КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412262 томов
Объем библиотеки - 551 Гб.
Всего авторов - 151111
Пользователей - 93961

Впечатления

кирилл789 про Стрeльникoва: Мой лед, твое пламя (СИ) (Любовная фантастика)

сапожки, центральная парадная зала (какая),сожрать в ванной Блюдо пирожных с кремом за два (!) часа перед приёмом, кулон с топазом ! на праздн приём, "от нервного волнения показалось", взяла в руки корбочку с подарком мужчине - брошью (!) и не подарив пошла с ним танцевать где брошь?, пошла к себе бал не кончился одела халат и тапкт поанрх ночнухи и вышла к гостям*

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Сорокина: Отбор без шанса на победу (Любовная фантастика)

попытался почитать, не пошло. после хороших вещей наивный тухляк с претензией не прокатил.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Звездная: От ненависти до любви — одно задание! (Космическая фантастика)

рассказик в 70 кб, а читать невозможно. проглядел до середины и сдох.
никогда ни мужчина, ни женщина не то что не влюбятся и женятся, в сторону не посмотрят человека, который СМЕРТЕЛЬНО подставил хотя бы ОДИН раз! а тут: от 17-ти и больше! да ладно! а ггня точно умная?
хотя, по меркам звёздной, динамить родственника императора сопливой деревенской адепткой 8 томов и писать, что мужик целибат ГОДАМИ держит, наверное, и такое вот нормально.
эту афтаршу просто надо перерасти. ну, супругу, которая лет 10 назад была в восторге от неё, сейчас откровенно тошнит уже при упоминании фамилии. как она сказала: "люди должны с годами развиваться, а не опускаться. пишет тётка всё хуже, гаже и гаже. чем дальше, тем помойнее."

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Госпожа чародейка (СИ) (Любовная фантастика)

прекрасная героиня. а ещё она умна и воспитана прекрасно. безумно редкие качества среди тех деревенских хабалок, которые выдаются бесчисленным количеством безумных писалок за образец подражания, то бишь "героинь".
точнее, такую героиню в первый раз и встретил. надо будет книги мадам богатиковой отслеживать.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Фрейдзон: Шестой (Современная проза)

Да! Рассказ впечатляет не меньше, чем "Болото" Шекли!
Всем рекомендую прочесть.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Зайцева: Последние из легенды (СИ) (Любовная фантастика)

всё-таки приятно читать писателя.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Зайцева: Трикветр (СИ) (Любовная фантастика)

заглянул на страничку автора и растерялся: домоводство, юриспруденция, сделай сам и прочее. читать начал с осторожностью, а оказалось, что автору есть, что рассказать! есть жизненный опыт, есть выруливание из ситуаций, есть и сами ситуации. жизненные, реальные, интересные, красиво уложенные в канву фэнтази-сюжета.
никаких глупостей: шла, споткнулась, упала, встала, шагнула, упала, и так раз семьсот подряд.
или: позавтракала, вышла за дверь, купила корзинку пирожков, пока шла по улице сожрала, а, увидев кофейню - зашла перекусить.
прелесть что за вещица!
мадам зайцева и мадам богатикова сделали мою прошлую неделю. спасибо вам, дамы!

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Трис топс (fb2)

- Трис топс [Журн.вариант] (пер. Александр Чегодаев) (а.с. Мемуары охотника на тигров-людоедов-6) 851 Кб, 17с. (скачать fb2) - Джим Корбетт

Настройки текста:



Трис Топс

В тот день, 5 февраля 1952 года, в темно-синем небе сияло яркое солнце, а воздух был бодрящ и свеж. Я стоял на деревянной платформе высотою тридцать футов[1], и передо мною расстилалась лесная прогалина длиною двести ярдов[2] и сто ярдов шириною. По форме она напоминала овал.



Крохотное озерцо с высокими травяными кочками занимало две трети открытого пространства; остальное представляло собою солонец. На удаленном краю озера застыла белоснежная цапля, она терпеливо ждала, когда же мелькнет какая-нибудь неосторожная лягушка, а на открытом плесе прямо перед нею пара поганок вывела на прогулку четверых птенчиков размером с детский шарик. Очевидно, они совершали первое путешествие в мир, полный опасностей. На солонце беспокойно топтался одинокий носорог. Он то нагибался, чтобы полизать землю с солью, то вскидывал голову, втягивая ноздрями лесные запахи.

