КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415183 томов
Объем библиотеки - 557 Гб.
Всего авторов - 153424
Пользователей - 94579

Впечатления

кирилл789 про Минаева: Я выбираю ненависть (СИ) (Любовная фантастика)

и вся эта галиматья из-за того, что когда-то, подростком, на каком-то проходном балу, героиня отказалась с героем танцевать и нахамила. принцесса - пятому сыну маркиза. и он так обиделся, так обиделся!
в общем, я понял почему на папке супругиной библиотеки стоит "не читать!!!".
лучше, действительно, не читать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Кистяева: Дурман (Эротика)

читал, читал. мало того, что описывать отношения опг под фигой - оборотни, уже настолько неактуально, что просто глупо. но, простите, если уж 18+ - где секс?? сначала она думает, потом он думает. потом она переживает, потом он психует. потом приходит бета, гамма и дзета. а ггня и гг голые и опять процедура отложена!
твою ж ты, родину. если ж начинаешь не с розовых соплей, а сразу с жесткача - какого динамить до конца??? кистяева марина серьёзно посчитала, что кто-то будет в эту бесконечную словесную лабуду вчитываться?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
alena111 про Ручей: На осколках тумана (Современные любовные романы)

- Я хочу ее.
- Что? - доносится до меня удивленный голос.
Значит, я сказал это вслух.
- Я хочу ее купить, - пожав плечами, спокойно киваю на фотографию, как будто изначально вкладывал в свои слова именно этот смысл.
На самом деле я уже принял решение: женщина, которая смотрит на меня с этой фотографии, будет моей.
И только.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Вудворт: Наша Сила (СИ) (Любовная фантастика)

заранее прошу прощения, себе скачал, думал рассказ. скинул, и только потом увидел: "ознакомительный фрагмент".
мне не понравился, кстати. тухлый сюжет типа "я знаю, но тебе скажу потом. или не скажу". вудворт, своим "героям" ты можешь говорить, можешь не говорить, но мне, читателю, будь добра - скажи! или разорвёшься писавши, потому что ПОКУПАТЬ НЕ БУДУ!
я для чего время своё трачу на чтение, чтобы "узнать когда-нибудь потом или не узнать"? совсем ку-ку девушка.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
каркуша про Алтънйелеклиоглу: Хюрем. Московската наложница (Исторические любовные романы)

Серия "Великолепный век" - научная литература?

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
каркуша про Могак: Треска за лалета (Исторические любовные романы)

Языка не знаю, но уверена, что это - точно не научная литература, кто-то жанр наугад ставил?

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Serg55 про Звездная: Авантюра (Любовная фантастика)

ну, в общем-то, прикольненько

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).

Техника и вооружение 2008 06 (fb2)

- Техника и вооружение 2008 06 3.03 Мб, 123с. (скачать fb2) - Журнал «Техника и вооружение»

Настройки текста:



Техника и вооружение 2008 06

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Июнь 2008 г.

На 1 стр. обложки: БМД-4М. Фото С. Суворова



Боевые машины пехоты. Зарождение и развитие

Заслуженный деятель науки и техники РФ, д.т.н., генерал-майор в отставке А.А. Благонравов

Материал подготовил к печати м. Усов

Использованы фото из архива С.Суворова и из коллекции М.Павлова

Окончание. Начало см. в «ТиВ» № 5/2008 г.


В 1977 г. еще шли сравнительные испытания на полигоне Таманской дивизии, а мы уже получили от Министерства оборонной промышленности задание на разработку БМП нового поколения. Развитие систем вооружения стран НАТО, изменение тактики боевых действий, появление нового оружия и боеприпасов требовали не просто модернизации БМП, а создания принципиально новой машины. Для того чтобы обеспечить новой БМП уверенное превосходство над зарубежными БМП на длительный период времени, нужно было резко повысить все три основные боевые свойства: огневую мощь, защиту и подвижность.

В соответствии с существующей тогда военной доктриной, основное боевое применение БМП планировалось на Западном театре военных действий, где в случае нашего наступления возможны были обширные зоны затопления. Значит, БМП должна быть плавающей, причем плавающей более быстро, чем БМП-2, и при волнении. Сначала горячие головы говорили о волнении до 5 баллов, но потом морские пехотинцы нам разъяснили, что десантные операции при волнении более 2 баллов не проводятся.

Изначально никаких тактико-технических требований (ТТТ) от Минобороны к новой БМП не существовало. СКБ совместно с ВНИИТрансмаш должно было эти требования разработать как предельно высокие, но осуществимые. Несмотря на то, что разработка велась в тесном контакте с НТК ГБТУ, получить утвержденные заказчиком ТТТ оказалось чрезвычайно трудно. Забегая вперед, скажу, что машина уже прошла заводские испытания и готовилась к полигонным, а ТТТ все еще не были подписаны. И только в августе 1983 г. ГБТУ их подписало 1*.

Работа над новой БМП всерьез началась в 1977 г.

Подвижность предполагалось повысить с помощью применения более мощного двигателя, гидромеханической трансмиссии с гидрообъемным механизмом поворота, более совершенной системы подрессоривания, водометных движителей, дающих более высокую скорость и лучшую управляемость на плаву.

Существенное повышение уровня броневой защиты для плавающей машины являлось наиболее сложной задачей. Лобовая броня БМП-2 пробивается автоматической пушкой американской БМП с большой дальности. Для того чтобы защитить лобовую проекцию, требовалось значительно увеличить вес лобовой брони. Иногда считают, что агрегаты моторно-трансмиссионного отделения (МТО), расположенные в передней части машины, создают дополнительную защиту. Но это не военный подход. Потери личного состава действительно могут быть меньше, но потери боевых единиц (машин) — больше. МТО тоже нужно защищать. При традиционной компоновке БМП, когда МТО расположено спереди, хорошо защититьлобовую проекцию невозможно, иначе центр тяжести окажется впереди центра водоизмещения, и получится недопустимо большой дифферент на нос. Кстати, разработчикам БМП-1 в свое время для устранения этого недостатка пришлось заужать заднюю часть корпуса, что позволило подвинуть вперед центр водоизмещения.

В действительности, ТТЗ на ОКР по новой БМП (тема «Басня») было разработано, согласовано, утверждено и выдано промышленности еще в 1979 г. Другое дело, что в ходе выполнения этой работы возникали сложности, связанные с проблемами создания единой базы для всего нового поколения военных гусеничных машин (ВГМ) легкой категории, а также с выбором наиболее эффективного комплекса вооружения для БМП. Разногласия по этим вопросам между промышленными министерствами, а также между отдельными структурами МО СССР (ГБТУ и ГРАУ) привели к появлению нескольких параллельных направлений работ и, как следствие, различных конструктивных вариантов опытных образцов. Принятие окончательно согласованного решения и утверждение соответствующего документа действительно затянулось до 1983 г. — Прим. Ред.

Можно было бы сместить назад боевое отделение, но это ухудшило бы вход-выход и размещение десанта. Кроме того, увеличивалась высота расположения цапф пушки, потому что при колебаниях корпуса во время движения по полю боя стабилизированная линия огня не должна пересекать нос машины. Значит, увеличивается высота башни и машины в целом, увеличивается вес и поражаемый силуэт. Наоборот, целесообразно смещать боевое отделение вперед. Это позволяло сделать башню минимальной высоты и веса. А для нужного положения центра тяжести можно разместить МТО в корме, попутно обеспечив минимальную вероятность поражения его узлов и агрегатов.

Я знал, что впервые примененная нашим замечательным танковым конструктором А.А. Морозовым компоновка с поперечным расположением двигателя давала большое сокращение общего объема МТО и исключала применение конической зубчатой передачи — самого капризного узла танковой трансмиссии. Но поперечно расположенный двигатель не должен затруднять вход и выход десанта через кормовые двери. Значит, двигатель должен иметь минимальную высоту, чтобы полик, закрывающий его, был не выше, чем при входе в большой городской автобус или троллейбус, куда без труда поднимаются даже старики.

По ранее принятым решениям на ЧТЗ разрабатывался турбонаддувный дизель 2В-06, который планировался к применению на всех новых машинах легкой весовой категории. Начальник конструкторского отдела нашего главка Дембицкий расхваливал этот двигатель и предложил мне вместе с ним съездить на ЧТЗ и убедиться в его совершенстве. Оказалось, что двигатель существует еще только на бумаге. Докладывал заместитель главного конструктора В.И. Бутов в кабинете легендарного главного конструктора танковых двигателей И.Я. Трашутина, которого танкисты, в отличие от Рудольфа Дизеля, иногда уважительно называли «Джон Дизель». Иван Яковлевич замечаний не делал.

В области двигателей я имел основательную инженерную подготовку. Поэтому, в отличие от Дембицкого, по чертежам я понял, что этот оппозитный 6-цилиндровый двигатель не танковый, а скорее тракторный, с более спокойной динамикой, но и с большим весом. Ничего принципиально нового и интересного я не увидел. Все было выполнено по зарубежным канонам 1940-х гг. Хотя высота двигателя была приемлемой, проект нуждался в переработке по сокращению габаритов и веса. И я оказался прав, так как вес изготовленного позже опытного образца превышал заявленный почти в два раза. В дальнейшем двигатель был доработан, и заявленные параметры выполнены. Но это позже, а тогда пришлось искать другое решение.

Борис Григорьевич Егоров, главный конструктор Барнаульского завода «Трансмаш», выпускавшего двигатели УТД-20, которыми оснащались БМП-1 и БМП-2, конечно, хотел, чтобы на КМЗ и дальше применялись двигатели его разработки. Он разыскал меня в министерстве и стал предлагать разные варианты. Я же рассказал ему о том варианте компоновки МТО, который собирался осуществить. Он ответил, что двигатель с увеличенной мощностью и уменьшенной высотой сделает довольно быстро на базе значительной подетальной унификации с двигателем УТД-20 путем увеличения числа цилиндров с шести до десяти и увеличения угла развала блоков до 144°. Мы составили и подписали совместное решение.

1* Предыстория новой БМП имеет более глубокую ретроспективу. Еще при фомировании IX пятилетки (1976–1980) в план НИОКР была включена тема по боевой машине пехоты 1990-х гг., согласована и утверждена соответствующая тематическая карточка, содержащая первоначальный вариант основных ТТТ на эту машину. Что касается ТТЗ на проведение ОКР по новой БМП, тем более с изготовлением опытных образцов для полигонных испытаний, то без утвержденного заказчиком технического задания не могло быть и речи о заключении договора с исполнителем.


Опытная БМП «объект 688» с вынесенной установкой вооружения.


В короткие сроки в Барнауле был разработан и изготовлен двигатель УТД-29 специально под ту компоновку, которую я планировал. По всем характеристикам этот безнаддувный двигатель не уступал заявленным, но тогда еще не выполненным характеристикам двигателя 2В-06. А в компоновке МТО он имел преимущество — несколько меньшую ширину, что сокращало длину МТО, и в пустотах его габаритного объема размещалась часть других узлов МТО. Я как главный конструктор принял этот двигатель для установки на новую БМП. Он успешно применяется до сих пор, но тогда это вызвало бурю возражений со стороны ВНИИТрансмаш, НИИДвигателей, 46-го НИИ Министерства обороны и, наконец, ВПК, принявшей ранее решение о применении двигателей только с турбонаддувом.

Меня вызывали в аппарат ВПК. Там был такой чиновникЮ.П. Костенко. Он меня предупреждал, что не допустит применения безнаддувного двигателя. Считалось, что безнаддувный двигатель хуже турбокомпрессорного, так как без дополнительных мероприятий (применения специальной присадки) не обеспечивает многотопливности и имеет более значительное снижение мощности в высокогорье. Что касается первого, то я всегда считал и считаю, что требование многотопливности надуманно. На любых территориях дизельного топлива не меньше, чем бензина. Подразделения БМП никогда не стали бы заправляться у попутных бензоколонок, а тыловые подразделения, которые должны обеспечивать заправку, всегда найдут дизельное топливо и проверят его качество. Что касается второго, то при эксплуатации БМП-1 пограничными заставами, расположенными на высотах до 4500 м, на недостаток тяговых свойств машин жалоб не было. А новая БМП должна иметь более высокую удельную мощность и, следовательно, больший запас тяговых свойств.

Конечно, турбонаддувный дизель- более прогрессивное решение, чем безнаддувный. Он должен давать несколько меньший удельный расход топлива. Но в двигателе 2В-06 этого не получилось. Удельный расход топлива был заявлен и получился точно такой же, как у двигателя УТД-29. Вероятно, это стало следствием повышенной теплоотдачи в масло, которое использовалось еще и для охлаждения поршней.

Просто отмахнуться от турбонаддува было нельзя. Поэтому мы с Егоровым договорились, что они проработают вариант того же двигателя, но с турбонаддувом. Это одновременно дало бы увеличение мощности на одну треть практически без изменения компоновки МТО. Сейчас такой двигатель есть (УТД-32). Но пока его еще не было, нам пришлось прорабатывать вариант компоновки с двигателем 2В-06. Получилось хуже, чем с УТД-29.

Но задуманная мной компоновка МТО, в которой низкий блок двигателя с прифланцованным к нему небольшим «чемоданом» трансмиссии (пока еще неизвестно какой) устанавливался на днище в корме так, что все валы располагались поперек продольной оси машины, и накрывался поликом для прохода десанта, а все обслуживающие системы располагались в малоценных объемах надгусеничных ниш, не нашла единодушного понимания у наших компоновщиков. Более того, они при поддержке моего заместителя Н.И. Усеико, который до Б.Н. Яковлева долгое время был главным конструктором, разработали наряду с моим и свой вариант компоновки МТО. Двигатель с трансмиссией, аналогичной БМП-1, устанавливался вдоль продольной оси машины, а все обслуживающие системы взгромождались на него, заполняя весь объем до крыши корпуса. Получался такой огромный «сундук», по краям которого были длинные и узкие проходы для десанта, перегороженные у задних дверей довольно высокими барьерами, под которыми располагались валы, соединяющие трансмиссию с бортовыми редукторами.

Идея разработчиков состояла в том, чтобы по западному образцу при ремонте можно было снять с машины весь блок МТО при минимальном количестве отсоединений. По своему войсковому опыту я знал, что для устранения большинства неисправностей не нужно снимать с машины агрегаты МТО и ремонт можно произвести своими силами в линейном батальоне, не передавая машину дивизионным ремонтным средствам (ОРВБ), которые только и могут производить демонтаж МТО. Кроме того, ремонтопригодность не относится к основным боевым свойствам, ухудшать которые ради ее сомнительного повышения недопустимо.

В творческом коллективе нельзя решать вопросы только силовыми методами. В 1978 г. перед отпуском я собрал совещание с компоновщиками. Рассматривали два варианта расположения двигателя: поперечное и продольное. Когда я предложил проголосовать, то счет оказался 3:7 не в мою пользу. Вот тогда я, как главный конструктор, принял силовое решение о том, что компоновка должна быть поперечной и дал указание Н.И. Усенко ускорить завершение проекта. Приехал я в санаторий весь издерганный, дней десять только приходил в себя. Когда же вернулся, то оказалось, что ни одной дополнительной линии по принятому мной варианту не проведено. Трудно работать, когдаутебя заместители — бывшие главные конструкторы, да еще на 15 лет старше (Яковлев тоже остался моим заместителем, но по серии, и к опытным работам отношения не имел).


Опытный «объект 688М» — предшественник БМП-3.


За время моего отпуска Усенко подключил к обсуждению, казалось бы, уже решенного вопроса ВНИИТрансмаш. Его представители буквально вцепились в продольную компоновку, да еще с двигателем 2В-06. Я понял, что для подкрепления принятого мной решения нужны дополнительные меры. Решил, что надо создать макетную комиссию под председательством заказчика. Сделали в опытном цехе два макета задней части машины — два варианта. Комиссия рассмотрела их с точки зрения удобства входа-выхода и размещения десанта. Председателем комиссии был полковник П.И. Кириченко, исключительно обстоятельный человек, много сделавший для продвижения новой БМП.

В результате, как я и не сомневался, утвердили поперечный вариант. Против заказчика, а мы с ним «одной крови», ВНИИТрансмаш был бессилен.

Нужно сказать, что специалисты ВНИИТрансмаш по отдельным узлам и агрегатам нам очень помогали. По предложенной мной схеме трансмиссии гитарного типа с несколькими валами, позволяющей получить минимальную ширину картера («чемодана»), они вместе с нашими конструкторами сидели в СКБ за кульманами и разрабатывали конструкцию гидромеханической трансмиссии. Гидротрансформатор был их разработки, водометы — тоже. Их консультации оказались весьма полезными при разработке воздухоочистителя, эжектора, ходовой части. Но как дело доходило до компоновки или вооружения, я встречал упорную оппозицию со стороны руководства ВНИИТрансмаша и его общемашинного отдела.

Вот с ВНИИСтали мы работали практически без разногласий. Институт обосновал возможность и целесообразность применения алюминиевой брони. Этот вопрос я должен был согласовать с директором завода М.А. Захаровым, так как это было связано с большой перестройкой производства и снабжения. По другим вопросам ни директор, ни главный инженер в мои дела не вмешивались. Отчитывался я только перед заместителем министра или на коллегии.

Задачу существенного повышения огневой мощи вначале мы пытались решить методом «наращивания»: применить те же автоматическую пушку и пулемет, что на БМП-2, но с увеличенным боекомплектом; туже ПТУР, но в сдвоенной бронированной установке, постоянно готовой к действию; дополнительно установить 30-мм автоматический гранатомет с достаточным боекомплектом. Все оружие размещалось в едином блоке, закрепленном на цапфах стойки, установленной на плоском листе, вращающемся в погоне боевого отделения. Машина имела красивый «устремленный» силуэт.

Но когда на коллегии МОП я сделал доклад по этому варианту машины, министр Зверев сказал, что это не годится. Нет скачка по огневой мощи. Так как ТТТ еще не были утверждены заказчиком, то руководители НИИ и КБ, подключенные с этой работе, могли высказывать предложения, совершенно не совпадающие с проектом. Так, ВНИИТрансмаш, головной по бронетанковой технике, предлагал в качестве основного вооружения 76-мм пушку средней баллистики; ЦНИИТМ, головной по вооружению, — 45-мм автоматическую пушку. Тульское КБП, наш соисполнитель по вооружению, разработало новое 100-мм орудие, стреляющее осколочно-фугасными снарядами, и ПТУР, запускаемую через ствол орудия и управляемую по лазерному лучу. Все это прозвучало на коллегии. Тогда министр приказал руководителям всех упомянутых организаций собраться в Кургане и не разъезжаться до тех пор, пока не будет найдено решение, делающее очевидным скачок в огневой мощи.

Собравшись в Кургане, мы в течение трех недель обдумывали и обсуждали различные варианты. Решение было найдено совместно СКБ КМЗ и Тульским КБП и поддержано представителем ЦНИИТМ. Оно состояло в том, чтобы в одной строенной установке, размещенной в башне, объединить 100-мм орудие — пусковую установку, 30-мм автоматическую пушку и пулемет.

Сначала мы предполагали использовать новый вариант как разведывательную машину, которая может действовать автономно, не нуждаясь в артиллерийской поддержке, так как сама имела 100-мм орудие гранатометной баллистики с максимальной дальностью стрельбы 5,5 км. Казалось, что каждое средство будет иметь недостаточный боекомплект для линейной БМП. Но нам удалось решить этот вопрос. У 30-мм автоматической пушки боекомплект получился такой же, как у БМП-2; у 100-мм орудия столько же выстрелов, как у танка Т-55; количество ПТУР — в два раза больше, чем у БМП-2. Расчеты, выполненные позже по согласованной методике, показали существенное преимущество такого комплекса вооружения над всеми другими вариантами. Оказалось, что предложенный вариант разведывательной машины и есть оптимальный вариант новой БМП.

Важно отметить, что с применением ПТУР, обладающей более высокой полетной скоростью и управляемой по лазерному лучу, а не по проводам, как у БМП-2 и у американской БМП, появилась возможность вести стрельбу ПТУР с ходу. Это позволяло увеличить темп продвижения при атаке и сохранить боевой порядок подразделения. Кроме того, стало возможным использовать ПТУР наряду с 30-мм автоматической пушкой для борьбы с атакующими вертолетами.

Так были решены задачи по существенному повышению основных боевых свойств: огневой мощи, защиты и подвижности.

Были подготовлены опытные образцы для отраслевых испытаний. Эти испытания прошли успешно. Затем были изготовлены образцы для полигонных испытаний, которые начались в марте 1985 г. Они проводились на разных полигонах, в горных условиях и на море. Эти испытания также завершились успешно, и весной 1987 г. на коллегии Министерства обороны машина была принята на вооружение Сухопутных войск и подразделений морской пехоты под индексом БМП-3.


Высадка мотострелкового отделения из БМП-3.


В самом начале разработки этой машины были заложены большие возможности по ее будущей модернизации. Большой запас мощности и грузоподъемности шасси, большой обитаемый объем (в два раза больше, чем у БМП-2), позволяют вести модернизацию машины в соответствии с изменениями военной доктрины. И такая модернизация проводится ОАО СКБМ, преемником СКБ КМЗ. Совершенствуется приборно-прицельный комплекс, боеприпасы, применяются средства активной и динамической защиты и многое другое. На международных выставках вооружений БМП-3 неизменно признается лучшей в своем классе, и наверно, будет оставаться лучшей еще долгое время.

Ответ оппонентам (Отклики на выступления и публикации в СМИ сторонников газотурбинного танка Т-80)

Э. Вавилонский, О. Куракса, В. Неволин (ФГУП «УКБТМ»)

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» № 2–5/2008 г.

Глава 17. Стоимость двигателей и танков

«Нет ничего легче, чем тратить бюджетные деньги. Кажется, что они не принадлежат никому».

(Калвин Кулидж, президент США)

По опубликованным источникам [1,2], стоимость ГТД выше стоимости дизельного двигателя (при равной мощности) в 8-10 раз.

Стоимость двигателя во многом зависит от массовости выпуска и уровня отработки технологии производства двигателя. И в этом случае ГТД проигрывает дизельному двигателю, так как специальный танковый ГТД никогда не может быть массовым двигателем, как не востребованный в других отраслях народного хозяйства.

По нашим данным, стоимость калужского ГТД-1250 превышала стоимость челябинского дизеля В-92С2 в 2002 г. в 13 раз [3]!

Высокая стоимость ГТД, наличие сложной и дорогой вспомогательной силовой установки ГТА-18 (по стоимости превосходящей стоимость основного дизельного двигателя танка Т-90 в 2,5 раза! [3]), восьми топливных баков большой емкости, выполненных из нержавеющей стали, использование сложной и уникальной технологии при изготовлении деталей корпуса танка (например, выполнение цельноштампованных бортов с выштамповками в средней части вертикальных броневых листов для увеличения внутреннего объема корпуса и установки башни [4]) и др., приводят к существенному удорожанию самого танка, что подтверждается многими авторами публикаций. Стоимости Т-80У и Т-72Б в конце 1980-х гг. составляли, по данным сведущего Ю.П. Костенко [2], соответственно, 824 тыс. руб. и 280 тыс. руб. То есть на средства для производства одного танка Т-80У, отмечает Костенко, можно было, добавив всего 16 тыс. руб., собрать три танка Т-72Б. Или выпустить два танка Т-72Б и запчасти к ним на сумму 264 тыс. руб., обеспечив их многолетнюю бесперебойную эксплуатацию. Впечатляющие цифры!

По материалам открытой печати [5], стоимость каждого единичного танка по двум контрактам, заключенным Россией в конце прошлого века с Кипром (на поставку танка Т-80У) и Индией (на поставку танков Т-9 °C), составила: Т-80У — 4 млн. 268 тыс. американских долларов за каждый танк; Т-9 °C — около 2,5 млн. долларов.

По оценкам зарубежных экспертов, стоимость американского танка М1А2 в зависимости от различных условий может колебаться в пределах от 4,4 до 5,4; украинского Т-84 — от 2,3 до 3,3, а французского «Леклерка» — до 7 млн. долларов США.

Схожие данные средней стоимости единичных танков в млн. долларов США приводит газета «Коммерсантъ» [6] со ссылкой на газету Forecast International: «Леклерк» (Франция) — 8,6; «Ариете 2» (Италия) — 7,0; «Арджун» (Индия) — 5,6; «Леопард-2» (Германия) — 5,3; «Челленджер-2Е» (Великобритания) — 5,3; М1А1 «Абрамс» (США) — 5,3; «Меркава» Мк4 (Израиль) — 5,1; Т-9 °C (Россия) -2,3.

Стремительное продвижение танков Уралвагонзавода на мировой рынок американцы пытаются объяснить тем, что стоимость современной высокотехнологичной западной боевой техники «не по карману» ряду государств-импортеров. Но если бы речь шла о дешевизне, то эти страны не преминули бы обратить свое внимание на китайские, польские или словацкие танки. Здесь дело в другом. Ситуацию на рынке вооружений сейчас определяет главный его принцип: «стоимость-эффективность». Страны-импортеры выбирают современный российский танк Т-9 °C, который практически не уступает лучшим американским, английским, немецким и французским танкам, но дешевле их [7, 8].

Конечно, в 2008 г. цены на отечественные танки в сопоставлении с указанными цифрами стали выше, что объясняется длительной инфляцией в стране, ростом цен на энергоносители, сырье, металл и др., введением в состав танков более современных (и дорогих) комплексов и т. п. Сделаем предположение (для этого есть объективные обоснования), что соотношение стоимости танков Т-80У к Т-9 °C сохранилось на прежнем уровне и составляет примерно 1,7.

Глава 18. Выбор базового шасси для семейства бронированных машин

Танки типов Т-64 и Т-80 мало пригодны для создания семейства бронированных машин на их базе. В стремлении минимизировать объемы МТО разработчики этих танков использовали компоновки, исключающие применение редукторов, связывающих коробки передач с двигателем, традиционно используемых на дизельных танках Т-72 (Т-90). Например, при проектировании танка Т-64 и его модификаций (Т-64А, Т-64Б, Т-80УД, Т-84) была разработана оригинальная танковая трансмиссия, состоящая из правого и левого агрегатов (БКП), в которых объединены семискоростная планетарная коробка передач и бортовой редуктор. Двигатель располагается между двумя БКП. Изменение скорости движения и тяговых усилий, повороты, торможение и отключение энергетической установки производится включением и выключением определенных фрикционов в коробках передач правого и левого борта. Это позволило в свое время существенно сократить объемы МТО по сравнению с объемами МТО отечественных танков первого послевоенного поколения (Т-54, Т-55 и Т-62). Поэтому противники указанных уральских танков считают компоновку МТО этих машин большим недостатком.

Вместе с тем, принятая для танка Т-64А компоновка МТО исключает применение унифицированных МТО для машин, нуждающихся в отборе мощности (отсутствует редуктор с отбором мощности) для привода различных агрегатов инженерных и специальных машин, а также для машин с передним расположением МТО, созданных на базе танка Т-64А и тягача МТ-Т. Поэтому в этих машинах от базового танка используются только трансмиссия и ходовая часть [9], а вместо двухтактного двигателя применяется 4-тактный многотопливный дизель В-46-4 с продольным расположением в корпусе [10]. Таким же недостатком с точки зрения использования базового шасси для создания семейства бронированных машин обладает танк Т-80, не имеющий редуктора с отбором мощности. Кроме того, в ряде случаев требуется размещение силовой установки в носовой части корпуса. Шасси танка Т-80 не приспособлено для этого.


Бронированные машины специального назначения на базе шасси танка Т-72

Машина радиационной и химической разведки «Берлога».


Инженерная машина разграждения ИМР-ЗМ.


Мостоукладчик МТУ-72.


Боевая машина ТОС-1 «Буратино».


Внизу: бронированная ремонтноэвакуационная машина БРЭМ-1.


