КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471264 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219779
Пользователей - 102141

Впечатления

Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Это неистовое сердце (fb2)

- Это неистовое сердце (пер. Татьяна Алексеевна Перцева) (и.с. мини-Шарм) 1.49 Мб, 457с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Розмари Роджерс

Настройки текста:



Розмари Роджерс Это неистовое сердце

Пролог

I

Индия, 1872 год

– Дурная кровь! Это дурная кровь. Говорят, в каждом поколении Дэнджерфилдов рождается паршивая овца! Недаром таких зовут дьявол-Дэнджерфилд! – Энергично обмахиваясь веером, миссис Ликок продолжала: – Все эти браки между родственниками… чего иного ожидать?! Мелчестер получил прозвище Сумасбродный Граф… Конечно, он пока еще не выкинул ничего по-настоящему безумного, но лично я считаю: позволять Ровене все, что девчонке в голову взбредет, – чистое безобразие! Этот характер… Помните, как она однажды чуть не до смерти запорола грума за то, что он забыл почистить ее лошадь?! Подумать только, единственная белая женщина во всей провинции Джанпур, которая присутствовала при публичной казни! Полковник сам говорил мне, как был потрясен, увидев ее там, а девчонка даже глазом не моргнула!

Необходимо, – авторитетно заявила миссис Ликок, – что-то предпринять! Вы знаете, мой дорогой муж терпеть не может вмешиваться в чужие дела, но я попрошу его поговорить с губернатором! Нельзя допустить, чтобы вышел скандал, особенно если в нем замешаны молодая англичанка и туземный принц.

У тех уроженок Англии, которые нашли в себе мужество последовать за своими мужьями на край света, в маленькую провинцию Джанпур, вошло в обычай собираться каждый день за чашкой чая. Когда за столом председательствовали миссис Ликок, жена епископа, или миссис О’Бэньон, чей муж командовал немногочисленным английским гарнизоном, такие встречи превращались в формальные собрания, где строго соблюдались все правила этикета, подавались крохотные пирожные, тонкие, как лепестки, сандвичи, фрукты и где обе леди поочередно разливали чай из серебряного чайника.

Сегодня во главе стола сидела миссис Ликок. Налив последнюю чашку дымящегося чая, она наклонилась вперед.

– Кстати, о дисциплине, – сказала она, слегка понизив голос, – должна признаться, что не только туземцы нуждаются в твердой руке! Поверьте, мои дорогие, поведение этой девчонки с каждым днем становится все более возмутительным!

С тех пор как граф Мелчестер, британский наместник провинции Джанпур, привез с собой внучку, Ровена Дэнджерфилд служила предметом постоянных сплетен среди маленькой английской общины.

– О небо! – охнула миссис О’Бэньон, выпрямляясь. – Неужели все эти слухи правдивы?

– Я узнала от грума, Мохамед Хана, что она встречается с принцем во время прогулок верхом, а если помните, только на прошлой неделе мы говорили о том, как рад махараджа, что сын так долго у него гостит на этот раз.

– Боже! Вы думаете, он остался именно поэтому? – Маленькая миссис Лавинг, жена младшего субалтерна, широко открыла голубые глазки.

Миссис Ликок благосклонно улыбнулась, показывая, что прощает непрошеное вмешательство.

– Все знают, что Шив Джанпур питает гораздо большее пристрастие к злачным местам Бомбея и Дели, чем к провинции, правителем которой станет в один прекрасный день! Он учился в Оксфорде, как и отец… но этих туземцев ничем не исправишь – стоит им только возвратиться сюда, и о цивилизации забыто.

– Но, Мэрион! – взволнованно воскликнула миссис О’Бэньон. – Губернатор, несомненно, знает обо всем… и… хотя… голова его набита безумными идеями… не думаю, что…

– Вы знаете так же хорошо, как и я, Элен, он позволяет девчонке все, что ей только вздумается! Даже ездить во дворец… и заходить на женскую половину! Кстати, омерзительный, совершенно нехристианский, языческий обычай у этих индийских принцев – иметь несколько жен! Даже у нынешнего наследника их не меньше пяти! Отец женил его чуть не в младенческом возрасте!

– Ох! – пролепетала миссис Лавинг, и женщины постарше понимающе взглянули на нее.

– Вы здесь недавно, дорогая, и не представляете, насколько примитивны эти туземцы! – усмехнулась миссис О’Бэньон.

– Конечно, – добавила миссис Ликок, – а кроме того, вы еще не знакомы с губернатором, не так ли? Мой муж, милый, добрый, милосердный человек, находится на грани отчаяния! Губернатор обязан служить примером… но чтоб… годами нога его не ступала в церковь, не говоря уже о высокомерной, наглой девчонке, его внучке! Я пыталась объяснить ему, что в этой языческой стране детей нужно учить правилам религии, пока они еще достаточно молоды, иначе чуждое влияние… Но он оборвал меня! Не дал слова сказать, только насупил свои мохнатые брови и ответил, что не желает, чтобы в голову его внучки вбивали замшелые догмы! Клянусь, я дар речи потеряла! Иногда я сомневаюсь в том, что он вообще христианин!

– Но вы рассказывали о Ровене, – напомнила миссис О’Бэньон; ее приятельница страдальчески вздохнула.

– Да-да, конечно. Ну что ж, по моему мнению, все это – следствие дурного воспитания. В школу она не ходила, а когда я упомянула, что моя дорогая Марша уезжает в английский пансион с прекрасной репутацией, губернатор только проворчал, что не позволит испортить жизнь внучке уроками музыки и живописи. Заявил, что сам будет ее обучать. Выписал из Франции и Германии, не говоря уж об Англии, кучу книг, и если девчонка не носится верхом и не отправляется на охоту за тиграми, значит, зарывается по уши в эти книги, которые, я уверена, вряд ли подходящее чтение для девушек ее возраста.

Миссис Ликок, для пущего эффекта, сделала драматическую паузу, но тут миссис Лавинг, сведя светлые брови, тихо сказала:

– О, я и не думала, что она еще ребенок… то есть… я почти уверена, что слышала, как кто-то говорил, будто ей уже восемнадцать.

– Ровене Дэнджерфилд семнадцать, но по ее виду этого не скажешь! Ей абсолютно все равно, как одеваться и что костюмы для верховой езды стали слишком тесны и коротки. Вечно выезжает в самое жаркое время дня, с непокрытой головой, представляете?! Чудо, что у нее еще не было солнечного удара. Моя Марша всегда надевала шляпу, выходила под зонтиком, и только благодаря огуречному лосьону загар к ней не приставал. Ровена же черна, как головешка, а с этой гривой темных, вечно не расчесанных волос легко может сойти за туземку! Не хочу показаться злой… но это ужасный пример для индийцев. А теперь еще и остальное!

– Безобразие, – согласилась миссис Картер, почти с сожалением глядя на миссис Лавинг, которая, будучи так недавно в Джанпуре, не успела еще узнать все сплетни. – Но конечно, чего и ожидать?! Девушка из подобной семьи… ужасный скандал! Неудивительно, что губернатор привез ее сюда и с тех пор сам ни разу не был в Англии.

Глаза миссис Лавинг снова расширились от ужаса и предвкушения новых разоблачений.

– Скандал? – пробормотала она.

– Дорогое дитя, где вы были до сих пор? – удивилась миссис О’Бэньон. – Весь Лондон несколько лет назад только об этом и говорил.

– Прошло пятнадцать лет. Ровена была совсем ребенком, когда ее привезли сюда, – зловеще покачала головой миссис Ликок. – Ужасно неприятно! Но Гай Дэнджерфилд всегда был отъявленным бездельником и шалопаем! Младший сын, любимчик матери, что поделать?! Его дважды исключали из Оксфорда за дурное поведение, и, что хуже всего, мальчишка сбежал в Америку добывать состояние!

Что вы думаете?! Через несколько лет он вновь объявился! Уильяма, наследника, случайно убили на охоте, остался только Гай, титул должен был перейти к нему. Скорее всего сам граф за ним послал. И внезапно, когда люди уже стали обо всем забывать, негодному мальчишке вздумалось жениться! На Фэнни Толливер! Миленькая девушка из приличной семьи, хотя денег там не очень много. Семнадцать лет, только из школы. Лично я сразу сказала, что из этого брака ничего хорошего не выйдет! И была права, как всегда.

Тут леди остановилась, чтобы перевести дыхание, и ее приятельница немедленно вмешалась в разговор:

– Конечно, Эми верно говорит. Фэнни Дэнджерфилд всегда была вертушкой! Говорят, когда она обнаружила, что ждет ребенка, начала закатывать истерики. А когда родила, убедила Гая позволить ей жить в Лондоне, с теткой, а сам он вместе с девочкой остался в поместье Мелчестеров. Правда, к его чести, необходимо сказать, что он прямо-таки трясся над дочерью, а на жену и внимания не обращал. Нужно было отправиться за ней в Лондон, привезти обратно, не позволять показываться на людях с посторонними мужчинами! А когда Гай все-таки приехал, она уговорила его остаться. И что же?! Начал пить, играть в карты, вечно шатался по каким-то притонам в Сохо.

И потом… убил человека за карточным столом, да еще и выстрелил в констебля, который пытался его задержать. Никому не известно, как ему удалось ускользнуть и оказаться на корабле, отправлявшемся в Америку. Скандал был невероятный.

– О Господи! – вздохнула миссис Лавинг, трагически сжимая руки.

– А позже Фэнни развелась с мужем, что тоже не улучшило положения. Уехала во Францию и там вышла замуж за этого негодяя, сэра Эдгара Кардона! Баронет, но состояние нажито торговлей. А репутация! Теперь понимаете, почему губернатор так спешил забрать у нее свою внучку?!

Миссис Ликок разволновалась бы еще больше, знай она, что именно в этот момент Ровена Дэнджерфилд, одна, без грума, сидела на полуразрушенной стене и болтала с принцем.

– Но я уже обещал, что брошу всех! – настойчиво уверял стройный юноша, откидывая со лба прядь черных волос. – У меня не будет другой жены, кроме тебя, и ты будешь всюду показываться со мной, помогать управлять моим народом… Я сделаю для тебя все… только в христианскую веру не перейду.

– Иногда, – спокойно ответила девушка, – я сама не уверена в том, христианка ли я. Но не в этом дело. Я не могу стать твоей женой, Шив, даже если бы хотела. Не думаю, что вообще выйду замуж. Зачем? Стать домашней кошечкой, позволять обращаться с собой как с ребенком?! Чтобы кто-то управлял каждым моим движением… давал деньги на расходы? Да я лучше умру!

– Ровена! Как ты можешь так говорить?! Женщина должна выйти замуж, иметь детей, заботиться о муже. Так принято везде, не только в моей стране, но и в твоей. Разве я тебе совсем не нравлюсь?

– Не нравился бы – не пришла бы сюда. Мне интересно разговаривать с тобой, Шив, ты понимаешь толк в лошадях…

– Лошади! – театрально застонал принц, прижимая ладонь ко лбу. – Я говорю о свадьбе, о любви, а ты – о лошадях! Хватит с меня этих английских мисс, только и думающих о лошадях! Даже в Англии они меня не интересовали! Ты первая умная женщина, с которой можно говорить. И… – Тут он бросил на нее многозначительный, страстный взгляд. – Я не видел, чтобы уроженка Европы могла так носить сари… а кожа твоя стала совсем золотистой под нашим солнцем. Все время вспоминаю тебя в тот день, у пруда с лотосами. Волосы распущены, в ушах и на щиколотках золотые украшения…

– Шив, немедленно прекрати! Ты не имел права врываться в сад. Я оделась так только… чтобы порадовать твоих жен, а тут появляешься ты! Уставился на меня как идиот!

Принц разразился громким смехом.

– Но, маленький цветок, я ведь так долго был в отъезде! Почему мне не навестить моих женщин? Не забуду, как ты покраснела и щеки твои стали нежно-розовыми. Именно тогда меня молнией поразила мысль о том, что наконец-то нашлась женщина, которую я бы хотел назвать любимой и единственной, сделать навсегда своей!

– Тебе следовало бы родиться поэтом, а не принцем! – сухо заметила Ровена. – Не вспоминай о моем замешательстве в тот день! Ну пожалуйста, прекратим говорить о свадьбе, это бесполезно!

Лицо принца потемнело.

– Это потому, что я индиец, а ты британская аристократка?!

– Ты слишком хорошо знаешь меня, чтобы предположить подобное!

Синие глаза, такие темные, что казались почти фиолетовыми, гневно блеснули, и, несмотря на обиду и разочарование, молодой человек не смог отвести взгляда. Как она прекрасна, хотя не понимает этого и часто называет себя дурнушкой! Ровена выглядит словно юная богиня, неукрощенная, буйная, с густой гривой черных волос и стройным телом, закаленным верховой ездой. И ездит она как богиня, без седла, часто без узды, а тонкая талия не знает корсетов. А глаза! Пусть сейчас они гневно блестят, но как необыкновенно прекрасны – огромные, широко расставленные, с густыми, лохматыми ресницами. Лицо почти овальное, если бы не маленький упрямый подбородок. Чувственные полные губы истинной женщины.

Принц медленно, страстно оглядывал девушку, но раздраженный голос Ровены вернул его на землю:

– Шив! Что это с тобой?! Неужели решил дуться только потому, что я отказалась выйти за тебя?! По-моему, наоборот, должен радоваться, что удалось отделаться. Я в жизни не стану послушной, покорной женой.

– Ты еще не пробудилась. Совсем девчонка. Может, когда-нибудь я смогу заставить тебя полюбить, и ты никогда не покинешь Индию. Должна же ты понять, что принадлежишь мне и моей стране!

– Я никому не принадлежу, Шив Джанпур! – негодующе объявила Ровена, сдвинув прямые черные брови. – И не буду принадлежать. Помни это, если хочешь остаться моим другом!

– Посмотрим! – шутливо пригрозил он и, продолжая уговаривать, придвинулся ближе: – Конечно, я хочу быть твоим другом. С кем здесь еще говорить?! Отец уже стар, только и бормочет о долге перед страной, а англичане – ужасные зануды и все время помнят о собственном превосходстве. Но ты и твой дед – совсем другие люди. – Сжав ее руки, принц страстно продолжал: – Моя фамилия такая же древняя, как твоя, а может, еще древнее. Джанпур – маленькое княжество, но, Ровена, если ты передумаешь, твой дед не станет возражать. Пожалуйста, помни, я люблю тебя.

Молодой наследный принц был красив, одет в прекрасный костюм для верховой езды и держался с уверенной небрежностью аристократа. Стоявшую напротив девушку можно было принять за цыганку в поношенном старомодном платье. Один из ее предков когда-то сбежал с цыганской девчонкой и женился на ней. Ровена слышала эту историю несчетное количество раз.

Но сейчас она не думала о том, как выглядит. Она вообще редко вспоминала о собственной внешности. Девушка злилась на Шива за настойчивость, но в мозгу забрезжила крохотная удивительная мысль – Ровена впервые осознала себя женщиной.

– Нам лучше уехать, – спокойно объявила она, и на этот раз Шив без возражений подчинился, не желая ее отпугнуть.

Позже, помогая ей усесться на огромного черного жеребца по кличке Дьявол, принц подумал, что слишком поспешил. Ровена еще совсем ребенок, застенчивое, полудикое создание, не знающее мужчин. Но придет время, и она будет готова…

Ровена, чувствуя странное облегчение от того, что Шив вновь возвратился к роли друга, ударила каблуками в бока Дьявола, послав его в галоп.

– Догоняй! – крикнула она Шиву. – Посмотрим, кто раньше доберется до дворца!

II

Лондон, 1873 год

– Эдгар! Как ты можешь быть таким равнодушным?! Прочти… это – вот здесь! – Голос леди Фэнни Кардон, обычно слегка раздраженный, сейчас поднялся до пронзительного вопля. – Достаточно и того, что Мелчестер умер, а Гай, если еще жив, получит титул графа! Но теперь и этот несчастный ребенок… исчез!

Леди Фэнни, все еще в розовом шелковом пеньюаре, сидела перед зеркалом за туалетным столиком, театрально прижимая к глазам крохотный, отороченный кружевами батистовый платочек и протягивая мужу несколько написанных мелким почерком страниц.

– Ну раз так, это только нам на руку, не правда ли? Конец нашим бедам! Господи, Фэнни, из-за чего шуметь? Тебе ведь совсем не хочется иметь на шее взрослую дочь!

– Эдгар! – почти истерически завопила она, и муж, пожав плечами, взял письмо.

– Ну хорошо, хорошо, только чтобы успокоить тебя, дорогая! Но не понимаю…

– Прочти, и все поймешь! Господи Боже, словно недостаточно скандала с Гаем! Только люди стали забывать весь ужас, так теперь еще и это! Гай всегда трясся над Ровеной, он хотел ребенка, а не я, и роды чуть не стоили мне жизни. Почему именно я должна принять ее? И почему она не может вести себя как обыкновенные воспитанные девочки?! Удрать неизвестно куда! Да еще в такой далекой стране! Только почитай, что пишет миссис Ликок!

– Обязательно, если ты немного помолчишь, дорогая!

Сэр Эдгар, тяжеловесный, мускулистый мужчина с только вошедшими в моду в Англии бакенбардами, стал спиной к камину; жесткое, недоброе выражение серых глаз противоречило мягкому тону голоса.

Леди Фэнни, нервно скомкав платочек, заметила этот взгляд и слегка всхлипнула.

– Иногда мне кажется, у тебя просто нет сердца! Боже, ну что, что мне делать?!

Не обращая внимания на жену, сэр Эдгар снова начал читать, время от времени задумчиво подкручивая усики.

– Так, значит, она решила обрести мир и спокойствие в индусском, как его там… ашраме?! Ах да, миссис Ликок взяла на себя труд объяснить – что-то вроде монастыря! Черт побери, Фэн, похоже, девчонка такая же сумасбродка, как и дед! Явно не в себе! Что может делать англичанка, одна, в подобном месте?.. Ты же помнишь, что писала миссис Ликок в последнем письме? Ровена росла без всякого надзора, словно какая-то цыганка! Ни образования, ни приличных друзей! Это просто скандал! А индийский принц, с которым она встречалась, пока епископ не положил этому конец?! – Эдгар расплылся в улыбке. – Подумать только, Фэн, девчонка, оказывается, вся в тебя! Да и ты еще ничего, если перестанешь хмуриться и реветь. Индийский принц, вот как?! Может, это решение всех проблем. Выдай ее замуж!

– О чем ты только думаешь?! Нельзя же ей связаться с индийцем! Туземцем! О, Эдгар, еще одного скандала я не перенесу! А потом, Ровена так молода, совсем ребенок!

– Ребенок? Девице уже восемнадцать, так ведь? Далеко не дитя! Ты в ее годы уже давно была замужем. – Голос сэра Эдгара внезапно стал резким. – Послушай, Фэн, не стоит впадать в истерику. Эта Ликок, которая, видимо, знает все на свете, пишет, что у девчонки не так уж много с собой денег, а они прочесывают сейчас все княжества. Как только ее найдут, сейчас же отправят сюда. Она ведь несовершеннолетняя, не так ли? Обязана делать все, что прикажут, нравится ей это или нет, и ты ее официальный опекун, пока не объявится Гай. А мы оба знаем, почему он не осмелится показаться, так ведь?

Он многозначительно посмотрел на жену.

– Но…

– Пойми, Фэн, мы, хочешь не хочешь, обязаны принять девчонку, если та объявится, хотя бы только для того, чтобы прекратить сплетни. Ты ее мать, не можешь же выгнать дочь из дому. Очевидно, она нуждается в твердой руке. Отошлем ее в пансион, а потом выдадим замуж. Если нужно, я сам дам ей приданое.

– Но мы даже не знаем, какая она, – дрожащим от эмоций голосом вставила леди Фэнни. – Он восстановил ее против меня!.. О, этот ужасный, злой старикашка! Я всегда ужасно его боялась!

– Он умер. А девушка должна будет подчиниться, как только поймет, что я не потерплю никаких штучек и дурацких выходок!

С этими словами сэр Эдгар отбыл в свой клуб, а леди Фэнни пришла в себя настолько, что даже приказала подать экипаж для объезда магазинов, письмо же по привычке небрежно бросила на туалетный столик, среди рассыпанной пудры и полупустых флакончиков из-под духов.

– Поглядите-ка на это, миссис Дженкс! – объявила Эдамс, бывшая личной горничной леди Фэнни в течение десяти лет и поэтому считавшая себя равной экономке, сухой, неприятной особе с вечно поджатыми губами, служившей у сэра Эдгара еще дольше, до его женитьбы, о чем она любила напоминать другим слугам. – Еще письмо из Индии, опять об этой ее дочери. Миледи рыдала, когда я пришла ее причесывать. Подумать, дитя, которое тебе вовсе не нужно, объявляется через столько лет, да еще и стало настоящей цыганкой! Если спросите меня, – понизила голос Эдамс, – от девчонки добра не будет. В точности как ее отец, дурная кровь! Недаром леди Фэнни говорила мужу, что все Дэнджерфилды – безумцы, а эта девушка, эта мисс Ровена…

– Леди Ровена, прошу об этом не забывать, – холодно оборвала миссис Дженкс, поднося к глазам письмо.

Эдамс окинула экономку завистливым взглядом. Повезло же, умеет читать!

– Ну?! Что там?! – не выдержала она, и миссис Дженкс сухо поджала губы.

– Она убежала. Одна.

– Неужели?!

– Но за ней послали солдат, и та леди, что написала письмо, говорит, что как только ее найдут, сразу посадят на корабль, отправляющийся в Англию.

– Неужели?! – выдохнула Эдамс. – Бедная леди Фэнни! Что она будет делать с такой сумасбродной девчонкой?

– Сэр Эдгар в два счета ее укротит. Он-то уж не допустит никаких капризов, поверьте!

– О чем там еще говорится? Письмо такое длинное!

Миссис Дженкс с видимой неохотой нацепила очки, хотя, по правде сказать, просто сгорала от любопытства.

«Представить только – сбежала! Неприятная история, – думала миссис Дженкс. – Чтобы девушка из приличной семьи делала что вздумается да еще и связалась с туземцами! Миссис Ликок – жена епископа и скорее всего не решилась написать, как было на самом деле, не желала огорчить леди Фэнни. Одно ясно: леди Ровена вела себя неприлично, если не хуже».

– Ну, продолжайте, миссис Дженкс, – тяжело дыша, попросила Эдамс, заглядывая через плечо экономки. – Неужели все так уж плохо?

В голосе звучала явная надежда, но миссис Дженкс окинула проныру холодным взглядом.

– Здесь говорится, что она упряма, высокомерна и никого не желает слушать. Миссис Ликок пишет, что леди Ровена груба с каждым, кто пытается дать ей совет, даже когда дамы пришли, чтобы утешить ее, велела всем убираться к дьяволу. Объявила, что все они узколобые ханжи и лицемеры и что дед никогда их не любил. Шокировала всех, показав письмо, где сказано, что лорд Мелчестер желает, чтобы его тело сожгли, в точности как этих язычников-индусов!

– Господи, помилуй нас! – потрясенно прошептала Эдамс.

– Конечно, епископ не мог этого допустить! Неслыханно!

– И что же?

– Она не явилась на похороны, сбежала, захватив только свою черную лошадь, и оставила грубую, мерзкую записку. Сначала считали, что она удрала, как там его, с туземным принцем, но он тоже ничего не знал.

– Ее могли убить дикари! О, моя бедная леди!

– Леди Фэнни вовсе ее не знает, не так ли? – Миссис Дженкс, сама не зная того, почти дословно повторила слова сэра Эдгара: – Подождем и посмотрим, что будет.

– Можете считать меня бессердечной, – пробормотала Эдамс, – но думаю, будет чистым благословением, если она не объявится.

Миссис Дженкс аккуратно сложила письмо.

– Я и сама так считаю, – призналась она. – У нас своих хлопот много, не хватает еще заботиться о какой-то иностранке с ее сумасбродными привычками.

Только Мэри, младшая горничная, осмелилась поднять голос в защиту молодой девушки, служившей предметом непрестанных толков среди слуг.

– Странно, – поделилась она с другой горничной, Элис, – как это мать не желает принять собственную дочь да еще позволяет распускать о ней сплетни!

– Ты никогда не поймешь этих благородных, нечего и пытаться, – мудро заметила Элис.

– Надеюсь, она все-таки приедет, – не отставала Мэри. – Хоть немного перемен не помешает.

Вскоре все разговоры о блудной дочери леди Фэнни смолк-ли, поскольку писем из Индии больше не последовало. Жизнь в Кардон-Хаус вошла в нормальную колею, а сэр Эдгар даже засобирался в Париж.

Но как-то утром, в конце весны, настойчивый звон колокольчика заставил дворецкого Бриггса поспешно облачиться в ливрею и направиться к входной двери.

– Кого это несет так рано? – пробормотал он. – Сейчас хозяева проснутся от этого ужасного трезвона!

Не переставая ворчать, Бриггс быстрее заперебирал ногами.

– Я сразу понял, что случилась какая-то неприятность или принесли дурные вести, – объявил он позже слугам.

Но никакими словами не удастся описать состояние Бриггса, когда тот открыл дверь и узрел стоявшее на пороге создание, нетерпеливо постукивавшее каблучком маленького ботинка о ступеньку. Привычная холодная выдержка изменила дворецкому: рот его широко открылся сам собой.

– Надеюсь, это Кардон-Хаус?

Выговор и манера выражаться, несомненно, принадлежали благородной леди, что же касается внешности…

На незнакомке был поношенный костюм для верховой езды из черного бархата; неприлично разорванная сбоку юбка открывала стройную щиколотку. Шляпа, напоминавшая ошеломленному дворецкому мужской котелок, залихватски сидела на голове; из-под полей выбивались непокорные спутанные пряди черных волос. Бриггсу даже показалось, что на щеке юной девицы виднелся мазок сажи, да-да, именно сажи!

Поняв, что молчание слишком затянулось, а его удивление становится явно очевидным, Бриггс выпрямился и произнес как можно суше:

– Прошу простить, что угодно леди?

– Я спрашиваю: не это ли Кардон-Хаус? Господи, почему здесь, в Англии, мне все время приходится дважды задавать один и тот же вопрос?!

Молодая женщина нетерпеливо стянула котелок, так что спрятанные под ним волосы рассыпались по плечам.

– Это дом сэра Эдгара Кардона, мисс, но не думаю…

– Прекрасно, – нетерпеливо оборвала девушка. – Значит, мне правильно указали дорогу. Пожалуйста, присмотрите, чтобы мою лошадь отвели на конюшню и накормили. Думаю, что сама смогу внести саквояж.

Голос звучал настолько непререкаемо, что глаза Бриггса выкатились еще больше.

– Ваша… лошадь? – заикаясь, повторил он.

– Конечно! Вы что, воображаете, я пришла сюда пешком? Добиралась в экипаже, а когда обнаружила, что деньги кончаются, наняла лошадь и обещала к завтрашнему дню ее возвратить. Надеюсь, у сэра Эдгара есть конюшня?

Лошадь, жалкая унылая скотина, стояла понурив голову; потертые поводья были небрежно переброшены через полированные перила.

– Сэр Эдгар…

В мозгу Бриггса родилось ужасное подозрение. Неужели эта оборванная молодая особа – одна из любовниц хозяина?! Что же с ней делать?

Но тут Бриггс с величайшим облегчением заметил констебля Парсонса, с неприкрытым любопытством обозревавшего сцену.

– Что-то случилось, мистер Бриггс?

Девушка с холодным высокомерием уставилась на краснолицего полисмена.

– Вовсе нет. Я Ровена Дэнджерфилд и прибыла сюда потому, что мать и отчим настояли на моем приезде.

– Я чуть в обморок не упал! – повествовал слугам дворецкий несколько часов спустя. – Стоит спокойно, отдает приказы, будто хозяйка. Видели бы вы лицо Парсонса! Подумать только, приехать одной, верхом, из самого Тилбери!

– Миледи до сих пор лежит с мигренью, – подхватила Эдамс, – чуть не умерла, бедняжка, и неудивительно! Представьте, является дочь, которую она много лет не видела! Да еще не предупредив и без багажа! Говорит, оставила вещи на пристани. Всего только потрепанный саквояж со сменой одежды. Не пожелала даже проститься с добрыми людьми, которые заботились о ней в Индии, объявила, что не желает их выносить, и уехала одна, без компаньонки! Совершенно бесчувственное создание!

– Представляю, как разозлился сэр Эдгар! Я слышала его крик даже из буфетной! – округлив глаза, воскликнула Мэри, но миссис Дженкс пригвоздила девушку уничтожающим взглядом.

– Возможно, но не нам судить о том, что происходит наверху, – не мешало бы это тебе запомнить, моя девочка!

Укрощенная Мэри тут же замолчала, хотя умирала от желания услышать, о чем беседуют между собой миссис Дженкс и эта втируша Эдамс.

Как ни странно, равнодушнее всех оставалась виновница суматохи, царившей как внизу, так и на верхнем этаже особняка.

Обмотав мокрые волосы полотенцем, Ровена Дэнджерфилд уселась в отведенной для нее комнате перед камином с книгой на коленях. Но читать не смогла. Прищуренные глаза уставились на оранжево-голубое пламя; девушка мысленно перебирала все, что произошло между ней и матерью с отчимом. Сцена была достаточно неприятной. Леди Фэнни бормотала сквозь рыдания, что она опозорила семью; побагровевший сэр Эдгар вопил, что Ровене лучше сразу же понять: больше ей не удастся вести себя как хочется.

Ровена, скромно опустив глаза, чтобы скрыть их выражение, молча, с бесстрастным лицом выслушала родственников. Наконец, когда мать рухнула в кресло, прижимая платок к глазам, сэр Эдгар громовым голосом потребовал ответа:

– Ну, мисс, что скажете?!

Ровена спокойно оглядела Кардена.

– Что вы желаете услышать? – не повышая голоса, спросила она так высокомерно, что отчим в бессильной ярости уставился на падчерицу, не в силах вымолвить ни слова.

Он ожидал слез, покаяния, страха, но вместо этого неисправимая девчонка имела наглость смотреть ему прямо в глаза, чуть приподняв бровь.

– Клянусь Богом! – выдавил он наконец. – Неужели вы не поняли ни слова из того, что сказали вам мать и я?! Не представляете, какой скандал вызвали своим безобразно наг-лым поведением?! Предупреждаю, мисс, придется узнать, что такое дисциплина, особенно пока живете под крышей этого дома. Вы должны научиться вежливым манерам! Пора вести себя как леди, иначе, клянусь Господом, я…

– Совершенно не обязательно кричать. Я достаточно хорошо слышу, – леденящим тоном отрезала Ровена, на что мать в ужасе охнула. – Поскольку я понимаю, что не имею другого выбора, кроме как приехать сюда и жить под вашей опекой, думаю, ничего не остается, кроме как подчиниться установленным вами правилам, пока не достигну совершеннолетия. Но… – Глаза девушки едва заметно сузились. – Не вижу причин притворяться, что кто-то из нас рад создавшемуся положению. Я так же не хочу быть здесь, как вы сами не желаете меня видеть. Но придется смириться и вам, и мне.

Всхлипывания леди Фэнни превратились в истерические рыдания, и сэр Эдгар буквально бросался на стену от гнева. Но когда Ровене показалось, что отчим вот-вот ее ударит, он повернулся и вылетел из комнаты, приказав жене послать неблагодарное отродье наверх и привести ее внешность в порядок.

Как иногда спокойствие приводит в бешенство некоторых людей! Ровена тряхнула волосами, не сводя глаз с камина, и начала рассеянно вытирать волосы полотенцем. Конечно, она вовсе не ожидала, что полюбит мать с первого взгляда, и нашла, что та еще глупее и кокетливее, чем ей думалось. Бедняжка леди Фэнни, с ее тщательно завитыми золотистыми локонами, шелковым платьем в лентах и с высоким кружевным воротником вокруг шеи, чтобы скрыть предательские морщинки! Ровена брезгливо вздрогнула. А сэр Эдгар, с подвитыми усиками и бакенбардами и выпуклыми серыми глазками! Именно таким она его себе и представляла.

Сэр Эдгар покинул дом и укрылся в клубе, а леди Фэнни, объявив, что у нее страшная мигрень, лежала в своей комнате под присмотром старой няни Меллин. Ровену поручили заботам Эдамс. И даже эта невозмутимая особа в ужасе закрыла глаза при виде помятого ситцевого платья, которое Ровена небрежно вытащила из потертого саквояжа.

– Но, мисс… то есть миледи… не можете же вы выйти к обеду в этом… туалете!

– Разве? Но понимаете, это все, что у меня есть, если не считать костюма для верховой езды, в котором я сюда приехала. Остальная одежда в сундуке, да и тот, насколько мне известно, до сих пор в Тилбери.

Эдамс рассерженно поджала губы, поражаясь неестественному для столь молодой девушки спокойствию, но вслух твердо объявила:

– Соизвольте дать мне платье, леди Ровена, я велю горничной погладить его и накрахмалить. Но вряд ли подобная одежда подходит для нашего климата – по ночам очень холодно.

– Я привыкла носить такие платья в Индии, – холодно пояснила Ровена, – а времени, чтобы купить другие, не было.

Пожав плечами, она накинула на плечи протянутую Эдамс шерстяную шаль, мысленно спрашивая себя, чьи это обноски.

– Может, лучше принести обед сюда? – предложила Ровена. – Что-нибудь легкое. Я не особенно голодна.

Сухо кивнув, Эдамс удалилась, оставив девушку одну у камина.

Ровена надеялась только на одно: если вести себя тихо, не попадаться на глаза, может, о ней забудут.

Но на следующее утро ей было велено явиться в комнату матери, где миссис Дженкс сняла с нее мерку, чтобы немедленно заказать платья и белье.

Сидящая в постели леди Фэнни казалась гораздо спокойнее, хотя светло-голубые глаза покраснели, а веки слегка распухли.

Вздохнув, она оглядела дочь. Как похожа на Гая! Те же темно-синие глаза, холодный, высокомерный вид, буйные черные волосы. Совсем ничего от матери. Его ребенок, была им с самого начала, еще до рождения. Она рыдала и упрекала мужа, он пообещал заботиться о сыне, когда тот родится, а жене предоставить полную свободу. Сделка была заключена.

Родилась дочь, а сама Фэнни чуть не умерла при родах. Но Гай сдержал свое слово, а вот Фэнни встретила Эдгара и потеряла голову. Дэнджерфилды заботились только о своей бесценной чести и совсем не думали о людях и их чувствах. Именно глупая гордость завела Гая в ловушку. И хотя Фэнни изо всех сил уговаривала себя не думать об этом сейчас, неотвязная мысль сверлила мозг: «Почему, почему она приехала? Повисла у меня на шее, как жернов! Эдгар считает это моей обязанностью! Боится, что скажут люди! Но я не желаю, не хочу иметь восемнадцатилетнюю дочь! Я ведь говорила друзьям, что мне совсем немного лет…»

– Миледи, насчет костюмов для леди Ровены, – раздался резкий голос миссис Дженкс, мгновенно вернувший ее на землю.

Ровена стояла посреди комнаты, глядя на нее этими холодными, бесстрастными глазами.

Леди Фэнни, сделав над собой усилие, весело сказала:

– Ровена, какие цвета и фасоны ты предпочитаешь? Конечно, сейчас в моде турнюры, но…

– Темные цвета, пожалуйста, – раздражающе спокойно велела девушка. – Я в трауре по дедушке. И никаких турнюров, шнуровки и корсетов – что-нибудь попроще и не очень облегающее.

Лицо миссис Дженкс вытянулось, леди Фэнни беспомощно всплеснула руками. Если бы только Эдгар был здесь!

– Но, Ровена, – слабо запротестовала мать, – все молодые женщины носят корсеты, если хотят хорошо выглядеть. Ты будешь показываться в обществе! Не могу допустить, чтобы моя дочь выглядела неряхой!

«Она говорит так, словно быть плохо одетой – величайший в мире грех!» – зло подумала Ровена, но вслух тихо ответила:

– Вряд ли я сейчас буду показываться в обществе, пока ношу траур. Даже в Индии мы слышали, как строго королева следит за соблюдением приличий! Дедушка и я очень любили друг друга, и я предпочитаю спокойно оставаться в доме, читать книги и никому не мешать.

– Ну… я просто не знаю, – растерянно пожала плечами леди Фэнни, ища глазами поддержки у миссис Дженкс. Но та только поджала тонкие губы. Чего от нее ожидают?!

Позже она поделилась с Эдамс:

– Притворство и лицемерие, вот что это! А леди Фэнни слишком мягкосердечна, чтобы понять! Подумаешь, траур! Если спросите меня, у этой молодой особы сердца нет, где уж ей что-то чувствовать! Жестокая, злая девчонка, за милю видно!

Именно на этом и порешили все слуги, особенно по мере того, как шло время. Леди Ровена Дэнджерфилд – хладнокровное, высокомерное создание, хотя одевается просто и даже убого!

– Совсем как одна из папистских монахинь, во всем черном и эти уродливые шляпки с густой вуалью! – осуждающе заявил младший лакей.

– Скорее как дама из Армии спасения, – хихикнула Элис.

– Да, но держится как знатная леди, напускает на себя такое высокомерие! А у самой ни гроша! Я слыхала, хозяин говорил, что у графа Мелчестера не было ничего, кроме титула, все промотал, когда жил в Индии. Оставил ей каких-то несколько фунтов, да и те она живо истратила.

Эдамс и миссис Дженкс многозначительно переглянулись. Обе терпеть не могли Ровену, обращавшуюся с ними точно так же, как и с другими слугами.

– Вот увидите, скоро она порастеряет свою спесь, – предсказал Бриггс, не желавший отстать от других. – Я точно знаю, хозяин устал смотреть, как она слоняется по дому словно привидение. – Он понизил голос, чтобы младшие горничные, сидящие на другом конце длинного кухонного стола, не могли его расслышать: – Вчера, когда к ужину приехали Уилкинсоны из Йоркшира, помните, еще джентльмены удалились пить портвейн в библиотеку?

Эдамс утвердительно шмыгнула носом.

– Она заявила, что у нее болит голова, и отправилась спать. Миледи ужасно расстроилась, скажу я вам!

Элис, которой иногда позволялось подавать на стол, кокетливо улыбнулась.

– Могу сказать, о чем говорили за ужином! Мистер Томас спрашивал ее об Индии, а она едва отвечала, только произносила странные слова насчет того, что индусская религия – самая древняя и мудрая и тому подобное!

Все, кроме Бриггса, были просто потрясены столь кощунственным заявлением.

Дворецкий с мрачным неодобрением покачал головой.

– Вот что выходит, когда воспитываешься в языческой стране! Но поверьте, леди Ровена еще пожалеет об этом! Сэр Эдгар слишком проницателен, чтобы не видеть ее насквозь! И могу сказать, конечно, по секрету… – Тут он строго взглянул на хихикающую Мэри и легкомысленную Элис. – У него свои планы!

Даже кухарка подняла глаза от вязанья:

– О, скажите, мистер Бриггс!

– Слыхал, как он говорил с мистером Уилкинсоном-старшим. А младший мистер Уилкинсон улыбался так, что сразу все стало ясным. У леди Ровены титул, а сэра Эдгара никогда нельзя упрекнуть в жадности! Предложил большое приданое! Вот увидите, скоро зазвонят свадебные колокола и леди Не Тронь Меня отправится с мужем в Йоркшир, нравится ей это или нет!

ДНЕВНИКИ РОВЕНЫ ИЛЕЙН ДЭНДЖЕРФИЛД 1873–1876 годы

Часть 1 МРАМОРНАЯ БОГИНЯ

Глава 1

Я сидела у окна, глядя на залитый солнцем, вымощенный красным кирпичом внутренний дворик, и пыталась представить себя вновь в Лондоне, как тогда, в восемнадцать.

Почему-то для меня воспоминания о давнем прошлом гораздо менее болезненны, чем мысли о том, что произошло всего несколько месяцев назад.

Неожиданно меня охватило желание писать – поведать обо всем случившемся с той поры, как мне пришлось оказаться против воли в доме отчима. А может, я только ищу предлог уйти в прошлое, чтобы скрыться от настоящего… или, вероятнее всего, смогу лучше понять цепь событий, приведших меня сюда, как только изложу их по порядку и попытаюсь увидеть в перспективе.

Всего несколько лет прошло с того времени, и я по-прежнему молода. Но случилось столько всего, и куда девались мое высокомерие и самоуверенность, на которые так сетовали «они» – мать с отчимом и множество безымянных слуг.

Мнение последних не волновало меня – слишком я была занята собственными мыслями и планами, стараясь держаться подальше от матери и отчима, которые, честно говоря, были поначалу добры ко мне.

С логикой, поразительной для столь юного существа, я поняла, что навязана матери. Та вовсе не хотела меня. В ее представлении я не дитя любви, а ребенок человека, за которого она была вынуждена выйти замуж.

Меллин, которую мать до сих пор звала няней, весьма откровенно объяснила мне, как все было.

– Бедный мой ягненочек, только что со школьной скамьи, а эти сразу же решили выдать ее замуж. Он был намного старше, зато денежки водились, да и титул должен был получить после смерти отца. Я помню, как она плакала, бедняжка, все умоляла подождать немного. Так хотела немного повеселиться, порадоваться жизни. Только на нее и внимания никто не обратил. Гай Дэнджерфилд встретил мою крошку на балу. Хорошенькая она была, вот он и решил жениться, чтобы угодить отцу.

Если верить няне, у отца не было других достоинств, кроме денег. Мрачный, угрюмый человек, предпочитающий деревенскую жизнь радостям городской, и, если бы мог, превратил бы и жену в такую же отшельницу.

– Значит, он тоже не хотел, чтобы я родилась? – спросила я.

– Не говорите так, мисс! Вы не знаете всего, уж это точно! Ваш дед восстановил вас против леди Фэнни, хотя не пожелал видеть мистера Гая после того, как все случилось! Уж он-то считал Дэнджерфилдов выше всех! Мое бедное дитя было еще совсем ребенком, когда вы родились. Почему он не мог подождать, спрашиваю я вас, и пожить немного в Лондоне вместе с молодой женой?! Но нет… Он любил сельскую жизнь и хотел ребенка. Ну и настоял на своем. Когда вы родились, можно было подумать, что бедной мисс Фэнни вообще не существует. Все трясся над вами – велел сделать детскую в соседней комнате и вставал по ночам, если вы плакали. Все это просто неприлично, скажу я вам, и неудивительно, что бедняжка моя чахла и чахла, пока не уехала в Лондон. Кто может ее осуждать за это?!

Мне купили новый гардероб – в основном темных цветов, поскольку я все еще в трауре. Я отказывалась делать модную прическу, завивать волосы буклями и локонами, предпочитая более строгий стиль, а в тех редких случаях, когда посещала чаепития и ужины в узком кругу, старалась держаться поближе к дамам постарше, одобрявшим мой скромный вид. К тому же я не обладала достоинствами других – приличных, воспитанных молодых леди: не играла на пианино, отказывалась петь и не могла нарисовать хоть сколько-нибудь сносную акварель, совершенно не умела танцевать. И самое главное, отпугивала поклонников тем, что не старалась скрыть свой ум и не боялась показать, что лучше образованна, чем они.

Спустя несколько недель я приобрела репутацию скучного, заумного «синего чулка» – прирожденной старой девы. Мать моя была в отчаянии, а друзья сочувствовали ей, достаточно громко, чтобы охи и вздохи доходили до моих ушей.

Не знаю, сколько бы продолжалось все это, не реши внезапно сэр Эдгар выдать меня замуж. С самого первого дня я почти не разговаривала с ним, но уверена, что мать постоянно жаловалась на мое вызывающее поведение. Сэр Эдгар никогда не любил моего отца, и, по-видимому, присутствие падчерицы постоянно напоминало ему о Гае Дэнджерфилде.

Прошло несколько месяцев, и я уже начала привыкать к унылой лондонской жизни, когда в один прекрасный день неожиданно явился с визитом Том Уилкинсон.

Я была в библиотеке, пытаясь отыскать хоть одну непрочитанную книгу, но тут Бриггс объявил о приходе гостя и быстро удалился.

Я огорченно вздохнула – Том Уилкинсон очень не нравился мне, особенно потому, что был самым настойчивым из так называемых поклонников.

– Настоящий крепкий йоркширский паренек, – представил его сэр Эдгар.

И в самом деле, Том отличался не только крепостью мускулов, но и маленьким ростом – темноволосый, почти квадратный, громкоголосый молодой человек, вечно хваставшийся своим состоянием, отцовскими мельницами и огромным домом, выстроенным для будущей семьи.

Из всех встреченных мной молодых людей Том Уилкинсон, самый тщеславный и самодовольный, так был поглощен собой, что совершенно не обращал внимания на то, как я постоянно избегала разговаривать с ним, мало того, постоянно намекал, будто мое застенчивое поведение и скромная манера одеваться явно привлекают его. Видимо, такая женщина, как я, никогда не дала бы ему поводов ревновать, а очевидная холодность скорее притягивала, чем отталкивала.

Только я уже надеялась, что отделалась от него – во время последней встречи была почти груба, – и вот теперь назойливый ухажер вновь явился и, глупо ухмыляясь, объявил:

– Не стоит смотреть на меня так свысока, леди Ровена, ваш отчим разрешил нанести визит и подсказал, где вас найти. – Улыбаясь и облизывая толстые губы, он продолжал: – Ну же, девушка, зачем прикидываться, что не рада видеть меня! Мне сказали, что вы привыкли скрываться в библиотеке – пустая трата времени. Вы леди, знаю это, но я здесь с благословения вашего отчима и вашей матушки тоже! Так что не стоит держаться так чопорно и холодно! Вы, конечно, понимаете, что у меня на уме. Я простой йоркширец, но горжусь этим. Я все решил. Нет нужды кокетничать со мной. Думаю, ты разумная девушка, без всяких капризов и причуд – поэтому я тебя и выбрал.

Продолжая говорить, он постепенно теснил меня, вынуждая отступать и не обращая внимания на гневные протесты.

– Ну же, ну же, – уговаривал он, выкатывая бесцветные глазки, – я ведь не укушу тебя! Разве не сделал только что предложения, честь по чести? Все, что я прошу, – поцелуй, закрепить наш уговор. Не настолько уж ты стыдлива, верно ведь?!

– Мистер Уилкинсон… Том! Я прошу, немедленно перестаньте строить из себя идиота! – рассерженно предупредила я, но отказ явно распалил его страсть еще больше.

Я отступала, он наступал. Пришлось пройти мимо окна, и в слабом свете, пробивавшемся из-под спущенных штор, я заметила, как лицо его изумленно вытянулось.

– На тебе нет очков! Будь я проклят, если видел когда-нибудь такие прелестные глазки! Да если тебя приодеть, потрясающая женщина получится! Я еще посмеюсь над остальными, вот уж завидовать будут!

К этому времени я была окончательно раздражена не столько его поведением, сколько своим, и, положив руку на спинку стула, угрожающе прошипела:

– Мистер Уилкинсон, вы слишком много на себя берете!

Но он, очевидно, принял все это за обыкновенное кокетство, потому что укоризненно погрозил пальцем:

– Ну-ну, леди Ровена, или… могу я называть вас просто Ровена? Конечно, какие между нами формальности?! Я уважаю вашу скромность, но раз мы все равно обручены, один маленький поцелуй не будет таким уж нарушением приличий, не так ли?

В другое время я была бы, возможно, способна посмотреть на эту сцену со стороны и даже понять юмор ситуации, но выражение лица Тома, преследующего меня по всей комнате, было таким жадно-неприятным, что я в ужасе продолжала отступать.

– Мистер Уилкинсон, – твердо объявила я наконец. – Вряд ли нам пристойно находиться здесь вдвоем. Не желаю, чтобы слуги начали сплетничать. Кроме того, мне нечего вам сказать. Боюсь, что должна просить вас удалиться.

– Да, но я не желаю уходить и уверен, что вы этого тоже не хотите… по крайней мере пока не выскажу то, зачем пришел. Ну какой вред от маленького поцелуя? Ведь мы все равно поженимся!

– Я не выйду за вас, мистер Уилкинсон, будь вы даже единственным мужчиной на земле! – резко ответила я.

– Разыгрываешь недотрогу, а? Нет нужды, я же говорю, что все решил!

И тут неожиданно он набросился на меня, стиснул изо всех сил, впервые в жизни я ощутила мокрые, омерзительно толстые губы на щеках и шее, хотя изо всех сил пыталась отвернуть лицо.

– Поцелуй же меня, девушка! Эй, хватит вырываться! Я ведь захочу не только поцелуев, когда мы поженимся!

– Да прекратите же!

Растеряв всю холодность, я изо всех сил толкнула его в грудь, но, поскольку он не отпускал меня, продолжая бормотать дурацкие нежности, пришлось размахнуться и отвесить ему полновесную пощечину.

Том отшатнулся и растерянно, недоуменно уставился на меня. Увидев возможность ускользнуть, я, задыхаясь, бросилась к двери. До этой секунды я не сознавала, насколько он омерзителен и какой внушает страх!

Собрав все силы, я постаралась взять себя в руки и холодно объявила, что ему пора уходить. Рот Тома уродливо искривился.

– Ты, стерва! Клянусь Богом, еще пожалеешь, что сделала это!

Я вышла из комнаты, оставив его гневно потрясать кулаками и выкрикивать угрозы:

– Думаешь, найдешь себе другого мужа, уродина?! В жизни бы не сделал предложения, не сговорись сэр Эдгар с моим отцом! Обещали заплатить мои карточные долги! Неудивительно, что здесь все рады от тебя избавиться!

Почему-то я вдруг захотела узнать, где сейчас слуги. Без сомнения, скрываются по углам, наслаждаясь пикантной сценой! Единственное, чего мне хотелось сейчас, – убежать, скрыться от этого мерзкого издевательского голоса, но гордость не позволяла. Я – Дэнджерфилд, и такие вульгарные создания, как Том Уилкинсон, не стоили моего внимания!

Наконец я оказалась на верхней площадке: руки мокры от стыда и ужаса, но спина неуступчиво прямая. Только сейчас внизу послышался стук захлопнувшейся двери.

Очутившись в безопасности и тишине своей комнаты, я поняла, что вся трясусь. Этот низкий, подлый, омерзительный коротышка! Как они посмели подослать его? Неужели не нашлось кого-то более достойного?! И даже его пришлось подкупить, чтобы сделал предложение!

Уродина, неряха, сварливая – прирожденная старая дева… Что же это со мной?! Неужели я что-то вроде чудовища, не такая, как другие женщины?

Впервые в жизни я обессиленно прислонилась к двери и попыталась взять себя в руки. В душе бушевали гнев, чувство ни с чем не сравнимого унижения. Мне с детства внушали, что для успеха в жизни достаточно благородного происхождения и хорошего образования. Но… неужели, неужели дед ошибался? Намеренно превратил меня в отшельницу, «синий чулок», чтобы защитить от дьявола, бушующего в крови Дэнджерфилдов?

«Я женщина! Женщина!» – хотелось выкрикнуть вслух, а пальцы сами, бессознательно, срывали уродливое, стесняющее движения платье. По лицу, телу текли струйки пота; задыхаясь, не понимая, что делаю, я встала перед зеркалом, бесстыдно обнаженная; одежда была в беспорядке разбросана по полу. Волосы, разметавшиеся по плечам, свисали до талии, а глаза выглядели огромными темными озерами на смертельно бледном лице. Это и есть настоящая Ровена? Что случилось со смеющейся девушкой, любившей носить сари и золотые украшения? Той самой, что могла выйти замуж за принца? Наверное, нужно было стать женой Шива. Тогда я могла бы остаться в Индии, здесь же оказалась чужой среди чужих.

И неожиданно я увидела себя такой, какой была тогда, и захотелось, чтобы за спиной появился Шив. Красивый, стройный, в экзотическом белом тюрбане. Милый Шив – мое самое светлое воспоминание.

Я извлекла со дна потертого сундука сари, тщательно завернутое в несколько слоев папиросной бумаги. Оно было из прозрачного, тончайшего шелка, расшитого золотом и переливавшегося всеми цветами радуги.

Наряд, достойный королевы, дар индийского принца. О чем я думала, медленно обертывая его вокруг тела, как учили индианки? Воображала, что мгновенно, как в сказке, превращусь в принцессу? Не помню, какие мысли теснились в голове, но, закончив одеваться, я тряхнула головой, и волосы гладкой черной рамкой обрисовали лицо, придавая ему туманно-таинственный вид. Кожа под тонкой тканью переливалась янтарем. Из зеркала на меня смотрела прекрасная незнакомка. Неужели это необыкновенное, странное создание действительно я? Я не могла отвести глаз от собственного отражения. Наверное, в тот вечер безумие овладело душой и даже мысли не были моими.

Помню, что, осторожно подняв руку, коснулась губ, подбородка, со странно-чувственной грацией, которой раньше не было. Я – женщина, только что обнаружившая собственную неотразимую прелесть, индийская принцесса, которую всю жизнь скрывали от мужчин, рожденная для того, чтобы дарить наслаждение и…

Но тут магия была грубо нарушена, волшебство исчезло. Я не слышала, как открылась дверь, только оглушительный стук оборвал великолепный сон. Я обернулась, невольно вскрикнув от страха.

– Какого дьявола ты посмела так обращаться с Томом?! Предупреждаю, девчонка, раз и навсегда…

Сэр Эдгар начал орать, громко, назойливо, а когда подошел ближе, я почувствовала запах спиртного. Но тут крики затихли, челюсть отчима отвалилась, а глаза широко раскрылись, но тут же сузились.

– Господи Боже! – прошептал он очень медленно, а выражение ярости сменилось чем-то совершенно другим. – Неужели та самая скромная маленькая старая дева?! Именно это ты скрывала столько месяцев под уродливыми лохмотьями?! Для какого любовника бережешь эти сокровища, Ровена?

Все это время, пока он говорил со мной странно хриплым голосом, не отводя глаз, жадно шаривших по моему телу, я оставалась на месте, не в силах сделать ни единого движения. Но сэр Эдгар расхохотался и протянул руки.

– Подумать только… ты дурачила меня столько долгих недель, под моей крышей! Да ты невероятная красавица, девочка! Прелестнейшее тело!

И потом, потом, когда он схватил меня, было слишком поздно. Гордость не позволила кричать, молить его о милосердии, хотя, думаю, всякие просьбы были бесполезны – он превратился в чудовище, одержимое похотью. Я боролась – била его кулаками, вырывалась, чуть не падая от изнеможения. Но ему удалось оттащить меня к кровати, сорвать жадными, хваткими когтями бесценное сари. Красное возбужденное лицо нависло надо мной; он хрипло бормотал:

– Боже, какое прекрасное создание! Я должен взять тебя, понимаешь? Ты не имеешь права скрывать такую красоту, не должна носить платья – с таким телом!

Он поцеловал меня, закрыв рот жесткими губами, лишая воздуха, так, что я задыхалась, пытаясь вырваться, закричать, но из горла вырывались только нечленораздельные жалобные звуки.

Отчим навалился всей тяжестью, придавил меня, пока я не почувствовала, что позвоночник вот-вот треснет, но эта боль была тут же забыта, поглощена иной мучительной агонией, разрывавшей внутренности – словно между бедер воткнули нож. Я вскрикнула, но его губы были плотно прижаты к моим. Помню только, что тело мое судорожно изгибалось в муках, а он… он странно стонал, задыхался и наконец, конвульсивно задрожав, затих.

Все было кончено. Он тяжело опустился на меня, горячий пот капал на мое неподвижное тело, но ужасная боль прошла, я ощущала только липкую влагу, струившуюся по ногам, и знала – это кровь. Я больше не была девственницей. Отчим изнасиловал меня. Мой отчим. Я только наблюдала, как меняется его лицо, расслабляются мышцы, вместо бешено-похотливого выражения появляется осмысленное, и с ним приходит осознание происшедшего.

Внезапно сэр Эдгар, застонав, откатился от меня и вскочил, суетливо поправляя одежду.

– О Боже, Ровена, я не знал! Девочка, когда я увидел… полуголая… такая прелестная… не пойму, что на меня нашло.

– Вы не находите, что сейчас немного поздно раскаиваться?!

Неужели это мой голос, такой спокойный, мертвенно-холодный? Почувствовав неожиданное отвращение к грязному, оскверненному белью, на котором лежала, я, не глядя на сэра Эдгара, не сводившего с меня глаз, вытерла кровь краем простыни и, пройдя мимо него, взглянула в зеркало, наверное, желая увидеть, какие перемены произошли во мне. Но казалось, все было по-прежнему – бледное лицо незнакомки со спутанными черными волосами. Где-то я слышала, что когда девушка становится женщиной, это заметно по глазам. Но в моих не отражалось ничего, кроме пустоты.

Сама не понимая, что делаю, я схватила щетку и начала причесываться, не обращая внимания на то, что вырываю волосы с корнями. Может, именно это обыденное занятие спасло меня от безумия. И как ни странно, о сэре Эдгаре было почти забыто; я стояла перед зеркалом совершенно голая, не заботясь о том, чтобы прикрыться. Но тут он подошел сзади; глаза неприятно блестели, рот искривлен в улыбке.

– Проклятие, ты ослепительна! Первая девственница, за которую мне не пришлось платить, и единственная, кто не проронил и слезинки, – ты странная девушка!

Он положил мне руку на плечо, и хотя я застыла, но не пыталась отодвинуться. Отчим тихо, удовлетворенно хмыкнул.

– Ты разумна. Мне это нравится. Так холодна, так прекрасна… – Голос понизился почти до шепота: – Ты из тех женщин, кому следует носить бриллианты. С этими темными волосами и огромными глазами… да-да, клянусь Богом, только бриллианты! И я дам тебе все, что пожелаешь. Слушай, Ровена, я не зверь и могу быть очень щедрым!

Он быстро вышел, а я осталась перед зеркалом словно загипнотизированная. Снова возвратился сэр Эдгар; в руке его что-то сверкало, а мои руки очень медленно опустились и повисли: я почувствовала, как он приподнимает тяжелое бремя моих волос и потом… вокруг шеи обвилась ледяная нить.

– Ну вот! – торжествующе воскликнул сэр Эдгар. – Взгляни на себя! Тебе не следует носить ничего другого? Бриллианты… и разве что иногда сапфиры, в цвет глаз. Что скажешь? Я буду добр к тебе, поверь, ни за что не причиню боли или обиды! Осыплю драгоценностями, одену в шелка.

Руки, поросшие рыжевато-красными волосами, медленно поползли по моим плечам. Но я по-прежнему не двигалась, спокойно уставившись в зеркало на этого человека.

– Что же вы хотите, сэр Эдгар? Пытаетесь купить мое молчание или предлагаете стать вашей любовницей?

На секунду его пальцы судорожно стиснули мои руки; он резко повернул меня лицом к себе.

– Ты навсегда останешься такой холодной? Знаю, под ледяным покрывалом горит пламя! Как бы я хотел растопить этот лед!

Я спокойно терпела страстные объятия, выдерживая жадный взгляд, и ничего не чувствовала… кроме разве легкой боли между ногами. И вот это, это и есть любовь между женщиной и мужчиной?! Любовь и похоть – невозможно отделить одно от другого.

– Ровена, Ровена! Теперь, когда я нашел тебя, не отдам никому.

Когда его губы оторвались от моих, я увернулась от ненавистных рук и снова начала расчесывать волосы. Как ни странно, больше всего в этот момент я ненавидела мать. Ради этого человека она оставила отца, из-за насильника без чести и совести, предлагавшего ее же дочери стать его любовницей. Тот, кто поначалу казался столь презрительным, высокомерным, теперь молил о внимании как о милости! Он мог бы взять меня силой, сломать, одолеть, но нет! Сэр Эдгар хотел большего – нежности, любви, притворных ласк шлюхи! Неужели только так женщина может взять власть над мужчиной?! Как же легко было бы управлять этим человеком, да-да, и заставить страдать леди Фэнни! Если бы я только захотела!

– Ради Бога, девочка, неужели ты ничего мне не скажешь?! – Он снова молил с почти безумными глазами. – Что сделано, то сделано. Я желал бы, чтобы все случилось иначе, но слишком много выпил в клубе, и когда Том ворвался…

В первый раз с тех пор, как вошел сэр Эдгар, искра гнева пробилась через защитную броню холода.

– Не говорите мне о Томе Уилкинсоне! Подумать только, послать его ко мне, зная, что я одна! Посчитать этого… приличной партией!

– Нет, девочка, нет! Но откуда мне было знать?! Господи, я убил бы этого щенка, знай только, что он посмеет к тебе прикоснуться! Я ведь сказал, что сделаю для тебя все, все на свете. Слушай!..

Голос его лихорадочно задрожал, руки вновь сжали мои плечи, словно он не мог удержаться от прикосновений.

– Послушай, у тебя будет все, что пожелаешь: модные платья, драгоценности, лошади. Хочешь свою коляску? Я богат.

– Но как вы объясните столь внезапное расточительство своей жене?

Сэр Эдгар побагровел.

– Не мучай меня, девочка. Фэнни… ты ведь ее не знаешь. Она так… так изменилась. Вечные головные боли, постоянно требует, чтобы возил ее на унылые обеды.

– То есть хотите сказать, что мать уже не так молода, как я?

У него не нашлось слов отрицания; я молча отошла.

– Пожалуйста, уходите. Я устала и хочу принять ванну.

Уже сейчас я испытывала силу власти над этим человеком, и мы оба знали это.

Сэр Эдгар вновь оглядел меня; мускулистые плечи безнадежно поникли.

– Я… я сейчас пришлю миссис Дженкс. Она не будет болтать – слишком многим мне обязана. Велю ей, чтобы перенесла твои вещи в голубую комнату, она больше и выходит окнами на парк. И… мы поговорим завтра?

– Возможно, – холодно кивнула я.

Он наконец вышел, оставив меня одну. Механически взяв из гардероба уродливый фланелевый халат, я завернулась в него.

«Тщеславие! Тщеславие, Ровена! Именно из-за этого все произошло». Почему мне внезапно послышался голос дедушки? Но я намеренно заставила себя отрешиться от всего. Он дал мне образование, но не просветил насчет окружающего мира и людей, с которыми придется жить. Впервые я поняла, насколько одинока, и нет человека, на которого могла бы положиться. Но приходится жить и пытаться выжить – а для этого нужно идти к цели, не обращая внимания на средства.

Глава 2

Какими словами можно описать то время? Свет и тень, меняющиеся, словно в калейдоскопе, картины и краски.

Я выпорхнула, словно бабочка из кокона, и взяла Лондон приступом, завоевав почтительное восхищение, зависть, любовь… Мне никогда не узнать, что произошло между матерью и отчимом, но я больше не считалась бедной назойливой родственницей, став избалованной, властной, капризной дочерью хозяина, чье малейшее желание немедленно исполнялось.

Меня представили ее величеству. Как и остальные дебютантки, я была в девственно-белом платье, черные волосы венчала бриллиантовая тиара, и хотя мы с матерью по-прежнему не ладили, какое это имело значение?! На людях она делала вид, что гордится мной, наедине мы почти не разговаривали. А Эдгар Кардон, как и обещал, ничего не жалел для меня.

Мы путешествовали по Европе, где мое знание языков оказалось бесценным приобретением, и один итальянский принц окрестил меня мраморной богиней, после того как не смог соблазнить; это имя последовало за мной в Лондон. Я была признанной королевой красоты, я, всегда считавшаяся уродиной и неряхой. И когда премьер-министр объявил, что ум у меня так же ясен, как бриллианты, которые я постоянно носила, мое положение в обществе было обеспечено. Хотя граф Биконсфилд заметил также в личной беседе, что и душа у меня столь же холодна и тверда, эта реплика была известна немногим. Я отвергла его притязания под предлогом, что тот женат, но граф был чрезвычайно умен, и отговорка не обманула его.

– Иногда я думаю: способны ли вы любить? – спросил он как-то, когда мы остались одни. – Ваш отказ был бы понятен, люби вы беднягу Эдгара Кардона, но ведь это не так. Вы слишком умны, чтобы быть леди, и слишком леди, чтобы оставаться шлюшкой в душе. Вы хоть раз спрашивали себя, Ровена, чего ищете?

Наши глаза встретились, и мне понравилась такая честность.

– Зачем мне искать чего-то? – весело спросила я. – Разве у меня нет всего, что только пожелаю? И мне не скучно. Всегда есть чем заполнить время.

– С человеком, подобным Кардону? Что у вас общего? Буду откровенен – я встречал много прекрасных женщин, но в вас меня привлекает ум. Вы зря растрачиваете себя!

Поняв, что с ним можно не притворяться, я пожала плечами.

– Почему же вы раньше ничего не заметили? Я была гадким утенком, и только благодаря чистой случайности сэр Эдгар преобразил меня в лебедя. Тогда я обладала теми же умом и внешностью! Просто поняла: если хочешь, чтобы твои способности признали, пусть сначала заинтересуются как женщиной! Мы вообще бы не встретились, не тревожься вы, что принц Уэльский может в меня влюбиться!

Засмеявшись, он похлопал меня по руке.

– Мы квиты, миледи. Но должен признаться, что не подозревал, как тяжело быть женщиной, да к тому же обладать умом! Могу я пожелать вам счастья?

Он поцеловал мне руку на прощание, и мы расстались. Сэр Эдгар был очень польщен, что сам премьер-министр обратил на меня внимание, я не рассказала ему о нашей беседе.

Мне и без этого было о чем думать. Через несколько дней лорд и леди Кардон давали грандиозный бал в честь моего двадцатилетия. Именно после бала судьба моя вновь неотвратимо изменилась. Вечер удался на славу. Я танцевала, пила шампанское, смеялась, флиртовала; только в шесть утра гости наконец разошлись.

Я так устала, что, с трудом добравшись до комнаты, едва сумела снять платье и, бросившись на постель, заснула, крепко, глубоко, без сновидений. Разбудил меня яркий солнечный свет, внезапно заливший комнату.

– Зачем ты раздвинула шторы, Мартина? – пробормотала я, подумав, что вошла горничная. – Который час? Я обещала поехать в парк…

– Может, лучше отложить прогулку? Тебе необходимо увидеться с одним человеком – это жизненно важно для твоего будущего.

Я рывком села, широко раскрыв заспанные глаза. У постели стояла мать. Ее я уж никак не ожидала здесь увидеть.

– Прости, что разбудила, – бесстрастно продолжала она, – но дело не терпит отлагательств. Я отпустила Мартину и сама принесла тебе горячий шоколад.

Я взглянула на нее, пытаясь привести мысли в порядок. Моя мать – леди Фэнни. Все эти месяцы мы жили рядом как вежливые соседи, сталкивались в коридоре и равнодушно проходили мимо. Именно по этому уклончивому отношению я сразу поняла, что матери все известно, но она, как страус, прятала голову в песок, не желая признавать очевидного. За это я презирала ее еще больше. Моя мать – сводница? Она была любовницей сэра Эдгара Кардона, одновременно оставаясь женой моего отца, и теперь по-своему, в извращенной манере, я платила ей ее же монетой за боль, причиненную отцу.

Мы молча смотрели друг на друга несколько секунд, потом я медленно протянула руку к чашке с шоколадом. Утренний свет не щадил леди Фэнни, хотя лицо ее было покрыто, как всегда, толстым слоем румян и пудры. Возможно, когда-то она была хорошенькой, но, как все пухленькие блондинки, быстро увяла. И теперь в ярких лучах солнца я увидела ее по-настоящему – стареющую толстую женщину, вызывающую лишь жалость… если бы я была способна жалеть ее.

Словно не в силах слишком долго смотреть на меня, мать нетерпеливо подошла к туалетному столику и принялась теребить щетки и расчески, ожидая, пока я допью шоколад. Все это время мы молчали. Наконец я отставила чашку и, увидев, что мать взяла колье из сапфиров и бриллиантов – подарок сэра Эдгара ко дню рождения, лениво улыбнулась:

– Вам нравится? У меня есть такие же серьги и браслет. Но несомненно, колье самое красивое, как вы считаете?

Мать уронила колье, будто обжегшись, и взглянула на меня с невыразимой ненавистью, словно с лица ее вдруг слетела маска.

– Может быть, скоро ты сможешь сама покупать себе драгоценности, Ровена. Если, конечно… проявишь благоразумие.

– Почему бы вам не отбросить все предисловия и не объяснить, зачем пришли? Я очень хочу спать и не желаю разгадывать головоломки.

Спустив ноги с кровати, я встала, но, только заметив выражение лица матери, поняла, что совершенно обнажена, и, рассмеявшись, потянулась за прозрачным, отороченным кружевом пеньюаром, одним из многочисленных сюрпризов сэра Эдгара.

– Боже! Насколько мы чужие друг другу! Не представляла, что моя нагота так возмутит вас.

– Дело не в этом, – начала было она, но мгновенно смолкла. – Не важно. Я сюда пришла не затем, чтобы ссориться, а… скорее, предложить… что-то вроде именинного подарка.

Короткий, почти истерический смешок, вырвавшийся у нее, заставил меня присмотреться пристальнее. И в самом деле, лицо матери неестественно покраснело даже под толстым слоем румян, а пухлые, унизанные кольцами пальцы нервно задрожали.

– Не слишком ли поздно упрекать друг друга? – спокойно осведомилась я, начиная причесываться. – Ну? Может, объясните, что это за запоздалый подарок?

