КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471457 томов
Объем библиотеки - 690 Гб.
Всего авторов - 219856
Пользователей - 102178

Впечатления

каркуша про Ратникова: Обещанная герцогу (Фэнтези: прочее)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Вульф: Вагина (Эротика, Секс)

В женщине красивей вагины только глаза :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Авиация и время 1995 06 (fb2)

- Авиация и время 1995 06 1.23 Мб, 72с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Журнал «Авиация и время»

Настройки текста:




Авиация и время 1995 06


СОДЕРЖАНИЕ

Уроки Афганистана

В тени люфтваффе

Корейский счет талалихинцев

Корейский дебют "Скайрейдера"

Як-38. Тернистый путь первопроходца.

Заглянуть за горизонт


(самолет ДРЛО Ан-71)


От концепции к прототипам

Вероятно, стремление заглянуть за горизонт было свойственно полководцам всех времен. Не удивительно, что первым применением аэропланов в военном деле стала разведка. Стремительное развитие боевой авиации потребовало принятия мер для уменьшения вероятности внезапного появления самолетов неприятеля над своей территорией. Настоящей революцией в этом деле стало поступление на вооружение в конце 30-х гг. наземных радиолокационных станций. Вскоре появились и первые самолетные РЛС. «Висящий в воздухе» локатор продемонстрировал значительные преимущества перед наземным, так как ему в меньшей степени мешал рельеф земной поверхности. Эти преимущества быстрее других оценили в США, где и появились первые специальные самолеты дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО). Сразу после окончания второй мировой войны на вооружение были приняты четырехмоторный PB-1W, построенный на базе знаменитой «Летающей крепости», и TBM-3W -модификация палубного бомбардировщика «Авенджер».

К концу 70-х гг. на Западе сменились уже несколько поколений самолетов такого назначения. ВВС США и Объединенные вооруженные силы НАТО располагали стратегическим самолетом ДРЛО Е-ЗА «Сентри». ВМФ США эксплуатировал палубные Е-2С «Хокай», которые в качестве тактического самолета ДРЛО были приняты на вооружение в Израиле. Во многом благодаря своевременному освоению Е-2С авиация этой страны получила значительные преимущества в очередной войне с арабами в 1982 т. В это время в СССР на вооружении состоял только стратегический Ту-126 (создан на основе Ту-114), а самолета оперативно-тактического назначения для непосредственного управления боевыми действиями не имелось.

В 1982 г. правительство СССР по представлению министерств обороны, авиа-, радио- и электронной промышленности, а также промышленности средств связи приняло решение о проведении исследовательских работ по оперативно-тактическому самолету ДРЛО.

Первый летный Ан-72 в процессе переделки в первый Ан-71

Головным предприятием по теме в целом был определен Киевский механический завод (КМЗ - ныне АНТК им. О.К.Антонова), а по радиоэлектронному комплексу - Московское НПО «Вега». Требования к самолету были очень высоки, а сроки сжаты. Предстояло создать машину наземного базирования, не уступающую Е-2С. Применение этого самолета позволило бы значительно повысить боевую эффективность советской истребительной и штурмовой авиации. Требования, сформированные в 1982-83 гг. ВВС и ПВО при участии научно-исследовательских институтов и предприятий промышленности, предусматривали:

- продолжительность полета 4,5-5 ч;

- возможность обнаружения на больших дальностях множества низколетящих и малозаметных целей;

- одновременное сопровождение не менее 120 целей;

- обнаружение в широком диапазоне частот излучающих РЛС, их классификацию и определение пеленга, отображение соответствующей информации на рабочих местах операторов;

- совместную работу самолета с истребителями-перехватчиками, как состоящими на вооружении, так и разрабатываемыми;

- передачу информации одновременно на командные пункты и в АСУ ВВС, ПВО, ВМФ и Сухопутных войск;

- эксплуатацию в различных географических зонах в простых и сложных метеоусловиях, днем и ночью, при температурах наружного воздуха ±50°С;

- обеспечение автономности базирования в течение продолжительного времени.

Изготовление антенного обтекателя, октябрь 1984г.

Особенностью разработки самолета, позже получившего обозначение Ан-71, стало оперативное решение концептуальных вопросов: определение компоновки, состава и технического уровня оборудования, порядка и сроков создания, а также тактики применения. В результате в IV квартале 1982 г. появились проект ТТЗ и техническое предложение на самолет (в двух вариантах построения радиотехнического комплекса (РТК). 1-й вариант -РТК, работающий в дециметровом диапазона длин волн, с размещением антенных систем в обтекателе над фюзеляжем самолета. 2-й вариант - РТК, работающий в сантиметровом диапазоне, с размещением антенных систем в носовой и хвосто-вой частях фюзеляжа*.

* В период работы над темой на КМЗ прорабатывался также вариант этого самолета с конформными антеннами.

Традиционная бутылка шампанского разбита. Участники церемонии собирают «сувениры». На переднем плане: автор, нач. цеха окончательной сборки В.Р.Войцеховский, зам.директора КМЗ О.Г.Котляр. 23 июня 1985 г.

При разработке техпредложения рассматривались несколько носителей РТК, в том числе: Ан-32, Ан-12, Ан-72 и специально создаваемый самолет. Оценивались аэродинамические и компоновочные особенности планера и оборудования, энергетические возможности и реальность достижения предполагаемых тактико-технических требований (ТТТ). Проводились аэродинамические исследования на моделях двух вариантов самолета. Определялось: положение антенного обтекателя (АО) с учетом интерференции с фюзеляжем, крылом и оперением, влияние его на устойчивость, управляемость, аэродинамическое качество и т.п. Подготовленные материалы к марту 1983г. были рассмотрены заказчиком и на основе их всестороннего анализа был принят вариант с размещением антенны над фюзеляжем, ставший основой для разработки этого комплекса, о чем в тактико-техническом задании (ТТЗ) написано предельно конкретно: «Самолет Ан-71 создается на базе легкого ВТС Ан-72». На этапе техпредложения фактически определилось лицо новой машины: проработки и исследования были настолько глубоки и объемны, что позволили перейти к рабочему проектированию, минуя стадию эскизного проекта и постройки макета.

Аэродинамическая компоновка Ан-71 выбиралась, исходя из необходимости обеспечения работы антенны РТК без зон затенения конструкцией самолета. Прорабатывались две схемы размещения АО: на специальном пилоне и на законцовке вертикального оперения (ВО). Коплекс-ный анализ схем показал преимущества последней, хотя при этом требовалось заново разработать хвостовую часть фюзеляжа и оперение. Было спроектировано ВО, имевшее обратную стреловидность, большие хорду и толщину. По сравнению с исходным Ан-72 почти на 4 м уменьшилось его плечо, что негативно сказалось на управляемости машины. Горизонтальное оперение (ГО), перенесенное на фюзеляж, попадая в зону воздействия реактивных струй от двигателей, должно было испытывать высокие вибрационные нагрузки. Для снижения этого негативного воздействия ГО придали довольно значительный угол поперечного «V» и спроектировали отогнутую вверх хвостовую часть фюзеляжа, что позволило приподнять ГО на 500 мм. При этом моментные характеристики самолета по тангажу все же заметно отличались от Ан-72.

На самолете использовали более мощные по сравнению с исходными двигатели Д-436К. Однако обеспечение заданных ВПХ (взлет с одним отказавшим двигателем) все же потребовало дополнительно установить и «разгонник» - РД-36А.

За необычный вид самолета пришлось расплачиваться необходимостью решения целого ряда проблем, среди которых:

- недостаточная устойчивость и управляемость самолета в боковом и продольном каналах;

- необходимость установки двузвенного, четырехсекционного руля направления большой площади, что усложнило управление и заметно снизило эффективность триммера руля;

- догрузка ГО от потока газов двигателей.

Когда чертеж общего вида Ан-71 принесли на утверждение О.К.Антонову, он, задумчиво взглянув на него, произнес: «Да… экзотика… Ну, что же. это нужно…».

Выкатка первого Ан-71, 23 июня 1985 г.

Ан-71 (№ 01) выполняет первые пробежки, июль 1985 г.

После первого полета. Генеральный конструктор с экипажем Ан-71. Слева направо: И.И.Радауцан, А.В.Ткаченко, П.В.Балабуев, С.А.Горбик, В.А.Петренко. Аэродром Гостомель, 12 июля 1985 г.

В 1-м квартале 1983 г. после рассмотрения техпредложения и ТТЗ началось рабочее проектирование самолета. Директивный график устанавливал следующие сроки: рабочее проектирование - до III квартала 1984 г.; подготовка производства - I-III квартал 1984 г.; изготовление деталей и агрегатов - I-IV квартал 1984 г.; окончательная сборка, монтаж систем, отработка и передача самолета на летные испытания - I-II квартал 1985 г. Постановление СМ СССР о постройке самолета ДРЛО Ан-71 было подписано 9.01.1984 г., когда работы по машине шли уже полным ходом.

Приказом по КМЗ от 01.10.1982 г. ведущим конструктором по машине был назначен А.И.Науменко. Позже назначены ведущие конструкторы по направлениям: С.П.Федин - по радиоэлектронному оборудованию; Ю.И.Хоролец - по постройке самолета; С.А.Филь - по летным испытаниям, Э.А.Шоломицкий- по системам кондиционирования и охлаждения. На ЛИиДБ КМЗ сопровождение самолета в процессе летных испытаний поручили ведущим инженерам: И.И.Радауцану, А.Ю.Доленко и A.M.Загуменному. Общее руководство и решение наиболее сложных концептуальных проблем осуществлял П.В.Балабуев*.

Строились одновременно три самолета: два летных и один для статиспытаний. Первый Ан-71 (срок сдачи - ll-й квартал 1985 г.) переделывался из четвертого опытного Ан-72**. Он имел достаточно большой налет и одну аварийную посадку.

после которой не эксплуатировался. Этот самолет снабдили серийной РЛС от Ан-72 с носовым обтекателем большего размера, в результате чего он получил характерный «пеликаний клюв». Кроме того самолет имел фюзеляж короче серийного, что потребовало установить перед крылом между 14 и 15 шпангоутами 990-мм вставку.

Второй Ан-71 (срок сдачи на статис-пытания - апрель 1985 г.) получен на базе первого опытного Ан-72***. В начале мая 1985 г. были проведены первые его нагру-жения, а затем и испытания в полном объеме. Третий Ан-71 (срок сдачи - IV-й квартал 1985 г.) строился путем переделки серийного Ан-72, поагрегатно поставленного Харьковским авиазаводом.

Постройка опытных машин и их передача на испытания шли строго по графику. Не менее напряженно велись работы по разработке РТК и его составляющих. На Ан-71 последовательно размещались три образца РТК, которые настолько отличались друг от друга по характеристикам, что можно говорить о трех «поколениях» этих комплексов. При создании первого образца РТК внимание уделялось его радиолокационной части, основные компоненты которой располагались в третьем и первом отсеках фюзеляжа и в АО. Этот состав оборудования установили на Ан-71 (№01) сразу же после окончания первого этапа испытаний ЛТХ самолета. Полученные вскоре экспериментальные данные настолько изменили представление разработчиков о характере взаимодействия комплекса с подстилающей поверхностью****, что стала ясна необходимость изменения его радиолокационной и вычислительной части. В кратчайшие сроки в состав и конструкцию блоков внесли необходимые изменения, и появился комплекс «второго» поколения, который установили на Ан-71 (№ 03). Его оборудование разместили в трех отсеках фюзеляжа. Возросшие требования заказчика по обеспечению взаимодействия самолета ДРЛО со средствами уничтожения целей, постепени автоматизации работы операторов, а также расширению круга решаемых задач привели к созданию третьего образца РТК, который установили на Ан-71 (№ 03) во время перерыва в проведении летных испытаний.

* С /984 г. - генеральный конструктор.

** Ан-72 (№ 004) • первый летный экземпляр самолета этого типа, взлетевший 31 августа 1977 г. Имел регистрационный номер СССР-19774. После проведения доработок в июне 1979г. экспонировался на авиасалоне в Ле Бурже, неся бортовой номер 350 и госрегистрацию СССР-83966. Позже регистрационный номер этой машины был вновь заменен на СССР- 72004, с которым она эксплуатировалась вплоть до переделки (прим, ред.)

*** Был построен для проведения статиспытаний по программе Ан-72 (прим. ред.)

**** Термин, определяющий рельеф местности и ее геофизические особенности.

Опережающая постройку и испытания самолета доводка систем велась на более чем 30 стендах. Так, в частности, отрабатывалась заправка охлаждающей жидкости в систему жидкостного охлаждения (СЖО) радиоэлектронной аппаратуры.

Огромное внимание уделялось и мероприятиям по обеспечению биозащиты экипажа: остекление фонаря кабины имело защитное напыление, проходы жгутов,тяг. трубопроводов через перегородки и элементы планера самолета выполнялись с обязательным соблюдением радиогерметичности. Проведенные позднее проверки величин электромагнитных полей и возможного их «перетекания» показали высокую эффективность примененных средств защиты.

Взлетает Ан-71 (№01)

Создание АО с размещенными в нем системами локаторов велось совместно специалистами КМЗ и НПО «Вега». Проводились его испытания на прочность, исследовались возможности изготовления тонкостенных силовых конструкций больших габаритов. Особое внимание уделялось приводу, подшипнику и механизму вращения. Отрабатывалась конструкция антенны и способы ее настройки. Эксперименты проводились как на моделях, так и на натурных стендах. Испытания АО подтвердили его высокую прочность (оболочка А1 выдержала нагружение до 300% расчетной нагрузки, а А2 -до 230%).

Большое внимание уделялось обеспечению электромагнитной совместимости (ЭМС) бортовых комплексов.

Выкатка Ан-71 (№ 03), 19 февраля 1986 г.

Была создана автоматизированная система бортовых измерений (СБИ) характеристик ЭМС. Она позволила существенно сократить время исследований, повысить достоверность измерений, увеличить их объем, проводить как парные, так и групповые измерения с учетом реакции систем на предыдущее воздействие. Созданная СБИ ЭМС в 1985-90 гг. не имела отечественных и зарубежных аналогов. На КМЗ был построен стенд этой системы, для совместной работы с которым доработали стенды комплексов навигационного и связи, что позволило проводить предварительную отработку радиоблоков. На обоих летных экземплярах Ан-71 СБИ ЭМС была смонтирована в полном объеме и показала свою работоспособность. Благодаря универсальности эту систему можно применять на любых объектах, где требуется оценка ЭМС.

В 1982-83 гг. в ОКБ прорабатывался и вариант корабельного самолета ДРЛО. Вначале рассматривались два варианта -на базе создаваемой сухопутной машины и вновь проектируемой. В дальнейшем работы продолжились в направлении модификации Ан-71 в палубный самолет.

В IV квартале 1983 г. появилось ТТЗ, а в III квартале 1984 г. разработали техпред-ложение. В нем был представлен вариант палубного самолета-носителя, выполняющего ТТЗ в полном объеме. Однако для него на авианесущем корабле следовало иметь катапульту, а не взлетную полосу с трамплинным участком, либо существенно повысить тяговооруженность машины (предлагался вариант с тремя разгонными двигателями).

Заказчик, рассмотрев техпредложение, принял следующее решение:

1. Исходя из условий взлета и посадки с авианесущего корабля, массы РТК, необходимости серьезной доработки сухопутного варианта, проведения большого объема аэродинамических и стендовых исследований, считать нецелесообразным дальнейшую разработку корабельного самолета на базе сухопутного.

2. Продолжить работы по созданию корабельного варианта с выполнением опытно-конструкторских работ со всеми этапами.

Позже в СССР приступили к созданию корабельного самолета ДРЛО, но эти работы проводила уже другая фирма…

Ан-71 (№ 03) готов к первому полету

Летные испытания

В середине июня 1985 г. первый Ан-71, получивший регистрационное обозначение СССР-780151, в полном объеме укомплектовали самолетными системами и частично макетом РТК. 23 июня 1985 г. в 11.30 состоялась торжественная выкатка его из сборочного цеха. 25 июня машину заправили и произвели тарировку. 3 июля был подписан акт о передаче самолета на ЛИиДБ КМЗ для проведения летных испытаний, и уже 5 июля выполнены первые скоростные пробежки. В тот же день оформили акты о готовности самолета и экипажа к первому вылету. 11 июля методсовет, состоявший из представителей КМЗ, заказчика и ЛИИ, подписал разрешение на выполнение первого вылета. 12 июля 1985 г. в 14.30 экипаж в составе А.В.Ткаченко (командир), С.А.Горбик (помощник командира), В.А.Петренко (бортинженер-испытатель) и И.И.Радауцан (инженер-экспериментатор) поднял Ан-71 в воздух с ВПП Киевского авиазавода.

Успешный полет до аэродрома в Гос-томеле стал итогом почти трехлетнего марафона по созданию самолета. До конца 1985 г. Ан-71 выполнил 75 полетов с общим налетом в 117 часов. Из них 50 - по программе генерального конструктора, а 25 - на исследование и доводку. Летные испытания этой машины с экспериментальным образцом РТК начались в мае 1986 г.

При посещении в 1985 г. КМЗ Генеральным секретарем ЦК КПСС М.С.Горбачевым киль Ан-71 с «тарелкой» РЛС попал в объектив одного из фотографов РАТАУ и впоследствии, в 1987 г., был опубликован в книге «Аэрофлот», добавив работы спецслужбам Запада и противодействовавшим им советским инстанциям.