Боевая машина разминирования БМР-ЗМ.


Высокозащищенная боевая машина поддержки танков БМПТ.


БРЭМ М-84А1 на шасси танка Т-72 (Хорватия).


Французская 155-мм САУ (на шасси танка Т-72).


В отечественной САУ 2С19 «Мста-С» со 152-мм гаубицей используются узлы и агрегаты МТО танка Т-72Б.


Разместить силовую установку танка Т-80 с газотурбинным двигателем в носовой части корпуса, обеспечив при этом конкурентоспособность с дизельной силовой установкой, сложно. Труднопреодолимым препятствием является организация в передней части корпуса ряда конструкций: системы воздухопитания двигателя с применением входного заборного устройства — воздуховода большого диаметра с дополнительным съемным патрубком (см. рис. 1 в «ТиВ» № 3/2008), обеспечивающих забор воздуха на высоте около 3 м; системы выпуска высокотемпературных газов, резко повышающей излучательную способность передней проекции ВГМ и требующей применения газоходов большого проходного сечения, снижающих защищенность, живучесть танка; установку дефлектора или другого узла для прогрева циклонов воздухоочистителя выхлопными газами двигателя при наличии глубокого снежного покрова и температуре окружающего воздуха ниже -20 °C (см. тот же рисунок).

Эти недостатки усугубляются существенно более высокой стоимостью производства шасси с газотурбинной силовой установкой, худшей, чем у 4-тактных дизелей, топливной экономичностью и большей зависимостью ГТД от внешних условий (высокая температура окружающего воздуха, эксплуатация двигателя в горных, а также пыльных условиях). В силу указанных выше причин возможности использования шасси с ГТД как базового для создания инженерных и специальных машин крайне ограничены, а создание большинства таких машин с ГТД нецелесообразно.

Такое же положение и в американской армии. На базе танка «Абрамс» создана только одна машина — мостоукладчик Wolverine. При этом для работы гидросистемы механизма раскладки моста основной двигатель не используется. Для этого используется специальная силовая установка. В качестве БРЭМ в армии США применяется машина с дизельным двигателем М88 на базе танка М60. Остальные инженерные машины (разминирования, разграждения и т. д.) не разрабатываются. Причина очевидна — выполнить на базе танка с ГТД такие машины чрезвычайно сложно, а создание специальных машин на другой базе приведет к разунификации с основным боевым танком и трудностям в материально-техническом снабжении.

На базе дизельного основного боевого танка Т-90 можно создать до 15 наименований вспомогательных машин сухопутных войск с передним и задним расположением малогабаритного МТО, а также с вынесенной кабиной. Ряд таких машин давно стоит на вооружении Российской армии и непрерывно модернизируется.

Танк Т-90 конструктивно наилучшим образом приспособлен для создания семейства боевых машин на его базе. На настоящий момент на базе танков Т-72 и Т-90 разработаны: мостоукладчик (МТУ), бронированная ремонтно-эвакуационная машина (БРЭМ), инженерная машина разграждения (ИМР), бронированная машина разминирования (БМР), инженерный минный тральщик (ИМТ), боевая машина поддержки танков (БМПТ), тяжелая огнеметная система (ТОС-1 «Буратино»), машина радиационной и химической разведки «Берлога».

Все это семейство машин производится на Уралвагонзаводе (за исключением машин «Берлога» и ТОС-1 «Буратино»), Наличие больших объемов экспортных заказов, высокая межмашинная унификация позволяют значительно снизить стоимость боевых машин. Огромное значение имеет наличие ритмично работающего Уралвагонзавода с конвейерной сборкой боевых машин.


БРЭМ «Буффель» на шасси танка «Леопард-2».


Мостоукладчик PSB-2 на шасси танка «Леопард-2».

Глава 19. Аэромобильный танк массой 50 т?

Создатели танка Т-80 считают [11], что к 2010–2015 гг. «современные отечественные и зарубежные основные танки практически исчерпают запас модернизации, способный обеспечить им боевые свойства, предъявляемые к танкам XXI века». Ссылаясь на авторитетную поддержку ведущих отечественных ученых по танковой тематике В.Я. Соколова и В.В. Степанова (оба из ВНИИТМ), они утверждают, что наряду с модернизацией серийных машин должны проводиться работы по созданию перспективного танка и семейства машин на его базе с использованием шасси газотурбинного танка Т-80У.

В их представлении компоновка шасси танка должна быть «…рассчитана на предельно допустимый вес любой машины семейства, не превышающей 50 т. свойственный максимальной грузоподъемности большинства мостов местного значения и ограничениям по авиаперевозкам».

Аналогичное видение перспективного танка излагает В.В. Шаповалов из омского танкового КБ: «Мировая тенденция развития танков в последнее время привела к пониманию, что перспективный танк должен иметь массу около 50 т и не более, а подвижность должна быть резко увеличена и максимальная скорость движения должна увеличиваться вплоть до 100 км/ч» [12]. И работа началась!

Для достижения скоростного параметра 100 км/ч потребуется добавить на каждый борт по дополнительному седьмому опорному катку, чтобы всего-навсего приблизиться к надежности ходовой части танка Т-90 по несущей способности (спрашивается, почему ждать?), изменить серийную конструкцию опорного катка, что «связано с некоторым увеличением трудоемкости его изготовления», реализовать сложную конструкцию регулируемой гидропневматической подвески, решить попутно «проблемы уплотнения газовой камеры», в связи с чем встают эксплуатационные вопросы, касающиеся необходимости частой дозаправки газом, вряд ли допустимые для боевой машины.

В то же время опыт эксплуатации танков Т-80 показывает, что возможность приводов танковых стабилизаторов позволяет отслеживать скорость угловых продольных колебаний корпуса на всех скоростях движения, но это достигается ценой перегрузок членов экипажа до 5д в резонансном низкочастотном режиме. По всем законам для создания экипажу комфортных условий надо энергоемкость гидроамортизаторов повышать еще больше, вместе с введением нежестких упоров. Но здесь вступает в силу фактор высокочастотной вибрации. Известно, что вклад гидроамортизаторов в высокочастотные импульсы составляет до 85 %, а от пружин лишь 15 %. Уже сейчас при движении со скоростью 30 км/ч по высокочастотной трассе на танке Т-80 перегрузка составляет 1,2д при норме 0,7д, для членов экипажа. Прибор-прицел рассчитан еще на меньшее значение — 0,6д.

При увеличении энергоемкости гидроамортизаторов для обеспечения позволительного низкочастотного уровня «перебор» по вибрации составит около 4 раз.

Таким образом, в подвеске самый противоречивый элемент-это гидроамортизатор. Выход один — гидроамортизатором необходимо управлять в зависимости от дорожных условий…

Мы специально не ограничили перечисление всех проблем, изложенных в статье, только для того, чтобы показать сколько ненужной работы и затрат времени можно избежать.

Внимательный читатель уже заметил, что облик перспективного аэромобильного танка в упомянутых отечественных источниках [11, 12] как две капли воды напоминает облик боевых машин американской системы FCS образца 1995 г., да и то в худшем варианте по массе (американцы для обеспечения авиатранспортабельности ограничили максимальную массу боевых машин 40 т). И этот проект был отвергнут уже в 1996 г. Требования по массе для аэромобильных боевых машин были снижены до 20 т, а позднее — ниже 20 т. Оказывается, богатая Америка не располагает достаточным количеством военно-транспортных самолетов типа С-130 «Геркулес» для переброски в нужное время в нужный регион мира броневых машин даже массой 16–18 т.

Чтобы убедиться в том, что количество тяжелых военно-транспортных самолетов в России не больше, чем в США, нам пришлось сравнить военные расходы ряда зарубежных стран и России. По данным экспертов СИПРИ (СИПРИ — Стокгольмский институт исследований проблем мира) [13], в 2006 г. оборонные расходы США составили 529 млрд. долл. Прирост за год — 24 млрд. долл. Расходы на оборону других стран составили:

Великобритания — 59 млрд. долл.;

Франция — 53 млрд. долл.;

КНР — 50 млрд. долл.;

Япония — 43,7 млрд. долл.;

Россия — 34,7 млрд. долл.

Нам кажется, что вопрос об аэромобильности перспективных отечественных танков, как средству сдерживания натиска стратегических сил НАТО быстрого развертывания, можно после прочтения указанных цифр исключить из числа актуальных. Для большей убедительности лицам, увлеченно занимающимся решением проблемы аэромобильности 50-тонных танков, хочется представить дополнительные аргументы, свидетельствующие о бесцельности этих работ.

Последнее время появилась информация о проблемах, возникших перед создателями программы FCS [14], которые специалистам кажутся неразрешимыми (в дальнейшем используются выводы и цитаты из указанного источника):

 Главная проблема-для транспортных самолетов-гигантов требуются специально подготовленные аэродромы с длинными бетонными взлетно- посадочными полосами, которых в мире не так много. Эти аэродромы могут быть уничтожены противником;

 Трудности создания боевых машин в заданной массе. По заявлению главы Управления по подготовке кадров и разработке военных доктрин Сухопутных войск Министерства обороны США генерала Кевина Бирнса, две компании, которые работают над созданием боевых машин для FCS (Boeing и Science Applications International Corporation), предложили Пентагону свои концепции, каждая из которых не «вписывается» в самолет. «К примеру, если у вас есть 24-тонная машина, а С-130 вмещает 18.5 т, то вам надо куда-то деть еще 5.5 т. Вы помещаете их в другой самолет», — сказал Бирнс.

«Таким образом, для транспортировки только одного танка потребуется два самолета, что сделает доставку боевых машин к месту проведения операции крайне дорогостоящей. При этом с каждого танка необходимо будет демонтировать некоторые компоненты — броневые листы, боевые модули, аппаратуру, слить топливо. Соответственно, на месте все это придется монтировать обратно, для чего на место потребуется доставить еще и мастерскую с довольно тяжелым оборудованием, выполнить заправку машин топливом, которое надо доставить к месту назначения.

В настоящее время в компаниях ведутся работы по облегчению машин. В частности, некоторые агрегаты, сделанные из стали, пытаются заменить на сделанные из современных пластиковых материалов, что увеличивает стоимость этих аппаратов в несколько раз».

 «Корпорация Boeing, которая разрабатывает для армии цифровую систему радиосвязи — «Объединенная тактическая радиосистема» (Joint Tactical Radio System, или JTRS), не смогла справиться с проблемой шифровки информации. Этот проект можно считать практически проваленным». Министерство обороны США предупредило Boeing, что «контракт на оснащение армейской наземной и воздушной боевой техники радиостанцией Cluster-1 (один из компонентов JTRS, которая, в свою очередь, является частью глобальной системы управления, контроля, вычислений, связи, наблюдения и разведки — важнейшая компонента FCS) может быть разорван»;

 «Вышеописанные неудачи привели к тому, что американский Конгресс вообще усомнился в эффективности FCS… По мнению конгрессменов, жизнеспособность программы находится на довольно низком уровне, и необходимо «пересмотреть» ее финансирование, сократив его… Роль лидера, действительно, самая сложная, а ошибки, которые неизбежны на этом пути, слишком дорого обходятся даже для такой богатой страны, как США. Та же программа ПРО, которая оказалась после вложенных в нее многих десятков миллиардов долларов совершенно неэффективной против российских ракет, тому яркое свидетельство. Возможно, программу Future Combat Systems постигнет та же участь. Единственным утешением в этой ситуации для американцев будет то, что в ходе ее создания появятся новые технологии, которые послужат Пентагону в других перспективных проектах».

По мнению российских специалистов [3], намеченное в США значительное снижение массы боевых машин (до 18–20 т), вызванное требованиями аэромобильности, не может удовлетворить требований к их живучести. Такие машины могут быть поражены (повреждены) даже остатками ракет и снарядов, деформированных на подлете; боевая машина такой массы не сможет поглотить (погасить) их остаточную энергию.

Оптимальной массой с точки зрения обеспечения необходимой живучести являются боевые машины массой 30–40 т. Конечно, использование таких боевых машин будет ограничено расстоянием отрыва от баз снабжения и потребует более грузоподъемных средств транспортировки.

Кроме живучести более тяжелые (защищенные) танки дают возможность устанавливать на них мощное вооружение многоцелевого назначения (пушки, ракеты, минометы), позволяющее вести огонь как с настильной траекторией, обеспечивающей использование снарядов с высокой начальной скоростью и запуск противотанковых ракет, так и с навесной траекторией, позволяющей использовать вооружение танка в населенных пунктах.

Более тяжелые танки, нежели разрабатываемые элементы боевой системы будущего, позволяют оснастить их оружием класса «земля- воздух» для борьбы с вертолетами и беспилотными ударными летательными аппаратами. В далекой перспективе на этих танках может быть установлено пучковое (лазерное) оружие.

В структуру FCS включены беспилотные летательные и безэкипажные наземные системы — роботомашины. Анализ их применения в боевых действиях по сравнению с традиционными экипажными видами боевой техники привел к следующему выводу:

Танки в состоянии более быстро реагировать на изменение обстановки по сравнению с робототехническими боевыми средствами. Они могут действовать в данном районе более длительное время, нежели самолеты, ударные вертолеты и беспилотные средства. Танки менее подвержены погодным условиям. Таким образом, они могут более эффективно выполнять задачи по захвату или сохранению контроля за районом в условиях непосредственного соприкосновения с противником. Танки могут быть также средством устрашения при осуществлении операций по сохранению мира.

Тем не менее разработка малоразмерных двигателей для аэромобильных БМ в странах НАТО продолжается в рамках программ FCS (США), FRES (Великобритания) и др. У этих стран имеется свой путь развития двигателей и своя военная доктрина.

Военная доктрина США. как лидера НАТО, ставит перед разработчиками вооружения задачи. основанные на выполнении лвух требований. отражающих их агрессивную сущность:

— быструю переброску войск в любую точку мира, а также поддержание и обеспечение их там в течение длительного времени;

— участие в операциях в составе сил быстрого реагирования [15].

Выбор в качестве базового двигателя боевых легкобронных аэромобильных боевых машин семейства FCS малогабаритного немецкого дизеля серии «890» — 6V-HPD — соответствует стремлению сухопутных войск США создать силы быстрого реагирования.

Военная доктрина России носит оборонительный характер.

«Российская Федерация поддерживает готовность к ведению войн и участию в вооруженных конфликтах исключительно в целях предотвращения и отражения агрессии, защиты целостности и неприкосновенности своей территории, обеспечения военной безопасности Российской Федерации» [16, Раздел II, п. 1].

Нам кажется, что разная сущность доктрин предопределяет и разный подход к разработке, оснащению Вооруженных Сил и применению аэромобильных сил в случае возникновения внешних и внутренних угроз военной безопасности Российской Федерации и ее союзников.

Хотелось бы, чтобы развитие отечественного танкостроения не копировало американскую систему FCS, тем более, ее отвергнутых вариантов развития. Мы не имеем права вновь втягиваться в соревнование экономик с США и странами НАТО в области производства военного вооружения, которое однажды привело к развалу СССР. Должны быть найдены наименее затратные пути совершенствования бронетанковых сил, не уступающие по боевой эффективности системе FCS и «основанные на принципах разумной достаточности», провозглашенных Президентом России В.В. Путиным. К этому обязывает действующая в стране военная доктрина Российской Федерации, ставящая задачу адекватного учета «выводов, сделанных из анализа состояния и перспектив развития военно-политической обстановки,… достижения соответствия экономических возможностей страны уровня боевой и мобилизационной готовности, а также подготовки органов военного управления и войск (сил), их структур, боевого состава и численности резерва, запасов материальных средств и ресурсов задачам обеспечения военной безопасности» [16, глава I, п. 14].

Высказывается мысль (особенно в США), что, с одной стороны, в будущих региональных конфликтах танки противника, а также и другие цели, будут подвергаться ударам высокоточного оружия на расстояниях вне досягаемости обычных средств поражения противника. Считается, что высокоточное оружие большой дальности окажется настолько эффективным, что фактически не будет ближнего боя, что ставит под сомнение необходимость наличия танков в войсках. Однако, с другой стороны, маневренность войск противника, средства маскировки, дезинформация и меры противодействия могут свести на нет воздействие оружия высокой точности при его применении на больших дальностях, вследствие чего ближний бой не исключается, так как легким оружием или оружием большой дальности действия задач ближнего боя не решить.

Отсюда для ближнего боя целесообразно использовать танки, так как они имеют мощную огневую силу, обладают высокой тактической маневренностью и менее уязвимы для многих средств нападения по сравнению с другими боевыми машинами.

Следовательно, несмотря на появление высокоточного оружия, списывать танки со счета оперативно-тактического вооружения сухопутных войск рано. Они есть и будут необходимы как дополнение к высокоточному оружию, действуя как мобильные наземные системы оружия средней и ближней дальности.

Глава 20. Есть ли у отечественных ГТД будущее в танкостроении?

«Если долго не наступает рассвет — значит не надо было на север поворачивать».

(Полезный совет юмориста)

В планах сторонников ГТД, при выделении финансовых средств на проведение НИОКР, предусматривается возобновление работ по созданию танкового ГТД мощностью 2000 л.с. для нового российского танка [17] и улучшению топливной экономичности до уровней, аналогичных путевой экономичности танка с дизелем [18]. При этом они ссылаются на успешные работы в этих направлениях, проводимые в США [19]. Рассмотрим эти вопросы подробнее. Прежде всего, выделим из обсуждения группу мероприятий, разработанных с момента принятия на вооружение танка Т-80 с целью снижения эксплуатационных расходов топлива ГТД на стоянках танка: установку вспомогательного энергоагрегата ГТА-18 для обеспечения электроэнергией потребителей; внедрение системы автоматического включения режима стояночного малого газа. Эти мероприятия нужны и эффективны при проведении боевой подготовки экипажей, но они не определяют путевую экономичность танка. Интересно проанализировать перспективы НИОКР в России и за рубежом по улучшению путевой экономичности танков с ГТД.

Перспективы НИОКР по танковым ГТД в США

Следует признать, что американцы оказались дальновиднее в выборе конструкции силовой установки танка Ml «Абрамс», оснастив ГТД теплообменником и двухступенчатым воздухоочистителем с барьерным фильтром. Ничто не мешает им продолжать НИОКР по повышению мощности и улучшению топливной экономичности ГТД традиционными способами — за счет повышения параметров термодинамического цикла, используя последние научно-технические достижения в области материаловедения и технологии производства авиационных двигателей, так как у них отсутствует проблема отложений расплава пыли в проточной части двигателя. Конструкция танка Ml «Абрамс» с газотурбинной силовой установкой в принятой концепции (наличие у ГТД теплообменника и двухступенчатого воздухоочистителя), таким образом, соответствует требованиям Министерства обороны США к сухопутным войскам первой четверти XXI века. Главным из них является способность выдвижения в любое место мира и проведение операций в любых условиях обстановки: «от действий на открытой местности доведения действий в сложных условиях (в городе, в горах, в пустынях и т. п.)» [15].

Однако среди многих тысяч типов и наименований поршневых двигателей, применяемых для гражданской наземной транспортной и боевой колесной, гусеничной техники за всю историю развития мирового двигателестроения, два серийно освоенных газотурбинных двигателя (американского танка Ml «Абрамс» и российского танка Т-80) выглядят как белые вороны. Это наводит на мысль, что недостатков у наземных ГТД существенно больше, чем достоинств.

Уводя читателя от этой опасной мысли, сторонники танка Т-80 [20] объясняют крайне ограниченное внедрение ГТД в наземную технику в ряде высокоразвитых стран отсутствием должного внимания к созданию и развитию специальных ГТД, из- за чего якобы «… у них и не сложилась инженерная, конструкторская, производственная и научная базы».

Тот, кто следит за историей развития наземной транспортной и боевой техники, знает, что это утверждение не соответствует действительности.

В Германии, Англии и США раньше других стран развернулись работы по созданию газотурбинных двигателей в интересах авиации. Там же (также раньше, чем в других странах) начали рассматривать возможность применения ГТД на танках [21–23].

К 1956 г. были проведены испытания гусеничного бронетранспортера, буксирного тягача «Кенворт», легкого танка М41. С 1956 г. за 5 лет в США, Англии и Швеции было изготовлено и испытано 12 разных объектов с ГТД (седельный тягач «Турботитан», гусеничная амфибия LV ТРХ-10, гусеничная САУ «Скорпион», 150-мм. САУ, 40-тонный грузовой автомобиль и др.) [23].

Как известно [21], большинство стран осознанно отказалось от работ по танковым ГТД, хотя имеют прекрасную производственную базу, технический опыт и ведут изготовление газотурбинных двигателей для ряда отраслей техники.

Например, мировой лидер танкового дизелестроения фирма MTU (Германия) наряду с изготовлением танковых дизелей активно производит ГТД для других отраслей. Авторитет Англии как мирового лидера в производстве газотурбинных двигателей также не вызывает сомнений.

Фирмой MTU были разработаны силовые установки с оригинальными ГТД для наземных машин разной массы, производились интенсивные исследования и испытания, в том числе прямое сравнение силовых установок с ГТД и дизельным двигателем для основного боевого танка (ОБТ) [24], но работы были прекращены как неперспективные.

Несколько десятилетий ведутся работы по применению ГТД в автомобилестроении в Швеции (Volvo, United Turbines), Италии (Fiat), Японии (Nissan), ФРГ (MTU, Daimler- Benz, Volkswagen), США (Ford Motor). [25–28].

Несмотря на то, что условия работы автомобильных ГТД по сравнению с танковыми можно назвать «тепличными», серийные ГТД в автомобилестроении не появились до сих пор, как не востребованные по совокупности достигнутых параметров. Аналогичная ситуация сложилась и в морском транспорте.

«Повышение конкурентоспособности дизельных установок (ДУ) в условиях непрекращающегося роста цен на топливо явилось основной причиной укрепления их позиций в качестве главного двигателя (ГД) на морских судах. Газотурбинные установки (ГТУ), …начиная с 1979 г. вообще не использовались на судах новой постройки» [29].

Не оправдал возлагавшихся на него надежд новейший газотурбинный двигатель LV-100, вобравший в себя все новейшие достижения в области наземных ГТСУ, предназначенный для замены серийного танкового AGT-1500 и ставший своеобразной иконой для российских сторонников танкового ГТД. Декларировавшееся ранее утверждение, что он превзойдет по топливной экономичности дизели равной мощности, не подтвердилось реальной эксплуатацией. ГТД LV-100 сохранил неблагоприятную топливную характеристику на частичных и переходных режимах. На холостом ходу расход топлива в 4 раза превысил расход топлива дизелей равной мощности. «Никто не ожидал, что новый двигатель будет иметь неблагоприятную топливную экономичность и оперативную мобильность. А оказалось так», — писал Ричард Огоркевич [30]. По его данным, потребление топлива двигателем LV-100 за сутки боя лишь на 36 % меньше потребления топлива двигателем AGT-1500G. По другим сведениям [3], замена двигателя AGT-1500 на LV-100 привела к снижению расхода топлива только на 15 % (вместо намечаемых 50 %).

Поэтому все годы с момента создания танка Ml «Абрамс» в США проводятся работы по созданию альтернативной дизельной установки. Изготовлены и всесторонне испытаны несколько вариантов дизельных силовых установок, по совокупным показателям превосходящие базовую с ГТД. На уровне Конгресса США периодически возникают дебаты о типе силовой установки основного боевого танка (ОБТ). Ситуация побуждается мировым энергетическим кризисом. Даже такая богатая страна, как США, вынуждена считаться с необходимостью экономии топлива. Вопрос о смене двигателя на дизельный сдерживается необходимостью больших затрат (ведь вопрос касается всего парка ОБТ) и наличием обширного промышленного лобби газотурбинного танка. Однако для семейства боевых и специальных машин создаваемых по программе FCS в качестве основного двигателя выбран дизельный двигатель 5-го поколения семейства HPD.

Перспективы НИОКР по танковым ГТД в России

«Если это там, то почему тут?»

(М. Жванецкий, писатель)

Наиболее действенно влиять на мощность, экономичность, вес и габариты танковых ГТД могут повышенные параметры термодинамического цикла (температура газа перед турбиной и степень повышения давления). В1976 г. в СССР началось серийное производство танковых газотурбинных двигателей — ГТД-1000Т для танка Т-80 с допустимой рабочей температурой газов перед турбиной 967 °C [31].

С того времени двигателестроители Завода имени В.Я. Климова (г. Санкт-Петербург) сумели (или сочли возможным) поднять температуру газов у ГТД-1000ТФ (мощность двигателя 1100 л.с.) до 997 °C, т. е. на 30 °C; у ГТД-1250 (мощность 1250 л.с.) до 1067 °C, т. е. еще на 70 °C; у ГТД-1400 (серийный двигатель ГТД-1250 с кратковременным форсированием мощности до 1400 л.с.) до 1087 °C — еще на 20 °C [32].

Конечно, у танкового газотурбинного двигателя должен быть повышенный запас прочности по всем элементам лопаточных машин по сравнению с авиационными двигателями, так как установленный в танк двигатель должен выдерживать высокие ударные нагрузки при выстреле и при движении танка по пересеченной местности. Следует учитывать частые изменения режима работы двигателя, чего нет в авиации, быстрые разгоны и резкие торможения с помощью регулируемого соплового аппарата (РСА), сопровождающиеся бросками температуры газов на 60-100 °C, большое количество остановок и необходимость частых пусков двигателя, трудности в организации охлаждения коротких лопаток турбины [22]. Но у газотурбинного двигателя AGT-1500, применяемого на американском танке Ml «Абрамс», при наличии тех же факторов внешнего воздействия на двигатель максимальная температура газа составляет 1193 °C, т. е. на 226 °C выше, чем у ГТД-1000Т, или на 126 °C больше, чему ГТД-1250 [22, 33].

Следовательно, причиной, сдерживающей улучшение топливной экономичности ГТД танка Т-80, является не отсутствие соответствующих жаропрочных и жаростойких сплавов или керамических материалов, о чем пишут В. Козишкурт и А. Ефремов (ОАО «Спецмаш») [34], Б.В. Овсянников (КБТМ) [35] и профессора Омского танкового инженерного института Н.И. Прокопенко и А.А. Соловьев [20]. Ограничение роста температуры газов перед турбиной ГТД танка Т-80 вызвано стремлением исключить плавление и отложение пыли в проточной части двигателя, приводящее к ненормальной работе двигателя и резкому ухудшению его характеристик. Этот недостаток отечественного ГТД танка Т-80 является платой за столь сильно рекламируемую компактность МТО и применение необслуживаемого бескассетного воздухоочистителя.

Вспомним, что при эксплуатации танка Т-80У в условиях жаркого климата пустынно-песчаной местности ГТД переводится на режим «Пустыня», ограничивающий подачу топлива в двигатель с целью уменьшения температуры газа ниже температуры плавления компонентов пыли (температура плавления этих компонентов у туркменской пыли около 925 °C) [36] с неизбежной при этом потерей мощности и ухудшением экономичности двигателя. Это объясняет причину возникшего тупика в перспективе дальнейшего улучшения топливной экономичности отечественного ГТД танка Т-80У до уровня дизельных танков [37].

Такой же тупик возникает на пути повышения номинальной мощности двигателя. Резервы по повышению КПД газотурбинного двигателя практически исчерпаны, изделия «37» и «73» с осецентробежными компрессорами, имеющие более высокие КПД, представляют собой принципиально новую конструктивную схему ГТД, имеют пониженный ресурс по абразивному износу лопаток осевого компрессора пылью. Уровень температур газа перед турбиной в режиме «Пустыня» не может быть поднят выше планки, установленной для двигателей ГТД-1000 ТФ и ГТД-1250, либо этот подъем будет несущественным, хотя уровень рабочих температур газа, допускаемых в современных авиационных ГТД, способен полностью расплавить любые пыли, встречающиеся в эксплуатации, даже кварцевые (!) (температура полного расплавления кварцевой пыли 1460–1680 °C) [36].

