КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615604 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243255
Пользователей - 112941

Впечатления

Есаул64 про Леккор: Попаданец XIX века. Дилогия (Альтернативная история)

Слабо... Бессвязно... Неинтересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Сакура-ян (Попаданцы)

Да, такие книжки надо выкладывать сразу после написания, пока не началось. Спасибо тебе, Варвара Краса. Ну и Кощиенко молодец.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
mmishk про Леккор: Бои в застое (Альтернативная история)

Скучная муть

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Смородин: Монстролуние. Том 1 (Фэнтези: прочее)

Как выразился сам автор этого произведения: "Словно звучала на заевшей грампластинке". Автор любитель описания одной мысли - "монстр-луна показывает свой лик". Нудно и бесконечно долго. 37% тома 1 и автор продолжает выносить мозг. Мне уже не хочется знать продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Новый: Новый Завет (на цсл., гражданским шрифтом) (Религия)

Основное наполнение двух книг бабы и пьянки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovik86 про (Ach): Ритм. Дилогия (СИ) (Космическая фантастика)

Книга цікава. Чекаю на продовження.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про серию Совок

Отлично: но не за фабулу, она довольно проста, а за игру эмоциями читателя. Отдельные сцены тяннт перечитывать

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Лекции по истории культуры (Том 1) [Автор неизвестен] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Автор неизвестен Лекции по истории культуры (Том 1)

Лекции по истории культуры (Том 1)

Лекция первая

Понятие культуры

В этой книге речь пойдет о культуре - предмете, точному определению не поддающемся. Дело в том, что в обычном значении слова "культура" и "культурный" чаще всего связываются с понятием искусства, литературы, театра (когда мы говорим "человек культуры"), а также с понятием "образование, образованный" (когда мы говорим "культурный человек"). Но в научном словоупотреблении культура понимается как способ бытия человека, и этим задается совершенно иное понимание. В известном смысле культура - это человек. Причем самая большая сложность такого понимания состоит именно в глобальности этого понятия. Поскольку человек как бы тождествен культуре, он видит мир сквозь призму культуры, но не ощущая этого, считая свой способ восприятия мира, его осмысления и свое поведение в мире единственно возможным. Даже и не считая сознательно, а просто не думая об этом. И обнаруживает, что принадлежит к определенной культуре только тогда, когда сталкивается с представителями другой культуры. Кстати говоря, проблемы культуры потому и вышли на первый план в ХХ в., что резко возросли контакты людей, принадлежащих к разным культурным регионам.

Приведем один пример. Предположим, сегодня 15 сентября 1994 г., и для нас эта дата совершенно понятна и естественна. Но ведь по существу речь идет не об абсолютной датировке, которой быть не может, а о дате рождения Иисуса Христа (анализ точности определения времени его истинного рождения значения не имеет). Итак, Иисус родился 1993 года назад. Это означает, во-первых, что мы считаем время по-христиански и указание на принадлежность нашей цивилизации к данной церкви, хотим мы этого или не хотим, содержится уже в счете лет. А ведь вполне возможен выбор и других точек отсчета. До Петра 1 наши предки считали года от Сотворения мира, и сейчас, то есть в 1994 г., по этому календарю идет 7502 год. Мусульмане считают год от хиджры - переезда великого пророка Мухаммеда из Мекки в Медину. Поэтому в мусульманских странах сейчас идет 1272 год. В период Великой французской революции существовал революционный календарь, начавший новый отсчет лет. И т.д.

Во-вторых, мы считаем время по годам, а протяженность года и способ счета лет заданы григорианским календарем, установленным в период понтификата главы католической церкви папы Григория XIII в 1582 г. и сменившим юлианский, восходящий к временам Юлия Цезаря (45 г. до н.э.). В силу исторически сложившейся неприязни между католической и русской православной церквями в России григорианский календарь принят не был. Только в 1918 г. он был введен декретом Советского правительства.

Согласно григорианскому календарю, год равен 365,2425 суткам. Но были и другие календари. Юлианский год равен 365,25 суткам. Некоторые народы использовали лунный календарь, где год равнялся 354 суткам. В Древнем Египте год составлял 365 суток и, значит, 1461 египетский год равнялся 1460 нашим. А это означает, что в течение цикла длительностью 1461 год новый год приходится то на весну, то на лето, то на осень, то на зиму, а не начинался в одно время года, как мы привыкли.

В-третьих, слово "сентябрь" кодирует определенный счет месяцев. Он происходит от латинского septem ("семь"), так как древние римляне начинали год с марта, а не с января.

В-четвертых, дата, 1994 год, записана с помощью арабской позиционной системы счисления, начавшей распространяться в Европе с начала XIII в. Это десятеричная система счисления, тогда как в истории культуры известны 60-ричные, пятеричные и др., не говоря уже о непозиционных, как у греков, римлян и египтян.

Можно знать эти особенности календаря, можно их не знать, но не пользоваться ими, живя в нашем обществе, принадлежа к нашей культуре, немыслимо. Такими же условностями, часто имеющими длинную и причудливую историю, пронизаны наши восприятия правильного и неправильного поведения, наши идеалы, наши представления о нормальном образе жизни и т.д. и т.п. Естественно, это все отражается в искусстве, в литературе, в науке и философии, и, что более существенно, в быту, в обыденном поведении. Таким образом, культура оказывается своего рода Целостностью, формирующей и составляющей весь мир человека.

* * *

Слово "культура" (от латинского "cultura" - "возделывание", "обработка") в современной культурологии имеет два значения (как минимум), хотя и пересекающихся между собой, но все же достаточно обособленных.

Во-первых, культура - это все, противостоящее природе. Иначе говоря, окружающий нас мир с определенной степенью условности можно разделить на две части: то, что дано от природы, возникло и развивается само по себе, и то, что создано, оформлено, освоено человеком. Здесь под понятие культуры подпадает техника, архитектурные сооружения, выведенные человеком породы животных, измененные ландшафты, не обусловленные естественными законами правила поведения и многое другое. В этом смысле "культурный" человек, человек образованный, воспитанный, четко соблюдающий нормы общественного поведения, противопоставляется человеку "некультурному" - необразованному, невоспитанному, нарушающему правила поведения. Мир природы развивается по естественным законам, тогда как в мире культуры действуют условности. В основании мира природы лежат естественные законы, в основании мира культуры лежат ценности - предельные, конечные смыслы человеческой деятельности. Именно поэтому в культуре так велика роль разнообразных знаковых систем, символов, условностей, норм.

Во-вторых, культура - как цивилизация. Здесь слово "культура" выступает в таких словосочетаниях, как "культура Древней Греции", "культура Египта", "американская культура" и др. Имеется в виду круг значимых признаков, охватывающих материальную и духовную жизнь определенного народа, жившего или живущего на известной территории на протяжении нескольких столетий или тысячелетий. Только употребляя слово "культура" в данном значении, можно говорить о "взаимодействии культур", о роли отдельных культур в становлении современной западной культуры, о причастности конкретного человека к определенной культуре. И только в этом контексте имеет смысл вопрос о принадлежности России к культуре Запада или Востока.

* * *

На протяжении довольно долгого времени, но особенно ярко в XVIII - начале XX в., наиболее распространенное понимание развития человечества заключалось в представлении о непрерывном прогрессивном поступательном движении от самых примитивных зачатков культурной жизни (выразившихся в производстве простейших каменных орудий труда) к высотам технической мысли. Это понимание строилось по аналогии с эволюцией в животном мире. Все народы и их культуры оказывались расположенными цепочкой от примитивных, таких как ведды Цейлона или австралийские аборигены, к наиболее цивилизованным западно-европейцам и североамериканцам. Это представление и сейчас не утратило своего влияния. Картина роста человечества от полуобезьян к первобытной орде, а от орды - к странам с конституционным строем, картина, где каждая последующая стадия прогрессивней, а следовательно богаче во всех отношениях, нежели предыдущая, кажется очевидной и естественной. В большинстве отечественных работ и соответственно - в учебной литературе господствует марксистская схема исторического процесса: первобытнообщинный строй, рабовладельческая формация, феодальная, буржуазная и, наконец, коммунистическая формации. Каждая из них выше предшествующей (в споры о коммунистической стадии здесь нет смысла вдаваться), поскольку выше производительные силы и, следовательно, вся культурная надстройка. Представление об единстве и поступательном ходе всемирно-исторического процесса лежит в основе концепции одного из самых известных философов XX в. Карла Ясперса. Он делит всю историю человечества на три этапа - доисторию, историю и мировую историю.

На первом этапе происходит становление человека как культурного существа, формируется его язык, складываются расы, начинаются мифология и искусство. История - это период формирования и развития великих культур древности шумерийской, египетской, эгейской, культуры доарийской Индии, культуры долины реки Хуанхэ. Затем в ходе переселений и завоеваний культурные достижения первых цивилизаций усваиваются и обогащаются персами, греками, римлянами и др. Ее зарождение было подготовлено эпохой великих географических открытий. И она будет развиваться как процесс сложного взаимодействия западноевропейской, американской, русской, китайской, индийской и некоторых других культур.

Данные концепции основываются на серьезных аргументах. Это - несомненный прогресс в области производительных сил, это - существенная эволюция религиозной традиции. Характер производительных сил во многом определил количество живущих на земле людей и уровень их жизни. Так, великая революция, произведенная земледелием, помимо того, что она сделала человека менее зависимым от природных катаклизмов, стала причиной возникновения крупных поселений: одному кочевнику для существования необходимо в среднем около 20 кв.км; на этой же площади может жить до 5 тысяч земледельцев. Даже делая поправку в десятки раз, с учетом земель, непригодных для земледелия, можно понять, что возможности простого выживания увеличиваются в сотни раз. Например, на территории современной Франции с ее населением, превышающим 50 млн. человек, в древнекаменном веке (палеолите) кочевало не более 50 тысяч человек.

Люди сейчас защищены от холода и жары, медицина резко увеличила шансы каждого отдельного человека на долголетие. Транспорт, средства связи сделали реальным продуктивное общение людей на всей территории земли.

Теория прогресса основывается и на истории освоения человеком водных пространств. Известный русский географ Л. Мечников в конце прошлого века в книге "Цивилизация и великие исторические реки" разделил историю человечества на три крупных периода: речной, морской и океанический. Он исходил при этом из простого факта, что первые цивилизации возникают в плодородных долинах рек: Египет - на Ниле, Шумер - в междуречье Евфрата и Тигра, индийская цивилизация (культура Хараппы) - в долине Инда, китайская - на берегах Хуанхэ. Затем осваиваются моря. Римская империя сформировалась вокруг средиземного моря, явившись наследницей финикийцев и греков, осваиваются Восточно-Китайское море. Черное и др., вплоть до открытия Америки и морского пути в Индию. С этого момента история вступает в океанический период, когда человечество захватывает весь земной шар.

Прогресс происходит и в нематериальной сфере. Это касается, в частности, науки. Европейская культура, определившая технические достижения современной цивилизации, развивается на основе христианской религии и греческой философии. Рационализм и рассудочность, характерные для европейской цивилизации (и наука, лишь наиболее заметное выражение этих качеств), формируют духовную жизнь общества как прогрессивную, задавая движение к некоему идеалу объективного знания и выстраивая на базе или по образцу науки другие сферы культуры.

Великий немецкий философ Гегель считал, что история развивается как прогресс в сознании свободы. От рабства восточного мира и частичной свободы греко-римского мира человечество в христианской цивилизации Западной Европы приходит к сознанию свободы всех членов общества. Это сознание реализовано в системе прав граждан, в возможностях выбора любой сферы деятельности и т.д.

Итак, теория прогресса человечества как целого, как всемирно исторического явления (и следовательно, прогресса культуры) имеет ряд серьезных аргументов, опирающихся на анализ как материальной, так и духовной жизни.

* * *

Но если мы попробуем поставить вопрос иначе: изменился ли человек как таковой? - а ведь именно человек стоит в центре истории, то окажется, что ответ здесь далеко не очевиден. Стал ли человек лучше? Умнее? Сильнее? Талантливее? На каждый из этих вопросов практически невозможно дать однозначно положительный ответ. Мы не превзошли по совершенству античную архитектуру (если иметь в виду форму, а не технические средства и материалы) - Парфенон (главный храм афинского акрополя) являет собой образец совершенства и поныне. Новая литература, может быть, разнообразней древней, но сказать, что она превзошла по глубине древнегреческую трагедию или "Божественную комедию" Данте - значит взять на себя слишком большую ответственность.

Превосходство моральных качеств еще сомнительнее. Чтобы не обсуждать мораль современного человечества, достаточно вспомнить историю XX в. И это после почти двух тысяч лет развития христианства?

Отдельные спортсмены превосходят, по-видимому, участников древних Олимпийских игр, но в целом Спарта была более спортивной, чем любая из современных стран.

Таким образом, если в качестве критерия прогресса взять человека самого по себе, прогресс оказывается чем-то весьма сомнительным. И непонятно, к тому же, как его измерять. Крайне маловероятно, чтобы коэффициент интеллектуальности учеников Платона и Аристотеля был ниже коэффициента интеллектуальности студентов современных вузов.

Кроме того, уже достаточно глубоко осознан факт, что, двигаясь от одной стадии общественного развития к другой, человек утрачивает нечто важное. Ни одно крупное достижение не бывает без каких-то серьезных потерь. Еще Сократ (в одном из диалогов Платона) сожалеет о том, что развитие письменности отрицательно влияет на память. Развитие электроники и возможность слушать в каждом доме лучших певцов и исполнителей мира приводит к утрате домашнего музицирования, да и вообще семейного общения. Средства массовой коммуникации унифицируют национальные языки и вытесняют диалекты. Человек становится все более защищенным в смысле физического выживания (если иметь в виду медицинские достижения), но часто оказывается беспомощным психически. Кажущаяся легкость и независимость жизни ведет, с одной стороны, к атомизации человеческих отношений, а с другой - к глобальной зависимости и манипулируемости. Ушло истинное ораторское мастерство, утеряно множество древних рецептов и т.д. и т.п.

Соображения о неочевидности критериев прогресса, если иметь в виду человека, и об утрате определенных качеств культуры в связи с приобретением других, заставляет размышлять о культуре с иной, чем всемирно-историческая и прогрессисткая, точки зрения. В центр размышлений выдвигается представление о целостности культуры и, соответственно, о самодостаточности определенных культур-цивилизаций, сменявших друг друга не на шкале прогрессивной эволюции, а как одно дерево, вырастающее взамен другого.

Теорию, учитывающую данные соображения, - а она получила названием "теории локальных культур" - первым выдвинул во второй половине XIX в. русский мыслитель Н. Я. Данилевский. В своей книге "Россия и Европа" он доказывает, что история - это не единый процесс, а набор несвязанных между собой культурно-исторических типов. Их более десяти: 1) египетский, 2) китайский, 3) ассиро-вавилоно-финикийский, 4) индийский, 5) иранский, 6) еврейский, 7) греческий, 8) римский, 9) новосемитический, 10) романо-германский, 11) греко-славянский.

Но Н. Я. Данилевский был в большей мере публицистом, чем историком, поэтому теория локальных культур получила окончательное признание благодаря трудам известных философов и историков культуры О. Шпенглера и А. Тойнби. Их работы "Закат Европы" (О. Шпенглер) и "Постижение истории" (А. Тойнби) сыграли большую роль в обсуждении обозначенного выше круга вопросов, в понимании самоценности и самодостаточности отдельных культур. Вот их список по А. Тойнби: египетская, индская, китайская, минойская, шумерская, майянская, индская, хеттская, сирийская, эллинская, западная, православная, дальневосточная, иранская, арабская, индуистская, вавилонская, юкатанская, мексиканская.

В кратком курсе нет возможности детально разбирать аргументы в пользу каждой из концепций, будь то всемирно-историческая или теория локальных культур. Отметим только, что первая, несомненно, разработана намного лучше. Достаточно сказать, что даже список локальных культур-цивилизаций у Данилевского, Шпенглера и Тайней не совпадает. Но важно другое: когда мы начинаем рассматривать историю мировой культуры всемирно-исторически, мы неизбежно оказываемся во власти хронологического подхода. Здесь надо сделать оговорку. Еще известный философ начала XX в., корифей позитивизма О.Конт выделял два подхода к изучению общества: синхронический, функциональный и диахронический, исторический. Иначе говоря, общество можно рассматривать как целостность и описывать соответствующим образом его существование, его сиюминутное бытие. А можно брать его как исторически складывающееся образование. В первом случае мы будем искать законы функционирования, во втором - законы развития. Учитывая это, можно сказать что сдвиг от всемирно-исторической прогрессисткой точки зрения к концепции локальных культур означает, в частности, осознание ограниченности хронологического подхода. Дело в том, что чисто хронологическая точка зрения, даже с известными поправками, не дает возможности ощутить специфику отдельных культур, их цельность, самобытность и самодостаточность, а значит понять, например, и ценность утраченного. Покажем это, ссылаясь на факты истории Древней Греции.

Рассказывая о древнегреческой цивилизации, мы вспоминаем, что там возникла теоретическая геометрия, архитектурные ордера, понятия демократии и свободы и соответствующие общественные институты, спортивные соревнования, лирическая поэзия и олимпийская мифология. Но вспоминаем лишь то, что органически вошло в нашу культуру. А то, что не вошло, рассматриваем как пережитки, странности или неразвитость. Мифы до последнего времени толковали как сказки, а не как способ мышления о мире. Пифагор для нас - это ученый, математик, а не великий религиозный мыслитель, основатель теократической общины, где "математик" высшая ступень посвящения в тайное общество, но никак не указание на род ученых занятий. Потеряли значимость представления о космосе, о богах. Идеал человека и общества, реально определявший осознание места каждого в семье, государстве и вселенной, имеет лишь историческое значение.

Кроме того, когда история Древней Греции рассматривается хронологически, исчезает представление о культуре в целом. Ведь Древняя Греция как своеобразное этнокультурное и государственное объединением прошла путь более чем в две тысячи лет (если брать в расчет историю крито-минойской цивилизации, если же не брать, то все равно речь идет примерно о полутора тысячах лет). Она была и совокупностью небольших монархий, и множеством крошечных, по нашим меркам, городов-государств (полисов), враждовавших между собой и объединявшихся в союзы, сопоставимые с современными странами. Греки освоили огромные пространства от Гибралтара до Кавказа. В конце IV в. до н.э. значительная часть Древней Греции объединяется под владычеством Македонии. В середине II в. до н.э. она становится провинцией языческой Римской империи, а в IV-V вв. н.э. составляет ядро христианской Византийской империи. До VIII-VII вв. там правили монархи, затем в большей ее части возникают демократические структуры, периодически сменяемые тираниями. Языческая Греция, в которой цвела олимпийская мифология (по названию горы Олимп, где, по представлениям древних греков, жили боги), становится колыбелью православия.

Таким образом в хронологически данной картине течет, размывается и меняет контуры греческая культура.

(И еще одна оговорка. Хронологический подход в обязательном порядке предполагает рассмотрение отдельных сфер жизни: эволюция политических структур берется отдельно от эволюции живописи или философии, ведь они, действительно, во многом автономны. Поэтому и история разбивается на историю литературных жанров, системы образования, науки и т.п. Но это не складывается в целостную картину).

Необходимо обратить внимание еще на одно обстоятельство, которое обязательно принимается в расчет в теории локальных культур и ускользает при ином подходе, неравноценность разных периодов развития. Каждая культура переживает рождение, расцвет и упадок. Говоря о древнегреческой культуре как всемирно-историческом феномене, мы обращаемся в первую очередь к V-IV вв. до н.э. - к периоду ее расцвета, когда сложились основные политические концепции, оформились литературные жанры и виды пластических искусств, достигло высочайших вершин ораторское мастерство и т.д. Образ жизни органически включил в себя все это и оказался в известном смысле образцовым. Пришла полнота культуры, которая самими же греками стала осознаваться как достижение и ценность и противопоставляться другим.

Поэтому с учетом высказанных выше теоретических соображений и задач курса мы будем рассматривать горизонтальные срезы отдельных культур и пытаться постигать их как целостность. Выбор этих срезов ни в коем случае не произволен, напротив, для большинства культур он совершенно очевиден. Для Древней Греции - это век Перикла - вторая половина V в. до н.э. Для Рима - век Августа - рубеж нашей эры. Для Египта - время правления XVIII династии и т.д. Правда, без специально демонстрируемых и анализируемых хронологических связок всемирная история как бы распадается наряд частных историй отдельно взятых культур. Но принимая во внимание их значимость для человечества, можно полагать, что такой подход продуктивнее, чем хронологическое перечисление фактов в рамках заранее известной схемы.

* * *

Культура-цивилизация, даже имея вполне определенные границы в пространстве и во времени, не совпадает с границами определенных государств и временем их существования. Греческая культура развивалась в Римской империи, когда уже Греция перестала существовать в качестве самостоятельного субъекта политики. Китайская культура оставалась живой, несмотря на все завоевания, смены границ и правления этнически чужих династий. Если говорить об индийской (точнее индуистской) культуре, то её границы совпадают с границами Индии как государства. Она распространяется на Индонезийский архипелаг, включая, например, о. Бали, и в то же время сама Индия включает в себя, как часть, мусульманскую культуру.

Вообще, выявление границ культуры во времени и в пространстве - далеко не простое дело. Здесь следует в первую очередь сосредоточиться на тех критических периодах истории, когда государство, осуществляя определенный выбор, оказывается ориентированным на одни страны и культуры и отсеченным от других. Такой выбор Русь осуществила, например, в конце X в., приняв христианство в его византийском варианте. Став наследником Византии, Русь отсекла себя от мусульманского мира (что соответствующим образом выстроило отношения с Золотой Ордой после принятия ханом Узбеком ислама в качестве господствующей религии) и от Западной Европы с ее католическим вариантом христианства. Получается, что в этно-социальном плане Русь принадлежит к славянскому миру, а в культурно-религиозном - к греко-византийскому.

Не вдаваясь в детали, можно обозначить пять глобальных культурных зон, сосуществующих на земле в настоящее время. Это западноевропейское общество (как специфическое культурное образование), включающее Северную Америку. Австралию и некоторые другие регионы. Это православно-христианское общество, расположенное в России и Юго-Восточной Европе. Это исламское общество. охватывающее цепь мусульманских стран от Северной Африки до Великой Китайской стены. Это индуистское общество. И, наконец, дальневосточное общество, тяготеющее к китайской культуре. (В этой классификации мы следуем А.Тойнби).

* * *

Хотя бы условно определившись с внешними пространственно-временными контурами культур-цивилизаций, обратимся теперь к внутреннему содержанию понятия культуры.

В соответствии с научно-ориентированной идеологией XIX в. многие исследователи пытались и пытаются выявить тот главный фактор, который лежит в основе любой культуры. Так, К. Маркс считал, что таким фактором являются производительные силы, то есть ставил все институты культуры в причинное отношение к экономико-материальному базису. М.Мак-Люэн ставил развитие культуры и ее внутреннее наполнение в зависимость от средств коммуникации, к которым относил язык, дороги, деньги, прессу, телевидение и пр. Согласно Й.Хйзинге, все богатство человеческой культуры производно от игры как наиболее яркой формы человеческого самовыражения. А.Тойнби и К.Ясперс производят культуру от духовного фактора, в первую очередь от религии. Э.Кассирер считал, что содержание культуры определяется функционированием символических форм, к которым относятся, в частности, язык, мифология и искусство.

Данное перечисление - а его можно легко умножить - достаточно демонстрирует разнообразие факторов, играющих если и не определяющую, то принципиально важную роль в культуре. Думается, что более других прав М.Вебер, когда он рассматривает культуру как уникальное сочетание ряда факторов. В знаменитой работе "Протестантская этика и дух капитализма" Вебер показывает рождение капитализма как результат неповторимого сочетания рационализма, напряженного религиозного поиска и соответствующих материальных условий.

Необходимо также осознавать, что разные факторы на разных этапах развития культуры могут играть то фундаментальную, то вполне сопутствующую роль. Так, на этапе становления первых цивилизаций, колоссальное значение имели материальные факторы. Без земледелия не смогли бы возникнуть крупные поселения и города, а без последних не сложились бы новые политические отношения, и т.д. Причем цивилизационным фактором стало именно освоение пойм крупных рек (некоторые серьезные данные указывают на то, что земледелие зародилось в горах и лишь через тысячелетия переместилось к низовьям рек) - огромные урожаи на ежегодно удобряемой территории привели к демографическому взрыву и соответствующим этно-политико-культурным следствиям. На этапе же формирования средневековой западноевропейской и византийской цивилизаций определяющую роль сыграла христианская религия.

Поэтому мы будем рассматривать культуру как уникальное переплетение разных факторов - как материальных, так и духовных, каждый из которых может стать на время главным, ведущим.

* * *

Перечислим то, что мы включаем в содержание культуры. Это перечисление не претендует на полноту, но в достаточной мере передает характер взаимосвязей внутри культуры, которая в любом случае остается целостным образованием.

Материальные основания культуры, способ взаимодействия человека с природой. Культуры радикально отличаются друг от друга в зависимости от способа обеспечения жизнедеятельности людей. Первобытная культура - а она занимает самый значительный по длительности период существования человека базируется на присваивающих формах хозяйства, а это собирательство, охота, рыболовство. Размеры территорий, занимаемых первобытными общинами, прямо связаны с возможностями физического выживания и, в свою очередь, задают характер занятий и численность сообществ. Люди всеядны и зависят от преобладающих в разное время года на известных участках обжитой земли источников пищи, будь то моллюски, морские млекопитающие, рыба, дичь, растения, грибы, орехи и т.п. Этим занятиям соответствуют образ жизни, так как, одно дело - охота на крупных животных, что может требовать взаимодействия нескольких общин (в случае облавной охоты, например), и совсем другое - сбор моллюсков, чем могут заниматься все члены общины, независимо от возраста и пола. Уровень жизни прямо зависит от уровня технического оснащения, включая каменный инвентарь, деревянные и костяные орудия.

Появление производящих форм хозяйства - земледелия и скотоводства позволило резко изменить численность проживающих на определенной территории, отказаться от постоянных перекочевок. Возникают города с их культурой, начинается отделение ремесел. Коренным образом меняется характер взаимодействия людей - возникает стабильный товарообмен, и большие области оказываются объединенными в единое экономическое пространство. Рост численности человеческих объединений сопровождается дифференциацией общества на группы с разными правами и возможностями. Формируются политические структуры.

Радикальные изменения в культуру приносит взрывоподобное развитие техники после промышленной революции. Мир становится единым в экономическом отношении. Меняется образ жизни, образ мыслей.

Важный аспект культуры - характер семейных отношений к отношений внутри общины. Моногамная семья, привычная для христианской культуры, радикально отличается от семьи мусульманина с его многоженством. Для некоторых древних цивилизаций обычно объединение моногамных семей в так называемую большесемейную общину, когда несколько семей живет в одном доме или несколько домов группируются вокруг семейного святилища. Различна власть главы семьи. В античных обществах, например, членами семьи считаются также и рабы. Культуры различаются и положением женщины: в одних случаях она участвует во всех занятиях, в других существует жесткое разделение труда; она может владеть собственностью, а может быть лишена этого права; она может получать публичное образование наряду с мужчинами, а может ограничиваться только домашним воспитанием и обучением специфически женским ремеслам. Культуры различаются также отношением к детям, к свободе половых отношений.

Фактором колоссальной важности в становящихся и устоявшихся культурах является способ политической организованности. Монархия в Египте с ее культом фараона - это совершенно не то же самое, что монархия в Междуречье, где царская власть уравновешивалась властью жречества и властью общины. Но еще резче, разумеется, монархия отличается от демократии. В свою очередь, представительная демократическая власть реализуется в разных культурах очень разными способами. Формы политической жизни теснейшим образом связаны с формами собственности и соответственно с соотношением свободных, полусвободных и полностью зависимых групп. Как правило, возможности политического влияния прямо зависят от размеров собственности. Но большую роль может играть и традиция: нередко аристократия пользуется значительно большим политическим весом, чем разбогатевшие выходцы из низших слоев населения. Культуры также сильно отличаются по возможности перехода от одних социальных групп в другие. Так, в одних культурах раб в принципе не мог изменить своего состояния, либо это было редчайшим случаем. И дети его наследовали рабство. В других культурах, например в Древнем Египте, дети рабов в зависимости от способностей могли стать воинами, жрецами и т.д. Наиболее яркий пример непроницаемости социальных перегородок - индийская культура с ее кастами. В христианских же странах, даже в периоды жесткого социального расслоения, у выходцев всех социальных слоев сохранялась возможностъ достигнуть значительных высот власти.

Культура немыслима без определенных этических норм, регулирующих отношения членов сообщества. Всегда существуют нормы, игнорирование которых ведет к наказанию, изгнанию и даже гибели. Терпимость общества к серьезным нарушениям может быть признаком его болезни. Всегда существуют образы людей - реальных или мифологических персонажей, которые олицетворяют традицию, а следовательно нормы и идеалы. Это древнегреческие мудрецы, христианские святые, иудейские пророки и т.п.

Этика, мораль органически связана с религиозной формой сознания, которую А.Тойнби считал стержнем культуры. Религия выступает здесь не только как способ взаимодействия с высшими силами, но и как церковь - организация, отвечающая за точное соблюдение правил этого взаимодействия и за живое осознание идеалов и норм. Нормы морали во всех культурах были освящены авторитетом божественным: это десять заповедей, данных людям богом Ягве через пророка Моисея на горе Синая (по представлениям древних евреев), это законы гостеприимства, за нарушение которых карал Зевс (по представлениям древних греков); это закон "возлюби ближнего своего как самого себя", завещанный христианам Сыном Божиим Иисусом Христом, и т.д.

С религией теснейшим образом связана господствующая мифология - сведения об устройстве мира, о месте в нем человека, о деяниях богов и героев. Именно мифология наполняет содержанием традиции, обычаи, произведения искусства. Причем если в культуре современного Запада мифология оказывается на периферии сознания, то для древних культур - это основной способ мышления о мире, о судьбе, о будущей жизни. С одной стороны, мифология есть способ массового и устойчивого выражения мироощущения и миропонимания человека, еще не создавшего себе аппарата абстрактных обобщающих понятий и техники логических умозаключений (И. М. Дьяконов), с другой стороны - учитывая то, что массовое сознание вовсе не оперирует абстракциями и логическими зависимостями,мифологизация характерна для всех без исключения обществ (подробнее о мифологии пойдет речь в следующей лекции).

Культуры отличаются друг от друга набором господствующих представлений о времени, пространстве, богах, человеке, судьбе, космосе.Так, в античности люди считали, что время движется по кругу, индийцы изображали время в виде колеса, греки считали, что существует так называемый "великий год", который начинается золотым веком, продолжается серебряным, после, медным, железным, а затем (после всемирной катастрофы, например мирового пожара) вновь повторяются названные этапы. Христианство приносит представление о стреле времени, имеющей начало (сотворение мира) и конец (Страшный суд). С экспериментальной наукой в XVI-ХVII вв. приходит образ бесконечного времени, безначального и уходящего в вечность.

В первобытной культуре отсутствует представление об едином пространстве. Образ пространства складывается как совокупность маршрутов, как своеобразная географическая карта, причем центром мира всегда оказывается место обитания данного общества. Затем возникает представление о едином мире и едином пространстве, ограниченном обтекающей мир рекой Океан. Земля долгое время рассматривается как центр Вселенной.

Кардинально отличаются образы Космоса: он шарообразен; он может напоминать веретено, он может казаться симметричным (греки считали, что Олимп и Тартар равно удалены в противоположные стороны от земной поверхности) и несимметричным (шумерийцы считали, что Земля плавает на поверхности Океана и семи небесам соответствует уходящая под землю Великая гора, внутри которой преисподняя). Персы, в противоположность грекам, считали, что сфера звезд ближе к земле, чем сферы Солнца и Луны. И т.д.

Люди, принадлежащие к некоторым культурам, верят в абсолютное предопределение, то есть в то, что судьбу изменить нельзя, и человеку бесполезно и даже вредно пытаться что-либо исправить в своей жизни.

Различны эстетические начала культур. Создавая что бы то ни было, человек вносит элемент искусства - и в отдельные произведения, которые мы специально относим к предметам искусства и помещаем в музеи (кстати, существующие не больше двухсот лет), и в организацию жилого пространства, и в строительство храмов, дворцов, и в изделия бытового назначения. Особенно показательно это для первобытной общины и древних обществ, когда искусство растворено в быту и не имеет отдельного специального существования. Скульптура - это изображение умершего, необходимое для его правильной посмертной жизни, картина, на стене пещеры - часть ритуала, без которого не может быть успешной охоты, и т.д. Зато одежда, посуда, маски для ритуалов иногда сами по себе произведения искусства, с нашей точки зрения. Для разных культур характерны разные наборы видов и жанров искусства. Литература по-разному бытует в культурах устных и письменных.

Огромны отличия в способах времяпрепровождения, куда входят работа и досуг. Основное время громадного большинства населения Земли было занято борьбой за физическое выживание, тяжелым физическим трудом, изредка скрашиваемым праздниками и зрелищами. Настоящий комфорт - привычный нам набор удобств (мягкая мебель и пр.) приходит в Европу только в XIX в. Ключевая чистая вода в Месопотамии была напитком царей. Христиане в первую очередь протестовали против кровавых зрелищ, любимых язычниками.

Практически все названное синтезируется в понятии "образ жизни". В рамках этого понятия через призму отдельного человека - представителя определенной культуры - мы можем рассмотреть все названные факторы, аспекты этой культуры, как материальные, так и духовные. Более того, именно четкое представление об образе жизни позволяет искать некоторые генеральные характеристики, отличающие одну культуру от другой. Так, важнейшей особенностью жизни Древних греков была состязательность, пронизывающая буквально все сферы жизни - политическую (именно здесь расцветает ораторское мастерство - умение убедить как можно большее число людей), спортивную (спорт как выявление лучших характеристик именно для греков), бытовую (состязание трагиков, музыкантов), научную (споры философов).

Состязательность - это демонстративность, умение показать себя и желание это делать. В противоположность грекам для индийцев характерна созерцательность: последователь Будды гораздо больше озабочен своей внутренней жизнью чем впечатлением, которое он производит. И вместо идеала активной жизненной позиции мы обнаруживаем здесь идеал недеяния.

Образ жизни позволяет, с одной стороны, естественно говорить о разных аспектах общественного бытия, а с другой - сохранить осознание их целостности, неразрывности. Ведь понятно, что нельзя соединять элементы образа жизни, присущие людям на разных этапах развития культуры или принадлежащие к разным культурам. Само это понятие соотносится с определенным горизонтальным срезом культуры.

Образ жизни, как систематическая категория, опирается на понятие базовых, исходных, конечных ценностей культуры. Дело в том, что мы видим мир не объективно, не как отстраненные наблюдатели. Мы переживаем происходящее и действуем вполне определенным образом. Осознаем мы это или нет, в основании наших поступков лежит либо традиция, либо действие по образцу, либо свободный выбор, но сделанный по заданным правилам. Как уже сказано, именно культура задает человеку шкалу оценок и образцов, норм и идеалов. И это оказывается стержнем образа жизни в том или ином обществе. Одно и то же действие, например убийство, совершенно по-разному переживается людьми принадлежащими к разным культурам: так, нежные римлянки с удовольствием приказывали добивать поверженных гладиаторов.

И когда в переходные моменты истории этот стержень оказывается сломанным старые мифы не работают и старые боги не помогают, - общество с его культурой переживает трагедию, в результате которой оно либо исчезает вообще, либо обновляется, но уже в другом качестве. Переходные периоды истории характеризуются именно множественностью ценностей, неприятием многими членами сообщества ценностей господствовавших ранее. Соответственно рушится и бывший привычным и казавшийся единственно возможным образ жизни (это четко видно на примерах революций).

Ценности являются тем фундаментом, на котором объединяются патриций и плебей, свободный и раб, мужчина и женщина. Раб не просто хочет стать свободным, он хочет стать рабовладельцем, то есть не хочет менять общество, но хочет изменить свое место в существующем. Ценности остаются незыблемыми, раб продолжает разделять ценности господина.

* * *

Подводя краткий итог, скажем, что культура - это способ бытия человека в мире, рассмотренный сквозь призму образа жизни, базирующийся на фундаменте конечных ценностей. Единая культура человечества предстает как совокупность очень разных культур-цивилизаций.

В данном курсе лекций не ставится, да и не может быть поставлена, задача дать обзор всех известных культур, хотя их число и конечно. Мы рассмотрим некоторые из них, начиная с первобытной культуры. Она, собственно, по определению, не является цивилизацией, но тем не менее без нее невозможно понять некоторые аспекты развитых культур. Кроме того, это период жизни человечества, в несколько сот раз превосходящий по длительности период цивилизованного существования.

В обзор войдут: культура древней Месопотамии, культура Древнего Египта, древнегреческая и древнеримская культуры, культуры Индии и Китая, арабская культура, средневековая культура Западной Европы и культура Византии, западноевропейская культура Нового времени и XX в., культура Руси и России.

Используемая и рекомендуемая литература

Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991.

Дьяконов И. М. Архаические мифы Востока и Запада. М., 1990.

Кареев Н.И. Общий ход всемирной истории. СПб., 1903.

Сорокин, Питирим. Человек. Цивилизация. Общество. М.,1992.

Тойнби А.Дж. Постижение истории. М., 1991.

Хёйзинга, Йохан. Homo Ludens: В тени завтрашнего дня. М., 1992.

Шпенгле Освальд. Закат Европы. Новосибирск, 1993.

Яспес К. Смысл и назначение истории. М., 1991.

Лекция вторая

Первобытная культура

Когда мы говорим о культуре-цивилизации и определяем ее как ограниченную во времени и пространстве, возникает естественный вопрос: можно ли сказать, что история человечества - это история цивилизаций? Иными словами, либо с самого начала своего появления на земле человек был представителем некоторой цивилизации - и эти цивилизации сменяли друг друга на протяжении сотен тысяч лет, - либо цивилизации появляются на каком-то этапе развития человеческого общества. Фактически в первой лекции мы ответили на этот вопрос. Кроме того, первая альтернатива отпадает, когда мы видим картину множества небольших групп людей, перекочевывавших по известным им территориям, иногда вступавших в контакты друг с другом, но не образовавших сколько-нибудь серьезных политических, экономических и культурных объединений.

Итак, цивилизация - явление в человеческой истории сравнительно позднее, а на протяжении последних десяти тысяч лет (еще этот период называется "доисторическим"), человек выступал как представитель так называемой "первобытной культуры".

За это время он научился трудиться - упорный настойчивый труд едва ли не самая главная способность человека как вида. Уже скелеты неандертальцев (структура кисти) хранят на себе следы постоянных занятий трудовой деятельностью. Благодаря этому человек смог освоить практически всю территорию земного шара. В этом ему помогли орудия труда, которыми он удлинил свои руки, вооружил их и тем самым на насколько порядков усилил свои физические возможности. Он обрел язык - универсальное и не знающее себе равных средство общения и самовыражения. Человек научился пользоваться огнем.

Что характерно для доцивилизационной культуры и можно ли вообще говорить об единой первобытной культуре человечества? Вопрос достаточно сложный, но мы представим дело так, как будто такая культура есть, что необходимо для простоты изложения и для создания некоторой идеальной картины.

