КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590884 томов
Объем библиотеки - 895 Гб.
Всего авторов - 235235
Пользователей - 108089

Впечатления

Stribog73 про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Я против удаления книг, пусть даже лживых. Люди сами должны разбираться - что ложь, а что правда!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
eug2019@yandex.ru про Берг: Танкистка (Попаданцы)

На мои замечания по книге автор ответил, что он не танкист и в танк даже ни разу не залезал (и не стрелял ес-но), поэтому его герои-малолетки (впервые влезшие в танк!) в одном бою легко подбивают 50 немецких танков (это в самом начале - сразу весь экипаж - трижды Герои СССР!) и он (автор) мне задает вопрос: -А разве такого не могло быть? Я ему ответил: -Могло! только на войне орков с эльфами на другой планете за миллиард лет до рождения нашей Земли.

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Ника Энкин: Записки эмигрантки 2 (Современные любовные романы)

на флибусте огрызок. у нас полная. так что не исключена возможность бана. скачиваем а то могут заблокировать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
napanya про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Я заливал Снайдера. Баньте. Взрослые люди должны сами разбираться, что ложь, что правда, без вертухаев.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 4 (Альтернативная история)

очень лаже хорошо, жаль, что автор продолжение не скоро обещает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Всем рекомендую. Кто то залил недавно очередную ложь Тимоти . Успела попросить чтоб удалили эту гнусную клевету. Внимательно следите что ЗАЛИВАЕТЕ! А то сами НАВЕЧНО в бан попадёте!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Эрленеков: Конкретное попадание (СИ) (Космическая фантастика)

Чтиво для гнуси и маньяков. Чтоб у автора рождались одни девочки или лучше отрезали яица, что не был придатковом своего члена, так как торговля своими детьми и покупка их для утех для него норма. ГГ и автор демонстрирует отсутствие интеллекта. Всё очень примитивно написано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Пылкий любовник [Сьюзен Джонсон] (fb2) читать онлайн

- Пылкий любовник (и.с. Очарование) 753 Кб, 216с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сьюзен Джонсон

Настройки текста:



Сьюзен Джонсон Пылкий любовник

Глава 1

Маркиз Рэдвер вовремя заметил благородную Сару Палмер в сопровождении ее тетки, леди Тальен, и спешно ретировался в один из боковых проходов. Обилие публики, желавшей повидать чудеса «Великой выставки»,[1] в особенности толпа, сгрудившаяся у стендов с товарами фирмы Пакстона, позволило ему остаться незамеченным.

Миновав несколько прилавков, он спрятался за стальную ажурную колонну и осторожно выглянул. Сара, сияющая, будто новое пенни, была в невообразимой шляпке, от одного вида которой хотелось сбежать на край света. Но еще больше усугубляло ситуацию присутствие леди Тальен, с которой у него когда-то были близкие отношения. С тех пор прошло много времени, и она относилась к маркизу почти враждебно.

Уже выходя из зала, он еще раз оглянулся, заметил над толпой облачко розовых перьев и с усмешкой ускорил шаги. Если бы Сара была одна, он бы, конечно, подошел. Однако после двух ночей, проведенных в обществе развеселых модисток, он чертовски устал. И к тому же пока не собирался играть роль жениха.

Погруженный в размышления, маркиз не успел увернуться и столкнулся с женщиной, которая несла в руках стопку рекламных брошюр и тоже не обращала внимания на окружающих. Она негромко вскрикнула, и маркиз инстинктивно подхватил ее под руку. Совсем не по его желанию бедро маркиза на миг прижалось к ее ноге. Пожатие мускулистой руки также произвело на нее впечатление, и она взглянула с интересом.

Маркиз изумился. Женщина была настоящей красавицей – золотоволосой, высокой, с вылепленной по лучшим меркам фигурой.

– Прошу прощения… – пробормотал он несколько смущенно, продолжая разглядывать женщину.

– Считайте, что получили его, – суховато отозвалась она глубоким грудным голосом и попыталась высвободиться.

Но маркиз не собирался отпускать ее. Вот еще! Чтобы потом запоздало вздыхать, вспоминая высокую грудь, тонкую талию, изящный изгиб бедра?

– Вы француженка? – спросил он непререкаемым тоном.

– Пустите же меня!

В ее голосе прозвучало раздражение.

Маркиз не привык отступать, однако он был джентльменом, поэтому отпустил ее руку и отступил на шаг. Взгляд скользнул по стопке брошюр. На обложке верхней был изображен какой-то осветительный прибор, состоявший в основном из газовых рожков и зеркал.

– Интересуетесь техникой? – осведомился он с очаровательной улыбкой. – Я вот тоже… Хотел бы купить с десяток таких приспособлений.

Маркиз кивнул на обложку. Красавица взглянула удивленно.

– Для пациентов моей больницы, – пояснил он кратко.

– Большая, должно быть, у вас больница, – сказала она серьезно и задумчиво. Такая интонация в женском голосе была для маркиза в новинку. А он разбирался в женщинах.

– Нет… маленькие, – придумывал он на ходу. – Но в каждом поместье.

Настороженность в ее взгляде пропала, сменилась живым интересом.

– А вам не нужны доктора или медсестры? Знаете, у меня есть несколько знакомых…

Дальше разговор уже не смущал ни его, ни ее, И незнакомка не обратила внимания, что маркиз опять взял ее под руку. Он ведь только помогал ей прокладывать путь среди толпы, заполнившей большой выставочный павильон, за которым с легкой руки журналистов прочно закрепилось название «Хрустальный дворец».

Маркиз ухитрялся отвечать на ее вопросы, касавшиеся обустройства больниц, очаровательно улыбался, но думал только о том, насколько она темпераментна в постели. Ему все сильнее хотелось проверить свое предположение. Но как это сделать, пока придумать не мог, несмотря на то, что считал себя опытным донжуаном. Ради этой женщины он готов был купить даже десяток этих дурацких светильников.

Кончилось тем, что он пригласил ее на обед. Очень скромный, в семейном кругу.

– Вы просто обязаны познакомиться с моей тетушкой, леди Маркем, – мягко убеждал он, замечая нерешительность в ее взгляде, – Наверняка слышали о ней?

Судя по платью и манерам, у незнакомки имелось немало знакомых в высшем обществе.

– Мой отец знаком с леди, – отозвалась девушка. – Ее супруг руководил переговорами между Грецией и Турцией.

– Ваш отец знал и ее мужа?

– Да. Моего отца зовут Поль Дюруа.

– А… Ну да, как же. Много слышал о нем…

Имя дипломата Поля Дюруа было известно всей просвещенной Европе. Он побывал посланником Франции во многих странах. И что-то еще стояло за этим именем… Но что именно, маркиз не мог припомнить.

– Так я пришлю за вами экипаж? Ровно в девять?..

– А ваша тетушка точно будет?

– Да, – кивнул он, пряча улыбку. Если тетушку удастся вытащить из постели.

– Хорошо, я приеду, – улыбнулась она, и показалось, что в ярко освещенном зале на миг стало еще светлее. – Кстати, меня зовут Венера.

– А меня Джек Фицджеймс, – ответил он с легким поклоном, думая о том, много ли найдет в этой девушке соответствия с ее любвеобильной тезкой.

– То есть маркиз Рэдвер? – Ее улыбка погасла, и в голосе прозвучала неприязнь. – Я совсем забыла. Боюсь, что сегодня не смогу… Надеюсь, извините?

Быстро повернувшись, Венера направилась прочь.

Маркиза это нисколько не обескуражило. Он лишь улыбнулся вслед девушке. Из газет ему было известно, что Поль Дюруа пробудет в Лондоне недели две. А это срок немалый. От своих намерений он не собирался отказываться.

– Что, опять очередная пассия? – насмешливо выгнул бровь Нэд Дарлингтон, разглядывая в витрине какие-то турецкие безделушки. – Блондинка… или блондинка?

Джек с удивлением посмотрел на друга:

– Как ты можешь?! Неужели для меня это главное в женщине?

– Я слишком хорошо и долго тебя знаю, – отозвался барон. – Слишком долго…

– Да… – кивнул маркиз и усмехнулся: – Нет! Эта женщина великолепна!

– Сколько помню, у тебя все такие.

– Вы циник, барон! – поморщился Джек. – Я, можно сказать, влюблен!

– Вижу, – вздохнул Нэд. – Ты всегда влюблен… Наверное, это и влечет к тебе женщин.

– Да, я люблю их всех! И не собираюсь в этом каяться. – Лицо маркиза приобрело меланхолическое выражение. – Она назвалась Венерой…

– Очень кстати. Значит, тебе не придется долго объяснять ей, что к чему.

– Нет, в этом есть какой-то тайный знак…

– Знак того, что ты скоро затащишь ее в постель.

– Увы, пока она меня решительно отвергла… Думаю, на осаду придется потратить несколько дней.

– Теряешь напор. – Барон насмешливо фыркнул. – А вдруг у нее опыта побольше твоего?

– Она француженка.

Он сам не знал, зачем это сказал.

– Значит, нужно ей намекнуть на твои выдающиеся способности… именно в этом плане.

– В том-то и дело, что она о них знает. – Джек растянул губы, но улыбка получилась невеселой. – В этом вся загвоздка.

– Так убеди ее, что ты вовсе не такой плохой, как о тебе говорят!

– Вот я и думаю, как это сделать.

– Обычно француженки знают, чего хотят. Может, ты не в ее вкусе?

– Брось! Мы очень мило беседовали… Пока она не узнала мое имя.

– И что? – Нэд пожал плечами. – Тогда она либо праведница, либо ханжа. В обоих случаях – не трать на нее время.

– Но мне хочется!

– Потянуло грудью на амбразуру? С каких это пор?

– Не бывает неприступных крепостей, – загадочно улыбнулся маркиз. – Нужно только правильно их осаждать.

Барин озадаченно посмотрел на друга:

– Слушай, а это прекрасный повод для пари! И если бы я тебя не знал… то, ей-богу, рискнул бы ударить по рукам!

– Я постараюсь, чтобы она узнала меня получше, – произнес маркиз с обезоруживающей улыбкой.

– Надеюсь. Кстати, тебя отвергали хоть раз?

– До сегодняшнего дня – ни разу, – с притворной грустью вздохнул Джек Фицджеймс.

В отличие от мудрого Нэда несколько приятелей маркиза, которым он в тот же вечер рассказал о своей неудаче, сделали ставки. Возможно, не очень жалели свои деньги. Или в обществе назрела потребность в свежем скандале? Во всяком случае, когда маркиз вечером добрался до «Брукса», там уже все говорили о пари. Ему оставалось лишь улыбаться, безразлично принимая поздравления и соболезнования. Задевало, правда, то, что на Венеру тоже ставили. Не много, но ставили.

До поздней ночи он просидел за карточным столом. Как обычно выиграл, потом, чтобы окончательно восстановить душевное равновесие, изрядно выпил. Разговоры о нем и мисс Дюруа уже не раздражали, наоборот, скорее доставляли удовольствие. Пока в самом конце вечера, когда опять сели за карточный стол, кто-то, будто случайно, не обронил:

– Она, кстати, сегодня на балу у герцогини Гроувленд. А почему ты не там?

– Вот именно, – подхватил еще один игрок слегка заплетающимся языком. – И обед ты пропустил.

В компании прекрасно знали, как Джек не любил бывать на званых обедах.

– Вы сюда в карты пришли играть или обсуждать мою интимную жизнь? – глухо отозвался маркиз, обводя лица партнеров тяжелым взглядом.

– И то и другое, – бездумно отозвался юный виконт Тэлмот. – А известно ли вам, что неприступная мисс Дюруа отвергла уже двух графов и вернула подарок одному пэру? – Не обращая внимания на гневный взгляд Джека, виконт взял еще одну карту и продолжил: – Уверены, что вас ожидает лучшая участь?

– Я не собираюсь предлагать ей свой титул. Надеюсь, это всем понятно?

– Нет, не понятно, – задорно откликнулся через стол граф Халверстам. – Вы ведь должны ей что-то пообещать!

– Я не собираюсь ей ничего обещать. И в ваших советах не нуждаюсь. – Маркиз выложил свои карты на стол. – А если вновь облегчил ваши портмоне, простите великодушно.

– Черт подери! – пробормотал Чарлз Гивенс. – Как это у вас получается?

– Просто везение, – отозвался Джек с милой улыбкой. – А может, вы слишком заняты устройством моих любовных дел и плохо следите за картами?

Все вняли совету и сосредоточились на игре, но без особого успеха. В течение часа маркиз выиграл еще двадцать тысяч, потом, взглянув на настенные часы, подозвал официанта и заказал бутылку бренди. Сложив выигрыш на поднос другого лакея, он приказал упаковать деньги, затем пожелал всем спокойной ночи и поднялся из-за стола. Внизу взял у официанта бутылку и вышел на улицу.

Он обещал герцогине, что прибудет к танцевальной части вечера, и до назначенного срока оставалось десять минут.

Глава 2

Часы на небольшой башенке у ворот Гроувленд-Хауса пробили полночь, когда маркиз, миновав обширный, посыпанный мелким гравием двор, поднялся на крыльцо и вошел в распахнутые двери парадного подъезда. Вручив бутылку бренди дворецкому, он дружески похлопал его по плечу:

– Не надо докладывать, Оливер. Герцогиня знает, что я приду, а другим не обязательно.

– Как скажете, милорд, – ответил дородный дворецкий, старательно улыбаясь. – Она уже спрашивала, опаздываете ли вы, сердилась.

– Разве я когда-нибудь опаздываю?

– В точности мои слова, милорд! Я так ей и сказал: на маркиза Рэдвера можно положиться. Если уж он пообещал, что будет вовремя, значит, будет.

– Но она с тобой, естественно, не согласилась? И сколько она тебе проспорила?

– Десять гиней, сэр, – не без гордости сообщил Оливер.

– Все правильно. Опаздывать – прерогатива женщин.

– Да, милорд! Бокал вина?

– Попозже. Черт, опять забыл перчатки!

– Ничего, сэр. Я могу поискать для вас пару.

Джек поморщился и покачал головой:

– С детства ненавижу перчатки. Да и Пегги, думаю, не будет возражать.

– Уверен, что не будет, милорд. Герцогиня считает вас лучшим танцором в городе, и ей все равно, в перчатках вы или без них.

– Тогда я пошел. – Маркиз кивнул и усмехнулся: – Благослови меня.

– Как скажете, сэр.

Оливер, низко поклонился и с улыбкой посмотрел ему вслед. Маркиз Рэдвер энергичными шагами поднимался по устланной ковром лестнице. Бокал шампанского, предназначенный маркизу, как часто бывало, опять достался ему.

Свет хрустальных канделябров отражался в позолоте стен, переливался на атласе бальных платьев, вспыхивал колкими бликами на дамских драгоценностях. Маркиз Рэдвер, стоя в дверях бального зала, несколько минут рассматривал гостей, и снисходительная усмешка блуждала на его губах.

Уже не одна из дам, круживших в вальсе, бросила мимолетный взгляд на статного мужчину, застывшего на пороге, и тому было немало причин. Своим ростом маркиз был обязан прямому родству по отцовской линии с Карлом II, а вот изысканная утонченность черт передалась, несомненно, от матери. В роду де Ланей, известном еще со времен нормандского завоевания, было немало красавиц. Остальное довершала работа парикмахера и портных. Все, что нужно подчеркнуть – широкие плечи, узкая талия, мускулистые бедра – выставлялось напоказ. Светло-кофейного цвета шейный платок в меру оттенял и подчеркивал самое главное – большие, угольно-черные цыганские глаза с густыми ресницами. Сейчас глаза щурились от предвкушения удовольствия, но нередко в них искрилась едкая насмешка; бывало, они метали и гневные молнии.

– Дорогой мой! Ты пришел!

Ликующий возглас герцогини перекрыл шум голосов, и теперь уже все взглянули на маркиза. Многие с затаенной надеждой.

Протянув к маркизу руки и не скрывая радости на покрытом чрезмерным слоем косметики лице, Пегги Хекстон торопливо пересекала зал. В молодости герцогиня была красавицей, многое от этой красоты осталось и сейчас: роскошные, затейливо убранные волосы до сих пор могли пленить, мраморной белизной сияли плечи, – но лицо уже нуждалось в тщательном уходе.

– Разве я мог не прийти? – с улыбкой ответил Джек, беря ее за руки. – Тем более, когда звучит мой любимый вальс.

– У тебя каждый вальс любимый, противный мальчишка! – Герцогиня шутливо наморщила нос, увлекая маркиза в круг танцующих. – А вот мне наконец-то есть с кем потанцевать!

До замужества герцогиня увлекалась сценой, а после смерти мужа осталась с таким состоянием, что могла без труда заполучить любого мужчину, и потому вторично замуж не спешила. Она говорила, что больше всего в жизни ценит свободу; но кто знает, что взбредет на ум богатой вдове. Однако Джека, который приходился Пегги крестником, эта сторона жизни герцогини вовсе не интересовала, и они просто наслаждались обществом друг друга.

– Я никуда не отпущу тебя весь вечер, – сразу предупредила Пегги.

– Буду вашим верным пажом, – кивнул маркиз с легкой усмешкой. – Приказывайте!

– А если я попрошу тебя извиниться перед мисс Дюруа?

Герцогиня попыталась заглянуть ему в глаза.

– Да ради Бога! Но за что я должен перед ней извиняться?

– Она, по-моему, сердита на тебя.

– Это она сама тебе сказала?

Джек окинул быстрым взглядом зал, но не заметил золотоволосой головки.

– Да. Сидела рядом со мной за обедом. Очень приятная девушка.

– Звучит угрожающе.

– Почему?

– Так обычно представляют соискательниц… Для меня это больше всего похоже на свадебный перезвон, плавно переходящий в похоронный.

– Господи, Джек! Она вовсе не соискательница!.. Насколько я поняла, она вообще не собирается замуж. Тебе нужно послушать ее…

– Вы меня интригуете, – сказал он, с филигранной ловкостью кружа герцогиню среди танцующих. – Еще не родилась на свет женщина, которая не хочет выйти замуж.

– А вот она бы тебя переубедила. Обязательно. И не спорь со мной!

Джек пожал плечами и, выведя герцогиню на относительно свободный участок, вновь закружил в вихре вальса. Он весь день не переставал думать о мисс Дюруа, поэтому разговор, конечно, интересовал его. Но не такой он был простак.

– Значит, тебе не терпится познакомить меня с нею? Джек внимательно посмотрел на герцогиню. – И, думаю, небескорыстно. Ты уже заключила с кем-то пари?

– Разве это пари? Так, мелочь…

Вспомнив актерские навыки, Пегги изобразила на лице полнейшую невинность.

– Надеюсь, – с нажимом сказал он. – Потому быстрого результата не обещаю.

– Да какой уж тут результат! Кое-кто уверен, что никакого результата и быть не может, – проворковала герцогиня, шутливо хлопнув его веером по плечу.

Джек усмехнулся и покачал головой:

– Так ты поставила против меня?

– А что такого? Кроме того, какая разница, если ты и не собираешься ничего делать?

– Предательница! – рассмеялся он.

Пегги притворилась обиженной.

– Вовсе нет. Я ведь тебя знаю, – проговорила она и смиренно опустила глаза, – Поэтому очень рискую проиграть.


В то время как все гости были уже осведомлены о предстоящей «охоте» и переглядывались в предвкушении очередного повода для сплетен, объект забавы ничего не подозревал и спокойно наслаждался прекрасным вечером.

Мисс Дюруа любила танцевать, к тому же герцогиня Гроувленд ей очень понравилась. Они быстро стали приятельницами. Тем более что завзятую аристократку Пегги Хекстон тоже, оказалось, волновали проблемы бедных: она считала, что любой человек заслуживает уважения и сострадания. Герцогиня даже предложила перевести значительную сумму на оборудование бесплатной больницы, которую Венера пыталась организовать в Париже, и обещала помочь с доставкой медицинского оборудования, заказанного мисс Дюруа на выставке.

Когда за обедом, сидевшая рядом дама довольно нелюбезно осведомилась, почему Венера здесь без мужа, герцогиня резковато ответила:

– Клара, это не твое дело… Заботься лучше о своем благоверном. Где он, кстати, сейчас? Я ведь его тоже приглашала… – Затем повернулась к мисс Дюруа и сообщила вполголоса: – Не волнуйтесь, она просто завидует вашей красоте.

После этого инцидента как-то сам собой завязался разговор о преимуществах и неудобствах замужества, в конце которого обе согласились, что если женщина достаточно обеспечена, то выходить замуж только для того, чтобы числиться замужем, не стоит.

– Вот если уж совсем потеряешь голову… – мечтательно вздохнула герцогиня.

На что Венера вполне резонно ответила, что пока таких мужчин не встречала.

– Не зарекайтесь… Это случается, когда меньше всего ждешь, – покачала головой хозяйка, и в глазах ее мелькнули лукавые искорки.

Как только начались танцы, Венеру окружила толпа претендентов. Она охотно танцевала, но ни один из мужчин, которые были то слишком напористы, то не в меру услужливы, не взволновал ее. Сказать честно, она вообще не помнила, чтобы ее кто-то волновал в жизни. Раньше думала, что все дело в ней, но потом убедилась, что дело в мужчинах.

В начале второго ночи она попросила очередного партнера проводить ее в буфетную. Усадив даму за столик, он отправился за шампанским, но где-то запропастился, а Венера, откинувшись на золоченую спинку стула и обмахиваясь веером, принялась рассматривать сделанные из разноцветного мороженого фрукты, выставленные на прилавке.

– Дорогой, принеси-ка нам вон тот шикарный ананас! – услышала она голос герцогини.

Венера обернулась и замерла, узнав высокого черноволосого красавца, который шел рядом с хозяйкой.

– Неси, Джек! Ты обещал сегодня исполнять все мои желания. – Пегги Хекстон подталкивала его веером из слоновой кости. – Ты ведь и сам хочешь. – Она грациозно опустилась на стул рядом с Венерой. – Как вам нравится у меня? Я не обманула ваших ожиданий?

Венера очаровательно улыбнулась:

– Все чудесно. Музыканты великолепны, и репертуар подобран со знанием дела.

– А вы прекрасно танцуете, я видела!

– Мне нравится танцевать…

– Тогда вам просто необходимо потанцевать с Джеком. Он тут лучший танцор. Во всем Лондоне не найдете такого!

– Я думаю, не стоит… Меня уже оповестили и о других его талантах.

– Да не бойтесь, он не кусается! А танцует на самом деле великолепно… Я приглашаю его на все свои вечера.

– А я предпочитаю держаться подальше от таких мужчин, как маркиз Рэдвер. Слишком много чести.

– Вы их просто не знаете… Давайте же, решайтесь! Это всего лишь танец.

Отказывать хозяйке было невежливо. Кроме того, Венере самой хотелось, чего уж тут скрывать, ближе познакомиться с маркизом, о котором ходило по Лондону столько противоречивых сплетен и слухов.

– Хорошо, я согласна, – сказала она негромко, заметив, что спутник хозяйки приближается к столику, перекинув через руку полотенце и держа на подносе ледяной ананас. Маркиз явно изображал из себя официанта. И получалось у него неплохо – Венере понравилось.

– А я тут рассказываю мисс Дюруа о старшей дочери леди Клары… которой, слава Богу, сегодня нет! – воскликнула герцогиня.

– Вот уж точно – слава Богу, – кивнул Джек, ставя на стол ананас. – Еще чего изволите? – Он изогнулся в угодливой позе.

– Дело в том, что леди Клара прочит свою дочь в жены маркизу, – сообщила герцогиня, метнув лукавый взгляд в своего крестника.

– Пегги думает, что это очень смешно, – отозвался он, пододвигая себе стул.

– Рано или поздно и ты женишься. – Герцогиня кокетливо склонила голову набок.

– Если вы решили поиздеваться надо мной, то я лучше пойду принесу чего-нибудь еще, – хмуро произнес маркиз. – Лимонаду не желаете? Кроме того, думаю, у мисс Дюруа найдется лучшее развлечение на сегодняшний вечер.

– Как сказать… – отозвалась герцогиня. – До сих пор она еще не послала нас к черту!

– Сейчас точно пошлет, – мрачновато усмехнулся маркиз.

Венере понравилась его хмурая усмешка. А Джек, взглянув на нее исподлобья, снова поразился тому, как все великолепно и соразмерно в этой женщине.

– Тогда, милые дамы, я весь в вашем распоряжении…

– Я тут сделала пожертвования на больницу мисс Дюруа, – сказала несколько неожиданно герцогиня, чтобы разрядить затянувшуюся паузу. – Джек, почему бы и тебе не заняться благотворительностью?

– Это звучит как приказ, Пегги, – улыбнулся он.

– Это и есть приказ. Ты ведь богат, как Крез! Скажите ему, сколько вам нужно, – обратилась она к Венере.

– Ну что вы! Это совсем не обязательно, – попыталась отказаться Венера.

– Глупости! – перебила герцогиня. – С Джеком не нужно играть в светские игры. Ему нравятся люди простые – вроде меня. – Она похлопала маркиза веером по плечу. – Вам ведь на самом деле нужны деньги на больницу.

– Да, конечно, – быстро согласился маркиз, спасая Венеру от хозяйского напора. – Утром напишу распоряжение в банк.

– Надеюсь, это будет пристойная сумма?

Герцогиня милостиво погладила его веером по руке.

– О чем вы говорите, Пегги! Еще приказы будут?

– Пригласите мисс Дюруа танцевать, и остаток вечера я буду молчать, как рыба.

– Это невозможно не исполнить. – Маркиз вежливо улыбнулся Венере. – Идемте, мисс Дюруа, пока она не передумала. Во время танца она, по крайней мере, не сможет докучать нам своими приказами.

– Ничего, я потом наверстаю, – быстро нашлась герцогиня.

– Вы позволите, мисс Дюруа? – Джек поднялся из-за стола и предложил руку Венере. – Только подумайте, на остаток вечера мы свободны!

В черных глазах его плясали лукавые искорки.

Венера вздохнула и тоже встала, протягивая ему руку. Переспорить герцогиню было невозможно. Кроме того, маркиз, несмотря ни на что, все больше нравился ей.

– Вы меня убедили.

Венера взяла его под руку и вдруг испытала непонятное, небывалое волнение, которое странным образом передалось маркизу. Его пальцы невольно слишком сильно сжали ее кисть.

– Извините, – пробормотал он, но хватки не ослабил.

Герцогиня с улыбкой смотрела, как они выходят из комнаты. Она уже видела такое, но эти двое еще не знали, что сейчас между ними в танцевальный зал шествует сама Любовь.

Лорд Рэдвер уловил, как стихли разговоры, когда они с Венерой появились на пороге. Но уже через секунду ему стало наплевать на это и на все остальное. Он видел только линию плеча, обтянутого желтым муслином, улыбающийся краешек нежных губ, и в груди его что-то горячо и повелительно толкнулось.

– А ведь я вам нравлюсь, – услышал он тихий голос и ощутил волну пряного запаха, исходившего от ее волос.

– Сказал бы «нет»… но не могу.

– Даже если бы и сказали, я бы не поверила. Это так заметно… – сказала она еще тише, – и не только по вашему лицу.

Она, оказывается, могла быть язвительной, но сейчас это не волновало маркиза.

– Что поделаешь… Это одно из достоинств… и недостатков вальса.

– А вы на самом деле хорошо танцуете, – спокойно заметила Венера, когда маркиз в одном из поворотов плотнее прижал ее к себе, и она не могла не ощутить того твердого, что уперлось ей в живот.

– Скажите, я на самом деле произвожу впечатление… развратника?

– Знаете, я о вас как-то слишком мало думала, и эта сторона вашей жизни меня абсолютно не интересует. К тому же об этом у каждого свое суждение.

– А у вас какое? Не хочу, чтобы вы рассердились опять.

– Опять?

Она взглянула на маркиза снизу вверх и с некоторым удивлением обнаружила, что его подбородок приходился на уровне ее глаз. Во Франции не часто встретишь таких высоких мужчин.

– Мне показалось там, на выставке…

– Только показалось… – поспешила заверить она. – Мне, например, и сейчас кажется, что мы с вами играем на сцене в каком-то спектакле.

– И вам нравится?

– Быть на сцене или быть с вами? – Ее губы сложились в загадочную улыбку. – Это зависит от того, как много вы… поставили на меня…

– Поставил, – машинально поправил маркиз и на секунду смутился. – Это глупо, я понимаю.

Она с удовольствием рассмеялась:

– Ладно, маркиз, не стройте из себя паиньку! В этом отношении Лондон недалеко ушел от Парижа. Там все тоже по любому поводу заключают самые несусветные пари. Я только хочу знать… Иначе вы крупно проиграете.

– Черт возьми, да не ставил я на вас!

– Значит, пари все-таки были?

Лорд вспомнил длинный список и раскрасневшиеся от азарта лица приятелей.

– Может, обсудим это в другом месте, а не посреди танцевального зала?

– Не хотите опозориться перед всем городом?

Маркиз помедлил, потом с неохотой кивнул.

– Вот уж не думала, что вы заботитесь о своей репутации! Что же нам делать? Я хочу знать все и немедленно!

– Хорошо. Идемте в библиотеку. – Он, ловко лавируя, стал выводить её к краю зала. – У Пегги есть прекрасная библиотека. Там нам никто не помешает.

– Но могу ли я положиться на вашу сдержанность и благородство?

– Не уверен, – с нагловатой откровенностью отозвался маркиз и проникновенно глянул ей в глаза.

– Тогда я буду настороже, – пообещала Венера, облизав кончиком языка верхнюю губу.

Выведя Венеру из круга танцующих, маркиз крепко взял ее под руку и решительно повел за собой. Венера подумала, что наверняка он не первый раз идет этим путем. Но лишь усмехнулась. Любопытные взгляды гостей тоже не слишком волновали ее.

– Вы так хорошо здесь все знаете, – с усмешкой сказала она, когда маркиз, проведя ее почти через весь дом, стал уверенно подниматься по лестнице. – Случись пожар, не пожелала бы себе лучшего спасителя.

– Если уж что-то делаешь, то нужно относиться к этому серьезно, – отозвался он и, поднявшись на второй этаж, решительно повернул налево.

– Согласна. Но вы так мало обращаете внимания на окружающих. Вас, наверное, считают грубияном?

Не сбавляя шага, он посмотрел на нее сверху вниз и хмыкнул:

– Грубияном? Нет. Я не делаю людям ничего плохого, если меня не провоцируют…

– Вы точно как мой брат! Во всех своих дуэлях он винит соперников.

– В Англии дуэли запрещены.

– Перестаньте! Я ведь не школьница… Мне только вчера рассказали о некоем «диспуте» между виконтом Кофриджем и лордом Ферретом под Брайтонским мостом…

– Это их личное дело. Что творится на континенте, меня тоже мало волнует. – Он остановился и с легким поклоном распахнул перед ней дверь. – Вот мы и пришли.

Пропустив Венеру вперед, маркиз внимательно оглядел пустой холл позади и, войдя следом в библиотеку, плотно прикрыл за собой дверь.

Просторное, с высокими потолками помещение было едва освещено. Массивные кресла и диваны, расставленные между книжными шкафами и по углам, смутно вырисовались темными пятнами. Маркиз остановился в нерешительности. Откровенно говоря, несмотря на весь свой опыт, что делать дальше, он не знал. С любой другой женщиной он поступил бы точно так же, как делал множество раз, – нашел бы самый мягкий диван в самом темном углу… Но с мисс Дюруа все было иначе.

– Где желаете присесть? – вежливо поинтересовался он, широким жестом обводя библиотеку. И, заметив ее нерешительность, совсем тихо добавил: – Если, конечно, хотите…

Венера с любопытством посмотрела на него, слегка пожала плечами и повела головой. Смутный отблеск неярких огней делал ее глаза бездонными и загадочными.

Медленно, словно боясь испугать, он взял ее за руку и, приблизив узкую ладонь к своим губам, осторожно поцеловал. Она не отдернула руки и издала едва слышный, похожий на мягкое воркованье звук, от которого у Джека мучительно сжалось внутри. Чувствуя, что уже готов к обычному развитию событий, он свободной рукой обхватил ее талию и притянул к себе.

В глубокой тишине, нарушаемой лишь потрескиванием поленьев в камине, он слышал свое шумное, уже не сдерживаемое дыхание и ее легкие прерывистые вздохи. В низу живота разлилось знакомое жгучее тепло. И все же что-то было не так. Он, пожалуй, впервые в жизни думал о том, что совсем не знает этой женщины, которая при первой встрече так решительно отвергла его. Что же заставило ее сейчас прийти сюда?.. Поэтому он действовал медленно, сдерживая себя, словно давая ей свободу в любой миг передумать.

В ответ на его первый поцелуй она глубоко вздохнула и неторопливо обвила шею маркиза руками. В глазах Венеры блуждали потаенные огни.

После второго поцелуя руки ее медленно заскользили по плечам Джека, по груди, словно приноравливаясь к очертаниям мускулистого тела, смелея и находя в этом все больше удовольствия.

– Сама не знаю, что со мной… – пробормотала она. – Наверное, ваш одеколон так действует…

– Это же здорово, – прошептал он. – Теперь буду купаться в нем.

Она рассмеялась, но Джек погасил этот смех поцелуем и еще теснее прижал ее к себе. Венера задышала часто и прерывисто. Маркиз слишком хорошо знал эту фазу женского возбуждения и теперь действовал почти не думая. Обхватив ее за бедра, он приподнял Венеру и на руках понес к ближнему дивану. С тихим стоном она прилегла на кожаные подушки и слегка оттолкнула его. Но он отвел ее руку и опять поцеловал, на этот раз долго и страстно.

– Мне так нравится, – пояснил он в ответ на протестующее движение.

– Но я… задохнусь…

Джек вновь припал к ее губам. А Венера уже не понимала, что творится с ней. Она привыкла считать себя женщиной независимой, во всяком случае – от мужских вожделений, и способной в любой момент принять разумное решение. Но сейчас, прекрасно понимая, что произойдет в ближайшие несколько минут, она не хотела принимать никаких решений. Восхитительное, мучительное нетерпение, волнами разгоравшееся во всем теле, уносило куда-то мысли.

– Может, не стоит? – пробормотала она, когда маркиз начал расстегивать лиф ее платья.

Он покорно остановился, застыв над ней в довольно неудобной позе. Но уже через секунду Венера притянула его к себе, прошептав:

– Не слушайте меня…

Когда на ней остались только нижняя юбка и чулки, Венера вдруг встрепенулась и едва не вскочила с дивана.

– Дверь! – крикнула она.

Джек на мгновение замер, потом сообразил, рывком поднялся и быстро пересек комнату. Венера невольно залюбовалась могучей грацией его движений, разлетом черных, блестящих волос.

Он запер дверь, быстро вернулся, опять прилег рядом и, словно не замечая ее смущения, с улыбкой сообщил:

– Теперь вы в полной безопасности.

– Как сказать, – покачала она головой и лукаво улыбнулась. – Все зависит от точки зрения.

– Какая же тут опасность? Сплошное удовольствие, – выдохнул он, целуя пышную округлость ее груди.

Когда он касался губами припухлых сосков, Венера на миг замирала, сдерживала дыхание, чтобы потом прерывисто вымолвить:

– Еще…

Руки ее блуждали по груди маркиза, развязывая галстук, расстегивая рубашку.

Он ловко стащил с нее нижнюю юбку – ту словно сдуло легким ветерком, и Венера осталась в одних белых шелковых чулках. Движения его рук становились все более нервными, напористыми. Мисс Дюруа прикрыла глаза.

Она не сопротивлялась и не поощряла маркиза. Лежала улыбаясь, маня из полумглы розовыми бедрами. Маркиз ласкал ее грудь, живот, но то и дело останавливался. Она понимала, сколько сил ему требуется, чтобы сдерживать себя. И не знала, на сколько еще хватит этих сил.

– Теперь разденьтесь сами, – проговорила она вдруг, слегка отталкивая его и приподнимаясь. Пышная грудь колыхнулась, обрисовываясь четкими полушариями. – Если ничего не имеете против, конечно…

Чтобы обнажиться до пояса, ему оставалось скинуть расстегнутую рубашку. Что он и сделал.

– И остальное – без проблем, – с улыбкой сообщил маркиз и встал с дивана.

Венера повернулась на бок и, подперев голову рукой, с улыбкой смотрела на него.

– Желаете наблюдать? – спросил он, глядя в упор.

Она смежила веки. Смущение, на миг мелькнувшее в его глазах, не укрылось от Венеры. Для человека с его репутацией… Но это не озадачило, а скорее обрадовало.

Брюки, метнувшись в воздухе черной тенью, упали на кресло…

– Если готовы, то прошу, – проговорила она, не открывая глаз, и легла на спину. – Поспешите…

– А если я никуда не спешу?

– Не будьте смешным, – усмехнулась Венера. – Вы что, ожидали встречи с девственницей?

В глазах маркиза мелькнуло раздражение. Он развернул плечи, во всей его позе проявилась надменность. И не сделал ни шагу к дивану.

– Я не охотник на девственниц. Но и прожженную шлюху строить из себя не стоит…

– Ясно, – спокойно отозвалась она. – Считайте, что мы играем на равных.

Маркиз стоял, смотрел на нее и не мог поверить, что все это происходит с ним наяву. Роскошная женщина распростерлась на диване, совсем как на старой картине, он рядом с ней… Все казалось бредом.

– Извините, – пробормотал маркиз. – Я временами плохо соображаю.

– Значит, у нас никакая не схватка?..

– Не знаю, как для вас. Но я думал об этом по-другому.

Он криво усмехнулся и направился к креслу.

– Вы великолепны, – с улыбкой заметила Венера. – В этом месте мне нужно бы пролить слезу. Но, извините, никогда не слышала об искренних соблазнителях.

– Зато я точно знаю: если хочешь искренности, не стоит искать ее у женщины…

– Вот и прекрасно. Надеюсь, мы оба что-то почерпнули из этой встречи.

– Значит, вы с самого начала все это?..

Он остановился на полпути.

– Нет, я не столь самоуверенна. Не думаю, что смогла вам что-то доказать…

– Ладно. – Он вопросительно посмотрел на нее: – А если бы я был более настойчив?

– Может, попробуем? Тем более сейчас вы мне гораздо больше нравитесь, чем в портновском великолепии.

Маркиз нисколько не смутился. Не укрылся от него и ее легкий судорожный вздох.

– Ну, так что же?

Он сделал шаг к дивану.

Венера села, словно желая защититься. Он, словно успокаивая, протянул к ней руку и медленно опустился на колени.

Потом опять все было как во сне. Ее нежные пальцы гладили его грудь, живот, пробираясь все ниже… Он вздрогнул и судорожно втянул воздух, не понимая, что заставляет его до сих пор сдерживаться.

– Вы так терпеливы, – прошептала она. – А я больше ждать не могу…

Тогда он мощно рванулся к ней, опрокидывая на спину, стискивая в объятиях. Тело Венеры сделалось мягким, податливым. Джек машинальным движением притянул ее ближе, раздвинул бедра… и услышал почти беззвучное, но твердое:

– Я совсем забыла. Нам нужен… презерватив.[2]

Джек испытал в своей жизни многое. Но такого с ним не бывало. Сначала он не понял. Лишь несколько секунд спустя осознал, насколько это неожиданно и глупо. Да она сама не понимала!.. Не в силах сдержаться, Джек приподнял ногу Венеры и отвел ее в сторону. – Я не шучу.

На этот раз толчок был ощутимым. Маркиз отшатнулся от дивана.

– Это что, новый раунд твоей игры? – спросил он сквозь зубы. Все его тело дрожало. – Уверяю, ты выбрала не лучший момент.

– Не понимаю, – недоуменно проговорила Венера, сдвинула ноги и села, – что тебя так взбесило? Я думала, у такого… специалиста, как ты, всегда есть с собой пара штук.

– Пошла ты к черту! – выдохнул он после долгой паузы.

– И ты туда же, – отозвалась она. – Эгоистичный мужчина! Думаешь только о себе, о собственном удовольствии – на других тебе плевать!

– Куда мне до тебя… Получили бы удовольствие оба, без всяких проблем. Я давно не мальчик и вполне овладел этим искусством.

– Сомневаюсь, – фыркнула она, подбирая с пола лиф. – Представляю, сколько детей ты наплодил со своим «искусством»…

– Нисколько! Если бы ты лучше учила уроки, то знала бы… А если не знаешь, то нечего тащить всех мужиков подряд в постель!

– Я?.. Я тащила тебя?!

Схватив с пола туфлю, Венера швырнула ее в маркиза. Он поймал туфлю и поставил на пол рядом с собой.

– Что-то я не заметил, мадам, что вы сильно сопротивлялись. Полчаса назад мы еще сидели в буфетной…

– Ах ты, негодяй! – Она стиснула кулачки и чуть не вскочила с дивана, но вспомнила, что из одежды на ней – одни чулки. – Похотливый ублюдок! Убила бы тебя, если бы от этого была какая-то польза!.. Думаешь, меня покорили твои неотразимые чары? Да я просто год не была с мужчиной! Мне очень захотелось, вот и все!

– Черт, это же меняет дело. – Тон у маркиза был явно озадаченный. Весь гнев разом пропал. – Прости, ради Бога! Тогда все остается в силе…

– Что остается в силе? – спросила она, язвительно усмехаясь.

– Если у тебя год не было мужчины… Я готов… помочь… м-м-м…

Голос у Джека был такой растерянный, что Венера смутилась. Она не знала, верить ему или нет. Но воспоминания о его прикосновениях, поцелуях все еще будоражили ее.

– Ты уже помог, – проговорила она сухо, пытаясь застегнуть лиф. – Кроме того, я без презерватива не буду.

– Тогда я достану! – Джек метнулся к креслу, стал собирать с него одежду. – У кого-то из танцоров внизу наверняка найдется…

Венера не знала, что делать. Рассудок вопил, что это – чистое безумие. Но тело, ничего не слушая, рвалось навстречу этому мужчине, который, прыгая перед ней на одной ноге, торопливо одевался… Нет, это невозможно, решила она. И сказала:

– У меня будет одно условие.

– Посмотри на меня, – ответил он, наконец, справившись с бельем. – Я согласен на любое!

– Пусть для нас обоих это станет чем-то вроде благотворительности… Не будем искать друг у друга никаких чувств.

– Ради Бога! Хотя меня, честно сказать, впервые просят о таком одолжении.

– Зато меня сколько раз просили! – с лукавой усмешкой отозвалась она.

– Ты – маленькая сучка!

– Не такая уж и маленькая, – ответила Венера елейным голосом.

Джек смерил ее оценивающим взглядом. Особенно долго разглядывал пышную грудь, поднятую лифом. Наконец кивнул:

– Пожалуй.

С остатками туалета он закончил в полторы минуты. Уже готовый броситься на поиски, спросил:

– Значит… договорились?

– Только с презервативом. Без него можешь не возвращаться.

– Разумеется!

– Слушай, – остановила она его уже у двери. – А что будем делать, если к тому времени, когда ты найдешь… я передумаю?

Он пожал плечами, потом озорная, совсем мальчишеская улыбка появилась на его губах.

– Тогда я заставлю тебя опять передумать!.. Запри за мной. Я постучу два раза, когда вернусь.

– Поспеши, – проговорила Венера, вставая с дивана.

Когда его шаги затихли в коридоре, мисс Дюруа направилась к дивану, но передумала и, подойдя к столу, налила себе добрую порцию шерри. Потом, нисколько не смущаясь своего вида – лиф давно свалился с нее, – подсела к огню и, попивая из бокала, задумалась.

Глава 3

Прежде чем спуститься в танцевальный зал, Джек осмотрел себя в большом зеркале, наспех пригладил волосы, поправил шейный платок и решил, что если не будут присматриваться, то никто ничего не заметит. Главное – держаться легко и непринужденно. Это он умел. Но вот у кого можно найти проклятый кусок резины?

Маркиз обошел по периметру весь зал, оценивающе поглядывая на мило беседовавших дам и кавалеров. Не подходить же ко всем подряд! Он точно знал, что большинство мужчин его круга мало интересовалось такими мелочами, как предохранение во время занятий любовью, – положение в обществе и деньги давали им возможность рассматривать это как легкую, беззаботную игру, нисколько не заботясь о последствиях. И все же у некоторых хватало ума и благородства относиться к женщинам как к равным себе. Кого-нибудь их них Джек и пытался сейчас отыскать.

Была еще одна проблема – как сохранить это в тайне? Иначе утром весь блистательный Лондон, который жить не мог без сплетен, будет знать, что он бегал по дому герцогини, разыскивая презерватив, в то время как мисс Дюруа ждала его наверху.

Джек заметил стоявшего неподалеку лорда Элверса и поморщился. Лорд очень заботился о своем здоровье, и у него вполне могло оказаться то, что требовалось маркизу. Но лорд был отчаянный сплетник.

Он все же подошел сбоку и вполголоса изложил суть проблемы. Лорд даже не повернулся, но Джек видел, что губы Элверса растянулись в улыбке.

– Так спешите?

Джек понял, что зря подошел к этому болвану. Однако делать было нечего.

– У вас есть или нет? – повторил он спокойно и вежливо.

– Может быть, – с усмешкой отозвался Элверс.

– Тогда буду очень обязан. – Джек сделал паузу и раздельно произнес: – А еще больше буду обязан, если об этом никто не узнает.

– Все это прекрасно, – хмыкнул Элверс. – Но как же насчет моей сестры?

– Джордж! – Маркиз еле сдерживался. – Сейчас не время и не место обсуждать наши отношения с Салли… У вас есть или нет?

Юный лорд нарочито медленным движением извлек из кармана два небольших пакетика и протянул Джеку.

– Очень надеюсь, что вас ждет не моя сестра.

Не объяснять же ему сейчас, что у них ничего не было с Салли, которая сама одно время буквально вешалась на шею маркизу. А остальное, как всегда, домыслило «общественное мнение».

– Большое спасибо, – сказал Джек, пряча пакетики в карман и пожимая Элверсу локоть. – Уверен, что все останется между нами… Салли – огромный привет!

Не слушая, что ответил Элверс, он, степенно шагая, добрался до лестницы и, едва сдерживаясь, чтобы не прыгать через две ступеньки, поднялся наверх. Но в пустом коридоре второго этажа он уже пустился бегом.

В ответ на стук в комнате послышался шорох. Джек не смог сдержать нервного вздоха. А вдруг она успела передумать?

– Кто там? – спросила Венера из-за двери.

– Посыльный, – ответил он, прогоняя хмурую усмешку с губ.

Ее лицо, показавшееся в приотворенной двери, было веселым, но немного испуганным.

– Вы так быстро вернулись…

– У меня была на то причина, – ответил он, проскользнув в библиотеку, и его взгляд помимо воли остановился на оказавшейся совсем рядом обнаженной груди Венеры. Заперев за собой дверь, он показал два маленьких пакетика: – Это все, что удалось достать. Не хотелось слишком привлекать внимание…

– Нас еще не разыскивают?

– Никому и дела нет!

– Это хорошо.

– По дому бродит сотни три гостей, и, думаю, не мы одни решили уединиться.

– Я вообще-то не люблю такого, – произнесла задумчиво Венера.

Джеку показалось, что она не вполне искренна, особенно если учесть, что стоит перед ним в одних чулках посреди библиотеки Пегги Хекстон. Он хотел сказать, что рано или поздно их все равно хватятся, поэтому лучше поспешить, но не успел.

– Твой шейный платок выглядит ужасно, – произнесла она вдруг и, шагнув к маркизу, поправила. – Вот так. Нужно было раньше заметить.

Джек рассмеялся и заключил ее в объятия.

– Когда мне понадобится заботливая жена, дам тебе знать.

– А если мне понадобится муж, то и не подумаю тебя известить.

Зеленые, широко распахнутые глаза смеялись. Губы были совсем близко. Джек не удержался и, наклонившись к ней, поцеловал.

Когда она снова смогла говорить, то чуть слышно произнесла:

– Ну что?.. Попробуем одну из этих штук?

Он подвел Венеру к дивану возле самого камина и усадил на теплую кожу.

– Я очень рад, что ты не ушла, – сказал, присаживаясь рядом.

– Препятствия только усиливают желание, – отозвалась Венера, поднимая на него глаза. – Ты и сам это прекрасно знаешь.

Она легла на подушки, Джек, сняв галстук, принялся расстегивать рубашку. Освещенные живым огнем бедра Венеры неодолимо притягивали к себе.

– Нам здесь никто не помешает? Герцогиня не придет проверить?

– Пусть только попробуют…

Джек стащил с себя рубашку и опустился на колени. Венера вытянула руку и коснулась его груди.

– Мне нравится, что ты думаешь не только о себе, а пытаешься понять и меня…

– Ну, была бы моя воля!.. – рассмеялся он, расстегивая брюки.

– Вот ты, оказывается, какой!

Венера гладила его грудь, окидывала взглядом широкие мускулистые плечи и словно погружалась в какой-то огненно-сладкий омут. Закрыв глаза, она скользнула рукой по его животу, ниже…

– Это ужасно прозвучит, если я скажу, что очень хочу тебя? И поскорее…

– Ужасно… – Он взял с дивана пакетик и разорвал его. – Но не очень. Я сам едва сдерживаюсь… Черт! Никогда ими не пользовался. И сегодня только ради тебя…

Ее глаза вспыхнули странным огнем, и Венера улыбнулась.

– Все равно как перчатку натягиваешь… – бормотал он. – Сам не понимаю, что со мной…

– Обыкновенное наваждение, лорд Рэдвер. Такое бывает…

Он заглянул в глубину зеленых глаз и придвинулся ближе.

– Может, мороженое так подействовало?

– Может…

Он раздвинул ей ноги и придвинулся еще ближе.

– А теперь не изволите ли чуть опустить вашу?..

– Какая учтивость, – с улыбкой отозвалась она, пододвигаясь.

– Боюсь, это последняя учтивость…

– Перед чем?

– Перед тем, как нам обоим станет все равно!

– Тогда не будем тратить времени… – выдохнула она чуть слышно, – на учтивость…

Джек медленно придвигался к ней, все шире раздвигая и приподнимая бедра Венеры.

– Господи!.. Где ты была всю мою жизнь?

– Тебя ждала… О-о!..

Венера ощутила, как ее заполняет что-то огромное и к нему, мощно и ровно двигавшемуся внутри ее тела, стягиваются все ощущения. Она приподнялась, нашла руками его плечи.

Джек, приняв это как поощрение, стал двигаться свободнее, могучими толчками. Венера замирала, переставая дышать, потом судорожно выталкивала из груди раскаленный, сухой, словно песок, воздух.

Услышав свой стон, такой отчетливый и громкий в полутьме пустой библиотеки, она испугалась. Но тут же с бешеным восторгом, рвущимся изнутри ее существа куда-то вверх, ощутила, как Джек на мгновение замер, потом сильно задрожал, изо всей силы толкаясь в нее, и тоже застонал.

Когда она открыла глаза, то увидела склоненное над ней озадаченное лицо маркиза.

– Что такое?

– Хм… Как-то все слишком быстро получилось. Со мной такое редко бывает…

– Не волнуйся, – отозвалась она с улыбкой и добавила тихо: – Я еще хочу… Очень.

Джек наклонился и впился в ее губы поцелуем. Венера отвечала с такой же страстью, и несколько минут они безостановочно, словно безмерно голодные, ненасытно целовали друг друга. Только ощутив, что Джек готов продолжить, она, будто с трудом припоминая слова, пробормотала:

– Надень… другой презерватив… Быстрее…

Джек и так изо всех сил спешил. Венера смотрела на него с блаженной улыбкой, пряча взгляд и сгорая от желания. Она не подозревала, что можно так сильно хотеть мужчину. Неистово, бездумно, забыв обо всем. Ее пальцы блуждали по четко обозначенным под кожей долькам мышц на его животе. Потом его руки опять подвинули ее к краю дивана, и вновь началось безостановочное кружение, огненный танец для двоих.

– Два – ноль, – сообщил Джек, тяжело дыша и отстраняясь от нее.

– Невероятно, – отозвалась она не сразу. – Это было… еще лучше. Не уходи…

Джек улыбнулся и обессилено прилег на нее.

– Не ушел бы… Даже если бы мог.

– А я бы тебя и не отпустила…

Но маркиз очень недолго чувствовал себя обессиленным. Уже через пару минут Венера ощутила, как его пальцы нежно гладят ее грудь, а между нот у нее что-то шевелится, быстро вырастая в размерах.

– Джек, у нас ведь больше нет… презервативов.

– Ну и что?

– Ничего, – отозвалась она, но остановила его руку.

– Не беспокойся. Я же тебе сказал…

– Но кто-то из нас двоих должен побеспокоиться!

– Пусть это буду я… Поверь…

– Не верю я тебе. – Она решительно отвела его руку и привстала. – Когда это случится, будет поздно рассуждать, кто был прав, а кто – виноват… Все, пусти меня!

Брови маркиза удивленно и негодующе взметнулись.

– И все твои любовники с радостью принимали такое обращение?

– Какая тебе разница? Уходи!

Джек хмыкнул, хотел что-то ответить, но сдержался. Соскользнул с дивана и встал на ноги.