– Это должно быть нашей общей тайной, – поспешно объяснила она. – Эдгар… не хочу, чтобы Эдгар знал… пока. Он никогда не любил твоего отца. Ни в коем случае нельзя упоминать имя Гая.

Моя рука остановилась в воздухе.

– Отец? Какое отношение он имеет к этому? Вы никогда не говорили о нем.

– Конечно, нет. К чему? Мы ведь разведены, а все несчастья, которые пришлось из-за него вытерпеть… но, впрочем, это сейчас не имеет значения. Главное, постарайся выслушать. Это не займет много времени. Твой отец, как известно, отправился в Америку. Когда дед умер, адвокаты с трудом отыскали Гая. Адреса он не оставил и, уж конечно, никогда не возвратился бы сюда. Но дело в том, что, убийца Гай или нет, после смерти отца именно он стал графом Мелчестером.

В голосе зазвучали годами подавленные нотки горечи, и я спросила себя, неужели она наконец пожалела, что стала женой обыкновенного баронета, а ведь могла быть графиней.

– Но почему вы внезапно заговорили об отце? – повторила я. – Что пытаетесь сказать?

– Он желает, чтобы ты приехала в Америку и жила с ним, – с неожиданным торжеством объявила мать. – Да-да, – поспешно продолжала она, заметив выражение моего лица, – это правда. Адвокаты нашли Гая. Он не знал, что его отец умер, а ты живешь с нами. Поверенный связался со мной и желает встретиться, обсудить необходимые меры. Ты ведь поедешь, поговоришь с адвокатом, Ровена? – почти отчаянно прошептала она, пугаясь моего ошеломленного молчания.

До сих пор я не представляла, как же сильно мать хотела отделаться от меня.

– Он богат, Ровена! Не могу себе представить! Гай, который всегда был таким мотом, не заботился о деньгах, тратил их, как только получал! Но мистер Брэйтуэйт говорит, что он миллионер и собирается все оставить тебе! Как только подпишешь бумаги и я дам согласие на твой отъезд, на твое имя будет переведено пятьдесят тысяч фунтов. Понимаешь, что это означает?! Ты будешь богата и совершенно независима! Ну, что скажешь?

Я окаменела, и, хотя постаралась ничем не выказывать потрясения, все же глаза мои, должно быть, неестественно заблестели. Я молча взглянула на кусавшую губы мать, которая тщетно пыталась прочитать ответ на моем лице.

– Ну? – спросила она наконец нетерпеливо и со страхом.

– Мне необходимо время все обдумать, – медленно протянула я. – Отец… почему, как вы думаете, он ждал так долго, прежде чем попытаться увидеть меня?

– Я ему написала! – взорвалась леди Фэнни. – Почему нет? Думаешь, я хотела тебя… здесь? Особенно после… после…

– Почему вы так не хотите сказать это вслух? – холодно перебила я. – Имеете в виду, после того, как ваш муж изнасиловал меня и был настолько слабоволен, что влюбился по уши? Боитесь, что он бросит вас ради меня? Именно поэтому решили перестать прятать голову в песок и вместо этого избавиться от меня?

– Ты бессердечная, расчетливая, мерзкая шлюха, Ровена, – прошептала она, но к этому времени я успела взять себя в руки и презрительно усмехнулась:

– Конечно, должна же быть я хоть в чем-то похожей на свою мать! Но мне кажется, для раскаяния немного поздно, не так ли?

Я видела, как она отчаянно пытается сдержаться, как разрывается между желанием вылить накопившуюся ненависть и злобу и необходимостью умаслить меня.

Наконец мать резко спросила:

– Ну, пойдешь ли ты к мистеру Брэйтуэйту или нет?! Как только он поговорит с тобой и все объяснит подробно, вряд ли у нас найдутся еще темы для бесед.

– Совершенно верно. Нет нужды лицемерить.

Я отвернулась и вновь стала расчесывать волосы.

– Пошлите ко мне Мартину. Через час я буду готова сопровождать вас.

Всю дорогу до Линкольнз-Инн-Филдз, где находилась контора мистера Брэйтуэйта, мы хранили ледяное молчание.

Наконец нас проводили в кабинет поверенного и усадили в удобные кресла.

– Ну что ж, леди Ровена, – деловито начал мистер Брэйтуэйт.

Я посмотрела в голубые, искрящиеся умом глаза, поразительно проницательные, невзирая на столь почтенный возраст. К моему удивлению, он неожиданно объявил:

– Вы очень похожи на отца. Жаль, что так все обернулось. Гай… Но вы здесь не затем, чтобы слушать воспоминания старика. Перейдем к делу. Кстати, леди, не пожелаете выпить по чашке чаю?

Мы обе отказались; удовлетворенно кивнув, мистер Брэйтуэйт сложил ладони домиком и стал похож как две капли воды на доброго гнома.

– Прекрасно. Леди Ровена, пожалуйста, не стесняйтесь перебить меня и спросить, если что-то будет непонятно.

Взяв со стола стопку бумаг, он сначала прочел длинное письмо, содержащее инструкции от отца, а потом копию завещания. Утверждение, что я была слегка ошеломлена к концу монотонного чтения, не совсем соответствовало истине. Я, немного зная юриспруденцию, поняла, что завещание было очень ясным, не оставлявшим места для двусмысленных толкований, и была совершенно потрясена переменами, которые оно внесло в мою жизнь. Отныне судьба моя зависела только от меня самой.

– Неожиданное письмо, не так ли, леди Ровена? Просто невероятно. Сильно потрясены? Неудивительно, ведь вы много лет считали отца пропавшим без вести и были уверены, что тот забыл о вашем существовании. Ваш дед… ну что ж, он был жестким человеком. Ничего не прощал. Но теперь Гай Дэнджерфилд – граф Мелчестер тяжело болен. Нет-нет, будем честны – он умирает. Поэтому необходимо спешить. Он очень хочет перед смертью увидеть вас. Конечно, не смею настаивать и понимаю, каким потрясением все это должно быть для вас, но…

Я поняла, что мать затаила дыхание и неотрывно смотрит на меня с почти физически ощутимым нетерпением поскорее услышать ответ.

Но я уже знала, что отвечу, знала еще тогда, когда согласилась приехать сюда, даже до того, как обнаружила, каким огромным состоянием владею. Неожиданно, ошеломительно я стала свободной и независимой и с этой минуты принадлежу только себе и не обязана ни перед кем отчитываться.

Наклонившись вперед, я спокойно, не повышая голоса, объявила:

– Ну конечно, мистер Брэйтуэйт, согласна, ведь таковы условия завещания. Я отправлюсь в Америку, как только вы все устроите. Закажите, если возможно, билеты.

– Эдгару об этом говорить нельзя, – решительно заявила на обратном пути мать.

В кабинете мистера Брэйтуэйта она подписала отказ от опекунства и теперь холодно взирала на меня, словно уже попрощалась навеки.

– Мистер Брэйтуэйт сказал, что приготовления займут около недели. Повезло, что он, оказывается, забронировал для тебя каюту на американском судне, на тот случай если согласишься ехать. Но… не нужно никаких лишних неприятностей. Лучше все хранить в секрете.

Я устало пожала плечами, все еще занятая своими мыслями, и безразлично ответила:

– Как хотите. Надеюсь на вашу изобретательность. Думаю, вы сможете выманить из дома сэра Эдгара в день отъезда. Кроме того, у вас неделя на то, чтобы придумать подходящее объяснение.

– Это уж мое дело, – резко оборвала она, и весь остаток пути мы молчали.

Мне о многом нужно было подумать. Я не только отправлялась в путешествие, которое должно изменить мою жизнь, но и вновь обрела отца. Вспомнив слова няни о том, как он любил дочь, я впервые почувствовала интерес к его жизни в Америке. Вынужденный бежать из Англии, оставить жену и дочь, порвать связи с родными и близкими… Как это несправедливо! Но дед считал, что делает это для моего блага.

Не стоит тратить время, размышляя о давно прошедшем. И не думаю, что кто-то, кроме сэра Эдгара, пожалеет о моем отъезде. Я знаю, слуги шепчутся за моей спиной, даже миссис Дженкс, которая положительно стелется передо мной в надежде, что я расскажу о ее преданности сэру Эдгару. А Меллин, всегда говорившую все, что думает, удалили из дома и дали хорошую пенсию. На этом настоял сэр Эдгар, боявшийся, как бы она чего не выкинула, если обнаружит, что происходит под самым носом ее «бедняжки». Ну что ж, теперь няня сможет вернуться, а сэр Эдгар, после того как пройдет первый порыв ярости, успокоится и снова будет разыгрывать любящего мужа, содержащего, однако, любовниц в уютном домике на Керзон-сквер.

И жизнь вновь войдет в обычную колею, как и было до моего приезда. А я? Для меня все пойдет по-другому, ибо я научилась искусству выживания так же прекрасно, как и многим узнанным из книг вещам. Скоро, когда останусь одна, будет понятно, хорошо ли эти уроки мною усвоены.

Оставалось только ждать. Экипаж остановился перед внушительным особняком сэра Эдгара, и мы, не глядя друг на друга, поднялись по ступенькам.

Горничная Мартина уже ждала меня. Объяснив, что ездила по магазинам, я отпустила ее под предлогом, что устала и хочу отдохнуть. Внезапно мне стало жаль девушку. Что она будет делать, когда я уеду? Я напомнила себе, что необходимо оставить ей превосходную рекомендацию и побольше денег – фунтов пятьдесят, пока будет искать новую работу. Столько денег ей за два года не заработать. Что для меня эти пятьдесят фунтов?! В моем ридикюле больше пятисот – на непредвиденные расходы, как сказал мистер Брэйтуэйт. Отец, по-видимому, настоял, чтобы я ни в чем не нуждалась. Кроме того, мне дали доверенность на получение любой суммы денег из банков отца в Бостоне и Нью-Йорке.

Усевшись за маленький письменный столик в стиле чиппендейл, тоже один из подарков сэра Эдгара, я открыла ридикюль и вынула письмо, надписанное черными чернилами неразборчивым почерком: «Моей дочери, Ровене Илейн Дэнджерфилд». Наконец я хоть что-то узнаю об отце!

Дрожащими руками я развернула жесткие листочки. Отец… Странно, что я, так настойчиво подавлявшая в себе все внешние проявления чувств, была тронута и, еще до того как начать читать, ощутила любовь и тепло к этому человеку.


«Моя дорогая дочь!

Тебе, конечно, так же странно читать это письмо, как и мне его писать. Но поверь, мы никогда не были чужими. Нас связывают не только узы крови, но и то, что все эти годы я не переставал думать о тебе. Что бы обо мне ни говорили, надеюсь, ты поверишь одному: я люблю тебя, как любил всегда с той минуты, как взял на руки крохотный плачущий комочек с густыми черными волосами, унаследованными от меня. Дочь моя, родная моя!

В эту минуту я чувствую себя ближе к тебе, чем к кому бы то ни было на этом свете…»

Мои глаза скользили по убористо исписанным страницам, то и дело задерживаясь на строчках. Отец не тратил много времени на объяснения причин нашей долгой разлуки, только сказал, что был оторван от меня против своей воли. Он вел дневники, и когда-нибудь я их прочту. Там и содержится объяснение.


«…Я пытался увидеть Нью-Мексико твоими глазами – дикую, прекрасную землю, полную контрастов. Ты жила в Индии, и, может, поэтому перемены не будут для тебя столь разительными. Вот видишь, я уже уверен, что ты приедешь, и снова начинаю надеяться, строить планы на будущее…

Я говорил с Тоддом, но он не верит, что ты сможешь здесь жить. Не понимает… Да и откуда ему понять? Я чувствую, что, несмотря ни на что, знаю тебя, но, чтобы успокоить Тодда, включил в завещание некоторые дополнительные условия. Независимо от того, согласишься ли приехать или нет, я позабочусь о том, чтобы ты ни в чем не знала нужды. Если же ты по истечении года решишь не приезжать, «Ранчо ШД» будет принадлежать исключительно Тодду. Но даже сейчас, поняв, что умираю, я все равно надеюсь дожить до встречи с тобой. Только увидеть тебя, попытаться объяснить все, с чем тебе придется столкнуться после моего ухода. У меня несколько просьб к тебе… Думаю, что, когда прочтешь мои дневники, поймешь, почему я требую сделать это. Но самое главное, читай все тетради по порядку».


Отец велел, чтобы я, приехав в Бостон, немедленно связалась с Элмером Брэггом, бывшим сыщиком, а ныне адвокатом с душой ученого или, возможно, пророка. С тех пор как Элмер отошел от дел, сам выбирает себе клиентов, – но он, как оказалось, один из ближайших друзей отца, и тот настоятельно требовал, чтобы я явилась к Брэггу. Письмо было подписано: «Твой любящий отец, Гай Дэнджерфилд».

Я подумала о матери, которую знала уже два года, не испытывая к ней ничего, кроме легкой неприязни. Когда-то я ее ненавидела, но теперь не находила нужным проявлять столь бурные эмоции. Бедная, глупая, злая женщина, дитя своего времени, воспитания и среды. Я была больше дочерью отца, чем ее ребенком, и она, как ни странно, первая поняла это.

Но оглядываться назад было не время. В Америку отправится совсем другая Ровена Дэнджерфилд, не девочка, а женщина.

– Так будет лучше, – сказала мать, сидевшая в карете напротив меня.

Это была наша первая беседа с тех пор, как мы разговаривали о моей новой жизни неделю назад, а теперь экипаж катился по направлению к пристани. Глаза матери блеснули.

– Ты будешь счастлива в Америке. Нужно было позволить Гаю забрать тебя еще тогда, но твой дед настаивал, а у меня не было другого выбора, кроме как срочно уехать за границу. Скандал был просто ужасным, даже не представляла, что такое может случиться.

– Уверена, что сэр Эдгар уехал с вами, – лениво заметила я, и выражение лица матери слегка изменилось.

– Уехал! Но тебе этого не понять – ты никогда не испытывала подлинных чувств ни к кому и ни к чему, не так ли? О, вижу, ты подняла брови! Представляю, что думаешь обо мне! Но ты не умеешь любить! И сумеешь ли? Сомневаюсь. Я могла бы почувствовать что-то к тебе, хотя бы жалость… если бы не поняла, что под маской безразличия скрываются равнодушие и бессердечие!

– Какой смысл все это мне говорить?!

Она наклонилась вперед; губы, такие пухлые и мягкие, были злобно поджаты.

– Я должна тебе все высказать. Ты ведь равнодушна к Эдгару, правда? Именно по этой причине он одержим тобой… сходит с ума. А ты видишь в нем человека, которого можно завлечь и бессовестно использовать! Но я люблю его. Да-да, можешь смотреть на меня свысока, считать глупой, ничтожной женщиной, но я по крайней мере способна на сильные чувства. Когда мы впервые встретились, у Эдгара были любовницы, были они и потом, но женился он на мне! Ничто не имело значения, пока не явилась ты. Дочь Гая – месть Гая.

– Как жаль, что ты вообще родила меня! – холодно объявила я. – И как некрасиво со стороны деда, что он так рано умер!

– О да! – бешено процедила мать, казалось, полная решимости высказаться до конца. – Да. Ты не поймешь, а ведь мне было всего семнадцать! Что знала я о любви и браке? Все решили за меня! Выдали замуж за Гая Дэнджерфилда, которого я до свадьбы видела только дважды, за человека намного старше! Что было делать?! Всю жизнь мне внушали, что главное – удачно выйти замуж. Никто не спросил, что думаю я! Выдали замуж, чтобы производить на свет наследников имени Дэнджерфилд! Благодарение Богу, после родов меня оставили в покое!

Я взглянула на раскрасневшееся лицо матери, дрожа от гнева.

– Вы ненавидели моего отца. И меня с того момента, как родилась. Я дитя вашей ненависти, дорогая мать, и зачем осуждать меня за то, что вы оказались слабее!

– Почему? Потому что ты жестока. Это не сила, а бессердечие и равнодушие.

– Вряд ли это сейчас важно!

– Наверное, ты права! Но виновата не только я! Меня готовили к спокойной семейной жизни. Если бы твой отец любил меня, хоть немного, и не презирал бы так, все могло быть иначе. Но его тоже заставили жениться, чтобы угодить отцу. У него была другая – я так и не узнала, кто и что она значила для Гая! Иногда он во сне бормотал ее имя: «Илэна! Илэна…» И назвал тебя Ровена Илейн. Нет, он никогда не любил меня! Стоит ли удивляться, что я искала любви?!

И на секунду я увидела ее такой, какой она была двадцать лет назад, прежде чем растолстела, а лицо покрылось морщинками. Бедная Фэнни! Как бы она ни старалась, мы никогда не поймем друг друга и не сможем быть друзьями или хотя бы взаимно искренними.

Поэтому я молча смотрела на мать, и та некоторое время спустя, казалось, полностью взяв себя в руки, пожала плечами:

– Ну что ж, даже лучше, что все выяснено до конца. Я сказала то, что давно хотела сказать.

Мы не поцеловались на прощание. Лакей передал мои сундуки носильщикам, и когда карета отъехала, я даже не обернулась. Через несколько часов я оставлю прошлое позади и начну новую жизнь. Вспоминая предыдущее путешествие, я искренне пожалела ту Ровену – жалкое, испуганное, плохо одетое создание. Неужели прошло всего два года?! Но на этот раз я по крайней мере знала, что меня ожидает.

Подойдя к самому берегу, я подняла голову и почувствовала влажный соленый вкус на губах. Поцелуй ветра…

«Путешествия кончаются встречей влюбленных…» Откуда эта дурацкая цитата? У меня не было возлюбленного и, как я твердо решила, никогда не будет, если это зависит от меня, конечно. Никто не будет мной повелевать! Желаю сама себе быть хозяйкой.

Мне был преподан хороший урок так называемой любви. Смехотворные, неуклюжие движения, делавшие из мужчины зверя, а из женщины послушную куклу. Но животные по крайней мере не маскировали похоть красивым словом «любовь».

– Отплываем с приливом, – сказал один матрос другому, и тот же ветер, что коснулся моего лица, погнал рябь по воде. Прекрасный солнечный день. Именно в такие дни нужно начинать все путешествия.

Глава 3

Я отправилась в путь на американском судне и скоро привыкла к странному, гнусавому акценту других пассажиров. Американцы более дружелюбны и общительны, чем англичане, и, хотя я старалась держаться подальше, они все время пробовали познакомиться и вовлечь в разговор. Больше всего любопытства вызывал мой титул, и, хотя американцы гордились демократическими принципами, знакомство с дочерью графа производило на них глубочайшее впечатление. Мы остановились на три дня в Гавре, чтобы взять на борт пассажиров из Парижа, и мне представился случай снова там побывать, хотя на этот раз я не встречалась с друзьями Эдгара, а чувствовала себя свободной и счастливой: гуляла по улицам, заходила в магазины, наслаждалась одиночеством.

Но все же я не могла дождаться конца путешествия и встречи с отцом. Мать говорила, что мы похожи. Неужели мы сможем понять друг друга и… даже полюбить?

Я проехала полсвета, но, когда впервые увидела бостонскую гавань, не переставала спрашивать себя: что почувствовал отец, очутившись здесь? Встретит ли меня или слишком болен, чтобы путешествовать?

Отойдя от поручня, я направилась в каюту; в ушах неожиданно зазвучали горькие слова матери: «Ты жестока, Ровена… Это не сила, а бессердечие… Мне кажется, ты не способна ни на какое чувство».

Ну что ж, я по крайней мере не была слаба. Словно бриллианты, подаренные сэром Эдгаром, – такие же твердые, сверкающие миллионами крохотных огоньков. Как часто он сравнивал меня с этими камнями, жаловался, что язык мой жалит по-змеиному, но так и не смог пробудить во мне нежность и страсть, которые так надеялся отыскать. Жалости к нему я не испытывала. Мы использовали друг друга – каждый по своим причинам, и теперь наконец я была свободна. И никогда, никогда не позволю больше использовать себя!

– Леди Ровена, – раздался за спиной голос стюарда.

Защелкнув замок последнего сундука, я обернулась.

– Простите, леди Ровена, к вам посетители. Другие пассажиры уже покидают судно, но ваши друзья желают лично проводить вас на берег.

– Благодарю вас.

Прибытие корабля задержалось из-за плохой погоды. До сих пор я не знала, встретит ли меня кто-нибудь. Но оказалось, меня ждали и даже приехали, чтобы встретить.

Когда я вышла на палубу, «друзья» нерешительно переминались в стороне от хлопотливо снующих пассажиров и встречающих. Миссис Кэтрин Шеннон, очевидно, вдова, оказалась величественной дамой в трауре. Она была невесткой мистера Тодда Шеннона, партнера моего отца, и приехала в сопровождении племянницы и ее мужа – приятных и дружелюбных, но не очень веселых людей.

Скоро я узнала, почему они взяли на себя труд встретить меня и почему Коринна Дэвидсон, обычно живая и жизнерадостная, была такой подавленной в день нашей первой встречи.

– Телеграмма прибыла только неделю назад, – спокойно объяснила миссис Шеннон. – Дорогая, нам ужасно жаль! Не так хотел встретить вас ваш отец! Но вы должны знать…

Я заметила, что глаза Коринны Дэвидсон наполнились слезами. Мой отец мертв. Я никогда не увижу его. Но не заплакала. Я словно окаменела и чувствовала, как лицо стянуло, будто маску, безразличную, бесстрастную, ничего не выражающую.

Каким облегчением явилось то, что Джек Дэвидсон, спокойный, уверенный молодой человек, позаботился о багаже!

Эти люди оказались такими тактичными, ненавязчивыми, понимающими, насколько я потрясена, и не докучавшими излишним показным сочувствием.

– Мы с Джеком живем в Нью-Йорке, гостим у тети Кэтрин, – пояснила Коринна. – Конечно, вы тоже остановитесь у нее. Так ведь, тетя Кэтрин?

Миссис Шеннон настаивала на том, чтобы я пожила у нее среди друзей, даже комната была уже готова.

– Если хотите поговорить по душам, не стесняйтесь, пожалуйста, я расскажу все, что знаю, – доброжелательно предложила миссис Шеннон и добавила, что отец был частым гостем в ее доме до того, как заболел.

Но именно Коринне Дэвидсон удалось растопить броню, в которую я себя заковала, и стать моим первым настоящим другом в Америке.

В этот же вечер она пришла в мою комнату; услышав тихий, нерешительный стук, я отвернулась от окна.

– Обещаете мне честно сказать, если предпочитаете остаться одна? – выпалила Коринна, не успев прикрыть за собой дверь, но, прикусив губу, все-таки храбро продолжала: – Джек говорит, я ужасно бестактна и слишком много говорю, но представляю, каково вам сейчас, и… знаете, мы так любили дядю Гая! Как трагично, что вы не увидели его! Такой прекрасный человек! Всегда спокойный, сдержанный, но так заботился о людях! Я помню, как он приехал в Бостон после того, как умер его отец, повел меня обедать и в оперу… именно там я познакомилась с Джеком. – Она неожиданно захлопнула рот ладонью и растерянно взглянула на меня. – О Господи, снова нашло! Опять разболталась! А ведь пришла узнать, не хотите ли поговорить со мной.

Невозможно было не полюбить Коринну, хотя я никогда не была близка с женщинами своих лет. Она открыто признавала, что любит посплетничать, но зависти в ней не было и привычки злословить – тоже; наоборот, Коринна привыкла говорить то, что думает, даже во вред себе.

Наверное, мне очень нужен был друг, особенно в первые дни пребывания здесь, и хотя мы с Коринной были совершенно разными по характеру людьми, зато дополняли друг друга, и, несмотря на эксцентрический характер, она обладала быстрым, живым умом. Именно Коринна помогла мне пережить эти первые дни, когда пришлось осознать, что отец навеки потерян и в мире больше не осталось ни одной родной души.

Конечно, я была богата, благодарна «урокам» Эдгара Кардона, навеки распростилась с наивным отношением к жизни, и меня совсем не шокировало, когда Коринна, смеясь, начала выталкивать на свет Божий «фамильные скелеты».

– Конечно, кто-то должен рассказать вам, но тетя Кэтрин никогда не осмелится. Так что лучше уж я. Даже Джек согласен, что вас необходимо подготовить к тому, что ожидает в Нью-Мексико.

– Господи, вы меня пугаете! – шутливо охнула я, но она, как оказалось, совсем не была расположена к веселью.

– Начнем с того, – мрачно начала она, усаживаясь на край кровати, – что вы ничего не знаете о Тодде Шенноне!

Я согласилась с ней и добавила только, что, насколько мне известно, он – партнер отца, владеющий на паях с ним «Ранчо ШД».

– Я так и думала! – Коринна мрачно поджала губы. – Конечно, он деверь тети Кэтрин, хотя они никогда не были в особо дружеских отношениях, даже при жизни дяди Джеймса. Видите ли, мой дядя Джеймс приехал в Америку задолго до того, как там внезапно объявился его брат Тодд. Дядя Джеймс, серьезный молодой человек, получивший хорошее образование, изучал здесь, в Бостоне, юриспруденцию, решил работать с моим дедом, отцом тети Кэтрин, ну и…

Коринна глубоко вздохнула и, уловив мою легкую усмешку, озорно улыбнулась сама.

– Я знаю, о чем вы думаете! Считаете, все бостонцы так или иначе приходятся друг другу родственниками? Не сомневаюсь, это правда. Но, Ровена, выслушайте меня, я пытаюсь серьезно все объяснить. О чем я говорила?

– Начали рассказывать о Тодде Шенноне, – помогла я, и Коринна торжественно кивнула:

– Ну да, конечно. Итак, бедным тете и дяде было ужасно неловко, когда он появился в Бостоне. Тодд всегда был чем-то вроде паршивой овцы. Говорят, в молодости связался с какими-то ирландскими революционерами. Они всегда борются против англичан, не правда ли? Так или иначе, ему пришлось бежать из Ирландии, и он приехал сюда.

– Здесь Тодд встретил моего отца? – с любопытством спросила я, но Коринна слегка пожала плечами.

– Не знаю, это было очень давно. По-моему, кто-то говорил, что они познакомились на корабле и решили искать счастья вдвоем. Звучит очень романтично, как вы считаете? Уехали вместе на Запад, где поселенцы завоевывали все новые земли. Это было еще до войны с Мексикой. Испанцы владели большей частью юго-западных территорий и Калифорнией.

Я уже успела прочитать несколько книг по истории Америки, поэтому молча кивнула, а Коринна с присущим ей интуитивным пониманием, казалось, ощутила мое нетерпение.

– Ох, Господи, – вздохнула она, – я опять болтаю без толку! Вам не лекции по истории нужны! Хотите узнать про Тодда Шеннона… и вашего отца, конечно, ведь он сыграл такую огромную роль во всем, что произошло. – Она неожиданно хихикнула. – Как я любила слушать рассказы взрослых, когда была совсем девчонкой! Сидела очень тихо и притворялась, что читаю или вышиваю! Но знаете, вся эта история казалась более захватывающей, чем любой роман.

– Продолжайте, – попросила я. – Теперь и мне стало интересно. Что было дальше?

– Ну, как я уже говорила, ваш отец и дядя Тодд (я так его называю, хотя всегда побаивалась) уехали на Запад и там пережили множество приключений. Но как раз перед войной с Мексикой дядя Тодд влюбился. Говорят, она была очень красива, молодая испанка, из хорошей семьи. Сирота, ее опекуном был брат. Девушка должна была стать монахиней, но встретила дядю Тодда и тоже влюбилась в него. Они убежали в Техас, а брат поклялся отомстить. Ну вот! Разве это не романтично?!

– Но вы не досказали, чем все кончилось, – возразила я.

– Ох, Ровена! Иногда мне кажется, вы предпочитаете трагедию любовному роману! После того как мексиканцев вынудили уступить свои земли Соединенным Штатам, Тодд Шеннон привез жену в Нью-Мексико и предъявил требования на земли, принадлежавшие ее семье.

– Но как поступил ее кровожадный брат? – нахмурилась я.

– Алехандро Кордес? О, он был одним из немногих бунтовщиков, отказавшихся признать американское правительство. Говорят, он ушел в горы вместе с несколькими сторонниками, а позже ходили слухи, что они объединились с шайкой команчерос. Так они называли себя, но дядя Тодд говорил, что это просто банда головорезов-мятежников, торговавших с индейцами и снабжавших их оружием, которое те используют против белых. Алехандро объявили вне закона, но тот по-прежнему ненавидел Тодда Шеннона.

Коринна оказалась прекрасной рассказчицей, обладающей даром живо воспроизводить атмосферу, так что я легко представила ужасные, трагические события, приведшие к семейной распре, существующей и поныне. Но больше всего меня заинтриговала роль отца во всем, что случилось.

Отец заработал деньги на золотых приисках Калифорнии и переехал в Нью-Мексико, когда старый партнер написал, что нуждается в капитале. Отец и Тодд Шеннон вновь стали компаньонами и купили огромное скотоводческое ранчо, которое назвали «ШД» – Шеннон – Дэнджерфилд. Ранчо процветало, но тут разразилась трагедия.

– Это было время великой серебряной лихорадки, и дядя Тодд с вашим отцом решили вместе разрабатывать рудники. Тетя Альма, жена Шеннона, родила сына и была еще очень слаба, поэтому ее оставили на ранчо под присмотром молодой кузины, неожиданно появившейся в доме и объяснившей, что она сбежала от индейцев апачей. Илэна, как ее звали, была дочерью испанской пленницы, приходившейся Альме теткой, и вождя племени апачи. И хотя Илэна была сама наполовину индианкой, она объявила, что, наслушавшись рассказов матери о жизни белых людей, захотела жить как они, а не кончать дни свои индейской скво.

– Илэна!

Имя пробудило неясные воспоминания. Я словно слышала ненавистный голос матери: «Илэна? Иногда он во сне говорил с ней. И тебя назвал Ровена Илейн».

– Коринна! Какая она была? Кто-нибудь описывал ее?

– Н-нет… не очень подробно, – медленно протянула Коринна, словно пытаясь вспомнить. – Она… была очень молодой – лет пятнадцати-шестнадцати – и очень красивой, какой-то дикой красотой.

– Отец… когда-нибудь говорил о ней?

– Не помню, – озадаченно нахмурилась Коринна. – Но он, должно быть, любил ее, заботился, научил читать и писать, а позднее даже спас ей жизнь.

Коринна была достаточно тактичной, чтобы не допытываться, почему я задаю такие вопросы; понизив голос, она продолжала:

– Тодд Шеннон и ваш отец возвратились через несколько недель и узнали, что на ранчо напали индейцы. Дом сожгли, скот похитили, и, ужаснее всего, тетя Альма и ребенок были мертвы. Один из пастухов остался жив и рассказал, что случилось. Оказывается, Алехандро Кордес вместе с друзьями участвовал в набеге. Может, он знал, что сестра не уехала с мужем… Когда дом загорелся, она схватила ребенка и выбежала. Индейская стрела убила обоих.

– О нет!

– Старый пастух сказал, что, перед тем как потерять сознание, видел, как Алехандро Кордес выбежал вперед, крича словно безумный, и зарыдал, бросившись на колени у тела сестры.

– А потом? Что с Илэной? Тоже убили?

Коринна покачала головой, мрачно вздохнула:

– Именно это и стало причиной вражды. Перед отъездом дядя Тодд с ней поссорился. Никогда не любил индейцев и не желал, чтобы Илэна у них жила. Через несколько дней она сбежала, не сказав никому ни слова. Позже Тодд во всем винил Илэну. Утверждал, что именно она натравила индейцев на ранчо, чтобы отомстить.

– А мой отец?

– Вы должны понять, Ровена, что дядя Тодд был словно дикий зверь, обезумевший от ненависти и тоски. Он отправился бы за индейцами, не останови его ваш отец. И что хуже всего, через несколько дней Илэна вернулась. Оказалось, – Коринна заговорщически понизила голос и смущенно взглянула на меня, – она вроде бы… ожидала ребенка. Взрослые всегда понижали голоса, когда доходили до этого места, и высылали меня из комнаты, но, когда я повзрослела, мама рассказывала, что Илэна была влюблена в дядю Тодда и ребенок этот был от него.

– О Боже! Что же сделал Шеннон, когда Илэна вернулась?

– Едва не убил ее. И прикончил бы, не оттащи его дядя Гай, когда он начал избивать девушку. Та потеряла ребенка, но именно дядя Гай ухаживал за Илэной, пока та не выздоровела. Но как только ей стало легче, тут же вновь убежала к своему народу.

– Но на этом все должно было закончиться. Из-за чего же вражда?

Коринна вздохнула:

– О, Ровена, тут начинается самое ужасное! Поползли слухи, что Илэна вышла замуж не за кого другого, как за Алехандро Кордеса! Представляете, как это выглядело в глазах дяди Тодда? Он посчитал это доказательством того, что она с самого начала была в сговоре с Кордесом.

Конечно, это была не вся история, потому что Коринна, в то время совсем ребенок, не запомнила детали, но позже я услышала подробное изложение, до малейшего события. Что-то я узнала из дневников отца, остальное – от самих участников. Но не будем забегать вперед – многое произошло до того, как мне открылась истина.

Прежде всего необходимо было встретиться со странным, загадочным человеком, мистером Элмером Брэггом, бывшим сыщиком, которому отец доверил свое последнее письмо ко мне. Именно юрисконсульт отца, судья Флеминг, напомнил мне о том, что нужно найти Элмера.

– Он… довольно неотесанный человек, любит показать, что груб и необразован, один из тех, кого называют адвокатами приграничных территорий. Был превосходным детективом, служил у Пинкертона, и мой друг, Ален Пинкертон, очень жалел, когда Элмер решил отдохнуть и бросить работу. Но Элмер не тот человек, чтобы долго оставаться без дела, и время от времени берет клиентов. Он и ваш отец были друзьями, и думаю, что Элмер остается в Бостоне только затем, чтобы встретиться с вами.

– Но он не пытался меня увидеть.

– Конечно, нет, – удовлетворенно кивнул судья. – Это не в привычках Элмера Брэгга. Он ждет, что именно вы придете к нему. – И еще с извиняющейся улыбкой добавил: – Предупреждаю, дорогая, что Брэгг довольно эксцентричный человек и никогда первым не сделает шаг навстречу. По-моему, он считает, что если вы нуждаетесь в его помощи, значит, должны попросить об этом.

В конце концов я отправилась к мистеру Брэггу, отчасти потому, что судья Флеминг заинтриговал меня, и отчасти по совету отца.

Я решила остаться в Бостоне, пока не будут улажены все формальности; свободного времени было достаточно, а мне очень хотелось побольше узнать о Нью-Мексико. Я была уверена, что таинственный мистер Брэгг сможет мне дать именно тот совет, который был так необходим. И как выяснилось, я была права в своем предположении.

Глава 4

– Как вижу, вы разумная, уверенная в себе молодая дама, – нехотя, словно против воли, похвалил мистер Брэгг.

Проницательные глаза под седеющими мохнатыми бровями впились в меня; он едва уловимо удовлетворенно кивнул:

– Ну да. Должен сказать, вы меня приятно удивили. Не знал, с кем придется иметь дело, извините за откровенную речь. Даже Гаю не было известно, какой вы стали, только разве что старый граф, его отец, воспитывал вас по своим принципам. И насколько я понимаю, вы получили хорошее образование. Гай был так рад. Он всегда придавал этому большое значение. Необычное сочетание для женщины – ум, красота и образованность.

Я не знала, сердиться ли мне или смеяться над такими комплиментами, но все же взяла себя в руки настолько, чтобы спокойно ответить и хладнокровно посмотреть в любопытствующие глаза Элмера. Тот, неожиданно заулыбавшись, подергал себя за густые лохматые усы.

– Хм-м! Вы к тому же еще и не болтливы! Молча взвешиваете, как ко мне относиться! Это тоже неплохой знак! Вы встретите совершенно незнакомых людей, и, если совет такого старика, как я, может помочь, лучше продолжайте держаться именно так, как сейчас. Слушать, наблюдать и говорить как можно меньше. – Помолчав секунду, он неожиданно выпалил: – Вы обладаете собственным взглядом на вещи, леди Ровена?

– Естественно, иначе вряд ли была бы здесь! Но я представляю, как много предстоит узнать перед тем, как отправиться в Нью-Мексико, и именно поэтому пришла к вам. Отец оставил у вас письмо, а судья Флеминг сказал, что вы один из очень немногих, кто способен дать разумный совет.

– Значит, это судья прислал вас? – хмыкнул Брэгг. – Ну что ж, я и вправду знаю о Гае и о том, что творилось в его голове, больше, чем все остальные, включая Тодда Шеннона. Думаете, я способен дать вам полезный совет, так? – Он снова дернул себя за усы, задумчиво оглядел меня. – Может быть, может быть. Да, интересно, что вы собираетесь делать. У вас какое-нибудь деловое предложение? Собираетесь стать моей клиенткой?

– Если согласитесь, конечно, – вежливо кивнула я. – Вы даже можете найти это занятие весьма увлекательным. Или навсегда решили покончить с делами?

– Навсегда? – фыркнул он. – Черта с два навсегда, извините за выражение! И старый лис Флеминг тоже это знает! Несомненно, все успел вам рассказать, когда отправил ко мне. Отец ваш перед смертью послал за мной. Поэтому я только сейчас приехал. Вы будете поражены, узнав, как много мне известно. Кстати, знаете, что Тодд Шеннон пытался опротестовать завещание Гая? Ту часть, где тот оставил вам свою половину ранчо?

Перехватив острый ехидный взгляд, я кивнула:

– Да. Судья Флеминг говорил. Но ведь…

– А, – небрежно взмахнул рукой Элмер Брэгг, как бы отметая все мои объяснения. – Именно это я имел в виду, когда говорил, что знаю больше остальных. Шеннон понимал, что у него нет ни малейшего шанса выиграть иск. Чисто театральный жест – громкий официальный протест. Тодд всегда считал само собой разумеющимся, что Гай оставит ему все ранчо, без всяких условий. И тут словно гром с ясного неба появляетесь вы! Что он о вас знает? Титулованная молодая англичанка, капризная леди. А что знал о вас Гай, кроме того, что вы его дочь? Поверьте, если бы Тодду сообщили, что вы приезжаете, он тут же велел бы своему племяннику Марку – молодому адвокату – встретить вас в Бостоне и предложить очень щедрую сумму за долю в ранчо. И без сомнения, он потребовал бы от Марка, чтобы тот убедил вас вообще не приезжать в Нью-Мексико. Это необжитая, дикая земля. Ни власти, ни закона, кроме закона джунглей, конечно. Жестокость и насилие. Выживают самые сильные и умные. Понимаете?

Я мрачно нахмурилась, но, подумав над его словами, медленно сказала:

– Значит, Тодд Шеннон не желает делить ранчо со мной? Но почему только это? Несмотря на то что оно огромное, насколько мне известно, это наименее ценное из всего имущества, которым отец владел на паях с мистером Шенноном. Как насчет акций серебряных рудников и железной дороги? Считает, что я и на это права не имею?

– Попали в точку! – воскликнул мистер Брэгг. – Нет. Тодд Шеннон вовсе не жадный, мелочный человек, хотя способен на глубокую ненависть! Он ирландец, из большой семьи. Дело не в деньгах, хотя скотоводство процветает, а он гордится титулом короля скотоводов. Самое главное, Шеннон считает «Ранчо ШД» своим. Понимаете? Ваш отец вложил в него деньги, но именно Тодд собственным трудом и своими мозгами создал империю… Это для него символ, символ первого куска земли, купленного им, символ власти. И что-то вроде мемориала в память жены – единственной любимой им женщины. Вы слышали эту историю?

Я медленно кивнула, ошеломленная противоречиями в характере Тодда. Каков он на самом деле?

Отец достаточно высоко ценил Шеннона, чтобы стать его партнером.

Коринна сказала, что всегда побаивалась его слишком громкого голоса и резкого характера. Судья Флеминг говорил о Тодде с восхищением, как о сильной, упрямой личности, не желавшей признавать поражений. И наконец, он был способен на глубокую любовь и такую же сильную ненависть. Жизнь этого человека была омрачена трагедией. Коринна рассказывала, что Шеннон женился еще раз после отъезда моего отца в Англию. Вторая жена его была вдовой школьного учителя, убитого индейцами; Тодд усыновил ее маленькую дочь. Но и эта женщина вскоре умерла при родах. Больше Тодд Шеннон не женился.

«Он высок, широкоплеч и очень красив, – пояснила Коринна. – Белокурый великан, перед которым ни одна не устоит! Но в нем есть какая-то жестокость. Мать часто говорила, что такие, как он, однолюбы».

Несмотря на всю самоуверенность, я встревоженно спрашивала себя: как такой человек отнесется к столь неожиданному приезду соперницы? Без сомнения, он меня ненавидит, и я, по-своему, не могла его за это осуждать.

Думая о Шенноне, я ощущала на себе неотрывный взгляд мистера Брэгга, молча жующего сигару.

Взглянув ему в глаза, я сказала вслух:

– Но почему отец, зная все это, настоял на том, чтобы оставить мне свою половину ранчо? Он и без того был богатым человеком, а мне, конечно, можно обойтись без этих денег. Должно быть, у отца на это были свои причины.

– Значит, и вы спрашиваете себя почему?

Проницательные глаза Элмера Брэгга, казалось, одобрительно заискрились.

– Ну что ж, меня это тоже занимает. Я спрашивал Гая, зачем тот готовит вам неприятности. Зачем настаивает, чтобы вы прожили в Нью-Мексико год, прежде чем окончательно станете владелицей половины ранчо?

– Значит, у него была причина?

– Ваш папаша был думающим человеком. После возвращения из Англии он очень изменился и в конце жизни стал чем-то вроде отшельника. Читал. Писал дневники. Но все же он не зря завещал вам ранчо. Что-то вроде вызова. Он часто говорил мне, как надеется, что дочь, когда вырастет, станет такой же, как его мать – мужественной, благородной, и найдет в себе достаточно сил, чтобы положить конец бессмысленным распрям. Я бывший сыщик, леди Ровена, и обладаю неплохой памятью. Много раз от этого зависела моя жизнь, от памяти и интуиции. Некий инстинкт говорит мне, что вы собираетесь поступить так, как хотел ваш отец. Уже решили, что отправитесь в Нью-Мексико, не так ли?

Я не могла не улыбнуться самоуверенной манере, с которой он это объявил.

– Теперь моя очередь превозносить вас, мистер Брэгг! Вы очень проницательны. Отец оставил мне достаточно денег, чтобы жить безбедно, но думаю, я унаследовала его жажду к познанию людских характеров. Может, я и в самом деле нуждаюсь в чем-то вроде вызова и именно поэтому собираюсь отправиться в Нью-Мексико, хотя бы для того, чтобы понять, что собой представляет в действительности Тодд Шеннон.

– Значит, Тодд бросает вам вызов, леди Ровена?

Заметив мой взгляд, он нетерпеливо взмахнул рукой:

– О, бросьте! Лучше привыкнуть к моим грубым манерам и откровенной речи! Я собираюсь помочь вам, поймите! Перед встречей с Шенноном лучше побольше о нем узнать. Скажите, – тут он остановился, чтобы зажечь сигару, – вы очень хотите услышать конец истории? Я имею в виду все, что случилось во время пребывания вашего отца в Англии. И после его возвращения.

– Эта смехотворная вражда началась снова, – поспешно вставила я, спрашивая себя, куда он клонит.

– Смехотворная? – жестко спросил Брэгг. – Боюсь, вы не совсем правы. Если собираетесь отправиться в Нью-Мексико, вам придется жить с этим. Каждую минуту каждого дня. Тодд Шеннон – человек, в котором ненависть копилась годами и пожирала его душу. Пока ваш отец был жив, он делал все, чтобы избежать открытого столкновения, и заслужил этим уважение даже в роду Кордесов. Но теперь именно вы, леди Ровена, окажетесь меж двух огней, вы, молодая англичанка, совсем девочка, ничего не знающая об обычаях Запада. Судя по внешности и одежде, вы получили деликатное воспитание, и, может, вас заинтересовали романтические истории, но этого недостаточно. Знаете ли вы, во что впутываетесь?

– Мистер Брэгг! – Наконец ему удалось разозлить меня, и сдерживаться становилось все труднее. – Может, как вы говорите, я не знаю, во что впутываюсь, но ведь именно поэтому пришла сюда. И хотя по моему виду этого не скажешь, не так уж меня баловали и опекали. – Мне удалось взять себя в руки и уже более спокойно продолжать: – Я росла в Индии, поверьте, там было много своих неприятностей: восстания мятежных племен, суровый климат. Там было столько возможностей получше узнать других людей. Может, я унаследовала больше черт своего отца, чем вы думаете, мистер Брэгг, и уж упрямства, во всяком случае, мне не занимать.

К моему удивлению, Элмер весело хмыкнул.

– Значит, характер у вас есть! Прекрасно. Я уж боялся, что вы всегда так холодны и сдержанны! Но знаете, леди Ровена, я думаю, вы справитесь! По-моему, Тодд Шеннон нашел в вас достойного соперника! Клянусь Богом, хотел бы я увидеть его лицо, когда он встретит вас и поймет, с кем имеет дело! С настоящим борцом!

До встречи с Шенноном еще оставалось время, но думаю, он вряд ли считал меня чем-то стоящим внимания. Пока что у меня было два друга в Америке – Коринна Дэвидсон и Элмер Брэгг. Да-да, взаимное уважение переросло в нечто вроде дружбы. К тому времени как мы вновь расстались – Элмер отправился по каким-то таинственным делам, о которых не пожелал рассказывать, – я уехала в Нью-Мексико, предъявить права на наследство.

Ни Коринна, ни миссис Шеннон не одобрили моего намерения путешествовать одной, без компаньонов.

– Лучше подождать, пока вернется мой сын, – сказала тетушка Кэтрин. – Он будет знать, что делать. Уверена, моему деверю не понравится, что я отпустила вас в эту ужасную, дикую страну, населенную индейцами и бандитами.

– Но все уже решено, – мягко объяснила я. – Умоляю, миссис Шеннон, не волнуйтесь! Я привыкла путешествовать одна и уверена, в дилижансе будут другие пассажиры, которые помогут в случае чего.

Однако Коринну было не так легко убедить.

– Ровена, это просто безумие. Вы достаточно богаты, чтобы путешествовать со всеми удобствами. На вашем месте я бы именно так поступила! Не представляю, почему вам взбрело в голову уродовать себя этими ужасными лохмотьями?! А кроме того, дядя Тодд не может видеть некрасивых женщин, я сама слышала, как он это говорил. О, я так надеялась, что вы покажете ему что почем! Он такой высокомерный, надменный тип – я знаю, вы таких не выносите. По-моему, он считает, что женщины существуют исключительно для того, чтобы служить мужчинам, быть их игрушками, рабынями, служанками. Помню, как я жалела когда-то Фло, его падчерицу, правда, до того, как получше с ней познакомилась. – Коринна сморщила носик и на секунду отвлеклась от основной темы: – Я хотела с ней подружиться, особенно когда дядя Тодд отправил Фло в пансион, а все вокруг шептались об ужасном скандале, и ужасно жалела девушку, зная, каким строгим может быть дядя Тодд. Мы приглашали Фло к чаю, а тетя Кэтрин брала ее на уик-энд.

– И?.. – перебила я скорее из желания отвлечь Коринну, чем из любопытства.

– И я узнала, что она собой представляет! Еще высокомернее дяди Тодда и ни одного мужчины не пропустит. А уж говорит только о том, как богат дядя Тодд, каких лошадей подарил ей и как все поклонники на западной территории сходят по ней с ума! Мне было так жаль этого бедняжку, молодого индейца, которого чуть не повесили из-за нее. А потом Фло познакомилась с Диреком Джеффордсом, который был намного старше, но так богат, что дядя Тодд согласился. А может, просто хотел поскорее сбыть ее с рук, пока не натворила бед. Так или иначе, она вышла замуж за несчастного Дирека и водила его за нос с самого начала. Именно тогда мы стали жалеть не ее, а его. Она никогда не любила мужа. Не думаю, чтобы Фло вообще любила кого-нибудь, кроме себя! Она и за Марка было принялась, да тут внезапно решила возвратиться в Нью-Мексико, якобы навестить отчима. Не знаю, что она наговорила дядюшке Тодду, но тот разрешил ей остаться. Так что придется встретиться и с Фло! А она соперниц не терпит.

– Ну что ж, если я буду путешествовать переодетой, вряд ли она посчитает меня достойной внимания.

– Но я хочу, чтобы вы не переодевались! – чуть не заплакала Коринна. – Дяде Тодду вы должны понравиться с первого взгляда! Поверьте, если сможете завоевать его, остальное будет намного проще.

– Я вовсе не намереваюсь завоевать Тодда Шеннона, придется ему принимать меня такой, какая есть. Поймите, Коринна, у меня на это свои причины. Нужно получше узнать этих людей. Пусть Шеннон и его дочь считают меня неуклюжей уродиной. Может, если не будут обращать внимания, станет понятнее, что они собой представляют.

– Все-таки вы делаете ошибку, – настаивала Коринна, правда, гораздо менее уверенно.

Но я уже все решила, а Элмер Брэгг пообещал встретить меня в Нью-Мексико. Весь долгий путь я не переставала думать о том, что рассказал Элмер.

– У Илэны и Алехандро Кордеса было три сына. Двоих воспитывали индейцы апачи, потому что Илэна хотела жить с Алехандро и команчерос, вести беззаботное бродячее существование. Но вот третьего сына, Рамона, оставили в Мексико-Сити, у отцов-иезуитов.

– Почему же?

– Откуда мне знать? Может, потому, что оказались там, когда родился Рамон.

– А остальные, старшие сыновья?

– Вот тут и кроется причина продолжения вражды! Хулио, средний, был настоящим индейцем. Отказался покинуть племя, род своего деда, женился на индианке, и земля ему ни к чему, ведь апачи – кочевники, воины. Люкас, старший, больше был привязан к семье, особенно к матери. Лет с двенадцати ушел к команчерос, стал жить с ними, как и отец, а в шестнадцать впервые убил человека, известного бандита.

– Почему его не повесили? – заинтересовалась я.

При виде такого невежества мистер Брэгг презрительно фыркнул.

– Черт побери, ведь это Запад! Он застрелил врага в честном поединке! Люк Корд уже тогда умел управляться с оружием!

– Я думала, их фамилия Кордес.

– Ну да, только ее теперь произносят на английский лад. Алехандро предъявил права на земли, которые считал своими. Думаю, его подбила на это Илэна. Она ненавидела Тодда Шеннона, и воли ей не занимать. Конечно, в иске им отказали, потому что Алехандро был объявлен вне закона, хотя ваш отец пытался заступиться за Кордесов. Но однажды Алехандро нашли мертвым на земле «Ранчо ШД». Кто-то подстрелил его из засады. Конечно, поползли слухи. Говорили, что это дело рук Тодда Шеннона. Тогда Люк, который умеет читать следы не хуже индейцев, принялся вершить суд. Ворвался в Лас-Крусес, вызвал на поединок двух ковбоев с «Ранчо ШД» и убил обоих, хотя самому было всего семнадцать.

Рассказ мистера Брэгга окончательно заинтересовал меня. Оказалось, отец был в тот день в Лас-Крусес, видел собственными глазами все, что произошло, и пошел против компаньона, выступив на суде свидетелем защиты в пользу Люка Корда и заявив, что борьба была честной. Интересно, он поступил так, потому что Люк – сын Илэны? Неужели отец любил эту женщину даже тогда?

– Для Люка, полуиндейца, сына бандита, дело бы кончилось плохо, не заступись за него отец. Судья отдал молодого головореза ему на поруки.

– И Люк согласился на это?

– Испанцы и индейцы превыше всего чтут честь, – пояснил мистер Брэгг. – Люк был в долгу у вашего отца, иначе его бы точно линчевали. Он остался у Гая.

– А другие члены семьи?

– Жили в горах. Апачи их не трогали, ведь Илэна сама наполовину индианка.

– Звучит все это словно роман наяву!

– Скорее уж греческая трагедия, – сухо возразил Элмер.

Слушая его, я представляла своего отца, одинокого, несчастного человека, почти отшельника. И тут судьба по странному обстоятельству награждает его подопечным, юным убийцей, полуиндейцем, буйным и диким, не умеющим ни читать, ни писать.

Но несмотря на все это, отцу удалось завоевать уважение Люка Корда. Он даже на время забыл о своих дневниках, превратившись в учителя, и все это время был в ссоре с партнером. Тодд Шеннон назвал отца предателем, двуличным человеком и горько жаловался на то, что именовал слюнтяйством.

Все могло бы пойти по-другому, и буйный, непредсказуемый характер Люка Корда, возможно, изменился бы, не вмешайся Фло Шеннон, та самая женщина, которую так невзлюбила Коринна. Фло тогда было всего пятнадцать. Стройная эффектная блондинка, в которую были влюблены чуть не все молодые люди Нью-Мексико, неисправимая кокетка, не устающая пробовать свои чары на каждом мужчине, особенно таком, общение с которым решительно запрещалось. Люкас Корд, в жилах которого текла индейская кровь, бывший бандит, убийца, человек, для которого нет ничего святого, и, уж несомненно, не такой, как те бесхарактерные, безвольные юнцы, служившие игрушками для Фло. Но как оказалось, Фло любила играть с огнем.

Даже мистер Брэгг нехотя признался, что никто не знает, как именно развивались события, приведшие к катастрофе.

Фло, по-видимому, стравливала своих поклонников друг с другом и приобрела привычку назначать свидание и не являться на него, изобретая после всяческие извинения. Отчим был вечно занят и не обращал внимания на падчерицу, мать умерла. У Фло были собственные лошади, и она могла кататься сколько захочет, так что постоянное отсутствие девушки никого не волновало. Молодые люди встречались в заброшенном сарае. Никто не знал, сколько это продолжалось, хотя позднее Фло клялась, что дело не зашло дальше разговоров и поцелуев.

Возможно, все обошлось бы, но другие поклонники что-то заподозрили – последнее время Фло постоянно водила их за нос. И наконец несколько парней, все работники «Ранчо ШД», поговорили по душам и в следующий же раз, когда Фло отправилась на прогулку верхом, последовали за ней.

– И что же?

Мистер Брэгг пожал плечами.

– Их было шестеро. Увидев привязанных у сарая лошадей, они спешились и тут, по их словам, услышали крики Фло. Это я знаю точно, потому что после всего она долго билась в истерике.

Воображение дорисовало мне остальную сцену – Фло Шеннон, рыдавшая от страха, шестеро ковбоев, бывшие не в силах оторвать глаз от полуобнаженного тела, невзирая на гнев и ярость.

Насилие считалось тяжким преступлением даже в этой дикой стране, особенно если женщина была белой, а мужчина – наполовину индейцем. Ковбои, видимо, были недостаточно сильны, а может, не ожидали, что Люк Корд, несмотря на запрет, имеет при себе оружие. Перед тем как скрыться, он убил двоих защитников Фло, но вместо того, чтобы сбежать в горы, Люк, к всеобщему изумлению, отправился к Гаю Дэнджерфилду. Отец убедил юношу сдаться добровольно, сам поехал с ним в город и ни на шаг не отходил, боясь, что Люка линчуют.

– Если бы Тодд Шеннон настоял на своем, не миновать суда, – мрачно объявил Элмер. – Но ваш папа держался до конца и был единственным, кто не испугался мести Шеннона. Гай послал за мной и попросил охранять Люка. Я и мой компаньон дежурили у камеры двадцать четыре часа. Тогда я впервые встретился с Люком Кордом.

Любопытство взяло верх над терпением, и я перебила Брэгга:

– Каким он был? И почему отец так в него верил?

– Люк Корд? Хотя он был очень молодым тогда, никто не мог разгадать его мыслей. Мрачный, немногословный. Сидя в камере, все время проводил у окна. Совсем не казался испуганным, только разочарованным и циничным. Трудно было представить, что он совсем еще мальчик. Больше похож на индейца, чем на белого, все держал в себе, никаких внешних проявлений чувств.

Мистер Брэгг вместе с отцом были на суде. Гай Дэнджерфилд приложил все усилия к тому, чтобы правосудие восторжествовало, даже нанял защитника из Сан-Франциско. Не было только Фло Шеннон – отчим отослал ее в Бостон, но письменные показания девушки зачитывались в суде. Она заявила, что кокетничала с Люкасом, думая, что тот, как и остальные, будет пресмыкаться у ее ног. Встретились они случайно, когда лошадь Фло потеряла подкову. Она призналась, что юноша заинтриговал ее тем, что не был похож на других: не обращал на Фло внимания, считал совсем девчонкой. Поначалу так и было; позже… она клялась, что дала Люку повод, и, испуганная его поведением, хотела прекратить встречи, но тот вынудил ее назначить последнее свидание, угрожая все рассказать отчиму, а когда Фло приехала, начал ее оскорблять, сказал, что заставит заплатить за все издевательства, и попытался изнасиловать. Но тут, к счастью для нее, в загон ворвались ковбои.

Люкас Корд, с побелевшим лицом, сухо отрицал, что Фло Шеннон звала на помощь.

«– Она испугалась в тот момент, когда распахнулась дверь и появились ковбои.

– Значит, вы не пытались взять силой молодую девушку?! – бушевал обвинитель. – Осмеливаетесь взвалить на нее вину?!

– Вовсе нет. Думаю, она сказала то, что от нее требовали».

Он так и не сказал ничего больше о своих отношениях с Фло Шеннон, а защитник тут же возразил, что Корда судят не за изнасилование, а за убийство. Люк сказал, что убил двух человек, защищаясь. Те громко вопили, что забьют его до смерти на глазах у девушки. Двое держали его руки, остальные пробовали силу собственных кулаков.

«– И несмотря на это, вам удалось освободиться и даже достать спрятанное оружие? – спросил судья.

– Я притворился, что потерял сознание, – холодно ответил Люк, вызывающим взглядом окидывая судью. – И у меня не было оружия. Выхватил револьвер у Чарли Дэйла.

Обвинитель, багровый от негодования, вскочил:

– Хотите сказать, что, несмотря на то что были избиты до потери сознания, украли револьвер, убили двоих и еще двоих ранили?!

Только сейчас ярость взяла верх над железным самоконтролем.

– Я не прошу ничему верить. Просто рассказываю, как все случилось».

Даже в голосе мистера Брэгга зазвучало нечто вроде уважения.

– Представляете, не отступил ни на шаг от собственной версии, как ни старались сбить его с толку издевками, намеками на индейскую кровь. Но он только заявлял, что дело суда – верить или не верить. Хотя наверняка знал, что все присутствующие в зале желали услышать обвинительный приговор, надеялись, что он будет молить о пощаде, и теперь были разочарованы мужеством мальчишки.

Спасло его от веревки только уважение к вашему отцу, которого хорошо знали и уважали за честность и справедливость. Видит Бог, эти качества достаточно редки в Нью-Мексико!

– И что же дальше?

– Гай был другом губернатора провинции, поэтому судья не захотел идти против него, особенно когда Гай дал показания, что Люк Корд мог бы скрыться, но предпочел явиться добровольно и доказать свою невиновность. Но убийство есть убийство, и присяжные вынесли обвинительный приговор. Все они были местными: фермерами, торговцами, ранчерос, и никто не осмеливался выступить против Тодда Шеннона. Люк Корд – полукровка, воспитывался у апачей, а все дружно ненавидели индейцев. Гай надеялся на оправдание, Тодд Шеннон – на смертный приговор. Но судья решил всем угодить и приговорил Люка к пожизненному заключению, а для молодого человека, привыкшего к свободе гор, это хуже смерти. Я знал людей, сходивших с ума, когда слышали, что их ожидает. Все не сводили глаз с лица Корда, надеясь, что тот сломается. Но он словно окаменел, даже глазом не моргнул.

– Значит, он в тюрьме? Но я думала…

– Слыхали, что он на свободе? – Мистер Брэгг угрюмо кивнул: – Все верно. Люка послали в Алькатрас, федеральную тюрьму в Калифорнии, ад на земле. Но через год разразилась война между штатами. Так Люк Корд вышел оттуда. Его простили на том условии, что он согласится стать разведчиком северян на юго-западе. Ирония заключалась в том, что Тодд Шеннон сражался на стороне южан, пока Гай управлял ранчо.

Я чувствовала, что захвачена бурным прошлым, прошлым, которое не умерло, и необходимо понять его, чтобы жить в настоящем. Теперь меня интересовал не только Тодд Шеннон, но и Люкас Корд – буйный, неуправляемый убийца, а возможно, и насильник. Но отец верил в него, и я должна была узнать почему. Из-за того, что он – сын Илэны, или потому, что отец действительно считал Корда жертвой несправедливости?

Ответ найти было невозможно, по крайней мере до тех пор, пока я не окажусь в Нью-Мексико. Что меня ожидает там? Не слишком теплый прием Тодда Шеннона, ненавидевшего меня! А что скажет Марк, его племянник, сын миссис Шеннон, которая была добра ко мне? И как отнесется к приезду соперница, Фло Джеффордс, оставившая богатого мужа, чтобы возвратиться на ранчо?

Все эти люди, о которых я столько слышала, были неразрывно связаны между собой. Как повлияет на них мое появление? На что надеялся отец?

Глава 5

Хотя я была целиком поглощена собственными мыслями, все же путешествие в Нью-Мексико, казалось, длилось вечно. Поезда ходили только до Колорадо, дальше пришлось пересаживаться в дилижанс. Я была рада, что решила путешествовать в самом неприглядном виде, потому что скромное платье гораздо лучше модных нарядов подходило для такого путешествия: мы проехали много миль, делая бесчисленные остановки, и часто меняли экипажи. Мой багаж был отправлен медленной скоростью, с собой я взяла только один сундук и саквояж.

Мы прибыли в Санта-Риту как раз в полдень; к этому времени мое дорожное платье пропиталось пылью и было влажным от пота. Конечно, высокий ворот и длинные рукава вряд ли годились в удушливом климате, хотя я напоминала себе, что одевалась так в Индии, где гораздо жарче.

Но дело в том, что я выехала ранним утром и чувствовала себя измученной и уставшей. Темные очки, защищавшие глаза от палящего солнца, придавали мне вид унылой старой девы.

Ожидая, пока разгрузят багаж, я огляделась.

Санта-Рита – маленький убогий шахтерский поселок, похожий на виденные мной десятки других. Пыльные немощеные улицы, глинобитные или деревянные домишки. Ничего интересного, кроме обычной толпы встречающих: мексиканцев, американцев, солдат в синих мундирах и даже индейцев в накинутых на плечи одеялах.

Но тут один из пассажиров пробормотал другому:

– Смотри-ка, кто явился! Будь я проклят, если это не сам Тодд Шеннон!

Я поняла, что миссис Шеннон все-таки настояла на своем и послала сыну телеграмму, и решила воспользоваться представившейся возможностью: хорошенько рассмотреть дядю и племянника перед тем, как подойти. Я сразу узнала Марка Шеннона, высокого, красивого, похожего на мать блондина. Рядом с ним, на козлах, сидела необыкновенно хорошенькая белокурая женщина с зонтиком в руке. Фло Джеффордс? Прекрасная фигура, облегающее платье, но губы капризно кривятся. Очевидно, ей совсем не по душе сидеть и ждать под раскаленным солнцем.

Но глаза мои были прикованы к другому человеку. Да, такой мужчина способен привлечь внимание. Как сказала Коринна? «Огромный широкоплечий светловолосый великан…»

Правда, я воображала, что с годами он изменится – ведь Тодд был почти ровесником отца, однако время, казалось, его не коснулось. Рыжеватые волосы были тронуты сединой на висках, широкий тонкогубый рот, черты лица словно высечены из камня, хищный, орлиный нос… Да, теперь понятно, почему, по словам Коринны, ни одна женщина не может пройти равнодушно мимо него. Всем своим видом Тодд Шеннон выражал надменное высокомерие, возбуждавшее во мне неприязнь и восхищение одновременно. Так вот он какой, мой компаньон!

С пояса Тодда Шеннона свисала кобура; одет он был как обыкновенный ковбой. Узкие губы под светлыми усами чуть скривились, он что-то начал говорить племяннику; до меня доносилось каждое слово.

– А я думал, она уж точно приедет с этим дилижансом! Какого дьявола мы тут торчим, Марк! Чертовски надоело ждать эти проклятые дилижансы.

Бедный Марк смущенно огляделся.

– Что вы, дядя Тодд, ведь мама не сообщила точно, каким дилижансом приедет леди Ровена! Она могла задержаться.

– По крайней мере хоть дала бы знать, когда приедет.

– Папа, сколько можно сидеть на такой жаре! Все уже вышли!

Я решила, что Фло Джеффордс из тех, кто всегда настоит на своем.

Именно в этот момент кучер, грубоватый, но услужливый человек, вручил мне сундук.

– Это ваше, мисс! Но вам потребуется помощь. Хотите, найду кого-нибудь, чтобы поднес сундук в гостиницу?

Я уже заметила, что все эти неотесанные уроженцы Запада были чрезвычайно вежливы по отношению к женщинам, чего явно нельзя было сказать о мистере Тодде Шенноне!

Услышав слова кучера, Шеннон окинул меня взглядом, но тут же с презрительным безразличием отвернулся.

– Спасибо, – громче, чем нужно, ответила я, – но меня должны встречать, хотя я не сообразила послать телеграмму.

Английский акцент, должно быть, выдал меня, потому что все трое тут же потрясенно обернулись.

Губы Тодда Шеннона вновь брезгливо скривились, Фло закрыла рукой рот, словно пытаясь заглушить смешок, и только Марк Шеннон, сохраняя полное присутствие духа, подошел ко мне, сняв шляпу:

– Простите, мы встречаем леди Ровену Дэнджерфилд. Вы, случайно…

Я спокойно протянула руку:

– Как мило! Вы, должно быть, Марк Шеннон? Ваша мать часто говорила о вас…

И почувствовала злобное удовлетворение, заметив, как изменилось лицо Тодда Шеннона, странные сине-зеленые глаза словно подернулись льдом.

Он не подъехал, остался на месте, уставившись на меня.

– Вы дочь Гая?!

Я нарочито звонко рассмеялась:

– Надеюсь, что так! Иначе я не была бы здесь, не так ли?

Марк Шеннон из последних сил попытался спасти положение:

– Позвольте, я возьму ваши вещи. Извините нас за то, что не узнали вас сразу…

Но Шеннон тут же резко перебил его:

– Вы не похожи на Гая. И одеты не так, как я ожидал… По-моему, отец оставил вам достаточно денег.

Холодные глаза вновь и вновь изучали меня, не давая успокоиться.

– Дядя Тодд!

Услышав расстроенный голос Марка, я поняла, что щеки предательски побагровели.

– Мистер Шеннон, если вы сомневаетесь, что я – именно та, за которую себя выдаю, буду рада представить доказательства, как только мы удалимся отсюда. А пока позвольте вам сказать, что вы еще более бестактны и грубы, чем я ожидала!

До меня донеслось испуганное восклицание Фло. В ее глазах стоял испуг, но Тодд Шеннон только фыркнул.

– Показываете характер? Ну что ж, в одном вы правы: здесь не место для дискуссий. Марк, проводите леди в гостиницу, я поеду вперед и закажу номер.

Смиренно-небрежно коснувшись пальцем полей шляпы в знак приветствия, он ускакал, а я изо всех сил старалась не дать вырваться наружу сотрясающему меня гневу, такому сильному, что даже слова не шли с языка, и почти не обращала внимания на смущенные попытки Марка Шеннона извиниться, только холодно поклонилась Фло Джеффордс в знак приветствия. Она даже не потрудилась скрыть любопытство.

– Не обижайтесь на папочку! Он всегда такой! Вечно говорит то, что думает, а люди на него злятся. – Она нервно хихикнула. – Боже, мы и вправду воображали вас совсем другой! Знаете…

Но тут решительно вмешался Марк:

– Фло пытается объяснить, что читала слишком много романов и привыкла представлять всех англичанок с тиарами на голове и с лорнетами в руках. Все же я прошу извинения за грубость дядюшки. По-моему, он иногда намеренно пытается шокировать людей, чтобы увидеть, как те реагируют.

Именно в этот момент я решила, что мы с Тоддом Шенноном объявили друг другу войну. Долгие недели, проведенные в пустыне, невыносимая жара окончательно вывели меня из себя, и я не собиралась покорно выслушивать бесцеремонные замечания.

В гостинице я узнала, что Шеннон снял маленький номер, раньше служивший спальней, но теперь превращенный в комнату, где можно было побеседовать без помех. Сам Тодд даже не потрудился остаться в вестибюле. Я, сохраняя величавую сдержанность, поднялась по лестнице вместе с Марком и его кузиной. Мой новый партнер сидел за столом, на котором стояли бутылка виски и наполненный наполовину стакан. Он даже не поднялся и просто молча кивнул, и я почувствовала, что теряю контроль над собой.

Не обращая на него внимания, я обернулась к растерянно переминавшемуся Марку:

– Он всегда так невежлив? Или намеревается избавиться от меня подобным способом?

– Я… не знаю… – растерянно пробормотал Марк, но Тодд презрительно фыркнул:

– Ха! Почему ты не спросишь, что за странная манера путешествовать разряженной под старомодную учителку, в платье, стоившем не больше доллара, да и то когда было новым! В чем дело, мисс? – На этот раз он слегка повернулся ко мне, глаза презрительно сузились. – Мы, грубые жители Запада, недостойны лицезреть модные костюмы?