* * *

Понятие первобытности относят обычно к огромному периоду пребывания человека на земле и составляющему примерно два с половиной миллиона лет. На протяжении полутора миллионов лет он известен под именем гомо габилис "человек умелый", затем как гомо эректус - "человек прямоходящий" (название вполне условное, так как гомо габилис и даже его предки несомненно ходили на двух ногах). Примерно триста тысяч лет назад появляется гомо сапиенс "человек разумный" (который включает также и неандертальского человека, не дожившего до нашего времени). Мы будем иметь в виду человека, жившего уже после Верхнего Палеолита (его возраст примерно 40 тыс. лет), хотя многие достижения уходят в более глубокую древность. (По-видимому, как раз в Верхнем Палеолите освоением Америки (через Чукотку и Аляску) и Австралии завершается распространение человека по всей суше).

Специфической, принципиально важной чертой человека, отличившей его от остальной фауны, стала его способность производить каменные орудия. Сейчас этология - наука о поведении животных - показала, что животные пользуются различными подручными средствами вроде палки, камня, кусочка мха, соломинки и т.п. Но только человек создает как орудия из самого неподатливого материала камня, так и орудия для производства орудий. Собственно начало человеческой культуры датируется как раз находками первых изделий из камня. Уже самые древние каменные орудия делят культуру человечества на две половины: одна связана с использованием отщепов - тонких пластинок, отколотых от большого камня, вторая - с использованием более крупных камней с острым краем, от которого эти тонкие пластинки отбиты. Возможно, эта гипотеза и неверна, но во всяком случае за два с половиной миллиона лет человечество прошло путь от первых чопперов (камней с отбитым краем) и отщепов к совершенным каменным топорам, ножам, скребкам, наконечникам копий и т.д., с помощью которых можно было заниматься очень разнообразной деятельностью.

При этом ни в коем случае не надо представлять себе каменное производство как что-то примитивное. Для того чтобы сделать приличное орудие, требовался длительный навык и богатая традиция. (Наиболее способные из студентов, которых обучал производству каменных орудий Дж.К.Кларк, лишь через полгода упорной тренировки более-менее научились тому, что делали неандертальцы). И когда появилась металлургия, медные и даже железные орудия долго повторяли формы каменных орудий. Кроме того, и качество каменных изделий бывало очень высоким. Древние египтяне на протяжении всей своей истории, уже хорошо познакомившись с металлом, пользовались серпами с каменными лезвиями (эти лезвия набирались из геометрически правильных кремниевых пластинок и вставлялись в деревянную оправу, где скреплялись естественным асфальтом).

* * *

Понятно, что присваивающие формы хозяйства предполагают гораздо более сильную зависимость от природных условий, чем хозяйства производящие. Здесь следует отметить, что существуют две генеральные стратегии взаимодействия с природой. Первая предполагает физическое видовое приспособление к природным условиям - изменение конечностей (трансформация лап в плавники при переходе от сухопутного к водному образу жизни), оволосение для выживания в более холодном климате, изменение окраски и т.п. Вторая стратегия - это изменение условий собственного физического выживания в благоприятном для себя направлении: использование огня при продвижении к высоким широтам или освоении горных районов, использование чужих шкур для сохранения тепла; строительство загородок и навесов; и т.д.

Элементы обеих стратегий есть как у животных, так и у человека. Но у животных господствующей является первая, а у человека вторая. Именно поэтому, когда человек многократно усилил свою мощь, освобождая законсервированную энергию биосферы, перекраивая карту и перераспределяя вещество земной коры, он вошел в непримиримое противоречие с природой (отсюда и глобальные экологические проблемы современности).

Но на уровне первобытной культуры человек много теснее взаимодействовал с природой, и на протяжении тысячелетий человеческие общины без существенных изменений жили на одной и той же территории, сохраняя свою численность и не нарушая экологического баланса окружающей природы.

Хозяйство ориентировалось на присваивающие потребительские формы собирательство (растений, ягод, орехов, гусениц и др.), охоту, рыболовство, морской промысел. Как правило, это предполагало полукочевой образ жизни: в зависимости от сезонных циклов община проводила жизнь на разных участках принадлежащей ей территории. Так, огнеземельцы она (одно из самых примитивных племен на земле, так же как и тасманийцы, о которых - чуть ниже) передвигались от побережья в глубь острова и обратно. Осенью и зимой небольшими группами по четыре семьи они рассеивались вдали от побережья. Мужчины охотились на гуанако. Весной и летом они собирались в большие группы - иногда это бывала вся община - до ста человек и более, и охотились на тюленей, в то время как женщины собирали моллюсков и растения. Площадь, принадлежавшая общине, насчитывала до 1000 кв. км.

Тасманийцы кочевали небольшими группами, в стойбищах бывало обычно 30-40 человек. Но в периоды охоты на крупных зверей - это могла быть загонная охота или массовый забой тюленей - тасманийцы собирались группами по 300 и даже 500 человек.

Можно отметить одну закономерность: чем менее благоприятны климатические или физико-географические условия, тем значительнее рассеяние мелких групп (в самые трудные периоды тасманийцы кочевали отдельными семьями, насчитывавшими всего несколько человек), и наоборот: благоприятные условия способствуют сплочению семей, общин и даже племен.

Хозяйственная деятельность не была специализированной. Охота на бизонов могла перемежаться со сбором орехов и рыболовством. Соответственно и орудия использовались многофункционально: с помощью копья били дичь и рыбу и разделывали мясо. В период мезолита (среднего каменного века), 12-10 тыс. лет назад, начинается специализация и формируются так называемые культурно-хозяйственные типы. Так, 20 тыс. лет назад на Русской равнине и в Сибири хозяйство велось однообразно: это была коллективная охота на крупных стадных животных, причем охотились то на лошадей, то на северных оленей, то на бизонов. Найденные жилища показывают, что образ жизни был в основном полуоседлым. Позже происходит дифференциация и специализация хозяйственной деятельности. В центральных районах Русской равнины живут полуоседлые охотники на мамонтов; к западу от Днепра - бродячие охотники на северного оленя; в приазовских степях - бродячие охотники на бизонов. В Сибири специализация привела к выделению бродячих охотников на северного оленя в долине Енисея, бродячих охотников на мамонтов в Якутии и полукочевых охотников и рыболовов в Прибайкалье.

В период мезолита и неолита (нового каменного века) сложились практически все культурно-хозяйственные типы, из которых большинство дожило до нашего времени. Это охотники и собиратели лесов жаркого пояса, охотники и собиратели степей и полупустынь, собиратели урожая в степях и болотистых лесостепях, собиратели и рыболовы побережий умеренного и жаркого поясов, рыболовы и охотники на морского зверя на крупных реках и морских побережьях, охотники и рыболовы таежной зоны, арктические охотники на морского зверя, палочно-мотыжные земледельцы, пашенные земледельцы и скотоводы.

* * *

К периоду Верхнего Палеолита сформировались основные расовые различия между европеоидами, монголоидами и негроидами (хотя вопрос о принципах выделения рас и об их количестве далеко не прост), и физическое строение человека уже не менялось сколько-нибудь существенно.

По-видимому, к мезолиту уже сложились и основные языковые семьи: индоевропейская, афро-семитская, дравидийская, сино-тибетская и другие. Наличие языка радикально отличало человека от остальной фауны: общение стало много богаче и разнообразней, появилась возможность рассуждать о прошлом и будущем (характерно в связи с этим замечание Б.Шаллера, проведшего несколько месяцев в стаде горных горилл, - он обратил внимание на то, что исчезло ощущение времени: вся жизнь свелась к переживанию наличного момента, прошлое и будущее исчезли), язык сделал содержание психической жизни доступным для обсуждения с другими. Естественно, что без языка невозможна была бы организация общин в том виде, в каком они существовали.

А многосемейная община была основной ячейкой первобытного общества. Обычно она насчитывала от 20 до 50 человек. До половины численности общины составляли дети, но при высокой детской смертности (из двух родившихся в лучшем случае выживал один) и высоком уровне смертности среди взрослых (большинство не доживало до 40 лет) количество людей в общине было более или менее постоянным. Если, конечно, не считать каких-либо серьезных катастроф, связанных с войной, эпидемиями, засухами.

Трудно сказать, когда возникает парная семья. Этнографические данные говорят о том, что брачные союзы были не слишком прочными. Обычно мужчина и женщина проходили за жизнь через несколько браков. Девушки обычно выходили замуж раньше юношей на 5-7 лет, а брачный возраст начинался у них в 10-12 лет (но эти цифры у разных племен существенно разнятся). Как правило, муж и жена происходили из разных общин, и это также требовало постоянного взаимодействия между разными общинами. Именно общины были главными экономическими единицами, поскольку малые парные семьи имели гораздо меньше шансов на выживание. Добытое продовольствие делилось по определенным правилам на всю общину. Только взаимоподдержка могла обеспечить выживание. В принципе допускалось многоженство, реже - многомужество.

Надо заметить, что представления о господстве права сильного в первобытной общине не имеют под собой серьезных оснований. Уже неандертальцы заботились друг о друге. Так, при раскопках в пещере Шанидар, в Иране, были найдены останки человека, у которого была ампутирована правая рука, правая сторона его тела была, по-видимому, парализована, он был слеп на левый глаз, хром и имел практически стертые зубы. Тем не менее он дожил до 40 лет, что соответствует нашим 80.

Важная особенность первобытного общества - его четкое деление на возрастные группы. Родившийся человек проходил следующие этапы своего развития и социализации (включения в полноправные члены общины): младенец (до 3-4 лет), ребенок (до 8-10 лет), подросток (до 13-15 лет), юноша (до 17-25 лет), взрослый. Каждый из этапов не условность, но вполне определенно заданный образ жизни: подросток жил не так, как юноша. Младенец проводил время с матерью. (Кстати, когда он рождался, отец мог принять его или не принять. Если не принимал, например, если рождалась девочка, а их в семье уже было достаточно, - она не оставалась жить. Эти обычаи известны также в Древней Греции и Древнем Риме). Как правило, младенец или даже ребенок еще не считались людьми, так как (по некоторым представлениям) они не обладали полноценной душой. Затем мальчик переходил в дом холостяков. Но самым важным бывал переход во взрослое состояние. Он сопровождался очень тяжелым обрядом инициации, включавшем многодневный пост, физические лишения, в это время ему делали татуировку, причем для того, чтобы она хорошо сохранилась, в надрезы втирали известь, он должен был убить крупного зверя или хотя бы одного врага. В обряде инициации ему присваивалось настоящее имя и он знакомился с тайными мифами, как с великой духовной ценностью. Только пройдя инициацию, он становился полноправным человеком.

Инициация, хотя и гораздо реже, бывала и у девочек, и тоже была связана с серьезными испытаниями: так, у горных арапешей (Папуа-Новая Гвинея) девочка постится в течение 5-6 дней, каждый день ее натирают крапивой, делают надрезы на теле, и т.п. И лишь после этого она может выйти замуж.

В связи с тем, что младенец и ребенок не признавались людьми, необходимо заметить, что для первобытного общества вообще очень характерно деление всех на людей и не-людей, своих и чужих. Причем фактически чужие не считаются людьми в полном смысле слова - на них можно охотиться, как на дичь, их можно даже съесть. У папуасов все делятся на людей как таковых (членов данной общины и некоторых родственных общин) и пищу (все остальные). (К подобным представлениям восходит греческий термин "варвар". Так, Аристотель писал, что эллины (греки) прирожденные господа, а варвары (все остальные) - прирожденные рабы).

* * *

Жили первобытные люди посезонно либо на небольших стойбищах, либо в более-менее хорошо устроенных поселках, куда возвращались во время сезонных миграций, причем возраст этих поселков насчитывал иногда тысячи лет (что устанавливается археологами по толщине культурного слоя). Жилищами могли служить естественные убежища - пещеры, которые порой обустраивались изнутри с помощью навесов. Существовало два основных типа жилищ под открытым небом небольшие круглые или овальные хижины диметром до 6 м с одним очагом посредине, а также длинные многоочажные дома. Делали землянки и полуземлянки. Очаги складывались из известняковых плит. Вокруг одного очага располагалась, по-видимому, одна микросемья, поэтому в длинном доме могла размещаться вся община. Рядом сооружались помещения для хранения продовольствия - вяленой или копченой рыбы, сушеного мяса, орехов, желудей, специальных лепешек и пр. В Европе в неолите распространилась культура маглемозе, представители которой жили на искусственных платформах, сооруженных из глины и дерева среди болот, а хижины строились на плотах.

На временных стоянках делали шалаши, а также широко пользовались заслонами от ветра.

Чтобы можно было составить представление об организации населений, приведем два их описания. Первое сделано знаменитым этнологом Б. Малиновским, второе - К.Альбисетти. Деревня Омаракана на Тробрианских островах в Меланезии построена в виде двух концентрических кругов. В центре находится площадь, место собраний и празднеств, там же стоит дом вождя и находится место захоронения. Вокруг площади по кольцу расположены хранилища со священным мясом, здесь же стоят дома для холостяков. Затем идет узкий проход, а за ним внешний круг, состоящий из домов, в которых живут семьи. Участки деревни не равноценны - во внутреннем круге запрещено готовить, там хранится сырая пища, центральная площадь - мужская часть деревни, улица с семейными домами женская; различаются сакральная (священная) и профанная (мирская) части деревни.

В центре селения бороро (на востоке Бразилии) находится мужской дом, жилище для холостяков, куда женщинам заходить нельзя. Вокруг кольцом идет полоса необработанной земли, в середине - утоптанная площадка для танцев, огороженная кольями. Отсюда сквозь кустарник проложены дорожки к семейным хижинам. Хижины расположены по кругу в строгом порядке по семейным кланам. Наряду с делением пространства поселка на сакральное и профанное существует еще деление всех людей на людей верха и низа. Известный антрополог Клод Леви-Строс указывает на любопытное сходство между структурой селения бороро и раскопанным в нижней долине Миссисипи городом, существовавшим в начале 1 тыс. до н.э.

* * *

Хозяйственный и жизненный цикл - основа для восприятия пространства и времени. Для первобытного человека обычным было конкретное и структурное их переживание, а не оценка в абсолютных категориях, привычная для нас. Это означает следующее: территория, освоенная общиной и соседними общинами, представляется не одинаковой в разные стороны (как представляем себе мы, ориентируясь на абсолютные единицы измерения километры, мили, кабельтовы и др.). Расстояние оценивается в зависимости от сложности маршрута. Так, если на восток соседи живут в 20 милях, а на запад в 50-ти, но восточных соседей отделяет большая река или другое серьезное препятствие, расстояние в 50 миль оценивается как меньшее. Западные соседи живут ближе. Соответственно и пространство воспринимается маршрутно: во-первых, оно определяется рельефом и структурируется в зависимости от естественных условий, во-вторых, оно переживается в зависимости от возможности достижения определенных объектов.

То же и со временем. Абсолютные шкалы отсутствуют. Память общины не простирается в прошлое дальше двух-трех поколений, и нет единых точек отсчета. Если, например, какое-то дерево считается возникшим при начале мира, то его возраст будет всегда не более двух-трех поколений, хотя бы это был баобаб, живущий тысячу лет. У племени химба, живущего на территории Намибии в Южной Африке, каждый человек использует до трех сотен различных точек отсчета времени - личных, внутрисемейных, родовых, общинных, - и все это при отсутствии единой абсолютной шкалы! Получается, что человек вспоминает некоторое событие лишь относительно другого события: к примеру, он говорит, что охота на крокодила была незадолго до засухи; а случится новая засуха, и об охоте на крокодила он будет вспоминать иначе.

Все это накладывается на природные циклы - дневной, месячный, годовой. А также на социальные циклы, связанные с переходом человека из одной возрастной группы в другую. Кстати, весьма распространено деление лет на циклы по инициациям определенных групп, проходящим раз в несколько лет. Время и катится и остается на месте, ведь как бы не менялось время, в обществе всегда остаются младенцы, подростки, юноши и взрослые.

* * *

Для того, чтобы сказанное сложилось в некоторую целостную картину, приведем один развернутый пример. Воспользуемся здесь замечательным исследованием Э. Эванс-Причарда, посвященным нуэрам - чернокожему народу, живущему на юге Судана, основным занятием которого является скотоводство.

Хозяйственный годовой цикл нуэров прямо связан с обслуживанием скота (хотя в него вписываются земледельческие работы и рыболовство), так как ни одно из занятий не может уверенно обеспечивать общину продуктами питания. Год делится на две части: сезон дождей, когда нуэры живут в деревнях, спасают скот от насекомых в специальных затонах и питаются молочной пищей, и сухой сезон когда нуэры живут сначала в небольших временных лагерях, затем в крупных лагерях недалеко от реки, питаясь в основном рыбой. В лагерях нуэры пользуются часто заслонами от ветра.

Нуэры наблюдают за движением солнца, луны и других небесных светил, за изменениями ветров, за миграцией птиц, но это все не используется для счета времени. Сезоны определяются теми явлениями, которые прямо связаны с жизнью скота: выпадением дождей и наличием растительности. Время также определяется земледельческими продовольственными ритмами - посевами и сбором кукурузы и сорго, передвижениями рыбы.

Можно отметить существующую наряду с сезонной цикличностью (множественной, как видно из предыдущего) и структурность времени, когда события относят к определенному моменту в жизни той или иной возрастной группы. Перевести такую систему отсчета в абсолютные временные периоды невозможно, так как промежутки между инициациями разных групп различны.

Восприятие расстояния прямо зависит от социальных и экологических условий. Экологические причины понятны: одно и то же абсолютное расстояние можно преодолевать по-разному в зависимости от рельефа, от времени года и т.д. Социальные причины действуют так: если племя нуэров отделено от другого племени нуэров расстоянием в 40 миль, а от племени динка расстоянием в 20 миль, первое расстояние оценивается как меньшее.

Основная, вполне автономная единица, - это деревня (точнее, община, живущая в деревне, так как при переселении в лагеря она сохраняет свою целостность). Деревня делится на усадьбы, которые, в свою очередь, состоят из отдельных домохозяйств. Домохозяйство - это отдельная круглая хижина с очагом, которую занимает женщина с детьми, а иногда и ее муж. Во время дождей и, следовательно жизни в деревне, домохозяйства пасут скот отдельно, отдельно же ведут домашние работы. В засуху наблюдается большая согласованность действий между домохозяйствами, что способствует выживанию.

Поскольку в одной деревне все в той или иной степени родственники, в ней складываются отношения взаимопомощи, конфликты стараются как можно скорее уладить. По отношению же к чужому нуэр считает себя абсолютно свободным от каких-либо обязательств: можно солгать, не помочь даже в элементарном случае и т.д. Для того чтобы доказать, что они уже взрослые, нуэры охотятся на соседних динка. Это и есть один из моментов инициации.

* * *

Относимые к первобытности общества - холодные (термин Клода Леви-Строса), в отличие от горячих - современных. Это означает, что они не ориентированы на какие-либо изменения. В первобытных обществах в принципе нет вопроса отношения отцов и детей. Дети - те, кем были отцы и деды, а последние - те, кем станут дети и внуки. Не бывает социального выбора, столь важного и трудного для нас: нуэр не мыслит себя кем-то, кроме скотовода, воина, побеждающего динка, и т.п.

Наряду с термином "холодные" можно использовать термин "традиционные" общества. Этим подчеркивается их неизменность и значение для них традиций. А в связи с традициями встает вопрос о содержании духовной культуры обществ данного типа, так как традиции - это сознательно поддерживаемые условности (а как говорилось выше, культура отличается от природы тем, что в ее основании лежат условности - символические системы, зафиксированные в языке, в орудиях, в деталях быта и т.п.).

Главная характеристика духовной культуры первобытного общества мифологичность. Она пронизывает буквально все сферы жизни, и осознание любых явлений содержит в себе мифологическую компоненту.

Первобытное сознание представляет себе все существующее разделенным на две сферы - сакральную и профанную. При этом происходящее в профанном мире рассматривается как отражение того, что делается в мире сакральном. Поэтому связи невидимые оказываются гораздо важнее видимых. Л.Леви-Брюль назвал эту особенность первобытного мышления законом партиципации (сопричастия). Одним из ярких примеров действия этого закона можно считать рассказ миссионера Эдельфельта, жившего у народа моту-моту на Новой Гвинее:

"В то время, когда я поселился со своей женой у моту-моту, свирепствовал по всему побережью род эпидемии плеврита... Нас, естественно, обвинили, меня и жену, в том, что мы привезли с собой посланца смерти, и стали требовать громкими криками, чтобы мы, а вместе с нами и учителя полинезийской школы, были подвергнуты смертной казни... Следовало, однако, указать непосредственную причину эпидемии. Сначала обвинили бывшего у меня несчастного барана: пришлось его убить, чтобы успокоить туземцев. Эпидемия не переставала косить людей, и туземцы взялись за двух моих коз, которых, однако, удалось спасти. В конце концов проклятия и обвинения туземцев оказались направленными на большой портрет королевы Виктории, который был прибит к стене нашей столовой. До эпидемии туземцы приходили, иногда даже издалека, чтобы посмотреть этот портрет, и целыми часами глядели на него. Теперь это безобидное изображение нашей милостивой государыни превратилось в причину разрушительной эпидемии... туземцы требовали от меня, чтобы я убрал портрет, но я не соглашался".

Эпидемия, которая воспринимается как наказание, связывается здесь с присутствием необычных людей и необычных предметов у них, хотя ни о какой видимой связи говорить не приходится.

Имея в виду закон партиципации, можно утверждать, что для первобытного сознания нет ничего случайного: любое событие в профанном мире, мире видимом, может быть вызвано и вызывается тем, кто имеет власть в мире сакральном. Поэтому так велика в первобытном обществе роль колдовства и магии. Те сферы духовной культуры, которые у нас определяются наукой, в первобытности определяются религиозно-мифологическими и магическими представлениями (попутно заметим, что мы не различаем здесь религию и мифологию).

Дело еще в том, что мир для мифологического сознания предстает не как безразличное ОНО, как окружающая среда, живущая по естественным объективно данным законам. Мир - это совокупность множества взаимодействующих личных существ, и человек относится к нему как к ТЫ. Если камень упал и стукнул человека, тот рассматривает это как желание камня его ударить. Если человек чуть не утонул в реке, значит, река хотела его утопить. И т.д. Конечно, за этими событиями может стоять и конкретный враг, известный человеку, но в любом случае враг воспользовался камнем и рекой как личными существами, убедил их сделать это.

Подобное представление о мире означает, что солнце светит, река течет, дождь льется, деревья растут в соответствии со своей волей: они могут это делать, а могут не делать. И человек должен делать все, что от него зависит, чтобы они это делали. Этим объясняется, например, тот факт, что египтяне заключали договор с Нилом, вавилоняне разыгрывали праздник Нового года как воспроизведение акта творения мира. Это как бы гарантировало разлив Нила и существование следующего года. Греки считали, что ежедневно проходить по небу - это долг солнца.

Б.Малиновский обратил внимание на один знаменательный факт: чем более сложна и опасна деятельность, тем в большей степени она сопровождается магическими обрядами. Так, ловля рыбы внутри атолла - легкая и безопасная, хотя и очень важная с точки зрения пропитания - не связана ни с какими ритуалами. А ловля акул и рыбы калала и то'улам предваряется магическими ритуалами. Постройка каноэ дело трудное, рискованное и требующее хорошей организации труда - сопровождается очень сложными обрядовыми действиями. А постройка хижины - дело трудное, но не подверженное риску и случайностям идет без каких бы то ни было магических обрядов. Магия позволяет снять эмоциональное напряжение, зарядиться уверенностью, направленной на выполнение определенного практического задания.

Но закон партиципации, оправдывая колдовство, оказывается и причиной постоянных опасений. Любое несчастье может казаться связанным с колдовством. Колдовство понимается очень конкретно: это определенное вещество, которое можно найти в печени колдуна (так считают азанде - соседний с нуэрами, довольно многочисленный народ в Центральной Африке), оно не может проникнуть в человека изнутри и передается только по наследству. Наличие этого вещества заставляет колдуна заниматься доставлением неприятностей ближним, хотя иногда может и не побуждать его к вредоносным действиям. Колдуны собираются вместе для совершения злодеяний, они натираются специальной мазью, чтобы стать невидимыми, бьют в барабаны, обтянутые человеческой кожей, и пр. Когда любой член общества совершает какой-либо проступок, он всегда может сослаться на то, что был околдован. Правда, это не освобождает его от наказания.

Магия, как обычная, так и колдовская основывается на идее, что действуя на некоторый заменитель нужного человека, например на его изображение в виде глиняной фигурки, либо на обрезки ногтей или волос, можно получить тот же самый эффект, что и действуя на самого человека. Можно написать название лекарства на кусочке ткани, сжечь его, и дать больному пепел - эффект будет такой же, как если бы это было само лекарство.

В некоторых первобытных обществах существует институт шаманизма. Шаман это человек, считающийся посредником между мирами. В его функции входит взаимодействие с невидимыми силами с целью изменить ситуацию в благоприятную для отдельного человека или для общины сторону. Во время ритуального действия - камлания - шаман пользуется определенными предметами, главный из которых, по-видимому, бубен. Шаман отвечает за правильное отправление ритуалов, лечит болезни, предсказывает некоторые события. Шаман является хранителем традиции, поскольку владеет всей совокупностью тайного и нейтрального знания.

От колдунов и всяких иных волшебников и знахарей шаман отличается тем, что он с помощью определенных веществ изменяет состояние всего сознания. В этом состоянии, освобождаясь от своей телесности, он совершает путешествия в миры, недоступные для других.

Деление мира на сакральный и профанный и действия знахарей, колдунов и шаманов вызвали к жизни множество табу - всевозможных запретов, нарушение которых сурово карается, иногда даже смертью. Огромное количество примеров табу можно найти в известной книге Дж. Фразера "Золотая ветвь". Вот некоторые из них. Запрет на общение с иноплеменниками: прежде чем разговаривать с чужаком, необходимо произвести соответствующие ритуалы. Когда иностранцы высаживались на островах Онтонг-Джава, колдуны опрыскивали их водой, смазывали маслом, опоясывали сушеными листьями пандануса, одновременно во все стороны рассыпая песок и разливая воду. При въезде Эмина-паши в одно из селений в Центральной Африке кровью двух коз была окроплена дорога, и лишь наступив на кровь, вождь приветствовал Эмина. Существуют табу на обнажение лица, на выход из жилища (это касается правящих лиц: запрещено выходить из дворца правителю Бенина, то же самое относится и к древним правителям Эфиопии), на остатки пищи (если насылатель болезни найдет объедки, например кожуру банана, он может сжечь ее на медленном огне по кусочкам; человек, съевший банан, должен, чтобы не заболеть, откупаться подарками). Существуют табу на правителей, на носящих траур, на убийц, табу на железо, на кровь, на острое оружие. Могут быть табу на определенное место в хижине, куда, скажем, нельзя подходить женщине или ребенку; табу на определенные слова, чаще всего имена собственные. И т.д. и т.п.

Своеобразными чертами первобытной культуры являются анимизм и тотемизм. Анимизм (от anima (лат.) - "душа") прямо связан с представлением об одушевленности всего существующего, то есть основан на вере в то, что человек, животные, растения и даже такие предметы, как палки, камни, горы и пр., имеют души. Причем эти души относительно независимы от их носителя. Этим объясняется, например, загробное существование души после физической гибели тела.

Ритуалы, обставляющие смерть, играют весьма заметную роль в культуре. Именно они относятся к самой седой древности, ведь наличие захоронений указывает на появление абстрактного мышления, на то, что человек становится человеком. Уже у неандертальцев труп укладывался в специально вырытую ямку, ориентированную по сторонам света, могила обставлялась рогами горного козла (как в погребении Тешик-Таш), дно ее украшалось красной охрой, труп засыпался цветами (Шанидар). Ничего подобного животные не знают. (О похоронных обрядах можно говорить очень много, но это отдельная большая тема).

Тотемизм - это вера в родственные отношения с какой-либо группой животных или даже растений, то есть один из моментов буквального переживания родства с природой. Человек, принадлежащий к тотему медведя, волка, крокодила, красного арара, считает себя не только братом этих животных, но прямо может говорить о себе, что он - красный арара. Он изображает этих попугаев во время ритуальных танцев. Он не убивает этих птиц (за исключением специальных торжественных случаев) и т.д. Тотем лежит в основе осознания единства родовой структуры: он осмысливается как предок определенной группы людей и, скажем, птиц. В свою очередь родовая структура очень сложно пересекается с общинной структурой (мы не останавливались на этом вопросе, чтобы не усложнять изложение). Клод Леви-Строс рассматривает тотемизм как один из самых ранних способов классификации мира, так как понятие тотема есть способ группировки определенных разнородных, с нашей точки зрения, явлений в одно и отличия его от всего остального.

* * *

Если говорить о том, что мы называем рациональными знаниями, то необходимо подчеркнуть следующее.

Первобытные охотники и собиратели великолепно знали растительный и животный мир, окружавший их, географические особенности местности, находили скрытую под землей воду и т.д. Австралийские аборигены находят воду и пищу там, где европеец давно погиб бы от жажды и голода. Они прекрасно знают повадки животных, образ жизни рыб. Воспитанный одним из африканских племен знаменитый археолог Л.Лики ловил мелких животных голыми руками, хорошо зная их повадки. Известны свойства сотен видов растений, способы их употребления в пищу. Это особенно важно, когда растение в сыром виде ядовито. Первобытным людям хорошо известны также свойства ядов, и они умеют ими пользоваться на охоте и при рыбной ловле. Так, бушмены (народ Южной Африки) знают и противоядие от всех употребляемых ими ядов.

В первобытной культуре формируется категория числа в рамках представлений о счете. Так, у индейцев Америки было изучено 307 систем счисления. Из них 146 оказались с основой на 10,106 - на 5 и 10 (совмещенные), 35 - с основой на 20, 15 - на 4 или 8, несколько - на 3, остальные - простейшие бинарные. Самый распространенный способ счета - это, конечно, простое соответствие между считаемыми предметами и пальцами. Загадкой остается широкое употребление в первобытной культуре символики, связанной с числом 7.

Довольно значительными были медицинские познания. Первобытные люди знали большое число медикаментозных средств, приготовляемых из растений, определенных органов животных и т.п. Известно, что уже неандертальцы умели производить довольно сложные хирургические операции, в том числе трепанацию черепа.

* * *

Несколько слов об искусстве в первобытном обществе. Практически все общины изготовляли какие-либо украшения. Это могли быть бусы, подвески и пр. На одежду нашивались предметы из раковин, слоновой кости. Тело покрывалось татуировкой и раскрашивалось. Собственно, праздничная, а иногда и бытовая одежда, предметы повседневного быта, предметы, употреблявшиеся в специальных ритуальных действах, бывали произведениями искусства. Но, пожалуй, самое поразительное было открыто в конце прошлого века в пещерах Испании, Швейцарии, Северной Италии. Здесь были найдены удивительные по точности и красоте выполнения рисунки диких животных, их скульптурные изображения. Качество рисунков было столь высоким, что несколько десятилетий выдающиеся археологи отказывались признать, что это не подделка. На стенах пещер изображены бизоны, мамонты, кабаны, олени, лошади и другие животные, а возраст самих рисунков не менее 20 тыс. лет. Эти рисунки выполнены и красками и гравировкой.

В пещерах найдено большое число скульптурных изображений, которые, как полагают, развились из так называемого "натурального макета" - камней, обтянутых шкурой животного. Постепенно от размеров, приближенных к натуре, скульптура уменьшилась до десятков сантиметров. Найдены и глиняные фигурки медведей, росомах. Подобные фигурки резались также из кости, выцарапывались и выбивались на скалах.

Большое значение для первобытного человека имели изображения женщин - их называют иногда "палеолитическими Венерами". Эти изображения стилизованы: в них резко подчеркнуты признаки пола.

Большинство изображений и скульптур связываются с определенной ритуальной деятельностью. Возможно, это была охотничья магия: сначала охота совершалась ритуально, и охотники делали вид, что убивают зверя на стене пещеры, а потом уже шли на настоящую охоту. Во всяком случае, следы магических действий в глубине пещер несомненны. В то же время этнографический материал о бушменах свидетельствует, что они рисовали часто просто для души, изображая удачную охоту, битвы, бытовые сцены и т.п.

* * *

Понятно, что искусство, имеющее символическую природу пронизано мифологией, ведь оно связано с ритуалом и обобщением. Миф заменял первобытному человеку науку, так как давал ему объяснительные схемы. Но эти объяснения носят принципиально иной характер, чем научные. Вместо указания на закон или на проверяемый эксперимент дается конкретный образ некоторого события. Причем в отдельных случаях может быть и другой не менее конкретный образ того же события, но они прекрасно совмещаются в сознании первобытного человека. Приведем один из объяснительных мифов - индейцев племени крик.

Животные устроили собрание, на котором председательствовал медведь Нокози. Решался вопрос об отделении дня от ночи. Некоторые из собравшихся выражали желание, чтобы всегда был день, другие предпочитали вечный мрак. После долгих препирательств бурундук Чу-тлок-чу сказал:

- Посмотрите на Вотко, на енота. У него красивый с кольцеобразной раскраской хвост, на котором темные кольца правильно чередуются со светлыми. Мне кажется, что и ночь должна была бы регулярно чередоваться с днем, как кольца на хвосте Вотко.

Звери подивились его мудрости. Они приняли предложение Чу-тлок-чу и постановили, чтобы и день и ночь следовали друг за другом через одинаковые промежутки времени, подобно кольцам на хвосте Вотко.

Нокози, медведь, позавидовал мудрости Чу-тлок-чу и царапнул его лапами по спине. Поэтому и сейчас еще у всех бурундуков полосатые спинки.

Как видим, здесь вместо объяснения, к которому мы привыкли, дается образ, но такой, усвоив который, индеец крик узнавал, как произошли день и ночь и почему у бурундуков полосатые спинки.

Мифы могут оправдывать определенные действия. Так, нуэры постоянно нападают на соседнее, очень близкое им по языку и обычаям, племя динка. Объясняют и оправдывают они это так. Сыновья бога, нуэр и динка, должны были получить один молодого теленка, другой - старую корову. Ночью динка пришел к загону для скота и, подражая голосу нуэра, выпросил теленка. Когда бог узнал, что его обманули, он рассердился и обязал нуэра мстить за мошенничество: всегда совершать набеги на динка и отнимать у них скот.

Обратим внимание еще на одну деталь: скотоводы нуэры и в мифологии идут от главного своего занятия, в противоположность охотникам - индейцам племени крик.

Отдельные мифы утрачивают сакральное значение и превращаются в своего рода сказки, которые рассказывают те же шаманы (но не во время камлания, разумеется).

Мифы в значительной степени определяют классификацию мира, так как в них человек пытается разрешить противоречия между несовместимыми противоположностями - днем и ночью, сырым и вареным, землей и водой и т.п. Это открытие принадлежит К. Леви-Стросу. Он показал, например, что противоположность между хищниками и травоядными миф снимает образом ворона или койота, питающихся падалью. Они, подобно хищникам, питаются мясом, но вместе с тем, подобно травоядным, не убивают, чтобы жить. Поэтому ворон и койот занимают такое значительное место в циклах мифов Севера Сибири и Америки.

* * *

Мифы предстают в ритуалах, когда разыгрывается пантомима, и в языке. В связи с этим следует обратить внимание на особенности языков, которыми люди пользовались в своей первобытности. Во-первых, это языки "живописующие". Они позволяют очень конкретно и детально представлять действительность. Чтобы сказать: "Человек убил кролика", индеец понка должен выразиться примерно так: "Человек, он, живой, стоя, нарочно убил, пустив стрелу, кролика, его живого, сидящего". Если у нас расстояние условно обозначается двумя словами "здесь" и "там", то в первобытных языках существуют десятки слов для выделения долей пространства. Известны языки, где при отсутствии слова "походка" есть слова для обозначения более четырех десятков видов походок. Но особенно богата бывает лексика, относящаяся к основному занятию племени. Так, у нуэров несколько тысяч слов, связанных со скотом. Нуэр может подробнейшим образом описать корову любой масти, в его языке существуют специальные приставки для обозначения возраста и пола этого животного. Нуэр может называть мужчину-соплеменника как и его любимого быка.

Во-вторых, это языки, в которых отсутствуют абстрактные понятия. Этим, собственно, и объясняется все только что описанное. Вместо сухих понятий люди пользуются образными. Так, шумеры говорили: "дверь толкнуть" (открыть), "женски говорить" (ласково), "голову палкой ударить" (убить), "к матери возвратиться" (освободиться) и т.п.

Именно отсутствие общих понятий, невозможность сказать, например: "свобода есть осознанная необходимость" (поскольку ни слова "свобода", ни слова "необходимость", ни слова "осознанный" ни в одном из первобытных языков быть не могло) заставляли искать выразительные образы, тем самым рождая и мифы.

В-третьих, слово, имя считалось душой вещи. Не иметь обозначения означало не существовать. Огромное значение придавалось настоящему имени человека - его нельзя было называть вслух, кроме как в особых случаях. Считалось, что если оно станет известным врагу, тот сможет причинить владельцу имени любые неприятности. Всем известно начало Библии, где Бог словами творит мир. "И сказал Бог: да будет свет! И стал свет". И т.д. Это ощущение слова, как творческого деятельного начала, свойственное первобытности, хорошо выразил Н.Гумилев в стихотворении. "Слово":

В оный день, когда над миром новым Бог склонял лицо Свое, тогда Солнце останавливалось словом, Словом разрушали города. И орел не взмахивал крылами, Звезды жались в ужасе к луне, Если, точно розовое пламя, Слово проплывало в вышине...

Использованная и рекомендуемая литература

Алексеев В.П. Географические очаги формирования человеческих рас. М., 1985.

Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества. 2-е изд. М.,1980.

Данилова Е.И. Эволюция руки. 2-е изд. Киев, 1979.

Дьяконов И.М. Архаические мифы Востока и Запада. М., 1990.

История первобытного общества": Общие вопросы. Проблемы антропосоциогенеза. М., 1983.

История первобытного общества: Эпоха первобытной родовой общины. М.,1986.

Кабо В.Р. Первобытная доземледельческая община. М., 1986.

Кларк Дж.Д. Доисторическая Африка. М., 1977.

Леви-Строс К. Структурная антропология. М., 1983.

Леви-Брюль Л. Первобытное мышление. Л., 1930.

Липс Ю.П. Происхождение вещей. М., 1954.

Магический кристалл: Магия глазами ученых и чародеев. М., 1992.

Матюшин Г.Н. У истоков Цивилизации. М., 1992.

Мид М. Культура и мир детства. М., 1988.

Мифы народов мира. Энциклопедия в двух томах. 2-е изд. М., 1991.

Столяр А.Д. Происхождение изобразительного искусства. М., 1985.

Тайлор Э.В. Первобытная культура. М., 1989.

Франкфорт Г., Франкфорт Г.А, Уилсон Дж., Якобсен Т. В преддверии философии: Духовные искания древнего человека. М., 1984.

Фрэчер Дж.Д. Золотая ветвь. 2-е изд. М., 1984.

Эванс-Причард Э.Э. Нуэры: Описание способов, жизнеобеспечения и политических институтов одного из нилотских народов. М., 1985.

Лекция третья.

Переход к цивилизации

Возникновение древнейших цивилизаций в Месопотамии, Египте, Индии, Китае в V-II тыс. до н.э. связано с радикальными изменениями как в материальной, так и в духовной жизни. К этому времени люди освоили огромные площади земного пространства, заселили Американский континент и Австралию, приспособившись к жизни в тропическом климате и в приполярных регионах. Они научились делать совершенные орудия из камня, изобрели массу способов охоты, рыболовства и собирательства, заготовления впрок разных продуктов. Люди придумали множество религиозно-мифологических сказаний, обыгрывавшихся в ритуалах и магических действах и дававших своеобразное, но глубокое знание о мире и месте в нем человека; воплотили это знание в великолепных фресках и скульптурах.