– Нервная ты какая-то, – сказал не без язвительности. Подойдя к столу, налил себе из графина шерри, и только сделав пару больших глотков, предложил ей:

– Хочешь выпить? Тут шерри есть.

– Как это вы обо мне вспомнили, маркиз? Просто верх деликатности… Спасибо, не хочу.

– Ничего. Можете называть меня Джек. Ваше здоровье! Если опять возникнет желание, только намекните…

– Не возникнет.

Он все же налил ей шерри, и Венера взяла у него бокал.

– Что с тобой такое?

– А что? – Она сделала глоток и взглянула на маркиза. – Все кончилось… Возвратилось на круги своя. Я опять вспомнила, кто вы такой. И поняла, что у меня есть веские причины протрезветь.

– Да я могу об заклад побиться! У меня еще нет ни одного ребенка!

– Угу. О которых вы знаете, благородный лорд! А сколько, тех, о которых понятия не имеете?

– В том-то и дело, что я бы знал. Их мамаши постоянно тянули бы из меня деньги.

Она сделала еще глоток и, глядя куда-то мимо, покачала головой:

– Самонадеянный циник! Наверняка считаешь, что все женщины – лживые корыстные твари…

Маркиз только пожал плечами.

– Я бы никогда не попросила у вас ни пенни…

– Да я бы и не дал.

Он рассмеялся и хотел потрепать ее по плечу.

– Ну, это уж слишком!

Венера со злостью оттолкнула его руку.

– Простите… Что – любовь уже иссякла? Напрочь?

– Я же сказала, что никакой любви больше не будет! Если вы не хотите этого понять, маркиз Рэдвер, тем хуже для вас.

– Боюсь, что хуже будет для вас… – Он уже смотрел на нее в упор с очаровательной, нагловатой улыбкой. – Кроме того, если вы так боитесь этого, есть ведь и другие способы… получить не меньшее наслаждение…

– Что ты имеешь в виду?

– Существует столько способов, что ты, и представить себе не можешь.

Он подошел и присел рядом. Венера замерла, но не оттолкнула его. Рука маркиза легла на ее колено и медленно двинулась вверх.

– Ну, и что ты хочешь делать? Предупреждаю…

– Успокойся. Ничего страшного не будет…

Его рука скользнула по внутренней стороне бедра Венеры, двинулась выше, нежно, но властно раздвигая ноги. Другой рукой он взял у нее стакан. Венера знала, что зря позволяет ему делать это, предчувствовала, знала точно, чем все закончится, и все равно не могла сопротивляться. Или не хотела.

Он опять опустился на колени рядом с диваном, все выше поднимая ее бедра и все шире раздвигая их, и стал покрывать медленными поцелуями нежную, чувствительную кожу. Венера чувствовала, как горячая волна сладостной дрожи снова поднялась в ней, смывая все мысли.

Сколько это продолжалось, она не знала и не хотела знать. Голова Джека поместилась между ее ног, пальцы Венеры гладили, ерошили, стискивали в пригоршнях его жесткие волосы. Наверное, иногда она делала ему больно, тогда Джек невольно вздыхал и чуть отстранялся. Губы его становились все настойчивее.

– Нет… Не надо… – шептала она, но сама при этом всем телом стремилась навстречу, выгибаясь дугой, раздвигая бедра.

– Вот видишь, – бормотал он иногда. – И никакой опасности…

Она словно очнулась, когда ощутила, что огромное твердое нечто опять проникло в нее, на этот раз уже без всякой резины.

– Джек, что ты делаешь?..

– То самое, – отозвался он невинно. – Тихо… Успокойся.

Руки Венеры толкнули его в грудь, но вдруг ослабели и, вцепившись в плечи маркиза, с неистовой силой притянули их.

– А!.. – воскликнул Джек. – Да у вас острые коготки! Наверное – до крови…

– Ты негодяй! Подлец… – бормотала Венера, судорожно сжимая пальцы. – Негодяй…

– Не волнуйся, все будет… в порядке, – отвечал он, прерывисто дыша. – Я… обещал…

Потом они лежали рядом, разгоряченные, обессиленные. Венера не знала, спит она или нет. Но если спала, то во сне ей виделось то же самое. Она тихонько застонала, ощутив, как пальцы Джека снова нежно гладят ее соски, скользят по животу.

– Что ты делаешь? Сколько это будет продолжаться?

– Всю ночь, – отозвался Джек вполне серьезно.

Она глубоко вздохнула и со стоном повернулась на спину.

Ночная темнота за окнами сменилась легким намеком на серый рассвет. Последние угли в камине истлели в седой пепел. Джек лежал, подложив под спину подушку, голова Венеры покоилась у него на груди, золотой шелк волос, рассыпавшись пышными волнами, щекотал подбородок.

– Ты заснула? – спросил он негромко.

Она ответила не сразу.

– Гости, наверное, разошлись… Как мы будем уходить?

– Легко. Самые зловредные старухи давно уже спят. А те герои, что еще остались, наверняка в такой кондиции, что им на нас наплевать.

Венера пожала плечами и теснее прижалась к нему.

– Утром я пришлю тебе букет, – пробормотала она, взглянув лукаво снизу вверх. – Ты заслужил.

– Мне бы лучше подошло что-нибудь с изумрудами, под цвет твоих глаз.

– Теперь я понимаю, почему все женщины от тебя без ума…

– Не подлизывайся, – ворчливо сказал он.

– И не думала.

Венера повернулась на живот и посмотрела ему в глаза. Но он смотрел куда-то в сторону.

– Думала… – пробормотал маркиз. – Я в этом кое-что понимаю.

– Слишком много ты понимаешь! И слишком много о себе мнишь.

– Кое-что… Но тебе не идет разыгрывать из себя кокетку.

– А может, мне хочется? – Она все пыталась заглянуть ему в глаза. – Опять будешь спорить?

– И не собираюсь, – лениво, будто в полусне, покачал он головой.

– Тогда завтра встретимся опять?

Джек приподнялся с подушки и смущенно кашлянул.

– Мне всегда казалось, что это мужчина должен предлагать.

– Какая разница? – спросила она. – Давай считать, что ты предложил. Я ответила: «С удовольствием!»

– Конечно! Только где?

– У нас есть небольшой дом на Белгрэйв-сквер, он достался матери в наследство от ее родителей. Сейчас я там живу одна.

– А компаньонка? Этакая престарелая мегера в чепце с морализаторскими сентенциями, пьющая на ночь валерьянку?

– Я что, похожа на девицу, которая нуждается в компаньонке?

Джек пожал плечами:

– У всех молодых дам есть. Наперсницы…

Без дальнейших слов было ясно, как маркиз относится к этому сословию, всегда изрядно портившему жизнь любителям быстрых побед на любовном фронте.

– Я тебя слушаю и представить не могу, как ты ухитряешься заводить романы с дамами под носом их мужей, если даже компаньонок боишься!

– У меня есть свои секреты. – Джек шутливо выпучил глаза и с хитрецой посмотрел на нее. – Во всяком случае, так все считают.

– Понимаю. А что тебя больше всего привлекает в женщинах?

– Ты задаешь слишком много вопросов.

– И все-таки? – Она секунду помедлила. – Ты, кстати, выиграл пари…

– Да не заключал я никакого пари!

Рука маркиза, гладившая плечо Венеры, замерла. Он нахмурился.

– А кто заключал?

– Не скажу. Кроме того, ты не знаешь этих людей.

– Но все же – оно касалось меня? Говори! Я хочу знать, что будут болтать обо мне завтра во всех салонах сиятельной английской столицы!

– Одно могу сказать – не я все это затеял.

– Но пари касалось меня?! И в чем оно заключалось?

– Ну… – Джек поморщился, подбирая слово. – Можно ли тебя… завоевать.

– Ясно. Что ж, ты выиграл…

Венера отбросила его руку, села и теперь смотрела на Джека так, словно видела в первый раз. Глаза ее потемнели, сделались почти черными. Губы сжались в решительную линию.

– Говорю тебе, я не заключал никакого пари!

– Но твои друзья! Все эти блистательные прожигатели беззаботной жизни, которая досталась им только благодаря заслугам родителей… Как я хорошо знаю вас! За ужином, за карточным столом делитесь друг с другом рассказами о своих победах. Подонки!

– Все было не так! И не стоит придавать этому такого значения.

Он тоже сел, хотел взять ее за руку, но Венера отстранилась.

– Так расскажи мне, как все было.

Опять оттолкнув его руку, она встала.

– Венера, погоди! Я все объясню!

– Не надо мне твоих объяснений! Слова можно говорить какие угодно, суть от этого не меняется.

Она быстро двигалась, собирая по комнате свою одежду. Маркиз наблюдал за ней, пытаясь угадать, что она чувствует сейчас на самом деле.

– Отвернись!

Джек пожал плечами, встал с дивана и поднял с пола брюки.

– Я провожу тебя. А то действительно рискую оказаться неучтивым подонком. Я не такой, и у меня есть понятие о чести…

– Не стоит…

Она взглянула на него без всякого выражения, словно на пустое место.

Джек наблюдал, как она одевается. И только когда Венера подошла к зеркалу и принялась закалывать волосы, пробормотал:

– Послушай, в чем я виноват?

– Я не хочу с тобой говорить! Ты ни в чем не виноват. Пусть все остается как есть. Теперь все равно ничего не исправишь.

– Господи, я никому ничего не расскажу! В этом ты можешь на меня положиться.

– Мне все равно: – Венера посмотрела на свое отражение в зеркале и горделиво вскинула голову. – А ты радуйся. Сумел добиться своего. Можешь записать в реестр легких побед, чтобы не забыть потом.

– Я тебе в сотый раз говорю!.. – Джек шагнул к ней, но остановился. – Не заключал я никакого пари.

– Больше всего на свете жалею, что встретила тебя!

– Час назад ты так не считала.

Венера перестала закалывать волосы и резко обернулась.

– Да, ты очень хорош в постели, Рэдвер! Ты просто великолепен! Это ты хотел услышать? Но я проклинаю тот час, когда встретила тебя! Пусть с тобой пытают свое счастье другие.

Она решительно направилась к выходу, распахнула дверь и с таким грохотом захлопнула ее за собой, что гулкое эхо разнеслось по пустым коридорам второго этажа.

Джек стоял, по-прежнему держа в руках брюки. Если бы он не был так расстроен, то обязательно усмехнулся бы. Венера так и не заколола толком волосы и удалилась, имея довольно растрепанный вид, но ей было на это, похоже, плевать.

Глава 4

Вопреки ожиданиям Венеры людей в танцевальном зале почти не убавилось. Хозяйка дома в окружении нескольких дам что-то оживленно рассказывала, приятельницы кивали, обмениваясь полными понимания взглядами. Мисс Дюруа подошла, учтиво поклонилась, поблагодарила герцогиню и распрощалась.

– Я провожу вас, – поспешно предложила Пегги, встревоженно посмотрев на девушку. Она сразу заметила сердитый блеск в глазах Венеры.

Дождавшись, пока их никто не мог слышать, герцогиня придержала мисс Дюруа за локоть И сказала:

– Сразу хочу извиниться за Джека… если его поведение требует этого.

Венера быстро шагала к выходу и молчала, старательно избегая хитрого взгляда герцогини.

– Порой он может быть грубоват, – продолжала Пегги самым доверительным тоном, – но, поверьте, он неплохой человек и все делает вполне искренне…

– Я заметила, – кивнула девушка. – Не нужно никаких извинений. Вы здесь, во всяком случае, ни при чем.

– Он не обидел вас?

– Нет, что вы, – быстро отозвалась Венера и остановилась у парадных дверей.

– Я очень рада. Мне не хочется, чтобы ваши отношения с Джеком как-то отразились на нашей дружбе… Кроме того, меня заинтересовал ваш проект с госпиталем. Приятно, что молодые девушки могут думать не только о новых шляпках и зонтиках.

– Ну, если думать только об этом, то от тоски можно помереть, – с простодушной улыбкой отозвалась Венера, ступая на крыльцо.

Герцогиня вышла следом за ней.

– О, я думаю точно так же, – улыбнулась она. – Хотя иногда люблю потанцевать… Очень рада нашему знакомству. А человека с финансовым поручением я пришлю к вам сегодня же… Скажем, часа в два. Вам подойдет?

– Вполне. Спасибо за прекрасный вечер.

– Всего вам хорошего. И не сердитесь на Джека!

Герцогиня смотрела, как мисс Дюруа спускается с крыльца, и невольно подумала, как много общего в повадках ее крестника и этой молодой француженки.

– Простите, герцогиня. – Мисс Дюруа немного отошла и вдруг обернулась. – Я не могу сердиться на него, даже если бы хотела. Еще раз благодарю за все… Жду вашего посыльного в два.


– И удалилась, полная собственного достоинства, – сказала герцогиня назидательно. Она сидела в большом старинном кресле возле камина, в котором весело плясал огонь, и осуждающе смотрела на крестника. – Чем-то ты ее обидел, шалопай… Мог бы изменить своим правилам ради такой прекрасной девушки.

– Не собираюсь перед вами исповедоваться, – хмуро отозвался маркиз.

Он стоял возле дивана, застегивая ворот рубашки. Взял галстук, повертел в руках и раздраженно отшвырнул. Настроение у Джека было хуже некуда. Даже два стакана бренди нисколько не улучшили его.

– Не надо мне объяснять, чем вы тут занимались. Я не требую деталей. Просто хочу понять, что ее могло так обидеть.

– Я ее ничем не обижал. – Джек вздохнул и угрюмо посмотрел на герцогиню. – Это все вы со своими дурацкими пари! Весь Лондон будто свихнулся на них. А мне не надо заключать никаких пари, чтобы женщина переспала со мной!

– Наши пари? – изумилась герцогиня. – Но это же так невинно! Потом, вносит некоторую живость в нашу, если признаться, довольно пресную жизнь… А зачем ты рассказал ей?

– А что мне оставалось? Она спросила… Завтра все равно весь Лондон будет гудеть как улей!

– Не кричи на меня! – сухо заметила герцогиня и, отвернувшись, стала смотреть в окно. – И теперь ты, значит, заливаешь свое горе спиртным?

– Ничего я не заливаю, – ответил он с вызовом. – И вы это прекрасно знаете… Зачем вам все это? Лишний раз пощекотать нервы?

– Сейчас ты похож на мальчика, – задумчиво проговорила Пегги, – у которого отняли любимую игрушку.

Джек сокрушенно покачал головой и театрально склонился перед крестной:

– Давайте, Пегги, вставьте ваш ножик в мою сердечную рану и проверните раза два-три. Не стесняйтесь!

– Прекрати паясничать! – Во взгляде герцогини появилось неподдельное изумление. – Чем она тебя так задела?

– Ничем она меня не задела! – Джек раздраженно пожал плечами. – Подумаешь, важность какая…

– Мне-то можешь не рассказывать. Чем-то она тебя задела, да еще как!

Джек посмотрел на крестную и через силу улыбнулся:

– Пегги, вы рискуете нарваться на грубость.

– И все же я права, – не сдавалась герцогиня.

– Да. Она не такая, как все… У меня таких до нее не было, – выговорил Джек с усилием. – Теперь вы довольны, милая крестная?

– Ясно. И это тебя манит, как мясо кота. Все вы, мужики, одинаковые!

– О, Пегги, вы так романтичны! – Маркиз отступил и учтиво раскланялся. – Ничего, я с этим справлюсь. Я, может быть, слишком влюбчив, но не полный идиот… И если меня кто-нибудь на самом деле зацепит, я найду что делать. А вы обещайте не вмешиваться.

– Хорошо. – Герцогиня насмешливо посмотрела на крестника. – Я обещаю.

Хотя над дальними крышами готово было показаться солнце, библиотеку еще наполнял рассветный полумрак. Иначе Джек непременно разглядел бы клятвенно скрещенные пальцы герцогини.


Ясное майское утро слишком прекрасно для такого хмурого настроения, подумала Венера, вылезая из экипажа рядом со своим домом на Белгрэйв-сквер. Лучше бы над головой неслись черные тучи, и хлестал холодный дождь со снегом.

Она взглянула на свежие, еще клейкие листочки на деревьях, на весело сверкающий, буквально излучавший радость диск солнца, ощутила запах роз из небольшого палисадника рядом с крыльцом и упрямо тряхнула головой. Не стоило предаваться унынию. Ничего страшного не случилось. Ровным счетом ничего!

Дверь открыл заспанный дворецкий.

– Доброе утро, мисс Дюруа, – произнес он с учтивым поклоном и посторонился. – Надеюсь, вечер у герцогини Гроувленд прошел замечательно?

– Да, Чарлз, – без какого-либо усилия улыбнулась Венера. – Все было прекрасно, спасибо. Какие у нас новости?

– Шоколад ждет вас на столике, в спальне. Никаких других новостей, стоящих вашего внимания, нет.

– Спасибо. – Венера снова улыбнулась дворецкому, который знал ее почти с детства и прекрасно умел понимать настроение хозяйки. – Приготовьте, пожалуйста, ванну.

– Сию минуту, леди. Все будет исполнено!

– И что-нибудь посущественнее на завтрак. Что-то я проголодалась с этими танцами.

– Может быть, приготовить яйца с икрой? – Чарлз понимающе кивнул. – Кроме того, вчера из Франции получили прекрасные грибы.

– Именно! – обернулась Венера, уже поднимаясь по лестнице на второй этаж. – И провансальские колбаски!

– А на десерт – клубнику со сливками? – спросил вдогонку Чарлз, хорошо знакомый со вкусами хозяйки.

К тому времени, когда Венера приняла ванну, подоспел и завтрак. Были и яйца с икрой, и провансальские колбаски, а лично от повара – большой кусок сладкого пирога с чудесным заварным кремом. Быстро проглотив все, мисс Дюруа окончательно повеселела. «Что, действительно, такого случилось». – думала она, окуная в сливки крупные, восхитительно душистые ягоды клубники. Провела ночь с мужчиной, роскошным мужчиной, который точно знает, чего хочет женщина, и может ей это дать. Правда, расстались совсем не так, как хотелось бы. Венера, словно ободряя себя, тряхнула головой. Так чаще всего в жизни и бывает. В конце концов, она полностью вознаграждена за целый год воздержания. Чего еще требовать? Чего можно требовать от избалованного женским вниманием аристократа? Все они одинаковы… Венера невольно вздохнула и принялась за ягоды.

Приказав горничной разбудить после часу дня, она в блаженном предвкушении залезла под одеяло и уже через минуту крепко спала.


Маркизу показалось, что он и глаз не успел сомкнуть, когда из холла донесся громкий голос Нэда. Широко распахнув дверь, барон показался на пороге.

– Привет лежебокам! Время заниматься делами, а наше сиятельство продолжает преспокойно почивать!

– Пошел к черту, – пробормотал Джек, зарываясь в подушку.

Но Дарлингтон и не подумал. Вместо этого он подошел к окну и энергичным движением раздернул шторы. Водопад солнечного света хлынул в комнату.

– Вставай и начинай приводить себя в порядок! Ты не забыл: мы сегодня едем в конюшни «Таттерсолза»? Кроме того, у нас масса иных дел! – чересчур бодрым тоном воскликнул Нэд. – Молодость дается человеку один раз, и бездарно проспать ее – преступление!

– Поезжай один, я не могу, – отозвался Джек, залезая головой под подушку. Он прекрасно понимал, почему так старается приятель, но голова была словно налита свинцом.

– Еще чего?! – Нэд не собирался успокаиваться. Он схватил подушку и швырнул на пол. – Сегодня лорд Саймон продает своих рысаков! А кто полгода ныл, что хочет купить его вороного жеребца? Или ты решил уступить его лорду Блэнфорду?

Джек застонал, перевернулся на другой бок и начал натягивать на голову одеяло.

– Такие аргументы не принимаются! Не увиливай от прямого ответа!

Нэд присел на край кровати и принялся тормошить друга. Он прекрасно знал, что Джек сто миль на четвереньках проползет, но не уступит жеребца Эдварду Данлоу, лорду Блэнфорду.

– Еще усилие – и глаза откроются! – Нэд безжалостно ерошил волосы маркиза. – Я уже приказал Морису принести самого крепкого кофе, который он только способен сварить! Да не спеши ты так, у нас еще минут двадцать есть…

– Ох!.. Если бы ты знал, как мне иногда хочется тебя удавить!

Джек с трудом сел на кровати и, зевая, потянулся руками к шее друга. Нэд в шутливом испуге отпрянул.

– Ты что, красоту испортишь! – горделиво тряхнул он светловолосой головой с прической «а-ля поэт». – Лорд Байрон лишится своего единственного последователя!

Джек расхохотался и окончательно проснулся. Хотя чувствовал себя настолько изможденным, будто и не ложился спать.

– В общем-то, хорошо, что ты зашел, – сказал он Дарлингтону, стаскивая со спинки стула халат. – Лорд Саймон ждать не будет… Но еще, наверное, чертовски рано?

– Ага, всего час дня! – беззаботно отозвался Нэд. – С каких это пор тебе нужно больше трех часов, чтобы выспаться?

– С прошлой ночи… Ох!.. – Джек встал с кровати и направился в ванную. По дороге хотел взглянуть на себя в зеркало, но передумал и безнадежно махнул рукой. – Будто камни на мне всю ночь возили.

– А будет ли мне позволено спросить – кто это на вас их возил? – хихикнул Нэд. – До меня дошли слухи, что вы с мисс Дюруа прямо посреди бала куда-то столь внезапно исчезли, что вас никто не видел до самого утра.

– Ясно, – отозвался Джек, открывая воду. – Во всем Лондоне больше не о чем говорить, как только о моей скромной персоне…

– Не прибедняйся! – рассмеялся Нэд. – Сам прекрасно знаешь, что когда ты уезжаешь на рыбалку, лондонские сплетники подыхают с тоски.

– Вот я и думаю, – Джек на секунду выглянул из ванной, – плюнуть на все это и уехать в деревню… Пусть передохнут все до единого…

– Не надо, – сквозь смех отозвался Дарлингтон. – Тогда уж точно весь Лондон будет заключать пари, как долго ты сможешь высидеть в деревне. А ставки какие будут!..

– Да, пожалуй, – отозвался Джек, стоя под душем. – Черт, даже в деревню не сбежишь… И кто это сказал, что мы свободны в своих поступках? Человек всегда ничтожнейший раб массы обстоятельств…

Чувствуя, как струйки горячей воды барабанят по спине, он не ощущал ни бодрости, ни радости нового дня. Не знал даже, хочется ему на самом деле купить того вороного или уже нет… Глупости, просто перебрал вчера! И не спал… Но мысли все туже свивались в клубок вокруг того, о чем вспоминать не хотелось. Было и прошло. И свет клином на ней не сошелся!

– Ты что, заснул там? – расслышал он голос Нэда.

Джек вначале просто покивал, но все же отозвался, подставляя лицо под струи:

– Надо отоспаться как следует… И выбросить всякую дурь из головы.

– Вот и я о том же! После «Таттерсолза» можем сразу закатить к мадам Робюшон, – весело болтал барон, осторожными движениями пальцев поправляя прическу. – Мне по секрету рассказали, что у нее новые девочки. Прелесть какие!.. О, вот и Морис с кофе! Жизнь продолжается, маркиз!..


На конюшни «Таттерсолза» они добрались, когда первые лоты были уже проданы. Однако им пришлось ждать почти час, пока выставили вороного жеребца лорда Саймона.

Торги с самого начала разгорелись яростные. Жеребец за прошлый год ни разу не выходил из первой десятки, и знатоки считали, что полной своей силы он еще не показал. Буквально за несколько минут цена так выросла, что претендентов осталось двое: Джек и лорд Блэнфорд.

Маркиз вошел в азарт, и его уже мало волновало, сколько придется выложить за вороного. Состояние, нажитое предками в Индии, могло позволить ему почти все в этом мире. Кроме того, он отнюдь не все свои вечера проводил за карточным столом и умел извлекать неплохую прибыль, ассигнуя множество перспективных предприятий почти во всем мире.

Аорд Блэнфорд, красный от натуги, продолжал торги, дрожа от бешенства, а Джек лишь посмеивался. Он знал, что может купить десяток Блэнфордов и у него останется еще достаточно средств, чтобы построить несколько железных дорог в дополнение к тем, которыми он уже владел.

Наконец ему надоело. Услышав сумму, на которую решился Блэнфорд, он подождал и на последнем счете набавил сразу десять тысяч. Лицо Эдварда Данлоу сделалось багровым.

– Черт тебя побери, Рэдвер! – проревел он, глядя на маркиза как на смертельного врага. – Мне так нужен этот конь!.. И ты это прекрасно знаешь!

– Тогда заплатите за него, сколько просят, – с улыбкой пожал плечами Джек. – Извините, не хотел вас обидеть.

– Как ты заплатил француженке прошлой ночью? – не унимался Блэнфорд. – Сколько она с тебя запросила?

– Во-первых, – лицо Джека окаменело, но голос оставался спокоен, – это не твое дело. А если тебе обязательно нужен ответ, то вот он: присылай секундантов.

Лицо невысокого ростом и довольно тщедушного графа Блэнфорда совсем почернело. Храбрецом он не считался никогда, и все щекотливые ситуации предоставлял разрешать где-нибудь в темном переулке своим конюхам. Но с маркизом это способ явно не проходил.

– Видал я тебя, Рэдвер… – дрожащим от злости голосом произнес он.

– К сожалению, ты не в моем вкусе, – с язвительной усмешкой ответил Джек. – Может, когда изрядно напьюсь, обсудим это…

– Возись лучше со своей француженкой! Только не забудь спросить, какой ты у нее в очереди!

Джек не сразу справился с собой. Сам не ожидал, что упоминание о Венере в связи с другими мужчинами заденет так больно.

Когда он заговорил, Нэд, успокаивая, придерживал друга за локоть.

– Слушай, Бланфорд… Еще одно слово – и ты нарвешься на очень крупные неприятности. Обещаю! И тебе не помогут все твои костоломы.

К счастью, в эту минуту к маркизу подошел распорядитель аукциона и предложил пройти в контору, оформить покупку. Тяжелым взглядом, словно желая запомнить на всю жизнь, Джек окинул Блэнфорда и последовал за клерком.

Глава 5

Выйдя на крыльцо, Венера не сразу узнала герцогиню, которая, сидя рядом с кучером, сама управляла небольшой коляской, выкатившей из переулка на Белгрэйв-сквер. Герцогиня, нисколько не смущаясь своего простого наряда, в котором была похожа на обыкновенную, не слишком зажиточную горожанку, весело помахала мисс Дюруа и крикнула:

– Едемте с нами кататься! Заодно покажете дорогу, а то мы заплутали в переулках… Лондон – такой бестолковый город, и моя самая большая мечта – перестроить его!

Коляска подкатила к тротуару, кучер соскочил с козел и помог сойти герцогине. Пегги с неожиданной сердечностью обняла Венеру, внимательно вглядываясь в ее лицо. Ну что оставалось делать мисс Дюруа?

Потом обе дамы уселись на переднем сиденье. Невозмутимый Чарлз, не двигаясь, с крыльца наблюдал за ними, и лишь когда коляска отъехала, обозначил неторопливый поклон.

– Как я рада видеть вас! – весело тараторила герцогиня. – Мне все же показалось, что вы ушли от меня в расстройстве. И это беспокоило меня… Вот, решила к вам заехать.

– Откровенно говоря, – Венера вскинула глаза и внимательно посмотрела на герцогиню, – не ожидала, что это так вас обеспокоит.

– Знаете, иногда все надоедает. Хочется в жизни каких-то перемен, чего-то необычного, – сообщила Пегги доверительно. – Да и годы идут…

– Вам ли об этом говорить?

– Перестаньте, я прекрасно знаю, сколько мне лет. А вот вы этого еще понять не можете. – Герцогиня с невольной грустью вздохнула. – Покажите лучше Уиллоу дорогу и расскажите поподробнее, что вы хотите построить в Париже.

Венера начала рассказывать, герцогиня слушала с интересом, задавала массу вопросов.

– Но это же целый госпиталь! Это влетит вам в копеечку… Конечно, без благотворительности тут не обойтись, – кивала она и вдруг, спросила: – А Джек уже прислал вам банковское поручение?

– Нет. Да это и не обязательно… – Венера отвечала уклончиво, стараясь не смотреть на герцогиню. – Не мог же он прямо сказать, что ни пенни не даст… Не волнуйтесь, я найду деньги.

– Ну… – покачала головой Пегги. – Лишние никогда не помешают. Слушайте, у меня есть немало влиятельных друзей, которые, думаю, заинтересуются вашим проектом. Может, нам здесь, в Лондоне, тоже затеять что-нибудь подобное? Столица великой империи, если честно, местами очень напоминает обыкновенную помойку. Мы к этому привыкли, пригляделись, а вам, иностранцам, наверняка бросается в глаза?

– Я хочу, если получится с госпиталем, построить еще родильный дом. – Венера, увлеченная своими мыслями, не очень вслушивалась, о чем говорила Пегги. – Если бы вы знали, в каких ужасных условиях приходится рожать простым женщинам! Родильных домов нет даже в крупных городах, не говоря уже о сельской местности. Многие женщины именно из-за этого становятся инвалидами. Я с этим сталкивалась, статистика просто ужасная! Нужны светлые палаты, новое оборудование, чистота. Даже персонал нужно готовить совершенно иначе. Нужны не повивальные бабки, а настоящие акушерки, которые понимают, что в это время происходит в организме женщины, и способны ей помочь!

– Как много вы на себя взваливаете! – восхищенно воскликнула герцогиня. – Вы такая молодая, энергичная… И правильно делаете! Почему люди так глупы и расточительны в свои лучшие годы? Вспоминаю свою молодость, сцену!.. Сутками не спали, бывало, почти не ели, а как было здорово!.. И честно говоря, я не отдала бы этих лет за все богатства Сирилла…

– Говорят, что вы страстно любили его. Что ваша свадьба… была сопряжена с некоторыми трудностями…

– Вот именно! – воскликнула внезапно помолодевшая Пегги. – Неужели вы думаете, что я вышла бы за деньги? Я любила!.. Сирилл был прекрасный человек, и я до сих пор благодарю Бога, что встретила его.

– А вы давно… вдова? – спросила Венера осторожно и слегка пожала герцогине руку.

– Ничего… – Герцогиня грустно улыбнулась, – Почти десять лет. И мне до сих пор не хватает Сирилла… Он ведь женился на мне против воли своей семьи. Это было именно то, что вы так любезно назвали «некоторыми трудностями»… Очень мужественный был человек.

– И проницательный. Я думаю, ему тоже очень повезло в жизни.

– Мы любили друг друга двадцать лет… – вздохнула Пегги, тряхнула головой и перевела разговор на другую тему: – Расскажите лучше о вашей семье. Ваших отца и деда все знают. А вот есть ли у вас братья, сестры? Я слышала, ваша матушка родом из Кента?

Так они и проговорили всю дорогу до самого центра города. Венера узнала, что у герцогини двое детей. Сын, ученый-историк, находится сейчас в экспедиции, в египетской пустыне; дочь замужем за дипломатом и живет в Вене.

– Оба должны приехать осенью… – со вздохом произнесла герцогиня. – А вы еще будете здесь к тому времени?

– Нет. – Венера покачала головой. – Я пробуду в Лондоне еще недели две… может быть, три. Не больше месяца. Я ведь приехала сюда купить кое-какое оборудование на выставке. Потом вернусь в Париж… Очень много работы, все самое главное только разворачивается, и мне обязательно надо быть там.

– Жаль, я хотела бы познакомить вас с Джулией. Вы бы понравились друг другу, хотя она немного старше… Она тоже придерживается мнения, что женщина должна иметь в жизни какую-то цель, свое дело. – Графиня внимательно посмотрела на Венеру. – А если бы мой сын когда-нибудь выразил хоть малейшее намерение обзавестись женой, я бы, откровенно говоря, не пожелала ему лучшей партии, чем вы… – Пегги вздохнула и помолчала, глядя на проплывающие мимо старые липы Гайд-парка. – Но, думаю, он еще лет десять не остепенится. Больше всего на свете его интересуют египетские мумии… Он, по-моему, знает о них больше всех на свете. Но не каждую женщину заинтересуют разговоры о тайнах фараонов, которые умерли тысячи лет назад… А Джулия подарила мне двух чудесных внуков! Я очень благодарна ей за это. Вот бы еще от Джеффри наследников дождаться…

Желая развеять грусть герцогини, Венера стала расспрашивать о внуках. Пегги увлеченно рассказывала все, что смогла припомнить об успехах малышей. Так и прошла их чудесная прогулка. А потом герцогиня неожиданно пригласила Венеру на чай.

– Будет совсем по-домашнему, и не нужно переодеваться. Я прикажу накрыть в саду… Вы ведь еще не видели моего сада. Один из лучших в Лондоне! Я обещаю, что вы не пожалеете.

Венере было неудобно отказаться, после того как они так сблизились, и она согласилась. Кроме того, ее одолевало какое-то странное ощущение… Но она предпочла не думать об этом.

– Хорошо. Если вы обещаете, что там не будет разодетых красавиц. А то я среди них… в домашнем платье…

– Из красавиц там буду только я, – со смехом ответила Пегги. – И тоже не стану переодеваться.

– Тогда едемте. Я, честно сказать, ужасно проголодалась. Предупреждаю, ваши пирожные и сандвичи вчера мне очень понравились.

– Это озадачивает. – Герцогиня с улыбкой потрепала ее по плечу. – Не часто встречаешь женщину, которая не скрывает своего аппетита. Большинство моих приятельниц утверждают, что едят не больше ручного скворца… Кстати, вам нравятся тартинки с лимонным мармеладом?

– Очень.

– Тогда едем немедленно! – с неожиданным задором воскликнула герцогиня и даже привстала в коляске. – Уиллоу, поворачивай к дому! Быстро!

Когда приехали в Гроувленд-Хаус, герцогиня проводила Венеру в просторный, выдержанный в спокойных аквамариновых тонах будуар, где можно было умыться и привести себя в порядок. Сказав, что будет ждать ее в саду через пятнадцать минут, Пегги покинула гостью и быстро направилась к себе в кабинет. Через пару минут записка Джеку была готова, а еще через минуту отправлена с нарочным.

Леди Гроувленд понимала, что, приказывая Джеку приехать, поступает не совсем по правилам светского этикета. Однако движения ее пылкого сердца были всегда сильнее расчетов разума. Особенно когда дело касалось нежных чувств. Вот и сейчас она была уверена, что между ее крестником и этой молодой женщиной возникло нечто, о чем они сами не подозревали. И обмануть Джека не сочла в этом случае за грех, написав, чтобы он срочно приехал и посоветовал, какие выбрать подарки для внуков. Джек не раз помогал ей в таких делах, поэтому не должен был почувствовать подвоха.

– Разыщи его где угодно, – строго наказала она курьеру. – Если нет дома, отправляйся первым делом к мадам Робюшон. Он там часто бывает в это время… Если не найдешь там, отправляйся в клуб, в «Брукс»! Обязательно разыщи. Это очень важно.

Герцогиня верила в судьбу и прекрасно знала, насколько извилисты бывают ее пути. Покойный Сирилл прожил больше десяти лет холостяком, пока они не встретились. А если бы вообще не встретились?.. Пегги вздохнула и посмотрела вслед посыльному, который уже скрылся за воротами. Джеффри, к сожалению, складом характера пошел в отца.

– Как только приедет Джек, – говорила она минутой позже своей поверенной, горничной Молли, – сразу проводи его в сад. Ничего не объясняй, скажи только, что я его очень жду…

Молли широко распахнула глаза:

– Но он ужасно рассердится, когда поймет, в чем дело.

– Не думаю, что в присутствии мисс Дюруа он будет сильно сердиться, – подмигнула ей герцогиня.

– Все-таки он такой несдержанный… – не соглашалась Молли. – Вы ведь знаете, миледи… Я слышала про него, что он может за одно слово вызвать человека на дуэль.

– Тебя-то он на дуэль не вызовет. Для меня важнее то, в каком он был настроении, когда ушла мисс Дюруа… Он сам не понимает, что с ним творится. Нужно навести его на правильные мысли.

– Вы такая храбрая, миледи. А я его побаиваюсь. Он, знаете, такой… горячий.

– Я знаю его с пеленок, – герцогиня подошла к зеркалу, поправила выбившийся из прически локон, – и сумею с ним справиться. Твоя задача – привести его в сад. А потом, минут через двадцать, позови меня. По срочному делу… И смотри, чтобы никто из слуг не сболтнул ему, что мисс Дюруа здесь.

Герцогиня еще раз строго посмотрела на Молли, потом оправила перед зеркалом платье и направилась в сад. Словно из кулис на сцену, где должно было разыграться животрепещущее действие.

В саду было тихо и прохладно. По высокой кирпичной стене, отделявшей владения герцогини от шумной лондонской улицы, вились дикие розы. Магнолии наполняли воздух пьянящим ароматом.

Венера, присев на обитую зеленым шелком кушетку, о чем-то задумалась, на губах ее блуждала рассеянная улыбка. Увидев герцогиню, спускавшуюся по мраморным ступеням террасы, она вскинула голову и приветливо помахала рукой.

– У вас тут на самом деле прекрасно! Ни за что не подумаешь, что находишься в каких-нибудь десяти минутах ходьбы от Трафальгарской площади.

– Вы мне льстите. Я приказала Оливеру принести лучшего шампанского, – сообщила Пегги, подходя и присаживаясь на плетеный стул. – Думаю, мы это заслужили.

– Да, он только что приходил, оставил это. – Венера показала рукой на серебряное ведерко, из которого торчало горлышко бутылки. – Кроме того, любезно предложил мне тартинки с лимонным мармеладом и сказал, что обязательно нужно попробовать. Что мне оставалось делать?

– Вот и молодец, – улыбнулась Пегги, доставая бутылку. – Я, откровенно говоря, себе не часто такое позволяю. Но сегодня можно… Заодно между делом расскажете мне, с чего нужно начинать организацию госпиталя. Это не выходит у меня из головы.

– С удовольствием, – сказала Венера, поднимая бокал. – Я, кстати, завтра опять собираюсь на выставку, нужно купить еще кое-что. Может, составите мне компанию?

– Прекрасная мысль! За это обязательно нужно выпить! – воскликнула герцогиня, заботливо подливая в бокал Венеры.

Мисс Дюруа кивнула и рассмеялась. Ее нисколько не насторожило отсутствие слуг в саду. А герцогиня специально строго-настрого запретила лакеям приближаться к месту чаепития. Она была уверена, что Джека обязательно отыщут, и не хотела, чтобы он узнал о присутствии Венеры со слов какого-нибудь не в меру болтливого слуги.

Когда на террасе появился маркиз Рэдвер, бутылка почти опустела, причем Пегги постаралась, чтобы большая часть вина досталась мисс Дюруа. За столом она сидела так, чтобы видеть любого, кто спустится из дома в сад, и, едва заметив Джека, приветливо помахала ему. Так что отступать маркизу было некуда. Он, впрочем, и не собирался. Не так уж безоговорочно поверил он словам посыльного, который вытащил его прямо из клуба, и теперь маркизу хотелось узнать, что задумала Пегги.

Венера обернулась, и густая краска залила ее лицо. Джек на секунду замедлил шаги, нахмурился, потом решительно продолжил путь. Подойдя к столу, он поклонился и осуждающе глянул на Пегги. Но та как ни в чём не бывало изобразила на лице удивление и радость и принялась рассказывать, как удачно они сегодня встретились с мисс Дюруа, а потом решили попить чаю. Венера, с пылающими щеками, смотрела в стол перед собой и не вмешивалась.

Джек тоже молчал, ожидая, когда иссякнет сочинительское вдохновение герцогини. Но против воли иногда поглядывал на мисс Дюруа и только дивился тому, как хороша она даже в простом темно-зеленом муслиновом платье.

– Я не хотел ехать, – наконец проговорил он, – но ваш посыльный был очень настойчив, герцогиня. Я, честно сказать, чуть не послал его к черту… Но теперь рад, что смогу составить вам компанию.

Когда Джек уселся рядом, Венера с неожиданным раздражением, даже со злостью, подумала, что от него пахнет женскими духами, и это, видимо, нисколько не смущает его… Ну и пусть! Ей, в конце концов, что за дело? И все же украдкой поглядывала на его чеканный профиль, непринужденную осанку, чувствуя, как жаркая волна рождается в груди и становится трудно дышать.

Герцогиня, спасая положение, без умолку болтала и дошла уже до каких-то своих знакомых, которых даже маркиз никогда в жизни не видел. Тут на террасе появилась Молли и закричала испуганным голосом:

– Миледи, вам письмо! Только что пришло! Принесли с посыльным. Что-то очень срочное!

Для убедительности верная служанка размахивала в воздухе белым конвертом.

– Что это с ней такое? – с хорошо наигранным изумлением обратилась герцогиня непонятно к кому. – Может быть, на самом деле что-то важное? Извините, на минуту оставлю вас…

Джек посмотрел на крестную и мрачно усмехнулся.

– Ты не смейся, лучше поухаживай за мисс Дюруа! Я скоро вернусь!

Тут уж и Венера догадалась, если не обо всем, то о многом. Джек, подливая ей в бокал шампанского, кивнул на герцогиню, торопливо пересекавшую аккуратно подстриженный газон, и спросил:

– Надеюсь, это вы не вместе с Пегги придумали?

Венера, еще больше смутившись, ответила не сразу и довольно сухо:

– Если вам нравится так думать… мне все равно. И шампанского я больше не хочу!

– Прекрасно! Мне больше достанется, – сказал маркиз, опускаясь на стул с бутылкой в руке.

– Тоже чувствуете себя не в своей тарелке? – с немалым удовлетворением в голосе проговорила Венера.

– Самую малость… Пегги здорово все придумала, я ничего не заподозрил. И только когда увидел вас… Ничего, я ей еще устрою!

– Думаете, это поможет?

– Да я шучу! – вдруг рассмеялся он.

– Только ничего не воображайте на мой счет!.. А Пегги я сама скажу, что не стоит терять времени, устраивая наше будущее.

Венера говорила отрывисто, почти зло. Воспоминание о прошлой ночи всколыхнулось в ней, и сейчас она больше всего хотела одного – чтобы этого самоуверенного покорителя женских сердец не было рядом. Он, похоже, чувствовал себя легко и непринужденно. Наверняка уже забыл о том, что произошло между ними прошлой ночью. И с чего ему помнить? Сколько у него впереди таких ночей? Только, слава Богу, не с ней!

– Может, это не такая уж пустая трата времени? – не сразу и не очень уверенно отозвался маркиз.

– Абсолютно, смею вас заверить. – Венера взглянула на него, но тотчас отвела глаза. – Кроме того, я не хочу больше быть предметом для пари.

– Дались вам эти пари! – Джек досадливо повел головой и отпил из бокала. – Я, как и обещал, все отрицаю, если меня спрашивают… А кто захочет домыслить, будет иметь дело с моими секундантами.

– Как благородно! Мне бы надо поблагодарить вас… – Венера пожала плечами. – Только вот этот аромат женских духов, которым вы насквозь пропахли…

Джек на мгновение замер и окинул ее взглядом поверх своего бокала.

– И это вам очень не нравится?

– Не смотрите на меня так, я ни в чем перед вами не провинилась! А запах просто дешевый и неприятный. Как он может кому-то нравиться?

– Я, собственно, поехал туда ради компании…

– Зачем вы мне объясняете?! – вспыхнула Венера. – Какая мне разница, где и с кем вы проводите свое время?

– Почему же вас так раздражает этот запах?

– Потому что он слишком похож на вас! Грубый, нахальный… У вас есть в жизни какие-нибудь интересы, кроме развлечений, маркиз?

– А вот это уже вас точно не касается, – с неожиданной холодностью отозвался Джек.

– Именно! Не знаю, к чему вообще весь этот разговор? Но извините, не я это придумала. Моя бы воля…

– К тому же у меня, похоже, не все в порядке с мозгами, – внятно и раздельно произнес он, перебивая. – Глупость какая-то! Несмотря ни на что, я снова хочу быть с вами… И есть у меня подозрение, – маркиз замолчал и глянул на нее вопросительно, – что вы тоже этого хотите…

– Вот и оставайтесь при ваших подозрениях! А меня оставьте в покое, – отрезала Венера, но щеки ее предательски зарделись.

– Я же не говорю, что мы могли бы. Мы только хотели бы… – Джек снова посмотрел на нее, но уже с другим, непонятным выражением. – И для меня это неожиданное чувство – лишь ненужный груз.

Венера готова была ответить еще резче. Но вдруг ее поразило слово неожиданное… Или нежданное? Слово эхом повторялось в сознании, но его точный смысл не давался, ускользал, наполняя каким-то трепетным ожиданием и все больше раздражая.

– В любом случае – о чем теперь разговаривать?

Взгляд Джека стал пронзительным, маркиз напрягся, словно готовясь к чему-то очень решительному. Слишком часто слышал он эту интонацию в голосе женщин. Чаще всего – невольную. И если сама мисс Дюруа не знала, что означает легкое дрожание голоса, то маркиз понимал прекрасно. Эта женщина, даже не отдавая себе отчета, была готова. Сейчас, сию минуту… Но что будет в следующую? Опять опомнится и с еще большей силой оттолкнет его?.. Для маркиза такие неожиданные перепады женских чувств были в новинку.

– Что-то я вас плохо понимаю. Не потрудитесь объяснить?

– Думаю, вам лучше уйти… – произнесла Венера, снова приглушая голос, так что последнее слово он еле расслышал.

– А может… нам уйти вместе? – неожиданно предложил маркиз, и эти слова будто сами собой сорвались с его губ.

– О чем вы говорите?..

Опять ее голос словно угасал, оставляя за собой пустое пространство. И тот же самый тон. Теперь ошибки быть не могло.

– У меня тут неподалеку… есть домик на реке. – Он говорил медленно, словно вынуждая себя находить оправдание каждому слову. – Простой деревенский дом, никакого особого комфорта… Но там нас никто не найдет.

– Да как вы смеете?! – Она не отважилась взглянуть ему в глаза. – Я и так ненавижу себя за вчерашнее…

– Вот там вы и сможете рассказать мне об этом… нисколько не стесняясь в выражениях, – предложил он с легкой улыбкой.

– Вы думаете? И сколько уже женщин рассказывали вам об этом там… не стесняясь в выражениях?

Венера постаралась, чтобы голос звучал язвительно. Маркиз будто не слышал. Не отрываясь, с окаменевшей на лице улыбкой он смотрел на нее.

– Мне нужно было бежать без оглядки в тот самый первый раз… когда вас увидел. Почему я этого не сделал до сих пор? Почему не делаю этого сейчас?

– Как патетично! У вас была сотня возможностей. И теперь вас никто не держит…

– Не знаю. – Он пожал плечами: – Раньше я всегда так и делал не задумываясь… А теперь меня почему-то неодолимо тянет к вам.

– Вот оно в чем дело… – произнесла Венера еле слышно и медленно кивнула. – Неожиданная новость для меня…

– Кроме того, я уверен, что Пегги со своей служанкой наблюдают за нами… Сквозь жалюзи на террасе, – проговорил маркиз, наклоняясь к ней и с невольной дрожью вдыхая запах ее волос. – Давайте не будем изображать из себя идиотов. Или, может, вам нравится?

– Вы несносны, маркиз Рэдвер!

– Джек, – тихим, ласкающим голосом поправил он.

– Пусть будет Джек, – проговорила Венера со вздохом и вскинула на него глаза.

– Тогда смею вам предложить небольшое путешествие…

Маркиз поднялся со стула, оправил сюртук и галантно протянул ей руку.

Глава 6

Когда они шли по дому, никто из слуг не попался навстречу. Огромный Гроувленд-Хаус, обычно наполненный снующей по неотложным делам челядью, словно вымер. Лишь Оливер на выходе с поклоном протянул маркизу шляпу и трость.

– Передай хозяйке, – сказал ему маркиз, с улыбкой посмотрев на Венеру, – что я с ней еще поговорю. В более подходящее время…

– Как велите, сэр. Все до слова передам, – ответил дворецкий с каменным лицом, но в глубине его глаз блеснули лукавые огоньки.

– И поблагодарите герцогиню за восхитительный чай, – вставила Венера.

– Она будет очень рада, миледи.

– Но скажи при этом, – подхватил Джек, – что если она будет дальше так поступать, я перестану бывать у нее на балах. И придется ей танцевать с какими-нибудь увальнями!

– Все будет передано в точности, милорд, – ответили с полным достоинства кивком Оливер.

Джек взял Венеру под руку и увлек к двери. Она и не думала сопротивляться. Ее охватило странное ощущение, что в ее жизни вот-вот произойдет что-то небывалое и таинственное.

– Пегги, конечно, пропустит все мимо ушей, – говорил Джек, – но, надеюсь, хоть сейчас не пошлет никого за нами.

– Вы думаете?..

– О, вы еще не знаете Пегги! Она ведь актриса – для нее вся жизнь должна быть сплошным спектаклем, душераздирающей драмой. Иначе ей неинтересно… Может, она уже и о моем речном домике знает. Ни в чем в этой жизни нельзя быть уверенным!

Герцогиня видела сквозь шторы большой гостиной, как отъехала коляска маркиза. Но никого посылать следом не собиралась. С нее было вполне довольно и того, что она успела сделать.


– Вы уверены, что мы поступили правильно? – спросила Венера, когда экипаж развернулся перед домом герцогини и, мягко покачиваясь на рессорах, покатил по людной улице, – Мне до сих пор не по себе. Сбежали, как провинившиеся дети…

Они сидели друг напротив друга. Так получилось само собой, когда маркиз усаживал ее в коляску. И теперь, сидя лицом против движения, он хмуро поглядывал на Гроувленд-Хаус, думая о чем-то своем.

– Мне просто необходимо выпить, – наконец изрек маркиз и, пошарив под сиденьем, открыл неприметную дверцу, за которой помещался целый ряд бутылок.

– Если вам не хочется ехать, то зачем все это? – спросила Венера.

– Что вы! Очень хочется! – Маркиз выбрал бутылку и, доставая ее, исподлобья взглянул на Венеру. – Я уезжаю в деревню, как только выдается свободная минута.

– А долго туда добираться?

– Вы не хотите, чтобы я пил?

Маркиз опять наклонился, отыскивая в другом отделении бокал.

– А вы слышите, о чем я говорю?!

– О том, что уже ничего не хотите, – мрачно кивнул он, выпрямляясь.

– А если даже и так? – спросила Венера, откидываясь на спинку сиденья и глядя на него с вызовом.

– Вот поэтому мне и нужно выпить. – Джек откупорил бутылку бренди. – Ненавижу неопределенность. Лучше решить все сразу и не мучиться…

– И выпивка вам в этом помогает!

– Во всяком случае, отодвигает момент решения. Тоже неплохо. – Он повертел в воздухе бутылкой. – Хотите немного?

– Нет, – быстро отозвалась Венера, но после недолгой паузы добавила: – А больше в ваших закромах ничего не найдется?

Джек встрепенулся, словно до этого шел ко дну и уже смирился с этим, а тут вдруг поймал брошенный кем-то спасательный круг.

– Вы меня обижаете! – Он нагнулся и, открыв дверцу шкафчика, заглянул под сиденье. – Все, что хотите… Есть прекрасный кларет… Вот рейнское вино, просто божественное!..

– Вы меня убедили, – перебила Венера с улыбкой. – Дальше можете не перечислять. Лучше всего подойдет рейнское…

– Прекрасно! Вот, держите. – Он откупорил бутылку и протянул ей. – И пейте! Можете всю. Тогда мы просто не доберемся до постели в моем деревенском доме… И вам не придется раскаиваться.

– По крайней мере, вы развеселились, – сказала она, со смехом беря бутылку. – А то какой-то напряженный, сам не свой… На выставке вы были совсем другой. Такой… знаете, на все случаи жизни! Хват, который не привык теряться ни в какой ситуации. Поэтому, наверное, так и не понравились мне.

– А вы? – быстро спросил он.

– Я сегодня тоже немного не в себе. И не спрашивайте почему.

– Не буду. – Он вручил ей серебряную стопку. – Наливайте сами, а то трясет… И давайте пока забудем об этом… нашем… Вы любите рыбалку?

– Я была на ней всего несколько раз в жизни. С братом… Мне понравилось. По-моему, занятие для серьезных и сосредоточенных людей.

– А я просто обожаю!

– Вот не ожидала! – рассмеялась Венера. – Была уверена, что после «обожаю» вы добавите: «испытывать на прочность мебель в дамских будуарах». Или что-то в этом роде…

– Кроме шуток, – отозвался Джек, наливая себе из бутылки. – Меня приохотил к рыбалке лакей отца, он знал в ней толк. Знал массу всяческих секретов и рыбацких историй. Я больше времени проводил с ним, чем с отцом. И не жалею об этом…

– Ваш отец был… сложным человеком?

– На мое счастье, он умер молодым, – глуховато отозвался маркиз.

– А какую рыбу вам больше нравится ловить? – спросила Венера, всем видом показывая, что ее нисколько не интересует отец Джека.

– Черную форель, – несколько оживился он. – Ее не так легко поймать… Очень капризная и прихотливая рыба.