А.С. Ефремов, возглавлявший работы в Туркмении в поисках защиты ГТД от пылевых отложений, после того, как были испробованы все экзотические мероприятия, назвал еще одно, может быть, самое главное… Вот как об этом он вспоминает: «Апробированные способы «лечения» не давали эффекта… Глубокий анализ причин пылевых отложений приводил к выводу — надо снижать температуру газа перед сопловым аппаратом ориентировочно градусов на 40–50. То есть уйти за пределы температур начала плавления пылевых частиц… (967 °C — 50 °C = 917 °C. — Прим. авт.) С тех пор появился специальный тумблер на РТ(регулятор температур), переключающий на более низкие температуры регулировку газов двигателя при его работе при лессовой запыленности» [38]. Тот же А. Ефремов вкупе с В. Козишкуртом пишут: «Расчеты показывают, что при доведении температуры газов на входе в турбину до 1316–1370 °C (что возможно при применении керамических материалов) реально получить расход топлива до 86 г/кВт. ч(117 г/л.с. ч), а тепловой КПД 53 %. Что меняет представление об экономичности газовой турбины» [34].

Это ничего не меняет в нашем представлении об экономичности виртуального двигателя, скажем мы, так как истинная экономичность при эксплуатации танка на южных границах нашей страны будет зависеть от максимальной температуры 917 °C. Зато меняется наше отношение к опытному инженеру и, как видно, большому ученому А.С. Ефремову, который не только не признает, что применяемая в танке Т-80 система воздухопитания двигателя с бескассетными воздухоочистителями препятствует применению современных технологий по повышению эффективных показателей ГТД (мощности и экономичности), но пытается убедить заказчика в перспективности работ по созданию более мощных и экономичных танковых двигателей в принятой схеме системы воздухопитания. Конечно, в рекламных целях и при демонстрации скоростных характеристик танка Т-80У на выставках вооружений можно говорить о достижении мощности ГТД — 1400 л.с., но только с оговоркой — режим «кратковременный». Остается задуматься над вопросом, в каких регионах мира могут находиться будущие театры военных действий с применением газотурбинных танков?

Неужели только в центре России?!

В послесловии к своей статье В. Козишкурт и А. Ефремов еще раз подчеркнули особую роль в системе вооружения России танка Т-80, который, «опередив свое время, ворвался в XXI век с огромным, неисчерпаемым потенциалом. С точки зрения политики активной обороны, провозглашенной специалистами, потенциальных источников будущей войны, климатических и географических особенностей отечественных регионов (выделено нами), ГТД является сегодня идеальной энергетической установкой для танков настоящего и будущего» [34]. Обращаем внимание читателя на то, что впервые создатели танка Т-80 публично признались в ограниченной возможности применения этого танка — только на территории России.

Между тем заказчик ставит вопрос перед российскими танкостроителями о том, чтобы отечественные танки были конкурентоспособными на мировом рынке вооружений.

Это увеличивает загрузку отечественных танковых заводов экспортными заказами, обеспечивает совершенствование конструкции и технологии изготовления танков, и, что крайне важно, снижает их стоимость. Ну а как отнестись к заявлению о том, что «ГТД является сегодня идеальной энергетической установкой для танков настоящего и будущего», свидетельствуют материалы конференции «Броня-2002», прошедшей в Омске. В решении этой конференции, участие в которой принимал генеральный заказчик, поставлена задача перед разработчиками Т-80 и танкового газотурбинного двигателя о создании принципиально новой силовой установки, оснащенной газотурбинным двигателем с теплообменником (как на американском танке Ml). Во-первых, это является признанием несостоятельности ранее взятого курса на создание малогабаритного МТО танка Т-80 с бескассетным ВО. Во-вторых, требует обязательной установки воздушных фильтров высокой очистки и резкого наращивания объемов МТО до 5,8 м³. Такое копирование автоматически перенесет на отечественный перспективный танк все известные недостатки «Абрамса» и приведет к беспрецедентному по объему выделению средств, рассчитанному на десятки лет.

Хочется верить, что наша публикация побудит специалистов задуматься и затем внятно и честно ответить на вопрос: на развитие, совершенствование и производство каких танков — дизельных или газотурбинных — должны быть направлены сегодня средства Министерства обороны России?

Было бы безумием пойти по американскому пути, имея уже на вооружении России 14 модификаций танков семейства Т-80 [39], миллиарды затраченных средств и несколько десятилетий напряженной работы многих предприятий страны, чтобы клонировать его рождение еще раз с узнаваемыми признаками американского танка «Абрамс».

Глава 21. Развитие танковых дизелей за рубежом

За рубежом наблюдается качественная подвижка в танковом дизелестроении в части повышения мощности, улучшения экономичности, снижения теплоотдачи двигателей в танковые системы. Попутно улучшаются экологические характеристики двигателей. Это стало возможным благодаря огромным финансовым вложениям фирм и международных корпораций в наукоемкие разработки и исследования по всем направлениям, связанным с конструированием и производством двигателей.

Что побуждало развитие этих вопросов? Несомненно, прежде всего, это вызвано необходимостью экономии углеводородных источников энергии, что в период глобального энергетического кризиса для ряда стран (особенно не обладающих природными запасами углеводородных топлив) стало вопросом национальной безопасности, когда любые технические решения, обеспечивающие экономию топлив, становятся выгодными и целесообразными. Безусловно, решалась задача повышения всех показателей и характеристик двигателей, как главной составной части ОБТ. Энергичные работы над улучшением топливной экономичности дизелей стимулировали исследования в области совершенствования рабочих процессов, повышения энергии впрыска топлива и управления процессами впрыска, увеличения степени наддува и в ряде других направлений.

Если с 1927 по 1985 г. давление впрыска составляло 20–50 МПа, то в последние 10 лет оно возросло до 200 МПа! [40]. Высокое качество распыла и электронное управление впрыском топлива обеспечили:

— снижение расхода топлива; уменьшение теплоотдачи двигателя в танковые системы; низкий уровень эмиссии (состава вредных выбросов) газов. Выбросы окислов азота (один из главных вредных ингредиентов выхлопных газов) и твердых частиц в выхлопных газах дизелей снизились за Шлет в 10 раз! [40];

— улучшение пуска двигателя;

— управление количеством впрыскиваемого топлива по оптимальному алгоритму;

— снижение величины максимального давления газов в цилиндре (повышение ресурса) двигателя;

— уменьшение шумности работы двигателя.

Ведущие производители дизелей заменили механические регуляторы электронными устройствами. Их характеризует гибкость управления, самодиагностика, использование резервных программ, питание каждого ци- ' линдра в соответствии с его техническим состоянием. Возможны отключение цилиндров, управление параметрами впрыска топлива и др. На смену топливным распределительным насосам высокого давления (ТНВД) приходят аккумуляторные системы «коммон рейл» (CRI), электроуправляемые насос-форсунки и индивидуальные ТНВД.

Ведущие фирмы мира (Bosch, FIAT, Dymler Chrysler, Denso, Multee) включились в производство нового поколения топливных систем. Фирмой Siemens VDO Automative ведутся активные работы по совершенствованию систем CRI с пьезоисполнительным механизмом. Образцы уже работают в серийных автомобилях и отличаются чрезвычайно большими скоростями управления.

Другими важнейшими признаками современного дизеля стали высокий наддув, промежуточное охлаждение наддувочного двигателя, регулирование проточной части турбокомпрессора и т. д.

И сегодня лучшие дизельные двигатели для танков МТ 883 Ка-500 (1100 кВт), МТ 883 Ка-501 (1325 кВт), серийно выпускаемые фирмой MTU, будучи установленными в силовой блок EURO РАС (Euro Power Pack), давно превзошли по удельным характеристикам силовой блок с ГТД танка M1 «Абрамс».

Флагманом в мировом танковом дизелестроении является немецкая фирма MTU. О ее достижениях свидетельствуют публикации:

— «В середине 1990-х гг. General Dynamics Land Systems устанавливала no собственной инициативе для участия в тендере на ОБТ для турецкой армии Euro Power Pack в американском танке М1А2 «Абрамс» вместо газовой турбины ACT-1500, при этом корпус укоротился на 950 мм и в два раза уменьшился всем известный высокий расход горючего…

… высокофорсированная версия МТ 883, развивающая мощность 2740л.с. (2016 кВт), была принята для Экспедиционной боевой машины (EFV), которая разрабатывается для американской морской пехоты (USMC).

Кроме того, МТ883 был принят для самой последней версии Mark 4 (Мк 4. — Прим. авт.) израильского танка Merkava, для которого дизель производится в США фирмой General Dynamics (Detroit Diesel по лицензии. — Прим. авт.) как GD 883. Как полагают, МТ 883 будет выбран для нового южнокорейского танка ХК-2» [41];

— «Силовая установка Euro Power Pack установлена на всех 436 танках «Леклерк» фирмы Giat Industries, поставляемых в Объединенные Арабские Эмираты. Поставки включают не только основной боевой танк, но и БРЭМ, первым заказчиком которой были Объединенные Арабские Эмираты. БРЭМ «Леклерк» находится в настоящее время также на вооружении французских сухопутных войск, которые выбрали силовую установку Euro Power Pack, а не разработанную во Франции силовую установку, которой оснащены французские танки «Леклерк».

В целях испытания силовая установка Euro Power Pack была также установлена на танке «Челленджер-2Е» фирмы Alvis Vickers…» [42].

В США были созданы и всесторонне испытаны дизельные силовые блоки фирмы «Камминз» с двигателем APVS и двигателем XAV-28 с малым выделением тепла. На первом этапе разработчики XAV-28 неожиданно столкнулись с повышенным дымлением, что затормозило работы. После появления и развития современных систем CRI были выполнены доработки с увеличением на 102 мм общей длины двигателя и установкой прогрессивной топливной системы, что обеспечило самый низкий для четырехтактного дизеля уровень теплоотдач в танковые системы, снизило расход топлива и выделение вредных газов.

У лучших современных серийных двигателей суммарная теплоотдача во внешние танковые системы составляет 51–55 % от величины мощности двигателя, а у американского дизеля XAV-28 составляет всего 48 % [43, 44].

Эти параметры определяющим образом влияют на габариты системы охлаждения и мощность, теряемую двигателем на пути к ведущим колесам танка.

Последнее время в США и ряде других государств НАТО стали выдвигаться требования по аэротранспортабельности боевой техники. Это делает необходимым ограничение массы боевых машин. Разработанное фирмой MTU в начале 2000-х гг. новое семейство двигателей HPD (High Power Density) пятого поколения дизелей отвечает и этому требованию. Семейство двигателей HPD стандартизовано по объему цилиндра, равного одному литру, и частоте вращения 4250 об/мин, имеет рекордный показатель литровой мощности 125 л.с., снимаемой с одного цилиндра. По сравнению с дизелем МТ 883 новый дизель МТ 893 при мощности 1500 л.с. будет иметь на 50 % меньший габаритный объем, более высокую топливную экономичность, меньший объем системы охлаждения.

Новая немецкая БМП «Пума» уже снабжена компактным силовым блоком с двигателем V10HPD массой 860 кг с максимальной мощностью 1100 л.с. [45].

Фирма MTU предложила концепцию нового двигателя HPD для боевой машины будущего FCS (Future Combat System) американских сухопутных войск. В этой работе принимает участие американская фирма Detroit Diesel Corporation, получившая заказ от командования по танковой технике и вооружениям (ТАСОМ) армии США на разработку и изготовление современного дизельного двигателя [46].


Установка силового блока Euro Power Pack в танк М1 «Абрамс» может сократить длину танка на 950 мм.


Двигатели семейства HPD могут хорошо сочетаться с электромеханической или электрической трансмиссиями.

Выдвигаемые за рубежом требования к перспективным силовым установкам, сочетающим компактность и высокую топливную экономичность двигателя, не оставляют шансов для использования газотурбинных двигателей в ВГМ.

Мировое двигателестроение ориентируется на международную кооперацию предприятий по производству отдельных агрегатов и комплектующих составных частей двигателей. Примером могут служить:

— группа фирм Mahle — крупнейший в мире разработчик и изготовитель элементов поршневой группы. Она поставляет поршни различных размерностей и модификаций более чем в 190 фирм, производящих двигатели различного назначения. Фирма имеет представительства более чем в 100 странах мира, изготавливает более 7 тыс. различных образцов поршней диаметром от 30 до 620 мм с годовой программой выпуска порядка 50 млн. поршней;

— фирма Garett — ведущий мировой разработчик и изготовитель турбокомпрессоров;

— фирма Bosch — мировой лидер в производстве новейшей топливной аппаратуры;

Основными направлениями развития конструкции дизелей за рубежом являются:

— использование топливной аппаратуры с микропроцессорным управлением;

— применение управляемого турбонаддува в сочетании с охладителями наддувочного воздуха;

— внедрение более жаропрочных и жаростойких материалов и защитных покрытий для деталей цилиндропоршневой группы и клапанов газораспределения, а также других прогрессивных технологических и конструктивных решений, позволяющих форсировать двигатели по мощности и снижать теплоотдачу в объектовые системы.

Все двигатели обеспечены в эксплуатации высококачественными горюче-смазочными материалами с прогрессивными характеристиками.


Литература и источники

1. Шунков В.Н. Танки. — Минск: ООО «Попурри», 2003.

2. Костенко Ю.П. Танки (тактика, техника, экономика). -М.: НТЦ «Информатика», 1992.

3. Архивы ФГУП «УКБТМ».

4. Танк Т-64А. Техническое описание и инструкция по эксплуатации, Кн. 1. — Министерство оборонной промышленности СССР, 1973.

5. Устьянцев С., Колмаков Д. Боевые машины Уралвагонзавода. Танк Т-72. — Н. Тагил: Медиа- Принт, 2004.

6. Лантратов К., Сафронов И. Танки не рвутся в холдинг// Коммерсантъ. — 2006, № 45.

7. SieffM. В фокусе оборона: преимущества России в конкурентной борьбе — II// United Press International. -2007, 19 декабря.

8. SieffM. В фокусе оборона: преимущества России в конкурентной борьбе — IV// United Press International. — 2007, 25 декабря.

9. Веретенников А.И. и др. Харьковское конструкторское бюро по машиностроению имени А.А. Морозова. — Харьков: Синтез, 2002.

10. Интернет-сайт ГП «Завод им. В.А. Малышева» (http://www.malyshevplant.com).

11. Козишкурт В.И., Филиппов В.П. Единое базовое шасси для бронированных гусеничных машин. Актуальные проблемы защиты и безопасности // Труды Восьмой Всероссийской научно- практической конференции (4–7 апреля 2005 г.), Т. 3. — СПб.: 2005.

12. Шаповалов В.В. О перспективах танковых ходовых частей: Материалы конференции «Броня-2002».

13. Иванов В. Нескончаемая милитаризация планеты земля. Военные расходы всех стран мира продолжают расти, утверждают эксперты СИПРИ// НВО. — 2007, № 34 (539).

14. Аксенов П. Голубая мечта Доналда Рамсфелда: Пентагон разрабатывает проект Future Combat System — модель армии будущего. — Интернет-сайт http://www.lenta.ru/articles/2005/05/24/fcs.

15. Медин А.На пути трансформации. О концепции создания сухопутных войск США нового типа // ВПК. — 2005, № 25 (92).

16. Военная доктрина Российской Федерации // Российская газета. — 2000.

17. Лейковский Ю.А. Газотурбинный двигатель. Перспективы применения в БТВТ. В сб. «85 лет отечественному танкостроению» (7–8 сентября). — Н. Тагил, 2005.

18. Парамонов В.А., Филиппов В.П. Топливная экономичность танка Т-80У. Актуальные проблемы защиты и безопасности // Труды Восьмой Всероссийской научно-практической конференции (4–7 апреля 2005 г.), Т. 3. — СПб., 2005.

19. Троицкий Н.И. Танковые двигатели и силовые установки — состояние и задачи развития. В сб. «85 лет отечественному танкостроению» (7–8 сентября). — Н. Тагил, 2005.

20. Костин К.И., Прокопенко Н.И., Соловьев А.А. Развитие силовых установок танков: перспективы и проблемы // Материалы конференции «Броня 2002».

21. Вавилонский Э.Б. Как это было… Ч. 1, Газотурбинный танк — объект 167Т. — Н. Тагил, 2001.

22. Черноморский А.И. О работах по перспективным танковым ГТД за рубежом // Зарубежная военная техника. — 1981, серия 4, № 9.

23. Сб. Конструктор танковых дизелей И.Я. Трашутин. Уральская школа двигателестроения. — Челябинск: Юж. — Урал. кн. изд-во, 2006. Стр. 146–154.

24. Webrtechnik. 1976, № 10, с. 66–69.

25. Engineer, 1977.

26. «Зарубежная военная техника», серия IV, 1981 г. вып. З.

27. «Зарубежная военная техника», серия IV, 1981 г. вып.9.

28. Gas Turbine World, 1977, № 3.

29. Петухов В., Шегалов Л. Методика сравнительной оценки тепловых двигателей различных типов… // Двигателестроение. -1985, № 9.

30. Ogorkiewich R. New US Tank Engine is Making Thirsty Work //Jane's defense Weekly. — 2001, 14 February.

31. Зубов E.A. Двигатели танков. — М.: НТЦ «Информтехника», 1995.

32. Морозов В., Изотов Д. Двигатели для «летающих танков // Двигатель. — 1999, № 5.

33. Спасибухов Ю. Ml «Абрамс» — основной боевой танк США // Танкомастер. Спец. выпуск. — 2000.

34. Козишкурт В., Ефремов А. Танковый вальс. Будущее отечественного танкостроения // Завтра. — 2007, № 46 (730).

35. Овсянников Б. Будущее — за ГТД // НВО. — 2002, № 11.

36. Попов H.C., Изотов С.П. и др. Транспортные машины с газотурбинными двигателями. — Л.: Машиностроение, 1980.

37. Желтоножко О. Т-80: История, проблемы, перспективы // Мир оружия. — 2005, 03 (06).

38. АшикМ., Ефремов А., Попов Н. Танк, бросивший вызов времени. — СПб., 2001.

39. Телепередача «Смотр» от 6 января 2007 г. на канале «НТВ».

40. Грехов Л. Революция с воспламенением от сжатия // За рулем. — 2002, № 10.

41. Ogorkiewicz R.M. Development progresses with power density engines for light combat vehicles / / IDR. — 2005, № 2.

42. Christopher F Foss. More Power For Leopard 2 МВТ// Defence Upgrades. — 2003, Vol. VII, № 2.

43. Рекламные материалы фирмы MTU. Twelve-Cylinder Diesel Engine MT 883 for Heavy Military Vehicles llOOkW (1500 HP).

44. Рекламные материалы фирмы MTU. Twelve-Cylinder Diesel Engine MT 883 Common Rail Injection (CRI) for Heavy Military Vehicles llOOkW (1500 HP), 1200 kW (1630 HP).

45. Рекламные материалы фирмы MTU no БМП «Пума».

46. Die Us-Firma Detroit Corporation // Soldat und Technik. — 2002, november.

Использованы фотографии из фонда ФГУП «ПО «Уралвагонзавод» (ведущий художник-фотограф О.В. Пермякова, ведущий специалист В.И. Пономарев), из коллекций Н.А. Молоднякова и И.А. Демченко (ФГУП «УКБТМ»), И.А. Скороходова (ФГУП «ПО «УВЗ»),Д. Пичугина, С. Суворова, В. Щербакова, из архива редакции, а также из сети Internet.

Продолжение следует

Россия не собирается приобретать украинские танки

Мнение специалистов «Уральского конструкторского бюро транспортного машиностроения» (г. Нижний Тагил) по поводу публикаций статей А. Тарасенко «Бронетанковая техника Украины. Итоги, потенциал, перспективы..» в журнале «Техника и вооружение» № 12/2007 г., № 1, 4/2008 г.

Россия, имея лучший танк Т-90, налаженное бронетанковое производство на крупнейшем заводе мира — Уралвагонзаводе, прекрасную репутацию своих изделий на мировом рынке вооружений и плотно упакованный на годы портфель иностранных заказов на поставку танков, изготовляемых на УВЗ, располагает и демократическими СМИ, публикующими альтернативные мнения.

Цель статей А. Тарасенко нам ясна — реклама танка Т-84. Способ достижения цели — «очернение» танков российского конкурента через средства печати России, имеющих многих читателей в разных странах. Расчет основан на том, что публикация в российской печати негативной информации о танках Т-90 подразумевает признание этой информации объективной и правдивой. Поэтому мы вынуждены дать комментарии к некоторым высказываниям автора этого материала.

1. Автоматизированная система управления огнем (СУО) танковым вооружением была разработана специализированными предприятиями Министерства оборонной промышленности СССР по ТТЗ Генерального заказчика в интересах трех предприятий, занятых производством танков Т-64, Т-72 и Т-80, т. е. она не является «изобретением» создателей танка Т-80У/УД. Действительно, эта СУО появилась на «восьмидесятке» раньше, чем на Т-90, так как в стране в 1970-1980-х гг. имелся недостаток производственных мощностей на оптических заводах, выпускающих последние модификации прицелов (1Г42, затем 1Г46). Тем более это обстоятельство сказывалось на обеспечении потребностей Уралвагонзавода, изготавливавшего танки в количестве, превышавшем их суммарное производство всеми странами в мире. Руководством отрасли был установлен порядок, предусматривающий внедрение новых комплексов на тагильские танки в последнюю очередь, после их установки на Т-64 и Т-80. Танкостроители получали их в готовом виде. Разработчикам требовалось «закомпоновать» комплексы в боевое отделение своих танков. У Т-90 и Т-80 конструкции сборочных единиц, размещаемых в боевых отделениях, были совершенно различными из-за коренных отличий механизма заряжания танка Т-80 (полностью заимствованного у харьковского танка Т-64), и оригинального автомата заряжания танка Т-90, разработанного УКБТМ.

Так что заимствовать тагильчанам от СУО танка Т-80 было нечего.

Вместе с тем, в процессе серийного производства на Уралвагонзаводе танков Т-55, Т-62, Т-72Б и Т-90 Уральское КБТрансмаш совместно с предприятиями-соисполнителями выполнили ряд разработок и внедрили в серийное производство такие системы, как:

— комплексы управляемого вооружения (КУВ) «Бастион», «Шексна», «Свирь», ставшие прообразом КУВ «Рефлекс» с прицелом 1Г46;

— стабилизатор вооружения 2Э42-2 «Жасмин», впоследствии с незначительными доработками перекочевавший на танк Т-80;

— комплекс оптико-электронного подавления «Штора», который был отработан на танках Т-72Б и Т-90. Полностью заимствован создателями танка Т-80;

— тепловизионный прицел «ЭССА», в настоящее время стал устанавливаться после Т-90 также в Т-80У.

Таким образом, системы управления огнем и другие специальные системы советских, а впоследствии — российских танков создавались и продолжают создаваться как плоды коллективного труда танковых и оптико-электронных КБ.

Присвоение заслуг в этом вопросе одному из КБ по меньшей мере некорректно.

Тревогу А. Тарасенко о «непригодности к использованию» СУО танка Т-9 °C в Индии из-за перегрева не разделяет руководство Министерства обороны этой страны.

В 2007 г Республика Индия заключила контракт с Россией на дополнительную поставку Уралвагонзаводом крупной партии танков Т-9 °C и уведомила российскую сторону о том, что по планам Министерства обороны поставки танков Т-9 °C будут и впредь наращиваться.

В заявках на поставку Уралвагонзаводом партии танков в 2008 г. приведена такая оценка Т-9 °C и СУО: «… Т-9 °C — ракетно-пушечный танк нового поколения, оснащенный для выполнения задач в современных условиях ведения боя. Танк оснащен современной автоматической системой управления огнем 1А45, которая может эффективно использоваться как для главного, так и вспомогательного вооружения, включая ракеты. Она обеспечивает высокую степень попадания, как во время движения танка, так из стационарного положения. Система состоит из дневной аппаратуры наведения и приборов наведения на цель в ночных условиях на основе системы измерения дальности до цели с использованием лазерного дальномера, датчиков и баллистического вычислителя, который осуществляет сбор всех данных, поступающих от различных датчиков, и автоматически задает пушке необходимый угол прицела и смещение по азимуту для выбранного боеприпаса…»

Эта, безусловно, положительная, оценка танка Т-9 °C основана не только на результатах полигонных испытаний. По сведениям В. Мясникова [ «Атака недорогих танков»// НВО. — 2004, № 31 (391)], СУО танкаТ-9 °C уже успела «отлично показать себя в танковых боях на индо-пакистанской границе». Надо полагать, что танку Т-9 °C противостояла не устаревшая бронетанковая техника вооруженных сил Пакистана.

2. Пакистан несколько лет добивался положительного решения Правительства России по заявкам на поставку в эту страну отечественных танков. Вероятно, по политическим мотивам Пакистану в этом было отказано. И только тогда он обратился за помощью к Украине, справедливо полагая, что боевые характеристики Т-80УД (Т-84) должны быть близки к характеристикам российских танков. Не подлежит сомнению, что заключенный контракт с Индией на поставку танков Т-9 °C поддержал бронетанковое производство на УВЗ. А бронетанковое производство Украины обязано своим возрождением заключенному контракту с Исламской Республикой Пакистан на поставку в эту страну танков Т-80УД (Т-84), чему способствовала занятая Россией позиция — не навредить сложившимся дружественным отношениям с Республикой Индия.

3. Утверждение о том, чтоТ-9 °C уступаетТ-84 по стойкости пассивной защиты на 10–15 %, имеет в 1,2–1,5 раза большую эффективную поверхность рассеяния (ЭПР), примерно в 1,2 раза больший тепловой контраст в ИК-диапазоне и более уязвим от средств поражения с головками самонаведения, остается на совести автора. Мы убеждены в обратном. Не указывая источник указанных параметров, можно приводить любые цифры.

Заметим, что все передовые страны, производящие танки, решительно пытаются отказаться от разбронирования кормы, добиваясь ее сплошного бронирования, как это выполнено на танках Т-72 и Т-9 °C. С этой целью организуется перенос на уровень крыши отверстий для выпуска в атмосферу нагретых газов силовой установки (двигателя и системы охлаждения). Эта тенденция ярко обозначилась на Международной выставке вооружений EUROSATORY-2006. К этому решению конструкторы «Леопардов» и «Леклерков» пришли, изучив опыт применения танков в городских условиях.

На танках Т-84, Т-80 и М-1 «Абрамс» реализовать защиту кормовой проекции не удастся из-за невозможности организации криволинейных каналов больших сечений с поворотом потока на 90° в существующих габаритах танков и высокой чувствительности двигателей к возрастанию сопротивлений в трассах выпуска газов.

4. Кичиться тем, что по мощности и надежности в условиях пустыни при повышенных температурах окружающей среды двигатель 6ТД-2 значительно превосходит двигатель В-84 (хочется добавить за А. Тарасенко «и В-92С2») не стоит.

Двигатель 6ТД-2 является самым теплонапряженным серийным дизелем в мире, что снижает его надежность. Ресурс украинских дизелей ниже 4-тактных российских дизелей, устанавливаемых в танки Т-72, Т-90, Т-9 °C, особенно при эксплуатации в регионах с высокой запыленностью воздуха. Среди дизелей, изготавливавшихся в СССР для ВГМ — ресурс двигателей типа 6ТД в этих условиях эксплуатации являлся самым низким. При всей длительности доводки двухтактных дизелей и систем силовой установки танков типа Т-64 не удалось достичь приемлемых характеристик надежности, равных характеристикам уральских танков с 4-тактным дизелем. И в одном из интервью в марте 2006 г. хорошо осведомленный в вопросах разработки бронетанковой техники в ведущих странах мира первый заместитель руководителя Федеральной службы по оборонному заказу (Рособоронзаказ) С.А. Маев сообщил, что из- за низкой эксплуатационной надежности танков Т-64 дальнейшая их модернизация в России осуществляться не будет. Эти танки подлежат утилизации.