В конце палеолита и в мезолите сформировались зачатки новых культурно-хозяйственных типов, включавшие элементы земледелия и скотоводства. Но должна была произойти неолитическая революция, прежде чем стали возможными серьезные политические структуры, подобные современным государствам, возникли города и экономическая деятельность стала прочно объединять обширные территории.

Неолит (от греч. neo - "новый", litos - "камень") - новый каменный век пришел на смену мезолиту, среднекаменному веку, обозначив переход от присваивающего хозяйства к производящему. Если говорить точнее, то произошел переход от начальной стадии производства и воспроизводства только орудий к стадии первобытного производства и воспроизводства как орудий, так и продуктов.

(Надо заметить, что все культуры древности описываются серьезной наукой преимущественно в материальном плане - об этом говорит само выделение эпох по орудиям труда: палеолит, неолит, эпоха бронзы, железа... Происходит это потому, что культуры определяются по сохранившимся следам материальной жизни. О внутреннем содержании культуры, об особенностях духовной жизни мы можем лишь догадываться, строить более или менее обоснованные предположения. Причем если брать первые цивилизации, особенно их начальные шаги, ситуация еще хуже, чем для первобытного общества. Дело в том, что племена, живущие в условиях первобытного общества, на Земле есть и сейчас (до недавнего времени еще несколько племен изготовляли и использовали каменные орудия; так, в Африке изучены два подобных племени). А от цивилизаций, существовавших, точнее, формировавшихся семь-восемь тысяч лет назад, остались только могильники, следы хозяйственной деятельности, случайно уцелевшие под многометровой толщей земли остатки ферм и поселков. Письменность же появляется лишь около пяти тысяч лет назад.)

В предшествующей лекции уже говорилось, что в основе трех из четырех культурно-хозяйственных типов лежат элементы производящего хозяйства земледелия и скотоводства. При этом необходимо иметь в виду следующее: земледельческий образ жизни обычно включает в себя элементы скотоводства (тогда как скотоводство возможно и без земледелия), поскольку одомашнивание животных связано с более или менее оседлым образом жизни, то есть чистое скотоводство в принципе вторично, оно выделилось из земледельческих хозяйств.

И еще: за словами "земледелие", "земледельческое хозяйство" лежит не просто появление сохи или мотыги, или даже серпа, но сложнейший комплекс взаимосвязанных элементов. Сюда входят и знания о растениях и циклах их развития в связи с природными условиями определенных местностей. Овладение способами обработки почвы и подготовки семян, их посева, выращивания, сбора урожая. Умение создавать ирригационные сооружения. Изобретение инвентаря, разнообразных орудий и приобретение стабильных навыков их применения. Эти способы длительного хранения зерна и строительства соответствующих сооружений, набор орудий и навыков для превращения зерна в продукт, готовый к употреблению. Словом, это подготовленный многими поколениями образ жизни, который в принципе не может возникнуть как случайное открытие или цепь случайных открытий.

Элементы, подготовившие развитие земледелия в позднем палеолите и мезолите, известны в разных географических регионах. Сюда относятся регулярное использование в пищу дикорастущих злаков, появление огородничества с разведением разнообразных растений (монокультуры появляются позже), возникновение в связи с этим зернотерок, серпов и т.д. В соответствии с теорией знаменитого русского ученого Н. И. Вавилова, на земле существует пять центров форм образования культурных растений, в каждом из которых становление земледелия происходило самостоятельно.

1. Юго-Западная Азия, включая Индию, южный Афганистан и примыкающие к ним области горной Бухары и Кашмира, Иран, Малую Азию, Закавказье. Этот центр дал начало мягким и карликовым пшеницам, ржи, мелкосемянным льнам, мелкосемянным гороху, чечевице, конским бобам, чине, нуту, ряду огородных растений, азиатским хлопчатникам.

2. Юго-Восточная Азия, включая горный Китай, Японию, Непал и примыкающие районы. Здесь сформировались голозерный овес, голозерный ячмень, просо, соя, многие крестоцветные (например, редиска), плодовые деревья.

3. Средиземноморский очаг, охватывающий все побережье Средиземного моря, включая Египет, Палестину, Грецию и др. Здесь окультурены твердые пшеницы, ряд видов овсов, крупносемянные льны, крупноплодный горох, чина, конские бобы, чечевица, сахарная свекла, многие огородные растения и плодовые деревья.

4. Абиссиния (Эфиопия). Здесь сосредоточены разнообразные сорта пленчатого ячменя, фиолетовозерной пшеницы, овса, гороха и др.

5. Мексика и Перу. Это центры формообразования картофеля, земляной груши, кукурузы, фасоли, табака, подсолнечника, американских хлопчатников и многого другого.

Вавилов обнаружил, что центры формообразования культурных видов растений тяготеют к горным районам, откуда они уже дальше спускались в долины и низовья рек.

* * *

Можно отметить некоторые особенности перехода от собирательства к земледелию и самого первоначального земледелия.

Во-первых, земледелие начиналось с огородничества. Засевали огороды одновременно несколькими разными культурами. Это гарантировало более устойчивые урожаи, чем при монокультуре, сохраняло плодородие, позволяло заниматься полевыми работами несколько недель в году, делая переход к монокультурам более плавным. Но, понятно, что такие огороды были только подспорьем, их урожаи - лишь добавкой к диким плодам и злакам и к добытому на охоте. Постепенно огороды стали засевать одной, самой урожайной культурой пшеницей, ячменем, бататом (род картофеля).

Во-вторых, земледелие велось первоначально в гористых местах, но в то же время достаточно увлажненных, болотистых, что естественно вынуждало заниматься дренажными и другими ирригационными работами. Поэтому культурные сорта влаголюбивых видов различных растений предшествуют сухолюбивым.

В-третьих, разные способы земледелия требовали разных наборов орудий. Зернобобовое земледелие требовало палок-копалок, мотыг, топоров, каменных зернотерок, ступок с пестами, жатвенных ножей, потом серпов (в Передней Азии и Египте пользовались серпами с вкладышами-микролитами, в Восточной и Юго-Восточной Азии - цельными серпами). Культивация картофеля требовала палок-копалок, ножей, каменных топоров, иногда мотыг.

В-четвертых, с возникновением земледелия и, следовательно, с усилением оседлости тесно связано появление скотоводства. Оно начиналось с одомашнивания относительно мелких пород животных - овец, коз, свиней и даже морских свинок. Позже были одомашнены корова, гуанако (лама), буйвол и др. Содержание домашнего скота вынуждало земледельцев огораживать поля либо делать загоны, что существенно меняло облик поселений. (Подробнее о них чуть ниже).

В-пятых, в мезолите, а затем в неолите складываются новые отношения собственности. Дело в том, что в первобытной общине все, используемое общиной, принадлежит всем ее членам. Это касается территории, орудий, пищи и пр. Отсутствует понятие наследования. Так, вождь, наиболее богатый член общины (там, где есть институт вождей), не может передать детям свою собственность: в случае его смерти община устраивает праздник, на котором съедается то, что принадлежало вождю, если это скот, либо раздается всем, либо просто уничтожается. В связи с повышением благосостояния формируются отношения собственности. Процесс этот известен не очень хорошо, но можно отметить два этапа. Вначале личная собственность отделяется от общинной. В личную попадает то, что непосредственно сделано конкретным человеком; вещи, относящиеся к этой категории, человек может дарить и передавать по наследству. Затем складывается институт семейной собственности, который в эти отношения постепенно включил и землю.

Эпоху неолита датируют VIII-VI тыс. до н.э. Именно в неолите человечество делает решающий шаг на пути к цивилизации.

* * *

Наиболее известными раскопанными поселениями VIII-VII тыс. до н.э. являются Иерихон и Чатал-Хююк (первый - в Палестине, второй - в Малой Азии). В Иерихоне дома овальные, в Чатал-Хююке - прямоугольные; и те и другие глинобитные. Жители занимались земледелием (найдены остатки культурных злаков и бобовых). В Иерихоне были домашние овцы, в Чатал-Хююке - козы и овцы, причем началось уже разведение крупного рогатого скота. Иерихон был окружен стеной толщиной в 1,7 м и высотой до 4 м, причем предполагается, что стена служила для защиты от наводнений, а не от врагов. Каждая небольшая группа домов в Чатал-Хююке расположена вокруг общего святилища, что, по-видимому, свидетельствует о наличии большесемейных общин. К настоящему времени раскопано менее одной двадцатой всей площади, но найдено около 50 святилищ. Улицы отсутствуют. В дома входили сверху по лестнице. Возможно, это связано с тем, что образцом дома служила полуземлянка. Мебели в домах практически нет, если не считать сделанной из глины широкой плоской кровати вроде топчана.

По характеру изображений, лепных украшений и статуэток из глины и камня можно сделать несколько осторожных предположений о духовной жизни жителей Чатал-Хююка. Ядром, фокусом их представлений был образ женщины-матери. Огромную роль играл и культ быка. В храмах - большое число глиняных голов быка, плоскости украшены бычьими рогами. Люди изображаются ничтожными по сравнению с быками. Найдена сцена: человек прыгает через голову на спине быка. В связи с этим можно вспомнить, что бык почитался практически во всех древнейших цивилизациях: в Шумере один из четырех главных богов Энки говорит о себе, что он - "истинное семя великого дикого быка", в Египте почетом пользовался бык Апис, коров нельзя было убивать, быков и коров хоронили по специальному обряду; в Иране первым человеком считался человеко-бык Гайомарт; в Древней Греции бык считался одним из воплощений верховного бога Зевса (вспомним миф о похищении Европы), в виде быка изображался вавилонский бог Мардук, и т.д.

По аналогии с тем, что нам известно о сказаниях и мифах этих народов, можно уверенно предположить, что в Иерихоне и Чатал-Хююке богам отводилась видная роль в деле создания Земли и космоса. Возможно, все и мыслилось как возникшее из частей огромного быка либо - если учесть, что культ быка связан с появлением земледелия, началом активного преобразования мира - быки мыслились как упорядочивающие вселенную.

В Иерихоне найдены остатки башни диаметром 10 м и высотой 8 м. По аналогии с вавилонской башней, на вершине которой в своем святилище отдыхал, как полагали, бог-бык Мардук, можно думать, что башня Иерихона представлялась чем-то подобным.

Показательна эволюция живописи: яркие, динамичные сцены охоты, цветные объемные изображения, характерные для сравнительно поздних охотников и собирателей, постепенно сменяются условными символическими изображениями, типичными для раннеземледельческих культур.

Материалы раскопок показывают, что ко времени расцвета Иерихона и Чатал-Хююка относится складывание постоянных торговых связей, товарообмена, который существовал у первобытных обществ лишь в зачаточной форме. Жители этих поселений, видимо, обменивали зерно на естественный асфальт, халцедон, бирюзу, самородный металл. Женщины носили красивые украшения и имели даже каменные зеркальца. Кстати, здесь впервые появляются ложки, что свидетельствует о соответствующей культуре принятия пищи.

Иерихон и Чатал-Хююк находятся в центре скоплений небольших поселков, жители которых принадлежали к той же культуре. Следовательно, можно думать, что крупные поселения, вроде названных, могли играть роль административных центров. Но все же это еще не города. Здесь отсутствует разделение труда с присущим ему выделением специальных кварталов, нет сложившейся городской структуры с ее улицами, соответственно ориентированными, нет тяготения к определенным центрам политической и экономической жизни. Все необходимое, в том числе орудия труда, одежду, глиняную посуду, изготавливают в семье или большесемейной общине. Словом, жители поселений, подобных Иерихону и Чатал-Хююку, ведут традиционно деревенский образ жизни.

* * *

Новый этап становления культур-цивилизаций характеризуется возникновением крупных хозяйственных объединений. Естественно, что концентрация людей в определенных местах была прямо связана с достаточным количеством прибавочного продукта, который можно было обменивать на все остальное - рабов, рабынь, скот, сырье, дерево и пр. (У земледельцев Передней Азии и Северной Африки прибавочный продукт - зерно. У перуанцев Мезоамерики - рыба. К этому времени оно совпадает в Перу со временем появления государств в Азии - предки перуанцев освоили элементы земледелия, они возделывали фасоль, бататы, маниоку, приручили викунью и гуанако (одомашенные альпака и лама), но прибавочный продукт давал океан. Изобретение лодок и сетей с поплавками позволило получать устойчивые богатые уловы анчоуса, в результате чего за одно тысячелетие население перуанского побережья возросло в 30 раз).

Крупные поселения, с их богатыми запасами, становились привлекательной добычей для соседних племен, не практиковавших производящего хозяйства. Это заставляло земледельцев теснее селиться в целях обороны, а скопление больших масс людей на сравнительно небольших территориях, во-первых, позволило осуществлять работы, ранее невозможные, а во-вторых, вынуждало создавать соответствующие политические организации. Первоначально центрами таких организаций становились храмы, поскольку жрецы были руководителями больших общественных работ, и именно храмы стали центрами накопления разного рода богатств.

Основными общественными работами стали ирригационные и строительные. Сравнительно хорошо изучена практика крупных ирригационных работ в Шумере и Египте. Способы организации искусственного орошения, естественно, зависели от местных климатических условий и сильно отличались друг от друга.

Так, в Шумере люди строили дамбы, чтобы задерживать паводковые воды, несущие плодородный ил, и несколько раз за сезон пускали эти воды на поля. Строительство дамб и каналов было очень трудоемким делом. Отдельные элементы этой деятельности освоены были, по-видимому, еще в горах, откуда предки шумерийцев сошли в долину между Тигром и Евфратом. Эта долина представляла собой болотистое место, периодически затапливаемое реками, часто менявшими русла. Не было ни камня, ни металлов, ни дерева. Только глина и тростник. Картина подобной титанической работы дошла до нас в шумерской поэме "Сказание об Атрахасисе";

Когда боги, подобные людям, Бремя несли, таскали корзины, Корзины богов огромны были, Тяжек труд, велики невзгоды... Они, небесные Аннунаки, Тяжкий труд положили Игигам. Начали боги выкапывать реки, Жизнь страны, каналы прорыли...

Один из мотивов поэмы состоит в том, что боги создали людей, дабы освободить себя от мучительного многотысячелетнего труда.

Сначала были созданы локальные ирригационные системы на притоках рек. Но по мере своего расширения они соединялись и охватывали значительные территории с многочисленным населением, оказывавшемся волею судеб тесно связанным между собой. Кооперация отдельных общин осуществлялась жрецами, и именно храмы стали центрами наиболее крупных хозяйственных объединений. Естественно, что вся трудовая деятельность осмысливалась в религиозном ключе, и культовая практика составляла, по всей видимости, важнейшую ее часть. Совет общины - а родовые структуры играли большую роль во всех древних обществах - должен был определить свои отношения со жрецами, распределив властные функции. По мере роста необходимости защиты общественного богатства возрастало и значение военного вождя. Таким образом, во главе возникавших государственных объединений в Шумере оказались храм, община и военный вождь.

В Египте ирригация осуществлялась иным путем. С помощью земляных валов люди задерживали илистые воды разливавшегося Нила, и спускали их, когда ил осаждался и земля достаточно увлажнялась, чтобы растения дали всходы и окрепли. В дополнительном поливе необходимости потом уже не было. Но Египет, особенно Верхний - это длинная узкая долина вдоль Нила, прямо граничащая с пустыней. Поэтому первые крупные объединения общин - номы вскоре оказались соединенными в одну непрерывную цепь и не могли сохранить независимость. Поэтому все возглавил один человек, провозглашенный, разумеется, богом (фараоны носили имена, включавшие имя бога Гора), - царь Верхнего Египта. Общинное самоуправление и жречество оказались подчиненными военному вождю, приобретшему деспотическую власть.

В Китае не создавались обширные ирригационные системы, хотя сток рек регулировался с помощью искусственных каналов. "Ван" - военный вождь и верховный жрец - сосредоточивал в своих руках большую власть над обширными территориями. Роль же общинного самоуправления была незначительна.

Вообще говоря, прослеживается следующая закономерность: если характер земледелия требовал крупных общественных работ, как правило, вырастала, роль жрецов; если же экономическое объединение оказывалось вторичным по отношению к военно-политическому - на первый план выходил военный вождь.

* * *

Крупнейшим шагом к цивилизации стало возникновение городов. Некоторые ученые считают, что городская (или "урбанистическая" - от лат. urba - "город") революции оказалась определяющей в становлении цивилизации. Следует иметь в виду, что процесс рождения городов имеет некоторые универсальные черты, и древнегреческие города-государства возникали во многом так же, как, города средневековой Европы и города древнейших цивилизаций.

Один из древнейших центров урбанизации находился в Месопотамии, причем революционно-взрывной характер этого процесса хорошо демонстрируется следующей таблицей:

Таблица возможна только при верстке!!!!

Как видим, за двести лет количество городов, с присущим им городским образом жизни (в отличие от городков, где население продолжает вести вполне сельский образ жизни), возрастает в десятки раз.

Известно, и в общем понятно, что городские поселения появляются рядом с храмами, недалеко от источников воды, в местах, удобных для торговли. (Предполагается, что Иерихон возник на месте одной из древнейших ярмарок). Города служили для защиты общинных запасов от наводнений и врагов, почему они и окружались высокими, крепкими стенами. В городах жители окружающих городков и деревень спасались от нападений кочевников. Когда же города окрепли и стали административными центрами крупных областей, были установлены порядок и контроль над сопредельными территориями, именно наличие городов позволило сельскому населению расселиться далеко за городскими пределами: кочевники понимали, что, нападая на небольшое поселение, они провоцируют действие военной машины, управляемой городским правителем.

В Южной Месопотамии город даже стал предметом поклонения, и люди, жившие в городах, оценивались как культурные, в противоположность варварам, жившим в небольших поселках, не говоря уже о кочевниках. Воюя с народами, имевшими города, ассирийские цари говорят о них как о равных.

Города, как правило, хотя и необязательно, окружались стенами. Но территория, относившаяся собственно к городу, бывала значительно большей. Так, Ниневия, столица Древней Ассирии, занимала территорию, для пересечения которой требовалось три дня пути (об этом говорится в известном библейском сказании о пророке Ионе). Юрисдикции градоправителя подлежали примыкавшие к городу сельские районы. Это справедливо и для хетов, и для древних евреев. Крестьяне были полноправными членами народного собрания в древнегреческих полисах городах-государствах. По-видимому, изначально это определялось правами собственности на землю: горожане, имея дом в городе, как правило, имели еще и участок земли за городом.

По мере развития, в городах возникает определенная внутренняя структура, которая кардинально отличает их от деревень. Это, кстати, не связано прямо с численностью поселения: бывают города с несколькими сотнями жителей и деревни с несколькими тысячами их. Для городов характерно выделение группы людей, занимающихся в основном административной деятельностью. Эта группа складывалась вокруг царской семьи и высокого жречества. Очень знаменательным и далеко не случайным фактом явилось то, что городская революция по времени совпала с появлением письменности. И чиновниками становились умеющие писать писцы.

Ремесло выделяется в качестве самостоятельной деятельности, и ремесленники образуют свои кварталы в городах. Обычно ремесленники делились на две группы зависимые, сдававшие продукты своего труда хозяину и только ему, и свободные, жившие за счет своего ремесла и не подотчетные кому-либо. В городах, как правило, обитало значительное число купцов, людей, живущих за счет торговли. Поэтому в городах проживали иностранцы, приезжавшие по торговым делам и подолгу жившие в этом городе (у древних греков для обозначения иностранцев, живших в полисе, было даже специальное слово - метеки. Заметим, что наличие заметной группы метеков само по себе кардинально отличает город от деревни).

В городах жили зависимые люди, степень подчиненности которых царю, храму или частному лицу бывала очень различной. Количество их также менялось очень сильно, но надо заметить, что большие массы рабов, абсолютно бесправных и подвергающихся бесчеловечному обращению, характерны для весьма незначительных периодов древней истории. Рим с его гладиаторами - исключение, а не правило. Рабы бывали очень дороги и в большинстве случаев рассматривались в качестве членов семьи. (Аристотель в "Политике", говоря о семье, выделяет отношение "господин - раб".)

И, конечно, в городах были святилища с обслуживавшими их жрецами, жрицами и их прислугой. Обычно существовало главное святилище в честь бога покровителя данного города и множество мелких храмов и домашних святилищ, вокруг которых группировалось несколько семей.

В крупных храмовых хозяйствах появилась, а в городах расцвела письменность. Первоначально она использовалась исключительно в целях учета и распределения, то есть для хозяйственных нужд. Поэтому неудивительно, что первыми письменными знаками были бусины, служившие для счета скота. По мере развития письменности, способов организации хозяйственной деятельности в городах появляются школы для профессиональной подготовки чиновников, и лишь довольно поздно школы начинают давать более или менее универсальное образование.

В городах складывается система правильного налогообложения и регулярных государственных повинностей, будь то строительные или военные. Именно в городах - и это отражено даже в русском слове - формируется понятие гражданства (ст. слав, "гражданин" - русск. "горожанин"). В древних обществах оно играет колоссальную роль: в Греции гражданство считалось величайшей ценностью, поскольку только гражданин пользовался всеми политическими правами, а лишение гражданства вело к изгнанию, продаже в рабство и т.п.; история Римской империи - это во многом история борьбы римских провинций за гражданские права.

Хотя общие процессы, приведшие к урбанизации, понятны, о конкретных причинах возникновения тех или иных городов можно говорить только гипотетически (разумеется, здесь не берутся в расчет города, а их немало, основанные завоевателями в чужих землях и выстроенные по уже известным образцам). Изложим поэтому одну из гипотез появления городов, развитую известным исследователем Древней Месопотамии Л.Оппенхеймом.

Существенную роль в появлении городов сыграли, по его мнению, напряженные отношения между оседло жившими рыбаками, земледельцами, садоводами и полукочевниками, переходившими с места на место на определенной территории. Город возникает в силу необходимости защищать оседлых жителей. Возможно, города появляются и на "священных территориях", где встречались жители региона, населенного кочевниками (точнее, полукочевниками). Города не возникают лишь на естественно отделенных от остального мира участках. Ряд городов Месопотамии находится очень близко друг от друга и их территории не разделены естественными границами.

Оппенхейм полагает, что первоначальное население городской общины составилось из земельных собственников, обеспеченных трудом зависимых людей. По мере роста благосостояния эти земледельцы могли строить дома не вблизи земельного надела, сада или реки, а рядом с храмом. Постепенно вокруг храма оказывается целое поселение людей с одинаковым социальным статусом. Старые общинные структуры входят в новые отношения, с одной стороны, с храмом, а с другой - с царем (военным вождем). Поскольку в общину входили люди обеспеченные и равные по социальному статусу, они смогли сохранить серьезный контроль над делами, касавшимися общинников (этот контроль в деспотическом Египте был довольно рано утрачен).

* * *

Каждая культура-цивилизация в своем развитии порождает характерную именно для нее структуру городского поселения, а она, в свою очередь, определяет облик города. Политическая структура определяет доминирование в городе, как бы сейчас сказали, "одной из ветвей власти" и, соответственно, характер господства храма, дворца - резиденции царя или площади для народных собраний. (Становление демократических начал в Древней Греции ознаменовалось резким переходом от господствовавшего территориально и политически дворца к агоре площади для торговли и народных собраний.) В Месопотамии на первом этапе развития возникло относительно равновесное сочетание трех субъектов власти, поэтому в городах политические нити связывали храм, дворец и ворота (каждые из ворот города были центром собрания жившей около них общины).

Численность населения, а значит и площадь городов сильно разнились - от нескольких тысяч до нескольких сотен тысяч жителей.

Естественно, облик города зависел от плана застройки, от формы и размеров зданий. В некоторых древних городах, например в Иерихоне, дома были круглой или овальной формы (от более ранних полуземлянок). Но подобная форма неперспективна, поскольку такие дома трудно дополнять пристройками как вширь, так и вверх. Побеждают прямоугольные формы.

Попробуем теперь пристальнее взглянуть на несколько древних городов Чатал-Хююк, Мохенджо-Даро, Ур.

Чатал-Хююк - это гроздь примыкающих друг к другу вплотную прямоугольных домов площадью примерно в 20-30 кв.м каждый. Улиц нет, в дома входят через крыши по лестницам. Поэтому жители проводят время на крышах и в общественных дворах. Разрушенные дома используются в качестве свалок и уборных. О канализации и говорить не приходится. Население - от 5 до 20 тыс. человек (по разным оценкам).

В индийских городах культуры Хараппы (середина III тыс. до н.э.) строились кирпичные здания в два и даже в три этажа с лестничными пролетами, с глухими внутренними дворами, где находились очаги. Города строились по плану, с прямыми улицами, пересекавшимися под прямыми же углами. Над городом господствовала цитадель, в которой размешались зернохранилище, административные помещения и заведения для торговли. В Мохенджо-Даро обнаружена совершенная система канализации (подобная была на Крите в период расцвета крито-минойской культуры в середине II тыс. до н.э., но отсутствовала в классический период в греческих городах-государствах). Число жителей доходило до 100 тыс. жителей.

Город Ур - один из древнейших городов Южной Месопотамии - был в плане овальным. В нем господствовал главный храм городской общины, к которому примыкал квартал, где жили храмовые служители. Число жителей - не менее 35 тыс. человек. В черте города был порт с примыкавшей к нему площадью, где толпились торговцы и блудницы. На площадях у ворот собирались общинные суды (обычно в городах Месопотамии жило по нескольку самоуправляемых общин). Дома были неправильной формы - трапециевидной, ромбовидной, но ближе к прямоугольной - из-за пристроек, превращавших однокомнатные дома в многокомнатные. Строились дома из сырцового кирпича и сильно различались в зависимости от уровня состоятельности жильцов. В домах бывали внутренние дворики, иногда с бассейном. На уровне второго этажа дворы обносились деревянной галереей. При доме находилось святилище семейных божеств, куда можно было пройти из нескольких соседних домов, составлявших большесемейную общину. В городе строились овечьи хлева. Отдельные улицы на ночь запирались.

Города - это символ цивилизации. Ясно, что они не смогли бы возникнуть без революции в производительных силах, произошедшей в неолите. Но затем само их появление стимулировало развитие разных областей культуры - ремесел (поскольку ими стали, заниматься профессионалы), строительного мастерства; города стали узлами регулярных торговых отношений, а торговля в свод очередь заставила развиваться средства коммуникации, на новый уровень вышли в городах политические отношения, поскольку здесь приходилось согласовывать интересы различных групп весьма неоднородного населения. В духовной культуре городов доминировало жречество, бывшее в то время группой, наиболее развитой в интеллектуальном отношении. Именно в городах появились школы, где обучали чиновников-писцов. Нельзя представить себе гильдию писцов в первобытной общине, а города без таковой немыслимы. Города, как и крупные храмовые хозяйства, не могли бы существовать, если бы не была изобретена письменность. Письмо - один из самых важных признаков цивилизации. Возникнув для нужд чисто хозяйственной деятельности - учета и распределения продуктов, письмо за сравнительно короткий срок, благодаря школам, стало едва ли не стержнем духовной культуры.

* * *

Материалом для письма могли служить глиняные таблички, как в Месопотамии, или папирус, как в Египте. На Севере использовали кость и бересту, в Африке раковины каури, которые нанизывали в определенном порядке, в Южной Америке изобрели так называемое "узелковое письмо". Системы письма, которые ориентированы на столь разнообразные материалы, пиктографические. Пиктография - рисуночное письмо. Оно вырастает из значков, обозначавших целые предложения или предметы, подлежавшие учету. Точнее говоря, пиктографические значки в принципе не позволяют обозначить предложения и слова, поскольку те являются единицами языка. Например, изображается условная фигурка человечка, три лунных серпа, два стилизованных вигвама с поднимающимся над ними дымком. Это пиктограмма. Она обозначает, что ближайшее стойбище находится в трех днях (ночах) пути. Обратим при этом внимание на то, что информация передается совершенно независимо от языка, на котором говорят рисующие. Рисунок - не предложение, а отдельные его элементы - не обозначения слов. Строго говоря, настоящее письмо - это способ фиксации элементов языка. И развитие письма шло от пиктографии (псевдописьма) к иероглифическому и затем фонематическому письму.

Пиктографические рисунки, как правило, напоминают те объекты, которые они обозначают, но с расширенным значением. Так, значок "нога" (рисунок ноги от колена до ступни) обозначал собственно ногу, а также глаголы "ходить", "стоять", "приносить" - в зависимости от контекста. Рисунок колышка для крепления циновки мог быть прочитан еще и как глагол "строить". Рисунок плуга обозначал также действие "пахать" и самого пахаря. Поскольку рисунки не зависели от языка, на котором говорили жители городов, один и тот же рисунок мог быть прочитан на разных языках. Так, изображение левой руки читалось по-шумерски "каб", а по-аккадски - "шумелу". И т.п. Основным содержанием обучения в месопотамской школе были таблицы соответствий шумерских и аккадских обозначений одних и тех же клинописных знаков. Письменные предложения также не соотносились с предложениями грамматическими, так как на письме не фиксировались части слов, союзы, артикли и другие служебные части речи. Фактически текст не читался, а пересказывался.

Пиктография, становясь все более употребительной и все более условной, постепенно преобразуется в иероглифику. Иероглифика - эта система письма, в которой значки соответствуют отдельным словам, поэтому отдельный значок, "иероглиф", иногда называют также "логограммой" (от греч. "логос" - слово). Иероглифика становится письмом в собственном значении этого слова, так как в этой системе обозначаются уже не только знаменательные, но и служебные части речи. Иероглифы условны (их контур вовсе не напоминает контур обозначаемого) и их значение необходимо заучивать. В отличие от фонематического (буквенного) письма, где надо знать несколько десятков условных значков - букв, иероглифика - это десятки тысяч единиц, и их освоение требовало, естественно, серьезного и длительного обучения. Не случайно становление иероглифики - это и становление системы образования. Соответственно этому развитая система письма предполагает и наличие писцов. Надо сказать, что писец - это не просто человек, владевший грамотой, но обычно чиновник, человек, составлявший костяк административной структуры. Писца обучали также и счету, чтобы он мог произвести учет сделанной работы, распланировать ее дальнейшее ведение, составить план здания и квартала, собрать налоги и т.п.

По мере развития иероглифики и становления школьного образования расширяется сфера использования письменной речи: записываются, высекаются в камне договоры с соседними городами; жрецы начинают собирать и фиксировать сведения, необходимые для правильного предсказания будущих событий (некоторые ученые оценивают эти списки как предвестник науки); возникает деловая переписка, в виде договоров оформляются сделки и права собственности; и в конце концов начинают записываться литературные произведения, разумеется, фольклорного характера, поскольку личное авторство - явление относительно позднее.

В связи с развитием профессионального ремесленничества и обособлением касты жрецов развивается искусство и литература - то, что часто называют культурой в узком смысле слова. Ремесленники - они же художники, так как искусство носит исключительно прикладной характер.

Налаженный торговый обмен существенно расширяет возможности мастеровых, осваиваются и применяются новые материалы. Изменившийся масштаб строительных работ ведет к прогрессу в архитектуре.

Обобщая, можно сказать, что основные тенденции эволюции искусства - это движение к условности (мы отмечали уже этот процесс, говоря о переходе к земледелию) и к более четкой функционально-жанровой дифференциации: складываются классические формы храмов, типы орнаментов, украшений, литературных произведений (пока в устных формах). Развитие условностей в искусстве исследователи справедливо связывают с развитием абстрактного мышления, с движением от конкретной образности к понятийным структурам. Интересно, что этот процесс сопровождается появлением все большего числа фантастических элементов и чудовищ, совмещающих в своем строении черты разных существ, - всякие горгоны, химеры, минотавры. Эти создания демонстрируют отрыв от реальности и возможности художественного конструирования. В Египте появляются боги, у которых человеческая фигура завершается головой сокола или ибиса, и т.п.

Видимо, в неолите происходит переход от маршрутного восприятия пространства к целостному, образованному в результате деятельности надчеловеческих сил. Понятие пространства, как места для существования человека, возникает при разделении неба и земли, представленных в антропоморфных образах (антропоморфный - от греч. antropos - "человек" и morfe - "форма", то есть подобный человеку, поскольку небо и земля выступали как боги). Единство пространства (в действительности представление о пространстве было сложнее и включало несколько непересекающихся пространств, но в данном контексте мы можем от этого отвлечься) предполагает и единство времени. Структурное время первобытности сменяется циклическим временем вечного повторения.

Несомненно, огромную роль в духовной культуре играли религия и магия. Месопотамские печати (а их количество ярко демонстрирует углубление и дифференциацию понятия собственности) несут явные следы магических представлений. Религия пронизывает каждую пору такого общества - мы говорили о центральном святилище города и о святилищах родовых, вокруг которых объединяется несколько семей, имелись и домашние святилища. Практически каждое действие обыденной жизни: приготовление пищи, отдельные элементы земледельческого цикла (подготовка почвы, посадка деревьев или сев зерновых, сбор урожая и т.п.), прием пищи, заключение сделки и т.д. и т.п. осмысливалось как связанное с высшими силами.

В это время происходит, по-видимому, переход от древних культов женщины-матери и быка к культам героев-полубогов, богов, упорядочивающих мир и покоряющих стихийные разрушительные силы. Одним из самых развитых остается культ умерших. Способы погребения были разными. Отметим только, что в Иерихоне и в Чатал-Хююке черепа погребались отдельно от тела умершего, причем на черепе из глины восстанавливали лицо, а в глазницы вставляли цветные раковины (правда, так погребались наиболее знатные люди). Но во всяком случае эти обычаи заставляли развиваться художественные промыслы.

Разумеется, накапливаются и научно-практические знания. Они относились к астрономии, неразрывно связанной в то время с астрологией и прорицаниями. Искусство гадания включало скрупулезный анализ поведения животных и птиц, знание движений звезд и планет. Углублялись и разнообразились знания свойств различных материалов. Неолитическая революция привела в конечном итоге к развитию металлургии - первоначально цветной (медь, свинец, олово), а потом и черной. Каменный век сменяется сначала медным, а потом железным.

И последний, но не менее важный в социальном смысле аспект: развивается искусство войны. Если на более ранних этапах становления человеческого общества войны носят характер охоты и состязания (не становясь, правда, от этого бескровными), то когда уже есть что отнимать, возникает целенаправленность и профессионализм. Появляется профессиональное войско, на вооружение которого начинают работать самые искусные ремесленники с применением самых передовых технологий. Металлические изделия - это сначала орудия войны и украшения, и только потом орудия труда.

Итак, неолитическая революция приводит к появлению и становлению первых культур-цивилизаций с их развитыми общественно-политическими отношениями и отношениями собственности, с их городами, войнами, ремеслами, торговлей, письменностью, религиозными культами, явленными в произведениях искусства и литературе, в образе жизни.

Использованная и рекомендуемая литература

Антонова Е.В. Очерки культуры древних земледельцев Передней и Средней Азии. М., 1984.

Дьяконов И.М. Люди города Ура. М., 1990.

История древнего Востока: Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. Ч. 1. Месопотамия. М.,1983.

История древнего мира. Ранняя древность. 2-е изд. М., 1983.

История первобытного общества: Эпоха первобытной родовой общины. М., 1986.

Кларк Дж. Д. Доисторическая Африка. М., 1977.

Матюшин Г.Н. У истоков цивилизации. М., 1992,

Лекция четвертая

Культура Месопотамии

"Месопотамией" древние греки называли страну, стержнем которой было междуречье двух великих рек - Евфрата и Тигра, и которая занимала территорию, входящую сейчас в Турцию, Сирию и Ирак. Цивилизация Шумера и Аккада (сюда же примыкают Вавилония и Ассирия) - одна из древнейших на земном шаре. К настоящему времени она довольно хорошо изучена, поскольку раскопаны десятки городов и сотни деревень, и до нас дошли тысячи и тысячи глиняных табличек, письмена на которых расшифрованы. Известна эволюция географических условий, маршруты торговых обменов и многое другое.

Из культуры древних государств, бывших на территории Месопотамии, до нас дошла шестидесятиричная система счисления, которой мы пользуемся, измеряя время и углы. Одним из величайших открытий стало использование позиционного способа представления чисел, когда употреблялся и значок для нуля. В Шумере сложилась развитая организация собственности, - там изобрели печати и с их помощью проштамповывали документы, письма. Каждая сделка оформлялась письменно и заверялась печатями договаривающихся сторон. Важные документы заворачивались в глиняные конверты. Месопотамия - один из древнейших центров письменности вообще. Здесь получили художественную обработку некоторые важнейшие мотивы мировой литературы - сказания о потопе, об аде и рае, о поисках бессмертия и др. В Шумере и Вавилоне были сделаны многие астрономические и медицинские открытия, возникли изощренные системы гадания, заимствованные другими культурами.

* * *

Месопотамия делится на несколько природных зон, если двигаться с юга на север. На юге Нижняя Месопотамия находится в зоне пустыни. В послеледниковую эпоху значительная ее часть была покрыта водой, постепенно отступавшей благодаря выносу ила Евфратом и Тигром. Высыхавший ил образовывал низменную плодородную равнину, прорезаемую периодически менявшимися руслами названных рек. Гнилые болота чересполосно переходили в выжженные солнцем степи. Весной паводковые воды сначала Тигра, а через полмесяца Евфрата заливали эти места, и необходимо было задерживать воду, чтобы несколько раз полить посевы, которые в противном случае сгорали от зноя (семь-восемь месяцев в году здесь не бывает дождей и температура в тени держится от 30 до 50 градусов жары).

Севернее, на протяжении 200 км по течению Евфрата в районе современного Багдада, идет так называемая "гипсовая" пустыня.

Еще севернее начинается Верхняя Месопотамия. Здесь располагается субтропическая зона, где можно пасти скот, а вдоль речных долин сеять хлеб без искусственного орошения.

И, наконец, в северной половине Верхней Месопотамии находится кустарниковая зона, где выпадают дожди, приносимые западными ветрами с Средиземного моря.

С востока Месопотамию отделяют от Иранского нагорья горы Загрос, а с севера от Армянского нагорья - хребты Восточного Тавра.

* * *

Земледельческое освоение этих земель исторически начиналось, вероятно, с притока Тигра Диалы, и только в середине IV тыс. до н.э. появились значительные ирригационные сооружения в нижнем бассейне Евфрата. Создавали эти сооружения и поддерживали их работоспособность люди, говорившие на двух разных языках - шумерском (который не родствен ни одному из известных языков) и восточносемитском (семиты - группа народов, которая в древности включала аккадцев, амореев, ханаанеян, финикийцев и др., а в настоящее время - арабов, евреев, мальтийцев). Надо сказать, что в строительстве дамб и других работах участвовали свободные общинники в порядке государственной (общественной) повинности, так как рабов в Месопотамии вообще было не слишком много.

По мере строительства каналов и водохранилищ вырастали крупные храмовые хозяйства, ставшие центрами, объединившими по нескольку общин. Такие естественно сформировавшиеся объединения, стержнем которых было единство экономической и религиозной жизни, называются "номами" (так их обозначают и в египетской истории). Вожди отдельных номов, иногда бывшие и верховными жрецами, начинают обладать значительной властью, ограничивавшейся изначально органами общинного самоуправления. Предполагается даже, что в Шумере - так называлась группа номов в Нижней Месопотамии - было нечто вроде двухпалатного парламента (палата воинов и палата старейшин). Номы обычно назывались по господствующим городам.

Номы враждовали между собой, и на первом этапе истории Шумера выдвинулись несколько городов, которые претендовали на политическое лидерство в регионе. Это Ур, Урук, Киш, Лагаш, Ларса, Иссин, Умма, Ниппур и некоторые другие. К востоку от Шумера формируется сильное государственное объединение Элам, борьба с которым красной нитью проходит через всю историю Шумера, Аккада, Вавилонии и Ассирии.