– А на какую наживку?

– Хм… Вы и в этом разбираетесь? – усмехнулся он, салютуя ей бокалом. – Думаю, у нас еще будет время обсудить…

Венера сама не понимала, что с ней творится. Еще утром она и представить себе не могла, что будет ехать с маркизом Рэдвером в одном экипаже, да еще разговаривать о рыбалке. А теперь… И это ей все больше нравилось. Сделалось весело и бездумно.

– Мы отправимся на рыбалку сразу после… – пробормотал маркиз, склоняясь к ней и забирая недопитую стопку.

Жаркий озноб пробежал по телу Венеры.

– Можем сходить и до того.

Она отодвинулась на сиденье, ощущая бедром прикосновение его колена. Но дальше двигаться было некуда.

– Не думаю… – Слова маркиза были еле слышны из-за грохота колес.

– Это можно рассматривать как?.. – Венера говорила только для того, чтобы не молчать. Иначе, она была уверена, маркиз начнет целовать ее. И что случится после, предсказать нетрудно.

– Как хотите, так и рассматривайте… Вы все равно поступите по-своему.

Венера посмотрела ему в глаза. Сейчас они были совсем темные, почти черные, бездонные и, ей показалось, угрожающие.

– Да. Если у вас хватит терпения подождать.

В ответ он лишь коротко рассмеялся. Потом со вздохом выглянул в окно.

– Сколько нам еще ехать?

– Примерно полчаса…

– И у вас, конечно, опять нет с собой, – она помедлила, – ни одного…

– Нет, – перебил он, – Они мне не нужны. Я уже объяснял вам это и, по-моему, вчера ночью доказал… Хотя, если вы так хотите, можно достать в ближайшей деревне. Там наверняка есть аптека. Теперь эти штуки становятся популярны, и скоро без них не сможет обойтись ни одна коровница…

– О, вы так великодушны! Мне было бы комфортнее… А о коровницах вы зря. Осмелюсь напомнить, что женщина – в некотором отношении тоже человек и может испытывать вполне человеческие чувства. Боль, страх…

– Принимаю к сведению, – перебил маркиз, придвигаясь ближе, – со всем заранее согласен и буду рад вам услужить…

Когда коляска, миновав косогор и небольшую рощицу, въехала в ближайшую деревню, Венера уже сидела у маркиза на коленях, ощущая, как что-то мощными толчками проникает все глубже в ее тело. И все благоразумие, в котором она могла и готова была посостязаться с любым мужчиной, с каждым толчком съеживалось, размывалось, растворялось без следа.

– Не знаю, что со мной… – прошептала она, тяжело дыша и приникая к его груди, когда все закончилось. – Наверное, я сошла с ума… Скажи мне, что все будет в порядке. Я очень хочу это услышать…

Джек нежно поглаживал ее по спине, целовал шею.

– Все отлично, – вполголоса проговорил он, хотя вовсе не был в этом уверен. На этот раз все случилось так быстро, что маркиз сам едва ли понял, когда это произошло. Это озадачивало.

– Но так… у тебя на коленях, мне не очень нравится, – созналась Венера, соскальзывая на сиденье. – Хотя, с другой стороны… сидела бы так хоть всю дорогу…

– Вообще-то рискованно, – отозвался маркиз. – Но если тебе на самом деле нравится… Только лучше, по-моему, снять туфли.

– Да, так будет… – Венера ощутила, как сильные руки маркиза приподняли ее, одна из туфелек свалилась сама и с тихим стуком упала на пол. – Так будет… – проговорила она, задыхаясь и изгибаясь ему навстречу, – гораздо лучше. О Господи!..

Когда экипаж остановился возле небольшого домика, прятавшегося среди густой прибрежной поросли, Джек помог Венере выйти и, проводив в гостиную, ушел отпустить кучера. Пока его не было, она успела осмотреть небольшие, скромно обставленные комнаты, выглянула в окно гостиной, из которого виднелась излучина реки. И осталась всем очень довольна. Больше всего ей нравилось, что в доме не было слуг.

– Понимаю, почему тебе так нравится здесь, – с улыбкой сказала она вернувшемуся в комнату маркизу. – Такая красота!.. И ни души кругом!

– Я это очень ценю. Но теперь мне тут нравится еще больше. – Джек подошел к ней сзади и обнял за плечи. – Ты – последний, самый необходимый штрих в моем маленьком раю…

Чуть откинувшись назад, Венера прильнула к нему и положила голову на плечо.

– Могу признаться. Я все-таки рада, что попала в тот день на выставку… Но мы ведь могли и не встретиться среди этой толпы!

– Кто-то еще час назад говорил совсем другое…

– Конечно! Только представь себе: встречаю красавца, который тоже обратил на меня внимание, очень мило разговариваем. И что греха таить, он мне начинает нравиться… – Венера снизу взглянула в лицо маркиза. – И вдруг узнаю, что это надменный и самонадеянный маркиз Рэдвер, известный своими амурными похождениями всему Лондону… Я так сердилась на себя! Могла бы и раньше догадаться. Но вот теперь узнаю, что ты, оказывается, не так прост…

Он с усмешкой потерся подбородком о ее волосы.

– Да, одно дело – маркиз Рэдвер, и совсем другое – Джек Фицджеймс.

Венера повернулась и заглянула ему в глаза:

– Но о тебе ведь говорят такое!.. Я стараюсь не обращать внимания на сплетни, вообще не очень интересуюсь светской жизнью, и то наслушалась вполне достаточно. Каждая дама, с которой меня знакомили, считала своим долгом рассказать о тебе какую-нибудь гадость.

– А что им остается делать? – беззаботно усмехнулся Джек и пожал плечами. – Богатый холостяк всегда вызывает интерес. И сплетни соответственно… Я сам зачастую не понимаю, откуда они берутся. Плодятся, будто тараканы.

Хотя Джек не мог бы, не покривив душой, сказать, что эти сплетни, роем вившиеся над ним, вовсе ему неприятны. Правда, порой приходилось слышать о себе полную чепуху. Но были моменты, когда он сам не мог отличить правду от вымысла.

Венера внимательно вгляделась в его лицо. Может быть, в первый раз не таясь. Рассеянный шторами солнечный свет смягчал черты маркиза, но от нее не укрылись тонкие морщинки в уголках глаз.

– Сколько тебе лет? – спросила она, невольно затаив дыхание.

– Достаточно. Только не понимаю, какое это имеет значение?

– А поточнее?

Густые, неимоверно длинные ресницы, совсем как у красавиц на картинах Боттичелли, взметнулись и опять опустились тенью на глаза маркиза. Венера, отстранившись от него, ждала.

– Двадцать шесть. Устраивает?

Венера чуть не расхохоталась от облегчения. В невольном порыве она прижалась к груди Джека, замерла, ощущая биение его сердца.

– Ты не ошибся? – лукаво спросила она. – Может, добавил себе пару-другую лет? Иногда ты выглядишь так молодо, совсем мальчишка!

– А чем тебе это не нравится? – Маркиз с шутливой горделивостью расправил плечи и глянул на нее сверху вниз. – Чего во мне не хватает?

– Ну, скажем, – Венера провела рукой по лацкану его сюртука, – мужской зрелости…

– Вот оно в чем дело! – Джек рассмеялся, забыв о величии своей позы. – Я не такой заматерелый, волосатый и бородатый, как тебе хотелось бы?

– Не смейся надо мной! – Венера покачала головой. – Если бы тебе было лет двадцать…

– Ясно. – Джек крепко взял ее за плечи. – А достаточно во мне мужской зрелости, чтобы пригласить тебя в спальню?

– А тебе на самом деле двадцать шесть?

– Можешь спросить у Пегги. Но пока не вернемся в Лондон, придется верить на слово…

Он усмехнулся и легонько подтолкнул ее к двери, ведущей в спальню. Венера выскользнула из его рук и отбежала в сторону.

– Если сейчас же не докажешь, что ты зрелый мужчина, еду домой!

– Можешь отправляться… Но предупреждаю: рискуешь очень много потерять.

Он подошел, нежно провел пальцами по щеке Венеры и задержал руку на шее, чувствуя бьющуюся жилку.

Она затаив дыхание смотрела на него, потом в изнеможении прикрыла глаза.

– Мне кажется, ты уже готова.

– Смотрите, какой специалист… – произнесла она гаснущим шепотом.

– А что, скажешь – нет?

Он улыбнулся и с вызовом посмотрел на Венеру. Уже в спальне, стоя рядом со старинной кроватью, накрытой тяжелым темным покрывалом, она сказала:

– Я хочу знать, сколько женщин перебывало у тебя тут… Можешь солгать, это не так важно…

Венера взялась рукой за спинку кровати и сжала ее так, что побелели костяшки пальцев.

– Могу, конечно… – отозвался маркиз глуховатым голосом. – Ты – первая женщина, которую я привез сюда.

– Кто же тебе поверит? – произнесла она медленно, еще больше краснея.

– Можешь не верить… Я приезжаю сюда рыбачить. Иногда с друзьями…

Венера глубоко вздохнула, ее пальцы, наконец, оставили кроватную спинку в покое.

– Мне кажется, что мы оба сошли с ума, – проговорил Джек, подступая к ней и глядя прямо в глаза. – Или у меня с мозгами не в порядке?

– Нет, – едва слышно пробормотала Венера, чувствуя, как его руки сомкнулись на талии, потом, неторопливо нащупывая, начали расстегивать крючки платья. – Мы ведь еще не занимались любовью в кровати, – попыталась рассмеяться она.

Но Джек, казалось, не слышал. Венера ощутила спиной холодок, и расстегнутое платье скользнуло с плеч. Поцелуи Джека; казалось, обжигали кожу, земля, все сильнее раскачиваясь, уходила из-под ног… Венера судорожно вздохнула и прижалась к нему голой грудью. Джек все сильнее сжимал ее талию, потом руки его скользнули вниз, и Венера ощутила, как словно бы взлетает в воздух.

– Ой, совсем утонула! – воскликнула она, блаженно улыбаясь, когда Джек опустил ее в самый центр кровати. – Как тут мягко! Всю жизнь лежала бы!

– Приятно слышать, – отозвался он неожиданно раздраженным голосом.

Венера, недоумевая, открыла глаза. Джек стоял рядом и с отчаянным выражением на лице сдирал с себя рубашку.

– Откуда тут столько чертовых пуговиц? Минуту, всего минуту… моя прекрасная леди…

– Ничего, я подожду, – отозвалась Венера, высвобождая руки из платья и сдвигая его до самой талии. – Но кто-то обещал сначала сводить меня на рыбалку.

– Ничего я не обещал!.. Вот черт! Нужно заказать какую-нибудь одежду без пуговиц… чтобы слетала сама собой, как с клоуна на арене!

Джек, наконец, справился с рубашкой. Вывернув наизнанку, он сдернул ее с рук и бросил на стул.

– А еще я хотела бы искупаться…

– И купаться, и рыбачить лучше всего вечером.

Опустившись напротив нее на колени, Джек склонился и стал целовать твердеющую грудь Венеры, живот, медленно сдвигая вниз складки темно-зеленого муслина.

– А что мы будем делать до вечера? – Шепот Венеры был похож на шелест листьев.

– Сейчас узнаешь…

Джек лег рядом, его руки, становясь все настойчивее, освобождали Венеру от остатков одежды. Она улыбалась, все плотнее смыкая веки, и невольно вздрогнула, когда пальцы маркиза, лаская, стали гладить самый низ живота.

– И все же я хочу знать, почему ты вчера… – нашла она силы прошептать, – на балу у герцогини был так уверен, что у тебя… вообще что-то получится со мной…

– Господи! – простонал Джек, отрываясь от нее. – Неужели все женщины настолько болтливы, что не могут помолчать даже в такие моменты?

– Это я от смущения… Никогда в жизни так не хотела мужчину…

– Еще одно слово, и ты его получишь! – свирепо отозвался Джек, стаскивая с себя брюки. – Но только произойдет все за полминуты… Если не раньше!

– Ты думаешь, у меня получится дольше… Я вся словно горю, Джек… Господи!

– Я буду считать… Начинаю… Раз, два, три…

Уже потом, глядя в потолок, который медленно раскачивался и плыл перед глазами, Венера спросила:

– Ну, и сколько ты насчитал?

– С тобой насчитаешь… На пятой секунде сбился!

Венера счастливо рассмеялась и теснее прижалась к нему, поглаживая пальцами жесткие завитки волос на груди.

– Хочешь еще? – спросил он, ловя ее пальцы.

– Нет… не сейчас… Мне и так слишком хорошо. Но Джек прекрасно чувствовал, как отзывалось все ее тело на самые нежные прикосновения… Он сам был несколько удивлен тому обстоятельству, что готов продолжить… уже через полторы минуты. Никогда прежде, даже в ранней юности, он такого за собой не помнил.

– Уверена?

В ответ она судорожно вздохнула и, отбросив в сторону безнадежно скомканное платье, раздвинула ноги.

После четвертого или пятого раза Венера мгновенно заснула прямо у него в объятиях. Джек несколько минут лежал, глядя на нее. Возбуждение отступало, сменяясь каким-то грустным и теплым чувством, похожим на сожаление, на жалость к беззащитному существу, к ребенку… Очень странно. Такого он не испытывал ни к одной женщине.

Осторожно высвободившись, он встал, прикрыл Венеру одеялом и вышел в гостиную. Налил добрую порцию бренди и устроился в любимом кресле у окна. Легкий ветерок шевелил длинные косы ив, спускавшиеся к самой воде; вдали, почти на середине реки, прямо в солнечной ряби покачивалась лодка с одиноким рыбаком. Но у Джека перед глазами была раскинувшаяся во сне во всей своей прекрасной наготе Венера.

Да, мисс Дюруа была великолепна. Но он перевидал на своем веку немало красавиц, пора бы привыкнуть. Или тут что-то совсем иное? И даже если бы она была совсем не так красива?.. Джек взъерошил волосы и сделал большой глоток бренди.

Когда Венера проснулась, он с помощью трех порций бренди уже вернул себе душевное равновесие. Сомнения, если и оставались, сделались смутными, ничего не значащими.

– Ты не спал? – спросила она хрипловатым спросонья голосом.

– Ждал тут некоторых, собиравшихся купаться.

– Да? Через минуту я буду готова!

– Нет времени ждать!

Джек решительно шагнул, к кровати, поднял Венеру вместе с покрывалом и понес из спальни.

– Что ты делаешь?

Венера, смеясь, обняла его за плечи.

– Несу тебя купаться. Сейчас это тебе будет очень кстати…

– Но я же не одета! – возмутилась она, еще крепче обхватывая его шею руками.

– Впервые слышу, что для купания нужна какая-то одежда… Кроме того, без одежды ты мне гораздо больше нравишься.

Джек вынес ее на крыльцо и, нащупывая ногой ступеньки, стал спускаться.

– Но соседи… Они могут увидеть, – слабо сопротивлялась Венера.

– Здесь нет никаких соседей. Целая миля берега вокруг принадлежит мне… Не люблю посторонних наблюдателей – зеваки мне и в Лондоне надоели. Несносное племя!..

Он поднес ее к воде и осторожно поставил на песок. Причем вышло так, что покрывало осталось у него в руках.

– Господи! – воскликнула Венера, инстинктивно прикрываясь руками.

– Это уже лишнее.

Джек шагнул в ней, развел руки и, наклонившись, припал губами к теплой, вздымавшейся от частого дыхания груди.

Руки Венеры бессильно опустились. Джек встал на колени, начал целовать ее живот, бедра вокруг светлого мыска волос.

– Я сейчас упаду… – пробормотала она, дрожа всем телом.

Джек, на секунду оторвавшись от нее, подтянул к себе покрывало.

– Можешь падать… Сюда… Ты никогда не пробовала заниматься этим вот так, на природе? Не смущайся. Если кто и увидит нас, то только солнце.

Потом они лежали у воды, едва прикрывшись покрывалом. Легкий ветерок овевал разгоряченные тела, где-то в кустах неподалеку беззаботно щебетала невидимая пташка.

Когда Джек приподнялся, чтобы поцеловать Венеру, то вдруг заметил, что в глазах, у нее стоят слезы.

– Что с тобой? Что-то не так?

– Ничего, – не сразу отозвалась она. – Просто мне так хорошо… Как не было никогда в жизни. Я даже не думала, что так может быть…

Джек опять прилег на спину и стал смотреть на раскачивающиеся, чиркающие по воде ветки ив.

– О чем ты думаешь? – спросила Венера спустя несколько минут.

– Ни о чем… Я редко себе такое позволяю, но вот сейчас решил…

– А я вдруг вспомнила, что нам рано или поздно придется отсюда уехать.

– До этого еще далеко… – Джек подложил руки под голову и улыбнулся. – Я приказал Сэму до послезавтра не показываться.

– То есть, – Венера подняла голову и посмотрела на него, – ты украл меня?

– Именно… Есть какие-то возражения? Она рассмеялась и, приподнявшись на локте, стала нежно целовать его подбородок, губы, ресницы…

Глава 7

Утром, когда Венера проснулась, на столе уже стоял завтрак: свежий, только что выпеченный хлеб, яйца, масло.

– Откуда все это? – удивилась она, подошла к столу и, склонившись к небольшому фаянсовому молочнику, с наслаждением вдохнула свежий запах деревенских сливок.

– Сэм заехал в деревню и сообщил разносчику о моем приезде. Тот, когда я здесь, каждое утро приносит продукты с ближайшей фермы.

– А ты так часто здесь бываешь?

– Зимой здесь делать нечего. Но летом – очень часто.

– Дня прожить не можешь… без рыбалки? Венера подсела к столу и налила себе кофе, аромат которого показался ей восхитительным.

– Почему? – Джек пожал плечами. – У человека могут быть и иные занятия, кроме рыбалки.

Венера вспомнила два книжных шкафа с плотно заставленными полками, которые заметила в небольшой задней комнате, когда вчера обходила дом.

– Ясно. Вы тут читаете, размышляете…

– А что такого? Не слишком верится?

– Не знаю…

Она взглянула на Джека, который стоял перед ней босой, в едва застегнутой на груди холщовой рубашке и поношенных, выцветших вельветовых штанах.

– На бал я сегодня не собираюсь, – догадался он. – А здесь мне так удобнее.

– А вот мне не очень. – Она красноречиво взглянула на его обнаженную грудь. – Или ты думаешь, что только мужчины испытывают возбуждение при виде открытых женских плеч?

– Надеюсь, за завтраком у нас до этого не дойдет… А потом – здесь ничто не запрещается. Для этого, наверное, и существуют на земле такие вот уединенные места.

Джек усмехнулся, но все же застегнул рубашку.

Только начав завтракать, Венера ощутила, как основательно проголодалась за вчерашний день. Маркиз тоже поглощал провизию с завидным аппетитом. Некоторое время оба молчали.

Вдруг, будто вспомнив о чем-то очень важном, Венера замерла и прислушалась к себе.

– Слушай, а что, если я забеременею? Вчера это было столько раз, что я счет потеряла. И ты, по-моему, не всегда успевал вовремя…

Яйцо всмятку, которое Джек держал в руках, хрустнуло, и желток потек по его пальцам.

– Извини, – пробормотала Венера. – Я, конечно, не очень этого боюсь… Но и ты должен меня понять.

– Ничего. – Он взял полотенце и принялся вытирать пальцы. Делал он это не спеша и тщательно, упорно глядя куда-то в угол. Лицо у него было обиженным. Только закончив, он сказал: – Если это произойдет, дашь мне знать.

– Я же извинилась! И кстати, что странного в том, что это меня заботит? – Она примирительно улыбнулась. – Вчера был безумный вечер, с утра нужно подводить итоги… А твой вид в этой, извини, рубашке…

– Сначала давай поедим. – Джек хмуро взглянул на нее. – А потом я схожу в соседний городок и куплю там целый ворох чертовых презервативов.

– Можно я пойду с тобой? – быстро спросила Венера.

– Туда не близко, а экипажа у нас нет.

– Значит, я твоя пленница?

– Это еще как посмотреть, – усмехнулся он.

– Вот вы как заговорили, маркиз Рэдвер! Во всем видны ухватки опытного обольстителя. Требуется только очаровать невинную девушку, увезти ее подальше от людей, а потом можно делать все, что вздумается! Это напоминает известную историю о Синей Бороде!

– Ладно, сдаюсь, – улыбнулся он уже весело. – До Синей Бороды мне, конечно, далеко… А давай пить кофе на террасе? Просто грех сидеть дома в такое утро. Быстро!.. Я сделаю пару бутербродов, а ты отнеси чашки.

Венера с радостью согласилась. И они долго пили кофе на маленькой террасе, слушая, как шелестят листья под легким утренним ветерком, глядя на тихую реку, подернутую золотой рябью. Впереди у них был день, длинный, как вся жизнь: прогулка в деревню, купание, рыбалка… и много чего еще.

– Я вот все думаю, не купить ли мне на самом деле медицинское оборудование для своих работников, – сказал Джек, ставя чашку на стол. – Сначала организую небольшую больницу, скажем, в Каслро. Потом можно в других поместьях.

– А для чего? – спросила Венера, глядя на него несколько недоверчиво.

– Как для чего? Для людей… Ты же сама постоянно меня упрекаешь, что я не думаю о людях, А в некоторых поместьях даже доктора поблизости нет.

– Если ты серьезно, тогда с удовольствием помогу тебе. Можешь на меня рассчитывать.

– Договорились. – Джек посмотрел на нее с хитроватой улыбкой, снова представив, что им еще предстоит в этот восхитительный весенний день. – Когда вернемся в город, обязательно воспользуюсь вашими услугами…

– Какими это услугами? – раздался нарочито строгий голос, и из-за угла дома появился с сияющей улыбкой Нэд Дарлингтон. Он взбежал на террасу и с дурашливым видом раскланялся.

– Привет! Надеюсь, ты один? – хмуро спросил Джек.

– Спрашиваешь! – Нэд беззаботно бросил шляпу на стул, откуда она тут же свалилась на пол. – Как бы я посмел привести кого-то чужого в этот скит отшельника? Хотя, насколько понимаю, правила входа сюда несколько смягчились? Полагаю, мисс Дюруа? – Нэд еще раз поклонился Венере. – А вот позавтракать – это очень кстати. Чертовски голоден! Хм… и все такое свежее, прямо идиллия. В Лондоне пока допросишься поесть, умереть можно…

– Дорогая, это мой лучший и самый нахальный друг, барон Дарлингтон, – невольно ухмыляясь, сообщил Джек и пододвинул приятелю тарелку. – А это мисс Дюруа… которую ты, естественно, не узнаешь, когда встретишь где-нибудь в Лондоне. Иначе – шею сверну!

– Могила, – самым загробным тоном заверил Нэд. – Поесть-то дадите? А то сегодня вечер у Лили, и мне нужно будет перед тем еще принять бутылку-другую, чтобы вытерпеть сие мероприятие… Кстати, тебе там тоже надо отметиться, не забыл? Тебя уже разыскивают… Я и приехал сюда, чтобы тебя не начал искать Скотланд-Ярд.

Это Нэд говорил, уже наливая себе кофе и ухитряясь при этом откусывать от бутерброда.

– Черт! – Джек с досадой хлопнул себя по колену. – Совсем из головы вылетело! Меня же твоя маман несколько раз предупреждала. Рассеянным я стал в последнее время… А может?..

– Да ты что?.. – Теперь Нэд еще и прихлебывал кофе. – Маман… уже с вечера… прислала ко мне… нарочного… чтобы я сам не забыл… Просила… и тебе напомнить. Мне уже с утра… наглаживают фрак… Бог ты мой, как вкусно!

– Вот дьявол!.. – чертыхнулся Джек и сокрушенно покачал головой.

– Я же не виноват… что это оказалось именно сегодня… Первый танец Лили – за тобой. Она месяца три уже репетирует…

– Да, серьезно. А когда начало?

– Обед в восемь. Но, сам понимаешь… если ты часов в пять не объявишься, маман сойдет с ума!

Нэд поглощал бутерброды, нисколько не заботясь о сыпавшихся на стол крошках. Джек вздохнул и вопросительно посмотрел на Венеру:

– Жутко неудобно, однако в моей жизни тоже существуют некие непреложные обязанности. Не желаете присутствовать на первом балу сестры Нэда? Мне обязательно там надо быть.

– Не знаю… Не думаю, – пожала плечами Венера. – Я не большая охотница до светских увеселений. Да и список гостей наверняка давно составлен.

– Ну, с этим проблем не будет. Нэд? – Маркиз вопросительно посмотрел на приятеля.

– Какие проблемы! – отозвался тот, с сожалением отрываясь от еды. Но всего на миг. – Для одного человека место всегда найдется. Я скажу маман…

– Значит, договорились?

– Не знаю… – Венера покачала головой. – Нет. Лучше отвезите меня домой…

– Передай своим, чтобы раньше восьми нас не ждали, – сказал Джек, поворачиваясь к Нэду. Потом взглянул на Венеру: – Если ты не едешь, то я тоже.

– Лили выплачет все глаза, если ты не явишься! – воскликнул Нэд и умоляюще посмотрел на мисс Дюруа. – Вы просто не знаете этого ребенка. Вспомните сами свой первый бал!..

– Вот видишь. Не заставляй бедного ребенка плакать, – вторил ему Джек.

Венера поджала губы и, еле сдерживая смех, посмотрела по очереди на обоих.

– Вы привыкли, маркиз, чтобы всегда выходило по-вашему?

– А почти всегда так и выходит, – беззаботно отозвался Нэд, дожевывая бутерброд.

– Хорошо, – кивнула Венера, – поговорим об этом позже.

Склонив голову набок, она взглянула на Джека и прищурилась.

– Ага, только это уже без меня. – Нэд встал из-за стола и нагнулся за своей шляпой. – Не люблю женских криков, взаимных оскорблений, драк… Увидимся, Джек! Было очень приятно познакомиться, мисс Дюруа…

Прихватив с тарелки последний бутерброд, он мгновенно удалился.

– При чем здесь крики, оскорбления, драки? – спокойно заметила Венера. – Не вижу повода для ссоры. Юная девушка, дебютантка, ждет своего принца на первом балу… А я тут при чем?

– Венера, не начинай все сначала, – досадливо покачал головой маркиз. – Ты прекрасно понимаешь: Лили – сестра моего лучшего друга. Ребенок. Она всегда смотрела на меня… как на дядю.

– Угу. Поэтому и дарит свой первый в жизни танец тебе.

– Ты же ничего не знаешь! Лили – настоящий сорванец, все время с лошадьми, больше похожа на мальчишку!.. Ты просто должна поехать со мной! А потом вернемся сюда, если захочешь.

Венера, задумавшись, чертила пальцем по столу.

– Звучит соблазнительно. Но у меня тоже есть дела и планы…

– Да о чем тут думать? – Он удержал ее руку и заговорил мягко, убеждающе: – Ты ведь любишь танцевать! Недостатка в кавалерах не будет… Кроме того, мы там пробудем совсем недолго…

– Сколько?

Венера готова была согласиться, но что-то недосказанное удерживало ее.

– Ну… обед, танец с Лили… – быстро соображал Джек. – Потом еще два-три тура, для приличия…

– Не знаю… Джек, мне на самом деле не хочется.

– Я потом отработаю, – заговорщицки сообщил он, сжимая ее пальцы. – Обещаю…

Венера посмотрела ему в глаза и улыбнулась:

– Это нечестно.

– Я скуплю все презервативы в Лондоне!

– Да, ты знаешь, как уговорить женщину… – с лукавой улыбкой отозвалась она.

– Тогда поедем отсюда часов в пять. И потом у нас еще будет время… Я прикажу привезти свои вещи к тебе… Или можем остановиться у меня.

– Разрешается подумать? – не в силах больше спорить, спросила Венера.

– Ни секунды!


Когда костюм маркиза доставили в дом на Белгрэйв-сквер, он отпустил кучера и велел передать, что лакей ему на сегодняшний вечер не понадобится.

– Галстук я сам в состоянии завязать… Горничную твою тоже можно куда-нибудь отправить, – говорил он, усаживаясь перед зеркалом в будуаре Венеры. – Что ты так смотришь на меня? Я сам помогу тебе одеться, это доставит мне огромное удовольствие.

– А вы не слишком много берете на себя, маркиз Рэдвер? Кроме того, я не уверена, что вы так уж разбираетесь в тонкостях дамского туалета.

– В тонкостях, может, и не разбираюсь. Но опыт кое-какой имею…

Джек смущенно кашлянул, поняв, что сказал лишнее. Он был в несколько возбужденном и веселом настроении оттого, что оказался в доме Венеры.

– Ладно, у нас не так много времени, – ответила она, с ироничной улыбкой взглянув на его совсем мальчишеское лицо. – Освободите стул!

Джек поднялся и посмотрел на часы:

– А сколько времени это примерно займет? Минут двадцать?..

– Если бы. – Венера усмехнулась и вздохнула. – Ты просто не представляешь, сколько его нужно на все крючки и кнопки… Часа полтора, не меньше.

– Вот даже как… – откровенно огорчился Джек. – А я надеялся, что мы сумеем выкроить часок, потом…

– И не мечтай, – решительно отозвалась Венера. – Красота требует жертв, и немалых. Ты ведь не хочешь, чтобы все показывали на меня пальцем и посмеивались исподтишка? Англичане, по-моему, и так не слишком высокого мнения о француженках…

– Может, мне вообще уйти? – с шутливым раздражением пожал плечами Джек. – В конце концов, поеду один…

– Как хочешь, – серьезным тоном сказала Венера. – Я не сильно рвалась на этот вечер. А теперь, если уж согласилась, то должна выглядеть так, чтобы не было за себя стыдно.

– Понятно, – уныло кивнул Джек. – Тогда что мне остается, горемыке? Лишь подкрепить душевные силы… Полтора часа, уму непостижимо! Так и тратится по мелочам человеческая жизнь…

– В столовой есть буфет, а в нем все, что тебе понадобится, – рассмеялась Венера, вытаскивая шпильки и позволяя золотым волосам рассыпаться по плечам. – Только не перестарайся… И позови Моди, мне без нее не справиться.

Когда он снова появился в будуаре с бокалом в руке, работа над прической шла полным ходом. Волосы Венеры были уже убраны, завиты, где требовалось, в мелкие колечки, и теперь Моди закалывала в них белые розы. По комнате плыл одуряюще пряный аромат каких-то заморских снадобий. Джек хмыкнул и подумал, что все женщины колдуньи; и больше всего те, которые делают вид, что ни в какое колдовство не верят.

– Кстати, хочу предупредить по дружбе, – сказал он, сделав изрядный глоток из бокала. – Не очень усердствуй. С месяц назад матушка Нэда решила, что ему срочно пора остепениться. И теперь все сколько-нибудь стоящие невесты Лондона у нее под прицелом… Не дай Бог, попадешь в их число! У леди Дарлингтон железная хватка.

– Я здесь человек временный, – отозвалась Венера, критически осматривая в зеркале только что вколотую розу.

– Это не имеет никакого значения… – Лицо Джека на миг омрачилось, но он тут же беззаботно усмехнулся: – Могу посоветовать: маман Нэда не любит глупышек, так что улыбайся, кивай в ответ на ее вопросы и молчи. Или говори что-нибудь совсем невпопад…

– Очень мужской совет. И даже не слушать, что она будет говорить?

– Это – в первую очередь! У нее талант болтать ни о чем с огромной скоростью. Как-то раз я ехал с ней минут двадцать в коляске. До сих пор не пойму, как выжил.

– А как же ее терпит муж?

– О, ему повезло! Убился на охоте… Упал с лошади, будучи пьян.

– А ты не ездишь на охоту?

Венера красноречиво посмотрела на бокал в его руке.

– Это ты к чему?

– Так… – Она уклончиво повела головой, и Моди досадливо шикнула, выронив шпильку. – Я ведь ничего о тебе не знаю… А в то, что слышала до сих пор, все меньше верю.

– Всем развлечениям на свете я предпочитаю скачки… У меня есть пара неплохих лошадей, иногда даже призы берут. – Джек посмотрел на остатки бренди в бокале, но пить раздумал. – Нужно обязательно съездить в Каслро на скачки… Мне почему-то кажется, мадам, что вы тоже любите лошадей. И наверняка неплохо умеете сидеть в седле.

– Бывало, – взглянув на его отражение в зеркале, усмехнулась Венера. – У родителей неплохая конюшня… Впервые меня посадили на лошадь, когда мне исполнилось восемь.

– Похвально! Я считаю, что конный спорт нисколько не вредит дамам, хотя в последнее время появилось множество ревнителей всяких там устоев и прочих шарлатанов… – Он внезапно замолчал, осознав, что говорит слишком быстро и взволнованно, и сделал изрядный глоток. – Я тут на днях купил у лорда Саймона вороного рысака. Сказать по правде – вчера… Думаю, он возьмет в этом году приз «Дерби».

– Наши лошади выступают на скачках в Лоншане, это недалеко от Парижа. Брат иногда принимает участие как любитель. – Венера снова бросила на маркиза мимолетный взгляд. – А у тебя есть семья?

– Есть двоюродный брат в Девоншире. Но отношения у нас, мягко говоря, не очень сердечные. Я содержу его, а он ждет моей смерти, чтобы получить наследство… Еще сестра матери, Которую я видел раза три в жизни и, откровенно говоря, не горю желанием видеть еще… К сожалению, человек не выбирает себе родственников. – Джек вздохнул, и в его глазах мелькнула грусть. – Но у меня еще есть Пегги! Она мне ближе всех родственников…

– Она и стоит целой кучи родственников, – кивнула Венера. – Я считаю, тебе очень повезло с крестной.

– Согласен. Кстати, она тоже приглашена на вечер. Так что если совсем заскучаешь, то будет с кем перемолвиться словом. Вы, мне сдается, неплохо ладите.

– Не смейся, она на самом деле очень приятная собеседница. В отличие от всех этих сюсюкающих особ, озабоченных только тем, как бы о них не подумали того, чего не следует думать. – Венера выпрямилась и осмотрела себя в зеркале. – Спасибо, Моди. Можешь идти, теперь я сама справлюсь.

– Да, искусство не из легких, – изрек маркиз, с невольным восхищением глядя на нее. – Но обещаю в самое ближайшее время выучиться ему.

– Прекрасно. Я бы не желала себе лучшего парикмахера.

Венера повернулась и с улыбкой посмотрела в глаза Джеку.

– Итак, что теперь – крючки и кнопки? – Он поставил стакан и подошел. – Я готов.

– Давай в другой раз. – Венера погладила его по руке. – Слишком мало времени… Лучше ты займешься этим после бала.

– Как скажете, – покорно кивнул маркиз. Но в глазах его мелькнула досада.

Глава 8

Весь Лондон знал о репутации маркиза Рэдвера, которую сам ему и создал, но все знали и то, что даже косым взглядом не стоит напоминать ему об этой репутации. Поэтому когда Джек, держа мисс Дюруа под руку, появился на пороге дома Дарлингтонов, все сделали вид, что так и должно быть.

Гостей собралось много. Они чинно прохаживались в большом вестибюле и прилегающих к нему коридорах, сквозь слитный гул голосов едва пробивались звуки струнного оркестра. Венера, помня совет Джека, в ответ на поток красноречия леди Дарлингтон лишь улыбалась и кивала.

Но вот Лили оказалась совсем не подростком со сбитыми коленками. Это была редкой красоты рыжеволосая девушка, которая, не скрываясь, влюблено смотрела на Джека. Тот изо всех сил старался не замечать ее взглядов. Но когда, покончив с приветствиями, они остались в толпе одни и Венера намекнула Джеку об этом, он хмуро отозвался:

– Глупости! Это у тебя чисто женское – вы видите друг в дружке только соперницу. А она еще подросток. Просто умыли, приодели, накрасили… Кроме того, она, естественно, возбуждена всей этой суетой.

Венера искоса глянула на него с усмешкой, хотела что-то сказать, но тут к ним во всем блеске бриллиантов и благоухании заморских ароматов приблизилась настоящая красавица. Леди Тальен, вся словно изысканное и баснословно дорогое украшение, остановилась рядом с ними и, едва поздоровавшись с Джеком, спросила:

– А это, насколько я понимаю та самая леди, которая занимается благотворительностью? – И без всякой паузы продолжила: —А как в «Бруксе», Джек? Там, надеюсь, все получилось? – Совершенной формы бровь, безукоризненно нарисованная на идеально гладком лбу, чуть приподнялась, обозначив сардоническую усмешку. – И это, вижу, повысило твой интерес к благотворительной работе.

– Вы все неправильно поняли, Белла. – Джек обезоруживающе улыбнулся. – Или вас неправильно информировали… Мы с мисс Дюруа старые знакомые. Ее отец и мой дядя были друзьями. Так что мы – почти одна семья.

– Долго пробудете, в Лондоне, мисс Дюруа?

В голосе леди Тальен обозначилась отточенная сталь, которая могла пронзить насквозь.

– Не знаю, – простодушно отозвалась Венера.

В красоте бывшей любовнице Джека отказать было невозможно. Одни роскошные, платинового оттенка волосы чего стоили! И еще Венера с горечью подумала, что леди Белла и Джек чем-то очень похожи.

– Вот, убеждаю мисс Дюруа остаться на все лето, – вмешался маркиз, пытаясь разрядить обстановку. – Она еще не была в Каслро. И скачки «Дерби», я думаю, ей очень понравятся.

– Неужели?

Глаза леди Тальен смотрели куда-то чуть выше лба Венеры.

– О да, маркиз Рэдвер так гостеприимен, – язвительно сообщила Венера, не в силах удержаться. – Он уделяет мне столько времени…

– Думаю, Сару это очень огорчит, – раздельно выговаривая каждое слово, сказала леди Тальен.

– С чего бы это? – отозвался маркиз, едва сдерживая досаду.

– Джек, перестань. Ты ведь знаешь, как она к тебе относится… – Леди Тальен произносила каждое слово, словно прокладывая давно намеченный маршрут. – И все говорят, что вы очень подходите друг другу.

– Значит, все ошибаются. – Джек понизил голос и наклонился к ней. – Кроме того, Белла, вы ведь знаете, что мне никогда не нравились молоденькие девушки… А вот и Нэд идет! Старина совсем замотался, нужно ему помочь. Извините…

Если бы такое было принято на балах, леди Тальен зашипела бы от злости. Венера отчетливо ощутила это всем своим естеством, но виду не подала. Видела она в своей жизни кое-что и похуже.

– Одна из твоих бывших? – заметила Венера, когда они отошли в сторону. – И не отпирайся! Она с удовольствием убила бы меня, если бы ей за это ничего не сделали.

– Белла? – притворно изумился Джек. – Нет, не верю! Она не может оказаться такой бессердечной стервой.

– Не смейся… И мне она, кстати, показалась чем-то похожей на тебя. Сколько их я еще встречу сегодня? Можно начинать считать?

Джек пожал плечами и глубоко вздохнул. Таких напористых, как Белла, он больше не мог припомнить. Но вообще-то…

– Вот почему я избегаю общества. – Он оглянулся, отыскивая глазами Нэда, который так и не дошел до них. – Черт, обед еще не объявляли, а мне уже хочется смотаться отсюда.

– Колют взгляды обманутых мужей? – продекламировала Венера вспомнившуюся откуда-то строчку.

Джек озадаченно глянул на нее сверху вниз. Он не мог понять настроения Венеры, не знал, чего от нее ждать, и это его все больше беспокоило.

– Нет, это меня не волнует. Ты сама знаешь, что такое светские браки – расчет, коммерческий интерес, генеалогия… Здешние мужья большую часть своего времени проводят в клубах. Впрочем, как и ваши, парижские… Их абсолютно не интересует, чем в это время занимаются жены, если это не слишком оскорбляет общественное мнение.

– Значит, разъяренные мужья нам не угрожают? Уже легче… Опасаться следует только самих любовниц?..

– Тебе что, удовольствие доставляет говорить об этом? – спросил он, все больше мрачнея.

– Огромное! – с вызовом отозвалась Венера. – Ты сам не замечаешь, что почти все женщины вокруг как-то специфически поглядывают на тебя.

– Может, сменим тему?

– Как скажете, мой господин, – проворковала Венера, смиренно улыбаясь.

Но когда Джек попытался взять ее под руку, отстранилась.

Маркиз посмотрел на нее искоса и вздохнул:

– Ты, кстати, тоже недалеко ушла от них… Чем дольше об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что сотворили вас не из самого лучшего ребра.

– Неужели? – Она кокетливо возвела глаза к потолку. – Какое глубокомыслие! Давно вы этим мучаетесь? А что до ребра, то я предупреждала: не надо меня брать сюда.

– Может, перегнуть тебя через колено и отшлепать прямо сейчас на глазах у всех?

– Думаешь, я стала бы возражать? – произнесла она вдруг задрожавшим голосом и тут же ощутила, как пальцы Джека крепко сжали ее локоть.

– Не надо было тебе этого говорить… – глухо сказал он. – Теперь хоть в сад срочно беги…

– Джек, перестань, – отшатнулась она, высвобождая руку и понимая, что он, может быть, и не шутит. – Что за глупости? На нас же все смотрят!

– Пусть смотрят, – проговорил он ей на ухо, увлекая к дверям на террасу. – Теперь мне все равно. Что хотела, то и получила…

– Как ты можешь думать об этом здесь?

Венера понимала, что сопротивляться глупо, и невольно все теснее прижималась к нему.

– Ты как будто о другом думаешь… – Все крепче обхватывая Венеру за талию, маркиз повел ее по ступенькам в густой полумрак сада. – Где-то здесь у них была беседка… Ага, вот…

– Ты, наверное, во всем Лондоне все беседки знаешь… – Венера обеспокоенно оглянулась. – Нас же будут искать!

– Никто нас не будет искать.

Он теснее прижал ее к себе, и Венера ощутила на своей шее горячее дыхание.

В беседке было темно, и шум из дома сюда едва доносился.

– Мы вернемся… – говорил Джек, усаживаясь на скамью и увлекая за собой Венеру. – Через несколько минут… Не беспокойся…

Во всех его движениях чувствовалась сноровка, и Венере сделалось страшно.

– Ты сумасшедший!

– Я схожу с ума от желания…

Закрыв ей губы долгим поцелуем, он усадил Венеру себе на колени. Она, чувствуя, что тоже теряет голову, перестала сопротивляться и подобрала юбку повыше.

– Вот так… Ближе… – шептал Джек. Поддерживая за ягодицы, он притянул Венеру к себе и приподнял.

– Сюда же могут… войти, – почти простонала она, замерла, но сама начала подниматься и опускаться, угадывая его движения.

– Никто сюда не войдет… Никто…

Потом, все еще тяжело дыша, порой бессмысленно проводя рукой по лицу, словно пытаясь убрать прилипшие к щеке волосы, она сидела рядом с Джеком. Он, уставившись в темноту, молчал.

– О чем ты думаешь? – наконец решилась спросить Венера, предчувствуя, что он ответит.

– Думаю о том, что мне надо срочно выпить.

Венеру словно ударили по лицу. Она знала, что маркиз ответит именно так, и все равно не верила своим ушам.

– И когда мы с тобой… только что?.. – начала она, пытаясь унять гневную дрожь в голосе. – Ты тоже об этом думал?

– Как ты догадлива.

В его голосе прозвучали откровенно злые нотки.

Венера рывком отодвинулась, пытаясь в темноте разглядеть выражение лица маркиза. На миг ей представилась какая-то ужасная, злорадная маска. А вместо глаз – мутно-багровые пятна, похожие на тлеющие угли. Такое она видела когда-то очень давно в старинной рукописной книге.

– Я не пойду с тобой назад, – проговорила она.

– И как ты себе это представляешь? – убийственно ровным голосом отозвался маркиз. Казалось, он уже забыл, что рядом с ним женщина, которая еще минуту назад сводила его с ума. Вот теперь Венера была уверена, что на губах маркиза блуждает адская усмешка.

– Мне все равно…

– Так уж и все равно? – Он поднялся на ноги, оправил одежду. – Можно подумать, я тащил тебя сюда.

– Нет, это я тебя сюда притащила! – Венера задохнулась от негодования. – И у тебя хватает наглости обвинять меня?..

– Ни в чем я тебя не обвиняю. Во всем виновато твое тело! Я просто с ума схожу, когда вижу тебя.

– Оно и видно, – отозвалась Венера, тоже вставая и оправляя юбку. А что ей еще оставалось делать? – Все-таки ты поддонок, Рэдвер! Таких я в жизни еще не встречала.

– Да? – Он, явно издеваясь, покачал головой. – А только что был совсем наоборот…

– Мерзавец!.. Знать тебя больше не хочу!

– Ладно, все это мы выясним потом. – Он с галантным поклоном взял ее под руку. – Теперь разрешите препроводить вас обратно. В целости и сохранности. Как видите, я держу свои обещания.

Венера выдернула руку и, сделав шаг назад, замерла у скамьи, глядя на маркиза и шумно дыша. Сама не знала, как сдерживается, чтобы не влепить ему пощечину.

– Я тоже держу свои обещания… Будь ты проклят!.. Но если кто-нибудь из этой публики попробует косо посмотреть на меня или сделает хоть слабую попытку намекнуть на наши с тобой отношения, я найду способ поставить его на место! Я не буду стесняться в выражениях!.. И во всех последствиях будешь виноват ты!

– Согласен, – произнес он невозмутимо.

– И еще… хочу сообщить тебе, что ненавижу, когда со мной обращаются вот так, по-скотски… По первой прихоти…

– Простите, ради Бога! – Он насмешливо фыркнул. – В следующий раз у нас все будет по-человечески. Заранее уведомлю тебя письмом…

– Если он будет, следующий раз, – перебила Венера и двинулась к выходу из беседки.

Когда всех пригласили в столовую, Джек предложил мисс Дюруа руку. Придерживая под локоть, он вел ее чуть впереди себя и не мог оторвать взгляда от ее щеки нежного персикового цвета. Маркиз плохо понимал, что произошло между ними в беседке, не понимал и того, что происходит сейчас. Только опять чувствовал рядом с собой эту женщину, всем своим естеством впитывал ее присутствие и не желал ничего больше.

Венера держалась отчужденно, будто всеми силами каждый миг, отталкиваясь от него. Если бы она захотела сейчас уйти, то у Джека не нашлось бы ни сил, ни возможностей удержать ее. Он просто надеялся, что здесь, на глазах у всех, она не сделает этого.

Обед прошел весело и непринужденно, как и положено, когда всего в достатке и хозяева не пожалели денег на хороших поваров. А потом начались танцы. Гости понимали, ради чего собрались здесь, поэтому не спешили выбирать партнеров, чинно расположившись по периметру танцевального зала. Ритуал был всем известен досконально. Право открыть первый танец принадлежало Лили, и мало кто сомневался, что партнером ее будет маркиз Рэдвер.

Но все же когда они вышли на середину зала, даже музыканты слегка скомкали ритм вальса – настолько восхитительным было зрелище. Лили, во всем блеске юной красоты, была подобна едва распустившемуся хрупкому цветку; а маркиз выглядел рядом с ней этаким светским львом, будто сошедшим со страниц галантных романов. Мужественным, сильным, неувядаемым – тем, о встрече с которым мечтает всякая женщина.

Леди Дарлингтон бросила на музыкантов свирепый взгляд, и они заиграли ровнее. Все зачарованно следили, как легко, словно невесомую пушинку, маркиз увлек за собой Лили, кружа по паркету, словно паря в небесах. Неумелые девчоночьи движения его партнерши становились все увереннее, грациознее; влюблено глядя в лицо своему блистательному партнеру, она тянулась к нему, будто желая слиться воедино.

Другие пары по знаку леди Дарлингтон стали выходить на площадку, и вскоре вся она наполнилась танцующими. Нэд, веселясь, словно мальчишка, кружил в танце роскошную мисс Дюруа, которая, не успев появиться в Лондоне, уже наделала столько шума. Самые завзятые лондонские кумушки с интересом поглядывали на них.

Все шло как нельзя лучше, и только леди Дарлингтон, глубоко вздохнув, вышла в диванную, стараясь остаться незамеченной. Присев на обитую бордовым бархатом кушетку, она глубоко задумалась. Джека Фицджеймса она знала с детства, он был одним из выгоднейших женихов в Лондоне, но… Это «но» и беспокоило леди Дарлингтон.

Она по-своему любила Джека, прекрасно понимала, что молодой, красивый и богатый мужчина просто не может вести себя иначе. Так предписано правилами светской жизни, так было всегда. Но своей Лили она такого мужа не желала. Джек, столь избалованный женским обществом, никогда не сможет полюбить ее по-настоящему, никогда не сможет создать нормальную семью… Только что Лили была на седьмом небе или где-то еще выше, ощущая Джека рядом с собой. И она, в свои шестнадцать лет, верила, что так может продолжаться всю жизнь…

Леди Франсис глубоко вздохнула, и на ее глаза невольно навернулись слезы. Кончится бал, настанет утро, и с чем останется ее единственная дочь? Маркиз Рэдвер неплохо относился к Лили, знал ее с детства, но способно ли хорошее отношение перерасти в нечто более серьезное? Кроме того давно замечено, подсчитано и не раз обсуждено, что маркиза тянет, к женщинам постарше, зрелым и опытным. А теперь внезапно появилась еще эта француженка… Что делать, леди Франсис не знала. Нужно быть слепой, чтобы не видеть, как смотрит Лили на маркиза. Сказать дочери сразу, чтобы она оставила все надежды? Какая мать решится на это?!

– Франсис! Вот ты где!.. Уединилась! – послышались у двери преувеличенно радостные возгласы.

Леди Дарлингтон обернулась, изобразив на лице самую любезную улыбку. Графиня Бэлчер была ее старинной подругой, но и одной из самых отъявленных сплетниц в Лондоне.

Улыбающийся, разгоряченный танцем с Лили, Джек разыскал Венеру и сообщил:

– Все! Моя почетная обязанность завершена. Теперь мы оба можем быть свободны. До самого утра, а если захотите, то и дольше!

Мисс Дюруа посмотрела на него с грустной усмешкой:

– Чему ты так радуешься? Ты что, всерьез думаешь, то выглядел как добрый дядюшка? Я понимаю, поцелуй такого юного и прелестного создания на глазах у всего города – вещь очень приятная…

– Я сам не ожидал… – признался Джек и пожал плечами.

– Мне-то что до этого? – Она не менее недоуменно пожала плечами в ответ. – Делай что хочешь…

– Если бы я хотел, между прочим, – обиженно отозвался Джек, – то продолжал бы танцевать с Лили… А вместо этого стою здесь, перед тобой, и отчитываюсь, непонятно в чем…

– В надежде на продолжение рандеву в беседке, – насмешливо подсказала Венера.

– Можно подумать, ты сама не мечтаешь о том же.

– Я тебя сейчас!.. – вспыхнула Венера, но Джек быстрым движением перехватил ее руку.

– Не устраивай сцен! А то и все, кто еще не знает, догадаются…

Венера попробовала выдернуть руку, но потом сделала вид, что успокоилась.

– Можно мне вмешаться в вашу милую беседу? – спросила, подходя к ним, герцогиня Гроувленд с удивленным выражением на лице.

– Будем рады, – отозвалась Венера совсем нерадостным тоном, и маркиз отпустил ее руку. Так они и стояли, избегая смотреть друг на друга.

– Могу я сама пригласить вас на обещанный мне танец? – Герцогиня вопросительно посмотрела на крестника. – Если, конечно, Венера не будет возражать.

– Нисколько, – отозвалась та с очаровательной улыбкой.

С вежливым поклоном взяв Пегги под руку, Джек шепнул Венере:

– Никуда не уходи.

Ее глаза блеснули в ответ так яростно и презрительно, что герцогиня усмехнулась:

– Мне особенно нравится эта мелодия. Просто не могу удержаться, когда слышу ее… Через пять минут верну его вам.

– Держите при себе, сколько понадобится. Можете и вовсе не возвращать, – отозвалась Венера. – А я пойду поищу шампанского… или виски.

Она думала, что маркиз не расслышит ее последних слов. Но Джек бросил на нее быстрый взгляд и мрачно ухмыльнулся. Для того чтобы испортить ему настроение еще больше, ей уже не надо напиваться.

Выпив два бокала шампанского, Венера наконец решила обратить внимание на мужчин. Ее уже несколько раз приглашали на танец, но она отказывала. А теперь вдруг захотелось поиграть в старую, как мир, игру для двоих, которая начинается обычно с танца. Только вот чем заканчивается?..

Рассеянно отвечая на приветствия, она заметила, что Джек, закончив танец с герцогиней, ищет взглядом ее, и быстро подошла к оказавшемуся рядом мужчине, которого видела на вечере у Пегги.

– Меня зовут лорд Гротен, – представился он, вводя ее в круг. – И я очень надеялся увидеть вас вновь. Могу даже сказать больше…

– Я пробуду в Лондоне еще недели две, – ответила она громко, так, чтобы услышал Джек, остановившийся на полпути и с язвительной усмешкой наблюдавший за ними.

Стиснув зубы так, что на скулах заходили желваки, маркиз вернулся к герцогине Гроувленд. Лицо его было серым от злости.