19 февраля 1986 г. состоялась выкатка Ан-71 (№ 03), получившего регистрационное обозначение СССР-780361, а 28 февраля его поднял в воздух экипаж в составе: В.Г.Лысенко (командир), А.В.Ткаченко (помощник командира), Ю.А.Дмитриев (бортинженер-испытатель) и М.Н.Бе-резюка (инженер-экспериментатор).

Испытания обоих самолетов проводились вначале по программе генерального конструктора, а затем по 1-му этапу лет-но-конструкторских испытаний (ЛКИ). До приостановки программы Ан-71 (конец 1990 г.) выполнено 387 полетов (650 летных часов) на машине № 01 и 362 полета

(380 летных часов) на машине № 03. В ходе экспериментов менялся состав работавших экипажей, но наибольшее количество полетов выполнил С.В.Максимов - ведущий летчик по этому самолету.

В процессе испытаний исследовались характеристики:

- на предельных по прочности режимах полета;

- при имитации отказов в системе управления;

- устойчивости и управляемости самолета во всем эксплуатационном диапазоне скоростей, центровок, углов атаки и скольжения (в том числе на важном для самолета ДРЛО режиме «плоского разворота»);

- маршевых и разгонного двигателей, систем силовой установки;

- самолетных систем и комплексов, в т.ч. обеспечивающих работу РТК;

- влияния электромагнитных полей РТК на работу доплеровского измерителя скорости и угла сноса (ДИСС) и системы дальней навигации (СДН) (впоследствии была установлена защита ДИСС и перемещены антенны СДН);

- ЭМС средств радиосвязи, внутри-объектовой и внешней ЭМС;

- системы охлаждения и температурный режим в отсеках фюзеляжа;

- радиогерметичности конструкции самолета и системы биозащиты экипажа и обслуживающего персонала при работающей РЛС;

- комплекса средств связи при совместной работе с наземными и воздушными абонентами, в том числе в помехо-защищенном режиме;

- радиолокационного канала (даль-; ность, потребные мощности вычислитель- j ного комплекса, антенно-фидерных ус- | тройств, влияния конструкции самолета и (подстилающей поверхности и т.п.);

- вибронагруженности аппаратуры РТК ^ и самолетного оборудования.

Пилотажно-навигационный комплекс подтвердил свои возможности по автоматическому самолетовождению на всех режимах полета: взлет, выход в зону, патрулирование по заданному маршруту с выполнением плоского разворота, возврат и посадка.

Исследование влияния конструкции планера на диаграмму направленности антенн РТК

Первый взлет Ан-71 (№ 03), 28 февраля 1986 г., 14 ч. 30 мин.

В ходе исследований были выявлены и устранены:

- недостаточная эффективность триммера руля направления (впоследствии задняя кромка триммера утолщена до 30 мм);

- неудовлетворительные характеристики продольной устойчивости самолета (были «обрезаны» законцовки рулей высоты);

- неустойчивость работы электросистемы управления (найдены наводки);

На первом Ан-71 в хвостовой части фюзеляжа под обтекателем установили противоштопорную парашютную систему (ПШПС). Ее планировалось использовать при необходимости в летных испытаниях на больших углах атаки (БУА), которые были проведены в полном объеме в апреле 1988 г. Подтверждены удовлетворительные характеристики устойчивости и управляемости Ан-71 на этих режимах. При выходе на максимальные углы атаки сваливания самолета в штопор не происходило.

Передняя опора шасси

Основные опоры шасси

Вид на отсек ВСУ

В ходе испытаний имели место и курьезные случаи. «Аэродромная братия», хорошо зная, что мощности высокочастотного излучения обзорной РЛС Ан-71 вполне достаточно, чтобы испортить здоровье любому незащищенному живому существу в нескольких сотнях метров от самолета, обычно с опаской поглядывала на машину с вращающейся на стоянке антенной, хотя включение РЛС на земле и было запрещено. Однажды во время такой прокрутки дверь самолета открылась и на бетонку спустились Сергей Филь и Николай Бережной, облаченные в защитные костюмы. Мгновенно осознав опасность, работавший на соседних самолетах техперсонал кинулся кто куда. В считанные секунды стоянка опустела, но когда люди поняли, что их попросту разыграли, «многоэтажный восторг» был неописуем.

При подготовке к испытаниям на БУА на самолете установили специальную систему, облегчающую покидание машины в экстренной ситуации. Вдоль прохода, идущего от пилотских кресел (испытания проводились уменьшенным составом экипажа) к входной двери, разместили щиты с рельсами, по каждому из которых с помощью электропривода перемещалась каретка с рукояткой, оснащенной выключателем. В критический момент летчик отстегивал привязные ремни, наклонялся в проход между креслами и обеими руками хватался за рукоятку, нажимая выключатель. Его волокло к входной двери, открывающейся с помощью гидропривода. Оставалось только вывалиться в дверной проем и дернуть кольцо парашюта.

Левый обтекатель шасси

Зона сопла разгонного двигателя РД-36А

Испытания в общем прошли успешно. К счастью, до практического применения системы не дошло.

Испытательные полеты проводились не только с киевских аэродромов, но и в других регионах, включая Среднюю Азию, Кавказ, Поволжье и Крым, над различными подстилающими поверхностями и во все времена года. Практически в полном объеме была завершена программа 1-го этапа ЛКИ.

По оценке институтов МО и МАП применение Ан-71 позволяет повысить боевую эффективность истребительной авиации в 2,5-3 раза. Самолет может иметь и небоевое применение: для ретрансляции информации о воздушной обстановке, управления воздушным движением в неосвоенных районах (не случайно на его фюзеляж нанесли аббревиатуру ЕС УВД), опознавания надводных и воздушных объектов, проведения поисковых операций и т.п. Ан-71, его системы и комплексы не требуют применения специальных средств обслуживания и позволяют осуществлять длительную (до 30 суток) эксплуатацию машины в отрыве от основной базы.

Сегодня сложно дать однозначный ответ на вопрос о дальнейшей судьбе Ан-71. Ввиду отсутствия финансирования работы по его созданию и доводке были заморожены в конце 1990 г. Два опытных образца самолета вот уже пять_лет стоят на аэродроме в Киеве…

Правый обтекатель шасси


Уроки Афганистана


(Воспоминания летчика ВТА)

Сергей Леонидович Добровольский - один из лучших и опытнейших летчиков ВТ А. Его налет на транспортных самолетах превышает 6000 часов, из них в Афганистане - 300 часов. ВДРАон прослужил год в должности летчика-инспектора при штабе ВВС 40-й армии, где выполнял полеты в самой сложной боевой обстановке. Затем регулярно летал в Афганистан из Союза. Награжден орденами Красной Звезды и «За службу Родине в Вооруженных Силах» III-й степени.

Весной 1981 г. я был зам. командира! эскадрильи 25-го Гвардейского полка в! Мелитополе, когда меня вызвали на со-; беседование и предложили «проявить свои лучшие качества». Дело было, в принципе, добровольное и вполне можно было отказаться, но делать этого, конечно же, не следовало. Мой сосед отказался, и вроде бы толковый офицер, а так и остался навсегда на должности заместителя командира эскадрильи.

Мне довелось пробыть в Афганистане с 16 октября 1981 г. до конца ноября 1982 г. Транспортные самолеты там числились в составе 50-го отдельного смешанного полка, базировавшегося в Кабуле. Полк располагал АН-12/24/26, чуть позже появились разведчики Ан-30 и два «скальпеля» - уникальные воздушные госпитали на базе Ан-26. Всего в то время в полку насчитывалось 22 или 24 транспортных самолета. Летали в основном по территории ДРА, в Союз попадали очень редко, и то на один день. Только «черный тюльпан» совершал регулярные рейсы в Ташкент. Командовал полком Виталий Егорович Павлов - один из немногих, кто тогда получил звание Героя. Сейчас он командует армейской авиацией России.

Летать приходилось много: в день совершали по 5-6 посадок. Главная задача - переброска войск и грузов, эвакуация раненых и больных. Выполняли ее, летая в основном между более-менее приличными аэродромами (их всего, включая главные базы, 9 или 10), но случались рейсы и на отдаленные площадки в горах, куда летать могли единицы. Одна такая площадка - Файзабад мне запомнилась особенно: превышение над уровнем моря 2400 м, длина укатанной танками полосы 1500 м, что в условиях разреженного воздуха чрезвычайно мало, заход только с одной стороны по ущелью.

Ил-76 заруливает на стоянку. Кабул, 1984 г.

Ил-76 взлетает из аэропорта Кабул

Специфика посадки на эту площадку заключалась в том, что если «промазал», принимать решение об уходе на второй круг надо было километров за 4-5. Ближе просто невозможно - по сторонам отвесные скалы. При мне туда «ходили» всего три экипажа на Ан-26. После их замены туда не летал никто. Другая подобная площадка располагалась на запад от Кабула. Все ее оборудование состояло из флага, высотомера, радиостанции и бойца, который отвечал на запросы экипажей о текущей барометрической высоте места посадки. Полоса начиналась и заканчивалась обрывами. При подлете, когда на тебя надвигается обрыв, испытываешь большое желание сесть с перелетом. Но делать этого нельзя ни в коем случае: выкатишься и упадешь в пропасть. Когда на эту площадку пробовали летать афганцы, в одной из первых попыток они потеряли таким образом Ан-24. Вообще они, хоть и летали только днем и в сравнительно простых условиях, «накрошили» довольно много машин. Работали они сами по себе, мы с ними почти не взаимодействовали. Но всегда, на любом аэродроме нас предупреждали: будьте внимательны -«демократ» на заходе или в наборе.

Кроме транспортных перевозок, задачами ВТА в Афганистане были фоторазведка, контроль результатов ударов, по ночам - подсветка САБами местности для обеспечения действий пехоты или с целью помочь «вертушкам» вывезти раненых. Выполняли даже бомбометание с Ан-26, для чего самолеты были оборудованы внешними бомбодержателями для четырех бомб калибра 1000 кг и оптическим прицелом. В условиях жары мы, конечно, бомбовую нагрузку ограничивали.

Изнуряющая летняя жара не только ограничивала взлетный вес самолета, но накладывала отпечаток на расписание полетов. В июне и июле в самолете можно было находиться где-то с 6 до 8 часов утра и после 18 вечера. Днем же - как в духовке. Экипажам Ил-76, прилетевшим из Союза, было проще: включат ВСУ, она кабину охлаждает. На Ан-26 хороший турбохолодильник, даже летом кидается хлопьями инея. А вот на АН-12 обстановка похуже: все переключатели в кабине - не дотронуться, штурвал - ну, очень горячий, сами «лопухи» (наушники) - из них, извините, сало капает, как их на уши? Представьте себе: июнь, Кандагар, часа 3-4 дня, солнце в зените, а мы в перчатках, чтобы не обжечься. А условия для отдыха какие? - в тени под самолетом. Там всегда ветерок, даже если вокруг полный штиль.

К сожалению, боевая работа ВТА не обошлась без потерь. Первый Ил-76 с войсками на борту разбился еще при входе в Афганистан в 20-х числах декабря 1979 г. Точную причину так и не установили, ведь к месту падения удалось пробраться только в 1983 г. Другой Ил-76 моего однокашника Сергея Бондаренко сбили над Кабулом в том же 1983 г. Ракета попала между 3-м и 4-м двигателями, и в результате взрыва паров топлива в полупустых баках разрушилось правое крыло самолета. В мае 1983 г. в Джелалабаде сбили Ан-12 моего заменщика. В Кандагаре садящийся Ан-12 попал под обстрел, командир, очевидно, погиб, и машина выкатилась с полосы и врезалась в стоящий Ми-6. Недалеко от границы с Пакистаном ракетой сбили радиоразведчик Ан-24. Во многих случаях экипажи ВТА, проявляя мужество, с честью выходили из самых сложных ситуаций. Так, в 1983 г. на аэродроме Фарах был обстрелян стоявший под разгрузкой АН- 12 майора Залетинского. Весь экипаж получил ранения, но сумел вывести самолет из-под обстрела, запуская двигатели уже в процессе руления, и на трех двигателях увел Ан-12 в Кабул.

Все это послужило толчком для осмысления опыта, который получили пилоты ВТА за первые годы войны, пересмотра некоторых устаревших представлений о методах действий транспортных самолетов, извлечения необходимых уроков из случаев боевых потерь. Важнейшие выводы касались внедрения новых приемов пилотирования, оснащения самолетов дополнительным.оборудованием и совершенствования летной подготовки с учетом требований войны.

Ан-12 разгружается в кабульском аэропорту. Под прикрытием Ми-24 взлетает Ил-76 (регистрационный номер СССР-76705), командир п/п-к С.В.Михеев. Июль 1988 г.

В Афганистане транспортные самолеты (как, впрочем, и другие) подвергались обстрелам в основном во время взлета и посадки. Поэтому для этих режимов с конца 1982 г. была введена так называемая «короткая схема», в соответствии с которой набор высоты и снижение транспортные самолеты выполняли в пределах охраняемой зоны вокруг аэродрома с размерами примерно 4 на 6 км. «Короткий» заход на посадку начинался на высоте 5400 м над уровнем аэродрома и выполнялся всего за два витка. При этом вертикальная скорость снижения достигала 20…25 м/с, что примерно в 3 раза больше нормальной.

Конечно, такую посадку нельзя было выполнить, не нарушив некоторых инструкций, написанных для обычных условий. Так, на Ан-12 предписано во время снижения держать РУДы на «проходной» защелке полетного малого газа. Мы же во время «крутых» заходов были вынуждены убирать их за «проходную» - в положение «земной малый газ», иначе машина чрезмерно разгонялась (ввиду разреженного воздуха посадочные скорости и без того превышали нормальные на 40-50 км/ч, а реверс по той же причине был малоэффективен).

Для самолетов, летевших на крейсерском режиме, главный источник опасности заключался в стремлении неутомимых моджахедов к занятиям альпинизмом.

Ан-26 ВВС ДРА и советские вертолеты на аэродроме Кундуз, 1980 г.

Через несколько часов эти ребята будут в Союзе.

Ил-76 (регистрационный номер СССР-76765), командир п/п-к С.Л.Добровольский. Шинданд, июнь 1988 г.

Причем в горы они тащили с собой разные тяжелые предметы, включая пулеметы и ПЗРК. Чтобы уберечься «от греха», было выработано два правила. Первое: старайся лететь как можно выше. Причина та же - разреженный воздух, в котором даже выпущенная из обычного автомата пуля летит раза в 3 дальше, не говоря уже о «Стингере» или «Стреле». Второе: не летать по одному маршруту, отклоняться километра на 1,5-2 от линии, по которой летел утром. В этом случае «альпинисту» останется только покричать на тебя Аллахом - ну, и на здоровье.

ВТА СССР продолжала работать в Афганистане и после вывода войск. Автор у своего Ил-76 во время разгрузки боеприпасов. Кабул, осень 1990 г.

К сожалению, многие советские солдаты вернулись домой на борту

«черного тюльпана». «Груз 200» заносят в АН-12 (серийный № 9343407)

Второй урок из нашего афганского опыта извлекли конструкторы самолетов. Прежде всего они оснастили все машины ВТА автоматами отстрела инфракрасных ловушек. Затем дооборудовали их системами нейтрального газа (если бы на самолете Бондаренко такая система была, трагедии бы не случилось). В связи с «крутыми» посадками и ростом нагрузок на механизацию крыла была также выявлена необходимость усиления механизмов навески закрылков. А вообще наши самолеты показали себя в Афганистане неплохо, особенно Ан-12, Ан-24 и Ан-26 - трудяги, настоящие «рабочие лошадки». К моменту ухода из ДРА я был уверен, что смогу сделать на этих машинах все, что будет надо и о чем в Союзе даже не думали.

Ну и, конечно, важные выводы сделало командование ВТА. Были внесены изменения в Курс боевой подготовки, экипажи стали обучать «коротким» схемам взлета и посадки, методике отстрела ловушек и т.д. Через Афганистан было «пропущено» большинство летчиков ВТА, особенно имеющих высокую квалификацию. Эти мероприятия позволили к концу 80-х гг. поднять боевой потенциал ВТА СССР до очень высокого уровня.

Редакция выражает глубокую признательность сотрудникам Мемориального комплекса «Украинский государственный музей истории Великой Отечественной войны» (МВОВ) за оказанную помощь в подборе фотоиллюстраций.


В тени люфтваффе


Александр В Котлобовский


(Венгерские ВВС. Октябрь 1944 - май 1945 гг.)


Меж двух огней

К середине октября 1944 г. боевой состав венгерских ВВС подразделялся на силы ПВО страны и 102-ю авиабригаду (АБ). Основу сил ПВО составлял 101-й ИАП, развернутый из 101-го ИАД «Пума». Здесь были сосредоточены почти все истребители, и воевали летчики, получившие боевой опыт на Востоке. Полк состоял поначалу из двух, а затем - из трех дивизионов. 102-я АБ предназначалась для действий непосредственно на фронте и включала транспортные, разведывательные, бомбардировочные и штурмовые авиачасти.