С трех сторон озеро и солонец были окружены густым высокоствольным лесом, а на четвертой стороне, самой удаленной, тянулась полоса травы длиною в сто ярдов. Она обрывалась прямо у озера. Полосу обрамлял правильный ряд капского каштана. Каштан цвел вовсю, и среди пурпурных цветков с голубым оттенком резвилась стая колобусов[3]. С развевающимися белыми хвостами и длинными белыми мантиями, свисающими на плечи, они смотрелись порхающими гигантскими бабочками. Трудно представить себе более прекрасную и умиротворяющую картину; правда, мир царил не везде — в густом лесу прямо под обезьянами появилось стадо слонов, и в нем уже наметились «серьезные разногласия». В течение нескольких минут воздух сотрясали громкие трубные звуки: пронзительный визг и урчание рассерженных слонов слились. Пока шел этот раздор, обезьяны сбились в кучку и, продолжая тревожно лаять, унеслись прочь на верхушки деревьев. Вела их мать, и к ее груди прильнул детеныш. Одинокий носорог тотчас же сообразил, что его потребность в соли наконец-то удовлетворена; вызывающе храпя, он одним махом развернулся, как умеют делать только носороги, и, задрав голову и хвост, затрусил влево к лесу. Лишь одна терпеливая цапля, не получив награды, да семейство поганок при виде приближающегося стада остались безучастными. И тут из дебрей стали появляться слоны, но не гуськом, по-индейски, а широким фронтом в пятьдесят ярдов. Наконец-то замолкнув и успокоившись, они по двое-трое разбрелись по полосе травы и разреженному кустарнику. Мне удалось охватить глазом их всех, насчитал сорок семь особей. Последними на поляну вышли три самца; один, очевидно, был вожаком стада, а двое — младшими братьями или, не исключено, его сыновьями. Недолог день, когда они силой отберут у старикана права владения стадом, и он окажется изгоем.

Отсюда, с дальнего края платформы, на которой я стоял, открывался короткий пролет ступенек. Они вели в хижину, известную во всем мире, которая звалась «Трис Топс». Хижину построили на верхушках ветвей гигантского фикуса, и забраться в нее можно было только по узкой и крутой тридцатифутовой приставной лестнице. Было время, когда ради безопасности посетителей при помощи лебедки основание лестницы поднимали на верхушки соседнего дерева, но за много лет это безопасное приспособление упразднили. Жилые комнаты хижины состояли из столовой, в уголке которой располагалась дровяная печка, трех кроватей для посетителей, узкой койки в отдельной каморке для белого охотника и длинного открытого балкона, где предлагались удобные мягкие сиденья. С балкона открывалась ясная и никем не нарушенная перспектива на озерцо, солонец, а поодаль на лес, где фоном служили горы Абердэр высотою 14000 футов.

* * *

Принцесса Елизавета и герцог Эдинбургский прибыли в королевский охотничий дом «Сагана», в двадцати милях от Ньери позавчера. Февральским утром меня вызвали к телефону. Я уже заканчивал бриться, и сообщение оказалось сногсшибательным: меня информировали, что Ее Королевское Высочество любезно приглашает меня сопровождать ее в «Трис Топс». Высокие гости должны покинуть охотничий дом в час дня и не спеша прибыть в 2 часа в «Трис Топс», где я должен их встретить.

Ньери является наилучшей площадкой для конного поло в Кении, и вчера состоялся матч, в котором принял участие герцог. Он играл, а принцесса глядела на игру. Спортивная площадка находилась в восьми милях[4] от Ньери и пятнадцати — от королевского охотничьего дома; с трех сторон ее окружали леса и высокотравье. Ни моя сестра Мэгги, ни я сам не любили толкотню, и в то время, когда народ отовсюду стекался к спортивной площадке ради знаменательного события, мы выехали к мосту, перекинутому через глубокий овраг. Он начинался от площадки и уходил в густой лес.

Хотя к тому времени чрезвычайное положение[5] не было объявлено, во избежание волнений, которые уже начались, были приняты меры безопасности. По соседству участились поджоги, но пресса об этом по очевидным причинам помалкивала. Я беспокоился из-за глубокого оврага — по нему можно подползти к игровому полю. Тем не менее, осмотрев полосу песка и не найдя отпечатков ног, я успокоился, а потому мы провели конец вечера на мосту, следя за оврагом. Этим объяснялось наше отсутствие на матче по конному поло.