– Перестань! – Пегги легонько стукнула его веером по руке. – Это всего лишь танец. Люди для того и устраивают балы…

– Да, это всего лишь танец с лордом Гротеном, – кивнул Джек. – Или с кем угодно другим… Но это мне, черт возьми, не нравится!

– Наконец и тебя хоть что-то расшевелило! – Герцогиня весело рассмеялась. – А то я порой боюсь, что ты вырос таким же бесчувственным чурбаном, как твой достойный батюшка. Вот уж кремень был!

– Да, эта женщина может пробудить чувства, – мрачно усмехнулся маркиз. – И еще какие! Будто специально этому обучалась.

– Перестань! – Пегги сердито прервала Джека. – Она просто замечательная девушка. Не такая, как другие… Тебя раздражает, что она не всегда готова повиснуть у тебя на шее и выполнить любое твое желание. Ты этого до сих пор не понял?

Герцогиня по-своему очень любила Джека, может быть, слишком замкнутого и самонадеянного, но в глубине души доброго и очень ранимого.

– Понял, – глухо отозвался он. – И это мне тоже очень не нравится.

– Значит, ты что-то чувствуешь к ней. Что-то серьезное… Хочешь совет?

– Обойдусь как-нибудь.

– И все же… – Герцогиня пропустила мимо ушей грубость. – Если ты не удержишь ее, то сделаешь самую большую глупость в своей жизни.

Глаза Джека вспыхнули темным огнем, но тут же погасли.

– Дрожу весь от страха. Да мне еще только двадцать шесть лет!..

– Вот именно. Самое время влюбиться по-настоящему.

– А для этого существует какое-то отведенное время?

– Нет, конечно. Но если упустишь момент…

– Спасибо за совет, Пегги, – Джек не без рисовки расправил плечи и окинул взглядом зал, – но я пока не собираюсь жениться. И вообще….

– Смотри, как они здорово танцуют! – с улыбкой сказала герцогиня, не обращая внимания на грубый тон крестника. – И ей, похоже, нравится его компания. Смотри, как она весело смеется!..

– Да, этот придурок воображает себя первым донжуаном в Лондоне… Извините, Пегги, я вас на секунду покину. Танец с Гротеном кончился.

Довольно бесцеремонно отодвинув герцогиню в сторону, Джек устремился к тому месту, где лорд Гротен только что вывел Венеру из круга танцующих.

– Джек, не вздумай! – несколько запоздало воскликнула Пегги, но тут же лукаво улыбнулась, вполне довольная собой.

– Теперь моя очередь, Гротен.

Джек решительно отодвинул кавалера мисс Дюруа в сторону.

– Не так резво, Рэдвер! Осади… Ты не на скачках!

Томас Манчестер, лорд Гротен, был немалого роста и, пожалуй, пошире в плечах, чем Джек. И явно не собирался уступать.

– Я думаю, что мисс Дюруа предпочтет танцевать со мной, – отозвался Джек, темнея лицом. – А тебя, наверное, заждалась твоя лавочница из Челси…

Лорд Гротен побагровел, но быстро справился с собой.

– Я уж помолчу о том, кто и где ждет тебя, Рэдвер.

– Да мне и самому наплевать, – сказал Джек, протягивая руку Венере.

– Я сказал: не так резво, Рэдвер! – прорычал Гротен, заступая ему дорогу.

– Как вам не стыдно?! Вы что, с ума оба сошли? – Мисс Дюруа отдернула руку. – А меня вы спросили, с кем из вас я хочу танцевать и хочу ли вообще? – Она переводила гневный взгляд с одного на другого. – Да хоть шеи друг другу сверните, только меня оставьте в покое!

Она скользнула между соперниками и направилась к Пегги. Герцогиня с готовностью подхватила ее под руку, и обе удалились из зала.

– Как я ненавижу эти глупые сцены! – сказала Венера, несколько отдышавшись. – Им осталось только разыграть меня, как приз.

Услышав сзади звук шагов, она крепче взяла герцогиню под локоть.

– Не обращайте внимания…

Но говорила она скорее себе, чем Пегги.

– Что-то с ним творится, – задумчиво и со значением произнесла герцогиня. – Никогда не видела его таким. Ведет себя словно мальчишка…

– И хоть бы раз извинился. – Венера поджала губы. – Он совсем не понимает, что постоянно обижает меня… Я никогда не считала, что могу кому-то принадлежать без своего согласия. И если он думает…

Венера внезапно замолчала, потому что Джек, догнав их, подхватил ее под руку и увлек за собой, на ходу сообщая герцогине:

– Мы уезжаем. Далеко и надолго. И в гости никого не зовем!

Не обращая внимания на попытки Венеры освободиться, он почти тащил ее за собой по коридору.

– Можешь сопротивляться, – говорил он вполголоса, – но лучше притворись, что тебе плохо… Вот! Нам навстречу идут герцог и герцогиня Бакли.

Венера уже собралась сказать ему в ответ такое, что отрезвило бы его, но вместо этого вдруг томно закатила глаза и прильнула к плечу маркиза, изображая обморок. Джек буквально на руках пронес ее мимо почтенной четы, которая смерила их недоуменными взглядами.

– Леди стало плохо. Жарко очень, – пояснил он. Спускаясь по лестнице, они встретили еще кого-то, и Джек тоже что-то быстро им объяснил, подхватив ее на руки. Но Венере было все равно. Теперь она хотела, чтобы парение в его могучих объятиях продолжалось как можно дольше. Вечно.

Наконец она ощутила, как прохладный ночной воздух овеял лицо, и сделала попытку стать на ноги, но Джек быстро предупредил:

– Еще не время… Добрый вечер, графиня Ноттингтон! Вот, леди стало плохо от жары… Да, очень жаль.

Потом опять были быстрые шаги Джека, скрип гравия под его каблуками и громкий стук собственного сердца.

– Мы отправляемся в дом на реке, Сэм, – громко приказал он кучеру.

И тут Венера, соскочив с его рук, оттолкнула Джека с такой неожиданной силой, что тот едва не упал.

– Ты что, на самом деле думаешь, что я поеду туда с тобой?!

– Я не думаю, я знаю, – ответил он, отстраняя лакея, и сам открыл дверцу экипажа. Потом, застыв в подобострастном поклоне, выжидающе посмотрел на Венеру. Если уж она не оттолкнула его раньше, то устраивать скандал здесь, на глазах у лакеев, было глупо.

Венера с негодующим вздохом покачала головой и полезла в коляску. Джек поддержал ее под руку, потом, запрыгнув следом, с громким стуком захлопнул дверцу.

Венера с язвительной усмешкой посмотрела на него:

– Интересно, на что ты еще надеешься? То, что я согласилась ехать с тобой, еще ничего не значит. Вернее, уже ничего не значит…

– Ни на что. Просто интересно посмотреть, – отозвался он, садясь на сиденье рядом с ней.

– Джек, ты не желаешь ничего понимать. Я не люблю, когда со мной так обходятся… – Венера с некоторым удивлением прислушивалась к собственным словам. Она не могла поверить, что такие вещи приходится объяснять взрослому мужчине. Который клянется, что хорошо к ней относится. – Ты такой самоуверенный, что все время делаешь только хуже.

– Может быть, я не все делаю так уж плохо, – наклоняясь к ней, вполголоса проговорил он.

– Оставь свои приемы для влюбленных в тебя по уши девиц!

Венера отодвинулась на край сиденья, но все равно в тесном пространстве экипажа маркиз оставался слишком близко, и она не могла чувствовать себя в безопасности.

– Давай не будем обсуждать это здесь и сейчас.

Он придвинулся.

– Вот именно. – Венера выставила руку ему навстречу. – Отвези меня домой и вообще больше ничего не будем обсуждать. Тем более что толку от этого – никакого!

– Обязательно. Завтра. Если сама захочешь…

– Вы так чертовски самоуверенны, маркиз Рэдвер! – Она решительно оттолкнула Джека. – Только на этот раз у вас ничего не выйдет. Ненавижу надутых, не замечающих ничего, кроме собственного хвоста, павлинов!.. А не хотите везти меня домой, я и здесь прекрасно засну.

Она сложила руки на груди и, откинувшись на сиденье, закрыла глаза, ожидая, что будет дальше.

Но дальше ничего не было. Джек посмотрел на нее, горестно вздохнул и дал кучеру знак трогать. Карета мягко закачалась на гравийной дорожке, потом выкатила на мостовую. Отодвинув шторку, Джек выглянул в окошко, зевнул и, устроившись в своем углу сиденья, прикрыл глаза. Он слишком хорошо знал женщин, чтобы поверить Венере. Сейчас самое лучшее – оставить ее в покое, заставить подождать, и когда она поймет, что ничего не дождется…

Однако когда он украдкой взглянул на мисс Дюруа, та на самом деле спала. Голова ее склонилась на плечо, рот слегка приоткрылся. В отличие от Джека, она привыкла спать по ночам.

Даже когда экипаж остановился перед домиком на берегу, Венера только на миг открыла глаза и произнесла:

– Что? Уже все?.. Приехали?

– Спи, – прошептал Джек, осторожно просунул руку ей под спину и поднял с сиденья. – До утра еще далеко.

Сквозь сон она пробормотала что-то неразборчивое и доверчиво прильнула к его груди. Джек внес ее на руках в дом, уложил в постель, снял платье. Долго стоял возле кровати, глядя на спящую женщину, потом вышел в столовую, нашел в буфете графин с коньяком.

Он не привык отказывать себе ни в чем, тем более не привык ощущать себя в дураках. Ему словно вручили желанный, драгоценный приз, но он не мог этим призом воспользоваться. Потому что не знал как. Желание обладать этой женщиной только ради минутного удовольствия прошло, и Джек, с удивлением прислушиваясь к себе, понимал, что хочет гораздо большего. От этого на душе становилось тяжко и тревожно.

Чем дольше он сидел у распахнутого окна, тем яснее понимал, что эта женщина обрела над ним какую-то власть.

Но самое странное заключалось в том, что он ничего не имел против. Джек оглянулся, внимательно всмотрелся в смутный абрис лица на подушке. Вот если бы она сейчас проснулась и попросила о чем-то таком… ну, совершенно диком… он бы, наверное, согласился не задумываясь. Может, это и есть счастье?

Но Венера спала, о чем-то изредка вздыхая во сне.

Глава 9

Когда он проснулся, Венера еще спала. Время было раннее, за рекой только-только разгоралась заря, окрашивая в золотисто-розовый цвет стайку легких облаков. Джек взял полотенце и, стараясь не шуметь, вышел из комнаты, решив, что купание будет сейчас в самую пору – избавит по крайней мере от дурацких мыслей.

Действительно, помогло. После того как он, изо всех сил подгоняя себя, заплыл на середину реки, наступило что-то вроде отрезвления. Охватывавшая тело прохладная немота воды смыла ночные наваждения. Он опять был тем самым Джеком Фицджеймсом, которым себе нравился. А женщина в его постели… Да, в ней было что-то необычное, порой его неодолимо тянуло к ней. Но нельзя делать из этого трагедию всей жизни. Кто знает, вспомнят ли они друг о друге через месяц?

Потом он приготовил завтрак, так как зверски проголодался, к тому же любил заниматься стряпней на природе, где все хотелось делать неспешно, с удовольствием.

Когда Джек с подносом в руках вошел в спальню, Венера открыла глаза и, потягиваясь, улыбнулась.

– Решил предложить вам завтрак и тысячу извинений за вчерашнее. – Он поставил поднос на столик рядом с изголовьем. – Могу сказать, что был пьян и вел себя как свинья…

– Вы вовсе не были пьяны, маркиз. – Венера глянула на него удивленно. – Просто по привычке делали все, как вам хотелось…

– Но этот осел Гротен…

– Знаете что, забудем об этом, – сказала она, снимая салфетку с подноса. – Ужасно хочется есть!

– Что-то вы подозрительно миролюбивы с, утра.

Джек отступил на шаг и, сложив на груди руки, посмотрел на Венеру, словно видел в первый раз или пытался разглядеть в ней что-то новое.

– О! Вы, оказывается, замечательный кулинар!

Венера с аппетитом принялась за завтрак. А маркиз смотрел на нее, стараясь не замечать ее обнаженного тела, и пытался представить, что завтра, послезавтра… никогда больше ее здесь не будет. И вдруг ощутил, как тело начинают покалывать нетерпеливые иголочки.

А Венера совсем не обращала на него внимания, с удовольствием поглощая завтрак. Если в ее поведении был расчет, то расчет поистине тонкий, дьявольский.

– А вы не собираетесь поесть? – спросила она, словно вспомнив, что он еще в комнате.

– Спасибо, я уже завтракал. Кроме того, успел искупаться и побриться.

– Что-то вы с утра какой-то официальный! Не бойтесь, под кроватью не прячется священник… Извините, это я так шучу.

– Да нет, ничего, – отозвался Джек, чувствуя, как от ее бесхитростного желания развеселить его напряжение куда-то уходит. – Просто мысли всякие… Вы, кажется, очень точно чувствуете настроение других…

– В отличие от ваших прежних возлюбленных? – Венера лукаво взглянула на него. – Которым от вас, насколько понимаю, ничего, кроме титула и денег, не требовалось? Не об этом ли мысли?

– Вы имеете в виду, что если бы у меня не было ни копейки, то ни одна из этих дам и внимания на меня не обратила бы?..

Она несколько секунд молчала, тщательно размешивая сахар в чашке.

– Маркиз, я не маленькая и прекрасно все понимаю. Что делать, именно так устроено наше общество… Хотя, может, именно вы – исключение из правила. На мой взгляд, в вас можно влюбиться, даже зная, что у вас нет ни гроша. – Венера проказливо улыбнулась, отставляя чашку. Бретелька лифа словно сама собой соскользнула с плеча. – Только не лопните от гордости! Мне лично не нравятся спесивые мужчины.

– Тогда я буду сама скромность.

Джек тоже улыбнулся, чувствуя, как неподъемная холодная глыба, залегшая в груди, тает от ее слов.

– Ох! Вот этого вам, к сожалению, не дано. Но ваше самомнение при желании можно направить в полезное русло… Вы захватили с собой эти резиновые штучки?

Для Джека это оказалось абсолютной неожиданностью. Но он быстро справился с собой.

– А если я скажу «нет»?

– Тогда… тогда вам придется прямо сейчас бежать за ними в ближайшую аптеку.

Джек хитровато улыбнулся и покачал головой: – Все предусмотрено. Есть достаточный запас, хватит надолго…

– А вы что, думаете держать меня здесь до осени?

Она, конечно, шутила. Но что-то в ее вполне невинных словах насторожило Джека.

– Давайте договоримся, – произнес он, присаживаясь на стул.

– О чем?

Чашка с кофе дрогнула в ее руке. Но это, естественно, ничего не значило.

– Вы мне очень нравитесь. Я к вам хорошо отношусь, не помню, чтобы к кому-то еще так хорошо относился… Но я не собираюсь связывать себя любовью. Извините, если звучит слишком грубо и прямолинейно…

– А кто вам говорит о любви? У меня тоже масса дел, кроме этого.

– Вот и прекрасно, – торопливо сказал он с облегчением. – Давайте… считать это просто каникулами… Праздником. Ведь настоящих праздников в жизни так мало…

– Праздник? – Улыбка ее была восхитительна, безупречна. – Согласна. Только не больше чем на два-три дня.

– Договорились! Тогда приказывайте, что я должен сделать, чтобы этот праздник для вас стал настоящим.

– А вы еще сами не знаете?

– Я знаю. – Джек несколько смутился. Он понимал, что женщинам нельзя говорить о таком. Но все же решился. – Все мои знакомые дамы… Им это было нужно… не очень часто…

– Ах вот вы о чем! – Венера усмехнулась. – Тогда не беспокойтесь, маркиз. Когда мне надоест, я вам скажу.

– Вполне откровенно, – с улыбкой произнес Джек.

Все получалось легко, гораздо легче, чем он думал. Но ни радости, ни удовлетворения от этого он не испытал. Не в силах оторваться, Джек смотрел на Венеру, а в голову лезли совсем не прошенные мысли. Сколько у нее было мужчин? Один, два?.. А может, она не считала их, и просыпаться вот так, в чужой постели, для нее самое обычное дело?

– Значит, я прощен за вчерашнее?

– То есть вы просите прощения за то, что теперь, окончательно испортив мою репутацию, еще и не собираетесь на мне жениться?

– Очень смешно, – криво усмехнулся он. – Иногда создается впечатление, что вы недостаточно хорошо владеете английским… а порой кажется, что вы достигли в нем такого совершенства, до которого нам, англичанам, еще далеко.

– Да не пугайтесь вы так! – рассмеялась Венера. – Английским я владею именно в той степени, какая требуется от ситуации. А вот вам нужно поучиться держать себя в руках.

– Нет, дело не в этом, – серьезно отозвался Джек. – Просто сегодня… все случившееся вчера…

– Перестаньте! Никогда не надо оправдываться в том, что случилось. Вчера мне тоже все казалось иным. А теперь… В конце концов, я через две недели уезжаю из Англии. И кто знает, вернусь ли когда-нибудь. – Она беззаботно пожала плечами. – А сплетни, они быстро забудутся… Как только найдется повод для новых.

– Очень разумное суждение, – пробормотал он в некотором замешательстве. Мисс Дюруа все больше изумляла его.

– Мой отец всегда говорит, что решения нужно принимать на поле боя, а не после того, как битва проиграна.

– У вас замечательный отец… У меня такого не было.

– Да, я горжусь своей семьей, – сказала Венера, поставила на поднос пустую чашку и промокнула губы салфеткой. – А что касается извинений… Я благодарна вам за все, что у нас было. И не надо больше об этом… А сейчас выйдите, мне нужно одеться.


В то же самое утро Сара Палмер в компании своей великолепной тетушки, леди Тальен, пыталась привести в порядок расстроенные чувства с помощью горячего шоколада и засахаренной клубники. Боль сердечных ран была слишком остра, никаких имен не произносилось, но обоим и так было ясно, о ком идет речь.

– Не понимаю, – пожимала худенькими плечами Сара, – почему все мужчины взбесились из-за нее? Длинная, как каланча… Если бы я увидела ее где-нибудь, то и внимания бы не обратила!

– А грудь? – с полной солидарностью отозвалась леди Белла и прищурила глаза, словно что-то припоминая. – Такая больше подошла бы крестьянке, которая выкормила десятерых детей! Хотя этим самцам, – добавила она с невольным вздохом, – очень нравится, когда у нас много чего за пазухой.

– А цвет волос? Вы видели? Очень сомневаюсь, что он натуральный, – кивнула Сара.

В этом она разбиралась, ибо сама была обязана цветом своих волос исключительно искусству парикмахера.

– Хотя не исключено, что у этой стервы полно денег, – заключила тетушка, отставляя пустую чашку. – Это в наше время много значит. Людей, к сожалению, разучились ценить только за их личные качества…

Леди Белла глубоко вздохнула. Ее собственные финансовые дела из-за пристрастия мужа к карточной игре в последнее время нельзя было назвать блестящими, и приходилось во многом себя ограничивать.

– Все же не думаю, что Джек польстился на нее из-за денег.

Кукольные глаза Сары затуманились, она стала в который раз подсчитывать в уме, чем владеет, ее будущий супруг.

– Да, ему своих хватает, – не без язвительности отозвалась тетушка.

– Но что же он тогда нашел в ней? – капризно вскинула брови Сара.

– Насколько я знаю Джека, для него очень важно, какова женщина в постели… И оставь эти дикие взгляды для своей матушки! Я осведомлена обо всех твоих успехах, кончая учителем танцев. Успокойся, ты же знаешь, что можешь вполне положиться на меня. Если бы я не знала, что ты спишь с Винченцо, то еще полгода назад пригласила бы его к себе.

– А в чем я виновата? – Сара с глубоким чувством вздохнула, вспоминая своих кавалеров, которые маркизу и в подметки не годились. – Джек никогда не обращал на меня внимания!

– Могу сказать по секрету, – сообщила леди Белла, тоже припоминая что-то свое, – его никогда не интересовали молодые девушки…

– Но как же он собирается жениться? – Глаза Сары расширились до опасного предела. – На старухе, что ли?

– Поэтому наша с тобой задача, – тетка со вздохом окинула взглядом не блиставшую зрелыми формами племянницу, – заставить Джека изменить свои вкусы.

Сара понимающе посмотрела на свою многоопытную наперсницу и улыбнулась. Впервые за все утро.

– А мы сможем? Тетушка Белла, научите меня! Я все сделаю, что вы скажете. Иногда я просто с ума схожу, когда его вижу!.. Представляю, как мы приезжаем с ним в роскошной карете на королевский бал, танцуем на глазах у всех… И все эти графини в двадцать шестом поколении смотрят на меня с завистью!

Придумать что-либо более грандиозное Сара была не в силах и только горестно всплеснула руками.

– Да, все это прекрасно. Я сама ненавижу этих засушенных селедок с трехвековым дворянским стажем. Но тут нужно очень постараться. – Леди Белла плотоядно улыбнулась. – И если он не захочет сам, нам придется его заставить.

Сара покосилась на тетушку с сомнением, но леди Тальен знала, о чем вела речь. Она понимала, какую нелегкую ношу взваливает на себя. Но азарт прирожденной охотницы уже разгорался в ней. А опыта ей было не занимать. Не она ли, в конце концов, женила на себе этого увальня, лорда Тальена, который удачно избегал брачных уз почти два десятка лет? И еще немало подруг могли бы поблагодарить ее за свои, весьма удачные браки. Только разве дождешься от них благодарности?

– Действовать нужно не спеша и осторожно. Для начала можно надавить на герцогиню Гроувленд. Джек обожает свою крестную… И вообще, тебе будет полезно поближе познакомиться с таким знатным семейством. С герцогиней состоит в родстве чуть ли не половина королевской фамилии. Этим ты и отцу здорово поможешь. Люди очень падки на гербы и мантии с горностаями.

– Но она такая старая! О чем я буду говорить с ней?

Леди Тальен посмотрела на племянницу и снисходительно поджала губы.

– Что нужно говорить, чтобы расположить человека к себе? Ничего, кроме комплиментов… Старушка, как и ее крестник, любит лошадей. Вот и будем говорить с ней о скачках. – Она сурово взглянула на Сару. – И ни слова о мисс Дюруа! Понятно?

– Но я просто ненавижу эту француженку, – капризно отозвалась Сара.

– Ты можешь ненавидеть ее сколько угодно, но в обществе нужно о заклятом враге говорить только хорошее. Кроме того, можешь быть уверена, что маркиз спит с ней. Даже сейчас – очень может быть…

– Типун вам на язык, тетя!

Леди Тальен промолчала, и ее лицо стало похоже на мраморную маску. Она и сама имела далеко идущие планы относительно Джека. Только рассказывать об этом не собиралась никому. Тем более – племяннице.

– Что поделаешь, милая. Нужно смотреть в глаза реальности… Только так можно выжить в этом мире похотливых, грубых самцов. Ты думаешь, я спрашиваю Чарлза, где он проводит ночи? Да где угодно! Только взамен пусть не требует верности и от меня.

Леди Тальен едва удержалась от усмешки. Честно говоря, она давно забыла, когда была в последний раз в постели со своим мужем.

– Нет! Когда я выйду замуж за Джека, у нас все будет по-другому! Я никуда не буду отпускать его, – торжественно объявила Сара. – Все свое время он будет посвящать только мне!

– Очень мудрое решение, – рассеянно усмехнулась леди Тальен. – Желаю удачи.

Думала она о том, что если после отъезда француженки удастся женить Рэдвера на Саре, то, при такой умной племяннице, она сможет и своего не упустить.

– Он не такой плохой, как о нем говорят. Ему нужно только полюбить кого-нибудь, – мечтательно проговорила Сара.

– Может, ты и права, – отозвалась тетка, припоминая, сколько женщин говорили при ней о маркизе то же самое и примерно теми же словами. – Поэтому надо действовать решительно. Не одна ты можешь оказаться такая умная… Видела, как на балу у Дарлингтонов с кем танцевала Лили? Все чуть рты не поразевали. Она не скрывала, как относится к маркизу.

– Ах, тетя! Не говорите мне об этой рыжей кошке! Вы меня словно дразните!

– А что мне остается, если ты не хочешь позаботиться о себе? Нужно действовать, а ты только сидишь и вздыхаешь.

Сара думала всего секунду.

– Я согласна. Говорите, что нужно делать!


Так получилось, что герцогиня Гроувленд в тот же день с немалым изумлением узнала, что к ней на чай решили пожаловать две совершенно нежданные гостьи.

– Бог ты мой! – воскликнула старинная приятельница Пегги, леди Эстер Стэнли, услышав доклад дворецкого, – Сара Палмер, дочь нашего знаменитого пивного барона, в сопровождении своей великолепной тетушки! Какая честь для нас! Наверняка Джека разыскивают… Тетка одно время сама за ним волочилась, а теперь хочет, подстелить и племянницу. Веселая семейка!

– Попридержи язык, – строго одернула по другу герцогиня, с любезной улыбкой поднялась из кресла и сделала несколько шагов навстречу застывшим в изящных поклонах леди Тальен и Саре. – Очень рада вас видеть. Но у нас тут старушечья компания… – Герцогиня подумала, но не удержалась: – И Джека здесь нет. Он уже несколько дней не показывается.

– А мы и не ожидали его увидеть, – невозмутимо отозвалась леди Белла, изобразив до приторности сладкую улыбку. – Он сейчас слишком занят, насколько я понимаю…

– Это уж вам лучше знать, – насмешливо откликнулась леди Эстер. – Мы свое отгуляли…

Но леди Тальен не так-то легко было смутить.

– Откуда? – смиренно отозвалась она. – Хоть мы с ним и близкие друзья, но о своих планах он мне не сообщает.

– Нам – тем более, – пожала плечами герцогиня. – Он человек вполне самостоятельный, да и достаточно взрослый… Сара, прекрасно выглядите! Как поживают ваши родители?.. Что же мы стоим, присаживайтесь. Чаю? – Она, безмолвно извиняясь, взглянула на леди Эстер. – Очень подходящий повод поболтать.

Но на этом удивления герцогини не кончились. Дворецкий не уставал докладывать о новых визитерах. Похоже, все дороги Лондона в этот день вели в дом Пегги. И нетрудно было догадаться почему.

В итоге собралась изрядная компания. Болтали, рассказывали последние сплетни, имена Джека и Венеры, однако, не упоминались. Быстрые понимающие взгляды встречались с другими, не менее проницательными, но тут же гасли. Наконец кто-то не выдержал:

– Я слышала, мисс Дюруа доводится родственницей маркизу Рэдверу. Странное какое-то родство, мне непонятно…

– Не все в жизни поддается пониманию.

– И не ко всем сплетням нужно прислушиваться! – А мне сказали, что она очень богата…

Тут же вставила слово еще одна известная своей осведомленностью дама:

– А мне вчера показалось, что Рэдвер и Гротен схватятся прямо в танцзале. Я, к сожалению, стояла слишком далеко и маркиза не видела. Но у Гротена было такое лицо!

– Неудивительно! Маркиз обвинил Гротена… в связи на стороне. Я сама слышала.

– Подумаешь, обвинение! У кого из них нет связей на стороне? И что же он сказал?

Тут уж в разговор включились все присутствующие.

– Я точно не помню, но, оказывается, маркиз… очень близко знаком с любовницей Гротена из Челси. Откуда бы?

– Челси?!

– Любовница Гротена точно живет в Челси!..

– Но там же селятся одни лавочники! Что, Гротен не мог найти себе любовницу поприличнее?

– Кому что нравится… Да и лавочница, думаю, гораздо дешевле обходится. Не нужно возить ее в оперу, на балы…

– Да уж. Современные мужчины такие свиньи!

– Будто в наше время было не так!

– Вы еще вспомните времена королевы Анны!..

– А я думаю, – вмешалась герцогиня, – что все эти стычки холостяков стары как мир. Бряцают друг перед другом шпорами, как петухи… Кто еще хочет чаю?

– Это все правильно, – возразила наиболее осведомленная леди. – Но здесь дело в другом. Маркиз наверняка защищал мисс Дюруа. Я сама слышала…

– Какие глупости! – воскликнула леди Белла. – Представляю, как горят сейчас у Джека уши!

– Вот именно! – подхватила герцогиня и попыталась направить разговор в другое русло: – Скажите лучше, не желает ли кто поставить на моего рысака? В последнее время он неплохо выступает, и если ставки будут как в прошлом году…

Но ее насмешливо перебила леди Эстер:

– Пегги, если не хочешь, чтобы мы обсуждали твоего дорогого крестника, можно мы чуть-чуть посплетничаем об этой француженке?

– О ней вы знаете еще меньше, так что это будут чистые домыслы, – раздраженно возразила герцогиня. – Хотя вы, конечно, готовы перемывать косточки кому угодно до бесконечности…

– Что-то ты сегодня такая несговорчивая, Пегги? – не уступала леди Эстер. – Тогда о Лили? Мне прямо не терпится! Что там произошло на балу у Дарлингтонов?

– А что о ней говорить? Франсис очень хочет прилично выдать девушку замуж, вот и устроила вечер…

– Да уж, девушка себя продемонстрировала, – вмешалась осведомленная леди, так долго ждавшая своей очереди. – Весь вечер глаз не сводила… с вашего крестника… А потом на виду у всех поцеловала… – закончила она, сама немного удивившись своим словам.

– Ну и что? – с нажимом спросила герцогиня, обращаясь ко всем присутствующим. – Джек знает Лили, можно сказать, с пеленок…

– Но теперь пеленки ей, думаю, уже маловаты… Да и грудь из платья так и выпирает.

– И где-то целоваться научилась. Я в ее годы так не умела.

– Глупости! У них почти родственные отношения, – говорила Пегги и сама себе не верила.

Слишком как-то все запуталось в последнее время в отношениях ее крестника с женщинами. И с теми, к которым он имел хоть какое-то отношение, и даже с теми, к которым он никакого отношения не имел. Но мнение общества, зорко следившего за каждым шагом своих членов, осмелившихся шагать не так, как все остальные, всегда было страшной силой.

– Да уж, чисто родственные отношения, – язвительно цедила леди Тальен, когда они с Сарой шли к своей коляске.–Скоро выяснится, что у него и с этой француженкой с пеленок чисто родственные отношения… Родственнички!

– Почему вы так настроены, тетя? – беззаботно щебетала Сара. Ей очень понравилось у герцогини, а о хитросплетениях человеческих взаимоотношений она пока имела очень смутное представление. – Герцогиня, по-моему, очень добрая и искренняя женщина… И остальные леди тоже такие веселые и столько всего знают. Я бы никогда не подумала, что в Лондоне происходит столько всего интересного! Только вот эти разговоры о лошадях… Я в них ничего не понимаю…

Леди Тальен остановилась, пораженная какой-то мыслью, и посмотрела на свою пустоголовую племянницу.

– Очень зря. И это нужно срочно исправить!

– Ну и что? – не сдавалась Сара. Только что она чувствовала себя на равных с такими взрослыми женщинами, но теперь тетка опять разговаривала с ней как с несмышленым ребенком. – У меня есть множество других интересов… и много тем, о чем можно поговорить с мужчинами.

Леди Белла вздохнула и покачала головой:

– Милая, когда ты, наконец, поймешь, что жизнь не сплошное развлечение и не езда в золотой карете с прекрасным принцем? За свое место под солнцем нужно бороться! Я тоже мало что понимаю в этих скачках, и по мне – век бы их не было. Но я хочу, чтобы ты, в конце концов, надела обручальное кольцо на палец Джека Фицджеймса! – Леди Тальен с таким напряжением вперила взор в невысокий лобик племянницы, будто хотела вложить свои слова прямо ей в голову. – А известно ли тебе, что все браки… по крайней мере, большинство, совершаются не на небесах, а на скачках? Где в приступе азарта этих болванов, когда у них в голове нет ничего, кроме мелькания лошадиных хвостов, можно брать тепленькими?

Сара смотрела на тетку с изумлением, не понимая, к чему она клонит.

– А что касается Джека и этой француженки, то они не могут быть ни друзьями, ни родственниками. Потому что они любовники! И герцогиня их покрывает!

– Но… – Сара изумилась еще больше, – откуда вы знаете?

– Только что догадалась, – торжествующе заключила леди Тальен, вполне довольная собой. – И еще я, пожалуй, знаю, куда они пропали… Через несколько дней начнутся скачки «Дерби», и жеребец маркиза, которого он недавно купил, обязательно будет участвовать… Да тут все ясно как божий день! А жить они в это время будут в Каслро. У Джека там поместье, можно сказать – дом родной. Он мне сам рассказывал…

Леди Белла замолчала, осознав, что в запальчивости говорит лишнее. Однако Сара, озабоченная своими соображениями, ничего не заметила.

– Но… Ведь вы можете и ошибаться?

– Нет, не могу. Ты только вспомни, как все старались выведать у герцогини хоть что-нибудь о ее крестнике и этой… мисс Дюруа. И много в итоге получили?

– Но никто не доказал, что они любовники, никто не видел…

Леди Белла рассерженно остановилась и с шумом выдохнула воздух сквозь зубы.

– Сара, тебя что, нужно к постели подвести, чтобы ты поверила?

– Нет, не стоит… – Племянница соображала медленно. Личико ее на глазах мрачнело, потом на нем появилось решительное злое выражение. – Если они любовники, то эта француженка просто шлюха. Ведь прошло всего несколько дней, как они знакомы… Тогда он на ней не женится! – сделала Сара окончательный вывод. – Мама всегда говорит, что джентльмены не женятся на кокотках…

– Я бы не была так уверена, – язвительно возразила леди Тальен. – Кроме того, эта женщина вовсе не кокотка… Она богата, ее семью знает вся Европа. А мелкие грешки наше общество ей с удовольствием простит.

– Вы думаете, он все-таки может жениться на ней?

Сара опять помрачнела и с надеждой смотрела на свою мудрую наставницу.

– Нечего гадать! Это нам с тобой предстоит выяснить.

Леди Тальен решительно двинулась к ряду колясок, стоявших возле витой чугунной ограды Гроувленд-Хауса.

– Но разве мы ничего не можем сделать? – Сара едва поспевала за ней. – Я хочу, чтобы он был мой! Только мой – и навсегда!

Личико ее раскраснелось, глаза сверкали.

– Мы можем сказать, что направлялись, – прекрасные, холодные, как льдинки, глаза леди Тальен на миг затуманились, в них появилось что-то вроде вдохновения, – скажем, в Глостершир… Там у твоего отца есть дом. И как бы по пути заехали в Каслро…

– Господи! – Глаза Сары расширились от ужаса. Наконец она представила Джека и француженку вместе. – Вы все же думаете, что он там? С ней?..

– Вполне возможно. И даже, очень вероятно. Леди Тальен не могла отказать себе в удовольствии, наблюдая, каким все более огорченным, и испуганным становится лицо племянницы.

– Этого не может быть! Тогда это означает…

– Что у него гораздо более серьезные намерения, чем нам с тобой хочется, – закончила леди Белла таким тоном, словно читала приговор. – Все, едем завтра прямо с утра!


И еще один разговор, касавшийся Джека Фйцджеймса, происходил примерно в это же время в другом конце необъятного Лондона между кузеном Джека и поверенным в его не очень блестящих финансовых делах.

– Ввиду того что Рэдвер никогда раньше не проявлял интереса к этой даме, события развиваются очень неожиданно для меня. Вчера на вечере у Дарлингтонов маркиз едва не подрался из-за нее с лордом Гротеном. – Тщедушный темноволосый Тревор Митчел скорбно поджал сухие губы и вопросительно посмотрел на адвоката. – А если Фицджеймс вдруг вздумает жениться? Тогда все мои долгие надежды на получение наследства рухнут.

Раздобревший на защите чужих интересов стряпчий, подложив руку под три подбородка, внимательно слушал одного из самых многообещающих клиентов. Но пока его ничто не обеспокоило. Склонность мистера Митчела к излишней драматизации своего положения была ему хорошо известна. Но на этот раз кузен маркиза Рэдвера был на самом деле вне себя.

– И вы сами это видели? То, что произошло на балу? Можете подтвердить под присягой? Как вы вообще попали на этот бал?

– Принадлежность к роду Рэдверов открывает многие двери, – не без гордости отозвался Митчел. Что-то отдаленно приближенное к благородству мелькнуло в его осанке, но лишь на миг.

– Ясно. Продолжайте…

– Леди Дарлингтон не против выдать свою дочь за маркиза и хотела заранее познакомиться с родственниками. Тем более что нас совсем немного…

– Вполне возможно, – согласился поверенный. – А может, вам показалось и эта француженка, насколько я могу судить по фамилии, только одна из многочисленных любовниц маркиза? Не первая и не последняя.

– Так-то, оно, может, и так… – Тревор с ожесточением почесал редкие волосы на темени и горестно ссутулился, теряя последние признаки светского лоска. – Но если бы вы его видели прошлой ночью, Перси вы не говорили бы так спокойно. Я буквально ощущал его страсть к этой женщине! Он готов был схватиться из-за нее насмерть!.. И эта страсть развеет в прах мои надежды на титул и наследство! – Тревор подался вперед в кресле, костяшки пальцев, вцепившихся в подлокотники, побелели. – Жизнь преподносит мне одни каверзы, Перси! Я был уверен, что мой кузен умрет от полового истощения, не дожив до тридцати! А что теперь?..

– Хм… – Мистер Перси обеспокоенно посмотрел на своего клиента. Если все так серьезно, то от него уплывал жирный кусок. Возможное вступление мистера Митчела в права наследования, связанные с этим длительные и дорогостоящие юридические процедуры осели бы золотым дождем в карманах стряпчего. А теперь драгоценная тучка, все время маячившая на горизонте, готова была растаять из-за какого-то пустяка. – А не может семейство… хм… как-то ограничить права маркиза?

– Только в случае его недееспособности, – уныло усмехнулся Тревор, показав свои редкие, пожелтевшие от турецкого табака зубы. – Но сами знаете, что маркиза можно обвинить в чем угодно, только не в тупоумии. Все, от королевского казначея до последнего биржевого маклера, подтвердят это. Полученное от родителей состояние, – он завистливо вздохнул, – Джек увеличил в три раза, а может, и больше…

– Нет, конечно, о таких мерах воздействия речи идти не может. – Мистер Перси возвел глаза к потолку. – Для этого нужны веские основания. Слишком веские… – Он проницательно посмотрел на Тревора. – Хотя кто знает. Порой самая незначительная мелочь может оказаться решающей. Для начала вам стоило бы сблизиться с кузеном, понаблюдать за ним…

– Я-то готов, но как это сделать? Он высылает мне эту пенсию… как собаке подачку бросает! А больше меня и видеть не хочет. У него своя жизнь.

– А попробуйте-ка навестить его.

– Если бы я знал, где он болтается, – мрачно отозвался Тревор. – Вчера он чуть не силой утащил эту француженку с бала, и они куда-то уехали.

– Даже так? – пробормотал стряпчий, и на его лоснящихся губах заиграла профессиональная усмешка. – На глазах у всех?

– Да. Мне рассказали, что он кулем тащил ее по лестнице… вроде бы она потеряла сознание. Потом они сели в коляску и уехали.

– Знаете, а это может быть зацепкой! – Ноздри мистера Перси затрепетали, как у хорошей гончей. – С какой целью он тащил ее по лестнице? Может, она была вовсе не согласна с этим?

– Да кто же это сможет доказать? Тут нужны свидетели, а всем свидетелям нужно платить.

– А ничего и не нужно доказывать. Тут важен скандал! – Адвокат поднял вверх указательный палец и замер в многозначительном благоговейном трепете. – У этой дамы наверняка есть семья… И, если мне не изменяет память, семья очень известная и уважаемая.

– А ведь точно! – В глазах у Тревора появилось что-то похожее на тусклый блеск надежды. – Я слышал, ее отец известный дипломат… Знаком со всякими там знаменитостями. И если все это раздуть, то ей наверняка придется уехать. Иначе – репутация семьи!.. Это здорово, Перси! Я сам никогда бы до такого не додумался!

– Не будем предвосхищать события, – осадил своего клиента мистер Перси. – Сначала нужно выяснить, где они сейчас и что между ними на самом деле происходит. Об этом я позабочусь… Но и вы со своей стороны постарайтесь побольше разузнать. Моих агентов, к сожалению, не пускают на званые вечера…

– Это с удовольствием, – заверил оживившийся мистер Митчел, – я не собираюсь ждать сложа руки, пока он женится и все мои денежки уплывут от меня!


Тем временем Джек и Венера, ничего не подозревая, направлялись в Каслро. Почему ехали туда, а не в Лондон, сами толком не знали. До скачек «Дерби» оставалось еще несколько дней… Тут уж, видно, госпожа Судьба, ни у кого не спрашивая, решила расставить все по своим местам.

Джек полулежал на заднем сиденье коляски, Венера сидела у него на коленях. Когда экипаж потряхивало, он с невыразимым удовольствием ощущал мягкую тяжесть ее тела.

– А ты уверен, что мне стоит появляться в твоем загородном доме? – обернулась к нему Венера. – Что нас правильно поймут? Может, остановимся в гостинице?

– Кому какая разница? – лениво отозвался он. – Не думаю, что после вчерашнего кто-то собирается хоть что-то понимать. Весь Лондон уже наверняка гудит слухами, и у каждого свое мнение… Проклятый муравейник! Чем дольше там живу, тем меньше он мне нравится. Хочется иногда бросить все и убежать!

– Вот я об этом и говорю, – перебила Венера, расслышав, начинающее сквозить в голосе маркиза раздражение. – Может, пока не поздно, прекратить все это? Я и так забросила все свои дела. Людям, которым их перепоручила, я вполне доверяю, но не люблю, когда мою работу делают за меня другие… Да и в Париже меня уже ждут.

– Ни за что! – Он притянул ее к себе и поцеловал в шею. – Я не могу тебя отпустить… Кроме того, у меня предчувствие, что на «Дерби» ты принесешь мне удачу.

– Ну, если так! – рассмеялась Венера. – Ради этого я готова стерпеть все, что угодно.

– Кроме того… могу сказать… по секрету… – Он продолжал целовать ее шею, постепенно добираясь до открытого плеча. – У меня есть и более веские основания…

– Какие? —лукаво спросила она.

– Обсудим это, когда приедем в Каслро, – ответил он с нарочитой небрежностью. – А то еще выскочишь из коляски и убежишь.

– Не убегу, – пообещала Венера. – Очень хочется… узнать.

– Ох, плутовка! Ты и так все прекрасно знаешь. – Он прижал ее к себе и стал нежно гладить по волосам. – Так ты поедешь со мной на «Дерби»?

– При одном условии. Если они разрешат мне участвовать в заезде. Для любителей.

– Не знаю, правила клуба не позволяют…

– Но ты ведь можешь попросить!

– Для тебя – все, что угодно… – прошептал он в самое ухо Венеры.

– Ты на самом деле так хорошо ко мне относишься? Маркиз колебался всего мгновение.

– Я отношусь к тебе так хорошо, как не относился ни к кому в жизни…

Венера посмотрела на него и отвела глаза. Было понятно, что Джек произносит такие слова впервые. Она улыбнулась и погладила его по руке.

– Я так хочу поскорее добраться до Каслро, посмотреть места, где ты родился, провел свое детство…

– Да. Там я покажу тебе все… – Джек нежно поцеловал ее за ухом, и Венера, шутливо уклоняясь, повела головой. – И тебя покажу всем.

– Но только после того, как привезут мои вещи, – со вздохом произнесла она, принимаясь разглядывать свое безнадежно измятое бальное платье.

– Зачем тащить все из Лондона? Там есть и местные портные. Мы можем заказать тебе кучу платьев.

– Нет, – твердо ответила Венера. – До такого уровня наши отношения еще не дошли. Кроме того, что скажут твои знакомые, если узнают? Тебе мало сплетен?

– Да кому какая разница? – Джек ухмыльнулся. – Я всем буду говорить, что ты моя внучатая племянница!

– Спасибо! Я всего на год старше тебя… Мог бы и не напоминать об этом даме!

– Это же просто здорово! Представь, как мы заходим в сельский магазин, и я обращаюсь к тебе: «Дорогая внученька»… У них глаза на лоб вылезут!

– И это говорит один из знатнейших дворян страны, аристократ, для которого семейные традиции должны быть святы и неприкосновенны!.. Мальчишка! – Венера обняла его и поцеловала. – Нет уж, мы посидим дома, пока не привезут мою одежду.

– Как скажешь, – согласился он. – Там мы тоже найдем чем заняться.

– Чем это?

Венера отпрянула от него и требовательно посмотрела ему в глаза.

– А ты подумай. Ни за что не догадаешься!

Оба рассмеялись, а затем замолчали, задумавшись. Потом Венера потянулась и приподняла шторку на оконце коляски. Снаружи вовсю смеялся, будто вторя им, благоухающий солнечный майский день.

Глава 10

События в Лондоне, связанные с отъездом лорда Рэдвера, развивались пока незаметно для окружающих, но стремительно. Леди Тальен действовала методами домашними, но вполне проверенными, пытаясь выяснить, где находится маркиз, через свою челядь: все кучера Лондонской аристократии как специалисты своего дела не могли не знать друг друга и часто общались между собой по самым разным поводам, а если добавить к этому кухарок, горничных и прочих слуг, которые всегда не прочь посудачить о своих господах…

Агенты Гарольда Перси работали более профессионально и решительно, однако результатов добились примерно тех же.

Выяснилось, что накануне действительно был замечен экипаж, очень похожий на коляску маркиза, который направлялся из Лондона в сторону Челтенхёма. А если принять во внимание некоторые подробности, рассказанные камеристкой мисс Дюруа, то, похоже, сбывались самые мрачные предчувствия заинтересованных сторон. Джек Фицджеймс увез француженку в Каслро.

Тревор Митчел впал в настоящую депрессию. Он знал, что такое Каслро для рода Рэдверов. Это крепость, святыня, родовой очаг! Если маркиз решил отвезти свою пассию туда, значит, прекращать с ней знакомство в ближайшее время он не собирался.

Леди Тальен не была настолько близко знакома с фамильными традициями семейства Рэдвер, но и она своим феноменальным нюхом почуяла неладное.

– Это неслыханно! – говорила она, не зная, что еще сказать сидевшей рядом с самым унылым видом племяннице. – Он никогда и никого не возил в Каслро… – И, припомнив что-то, утвердительно кивнула: – Никого…

– Значит, его нужно остановить любыми средствами! – воскликнула Сара, комкая дрожащими пальчиками носовой платок. – Мы просто должны! Но как?.. Тетя, вы же обещали мне все устроить! Я так хочу выйти замуж за маркиза!..

– Успокойся! Для того мы и трясемся уже три часа в этом тарантасе черт знает куда, – отозвалась леди Белла, приподнимая кожаную шторку и выглядывая в окошко. Ее решимость, то ли благодаря тряской дороге, то ли еще чему-то, значительно уменьшилась, и что делать дальше, она, откровенно говоря, не знала. – Ясно одно. Как только доберемся до Каслро, сразу нужно все выяснить четко и определенно! Но кто мог подумать, что будет так жарко?! В этой чертовой коляске можно задохнуться!

– А что, если они уже все решили?.. Официально?.. – не переставая ныла Сара. От огорчения она не обращала внимания на духоту.

– Этого не может быть, – убеждая в первую очередь себя, возразила леди Тальен. – Об этом гудел бы уже весь Лондон! Стряпчие только такими слухами и живут. – Она решительно помотала головой. – И Джек, в конце концов, не сумасшедший!

Хотя лично ее, если честно, известие о женитьбе Джека не сильно бы огорчило. Даже наоборот. Леди Белла прекрасно знала, что в сердце женатого мужчины очень быстро находится кусочек тепла для другой женщины… потом третьей, четвертой… Но тут в ее сознании непрошено всплыло ужасное слово любовь. Что делать, если, наконец, произошло то, чего все так ждали: если маркиз действительно влюбился в эту мисс Дюруа?

– Я согласна выйти за него даже после того, как ему надоест эта француженка, – собравшись с духом и перестав всхлипывать, объявила Сара. – Она ведь когда-нибудь надоест ему?..

Сара с надеждой взглянула на тетку, словно это в первую очередь зависело от леди Тальен. Но та сидела с каменным лицом. Прошло с полминуты, прежде чем она очнулась и проговорила:

– Обязательно. И мы должны сделать все, чтобы ускорить этот процесс, – решительно объявила леди Белла. – Поэтому сейчас нам нельзя допустить ни единой ошибки. Все нужно разыграть как по нотам… Для начала ты должна вызвать его жалость, сострадание. А там кто знает… – Она с сомнением посмотрела на племянницу. – Итак, мы отправились в наш загородный дом. Тебе нужно отдохнуть от бесконечных балов, вечеров и прочего… По дороге тебе стало плохо, укачало… и мы не нашли поблизости приличной гостиницы…

– Тетушка, вы такая умная! Как вы это все придумали? Я изображу все в самом лучшем виде! – Сара тут же, томно закинув голову, повалилась на сиденье и начала стонать. – Вы еще будете мною гордиться…

– Меньше драматизма, дорогая, – поморщилась леди Тальен. – Веди себя естественно. Не стрит пугать его или возбуждать подозрения… У нас и так все получится. Изображай только усталость и почаще вздыхай.

– О, вздыхать я умею прекрасно! Но может, нужно как-то посильнее? Мне хочется сразу!

– И будь предельно вежлива с француженкой! – резко перебила леди Тальен. – Запомни, пока маркиз увлечен ею, а вовсе не тобой.

Личико Сары перекосилось от ненависти и презрения.

– Если не дашь мне обещания, то будешь сидеть в коляске. – Голос леди Тальен сделался ледяным.

– Хорошо, тетя. Я обещаю.

– Пойми, если он на самом деле влюблен в эту женщину, то любое худое слово в ее адрес только обидит его. Тогда все рухнет и ничего уже не исправишь… – Леди Тальен еще раз прикинула в уме все их козыри и глубоко вздохнула. – Мы и так явимся к ним несколько неожиданно. Нужно заставить маркиза поверить, что наш визит – чистая случайность.

Сара выпрямилась на сиденье и разгладила юбку, всем видом показывая, что готова полностью покориться.

– Ладно, у нас еще будет время приготовиться. В Челтенхем мы приедем только к вечеру, остановимся в гостинице, а уж завтра с утра поедем в Каслро.

– Я буду делать все, как вы скажете, – вздохнула Сара. – Лорд Рэдвер – самый завидный жених во всем Лондоне! Ради этого замужества я готова быть вежливой даже с дохлой кошкой.

– Хорошо сказано, милая. – Тетка взглянула на племянницу с некоторым удивлением. Ее уроки, похоже, приносили свои плоды. – Только не забывай, что она тоже не простушка. Не переигрывай!

Служанка, которая принесла ужин в номер не удержалась и сообщила, что сегодня какой-то неслыханный наплыв постояльцев. Несколько минут назад прибыл господин, назвавшийся кузеном лорда Рэдвера, и потребовал себе лучший номер. Но лучший, естественно, уже отдали леди Тальен с племянницей.

– Какого черта нужно здесь этому болвану? – словно размышляя про себя, сказала леди Белла, едва за горничной закрылась дверь. – Что-то это мне не нравится…

– А почему бы не спросить у него? – беззаботно отозвалась Сара, занявшись ужином. В ее возрасте все проблемы легко отодвигались на второй план.

– Но как? – отозвалась леди Белла. – Мы едва знакомы… Честно говоря, вообще не знакомы.

– Ну и что? Можно познакомиться.

Леди Тальен посмотрела на племянницу и мысленно согласилась, что в детской наивности, граничащей с глупостью, тоже бывают свои плюсы.

– А действительно! Хм… Взять и пригласить его на бокал портвейна после ужина… Просто дружеский жест, светские люди вдали от Лондона… Дамы немного заскучали и желают иметь приятного собеседника. Только, судя по тому, что я о нем знаю, этот мистер Митчел – круглый дурак. Иначе, имея такие возможности, не стал бы прозябать в своем Девоншире. Однако за неимением лучшего…

Леди Белла встала и, подойдя к двери, дернула за шнур колокольчика, вызывая служанку.

Получив приглашение, Тревор поначалу обеспокоился. Он много слышал о леди Тальен, но не настолько близко ее знал, чтобы верить или не верить слухам. Но в случайности он тоже мало верил.

Чем дольше Тревор раздумывал над неожиданным приглашением, тем больше его интересовало, с какой стати эта леди оказалась по соседству с поместьем Джека. Да и отказаться без достаточных на то оснований было просто невежливо.

– Входите же, входите, мистер Митчел, – расплылась в сладчайшей улыбке леди Белла, наблюдая, как Тревор неуклюже топчется на пороге. – Мы вас давно поджидаем. Присаживайтесь, будьте как дома!

Однако мистер Митчел не считал себя таким простачком, каким мог показаться на первый взгляд. Нелегкая, полная несправедливости и унижений жизнь бедного родственника научила его таиться и скрывать свои истинные намерения.

Сначала он держался напряженно, на вопросы леди Тальен отвечал нехотя и односложно, стараясь понять, к чему она клонит. Но несколько стаканов хорошего портвейна и мелькавшая совсем рядом открытая, неизвестно уж, по какому случаю, до самых невозможных пределов грудь леди Беллы привели его в благодушное, даже несколько мечтательное настроение.