Я спокойно взглянула на него. Да, подобного человека следует остерегаться! Очевидно, Тодд Шеннон далеко не дурак!

– Не пойму, что вам за дело до того, в какой одежде я предпочитаю путешествовать, мистер Шеннон! Но позвольте с самого начала кое-что прояснить.

Усевшись на стул, поспешно предложенный Марком, и заметив, что Фло потихоньку устроилась в углу, нервно кусая губы и встревоженно поглядывая на отчима, я усмехнулась про себя. Тодд Шеннон продолжал, прищурившись, рассматривать меня, и было в этом взгляде что-то настолько презрительное, почти наглое, заставившее меня глубоко вздохнуть и попытаться взять себя в руки, чтобы голос не дрожал от ярости.

– Ну? – протянул он.

– Ну… – повторила я, намеренно спокойно откидываясь на спинку стула и оглядывая его так же высокомерно-нагловато. Ему это явно не понравилось, и я поспешила воспользоваться преимуществом. – Боюсь, мистер Шеннон, вы должны привыкнуть к тому факту, что я обладаю собственным мнением и намереваюсь одеваться как мне угодно и действовать как считаю нужным. Дед, воспитавший меня, считал, что образование формирует ум и характер женщины, мистер Шеннон. Он учил, что красивые платья – не самое главное, а вертеться перед зеркалом – не очень достойное занятие. По-моему, непристойно тратить деньги, оставленные мне отцом, на наряды и драгоценности! Зачем зря бросать наследство на ветер? Я уверена, что найду лучшие способы истратить состояние. Но пока должна предупредить: не стоит меня недооценивать, я способна отвечать за себя!

Все это время Тодд не сводил с меня ошеломленных глаз и наконец, выругавшись, с силой опустил кулак на стол, так что подпрыгнула бутылка.

– Клянусь Господом! Дама-благотворительница! Будь я проклят, если дочь Гая не оказалась миссионером в юбке! – Он коротко, злобно засмеялся и взглянул на Марка: – Слышал? Глядишь, она еще соберется обратить в христианскую веру этих жалких индейских псов! И это… – Он снова ударил кулаком по столу. – Это партнер, которого посадили мне на шею! Так вот, я скажу прямо, мисс, – нам лучше прийти к соглашению! Я управляю «ШД», именно я сделал его таким, какое оно есть; и ни одна женщина не будет мне указывать, как вести дела! Если собираетесь потратить денежки на бедных, постройте церковь или что-то в этом роде, помогайте местному священнику, но не берите в голову…

– Не смейте кричать на меня, Тодд Шеннон! – ледяным тоном оборвала я. – Я прекрасно осведомлена о своих законных правах, и нигде не сказано, что меня можно унижать и запугивать! – Я мило улыбнулась. – Почему бы вам не пойти в суд и снова не опротестовать завещание отца?! Правда, не думаю, что на этот раз вам повезет больше, но здешним людям, которые знали и уважали Гая Дэнджерфилда, может не очень понравиться это зрелище, особенно если его наследницу намеренно оскорбляют! Есть некоторые преимущества и в том, что ты женщина.

– Жалит словно змея!

– Подождите, вы еще обнаружите, что я достойная соперница, особенно если дело дойдет до схватки, хотя глотка у меня не такая луженая, мистер Шеннон, – парировала я.

Марк, все это время молча слушавший, поднялся.

– Дядя Тодд! Леди Ровена права, знаете ли! И поскольку вы партнеры, хотите этого или нет, придется прийти к какому-то соглашению! Если начнете враждовать – «ШД» придет конец. Все волки мгновенно на вас набросятся и разорвут на куски! – многозначительно добавил он.

– Черт возьми, – проворчал Тодд Шеннон, но я поняла, что предупреждение Марка достигло цели.

– Мистер Шеннон, вы мне не нравитесь, так же как я вам, но я смотрю на дело с практической точки зрения. Если желаете ссориться просто потому, что мой отец оставил единственной дочери принадлежащее только ему имущество, я отказываюсь вступать в переговоры с таким мелочным, жадным человеком. Хотите войны – вы ее получите, и думаю, скоро выясните, что меня не так легко запугать.

– Так вот какова ваша цель! – Шеннон уставился на меня из-под нахмуренных бровей и хрипло расхохотался. – Вы слишком умны, хотя и выглядите старой девой! Конечно, можете бороться со мной, а я даже не имею права ответить: пойдут слухи, что Тодд Шеннон притесняет собственного партнера, дочь лучшего друга! Да, да, Гай был моим другом, хотя мы и ссорились иногда. Поэтому придется терпеть друг друга. Думаю, вам здесь не понравится, и скоро…

– Я росла в Индии, – спокойно объявила я, – климат и условия жизни там гораздо хуже, а индийцы совсем иные люди, чем мы. Но законы гостеприимства в Индии незыблемы и, очевидно, лучше соблюдаются, чем здесь.

Тодд слегка покраснел.

– Клянусь Богом, вы больно жалите! Но я, наверное, сам напросился. Позвольте быть откровенным, мисс: я не желаю иметь женщину-партнера. И хотя вы дочь Гая, которую он так любил, мне не очень нравится, что вы даже ни разу не написали…

– Меня увезли в Индию, когда я была совсем маленькой, мистер Шеннон, а возвратившись в Англию, я ничего не знала об отце и о том, что он вообще помнит обо мне. Только в Бостоне мне сообщили, что он умер и я никогда не увижу отца, а теперь вы сделали все, чтобы показать, как нежелательно мое появление. Однако некрасивая женщина имеет преимущество перед хорошенькой – она привыкает пользоваться собственными мозгами и стоять насмерть.

Он вновь прищурился.

– Да вы с характером! И первая встреченная мной женщина, сама признавшаяся в том, что некрасива. Удивляюсь… – Тут он наклонил голову, критически изучая меня. – Глазки прелестные, если снять эти очки. Ресницы длинные и кожа прозрачная!

– О, пожалуйста, мистер Шеннон, не разочаровывайте меня столь откровенной лестью. Будьте честны! Предпочитаю, чтобы во мне ценили ум, а не напоминали постоянно, что я – женщина.

– Иисусе! – Шеннон с отвращением поморщился. – Пытаешься быть вежливым, и что за это получаешь?! Постараюсь забыть, что вы женщина, что не так уж и трудно, если будете и дальше так одеваться!

– Ну что ж, жаль, если вам не нравится мое платье, но ничего не поделаешь, правда?

Я изо всех сил заставляла себя говорить спокойно, чтобы скрыть удовлетворение при виде того, как он злится. В эту минуту я даже не пробовала определить, что чувствую к этому раздражающе высокомерному человеку.

Наконец после утомительного обеда в убогом общем зале мы расстались. Не останавливаясь в гостинице, я уехала в свой новый дом; Марк Шеннон и несколько ковбоев с ранчо вызвались проводить меня. Тодд Шеннон, без сомнения, обрадованный тем, что избавился от «старой девы», возвратился к себе.

Правда, он довольно неискренне пытался убедить меня быть его гостьей, но я решительно отказалась. Мне было необходимо время, чтобы все обдумать.

– Мне лучше побыть немного одной. Путешествие было таким утомительным, хорошо бы отдохнуть, побездельничать. И кроме того, я хочу спокойно прочитать дневники отца и узнать о жизни в Нью-Мехико.

– Конечно, конечно! Чем дольше вы пробудете там, тем лучше!

В ответ на такую намеренную грубость я только пожала плечами. Еще успею заставить его пожалеть об этом! Придет время, и он не сможет избегать меня. Тодд Шеннон может быть упрямым, высокомерным, властным человеком, но ведь он всего-навсего мужчина.

Оглядываясь назад, я искренне поражаюсь собственной самоуверенности. Думаю, я была тогда не менее высокомерна и надменна, чем Тодд Шеннон!

Часть 2 НАСЛЕДСТВО

Глава 6

Следующие две недели были самым спокойным и по-своему самым лучшим периодом в моей жизни. Мирное, тихое существование, словно мост, связывающий две половины моего бытия.

Я не делала ничего особенного. Читала. Отдыхала. Ела, когда хотела, спала, если глаза сами собой закрывались, даже днем. Иногда каталась верхом на резвой кобылке арабских кровей, но далеко не заезжала: Марта, экономка отца, предупредила об опасностях, которые могут поджидать в этой дикой местности. Я не желала неприятностей, просто хотела отдохнуть и пожить в свое удовольствие.

Эта часть Нью-Мексико чем-то напоминала Индию, и я легко привыкла к жарким дням, холодным ночам и ослепительному солнечному сиянию.

Дом отца был выстроен из глины, как остальные жилища первопоселенцев-испанцев. Здесь было две спальни, одна выходила на закрытый дворик, и именно тут я находилась большую часть дня. Отец провел сюда воду из ближнего ручья и устроил маленький бассейн в тени двух ив. В углу росли причудливые кактусы, по стене вились виноградные лозы. Устав лежать на солнце, я поднималась на плоскую крышу и уходила через чердачный лаз в спальню.

Марта извиняющимся тоном объяснила, что, хотя большой дом, где живет «хозяин», гораздо роскошнее, отец выбрал именно этот, но я заверила ее, что мне вполне хватит и такого.

Марта, смуглокожая метиска, вышла замуж за негра Жюля, бывшего кавалериста, раненного во время войны. Марта вылечила его, стала его женой, и отец нанял обоих, когда выяснилось, что Жюль не может выполнять тяжелую работу. Оба преданно и верно служили хозяину и перенесли свои чувства на его дочь, особенно когда я объявила, что не собираюсь ничего менять, разве только найму девушку, чтобы помогала Марте на кухне, но та улыбнулась, сказала, что дело пока терпит, и осведомилась, когда я собираюсь познакомиться со здешними обитателями.

– У сеньориты будет много поклонников!

– Посмотрим, – улыбнулась я в ответ.

Говоря по правде, мне не хотелось заглядывать в будущее; именно по этой причине я еще не открывала дневники отца, расспрашивала Жюля и Марту об этой земле, ее людях да училась говорить на местном испанском диалекте: моего литературного кастильского произношения никто не понимал. Жюль и Марта охотно удовлетворяли мое любопытство и относились ко мне как к собственному ребенку. Я попросила Марту сшить мне несколько цветных юбок и крестьянских блузок и в последнее время предпочитала носить именно эти наряды. Марта тревожилась, что моя «красивая белоснежная кожа» обгорит. Но я только смеялась, не выходила на солнце днем, только рано утром и поздно вечером, хотя, несмотря на все предосторожности, стала коричневой, как мулатка. Марта заохала, заставляла меня умываться кислым молоком, но кожа по-прежнему сохраняла золотистый оттенок.

Как хорошо знать, что тебя оставили в покое! Мне бы хотелось одного – чтобы так продолжалось вечно. Никто обо мне не будет скучать, и никому я не нужна. Тодд Шеннон, без сомнения, очень обрадуется, и, хотя Марк был очень добр и вежлив, я твердо объявила, что желаю побыть одна.

– Не посмею беспокоить вас, – мягко ответил он, – но надеюсь, вы все-таки вскоре начнете принимать гостей. Не представляете, как здесь может быть тоскливо!

Бедный молодой человек! Он так скучал по Бостону и городским развлечениям. Без сомнения, дядя заваливал его работой. Но может, Фло Джеффордс, называющая себя его кузиной, хотя между ними не было кровного родства, служила некоторым утешением этому очень вежливому, сдержанному юноше.

Он, казалось, очень хотел вновь увидеть меня, но, возможно, это желание было связано с тем, что я наследница огромного состояния и владелица половины ранчо?! Правда, я тут же выругала себя за такие мысли. Сколько раз клялась, что не буду поспешно судить о людях! Нет-нет, нужно дать бедняжке Марку Шеннону шанс проявить свои качества. Ведь его мать была так добра ко мне.

Итак, даже ведя ленивое, бездельное существование, я подсознательно ждала приезда Марка. Конечно, я не собиралась встречаться с ним и уже велела Марте не пускать никого, кроме мистера Брэгга. Но что же Марк за мужчина, если не попытается поговорить со мной?!

Я почти потеряла представление о времени. Сколько я уже тут? Неделю? Две? Загар из золотистого стал почти абрикосовым; я заплела волосы в две косы, как у мексиканских крестьянок, – не все ли равно, как выглядеть? Так или иначе, ни один посторонний не увидит меня.

Но однажды все изменилось. Солнце клонилось к закату; я читала один из дневников отца, в котором тот описывает первые дни пребывания в Америке и встречу с Тоддом Шенноном. Трудно было представить, что этот угрюмый великан был когда-то жизнерадостным красивым молодым человеком, и, раздраженно вздохнув, я отложила тетрадь в кожаном переплете. Не стоит портить вечер воспоминаниями о Шенноне. Только я закрыла глаза, подставив лицо теплым лучам заходящего солнца, как раздался голос – громкий, рассерженный, напористо-высокомерный, заглушивший протесты бедняжки Марты:

– Никого не хочет видеть, говоришь? Прочь с дороги, женщина, и прекрати омерзительное хныканье! Говорю тебе, я должен с ней потолковать!

Не успела я сказать слова или сделать что-то, как Тодд ворвался во дворик, заполнив его, казалось, до отказа. Мне едва удалось вскочить. Какая наглость! Вломиться в мою спальню, чтобы пройти сюда!

– Вот где вы! – угрожающе начал он, но я, окинув его ледяным взглядом, обернулась к ломающей руки Марте:

– Все в порядке, Марта. Можешь идти. Я сама справлюсь с этим… непрошеным гостем.

– Непрошеным?! Позвольте сказать, леди Ровена Дэнджерфилд, что я отказываюсь закрывать глаза на факты или притворяться не тем, кто есть! – Он презрительно тряхнул головой, брезгливо оглядел мои босые ноги и спадающие до талии косы. – Взгляните на себя! Словно мексиканская крестьянка! А я не поверил, когда ковбои рассказывали, что видели, как вы ездите верхом, без шляпы, по-мужски! Да еще и Марк получил из Бостона письмо, и его мамаша только о том и поет, какая вы красавица и какие драгоценности и французские туалеты носите!

– Немедленно прекратите орать на меня!

Стыжусь признаться, что полностью потеряла над собой контроль и разозлилась еще больше, чем Тодд.

– Как вы смеете врываться в мой дом и оскорблять меня?! Допрашивать, вопить?! Позвольте напомнить, мистер Шеннон, что вы владеете только половиной ранчо и можете поступать с падчерицей и племянником как пожелаете, но не смейте указывать мне, как одеваться и вести себя.

Я заметила, как побагровело лицо Шеннона; на секунду показалось, что он вот-вот ударит меня, но я не двигалась с места, гордо подняв подбородок.

– Вы… слушайте, мисс, я не позволю всяким девчонкам, хоть бы и партнерам, так разговаривать с собой!

– Как я могу спокойно выслушивать все это, если вы даже не пытаетесь понизить голос?!

Я с омерзением взглянула в его глаза и намеренно по-крестьянски подбоченилась.

– Интересно, представляете ли вы себе, насколько смехотворно выглядите?! Стоите мрачный, словно туча, орете на весь дом. Чего вы надеетесь добиться? Думаете запугать меня криками? Вы такой жалкий, глупый человек, мистер Шеннон! В других обстоятельствах ваши дешевые уловки могли бы меня позабавить!

– Значит, я вас забавляю? – процедил он сквозь зубы, по-бычьи нагнув голову. – Так вот, позвольте вам сказать, ехидная маленькая стерва, что здесь мужской мир и, хотите вы этого или нет, без мужчины не обойтись!

– И вы называете себя мужчиной только потому, что выше меня ростом и громче кричите?

Так, значит, я ехидная стерва! Будь я немного посильнее, содрала бы кожу заживо с этой скотины!

– Нечего мне напоминать, что я мужчина, мисс! Но сильно сомневаюсь, что вам известно, как должна себя вести настоящая женщина! Клянусь Богом, с таким языком и манерой говорить с людьми вы кончите жизнь засушенной старой девой!

– Лучше уж так, чем связаться с грубияном, воображающим, что может сделать меня своей рабыней, – бросилась я в бой, забыв о достоинстве, о решении сдерживаться любой ценой, чувствуя только, что руки чешутся отвесить пощечину Тодду Шеннону; я так бы и поступила, не опереди он меня.

– Значит, притворяешься, что мужчины тебе безразличны, так? – пробормотал он с сильным ирландским акцентом, проявлявшимся только в минуты сильного гнева, и, схватив меня в объятия, бешено стиснул.

Я впервые почувствовала себя совершенно бессильной перед мощью этого гиганта.

– Посмотрим, – прорычал он, и губы, эти тонкие, жесткие, ненавистные губы слились с моими.

Руки все сильнее обхватывали меня, дыхания не хватало, а Тодд был неподвижен, словно скала. Он долго, бесконечно долго целовал меня и, думаю, наслаждался бесполезными попытками освободиться, яростными нечленораздельными криками. По всему видно, он решил проучить меня, указать настоящее место, и я ненавидела его за это, ненавидела все больше, потому что он знал, как целуют женщин, и смог пробудить во мне странные, дремавшие до сих пор ощущения. Поцелуи сэра Эдгара я терпела, не испытывая ничего, кроме легкого раздражения.

Но Тодд Шеннон… О Господи, этот человек был дьявольски умен! Поцелуи из яростных стали страстными, а потом преувеличенно нежными. Думаю, он знал, что я испытываю, и это доставляло ему еще большее удовольствие.

Крайнее отчаяние придало изобретательности. Я притворилась, что слабею, и, услышав торжествующий смешок, закрыла глаза и прижалась еще ближе. Стальное кольцо объятий чуть разжалось.

– Будь я проклят, если под толщей льда не скрывается женщина! – прошептал он, и ярость, невероятная, ослепляющая ярость при виде такой наглости потрясла меня.

Высвободив руку, я ногтями вцепилась в его лицо, изодрав щеку, чувствуя себя на седьмом небе; в глазах Тодда появилось ошеломленно-неверящее выражение.

– Ты, здоровый дикарь! Воображаешь, я размякла от твоих поцелуев?!

– Будь ты проклята, лживая сука! – Он отбросил мои пальцы, чуть не сломав запястье, и, заломив руки за спину, вновь прижал к себе. – Всякой сучке нужно показать, кто ее хозяин, – прошипел он. – Ты меня дразнила и намеренно издевалась, но, клянусь Богом, заплатишь за это!

Всякий раз как я старалась отвернуть голову, он вновь заламывал руки так, что вот-вот, казалось, треснут кости, и я невольно стонала от боли. В конце концов пришлось покориться и позволить ему целовать себя, сколько захочет, пока распухшие, искусанные губы не разомкнулись навстречу настойчивому, жадному языку.

В сине-зеленых глазах Тодда отразились красноватые лучи заходящего солнца, когда он наконец поднял голову. Но на этот раз Тодд не смеялся.

– Будь я проклят, если ты не самая странная женщина из тех, кого я встречал! И клянусь Богом, упряма, как дьявол! Что мне с тобой делать?

Я еще в жизни не испытывала такого унижения; гневные слезы жгли глаза. Лучше подвергнуться зверскому насилию, чем вечно помнить об этих медленных, намеренно страстных поцелуях, против воли вызывающих желание, – и это было унизительнее всего.

– Отпустите же меня наконец! – хрипло прошептала я. – А потом можете убираться – показали свою силу и радуйтесь!

– Девочка, когда ты научишься придерживать язык? Мы прекрасно могли бы поладить…

Но я не дала ему докончить фразы.

– Решили, что взяли надо мной верх? Что я всегда буду к вашим услугам, как только придет фантазия излить на кого-нибудь избыток страсти?

– Клянусь, у меня руки чешутся отвесить тебе пару пощечин, – выругался он, и я горько рассмеялась:

– Почему нет? Вам осталось только изнасиловать меня!

– И по-моему, ты на это напрашиваешься, – медленно протянул он, как-то странно оглядывая меня.

– О Боже, вы просто невыносимы! Почему бы не положить конец этой омерзительной сцене?!

– До конца еще далеко, и ты об этом знаешь, Ровена. Я обезумел и заразил безумием тебя. Может, я не должен был этого делать, но так вышло, и что-то изменилось между нами. Если прекратишь вести себя как упрямый, испорченный ребенок, сама это признаешь.

Но конечно, я не желала ничего признавать! Не дождется, не доставлю ему такого удовольствия!

Наконец Тодд Шеннон, весьма обозленный, ушел: я угрюмо молчала и отказывалась с ним говорить. Я провела ужасную ночь, напуганная теми сторонами моего характера, о которых раньше не подозревала. Неужели я унаследовала это от матери? Подобная чувственность, приступ похоти, охвативший меня, не имеют ничего общего с моим обычным рассудочным мышлением. Неудивительно, что Тодд Шеннон был так уверен в себе! Какими жалкими ему, должно быть, казались моя самоуверенность, заверения в холодной ненависти! Стоило ему поцеловать меня, и я растаяла! Что же со мной происходит?

Последние уничтожающие слова Шеннона пришли на память: «От чего ты бежишь? Когда надоест скрываться, дашь знать. А пока, девочка, оставляю тебя подумать в одиночестве!»

Как он посмел?! Как осмелился намекнуть… Казалось, я едва сомкнула глаза, и меня тут же разбудила Марта, озабоченно качавшая головой.

– Сеньор и хозяин… он словно бык, когда разозлится! Все в ужасе разбегаются! Только ваш добрый сеньор отец не боялся…

Я опасалась думать о том, чему успела стать свидетельницей Марта. Значит, она жалела меня? Даже Жюль сегодня ходил на цыпочках. Я для них бедняжка, беспомощная женщина, неспособная противостоять мужчине! Ну что ж, чего нельзя добиться силой, можно получить хитростью. Тодд Шеннон еще поймет, что со мной не так легко совладать!

Визит Шеннона не нарушил мира и покоя, но я потихоньку пробуждалась от летаргии и начала обращать внимание на происходящее вокруг, поняла, что еще ни с кем не познакомилась, а приказы ковбоям отдает Шеннон – но недолго ему осталось хозяйничать. Мне нужно было еще многому учиться, узнать. Скорее бы приехал мистер Брэгг. Как я нуждаюсь в его советах сейчас, а он все не появляется. Ну что ж, с ним или без него – я проучу мистера Шеннона! По странному совпадению, словно помощь свыше, из Бостона наконец прибыли мои вещи. Их привез в фургоне Марк Шеннон.

– Не знаю, принимаете ли вы визитеров, леди Ровена, но подумал, что вы захотите поскорее получить ваши сундуки. Простите, что вторгся к вам так неожиданно!

Глаза его, ясные, голубые, весело щурились, золотистые волосы сверкали на солнце.

Какой милый, хорошо воспитанный молодой человек, вежливый и спокойный!

Когда он приехал, я была в обычном наряде – крестьянской блузке и яркой пышной юбке, но надела сандалии и не заплела косы – только что вымытые волосы разметались по плечам. Марк замер, поспешно смущенно отвел глаза и вновь, словно притянутый магнитом, уставился на меня. Марк Шеннон вовсе не был застенчивым ковбоем, наоборот, по рассказам Коринны я знала, что сын миссис Шеннон – один из самых завидных женихов в Бостоне, о котором мечтали многие девушки. Я же привыкла к мужским взглядам, но это было давно, в Лондоне, а Тодд Шеннон всего несколько дней назад презрительно обозвал меня мексиканской деревенщиной.

Намеренно кокетливо улыбнувшись Марку, я пригласила его посмотреть дворик, заверив, что Жюль отнесет сундуки.

– Вы так добры, что обо всем позаботились! Пожалуйста, мне здесь так одиноко!

Он с готовностью последовал за мной. Очевидно, Марк привык к успеху у женщин!

Марта, улыбаясь, принесла кувшин с апельсиновым соком, мы разговорились о Бостоне, Лондоне, театрах и опере, книгах, которые прочли. Избавившись от первоначального смущения, Марк обрел большую уверенность в себе. Никто из нас не упоминал о Тодде. Мы весело смеялись, болтали и почти подружились. Марк пообещал назавтра заехать за мной и сопровождать на прогулку.

– Конечно, за день объехать ранчо невозможно, но я покажу вам самые интересные места. Где-то у меня была карта. Попробую найти. – Он по-прежнему восхищенно смотрел на меня. – Думаю, вы будете иметь большой успех в здешнем обществе, и очень рад этому! Подождите, что скажет губернатор, когда увидит вас. – Я вопросительно подняла брови, и Марк совсем по-мальчишески рассмеялся: – Да, да, ведь вы еще не знаете! Губернатор Нью-Мексико скоро приедет в Силвер-Сити! Этот город гораздо больше, чем Санта-Рита, и в честь губернатора дадут большой бал! Я все искал предлога, чтобы пригласить вас! Не согласитесь стать моей дамой?

– Значит, ждали, пока прибудут мои платья? – притворно-обиженно спросила я, и он покраснел.

– Вы же знаете, что это не так! Просто боялся отказа. Поверьте, даже под этой уродливой маской я разглядел, как вы прекрасны! Черты лица, манера, походка! Уверен, вы специально надели очки, чтобы скрыть глаза! Я все время представлял, какая вы без них… А сейчас, когда ваши волосы распущены… О, простите, я, кажется, забылся…

– За что же прощать? – чуть виновато пожала я плечами. – В жизни не думала, что попытка сделаться как можно незаметнее разворошит осиное гнездо! Ваш дядюшка…

– Дядя Тодд – очень непредсказуемый человек. Боюсь, его непростительная грубость повредила мне в ваших глазах. Поверьте, я не имел ни малейшего представления, что он так поведет себя, и, когда увидел, чем все кончилось, просто не знал, как оправдаться.

– Теперь это не имеет значения. По-моему, мы друг друга поняли, – небрежно обронила я.

– Так, значит, вы поедете со мной в Силвер-Сити? Накануне я заеду за вами и заранее закажу номер в отеле.

– С удовольствием, – улыбнулась я.

Глава 7

Бал должен был состояться только через месяц, а пока я каждый день ездила верхом на прогулку с Марком Шенноном, хладнокровно наблюдала, как тот все больше влюблялся в меня, и злобно радовалась при мысли о том, что его дядюшка не делает больше попыток встретиться со мной, хотя, без сомнения, знает, как его племянник проводит время.

Пусть Тодд Шеннон гадает о том, что происходит, пусть думает обо мне самое плохое! Я не делала попыток вмешиваться в управление ранчо, хотя многому научилась от Марка, зато надевала самые модные костюмы для верховой езды, изобретала замысловатые прически, всегда носила шляпу с плоской тульей испанского фасона, подаренную Марком. Раза два Фло ездила с нами, но, думаю, ей совсем не нравились перемены в моей внешности и манерах – ведь она привыкла всегда быть в центре внимания! Я чувствовала ее неприязнь и раздражение по поводу растущего интереса Марка ко мне. Фло чем-то напоминала мою мать, поэтому я не могла любить ее, хотя иногда жалела. Бедная Фло! Скандал, связанный с ее именем, стеной отделил ее от здешнего общества. Почему она вернулась? Я начала понимать, что хотя Марк готов был рассказать все, что знает, он никогда не упоминал о смертельной вражде и о семействе Кордес. И ни один человек не осмеливался говорить об этом. Может, мистер Брэгг преувеличивает? Я познакомилась с несколькими ковбоями и уже узнавала их при встрече. Мужчины вежливо прикасались к полям шляпы, когда видели меня, и по просьбе Марка объясняли, чем занимаются и какую работу выполняют. Все вокруг казалось таким мирным! И я еще не встречала диких индейцев, о которых так много слышала, наоборот, иногда ощущала себя так, будто снова возвратилась в Джанпур – почти тот же климат, такие же мрачные величественные горы! Невозможно и подумать о каких-то опасностях. Я уже начала верить, что все эти истории – плод чьего-то разгоряченного воображения, сказки и вранье, чтобы помешать мне приехать сюда. Вполне возможно, именно Шеннон и распустил все эти слухи. Какая тут вражда! Неужели я не видела собственными глазами, как велика власть Тодда и как тщательно охраняется ранчо! Как может Тодд кого-то бояться? Немыслимо, чтобы любой, самый храбрый и безрассудный человек попробовал бороться с такой силой. Я разгадала характер Шеннона и поняла: он только выжидает, чтобы потом напасть. Опасный, хитрый человек, и спор между нами далеко не кончен. Что произойдет при следующей встрече? И я, как он, настороженно ждала. На этот раз Тодд по крайней мере не застанет меня врасплох!

Именно Марк, сам того не зная, ускорил события. Он помогал мне разобрать кое-какие документы, которые отец хранил в помятой жестянке.

Акции железных дорог, рудников в Нью-Мексико и Калифорнии, векселя неизвестных мне людей. Все свалено беспорядочной кучей так, что коробка чуть не лопалась. Я не имела ни малейшего представления о ценностях этих документов – какие оставить, от каких избавиться. Марк оказался неоценимым помощником и прекрасным юристом. Он часто рассказывал о делах, которые вел, и по голосу было слышно, как сожалеет он о том, что оставил в Бостоне. К этому времени мы стали друзьями, и однажды у меня невольно вырвалось:

– Марк, ведь вы на самом деле хотите быть адвокатом, правда? Почему вы зря растрачиваете свою жизнь, сидя здесь?

Губы Марка горько дернулись.

– Потому что дядя решил сделать меня своим наследником. Вам этого не понять, Ровена! У матери собственное состояние, отец известный адвокат, его даже выбрали судьей незадолго до смерти. Я всегда хотел пойти по его стопам. Но тут семейные обязательства. И конечно, деньги! Я же не бескорыстный рыцарь!

– Но вы сказали…

– Мать неплохо обеспечена, лучше многих! И у меня дела шли хорошо, грех жаловаться. Но что все это по сравнению с состоянием дяди?! Неужели не видите, Ровена? У него нет других наследников. Кому-то придется взять в руки все дела после… Ваш отец выбрал вас, а дядя – меня.

Я уже хотела выплеснуть свое негодование, заявить, что на его месте занималась бы тем, к чему испытываю склонность, но логика заставила меня молчать. Вместо этого я спросила, постоянно ли придется Марку жить на ранчо.

– Слава Богу, пока нет. Я только ознакомлюсь с делами и уеду в Бостон. Буду возвращаться каждый год на несколько недель. Вы, конечно, можете последовать моему примеру, после того как выполните условия завещания и проживете здесь год. Думаю, – сухо добавил он, – вы сможете путешествовать по Европе, а здесь оставите управляющего.

– К чему? – пожала я плечами. – Все это уже было. Там слишком цивилизованные страны. А здесь каждый день – словно битва, которую нужно выиграть, вы не находите? Мой отец и дед были первооткрывателями, так что вы и я должны продолжать их дело и создать нечто значительное. Подумайте, здесь мы встретим наступление нового века, если повезет, конечно.

– Вы заставляете меня взглянуть на вещи по-другому. Вам нужно быть оратором, Ровена, и когда я услышал это… «вы и я»… – Глаза Марка засияли; он неожиданно сжал мои руки так, что я, потеряв равновесие, почти упала ему на грудь. – О, Ровена, простите, я не хотел… но ничего не могу с собой поделать и не желаю скрывать своих чувств! Почему, черт побери, вы так безобразно богаты?!

– Почему? Что общего имеет мое богатство со всем происходящим?

Я, нахмурившись, отодвинулась. Видит Бог, мне совсем не хотелось этого! Надеюсь, это не предложение руки и сердца, которое придется отвергнуть, и тогда нашей дружбе настанет конец. Я так старалась избежать этого! Но почему Марк заговорил о богатстве?

– Ровена! – Он вновь схватил меня за руки. – Я хотел только… поймите, как бы я ни относился к вам, не желаю, чтобы кто-то посчитал, что я стремлюсь жениться на деньгах. Теперь все ясно? – Он все крепче сжимал мои пальцы и с мольбой смотрел мне в лицо, пытаясь узнать, о чем я думаю. – Ровена…

– Поверьте, я бы никогда не могла посчитать вас охотником за приданым! Что за смехотворная мысль! – выдавила я и поспешно добавила, чтобы не дать ему высказать слова, уже вертевшиеся на кончике языка: – Но что касается брака… поверьте, мне это в голову не приходило! Я все еще в трауре по отцу и, хотя не ношу черного, считаю, что должна выждать несколько лет, прежде чем решусь подумать о подобном… союзе.

– Союзе… – растерянно повторил Марк. – Но, Ровена, неужели вы думаете, что я предлагаю выгодный союз с целью объединить владения?! Должно быть, дядя посчитал бы такое решение самым подходящим, но я не из таких людей! Именно поэтому я не прошу вас стать моей женой!

– Но тогда…

– Вы не поняли, Ровена. Боюсь, я влюбился в вас. Конечно, это так заметно! Но я никогда не встречал подобных женщин – красивых, умных… О Господи, что я говорю?!

– Не нужно, Марк! Молчите, молчите или все испортите! Наша дружба…

Марк покачал головой, выражение отчаяния исказило красивое, открытое лицо.

– Дружба! Я всегда останусь вашим другом и сделаю все, что ни попросите, но я так надеялся… и теперь вижу, что был безумцем! Вы вращались в высшем свете и, должно быть, не испытывали недостатка в женихах богаче и знатнее меня! Пожалуйста, простите, если сможете!

– Марк! Умоляю, прекратите! На самом деле все не так! Просто… просто я еще не готова выйти замуж… или любить… – Отняв руку, я сурово взглянула на молодого человека. – Это обыкновенное увлечение! Просто я единственная незамужняя женщина в этой местности, а когда часто видишься…

– Как холодно и логически вы рассуждаете, – горько пробормотал Марк. – И все же, несмотря на всю вашу логику, вы сами себя уговариваете. Я ведь не мальчишка, никогда не знавший женщин! Все бывало, и, думаете, я не могу отличить настоящего чувства от легкого увлечения?! Я уже сказал, что вы не похожи на других женщин, и это не ложь! – Но, заметив, по-видимому, мое огорченное лицо, тут же смягчился. – Не нужно так расстраиваться. Поверьте, я ни за что на свете не хотел бы обидеть вас или хоть как-то испортить нашу дружбу. Я люблю вас, Ровена, но клянусь не преследовать больше признаниями в любви, пока не дадите понять, что разделяете мои чувства. Но помните, если вам понадобится что-то, только прикажите!

– Спасибо, – пролепетала я.

Ну что еще можно было ответить?! В эту минуту я почти хотела испытывать к Марку хоть какое-то теплое чувство. Но прошел еще один день, и я очень на него рассердилась.

Марк приехал утром и с самым смиренным видом сообщил, что я приглашена на обед в большой дом, «дворец», как называла его Марта.

– Ах, так он наконец решил признать мое существование?! Передайте, что я отказалась!

– Ровена, пожалуйста! Вы и дядя Тодд больше не можете избегать друг друга. Заверяю, он обещал вести себя как подобает. Пожалуйста, соглашайтесь, хотя бы для того, чтобы показать дяде: подобная грубость не может вас напугать!

Я пристально взглянула на Марка, и хотя на его лице была написана полнейшая невинность, все-таки казалось, что он намеренно завлекает меня в опасную ловушку.

– Ваш дядя, наверное, что-то задумал, – резко сказала я.

– Без сомнения. Вот удобный случай все выяснить! Я знаю дядю Тодда. Как только его игра разгадана, он тут же успокаивается. Пожалуйста, приезжайте, Ровена. Простите за правду, но вам давно пора принять на себя обязанности по управлению своей половиной ранчо, – строго, почти по-братски объявил Марк.

Значит, он победил страсть ко мне?! Так быстро? Но все же в чем-то Марк был прав. Нельзя всю жизнь скрываться. Я обреченно вздохнула:

– Хорошо, Марк, придется ехать. Но только вы должны меня проводить и привезти домой, как только я пожелаю уехать.

И неожиданное любопытство охватило меня. Значит, Тодд Шеннон потребовал, чтобы я предстала перед его королевским величеством? Выждав, конечно, для пущей важности. Нагнетать обстановку он умеет. Ну что ж, посмотрим, кто выйдет победителем в этом поединке!

Несколько часов ушло на то, чтобы с помощью Марты хорошенько подготовиться. Посмотрев в зеркало и увидев восхищенные глаза экономки, я торжествующе улыбнулась. Благодаря известному парижскому модельеру Ворту и ювелиру – американцу Картье я положительно выглядела герцогиней. Выбранное мной платье было из бархата цвета вечернего неба, с большим вырезом спереди; только узенькие перекрещивающиеся полоски ткани удерживали его на плечах. Многочисленные складки, подхваченные у бедер, сзади переходили в изящный турнюр. Перчатки из серебристой ткани кончались чуть выше локтей, крошечные серебряные туфельки были украшены стразовыми пуговками.

И конечно, бриллианты. Я не забыла слов сэра Эдгара – лишь бриллианты достойны женщины, подобной мне. Марта, всплескивая руками и охая, уверяла, что я похожа на принцессу с этими бриллиантовыми звездами в волосах, и уговаривала надеть плащ, чтобы платье не запылилось. Она бормотала что-то насчет бандитов, но я небрежно пожала плечами:

– Чепуха! Это американская территория! И сеньор Марк заедет за мной.

Но тут я внезапно поняла, что никогда не уезжала далеко от дома без вооруженного эскорта. Даже у Марка был револьвер! И все же я ни разу не встречала индейцев апачей.

– Вы будете возвращаться поздней ночью, – зловеще предупредила Марта, накидывая мне на плечи опушенный соболем вечерний плащ, и внезапно разразилась речью: – Сеньорита так красива! Они не посмеют причинить зла дочери патрона! Его так любили!

– Они? Марта, неужели вы серьезно верите, что кто-либо из семьи Кордесов осмелится показаться на земле «Ранчо ШД»?

Губы Марты сжались в тонкую линию.

– Они считают, что эта земля должна принадлежать им. Ваш отец все знал и отдал бы ранчо, если бы мог. Когда сеньор Люкас жил здесь, они часами беседовали об этом. И однажды перед смертью сеньора Гая Люкас приехал вместе с братом, Рамоном, среди ночи, конечно.

– Марта! – охнула я потрясенно. – Вы никогда раньше не упоминали об этом.

– Сеньорита не спрашивала. Я думала, сеньорите все известно, а может, она не желает знать обо всех неприятных вещах, случившихся в прошлом…

Сведя брови, я уставилась на Марту.

– Но я хотела узнать все, что можно, задавала вам вопросы…

– Только о своем отце! Почему я должна была болтать? Жюль предупредил, чтобы я не смела сплетничать, и сказал, что вы все узнаете из дневников отца.

Губы пожилой женщины задрожали, и я поспешила ее успокоить:

– О, Марта, я не сержусь на вас! Но… почему вы решились заговорить только сегодня?

Она опасливо оглянулась, хотя в комнате, кроме нас, никого не было.

– Сеньорита, обещаете, что никому не скажете?! Особенно сеньору хозяину, Шеннону, он ужасно рассердится, если услышит. Но я слыхала… когда Жюль вчера поехал за припасами в Санта-Риту… он клянется, что видел сеньора Люкаса. Конечно, тот изменился, выглядит старше, но Жюль его узнал, и он это понял.

– Думаете, он причинит Жюлю зло из-за того, что тот его узнал? – резко вскинулась я, но Марта покачала головой:

– О нет, нет, сеньорита, никогда! Почему он здесь? Мы спрашиваем себя: зачем сеньор Люкас так рискует? Сеньор Шеннон назначил награду за его поимку, живым или мертвым. Отец ваш очень сердился и помешал бы этому, не будь он так слаб и болен.

– Да, но почему вы думаете, что этот Люкас Корд решил внезапно рисковать жизнью? – Я окинула Марту долгим внимательным взглядом. – Марта, вы зашли слишком далеко, чтобы остановиться сейчас. Я должна знать, неужели не понимаете? Что означает его неожиданное появление? Думаете, он попытается ограбить меня сегодня, поэтому предупредили?

– Нет, нет! Что вы, сеньорита, нет! Он не посмеет причинить зло дочери Гая Дэнджерфилда! Но если они решат, что сеньор Шеннон перетянул вас на свою сторону, что вы и он…

Марта, окончательно испугавшись, замолчала и отвела глаза; я подошла ближе, мягко коснулась поникшего плеча.

– Вы видели все, что произошло в тот день.

Она молча кивнула.

– Но вы знаете, что я выгнала его! Ненавижу этого человека! Но он мой партнер, и мы должны прийти к соглашению. Я сама решаю, что мне делать, какие решения принимать, и мистер Шеннон не единственный, кто должен зарубить это на носу!

Я была расстроена и смущена. О чем пыталась предупредить меня Марта? Конечно, можно попробовать вытянуть из нее еще что-то, но пожилая женщина была в таком состоянии, что я не решалась, а ждать, пока она успокоится, не было времени. Я ничего не скажу Тодду Шеннону, но обязательно узнаю, почему Люк Корд так неожиданно решил вновь показаться здесь.

Мое желание исполнилось раньше, чем я предполагала. А пока приехал Марк, я успела только уверить Марту в том, что ей незачем беспокоиться.

Марк озабоченно пробормотал, что гостям необходимо явиться в вечерних костюмах, и предложил мне переодеться, но я отказалась, заявив, что уже сменила сегодня платье и этот костюм вполне сойдет, хоть он и не новый.

Я и до этого была уверена, что Тодд Шеннон готовит сюрприз, и, без сомнения, неприятный. Возможно, Марк был с ним заодно, а может, и нет… Я как можно плотнее закуталась в плащ, чтобы Марк не заметил моего наряда.

– Вы всегда переодеваетесь к обеду?

– Боюсь, почти всегда, но не беспокойтесь, я уверен, он просто пытается произвести на вас впечатление.

– Странно, Тодд Шеннон не показался мне человеком, уделяющим внимание правилам светского общества!

Кажется, Марк усмехнулся язвительному замечанию, но тут же, извинившись, пересел на козлы и взял в руки поводья.

Я сидела прямо, боясь измять платье. За экипажем мчался неизменный эскорт вооруженных ковбоев. Обычная предосторожность или Шеннон предчувствует беду? Снова подумав о Люке Корде, я нахмурилась. Почему он вновь через столько лет приехал к отцу? Что делал в Санта-Рите? Что-то было неладно, но что? Даже Марк был сдержаннее обычного. Но на сегодня я решила выкинуть это из головы, завтра снова начну читать дневники отца, может, в них кроется разгадка?!

Поездка заняла больше времени, чем я ожидала, и, несмотря на то что Марк искусно правил, я чувствовала, что тело от неудобной позы затекло и одеревенело.

Но вот равнины, залитые лунным светом, остались позади, перед нами засверкали огоньки. Хозяйственные постройки, ветряная мельница, сараи, даже коптильни. В огромном загоне всхрапывали лошади. Экипаж замедлил ход, мы проехали под аркой и направились по дорожке, ведущей к величественному зданию, поднимавшемуся к усеянному звездами небу. Теперь я поняла, почему Марта звала дом «дворцом»: он и в самом деле походил на средневековый замок.

Коляска остановилась; навстречу выступили два ковбоя, взяли лошадей под уздцы. Марк спрыгнул на землю и помог мне выйти.

– Ну, Ровена, как вам нравится дом? Выстроен из камня, добытого в горах. Подождите, вот увидите его изнутри!

– Могу представить, – сухо обронила я. – Выглядит словно крепость.

– Так было задумано! После гибели семьи дядя Тодд поклялся, что следующий дом будет достаточно прочным, чтобы выдержать любое нападение апачей!

Я ничего не успела ответить.

Марк помог мне взойти по ступенькам; в дверях замаячила мощная фигура Тодда Шеннона. Мы очутились в просторном зале, с потолка свисала роскошная хрустальная люстра; устланные ковром лестницы вели на галерею, по обеим сторонам виднелись высокие двойные двери.

– Значит, приехали?

– А вы надеялись, что откажусь?

Тодд, рассмеявшись, взял меня за руку.

– Так и знал, что не упустите шанса оставить за собой последнее слово. У нас ведь не кончено одно дельце, правда?

– Не думаю, – холодно ответила я, но он снова захохотал, оценивающе оглядывая меня.

– Марк! Какого черта ты застыл? Возьми у нее плащ! Отдай Розе, пусть уберет! Хочу, чтобы гости познакомились с моим новым партнером.

– Вы не сказали, что пригласили еще кого-то, дядя Тодд, – резко сказал Марк. – Ровена, поверьте…

– Дьявол, что это ты так беспокоишься? Хотел устроить сюрприз для Ровены. Познакомить со своими друзьями.

Мои щеки загорелись от едва сдерживаемой ярости. Значит, хочет показать, какова я! Надеялся, что явлюсь в костюме мексиканской крестьянки или отрепьях старой девы! И как он смеет называть меня Ровеной?! Но я только мило улыбнулась.

– Как мило, дядя Тодд! – Поймав его взгляд, я чуть присела в вежливом реверансе. – О, вы не возражаете, если я тоже буду к вам так обращаться?! Ведь вы лучший друг отца!

Мне послышалось, как он пробормотал:

– Кошка дикая…

Но тут с моих плеч слетел плащ.

Тодд на мгновение затаил дыхание, но тут же, откинув голову, засмеялся:

– Клянусь Богом! Значит, у вас хватило ума перехитрить меня! И поскольку я умею проигрывать, скажу прямо – вы прелестны. Какая красавица! Черт возьми, я сейчас больше зол на вас, чем в тот день, когда увидел в тех лохмотьях!

– Дядя Тодд, ради всего святого, – настойчиво прошептал Марк.

Я все еще улыбалась, Тодд тоже улыбнулся, но наши глаза встретились и застыли. Мы поняли друг друга.

Тодд предложил мне руку:

– Ну что ж, пора. Познакомьтесь с гостями!

Я намеренно предложила Марку другую руку.

– Марк был так добр, что проводил меня. Нам лучше идти всем вместе.

Яростный взгляд Тодда Шеннона говорил о том, что я захожу слишком далеко, но он молча повел меня вперед.

Мы очутились в комнате с высоким потолком, обставленной с варварской роскошью. Почти полкомнаты занимал огромный камин, повсюду висели картины, изображающие сцены завоевания Запада, и индейские покрывала.

Зная, что Шеннон ожидает моей реакции, я отчетливо прошептала:

– Замок разбогатевшего выскочки…

И почувствовала, как его пальцы сжали мне локоть.

Меня представили губернатору штата мистеру Уоллесу, бородатому близорукому мужчине, и владельцам «соседних» ранчо, проехавших больше двухсот миль, чтобы добраться сюда. Кавалерийский полковник галантно поцеловал мне руку. Я познакомилась с федеральным судьей, конгрессменом из Калифорнии, богатыми шахтовладельцами и их безвкусно разодетыми женами. Мужчины были одеты строже женщин, изо всех сил пытавшихся перещеголять друг друга. Фло Джеффордс в переливающемся алом платье, распустившая по плечам белокурые локоны, слегка расширенными от изумления глазами смотрела на меня.

– Господи, леди Ровена, никогда бы вас не узнала!

К моему удивлению, именно Тод Шеннон оборвал ее с презрительной небрежностью, вызвавшей у меня немедленную жалость к несчастной:

– Фло, иди с Марком и посмотри, все ли готово к ужину. Пусть этот ленивый негодяй Бен принесет вино из подвала. Ровена, вы пробовали виски или боитесь пить что-нибудь крепче вина?

Он, видимо, надеялся напоить меня! Ну что ж, придется разочаровать Тодда: друзья сэра Эдгара много пили, и я приучена к спиртному. Мне много надо, чтобы опьянеть!

– Нервничаете, что Марка здесь нет и некому защитить? – спросил Тодд, словно прочитав мои мысли.

Поймав его ехидный взгляд, я пожала плечами:

– К чему мне нервничать, дядя Тодд? Ведь со мной вы!

– Попробуй еще раз меня так назвать, и ты пожалеешь, – мрачно пригрозил он, но я с невинным видом захлопала ресницами.

– О, почему нет? Ведь вы и отец…

– Извините нас, – громко перебил он. – Обещал показать Ровене дом. Она ведь здесь впервые!

Пальцы вцепились в меня железной хваткой. Волей-неволей пришлось идти за ним. Тодд, казалось, наслаждался моими мучениями, проводя меня в одну комнату за другой; наконец мы очутились во внутреннем дворике.

– Что вы надеетесь доказать? – с бешенством спросила я. – Дергаете меня, как куклу на веревочке! Я не желаю оставаться здесь! Пойдемте к гостям!

– Чепуха, мои друзья не подумают ничего дурного! Всегда показываю дом хорошеньким девушкам!

– Если вы думаете воспользоваться правом первой ночи…

– Не понимаю, о чем ты, хотя поступаю так, как хотел с той минуты, когда ты вошла сюда. Да к тому же ты на это напрашивалась. «Дядя Тодд, дядя Тодд»! Дядя!

Он сжал меня в объятиях, не обращая внимания на яростные протесты.

– Когда ты посмотришь правде в глаза, малышка? Я хочу тебя. Хотел еще до того, как ты явилась ко мне вся из себя! Ты отшила Марка, так ведь? И терзала меня весь вечер! Пора платить по векселям!

Тодд нагнул голову; тонкие жесткие губы скривились в торжествующей улыбке.

– Мы – два сапога пара, и ты это знаешь, – успел сказать он, прежде чем обжег меня страстным поцелуем.

Глава 8

– Вы – бесчестный человек! Выскочка! Бессовестный пират! И достаточно стары, чтобы быть моим отцом!

Я задыхалась, чувствуя, что мои легкие готовы лопнуть от недостатка воздуха.

Не могу вспомнить, сколько времени он меня целовал здесь, в этом дворике, залитом лунным светом, под слабое журчание маленького фонтана, но когда подняла голову, я чуть не упала, если бы не крепко державшие меня руки. Я ненавидела его еще сильнее.

– Проклятие, женщина, почему ты не прекратишь сопротивляться? Так должно было случиться! Думаю, твой отец тоже это знал. Ты выйдешь за меня замуж, и знаешь это!

– Чтобы вы заполучили ранчо и все мое состояние! – пробормотала я, изо всех сил борясь с наплывающим безумием.

– Ты ведь знаешь, это не так! Сама целовала меня. Думаешь, я не почувствовал? Почему, считаешь, я не высовывался и позволял тебе забавляться с Марком? Он тебя не стоит, и я видел, что ты скоро сама это поймешь! Такая женщина, как ты, нуждается в твердой руке! И не сопротивляйся зря, только силы растратишь, я не отпущу тебя, пока не скажу всего, что хотел. Ты женщина, которую я ждал. Почему, по-твоему, я до сих пор не женился?! Женщина с мозгами и языком словно бритва! Настоящая женщина, а не комнатная собачка, поджимающая хвост, едва на нее прикрикнешь! У меня характер не сахар, но и у тебя не лучше! Но ты оделась специально для меня сегодня, и не думай, что я этого не заметил!

– Прекратите немедленно! Вы с ума сошли! Я ненавижу вас, Тодд Шеннон! – закричала я, но он только засмеялся:

– Прекрасное начало! От ненависти до любви один шаг! Теперь можно и к гостям! Постарайся вести себя словно холодная, недоступная леди, ведь ты такая и есть. Лед на поверхности. Пламя внутри. Моя. Слышишь?! Хочешь ты этого или нет, на тебе тавро «ШД».

Он повел меня к остальным, и я обнаружила, что вынуждена играть роль хозяйки.

Не могу вспомнить, какие мысли метались у меня в голове, но ужин тянулся бесконечно. Я с трудом сохраняла самообладание, не желая, чтобы Тодд видел, как мучает меня.

Фло и Марк сидели на другом конце массивного стола, я – по правую руку Тодда, жена губернатора – по левую. Я машинально отвечала на бесчисленные вопросы, Марк избегал моего взгляда. Что он успел рассказать Тодду? Что сообщил ему Тодд? Фло Джеффордс была непривычно молчалива, хотя время от времени бросала на меня неприязненные взгляды. Но, Боже, что мне делать? После ужина придется опять схватиться с Тоддом Шенноном. От Марка нечего ожидать поддержки. И внезапно я встрепенулась: неужели они вдвоем все заранее спланировали – предложение Марка, внезапное приглашение к ужину? Я почувствовала, что попала в ловушку.

– После ужина – танцы, – неожиданно объявил Тодд.

Поймав его многозначительный взгляд, я отвернулась. Он наклонился ближе; сине-зеленые глаза озорно блестели.

– Нашел музыкантов из Силвер-Сити еще до того, как ты согласилась приехать!

– Ах вот как? А если бы я отказалась, велели бы меня похитить?

– Я подумывал об этом, – серьезно кивнул он, и я поспешно отвернулась, изо всех сил подавляя желание дать ему пощечину.

Губернатор Уоллес рассказывал о книге, которую пишет, но я постоянно ощущала всем существом присутствие Тодда Шеннона. Ужин, казалось, никогда не закончится; я надеялась немного отдохнуть, когда женщины оставят мужчин допивать портвейн и курить, но, как оказалось, это здесь не принято.

– Танцы! – объявил Тодд и поволок меня в зал. – Не думал, что вы танцуете фанданго, поэтому велел играть вальс, – прошептал он, заключив меня в объятия.

– Вы слишком далеко заходите, – выдавила я сквозь стиснутые зубы. – Если думаете, что можете меня заставить…

– И не собираюсь. Упрямство упрямством, а согласишься сама. Даю тебе два месяца, девочка, если хочешь!

– Я не выйду за вас, черт возьми!

Он снова засмеялся, увидев, что вывел меня из себя.

– Посмотрим! Или свадьба, или репутация обесчещенной женщины. Нехорошо! – Он с издевкой вздохнул. – Нет, хоть искушение велико, думаю, нам лучше пожениться.

– Ни за что! Я скорее…

– Убежишь в Бостон? Сдаешься?

– Нет! Вы меня не отпугнете, Тодд Шеннон!

– Почему ты считаешь, что я тебя отпущу?

Спорить с ним было невозможно – эту толстую шкуру ничем не проймешь. Никогда не встречала человека, столь уверенного в себе… или во мне. Я сумела ускользнуть от него только под тем предлогом, что должна освежиться.

– Фло покажет тебе дорогу, – сказал Тодд, насмешливо поднимая бровь, отчего я еще больше обозлилась.

Мы поднялись наверх. Я вся дрожала, а нервы были натянуты до предела.

Не заботясь о правилах приличия, я резко спросила:

– Разве вы не скучаете по Нью-Йорку и Бостону?

Фло, не скрывая неприязни, посмотрела на меня:

– Хотите сказать: по Диреку? С чего бы это?! Дирек стар, как отец, только по отцу этого не видно, он всегда добивается чего хочет.

Мы стояли лицом друг к другу, словно враги; и Фло неожиданно напомнила мне ту старуху сплетницу в Индии – она тоже смотрела так ненавидяще! Только на этот раз победа была за мной – зеркало не лгало.

Я пригладила волосы, поправила бриллиантовые звезды и улыбнулась:

– Боитесь, что он захочет меня?

– Не боюсь, а знаю! И вы тоже… Впрочем, мне все равно! У па была куча женщин, а женился он на одной – моей матери.

– А почему вы считаете, что я стремлюсь выйти за него замуж?

– Если бы па хотел жениться, он бы так и сделал! Но до этого не дойдет! Вы молоды, владеете половиной ранчо и к тому же титулованная англичанка. Это и привлекает его. Но разве вы пожелаете стать моей мачехой?

Я против воли расхохоталась:

– Господи, нет, конечно! Будь я настолько глупа, вы превратили бы мою жизнь в ад, да и я вас бы не пощадила, поскольку гораздо умнее и хитрее!

Фло даже задохнулась. Мои пальцы сами собой сжались в кулаки, и я спокойно добавила:

– Когда же вы станете взрослой? Хотя сейчас вы меня ненавидите, но если подумаете хоть немного, поймете, что больше добьетесь, притворяясь, что я вам нравлюсь.

– О! А я думала сначала, что вы глупая! Но это ужасно! Вы жестокая, злая…

– Ах, Боже мой! Зачем такие страсти? Я просто смотрю на вещи реально. Понимаете это или нет, я собираюсь вам помочь. Ваш отчим хочет жениться на мне. О да, он уже предлагал. Но у меня нет ни малейшего намерения соглашаться! Я ценю независимость. Если мы не можем быть друзьями, по крайней мере станем союзниками, поскольку у нас общее дело!

Фло молча уставилась на меня широко раскрытыми глазами.

– По-моему, вы не шутите! Неужели не хотите выйти за отца замуж?

– Конечно, нет! – раздраженно воскликнула я. – Зачем? Я вообще не желаю выходить замуж! Ни за кого! Ясно?

– Но вы не знаете отчима. Если он чего-то захотел…

– Я уже это слышала. Пусть думает что хочет, но я не марионетка, которую дергают за ниточки. Мой отец всегда отстаивал свое мнение, почему я должна сдаваться?

Фло подозрительно взглянула на меня:

– Вы передадите ему мои слова? Не то чтобы я боялась, но…

– Вы и правда боитесь его, – спокойно сказала я. – Почему бы нам не прийти к соглашению? Признаю, ваш отец всегда стремится настоять на своем, но я не желаю быть его женой, да и вам ни к чему новая хозяйка в доме, правда? Может, настанет время, когда нам понадобится взаимная помощь!

– Возможно…

Я видела, что Фло разрывается между неприязнью ко мне и инстинктивным чувством самосохранения.

– И что?

Я пожала плечами, глядя на свое отражение:

– Думаю, нам пора спуститься вниз.

Не успела я появиться в зале, Тодд, к моему раздражению, вновь пригласил меня на танец.

– Не будет ли приличнее, если я потанцую еще с кем-нибудь? Что подумают гости?

– Пусть думают что хотят! И заодно привыкают видеть нас вместе!

Хищные глаза с зеленым отливом не отрывались от моего лица, завораживая, гипнотизируя, пытаясь подчинить своей воле.

– И с кем же хочешь танцевать? – проворчал он наконец.

– С Марком, – поспешно ответила я первое, что пришло на ум. – Ведь именно он привез меня сюда, так ведь? И мне не нравится ваше высокомерие! Поверьте, я не похожа на других, меня не удастся так легко запугать! Вы слишком самонадеянны, Тодд Шеннон, если считаете, что несколько сорванных украдкой поцелуев имеют какое-то значение!

– А ты – упрямая злюка!

– Не позволю себя задавить! – взорвалась я.

Мы уставились друг на друга как враги, но через несколько мгновений Тодд пожал массивными плечами:

– Что ж, будь по-твоему, делай что хочешь, недолго осталось! Иди танцуй с Марком. Хочешь, пришлю его к тебе? Он-то уж против моей воли не пойдет!

Презрительный тон, которым он говорил о Марке, окончательно вывел меня из себя. Можно подумать, Марк его собственность, как, впрочем, и я! Несмотря на все сопротивления и протесты, Тодд продолжал обращаться со мной как с шаловливым котенком, показывающим коготки, но не причиняющим вреда.

– Когда твои глазки так светятся, я прямо вижу, как ты изобретаешь новые способы досадить мне!

– Вы просто невыносимы, – огрызнулась я и отошла.

– Когда же ты свернешься клубочком и замурлыкаешь для меня, киска? – тихо спросил Тодд и повел меня к дамам.

– Для вас? Никогда! – прошептала я в ответ.

Он только издевательски приподнял бровь и преувеличенно вежливо отошел, насвистывая.

Марк пригласил меня танцевать, но я, спрашивая себя, не дядя ли прислал его, раздражалась все больше.

– Вам здесь нравится, Ровена?

И тут долго подавляемая злость вырвалась наружу.

– Ну конечно же! Обожаю подобные сюрпризы! Пригласил на ужин и назвал кучу гостей! Какой роскошный бал!

У Марка хватило совести покраснеть; щеки и даже шею залило багровым цветом.

– Клянусь, я ничего не знал! Он весь день гонял меня по делам, едва хватило времени переодеться! Только к вечеру все объяснил!

– Хотите сказать, ваш дядя не поделился с вами, что желает выставить меня на всеобщее обозрение?! Не сомневаюсь, он надеялся, что я буду выглядеть жалкой нищенкой среди столь блестящего собрания! Вот это было бы ему на руку! Наверное, желал опозорить меня и этим прогнать отсюда!

– Признаю, у дяди довольно примитивное чувство юмора, но не думаю, чтобы он желал вашего отъезда, Ровена. По-моему, вы ему нравитесь.

– Странный способ показывать симпатию! – холодно объявила я. – Или только это самое чувство юмора заставило его сделать предложение? Хотите, чтобы я стала вашей теткой, Марк Шеннон?

Губы Марка мгновенно сжались, в глазах появилось непонятное выражение – он словно мгновенно постарел и осунулся.

– Вы ведь знаете, что я ни за что не желал бы этого, – спокойно ответил он, – но дядя очень упрям, как вы уже сами обнаружили, и люди в конце концов всегда ему подчиняются. Я надеялся, что вы другая. Но конечно, вы вольны поступать как хотите.

Почему я обязана делать выбор?! Марк мне нравился, я относилась к нему как к брату, которого никогда не имела. И он воспринял мой отказ как настоящий джентльмен. А вот его дядя – совсем из иного теста. Настоящий пират – жадный, целеустремленный, жестокий. Но и меня не так легко покорить!

Возможно, из-за охватившей меня ярости при мысли о том, как все уверены, что я так легко сдамся Тодду Шеннону, а может, из-за желания доказать свою независимость я неожиданно попросила:

– Марк, я бы хотела уехать. Проводите меня.

Он встрепенулся, глядя на меня почти испуганно.

– Но, Ровена, уже начало третьего ночи! Я думал, дядя уже сказал вам – все гости останутся на ночь. Поверьте, здесь так принято…

– Если боитесь, Марк, я найду другого провожатого! Ваш дядя считает, что можно поступать с людьми как ему вздумается. Но он вскоре поймет, что я не кукла, которой можно играть или отбросить, когда надоест.

И тут впервые во взгляде Марка появился гнев. Гнев и что-то вроде раздражения.

– Значит, считаете, что это мной легко управлять?! По-моему, вы используете меня, чтобы отомстить дяде Тодду, и я не могу сказать, что это мне нравится.

Неожиданная проницательность заставила меня смущенно покраснеть. «Так, значит, я убегаю от Тодда Шеннона? И сам Тодд тоже так считает?»

– Простите, Марк. Вы, конечно, правы. Но мне не нравится подобное обращение.

Он горестно усмехнулся:

– Еще бы! Но вы и не позволите себя запугивать – такая сильная, мужественная, ничуть не слабее дяди. И не мне вас осуждать за то, что считаете меня намного безвольнее. – Пальцы его конвульсивно сжали мои. – До сих пор у меня не было повода отстаивать собственное мнение в спорах с ним.

– Хотите сказать, что теперь новый повод появился? Из-за меня…

Глаза мои широко раскрылись. Я впервые видела Марка таким и теперь устыдилась, потому что намеренно дразнила его, вымещала на нем свою злобу.

– Я все бы сделал для вас, – прошептал Марк. Ярко-голубые пронзительные глаза странно блестели. – Особенно зная, что завоюю хотя бы ваше уважение, если не любовь.

Музыка, к моему облегчению, кончилась до того, как я успела подыскать ответ. Что можно ему сказать? Марк нравился мне, но любить?.. К тому же я обнаружила, что, несмотря на неприязнь к Тодду Шеннону, между нами возникло странное физическое притяжение, с которым я не знала, как справиться, и которого почти боялась.

Если бы он снова не увлек меня танцевать после того, как мы с Марком расстались, и не начал спрашивать, о чем мы беседовали с такими серьезными лицами, я, думаю, вела бы себя более разумно. Но Тодд Шеннон вызывал у меня удушье, особенно когда не давал себе труда скрыть от окружающих, как ревнует.

– Я просила Марка проводить меня домой, но он сообщил, что в этих местах принято оставаться на ночь. Это вы приказали ему ничего не говорить мне?

– Ошибаетесь, мисс, если считаете меня зеленым юнцом! Я просто считал это само собой разумеющимся. Так поступают все и всегда! Вообразили, я специально все это проделал, чтобы соблазнить вас? По-моему, вы должны были за это время узнать меня получше! Я не буду ходить вокруг да около и собираюсь заполучить тебя. Поверь в конце концов, тебе хочется этого так же сильно, как и мне!

– Я еще не встречала такого самоуверенного, самонадеянного типа! Если считаете, что я…

– По крайней мере я не притворяюсь, малышка! Не хожу вокруг да около, не трачу время на дурацкое ухаживание… Когда нахожу то, что искал, иду и беру это!

С трудом сдерживая все растущую ярость, я сквозь зубы пробормотала:

– Какое лестное предложение! Но если я решу выйти замуж, сама выберу мужа, благодарю вас!

– Ты словно котенок, который любит царапаться. Ну что ж, прекрасно! Мне нюни и плаксы не нужны! Только не слишком тяни, хорошо? Я не очень терпелив.

Он рассмеялся прямо в мое раскрасневшееся злое лицо и закружил в танце, пока я не задохнулась. Видимо, Тодд решил показать свою силу и бессмысленность моего сопротивления.

Но борьба еще не кончена! Он увидит, как ошибался, считая меня всего-навсего слабой женщиной.

Глава 9

– По-моему, вы прекрасно поладили с па, – злобно заметила Фло Джеффордс. – Он кажется очень довольным собой.

Одетая только в тонкую, украшенную лентами сорочку, Фло потянулась, словно ленивая кошка, но глаза ее настороженно следили за мной.

Сидя на кровати, я продолжала расчесываться и только небрежно пожала плечами:

– Пусть себе. Он все принимает как должное, и в этом его ошибка.

– Но вы согласились остаться на ночь, не так ли?

– Не хотела выглядеть смешной и устраивать сцены. Кроме того, в такой темноте трудно найти обратный путь.

– Я знаю все хитрости отца. Он хочет, чтобы вы вообще здесь остались. Все проснутся поздно, будут долго завтракать, он поедет с вами на прогулку, спросит, хотите ли посмотреть библиотеку, словом, задержит до ужина, и все начнется снова.

– Да? Значит, он часто это проделывает?

– Ревнуете? Конечно, часто. Па – настоящий мужчина, и в женщинах у него недостатка нет! Вы не одна, не думайте! Просто владеете половиной ранчо, вот и вся разница.

– Мне как-то все равно, – спокойно ответила я. – В любом случае встану пораньше, до того, как проснутся остальные. Слушайте, ведь вам не терпится меня спровадить. Почему бы не спрятать когти и не разбудить меня часов в шесть? Он наверняка тоже проспит.

Фло мгновенно обернулась, глаза выжидающе сверкнули.

– Вы вправду хотите уехать? Пойдете против его воли?! Да па просто с ума сойдет! Господи, я не осмелюсь ему на глаза показаться!

– Ну, положим, вы наверняка сможете найти способ его успокоить. Объясните, что я настаивала и вы никак не могли меня уговорить. И кроме того, я не его пленница!

Фло ехидно хихикнула:

– Да, ради этого стоит вытерпеть его вопли! Хотела бы я посмотреть на его лицо! Только па не проспит, не надейтесь! Он всегда встает в шесть, но уезжает с ковбоями осматривать скот и не вернется раньше девяти… Если вы и в самом деле решились, я даже одолжу костюм для верховой езды. – Она снова рассмеялась. – Может быть, я даже провожу вас до полдороги! Лучше держаться подальше от папочки и Марка, пока они немного не остынут!

– Вы очень добры. И если хотите, приглашаю вас к завтраку. Уверена, Марта приготовит достаточно, чтобы хватило на двоих. Ну а теперь, когда все улажено, не мешало бы хоть немного поспать!

– Вам хладнокровия не занимать, – нехотя признала Фло, укладываясь рядом со мной. – Господи, как я устала! Но не волнуйтесь, встану вовремя, не впервой!

Я тоже очень устала и заснула мгновенно. Разбудила меня Фло:

– Вставайте, уже начало седьмого. Па уехал около часа назад, ему доложили, что кто-то сделал пролом в ограде. Значит, у нас немного больше времени. Все еще хотите уехать?

Я вскочила, отбрасывая с глаз волосы.

– Конечно, хочу!

Фло была уже одета и вела себя почти по-дружески.

– В кувшине теплая вода, и я приготовила вам костюм для верховой езды. Вы ведь ездите по-мужски?

– Да, часто, – мрачно призналась я, вспомнив, какое негодование вызывало мое поведение у дам в Джанпуре.

– Ну что ж, пока вы одеваетесь, я спущусь и велю оседлать лошадей. Поспешим, а то, когда он узнает, обязательно помчится в погоню!

Я оделась как можно быстрее. Бархатное платье было тщательно сложено, но его придется оставить: может, Марк попозже привезет. Драгоценности я сунула в карман костюма, сидевшего на мне достаточно хорошо. Сделать прическу не было времени, я просто заплела толстую косу и закрепила узлом на затылке.

В этот момент в комнату ворвалась Фло.

– Идем, только потише. Комната Марка в конце коридора, и он может проснуться!

Впервые со дня приезда я испытывала неприятное чувство, что веду себя глупо, как злая, невоспитанная девчонка. Но для сожалений было слишком поздно, и если Тодд Шеннон посчитает, что я убегаю от него, пусть! Сейчас я думаю только о том, как бы добраться домой.

Неуклюжий молодой человек, уже успевший оседлать лошадей, с любопытством оглядывал нас. Фло одарила его ослепительной улыбкой.