Во второй половине III тыс. до н.э. номы Верхней и Нижней Месопотамии сливаются в одно государство при основателе аккадской династии Саргоне Древнем (2316-2261 гг. до н.э.). Саргон со своими воинами доходит до Средиземного моря и распространяет свою власть до Персидского залива. Возникает государство "Шумера и Аккада". Своего наибольшего могущества это государство достигает при одном из потомков Саргона Нарам-Суэне (2236-2200 гг. до н.э.). Нарам-Суэн присоединяет к своему государству древний могущественный ном Эблу, расположенный на территории современной Сирии, и начинает именовать себя богом. Титул царя Шумера и Аккада начинается теперь так - "бог Нарам-Суэн, царь четырех сторон света, бог Аккаде...".

Затем, после нашествия с Иранского нагорья племен гутиев и распада государства саргонидов, единое царство вновь восстанавливается при так называемой III династии Ура. При Шульги (2093-2046 гг. до н.э.) складывается классический тип древневосточного государства. Это государство через столетие приходит в упадок под натиском семитских пастушеских племен амореев. Борьба нескольких более мелких государств, возглавляемых аморейскими династиями, привела в конце концов к появлению крупного государства, включавшего Нижнюю и Верхнюю Месопотамию, при царе Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.), правившего в Вавилоне. В конце XVI в. до н.э. власть в Вавилоне захватили вожди пастушеского племени касситов, которые правили около четырех столетий. В это время Вавилонское царство подвергается нашествиям со стороны северного соседа - Ассирии и с юга - Элама. Только в конце XII в. до н.э., при Навуходоносоре I (1126-1105 гг. до н.э.), Вавилония вновь оказывается гегемоном в Месопотамии. Затем Ассирия и племена халдеев (южноарамейские кочевники) наносят Вавилону сокрушительные удары и господство переходит к Ассирии. После возвышения Ассирии, распространившей свою власть до Черного моря на севере и до Египта на западе (ее иногда называют первой мировой державой), Вавилон вновь переживает период могущества при халдейской династии в конце VII - середине VI вв. до н.э., а затем Месопотамия оказывается во власти персов.

Разумеется, за два с половиной тысячелетия Месопотамия сильно эволюционировала во всех отношениях и ни один период ее истории нельзя считать точно отражающим все грани культуры множества народов, населявших страну. Однако с некоторыми оговорками можно взять период правления I вавилонской династии (царь Хаммурапи) в качестве наиболее показательного. Во-первых, он в социально-экономическом и политическом отношениях во многом повторяет III династию Ура и время правления Саргона Древнего, а во-вторых, ко времени правления Хаммурапи складывается почти весь известный круг литературы, живет, сохраняется и развивается художественная традиция.

* * *

Как уже говорилось, основу экономики Месопотамии составляло земледелие. В свою очередь, для обеспечения стабильных урожаев необходимо было поддерживать в рабочем состоянии ирригационные сооружения: чистить каналы, прорывать новые, бороться с засолением почв, восстанавливать дамбы и строить дополнительные и т.д. Все это делали свободные общинники на основе государственной повинности. (Сейчас установлено, что подобным образом строились и египетские пирамиды.)

Земля находилась в частной собственности. Когда Саргон Древний начал расширять царские земельные владения, он выкупал землю у частных лиц с соблюдением необходимых формальностей. В отдельных случаях в храмовых хозяйствах землю обрабатывали илоты (рабы общины, а не частных лиц).

Месопотамия была страной множества городов. Но горожане, как правило, имели, кроме домов в городе, свои участки земли, сады и т.д. Если они сами вследствие своей занятости ремеслами, торговлей, мореплаванием - не могли обрабатывать землю и выращивать урожай, то сдавали свои участки в аренду. Основную диету мессопотамцев составляли ячмень, кунжутное масло и пиво (для сравнения: в средиземноморском ареале - пшеница, оливковое масло и виноградное вино). Скотоводство не имело такого экономического значения, как земледелие, поскольку в ежедневный рацион мясо не входило. Скот выращивался главным образом для жертв богам. Известно, что "меню" бога Шамаша (бога Солнца) из Сиппара включало 1 теленка, 20 овец, 8 волов, 1950 л ячменя, 1175 л ячменной муки, столько же муки гороховой, столько же муки "царской", столько же фиников, свыше 50 л масла высшего сорта, 50 л кунжутного масла, столько же свиного сала, молока снятого и молока цельного, сыра (типа брынзы), свыше 20 л белой финиковой патоки. Все это готовилось, преподносилось богу, а потом съедалось жрецами. Надо сказать, что, кроме чеснока, лука и фиников, овощей и фруктов практически не было, хотя это и зависело от нома. Обычный обед состоял из мучных лепешек, ячменной или гороховой каши, иногда сыра, жаренной на палочках или угольях рыбы, пива.

Хозяйственная деятельность была организована на базе строжайшего учета. Были установлены дифференцированные пайки для всех работников. Так, на одного илота выдавалось 1,5 л ячменя в день, на женщину - независимо от того, были у нее дети или нет - половина мужского пайка. За качество уборки урожая отвечало несколько чиновников, причем поле делилось вдоль и поперек и учет велся независимо по двум разбивкам. Естественно, что такая система требовала создания мощного института чиновничества. Кроме того, она требовала развития письменности.

Гражданское общество "государства Шумера и Аккада" делилось на три основных категории (исключая царя). Верхушку общества составляло сравнительно небольшое число знатных семей, которые традиционно поставляли претендентов на высшие должности в государстве, отвечали за выполнение самых почетных и ответственных жреческих функций либо занимали ответственные посты в общинах.

Большую часть жителей - основную массу месопотамского общества составляли горожане, имевшие, как уже сказано, земельные участки в 2-4 гектара и занимавшиеся ремеслами или выполнявшие административные функции невысокого разряда. Значительную часть среднего слоя составляли крестьяне. Они имели небольшие участки земли, пастбища и занимались земледелием, садоводством и скотоводством. В основном их хозяйство было рассчитано на простое воспроизводство.

Высшие должностные лица и государственные служащие содержались за счет эксплуатации "гурушей" - государственных рабов (илотов).

Свободные граждане назывались "авилум" и пользовались всеми возможными политическими правами. Были здесь также "мушкенум" - лица, ограниченные в правах, но получившие за службу землю в условное владение. В принципе они могли покупать землю. Были и рабы, не владевшие собственностью, но сами составлявшие чью-либо собственность.

* * *

Города Месопотамии были довольно населенными и насчитывали десятки тысяч жителей. В центре любого города располагался храмовым комплекс, организованный вокруг зиккурата. Зиккурат - типичная месопотамская постройка в форме ступенчатой пирамиды, составленной из нескольких прямоугольных платформ, завершавшихся кубической формы храмом. К храму вели лестницы. Рядом с храмом располагался царский дворец со службами.

Город, как правило, был обнесен стеной, и попасть в него можно было лишь через ворота, которых бывало несколько. Обычно в городе объединялось несколько общин, дома каждой из которых строились рядом с воротами, поэтому площадь у ворот оказывалась местом политической жизни общины. Представляя символически политическую жизнь города, можно сказать, что здесь доминировали дворец, храм и ворота, правда, дворец постепенно занял ведущее положение.

Дома горожан были сравнительно небольшими, 35-70 кв.м, и вытягивались вдоль узких, в 1,5-3 м шириной, извилистых улочек. Семейные общины занимали группу из пяти (плюс-минус один) домов, соединявшихся внутренними переходами и имевшими общее святилище. Каждый город имел гавань, где стояли барки и лодки купцов.

Благодаря торговле, сначала сухопутной, а потом все более ориентированной на мореплавание, в Месопотамию поступали строительные материалы (ценные породы дерева), металлы (в виде руды), драгоценные камни, благовония и пр. Основным обменным средством было серебро. Так, раб стоил около 200 г серебра. Но серебряных денег как таковых не было, и торговля шла на основе натурального обмена. За службу платили продуктами или земельными участками.

В городах очень ценилась вода. Колодцев было мало, и воду носили издалека. Поэтому обычным питьем была сикера - напиток из ячменя, напоминавший нечто среднее между квасом и пивом. Чистая ключевая вода была роскошью и подавалась к царскому столу.

Поскольку мыла не было, его заменяли золой и естественными мылящимися веществами. Одежду стирали мужчины-прачечники, они же занимались валянием шерсти. Мужчины и женщины брили волосы на теле и на голове с помощью бронзовых бритв.

В домах стояли столы и стулья разной формы. Некоторые очень походили на современные. Шкафов и буфетов не существовало. Пищу хранили в глиняных сосудах, одежду и украшения - в ларцах и корзинах. Одежда делалась в основном из шерсти. Лен был известен, но льняное полотно ввозилось из других стран и стоило очень дорого. Поэтому в одежде из льна ходили цари и высшее жречество. Женская и мужская одежда различались не очень сильно. Люди, как правило, заворачивались в прямоугольные куски ткани, чаще всего, по-видимому, белого цвета.

В Месопотамии была распространена керамика - всевозможные горшки, вазы, блюда и пр. Их изготавливали ремесленники гончары с помощью быстро вращающегося гончарного круга. Посуда украшалась стекловидным поливом. В богатых домах серебряные и бронзовые кубки, медные котлы.

В домах, возможно, уже появились ковры, но обычно пользовались плетеными циновками и матами, могли сидеть на связках тростника. Спали на кроватях, которые делались из дерева, а на деревянный каркас натягивались ремни или прочные циновки. В холодные дни накрывались покрывалами или плащами. Кровати полагались лишь женатым членам семьи. Остальные спали на полу на циновках. В хорошую погоду спали на крышах. У женщин были специальные туалетные столики, бронзовые зеркала. Широко употреблялись благовония.

Одним из любимых способов времяпрепровождения была игра в кости.

* * *

В Шумере была изобретена система письма, известная как "клинопись" из-за клиновидной формы отдельных палочек, составлявших сложные значки. Писали срезанным углом тростинки на глиняных табличках разного размера. Первоначально отдельные значки, обозначавшие понятия (а не буквы, как в нашем алфавите), изображали реальные предметы, но, поскольку вырисовывать кривые на глине трудно, стали ограничиваться оттисками прямых палочек, и новые изображения очень быстро утратили сходство с изображаемыми предметами. Один значок обозначал понятие, слово (такой значок носит название "иероглиф" или "логограмма"). Но не его звучание, как мы привыкли с нашей системой фонетического (звукового) письма, а собственно значение. Благодаря этому клинопись, с определенными, правда, изменениями, служила нескольким языкам. И когда шумерский язык был вытеснен из государственной жизни аккадским, иероглифическая клинописная система, придуманная для шумерского, сохранилась. Еще очень долго, когда шумерский язык уже давно вышел из живого употребления, в школах продолжали учить ему писцов, и те запоминали длиннейшие ряды шумеро-аккадских соответствий.

Уже в середине III тыс. до н.э. сложился тип школы, называвшейся "э-дуба". Здесь обучали писцов-чиновников. Постепенно школа давала все более универсальное образование. Если первоначально были только письмо и счет, то в период Хаммурапи в э-дубе преподавались музыка, право, изучали литературные произведения, начала медицины, географии, ботаники. Собственно, литература Месопотамии дошла до нас именно благодаря тому, что изучалась в школе, и сохранились тысячи табличек с кусочками произведений.

Развитая письменность стала причиной того, что о древней Месопотамии мы знаем гораздо больше, чем о многих более близких к нам по времени культурах.

* * *

В государстве Шумера и Аккада, в Вавилонии и Ассирии стержнем духовной культуры (что, впрочем, характерно и для других древних культур) была религия. Вся жизнь, все образцы искусства и литературы были пронизаны религиозно-мифологической символикой, мотивами, почерпнутыми из ритуально-магических действ.

О верованиях древних жителей Месопотамии мы знаем по остаткам материальной культуры - храмам, деталям построек, амулетам, печатям, изображениям на керамических изделиях и т.д., по литературным произведениям, основанным по большей части на мифологических сюжетах, на молитвах и заклинаниях, а также на описаниях некоторых ритуальных действий.

Можно показать это на примере храма. Зиккурат символизировал представления о Вселенной. Его четыре стороны были строго ориентированы по сторонам света. Мир имеет четыре направления, и это объясняет распространение в Месопотамии изображений креста и квадрата. Идея необходимости защищать человека с четырех сторон заставляла вавилонян делать амулеты с изображением четырех божеств Мардука, Набу, Иштар и Ташметум. Считалось, что земля имела четыре угла (хотя и представлялась иногда круглой противоречие, вполне приемлемое для мифологического сознания) и четыре стороны света.

Строя храм, участок земли под фундаментом очищали от культурного слоя и засыпали чистым песком. Это означало что храм стоит на первозданной земле, не несущей следов деятельности человека. Зиккурат как бы изображал собой космос, заданный противопоставлением земли и неба. Так, зиккурат в Уре был трехступенчатым: нижняя платформа была черной, средняя - красной и верхняя белой. Может быть, эта окраска соответствовала цветам трех космических зон бездны, среднего мира и неба. Не исключено, что храм представлялся горой, на которой обитали боги (как у древних греков - на Олимпе).

Мифолого-религиозные мотивы пронизывают и изображения на глиняных сосудах. Так, лев символизировал смерть, змея - жизнь. Орел и змея, соединенные в одном клейме, по-видимому, обозначали примирение неба и земли. Поскольку змея была символом порождающего начала, ее изображение рядом с копытными животными, обычно разного пола, должно было способствовать их размножению. Сосуд изобилия был одним из ярких образов шумерской культуры. Из него изливались вино и мед. В то же время в погребальном обряде сосуд мог выступать как вместилище человеческого начала.

Примеры можно умножать и умножать. Не менее символичными были изображения на печатях. Особенно характерны для Месопотамии цилиндрические печати, с помощью которых картинка накатывалась на свежую глину. Они выполнены с высочайшим мастерством. Фигурки людей, животных и мифологических существ, растения, черты ландшафта легко узнаваемы. Изображения выстраивались таким образом, что, прокатывая печать, можно было прочитать как бы небольшой рассказ.

Широко были распространены мелкие глиняные и каменные скульптурки.

* * *

Возможно, именно в Шумере, по крайней мере в аккадский период, впервые появляется представление о едином Космосе, об едином пространстве мироздания (а не просто о пространстве как некоей территории, что характерно для более раннего времени). Согласно этому представлению, мир возник из первозданного океана. В океане появилась космическая гора, соединившая в одно целое землю и небо. Небо (Ану) и Земля (Ки) родили бога воздуха Энлиля. Энлиль разделил отца и мать, раздвинул Небо и Землю, и затем в браке с матерью породил человека, животных, города и пр.

По вавилонской версии, космос сотворил бог Мардук из убитого им чудовища хвостатой богини Тиамат. Акт творения воспроизводился каждый год в церемонии акиту - вавилонском празднике Нового года, ярко выражавшем особенность шумерского восприятия времени. Праздник длился 12 дней (проводился он в разное время, но, как правило, в период дождей). Разыгрывалась драма, повторявшая космическую, и это осознавалось участниками как воспроизведение заново космоса и времени как такового. Таким образом, творение их происходило ежегодно. Нельзя забывать, что местом проведения праздника был город и храм, которые символизировали космическую гору, а потому "находились" в центре мира.

Драма состояла из пяти актов:

первый акт - возвращение мира в хаотическое состояние, предшествовавшее творению, время господства Тиамат. Все смешивается в бездне Апсу: верх и низ, правое и левое меняются местами, царь становится рабом, и его убивают жрецы,

второй акт - сотворение мира;

третий акт - борьба двух групп участников, представляющих Мардука и Тиамат, включение человека в драму творения, что делает его современником создания мира;

четвертый акт, условно называемый "праздником Судеб", - определение судьбы каждого месяца и каждого дня творимого года;

пятый акт - заключение божественного брака бога (царя) и богини (храмовой блудницы), символизирующего возрождение мира, цивилизации и человека.

Разыгрываемая драма воспроизведена в поэме "Энума Элиш" ("Когда вверху..."), которая несколько раз читалась во время праздника. Приведем два отрывка из этой поэмы, описывающие создание Мардуком мира из тела убитой им Тиамат:

Он устроил стоянки богам великим.

Звезды-планеты, подобия богов, он сделал.

Он год разделил - начертил рисунок:

Двенадцать месяцев звездных расставил он по три.

Когда ж начертил он на небе рисунок дней года,

Закрепил он стоянку Неберу, дабы центр указать всем звездам.

Никто бы не погрешил, не стал бы небрежен!

По сторожам Неберу он сделал стоянки Энлилю и Эйе.

С обеих небесных сторон открыл он ворота.

Он затворы поставил справа и слева.

Он зенит во чреве Тиамат поставил.

Дал сияние Месяцу - хранителю ночи!

Научил его сотворению дня - для распознавания суток!

* * *

Когда дни справедливые Солнцу назначил,

Стражей дня и ночи поставил,

Истеченье слюны Тиамат

Мардук собрал и согнал ее в тучи,

Сгрудил ее в облака кучевые.

Веяние ветра, дожди и холод,

Воздымание бури - ее слюны истечение,

Распределил, своей власти доверил.

Он поставил главу Тиамат, он на ней гору насыпал.

Он бездну открыл - устремились потоки.

Тигр и Евфрат пропустил он сквозь ее очи.

Ее ноздри заткнул он - накопил там воды.

Боги, как в Египте и Древней Греции, делились на старших и младших. Большая часть богов была связана с определенными городами, и можно предположить, что на их соподчинение повлияла политическая история. Хотя наиболее почитаемый религиозный центр древней Месопотамии Ниппур - (где поклонялись богу Энлилю) никогда не был политически доминирующим.

Во главе пантеона богов (пантеон - греч., букв. "всебожие" - состав всех богов какого-либо народа) стояли три (по некоторым данным - четыре) божества Ану (Ан), Энлиль (Эллиль) и Эйа (Энки). Ану - бог неба, председатель совета богов, Энлиль - бог воздуха и земли, так называемого "среднего мира", повелитель всего, что находится между небом (оно представлялось, по-видимому, оловянным сводом) и мировым океаном, по которому плавает земля, Эйа - бог мировых пресных вод, бог мудрости и хранитель человеческих судеб. Всего насчитывалось восемь богов, "вершащих судьбы", и пятьдесят "великих богов". Все это старшие божества. Наряду с ними было множество младших божеств, таких как боги отдельных каналов и плотин, отдельных орудий труда и т.д. и т.п.

Боги делились на созидающих и несозидающих. Созидающие боги с помощью слова творили мир по заранее данному плану. Несозидающие выполняли определенные функции. Порядок всех явлений, их гармоническое взаимодействие и взаимоотношение выражалось понятием "ме". Это одновременно и комплекс правил, и наличие в каждом предмете силы, ставящей его на свойственное только ему место в мире.

Важную роль играли Шамаш (Уту) и Син (Нанна) - боги Солнца и Луны. Шамаш считался верховным судьей, он заботился о бедных, предсказывал будущее.

Ашшур был городским богом столицы Ассирии. Когда город стал административным центром великой державы, Ашшур приобрел черты повелителя вселенной, творца, отца богов.

Одно из самых почетных мест в пантеоне занимала богиня любви, плодородия и войны Иштар (Инанна).

Чаще всего поклонялись идолам, в которых, как считалось, обитали боги. Если идола увозили из храма, это понималось как уход самого бога. Но могли поклоняться и символам отдельных божеств - восьмиконечной звезде Иштар (или ее астральному соответствию - планете Венере), копью Мардука, тростниковой писцовой палочке Набу и др.

Боги жили, как люди, и их жизнь, в соответствии с этим представлением, так и организовывалась жрецами. Например, перед идолом Ану - главы совета богов каждое утро расставляли идолов младших божеств. Ему приносили еду, его укладывали спать и т.д. Считалось, что это важнейшая функция людей для поддержания мирового порядка.

Жители древней Месопотамии верили в судьбу. Они считали, что каждому человеку отмерена его доля счастья и несчастья. У людей были духи-хранители мужского и женского рода, а кроме того, каждого человека на протяжении всей его жизни сопровождали демон добра и демон зла, которые следили за исполнением повелений судьбы. Представления о свободе человеческой воли отсутствовали, так как само понятие свободы появляется только у древних греков. Считалось, что человек создан для служения богам и потому должен принимать свою судьбу с благодарностью.

Цивилизация, культура также считалась созданием богов. Дело в том, что различия между естественными, природными и искусственными, созданными человеком явлениями и предметами мысль жителей древней Месопотамии не знала. Об этом можно судить, например, по гимну Энлилю:

Без Энлиля, Могучего Утеса,

Не выстроен город, не заложен поселок,

Не выстроен хлев, не заложен загон,

Вождь не возвышен, жрец не рожден,

Не избран оракулом служитель храма,

Нет в отрядах начальников войска,

Потоки воды не отводят в каналы,

Мол хвостом не врезается в море,

Море насыпи не рождает.

Глубоководные рыбы в тростниковых зарослях икру не мечут,

Небесные птицы на земле просторной не вьюг гнезда,

В небесах грозовые тучи не раскрывают пасти,

На ниве и в поле пестрый ячмень не колосится,

В степи - краса ее - злаки и травы не зацветают,

В садах деревья тяжелых плодов не рождают...

Отметим, что в перечислении того, что не существует без ведома Энлиля, без его слова, содержится высочайшая оценка этой цивилизации. В том же гимне о городе сказано: "Город! Его лик излучает ужас! Его стены! К ним и бог не подступится! .. .". Вообще городской образ жизни был синонимом достойной жизни человека. Только тех, как уже сказано, кто жил в городах, цари Шумера и Аккада, Вавилонии и Ассирии признавали равными себе. К кочевникам, даже одерживавшим победы, отношение было презрительным.

* * *

Сейчас непросто судить об уровне того, что мы относим к так называемым "научным знаниям". Дело в том, что до настоящего времени дошли списки практически значимых рецептов, способы решения конкретных задач, справочники. Теоретические взгляды, без которых развитие и практических знаний затруднительно, письменно не зафиксированы.

Известно большое число математических табличек с решениями различных задач. Задачи решались в сложной десяти-шестидесятиричной системе счисления, а для облегчения вычислений пользовались таблицами умножения и деления. Были также таблицы квадратов чисел, кубов, а также квадратных и кубических корней. В Вавилоне умели решать квадратные уравнения и задачи, решение которых требовало квадратных уравнений и задачи, решение которых требовало грамоты на уровне знания теоремы Пифагора. Определялись объемы сложных тел. Писцы должны были уметь начертить план дома, земельного участка, чтобы вычислить необходимый объем материалов и работ.

До нас дошло большое число медицинских и химических рецептов. Для практикующих врачей существовали своеобразные учебники: таблички подобраны или по симптомам или по названиям пораженных частей тела. Здесь же приводились списки лечебных трав, которые использовались так же, как и сейчас, - в виде пилюль, мазей, свечей. Медики располагали довольно большим числом медицинских инструментов.

Важнейшим стимулом развития научных знаний была необходимость сообразования человеческих действий с волей богов, то есть гадательная практика. Гадатели составляли огромные своды наблюдения за природными явлениями, за поведением птиц, животных и человека, за всем необычным, будь то рождение уродов или небесные явлений. Именно ими составлены древнейшие списки звезд, движения планет, отмечены фазы Луны и т.п. Правда, астрономических знаний, заимствованных затем греками в VI-V вв. до н.э., в период Хаммурапи еще не было, но астрология получила заметное развитие.

Был разработан и календарь. Год состоял из 12 лунных месяцев, а дополнительные дни (наличие которых связано с расхождением лунного и солнечного года на 11 дней) вставлялись в календарь по решению царской администрации как лишний месяц.

Гадательная практика, а именно записи "предзнаменований", привела к составлению первых исторических сочинений.

Были составлены географические карты, но они носили более мифологический, чем научный характер: на них изображался обтекавший землю Океан с островами, населенными мифологическими героями, а в центре земли - сбегавшие с гор Тигр и Евфрат. Однако известно, что вавилонские купцы знали много больше, так как хорошо освоили торговые пути в Индию, Эфиопию и другие страны.

Деятельность гадателей положительно сказалась на развитии музыкального искусства: были созданы учения о длинах струн, о ладах. (Писец, кончивший э-дубу, должен был уметь исполнять все виды культовых песен, играть на музыкальных инструментах, руководить хором).

Некоторые гадания, в частности гадание на печени, были заимствованы другими культурами.

* * *

Вавилонское время - это время аккадской литературы, прямой наследницы литературы Шумера. Однако, в отличие от последней, аккадская литература это не просто воспроизведение фольклорно-мифологических мотивов. Это уже литература в полном смысле слова: она авторская, и авторы пытаются видоизменить известные сюжеты в соответствии со своими представлениями и идеалами; ощущается индивидуальное начало (хотя авторы произведений нам практически не известны, в отличие от греческой традиции) появляются элементы социальной критики, лирика и т.д.

Художественной прозы еще не существовало. Основной формой произведений была стихотворная либо полустихотворная ритмизированная речь. Поскольку читать с листа было тогда невозможно из-за особенностей клинописного письма, предполагается, что поэмы импровизировались певцами под музыку.

Наиболее известным произведением шумеро-аккадской литературы стал "Эпос о Гильгамеше" ("О все видавшем"), хотя его нельзя считать национальным эпосом в полном смысле этого слова. Это история о царе Урука Гильгамеше, который обнес стеною Урук; о его дружбе с Энкиду, о том, как они с другом убили чудовище Хумбабу (Хуваву); о смерти Энкиду и горе Гильгамеша; о потопе; о поисках Гильгамешем цветка бессмертия, который у него затем крадет змея.

Для того, чтобы получить представление о поэме, приведем два отрывка: первый - описание того, как Гильгамеш и Энкиду идут на битву с чудовищем, хранителем горы Хумбабой; второй - часть плача Гильгамеша по Энкиду:

Остановились у края леса,

Кедров высоту они видят,

Леса глубину они видят,

Где Хумбаба ходит, - шагов не слышно:

Тропы проложены, путь удобен.

Видят гору кедра, жилище богов, престол Ирнини.

Пред горою кедры несут свою пышность,

Тень хороша их, полна отрады,

Поросло там тернием, поросло кустами,

Кедры растут, растут олеандры.

Лес на целое поприще рвы окружают,

И еще на две трети рвы окружают.

* * *

Едва занялось сияние утра,

Гильгамеш уста открыл и молвит:

"Энкиду, друг мой, твоя мать антилопа

И онагр, твой отец, тебя породили,

Молоком своим тебя звери взрастили

И скот в степи на пастбищах дальних!.

В кедровом лесу стези Энкиду

По тебе да плачут день и ночь неумолчно,

Да плачут старейшины огражденного Урука,

Да плачет руку нам вслед простиравший,

Да плачут уступы гор лесистых,

По которым мы с тобою всходили...

Что за сон теперь овладел тобою?

Стал ты темен и меня не слышишь!"

А тот головы поднять не может.

Тронул он сердце - оно не бьется.

Закрыл он другу лицо, как невесте,

Сам, как орел, над ним кружит он,

Точно львица, чьи львята - в ловушке,

Мечется грозно взад и вперед он.

Словно кудель, раздирает власы он,

Словно скверну, срывает одежду.

Очень известна была уже упомянутая поэма "Энума Элиш" (поэма о сотворении мира). Копии текста этого эпоса найдены в разных местах - в Ниневии, Ашшуре и др., и они, в отличие от эпоса о Гильгамеше, почти не различаются между собой.

До нас дошли поэмы об Атрахасисе, о Нергале и Эрешкигаль, о боге чумы Эрре и др. Вообще, предполагают, что нам известна примерно третья часть бытовавших в Вавилонии литературных текстов.

Дошло до нас и значительное число заклинаний, молитв, по всей видимости сопровождавших определенные ритуальные действия. Молитвы, в зависимости от божества, к которому обращался человек, были либо восхвалениями (например, богу Солнца Шамашу), либо жалобами, либо просьбами, либо благодарениями.

Весьма популярен был жанр споров. Так, сватаясь к Инанне, бог крестьян Энкиду доказывает богу пастухов Думузи, что земледелие выше скотоводства. Пастух возражает:

Чем это лучше меня землепашец?

Если он даст мне муки своей темной,

Я ему, землепашцу, дам овец своих темных,

Если он даст мне муки своей белой,

Я ему, землепашцу, дам овец моих белых.

Если он даст мне лучшего пива,

Я ему, землепашцу, молока дам густого.

Если он даст мне сладкого пива,

Я ему, землепашцу, дам моей простокваши...

Известны споры Лета и Зимы, Мотыги и Плуга, Серебра и Бронзы, Быка и Лошади.

Один из самых забавных текстов - "Разговор господина с рабом", в котором на каждое противоречащее предыдущему утверждение хозяина раб приводит аргументы-притчи:

- Раб, повинуйся мне! - Да, господин мой, да!

- Принеси-ка воды мне для рук, полей мне ее, обедать я буду!

- Обедай, господин мой, обедай. Частая еда облегчает сердце,

Обед человека - обед его бога, к вымытым рукам благосклонен Шамаш.

- Нет, раб, не буду я обедать!

- Не обедай, господин мой, не обедай.

Еда и голод, питье и жажда - всегда с человеком.

* * *

Писцы составляли сборники пословиц, поговорок, афоризмов, басен. Приведем несколько примеров: "Беспокойная женщина в доме прибавляет к горю болезнь", "Счастье - в женитьбе, а подумав - в разводе", "Дружба длится день, родство длится вечно", "Он еще не поймал лисицу, а уж делает для нее колодку"; "Осел плыл по реке; собака не отставала от него и приговаривала: "Когда же он вылезет на берег, чтобы его можно было съесть?"; "Лиса наступила дикому быку на копыто и спрашивает: "Тебе не очень больно?"...

Конечно, литературные тексты - это небольшая капля в море текстов хозяйственных, официальных, но даже по приведенным здесь можно судить о богатстве литературы, а значит и духовного мира жителей древней Месопотамии.

* * *

Несколько слов об изобразительном искусстве и архитектуре.

Дома и дворцы вавилонского периода - это в основном не произведения искусства, так как целиком подчинены утилитарным целям. Интерес представляют зиккураты. Их композиция четко продумана и посвящена идее прославления божества. Статуя бога помещалась в храмовом здании, венчавшем многоступенчатую пирамиду, и ее можно было видеть сквозь регулярные просветы. К сожалению, статуи, покрывавшиеся золотом, слоновой костью и украшенные драгоценными камнями, до нас не дошли. В некоторых случаях архитектура соединялась с техникой. Так, статуя богини Иштар в Мари изображала покровительницу любви и плодородия державшей сосуд, из которого в нужный момент начинал бить фонтан.

Большие статуи повторялись в маленьких терракотовых изображениях, большое число которых сохранилось в частных домах. Были распространены также медные и бронзовые статуэтки, но их дошло очень мало. Статуэтки изображали героев, богов и обычно, по-видимому, использовались в качестве оберегов. В домах найдены палетки (таблички) с изображениями злой богини Ламашту и ее свиты. Их носили также на шее, чтобы отгонять злых духов.

Громадное большинство изображений - а множество их сохранилось также в виде рельефов на стенах храмов, дворцов, на алтарях - носят явно мифологический характер. Иногда попадаются светские изображения, позволяющие судить об обыденной жизни: это и крестьяне, пашущие землю, и ремесленники, занятые своим трудом, и арфисты, и циркачи-дрессировщики и пр. Эти изображения, так же как и мифологические, демонстрируют высокое композиционное и стилистическое искусство древних мастеров.

Почти не дошли до нас стенные росписи, которыми были богаты месопотамские храмы и дворцы.

Об уровне изобразительного мастерства можно судить и по печатям, имевшимся у всех правомочных жителей Месопотамии. На печатях вырезались сценки из мифологии, орнаменты, письмена.

Изобретение алмазного сверла сделало возможным развитие глиптики - резьбы по драгоценному камню. На печатях из агата, халцедона, сердолика обычно высекалась не композиция, а лишь одна фигура, иногда небольшие символические значки - крестики и т.п., а также молитва.

Использованная и рекомендуемая литература

Антонова Е.В. Очерки культуры древних земледельцев Передней и Средней Азии. М., 1974.

Дьяконов И.М. Люди города Ура. М., 1990.

История древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. Ч. 1. Месопотамия. М., 1983.

История древнего мира. Кн. 1. Ранняя древность. 2-е изд. М.,1983.

Крамер С. История начинается в Шумере. 2-е изд. М., 1991.

Кьера Э. Они писали на глине. М., 1984.

Оппенхейм А. Лео. Древняя Месопотамия. М., 1980.

Элиаде М. Космос и история. М., 1987.

Я открою тебе сокровенное слово: Литература Вавилонии и Ассирии. М., 1981.

Лекция пятая

Культура Древнего Египта

Когда речь заходит о Египте, на ум сразу приходят по крайней мере два образа - образ великой реки Нил и образ пирамиды. Действительно, из семи чудес света, признаваемых древними, только пирамида Хеопса (в древнеегипетском произношении - "Хуфу") всей громадой в два миллиона триста тысяч многотонных блоков (несмотря на то, что с нее почти полностью сняты известняковые плиты, делавшие ее гладко-белоснежной, несмотря на то, что по ней пристреливались артиллерийские орудия, и т.д.) вошла в наше время.

Но в наследие от Древнего Египта наша цивилизация получила, разумеется, не только пирамиды и освоенные нильские поля. Это и год в 365 дней, позже уточненный Юлием Цезарем и папой Григорием XIII. Это и деление дня на часы, поскольку египтянам необходимо было точно отмерять время службы жрецов, что привело к созданию солнечных часов. Египтяне заложили основы геометрии в буквальном смысле этого слова - "землемерие", поскольку им необходимо было постоянно переразмечать поля после схода нильской воды. И греки были убеждены в том, что Фалес и Пифагор принесли геометрические знания из Египта.

Египтяне, по-видимому, впервые стали использовать колонны в качестве несущей части конструкции каменного здания, а это, в свою очередь, определило новые возможности для архитектуры. Египтяне трепетно относились к будущей загробной жизни, и именно к их представлениям восходит учение о загробном суде и о воздаянии за грехи, совершенные в этой жизни. Изображения Изиды с ее сыном Гором, сам образ любящей матери явились одними из прообразов Богоматери с младенцем.

И, наконец, Египет дал классический образец жесткой бюрократической машины как способа централизованной организации системы исполнительной власти.

* * *

Египет, как и Месопотамия, - древнейшая мировая цивилизация, сформировавшаяся на рубеже IV-III тыс. до н.э.

Еще в древности Египет называли "даром Нила". Действительно, эта великая река Северо-Восточной Африки была для египтян источником жизни и процветания. Нил, самая длинная река мира, берет начало в Руанде, и течет с юга на север. Перед впадением в Средиземное море Нил разделяется на несколько рукавов, образуя Дельту (Нижний Египет), названный так греками по сходству очертаний крайних рукавов Нила и прибрежной полосы с греческой буквой - дельтой. К югу от Дельты тянется Верхний Египет - узкая плодородная долина вдоль реки шириной от 1 до 20 км. По цвету почвы этой долины египтяне называли свою страну "кемет" - черная. Она хорошо защищена с обеих сторон каменистыми плато, переходящими на западе в пески Ливийской, а на востоке - Аравийской пустынь. Примерно в 1200 км от Средиземного моря начинаются первые нильские пороги, бывшие серьезным препятствием для судоходства и ставшие поэтому естественной границей Египта.

Каждый год в июле начинался разлив Нила, вызванный тропическими ливнями и весенним таянием снегов высокогорных районов Эфиопии. Воды реки переполнялись потоками, несущими частицы размытых горных пород и тропической растительности, служащими великолепным естественным удобрением. Вода поднималась постепенно, превышая обычный уровень в среднем на десять метров и затопляя долину. Наводнение продолжалось четыре месяца. С середины ноября начинался быстрый спад воды, и река опять возвращалась в прежнее русло.

Еще в первой половине IV тыс. до н.э. племена, расселившиеся в нильской долине, создали бассейновую систему орошения. Перпендикулярно Нилу были построены дамбы, задерживавшие воду на полях до тех пор, пока не осядет находящийся в воде ил, и почва не пропитается влагой. Лишняя вода отводилась в реку с помощью сети каналов. Разливы Нила ежегодно восстанавливали плодородие почвы. Египет голодал только во времена смут и крупных междоусобиц, когда приходила в упадок ирригационная система, засорялись неочищаемые каналы или просто уничтожался урожай.

Вдоль Нила возникло около 40 протогосударств - номов. Номы имели свои местные системы орошения и религиозно-административные центры - города с храмами местных божеств и дворцами правителей. Деревни и города строили на естественных или искусственных возвышениях, не затопляемых водой. Вероятно, во второй половине IV тыс. до н.э. в результате завоеваний произошло объединение номов в два царства - Верхнеегипетское со столицей в городе Иераконполе и Нижнеегипетское с административным центром в Буто. В конце IV тыс. до н.э. Нижнеегипетское царство было завоевано царями Верхнего Египта. Согласно легенде, первым царем единого государства стал Мина, основатель I династии египетских фараонов (согласно новым данным, объединение произошло до Мины). В правление этого царя начали вести единое летоисчисление, и, фигурально выражаясь, Мина первым "попал в историю". По преданию, Мина, подчинив силой оружия Нижний Египет, заложил на стыке Верхнего Египта и Дельты город-крепость Мемфис ("Белые стены") - будущую столицу Древнего царства. Вероятно, одно из названий этого города Хет-ка-Птах ("Усадьба двойника Птаха"; Птах - главный бог Мемфиса), произносившееся нами как "Айгюптос", стало в дальнейшем названием государства - Египет.

Древние культуры традиционны: вся последующая история Египта сохраняла память об объединении двух царств. Так, все правители именовались "царями Верхнего и Нижнего Египта". Парадная корона была двойной, она состояла из красной кеглеобразной короны Египта и белой ступкообразной короны Севера.

* * *

Периодизация истории Древнего Египта восходит к двухтомной "Истории Египта", написанной на греческом языке около 280 г. до н.э. египетским жрецом Манефоном. Само сочинение не сохранялось, но известны выдержки из него в трудах античных авторов. Современная наука в значительной степени сохранила периодизацию, предложенную Манефоном (внеся лишь некоторые поправки).

I. Раннее царство (несколько столетий на рубеже IV-III тыс. до н.э.). Это время правления I и II династий, происходящих из верхнеегипетского нома Тиниса. Это период складывания общеегипетского государства: создания единой ирригационной сети, формирования общегосударственных административных структур управления, учета и распределения.

II. Древнее царство (значительная часть III тыс. до н.э.). Время правления III-VI династий. Столица - в Нижнем Египте (Мемфис, Гелиополь). Начало каменного строительства храмов и гробниц, в том числе знаменитых пирамид Хеопса и Хефрена (вторая пирамида всего на 3 метра ниже первой). В конце Древнего царства происходит ослабление центральной власти, государство распадается на ряд независимых номов, начинаются междоусобицы.

III. Среднее царство (конец III - ок. 1600 г. до н.э.) Время правления ХI-ХIII династий. Столица уже в верхнем Египте, Фивы. Особенность Среднего царства - единое государство при сильной местной власти номархов - правителей номов. Цари XII династии (в частности, Сенусерт III) ведут успешные войны против Эфиопии и Сирии (Палестины). На это время приходятся расцвет египетской литературы и искусства, демократизация религиозных представлений. В конце Среднего царства Египет завоевывают гиксосы - кочевники Южной Сирии и Северной Аравии, под власть которых страна попадает на несколько столетий.