6 октября началась Дебреценская наступательная операция 2-го Украинского фронта, в состав которого входила 5-я Воздушная армия. Над территорией Венгрии также вели боевые действия 17-я, 3-я ВА из состава 1-го и 3-го Украинских фронтов. 18-я ВА Дальней авиации, румынские и болгарские авиачасти, находившиеся в оперативном подчинении советского командования. Не прекращали свою деятельность и ВВС западных союзников. Этим силам противостояли 4-й Воздушный флот люфтваффе и ВВС Венгрии.

15 октября гитлеровцы отстранили от власти адмирала Хорти. собиравшегося прекратить боевые действия против СССР, и поставили на его место лидера местных фашистов Салаши. С этого дня венгерская армия потеряла даже видимость самостоятельности, и ее авиачасти были «порастыканы» по различным группам и эскадрам люфтваффе.

А бои, между тем, продолжались. С началом советского наступления основные усилия «Пумы» были перенацелены с действий против авиации союзников на нанесение ударов по продвигавшимся войскам Красной Армии. Однако это не означало, что мадьяры прекратили борьбу с авиацией противника.

12 октября восьмерка Bf 109 101/1-го ИАД, возвращавшаяся с налета на переправы через Тису, при заходе на посадку была атакована группой «Мустангов», которые сбили два «Мессершмитта». Их летчики, ст. л-нт К.Балог и л-нт П.Белавари, погибли. У самолета ст. сержанта Дори отказал двигатель, и американцы расстреляли эту машину уже на земле после вынужденной посадки. Дори был тяжело ранен. Но и в этих условиях л-нту Малику и ст. сержанту Леринчу удалось записать на свой счет по одной победе.

В этот же день в районе аэродрома у г. Чаквар американцы сбили два Не 111, по одному «Шторьху» и «Вайхе», вывели из строя часть стоявших на ВПП Ju 52 102/1-и ТАЭ. На следующий день «визит» на чакварский аэродром был повторен, в результате чего там у венгров осталось боеспособными всего пять Ju 52 и три FW 58. В этот же день при налете союзников на железнодорожную станцию Папа мадьяры потеряли транспортный «Фиат» G-12.

Всего за октябрь 101-й ИАП совершил восемь боевых вылетов против американской авиации, сбив два истребителя, и 158 вылетов против советской 5-й ВА. В двух воздушных боях потеряно два летчика. Me 210 из 102/1-й ЭСБ совершили около ста боевых вылетов против наступавших советских войск, не понеся при этом потерь. 102/2-я ЭСБ выполнила около 200 вылетов, в основном на бомбежку мостов через Тису и Дунай. Из-за конструктивных недостатков применявшихся авиабомб эффективность этих ударов оказалась незначительной. В боях были потеряны три машины с экипажами.

5 ноября после двухмесячного перерыва венгерские истребители вновь встретились с бомбардировщиками MASAF: Bf 109 из 101/1-го ИАД атаковали возвращавшиеся после удара по целям в Австрии В-24.

Л-нты Малик, Миха. Тот и сержант Л.Будай записали на свой счет по одной победе. Подоспевшие «Мустанги» сбили три венгерских истребителя. Погибли п-щик Леринч и сержант Хой. Машина л-нта Э.Дидроя была серьезно повреждена, но смертельно раненный летчик сумел посадить ее. В этом тяжелом бою ст. сержант П.Дольям сбил один «Мустанг».

6 ноября в районе Дьер-Веспрем венгерские истребители атаковали возвращавшиеся с бомбардировки Вены самолеты 15-й ВА союзников и сбили «Лайтнинг» и «Мустанг». Мадьяры потеряли убитыми к-на Банлаки и сержанта Караньи, еще три летчика получили ранения. В последующие три дня бои с самолетами MASAF продолжались, и 101-й ИАП потерял пять Bf 109, погибли командир 101/4-й ИАЭ ст. л-нт Б. Фюлеки и еще два летчика, два других получили ранения.

13 ноября шестерка Me 210 102/2-й ЭСБ совершила налет на железнодорожную станцию Усас, где разгружались советские эшелоны. Подоспевшие Яки сорвали операцию, сбив самолет летчика Г. Хальмаи (борт Z1+ 16). В тот же день эта же эскадрилья бомбила скопление советских войск в районе Надьсенаш.

Напряженным выдался день 16 ноября. Утром в районе Эркень-Оча состоялся крупный бой между германскими, венгерскими и советскими истребителями. Потери сторон составили 12 и 7 машин. Позднее в районе Ястребень летчики 101/3-й ИАЭ дрались с группой Ла-5 и сбили два из них.

Bf 109G-6 101-го ИАП «Пума». Октябрь 1944 г.

Затем в районе Хатван прошел бой с большой группой Як-9, в котором л-нт Дебредь сбил в лобовой атаке самолет, одержав таким образом свою последнюю, двадцать шестую победу. Сам он получил тяжелое ранение, совершил вынужденную посадку, попал в госпиталь, вылечился, но больше не летал. В этой же схватке по одному Яку уничтожили летчики Сентдьердьи, Фабиан, Тот, Кра-шевич иТашш. Под конец дня 102/2-я ИАЭ сбила над Будапештом пару «Бостонов».

Всего в ходе последнего осеннего месяца 1944 г. 101-й ИАП совершил 80 боевых вылетов против англо-американ-цев и 157 - против советских войск. Свои потери составили 11 погибших, 2 пропавших без вести и 5 раненых летчиков.

С началом зимы усилия венгерских ВВС были в основном направлены на противодействие советским войскам, рвавшимся к Будапешту, и на защиту своей столицы от налетов. Так, 4 декабря штурмовики и истребители 102-й бригады в плохую погоду совершили налет на красноармейские части в районе Шио-фок-Мезкомаром. На следующий день 101/1-й ИАД бомбил железнодорожную станцию Хатван.

14 декабря против советских самолетов, «обрабатывавших» позиции под Хай-машкертом, вылетела 102/1-я ШАЭ. В завязавшемся бою было сбито по одному Ла-5 и Ил-2. Венгры недосчитались ст. сержанта Л. Жолдоша. Через два дня

серьезнее потери понес 102-й ШдД.

Вылетев на поддержку своих войск, дивизион подвергся атаке советских истребителей. Два FW 190 оказались сбиты сразу, еще шесть получили серьезные повреждения и были разбиты при вынужденных посадках. К 20 декабря 102-й ШАД не имел ни одного самолета в боеспособном состоянии, однако вскоре немцы восполнили его потери. Уже 22 декабря пилоты этой части, прикрывая вылет германских Ju 87, сбили два советских самолета.

23 декабря группа Me 210 102/3-й ЭСБ нанесла удар по позициям советских войск в районе Иполшеть. При уходе от цели на малой высоте зенитной артиллерией была подбита машина ко-мэска ст. л-нта А.Петерди. Ему удалось перетянуть через линию фронта и сесть на вынужденную в своих боевых порядках.

25 декабря в бою с группой румынских истребителей ст. л-нт Халаши сбил один IAR-81. Это единственная подтвержденная победа венгерских летчиков над румынскими. В этот же день (по другим данным - 26 декабря) три Ju 52 и один FW 58, мобилизованные из авиакомпании MALERT, при перелете с аэродрома Будаерш в Мошонсентпетерд подверглись атаке советских истребителей. «Юнкере» пилота И.Варги (борт U864, ранее HA-JUE) был подбит и совершил вынужденную посадку в районе г. Эстергом. Экипаж попал в плен.

26 декабря советские войска завершили окружение Будапешта, и с этого момента снабжение гарнизона осуществлялось только по воздуху. В ночь на 30 декабря 19 германских и 2 мадьярских Ju 52 пытались прорваться к окруженным. Задание удалось выполнить лишь одной венгерской и одной немецкой машинам, остальные вынуждены были вернуться, при этом все самолеты получили повреждения от зенитного огня.

Если говорить о годовых итогах, то летчики 101-го ИАП 1414 раз вылетали в бой, одержав 161 победу. При этом погибли 42 пилота и 18 получили ранения. 102-й ИАД совершил 1673 боевых вылета, сбив 85 самолетов, потеряв 9 летчиков и 19 машин. Известно также, что летчики и стрелки 102-го ДСБ с октября по конец года в воздушных боях сбили 9 советских самолетов. Свои потери составили 7 экипажей. Также в 1944 г. венгры на принадлежавших люфтваффе Me 410 с баз в Северной Германии совершали полеты над Балтикой, действуя против различных плавсредств.

Агония. Крах

В первый день 1945 г., несмотря на плохую погоду, совершила боевой вылет девятка Bf 109 101/1-го ИАД. 2 января на задание была послана тройка истребителей того же дивизиона, из которой на базу не вернулся ст. сержант Я.Домьян. На следующий день венгерские истребители совершили 25 вылетов, сбив в воздушных боях Ла-5 и три Як-9. Отличились летчики Малик. Тот, Сентдьердьи. Свои потери составили три Bf 109. 4 января трижды вылетал на задание 101/11-й ИАД, потеряв в воздушных боях две машины, и еще четыре от огня зенитной артиллерии.

Большую часть января в Венгрии стояла плохая погода, поэтому активность авиации над страной была относительно невысокой.

Связные Ви-131 садились прямо на улицы осажденного Будапешта. Январь 1945 г.

Один из экипажей 101-й НИАЭ у своего Bf 110G-4. Весна 1945 г.

И все же за этот месяц 101-й ИАП совершил около 400 боевых вылетов, заявив в итоге об уничтожении 49 советских самолетов. Свои потери составили 14 сбитых и 15 в разной степени поврежденных самолетов. Погибли либо пропали без вести семь летчиков.

Первые три дня февраля из-за плохой погоды венгерская авиация оставалась на земле. 4 февраля восемь Bf 109 101/11-го ИАД атаковали совершавшие посадку на аэродроме Кечкемет «Бостоны», сбив один из них и два Ла-5 из группы прикрытия. В этот же день в бою с несколькими Як-9 был потерян «Мессершмитт» ст. сержанта Лайоша Мольнара. На следующий день венгерские истребители сбили один из В-17. бомбивших железнодорожный вокзал. 17 и 18 февраля летчики 101-го ИАП в воздушных боях с советскими истребителями уничтожили пять самолетов. Свои потери составили два Bf 109. погиб л-нт Д.Хорват.

Полным событий оказался день 21 февраля. С утра шестнадцать FW 190F 102-го ШАД под прикрытием такого же количества Bf 109 101/111-го ИАД вылетели на штурмовку советских войск в районе Весп-рема. Здесь они встретились с группой Як-9, которые подбили две венгерские машины. Затем «Фокке-Вульфы» вновь повторили вылет, на сей раз под прикрытием двенадцати Bf 109 101/1-го ИАД. И еще одна венгерская машина получила повреждения, после чего вынужденно села у населенного пункта Сеньтел. В то же время в районе г. Комаром летчики 101/11-го ИАД вели бой с Яками, сбив два из них. У венгров же был подбит и сел на «брюхо» один «Мессершмитт». После полудня над городком Теш л-нт К. Северень сбил один из В-17, возвращавшихся из рейда на Вену. На следующий день этот летчик погиб в бою с группой Як-9.

Февральский итог у истребителей следующий: совершено боевых вылетов 2063, сбито самолетов, по разным данным, от 11 до 19. Свои потери составили: уничтоженными либо поврежденными пятнадцать Bf109. Убито, ранено и пропало без вести 5 человек. Что касается других родов авиации, то известно, что в феврале одному из экипажей 102-го ДСБ удалось в воздушном бою сбить советский самолет.

1 марта истребители 101/7-й ИАЭ подбили «Либерейтор», четыре члена экипажа которого, запаниковав, покинули самолет с парашютами и попали в венгерский плен. Оставшиеся смогли дотянуть до расположения советских войск.

8 марта 101/1-й и 101/111-й дивизионы вели бои в районе Шопонья, сбив по одному Як-9 и Ил-2. У мадьяр зенитным огнем была сбита машина л-нта В.Инкеи, который покинул ее над расположением советских войск. На следующий день 101/1-я ИАЭ, прикрывавшая действия 1-го танкового корпуса войск СС, в воздушном бою потеряла один истребитель. Через несколько часов эта же эскадрилья в районе Чора атаковала группу «Бостонов», сбив два из них. Ответным огнем стрелков был уничтожен один Bf 109 и еще два повреждены. Пример но в то же время 101/2-я ИАЭ в бою с группой Ла-7 записала на свой счет очередную победу. Позднее в районе Вар-полот-Веспрем четверка истребителей этой эскадрильи попыталась помешать боевой работе советских штурмовиков, но потерпела неудачу, потеряв «Мессершмитт».

11 марта 101/1-й и 101/111-й ИАД провели ряд боев, в которых сбили 4 самолета (Ил-2 и Ла-5), потеряв два истребителя. Был ранен сержант Я.Асталош, пропал без вести сержант К.Баран. 13 марта летчики этих дивизионов вновь сражались с советскими штурмовиками и истребителями прикрытия. Им удалось сбить два Ила, потеряв при этом пять Bf 109.

14 марта американцы бомбили ряд объектов в Западной Венгрии. Пытаясь помешать им, мадьяры подняли в воздух три эскадрильи. Успех сопутствовал летчикам 101/1-й ИАЭ, которые сбили В-26 и подбили «Мустанг». На следующий день венгры смогли похвастаться одним В-17, записанным на боевой счет п-щика О.Фекете. Тогда же 102-й ШАД встретился с «Мустангами» и из 16 FW 190 потерял 8.

16 и 17 марта 101/1-й и 101/111-й дивизионы в боях с советскими истребителями недосчитались 8 «Мессершмиттов» и как минимум одного пилота. До полудня следующего дня летчики «Пумы» еще два раза сражались с Ла-7, потеряв два самолета. В послеобеденное время 101/11-й ИАД и 102-й ШАД совершили налет на красноармейские части в районе Орос-лань-Чаквар-Пуставам-Чакберень. Зенитным огнем были сбиты Bf 109 и FW 190. Погиб командир 102/2-й ШАЭк-нЛ.Симон.

В середине дня 19 марта двадцать два истребителя 101/1-и и 101/3-й ИАЭ вылетели на перехват советских штурмовиков. Им удалось сбить один Як-9 из состава прикрытия. Пополудни тройка «Мессершмиттов» 101/2-й эскадрильи в районе аэродрома Берхида сбила два Ил-2. Вскоре семнадцать Bf 109 101/1-го ИАД атаковали 12 «Бостонов», шедших в сопровождении такого же числа Як-9 на бомбардировку Берхиды. Хотя венграм и удалось сбить А-20 и два Яка. но это не спасло их аэродром от советских бомб. 20 и 21 марта ожесточенные групповые бои с советскими самолетами продолжались, и летчики «Пумы» записали на свои счета Ил-2, Як-9 и пять Як-3.

На следующий день сильную «трепку» венгерской транспортной авиации устроили американские летчики. Шедшие на задание «Лайтнинги» сбили над васар-ским аэродромом связной «Бюккер» Ви-1'31. Там же на обратном пути они уничтожили 7 стоявших на полосе Ju 52. Одновременно был сбит летевший из Вес-према в Кевери курьерский «Вайхе» (борт К-321). Его экипаж - л-нты Ф.Мальнашши и Л.Бернард - погиб. На аэродроме Папа были превращены в горящие обломки два G-12.

Утром 23 марта над веспремским аэродромом произошел воздушный бой венгерских и советских истребителей, в котором стороны потеряли по самолету. Днем восьмерка Bf 109 101/5-й ИАЭ над г. Шиофоксбила два Як-9 и три «Бостона». В этот день мадьярское командование, ввиду невозможности дальнейшего базирования ВВС на своей территории, вынуждено было эвакуировать их в Австрию. Оставшаяся техника частично попала в руки советских войск, а частично была взорвана венграми при отступлении.

29 марта 101-й ИАП, действовавший с аэродрома Винер-Нойштд, недосчитался трех машин. Из боя не вернулся л-нт Я. Бать. Тогда же полк перелетел на другую авиабазу. Здесь осталось двенадцать FW 190 102-го ШАД.

Разбитые Bf 109G-10 ВВС Венгрии и Me 262 люфтваффе на аэродроме Клагенфурт. Май 1945 г.

На следующий день к аэродрому подошли советские танки. Поскольку наземное прикрытие разбежалось, венгерским летчикам пришлось совершить пять вылетов с целью сдерживания наступления, что на некоторое время удалось.

1 апреля в воздушном бою с «Мустангом» у г. Линц венгры потеряли единственный летный экземпляр своего реактивного истребителя XNI-02 «Хамелеон». Несколько ранее при налете советских бомбардировщиков на аэродром Винер-Нойштадт на земле был уничтожен разведывательный вариант этого самолета. Сведения об этой разработке крайне скудны. Известно, что «Хамелеон» имел фюзеляж трофейного «Мустанга», крыло типа «обратная чайка» и оснащался двумя ТРД. предположительно BMV 003. В истребительном варианте машина несла батарею из двух 30-мм пушек, двух 12,7-мм пулеметов и четырех пусковых установок 210-мм НУРС. Предполагается, что самолет мог развивать максимальную скорость более 800 км/ч.