– Бен, ты такой милый, просто душка!

– Э… миссис Джеффордс, – пролепетал он, – вы… ведь не собираетесь… слишком далеко… а?.. Мистеру Шеннону это не понравится… то есть… я хотел…

Фло, которой Бен помогал сесть в седло, нежно дотронулась до его плеча, чем окончательно лишила дара речи.

– Ну что ты, Бен! Я достаточно долго жила здесь, чтобы делать глупости. А эта леди – дочь мистера Дэнджерфилда! Хочу показать ей нашу часть ранчо, правда, Ровена?

Мне стало жаль бедного, доверчивого мальчика, но я только невинно улыбнулась и сказала, что мы хотим прогуляться, пока не стало слишком жарко.

Как только мы отъехали, Фло рассмеялась:

– Бедняга Бен! Видели, он от меня совсем ошалел! Сделает все, что ни попрошу!

Я внезапно вспомнила о Люке Корде, который, как говорят, чуть не изнасиловал Фло. Любил ли он ее, как Бен? А Фло Джеффордс? Такая привлекательная женщина. Какой она была в пятнадцать лет, эта признанная королева территории Нью-Мексико?!

Фло оказалась хорошей наездницей и, убедившись, что я не отстану, пустила свою кобылу в галоп. Обе лошади были явно арабских кровей и летели как ветер. Чуть погодя я догнала Фло, и мы поехали рядом.

– Не стоит загонять коней, нам еще далеко ехать, – пояснила она, и я кивнула, предоставляя ей вести разговор. Фло недолго молчала и, сверкая глазами, начала допытываться: – Что вы думаете о «ШД»? И о дворце, который выстроил отец? Уверена, что вы не хотите жить здесь. Хижина, где вы поселились, совсем вам не подходит! Странно, что вы там провели столько времени! Мы ожидали, что через неделю возвратитесь в Бостон! Па не выносит некрасивых женщин. Как же он смотрел на вас, когда впервые увидел! И тут пришло письмо от тети! Он был вне себя, думал, вы затеяли какой-то обман! Даже не верил, что вы настоящая дочь дяди Гая.

– Ну теперь-то он в этом убедился, – сухо ответила я. – Кстати, у вас вошло в привычку грубить всем женщинам или только мне, потому что я вам не нравлюсь?

Она была явно застигнута врасплох, но тут же злобно огрызнулась:

– Ах вот как! Значит, вы тоже можете говорить гадости, если взбредет в голову! Но в таком случае должны быть мне благодарны за откровенность! Поверьте, с таким человеком, как па, жить нелегко! Он человек жесткий и рано или поздно обуздает вас.

Она взглянула на меня из-под ресниц, как бы проверяя, какое впечатление произвели ее слова.

– Не думаю, что он способен любить по-настоящему, особенно после смерти первой жены, Альмы. Вы, наверное, слышали об этом в Бостоне. Коринна Дэвидсон – такая противная сплетница!

Я постаралась не подать виду, как разозлило меня это оскорбительное замечание, и холодно заметила:

– Но ведь он женился на вашей матери, не так ли? И удочерил вас! Должно быть, любил ее?

Хорошенькое личико Фло застыло.

– Женился, только чтобы заполучить экономку и хозяйку! И конечно, иметь сыновей! Мать заболела, а ему было наплевать! Приходил к ней по ночам, только когда был пьян! Все время проводил в комнате Альмы.

– Но она мертва! – испуганно вырвалось у меня.

– Только не для него! Она никогда не умрет! Просто слишком мало прожили вместе, не успел от нее устать. В комнате стоит мебель, которую они хотели купить, когда Тодд разбогатеет. И он велел написать ее портрет по старой фотографии! Когда Тодд был моложе, я слышала, как он разговаривает с ней! Разве не понимаете? Мать умерла только потому, что не могла вынести существования рядом с призраком давно убитой женщины. Она любила отчима, но он сделал ее несчастной своим равнодушием, грубостью. Я думаю, когда она потеряла ребенка, просто боялась жить с сознанием того, что подвела его и не смогла дать наследников!

В голосе Фло звучало такое беспредельное отчаяние, что мне невольно стало ее жаль. Конечно, она была испорченным, избалованным созданием, но до чего несчастным!

– Но ведь он добр к вам, не так ли? – спокойно спросила я.

– Удочерил, считает своей дочерью, но обращается со мной как с собственной вещью. Но конечно, дает мне все, что я хочу. Все, что можно купить за деньги!

– Почему же вы тогда вернулись?

– Потому что больше не могла выносить жизни с Диреком! Вам все равно не понять! Я вышла за него, чтобы избавиться от этой мерзкой школы, куда отчим меня поместил! Все они: тетя Кэтрин, Марк и эта противная Коринна – обращались со мной свысока, шептались за спиной, словно я прокаженная! У Дирека были деньги, он сказал, что любит меня и даст все, что пожелаю. Но он был таким отвратительным – старый толстяк, и изо рта вечно пахло! Меня тошнило каждый раз, когда он дотрагивался до меня своими потными руками! Но откуда вам знать? В вас ни капли чувства – такая спокойная, сдержанная, высохшая старая дева – пуританка! Так вас па назвал. Что вы знаете, кроме собственного тихого, узенького мирка!

– Вам неплохо бы развить в себе некоторое самообладание, – резко ответила я, видя эти глаза, полные бессильной ярости. – И попытаться понять, что другие люди тоже могут быть несчастны, хотя и не показывают этого всем окружающим!

Фло прикусила губу, вызывающе тряхнула головой.

– Пытаетесь сказать, что тоже испытали несчастную любовь? Поэтому и решились уехать от лондонских развлечений?

Я едва не рассмеялась, видя такую внезапную смену настроения.

– К счастью, я вообще не испытывала любви. А как насчет вас? Именно поэтому сбежали от мужа?

Фло испытующе оглядела меня.

– Я же объяснила, почему ушла от Дирека! Не могла больше выносить его, вот и все! Сложила вещи, сказала, что еду навестить па, а когда приехала сюда, он не мог отослать меня, потому что не хотел лишних толков. А немного погодя даже был рад, что я осталась! Пока вы не явились, – по-детски капризно добавила она. – И теперь не обращает на меня внимания! Может, думает, что собираюсь вмешиваться, что помешаю!

– По-моему, вы преувеличиваете, – пожала я плечами. – Я вовсе не намереваюсь стать третьей женой вашего отчима! Он ничего не говорил о вас и не собирался!

– Это вы так говорите, – пробормотала она мрачно.

Я, со своей стороны, не намеревалась обсуждать ее отчима: все, чего мне хотелось, – возвратиться в тишину и покой своего маленького дома. Никому, особенно Тодду Шеннону, не позволю я нарушить этот покой.

Когда мы достигли вершины небольшого холма, Фло показала вниз, объяснив, как добраться до дома. Мне показалось, я узнаю местность, где часто ездила с Марком.

– Может, все-таки поедете со мной? – вежливо спросила я. – Марта угостит нас завтраком, а я попрошу Жюля проводить вас потом на ранчо! Все говорят, здесь небезопасно ездить одной.

– Вам – возможно, но не мне! Я здесь все знаю еще с детства! И кроме того, всегда ношу оружие! – Она подняла юбку, показав привязанный к поясу маленький пистолет. – Видите, я смогу себя защитить! А вы боитесь ехать одна?

– Ну что вы! После того как объяснили мне, здесь я в полнейшей безопасности! Кстати, спасибо, что проводили.

– Я сделала это, только чтобы увезти вас подальше от па!

Каким же ребенком она еще была! Пожав плечами, я посмотрела ей вслед. И почему-то расхотелось спешить. Я одна на своей земле. Пора бы уже пробудиться от летаргии и узнать больше о том, как вести дела. Покажу Тодду Шеннону, что не так уж я беспомощна!

Слабый ветерок коснулся лица, и вдруг какая-то яркая точка привлекла мое внимание. На шипах кактуса висела тонкая полоска красной ткани. Какой-то ковбой-неудачник проехал слишком близко и порвал рубашку. Но у парня явно неважный вкус – ткань была такой яркой, что резала глаз.

Я лениво потянула за лоскут и внезапно нахмурилась. Должно быть, парень очень высок – я еле дотянулась до крохотного флажка. И ткань оказалась шелком! Красная шелковая сорочка. Не представляю, чтобы ковбой носил вещи из такого дорогого материала. Значит, женщина? Но кто? И как ей удалось прицепить лоскуток так высоко?

Несмотря на жару, я почувствовала озноб, какое-то беспокойство и желание поскорее добраться до дома и, сунув шелковый обрывок в карман, пришпорила лошадь. Если Жюль и Марта были удивлены моим появлением, то не подали виду, хотя Жюль неодобрительно покачал головой, когда я сказала, что ехала одна.

Подчиняясь правилам хорошего тона, я написала вежливую записку Тодду Шеннону, извиняясь за то, что была вынуждена уехать. Конечно, он поймет истинную причину, но приличия были соблюдены. Жюль отвезет письмо вместе с одолженным костюмом, а занятый гостями Тодд вряд ли помчится сюда. Конечно, он разозлится, но по крайней мере усвоит, что я буду поступать так, как хочу.

Не позволю Шеннону испортить этот день! Захватив две тетради из дневников отца, я уселась в прохладной, заставленной книжными полками комнате, бывшем кабинете отца. Марта спросила, не хочу ли я выпить чего-нибудь прохладительного.

– Нет, вы уже и так перекормили меня, – улыбнулась я и тут, пораженная внезапной мыслью, вытащила из кармана обрывок красной материи. – Марта, не знаете, кому бы это могло принадлежать? Я нашла лоскуток на большом кактусе у развилки. Помните это место?

Лицо женщины мгновенно побелело.

– Ах… Матерь Божья! После стольких лет! Это сигнал, который они…

– Кто?! Марта, о чем ты?! Бога ради, вот уже два дня вы говорите какими-то загадками!

Губы Марты шевелились, но не было слышно ни звука. Наконец она прошептала:

– Значит, он вернулся. Я знала. Так и знала. И она здесь. Они вешали этот лоскут, чтобы назначить свидание. Я предупреждала его об опасности, говорила, чтобы держался собственной стаи, рубил дерево по себе! Но он только смеялся: «Мы хотим друг друга, Марта, и когда-нибудь я отберу все, что Шеннон считает своим!» И уговорил отдать лоскуток от старой нижней юбки, которую подарил хозяин, когда мы с Жюлем поженились…

– Люк Корд? – резко оборвала я. – Вы о нем говорите? Взгляните мне в глаза, Марта, я должна знать правду! Значит, он оставил это для Фло Джеффордс!

Ну конечно! Зачем и спрашивать?! Она все видела! Вот почему ее настроение так внезапно изменилось, почему она мгновенно решила уехать! Глупая, легкомысленная Фло! Но его я винила больше. Как он осмелился возвратиться, намеренно нагло оставить красный лоскут на моей земле?!

– Неужели Фло знала, что он вернулся?!

Марта с несчастным видом кивнула:

– Да, сеньорита, других объяснений быть не может! Говорила Жюлю, ничем хорошим это не кончится! Только мы надеялись…

– Никто вас не винит, – успокоила я. – Но, Марта, неужели не понимаете? Я должна знать все, что здесь происходит. Если дойдет до мистера Шеннона, эта ужасная распря вновь начнется! Хуже всего, что я в ней буду замешана. Этот Люкас Корд! Я сама отдала бы его в руки властей, если бы поймала на своей земле…

Но Марта, по-видимому, питала к Корду теплые чувства. С выражением ужаса на круглом лице она всплеснула руками:

– Сеньорита! Неужели вы сможете сделать это? Он не такой уж плохой, только слишком буйный. Так ваш отец говорил. Люк не виноват, это она его завлекала!

– Но на этот раз, кажется, все наоборот, не так ли?

Я решила, что обязательно поговорю с Фло. Как бы она ко мне ни относилась, я все выскажу. А что касается Люка Корда… когда приедет мистер Брэгг, он, без сомнения, будет знать, как справиться с этим.

Отправив Марту на кухню, я снова взялась за дневники отца. Непонятно, как он мог питать такие теплые чувства к этому буйному дикарю Люку Корду. Тот все время лез на рожон и нарывался на неприятности.

Я должна была читать тетради по порядку, но все время перескакивала с одной на другую, пока не нашла интересующие меня записи.

«Привез Люкаса сегодня. Сын Илэны, который мог быть моим… Как трудно находить с ним общий язык… но думаю, Люк начал мне доверять. Он знает, что я любил его мать, и поэтому связь между нами все крепнет. Лицо мальчика смягчается, только когда я говорю об Илэне, – он обожает ее… говорит, что она "по-прежнему молода и красива…"».

Значит, отец разыгрывал донкихота только из-за нее! Я быстро перелистала еще несколько страниц.

«…Я превратился в учителя! Сначала мы играли в шахматы, теперь я обучаю Люкаса началам чтения и письма. Я пришел в ужас, когда узнал, что мальчик неграмотен! Чего же ожидать? Его воспитывали как воина-апачи. Люк сам говорил, что обучился стрельбе, когда ему не было и десяти лет! Конечно, он столько времени провел среди бандитов!..»

Перевернув несколько страниц, я продолжала читать:

«…До сих пор мне и в голову не приходило, как я одинок… Хорошо иметь рядом того, кто молод; истосковался по знаниям, хотя, боюсь, Люкас стремится использовать все, чему выучился, чтобы отомстить Тодду. Мальчик – индеец во всех отношениях, хотя, кажется, привык к жизни белого человека…

Люкас признался, что подковал лошадь Фло Шеннон. Девушка едва не сломала шею, когда конь споткнулся. Мне так хотелось запретить Люкасу видеться с Фло, но, представив себе его холодный, отстраняющий взгляд, я промолчал – мальчик вообразил бы, что все это только из-за индейской крови…»

Мои глаза, нетерпеливо пожирающие страницу за страницей, внезапно замерли.

«…Я буду вечно винить себя за то, что проглядел, не заметил… Марта и Жюль знали, но боялись сказать мне. Я был сам молод когда-то, почему же теперь так слеп?! Фло Шеннон – глупая, бессердечная кокетка. Я всегда так считал. Разве не она вечно строила глазки моим ковбоям?!

Боже, теперь я почти желаю, чтобы он не возвращался! Но Люкас привык доверять мне и дал слово, что говорит правду. По его лицу я видел, что надежды у него нет. «Правосудие белых», – горько сказал он, и что я мог ответить? Ненависть рождает ненависть. Я пытался объяснить Тодду, что ненависть ослепила его, лишила разума…

…Я написал коменданту тюрьмы Алькатрас, вдруг это поможет. Теперь я рад, что у меня так много друзей, и пытаюсь употребить все свое влияние… Не правосудие, а предрассудки стали причиной пожизненного заключения Люкаса Корда…»

Я захлопнула тетрадь в кожаном переплете. Не могу больше читать. Отец верил в правосудие, верил Люку Корду. Но Люк стал взрослым, ожесточился, изверился и ненавидит так же сильно, как и Тодд Шеннон. Может, отец был необъективен по отношению к Люку – ведь тот сын Илэны. Этот красный лоскуток испортил мне весь день, впутал в опасную игру. Я инстинктивно чувствовала, что он использует Фло как орудие мести, а она, бедная дурочка, слишком тщеславна, чтобы видеть это.

Я мрачно подумала, что многое бы отдала, только бы встретиться с Люком Кордом и высказать свое мнение о нем.

Глава 10

В этот вечер я легла спать рано, чувствуя себя не в своей тарелке. Жюль возвратился из большого дома с мрачным лицом. Он вручил записку лично Тодду Шеннону, но хозяин едва взглянул на нее. В доме царила подавленная атмосфера, ковбои неловко переглядывались. По всему видно, настроение хозяина было отвратительным. Я спросила, сказал ли что-нибудь Тодд. Жюль покачал головой. Нет, совсем ничего. Ковбои говорили, что забор сломан, а несколько голов скота украдено. Наверное, поэтому все так озабочены. Но я поежилась: неужели в краже замешан Люк Корд? Предлог занять Шеннона и ковбоев, пока он проводит время с Фло?

Я, сама того не сознавая, ожидала приезда Марка, но он все не появлялся, и, несмотря на твердую решимость поговорить с Фло, я вряд ли могла послать Жюля в большой дом с запиской для нее, мы ведь даже не подруги, и в конце концов я поняла: ничего не остается, кроме как ждать, пока представится подходящая возможность. А пока я чувствовала, что ужасно устала духовно и физически, и поэтому поужинала в шесть, а к половине восьмого была уже в постели, не имея сил даже погасить стоявший у постели ночник.

«Ничего, – думала я сонно, – вот выгорит и сам погаснет, масла почти на донышке…»

И потом я уснула, крепко, мгновенно, как провалилась в темноту.

Позже я не могла вспомнить, что меня разбудило, заставило сразу открыть глаза. Может, свет, ударивший в сомкнутые веки.

Я сквозь сон удивилась, почему лампа горит ярче. Как это может быть? Ведь она должна была уже погаснуть. И откуда взялся незнакомец, прислонившийся к стене и не спускавший с меня глаз? Может, это он зажег ночник?

Увидев, что я не сплю, он не спеша выпрямился, все еще подозрительно наблюдая за мной.

– Не стоит кричать. Я не сделаю вам дурного, просто иначе не смогу поговорить с глазу на глаз. Вы достаточно пришли в себя, чтобы все понять? – хрипловато, тихо, но с ноткой отчаянного нетерпения в голосе спросил он.

Все еще растерянно моргая, я раздраженно подумала, что он совершенно не такой, каким представлялся в моем воображении – наяву он оказался очень высоким, густые темные волосы почему-то отливают медью. Я думала, он походит на мексиканца или индейца – круглое лицо, узкие глаза… Вместо этого – прямой гордый нос его испанских предков и жесткий, мрачно-насмешливо искривленный рот. Возможно, его раздражал мой слишком пристальный взгляд.

– Ну? – спросил Люкас наконец по-прежнему хрипло, и я подумала, что он, должно быть, втайне посмеивается над моим ошеломленным видом.

Но тут наконец обрела голос.

– Разве я похожа на женщину, которая по всякому пустяку впадает в истерику? – ехидно спросила я, садясь и закрываясь простыней.

– Не сейчас, – признал он, чуть сощурив поразительно красивые зеленовато-карие глаза.

– Ну раз это мы выяснили, может, объясните, что вы делаете ночью в моей спальне, Люкас Корд?

– Изучали объявления о награде за мою поимку?! Или просто догадливы?

– Послушайте, я не в том настроении, чтобы вести светскую беседу! – раздраженно взвилась я. – Не знаю, как вы сюда попали, но была бы очень благодарна, если бы вы сказали, зачем пришли, и удалились той же дорогой!

– По-моему, это вы хотели мне что-то сказать.

Смешливые морщинки у глаз появились вновь. На одной щеке появилась глубокая ямочка – губы чуть раздвинулись в кривой издевательской ухмылке. Я поняла, что он, должно быть, не слишком часто улыбается. В глазах, словно крохотные искорки, засветились зеленые огоньки, а я… выглядела полной идиоткой: уставилась, словно никогда не видела мужчин!

– Как вы…

– Видел, что вы нашли лоскуток, – мягко перебил он, – и, возможно, все выложили Марте. У старухи хорошая память. Рассказала вам, так?

Он по-прежнему не отводил от меня глаз; думаю, лицо меня выдало. Но холодные, высокомерные манеры вызывали непреодолимое раздражение, и Люк это понял.

– Простите, – неожиданно сказал он, пробегая пальцами по длинным волосам.

На секунду маска слетела и в глазах появилось что-то озорное, словно у нашкодившего мальчишки.

– Ваш па часто упрекал меня за грубость. Видно, я так и не исправился! Конечно, не стоило сюда врываться, но я подумал, вы что-то подозреваете, и…

– Подозреваю?! Вы что, считаете меня полной дурой?! – Воспоминание о тайном свидании с Фло еще больше разозлило меня, и я оборвала его, совершенно забыв об осторожности: – Я узнала достаточно, чтобы понять ваши намерения! И если Фло Джеффордс так глупа, что попалась на удочку, позвольте заверить, я на нее не похожа! Что вы хотите? Пытаетесь наказать бедняжку за то, что произошло много лет назад?! Отомстить Тодду Шеннону, используя Фло?

Лицо Люкаса окаменело, губы сжались, а когда глаза сузились, я поняла, почему люди его боятся. Сейчас взгляд его, казалось, мог сразить наповал. Слова, холодные и тяжелые, были словно брошенные в лицо камни:

– Что вам за дело до Фло? Я-то думал, она преувеличивает, как всегда, когда сказала, что Шеннон к вам неравнодушен, но, наверное, ошибался. Может, он в самом деле смог покорить вас. Это из-за него вы заступаетесь за Фло, мисс Дэнджерфилд?

– Мне нет дела, – процедила я сквозь зубы, – до вашей вражды, Корд. Можете хоть поубивать друг друга, только не используйте никого как орудие мести! Фло – несчастная, запутавшаяся женщина, и не стоит еще больше усложнять ее жизнь!

Мне показалось, что в его глазах промелькнуло удивление.

– Почему вы так волнуетесь? Она вас совсем не любит!

– Мне и это безразлично! – горячо возразила я. – Неужели не понимаете? Если вы поссорились с Тоддом Шенноном, почему не встретитесь с ним, как мужчина, лицом к лицу?! Покончите с этим – может, все окружающие наконец станут жить в мире!

– Думаете, это так легко? Господи, вы же совсем ничего не знаете! Я бы давно так сделал, если бы мог подобраться достаточно близко к Тодду, но он объявил награду за мою голову! Зачем ему самому пачкать руки об индейца?! Он чуть не убил мать и заплатил людям, убившим из засады отца! Шеннон и меня хотел бы убить, но только я прикончу его раньше!

Люкас Корд шагнул к кровати, но, выругавшись, остановился. Я молча неподвижно наблюдала, как он мечется словно загнанный в угол зверь.

– Почему вы не уедете? Вы достаточно молоды и сможете начать новую жизнь. Зачем возвращаться? Со временем Шеннон забудет о вас.

– Он никогда ничего не забывает. – Зеленовато-карие глаза рассерженно смотрели на меня. – И я тоже, поверьте. Шеннон украл землю у моего отца, и большая часть территории ранчо должна была по праву перейти матери! Но Алехандро Кордеса объявили вне закона, потому что он боролся за правое дело! Признали все документы на право владения недействительными или утерянными и отдали все Шеннону, потому что тот женился на женщине из рода Кордесов! И вы хотите, чтобы я забыл все это? Или то время, что я провел в тюрьме? Раны, полученные от наемных убийц Шеннона?

– Вы так же переполнены ненавистью, как и он, – не выдержала я, – и любой ценой желаете отомстить Тодду!

– Если это и так, какое вам дело?!

Я изо всех сил пыталась говорить спокойно:

– Вы явились, чтобы начать войну. Именно поэтому сломали ограду. Но почему именно сейчас?

– Может, решил отвлечь Шеннона от нового партнера… – еще тише ответил Люк.

Я недоумевающе уставилась на него:

– Ради Бога, ведь вы ничего не знаете обо мне. Какой же смысл в ваших поступках?!

– Мне кажется, именно вы – средство к тому, чтобы уладить все раз и навсегда! Ваш па понимал это, только не успел поговорить с вами.

– Я? Боюсь, вы говорите загадками! Что я имею общего со всем этим? Я здесь меньше месяца и знаю только, что эти распри начались очень давно и их следовало бы уже забыть! И даже это немногое известно мне по слухам. Как вы можете заявлять, что именно от меня все зависит!

Он рассеянно потер рукой заросший щетиной подбородок, внимательно изучая меня, и мне почему-то показалось, что Люк пытается разгадать, как я отнесусь к тому, что он сейчас скажет.

И в то мгновение, когда мы изучающе смотрели друг на друга: я – с вызовом, он – задумчиво, поймала себя на том, что сравниваю его с Тоддом Шенноном. На Люке были выцветшие джинсы и высокие, по колено, индейские мокасины. Рубашка, когда-то синяя, но теперь тоже выцветшая, с распахнутым воротом, туго обтягивала плечи. Вместо галстука-«шнурка», который обычно носил Тодд, на шее Люкаса была небрежно завязана красная косынка. Какое право имел этот человек прокрасться в мою спальню ночью, как вор! Что он имел в виду, когда сказал, будто именно я – средство закончить старую вражду раз и навсегда? Но хуже всего, что я выгляжу смехотворно с этой простыней, натянутой до самой шеи, словно испуганная девственница! Думаю, он что-то понял по моему лицу и поэтому отказался от мысли высказаться откровенно.

– Вы еще не готовы выслушать меня, правда? Слишком злитесь на то, что я пришел сюда?

Он заявил это спокойно, без всякого выражения.

– Вряд ли меня за это можно осуждать, не так ли? – холодно спросила я.

Люкас только пожал плечами.

– Наверное, вы правы. Но только так я мог повидаться с вами, не опасаясь людей Шеннона. – Он вновь криво усмехнулся. – Оставил лошадь довольно далеко. Часть пути пришлось идти пешком. Привык, когда жил у апачей. Только так можно добраться повсюду без опасения, что меня выследят.

Я высокомерно взглянула на него, стараясь скрыть смущение от собственного вида.

– У вас странное представление о том, когда следует навещать даму, с которой даже не знакомы!

– Да уж, трудно назвать меня джентльменом, не так ли? А вы ожидали, что я буду соблюдать правила хорошего тона, как Марк Шеннон? Или пошлю вам приглашение на обед, как его дядя? Конечно, мой братец Рамон разбирается в этикете! Он единственный из семьи получил образование. Ну а я здесь отчасти потому, что вы перехватили послание Фло! В основном же пришел из-за того, что этот бывший сыщик рассказал о вашем приезде и посоветовал поговорить с вами.

– Мистер Брэгг?! Что общего у него с вами?

Люк снова пожал плечами.

– Элмер Брэгг – старый лис. И далеко не глуп. Я был в Мехико, когда он меня выследил. Я, конечно, хотел удрать.

Ямочка вновь появилась на щеке, и мне показалось, что Люкас смеется над собой.

– Сыщик может убедить любого, когда у него все козыри на руках. Поэтому я здесь.

– Вы снова говорите загадками. И приехали сюда, чтобы увидеться с Фло.

– А вы выступаете, словно обвинитель на суде. Осудили меня прежде, чем вынесен приговор!

Я обнаружила, что терпеть не могу Люка Корда.

– Но вы оставили этот знак для нее! И встретились с ней.

– Почему нет? Нам есть о чем потолковать. Вас это не касается.

– Вы просто наглый…

– Хотите сказать, не выказываю вам должного уважения? Прошу простить. Зная вашего отца, ожидал увидеть благородную, душевную женщину. Думал, вы похожи на него. Гай видел в каждом только хорошее. Жаль, что он так и не дождался вас.

Он смотрел на меня с такой же неприязнью, как и я на него; гнев с новой силой охватил меня.

– Боюсь, этот разговор совершенно бесплоден. Думаю, вам лучше уйти тем же путем, каким явились сюда.

– Сейчас исчезну. Но будь я на вашем месте, забил бы чердак гвоздями. Другие посетители могут вас не послушаться!

Он был достаточно высок, чтобы, подпрыгнув, исчезнуть в люке, ведущем на крышу, о котором я совершенно забыла.

Только после того как Люк исчез неслышно, словно кошка, я вспомнила, что мы ни о чем не договорились, и, почти не задумываясь, вскочила с постели, схватила халат. Он не мог уйти далеко! Я рывком открыла дверь, выходящую во двор.

– Люкас! Люк Корд, где вы?

Но никто не ответил. Где он? Неужели успел исчезнуть? Может, направился к рощице около дома, где жили ковбои? Нет! Он наверняка побежал в обратную сторону.

Я тоже побежала, путаясь в полах халата, и рискнула позвать чуть громче.

– Люкас! Черт возьми, где вы?!

И неожиданно чьи-то руки сомкнулись на моей талии, с силой бросили на землю так, что перехватило дыхание.

– Какого дьявола вам нужно? Хотите натравить на нас всех псов?

«Нас», – сказал он, словно судьбы наши уже были неразрывно связаны. На секунду я тоже почувствовала себя «дичью», особенно когда услышала голоса обитателей дома. Те вставали с петухами.

– Слышал, Пит?

– Не уверен. Вроде бы кричал кто-то.

– Этот проклятый белый халат виден за милю. Не можете потихоньку отползти назад? И осторожно! Ни звука!

Ползти, когда он чуть не придавил меня к земле, было довольно затруднительно. Люк оттащил меня так грубо, что я почувствовала, как горит содранная кожа на локтях и коленях.

Рука плотно запечатала мой рот.

– Лежите тихо, слышите?

Халат задрался чуть не до талии. В ушах громом отдавался стук сердца, но выбора не было, приходилось подчиниться и лежать не двигаясь, чувствуя, как колется жесткая трава через тонкую ткань.

– Черт! Никого здесь нет! Наверное, это койоты воют в горах!

И тут я с облегчением услышала голос Марты:

– Мальчики, что это вы шумите? Хозяйку разбудите! Тише, а то не получите завтрака!

Ковбои, ворча, отправились к себе. Теплое дыхание Люка Корда грело мне лицо.

– Почему вы побежали за мной?

Я раздраженно дернула головой и услышала сдавленный звук, похожий на смешок; рука, прикрывающая мне рот, ослабла.

– Не важно! Все равно вы их разбудили. Лучше возвращайтесь в дом.

– Но вы ничего не сказали! – разъяренно прошипела я. – Почему Элмер Брэгг послал вас и…

– Вы не пожелали слушать. Да лежите же спокойно! На вас к утру места живого не останется!

– Уже утро! А вы просто невыносимы!

– Кажется, я слышу упреки?! Ну ладно, сейчас освобожу вас!

Сильные пальцы ловко отцепили запутавшиеся в ветках полы халата.

Господи, неужели это я лежу здесь полуголая с человеком, которого считала насильником и убийцей? Какая я идиотка, что побежала за ним! Но любопытство по-прежнему терзало душу.

– Я хочу знать.

– У меня времени нет рассказывать. Особенно здесь и сейчас.

– Вы ответите на все мои вопросы, Люк Корд, или я так заору, что все сбегутся с револьверами наготове.

– Черт, да вы, кажется, угрожаете?

Руки надавили на плечи, пальцы впились в кожу, я невольно съежилась, вспомнив, с какой силой он бросил меня на землю. И тут внезапно он грубо повернул меня на спину. Я смутно сообразила, что халат распахнулся на груди, а он по-прежнему лежит на мне, почти закрывая своим телом. В горле мгновенно пересохло, страх сжал сердце. В голове панически заметались мысли. Должно быть, он умеет драться – так легко отбросил меня и… О Господи… неужели я подвергнусь насилию… это будет еще ужаснее, чем тогда, а кричать я не смела.

Руки Люка сомкнулись на бортах халата, я приглушенно охнула, но он нетерпеливо стянул их и, приблизив лицо к моему, прошептал:

– Слушайте! Почему бы вам не вернуться к себе и не попытаться забыть, что видели меня? Нет смысла пытаться о чем-то говорить здесь.

– Я хочу знать…

Мне показалось, что в темноте блеснули белоснежные зубы; Люк широко улыбнулся.

– Да, в упрямстве вам не откажешь! – Голос его едва заметно изменился, стал более нетерпеливым: – Но я еще упрямее! Приезжайте в Силвер-Сити, там поговорим.

Он вскочил и исчез, оставив меня лежать на земле, исцарапанную, дрожащую от ярости.

Спотыкаясь, я добралась до дворика, а оттуда в спальню. Как же по-дурацки я себя вела и за это ненавидела Люка Корда еще больше. Встретиться с ним в Силвер-Сити, ни больше ни меньше! Неужели он осмелится там показаться?! Я не имела ни малейшего желания туда ехать и поклялась, что, когда увижу мистера Брэгга снова, скажу ему прямо, что думаю о его чувстве юмора, если, конечно, он решил подшутить надо мной.

Халат помялся и испачкался, подол разорван, даже вышитая батистовая ночная сорочка вся в пятнах. Марта расстроится, станет расспрашивать… Придется соврать, что я не могла уснуть, вышла во двор, споткнулась и упала. Это объяснит и синяки. Из-за этого Корда я становлюсь законченной лгуньей!

Но зачем мне лгать?! Я лежала поперек постели в темноте и мучительно соображала, что делать. Может, рассказать все, как было?

Тодд, естественно, придет в ярость! Я почти вздрогнула при одной мысли об этом! Конечно, я холодно объясню, что между нами ничего не было, но он назначил мне свидание в Силвер-Сити!

Верно! Только это и потребуется! Уверена, что Тодд позаботится об остальном. И Фло не нужно будет ни о чем предупреждать. А когда Люкаса Корда уберут с дороги, семейная распря кончится сама собой! Но тут меня затрясло: ведь Люк говорил, что за ним по пятам идут наемные убийцы Тодда. Он привык играть со смертью, но они все равно прикончат его. Черт возьми, зачем он сказал, что увидится со мной в Силвер-Сити?! Можно ли жить, сознавая, что на твоих руках и совести кровь… его или кого-то другого?!

Все утро я только об этом и думала. Марта с большим сомнением отнеслась к рассказу о том, как я упала во дворе, и заметила, что нужно бы подумать о том, чтобы завести собаку.

– Мальчики рассказывали, что слышали ночью крики. Они вас разбудили?

Я покачала головой, но пообещала попросить Марка найти мне собаку. И когда наконец оказалась одна в кабинете отца, вновь глубоко задумалась. Что же делать?! Я все еще не пришла ни к какому решению, когда Марта объявила, что приехал Марк.

Я приветствовала его с необычным радушием, но первые же его слова вызвали во мне бурное раздражение.

– Ровена, зачем вы сделали это?! К чему было убегать?! Все гости расспрашивали о вас, а дядя был словно медведь с занозой в лапе!

– Надеюсь, это не он прислал вас?! – холодно спросила я. – У меня нет настроения слушать упреки! И кроме того, я никуда не убегала!

Отвернувшись, я подошла к окну, пытаясь немного успокоиться.

Марк последовал за мной.

– Ровена, в чем дело? – встревоженно спросил он. – Я только хотел сказать, что в тот вечер вы были не похожи на себя, но когда уехали, не сказав ни единого слова, я подумал… – Он схватил меня за плечи, осторожно повернул лицом к себе. – Это Фло чем-то расстроила вас? Или я обидел? Дело не в дяде, а в том, что вы могли рассердиться на меня!

Я ничего не ответила, глаза Марка не отрывались от моего лица, брови тревожно хмурились.

– Что-то не так, – спокойно заметил он. – От меня не скроете. Дядя? Что он сделал?

Я попыталась отодвинуться, но его пальцы вцепились в мои плечи так, что я охнула от боли. Руки тут же опустились, лицо Марка потемнело.

– Он сделал вам больно! Боже, это уж слишком! Неудивительно, что вы хотели уехать, а я так подвел вас! Но на этот раз, клянусь…

– Нет, Марк!

Видимо, я была очень взволнована, потому что он побелел от ярости.

– Ему это так не сойдет! Всю жизнь делал с людьми что хотел, и я притворялся, что ничего не вижу! Но когда он осмелился…

– Он ничего мне не сделал! Марк, вы не поняли! Мы с Тоддом поспорили, но я уехала, только чтобы поставить на своем, а не потому, что…

Я недооценила степень гнева Марка… или любви ко мне. Он неожиданно спустил с плеча мою блузку, открыв огромные синяки, которые я надеялась скрыть.

– О Боже! – тихо пробормотал он, и мне показалось, что его руки дрожат.

– Марк, – поспешно сказала я, – послушайте! Это не ваш дядя – я упала вчера во дворе, наступила на подол халата и набила шишек! Честное слово, не о чем беспокоиться.

– Я вам не верю!

Никогда я не слышала, чтобы Марк говорил со мной сухо и холодно; глаза мои сами собой расширились от изумления. Не успела я что-то сказать, как он снова схватил меня за руки.

– Защищаете его?! Несмотря на все, что он сделал, все-таки защищаете? Ради Бога, Ровена, неужели он и вас заворожил?! Я думал, что вы единственная, кто ему не покорится!

– Достаточно, Марк! – От злости я даже начала заикаться. – Раз и навсегда, Тодд Шеннон не имеет никакого отношения к синякам! Слышите, никакого! Мне что, поклясться на Библии, что говорю правду?! Какое право вы имеете стоять тут и обвинять меня?!

– Я люблю вас, и вы знаете это! – Марка почти трясло. – Думаете, я могу спокойно видеть эти синяки, темные круги под глазами и понимать, что вы не спали?! Господи, Ровена, я тоже глаз не сомкнул, все думал, волновался за вас, мучился: что же он сделал, почему вы так поспешно скрылись?! Неужели не понимаете? Знаю, вы не считаете меня настоящим мужчиной, но, проклятие, поверьте, у меня хватит мужества убить каждого, кто до вас дотронется!

Я была настолько потрясена неожиданным взрывом чувств, что не сопротивлялась, когда он притянул меня к себе.

– Ровена! Если бы вы только знали, если бы достаточно доверяли, чтобы рассказать все…

Он обрушил жадные, отчаянные поцелуи на мое лицо, щеки, рот, зарылся в плечо, целуя синяки. Я совсем не ожидала ни такой страсти, ни такого неистовства, поэтому, не вырываясь, молчала.

Когда Марк наконец отпустил меня и поднял голову, я заметила гнев и боль в его глазах и, мягко высвободившись, отодвинулась и оперлась о письменный стол отца.

Марк умоляюще взглянул на меня.

– Ровена… дорогая.

Я намеренно старалась говорить как можно спокойнее и холоднее:

– До того как скажете еще что-нибудь, вы должны выслушать меня, Марк. Понимаю, что обязана сказать вам правду, поскольку все имеют право на справедливость, но сначала обещайте, что никому не расскажете об этом и ничего не предпримете. Ясно? – Заметив, как лицо Марка вновь посуровело, я предостерегающе покачала головой: – Нет-нет, Марк, я настаиваю. Не дадите мне слова, ничего не скажу… если я в самом деле вам небезразлична, вы пообещаете мне то, о чем прошу. Мне нужен друг, Марк, человек, с которым я могла бы говорить откровенно. Неужели не понимаете?

Белые напряженные морщинки появились в углах губ, но Марк мрачно кивнул.

– Вы точно знаете, какие слова употребить, чтобы подчинить меня своей воле, правда? – В голосе зазвучали горькие нотки, но Марк почти тут же смягчился. – Но что бы вы ни попросили, только скажите. Объясните, что произошло. Попытаюсь не прерывать и держать себя в руках.

Я благодарно улыбнулась Марку, хотя все тело ныло от напряжения. Могу ли я доверять Марку? Но иного выбора нет, теперь это понятно. Нельзя, чтобы он думал обо мне самое плохое.

Оказалось, что пересказать события прошлой ночи еще труднее, чем я думала, особенно при виде то и дело меняющейся гаммы выражений на лице Марка – от мрачного до яростного, потом встревоженного и, наконец, снова гневного. Пока я не досказала всю запутанную историю, он молчал. Наконец я осуждающе воскликнула:

– Видите, как вы были не правы? Я не лгала, когда говорила, что упала. Конечно, я виновата в том, что побежала за ним, а он… Не смотрите так! Люкас Корд ничего мне не сделал, хотя мог, если бы захотел, но только сказал, что сейчас слишком поздно что-то объяснять, и исчез.

– И вы называете это «ничего»?! – со странным холодным спокойствием спросил Марк, нежно прикоснувшись к моей руке. – Ровена, когда я думаю о том, как вы счастливо отделались и что могло произойти… Господи, сама мысль об этом доводит меня до безумия! Люкас Корд – дикий зверь. О, я не говорю, что стремление моего дядюшки отомстить не сыграло роли в том, кем стал Люкас, но факт остается фактом – он опасен. И что бы вы ни сказали, я уверен – у него совершенно нет ни совести, ни порядочности! Посмотрите, как Люкас обошелся с Фло, да еще и ухитрился вновь назначить ей свидание. Неужели не понимаете? Он всего-навсего желает взять реванш за поражение. А вы…

– Но отец любил его! А я читала дневники: он считал, что с Люкасом обошлись несправедливо и в нем много хорошего.

– Ваш отец в каждом видел только хорошее – уж таким он был человеком!

Марк рассеянно пригладил светлые волосы и нервно забегал по комнате. Теперь он был похож на спокойного, холодного, безжалостного адвоката. И хуже всего, я сама понимала – он говорит чистую правду. Люкас Корд – отверженный бандит. Это стало выбранной им профессией, если так можно выразиться. Марк прав – Люкас лишен понятия о порядочности, хотя питал некоторое уважение и любовь к отцу и только поэтому не причинил мне зла.

– Но что может произойти в следующий раз? – с неотразимой логикой спросил Марк. – Очевидно, что он специально явился с целью узнать, что вам известно о его свидании с Фло. Может, хотел проверить, насколько вы доверчивы.

– Но, Марк, – запротестовала было я; он жестом велел мне молчать.

– Конечно, Корд знал, что вы должны были прочесть дневники отца. Надеялся сделать вас своей союзницей, поэтому притворялся джентльменом, пока страх за собственную жизнь не заставил его показать истинное лицо! Корд знал, что пробудил в вас любопытство, и намеренно разжигал его. Будьте же наконец благоразумны, Ровена. Вы очень богатая молодая женщина, наследница половины ранчо. Неужели не понимаете, какой выигрышной пешкой стали бы в его руках – ведь именно Корд намекнул, что только вы – средство покончить с давней распрей и якобы именно это говорил ваш отец! Разве это не показывает, как дьявольски он хитер?! Какой превосходный способ осуществить месть – то, чего он желал всю жизнь, и вы – орудие этой мести!

Я больше не могла молчать:

– Марк, думаю, вы не правы. О, признаю, то, что вы говорили, вполне разумно и, возможно, правдиво, но он, кажется, искренне пытался что-то объяснить, и сердце Корда навеки ожесточилось при мысли о том, что сделали с его матерью и как ваш дядя преследовал его семью. Убить отца, послать юношу в тюрьму и назначить награду за его голову, словно за дикого зверя! Какую ужасную жизнь он должен был вести!

Почему я так неожиданно стала защитницей Люкаса Корда? Видимо, Марк задавал себе тот же вопрос, потому что, прищурившись, взглянул на меня.

– Он не стоит вашей жалости, Ровена, хотя я восхищаюсь вашим стремлением к справедливости. Нет, поверьте, я немного знаю Люка Корда! Хотя я когда-то жалел его, но он вряд ли похож на невинного, попавшего в ловушку человека. Поймите же в конце концов: он опасен! Беглый головорез! Слышали вы о банде, называющей себя «команчерос»? Позвольте мне рассказать о них!

Рассказ продолжался долго, и я была вынуждена слушать, чувствуя, как кружится голова, а к горлу подступает тошнота – мерзости, совершенные шайкой этих негодяев, не поддавались описанию. Торговцы смертью, бесчестные твари! Продают оружие и спиртное бродячим индейским племенам, иногда объединяются с ними, чтобы совершать набеги на ранчо и маленькие поселки, похищать белых женщин и продавать их в рабство по другую сторону границы. Казалось, перечислению всех ужасов никогда не придет конец. Теперь я представила Люка Корда как одного из них и не могла сдержать дрожи отвращения. Подумать только, он был в моей спальне, прикасался ко мне, прижимал своим телом к земле!

Марк сказал, что Илэна Кордес всегда была холодным, расчетливым созданием, намеренно соблазнившим мужа двоюродной сестры, пока бедняжка Альма лежала больная. Раньше я во всем винила Тодда Шеннона, но сейчас услышала и другую сторону.

– Он – мужчина, неужели не ясно? И, как все мужчины, не может устоять перед красивой женщиной. Илэна намеренно провоцировала его, а потом угрожала все рассказать Альме и хвасталась, что двоюродная сестра слишком слаба, а вот она, Илэна, может подарить ему много сыновей. Когда Тодд отказался подчиниться шантажу и выгнал девушку, она начала ему угрожать. Сказала, что отомстит и когда-нибудь он вернется к ней. Неужели вы считаете, он выгнал бы ее за эту ужасную трагедию, если бы не имел доказательств?! Почему, когда Тодд был так потрясен свалившимся на него несчастьем, она вернулась, чтобы вновь дразнить его, уверяя, что подарит наследника, которого Тодд так страстно желал? Господи, он всего-навсего человек. И вы должны помнить, что Тодд почти обезумел от горя и гнева. Он чуть не убил ее!

– Но отец… Вы пытаетесь сказать, он так плохо знал людей, что…

– Ваш отец был влюблен в нее! Как он мог верно судить об этой женщине? Она так умна! Уделяла ему ровно столько внимания, чтобы заставить влюбиться, получить союзника, друга и не только это… Илэна желала власти и стремилась быть принятой в общество белых, поскольку других незамужних женщин не было на много миль вокруг, а она к тому же весьма привлекательна. Собственно, она испортила жизнь вашему отцу, а когда поняла, что надежд на выгодный брак не остается, вышла замуж за Алехандро Кордеса, думая, что тот возвратит свое утерянное наследство. Люкас Корд – ее сын, Ровена. В его крови с рождения бродят ненависть и жажда мести, впитанные с молоком матери, и иначе жить он не может. Ради Бога, попытайтесь понять – ему уже поздно меняться. Люк – сын своих родителей и выбрал путь, по которому идет сейчас.

Я была настолько потрясена и растеряна, не зная, чему верить, что с трудом удерживалась на ногах. Не помню, как я рухнула в кресло, не сводя глаз с Марка; лицо его неожиданно смягчилось.

– О, Ровена, если бы только я мог пощадить вас, оградить от этого ужаса! Но вас нужно предостеречь – не позволю, чтобы вам причинили зло. – Он печально усмехнулся: – Ну вот, вам почти жаль дядю Тодда, по глазам вижу. Может, теперь вы не будете его так ненавидеть и я окончательно разрушил собственные шансы на счастье! Видите, я заметил, что вас влечет к дяде Тодду, хотя и против воли. Он нравится всем женщинам. Но все же я достаточно люблю вас, чтобы больше всего на свете желать вашего счастья!

– О, Марк, – устало сказала я, опуская подбородок на сомкнутые ладони. – Не знаю, что и думать теперь. Что делать.

Тут я встрепенулась, вспомнив кое-что.

– Мистер Брэгг! Элмер Брэгг! Люкас Корд сказал, что его прислал сюда мистер Брэгг! Зачем же он…

– Не считаете ли вы странным, что мистер Брэгг не приехал сам? – мрачно перебил Марк. – Спросите-ка себя, такой ли он человек, чтобы прислать незнакомца, бандита без всякого предупреждения, ничего не объяснив.

Мы взглянули друг на друга; я почувствовала, как кровь отливает от лица. Именно в этот момент я полностью поверила всему, что сказал Марк.

Глава 11

Марк обещал, что ничего не расскажет дяде и Фло, но очень серьезно посоветовал попросить Жюля прибить засов на дверь чердачного люка. Мне показалось, что Жюль как-то странно взглянул на меня, но вопросов не задавал, и я облегченно вздохнула.

Однако после ухода Марка я не находила себе места и, хотя очень устала, даже не попыталась прилечь днем. Такой несчастной и растерянной я себя еще в жизни не чувствовала. Несколько раз я подходила к запертому комоду, где хранились дневники отца, но, вздохнув, отворачивалась – читать было невозможно. Неужели отец и вправду был слабым человеком, ослепленным всепоглощающей любовью к Илэне Кордес? Неужели эта пагубная страсть была причиной измены матери? И самое страшное: что, если Люкас Корд убил Элмера Брэгга? Невозможно представить, что мистера Брэгга уже нет! Несмотря на возраст, он, с его смеющимися глазами и едким юмором, казался таким живым, таким уверенным в себе, одним из немногих, кто стремился искать и добиваться правды. Какую же истину он обнаружил на этот раз? Брэгг пытался быть справедливым, когда рассказывал мне о прошлом, но все же разве он был уверен в Люкасе, разве не оборвал себя на полуслове, когда я стала задавать слишком опасные вопросы?

– Не терзайте меня, леди Ровена. Я из тех людей, кто оперирует фактами, а не домыслами. Не слишком я много знаю о Люке Корде, просто не занимался этим. Давно отошел от дел, а парень на месте не сидит. Не совершал он с тех пор чего противозаконного? Не уверен. Ходили всякие слухи, но слухи – это еще не факты. Однако теперь, когда вы стали моей клиенткой, юная леди, я обязательно постараюсь что-нибудь разузнать.

Нашел ли он что-нибудь? Или смерть нашла его? Факты, как говорил мистер Брэгг, есть факты, и от них не скрыться.

Почему же тогда я не могла избавиться от слов Люкаса Корда, звучащих в ушах: «Вы словно обвинитель на суде. Вынесли приговор еще до того, как меня признали виновным…»?

Но меня с детства приучали логически мыслить. Именно логика и доказательства должны были настроить меня против Корда. Оставалось неясным одно: что мы с Марком должны предпринять.

– Сомневаюсь, чтобы он осмелился показаться в Силвер-Сити, – утешил Марк, – особенно когда закон преследует его по пятам. Думаю, он специально сказал это, чтобы расстроить вас. Нет, лучше я послежу за Фло, а вы поостерегитесь. Попрошу дядю Тодда, чтобы подарил вам одного из щенков Фриски – немецкую овчарку. Эта порода здесь редкость, но они хорошие сторожа и очень злые.

На следующее утро Тодд сам привез мне собаку. Я сидела во дворике, когда появилась запыхавшаяся Марта.

– Сеньорита! Это сам хозяин! И кажется, в очень плохом настроении.

Я встретила его у входа, словно ничего не случилось.

– Боже, какой сюрприз! Или, скорее, какая честь! Не думала, что вы когда-нибудь еще заговорите со мной!

Как обычно, глаза наши встретились и застыли в смертельном поединке. Но сегодня я испытывала к нему другие чувства. Неужели осмелилась пожалеть этого человека?

– Вы очень добры, – с притворной скромностью сказала я вслух. – Не зайдете ли в дом?

Тодд изумленно поднял мохнатую бровь.

– У вас, случайно, не солнечный удар? Что это за игру вы затеяли?!

Я поняла, что он не так безразличен, каким хочет казаться, потому что в речи явственно проскальзывал ирландский акцент.

– Ну пожалуйста, – попросила я, и брови его поднялись еще выше.

– С чего это вы вдруг такая милая и нежная сегодня?! Спрятали коготки, чтобы выпустить в нужный момент?!

Тодд, как всегда, точно знал, чем довести меня.

– Как хотите, – резко ответила я, и он расплылся в улыбке:

– Вот это больше на вас похоже. Конечно, я с удовольствием отдохну немного.

Я изо всех сил пыталась изменить отношение к Тодду, но он по-прежнему держался нагловато-высокомерно, и знакомое раздражение вновь поднялось во мне.

– Ну что ж, – оглядел он гостиную, – вы почти ничего не изменили здесь. А я-то думал увидеть новую мебель и все такое…

– С чего это вдруг?

Но Тодд решил сменить тему.

– Почему так внезапно убежали? Не знал, что вы трусиха! Скрылись, словно напуганный кролик! Не посмели столкнуться со мной лицом к лицу?

– Вы преувеличиваете свое влияние! – вскинулась я. – Никто никуда не убегал! Просто захотела уехать. Ненавижу, когда мне отдают приказы.

– Уверены, что это все? Я ведь просил выйти за меня замуж, помните? Может, не восприняли мои слова всерьез? Или хотите, чтобы я бросился в погоню и этим доказал правдивость своих слов?!

– Опять вы, мистер Шеннон, преувеличиваете свое воздействие на меня!

– Думал, вы, как настоящая женщина, честно признаете, что между нами что-то есть.

– Что?! – Я так обозлилась, что, вскочив, забегала по комнате. – Почему вы не можете принять меня такой, какая я есть?! Меня нельзя заставить, принудить или сломать! Я еще не готова выйти замуж!

– Ну что ж, – ехидно посоветовал он, – может, стоит подумать о другой возможности? Слушай, девочка, у тебя прямо шерсть дыбом становится, как только я пытаюсь объясниться. Но как насчет тебя? Не стараешься сама сделать из меня куклу? А еще говоришь о справедливости! Пора бы уже быть честной и со мной, и с собой. Я не уступаю, и ты не сдаешься. Но при этом прекрасно знаешь, как между нами обстоят дела. Сколько еще будешь продолжать скрываться от правды?

– Я…

Но он схватил меня в объятия и заглушил слова поцелуями.

– Все равно выйдешь за меня, – твердо сказал он, но я задохнулась, так что не могла говорить.

Наконец дар речи вернулся ко мне; я решила прибегнуть к женской хитрости и заплакала:

– Это нечестно! Я ненавижу вас! И никогда не сдамся! Отказываюсь, не желаю жить с призраком!

– О чем, дьявол побери, вы говорите? – с неожиданной нежностью спросил он. – Слушай, упрямая, злая женщина, когда ты поймешь, что я хочу тебя и ждал Бог знает сколько лет, пока найду такую! Можешь думать и решать хоть целый век, лишь бы поняла – ты моя. И пусть хоть небо расколется, все равно будешь мне принадлежать!

Он вновь сжал меня, не давая ни думать, ни говорить.

– Ты маленькая кокетка! Я знаю, что этот мальчишка, мой племянник, просил тебя поехать с ним в Силвер-Сити на праздник! Но я уже предупредил, что ты будешь со мной! Черт возьми, в крайнем случае он может взять с собой Фло! Мне все равно. Но там мы объявим о нашей помолвке.

– Погодите! Ради Бога, я ведь еще ничего не обещала, вы слова не даете сказать! Тодд Шеннон, вы самый упрямый и настырный человек из всех, кого я имела несчастье встречать! Вы намеренно искажаете мои слова и диктуете, что надо делать! Я все время пытаюсь убедить вас, что не позволю себя сломать! Неужели не ясно?

Но Тодд только снисходительно улыбнулся, сдвинув на затылок шляпу и осторожно проводя указательным пальцем по моим губам и шее.

– Ты убедила меня, солнышко. Ну а теперь у меня много дел. Заехал на минуту. Скоро опять приду. Готовь платье для бала в Силвер-Сити, да такое, чтобы у всех языки отнялись!

Бал в Силвер-Сити…

После ухода Шеннона я только об этом и думала. В каком ужасном положении я очутилась! Тодд был так уверен в себе, так спокоен. Но что делать с Марком? А вдруг Люкас Корд осмелится показаться? Что тогда?! Пришлось приказать себе ни о чем не думать, но ночью меня вновь мучили кошмары, не давая спокойно уснуть: мистер Брэгг, мой отец, Люк Корд с петлей палача на шее, рот искривлен в горькой издевательской усмешке, так памятной мне. Образы терзали мой мозг, словно призраки. Утром при виде темных кругов под моими глазами Марта подозрительно покачала головой:

– Вы так и не спали! Как только приезжает хозяин, жди беды!

Губы ее скривились в кислой гримасе, и я поняла, что ни Марта, ни Жюль особой любви к Тодду Шеннону не питают. Беда в том, что я не знала, каковы мои истинные чувства к Тодду. История, рассказанная Марком, слегка изменила мое мнение об этом человеке – я начала понимать трагедию его одиночества, осознала, что он намеренно отгородился ото всех, скрывая печаль и сердечные муки под броней высокомерия. Он любил свою первую жену и, возможно, не очень любил вторую, как горько заметила Фло. Но она была давно мертва, и, думаю, Тодду не раз предоставлялась возможность жениться. Почему же он так неожиданно выбрал меня? И что ему сказать?


– Значит, вот как, – спокойно заметил Марк. – Думаю, я знал это с самого начала, но надеялся… – Он грустно, чуть кривовато усмехнулся. – Ну что ж, обаяние дяди Тодда общеизвестно. И стремление подчинять людей своей воле. Даже я вынужден признать это, только осмеливаюсь надеяться, что вы все сначала обдумаете. Убедитесь, что вы действительно этого хотите, Ровена.

– Во имя всего святого, Марк! – Я знала, что голос мой звучит раздраженно, но ничего не могла поделать. – Я сказала только, что ваш дядя полон решимости принудить меня. Не позволю вовлечь себя в паутину брака, так ему и сказала.

– Но вы ведь много думали об этом, не так ли? Не нужно отвечать мне, я все понимаю. Может, потому, что люблю вас и тонко чувствую ваше настроение. И знаю, что он находит сотни предлогов, чтобы занять меня, пока сам наносит вам каждодневные визиты.

– Не знала этого, – серьезно покачала я головой и всем сердцем желала, чтобы поцелуи Марка делали меня слабой и беспомощной. Если бы я и собиралась выйти замуж, то только за него – Марк так понимал меня и… был настоящим другом. – О, Марк, мне ужасно жаль! Я еще не встречала таких людей, как вы! Все время говорю себе, что он мне в отцы годится, хочет заполучить меня в жены, чтобы завладеть всем ранчо, но Тодд только смеется и не желает слушать. Все равно не выйду за него замуж, не выйду!

– А он об этом знает?

Наши глаза встретились; я беспомощно пожала плечами.

Мы отправились на прогулку, чтобы отвлечься от мыслей о Тодде Шенноне. Я быстро спросила:

– Ну как Фло? С той недели ее не видела, она приехала только с целью сообщить, что женщина в моем положении должна остерегаться сплетен. «Все знают, что Марк и отчим приезжают сюда слишком часто, визиты эти нельзя считать невинными». Подумайте, именно так она и заявила!

Лицо Марка потемнело.

– Фло – просто кошка! Беда в том, что она вконец избалована и на первое место ставит свои желания. Так и не выросла, все думает, что стоит ей только похлопать глазками – и любой мужчина бросится исполнять ее желания.

– Она…

Я не знала, почему спрашиваю это, но внезапно поняла, что должна все знать. Марк, благослови его Боже, все понял с полуслова и стал еще серьезнее.

– Я тоже беспокоился, особенно потому, что ничего не знаю, ведь дядя намеренно заваливает меня работой. С тех пор как сломали ограду, пришлось поставить дополнительных охранников, и я каждое утро должен их проверять, поэтому, боюсь, не смогу проследить за Фло, как обещал.

Я нахмурилась, удивляясь, почему он считает, что рассердил меня.

– Значит, Фло могла с ним встретиться, и в таком случае это означает…

– Что он, возможно, скрывается где-то неподалеку, – закончил за меня Марк. – Я и о вас беспокоился. Дверь люка точно закрыта на засов? Спускаете по ночам собаку?

– Вы же знаете, это еще совсем щенок! Но лает громко и предупреждает о нежеланных гостях.

– Обещайте, что будете поосторожнее! Не ездите верхом одна.

Я пообещала. Марк явно беспокоился, что Люкас Корд может представлять для меня опасность, особенно если встречается с Фло – та наверняка предупредила любовника о частых визитах отчима ко мне. Когда это закончится? И чем?

Поездка в Силвер-Сити должна была состояться за неделю до бала; в гостинице уже заказаны номера, и, несмотря ни на что, я была захвачена предотъездной суетой. Марта помогала укладывать вещи. Я уезжала на десять дней и все время напоминала себе, что не должна ни о чем думать, кроме сборов. Чувствуя, что становлюсь менее уверенной в себе, я еще больше ненавидела эти странные перемены.

Я попросила Марту, если придет мистер Брэгг, передать ему, где меня искать.

– Скажите, что я должна срочно поговорить с ним по важному делу.

Но в глубине души я знала, что мистер Брэгг не явится. Должно быть, лежит где-то в безымянной могиле, мертвый, потому что пытался мне помочь. Ведь недаром мне стало плохо, когда Марк спросил: «Не считаете несколько странным то, что мистер Брэгг не явился сам?»

Вместо этого пришел Люкас Корд, назвал Элмера, чтобы завоевать мое доверие, упомянул даже отца, чтобы возбудить любопытство.

Марк с неожиданной мрачностью объявил тогда: «Здесь мы стреляем гремучих змей прежде, чем они попытаются нас укусить».

Я знала, что он хочет сделать, но не желала говорить об этом.

«Элмер никогда не придет», – повторяла я про себя снова и снова во время долгого утомительного путешествия в Силвер-Сити по лесам и равнинам, мимо Санта-Риты.

Командир форта Каммингс дал нам вооруженную охрану, а когда мы добрались до Санта-Риты, их обязанности взяли на себя ковбои с «Ранчо ШД». Я была удивлена тем, что их так много и все вооружены до зубов.

– Техасские стрелки папочки, – объяснила, фыркнув, Фло и, презрительно оглядев меня, добавила: – Думаете, обычные ковбои?! Достаточно поглядеть на их костюмы и манеру носить оружие! Собственная неофициальная армия папочки!

Она пронзительно засмеялась, и я в который раз пожалела, что приходилось целые дни проводить вместе с ней в маленьком экипаже. Только когда к нам изредка присоединялся Марк, Фло замолкала, недовольно глядя в окно и притворяясь, что наши разговоры ее утомляют. Я иногда ловила себя на мысли, что хочу знать, о чем она думает. Но по мере приближения к Силвер-Сити раздражительность Фло постепенно улетучивалась, она воодушевилась, глаза сияли оживлением.

– Вы никогда не были в шахтерских поселках? Этот больше остальных. Губернатор решил отпраздновать открытие нового серебряного месторождения. Конечно, это не совсем город, но развлечений хватает. Почти каждый день драки, дуэли между ковбоями и старателями или фермерами. Видели когда-нибудь, как дерутся?

Блеск глаз становился почти неестественным, и я вспомнила, что наблюдала однажды, как из-за нее двое мужчин убили друг друга. Вспоминала ли она этот случай?

– Надеюсь, что никогда не увижу, как взрослые люди дерутся из-за меня, – твердо объявила я.

Фло снова хихикнула.

– Проведите недельку в Силвер-Сити – и обязательно станете причиной дуэли, хотите этого или нет!

Вскоре она объявила, что хочет немного размяться, и Марк предложил ей свою лошадь. Я заметила, что он озабоченно хмурится.

– Не нравится мне, как Фло себя ведет, – резко сказал Марк. – Вам не кажется, что она… слишком возбуждена?

– Трудно судить, я вообще плохо ее знаю.

– Зато я – хорошо, к несчастью! Она что-то замышляет. – Он задумчиво потер щеку. – Черт, хотел бы я знать, что делать! Не осмеливаюсь предупредить дядю, иначе предам ваше доверие, а он впадет в страшную ярость, и тогда война неизбежна.

– Война? Все наемники Тодда против одного человека?

Не знаю, что заставило меня это сказать, но тут же поймала внимательный взгляд Марка.

– Не забывайте, вы тоже владеете ранчо и вашими деньгами платят им жалованье!

– Но к чему нам такая армия? – запротестовала я, радуясь, что можно уйти от разговоров о Корде, и поняла, что Марк это почувствовал, потому что с упреком покачал головой.

– Я думал, вы уже успели понять, насколько это необходимо! Как считаете, почему даже индейцы боятся на нас нападать? Сколько историй рассказывают о набегах и грабежах, хотя бы в нашей округе!

– Демонстрация силы? – задумчиво спросила я, и Марк довольно кивнул:

– Совершенно верно! И это стоит потраченных денег, поверьте!

– Конечно, – вздохнула я. – Думаю, вы тоже так считаете?

– Но, Ровена, нужно смотреть правде в глаза и быть готовыми ко всему, неужели не ясно?

– Я всегда ношу в сумочке маленький револьвер, который вы мне дали, – напомнила я, смеясь. – Даже на ночь кладу его под подушку!

– Нужно поставить перед дверью охранника!

– Но как объяснить это вашему дяде?

– Он сам сделает это – обычная предосторожность. У Силвер-Сити не очень хорошая репутация.

– Тогда нам не о чем беспокоиться, верно?

– Вы не представляете, на что способны такие, как Корд! Не забывайте, он всю жизнь в бегах и хорошо изучил всякие уловки. Если пообещал повидать вас в Силвер-Сити, значит, это станет для него делом чести, чтобы было чем хвастаться!

– Не думаю, что он хвастался, – медленно протянула я. – Скорее это было… констатацией факта.

Марк наклонился вперед.

– Значит, считаете, что Люкас будет там? – настойчиво допытывался он.

– Я этого не говорила! Может, Корд намеревался сделать это, но потом наверняка передумал! Он не осмелится!

– Осмелился же он пробраться в вашу спальню! Привык рисковать, и не такое проделывал! Вспомните, на что он пошел, только чтобы заставить вас поверить в свое знакомство с Элмером Брэггом.

Я почувствовала, как руки в нитяных перчатках мигом повлажнели.

– О, Марк, не нужно! Не могу думать спокойно об этом бедном старике…

– Нужно думать! И стараться мыслить трезво и рассудительно! – Марк со вздохом откинулся на сиденье. – Я не стану больше докучать вам, Ровена, но умоляю, хорошенько подумайте. Если доверитесь мне, уверен, что смогу со всем справиться! Я знаю шерифа и судью…

– Это вы называете «справиться» – приказать убить его? Или линчевать?

– Ровена! – с упреком прошептал Марк. – Я вас не понимаю! Думал, вы доверяете моему суждению и осознали, что имеете дело с убийцей, опаснее бешеного пса! Но вы говорите так, словно жалеете его!

– Просто ненавижу насилие, Марк. И должна убедиться, что мистер Брэгг мертв и именно Люкас Корд его убийца! А пока у нас только предположения, и если мы начнем вершить правосудие только поэтому, значит, тоже виновны! Ведь вы адвокат и должны понимать это!

– Это вам нужно было быть адвокатом, – покачал головой Марк, но жестко спросил: – Что, если Корд совершит какое-нибудь преступление? Я уже разослал телеграммы в разные города с просьбой сообщить о местонахождении мистера Брэгга. А вдруг шериф Силвер-Сити подтвердит наши худшие подозрения?

– Тогда, конечно, Корда нужно выследить и убить, словно дикого зверя, с которым вы его сравнили, – твердо ответила я.

Глава 12

Я провела в Силвер-Сити уже два дня, и каждый новый знакомый спешил заверить, что это самый большой и спокойный город из всех остальных шахтерских поселков. Мне с гордостью показывали новый театр, где должен был состояться бал, выкрашенное белой краской здание суда с примыкающей к нему тюрьмой, три церкви. Добрые горожане явно старались, чтобы я не заметила бесчисленных салунов, игорных заведений и высокого двухэтажного дома с красным фонарем, выстроившихся на главной улице.

Как-то сэр Эдгар, чтобы преодолеть мою холодность, объехал со мной все известные бордели Парижа. Все, что я увидела там, вызвало только легкое отвращение, но в остальном ничуть не тронуло, следовательно, и публичный дом Силвер-Сити меня ничуть не заинтересовал. Правда, Фло, пытаясь шокировать меня, прошептала, что все бы отдала, только бы узнать, что там происходит.

– Лично мне, – пробормотала я, лениво перебирая шнур от занавесок, – гораздо больше хотелось бы посетить один из салунов. Должно быть, необыкновенно мерзкое заведение, как вы считаете?

Мы были снова вынуждены терпеть соседство друг друга, поскольку единственный приличный отель был переполнен. Стояла такая жара, что выйти было невозможно, приходилось развлекаться беседой.

– Я про них слышала! – объявила Фло, нервно меряя шагами комнату. – Длинная стойка из красного дерева, с зеркалом позади, так, чтобы посетитель видел, кто стоит за спиной, а иногда даже картина с голыми женщинами!

Она присмотрелась, чтобы понять, шокировала ли меня, но я только пожала плечами:

– Да? И что еще?

– Столики для игроков, женщины-официантки! – Она пронзительно захихикала: – Насколько я понимаю, на них не очень-то много одежды! И еще комната наверху, если мужчина хочет побыть в компании дамы, не бесплатно, конечно.

– Бедняжки! Не очень-то приятная у них жизнь, – вздохнула я.

– Вот уж не знаю! Слыхала, что самые очаровательные женщины Сан-Франциско, Нью-Йорка и Европы – куртизанки! Меняют любовников как перчатки, а те, конечно, осыпают их дорогими подарками! Должно быть, необыкновенно волнующая жизнь – обладать такой силой, которая превращает мужчин в покорных рабов!

– По-моему, все наоборот, – сухо заметила я. – Думаете, женщины ничего не дают взамен?!

– О, интересно, откуда вы знаете?!

Фло раздраженно отвернулась и начала бесцельно переставлять флакончики с духами. Но тут ей в голову пришла новая мысль.

– О Боже, – вздохнула она, – как мне все надоело! Хоть бы что-нибудь случилось! И этот дурацкий бал только через три дня! С ума сойти можно!

– Кто знает, может, ваше желание исполнится и кто-нибудь прикончит друг друга, – намеренно невыразительно пробормотала я. – И вдруг удастся арестовать парочку отпетых негодяев!

Фло резко обернулась; мне показалось, что глаза ее слегка расширились.

– Вы так думаете? – И, словно испугавшись, что выдала себя, небрежно отмахнулась: – В таком случае мы обязательно узнали бы об этом от па и Марка! Но они толкуют о каких-то делах. Мужчины так скучны, когда собираются вместе! Женщины хотя бы развлекаются сплетнями!

Взгляд Фло был откровенно злобным; я ответила сладкой улыбкой.

– Уверена, это ваше любимое занятие.