Двигатель 6ТД-2 весьма чувствителен к изменению внешних условий эксплуатации. Эффективные показатели этого двигателя (мощность, удельный расход топлива) резко ухудшаются при повышении температуры окружающего воздуха, подъеме танка в горы, при работе двигателя на частичных характеристиках. Также двигатели типа 6ТД имеют низкий коэффициент приспособляемости 1,15-1,2 (У В-92С2 — до 1,3).

Повышенная мощность харьковского двигателя (1200 л.с.) по сравнению с челябинским В-92С2 (1000 л.с.) является вынужденной мерой, так как на всех официальных сравнительных войсковых испытаниях украинские танки с двигателями мощностью до 1000 л.с. проигрывали тагильским с двигателями 840 л.с. в средней скорости (на равнинной местности до 7 %. а в условиях жаркого климата. когда температура окружающего воздуха достигала +40 °C. этот проигрыш составлял до 15–17 %) и путевых расходах топлива (расход топлива был выше на 20–22 %). Нет преимуществ по эксплуатационно-техническим показателям и при движении этих танков в горах.

Причины этого: более крутое снижение мощности и экономичности у 6ТД-2 по сравнению с двигателями типа В-84 (В-92С2) на режимах частичных характеристик; повышенный расход воздуха, что требует увеличения затрат мощности на привод агрегатов наддува. Последнее является главной причиной худшей топливной экономичности двухтактных дизелей в сравнении с 4-тактными, особенно на режимах частичных характеристик.

По мнению отраслевых институтов России — ВНИИТМ и НИИИД, «…применение сложных компоновочных схем дизелей (Н-образных, W-образных и др.), разработка которых была связана, в основном, со стремлением увеличить габаритную мощность дизеля за счет увеличения плотности его компоновки, не выдержало проверки временем. Предпочтение должно быть отдано классической V-образной схеме». Двухтактный дизель сложной кинематической схемы оказался тупиковой ветвью эволюции дизелей ОБТ.

Эжекционная система охлаждения танка типа Т-64, по исследованиям ВНИИТМ, проигрывает вентиляторной системе охлаждения танка типа Т-72 по скорости снижения температуры охлаждающей жидкости и эффективности отвода тепла при снижении нагрузки двигателя в 1,5–2 раза, а также по затратам мощности на съем тепла.

Обеспечение заданного расхода воздуха через радиаторы требует существенного поджатия газов в соплах эжекторов и повышения сопротивления на выпуске двигателя, что отрицательно сказывается на надежности двухтактных дизелей.

На недостаточную эффективность системы охлаждения танков типа Т-64 обращено внимание в публикации Э. Вавилонского, О. Кураксы и В. Неволима «Ответ оппонентам» («ТиВ» № 3/2008, глава 6). Дополнительно ее недостатки подтверждаются двумя фактами:

— необходимостью эксплуатации двигателя при температуре охлаждающей жидкости (воды) 130 °C (у двигателя В-92С2 максимальная допустимая температура — 120 °C, кратковременно — 125 °C);

— применением устройств ограничения подачи топлива (со снижением мощности двигателя) с целью исключения перегрева двигателей типа 6ТД уже при температуре окружающей среды выше 27 °C [(30-3)°С].

На двигателе В-92С2 никаких ограничителей мощности нет.

За весь семилетний период эксплуатации танков Т-9 °C в Республике Индия на Уралвагонзавод не поступали замечания, квалифицируемые как отказы двигателя по «перегреву» или «пылевому износу».

Замкнутый воздушный тракт системы охлаждения танка Т-84 отличают малая кратность обмена воздуха в МТО, высокая теплонапряженность агрегатов и узлов, находящихся в плохо вентилируемом объеме, и повышенная пожароопасность МТО.

Повышенной пожароопасности МТО способствует быстрое старение резинотехнических деталей, снижающее их надежность и срок службы. При этом возрастает вероятность разгерметизации топливных и маслотрубопроводов.

Ходовая часть танка Т-84, заимствованная утанка Т-80У, имеет все недостатки, описанные в вышеуказанной публикации трех авторов («ТиВ» № 5, глава 16).

Украина доказала работоспособность своих танков в условиях Пакистана, заключив с этой страной контракты на поставку танков Т-80УД (Т-84). Это еще более подчеркивает нашу уверенность в том, что у индийских танков Т-9 °C в этих регионах мира (Пакистан, Афганистан и соседние страны) конкурентов нет.

P.S. Публикации о танке Т-84 в российской печати окажут, безусловно, плохую услугу танкостроителям Украины, так как вынудили специалистов УКБТМ обозначить часть недостатков танка Т-84. Впрочем, может быть, в других странах найдутся потенциальные покупатели этих танков, ведь Россия не собирается их приобретать.

Шаг за шагом*

Телевизионная аппаратура на Красной площади

Ю.Н. Ерофеев, д.т.н., профессор

*См. «ТиВ» № 7–9,11,12/2006 г. № 1,2,4,5,7,8,11/2007 г.


«Круглый стол» в Политехническом

Ветеран отечественного телевидения А.С. Аейтес на «Круглом столе» в Политехническом музее в апреле 2006 г. рассказывал о неудавшейся попытке осуществить телерепортаж с Красней площади в мае 1948 г. — и аппаратура уже стояла в ГУМе, и Мавзолей с вождями на трибуне был как на ладони виден напротив, а разрешение на съемку так и не получили.

Первая внестудийная передача в стандарте «441 строка» была проведена в Ленинграде только 1 мая 1949 г. с Дворцовой площади во время первомайского парада трудящихся [1]. Я присутствовал на этом «Круглом столе» и заметил Льву Семеновичу: и, тем не менее, и передающая, и приемная телевизионная аппаратура 1 мая 1948 г. на Красной площади работали…

Как? Чтобы пояснить факт появления телевизионной аппаратуры на Красной площади, придется вернуться к разработке аппаратуры РД в «сто восьмом» — ВНИИ-108.


Аппаратура РД

«Первой разработкой института, применявшейся на фронте, была аппаратура под шифром РД — «Аппаратура телевизионной связи РЛС с самолетами-истребителями для наведения их на самолеты противника» [2]. «Лаборатория телевизионных систем» стала первой лабораторией «сто восьмого» — по приказу о ее создании, под номером 2 от 1 ноября 1943 г., ей был присвоен номер 16. Согласно установленной в те годы нумерации этот номер означал, что она должна была решать технические вопросы, создавать новые телевизионные устройства. Начальником этой лаборатории был назначен Алексей Андрианович Селезнев, имевший большой, еще с довоенных времен, опыт практической работы, в том числе и руководящей. Лаборатория состояла в основном из сотрудников, переведенных в «сто восьмой» из ОКБ при Всесоюзном энергетическом институте [2], а ранее работавших в Ленинграде.


На самолетах A-20G, поступавших в нашу страну по ленд-лизу, проходила испытания аппаратура РД.


Истребитель P-39D «Аэрокобра».


Андрей Андреевич Железов (1902–1969), руководитель разработки РД. С 1943 г. — инженер лаборатории № 16 (лаборатории телевизионных систем). С 1947 г. — кандидат технических наук, в конце 1940-х гг. был введен в состав Ученого совета «сто восьмого».


Александр Андреевич Расплетин (1908–1967), начальник лаборатории № 13 (лаборатория радиоприемных устройств). Впоследствии — академик, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Сталинской премий. Снимок 1945 г.


Работа РД была начата еще там, в ОКБ при ВЭИ, но ее проведение и окончание пришлись на период работы сотрудников лаборатории уже в «сто восьмом».

Назначение аппаратуры РД — создание системы передачи «карты местности с текущими курсами и отметками высот вражеского и своего самолетов, определяемыми наземными радиолокационными станциями» [2]. Руководителем работы был Андрей Андреевич Железов, активное участие в ней принимал будущий Генеральный конструктор зенитных ракетных комплексов А.А. Расплетин, в те годы руководивший заводскими испытаниями самолетной части аппаратуры.

Телевизионный приемник системы РД был установлен на истребителе Белл Р-39 «Аэрокобра», полученном по ленд-лизу. По своим летно-техническим параметрам этот самолет был одним из лучших истребителей того времени, хорошо вооруженным [3]. Гибкая антенна телевизионного приемника на этом самолете была натянута сверху, вдоль фюзеляжа.

«Приемную трубку 7-дюймового диаметра для индикатора на самолете приспособил от телевизора КВН Александр Степанович Бучинский» [2]. Тут, видимо, допущена неточность: телевизор КВН тогда еще не был разработан; правильнее было бы записать: «позднее она использовалась в телевизоре КВН».

Директор «сто восьмого» П.З. Стась докладывал в Совет по радиолокации при Государственном Комитете Обороны: «Изготовленный лабораторией № 16 образец аппаратуры РД был испытан в 28-м полку истребительной авиации ПВО Западного фронта. Протокол и акт испытаний этой аппаратуры, утвержденный главным инженером ВВС Красной Армии генерал-полковником авиации Репиным, свидетельствует о том, что с помощью этой установки мы получаем полную возможность выполнить задачу дальнего наведения наших истребителей на самолеты противника в любое время суток и в любое время года».

Еще одна выдержка из докладной записки П.З. Стася, которой он отчитывался, на этот раз перед Наркоматом электропромышленности, 1 декабря 1944 г.: аппаратура РД в составе трех комплектов наземной и тридцати комплектов самолетной аппаратуры изготовлена в мастерской Производственного отдела института.

Аппаратура РД прошла испытания на самолетах Як-9 и A-20G «Бостон» в составе 45-го авиационного полка, задачей которого была блокировка с воздуха города Бреслау. Установка РД показал себя с самой лучшей стороны и обеспечила надежную связь. Блокировка, осуществленная экипажами «Бостонов» и зенитчиками, оказалась достаточно эффективной: немцы резко сократили снабжение окруженных войск. 7 мая гарнизон Бреслау капитулировал [2, 4].

Прибывшие на фронт сотрудники «сто восьмого» Е.С. Губенко и Н.Н. Батухтина помогали летчикам осваивать новые для них приборы РД, при необходимости и ремонтировали аппаратуру. Конец войсковых испытаний в реальных, боевых условиях, пришелся на окончание войны.


Сталинская традиция

Несколько слов о традиции проводить воздушные парады над Красной площадью, возобновившейся после окончания Великой Отечественной войны.

«Ежегодно проводились по три воздушных парада над Красной площадью или над аэродромом Тушино: 1 мая, в день Воздушного Флота (конкретная дата могла изменяться) и 7 ноября (если позволяла погода).

В воздух поднимались сотни боевых и учебных самолетов. В плотных колоннах с минимальными интервалами они проносились над центром Москвы — улицей Горького и Красной площадью… Западные наблюдатели не уставали восхищаться высоким уровнем организации воздушных парадов, высочайшей слетанностью и дисциплиной летчиков, их блестящей техникой п илот ирования…

…При следовании на Красную площадь самолеты проходили недалеко от ближней дачи Сталина, и, чтобыне беспокоить его шумом моторов, маршрут полетана репетиции, а их обычно было много, решили немного изменить. Сталин спросил, почему перестали летать самолеты? Онхотел ихвидеть.

На крупномасштабной карте там, где находилась дача Сталина, располагалась надпись названия близлежащей деревни Давыдково. И вот командующий приказал проходить самолетам над местом, где на карте стояла буква «Ы». Полетами над буквой «Ы» Сталин остался доволен» [5].

Последним воздушным парадом стал парад 9 июля 1961 г. в Тушино. «Руководство СССР к тому времени пришло к выводу, что ракеты смогут с успехом заменить пилотируемые летчиками самолеты. Целые дивизии современных (по тем временам) и боеготовыхмашин отправлялись на металлолом» [5].

«Генсек Н.С. Хрущев, уверовав в мощь и неуязвимость межконтинентальных ракет, чуть было неликвидировалвсю стратегическую бомбардировочную авиацию…» [6].

В наше время традиция использовать авиационную технику над Красной площадью возрождается.


Генерал-майор Василий Иосифович Сталин (1921–1962) на пункте управления первомайским авиационным парадом.


Александр Яковлевич Клопов (1912–1983) на ленинградском заводе «Радист» готовит к сдаче партию телевизоров 17ТН-1.


Пришлось восстанавливать

Авиационной частью, участвовавшей в параде 27 мая 1948 г., командовал генерал-майор авиации Василий Иосифович Сталин, сын вождя. Сотрудник «сто восьмого» Александр Яковлевич Клопов рассказал об аппаратуре РД и ее возможностях полковнику авиации Жуку, а тот предложил В.И. Сталину использовать эту аппаратуру во время парада на Красной площади. В.И. Сталин, тяготевший к техническим новинкам, сразу же принял это предложение.

Но аппаратуру РД надо было еще привести в рабочее состояние, ведь она третий год была «не у дел». Перепроверкой и восстановлением аппаратуры РД и занялся Александр Яковлевич.

Парад прошел успешно. Между прочим, «сто восьмой» за предоставление работоспособной аппаратуры РД получил благодарность от командующего Московским округом ПВО. А сам В.И. Сталин «за отличную подготовку и проведение первомайского воздушного парада 27 мая 1948 г. был награжден третьим орденом Красного знамени» [7].

Несколько слов об А.Я. Клопове

Уже исполнилось четверть века со дня его кончины.

Краткая биографическая справка: А.Я. Клопов (19 ноября 1912 г., г. Петербург — 7 мая 1983 г., г. Москва); окончил с отличием Ленинградский индустриальный институт в 1940 г. по специальности «радиофизика». Кандидат технических наук с 1969 г. Награжден орденом Трудового Красного знамени (1953 г.) и медалями, одному из первых в стране ему было присвоено звание «Почетный радист». По учебникам А.Я. Клопова «Основы телевизионной техники» (1951 г.) и «Основы техники телевидения» (1953 г.), переведенным на немецкий, чешский, венгерский, болгарский и китайский языки, постигало премудрости этой новой области радиоэлектроники не только наше, российское, но в определенной мере и мировое сообщество радиоспециалистов.

Человек изломанной судьбы, которую, кстати, как часто случается с русским человеком, в значительной мере ломал он и сам [8], А.Я. Клопов прошел нелегкий жизненный путь. Сыну петроградского городового, ему, как члену семьи «социально чуждого», новыми властями в молодости было разрешено заниматься только тяжелым, неквалифицированным физическим трудом. С 12-ти лет он работал на хлебопекарне, потом — землекопом, грузчиком. С марта 1917 г. и по 1923 г. семья проживала в селе Рогулево Ярославской губернии, и там А.Я. Клопов сумел поступить в четырехклассную сельскую школу- единственное учебное заведение, которое ему удалось закончить. В 1934 г., не имея аттестата о среднем образовании, он, после самостоятельной подготовки, в 22-летнем возрасте поступил в Ленинградский индустриальный институт, по окончании которого начал работать на заводе № 210 (им. Козицкого) в лаборатории телевидения под руководством Б.С. Мишина [9]. Затем вместе с руководителем перешел в лабораторию ленинградского завода «Радист» (Б. С. Мишин был назначен начальником телевизионной лаборатории этого завода). Там А.Я. Клопов занимался отработкой телевизора 17ТН-1 и участвовал в сдаче партий этих телевизоров.

В феврале 1942 г. его назначили комиссаром эшелона ленинградцев, эвакуированных по Дороге жизни на «Большую землю». В марте 1946 г. А.Я. Клопов был откомандирован во ВНИИ-108 (ныне ФГУП «ЦНИРТИ им. академика А.И. Берга»), где занял должность старшего инженера лаборатории № 13 (лаборатории радиоприемных устройств), начальником которой в те годы был А.А. Расплетин. В послевоенные годы А.Я. Клопов занимался разработкой телевизора Т-2 «Ленинград» — демонстрация этого телевизора членам правительства во главе с В.М. Молотовым, как рассказывал сам Александр Яковлевич, заняла больше двух часов вместо положенных 20 мин, таков был всеобщий интерес к новинкам телевизионной техники.

А.Я. Клопов всегда являлся патриотом «сто восьмого». Когда другие сотрудники лаборатории телевизионных систем института после войны возвращались в Ленинград, свой родной город, и продолжали работу там, А.Я. Клопов оставался сотрудником ВНИИ-108. К этому времени профиль работы института постепенно менялся, и на первый план выходили вопросы противорадиолокации, радиоэлектронной борьбы. А.Я. Клопов принимал в этих новых работах самое активное участие. Он успешно завершил разработку автоматической станции радиотехнической разведки метрового диапазона (шифр «Бамбук-2»). Являлся главным конструктором ОКР «Аппатит» [10]. Принимал участие в обосновании радиотехнических методов регистрации атомных взрывов в околоземном пространстве [11].

В 1969 г. Александр Яковлевич (ему заканчивался уже шестой десяток) надумал защищать кандидатскую диссертацию. На спец. тему, конечно, и по «совокупности выполненных закрытых работ» — действовавшим тогда Положением такая форма представления материалов и защиты допускалась. Председателем Ученого совета института в те годы был академик Аксель Иванович Берг. На защите А.Я. Клопова, 25 апреля 1969 г., он задал такой вопрос: «Александр Яковлевич, а для чего Вы защищаете кандидатскую диссертацию?»

А.Я. Клопов пожал плечами: известно, мол, для чего защищаются кандидатские диссертации.

«Может быть, для того, — продолжил Аксель Иванович, — чтобы получать надбавку к своей заработной плате и использовать эту надбавку для покупки спиртного?» (Берг, в недавнем прошлом начальник ВНИИ-108, знал об этой слабости Александра Яковлевича).


А.Я. Клопов с только что полученным знаком «Почетный радист».


На закате жизни


Клопов развел руками: винюсь, мол, и это в душе имел ввиду.

Тем не менее официальные оппоненты — д.т.н. Т.Р. Брахман и к.т. н И.Ф. Песьяцкий — дали о представленной работе положительные отзывы, ответы на возникшие технические вопросы членов совета удовлетворили, и результаты тайного голосования были такими: на заседании присутствовало 16 членов совета, за — 15, против — 1.28 ноября 1969 г. А.Я. Клопов получил диплом кандидата технических наук.

Он продолжал участвовать в популяризации идей телевидения, был постоянным автором «Массовой радиобиблиотеки» и других популярных изданий, например, общества «Знание». Одним из первых начал разработку инженерных практических методов расчета надежности радиоэлектронной аппаратуры. Его наставления по расчету надежности долгое время служили подспорьем для радиоинженеров.

Ушел на заслуженный отдых в 1974 г. Организовал и вел на общественных началах работу Университета технического прогресса при институте, являлся членом правления Московского отделения Научно- технического общества РЭиС им. А.С. Попова.


Литература

1. Лейтес Л.С. Развитие техники ТВ-вещания в России. — М.: Святогор, 2005.

2. Сергиевский Б.Д. Институт в годы Великой Отечественной войны. — М.: Гос. ЦНИРТИ, 1993.

3. Котельников В., Соболев Д., Якубович Н. «Американцы» в России. — М.: Авиарус, 1999.

4. Медведь А., Марковский В. Ночные «ерши» //Авиация и время. — 1995, №№ 2.

5. Исаев С.И. Страницы истории 32-го гвардейского Виленского орденов Ленина и Кутузова III степени истребительного авиационного полка. — М.: АРБОР, 2006.

6. Псаломщиков В. Конец мифа о невидимке // Калейдоскоп. НЛО — невероятное, легендарное, очевидное. — 2007, № 44 (515).

7. Маркова М.П. Полк асов особого назначения. — М.: ОАО «ЕЭС России-Типография», 2005.

8. Ерофеев Ю.Н. Ученые Государственного Центрального научно-исследовательского радиотехнического института — к 100-летию радио//Радиопромышленность. — 1995, юбилейный выпуск.

9. Дунаевская Н.В., Урвалов В.А. Алексей Витальевич Дубинин. — М.: Наука, 2005.

10. Радиолокация России. Биографическая энциклопедия. — М.: Столичная энциклопедия, 2007.

11. Рожденная атомным веком: Сб. статей. Ч. 3. Изд. второе. — М.: Изд. Службы специального контроля Министерства обороны, 2002.

КНИЖНАЯ ПОЛКА

27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников военными историками А.В. Кибовским и О.Г. Леоновым составлено историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно.

Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Следует отметить, что не только иллюстративный ряд, но и текст издания отличается серьезным составлением и научной оригинальностью. Большинство опубликованных в книге данных вводятся в оборот впервые. Некоторые славные эпизоды практически извлечены из небытия. Например, участие 1-го морского полка в Отечественной войне 1812 г. или оборона Ленкорани Каспийским морским батальоном в 1826 г. полностью реконструированы по архивным документам. Даже такие хрестоматийные сюжеты, как героическая оборона Петропавловска в 1854 г., не просто переписаны со старых книг, а переосмыслены, перепроверены и фактически предложены читателям в совершенно новой редакции, зачастую более увлекательной и, несомненно, более достоверной, чем прежние версии.

По тексту книги на отдельных вставках приводятся портреты и краткие биографии некоторых прославленных генералов и офицеров, служивших в морской пехоте. Это позволяет не только проследить судьбу героев морской пехоты, но и оценить их вклад в ратную летопись Отечества. Например, для многих историков флота стало почти сюрпризом, что знаменитый герой Отечественной войны 1812 г. генерал Д.П. Неверовский четыре года возглавлял морской полк и даже совершил Ганноверскую десантную экспедицию.






Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до Первой мировой и Гражданской войн. И тут в книге продемонстрирован достаточно новаторский подход с помещением в табличной форме составленных по архивным документам боевых календарей, позволяющих наглядно проследить нелегкий путь частей по разным фронтам Великой войны. В тексте отмечены подвиги георгиевских кавалеров — этой гордости русской армии, для многих из которых награда оказалась посмертной.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества. В этом году ожидается выход второго тома, охватывающего период с 1855 по 1917 г., а также рассказывающего о морских частях белых армий Гражданской войны.


Новая боевая машина для ВДВ

Сергей Суворов, кандидат военных наук

Фото автора


Недавно на испытательном полигоне ОАО «Курганмашзавод» состоялся первый публичный показ новой боевой машины для Воздушно-десантных войск — БМД-4М. Она стала «первой ласточкой» в ряду образцов боевых бронированных машин, разработанных и произведенных коллективом недавно созданного в России концерна «Тракторные заводы».

Боевые машины десанта в России производят на Волгоградском тракторном заводе, и БМД-4, принятая на вооружение Российских ВДВ всего несколько лет назад, — тому не исключение. По сути, российские десантники еще только осваивают новую технику в войсках. Сообщение о презентации новой машины десанта в Кургане поначалу несколько удивило, но на месте все встало на свои места.

Заводы, выпускавшие в Советском Союзе и России боевые машины пехоты (БМП) и десанта (БМД), соответственно ОАО «Курганмашзавод» и ООО «Волгоградская машиностроительная компания «ВгТЗ» (ВМК «ВгТЗ»), теперь работают вместе. Они вошли в концерн «Тракторные заводы», сюда же теперь включилось и ОАО «Специальное конструкторское бюро машиностроения» (СКБМ), занимающееся разработкой БМП и машин на их базе. Именно в стенах этого предприятия создавались известные на весь мир БМП-2 и БМП-3.

Несмотря на название «модернизированная БМД-4», эта машина является практически новым образцом бронетанковой техники. Основная задача, которая ставилась конструкторам СКБМ и ВМК «ВгТЗ» руководством концерна «Тракторные заводы» и основным заказчиком — руководством ГАБТУ МО РФ — при разработке этой машины, состояла в осуществлении максимальной унификации систем, узлов и агрегатов БМД и БМП.

На презентации на полигоне ОАО «Курганмашзавод» стояли две машины — БМП-3 и модернизированная БМД-4. Специалисты сразу на месте могли увидеть, что у этих машин общее, а что нет. После того, как все присутствовавшие внимательно и придирчиво осмотрели две боевые машины, экипаж модернизированной БМД-4 продемонстрировал в тире ее некоторые огневые возможности, а затем на танкодроме — и ходовые качества представляемой новинки.

По словам присутствовавшего на презентации БМД-4 командующего ВДВ генерал-лейтенанта В. Евтуховича, новый боевой комплекс уникален. «В нем сосредоточены все передовые конструкторские и технологические решения. Он позволит на ближайшее десятилетие обеспечить превосходство российских десантников над конкурентами в вопросах боевой мощи, скорости, маневра. При этом сохранена главная особенность наших «голубых беретов» — десантирование техники парашютным способом», — заявил командующий.

Так что же представляет собой новая боевая машина десанта?

При разработке этого образца конструкторы прежде всего постарались максимально унифицировать системы, узлы и агрегаты БМД-4 и БМП-3. По словам главного конструктора СКБМ А. Никонова, в перспективе они мечтают создать вообще единую боевую машину и для пехоты, и для десанта. Возможности и наработки для этого есть.

В модернизированной БМД-4 используются новые для БМД силовая установка и трансмиссия. В эту машину был установлен более мощный многотопливный дизельный двигатель УТД-29, как на БМП-3. Это решение обеспечило не только повышение показателей подвижности машины, но и позволило значительно уменьшить объем моторно-трансмиссионного отделения БМД-4. Сэкономленный объем был использован для увеличения десантного отделения. Машина получила и новый корпус, что обеспечило увеличение запаса плавучести до 41,5 %. Помимо увеличения внутреннего объема новая конструкция корпуса позволяет десантникам, размещенным у моторной перегородки, в аварийной ситуации покинуть машину через свои люки, расположенные выше ватерлинии. В совокупности с изменением конструкции корпуса это обеспечило посадку в машину на одного десантника больше, чем в стандартной БМД-4, бравшей на борт помимо экипажа всего пять человек.

В ходовой части модернизированной машины также максимально использованы узлы и детали ходовой части БМП-3. Кроме того, увеличилась длина опорной поверхности гусениц, что снизило удельное давление на грунт и увеличило проходимость машины на грунтах со слабой несущей поверхностью. Водометные движители для движения машины на плаву также позаимствованы у БМП-3.

Комплекс вооружения модернизированной БМД-4 остался таким же, как и на серийной БМД-4 — это унифицированное боевое отделение «Бахча», разработанное конструкторами тульского «КБ приборостроения». «Бахча» обеспечивает ведение эффективного огня по живой силе противника, по легкобронированным и небронированным целям днем и ночью, с места и в движении (в том числе и на плаву) на дальностях до 3 км. Благодаря наличию комплекса управляемого вооружения экипаж БМД-4 может вести борьбу с современными танками противника, а наличие в составе системы управления огнем (СУО) автомата сопровождения целей обеспечивает эффективную борьбу с низколетящими воздушными целями противника и высокую вероятность поражения движущихся наземных целей.

Несмотря на несколько возросшую боевую массу, модернизированная БМД-4 может десантироваться с самолетов военно-транспортной авиации парашютным способом с экипажем машины внутри ее. Такой способ десантирования боевых машин до сих пор остается прерогативой только российских ВДВ.

Уже в самое ближайшее время начнутся предварительные заводские испытания модернизированной БМД. После их окончания последуют полномасштабные государственные и войсковые испытания, итоги которых будет оценивать совместная комиссия в составе которой специалисты ГАБТУ Минобороны и ВДВ. Ожидается, что испытания завершаться уже к концу текущего года. В случае получения положительных результатов этих испытаний в самые сжатые сроки может быть принято решение о принятии нового образца на вооружение ВДВ России и начале ее серийного производства.







Броня «крылатой пехоты»

История создания боевой машины десанта

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» № 7–9,11/2006 г., № 1,2,4,5,7,8,10–12/2007 г., № 1,2/2008 г.