В последний месяц войны венгры, продолжая оказывать сопротивление в воздухе, достигли некоторых успехов, но понесли очень большие по масштабам своих ВВС потери. Так, 3 и 4 апреля в воздушных боях и при штурмовке колонн наступающих советских войск они лишились тринадцати «Мессершмиттов» и не менее четырех летчиков. 10 апреля при перебазировании на аэродром Раффельдинг 102-й ШАД встретился с советскими истребителями, которые сбили два FW 190. 13 и 14 апреля 101-й полк смог записать на свой счет восемь советских истребителей и один бомбардировщик, при этом погибли л-нты Б.Эггенгоффе, И.Малик. Л.Галанффи и п-щик Немет.

16 апреля при налете шестнадцати «Мустангов» на аэродром Раффель-динг были сбиты четыре Bf 109 и еще два уничтожены на земле. В этот день мадьярам удалось уничтожить один самолет - л-нт Фабиан записал на свой счет Пе-2 (по другим данным - Як-9).

17 апреля венгры одержали последнюю победу в воздухе: ст. л-нт Э.Кишш сбил Як-9 в районе чешского г. Брно. Однако потери не прекращались. 22 апреля из боевого вылета не вернулись ст. л-нт Э.Рейте и п-щик М.Сираки.

В последние дни апреля венгерская авиация полностью прекратила свою

боевую деятельность ввиду отсутствия горючего, боеприпасов и запчастей. Росло дезертирство. Наступление американцев с запада и советских войск с востока не давало никаких шансов на эвакуацию. Все наличные силы ВВС сосредоточил исьнатрехавстрийских аэродромах: Раффельдинг, Цельтвег и Клаген-фурт. На первом находились 101-й ИАП, 102-й ШАД и 102-й ДНН. К 8 мая мадьяры взорвали все самолеты этих частей и сдались подошедшим американцам. На двух других базах осталась большая часть самолетов венгерских ВВС - около 70 шт. В конце апреля мадьяры разоружили находившихся там эсэсовцев, не дав им взорвать технику и аэродромные сооружения. 5 мая все это хозяйство было передано в целости и сохранности советским войскам. Вторая мировая война для венгерских авиаторов завершилась.

Если коротко говорить о боевых итогах, то в 1941-45 гг. венгерские летчики сбили, по разным данным, от 490 до 520 самолетов противника, в т.ч. около 150 англо-американских, один румынский, а остальные советские. Сами потеряли по разным причинам всю технику, а также убитыми и пропавшими без вести 315 человек летно-подъемного состава.

Окончание. Начало в «АХ» № 4'94, «Айв» №№ Г95, 2'95, 4'95.


Корейский счет талалихинцев


Построение 177-го ИАП перед отправкой на Дальний Восток Игорь А.Сеидов/ Ашгабат (Туркменистан) Фото из архива автора

Автор благодарит за помощь в работе над статьей ветеранов 177-го истребительного авиационного полка: Н.Е. Воробьева, И.А. Гречишко, С.М. Акуленко, И.А. Лаврова, М.Я. Фомина, А.В. Симатова, В.Ф. Дейнегу, М.А. Забавина, Н.Е. Горохова, С.В. Хомутова, В.Л. Голотюка, Л.Е. Крылова, З.Г. Газизова и А.И. Халутина.

177-й истребительный авиаполк, о котором пойдет речь в этой статье, был сформирован 10 мая 1941 г. Во время Великой Отечественной войны часть входила в состав 6-го истребительного авиакорпуса, защищавшего Москву и Московскую область. Самым известным летчиком полка стал командир звена 1-й эскадрильи мл. л-нт В.В.Талалихин, который 8 августа 1941 г. выполнил ночной таран немецкого бомбардировщика Не 111.

В 1948 г. полк был передислоцирован в Ярославль и вошел в состав 303-й ИАД. В том же году личный состав освоил реактивный истребитель Як-17, а через год- МиГ-9. В первой половине 1950г. вся дивизия одной из первых в СССР переучилась на новейший в то время самолет МиГ-15. В июне соединение без авиатехники спешно перебросили на Дальний Восток, а в августе 177-й ИАП был выделен из его состава и откомандирован на Ляодунский полуостров, где шло формирование 50-й ИАД, предназначенной для отправки в Корею. Вместе с 29-м ГИАП 177-й полк стал основой этой дивизии. Собрав и облетав прибывшие в контейнерах МиГ-15бис, авиаторы в ноябре получили приказ перелететь в Северо-Восточный Китай на авиабазу Аншань. Перед отлетом 177-й ИАП перевели на новое штатное расписание: из 40 самолетов оставили 28, а из 40 летчиков - 32.

Из летчиков, которые в составе 177-го ИАП участвовали в Великой Отечественной войне, в Корею попали Забавин, Бар-сегян, Гречишко и еще два-три человека. Некоторые пилоты участвовали в боях с люфтваффе в составе других частей, например, из 18-го ГИАП прибыли Сычев, Михайлов, Фомин. В основном же в полку были молодые необстрелянные летчики.

Прибыв 20 ноября в Аншань, полк на-чал усиленно готовиться к боям: пилоты совершали облет района боевых действий и изучали его по карте, проводили интенсивные тренировочные полеты (акцент делался и на групповую слетанность, и на свободный воздушный бой), а также поэскадрильно, чередуясь с летчиками из 29-го ГИАП, стали нести боевые дежурства. 27 ноября подготовка завершилась, и в первых числах декабря 177-й ИАП приступил к выполнению боевых заданий.

Перед 50-й ИАД были поставлены следующие задачи:

- не допустить разрушения мостов через р. Ялуцзян возле г. Аньдун, по которым шло снабжение китайских добровольцев и северокорейских войск;

- не допустить налетов авиации противника на ГЭС на р. Ялуцзян; северо-восточней Аньдуна, питавшей электроэнергией Маньчжурию и Северную Корею;

- пресекать штурмовые налеты авиации противника в пределах своего радиуса действия;

- прикрывать от налетов города Аньдун (КНР) и Сингесю (Северная Корея).

Для обнаружения самолетов противника и наведения на них истребителей дивизии использовались две РЛС типа П-3 и одна трофейная японская типа «Елочка», которые имели низкие тактико-технические характеристики, например, не обнаруживали низколетящие цели. Для более раннего обнаружения противника был оборудован выносной пункт управления (ВПУ) с РЛС П-3. Но для полного контроля воздушной обстановки этого было явно недостаточно.

10 декабря 1-я АЭ впервые поднялась на перехват в район Аньдуна, но встреча с американскими самолетами не состоялась. Подобным образом закончились боевые вылеты 12 и 15 декабря. На другой день 1-я АЭ перебазировалась на аэродром Аньдун, где уже дислоцировался 29-й ГИАП, и 18 декабря летчики эскадрильи совершили первый боевой вылет с этой базы. В тот же день 2-я АЭ провела первый воздушный бой, который закончился безрезультатно.

Утром 22 декабря на боевые задания вылетели все десять истребителей 1 -и АЭ и восемь 2-й. Для последних вылет прошел спокойно, а 1-ю эскадрилью навели на четыре F-86A, которые шли в направлении Аньдуна. Встреча с противником произошла-на высоте 12400 м. Американцы были слева и выше МиГов, но, вероятно, их не видели. Воспользовавшись этим, советские летчики атаковали противника снизу. К-н Воробьев зашел в хвост «Сей-бру» и с близкого расстояния открыл прицельный огонь из всех пушек. Несколько снарядов попали прямо в сопло F-86, он загорелся, резко пошел вниз и врезался в землю. Летчик погиб. Оставшаяся тройка тут-же с резким снижением и увеличением скорости ушла в сторону моря, куда советским пилотам заходить было запрещено.

Состав 177-го ИАП накануне боевых действий в Корее (ноябрь 1950 г.)

Управление полка

Командир п/п-к Терентьев В.

Замполит п/п-кАлейниковА.З.

Пом. к-ра полка м-р Сычев В.Н.

Штурман полка к-н Андрюшин М.Г.

Нач. штаба п/п-к Сухомуть К.Д.

1-я АЭ («Талалихинская»)

В тот же день после обеда на боевое задание вылетела восьмерка 2-й АЭ под командованием к-на Фомина. Над рекой Ялуцзян на высоте 10000 м Фомин заметил восемь F-86* и решил атаковать их в лоб, для чего приказал своей группе развернуться «все вдруг на 180°». Не открывая огня, советские истребители разошлись с противником на встречных курсах и развернулись вслед за ним, но тут же были атакованы с двух сторон двумя звеньями еще одной восьмерки «Сейбров»**. Бой разбился на группы и принял очень ожесточенный характер. Имея численное превосходство, американцы нанесли 2-й АЭ тяжелые потери: погиб командир звена к-н Барсегян Саснык Аршакович, был сбит ст. л-нт Зуб, которому удалось катапультироваться, но приземляясь, он сломал ноги, попал в госпиталь и больше в Корее не летал (работал на КП). И все же летчики 2-й АЭ не остались в долгу, уничтожив три F-86. После боя из 83-го ИАК очень быстро были переброшены два новых МиГ-15бис, на которых в составе 2-й АЭ стали- летать парой пом. командира полка Сычев и штурман Андрюшин.

22 декабря открыли боевой счет летчики 3-й АЭ. Вылетев шестеркой, они были наведены на группу истребителей-бомбардировщиков «Шутинг Стар», которые шли без прикрытия, за что и поплатились - к-н Агуреев и ст. л-т Мелешкин сбили по одному F-80. Остальные штурмовики, тут же сбросив бомбы, ушли в сторону моря.

24 декабря по команде с КП на боевое задание была поднята 1-я АЭ в полном составе. При наборе высоты летчики обнаружили четверку F-86 и, сбросив подвесные баки, пошли с ними на сближение. Однако, увлекшись преследованием, они забыли об осмотрительности и были атакованы сверху шестеркой «Сейбров». Строй эскадрильи рассыпался. Бой складывался трудно, и многие МиГи получили повреждения. Но все же советские летчики сказали свое веское слово: американцы недосчитались двух истребителей, которых сбили ст. л-нты Беликов и Кобзев.

25 декабря 2-я АЭ перебазировалась в Аньдун. Оставшаяся в Аньшане 3-я эскадрилья, в которой летали только шесть летчиков (два заболели), на задания посылалась редко, но и она в начале января 1951 г. перелетела в Аньдун. Основная нагрузка легла на 1-ю и 2-ю эскадрильи, которые ежедневно выполняли по 1 -2 боевых вылета. В основном им приходи-лось иметь дело с F-80 «Шутинг Стар», F-84E «Тандерджет» и F-86A «Сейбр». Обычно F-80 и F-84 использовались в качестве ударных самолетов, a F-86 применялись для их прикрытия и для расчистки воздушного пространства.

Летчики 1-й эскадрильи вместе с китайскими пилотами. Слева направо: В первом ряду сидит И.В.Попов, во втором - 2-й М.Захарцев, 4-й Н.Е.Воробьев, 5-й С.М.Акуленко, 7-й Д.К.Беликов, над ним - П.М.Михайлов, в третьем -2-й И.А.Гречишко, 5-й А.А.Савельев, 6-й И.А.Лавров, 8-й Ф.В.Клещев

Для противодействия противнику летчики 177-го полка применяли следующую тактику: на перехват обычно вылетали двумя эскадрильями, одна из них (чаще 1-я, т.к. она была наиболее боеспособной) сковывала истребители прикрытия, а другая атаковала штурмовики, не подпуская их к охраняемому объекту. Показательным стал бой 27 декабря, когда американцы предприняли очередной налет на охраняемый 50-й ИАД объект. Сначала в воздух поднялись десять истребителей 1-й АЭ, а затем восемь - 2-й. Летчики 1-й эскадрильи связали боем десятку F-86, а истребители 2-й АЭ ударили по F-80. Налет был отбит, при этом к-н Гре-чишко сбил один F-86, а к-н Фомин - F-80.

3 и 6 января 1951 г. при отражении воздушных налетов пилоты полка сбили еще несколько F-80 и F-84. 10 января летчики 1-й АЭ перехватили за облаками в районе г. Анею разведчик RB-29***. Истребители парами попеременно заходили в атаку на «Суперфортресс», но из-за больших размеров самолета все время допускали одну и ту же ошибку: открывали огонь с большой дистанции и промахивались. И все же «крепость» удалось сбить - снаряды попали в правый внутренний двигатель и фюзеляж, самолет загорелся, начал по спирали падать и врезался в сопку. Шесть членов экипажа погибли, пятерым удалось спастись на парашютах, и они были взяты в плен китайцами. Стреляли по RB-29 все летчики 1-й АЭ, и лучший снимок ФКП имел к-н Воробьев, который стрелял с наиболее близкой дистанции, но победу записали командиру эскадрильи м-ру Михайлову.

Особенно напряженные воздушные бои разыгрались в конце января. Так, 20 числа шестерка 2-й АЭ была наведена с ВПУ на четверку F-84, штурмовавших наземные цели. Звено, возглавляемое м-ром Фоминым****, ударило по ведущей паре, а Сычев и Андрюшин - по замыкающей. В итоге Фомин и Андрюшин записали на свой счет по одному F-84, а два уцелевших «Тандерджета» тут же убрались восвояси. На другой день на группу из восьми F-84E были наведены летчики 1 -и эскадрильи. Они отразили налет, уничтожив четыре штурмовика. В этом бою отличились: м-р Михайлов, к-ны Гречиш-ко, Акуленко и Попов.

* Этой группой командовал Джон К. Мейер - ас второй мировой войны, одержавший 24 победы, В Корее сбил еще два самолета.

** Командир - Гленн Т. Иглстон, который во второй мировой войне имел 18,5 победы, в Корее - 2.

*** Вероятно, это был самолет из 31-й разведэскадрильи Стратегического командования ВВС США.

**** /3 января за успешное выполнение боевых заданий всему личному составу дивизии присвоили очередные воинские звания.

Летчик 3-й эскадрильи Н.Е.Горохов после возвращения из Кореи

24 января летчикам 177-го.ИАП пришлось выдержать тяжелый бой с группой из почти тридцати F-80 и F-84. В схватке участвовали все эскадрильи полка. Противник вновь, потеряв две машины, не пробился к охраняемым объектам. Победы одержали к-н Гречишкин из 3-й АЭ, который сбил F-84, и к-н Беликов из 1-й АЭ, записавший на свой счет F-80. В этом жарком бою некоторые МиГи получили повреждения, а сильнее других пострадал самолет Попова, которому с трудом удалось довести его до аэродрома. На истребителе была прострелена турбина двигателя, выведены из строя радиостанция и гидросистема, а при посадке не вышла одна «нога», но летчику все же удалось приземлить самолет. При осмотре машины в ней насчитали 39 пробоин, после чего истребитель списали как не подлежащий ремонту.

Весьма серьезные проблемы у советских летчиков вызывала небольшая продолжительность полета МиГ-15, что достаточно часто вынуждало летать с подвесными баками, которых катастрофически не хватало. В 177-м полку их запас израсходовался после двух-трех воздушных боев. Сначала баки на Ил-12 возили из Приморья китайцы, но полностью проблему решили, когда их производство было налажено в КНР. Но этим сложности не ограничивались - случалось, что в воздухе ПТБ не сбрасывались, и если это происходило в бою, то пилот МиГа оказывался в крайне не выгодном положении. Такое ЧП чуть не стоило жизни командиру 3-й эскадрильи м-ру Забавину. 26 января он со своей группой вылетел на очередное боевое задание. Обнаружив ^самолетов противника, Забавин приказал сбросить баки и приготовиться к атаке. Но у него и у к-на Горохова ПТБ остались под крыльями. Горохову удалось избавиться от бака аварийно, но он был вынужден выйти из боя. Предпринял попытку аварийного сброса и Забавин, но ситуация только ухудшилась, т.к. под левой плоскостью бак остался, и самолет резко пошел вниз, начав вращаться. С большим трудом комэск вывел МиГ из штопора, на пределе своих сил довел его до аэродрома и благополучно посадил. Истребитель настолько сильно деформировался, что потребовался серьезный ремонт с полной заменой крыла.

Последние победы на счет 177-го полка были записаны 3 февраля. Утром летчики 1 -и АЭ перехватили пятерку F-80 и в скоротечном бою сбили два самолета. Во второй половине дня пять пар той же эскадрильи, выполняя патрульный полет в р-не реки Ялуцзян, наткнулись на одиночный самолет-разведчик Т-33. Первым его обнаружил м-р Воробьев и атаковал снизу справа, ударив из всех пушек по фюзеляжу. Экипаж Т-33 попытался сбросить подвесные баки, но один из них остался, и самолет начал падать. Советский летчик решил преследовать противника и на малой высоте, когда американский пилот вывел свою машину из пике и пытался удрать, расстрелял его. Разведчик врезался в землю в 42 км северо-восточнее г. Син-гесю, его экипаж погиб.

177-й ИАП продолжал участвовать в боевых действиях до 7-го февраля. Всего, по архивным данным, полк в Корее уничтожил 24 самолета.* Свои потери - три МиГа и один погибший летчик. Все пилоты были награждены боевыми орденами и медалями КНР. После корейской командировки полкубыл подЛенингради вошел в состав Ленинградской армии ПВО, где находится до сих пор.

Окраска самолетов 177-го ИАП в Корее

Все истребители полка имели цвет неокрашенного дюраля. Бортовые номера были двухзначными, округлой формы, высотой 50-60 см, без окантовки, у каждой эскадрильи своего цвета: у 1 -и - красного, у 2-й - голубого, у 3-й - желтого. В начале боев у всех самолетов носовая часть фюзеляжа была окрашена в красный цвет на ширину 15-20 см, позднее ширину полосы увеличили до 50-60 см.