– А вы, без сомнения, из тех дам, которые скорее служат источником сплетен, – огрызнулась она, и я невольно засмеялась:

– Ничья!

Но тут настроение Фло опять изменилось, словно по волшебству.

– Надоело даже ссориться!

Все еще не отходя от окна, я рассеянно сказала:

– Может, стоит убедить кого-нибудь из джентльменов проводить нас посмотреть здание суда… и тюрьму, конечно! Интересно, похожи ли здешние камеры на те, которые я видела в английских казематах?

– Это первая умная мысль с тех пор, как мы здесь. – Глаза Фло вновь заблестели. – Думаете, нам позволят?

Конечно, я попросила Марка и была вынуждена признаться в самом низменном любопытстве.

– Тюрьма? Понимаю, вы хотите польстить добрым горожанам тем, что пожелали осмотреть здание суда, но…

Тодд Шеннон высказался куда определеннее:

– Вы что, дамы, спятили? Грязная дыра в земле. Я-то уж могу рассказать, как это выглядит, и еще хуже того – пахнет. Не место для визитов женщин. – Тодд вопросительно поднял брови. – Вы что, знаете кого-нибудь из заключенных?!

Я почувствовала, как по щекам ползет краска, но притворилась, что разгневана.

– Тодд Шеннон, у вас странное чувство юмора! Не будь вы королем скотоводов, наверняка сами стали бы преступником!

Он заревел от смеха. Почему-то все мои попытки осадить Тодда, казалось, только забавляли его.

– Ага! Снова выпустили коготки, мисс! Ну что ж, если вам действительно все надоело, девочки, идите сюда, я вас научу играть в покер!

Фло капризно надулась; я равнодушно пожала плечами. Иногда приходилось отступать, чтобы сохранить мир, но я была твердо убеждена: ничто не заставит меня стать его женой!

О посещении тюрьмы никто больше не упоминал, но на следующее утро после завтрака Марк улучил момент, чтобы остаться со мной наедине.

– Ровена, что вы собирались делать сегодня утром?

– Фло и я решили отправиться в шляпную лавку, примерить заказанные шляпки. Но она со вчерашнего дня вне себя от злости, так что скорее всего передумала.

– Я буду ждать вас у лавки через час, – поспешно прошептал он. – Если Фло будет с вами, придется поискать другую возможность. Поверьте, это очень важно.

Я поднялась наверх, чувствуя, что почему-то нервничаю. Что же случилось, почему Марк так странно выглядит?

Фло сидела в кресле у окна, не отрывая взгляда от улицы. Заслышав шаги, она повернулась, почти испуганно, но тут же проворчала:

– А, это вы. Подкрадываетесь, как вор! Я чуть с ума не сошла от страха! Если пришли напомнить, что пора уходить, – так я передумала! Голова ужасно болит! Всё эти сигары, которые курит па!

– Как хотите.

Сегодня мне было не до того, чтобы пикироваться с Фло, а ее замечание о сигарах напомнило, что Тодд последнее время занят с друзьями, даже по вечерам мы обедали в их обществе, и хотя время от времени он бросал на меня многозначительные взгляды, но в основном вел себя на удивление сдержанно.

Фло вновь обернулась к окну. Я начала внимательно рассматривать себя в зеркале. Почти не изменилась – все те же высокие скулы, чувственный рот. Подумать только, достаточно было изменить прическу, одеваться по-другому – и гадкий утенок превратился в прекрасного лебедя!

– Любуетесь собой?!

Фло незаметно подошла и критически всмотрелась в мое отражение.

– Ну что ж, не так плохо, но черные волосы здесь довольно часто встречаются и не привлекают особого внимания. А кроме того, моя фигура лучше вашей, признайтесь!

Поправив широкую, отделанную цветами шляпу, я издевательски поклонилась.

– В таком случае оставлю вас любоваться собой.

Выходя из комнаты, я услышала, как она начала декламировать:

– Зеркало, зеркало на стене, скажи: кто прекраснее на земле?..

Потом донесся пронзительный смешок. Почему-то я почувствовала неловкость, словно впереди меня ждало нечто зловещее. Предчувствие было таким сильным, что сердце гулко забилось, а руки похолодели.

Я вышла на улицу, глубоко вздохнула, но неприятное состояние не проходило. Один из охранников-техасцев, окинув меня нагловатым взглядом, предложил подать экипаж, но я, вымученно улыбнувшись, покачала головой и ответила, что мистер Шеннон будет ждать у магазина.

– Хозяин сидит в салуне «Серебряный доллар», это через дорогу.

Что он хочет сказать? Предупреждает, что не верит мне?

После короткой, но выразительной паузы наемник добавил:

– Я мог бы предупредить, что вы его ждете. Он не позволит, чтобы вы стояли здесь, мэм!

– Я должна встретиться с мистером Марком Шенноном, после того как закончу дела, – ледяным тоном объявила я и прошла мимо не оглядываясь.

Фло часто флиртовала с этим человеком; видимо, поэтому он воображал, что имеет право так нагло вести себя, а возможно, считал, что я любовница Тодда – уж очень оценивающим был его взгляд. Может, Фло так ему сказала? Она и в самом деле ненавидит меня!

Зная, что увешанный оружием техасец все еще смотрит вслед, я заставила себя идти как можно медленнее. Становилось все жарче, но народу не убавлялось – шахтеры в грязной одежде вежливо сторонились, давая дорогу женщинам; вразвалочку шествовали ковбои, звеня огромными шпорами, провожаемые восхищенными взглядами молоденьких девушек. Мрачные фермеры, приехавшие в город вместе с рано состарившимися женами и круглолицыми ребятишками, делали вид, что не замечают ковбоев. Я увидела несколько завернутых в серапе мексиканцев с длинными, свисающими до подбородка усами и даже парочку китайцев. Правду говорили мне в Лондоне: Америка – кипящий котел, где смешались все расы!

Я внимательно рассматривала лица в толпе, пытаясь отвлечься от неприятного, все не исчезавшего чувства. И уговаривала себя, что ничего не случится, просто Марк нагнетает атмосферу своим таинственным видом. Но все попытки взять себя в руки были напрасны – я шла все быстрее и быстрее.

Красивый светлокожий испанец ехал чуть впереди меня. Сначала я заметила не его, а лошадь, необыкновенного жеребца моргановской породы. Я с первого взгляда распознала чистоту крови. Наездник, должно быть, заметивший мой восхищенный взгляд, придержал грациозное животное одной рукой, другой вежливо приподнял шляпу.

– Вам нравится мой Конде, так? Редко увидишь хорошенькую сеньориту, которая разбирается в лошадях!

Зубы под темными усиками ярко блеснули.

Великолепный наездник, но уж очень развязный!

Я холодно кивнула и, не оглядываясь, вошла в шляпную лавку.

Мадам Флер, уроженка Франции, оставила покупательницу, которую обслуживала, и устремилась вперед, рассыпаясь в комплиментах и широко улыбаясь.

– О, английская миледи! Ваш заказ готов!

– Пожалуйста, не беспокойтесь! Обслужите даму, я пока осмотрюсь.

Мадам поклонилась и оставила меня в покое, досадливо прищелкивая языком, показывая, как ужасно, что такой благородной даме приходится ждать!

Я медленно пошла между заваленными товаром прилавками, притворяясь, что рассматриваю ленты, перья, отрезы тканей, краем уха прислушиваясь к шепоту за спиной. По-моему, я стала предметом обсуждения и, не желая подслушивать, прошла в самый конец магазинчика и начала рассматривать старые модные журналы, привезенные из Франции несколько лет назад.

– Улыбка прекрасной сеньориты освещает даже эту убогую лачугу, как солнечные лучи – темную пещеру, – сказал чей-то тихий голос.

Значит, правду говорят, что латиноамериканской галантности нет предела! Развязный испанец имел наглость последовать за мной сюда! Я пригвоздила его к месту взглядом и вновь раскрыла журнал. Но внезапно испанец тихо сказал:

– Простите, если кажусь слишком навязчивым, леди Ровена, но ваш отец очень хотел этой встречи.

Охнув от неожиданности, я повернула голову и взглянула в светло-карие глаза.

– Очень сожалею, – поспешно начал он, – но я увидел вас и понял, что придется войти сюда. Пожалуйста, не сердитесь на мою назойливость. Я Рамон Кордес.

Голова моя закружилась, я была настолько ошеломлена, что язык отказывался повиноваться. Кордес! Что он здесь делает?! Почему пошел за мной? Если он в городе, тогда его брат…

Стыдно признаться, но моим первым порывом было повернуться и бежать, и только озабоченный взгляд Рамона заставил меня поколебаться.

Рамон. Младший сын Илэны и Алехандро. Воспитанник отцов-иезуитов. Мистер Брэгг как-то заметил, что он единственный в семье получивший хорошее воспитание.

– Леди Ровена! Пожалуйста, скажите, что не сердитесь.

– Но почему вы так стремились видеть меня? – выдавила я. – Почему?

Оглянувшись, он понизил голос и заговорил по-испански:

– Хорошо, что эти две старухи не могут нас понять, а вы знаете мой язык. Спрашиваете почему? Думаю, вам и так ясно. Для мистера Тодда Шеннона не имеет значения то, что я совершенно невиновен в том, что якобы совершил брат, и почти всю жизнь провел в Мехико. Для него я просто один из стаи Кордесов, и знай он о моем пребывании здесь, немедленно велел бы убить как собаку.

– Боже, значит, вы ужасно рискуете!

– Не так уж ужасно. Он не знает меня в лицо, нигде не развешаны объявления о награде за мою поимку, и пока никому не известно мое имя, все в порядке.

– А ваш брат Люкас, где он? – вырвалось у меня.

Кажется, Рамон покраснел.

– Люкас где-то здесь. Но он ничего не говорил о своих планах. Впрочем, как всегда. – И, горько усмехнувшись, добавил: – Для него я еще ребенок! Не знаю, почему он совершил такую глупость, появившись здесь, но я приехал, чтобы найти вас. И поговорить!

Значит, Люкас обрисовал ему меня! Хотела бы я знать, в каких словах!

– Теперь, когда вы повидались со мной… – намеренно громко сказала я.

Рамон покачал головой, словно не желая слышать дальнейших слов.

– Пожалуйста… Я должен еще раз встретиться с вами. Поговорить…

– Но это невозможно, сами понимаете! Особенно здесь и сейчас! Скоро придет мой друг и будет ждать у дверей.

– Я не задержу вас. Но… скажите, вы не слыхали обо мне раньше? Ваш отец не оставлял ничего? Письма или записки?

Почувствовав внимательный, ищущий взгляд, я неожиданно рассердилась:

– К чему такая таинственность? Может, вам и вашему брату лучше откровенно все рассказать, а не отделываться намеками! Мой отец…

Я уже хотела объяснить, что отец оставил только дневники, но вспомнила, что Марк говорил о Люкасе Корде. Передо мной стоял его брат, и независимо от того, виновен он или нет, доверять ему нельзя. Поэтому я уже спокойно объяснила:

– Мистер Корд, вы, конечно, понимаете, что здесь не время и не место для подобных разговоров. Может, как-нибудь в другой раз…

Рамон, видимо, расстроился.

– Но как? Вижу, что рассердил вас. Конечно, вы благородная дама и не привыкли к подобному обращению, но поверьте, будь у меня другой выход…

Я взглянула ему прямо в глаза, и мысль, скрытая до сих пор где-то в подсознании, внезапно выкристаллизовалась.

– Ваш брат нашел способ увидеться со мной. Без сомнения, он сможет сделать это еще раз. Но передайте, что я не буду ни о чем говорить, прежде чем не узнаю, где находится мистер Элмер Брэгг.

– Брэгг? – недоуменно повторил Рамон. – Но я не знаю такого человека. Я…

– Леди Ровена! Ах, вот вы где! Тысяча извинений за то, что задержала вас, но миссис Грин такая болтушка. – Проницательные черные глазки перебежали с меня на Кордеса – мадам Флер понимающе улыбнулась: – Ах, вижу, вы встретили друга!

– Джентльмен попросил меня помочь выбрать подарок для невесты, – тут же нашлась я. – Но конечно, вы гораздо лучше сможете сделать это. А вам, сеньор, желаю счастья и удачи.

Рамон, выпрямившись, вежливо наклонил голову.

– Вы очень добры, сеньорита, благодарю! Я подожду, пока вас не обслужат, конечно.

Мадам, засмеявшись, заверила, что невеста молодого человека будет довольна подарками.

Я чувствовала к Рамону нечто вроде жалости, но была очень рассержена на Люкаса Корда и слишком волновалась за мистера Брэгга, чтобы тратить время на подобные чувства, хотя намеки на отца и его замыслы будили во мне неуемное любопытство.

Я быстро закончила все дела с мадам Флер. Она поспешила в заднюю комнату, чтобы упаковать шляпы в коробки, и, оглянувшись, я обнаружила, что Рамон Кордес исчез так же тихо и незаметно, как появился.

Глава 13

Когда мне удалось наконец ускользнуть из лавки, Марк уже стоял у двери, нетерпеливо поглядывая на часы. Сунув их в карман, он устремился навстречу.

– Могу я забрать ваши свертки? Господи, Ровена, я уже думал, вам не удалось избавиться от Фло!

– Боюсь, это ей не терпелось от меня избавиться! И не стоит брать у меня шляпу, дорогой Марк, – мужчины всегда выглядят немного смешными со свертками в руках! – Небрежно взмахнув зонтиком, я как бы между прочим спросила: – Не видели, никто не выходил из лавки несколько минут назад?

Марк, уже взявший меня под руку, рассеянно нахмурился.

– Нет… по-моему. А кого я должен был заметить?

Должно быть, Рамон ушел через черный ход или Марк просто не обратил внимания. Действительно, он казался погруженным в собственные мысли, но, видимо, еще не желал сказать, в чем дело.

– Нужно поторопиться, Ровена. Дядя Тодд скоро освободится, и лучше, если он не увидит нас вместе, пока мы не решим, что делать.

– Решим?! Марк, хватит с меня на сегодня тайн! Куда мы идем?

Марк шагал так быстро, что я задыхалась, пытаясь угнаться за ним, то и дело спотыкаясь на неровно положенных досках.

– Марк, умоляю, идите медленнее! Я сейчас упаду.

Марк немедленно послушался и виновато сжал мне руку.

– Простите! Я так задумался, что даже не понял, как вам тяжело.

– Прощу на этот раз, но только если объясните, куда мы направляемся.

– К начальнику полиции, – хрипло, почти резко объявил он. – Вы должны кое-что знать, Ровена, и будет лучше, если узнаете об этом от него. Думаю, тогда вам легче будет принять определенные решения.

Паника вновь охватила меня, мгновенно, словно ураган, ударила в лицо, заставила споткнуться; я поняла, что потеряла дар речи; лицо загорелось, а руки, наоборот, похолодели.

Я молча шла за Марком, а он, по-видимому, тоже не был расположен к разговорам.

Полицейский участок находился на той же стороне улицы, что и салун «Серебряный доллар». Помню, как я окинула взглядом стоявшие напротив здания, гадая, наблюдает ли сейчас Фло за нами. Но все это почему-то стало важным уже потом, а сейчас мысли мои метались словно испуганные птицы в клетке.

Марк нетерпеливо, что было не в его привычках, подтолкнул меня к двери. Седой мужчина среднего роста с грозно торчащими усами поспешно поднялся из-за потертого стола, и я мельком заметила множество объявлений с предложением награды за поимку преступника. К стене была прикреплена стойка для оружия.

– Маршал Хэйс, это леди Ровена Дэнджерфилд, дочь Гая Дэнджерфилда. Она не так давно наняла мистера Брэгга по совету поверенного своего отца, судьи Флеминга, и, поскольку очень обеспокоена его отсутствием, попросила меня предпринять все для розыска мистера Брэгга, о чем я уже вам говорил.

– Пожалуйста, объясните, в чем дело!

Я переводила взгляд с одного мужчины на другого, полицейский неловко откашлялся, осторожно вынул изо рта сигару, положил на стол. Должно быть, я пошатнулась, потому что почувствовала, как Марк крепко сжал мне руку.

– Ровена! Что с вами? Здесь так жарко.

Но я, не обращая ни на что внимания, спросила:

– У вас есть какие-нибудь новости о мистере Брэгге? Умоляю, мистер Хэйс, я должна знать!

– Ну…

Он рассеянно прикоснулся к звезде, приколотой к поношенной куртке, и нерешительно взглянул на Марка.

– Он… он жив? – воскликнула я. – Скажите!

– Жив, но, поверьте, мадам, просто чудо, что он не погиб! Трогать его нельзя, и состояние по-прежнему неважное, слышал, что жизнь его на волоске, но не погиб! Он в монастырской больнице в Мехико, где монахини за ним ухаживают. Смог пробормотать несколько слов, когда его нашли, но, говорят, до сих пор не пришел в сознание, и посетителей не допускают.

Помню, как Марк взял коробки, поставил на грязный пол, подвел меня к мягкому стулу и поднес к губам чашку горячего горького кофе.

– Значит, мистер Брэгг отправился в Мехико! – Я взглянула на Марка, тот многозначительно кивнул.

Очевидно, Брэгг выследил Корда, добравшегося до маленького городка в провинции Сонора, либо они случайно встретились там; но факт оставался фактом: Люкас Корд впутался в какие-то неприятности и попал в тюрьму.

Маршал вновь откашлялся и неловко улыбнулся, словно прося извинения.

– Что-то связанное с женщиной и незаконной торговлей оружием. Но мистер Брэгг вроде побеседовал с ним и, когда вышел из тюрьмы, говорят, был очень расстроен и зол, а потом этой же ночью уехал из города и направился через пустыню к границе. Той же ночью Корд смылся из тюрьмы.

Я заставляла себя молча слушать. Через два дня Элмера нашли какие-то крестьяне. Очевидно, его подстрелили из засады и бросили, приняв за мертвого. В бреду, обезумевший от жажды и боли, он все-таки смог отползти в тень скалы и выжил.

– Старая гвардия! Их так просто не возьмешь, – восхищенно заключил полицейский.

– Но вы сказали, он опознал нападавших?

На что я надеялась? Что мои подозрения подтвердятся? Или наоборот? Во всяком случае, мне сообщили только факты. Монахини, ухаживавшие за больным, немного понимали по-английски. Тот все время в горячке бормотал одно имя: «Люк Корд… должен найти Корда…» И потом еще одну фразу: «Должен остановить… сказать Ровене… предупредить…»

К тому времени как капитан мексиканской полиции прибыл в монастырь, мистер Брэгг потерял сознание. Но одна из монахинь, очень сообразительная женщина, сидя у постели больного, записывала его бред, как она сказала, «на всякий случай», и только так были получены эти обрывочные факты.

Неожиданно лицо полицейского помрачнело, рот сжался в тонкую линию. Теперь стало ясно, почему седеющий пожилой человек занимал такую должность.

– Мадам, волноваться нет причин. Вся полиция территории предупреждена. Корд оказался достаточно хитер, чтобы не иметь неприятностей с законом, с тех пор как вышел из Алькатраса, но это преступление ему так не сойдет. Мы его найдем.

– Но ведь покушение было совершено в Мексике, это имеет какое-нибудь значение? – спросила я, и мистер Хэйс с невольным уважением взглянул на меня.

– Брэгг – американский гражданин, не так ли? А убийство есть убийство! Если судья скажет, что Корда здесь судить нельзя, мексиканская полиция будет очень рада показать ему, что такое правосудие, а мы охотно выдадим его!

– Спасибо, маршал, – кивнул Марк, предостерегающе сжав мои пальцы, прежде чем я успела сказать хоть слово. – Ровена, прости, что пришлось сообщить такие ужасные новости, но иначе было нельзя.

– Конечно, Марк, но какой кошмар!

– Тебе необходимо прийти в себя. Я провожу тебя в отель и потом… – Он многозначительно взглянул на полицейского: – У меня сведения, маршал Хэйс. Конечно, ничего определенного, я потолковал кое с кем и выяснил некоторые вещи, но сначала хочу поговорить с дядей, чтобы он не сказал, будто я действую за его спиной.

– Конечно, мистер Шеннон. Приходите в любое время.

Марк явно не хотел, чтобы я проговорилась, иначе, вне себя от потрясения и ярости, я открыла бы все – правду о визите Люка Корда, о встрече с его братом. Но мы, конечно, должны все обсудить, прежде чем решить, что делать.

Мы вышли на улицу. Марк бережно держал меня под руку, я по-прежнему несла коробки. Тут все и произошло.

Я заметила выходящего из салуна Тодда в компании двух мужчин. Откинув голову, он чему-то смеялся. И вдруг на другой стороне улицы что-то блеснуло, поднялся дымок, в ушах эхом отдался звук выстрела. На белой сорочке Тодда появилось расплывающееся алое пятно; словно перегнувшись пополам, он упал, медленно-медленно.

Все словно замерло, застыло, но через секунду поднялась суматоха. Крики, топот бегущих ног, промчавшийся маршал, искаженное лицо Марка, его пальцы, закостеневшие на моем запястье.

Но тут я вырвалась, швырнула коробки, так, что они разлетелись по мостовой, и бросилась к Тодду. Вокруг раненого сгрудилась толпа; растерянные восклицания заглушали громкий голос полицейского.

– Пожалуйста, – умоляла я, – пожалуйста, пропустите меня!

Увидев мое лицо, люди молча расступились. Кто-то о чем-то спросил меня, но я ничего не слышала и видела только Тодда, Тодда, с которым я боролась, которого ненавидела, к которому меня против воли влекло. Господи, как он неподвижен, бледен, он, всегда такой живой, энергичный, шумный, чье присутствие никогда не оставалось незамеченным.

Седой мужчина в черном сюртуке стоял на коленях рядом с Тоддом. До меня наконец донеслось ворчание:

– Да сдерживайте же толпу! Пусть лучше гонятся за тем, кто это сделал, и оставят в покое моего пациента!

Я оказалась рядом; оба скотовода, бывшие вместе с Тоддом в момент выстрела, подвинулись, давая мне место. Кто-то уже успел разрезать сорочку и куртку Тодда; пальцы доктора шарили в кровавой ужасной ране, при виде которой я тоже рухнула на колени.

– Тодд! Тодд Шеннон! Посмейте только умереть!

Мне показалось, что углы губ чуть дернулись, веки слегка приоткрылись…

– Не… сейчас… сначала… женюсь на тебе.

Он говорил с трудом, еле слышным шепотом, но я почувствовала, как кровь прилила к щекам.

– Заткнитесь, Шеннон, – бросил доктор с фамильярностью давнего знакомого и мрачно посмотрел на меня: – Лучше соглашайтесь, мисс, а то я не отвечаю за последствия! Самый упрямый, упертый, непробиваемый ублюдок в мире, уж поверьте!

Чем-то напоминая прежнего высокомерного, напористого Тодда, раненый прошептал:

– Непременно… выйдешь за меня… всегда знал… а ты…

– О, черт возьми, Шеннон, у меня нет другого выхода!

Могу поклясться, я увидела его удовлетворенную улыбку перед тем, как измученные глаза вновь закрылись. Я подняла голову и натолкнулась на взгляд Марка. Солнце ярко освещало его лицо, новое, незнакомое, искаженное гневом и отчаянием.

Он сделал шаг вперед.

– Доктор!

– Выживет! Пуля прошла рядом с сердцем. Наткнулась на ребро. Нужен абсолютный покой.

– Слава Богу, – тихо пробормотал Марк.

А в моей голове молотом стучало: «Что я наделала? Что я наделала? Во что себя вовлекла?..»

Через несколько секунд я обнаружила, что шагаю словно во сне по направлению к гостинице.

– Кто-то должен сказать Фло. Вы уверены, что сможете? – Голос Марка звучал глухо, как бы издалека. – Я должен проводить его в больницу и поговорить с начальником полиции. Обещайте, что останетесь в своей комнате, пока я не приду. Вам тоже может грозить опасность. Будьте осторожны!

Я почти не слушала его, все еще потрясенная тем, что произошло. Но как только очутилась в холле гостиницы, разум вновь вернулся ко мне.

Я пробежала мимо испуганного портье и небольшой группы мужчин, о чем-то оживленно беседующих, шатаясь, поднялась по лестнице. Марк отослал меня, но взгляд его был предостерегающим. Видел ли он оранжевую вспышку и дым? Предполагал ли то же самое, что и я? А я? Предполагала? Нет, знала, была уверена, что именно Люкас Корд выстрелил в своего врага из окна отеля, намереваясь прикончить его, как хотел убить до того Элмера Брэгга! А Рамон? Подозревал и пытался предупредить? Это я виновата. О Боже, если бы я только слушала Марка… если бы предостерегла Тодда! Неужели из-за сознания собственной вины я согласилась выйти за него замуж?

В этот момент из-за угла коридора показалась бегущая Фло, пеньюар распахнут, волосы распущены, глаза неестественно блестят.

– Он мертв? Скажите! Па умер?

Я пригляделась к ней; ужасное подозрение зашевелилось в душе, такое сильное, что слова не шли с языка.

Открыв дверь, я вошла в комнату, предоставив Фло идти следом.

– Значит, он убит? Я знаю, знаю!

Я молча уставилась на нее, чувствуя, что глаза мои – словно холодные камешки на мертвенно-белом лице.

– Где он?

Фло направилась было ко мне, но замерла, словно пораженная громом.

– Вы с ума сошли? – прошептала она наконец. – Не знаю, о чем вы говорите. Я спрашивала о папочке!

– Ваш отчим очень тяжело ранен, но все еще жив.

Мне было противно смотреть на эту женщину, на ее неряшливо разметавшиеся светлые волосы, полуоткрытые полные губы, чувственные изгибы тела, отчетливо видные через тонкий шелк пеньюара.

– У вас что, привычка такая, бегать полуголой по гостиничным коридорам?

Она инстинктивно схватилась за ворот пеньюара, по-прежнему не сводя с меня глаз.

– Я спала! А когда услышала выстрел, выбежала и не успела одеться! Это было похоже на взрыв! Я страшно испугалась. Так и знала, что случилось что-то ужасное!

– Но выбежали не на улицу, – с холодной безжалостной логикой заметила я, – а помчались в противоположном направлении, не так ли? Если бы вы побежали к выходу, я заметила бы вас раньше. От выстрела до этого момента прошло минут двадцать!

– Что вы пытаетесь этим сказать?! Почему допрашиваете меня?! Думаете, я сделала это?! О Боже, просто смешно! Это…

– Замолчите немедленно!

Что-то в моем голосе, должно быть, насторожило Фло, она растерянно приоткрыла рот.

– Откуда вам известно, что в вашего отчима стреляли? Сами говорите, что спали, а услышав выстрел, вскочили и побежали к выходу!

Ярко-красные пятна мгновенно вспыхнули на щеках Фло.

– Я не в суде!

– Может, придется отвечать и в суде, если не придумаете более правдоподобную историю! Будете продолжать защищать преступника, значит, так же виновны, как и он!

– Нет! Вы просто с ума сошли! Увидели, как стреляли в па, и помешались! – Она вызывающе откинула голову, но, когда я шагнула ближе, испуганно отшатнулась. – Не подходите! Как вы смеете так говорить со мной?!

– Откуда вы узнали, что Тодд ранен? Предупреждаю, если немедленно не скажете правду, я позову начальника полиции, будете отвечать на его вопросы!

– Вы и на это способны! Всегда ненавидели меня! – истерически завопила Фло, но, поймав мой взгляд, закусила губу и спокойно ответила: – Я сначала подбежала к окну, разве вы бы так не сделали? А когда увидела… О, как можно винить меня за то, что я ужасно расстроилась! Потом схватила со стула пеньюар, и тут мне показалось, что слышу чьи-то шаги! Я так испугалась, что не помню, как очутилась в коридоре.

– И куда вы собрались?

– Почему я обязана отвечать? Вы не…

– Продолжайте, – безжалостно настаивала я; Фло раздраженно опустила голову, чертя на ковре узоры пальцами босой ноги.

– Откуда мне помнить? Я была в таком состоянии! Пыталась убежать от этого зрелища! Наверх! В комнату Марка! Я стучала и звала до тех пор, пока не вспомнила, что он тоже ушел. А потом… просто не знаю… сидела на полу и плакала.

Взгляд, полный ненависти, словно говорил: «Попробуй докажи, что я лгу!»

– Вы поразительно талантливы! За секунду можете выдумать любую подходящую историю! – злобно пробормотала я, не в силах сдержаться. Она, несомненно, говорит неправду, я чувствовала это, хотя по лицу ничего не было заметно.

– Почему не признать, что вы не хотите мне верить?! Просто стремитесь от меня избавиться, чтобы легче было…

– Вы действительно воображаете, что мне нужно убрать вас, а потом поступать как угодно?

И внезапно отвращение к ней и к себе за то, что не смогла сдержаться, охватило меня; отвернувшись, я заметила измятые влажные простыни, сползшее одеяло, отброшенные в сторону подушки и медленно, словно притягиваемая магнитом, двинулась к кровати.

Позади раздались истерические вопли Фло:

– Ну?! И что здесь дурного?! Я спала! Вам же сказано было!

Животный запах секса поднялся от постели, ударил в ноздри, воскрешая омерзительные воспоминания.

– Тогда объясните: он выстрелил до или после? Наблюдали, как он поднимает винтовку и нажимает курок?

Фло прикрыла рот рукой, глаза забегали.

– Я… не…

– Куда он пошел?

– Опять! Опять вы оскорбляете меня! Обвиняете бог знает в чем!

Внезапно почувствовав, что устала, что меня тошнит от людской подлости, я рухнула в кресло, положила голову на руки.

Эта мерзкая тварь не могла дождаться моего ухода, чтобы привести любовника! Вообразив, что одержала победу, Фло намеренно нагнетала в себе «праведный» гнев.

– Постыдились бы! Злобное, мстительное создание! Даже сейчас, когда па так плохо, пытаетесь опорочить меня!

– О, бросьте, Фло, – спокойно перебила я таким тоном, что она мгновенно осеклась. – Принимаете меня за идиотку? Я знаю, что произошло в этой комнате, на этой постели! Как вы могли это сделать? Позволять ему прикоснуться к себе?! Особенно после…

– После чего?! И ты смеешь со мной так говорить, высокомерная сучка, притворщица, холодная тварь?! Откуда тебе знать, как это бывает?! – выплюнула она с ненавистью, зло сверкая глазами. – Вот как ты выдала себя! Обвиняешь, притворяешься святой, а сама… – Она пронзительно захохотала. – Боже! Какая лицемерка! Погоди, пока я скажу па! И Марку! Или это один из них? Сколько раз ваша постель выглядела так и пахла так, леди Ровена?!

Она вызывающе надвинулась на меня, и я, пожав плечами, поднялась и направилась к двери. Фло побежала следом.

– Куда вы, черт возьми?

– За полицией. Вам лучше одеться!

– Нет! Нет, вы не посмеете, потому что я расскажу…

– Что именно, Фло Джеффордс? Думаю, говорить на этот раз буду я!

– Нет, подождите… – Пальцы Фло судорожно вцепились в мой рукав. – Подождите, я все скажу, только обещайте, что не выдадите меня. Вы не можете… Па это не понравится. Он скорее умрет, чем позволит старому скандалу выплыть наружу!

Я прислонилась к двери, не желая показать Фло, что ноги меня не держат.

– Ладно, все правда, я встречалась с Люком. Вы уже поняли это, не так ли? Он сказал, что вы нашли шелковый лоскут и теперь нужно быть осторожнее.

– А сегодня?

Фло резанула меня неприязненным взглядом.

– Да! Он и сегодня приходил! Я знала, что Люк собирается быть здесь, и говорила с ним, но у вас не хватило ума догадаться! Мы изобрели другой условный сигнал, и вскоре после вашего ухода он пришел сюда! Не мог оставаться вдали от меня! Если бы вы знали, на какой риск он шел из-за этого! И он мужчина, слышите! Настоящий мужчина!.. Вам и не снилось, что это такое – лежать с мужчиной, после того как пришлось терпеть жирного слизняка с мокрыми руками и губами!

– Избавьте от гнусных подробностей! Меня гораздо больше заботит то, что произошло сегодня.

Фло раздраженно пожала плечами:

– Не знаю! Я была с Люком, но мы спешили из-за того, что вы вот-вот вернетесь. Он ушел. И позже я услышала выстрел. Это правда! Я уже почти спала, когда все случилось, и выбежала в коридор!

– Искали его, конечно! Поняли, как все произошло, и сообразили, что он сделал это!

– Может, искала, а может, и нет. Гадайте, пока не посинеете, но больше мне ничего не известно.

Она разразилась истерическими рыданиями, показавшимися мне достаточно искренними.

Я вышла из комнаты, плотно прикрыв дверь, и, поскольку не могла придумать ничего лучше, поднялась в комнату Марка, где, окончательно измученная, села в кресло у окна и стала ждать.

Часть 3 ХУДОЙ МИР

Глава 14

Мы возвратились на ранчо совершенно в другом настроении, чем до отъезда. Марк все время повторял, что я изменилась, и пытался вывести меня из этого, как он говорил, «замороженного состояния». Но у меня не хватало терпения выслушать его.

– Я совсем не изменилась. О чем вы, Марк? Просто обленилась за последнее время, позволила эмоциям управлять собой и допустила такое, что не должно было произойти. Нужно было слушаться разума.

– Но вы женщина, Ровена.

– И именно поэтому должна быть слабой?!

Больше никто не позволит себе обвинить меня в этой слабости! Теплый климат настолько повлиял на меня, что я забыла правило: остерегаться людей, не верить им. И к чему это привело? Тодд ранен и сейчас мечется в бреду в госпитальной палате. А я, позволявшая себе целыми днями валяться на солнце в ожидании, пока что-нибудь случится, стала теперь управлять ранчо. На этом настоял сам Тодд.

– Марк поможет тебе. Он достаточно разбирается в делах и знает все тонкости. Но и тебе не мешает поучиться, девочка, разве не ты всегда твердила, что половина ранчо – твоя? Так и будет после свадьбы, только в спальне мы не партнеры, а кое-что другое.

– У вас не такое состояние, чтобы думать о подобных вещах, Тодд Шеннон, – строго напомнила я, но он только засмеялся, правда, смех тут же перешел в кашель, так что у постели немедленно появился доктор.

– Ведь я велел не волновать этого старого козла! Посмотрите только на него: смеется, а у самого легкое задето! Ну-ка идите отсюда, мисс. Обсудите приготовления к свадьбе позднее!

Тодд ликовал и, несмотря на рану, был в прекрасном расположении духа. Но я не могла себя заставить думать о свадьбе. Поговорим позже, когда он выздоровеет. А пока я была полна решимости учиться управлять ранчо и поэтому переехала в большой дом, объяснив Жюлю и Марте, что другого выхода нет – придется им пока пожить без меня. Единственное, в чем я проявила слабость, – не сказала Марте правды о том, что произошло в Силвер-Сити.

Раньше или позже она все равно узнает, что за ее «сеньором Люкасом» вновь охотится полиция, а награда за его поимку назначена самим губернатором.

Тодду, конечно, все было известно, правда, Марк не сказал, что я знала о приезде Люка в Силвер-Сити. Мы придумали, что это Фло увидела его, но, конечно, догнать не смогла. Сама Фло всю дорогу домой молчала, а теперь всячески избегала меня, правда, у меня тоже не было ни малейшего желания с ней общаться.

Я поселилась в большой спальне для гостей и на следующие несколько недель целиком погрузилась в дела, осматривая каждый загон, каждое звено ограды, а по вечерам изучала счетные книги, которые так аккуратно вел Тодд. Дни были похожи друг на друга, как близнецы. Я вставала рано, завтракала с Марком, и мы уезжали. Постепенно мужчины стали больше доверять мне, особенно когда обнаружили, что я не привыкла ныть, жаловаться на усталость и искренне интересуюсь всем происходящим на ранчо. Даже многоопытные техасцы перестали нагловато оглядывать меня при встрече.

Как быстро привыкаешь к однообразию! Ежедневный распорядок нарушали только редкие посещения «маленького дома», где я продолжала читать дневники отца. Но это бывало раза два в неделю, и оставалась я там ненадолго. Чувствуя странную отчужденность Марты и Жюля, я все-таки решилась однажды заговорить с ними об этом:

– Что-то случилось, и можете не качать так упрямо головами! Ну скажите, что вас беспокоит? Я осталась все той же, хотя переехала в другой дом.

– Нет-нет, хозяйка очень изменилась, – быстро ответила Марта, – в сеньорите больше нет сострадания. Я все скажу, хотя хозяйка может меня прогнать!

– Пожалуйста, не называйте меня хозяйкой, – запротестовала я. – Марта, я ведь всего-навсего выполняю желание отца, учусь быть ранчеро. Неужели он хотел бы, чтобы я целыми днями валялась на солнце и бездельничала?

Но Марта упрямо покачала головой:

– Ваш отец понял бы! Он хотел только одного – счастья для дочери.

– Но разве похоже, что я несчастлива? Говорю, Марта, так лучше, я делаю что-то, учусь. Нельзя же на всю жизнь отгородиться от мира! Понимаете?

– Понимаю только, что хозяйка молода. И скоро выйдет замуж. Что будет тогда?

– Что вы имеете в виду? – нахмурилась я. – Замужество ничего не изменит. Думаю, отец одобрил бы.

– Кто я такая, чтобы указывать хозяйке? Сеньорита должна делать как захочет!

Никакие уговоры не могли поколебать упрямую решимость Марты. Я сдалась и отправилась назад, в прохладную унылую спальню большого дома. В моей старой комнате дверь была по-прежнему закрыта на засов. Никаких неожиданных визитеров не будет. Но почему Люк пришел? Что пытался сказать мне? Любовник Фло…

Рамон Кордес тоже намекал на какую-то тайну. Какие разные люди эти братья! Рамон – спокойный, мягкий, Люкас – неукротимый и жестокий. Убийца, ослепленный жаждой мести. Но почему он пытался покончить с Элмером Брэггом?

Я задавала вопросы, на которые не было ответов, и была беспощадна к себе.

Скоро Тодд поправится, вернется и возьмет на себя управление ранчо. Что мне останется тогда?

Фло на этот раз удивила меня.

Однажды она вышла к обеду и с привычно недовольной гримасой, не сходившей с лица с тех пор, как ей не удалось посетить давно ожидаемый бал, объявила:

– Ну, думаю, па не скоро приедет домой, и вам я здесь не очень нужна!

День был утомительным, и я устало сказала:

– О, Фло, опять вы начинаете!

– А вы и ведете себя как мачеха! Господи! И не смотрите на меня так! Я уже взрослая и, если захочу, могу даже выругаться!

– Пожалуйста, сколько пожелаете, – вежливо ответила я и поднялась, чтобы выйти, но Фло преградила дорогу:

– Я еще не договорила.

– Прекрасно. В чем дело?

– Я возвращаюсь в Нью-Йорк. К Диреку. Даже с ним жить лучше, чем здесь, как в тюрьме! Надоело! Тошнит! Осточертели лицемерные проповеди Марка и ваша постная физиономия. Знаете, вы разговариваете как па! Я не желаю ругани и лекций! Так что хватит.

Я ответила ей таким же вызывающим взглядом.

– Понятно. Вы уже говорили с Марком о ваших планах?

– С чего это? Вы хозяйка, не так ли? И даже Марк это понимает. Так что я не обязана извещать его. Все равно вы мне не помешаете, я уже совершеннолетняя, замужем, и даже па согласится, что мое место рядом с мужем!

– Конечно, вы правы, – холодно кивнула я. – Сообщите, когда соберетесь уезжать, – я велю людям проводить вас до Санта-Риты.

– Я хотела уехать сначала в Эль-Пасо. Там у меня друзья, Бартлетты. Марк их знает, если мне не верите. Ненавижу Нью-Мексико. По крайней мере Техас – это штат, и дилижансы ходят регулярно.

– Эль-Пасо довольно далеко. Как же вы доберетесь туда?

– Сяду на дилижанс в Доминго или Лас-Крусесе.

– Завтра же отдам соответствующие распоряжения. Не хотите послать мужу телеграмму?

– По-прежнему не доверяете мне? Хотя вас это не касается, я могу написать текст, а вы сами пошлете Диреку телеграмму. Без сомнения, он будет так счастлив, что немедленно заработает на бирже еще пару тысчонок!

Она пренебрежительно отвернулась и вышла.

Когда вечером я обо всем рассказала Марку, он объявил, что Фло действительно лучше всего уехать.

– Сами понимаете, ее присутствие только раздражает всех, – мягко напомнил он. – И хорошо, что она уедет до возвращения дяди Тодда, иначе здесь ад начнется, когда он узнает всю правду о ее участии в этой неприглядной истории.

Он выразительно пожал плечами, и я была вынуждена согласиться. Выгнать Фло нельзя, в конце концов, здесь ее дом. Но ведь она сама объявила, что возвращается к семейному очагу!

Марк и я проводили Фло до форта Селден, где навестили полковника, командующего фортом. Он пообещал дать Фло вооруженный эскорт до Эль-Пасо.

Полковник Пойнтер знал моего отца, и мы весь вечер проговорили о нем. Только когда вошел Марк, беседа переключилась на другие темы.

Фло уехала рано утром, но мы остались еще на день. Мне нравились полковник Пойнтер и его тихая жена, а кроме того, я искренне заинтересовалась историей индейцев апачей, о которых столько слышала.

– Будем надеяться, вы их не встретите, – мрачно объявил полковник. – Поверьте, леди Ровена, все эти рассказы, которые вы слышали, ничуть не преувеличены. Это истинные воины, дикари, могущественные враги, которых нужно бояться и уважать.

– Пытаетесь испугать меня, полковник?

– Совсем нет, просто предупреждаю. Апачи пока еще не показывались, возможно, тоже из осторожности, но они здесь. Не следует их недооценивать!

Я возвратилась на ранчо расстроенная, хотя Марк пытался отвлечь меня.

– Полковник – солдат, пограничник, вот ему и мерещатся индейцы за каждым кустом!

– Марк, это неправда! Полковник знает, о чем говорит, и хотел меня предостеречь.

– От какой опасности?

– Не знаю, – медленно протянула я, – но он командует одним из самых больших фортов и, без сомнения, хорошо информирован, а кроме того, пробыл здесь довольно давно, знал отца, знаком с Тоддом, и наверняка ему все известно. Он не стал бы волновать меня без причин! Наверное, апачи слишком близко.

Марк явно встревожился.

– Знай полковник Пойнтер что-то определенное, обязательно рассказал бы. Вы думаете о Люкасе Корде, Ровена, правда? Но он сейчас за много миль отсюда. А теперь, когда кузина Фло решила оставить нас и исполнять супружеские обязанности, у него больше нет союзников во вражеском лагере!

Но я чувствовала в Марке глубоко скрытое смущение, и почему-то захотелось, чтобы Тодд поскорее вернулся.

Мы обращались друг с другом как брат с сестрой, но теперь, когда Фло уехала, я почувствовала, что оставаться с Марком наедине неловко, и вернулась в свой дом, под крылышко Марты и Жюля.

Дни проходили, и я была рада, что череда дел никогда не кончается, хотя почему-то все время ждала: вот произойдет что-то и моя жизнь мгновенно переменится. Тодд… Скоро он вернется, и ссоры начнутся опять. Но я дала слово. Мы должны пожениться. Почему я позволила завлечь себя в эту ловушку? Люблю ли я его? О да, я уважала в нем силу духа, несгибаемую волю. Но любовь? Знаю ли я, что это такое?

Из летаргического состояния меня вывело письмо Фло, адресованное Марку и пришедшее за день до возвращения Тодда.


«Я посылаю это письмо только потому, что уверена: Дирек будет беспокоиться и сообщит о моем исчезновении. Можете написать ему, что я хочу жить, а не медленно увядать! Господи, как мне все надоело! Надоело, что за мной наблюдают, указывают, что делать. Знаю, ты покажешь письмо Ровене, но мне все равно. Хочешь, виляй хвостом и подбирай остатки, а я не желаю!

Я устала от джентльменов, мне нужен мужчина! Спроси Ровену, она объяснит, что это значит! Бедняжка Марк, па когда-то хотел, чтобы я вышла за тебя! Но потом явилась она и все испортила. Правда, сейчас это уже не важно.

Я уезжаю с Люкасом. Посылайте за нами хоть всю полицию, и я публично признаю, что мы были любовниками и он был со мной, когда в па стреляли. Подумайте, какой это вызовет пикантный скандальчик!

Ты неплохой адвокат, Марк. Придумай историю, которая всех удовлетворит! Но меня оставьте в покое.

Не лезьте в мою жизнь, я не полезу в вашу. Достаточно неглупо, как ты считаешь?»


Кроме того, в письме еще была куча упреков и обвинений, адресованных мне. Но смысл письма оставался вполне ясным.

Как мы с Марком и боялись, Тодд был вне себя. Он побагровел и начал кричать на нас, обвинил в том, что не следили за Фло, позволили ей уехать, обещая немедленно поднять всю полицию, а если надо, самому нанять убийц, которые выследят это животное Люка Корда.

Марк спокойно пытался что-то объяснить. Я же просто встала и вышла из комнаты.

– Вернись, черт возьми! – заревел Тодд. – Я еще не кончил!

Но я, не обращая внимания, продолжала идти и почти добралась до конца двора, когда Тодд догнал меня.

– Ровена! Какого… куда ты идешь? Я же сказал, что еще не поговорил с тобой!

Он схватил меня за руку. Повернув голову, я холодно взглянула на него.

– Я уже предупреждала, что не позволю кричать на меня! Кричите на себя, на Марка, но помните, Тодд Шеннон, вы мной не владеете!

– Проклятие, но ты сама повернулась и ушла! Я к такому не привык!

– Вы говорите как неразумный ребенок. Я отказываюсь выслушивать детские истерики!

– Дьявол, ты смеешь говорить, что я веду себя как ребенок? А сама кто? Еще молоко на губах не обсохло!

– В таком случае, я уверена, вы вряд ли захотите жениться на мне!

Я старалась высвободиться, но Тодд все сжимал мою руку, поэтому пришлось повернуться лицом к нему.

– Собираетесь публично продемонстрировать грубую силу?

– Прекрати язвить меня своим змеиным языком, девчонка! Еще осуждаешь за то, что я зол? Своим бесстыдным поведением Фло опозорила нас на всю округу! А ты ожидаешь, чтобы я вел себя разумно?!

– Нет причин для криков. Поговорим спокойно, а винить других тоже ни к чему.

– Клянусь Богом, я этого так не оставлю! Она облила нас грязью, сбежала с этим проклятым полукровкой.

– Я не оправдываю Фло, но поймите, она уже взрослая и может поступать как пожелает.

– Помню, помню, – угрожающе проворчал Тодд, но, видя, что я не позволю себя запугать, немного успокоился и даже ворчливо извинился за то, что сорвал на мне злость.

Постепенно все вошло в колею, хотя забыть об этой гнусной истории было невозможно. К сожалению, до нас дошли новые известия о Фло. Ее видели вместе с Люкасом Кордом в Сан-Антонио. Еще кто-то встретил их в Амарильо. Но в конце концов Люкас, видимо, понял, что присутствие Фло облегчает задачу его преследователям – из-за нее он не может так быстро передвигаться и ускользать от погони, поэтому бросил Фло в одном из крохотных пыльных поселков на Диком Западе.

Именно Марк рассказал мне обо всем, пытаясь предупредить прежде, чем я все услышу от Тодда, который был вне себя от ярости.

– Какая мерзость, Ровена! Бог знает, почему он уговорил ее бежать, разве только хотел сделать эту идиотку всеобщим посмешищем! Как же, падчерица Тодда Шеннона!

– Думаешь, он хотел отомстить? Только поэтому?

– Почему же еще?! Использовал ее, а потом бросил у всех на глазах! Извините, Ровена, если сообщаю вам неприятные новости, но Люк выставил Фло на аукцион в дешевом салуне, а потом проиграл в покер профессиональному игроку.

Я была не в силах поверить подобной подлости, но Марк объяснил, что из детективного агентства Пинкертона пришел доклад. Избавившись от Фло, ставшей помехой, Люкас Корд вновь исчез.

– Но неужели этот детектив не смог ничего сделать?

– Он услышал все это от очевидца, – мрачно вздохнул Марк, – и к тому времени как попытался провести расследование, никто не смог объяснить, куда делась Фло. Говорят – уехала вместе с игроком.

Глава 15

После того как ужасные новости о том, что произошло с Фло, дошли до нас, Тодд вел себя как безумный. Марк признавался, что боится подходить к дяде, а я старалась держаться подальше от большого дома.

Тодд казался занятым своими мыслями и не обращал на меня внимания, чему я была очень рада – теперь можно откладывать свадьбу до бесконечности.

– Я привезу тебе лучшее подвенечное платье в мире, – сказал как-то Тодд, когда был в немного лучшем, чем обычно, настроении. – И бриллианты – кольцо и в волосы.

– О нет, – невольно вырвалось у меня, – только не бриллианты! – Но, увидев несчастные глаза, быстро добавила: – Мне никогда особенно не нравились бриллианты. Я люблю сапфиры и изумруды.

– Все, что захочешь, девочка. Только не спорь со мной по каждому поводу.

Он сжал меня в объятиях, и разговор на время прекратился. Этим всегда кончалось. Но временами, оставшись одна, я не могла поверить, что скоро выйду замуж, ведь так часто повторяла, что не буду рабыней ни одного мужчины! Неужели именно я сдалась так быстро и покорно?

Наступила весна, дел на ранчо было так много, что я видела Тодда все реже и реже, хотя иногда еще до рассвета вставала и, оседлав лошадь, ехала посмотреть, как идет работа – трудная, тяжелая – отлов и клеймение скота, который потом собирали в гурты. Казалось, подготовка к трудному перегону до ближайшей железной дороги займет несколько месяцев.

Как член вновь образованной ассоциации скотоводов, Тодд не будет совершать этот перегон один – слишком участились в последнее время набеги и ограбления; все ранчерос решили в этом году перегонять гурты вместе. Сначала Тодд хотел взять Марка с собой, но потом решил оставить его дома присматривать за тем, как идут дела. Я знала, что Тодд думает о случившемся много лет назад, когда он с моим отцом отправился искать серебро, а возвратившись, узнал о том, что потерял всех, кого любил, и все, во имя чего трудился. Но мне было очень жаль Марка – ведь он адвокат, а не ранчеро! Когда я сказала Тодду об этом, он только фыркнул:

– Марк знает, с какой стороны хлеб маслом намазан! Он мой наследник и, значит, должен знать, как управляться со скотом! – Но тут же, весело подмигнув, добавил: – Конечно, ты можешь это изменить, солнышко! Роди мне сына – и Марк может возвращаться в Бостон, к своим книгам.

– Тодд Шеннон, я не племенная кобыла!

– Ты для этого слишком хорошенькая! И перестань беспокоиться о Марке, или я начну ревновать!

– Немного поздно начинать, не находите? – кокетливо ответила я, но Тодд, как всегда, только рассмеялся.

Да, Тодд был уверен во мне, но была ли я сама в себе уверена? В своих чувствах? Я приехала сюда, чтобы обрести себя, но обрела не мир и покой, а насилие и смятение чувств. Несколько раз я напоминала себе, что богата и потеря ранчо ничего не значит – останется достаточно денег, можно путешествовать, развлекаться, делать все, что заблагорассудится. Но как можно уехать?! Здесь Тодд, к которому меня так неудержимо влекло, и хотя притяжение было чисто чувственным, не затронувшим сердце, но какое это имеет значение?! Может, именно это люди и называют любовью?

И еще не оставляли мысли об отце, который, не зная меня, любил и верил, был человеком, видевшим в людях только хорошее, а те уважали и почитали его. Зачем ему понадобилось, чтобы его дочь прожила год в Нью-Мексико?

Я старалась не думать о таинственных намеках Рамона Кордеса и о его негодяе брате. Но потом новости, полученные из Нового Орлеана, вновь возмутили покой семьи.

Фло погибла. Убита в драке шальной пулей в каком-то убогом салуне. Бедная Фло! Так хотела жить!

– Он убил ее, так же точно, как будто сам приставил к виску пистолет! Они уничтожили все, что принадлежит мне! Но клянусь Богом, на этот раз я выжгу все гнусное змеиное гнездо!

Давно поняв, что во время подобных приступов ярости бессмысленно пытаться урезонить Тодда, я возвратилась к себе, в темноту спальни и непрестанно повторяющимся ночным кошмарам. Фло. Бедная глупенькая Фло!

Пришлось вновь обратиться к дневникам отца: на этот раз тем, в которых рассказывалось о его юности. Молодой человек с мятежным честолюбивым характером, его надежды и мечты… Как случилось, что он превратился в одинокого старика, искавшего забвения в бутылке бренди? Может, я приехала слишком поздно, но не по своей вине. Чего же ожидали от меня?

После отъезда Тодда Марк и я проводили вместе столько времени, сколько позволяли приличия. К этому моменту я почти забыла о том, что он признавался мне в любви, и совершенно не соображала, что столь теплые отношения могут истощить терпение даже такого джентльмена, как он. Но вскоре мне пришлось обо всем вспомнить. Я пригласила Марка к ужину и легкомысленно добавила, что тот может остаться на ночь, поскольку Марта в доме и все приличия будут соблюдены. Мы как раз играли в шахматы; Марк резко вскочил, испугав меня, доска опрокинулась, фигуры рассыпались по полу.

– Что с тобой, Марк? Я как раз собиралась объявить шах королю!

– Ты же знаешь, я не могу остаться, – выдавил он.

– Но почему? Что на тебя нашло?

– Ровена!.. Боже, я, по-твоему, железный? Или вовсе не мужчина: неужели не понимаешь, что значит целыми днями постоянно быть рядом и знать, что ты невеста дяди и я никогда не буду владеть тобой?!

– Прости, Марк… Я не подумала… то есть считала, ты забыл о своем несчастном увлечении.

– Это не увлечение, и я изо всех сил пытаюсь быть джентльменом и тем другом, которого тебе так недостает! Но не испытывай мою выдержку предложением провести с тобой ночь под одной крышей. Если бы я думал, что ты любишь дядю, все могло быть по-другому – я не такой болван и постарался бы примириться с тем, что ты можешь полюбить еще кого-то. Но ты его не любишь. Тебя влечет к дяде Тодду, я вижу, ты никогда не встречала таких людей, сильных, безжалостно-неукротимых, и поэтому заинтригована, но его самого ты не любишь… как, наверное, и меня!

Я глубоко вздохнула и попыталась улыбнуться.

– Ну что ж, может, мне не нравится все, что ты сказал, но спасибо за откровенность! Марк, прости меня, я и в самом деле эгоистка! Не думаю о твоих чувствах, только о том, как я счастлива, что ты мой друг и поддерживаешь меня. А что касается моего отношения к Тодду… это я не могу обсуждать даже с тобой. Мы по-прежнему останемся друзьями?

Он долго молча стоял, наконец, печально покачав головой, как-то сразу сгорбился.

– Мы всегда останемся друзьями. Прости за то, что так взорвался. Только не приглашай больше провести с тобой ночь, хорошо?

Я сожалела о своем легкомыслии, очень боялась, что наши отношения изменятся, но его обращение со мной не стало другим, так что, выбросив из головы неприятные мысли, я возвратилась к утомительным повседневным делам. Мы вместе ездили верхом, играли в шахматы, корпели над счетными книгами и никогда не говорили о том, что произошло в тот вечер. Поскольку наша дружба была совершенно невинной, я вовсе не обращала внимания на то, что могут подумать другие люди. Казалось, я так давно пренебрегала этикетом, что вовсе забыла о его существовании. А кроме того, мы не жили под одной крышей, и Тодд сам оставил Марка… Марк его племянник, я – партнер и невеста. Мы почти родственники.

И все же…

Легко спрашивать себя после того, как все случилось: почему поступила так, а не иначе? Но помню, что в ту ночь легла спать особенно рано и поэтому проснулась тоже раньше обычного. За завтраком я перечитывала письмо, полученное от миссис Пойнтер, с приглашением погостить несколько дней в форту Селден. Она слышала, что Тодд в отъезде, и поняла, что я расстроена известием о смерти Фло и нуждаюсь в утешении. Кроме того, она и полковник собирались в Эль-Пасо, возможно, я тоже захочу посетить этот знаменитый приграничный город.

Я решила обсудить приглашение с Марком. Он пообещал заехать к полудню, но если я выеду сейчас, может, успею перехватить Марка, пока он еще не отправился смотреть, как обуздывают диких мустангов, а еще лучше – поеду вместе с ним.

Марта подозрительно покачала головой, узнав, что я собираюсь ехать одна.

– Лучше бы подождать сеньора Марка!

– Не могу! Не хмурьтесь, Марта, вы же знаете, как я упряма!

И, не слушая бормотания старой женщины, вышла. Какое это прекрасное чувство – лететь как ветер, одной, без постоянного присмотра, когда волосы разметались по плечам, а голова кружится от непонятного счастья! Не все ли равно, уехал Марк или нет? Я оставлю коня в стойле, прикажу оседлать другого и поеду Марку навстречу. Может, и пообедаем вместе с ковбоями. В такой день даже бобы кажутся райским блюдом.

Миновав высокий кактус, на котором болтался когда-то красный лоскут, я не почувствовала обычного отвращения. Ничто не нарушит моего покоя! Я поднялась на небольшой холм. Отсюда уже совсем недалеко. И тут увидела его. Высокого всадника, загородившего конем дорогу.

– Приветствую, мэм! Прекрасное утро для прогулки, не так ли? Но если ищете Марка, он уже уехал!

– Марка? – высокомерно повторила я, подняв брови.

– Ну да, так я его называю, – хмыкнул ковбой. – С чего я должен величать его мистером? Денежки-то мне платит хозяин!

Он вынудил меня остановиться и явно не желал дать проехать.

Я терпеть не могла этого человека с того памятного утра в Силвер-Сити, когда он так оценивающе оглядывал меня, а сейчас невзлюбила еще больше, но страха не было. Пока…

– Я плачу вам жалованье, Джил Парди, и попросила бы отъехать в сторону. Мне некогда, – холодно объявила я.

Но Парди, склонив голову, открыто глазел на меня, не пропуская ни одной детали.

– Ну что вы, леди?! Как грубо с вашей стороны! А я-то думал, что угожу, сообщу новости, и не придется лишний раз ехать по солнцу! Вы, видать, еще не привыкли к нашим обычаям!

Только сейчас я впервые почувствовала надвигающуюся беду, губы сами собой сжались. Значит, он пытается испугать меня? Или проверить? Но как бы то ни было, нельзя показывать страха, поэтому я посмотрела на него ледяным взглядом.

– Мистер Парди, вы мешаете проехать!

– Да ну?! Черт, а я думал, вам одиночество надоело и компания не помешает!

– Ошибаетесь! Послушайте, мое терпение на пределе!

– Да-а… значит, и вправду спешите Марка повидать. Повезло же парню! Хотел бы я оказаться на его месте, поухаживать за хорошенькой леди!

Постепенно до меня начало доходить значение издевательских слов; я сжала поводья так, что костяшки пальцев побелели от усилий взять себя в руки.

– Мистер Парди, с этого дня можете считать себя безработным! Мне не нравятся ни ваши намеки, ни ваши манеры. Расчет можете получить в большом доме.

Но Парди раздражающе медленно покачал головой, злобно ухмыльнулся.

– Не пойдет, леди. Меня нанял Тодд Шеннон. И не думаю, что он меня выгонит, особенно когда услышит, как вы милуетесь с этим адвокатишкой! – Улыбка стала еще шире, обнажив желтые от табака зубы. – Но если будете так же добры ко мне, как к Марку, дело другое. Я не так уж плох, если поближе меня узнаете! Всегда готов служить красивым дамочкам.

Положение было почти комическим, но этот человек пугал меня.

– Если Тодд Шеннон когда-нибудь узнает о том, что вы здесь наговорили, – берегитесь! – презрительно бросила я. – На вашем месте я бы пришпорила коня и скрылась из виду как можно быстрее!

Улыбка превратилась в оскал.

– Думаешь, слишком хороша для меня? Что же, я не знаю, как леди угодить? Но малышка Фло так не считала! Не могла дождаться, пока опять получит то, за чем явилась! Уж такая ненасытная! А если даешь Марку, можешь оставить немного и для меня!

Внезапный молниеносный рывок застал меня врасплох. Все это время, пока говорил, Парди теснил моего коня своим и теперь схватился за поводья. Конь отпрянул, чуть не сбросив меня. Теперь поводья были у Парди: он старался одновременно удержать обеих лошадей и громко ругался.

И тут я выстрелила в него. Одному Богу известно, как мне удалось вытащить из кармана маленький револьвер, наверное, чисто инстинктивно. Парди оказался совсем рядом, а я всегда хорошо стреляла. Я тоже не сознавала, что сделала, пока не увидела, как он медленно валится с седла – рот открыт, глаза стекленеют от шока и боли, вся рубашка в крови. Револьвер упал на землю, я изо всех сил пыталась удержаться в седле.

Я убила человека. Никогда раньше не представляла, что это так легко. Но Марк сказал, что это шок, и поэтому я словно застыла: руки и ноги ледяные, тело – будто из дерева. И все равно, шок или нет, я оставила Джила Парди лежать вниз лицом в луже крови, а сама уехала на поиски Марка.

– Значит, я убийца?! Нужно послать за шерифом!

Марк привел меня в огромный кабинет Тодда, усадил, заставил выпить бренди, а сам, встав на колени, принялся растирать мне руки, бормоча какие-то утешительные слова, которых я почти не слышала и только монотонно повторяла:

– Как-то я убила буйвола… Он бросился на нас, и времени прицелиться не было… Он упал всего в нескольких футах от того места, где мы скрывались. Дедушка так гордился…

– Ровена, не думай об этом! Ты сделала то, что было единственно возможным в этой ситуации! Если бы ты не убила его, я бы прикончил. Не смей себя винить!

– Но я не виню! Неужели не понимаешь, Марк?! Это хуже всего! Я убила человека и ничего не чувствую! Никакого раскаяния! Думаю, я так сильно ненавидела, что хотела уничтожить.

Приехал шериф с мрачным, серьезным лицом. Он отнесся к происшедшему точно так же, как Марк. Я защищала свою честь и добродетель и взяла на себя труд убить подлеца. Никто не упрекнул меня за то, что поехала без охраны, несмотря на все предупреждения, никто не усомнился в правдивости моих слов.

Я была абсолютно спокойна, совершенно собранна. Только Марк знал о том, что сказал Парди, и волновался за меня.

– Парди был бешеным псом. После того, что он сказал о Фло… Ровена, ты же знаешь, дядя Тодд никогда бы ему не поверил! Обещай, что не будешь мучиться из-за этого!

Бренди согрело меня; в голове прояснилось, и я наконец-то смогла немного опомниться.

– Наверное, мне лучше ненадолго уехать. Приглашение от миссис Пойнтер пришло как раз вовремя.

– Ты не должна убегать, Ровена! Никто тебя не винит.

– Хочешь сказать, открыто не осуждает. Но среди техасцев есть друзья Парди. Что они подумают?

– Ты же видела, как они разозлились! У него не было приятелей, его вообще не любили. Считали хвастуном.

– Все равно, он человек, которого я убила.

– Ровена, не нужно!

– Хочу уехать, Марк, – настойчиво повторила я. – Уехать, хотя бы ненадолго. Завтра же напишу миссис Пойнтер.

Ничто не могло поколебать меня. Пусть я убегаю, пусть! Может быть, мне и в самом деле нужна смена обстановки! Слишком многое произошло за такое короткое время, и отдых пойдет на пользу.

Глава 16

Через неделю солдат из ближайшего форта Торн принес ответ на письмо миссис Пойнтер, а еще через неделю я собралась в дорогу.

Марк проводил меня до Ринкона, где я села в дилижанс, идущий до форта Селден. Кроме меня, в дилижансе было еще четверо пассажиров: двое мужчин, молодая жена офицера, ехавшая к мужу, и еще одна суровая на вид дама неопределенного возраста в большой, украшенной цветами шляпе, скрывавшей лицо.

Марк наклонился, поцеловал меня в щеку, весьма удивив таким проявлением чувств.

– Возвращайся скорее, Ровена. И береги себя.

Кучер щелкнул кнутом, опоздавший пассажир, круглолицый коротышка, громко пыхтя, протиснулся мимо Марка и захлопнул дверцу. Мне повезло – место было у окна; высунувшись, я помахала на прощание.

Молодая дама застенчиво улыбнулась:

– Как тяжело расставаться! Я всю ночь не спала, а мама так плакала! Если бы не надежда вновь увидеть Джонни!

– Я еду ненадолго, – пояснила я. – Всего лишь в гости!

Как уверенно я говорила!

В этот день на мне было скромное серое платье с синей отделкой, длинными рукавами и высоким воротом. Мужчины украдкой поглядывали в мою сторону, но тут же опускали глаза – перед ними была женщина Тодда Шеннона, владелица половины «Ранчо ШД». Знали ли они, что я убила Парди?

Молодая женщина вела себя дружески, суровая – молча смотрела в окно. Круглолицый человек не сводил с нее глаз, а четвертый пассажир, по виду ранчеро, уныло смотрел в пол.

Странная компания! Но ничего не поделать, в дилижансах обычно так и бывает.

Молодая женщина, Эмма Джексон, не переставала расспрашивать о жизни в Нью-Мексико. Круглолицый попытался завести беседу с хмурой пассажиркой, но потерпел сокрушительное поражение. Солнце начало припекать; в дилижансе воцарилось молчание, ленивые мысли беспорядочно теснились в моей голове; постепенно я задремала, несмотря на жару и пыль. Но тут в дверь дилижанса что-то громко стукнуло; экипаж беспорядочно затрясло. Почти одновременно раздались выстрелы и крики солдат.

– Какого черта!

Ранчеро наклонился к окну, но тут же издал странный звук. Тело словно отбросило назад; Эмма Джексон пронзительно вскрикнула. Из горла ранчеро торчала стрела, глаза выкатились из орбит, ужасное придушенное клокотание продолжалось еще несколько секунд.

– Лучше лечь на пол, – предупредила женщина постарше, и я молниеносно стащила Эмму с сиденья; мы скорчились в маленьком, тесном пространстве. Круглолицый коротышка непрестанно бормотал:

– Апачи! О Боже, Боже!

– Нет смысла молиться – почему бы вам не вытащить револьвер и не начать стрелять?

Кажется, эта молчаливая дама единственная сохранила полное спокойствие и присутствие духа!

Эмма по-прежнему кричала и даже попыталась выпрыгнуть из дилижанса на полном ходу, если бы я не удержала ее. Пожилая женщина с силой ударила бедняжку по лицу.

– Единственный способ прекратить истерику! Нам вряд ли помогут ее вопли!

Я подняла глаза. Женщина кивнула головой.

– Чувствуете, как мы быстро едем? Выстрелы затихают. Думаю, на следующем повороте мы опрокинемся!

– Женщина, ты не знаешь, о чем говоришь! – пропыхтел толстяк. – Мы удерем от них!

Мертвец повалился на него; коротышка завопил от ужаса. И это было последним, что я услышала. Должно быть, колесо дилижанса наехало на камень: так или иначе, съехав с дороги, экипаж угрожающе наклонился; послышался странный треск, я упала, в ушах звенели ужасающие крики. Лошади? Эмма? Или это я кричала? Когда я закрыла глаза? Почему так болит голова? Откуда эти душераздирающие вопли, приведшие меня в сознание?

Веки мои распахнулись; я смотрела прямо в коричневое бесстрастное лицо, раскрашенное белыми и черными полосами. Решив, что вижу дурной сон, я вновь закрыла глаза, ожидая, пока ужасное видение исчезнет.

Кто-то что-то сказал глубоким гортанным голосом, и, даже не разбирая смысла, я поняла: это приказ. И еще чей-то голос – женский, встревоженный:

– Ради Бога, встаньте! Поднимитесь, иначе вас убьют!

Я снова встряхнулась, взглянула в маленькие черные глазки воина-апачи.

Он что-то сказал и дернул рукав. Даже в полуобморочном состоянии я поняла, что он велит мне подняться. Но смогу ли я? После падения экипажа я долго катилась по земле. Но я была жива. Почему же Эмма не умолкает?

– Встаньте! – настойчиво прошептала женщина.

Зачем она так сердится?

Я кое-как вскарабкалась на ноги, чувствуя, как разметались по плечам волосы. Господи, они снимут с меня скальп! Апачи, что-то прорычав, схватил меня за руку. Неужели они оскальпировали Эмму? И поэтому… Но тут, повернув голову, я поняла, что кричит не она. Бедная Эмма Джексон никогда не увидит своего Джонни. При падении она сломала шею: ее так и оставили лежать на земле. Но… но я не могу передать, что они сделали с мужчинами, двое из которых были еще живы.

Меня бросили на коня, предварительно связав запястья. Воин-апачи, чьей добычей я считалась, обхватил меня рукой за талию, так что я чувствовала исходивший от него запах пота, смешанный с вонью какого-то жира, которым тот намазывал тело.

Платье мое было порвано и все в крови. Другая женщина, Джуэл, была в таком же виде, длинная царапина тянулась от лба до подбородка. По-видимому, я была в шоке – не двигалась, не кричала, и скорее всего именно это спасло мне жизнь. В памяти запечатлелась лишь ужасающая картина – изуродованные тела молодых солдат, еще недавно таких веселых, смеющихся, теперь лежали под невыносимо палящим солнцем, словно брошенные сломанные куклы в синих мундирах.