М. В. Павлов, кандидат технических наук, старший научный сотрудник И.В. Павлов, ведущий конструктор


Работы по созданию боевой машины десанта (БМД) для Воздушно-десантных войск начались по инициативе первого командующего ВДВ генерала армии В.Ф. Маргелова. В апреле 1964 г. нескольким организациям, в числе которых были конструкторские бюро Мытищинского машиностроительного завода (ММЗ), Волгоградского тракторного завода (ВгТЗ) и Всесоюзного научно-исследовательского института ВНИИ-100 в Ленинграде, одновременно была поручена разработка эскизных проектов боевой машины Воздушно-десантных войск.

Из тактико-технических требований следовало, что БМД по своим боевым и техническим характеристикам (вооружению, маневренности, лобовой броневой защите, номенклатуре установленного оборудования) должна оказаться на уровне опытной боевой машины пехоты «Объект 765», однако размеры и боевая масса машины были жестко ограничены. Размеры БМД были заданы из условий свободной вытяжки машины парашютом через грузовой люк серийного транспортного самолета Ан-12, а боевая масса — из условий сохранения устойчивости полета самолета в момент выброса машины вместе с парашютной системой.

Рассмотрение выполненных проектов выявило два подхода к решению задачи. Один подход, которого придерживались конструкторские бюро ММЗ (Н.А. Астров) и ВНИИ-100 (B.C. Старовойтов), обосновывался предположением о том, что машина не будет массовой, вследствие чего рекомендовалось использовать лишь имеющиеся на серийном производстве узлы и агрегаты существующих гусеничных машин: тягачей АТ-П и ГТМ, авиадесантной самоходной установки АСУ-57 и колесной боевой разведывательнодозорной машины БРДМ-2. В качестве основы рекомендовалась компоновочная схема с передним расположением моторно-трансмиссионного отделения (МТО) и задним размещением совмещенного десантно-боевого отделения. Второй подход, который был принят конструкторским бюро ВгТЗ, основывался на том, что машина будет массовой, так как возможность очень быстрой доставки БМД в заданный район являлась новым, весьма ценным качеством, которым другие образцы не обладали. Кроме того, в КБ завода считали, что выбор конструкции узлов должен иметь подчиненное значение при реализации заданных ТТТ, а не наоборот.

Все проекты, представленные другими организациями, кроме ВгТЗ (И.В. Гавалов), базировались только на использовании автомобильного карбюраторного двигателя ГАЗ-41, имевшего максимальную мощность 103 кВт (140 л.с.).

Так, в проекте БМД, разработанном во ВНИИ-100, двигатель с его системами и агрегаты трансмиссии были размещены в передней части корпуса у правого борта. Система охлаждения двигателя — вентиляторная, выполненная по схеме БРДМ-2 с одним радиатором. Механик-водитель располагался в отделении управления слева от двигателя.

За механиком-водителем в МТО уступом от левого к правому борту были установлены три сиденья для десантников, за которыми находилось боевое отделение (башня с вооружением). Башня с вооружением, заимствованная у БМП «Объект765», была установлена со смещением от продольной оси машины к левому борту. Такая установка башни была вызвана необходимостью частичного устранения поперечной неуравновешенности, вызванной смещением МТО и обеспечением прохода десантников к кормовым дверям, предназначенным для посадки и высадки десанта. В башне размещался наводчик.

За башней около кормы располагались еще два сиденья для десантников. Около рабочего места каждого из них имелись установки для стрельбы из личного оружия. В боекомплект машины входили 20 активно-реактивных выстрелов к 73-мм орудию, две управляемые ракеты ПТРК «Малютка» и 2000 патронов к пулемету.

Корпус машины предлагалось изготавливать из алюминиевого сплава Д-20. Боевая масса машины согласно расчетам составляла 6,6 т, масса десантируемой машины — 5,9 т.

Проект БМД, выполненный во ВНИИ-100, имел следующие основные недостатки.

Десант не имел возможность ведения прицельного огня из личного оружия в направлении движения машины. Шаровые установки двух передних стрелков также не позволяли вести прицельный огонь.

При установке на машине башни с вооружением, унифицированной с башней БМП «Объект 765», выход передних десантников и механика- водителя в сторону кормы был невозможен, а при положении башни орудием вперед наводчик мог покинуть машину только через башенный люк.

При эксплуатации машины возникала опасность забора приточным вентилятором выхлопных газов двигателя в десантно-боевое отделение, а также их попадание внутрь машины под воздействием встречного потока воздуха при движении с открытыми люками.

Переднее расположение МТО вынуждало к уменьшению толщины верхнего лобового броневого листа для облегчения носовой части корпуса. Кроме того, размещение агрегатов и систем МТО со смещением от продольной оси, учитывая габариты и массу машины, вызывало поперечную неуравновешенность, что затрудняло ее использование в качестве базы для различных боевых и обеспечивающих машин.

Боекомплект к основному оружию был уменьшен на 50 % по сравнению с заданным в ТТТ. Выполнение требований по боекомплекту и пулеметному вооружению приводило к превышению заданной массы при десантировании машины.

Использование карбюраторного двигателя и расположение топливных баков в десантном отделении создавало высокую пожароопасность. Кроме того, малый клиренс (300 мм) не обеспечивал хорошую проходимость машины на пересеченной местности.

Для выполнения заданных ТТТ по уровню броневой защиты и боевой массе ВНИИ-100 вынужден был сократить боекомплект машины наполовину и уменьшить количество устанавливаемых пулеметов до одного вместо двух-трех. Это обстоятельство дополнительно снизило ценность проекта.

В аванпроекте БМД, предложенном ОКБ ММЗ, также были использованы отработанные узлы и агрегаты серийных машин: ГАЗ-41 и гусеничного артиллерийского тягача АТ-П. Однако все картеры используемых агрегатов, кронштейны подвески, опорные катки завод предусматривал изготавливать не из чугуна и стали, а из легких сплавов. Броневой корпус машины должен был быть выполнен из алюминиевого сплава АБТ-101. В ходовой части использовались гусеницы с ОМШ, гарантийный срок службы которых составлял 2000 км.

Для рассмотрения завод представил несколько вариантов компоновок БМД, но ни один из них не укладывался в заданные массовые и боевые характеристики.

Согласно первому варианту, БМД представляла собой самоходную артиллерийскую установку, в которой 73-мм орудие «Гром» со спаренным 7,62-мм пулеметом ПКТ и специальным прицелом устанавливалось в лобовом листе броневой рубки корпуса. Углы наводки спаренной установки составляли по вертикали от-5° до + 15° и по горизонтали — в секторе ±15°. На качающейся части орудия снаружи устанавливался специальный кронштейн с направляющими для пуска управляемых ракет ПТРК «Малютка».

Заряжание 73-мм орудия осуществлялось с помощью механизма, выполненного по схеме ВгТЗ, в котором размещались 15 выстрелов. Остальные 15 выстрелов располагались в боеукладке под механизмом заряжания.

Двигатель с главным фрикционом и системой охлаждения размещался в изолированном отсеке в кормовой части корпуса машины. Коробка передач, заимствованная у автомобиля ЗИЛ-130, располагалась в носовой части корпуса и была соединена с двигателем карданным валом, а через промежуточный картер — с главной передачей и планетарными механизмами поворота (ПМП).

Все агрегаты МТО располагались вдоль продольной оси машины, благодаря чему по бортам корпуса были выполнены отсеки, в которых размещался экипаж машины и десант в количестве двух и пяти человек соответственно. Выход экипажа и десанта производился вверх через люки в крыше корпуса и назад — через двери в кормовой части машины.

В качестве водоходного движителя использовался гусеничный движитель (за счет перемотки гусениц).

Боевая масса машины составляла 6,7 т, масса десантируемой машины — 6,0 т.

Согласно второму варианту, основное оружие БМД размещалось во вращающейся башне, заимствованной у БМП «Объект 765». Однако, в отличие от башни БМП «Объект 765», в представленном проекте в кормовой части двухместной башни имелась ниша, в которой размещался механизм заряжания емкостью 19 выстрелов. Остальные 11 выстрелов размещались в корпусе. В башне слева от орудия располагался наводчик, справа — командир. Ходовая часть машины имела переднее расположение ведущих колес.

В носовой части корпуса, перед башней, размещались: слева — механик-водитель и справа от него — два десантника. Сзади башни располагались еще два десантника. Каждое рабочее место десантника было оборудовано амбразурой для стрельбы из личного оружия.

Вход и выход экипажа и десанта из машины были организованы аналогично первому варианту. Движение машины на плаву осуществлялось с помощью двух водометных движителей.

Боевая масса машины составляла 7,55 т, масса десантируемой машины — 6,85 т.

Уменьшение массы десантируемой машины в двух вариантах производилось заводом за счет уменьшения боекомплекта, запаса топлива и некоторого снижения требований к броневой защите, но с использованием протектированных топливных баков.

В третьем варианте БМД башня с оружием была полностью заимствована у БМП «Объект 765». Башня устанавливалась в средней части корпуса со смещением от продольной оси машины к левому борту на 200 мм. В ходовой части использовалось кормовое расположение ведущих колес.

В носовой части корпуса, с левой стороны, располагался механик-водитель, рядом с ним — командир и один десантник. Рядом с башней и за башней размещались еще три десантника. Рабочие места пяти десантников были оборудованы амбразурами для ведения огня из личного оружия. Выход экипажа и десанта из машины на суше осуществляется по проходу, образованный между двигателем и системой охлаждения над коробкой передач через люк в кормовом листе корпуса, на плаву — через люки в крыше корпуса и башни.

В МТО, располагавшемся в кормовой части машины, поперек корпуса у правого борта устанавливался карбюраторный двигатель. В трансмиссии машины использовалась коробка передач, выполненная по схеме коробки передач самоходной установки АСУ-57.

Внизу по обоим бортам располагались два водометных движителя.

Боевая масса машины составляла 7,46 т, масса десантируемой машины — 6,76 т.

В первом варианте проекта БМД, выполненном конструкторским бюро ММЗ, к основным недостаткам относились: ограниченный угол обстрела по горизонту из основного оружия (±15° вместо 360°); отсутствие возможности ведения огня экипажем и десантом, располагавшимся по бортам машины, в направлении движения машины (огонь в этом направлении мог вестись только из орудия и спаренного пулемета); заниженные запас хода на 100 км и боекомплект орудия на 5-10 выстрелов; повышенная пожароопасность из-за использования карбюраторного двигателя и размещения топливных (протектированных) баков в десантно-боевом отделении.

Второй вариант БМД имел аналогичные недостатки, за исключением установки основного оружия, а также малую удельную мощность (18,5 л.с./т, вместо заданной не менее 20 л.с./т).

В третьем варианте присутствовали недостатки, характерные для первого и второго вариантов, кроме того, масса десантируемой машины превышала заданную в ТТЗ на 760 кг.


Полноразмерный макет БМД «Объект 915» (первый вариант), 1964 г.


Продольный разрез.


Вид в плане.

Компоновка БМД «Объект 915» (первый вариант). 1964 г.


Деревянная модель БМД «Объект 915» (первый вариант). Положение машины при минимальном клиренсе 100 мм, 1964 г.


Ни одна из компоновок БМД, предложенных ММЗ и ВНИИ-100, не обеспечивала скрытой подготовки к десантированию и быстрой погрузки в самолет Ан-12, так как не позволяла производить предварительную укладку на машину парашютной системы в стороне от аэродромов и осуществлять погрузку в самолет своим ходом, без применения дополнительного оборудования самолета.

В разработанном Особым конструкторским бюро ВгТЗ проекте БМД этот вопрос был решен за счет применения управляемой подвески, выполненной по типу подвески ходового макета БМП «Объект 911» и особой компоновки МТО, обеспечивавшей удобный проход для десанта и место для укладки парашютной системы. Укладка парашютной системы на машине производилась заранее, в стороне от места погрузки ее в самолет.

При разработке БМД и выборе ее компоновочной схемы, наиболее полно удовлетворявшей заданным требованиям, конструкторским бюро ВгТЗ была выполнена компоновка машины с использованием дизеля, а также специальных узлов и агрегатов трансмиссии и ходовой части.

Первоначально, в 1964 г., конструкторским бюро завода было представлено два компоновочных решения на одном шасси, различавшихся расположением отделения управления. Оба варианта БМД, получившей заводское обозначение «Объект 915», имели активное размещение десанта и кормовое расположение моторно-трансмиссионного отделения. В обоих вариантах применялись дизель УТД-20 А мощностью 184 кВт(250л.с.) и специальная трансмиссия. Выбор дизеля типа УТД-20 (дизель УТД-20А) объяснялся тем, что в то время он был единственным двигателем, который по своему размеру по высоте удовлетворял основной идее компоновки — обеспечению удобного кормового выхода десанта при его активном расположении и по своим конструктивным данным обеспечивал требуемую надежность работы. По сравнению с имевшимся в производстве карбюраторным двигателем ГАЗ-41 применение дизеля УТД-20А резко снижало пожароопасность, что являлось фактором чрезвычайной важности для психологического состояния экипажа.

В первом варианте компоновки БМД отделение управления находилось во вращающейся башне, благодаря чему механик-водитель имел обзор с высшей точки машины и мог управлять машиной не только при ее движении вперед, но и назад со скоростью переднего хода. Слева от орудия в башне располагался наводчик-оператор (он же командир машины). Десант из пяти человек был размещен в броневом корпусе: трое — в носовой части и двое — за башней по бортам.

Основная идея компоновки заключалась в том, чтобы предоставить десантникам наиболее активные позиции для обзора и ведения огня в направлении атаки. Трое десантников, посаженных в ряд в носовой части корпуса, были вооружены пулеметными установками. Прицелы для стрельбы из пулеметов были вмонтированы в перископические смотровые приборы. Следовательно, из семи человек боевого расчета четверо могли вести огонь в переднем секторе.

Для скрытного выхода десанта из машины за башней на наклонной плоскости крыши корпуса имелся широкий кормовой люк. На БМД применялась пневматическая подвеска, обеспечивавшая регулируемый с места механика-водителя клиренс машины. Это позволило упростить подготовку машины к авиадесантированию парашютным бесплатформенным способом.

Ранее существовал следующий порядок подготовки машины, например, авиадесантной самоходной установки АСУ-57, к сбросу на парашютах. Машина въезжала на амортизационную платформу и крепилась к ней. Парашютная система крепилась к платформе и укладывалась сверху машины. Этот лишенный подвижности груз доставлялся на аэродром и с помощью подъемно-транспортных средств устанавливался в самолет.

Порядок погрузки БМД, разработанной конструкторским бюро ВгТЗ, был упрощен. Парашютная или парашютно-реактивная система крепилась не к платформе, а непосредственно к корпусу машины и укладывалась на нее сверху. Машина своим ходом въезжала по трапу в самолет, на транспортере которого уже была установлена амортизационная платформа.

Въезд машины в самолет и на платформу производился на максимальном клиренсе.

Затем машина опускалась днищем на платформу и крепилась к ней.

После осуществления дальнейшего поджатия опорных катков амортизационные устройства подклады — вались и под гусеницы. Эта система подготовки машины к десантированию парашютным способом позволила уменьшить массу амортизационной платформы.

Второй представленный вариант машины отличался тем, что рабочее место механика-водителя было оборудовано в центре отделения управления в носовой части корпуса. Слева от механика-водителя располагался командир машины, справа от него — стрелок. Оба они имели установки 7,62-мм пулеметов ПКТ. В средней части корпуса устанавливалась башня, полностью унифицированная с применяемой на опытной БМП «Объект 765». В башне размещался наводчик- оператор. За башней в корпусе машины было расположено еще три сиденья для десантников, которые имели возможность вести огонь из личного оружия через специальные герметичные амбразуры на борта и на корму.

В августе 1964 г. на ВгТЗ был изготовлен макет БМД «Объект 915» (вариант 1) в натуральную величину, в котором удалось реализовать ряд представляющих интерес технических решений. Это была гусеничная, плавающая, полностью бронированная машина, приспособленная для авиадесантирования парашютным способом отдельно от экипажа и позволявшая боевому расчету из семи человек вести бой на земле без спешивания.


Схема обзора из БМД «Объект 915» первого и второго вариантов.


Порядок погрузки БМД «Объект 915» (первый вариант) в самолет.


Схема общей компоновки машины отличалась от классической переносом рабочего места механика-водителя из носовой части корпуса в правую часть двухместной башни. Сиденье механика-водителя было расположено справа от орудия на вращающемся полу на специальной платформе. Вращающаяся башенка и платформа образовывали подвижное отделение управления.

Это компоновочное решение обеспечивало круговой обзор механику-водителю при движении по суше, на плаву и при погрузке в самолет, однако создавало непривычные условия, связанные с управлением движением машины из вращающейся башни.

Корпус машины был разделен на три отделения: переднее боевое отделение, среднее боевое отделение и моторно-трансмиссионное отделение. В переднем боевом отделении монтировались: центральная пулеметная установка ПКТ, две боковых установки ручных пулеметов типа РПК или ПК, гидравлические цилиндры механизмов натяжения гусениц, две аккумуляторные батареи, стеллажи для коробок пулемета ПКТ, сиденья для трех десантников, трубопроводы гидросистемы изменения клиренса и натяжения гусениц, а также часть ЗИП. Для входа и выхода из переднего боевого отделения на крыше корпуса имелись два люка, закрывавшиеся броневыми крышками.

Среднее боевое отделение включало башню с вращающимся полом и рабочие места бортовых стрелков (автоматчиков). В башне машины размещались: основное и вспомогательное оружие, механизм заряжания орудия с боекомплектом (в кормовой части башни), средства связи, приборы наблюдения и прицеливания, механизмы наводки. На вращающемся полу башни располагались: справа от орудия — рабочее место механика- водителя на специальной платформе и передаточный шестеренчатый механизм (ПШМ) приводов управления; слева — откидное сиденье командира машины, укладки боекомплекта пулемета, орудия и управляемых ракет. На платформе механика- водителя устанавливались: сиденье, рулевое устройство, педали управления машиной, часть электрооборудования и ЗИП.

Над механиком-водителем на крыше башни находилась вращающаяся башенка, в которой имелись три смотровых прибора ТНПСЫ70 и входной люк с броневой крышкой. Вращающаяся башенка с помощью специального стабилизирующего привода была связана с зубчатым венцом погона башни. Стабилизация направления платформы осуществлялась ПШМ. Для вождения машины ночью вместо среднего смотрового прибора ТНПО-170 устанавливался прибор ночного видения ТВН-2Б.

Над сиденьем командира машины в крыше башни имелся люк с броневой крышкой и устанавливались три смотровых прибора: два ТНПО-17С) и МК-4. Для доступа к механизму заряжания и обеспечения его монтажа крыша кормовой ниши башни была выполнена съемной. Башня с вращающимся полом, ПШМ, отделением управления и другими агрегатами боевого отделения представляла собой блочный узел, полностью собиравшийся и устанавливавшийся в корпус машины.


Основные проекции БМД «Объект 915» (первый вариант), 1964 г.


Вид на среднее боевое отделение БМД «Объект 915» (первый вариант) при положении пушки вперед. Броневая крыша над механизмом заряжания снята. 1964 г.


Дизель УТД-20(УТД-20А).


Передаточный шестеренчатый механизм со снятой крышкой.


73-мм гладкоствольная пушка (орудие) ТКБ-04 «Гром».


73-мм активно-реактивный кумулятивный выстрел.


Установка курсового (бокового) 7,62-мм пулемета ПКТ в опытной БМП «Объект 914».


В среднем боевом отделении машины, у правого борта, располагались: воздухозаборник с фильтровентиляционной установкой, аппаратура системы ППО, щитки и приборы электрооборудования, гидроагрегаты пневматической подвески, трубопроводы и электропроводка. В подкрылках средней части корпуса размещались два топливных бака.

Отделение двух стрелков располагалось за башней у моторной перегородки. В отделении устанавливались два откидных сиденья (у левого и правого бортов) и стеллажи для размещения боекомплекта и личного имущества, а в бортах корпуса — два шаровых устройства для ведения прицельного огня из автоматов. Спешивание десанта осуществлялось через люк-лаз, размещенный в наклонном кормовом листе боевого отделения над крышей МТО и закрывавшийся броневой крышкой. Для обеспечения наблюдения и ведения огня в сторону кормы в крышке люка-лаза устанавливались смотровой прибор и шаровая опора для автомата АКМ. Для каждого десантника в крыше корпуса монтировался смотровой прибор ТНПО-170.

МТО располагалось в кормовой части корпуса. В нем были размещены: силовой блок, состоявший из двигателя и коробки передач с главным и бортовыми фрикционами; бортовые редукторы; два водометных движителя и тормозы. Слева и справа в кормовой части корпуса вваривались эжекторные короба, соединявшиеся с выхлопными коллекторами двигателя с помощью клапанных коробок. На эжекторных коробах был смонтирован механизм защиты двигателя от попадания воды. Внутри короба устанавливались эжекционные сопла, водяные радиаторы системы охлаждения двигателя и масляный радиатор системы смазки двигателя.

Между моторной перегородкой и двигателем устанавливались: редуктор привода масляного насоса гидросистемы пневматической подвески, вентилятор системы охлаждения генератора. С левой стороны у моторной перегородки размещался масляный бак с подогревателем и отопитель. Над двигателем у моторной перегородки устанавливался расширительный бачок системы охлаждения двигателя. С правой стороны у моторной перегородки располагался воздухоочиститель с воздухозаборником и клапаном. Кроме того, в МТО размещались два топливных бака, а также маслозакачивающие насосы, термоизвещатели и распылители системы ППО, аппаратура системы ТДА, масляный бачок гидросистемы пневматической подвески, трубопроводы и тяги приводов управления. На крыше МТО устанавливался вытяжной вентилятор с обратным клапаном.

Машина имела на вооружении 73-мм гладкоствольное орудие ТКБ-04 («Гром»), один 7,62-мм пулемет ПКТ, спаренный с орудием, и три 7,62-мм пулемета ПКТ и ПК, монтировавшиеся в шаровых установках в носовой части корпуса, а также пусковую установку для управляемых ракет ПТРК «Малютка». Высота линии огня орудия составляла от 1360 до 1710 мм (в зависимости от величины изменяемого клиренса), передних пулеметов — от 910 до 1260 мм.

При стрельбе из орудия и спаренного пулемета использовался комбинированный бесподсветочный (дневной и ночной) прицел ПКБ-62. Углы вертикальной наводки спаренной установки составляли от — 3° до +20°. Наводка спаренной установки на цель осуществлялась с помощью электромоторных приводов (аппаратура «Кристалл»), Наибольшая прицельная дальность стрельбы составляла 1300 м, дальность прямого выстрела — 800 м.

Каждая пулеметная установка, располагавшаяся в носовой части корпуса машины, состояла из станка с шаровой опорой, комбинированного перископического смотрового прибора с прицелом, располагавшегося на крыше корпуса, и деталей кинематической связи прибора с пулеметом, обеспечивавших ведение прицельной стрельбы. Конструкция пулеметной установки была заимствована у опытной БМП «Объект 914». Углы наводки передних пулеметов составляли: по горизонту в секторе 35°, по вертикали — от -3° до + 15°.

В боекомплект к орудию входило 40 активно-реактивных выстрелов, из которых 27 находились в механизме заряжания, установленного в кормовой нише башни. Механизм заряжания — полуавтоматический. Он представлял собой замкнутый трубный транспортер с цепным досылателем и электрооборудованием автоматики. Кроме того, в машине укладывались 4000 патронов к пулеметам, две управляемые ракеты ПТРК «Малютка», 10 ручных гранат. Ф-1 и сигнальный пистолет с 10 сигнальными патронами.


Схема обстрела из пулеметного вооружения БМД «Объект 915» (первый вариант), 1964 г.


Конструкторским бюро завода также был проработан вариант размещения в башне вместо 73-мм орудия двух спаренных 14,5-мм пулеметов КПВТ и пусковой установки для управляемых ракет ПТРК «Малютка».

Сварной герметичный броневой корпус предполагалось изготавливать из нового, более прочного, алюминиевого сплава АБТ-101 вместо сплава Д-20, примененного ранее в опытном легком танке «Объект 906», а башню — из стальных броневых листов. Лоб корпуса и башни обеспечивал защиту от 14,5-мм бронебойных пуль с любой дистанции, борт корпуса — от 7,62-мм пуль с дистанции 400 м. Масса броневого алюминиевого корпуса БМД «Объект 915» должна была составлять 1,5 т вместо 2,0 т для равноценного по пулестойкости стального корпуса. Заводом была предусмотрена и возможность изготовления корпуса машины из броневой стали марки 2П, при этом масса корпуса возрастала до 2,5 т. Однако улучшалась соответственно и броневая защита машины, которая обеспечивала защиту верхней и нижней лобовой проекции от бронебойной пули калибра 14,5 мм и бортовой проекции от бронебойной пули калибра 7,62 с дистанции 150–200 м.

Лобовой и бортовые листы башни образовывали конус с переменным углом наклона образующих. Конструкция башни была аналогична башне легкого опытного танка «Объект 911Б». В передней части башни вваривалась рамка, отлитая из специальной стали, в которой имелись амбразура и гнезда для крепления орудия. Амбразура была прикрыта броневой маской. На крыше башни имелись: слева — люк командира машины, отверстия под установку прицела и шахты смотровых приборов, справа — вырез под установку вращающейся башенки с люком механика-водителя. Кормовая часть башни имела съемный лист для установки механизма заряжания. Башня устанавливалась на шаровой опоре с алюминиевым погоном и пластмассовыми шарами.

Машину предполагалось оснастить системами ПАЗ, ППО и ТДА. В системе ПАЗ использовались аппаратура «Электрон-2» и фильтровентиляционная установка с роторным вентилятором и фильтром ФПТ-100.

В МТО устанавливался многотопливный четырехтактный шестицилиндровый V-образный дизель УТД-20А мощностью 184 кВт (250 л.с.) при частоте вращения коленчатого вала двигателя 2500 об/мин с эжекционной системой охлаждения. Пуск двигателя (основной способ) осуществлялся с помощью стартера СТ-713 мощностью 17,7 кВт (24л.с.) или сжатого воздуха (вспомогательный способ) из десятилитрового воздушного баллона. Для облегчения пуска двигателя в условиях низких температур окружающего воздуха использовался подогреватель, котел которого устанавливался в масляном баке системы смазки двигателя. Общая емкость четырех топливных баков составляла 400 л, в том числе средних — 250 л и кормовых — 150 л. Расчетный запас хода машины по шоссе оставлял 500 км.


Опытный легкий авиадесантируемый танк «Объект 911 Б», 1963 г.


Схема ходовой части БМД «Объект 915» (первый вариант), 1964 г.


В системе воздухоочистки использовался бескассетный воздухоочиститель циклонного типа с эжекционным удалением пыли.

Впервые эжекционная система охлаждения двигателя была выполнена с обеспечением слива из эжекционного короба попавшей в него воды. В БМД «Объект 915» поток газов был направлен не вверх, как в других машинах с эжекционными системами, а вниз за корму, на гусеницы, что исключало попадание выхлопных газов в зону расположения экипажа при неблагоприятном направлении ветра. Кроме того, выбранное направление потока газов сбивало пыль, поднимаемую гусеницами. Эжектор был встроен в корпус, являясь его неотъемлемой частью, благодаря чему достигалась экономия массы машины.

В блоке с двигателем была смонтирована механическая трансмиссия, состоявшая из однодискового главного фрикциона сухого трения, трехступенчатой коробки передач с независимым реверсивным приводом к водометам, двух бортовых фрикционов и двух планетарных соосных бортовых редукторов. Расчетная максимальная скорость движения по шоссе составляла 65 км/ч. В агрегатах и узлах трансмиссии были широко использованы магниевые и алюминиевые сплавы в литых и прессованных деталях.

Для управления механизмом поворота имелось рулевое устройство.