IV. Новое царство (ХVIII-ХI вв. до н.э.). Время правления ХVII-ХХ династий. Цари фиванской династии отвоевывают Египет у кочевников и начинают создавать мировую державу. Фараоны ХVIII-ХIХ династий (Тутмос I, Тутмос III, Аменхотеп II, Рамсес II) раздвигают границы Египта до третьего нильского порога на юге, до Синайского полуострова на севере. Завоевана Передняя Азия, а хетты, вавилоняне и жители Ашшура признали верховенство египетского царя. Подчинена также Эфиопия.

В Фивах ведется активное храмовое строительство (особенно в годы мирного правления царицы Хатшепсут). Усиливается влияние жрецов Амона. Одним из самых интересных событий египетской истории стал так называемый "солнцепоклоннический переворот", произведенный фараоном Аменхотепом IV, принявшим имя Эхнатон (угодный Атону - богу Солнца). В середине XI в. до н.э. государство распадается на два, с центрами в Фивах (Верхний Египет) и в Танисе (Нижний Египет).

Дальнейшая история Египта включает поздний и персидский (ХI-IV вв. до н.э.), эллинистический (IV-I вв. до н.э.) периоды. В 30 г. до н.э. Египет был завоеван Римом и стал римской провинцией.

Если обратить внимание на перечисление династий, нетрудно заметить пропуски. Они связаны с тем, что в периоды междуцарствий (их принято называть "Переходными периодами") за сравнительно короткие сроки сменялось множество царей. Так, VII династия - это 70 царей, которые правили по 70 дней. Но несмотря на смуты династии продолжали отсчитывать.

* * *

Важнейшей для культуры Египта была идея государственности, которая в значительной степени совпадает с идеей мирового порядка. Хотя в явном виде эта идея в египетской культуре не выражалась, поскольку в египетском языке не было самих слов "государство", "государственный", тем не менее по ряду косвенных признаков мы можем выявить этот зародыш египетской цивилизации, который в своем развитии превращается в целостный уникальный организм.

Египет был первым большим государством в мировой истории. Египтянам раньше других народов удалось достичь единства на территории протяженностью более тысячи, в то время как пределы Месопотамии не превышали нескольких километров. Для этого потребовалось преодолеть сепаратизм номов, в противовес устоявшимся местным религиозным, династическим, хозяйственным традициям и этнической неоднородности населения, найти элементы, объединяющие всех и поддерживающие единство египетского государства.

Из этих элементов прежде всего следует выделить природу и географическое положение страны. Представления египтян о государстве в значительной степени совпадали с их представлениями о мире в целом. Именно единое природное окружение - Нил, его разливы, плодородная долина, плоскогорья и пустыни, и обусловленное природой единство хозяйственной жизни стали главной предпосылкой объединения номов. И, возможно, именно разница в природных условиях между Верхним Египтом (долиной, окруженной каменистыми плато, дававшей отличные урожаи зерновых, но менее благоприятной для скотоводства) и Дельтой (болотистой равниной, где на пойменных лугах были хорошие пастбища и где культивировали плодовые кустарники и деревья) поощряла войны между Верхним и Нижним Египтом на протяжении всего Раннего царства.

Географические условия Верхнего Египта делали его весьма удобным для военного объединения. Театром военных действий здесь оказывались вытянутые вдоль Нила номы, и направление вражеского удара легко было предвидеть: он возможен был только вдоль реки и сравнительно легко мог быть отбит выставленным заграждением в отличие от Дельты, где любой номарх мог ждать нападений с любой стороны. И получалось, что усилившийся номарх Верхнего Египта имел чисто географические преимущества для покорения сначала ближайших соседей, а потом и всей цепочки номов.

Известно, что египтяне не любили жить на чужбине. В период завоеваний гарнизоны для военных крепостей за границей формировались в основном из наемников - ливийцев, эфиопов. Египтяне остро ощущали "не свой" мир как плохой, враждебный. Так, например, воспринималась ими среда обитания жителя Передней Азии: "...плохо место, в котором он живет - бедно оно водой, трудно проходимо из-за множества деревьев, дороги тяжелы из-за гор". Поэтому и образ жизни азиата тоже плох: "...не сидит он на одном месте, ноги его бродят из нужды" (Из "Поучения Гераклеопольского царя своему сыну Мерикара"). Когда египетские воины увидели Евфрат, они назвали его "перевернутой водой": их изумила река, текущая "неправильно" - не с юга на север, как Нил, а наоборот.

Нил в этом природном окружении играл исключительную роль. Он не только поил и кормил человека и все живое вокруг, но и служил главной транспортной артерией страны. По реке легко переплавляли собранный урожай, перевозили громадные каменные блоки из каменоломен, перебрасывали войска, отправляли скот на пастбища в низовья, просто путешествовали. У каждого бога, вернее его статуи в храме, была своя ладья. Во время празднеств боги ездили друг к другу в гости. От разливов Нила зависел жизненный цикл Египта. Год делился на три части: "Ахет" (разлив), "Перет" (появление побегов, посев) и "Шему" (жатва), связанные с земледельческими работами. Космос представлялся египтянам в виде двух плоских чаш, опрокинутых над плоской же землей: сверху - небо, снизу подземное царство. Эти чаши представлялись огромными реками, по которым днем и ночью плавал бог солнца на своей ладье.

Согласно религиозным представлениям египтян, мир был создан богами. В каждом номе почитались свои местные боги, и среди них - главный бог, демиург, создатель других богов и людей. Жизнь и благополучие людей нома всецело вверялись воле богов. Так, в папирусе Инсингер говорится: "От бога, почитаемого в городе, зависит жизнь и смерть жителей города. Нечестивец, уходящий на чужбину, отдает себя в руки врага". В объединенном Египте некоторые номовые божества приобрели статус общеегипетских. Одними из самых почитаемых были боги нескольких номов (выдвинувшихся в качестве религиозных центров) - Гелиополя, Мемфиса, Гермополя. Четко установленной структуры единого для всех египтян пантеона не было, тем более что боги разных религиозных центров могли существенно отличаться, а могли и отождествляться между собой - например, гелиопольская Хатхор могла приобретать в некоторых мифах облик мемфисской Сехмет. Тем не менее приведем список богов, чтобы можно было составить хотя бы отдаленное представление об египетском пантеоне.

Амон - бог солнца. Священное его животное - баран. Изображался бог в виде барана, а также человека, иногда с головой барана, в короне с двумя высокими перьями и солнечным диском.

Анубис - бог покровитель умерших. Священное животное - черный шакал или дикая собака. Изображался бог в виде шакала (собаки) или в виде человека с головой шакала (собаки).

Атум - бог солнца. Священное животное - змея или ихневмон (египетская мышь). Изображался в виде человека с двойной короной на голове.

Гор (Хор) - бог солнца, покровитель фараонов. Сын Осириса и Изиды. Изображался в виде сокола или человека с головой сокола, крылатого солнца.

Изида (Исида) - богиня плодородия, воды и ветра. Покровительница моряков. Символ супружеской верности. Сестра и супруга Осириса. Изображалась в виде коровы или женщины с коровьими рогами на голове. Как богиня ветра представала в виде соколицы или крылатой женщины. Часто изображалась с младенцем Гором на руках. Изображенная с лодкой в руках считалась покровительницей моряков.

Нехбет - богиня царской власти, покровительница Верхнего Египта. Ее священное животное - коршун. Изображалась в виде женщины с хохолком коршуна на голове в белой короне Верхнего Египта.

Осирис - бог плодородия и повелитель загробного мира. Изображался как человек. Тело его окрашивалось в зеленый цвет - цвет жизни.

Ра - бог солнца. Воплощался в виде сокола, иногда большого кота. Изображался в виде сокола, кота, а также человека с головой сокола, увенчанного солнечным диском.

Сехмет - богиня войны и палящего солнца. Священное ее животное - львица. Изображалась в виде львицы, а также женщины с львиной головой.

Тот - бог мудрости, счета и письма. Священные животные - павиан и ибис. Обычно изображался в виде павиана, ибиса, а также человека с головой ибиса.

Уаджит (Уто) - богиня-хранительница Ра и фараона. Воплощалась в виде кобры и ихневмона. Покровительница Нижнего Египта. Имя Уаджит, как имя богини Нехбет, вошло в титулатуру фараонов объединенного Египта. Змея и коршун изображались как хранителя царя на его короне. Уаджит считалась огнедышащей змеей, солнечным оком Ра, сжигающим своим огнем врагов Ра и фараона. Как защитница Ра и фараона, Уаджит сближалась с Нехбет и изображалась в виде коршуна со змеиной головой.

Хапи - бог Нила. Изображался в виде жирного человека с большим животом и женской грудью, с тиарой из папирусов на голове и сосудами с водой в руках.

Хатор - богиня неба, небесная корова. Изображалась в виде коровы, а также женщины с рогами, а иногда с ушами коровы.

Хепри - бог солнца. Воплощался в образе навозного жука-скарабея. Изображался в виде скарабея, катящего солнечный диск.

Таким образом, некоторые боги были антропоморфными (например, Осирис), имели облик животного (Апис), но большинство их представало как. сочетание человека и животного (Ра, Анубис, Хатор и др.).

В качестве творцов мира наибольшей популярностью пользовалась так называемая "эннеада" (греч, "девять") - девятка богов из города Гелиополя. Согласно гелиопольскому мифу, бог Атум, отождествленный с богом солнца Ра, возник из хаоса - Нуна. Оплодотворив себя, он породил Шу - бога воздуха и Тефнут - богиню влаги. Шу и Тефнут произвели на свет бога земли Геба и богиню неба Нут, а Геб и Нут родили Изиду, Осириса, Нефтиду и Сета. Атум-Ра был первым правителем мира, первым фараоном. После него престол переходил к другим богам, пока не достался сыну Осириса и Исиды богу Гору. Считалось, что первые фараоны получили свою власть непосредственно от Гора (Хора). Это хорошо видно по именам первых фараонов - Аха (Хор - Боец), Джер (Хор - Хват), Уаджи (Хор Змея), Аджиб (Хор, Целостный Сердцем), Сехемхет (Хор, Мощный Утробой) и др.

Боги создали мировой порядок. Человек же явился в этот мир, чтобы поддерживать его. Но боги не отделялись от людей. Считалось, что боги хотя и гораздо могущественнее людей, но больше ничем от них не отличаются. И боги и человек обладают телом, душой, двойником, тенью, именем и т.д. Точного определения дать этому невозможно, так как египтяне не знали представления о целом как о чем-то завершенном, данном в своей законченности. Целое для них это скорее сумма неких сущностей, своеобразных отпечатков в мире, причем число этих отпечатков-проявлений могло меняться. Все сущности были телесны, материальны и в то же самое время в чем-то идеальны. Явления естественные и сверхъестественные различались в основном как видимые и невидимые. Так, египтяне верили, что душа человека ("Ба") самостоятельно существует после его смерти. Она в виде птицы может улететь на небо, может странствовать в подземном мире, принимая образ разных живых существ, чтобы избежать загробных опасностей, например змей. Двойник ("Ка") - магическая сущность изображения. Двойник усопшего может "жить в его статуе". Поэтому в гробницах и поминальных храмах, особенно царских, было множество статуй, изображающих покойника. Двойник "нуждался" в пище, его кормили с помощью жертвоприношений. В городских храмах существовали специальные помещения для статуй умерших правителей и их жен, так называемые "дворы двойника". Для того, чтобы двойник мог войти в изображение, статую оживляли с помощью специального обряда "отверзания уст": статую окуривали благовониями, окропляли водой, специальными инструментами прикасались к губам и глазам, губы смачивали молоком или кровью, произнося при этом магические заклинания.

Для полноты загробного существования нужно было сохранить тело усопшего, чтобы он мог "после смерти есть, пить, охотиться, общаться с близкими в подземном мире в так называемых "полях Иару". В сто девятой главе "Книги мертвых" - сборнике заупокойных текстов - говорится: поля Иару (Иалу) окружает бронзовая стена, они в изобилии родят злаки выше роста человека и прорезаны полноводными каналами. Домом усопшему должна была служить гробница. Тело умершего мумифицировали: извлекали внутренности, выдерживали их в соляном растворе, бальзамировали различными веществами, способствующими сохранению трупа. Существовали разные способы мумификации, в зависимости от состоятельности семьи усопшего.

Боги от людей отличались преимущественно числом своих проявлений. Так, бог солнца Ра имел 7 Ба и 14 Ка. Боги могли быть частью один другого. К примеру, бог Тот считался сердцем бога Ра и языком бога Птаха - главного бога Мемфиса. Во многих своих проявлениях боги оставались на земле, в домах-храмах в виде идолов. За богами-идолами ухаживали жрецы храмов. Их умывали, одевали, трижды в день кормили, услаждали пением и музыкой (так же как и в Месопотамии). "Бог" мог воплотиться в конкретного человека: фараоны, например, считались проявлениями бога Гора на земле. Или выбрать образ животного, птицы, рыбы, растения. Одним из самых распространенных культов был культ быка Аписа. Апис черный бык с белыми отметинами - считался душой бога Птаха. Быка, объявленного Аписом, держали в особом помещении, где за ним ухаживали жрецы. Умершего быка бальзамировали и хоронили в специальном склепе. Его мумию помещали в каменный саркофаг и ставили стелу с биографическими данными: с датой рождения, "вступления в должность" и смерти. Но не только боги входили в мир людей, но и люди могли приобщиться к миру богов (хотя разделение мира на два было очень условным). При жизни человек общался с невидимыми существами с помощью обрядов, магии, сновидений. Врачи свои лекарства подкрепляли магическими заклинаниями против духов, насылавших болезни. Существовали всевозможные заговоры и магические действия на все случаи жизни. Так, чтобы избавиться от седины, нужно было употреблять мазь, приготовленную на крови теленка черной масти. Чтобы отогнать болезнь от ребенка, нужно было произнести следующее заклинание:

"Уходи ты, ходящий во тьме, входящий, крадучись; тот, чей нос позади его, тот, чье лицо обращено назад, не достигающий ничего своим приходом. Уходи, ходящая во тьме, входящая крадучись; та, чей нос позади ее, та, чье лицо обращено назад, не достигающая ничего своим приходом.

Не пришла ли ты, чтобы поцеловать этого ребенка? Не позволю поцеловать его. Не пришла ли, чтоб заставить [его] замолчать? Не позволю заставить замолчать его.

Не пришла ли, чтоб погубить его? Не дам я погубить его. Не пришла ли, чтоб схватить его? Не дам я отнять его от меня. Сделаю я амулет ему против тебя"*

* Цит. по: Древний мир: Изборник источников по культурной истории Востока, Греции и Рима. Ч. 1. Восток. М., 1917.

Прибегали египтяне и, так сказать, к государственной магии. В Некрополе (городе мертвых), например, были найдены захороненные осколки разбитых сосудов с именами врагов Египта. Имена писались на целых сосудах, которые потом предавались проклятию, чтобы навлечь на властителей враждебных стран болезнь и смерть, и разбивались.

После смерти человек, благополучно преодолевший загробные опасности, приобщался к богам. С конца Древнего царства считалось, что он становится Осирисом - повелителем подземного мира. Как бог, усопший мог вести самое разнообразное существование, в том числе вмешиваться в дела живых. Известны послания некоего египтянина умершей супруге, в которых он просит ее больше не приходить и не тревожить его.

Созданный богами мир был "положительным"; истинным, справедливым. Все существующее "по праву" имело место в мире, находило обоснование. Например, змеи и крокодилы - существа, казалось бы, вредные для человека, почитались как надежные охранители богов и людей от злых сил. Кобра Уаджит была, как мы видели выше, символом Нижнего Египта, защитницей Ра и фараона. Изображение змеи на головном уборе фараона (греки называли его "Урей") стал атрибутом царской власти. Крокодилы почитались во многих местах. Известен рассказ греческого путешественника географа и историка Страбона о посещении храма Себека - бога воды, чьим священным символом был крокодил - в городе Арсиное: "Город назывался прежде "Крокодилополем", дело в том, что в этом номе весьма развито почитание крокодила; у них есть одно такое священное животное, содержимое отдельно в озере и прирученное жрецами... Кормят животное хлебом, мясом и вином, эту пищу всегда приносят с собой чужеземцы, которые приходят созерцать священное животное. Наш хозяин, одно из должностных лиц, который посвящал нас там в мистерии, пришел вместе с нами к озеру, захватив от обеда какую-то лепешку, жареного мяса и кувшин с вином, смешанным с медом. Мы застали крокодила лежащим на берегу озера. Когда жрецы подошли к животному, то один из них открыл его пасть, а другой всунул туда лепешку, затем мясо, а потом влил медовую смесь. Тогда животное прыгнуло в озеро и переплыло на другой берег. Но когда подошел другой чужеземец, тоже неся с собой приношение из начатков плодов, то жрецы взяли от него дары, затем они направились бегом вокруг озера и, найдя крокодила, подобным же образом отдали животному принесенную пищу".

Зло, совершаемое людьми, наказывалось. Каждого, в том числе и царя, за гробом ждал суд Осириса. Сердце усопшего, вместилище сознания, по представлениям египтян, взвешивали на весах. Если сердце перевешивало статуэтку богини справедливости Маат, то осужденного съедало чудовище Амт лев с головой крокодила. Таким образом, злой человек лишался вечной жизни и навсегда исчезал из мира. Хотя зло существовало на земле и в загробном царстве, где, например, каждую ночь происходила битва бога Ра с силами тьмы змеем Апопом, тем не менее победа каждый раз была за силами света и добра.

Важнейшим элементом единства страны стал религиозный синкретизм: объединение культов нескольких божеств, близких по своим функциям. Когда при XII династии стал возвышаться Амон - фиванский бог, его авторитет стали укреплять путем объединения, слияния с прославленным с древних времен гелиопольским богом солнца Ра. Новый бог именовался Амон-Ра. Кроме того, Амон сближался с Атумом, Хепри, Птахом и другими божествами. В гимне Амону говорится: "Невидимый Амон есть Ра лицом и Птах телом". И далее: "Я (Амон) Хепр утром, Ра в полдень и Атум вечером". Так возникали новые представления о богах, включавшие в себя привычные номовые, но приобретавшие статус общеегипетских.

* * *

Определяющую роль в поддержании единства страны играл культ "земного бога" - фараона. Фараон, как и бог солнца, стал символом единого государства. Слово "фараон" происходит от египетского "пер - о" - "большой дом", дворец. Это было иносказательное именование царя, вошедшее в употребление в эпоху Нового царства. Фараон считался сыном бога солнца (Ра, потом Амона) и воплощением бога Гора на земле. Имена богов входили в торжественную пятичленную титулатуру царя. Например, для Тутмоса III она звучала так: "Гор, бык могучий, воссиявший в Фивах, устойчивое явление Ра, могучий силой, святой коронами, царь Верхнего и царь Нижнего Египта (Мен-Хепер-Ра), сын Ра (Тутмос-Нефер-Хепер)".

Картины рождения фараона от бога солнца рисовались на стенах храмов. Так, в поминальном храме женщины-фараона Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри изображалось посещение Амоном будущей матери Хатшепсут царицы Яхмос, жены Тутмоса I, и последующее рождение ребенка. В Новом царстве сформировался культ правящего фараона, которому при жизни отдавали почести как богу. Как бог и сын бога, фараон обладал могуществом, силой воздействия на мировой порядок несопоставимо большими, чем обычный человек. Например, перед ежегодным наводнением царь бросал в воды Нила папирус, в котором содержался приказ начать разлив. Фараон совершал обряды начала сева и срезания первого снопа на празднике жатвы. Власть его в государстве, по сути была абсолютной, поскольку он был и главнокомандующим, и верховным жрецом, и руководителем администрации, и пр. Любое серьезное дело совершалось от имени и по поручению царя. Его повелением возводились храмы. От его имени совершались все жертвоприношения в стране: "Жертва, которую дарует царь". Он считался единоличным победителем, когда египетские войска одерживали верх над врагами. Фараон высекал свое имя на только что завоеванных рубежах, обозначая границу Египта. Так, надпись из крепости Семне у второго порога Нила, оставленная Сенусертом III, гласит: "..Я сделал мою границу, [когда] плыл я на юг [дальше чем] мои отцы. Я увеличил то, что досталось мне...".

В египетских документах нет разницы между царским и государственным, ведь, как уже сказано, самого слова "государство" не было. (Для сравнения заметим, что царь Шумера и Аккада Саргон, когда хотел отобрать чью-то землю, вынужден был оформлять сделку купли-продажи.) Государство в значительной мере ассоциировалось с его главой - фараоном. Недаром в гробницах сановников мы можем прочесть как об особой заслуге покойного об его умении исполнять все желания царя, и наилучшим образом. "Я делал все так, что Его Величество хвалил меня за то чрезвычайно", - с гордостью подчеркивал вельможа Уна. "Полагался на меня мой владыка во всяком поручении, с которым он посылал меня", - записывал сановник Пиопинахта.

Значение фараона в государстве приближается к значению бога солнца в мире. Рождается понятие "царь-солнце". Царь-еретик Эхнатон (Аменхотеп IV) провел религиозную реформу, объявил солнце царствующим фараоном, а себя - верховным жрецом нового бога - Атона. В зримой форме царя-солнце воплощают пирамиды. Гигантские гробницы царей были также олицетворением света силы солнца. Они стали символом объединенного Египта. Недаром самые колоссальные из них, причисленные к семи чудесам света, были построены при четвертой династии, когда могущество фараонов, власть их в государстве были абсолютными. Это пирамиды Хуфу и Хафра. Самая большая пирамида - пирамида Хуфу, высота ее 146,5 м. Эта правильная пирамида, сложенная из 2 300 000 каменных глыб весом в среднем по 2,5 тонны каждая. Внутри нее был тщательно замаскированный склеп с мумией царя. Снаружи и внутри - пирамида была облицована отполированными белыми плитами, пригнанными друг к другу так плотно, что невозможно просунуть между ними иголку. Пирамида Хафра на три метра ниже пирамиды Хуфу.

Всего обнаружено более 80 пирамид, большинство из которых дошло до нас в полуразрушенном состоянии. Расположены они на территории между Каиром и Фаюмским оазисом в долине Нила и на границе песков Ливийской пустыни на протяжении 70 км. Каждая пирамида была центром архитектурного комплекса, включавшего еще два храма и соединяющий их крытый ход - "дорогу восхождения". Это был символический путь приобщения усопшего фараона к богам. Погребальная ладья с телом умершего царя причаливала к месту, где был нижний храм. В нем совершались обряды очищения и мумификации. Дорога восхождений приводила мумию фараона в верхний поминальный храм, расположенный у восточного склона пирамиды. Здесь усопший приобщался к богам. После совершения обрядов гроб с мумией помещали в погребальную камеру пирамиды.

* * *

Одним из важнейших средств, обеспечивавших единство страны, была система управления хозяйством. Египет знал три типа крупных хозяйств: царское (государственное), храмовое и частное, принадлежащее лицам, занимавшим разные должности в административном аппарате царя, номов или храмов. В управлении всеми хозяйствами ведущая роль принадлежала центру - царской администрации. Каждый год она проводила специальные смотры всех юношей, достигших совершеннолетия, сыновей царских хемуу. На этих смотрах каждый юноша определялся на работу по какой-либо профессии. Кто-то назначался в земледельцы, кто-то в садоводы, в жрецы, рыбаки и т.д. Право выбора профессии у молодых египтян отсутствовало, хотя накопление профессиональных знаний учитывалось. Так, сын ремесленника часто становился ремесленником, как и отец, но для этого ему нужно было сдать экзамен и получить утверждение в должности. Профессия, как правило. закреплялась за человеком на всю жизнь. Только по старости или болезни он мог получить другое назначение. Обычно юношей направляли на работу не в то хозяйство, где они выросли, а в другие, по усмотрению администрации. Работники пользовались в хозяйствах не своими орудиями труда. Оплата труда производилась продовольствием, одеждой, умащениями для тела. Она была примерно одинакова во всех хозяйствах. Везде нужно было выполнять норму - "урок". Работать сверхурочно заставить было нельзя. Таким образом, основная часть населения постоянно "перемешивалась" внутри государства и распределялась по тому количеству профессиональных мест, в которых нуждалась страна. Работа царских хемуу обеспечивала нормальный жизненный уровень должностных лиц всех рангов.

Хозяйство сановника состояло из двух частей. Одна, наследственная, передавалась от отца к старшему сыну, другая (по-видимому, более значительная) закреплялась за ним, как за должностным лицом. Следовательно, его благосостояние зависело прежде всего от качества несения им службы. Служить государству должны были все. Даже фараоны смотрели на себя с профессиональной точки зрения. "Хорошая должность - царская власть", - поучает гераклеопольский царь своего сына Мерикара. Разница заключалась лишь в оплате за службу и в степени зависимости человека от высших должностных лиц, что в условиях всеобщей регламентации было немаловажно. "Смотри, нет должности, свободной от руководителя, кроме должности писца - сам он руководитель!" - гордится своей профессией писец, автор "Поучения Ахтоя".

Наряду с тотальным распределением рабочей силы, интегрирующую роль играла и система учета, четко действующая в хозяйстве страны. Так, через каждые два года производился переучет крупного рогатого и мелкого скота. По этим переучетам в пределах каждой династии велось даже летоисчисление (единого календаря в Египте того времени не было). Велся учет собранных урожаев, поступившей в государство дани от подвластных народов и пр. и пр. Это была фиксация общегосударственного богатства. Общегосударственного, а не царского, поскольку существовала и другая система - система тотального распределения продовольствия, одежды, умащений для всех слоев населения - от царских хемуу до царской семьи. Здесь царь выступал только в качестве распорядителя.

* * *

Важным средством единения народа была и активная внешняя политика. Еще в древности ежегодно совершались военные походы с целью захвата скота, а также пленных и дани: драгоценных металлов, благовоний, дерева, шкур редких животных, драгоценных и полудрагоценных камней. В эпоху Нового царства военная мощь Египта чрезвычайно возросла. Египтяне позаимствовали у гутиев военные колесницы. Войско стало более боеспособным и маневренным. Выросла и численность армии. Теперь в войско набирали одного из каждых десяти молодых египтян, а не одного из сотни, как в эпоху Среднего царства. Египет контролировал громадную территорию, вплоть до Северной Сирии. Из походов приводили большое число пленных. Так, известно, что однажды Аменхотеп III привел около 90 000 человек. Даже простые люди, землепашцы, садовники, сторожа, имели рабов-иноземцев. Ежегодная дань, поступавшая от побежденных народов, превратила Египет в богатейшее государство. Иностранцы утверждали, что в стране золота больше, чем пыли. Военная добыча обогащала всех египтян.

Конечно, богатство Египту могли приносить только победы, а для этого нужно было иметь сильное, многочисленное, хорошо обученное войско. Это было под силу только большому мощному государству. Война, вероятно, имела еще одно значение для Египта: она, как своеобразный клапан, позволяла выпустить лишний пар из котла социальных страстей. В обществе строгой регламентации, постоянного учета всего сделанного, жестких требований к выполнению уроков, рабочей нормы, несвободы выбора профессии, человеческим эмоциям нужен был соответствующий выплеск. Одним из таких выплесков и была война. Недаром воины в походах часто вели себя, как на празднике: умащались маслами, пьянствовали, горланили песни. Войско грабило и сметало все на своем пути. Подобное настроение прекрасно выражено в победной воинской песне:

Это войско вернулось благополучно

оно растоптало землю тех, кто на песке.

Это войско вернулось благополучно

оно сокрушило ее твердыни.

Это войско вернулось благополучно

оно срезало ее смоквы, ее виноград.

Это войско вернулось благополучно

оно зажгло огонь во всех ее...

Это войско вернулось благополучно

оно перебило многие десятки тысяч ополчений ее.

Это войско вернулось благополучно

(оно доставило...) из нее весьма многих пленных.

Война являлась прямой обязанностью фараона. Успешные военные действия укрепляли его авторитет и создавали социальный слой, на который он мог опереться в противостоянии номовой знати. Еще в Древнем царстве было правилом, что сановник мог занимать любые должности, кроме должности военачальника. Цари боялись усиления знати и зорко охраняли военную сферу от ее посягательств. Военачальниками в войске фараона обычно были царевичи или доверенные люди царя, лично ему обязанные. Часто эти люди поднимались наверх из безвестности благодаря личной храбрости и преданности властителю.

* * *

Если фараон был символом единого Египта, то сердцами государства были храмы. Египетские храмы служили центрами интеллектуальной жизни, играли важную экономическую и политическую роль. Храмы владели огромными земельными угодьями. Так, Амону принадлежали земли по всему Египту и даже за пределами страны. За храмовой землей было закреплено множество работников. Богатства храмов были неисчислимы, но каждый фараон считал своим долгом приумножать их. Особым богатством поражали фиванские святилища. Так, в Луксоре стены некоторых храмов были обиты листовым золотом, а пол выстлан серебром. Золотом были отделаны пилоны (входные башни) храма в Карнаке. Храмы владели мастерскими, складами, флотилиями кораблей. При храмах были школы, библиотеки, архивы, хранившие записи рождений, вступления в брак и смерти египтян. При крупнейших храмах были так называемые "дома жизни" - своеобразные академии ученых и мудрецов. Это было средоточие интеллектуальной жизни страны - высший консультативный орган, к советам которого прибегали в важнейших случаях жизни. В "домах жизни" происходило осознание тех духовных процессов, которые шли в обществе, формировались новые мифологические образы (как Амон-Ра), появлялись новые религиозные и магические тексты: гимны богам, молитвы, заупокойные слова. Так, известно, что "Тексты пирамид" Древнего царства, "Тексты саркофагов" Среднего царства и "Книга мертвых" Нового царства были созданы именно там. Государство в лице храма брало на себя роль посредника между человеком и богами.

В Древнем царстве для обеспечения своего вечного загробного существования знатный человек должен был выделить из своего хозяйства отдельную часть с работниками, так называемыми "рабами Ка". Это отдельное хозяйство существовало только для жертвоприношений в пользу усопшего. В Среднем царстве стало достаточным поставить умершем стелу с поминальной молитвой, представлявшей собой магические формулы, благодаря которым перечисленные в молитве дары должны были превратиться в загробном мире в настоящие продукты - мясо, хлеб, овощи, пиво, одежду и т.д. Если раньше человек сам заботился о своей посмертной участи, то теперь львиную долю забот брало на себя государство, предоставляя ему магические тексты. Молитва на стеле была обращена к богам подземного царства Осирису и Анубису и произносилась от имени царя, то есть от имени государства. Магические формулы также писались на стенах гробниц, крышках саркофагов, на папирусе, который укладывался в гроб в ногах мумии (главы из "Книги мертвых"). Магическое слово, а следовательно и надежда на вечную жизнь, даровались каждому знатному и незнатному. По представлениям, творчество в "домах жизни" было направлено на сохранение жизни фараона и всех египтян как в этой, так и в иной жизни. Здание хрaма - место земного пребывания бога - имело свою символику. Это была модель вселенной. Потолок символизировали небо, на нем изображались звезды, ладья солнца, а вокруг них солнечные змеи или небесные грифы. На стенах изображались растения. Колонны символизировали заросли тростника или рощи деревьев. Сама форма колонны была по преимуществу растительная: папирусовидная, лотосовидная, пальмообразная. Папирус - символ Нижнего Египта - означал вечное обновление жизни, а лотос, символизировавший Верхний Египет - рождение мира из воды.

Сама архитектурная композиция храма - чередование вдоль оси открытых дворов и колонных залов вплоть до темного святилища со статуей бога напоминала селения вдоль Нила, связующей нити всего Египта. Стены, колонны и пилоны храмов были украшены надписями и барельефами. Сюда, как в анналы истории, вписывались славные деяния фараонов, всякие важные сведения. Храм в Карнаке по приказу великого завоевателя Тутмоса III был украшен барельефами с изображением экзотических растений и животных, увиденных во время военных походов в Сирию и Палестину. Здесь же перечислены сказочные богатства, принесенные фараоном "в дар его отцу Амону", записано свыше шестисот названий селений, покоренных Царем. Чем могущественнее становился Египет, тем грандиознее становились храмы: вселенная "расширялась". К примеру, на месте одного только из колонных залов Карнака мог бы свободно разместиться собор Нотр-дам-де-Пари (Собор Парижской Богоматери).

Показательно в частности, впечатление, произведенное этим залом на русского путешественника XIX в. А. С. Норова: "Все виденные доселе здания, хотя бы вы обтекли весь земной шар, - игрушки перед этим столпотворением! Этот лес колонн величины невообразимой. И где же? - внутри здания, повергает вас с первого раза в глубокую задумчивость о зодчих".

Храмовые жрецы были мастерами организации религиозных празднеств. Крупнейшие общеегипетские праздники, привлекавшие массу народа, - это праздник Опет и праздник Долины. Во время праздника Долины бог Амон торжественно выплывал на своей ладье из Карнака и отправлялся по каналам к Фиванскому некрополю. Усопшие получали возможность ощутить внимание и благодать великого бога. Геродот оставил прекрасное описание праздника в Бубасте, посвященного Баст - богине радости и веселья (священное животное - кошка). К городу подплывали ладьи, полные мужчин и женщин. Женщины звенели трещотками, мужчины пели и хлопали в ладоши. Прибывшие на праздник приветствовали горожан веселыми грубоватыми шутками. Им отвечали тем же. Затем начинались великолепные церемонии, включавшие обильные жертвоприношения. Народ получал богатое угощение. Все ели, пили, веселились. Участвовало в празднике, согласно Геродоту, 700 000 человек.

Празднества включали в себя, как правило, процессии, в которых участвовали божества, и мистерии - театрализованные представления из жизни богов, разыгрываемые жрецами перед храмами или в храмовом дворе. Для этих представлений готовились костюмы и декорации. В зрелища часто вовлекали и зрителей. Наибольшей популярностью пользовались мистерии из жизни Осириса, устраивавшиеся в Абидосе и Бусирисе. Перед зрителями разыгрывались мифы, представлявшие богатейшую симфонию эмоциональных переживаний: от трагических до нежнейших лирических. Содержание мифа об Осирисе - самого известного из египетских мифов - давало древнему египтянину понимание смысла природных процессов, ведь Осирис отождествлялся с прорастающим зерном, его смерть - с умиранием природы и т.д. Согласно мифу, Осирис был одним из четырех детей Геба (Земли) и Нут (Неба). Его брата звали Сет, сестер - Исида и Нефтида. Сет хитростью погубил Осириса и спрятал его тело. Исида нашла тело, но Сет похитил его и, разрубив на 14 частей, разбросал по всей земле. Исида вновь удалось восстановить тело, и Осирис приходит из преисподней к своему сыну Гору, убеждая его отомстить дяде. Гор сражается с Сетом и побеждает его. Каждый эпизод мифа: поиски тела, собирание его из отдельных частей, борьба Гора с Сетом обыгрывался на соответствующем празднике, и в честь этих эпизодов создавались храмы. Так, храмы возникли во всех тех местах, где Исида нашла часть тела Осириса.

Постепенно в мистериях, посвященных Осирису, появляется нравственный элемент. Осирис, Исида и Гор становятся своеобразными эталонами добродетели: подчеркивается супружеская верность Исиды, сыновняя преданность Гора и пр. Литература, связанная с обеспечением нормальной загробной жизни, демонстрирует все больший рост нравственных требований. В качестве примера приведем главу 125 "Книги мертвых" - в ней очень хорошо видно, каким египтянин хотел себя видеть, каким был его нравственный идеал. Построен текст в форме отчета человека о том, как он жил:

"Слава тебе, бог великий, владыка обоюдной правды. Я пришел к тебе, господин мой. Ты привел меня, чтобы созерцать твою красоту. Я знаю тебя, я знаю имя твое, я знаю имена 42-х богов, находящихся с тобою в чертоге обоюдной правды, которые живут, подстерегая злых и питаясь их кровью в день оный отчета пред лицом благого.

Вот я пришел к тебе, владыка правды, я принес правду, я отогнал ложь. Я не творил неправедного относительно людей, я не убивал своих ближних, я не делал мерзости вместо правды. Я не знал того, что преступно. Я не делал зла. Я не отдавал приказаний ежедневно работать для меня больше (?), чем (должно быть) сделано для меня. Не превысило имя мое своего сана, не заставлял я рабов моих голодать, не был виновником бедности нищих. Не делал я того, что для богов мерзость, не осуждал никого пред начальством, не причинял страдания, не заставлял плакать, не убивал и не заставлял убивать. Не причинял боли никому. Не уменьшал хлебов в храмах, не убавлял пищи богов, не исторгал заупокойных даров у покойников. Не развратничал, не был чувственен во святилище моего городского бога. Я не уменьшал меры зерна, не убавлял меры длины, не нарушал меры полей, не увеличивал весовых гирь, не подделывал стрелки весов. Я не отнимал молока из уст младенцев, не уводил скот с его пастбища, не ловил птиц богов, не ловил рыбы в их прудах. Я не задерживал воду в подобающее время, не преграждал плотиной воды текущей, не гасил лампады в назначенный для (горения) час, не преступал против Эннеады в жертвенных дарах, не наносил ущерба храмовому скоту, не задерживал бога в его выходах. Я чист, я чист, я чист, я чист..."*.

* Древний мир. Изборник... М., 1917.

Таким образом (заметим в заключение), идея государственного порядка стала естественно дополняться идеей личного нравственного начала.

Использованная и рекомендуемая литература

История древнего Востока: Зарождение древнейших классовых обществ и первые шаги рабовладельческой цивилизации. М., 1988. Т. 1, ч. 2.

История древнего мира. Ч. 1. Ранняя древность. 2-е изд. М., 1983.

Коростовцев М.А. Религия Древнего Египта. М., 1976.

Культурное наследие Востока: Проблемы, поиски, суждения. Л., 1985.

Липинская Я., Марциняк М. Мифология Древнего Египта. М.,1977.

Мифология древнего мира. М., 1977.

Очерки истории искусства. М., 1987.

Словарь античности. М., 1989.

Хрестоматия по истории древнего Востока. М., 1980. Ч. 1, 2.

Лекция шестая

Культура Древней Греции.

При внимательном обращении к древнегреческой культуре поражает такая мысль: практически невозможно представить себе сферу жизни, в которую греческий гений не сделал бы фундаментального вклада (разумеется, речь идет об европейской культуре и производных от нее). Европейцы - ученики и наследники греков, точнее, если вспомнить эпоху Возрождения (понимавшуюся как возрождение античной греко-римской культуры), то сначала наследники, а потом - ученики. Древняя Греция сыграла совершенно исключительную, хотя и не всегда осознаваемую роль и в русской культуре. Русь - прямая духовная наследница Византии, греческой христианской империи; без Кирилла и Мефодия, создавших славянское письмо, Феофана Грека, Максима Грека, братьев Лихудов и многих других нельзя говорить о становлении русской художественной и интеллектуальной культуры.

Греки ввели в обиход понятие свободы в его теоретическом и политическом смысле; термины - "демократия", "монархия", "аристократия", "олигархия", "тирания" и т.п. - греческого происхождения. К греческому алфавиту усовершенствованному варианту финикийского - восходит большинство современных алфавитов, литература обязана грекам появлением лирики (от греч. "лиры"), трагедии и комедии. Европе достались в наследие и в качестве образцов замечательные храмы, стадионы и амфитеатры, украшенные непревзойденными скульптурами. Греки создали философию, риторику и логику (кстати, все три слова греческие). Геометрия, астрономия и медицина именно в Греции стали собственно науками, а не наборами задач, наблюдений и рецептов. Здесь же возникают история и география, не говоря о других областях знания. Наши учебники грамматики по терминологии и структуре почти до последнего времени повторяли греческие (оттуда к нам пришли "синтаксис", "морфология" и т.п.). А что говорить о греческой мифологии? Без нее так же невозможно представить европейские литературу и искусство, как и без библейских образов. Да и Библия завоевала мир в греческом переводе, называемом Септуагинта.