Леди Тальен склонилась к нему, открыв и то, что до сих пор хоть как-то скрывалось, и почти прошептала:

– Хватит ходить вокруг да около… Мне нужно кое о чем с вами поговорить. Как только Сара заснет…

Тревор стал трясущимися руками вновь наполнять свой стакан.

Когда Сара сказала, что устала и хочет спать, мистер Митчел нервно сглотнул, потом, пожелав ей спокойной ночи, не очень уверенно поднялся на ноги. Но повелительный взгляд леди Тальен пригвоздил его к месту.

– Сядьте, – сказала леди Белла, как только за Сарой закрылась дверь спальни. – Нет, на сегодня вам хватит… – Заметив, что рука Тревора непроизвольно потянулась к стакану, она убрала графин. – Вы мне нужны в здравом рассудке.

Тревор сидел, глядя на нее, словно кролик на удава, и ожидал всего, чего угодно. Но вместо этого Белла, шурша юбками, встала и, подойдя к нему вплотную, спросила:

– Зачем вы приехали сюда? Отвечайте!

Даже отуманенным мозгом Тревор отчетливо представил, что, наверное, именно так бывает с грешниками на Страшном суде. Мелькнула запоздалая мысль, что она, в конце концов, не имеет никакого права… но сразу куда-то исчезла.

– И не вздумайте мне лгать! – Голос Беллы сделался острым, словно ледяное лезвие. – Вы никогда не дружили с Джеком. Все это знают… Он презирает вас.

Вот это она сказала зря. Тревор на секунду замер, потом во взгляде его появилась если не решимость, то упрямство.

– Леди, – произнес он, расправляя плени. – Какое вам дело до наших отношений с Джеком? Это наши с ним родственные дела… А вот с чего это вы отираетесь возле его поместья? О своей страсти к путешествиям по деревенским ухабам расскажите кому-нибудь другому. – Тревор, казалось, совсем протрезвел. – Я-то понимаю, не дурак… Ха! Пусть ваша племянница мозоли себе натрет сиденьем кареты, все равно Джек ей не достанется!

– Если бы вы не были дураком, – сказала леди Тальен устало – притворяться больше не было нужды, – то понимали бы, что сейчас цели у нас общие.

– Не такие уж и общие.

Тревор посмотрел на нее с неожиданной проницательностью и хищно улыбнулся.

– Но помочь друг другу мы можем… Вы ведь приехали сюда тоже из-за этой женщины.

– А если и так? Вам-то что?.. Я решаю свои дела.

– Тогда я сказала бы, что вы поступили правильно. Она представляет для вас очень большую опасность.

– Все равно это мои дела.

– Да что вы заладили как попугай?! Не хотите, чтобы вам помогли, – не надо! Но что, если я намекну Джеку о причинах вашего визита?

– Не думаю, что он станет вас слушать. – Митчел пристально посмотрел ей в глаза. Его, оказывается, не так легко было смутить. – А потом, все мои мотивы ему давно известны. И никакой закон не запрещает мне ждать его смерти.

– Вот даже как? Вы на редкость смелый человек… Но маркизу неизвестны некоторые подробности. В том числе ваши частые визиты к некоему мистеру Перси, который всему Лондону известен грязными интригами в делах о разделе наследства.

– Откуда вы знаете?

– У меня есть муж, – мило улыбнулась леди Тальен, – а у него – множество знакомых в деловых кругах.

– Это еще надо доказать, – неохотно отозвался Тревор. – Люди могут болтать все, что угодно. В самых шикарных клубах сплетничают не меньше, чем торговки на базаре.

– Успокойтесь. Никому ничего не надо доказывать, – вдруг улыбнулась леди Тальен. Она знала, что наилучшего результата можно добиться, постоянно меняя тактику, сбивая противника с толку. – Во всяком случае, я так считаю. Я лично против вас ничего не имею. Лучше подумаем, чем мы можем помочь друг другу… Если уж мы одновременно оказались тут, то для начала нужно придумать, с чего это нас всех так потянуло сюда. Какое-то разумное объяснение.

– Вот именно. Джек ведь не идиот! – Тревор только сейчас с жуткой отчетливостью осознал, что завтра ему предстоит визит к кузену. – Он просто вышвырнет нас со всеми нашими объяснениями.

– Вот и нужно сделать так, чтобы не вышвырнул… – ворковала Белла.

– Да Джек захлопнет двери перед носом у самой королевы, если не захочет ее видеть!

– Но, – почти пропела леди Тальен с очаровательной улыбкой, – он не захлопнет двери перед мэром Челтенхема, если тот придет к нему с подписным листом на организацию предстоящих скачек.

– Ну, да… – с натугой соображал Тревор. – Он просто помешан на скачках и всегда делает самый щедрый взнос. Но мы тут при чем?

– Неудивительно, что вы до сих пор не смогли вытрясти из Джека кучу денег. – Леди Белла сокрушенно покачала головой. – У вас нет воображения. В этом листе будет обозначена очень солидная сумма, внесенная благотворителем, который пожелал остаться неизвестным… А вслед за мэром явимся мы. Как вы думаете, маркиз захочет разузнать, кто сделал такой щедрый взнос?

Тревор несколько секунд соображал. Но выпитый портвейн размывал мысли, оставляя только их контуры, за которые отуманенный рассудок никак не мог зацепиться.

– Черт его знает… – пробормотал он, наконец. – Может, и сработает. Но у меня лично нет сейчас и гинеи.

Белла поджала губы, презрительно посмотрела на своего собеседника, потом решительно тряхнула головой:

– Я продам кое-что из драгоценностей Сары. Но вы должны найти ювелира.

– Почему я должен его искать? Вы ведь сами ничего не вкладываете.

– Ладно, ювелира я тоже сама найду. – Белла снисходительно хмыкнула. – Но хоть съездить в поместье к маркизу вы согласны?

– Согласен, – мрачно отозвался Тревор.

– Прекрасно. – Белла стояла, опершись руками о стол, как полководец перед решающим сражением. – Еще нужно подумать о том, как поскорее удалить эту француженку из Англии. В этом вы согласны участвовать?

– Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду, что вы кровно в этом заинтересованы.

– Заинтересован, – со вздохом согласился Тревор. – Но тут наши интересы прямо противоположны… Я удалю француженку, и что? Ее место тут же займет ваша племянница!

– Да мне все равно, кто чье место займет! – Даже у леди Тальен терпение иногда кончалось. – Я за маркиза замуж не собираюсь.

– Все равно, – на губах Тревора появилась мрачная усмешка, казалось, он все больше трезвел, – не вижу, какая во всем этом выгода для меня.

– Ох, как с вами тяжело разговаривать! Если мы удалим француженку, то Сару я смогу попридержать.

– Джек и так не собирается на ней жениться.

– Но соберется, – произнесла леди Тальен с красноречивой ухмылкой, – если этого официально потребует отец Сары. И тут очень многое будет зависеть от меня.

– Это уж совсем выдумки какие-то…

Тревор обессилено махнул рукой. Сейчас ему хотелось только одного: поскорее убраться отсюда и лечь спать. У мягких лапок леди Тальен была железная хватка.

– Иногда выдумки действуют гораздо лучше правды. Но если это сработает, вы уж точно никогда не станете маркизом. Сара хочет целую кучу детей…

Мистер Митчел какое-то время смотрел на леди Тальен словно загипнотизированный, потом с глубоким вздохом кивнул:

– Ладно, давайте все обсудим… Но только завтра… когда я буду трезвый…

Вспыхнувшая на несколько минут решимость совсем оставила его. Даже невооруженным глазом было заметно, что Тревор едва стоит на ногах.

– Хорошо. – Леди Тальен окинула поверженного соперника удовлетворенным взглядом. – Прямо с утра. А потом мне нужно будет найти ювелира и заехать к мэру…

– Да. – Он кивнул и нерешительно взялся за ручку двери. – Завтра с утра.

Леди Тальен заперла за ним дверь, думая о том, как трудно человеку чего-то достичь в жизни, не имея ума, изворотливости или, по крайней мере, достаточной суммы денег.


Наутро мистер Митчел проснулся с жуткой головной болью и ощущением, что совершил какую-то ужасную, может быть, роковую ошибку. Но, приняв в качестве болеутоляющего почти полный стакан бренди, быстро пришел к выводу, что ничего страшного не произошло. В конце концов, терять ему нечего. А союз с леди Тальен может принести хоть какую-то пользу.

О цене договорились быстро. Сейчас от мистера Митчела не требовалось ничего, а после вступления в права он должен был ежемесячно выплачивать леди Тальен некую сумму. Правда, мистера Митчела смутило, что леди Белла заставила его подписать что-то вроде контракта, но тот был составлен в таких обтекаемых выражениях, что, возникни по этому поводу разбирательство, сам Гарольд Перси не много смог бы из этого извлечь. Расстались они с леди Тальен вполне довольными друг другом.

С мэром Белла справилась легко. Тот был глуповат и угодлив. Не каждый день в его скромный офис заглядывали блестящие лондонские аристократки.

– Только на забудьте, что благотворитель очень желал бы остаться неизвестным, – уже прощаясь с мэром, наставляла леди Тальен. – Надеюсь, вы понимаете, сэр? – Она окинула мэра почти смертельным для таких увальней взглядом и, чуть понизив голос, многозначительно добавила: – Я вам вполне доверяюсь…

– Что вы, конечно, леди Тальен, – ответствовал мэр, мучительно краснея и ужасаясь собственным мыслям. – Лорд Рэдвер ничего не узнает. Это будет для него замечательным сюрпризом!

– Я вам так благодарна, сэр, – обворожительно ворковала пепельноволосая сирена, бросая томные взгляды из-под ресниц. Ее мраморная грудь бурно вздымалась. – Будете в Лондоне, обязательно навестите меня…

– Леди Тальен… – совсем смешался скромный служитель власти. – Это так… Я обязательно. Леди…

– Еще увидимся, – прервала его излияния леди Белла. – Мы с племянницей тоже навестим сегодня лорда Рэдвера. Надеюсь, если мы там встретимся, вы не подадите виду, что мы знакомы?

– Что вы, леди! Мой рот на замке! Можете положиться на меня… Во всем!

Мэр проводил ее до самого крыльца и долго смотрел, как вилась над сельской дорогой пыль за колесницей прекрасной амазонки.

* * *
И все же когда дворецкий объявил о приезде леди Тальен с племянницей, мэр заметно порозовел и припал губами к спасительному стакану с бренди.

– Ну вот… – пробормотал Джек тихо, чтобы слышала только Венера. – Я говорил, что и мэра не нужно было принимать… Теперь еще эти. Каким ветром их сюда занесло?

– Не беспокойся, – прошептала Венера, нежно касаясь его руки. – Им все равно скоро придется уехать. У тебя ведь встреча с епископом.

Джек усмехнулся. Неужели ничто не могло вывести мисс Дюруа из равновесия? И уже без угрюмости посмотрел на двух женщин, преодолевавших обширное пространство холла старинного дома Рэдверов, устланное персидским ковром. Однако, взглянув на циферблат стенных часов, решил, что через десять минут со всеми визитерами должно быть покончено.

– Какой приятный сюрприз – видеть вас здесь, в Каслро, мисс Дюруа! – воскликнула леди Тальен и с вызывающим пренебрежением принялась разглядывать простенькое муслиновое платье, которое Джек все же купил для Венеры у местной портнихи.

– А для меня какой сюрприз, – Нисколько не смущаясь, с веселой улыбкой отозвалась Венера, – увидеть вас так далеко от Лондона!

– Мисс Дюруа любезно согласилась мне помочь с организацией больницы для моих работников, – несколько поспешно вмешался в разговор Джек.

Горничная уже наливала гостьям чай, но и тетка, и племянница, не замечая этого, продолжали оглядывать роскошный холл, словно желая найти следы того, что очень надеялись найти.

– Очень мило с ее стороны, – наконец отозвалась Белла, бросая на племянницу быстрый взгляд.

Не было ничего предосудительного в том, что Джек и Венера сидели на одном диване, но то, как тесно соприкасались их бедра, могло сказать опытному взгляду о многом.

– А я вот заехал сообщить лорду Рэдверу приятное известие, – спохватился мэр. – Очень, знаете, приятное…

– Какой-то благотворитель, – пришла ему на помощь Венера, – внес значительную сумму на устройство скачек. Господин мэр поспешил сообщить об этом Джеку. Теперь скачки в Каслро можно будет организовать на таком уровне, что они станут одним из самых престижных этапов «Дерби».

– Прелестно, – с самым невозмутимым видом отозвалась леди Тальен.

– Какие скачки? – невпопад спросила Сара, которую Белла не сочла нужным посвятить в детали заговора.

– Мы проводим тут ежегодно местные скачки, – сообщил Джек. – И очень хотим, чтобы их официально признали одним из этапов «Дерби».

– Они пользуются все большей популярностью, – не без гордости добавил мэр.

Но леди Тальен взглянула на него так, что мэр замолк на полуслове. Тут уж маркизу все стало окончательно ясно.

– А мы с Сарой решили немного отдохнуть в деревне, – попыталась исправить положение леди Белла. – А то первый сезон так утомил бедняжку!

– Так это у вас первый сезон, мисс Палмер? – спросила Венера, безмятежно улыбаясь. – Я прекрасно помню свой первый сезон, первые выезды. Было здорово, но уставала ужасно!

– Все-таки это гораздо лучше, чем зубрить нудные уроки или разучивать пьесы на фортепиано, – с готовностью откликнулась Сара. – Хотя я люблю уроки танцев, и все мои новые платья…

– Мы решили отдохнуть несколько дней в Фарли. Там у родителей Сары поместье. Тишина, покой, никто не помешает, никаких балов, – очень ловко вставила леди Тальен. – Но Сара несколько утомилась в дороге… Да еще эта жара.

Племянница, увлеченно разглядывавшая развешанные по стенам холла картины в роскошных рамах и дорогие драпировки, забыла о своем «утомлении» и неприязни к мисс Дюруа, но тут сразу вспомнила.

– Да, я очень утомилась. Мне даже плохо было. А в Фарли отдохну… Там настоящий рай!

Джек подавил появившуюся на губах улыбку.

– Да, в деревне хорошо, – кивнула Венера. – Бесконечные развлечения очень быстро утомляют.

– Конечно! Представьте только, каждую ночь балы, не говоря уже об ужинах, музыкальных вечерах! Я меняла платья по пять раз в день!..

Суровый взгляд тетушки опять прервал поток красноречия мисс Палмер.

– Видите, как возбуждена бедная девочка, – с улыбкой сообщила леди Белла. – А вчера вечером совсем сникла. Я даже испугалась.

– Вполне вас понимаю. А вы, Джек, не улыбались бы так, – сказала Венера с шутливым укором, – если бы знали, как непосильны порой бывают эти бесконечные светские мероприятия для хрупких плеч дебютанток.

– Я вовсе и не улыбаюсь, – ответил Джек, думая о том, как половчее выпроводить гостей. Десять минут уже истекли.

И чуть не расхохотался, когда дворецкий объявил о прибытии еще одного визитера.

– Далековато ты оказался от своего Девоншира, – сказал он не особенно любезно, поднимаясь, однако, навстречу кузену.

– Еду на север, в Озерный край, – пояснил Тревор. – Доктора прописали.

– Ясно, – отозвался Джек. – Докторов надо слушаться.

– Да я и сам чувствую, что нужно развеяться, – посетовал Тревор, глядя на Венеру и невольно отмечая, что при дневном свете она еще красивее. – Вот, оказался по соседству…

– И как всегда, без денег, – в тон ему подхватил Джек.

– Так уж и всегда… Но, откровенно говоря, от некоторой суммы не отказался бы. В счет будущей пенсии, – выговорил Тревор с плохо скрываемым раздражением.

– Но об этом можно было поговорить в Лондоне с моими банкирами.

– Что – банкиры? Они только выполняют твою волю, – хмуро отозвался Тревор.

– Хорошо. Но не верится мне, что ты приехал только ради своей стипендии…

– А так, без причины, я к тебе приехать уже не могу?

– А где вы собираетесь остановиться в Озерном крае? – вмешалась Венера, чувствуя, какую тональность приобретает разговор братьев. – Я слышала, там очень красиво.

– Не знаю, еще не решил, – со всей любезностью, на которую был способен, ответил Тревор. – А вы… насколько думаете задержаться в Англии?

Джек едва сдержался, чтобы не высказать: все, что думает по этому поводу. Он посмотрел на леди Тальен и вдруг сказал с озорной улыбкой:

– Дорогая, а не сообщить ли прямо сейчас?

Венера на миг смутилась, но, взглянув на Джека, тут же все поняла.

– Как сочтешь нужным, милый.

Взявшись за руки, они поднялись с дивана, и Джек торжественно объявил:

– Прошу внимания, господа! Пусть ни для кого это не будет тайной… – Маркиз до конца выдержал томительную паузу. – Рад сообщить, что мисс Дюруа и ваш покорный слуга уже несколько дней как помолвлены.

Это лишь секунду назад пришло на ум Джеку, но получилось вполне натурально. Причем – в гробовой тишине. И только через полминуты кто-то озадаченно хмыкнул, скорее всего, мэр.

– Для меня самой это было полной неожиданностью, – счастливым голоском прощебетала Венера, едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться. – Я так счастлива!

– Что делать… – с шутливой мрачностью посетовал Джек. – С любовью не поспоришь. Кроме того, не всю же жизнь мне ходить в холостяках.

Он с откровенным вызовом посмотрел на леди Тальен.

– Но это… Нет!!! Это невозможно!

Как ни странно, первой опомнилась Сара, причем с таким визгом, от которого задребезжали подвески в люстрах.

– Тетушка Белла?! Вы же говорили мне, что лорд Рэдвер…

– Самый завидный холостяк в городе, которому срочно надо жениться, – со сладчайшей улыбкой произнесла леди Тальен. Но лицо ее при этом было похоже на покрытую пылью гипсовую маску. – Так что я все говорила правильно… Вы уже назначили дату?

– Нет, пока обсуждаем.

– И лорд Рэдвер, как всегда, слишком спешит.

Венера нежно взглянула на «жениха».

– В сложившихся обстоятельствах, – произнес он внятно и с расстановкой, – чем скорее, тем лучше… будет для всех.

Если бы лицо леди Тальен могло еще больше побледнеть… Но оно лишь скривилось от злобы.

– Какие обстоятельства, тетя? Какие могут быть обстоятельства? – бессмысленно повторяла Сара, которая до сих пор не могла прийти в себя.

– Я тебе потом объясню… – произнесла леди Белла голосом, похожим на скрежет ножа по стеклу. – Конечно, наши самые сердечные поздравления… А теперь, боюсь, нам пора. – Леди Тальен поднялась, как манекен, и буквально стащила племянницу со стула. – Сара, нам еще нужно столько проехать сегодня!

– Могу я просить… – только тут обрел дар речи мистер Митчел, – сопровождать вас? Нам по пути… Всего несколько миль.

– Отчего же, – отозвалась леди Тальен, натягивая перчатки с такой силой, что, казалось, они лопнут. – Всего хорошего, лорд Рэдвер. Мисс Дюруа…

Мэра, который тоже засобирался, Джек вызвался проводить до коляски. Вернулся он, насвистывая и в самом веселом расположении духа.

– Ты был неподражаем! – салютовала ему Венера бокалом шерри. – Даже я сначала не поняла… Но не слишком ли смелое заявление?

– Да они же и явились затем, чтобы все выведать, – беззаботно отозвался Джек. – Вот и получили информацию… из самых первых рук.

– Ты бессовестный лгун, – с лукавой улыбкой сообщила Венера, глядя, как он приближается.

– Но, тем не менее, нравлюсь тебе… – проговорил маркиз, понижая голос, и присел рядом. – А может, потому и нравлюсь?

– Как это понять? Ты же говорил, что я тебе не подхожу? – сказала она, глядя ему в глаза, и поставила бокал на стол.

– Да, к счастью, совсем не подходишь, – прошептал он и стал целовать шею Венеры. – Как насчет того, чтобы окончательно выяснить это прямо здесь?

– А как же слуги? – отозвалась она сдавленным голосом.

– Ты хочешь, чтобы они пришли понаблюдать? Могу позвать.

– Дурак… Я боюсь, что они войдут.

– Не войдут… Если ты, конечно, не будешь кричать на все поместье.

– То есть они у тебя тренированные?

Венера слегка оттолкнула маркиза и строго посмотрела на него.

– Не надо. Тебе не идут такие взгляды… А что касается слуг… то я никогда не привозил сюда женщин. Ты, наверное, заметила, как встретил нас дворецкий.

– А эта пожилая служанка… Она смотрела на меня так, словно хотела отчитать или даже выгнать из дома. Я перепугалась ужасно!

– Хэтти? Она знает меня, чуть ли не с рождения. Я вырос вместе с ее детьми…

Джек, словно извиняясь за что-то, ласково посмотрел на Венеру.

– По-моему, они все тебя очень любят.

Маркиз закатил глаза к потолку и горделиво расправил плечи.

– Да, я такой. Только ты видишь одни мои недостатки!

– И потому Хэтти, когда мы познакомились, говорила мне, – язвительно продолжила Венера, – что они все очень переживают за твою беспутную жизнь.

– Да? – Джек простодушно взглянул на нее и озадаченно почесал затылок. – Как-то никогда об этом не задумывался. Оказывается, моя горемычная судьба не всем безразлична.

– Ты вообще мало думаешь об окружающих. Берешь от жизни все, что хочешь; и счастлив этим.

– Что делать? – Он опять склонился к ней, нежно гладя по спине. – Теперь уже поздно меня переделывать…

– Наверное. – Голос Венеры стал холоднее. Она со вздохом высвободилась и села. – Интересно, леди Тальен не хватил удар после твоего заявления?

– Не из того она теста. Впрочем, пусть она идет к черту! А ты иди сюда…

Но Венера, выставив перед собой руки, отодвинулась на край дивана.

– Что с тобой?

– Думаю, что скоро наша «помолвка» закончится…

– Не так уж скоро, – подсел к ней маркиз.

– …и достанешься ты, в конце концов, какой-нибудь Саре.

– Только не говори мне о Саре! – неожиданно вспыхнул Джек. – Ненавижу безмозглых дурочек! На уме одни тряпки. Ты совсем другая.

– Мои родители верят в образование. – Она посмотрела на него сквозь ресницы. – Мужчины, кстати, всегда говорили, что их в первую очередь привлекала моя манера разговаривать…

Джек смотрел на четкую линию лба Венеры, на прикрытые длинными ресницами глаза и думал о том, что совершенно не знает этой женщины, о том, сколько ему еще предстоит узнать о ней, если сам того захочет… и если она позволит. Но сейчас она была рядом и ее теплое бедро под легким платьем касалось его ноги. Пусть загадочная и непонятная, но совсем рядом, трепетная и живая, как и он, сгорающая от желания.

– А вот скажи мне, – пробормотал Джек, разводя в стороны ее руки, – сколько биллей примет парламент в эту сессию? И сколько из них… – его пальцы начали расстегивать верхнюю пуговицу на платье Венеры, – отклонит кабинет лорда Рассела?..

Глава 11

– Помолвлены?.. Ты веришь, что он собрался жениться на этой французской суке после недели знакомства?!

Леди Тальен раздраженно обмахивалась платком и не стеснялась в выражениях. Но Сара к такому давно привыкла, а на Тревора Митчела, поместившегося на переднем сиденье, Белла не обращала внимания. Так что разговаривала она, скорее всего, сама с собой.

– Да, чертовски неприятно. Мне тоже не верится, – весьма неопределенно отозвался мистер Митчел и пожевал сухими губами. – Надеюсь, в самом скором времени все разъяснится. Надо подождать…

– Чего ждать? – возмущенно воскликнула Сара и взглянула на тетку: – Надо как-то остановить это!

– Вот я и думаю… – Леди Белла глубокомысленно вздохнула. – То ли действовать, то ли на самом деле подождать… Джек никогда не был замечен в постоянстве. И эта его пламенная любовь может недели через две кончиться так же внезапно, как и началась.

– Ах, тетя, если бы вы только женили его на мне! – вздохнула, в свою очередь, Сара. – Я бы ничего на свете не пожалела! Отдала бы вам все свои драгоценности.

В глазах у девушки блестело самое настоящее вожделение. Но у леди Тальен было достаточно собственных оснований, чтобы рьяно желать этого брака. Теперь, когда Джек, похоже, окончательно выскальзывал из ее рук, и не было никаких надежд возобновить отношения с ним посредством женитьбы на Саре, леди Тальен была готова на все.

– Господи, какое ты еще дитя! – Белла потрепала племянницу по щеке, – Обещаю – сделаю все, что в моих силах… Когда ты станешь леди Рэдвер, у тебя и так будет столько драгоценностей, сколько захочешь! А маркиз еще сам не подозревает, на что себя обрек.

Услышав эти слова, Тревор Митчел встревоженно взглянул на леди Тальен, но все равно ничего не понял.

– Да, – горестно вздохнула Сара. – Но сколько еще ждать? Я уже не могу больше!

Тревор осторожно прокашлялся.

– Леди Тальен, если вы помните, у нас остались кое-какие дела…

– Я не забыла, мистер Митчел, – сухо отозвалась Белла и взглянула на Тревора так, что слова застряли у него в горле. – Мы все обсудим, как только вернемся в Лондон.

– А разве мы не едем в Фарли-Хаус? – удивленно спросила Сара.

– Мы туда и не собирались… Ах, Сара, какое ты еще дитя! Что нам делать в этой непролазной глуши? Комаров кормить? – Во взгляде леди Тальен появилось воодушевление. – Нам и в Лондоне будет, чем заняться.

Последнее она словно пообещала кому-то с угрозой в голосе. Сара захлопала в ладоши:

– А я и забыла! Как здорово!..

– Помнить обо всем – моя задача, – отозвалась леди Тальен и задумалась.

Раздражение и злость прошли. В ее изворотливом уме складывался новый план действий. Тревор оказывался еще худшим партнером, чем она ожидала, но другого все равно не было. Леди Белла заставила себя любезно улыбнуться совсем поникшему кузену Джека и предложила:

– Мистер Митчел, не впадайте в отчаяние. Проигрывает тот, кто уже заранее проиграл в своем воображении. А у нас еще множество вариантов, и я просто уверена в успехе. Почему бы нам в ближайшие дни не встретиться с мистером Перси? Вместе с ним и обсудим наши дела.

Тревор хмыкнул и неопределенно пожал плечами. Ему все меньше нравилось сотрудничество с леди Тальен. Ясно, что у прекрасной охотницы были на уме в первую очередь свои интересы, которых мистер Митчел не понимал. Но идея обсудить все с мистером Перси ему понравилась. Тревор знал старого лиса не один год и доверял ему. Кроме того, после столь неудачного визита к Джеку он окончательно понял, что в одиночку ему с этим делом никак не справиться.


Джек и Венера, предоставленные после неудачного набега визитеров самим себе, чудесно провели следующие несколько дней. Они наслаждались друг другом, гуляли, катались на лодке, купались, а порой просто резвились словно дети. Но между тем не забывали и о делах.

В сопровождении управляющего они объехали несколько поместий маркиза, почти в каждом нашли подходящие помещения, и наметили, как переоборудовать их под больницы.

В Каслро было решено открыть родильный дом. Венера обошла едва ли не всю деревню, поговорила с женщинами, осмотрела нескольких детей. Потом они вместе ездили в Челтенхем нанимать докторов и сиделок для будущей больницы.

Джек не переставал удивляться широте интересов и образованности мисс Дюруа, ее неистощимой энергии. Венера разбиралась в финансах и строительстве, в акушерстве и медицинской технике. Он не спорил с ней по деловым вопросам, почти во всем соглашался, все больше убеждаясь, что она знает множество таких вещей, о которых он понятия не имел.

Вечерами, на закате, они обычно сидели на веранде, Венера рассказывала ему, где успела побывать за свою жизнь, что видела. Джек слушал, словно завороженный и все меньше стеснялся этого.

Мисс Дюруа успела повидать мир. Еще в юности она объехала с отцом чуть ли не всю Европу, побывала на Ближнем Востоке, видела многих знаменитостей. Джек только завистливо вздыхал, когда она рассказывала о пирамидах или Парфеноне.

Но больше всего поразило маркиза, что Венера разбиралась в биржевой игре. Этого, с его точки зрения, просто быть не могло. Но оказалось, что мисс Дюруа не только понимала причины колебания валютных курсов, она умела рассуждать, предугадывать, даже ставить финансовую нестабильность в зависимость от мировой политики.

– Ты порой разговариваешь совсем как мужчина, – заметил он с улыбкой, после того как Венера описала ему политическую ситуацию в Китае и ее возможное влияние в ближайшие месяцы на мировую и европейскую экономику.

– Нет, милый, я разговариваю как нормальная современная женщина, – ответила она, взглянув на него серьезно. – Ты привык относиться к женщинам как к существам недалеким, годным только для удовлетворения плотских желаний… Прости, но даже в блестящем, так называемом высшем обществе это едва ли не единственная точка зрения. Благовоспитанные лощеные аристократы смотрят на это именно так и не иначе! Что уж говорить о людях простых и необразованных?

Джек неторопливо налил себе бренди, сделал глоток и уставился куда-то в пространство, скорее всего, чтобы скрыть смущение.

– Ты, как всегда, права, – наконец отозвался он задумчиво. – Странно, мне казалось, я знаю о женщинах очень много. Во всяком случае, достаточно… И вот получается, что ничего не знаю… Я никогда не встречал такой женщины.

– Не в тех местах искал, наверное, – отозвалась она с легкой насмешкой.

– Но наконец, нашел… И очень этому рад.

– Спасибо тебе. – Венера в который раз с невольным замиранием сердца окинула маркиза взглядом. Сейчас его цыганские глаза, смотревшие куда-то мимо, казались огромными и бездонными. Но не пугали – в них была сосредоточенность на какой-то невысказанной мысли и грусть. – Я никогда не забуду этих прекрасных дней в Каслро…

– А ты что, собралась в Лондон? Мы же договаривались, что поживем в Каслро до самых скачек?..

Рука его, тянувшаяся к графину, застыла на полпути.

– Успокойся, куда же я от тебя денусь? – улыбнулась Венера. – Раз уж обещала.

– Это хорошо… Это мне нравится.

Джек старался скрыть, как доволен этим известием, но Венера давно уже научилась читать все на его лице.

– Я останусь до скачек «Дерби». Кроме того, ты мне обещал, что я смогу поучаствовать… Но потом все равно нужно возвращаться домой. Без меня никто в Париже госпиталя не построит… Но пока давай об этом не думать. Я очень хочу посмотреть, как победит твой вороной. Даже поставлю на него…

– Да? – с улыбкой спросил маркиз. – Он обязательно победит, но лучше тебе на него не ставить… Тогда я буду чувствовать какие-то обязательства перед тобой. Ты что, начинаешь давить на меня?

– И не думала! – рассмеялась Венера. – Вот как, оказывается, ты этого не любишь! Нужно запомнить на всякий случай. А пока лучше готовься к настоящему давлению. На «Дерби» после известия о нашей помолвке мы точно окажемся в центре внимания.

– А может, я на это и рассчитывал?

Джек рассмеялся и на всякий случай отодвинулся от Венеры.

– Провокатор! Только представь теперь сотни оценивающих, недоверчивых, завистливых взглядов!

Венера передернула плечами.

– Это же здорово! Наша помолвка станет главным событием года. О нас будут писать все газеты! По-моему, мы будем неплохо смотреться на фотографиях…

– Ты, оказывается, ко всему еще и тщеславен. – Венера укоризненно покачала головой. – Предупреждаю: за все будешь отдуваться сам! Я стану твоей бессловесной тенью, притворюсь даже, что английского языка не знаю.

– Тогда я тоже притворюсь, что не знаю. Все с ума сойдут!

Венера весело рассмеялась, встряхивая головой. Джек смотрел, как посверкивают бриллианты в ее сережках, и чувствовал себя самым счастливым человеком на свете.


В Лондоне известие о помолвке лорда Рэдвера вызвало настоящую бурю слухов и сплетен. Весь город сразу поделился на два лагеря – женский и мужской. Первый возглавляли почтенные матроны – матери потенциальных невест, которые, успокаивая рыдающих дочек, в единодушном негодовании осуждали этот поступок. Их можно было понять: с ярмарки женихов уплывал самый ценный приз. Решение маркиза расценивалось как глупое, поспешное и даже в каком-то смысле бестактное. Лучшие семейства Англии десятками лет растили цветущих, наделенных всевозможными добродетелями невест, а этот эгоист вдруг выбрал француженку.

В мужском лагере царили изумление и растерянность. В клубах даже в разгар карточных баталий нет-нет, да и возникали разговоры, что если уж, повинуясь инстинктам, сдался такой неприступный бастион холостяцкой жизни, как Джек Фицджеймс, что оставалось делать прочим?

Однако Гарольда Перси, в кабинете которого сошлись леди Тальен и Тревор Митчел, такие риторические вопросы не мучили. Ему нужна была конкретная информация.

– Вы уверены, что Рэдвер готов пойти до конца? – задал вопрос стряпчий сразу обоим. – Мне лично это кажется ловким тактическим ходом… Или простой отговоркой.

Тревор пожал плечами. Зато леди Белла смерила поверенного таким взглядом, словно не была уверена в его дееспособности.

– Да при чем тут наша уверенность? Это вполне может быть и предлог, и отговорка, и все что угодно! Нам нужно придумать, как воспрепятствовать этому в любом случае!

– Вот именно, – включился в разговор несколько пристыженный решительностью Беллы мистер Митчел. – Как только подумаю, сколько из-за этого потеряю, просто кровь стынет в жилах… И нужно до конца выяснить наши позиции. – Он холодно посмотрел на леди Тальен: – Вы все еще намерены женить кузена на вашей племяннице? Тогда нам с вами не по пути и я предпочту справиться с этим делом сам.

– Да она просто глупая девчонка! – отмахнулась леди Тальен. – Неужели вы думаете, что Джека можно заставить жениться на ней?

– Прекрасно, – взял ситуацию в свои руки мистер Перси. – Наши позиции и намерения ясны. Теперь нужно решить, что делать… Управлять маркизом, насколько понимаю, очень сложно. Практически невозможно. Любая попытка вызовет ответную реакцию, которая, судя по тому, что мне известно о маркизе, может оказаться довольно бурной, – закончил стряпчий, очень довольный своей тирадой и тем впечатлением, которое она произвела на слушателей.

Леди Белла вздохнула, Тревор уныло кивнул и попытался грызть ноготь, но, натолкнувшись на ее полный презрения взгляд, быстро спрятал руки за спину.

– Значит, нужно сосредоточить наши усилия, – мистер Перси сделал тонко рассчитанную паузу, – на француженке.

– Но как? – Леди Тальен была явно заинтригована невозмутимым оптимизмом стряпчего. – Вы говорите так, словно она какая-нибудь прачка! Сунуть ей десять гиней и сказать, чтобы убиралась на континент?

– Что вы, право!.. Но можно обвинить ее в чем-нибудь. Как вы думаете?

У мистера Перси уже давно и навсегда сложилось мнение, как нужно действовать в таких случаях. Сейчас он старался натолкнуть на конкретные мысли самих клиентов и этим обеспечить себе некоторое прикрытие. На всякий случай. Адвокат не мог не понимать, с каким противником они вступают в схватку и чем это может обернуться в первую очередь для него.

– Можно намекнуть мисс Дюруа, что в Англии ей находиться попросту небезопасно, – подсказал мистер Перси, так и не дождавшись предложений. – Или предпринять некие действия в этом направлении…

– Перси, когда вы поднялись до таких высот? – с невольным изумлением спросила леди Тальен. – Это же чистая уголовщина… Я была о вас лучшего мнения.

– Цель, милая леди, оправдывает средства, – безмятежно ответил стряпчий. – Не я это сказал, и с этим трудно спорить. Если вы подумаете, то согласитесь со мной.

– Кроме того, родственники мисс Дюруа могущественные люди, – опять решил вставить слово Тревор Митчел. – Лучше бы с ними не связываться. Неприятностей потом не оберешься…

– Какие вы оба умные, – медоточивым тоном отозвался стряпчий, понимая, что заручиться разрешением на свободу действий не получится. – Все-то вы знаете… Только того не понимаете, что именно могущественной семье мисс Дюруа и надо намекнуть, – мистер Перси торжествующе посмотрел на собеседников, весьма довольный тем, как сумел все в единый миг перевернуть с ног на голову, – что их дорогой дочери угрожает здесь опасность. Во всех смыслах…

Леди Тальен несколько секунд обдумывала эти слова, потом окинула адвоката проницательным взглядом. На губах ее змеилась тонкая, едва приметная улыбка.

– Мистер Перси, я не зря всегда верила в вас… Но для начала можно поговорить с самой мисс Дюруа. Она женщина, насколько я поняла, решительная, но и у нее наверняка есть свои слабые струны…

– Вот вы об этом и побеспокойтесь. У вас как у женщины это получится гораздо лучше.

– А если они уже… – опять вмешался Тревор, сидевший с угрюмым видом плакальщика над телом собственной судьбы, – уже зарегистрировали брак там… в Каслро?

– Маркиз не испрашивал у ее величества разрешения на брак, это я знаю точно, – саркастически усмехнулся Гарольд Перси. – Так что об этом пока забудьте. Кроме того, неужели вы думаете, что я стал бы все это затевать, если бы знал, что дело уже свершилось? Тогда вам, мистер Митчел, действительно осталось бы только горевать об утраченном.

– Иногда начинает казаться, что Бог все-таки есть, – с облегчением пробормотал Тревор. – Значит, нам тем более нужно действовать быстро и решительно.

Леди Белла и мистер Перси обменялись при этих словах понимающими и даже сочувственными взглядами. Не было в этих взглядах лишь взаимного доверия. Слишком хорошо они понимали друг друга.

Глава 12

Лишь одному визитеру было позволено вторгнуться в родовое поместье маркизов Рэдверов, несмотря на протесты Венеры.

– Миссис Причетт все равно уже сидит в малой гостиной, так что тебе лучше повидаться с ней, – хитро улыбаясь, доложил Джек. – И не делай таких удивленных глаз! Я же говорил, у нее кое-что есть для тебя.

– Джек, ну зачем все это? Мы ведь обсуждали… Я думала, ты, наконец, понял, что я не желаю иметь дел… – Венера запнулась, подыскивая слово, – с провинциальной портнихой. Может, для тебя это покажется несколько неожиданным, но я очень серьезно отношусь к своему гардеробу. – Она с сожалением взглянула на чашку с горячим шоколадом, которую держала в руке. – Кроме того, она такая правильная! Все время смотрит на меня осуждающе… Я понимаю, что помимо воли. Но мне это неприятно.

– Если бы у нас было больше времени, я выписал бы сюда всех парижских модисток. – Джек смотрел на Венеру в упор. Иногда ее несговорчивость начинала выводить его из себя. – Но сейчас просто доверься мне… Один раз, и ты никогда больше не увидишь миссис Причетт. Она только что закончила несколько платьев, и я хочу их для тебя купить.

– Я сама в состоянии купить себе платье!

– Давай хоть об этом не будем спорить! Мне так приятно хоть что-то подарить тебе. Неужели ты не понимаешь?

– Но она опять будет смотреть на меня… как на проститутку. Джек, мне это неприятно.

– Не будет, я тебе обещаю! – Джек подошел и взял ее за руку. – Кроме того, я уже взглянул на то, что она принесла, и пара платьев мне очень понравилась. Миссис Причетт, по-моему, превзошла себя. Разве она стала бы так стараться ради кого-то другого? Особенно одно платье – темно-вишневое, шелковое. Оно обязательно тебе понравится.

– Вот уж в темно-вишневом я буду точно как проститутка.

– Ну не спорь, пожалуйста, хоть сейчас. – Он нежно поцеловал ее в щеку. – А потом проси у меня что хочешь!

– Ладно, – отозвалась она, бросив на него лукавый взгляд. – Я согласна.

– Вот и прекрасно! – Джек мигом развеселился и потер в предвкушении руки. – Подожди здесь, я сейчас вернусь.

Что он говорил портнихе в малой гостиной, так и осталось неизвестным, только она явилась с такой радушной и доброжелательной улыбкой на лице, что Венера не поверила своим глазам. Праведная строгость куда-то исчезла, и почтенная миссис Причетт смотрела на француженку как на местную святую.

Джек стоял позади, продолжая радостно потирать руки.

– Миссис Причетт заверила меня, что ее визит займет не более двадцати минут… Я не ошибаюсь?

– Девочки! – громко позвала портниха, и в комнату явилось несколько горничных. В руках они держали накрытые коленкоровыми чехлами платья. – Нам нужно спешить! Вы, леди, станьте, пожалуйста, сюда… А вы, маркиз…

Она с недоумением посмотрела на Джека, который сел в кресло и уходить явно не собирался.

– Я очень интересуюсь модой, миссис Причетт, – сообщил он с самой невинной и очаровательной улыбкой. – Я ведь говорил вам… Мисс Дюруа тоже, полагаю, не станет возражать.

Венера колебалась всего секунду, но потом решила, что так для полноты впечатления будет даже веселее.

– Оставайтесь, если хочется, – отозвалась она, потупив глаза.

Посмотреть на миссис Причетт Венера все же не решилась. Та побагровела, но, вспомнив слова Джека, а возможно, и нечто более материальное, обещанное маркизом, смирилась.

– Если мисс Дюруа соблаговолит выбрать платье, с которого мы могли бы начать…

– Я думаю, для начала – красное. – Джек выразительно посмотрел на портниху.

– А мне нравится зеленое, – мягко и вежливо перебила его Венера, но вместе с тем в ее голосе прорезались такие нотки, от которых маркиз потупился.

Девушки быстро сняли чехол с платья, расправили все складки и принялись надевать на Венеру. Джек тем временем болтал с портнихой о погоде, о последних модах, о ботанической выставке в Челтенхеме.

Подчиняясь словам девушек, Венера поднимала и опускала руки, переступала с ноги на ногу, поворачивалась. Двигалась она бездумно, словно заводная кукла, прислушиваясь вполуха к светской беседе маркиза и миссис Причетт, и вдруг поймала себя на странном ощущении – все, что происходило с ней сейчас, уже когда-то было! Именно так светило солнце, разбросав яркие пятна по навощенному до ровного блеска старинному паркету, именно так звучали голоса… Но было это очень давно и далеко, в какой-то иной жизни… Или просто Венере очень хотелось, чтобы это повторялось и повторялось еще много-много раз.

Зеленое бархатное платье с кружевным отложным воротничком, каскадом оборок на юбке и розанами по рукавам пришлось почти впору, нужно было только подсобрать его в талии и поднять вырез на груди, против чего Джек энергично возражал, но в итоге сдался. Потом наступил черед легкого летнего платья из белого муслина, которое все сразу одобрили. Но Венера, критически оглядев себя в зеркале, сказала:

– Все прекрасно, но это не я… Лиф слишком высокий и жесткий, я похожа на школьницу.

– А мне нравится, – отозвался Джек. – Только представь, что ты наденешь его однажды, таким же вот солнечным утром… Я посмотрю на тебя и забуду, что ты знаешь с десяток языков, побывала, чуть ли не в Китае, и разбираешься в биржевых курсах.

– Ты можешь представлять себе все, что угодно, только это не мой стиль! – сказала Венера и сделала знак, чтобы платье сняли.

– Мы берем это платье, миссис Причетт, – настаивал на своем Джек. – Если до завтра оно тебе так и не понравится, можешь выбросить.

– Как вам будет угодно, ваша светлость.

Венера усмехнулась и сделала реверанс. Следующие несколько платьев одобрили без пререканий – Венере надоело спорить и приятно было видеть восторженные взгляды Джека. Маркиз очень напоминал ей мальчишку, которого впервые в жизни взяли на военный парад. Он изо всех сил старался делать вид, что все это ему не в новинку и нисколько не волнует, но все равно не мог скрыть своих чувств, даже щеки раскраснелись.

Темно-вишневое платье было последним. Когда все крючки и пуговицы были застегнуты, а каждая складка легла на свое место, маркиз, оглядев Венеру, на секунду задумался, потом пробормотал:

– Что-то не то… Мне показалось, когда я видел его первый раз…

Венера нахмурилась, она уже давно не наблюдала за своим отражением в зеркале, решив, что избавиться от «шедевров» челтенхемской модельерши никогда не поздно. Миссис Причетт, в свою очередь, смотрела на маркиза недоуменно, даже с вызовом, и Венера поняла ее взгляд. Разве не этого он хотел?

– Простите. – Маркиз поднялся со стула и обошел Венеру кругом. – Цвет мне очень нравится… Но вот фасон… Вы сами его придумали, миссис Причетт?

Голос его постепенно накалялся. Венере показалось даже, что в комнате становится жарко.

– Естественно, нет, маркиз! Я прекрасно понимаю, от кого поступил заказ! Это сделано по последним модным журналам из Парижа, – нервно сообщила портниха. – Можно было сшить из черного шелка, но я решила…

– Ничего не надо объяснять, миссис Причетт. – Джек еще раз обошел вокруг, смотря на Венеру так, словно видел в первый раз. – Тебе нравится, дорогая?

– Как ты скажешь, так и будет, – смиренно отозвалась она, не желая облегчать ему задачу. – Особенно, по-моему, удалось декольте…

Тут уж миссис Причетт не смогла сдержаться и раздраженно фыркнула. Но сути это не меняло. Вырез на груди был сделан таким глубоким, что большие груди Венеры при неосторожном движении могли вывалиться из платья. Теперь и Джек ясно видел это.

– Все прекрасно, – объявил он, быстро поворачиваясь к портнихе. – Мы берем и это платье. Благодарю вас, миссис Причетт… Мистер Лонгфорд ждет вас в гостиной, чтобы уладить все дела по оплате. Девушки, благодарю…

Все это говорилось таким тоном, что никому даже в голову не пришло хоть на секунду задержаться, и спустя несколько мгновений комната опустела.

Джек помолчал, усмехнулся, словно что-то представив на миг, потом еще раз оглядел Венеру.

– Да, в таком платье на публике не покажешься… Но не выбрасывать же на помойку столько великолепного шелка! Кое для чего оно может сгодиться…

– Для чего это, если не секрет? – наконец решила высказаться Венера. Теперь она не скрывала раздражения. – В нем я выгляжу и чувствую себя как проститутка! Я предупреждала тебя, что от миссис Причетт ничего иного ожидать нельзя!

– А что она такого сделала? Лишь добросовестно выполнила заказ… Ты же слышала, дорогая, это платье сшито по последней парижской моде.

– Мода бывает разная! – Венера не понимала, шутит маркиз или говорит серьезно. Сейчас ей было все равно. – Ни для кого не секрет, что многие портнихи в Париже шьют специально для куртизанок. Если на это есть спрос, то есть и предложение…

– Хотя, – Джек многозначительно посмотрел на Венеру и шагнул к ней, – если посмотреть с другой точки зрения…

– С какой это? – Венера невольно отступила. – Договаривай, если начал…

– Боюсь, если продолжу, то не смогу остановиться, – глядя на нее с прищуром, сказал Джек. – Я как представлю тебя в этом платье… в полуосвещенной спальне…

– Все ясно, – понимающе кивнула она и добавила язвительно: – Но известно ли вам, сэр, что за такие удовольствия обычно приходится платить? И немало.

– Сколько прикажете? – Джек склонился в изящном поклоне.

Венера посмотрела на него изумленно, невольно прикрывая рукой чересчур открытую грудь. Джек смотрел исподлобья, все еще склонившись, и она опять не узнавала его.

– Ты что, совсем с ума сошел?

– А почему бы и нет?

Маркиз подошел к столу и налил себе бренди.

– Ты развращенный, самовлюбленный тип! – Щеки Венеры вспыхнули от негодования. – Сам не понимаешь, что даже мыслью такой оскорбляешь меня!

– Как знать… – отозвался Джек неожиданно сухо и сделал большой глоток. – А все те женщины, которые лезли в мою постель только из-за моего титула и денег… они не оскорбляли меня? Или думать о таком – ниже вашего достоинства?

– Но при чем здесь я? – Венера смотрела на него пристально, пытаясь понять и еще не веря в то, что происходит. – Мне не нужны твои деньги! Титул тоже можешь оставить себе… Так же, как и все эти платья!..

Джек смотрел на нее, не в силах сказать ни слова. Потом осушил бокал и налил еще. Он понимал, что совершает нечто ужасное, но его словно засасывало в какой-то неодолимый мутный водоворот. Маркиз был почти в панике, не знал, что делать, как преодолеть это безумие, охватывавшее его.

– Ты решил напиться прямо с утра? Может, мне уйти, чтобы не стеснять тебя?

Венера, неподвижно, как огромный, пламенеющий цветок, стояла в центре комнаты. Только губы подрагивали на бледном лице и с неожиданной болью смотрели потемневшие изумрудные глаза.

Джек молчал. В голове было пусто, как в комнате, из которой только что вынесли мебель.

– Может, лучше мне совсем уехать?.. Джек, ответь! Через пять минут будет поздно!

Слова прозвучали холодным бездушным эхом. Джек чувствовал, как все леденеет внутри.

– Я не знаю, – с трудом разжимая губы, пробормотал он. Поставил бокал мимо столика и шагнул к ней. – Нет! Не уходи!

– Что с тобой, Джек?

Она инстинктивно загораживалась, пытаясь заглянуть ему в глаза.

– Я не знаю… Не знаю!

Он склонился, схватил Венеру за плечи, начал жадно целовать ее шею, открытую грудь.

– Я боюсь… – бормотал он, все сильнее сжимая ее плечи, – боюсь потерять тебя…

– Ты боишься потерять свою свободу, – спокойно отозвалась Венера, не обращая внимания на то, что платье свалилось с плеч. Весь ее вид говорил о том, что она только покоряется обстоятельствам, сама при этом, не испытывая ничего.

– Не уходи!.. – как безумный повторял Джек. Он отпустил ее плечи и, приподняв тяжелые полушария грудей, принялся покрывать их жаркими поцелуями.

– Я… не уйду… – Голос Венеры все же дрогнул. Она часто и глубоко задышала, все ниже опуская голову. – И свобода твоя… мне тоже не нужна…

Джек подхватил ее на руки и, не переставая целовать, понес в спальню. В голове по-прежнему крутилась какая-то карусель, но теперь не было той страшной пустоты, которая еще минуту назад окружала его со всех сторон. Венера была рядом, он чувствовал тепло ее тела, ее запах и хотел только одного – чтобы так продолжалось вечно.

Он бросил ее на кровать, но Венера только рассмеялась и продолжала тихонько посмеиваться, глядя, как он пытается справиться с брюками.

– Там, по-моему, столько, что брюки сейчас сами лопнут…

Джек проворчал что-то неразборчивое и рванул с такой силой, что затрещала материя.

– Осторожнее… А то мы на одежде разоримся…

– Поговори… Поговори еще…

Он уже стоял перед ней на коленях, все еще пытаясь расстегнуть пояс.

– Я так и не поняла: ты прогоняешь меня или нет? Или решил пока оставить? Осторожнее, за платье уже заплачено… И наверняка немало… – Венера замерла, ощутив, как его рука скользит между ее ног, все выше задирая юбку. – Да… Теперь я поняла… Оно действует на тебя… как красная тряпка… на быка…

– Пока оставляю…

Джек слышал, как, сминаясь, шуршит шелк ее платья, ощущал нежнейшую теплоту кожи и чувствовал, что больше всего на свете хотел именно этого.

Венера рассмеялась, своей рукой освобождая то, что и так рвалось наружу из брюк маркиза. Он со стоном рухнул на нее…

Глава 13

– Винченцо, хоть ты пожалей меня, – обиженным тоном сказала Сара, искоса поглядывая на любовника. – Ты же знаешь, что рано или поздно я все равно выйду замуж за человека своего круга.

Тоненькие брови мисс Палмер сдвинулись в напряженном раздумье.

Они лежали на кровати, занимавшей добрую половину крохотной комнаты над бакалейным магазином. Жилье в центре Лондона дорогое, и юный учитель танцев еще не заработал денег на особняк или хотя бы на приличную квартиру. Пахло ванилью и еще какими-то заморскими пряностями, но Винченцо к этому давно привык.

– Я думал, ты любишь меня, – хмуро отозвался итальянец, искоса взглядывая на нее.

– Конечно, люблю! – с готовностью отозвалась Сара. – Только это ничего не меняет. Я собираюсь выйти замуж за маркиза Рэдвера. Потому что он богатый. И знатный… И все в Лондоне хотят выйти за него замуж…

– Тогда я вызову его на дуэль, – угрюмо проговорил Винченцо, перевернулся на живот и лег, подставив кулак под подбородок.

Сара с изумлением и некоторым испугом уставилась на своего возлюбленного. Итальянец и сам испугался того, что сказал, но смотрел на нее вызывающе.