В ходовой части применялись независимая регулируемая пневматическая подвеска, гидравлические механизмы натяжения гусениц, система изменения клиренса с 450 мм до 100 мм, 12 двускатных опорных катков диаметром 500 мм с наружной амортизацией и дисками из алюминиевого сплава (на макете в отличие от проекта были установлены односкатные опорные катки), шесть однорядных поддерживающих катков и гусеницы с ОМШ с борированными пальцами и цевочным зацеплением с ведущими колесами. Среднее давление на грунт составляло 0,045 МПа (0,46 кгс/см2).

Пневматическая подвеска состояла из 12 узлов, каждый из которых включал в себя пневматическую рессору, гидравлический амортизатор, рычаг, балансир и ограничитель хода катка, выполненный в виде упора с резиновой подушкой. Подрессоривание опорного катка осуществлялось пневматической рессорой с передачей усилия на упругий элемент (инертный газ азот) через рабочую жидкость (смесь трансформаторного и турбинного масел (50x50 %). Специальная гидравлическая система позволяла изменять количество рабочей жидкости во всех пневморессорах и, тем самым, регулировать клиренс и общую высоту машины, а при десантировании парашютным способом или движении на плаву — поднимать опорные катки вверх, исключая их повреждение при приземлении или уменьшая сопротивление движению на воде. Управление изменением клиренса и натяжением гусениц осуществлялось дистанционно с кнопочного пульта управления.

Конструкция такой пневматической подвески была опробована ВгТЗ на изготовленных ранее опытных легких танках «Объект 906Б», «Объект 911Б» и опытной БМП «Объект 911».

Для движения на плаву использовались два водомета с подводным расположением патрубков выброса воды и гидравлической системой управления заслонками, которая являлась составляющей частью общей гидросистемы. Расчетная максимальная скорость движения на плаву составляла 12 км/ч. Запас плавучести (60 %) позволял дополнительно перевозить груз до 2 т.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 26 В. В качестве источников электроэнергии использовались две аккумуляторные батареи 12СТ-70, общей емкостью 140 А-ч и генератор ВГ-7500 мощностью 9 кВт. Для внешней радиосвязи устанавливалась радиостанция Р-123, для внутренней — танковое переговорное устройство ТПУ Р-124 на три абонента.

При десантировании масса машины снижалась до 6 т за счет неполной укладки боекомплекта (только 27 выстрелов в механизме заряжания), неполной заправки топливом (250 л) и отсутствия экипажа.

Окончание следует

120-мм буксируемый казнозарядный миномет «НОНА-М1»

Семен Федосеев

Окончание. Начало см. в «ТиВ» № 5/2008 г.

Материал подготовлен при содействии 25 Отдела им. А.Г. Новожилова ФГУП «ЦНИИТОЧМАШ»

Использованы фото ФГУП «ЦНИИТОЧМАШ» и из архива редакции


120-мм буксируемый нарезной полуавтоматический казнозарядный миномет 2Б-23 предназначен для вооружения мотострелковых подразделений Сухопутных войск (минометные батареи мотострелковых батальонов) и парашютно-десантных подразделений ВДВ. Миномет буксируется армейскими автомобилями с расчетом и боеприпасами, десантируется парашютным способом на штатных парашютных платформах ВДВ.

Миномет обеспечивает поражение различных целей: живой силы противника (в том числе — в средствах индивидуальной бронезащиты); его огневых средств, расположенных открыто и находящихся в неперекрытых укрытиях полевого типа, на крутых обратных скатах высот, в глубокихлощинах, в ущельях, лесах; открыто расположенных бронированных объектов легкого класса по весу (БМП, БТР, БРМ, самоходные ракетные комплексы); командно-наблюдательных и наблюдательных пунктов мотопехотных (пехотных) подразделений; отделений (взводов) 81-120-мм буксируемых и самоходных минометов; разрушение окопов, траншей, ходов сообщения и легких деревоземляных сооружений.

2Б-23 может вести огонь с закрытых огневых позиций как подготовленных, так и неподготовленных, имеющих различный характер грунта (в том числе на болотистых и мягких грунтах с соответствующим оборудованием огневых позиций), в любое время года и суток.

В батальонах Сухопутных войск новый миномет должен заменять старый заслуженный 120-мм миномет ПМ-38 (полковой миномет обр. 1938 г. и его модификации). Десантники же пока планируют использовать миномет 2Б-23 для обучения расчетов самоходных орудий «Нона-С». Однако переброска миномета транспортным вертолетом вместе с тягачом, боекомплектом и расчетом может обеспечить боевое применение «Ноны-Ml» и в ВДВ. В сочетании с возможностью буксирования легкими автомобилями и выбора позиции на резкопересеченной местности это делает миномет интересным и для горных мотострелковых подразделений.

Любопытно, что миномет 2Б-23 заинтересовал и МЧС: сравнительно легкое орудие, доставляемое вертолетом, ведущее огонь под большими углами возвышения с достаточно хорошей меткостью стрельбы и могуществом боеприпаса, может оказаться весьма полезным в борьбе с лавинами и ледяными заторами.



Миномет 2Б-23 в положении для стрельбы на колесах (при большом угле возвышения).


Устройство миномета

Миномет выполнен по жесткой схеме с поглощением силы отдачи грунтом через опорную плиту. Миномет состоит из пяти частей: ствольная часть, рама с казенником, двунога-лафет с колесным ходом, опорная плита, прицел МПМ-44М.

Ствольная часть состоит из ствола, обоймы, стопора, затвора, удержника, шворневой лапы. Ствол представляет собой трубу с нарезным каналом, в казенной части он имеет цилиндрическую камору и обтюрирующий скат. Нарезная часть ствола имеет 40 нарезов постоянной крутизны. Начало нарезов в казенной части имеет заходы в виде скосов на боковых гранях полей нарезов — эти заходы облегчают введение в нарезы выступов на ведущем пояске снаряда при заряжании. На дульной части ствола крепится шворневая лапа для сцепления миномета с автомобилем и для удобства перекатывания миномета силами расчета, а на казенной части — обойма, служащая для соединения ствольной части с казенником, а также для крепления затвора и удержника. Стопор служит для крепления затвора на обойме, обеспечения разворота затвора при его закрывании и открывании, а также фиксации в открытом положении. Ствольная часть шарнирно соединена с рамой с казенником и совместно с ней устанавливается шаровой опорой в опорную плиту.

Затвор в орудиях семейства «Нона» представляет собой, пожалуй, наиболее оригинальный узел. Во взаимодействии с рамой и казенником он обеспечивает окончательное досылание выстрела в канал ствола, закрывание и запирание канала ствола и производство выстрела. Затвор состоит из скалки, рамы с обтюратором, бойка, механизма возврата бойка и механизма блокировки бойка. Упруго-пластический обтюратор типа Банжа состоит из подушки (армированная проволокой асбестовая оболочка, заполненная резиновой массой и обжатая в дискообразную форму), переднего и заднего разрезных колец, двух центральных колец, шести малых колец и шести втулок. Положение бойка в затворе, в отличие от ранних орудий «Нона», мало зависит от состояния обтюратора, а точнее — от температурных изменений размеров подушки обтюратора. Это упрощает расчету регулировку и обслуживание орудия (миномета). Однако для надежной обтюрации пороховых газов при выстреле подушка обтюратора должна плотно прилегать к обтюраторному скату ствола. Такое плотное прилегание обеспечивается подбором дисков обтюратора различной толщины из группового комплекта ЗИП.

Рама с казенником объединяет в единое целое ствольную часть, опорную плиту и двуногу-лафет с колесным ходом и состоит из следующих частей: ложа, в котором крепится ствол и которое соединено с рамой цапфами; рамы с закрепленными на ней стопором и штангой; толкателя; вертлюга с укрепленным на нем кронштейном прицела; казенника, к которому прикреплены упор плиты, педаль, спусковой рычаг, кронштейн и упор.


Дульная часть ствола миномета со шворневой лапой. Хорошо видны нарезы в канале ствола.


Минометы 2Б-23 в положении для заряжания.


В конце поворота ствольной части затвор оказывается отведенным влево и освобождает линию досылания.



Двунога-лафет при положении миномета для стрельбы с опорой на сошники: слева — с надетыми колесами, справа — со снятыми колесами (с увеличенной шириной колеи).


Укрепленный в ложе ствол для заряжания поворачивается в вертикальной плоскости. Для уменьшения воздействия сил отдачи при выстреле на двуногу-лафет и прицел на раме с казенником установлены пружинные амортизаторы. Механизм открывания включает боевую плитку с выступом для стопорения ствола в запертом положении. В боевой плитке размещен ударный механизм, предназначенный для производства удара по бойку и включающий ударник и боевую пружину. Спусковой механизм приводится в действие поворачивающимся рычагом.

Двунога-лафет с торсионной подвеской колесного хода соединена с рамой быстроразъемным соединением. На оси двуноги-лафета размещены механизмы наведения, обеспечивающие придание ствольной части заданных углов вертикального и горизонтального наведения. Механизм наведения имеет возможность перемещения по оси в результате взаимодействия шестерни (получающей вращение от рукоятки через червячный привод) с зубчатой рейкой, нарезанной на одном из шлицев оси. Имеется также механизм горизонтирования. Винтовой подъемный механизм с двойным винтом смонтирован на каретке двуноги-лафета. Внутрь оси вставлены две штанги, на концах которых закреплены сошники, а в штанги вставлены оси с балансирами, на которых закреплены колеса. Балансиры соединены с торсионами.

К существенным особенностям двуноги-лафета следует отнести переменную ширину хода: за счет горизонтального перемещения штанг можно менять ширину колеи и тем самым приспосабливать миномет к буксированию различными автомобилями. Стрельба из миномета может вестись как с надетыми колесами, так и со снятыми. Последний вид стрельбы считается основным, при этом ось колесного хода поворачивается так, чтобы опоры сошников встали на грунт.

Сварная опорная плита, как и в любом миномете, предназначена для передачи на грунт действия отдачи при выстреле и обеспечения устойчивости миномета при стрельбе. Используемая в настоящее время опорная плита представляет собой плиту для миномета комплекса 2С12 («Сани») с тремя сошниками и наваренным на нее дополнительным кольцом. Поворотный вкладыш обеспечивает горизонтальное наведение миномета в пределах 360° (с перестановкой двуноги-лафета). Плита имеет шесть ручек для переноски.

2Б-23 снабжен съемным электрооборудованием. При буксировании миномета оно служит для передачи сигналов от автомобиля на габаритные огни миномета, указатели поворота и торможения.

Всего конструкция миномета 2Б-23 включает 343 детали. Масса миномета в боевом положении составляет около 420 кг, в походном — 514 кг. Для сравнения: 120-мм полковые минометы обр. 1938 г. и обр. 1943 г. имели массу в боевом положении около 275 кг, а в походном — 560 кг.

Оптический минометный прицел МПМ-44М представляет собой модификацию стандартного, давно знакомого войсковым артиллеристам минометного прицела. Он состоит из визира и механизма наведения (угломерный механизм и механизм углов возвышения), устанавливается на кронштейн прицела или на стойку прицела. Прицел имеет кратность увеличения 2,55х, поле зрения 9", диапазон измеряемых с его помощью углов (в тысячных) в горизонтальной плоскости — 60–00, в вертикальной плоскости — от 6-50 до 15–00. Цена деления шкал угломера и механизма углов возвышения (в тысячных): грубых — 1-00, точных — 0-01. Сетка прицела кроме перекрестия включает коллиматорную шкалу. Она используется в случае применения прицела в комплекте с орудийным коллиматором К-1 (когда нет удаленных и хорошо видимых точек наводки).

Для грубой наводки прицела на точку наводки или цель могут использоваться мушка и прорезь с левой стороны корпуса визира прицела. Для освещения сетки, шкал грубой и точной наводки, уровней прицела МПМ-44М, коллиматора К-1 применяется прибор ЛУЧ-ПМ2М.


Миномет 2Б-23 в положении для заряжания:

1 — ствольная часть; 2 — двунога-лафет с колесным ходом; 3 — стойка прицела; 4 — прицел МПМ-44М; 5- кронштейн прицела; 6 — шпонка; 7 — рама с казенником; 8 — штанга; 9 — ручка; 10 — затвор; 11 — тросик; 12 — шнур с карабином; 13 — скоба; 14 — опорная плита; 15 — упор; 16–18 — рукоятки; А — упор.


Прицел МПМ-44М, установленный на миномет 2Б-23.


Опорная плита миномета, опущенная на грунт.


Миномет 2Б-23, подготовленный к буксированию.


Для управления огнем батарей минометов 2Б-23 используются штатные средства управления огнем наземной артиллерии. Подобное применение получат и перспективные разработки. Можно сказать даже, что эффективное использование возможностей минометов 2Б-23 (увеличенная дальность стрельбы и лучшая, чем у гладкоствольных минометов кучность, возможность быстрого открытия огня и широкий диапазон применяемых боеприпасов) требует модернизации комплекса средств разведки и управления.

Для эксплуатации, технического обслуживания и ремонта предусмотрены комплекты ЗИП: одиночный — на каждый миномет, групповой — на шесть минометов, ремонтный — на 18 минометов.


Миномет 2Б-23 в боевом положении для стрельбы на малом угле возвышения.


Миномет 2Б-23 на позиции в боевом положении при угле возвышения 85°.


Миномет 2Б-23 на позиции в боевом положении при угле возвышения 40–42°.


Работа частей и механизмов миномета 2Б-23

Процесс заряжания миномета выглядит следующим образом. Для первого открывания затвора необходимо нажать ногой до упора педаль внизу миномета, при этом смещается назад боевая плитка, и ствольная часть освобождается. Для приведения ствольной части в положение для заряжания ее нужно потянуть за ручку. Повороту ствольной части относительно рамы с казенником способствует подпружиненный шток, действующий на бобышку ложи в направлении, перпендикулярном оси канала ствола, а также положение центра масс ствольной части впереди и выше оси цапф. При повороте ствольной части штанга с тягой, соединенная со скалкой затвора, перемещает затвор назад, при этом ролик стопора, взаимодействуя с фигурным пазом, в процессе продольного перемещения затвора поворачивает затвор влево-вниз. В конце поворота затвор фиксируется. В результате ствольная часть находится в положение для заряжания, линия заряжания свободна, удержник опущен. При открытом затворе, кстати, удержник можно вручную зафиксировать в поднятом положении — например, чтобы не выломать его банником при чистке ствола.

Боеприпасы перед заряжанием готовятся аналогично орудию 2С9 «Нона-С». Собранный выстрел вручную вводится с казенной части в канал ствола за удержник. При упоре выступа на пояске снаряда в заход нареза ствола заряжающий немного поворачивает снаряд до совпадения выступов с нарезами. При досылке оживалъная часть снаряда или мины приподнимает удержник, тот пропускает выстрел и после досылания выстрела опускается вниз и удерживает выстрел в стволе от выпадания. После этого расчет энергично опускает ствольную часть за ручки вниз, при этом штанга за скалку тянет затвор вперед, а затвор за счет взаимодействия ролика с фигурным пазом поворачивается на линию досылания и, продолжая движение вперед, окончательно досылает выстрел в ствол.

В конце движения затвор кольцом и обтюратором поднимает удержник. В конце поворота ствольной части затвор утапливает боевую плитку, которая в крайнем нижнем положении стопорит ствол в запертом положении. Миномет готов к выстрелу.

Выстрел производится с помощью спускового шнура, пропущенного через отверстие кронштейна и закрепленного на рычаге спускового механизма. При натягивании шнура рычаг с взводом поворачивается, ударник перемещается назад и вместе с движущимся вперед патрубком сжимает боевую пружину. При дальнейшем повороте рычага происходит спуск ударноспускового механизма, ударник с наконечником под действием боевой пружины идут вперед, ударяют по бойку, тот накалывает капсюль воспламенительного заряда выстрела. После накола капсюля боек под действием пружины и давления пороховых газов возвращается назад в исходное положение. Под действием отдачи миномет откатывается назад, передавая большую часть энергии отдачи опорной плите.

В конце выстрела, уже после вылета снаряда (мины) из канала ствола, ствольная часть вместе с рамой и казенником под действием упругих сил плиты и грунта накатываются вперед. При этом боевая плитка под действием собственной инерции стремится остаться на месте и, таким образом, движется относительно казенника назад. Это ее движение и используется для освобождения ствольной части. По окончании наката движение ствольной части вперед, положение ее центра масс (а без выстрела в казенной части он, как уже говорилось, находится впереди и выше цапф) и усилие подпружиненного штока страгивают ствольную часть с места и поворачивают в положение для заряжания. В этом и заключается работа «полуавтомата — ки» миномета. Дальнейшая работа механизмов и частей происходит так же, как и при первом открывании затвора. Если по каким-либо причинам (например, уплотнение грунта под опорной плитой и, как следствие, отсутствие его упругого действия и наката вперед) ствольная часть после выстрела не переводится в положение для заряжания, ее нужно перевести в это положение вручную, как это описано для первого заряжания.


Миномет 2Б-23 в разобранном для переноски состоянии (колеса от двуногли-лафета еще не отделены).


Схема загрузки миномета 2Б-23 с расчетом и боекомплектом в кузов грузового автомобиля.



Выстрелы для орудий семейства «Нона», включая миномет 2Б-23 (показаны с миной и снарядами в инертном снаряжении).


Расчет миномета 2Б-23 включает пять человек: командир, наводчик, замковый, заряжающий, установщик. К этому можно добавить водителя автомобиля, с той лишь поправкой, что буксируемый миномет 2Б-23 и его автомобиль-буксировщик не «привязаны» накрепко друг к другу. То есть автомобиль-буксировщик миномета при необходимости может использоваться для решения других задач, а в случае поражения автомобиля можно подцепить миномет к другому.

При буксировании автомобилем миномет зацепляют за крюк автомобиля шворневой лапой на ствольной части и страхуют цепью дульного чехла. При невозможности буксирования (например, на резко пересеченной местности) миномет можно без использования инструмента разобрать на 6 частей, каждая из которых по весу не превышает 100 кг. Для сравнения: масса ствола французского миномета МО-120-RT-61 составляет 114 кг, колесного лафета — 257 кг, опорной плиты — 190 кг.

Для разборки миномета на крупные части расчет переводит его в боевое положение, после этого ствольная часть отделяется от рамы с казенником, затем рама с казенником отделяется от двуноги-лафета и опорной плиты. При сборке на позиции сначала рама с казенником вставляется в плиту, затем присоединяется двунога-лафет с колесным ходом, ствольная часть соединяется с рамой с казенником. Разумеется, при таких размерах и массе частей расчет может переносить разобранный миномет только на небольшие расстояния и в несколько «ходок», либо с привлечением бойцов от поддерживаемого подразделения (особенно с учетом необходимости переноски боеприпасов). К разборке миномета (благо производится она быстро) расчет может прибегать и в случае большого заглубления опорной плиты в грунт. Тогда после разборки оставшаяся в грунте плита извлекается за трос с помощью автомобиля.

Для горных частей, также как и для воздушно-десантных, важна возможность переброски миномета с расчетом и боекомплектом транспортно-боевым вертолетом и высадки на небольшую площадку. Правда, горные войска и в настоящее время должны рассчитывать на такое испытанное средство транспорта, как вьючные лошади, а части разобранного миномета находятся «на пределе грузоподъемности» лошади для перевозки во вьюках в горах.


Немного о боеприпасах

Для стрельбы из миномета 2Б-23 («Нона-Ml») могут использоваться 120-мм выстрелы орудий семейства «Нона» с осколочно-фугасными снарядами с готовыми нарезами на ведущем пояске и с оперенными минами из боекомплекта 120-мм минометов. В этот перечень входят выстрелы:

— ЗВОФ54 с осколочно-фугасным снарядом ЗОФ49;

— ЗВОФ55 с активно-реактивным осколочно-фугасным снарядом 30ф50;

— ЗВОФ54-1 с осколочно-фугасным снарядом ЗОФ49 с взрывателем АР-5;

— 53-ВОФ-843Б и ЗВОФ79 с осколочно-фугасной миной ОФ-843Б;

— ЗВОФ57 и ЗВОФб9 с осколочно- фугасной миной ЗОФЗб;

— 53-ВД-843 с дымовой миной Д-843;

— ЗВС24 с осветительной миной ЗС9;

— 3B34 с зажигательной миной;

— ЗВД16 и ЗВД17 с дымо-курящей миной ЗД14.

Могут применяться и оперенные мины зарубежного производства к 120-мм минометам.

К орудиям семейства «Нона» разработаны и новые боеприпасы. Для повышения эффективности осколочного действия в одном из новых снарядов реализованы более равномерная дроблимость корпуса и повышенная до 2500 м/с скорость разлета осколков. Выстрелы с новыми снарядами могут войти и в боекомплект «Ноны-М1».

Возможно использование «Ноны-М1» в комплексе с управляемой 120-мм миной по типу мины комплекса «Грань». Но пока доработки мины для стрельбы из нарезного миномета и опытов такой стрельбы, насколько известно, не проводили.


Режим огня миномета 2Б-23
Время, мин Выстрелов
Предельный на полном заряде выстрелом с ОФС ЗОФ49 Предельный на дальнобойном заряде выстрелом с миной 53-ОФ-843Б Рекомендуемый для реализации в войсковой практике на полном заряде выстрелом с ОФС ЗОФ49 и на дальнобойном заряде выстрелом с миной 53-ОФ-843Б
1 - - 7
3 21 20 20
5 - - 23
10 - - 28
15 - - 33
30 56 61 50
60 86 97 80

Схема 120-мм миномета 2Б11 комплекса «Сани» в боевом положении и при перевозке в кузове грузового автомобиля:

7 — сошник; 2 — двунога; 3 — механизм горизонтирования; 4 — подъемный механизм; 5 — предохранитель от двойного заряжания; 6 — прицел; 7 — ствола; 8 — амортизатор; 9 — фиксатор; 10 — тележка колесного хода; 11 — колесо; 72 — тяга; 73 — обойма тяги; 74- опорная плита; 15 — казенник.


Тактико-технические характеристики миномета 2Б-23
Калибр, мм 120
Масса в боевом положении, кг 420±6
Масса в походном положении, кг 514+7
Максимальная дальность стрельбы, км:
— осколочно-фугасным снарядом 8.8
— осколочно-фугасным активно-реактивным снарядом 12,8
— осколочно-фугасной миной 7,2
Минимальная дальность стрельбы, км:
— осколочно-фугасным снарядом 1,7
— осколочно-фугасной миной 0,195
Показатели кучности стрельбы:
— Вдмакс 1/325 (ОФС ЗОФ49)
1/230 (ОФМ ОФ843Б)
— Вб/Хмзкс 1/1223 (ОФС ЗОФ49)
1/571 (ОФМ ОФ843Б)
Максимальная прицельная скорострельность
подготовленными выстрелами, выстр./мин:
— осколочно-фугасным снарядом 9
— осколочно-фугасной миной 11
Живучесть ствола, выстрелов 2500
Углы наведения по вертикали:
— без перестановки двуноги +42–66°
— с перестановкой двуноги +42–85°
Углы наведения по горизонтали: +-8
— с перестановкой двуноги и плиты при горизонтальном положении плиты 360°
Скорость наведения миномета:
— механизм вертикального наведения 15° за 30 с
— механизм горизонтального наведения 15° за 30 с
Время перехода из походного положения в боевое 0,5
и из боевого в походное, мин
Диаметр опорной плиты, мм 1180
Время разборки миномета на составные части, с 30
Время сборки миномета, с 30
Средства буксирования автомобили типа УАЗ-2966, ГАЭ-3308, «Урал-43206», КамАЭ-43501
Скорость буксирования по шоссе, км/ч до 80
Ширина колеи (мм) при использовании тягача:
— УАЗ-2966 1601
— ГАЭ-3308 1750
— «Урал-43206» 1900
Габариты миномета, мм
Боевое положение, угол возвышения 42°, мм:
— высота 2693
— длина 2950
Боевое положение, угол возвышения 85°, мм:
— высота 3699
— длина 2366
Походное положение при буксировании «Урал-43206», мм:
— высота 1305
— длина 3610
— ширина 2118
— клиренс 340
Расчет миномета, чел. 5

О других системах

120-мм миномет давно любим нашей армией. 120-мм полковой миномет обр. 1938 г., разработанный под руководством Б.И. Шавырина, стал одним из лучших образцов в период Второй мировой войны. Его модернизированный образец оставался на вооружении и после войны. В 1955 г. на вооружение был принят созданный Б.И. Шавыриным 120-мм миномет М-120, дальность стрельбы которого за счет использования дальнобойного заряда была увеличена с 5,7 до 7,17 км.

В конце 1960-х гг. 120-мм минометы в Советской армии были переданы из полкового звена в батальонное. Это заметно повышало огневые возможности батальонов, но одновременно потребовало от 120-мм минометов большей подвижности.

В ЦНИИ «Буревестник» под боекомплект М-120 был разработан облегченный 120-мм минометный комплекс «Сани», принятый на вооружение в 1979 г. под индексом 2С12. Комплекс включает миномет 2Б11, колесный ход 2Л81 и транспортную машину 2Ф510 на базе автомобиля ГАЗ-66-05. Миномет — дульнозарядный, выполнен по схеме мнимого треугольника, с отделяемым колесным ходом. Масса миномета в походном положении — 300 кг, в боевом положении — 210 кг. Масса ствола миномета 2Б11 — 74 кг, двуноги-лафета — 55 кг, опорной плиты-82 кг. Прицельные приспособления включают прицел МПМ-44-04, орудийный коллиматор К-1 и прибор ЛУЧ-ПМ2М.

«Возимый» характер миномета позволяет достичь высокой маршевой скорости — до 90 км/ч. Но это требует специально оборудованного автомобиля (лебедка, два мостка-аппарели, приспособления крепления миномета в кузове). С учетом перевозки в кузове автомобиля миномета, расчета из 5 человек, одиночного комплекта ЗИП, разместить на том же автомобиле можно лишь небольшую часть боекомплекта. Так что для перевозки боеприпасов требуется отдельная машина. Скорость буксирования за автомобилем по шоссе — 60 км/ч (на дальность не более 30 км), а по пересеченной местности при смене огневых позиций в сцепке за тягачом — не более 20 км/ч (на дальность до 5-10 км).


Автомобиль «Граулер» в качестве буксировщика миномета типа 2R2M с боекомплектом.


Французский миномет МО-120-RT-61 в положении для стрельбы.


Французская батарея MO-120-RT-61 (F.1) на позиции. Операция «Буря в пустыне», 1991 г.

Обратите внимание на подставку для заряжающего (на фото справа от минометов), необходимую для подъема выстрела при заряжании. Боевая скорострельность миномета при этом оказывается ниже заявленной фирмой-разработчиком.


Разумеется, каждому комплексу свойственны свои достоинства и недостатки. Миномет 2Б11 в боевом положении легче и компактнее, нежели 2Б-23, несколько выше его боевая скорострельность. Но стоит учесть большую дальность и большее могущество нарезного снаряда по сравнению с оперенной миной равного калибра, что в сочетании с лучшей точностью и кучностью дает значительно большую эффективность поражения различных целей. Создатели 2Б-23 указывают и на ряд особенностей работы расчета на поле боя. Конечно, укрытие для более компактного 2Б11 готовится быстрее. Но в процессе самой стрельбы из-за укрытия расчет казнозарядного миномета подвергается меньшей опасности поражения огнем противника, нежели у дульнозарядного (когда заряжающему нужно поднимать мину выше дульного среза миномета). При интенсивной стрельбе в дульнозарядном миномете высока опасность двойного заряжания (разумеется, в комплект миномета входит достаточно эффективный предохранитель от двойного заряжания, но и он не всегда спасает от этого), которая в казнозарядной системе исключена.