* * *

Получив сообщение по телефону, я побрился вторично, позавтракал и отправился в административное управление, чтобы получить дорожный пропуск: мне было нужно перекрыть дорогу на время королевского визита. В полдень я проехал восемь миль по шоссе и, оставив позади спортивную площадку, воспользовался ухабистой проселочной дорогой, которая тянулась две мили по узкой долине до подножия холма, где и стоит «Трис Топс».

Там, где кончалась дорога, а примерно в шестистах ярдах вилась пешеходная тропинка до «Трис Топс», я взял из машины ручной чемоданчик и короткую зимнюю шинель. Захватил я их из Ньери. На отдельных деревьях, соседствующих с тропинкой, я прибил перекладины наподобие лестницы, чтобы вскарабкаться в случае нападения слонов, носорогов или буйволов. Эти действия были более чем обоснованы: спустя два дня после того, когда по тропинке прошествовала принцесса и свита, четыре самых высоких дерева с прибитыми перекладинами были выкорчеваны слонами.

* * *

На часах — 1.30, 5 февраля, а в 2.00 наступал ответственный час. Слоны, наконец-то успокоившиеся и не проявляющие признаков агрессии, паслись в траве и кустарниках, потихоньку собираясь у озера. Похоже, они подойдут еще ближе для обзора. Среди них были особи самых разных размеров и возрастов: пятерка слоних сопровождала слонят от роду несколько недель. Эти пять слоних и три самца, находившихся в состоянии «муста»[6], представляли потенциальную угрозу. Но если стадо останется на удаленной стороне озера в течение тридцати минут, все обойдется. Томительно ползли минуты, и уже оставалось пятнадцать минут, когда слоны потянулись к солонцу. Он занимал несколько ярдов прямо у корней фикуса, а в животное, если оно вздумает полизать соль, с нависающего балкона можно бросить носовой платок. Между солонцом и деревом когда-то торчало несколько небольших ветвей, наподобие укрытия для тех, кто приближался к лестнице, которая вела к хижине. Эти ветви вырвали слоны и прочие звери, и на тот период заслон выполнял чисто символическую роль.

Тем временем на платформе с каждым мигом росло мое беспокойство. Все сорок семь слонов сбились на солонце. Настал ответственный час, и королевская свита, если она поспеет к сроку, должна шествовать по тропинке. Но тут громадный самец, которого взъярило ухаживание двух молодых слонов за одной слонихой, устремился в атаку, и все три раздраженных зверя бросились в лес, взяв курс влево, испуская яростные пронзительные трубные звуки и описывая круг позади «Трис Топса», прямиком в направлении тропинки. Что если эскорт с высокими гостями, заслышав слонов, решит: идти вперед слишком опасно, а потому лучше, если все сойдут с машин, чтобы вернуться в сравнительно безопасное открытое место, или же они рискнут добраться до лестницы и хижины? Я прошел по платформе и всмотрелся в лес. От основания лестницы тропинка шла прямиком, а далее сворачивала влево и исчезала из виду. Отовсюду доносились пронзительные звуки, но тропинка не просматривалась, и ничего там не происходило. Вскоре я увидел человека, державшего наизготовку карабин, а с ним рядом — элегантную женскую фигурку. Высокие гости прибыли и, добравшись до поворота тропы, где слоны сбились на виду у солонца, в нерешительности остановились. Нельзя было терять ни одной минуты, а потому, быстро спустившись по лестнице, я подошел к невысокой фигурке, которую признал по фотографиям, — это была принцесса Елизавета. Приветливо улыбаясь и нисколько не пугаясь, принцесса направилась прямо к слонам, которые сгрудились на солонце в десяти ярдах от основания лестницы, под самой хижиной. Вручив мне дамскую сумочку и кинокамеру, принцесса полезла по крутой лестнице — ее сопровождали леди Памела Маунтбеттен, герцог и начальник охраны Паркер. Эскорт под командованием Эдварда Уиндли развернулся и зашагал по тропинке.

За долгую жизнь я видел не один героический поступок, но лишь редкий можно уподобить тому, свидетелем которого я оказался пятого февраля. Принцесса и ее приближенные, видно, в прошлом ни разу не странствовали по африканскому лесу пешими, и в этот славный день они намеревались спокойно отдохнуть в «Трис Топс». Но с момента прибытия их уши резал, как мне впоследствии рассказали, яростный трубный визг взбесившихся слонов. Гуськом сквозь густой кустарник, где видимость была ограничена ярдом-двумя, они шли навстречу этим леденящим звукам. Звуки усиливались, по мере того как приближалась процессия. А тут, когда повернули по тропе и увидели слонов, им ничего другого не оставалось, как пройти еще десять ярдов до спасительной лестницы. Через минуту принцесса, поднявшись по лестнице, уже сидела на балконе и, овладев собою, снимала фильм о слонах.

