоже с сигаретой в руке, пристроилась секретарша: яркая, но невероятно вульгарная и потасканная на вид блондинка, вызывающе закинувшая открытую противоестественным мини до невозможности ногу на ногу. Странное дело: при виде этой чуть ли не порнографии Александр, несмотря на зловещую преамбулу, почувствовал некоторый прилив соответствующих сил. Сказывалось двухнедельное вынужденное воздержание здорового тридцатишестилетнего мужчины. Секретутка, заметив интерес, недвусмысленно ухмыльнулась густо накрашенными губами, выпустила клуб дыма в сторону Бежецкого и лениво поменяла ноги местами…

— Бежецкий Александр Павлович?