КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615604 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243255
Пользователей - 112944

Впечатления

Есаул64 про Леккор: Попаданец XIX века. Дилогия (Альтернативная история)

Слабо... Бессвязно... Неинтересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Сакура-ян (Попаданцы)

Да, такие книжки надо выкладывать сразу после написания, пока не началось. Спасибо тебе, Варвара Краса. Ну и Кощиенко молодец.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
mmishk про Леккор: Бои в застое (Альтернативная история)

Скучная муть

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Смородин: Монстролуние. Том 1 (Фэнтези: прочее)

Как выразился сам автор этого произведения: "Словно звучала на заевшей грампластинке". Автор любитель описания одной мысли - "монстр-луна показывает свой лик". Нудно и бесконечно долго. 37% тома 1 и автор продолжает выносить мозг. Мне уже не хочется знать продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Новый: Новый Завет (на цсл., гражданским шрифтом) (Религия)

Основное наполнение двух книг бабы и пьянки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovik86 про (Ach): Ритм. Дилогия (СИ) (Космическая фантастика)

Книга цікава. Чекаю на продовження.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про серию Совок

Отлично: но не за фабулу, она довольно проста, а за игру эмоциями читателя. Отдельные сцены тяннт перечитывать

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Архитектура Московского метро [Автор неизвестен] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




Автор неизвестен Архитектура Московского метро

Архитектура Московского метро

Дорогие читатели!

Перед вами - альбом, посвященный художественному облику московского метрополитена, являющегося законной гордостью нашей страны, снискавшего славу "самого красивого в мире". За более чем полувековой период существования метро мы привыкли к нему, но, став уже будничным транспортом, оно но теряет своей былой репутации "чуда" - чуда техники и чуда искусства.

Метрополитен возник как необходимость; постоянно разветвляясь и разрастаясь, он успешно решает в столице транспортную проблему. Функциональная оправданность и комфортабельность явились как бы залогом его нерушимого авторитета. Символизировавшись в сознании народа как образ индустриального прогресса страны, метро никогда не принадлежало только лишь сфере искусства. Видимо, поэтому оно, переживая вместе с советской архитектурой все ее исторические этапы, редко становилось объектом пристального искусствоведческого внимания. Да его и невозможно рассматривать лишь с позиций художественных проблем. Это особенно очевидным становится сейчас, когда по-новому, благодаря открывающимся социально-историческим фактам, высвечиваются многие страницы истории советского искусства, когда рушится сложившаяся иерархия эстетических ценностей, когда сконструированному и освященному официальной традицией мифу о развитии отечественной культуры XX века начинает противопоставляться драматическая реальность сложного и многоликого процесса.

Скажем прямо: в мифологической картине развития нашего искусства метро отводилось едва ли не самое видное место. Среди множества "ликов" архитектуры "лик" метро являлся одним из самых блистательных, а история его проектирования и строительства - одной из самых триумфальных страниц в истории всего социалистического развития нашего государства.

Художественный авторитет метростроения завоевывался в 30-е годы, в пору сооружения линий и станций первых очередей. Впечатление, производимое на людей "подземными дворцами" было столь ошеломляющим, что пуск первой очереди связывался с наступлением новой "метрополитеновой эры", когда вместе "с городом совершенствуются и люди, которые в нем живут". /1/ Для жителя Москвы - от мала до велика - метро стало критерием и эстетических оценок, и чувства патриотизма. "Может, тебе еще и метро не нравится?" - резко тогда ставился вопрос о вкусах. /2/ Престиж метро подкреплялся широко публикуемыми в печати откликами известных ученых, мастеров искусства, политических деятелей, высоких иностранных гостей. /3/ Вот как пишет о метро, среди прочих впечатлений о Москве Лион Фейхтвангер: "...средства сообщения работают хорошо, и наивная гордость местных патриотов к их метрополитену вполне обоснована: он действительно самый красивый и удобный в мире". /4/ Юлиус Фучик помещает в чехословацкой газете "Руде право" в 1935 году очерк "Краткая история московского метро", а американский инженер-консультант Джон Морган тогда же издает в Советском Союзе брошюру "Московский метрополитен лучший в мире".

Первый этап строительства метро был увенчан изданием сразу нескольких книг, воссоздающих отчасти правдивую, отчасти идеализированную историю этого этапа, а заодно закладывающих фундамент творимого тогда эпоса на тему историко-героических свершений 30-х годов. Среди этих книг есть книги-памятники. /5/ Прекрасно изданные, солидные, они как бы увековечивали быстро ставшую всемирной славу московского метрополитена.

Под воздействием магии завоеванного в 30-е годы авторитета все последующие этапы строительства и художественного оформления метро воспринимались как безусловная данность. Например, кольцевая линия, последний участок которой был сдан в 1954 году. Нельзя сказать, чтобы все станции неизменно удостаивались похвалы. Какие-то и порицались в печати за отдельные недостатки. Но, если и возникали сомнения в общей направленности художественного развития метростроения, то его концепция не пересматривалась. Более того, среди прочих архитектурных объектов именно станциям метрополитена традиционно предписывалась наиболее репрезентативная роль. Уникальность общественно-социальной и эстетической значимости образов метро не была оспорена ни официальной критикой, ни обыденным сознанием. Отношение москвичей к архитектуре метро "не подвержено изменениям примерно так же, как, скажем, к любимой вещи, которая некогда была заведена как праздничная и уже долгие годы продолжает ею оставаться". /6/

Даже когда в конце 50-х годов была резко осуждена "роскошь" послевоенного строительства и станции метро стали упоминаться в художественно-критической периодике в качестве примеров декоративных излишеств, в целом архитектура метрополитена осталась как бы вне научно-теоретической ревизии. Ответом архитекторов-практиков на уроки критики был мгновенный и полный отказ от всякой художественности в метро - новые станции стали наглядным