Видеть их в «Трис Топс» в это время суток довольно необычно, и, пока их снимали, слоны исполнили все, что от них требовалось. Старый самец повел стадо, на почтительном расстоянии его сопровождали два молодых, а он под аккомпанемент громких трубных звуков и яростного визга опять прогнал их прочь. Стая голубей опустилась на открытую площадку, и тут один слон, заметив птиц, наполнил хобот пылью и, осторожно приблизившись, дунул в них пылью, совсем как человек, стреляющий из ружья, заряженного дымным порохом. Голуби вовсе не пострадали, и это было сущее баловство — слон их просто пугнул, а затем взмахнул хоботом вверх-вниз, хлопая ушами, наверное, веселясь от души. Герцог оказался свидетелем этой забавной интермедии. Когда голуби вновь подлетели к тому же самому слону — а, может быть, к другому — слон начал всасывать хоботом пыль и приближаться к птицам. Герцог показал принцессе эту сценку, и ей удалось ее заснять. Тут к нам подошла слониха; рядом с ней ступал крохотный слоненок. Остановившись в нескольких ярдах от балкона, мамаша принялась всасывать влажным кончиком хобота рассыпанную соль, а затем отправлять ее в рот. Слоненок, воспользовавшись занятостью матери, сунул голову под ее левую переднюю ногу и взялся ее сосать. Целиком поглощенная этим проявлением материнских чувств, принцесса, не отрывая глаз от кинокамеры, воскликнула: «Смотрите, она хочет отогнать малыша!» Оказывается, что еще один слоненок трех-четырех лет подбежал к матери и, сунув голову под правую переднюю ногу, тоже решил подкормиться. Пока в разгаре шла кормежка, мать стояла совершенно спокойно, а когда малыш и его старшая сестра насытились или же, не исключено, им так и не хватило молока, оттолкнула дочь, прошла под балконом вместе с малышом и остановилась на отмели, вдающейся в озеро. Здесь она принялась пить, всасывая хоботом воду, задрав голову и вливая ее в глотку. Утолив жажду, она вошла в озеро на несколько ярдов и наконец-то остановилась. Малыш держался от нее слева, он забеспокоился и начал хныкать.

На призывный крик мать не обратила никакого внимания; это был урок — малышу нечего бояться, если рядом его мать. В конце концов слоненок собрался с духом, зашлепал по воде, и тут мать, бережно придерживая хоботом, осторожно подтолкнула его на дальний берег.

До чего же трогательно наблюдать, как стадо слонов тепло относится к потомству! Когда старшие кормятся, молодняк, смирясь с вынужденным «простоем», играет или берет с них пример. Если здесь окажутся громадные, наводящие ужас самцы, молодежь вежливо уступает им дорогу, и никто не посмеет их ударить или растоптать. В отличие от прочих диких животных у слонов есть настоящее сообщество, или семейное стадо. Когда самка уединяется, чувствуя приближение родов, опытные слонихи готовы помочь роженице и защитить новорожденного, пока он не вольется в стадо. Если малыш — или даже старый слон — испытывает трудности или же угрозу, будь то реальную или мнимую, остальные члены сообщества тотчас же придут к нему на помощь. Поэтому стад со слонятами сторонятся все, и, соответственно, идти к лестнице было очень опасно: если изменится ветер или же возбужденная слониха с крохотным слоненком завидит процессию, может последовать неминуемая атака. К счастью, ветер не менялся, и, неторопливо и бесшумно приближаясь к слонам, принцесса и сопровождающие ее лица сумели обойти их так, чтобы они не учуяли людей.