Скачка превратилась в сплошной кошмар. Апачи, казалось, не чувствовали ни жары, ни усталости, ни голода, ни жажды и гнали лошадей вперед, не давая отдыха. Мы ехали через безлюдную, мертвую пустыню. Позже я узнала, что эта дорога называется «путь смерти». Но знай я это тогда, не испугалась бы: смерть казалась избавлением от судьбы, уготованной мне индейцами.

Мы добрались до мрачных гор Сан-Андрес, но тут чья-то загнанная лошадь пала. Ее немедленно прирезали; индейцы отрывали куски сырого мяса, жевали, а потом выплевывали.

Отсюда нужно было идти пешком. Нас связали вместе и потащили по скалистым уступам, не давая времени остановиться и передохнуть.

– Они убьют того, кто не сможет идти, – тихо предупредила Джуэл, и я мгновенно поверила.

Лошадей вели под уздцы; куски мяса были завернуты в шкуру и навьючены на тонкие одеяла, служившие седлами.

Не хочу вспоминать, куда и как долго мы шли и сколько раз я споткнулась. Истертые в кровь ноги невыносимо болели, каждый шаг был мукой, легкие, казалось, вот-вот разорвутся. Мы плелись по узкой извилистой, усыпанной камнями тропинке. Иногда для двоих не было места, и Джуэл брела позади. Я слышала ее тяжелое, неровное дыхание.

На ночь мы остановились в узком каньоне. Здесь было легко обороняться, но кто догадается прийти сюда? Мы пересекли пустыню, а некованые лошади не оставляют следов на камнях. Нет, Джуэл и я пропали, погибли безвозвратно. Как такое могло произойти со мной? Почему я оказалась не готова к насилию, скрывающемуся под внешне мирной картиной прекрасного утра?

Индейцы жестами приказали нам собрать хворост и приготовить мясо. Джуэл беспомощно озиралась. К счастью, я вспомнила, как в Индии повар готовил еду во время охоты на слонов, и, странно, почему-то мне показалось, что мой «хозяин» гордо оглядел остальных, когда я показала Джуэл, как заострить о камень палку и нанизать на нее мясо.

Запах жареной конины ударил в ноздри; желудок судорожно сжался, пришлось изо всех сил закусить губу, чтобы удержаться от рвоты, – в памяти мгновенно всплыло видение солдат, пригвожденных к земле стрелами, ужасная вонь горящей человеческой плоти… Я знала, что Джуэл думает о том же: мы не смели взглянуть друг другу в глаза.

Индейцы жадно жевали, исподтишка наблюдая за нами. Я собрала остатки ужина, настойчиво уговаривая Джуэл поесть. Я была моложе, а она почти падала от усталости. Конина была жилистой и жесткой, но вполне съедобной, а индеец дал мне напиться из помятой армейской фляги, висевшей у него на шее. Он уже хотел снова связать мне руки, но, жестом попросив остановиться, я с трудом, кривясь от боли, сняла туфли и отодрала присохшие чулки от лопнувших волдырей. Потом заплела волосы в длинную косу, перевязав ее на конце лентой, оторванной от юбки. Вторую полоску материи я обвязала вокруг головы на индейский манер, чтобы пряди не спадали на лоб. Тот индеец, что захватил меня в плен, пробормотал что-то неразборчивое, я так и не поняла, одобрительное или нет. Но Джуэл немедленно последовала моему примеру. Представляю, как мы выглядели – грязные, жалкие создания! Такими даже индейцы побрезговали бы. Во всяком случае, они не тронули нас, только связали вместе и укрыли грязным одеялом.

Рано утром нас подняли пинками и дали по паре наспех сшитых мокасин, которые пришлось привязать к ногам обрывками тканей. Мои ступни распухли и кровоточили, но по крайней мере в мокасинах было удобнее, чем в ботинках.

Мы шли и шли, пока все не смешалось в моей голове, останавливались каждые два часа на несколько минут, видимо, для того, чтобы отдохнули мы и кони; сами индейцы не нуждались в передышке. Не знаю, сколько миль осталось позади; мы все углублялись и углублялись в скалистые горные отроги, где не росло ничего, кроме странно изогнутых кустиков, названия которых я не знала, да неизбежных кактусов. Индейцы иногда отрывали от кактуса побег, жевали, высасывая жидкость, а потом выплевывали мякоть. Так хотелось пить, что я последовала их примеру, не обращая внимания на неприятный вкус.

Прошли часы… или, может быть, дни? Мы поднимались все выше; как ни странно, растительность стала гуще, особенно там, где виднелись озерца пресной воды. Индейцы зашагали быстрее и начали переговариваться на своем странном языке. Лошади, навьюченные серебром, приободрились.

Я почувствовала новый толчок страха. Из-за поворота выехал еще один апачи с ружьем на изготовку, бесстрастно оглядел меня, перевел глаза на Джуэл. Несомненно, он привык видеть здесь пленников! Я поняла, что неподалеку есть что-то вроде лагеря, и мы были вынуждены карабкаться по каменистому склону, который с другой стороны был почти отвесным. Внизу росли деревья, густо теснившиеся у маленького ручейка. Около странных на вид хижин горели костры, собаки повизгивали и ворчали, не осмеливаясь, видимо, громко лаять.

Меня и Джуэл тащили в лагерь, как пленниц за триумфальной колесницей римского императора. Женщины и дети выбежали из хижин, чтобы посмотреть, и ни в одном лице я не увидела жалости и сочувствия.

– О Боже, что теперь? – прошептала Джуэл, и я облизнула губы, пытаясь высоко держать голову, хотя те же мысли теснились в мозгу. Что сейчас? Убьют? Будут пытать? Или… еще хуже?

Я слышала рассказы о женщинах, захваченных в плен воинами-апачами, изнасилованных, забитых до смерти индианками… От кого я узнала это? От полковника Пойнтера? Тодда? Но я, стиснув зубы, продолжала идти, хотя женщины злобно тыкали в нас длинными палками. Думаю, эти бешеные ведьмы набросились бы на нас, но тот индеец, что взял меня в плен, без сомнения, один из вождей, отогнал их. Значит, женщины пока нас не тронут.

Подошли остальные мужчины, и, насколько я поняла, каждый начал восхвалять свою ловкость и отвагу. На нас и на тюки с серебром показывали пальцами, что-то кричали, но я и Джуэл неподвижно, как глухонемые, стояли в кольце индейцев, которое, казалось, смыкается все теснее. Они на время забыли о нас, занятые прославлением собственных подвигов, но косые взгляды женщин говорили, что это долго не продлится.

Только сейчас я заметила выделявшегося ростом и осанкой воина в старом кавалерийском мундире. Он подошел небрежной походкой, но остальные тут же расступились. Воин безразлично осмотрел меня; оказалось, что и глаза у него светлее, чем у остальных, и черты лица совсем другие – нос прямой, рот не так широк. В нем было что-то странно знакомое, и, наверное, потому, что интуиция обострилась под влиянием ужаса и отчаяния, неожиданная мысль осенила меня… да-да, это он… почему бы нет? Я как будто вновь услышала, казалось, давно забытые слова: «Хулио, средний сын, жил среди апачей. Взял в жены индианку».

Действительно, этот человек похож на Рамона Кордеса. Совпадение? Возможно. Но какой-то шанс все-таки был! Я бессознательно выпрямилась, вытерла лицо изодранным рукавом. Как и надеялась, это вновь привлекло его внимание, наши глаза встретились. Он слегка нахмурился и сказал бы что-то, не будь это нарушением правил приличия. Наклонившись, он что-то тихо спросил воина, захватившего меня в плен. Они заспорили. Внезапная надежда проснулась во мне; гордо тряхнув головой, я уставилась на него – взгляд вынуждал оглянуться. Но вместо этого он заговорил со стоявшим рядом маленьким мальчиком; тот убежал, а моя рука сомкнулась на запястье Джуэл, слегка погладила шершавую кожу. Эта женщина помогла пережить первые, самые трудные часы, и мне хотелось хоть как-то утешить ее.

Беседа началась снова, хотя и в более сдержанных тонах, и по их взглядам на меня было понятно, что эти двое торгуются.

Но за какой товар? Серебро или…

Тут впервые я поняла, что не все в этом лагере индейцы. К костру подошли еще двое, один, несомненно, мексиканец, явно бандитской внешности. Мне не понравился взгляд, которым он окинул сначала меня, потом Джуэл.

Бандит заговорил с высоким воином по-испански, так что я, увы, понимала каждое слово.

– Значит, мы не зря пришли – добыча неплохая! А женщины? Тоже продаются?

– Думаешь, они этого стоят? Может, разве вон та, со светлыми волосами. Другая… не знаю, захочет ли мой друг ее купить? – пренебрежительно бросил высокий воин. – Я думал, ты пришел за серебром, а не за женщинами – их тут хоть пруд пруди.

Несмотря на уничтожающие слова, я почему-то чувствовала: ему не хочется отдавать меня никому, особенно этому пришельцу. Кто этот мексиканец? Команчеро? Но тут в круг света выступил другой мужчина. Он шел неохотно, словно против воли.

– Черт, а я думал, мы сядем у костра, поторгуемся по-настоящему. Что за спешка?

Мексиканец со смехом обернулся:

– Но здесь не только серебро, приятель, хотя, кажется, твой братец не очень-то хочет отдавать вон ту, темноволосую.

Незнакомец поднял голову, и только сейчас я увидела его лицо.

– Люкас Корд! – вырвалось у меня против воли.

Наверное, в моем голосе было столько ненависти, что он удивленно поднял бровь. Этот человек здесь, скупает серебро, на котором кровь погибших! Команчеро! Преступник! Значит, все, что я слышала о нем, – правда?!

Может, Люкас не узнал бы меня, не назови я его по имени. Глаза его расширились, потом сузились, как у хищника, рот дернулся в подобии улыбки. Вокруг все замерло. Даже мой похититель был явно сбит с толку. Хулио, опомнившийся первым, спросил, медленно выговаривая слова:

– Ты знаешь эту женщину, брат мой?

Люкас имел наглость обратиться прямо ко мне:

– Уверены, что мы знакомы друг с другом? Не очень-то вы похожи на ту высокородную леди с острым язычком. Кажется… мы встречались в вашей спальне, не так ли?

– О… как вы…

– По-моему, вы не в том положении, чтобы задирать нос! А сейчас – потише.

Внезапная резкость тона заставила меня замолчать. Он прав. Положение мое ужасно!

Они вновь о чем-то заговорили. Люкас Корд перешел на индейский язык, а другому бандиту это явно не понравилось.

Сначала спор шел между Люкасом и его братом; мой похититель то и дело вставлял какие-то замечания. Раньше я не думала, что апачи способны смеяться, но теперь многие воины явно загораживались руками, чтобы скрыть улыбки. О чем же спорили братья?

После особенно резкого обмена репликами Люкас повернулся и исчез в темноте. Его приятель поспешил следом, бормоча по-испански:

– Но серебро! Мы же приехали за серебром.

– Сам этим займись, Гадо! – услышала я в ответ.

– Что происходит? Вы его знаете? – лихорадочно прошептала Джуэл.

Я вновь стиснула ее руку.

– Не уверена.

Хулио мрачно взглянул на меня. Даже когда его брат вернулся с длинным футляром в руках, он не отвел глаз. Но Люкас, не посмотрев в мою сторону, открыл футляр и вынул изящную, инкрустированную серебром винтовку.

Сделка была завершена.

Хулио Кордес, по-видимому, вне себя от гнева, широкими шагами ушел от костра.

Я была продана за новую винтовку системы Генри и несколько коробок патронов.

Глава 17

В эту минуту я почти не понимала, что происходит, и уверилась, что меня продали, только увидев, как винтовка переходит из рук в руки. Люкас Корд подошел ближе, но я никак не могла понять, что у него на уме. Странные зеленые искорки в глазах, казалось, светились еще ярче в пляшущих отсветах огня.

Странно, но он сказал по-испански, коротко и хрипловато:

– Пойдем!

Я тут же разгадала его намерения и плотно сжала челюсти, борясь с охватившим гневом. Люкас желал, чтобы все поняли: отныне я – его собственность, рабыня, товар, который можно продать и купить. Но Джуэл отчаянно цеплялась за меня – сейчас не время впадать в истерику.

– А она? Она белая женщина. Неужели вы ее оставите… им?

– Вы забыли, я тоже один из них, – жестко, издевательски подчеркнул Корд и, схватив веревку, стягивавшую мои запястья, дернул за нее так, что я пошатнулась и едва удержалась на ногах. Другого выбора не было – приходилось подчиняться, но тут Джуэл истерически зарыдала:

– Вы не можете так уйти! Неужели у вас совсем нет жалости?!

Я вынудила себя смириться и умоляюще попросила:

– Пожалуйста… пожалуйста… не бросайте ее…

– Меня это не касается.

Он шел так быстро, что я, задыхаясь, почти бежала.

– Вы должны что-нибудь сделать для нее! Пусть вам все равно, что она белая! Это женщина! Женщина! Что с ней будет?

– Ну-ка слушайте, и слушайте внимательно: больше я повторять не буду!

Люкас остановился так неожиданно, что я едва не упала и почувствовала, как его руки непроизвольно сомкнулись на моей талии.

– Слушайте… – повторил он, как мне показалось, сквозь зубы. – Здесь не ранчо, и вы не хозяйка! Так что не смейте отдавать приказания! И если желаете себе добра, выполняйте мои, и не сметь огрызаться! Какого дьявола вы о себе возомнили?! – Он так разозлился, что начал с силой меня трясти. – Это не Нью-Мексико, где, стоит вам только сказать, что вы женщина Тодда Шеннона, все тут же начинают кланяться.

– Когда Тодд узнает, где я, он выкурит каждого апачи из норы, где тот скрывается!

Я разозлилась не меньше его, но мой гнев, казалось, только забавлял Корда.

– Но откуда Шеннон или еще кто узнает, где вы? Мои друзья не оставляют следов, как бледнолицые! Скорее он посчитает, что вы уже мертвы и похоронены там, где никто вас не найдет! Или проданы в Мексику, где хорошенькая белая женщина может пойти за пятьдесят песо!

Последние слова заставили меня побелеть. Неужели индейцы именно поэтому притащили нас сюда?! Ужасающая мысль поразила как громом, вынудила молча, спотыкаясь на каждом шагу, следовать за ним. Он команчеро. Зачем ему понадобилось покупать меня?!

Мы уходили от костров к деревьям, и тут еще более ужасная мысль пронзила меня. Я инстинктивно попыталась отпрянуть: внезапный рывок застиг его врасплох. Я вырвалась, услышала треск разорванного рукава, бросилась бежать, но споткнулась о корень, упала. Спасения ждать было неоткуда. Я лежала, чувствуя, как ноет каждая косточка, и впервые в жизни по щекам покатились слезы, и я зарыдала, не в силах остановиться, хотя скорее почувствовала, чем увидела, как Люк наклонился надо мной, ощутила нетерпеливые руки на своих плечах, но пошевелиться не было сил. Совсем не было.

– Черт побери, что это с вами? – нетерпеливо, зло пробормотал Корд. – Встаньте!

Он схватил меня, грубо дернул вверх, я закричала от боли, прострелившей щиколотку.

Корд тихо выругался, грубо поднял меня на руки и понес – больную, беспомощную, несчастную.

Мы добрались до убогой крошечной лачуги из шестов, накрытых шкурами. Очевидно, именно здесь ночевали Люкас Корд и его приятель-команчеро. На земле были разостланы одеяла, вместо подушек брошены седла. Люк с размаху усадил меня на одеяло.

– Если бы вы не выкидывали дурацких штучек, – пробормотал он, опускаясь на корточки, – все было бы в порядке. И далеко вы намеревались убежать?

Быстро, привычно он задрал подол моей юбки и начал развязывать мокасин на левой ноге.

– Прекратите! Что…

Я попыталась приподняться на локте, забыв, что руки по-прежнему связаны, но тут же вновь свалилась. В полутьме глаза Люка злобно блестели, хотя голос звучал совершенно бесстрастно, а пальцы осторожно ощупывали распухшую щиколотку.

– Осторожно, не двигайтесь. Я привык лечить лошадей и с вами управлюсь. По-моему, кость не сломана.

– Какая удача, – еле выговорила я, боль становилась все сильнее.

Странно, почему мне по-прежнему так хотелось заплакать?! Наверное, я всхлипнула, потому что он внимательно взглянул на меня.

– Больно или все еще злитесь?!

Страдания становились невыносимыми, но гордость не позволяла признаться. Сжав зубы, я отвернула голову. Нельзя позволять, чтобы он слышал мои рыдания. Не буду унижаться, что бы он ни вытворял.

Люк начал снимать другой мокасин. Сквозь волны боли пробивалась смутная мысль: что же он собирается делать?! Но, собрав всю волю, я отказывалась взглянуть на него.

– Да, хорошую прогулочку совершили, – иронически заметил Корд, и я возненавидела его еще больше. – Подождите, сейчас вернусь.

Он быстро, словно грациозное животное, вскочил на ноги, постоял, глядя на меня, но я нарочно зажмурилась, а когда открыла глаза, его уже не было.

Я впала в какой-то транс, от усталости и пережитого страха голова кружилась, сознание оставило меня.

Когда я очнулась, в хижине горел огонь, а ногу почему-то щипало. Я, должно быть, непроизвольно дернулась, потому что Корд резко приказал лежать смирно.

Полумертвая от голода и жажды, я откинулась на подушки. Думаю, меня разбудил именно запах еды. Что он хочет? Мучить меня? Но Корд бинтовал мне ногу полосками ткани, оторванными от нижней юбки, молча, ловко, почти не причиняя боли.

Выпрямившись, он отошел и через минуту возвратился с глиняным блюдом.

– Думал, может, вы проголодались… Не бойтесь, не конина и не собачатина. Оленина. Подстрелил сегодня утром.

– Собачатина?!

Я в ужасе уставилась на Люкаса; тот издевательски покачал головой:

– Неужели не знали? Здесь это считается редким деликатесом. Правда, боюсь, ваш желудок к такому не привык.

Теперь Корд казался почти дружелюбным, но я по-прежнему не доверяла ему, хотя обнаружила, что он развязал мне руки.

Осторожно усадив меня, он достал помятую кружку с холодной водой. Я бы набросилась на нее, но Люк предупредил: нужно пить маленькими глотками, иначе с непривычки заболит живот. Потом вручил мне блюдо и ложку. Никогда не ела ничего вкуснее, хотя не осмеливалась спросить, что же там еще, кроме оленины. Но после всех мучений это казалось таким блаженством! Даже сейчас не понимаю, как удалось тогда выжить.

Люкас Корд наблюдал за мной странным взглядом, прищуренными глазами и не отвернулся, даже когда я, неожиданно подняв голову, застала его врасплох, только сказал, хрипловато, насмешливо-издевательски:

– Не ждите, что вам и завтра будут так прислуживать! Жена моего брата приготовила ужин и дала мазь для вашей ноги. Но завтра принимайтесь за работу! В лагере достаточно дел! Маленькая Птичка покажет вам.

Я отставила блюдо.

– Что вы хотите сказать?! Не можете же вы держать меня здесь?

Корд сел, по-индейски скрестив ноги, приблизил ко мне лицо.

– Ты что, не поняла?! Я купил тебя, отдал прекрасную винтовку, стоившую гораздо больше любой женщины, а это означает, что я твой хозяин и могу делать с тобой все, что хочу, заруби это на носу.

Кровь прихлынула к моему лицу, как только смысл его слов стал ясен. Ослепляющая ярость лишила меня дара речи, а довольный взгляд Люкаса только усилил ненависть.

– Вот так-то лучше. Пока делай как сказано и подчиняйся, тогда мне не придется тебя бить, чтобы заставить покориться!

Вынести это было невозможно. Я швырнула блюдо прямо в голову Корда, но тот ловко уклонился, и остатки тушеного мяса разлетелись по земле.

Люкас выпрямился с таким видом, будто был готов убить меня, но вместо этого, как ни странно, расхохотался:

– Будь я проклят, если у нее не тот еще характер! Да к тому же посмела разбросать такую еду! Что ж, тем хуже: завтра можешь остаться голодной!

Тон его внезапно изменился, но я не успела встревожиться. Двигаясь с обманчивой небрежностью, он в один миг очутился возле меня; жесткие пальцы сомкнулись на запястьях, пригвоздив руки над головой, тяжелое тело придавило к земле, презрительный взгляд был словно пощечина.

– Только на этот раз тебе это сойдет с рук, и то потому, что сегодня тяжелый день, а ты была достаточно вынослива и смогла выжить. Но с завтрашнего дня мне плевать – устала ты, боишься или закатываешь истерики?! Попробуй швырнуть в меня чем-нибудь – шкуру с тебя спущу!

Я извивалась, пытаясь вырваться, в надежде, что он прочтет в моих глазах ненависть и отвращение, но Корд только издевательски скривил губы.

– Давай дергайся, это только заводит меня…

Намеренно непристойный смысл его слов заставил меня оцепенеть.

– С такой женщиной, как ты… трудно понять, о чем она думает, – мягко продолжал Корд.

Я почувствовала его дыхание. Неужели собирается поцеловать меня?

Отвернув голову, я процедила сквозь сжатые губы:

– Можете не гадать, я сама скажу. Думаю, как ненавижу, презираю вас, какое вы омерзительное животное! Очень рада, что отец не дожил и не увидел, во что вы превратились!

Мне показалось, что Корд затаил дыхание, но он грубо схватил меня за подбородок:

– Значит, вот как ты считаешь?

– Да-да, именно так. Зверь, животное, дикарь и убийца!

Я бы продолжила дальше, но Корд не позволил. Чуть приподнявшись, он обеими руками одним движением разорвал блузу и без того висевшего лохмотьями костюма.

Я кричала, отбивалась, но могла ли слабая, измученная женщина справиться с грубой силой?

Даже сейчас, вспоминая об этом, я заливаюсь краской. Корд сорвал с меня одежду, не обращая внимания на сопротивление. И потом я лежала под ним, придавленная чужим, ненавистным телом, чувствуя обнаженной кожей прикосновение грубой ткани, а Люкас… не спешил встать, глядя на меня так, будто наслаждался моим униженным видом.

– Можешь делать что хочешь, – злобно пробормотала я. – Доказал, что сильнее? Нет, просто подтвердил то, что я сказала. Животное! Зверь, который может брать женщину только силой. Привычка, не так ли?

– Думаешь, я хотел изнасиловать тебя? – спросил он, как ни удивительно, со странным спокойствием. – Ты ошибаешься насчет этого, как, впрочем, и во многом другом. – Корд жестоко усмехнулся. – Взгляни на себя! Леди Ровена Дэнджерфилд! Черная от солнца, нос облуплен, да и, по правде говоря, умыться бы тоже не мешало! И не только умыться! Вымыться! И еще одно: таких женщин я уже видел – сверху высокомерие и красивое личико, внутри – глыба льда!

– Вы!..

– Я еще не закончил! И поверь, стащил с тебя эти лохмотья не потому, что хотел тебя, просто решил показать, на что способен, если пожелаю! Кроме того, этот… постный взгляд не подходит для скво. Завтра принесу другую одежду, и научись понимать, где твое место!

Он откатился, встал и, с отвращением фыркнув, швырнул мне одеяло.

– Лучше постарайся заснуть. Я тебя не свяжу – отсюда не убежишь. До свидания!

Я осталась одна, дрожа от потрясения, пытаясь натянуть одеяло, но, несмотря на все, что случилось, все-таки уснула, должно быть, от изнеможения. Я совсем не отдохнула и все еще была в полусне, когда вернулся Люкас Корд и лег рядом, только повернулась на живот и плотнее завернулась в одеяло. Он не попытался прикоснуться ко мне, и вскоре, как это ни невероятно, сон снова одолел меня.

Прошло два дня, но к этому времени остатки гордости и здравый смысл вновь возвратились ко мне. Да-да, пленница, рабыня, но положение мое гораздо лучше, чем у других несчастных, захваченных индейцами, – не терплю жестоких побоев, не сплю под открытым небом, как собака, не доведена тяжким трудом до изнеможения, женщины и дети меня не мучают.

Я не была женой Люкаса Корда, хотя он спал рядом каждую ночь в крохотном вигваме, который помогла построить Маленькая Птичка, жена его брата, не была его любовницей, хотя, думаю, только он и я знали это; с самого начала Корд дал понять, что как женщина я его не интересую, служу всего лишь орудием мести против Шеннона и, дав согласие стать женой Тодда, превратилась во врага Люкаса. Я была пешкой в какой-то непонятной игре, но Корд не говорил ничего, лишь однажды, в то первое утро, у него вырвалось несколько издевательских фраз. Он разбудил меня рано, чтобы отдать блузку и юбку, типичную одежду женщин племени апачи.

– Что ты намереваешься сделать со мной? – требовательно спросила я. – Мне нужно знать.

– Думаю, это зависит от тебя, – протянул он насмешливо. – Закончу здесь кое-какие дела и отправлюсь к своим. А ты… можешь выбирать, в качестве кого заявишься к нам – гостьей или служанкой. Давно обещал матери белую служанку! Конечно, она, как и я, уважала твоего отца, но с тех пор, как ты позволила Тодду Шеннону убедить себя, что все мы грабители и убийцы…

– Отец спас тебе жизнь! – вырвалось у меня. – И жизнь твоей матери. Неужели все это для тебя ничего не значит?

– Просишь дать тебе свободу ради Шеннона? Своего отца? Или ради тебя самой? Напоминаешь о долге? Ну что ж, я был в долгу у Гая Дэнджерфилда и думал, что его дочь будет похожа на него, но, как видно, ошибался. Ты такая, кем тебя сделали – твой дед, мамаша, лондонское общество! Приехала сюда посмотреть, как живут дикари?! И не позаботилась хоть немного разобраться, подумать… А, черт!.. – выругался он, потемнев лицом от сдерживаемого гнева. – Какая разница! Уставилась на меня, ненавидишь, а дальше ничего знать не желаешь! Ну что ж, выбор у тебя есть. Поговорим позже!

С этой минуты Корд почти не обращал на меня внимания, только время от времени отдавал короткие приказы. Я чувствовала: он ждет, когда взорвусь, откажусь подчиняться, швырну чем-нибудь ему в лицо, но не желала доставить ему такого удовольствия и дать предлог избить себя перед всем лагерем, чтобы он смог доказать свое превосходство, поэтому, сжав зубы, делала как приказано.

Маленькая Птичка, жена Хулио и дочь вождя, тоже не очень охотно разговаривала со мной, хотя показала, как поставить вигвам, выделывать шкуры и готовить еду на огне.

Несколько раз я видела Джуэл, но только на расстоянии, хотя узнала, что ее купил команчеро Дельгадо. Она по-прежнему была одета в лохмотья, но не казалась слишком несчастной, только подавленной и молчаливой.

Люкас ушел на охоту, одевшись, как остальные индейцы, в набедренную повязку и высокие мокасины. Я заметила, что он захватил лук и стрелы.

«Что он имел в виду, говоря о выборе? – думала я с ненавистью. – Когда собирается покинуть лагерь?»

Но чаще всего я вспоминала о друзьях. Бедный Марк! Как, должно быть, он винит себя. А Тодд! Что сделает Тодд, когда узнает, что случилось со мной?! Конечно, он-то уж будет винить всех! Но пока я жила здесь, нужно было приспосабливаться: опускать глаза в присутствии мужчин, делать все, что приказано, вести себя как можно скромнее. В общем, все это было не так уж сложно, хотя моя покорность была притворной, и Корд понимал это. Когда Маленькой Птички не было поблизости, я ловила на себе взгляды Хулио и чувствовала: он все еще хочет меня. Ну что ж, еще одно оружие, которое можно использовать против Люкаса Корда. Может, Хулио согласится освободить меня за выкуп?!

Прошло две недели… началась третья. Только силой воли, разума смогла я оставаться внешне спокойной и послушной. Нельзя сломаться, позволить себя поработить. У Люка были причины «спасти» меня. Нужно их обнаружить и суметь обернуть против него.

Однажды утром Маленькая Птичка начала готовить меня к долгому путешествию. Как обычно, она не говорила много, но у меня создалось впечатление, что ей не больше, чем мне, хочется отправляться в утомительный поход. Она, Хулио и двое детей, мальчик и девочка, должны были нас сопровождать. Придется снова пересечь пустыню, добраться до Канада-де-Аламоса, древнего места обитания восточных племен индейцев апачей, а оттуда – до Блэк-Рэндж, видимо, там и расположена эта скрытая долина.

Маленькая Птичка отказывалась давать ответы на вопросы, просто отвернула голову. Мне показалось, она очень хочет что-то сказать, но уважение к мужу и его брату не позволяло этого сделать.

Мы взяли с собой мулов и груженных серебром лошадей. Апачи не очень-то знали его истинную ценность и меняли у команчерос на оружие, порох, ткани и безделушки. Команчерос продавали серебро в Мексику. Мне удалось поговорить с Джуэл перед самым отъездом.

– Джуэл! Прости, что так и не смогла подойти к тебе раньше. Все в порядке? С тобой хорошо обращаются?

Женщина пожала плечами:

– Сама знаешь, как это бывает. Но Дельгадо не злой человек и хорошо ко мне относится. Вроде бы не собирается избавиться от меня в Мехико. Кто знает? И потом, Дельгадо не так жесток, как остальные покровители. – Наспех обняв меня, она добавила: – А вот за тебя я беспокоюсь. Ты не кажешься такой… но по крайней мере он молод и хорош собой. Будь разумна, Ровена. В этом мире женщина может выжить, только если перехитрит мужчину и научится применяться к обстоятельствам.

Так мы попрощались и больше не успели друг другу сказать ни слова. Маленькая Птичка потянула меня за руку. Я поймала странный, горящий зеленым огнем взгляд Люкаса. Мужчины встали во главе маленького отряда, и я покинула скрытый в горах каньон пешком, ведя лошадей в поводу.

Глава 18

Мы продвигались очень медленно, осторожно, иногда по ночам, хотя Маленькая Птичка, как все апачи, боялась темноты, а Хулио, несмотря на то что вырос среди индейцев, презрительно фыркал, осуждая дурацкие предрассудки. Я узнала, что Маленькая Птичка снова ожидает ребенка, и, хотя она не жаловалась, было видно: долгие часы ходьбы с ребенком за спиной невыносимо утомляют ее. Я предложила понести малыша, и мне показалось, она взглянула на меня с благодарностью, хотя немного недоуменно. Маленькая девочка ехала верхом на лошади. Малыш, как все индейские дети, никогда не плакал. Звали его Бегущий Койот. Толстенький, с круглыми любопытными черными глазами и гривкой жестких волос. Хотя я не знала, как обращаться с детьми, но вскоре полюбила его и девочку.

Иногда я чувствовала на себе непроницаемый взгляд Люкаса, иногда встречалась глазами с Хулио. Что Люкас наговорил ему обо мне?! Что у Хулио на уме? Я изо всех сил старалась, заставляла себя не думать. Так было легче преодолевать бесчисленные мили обжигающего белого песка, проще существовать, когда голова пуста, а тело негнущееся и жесткое, особенно в те часы, когда Люкас ложился на ночь рядом. Мы не разговаривали, а через несколько минут он неизменно поворачивался спиной. Взгляды Маленькой Птички становились все недоуменнее: она, видимо, жалела меня, хотя ничего не говорила вслух. Она была неизменно добра ко мне и пыталась научить языку апачей, хота странные гортанные звуки давались с трудом.

Люкас Корд по-прежнему оставался загадкой. Иногда я чувствовала себя словно во сне – одинокие пустынные места, нереальное, непонятное путешествие, когда на много миль вокруг ни одного человека. Мы никого не встретили до самого ранчо, где жила семья Маленькой Птички. Индейцы не задавали никаких вопросов и не выказывали по отношению ко мне никакой враждебности, и единственный раз я испытала неловкое чувство, когда шаман, очень старый человек с длинными седыми волосами, внимательно оглядел меня, хотя я старалась ничем не привлечь к себе внимания.

Потом он о чем-то спросил Люкаса, и полученный ответ заставил всмотреться в меня пронизывающим взором, хотя шаман не произнес ни слова.

Мы должны были провести ночь на ранчо, и я помню, как была обрадована. Местность оказалась изумительно красивой – крохотное плато, защищенное с трех сторон скалистыми уступами и поросшее густой зеленью, сосной и осиной. Апачи жили здесь много лет, хотя на зиму уходили туда, где было теплее. Индейцы сажали кукурузу и другие злаки, и ранчо могло быть местом мира и спокойствия, но верховный вождь апачей, кровожадный Викторио, иногда приезжал, оставался надолго, и отсюда совершались опустошительные набеги на фермы белых поселенцев и беззащитных путников.

Но я твердо приказала себе ни о чем не думать, тем более что была здесь кем-то вроде гостьи, а здешние индейцы были совсем не похожи на тех, кто с раскрашенными лицами выходил на тропу войны.

Мужчины отправились в ритуальный вигвам, а позже несколько женщин, в том числе я и Маленькая Птичка, отправились купаться к ручью, в уединенное место, защищенное деревьями. Женщины мыли волосы чем-то вроде мыла, изготовленного из кактуса юкка, и расчесывались самодельными гребешками. Я последовала их примеру, а когда волосы высохли, обвязала вокруг головы полоску кожи, чтобы убрать с глаз непокорные пряди.

– Поглядись в воду, – предложила Маленькая Птичка.

Я давно не видела зеркала и сейчас, наклонившись над ручьем, не узнала себя. Совсем индианка, если бы не синие глаза. Коричневая кожа, прямые, спадающие до плеч волосы, платье индейской скво. Куда девалась убого одетая девушка с очками на носу? И гордая женщина, залитая сверкающими бриллиантами? Правда, в ушах до сих пор поблескивали крохотные сапфировые сережки, почему-то казавшиеся здесь неуместными, я сняла их и протянула Маленькой Птичке.

– Подарок. Ты была так добра ко мне.

Она недоумевающе уставилась на переливающиеся камешки, потом осторожно взяла серьги.

– Спасибо, сестра, – прошептала она еле слышно, и в этот момент мы были почти друзьями.

Но Люкас все испортил, внезапно появившись словно ниоткуда, полуголый, на шее болтается подаренная шаманом ладанка, мокрые волосы поблескивают на солнце, лицо хмурое и непроницаемое. Жесткие пальцы сомкнулись на моем запястье.

– Шаман хочет поговорить с тобой. Выкажи ему уважение. Он очень стар и мудр. Мой… – И, поколебавшись, добавил: – Мой дед.

– Я всегда уважала тех, кто этого заслуживает. Считаешь, опозорю тебя?

– Откуда мне знать, что ты выкинешь?! – пробормотал он с чем-то вроде раздражения. – Весьма непредсказуемая дама.

– Зато умею приспосабливаться к обстоятельствам, – холодно заверила я, – и достаточно терпелива. Знаю свое место. Мне идти на несколько шагов сзади с опущенной головой? Не хочешь же, чтобы другие подумали, будто ты потворствуешь рабыне.

И с удовлетворением заметила, как дернулся Люкас.

– Придержи язык, – только пробормотал он и, повернувшись, направился к самому большому вигваму.

Я ужасно нервничала, хотя умерла бы, прежде чем призналась в этом. Но почему?! Меня представляли королеве английской, и я была спокойна, как мумия! Но здесь не Англия, и я во власти человека, которого презираю и ненавижу.

– Не заговаривай первой, – наставлял Люкас, – сиди спокойно и не суетись!

Я не устояла перед ехидной репликой:

– Спасибо за наставление! Ваша покорная рабыня не опозорит вас!

Он окинул меня мрачным предостерегающим взглядом; мы очутились в зловещей обстановке освещенного костром жилища.

Шаман, казалось, дремал и ни словом, ни взглядом не дал знать, что заметил наше присутствие. В вигваме бесшумно суетилась толстая женщина, на вид гораздо моложе шамана. Жена? Дочка? Можно ли им жениться? Старик снял церемониальный головной убор, и на голове у него была только кожаная лента с пером. На коричневом лице было столько морщин, что, казалось, шаману уже гораздо больше ста лет. Люк сказал, что это его дед. Неужели это отец Илэны Кордес, вождь апачей, взявший в жены юную пленницу испанку?

– Значит… та самая, – внезапно пробормотал он по-испански, так, что я едва не подпрыгнула. Старый лис! Все время следил за мной! Наши взгляды встретились, но он больше ничего не сказал. Что я могла ответить? Мы долго смотрели друг на друга; прошло несколько минут, глаза старика широко открылись, он повернулся к Люкасу: – Она может говорить или боится?

Я крепко сжала губы, но Люкас ехидно усмехнулся:

– Иногда говорит даже слишком много. И не думаю, что боится.

Шаман одобрительно кивнул:

– Это хорошо. Ты не похожа на трусливую женщину. Бывает, мой внук поступает совсем не так мудро, как полагает сам. Впервые увидев тебя, я подумал: вот одна из тех редких женщин, которые умеют слушать и наблюдать… извлекать уроки из того, что видят. Я заметил, как быстро ты переняла наши обычаи. Тогда и сказал себе: может быть, ум и сердце этой женщины так же открыты и честны, как у ее отца, который пришел сюда когда-то, один, бесстрашно, потому что хотел понять апачей. – Старик снова покивал, как бы довольный давними воспоминаниями. – Твой отец был единственным из белых, кого я называл братом. И всю жизнь он оставался названым братом апачи. Теперь понимаешь, почему я позвал тебя сюда?

Но я все еще недоумевала, не зная истинных причин, заставивших его сделать это. Отец? Названый брат дикарей, безжалостных, кровожадных убийц?!

Но шаман явно ждал ответа, и мне оставалось только покачать головой:

– Нет, я не уверена… Значит, вы с самого начала знали, кто я?

Старик начал медленно раскачиваться взад и вперед, словно это помогало думать.

– Значит, я вызвал у тебя любопытство? Это хорошо, любопытство побудит тебя задавать вопросы. Раньше ты не понимала, почему старый шаман послал за тобой. Ты дочь своего отца, единственный его ребенок, пришедший из Великой Воды. Поэтому ты здесь. – Он остановился, я наклонилась вперед, но шаман повелительно поднял руку. – Вижу в глазах твоих много вопросов, но задашь их позже. Думаешь, воинов, взявших тебя в плен, послали за тобой? Нет. Это был набег. Много дней воины наблюдали за проезжавшими дилижансами, узнали, сколько солдат их охраняет, как они вооружены и по каким дням возят серебро. Нет, дочь моя, ты случайно попала в горы, или, может быть, таково было веление судьбы, что тебя привели к моему внуку, вождю племени, а второй внук узнал дочь Гая Дэнджерфилда и доставил тебя сначала сюда, как я и хотел.

Сначала? Почему все они говорят загадками – Люкас, Рамон, а теперь и старик? Никто не сказал, чего ожидают от меня! Неужели было необходимо встречаться со стариком при таких унизительных обстоятельствах?!

Нет-нет, подобает или не подобает, но молчать больше нельзя!

Я гневно взглянула на Люкаса, тот едва заметно поднял брови, словно запрещая говорить. Ну что ж, нравится ему или нет, я все-таки выскажусь.

– Ты хочешь что-то сказать, слова так и рвутся из твоего горла, – заметил шаман, словно прочитав мои мысли.

– Да! – взорвалась я, не в силах сдержать ярости. – Хочу знать, почему меня привели сюда и что собираются делать дальше. Он, – я с отвращением показала на Корда, – ничего не говорит, только заявил, что я должна выбрать между участью служанки и положением гостьи. И потом… этот… то, что он сотворил со мной, просто не поддается описанию, сделал своей рабыней, угрожал даже… словно я причинила ему зло или отец не спас когда-то его жалкую жизнь. Вы сказали, что мой отец был вам братом, и говорите со мной по-человечески, а он…

– Хватит! – взвился Люкас. – Если бы ты не распускала язык!

– А я говорю: молчите оба! Немедленно!

Голос шамана был тихим, шелестящим, старческим, но в нем звучали такие властные нотки, что мы мгновенно успокоились.

– Пока вы бросали друг другу сердитые слова, – уже мягче сказал старик, – я думал, что должна быть причина ненависти, родившейся между вами. Жаль, ибо отец твой не хотел, чтобы так получилось.

Он обращался ко мне, мои губы упрямо сжались.

– Может, отец плохо его знал.

– А ты? Хорошо?

– Во всяком случае, достаточно из того, что я видела.

– Она упертая, сварливая баба!

– А ты бессердечный убийца и насильник!

Шаман, чуть нахмурясь, вновь поднял руку.

– Это правда? Тебе известны наши обычаи и то, что я считаю эту женщину своей дочерью. Ты знаешь также…

– Я знаю, чего хотел Гай Дэнджерфилд, но она этого не желает. И клянусь, что не прикоснулся к ней!..

Как мог он лгать при мне так хладнокровно?! И вообще…

Ярость придала мне сил.

– Спросите его, кто сорвал с меня одежду в первую же ночь, угрожая избить, если не буду повиноваться, кричал, что я его собственность и он может делать со мной все, что пожелает!

– Она это заслужила! Я принес ей поесть, а она швырнула в меня тарелкой!

– Как ловко ты все оборачиваешь! Не помнишь, как сам довел меня до этого?!

Наши взгляды скрестились, в глазах Люкаса метались яростные зеленые блики, как крохотные огоньки.

– Вы словно дети, неразумные, оскорбляющие друг друга в припадке детского гнева! Дочь моя, он изнасиловал тебя?

От неожиданности я прикусила губу.

– Н-нет, хотя спал рядом каждую ночь. Должно быть, его друзья решили, что он зря отдал такую великолепную винтовку!

Старик кивнул:

– Хорошо. Пусть так. Думаю, ты понимаешь, что голова мужчины устроена иначе и думает он по-другому.

– Но этот… он…

– Вы повторяетесь, леди Ровена. Неужели больше нечего сказать?!

Я смерила Люкаса ледяным взглядом и отвернулась. Хочет вести себя как избалованный мальчишка, пусть!

И снова старик прочел мои мысли.

– Ты все еще не понимаешь, зачем находишься здесь и почему я заговорил о желании твоего отца. Может, выслушаешь спокойно, пока я закончу говорить? – Приняв молчание за согласие, шаман вздохнул. – Твой отец и я говорили о мире. Это удивляет тебя? Нас, апачей, становится все меньше, все больше бледнолицых приходит на нашу землю, вместо одного, убитого моими людьми, появляются двое или трое. Я старик и знаю, что, если война не кончится, народ апачей исчезнет с лица земли. Мы говорили об этом с твоим отцом. Он записал все свои мысли в книги, которые оставил дочери, и, хотя знал, что дни его сочтены, верил: она приедет и поможет исправить старые ошибки и обратит зло в добро. Ты не читала эти книги?

Чувствуя презрительный взгляд Люкаса Корда, я покачала головой.

– Начала читать… но потом так много всего случилось, что не было времени.

– Зато на Шеннона и его племянника время нашлось, – бросил Корд.

Но я даже не посмотрела на него.

– Тодд Шеннон – партнер отца. Я собиралась выйти за него замуж.

Лицо шамана оставалось бесстрастным.

– Шеннон – старый человек с сердцем, полным ненависти. Отец твой видел это. Он так надеялся, что тебя оставят в покое. И строил планы, как покончить со старыми обидами и восстановить справедливость. Жаль, что ты не узнала его мысли.

– Все говорят это! Но…

– Будь терпелива, дочь моя, как отец. Я шаман племени, но Гай был мудрее меня и превыше всего ставил правду и справедливость.

– Но почему мне не откроют правды? Загадки, тайны. Никто не хочет объяснить, чего желал отец!

– Ты женщина, и хотя разумом равна мужчине, однако должна научиться выжидать и слушать. – Он снова кивнул; изможденное тело медленно раскачивалось. – Твой отец любил мою дочь. Всегда любил. Дочь моя отвернулась от своего народа и пошла путем белых людей. Я отпустил ее. У нее ум воина и характер мужчины – настойчивый, упрямый, независимый. Она тоже ненавидит. Вот почему твой отец знал: единственный способ покончить с ненавистью – поступить как велят старые обычаи. Отец твоего отца был вождем, и сын женился по его приказу. Гай тоже желал, чтобы ты стала женой одного из сыновей моей дочери.

– Только не этого! – вырвалось у меня.

– Об этом можно не беспокоиться. Я сам выбираю, на кого охотиться.

– Хочешь сказать, добычу.

– Значит, вы двое не будете принадлежать друг другу, – спокойно объявил шаман. – А Хулио женат. Остается Рамон. Он не апачи – долго жил с белыми, получил образование. Настоящий джентльмен. Он сможет существовать в твоем мире. Но все же Рамон – мой внук. Он видел тебя, говорил с тобой и понимает свой долг, как и ты должна его понять.

– Нет! – вскочила я. Нельзя допустить, чтобы эта комедия продолжалась. Это невозможно! Как можно стать женой человека, которого не знаешь?! И все из-за старой вражды, начавшейся еще до моего рождения?!

– У тебя будет время все взвесить, познакомиться с Рамоном, тогда, наверное, этот брак не покажется тебе таким странным. Я видел – ты легко можешь перенимать наши обычаи и поймешь, почему это необходимо. Ведь и в твоей стране заключаются подобные браки. Твои родители… разве они не стали мужем и женой?

– Это верно, но посмотрите, что произошло! Они не любили друг друга! Отец…

– Твой отец был мудрым человеком, а ты его дочь. И приехала, потому что он послал за тобой.

– Чтобы выдать замуж за незнакомого человека? Стать пешкой в чужой игре?

– Ты сильная женщина, как и моя дочь. Если бы она вышла замуж по моему желанию… но потворствовал я ей потому, что у нее материнские глаза… ну что ж, все это в прошлом. Но я сдержу слово, данное брату. – Глаза впились в меня, заглушая гневные протесты. – Ты непокорна, дочь моя, и тебя нельзя заставить пойти на такой брак или силой выдать замуж. Но тебе нужно дать время и возможность узнать человека, выбранного отцом, и, может быть, выслушать обе стороны. Иди и подумай о том, что я сказал.

Я попыталась протестовать, выкрикнуть что-то резкое, но пальцы Люкаса, словно клещи, сомкнулись на моей руке, чуть не сломав запястье. Старик взглянул на нас сквозь полуприкрытые веки.

– Она твоя сестра, ты ее брат. Уважай и защищай ее. Мы поговорим еще, до того как ты уедешь отсюда.

Я очутилась снаружи, до сих пор не в силах поверить услышанному. Невероятно!

Должно быть, я выкрикнула последнее слово вслух, потому что Люкас встряхнул меня.

– Попробуй только завопить или устроить сцену – я врежу тебе и не посмотрю, сестра или не сестра!

Я охнула от боли; губы Люкаса дернулись в жестокой усмешке.

– Лучше снова начинай притворяться послушной и покорной! Тебе это идет гораздо больше! Будь ты моей женщиной, давно бы отрезал тебе язык!

Я постаралась взять себя в руки и даже улыбнулась в искаженное яростью лицо.

– Но я не твоя женщина, и тебе лучше об этом помнить.

Люкас, словно обжегшись, отдернул руку, и я удовлетворенно наблюдала, скольких усилий стоило ему овладеть собой. Он молча повернулся и исчез, предоставив мне самой добираться до вигвама родственников Маленькой Птички.

Глава 19

Меня много раз и многие люди обвиняли в холодности, бесчувственности, расчетливости и бездушности. Может, я и была такой. Помню, что было время, когда я гордилась, что могу держать себя в руках. И приходила в бешенство, когда стечение обстоятельств, от меня не зависящих, заставляло терять этот контроль, ощущать себя отданной на чью-то милость. Я пришла в такую дикую ярость, когда Корд покинул меня, что чувствовала, как задыхаюсь. Но все же еще до утра постаралась успокоиться, поскольку решила осмотреть долину и познакомиться с жившими здесь людьми.

Сама идея о браке с Рамоном Кордесом по-прежнему казалась смехотворной, но, по-видимому, выбора не было, нужно встретиться с ним еще раз. Прекрасно! Если он и в самом деле джентльмен, то, безусловно, поймет неловкость положения, в которое мы попали. И, увидев, что я не желаю выходить замуж против воли, несомненно, поможет уехать отсюда. Но что скажет Илэна Кордес, о которой я столько слышала? А Люкас?

Люкас старался избегать меня, когда пришел ужинать. Как обычно, мужчины ели первыми, а женщины терпеливо ожидали, пока они насытятся.

Я удивилась, заметив толстую женщину, которую видела в вигваме шамана. Она о чем-то тихо заговорила с матерью Маленькой Птички. Выяснилось, что старик решил всем объявить, кто я на самом деле. Дочь названого брата стала и его дочерью. С этого дня она будет жить и спать в его вигваме.

Маленькая Птичка объяснила, что мне оказана большая честь, и даже ее величественная мать взглянула на меня с невольным уважением.

Старый шаман, который уже лежал перед огнем, завернувшись в одеяло, приподнялся на локте и приветственно кивнул.

– По нашим обычаям, молодая незамужняя женщина должна спать в жилище старшего родича. Спи, дочь моя, и ничего не бойся.

Я поняла, что сегодня ничего больше не услышу. Толстая скво, которую звали, как я узнала позже, Падающий Лист, знаками показала мне, где лечь: очевидно, она не понимала испанский.

Молча подчинившись, я долго думала, зачем шаман сделал это: защищает мою репутацию или показывает остальным, что я больше не пленница, а почетная гостья?

Вся моя жизнь за последние несколько недель изменилась так, что было трудно поверить в происходящее. Я долго лежала без сна из-за того, что слишком устала, а когда наконец уснула, ужасные кошмары терзали мозг. Я тонула в зыбучих песках пустыни, стояла на высоком обрыве, глядя в пустоту, и чувствовала руку на плече, руку, готовую подтолкнуть в бездну…

И наконец проснулась вся в поту, но увидела только наклонившуюся надо мной толстуху.

Шаман спал. Он был совсем стариком и вставал поздно. Маленькая Птичка объяснила, когда мы встретились у ручья, что иногда его сны предсказывают будущее, иногда предупреждают об опасности. Вспомнив ночные кошмары, я спросила себя, может, они тоже служат предостережением.

Весь день меня мучили предчувствия, становившиеся все сильнее по мере того, как тянулось время.

Я старалась ни на секунду не оставаться без дела, подражая остальным женщинам, не позволявшим себе отдыхать.

Маленькая Птичка взяла меня с собой в рощу собирать коренья и ягоды. Пока мы шли вдоль небольшого ручья, она показывала мне съедобные растения, весело болтала, называла меня сестрой и время от времени упоминала о путешествии. «Когда вы спуститесь в долину… Когда вы завтра отправитесь в дорогу…»

– Но разве ты не идешь?

Она смущенно, недоумевающе взглянула на меня:

– Я думала, тебе уже сказали. Мой отец стар и попросил мужа позволить мне остаться на несколько дней в его вигваме, чтобы он мог провести с внуками еще некоторое время. Муж был так добр, что согласился.

Я испуганно вскинулась:

– Значит, меня заставляют остаться наедине с этим человеком?

– О нет! Мой муж тоже уедет. Он давно не видел свою мать и говорит: его обязанность, как сына, – навестить ее. С вами будут еще трое воинов, которые решили отправиться на охоту. Двое из них возьмут с собой жен, чтобы коптить мясо и выделывать шкуры. Ты не будешь одинока, двое братьев позаботятся о своей сестре.

– Братья? – непонимающе переспросила я, и Маленькая Птичка застенчиво хихикнула.

– Моя тетя-вдова, которая ухаживает за шаманом, рассказала моей матери, а та передала мне, что говорил шаман. Твой отец и дед моего мужа договорились обо всем задолго до твоего прибытия в эту землю. Знай я, что ты должна стать женой младшего брата, по-другому бы тебя встретила, когда увидела в лагере. Прости меня.

– Но…

Я взглянула в расстроенное личико и не смогла высказать всего, что просилось на язык. Маленькая Птичка не поймет, а мое неповиновение только огорчит ее. Нет, лучше приберечь гневные речи для Люкаса Корда!

Но в этот день я его так и не увидела. Женщины ни на секунду не оставляли меня в покое, со смехом объяснив, что именно я должна готовить еду для Люкаса и выстирать его грязную одежду. Я повиновалась, стараясь скрыть бешеный гнев, раздирающий сердце, и, подражая остальным, изо всех сил колотила одежду плоским камнем, надеясь превратить ее в лохмотья.

– Не так сильно, – с лукавой усмешкой возразила Маленькая Птичка.

– Он ведь порвал мою одежду, и, кроме этого платья, у меня ничего нет.

– Я не знала, сестра! – охнула она. – Ничего, твой отец, шаман, даст тебе все. Он богат!

И действительно, вечером шаман подарил мне традиционный костюм женщин племени апачи, принадлежавший раньше его жене Кармелите, матери Илэны: длинную юбку, богато вышитую бусами и украшенную перьями, и рубашку с высоким воротом и бахромой на рукавах и спине, тоже покрытую вышивкой.

– Доставь мне радость и надень его, когда достигнешь долины. Может, хоть это напомнит моей дочери Илэне, что она тоже апачи.

– Горжусь, что вы сочли меня достойной такого подарка, – пробормотала я, не переставая спрашивать себя: неужели этот морщинистый древний старик любил когда-то молодую пленницу? А она? Любила ли она его? Мне постоянно напоминали о старых печалях, обидах и привязанностях, но чего ожидали от меня? Какого ответа? Каких поступков?

Шаман, мой приемный отец, по-видимому, относился к своим обязанностям достаточно серьезно: кроме костюма, мне подарили мокасины и юбку с блузой, чтобы надеть в дорогу. Я никуда не хотела ехать, но когда попыталась возразить, шаман нахмурился.

– Прошлой ночью я видел сон. Это было предназначено судьбой. Твой отец, великий шаман, давно понял все.

– Но он даже не знал, где я и соглашусь ли приехать!

– В его жилах твоя кровь! Говорю тебе, дочь моя, ему все было известно. Нельзя бороться с высшими силами! Пойми и смирись. Отправляйся в долину, поговори с Рамоном. Он пришел из твоего мира. Ты не поймешь своих истинных чувств, пока не выслушаешь обе стороны, не узнаешь, как все было на самом деле. – И тут шаман снова обнаружил невероятную способность читать мои мысли. – Ты все еще сердита на Люкаса, не так ли?

– Как мне не сердиться! Он плохо обошелся со мной! Раньше я пыталась защитить его перед остальными, но когда получила доказательства…

– У доказательств, о которых ты говоришь, дочь моя, есть много сторон. Ты выслушала тех, кто ненавидит Люкаса. Спросила бы обо всем у него самого. И узнала бы правду.

– Правду?! – Я так обозлилась, что забыла об осторожности. – Знаю, отец верил в него, но что же Люкас сделал потом?! Выстрелил в человека из засады, сбежал с падчерицей Тодда Шеннона и бросил ее! Продал другому, только чтобы отомстить. Ее убили в пьяной драке. Он знает об этом?

– Почему бы тебе самой не спросить? – тихо, почти неслышно перебил шаман.

– Его?! – Я поняла, что кричу, но ничего не могла с собой поделать. – Он опять солжет или просто не ответит! И обозлится на меня.

– Но ведь справедливость именно в том, что, если человека обвиняют, надо дать ему возможность оправдаться, так?

Этот старый индеец и вправду мог быть моим отцом или дедом – так мудры были его слова. Я опустила глаза под прямым спокойным взглядом.

– Думаете, нужно спросить его?

– Это ты так думаешь, дочь моя. Я могу сказать только, что Люкас упрям и рассержен. Но если сможешь забыть о ненависти и спросить его обо всем, что желаешь знать, он выкажет тебе уважение, как сестре. Вот и все. – Шаман вздохнул. – Мира и покоя можно добиться, только если люди сядут рядом и выскажут все, что у них на душе. Легко позволить гневу затуманить разум, труднее сказать: «Я знаю, что беспокоит моего брата, и попытаюсь понять его!»

– Вы напоминаете мне деда, упрямого, несговорчивого старика со странными идеями, – кивнула я. – Но он меня любил и пытался научить думать и размышлять. И сейчас вы пытаетесь объяснить то же самое.

– Разве я не сказал, что у тебя разум мужчины? Ты дочь своего отца. Видишь обе стороны медали.

В эту ночь я спала без снов и кошмаров, может, потому, что не видела Люкаса. Но на следующее утро, когда мы должны были уезжать, неприязнь возвратилась с новой силой.

Я увидела только двух лошадей, уже нагруженных припасами и краденым серебром.

– А где остальные лошади? Неужели пойдем пешком?!

– Так будет быстрее, младшая сестра, – с преувеличенной вежливостью объяснил Люкас. – Ты теперь апачи и сможешь идти не жалуясь.

Я чувствовала, что все наблюдают за нами и ждут, чем это кончится. Обе женщины, которые должны были сопровождать нас, ждали молча, терпеливо, несмотря на тяжелые вьюки, висевшие на спинах. Хулио, как всегда с непроницаемым лицом, стоял рядом с братом. Я небрежно пожала плечами:

– Ну что ж, должна была догадаться…

– Когда ты увидишь местность, по которой придется идти, сама поймешь, – спокойно ответил Люкас.

Поняв, что он хочет угодить шаману, вышедшему проводить нас, я молча отвернулась.

Мы отправились в горы, ведя лошадей в поводу, поднимаясь все выше и выше по отвесным склонам, покрытым густым лесом. Мужчины упругим шагом шагали впереди, даже не задыхаясь в разреженном воздухе.

А я? Неужели я способна идти целый день? Еще две недели назад это казалось невозможным. И все же мы останавливались очень редко – напоить лошадей, поесть на скорую руку.

На закате мы нашли приют в маленькой пещере, зажгли костер и расстелили у стен одеяла. Раньше я считала, что женщины-апачи – рабыни своих мужей, но только теперь, поймав смущенные, робкие взгляды, которыми обменивались молодые пары, почувствовала нечто вроде зависти. Что за роль играю я сама? Ровена Дэнджерфилд – приемная дочь индейца, будущая невеста нежеланного жениха! Нужно быть очень осторожной, если хочу освободиться. Рамон Кордес еще молод, и его легко обвести вокруг пальца, играя на рыцарских чувствах. Нет, не Рамона нужно опасаться, а его матери, Илэны Кордес, ведь из-за нее началась кровавая распря – из-за женщины, которую Тодд Шеннон ненавидел, а отец безумно любил. Высокомерная, бесчувственная, расчетливая, не жалеющая собственных детей, взрастившая в их сердцах ненависть и бессовестно пользовавшаяся ими как орудием мести. Какая она на самом деле, Илэна Кордес? Инстинкт подсказывал: мы будем врагами, нельзя недооценивать ее силу и решимость. Если верить Тодду, именно она, чтобы завладеть чужим мужем, привела на ранчо убийц собственной двоюродной сестры и ее маленького сына! Даже шаман признавал, что Илэна обладает умом и волей. А Люкас? Люкас Корд, поставивший себе целью отомстить за мать? Думает ли он о ней сейчас? Сказанные когда-то слова вновь всплыли в мозгу: «Он всегда преклонялся перед матерью… обожал ее…»

Какой он на самом деле? Что кроется за обликом дикаря? И что за женщина произвела на свет подобного сына?

Я пыталась представить себе Илэну. Конечно, она уже немолода, с морщинистым лицом и седыми волосами. Совсем не та юная прекрасная девушка, которую любил отец.

Образы расплывались, сон тяжелил веки, и скоро все исчезло: я погрузилась в глубокое забытье.

Глава 20

Как оказалось, Илэна Кордес была совсем не похожа на ту, что я рисовала в своем воображении. Но нам предстоял еще довольно долгий путь, прежде чем я ее встретила.

Путешествие заняло почти пять дней. Мы поднимались все выше, и временами я была готова упасть от утомления, хотя не проронила ни слова жалобы. Люкас Корд все время подгонял нас, и в конце концов даже Хулио запротестовал, что в такой спешке нет необходимости и можно задержаться еще на несколько дней.

С некоторых пор он вообще начал обращаться со мной преувеличенно вежливо, называя младшей сестрой. Но иногда я ловила на себе мрачный, полный непонятного мне желания взгляд.

Люкас же, наоборот, не уделял мне ни малейшего внимания; резкие слова и обвинения сменились полнейшим равнодушием, словно между нами никогда не было ни ссор, ни взаимных упреков, и я иногда спрашивала себя, чем же он так озабочен. Собственно, Люкас вообще старался ни с кем не общаться, отвечал, только когда к нему обращались, а по вечерам долго сидел около костра, уставясь в темноту. О чем он думал?

Как-то Хулио, проследив, куда я смотрю, тихо сказал:

– Мой брат не привык высказывать свои мысли. Даже мне трудно его понять. Но наверное, сейчас я понимаю Люкаса: он вспоминает о женщине, которая ждет его на ранчо матери. Очень молодая, красивая, дочь старого друга. Она хочет, чтобы Люкас наконец принял решение.

– Мне неприятно говорить это, – пробормотала я, – но ее можно только пожалеть.

– Тебе не нравится мой брат?

Возможно, это только показалось, но в его голосе слышалось явное удовлетворение.

– Наверное, так лучше для твоего же блага, сестра.

Я не спросила, почему Хулио сказал это, желая прекратить беседу; и в самом деле, он скоро зевнул, потянулся и отошел.

Я стояла вместе с остальными на снегу перед отвесной скалой и чувствовала, что не могу больше сделать ни шагу. Да и куда идти? Прыгать по утесам, словно горные козлы? Другого пути, казалось, не было.

Люкас Корд тоже смотрел вверх, на лице сменялась буря непонятных мне эмоций. Настойчивое стремление идти вперед все быстрее. Отчаяние… Раздражение… А вдруг что-то произошло и он не может найти дорогу в спрятанную долину – ведь на земле все еще лежит снег.

Но тут он вынул из седельной сумки канат из сыромятных ремней и повесил на шею. Потом, распластавшись по каменистой стене, пополз на вершину. Я охнула, но Хулио ободряюще улыбнулся:

– Там тропинка, сестра. Ее протоптали горные козлы. Именно так Люкас нашел путь в долину. Подожди, мы скоро все туда попадем.

Ожидание, казалось, длилось вечно, но никто, кроме меня, не обращал внимания на Люкаса. Хулио и воины оживленно переговаривались, женщины развьючивали лошадей. Одна из индианок, закричав, показала пальцами на сползающую с вершины веревку. Должно быть, в скале была трещина, и Люкас смог закрепить канат.

Неужели мы будем подниматься, держась за эту ненадежную опору?!

Я хотела запротестовать, но Хулио ловко поймал конец и, быстро перебирая ногами, последовал примеру брата. Через несколько секунд Люкас Корд спустился к подножию, вместе с мужчинами привязал к канату мешок с серебром. Хулио быстро поднял его, потом второй, третий…

Я стояла рядом с женщинами, едва удерживаясь, чтобы не выплеснуть свой гнев.

Пусть не думают, что я полезу туда, держась за этот дурацкий канат! Ладони мои повлажнели от страха: я всю жизнь боялась высоты.

Мужчины подняли все серебро; затем последовали припасы, шкуры и куски туш оленя и медведя, подстреленных охотниками, потом по одному взобрались сами. Женщины вежливо уступили мне очередь, но я так же вежливо отказалась, хотя Корд насмешливо приподнял брови. Он что-то сказал женщинам, те с поразительной легкостью последовали за мужчинами, весело переговариваясь. Мы остались вдвоем. Он, по-видимому, чувствовал, что я боюсь, и злорадствовал, потому что насмешливо объявил:

– Твоя очередь, сестричка! Надеюсь, не испугаешься?

– Конечно, нет! – резко вскинулась я. – Но что делать с лошадьми? Как поднять наверх?

– Беспокоишься о жалких клячах! Вот уж не думал, что ты так мягкосердечна!

Почему он всегда злит меня? Нельзя давать ему повода для насмешек.

– Но ведь ты не собираешься…

– Подумывал было прирезать их на мясо, но раз ты просишь, оставим здесь. Сами найдут себе еду. И поторопись, если не хочешь, чтобы тебя обвязали канатом, как мешок, и подняли наверх!

Люкас угрожающе шагнул ко мне, я отпрянула.

Сейчас кажется, что только гнев придал мне мужества преодолеть отвесную скалу. Много дней после этого ладони носили следы ожогов от каната, а колени и бедра были покрыты синяками от ударов о камни. Я упорно карабкалась все выше, и наконец пальцы Хулио сомкнулись на запястьях.

Я оказалась на каменистом шельфе, постепенно переходившем в пещеру.

– Пойдем, сестра.

На все еще трясущихся ногах я последовала за Хулио и увидела свет, пробивавшийся с другого конца пещеры, оказавшейся чем-то вроде тоннеля. Неудивительно, что эту долину так трудно отыскать! Хулио объяснил, что ее случайно нашел Люкас, когда преследовал горного козла.

Долина, казавшаяся вначале узкой, чуть подальше расширялась; справа у подножия гор земля была усыпана огромными валунами, скатившимися сюда после какого-нибудь землетрясения.

– Здесь так красиво! – прошептала я.

– Ты еще не все видела! Здесь много воды, есть скот и лошади. Обитатели долины живут в мире и покое! Поверь, самым трудным было поднять сюда животных! – объяснил Хулио.

Воины-апачи куда-то исчезли, и я осталась с назваными «братьями». Люкас объявил, что нам остается только добраться до маленького загона, где всегда пасется несколько лошадей, на случай если кто-то неожиданно появится в долине.

Не помню, сколько мы шли. Наконец впереди показались грубо сколоченные деревянные ворота. В загоне было четыре-пять лошадей, красивых животных арабской породы.

– Хочешь, выбери себе коня, – предложил, к моему удивлению, Люкас.

Я всегда любила лошадей и не могла остаться безразличной.

– Этот… в яблоках. Можно, я возьму его?

– Как хочешь, – пожал плечами Люкас, – только не забудь, садись справа. И помни, индейцы управляют лошадьми с помощью колен. Не тяни слишком сильно за узду. Лучшая лошадь в загоне! Ты правильно выбрала!

Мы миновали глубокий каньон с отвесными стенами. Хулио тихо заметил:

– У моего брата здесь небольшая хижина, куда он приходит, когда хочет побыть в одиночестве. Даже я там никогда не был. Но… я не часто приезжаю сюда. Лучше свободная жизнь среди моего народа.

Я постоянно забывала, что Хулио живет среди индейцев, женат на дочери вождя, отец двоих детей. Конечно, он, как и брат, был для меня загадкой. Но Люкас почему-то занимал меня больше. Такой человек, как он… почему стремится к одиночеству? Чем околдовал бедную Фло настолько, что она покинула спокойный, безопасный мирок и последовала за ним? Но самое главное: что я делаю здесь, почему запуталась в паутине непонятных интриг, позволяю использовать себя как пешку в чужой игре?

Мы продолжали постепенно спускаться в ту часть, которая казалась огромным зеленым блюдом. Даже климат, казалось, изменился: снега не было, а воздух значительно потеплел.

И снова та же неотвязная мысль: что я здесь делаю? Как попала сюда? Но почему-то я больше не боялась, наоборот, странное возбуждение наполнило душу, стремление встретить брошенный вызов, выйти победительницей. Как прекрасна эта земля! Крохотный рай! Впервые с тех пор, как попала в Америку, я почувствовала, что такое истинная свобода – некому было наставлять меня, советовать, учить… Я была вооружена только собственным умом и волей.

Хулио, ехавший впереди рядом с Люкасом, остановился и подождал меня.

– Тебе нравится то, что видишь?

– Конечно! Здесь так красиво. Но где же люди? Я вижу только скот и лошадей – кто их пасет?

Он издал странный звук, нечто вроде смеха.

– У тебя острые глаза, сестра! Здесь есть ковбои – не очень много, всего несколько доверенных людей, которых мать привезла из Мексики. Но они сейчас дома, ужинают. Становится поздно, а солнце здесь садится очень быстро. Охрану не выставляют – кому известно про эту долину!

– Но ведь твой народ знает это место?

– Только некоторые. Но мы привыкли уважать жилища друзей и родственников и храним тайну. Иногда, в суровые зимы, мы добираемся сюда, где много еды и дичи. Братья, пришедшие с нами, останутся на некоторое время, пока выделают шкуры и прокоптят мясо. Потом они возвратятся.

– Почему они не пошли с нами?

– Апачи не любят жить в домах. Они найдут себе место, а женщины построят вигвамы для защиты от ночной прохлады.

– Вы и серебро оставили, – ехидно сказала я, но Хулио не заметил насмешки.

– Кто его возьмет? Кто-нибудь из людей матери позже заберет мешки и принесет в дом.

– Дом, – медленно протянула я. – Ты не будешь чувствовать, что задыхаешься в четырех стенах?

– Ты научилась хорошо понимать обычаи моего народа, сестра. Да, я тоже не люблю дома и буду спать под открытым небом, хотя матери это не по нраву.

Мне хотелось спросить, почему он пришел сюда. В голосе Хулио не слышалось никаких эмоций, словно он говорил не о матери, а о чужом человеке, может, потому, что был апачи и не привык к внешним проявлениям чувств.

– Как бы я хотела, чтобы Маленькая Птичка была здесь! – внезапно вырвалось у меня.

Хулио, прищурившись, взглянул на меня, в глазах читалось что-то вроде удовлетворения.