В период базирования в Аньшане самолеты несли китайские опознавательные знаки, а когда полк перелетел в Ань-дун, то знаки нарисовали северокорейские. Звездочки побед не наносились.

Известны бортовые номера самолетов: Воробьева - № 04, Гречишко -№ 13, Фомина - № 20, барсегяна - № 41, на котором он погиб 22.12.50 г.

* В боевом формуляре части за этот период числится 27 побед. Видимо, три из них не были засчитаны, г. к. сбитые самолеты могли упасть в море или в труднодоступных местах Северной Кореи. (По уточненным данным)


Корейский дебют "Скайрейдера"


Заходит на посадку самолет ДРЛО AD-3W

Александр А.Чечин, Николай Н.Окалелов/ Харьков Фото из архивов редакции и авторов

С началом войны в Корее «Скайрей-дер» модификаций AD-2 и AD-3 стал активно использоваться над полем боя в составе ударных сил палубной авиации и авиации морской пехоты. Для увеличения эффективности действия штурмовиков против защищенных целей на базе НУРС «Холли Мозес» разработали 165-мм ракету RAM с кумулятивной боевой частью. Штурмовики использовали и самый большой НУРС в авиации США «Тайни Тим». Снаряд длиною в 3,11 м в снаряженном состоянии весил 580 кг (б.ч. - 268 кг). На AD могли подвешиваться две такие ракеты.

Третья модификация самолета обязана своим появлением ошибке при его проектировании. Первые машины отличались колебательной неустойчивостью по курсу при больших скоростях. Особенно это проявлялось при пикировании и отражалось на точности бомбометания. Фирма не смогла самостоятельно устранить дефект. Тогда один самолет передали в NACA, где его исследовали в натурной аэродинамической трубе. Двигатель при продувках не включали и, чтобы получить полную картину, параллельно исследовали модель штурмовика с работающим винтом. Причины колебаний окончательно определили, проведя несколько испытательных полетов с жестко закрепленным рулем направления, на который и пало подозрение специалистов. Оказалось, что конструкция руля выбрана неправильно. Большое влияние оказывал и угол установки триммера. После соответствующих доработок дефект устранили.

Фирма разработала пять вариантов третьей модификации. Среди них небольшой серией выпускался самолет дальнего радиолокационного обнаружения и предупреждения AD-3W, который за громоздкий обтекатель РЛС получил прозвище «Гуппи». Для сохранения путевой устойчивости машины на горизонтальном оперении установили две дополнительные вертикальные поверхности. Экипаж самолета состоял из трех человек: пилота и двух операторов, один из которых по радио докладывал на авианосец об обнаруженных целях. Делалась попытка использовать бортовую РЛС в комплексе с магнитным обнаружителем для поиска подводных лодок. Два «Скайрейдера», прошедшие соответственные доработки, получили обозначение AD-3E. Обнаружив лодку, оператор передавал координаты цели специальным самолетам AD-3S, которые применяли по ней оружие. AD-3E/S входили в состав исследовательской эскадрильи VX-1 и в строевых частях никогда не использовались.

Модификация AD-4 специально разрабатывалась для использования в Корее с учетом полученного там боевого опыта. Особое внимание уделялось вооружению и оборудованию. Количество пушек увеличилось до четырех, изменилась компоновка приборной доски, появился автопилот. После доработок дальность полета снизилась до 2000 км, но эффективность применения существенно возросла. До окончания войны в Корее успели построить более трехсот AD-4. Для ведения боевых действий в зимних условиях на их базе создали специальный вариант AD-4L с противообледенительной системой. AD-4B стал первым палубным тактическим носителем ядерного оружия. Бомба подвешивалась на центральный фюзеляжный пилон.

По заказу флота в начале 50-х гг. фирма разработала двухместную модификацию - AD-5, которая находилась в серийном производстве до 1956 г. Первый полет этого самолета состоялся 17августа 1951 г. Два члена экипажа располагались рядом в широкой кабине. Негативное влияние возросшего лобового сопротивления компенсировалось установкой нового двигателя R3350-26W в 2700 л.с. Площадь вертикального оперения увеличили, длина самолета возросла почти на один метр. Вооружение осталось прежним. Была изменена только форма пилонов для его подвески, они стали более обтекаемыми. В связи с проводимым в 1962 г. переобозначением авиационной техники АО-5 и его варианты получили новое обозначение: старое обозн, AD-5 AD-5W AD-5Q AD-5N новое обозн. Д-1Е ЕА-1Е EA-1F A-1G

AD-6(A-1H) стал самой массовой одноместной модификацией «Скайрейдера». На нее установили двигатель R3350-26WD в 2700 л.с., усилили бронирование кабины накладными листами снизу и сбоку, обновили оборудование. Последней модификацией «Скайрейдера» стал AD-7(A-1J), который выпускался до февраля 1957 г.

Общее количество построенных самолетов типа AD достигло 3180 единиц. Штурмовики находились на вооружении флота и ВВС США, поставлялись в Республику Чад, в Центральноафриканскую Республику, в Камбоджу, Южный Вьетнам, Францию и Великобританию.

Теперь, после короткого знакомства с историей создания и развитием «Скайрейдера», вернемся в Корею 1950 года.

4 июля штурмовики с авианосца ВМФ США «Вэлли Фордж» повторили налет на железнодорожный мост через реку Тэн-донган. Летчики ставшей уже знаменитой 55-й эскадрильи добились попадания в один из пролетов, обрушив стратегически важное сооружение. Заодно на станции они расстреляли десять паровозов и сильно потрепали корейские канонерки на реке. Однако полет прошел не так гладко, как в предыдущий день - четыре «Скайрейдера» получили повреждения от зенитного огня. Один из них, садясь на авианосец, не зацепился крюком за тросы аэрофинишера и врезался в стоящие на палубе самолеты. Два «Корсара» и один штурмовик полностью сгорели. Это были первые потери палубной авиации в корейской войне.

В последующие дни июля на фронте сложилась критическая обстановка. Войска Южной Кореи были полностью разгромлены, а части 8-й американской армии с каждым днем отступали все ближе к морю. К 18 июля у них не оставалось почти никаких шансов на удержание полуострова. Остановить наступление помогла высадка 1-й кавалерийской дивизии в Пхохане.

Палубная команда сбрасывает в море поврежденный «Скайрейдер»

Через двое суток после проведения десантной операции продвижение противника приостановилось на шоссе Тэгу-Пусань. 23 июля, в самый сложный момент обороны Пусаньского плацдарма, штаб измотанной 8-й армии обратился к флоту с просьбой: оказать сухопутным войскам непосредственную авиационную поддержку.

Адмирал Страбл пообещал представителям армии поднять штурмовики сразу по окончании заправки кораблей 77-го соединения. Авианосец доложил о своей готовности в полночь 24 июля. Через 8 часов он появился у восточного побережья Кореи, а еще через 15 минут «Скай-рейдеры» находились над линней фронта.

* Это не знаменитая английская машина, а модификация не менее известного американского учебно-тренировочного 7-6 «Тексан».

В воздухе, как, впрочем, и на земле, царила абсолютная неразбериха. Каналы связи были переполнены, и «Скайрейдеры» с «Корсарами» кружили прямо над КП объединенных сил, не имея возможности сообщить о своем прибытии. Летчики пытались установить контакт со специальными самолетами целеуказания, но «Москито»* занимались наведен нем «Шутинг Старое», вызванных из… Японии! В конце концов палубникам надоело ждать, и они отправились на свободную охоту. Все остальные вылеты «Скайрейдеров» в этот и следующий день проходили по такому же сценарию.

AD-4 с подвешенными НУРС HVAR, «Тайни Тим» и 500-фт бомбой

За два дня напряженных полетов штурмовики уничтожили несколько грузовиков, повредили мост и сожгли напалмом одну деревню. 26 июля погода ухудшилась, и корабль, воспользовавшись паузой, ушел за топливом. Пока авианосец отсутствовал, совместными усилиями представителей флота и армии проблемы со связью и взаимодействием с пехотой устранили. Вылеты на поддержку сухопутных войск продолжились.

1 августа к «Вэлли Фордж» присоединился авианосец «Филиппин Си» (CVA47) с 11-й авиагруппой,составленной из двух эскадрилий истребителей «Пантера». По данным разведки, северокорейцы готовили в конце августа новое, решающее наступление. Американцы, пытаясь спасти положение, подняли в воздух всю наличную авиацию, в том числе и стратегические бомбардировщики В-29. Палубные штурмовики до конца сентября совершили в интересах сухопутных си л 2481 боевой вылет и уничтожили 13 танков, 35 вагонов, 197 автомашин, 72 орудия и 23 моста.

3 октября 77-е оперативное соединение ушло на базу вСасэбо для пополнения запасов. Тем временем высадившиеся в Иньчхоне американские войска перешли в контрнаступление, захватили Сеул и остановились на 38 параллели. Опасаясь дальнейших десантов, северокорейцы в прибрежных водах произвели постановки обширных минных заграждений. Использовались различные типы мин, в том числе и дрейфующие, которые сбрасывались в море на северо-восточном побережье, и, благодаря морским течениям, за две недели огибали полуостров. Ввиду сложности обстановки начальник минно-траль-ных сил капитан 2-го ранга Споффорд предложил попробовать разминировать фарватер Вонсаньского порта с помощью «Скайрейдеров». Адмирал Страбл согласился, хотя мало верил в успех операции. Утром 12 сентября над морем появилась первая ударная волна из 14 «Скайрейдеров» и 8 «Корсаров». Штурмовики несли по три фугасные бомбы калибром 450 кг с гидростатическими взрывателями, настроенными на глубину 7,5 м. Необходимо было сбросить бомбы двумя полосами длиной по 5 миль с интервалом между двумя бомбами по 200 м. Из-за отсутствия ориентиров на морской поверхности перед ударной группой шли два штурмовика. Один, наводимый с берега с помощью РЛС, передавал другому, летящему чуть ниже, сигналы на сброс дымовых маркеров с необходимыми интервалами. Однако ни один из этих маркеров не сработал, и бомбы пришлось бросать наугад. Вторая волна из 17 «Скайрейдеров» справилась с поставленной задачей аналогичным способом. На следующий день тральщик «Пират» проверил результаты этого удара. Протралив полосу вчерашней бомбардировки, зацепил левым тралом одну мину, а правым - пять. Через некоторое время совсем рядом от этого места он подорвался на мине и раскололся пополам.

Продолжение. Начало в «АиВ» №5'95.


Як-38. Тернистый путь первопроходца.


Юрий А.Лунев/ Москва

Посвящается светлой памяти первого командира корабельного штурмового авиационного полка полковника Ф.Г.Матковского



От автора

Вскоре после второй мировой войны стало очевидным, что наиболее уязвимой частью боевой авиации являются аэродромы, особенно взлетно-посадочные полосы и рулежные дорожки. Их поражение зачастую делает невозможными полеты самолетов обычного взлета и посадки (ОВП), даже если они сохранились в укрытиях. С целью радикального решения проблемы еще в 50-е годы в ряде стран были начаты работы по созданию самолетов вертикального или короткого взлета и посадки (ВВП/КВП). О первых советских аппаратах ВВП - «Турболете» и Як-36 -• достаточно подробно рассказано в ряде недавних публикаций*, в том числе и в моей статье «Вертикалка», помещенной в брошюре «Крылья над морем». А вот знаменитый Як-38 - первый и пока единственный поступивший в эксплуатацию отечественный самолет ВВП, - несмотря на популярность у журналистов, не получил до сих пор должной оценки в прессе. Незаслуженно забытыми оказались не только многие положительные качества Як-38, но и люди - конструкторы, летчики и техники, чьим трудом вписана эта страница в историю нашей авиации. Будучи долгое время представителем заказчика при ОКБ А.С.Яковлева и ведущим инженером по СВВП, я принимал деятельное участие в описываемых событиях, лично знаю их участников и считаю своим долгом восполнить пробелы предыдущих публикаций.

Единственно возможный вариант

После успешного показа Як-36 на параде в Домодедово А.С.Яковлев вышел в правительство с предложением о постройке серии из 10-12 таких машин для отработки корабельного базирования СВВП. Однако бесперспективность самолета к тому времени стала очевидной: его силовая установка оказалась слишком маломощной, чтобы при вертикальном взлете обеспечить работу струйной системы управления и поднять в воздух сколько-нибудь значительное вооружение. Дальнейший прогресс СВВП был возможен только в случае создания нового самолета. Руководствуясь соображениями технической целесообразности и опираясь на опыт англичан, Яковлев настаивал на создании самолета с одним подъемно-маршевым двигателем. Возможно, поэтому, когда ему стало известно, что группа его сотрудников в инициативном порядке ведет проработку облика СВВП с комбинированной силовой установкой, он запретил специалистам ОКБ участвовать в этой работе.

«Опальную» группу возглавил заместитель главного конструктора С.Г.Мордовии, исходивший из того, что двигателя, пригодного для использования в качестве единой силовой установки СВВП, в СССР не было даже в разработке, а для его создания потребовалось бы лет десять-пятнадцать. Поэтому, вместе с ведущим инженером О.А.Сидоровым в начале лета 1967 г. он приступил к предварительному проектированию нового боевого СВВП с силовой установкой из двух подъемных двигателей (ПД) и одного подъемно-маршевого двигателя (ПМД). Осенью 1967 г. к этой работе подключился ведущий инженер В.Н.Павлов, который впоследствии стал главным конструктором СВВП в ОКБ А.С.Яковлева.

Экспериментальный Як-36 подтвердил принципиальную возможность

создания боевого самолета вертикального взлета и посадки

Попытки превратить Як-36 в полноценный боевой самолет были признаны бесперспективными на самых ранних стадиях проектирования. Модель одного из вариантов

В результате были разработаны общий вид, компоновка и идеология основных систем. С.Г.Мордовии лично выполнил полный аэродинамический расчет самолета. Подчеркну, что при этом приходилось преодолевать значительное сопротивление со стороны начальников отделов предварительного проектирования Л.М.Шехтера и аэродинамики - Г.Н.Пульхрова.

Арбитром в споре стал научно-технический совет Минавиапрома, который, рассмотрев представленные материалы, пришел к заключению, что в данное время можно построить боевой самолет ВВП только по схеме, предложенной Мордо-виным, и обязал ОКБ подготовить проект Постановления правительства, определив всех смежников, сроки постройки и предъявления на государственные испытания. 27 декабря 1967 г. вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР №1166-413 о создании легкого штурмовика ВВП Як-ЗбМ. Этим же Постановлением предусматривалось создание учебно-боевого варианта и, в перспективе, истребителя.

Но только 25 января 1969 г. Главком ВВС К.А.Вершинин утвердил ТТТ«…к легкому штурмовику Як-ЗбМ вертикального взлета и посадки с подъемно-маршевым двигателем Р-27В-300 и подъемными двигателями РД-36-35ФВ». Эти ТТТ были также согласованы с командующим авиацией ВМФ, за которого 7 января 1969 г. расписался его заместитель Н.А.Наумов.

Согласно ТТТ «легкий штурмовик Як-ЗбМ с вертикальным взлетом и посадкой» был предназначен «для авиационной поддержки боевых действий сухопутных войск в тактической и ближайшей оперативной глубине расположения противника (до 150 км от линии фронта), а также при базировании самолета на кораблях проекта 1123 для уничтожения надводных кораблей и береговых объектов в морских операциях и ведения визуальной воздушной разведки. Основной задачей самолета является уничтожение подвижных, неподвижных наземных и морских объектов противника в условиях визуальной видимости. Кроме того, самолет должен использоваться для борьбы с воздушными целями типа военно-транспортных самолетов и вертолетов, а также для борьбы с самолетами и вертолетами ДРЛО и противолодочными самолетами». Тактико-техническиетребования кучебному варианту были утверждены заместителем Главнокомандующего ВВС по вооружению М.Н.Мищуком 4 марта 1971 г.

Тщательная отработка

В сентябре 1968 г. при деятельном участии Павлова и под общим руководством Мордовина ОКБ приступило к эскизному проектированию и постройке макета самолета с комбинированной силовой установкой. Результаты были представлены макетной комиссии Минавиапрома, (состоявшейся в начале марта 1970 г. В ее; работе приняли участие специалисты го- i ловных институтов отрасли и предприятий-разработчиков двигателей и систем. Через месяц под председательством Наумова прошла макетная комиссия ВВС и ВМФ, которой были представлены одновременно макет самолета и первый экспериментальный экземпляр Як-ЗбМ №01, законченный постройкой 15 апреля

Первый опытный экземпляр Як-ЗбМ проходит испытания на стенде «кабель-кран»

Четвертый опытный экземпляр на стенде сил и моментов

Второй опытный экземпляр Як-ЗбМ, вооруженный УР Х-23

Второй опытный экземпляр Як-ЗбМ в полете

Второй экземпляр Як-ЗбМ с вариантами вооружения

Дважды лауреат Государственной премии СССР заместитель главного конструктора С. Г. Мордовии

Заслуженный летчик-испытатель СССР Герой Советского Союза В.Г.Мухин

1970 г. Протокол замечаний комиссии содержал ряд моментов, основными из которых были требования замены катапультного кресла КЯ-1М на унифицированное кресло К-36 (согласились оставить КЯ-1М лишь на первых десяти машинах) и улучшения бокового обзора из кабины.