Карра, большущий самец-павиан, не так давно потерявший часть верхней губы в драке, что придавало ему весьма свирепый вид, тоже повел свое семейство в числе одиннадцати особей по лесной тропе к краю солонца. Тут они остановились: слоны не любят павианов, и я видал, как они загоняют такие семейки на деревья и трясут стволы, пытаясь их сбросить. Карра и не думал рисковать. После разведки он увел семью подальше в лес и, описав круг за солонцом, появился у фикуса слева. Тут дерзкая юная самка оставила фамильный круг и, вскарабкавшись по деревянным опорам хижины, предстала на балконе. Пробежав по перилам и избегая направленных на нее камер и биноклей, она добралась до ветки фикуса, нависшей над хижиной. Здесь ее вознаградили сладкой картофелиной такого же размера, как ее голова, и, пока она сидела, деловито сдирая кожуру, ее гримасы были засняты как на кинопленку, так и на фото, причем на расстоянии нескольких футов.

* * *


Незаметно пролетело время, и когда принцессе предложили чай, уже поданный в столовой, она молвила: «Можно подать чай прямо сюда? Я не хочу терять ни одной минуты». Ко времени чаепития слоны уже разбрелись, покинув солонец; некоторые направились влево, в чащу, а остальные прошли под балконом и двинулись вправо по берегу озера. Принцесса отставила чашку чая и принялась перебирать пачку фотографий, когда я увидел водяных козлов, обоих самцов, которые стремительно выскочили на лесную полянку в направлении солонца. Я обратил внимание принцессы на этих животных, она потянулась за камерой, а фотографии соскользнули с колен на пол. Не говоря ни единого слова, вполне оправданных при подобных обстоятельствах, принцессе подали камеру, а оба козла, один от другого на корпус, плюхнулись прямо в озеро. Когда первый покрыл сорок ярдов, то споткнулся о затонувший пень, а второй, не мешкая ни на миг, тотчас же всадил в него рога. Один рог воткнулся несчастному животному в левую сторону крупа, а второй прошел между ногами и достал до желудка. Рога воткнулись так глубоко, что их обладатель даже протащил соперника вперед, прежде чем смог их высвободить. Раненое животное нырнуло, и под водой добралось до укрытия — большого пучка травы. Здесь вода доходила козлу до шеи, и он остановился, а противник кружил по мелководью, вызывающе тряс головой и наконец-то ушел в лес. Этот инцидент, который, очевидно, оказался финальным актом поединка, начавшегося в лесу, тоже был снят принцессой на кинопленку, а затем, отложив камеру в сторону, она подняла бинокль.

Вручая бинокль мне, она спросила: «Это кровь? Как вы думаете, он умирает?» Несомненно это была кровь. Кругом вода покраснела от крови и, судя по учащенному дыханию тяжело раненного зверя, я предположил, что, на мой взгляд, он погибнет.

Карра с семейкой присоединился к пяти бородавочникам и юной изящной самке бушбока[7]. Он опять привлек общее внимание. Две самочки-павианки, щеголяя друг перед другом, задумали завлечь в любовные сети своего дружка — обе они имели на него виды. Эта сцена ревности привела к потасовке, сопровождающейся пронзительным визгом. Карра прервал пререкания, наложив на всех троих подростков «дисциплинарное взыскание». Как раз перед этим он с довольным видом разлегся на солнышке, в то время как одна из его жен прочесывала сквозь пальцы его густую шерсть, выискивая постоянно докучавших паразитов. Ее же супружеские обязанности как раз в том и состояли, чтобы их поймать и обезвредить. И это зрелище удалось снять. Тем временем пять бородавочников, опустившись на колени, щипали невысокую траву у края солонца, а самый маленький из сыновей Карры деловито вскарабкался по задней ноге молодой самки бушбока, чтобы дернуть ее за хвост. Каждая попытка заканчивалась тем, что самка брыкалась и его сбрасывала — эта игра тоже потешила зрителей.

Ни принцесса, ни герцог не курили, а потому я, подверженный этой пагубной привычке, оставил кресло рядом с принцессой и отошел к самому краю балкона, где вскоре ко мне присоединился и сам герцог. Во время беседы я сказал, что Эрика Шиптона[8] знаю — читал статьи в «Таймсе» относительно «ужасного снежного человека» и видел сделанные им фотографии — отпечатки ног на снегу. Когда спросили моего мнения, ведь об «ужасном снежном человеке» ходило немало толков, я ответил, чем немало рассмешил герцога, что не верю, будто бы следы на снегу, сфотографированные Шиптоном, оставило четвероногое существо, но, с другой стороны, я далек от мысли обвинять самого Шиптона в подделке: подозреваю, что кто-то разыграл его самого. Я продолжил, что этот вопрос возбудил огромный интерес — что же собой представляет «снежный человек», а потому удивился, как же Шиптон не повернул назад по следам, до самого начала, а затем надо было идти по отпечаткам до конца. Этот вопрос, как заявил герцог, занимает его лично, и он расспрашивал самого Шиптона. Шиптон ему ответил, что следы начинались от скал, обдутых ветром, где уже не осталось снегового покрова, а довели они до таких же скал. Поэтому идти по ним было невозможно.