– Маленькая Птичка не любит мать, а мать не любит ее. Моей жене лучше среди ее народа. Но я рад, что вы подружились. За время, проведенное вместе с нами, ты быстро переняла наши обычаи, младшая сестренка.

Мне показалось, он собирался добавить еще что-то, если бы Люкас не повернул коня и не возвратился к нам… Как обычно, во мне волной поднялась неприязнь к этому человеку, его пренебрежительному взгляду, без слов показавшему, какой неряшливой, грязной и растрепанной я выгляжу.

– До дома совсем недалеко, но мы остановимся, напоим лошадей. Ты можешь искупаться вон в том ручье и переменить одежду.

Я машинально подняла руку, откинула со лба пряди непокорных волос…

– Даю тебе десять минут, сестричка, потом появлюсь. Нужно смыть дорожную грязь.

Под его насмешливым взглядом я сняла с седла узелок с новым платьем и, не оглядываясь, зашагала в указанном направлении.

Значит, я должна привести себя в порядок, чтобы быть достойной предстать перед его матерью! Но я почти хотела, чтобы в узелке оказалась та уродливая одежда, в которой я приехала в Бостон, – тогда Рамон уж точно не захотел бы жениться на мне!

Прозрачная освежающая вода успокоила меня, охладила ярость, которую Люкас почему-то всегда возбуждал во мне. Как хорошо снова быть чистой! Помня обещание шаману, я надела традиционный индейский костюм и причесала мокрые волосы, так что они спадали на плечи, и, хотя кляла себя за тщеславие, не смогла отвести глаз от своего отражения в воде.

Что подумает Илэна Кордес, когда увидит меня?

Часть 4 ДОЛИНА СКРЫТЫХ ЖЕЛАНИЙ

Глава 21

Впервые увидев Илэну Кордес, я была поражена и подумала только об одном: не может женщина ее лет выглядеть так молодо!

На улице все еще было светло, но в доме горели лампы, огоньки, дрожа, переливались в рубинах, украшавших изящный испанский гребень в ее иссиня-черных волосах. Нить таких же кроваво-красных камней обвивала ее шею.

– Дети мои!

Голос тоже был прекрасен – низкий, музыкальный, с легким акцентом.

– Да, мать, твои сыновья!

Было ли это игрой воображения или в ответе Хулио звучали еле заметные издевательские нотки? Создавалось такое впечатление, что передо мной разыгрывается хорошо отрепетированная пьеса, где все актеры знали свои роли. Хулио подошел ближе, небрежно обнял мать и отступил, выполнив ритуал приветствия.

– Люкас!

Он стоял у подножия лестницы, не сводя глаз с Илэны, но, когда сжал ее в объятиях, я отвела глаза, словно подсмотрела что-то не предназначавшееся для чужих глаз.

– Ты стала еще прекраснее, Илэна!

Она засмеялась, звонко, как юная девушка, нежно касаясь кончиками пальцев его лица.

– А ты, почему тебя так долго не было? Я тосковала по тебе. Мы все скучали…

«Люкас обожает мать…»

И правда, когда он смотрел на Илэну, лицо его неожиданно смягчилось, стало моложе, беззащитнее. В быстро сгущавшейся темноте нельзя было понять, что означало это мгновенно промелькнувшее выражение, через секунду Люкас уже насмешливо улыбался.

– Наверное, я специально не прихожу подольше, только чтобы услышать, как ты говоришь это, – шутливо объявил он, но в голосе было что-то никогда ранее мной не слышанное.

Руки Люкаса легли на плечи матери, я услышала шепот Хулио:

– Ну разве не трогательно наблюдать такую любовь между сыном и матерью?!

Мне показалось, что он ревнует, и осуждать его вряд ли стоило. Эти двое…

Но тут Илэна заметила меня:

– О, это же не Маленькая Птичка! Хулио, ты что, взял вторую жену?

Люкас приглушенно хмыкнул, и я рассерженно тряхнула головой. Какое право он имеет издеваться надо мной?! Но Хулио, как ни странно, казалось, вовсе не был против.

– Пока еще нет, мамочка, но вполне возможно, стоит об этом подумать!

Люкас перестал улыбаться и нахмурился. Я заметила, как его глаза предостерегающе сузились, и, смело выступив вперед, подошла к лестнице, глядя снизу вверх на эту прекрасную горделивую женщину, которая выглядела столь же молодо, как я, и держалась словно герцогиня.

– Поскольку ваши сыновья не выполнили своих обязанностей, думаю, придется мне представиться самой, – сдержанно объявила я. – Меня зовут Ровена Дэнджерфилд. Вы знали моего отца.

Если мои слова встревожили Илэну, она не подала виду. Я заметила только легкий изгиб темных бровей, но тут же, бросив на Люкаса полный упрека взгляд, она поспешила вниз, протягивая руки:

– Вы та самая Ровена? Дочь Гая? Как легкомысленно со стороны моих сыновей не предупредить о вашем приезде! Впрочем, боюсь, они оба – варвары!

Илэна легко коснулась моей руки, тут же отпустила и, застав меня врасплох, приподняла указательным пальцем мой подбородок, наклонив лицо к свету.

– Простите… но у вас отцовские глаза! Да-да, я должна была заметить раньше, несмотря на этот индейский костюм. – Она тихо засмеялась. – Идея моего отца, как я понимаю. Похоже на него! Но вы так добры, что решили снисходительно отнестись к его капризам!

В этой женщине, стоявшей так величественно, не осталось ничего от полудикой индейской девочки, которой она была когда-то. Если не считать легкого испанского акцента, Илэна Кордес сошла бы за высокородную даму в любой лондонской гостиной.

– Ваш отец был очень добр ко мне. А церемониальное платье женщин племени апачи такое красивое!

Позади раздалось одобрительное хмыканье Хулио.

– Моя младшая сестра приняла наши обычаи. И она теперь апачи, потому что наш дед-шаман удочерил ее и объявил об этом всему племени!

Я услышала, как Илэна втянула в себя воздух и, быстро повернув голову, взглянула на Люкаса, небрежно прислонившегося к деревянному резному столику.

– Это правда, – уклончиво признал он. – Шаман и Гай Дэнджерфилд были побратимами, помнишь? Видно, Ровена понравилась деду.

– К сожалению, не могу сказать того же о моих чувствах по отношению к тебе, Люкас Корд! – отрезала я.

– У нее отвратительный характер и длинный язык, – обратился он к матери. – Но может, Рамон сумеет ее укротить!

Глаза Илэны ярко заблестели. Но тут неожиданно вмешался Хулио.

– Ты забываешь, брат, что я тоже Кордес, – многозначительно объявил он.

Только сведенные брови Илэны удержали Люкаса от ответа.

– Довольно! Прекратите задираться, как капризные дети! Ровена, пожалуйста… пойдемте со мной. Вы здесь, и я очень рада. А что касается моих сыновей… иногда на них лучше просто не обращать внимания.

Я прикусила язык, чтобы удержаться от уничтожающего замечания, помня, что эта долина может стать не только убежищем, но и тюрьмой. Протестовать глупо и опасно. «Познай врага своего».

Нимало не смущенная моим упорным молчанием, Илэна, продолжая весело щебетать, повела меня через большую прихожую вверх по узкой лесенке, ведущей на галерею, огибавшую дом с трех сторон.

– Этот дом построен совсем без затей, но я люблю испанский стиль! И спальни такие просторные. Двери выходят на галерею. – Она повела рукой, и я заметила кроваво-красный отблеск огромного рубина в старинной оправе. – Это крыло предназначено для сыновей и их гостей. А на этой стороне комнаты для меня и Луз. Вы слышали о Луз?

Я покачала головой, задавая себе вопрос, почему чувствую, что эта светская болтовня совсем не в характере Илэны. Потому что заранее предубеждена против нее?

Илэна, слегка нахмурившись, распахнула дверь в свою спальню – большую, прекрасно обставленную, с широкой кроватью.

– Вижу, они вообще ни о чем не рассказали! Луз… дочь старого друга. После смерти отца Люкас привез ее сюда. Милая девушка, я рада ее компании. Когда мой сын устанет от бродячей жизни… Я всегда надеялась, что они поженятся. Луз воображает, будто влюблена в него.

И снова сильное ощущение, что меня каким-то образом испытывают, – Илэна явно ждала моей реакции. Но я только пожала плечами:

– Что ж, если они поженятся… неплохо, когда невеста любит жениха. Но мне, по правде говоря, жаль бедняжку. Она знает о Фло Джеффордс и о том, что с ней случилось?

Именно в этот момент необходимость притворяться исчезла: мы стояли лицом к лицу, глядя в глаза друг другу.

– Вам не нравится Люкас. Странно, большинство женщин без ума от него. Может, сердитесь за то, что привез вас сюда? Или действительно считаете, что влюблены в Тодда Шеннона?

Это наконец было сказано. Имя Тодда камнем упало между нами, и хотя, думаю, она надеялась смутить меня, я, наоборот, почувствовала облегчение, что теперь можно больше не прикидываться послушной овечкой.

– Не знаю, люблю ли я Тодда Шеннона, но помолвлена с ним. По-моему, это самое разумное, что можно было сделать в данных обстоятельствах. При чем тут любовь? Боюсь, я более практична, чем сентиментальна.

– Именно поэтому вы здесь? Да, вы похожи на Гая, внешне… но не характером. Он был так чувствителен и романтичен.

– Наверное, я больше похожа на вас, – мягко объяснила я, – могу согнуться, если надо, но не ломаюсь.

Как ни странно, она весело захлопала в ладоши.

– Я почти жалею, что вы мне не дочь! Думаю, вы понимаете, насколько могут быть женщины сильнее мужчин. Увидев вас в этом костюме, я уже стала гадать: так ли вы бессловесны, как кажетесь, напоминаете ли характером Луз? Но видимо, нет. Луз боится меня, а вы независимы. Здесь кроется вызов для нас обеих! Выйдете замуж за одного из моих сыновей в угоду отцу? Или будете стоять на своем? В любом случае ваше появление не даст мне скучать. – Улыбнувшись, она открыла тяжелую резную дверцу гардероба. – Примерите? Я думаю, вам удобнее будет в одном из моих платьев. Выбирайте что хотите!

– Вы очень добры. И правы, у меня действительно есть собственное мнение… но, впрочем, и практичность. Не возражаете, если я в самом деле надену ваше платье?

– Конечно, нет! Хочу, чтобы вы выглядели красавицей для моих сыновей… Думаю, мы поймем друг друга! Давно уже мне никто не бросал вызова.

К вечеру мы стали почти союзниками.

Илэна помогла мне выбрать платье из темно-синего шелка, усадив перед зеркалом, заколола волосы так, что густые локоны спадали от узла на затылке до плеч.

– У вас такие же темные и густые волосы, как у меня… но ведь ваша мать была блондинкой! Не жалеете, что оставили ее?

– Матери было все равно, – коротко объяснила я. – У нас нет ничего общего.

– Странно. Зато у нас с вами много общего, – тихо рассмеялась Илэна.

– Не понимаю, – откровенно сказала я, – почему вы хотите видеть меня в роли невестки? Неужели на моем месте вышли бы замуж?

– Возможно… если бы не было другого выхода. Ваш отец так хотел. И у меня три сына. Можете выбирать!

– А если я не захочу ни одного?

Илэна только покачала головой:

– Думаю, для этого вы достаточно разумны и практичны! Поймите, только так вы можете уехать отсюда. Я полна решимости убедить вас в правильности такого решения. Мои сыновья молоды, а Шеннон стар – слишком стар для вас. Но поговорим позже.

Тон был достаточно жестким. Я пожала плечами. Да, мы еще успеем поговорить, времени для этого достаточно. А пока мне не терпелось спуститься вниз. Наверняка за ужином можно будет узнать немало интересного.

Огромный полированный стол был рассчитан не менее чем на тридцать гостей, но сейчас за ним сидело всего шестеро. Я вновь увидела Рамона Кордеса и ответила на его неловкий поклон едва заметным кивком. Луз оказалась привлекательной темноволосой девушкой лет девятнадцати в широкой яркой юбке и блузке с большим вырезом – обычном костюме мексиканских женщин; распущенные волосы доходили до талии. Но хорошенькое лицо носило недовольно-капризное выражение, и по бросаемым на меня исподлобья взглядам было понятно, что ей не очень нравится мое присутствие. Внимание девушки было сосредоточено на Люкасе, который отвечал ей небрежным безразличием, вызывавшим во мне волну раздражения. Я заметила, что он не позаботился переодеться, хотя сбрил бороду. И даже Хулио делал некоторые усилия соблюдать приличия, правда, был явно не в своей тарелке.

Слуг не было, каждый должен был брать еду сам из блюд, принесенных старой мексиканкой и поставленных на краю стола.

Как ни странно, именно Рамон начал спор после того, как мы спустились вниз и уселись за стол. Именно в этот момент Луз вскочила и начала передавать блюда по кругу, начиная с мужчин. Это напомнило мне об индейском ранчо, где женщины должны были ждать, пока не поедят мужчины; поэтому я совершенно механически стала ей помогать.

Хулио принял это как должное, Люкас чуть приподнял бровь, взглянул на младшего брата:

– Видишь, как ее выдрессировали? Даже готовить научилась, правда, Хулио?

Рамон отодвинул стул с таким стуком, что все застыли, даже я проглотила ехидный ответ, так и просившийся на язык.

– Это уж слишком, даже для тебя! Неужели забыл, чем обязан отцу Ровены? Она благовоспитанная леди, а не очередная пленница, купленная во время одного из твоих «путешествий». У тебя нет прав…

– Младший брат, я имею право делать все, что захочу, и пора тебе это запомнить! Я купил ее за великолепную винтовку и патроны, правда, Ровена? Не будь меня, она бы погибла или, что еще хуже, обслуживала клиентов в захудалом мексиканском борделе! Будь благодарен, что я привез ее сюда, или могу передумать и сделать ставку в этом тотализаторе!

– Если призом в «тотализаторе», как ты выразился, служу я, лучше забудь об этом, Люкас Корд! Ты последний человек на земле, на которого я обратила бы внимание.

– Значит, Шеннон лучше. Но насколько ему известно, ты мертва… или хуже чем мертва, так что пора поискать ему замену! Может, подойдет мужчина помоложе, хоть он и не владелец половины «Ранчо ШД».

Я яростно втянула воздух.

– Мужчина, говоришь? Значит, речь идет о настоящих мужчинах? Где тебе о них знать?! Предпочитаешь брать женщин силой, это тебе больше по душе, правда?

– Жалеешь, что не взял тебя силой? Поэтому и превратилась в сварливую бабу!

Я уже хотела выпалить все о том, что случилось в индейском поселке, но тут голос Илэны врезался в яростный спор как лезвие кинжала:

– Довольно! Люкас, ты забываешься!

– Люкасу всегда позволено забываться! – гневно вспыхнул Рамон. – Такое оскорбительное поведение… он совсем не привык к порядочному обществу, леди Ровена! Прошу прощения за поведение брата.

– Хочешь сказать, что воспитанные люди обычно лицемеры? – издевательски протянул Люкас, откинувшись на спинку стула.

Будь я на месте Рамона, ударила бы его!

На мгновение показалось, что Рамон именно так и сделает. Он вскочил, схватившись руками за край стола так сильно, что побелели костяшки пальцев.

– Смеешь меня называть лицемером, Люкас? Именно ты?

Он явно намекал на что-то непонятное мне, но Люкас пришел в ярость, глаза по-кошачьи блеснули, и только остерегающий возглас Илэны не дал ему совершить непоправимое.

Он глубоко вздохнул, и я заметила, что уголки губ его побелели. Здесь, несомненно, крылась какая-то тайна, и, хотя меня разрывало от бешенства, любопытство взяло верх.

– Рамон, сядь и попытайся помнить, что ты по крайней мере воспитан как джентльмен, – резко приказала Илэна и уже спокойнее добавила: – Думаю, Ровена сама может за себя постоять, не так ли?

Я пожала плечами и постаралась ответить как можно небрежнее.

– По крайней мере до сих пор так и было. – И, улыбнувшись Рамону, добавила: – Вы очень добры, что попытались меня защитить, но это ни к чему. Я уже привыкла к грубым манерам вашего братца.

– Еще раз прошу за него извинения, – спокойно сказал Рамон.

Споры затихли, но я поняла: не все ладно между братьями, а мое присутствие каким-то образом послужило причиной для открытого столкновения.

Неужели Хулио и Рамон ревновали Люкаса, потому что тот был очевидным любимцем матери?

Я поклялась себе выяснить это. Хотя все вежливо притворялись, что считают меня гостьей, было ясно – не зря я оказалась в этой долине и, что хуже всего, в минуту слабости пообещала шаману, что попытаюсь без предубеждения выслушать и другую сторону, чтобы все решить самой.

Дедушка тоже всегда утверждал, что у любой медали существует две стороны, нужно только набраться терпения, узнать все до конца, а потом судить. Кажется, как давно я слышала подобный совет от мистера Брэгга! При одной мысли о несчастном ненависть и недоверие вновь всколыхнулись во мне. А Илэна Кордес? Много ли знала она о том, что совершил ее любимый сынок?

Наверное, я задумалась, потому что сидевший рядом Рамон тихо прошептал:

– Если бы вы знали, как я зол от того, что узнал, как с вами обошлись! Он обидел вас?

Я нетерпеливо передернула плечами.

– Зачем говорить об этом? Не впервые я терплю подобные вещи. Поверьте, не так уж я слаба, как кажусь!

– Вы великолепны! – горячо заверил он. – Когда я думаю о том, сколько вам пришлось вытерпеть за эти несколько недель…

– Ваш брат Хулио и его жена были очень добры ко мне, и дедушка тоже, – подчеркнула я в надежде, что услышит Люкас, но, искоса взглянув в его сторону, заметила, что он целиком поглощен матерью.

Глава 22

Позже, в своей комнате, я наконец смогла собраться с мыслями. Меня поселили рядом с Луз; обе спальни соединялись вместо двери низким арочным проемом. Луз недовольно извинилась за такое неудобство, но я невольно подумала, что ей велено наблюдать за мной.

– Если ночью станет жарко, можно через окно выйти на крышу галереи и подышать свежим воздухом, – предупредила она и уже хотела закрыть занавески, но тут до нас донесся запах табачного дыма.

Я услышала хрипловатый голос Люкаса Корда, в котором звучали странные нотки… отчаянного желания и тоски.

– Ты знаешь, почему я не прихожу чаще? Мой Бог… думаешь, я стальной? Бывают минуты…

– И у меня они бывают. Пойми, мне совсем не хочется сидеть здесь, словно в тюрьме!

– Но Хесус Монтойа приходит к тебе! Это кольцо… оно ведь новое. Он что, дал его в память о старых временах? Господи, Илэна, я не могу оставаться вдали от тебя, но каждый раз, когда возвращаюсь…

– Помнишь, как обещал убить всех драконов ради меня? Ты был совсем ребенком и большим индейцем, чем Хулио… и я видела твои глаза… ты ведь не хотел любить меня? И я не желала любить тебя. Но знала, что мы попросим тебя уйти с нами и ты согласишься.

В жизни своей я еще не слышала такого смертельного отчаяния в мужском голосе.

– Как только я увидел тебя… ты являлась в моих вещих снах и была… Но я еще не убил того самого дракона, правда…

– Думаю, в конце концов обязательно сделаешь это. И потом увидишь… – донесся тихий голос Илэны.

В этот момент Луз очень мягко, но плотно прикрыла окно. Наши глаза встретились, лицо девушки было осунувшимся, губы плотно сжаты.

– Теперь поняли, почему Люкас и я не поженились? Почему он никогда ни на ком не женится?! Думаете, он привез вас для себя?!

– Нет, для Рамона. А может, хотел отомстить. Я ведь невеста Тодда Шеннона, или никто не позаботился объяснить вам?

Личико Луз горестно скривилось.

– Мне ничего не говорят, никогда… Я думала только… у Люкаса были другие женщины, но он никогда их не приводил сюда… Какая разница?! Он забрал меня у Монтойи, сказал, хочет, чтобы я была его женщиной, а сам обращается со мной как с сестренкой. А она… она смеется и говорит, что хочет видеть нас мужем и женой. «Почему не берешь Луз на прогулки верхом? Ты и Луз… Вы молоды, нужно веселиться… возьми ее с собой в Мехико…» Она так уверена в нем… А теперь вы здесь…

Неожиданно мне захотелось, чтобы все было как прежде, и я никогда не слышала ни столь откровенного диалога под окном, ни бесстыдно откровенной исповеди Луз.

Я твердо намеревалась оставаться только зрителем, а вот теперь сердце разрывалось от боли и жалости за девушку.

– Если они вам и не сказали ничего, могли бы сами понять, что я здесь вряд ли по собственной воле, – сухо объяснила я, внезапно вспомнив злобно-насмешливое замечание Хулио: «Такая нежная любовь между сыном и матерью!»

Но так могли разговаривать только любовники! Неужели эта непонятная напряженность между обитателями дома, странная недосказанность только потому, что все знали? Бедняжка Луз, такая глупенькая, влюбилась в человека, так сильно любившего свою мать, что для других женщин в его сердце не оставалось места.

– Значит, вы собираетесь выйти за Рамона? – с любопытством спросила Луз, хотя в глазах ее стояли слезы.

– Откровенно говоря, я предпочла бы сама выбрать мужа. Но будьте уверены, о Люкасе Корде я не думаю. Извините, Луз, но я не могу ни любить, ни доверять ему! Даже Хулио и тот лучше воспитан!

Но Луз, как ни странно, тут же бросилась на защиту Люкаса:

– Вы его не знаете. Я слышала, что говорят люди, но он добрый, и не его вина, что Илэна его околдовала! Хулио женат, а Рамон… тоже хороший, но ему далеко до брата! Именно Люкас нашел это место и привел всех сюда!

– Ну что ж, – спокойно заметила я, – если вы его любите, почему ничего не делаете? Почему позволяете так обращаться с собой? Илэна – привлекательная женщина и сильна, но вы не его мать, и если захотите…

– Вам не понять! – Луз, отвернувшись, бросилась на кровать. – Да и откуда вам разобраться?! Вы здесь не жили!

– Может, это вы жили здесь слишком долго. Иногда сторонний наблюдатель многое видит яснее, чем постоянные обитатели. Нельзя получить то, что хочешь, даже не пытаясь бороться. Я пробыла здесь всего несколько часов, но уже успела понять, что вы увлечены Люкасом, Рамон готов полюбить меня, а Люкас Корд видит только свою мать! – Луз испуганно встрепенулась, но я задумчиво продолжала: – Единственная загадка для меня – Хулио, но думаю, я и его скоро пойму.

– Как вы можете спокойно стоять и рассуждать обо всем этом?! – со слезами спросила Луз. – Я наблюдала за вами сегодня и видела, как легко вы можете подружиться даже с незнакомыми людьми… и рассердились, только когда Люкас сказал… Я подумала, что вам нравится Люкас и вы злитесь только потому, что он не обращал на вас внимания.

– У меня много причин сердиться на Люкаса, но только не эта. Я была бы гораздо счастливее, уйди он сразу же, как только пришел! По крайней мере была бы избавлена от необходимости терпеть его присутствие!

Я прикусила губу, чтобы не высказаться более откровенно – не было смысла злить Луз, гораздо лучше подружиться с ней. Мне может понадобиться помощь, потому что я была полна решимости покинуть долину, но не позволить принудить себя стать чьей-то женой по чужому выбору.

Луз выпрямилась, восхищенно глядя на меня:

– Я вас представляла совсем другой! Наверное, вы привыкли всегда поступать по-своему.

– Я всегда была независимой, а это не всем нравится. Но я привыкла реально смотреть на вещи, что и вам советую делать, если стремитесь добиться того, чего хотите.

– Все, чего я желаю, – выйти замуж за Люкаса! И уехать отсюда, все равно куда… Или даже… иногда мне не важно, станем ли мы мужем и женой, главное, знать, что он хочет меня.

Очевидно, Луз не с кем было поговорить, и, позволь я ей, она бы призналась, как одинока и несчастна. Но я понимала: нужно вести себя очень осторожно – и поэтому громко зевнула, словно разговор о Люкасе смертельно утомил меня.

– Иногда лучший способ заставить мужчину заметить себя – постараться измениться! Будьте немного сдержанней, заставьте его ревновать. Но думаю, это не мое дело. Я никогда не вмешиваюсь в отношения других.

– О, вы, наверное, хотите спать, – с сожалением заметила Луз. – Но может, поговорите со мной завтра? Я рано встаю, чтобы помочь приготовить завтрак, и могу показать вам долину, если позволят. Здесь так красиво! А потом… может, расскажете о больших городах и людях, которые там живут? Рамон иногда соглашался поговорить со мной, но он мужчина и не понимает того, что хочет знать женщина.

Я улыбнулась:

– По рукам! Если разбудите меня пораньше, помогу вам готовить. Раз уж я здесь, пусть хоть какая-то польза будет!

Наверное, мне нужно было стыдиться себя – ведь я собиралась бессовестно использовать Луз и Рамона – двух людей, искренне расположенных ко мне, и все же я продолжала строить планы, размышлять, как сделать так, чтобы все тайны этого дома стали понятными, постоянно напоминая себе: нужно оставаться сторонним наблюдателем, возвратить наконец драгоценную свободу и независимость. Но, хотела я или нет, по-прежнему оставалась пленницей этой долины и постоянно находилась в обществе ее обитателей, так что трудно было безразлично относиться к темным, зловещим страстям, бурлившим под спокойной поверхностью повседневной жизни, – ведь это необычный дом, и хозяйку его Илэну Кордес никак нельзя назвать обычной женщиной. С самого начала я ощутила ее силу и влияние, которое эта женщина имела на своих сыновей, даже на Хулио, хотя он в обращении с матерью был всегда насмешливо-дерзок.

Луз боялась Илэны, а я – нет. Думаю, мы вполне оценили друг друга при первой встрече, и, может, именно по этой причине Илэна постоянно стремилась быть в моей компании. Мы говорили о книгах, пьесах, опере, даже о людях. Может, она хотела произвести на меня впечатление своей образованностью и познаниями о мире, но я обнаружила, что Илэна и в самом деле умна и обладает широкими знаниями. Мы вспоминали об отце, а иногда даже о Тодде Шенноне. Но я всегда отвечала уклончиво и равнодушно пожимала плечами, даже когда она намекала, что Тодд желает завладеть всем ранчо.

– Ваш отец думал иначе, – заметила она однажды. – Он был справедливым человеком. Люди, подобные Тодду Шеннону, – пираты, привыкшие добиваться цели любыми средствами. Мой муж имел больше прав на эту землю, которую Шеннон считает своей, но белые видели только, что Алехандро – испанец, сын покоренного народа.

– А я думаю, испанцы отобрали эту землю у индейцев, когда появились в Нью-Мексико.

– У вас несгибаемая логика и мужской ум, – заметила Илэна.

Я ожидала гнева, резких слов, но она только подняла изогнутые брови.

– Но именно поэтому вы должны признать, что именно мои сыновья – законные наследники. Ваш отец понимал это. И поэтому мы вместе решили, что вы выйдете замуж за одного из них. – Я пожала плечами, она снова улыбнулась. – У вас, несомненно, хватит здравого смысла, чтобы не верить в так называемую любовь. Не думаю, что вы любили Тодда Шеннона – по крайней мере не похоже, что ваше сердце разбито!

– Как вы сами уже поняли, я достаточно практична. Но не могу сказать, что меня привлекает мысль быть выданной замуж насильно.

Наши глаза встретились; Илэна снова улыбнулась.

– Но ведь иного разумного выхода нет, не так ли? Я заметила, вы проводите много времени в обществе Рамона. Мальчик влюблен в вас, и поэтому им можно легко управлять.

– Точно так же, как вы своими сыновьями?

Заметив, как сузились ее глаза, я лениво потянулась.

– Не знаю… может быть, как и вам, мне нужны вызов и борьба. И я привыкла к тому, что всю жизнь поступаю как заблагорассудится. Кроме того, к чему спешить?

И действительно, спешить было некуда. Я не была пленницей в полном смысле слова – ездила на прогулки, читала книги, пользовалась удивительно разнообразным гардеробом Илэны. Я была гостьей и все же… конечно, только внешне, потому что обнаружила: несмотря на огромные размеры поместья, в доме жили только двое слуг – старик Фернандо, преданный Илэне и повинующийся только ей, и Пакита – кухарка, давно оглохшая, еще старше Фернандо, имеющая привычку разговаривать с собой.

Садовник с женой и пятеро пастухов жили отдельно.

Луз убирала комнаты, застилала постели и помогала готовить обед. Работы было много, и я как-то незаметно для себя стала ей помогать, несмотря на протесты Рамона.

Мужчины обычно завтракали раньше нас, а обедали на пастбище. К своему облегчению, я виделась с Люкасом только за ужином, и с вечера приезда мы не сказали друг другу и двух слов до той минуты, когда я встретила Хулио в кухне.

Прошло уже пять дней, и все это время он с самого раннего утра уезжал с Люкасом и остальными, а возвращался только перед закатом. Я слышала, как мужчины толковали о клеймении скота, починке оград. Совсем как на «Ранчо ШД», когда Тодд лежал в больнице, а я оставалась за хозяйку. Что сейчас делает Тодд? Поверил, что меня нет в живых? Или ищет? А Марк, оказавшийся по-настоящему верным другом? В такие минуты я чувствовала, как ненависть к Люкасу возвращалась с новой силой вместе с решимостью сбежать отсюда как можно скорее.

В этот день, однако, я убедила Луз отнести мужчинам обед и предупредила, чтобы та не избегала Люкаса.

– Единственный способ привлечь его внимание – дать понять, что ты к нему равнодушна, – наставляла я и даже уговорила Рамона сопровождать девушку.

– Выступаешь в роли свахи? – пошутил он. – Ты иногда кажешься такой холодной, совсем безразличной к нашим бедам, а тут…

– Думаю, ты должен поухаживать за Луз в присутствии брата, – строго объявила я. – Ради Бога, с ней давно пора начать обращаться как с женщиной, а не рабыней!

– А вместо нее ты будешь доводить себя до изнеможения на кухне?

Я знала: Рамон считает мой поступок благородным, не подозревая, что все рассчитано заранее, и от этого становилось неприятно на душе. Но Рамон воображал, что влюблен, и его было нетрудно заставить подчиняться.

Он уехал с Луз, а я осталась одна – редкие минуты, когда можно было спокойно обо всем поразмыслить.

Илэна соблюдала испанский обычай сиесты и всегда отдыхала днем, Пакита тоже спала с утра до вечера. Не знаю, где был Фернандо, думаю, что тоже дремал в каком-нибудь углу. Я наслаждалась чувством одиночества, пока замачивала бобы и резала мясо к ужину. Вот они удивятся, когда обнаружат, что я тоже умею готовить!

Именно здесь и нашел меня Хулио. Я не слышала, как он вошел, и, случайно обернувшись, увидела, как он, прислонясь к стене, наблюдал за мной бесстрастными, непроницаемыми глазами, тем самым взглядом, который я часто ловила на себе, когда была пленницей в лагере апачей.

По-видимому, я охнула от неожиданности, Хулио чуть скривил губы в полуулыбке.

– Я испугал тебя? Видел, как уехали Рамон и Луз, и решил пообедать дома… Думаю, тебе не трудно накормить меня?

– Прости, не слышала, как ты вошел. Сейчас все сделаю – огонь уже разожжен, только дрова принесу.

Я хотела пройти мимо, но Хулио, лениво вытянув руку, ухватил меня за запястье.

– Хулио! Я думала, ты голоден.

– Я не так хочу есть, как поговорить с тобой, сестра.

– Ты всегда можешь это сделать. Но обед…

– Может, боишься меня?

Я почему-то обнаружила, что стою прижавшись спиной к стене, а он, по-прежнему не отпуская моей руки, наклонился слишком близко.

– Хулио!

– Думаю, настал мой черед. Я видел тебя рядом со своим братом Рамоном, а до этого Люкас не подпускал меня к тебе. Помню твои глаза в ту первую ночь, когда воины привели тебя в наш лагерь. И потом… потом, сестра… Я знаю, что замышляет мать, но она забывает, что имя моего отца тоже Кордес и что я ее сын. Заметила, как она разозлилась, когда я напомнил об этом? Я говорю так потому, что меня не касаются распри из-за земли. Я – апачи, земля не значит для меня так много, как для остальных. Именно тебя я хочу и думаю, ты уже знаешь об этом, хотя, как все женщины моего племени, вела себя скромно и опускала глаза при встрече. Но сейчас глаза твои смотрят прямо, ты не отводишь их.

Я была так ошеломлена, что сумела только по-дурацки пробормотать:

– Но ты уже женат! И мне нравится Маленькая Птичка. Если считаешь, что я из тех женщин, которые…

Он с силой встряхнул меня.

– Думаешь, мои намерения нечестны? Ты девушка, а мой дед принял тебя в наше племя, и с этих пор я никогда не смог бы обесчестить ту, которую называю сестрой. Проживи ты с нами подольше, я привязал бы лошадей у вигвама шамана в знак того, что хочу взять тебя в жены. Но так получилось, что у меня нет другого выхода, только честно сказать обо всем. Я видел, ты спокойно отнеслась к тому, что затеяла мать, и понял, что ты не любишь Рамона. Поэтому…

К этому моменту мне удалось собраться с мыслями, и, хотя ума хватило не пытаться вырваться, я прямо и откровенно смотрела ему в глаза.

– Твой дед сказал, что мне будет позволено самой сделать выбор, и хотя я уважаю тебя, но отношусь как к брату, который к тому же уже женат. Правда, я научилась принимать обычаи и почитать мудрость апачей, Хулио, но по-прежнему осталась упрямой и независимой. Я не смогу ни с кем делить своего мужа. Надеюсь, ты понимаешь это, не хотелось бы терять твою дружбу.

Я пыталась говорить спокойно и разумно, но вряд ли в этот момент Хулио был способен понять меня.

Сегодня я заняла у Луз одежду – широкую длинную юбку и блузку с низким вырезом, ноги были босы, и Хулио не мог оторвать от меня взгляда.

– Я слышу твой голос, сестра, и он произносит слова, но твои глаза и быстрый стук сердца говорят о другом. Думаю, ты боишься власти мужчины и страх заставляет тебя казаться холодной. Но чувства растопят лед. Так было с моей бабкой, испанской пленницей, которую дед сделал своей третьей женой. Со временем…

– Нет!

Он прижал меня к стене, и внезапно открытое, голодное желание в его обычно таких бесстрастных глазах рассердило, заставило отбросить осторожность.

– Говорю же тебе, когда время придет, я буду знать и сама сделаю выбор! Так ты держишь данное шаману обещание обращаться со мной как с сестрой?

– Я вижу не сестру, а женщину. Хотел тебя с той минуты, когда увидел, как стоишь там, гордо, с откинутой головой, глядя мне в глаза без страха… Я купил бы тебя тогда…

– Но не смог. Я досталась твоему брату. Кстати, ты спросил у него разрешения говорить со мной?

Карие глаза Хулио, так похожие на глаза Рамона, превратились в щелки.

– Мой брат? Может, он не просто лежал рядом с тобой все эти длинные ночи? И твоя неприязнь к нему – всего лишь притворство или ревность? – Он хрипло засмеялся. – Если хочешь именно Люкаса, сестрица, придется долго ждать! Как ждет Луз! Неужели не заметила, что с ним? Для моего брата женщины существуют только чтобы доставлять наслаждение! Использовать, а потом выбросить! У тебя острые глаза… или намеренно пытаешься ослепить себя, чтобы не видеть правды? Может, не желаешь признать, что братец Люкас влюблен в мать?

– Ты не понимаешь, что говоришь!

Я смотрела в темное яростное лицо и чувствовала, как мгновенно похолодели и высохли губы.

– Разве? Тогда я повторю, сестра, чтобы было яснее. Мой брат и моя мать – любовники.

Я потрясенно охнула, но Хулио жестоко улыбнулся:

– Что, шокировал тебя? Не стоит так поражаться. Люкас – незаконный сын отца. Мать – его жена. Теперь понимаешь?

– Но… она намного старше!

– Старше, говоришь? Но ты сама видела – мать прекрасна! И так молода! А в его присутствии выглядит еще моложе, не так ли? Помню день, когда они появились в лагере и нам с Люкасом сообщили, что приехали родители. А я привык считать отцом шамана, ведь отец с матерью бросили нас и вот наконец явились посмотреть на сыновей. Я отказался уехать с ними, Люкас был старше меня и тоже желал остаться, но когда увидел ее и она улыбнулась… забыл обо всем. А голос… нежный, умоляющий, проникал в душу. Я видел его глаза и понял, что брат уедет… из-за нее. И дед тоже это заметил, но не сразу. И пришло время, они не смогли скрыть от отца, что стали любовниками. Хочешь знать, что случилось потом?

Пальцы Хулио все еще впивались в мои руки, но я уже не замечала боли. Не слушать, только не слушать… но против воли я жадно ждала, и Хулио, должно быть, все прочел на моем лице, потому что медленно удовлетворенно кивнул.

– Значит, тебе интересно. Мне тоже было… когда однажды Люкас возвратился в лагерь словно в бреду. Любопытство было так велико, что я подслушал его разговор с дедом. Люкас рассказал, как поссорился с отцом. «Я не могу вернуться», – объяснил он, и в голосе его была такая мука, что даже мне стало не по себе.

Но этой же ночью в лагере появилась Илэна – волосы развевались по ветру, лицо осунулось, так же… как у Люкаса.

«Он мертв!» – закричала она.

Никогда не забуду этого крика.

«Шеннон убил его! Люди Шеннона! И если здесь нет мужчин, чтобы отомстить за смерть моего мужа, я сделаю это сама!»

Хулио многозначительно замолчал, словно ожидая от меня ответа, но я могла только молча смотреть на него.

– Остальное тебе известно, – спокойно закончил он. – Люкас отомстил за смерть отца, но что заставило его рисковать жизнью так беспечно: закон крови или сознание собственной вины?

Я почувствовала неприятный комок в горле. Последняя запись в дневнике отца… прочтенная с недоумением, и тут же забытая запись: «История… повторяется снова… И уже слишком поздно… слишком поздно изменить ход трагедии. Неужели всю жизнь нас должны преследовать старые преступления и старая вина?..»

Тогда я думала, что отец говорил о себе. Откуда мне было знать тогда?

Я с трудом двинула руками.

– Ты делаешь мне больно.

– Это все, что хочешь сказать? – мрачно пробормотал Хулио.

– Ты ошибаешься, если думаешь, что я отвергла твое предложение из-за какой-то тайной страсти к твоему старшему брату. Не думаю, что способна полюбить человека так сильно, что все отдам ради него, стану его рабыней и буду рожать детей. Я бы предпочла вообще не выходить замуж, но если и стану чьей-то женой, то только того, кто не потребует от меня беспрекословного повиновения. – Я еле заметно улыбнулась при виде покаянного лица Хулио и твердо добавила: – Не думай, я ценю заботу о моем будущем счастье, но поразмысли – и поймешь: непокорная жена тебе ни к чему!

На какой-то момент я не была уверена в том, послушает ли меня Хулио. Он шагнул еще ближе, так что меня окутал жар его тела.

– Это правда. Из тебя не выйдет послушная жена, скорее храбрый воин, как сестра Викторио, которая сражается рядом с ним. Так что… – неожиданно улыбнулся он, – придется тебе остаться моей сестрой. А я не тот брат, который спасет твою жизнь.

– Спасет жизнь? О чем ты?

Я нахмурилась. Хулио покачал головой и легко, как кошка, отпрыгнул к большому керамическому горшку, где хранилась питьевая вода.

– Какой неукротимой ты сейчас выглядишь, сестра! Вижу теперь, ты никогда не сможешь почитать мужа и склоняться перед мужчинами!

Его гнев молниеносно сменился улыбкой; Хулио наклонил горшок и стал жадно пить.

– Хулио!

Он беззаботно пожал плечами.

– Это всего только сон, который видел наш дед. Но сны шамана всегда имеют глубокий смысл. Может, именно Рамон спасет тебя, и ты станешь его женой. Шаман видел, как белая птичка, преследуемая ястребами, слепо летит в сеть птицелова. Два ястреба поняли, что это ловушка, и улетели в поисках другой добычи. Но третий ринулся с неба, словно стрела, порвал лицо охотника острым клювом и когтями, пока тот не ослеп, а белая птица вновь освободилась и взмыла вверх под крылом защитника ястреба.

– Какой ужасный сон! И будь я птицей, наверняка стала бы ястребом, а не испуганной голубкой!

Но Хулио только бросил на меня насмешливый взгляд и исчез так же незаметно, как появился. По правде говоря, я была потрясена этой сценой больше, чем желала признать, хотя чувствовала облегчение от того, что Хулио наконец ушел.

Я продолжала резать мясо, но в ушах все назойливее звучали слова: «Мать… незаконный брат… они любовники… неужели ты слепа?»

Так вот почему Луз несчастна, в чем причина скрытой неприязни Рамона и Хулио к матери. А Илэна? Как умело она управляет их судьбами! Я думала, что немного узнала ее, но поняла, как ошибалась. Илэна не проявляла открыто свою силу, но очарование этой женщины было неотразимым, и, казалось, только Тодд Шеннон мог ему противостоять.

Тодд… Почему я так давно не думала о Тодде? Неужели потому, что боялась? Если бы я только послушалась его, если бы обратила внимание на предостережение Марка! В памяти всплыли сокрушающие объятия Тодда, его безумные поцелуи, лишавшие меня дыхания и разума. Что я делаю здесь, в стране насилия и темных интриг, словно сошедших со страниц греческих трагедий?

Глава 23

В кухне было жарко, по лицу и спине струился пот. Я нетерпеливо откинула со лба прядь влажных волос. Какие руки мокрые! Хоть бы было чуть прохладнее!

И тут все произошло. Нож соскользнул. Сначала я не почувствовала боли, только тупо уставилась на льющуюся по столу кровь – на двух пальцах виднелись глубокие раны. Я подумала, что нельзя стоять, нужно перевязать руку, но, вероятно, шок был так силен, что сдвинуться не хватало сил.

Неожиданно дверь с шумом распахнулась, я подняла голову и сквозь пелену боли заметила единственного человека, которого не желала видеть.

– Луз! Куда все провалились?

Дверной проем был настолько низким, что Люкасу пришлось наклонить голову, а глаза его, видимо, не привыкли к полутьме после ослепительно яркого солнечного света. Я была одета в платье Луз, и неудивительно, что Люкас принял меня за нее.

– Иногда мне кажется, здесь все с ума посходили! Где Рамон? И что ты наговорила Хулио? Он просто не в себе! Кстати, мне пришлось пристрелить одну из лошадей.

Он подошел к горшку, сунул туда ковш и стал жадно пить, проливая воду.

– Конечно, именно ту, на которой ехал, и пришлось идти пешком, по такой жаре! Я-то думал, у Хулио хватит совести меня подвезти, но он только проворчал что-то и даже не остановился! Что ты уставилась на меня?

И только теперь его глаза над краем ковша едва заметно расширились, в них заиграли зеленые искорки.

– Ровена?! Увидеть тебя на кухне…

Должно быть, я уже ослабла от потери крови, так что, попятившись к стене, едва не упала, красные капли забрызгали юбку. Люкас одним прыжком очутился рядом и схватил меня за руку. Я вскрикнула.

– Иисусе! Что ты делаешь? Ждешь, пока истечешь кровью? Если не можешь нарезать мясо, не изранив себя… Идем скорее.

Он потащил меня через всю кухню с такой силой, что я едва не упала. Сорвав с меня косынку, он смочил ее водой, не заботясь о гигиене.

– Не нужно… – пролепетала я, но он, не обращая внимания, попытался остановить капавшую на пол кровь.

– Черт! Как тебе удалось сделать такую глупость?! Порезаться почти до кости! Счастье, что еще вообще не отрезала пальцы напрочь!

Я поняла, что смогу держаться на ногах только с закрытыми глазами.

– Тебе лучше сесть… сейчас.

Послышался скрежет дерева по полу, и меня бесцеремонно усадили на стул.

– Пригни голову к коленям, – наставлял он, подтолкнув меня в шею. – Держи обе руки перед собой. Возьми правую за левую и подними вверх. Я сейчас приду. Где же эта девчонка Луз? И Рамон?

– Они… пошли отнести обед… и нечего было возвращаться так рано!

– Ох, опять ты пытаешься спорить! Полумертвая от потери крови – и еще чем-то недовольна. Клянусь, в жизни не встречал более неуклюжей, упрямой, сварливой женщины!

– Ох!

Я попыталась поднять голову, но он не дал… Сжала зубы от боли и не смогла сдержать слабого стона, когда он грубо промокнул кровь мокрой тканью.

– Истекаешь кровью, как… – Люкас проглотил конец фразы, снова выругался и наконец хрипло объявил: – Можно сделать только одно, чтобы остановить кровь, но будет очень больно, так что, если привыкла падать в обморок, лучше сделать это сейчас!

– Я никогда не теряю сознания, – тихо, прерывисто прошептала я.

– Тогда готовься.

И не успела я ничего сообразить, как он поднял меня и бросил на пол.

– Что?..

Я попыталась сесть, но он уже стоял надо мной с ножом в руках; кончик лезвия тлел ярко-красным огнем.

– Заткнись и сиди тихо, а то придется повторить.

Я не поняла, о чем он, но Люкас уже схватил меня за кисть и провел раскаленным железом по истерзанной, кровоточащей ране. Он сделал это так быстро, что я не успела отдернуть руку, и в следующий момент уже ловко и быстро обертывал влажную ткань вокруг пальцев.

Не помню, когда я лишилась сознания – в ту минуту или позже.

Он вновь поднял меня и понес куда-то… помню, как пыталась сопротивляться и шептала, что не позволю, никогда не позволю, чтобы именно он был тем самым…

– Какого дьявола ты бормочешь? И прекрати дергаться, а то уроню – сломанную шею не так легко залечить, как порезанные пальцы.

– Почему ты так злишься? И ты вовсе не спас мне жизнь. Люди от этого не умирают!

– Ну что за проклятая девка! Слушай, если бы я считал, что перевязка спасет тебе жизнь, ни за что не сделал бы этого! Чтобы всю жизнь на шее висела такая жена, как ты?!

– Конечно, нет! Ты ведь мечтаешь о другой жене, Илэне?

Я немедленно пожалела о том, что сказала. Руки Люкаса конвульсивно сжались, мускулы напряглись… И почему я так доверчиво прислонилась головой к его плечу?!

– Я должен бы сбросить тебя вниз, злобная тварь!

Я открыла глаза… и встретила угрожающе-холодный взгляд. Ноздри едва заметно расширились, и на секунду показалось, он сейчас выполнит свою угрозу и придушит меня. Не знаю, что произошло бы дальше, но мы были уже наверху, и дверь в комнату Илэны неожиданно открылась.

– Люкас? Мне показалось, я слышу твой голос.

И внезапно я почувствовала, что не в силах больше видеть ни ее лицо, ни его, особенно эти глаза, голодные, отчаянные, какими Люкас всегда смотрел на Илэну. Поэтому я отвернулась, закусила губу и обмякла, притворившись, что потеряла сознание, хотя, конечно, не обманула Люкаса.

– Она сильно порезалась. Внизу никого не было, и мне пришлось прижечь рану.

– Да Ровена в обмороке! Боже, Люкас, когда я увидела тебя, подумала…

Он оборвал Илэну, потому что знал: я подслушиваю и понимаю, какие между ними отношения. Люкас ненавидел меня за это; я чувствовала ненависть словно что-то живое, физически ощутимое.

– Я отнесу ее в спальню, а потом вернусь и обо всем расскажу.

– Люкас!

Во мне закипело торжество, когда он прошел мимо, не отвечая, но продолжалось оно недолго. Зачем я сказала те слова? Правда они или нет, нельзя было вести себя так неосторожно.

Он сильным пинком открыл дверь и почти бросил меня на кровать.

– Как только Луз вернется, пошлю ее сюда. А ты… лучше держи рот на замке, перестань вмешиваться в мою жизнь, задавать вопросы, или… клянусь Богом, я…

– Что ты? Убьешь меня, чтобы убрать с дороги? Продашь своим дружкам, как Фло? Я сказала правду, сам знаешь! Ты любишь Илэну! Думаешь, я слепа? Думаешь, все слепы, потому что ни у кого не хватает мужества произнести эти слова вслух?!

Он смотрел на меня сверху вниз, лицо смертельно побелело. В глазах стояли ненависть, боль и… что-то вроде вины.

– Я не должен был привозить тебя сюда, – холодно, жестко процедил он. – Нужно было еще после той первой встречи понять, что ты собой представляешь!

Я попыталась сесть, но от слабости вновь упала на подушки.

– Ты ведь не знаешь ни меня, ни моих мыслей. Просто тебе не по душе, что мне известно, кто ты на самом деле. Да, ты прав, не нужно было привозить меня сюда! Я вовсе не хотела этого.

– Не волнуйся, помню!

И неожиданно я осталась одна, тупо глядя на плотно прикрытую дверь, стук которой все еще звенел в ушах. Второй раз в жизни я почувствовала, как предательские, ненавистные слезы жалости к себе скользят по лицу.

Я уткнулась в подушку с одним желанием – уснуть поскорее, но боль терзала руку, и наконец в комнату на цыпочках вошла Луз с подносом.

– О, Ровена, мне так жаль! Никогда еще не видела Люкаса в таком гневе! Даже Хулио старается держаться от него подальше! Рамон хотел прийти, но я не разрешила. Очень больно?

Мне были невыносимы ее доброта и сочувствие, осторожность, с которой она развязала повязку и начала накладывать какую-то мазь, приятно холодившую распухшие, уродливые пальцы.

– Ты могла бы истечь кровью, не приди вовремя Люкас! – с гордостью объявила Луз. – Сейчас станет лучше. Мазь снимет боль, хотя шрамы, конечно, останутся! Придется носить перчатки. И выпей бульон, сразу заснешь. Тебе нужно отдохнуть… Никогда, никогда больше не оставлю тебя одну на кухне. Это все я виновата!

– Так Люкас сказал? Неправда, вовсе не ты. Было жарко, руки вспотели, все произошло случайно.

– Ну что ж, все равно тебе нужно отдохнуть, а я скоро вернусь и посмотрю, не нужно ли тебе еще что-нибудь!

Мне показалось, голос Луз звучит вымученно весело.

– Я не инвалид. Господи, ну порезала пальцы, что тут особенного? Неужели из-за этого надо валяться в постели?

– Так велел Люкас. Если ты встанешь, все на меня разозлятся.

– Особенно я!

Я не слышала шагов Илэны, но она появилась в комнате, улыбаясь, хотя глаза были настороженными.

– Лежи и отдыхай. Позже сама захочешь спуститься к ужину. Сейчас слишком жарко, лучше не вставать.

Я не понимала, издевается она или сочувствует, и от этого раздражалась еще больше.

Луз незаметно исчезла, а я нарочито смущенно попросила:

– Могу я поговорить с Люкасом? Поблагодарить за все, что он сделал? Боюсь, я была ужасно груба!

– Люкас? – удивилась Илэна. – Не Рамон?

– Люкас. Рамона не было, когда… нож соскользнул.

– А Хулио только что ушел. Не представляешь, как он расстроен. Боюсь, ты очаровала всех моих сыновей, Ровена.

– Не думаю, что Люкас очарован. Он любит меня не больше, чем я его. Но я ему благодарна, хотя вела себя некрасиво. Он сделал мне больно, хотя иначе кровь нельзя было остановить, и я… словом, вы понимаете, как мне неловко!

Наклонившись, она слегка прикоснулась к моей руке.

– Как ты напоминаешь меня в молодости! Я всегда хотела того, что не могла получить. Будь Гай больше похож на тебя… кто знает? Все могло быть по-другому. Но если хочешь видеть Люкаса, сейчас же пошлю его сюда, хоть остальным сыновьям это не понравится.

– Вы в нем очень уверены, правда? – не смогла я удержаться от вопроса.

Но улыбка Илэны мгновенно указала мне мое место.

– Почему бы и нет? Думаю, вы уже поняли это. Но как уже сказано раньше, у вас есть выбор. Выйдете за Хулио – станете второй женой и примете обычаи апачей. Предпочтете Рамона – получите мужа, которым сможете вертеть как вздумаете. Или все-таки Люкас? Кто знает?! Думаю, ваша неприязнь его интригует… пока. Но если у вас хватит ума вести себя как нужно, можете делить его со мной… правда, моя доля всегда будет большей. Нет, скорее всего вы не захотите участи Луз, хорошенькой глупенькой бедняжки Луз, которая ждет и надеется. Вы, как я, предпочитаете действовать. Ну хорошо, увидим, а пока я пришлю Люкаса, если хотите.

– Как мило с вашей стороны! Приятно, когда тебя балуют… и понимают.

Моя улыбка была такой же фальшивой, как у нее, и мне показалось, что Илэна чуть кивнула… в знак того, что прекрасно поняла.

Я откинулась на подушку и закрыла глаза. Боль чуть унялась, и захотелось спать, но одна мысль неотвязно билась в мозгу.

Почему я так настаивала на встрече с Люкасом? Пока не увидела Илэны и этой лисьей улыбочки, совсем не думала ни о чем подобном. Но теперь между нами завязалось нечто вроде поединка. Я не сомневалась, она пришлет Люкаса, а потом он уйдет, еще больше ненавидя меня. Или все будет по-другому? И, как часто делала раньше, я вновь вспомнила шахматы. Черная королева и белая. А кто пешки? Или короли? Шахматы – игра сильных женщин, и тут мы с Илэной были равны, но, если понадобится, я должна взять верх.

Должно быть, я задремала и, проснувшись от сильного стука распахнувшейся двери, невольно поморщилась.

– Почему ты всегда так шумишь?

– Что ты еще не успела высказать? Быстрее, у меня нет времени!

– Твое чувство… долга не перестает меня поражать, – пробормотала я преувеличенно болезненным голосом и поймала злобный блеск зеленоватых глаз. Он едва сдерживался, и это почему-то доставляло мне удовольствие.

– Илэна сказала, ты хочешь поговорить. При чем тут я?

– Она пообещала прислать тебя. Почему? Потому что я чувствую, что должна поблагодарить тебя за хладнокровие и присутствие духа. Именно так и сказала Илэне, думаю, она поверила. Я хочу извиниться за то, что была груба.

– Ты могла бы, пожалуй, меня одурачить, если бы глаза твои говорили то же, что и губы.

– Не знала, что глаза меня так выдают!

Люкас рассерженно метнулся к окну и встал спиной ко мне.

– Хочешь играть в игры, выбери для этого Рамона… или даже Хулио. Именно так ты обвела вокруг пальца старого дурака Шеннона!

Он резко обернулся, окинул меня презрительным взглядом, но я и глазом не моргнула.

– Почему тебе не нравятся во мне черты, которые так восхищают в твоей… Илэне?

Он наверняка заметил намеренную паузу, как я, впрочем, и хотела, но глаза угрожающе сузились.

– Отчего бы тебе прямо не сказать то, зачем звала, или покончить с этим?

Голос был очень сдержанным, но хрипловатые нотки показывали, что Люкас на пределе и, конечно, хочет скорее уйти. Я, естественно, стремилась его задержать как можно дольше… чтобы Илэна встревожилась.

– Но все уже сказано, – невинно объявила я. – Просто хотела поблагодарить. Я вела себя ужасно, хотя знала: ты сделал все, чтобы спасти меня. Я не всегда так неуклюжа, а ты почему-то обладаешь способностью всегда выводить меня из себя.

– Я бы мог сказать то же самое о тебе, – мрачно сказал Люкас, подозрительно-недоуменно уставившись на меня, словно задаваясь вопросом, что у меня на уме на этот раз.

Я нежно улыбнулась:

– Не стоит сердиться на Луз. Пожалуйста! Она не виновата. Я настояла, чтобы они с Рамоном отвезли обед… Луз молода и такая хорошенькая! Несправедливо, что ей приходится целые дни проводить на кухне.

Мне показалось, что Люкас покраснел от гнева.

– Луз здесь не рабыня! Никто ее не обижает!

– Но подумай, каково ее положение здесь! Мое – вполне понятное, конечно, но Луз?! Сначала я думала, она… как это по-испански… твоя нареченная. И влюблена в тебя, бедное дитя, даже не может этого скрыть! Собираешься жениться на ней, Люкас? Или будешь тянуть до бесконечности, разрываться между желанием заполучить Илэну и собственной виной, потому что она – вдова твоего отца?

Он дернулся, будто получил пощечину. Лицо побелело, в глазах стояло ошеломленное выражение, словно Люкас не верил: неужели я осмелилась произнести вслух такое?!

– Господи, – пробормотал он наконец дрожащим от едва сдерживаемого гнева голосом, – на этот раз ты и вправду зашла слишком далеко.

– Далеко, говоришь? Потому что достаточно честна и говорю правду?! Но видишь ли, это нужно было сказать, это такое же сильное средство, как то, что ты применил утром и спас меня! Или ты такой трус, что боишься признаться даже себе?!

– Ты уймешься? – угрожающе шагнул он к постели, но я выпрямилась и смело взглянула ему в глаза:

– Не уймусь! Зачем? Ты ведь слишком часто говорил все, что думаешь обо мне! И еще есть Луз, к которой я хорошо отношусь! Ты же посчитал нужным вмешаться в мою жизнь. Люк Корд, почему я не имею права вмешиваться в твою?! Конечно, на правах обеспокоенной сестры!

Он стоял как вкопанный, не сводя с меня глаз, словно боясь, что, если заговорит, потеряет контроль… и было что-то в его лице – смесь боли, ярости, раздражения… И неожиданно мне стало стыдно от той игры, которую вела. В моих руках было оружие против Люка, я знала его уязвимые места, хотя, как ни странно, потеряла желание причинять боль этому человеку. Но вынудила себя продолжать, не отводя глаз:

– Почему, Люкас? Если любишь Илэну, почему ничего не предпримешь?

– Сделать что-нибудь, говоришь? Что сделать?.. – вырвалось у Люкаса, словно против воли. – Думаешь, мы смогли бы когда-нибудь пожениться? Кто-то нам позволил бы? Господи, разве ты можешь понять, каково это… ждать, мечтать, хотеть того, чего никогда не сможешь получить, и знать об этом?! – Он отвернулся, словно слепой, невидяще уставился в окно, вцепившись в подоконник. – Илэна… наверное, я влюбился в нее с того момента, как увидел. Она стала лихорадкой, болезнью в крови, от которой нельзя вылечиться. Можешь ты это понять? Можешь понять, как все случилось?!

Сначала я думал, она моя настоящая мать, и не боялся этой любви, ведь это так естественно. И потом, однажды, она все открыла. Мол, я достаточно взрослый, чтобы узнать правду. Сказала, что не делает никакой разницы между мной и ее собственными детьми и любит даже больше, чем их, и…

Боже, помоги мне, я думал только о том, что она мне не мать, а женщина, и хотел ее! Ничего больше не имело значения, слышишь? Только она, держать ее в объятиях, целовать губы и… ведь она сама сказала, что любит… больше, больше своих детей, и я поверил, придал ее словам то значение, которое хотел видеть. Я… а, черт!

Он повернулся так резко, что я испуганно охнула.

– Почему я говорю тебе все это? Почему тебе? Я всегда считал, ты меня осуждаешь… ненавидишь и не нравишься мне… чем-то напоминаешь ее… прямые тяжелые волосы, выражение глаз, когда злишься или упрямишься. Но ты так холодна… словно лед, только если рассердишься, становишься другой.

– Именно поэтому ты так часто пытаешься разозлить меня? – еле слышно прошептала я, чувствуя себя странно приподнято, будто стою на пороге некоего пугающего открытия, которое должно было навсегда изменить мою жизнь. Именно этого я не хотела: не хотела чувствовать себя беспомощной, покорной, слабой. Но не смогла ни пошевелиться, ни запротестовать, когда Люкас широкими шагами пересек комнату и оказался рядом. Он стоял, озадаченно глядя на меня сверху вниз, словно увидел впервые в жизни, и что-то в его глазах заставило меня затаить дыхание.

– Зачем ты вынудила меня сказать это вслух?! Какое тебе дело до наших жизней и секретов? Ведешь свою игру, словно шахматную партию! Если я и люблю Илэну, что тебе до этого?! Выходи за моего брата и уезжай! Забудь о нас! Не думаю, что ты любишь кого-то, кроме себя, Ровена Дэнджерфилд!

Он говорил по-испански, хрипло, резко, и я отвечала на том же языке.

– Ты убил своего отца? – не выдержала я, сама не понимая, почему спросила об этом.

Он сморщился, но, к моему удивлению, ответил.

– Значит, и ты так думаешь? Да, я могу признаться, если виноват. Наверное, убил, хотя не так, как думаешь. Не я нажал курок винтовки, но стал причиной того, что он появился в этот день на ранчо. Хочешь знать, как это случилось? Не догадалась? – Люкас коротко засмеялся… Это был даже не смешок, а возглас отвращения к самому себе. – Какой невинный взгляд! Могу поклясться, твои губы дрожат! Хочешь слышать правду или судить, не зная? – Гибким, грациозным движением он бросился на постель, прижав меня к подушке, глядя в глаза суженными зрачками. – Слушай же, и если хоть еще раз заговоришь об этом или будешь приставать с вопросами, клянусь, убью на месте.

Люкас говорил мягко, но с ощутимой угрозой, заставившей меня онеметь.

– Он застал нас. Нет, не в постели, но я целовал ее, держа в объятиях, а она тоже обнимала меня. Он вошел. Никто не ожидал, что Алехандро возвратится в этот день из Мексики… а может, он сделал это специально. Удивительно только, что отец был так спокоен. Будь я на его месте, покончил бы с обоими. Но он только подошел к Илэне и ударил ее… Я чуть не убил его за это, но она бросилась между нами и велела мне уйти. А он… он сказал: «Да, лучше убирайся с глаз моих, пока я не успокоюсь, и оставь мою жену в покое! Я был причиной смерти твоей матери, не хочу, чтобы и твоя кровь была на моих руках!» А Илэна продолжала кричать, чтобы я немедленно ушел. Господи, я был так молод тогда и не знал, какого дьявола можно тут поделать, только понимал, что виновен в страшном преступлении и он имеет право убить меня, если пожелает! Но Алехандро только презрительно отогнал меня, словно собаку, ударил рукояткой пистолета. До сих пор остался шрам, видишь? Метка Каина.

Он говорил с таким отчаянием и мукой, что вынести это было невозможно.

– Но ты ушел! И не убил его! – выкрикнула я, а его пальцы только крепче впились в мои плечи.

– Нужно было либо остаться и убить его, либо взять ее с собой. Он избил ее кнутом и ушел. Винил ее во всем, заявил, что найдет Шеннона, скажет, где отыскать ее, и раз и навсегда покончит с кровной враждой. Но люди Шеннона нашли его раньше и убили из засады, не дав возможности все объяснить. Не случись этого, я возненавидел бы его навсегда. Но…

– Ты расправился с теми, кто убил его. Отомстил. Даже отец говорил, это была честная драка и справедливость на твоей стороне.

– Я убил этих двоих не за него! За себя! Ты ведь сразу поняла это, правда? Иначе они покончили бы со мной, а твой отец спас меня от виселицы. Зря он это сделал, как ты думаешь? Не прояви Гай ненужного благородства, тебя бы здесь не было.

– Ты хотел умереть? – прошептала я осуждающе.

– Не знаю. Может быть. Мне было так плохо… ничего не понимал и даже потом…

Он не закончил фразу, да и не нужно было. Я увидела отражение его глаз и поняла: опять Илэна. В этот момент я возненавидела их обоих. Ведь была Фло и была Луз… и еще десятки беременных женщин, с которыми он играл, которых использовал, а сам все время стремился заполучить только Илэну.

– Может, тебе нужна всего-навсего только другая женщина, – прошептала я голосом, который не узнала сама. – Такая же недосягаемая и такая же расчетливая.

Моя рука сама поднялась и коснулась его волос на затылке, притягивая голову к себе.

Не помню, что я хотела, что пыталась доказать! Причинить ему боль за то, что не любил меня? Показать, что женщины тоже могут использовать губы и тело, чтобы возбудить страсть, которую нельзя ни утолить, ни насытить? Или бросить вызов Илэне?

Но все было забыто, когда Люкас поцеловал меня. Даже сейчас, когда пишу эти строки, вновь оживают чувства, вырвавшиеся ниоткуда, завладевшие мной, лишившие воли.

Меня и раньше целовали, я знала, как глубоко могут затронуть душу мужские ласки. От поцелуев Тодда перехватывало дыхание, кружилась голова, дрожали ноги. Тодд был человеком, привыкшим получать все, что пожелает, мужчиной, решившим, что хочет меня, и стремившимся показать свою власть.

Но Люкас целовал, словно ненавидел, словно против воли, словно человек, достигший глубин отчаяния, которому некуда деваться.

Я была рядом. Женщина с теплыми губами, намеренно завлекшая его. Люкас знал это, его руки, скользнув по плечам, обвились вокруг моей шеи, словно намеревались стиснуть горло насмерть. Но тут же лицо мое очутилось в его ладонях, пальцы запутались в моих волосах, так что я не смогла увернуться от разъяренных, жестоких поцелуев, даже если хотела бы.

Но тут я поняла, что не хочу убегать, не хочу скрываться, и это открытие было таким пугающим, что я чувствовала только: никогда, никогда не испытывала ничего подобного, словно сам демон завладел мной.

Я застонала под градом поцелуев, забыла о боли в руке, о повязке, наложенной Люкасом, – пальцы рвали пуговицы его рубашки, пока не обнаружили теплую мускулистую грудь. Я хотела его, и это ужасающее чувство преследовало меня – невозможно было испытывать подобное к мужчине!

Не знаю, какой дьявол поймал нас в сети, но Люк испытывал то же самое! Тяжелое тело придавило меня к кровати, жар, исходивший от него, опалил меня. Губы коснулись глаз, прикрыв веки, потом мочек ушей. Шепот звучал в ушах проклятием:

– Ведьма! Колдунья!

Но я ощущала себя так, словно околдована сама, и тут его губы завладели моими и все мысли куда-то улетучились.

Глава 24

Именно Люкас оказался сильнее дьявола, бродившего в крови Дэнджерфилдов и заставлявшего меня забыть обо всем, кроме сотрясающей тело лихорадки.

После того как он резко отпрянул, оставив меня, задыхающуюся, потрясенную внезапным возвращением к реальности, через открытое окно послышался веселый, беззаботный смех Илэны. Она разговаривала с кем-то, хотя слов я почти не разбирала – в ушах громом отдавалось собственное хриплое дыхание, а сердце сжимал горький злой стыд.

Люкас смотрел на меня, но выражение глаз было трудно понять – он стоял спиной к окну, откуда струился яркий солнечный свет. Я представляла, как выгляжу сейчас – губы распухли и болят от безумных поцелуев, волосы спутаны, блузка сползла с плеч, словно у женщины, опьяненной желанием… и ненавидела себя за это, а еще больше ненавидела его.

– Ровена… – странным, почти извиняющимся голосом пробормотал он, но к этому времени я была слишком, даже слишком унижена, чтобы понять это.

– Ну? Видишь, как легко найти утешение в женских поцелуях? Заставила я тебя забыть ее хоть на мгновение? – выдавила я и тут же заметила, как сжались губы Люка, поняла, что снова рассердила его, и обрадовалась этому. Может, хоть теперь он распознает, как постыдно я предала себя. Слабость. Желание.

– Тебе и вправду нравится играть с людьми? – презрительно бросил Люкас. – Где ты научилась всем трюкам записных шлюх? От Шеннона или его бостонского племянничка? И что пытаешься доказать?

Мое лицо горело, тело было охвачено жаром, руки тряслись. Но я выдавила улыбку:

– Зачем злишься? Я только пытаюсь помочь тебе – заставить понять, что одна женщина ничем не хуже другой… в определенном месте при определенных обстоятельствах. Можешь жениться на Луз и сделать ее счастливой.

– Боже всемогущий! – взорвался он, потемнев лицом от сдерживаемого гнева. – Что ты за человек? Так холодна внешне и такая теплая в моих объятиях!

– Почему тебя удивляет, что женщина может быть столь же хитрой и расчетливой, как мужчина? Почему вас всегда поражает, что женщина может играть в мужские игры и брать при этом верх?!

– Не играл я ни в какие игры, черт бы тебя взял!

Растерянность и раздражение в его голосе на мгновение потрясли меня, но показывать это было нельзя…

– Но во что ты тогда играешь? Знаю, ты хотел меня, Люкас, но что еще? Влюбился в меня? Хочешь жениться и взять в свои руки контроль над моим состоянием? Сможешь так легко забыть Илэну?

Он явно успокоился. Наверное, я все-таки выдала себя.

– Нет. Ее я забыть не могу. Неужели не видишь? Илэна – часть моей души и всегда ею останется, пока жив. Но я способен желать другую и хочу тебя. Не твоих проклятых денег, не половину ранчо! Понятно? Господи, что тебе от меня нужно?

– Ничего! – бросила я в него, как камнем. Нужно было причинить Люкасу боль, чтобы как-то защитить себя. – Что мне делать с собственностью другой женщины? Чужих остатков мне не надо, Люкас Корд!