Наиболее близким зарубежным аналогом миномета 2Б-23 можно считать развитие французского M0-I20-RT-61 (F.1) — 120-мм нарезной миномет 2R2M, разработанный французской компанией «Томсон Брандт Армамент» (позже — «Томсон» — DASA, или TDA). Миномет 2R2M (2R — Rifle Recoiled, 2М — Mounted Mortar, «нарезной миномет с откатом, на установке») был поначалу представлен как основа самоходной минометной системы на колесном или гусеничном шасси. Однако в 2000 г. TDA продемонстрировала и буксируемый его вариант. Тогда же его испытал Корпус морской пехоты США. Характерно, что стрельба на этих испытаниях велась как нарезными снарядами, так и оперенными 120-мм минами. Этот опытный миномет под названием «Дрэгонфайр» был в 2001 г. показан в учебном центре американской армии в Форт-Бенниг, а также на выставке «Еуросатори». 2R2M сохранил дульнозарядную схему, поэтому длина его ствола ограничена, хотя миномет и в самоходном, и в буксируемом варианте оснащен специальным гидравлическим механизмом заряжания. В сочетании с подачей выстрелов из бункера, дистанционно управляемыми приводами наведения и автоматизированной системой разведки целей и управления огнем, это позволяет использовать буксируемые минометы, установленные на позиции как автоматизированный, дистанционно управляемый комплекс. Но возможно и использование 2R2M и как обычного миномета. Рассматривается возможность применения кассетной мины, управляемой мины типа «Стрикс» или другой модели.

Стоит отметить, что фактический провал британского проекта 81-мм управляемой мины «Мерлин» способствовал усилению внимания к 120-мм минометам. И в калибре 120 мм достигнут больший успех — примерами могут служить та же шведская мина «Стрикс», германская «Буссард», американо-германская ХМ935, французская «Ассед» (с самонаводящимися боевыми элементами). Как вариант тягача для буксируемого 2R2M был представлен легкий джип «Граулер» (созданный на основе агрегатов старого джипа М151). «Граулер»(вотличие от штатного армейского джипа HMMWV) вместе с минометом, расчетом и боекомплектом может перебрасываться самолетом MV-22 с вертикальным взлетом и посадкой.

Любопытным свидетельством растущего за рубежом интереса к высокоподвижным и «дальнобойным» 120-мм минометам можно считать также сингапурскую разработку — «ударный» автомобиль «Спайдер», представляющий собой легкий открытый джип с установленным на нем длинноствольным 120-мм минометом, быстро опускаемым с кормы на грунт для стрельбы и также быстро «забрасываемым» обратно в кузов.


Литература и источники

1. 120~мм буксируемый нарезной полуавтоматический казнозарядный миномет 2Б-23. Руководство по эксплуатации.

2. Вооружение и техника: Справочник. — М., Воениздат, 1982.

3. Новое в военной технике. — М., Воениздат, 1958

4. Biass Е., Gander J. Mobile Mortars to Shoot and Scoot // Armada International. — 2001, № 4.

5. Hogg I. Infantry Support Weapon. -London, Greenhile Books, 1995.

6. Mortars are Back // Military Technology. — 2002, № 10.


Тяжелый танк Т-10М.

Отечественные бронированные машины 1945–1965 гг

М. В. Павлов, кандидат технических наук, старший научный сотрудник И.В. Павлов, ведущий конструктор.

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ»№ 5/2008 г.

Глава 1. Танки

Краткая история и основные направления развития

Советские танки рассматриваемого периода относятся к первому послевоенному поколению. Они создавались и совершенствовались на основе существовавшей военной доктрины, опыта танкостроения и боевого применения бронетанковых и механизированных войск Красной Армии в годы Великой Отечественной войны, а также с учетом последних достижений науки и техники и опыта войсковых учений. При этом принимался во внимание уровень развития зарубежных танков, в первую очередь — в США и Великобритании. В то же время на разработку конструкций танков этого поколения большое влияние оказало появление и интенсивное развитие ядерного и противотанкового управляемого оружия.

В первом послевоенном периоде в нашей стране оставалась неизменной существовавшая во время войны классификация танков по величине их боевой массы на легкие, средние и тяжелые. Легкими считались танки массой до 20 т, средними — до 40 т, тяжелыми — свыше 40 т. При этом для конструкторов в начале 1950-х гг. были установлены жесткие ограничения по величине максимально допустимой боевой массы для каждого типа разрабатываемых машин. Так, масса среднего танка не должна была превышать 36 т, а тяжелого танка — 50 т. Введение этих ограничений связывалось, в первую очередь, с грузоподъемностью существовавших в то время железнодорожных платформ и мостов на вероятных театрах военных действий, но не менее важными были и другие причины, в том числе и экономические.

В конце 1960-х гг. все более широкое распространение стала получать классификация танков по назначению. Однако и при этом боевая масса танка оставалась одной из основных определяющих характеристик, так как она непосредственно была связана не только с вопросами экономики, но и боевого применения танков.

Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы проводились по созданию новых танков всех типов. В конце Великой Отечественной войны кроме обычных задач, решаемых танками в наступлении и обороне, одной из важных задач для тяжелых танков стала борьба с танками противника, поэтому в первом послевоенном периоде средние и тяжелые танки разрабатывались с учетом возможности их использования в качестве мощного противотанкового средства. При этом сохранялась выработанная в годы войны тенденция — создавать основное оружие танков для надежного поражения лобовой брони однотипных танков противника, а броневую защиту собственных танков разрабатывать с учетом эффективности зарубежных танковых пушек и могущества действия их снарядов. Легкий плавающий танк создавался, прежде всего, как разведывательный танк, хотя мог использоваться при высадке морского десанта и для выполнения других специальных задач.

Анализ основных направлений развития советского и зарубежного танкостроения, а также боевого применения танков в годы Великой Отечественной войны показал, что для сохранения достигнутого превосходства советских средних и тяжелых танков над однотипными иностранными танками конструкторам предстояло решить целый ряд сложных технических задач, связанных с повышением основных боевых свойств танков. При этом требовалось также учитывать степень совершенства управления войсками (например, организацию движения танков на марше или проведения учебных и боевых стрельб), физическое состояние и обученность личного состава.


Тяжелый танк Т-10 на испытаниях.


В области повышения огневой мощи ставилась задача значительно увеличить могущество действия снарядов по цели, вероятности обнаружения цели на поле боя и попадания снаряда в цель, улучшить маневренность огня и повысить боевую скорострельность. Одновременно требовалось уменьшить время на открытие огня, улучшить условия обитаемости экипажа в танке, обеспечить неуязвимость основного оружия от стрелково-пулеметного огня противника и вооружить танки ракетным или комбинированным (ракетнопушечным) оружием.

Могущество действия по цели бронебойно-подкалиберного снаряда зависело от его калибра, конструкции и кинетической энергии. В результате проведения НИОКР калибр орудия среднего танка увеличился с 85 до 115 мм, а опытных тяжелых танков — со 122 до 130мм. На средних танках впервые в мировом танкостроении был осуществлен переход от нарезных к гладкоствольным танковым пушкам. При одинаковом калибре гладкоствольные пушки по сравнению с нарезными имели более высокие показатели бронепробиваемости и дальности прямого выстрела бронебойно-подкалиберных оперенных стреловидных снарядов. Одновременно совершенствовались конструкции кумулятивных и осколочно-фугасных снарядов танковых пушек.

Для увеличения вероятностей обнаружения цели и попадания в нее снаряда были проведены работы по совершенствованию системы управления огнем и улучшению обзорности из танка. В первом послевоенном периоде были созданы танковые оптические прицелы с переменной кратностью увеличения, а также со стабилизированной в двух плоскостях линией прицеливания. К началу 1960-х гг. разработали и установили на всех находившихся в производстве танках двухплоскостные стабилизаторы основного оружия, инфракрасные приборы и прицелы ночного видения. На средних и тяжелых танках ввели систему командирского целеуказания наводчику. На легких танках необходимости в такой системе не было, так как командир танка одновременно являлся наводчиком орудия. Продолжались работы по созданию танковых оптических, радиолокационных дальномеров и прицел-дальномеров для средних и тяжелых танков.

В связи с увеличением калибра танкового орудия большое внимание уделялось вопросам маневренности огня и боевой скорострельности. Для танков создавались электромеханические, гидравлические и комбинированные силовые приводы наводки орудия. Для повышения боевой скорострельности были разработаны и установлены в танках досылатели артиллерийского выстрела различного типа, механизированные боеукладки и механизмы заряжания пушки. Одновременно велись работы по снижению загазованности боевого отделения при стрельбе путем использования эжектора 8* или системы продувки канала ствола пушки сжатым воздухом после выстрела, установки нагнетателя для создания избыточного давления в обитаемых отделениях и применения механизма выброса стреляных гильз из танка. Применение баков-стеллажей 9* на средних танках Т-55 и Т-62 способствовало увеличению боекомплекта к пушке по сравнению с боекомплектом к пушке танка Т-54 соответственно на 9 и 6 выстрелов. Учитывая опыт Великой Отечественной войны, на всех серийных тяжелых танках и среднем танке Т-54 для ведения огня по воздушным целям устанавливался зенитный крупнокалиберный пулемет.

Поиски путей дальнейшего повышения огневой мощи танков привели к использованию на них управляемых ракет в качестве дополнительного оружия. Первоначально велись опытно-конструкторские работы по оснащению всех типов советских танков управляемыми ракетами с ручным наведением и расположением их снаружи башни. После проведения испытаний оттакой установки ракет отказались из-за их уязвимости от осколков и огня стрелкового оружия, а также возможности пуска и наведения ракеты только при стрельбе с места. В дальнейшем от использования управляемых ракет в качестве дополнительного оружия перешли к созданию танков с управляемым и неуправляемым ракетным оружием (истребителей танков), в которых ракетное оружие было основным.

К середине 1960-х гг. в результате проведения многочисленных научно-исследовательских работ была обоснована необходимость и возможность создания основного танка с комбинированным (ракетно-пушечным) оружием и мощной броневой защитой. Таким образом, вопрос о типе основного оружия танка решился в пользу гладкоствольной пушки с возможностью пуска управляемой ракеты через ее ствол. В эти годы закладывалось превосходство советских танков второго послевоенного поколения над однотипными зарубежными танками.

В области защищенности кроме традиционных мероприятий по совершенствованию броневой защиты, проводившихся в годы Великой Отечественной войны, велись работы по обеспечению защиты танков и экипажей от поражающих факторов ядерного оружия и ПТУР, появившихся на вооружении за рубежом. Разрабатывались и внедрялись новые броневые и противорадиационные материалы, конструкции броневых преград, противокумулятивных экранов, систем постановки аэрозольных (дымовых) завес, автоматических систем ППО и ПАЗ. Проводились исследования различных схем общей компоновки танков, позволявших осуществить размещение экипажа в бронированной капсуле.

В результате проведения большого количества НИОКР в рассматриваемом периоде были созданы танки с комбинированными броневыми преградами (танки «Объект 432» и «Объект 434»), корпусом и башней из броневого сплава на основе алюминия (легкий танк «Объект 906»), противокумулятивной экранной защитой ЗЭТ-1 (опытные средние танки Т-54, Т-55 и Т-62), системой пуска дымовых гранат (танк «Объект906»), автоматической системой ПАЗ (танки ПТ-76Б, Т-55, Т-55А, Т-62 и Т-10М), телевизионными приборами стрельбы и наблюдения, обеспечивавшими защиту органов зрения членов экипажа от прямого воздействия светового излучения ядерного взрыва. Кроме того, для уменьшения заметности танка на поле боя были разработаны механизм изменения клиренса машины и встроенное оборудование для самоокапывания. В этом же периоде были начаты работы по созданию активной и динамической защиты танков.

В конце первого послевоенного периода на всех танках стали использоваться автоматические системы ППО с более эффективным и значительно менее токсичным пожаротушащим составом. Если до середины 1950-х гг. в полуавтоматических и автоматических системах ППО применялись термоизвещатели и термозамыкатели, то к концу рассматриваемого периода все танковые системы ППО были автоматическими и имели унифицированные термодатчики ТД-1. В баллонах ППО вместо углекислоты стал применяться пожаротушащий состав «3,5», включавший бромистый этил, углекислоту и сжатый воздух. Для постановки дымовых (аэрозольных) завес все серийные танки с 1958 г. оснащались встроенной термодымовой аппаратурой многократного действия.

В области повышения подвижности отечественным конструкторам в соответствии с новыми оперативно-тактическими требованиями удалось увеличить средние скорости движения и запас хода танков, улучшить их маневренность и проходимость, а для легких танков — обеспечить плавучесть и авиатранспортабельность. Скорости движения, маневренность и запас хода во многом определялись мощностью, экономичностью, многотопливностью и приемистостью двигателя, возможностью его работы в различных климатических условиях, в горах, под водой и на местности, зараженной радиоактивными веществами.

На серийных средних и тяжелых танках в течение всего первого послевоенного периода продолжали устанавливать 1/-образные четырехтактные дизели типа В-2, т. е. модификации проверенного в боевых условиях танкового двигателя, и механические трансмиссии. На легком танке использовался дизель В-6 — однорядный с вертикальным расположением шести цилиндров двигатель из семейства дизелей В-2. Одновременно проводились НИОКР по созданию и применению на танках газотурбинных двигателей, двухтактных дизелей типа5ТД и четырехтактных форсированных дизелей типа В-2 и УТД.

Для увеличения запаса хода кроме создания более экономичного танкового двигателя усилия конструкторов были направлены на увеличение емкости топливных баков, расположенных внутри броневого корпуса, в том числе за счет использования баков-стеллажей, и совершенствование конструкций агрегатов трансмиссии и узлов ходовой части.

Большое внимание уделялось вопросам пуска дизеля при низких температурах. Во время Великой Отечественной войны в танковых войсках применялись различные средства и способы предварительного подогрева двигателей танков в зимних условиях, но все они не удовлетворяли требованиям по обеспечению постоянной боеготовности танков. Основными средствами, использовавшимися для подготовки к пуску двигателей, являлись стационарные и передвижные водомаслогрейки, танковые дровяные печи и перевозимые на танке индивидуальные подогреватели. В качестве вспомогательных средств пуска двигателя на американских, британских и немецких танках применялись устройства для разжижения масла бензином, для подогрева всасываемого воздуха в момент пуска двигателя, а также устройства для пуска двигателя с помощью впрыска эфира во впускной коллектор.

8* Эжектор танковой пушки-устройство для продувки канала ствола пушки после выстрела с отводом части пороховых газов из канала ствола в специальный резервуар (ресивер) и создания в нем давления для последующего удаления пороховых газов за счет отсасывания их через дульное отверстие пушки из боевого отделения в атмосферу.

9* Бак-стеллаж — размещаемый в обитаемом отделении танка топливный бак, в котором в изолированных гнездах могут укладываться снаряды, заряды или унитарные выстрелы пушки.


Средний танк Т-54.


Средний танк Т-55.


Средний танк Т-62.


На отечественных танках вспомогательные средства не применялись, так как пуск двигателя с помощью эфира был возможен только при прогретом двигателе и разжиженном бензином горячем масле, которое в этом случае теряло свои смазочные качества. Кроме того, впрыск эфира требовалось производить в точно дозированном количестве, соответствующем рабочему объему цилиндров двигателя, и при этом строго соблюдать дополнительные меры пожарной безопасности. Устройство подогрева поступающего в цилиндры двигателя воздуха в то время было несовершенным и не обеспечивало надежный безаварийный пуск двигателя.

Индивидуальные подогреватели (пародинамические, термосифонные, газовоздушные и типа «керогаз») применялись, в основном, для поддержания танков в боевой готовности на длительных стоянках при уже прогретом двигателе.

Поэтому ставилась задача — создать такой индивидуальный подогреватель, который составлял бы неотъемлемый агрегаттанка, имел бы мощный теплоисточник, был бы прост в изготовлении и обслуживании, приводился в действие за 2–3 мин без выхода экипажа из танка и обеспечивал прогрев двигателя при любых (практически возможных) низких температурах за время не более 30 мин.

В 1947 г. задача пуска танкового дизеля при низких температурах была успешно решена. В академии ВТ и MB был разработан танковый форсуночный подогреватель 10*, который с 1949 г. стал устанавливаться в танк Т-54. За разработку подогревателя и системы разогрева двигателя преподаватели академии В.М. Голосов и В.Г. Карпенко были удостоены Сталинской премии 3-ей степени. Различные модификации форсуночного подогревателя длительное время широко применялись на машинах с двигателями жидкостного охлаждения.

Новыми важными техническими решениями по повышению подвижности, реализованными в серийных танках, являлись применение планетарной коробки передач, планетарного механизма поворота типа «ЗК», гидросервоуправления агрегатами трансмиссии танка, индивидуальной пучковой торсионной подвески, гидроамортизаторов двухстороннего действия, гусениц с РМШ и водометов. На отечественных опытных танках были проведены испытания гидромеханических трансмиссий, автоматики переключения передач, планетарных бортовых коробок передач 11* с фрикционными устройствами, работающими в масле, электропневмосистем автоматизированного управления движением танка, двухпоточных механизмов передач и поворота, пневматических 12* и гидравлических подвесок, релаксационных гидроамортизаторов 13*, гидравлических механизмов натяжения гусениц, компенсирующих устройств и движителя с четырьмя гусеницами.

После войны была успешно решена задача преодоления танками водных преград 14* сходу в составе танковых частей и соединений. В 1950-х гг. средние и тяжелые танки стали оснащаться оборудованием для подводного вождения, а небольшая часть средних танков — навесными индивидуальными плавсредствами. Кроме того, на вооружение Советской Армии был принят легкий плавающий танк ПТ-76.

В 1953 г. был изготовлен макетный образец индивидуальных навесных плавсредств понтонного типа для среднего танка Т-54. Серийное производство плавсредств, принятых на вооружение под маркой ПСТ-54, было налажено в Харькове.

Для средних танков Т-54 и Т-55 в 1960-х гг. организовали производство модернизированных индивидуальных танковых плавсредств ПСТ-У, ПСТ-63 и ПСТ-64М. Они позволяли танкам форсировать водные преграды вплавь своим ходом со скоростью до 12 км/ч на расстояние 80-100 км при волнении моря до 5 баллов.

От известных в мировой практике зарубежных танковых индивидуальных плавсредств каркасного типа, увеличивавших водоизмещение, отечественные конструкции понтонного типа отличались тем, что они из-за небольшой высоты понтонов по сравнению с раздвижными чехлами обеспечивали возможность ведения стрельбы из танка при движении на плаву и большую живучесть. При выходе машины на берег во время высадки морского десанта плавсредства быстро отсоединялись с помощью дистанционного управления из танка без выхода экипажа. Плавсредства рассматривались как специальное оборудование однократного использования для форсирования танками широких рек и морских проливов.

Применение индивидуальных танковых навесных плавсредств помимо их высокой стоимости усложняло конструкцию машины и в то же время исключало постоянную готовность танка к действию на плаву. Кроме того, использование плавсредств значительно увеличивало тыловые подразделения, так как для перевозки одного комплекта ПСТ-63 требовалось два грузовых автомобиля с прицепами. Из-за весьма ограниченной перспективы применения навесные плавсредства для отечественных основных танков во втором послевоенном периоде уже не разрабатывались.

В 1960-х гг. в СССР были разработаны и испытаны экспериментальные образцы танковых каркасных плавсредств конструкции ВНИИ-100 (ВНИИТрансмаш). В связи с повышенной уязвимостью от огня противника они предназначались для оснащения танков второго атакующего эшелона, а также для тех случаев, когда при форсировании рек исключалась возможность использования ОПВТ или отсутствовала подготовленная оборона противника.

Проверялась возможность размещения герметизированного ограждения в двух вариантах — с установкой каркасного плавсредства по всему периметру танка или только в передней части машины перед башней. В последнем случае в кормовой части корпуса устанавливался съемный понтон объемом 1,5 м3. Запас плавучести 15* для первого варианта размещения плавсредства составлял 36 %, для второго варианта- 18 %. Тканевое ограждение, натягиваемое на трубчатый каркас плавсредства, изготавливалось из прорезиненного капрона. В передней стенке тканевого чехла было вмонтировано смотровое окно для механика-водителя.

10* Танковый форсуночный подогреватель — устройство для предпускового разогрева и поддержания в постоянной готовности к пуску танкового дизеля в условиях низких температур. Конструктивно включен в топливную систему и системы охлаждения и подогрева силовой установки. Нагретая в нем охлаждающая жидкость поступала в змеевик масляного бака и подогревала моторное масло до вязкости, при которой масляный насос мог подать его в масляную систему силовой установки.

11* Бортовые непланетарные коробки передач впервые появились на ромбовидных британских тяжелых танках Mkl — MkIV выпуска 1916–1917 гг. Они были дополнительными агрегатами к центральной коробке передач и поэтому переключение передач по сигналу механика-водителя производили два его помощника. При повороте танка в коробке передач со стороны одного борта вручную включалась первая или вторая передача, а со стороны другого борта — нейтраль. В дальнейшем за рубежом от этой конструктивной схемы трансмиссии отказались. В отечественных танках Т-64, Т-72 и Т-80 и их модификациях установлены две планетарные бортовые коробки передач с системой гидросервоуправления, которые обеспечивают увеличение сил тяги и скоростей движения танка, плавное трогание танка с места, устойчивое прямолинейное движение вперед и назад, повороти торможение машины, а также длительную работу двигателя на холостом ходу на стоянке.

12* Впервые пневматическую подвеску применили в 1940 г. на британских легких танках «Тетрарх» MkVII и «Гарри Гопкинс», хотя такая подвеска была впервые предусмотрена в проекте сверхтяжелого 170-тонного танка, разработанного В.Д. Менделеевым в 1916 г. Гидравлическая подвеска нашла применение в авиации.

13* Релаксационный амортизатор — поршневой гидравлический амортизатор двухстороннего действия. На обратном ходу он работает как обычный гидроамортизатор. На прямом ходу его сопротивление зависит не только от скорости как у обычного гидроамортизатора, но и от величины перемещения опорного катка. Эта зависимость конструктивно достигается созданием высоких давлений 88-118 МПа (900-1200 кгс/см2) рабочей жидкости на прямом ходу, при которых проявляется сжимаемость рабочей жидкости при перемещении опорного катка. При движении машины по мелким неровностям, в том числе на высоких скоростях, когда перемещения опорного катка незначительны, он имеет малое сопротивление и поэтому избавляет экипаж от действия больших вертикальных ускорений (тряски).

14* Водные преграды по ширине условно подразделяются на узкие (до 100 м), средние (от 100 до 250 м), широкие (от 250 до 600 м) и крупные (свыше 600 м).

15* Величина запаса плавучести определяется наибольшим дополнительным грузом (выражается в процентах от боевой массы машины), не вызывающим опасного погружения машины в воду.


Танки США 1950-х гг. (слева направо): танк М103 со 120-мм пушкой, танки М48 и М47 с 90-мм пушкой и легкий танк М41 с 76-мм пушкой.


Тяжелый танк М103 (США).


Танк «Центурион» Мк7 с 83,4-мм пушкой (Великобритания).


Тяжелый танк «Конкэрор» (Великобритания).


Таблица 3
Танки первого послевоенного периода
Год начала выпуска СССР США Великобритания Франция
Тяжелые Средние Легкие Тяжелые Легкие Тяжелые Легкие
1947 ИС-4 Т-54 «Центурион»
1948 М46
1950 М41
1951 АМХ-13
1952 ПТ-76
1953 Т-10
1954 «Конкэрор»
1955 Т-54А
1956 Т-10А М103 М41А2
1957 Т-54 Б
1958 Т-10М Т-55 М48АЗ
1959 ПТ-76Б
1960 М60
1961 Т-62
1962 Т-55А

Каркасные плавсредства имели небольшие массу и размеры в походном положении, невысокую стоимость и достаточно малое время подготовки установки (20–30 мин.). В отличие от ОПВТ они не требовали продолжительной и трудоемкой разведки дна реки и не имели ограничений по глубине преодолеваемых водных преград. Кроме создания индивидуальных плавсредств в нашей стране проводились испытания первого в мире танко-десантного средства на подводных крыльях.

В годы Великой Отечественной войны выявилась острая необходимость в танковой навигационной аппаратуре, особенно для командирских танков и командно-штабных машин. В результате проведенных после войны исследований в этом направлении на указанных машинах стала устанавливаться танковая навигационная аппаратура «Янтарь-Трасса», а затем — более совершенная аппаратура ТНА-2 «Сетка».

В послевоенные годы для определения направлений дальнейшего развития отечественного танкостроения необходимо было решить два принципиальных вопроса: какой тип танка составит основу танкового парка Советской Армии и, следовательно, какому боевому свойству нужно отдать предпочтение- подвижности или защищенности, и какое должно быть на танке основное оружие — пушечное, ракетное или комбинированное? Единого мнения по этим вопросам не существовало ни у нас, ни за рубежом.

Так, в начале 1950-х гг. в США и Великобритании была принята классификация танков по калибру основного оружия, согласно которой танки подразделялись на легкопушечные, среднепушечные и тяжелопушечные. Если придерживаться существовавшей в то время в СССР классификации танков по величине боевой массы машины, то в первое послевоенное десятилетие в Великобритании серийно выпускались только тяжелые танки «Центурион» (среднепушечный) и «Конкэрор» (тяжелопушечный), в США — легкие танки М41 и тяжелые танки М46, М47, М48 (среднепушечные) и М103 (тяжелопушечный), а во Франции — только легкие танки АМХ-13 «Тюренн».

Сторонники легких танков утверждали, что поскольку ПТУР способны пробивать монолитную броневую преграду любой толщины, какую реально можно было иметь на танках, то не имело смысла создавать танки с мощной броней. Однако жизнь опровергла это утверждение. Как известно, в Советском Союзе проблему создания танка с противоснарядной броней пришлось решать уже во второй половине 1930-х гг. в связи с применением во время гражданской войны в Испании в 1936–1939 гг. противотанковой артиллерии против танков Т-26 и БТ-5 советского производства, имевших противопульную броню. В результате проведенных работ по созданию новых танков к началу Великой Отечественной войны на вооружение Красной Армии поступили танки Т-34, КВ-1 и КВ-2 с противоснарядной броневой защитой.

В годы Великой Отечественной войны проблема защищенности вновь обострилась в связи с применением противником сначала бронебойно-подкалиберных снарядов, а затем и кумулятивных снарядов, имевших высокую бронепробиваемость. В начале 1990-х гг. эта проблема широко обсуждалась за рубежом в связи с использованием армией США высокоточного оружия в локальной войне многонациональных сил против Ирака в районе Персидского залива в январе-феврале 1991 г. Тем не менее ни водной армии мира танки противоснарядного бронирования не только не были сняты с вооружения, а наоборот — продолжают совершенствоваться. Танки по-прежнему являются тем универсальным наступательным и оборонительным боевым средством, которое еще длительное время будет незаменимо на поле боя. Следовательно, надежно защищенные танки будут нужны до тех пор, пока будут существовать сухопутные войска.

Сторонники легких танков также считали, что при использовании ядерного оружия главной задачей сухопутных войск будет захват местности, для чего достаточно иметь только авиатранспортабельные легкие танки с противопульной броней. Однако они не учитывали, что на поле боя танку придется действовать не только против ПТУР, но и против других многочисленных огневых средств. Как показал опыт Великой Отечественной войны, танки с противопульным бронированием оказались непригодными для ведения боевых действий в качестве танков непосредственной поддержки пехоты против сильного противника. В середине войны их производство было прекращено, а находившиеся в войсках танки использовались для разведки, охранения, связи и выполнения других специальных задач.

Проведенные в начале 1950-х гг. испытания показали, что тяжелые и средние танки с мощной броневой защитой лучше легких бронированных машин могли противостоять ударной волне ядерного взрыва и преодолевать радиоактивно зараженные участки местности, а также более эффективно воздействовать на противника своей огневой мощью. В дальнейшем оказалась, что ни тяжелые, ни легкие танки не стали основой танкового парка нашей армии. Этот вопрос был решен в пользу средних танков.