* * *

Древняя Греция никогда не была политически единой "Элладой" (так эллины греки сами называли совокупность полисов, где жили говорившие на схожих языках племена) был огромный регион, включавший в себя материковую Грецию - юг Балканского полуострова, Ионию - запад Малой Азии, так называемую Великую Грецию - юг Апеннинского полуострова и Сицилия, Причерноморье. Заселяя столь обширные территории, греки, разумеется, сталкивались с очень разнообразными географическими условиями. Даже в самой материковой Греции местность способствовала раздробленности страны: 9/10 ее занимают горы, оставляя человеку под пашни, виноградники и пастбища небольшие долины. Город-государство (греч, "полис") часто территориально совпадал с такой долиной, имевшей естественные границы в виде горных хребтов и рек. Причем эти долины сильно различались по климатическим уровням, по уровню плодородия почв и т.д. Не случайно полисы столь рознились по характеру своего развития, по занятиям жителей: торгово-ремесленные полисы прямо соседствовали с патриархально-крестьянскими.

Природа Греции, хотя и контрастная, была соразмерна человеку, ее не нужно было постоянно укрощать, как в Месопотамии, с ней не нужно было постоянно заключать договоры, как это делали в Месопотамии и Египте. Известный русский историк Н.Кареев так оценивает связь природных условий Греции с особенностями миросозерцания ее жителей: "Здесь нет ни особенно высоких гор, ни страшно больших рек, ни дремучих лесов, ни безбрежных равнин и степей, и самое море, заключенное в извилистых берегах и усеянное островами, напоминает скорее смеющееся озеро, чем грозный океан. Нет здесь также животных и растительных чудовищ тропической природы. Воздух необыкновенно прозрачен, и пейзаж способен только воспитывать эстетическое чувство, которое было так тонко развито в древнем греке. Все это имело необыкновенное влияние на миросозерцание, на весь склад ума древнего грека: окружающая природа, весь внешний мир не подавляли, не удручали его. Ему было чуждо чувство чего-то грандиозного, которое характеризует все религии. Востока, и в равновесии своих духовных способностей он не знал ни религиозного ужаса, ни необходимости снискивать милость грозного Божества мистическим самосозерцанием и аскетическим умерщвлением своей плоти... В греческой мифологии боги действуют как обыкновенные люди с человеческими страстями и склонностями, индийская же мифология полна рассказов о самых необыкновенных подвигах богов, превышающих силы самого необыкновенного человека".

* * *

Следы культуры людей, говоривших на одном из диалектов греческого языка, восходят к рубежу III-II тыс. до н.э. В это время складывается так называемая "крито-минойская" культура (по названию острова Крит в Средиземном море и имени легендарного его Царя Миноса, известного по греческим мифам). Это культура Великой богини и быка, обширнейших дворцов-лабиринтов, украшенных замечательными яркими фресками, культура, взлелеянная теократической формой правления (когда властвовал царь, он же верховный жрец, то есть политическая и духовная власть соединялась в руках одного лица), культура, о которой нам известно по сохранившимся письменам, где значки соответствовали отдельным слогам.

В ХVI-XV вв. до н.э. крито-минойская культура - цивилизация переживает расцвет, после которого в результате какой-то катастрофы (возможно, это было грандиозное извержение вулкана; возможно, вторжение ахейских племен) она сменяется ахейской или микенской, культурой. Это была культура суровых воинов, строивших дворцы-цитадели из громадных каменных глыб, купольные гробницы, культура племенных вождей, расчетливо использовавших труд многочисленных рабов. Ахейцы образовали союз племен, но никогда не объединялись в отдельное государство. Именно они вели войну против Трои, воспетую Гомером в поэме "Илиада" (от второго названия Трои - Илион).

На рубеже ХIII-XII вв. до н.э. ахейские государства подвергаются нашествию диких племен с севера, среди которых были и родственные им по языку дорийцы (правда, не исключено, что дорийцы пришли несколько позже). Вытесненные с Балкан, ахейцы оседают на островах Эгейского архипелага, осваивают побережье Малой Азии, основывая такие знаменитые впоследствии полисы, как Милет, Эфес, Смирна.

В последующий период греческие племена (дорийцы, ахейцы и отделившиеся от них ионийцы) проходят путь от бронзовою века к железному, вслед за финикийцами колонизируют прибрежные районы Средиземноморья, а затем покрывают сетью колоний и берега Мраморного и Черного морей. В XI-VI вв. до н.э. в трудах и днях греческих полисов незаметно вызревают те интеллектуальные силы, которые, просияв с небывалой яркостью в V в. до н.э., осветили жизнь Европы и всего мира вплоть до настоящего времени.

V в. до н.э. начинается с нашествия на греческий мир персов - создателей одной из трех величайших империй (включая Ассирию и Вавилонию) древнего мира до завоеваний Александра Македонского, греческие города-государства во главе с Афинами и Спартой в битвах при Марафоне (490 г. до н.э.), Саламине (480 г. до н.э.), Платеях и Микале (479 г. до н.э.) нанесли персам такие поражения, что навсегда отвели угрозу их господства. Лидером греческого мира на полвека становится город-государство Афины - крупнейшая морская держава того времени.

Но внутренние распри привели к Пелопоннесской войне между Афинами (и возглавлявшимся ими Делосским морским союзом) и Спартой (стоявшей во главе Пелопоннесской лиги). Эта война длилась примерно 27 лет (431-404 гг. до н.э.) и привела к сокрушительному поражению Афин - полиса, внесшего наибольший вклад в борьбу с персами, полиса, демократические институты и весь образ жизни которого был предметом восторга и подражания, полиса, искусство и интеллектуальные достижения которого стали непререкаемыми образцами на все века. Демократические Афины уступили первенство аристократической Спарте.

Затем Греция переживает Коринфскую войну (395-387 гг. до н.э.), после которой возвысились Фивы (379-362 гг. до н.э.). И, наконец, после нового кратковременного подъема Афин в середине IV в до н.э. гегемония в Греции переходит к Македонии. В течение 10 лет Александр Македонский создает колоссальную империю, простиравшуюся вплоть до Инда, со столицей в Вавилоне (334-323 гг. до н.э.), в которой Греция оказывается одной из провинций. После этого, даже в распавшейся на отдельные царства империи, отдельные греческие полисы уже не играли самостоятельной политической роли. Но при этом завоевания Александра заложили основы эллинизма - синтеза греческой культуры и культур Востока, распространившегося на громадной территории от Испании на западе до Индии на востоке и от Крыма на севере до Египта на юге.

В 146 г. до н.э. Греция была завоевана Римом и стала римской провинцией Ахайей. Но потерпев политическое поражение, Эллада одержала духовную победу: греческая культура стала основой римской духовной культуры, а позже легла в основание западноевропейской и византийской культур-цивилизаций.

В составе Римской, а потом Византийской империй Греция просуществовала до середины нынешнего тысячелетия, когда она стала частью турецкого султаната. Но из всего этого периода в три тысячи лет выделяется по праву классическая эпоха - V-IV вв. до н.э. Особое место здесь принадлежит Афинам - городу-государству в Аттике (области на юго-востоке материковой Греции), расположенному вблизи трех прекрасных гаваней в Сароническом заливе. Благодаря своей роли в греко-персидских войнах Афины стали в это врем ведущим в культурном отношении полисом Эллады.

В свою очередь расцвет Афин связан с деятельностью гениального политика и широко образованного человека Перикла (ок. 490-429 гг. до н.э.). При Перикле приняла свои классические формы афинская демократия, заложенная реформами Солона (ок. 640 - ок. 559 гг. до н.э.) и Клисфена (VI в. до н.э.). Перикл привлек к управлению государством все слои населения, отменив имущественный ценз и введя плату за отправление должности. Перикл призвал в Афины многих прославленных ученых и художников, среди которых выделялись философ Анаксагор, знаменитая своим умом и красотой гетера Аспазия, ставшая второй женой Перикла. В его доме можно было встретить великого Сократа, одного из родоначальников трагедии - Софокла, "отца истории" Геродота, "отца медицины" Гиппократа, замечательного скульптора и архитектора Фидия.

Афины эпохи Перикла стали воистину "школой и сердцем Эллады", как их называли сами греки. Здесь сложился тот образ жизни и тот строй мысли, который принято считать высшим выражением древнегреческой культуры. Определение ему дал сам Перикл, сказавший: "Мы любим изящество без пышности, мудрость без суемудрия, удобства без изнеженности".

* * *

Экономическую основу греческих городов-государств составили земледелие, скотоводство, охота, рыболовство и, конечно, торговля. Поскольку полисы очень отличались друг от друга по географо-климатическим условиям, торговый обмен шел в первую очередь между ними: так, Беотия экспортировала свою прекрасную пшеницу и ввозила оливковое масло из Аттики и т.д. Вообще, выращивали пшеницу, ячмень, овощи - лук, чеснок, репу, горох, бобы др. В торговых же целях было выгоднее разводить виноград и маслины (оливы) - Греция славилась по всему Средиземноморью винами и оливковым маслом. Разводили скот - коров, овец, коз. Почти в каждом крестьянском хозяйстве были свиньи и домашняя птица. Рыбу ловили практически всеми теми же способами, что и сейчас: использовали сети, крючки, гарпуны, морды и др., при свете факелов ночью ловили осьминогов. Тягловой силой служили ослы и волы. Для охоты иногда использовали лошадей.

Основу меню составляли каши (у бедняков - гороховая похлебка), хлеб, сыр, лук, чеснок, репа, иногда мясо и рыба. Обязательным было вино, которое более чем на две трети разбавлялось водой. В периоды упадка блюда становятся все более изысканными.

В VIII-VII вв. до н.э. в греческих полисах развиваются ремесла, заложившие (вместе с виноделием и маслоделием) основу греческого экспорта, гончарное, кузнечное, ювелирное, ткаческое. Греки делали прекрасные расписные глиняные вазы (амфоры, кратеры, гидрии, килики и др.), заполонившие средиземноморские рынки и вытеснившие финикийцев с их роскошными, но дорогими сосудами. Амфора стала едва ли не символом Греции. Слово "керамика" происходит от названия кварталов гончаров в Коринфе и Афинах. Греческие кузнецы открыли способы пайки железа и литья бронзы. Все это позволило многим греческим полисам с выгодой обменивать свои товары на пшеницу и отказаться от собственного не слишком урожайного земледелия.

Ориентация на торговлю означала создание флота. Корабли бывали даже у зажиточных крестьян. По теории известного отечественного культуролога М.К. Петрова, греческая культура своим возникновением обязана в первую очередь пентеконтере - кораблю с пятьюдесятью гребцами. Эти подвижные суда изменили быт земледельческих общин, сориентировав их на торговлю и отнимая наиболее подвижную часть населения, изменили господствующий характер отношений между людьми, заставляя работать коллективно, командно (как экипаж корабля), а не индивидуально. В эпоху Перикла, правда, большую роль играли триеры - корабли с тремя рядами весел по каждому борту. Корабли сделали возможными как колонизацию, так и постоянное снабжение колоний всем необходимым, да и вообще повседневную торговлю (невозможно сравнить способ передвижения по горным дорогам и по морю, если первый позволял проходить в лучшем случае 20-30 км в день, то второй - как минимум в десять раз больше, не говоря уж о грузоподъемности). Правда, дороги кишели разбойниками, а моря - пиратами, так что торговля почти все время была весьма небезопасным делом. В конечном счете именно флот обеспечил грекам победу в персидских войнах.

Для полноты картины скажем, что Греция вела широкую торговлю сырьевыми ресурсами и рабами. Торговали медью, золотом, мрамором, глиной и пр. Владение определенным видом ресурсов давало существенное превосходство над другими. Так, Аттика, где главенствовали Афины, была богата серебром - обнаружение серебряных рудников в Лаврии позволило Афинам быстро построить флот.

Но идеалом человека-труженика в классической Греции был все же не мореплаватель, не торговец и не ремесленник, а земледелец.

* * *

Социальный состав Афин был таков: в период правления Перикла из примерно 300 тысяч человек населения свободные граждане составляли 35-45 тысяч (с семьями - до 170 тысяч), метеки (иностранцы, жители других полисов, постоянно, иногда на протяжении нескольких поколений жившие в Афинах) - 10-15 тысяч (с семьями - до 35 тысяч), рабы - около 100 тыс. (Для сравнения: в соседней Беотии на 90 тыс. свободных граждан с семьями приходилось 20 тыс. рабов.)

Полными политическими правами пользовались только свободные граждане мужского пола, достигшие 20 лет (в совете пятисот - буле - можно было заседать только после достижения 30 лет)

В соответствии с организацией политической жизни все население Афин было разделено на 10 фил и сто демов. Свободные граждане делились на четыре имущественные категории, считавшиеся по уровню годового дохода. Наиболее многочисленными были так называемые "зевгиты" (от греч. "зевгос" - ярмо, упряжь) - зажиточные крестьяне, собиравшие не менее двухсот мер зерна, и "феты" (поденщики), располагавшие менее чем двумястами мер зерна или вообще не владевшие землей. Уровень доходов определял место в армии и на флоте, богатые несли ряд довольно обременительных общественных обязанностей, вроде литургии оплаты театрального представления (с репетициями, хором и т.д.); но в исполнении разнообразных политических обязанностей все граждане были равны.

Брак был долгом афинянина, его обязанностью перед государством. Безбрачие считалось позором, хотя и не каралось специальными унизительными обрядами, как в Спарте. Брак был моногамным, то есть у мужа была одна жена и наоборот. Организация семьи была патриархальной: муж пользовался всей полнотой власти в семье. Мужчины женились в 25-30 лет (идеальным считался возраст от 30 до 35 лет), девушки обычно выходили замуж в 14-15 лет. Большое значение имел гражданский статус вступающих в брак: в зависимости от него дети или становились гражданами или заведомо обрекались на бесправие. Женщины не обладали политическими правами. Считалось, что для них самое лучшее постоянно находиться на своей половине дома, воспитывать детей и управлять домашним хозяйством. На улицу замужняя женщина могла выходить только закрыв лицо и в сопровождении рабыни. Если в доме были гости, жена обычно им на глаза не показывалась. Женщины могли посещать только некоторые праздники и участвовать в религиозных процессиях.

Судьба детей целиком определялась их отцом: если он признавал родившегося ребенка, того с соответствующими обрядами вводили в дом, если нет - просто выбрасывали на улицу, не заботясь о его дальнейшей судьбе. (В Спарте детей, родившихся слабыми и увечными, убивали старейшины, которым приносили ребенка на смотрины.) Обычно в семье бывало два-три ребенка. Членами семьи считались также рабы, поэтому Аристотель и выделял три типа отношений в семье: "муж жена", "отец - дети", "господин - раб".

* * *

Духовная жизнь древних греков отличалась двумя чертами определившими неповторимость их культуры: соревновательностью и рационализмом. Эти черты характерны уже для религиозной сферы, но со всей силой раскрываются в политической (где в конечном счете все решалось в словопрениях, соревнованиях ораторов), эстетической, научной и спортивной сферах. Именно греки устраивали состязания поэтов и музыкантов, спортивные зрелища грандиозных игр, среди которых самые известные - Олимпийские и т.д. Рационализм же их проявился как в создании философии - учения о мире и человеке, построенного на логических, а не мифологических основаниях (как у других народов), в интеллектуально-логической проработке многих вопросов, приведшей к созданию ряда наук- математики, логики, физики и др. (кстати заметим, что все три названия наук греческие). Но это только вершинные достижения, так как названные особенности сквозят во всем строе древнегреческой культуры, начиная с религии.

Впервые в истории мировой культуры мы встречаемся у греков с попытками систематизации мифологии, наиболее известная из которых принадлежит Гесиоду беотийскому поэту, жившему в VIII-VII вв. до н.э. В известной поэме "Теогония" ("Происхождение богов") он рисует картину появления богов и установления их иерархии.

Очень ярко рационализм греков проявился в организации политической жизни (так же, как и соревновательность), и это можно показать на примере Афин, поскольку их система народного представительства, состязательного судопроизводства и исполнительной власти стала образцовой для многих других полисов.

Каждый полноправный гражданин полиса участвовал в работе законодательного органа власти - народном собрании (экклессии), собиравшемся приблизительно раз в неделю. Он мог быть избран по жребию в исполнительный орган власти - Совет пятисот (буле), выборы в который происходили один раз в год. Он обязан был участвовать, опять же по жребию, в работе суда присяжных (гелиеи), в состав которого входило до 600 человек. По жребию же избирали на год коллегию архонтов - 9 человек, следивших за правильным отправлением религиозных обрядов и церемоний. Заметим, что столь значительное количество судей и членов буле необходимо было, по мнению греков, для того, чтобы избежать возможности подкупа. С этой же целью, в частности, множество вопросов выносилось на рассмотрение народного собрания.

Соревновательный характер культуры проявлялся как в народном собрании, где ораторы защищали разные точки зрения и вносили на рассмотрение разные законопроекты, так и в работе суда присяжных. По закону каждый должен был защищать себя сам, а это подразумевало умение составить убедительную речь и не проиграть в полемике. Поскольку не каждый гражданин мог это делать на должном уровне, появилась также профессия логограф ("тот, кто пишет речи") - ему заказывали речь, потом заказчик заучивал ее и уже с вызубренной назубок речью выступал в суде. Критерием высшего мастерства оратора служило умение написать по одному поводу две равноубедительные речи противоположного содержания и произнести их с равным вдохновением.

Очень важной структурой исполнительной власти была коллегия стратегов. В нее входили 10 человек, ведавших военными и дипломатическими вопросами. Эта коллегия выбиралась не по жребию, а голосованием, так как считалось, что для эффективной работы в данных сферах необходимы специальные умения. Стратеги могли переизбираться несколько раз. Так, сам Перикл исполнял должность первого стратега с 444 по 429 год, когда он умер во время эпидемии чумы. Поскольку должность стратега открывала путь к единоличной власти, афиняне, смертельно боявшиеся тирании, ввели так называемый "остракизм" (от "остракос" - черепок) - тайное голосование, позволявшее выявить неугодного (рвущегося к диктатуре) политического лидера. После решения экклессии о необходимости проведения процедуры остракизма каждый гражданин выцарапывал на глиняном черенке имя того деятеля, который ему не нравился по каким-либо причинам. и тот, кто набирал не менее определенного количества голосов - примерно 1/3 от общего числа отправлялся в изгнание на 10 лет. При этом он не лишался прав имущества и гражданства. Но при необходимости народ мог призвать такого лидера на родину до окончания срока ссылки.

Благодаря столь продуманной системе управления и тому факту, что граждане получали плату за выполнение своих гражданских обязанностей, афинская демократия обеспечила для полноправных граждан действительно равные возможности управления государством. (Правда, само гражданство получали только мужчины после 20 лет, владевшие землей в полисе и родившиеся от отца афинского гражданина и матери - афинянки, а число граждан составляло примерно одну десятую от общей численности населения полиса).

* * *

Духовная жизнь Греции, как и других древних цивилизаций, строилась на религиозной основе. При этом религия не выступала как нечто единое, во-первых, из-за особенностей язычества, многобожия, когда отсутствует единая догматическая система, неоднозначно определяется пантеон, и пр. и, во-вторых, по причине греческого рационализма, непрерывно подвергавшего переосмыслению все аспекты собственного бытия. Благодаря этой умственной работе греки к концу классической эпохи говорили о трех религиях - поэтической, философской и гражданской.

Поэтическая религия, то есть мифология. Она украшала жизнь, но не считалась ни для кого обязательной. Существовало множество вариантов разных мифов, часть которых дошли до нас и составили содержание множества книг. Ставший классическим вариант древнегреческой мифологии выглядит как поэтичное сказание о богах и героях.

Боги - обитатели священной горы Олимп. Они похожи на людей, только выше и красивее их, вечно юны и бессмертны. Как и люди, боги любят, страдают, ссорятся. Они активно вмешиваются в земные дела: участвуют в войнах, учат ремеслам, вступают со смертными в любовные связи. Главные боги Олимпа: Зевс царь богов и людей, его жена Гера - покровительница брака; Афродита - богиня любви и красоты, Аполлон - бог света, покровитель искусств; Афина - богиня мудрости, покровительница ремесел; Гермес - вестник богов, бог торговли, спорта и воров; Дионис - бог виноградарства, виноделия и пьянства; и др. Морской стихией управляет брат Зевса Посейдон со своей женой Амфитритой. Подземным царством владеют второй брат Зевса Аид и его жена Персефона. Земля, море и подземное царство населены также множеством анонимных божеств - нимф, дриад, нереид, наяд и др.

Герои - это полубоги, родившиеся от браков богов со смертными. Они обладали необыкновенной силой, мужеством и мудростью. Жизнь их - непрерывный подвиг: борьба с чудовищами, участие в опасных походах, защита городов от врага. Любимый герой греков - Геракл, сын Зевса и фиванской царицы Алкмены. Из его чудесных деяний наиболее известны 12 подвигов, совершенных им на службе у царя Эврисфея. Геракл был удостоен бессмертия и почитался в Греции олицетворением силы, отваги и справедливости. Богам и героям, причисленным к божествам, греки ставили храмы, в которых бог обитал в виде культовой статуи.

Философская религия - это ряд религий, выработанных в рамках определенных философских школ и существенно отличавшихся друг от друга. В Академии (школе Платона) была одна религия, Ликее (школе Аристотеля) - другая и т.д. Эти религии возникали как результат усилий постичь истинного бога, скрытого за наслоениями народной фантазии. Рафинированные религиозные образы стали базой для глубоких философских построений. Например, в отличие от антропоморфных богов Гомера, бог элеатов (представителей одной из философских школ) шарообразен, всевидящ, всемыслящ, он неподвижен, поскольку находится везде, и т.д. Платона за его учение о Боге и о нравственности христиане считали своим предшественником.

Гражданская религия - это обязательная для всех граждан религия, определяемая обрядами, установленными в данном полисе. В Греции жречества как касты не было. Жрецы обычно избирались на народных собраниях, хотя в некоторых полисах были отдельные семьи, отвечавшие за определенный культ. Жрецы руководили обрядами, совершали жертвоприношения богам. Жертвами служили кушанья, напитки. Были и кровавые жертвы, из которых важнейшая - гекатомба, когда закалывалось одновременно сто быков. Животных украшали лентами и цветами, золотили им рога. Закалывали их на открытых алтарях. Небольшую часть туши сжигали, а остальное мясо съедалось участниками религиозной церемонии. В семье жреческие функции выполнял отец семейства. Он трижды в день молился перед статуэтками богов, хранившимися в домашнем храмике, и приносил им жертвы.

Греки не начинали ни одного дела, не узнав волю богов, которая открывалась прорицателям. А те гадали по внутренностям жертвенных животных, по полету хищных птиц, по снам и пр. Особо славились прорицательницы сивиллы, обитавшие в пещерах. Считалось, что они пришли с востока и жили по тысяче лет.

Важную роль в общественной жизни греков играли оракулы, из которых главным был Дельфийский, находившийся при святилище Аполлона. К нему обращались с вопросами представители всех греческих полисов. На фронтоне главного храма в Дельфах были написаны знаменитые слова: "Познай самого себя, и ты познаешь богов и вселенную". Дельфийский оракул освящал законы отдельных полисов и выступал в качестве арбитра.

Перед расщелиной в скале, из которой поднимались одурманивающие пары, на золотом треножнике сидела пифия - прорицательница. Ее бессвязные слова, произнесенные в экстазе, записывались жрецами, обрабатывались и в поэтической форме вручались вопрошавшему. Некоторые из текстов прорицаний сохранились, как, например, сделанное Александру Македонскому перед его походом на Персию: "начавший этот поход погубит великое царство", что можно было толковать и как гибель Персии, и как гибель Македонии.

Жрецы храма Аполлона выбирались пожизненно и пользовались уважением не только в Греции, но и далеко за ее пределами. Так, Дельфийский оракул руководил основанием колоний в период Великой греческой колонизации. Благодаря его советам прекратилась кровная месть. Он поддержал своим авторитетом знаменитых законодателей, преобразовавших Спарту и Афины, - Ликурга, Солона и Клисфена.

Значительную роль в духовной культуре играли религиозные праздники и мистерии. В первых обязаны были участвовать все граждане, к мистериям же допускался более узкий круг лиц. Так, в Афинах каждые четыре года проводились большие Панафинеи - празднества в честь покровительницы города богини Афины. Они продолжались несколько дней и включали в себя различные соревнования, торжественное шествие на Акрополь. Процессия несла новое платье для палладиума - статуи Афины-Паллады, стоявшей в одном из храмов Акрополя - Эрехтейоне.

Мистерии возникли под влиянием Востока, прежде всего Египта. Большую роль в них играли представления о спасении души и загробной жизни, то есть те представления, которые были слабо развиты собственно греческой религией. В мистериальные таинства люди посвящались после тщательного очищения от грехов длительного поста и покаяния. Мист не должен был разглашать учение непосвященному. За нарушение молчания он строго наказывался лишением имущества, а иногда и смертью. Поэтому сведений о тайных обрядах почти не сохранилось. Наибольшим почитанием пользовались Элевсинские мистерии в честь Деметры и Персефоны. Они продолжались несколько дней и включали в себя ночное шествие из Афин в Элевсин с факелами и миртовыми венками. На время Элевсинских мистерий объявлялось всегреческое перемирие. Поскольку к мистериям не мог быть допущен человек, совершивший преступление, нарушающий моральные нормы, они сыграли особую роль в повышении нравственности общества.

Праздники и мистерии были синтезом музыки, пения, танца, декламации. Широко использовались эффекты световые и сценические, украшения, маски, переодевания.

* * *

С именем Перикла связан расцвет греческого искусства. Он развернул грандиозное строительство на Акрополе - возвышенной и укрепленной части города. Наряду с другими зданиями зодчими Иктином и Калликратом здесь был возведен Парфенон - храм в честь Афины, девы - покровительницы города прекраснейшее сооружение античного мира. Внутри его находилась прославленная 12-ти метровая статуя богини, сделанная из золота и слоновой кости. Перикл со своей женой Аспазией ввели музыкальные состязания, для которых на одном из склонов Акрополя было построено круглое в плане здание - Одеон. Музыка и декламирование стихов широко вошли в быт Афинян. Послеобеденная пирушка симпосиум - проходила под звуки музыки, пения, чтения стихов. Пирующие, увенчанные цветами, возлежали на низких ложах, пили вино, разбавленное более чем на две трети водой, и развлекались остроумными шутками, играми, интеллектуальной беседой.

В эпоху Перикла обретает свои классические формы греческий театр, появившийся в Афинах в конце VI в. до н.э. Греческая трагедия родилась из весенних празднеств в честь Диониса, в которых принимал участие хор козлов-сатиров, спутников бога вина, исполнявших "трагедию", песню козлов (от "трагос" - козел). Из хора выделился один из участников, и возник диалог первого актера с хором. Затем появился второй и третий актеры, исполнявшие все роли в драматизированных песнопениях. Трагедия нашла своих авторов в лице прославленных драматургов Эсхила, Софокла и Еврипида.

На одном из склонов Акрополя был построен открытый театр, представлявший собой круглую площадку, орхестру, на которой выступали актеры и пел хор, и места для зрителей, полукружиями поднимавшиеся по склону холма. На противоположной от зрителей стороне орхестры была скена - постройка с комнатами для переодевания актеров и хранения театрального реквизита. Театр был рассчитан на то, чтобы на представлении могли присутствовать все афиняне. Чтобы их хорошо было видно с верхних рядов, актеры зрительно "увеличивали себя",обкладываясь под платьем подушками и вставая на котурны - высокие башмаки. Играли они в масках, менявшихся в зависимости от роли. Маски имели раструб на месте рта, что позволяло усилить голос актера. Общий характер трагедий был торжественным и величавым: актеры декламировали медленно и отчетливо, хор пел со спокойным достоинством, неторопливо обходя жертвенник в честь Диониса, стоявший в центре орхестры. Такой же характер имела и музыка для хора, которую, как и текст, сочинял автор.

Исполнение трагедии подчиняется строгим правилам. Она обязательно включает пролог, исполняемый актером, затем хор исполняет вступительную песнь парод, затем следуют эписодии - отдельные акты драмы, и т.д. Трагедия исполнялась не как отдельная пьеса, а в составе тетралогии (четырех драм, включавших три трагедии, написанные на мотивы одного мифа, например мифа об Эдипе, и одной сатировской драмы). Постановка трагедий разных авторов во время какого-либо праздника являлась состязанием, и победитель получал награду, присуждаемую специальным жюри. Так что и здесь соревновательный момент имел место.

Из веселых счастливых песнопений в честь Диониса родилась комедия. В отличие от трагедии, комедия обращалась не к мифам или историческим событиям, а к забавным сюжетам из обыденной жизни. Иногда комедия превращалась в сатиру, в орудие политической борьбы. Лучшим комедиографом был знаменитый Аристофан, нападавший в своих пьесах на многих современников - Сократа, Еврипида, Клеона и др.

О художественной одаренности греков свидетельствует блестящее развитие литературы и искусства. Легендарными стали имена греческих поэтов Гомера и Гесиода, создателей эпических произведений, лириков Анакреонта, Алкея и поэтессы Сапфо, баснописца Эзопа, драматургов Эсхила, Софокла, Еврипида, Аристофана, Менандра, скульпторов Фидия, Праксителя, Скопаса, Лисиппа, художников Апеллеса, Полигнота, Никия. Великолепна греческая архитектура, представленная такими шедеврами, как афинский Акрополь, а также причисленными к семи чудесам света храмом Артемиды в Эфесе и Мавзолеем в Галикарнасе. Разнообразием форм и изяществом росписи поражает греческая керамика. Совершенна греческая глиптика - резные полудрагоценные камни, использовавшиеся как украшения и печати.

Об остроте восприятия прекрасного свидетельствует восхищение, с которым греки воспринимали произведения искусства. Так, за оды поэта Пиндара богачи платили огромные суммы. Однажды восхищенные почитатели усадили поэта на трон, увенчали лавровым венком и принесли ему жертву как богу, а затем этот трон поставили в храм. Дом Пиндара в Фивах был единственным зданием в городе, которое пощадил Александр Македонский, разрушивший Фивы за восстание против македонского владычества.

Однажды Афины были захвачены неприятелем, и на военном совете решено было уничтожить город. За советом последовал пир, на котором наемный певец декламировал подходящие к случаю стихи Еврипида, и Афины были спасены. Известен случай с неким танцором, который был выбран в стратеги за искусное исполнение военной пляски.

Стремление выявить во всем закономерность и все упорядочить определили развитие греческого искусства. Греческое ваяние и архитектура возникли под значительным влиянием Египта, но рационализм греков внес свои коррективы в развитие этих искусств. Так, скульптор Поликлет написал "Канон", в котором приводил правила, в соответствии с которыми строится совершенная человеческая фигура. Он создал статую "Дорифор" (Копьеносец), считавшуюся образцовой. Стремление выявить соразмерность архитектурных сооружений привело к созданию ордеров - стилистически строго определенных типов украшения зданий дорического, ионического и коринфского, отличавшихся формой колонн, количеством четко выделяемых элементов, и др. Размеры зданий, их пропорции, подчинялись строгим математическим соответствиям. Так, количество колонн короткой и длинной сторон периптера (основного типа греческого храма) относилось как А (количество колонн короткой стороны) и 2А + 1 (количество колонн длинной стороны). Храмы строились таким образом, чтобы восприниматься стройными, строго пропорциональными, прямоугольными. Для этого архитекторы специально меняли углы на непрямые, выгибали ступени, плавно меняли толщину колонн, и т.д.

В период эллинизма был составлен канон из литературных произведений, признанных классическими. Существовал канон и в музыке.

В процессе развития греческой литературы возникли и развились отдельные жанры - эпос и разные виды лирики: элегия, ямб, мелика, дифирамб. Возникает литературная проза. За этим стоит ряд очень сложных процессов, но отметим один, может быть, наиболее принципиальный - выявление и четкое осознание самоценности индивидуального начала. Если эпическая поэзия, подобно зеркалу, глубоко прячет личные переживания автора, то лирика, напротив, выдвигает их на первый план. А это означает, что человек с уважением относится к собственной индивидуальности и общество позволяет ему это. В качестве, пожалуй, слишком резкого, но показательного примера приведем отрывки из поэмы Гомера "Илиада" и одного из стихотворений Сапфо. Они позволят ощутить как разность стилей, так и способ мышления древних авторов.

Словно земля, отягченная бурями, черная стонет

В мрачную осень, как, быстрые воды с небес проливает

Зевс раздраженный, когда на преступных людей негодует,

Кои на сонмах насильственно суд совершают неправый.

Правду гонят и божией кары отнюдь не страшатся:

Все на земле сих людей наводняются быстрые реки,

Многие нависи скал отторгают разливные воды,

Даже до моря пурпурного с шумом ужасным несутся,

Прядая с гор, и кругом разоряют дела человека,

С шумом и стоном подобным бежали троянские кони.

(Перевод Н.Гнедича)

* * *

Богу равным кажется мне по счастью

Человек, который так близко-близко

Пред тобой сидит, твой звучащий нежно

Слушает голос

И прелестный смех. У меня при этом

Перестало сразу бы сердце биться.

Лишь тебя увижу, - уж я не в силах

Вымолвить слово.

Но немеет тотчас язык, под кожей

Быстро легкий жар пробегает, смотрят,

Ничего не видя, глаза, в ушах же

Звон непрерывный.

Потом жарким я обливаюсь, дрожью

Члены все охвачены, зеленее

Становлюсь травы и вот-вот как будто

С жизнью прощусь я.

(Перевод В.Вересаева)

В одном случае - мощная картина битвы, уподобленная природному явлению. В другом - сильное, но глубоко личное впечатление, производимое человеческой красотой.

Многие русские поэты увлекались греческой поэзией, и русскую литературу невозможно представить без переводов и вольных подражаний античным авторам.

* * *

Рационализм греков ярко проявился в создании науки как целенаправленного изучения закономерностей природы и общества. Высшего развития греческая наука достигла в эллинистический период в Александрии - городе, основанном в Египте Александром Македонским. Средоточием науки стал Мусейон - здание при царском дворе Птоломея Сотера, где на казенном содержании жили ученые и художники. Мусейон включал залы для лекций, гимнасии, театры, ботанический и зоологический сады, обсерваторию, хирургический и анатомический кабинеты и, конечно, громадную библиотеку - самую большую в древнем мире.

Славу греческой науки составили имена геометров Архита и Евклида, механика Архимеда, врача Гиппократа, географа Страбона, астрономов Эратосфена и Гиппарха, филологов Аристарха и Аполлония Дискола, историков Геродота и Фукидида и многих других.

Важнейшая особенность греческой науки - ее дедуктивность. Дело в том, что многие сложные задачи умели решать в Египте и Вавилоне, там же велись длительные астрономические наблюдения, которые позволяли жрецам предсказывать затмения Солнца и Луны, там серьезно развивались медицинские знания и т.д. Но на Востоке все это не стало теоретической наукой: задачи решались по образцам, затмения вычислялись по уже известным (из эмпирии) периодам, а не на основе знаний о системе мироздания и т.п. Греки же строили теоретические схемы и уже на их основе искали решения. Пожалуй, первое место принадлежит здесь Пифагору и его школе.

Пифагор был религиозным мыслителем, и то, что мы сейчас называем наукой, было частью его воззрений на божественную сущность мира. Само слово "математик" обозначало ступень посвящения в пифагорейские мистерии, а слово "теория" созерцание божества. Пифагорейцы считали, что в основе мира лежит число и что изучая численные соотношения, можно прийти к пониманию всего. Пифагорейцы построили геометрию, причем открыли иррациональность, пытаясь целыми числами представить корень из двух. Они обнаружили, что музыкальные интервалы подчиняются строгим закономерностям: звучащие в октаву медные диски в весовом отношении относятся как 1:2, и т.д. На этой основе они построили гаммы. Опираясь на число 10, они создали учение о Космосе, образованном десятью сферами, расположенными вокруг центрального огня, движущимися с разной скоростью и издающими изумительной красоты звуки (согласно легенде, Пифагор, в отличие от обычных людей, мог слышать эту музыку сфер). Таким образом к пифагорейской школе восходят геометрия, арифметика, акустика и небесная механика, понятые как чисто теоретические дисциплины.

Величайшим достижением греков явилось изобретение грамматики. Значительное число используемых нами грамматических категорий восходит именно к греческой традиции - это "число", "род", "падеж", "залог", "местоимение" и т.д. По образцу учебника, написанного представителем Александрийской школы Дионисием Фракийским, были написаны практически все школьные учебники грамматики в Европе вплоть до XX в.

В Греции возникли логика и риторика. "Физика" Аристотеля господствовала в европейской культуре до Коперника и Галилея. Переосмысление глобальных мифологических образов привело греческую мысль к созданию философии - учения о мире и человеке, опирающейся не на божественное откровение или сакральное знание, а на возможности человеческого разума. Греция дала величайших философов, создавших системы, не потерявшие своего значения до настоящего времени. Это Платон, Аристотель, Зенон Элейский, Демокрит, Аристипп, Зенон Стоик, Диоген, Плотин, Сократ. Философия дала толчок развитию многих научных идей и в то же время специально развивала-учения о морали (этику), учения о прекрасном (эстетику), учения о бытии (онтологию), учения о познании (гносеологию), учения о государстве (политику).

* * *

Важнейшей категорией для греков стала мера, понимаемая как упорядоченность, соразмерность, умеренность. Мера выступала как некий всеобщий закон жизни. Еще Гесиод в поэме "Труды и дни" говорил: "Меру во всем соблюдай и дела свои вовремя делай!". Демокрит утверждал: "Прекрасна надлежащая мера во всем". Солону принадлежит афоризм: "Ничего слишком". Согласно Платону, безобразие - это несоразмерность, то есть отсутствие меры.

Наряду с мерой важное место в греческом сознании играет понятие гармонии. Гармония - универсальный принцип мира, позволяющий согласовать разнородные части в единое целое. В основе любой гармонии, по представлениям греков лежит музыкальная гармония, законы которой открыли пифагорейцы. Идеальным человеком считался гармоничный человек, одинаково хорошо развитый как физически, так и духовно. Этот идеал выражался в понятии калокагатии (прекрасное и доброе). Духовное совершенство, добродетель (по греч. - арете) включала в себя такие качества, как справедливость, мужество, патриотизм, красноречие.

Чтобы достичь состояния калокагатии, воспитанник должен был развиваться в нескольких направлениях. С семи лет мальчиков под присмотром педагогов (обычно это были рабы, обучавшие питомцев приличным манерам) отправляли в частную школу. Учитель грамматист обучал письму, счету, чтению, знакомил учащихся с известнейшими литературными произведениями, в первую очередь поэмами Гомера и Гесиода, басням Эзопа, разучивал с детьми религиозные гимны. Кифаред обучал мальчиков играть на музыкальных инструментах, пению и танцам. Физическим воспитанием дети занимались под руководством педотриба. Оно включало в себя атлетику и спортивные игры. Позднее большое внимание и воспитанию юношества стало уделяться наукам - математике и астрономии, философии и риторике.

Девочек обучали дома музыке и танцам, а главное, - домоводству и рукоделию. Женщины, за исключением гетер, жили затворницами в гинекеях женской половине дома. Они ткали одежду для всей семьи, руководили рабынями, следившими за домом и готовившими еду.