– Ты, наверное, не понимаешь, что это значит – любить! Такие, как ты, дают человеку ровно столько, чтобы он приползал снова и снова, на коленях молил о новой милости, и это будет продолжаться до тех пор, пока беднягу не используют и не выбросят как ненужную тряпку!

– А Илэна другая?

– Илэна – настоящая женщина! Она знает, что такое страдание! И не похожа на тебя, не пытается играть на чужих чувствах!

– Как ты слеп!

– Не желаю больше ничего слышать, – жестко, холодно заявил Люкас. – Слушай, что я скажу, и слушай хорошенько! От тебя с самого начала не было ничего, кроме неприятностей, и предупреждаю: прекрати вмешиваться в чужие дела! У тебя достаточно времени, чтобы выбрать! Выходи за Рамона и уезжай или становись второй женой Хулио!

– А себя нарочно не упоминаешь? Или сохраняешь напоследок?

– Вот именно! Если останешься, обещаю, сделаю то, что должен сделать уже давно. Взять тебя. Но не жди никаких обещаний жениться! Нет еще бабы, от которой я не устал бы… после того как спал с ней! А когда надоешь, дам знать Шеннону и заставлю заплатить выкуп за твое возвращение! И отдам ему… может, немного поношенную, но еще пригодную для употребления.

Стук захлопнувшейся двери громом отдался в ушах. Но у меня было время взять себя в руки до того, как вошел Рамон, бледный от гнева.

– Ровена! Если бы ты знала, как я волновался! Но мать сказала, ты хочешь поговорить с Люкасом, и я…

Рамон нервно зашагал по комнате. Я еще никогда не видела его в таком состоянии.

– Не знал, что и думать! Ровена, я должен знать. Вы ведь чувствуете, как я отношусь к вам… Вы мне небезразличны… больше, я люблю вас! И молчу только из-за обстоятельств, приведших вас сюда! Не хочу, чтобы вы думали… О Боже, сам не знаю, что говорю. Я хотел все рассказать, когда придет время, когда вы будете готовы выслушать. Но сейчас… как я могу быть откровенным? Что он вам сделал? Если хоть пальцем коснулся, клянусь, убью его, не посмотрю, что это мой брат!

– В этом нет необходимости! Мы с Люкасом, как всегда, поссорились. И он предъявил мне ультиматум, боюсь, очень жесткий, потому что вы еще не делали мне предложения, Рамон. Но наверное, собираетесь?!

Это оказалось так легко произнести, ведь Рамон любил меня. А я решила быть разумной. Нужно выйти замуж за Рамона и уехать отсюда. А потом, почему бы не он? Тодд Шеннон слишком сильный и властный, привык к беспрекословному подчинению. Нет, Рамон – именно тот, кто нужен.

Я даже не покраснела при этой мысли. И вечером за ужином принимала поздравления смеющейся Илэны и мрачно насупившегося Хулио. Люкас, как я узнала, поехал кататься верхом с Луз.

– Пора бы ему уже уделить хоть немного внимания бедному ребенку. – В голосе Илэны не слышалось ничего, кроме удовлетворения. – Завтра мы отпразднуем вашу помолвку.

– На меня не рассчитывайте, – проворчал Хулио, вставая. – Завтра возвращаюсь домой, к своему народу.

Именно Рамон отнес меня наверх в спальню этим вечером, несмотря на все протесты и уверения, что я вполне способна сама подняться и порезала не ногу, а всего лишь пальцы.

Но Илэна ничего не желала слушать. Когда Рамон вышел, чтобы принести еще вина, она наклонилась ко мне, по-прежнему улыбаясь.

– Вы должны позволить мальчику настоять на своем! Как понимаете, прекрасный предлог удержать вас в своих объятиях. – Она вздохнула. – Мой Рамон всегда был таким джентльменом! Иногда я думала, что совершила ошибку, позволив ему оставаться у отцов-иезуитов. Но не думайте, что у Рамона не было женщин! Просто мальчик слишком застенчив и мягок, особенно с теми, кого по-настоящему уважает.

– Разве? По-видимому, все ваши сыновья не слишком увлекаются женщинами.

– Мои сыновья – мужчины, но к женитьбе относятся по-разному. Рамон с первого взгляда был очарован вашей красотой и ни о чем другом не мог говорить. И вам ничего не стоило влюбить его в себя.

– Как все удачно сложилось для нас обоих, – с легкой ехидцей согласилась я, но Илэна только усмехнулась:

– Конечно! Рамон – идеалист. Уважал вашего отца, знает о моих желаниях, но думаю, не согласился бы жениться, не будь влюблен в вас!

– Господи! Неужели в таком случае пришлось бы выбирать между Люкасом и Хулио? Думаю, мои чувства ни при каких обстоятельствах не были бы приняты в расчет! Скажите, а если бы я не имела несчастье ехать именно в том дилижансе, как бы этот брак, о котором заговорил мой отец, мог быть заключен?

Илэна с издевательским упреком покачала головой:

– Но, Ровена, вы же не сомневались в моих словах или в том, что говорил шаман, мой отец. Если бы судьба не привела вас сюда, можно было придумать другой план. Но вам предоставили выбор, позволили все решить самой. Надеюсь, не считаете, что вас вынудили?

Темные глаза светились невыразимым блеском, и я на мгновение спросила себя, что именно знала она о происшедшем между мной и Люкасом.

Я еле заметно усмехнулась.

– Думаю, каждую женщину вынуждают в то или иное время принять решение, не находите? Но в моем случае… мне всегда везло, и в конце концов все выходило как хочу я.

В этот момент возвратился Рамон, и мы заговорили о другом. Илэна сказала, что не видит причин откладывать свадьбу. Рамон задумчиво и неуверенно взглянул на меня, и я, полная решимости не позволить этой женщине управлять моей жизнью, спокойно объявила, что можно обсудить наши планы и позже.

– Ведь мы только что обручились. Думаю, нужно время привыкнуть хотя бы к этому!

В ожидании поддержки я взглянула на Рамона, не на Илэну. Он покраснел от удовольствия и гордости и тут же согласился. Я вообще чувствовала, что он ни в чем не станет противоречить, если буду при этом достаточно тактична.

Рамон отнес меня в спальню, перед уходом поцеловал в губы нежно, но властно.

– Пожалуйста, Ровена, поверь, я не хочу, чтобы ты чувствовала, будто тебя заставили, вынудили согласиться на этот брак. Клянусь, никогда не скажу тебе грубого слова, буду терпеливым и постараюсь, чтобы ты была счастлива.

Любовь Рамона была честной, прямой и открытой. Я знала, он уверен в том, что я девственница, и поэтому еще больше преклонялся передо мной, обращался словно с хрупкой статуэткой, не в пример Тодду Шеннону. Я продолжала убеждать себя, что жизнь с Рамоном не так уж плоха, а кроме того, лучшего выбора у меня все равно не было.

Всю ночь, лежа без сна и глядя на бледное лунное сияние, бросавшее отсветы на пустую кровать Луз, я повторяла себе, что не буду интересоваться, куда Люкас увез Луз, что они делают так поздно. Но все-таки уснуть не смогла, а подойдя к окну, увидела желтоватый свет лампы в комнате Илэны. Мысль о том, что она тоже не спит и волнуется, доставила мне злобное удовлетворение. Я понимала – она женщина сильная, но не могла доверять ни льстивым словам, ни притворной заботе обо мне. Но все же даже у нее были свои слабости, и это вновь обретенное знание давало мне небольшое преимущество.

Я металась в постели, снова ощущая неприятное чувство в желудке, всегда появляющееся при воспоминании о странных, противоестественных отношениях между Илэной и Люкасом. Больше всего я осуждала ее, но и он тоже… Жена отца! И все-таки его обуревала похоть к этой женщине, бесстыдное вожделение, а тем временем он использовал других, чтобы удовлетворить мимолетное желание… ее же ставил на пьедестал. Я ненавидела себя за то, что сделала сегодня, и ненавидела его за угрозы, ультиматум, предъявленный мне. Желание, нет, скорее, похоть – омерзительная вещь, ее нужно бояться и избегать! Именно это чувство делает рабами мужчин и женщин. Не поэтому ли мать оказалась в постели Эдгара Кардона? «Я люблю его, – сказала она мне. – Это то, чего тебе никогда не понять!» Почему она называла вожделение любовью? Что есть любовь, как не похоть, одетая в красивые слова и фразы?

Я все еще не спала, когда в комнату тихо прокралась Луз с туфлями в руках. Трудно было понять, который час, но луна уже поднялась высоко и не освещала наши кровати.

Луз бросилась на постель и, как мне показалось, тихо заплакала.

Утром лицо ее было мрачным, глаза распухли.

– Луз! Ты выглядишь усталой, а рука у меня прошла. Почему бы тебе не полежать подольше? Я помогу готовить и убирать.

– Если я не буду ничем занята, начну думать… О, какая разница! И представить не можешь! Я была так счастлива вчера, когда он пригласил меня на прогулку, а потом…

Голос девушки дрожал, но я знала, что не могу оставить ее одну.

– И потом?

– Потом ничего. Мы ехали верхом по долине, разговаривали, но, как обычно, болтала я, Люкас только отвечал. Он поцеловал меня после того, как мы спешились и легли в траву. И мне показалось, что на этот раз он пойдет дальше, не ограничится поцелуями, и я ему позволю все, а потом мы поженимся. И что же – все напрасно! Иногда я не понимаю, почему он забрал меня у Монтойа и привез сюда. Наверное, из-за нее Люкас перестал быть мужчиной! Я тоже женщина, ничем не хуже ее, но он и не смотрит на меня! По крайней мере, о Боже, Хесус Монтойа видел во мне не сестру, а женщину, женщину из плоти и крови!

Щеки ее пылали, в голосе слышалось отчаяние.

– Ты не знаешь, что говоришь! – резко оборвала я, чтобы немного успокоить девушку. – Люкас просто слишком уважает тебя и поэтому сдерживается.

– Уважает?! – истерически вскрикнула Луз. – Думаешь, мне этого достаточно? Сколько еще я должна оставаться девственницей в ожидании мужчины, который придет и возьмет меня?! Люкас знает, что я люблю и хочу его! Я забыла обо всем, что ты сказала мне, не могла оставаться холодной под его поцелуями, умирала от желания, но он остался равнодушным. И не потому, что уважает меня, а потому, что жаждет заполучить ее! Думаешь, не знаю, куда он отправился после того, как привез меня? Когда он пошел отвести лошадей в загон, я прокралась в его комнату, разделась и стала ждать. О Боже, без всякого стыда и смущения я лежала там и думала, что когда он увидит меня такую, не сможет сдержаться и возьмет меня. Я лежала и лежала… но в конце концов пришлось возвратиться, а когда я проходила мимо ее спальни, услышала, как она смеется, и… его голос, его, там, в ее комнате, постели!

Мы взглянули друг на друга; краска гнева и отвращения бросилась мне в лицо.

– Подобный человек недостоин твоей любви, не стоит даже плевка! Слушай, Луз, когда мы с Рамоном поженимся и уедем отсюда, ты должна уйти с нами. В мире много других мужчин, добрых, благородных, считающих женщину личностью, а не орудием наслаждения.

Я подошла к Луз, схватила ее за плечи.

– Промой глаза холодной водой. Неужели хочешь, чтобы он понял, как ты плакала? Ради Бога, будь гордой! Не обращай на него внимания. Когда в следующий раз пригласит на прогулку, откажись!

Не знаю, что она поняла из моих гневных речей – в запальчивости я говорила по-английски, а не, как обычно, по-испански. Но так или иначе, Луз позволила умыть себя и сделать новую прическу – заколоть волосы вверх, так что локоны спадали на плечи.

Девушка, словно ребенок, немедленно отвлеклась от своих бед и начала вертеться перед зеркалом.

– Какая я хорошенькая! Словно знатная дама… О, Ровена! Думаешь, он заметит меня? Не будешь ревновать, если Рамон тоже обратит на меня внимание? Будь у меня красивое платье, вроде тех, что Люкас ей привозит…

Я в отчаянии пожала плечами, но пообещала сделать все, что смогу.

– Оставайся здесь!

Я смело подошла к двери комнаты Илэны и постучала. Послышался сонный голос:

– Войдите!

Увидев меня, Илэна изумленно подняла брови:

– Ты? Почему так рано?

Илэна зевнула, потянулась, и я против воли восхищенно заметила, что даже сейчас ей удается выглядеть молодой и привлекательной. Она была одна… но неужели я и вправду ожидала увидеть его там?

– Я хотела встать помочь Паките с завтраком, но оказывается, все мужчины уже уехали! Что-то случилось, Ровена?

– Простите, если побеспокоила, – неловко пробормотала я. – Но… вы были так добры, что позволили носить свои платья. Тот розовый костюм, что вы подарили, не возражаете, если я переделаю его для Луз?

Высоко поднятые брови говорили о том, что она видит меня насквозь, но ответ был снисходительным, хотя чуточку насмешливым.

– Ну конечно! Он твой, делай с ним что хочешь! С твоей стороны так благородно принимать участие в крошке Луз! Боюсь, ты думаешь, я оставила ее без внимания. Да, действительно…

Илэна села, задумчиво нахмурясь, словно в самом деле была озабочена, но все же у меня было такое чувство, будто веду очередной поединок с этой женщиной.

– Обязательно напомню своему легкомысленному сыну, чтобы привез несколько красивых платьев, когда в следующий раз отправится в Санта-Фе или Мехико. А пока можно перешить ей несколько моих. Ну вот, надеюсь, ты не сердишься? – улыбнулась она. – Не думай, что я плохо отношусь к Луз!

– Мне это в голову не приходило, – уклончиво ответила я и поблагодарила Илэну за щедрость.

– Если понадобится что-то, только попроси! Ведь ты теперь моя дочь! Или младшая сестра, – озорно добавила Илэна, – ведь мой отец удочерил тебя.

Илэна Кордес и я прекрасно понимали друг друга, и временами я даже наслаждалась нашими словесными битвами, но сегодня утром у меня было такое чувство, словно она намеренно, преувеличенно добра к Луз и ко мне, словно к детям, которых решила побаловать.

Позже я спустилась вниз, оставив Луз перед зеркалом восхищаться новым платьем, и почти добралась до кухни, когда услышала рассерженный голос Люкаса. Он ворвался через входную дверь, и я едва не столкнулась с ним.

– Что ты здесь делаешь? Тебе нужно отдыхать!

Говорил он рассеянно и, думаю, прошел бы мимо, не загороди я, вполне намеренно, дорогу.

– Доброе утро, Люкас! Не собираешься меня поздравить?! Ведь именно ты был причиной моего решения выйти за твоего брата!

Мне показалось, он с трудом сосредоточился. Только сейчас я заметила, что он без рубашки и шляпы, на ногах украшенные бусами индейские мокасины, лицо усталое и злое.

– Поздравить тебя? – непонимающе переспросил он, раздраженно откидывая волосы со лба.

– Мы с Рамоном помолвлены, – повторила я деланно терпеливо. – Ты теперь каждый день будешь возвращаться так рано, Люкас? Если так, мне придется постараться не лезть тебе на глаза.

– О чем ты бормочешь? Где Илэна? У нас, кажется, гости: нужно предупредить всех!

Я поняла, он думает о чем-то другом: лицо напряженное, словно все морщинки мгновенно прорезались на нем.

– Кто-то едет? Чужой?

– Не надейся, твоих знакомых не будет!

– По-моему, грубость – твоя вторая натура!

– А ты задаешь миллион идиотских вопросов.

– Ну что ж, придется найти того, кто ответил бы, не срывая на мне злость.

– Подожди! – Он схватил меня за руку, повернул лицом к себе. – Послушай… послушай… Прости меня.

Голос был таким же грубым, как и вцепившиеся в мое запястье пальцы, но я от изумления не могла пошевелиться.

– Я не имел права так набрасываться на тебя! Но ты многих вещей не понимаешь!

– Мне все это говорят.

– Что говорят? Люкас, вы опять ссорились? Не хочу вмешиваться, конечно, но когда услышала ваши голоса… Что-то случилось?!

Словно обжегшись, Люкас отбросил мою руку и, могу поклясться, виновато покраснел, услышав холодный, смеющийся голос Илэны. Я не могла отвести взгляда от его лица, мгновенно изменившегося, как всегда, когда он говорил с ней, но на этот раз глаза гневно вспыхнули. Возможно, он не ответил бы так резко, не будь меня рядом.

– Пришел сказать, что едет Монтойа. Хулио отправился встречать его.

Илэна мгновение помедлила, словно колеблясь, но тут же тихо рассмеялась:

– Но это великолепно! Наконец-то вы встретитесь и уладите все разногласия, как я и надеялась! Давно пора, сам знаешь!

– Не стоит слишком надеяться, – хмыкнул Люкас.

Казалось, оба забыли о моем присутствии.

– Я и Монтойа… ожидаешь, что мы будем улыбаться, станем друзьями, когда прекрасно помнишь, что случилось во время нашей последней встречи! Объясни, Илэна, почему он едет. Почему ты поощряешь его?!

Илэна гордо откинула голову, чуть прищурилась.

– Почему бы нет? Только из-за вашей дурацкой ссоры? Не вижу причины, почему я должна отворачиваться от старого друга и друга твоего отца, если помнишь!

– Прекрасно помню, – бешено рявкнул Люкас, – как тут забыть?!

Напряжение между ними все росло. Оба не сводили друг с друга глаз, будто были одни; первой обо мне вспомнила Илэна.

– Люкас, пожалуйста, будь по крайней мере хотя бы вежлив с ним. Ради меня! Хесус сердит на тебя, это правда, но все произошло так давно и уже кончено! Он был здесь, смирился с тем, что Луз живет у нас, никогда не пытался принудить ее!

– И тебя тоже? Это хочешь сказать? Объясни уж заодно, почему он никогда не приезжает без подарков. Вроде этого…

Люкас схватил ее за руку. Громадный рубин блеснул темным огнем, и я не поняла, кто из нас охнул… я или Илэна.

– Люкас!

Вместо того чтобы отстраниться, Илэна подняла другую руку, легко, ласкающе, почти нежно касаясь его обнаженной груди.

– Ты ведь знаешь, Хесус Монтойа мне как брат. Мы так давно знакомы друг с другом, еще с тех пор, как ты был ребенком! И потом, – с шутливой строгостью добавила она, – кто подарил тебе твою первую лошадь? И первую винтовку? До ссоры вы относились друг к другу словно отец и сын!

С губ Люкаса сорвался полувздох-полустон; глаза потускнели.

– Как хорошо ты умеешь погасить во мне ярость… Но лучше пусть Монтойа помнит, что я не тот мальчик, каким он меня знал, и предупреждаю: если он…

Илэна, весело смеясь, обернулась:

– Ах, Ровена! Видишь, какой он бешеный, мой сынок!

По-моему, именно в этот момент Люкас окончательно потерял терпение.

– Вовсе нет, мамочка! Когда ты приказывала, я тут же подчинялся, – с мрачным сарказмом заметил он.

Впервые я услышала, как он назвал ее матерью; глаза Илэны широко распахнулись, но не успела она раскрыть рот, как Люкас взял меня под руку.

– Ты нас извинишь? Ровена напомнила, что я еще не поздравил ее и Рамона, да к тому же неплохо бы выпить по стакану вина.

Снисходительная улыбка немедленно превратила нас в неразумных детей.

– Ну конечно! Найдите Рамона! Мы должны отпраздновать помолвку. У меня прекрасная идея: устроим вечеринку!

Вызывающе шурша юбкой, она направилась в кухню, и Люкас отпустил мою руку, чтобы открыть перед ней дверь.

Потом обернулся, но я, успев взять себя в руки, холодно оглядела его и спросила, не в силах скрыть злобу и отвращение:

– Почему не бежишь за ней, не просишь прощения за то, что вел себя как ревнивый мальчишка?

Губы Люкаса сжались.

– Ты всегда так пренебрежительно относишься к чувствам других? Или пытаешься под личиной безразличия скрыть собственную слабость?!

– Слабость? – почти выплюнула я, удивляясь собственной ярости. – Почему именно те, кто не может быть сильным, ищут в других того же?

– Ты называешь любовь слабостью? Господи, что же ты за женщина?!

– Это больше тебя не должно касаться! – взорвалась я.

Мы стояли слишком близко друг к другу, и я боялась, что он прикоснется ко мне, боялась, что вновь забуду про все. Уж лучше бы Люкас вновь разозлился, начал кричать. Но глаза с зелеными крапинками со странным недоумением уставились на меня.

– Что я сделал, почему ты так ненавидишь меня, Ровена? О, я знаю, на меня за многое можно злиться, но у тебя совсем другое, правда?

Он был совсем рядом, так что я видела едва различимые синие шрамы на груди, и на секунду мной завладело непреодолимое желание поднять руку, коснуться этих линий, как сделала Илэна. Потрясение было настолько велико, что я не могла скрыть дрожь в голосе:

– Никакой ненависти… это просто смешно! С чего ты решил, что я испытываю к тебе столь сильное чувство? Просто обладаешь способностью выводить меня из терпения, вот и все.

Я быстро прошла мимо, чувствуя, что пытаюсь убежать. Но он без единого слова пропустил меня.

Глава 25

Эта ночь навсегда останется в памяти как ночь празднества. Не имеет значения, в какую страну я еще отправлюсь, насколько стану старше: стоит только закрыть глаза, и вновь предстают это темное небо с огромной, чуть кособокой луной, висевшей над горными вершинами, десятки маленьких костров, окруженный деревьями дворик за домом, факелы и музыка.

– Привыкай к испанским обычаям, Ровена, – шутил Рамон, когда я запротестовала, что не вижу необходимости в пышном торжестве. – Испанцы пользуются любым предлогом, чтобы повеселиться!

Для Луз вечеринка послужила прекрасным предлогом надеть новое платье и очаровать всех модной прической. Илэна дала ей жемчужное ожерелье, и чуть розоватые бусины мягко переливались на золотистой коже. Я была в белом, как невеста, как девственница, и оглядывала себя перед зеркалом с чувством отвращения. Простое платье, но заставляющее казаться моложе и невиннее. Илэна предложила надеть драгоценности, но я отказалась и, повинуясь внезапному порыву, распустила волосы. Почему нет? Ведь я играла роль и, значит, должна выдержать ее до конца.

Я спустилась вниз последней, потому что помогала Луз одеваться и причесываться. На улице кто-то играл на гитаре печальную испанскую мелодию, по дому разливались вкусные запахи, слышались смех и голоса. У подножия лестницы меня ждал Рамон, очень представительный в темном костюме; белые кружева жабо оттеняли оливковую кожу. Я заметила, как в глазах «жениха» вспыхнул огонь желания; подойдя ближе, он притянул меня к себе, поцеловал в уголок губ.

– Как ты прекрасна! Словно принцесса! Каждый раз, когда вижу тебя, Ровена, не в силах поверить своему счастью.

Мы выпили, меня встретили цветистыми комплиментами, но я чувствовала себя самой некрасивой из трех женщин, так что скорее всего мне просто льстили. Луз просто светилась от счастья, рядом стоял Люкас, мрачно хмурясь. Единственной уступкой предстоящему празднеству была шелковая красная сорочка, распахнутая у ворота, живо напомнившая о ленточке, служившей условным сигналом между ним и Фло. Он не сдвинулся с места, чтобы поздороваться, только еле заметно сузил глаза и чуть приподнял уголок рта, словно желая дать понять, что моя напускная скромность его не обманула.

– А вот наконец и Ровена!

Подплыла Илэна – бархатные, отделанные шелком юбки льнули к телу, переходя в шлейф. Платье сделало бы честь любой герцогине. Рамон гордо выпрямился, но она лишь взяла меня под руку и повела вперед.

– Это Ровена, моя будущая дочь, Хесус. Разве она не прекрасна?!

Высокий, стройный мужчина отложил гитару и шагнул вперед. Хесус Монтойа, команчеро. Человек, с которым Люкас подрался из-за Луз. Я вспомнила все, что слышала об этих бандитах, и, наверное, холодно взглянула на Монтойа, потому что он издевательски улыбнулся, хотя нагнулся над моей рукой с истинно испанской галантностью.

– Я так много слышал о вас, но действительность превзошла ожидания. Могу сказать только, что Рамону чрезвычайно повезло!

Он выпрямился, я заметила темные, почти черные глаза, белые пряди в густых волосах. Монтойа был по-своему очень красив, но что-то говорило мне – с этим человеком нужно быть очень осторожной.

Я улыбнулась как могла простодушнее:

– Вы такой галантный кавалер, сеньор. Какой женщине не нравятся комплименты?

– Но вы обладаете редкой красотой, сеньора, и, надеюсь, позволите наговорить вам еще немало лестных вещей, с позволения Рамона, конечно!

– О, Ровена ни на кого другого не смотрит! Она могла выбирать из трех моих сыновей, но о двух других даже речи не шло, правда, Ровена? – небрежно-весело объявила Илэна, и я ответила кокетливым смехом:

– О, по справедливости говоря, выбор был нетруден! Остальные сыновья несвободны, а Рамон был так добр, что влюбился в меня!

Подошедший Рамон подвел меня к пастухам, улыбавшимся, поздравлявшим жениха и невесту. Хесус Монтойа привел с собой только одного человека, старого, довольно уродливого, но когда он взял в руки гитару, мы обо всем забыли.

– Это Чато, – прошептал Рамон, – лучший гитарист. Единственное, что он делает лучше, – это стреляет.

– Ну что ж, надеюсь, у него не будет случая продемонстрировать именно это искусство, – чуть резче, чем надо, ответила я.

Мне становилось все больше не по себе, особенно когда Илэна подошла к Люкасу и, шутливо извинившись перед Луз, отвела его в сторону. Но тут Рамон закружил меня в танце, и следить за происходящим стало труднее.

Вскоре Хесус Монтойа подошел к сидевшей на приступке Луз и преувеличенно вежливо поклонился. Я думала, девушка отвернется, но та мило улыбнулась и с готовностью приняла его руку. Бросив взгляд на Люкаса, я заметила, как он мрачно спорит о чем-то с Илэной, улыбка которой, казалось, была приклеена к лицу.

– По-моему, что-то происходит, – прошептала я Рамону. – Луз кокетничает с сеньором Монтойа, а я считала, ее спасли от него не так давно.

– Не беспокойся, милая… Разве не видишь, мать за всеми следит. Луз решила последовать твоему совету, а мой братец ревнует. Ну а Монтойа, – со смехом пожал он плечами, – только сам Монтойа знает, о чем думает! Но даже он слишком уважает мать, чтобы начать ссору.

Я решила, что Рамон прав. Даже Люкас, казалось, решил показать себя с лучшей стороны, и, несмотря на нахмуренные брови, в нем не чувствовалось ни гнева, ни ревности. Жаль, что нет Хулио. Он по крайней мере честен и откровенен в своих чувствах и отношении ко мне и другим. Но Рамон уже успел сказать, что Хулио покинул долину после разговора с Хесусом. Как истый апачи, он не счел нужным проститься. Все же я не понимала причин его отъезда и хотела бы иметь ответы на все вопросы, бурлившие в мозгу.

Но узнала я кое-что, только когда танцевала с Монтойа. Он был очень вежлив, приглашая меня, и я ответила реверансом.

– Вам придется показывать фигуры – я еще только учусь.

– Тогда попросим Чато сыграть вальс. Да-да, и это он умеет. Под его пальцами струны оживают.

И мы закружились в вальсе под открытым небом. Монтойа оказался прирожденным танцором. Я редко встречала ему подобных.

– Как вы легко танцуете, – пробормотал он.

– А вы ужасный льстец!

Он довольно улыбнулся, показав белоснежные зубы.

– Значит, вы дочь Гая Дэнджерфилда и собираетесь стать женой Рамона. Конечно, так хотел ваш отец.

– А вы тоже его знали?

– Не очень близко. Но мы встречались. У вас его глаза… Но в остальном… как ни странно, напоминаете Илэну. Думаю, вы сильная женщина и вовсе не так очаровательно простодушны, как хотите казаться. Я вас рассердил?

– Почему я должна сердиться на откровенные слова?

– А! Прекрасный вопрос. Многих людей это разозлило бы, но, поскольку вы цените прямоту, могу я зайти дальше и сказать, что именно вы одна из главных причин моего приезда?

Я удивленно подняла брови.

– Не знала, что новости распространяются так быстро, особенно из столь уединенного места.

– Верно, но у меня свои способы получения сведений. Я из тех, кого называют команчерос. По блеску ваших глаз вижу, что вы наслышаны о нас. Без сомнения, занятие не очень почтенное. Но скажу по правде, я очень любопытен. Молодая женщина, англичанка, недавно приехавшая в страну, умудрилась выжить в плену. Женщина, которой удалось завоевать даже сердце Тодда Шеннона. Знаете, что он назначил огромную награду тому, кто укажет, где вас искать? – неожиданно спросил он, и я приложила все усилия, чтобы не показать, как подействовали на меня эти слова.

– Надеетесь получить ее, сеньор?

Наконец я заставила его рассмеяться тихо, почти беззвучно.

– А если и так, что вы мне скажете? Ведь сами решили выйти за Кордеса, а не за Тодда. Честно говоря, не питаю особой любви к вашему бывшему жениху и, хотя в это трудно поверить, достаточно лоялен по отношению к друзьям. Так что сами ответьте на свой вопрос, сеньорита. И еще на один. Вы сами желаете, чтобы вас спасли?

Угольно-черные зрачки пронзили меня насквозь, и я поняла, что не могу ответить, но и увиливать не хотела.

– Именно в этот момент не могу сказать точно. И кроме того… не уверена в ваших мотивах. Приехали, чтобы убедиться, действительно ли я здесь? Или уладить старые ссоры?

Мне показалось, рука его чуть крепче сжала мою талию.

– Вы действительно умны, Ровена Дэнджерфилд: отвечаете на вопросы вопросами и ничего не выдаете. Но сами хотите, чтобы я признал… что? Думаю, вы уже слышали всю историю, и из уважения к вашему уму не буду лгать. Да, у меня было много причин приехать сюда. И перед тем как настанет время отъезда, может, мы вместе сумеем найти ответы на наши вопросы.

Я думала, что уже получила ответы на свои, и решила, что мне нравится Хесус Монтойа, неглупый человек. Он танцевал со мной и вел себя как истинный джентльмен, а когда танцевал с Илэной, смотрел на нее со слегка презрительной улыбкой, впрочем, как и она на него. С Луз он обращался почти по-отцовски.

Вскоре принесли ужин – жареную говядину с пряностями, тушеные бобы, чили, тортильи и великолепный салат из авокадо. Вино и текила лились рекой.

Все это время Люкас не подходил ко мне, я тоже держалась от него подальше. Впервые мы танцевали только после ужина, а потом меня снова пригласил Монтойа. На этот раз вино развязало мне язык настолько, что я не побоялась спросить:

– Вы наконец помирились с Люкасом?

Он снисходительно усмехнулся, но мне показалось, что губы под густыми усами дернулись.

– К чему нам быть врагами? Именно женщины всегда вносят смуту в отношения между мужчинами. Но женщины приходят и уходят, не так ли? Отец Луз был моим другом, старым другом. И я хотел ее, к чему лгать? Я говорил с ним перед смертью, и он знал это, и все могло быть решено, не вернись Люкас. Молодой… каким молодым он должен бы ей казаться! Молодой, крепкий, красивый. Она взглянула на него, он на нее. И вскоре оказалось, что ее нужно спасать, и именно он, и только он, должен стать спасителем. И конечно, Люкас считал, что обязан доказать мне: он стал мужчиной. Как-то давно, когда Люкас был совсем мальчишкой, мы отправились в набег на одну мексиканскую деревню. Вы шокированы? Но думаю, уже слышали о команчерос. Мол, мы хуже бандитов, страшнее даже, чем наши братья апачи, которых так боятся англичане. На этот раз… там была девушка, совсем молоденькая. И Люкас, который был мне вместо сына, нашел ее. Он не знал, что с ней делать. Поймите, это все жестокая игра, охота: преследование, захват добычи… Она знала, что пленниц насилуют, и ожидала этого.

Вам неприятно это слышать? Ну что ж, такова правда. Люкас растерялся, и я… я забрал девушку у него и сказал: «Тогда станешь мужчиной, когда повзрослеешь настолько, что схватишься со мной из-за женщины, которую оба хотим».

Но вот пришло время, когда мы вновь сошлись в поединке за Луз, и он победил. Вы удивлены?

Я тоже. Думаю, что убил бы его, если бы смог, но Люкас научился приемам борьбы у китайцев. Видели когда-нибудь, как он дерется? Научился этому в тюрьме и когда работал на железной дороге в Канзасе и Юте вместе с китайцами. Он не часто использует эти приемы, потому что сказал однажды, будто их держат в секрете, и он поклялся никогда не применять их, кроме как для самозащиты. Я был зол, когда мы дрались, и держал в руке нож – думаю, это его несколько извиняло. Но хотя вы можете не поверить, я тоже по-своему человек чести…

«Ты должен мне женщину, Монтойа», – заявил он, и это было правдой. Люкас оставил меня лежащим без сознания, в пыли, хотя мог убить, и взял с собой Луз. Привез ее сюда. Я думал, они уже поженились, и, наверное, простил бы его, будь это так!

– Значит, вы его по-прежнему ненавидите! – прошептала я. Несмотря на всю решимость оставаться равнодушной, страстная речь затронула сердце, заставив мучиться вопросом: какие бури бушуют в душе этого внешне сдержанного человека? – А Илэна?

Сама того не сознавая, я сказала вслух то, о чем думала, и опомнилась, только заметив кривую усмешку Монтойа.

– А, вы тоже это заметили? Илэна – словно далекая звезда, богиня, о которой мечтает каждый мужчина. Я всегда хотел ее. Даже когда она была женой моего лучшего друга, даже позже, когда знал, что убило его. А теперь… не знаю. Может, это привычка или мы наконец стали друзьями после стольких лет и начали друг друга понимать. Я невероятно восхищаюсь Илэной, уважаю ее, как ни одну женщину. Больше вы ничего не узнаете, я и так сказал слишком много, сам не пойму отчего.

Он задумчиво взглянул на меня, но в этот момент музыка смолкла, Чато поднес ко рту бутылку текилы и стал жадно пить. Когда он вновь взял гитару, я оказалась в объятиях Люкаса, а смеющаяся Илэна танцевала с Монтойа.

Сама не могу понять, как все случилось, заметила только, как красиво двигались в такт музыке Луз и Рамон, но внезапно мое тело стало жестким и неподатливым, ноги начали сами собой спотыкаться. Люкас отвел меня в угол двора, поднял за талию, и я неожиданно очутилась на широкой глиняной стене. Не было времени ни бороться, ни протестовать, помню только, что луна была позади нас, так что я не видела ясно его лица, только бронзовые блики в волосах, когда руки на талии сжались чуть крепче.

– У тебя талант заставлять мужчин раскрывать душу, не чувствуя при этом ничего, правда, Ровена?

Я бешено вскинулась:

– У тебя нет прав допрашивать меня!

Но тут Люкас перебил, голос его почему-то звучал хрипло, вымученно.

– Когда прекратишь играть со мной? И почему именно я? Не хочу спорить и ссориться, только кое о чем попросить. Я знаю, как ты ко мне относишься, и, может, заслужил это, но по крайней мере всегда был честен с тобой, Ровена. И прошу того же от тебя!

Чтобы не показать, как внезапно перехватило дыхание, я холодно отрезала:

– He понимаю тебя, Люкас Корд. Нападаешь на меня, а в следующую секунду требуешь откровенности. Зачем?

Он немного успокоился, но сжал меня с такой силой, что я поморщилась.

– Ты и Монтойа. Я видел, как долго вы разговаривали, и всматривался в твое лицо. Он сказал все, правда?

– Что он мог сказать? Или тебя совесть мучает? Еще один пример твоего бессердечия… эгоизма! Ты не хотел Луз, но отнял ее у человека, который женился бы на ней, отнял и привез сюда, в эту тюрьму! И для чего? Женишься сам? Сколько ей еще ждать, пока ты исчезаешь и появляешься как заблагорассудится? Испытываешь ли ты вообще какие-нибудь чувства, кроме несчастной страсти к Илэне и ненависти к Тодду Шеннону? Почему ты обращаешься со всеми словно с шахматными фигурками? Притащил меня сюда с какими-то целями, не так ли? Потому что я была невестой Шеннона и богатой наследницей? А не дай я слово Рамону, что бы ты сделал? Продал бы за границу? Или просто убил бы, как пытался убить Элмера Брэгга! – дрожащим голосом закончила я.

Не нужно было говорить все это, но так долго копившиеся эмоции вырвались наружу, и я ничего не смогла поделать с собой. Люкас просил быть с ним честной – я так и поступила. Он отнял руки и уставился на меня, слегка наклонив голову, чтобы получше разглядеть. На мгновение Люкас затаил дыхание, и я приготовилась к гневному отпору – от него исходила волна едва сдерживаемой ярости, и, зная бешеный характер этого человека, я должна была бы испугаться. Но в душе царило такое смятение, что даже ударь он меня, я только обрадовалась бы: тогда ужасное напряжение, державшее нас словно в цепях, ушло бы. Но Люкасу, не в пример мне, удалось сдержаться.

– Думаю, больше нам не о чем говорить, не так ли? Пойдем, я отведу тебя к Рамону, – бесстрастно ответил он и протянул руку, чтобы помочь спрыгнуть, но принять помощь было невозможно.

– Сама справлюсь, – по-детски огрызнулась я, удивляясь, почему по-прежнему дрожит голос.

Руки тоже тряслись; попытавшись опереться о стену, я почувствовала, как юбка за что-то зацепилась. Позже я винила порезанные пальцы, которые вновь начали болезненно пульсировать, себя за то, что не смогла правильно рассчитать высоту стены, выпитое вино. И неожиданно пошатнулась, сильные руки подхватили меня, я уткнулась лицом в плечо Люкаса, но была слишком слаба от потрясения и не смогла пошевелиться. Да и не хотела. Почему дыхание стало таким учащенным? Почему кружится голова и я вынуждена еще теснее прижаться к нему? Я понимала только одно: что не перенесу, если он сейчас отодвинется.

Бывают моменты, когда все происходящее даже между так называемыми врагами кажется естественным и заранее предопределенным. Удерживая меня одной рукой, Люкас грубо оттянул за волосы мою голову. Наверное, он прочел в моем лице то же, что и я в его, – удивление. Что-то вроде горького гнева. И голод. И тут он поцеловал меня, бешено, со страстью, которая, словно взрыв, ошеломила нас обоих. Он был близко, так близко, и я продолжала прижиматься все теснее с бесстыдным пылом, на который, как думала раньше, никогда не была способна. Нельзя больше обманывать себя – я желала его, и от этого никуда не скрыться. Мы целовались и целовались, но поцелуев было недостаточно – со страстью, заученной когда-то, но теперь естественной и откровенной, я просунула руки ему под рубашку, распластала ладони, ощущая тугие мышцы на спине.

Наконец он оторвал губы от моих, и я почти вскрикнула от отчаяния. Люкас дышал так же тяжело, как я, но почему же он не целует меня больше?

– Люкас!

– Ради Бога, прекрати! Что на этот раз пытаешься доказать?! Какой я грязный, похотливый ублюдок? Не способен противиться ни одной женщине, которая обнимет его и прижмет покрепче, даже если это жена его отца или невеста брата?

Уж лучше бы он дал мне пощечину! Кровь отлила от моего лица и сразу же вновь прихлынула, так что щеки загорелись огнем. Он сжимал меня в объятиях, целовал, вынудил второй раз предать себя, пользуясь моим же оружием. Будь у меня револьвер, наверное, не задумалась бы прикончить его!

– Так было с Илэной, – пробормотала я, задыхаясь, неузнаваемо хриплым голосом, в бешенстве впиваясь ногтями в его спину, желая в эту минуту сделать ему как можно больнее, ощущая… о Боже!.. ощущая, как рвется кожа, как липнет к пальцам теплая кровь.

Зарычав от боли и неожиданности, он схватил меня за плечи, приблизил лицо к моему. Я злобно уставилась в его глаза, темные, блестящие, словно у апачи, и снова вонзила в него ногти. Люкас с силой ударил меня по лицу, но не успела я вскрикнуть, как он сжал меня, не давая вздохнуть, и начал целовать, так жестоко и беспощадно, что, сколько бы ни прошло лет, отпечаток его губ огненным клеймом будет гореть на моих.

Я пыталась оттолкнуть Люкаса, но из горла вырывались беспомощные, слабые стоны.

– Это требуется тебе, чтобы заставить успокоиться? – шептал он прямо в искусанные, распухшие губы; руки скользнули с плеч к груди. – Кем бы ни был я, кем бы ни была ты, не могу забыть тебя, не могу выбросить из головы, не могу задушить желания…

На этот раз ударила я, ударила изо всех сил наотмашь, не щадя себя.

– Презираю тебя, грязное животное!

Ладонь ныла, я почти плакала от боли, зато смогла отомстить. На скуле у Люкаса ярким пятном выделялся след от удара; он рассеянно потирал щеку, не сводя с меня глаз.

– Будь я проклят, если ты не первая женщина, которая меня так огрела, – сказал он спокойно.

– Думаю, ты вполне заслужил это.

Охнув, я прижала пальцы к губам. Когда подошел Рамон? И как давно стоял здесь?

– Нужно было подыскать более уединенное место, прежде чем уделять… столько внимания моей невесте.

Никогда не думала, что обычно сдержанный, дружелюбный Рамон может так жестко цедить слова и смотреть на Люкаса ледяными глазами.

Меня трясло от унижения и стыда, но Рамон только мельком бесстрастно посмотрел на меня и вновь повернулся к брату:

– Ну? Конечно, у тебя наготове правдоподобное объяснение? Как, впрочем, всегда! Проверяешь истинность ее чувства ко мне?! Или пытаешься заставить меня поверить, что она сама бросилась тебе на шею и вынудила целовать? Что ж, ты должен признать, я достаточно терпелив! Другой бы на моем месте пристрелил тебя как бешеную собаку!

Я впервые осознала, какое ужасное, зловещее молчание воцарилось вокруг. Музыка умолкла. Здесь, в этом темном, укромном углу, в слабом отблеске факельного света я увидела, как рука Рамона спокойно, почти небрежно потянулась к револьверу на бедре, и открыла рот, пытаясь сказать хоть слово, но из пересохшего горла не вырвалось ни звука.

И тут раздался спокойный голос Люкаса:

– Мне нечего сказать. Никаких объяснений.

– Ожидаешь, что я этим удовлетворюсь?

Послышалось щелканье курка. Казалось, я в каком-то кошмарном сне и нет сил очнуться.

– Придется довольствоваться этим, если не хочешь пустить в ход оружие, Рамон. Почему бы не покончить со всем этим быстрее, пока не начнешь мучиться от укоров совести!

Даже в полуобморочном состоянии я отчетливо различила издевательские нотки в голосе Люкаса Корда.

В этот кратчайший миг, когда время словно остановилось, а братья стояли друг против друга – мрачный как туча Рамон с револьвером в руке и Люкас, небрежно прислонившийся к стене, – мне показалось, что если какой-то человек намеренно искал смерти – это именно он, Люк.

Рамон, наверное, тоже понял это; красивое лицо передернулось в горькой гримасе.

– Хочешь, чтобы я прикончил тебя и до конца жизни мучился сознанием вины?! Так легко не отделаешься! Где твой револьвер?!

– Не счел нужным взять его с собой… сегодня. И в любом случае, Рамон, с тобой я драться не буду, если предлагаешь именно это! Ради всего святого!

Глаза Люкаса сузились.

– Неужели мы должны разыгрывать какую-то дурацкую драму? – хрипло спросил он. – Я поцеловал Ровену, она дала мне пощечину. Так что, если считаешь себя обязанным пристрелить меня, действуй. Или я ухожу.

– По-прежнему обращаешься со мной как с ребенком, а не мужчиной, которого оскорбил?! Ты ударил мою невесту, и стой я немного ближе, убил бы тебя на месте.

Увидев в полутьме выражение глаз Рамона, я еле слышно прошептала:

– Нет, Рамон, нет!

Но Люкас, тоже заметивший взгляд брата, только высокомерно-снисходительно приподнял бровь и направился к Рамону, то ли намереваясь отобрать револьвер, то ли не веря, что обычно спокойный брат, воспитанный иезуитами, сможет выстрелить.

Но Рамон спустил курок; ослепительная вспышка разрезала тьму. Я, кажется, закричала, в ноздрях стоял горький пороховой дым. Странно, как самые незначительные детали могут живо запечатлеться в памяти, если воспоминания о насилии и убийствах могут стать слишком пугающими или болезненными.

Помню, как прислонилась к стене, чувствуя, как подкашиваются ноги, помню тепло грубо слепленных глиняных кирпичей под ледяными ладонями.

Рамон отступил на шаг; рука с револьвером не дрожала. Люкас пошатнулся, но тут же выпрямился, не сводя глаз с брата, потом очень медленно коснулся правой руки и перевел взгляд на липкие от крови пальцы.

– Либо ты очень плохой стрелок, братец, – бесстрастно заметил он, – либо очень уж хороший. Видишь, все-таки ранил меня. Теперь твоя честь удовлетворена?

– Ты, видно, не очень понимаешь, что такое истинная честь! Ну, может, теперь вытащишь из сапога нож или будешь стоять здесь как трус и позволишь использовать себя в качестве мишени, чтобы я смог доказать, что как стрелок ничем не хуже?!

– Значит, дело дошло до ножей? – с легким презрением обронил Люкас. – Рамон, не разыгрывай из себя идиота! Это просто смешно!

Раздался второй выстрел. На этот раз пуля задела бедро; красные капли просочились через штанину, оставив уродливое темное пятно. Люкас поднял ошеломленные глаза. Луна скрылась за тучей, но в этот момент на ветру ярко вспыхнуло пламя факела, и я увидела полное холодной решимости лицо Рамона.

– Ну что, Люкас, я тебя еще не убедил?

В этот момент появился Хесус Монтойа с сигарой в зубах.

– Вот вы где! Илэна услышала выстрелы и попросила узнать, в чем дело. Что, соревнуетесь в стрельбе, чтобы произвести впечатление на даму?

– Монтойа, не вмешивайся! – бешено вскинулся Люкас.

Рамон коротко издевательски рассмеялся.

– Я попытался убедить своего храброго брата драться как подобает мужчине, но ему, по-видимому, не очень-то нравится видеть последствия собственных поступков.

Монтойа, вынув изо рта сигару, стал внимательно ее рассматривать.

– Ах, вот оно что! Это становится все интереснее! – Он внимательнее присмотрелся к Люкасу и неожиданно жестко сказал: – Я не настолько стар, чтобы лишиться слуха и зрения. Предупреждал же – женщины когда-нибудь доведут тебя до гибели. Думаю, ты слишком мечешься, приятель. И всегда хочешь именно то, что принадлежит другим, или… то… что не так легко заполучить. Разве я не прав?

– Эта ссора касается только меня и Рамона, – процедил Люкас. – И мы с тобой уже давно не друзья. Если желаешь драться, я к твоим услугам, но что касается Рамона… Я не подниму против тебя руки, младший брат. Не заставишь, даже если будешь стрелять. Так что давай кончай меня скорее!

– Стойте… этого не может быть! – истерически вскрикнула я и, из последних сил оттолкнувшись от стены, спотыкаясь, побежала вперед. По-моему, мужчины забыли о моем присутствии, и теперь все трое ошеломленно обернулись.

– Вы что, совершенно обезумели? Хотите, чтобы я стояла и смотрела на эту бойню? Прекратите!

– Ровена, пожалуйста, возвращайся в дом, – повелительно сказал Рамон, так, как никогда не говорил со мной раньше. – Мы сами решим спор!

– Но ведь это и меня касается, разве не так? – рассердилась я, все еще дрожа. – Думаешь, уйду только потому, что так велено? Не позволю, чтобы из-за меня убивали друг друга!

Вне себя от гнева и напряжения, я хотела что-то добавить, но пальцы Хесуса стальным кольцом опоясали мою руку, хотя голос по-прежнему был обманчиво мягок:

– Сеньорита, думаю, все это назревало уже давно. И вам еще многое предстоит понять в мужчинах. На карту поставлена честь.

– Хотите, чтобы они поубивали друг друга! Будете стоять здесь и наблюдать это чудовищное преступление? – бросила я ему в лицо, но Монтойа только улыбнулся:

– Я бы их не останавливал. А кроме того, сами слышали, Люкас сказал, что не будет драться с братом. – И снисходительно добавил, взмахнув рукой: – Вот, Рамон, возьми.

Я увидела длинное зловещее лезвие кинжала, дрожавшее в стволе дерева.

– Почему бы тебе не поучить его вежливому обхождению? Возьми нож! Я всегда считал – это лучше револьвера. Кинжал – оружие молчаливое. А от выстрелов такой шум! Собственно говоря… мне самому бы надо сделать это, и я бы так и поступил, знай, как он обращается с Луз.

– Черт бы тебя побрал, Монтойа! Я ничего не сделал Луз. И предупреждаю: не вмешивайся, или, клянусь Богом, на этот раз я тебя прикончу!

В голосе Люкаса слышалось что-то смертельно опасное, так что у меня перехватило дыхание, но Монтойа только издевательски засмеялся:

– Без оружия? А если мы будем драться голыми руками, сколько времени пройдет, прежде чем ослабеешь от потери крови?

Люкас шагнул к Монтойа, но приставленный к груди клинок остановил его. Рамон с застывшим лицом молча успел выдернуть из дерева кинжал и сунуть револьвер в кобуру.

– Прежде чем попытаешься убить его, сначала решим наши дела…

– Рамон, я уже сказал, не желаю с тобой ссориться. Но вот с моим старым другом Монтойа… нужно бы свести счеты.

– Прошло то время, когда ты мог мне приказывать, сводный брат-ублюдок!

Лезвие блеснуло в воздухе словно рассекающая тучи молния.

Небрежно расстегнутая рубашка Люкаса Корда была разрезана; тонкая кровавая линия прочертила голую коричневую грудь.

Люкас почти инстинктивно поднял руку, гнев и отчаяние исказили лицо, но опять сверкнул нож, рубиновые капли полились по ладони.

– Нет, – издевательски прошептал Рамон, – кинжал ты у меня не отберешь! Вытаскивай свой, если осмелишься! А потом посмотрим!

– Рамон, ты с ума сошел! Думаешь, я буду стоять и позволю изрезать себя на куски?

Увидев занесенный нож, я не смогла сдержать крика. Люкас схватился за лицо, неверяще глядя на брата.

– Будь ты проклят! Теперь станешь драться?!

На этот раз лезвие вновь прочертило багровую полосу на груди. Кровавые ручейки слились. Я бросилась бы между ними, не удерживай меня Монтойа.

– Оставьте их, – тихо, почти неслышно прошептал он, но что-то в его голосе заставило меня вздрогнуть. – Неужели не понимаете, как оба горды! Все это должно было случиться уже давно. Либо стойте спокойно, либо возвращайтесь в дом, как и должны были поступить раньше.

Я стояла, не желая смотреть, но не в силах отвести глаза. Люкас осторожно отступил, не сводя взгляда с Рамона.

Снова взмах ножом, и опять, опять, пока рубашка не повисла клочьями, руки и грудь были испещрены порезами. Почему он не защищается? Каждый раз, когда клинок опускался, я слышала заглушенный стон Люкаса и сама стонала вместе с ним.

Рамон тяжело дышал, лицо блестело от пота, ноздри раздувались.

– Почему не дерешься? Как еще напомнить тебе, что ты мужчина? – почти всхлипывая от ярости и разочарования, прохрипел он. – Или изрезать тебе лицо так, чтобы ни одна женщина больше не взглянула на тебя?

Через всю щеку Люкаса тянулся длинный порез, и теперь, когда Рамон вновь поднял кинжал, он инстинктивно загородился рукой, лезвие распороло предплечье.

Именно в эту секунду холодная выдержка уступила место ослепляющей ярости.

Как-то в Индии я видела схватку кобры с мангустом. Помню, зверек танцевал вокруг добычи, изредка набрасываясь, словно молния, и, укусив, отпрыгивал, а змея с раздутым капюшоном почти сонно раскачивалась взад и вперед, выжидая момента, когда можно напасть. Туземцы объяснили тогда, что мангуст почти всегда побеждает, но в тот раз либо он был слишком медлительным, либо гадина особенно злобной. Не забуду, как молниеносно она ударила.

И сейчас тело Люкаса мгновенно превратилось в смертоносное отравленное оружие. Он, казалось, едва заметно отклонился, загораживая правой рукой лицо, потом развернулся, в воздухе мелькнула левая рука, ребро ладони опустилось на запястье Рамона. Я успела заметить это прежде, чем нож, крутясь, вылетел и упал на землю. Рамон ошеломленно схватился за кисть, а Люкас приставил кинжал к его горлу.

Хесус Монтойа с шумом выдохнул, и я не могла понять, обрадован он или огорчен. Порыв ветра разметал мои волосы, над головой прогремел гром. Куда исчезли луна и звезды?

– Рамон, – хрипло прошептал Люкас, – довольно!

Но Рамон уже ничего не сознавал, пьяный от ярости и унижения.

– Нет! Ничего не кончено! Дерись же!

Я с ужасом наблюдала, как его руки поползли к кобуре.

– Твой нож – мой револьвер. Бросай кинжал, и побыстрее, Люкас, иначе я убью тебя!

С пренебрежительной легкостью и быстротой Люкас метнул кинжал, вонзившийся в землю между ногами Рамона, и в ту же секунду раздался выстрел.

Глава 26

Иногда я вижу во сне события той ночи и просыпаюсь с криком, вся в поту, – вспышки молнии, громовые раскаты, и Люкас, чудом устоявший на ногах, поворачивается, спотыкаясь, бредет к стене и медленно-медленно сползает вниз.

Голос доносится как будто издалека:

– Господи, Рамон! Ты все равно стрелок никудышный, особенно если разозлишься!

И я, вне себя от облегчения, заплакала – сухими, раздирающими душу рыданиями, потому что поняла: Люкас не убит, Люкас жив! Потом все было словно в тумане. Помню, как вырывалась из рук Монтойа, била его кулаками, крича:

– Пустите, пустите меня к нему!

Но Хесус толкнул меня к Рамону, все еще не выпускавшему дымящийся револьвер.

Я и его ударила; бросив револьвер, Рамон схватил меня за руки; оцепенение его мгновенно прошло, лицо яростно исказилось.

– Чудовище! Животное! – продолжала вопить я. – Все вы животные, все одинаковы. Все, все! Ненавижу!

– Слушай, она всего только женщина и не привыкла к крови, – вмешался Монтойа.

Я вывернулась из рук Рамона, безумно огляделась.

– Он умирает! Ведь ты этого хотел? Ну что ж, прикончи его, прикончи! Ты, Рамон, ты начал это! Хочешь доказать, что мужчина?! Отомстить за мою честь? Чего ждешь?!

Рамон снова с силой сжал мои пальцы, пока я не вскрикнула от боли, но он смотрел поверх моей головы на Монтойа, а голос звучал мертвенно-глухо:

– Я не хотел заходить так далеко! И все же чувствовал, что шел к этому почти всю жизнь.

Люкас привстал. Грудь его была залита кровью; одной рукой он вцепился в стену, из последних сил прислонился к ней. Молча. Думаю, у него не было сил говорить, но когда молния осветила его глаза, я увидела, что они такие же зеленые, застланные болью, как у тигра, подстреленного мной однажды.

– Отведи невесту в дом, Рамон, – спокойно велел Монтойа. – Собирается гроза, буря задержит нас в долине на несколько дней. Я присмотрю за твоим братом.

– То есть убьете его? Закончите то, что Рамон начал, так?

Я едва узнавала собственный голос – жесткий, бесстрастный.

Сверкающие глаза Монтойа вонзились в мои.

– Когда-то Люкас был мне ближе сына. Если я и убью его, то не так! Идите. Вы жених и невеста и должны быть вместе.

Я пошла за Рамоном – больше ничего не оставалось. Стальная хватка его рук не ослабевала, он почти волок меня за собой.

В передней комнате нас встретила Илэна, переодевшаяся из бархатного платья в шелковый халат; облако темных волос спадало на плечи, лицо побледнело и осунулось.

– Господи, что произошло? Я услышала выстрелы и послала Хесуса отыскать вас… Где Люкас?

– Ничего особенного, мать. Мы упражнялись в стрельбе. А теперь нам с Ровеной необходимо кое-что обсудить.

– Где Люкас? – криком вырвалось у нее, и Рамон выдавил безрадостную улыбку:

– Люкас с Монтойа. Думаю, им тоже есть о чем поговорить. Пожалуйста, мать, иди спать и хоть раз в жизни не вмешивайся!

Илэна побледнела, словно от удара, но гордо выпрямилась. В этот момент я испытывала невольное восхищение этой женщиной.

– Куда ты ведешь Ровену? – уже спокойно продолжала она. – Я хочу поговорить с ней.

Почувствовав в Илэне неожиданного союзника, я попыталась вырваться, но Рамон не разжал руки. Да, видимо, мне еще многое предстояло понять в характере мужчин семейства Кордес!

– Боюсь, тебе придется подождать до завтра. Сегодня Ровена занята.

– Рамон! Не забывай, ты еще не женат, – резко вскинулась Илэна.

– Я ничего не забываю, мамочка. Только советовал бы тебе не изрекать ханжеских сентенций!

Он потянул меня за собой, так что я чуть не упала.

– Ты слышала, как Люкас купил ее у апачей. Ну что ж, сегодня я отобрал у него Ровену. И как уже сказал, нам необходимо поговорить… а может, и не только…

– Рамон! Не знай я тебя лучше, подумала бы, что ты пьян! Ты забываешься!

– Мать, – расхохотался Рамон, – ведь ты беспокоишься не обо мне, а о другом сыне, который, правда, вовсе не твой, так что предлагаю тебе самой отправиться и посмотреть, что с ним!

Мы ушли, а она смотрела вслед, окаменев от изумления. Я спотыкалась на ступеньках, Рамон, не слыша протестов, подхватил меня на руки и понес в свою комнату. Привел меня в чувство только громкий стук распахнутой пинком двери. Рамон швырнул меня на кровать, словно надоевшую вещь, резко задвинул засов. Потом зажег лампу и повернулся ко мне, небрежно расстегивая куртку.

– Что на тебя нашло? – взорвалась я, но гневные слова прозвучали нерешительно.

Рамон улыбнулся безрадостно, одними губами, и я поняла, что совсем не знаю его. И с этим человеком я хотела играть, пытаться им манипулировать! «Воспитанный джентльмен» оказался хуже своего брата…

– Ничего на меня не нашло, – спокойно объявил Рамон и добавил, не повышая голоса: – Просто думал, что ты будешь рада видеть, как я наконец стал мужчиной. Конечно, причиной всему нанесенное тебе оскорбление. А теперь, моя дорогая будущая жена, думаю, ты должна последовать моему примеру и тоже раздеться. Или предпочитаешь, чтобы я помог? О, может, стыдишься? Понимаю, потрясена тем, что произошло сегодня, и нуждаешься в утешении. – Увидев мое ошеломленное лицо, он издевательски усмехнулся: – Тебе неприятно? Но ведь мы помолвлены, так что какая разница, если… как это лучше сказать, чуть опередим события? Ты уже поняла, что мой опытный братец не очень-то обращает внимание на подобные формальности. Больше всего меня удивляет то, что он купил тебя для себя, проводил с тобой много времени наедине и не воспользовался такой… великолепной добычей. Или это не так?

Я собрала остатки гордости, окутала себя ими, словно невидимым плащом, и холодно взглянула ему в глаза.

– Если ты так считал, не стоило притворяться, Рамон. Поэтому открой дверь, я уйду к себе, а завтра поговорим спокойно.

От отбросил куртку на пол.

– Утром, говоришь?! Милая, рассудительная Ровена! Зачем ждать так долго?! Ведь, как я уже сказал, мы помолвлены, не все ли равно, если станешь моей сегодня? Я защитил твою честь… неужели не заслуживаю награды? Едва не убил из-за тебя брата, не так уж это мало! И мои намерения по крайней мере были честны и искренни. Ты была невестой Шеннона и, наверное, не пыталась вырваться из его объятий!

Он подошел, нагнулся, и я почувствовала, как меня вжимают в постель. Вцепившись в запястья, Рамон поднял мои руки над головой.

– Разве я обманом выманил у тебя обещание стать моей женой?! Ты вела себя так, словно сама к этому стремилась. Способна ли ты на истинное чувство? Поцелуй меня так, словно любишь и словно говорила правду, и я больше не буду сомневаться.

Я слегка раскрыла губы под его поцелуем и вытерпела шарящий жадный язык, заполнивший рот. Неужели уроки Эдгара Кардона забыты? И даже он всегда обвинял меня в холодности; в таких случаях я всегда задыхалась, словно похороненная заживо, и теперь испытывала то же самое, хотя позволила Рамону целовать себя. Но отвечать не могла, только закрыла глаза, ощущая тяжесть чужого тела, нетерпеливые грубые руки на груди, думая об одном: к этому придется привыкнуть – ведь я должна выйти за него замуж. Это вполне разумно и… практично. Не за Люкаса. Нет-нет, ведь Люкас любит другую и ненавидит меня так же, как я его… и желает так же, как я. О Господи, только не Люкас, тот, кто, может быть, сейчас умирает, единственный, чьи поцелуи лишали меня разума и доводили до безумия!

– О, Ровена, Ровена, – шептал Рамон, – ты целуешься как шлюха… как ангел. Так холодна и неприступна с виду, но когда мужчина держит тебя в объятиях и ты раскрываешь для него губы… словно одна из сирен, как сладок вкус этих губ… ты сводишь меня с ума.

Я сносила поцелуи Рамона, убеждая себя, что это не имеет значения. Когда покинем долину, я смогу вертеть им как захочу, и все будет по-другому.

Пальцы Рамона нетерпеливо расстегивали крохотные пуговки, одну за другой, пока платье не распахнулось до самой талии. Губы поползли по моей шее, добрались до обнаженной груди. Но я не чувствовала ничего. Лежала не двигаясь и снова думала о сэре Эдгаре Кардоне, так часто владевшем моим холодным, несопротивляющимся телом, и не понимала, почему никогда не была способна притворяться. С Тоддом, правда, почти могла забыться, но Люкас… Люкас уносил меня так далеко. Зачем, зачем думать о Люкасе?

И неожиданно я осознала, что Рамон приподнялся на локте и как-то странно смотрит на меня. Потом сжал мою грудь, и я поморщилась, не в силах скрыть отвращения.

– Ты позволишь взять себя, хотя не терпишь моего прикосновения?!

– Думаю, ты хочешь меня, – устало, невыразительно пробормотала я. – Но если передумал, я бы лучше хотела отдохнуть.

Лицо Рамона исказилось. На секунду показалось, он меня сейчас ударит, и почему-то было безразлично. Но голос Рамона был зловеще спокоен:

– Неужели ты думала только о сне, когда прижималась к моему брату и, как в экстазе, обнимала его? Думаешь, я слепой и не вижу, что творится под носом?

Я взглянула в злые, встревоженные глаза, похожие на коричневые камешки, жесткие, непроницаемые.

– Нет, я не слеп, Ровена! Но иногда влюбленному трудно увидеть правду! Я полюбил тебя… наверное, с первого взгляда. Что-то в твоей сдержанности, холодности завораживало меня. Я мечтал о тебе и думал, что никогда больше не удастся тебя увидеть… пока Люкас не привез сюда… мою богиню. И ты была так прекрасна: сильная, гордая, независимая, несмотря на все испытания! И я любил тебя за это еще больше, пытался выказать уважение, быть нежным и мягким – дать все, в чем ты нуждаешься. Люкас клялся, что не прикоснулся к тебе, и Хулио это подтвердил. Я думал, ты ненавидишь его, презираешь! Это правда или между вами что-то есть? – Он схватил меня за плечи, яростно затряс, впиваясь пальцами, словно когтями. – Отвечай, черт тебя возьми! Почему сказала, что выйдешь за меня?! Чтобы заставить его ревновать? Пошла со мной сегодня, только чтобы не дать убить его?

– А ты хотел этого? – прошептала я. – Ты ведь мог и не сделал… И только ли из-за меня так разозлился? Думаю, ты всегда ревновал Люкаса, не любил его… а тут подвернулся великолепный предлог.

За окном послышался вой ветра, раскаты грома становились все оглушительнее. Потом раздались голоса, стук копыт, и, должно быть, на моем лице отразились ужасные предчувствия, потому что Рамон, внезапно застыв, впился в меня глазами, приблизил свое лицо к моему так, что я почувствовала запах вина, и засмеялся, коротко, злобно:

– Еще недавно ты едва не билась в истерике! По-моему, в первый раз выказала искреннее чувство: только не ко мне – к моему брату. Даже когда он ударил тебя, а потом обнял, ты ничего не смогла скрыть. А мне… выказывала только снисходительное терпение. Даже сейчас. Почему несколько секунд назад притворялась, что отвечаешь на поцелуи?!

Я дернулась, словно ужаленная.

– А почему ты притащил меня сюда? Если только затем, чтобы осыпать оскорблениями, выскажи все, что желаешь, и отпусти!

– Так просто взять и отпустить? Считаешь, что к утру все уладится? Выйдешь за меня после того, что случилось?

– Это зависит от тебя, – парировала я. – Думаю, ты сегодня не в себе, Рамон. Утром…

– Утром! По-твоему, при свете солнца все будет казаться иным? Боже, как ты холодна и спокойна! Лежишь со мной в постели и говоришь о завтрашнем дне. Думаешь, не понимаю твоих расчетов: «Завтра Рамон опомнится, извинится за грубое поведение, и все пойдет по-прежнему»? Воображаешь, что мной можно управлять, словно куклой? Ты, мать, Люкас. Ну что ж, с тобой еще не покончено! После твоего сегодняшнего поведения я имею право узнать, что получу в жены – кусок льда или женщину.

Он неожиданно сел, рванул платье от талии до подола одним бешеным движением. Я бессознательно попыталась прикрыться, но он только рассмеялся:

– К чему столько скромности! Сегодня я боролся за твою честь и получил тебя в качестве приза! И какого приза! – Голос его стал хриплым: – Женщина, которая не нуждается в уродливых корсетах, чтобы улучшить фигуру, женщина с телом, прекрасным и грациозным, словно у танцовщиц. Какой прелестной ты выглядела даже в костюме индейской скво! Неудивительно, что Хулио хотел тебя! Твое тело и рот предназначены для страсти и наслаждения! Может, следует только научить тебя, как испытывать эти чувства!

Он начал срывать одежду, по-прежнему не отводя от меня глаз. Разорванное в клочья платье валялось на полу, рядом с нижними юбками, и тонкая сорочка, уже разодранная до талии, ничего не скрывала от обжигающего взгляда.

Последней моей мыслью после того, как он потушил лампу и вернулся ко мне, было: не думать о Люкасе! Может, это странное притяжение между нами было всего только животной похотью, и Рамон, овладев мной, сотрет воспоминания о ласках Люкаса из моей памяти. Я словно окаменела и не сопротивлялась, когда Рамон стащил с меня сорочку, но не смогла подавить дрожи отвращения, когда он начал ласкать меня.

Обещание, которое я дала себе в Англии. Почему я вспомнила о нем? Клятвы, что буду свободна, никогда не позволю мужчине снова использовать мое тело! И теперь все происходит как когда-то, и ничего нельзя поделать. Это мне в наказание за грешные, нечистые чувства к Люкасу Корду, его прикосновениям, поцелуям, так возбудившим меня. Почему от ласк Рамона не бьется сердце так сильно, что кажется, вот-вот вырвется из груди? Почему я так и не смогла притвориться?

Рамон пытался пробудить во мне хоть какой-то отклик, целовал, осыпал нежными ласками. Но я ничего не смогла дать в ответ. Теплое гладкое тело, не покрытое шрамами… Объятия, по крайней мере вначале, ничем не напоминали жесткость и грубость рук брата…

– Обними меня, Ровена, – шептал он, – прижми крепче, забудь обо всем. Клянусь, что не причиню тебе боли. – И позже голосом, искаженным страстью: – Ради Бога, неужели так трудно поцеловать меня? Почему ты так спокойна?

Я чувствовала себя деревянной куклой, и вскоре Рамон, потеряв терпение, превратился в жестокого насильника.

– Чем можно растопить твой лед? Сломать тебя?!

Поцелуи становились все грубее, я попыталась отвернуть голову, но он, рванув меня за волосы, впивался в губы до тех пор, пока я чуть не потеряла сознание от гнева и боли. Эти поцелуи… словно удары, оставляли синяки на шее и груди. И когда я совсем ослабела, он взял меня силой, так жестоко, что я закричала. Когда все кончилось, почувствовала, как опустошена, унижена, растоптана, словно меня вымазали грязью с головы до ног… Рамон выполнил то, что намеревался, когда принес меня сюда.

Когда он наконец откатился, я попыталась встать, но меня вновь толкнули на подушки.

– Зачем так спешить? Нет, ничего еще не кончено!

Я тупо наблюдала, как Рамон встал, подошел к лампе; яркий свет ударил в глаза, теперь он уже смотрел на меня, презрительно скривив губы.

– Как! Ни пятнышка крови на простыне? Теперь понятно, что твоя холодность – только для меня. Может, была другой с тем человеком, которому досталась твоя девственность? Про