Сара не знала, что делать. Иногда, оставаясь по вечерам в одиночестве, ей казалось, что она на самом деле любит Винченцо. Но родители не уставали повторять, что ей необходимо удачно выйти замуж. Годы идут… Да и нужно как-то укреплять престиж недавно купленного баронства. Ведь дедушка Сары был простым, хоть и удачливым торговцем. Роскошный особняк в центре Лондона прибавлял Палмерам вес в обществе, но на свежеиспеченный за пару тысяч фунтов баронский герб многие смотрели, не скрывая презрительной усмешки.

– Винченцо, что ты говоришь? Не вздумай! Если все узнают о нашей связи, то моя репутация…

– Значит, в любовники я гожусь, – возразил, вновь воспламеняясь, итальянец, – но только чтобы никто не знал?! Мне уже поперек горла все эти ваши кастовые предрассудки!

– Конечно, все это ужасная глупость! – поспешила согласиться Сара. – Ты так танцуешь, что все эти графы и пэры тебе в подметки не годятся! Но что делать – не я это придумала… Иди ко мне, милый. Поцелуй меня, и забудем обо всем. – Перекатившись на живот, она обняла его за шею. – То, что я буду замужем, ничего не изменит в наших отношениях… Все так делают!

Винченцо жил в Англии недавно, однако еще на родине успел понять, что аристократические браки мало к чему обязывают супругов.

– А если ты родишь от меня ребенка?

– Мы постараемся, чтобы он не родился.

– А если все-таки? – продолжал выпытывать Винченцо, хотя ответ знал заранее.

– Тогда он будет богатым и знатным маркизом Рэдвером.

– Но он будет похож на итальянца!

– Милый, ну зачем ты меня мучаешь? Ты же знаешь, что нам нельзя иметь ребенка… А если ты перестанешь болтать, мы можем придумать более приятное занятие, – прошептала она, скользя рукой все ниже по его животу.

Винченцо глубоко вздохнул и произнес, будто размышляя про себя:

– Кара миа! Иногда ты кажешься мне божественной… а иногда ты такая дрянь. Когда-нибудь я ударю тебя!

– А я разве запрещаю? Делай со мной что хочешь! Я согласна…

Сара села на разгоряченное тело итальянца, уперев руки ему в грудь.

– Я не позволю тебе выйти за него замуж, – проговорил Винченцо, судорожно вздыхая. – Что ты на это скажешь?

– Я скажу, что нам нужно перестать болтать и наконец, заняться делом. Мне через два часа надо быть дома. Матушка и так, по-моему, что-то подозревает…

– Хорошо, – вздохнул он.

– О! Винченцо!.. – прошептала она, начиная приподниматься и приседать. – Какие могут быть разговоры?..

Винченцо уже не думал ни о каких разговорах, да и о чем в такую минуту способен думать мужчина?


В следующие две недели всеобщий интерес сосредоточился на предстоящих скачках «Дерби». О них говорили везде: начиная с дешевых пабов в порту и кончая элитными клубами, открытыми только для самых избранных. Это были недели, когда ожидание праздника ломало сословные барьеры и о грядущем событии на эпсомском поле могли разговориться на улице граф и простой грузчик.

Чем «Дерби» выделялись из десятков подобных им скачек, проводимых ежегодно по всей Англии, мало кто задумывался. Скорее всего, качеством участвующих лошадей и размером ставок. Большинство людей вряд ли смогут отличить хорошую лошадь от скакуна выдающихся достоинств. Но когда каждый заезд оценивается в сотни тысяч фунтов, все становятся специалистами. О лошадях говорится везде с утра до вечера, и лучшие рысаки из чьей-то собственности как бы переходят в разряд национального достояния.

Охваченные всеобщим, нетерпением, Джек и Венера еще за два дня до скачек отправились в небольшой городок Лоули-Милл, где располагались конюшни маркиза. К этому времени в Эпсоме и окрестностях собралась шикарная лондонская публика, но они упорно отвергали все приглашения присоединиться к какой-нибудь компании и старались как можно больше времени проводить вдвоем. Об этом не говорилось ни слова, но оба помнили: после скачек Венере нужно возвращаться во Францию.

Джек временами грустнел, впадал в меланхолию и тогда позволял Венере все. Она не преминула этим воспользоваться и послала в Лондон за своим гардеробом. Ибо творения миссис Причетт, может, и подходили для сельской глуши Каслро, но для «Дерби», где ежегодно собирался весь сиятельный Лондон, надо было подобрать что-то более изысканное.

Последнее приобретение Джека – вороной по кличке Счастливец считался одним из фаворитов, поэтому они, как ни избегали этого, все же оказались в центре внимания.

В среду, когда любовники появились на ипподроме перед началом первых забегов, Джеку пришлось прокладывать путь среди густой толпы зрителей. Он нервничал и не успевал отвечать на приветствия и пожелания победы.

– Я что-то не понимаю, – с ехидцей спросила Венера, – кто участвует в забеге: ты или Счастливец?

– Да им наплевать и на Счастливца, и на меня, – вполголоса ответил Джек, не переставая излучать вежливую улыбку. – Все дело в деньгах. Мне один букмекер шепнул, что выигрыш в этом забеге будет под сто тысяч фунтов… Какое, в сущности, скотство! – Он вздохнул, подходя к загону, где тревожно встряхивал головой и бил копытом Счастливец. – Ведь лошади очень умные животные, они лучше нас чувствуют этот разгул вожделений…

Венера с удивлением посмотрела на маркиза, но Джек ничего не заметил. Он поздоровался с тренером Счастливца, потом отвел в сторону щупленького жокея Вудса и перекинулся с ним несколькими фразами. Тот слушал очень серьезно и кивал. Такой разговор перед стартом – дело обычное, и касается он только владельца лошади и жокея.

Пока над Эпсомским полем ярко светило солнце, но сгрудившиеся на западе тучи обещали непогоду, а может, и грозу. Венера, предоставленная сама себе, рассеянно оглядывала толпу зрителей. Кого здесь только не было! Кроме сливок английской аристократии, она заметила неподалеку несколько иностранных посланников и вежливым кивком поприветствовала тех из них, кого знала. Ощутив на себе пристальный взгляд, обернулась и успела заметить, как от нее отвела глаза Сара Палмер. Рядом с племянницей стояла леди Тальен с искусственной улыбкой, словно приклеенной на красивом лице. Венере показалось, что она заметила среди толпы и кривую усмешку Тревора Митчела. Но скорее всего только показалось.

Наконец подали сигнал. В забеге участвовало более трех десятков лошадей, поэтому их нужно было выстроить на старте. Задача не из легких, которая, кроме всего прочего, требует от организаторов немалых знаний и даже искусства – чтобы не возникло обвинений в сговоре и подтасовках.

Мимо с сосредоточенным лицом прошел Вудс, который вел под уздцы присмиревшего Счастливца. Джек шагал рядом с жокеем и все еще что-то говорил. Наконец они подошли к краю поля. Вудс легко, словно перышко, вскочил в седло и направил Счастливца к линии старта. Джек проводил их взглядом.

Венера прекрасно понимала, как напряжены сейчас у всех нервы, поэтому не стала подходить к маркизу. С возвышения, на котором она стояла, было прекрасно видно почти все знаменитое поле «Дерби», раскинувшееся до самого горизонта.

Прозвучал сигнал старта, планки, сдерживавшие лошадей, упали, и эскадрон всадников рванулся вперед. Венера видела, как Вудс, пустив Счастливца галопом, протиснулся сквозь толпу соперников в первую десятку. Уже через сотню ярдов выявился лидер, им стал крохотный, словно десятилетний мальчик, испанец Эрнанадес на пегом жеребце лорда Энфилда. Вудс на Счастливце шел следом, не отпуская его ни на шаг.

До Таттенемского поворота в лидирующей группе ничего не изменилось. Восьмерка лошадей, от которой на пару корпусов ушли вперед Эрнандес и Вудс, двигалась плотной группой. Отставшие наездники постепенно растягивались в длинную линию. Но они уже никого не интересовали. Всеобщее внимание было приковано к лидерам.

Еще примерно милю восьмерка шла слитной группой. Напряжение среди зрителей достигло предела. И никто не понял, в какой момент все изменилось.

Эрнандес был по-прежнему впереди, но Вудс начал отставать. Лишь несколько секунд спустя Венера поняла, в чем дело. Счастливца взяли «в коробочку». Венера чуть не задохнулась от негодования. Кто-то кому-то щедро заплатил, и вот, пожалуйста – на глазах всей просвещенной, раззолоченной Европы творится обыкновенное мошенничество! И всем на это наплевать! Таковы законы скачек.

Трасса «Дерби» столько раз описана, каждый поворот ее настолько известен, что даже Венера понимала – еще две сотни ярдов, и Вудс не сможет догнать Эрнандеса, если даже сумеет вырваться из-под опеки теснивших его жокеев.

Понимал это и Вудс, поэтому искал любую возможность выскочить из захвата. Публика притихла, лошади приближались к последнему повороту, за которым до самого финиша была только прямая, ровная, как стол, половина мили. Там уже ни на какое чудо надеяться не приходилось. И тут Вудс уловил момент.

Венера не уследила, на какой миг открылась эта щель среди разгоряченных конских тел, увидела только, как Вудс припал к шее Счастливца и отпустил поводья. Жеребец, сообразив, чего от него хотят, оттолкнул ближайшего преследователя и рванулся вперед. Крупный каурый скакун отшатнулся и зацепил ничего не подозревавшего Эрнандеса. Все смешалось, но только на секунду – слишком опытными были наездники, чтобы их могла смутить такая мелочь.

Однако Счастливцу этого времени хватило. Почувствовав, что вырвался на волю, он с таким напором устремился вперед, что теперь Вудсу нужно было сдерживать коня.

Раздувая ноздри, выгнув шею дугой, вороной летел, почти не касаясь земли. Стук копыт, казалось, отставал от полета жеребца. До финиша Вудс обошел Эрнандеса на десять корпусов. Счастливец, будто не замечая усилий жокея остановить его, продолжал лететь вперед. И только тогда трибуны разразились ураганом криков.

– Счастливец, кажется, заработал тебе кое-что на расходы, – сказала Венера подошедшему Джеку, который изо всех сил старался казаться невозмутимым. Зато ее щеки горели ярким румянцем, она и не пыталась скрыть радости.

– Для нас обоих, – ответил Джек, склоняясь и целуя Венеру в щеку.

Потом уже досужие знатоки подсчитали, что за три минуты лорд Рэдвер заработал восемьдесят тысяч фунтов.

– Идем. – Маркиз сдержанно предложил ей руку. Но как ни старался он скрыть радостные огоньки в своих цыганских глазах, они разгорались все ярче. – Нужно поздравить Вудса и Счастливца! Главные виновники торжества – они…

Теперь, после того как закончился главный забег дня, все огромное поле «Дерби» представляло собой что-то вроде лужайки для пикника. Не обращая никакого внимания на аутсайдеров, которые, уже ни на что не надеясь, стремились достичь финиша, публика разбрелась по полю, спеша насладиться видом победителей. Венера и Джек минут пятнадцать добирались до того места, где жокею удалось остановить Счастливца.

– Хорошая работа, – сказал Джек, когда они пробрались сквозь плотные ряды ценителей и просто ликующих зевак, пытавшихся поближе разглядеть разгоряченного, нетерпеливо переступавшего с ноги на ногу жеребца.

Маркиз протянул Вудсу руку и крепко пожал.

– Нелегко пришлось?

– Да, плотно они меня взяли, – отозвался жокей, поглаживая шею жеребца. – Но ничего, бывало хуже… Мы друг друга поняли. Сработаемся…

– Вы со Счастливцем буквально рождены друг для друга! – воскликнула, не в силах сдержаться, Венера. – Я так волновалась!

Вудс опять потрепал вороного по гордо изогнутой, словно выточенной из драгоценного дерева шее.

– Настоящий боец… А вот и отцы-распорядители, – кивнул он в сторону группы солидных господ, которые шествовали к ним сквозь толпу.

– Что поделаешь, – усмехнулся Джек, – популярность и слава обязывают. – Он еще раз потрепал по гриве Счастливца, который уже нетерпеливо косился в сторону конюшен. – Ничего, скоро эта толпа перестанет докучать тебе.

– И мне тоже? – приподнимаясь на цыпочки, шепнула Венера.

Маркиз посмотрел на нее сверху вниз и, пожалуй, впервые за это утро улыбнулся:

– Обещаю. Победу мы отпразднуем в очень узком кругу.

– Вдвоем? – тихо спросила она, стараясь, чтобы никто не слышал.

– Только вдвоем.

– А как же твои друзья, – лукаво улыбнулась Венера, – и многочисленные… почитательницы?

– Обойдутся.

Они как раз проходили мимо самых дорогих трибун, с которых многие приветственно махали маркизу, поздравляя с успехом. Он отвечал вежливо, но сдержанно.

– На нашу вечеринку и приглашать не рискую, – с улыбкой сказал Джеку подошедший к ним Нэд Дарлингтон. – Ходят слухи, что ты в последние дни резко разлюбил светскую жизнь?

– Почти, – отозвался Джек, пожимая руку приятелю. – Не до того… Заходи на будущей неделе.


Примерно через час Джек и Венера возвращались в Лоули-Милл. Небо постепенно затягивали плотные облака, сквозь которые изредка проглядывало солнце. Было тепло, даже душно. Открытое ландо неспешно катило по сельской дороге, обсаженной густыми изгородями колючих кустарников. Опытный привычный ко всему кучер не спрашивал дороги и не обращал внимания на звуки поцелуев и сдавленный смех, доносившийся сзади.

– Я не пила, но чувствую себя, словно пьяная, – говорила сквозь смех Венера, едва Джек отрывался от ее губ. – Странное состо…

И не успела досказать, потому что маркиз, вновь отыскав губы, закрыл ей рот поцелуем.

– Тебе нравится, что мы выиграли?

– Нет… Мне больше нравится, что ты в хорошем настроении. А то с утра был такой серьезный, сосредоточенный. Я даже побаивалась тебя…

– Виноват.

Он опять сжал ее в объятиях, отыскивая губы.

– Конечно, виноват… – Теряя последние силы, Венера попыталась оттолкнуть руки маркиза, гладившие ее бедра. – Господи, Джек! Ну что ты делаешь?

– Всего-навсего поддерживаю репутацию… Ты слышала, Нэд сказал, что меня скоро все забудут…

– Но не здесь же, посреди дороги… Успеешь поддержать ее вечером…

– Если мы доживем до вечера… И не умрем с голоду. – Джек с явным сожалением освободил Венеру из своих объятий. Было ощущение, что он расстается с главным сокровищем в своей жизни, разлучаться с которым не хотелось ни на секунду. – Ладно. Давай подумаем, что заказать на обед.

– Вот ты и думай. А я сейчас готова съесть все, что угодно…

– Что угодно?

Он внимательно посмотрел на нее, потом с некоторым раздражением – на кучера.

– Джек, держи себя в руках!

– Держу, – прошептал он ей на ухо. – Но уже из последних сил… – И громко крикнул: – Сэм, давай поскорее! А то мы скоро заснем!

Коляска вздрогнула и, опасно наклоняясь на ухабах сельской дороги, быстрее покатила вперед. Кучеру больше ничего не нужно было объяснять.

Глава 14

В дверь постучали в тот момент, когда Джек не стал бы обращать внимания и на более серьезные помехи. Но Венера, судорожно вздохнув, сдержала его мощные толчки, открыла глаза и посмотрела вопросительно. Несколько секунд было тихо, потом стук повторился, громкий и настойчивый.

– Я сейчас кого-то убью, – пообещал вполне серьезно маркиз. Но вспомнил, что они не в его владениях, где вышколенные слуги никогда не позволили бы себе такого.

Со вздохом поцеловав Венеру, он соскользнул с нее и, сев на край кровати, грозно спросил:

– Что там такое?

– Срочное письмо, милорд, – почтительно сообщили из-за двери. – От барона Дарлингтона.

– Молитесь, чтобы в нем на самом деле было что-то очень срочное, – проворчал Джек, накинул халат, быстро прошел к двери и отпер. Венера едва успела запахнуться одеялом.

– Доставили нарочным только что из «Саттон-Инн», – невозмутимо сообщил лакей.

Джек взял письмо и, на ходу взламывая печати, вернулся к кровати.

– Подозреваю, что старина Нэд тонет в очередном стакане и молит о спасении, – проговорил он, разрывая конверт и поднося его к лампе.

Но письмо оказалось не от Нэда, а от виконта Бернема, их общего знакомого. Тот писал, что Нэда тяжело ранили на дуэли и ему срочно требуется помощь.

Лицо Джека будто затвердело, возле рта обозначились жесткие складки. Он сам не раз участвовал в дуэлях и понимал, насколько все серьезно. Обычно дело возникало из-за пустяка, но кончиться могло весьма плачевно. Особенно после того, как учредили Общество борьбы с дуэлями. Твои же собственные секунданты могли оказаться тайными соглядатаями…

Встревоженная Венера, натягивая одеяло на грудь, села на кровати.

– Мне нужно уехать. Ранили Нэда… Дуэль…

Венера думала всего секунду.

– Можно мне с тобой? Ему наверняка нужен уход… Я разбираюсь в этом.

Джек скинул халат и, натягивая брюки, хмуро сказал:

– Не знаю, что у них там произошло, в «Саттон-Инн». Черт, перепьются непонятно с какой радости, потом начинают припоминать друг другу все косые взгляды и дурацкие намеки! У Нэда, по-моему, были в последнее время какие-то недоразумения с Трамблом. А это такая скотина, с которой лучше не связываться. Там может быть до сих пор небезопасно. И вообще, это не место для леди!

– Перестань!.. Как ты можешь? – Венера вскочила с кровати и тоже начала одеваться. – Я знаю, как обращаться с огнестрельными ранами.

– Нет. Мы найдем доктора по дороге… Успокойся и жди меня здесь.

– Джек, я серьезно. – Венера настаивала все решительнее. – Пока вы будете искать доктора среди ночи, Нэд вполне может умереть! Кроме того, насколько я понимаю, дуэли в Англии запрещены, и тот же доктор может оказаться главным свидетелем против вас в суде. – Забыв о стеснительности, она заправляла грудь в наскоро подвязанный лиф. – Джек, я много раз ассистировала докторам как операционная сестра…

– Вот именно, – отозвался он, натягивая сапоги. – Не хватало еще тебя втягивать в скандал.

– После нашего с тобой скандала это мало что изменит…

– Да пойми же ты, – у Джека было такое выражение лица, что Венера поняла: сейчас он начнет ругаться последними словами, – я не знаю, что там творится! Может, дело опять дойдет до драки или чего похуже!

Но она упрямо продолжала одеваться.

– Меня сейчас волнует только здоровье Нэда!

Джек посмотрел на нее, на его скулах заходили желваки.

– Жду пять минут. – Он похлопал себя по карманам куртки, о чем-то задумался, но только на секунду. – Потом уезжаю.


Зал в «Саттон-Инн» был ярко освещен и переполнен веселящейся толпой, все еще переживавшей события на скачках в Эпсоме, и никто ничего не знал о дуэли. Это было хорошо, учитывая, что, несмотря на высокое социальное положение, за дуэль можно было лет на десять попасть в тюрьму, а то и прямиком на виселицу.

Стараясь поменьше попадаться на глаза гуляющей публике, Джек и Венера поднялись на второй этаж, нашли дверь с номером «23». Именно об этой комнате упоминалось в записке.

– Подожди меня здесь, – сказал Джек. – Или лучше отойди в конец коридора, присядь на диван… – Заметив, что Венера собирается протестовать, он добавил почти с мольбой в голосе; – Я прошу… Если будет хоть малейшая необходимость, я сразу позову тебя.

Она со вздохом кивнула и отошла к дивану. На сердце было как-то пусто, полуосвещенный коридор, в который отовсюду долетали звуки чужого веселья, показался самым жутким местом на земле.

Джек приник ухом к двери, прислушался, потом, затаив дыхание, повернул дверную ручку.

Ему сразу не понравилось, что в комнате темно и пусто. Но, подавив самые мрачные предчувствия, он быстро прошел к темному, плотно зашторенному алькову в дальнем углу. С гулко бьющимся сердцем откинул край полога, ожидая увидеть что угодно… Но только не то, что увидел.

Посреди широкой кровати, раскинувшись на желтом стеганом одеяле, лежала Сара Палмер. Совершенно голая. Джек еще не сообразил, что произошло, а ноги уже несли его к выходу. Но все же он не успел.

– Черт побери! Что здесь творится? – услышал он хриплое ворчанье, взявшись за ручку двери. – А ну стой, парень! Стой, или буду стрелять!..

Услыхав щелчок взводимого курка, Джек замер. Шансы не пострадать от выстрела в упор невелики. А стрелять будут точно, если он шевельнется. В этом Джек был уверен. Представлял примерно и то, что произойдет в следующий момент.

Дальше все разыгрывалось как по нотам. Боковая дверь отворилась, на пороге смежной комнаты появилась леди Тальен. Естественно, в сопровождении каких-то темных фигур. Сколько их было – трое, пятеро?.. Какое это имело значение?

Джек отступил на пару шагов и стоял, хмуро поглядывая на леди Беллу. В тусклом свете фонаря она даже во всем блеске своей мраморной красоты выглядела как зловещий призрак.

– Ну, и чего вы от меня хотите? – хмуро спросил он. – Хотя догадаться нетрудно.

– Значит, не стоит зря тратить время, – со змеиной улыбкой отозвалась леди Тальен. – Отойдите к алькову, маркиз Рэдвер, – эти слова Белла произнесла громко и внятно, – и станьте там… Рядом со своей возлюбленной, жарких объятий которой вам так не хотелось покидать… Не делайте никаких необдуманных и резких движений. Не хотелось бы дырявить такое породистое тело…

Джек, заметив в руках ее сообщников, по крайней мере, пару пистолетов, отступил и стал рядом с альковом. Сара теперь сидела на кровати, но прикрывалась только руками. Тетка, похоже, проинструктировала ее во всех деталях.

– Вы сами-то понимаете, что это всего-навсего дешевый блеф? – проговорил маркиз, слушая себя словно со стороны. – Вы ничего не докажете.

– Это вы ничего не докажете, – с усмешкой отозвалась леди Белла. – А у меня полно свидетелей… И ситуация, извините, настолько очевидна!

Джек окинул взглядом сумрачные фигуры. Наверняка проходимцы, которые за десяток гиней перед любым судом подтвердят все, что угодно.

– Но это не самое главное… Барон, баронесса!.. Прошу! – как в цирке, объявила леди Тальен.

Джеку хотелось расхохотаться, в голове тупо пульсировала мысль, что в коридоре сидит Венера. Но все это казалось сейчас далеким, никак к нему не относящимся.

– Я тоже могу нанять сколько угодно свидетелей, и они подтвердят все, что угодно, – ледяным тоном проговорил маркиз, наблюдая, как, нисколько не стесняясь своей наготы перед столь изысканной публикой, Сара натягивает рубашку.

Тут негодующе закудахтала, запричитала низенькая и толстая баронесса Палмер, даже в атласном платье больше похожая на фермершу откуда-нибудь из Суссекса. Из всех ее воплей Джек понял только, что речь идет о каком-то ребенке.

– Да, лорд Рэдвер, – словно подтверждая и переводя на человеческий язык красноречие своей супруги, объявил хрипловатым голосом барон Палмер. – Все именно так и обстоит. Наша дочь ждет ребенка. От вас… – Он тяжелым взглядом посмотрел на дочь, которая сидела теперь на кровати с таким торжествующим видом, словно добилась, наконец, того, к чему давно стремилась. – Неприятный сюрприз, а? Только рано или поздно за все свои проделки даже таким ловкачам, как вы, приходится расплачиваться.

– Вполне может быть. – Джек спокойно выслушал речь барона и кивнул. Теперь он почти успокоился. – Но если она даже и беременна, то это не мой ребенок… Я не единственный мужчина в Лондоне, тем более – в Англии.

– Она говорит, что ваш, – с победоносным видом заявил барон, видимо, полагая, что других доказательств не требуется.

– Значит, она лжет. – Джек смерил Сару презрительным взглядом. – Кроме того, скажу по секрету, она не в моем вкусе.

– Зато ты вполне в моем, дорогой Джек! – запальчиво воскликнула претендентка в маркизы. – И наш ребенок – лучшее тому доказательство!

Сара говорила почти искрение, с каким-то отчаянным вдохновением. Развращенная девчонка слишком хорошо понимала, чего она может добиться своей ложью и что сейчас поставила на карту. Леди Белла лишь одобрительно поглядывала на свою воспитанницу.

– Не буду спорить. Сейчас у вас найдется довод на любое мое возражение… Лучше попробуйте доказать все это в суде, – произнес маркиз сквозь зубы, но раздельно и ясно.

– Нам ничего не нужно доказывать, – отозвался барон, прокашлявшись.–Суд просто отдаст должное свидетельству всех этих людей… И еще множества других. Сара говорила, что вас часто видели вместе.

– Неужели?

Голос маркиза был убийственно спокоен.

– Короче говоря, – не сдавался барон, – мой адвокат в самые ближайшие дни навестит вас в Лондоне. С проектом брачного договора.

– И только-то? – Маркиз изобразил исполненный королевского изящества поклон. – В таком случае разрешите откланяться, у меня есть еще планы на вечер… А это, искренне вам советую, давайте считать досадным, но пустяковым недоразумением.

Даже не блиставший гибкостью ума скороспелый барон понял издевку.

– Не очень-то кичитесь своим аристократическим стажем, лорд Рэдвер. Он вас не спасет от расплаты… Я позабочусь об этом.

– Мой аристократический стаж, как вы изволили выразиться, здесь абсолютно ни при чем, Палмер. Но учтите, я найду способ справиться и с такой швалью, как вы! Мои предки тоже не всегда были королями и герцогами.

– Знаем мы ваших предков, – хмыкнул с сальной усмешкой барон.

– Вот и не забывайте. И десять раз подумайте, прежде чем решаться на такие авантюры.

Джек окинул присутствующих долгим взглядом, потом, едва не сбив с ног леди Беллу, направился к двери.

Встревоженная Венера стояла посреди коридора. Расслышав какой-то шум в номере, она встала с дивана, кинулась к дверям, но войти не посмела.

– Джек, что случилось? Там… совсем плохо?

– Наоборот, очень хорошо. Ложная тревога, – отозвался он с небрежной улыбкой. – Нэда здесь нет, и никакой дуэли не было. Едем домой.

Глядя в его лицо, Венера испытывала все большую тревогу. Маркиз хорошо умел скрывать свои чувства, но и она уже научилась угадывать его истинное настроение.

– Нэда уже увезли? Надеюсь, ему лучше?

– Да я же говорю, что не было никакой дуэли! Они решили пошутить, – устало отозвался Джек. Напряженная улыбка растягивала его губы. – Главное, что через пятнадцать минут мы будем дома.

– Да, идем поскорее на воздух, – быстро согласилась Венера, чувствуя, как у нее слабеют ноги. – Здесь я чувствую себя как в склепе… Потом все объяснишь.

Но когда они уже спускались по лестнице, из темноты им вслед прозвучал злорадный голос леди Беллы:

– Не забудьте поручить своему адвокату подготовить брачный договор, маркиз! Спокойной ночи, милый!..

Венера изумленно взглянула на Джека. Лицо у того было непроницаемым.

– Кто это? Что она говорит? Это же… леди Тальен!

– Не обращай внимания, – глухо отозвался маркиз и крепко взял Венеру под руку.

– И не думала.

Она последовала за ним, но все же сделала попытку высвободиться.

– Она просто бредит… – сказал, обращаясь непонятно к кому Джек. – Все они сошли с ума.

– Да мне-то какое дело? – Венера с преувеличенным безразличием пожала плечами.

– Вот именно, – пробормотал маркиз. – Пошли они все к черту!

– Но как она тут оказалась? – Венера взглянула на него снизу вверх. – Вы что, обсуждали в комнате какие-то проблемы, связанные с твоей женитьбой?

– Я не хотел бы сейчас говорить об этом.

Джек крепче сжал ее локоть.

– Как скажешь, – быстро согласилась Венера. – Да я и знать не хочу.

– А я и думать об этом не собираюсь…

– Да что, черт возьми, происходит?! – воскликнула она уже по пути к экипажу. Но, взглянув в лицо Джеку, осеклась. – Извини… На самом деле через несколько дней меня здесь не будет. И кто знает, увидимся ли мы когда-нибудь…

Джек, не отпуская ее руки, остановился и круто развернул Венеру к себе.

– Я не хочу, чтобы ты уезжала.

– Но это уже решено, – со всем спокойствием, на которое была сейчас способна, проговорила Венера. – И ты прекрасно об этом знаешь. К чему лишний раз заводить пустые разговоры?

– Но тебе не обязательно возвращаться именно сейчас! – Джек, сам того не замечая, с такой силой сжал ее руку, что Венера поморщилась.

– Знаешь, если так рассуждать, – она высвободилась, – то на свете вообще нет ничего обязательного. Вот и леди Тальен…

– Венера… – Джек опомнился, и его голос смягчился. – С этим я разберусь сам.

– Чудесно. – Она беззаботно улыбнулась. – Когда разберешься, приезжай ко мне в Париж.

– И все же я не понимаю, зачем тебе туда ехать?

– Потому что я трудилась несколько лет, чтобы построить больницу! У меня есть обязательства перед множеством людей, деловые партнеры, финансовые соображения… Ты это, надеюсь, понимаешь? Это моя мечта, в конце концов! – Она опустила голову. – Да и что-то я тут слишком расслабилась. Это не идет мне на пользу.

– Если все это из-за леди Тальен, то я могу объяснить прямо сейчас! Дело пустяковое, и тебя оно совсем не касается…

– Нет, правда… Хотя и это… – Она замолчала, подбирая слова. – Хотя и это несколько отрезвило меня. Вернуло к реальности…

– Ясно. Напомнило, кто я такой? – язвительно хмыкнул Джек и вдруг продолжил с неожиданной болью в голосе: – Но я уже не тот, клянусь тебе! Все в жизни меняется! Все можно изменить, если захотеть!

– Не надо, Джек… – Она ласково тронула его за руку. – Мы оба с самого начала понимали, что с нами происходит! Все кончается. Настал конец и нашему приключению.

– Приключению? – Лицо маркиза сделалось растерянным. – Ты считаешь, что все это… приключение?

– А что же еще?.. Там, в библиотеке… мы встретились, можно сказать, случайно. – Венера будто спрашивала, но тут же сама отвечала на свои вопросы. – Что ты мог испытывать ко мне? Мы совсем не знали друг друга. Так, пришли обоим в головы какие-то фантазии…

Слова падали одно за другим. Тяжелые, словно камни. И возразить Джеку было нечего.

– Но это было тогда, – начал он неуверенно. – А сейчас… Я сам не знаю, что со мной… Сам не знаю.

– Зато я знаю. – Венера отступила на шаг и заглянула ему в глаза. – Ты не собираешься жениться. У тебя свои планы. Я не хочу замуж, у меня тоже свои планы. У каждого из нас своя жизнь… А то, что произошло между нами… – В ее лице что-то дрогнуло, но Джек этого не заметил. Если он и видел сейчас Венеру, то, как бесплотный силуэт, размытое пятно перед глазами. – Было слишком весело, беззаботно и празднично, чтобы омрачать это сейчас какими-то проблемами. Пусть так и остается… Джек… Ты никогда не соберешься предложить мне большего. Да я и не хочу.

– А если это не так? – Джек все же сумел улыбнуться. – Если у меня возникли иные желания?.. Очень эгоистические…

– Тогда и я буду думать только о своих желаниях.

– Хорошо. Но можем мы, по крайней мере, отложить твой отъезд? Хотя бы на несколько дней?

– Кто знает… – Она вздохнула и хитро улыбнулась. Никто не знал, скольких усилий это ей стоило. – Это будет зависеть…

– На две недели? – перебил он таким тоном, будто в голову ему пришел какой-то очень важный план. – Понимаешь, мне нужно время… Я еще сам…

– На два дня, – машинально произнесла Венера.

– Это несерьезно! Хотя бы на десять…

– Глупость какая-то, мы торгуемся, словно на базаре! – улыбнулась Венера. – Четыре…

– Шесть дней!.. И клянусь, ты об этом не пожалеешь!

– Пять! – ставя точку в «торговле», подвела она итог, и улыбка исчезла с ее губ. – И мы не вернемся в Лондон до самого дня отплытия… Я не хочу больше видеть ни леди Тальен, ни…

Джек притянул ее к себе и закрыл рот долгим поцелуем. Сейчас он ничего больше не смог бы сделать, никак иначе не смог бы выразить свои чувства. И не хотел.

Подняв Венеру на руки, он шагнул к дверцам экипажа.

Глава 15

Гроза, которая так долго собиралась, все же разразилась к утру. И когда Джек с Венерой проснулись на следующий день в Лоули-Милл, небо было затянуто тучами и накрапывал мелкий дождик. Он барабанил по крыше террасы, шелестел в листве сада. Выходить никуда не хотелось, они и не выходили. Так и провели целый день в спальне, только к вечеру спустились обедать.

Но на следующий день был очередной тур скачек, на этот раз в Оук-Вэлли. Счастливчик участвовал, поэтому Джеку обязательно нужно было присутствовать. Они приехали к самому началу, выбрали для наблюдения за скачками крытую галерею, чтобы их могло видеть поменьше любопытных, и, наскоро приняв поздравления с новой победой Счастливчика, поспешно отбыли в Лоули-Милл. Даже Сэма не взяли с собой. Джек был словно в лихорадке, он дорожил каждой минутой, которую мог провести наедине с Венерой.

День опять хмурился, копыта лошади мягко стучали по сырой земле. Венера молчала, Джек тоже никак не мог придумать, с чего начать разговор. Время от времени вздыхая, он оглядывался на плывущие мимо колючие изгороди. У него было странное ощущение – будто за следующим поворотом все внезапно кончится, не будет больше ничего…

Только настороженность и помогла ему расслышать негромкий щелчок из кустов, будто ветка треснула. Но он слишком часто слышал этот звук, слишком хорошо знал, что это такое.

Он до отказа натянул поводья и, пригнувшись, что было сил, крикнул Венере:

– Прыгай на землю!.. Прыгай!!!

Слова слились с грохотом выстрела. Венера не спрыгнула, но припала к сиденью, вцепившись в спинку.

– Держись! – еще громче крикнул Джек и погнал лошадь во весь опор.

Больше никто не стрелял, но они так и не сбавили скорости до самого Лоули-Милл. Джек хлестал лошадь, изредка оглядываясь на свою попутчицу. Лицо у Венеры было бледное, но она ни о чем не спрашивала и никак не могла разжать онемевших пальцев, вцепившихся в сиденье.

Только въехав во двор, Джек затормозил и, ссадив Венеру на землю, принялся осматривать коляску. В деревянной, обтянутой кожей спинке сиденья зияла внушительных размеров рваная дыра. Как раз на уровне груди седока. Джек ощутил, как по телу прокатилась отвратительная волна слабости.

Венера, заметив бледность на его лице, робко улыбнулась, не зная, как его подбодрить.

Уже в комнате она, бросив шляпку на стол и бессильно опустившись в кресло, спросила:

– Что это было, Джек? В нас стреляли? Зачем?..

– Пока не знаю, – отозвался он глухо, глядя в окно и смутно припоминая, как там, на дороге, когда машинально оглянулся на выстрел, увидел на миг припавшего к стволу дерева человека. – У тебя в Англии есть враги?

– Откуда? Я последний раз была здесь ребенком… Может, это стреляли… в тебя? – Венера не могла унять нервной дрожи, но постаралась, чтобы голос звучал твердо. – Или просто шальная пуля?

– Шальные пули не пробивают насквозь сиденья, – хмуро отозвался Джек. Подойдя к креслу, он взял Венеру за руку. – Ума не приложу, какому дураку придет в голову охотиться в окрестностях Эпсома во время скачек… Думаю, нам лучше всего уехать в Лондон.

– А почему не сразу в Дувр?

– Можно, конечно, и в Дувр, – сказал он, поднося руку Венеры к губам. – Но вы, мадам, еще должны мне три дня. Если вы помните…

– Не знаю… Зато ты ни на минуту об этом не забываешь. – Венера посмотрела на огорченное лицо маркиза и задумалась. – Мы могли бы провести эти дни на борту моего корабля. Там будет безопаснее всего…

– Очень приятная перспектива, – покачал головой Джек, – провести три дня в тесной каюте под присмотром капитана и двух десятков матросов.

– Вот видишь, тебе самому не нравится… – Венера опять задумалась. Происшедшее полчаса назад на дороге казалось столь нелепым, неожиданным, что она никак не могла связать это с собой. – И все-таки, быть может, это случайность?

При мысли о том, что достаточно было пуле пролететь на пару дюймов ниже, Венере стало не по себе.

– Не верю я в такие случайности, – пожал плечами Джек. – Если сопоставить это со сценой в гостинице… Слишком много непонятных происшествий для нескольких дней. Короче говоря, как только стемнеет, уезжаем отсюда.

– Согласна. Но что мы будем делать до вечера? – спросила Венера.

Маркиз склонился к ней и заглянул в глаза.

– Ты дрожишь… Нам нужно срочно отвлечься от мрачных мыслей, прогнать тревогу, расслабиться…

– Так много всего сразу. И как же мы это сделаем? – спросила Венера тающим в полумраке голосом.

– А ты еще не поняла?

Венера, все глубже утопая в кресле, улыбнулась и протянула ему руку.

– Тогда нужно запереть дверь… Чтобы нам никто не смог помешать…


Лицо Тревора Митчела, и так не отличавшееся благородной бледностью, сейчас было похоже цветом на свеклу. Но больше всего кузена Джека раздражало то обстоятельство, что он чувствовал моральное превосходство этого подонка над собой.

– Как это ты промахнулся?.. Как ты мог промахнуться?!.. – Кадык дернулся на тощей шее Тревора и застыл. – Почему не стрелял еще? На дороге все равно никого не было!

– Рэдвер заметил меня и успел крикнуть француженке, чтобы та пригнулась, – ответил басом стоявший перед мистером Митчелом плечистый человек в охотничьей куртке. На заросшем рыжеватой щетиной лице при этом ничего не отразилось. – А сзади стрелять было не с руки…

– А такие деньги с меня драть – с руки?! – Голос Тревора взвился до пронзительного фальцета, его словно пружиной подбросило из кресла. – Кто мне клялся, что лучше тебя во всей Англии никто этого не сделает? И что теперь? Маркиз не тот человек, с которым можно проделывать такие шутки безнаказанно… Не удивлюсь, если за мной уже следят. – Мистер Митчел хотел сказать что-то еще, но лишь махнул рукой. – Короче говоря, попробуй еще раз! Тогда и получишь вторую половину…

Понятия не имея, что делать дальше, Тревор шагнул к своему собеседнику, но остановился на безопасном расстоянии. Душили обида и злость. Чтобы нанять этого громилу, он потратил почти все деньги, авансом полученные от маркиза. Деньги, на которые рассчитывал относительно безбедно просуществовать ближайшие полгода.

– Да пошел ты со своей половиной! Я же говорю, маркиз видел меня. – Стрелок помотал головой, подтверждая окончательность своего решения. – Нанимай кого-нибудь другого. Я больше не пойду на эту дорогу… Рэдвер небось уже разослал ищеек, и они там сидят под каждым кустом, меня ждут… Да и сам он, если опять поедет, наверняка вооружится. Попадать ему на мушку тоже неохота… А если уж тебе так не терпится, спроси в Уайтчепеле Берти Уэллса. Может, он возьмется. Он сейчас любому куску рад. Совсем на мели сидит…

– И это ты мне говоришь?.. – Тревор стиснул сухонькие кулачки. – Да знаешь, кто ты после этого?!

– Я тот, кто может сейчас взять и сделать из тебя отбивную котлету. – Стрелку, похоже, надоел бестолковый разговор. Он расправил плечи и сделал шаг в направлении Тревора. – Еще вопросы есть?

– Пошел ты к черту! – выкрикнул мистер Митчел, забежав за стол и с опаской поглядывая на внушительные кулаки стрелка.

– Тогда спокойной ночи.

Стрелок насмешливо отсалютовал Тревору и направился к двери.

– Скажи своему Берти, – крикнул вслед мистер Митчел, прочистив горло, – пусть найдет меня в Лондоне! Завтра же!..

Стрелок, не оборачиваясь, кивнул и с грохотом захлопнул за собой дверь. Тревор постоял несколько секунд в оцепенении, потом, словно кукла, у которой внутри лопнула самая главная пружина, ничком рухнул на кушетку и в бессильной злобе принялся молотить по ней кулаками.


А благородное семейство Палмер уже на следующий день развернуло бешеную деятельность по изъятию у Джека хотя бы части его состояния. Глава семейства, облачившись в парадный сюртук, с утра поехал к своему адвокату, где собирался составить самый кабальный проект брачного контракта, в котором все права и привилегии толковались, естественно, в пользу соблазненной и покинутой невесты. Белла и леди Палмер за чаем обсуждали детали свадебной церемонии.

Сара, чувствуя общее настроение и теперь полностью уверенная в успехе своей авантюры, с неистовой страстью отдавалась Винченцо в комнатке над бакалейной лавкой.

– В волосах у меня будет венок из оранжевых роз! – мечтала она, лежа рядом с любовником. – Только я еще не решила, кто будет сидеть во главе свадебного стола. Ведь на нашу свадьбу соберутся все аристократы! Представляешь, палата лордов в полном составе! Может, даже принцы крови!.. – Сара глубоко вздохнула и страдальчески наморщила невысокий лобик. – Ты и представить не можешь, сколько всяких хлопот с этой свадьбой!

– Дорогая, зачем ты все это говоришь? – уныло отвечал Винченцо, поддавшись ее настроению и забыв, что до свадьбы, если таковая вообще состоится, еще очень далеко. – Ты пронзаешь мне сердце!.. Ты не любишь меня!

– Ой, Винченцо, ты все о том же! Любишь – не любишь… Я обязательно найму тебя учителем танцев, – пообещала Сара. – Жалованье будет такое, что тебе больше не придется учить неповоротливых, жирных дочек всяких там выскочек. Как мы будем жить! Я иногда думаю об этом, и даже придумать ничего не могу. У маркиза столько денег, что непонятно, на что их тратить в первую очередь. Вот увидишь, как мы с тобой будем жить!

– Если твой муж позволит, – мрачно откликнулся итальянец. Ему не первый раз обещали в Лондоне златые горы, но все обещания странным образом не исполнялись.

– Мой муж, – объявила Сара, – будет делать все, что прикажет ему папа.

– Хм… С чего бы это лорду Рэдверу исполнять приказы твоего отца? – усомнился Винченцо, который за свою недолгую, но очень нелегкую жизнь приобрел известный опыт относительно супружеских отношений в среде английской аристократии. – Он один из богатейших и самых знатных людей Англии… Неужели ты не знаешь, что о нем рассказывают? Он никогда не станет подчиняться ни одной женщине. Даже своей жене…

– Он будет – и все! – раздраженно вскричала Сара, глядя на любовника, словно на бестолковое упрямое животное. – И не смотри на меня так! Мы с тетушкой все продумали… Она, кстати, тоже озабочена твоей судьбой и говорит, что мне обязательно нужен любовник.

– Это прекрасно, – не сдавался Винченцо, – только все равно не понимаю, с чего это лорд Рэдвер, которому вообще на всех плевать, будет подчиняться твоему отцу? И какой ему интерес жениться на тебе? Ведь твой дедушка был простым торговцем пивом…

– Фи! Как ты вульгарен! – поморщилась Сара, откатываясь от любовника на край постели.

– Это… из-за ребенка?

Голос Винченцо стал очень серьезным. В красивых оливкового цвета глазах зажглись печальные огоньки.

– Откуда ты узнал?

Кукольные глаза Сары широко распахнулись.

– Я же не совсем дурак. – Взгляд Винченцо, казалось, готов был просверлить живот любовницы. – У тебя давно нет месячных, дорогая. Кроме того, существует много других признаков. Через пару месяцев я даже смогу сказать, кто у нас родится – мальчик или девочка.

– Если знаешь, зачем спрашиваешь? – растерянно отозвалась Сара, понимая, что прикидываться бесполезно. Она всегда считала Винченцо существом весьма недалеким, и вот теперь выяснялось, что это вовсе не так. – У меня голова кругом идет! Тетка говорит одно, отец – другое… Да еще ты!

– Я просто хочу знать, что ты рассказала своему отцу и что он сказал лорду Рэдверу.

– А вот это уж не твое дело, милый, – насмешливо фыркнула она.

– Мне это не нравится, дорогая! – Винченцо сел на кровати. В потемневших, словно подернутых влагой глазах зажегся недобрый огонь. – Я отец и должен позаботиться о своем ребенке!

– Это вовсе не твой ребенок! – в запальчивости воскликнула Сара, но тут же прикусила язык. К Винченцо можно было относиться как угодно, однако забывать о том, что он итальянец, не стоило… Сара вспомнила ужасную сцену, разыгравшуюся между ними месяца три назад. А началось все с таких же невинных пререканий.

–Тогда чей же, если я совсем недавно лишил тебя девственности? – Взгляд итальянца стал пронзительным. – Говори правду!

– Милый, зачем все это? Тебе что, плохо со мной? Ты все равно не можешь на мне жениться. – Сара мгновенно сменила тон и попыталась погладить Винченцо по щеке. – А так у нашего ребенка будут богатство и титул.

– У твоего отца есть титул! Тебе что – мало одного? А моя семья вполне порядочная, чтобы породниться с пивным бароном. – Винченцо не без надменности расправил плечи. – Мой отец был придворным врачом у австрийского наместника Вероны. У него есть важные ордена и грамота, пожалованная австрийским императором…

– Мне абсолютно безразлично, кем был твой отец. – Голос у Сары стал раздраженным и злым. Исказившееся личико сделалось некрасивым, даже отталкивающим. Винченцо с невольным испугом смотрел на внезапную метаморфозу. – Пусть у него будет целый сундук всяких грамот от самого китайского императора! Папа сказал, что женит маркиза Рздвера на мне, и я хочу быть маркизой. Не ожидала, что ты такой эгоист!

– Даже если он не любит тебя?!

– Ой, Винченцо, ради Бога!.. – Тоненькие брови Сары сошлись у переносицы. – При чем здесь любовь? Ты же знаешь, для чего аристократы женятся. Поэтому ты и нужен мне. – Она многообещающе улыбнулась. – Для любви…

– А если маркизу это не понравится? Он мужчина очень решительный.

– Перестань! Ничего не хочу слушать!.. Ты меня до сумасшествия доведешь! – Сара зажала уши ладошками и замотала головой. – Тетя Белла говорит, что она может прекрасно управляться с сердитыми мужьями.

– Угу, она знает, о чем говорит… – угрюмо кивнул Винченцо. – Это ведь ее муж проиграл все состояние?

– Мой муж не проиграет. Он, наверное, самый богатый в Англии… И вообще, о чем мы спорим? Если ты больше не любишь меня, так и скажи!

– Ты же знаешь, что люблю, дорогая! Даже если твои родители решили принести тебя в жертву…

– Никакая это не жертва! Винченцо, ты просто не понимаешь! Я буду жить в роскошном доме, ездить в шикарных экипажах! И еще множество поместий по всей стране… Ты хочешь меня убедить, что богатой быть плохо?

Винченцо смотрел на нее молча, не зная, что на это ответить.

– И не смотри на меня такими печальными глазами! Я не хочу и не собираюсь жалеть тебя.

– Но может, после того как ты выйдешь замуж, я не захочу быть твоим любовником?

– Куда же ты денешься? – насмешливо пожала плечами Сара.

– Мир большой. Кроме Лондона, есть еще города…

– Винченцо, ты не посмеешь!..

– И может, в конце концов, я найду молодую леди, для которой богатство – не главное в жизни.

– Винченцо! – Сара, вдруг осознав, что он говорит серьезно, схватила итальянца за руки. – Для меня богатство тоже не главное!

– Это тебе только кажется… Все вы одинаковы.

– А чем это плохо? Ты посмотри на всех девушек! Только и ищут жениха побогаче!

– Это неправильно. – Винченцо встал с кровати и, подойдя к стулу, взял с него брюки. – Что-то жарко тут. Надо прогуляться, воздухом подышать…

– Куда прогуляться? – Сара тоже села. – Никуда ты не пойдешь! Я тебе запрещаю!.. Винченцо!

– Желаю тебе счастья с богатым мужем.

Он обулся, сдернул со спинки стула рубашку и направился к двери. За спиной послышался скрип кровати; потом быстрые шаги Сары. Она обхватила его за плечи. Винченцо, взявшийся уже за ручку, замер, ощутив спиной прильнувшее к нему голое тело, и вмиг забыл обо всем, на что минуту назад был так решительно настроен.


Составить кабальный брачный контракт оказалось вовсе не так просто, как рассчитывал барон Палмер. Привыкший командовать подчиненными на своих пивоварнях, он как-то не учел, что у будущего зятя тоже есть права. А система доказательств, которая еще вчера его так воодушевляла, могла рассыпаться от малейших усилий адвокатов маркиза.

– Даже учитывая показания всех свидетелей, – мягко увещевал его опытный в этих делах Джордж Симингтон, – судья попросту может не согласиться с ними. Что греха таить, ни для кого не секрет, что за определенную сумму можно нанять сколько угодно свидетелей, которые подтвердят все, что угодно.

– Как это? – недоумевал барон. – Маркиз обесчестил мою дочь! Скоро об этом узнает весь Лондон! И мне что, терпеть?

– Зачем же терпеть? Я об этом ни слова не говорил. Нужно действовать. Только, понимаете, суд – такое место, где все надо доказывать… А доказать прискорбный для вашего семейства факт, – мистер Симингтон сделал точно рассчитанную паузу и проникновенно посмотрел в простоватое лицо барона, – это значит признать… что все любовные истории, которые так обычны в определенных кругах нашего общества, являются преступлением… за которым неизбежно следует наказание. – Стряпчий опять помолчал и прочувствованно вздохнул. – Вы представляете, как это воспримут пэры, графы, маркизы? Не говоря о прочих. Едва ли найдется судья, который решится на такое.

– Но маркиз обесчестил мою дочь… – растерянно повторился барон.

– И вы думаете, он признает это?

– Но мои свидетели!.. И его репутация…

– Несмотря на репутацию, у маркиза достаточно денег, чтобы привести со своей стороны сотню свидетелей, которые покажут, что ваша дочь… имела любовную связь… – адвокат красноречиво развел руками, – я уж не буду говорить с кем.

– Это черт знает что!

Барон раздраженно повел головой, пытаясь ослабить тесный воротник накрахмаленной рубашки.

– Но именно так обстоит дело. И так будет, заверяю вас… Правосудие в том и заключается…

– Но есть же какой-то выход? – перебил сэр Палмер и пронзительно посмотрел на стряпчего. – Должен быть… Не мне вам объяснять.

Симингтон, не один год оказывавший барону разного рода услуги, успел изучить его незамысловатую натуру и без труда обо всем догадался. Тем более что сам к этому вел.

– Естественно, выход всегда есть. Судья – тоже человек…

– Тогда договориться с ним – и все! А вы напускаете тут какого-то туману!

– Отнюдь не все. Наступать на маркиза таким широким фронтом все равно нельзя. Нужно выбрать точку… – Мистер Симингтон пристально посмотрел на барона. – Чего вы хотите больше всего?

– Хочу, чтобы этот чертов потомок черт знает кого перестал задирать свой нос! Чтобы ему всыпали по первое число и заставили жениться на моей дочери!

– Извините, – терпеливо выслушал Симингтон, – но за это даже мусорщика нельзя привлечь к ответственности.

– Я хочу, чтобы он женился на моей дочери! И она стала бы маркизой Рэдвер… Вот для меня главное. – Барон, наконец, дотянулся до своей шеи и ослабил немилосердно давящий воротник. – А остальное – ваше дело! И не важно, сколько это будет стоить!

– Нелегкая задача, – уклончиво отозвался адвокат. – Тем более в случае с маркизом…

– Не тяните резину! Если не можете, так и скажите, – отрезал барон. – Я найду кого-нибудь другого.

Джордж Симингтон задумчиво посмотрел на ретивого клиента. Он был не лучшим, но отнюдь не худшим адвокатом в Лондоне и прекрасно сознавал свои возможности. И все могло бы сложиться очень удачно, опыт в таких делах у него был громадный… если бы противной стороной не выступала такая грозная сила, как маркиз Рэдвер.

– Я сделаю все, что в моих силах, – мягко произнес он. – Но если вы хотите стопроцентной гарантии еще до того, как затеяли тяжбу, поищите самоубийцу… Думаю, среди лондонских адвокатов таких нет.

Лорд Палмер, в свою очередь, пристально посмотрел на стряпчего. За долгие годы сотрудничества он тоже научился неплохо понимать Симингтоиа.

– Хорошо, Джордж, – кивнул он. – Делайте все, что в ваших силах… Но если найдете хоть малейшую возможность сделать больше, все будет оплачено очень щедро.

– Постараюсь не обмануть ваших ожиданий. – Стряпчий улыбнулся если не многообещающе, то, по крайней мере, с удовлетворением. – Но не забывайте, у маркиза тоже есть зубы и когти.