Стремление к совершенству, физическому и духовному, на фоне состязательного характера греческой культуры придало особое значение спортивным играм, которые и были, собственно, изобретены в Греции. Как уже говорилось, были состязания драматургов, поэтов, музыкантов, ораторов в судах, даже состязания младенцев. Но символом Греции стали Олимпийские игры (одни из четырех игр, регулярно проводившихся к Древней Греции).

Олимпийские игры устраивались в честь Зевса в священной области, Олимпии, каждые четыре года. Эти игры никогда не отменялись и не задерживались. Они имеют более чем тысячелетнюю историю - с 776 г. до н.э. по 432 г. н.э. Греки даже вели хронологию по олимпиадам - четырехлетиям между играми. Гонцы из Олимпии незадолго до игр сообщали всем греческим полисам о дате начала игр. На два месяца заключался в Греции священный мир, ограждавший от нападений участников состязаний и зрителей. Участвовать в играх могли только полноправные граждане, не запятнавшие себя пролитием крови. Спортивная программа включала в себя бег, прыжки в длину, метание копья, диска и борьбу. Потом к этому добавились кулачные бои и конные соревнования. Наградой победителю был венок из ветвей священной оливы, посаженной, согласно легенде, самим Гераклом. Полис горячо приветствовал своего земляка-победителя. Его торжественно встречали, уступали ему почетные места в общественных собраниях, освобождали от налогов. Статуя его ставились во дворах храмов.

В заключение скажем, что сами греки выше всего ценили свой образ жизни, которые они противопоставляли образу жизни "варваров", как они презрительно называли другие народы. Этот образ жизни включал участие в политической жизни, спортивные соревнования (основывая города на востоке, греки строили палестры и стадионы), театральные представления, различные соревнования, умение вести интеллектуальную беседу - словом, все то, что определило их замечательные культурные достижения.

Использованная и рекомендуемая литература

Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима. М., 1988.

Грейвс, Роберт. Мифы Древней Греции. М., 1992.

Гомер. Илиада / Перевод Н. Гнедича (любое полное издание).

Донских О.А., Кочергин А.Н. Античная философия: Мифология в зеркале рефлексии. М., 1993.

Зелинский Ф. Ф. Древнегреческая религия. Пг., 1918.

История греческой литературы. М.-Л., 1946. Т. 1;1955. Т.2.

История древнего мира. 2-е изд. Кн. 2. Расцвет древних обществ. М., 1983.

Кун Н.А. Легенды и мифы Древней Греции. З-е изд. М., 1955.

Рожанский И.Д. Античная наука. М., 1980.

Словарь античности. М,. 1989.

Тахо-Годи А.А. Греческая мифология. М., 1989.

Фрагменты ранних греческих философов. Ч.1. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики. М.. 1989.

Хёйзинга Й. Homo Ludens: В тени завтрашнего дня. М., 1992.

Лекция седьмая

Культура Древнего Рима

Замечательный русский философ и поэт Владимир Соловьев в стихотворении "С Востока свет" писал:

И силой разума и права

Всечеловеческих начал

Воздвиглась Запада держава,

И миру Рим единство дал.

Здесь выражена та мысль, что современная западная культура получила в наследие от Рима законченную систему правовых норм, ставшую образцовой (римское право - обязательный предмет при обучении юристов). Причем эта система, была разработана не для полиса - крохотного, по современным меркам, города-государства, а для огромного государства, насчитывавшего до ста миллионов жителей, и была реализована через соответствующие правовые институты. В системе права наиболее ярко реализовался и разумный практицизм римлян. В отличие от греков, для которых много значили интеллектуальные игры, споры, римляне, выбрав определенную позицию, жестко ее придерживались. И той свободы слова, которая делала такой пластичной духовную жизнь греков, у них не было.

Римский дух нашел свое выражение и в языке - точной и богатой латыни, бывшей позже на протяжении столетий языком международного общения и ставшей источником романских языков - французского, итальянского, румынского, португальского, испанского и некоторых других.

Именно в Риме приобрел свои законченные формы католицизм - западная ветвь христианства, во многом определивший историю и характер развития западноевропейской цивилизации.

Рим - первоначально небольшое государство в Лации, на Апеннинском полуострове. Лаций - область, окруженная горами, рекой Тибр и Тирренским морем. Согласно легенде, здесь, на семи холмах, около 753 г. до н.э. двумя братьями Ромулом и Ремом был основан город. Во время строительства братья поссорились, и Ромул убил Рема, после чего дал городу свое имя Рома (Рим).

Население Рима было разноплеменным. Его составили латины, сабины и этруски. Основным, занятием их было земледелие. Выращивали они пшеницу, ячмень; занимались также виноградарством и виноделием, разводили оливковые и плодовые деревья. Хорошие пастбища позволяли содержать много скота - овец, коз, свиней.

Более чем тысячелетнюю историю Рима разделяют на три периода - царский, республиканский и императорский. Дадим общую краткую характеристику каждого периода.

1. Царский период.

По преданию, с 753 по 510/509 г. до н.э. Римом правили семь царей. Царь (по-латински - rex - "вождь", "руководитель", отсюда и "директор") обладал высшей религиозной, судебной и военной властью. Он распоряжался государственной казной и владел значительной частью земли. Власть царя ограничивалась волей сената (от лат. senex - "старец" - явное напоминание о первобытнообщинном совете старейшин) и народного собрания. В Сенат, совещательный орган при царе, входили представители 300 родов, составлявших римскую гражданскую общину. Законодательным органом власти, в функции которого входили вопросы войны и мира и избрание царя, было народное собрание. В нем участвовали представители от каждых десяти родов.

Римскими гражданами считались только члены родов. Они называли себя patres (лат, "отец") или patricii - патриции. Родичи сообща владели землей, имели родовые кладбища. Члены рода вели происхождение от общего предка и носили одну фамилию (например, род Клавдиев, род Флавиев и пр.). Общим для всех членов рода был также культ богов - покровителей, а это определяло общность религиозных праздников.

В каждый род входило 10 семей. Глава семьи (pater, familiae) владел всем имуществом и обладал неограниченной властью над домочадцами - детьми, слугами, рабами. Отец мог казнить сына смертью или продать его в рабство. Даже если хозяин отпускал такого раба на волю, тот юридически опять возвращался к отцу и оставался под его властью. Женатый сын, отделенный от отца, имевший собственное хозяйство, вместе со своей семьей и имуществом также был собственностью отца. На войну семья выставляла вооруженного пехотинца, а род всадника.

Остальное население Рима составляли клиенты, плебеи и рабы. Клиенты (лат. clients - "послушный") - лично свободные люди, не имевшие римскою гражданства. Обычно это были бедняки, искавшие покровительства какого-нибудь "отца семейства". Тот принимал клиента в свою семью, давал ему свою фамилию, обеспечивал защиту и наделял землей. За это клиент был обязан сопровождать своего патрона на войне в качестве оруженосца, повиноваться ему в мирное время и платить за право пользования землей. Отношения, связывавшие патрона и клиента, выражались понятием "pietas" (лат, "преданность"). Они были освящены религией и общественным мнением. Патрон, обманувший клиента, осуждался. Имя его предавалось проклятию.

Плебеи (от лат. plebs - "простой народ", "толпа", "множество") были также лично свободны. Они не обладали правами гражданства, хотя иногда были богаты, даже знатны. Плебеи по происхождению были "чужаки" - представители покоренных народов, переселенцы, рабы, отпущенные на свободу. Они занимались ремеслом и торговлей. Иногда они брали в пользование землю из царского или общественного фонда. Плебеи несли повинности в пользу государства, но не имели права участвовать в собрании, общественных религиозных церемониях, не могли породниться с патрициями.

Рабами были пленники, должники и преступники. Рабство было патриархальным. Рабы принадлежали отцам семей, и работали вместе с другими домочадцами.

Последние три царя из династии Тарквиниев были этрусками. Возможно, это связано с усилением этрусской федерации, наибольшее могущество которой падает на VI в. до н.э. Сервий Туллий проводит реформу, в соответствии с которой основной военной, а со временем и политической единицей становится центурий (от лат. centum - "сто"). Одно из важных следствий реформы - включение основной массы плебса в гражданскую общину.

В 510/509 г. до н.э. римляне свергли последнего царя Тарквиния Гордого и установили республику.

2. Период Республики.

Первые двести лет республиканского правления были заполнены ожесточенной борьбой между патрициями и плебеями. Плебеи добивались социально-политической справедливости: права получать в наследственную аренду землю из общественного поля, заключать браки с патрициями и равноправно участвовать в работе органов политической власти. К 300 г. до н.э. плебеям удалось добиться решения этих вопросов в свою пользу. В знак достижения социального мира у подножия Капитолийского холма (где находился политический и религиозный центр Рима) был построен храм в честь Конкордии (Согласия).

Республиканские органы власти были представлены народным собранием, магистратурой и сенатом.

Магистратура (лат. magistratus - "начальник", "должностное лицо") формировалась по принципу выборности, коллегиальности, временности и безвозмездности. Это были должностные лица, избиравшиеся народным собранием обычно на год. Платы за службу государству они не получали (в противоположность политической системе Греции, где платили за отправление должности, чтобы ее мог занимать человек из любого социального слоя граждан). Магистраты обладали властью законодательной, исполнительной и судебной. Степень и полнота власти выражалась понятием империй (лат. imperium "полномочия"). Высший империй был у двух консулов. Они созывали сенат и народные собрания, командовали войсками, издавали указы. Консулы носили тогу плащ с пурпурной каймой, сидели на собраниях в особом кресле из слоновой кости. Их сопровождали 12 ликторов (чиновников-телохранителей) со знаками власти.

Сенат из 300 человек - позднее число их было увеличено - утверждал законы, и результаты выборов. Он контролировал деятельность магистратов, давал им рекомендации, советы. Сенат определял внешнюю политику, ведал финансами и отправлением культа - организацией религиозных церемоний. Постановления сената имели силу закона, так же как и постановления народного собрания. Формировался сенат цензором (должностное лицо, избиравшееся из бывших консулов раз в 5 лет со сроком полномочий - 18 месяцев) из бывших магистратов. Они включались в состав сената пожизненно. Сенаторство было ненаследственным сословием.

Вторыми также ненаследственным, сословием были всадники. Списки этого сословия также формировались цензором. Необходимыми условиями для включения в сословие всадников были высокий имущественный ценз - не менее 400000 сестерциев - и участие в нескольких военных походах.

Но не каждый богатый человек и не каждый бывший магистрат включались в списки сословий. Цензор отражал общественное мнение и формировал сословия из достойнейших. Каждый новый цензор в течение полутора лет "чистил" списки сословий, вычеркивал из них имена сенаторов и всадников, запятнавших себя неблаговидными поступками.

Социальная стабильность позволила Риму начать широкие завоевания. К середине III в. до н.э. им была подчинена вся Италия. В 146 г. до н.э. в результате трех кровопролитных Пунических войн (пунийцы - латинское название финикийцев, основавших Карфаген, город в Северной Африке, господствовавший в Западном Средиземноморье на протяжении нескольких столетий) пал Карфаген, и Рим стал гегемоном в Средиземноморском бассейне. Присоединение Македонии, Греции, Мизии, Пергама, Сирии, Галлии, Египта, Испании сделало Рим сердцем созданной им мировой державы. Великие завоевания имели для Рима ряд следствий, приведших к кризису республики.

Огромный приток в Италию дешевой рабочей силы вызвал массовое разорение мелких землевладельцев. Они превратились в неимущих, пролетариев, и наводнили итальянские города, прежде всего Рим. Исчезновение мелкого крестьянства подрывало социальную основу римского гражданства, основанного на владении землей равноправными членами общины.

Переизбыток работ вызвал их нещадную эксплуатацию. Цена человека стала ничтожной. Возмущения рабов вели к "рабским" войнам, крупнейшими из которых были Сицилийские (136-132 гг. и 104-99 гг. до н.э.), в которых участвовали до 200 000 человек, и восстание Спартака (74-71 гг. до н.э.), охватившее всю Италию.

Власть в Риме сосредоточилась у олигархической верхушки. Это были примерно 50 семей, разбогатевших на эксплуатации провинций (владений Рима вне Италии). Оптиматы (лат. optimas - "знатнейший", "лучший"), как они себя называли, подкупали пролетариев и обеспечивали себе победы на выборах в магистратуру. Оптиматам противостояли популяры (populus - "народ", "население" - сторонники демократических преобразований в пользу плебса и провинциалов.

Римляне не распространили права римского гражданства на своих союзников (добровольно присоединившихся к Риму племен, живших на территории Италии). Союзники воевали в составе римских армий, но не пользовались привилегиями римлян. В частности, на них не распространялся дарованный последним закон об отмене смертной казни и телесных наказаний. Так, например, одним консулом был публично высечен глава городского управления за то, что он не поспешил освободить городскую баню для супруги консула. Недовольство Римом вылилось в Союзническую войну (90-88 гг. до н.э.), в которой на стороне союзников сражались 600 000 воинов.

Возмущение росло и в римских провинциях, подвергавшихся хищническому грабежу и насилиям со стороны римской армии и чиновников, назначаемых Римом и присылаемых оттуда.

Наиболее ожесточенное выражение кризис республики нашел в гражданских войнах 1 в. до н.э. Активнейшая роль в этих войнах принадлежала командующим разными армиями (Марию, Сулле и др.). Полководцы, выступая как вожди противостоящих друг другу лагерей оптиматов или популяров, боролись за власть, подвергая казням, конфискации имущества и гонениям десятки тысяч своих политических противников. Общество разрушалось. Рабы за обещание свободы доносили на своих господ, жены из-за денег предавали мужей.

Первый шаг к монархической форме власти, более соответствующей Риму как мировой державе, был сделан Юлием Цезарем (102 или 100-44 гг. до н.э.). Цезарь пришел к власти в результате гражданской войны 49-45 гг. до н.э. Умело сосредоточив в своих руках важнейшие должности консула, цензора, трибуна и диктатора, он стал фактически полновластным правителем Рима. Цезарь назначал сенаторов, утверждал приговоры суда, издавал указы. Ему удалось смягчить, ряд противоречий и положить начало объединению и уравнению между собой частей римской державы. Цезарь, в частности, выделил беднякам наделы земли из общественного поля и дал некоторые права римским провинциям. В 44 г. до н.э. Цезарь был заколот кинжалами участников сенатского заговора, со главе которых стояли бывшие его сторонники Юний Брут и Гай Кассий.

3. Период Империи.

Новый период гражданской войны, начавшийся после смерти Цезаря, привел к власти родственника Цезаря - Октавиана, получившего от сената в 27 г. до н.э. почетный титул Августа (лат. augustus - "священный", "величественный"). Форма правления, установившаяся при Августе, получила название принципата (от лат. princeps - "первый"). Республиканские органы власти формально сохранились, но фактически вся полнота власти принадлежала принцепсу (первому в списке сенаторов). Август, как и Цезарь, совмещал высшие должности. Как консул, он был главнокомандующим. Как цензор, формировал угодный ему сенат. Как трибун, налагал вето на распоряжения сената и магистратов и пользовался правом неприкосновенности. Как главный понтифик, руководил религиозными обрядами, празднествами. По примеру Цезаря Август принял титул императора (imperator "повелитель", "полководец"). Ранее это был почетный титул, которым войска награждали полководца на месте за блестящие победы. Параллельно республиканским органам власти возникли императорские. Это был Совет Августа, сформированный из его сторонников. К нему фактически полностью перешла власть сената. Выборные магистраты делили власть с чиновниками, назначаемыми самим Августом. Наряду с республиканской принцепс учредил собственную казну, более богатую. Провинции были поделены на две части, управляющиеся одна - сенатом, другая - чиновником Августа.

С 14 г. н.э. (год смерти Августа) перестало созываться народное собрание. Империя в республиканских одеждах принципата просуществовала до 284 г. н.э., когда при императоре Диоклетиане она и формально и по существу стала неограниченной монархией доминатом (от лат. dominatus -"господство").

Римская держава достигла максимальных размеров при императоре Траяне в начале II в. н.э. Со второй половины этого века античная цивилизация, расцветшая на принципах полисного земледелия и народовластия, втиснутая в рамки имперских институтов, стала заметно клониться к упадку. Кризис проявлялся в частой смене императоров, военных неудачах, потере значительных территорий, упадке городского самоуправления и разрушении античного типа хозяйства. На месте прежнего земледельца появляется колон - прикрепленный к земле крупного землевладельца арендатор, фактически крепостной крестьянин.

В 395 г., после смерти императора Феодосия, произошло разделение Римской империи на Западную, со столицей Римом, и Восточную, со столицей в Константинополе. Нашествия так называемых "варварских" племен - гуннов, готов, вандалов и др. - закончились падением Западной Римской империи. В 476 г. вождем германских наемников Одоакром был низложен последний римский император - мальчик Ромул Августул.

* * *

Стержнем римской духовной культуры была идея власти. Власть притягивала, обожествлялась, освящалась идеологически, находила различные формы для своего выражения.

В семье стремление властвовать воспитывалось ситуацией жесткого единоначалия отца, когда любое противоречие его воле могло караться самыми суровыми мерами. Родительская власть порой выказывалась в маниакальных формах. Один из полководцев казнил собственного сына за нарушение дисциплины: сын по своей инициативе разбил вражеские войска, не получив санкции отца. Взрослый сын мог стать высшим магистратом, но не имел никакого имущества, полностью завися в этом отношении от отца.

Во внутриполитическом плане это стремление властвовать выразилось, например, в накале борьбы между патрициями и плебеями, в длительности и непримиримости этого противостояния, когда каждый шаг к равноправию давался неимоверными усилиями и обильной кровью. О том, до чего доходили стороны в этой войне, могут дать представление знаменитые уходы плебеев из Рима. Трижды доведенные до отчаяния плебеи, покидали Рим. Они уходили на Священную гору и однажды - на Яникул (холм на правом берегу Тибра, недалеко от Рима). Там они начинали строить свой город. Рим пустел. Патриции, опасавшиеся нападений врагов, вынуждены были идти на уступки, чтобы уговорить плебеев вернуться.

В результате возник, например, институт трибунов, выражавших интересы плебеев. Трибуны сидели в сенате у порога и произносили: "Вето!", если предлагались законы, ущемляющие права плебеев. Они же могли запретить распоряжения магистратов. Личность трибуна была неприкосновенна. Если устного запрещения оказывалось недостаточно, трибуны останавливали сбор войска, поступление податей, приказывая плебеям не участвовать в мобилизации и не платить налоги.

Структура и характер республиканских органов власти были таковы, что давали полный выход властолюбию отдельных лиц. В наделения чиновников полномочиями рассудочные римляне избегали специализации и существенных ограничений. Империй консула позволял ему проявить себя в военной, религиозной, административной, законодательной и судебной сферах. Во время военного похода консул мог не только высечь, но и казнить любого воина или начальника подразделения - сотни, когорты. В критических для Рима ситуациях отдельному лицу могла предоставляться абсолютная власть диктатора. Решение о введении на полгода диктаторской власти принимал сенат. Диктатором назначался во время торжественной религиозной церемонии один из консулов.

Неограниченная власть была слишком привлекательна. Но римляне, как и греки, очень боялись тирании. Власть любили и ее боялись, боялись потерять контроль над ней. Одним из самых страшных обвинений было обвинение в стремлении политического противника к царскому венцу. Несчастного, как правило, присуждали к смерти и сбрасывали с Тарпейской скалы в пропасть. Так, например, погиб один из патрициев консул Спурий Кассий, предложивший поделить часть общественного поля между бедными плебеями. Это было расценено как попытка снискать популярность у плебейских масс и с их помощью захватить власть над Римом. Но в общем честолюбие отдельных лиц сдерживалось сенатом, воплощавшим силу традиции и опыт бывших магистратов.

Во внешнеполитической сфере стремление к власти получило идеологическое обоснование в так называемом "римском мифе" идеале, проникшем в сознание каждого римлянина. Согласно этому мифу, основное назначение Рима властвовать, владычествовать. Рим должен покорить все народы и управлять ими к их же благу. Главными божествами Рима были Юпитер - бог неба, грома и побед, и Марс - бог войны. Глубоко почитавшийся в начале царского периода бог хозяйства Квирин (отсюда даже название римлян - квириты) позднее потерял свое значение в пользу Марса.

Война была одним из главных занятий для жителей Рима. Еще в царский период каждый год, с марта по октябрь, происходили военные набеги римлян на соседние племена. Захватывали землю, скот, пленных. Позднее было создано постоянное войско, в которое призывались граждане от 17 до 60 лет. Более молодые (обычно до 46 лет) служили в полевых условиях. А более пожилые - в оккупационных войсках.

Военное искусство римлян достигло больших высот. Так, они впервые стали использовать резерв. Войско делилось на три части. Сначала в бой вводились так называемые копьеносцы - младшие воины, потом более умудренные - принципы, в крайнем же случае в бой шли триарии, стоявшие в третьем ряду боевого порядка. Это были старые опытные воины, составлявшие основной резерв. Во время войн с галлами, надвигавшимися на противника лавинообразно, римляне изобрели разомкнутый строй. Шашечное построение небольшими группами по 60 человек манипулами (от лат. manipulus - "горсть") позволяло двойным залпом метательных копий пробивать бреши в строе галлов и потом устремляться туда с мечами. Это было оригинальное сочетание дальнего и ближнего боя.

Римляне ввели то, что называется лагерной системой. На стоянках, даже однодневных, лагерь, где на отдых располагались войска, укреплялся рвом, валом и частоколом. Поэтому римлян практически невозможно было застать врасплох.

На войне, как и в гражданской жизни, римляне отличались стойкостью, твердостью характера и расчетливостью. Недаром бытовала поговорка: "Римлянин побеждает сиденьем!". Большой популярностью в народе пользовался полководец Фабий Кунктатор (Медлитель). В войне против великого карфагенского полководца Ганнибала Фабий, значительно уступая карфагенянину в таланте, выбрал тактику выматывания противника. Он, "как тень Ганнибала", всюду следовал за вторгшимся в Италию войском, не вступая в сражение и обороняясь за рвами и частоколами укрепленных лагерей. В результате Ганнибал вынужден был покинуть Италию.

Когда Рим начал бороться с Карфагеном на море, он терпел поражения, так как привык сражаться на суше. Положение спасло то, что римляне изобрели абордажный бой: при сближении судов с римского корабля спускался мостик с крюком, цеплявшимся за борт вражеского корабля. Но мостику римские солдаты перебегали на чужую палубу и завязывали рукопашный бой.

Для быстрой переброски войск строились прекрасные военные дороги. Первая из них - Аппиева, построенная цензором Аппием Клавдием в 312 г. до н.э., сохранилась до нашего времени. Она имеет длину в 350 км и связывает Рим с Капуей.

Завоевывать народы Риму помогала изощренная дипломатия. Основным принципом ее был девиз "Разделяй и властвуй". Римляне вносили раздоры между союзниками и поочередно побеждали их. В качестве приманки служили привилегии, даваемые одной из сторон. Так, римские дипломаты расстроили Латинский союз итальянских городов тем, что предоставили разные права его членам: одним городам - права римского гражданства, другим - латинское право, урезанное по сравнению с римским, и т.д. В провинциях Рим обычно подкупал подачками местную элиту, ссорил ее с народом, а затем римские войска "мирили" ссорившихся.

Грандиозные символические формы римская жажда власти обретала в триумфах полководцев и в апофеозах императоров. Триумф - это организованное по установленному сценарию торжество в честь полководца, одержавшего выдающуюся победу. Он устраивался по специальному решению сената. Триумфальное шествие начиналось за городом на Марсовом поле. Возглавляли его сенаторы и магистраты. За ними несли военные трофеи: оружие, захваченное у врага, золото, драгоценности, дорогие ткани, экзотические растения, часто вели животных, обитавших в захваченной стране. Героя триумфа на колеснице везла четверка белых лошадей. На нем была расшитая золотыми цветами пурпурная тога, в руке скипетр из слоновой кости и на голове лавровый венок. За колесницей вели закованных в цепи пленников. Среди них бывали и побежденные цари с семьями. Процессия шла через весь город к Капитолию, где победитель посвящал свой лавровый венок в храм Юпитера. После религиозных церемоний следовало угощение для армии и народа.

Апофеоз (от греч. apotheosis - "обожествление") - причисление императора к сонму богов. В 42 г. до н.э. Юлий Цезарь по решению сената был посмертно титулован Божественным Юлием. Соответственно был учрежден культ новою бога поставлен храм, назначены жрецы для проведения религиозных церемоний в честь Юлия Цезаря. Октавиан еще при жизни был объявлен Возвышенным богами (Августом). В восточных провинциях ему поклонялись как богу. Постепенно культ правящего императора стал стержнем государственной религии. Оказание почестей статуе очередного правящего Божественного императора являлось ритуалом на проверку лояльности к существующему строю. Отказ от оказания почестей рассматривался как посягательство на власть Рима, что вело к обвинению в политической неблагонадежности. Именно по этой причине преследовали иудеев и христиан, поклонявшихся единому Богу и не желавших признавать других богов. Если же, например, христианин формально выполнял требуемый обряд, его оставляли в покое и он мог, наряду с императором, верить в кого угодно. Вначале культ учреждался сенатом, но, как правило, обожествление шло снизу, от народа. Уже на месте погребального костра Цезаря народ стал приносить ему жертвы как богу. Ведь император олицетворял власть.

* * *

Римлянин всегда глубоко интересовался всем, относящимся к принципам организации гражданского общества. Об этом свидетельствует история создания знаменитого римского права. Выявить интересы отдельных лиц или групп людей, провести правовую границу между этими интересами, установить их четкое взаимоотношение - в этом отчетливо проявился юридический гений римского народа. В "вечном городе" возникла адвокатура и первые юридические школы. Юрист II в. н.э. Гай составил учебник права - "Институции" (от лат. institutio - "наставление"). Доступность изложения принесла этой книге большую популярность. Гай пересмотрел римские законы и отобрал то, что было пригодно для всех народов, входящих в состав империи. Таким образом, он построил систему универсального права, которое потом было заимствовано Византией (Восточной римской империей) и Западной Европой.

Вершиной римского права стал составленный в Византии при императоре Юстиниане в VI в. н.э. Свод гражданского права, включавший Институции, Дигесты и Кодекс. Объем этого свода - 3 млн. строк.

Даже сама фигура юриста была в Риме гораздо более значимой, чем в других культурах. Например, у некоторых из них было так называемое "право ответов", а оно подразумевало, что судья обязан считать заключения такого юриста истиной в конечной инстанции. Дело в том, что история законодательства восходит к Законам 12 таблиц, записанных в середине V в. до н.э. коллегией десяти. Эти законы в основном трактовали положения семейного, наследственного и соседского права. Законы 12 таблиц сразу стали предметом углубленного изучения и толкования жрецов. А с III в. до н.э. их в подобном качестве заменяют профессиональные юристы.

Система римского права включала в себя: гражданское право, преторское право, общенародное право и право естественное, каждое из которых разбивалось на гроздь подсистем. Были разработаны комплексы понятий для каждой из подсистем, описаны классические случаи применения того или иного закона (так называемые прецеденты). В основу правовой подсистемы были положены идеи, заимствованные из философии стоиков, завезенной в Рим учителями из Греции.

В книге "Культура Византии: IV - первая половина VII в." приводится прекрасный пример уровня рассуждения, на котором велись дела в классическую римскую эпоху. Анализ казуса был проведен римским юристом 1 в. н.э. Прокулом.

Итак, "охотник поймал в поставленную им ловушку дикого кабана. Кабану удалось выбраться из ловушки и убежать в лес с помощью какого-то человека, пожалевшего его. Встал вопрос, имело ли место в этом случае нарушение права собственности охотника. Прокул рассмотрел восемь возможных обстоятельств, от которых зависит решение данного вопроса, а именно: следует выяснить, мог ли кабан сам выбраться из ловушки без помощи человека. 1. Если, бы он мог это сделать, то охотник еще не стал собственником. 2. Если же он не мог убежать в лес без помощи человека, тогда возможны два варианта: (1) ловушка поставлена на общественной земле; (2) ловушка поставлена на земле, находящейся в частной собственности. 1)Если земля общественна, то может стоять вопрос о нарушении собственности. 2) Если она частная, то снова возможны два варианта: А) земля принадлежит охотнику, Б) земля принадлежит постороннему лицу. Во втором случае возможны два варианта: а) ловушка поставлена с разрешения хозяина земли, б) ловушка поставлена на чужой земле без разрешения ее хозяина. Если зверь не мог убежать сам, если ловушка поставлена на общественной земле или на земле охотника, или на чужой земле - с разрешения хозяина, то имеет место нарушение права собственности охотника". Безупречная логика этого рассуждения, виртуозное владение понятиями, объясняет тот факт, что до настоящего времени разбор дел, проведенный римскими юристами служит в качестве прекрасных примеров для учебы.

Как не удивительно для рабовладельческого общества, в римском праве была проведена идея о равенстве людей от рождения: только закон делает одних свободными, а других - рабами. В противоположность этому Аристотель величайший представитель древнегреческой культуры - считал, что греки прирожденные господа, а варвары - прирожденные рабы.

* * *

Обостренное внимание к социальным проблемам отразилось на характере римской литературы и искусства. Среди литературных жанров первенствовали исторические сочинения. Часто их создавали выдающиеся деятели Рима - Цезарь, Август, Катон и др. Самым выдающимся трудом такого рода стала "История Рима от основания города" Тита Ливия, написанная в эпоху Августа. Она состоит из 142 книг, из которых сохранилось 35. Ливий восхваляет римские традиции, которые позволили народу Рима создать мировую империю. Особое внимание Тит Ливий обращает на нравственную сторону этого процесса: римляне превзошли другие народы своими моральными качествами.

Надо отметить, что римская культура глубоко впитала многие достижения греческой, особенно в духовной области. Более того, образованный римлянин обязательно владел греческим языком и ездил в Грецию учиться. Значительную роль в приобщении к греческим духовным ценностям сыграл кружок интеллектуалов, образовавшийся вокруг известного политического деятеля Публия Корнелия Сципиона Эмилиана (185-129 гг. до н.э.). Именно благодаря этому кружку, в который входили великие философы Средней Стои - Панэтий и Посидоний, римляне узнали вкус греческой философии, которая в Риме, несмотря на значительные достижения, осталась все же вторичной по отношению к греческой. Причем в отличие от захватывающей интеллектуальной игры греков, философия в Риме приобрела дидактико-морализирующий характер. Если в Греции стоицизм как философское направление построил всеохватывающую систему мироздания, включающую физику, логику и этику, то римские философы Сенека, Эпиктет и Марк Аврелий разрабатывают только моральные проблемы. Зато в этом жанре они достигают небывалых высот. Нельзя не привести хотя бы небольшого отрывка из сочинений Сенеки - одного из самых известных моралистов всех времен (скажем, из его сочинения "О блаженной жизни"):

Все люди хотят жить счастливо... но они смутно представляют себе, в чем заключается счастливая жизнь. А достигнуть последней в высшей степени трудно... Главнейшая наша задача должна заключаться в том, чтобы мы не следовали подобно скоту за вожаками стада, чтобы мы шли не туда, куда идут другие, а туда, куда повелевает долг. Величайшие беды причиняет нам то, что мы сообразуемся с молвой и, признавая самыми правильными те воззрения, которые встречают большое сочувствие и находят много последователей, живем не так, как этого требует разум, а так, как живут другие. Вот откуда эта непрерывно нарастающая груда жертв заблуждений!...

Когда заходит речь о счастливой жизни, ты не можешь удовлетворить меня обычным при голосовании сенаторов ответом: "По-видимому, на этой стороне большинство". Поэтому-то она и неправа! Развитие человечества не находится еще в столь блестящем состоянии, чтобы истина была доступна большинству. Одобрение толпы - доказательство полной несостоятельности. Предметом нашего исследования должен быть вопрос о том, какой образ действий наиболее достоин человека, а не о том, какой чаще всего встречается....

Практика, морализирующая направленность римского сознания ярко проявилась и в любви к дидактическим сочинениям вроде "Наставлений" Катона или "Об обязанностях" Цицерона.

Более практический, чем в Греции, характер носила риторика - ораторское искусство. В Греции высшим достижением оратора считалось, как уже сказано, умение произнести две равноубедительные речи противоположного содержания на одну и ту же тему. Римлянам подобная интеллектуальная игра казалась весьма подозрительной и опасной: так ведь можно, опровергая любой тезис, усомниться в чем угодно!

Римлянин на все смотрел с точки зрения пользы. По мнению Лукреция Кара, человеческое общество существует и развивается благодаря разумно понятой общей пользе. Цицерон заметил, что греки изучали геометрию, чтобы познать мир, а римляне чтобы измерять земельные участки. Именно римский прагматизм породил наиболее уродливые формы рабства. В период интенсивных военных захватов рабы почти ничего не стоили. Хозяин старался купить взрослого раба и нещадно его эксплуатировал. В латифундиях - богатых поместьях со множеством рабов трудились от зари и до зари. Кормили рабов ровно столько, чтобы они не умерли с голоду, на ночь сажали на цепь в эргастулы - полуподвальные помещения. Старых и больных рабов нередко просто убивали. Знаменитый моралист, борец за достоинство римлян Катон утверждал: "Раб может только или работать или спать".

Рассудочно-практический дух римского сознания опирался на убеждение, что человек принадлежит не себе, а государству и что ценность государственная выше личной. Стержень римского идеала составляли понятия virtus (лат. "мужество") и pietas (лат, "преданность") - родине, богам, близким, "справедливость"). Этот идеал воплощался в ставших легендарными поступках таких людей, как Муций Сцевола и Курций. Первый из них был схвачен во вражеском лагере при попытке покушения на царя этрусков Порсенну, осадившего Рим. Чтобы продемонстрировать стойкость защитников Рима, Муций Сцевола положил свою руку в огонь и сжег ее. Пораженный царь отпустил его и снял осаду. Курций прославился тем, что добровольно принес себя в жертву родине: во время одного из землетрясений на форуме образовалась пропасть, жрецы объявили, что боги требуют лучшей жертвы, и Курций, не размышляя, бросился в бездну на своем боевом коне. Римляне считали, что настоящий гражданин обязан демонстрировать подобные качества, ставя интересы государства превыше всего. Это определяло и отношение к закону: закон суров, но это закон.

Эти идеалы передавались от отцов к детям, они существенно повлияли на содержание образования. До II в. до н.э. в Риме господствует система обучения, когда учили практическим дисциплинам. Классический пример - набор учебников, написанных Катоном для своего сына. В него входили книги по сельскому хозяйству, медицине, праву, риторике и военному делу. Когда же со II в. начинает распространяться греческая система образования с ее математическими, грамматическими и спортивными традициями, римляне вносят в нее характерные изменения: математические науки вытесняются юридическими: грамматика дается на основе примеров достойного поведения предков, исторических экскурсов, спорт уступает место тренировке воинов. Вообще же, римляне охотно покупали для своих детей рабов-педагогов - воспитателей, обучавших их детей по греческой системе. Образование считалось законченным только после того, как юноша съездил в Грецию для обучения у тамошних философов.

* * *

Римская литература расцветает на латинском языке в I в. до н.э. Этот период называют "золотым веком", а язык - "золотой латынью". В это время творят Цицерон - оратор, имя которого стало нарицательным, исторические труды пишут Юлий Цезарь и Саллюстий; грандиозную поэму "О природе вещей" пишет, повторяя основные положения философии греческого мыслителя Эпикура, Тит Лукреций Кар: в конце века величайшие римские поэты Вергилий, Гораций и Овидий создают совершеннейшие образцы эпического, элегического, лирического и других поэтических жанров. Поэзия сыграла большую роль в деле возвеличивания императорской власти, в деле художественного воплощения римского идеала. Но, разумеется, не в этой плоскости следует искать всемирное значение творчества поэтов эпохи Августа. Одним из высочайших достижений их стала изощренность психологических переживаний человека, точность характеристик, очень ярко воплотившихся также в скульптурном портрете.

Реакцией на серьезность, утилитарность творчества многих поэтов стало направление, блистательным представителем которого явился Катул. Неотерики, к которым он принадлежал, сознательно встали на точку зрения "искусства для искусства". Приведем одно из самых известных его стихотворений в переводе А.Фета:

К Лесбии

Жить и любить давай, о Лесбия, со мной!

За толки стариков угрюмых мы с тобой

За все их не дадим одной монеты медной.

Пускай восходит день и меркнет тенью бледной.

Для нас как краткий день зайдет за небосклон,

Настанет ночь одна и бесконечный сон.

Сто раз целуй меня, и тысячу, и снова

Еще до тысячи, опять до ста другого,

До новой тысячи, до новых сот опять.

Когда же много их придется насчитать,

Смешаем счет тогда, чтоб мы его не знали,

Чтоб злые нам с тобой завидовать не стали,

Узнав, как много раз тебя я целовал.

Как реакцию на серьезность и прагматизм можно рассматривать также расцвет таких жанров, как эпиграмма и сатира. В театре особой популярностью пользовались мимы - импровизации, обычно на злободневные темы: комедия явно первенствовала перед трагедией. Сатирические жанры переживают свой расцвет в I в. н.э.

Архитектура, изобразительные искусства, музыка долгое время были в руках сначала этрусков, потом греков. Недостаток художественности римляне старались восполнить пышностью и обилием религиозных церемоний, стремление к пестроте, помпезности в архитектуре, многоцветием в живописи. Не обладая чувством гармонии, римляне отличались обостренным восприятием пространства, у них было много хорошо распланированных площадей. В Риме широко применялись свод и купол как способы организации внутреннего пространства. Пантеон (от греческого слова, означавшего храм всех богов), построенный во II в. н.э., имеет диаметр купола 43,5 м. Это величайшее купольное сооружение античности. Вообще от императорского периода осталось большое число грандиозных сооружений, призванных подчеркнуть мощь мировой державы. Это базилики - здания для судебных заседаний (ставшие позже основным типом христианского храма); амфитеатры (наиболее известный из них Колизей (от лат. - Колоссеум "огромный"), где проходили гладиаторские бои; термы - огромные бани с бассейнами, залами отдыха и др., триумфальные арки. Архитектура выступает и как форма прославления, и как элемент зрелища. А к зрелищам римляне относились с величайшей страстью. Мы не будем специально характеризовать римскую скульптуру и живопись и перейдем прямо к описанию зрелищ того, в чем римляне явно превосходили другие народы по пышности и масштабам.

Римляне обожали гладиаторские бои. Чтобы составить представление о кровавом великолепии этих боев, достаточно назвать две цифры: по случаю покорения Дакии император Траян устроил праздники, длившиеся четыре месяца, и выставил 10 000 гладиаторов. На арене в течение дня выступало до 500 пар, и несколько десятков пар бились одновременно. Стоимость хороших гладиаторских игр еще во II в. до н.э. доходила до 30 талантов (более 600 кг серебра). На римских аренах бились галлы, самниты, фракийцы, германцы, мавры, негры, тюрки и др. Если игры проводились в честь каких-либо побед, могли разыгрываться отдельные эпизоды соответствующей кампании. Домициан устраивал гладиаторские бои ночью при свете факелов и канделябров, так что было видно, как сверкают мечи. В этих боях могли участвовать как пешие, так и конные воины, иногда на арену выводили слонов, у которых на спинах стояли башни с людьми. Огромной любовью римлян пользовались также бои со зверями и сами по себе бои зверей, причем стравливались животные разных видов. Звериные схватки очень любил Август. За время своего правления он устроил 26 подобных игр, где было убито 3 500 зверей. По случаю открытия Колизея император Тит устроил игры, на которых в один день было убито до 9 000 животных разных пород. Это были львы, медведи, слоны, леопарды, многих из них специально дрессировали. Можно себе представить, какое количество охотников было необходимо, чтобы наполнять редкостными животными римские зверинцы.