Как уже отмечалось, в начале 1960-х гг. руководством страны было принято решение о снятии с производства тяжелых танков и прекращении по ним научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. На принятие этого решения в известной степени повлияло успешное развитие средних танков, которые по своей огневой мощи и уровню броневой защиты приблизились ктяжелым танкам. Было решено использовать технические достижения в разработке тяжелых и средних танков для создания основного (универсального) танка.

Положительной стороной решения о сокращении разнотипности танков было значительное в масштабах страны снижение затрат и упрощение организации массового производства танков, их ремонта и эксплуатации, снабжения запасными частями и обучения личного состава.

Не получили дальнейшего развития и легкие танки, функции которых в середине 1960-х гг. было решено возложить на БМП и машины, создаваемые на ее базе. Несмотря на удачные разработки опытных образцов легких танков, выполненных в металле, принятый на вооружение в 1952 г. легкий плавающий танк ПТ-76 так и остался в истории отечественного танкостроения единственным серийным послевоенным представителем этого класса танков.

С учетом того, что в Советской Армии находилось большое количество танков, принятых на вооружение еще в годы войны (Т-34-85, Т-44, ИС-2 и ИС-3), в 1950-е гг. были проведены мероприятия по модернизации средних и тяжелых танков. Модернизация позволила продлить жизненный цикл этих машин ценой сравнительно небольших затрат на замену устаревших конструкций более совершенными агрегатами и узлами, находящимися в производстве, а также за счет применения новых материалов и технологий.

Основным направлением модернизации танков являлось повышение их огневой мощи, защищенности, подвижности, а также надежности работы узлов, агрегатов и систем силовой установки. Как и в годы войны, наиболее распространенными мероприятиями по модернизации танков были те, которые способствовали увеличению огневой мощи. Они включали повышение могущества действия снарядов по цели, улучшение СУО 16* и оснащение более совершенными приборами наблюдения.

Мероприятия по усилению защищенности танков сводились, как правило, к внедрению новых средств маскировки и установке более совершенной системы ППО, поскольку изменение существовавших конструкций броневых корпусов и башен являлось очень сложным и дорогостоящим и поэтому оно не проводилось даже при глубокой модернизации боевых машин.

В области повышения подвижности модернизируемых танков основные усилия были сосредоточены на совершенствовании конструкций силовой установки, трансмиссии и ходовой части, главным образом за счет применения агрегатов и узлов, установленных на машинах более поздних марок.

Разработкой основных направлений развития танков, обеспечением выполнения перспективных и текущих планов производства совместно с министерством обороны СССР непосредственно занимались Главное управление танкового производства Министерства транспортного (итяжелого) машиностроения (1945–1957) и 12-е Главное управление Министерства оборонной промышленности СССР (1957–1965).

Танковую отрасль в первый послевоенный период возглавляли: В.А. Малышев(1945–1946), Ю.Е. Малышев(1946–1949), С.Н. Махонин (1949–1952, 1953–1954) и Н.А. Кучеренко (1952–1953, 1954–1969).

Разработку танков первого послевоенного поколения осуществляли конструкторские бюро Челябинского Кировского и Ленинградского Кировского заводов, Уралвагонзавода, (№ 183) заводов № 75 в Харькове и № 174 в Омске. На Л КЗ были организованы Особое конструкторское бюро по тяжелым танкам под руководством Ж.Я. Котина и специальное конструкторское бюро по газовым турбинам во главе с Г.А. Оглоблиным. Разработкой тяжелых танков и легкого плавающего танка на ЧКЗ занималось специальное конструкторское бюро по танковому производству под руководством П.П. Исакова. На заводе имелись специальное конструкторское бюро по моторному производству, которое возглавлял И.Я. Трашутин, и опытно-конструкторское бюро по управляемым реактивным снарядам во главе с И.И. Архангельским.

Создание средних танков на заводе № 75 было поручено специальному конструкторскому бюро по гусеничным машинам, которым руководил А.А. Морозов, на Уралвагонзаводе — специальному конструкторскому бюро по средним танкам во главе с Л.Н. Карцевым и на заводе № 174 — отделу главного конструктора по танкам и артсамоходам, который возглавлял И.С. Бушнев, а затем А.Е. Сулин. На заводе № 75 кроме специального конструкторского бюро были организованы конструкторские бюро по танковым огнеметам (М.С. Озерский), по танковым двигателям (А.Д. Чаромский) и по тяжелым артиллерийским тягачам (А.И. Автономов).

В период восстановления народного хозяйства, разрушенного во время войны, вновь вступили в строй действующих танковые производства заводов в Ленинграде, Харькове и Сталинграде. Несмотря на усложнение конструкции танков, технология их изготовления в этот период не претерпела существенных изменений по сравнению с технологией периода войны на его завершающем этапе. В первый послевоенный период серийное производство средних танков осуществляли три завода: № 183 (Уралвагонзавод) в Нижнем Тагиле, № 174 (завод транспортного машиностроения им. Октябрьской революции) в Омске и N975 (завод транспортного машиностроения им. В.А. Малышева) в Харькове. Тяжелые танки выпускали Ленинградский Кировский завод и Челябинский Кировский завод, а легкие танки — Сталинградский (Волгоградский) тракторный завод. После организации серийного производства легких плавающих танков ПТ-76 на СТЗ (ВгТЗ) разработка новых легких танков была возложена на СКБ этого завода, которое последовательно возглавляли М.М. Романов, С.А. Федоров и И.В. Гавалов.

За первые два послевоенных десятилетия (со второй половины 1945 г. до 1966 г.) в Советском Союзе было произведено свыше 46000 танков различных типов. Такое большое число выпущенных машин было связано с существовавшей в то время у руководства страны концепцией о необходимости увеличения в мирное время обычных средств вооруженной борьбы в связи с возможностью развязывания ядерной войны. В случае нанесения ядерных ударов по промышленным центрам нашей страны и вывода их из строя резко возрастало значение заблаговременно изготовленного оружия, в первую очередь танков, как наиболее приспособленных к ведению боевых действий в этих условиях.

Производство танков в 1945–1965 гг. представлено в таблице 4.

Короткий по времени, но важный с технической точки зрения путь в развитии послевоенного отечественного танкостроения прошли тяжелые танки. Первым серийным послевоенным тяжелым танком, разработка которого началась еще в годы войны на ЧКЗ, был танк ИС-4. Основной целью при создании этой машины являлось обеспечение надежной защиты танка от снарядов современных зарубежных танковых пушек на эффективной дальности стрельбы. Усиление броневой защиты было достигнуто за счет увеличения толщины брони корпуса и башни танка. В конце 1940-х гг. наибольший калибр пушек, состоявших на вооружении американских танков, был равен 90 мм, британских танков — 83,4 мм. В результате ни одна зарубежная танковая пушка калибром до 90 мм включительно не пробивала любым типом снаряда при всех курсовых углах 17* обстрела лобовую и бортовую броню танка ИС-4 начиная с дальности 1000 м.

16* Системой управления огнем (СУО) танка называется совокупность функционально связанных между собой приборов, предназначенных для разведки целей на поле боя, целеуказания от командира к наводчику (при отсутствии дублированного управления огнем), подготовки исходных данных для стрельбы с введением поправок на отклонение условий стрельбы от нормальных и на движение танка и цели, наводки и удержания оружия на цели, оценки результатов стрельбы и ввода необходимых корректур.

17* Курсовой угол — угол между направлением движения танка и направлением на орудие противника. Его величина может изменяться от 0° при движении танка на орудие до 180° при движении танка от орудия.


Таблица 4
Производство танков в 1945–1965 гг.*
Марка танка 1945 IX XII 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 Всего
ПТ-76 10 85 210 400 500 206 265 180 40 1896
ПТ-76Б 110 105 121 112 204 191 69 912
Т-34-85 3041 2701 5742
Т-44 335 718 200 1253
Т-54 22 593 152 1007 1566 1854 2000 2276 775 10295
Т-54А 1820 1825 2007 5652
Т-54Б 968 820 20 1808
ТО-54 20 10 20 30 30 110
Т-54 (ПСТ*) 18 35 20 73
Т-54К 50** 50 100
Т-54БК 100 80 180
Т-55 610 1602 2174 2225 1626 225 8462
Т-55К 200 100 50 50 50 450
Т-55 (ПСТ*) 20 20 40
Т-55А (ПСТ*) 20 30 50
ТО-55 10 10
Т-55А 20 465 590 436 1511
Т-55АК 20 4 24
Т-62 25 270 1069 1521 1450 4335
Т-62А 5 5
Т-62К 31 79 50 160
«Объект 432» 1 90 163 254
ИС-3 830 600 1430
ИС-4 (ИС-4М) 52 155 12 25 244
Т-10 10 30 90 70 200
Т-10А (Т-10Б) 30 130*** 160
Т-10М 174 150 163 192 160 100 80 60 979
Т-10МК 35 35 10 10 10 100

ПСТ — плавсредства танков.

* В таблице и далее по тексту приведены данные по выпуску машин, поступивших на вооружение Советской Армии, без учета производства на экспорт и для других министерств (МВД, КГБ).

** С радиостанцией РСБ.

*** Из них 20 машин со стабилизатором ПУОТ «Ураган».


Однако увеличение толщины брони привело к росту боевой массы танка ИС-4 до 60 т, и среди серийных отечественных танков он остается рекордсменом по величине боевой массы. Отсутствие в первые послевоенные годы надежного танкового двигателя мощностью свыше 552 кВт (750 л.с.) не позволило получить удельную мощность танка выше, чем 9,2 кВт/т (12,5 л.с./т). Подвижность тяжелого танка конструкторы пытались повысить за счет использования планетарного механизма поворота типа «ЗК», наиболее экономичного среди других известных типов механизма поворота. Для улучшения проходимости танка была применена семиопорная (применительно к одному борту) схема ходовой части. В целом, несмотря на подавляющее превосходство над зарубежными танками по уровню броневой защиты, в конструкции танка ИС-4 не удалось добиться надежной работы ряда узлов и агрегатов. В 1950 г. по причине несоответствия показателей надежности и подвижности танка возросшим требованиям, предъявляемым к ним, а также из-за большой боевой массы танка его производство было прекращено.

В 1946–1948 гг. в конструкторском бюро под руководством Ж.Я. Котина предприняли попытку создать тяжелый танк, в котором были бы реализованы все самые последние достижения науки и техники в области танкостроения не только в нашей стране, но и за рубежом. В опытном танке, получившем марку ИС-7, практически не имелось агрегатов, узлов и систем, заимствованных у ранее выпущенных машин. Все конструкции агрегатов являлись оригинальными, и многие новые технические решения были реализованы в последующих образцах тяжелых танков.

Стремление создать неуязвимый на поле боя танк, используя традиционные конструкторские решения, привело к росту боевой массы машины до 68 т при первоначально заданных 65 т. Опытный танк ИС-7 является самым тяжелым отечественным танком XX века. Большая величина массы послужила причиной прекращения работ над танком ИС-7. В 1949 г. началась разработка нового тяжелого танка массой до 50 т, получившего обозначение ИС-8, а в 1953 г — марку Т-10.

В конце 1940-х гг. после возвращения из Челябинска в Ленинград части эвакуированных во время войны работников конструкторского бюро Кировского завода в этих городах образовались два самостоятельных конструкторских бюро по разработке тяжелых танков. В Ленинграде имелись значительные конструкторские силы, но существовало небольшое танковое производство, восстановленное после снятия блокады города во время войны. В Челябинске сохранялось отлично налаженное серийное танковое производство и существенно ослабленное после отъезда основного костяка ИТР конструкторское бюро.

Тяжелый танк ИС-8 (Т-10) было решено проектировать совместными усилиями конструкторского бюро Челябинского Кировского завода и создаваемого в Ленинграде Всесоюзного научно-исследовательского института ВНИИ-100 (ныне ВНИИТрансмаш). Танк проектировался под технологию крупносерийного производства Челябинского Кировского завода. Главным конструктором КБ Челябинского Кировского завода вместо Н.Л. Духова в 1947 г. был назначен М.Ф. Балжи, один из разработчиков тяжелых танков ИС-3 и ИС-4. Первым директором ВНИИ-100 был назначен Ж.Я. Котин, на которого возлагалось общее руководство проектными работами по танку Т-10. Непосредственным руководителем работ стал известный танковый конструктор А.С. Ермолаев, который во главе бригады ленинградских конструкторов был откомандирован в Челябинск дпя разработки чертежно-конструкторской документации.

Широкое заимствование отдельных конструктивно и технологически отработанных технических решений вместе с доработанной компоновкой танка ИС-3 позволили сократить сроки создания танка ИС-8 (Т-10). Танк стал серийно производиться на Челябинском Кировском заводе с 1953 г., а его модернизированный вариант — танк Т-10М — с 1958 г. В 1958 г. выпуск Т-10М был также организован на Ленинградском Кировском заводе.

За рубежом в послевоенные годы тяжелые танки собственной разработки находились на вооружении только в армияхСША(М103, 1956 г.) и Великобритании («Конкэрор», 1954 г.). Оба танка уступали танку Т-10М по основным боевым свойствам. Зарубежные танки были тяжелее и выше отечественного танка, имели вдвое меньший запас хода по топливу, низкую максимальную скорость и оснащались карбюраторными двигателями. Эти танки не имели системы ПАЗ и не были приспособлены для движения под водой. В отличие от танка Т-10М с двухплоскостным стабилизатором оружия на британском танке устанавливался стабилизатор оружия только в вертикальной плоскости, а на американском танке он вообще отсутствовал. Советский танк несколько уступал этим машинам по броневой защите носовой части корпуса, но превосходил их по подвижности. В целом, танк Т-10М удовлетворял основным тактико-техническим требованиям, которые предъявлялись к тяжелым отечественным танкам того периода.

Дальнейшая работа отечественных конструкторских бюро по совершенствованию тяжелых танков с артиллерийским вооружением привела к созданию нового поколения машин этого класса. В Ленинграде были изготовлены опытные танки «Объект 277» (ЛКЗ) и «Объект 279» (ВНИИ-100), в Челябинске — «Объект 770» (ЧКЗ).


Таблица 5
Основные боевые и технические характеристики отечественных и зарубежных тяжелых танков
Характеристики Марка танка (страна)
Т-10М обр.1958 г. (СССР) М103 обр. 1956 г. (США) «Конкэрор» обр. 1954 г. (Великобритания)
Боевая масса, т 50 56,9 66
Экипаж, чел. 4 5 4
Основные размеры, мм:
— длина с пушкой вперед 10560 11400 12920
— длина корпуса 7250 6985 7848
— ширина 3380 3750 3990
— высота 2395 2860 3162
Пушка; калибр, мм; тип 122; НП 120; НП 120; НП
Начальная скорость БрС, м/с 950 1050 1000
Боекомплект, выстр. 30 34 35
Стабилизатор, тип двухплоскостной одноплоскостной
Пулеметы; кол-во, калибр, мм 2x14,5 1x7,62 2x7,62
1x12,7 мм
Броневая защита, мм/град 18*):
— нос корпуса 120/55 127/60 152/60
— лоб башни 201/24 127/50 152/30
Двигатель, тип дизель карбюраторный
максимальная мощность, кВт (л.с.) 551 (750) 603 (810) 603 (810)
Максимальная скорость, км/ч 50 34 34
Запас хода, км 350 130 150
Емкость топливных баков (осн.+доп.), л 650+300 1060 1005
Среднее давление на грунт, кПа (кгс/см²) 75,5 85,2 82,3
(0,77) (0,87) (0,84)
Глубина преодолеваемого брода, м 1,3 (5 м с ОПВТ) 1,26 1,3

НП — нарезная пушка; БрС — бронебойный снаряд; ОПВТ — оборудование для подводного вождения танка.

18* В американской и британской технической литературе установлено правило определения углов наклона брони корпуса танка относительно вертикали. В Европе существует практика определения углов наклона брони относительно горизонтали.


На этих танках устанавливалась стабилизированная в двух плоскостях 130-мм нарезная пушка с механизмом заряжания и устройством продувки канала ствола сжатым воздухом после выстрела. Впервые в отечественном танкостроении для тяжелых танков были созданы оригинальные конструкции механизма поворота башни с аксиально-плунжерной гидрообъемной передачей 19*, гидромеханических трансмиссий, пневматической и гидравлической подвесок, штурвала механика-водителя, а также выполнено объединение двигателя и трансмиссии в силовой блок. По основным боевым и техническим характеристикам опытные танки намного превосходили серийный танк Т-10М, а за рубежом танков с подобными характеристиками в то время вообще не было. Советские тяжелые танки, созданные в первом послевоенном периоде, не экспортировались.

Средние танки первого послевоенного поколения Т-54, Т-55 и Т-62 явились логическим продолжением среднего танка Т-44, разработанного в конструкторском бюро Уралвагонзавода в Нижнем Тагиле и поставленного на серийное производство на заводе № 75 в Харькове в 1944 г. Их развитие шло эволюционным путем. Однако в конце рассматриваемого периода произошло резкое повышение боевых и технических характеристик опытных средних танков. Опытный танк «Объект 432» при боевой массе 34 т по защищенности лобовой части башни превосходил броневую защиту серийного тяжелого танка Т-10М, имел более высокие показатели подвижности и практически одинаковую огневую мощь. С появлением опытного образца среднего танка с такими высокими боевыми и техническими характеристиками было решено перейти к созданию единого (универсального) танка, сочетавшего достоинства среднего и тяжелого танков. Таким танком стал основной танк Т-64А, явившийся первенцем танков второго послевоенного поколения.

Опытный советский танк «Объект 432», являвшийся предшественником танка Т-64А, значительно отличался от опытных и серийных зарубежных танков наличием 115-мм гладкоствольной пушки, механизма заряжания, комбинированной броневой защиты корпуса и башни и автоматической системы противоатомной защиты.

С появлением ядерного оружия действия танковых войск еще больше приобрели высокоманевренный характер. В связи с этим возросла необходимость в создании легких танков для выполнения разнообразных специальных задач, при решении которых использование средних или тяжелых танков было нецелесообразно ни с военной, ни с экономической точек зрения.

В начале 1950-х гг. параллельно с разработкой танка Т-10 в КБ Челябинского Кировского завода совместно с конструкторами ВНИИ-100 под руководством Ж.Я. Котина был разработан, испытан и вскоре принят на вооружение и в серийное производство легкий плавающий танк ПТ-76. В 1958 г. он был модернизирован, и ему была присвоена марка ПТ-76Б.

19* Гидрообъемная передача — гидравлическая передача, в которой мощность от ведущего вала к ведомому передается за счет большого давления 29,4-34,3 МПа (300–350 кгс/см²) жидкости (гидростатического напора) при относительно малых скоростях (12–20 м/с) ее движения. Состоит из гидронасоса, гидромотора и распределителя. В гидромеханических трансмиссиях применяются гидрообъемные передачи аксиально-поршневого, радиально-поршневого или смешанного типа. Наибольшее распространение получили гидрообъемные передачи аксиально-поршневого типа.


Легкий танк ПТ-76Б.


Легкий танк М41А2 (США).


Легкий танк АМХ-13 с 75-мм пушкой (Франция).


За рубежом легкие танки первого послевоенного поколения выпускались в США(М41А2 «Уоркер Бульдог», 1953 г.) и во Франции (АМХ-13 «Тюренн», 1951 г.). По основным боевым свойствам танк ПТ-76Б уступал этим зарубежным танкам из-за более низких баллистических данных пушки при практически одинаковом калибре, меньшей толщины лобовой брони корпуса и башни и меньшей величины максимальной скорости. Однако оба зарубежных танка не были плавающими (одно из основных требований для разведывательного танка) и имели худшие показатели проходимости по грунтам с низкой несущей способностью и снежному покрову. Кроме того, в отличие от отечественного танка ПТ-76, на зарубежных танках устанавливались карбюраторные двигатели и отсутствовали стабилизатор основного оружия и система противоатомной защиты.

В начале 1960-х гг. на отечественных опытных легких танках «Объект 906», «Объект 906Б» и «Объект 911 Б» исследовались и испытывались: 85-мм нарезная пушка и пусковая установка для стрельбы ПТУР и НУР, механизм заряжания пушки, размещение механика-водителя во вращающейся башне, броневая защита корпуса из алюминиевого сплава, двухпоточный механизм передач и поворота, регулируемая пневматическая подвеска и гидравлический механизм натяжения гусениц.

Таким образом, в первом послевоенном периоде на вооружении Советской Армии состояли все типы танков (легкие, средние и тяжелые), необходимость которых в условиях возможного применения ядерного и управляемого оружия была научно обоснована. Выпуск танков в СССР значительно превышал выпуск танков в любой зарубежной стране. Производство средних танков было организовано на трех заводах (№ 75, 183 и 174), тяжелых танков — на двух заводах (ЛКЗ и ЧКЗ) и легкого танка — на СТЗ (ВгТЗ).

При создании средних и тяжелых танков проявлялось прежнее стремление конструкторов обеспечить оптимальное сочетание боевых свойств для каждого типа танков. Особое внимание уделялось повышению надежности работы узлов, агрегатов и систем танка, упрощению их технического обслуживания и ремонта в полевых условиях.

В первом послевоенном периоде отечественные серийные и опытные танки по основным боевым и техническим характеристикам, как правило, превосходили однотипные зарубежные танки. Однако в отдельные промежутки времени благодаря наличию современных отработанных узлов, агрегатов и приборов некоторые зарубежные танки опережали советские танки по ряду характеристик. Обеспечение превосходства отечественных танков предопределяло необходимость использования последних достижений науки и техники при создании всех типов танков — легких, средних и тяжелых.

В начале 1960-х гг. на основе проведенного анализа состояния отечественного и зарубежного танкостроения были определены этапы дальнейшего развития советских танков — ближайший и последующий. На первом этапе перспективной считалась схема общей компоновки танка с размещением экипажа из трех человек (механик-водитель — в корпусе, остальные — в башне), с гладкоствольным орудием и механизмом заряжания танковой пушки. На втором этапе перспективной считалась компоновочная схема с экипажем из двух человек, размещенных в корпусе, с ракетным или комбинированным ракетно-пушечным вооружением, механизмом заряжания, газотурбинным двигателем и усиленной противоатомной защитой.

На первом этапе дальнейшего развития отечественных танков для сохранения их высокого технического уровня, наряду с совершенствованием узлов, агрегатов и систем серийных и опытных танков, предстояло разработать и внедрить более мощную гладкоствольную или нарезную пушку, радиолокационный или стереоскопический дальномер, баллистический вычислитель, сгорающую гильзу для унитарных и раздельных выстрелов, навигационную аппаратуру, систему электроснабжения на переменном токе, гидромеханические трансмиссии, гусеницы с РМШ, гидроамортизаторы с эффективными характеристиками, высокотемпературное охлаждение двигателей, воздухоочистители с неограниченным сроком эксплуатации без обслуживания, многотопливные двигатели, противорадиационные материалы, силовые узлы и оборудование из титана, легких сплавов и пластмасс, а также противокумулятивные экраны.


Таблица 6
Основные боевые и технические характеристики отечественных и зарубежных средних танков
Характеристики Марка танка (страна)
Т-62 обр.1961 г. (СССР) Т-55 обр.1958 г. (СССР) АМХ-30 обр. 1963 г. (Франция) «Леопард-1» обр. 1965 г. (ФРГ)
Боевая масса, т 37 36 36 40
Экипаж, чел. 4 4 4 4
Основные размеры, мм:
— длина с пушкой вперед 9335 9000 9380 9500
— длина корпуса 6630 6200 6170 6700
— ширина 3300 3270 3100 3250
— высота 2395 2350 2280 2380
Пушка; калибр, тип 115-мм 100-мм 105-мм 105-мм
ГСП НП НП НП
Боекомплект, выстр. 40 43 56 60
Заряжание, тип ручное унитарное
Стабилизатор, тип двухплоскостной Двухплоскостной
Пулеметы; кол-во, калибр, мм 1x7,62 2x7,62 1x7,62 2x7,62
1x12,7 мм
Броневая защита, тип противоснарядная, монолитная
Система ПАЗ автоматическая - -
Двигатель, тип Дизель
максимальная мощность, 426 426 530 610
кВт (л.с.) (580) (580) (720) (830)
Максимальная скорость, км/ч 50 50 65 60
Запас хода, км 500 500 500 600
Глубина преодолеваемой
по дну водной преграды, м 5 5 4 4

ГСП — гладкоствольная пушка; НП — нарезная пушка; ПАЗ — противоатомная защита.


Таблица 7
Основные боевые и технические характеристики отечественных и зарубежных легких танков

Характеристики

Характеристики Марка танка (страна)
ПТ-76Б АМХ-13 (В) обр.1951 г. (Франция) М41А2
обр. 1959 г. (СССР) обр. 1956 г. (США)
Боевая масса, т 14,5 14,7 23,5
Экипаж, чел. 3 3 4
Основные размеры, мм:
— длина с пушкой вперед 7625 6380 8215
— длина корпуса 6910 4880 5820
— ширина 3140 2510 3200
— высота 2375 2180 2725
Пушка; калибр, мм; тип 76,2; НП 75; НП 76,2; НП
Боекомплект, выстр. 40 37 57
Стабилизатор, тип двухплоскостной
Пулеметы: кол-во; калибр, мм 1x7,62 1x7,62 1x7,62; 1x12,7
Броневая защита, тип противопульная
Система ПАЗ автоматическая
Двигатель, тип дизель карбюраторный
максимальная мощность, 176 199 368
кВт (л.с.) (240) (270) (500)
Максимальная скорость, км/ч:
— на суше 44 65 62
— на плаву 10,3
Запас хода, км:
— на суше 370 400 161
— на плаву 120
Брод, м плавающий 0,6 1,02

НП — нарезная пушка; ПАЗ — противоатомная защита.


Средний танк «Леопард-1» (ФРГ).


Средний танк АМХ-30 (Франция).


На втором этапе предполагалось разработать танковые управляемые ракеты, ядерные боеприпасы для танковых пушек и ракет, полную автоматизацию и дистанционное управление оружием и силовой установкой, телевизионную аппаратуру прицеливания, наблюдения и вождения, танковую газотурбинную силовую установку, гидрообъемные передачи, ленточные гусеницы, а также подводные крылья для плавающих танков. Кроме того, предусматривалось исследование возможности применения на танках атомного двигателя, роторного двигателя, топливных элементов, средств активной и динамической защиты, а также системы подрессоривания с управляемой характеристикой.

С середины 1960-х гг. советские танкостроители приступили к реализации перечисленных мероприятий первого этапа развития танков.

Продолжение следует

Военный парад в честь 63-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Москва, Красная площадь. 9 мая 2008 г

Фоторепортаж Д. Пичугина.
















Оглавление

  • Боевые машины пехоты. Зарождение и развитие
  • Ответ оппонентам (Отклики на выступления и публикации в СМИ сторонников газотурбинного танка Т-80)
  •   Глава 17. Стоимость двигателей и танков
  •   Глава 18. Выбор базового шасси для семейства бронированных машин
  •   Глава 19. Аэромобильный танк массой 50 т?
  •   Глава 20. Есть ли у отечественных ГТД будущее в танкостроении?
  •   Перспективы НИОКР по танковым ГТД в России
  •   Глава 21. Развитие танковых дизелей за рубежом
  • Россия не собирается приобретать украинские танки
  • Шаг за шагом*
  • КНИЖНАЯ ПОЛКА
  • Новая боевая машина для ВДВ
  • Броня «крылатой пехоты»
  • 120-мм буксируемый казнозарядный миномет «НОНА-М1»
  • Отечественные бронированные машины 1945–1965 гг
  •   Глава 1. Танки
  • Военный парад в честь 63-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Москва, Красная площадь. 9 мая 2008 г