Джек не собирался покорно ждать, каким боком соизволит повернуться к нему судьба. По пути в Дувр он решил заехать в Лондон и поговорить со своим адвокатом, Остином Уаттом. Венере он рассказал вкратце, что произошло в «Саттон-Инн», и она полностью с ним согласилась.

Останавливаться в доме маркиза было небезопасно, там за ними могли проследить – ведь рассказал же кто-то из слуг, что они уехали именно в Каслро. Поэтому решили направиться прямо к адвокату.

Пока Хелен, жена Остина, угощала Венеру чаем, мужчины, уединившись в кабинете Уатта, обсуждали ситуацию.

– …В общем, вот так все и было, – закончил Джек историю о том, какую шутку решило сыграть с ним семейство Палмер. – Теперь, насколько понимаю, у них есть все основания довести дело до суда… Правда, все состряпано настолько топорно, что я сам не прочь послушать, как они будут выкручиваться. Но есть веские причины, – маркиз красноречиво взглянул на адвоката, по которым мне не хотелось бы судиться…

– Я понимаю, о чем ты говоришь, – улыбнулся Остин. – Твоя репутация и все такое… Но дело еще и в другом. Лорд Палмер наверняка привлечет к этому делу Симингтона.

– Да ради Бога! В чем тут проблема? Пусть привлекает хоть двадцать Симингтонов!..

– Не горячись, Джек. – Адвокат неопределенно повел головой. – Симингтон – хитрая лиса. А главное, в достижении цели, если ему хорошо платят, он не брезгует никакими средствами. Он знает, как состряпать любое обвинение, и может строить очень хитроумные ловушки. Это не женская самодеятельность леди Тальен…

– Пусть стряпает что угодно! Меня не первый раз пытаются прибрать к рукам… Кроме того, при всей моей запятнанной репутации любой в Лондоне прекрасно знает, что меня не интересуют молоденькие девочки… Черт! – Маркиз ударил себя по колену. – Нужно было в прошлый раз устроить показательный процесс, чтобы Палмерам и в голову не пришло пытать счастья!

– Да. Хорошие мысли приходят, как всегда, с запозданием, – пожурил Остин маркиза, которого давно уже считал не только своим клиентом, но и другом. – В прошлый раз ты, насколько помню, предпочел все замять. Теперь это может сослужить плохую службу…

– Бей, – маркиз склонил голову, – бей по самому больному месту… Но лучше скажи честно: как здорово я влип?

– Не хочу гадать. – Остин задумчиво покачал головой. – Само дело, как говорят, беспроигрышное. Но Симингтон с его талантами может превратить его в бесконечную тяжбу… Знаешь, это такие дела, которые длятся десятками лет, пока не разорят обе стороны. Вот чего я боюсь…

– Делай все, что сочтешь нужным. – Маркиз замолчал, обдумывая что-то. – Только думаю, что нам нужно опережать их. Сейчас они считают, что могут диктовать нам свои правила игры, и чувствуют себя во всеоружии… А нужно доказать им, что на лорда Рэдвера нельзя даже косо посмотреть, не поплатившись за это!

– Это я все понимаю… Но готовься, схватка будет нелегкой. – Уатт проникновенно посмотрел на Джека. – Где я могу тебя отыскать в случае надобности?

– Сейчас я направляюсь в Дувр. Несколько дней пробуду там… И даже тебе не хочу говорить, где именно. А потом вернусь в Лондон и предоставлю себя в твое полное распоряжение.

– Охрана по пути в Дувр не потребуется?

– Думаю, стрелять еще раз они не осмелятся. – Взгляд маркиза стал холодным и жестким. – И потом, я тоже умею стрелять.

– Ясно. Значит, в отношении Палмеров ты мне даешь карт-бланш?

– Делай что хочешь. Выясни, на чем собирается строить игру Симингтон, и тоже не стесняйся никакой грязи. Я вернусь и помогу… Денег у нас хватит на такую тяжбу, какой еще Лондон не видывал! Но уверен, до этого не дойдет.

Остин одернул рукава шелкового халата и поправил золотые запонки. На тонком лице появилась загадочная усмешка.

– Обещаю устроить им веселую жизнь. В этом смысле мы тоже кое-что умеем…

– Вот и прекрасно, – с облегчением улыбнулся Джек. – Если возникнет какая-то нужда, сообщай. В случае крайней надобности мой камердинер знает, где меня найти в Дувре.

– Вы даже его не берете с собой?

– Нет. – Маркиз загадочно улыбнулся. – Тебя это беспокоит?

– В последние недели ты очень изменился, Джек. Стал нелюдимым, совсем не показываешься в обществе… По всему городу ползут слухи…

– Если хочешь о чем-нибудь спросить, говори прямо. – Джек в упор посмотрел на приятеля. – От тебя я ничего не буду скрывать. В определенных границах, конечно…

– Насколько понимаю, весь Лондон хотел бы знать, – Остин склонил голову набок и вопросительно посмотрел на маркиза, – насколько у вас это серьезно?

– Настолько серьезно, что меня уже целый месяц нигде не видно, – усмехнулся Джек.

– Да, мисс Дюруа очень красивая женщина. Она может очаровать… Хелен она сразу понравилась.

– И это не единственное из ее достоинств, – кивнул маркиз.

– Но ведь она скоро уезжает? Что будет дальше?

– Спроси что-нибудь полегче… Я пытался ее отговорить… Но у нее большие планы, серьезная работа – такова ее концепция современной женщины, – красноречиво вздохнул Джек. – Кроме того, после нападения на нас я просто не вправе подвергать ее опасности.

– Но тебе будет не хватать ее!

Недавно женившись, Остин прекрасно понимал, о чем говорит.

– Спроси у меня об этом через несколько недель.

– А сейчас что ты думаешь?

– Не знаю. Я все-таки слишком ценю свою свободу… – Маркиз усмехнулся. – Ты именно это хотел услышать?

– Когда любишь, свобода – нечто совсем иное, – уклончиво отозвался Остин.

– Значит, я не люблю. Потому что для меня свобода по-прежнему на первом месте… И не задавай мне пока загадок, которых я не могу разгадать. И так голова кругом идет, – простодушно признался маркиз.

– В таком случае приятной поездки в Дувр!

– Надеюсь.

– А я постараюсь убедить Палмеров, что в ближайшее время никому из них не грозит стать членами семейства Фицджеймс.

– Прекрасно, Остин! – Джек встал. – Очень рассчитываю на тебя.

– Присоединимся к дамам, поможем им допить чай? – с улыбкой предложил адвокат, тоже вставая.

Глава 16

Пока маркиз и Венера ехали из Лондона в Дувр, успело стемнеть. Никаких происшествий по дороге не случилось, но Джек все равно чувствовал себя неспокойно. Сам не понимая почему, он все больше боялся за мисс Дюруа. Поэтому решено было не останавливаться в гостинице, а сразу отправиться на «Морею», которая уже несколько дней стояла на рейде, готовая к отплытию.

Лодку изрядно качало, и полуосвещенный корабль, до которого они добирались битых полчаса, показался Джеку обыкновенной, ничем не примечательной посудиной. Но когда, после знакомства с капитаном, они спустились в каюту, которую занимала Венера, маркиз невольно замер на пороге.

Обширная, ярко освещенная каюта была убрана прямо-таки с восточной роскошью. На отполированном до блеска полу лежали пушистые турецкие ковры, в застекленных шкафчиках, прикрученных к полу, застыли на специальных подставках драгоценные фарфоровые вазы. Расположенная у дальней стенки кровать под роскошным балдахином вызвала у Джека рой мыслей о плотских утехах в гаремах восточных владык.

– Вы, однако, путешествуете с комфортом, – пробормотал он и смущенно кашлянул.

– Пегги мне говорила, что ваша яхта тоже одна из самых роскошных в королевстве, – невинным тоном ответила Венера и легонько подтолкнула его вперед. – Она, помнится, что-то твердила о канализации и винном погребе с охлаждением… У меня таких чудес света вы не найдете. Всего-навсего медная ванна и несколько бутылок рома.

– Ваша взяла, – усмехнулся Джек, внимательно оглядывая каюту. С некоторых пор он стал ловить себя на том, что его остро интересует любая мелочь, связанная с Венерой: все, что может рассказать о прекрасной француженке то, чего она никогда не скажет сама. – Интересно, интересно… И все же это мало похоже на рабочий кабинет.

– Это и не кабинет, – с довольной улыбкой ответила Венера и опустилась в глубокое кресло, обитое красным бархатом. – На «Морее» путешествует в основном брат. А я не путешествую, я езжу по делам.

– Как сейчас, например?

Джек оперся о темный полированный стол и всмотрелся в ее лицо.

– Сейчас я решила плыть на «Морее» только потому, что собралась скупить в Лондоне полвыставки… Что, в общем, и сделала. Корабль почти доверху нагружен медицинским оборудованием и всякими техническими новшествами, которые меня заинтересовали и на которые у меня хватило денег…

– Ты наконец чувствуешь себя в безопасности?

– А ты? – беззаботно спросила Венера, но от маркиза не укрылся ее встревоженный взгляд.

– Не знаю. Какое-то странное ощущение…

– Ничего. Еще пару дней… – усмехнулась Венера. – Я уеду, ты вернешься к обычному образу жизни…

– Перестань, – Джек подошел к забитому книгами шкафу и принялся разглядывать корешки. – Меня это вовсе не веселит.

Большинство книг было на иностранных языках. Греческий, латынь, французский маркиз еще узнавал, но вот затейливая арабская вязь приводила его в некоторый трепет.

– Пока, – многозначительно заметила Венера, с интересом наблюдая за ним. – А потом… Старые привычки забываются не так-то легко.

– А что ты будешь делать в Париже? – рассеянно спросил он.

– Работать, работать и еще раз работать! – Она рассмеялась и задорно тряхнула головой. – И не смотри так изумленно, мне нравится то, что я делаю. Я наслаждаюсь тем, что в силах помочь людям.

– А я собрался к тебе в гости. – Джек с некоторым удивлением услышал свои слова. И сразу вслед за этим захотелось сказать так много… Но вместо этого он произнес: – Сто лет не был в Париже. Будем гулять по Елисейским полям… Потом повезу тебя на скачки в Лоншан.

– Или я повезу тебя. – Венера лукаво посмотрела на маркиза. Ей понравилось его невольное смущение. – Кроме того, Париж состоит не только из Елисейских полей. И можешь не знакомиться с моей семьей, если не хочешь.

– У меня что, на лице написано, что я боюсь твоих родных?

– Еще и как! – рассмеялась Венера. – Ты сам не подозреваешь, что у тебя порой бывает отчетливо написано на лице.

– Да, – вздохнул маркиз. – Что уж тут скрывать… А насчет лица приму к сведению.

– Не бойся, я не буду требовать от тебя слишком многого. Не в моих привычках использовать слабости других себе на пользу.

– Ты и не требуешь…

Он, наконец, отвел взгляд от шкафа, в котором давно уже ничего не видел, кроме мелькания золотистых бликов, и нерешительно шагнул к ней.

– Не буду устраивать душераздирающих сцен прощания…

– Да, я знаю, – произнес Джек серьезно и задумчиво. – Это на тебя не похоже.

– Мы просто проведем два оставшихся дня, – Венера взглянула на него со странной улыбкой, и грудь ее приподнялась от глубокого вдоха, – в свое полное удовольствие.

– Ты не устала?

Джек сделал еще шаг по направлению к креслу.

– Хм… Это зависит…

– От чего? – Голос у него был глухой и заметно дрожал.

– От того, что у тебя на уме… – Венера отвечала все тише, слова ее будто сгущались в воздухе.

– Ничего такого сверхъестественного. – Он подошел вплотную и, опустившись на колени, сжал руками ее бедра. – Я все сделаю сам…

– А я буду просто лежать, и получать удовольствие? – отозвалась она еле слышно.

– Вот именно… Ты так догадлива…

Неторопливыми движениями, нежно поглаживая, он присобрал ее юбку к коленям, потом выше.

– Как можно отказать такому кавалеру?

Венера потеснилась в кресле. Маркиз, устроившись рядом с ней и целуя шею, начал расстегивать платье. Венера закрыла глаза и затаила дыхание.

Сняв с нее почти всю одежду, Джек остановился и чему-то улыбнулся, потом поднялся на ноги и направился к буфету.

– Ты куда? – словно сквозь сон спросила Венера.

– Налью нам коньяку… Вдруг потом, после какого-нибудь раза, захочется выпить.

– Прекрасно. – Она улыбнулась и, не стесняясь, раскинула руки. Полушария полной груди, дрогнув, раздвинулись в стороны. – Если когда-нибудь станешь искать себе работу лакея, с удовольствием дам рекомендации.

– Спасибо за доброту, мадемуазель. – Он опять опустился на колени и, преданно смотря снизу вверх, вручил ей бокал. – Разрешите?

– Как тебя звать, прекрасный слуга? – Венера страстно глянула на него из-под опущенных ресниц. – Никогда не видела тебя прежде…

– Джон Томас, мэм, – ответил он смиренно. – Меня прислали сюда исполнить любую вашу прихоть.

– Как же мне тобой распорядиться? – Венера пригубила из бокала и глянула вниз, – Хм… Кажется, я знаю…

Она поставила бокал, пальцы заскользили по груди Джека. Он шумно задышал, но сдержался и проговорил слегка дрожащим голосом:

– А рекомендательные письма? Они вам не нужны, мадам?..

– Какие письма? – Венера глянула недоуменно.

– Вот эти, самые главные.

Джек с коротким смешком извлек из кармана несколько маленьких пакетиков.

– Ах письма!.. – Она не могла удержаться от смеха. – Думаю, на этот раз обойдемся без них.

Джек разжал пальцы. Бесполезные пакетики рассыпались по затейливому рисунку ковра.

– Тогда не заставляй меня ждать, Джон Томас…

Венера обняла его и впилась поцелуем в губы маркиза.

– Минуту, мадам, – проговорил он, оторвавшись на секунду. – Мне нужно только проверить, на самом ли деле вы готовы.

Рука маркиза скользнула вниз, раздвигая ей ноги. Венера застонала, еще сопротивляясь, но, уже ощутив, как нетерпеливые пальцы коснулись нежных складок кожи. Внутри, мгновенно вспыхнув, стал разгораться мучительный, всепожирающий огонь желания. Рука Венеры скользнула к поясу маркиза, ниже…

– Подожди, не так быстро, – проговорил он, отстраняясь. – Смысл в том, чтобы дождаться самого главного момента…

Пальцы маркиза, смелея, но, не становясь грубыми, раздвинули сделавшиеся невероятно чуткими складки и проникли внутрь. Венера ощутила как жаркая, сладкая судорога прокатилась с головы до ног. Она задохнулась и застонала…

Дальше все было как в бреду. Венера ощутила жесткие волосы Джека у себя под пальцами, его голова опускалась все ниже, долгие огненные поцелуи покрывали низ ее живота. Потом маркиз, чуть приподняв, раздвинул ее ноги так широко, что раньше Венера едва позволила бы такое. Но теперь ей было все равно, даже нравилось… Она хотела этого.

Руки ее, сжав голову Джека, все теснее прижимали ее к себе, направляя в то самое место, где все пылало адским огнем.

– Вы уже там? – Венера даже не поняла, что это его голос. – Или еще здесь, мадам? Может, скромному слуге удалиться?

– Что… ты делаешь со мной? – пробормотала она, не узнавая своего голоса. – Проклятый Джон Томас…

– Исполняю любое ваше желание… Хотите сказать, что вам не нравится?..

– Ты еще не знаешь… всех моих желаний, – блаженно прошептала она, на миг открыла глаза, но, не увидев перед собой ничего, кроме багрового тумана, опять сомкнула веки.


Когда маркиз и Венера проснулись, солнце стояло уже высоко. Немудрено, если учесть, что они не сомкнули глаз почти до рассвета. В каюте было жарко, словно с вечера ее натопили.

– Попить бы чего-нибудь, – пробормотал Джек, загораживаясь рукой от яркого солнечного света. – Да и поесть не мешает… Вчера вечером мы были слишком заняты, чтобы вспомнить про ужин.

Он потянулся и посмотрел на Венеру. Та лежала рядом с закрытыми глазами, но веки едва заметно подрагивали.

– Сейчас распоряжусь, – проговорила она сонным, голосом. – Полежи еще так, рядом со мной… Не шевелись…

Терпения маркиза хватило ровно на полминуты. Потом он все же сел на кровати и огляделся.

– А это, в вазе на столе, – виноград? На вид очень вкусный…

– Ох, какой ты все-таки!.. – Венера капризно вздохнула и убрала прядь волос со щеки. – Сейчас позову повара.

– Можно я его съем пока? – Джек встал, подошел к столу, отщипнул от кисти несколько виноградин. – Черт, только больше есть захотелось! Давай я сам позову повара?

– Лучше не надо. – Венера открыла глаза. – Он с норовом…

– Подчиняется только тебе?

– Что-то… вроде того, – отозвалась она, подавляя зевок. – Брат на него все время жалуется. А я считаю, что талантливым людям нужно прощать мелкие недостатки.

– Ясно. – Джек не удержался и съел еще несколько виноградин. – Кроме того, женщине всегда легче договориться с мужчиной. Тем более – с талантливым…

– Фу! – Венера потянулась и села на кровати. – Ну почему мужчины, о чем бы ни говорили, все сводят к отношению полов?

– А почему женщины, о чем бы ни говорили… ап!.. все сводят только к своим чувствам?

Маркиз подбросил виноградину в воздух и ловко поймал ртом.

– Милый, если ты уже с утра настроен так воинственно, я, пожалуй, не буду звать повара. Лично мне постный день не повредит…

– Тысяча извинений, мадам. – Джек посмотрел на остатки винограда, но есть не стал. – Зовите повара сами, но только поскорее… Иначе я умру с голоду, и вам будет стыдно. И может быть, немного жаль.

– Вот так-то лучше. – Венера не смогла сдержать смеха. – А то разбудил меня ни свет, ни заря и затеваешь препирательства…

– Насчет зари – это вы слишком. – Джек отодвинул шторку и, выглянув в оконце, едва не ослеп от солнечных бликов, плясавших на воде. – Светило почти в зените! День чудесный!.. Просыпайтесь, а я тем временем разыщу кое-что из вашей одежды.

– Ты всегда по утрам такой несносный? – Венера огляделась и вздохнула, понимая, что разыскивать части ее наряда придется долго и по самым разным углам каюты.

– Нет, только на грани голодной смерти… А что вы хотите? Последний раз я толком ел вчера утром… О, вот и оно!

Джек вытащил из-за кресла ее платье.

– Сердечное спасибо! Осторожнее, оно и так уже все смято! Я думаю, Александру больше понравится, если и ты будешь одет.

– Тогда сделаем так, как ему больше понравится, – согласился Джек, хватая со стула свои брюки. – Желание повара для нас закон!

– Нужно запомнить, – рассмеялась Венера. – Если тебя подольше не кормить, от тебя можно многого добиться.

– Не обольщайся! – отозвался он, застегивая рубашку. – Я тоже знаю кое-какие средства против тебя… Но пока скромно умолчу.

– А ты, оказывается, вдобавок ко всему еще и злопамятный… – Венера уже стояла рядом с кроватью в белом пикейном платье. – Помоги лучше застегнуть… Нет, вот здесь, ближе к талии. Это у тебя от голода так руки дрожат?

– Да, руки дрожат, ноги не ходят, лицо синеет… И если меня долго не кормить, от меня всего можно добиться, – с самым серьезным видом кивнул Джек, справившись с крючком, и вдруг пощекотал Венеру между лопаток. – Вот видишь, теперь мы знаем достаточно о слабостях друг друга.

– Учту.

Венера шаловливо оттолкнула его и, осмотрев себя в зеркале, вышла из каюты, чтобы позвать повара.

Александр явился через пару минут. Он был очень молод и удивительно смазлив. Это Джек отметил про себя без всякого удовольствия. И еще на юном лице повара было написано, что он боготворит свою хозяйку. На маркиза он едва взглянул, видимо, приняв его за предмет обстановки.

– Я надеюсь, ты ничего не имеешь против греческой кухни? – спросила Венера уже после того, как обсудила с Александром меню. И это тоже не особенно вдохновило Джека.

– Сейчас я готов съесть все, что угодно, – отозвался Джек. – Даже стряпню этого нагловатого Антиноя… Только пусть принесет побольше кофе.

Александр взглянул на него почти негодующе и что-то быстро и сердито залопотал на своем родном языке. Венера отвечала ему с вежливой улыбкой, явно успокаивая. Маркиз никогда не отличался особым прилежанием в школе, но даже его знаний греческого хватило, чтобы уловить общий смысл. Венера очень терпеливо и вежливо в чем-то убеждала этого молокососа, чуть ли не извиняясь перед ним! Джек помрачнел и хмыкнул.

Кофе, однако, появился очень быстро – с медовыми булочками и душистым лимонным мармеладом. Сердитое лицо юного повара, смотревшего настороженно, все меньше нравилось Джеку, но, отхлебнув кофе, маркиз удовлетворенно хмыкнул. Не признать кулинарных талантов Александра было нельзя.

– Божественно! – было первое, что сказал маркиз, проглатывая третью булочку. – А кофе!.. Где он так научился его варить? Даже если он подсыпал сюда отравы, я умру счастливым.

– Успокойся! – без тени улыбки отозвалась Венера. – Просто Александр никогда не видел у меня в каюте мужчины… С утра.

– Ага! – Джек съел еще одну булочку. – Который к тому же имел нахальство занять его место на твоей кровати…

– Перестань! – Венера, похоже, начинала сердиться по-настоящему. – Ты ничего не понял!.. Он давно служит у нас, мы много путешествовали вместе, часто разговаривали…

– Книжки читали, – ехидно заметил Джек.

– И книжки читали, – с вызовом ответила она. – Вам, конечно, и в голову никогда не могло прийти, что повара, горничные, лакеи тоже иногда грустят, радуются, плачут! Даже книжки читают!.. Для вас слуги существуют только как предмет употребления… наравне со всей остальной обстановкой.

– Вот даже как! Здорово вы меня раскусили – прямо насквозь видите. – Джек нахмурился. – Ладно, это мы обсудим после… – Он не удержался и взял еще одну булочку. – Сколько ему лет? Семнадцать, восемнадцать?

– Восемнадцать.

– А тебе? Извини за бестактность.

– Ты прекрасно знаешь, сколько мне лет!

– Вот именно! – Джек проговорил медленно и раздельно. – А будь он постарше, давно нашел бы способ не только книжки с тобой читать.

– Прекрати! Ты не соображаешь, что говоришь! Или ты решил напоследок просто поругаться со мной? Чтобы легче потом выбросить из головы?..

Джек и сам не понимал, зачем все это говорит. Все это было пошло, глупо… Но почему его вдруг стало раздражать яркое солнечное утро, вид роскошной каюты, кровать под балдахином? И отчего так противно ныло в груди? Он не знал. Помнил только, что у них с Венерой остался один день. А потом…


На следующее утро Джек проснулся рано. Долго лежал с открытыми глазами, прислушиваясь к редким звонам выводимого из гавани корабля, к чьим-то шагам у себя над головой, скрипу переборок… и сам не понимал, о чем думает и думает ли вообще. Потом тихонько, чтобы не разбудить Венеру, соскользнул с кровати, оделся и вышел на палубу.

С полчаса он бродил по кораблю. Матросы на вахте посматривали на него неодобрительно, однако ничего не говорили. Потом долго стоял на корме, глядя на тесно заполненную кораблями гавань, круто взбегавшие в гору улицы города и вздымавшиеся вдали меловые утесы.

А когда, постучав и не получив ответа, открыл дверь в каюту, замер на пороге.

Венера не только встала, но и была полностью одета. Только не причесана. Напротив нее за столом сидел невзрачный плешивый человек, одежда которого разительно не вязалась с роскошью турецких ковров.

– Джек, входи. Познакомься, – с очаровательной улыбкой сказала Венера. – Это мистер Берти Уэллс. Мы с ним только что обговорили… некоторые наши общие проблемы. И мне кажется, пришли к удовлетворительному решению…

В паузах она умоляюще посматривала на маркиза, который уже готов был схватить первое, что попадется под руку, – лишь бы оказалось потяжелее.

Мистер Уэллс приветственно оскалился и поставил на стол чашку с кофе. Ту, из которой вчера пил маркиз.

– Какого черта? – начал Джек. – Что здесь происходит?

– Все в порядке. – Венера встала со стула. – Мистер Уэллс пообещал, что после уплаты некоторой суммы… вашей жизни ничто не будет угрожать.

– Моей жизни? – Джек не сразу сообразил, что ответить. – Да как этот ублюдок вообще сюда попал?

Он с грохотом захлопнул за собой дверь и шагнул к столу.

– Милый, успокойся! Ведь мистер Уэллс сам пришел и все рассказал! А мог бы этого не делать. – Венера впервые видела у Джека такое лицо, поэтому инстинктивно стала на его пути. – Он поступил как честный человек и заслуживает вознаграждения!

– Что он тебе рассказал? Кто его послал и что он здесь делает?!

– Не волнуйтесь, маркиз. – Человек в матросской куртке еще шире оскалился. Было ясно, что такие ситуации ему не в диковинку. И еще Джек готов был поклясться, что за поясом у него, если хорошо тряхнуть, найдется пистолет, а в рукаве – приличных размеров нож. – Леди же говорит, я сам пришел. Зачем мне эта головная боль?.. Верно?

– Джек, послушай… – Венера наконец поймала пальцы маркиза и нежно пожала их. – Он тебе все расскажет… Выслушай!

– А чего тут рассказывать? – Берти ухмыльнулся, нисколько не смущаясь. – Дело обыкновенное. Меня нанял ваш брат, кузен то есть… Мистер Митчел… Ага, пришел, значит, вчера и… Ну, короче говоря, предложил вот какое дело…

– Чтобы напугать меня… – вставила Венера, понимая, что терпение маркиза на исходе, а мистер Уэллс, если не направлять мутный поток его мыслей, до сути доберется не скоро.

– Не совсем так, леди. Уговор был другой…

– Да я тебя сейчас с этим уговором!..

Джек опять сделал попытку шагнуть вперед, но Венера повисла у него на руке.

– Зря вы так, сэр. – Плешивый нисколько не испугался, даже со стула не привстал. – Я же сам пришел. А мог бы не приходить… Зачем мне лишние хлопоты? Но я же не один, есть и другие люди.

– Значит, этот подонок приказал тебе убить мисс Дюруа? – начал соображать Джек. – И не вздумай обманывать!

– Нет, все было не так… Мне сказали, что леди нужно срочно проводить из Англии.

Берти с сальной улыбкой посмотрел на Венеру. Без всякой задней мысли – улыбаться иначе он просто не умел.

– Ясно. – Джек задумался. В голове вдруг все сложилось в четкий ряд, начиная с неожиданного наплыва гостей в Каслро. – А к этому выстрелу на дороге… вы тоже имеете отношение?

– Нет, сэр. Это не я… – Берти покачал головой, наверняка дивясь тупости маркиза. – У нас так не делается… Каждый знает свою работу и отвечает за нее… Кто-то в каминные трубы лазит, кто-то в темном переулке с ножичком стоит… На дороге, значит? – Берти с солидным видом задумался, потом авторитетно заявил: – Это стрелка надо нанимать.

– Но кто нанял стрелка? Человека, который стрелял в нас на дороге? Тоже мой кузен?

– Тут ничего не могу сказать… – Берти опять покачал головой. – На меня вашего кузена вывел один парень, который тоже… Ну, вы понимаете.

Джек кивнул. Кулаки у него все еще сжимались, но внутри он чувствовал ледяное спокойствие.

– А как выглядит этот ваш… коллега? Высокий, плечистый, светлые волосы?

– Может быть, сэр. Может быть… Но больше ничего не скажу.

– А мистер Митчел не говорил, – Джек все же с трудом подбирал слова, – почему так хочет… спровадить мисс Дюруа из Англии?

– Я не задаю лишних вопросов, – опять осклабился Берти. Похоже, эта гримаса заменяла ему и самую приветливую улыбку. – Так оно в нашем деле лучше.

Но Джек уже и сам все понял. Хотя на всякий случай засунул руки в карманы и отошел в дальний угол каюты.

– Венера, вы, думаю, понимаете все лучше меня… Вам лучше на самом деле пока оставить эту гостеприимную страну. – Маркиз посмотрел ей в глаза. – Иначе Тревор найдет еще десяток таких… специалистов. А я с ним сам разберусь.

– Да, я согласна… Нас через час начнут выводить из гавани, – спокойно отозвалась Венера, которая в продолжение разговора не спускала глаз с мужчин. – А теперь нужно послать кого-то за деньгами для мистера Уэллса.

– Я сам расплачусь с ним, – отрезал Джек. – Тревор – это моя забота, а не ваша…

Берти Уэллс сидел с таким видом, словно все происходящее никак его не касалось. У Джека опять зачесались кулаки, но Венера угадала его намерения и положила руку на плечо. И Джек по ее взгляду понял, что она имела в виду.

– Хорошо… Тогда побудьте здесь. Мне нужно отдать распоряжения капитану и проводить мистера Уэллса, – спокойно проговорила она и первой вышла из каюты.

– А я пока напишу распоряжение в банк, – кивнул Джек, присаживаясь рядом с Берти, – Наличных у меня, к сожалению, нет… Сколько вы хотите?

– Погодите, надо сообразить. – Мистер Уэллс озадаченно почесал плешь, настороженность исчезла из его взгляда. Он наверняка не ожидал столь скорой и благоприятной развязки. – Мы, конечно, говорили с вашим… кузеном о кое-какой сумме. Но он мне пока ни гроша не заплатил…

Однако закончить свои соображения Берти не успел, потому что в каюту заскочили несколько дюжих матросов и с помощью маркиза быстро скрутили предприимчивого мистера Уэллса.

Когда Берти увели из каюты, и они остались одни, Джек дал волю своим чувствам:

– Объясни, наконец, что все это значит?! Как этот мерзавец попал на корабль?

– Не кричи на меня! Я знаю немногим больше твоего… Как все мерзавцы попадают на корабли? – невозмутимо пожала плечами Венера. – Хорошо, что я слышала, как ты ушел, и успела одеться. А то сцена получилась бы более экзотической… Он, правда, не наставлял на меня пистолета, но я знала, что оружие у него есть. И еще я знаю, что с любым мерзавцем можно договориться. Нужно только предложить ему больше, чем заплатил наниматель. – Она подошла к Джеку и положила руку ему на грудь. – Хотя сначала я здорово перепугалась, думала, что он пришел убить тебя.

– Я тронут…

Маркиз учтиво поклонился. Напряжение еще не прошло. Он сердился, но сам не знал, на кого и за что.

– Джек, в самом деле! – Венера умоляюще заглянула ему в глаза. – Будь осторожен. Обещаешь?.. Ведь твоему кузену выгоднее всего… избавиться от тебя.

– Но он еще не знает, что я вернусь даже из ада и задушу его собственными руками… Что и сделаю, как только приеду в Лондон. – Джек взял Венеру за плечи и привлек к себе. – Прости, что втянул тебя во все это… Тревор заплатит, я клянусь! – Он грустно усмехнулся и нежно коснулся губами ее щеки. – Так вот невесело кончаются наши каникулы…

– Да, славное приключение напоследок, – отозвалась Венера.

– Ты говоришь об этом так спокойно. А ведь подонок мог тебя убить….

– Я же говорила тебе, что много путешествовала. – Она отстранилась и лукаво взглянула на него снизу вверх. – И поверь, попадала не в такие переделки. Если бы дело дошло до стрельбы, неизвестно, кто бы из нас успел первым.

– Ты продолжаешь удивлять меня, – хмыкнул маркиз. – Есть на свете что-нибудь, чего ты не умеешь делать?

– Я плохо вышиваю, – с улыбкой ответила она, – и не умею рисовать акварелью. Меня несколько раз принимались учить, но тут что-то мистическое – я с самого начала знала, что никогда не научусь, и только портила бумагу… Учителя с ума сходили от огорчения.

– Но ты умеешь справляться с убийцами… И заставляешь меня тосковать, еще не уехав. – Джек теснее прижал ее к себе. – Что я буду делать, когда ты уедешь?

– Забудешь… – Она усмехнулась, но получилось невесело. – Примерно через неделю.

– Не похоже…

– А ты постарайся. Что тут у вас веселого намечается в Лондоне на ближайшие дни, кроме обсуждения любовных похождений маркиза Рэдвера с некой заезжей француженкой?

– Не смешно, – отозвался Джек. – И если кто-то в моем присутствии затронет эту тему, то обещаю…

– Не надо… – Она прижала пальцы к его губам. – Тогда лучше приезжай ко мне. И нам не нужно будет говорить «прощай»… А только «до свидания»…

– Не будем опережать события. – Джек вздохнул. – Мне нужно еще во многом разобраться… А тебе – как можно скорее уплыть. – Он склонился и нежно поцеловал ее. – Я буду думать о тебе… Буду вспоминать Каслро, Эпсом…

– И маленький домик на реке…

Вдруг озорные искорки мелькнули у него в глазах.

– Ты уверена, что не хочешь остаться?

Венера улыбнулась и покачала головой, но в глазах у нее стояли слезы.

– Прости… Я знаю, что тебе надо ехать. – Джек нерешительно поднял руку и коснулся указательным пальцем кончика ее носа. – Благодарю тебя… за все…

Венера кивнула, отворачиваясь, и услышала, как за ним захлопнулась дверь.

Глава 17

Тревор Митчел еще не понял, от чего проснулся, но стремительно растущий ужас уже заполнял сознание. Кто-то, грохоча каблуками, спешно поднимался по лестнице. Кто-то нежданный и очень опасный, потому что об этом тайном прибежище мистера Митчела не знала ни единая живая душа.

Вскочив с кровати, Тревор бросился к стенному шкафу, на полке которого держал наготове пистолет. Дрожащими пальцами взвел курок и, отступив в дальний угол комнаты, замер.

Ждать пришлось недолго. Гулкие шаги раскатились по коридору, затихли возле двери, потом кто-то взялся за ручку. И вдруг удар страшной силы сотряс все вокруг, с потолка каморки посыпалась древесная труха.

– Вылезай оттуда, подлая тварь! Я знаю, что ты здесь!

В первый миг Тревор не узнал голос Джека, искаженный яростью. За этим последовал новый удар, от которого затрещали двери. Мистер Митчел поднял пистолет.

От нового удара замок вместе с ручкой вылетел из двери. Тревор, зажмурив глаза, выстрелил, наперед зная, что промахнется.

Когда дым немного рассеялся, он увидел Джека. Тот показался ему великаном. Чуть пригибаясь, маркиз вошел в комнату. Лицо у него была в крови.

– Даже стрелять ты толком не умеешь, подонок!

Маркиз шагнул к Тревору, вырвал из рук пистолет и дал такую затрещину, от которой из глаз у мистера Митчела брызнули искры.

Когда он очнулся, то обнаружил, что лежит на полу, а Джек склоняется над ним со зловещей улыбкой. Тревор заверещал, как заяц, с удивительным проворством шмыгнул на четвереньках в угол и забился в него.

– Ну, как оно? – Маркиз подошел, взял его за шиворот и с такой силой тряхнул, что у Тревора опять потемнело в глазах. – Каково… себя чувствовать, милый кузен… без толпы наемных ублюдков? Вот возьму и придушу тебя сейчас! И никто не сможет мне помешать, ты понимаешь?..

Железные пальцы Джека так сдавили шею, что Тревор не мог вздохнуть.

– Приятное ощущение? – осведомился маркиз, глядя на посиневшее лицо и выпученные глаза кузена. – Не хочется умирать? За жизнь цепляешься, гнида!

Маркиз с омерзением оторвал пальцы Тревора, вцепившиеся в лацкан его сюртука, и изо всей силы отпихнул от себя кузена. Мистер Митчел, гулко ударившись лбом о стену, затих.

Джек выпрямился и только теперь, тяжело дыша, осмотрелся. Ему и в голову не пришло, что в комнате мог оказаться сообщник, который стрелял лучше Тревора. Но сейчас маркизу было все равно. Он отомстил.

– Я – ладно… – пробормотал Джек, присаживаясь на кровать. Силы почему-то оставили его. – Но на нее руку поднимать не следовало… Что она тебе сделала? Или эта бешеная сука, леди Тальен, тебя надоумила, что мне больнее всего будет, если что-нибудь случится с Венерой? Отвечай!

Тревор мешком лежал на полу. И не было, похоже, чтобы дышал. Маркиз отстраненно подумал, что убил человека. Хотя в его сознании образ Тревора с трудом вязался с понятием о человеке. Но все равно…

Джек отер кровь с лица и вполголоса выругался. Глупо. Только теперь до него стало доходить, что он действовал очень глупо и неосторожно. Если в этой трущобе живет еще кто-нибудь, то наверняка слышали шум и, может, уже донесли. Теперь что? Суд?.. Из-за этого куска падали? Ну и наплевать… Сейчас Джеку на самом деле было все равно, он смертельно устал.

Груда тряпья в углу зашевелилась, послышался стон. Джек посмотрел на «труп» с удивлением и только секунду спустя сообразил, что кузен жив. Он подошел к Тревору, перевернул его на спину. Лицо мистера Митчела было залито кровью, широко распахнутые глаза безумно блуждали, время от времени он издавал похожие на мычанье стоны.

– Нет. Мерзавцы так легко не умирают…

Руки маркиза сами собой сжались в кулаки, но он сдержался.

Разыскав среди одежды Тревора брюки, он вытащил пояс и связал слабо сопротивлявшемуся кузену запястья. Потом подумал, оборвал шнур, которым задергивались шторы, и крепко обмотал мистеру Митчелу лодыжки. Вытащил из кармана платок и сделал из него кляп. Еще раз огляделся и вышел из комнаты.

Через полчаса он уже стучался в двери дома Остина Уатта. Когда он назвался, ему открыли, но дюжий лакей смотрел подозрительно, и Джек не стал входить, попросил только позвать хозяина.

Минуту спустя на лестнице появился, завязывая пояс халата, заспанный Остин. Увидев маркиза, адвокат не на шутку встревожился и окончательно проснулся.

– Джек?.. Что такое?.. Что с тобой, ты весь в крови?!

– Ничего, пустяки… – Маркиз отвел руку приятеля и через силу усмехнулся. – Остин, мне нужно с тобой, посоветоваться…

– Да входи же! – Мистер Уатт втащил маркиза внутрь и быстрым взглядом осмотрел пустынную улицу. – Чего торчишь на пороге?

Только теперь Джек сообразил, что поступает не совсем умно, демонстрируя себя в таком виде среди ночи на крыльце адвокатского дома. За ним вполне могли следить.

Дальше Остин действовал быстро и решительно. Он провел Джека в гостиную, усадил в кресло, приказал принести воды и салфеток. Налив полный стакан бренди, вручил его маркизу и только после этого спросил:

– Что произошло?

– Я… едва не убил человека…

– Да тебе самому нужен доктор. – Остин озабоченно покачал головой. – Подозреваю, что все это непосредственно касается мисс Дюруа? Ты решил взять все в свои могучие руки и наломал дров?

– Остин, выслушай меня…

И Джек вкратце рассказал обо всем, что случилось за прошедший день, начиная с визита Берти Уэллса.

– Да, история неприятная, – согласился адвокат, минуту подумав. – Лишний скандал именно сейчас тебе совсем ни к чему… Но устраивать панику пока рано. Вполне возможно, что этот мерзавец не так уж серьезно пострадал, и мы сумеем убедить его не доводить дело до суда.

– Очень на это надеюсь, – кивнул Джек. – Но лучше бы я убил его…

– Ладно, я пошлю туда своих людей. Они все выяснят, осмотрят место происшествия. И потом уже решим, что делать дальше…

Остин на минуту вышел из комнаты. Его озабоченный вид не предвещал ничего хорошего. Вернувшись, он внимательно посмотрел на маркиза.

– Все в порядке. Мои люди будут на месте через пятнадцать минут. Надеюсь, никто за это время не успеет там ничего инсценировать или, хуже того, прикончить твоего дражайшего кузена… Ты понимаешь, что сейчас это может кое-кому оказаться очень выгодным? Но если он тяжело ранен, то нужно самим сообщить в полицию. Ты, в конце концов, защищался… – Остин посмотрел на маркиза и только теперь дал волю своим чувствам. – Джек, ну нельзя же быть таким безрассудным! Ты сам даешь им в руки все козыри против себя. Я понимаю, мисс Дюруа очень дорога для тебя…

– Я хочу только одного, – перебил приятеля маркиз и поморщился, наблюдая, как лакей ставит на столик кувшин с водой, поднос с какими-то склянками и стопкой салфеток, – Чтобы этот подонок никогда в жизни больше не докучал мисс Дюруа… Чего бы это мне ни стоило… – Джек охнул, когда мистер Уатт приложил к его ране смоченную чем-то пахучим салфетку. – Ты понимаешь меня, Остин?!

– Понимаю. Об этом можешь не беспокоиться… Ничего, сейчас будет не больно… Потерпи!.. В довершение всего у нас другая беда.

– Палмеры?.. Ох! – Джек скривился. Царапина выше виска оказалась довольно глубокой и продолжала кровоточить. – Налей еще выпить, а то мучаешь без наркоза!

Остин протянул Джеку стакан бренди, потом закончил обрабатывать рану. Только после этого налил выпить себе и устроился в кресле напротив Джека.

– На сегодняшний день ситуация такова: лорд Палмер все еще горит желанием довести дело до суда… – Адвокат сделал медленный глоток и посмотрел на Джека. – Тупоголовый и упрямый, как пивные бочки, среди которых проводит всю свою жизнь… Но дочь его, похоже, на самом деле беременна. И они хотят доказать, что это твой ребенок.

– Да я ее пальцем не трогал! – Джек залпом выпил почти все из своего стакана. – Клянусь тебе!

– Мне можешь не клясться, я все понимаю, – отозвался Остин. – Но она утверждает обратное… А с твоей репутацией трудно будет что-то доказать. Главный судья у нас, в конечном счете, общественное мнение, которое создают два десятка сплетников. Прикинь, сколько ты за свою жизнь приобрел недоброжелателей… А друзей у тебя в вашем блестящем высшем обществе много?

Джек нетерпеливо помотал головой, давая понять, что и так все это прекрасно понимает.

– И Палмер не согласится на отступное?

– Деньги его не интересуют. Я тут навел кое-какие справки и был несколько удивлен размерам его доходов… Им нужен твой титул. Знаешь, когда кажется, что все в жизни уже есть, хочется недостижимого…

– И что нам делать?

Джек со стуком поставил стакан.

– Я приказал своим людям выяснить все, что удастся, о возможном отце ребенка. Знаешь, слуги замечают на удивление много, и это может нам помочь… – Остин посмотрел на жидкость в своем стакане. – Тем временем будем вести переговоры с Палмером. Он не совсем идиот и понимает, что может выиграть, но может и очень многое проиграть. В его случае – все.

– Но пока ничего обнадеживающего?

– Похоже, что так, – грустно согласился Остин.

– Не переживай. Для меня главное, что Венера сейчас в безопасности. А с Палмерами пока что… Может, мне поговорить с Сарой?

– Нет, любые контакты с ней для тебя крайне нежелательны. За тобой наверняка следят люди Симингтона, и это станет лишним доказательством в суде.

– Да, ты, как всегда, прав. – Джек нахмурился. – Я уже и так наломал достаточно дров… А после того, что она позволила себе в «Саттон-Инн»… Ясно, что она тоже все поставила на карту. Дура набитая!.. Сама она, конечно, не могла такого изобрести. Тут чувствуется рука мастера – непревзойденной в этом деле леди Тальен… Ту хлебом не корми – дай кому-нибудь пакость устроить! – Джек поморщился и осторожно потрогал пластырь на лбу. – Веселые у меня вышли каникулы… Ладно, пойду домой спать. Если будет что-то срочное, сразу сообщай.

Он молодцевато поднялся из кресла, но покачнулся и растерянно огляделся, словно не узнавая комнаты.

– С тобой все в порядке? – озабоченно посмотрел на него Остин. – Может, все-таки доктора позвать?

– Лишний свидетель, – покачал головой маркиз. – Нет, это, скорее всего от выпитого. Хорошее у тебя бренди…

– Ладно, иди… – Остин тоже встал. – Ты собираешься еще встретиться с мисс Дюруа? Извини… Она очень понравилась Хелен… Необыкновенная женщина…

– Обещал приехать в Париж на скачки. – Джек невесело улыбнулся.

– И, поедешь?

– Скорее всего, нет. – Маркиз пожал плечами. – Тут нужно, как говорят, крепко подумать. Она и так из-за меня натерпелась… Не знаю, извини… голова гудит, ничего не соображаю…

– Ладно, иди домой. О мистере Митчеле я позабочусь.

– Приятно сознавать, что есть на свете хоть один человек, на которого можно положиться.

Маркиз крепко пожал Остину руку и вышел из комнаты. Адвокат, не теряя ни секунды, тоже вышел из гостиной, прошел в библиотеку и негромко сказал несколько фраз коренастому человеку, явно поджидавшему его. Тот кивнул.


Услышав стук в дверь, леди Тальен раздраженно оторвала взгляд от зеркала. Она только что встала и еще не успела толком проснуться. Кроме того созерцание собственных черт после сна доставляло ей все меньше удовольствия.

Сара буквально ворвалась в комнату. Она глубоко дышала и раскраснелась так, будто полмили прошла пешком, что отнюдь не было в ее привычках. Но леди Тальен сейчас не могло заинтересовать ничто на свете, кроме собственного лица.

– Я думала, вы никогда не проснетесь! Десять раз спрашивала у горничной!.. – начала племянница с порога, бросив на столик соломенную шляпку.

– Задерни, пожалуйста, шторы, – бесстрастно отозвалась леди Белла. – Плотнее, пожалуйста… Эта дура Элис почему-то думает, что мне приятно по утрам созерцать солнечные пятна на стенах.

– Какое же утро, тетя? – Сара быстро подошла к окну и принялась задергивать шторы. – Уже за полдень!

– Лорд Кортни был очень внимателен и не отпускал меня почти до рассвета… Ах, порой это бывает так утомительно!

– Да я знаю, его жена сейчас где-то на водах… Но это меня не интересует. У меня своих проблем по горло!

Эти слова подействовали на леди Тальен подобно живительному эликсиру.

– Ну-ка, ну-ка, расскажи тетушке!

Она повернулась к Саре и откинула платиновый локон со лба, изображая полное внимание.

– Я гораздо более беременна, чем думала! – выпалила Сара, не очень заботясь о том, как это прозвучало. – А маркиз Рэдвер, похоже, собирается тянуть, пока не будет слишком поздно!

– Да, это новость, – вяло проговорила леди Тальен. Откровенно говоря, она надеялась на нечто совсем иное. А известие Сары означало, что нужно опять срочно напрягать мозги. – И почему ты не сказала мне с самого начала?

– Сначала, – раздраженно отозвалась Сара, – я сама не знала! Потом не хотела никому рассказывать… Я ведь думала, что папа сразу заставит его жениться!

– Не паникуй. – Леди Белла досадливо взглянула на племянницу. Теперь она проснулась окончательно и даже заставила себя соображать. – Ничего страшного пока не произошло. По тебе, по крайней мере, не видно. Сядь, не мельтеши перед глазами… – Она повелительно указала Саре на стул. – Нужно подумать.

– И Винчеицо будто взбесился, – со вздохом сообщила племянница, плюхаясь на стул. – Дуется, не хочет со мной разговаривать. Только твердит, что я не люблю его и готова предать нашего ребенка!

– Ну, с этим не будет проблем. – Леди Тальен осторожно провела пальцами по щеке и вздохнула. – Я поговорю с ним и выясню, чего он хочет.

– А что тут выяснять? Он хочет жениться на мне… Говорит, что у него семья, не хуже нашей. Отец был каким-то там придворным лекарем, чуть ли не австрийскому императору клизмы ставил!.. Вы представляете, нашел, чем прельстить меня!

Леди Белла презрительно фыркнула:

– Да уж! Приятная перспектива – стать женой учителя танцев из лекарской семьи. Ладно, это оставь мне… – Она посмотрела на Сару: – А теперь скажи честно – сколько уже?..

– Почти четыре месяца. Я сама не ожидала… Время, оказывается, летит так быстро!

Леди Белла поджала губы и задумалась, лицо ее помрачнело, но только на секунду.

– Мне нужно срочно поговорить с твоим отцом. Он должен знать все… Ведь он думает, что ребенок от маркиза.

– Нет! Он и так постоянно пилит меня, твердит, что я опозорила семью. Мать все время ноет, что это грех и не по-христиански… Неужели мы не сможем заставить Рэдвера жениться?

– Боюсь, что с ним тоже придется поговорить. И очень решительно! Ничего, у меня есть средства воздействия на этого сиятельного жеребца. Он еще пожалеет о том дне, когда познакомился со мной…

Леди Тальен вовремя одернула себя и замолчала. Но взволнованная Сара ничего не заметила.

– О, милая тетя! Я всегда знала, что только ты можешь мне помочь!

– Да где же наконец мой кофе?! – внезапно приходя в ярость, воскликнула леди Тальен. – Эта дура Элис в гроб меня вгонит!

Голова у Беллы раскалывалась после вчерашнего шампанского, но она заставила себя успокоиться и, взглянув на племянницу с неприязнью, глубоко вздохнула.

– Тетя, если вы поможете мне, – Сара вскочила со стула, – я навек ваша должница!

– Да ты и так уже… – Белла не договорила, так как в этот момент в комнату вошла горничная с подносом, на котором стояла внушительных размеров чашка с дымящимся горячим кофе. Леди Тальен протянула к чашке руку. – Где это ты шлялась столько времени, мерзавка?! За это время можно два раза Индию завоевать! Предупреждаю, если это повторится, можешь искать себе новое место, и ни на какое выходное пособие не рассчитывай! – Она вошла в такой раж, что забыла даже о кофе. – И рекомендательные письма тебе напишу такие, что тебя ни в один трактир не возьмут!..


Поезд прибыл в Париж утром. У Венеры была своя квартира на Монмартре, но она решила отправиться с вокзала к родителям. Во-первых, нужно было объяснить им свою неожиданную задержку в Лондоне, и потом… Она просто не хотела и не могла сейчас оставаться одна. Несколько часов сна в поезде вылились в какой-то кошмар, главным действующим лицом которого был маркиз, являвшийся ей в сонме отвратительных призраков. И теперь, глядя на озабоченную толпу парижан, спешащих по своим делам, она чувствовала себя одинокой и несчастной.

– Наконец-то, мисс Дюруа, вы вернулись! – встретил ее на пороге дворецкий Дюмон, сияя радостной улыбкой. – Дома только ваши родители и Каролина, – сообщил он, к великому облегчению Венеры. – Доложить?

– Не нужно. В Англии была такая прекрасная погода, что я решила немного задержаться… Как себя чувствует Иветт?

– Благодарю, ей уже лучше.

Дюмон с благодарностью посмотрел на молодую хозяйку. Его маленькая дочь, Иветт, месяца два назад упала с дерева и сломала ногу. Венера поместила ее в лучшую клинику Парижа и сама позаботилась, чтобы операцию сделали опытные доктора.

– Сегодня на завтрак пирожные с заварным кремом, – сообщил, понижая голос, Дюмон. – Те самые, которые Жан-Клод делает лучше всех в Париже. Так что поспешите…

Венера кивнула, отдала ему накидку и с замирающим сердцем направилась в столовую.

– Дорогая, наконец-то! – радостно улыбаясь, поднялась ей навстречу мать. – Как я рада видеть тебя!.. Поль, посмотри, кто приехал!

Отец повернулся к дочери, и лицо его просветлело.

– Что там такого случилось в Туманном Альбионе, из-за чего ты столь надолго задержалась? – Он поднялся со стула, обошел стол, ласково обнял Венеру и поцеловал. – Хотя страна, конечно, интересная, есть что посмотреть. А?..

– Ты удивишься, папа, но там все это время не было никаких туманов! Я много всего повидала и прекрасно отдохнула, – сказала Венера, пряча глаза. Отец понимающе улыбнулся. – Но теперь я дома и ужасно хочу есть!

– Узнаю собственную дочь, – добродушно усмехнулся Поль Дюруа и сделал широкий приглашающий жест. – Очень хорошо, что ты приехала сразу к нам. Милости просим! Завтракай. Расскажешь все потом.

– Как хорошо снова оказаться дома! – счастливо вздохнула Венера, усаживаясь за стол. – Я вам все обязательно расскажу… А еще я привезла из Лондона гору оборудования для больницы. Новые хирургические инструменты, осветительные приборы специально для операционных…

– Успокойся, – с мягкой улыбкой глядя на дочь, сказал отец. – Успеешь еще рассказать и все показать..!

– Нет! Я хочу, чтобы наша больница стала лучшей в Париже! И она обязательно такой будет.

Глава 18

Джек слышал сквозь сон оживленный голос Пегги, но глаза никак не хотели открываться, голова была тяжелая, будто налитая свинцом.

– Да проснись же! – безжалостно тормошила его герцогиня. – Эй, кто там? Надо позвать доктора… У тебя наверняка что-то с головой, контузия какая-нибудь!