Однажды император Клавдий приказал отряду конников сражаться с африканскими пантерами; Нерон заставил один отряд биться с 400 медведями, а другой - с 300 львами. На сцене могли сжигать заживо, отдавать на растерзание зверям.

Сцена представляла собой очень сложное инженерное сооружение, позволявшее организовывать различные декорации, превращавшие ее то в сказочный сад, то в преисподнюю, то в озеро. Так, в 50-е гг., во время одного из праздников арена амфитеатра была наполнена водой, где плавали разные рыбы и морские животные, потом было инсценировано морское сражение между афинянами и персами, а потом, после того, как воду спустили, были организованы бои гладиаторов и сражения на суше. Морские бои назывались "навмахиями" и носили иногда исключительный характер назывались по числу участников. Самый большой из известных был организован императором Клавдием в честь окончания строительства водопровода. В сражение вступили два флота - сицилийский и родосский, на судах которых находились вместе 19 000 человек. Окружающие озеро берега тоже были покрыты массами переодетых в исторические костюмы людей. Если по великолепию шествий у римлян есть соперники в истории, то по масштабу кровавых зрелищ - никого. Испанские бои быков показались бы римлянину, жившему в императорский период, жалкой пародией на настоящее зрелище. Здесь есть и своеобразный морально-эстетический момент: наслаждение зрелищем смерти.

* * *

Использованная и рекомендуемая, литература

Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима. М.,1988.

Гай Валерий Катулл веронский. Книга стихотворений. М., 1986.

История древнего мира. 2-е изд. Кн. 2. Расцвет древних обществ. М., 1983.

История древнего мира. 2-е изд. Кн. 3. Упадок древних обществ. М., 1983.

Культура Древнего Рима. В 2 т. М., 1985.

Машкин Н.А. История Древнего Рима. Л., 1949.

Очерки истории искусств. М., 1987.

Сергеенко М.Е. Жизнь Древнего Рима: Очерки быта. М.-Л., 1964.

Словарь античности. М., 1989.

Соколов Г.И. Искусство Древнего Рима. М., 1971.

Фридлендер Л. Картины из бытовой истории Рима // Общая история европейской культуры. Т. 4. СПб., 1914.

Лекция восьмая

Христианство и его культурное значение

Еще в первой лекции мы отмечали, что религия является мощным культурообразующим фактором. Некоторые крупные исследователи, например, А.Тойнби, вообще считают, что религия составляет фундамент любой цивилизации. Даже воздерживаясь от столь категоричных тезисов, необходимо признать, что религия, во-первых, существенным образом определяет миропонимание народа (это хорошо видно на примере уже известных нам цивилизаций Египта, Месопотамии, Греции и Рима), поскольку задает видение Космоса, представление о месте человека в мире и обществе, формирует идеалы; во-вторых, принадлежность к какой-либо религии, выбор ее всегда имели принципиальное значение и самым прямым образом влияли на исторические судьбы того или иного народа. Так, выбрав христианство в его византийско-православном варианте, Русь поставила себя в положение противостояния Западной Европе, и немецкие рыцари пошли на нее с крестовыми походами. Когда хан татаро-монгольской Орды Узбек принял ислам, были перечеркнуты исторические возможности, которые в перспективе могли привести к более лояльным отношениям между Русью и степными народами.

Надо отметить, что столь значительная роль религии выявляется со вступлением на исторические подмостки религий откровения, в том числе и так называемых "мировых" религий. Религии откровения - это те, которые открылись (тем или иным образом) одному или нескольким людям (их обычно называют пророками) и были изложены как целостные учения в священных книгах. Такими религиями являются Зороастризм, принесенный в мир Зороастром; иудаизм, проповеданный богом Моисею и другим еврейским пророкам; ислам, открывшийся пророку Магомету, и др. Религии откровения отличаются от традиционных религий, восходящих к учениям, верованиям, обрядам предков. Они, как правило, значительно менее систематизированы, содержат меньше отвлеченной догматики, более привязаны к определенному образу жизни. Религии откровения, напротив, тяготеют к всемирности. Обычно выделяют три мировых религии - христианство, буддизм и ислам. В этой лекции речь пойдет о христианстве и его роли в культуре.

Поскольку мы принадлежим к цивилизации в основе своей христианской, мы часто не замечаем, в какой огромной степени это влияет на наше мироощущение, наши оценки и идеалы. Библейские образы составляют едва ли не большинство тем, развиваемых искусством, будь то живопись (вспомним хотя бы иконопись), архитектура (храмостроительство определило облик многих городов), музыка и т.д. Христианские понятия пронизывают наш язык - сотни по происхождению церковнославянских слов составляют духовное богатство русского языка (милосердие, надежда, дух, искупление, покаяние и многие другие). Качества, которые мы ценим в людях, незаметно для нас выстраивают христианский идеал добродетели - скромность, почтительность, благожелательность, верность слову и др.

* * *

Итак, христианство (от греч. слова "христос"), что не является именем собственным, а означает "мессия" - ожидаемый спаситель мира) - это одна из трех мировых религий, возникшая в Палестине в I в. н.э. В настоящее время христианство существует в трех основных разновидностях - как католичество, православие и протестантизм. Число приверженцев каждого из направлений трудно оценить с абсолютной точностью. Мы воспользуемся данными философского энциклопедического словаря (М., 1983), хотя и устаревшими, но дающими некоторое общее представление. Число христиан во всем мире превышает 1 млрд. человек, из. них в Европе - ок. 475 млн., в Латинской Америке - ок. 250 млн., в Северной Америке - ок. 155 млн., в Азии - ок. 100 млн., в Африке - ок. 110 млн. По направлениям цифры распределяются так: католиков - ок. 660 млн., протестантов - ок. 300 млн., православных и некоторых близких к ним исповеданий - ок. 120 млн.

Прежде чем перейти к содержательной характеристике христианства, необходимо ввести еще одно различение - между христианством как вероучением, то есть заданным набором истин, открытых людям Иисусом Христом, жившем в Палестине во времена римских императоров Августа и Тиберия и распятом в 33 г. нашей, то есть христианской, эры; и христианством как церковью - организацией, возникшей для правильного отправления христианского культа, организацией, в пределе включающей всех, считающих себя христианами, организацией, стержнем которой являются профессиональные священники. Это различение важно потому, что история христианства как собственно веры и история христианской церкви - это существенно разные истории. Начнем с первой.

* * *

Как известно, исторически христианство теснейшими узами связано с историей религиозной жизни еврейского народа, а сам Иисус был евреем из рода царя Давида. Первая часть Библии, называемая "Ветхий Завет", содержит рассказ о создании еврейского государства в Палестине, о царях и пророках, о победах и поражениях, но - и это самое главное - мы встречаем здесь откровение об едином Боге, Его учении, проповеданное людям через избранных. Ветхий Завет явился источником христианских представлений о творении мира и человека, о грехопадении, об устройстве мироздания, о пришествии Мессии. Моисей основатель иудаизма как целостной религиозной системы - передал человечеству десять заповедей (Пятикнижие Моисеево составляет первые пять книг Библии и одновременно Тору главную книгу иудеев). Заповеди, высеченные на каменных скрижалях, прорисовали контуры нравственных отношений между людьми, подготовивших сознание человечества к принятию христианской морали. Приведем краткий вариант текста заповедей:

"1. Я Господь, Бог твой. Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим.

2. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им.

3.Не произноси имени Господа, Бога твоего напрасно.

4. Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай и делай (в них) всякие дела твои, а день седьмой - суббота Господу, Богу твоему.

5. Почитай отца твоего и мать твою, (чтобы тебе было хорошо и) чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

6. Не убивай.

7. Не прелюбодействуй.

8. Не кради.

9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

10. Не желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, (ни поля его), ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, (ни всякого скота его), ничего, что у ближнего твоего."

(Исх.20,1-17)

Первые четыре заповеди касаются отношения человека к Богу, причем следует иметь в виду, что первая заповедь - это уникальное явление в истории религий в то время, как все остальные религиозные системы были языческими (подразумевали многобожие), в иудаизме рождается представление о едином Боге-Творце. Но не меньшее значение имеют остальные шесть заповедей, поскольку они подразумевают, что отказ от зла, человечность в отношениях между людьми нравственный долг перед Богом. Именно этот аспект развивают потом Амос и другие пророки.

Большую роль в идеологии христианства играет понятие "Завет". Слово "завет" означает союз, договор, заключенный между Богом и человечеством. Сама идея договора между человеком и природными силами, человеком и богом известна в практике древних обществ. Мы уже говорили о договоре между египтянами и Нилом. В истории иудаизма завет, договор заключается в ознаменование того, что Бог берет на себя заботу о спасении людей, которые, в свою очередь, обязаны чтить и любить Бога выполнять его заповеди. Завет был заключен между Богом и избранным им еврейским народом, что описано в библии, но постепенно, уже в VIII в. до н.э. отдельные пророки осознали этот договор как относящийся ко всему человечеству. Соответственно, Новый Завет - договор, скрепленный кровью Христа, пролитой для того, чтобы человек получил возможность спасения души; невзирая на первородный грех, он получает возможность достигнуть нравственного совершенства. Но до этого иудаизм должен был пройти нелегкий путь.

* * *

Великие еврейские пророки провозгласили как принципы завета, так и основные нравственные нормы, выполнение которых позволяет надеяться на спасение. Но за время их деятельности - а это более семисот лет (Моисей жил в XIII в. до н.э., Давид - в конце XI - начале X в. до н.э., Иона, Амос и Осия в VIII в. до н.э., Исайя - в конце VIII в. до н.э., Иеремия и Иезекииль - на рубеже VII и VI вв. до н.э., Второисайя - в VI в. до н.э.), произошла серьезная эволюция их нравственной проповеди. Основные моменты этой эволюции связаны с размышлениями над понятием завета и содержанием заповедей.

Первый договор-завет Бог заключил с Ноем, а в его лице со всем человечеством. Но затем заветы с Авраамом и Моисеем обозначили и подтвердили богоизбранность именно еврейского народа, что и нашло отражение в законах Моисея. Для евреев это означало надежду, тогда как другие народы были в их глазах обречены на гибель.

Пророки VIII в. до н.э. Амос и Осия опять возвращаются к пониманию завета в общечеловеческом смысле и избранность трактуют как пример и ответственность, а коли пример - то пример для всех людей, что означает надежду для них. Пастух Амос приходит в мир с проповедью: люди равны перед лицом Божиим, - "Не таковы ли, как сыны Ефиоплян, и вы для меня, сыны Израилевы? говорит Господь. Не Я ли вывел Израиля из земли Египетской, и Филистимлян - из Кафтора, и Фрамлян - из Кира?" (Ам. 9, 7). Все люди и все народы равны. Тогда почему Господь избрал именно евреев? Ответ прост: для примера другим народам. И высочайшая ответственность израильского народа определяется его избранностью: "..только вас признал Я из всех племен земли, потому и взыщу с вас за все беззакония ваши" (Ам. 3, 2). Главной становится идея божественной справедливости: да, Израиль избран, но лишь как пример, и лишь для того, чтобы все народы спаслись через него.

Пророк Осия подчеркивает другой аспект отношений Бога и человека внутреннюю зависимость человека, реализуемую через любовь к Богу и познание Его. Не отступление от деталей обряда, не отказ от жертвоприношений, не невыполнение внешних обязательств, - Бог наказывает за отступление от правды, милости и богопознания: "...благочестие ваше как утренний туман и как роса, скоро исчезающая. Посему Я поражал через пророков и бил их словами уст Моих, и суд Мой как восходящий свет. Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений" (Ос. 6, 4-6). (Здесь "всесожжение" торжественное ритуальное жертвоприношение.) Словом, Бог требует не формального выполнения предписанных обрядов, но выполнения по духу, выполнения, идущего от сердца. На фоне жестокости тогдашнего мира эта проповедь звучала резким диссонансом, и понадобилось восемь веков, чтобы человечество подошло к этой истине.

Итак, от Бога избранного народа к Богу всего человечества, и от Бога гневного судии к Богу милосердия. Но не хватает еще одного звена, чтобы замкнуть обетованный (обещанный) союз. Становясь Богом человечества, отдаляясь от избранного народа, Бог все больше абсолютизируется, отстраняется от каждою отдельного человека. И рождается идея необходимости посредника, мессии.

Мессия - не пророк, это наставник человечества, его защитник и ходатай перед Богом. Он должен быть царем и помазанником и в то же время должен быть самым униженным среди людей, принести себя в жертву и тем самым искупить человеческие грехи. Идея мессии, как и идея искупительной жертвы, рассыпана в произведениях многих пророков, в псалмах Давида, но ярче всех она выражена великим пророком, тексты которого включены в книгу пророка Исайи, почему его и называют Второисайей. Он подробно описывает унижения и мученическую смерть мессии, гибнущего за все человечество берущего на себя его грехи: "Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем" (Ис. 53, 12). Напряженное ожидание грядущего мессии спасителя человечества - отличительная черта иудаизма. В этом пункте христианство отличается от него тем, что оно считает факт пришествия мессии совершившимся. По христианским представлениям Иисус есть Христос (то есть мессия). А иудеи считают Иисуса одним из пророков и продолжают ждать пришествия истинного мессии.

Так, не вдаваясь в детали, можно охарактеризовать положительный смысл, приданный позднейшими пророками учению Моисея. Эти же моменты имеет в виду Иисус Христос, когда говорит о том, что Он пришел не нарушить Закон (имеется в виду закон Моисея), а исполнить его.

* * *

К схожим идеям подходила и эллинистическая культура Римской империи. Традиционное сознание всех народов, населявших ее, было языческим. Однако постепенное внедрение философских идей в умы образованного слоя общества привело к известной идее, что под разными именами скрывается в действительности одно и то же высшее божество, и все остальные боги - лишь проявления Его силы.

Все более широкие круги общества захватывает и идея спасителя, мессии того, кто принесет избавление от государственного гнета и от гнета морального. Эта мысль реализуется в ранней империи предельно противоречиво: с одной стороны - расцветает формальный культ императора (мессии, уже явившегося в мир и дарующего блага); в противоположность ему, с другой стороны, зреет культ мессии - избавителя, не связанного с государственно-политическими структурами и, более того, противопоставленный им. Второй культ постепенно получает преобладание. Насильственное внедрение императорского культа имело своим следствием то, что любой протест против государственных распоряжений приобретал религиозную окраску. В этом столкновении не наполненный высоким духовным содержанием культ императора неминуемо должен был уступить место культу мессии-спасителя.

К этому времени сложились и внешние формы, которые послужили потом становящемуся христианству. На первом месте здесь, безусловно, стоит такое направление в иудаизме, как ессеизм.

Ессеи отвергали частную, а во многом и личную собственность, рабство, торговлю. Все у них находилось в распоряжении общины. Члены общины занимались совместным трудом, помогали друг другу. Всех людей они считали равными по природе, но делили их на Сынов света и Сынов тьмы (первые - ессеи, вторые все другие), что соответствует христианскому делению на избранных и неизбранных. Знаменитый ученый Филон Александрийский пишет о них, что они много читали, собирали большие библиотеки. Но главное внимание их было направлено не на естественные науки, не на логику, а на все, что имеет отношение к Богу и человеку. В своей этике они руководствовались тремя принципами - любовью к Богу, любовью к добродетели и любовью к человеку. Они верили в бессмертие души и в загробную жизнь. Первые христианские общины по многим признакам близки к ессейским, хотя ни о каком тождестве говорить, конечно, не приходится. Важно только подчеркнуть, что нечто подобное в культуре уже было.

* * *

Несколько слов о социальной базе христианства. Известно, что первые христиане по общественному положению принадлежали к самым низким слоям населения. Это не случайно: группы, занимающие стабильное и высокое место в структуре общества, вполне удовлетворяются своим положением и, естественно, существующими представлениями, и видят в них фундамент своей позиции. Иначе говоря, они максимально заинтересованы в сохранении существующего порядка. В то же время часть населения, обреченная находиться внизу социальной пирамиды, остро ощущает собственную униженность и незащищенность. Она вынуждена искать средства собственной защиты. В эллинистическое время получили очень широкое распространение так называемые "коллегии" - общества, создаваемые для каких-либо конкретных совместных дел, но в первую очередь для взаимовыручки. Они занимались совместным проведением похорон, организацией мастерских и т.п. Но это внешнее решение проблемы - найти опору в окружающих. Необходимо было найти и внутреннее решение, а оно, естественно, обреталось в религиозной сфере.

И здесь учение, которое было ориентировано на униженных и страждущих, находило живой отклик в сердцах. Оказывается, богатство - препятствие, а не условие спасения ("Легче верблюду пройти через угольное ушко, чем богатому войти в царствие небесное"). Отсюда и идеал смирения, идеал внутреннего поиска спасения, а не самоутверждение в существующем (по определению, плохом и несправедливом) обществе. Власть нужно принимать такой, какая она есть, постижение Бога доступно только чистому сердцем. Поэтому первые христиане это рабы, вольноотпущенники, люди, выброшенные государством на нижние ступеньки социальной лестницы.

Но когда христианство начало свое победное шествие по миру, активно вовлекая в орбиту своего влияния обеспеченные слои населения, акцент проповеди начал смещаться в сторону совершенствования внутренних качеств личности.

Мы не будем говорить подробно о жизни и проповеди Иисуса Христа, поскольку сейчас все имеют возможность прочитать Новый Завет или хотя бы одно из входящих в него четырех евангелий - рассказов Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Остановимся только на моментах, составляющих основу христианского вероучения. Во-первых, эта вера в то, что Иисус - Сын Божий, воплотившийся во времена Понтия Пилата от Духа Святого и девы Марии. Он был распят, страдал, умер, и на третий день воскрес. (Можно в это верить или не верить нам важно изложить это так, как оно понимается и принимается в христианстве.) Во-вторых, это нравственное учение Христа. Оно наиболее полно изложено в Нагорной проповеди (Матф. 5-7), едва ли не каждая фраза которой стала крылатой фразой - "Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное", "Но кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и другую", "Когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая", "Не давайте святыни псам, и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас", и др. Но главный смысл исповеди выражается словами: "Итак, во всем как хотите, чтобы с нами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки" (Матф. 7.12). (Этот нравственный постулат называют "Золотым правилом" христианства.)

Согласно закону Моисея, человек должен поступать по принципу "око за око" и "зуб за зуб". Принцип по-человечески понятен - на зло естественно ответить злом. Но в этом случае цепочка зла не прерывается - как, например, кровная месть: она в пределе кончается только с полным истреблением враждующих сторон. Христос же говорит о прощении, и тогда у зла не будет питательной почвы для размножения. Но прощение требует большой силы воли, внутреннего совершенства. И первые приверженцы христианства ярко демонстрировали эти качества. В периоды жесточайших гонений они дали высочайшие образы мужества, нравственной стойкости. Считается даже (у католиков), что мученики первых веков христианской эры создали такой запас нравственной прочности, что ее достаточно для спасения всего прошлого, нынешнего и будущего человечества.

* * *

Основной догматический смысл христианства был сформулирован в IV-V вв. н.э. в так называемом "Символе Веры" (лат.: Кредо) 12 положениях, которые должен принимать каждый христианин. Символ Веры появился в результате деятельности первых Вселенских соборов - съездов христианских епископов Запада и Востока, которые происходили несколько веков, начиная с 325 г. н.э., когда император Константин созвал в Никее (местечке вблизи Константинополя) первый собор (православная традиция дает семь Вселенских соборов, католическая двадцать шесть).

Приведем его полностью (в церковнославянской транскрипции):

1. Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца Неба и Земли, видимым же всем и невидимым.

2. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденного прежде всех век: Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Им же вся быша.

3. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася.

4. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна.

5. И воскресшаго в третий день по Писанием.

6. И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца.

7. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Его же Царствию не будет конца.

8. И в Духа Святаго, Господа, Животвоящего, Иже от Отца исходящего, Иже со Отцем и Сыном споклоняема и славима, глаголавшаго пророки.

9. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.

10. Исповедую едино крещение во оставление грехов.

11. Чаю воскресения мертвых.

12. И жизни будущаго века. Аминь.

Как мы видим, в центре христианского миропредставления стоит образ Троицы - Бог, единый в трех лицах: Бот-Отец, Бог-Сын и Бог-Дух Святой. Логически понятие Троицы непостижимо, но оно дано в откровении - в евангелиях Христос говорит, что Он послан Отцом небесным и что действует Он Духом Святым.

Принципиальным моментом в христианстве является то, что Иисус не пророк (как Моисей или Магомет или Зороастр), а Сын Бога, посланный в мир на крестное страдание. Поэтому Тютчев и мог написать такие строки: "Удрученный ношей крестной /Всю тебя, земля родная, /В рабском виде Царь небесный /Исходил, благословляя".

В Символе Веры утверждается посредническая роль церкви, причем подчеркивается, это церковь соборна, то есть принимает важнейшие решения коллективно, и апостолична, то есть ведет прямую линию от апостолов непосредственных учеников Христа. Большую роль играет представление о Страшном Суде, которое хотя и не дано в явном виде, но подразумевается в 11 и 12 частях Символа Веры. На этом последнем суде Христос, сидящий справа от Отца, будет определять, кому быть в Раю, а кому - гореть в геенне огненной. Важно подчеркнуть еще и тезис о телесном воскресении, что отличает христианство от некоторых других религий.

Цель жизни христианина - спасение души, ведь земная жизнь - это краткий миг, предваряющий жизнь вечную, и нужно сделать все, чтобы обеспечить себе блаженство в той, а не в этой жизни.

Почти все названные догматы вызывали ожесточенные споры, но наиболее жаркие баталии развернулись вокруг представления о Троице. В первой трети IV в. все служители христианского культа раскололись на приверженцев Никейского символа и на последователей Ария - священника, который учил, что лица Троицы не равны, что Сын Божий (поскольку он именно "сын") был сотворен Богом-Отцом, а это означает не рядоположенность лиц Троицы, а подчиненность. Логически Арий в принципе прав: понятия отца и сына подразумевают именно такое соотношение. Но тогда получается, что Троица раскалывается: дело в том, что все существующее (по христианским воззрениям) делится на тварное и нетварное, к тварному относится весь видимый и невидимый (см. Символ Веры) мир - невидимый, то есть, в частности, ангельский мир, нетварное - это Бог. Однако приняв арианское положение, Троицу мы должны будем понимать как состоящую из нетварного Бога-отца и тварного, сотворенного им Сына. В таком случае понятие Троицы теряет смысл.

Против учения Ария выступили многие епископы и священники, но во главе их стоял Александрийский епископ Афанасий, прозванный в церковной традиции "Великим". Чтобы представить себе накал борьбы, можно просто привести такие данные из жизни Афанасия Великого: он пять раз лишался епископской кафедры в Александрии (а Александрийский епископ был одним из пяти признанных глав христианской Церкви, причем он в это время был вторым в негласной их иерархии), дважды за ним приходили солдаты, чтобы предать казни; 17 лет он находился в изгнании, в том числе некоторое время был на Рейне.

В конце концов ариане потерпели поражение, но, изгнанные со своих кафедр, они крестили ряд народов, прививая им свой вариант веры. Так, готы - одно из самых многочисленных германских племен, хлынувшее с северо-востока на Римскую империю, - приняли христианство в этой форме. И потребовалось несколько веков, чтобы привести их в каноническую церковь.

Очень большую роль в истории сыграл и спор о сущности Христа. Каноническое решение здесь также логически непостижимо: Христос совмещает в своем существе два начала - божественное и человеческое. Появились учения так называемых "монофизитов", считающих, в частности, что Христос лишь по видимости был человеком, по существу был Богом; либо что он был человеком, и лишь при крещении в него вселился Святой Дух. Ряд церквей, например армянская, некоторые африканские, приняли христианство в монофизитском смысле.

Таким образом, споры о сугубо догматических вопросах приводили к социальным катаклизмам, к разделению народов, то есть имели огромные исторические следствия.

Точная формулировка принципов веры имеет неожиданным результатом появление того, что получило название "еретичества". Языческие церкви такого явления не знают: они говорят о богохульстве, кощунстве, оскорблении святыни, но не об еретичестве как таковом, поскольку нет точного изложения принципов веры. Но когда оно есть, любое возражение против него становится покушением на сущность веры и на церковь, которая действует под эгидой божественного авторитета. Отсюда и последующая постоянная борьба с еретиками, в том числе и костры инквизиции.

* * *

После вознесения Христа осталось около 620 уверовавших в него как Бога (500 человек в Галилее - области, из которой вышел Иисус, и 120 человек в Иерусалиме). Собственно, история церкви начинается со дня пятидесятницы (50-й день по воскресении Христа). "При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать" (Деян. 2, 1-4). Так евангелист Лука, автор книги Нового Завета "Деяния святых апостолов", описывает момент, с которого начала организовываться христианская церковь. Апостол Петр произнес речь перед собравшимися, после которой окрестилось еще 3 000 человек.

Апостолы пошли с проповедью в разные области Римской империи. Их деятельность не ограничивалась словом - они организовывали общины, ставили во главе общин наиболее уважаемых людей, учили молитве и простейшим обрядам, в частности воздержанию от некоторых видов пищи, но даже в этих простых вещах христиане сразу разошлись с иудеями (заметим, кстати, что Пятидесятница великий иудейский праздник жатвы, а первые христиане все были из иудейской среды, поэтому проблема отношения к иудаизму стояла очень остро на ранних этапах становления церкви). Апостол Петр проповедовал сначала в Палестине, потом в Сирии и, наконец, в Риме, где был распят вниз головой в 64(67) г. н.э. Апостол Иаков Зеведеев, обращавший язычников в Иудее, убит ("усечен мечем") в 42 г. Апостол Андрей Первозванный, проповедовавший в Малой Азии, Армении, Скифии (на юге будущей Руси), распят около 62 г. Единственный из 12 апостолов, избежавший мученической смерти, - апостол и евангелист Иоанн Богослов, автор книги "Апокалипсис" ("Откровение Иоанна Богослова").

Но наиболее выдающуюся роль в распространении христианства принадлежит апостолу Павлу. Именно он придал христианству характер универсальной религии, последовательно отделяя его от иудаизма. Вначале убежденный гонитель христианства, он пережил потрясение от обращения к нему Христа, когда шел в Дамаск истреблять христианские общины. Став ревностным христианином, Павел отверг обрезание как обязательный обряд для посвящения, неприемлемый для большинства народов Римской империи, и провозгласил единство всех во Христе: "Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба ни свободного... ибо все вы одно во Христе Иисусе" (Гол. 3, 28). Это был шаг, когда формальные требования отступили перед содержанием учения. Апостол Павел проповедовал новое учение в Малой Азии, Сирии, Греции, Испании, Франции и Италии. Как римского гражданина его не могли распять (это была казнь для рабов), и в правление императора Нерона он был казнен через отсечение головы.

Но, несмотря на казни, количество верующих в Христа постоянно возрастало. К началу IV в., когда христианство стало официально разрешенной религией Империи, в ряде провинций количество христиан достигало половины общего числа населения (в Малой Азии, Армении, некоторых других), в иных оно составляло очень значительную часть - в Александрии (культурный центр Римской империи), Египте, Риме, южной Испании и др. Причем, начиная с правления императора Коммода (180-192 г.), в церковь приходят люди высокого звания.

Утверждение христианства происходило в очень нелегких условиях. Христиане отказывались поклоняться царствующему императору, а этого требовало государство как способа выражения лояльности. Следовательно, христиане как бы ставили себя вне государства. Это вызвало серию жестоких гонений, начиная с 64 г. В это время произошел страшный пожар в Риме, и император Нерон обвинил христиан в его поджоге. Их обмазывали смолой и поджигали, травили дикими зверями в цирках, топили в Тибре. И дальше история христианства - это история мученичества: большинство святых этого периода окончили жизнь трагически. Но самые чудовищные гонения происходят в середине III в. - начале IV в. Это так называемое "Декиево гонение" (по имени императора) и гонение при императоре Диоклетиане, которое шло под лозунгом "Да погибнет имя христианское!". Конечно, не все христиане смогли выдержать пытки, были и те, кто отрекался от Христа. Это вызвало даже длительные споры о том, как относиться к таким людям, - можно ли их принимать обратно в общину, достаточно ли их покаяния, или необходимо их крестить как вновь приходящих. Различие в понимании этих проблем привело даже к временному разрыву между восточными и западными церквами. Но потом вопрос разрешился в духе относительной терпимости.

Первоначально не было жестких форм организации христианских общин. Непонятны были функции должностных лиц, характер отношений между общинами, степень обязательности в выполнении определенных обрядов и т.п. Апостолы сами общин не возглавляли. Уже в их время появляются должностные лица - епископы, пресвитеры, учители. Постепенно на первый план выходят епископы (греч, надзирающий). Выделились также диаконы, (греч. diakonos - слуга) - те, кто занимался хозяйственной работой в церкви. В конечном итоге установилась следующая иерархия: низшие церковнослужители (дьяконы, их помощники), священники те, кто мог вести службу и осуществлять таинства (о таинствах чуть ниже) и епископы, как высшие должностные лица в церкви. Правда, довольно скоро из среды епископов выделились те, кто возглавлял наиболее крупные общины, такие как Иерусалимская (после уничтожения города в результате Иудейской войны она потеряла свое значение, за епископом этой общины осталось лишь почетное место), Римская, Александрийская, Антиохийская и, несколько позже, Константинопольская. Епископы этих общин назывались или папами, или архиепископами, или патриархами и фактически отвечали за дела очень крупных областей, включающих по нескольку провинций Империи.

К концу I в. римская община заняла первое место в христианском мире. Здесь сыграли свою роль и ее место в столице Империи, и легенда о почетном основании ее первым среди 12 апостолов - Петром, и включение в ее состав многих богатых родственников императорского дома, что позволяло ей помогать другим общинам. Именно в Риме наиболее четко была проведена идея непрерывного преемства. Имеется в виду, что апостолы посвятили в епископы руководителей основанных ими общин, те посвятили своих преемников, и т.д. вплоть до настоящего времени. Один из величайших деятелей христианской церкви первых трех веков Ириней Лионский полагал, что римская община является примером для всех других как в догматико-каноническом, так и в организационном смысле. Не случайно еретики стремились в Рим, чтобы признанием главы римской церкви обеспечить оправдание своего учения в глазах всех христиан.

Александрийский епископат был основан евангелистом Марком. В течение первых веков Александрия стала центром, церковная власть главы которого распространялась на весь Египет, Ливию и др. К середине III в. Александрийский епископ был признан первым на Востоке и вторым во Вселенской церкви. Огромную роль в становлении христианского вероучения сыграла школа подготовки христиан, созданная в этом городе. Работавшие там Климент Александрийский и, особенно, Ориген создали целостное богословско-догматическое учение. Ориген считается отцом церковной науки. Хотя его взгляды на некоторые вопросы были осуждены впоследствии церковью, ни один крупный богослов не может обойтись без обращения к Оригену. Он провел огромную сравнительную работу по установлению точного текста Библии и написал обширные толкования на этот текст (с ним постоянно работали семь стенографов и несколько секретарей). Он защищал христианство от еретиков, написал массу писем, ряд догматических сочинений и пр. С конца IV в. Александрийская кафедра уступает место столичной Константинопольской. Влиятельная кафедра была в Антиохии, митрополит которой считался епископом Сирии.

Нужно отметить, что несмотря на авторитет римского епископа, он не являлся формальным главой церкви. Высшим органом ее всегда оставался собор, съезд представителей всех церквей. И здесь хотя голос Рима звучал громко, он не заглушал других голосов. А на соборах решались все основные вопросы церковной жизни.

Наряду с установлением системы правильного управления церковью шел процесс формирования обрядности. Обряд включал богослужения, проведение праздничных дней (необходимо было установить их число и порядок), были установлены так называемые таинства - обряды, при которых, по представлениям христиан, происходит приобщение к благодати Божией. Этих таинств семь. Два из них установил еще Иисус Христос - таинства крещения (когда он принял крещение водой от Иоанна Крестителя) и евхаристии - пресуществления (когда незадолго до ареста Христос преломил хлеб и сказал ученикам: "Примите, ешьте, это есть тело мое", затем, взяв чашу, подал им, говоря: "Пейте из нее все, ибо это есть кровь моя нового завета"). Кроме того, были установлены таинства брака, покаяния, миропомазания, елеосвящения (соборования) и, наконец, таинство священства. Мы не будем здесь рассматривать догматический смысл таинств (можно обратиться к соответствующей литературе), а отметим только, что они сыграли важную организационную роль. Во-первых, через приобщение к таинствам христиане становятся членами Церкви как целостности, как организма, опосредующего отношения человека и Бога. Во-вторых, поскольку таинства может проводить только священник, появляется формально необходимый принцип церковной организации - если первоначально все держалось на авторитете руководителей, то теперь рождается формальный повод руководства жизнью паствы: можно не любить и не уважать священника, но только он может приобщить вас к таинствам.

Большое значение для церкви сыграл институт канонизации отдельных выдающихся христиан, объявляемых церковью святыми. Канонизация требует выполнения определенных условий, подразумевает написание жития (благодаря чему до нас дошли описания жизни многих деятелей того периода) и др. Из святых I в. наиболее известны Климент Римский (так получилось, что мощи его погибли во время пожара в Киеве в 1240 г., когда город был захвачен монголо-татарами), Игнатий Богоносец. Второй век это Ириней Лионский и Феофил Антиохийский. Именно эти люди подняли христианскую церковь на колоссальную духовную высоту, которая позволила ей существовать и развиваться до нашего времени.

* * *

Во второй половине III в. появляется монашество - добровольный уход от мира. Одним из первых отшельников - и, безусловно, самым известным среди них считается Св. Павел Фивейский. Но правильной организацией того, как следует спасать свою душу, удаляясь в пустыню, христианство обязано св. Антонию Великому (251-356). Он подвизался в Нильской долине, у него было множество учеников. Святой Антоний учил, как организовать свою духовную жизнь, чтобы выдержать уединение и физиологические лишения. Вокруг св. Антония люди собирались свободно, не образуя никакой специальной организации. В Палестине в начале IV в. возникает так называемое общежительное монашество. Его основателем стал св. Пахомий Великий. Он начал создавать монастыри, где монахи (от греч, monos - "один") стили жить общей жизнью, подчиняясь определенной дисциплине. Еще со времен св. Антония одним из важнейших принципов считался принцип "кто не работает, тот не ест". Это означало, что монахи должны полностью обслуживать сами себя, должны изнурять плоть постом, должны молиться за спасение собственной души и за все человечество. Св. Пахомий основал и первый женский монастырь.

Монашество распространилось по Египту и Палестине, а затем по всему христианскому миру. Создаются специальные уставы для монастырей, которые регламентируют каждый шаг жизни инока. В IX в. возникают первые лавры на Афоне - острове, ставшем впоследствии отдельной монашеской республикой.

Чтобы передать специфическое настроением, которое считалось идеальным для монаха, приведем маленький рассказ из Синайского патерика (сборника рассказов об "отцах" - греч, и лат, "патер") "О душевной пользе": Три старца пришили к авве Стефану, пресвитеру, и сидели у него, беседуя о душевной пользе.

Авва Стефан молчал.

Старцы сказали:

- Что же ты ничего не говоришь. отче? Мы ведь пришли ради пользы душевной.

И сказал он им:

- Простите меня. Я не знаю, что вы здесь говорили, и одно только могу сказать: я и днем, и ночью ничего другого не вижу, только Господа моего Иисуса Христа, висящего на кресте.

Услышали старцы, поняли и ушли.

Первоначально церковь очень осторожно относилась к монашескому движению. Но постепенно монахов начали приглашать на соборы, привлекать для выполнения отдельных поручений. В конце концов ситуация перевернулась: в настоящее время высшие должности в церкви могут исполнять только монахи. В католической церкви священник вообще не имеет права жениться. Сейчас существует разделение на черное монашество и белое (священники) духовенство, но это касается только католической и православной церквей, протестанты принципиально против монашества.

* * *

Начиная с V в., христианство становится господствующей религией Римской империи. К этому времени устанавливаются и основные принципы вероучения, и характер ритуалов, и Церковная организация, и образцы одежды священнослужителей и типы храмов, и пр. И после падения Западной римской империи христианская церковь осталась единственным мощным институтом, связывающим дробные политические объединения на территории Западной Европы. Несмотря на изначальное неприятие языческой культуры, оно к этому времени впитало очень многое из античной традиции: идеи и понятия античной философии, существенные элементы системы образования, элементы античного искусства, литературы. Все это легло в фундамент средневековой культуры, по своему духу христианской. При этом в условиях изоляции от восточных церквей Римский епископ папа приобрел совершенно исключительное значение. Он оказался единственным главой христианской церкви в Западной Европе и соответственно политической фигурой, возвышавшейся над всеми государями, за исключением Карла Великого или Отгона I. Длительное время эта ситуация не имела догматического обоснования, но после разрыва Западной и Восточной церквей было дано и оно.

Восточная римская империя - Византия сложилась как христианское государство. Церковь здесь сохранила соборность, поскольку четыре восточных патриарха были примерно в равном положении по своему статусу. Церковь также не возвысилась над светской властью - император Византии всегда определял важнейшие церковные дела.

Политическая изоляция западной и восточной церквей привела к накоплению массы различий в толкованиях отдельных обрядов, в характере богослужения и т.д. Все это, наряду с политической ситуацией, послужило причиной разрыва между ними. Западная церковь положила начало католичеству, восточная православию. Взаимное официальное проклятие, завершившее долгую историю конфликтов и примирений, обвинений и упреков, последовало в 1054 г.

Можно назвать несколько наиболее существенных пунктов отличия католичества, от православия.

Главным догматическим отличием стало так называемое "филиокве" - "и от сына" - добавление, которое сделано католиками в восьмой член Символа Веры после слов "Иже от Отца". Иными словами, по православному учению Дух Святой исходит только от Отца, а по католическому - и от Сына. На базе этого текста выстраивается несколько десятков других догматических различий.

У католиков есть единый глава церкви - непогрешимый Папа Римский, у православных - пять патриархов (к древним прибавился в конце XVI в. Московский).

Католики полагают, что существует некая сокровищница сверхдолжных заслуг (это послужило оправданием практики продажи индульгенций - отпущения грехов за деньги: продавались именно накопленные другими заслуги).

У католиков существует представление о чистилище, наряду с Раем и Адом, у православных - только два последних; и пр.

В результате различия оказались настолько серьезными, что разные ветви христианства положили начало разным цивилизациям-западноевропейской и византийско-православной. Эти цивилизации взращивают разные духовной ценности, что в свою очередь определяет различия духовной жизни, политических отношений, элементов социальной структуры. Рационализм и активная жизненная позиция, характерные для западноевропейской культуры, противостоят созерцательности восточноевропейской и русской культуры. Не случайно социалистический идеал нашел более питательную среду на Востоке. (Мы здесь не рассматриваем протестантизм, поскольку о нем речь пойдет при описании культуры западноевропейского возрождения).

Использованная и рекомендуемая литература:

Библия. Любое издание.

Закон Божий: Книга о православной вере. Т. 5. История Церкви [Б.м., б.г.]

Избранные жития святых. III-IX вв. М., 1992.

Новый Завет. Любое издание.

Поснов М.Э. История христианской церкви. Киев, 1991.

Тальберг Н. История христианской церкви. М., 1991.