* * *

Однако время шло, и тени стали удлиняться. Множество животных, в сущности, куда больше, чем обычно встречаешь на «Трис Топс», выбрались из лесу на открытое пространство. В лучах уходящего солнца силуэты этих животных, вместе с бурным цветением капского каштана, отражались на глади озера, являя картину покоя и красоты, которую мог написать только вдохновенный художник. У меня же просто нет слов, чтобы ее выразить.

Я вернулся к принцессе; она вновь передала мне бинокль и сказала: «По-моему, бедное животное умерло». Внешне казалось, что смертельно раненный водяной козел мертв, но тут он поднял голову на кочке, на которой улегся, а затем заковылял к берегу, касаясь земли головой и шеей. Затем он лег опять, не делая никаких усилий. В течение нескольких минут он оставался в такой же позе. Но тут появились три слона. Вытянув хоботы, они обнюхали козла от головы до хвоста. Очевидно, этот запах им не понравился, они неодобрительно затрясли головами и тихо удалились. Раз козел уже не реагировал на присутствие слонов, мы сделали вывод, что он в конце концов пал, и тогда начальник охраны Паркер и я пошли на него поглядеть. Пока мы выходили из хижины и спускались по лестнице, мертвое животное уже исчезло. Видимо, его утащили два леопарда, чьи следы я видел на тропинке, когда направлялся в «Трис Топс». На этом же самом месте мы обнаружили лужу крови. Поблизости от лужи виднелся большой куст, а за ним — полусъеденные останки водяного козла. Мы нашли их лишь на следующий день.

Во второй половине дня и к вечеру принцесса делала подробные записи обо всех событиях, свидетельницей которых она оказалась, а также обо всех тех животных, которых она сняла. Я понял, что этот дневник предназначен в качестве подстрочного комментария для близких, которые будут смотреть ее сюжеты. Ей все еще предстоял визит в Австралию. Он так и не состоялся.

Пока на небе догорал великолепный закат, а мягкий лунный свет освещал сцену, пришлось камеры убрать. Мы разговаривали вполголоса сообразно обстановке и затронутым темам. Я сказал принцессе, что был глубоко опечален, когда узнал о болезни ее отца, и как сильно радовался, когда он, выздоровев, позволил себе предаться любимому спорту — охоте по перу. Сказал ей и о том, как расстроился, когда услышал в радиопередаче Би-Би-Си, что ее отец стоял без шляпы на сильном, пронизывающем ветру, когда махал ей, а она уже покинула Лондонский аэропорт. Я выразил опасения, как бы он не простудился; на это она ответила, что отец был всегда таким и никогда не думал о себе. Затем принцесса рассказала об обстоятельствах продолжительной болезни отца, об опасениях, страхах, надеждах и радостях всей семьи, когда он наконец-то вскинул трость к плечу и молвил: «Видно, я опять буду охотиться». Это был кризис в болезни, воодушевляющий перелом, добрый знак, когда король вновь ощутил прилив сил и вкус к жизни. Принцесса меня спросила, стрелял ли я куропаток[9]? Я ответил, что стрелять пытался, но большей частью неудачно. Принцесса согласилась, что попасть в шотландскую куропатку влет нелегко даже опытному охотнику, и с гордостью отметила, что король стрелял отлично — в первый день после выздоровления он добыл сорок три куропатки, причем с одним промахом. «Это отличный результат, — подчеркнул я, — за неделю охоты на куропаток я мазал множество раз». — «Верно, — ответила принцесса. — Отец — великолепный стрелок». И добавила, что и сегодня, 5 февраля, он опять на охоте и посвятит этому занятию и следующий день.

Мне приходилось слышать (кое-где было даже заявлено), будто принцесса, простившись с Его Величеством в Лондонском аэропорту, чтобы отправиться в Австралию, уже знала, что его никогда не увидит. В это я не верю. Я убежден: у юной принцессы, той ночью говорившей об отце с такой безмерной нежностью и гордостью и выражавшей горячую надежду, что после возвращения увидит его в полном здравии, не было и тени подозрения, что они прощаются навеки.