Джек, наконец, разлепил веки, и ошалело посмотрел на крестную. Пегги благоразумно отступила на пару шагов от кровати и взяла бокал, который отставила ради того, чтобы вернуть к жизни маркиза.

– Слава Богу! Уже шестой час, милый. Мне доложили, что ты спишь почти сутки… И даже не проголодался?

– Что это у тебя в бокале? – вместо ответа спросил Джек. – Дай-ка глоточек… Это для меня будет лучше всякой еды.

Он принял у нее из рук бокал и единым махом влил в себя содержимое.

Пегги с коротким смешком покачала головой:

– Тебя точно надо показать доктору.

– Он уже приходил, полчаса промучил меня, прописал постельный режим. И никаких волнений…

Маркиз вытянулся на кровати и застыл, сложив руки на груди. Герцогиня так и покатилась со смеху.

– Вот!.. А тут являешься ты. Был бы это кто-нибудь другой…

– Представляю, как несладко бы ему пришлось. Но поесть-то тебе надо? Мне не нужен крестник, похожий на полудохлую осеннюю муху. Вставай!

Джек, окончательно осознав, что помереть спокойно ему не дадут, со стоном сел на кровати, подоткнув под спину подушку.

– Откровенно говоря, сам не знаю, что мне сейчас надо. Голова гудит как улей…

Он потрогал повязку и поморщился.

– Тревор пытался убить тебя, негодяй! Я узнала от Остина и сразу приехала сюда…

– Ага, – морщась от боли, буркнул Джек и спустил ноги с кровати. – Только вот стрелять он не научился… И если честно, то это я гораздо больше хотел убить его… Налей-ка мне еще. Из твоих рук это слаще нектара!

– А тебе не повредит? – озабоченно спросила герцогиня, но тем не менее наполнила бокал. – Ладно, ты у нас большой мальчик, сам разберешься…

Пока Джек прихлебывал бренди, чувствуя, как в голове начинает проясняться, Пегги болтала без умолку:

– Остин прямо с утра прислал мне записку. Я сразу собралась, примчалась быстрее ветра, а твой дворецкий еще и не пускал меня! Но я знаю, как надо вести себя с этой братией.

– Представляю… Он еще жив? – не мог не рассмеяться Джек. Голова почти не кружилась, на душе тоже стало легче.

– Пей медленнее, а то, прежде чем выздоровеешь, успеешь напиться. Кстати, Остин передал, что с твоим дорогим кузеном все улажено. Он оказался очень живучим… Даже особых повреждений нет, кроме нескольких ссадин. Но ужасный трус! – Глаза Пегги сверкали от удовольствия. – Когда Тревору намекнули, что его могут обвинить в попытке убить тебя, причем неоднократно, он мгновенно на все согласился. – Она сделала торжественную паузу. Джек догадался, что герцогиня приехала сюда именно для того, чтобы первой сообщить ему радостную весть. – Сейчас он под усиленным надзором отбыл в Ливерпуль дожидаться первого корабля до Сиднея… Там ему самое подходящее место – среди уголовников и прочего сброда. В Австралии его научат жить!

Герцогиня даже помолодела от волнения. Наверняка сейчас она чувствовала себя так, как в былые годы, когда блистала на сцене.

– Хорошо… – Джек с улыбкой смотрел на крестную. – От дорогого кузена мы, похоже, избавились надолго…

– Я надеюсь, навсегда. Кстати, Остин нашел и того молодца, которого Тревор нанимал стрелять в вас. Тот, по взаимному соглашению, подписал признание… Так что теперь, если Тревор вздумает вернуться в Англию, дорога его будет прямиком на каторгу.

– Ясно. – Джек опять поморщился и поставил пустой бокал. – Все делается без меня, а я валяюсь тут, как…

– А вот мне не ясно! – Герцогиня вдруг стала в позу грозной богини правосудия и строго посмотрела на крестника. – Весь город гудит, что ты собрался жениться на этой Саре Палмер! Может, тебе и все равно и тебя нисколько не волнует честь рода, но я лучше сразу удавлюсь от такого позора!

– Господи, Пегги, не так быстро. Я сам узнал об этом четыре дня назад. Причем в такой форме… А потом некогда было и подумать…

– Так это – правда! Ты допускаешь мысль, что можешь на ней жениться? Говорят, она беременна… – Пегги надменно хмыкнула. – Ну и что? Им придется еще доказать, что это твой ребенок.

– Конечно, нет! – воскликнул маркиз, чтобы хоть на миг остановить поток ее красноречия. – Все это ложь и грубый шантаж!

– Именно так я и сказала Адди Бекхем, которая клялась, что видела у Палмеров брачный договор.

– Бред какой-то!..

– Но, милый мой, что прикажешь думать? Ты относишься к этому крайне легкомысленно. У тебя не так давно уже были подобные истории с Педжеттами и Уоддингтонами.

– Ну, не совсем… – смущенно кашлянув, ответил Джек.

– Но Палмерам, надеюсь, не придется платить отступного?

– Не знаю. Остин обещал разобраться…

Джек заметно помрачнел и поставил бокал на тумбочку.

– Мне сказали, что Палмер не хочет твоих денег… – Пегги выразительно вздохнула и едва удержалась, чтобы не всплеснуть руками. – Поразительно, откуда в этих выскочках берется столько гонора? Что происходит с нашим обществом? Куда мы катимся?.. Еще мои родители такого, с позволения сказать, «барона» и на порог бы не пустили! А вот теперь ему понадобился твой титул, и не меньше. Титул, который твои предки сотнями лет завоевывали на полях сражений!

– Ладно, оставим предков в покое… – Джек оперся руками о кровать, потому что голова опять закружилась. – А барон точно хочет проглотить меня всего, целиком. Но посмотрим, как ему это удастся. В старой доброй Англии пока еще существуют суды…

– Все равно, – Пегги сокрушенно покачала головой, – это влетит тебе в копеечку! Знаю я все эти суды, только деньги тянут с людей.

– Да я отдам все деньги, лишь бы отвязаться от его дочки!

Герцогиня мгновенно сориентировалась и вопросительно посмотрела на крестника: – Ты хочешь оставить это место для кого-то еще?

– Пегги, не трать зря времени. – Джек сурово взглянул на крестную. – С этим все решено раз и навсегда. Венера не хочет выходить за меня замуж, а я – жениться на ней!.. Так что все твои усилия пошли прахом.

Герцогиня театрально вздохнула:

– Джек, ты все же непроходимый тупица. Я так старалась!

– Не горюй, Пегги, – усмехнулся маркиз. – Считай, что у тебя появилась еще одна возможность женить меня на ком-нибудь.

– Но мне так нравится Венера! У нее столько замечательных и положительных качеств, что порой даже не верится!

– Понимаю… Жаль, что ты сама не можешь на ней жениться.

Герцогиня ничего не ответила, осуждающе взглянув на крестника.

– Не вмешивайся в мою жизнь. – Маркиз положил ладонь на руку Пегги. – Прошу тебя…

– А я разве вмешиваюсь? – самым невинным голосом отозвалась герцогиня. Изумление на ее лице было таким искренним, что маркиз едва не рассмеялся.

– Раньше мне было все равно, – он вздохнул и опять помрачнел, – но не сейчас. Понимаешь?

– Понимаю, – отозвалась герцогиня таким ангельским тоном, что Джек без труда угадал: так легко успокаиваться Пегги не собирается.


Всю следующую неделю маркиз Рэдвер, восстановив физическое здоровье, пытался восстановить душевное равновесие, вновь соединившись с могучей кучкой блестящих лондонских бонвиванов, которые уже заскучали без него. Для начала он развеял все слухи, касавшиеся его и Венеры, потом отмел любые предположения о своей предстоящей женитьбе на Саре Палмер и доказал это, сутками пропадая в заведении мадам Робюшон. Выбирался он оттуда только для того, чтобы сесть за карточный стол в «Бруксе».

И как удивился бы весь Лондон, узнав, что, неизменно заказывая у мадам Робюшон свою лучшую подружку, знойную Люси, и уединившись с ней в номере, Джек занимался в основном тем, что, вздыхая и ворочаясь, пытался заснуть на диване, оставив девушку мирно почивать на роскошном ложе любви. Однако Люси была не болтлива, да и платил маркиз за проведенные с нею часы с лихвой.

Но когда, недели через две после отъезда Венеры, Джек явился в заведение мадам Робюшон среди ночи, едва держась на ногах, и вновь заказал Люси, хозяйка посмотрела на него как-то странно. А покладистая куртизанка, оставшись с ним наедине, сразу спросила:

– Маркиз, что с вами происходит? Зачем вы сюда приходите? Мы ведь не сможем долго скрывать все это…

– Не беспокойся, – пробормотал Джек заплетающимся языком – Вот… сейчас… еще в-выпьем… – Он потянулся к ведерку с шампанским. – И все будет х-хорошо…

– Я вам уже совсем не нравлюсь? – не унималась Люси. – Я не понимаю. У нас столько времени все было хорошо, я даже привыкла к вам… Может, я что-то не так делаю или вам нужно сменить обстановку? Я не могу так, мадам уже подозревает…

– Эх, Люси! Вот и ты бросаешь меня… – Маркиз мотнул головой, спутанные черные пряди упали на глаза. – А мы так долго были друзьями… Так и бывает в жизни: все что-то строишь, строишь… годами, десятилетиями, а рассыпается все в прах за час.

– Я вас не бросаю. Это я больше не нужна вам… Поезжайте в деревню, маркиз, подышите свежим воздухом… – Люси участливо посмотрела на него. – Я знаю, вам это всегда помогает… И выбросите из головы то, что мучает вас…

– А видно, что мучает?.. – Джек с трудом поднял голову и отыскал взглядом Люси. Ее стройная фигура на фоне расшитой яркими цветами занавески вдруг кого-то напомнила. Но только на миг.

– Еще как.

Люси сделала шаг и хотела погладить маркиза по голове, но рука застыла в воздухе.

– Нет, в деревню я не поеду… Там мне будет… еще хуже. – Джек глубоко вздохнул и пьяно мотнул головой. – Там со мной была она… И я был с ней…

– Вот видите, – мягко упрекнула Люси, отбирая у него бутылку. – Значит, все дело в ней! Не надо скрывать, я сразу обо всем догадалась… Нет, вам уже хватит! На дне стакана вы ее тоже не найдете.

– Да никого я не ищу! – выкрикнул маркиз, пытаясь встать, но вместо этого повалился на диван и мгновенно заснул.

– Ищете… – вздохнула Люси, с жалостью глядя на небритого маркиза в мятой, заляпанной вином рубашке с расстегнутым воротом. – Только сами себе пока в этом не признаетесь…

Накрыв Джека пледом, она подошла к окну и долго стояла, глядя на пустынную, слабо освещенную мутным светом газовых фонарей улицу.

Приятели маркиза знали о его состоянии гораздо меньше Люси, но и те начали беспокоиться.

– Что-то давненько ты на рыбалке не был, – сказал как-то Нэд Дарлингтон, глядя на осунувшееся, небритое лицо Джека. – Времени нет?.. Ясно. Спешишь в одиночку все вино в Лондоне выпить?

– Спешу, – кивнул маркиз и хотел добавить что-то резкое, но, вскинув голову, посмотрел другу прямо в глаза. – Нэд, скажи, что со мной творится? Никогда такого не было…

– Тебе как – честно или вежливо?

Голос барона звучал насмешливо, но смотрел он на Джека с болью и состраданием.

– Пошел ты к черту! Вежливо я могу у виконта Тэлмота спросить…

– Тогда, – Нэд глубоко вздохнул, – поезжай, найди ее и скажи, что любишь.

– Хороший совет… – задумчиво отозвался Джек. – Только не для меня.

– Тогда придумывай сам. – Нэд слишком хорошо знал маркиза и не раз убеждался, что споров с ним в таком расположении духа лучше не затевать. – Одно могу сказать точно – бутылка губила и не таких, как ты.

– Спасибо… Таким и должен быть совет настоящего друга, – произнес маркиз, язвительно скривившись. – Лучше горькая, но правда… Я приму к сведению все, что ты сказал.

Взяв со столика почти опустошенный графин, он налил себе еще бренди. Нэд посмотрел на него с грустью и покачал головой.

– Простите, сэр… К вам посетитель… Камердинер осторожно тронул Джека за плечо. Тот что-то промычал и сделал движение, как бы пытаясь натянуть на себя одеяло. Но одеяла не оказалось. Маркиз спал у себя в кабинете на диване прямо в одежде. Сил хватило лишь на то, чтобы стащить ботинки.

– К черту… – Маркиз застонал, не в силах разлепить веки. – Всех к черту!.. Ненавижу!

– Я сказал, что вас нет дома, и вы не скоро будете… Но он не уходит. Вам подать умыться сюда?

– Тебе что – два раза повторять надо?

Джек, наконец, оторвал мятое лицо от жесткой кожаной подушки и свирепо взглянул на Мориса.

– Это очень настойчивый посетитель, сэр. – Верный слуга отступил на шаг и торопливо добавил: – Говорит, у него очень важное дело, касающееся молодой леди Палмер… Это ее учитель танцев.

Джек, сделав над собой громадное усилие, сел на диване и, мучительно морщась, посмотрел на камердинера:

– Скажи, что я приму его. Через десять минут. – Маркиз умудрился встать, но, качнувшись, ухватился за спинку дивана. – А сейчас – самого крепкого кофе…

Что-то ворча про себя, он побрел к двери в ванную, но остановился на полдороге:

– Как его зовут?

– Мистер Винченцо Доцци. Итальянец, учитель танцев…

– И он знает Сару?

– Говорит, очень близко. – Морис обозначил легкий поклон. – Поэтому я взял на себя смелость послать за мистером Уаттом, сэр…

– Ты просто молодец. – Джек улыбнулся верному слуге. – Что бы я без тебя делал?


Когда Джек вошел в гостиную, Винченцо нервно вскочил со стула и шагнул ему навстречу. Руки у молодого итальянца дрожали, но глаза метали молнии. Джек смерил взглядом невысокую изящную фигуру учителя танцев и усмехнулся про себя.

– Благодарю за визит, – поклонился он с изысканной вежливостью.

– Я пришел сюда вовсе не ради вас! – слишком патетично и с каким-то смешным акцентом воскликнул Винченцо и сделал странный жест, который, на взгляд маркиза, либо ничего не значил, либо мог означать очень многое.

– Я понимаю. Присаживайтесь. – Он кивнул итальянцу на кресло. – Сейчас принесут кофе… А вы пока расскажите, что вас привело ко мне. Чего вы хотите?

– От вас я ничего не хочу!

Винченцо, миновав кресло, сел на стул, поддернул на коленях коротковатые брюки, но на маркиза по-прежнему глядел непримиримо.

– Давайте скажем иначе… – усмехнулся Джек. – Что я могу для вас сделать?

– Вы ничего не… – начал итальянец и вдруг вскричал, стиснув небольшие кулаки и прижав их к груди: – Я не отдам ее вам! Она моя!..

– Кто? – стараясь выразить на лице полнейшее недоумение, пожал плечами маркиз.

– Вы прекрасно знаете! Я говорю о Саре Палмер!.. – Винченцо замолчал на миг, решаясь. – Вы не можете жениться на ней. У нее мой ребенок!..

– Вы уверены? – с нажимом спросил маркиз после достаточной паузы. – Подумайте, мистер… Доцци. Вы только что признались… Это очень серьезное заявление.

– Я уверен во всем, что хочу сказать! – От волнения акцент у итальянца только усиливался, и он не всегда правильно употреблял слова. – Она сама мне наговорила, что желает выйти замужем за вас только из-за титула!

– Оч-чень интересно… – Джек хмыкнул, прилагая немалые усилия, чтобы скрыть свою радость. – Значит, она сама вам говорила? И вы готовы повторить это в суде, под присягой?

– А это остановит женитьбу? – с отчаянной надеждой во взгляде посмотрел на него итальянец.

– Полностью, – заверил Джек. – И любой юрист скажет вам то же самое…

– Тогда я готов. – Итальянец положил руки на колени, но они продолжали предательски дрожать. – Я готов и повторить, и подписать…

Тут уж маркиз не смог сдержать вздоха облегчения.

– Но только потому, что я сам хочу жениться на ней, – не унимался Винченцо. – Потому что я люблю ее!

– А что думает об этом Сара? – осторожно осведомился Джек.

– Она говорит, что любит меня! – Голос Винченцо зазвенел от напряжения. – Но ее семья и слышать не хочет…

В гостиную вошел Морис с кофейным подносом, и дальше беседа продолжалась уже за столом и не на таких повышенных тонах.

– Мне сказали, вы учитель танцев, – с вежливой улыбкой сказал Джек, помешивая кофе.

– По-моему, это вполне достойное занятие. Я работал во многих очень уважаемых семействах и отовсюду имею самые лучшие отзывы.

– Ради Бога, кто спорит? – согласился маркиз.

– И мое семейство в Италии тоже достаточно благородное и известное, чтобы породниться с Палмерами.

– Однако лорд Палмер с этим не согласен, я полагаю?

– Я не разговаривал с ним. – Итальянец болезненно поморщился. – Но Сара говорила, что ее заставляют выходить за вас только из-за титула. И после свадьбы мы все равно останемся любовниками.

– Вот даже как? – с пониманием кивая, спросил маркиз. – Ну да…

– Но я ей сказал, что не согласен на такое… Это нечестно, и так не принято у нас в достойных семействах!

– И вы думаете, что сможете ее переубедить?

– Не знаю… – Винченцо поставил чашку и печально вздохнул. – Она так мечтает стать богатой…

Быстро прикинув в уме, во сколько обойдется ему судебная тяжба с таким опытным и готовым на все противником, как леди Тальен, а главное – как шумиха, которую не преминут раздуть газеты, может отразиться на его деловых связях, маркиз предложил:

– Ну, кто в наше время не мечтает стать богатым? И вы, наверное, тоже не отказались бы… Как вы думаете, не поможет вам в этом деле годовой доход… скажем, в десять тысяч фунтов?

– Фунтов, сэр?.. – Рука Винченцо, потянувшаяся к чашке с кофе, застыла в воздухе. – Извините, я не могу сразу перевести это в лиры…

– Не важно, – беспечно усмехнулся маркиз, хотя внутри все буквально клокотало от бешеной радости. – Я готов обеспечить вам такой доход, если вы избавите меня от Сары Палмер.

– Я… поговорю с ней. – Глаза у итальянца бегали, видимо, он все еще переводил в уме фунты в лиры. – Только она боится отца и во всем слушается свою тетку, леди Тальен…

– Если Сара на самом деле вас любит, то, узнав о столь резкой перемене вашего состояния, она перестанет слушать тетку… А в качестве свадебного подарка могу предложить вам уютную виллу… скажем, во Флоренции.

Винченцо не смог сдержать себя, губы его задрожали, глаза наполнились слезами.

– Сэр, ваша щедрость!.. Она просто ошеломляет… Я думал о вас, извините, хуже… не ожидал!

– Это не совсем щедрость, – маркиз смиренно уставился на кофейную чашку, стоявшую перед ним, – это, скорее, милосердие… Поверьте, я не хочу отбирать у вас Сару, пусть она остается вам. И если вы мне в этом поможете…

– Я иду и прямо сейчас поговорю с ней! – Винченцо, готовый вскочить со стула, посмотрел в глаза маркизу. – И если она не согласится… Я все равно буду… свидетельствовать в суде. У меня тоже есть свои интересы!

– Прекрасно, – кивнул Джек. – Значит, вне зависимости от результата, как только дело будет сделано, вы получите деньги. А купчую на виллу оформим сразу после свадьбы…

– Сэр, у меня на душе просто праздник! – сказал Винченцо, поднимаясь и кланяясь маркизу. – Вы даете мне надежду!

– А вы снимаете тяжкое бремя ответственности с моих плеч. Поверьте, меня эта странная и, мягко говоря, неопределенная ситуация тоже тяготила…

Джек сам дивился тому, откуда в голове брались такие витиеватые фразы, в которых итальянец явно половины не понимал.

Проводив Винченцо до двери, маркиз вернулся к столу. Потом прошел в дальний конец комнаты, где на буфете стоял «дежурный» графин, посмотрел на него, потрогал хрустальную пробку, но наливать не стал. Больше всего на свете ему хотелось сейчас узнать, что сказала бы по поводу состоявшегося только что разговора леди Тальен.

Раздумья прервал Морис, который вошел в комнату с каким-то особенно значительным лицом и спросил:

– Вы дома, сэр?.. К вам еще один посетитель.

– И кто же это? – осведомился Джек, почти уверенный в ответе.

– Леди Тальен, сэр… – Верный слуга скорбно опустил голову. – Она будет кричать и угрожать, если я скажу, что вас нет. Но я готов…

– Не надо таких жертв, Морис! Скажи, что я здесь, и с радостью приму ее… Только вот когда леди будет выходить отсюда, – крикнул маркиз вслед камердинеру, – не попадайся у нее на пути!

– Я вижу, вы так и не сменили этого грубияна лакея, которого я сто раз советовала выгнать, – начала леди Белла с порога. Присутствие в комнате самого «грубияна» нисколько ее не смущало.

– Благодарю вас, Морис, – сказал вместо приветствия маркиз. – Можете быть свободны. – И только после этого обратился к леди Тальен: – Что-то вы рано сегодня…

– Вас почти две недели не было дома, – с ледяной учтивостью сообщила Белла, видя, что маркиз нисколько не испугался ее воинственного настроения. – Поэтому решила навестить вас с утра, чтобы наверняка застать… Все протираете кушетки в заведении мадам Робюшон?

– А если и так? – Джек пожал плечами. – Вы мне хвала Господу, не жена, и я не обязан отчитываться перед вами.

– Я сейчас не в настроении обмениваться колкостями, Джек… – Не ожидая приглашения, Белла устроилась в кресле. – Мне нужно с вами серьезно и по возможности беспристрастно поговорить… Я хотела послать записку туда, но эти женщины…

– Эти женщины не читают чужих писем. В отличие от некоторых великосветских дам… – Маркиз взглянул на часы. С минуты на минуту должен был приехать Остин, а Джек по многим причинам не хотел, чтобы леди Тальен видела адвоката. – Говорите по сути, мадам, у меня мало времени.

– И все же, что это вас так отвратило от светских развлечений? – любезно осведомилась Белла. Когда требовалось, она умела себя сдерживать. – Может, к свадьбе готовитесь?

– О! Не подозревал, что у вас есть чувство юмора…

– Речь не обо мне. Вы еще не забыли, что должны жениться на моей племяннице? – Идеально наведенные губы леди Тальен сложились в милейшую улыбку. – А то у меня создается впечатление, что вы как-то слишком легкомысленно к этому отнеслись… У нас очень серьезные намерения, поверьте.

– А вы теперь при ней адвокатом?

Джек все же подошел к буфету и налил себе бренди. Белле предложить и не подумал.

– Адвокаты – вещь хорошая, но все нужно держать в своих руках. – В голосе леди Тальен зазвучала сталь. – В особенности имея дело с таким скользким типом, как вы.

– Ого! – Джек со смешком отхлебнул из стакана. У него было прекрасное настроение. – А если я не хочу быть у вас в руках?

– Тогда я… – Леди Белла сделала паузу. – Для начала пущу слух… что вы соблазнили юную Лили Дарлингтон, сестру вашего лучшего друга. После ваших прекрасных бальных танцев с ней мало кто в Лондоне не поверит в это… Потом придумаю что-нибудь еще…

– Ясно. – Джек с откровенной издевкой смотрел на сидевшую перед ним женщину. Может, он в свое время поступил с ней не совсем как джентльмен, но теперь нисколько об этом не жалел, – А если я тоже что-нибудь придумаю? Или вспомню? У нас ведь много общих воспоминаний, Белла. Будет о чем рассказать приятелям!

– Например? – небрежно осведомилась леди Тальен, чувствуя себя неуязвимой.

– Например, – Джек выдержал паузу до конца, – что у вашей племянницы Сары… есть любовник…

Густо напудренное, бледное, словно мрамор, лицо леди Тальен не могло побледнеть, и все же маркизу показалось, что он достиг своей цели. Внезапность нападения – лучший козырь.

– И этот любовник, – продолжил он самым спокойным тоном, потягивая из стакана и украдкой наслаждаясь производимым эффектом, – ее учитель танцев, итальянец… И она от этого учителя беременна…

– Это самая наглая ложь, – прервала его леди Белла, – которую я когда-либо слышала!

Пунцовые губы едва шевелились, словно не желая пропускать слова.

– Это вовсе не ложь, – отозвался маркиз, только после того как допил бренди. – Учителя этого зовут Винченцо Доцци…

– Этого не может быть! Все это вы придумали со своим адвокатишкой! Ну, ничего, на него я тоже найду управу!..

– Этот учитель только что был у меня… – Джек вполне откровенно наслаждался ее возмущением. – И готов подтвердить все это в суде.

– Вы… Вы подкупили его!!!

Леди Тальен вскочила на ноги и встала напротив Джека, прижимая к груди руки, стиснутые в кулаки. Теперь маркиз был доволен. Он, наконец, возбудил в этой женщине страсть. Настоящую, глубокую. Пусть и не похожую на любовь.

– Он не желает никакой платы, потому что хочет только одного… жениться на Саре.

– Проклятый идиот!

Даже под густым слоем пудры на щеках леди Беллы проступил румянец. Такого Джек не видел никогда, даже в те минуты, когда ее лицо было довольно близко от его собственного.

– Все равно, – голос леди Тальен стал больше похож на змеиное шипение, – я заставлю тебя жениться на Саре! Я буду бороться до конца! До самого Судного дня!.. Ты ублюдок! Грязный ублюдок!.. Скотина!!!

– Какой словарный запас, леди! Вы меня радуете. – Джек с истинным наслаждением наблюдал за выражением крайнего бессилия леди Тальен. – Вам следует сотрудничать с комиссией по составлению Большого Британского словаря.

Но леди Тальен уже не слушала. Подобрав юбки, она устремилась к двери и распахнула ее с такой силой, что если бы за дверью кто-то стоял, бедняге пришлось бы несладко.

Джек усмехнулся. Не зря он предупреждал Мориса…


Через полчаса они с Остином Уаттом сидели в кабинете Джека и обсуждали резко изменившуюся ситуацию.

– В общем, ты сэкономил кучу денег, даже предложив итальянцу столь щедрые отступные, – с усмешкой покачал головой Остин. – Люди Симингтона роют землю, он готовится к серьезной схватке. Она обошлась бы нам гораздо дороже… Кстати, не стоит ли позаботиться о безопасности Винченцо? После того как даже бедный Тревор пустился во все тяжкие, я готов ожидать от этой компании чего угодно… Смертельно раненная леди Тальен опаснее любой кобры.

– Делай, что сочтешь нужным, я тебе полностью доверяю, – рассеянно ответил Джек, глядя куда-то в пространство перед собой. – Предъяви его признания Симингтону… Может, это остановит старого пройдоху, и он не будет доводить дело до суда? Извещай меня изредка…

– А куда это ты собрался?

Остин удивленно взглянул на приятеля. Радость маркиза уже миновала, и он снова погружался в черную меланхолию.

– Поеду в Каслро, – уклончиво повел головой маркиз. – Что-то надоела столичная жизнь… Да и общение с такими особами, как леди Тальен, явно идет не на пользу моему здоровью. А там хорошо, спокойно…

– Да, там, конечно, сподручнее спиваться, – серьезным тоном вставил Остин.

– Нет, вот это – никогда! – С пафосом, достойным античных героев, воскликнул Джек и рассмеялся: – Чтобы маркизом Рэдвером стал Тревор?! Ради чего мы боролись?

– Тогда заводи сына. Это единственный способ сохранить все при себе…

– Где взять? – вздохнул маркиз, опять о чем-то задумываясь.

– Слушай, Джек, а не поехать ли тебе вместо деревни… в Париж? – хитровато улыбнулся Остин. – И не спросить ли там, где можно взять прекрасного здорового малыша, который бы мог унаследовать титул маркиза Рэдвера?

Глава 19

День во всех отношениях выдался прекрасный. Лошади Поля Дюруа выиграли несколько призов на скачках в Лоншане, и теперь все семейство собралось отпраздновать это событие в кругу самых близких друзей.

Большой стол был накрыт прямо в саду перед загородным домом. Все веселились, поздравляли друг друга, и только Венера, о чем-то задумавшись, сидела особняком в сторонке. Происходившее вокруг, будто не интересовало ее.

Поль Дюруа временами поглядывал на дочь и озабоченно вздыхал. Он был человек умный, проницательный и видел, что Венера вернулась из Лондона изменившейся, совсем иной. Даже работа по организации больницы не занимала ее так, как прежде, хотя она старалась находиться там с утра до вечера, взваливая на себя столько дел, что с лихвой хватило бы на троих.

Венере тоже не нравилось собственное состояние. Работа утомляла и не доставляла прежнего удовольствия. Она, как никогда, много спала, но сон не приносил отдыха. Словно проваливаясь вечером в черную яму, по утрам она просыпалась с головной болью и обрывками кошмара, таившимися в памяти. Все чаще в самые неподходящие моменты наваливалась беспричинная тоска, раздражение. Венера не помнила себя такой.

И все же, будучи натурой прагматичной, она не допускала мысли, что просто-напросто влюбилась. Тем более – в маркиза.

Джека можно было воспринимать как угодно, только не в качестве будущего спутника жизни. О нем можно было мечтать, видеть во снах, можно было вспоминать его как приятное мимолетное увлечение, но представить в роли жениха, мужа… Нет, эти несколько прекрасных, волшебных дней, проведенных с ним, не могли изменить ничего в ее жизни!

Но почему же сейчас, в этот прекрасный летний вечер, когда все вокруг веселились, ей было так нерадостно и горько? Почему она, тая надежду даже от себя, все чаще взглядывала на дверь?

Когда гости разъехались, а все домашние, пожелав друг другу спокойной ночи, разошлись по комнатам, Трикси Дюруа подошла к мужу, который стоял на балконе и, облокотившись на перила, смотрел во тьму сада.

– Милый, с Венерой что-то происходит, – сказала она, положив руку ему на плечо. – По-моему, пора вмешаться…

Поль медленно обернулся, вынул изо рта погасшую трубку.

– Я давно это заметил… Но я сам учил ее, что человек должен уметь справляться с собственными чувствами. А теперь не знаю, что делать…

Трикси вздохнула и посмотрела на бледный диск луны, только что всплывший над силуэтами деревьев. – Есть такие чувства, с которыми не в состоянии справиться ни одна женщина… Я просто не помню Венеру такой.

Поль вздохнул и, обняв жену за плечи, повел в комнату.

– Я бы рад ей помочь. Но что я могу сделать?

– Может, тебе стоит поговорить с ним? – Трикси с надеждой в глазах посмотрела на мужа. – С этим маркизом?

– И что я ему скажу? – Поль Дюруа нахмурился. – Насколько понимаю, он из тех светских львов, которые не привыкли рассматривать отношения с женщинами как нечто серьезное, тем более – обременять себя семьей.

– Но Венера так несчастна! – Трикси покачала головой и, подойдя к зеркалу, принялась снимать сережки. – Мы должны вмешаться!

– Ты разговаривала с ней?

Поль взглянул на жену.

– Я пыталась, но она уходит от разговора… Ты заметил, теперь ее даже скачки не интересуют? – Трикси сняла браслет и положила его на туалетный столик. – У меня сердце не на месте!

– Слушай… – Поль задумался на секунду, потом кивнул, будто убеждая самого себя. – А почему бы нам… не взять ее с собой в Марокко?

– В Марокко?

– Ну да… – Поль сделал широкий жест. – Ничто так не лечит от любовного недуга, как смена впечатлений. Кроме того, Винсент тоже поедет с нами.

– Винсент? Да, он ей всегда нравился… Поль, ты просто молодец! – Трикси радостно улыбнулась и убежденно заявила: – Марокко – именно то, что ей сейчас нужно.

– По крайней мере, она забудется. Увидит и узнает столько всего нового… То, что произошло с ней в Лондоне, станет в один ряд с прочими воспоминаниями, – кивнул Поль. – Прекрасно! Так и сделаем.


Но убедить в этом Венеру оказалось не так-то легко. Едва дослушав отца, она решительно сказала:

– Мне некогда. Я не планировала никакой поездки… Кроме того, у меня сейчас слишком много дел в больнице. Столько времени потеряно!

– Но это всего на две-три недели… Представь только: Африка, древняя страна… Мы побываем в таких местах, которые мало кто из европейцев видел!

– Нет! Мериме без меня не справится, – упрямо отказалась Венера, избегая отцовского взгляда. – К тому же я обещала Фелисии провести с ней несколько дней на море. У нее новый дом в Трувиле, мне очень хочется посмотреть.

– Я все понимаю. – Поль взял дочь за руку. – Мы ведь хотим только помочь тебе. Мать очень волнуется… Может, мне поговорить с маркизом Рэдвером?

– Нет! – Венера взглянула на отца и тут же отвела глаза. – Ради Бога, папа! Даже не думай об этом! Обещай!

– Мы готовы сделать все… Я только хотел как лучше.

– Папа, обещай мне!

Голос Венеры дрожал от волнения.

– Конечно. – Поль озадаченно пожал плечами. Он не ожидал такой бурной реакции, – Если ты не хочешь…

– Я меньше всего на свете хочу этого! – Она пыталась справиться с дыханием, грудь высоко вздымалась. – Папа, я сама… Прости. Съезжу на несколько дней в Трувиль, отдохну. Там так здорово!.. И все будет в порядке. Я тебе обещаю…

Поль задумчиво смотрел на свою такую взрослую и такую маленькую, совсем беззащитную девочку.

– Если хочешь, мы с мамой можем отложить поездку в Марокко и все вместе поедем отдохнуть в Трувиль?

– Нет, что ты! Не надо. – Венера ласково, но решительно взяла отца за руку. – Кроме того, в Трувиле в это время собирается неплохое общество. – Взгляд ее стал лукавым. – Вы мне там будете только мешать…

– Хорошо. – Поль потрепал дочь по щеке. – Делай, как знаешь… Надеюсь, ты сможешь справиться с этим сама.


Через три дня после отъезда родителей в Марокко с Фелисией де Кассе отправились в Трувиль.

Но, все же, садясь в поезд на парижском вокзале, Венера не понимала, зачем это делает. Даже мысль оказаться среди разряженной праздной публики на модном морском курорте, который в последние годы: стал Меккой для французской знати, была неприятна. Но выносить дальше состояние полной неопределенности, ожидания непонятно чего она тоже не могла.

Однако когда фиакр подвез их к подъезду одной из роскошных вилл, кольцом опоясывавших живописную бухту, и Венера окинула взглядом залитый щедрым солнцем пляж, разгуливавших среди живописных павильончиков всем в жизни довольных курортников, она поняла, что сделала правильно. Нужно было сделать что-то решительное, неожиданное, переломить себя, избавиться, наконец, от витавших над ней лондонских призраков. Нужно было жить дальше.


Джеку его бегство в Каслро никакого облегчения не принесло. Он пробовал охотиться, целые дни проводил на конюшнях, попытался, чтобы отвлечься, заняться хозяйством. Но воспоминания о днях, проведенных здесь с Венерой, постоянно и властно вторгались в сознание. Все вокруг напоминало о ней.

Иногда Джек куда-то шел и забывал, зачем идет, потому что вдруг с необычайной отчетливостью вспоминал, как на этом диване сидела Венера… как она разглядывала картины, развешанные по дому, спускалась по устланной ковром лестнице, весело смеялась, наполняя все вокруг атмосферой какой-то возвышенной праздничности… Мысли о других моментах, о часах, проведенных с нею наедине, он, стиснув зубы, ожесточенно гнал от себя.

Как-то, собираясь на охоту, Джек застыл посреди комнаты с ружьем в руке.

– Что с вами, сэр? – встревожено спросил Морис. – Ружье не в порядке? Дайте, я посмотрю.

– Нет, – не сразу отозвался маркиз и отложил ружье. – Все в порядке. Но на охоту мы сегодня не пойдем… Принеси-ка мне лучше, бутылку бренди. И стакан.

Морис прекрасно видел, что творится с хозяином. Но он был хорошим слугой и привык подчиняться беспрекословно. И все же, ставя на стол поднос, мягко осведомился:

– Может, вам не стоит пить сегодня, сэр? На улице жарко… и гроза, похоже, собирается…

Но, встретившись взглядом с маркизом, лишь покорно склонил голову. Выйдя из комнаты, он услышал, как в замке повернулся ключ.

Морис покачал головой, задумался, потом решительно направился в кабинет маркиза, где хранились письменные принадлежности.

Когда на следующий день Морис сообщил о приезде Пегги, Джек не особенно удивился, но посмотрел на верного камердинера с некоторым подозрением. Морис стоял с совершенно непроницаемым лицом, уставившись в пол.

– Ладно, – сказал маркиз. – Будем считать, что она придумала это сама…

Примерно через час, услышав, как по гравию возле крыльца зашелестели колеса экипажа, Джек выглянул в окно.

– Ого! Судя по тому, сколько багажа она взяла с собой, Пегги решила поселиться здесь навсегда…

– Герцогиня любит путешествовать очень обстоятельно, – бесстрастно отозвался Морис. – Кроме того, женщинам требуется гораздо больше вещей, чем мужчинам.

– Ясно, – хмыкнул маркиз. – Тогда проводи ее в старую спальню наверху. Ты знаешь… Она просто обожает старинную елизаветинскую кровать, пусть порадуется… Я выйду, поздороваюсь с ней минут через двадцать.

Джек наклонился к зеркалу и потер небритую щеку. Тоскливое выражение глаз, лихорадочно блестевших на исхудавшем лице, не особенно его порадовало.

За обедом Пегги была весела, остроумна и без умолку щебетала о красотах местной природы, которые ей довелось увидеть по дороге. Погода была прекрасная, она, наконец, вырвалась из Лондона, и все в жизни складывалось просто замечательно.

– А какая роскошная новая железнодорожная станция в Каслро! – восхитилась напоследок Пегги. – Вокзал – прямо как на картинке! Ведь эта дорога тоже принадлежит тебе? – Но, наткнувшись на сумрачный взгляд маркиза, она замолчала.

– Очень польщен, – холодно сказал он, наливая себе в стакан бренди. – Спасибо за высокую оценку моих способностей. Как видишь, я могу не только диваны в заведении мадам Робюшон просиживать…

– Никогда и не думала о тебе так. Я, кстати, привезла из Лондона прекрасные новости. Сара Палмер, представляешь, обручена! Кажется, со своим учителем танцев, итальянцем.

Герцогиня подождала, надеясь хоть на какую-то реакцию. Но Джек угрюмо цедил бренди из своего стакана, словно именно это было сейчас в его жизни самым важным делом.

– Ты слышишь меня? Или это тебя тоже не интересует?

– Я об этом давно знаю, – отозвался Джек. – Больше того, заплатил за то, чтобы это событие произошло как можно скорее… Но ты же приехала сюда не ради того, чтобы пересказывать мне сплетни? Пегги, не хитри!

– И не собираюсь. – Герцогиня вздохнула и решительно вскинула голову. – Мне написал Морис. Ему очень не нравится твое поведение.

– Да? А кто он такой, чтобы ему что-то нравилось или не нравилось?

– Но мне это тоже не нравится! – Пегги редко повышала голос, но сейчас он сделался неожиданно звонким. – Джек, с тобой что-то происходит. Ты сам понимаешь, что дальше так продолжаться не может!

– Было бы гораздо хуже, если бы со мной уже ничего не происходило… – хмуро проговорил Джек и опять потянулся к бутылке.

– Бездна юмора! – Пегги серьезно посмотрела на крестника и отодвинула бутылку. – Только юмор у тебя какой-то погребальный… Меня это тревожит. Монашество тебе не к лицу, Джек… И это беспробудное пьянство…

– Это не пьянство, – поморщился маркиз. – Я в любой момент могу покончить с ним, если придумаю себе более достойное занятие… И не будем об этом.

– По-моему, ты нездоров… Ты иногда смотришь на себя в зеркало? Тебя просто невозможно узнать! – с чувством воскликнула Пегги.

– Ясно, – кивнул Джек, невесело усмехнувшись. – Вам не хватает марионетки, которую вы из меня так долго и упорно лепили. Перед вами больше не блистательный, неотразимый в своей нахальной самоуверенности маркиз Рэдвер, а нечто непонятное. Он, не хочет таскаться ночи напролет по светским раутам, протирать простыни в чужих спальнях. А если бы я вдруг стал читать книги? Вы решили бы, что я сошел с ума?

– Джек, я такого не говорила! И для меня вовсе не тайна, что творится с тобой. Только ты боишься себе в этом признаться. – Герцогиня совсем по-девчоночьи вскинула голову. – Тебе не хватает этой женщины, потому что ты любишь ее. И я хочу тебе помочь.

– Спасибо. – Джек дотянулся до бутылки и снова налил себе бренди. – Ты уже мне достаточно помогла… Никогда не забуду тот проклятый вечер!

Пегги смотрела на крестника с растущей тревогой. Вот этого она действительно не ожидала. В голосе беспечного, непробиваемого маркиза Рэдвера звучала настоящая боль. Боль человека, смертельно раненного любовью.

– Джек, – произнесла она мягко, словно уговаривая маленького ребенка, – это должно было рано или поздно случиться…

– Все, хватит!!! – вскричал Джек и стиснул кулаки. Только испуганный вид Пегги сдержал его, и маркиз не грохнул кулаком по столу.

После очень долгой паузы и нескольких предварительных вздохов герцогиня решилась сказать:

– Она сейчас в Трувиле… Если тебе интересно.

– Откуда ты знаешь? – не сразу отозвался он глухим, сорванным голосом. – Только не говори мне, что ты с ней переписываешься.

– Нет, что ты! Но у меня много друзей в Париже.

– Что ж, – Джек безразлично пожал плечами, – в Трувиле, так в Трувиле… Надеюсь, она хорошо проводит время. Я слышал, там в это время собирается прекрасное общество. Не чета нам, неотесанным островитянам…

– Она проводит время вовсе не так хорошо, как тебе кажется.

– Ты что, послала туда шпионов следить за ней?

– Джек, ты же взрослый человек! – вспыхнула герцогиня. – Во всяком случае, пытаешься изображать из себя взрослого… Но почему ты ведешь себя как мальчишка? Кому ты этим делаешь хуже?

– Себе, – мрачно отозвался маркиз. – И имею на то причины…

– Извини, милый мой, – Пегги сокрушенно покачала головой, – но ты – полный идиот… – Она сделала предостерегающий жест рукой: – Не перебивай! Если я тебе этого не скажу, то никто не скажет. От чего ты всеми силами отталкиваешься? Что защищаешь? Свою драгоценную свободу, которой давно нет? Она давно тебе опостылела, а через месяц, через полгода, через год станет непосильным грузом… – Взгляд Пегги затуманился, словно она заглянула в какую-то бесконечную даль. – Свобода – самая страшная тяжесть на свете, если ее некуда девать, не к чему приложить. Запомни это…

Джек долго молчал, уставясь в тарелку с остатками еды. Потом поднял глаза на герцогиню и медленно спросил:

– Что же мне теперь делать? Может, я и готов, а она возьмет и отошьет меня по всем правилам? Что тогда?

– Через это тоже надо пройти, милый. – Пегги упрямо тряхнула головой. В глазах ее зажглись лукавые огоньки. – Чего ты хотел? Получить все сразу, не прилагая к этому усилий? Да люди ради этого пол-Земли пешком проходят!

– Ничего я не хотел…

– Я понимаю. Гораздо лучше сидеть здесь, казниться непонятно чем, изображая соблазненного и покинутого. Нет, мой милый, теперь уж не увиливай. Давай лучше заключим с тобой пари.

Маркиз поднял глаза на крестную и впервые за весь вечер улыбнулся:

– Пегги, ты неисправима…

А герцогиня и не отрицала. Прищурившись, смотрела на Джека, и в глазах у нее был блеск, который ни с чем нельзя спутать. Блеск настоящего азарта.

Глава 20

Яхта маркиза причалила в Трувиле около восьми часов вечера. Изнуряющая болтанка у беретов Нормандии давала о себе знать, но Джек заставил себя умыться, одеться в вечерний костюм и, тщательно причесавшись, отправился на набережную. Он знал, что Венера остановилась на вилле графини де Кассе, но его туда никто не приглашал.

Можно было, конечно, явиться и без приглашения, тем более что Джек года два назад встречался с графиней в Брайтоне и запомнил ее как очень милую, приветливую женщину. Но что делать, если вопреки всем надеждам маркиза Венера вовсе не ждала его? Если она сейчас сидит где-нибудь в компании милого веселого француза, а о нем вспоминает не больше, чем о прошлогоднем снеге?

От этой мысли Джека передернуло, он стиснул в кармане коробочку с обручальным кольцом, которое купил в Лондоне перед самым отъездом в Дувр. Знакомый ювелир смотрел на него при этом с таким странным выражением, что на следующий день об этой покупке наверняка знала вся столица Британской империи.

Нет, выставляться дураком еще и перед всей Францией он не собирался! Что угодно, только не это. Ведь и сейчас еще не поздно вернуться. Послать все к черту, и пусть Пегги посмеет сказать хоть слово!.. Но ноги сами собой несли его к роскошной белой резиденции, обсаженной высокими кипарисами.

Уже всходя на крыльцо, Джек еще раз пожалел о том, что делает, но было поздно. Мажордом графини, обладавший, как все толковые домоправители, феноменальной памятью на лица, приветливо поздоровался и послал доложить.

В доме явно готовились к большому празднику – по обширному вестибюлю сновали озабоченные слуги со стопками посуды и цветочными корзинками. Это подтвердила и сама хозяйка, через минуту спустившаяся в холл в роскошном вечернем платье.

К удивлению Джека, графиня сердечно, вполне по-дружески обняла его и объяснила, что они готовятся к приему русского посла.

– Венера одевается у себя в комнате и скоро спустится, – говорила Фелисия смущенному маркизу. – Как хорошо, что вы приехали! Для нее это будет настоящим сюрпризом.

– Да, я думаю… А можно мне поговорить с ней прямо сейчас?

– По-моему, не стоит, – покачала головой графиня. – Посол с минуты на минуту будет здесь. Он знает Венеру и наверняка захочет ее увидеть… А после вашего разговора, я подозреваю, нам придется разыскивать вас обоих… Нет, так легко улизнуть вам не удастся! – Графиня легонько похлопала его по руке. – Не беспокойтесь, Венера очень обрадуется, когда увидит вас.

Джек вздохнул. Похоже, об их отношениях с мисс Дюруа знала вся Франция. А после этого вечера будет знать и Россия. Прекрасно!

– Все же мне очень хотелось бы поговорить с ней… Понимаете, если мы не выясним кое-что до начала обеда, тогда уж мы точно сбежим. Где ее – комната?

Фелисия понимающе улыбнулась, покачала головой, потом вздохнула:

– Что с вами делать? Идите, вас проводят… Только не забудьте постучать!


Громкий стук в дверь прервал размышления Венеры о том, какую бы еще придумать отговорку, чтобы пораньше уйти с бала. Она понимала – Фелисия давно догадывается, что все ее мигрени, головокружения и постоянная меланхолия связаны с одним обстоятельством, скорее даже – с одним человеком. И если бы этот человек не был таким упрямым, самонадеянным ослом!.. Неужели трудно догадаться, что сама она, первая, ни за что не признается, что не может без него жить?

– Минутку подождите, – отозвалась она и со вздохом отложила цветок, который собралась вколоть в волосы. – Сейчас спущусь…

От звука открывающейся двери у Венеры почему-то перехватило дыхание. Она хотела обернуться…, и не смогла.

Лишь через несколько бездонных мгновений заставила себя посмотреть через плечо и, не чуя под собой ног, поднялась со стула.

– Как… ты нашел меня? Кто тебе сказал?

В дверях стоял Джек. Немного похудевший, бледный. В безукоризненном вечернем костюме. На губах его блуждала растерянная, до боли знакомая улыбка.

– Я думаю, у Пегги найдутся осведомители и при дворе китайского императора…

– И она… – Венера немного пришла в себя. – Она заставила тебя?

– Никто меня не заставлял.

– То есть ты хочешь сказать, – Венера изо всех сил старалась скрыть радостную улыбку, – что приехал в Трувиль по своей воле?

– Как только узнал, что ты здесь… – Джек глубоко вздохнул и опустил голову, словно покоряясь судьбе. – Я много думал о том… О тебе… – Он набрал воздуха в грудь. – И хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

– Что-то в вашем голосе нет былой решительности, маркиз. – Венера оперлась рукой о туалетный столик, потому что пол медленными толчками стал уходить из-под ее ног.

– Да, я плохо соображаю в последнее время… Но ты… стала еще красивее. Раньше я даже не понимал, какая ты красивая…

– Звучит интригующе…

– Я понимаю, что тебе не за что любить меня. И если ты скажешь «нет»…

– Я не скажу «нет»… – спокойно отозвалась Венера. Джек смотрел на нее с почти страдальческим выражением на лице.

– Но ты и не сказала «да»…

– У меня есть некоторые сомнения.

Лицо маркиза напряглось и застыло.

– Если честно, Джек, я не могу поверить, что за несколько дней ты стал другим человеком. Вся твоя жизнь, твои привычки…

– Я изменился, Венера. Ты изменила меня… Спроси у Пегги.

– Значит, все-таки она послала тебя?

– Нет! – Джек упрямо тряхнул головой. – Все не так… Просто раньше я и слушать бы ее не стал. Я никого бы не стал слушать… А теперь…

– Теперь ты готов слушать кого угодно? – Венера с трудом подавила улыбку. – А если я тоже изменилась? Если мне не хочется ни в чем себя ограничивать, ничем связывать? Что ты сделаешь, если увидишь меня с другим мужчиной?

– Я вызову его на дуэль!

– Но дуэли запрещены…

– Тогда я задам ему такую трепку, что он в следующий раз близко к тебе не подойдет!

– Приятная перспектива.

Джек, словно боясь оступиться, сделал несколько шагов вперед на негнущихся ногах и взял ее за руку.

– О чем мы говорим? Я думаю о тебе каждую минуту, я жить без тебя не могу!.. Я люблю тебя!

Венера не отняла руки и склонила голову набок.

– А если тебе это только кажется? Если ты убедил себя в этом?

– Как ты можешь говорить так?!

– Могу, Джек. Ведь ни один из нас прежде не любил по-настоящему. Мы оба слишком боялись потерять свою свободу…

– Но я о многом передумал и многое понял в последнее время. Нам плохо друг без друга…

– Не так все просто, – вздохнула Венера. – Невозможно одним усилием избавиться от того, что столько лет было твоей жизнью.

– Я готов сделать много таких усилий. Делать их каждый день! Сколько понадобится!

Венера помолчала, задумчиво покачивая головой. Лицо ее пылало, сердце сладостно сжималось. Но она все же произнесла со вздохом:

– А если я совсем не такая, как тебе кажется? Женщины ведь великие притворщицы… Если я взбалмошная и злая?

– Я не верю.

– А если у меня на уме только деньги? – Венера говорила все торопливее, потому что сама уже не знала, что сказать. Непостижимая глубина его черных цыганских глаз притягивала ее. – Если я, в конце концов, потребую закатить свадьбу на полмира?

– Только скажи когда и где… Как насчет следующего четверга? Хочешь в Лондоне? Можно и в Париже, в Риме или в Каире…

– Мои родители в Марокко…

– Мы вызовем их! Или поедем туда, если хочешь.

– Но если я стану твоей женой, тебе придется уделять мне много времени…

– Теперь все мое время в твоем распоряжении.

Джек говорил очень серьезно, без тени раздражения или насмешки.

– А если я захочу детей?

Венера чувствовала, что сейчас ее руки сами собой потянутся к нему, обнимут. Она так хотела этого, что уже не могла думать ни о чем другом.

– Очень хорошая мысль. Кроме того, мне все равно нужен наследник… Если я не хочу, чтобы все досталось Тревору.

Венера замерла, потом взглянула на него с задорными искорками в глазах:

– Вот вы и попались, маркиз! Вы, оказывается, прагматик до мозга костей!

– Прости, если я что-то не то сказал. Почему-то плохо соображаю… И если честно, – он заглянул ей в глаза, – я очень боюсь маленьких детей. Они такие крохотные…

– Вот видишь…

Венера уже не могла сдерживаться и осторожно коснулась его руки.

– Но это же будут наши дети…

Джек притянул ее к себе, стал целовать в губы, в нос, в зажмуренные глаза.

– Я так… рада, что… ты приехал, – прошептала Венера, все глубже погружаясь в тот сладостный омут, о существовании которого никогда не могла забыть, с тех пор как встретила маркиза.

А маркиз Рэдвер, все крепче сжимая в объятиях такое родное тело Венеры, думал, что он очень счастливый человек и ему здорово везет в жизни. Потому что повезло в любви.

Примечания

1

Речь идет о первой международной промышленной выставке, которая проходила в 1851 г. в Лондоне, в Хрустальном дворце. – Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)

2

Процесс вулканизации резины был изобретен в 1844 году, и презервативы только начинали получать распространение.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • *** Примечания ***