КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391756 томов
Объем библиотеки - 503 Гб.
Всего авторов - 164512
Пользователей - 89016

Последние комментарии

Впечатления

Чукк про Бочков: Алекс Бочков. Казнить нельзя помиловать ! (Боевая фантастика)

Внимание - чтение сего опуса опасно для мозга! Если вы антисемит - эта книга для вас!
В предисловии автор проехался по всем недостойным авторам-историкам.
Попаданство в худшем проявлении - даже с обьяснением самого факта попаданства автор решил не заморачиваться: просто голос в голове. Спортсмен, историк попав в тело 14-15 летнего, соблазняет классную руководительницу и старосту.

Выборочное и осторожное сканирование текстa выхватило:

"Но я выжил, а это главное, хотя и пролежал в коме без признаков жизни двое суток. И не дышал и сердце не билось… Но Дарья не понесла меня на местное кладбище – ждала моего возвращения. Сердце ей ведьмино вещало – "вернётся" внучок. Попытались понять – что дал мне обряд, но ничего путного не выходило: такое впечатление, что всё было зря ! Дарья меня, а скорее себя успокаивала: вот окрепну и проявится что-нибудь. Ну а я и не очень расстроился: не зря же говорят – отрицательный результат – тоже результат. Теперь хоть знаю – непригодный я к магическим штучкам…"

"Чувствую – тело стало погружаться спиной в ствол бука. Ещё немного и я уже в нем. Несколько мгновений и я уже себе не принадлежу – Я ДЕРЕВО ! А раз я – это ты, то и давай лечи себя ! Не дай себе засохнуть !!! В ноги, смешно щекоча ступни, стало проникать что-то незнакомое, но явно полезное: боли нет, а вот удовольствие как от холодной воды в жаркий полдень ! Прекрасно !!!"

"Леший, видимо понял – буду стоять на своём и обмануть меня не удастся. Шагнул ко мне; взметнулись опущенные вниз ветки-руки. Упали мне на плечи, пригибая к земле. Шалишь дядя: не знаешь ты шаолиньского упражнения "Алмазный палец" ! "

Лучше не брать дурного в голову и не начинать читать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Van Levon про Хокинс: Библиотека на Обугленной горе (Фэнтези)

Замечательный дебют автора. Участие в разработке компьютерных игр, конечно, наложило свой отпечаток, но книгу это не испортило. Отличный шутер от третьего лица. Рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Царегородцев: Арктический удар (Альтернативная история)

Когда я в первый раз случайно прочитал аннотацию и название СИ, подумал что это какая-то ошибка — т.к аналогичное (и видимо куда более объемная СИ) имеется у Савина ("Морской волк"). Однако (как позже выяснилось) эта «тема» у авторов «одна на двоих», просто каждый (отчего-то) пошел своим персональным путем.

Но поскольку «данный вариант» (Царегородцева) я начал читать уже после того, как я неоднократно ознакомился с «вариантом» Савина (так - только первую книгу перечитывал раз 7, как минимум), то я невольно начал сравнивать эти варианты друг с другом.

И если первые страниц 200 все повествование (в варианте Царегородцева) идет «ноздря в ноздрю», то к середине книги уже начинаются «расхождения»... Первое что меня «зацепило», это какая-то дурная «кликуха» Лапимет и не менее дурацкие «письма к султану»... Хм... ну ладно (подумал я), хотя «это впечатление — ушло в минус (Царегородцеву). Но далее: описание первой встречи (в версии Царегородцева) «с потомками» существенно изменено и... вся прелесть от нее как-то... поблекла (что ли) и это уже «жирный минус» (по крайней мере у Савина этот эпизод получился намного «сильнее»)...