Ввиду принципиальной новизны самолета его создание сопровождалось отработкой различных систем на специально построенных стендах, основными из которых были: стенд силовой установки, «кабель-кран», стенд струйного управления, стенд сил и моментов. Стенд силовой установки представлял собой фюзеляж натурного самолета с двигателями и соответствующими системами. В ходе испытаний в аэродинамической трубе Т-102 и на подвеске под Ту-16 на нем отрабатывалась совместная работа всех трех двигателей, производились их запуски, регулировалась система управления. Прицельно-навигационный комплекс ПНК-36 отрабатывался в 1972-1973 гг. на самолете Як-28У (сер. №0707).

15 мая 1970г. Як-ЗбМ №01 (борт-05») был доставлен в ЛИИ, где прошел испытания на разработанном там «кабель-кране» (ведущий инженер В.Н.Павлов, механик самолета Б.Б.Воробьев). Самолет подвешивали на высоте от 0 до 5 м и запускали двигатели. При этом проверялись температурные поля, регулировалась работа автоматики, отрабатывалось струйное управление. 22 сентября на этом же самолете летчик-испытатель ОКБ В.Г.Мухин выполнил первое свободное висение в полуметре от земли.

Испытания второго опытного экземпляра (борт «25»), построенного к 15 октября 1970 г., проходили сначала на стенде сил и моментов, служившем для снятия характеристик струйного управления, исследования явлений рециркуляции и подсоса выхлопных газов, имеющих место на высотах менее 2 м. Замеры показали, что неблагоприятная газодинамическая картина вызывает потери тяги порядка 800 кгс. Для уменьшения рециркуляции на фюзеляже были установлены газоотводящие направляющие ребра, а сопло переднего подъемного двигателя повернуто на 15° против направления полета. В первых вертикальных подлетах вблизи земли появились колебания самолета, особенно по крену, ставшие причиной нескольких поломок Яка. После тщательного анализа специалисты ОКБ, ЛИИ и ЦАГИ пришли к выводу о необходимости повысить эффективность струйного управления в поперечном канале. Пришлось увеличить отбор воздуха от двигателя и изменить направление струйных рулей на концах крыла (вверх и вниз на каждой консоли). В результате доработок эффективность рулей возросла вдвое. К тому же, в продольном каналеуправления стали использовать разность тяг ПД и ПМД. 24 ноября 1970 г. на самолете №02 Мухин выполнил скоростную рулежку, а через три дня -подлет по-самолетному (с разбегом).

Проверка в воздухе

2 декабря 1970 г. после методического совета МАП, давшего разрешение на первый вылет, Мухин по-самолетному поднял в воздух второй экземпляр Як-ЗбМ. Сопровождавший его МиГ-21 пилотировал летчик-испытатель ЛИИ Л.Д.Рыбиков. Полет прошел гладко. В соответствии с рекомендацией метод-совета Мухин на пробеге для уменьшения скорости повернул сопло ПМД в вертикальное положение, т.к. тормозной парашют на самолете отсутствовал.

Постройка третьего прототипа Як-ЗбМ началась 13.04.1970 г. и продолжалась до 29.03.1971 г. 17 мая машина (борт «55») была передана в ЛИИ, где 16 июня летчик-испытатель Ю.А.Шевяков произвел на ней первый вылет. К сожалению, 30 июля на пробеге этот самолет опрокинулся и три месяца находился в ремонте.

Воздухозаборник Як-38

Надфюзеляжные гребни и створка отсека ПД

Поворотное сопло двигателя Р-27В-300

В ходе работ колею шасси увеличили с 2,2 до 2,75 м за счет изменения конструкции основных стоек и в хвостовой части фюзеляжа разместили тормозной парашют площадью 13 кв.м. После возвращения третьей машины в строй и завершения 27 марта 1973 г. постройки эталонного экземпляра Як-ЗбМ № 04 (борт «45») фронт испытательных работ значительно расширился.

Тщательная предварительная отработка основных систем самолета на стендах позволила вести летные испытания в высоком темпе. Вместе с Мухиным в них участвовали летчики-испытатели М.С.Дексбах, О.Г.Кононенко и др. Сначала они отрабатывали вертикальные подлеты, затем горизонтальные перемещения, а 16 и 18 февраля 1972 г. Дексбах на самолете №02 приступил к отработке разгонов после вертикального взлета сначала до скорости 50 км/ч, затем - 100 км/ч. После этого, взлетая по-самолетному, он производил торможения сначала до 350 км/ч, потом до 200 км/ч, разумеется, с запуском подъемных двигателей в воздухе. 21 февраля был осуществлен вертикальный взлет, переходный режим, полет по кругу и посадка по-самолетному. 25 февраля 1972 г. Михаил Дексбах на втором. Як-ЗбМ впервые совершил полет «по полному профилю»: вертикальный старт, горизонтальный полет и вертикальная посадка. 20 марта подобный полет состоялся на прототипе №01, а 1 августа - на третьей машине, оснащенной пушечным контейнером УПК-23-250. На ней в дальнейшем определялись ЛТХ с различными вариантами подвесок.

В апреле 1972 г. заводские испытания были закончены, и на базе в/ч 15650 (г. Ахтубинск) начат этап «А» Государственных совместных летных испытаний (ГСИ), продолжавшийся до сентября 1974 г. Первым с 30.06.1972 г. до 20.03.1973 г. испытывался прототип №02. Вторым с сентября 1972 г. по 10.03.1973 г. - прототип №03, третьим с 1.04.1973 г. по 30.09.1973г. - №4.

Основная опора шасси

Универсальный пушечный контейнер УПК-23-250 под крылом Як-38

Узел складывания крыла, на подвеске - ракета Р-60 и блок НУРС УБ-16

Передняя опора шасси

Носовой струйный руль

Струйный руль на нижней поверхности законцовки крыла

Хвостовой струйный руль и антенны станции оповещения об облучении РЛС

В результате самолеты Як-ЗбМ программы 1974 г. было рекомендовано допустить к эксплуатации в строевых частях и проведения Государственных испытаний корабля проекта 1143 (ТАКР «Киев»).

Хочется особо подчеркнуть, что за время летных испытаний Як-ЗбМ не был потерян ни один опытный самолет, в то время как в Англии разбились 3 из 6 опытных «Харриеров». Немалая заслуга в успешном проведении ГСП Як-ЗбМ принадлежит первому зам. генерального конструктора К.Б.Бекирбаеву, зам. генерального конструктора С.Г.Мордовину, начальнику летно-испытательного комплекса (ЛИК) О.С.Долгих, ведущим инженерам и механикам.

Третий прототип после завершения программы был передан в ВВИА им. Н.Е.Жуковского для отработки отвода горячих газов двигателя, а Як-ЗбМ №04 служит наглядным пособием для студентов МАИ. Слава Богу, что не пошли они на переплавку.

В серии

Решение о запуске Як-ЗбМ в серийное производство на Саратовском авиазаводе было принято в 1973 г., и уже в следующем году там собрали первые три серийные машины. Их быстрая постройка стала возможна благодаря тому, что подготовка заводской технологической оснастки началась еще в 1970-71 гг. Надо сказать, что на этом предприятии строились и фюзеляжи трех опытных машин, а также (по договору с Черноморским судостроительным заводом) габаритно-массовый макет штурмовика для отработки его размещения на ангарной палубе строящегося «Киева».

Много труда в освоение и производство серийных Як-ЗбМ, Як-ЗбМУ, а в дальнейшем и Як-38М вложили директора и главные инженеры САЗа Н.С.Денисов, А.И.Кривохижин и Н.И.Дубровин, заводские летчики-испытатели А.М.Исаев, В.А.Абакумов и В.Г.Работа. Большую помощь оказали ведущие специалисты ОКБ: Б.И.Белов, С.И.Богородицкий, Г.А.Матвеев, А.Я.Свирюков и др.

Первый серийный Як-ЗбМ вышел из сборочного цеха в мае 1974 г. После тщательной отработки машины на стендах 30 сентября Дексбах приступил к сдаточным полетам на ней. Этот самолет весной 1975 г. был передан в испытательный центр в Ахтубинске, второй серийный - на авиабазу в Саках, а третий - в ЛИИ. Все они были оснащены модифицированными подъемными двигателями РД-36-35ВФ. Отработка бортового оборудования, системы управления и вооружения продолжалась в процессе выпуска Як-ЗбМ первых серий. Например, на втором серийном экземпляре в 1976 г. был установлен прицел АСП-17БМЦ, а на восьмом самолете третьей серии (№0803) - прицел АСП-ПФ-21 от истребителя МиГ-21ПФ.

После контрольных облетов каждый из выпущенных самолетов направлялся на специальные испытания, связанные с развитием конструкции, либо передавался в тренировочный центр пилотов авиации ВМФ в Саках, куда, например, в ноябре 1975 г. поступили три самолета второй серии.

В ходе серийного производства самолет постоянно совершенствовался. Рыбинский моторостроительный комплекс и МНПО «Союз» смогли несколько увеличить тягу подъемных и подъемно-маршевых двигателей. ПД получили новое обозначение РД-36-35ВФР. Конструкторы при взаимодействии с заказчиком потратили немало времени на доводку комплекса вооружения Як-38, ассортимент которого был весьма невелик. Вначале в качестве встроенного оружия в фюзеляже предусматривалась двуствольная пушка ГШ-23.

Заслуженный летчик-испытатель СССР Герой Советского Союза М.С.Дексбах готовится к тренировочному полету на вертолете УКа-25. ПКР «Москва», Северная бухта Севастополя, 10 ноября 1972 г.

Однако вскоре такие пушки разместили в подвесных контейнерах на пилонах под крылом. Для уничтожения крупных морских и наземных целей предназначались управляемые ракеты Х-23 с комплексом наведения «Дельта» в специальном контейнере. На внутренние крыльевые пилоны можно было подвесить от 2 до 4 ракет Р-60 класса «воздух-воздух».

В ходе приемо-сдаточных облетов головной партии серийных самолетов летчики-испытатели М.С.Дексбах и В.П.Хомяков попали в аварии. Первая произошла 4 апреля 1975 г. с самолетом №0302, который пилотировал Дексбах. После выполнения «полного профиля» он пошел на посадку с одним неработающим ПД, не заметив светового сигнала о его незапуске (он заходил на посадку по солнцу). При уменьшении скорости самолет стал резко пикировать. Только благодаря мастерству пилота катастрофы удалось избежать, но самолет был разрушен, а Дексбах повредил позвоночник и полтора года не летал. Вся испытательная нагрузка легла на его товарищей, главным образом на Кононенко и Хомякова. После этого случая все «вертикалки» были доработаны - в кабине установили двустрелочный указатель оборотов подъемных двигателей.

Вторая авария произошла с Хомяковым 4 марта 1976 г. на самолете №0903 после вертикального взлета с заводского аэродрома. Из-за отсутствия защиты от зуммерного попадания сигнала в канал электропитания системы автоматического катапультирования СК-ЗМ произошло ее самопроизвольное срабатывание. Хомякова выбросило через остекление фонаря, а самолет под управлением САУ-36 при всех работающих двигателях набрал высоту порядка 10000 м и после выработки горючего упал в овраг. Летчик на парашюте благополучно опустился на лед Волги. После аварии систему СК-ЗМ соответствующим образом доработали.

* в 1972 г. головной корабль только строился.

Первая посадка Як-ЗбМ на ПКР «Москва», летчик М.С.Дексбах, 18 ноября 1972 г.

«Оморячивание» штурмовика

Для проверки возможности базирования СВВП на тяжелых крейсерах типа «Киев» сотрудники Черноморского судостроительного завода построили на аэродроме ЛИИ натурный отсек корабля с участком полетной палубы. На ней установили старый Як-36 (борт «37») и проводили гонки двигателей с целью определения температурного влияния на нее реактивной струи и замера уровня шума в подпалубных помещениях. Первые же запуски вызвали коробление участка палубы, в связи с чем возник вопрос о ее теплоизоляции. ВИАМ разработал теплостойкое покрытие типа АК-9Ф, которое в дальнейшем использовалось на авианесущих крейсерах в виде плит размером 550x550 мм и толщиной 10 мм. Для проведения морской фазы летных испытаний Як-ЗбМ флот выделил противолодочный крейсер «Москва». В центре его вертолетной палубы смонтировали площадку размером 20x20 м, изготовленную из 10-мм стали и покрытую плитами АК-9Ф.

Для решения специфических вопросов эксплуатации самолетов на авианесущих кораблях в конце 1972 г. из специалистов ОКБ была образована специальная бригада базирования, которую возглавил заместитель главного конструктора В.П.Власов. Ею совместно с командованием авиации ВМФ и судостроителями были решены важные проблемы размещения на корабле боеприпасов, топлива, средств транспортировки, заправки и энергоснабжения Яков, электромагнитной совместимости самолетного оборудования с радиотехническими средствами корабля и т.д.

Должен сказать, что полеты над морем требуют от летчика особой морально-психологической подготовки и выдержки.

Подъемно-маршевый двигатель Р-27В-300 с поворотными соплами

Кабина Як-38 №0201

Прицел АСП-ПФ-21 самолета Як-38

Кабина Як-38У

Як-38У взлетает с палубы

Як-ЗВУ ВВС Украины, учебный аэродром КИВВС, октябрь 1994 г.

Подвесной бак самолета Як-38М

Як-38 над ТАКР «Минск»

Посадка на ограниченную площадку корабля воспринимается им иначе, чем приземление на аэродром. Поэтому перед первой посадкой Як-ЗбМ на ПКР «Москва» Дексбаху пришлось потренироваться на вертолете УКа-25 под руководством заслуженного военного летчика полковника Н.П.Прахова. имитируя самолетную методику захода на посадку. Первые пять полетов выполнили 10 ноября 1972 г. в Северной бухте Севастополя «на стопе» корабля. Они показали, что наиболее подходящим является заход на посадку с кормы строго по продольной оси крейсера.

16 ноября 1972 г. на самолете МиГ-15УТИ Дексбаха провезли над акваторией Феодосийского залива - районом предстоящей посадки, куда уже ушла «Москва». В тот же день на Як-ЗбМ №02 (ведущий инженер Г.А.Матвеев, авиатехник Е.Н.Ермолаев) Дексбах с аэродрома Кировское, выполнив «полный профиль», произвел самостоятельный облет этого района. На следующий день, 17 ноября, Дексбах и Прахов произвели еще пять тренировочных полетов на вертолете в этом районе.

Неожиданной проблемой, возникшей в ходе тренировок, стали нетрадиционные для сухопутного летчика морские единицы - кабельтовы и мили, в которых радиооборудование корабля выдавало расстояние до самолета. Дексбаху же для торможения, зависания и расчета на посадку необходимы были привычные данные: для запуска ПД -удаление от корабля 6,5…8,5 км и для перевода сопл ПМД в вертикальное положение - 3,5…4 км. Поэтому на время испытательных полетов на соответствующих расстояниях поставили корабли.

К утру 18 ноября 1972 г. вся подготовка была завершена, и на ПКР «Москва» по трансляции объявили: «Корабль к посадке самолета изготовить!» Вблизи крейсера барражировал Ми-8 с группой кинооператоров и фотокорреспондентов. Вскоре на горизонте появилась стремительно приближавшаяся точка, превратившаяся в самолет, который покачал крылом и, сделав разворот, стал заходить на посадку по отработанной методике. При подходе к корме корабля реактивные струи двигателей подняли фонтаны брызг, и вокруг самолета заиграл на солнце радужный ореол. Зависнув над площадкой, Михаил Сергеевич Дексбах плавно произвел первую посадку - расчет оказался точным! 22 ноября он выполнил «полный профиль» с палубы. Присутствовавший при этом маршал авиации И.И.Борзов дал указание командиру ПКР «Москва» капитану второго ранга А.В.Довбне произвести запись в вахтенный журнал: «День рождения палубной авиации».

Вскоре началась отработка методики посадки самолета на движущийся корабль и оценка возможности проведения полетов и технического обслуживания самолета во время качки. Поскольку во время испытаний больших волн в Черном море не было, шторм имитировали с помощью корабельных успокоителей качки. Результаты испытаний Як-ЗбМ на ПКР «Москва» показали, что СВВП могут использоваться как со специальных авианесущих кораблей, так и в случае необходимости с судов различного назначения (контейнеровозов, сухогрузов, транспортных судов ВМФ и т.д.), имеющих специальные площадки размером 20x20 м.

Первая посадка двух самолетов Як-ЗбМ на ТАКР «Киев» состоялась 18 мая 1975 г. Серийный самолет №0201 пилотировал летчик-испытатель ЛИИ МАП О.Г.Кононенко, а опытный №04 - летчик-испытатель НИИ ВВС полковник В.П.Хомяков (третий опытный экземпляр Як-ЗбМ из-за отказа одного канала САУ-36 был вынужден произвести посадку по-самолетному на аэродром Саки). Ведущими инженерами тогда были: от ОКБ - В.И.Латышев, от НИИ ВВС -подполковник Г.М.Маракулин. 20 мая Олег Кононенко продемонстрировал в воздухе возможности Як-ЗбМ Министру обороны А.А.Гречко и Главкому ВМФ С.Г.Горшкову. В настоящее время самолет №0201 находится в музее ОКБ имени А.С.Яковлева.