* * *

Доложили об обеде, и, покинув балкон, мы чинно прошли в столовую. Накрыли на семь персон, и я было удалился в самый конец комнаты, но принцесса сказала: «А разве вы не хотите отобедать с нами?» Раз она так спросила, герцог указал мне на кресло, предназначенное для него самого, и взял себе жесткий стул. По другую сторону длинного неотполированного обеденного стола стояли скамейки из самого грубого дерева, на которых, я полагаю, навряд ли сиживал герцог. Принимали нас Эрик и леди Бетти Уолкер, а роскошная трапеза, которую они обеспечили, была оценена весьма даже высоко. День, наполненный массой восторженных впечатлений, да свежий, чистый воздух «нагуляли» у всех сильнейший аппетит. Когда к столу подали кофе, внезапно вспыхнул спирт из спиртовки, и огонь перекинулся со стола на пол, устланный плетеными циновками. Пока предпринимались отчаянные попытки затоптать пламя, бой-африканец, который подавал к столу, не мешкая, первым его затушил мокрой одеждой. Через минуту спиртовку убрали, заправили ее вновь, и стол был освещен. Впоследствии на «Трис Топс» был совершен налет, и этого весьма расторопного слугу захватили вместе с постелями, провизией, кухонными принадлежностями и всеми предметами, которые можно унести из хижины. Судьба его осталась неизвестной: либо его косточки выбелило африканское солнце, либо сам он примкнул к террористам. После обеда принцесса и сопровождающие лица вернулись на балкон. В неверном лунном свете на солонце увидели пять носорогов. Цапля, семейство поганок, слоны и прочие животные исчезли, а лягушки, было затянувшие свои вокальные упражнения, тут же замолкли.

Покинув высоких гостей — они остались на балконе, пока не взошла луна, — и захватив свою старую зимнюю шинель, служившую мне в годы войны, я спустился вниз и уютно устроился на верхней ступеньке тридцатифутовой лестницы. Я провел так много долгих ночей на ветвях деревьев, что эти несколько часов на ступеньке не показались мне долгими; в сущности, это была одна радость. Радость чувствовать, что имею честь хотя бы на одну ночь охранять жизнь самой милостивой дамы, которая, с Божией помощью, взойдет на английский трон. А с этим днем потянется целая их череда, и все они пройдут в мире и спокойствии. Ведь я в этом нуждался, и на это были направлены все мои помыслы.

Взошла луна, и в сердце дебрей сгустилась кромешная ночь. Нельзя было ничего разглядеть, если не считать змеи, которая вползла на лестницу так, что я даже не ощутил колебаний. В нескольких футах от меня, если глядеть в просвет сквозь листву фикуса, болтался манильский канат, перекинутый через шкив. С его помощью втаскивали багаж и провизию с земли в верхние комнаты. Вскоре канат натянулся, но я не услышал ни малейшего звука. Кто-то, ступающий на мягких лапах, разлегся на конце каната или же принялся об него тереться. Несколько минут прошло в томительном ожидании; лестница не дрожала. Вдруг канат дернулся опять. Наверное, это леопард, чьи следы я увидел на тропинке. Он хотел подняться по лестнице, но, обнаружив, что она уже занята, ушел прочь. Эта лестница, хоть и крутая, никак не могла служить препятствием для такого зверя-верхолаза, каковым является леопард, и, насколько я знал, скорее наоборот. Упомянутая мною платформа служила леопардам наблюдательным постом или же местом, где можно отоспаться ночью. В отличие от индийских джунглей африканский ночной лес на редкость молчалив, и, если не считать случайной ссоры носорогов, я услышал за всю ночь лишь заунывный вой гиены, лай бушбока и крик древесного дамана[10].

С первым проблеском зари я умылся, побрился и, поднявшись к домику, нашел принцессу уже сидящей на балконе. В руках она держала экспонометр, чтобы определить освещенность, прежде чем снимать старого носорога, который явился на солонец. В Африке светлеет быстро, и, как только первые лучи солнца упали на эту сценку, нетерпеливая принцесса приступила к съемке. Когда она снимала носорога, герцог обратил ее внимание на второго — он тоже пришел на солонец. Очевидно, оба зверя были закоренелыми недругами; они, не долго думая, бросились навстречу друг другу, словно их грандиозная битва была специально подстроена ради высоких гостей.