В плюс же «новой версии» (Царегородцева) идет описание сотрудничества «приглашенных гостей в Москве» и прочие интриги (этого у Савина непосредственно после «встречи» по моему нет) и первые 2 книги только лишь «вечный бой». Но и этот «плюс» со временем выходит «на минус», поскольку «живой реакции на потомков» как не было так нет, - идет только описание «всяческих восторгов» и «направлений на ответственную работу», итогом которой становится почти молниеносное внедрение всяких «вкусных ништяков». Про то - что собственно «потомки приплыли под другим флагом» отчего-то (в беседах «верхов» И.В.С и пр) нигде не сказано . Все отношение — приплыли «да и хрен с ними», дадим пару наград, узнаем «прогнозы на ближайшее время» а там... В общем подход не самый вдумчивый и знакомый по темам «попаданцы в фентези» или «средние века», где наличие «иновременного гостя» само собой подразумевает мгновенный (как бы «сам по себе») переход «от кремневого пистолета к ПБС»... А что? ГГ же дал «пару дельных советов»... Вот и получите!

P.S Конечно в данной книге это не носит столь откровенный характер, но «отголоски» этого есть. Плюс ГГ «совсем не живые»... какие-то восторженные (удалось «поручкаться с Сталиным»!?) персонажи сменяют друг друга и «докладают» о перспективах «того что приплыло» и «того что могут сделать местные»...

В общем отчего-то данная рецензия (у меня) получилась очень уж злой.... Каюсь, наверное это все от того, что я прочитал первым вариант именно Савина, а не Царегородцева)) + Подход оформления так же в этом «помог», поскольку хоть в серии «Военная фантастика» порой печатают всякий бред, но по факту она все же выглядит гораздо лучше (оформления переплета и самих книг издательства Центрполиграф) «Наших там»))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Гришин: Выбор офицера (Альтернативная история)

очень посредственно во всех смыслах.с логикой автор разминулся навсегда - магический мир,мертвых поднимают,руки-ноги отращивают,а сифилис не лечат,только молитвы и воздержание.ню-ню.вобще коряво как-то все,лучше уж было бы без магии сочинять.
заметка для себя,что бы не скачал часом проду.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Громыко: Профессия: ведьма (Юмористическая фантастика)

Женскую фэнтези ненавижу...как и вообще всё фэнтези. Для Громыко пришлось сделать исключение. Вот хорошо. Причём - всё. И "Ведьма", и "Верные Враги", и цикл "Космобиолухи"и иже с ними. Хорошая, добротная ржачка.
Рекомендую. Настоятельно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Виктор Максимович Жирмунский