Учебно-тренировочный вариант

Опытный экземпляр учебно-тренировочного Як-ЗбМУ, предназначенного для обучения летного состава вертикальному взлету и посадке, отработки висения и переходных режимов, был построен в ОКБ только 19 мая 1972 г. При компоновке машины большую сложность вызвали вопросы размещения второй кабины с приемлемым обзором из нее и спасения экипажа в аварийной ситуации. На самолете было обеспечено впервые одновременное принудительное катапультирование обоих членов экипажа на режимах ВВП с разведением траекторий и ручное катапультирование с задержкой 0,6 с. 30 марта Дексбах поднял Як-ЗбМУ в воздух по-самолетному.

Этап «А» ГСП учебно-тренировочного самолета был начат 23 марта 1973 г. на базе ЛИИ в Жуковском, а с 25 сентября 1973 г. по 31 июля 1974 г. продолжен в Ахтубинске. По результатам испытаний самолет получил положительную оценку, однако в серийном производстве комиссия рекомендовала несколько изменить состав оборудования и признала целесообразным провести этап «Б» ГСП, который состоялся в период с 27 декабря 1976 г. по 12 сентября 1977 г. Тогда же самолет прошел испытания на ТАКР «Киев». После государственных испытаний Як-ЗбМУ №01 использовался для обучения строевых летчиков вначале в НИИ ВВС (г. Ахтубинск), а потом - в учебном центре подготовки летного состава палубной авиации в г. Саки. После выработки ресурса его установили там на постамент.

Освоение самолета

В 1974 г. на авиабазе в Саках была сформирована специальная группа из 10 летчиков авиации ВМФ, которая летом того же года совместно с группой инженерно-технического состава приступила к теоретическому изучению Як-ЗбМ на Саратовском авиационном заводе, его силовой установки - на предприятиях в Москве и Рыбинске, а средств спасения -на «Звезде» и в ОКБ. На аэродроме в Саках изготовили специальные площадки для выполнения висения, вертикальных взлетов и посадок, площадки для гонки двигателей и техническую позицию. Рядом с основной ВПП построили металлическую длиной 320 м с нанесенным на ней контуром палубы ТАКР «Киев». ТЭЧ базы подготовили к проведению работ на новой авиационной технике.

Практическое освоение Як-ЗбМ летчики авиации ВМФ Ф.Г.Матковский, Ю.Н.Козлов и Г.Л.Ковалев начали в Ахтубинске. Первым из них полет с выполнением взлета и посадки по-самолетному выполнил 3 марта 1975 г. старший летчик-инспектор авиации ВМФ полковник Козлов. А с конца 1975 г., когда стали поступать первые серийные самолеты, развернулось плановое переучивание и подготовка летчиков. 16 декабря на аэродроме Саки была проведена первая летная смена на самолетах Як-ЗбМ (летали 3 самолета).

17 января 1976 г. при выполнении короткого 14-минутного полета в режиме висения на высоте до 5 м (по инструкции при этом переднее колесо должно быть расстопорено и катапультные кресла не заряжены) на опытном экземпляре самолета Як-ЗбМУ №01 Матковский и Ковалев почувствовали ненормальную реакцию самолета на управляющее воздействие в продольном канале. Проявив профессиональное мастерство, они произвели труднейшую вертикальную посадку (т.к. с расстопоренным передним колесом посадка по-самолетному запрещена).

Буксировка Як-38 по палубе ТАКР «Минск»

Летчики Яков готовятся к вылету

ТАКР «Новороссийск»

В воздухе - Як-38 с ТАКР «Киев», 1979 г.

За это им объявили благодарность Главкома ВМФ и наградили морскими биноклями (которые они так и не получили). В ходе тщательного расследования происшествия начальник экспедиции ведущий инженер Г.А.Матвеев обнаружил, что заслонка хвостового струйного руля при выполнении регламентных работ была ошибочно установлена повернутой на 180°.

Во время пребывания в Ахтубинске я спросил у полковника Матковского, который был назначен командиром первого штурмового авиационного полка, смогут ли морские летчики освоить Як-ЗбМ также хорошо, как летчики-испытатели? Он ответил, что его подчиненные и он сам постараются летать не хуже, и впоследствии доказал это. В мае 1976 г. уже шесть строевых летчиков получили допуск к полетам с корабля.

Феоктист Матковский первым из строевых летчиков прошел трудным путем освоения самолетов ВВП: 19 августа 1975 г. выполнил полет по «полному профилю» со взлетом и посадкой на суше (в Ахтубинске), а 6 апреля 1976 г. осуществил посадку на палубу ТАКР «Киев» (на «стопе» корабля). 15 апреля 1977 г. при выполнении полета на МиГ-21У он погиб. Вечная память этому замечательному летчику, организатору, пионеру корабельной авиации!

Параллельно с серийным производством и освоением Як-ЗбМ продолжались испытания его прототипов. Этап «Б» ГСИ на самолетах №02 и №03 начался 11 апреля 1973 г., а к 30 сентября 1974 г. госиспытания шли уже на всех четырех прототипах. До февраля 1975 г. они выполнили 672 полета, а опытный учебно-тренировочный самолет - 135.

ГСИ Як-ЗбМ на ТАКР «Киев» завершились 24 октября 1975 г. Для превращения самолета в полноценную боевую единицу оставалось решить лишь несколько проблем. Одна из них заключалась в том, что серийные авиабоеприпасы, входившие в состав вооружения Як-ЗбМ, были созданы по ТТТ ВВС без учета специфики эксплуатации самолетов корабельного базирования. В связи с этим возникла необходимость проведения 'дополнительных испытаний их надежности и безопасности. В 1976 г. весь ассортимент оружия на опытном самолете Як-ЗбМ №01 (бортовой №05) и серийном №0308 прошел проверку на полигоне «Багерево» (Крым) и на ТАКР «Киев» в условиях воздействия морского климата и электромагнитных полей радиотехнических станций корабля. Результаты оказались положительными, в работе активное участие приняли ведущие инженеры: Ю.Н.Иванов, В.М.Ильин, В.Л.Баженов, Л.Е.Горбач и др.

16 июля 1976 г. ТАКР «Киев», имея на борту пять Як-38 и один Як-38У, начал переход на Северный флот. 18 июля он вышел в Средиземное море, где у острова Крит состоялись первые за пределами СССР полеты Як-ЗбМ. Всего во время перехода за семь летных смен летчики авиации ВМФ Ф.Г.Матковский, В.Н.Ратненко, В.Ф.Саранин, В.М.Свиточев, В.И.Колесниченко, В.И.Дмитриенко и В.И.Кучуев выполнили 45 полетов с общим налетом 22 часа. Переход, вызвавший широкий международный резонанс, завершился 10 августа.

11 августа 1977 г. постановлением ЦК КПСС и СМ СССР №644-210 самолет Як-ЗбМ был принят на вооружение авиации ВМФ под обозначением Як-38. Согласно приказу Министра обороны №196 от 15 октября 1978 г. учебно-тренировочный вариант получил наименование Як-38У.

На океанских просторах

В ходе боевой службы строевые летчики приобрели навыки пилотирования в различных географических и климатических зонах. 30 декабря 1977 г. в Бискайском заливе летчики «Киева» выполнили 10 полетов по опробованию своих машин после сильного шторма и вводу в строй молодых пилотов. В Средиземном море количество вылетов за летную смену достигло 18, и это не было пределом. К концу года в полку летало уже 34 летчика. Во время похода «Киева» из Североморска в Средиземное море и обратно в период с 15 декабря 1978 г. по 28 марта 1979 г. было выполнено 355 полетов. Особенно хочется отметить меткую стрельбу летчиков по бурунной мишени*. Как правило, ее уничтожали с первого, в крайнем случае со второго захода. Специальная команда не успевала спускать за борт новые мишени, чтобы обеспечить боевую стрельбу согласно плановой таблице. Мастерами штурмовых ударов стали: Гусенков, Митин, Едуш, Кондратьев и другие.

* Бурунная мишень представляет собой надутый воздухом цилиндр из прорезиненной ткани диаметром 2 м и длиной в м или круг диаметром до 4 м. Она буксируется за кораблем на 800-м тросе.

Як-38 совершает взлет и посадку по-самолетному

После каждого боевого похода или перехода к месту приписки проводились летно-технические конференции (всего проведено 11), на которых рассматривались вопросы, связанные с улучшением, эксплуатации и боевого использования Як-38.

В 1978г. вступил в строй ТАКР «Минск» - второй корабль типа «Киев», вошедший] в состав Тихоокеанского флота. Во время (перехода из Севастополя во Владивосток 28 февраля 1979 г. у берегов Ливии состоялась его волнующая встреча с «Киевом». На глазах Шестого флота США прошли совместные полеты пяти Як-38 с обоих кораблей. Маршрут «Минска» пролегал вдоль западного побережья Африки, огибал мыс Горн и продолжался на просторах Индийского океана, т.е. добрая половина пути пролегала через тропики - это были первые испытания Як-38 в условиях повышенной температуры и влажности воздуха. Результаты оказались разочаровывающими: практически сразу после входа в зону тропиков подъемные двигатели самолетов перестали запускаться. За время, пока отряд кораблей шел до Йемена, конструкторы отыскали решение проблемы, предложив установить два кислородных баллона для подпитки ПД. В срочном порядке доработочные комплекты были доставлены в Аден и установлены на двух самолетах. Полеты на пути до Владивостока были продолжены. Из-за большого перерыва в полетах многие летчики нуждались в восстановлении навыков пилотирования, однако самолетов не хватало. Оказалось также, что даже доработанные самолеты в условиях тропиков не могли взлетать вертикально с максимальным взлетным весом. Для учебных полетов приходилось недозаправлять топливо, а с подвешенным вооружением Як-38 только и мог, что облететь корабль по кругу. В результате к моменту прихода во Владивосток через 131 сутки после начала похода за 20 смен выполнено 253 полета с налетом всего 50 часов. Вопрос об увеличении тяги силовой установки либо об изменении способа взлета встал со всей остротой.

Взлет с коротким разбегом

Опыт англичан показал, что одним из способов улучшения характеристик С ВВП может стать взлет с коротким разбегом (ВКР), в ходе которого суммарная подъемная сила самолета возрастает благодаря обдувке крыла набегающим потоком. Однако зарубежные специалисты считали, что комбинированная силовая установка Як-38 не позволит ему выполнять взлет с коротким разбегом.

Як-38 совершает взлет с коротким разбегом с ТАКР «Минск»

Американский журнал Aviation Week amp; Space Technology писал: «Изучение истребителя ВВП Як-ЗбМ, базирующегося на русском авианосце «Киев», убедило конструкторов СВВП «Харриер» в том, что этот самолет рассчитан только на вертикальный взлет и посадку. Расположение поворотных сопл позади крыла и балансировка их двумя подъемными двигателями создает труднопреодолимые проблемы балансировки и безопасности при взлетах и посадках с горизонтальной скоростью».

Скептиков хватало и по эту сторону «железного занавеса». На основе испытаний самолетов с укороченным взлетом «23-01» ОКБ А.И.Микояна и Т-58ВД ОКБ П.О.Сухого специалисты ЦАГИ выдали заключение, что при ВКР Як-38 из-за интерференции набегающего потока и газовых струй трех двигателей будет происходить потеря до 60% их суммарной тяги, что исключает взлет вообще. Однако энтузиасты ОКБ А.С.Яковлева во главе с главным конструктором В.Н.Павловым, ведущие инженеры В.И.Латышев и Л.В.Стаурина, специалисты ЛИИ А.И.Квашнин, А.И.Розенфельд, Б.Н.Сас, Л.И.Верный и Ю.В.Пронякин произвели необходимые расчеты и поставили летные эксперименты, в которых доказали возможность осуществления этого режима. Большую помощь им оказал главный конструктор Ю.И.Гусев - разработчик ПМД.

Первым, кто испытал этот режим, был Кононенко. В октябре-ноябре 1978 г. он выполнил 14 пробежек по ВПП аэродрома ЛИИ в Жуковском для установления факта попадания горячих газов на входы двигателей при повороте сопл ПМД во взлетное

положение - 25° от вертикали. При этом воздухозаборники ПД и ПМД оснащались навесными защитными устройствами из лавсановой сетки, а самолет максимально нагружался, чтобы не взлетел. Начальная скорость поворота сопл была принята 20 км/ч, затем ее постепенно увеличивали до 30, 40, 50 км/ч… После каждой пробежки скрупулезно анализировали записи бортовой контрольно-записывающей аппаратуры о температуре газов в воздухозаборниках и только после этого принимали решение об увеличении скорости начала поворота сопл. Оказалось, что, начиная со скорости 60 км/ч, горячие газы двигателей уже не попадают в воздухозаборники. Добавив «на всякий случай» еще 20 км/ч, установили скорость начала поворота сопл во взлетное положение 80 км/ч. Дальнейшие эксперименты продолжались с целью увеличения боевой нагрузки. В итоге ВКР позволил увеличить ее на 1000 кг по сравнению с нагрузкой при вертикальном взлете.

Годом раньше начались эксперименты по посадке Як-38 на корабль с коротким пробегом (так называемым методом «проскальзывания»). В следующем году продолжилась отработка этого режима: заход на посадку на малой скорости (до 130 км/ч), посадка при величине результирующего потока воздуха над палубой порядка 30 м/с. Таким образом, скорость самолета относительно палубы в момент касания составляла 20-30 км/ч, а длина пробега не превышала 20-60 м. Однако такого рода посадки при крене корабля более 3° оказались невозможными.

Летом 1979 г. испытания ВКР продолжились в Саках.

Як-38 и Як-38У на палубе ТАКР «Новороссийск»

Заслуженный летчик-испытатель Герой Советского Союза полковник В.П.Хомяков

Командир авиаполка ТАКР «Киев» подполковник В.Н.Ратненко и старший летчик-инспектор авиации ВМФ полковник Ю.Н.Козлов

С короткой полосы Кононенко выполнил 26 полетов, после чего рекомендовал приступить к освоению ВКР с корабля. 22-27 декабря первые 20 таких полетов с общим налетом 3 ч 20 мин произвели Кононенко и Дексбах с ТАКР «Минск» в акватории Уссурийского залива. Во время очередного ВКР 27 декабря потерпел аварию самолет Як-38У №0303 (борт «09»), Летчики катапультировались буквально из воды. Дексбах опустился на палубу под куполом еле успевшего наполниться парашюта, а Кононенко - в воду, откуда его выловили спасатели с корабля сопровождения. Причиной аварии явился неповорот сопл ПМД во взлетное положение в процессе разбега. Отказ произошел из-за переменного контакта в электроцепи управления положением сопл ПМД.

Посадка Як-38У на палубу ТАКР «Новороссийск»

О.Г.Кононенко в кабине Як-ЗбМ перед показом 20 мая 1975 г., справа - механик самолета Е.Н.Ермолаев

Затем летчики НИИ ВВС В.П.Хомяков и Н.Н.Шлыков совершили 19 полетов с ВКР по программе ГСП. Испытания показали, что ВКР с корабля принципиально не отличается от аналогичного взлета с суши, но проходит более динамично, т.к. вызванный движением корабля набегающий поток позволяет несколько раньше начать поворот сопл во взлетное положение.

Испытания по выполнению ВКР и посадок без висения предполагалось завершить в 1981 г. С целью уточнения методики ВКР Кононенко, Хомяков и Дексбах выполнили ряд полетов в Саках. Ее новый вариант предусматривал разворот сопл ПМД на угол 67° от вертикали с самого начала разбега. Далее, по мере набора скорости, они автоматически (возможно и ручное управление) поворачивались на определенные углы. Самолет пробегал около 140 м в штиль и около 90 м при встречном воздушном потоке 10-20 м/с и отрывался по достижении скорости 100-110 км/ч. На скорости 400-420 км/ч сопла устанавливались в горизонтальное положение и выключались ПД. Такой метод позволял значительно повысить массу полезной нагрузки и радиус действия.

Отработку ВКР при повышенной влажности и температуре воздуха проводили на «Минске» в Южно-Китайском море. 8 сентября 1980г. в районе 8° северной широты и 108° восточной долготы при выполнении очередного короткого взлета Як-38 №0307 сошел с палубы с потерей высоты и еще минуту шел в фонтане брызг над самой водой. У летчика-испытателя Кононенко времени катапультироваться было более чем достаточно, однако до последней секунды он пытался набрать высоту и спасти машину. Увы, Олег Григорьевич погиб. Летчик, как говорится, от Бога, страстно желавший летать, он был гармоничной обаятельной личностью. Немногие знают, что в 1978 г. его приняли в отряд космонавтов в группу И.Волка для подготовки к полету на «Буране». Незаурядный талант испытателя Олег стремился передать своим товарищам по работе и летчикам морской авиации. Его воспитанники с благодарностью вспоминают о своем наставнике. Вечная ему память…

После этого случая на самолете провели ряд доработок, повышающих надежность системы поворота сопл ПМД, и уточнили методику ВКР. Летчики-испытатели Ю.И.Митиков (ОКБ) и В.В.Назарян (ЛИИ) в августе 1982 г. успешно совершили серию взлетов с коротким разбегом с различной нагрузкой и с различных дистанций. Затем летчики-испытатели НИИ ВВС В.П.Хомяков и В.В.Васенков, сделав несколько вылетов с суши и с палубы, выработали дальнейшие рекомендации для строевых летчиков. Первым из них ВКР освоил командир полка Ю.И.Чурилов.