Нападая и отступая, как маневрируют опытные боксеры, выбирающие позицию, два носорога лупили друг друга, пока пришелец не решил, что благоразумие куда выгоднее доблести, и, вызывающе храпя, затрусил в лес, позволив принцессе наконец-то выпить желанный горячий чай, который подала леди Бетти.

Хотя спала она всего лишь несколько часов, глаза принцессы оживленно сияли, а лицо было свежим, как распустившийся бутон — никаких искусственных средств, дабы подчеркнуть румянец щек. Много лет назад одним зимним днем я стоял на берегах Ганга и глядел на принцессу рядышком с ее дедом так же близко, как и сейчас, очевидно, она унаследовала этот чудесный цвет лица.

Тем временем носороги ушли; лишь одна белая цапля застыла у края озера, и только семейка поганок разрезала водную гладь. Камеры и бинокли убрали. Мы пошли в столовую на завтрак, состоявший из яичницы-болтуньи с беконом, тостов, мармелада, кофе, на сей раз поданного без приключений, а также отборных, сладчайших фруктов, которыми способна снабдить только Африка. Сейчас не было необходимости беседовать вполголоса, и, когда мы позавтракали, я заметил, что принцесса — единственный член королевской семьи, который спал на дереве, а также вкушал обед и завтрак, приготовленные тоже на ветвях.

Наконец появился эскорт под командованием Эдварда Уиндли, чтобы провести по лесу королевскую семью и приближенных к ожидающим машинам; тут счастливая, сияющая принцесса обернулась, помахала на прощанье и произнесла: «Я еще вернусь!» Вскоре после возвращения в королевский охотничий домик принцессу известили, что отец ее, о котором она говорила с теплотой и гордостью, прошлой ночью скончался во сне.

Не представляю себе такую же молодую чету, которая провела столь счастливые и беззаботные часы в «Трис Топс» с 2 часов дня 5 февраля до 10 часов утра 6 февраля, как принцесса Елизавета и герцог Филипп. Что же касается меня, то мне была оказана высокая честь и привилегия — провести эти же часы в их обществе, и они никогда не изгладятся из моей памяти.

В журнале было записано количество гостей и животных, которых они видели. На следующий день после посещения «Трис Топс» принцессой мне вернули журнал, чтобы я мог об этом написать. Кроме перечисления лиц из числа королевских приближенных и отмеченных ими животных, а также связанных с ними эпизодов, я добавил: «Впервые в истории юная леди поднялась на дерево принцессой на один день, испытала здесь, как записала сама в журнале, „самые захватывающие впечатления“, а следующим днем спустилась с дерева Королевой; да благословит ее Господь!»

* * *

Нынче от фикуса и хижины, удостоенной визита принцессы Елизаветы и герцога Эдинбургского (а за четверть века — посетителей всех частей Земного шара), остался всего лишь обгорелый пень, торчащий на пепелище. Когда-нибудь из этого пепла возродится новый «Трис Топс» и на другом балконе новое поколение будет глядеть на птиц и зверей. Но всем нам, кто помнил величавое старое дерево и гостеприимную хижину, «Трис Топс» уже не вернуть.

Примечания

1

1 фут – 30,48 см (здесь и далее прим. перев.)

(обратно)

2

1 ярд – 91,44 см.

(обратно)

3

Колобус – род обезьян среднего размера, обитающих в горных лесах тропической Африки. Судя по описанию Джима Корбетта, здесь упомянут королевский толстотел (синоним: гвереца с мантильей, или королевская гвереца).

(обратно)

4

1 миля – 1,609 км.

(обратно)

5

Имеется в виду восстание 1952–1956 гг., так называемое «восстание мау-мау», направленное против белого меньшинства.

(обратно)

6

Муст – в период спаривания (примерно три недели) у возбужденных слонов-самцов из железы, расположенной между ухом и глазом, выделяется темный секрет, хорошо заметный. Такое состояние называют «мустом».

(обратно)

7

Бушбок – одна из самых мелких лесных антилоп, обитающая по всей Африке к югу от Сахары.

(обратно)

8

Шиптон, Эрик – английский путешественник и альпинист, впервые сфотографировавший (1951) следы так называемого «снежного человека» в северо-восточном Непале.

(обратно)

9

Здесь упомянута шотландская куропатка, или красный граус, подвид тундряной куропатки.

(обратно)

10

Древесный даман – мелкое млекопитающее, по размеру и внешне напоминающее сурка, но по систематическому статусу близкое к трубкозубам и хоботным.

(обратно)

Оглавление