RSS канал автора
Поделиться:
Иллюстрация № 1

Виктор Максимович Жирмунский (1891–1971) – русский литературовед, лингвист. Академик АН СССР (1966), член-корреспондент Баварской, Британской, Датской, Немецкой академий наук, почетный доктор наук многих европейских университетов.
Родился 21 июля (2 августа) 1891 г. в Петербурге, в семье врача, статского советника. По окончании Тенишевского училища (1908) поступил на юридический факультет Петербургского университета, вскоре перешел на романо-германское отделение историко-филологического факультета. В Тенишевском училище на Жирмунского оказал большое влияние его учитель литературы В.В.Гиппиус. Как писал впоследствии Жирмунский, «увлечение литературой, в особенности поэзией, и искусством было общей чертой молодежи моего поколения». Начал печатать стихи в гимназических журналах, а затем в «Новом журнале для всех» (1909) и альманахе «Смерть» (1910).
В университетские годы Жирмунский познакомился с будущими литературоведами Б.М.Эйхенбаумом и К.В.Мочульским, посещал Пушкинский семинарий профессора С.А.Венгерова. В 1912 г. окончил университет и был направлен в Германию, где совершенствовался в германистике в 1912–1913. Одним из научных результатов этой поездки стала статья Гейне и романтизм (1914), которая получила, в частности, высокую оценку А.А.Блока. В 1913 г. вышла книга Жирмунского Немецкий романтизм и современная мистика, в которой проблемы йенских романтиков рассматривались в связи с художественными исканиями современного русского символизма. О книге доброжелательно отозвались многие филологи, в числе которых были Ф. де ла Барт, Эйхенбаум, Ф.Степун.
В 1915 г. приват-доцент Жирмунский читал в Петербургском университете лекции по английской литературе. Его доклад О новой поэзии, прочитанный в 1916 г. в «Неофилологическом обществе», вызвал широкий отклик в литературных кругах России и был впоследствии опубликован в виде статьи Преодолевшие символизм. Доклад и статья были посвящены акмеизму и его лучшим представителям – А.А.Ахматовой, Н.С.Гумилеву, О.Э.Мандельштаму. Гумилев назвал Жирмунского «Сент-Бевом русского акмеизма». Современной поэзии посвящены также статьи следующего десятилетия Два направления современной лирики (1920), О поэзии классической и романтической (1920), Поэзия Кузмина (1920), Поэзия А.Блока (1921) и др.
В 1915 г. Жирмунский служил в действующей армии санитаром, был награжден Георгиевской медалью. Свои наблюдения и впечатления изложил в очерке По Восточной Галиции с санитарным отрядом (1916). По возвращении в Петербург выступал со статьями и рецензиями в периодической печати, сотрудничал с журналом «Любовь к трем апельсинам» (издатель Вс.Э.Мейерхольд), принимал участие в работе «Союза деятелей искусств», читал доклады на заседаниях «Общества изучения современной поэзии» при журнале «Аполлон» и Пушкинского общества при Петроградском университете.
В 1917 г. Жирмунский стал профессором, заведующим кафедрой романо-германской филологии Саратовского университета. Поле его научных интересов было чрезвычайно широко. В 1920-е годы он был одним из активных участников ОПОЯЗа. Работу в Ленинградском университете совмещал с заведованием отделом словесного искусства в Институте истории искусств. Под его редакцией выходила серия Вопросы поэтики и сборники Поэтика. Жирмунский опубликовал также собственные книги о поэтике Композиция лирических стихотворений (1921), Рифма. Ее история и теория (1923), Введение в метрику. Теория стиха (1925) и многочисленные статьи по проблемам поэтики, часть из которых вошла в книгу Вопросы теории литературы (1928).
Обладая широкой эрудицией, Жирмунский стал одним из основателей отечественной школы сравнительно-исторического исследования мировой культуры. В 1924 г. была опубликована его докторская диссертация Байрон и Пушкин, за которой последовали другие фундаментальные исследования в области компаративистики (Гете в русской литературе, 1937, и др.). Необходимость комплексного изучения процесса развития культуры определила интерес Жирмунского к исторической поэтике. В 1940 г. он издал труды А.Н.Веселовского, тогда же появились в печати его собственные статьи по исторической поэтике.
В 1930-е годы Жирмунский издал ряд языковедческих работ по общему языкознанию, сравнительной грамматике германских языков, диалектологии, по истории немецкого языка. Занимался также изучением восточных литератур, исследовал эпос тюркских народов.
В 1921–1935 гг. Жирмунский был действительным членом Научно-исследовательского института сравнительного изучения литератур Запада и Востока, старшим научным сотрудником Института языка и мышления, в 1935–1950 – заведующим Западным отделом Института литературы (Пушкинский дом), в 1957–1971 – заведующим сектором индоевропейских языков ленинградского отделения Института языкознания.
В 1949 г., во время кампании «по борьбе с космополитизмом», Жирмунский был обвинен в пропаганде буржуазно-либеральных воззрений и исключен из Ленинградского университета. Вернулся в университет в 1956 г.
Умер Жирмунский в Ленинграде 31 января 1971 г.

Источник: Энциклопедия Кругосвет



Показывать:   Сортировать по:

    Массовая выкачка в формате:

Показываем книги: (Автор) (Редактор) (Об авторе) (все книги)


Зарегистрируйтесь / залогиньтесь для выкачки нескольких книг одним файлом.