Новый способ взлета морские летчики осваивали во время перехода ТАКР «Новороссийск» из Североморска во Владивосток. 17 октября 1983 г. новый ТАКР во главе отряда кораблей вышел из Кольского залива, в трудных условиях прошел четыре океана, посетил ряд государств и 27 февраля 1984 г. благополучно прибыл во Владивосток, оставив за кормой 20 тысяч миль, т.е. прошел расстояние, близкое к земному экватору. За время похода Як-38 и Як-38У произвели около 600 полетов с общим налетом около 300 ч, в том числе 120 взлетов с коротким разбегом. Трудности похода были таковы, что по его завершении Чурилову было присвоено звание Героя Советского Союза. Представителем ОКБ в этом походе был В.Чугуенко.

Расширение тактических возможностей

Когда первые советские авианесущие крейсеры уже «демонстрировали флаг» в разных районах земного шара, в Саках продолжалось плановое переучивание строевых летчиков, а в дальнейшем и подготовка выпускников авиационных училищ, которыми стали комплектоваться корабельные полки. К концу 1978 г. к полетам с корабля было подготовлено около 60 человек. Большую роль в этом сыграл начальник отдела боевой подготовки корабельной авиации полковник Н.И.Корж, летчики-инструкторы Ф.Г.Матковский, Г.Л.Ковалев, В.И.Кучуев, В.Ф.Саранин, В.М.Свиточев, В.Н.Погорелое и старший летчик-инспектор авиации ВМФ Ю.Н.Козлов.

Преемником Матковского после его гибели стал Г.Л.Ковалев, вынесший на своих плечах основную тяжесть организации полетов с ТАКР «Киев», «Минск» и «Новороссийск». 13 марта 1978 г. Ковалев первым из летчиков корабельной штурмовой авиации на внутреннем рейде Севастополя выполнил ночью полет на СВВП на «Киев». Ковалев также был первым из строевых летчиков, кто выполнил ВКР с аэродрома Саки (3 декабря 1979 г.).

Размах подготовки летных кадров свидетельствовал о намерении значительно расширить область боевого применения Як-38, например, использовать его для непосредственной поддержки сухопутных войск. Способность к ВВП давала штурмовику уникальную возможность действовать чуть ли не из боевых порядков пехоты, базируясь, скажем, на прицепе автомобиля. С 25 июля по 1 августа 1980 г. Кононенко в 10 полетах произвел оценку возможности вертикального взлета и посадки самолета на передвижную взлетно-посадочную платформу (ПВППл) размером 10x15 м, смонтированную на трейлере с раскладывающимися с помощью гидравлики панелями. Высота платформы над землей составляла 1,2 м. Перед полетами самолет сер. №0803 (борт «21») оборудовали газоотражательными ребрами в районе воздухозаборников ПД и оптическим устройством, предназначенным для контроля его положения относительно посадочной площадки. Полеты выполнялись с «навесными защитными устройствами» на воздухозаборниках ПД и НМД.

Заманчивые перспективы открывала также теоретическая возможность эксплуатации Як-38 не только с авианесущих крейсеров, но и с гражданских судов - контейнеровозов и сухогрузов. С целью проверки практической осуществимости этой идеи в сентябре 1983 г. по приказу Главкома ВМФ летчики строевой части авиации ВМФ впервые в СССР осуществили посадку военных самолетов на гражданское судно - теплоход «Агостиньо Нето» типа «РО-РО». Первым совершил посадку 14 сентября 1983 г. старший летчик-инспектор полковник Ю.Н.Козлов, который за это получил от капитана теплохода А.Латышева памятный адрес. За ним произвели посадку полковник Г.Л.Ковалев, подполковники В.И.Кучуев и В.Н.Погорелое. До 29 сентября было выполнено 20 полетов. Государственные испытания (18 полетов) провели В.В.Васенков и А.И.Яковенко с контейнеровоза «Николай Черкасов». Они показали, что посадка на судно такого типа весьма затруднительна ввиду ограниченности возможных траекторий захода. Большие проблемы также вызывала теснота окруженной судовыми конструкциями площадки (18x24 м), выделенной для посадки СВВП. Однако сама идея отвергнута не была, и в дальнейшем не отрицалась возможность использования гражданских судов в качестве «мини-авианосцев».

На палубе ТАКР «Киев»

Старший летчик-инспектор авиации ВМФ полковник

Ю.Н.Козлов готовится к взлету с палубы сухогруза

«Агостиньо Нето»

Капитан «Агостиньо Нето» А.Латышев, капитан I ранга В.И.Сень и командующий авиацией ВМФ Г.А.Кузнецов принимают доклад полковника Г.Л.Ковалева после посадки на теплоход

Старт Як-38 (борт «46») с контейнеровоза «Николай Черкасов». На палубе стоит второй Як-38 (борт «44»)

В горах Афганистана

В начале 1980 г. по решению МО и МАП была сформирована опытная эскадрилья из двух штурмовиков Су-25 и четырех СВВП Як-38 (борта «25», «53», «54», «55»), Программа испытаний предусматривала оценку эксплуатации в условиях автономного базирования, проверку работы прицела и радиооборудования при полетах в ущельях, изучение возможности взлета с поврежденных ВПП и комплексное исследование боевой эффективности СВВП в условиях высокогорья и высоких температур. Командиром эскадрильи был назначен летчик-испытатель НИИ ВВС В.В.Васенков. Кроме него, на Як-38 летали летчик-испытатель МАП Ю.И.Митиков, морские летчики Ю.Н.Козлов, Е.М.Алифанов, В.Г.Панасенко и А.П.Кривуля.

Як-38 испытывается в Афганистане, апрель 1980 г.

Специалистами МАПа руководил главный конструктор В.Н.Павлов, за спецоборудование отвечал В.Г.Кузнецов, за вооружение - В.М.Ильин, за силовую установку - Р.Н.Новиков и С.А.Семенов. От ЛИИ работу курировал Б.Н.Сас, начальником саратовской группы был A.M.Кувшинов, ведущим инженером НИИ ВВС А.И.Ложкин. Специалистами авиации ВМФ руководил В.В.Купцов.

После необходимой подготовки 18 апреля 1980 г. личный состав эскадрильи перебазировался на аэродром Шиндад в северном Афганистане. Его бетонная ВПП длиной почти 3000 м располагалась на горном плато на высоте 1140 м над уровнем моря. Рядом специально для Як-38 была построена другая ВПП длиной около 150 м с покрытием из металлических плит и стеклоткани. На следующий день, 19 апреля, Ан-22 доставили «вертикалки». 21 апреля провели предварительную подготовку, а 23-го начались полеты. В основном это были взлеты с коротким разбегом и посадки с пробегом. Летали главным образом с бетонной ВПП, т.к. металлическая полоса после пяти ВКР и одного вертикального взлета пришла в негодность.

Всего на Як-38 ^выполнили в Афганистане 107 полетов в боевых условиях парами и в одиночку в сопровождении Су-17. Программу закончили 29 мая. Приобретенный опыт показал настоятельную необходимость повышения тяговооруженности самолета и его разгонных характеристик при выполнении ВКР, т.к. в условиях пониженной плотности воздуха и достигавшей 35°С жары потеря тяги силовой установки достигала 1500 кгс. После необходимых расчетов Павлов, Сас и заместитель главного конструктора Новиков приняли решение повернуть сопло второго ПД на 15° назад, в результате самолет стал нормально разгоняться с расчетной взлетной массой. В дальнейшем соответствующие доработки были произведены на всех Як-38.

Глубокая модификация

За 10 лет, прошедших после первого взлета, Як-38 прошел всесторонние испытания, претерпел ряд конструктивных усовершенствований и в конечном счете вполне освоил профессию палубного штурмовика. Однако, несмотря на применение ВКР и доработку силовой установки, его боевая эффективность все еще оставляла желать лучшего. Реальная оценка ситуации позволила ведущим специалистам ОКБ еще в феврале 1980 г. подготовить решение о совместной (МАП, ВВС, ВМФ) разработке долгосрочной программы, направленной на расширение боевых возможностей самолета. В результате 27 марта 1981 г. вышло решение Комиссии Президиума Совмина СССР по военно-промышленным вопросам №280 о проведении глубокой модификации штурмовика - создании варианта Як-38М.

При этом ставка делалась на новые двигатели. МНПО «Союз» под руководством О.Фаворского путем кардинальной переработки Р-27В-300 создало ПМД Р-28-300 с максимальной горизонтальной тягой 7100 кгс и вертикальной 6700 кгс. Одновременно конструкторы Рыбинского ОКБ улучшили параметры своих ПД. доведя тягу нового РД-38 до 3250 кгс.

Два прототипа Як-38М были построены в ОКБ в 1982 г. Прирост тяги ПД и ПМД позволил на полтонны поднять взлетную массу новой машины, что дало возможность увеличить ее боевой потенциал. В первую очередь - дальность полета, для чего была предусмотрена установка подвесных топливных баков. Некоторым изменениям подверглась конструкция фюзеляжа, главным образом в зоне воздухозаборников. Кроме того, самолет получил управляемую переднюю стойку шасси, расширенный состав оборудования и вооружения. Арсенал штурмовика пополнился кассетами РБК-500 и ракетами Х-25МР класса «воздух-поверхность».

30 ноября 1982 г. летчик-испытатель Митиков выполнил на Як-38М (сер. №0413, борт «82») первое висение, а 10 февраля 1983 г. - первый полет по «полному профилю». Заводские испытания машины прошли с 7 декабря 1982 г. по 3 июня 1983 г., после чего самолет был передан на совместные Государственные испытания, этап «А», завершившийся в конце 1983 г. По их результатам были выданы рекомендации о запуске Як-38М в серийное производство. Этап «Б» ГСП закончен в июне 1985 г. Ведущим инженером от ОКБ был Г.А.Федотов.

Заслуженный летчик-испытатель полковник В.Васенков возвратился на Як-38 с боевого задания в Афганистане

Самолет Як-38 №0803 на передвижной взлетно-посадочной площадке, июль 1980 г.

Як-38М был принят на вооружение и поступил в эксплуатацию на авианесущие корабли, однако ожидаемого резкого повышения их боевого потенциала не принес. Новые двигатели оказались даже более «прожорливыми», чем их предшественники, поэтому ТТХ штурмовика улучшились незначительно, и его ударные возможности продолжали оставаться ограниченными. Тем не менее, Як-38М добросовестно отслужили положенное время и с июля 1991 г. стали выводиться в резерв.

Оглядываясь назад…

Точку в карьере Як-38 поставил распад СССР и глубочайший экономический кризис. Без необходимого надзора со стороны изготовителя ресурс многих самолетов быстро исчерпался, и большинство их осело на наземных авиабазах. Саратовский завод не смог решить проблему поставки необходимых запчастей.

Як-38 готовится к взлету с палубы

В результате Як-38 досрочно сняты с вооружения и ждут лучших времен, находясь на консервации. Схожие причины привели к выводу из состава ВМФ крейсеров «Киев», «Минск» и «Новороссийск».

Тем не менее, некоторые авторы утверждают, что все это произошло по причине низкого качества Як-38, обычно ссылаясь на его ограниченные ударные возможности*. Не спорю, по боевой эффективности он уступал палубным самолетам обычного взлета и посадки, но возложенные на него задачи, подчеркиваю, выполнял вполне удовлетворительно.

К сожалению, немаловажной особенностью как советских, так и западных СВВП является сложность их пилотирования и переучивания летного состава, из-за чего летчики строевых частей при их освоении встречают значительные трудности. Другой причиной, влияющей на безопасность указанных самолетов, оказывается напряженность работы их конструкции, часто подвергающейся воздействию вибрации и высоких температур. Исходя из этого,, в ОКБ А.С.Яковлева разработали не имеющую аналогов за рубежом комплексную систему аварийного покидания Як-38. Благодаря ее надежной работе все 31 случаи катапультирования, в том числе 18 - автоматического, имевшие место при эксплуатации, закончились для летчиков благополучно. В разработке и испытании системы принимали активное участие: К.В.Синельщиков, А.Л.Турбин, Е.П.Голубков, В.П.Светозарская, Ю.А.Винокур, Е.А.Африканов, А.Л.Павленко, В.В.Карелин и др.

Упорная работа конструкторов, производственников, испытателей и военных по повышению уровня эксплуатационной надежности самолетов Як-38 на протяжении всего жизненного цикла машины дала весомые результаты. Так, количество полетов на один отказ в воздухе возросло в 20 раз, а наработка на неисправность, выявленную в полете и на земле, увеличилась в 2,5 раза. Чтобы достичь этого, кроме описанных выше мероприятий, пришлось произвести доработки планера штурмовика по 160 бюллетеням, оснастить его системой ограничительных сигналов СОС-3-6 (СОС-3-6У), предупреждающей летчика о приближении к критическим режимам полета с помощью световых и тактильных сигналов, установить систему противо-помпажной защиты ПМД, обеспечить запуск подъемных двигателей в развороте, улучшить теплоизоляцию оборудования и выполнить множество других работ.

Все это давало основания надеяться, что новый вариант самолета - многоцелевой Як-39 - наконец-то станет той машиной, которую ждал флот. Однако весь огромный опыт разработки Як-38 был реализован не в ней. а в Як-141 - первом в мире сверхзвуковом СВВП. К сожалению, экономические потрясения, которые пережила наша страна, привели к остановке финансирования этой перспективной работы. Самолет, на 10-15 лет опередивший западные конструкции, продолжает оставаться заложником большой политики.

* Другой причиной снятия Як-38 с вооружения обычно называют большое количество происшедших с ним катастроф. Чтобы оценить этот довод, рассмотрим статистику потерь Яков в сравнении с СВВП «Харриер», который имеет репутацию вполне надежной машины. По данным редакции, с 231 выпущенным Як-38 всех модификаций за 15 лет эксплуатации произошло 36 летных происшествий, из них всего 8 катастроф, т.е. потеряно около 15% машин. «Харриеров» же всех модификаций, включая американские, индийские и испанские машины, к моменту снятия Як-38 с вооружения было построено около 535, из них не менее 100 (или 18,7%) было уже потеряно (в т.ч. 9 сбито в боях). Таким образом, если учесть несколько большую интенсивность эксплуатации западных СВВП, можно сделать вывод о примерном равенстве этих самолетов в смысле «инцидентоспособности». (прим. ред.)

После выполнения первого свободного висения на Як-38М заслуженного летчика-испытателя СССР Ю.И.Митикова поздравляет главный конструктор К.Б.Бекирбаев, 30 ноября 1982 г.

Як-38 в светло/темно-сером камуфляже

Похоже, лишь американцы и англичане, занимаясь СВВП нового поколения, проявляют к нему интерес…

…Со времени первого полета Як-ЗбМ прошло двадцать пять лет. Он первым из советских СВВП поступил в эксплуатацию и первым преодолевал трудности, возникавшие на нелегком и тернистом пути освоения «вертикалок». Много на этом пути было «набито шишек», зато накоплен богатый опыт постройки, испытаний и эксплуатации таких машин на суше и на кораблях ВМФ, в т.ч. в экстремальных условиях. Появление Як-38 было бы невозможным без самоотверженного труда коллективов ОКБ, НИИ МАП, заводов, ВВС и ВМФ. Огромную поддержку этой работе оказали: Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков, адмирал В.С.Сысоев, маршал авиации И.И.Борзое, генерал-полковники авиации А.А.Ми-роненко. А.Н.Томашевский, Г.А.Кузнецов, А.И.Воронов, генерал-пол ков ни к-инженер А.Н.Мишук, генерал-лейтенанты Н.А.Наумов, Ю.Л.Миров, С.А.Микоян, генерал-лейтенант-инженер М.М. Круглое, генерал-майоры авиации А.В.Пресняков, В.И.Минаков, А.А.Манучаров и другие.

Рекомендуемая литература по советским СВВП

Турболет. Энциклопедия «Авиация». М., 1994.

Ю.Лунев. Вертикалка. «Мир авиации» (спецвыпуск). №6, 1994.

А.Н.Пономарев. Советские авиационные конструкторы. «Воениздат»,


М., 1990.

В.Мясищев, В.Ружицкий. Авиация вертикального взлета. «Наука и

жизнь», №9, 1966.

С.Яковлев, К.Попович. Вертикальный взлет. «Техника-молодежи», №4, 1993.

М.Левин. Самолеты вертикального взлета и посадки. «Авиация и

космонавтика», №7, 1993.

А.Меркулов. Проверено на себе. «Молодая гвардия», М., 1986.

Л.Попов. Страстная неделя. ИД «Авиация и космонавтика», М., 1995.

V.Nemecek. Vojenska Letadla. Vol.5, P. Nase vojsko, 1980.

Jakovlev Jak-38 Flogger, Lotnictwo, №2, 1994.



This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
28.08.2009

Оглавление

  • Заглянуть за горизонт
  • Уроки Афганистана
  • В тени люфтваффе
  • (Венгерские ВВС. Октябрь 1944 - май 1945 гг.)
  • Корейский счет талалихинцев
  • Корейский дебют "Скайрейдера"
  • Як-38. Тернистый путь первопроходца.