КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605485 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239825
Пользователей - 109736

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +9 ( 10 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Первое выступление свирепого Биллсона [Пэлем Вудхауз] (fb2) читать постранично

- Первое выступление свирепого Биллсона (а.с. Акридж ) 38 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Пэлем Грэнвил Вудхауз

Настройки текста:




Пэлем Гринвел Вудхауз ПЕРВОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ СВИРЕПОГО БИЛЛСОНА

I

Целую неделю меня преследовали неудачи. Я ездил в провинцию к дальним родственникам погостить, но там каждый день шел дождь, дождь, дождь. Садясь завтракать, мои милые родичи бормотали бесконечную молитву, а после обеда принимались за карты. Возвращаясь в Лондон, я попал в вагон, который был битком набит младенцами. Поезд останавливался на каждой станции, я проголодался, как собака, и ничего не мог достать, кроме сахарных пончиков. И когда, наконец, я добрел до своей уютной квартирки и собрался отдохнуть, я увидел, что у меня на диване лежит огромный рыжий человек. Он не шелохнулся при моем появлении. Он крепко спал.. Его здоровенные мускулы так внушительно надувались под пиджаком, что я не решался разбудить его. Роста он был колоссального и не помещался на моем диване.

У него был проломанный нос, и его квадратная челюсть выдавалась вперед, как у ковбоев в кино. Одну руку он подложил себе под голову, другую свесил с дивана на пол. Рука эта была похожа на окорок окаменевшей ветчины. Я не имел никакого представления о том, как этот человек очутился у меня в комнате. Но мне не хотелось расспрашивать его самого — по виду он принадлежал к тому разряду людей, которые приходят в ярость, когда их будят. Поэтому я на цыпочках прокрался через коридор в комнату Баулса, моего квартирохозяина.

— Что угодно, сэр? — слащаво спросил меня Баулс. Он прежде служил главным лакеем у важных господ.

Из его дверей меня обдало густым запахом копченой трески.

— В моей комнате кто-то спит, — прошептал я.

— Это, должно быть, мистер Акридж, сэр.

— Нисколько не Акридж, — сердито возразил я.

Я редко решался перечить Баулсу, но его утверждение так возмутило меня, что я осмелел.

— На моем диване спит не Акридж, а какой-то огромный рыжий мужчина.

— Друг мистера Акриджа. Он пришел сюда к мистеру Акриджу.

— Сюда, к мистеру Акриджу?

— Мистер Акридж занимал вашу квартиру, сэр, все время, пока вы были в отсутствии. Я полагал, что он гостит у вас по вашему приглашению.

По каким-то непостижимым причинам Баулс относится к Акриджу, как любящий отец к любимейшему сыну.

— Что еще прикажете, сэр? — почтительно спросил он меня.

— Ничего, — сказал я. — Э… ничего. Когда мистер Акридж обещал вернуться?

— Мистер Акридж вернется к обеду, сэр, а сейчас он, если не ошибаюсь, на утреннем представлении в театре «Комедия».

Публика только начала расходиться, когда я добрался до «Комедии». Я встал у самого входа и скоро увидел в толпе желтое непромокаемое пальто моего друга.

— Здорово, старина, — весело воскликнул Стэнли-Фетерстонго Акридж. — Ты вернулся? Когда? Послушай, запомни для меня этот мотивчик. Завтра утром напомни мне его. Я боюсь, что я его забуду.

И он загнусавил отвратительным тенором:

— Там, там, там, там, там, там!.. А теперь, старина, зайдем в этот ресторанчик, перехватим чего-нибудь.

— Кого это ты поселил в моей комнате?

— А каков он из себя? Рыжий?

— Господи! Неужели ты навалил мне на шею еще кого-нибудь, кроме рыжего?

Акридж огорченно взглянул на меня.

— Мне не нравится этот тон, — сказал он, спускаясь по ступенькам в харчевню. — Твои слова огорчают меня, старина. Мне и в голову не приходило, что ты не захочешь, чтобы твой лучший друг спал на твоей подушке.

— Черт с тобой! Спи сколько влезет. Конечно, нельзя сказать, чтобы это мне было слишком приятно. Но если ты приводишь с собой ночлежников…

— Закажи две бутылки портвейна, милашка, — сказал Акридж, — и я тебе все объясню. У меня есть гениальная идея, с которой я хочу тебя познакомить… Вот в чем дело, — продолжал он, когда официант принес нам две бутылки, — этот рыжий принесет мне миллионы.

— Не понимаю, почему он должен приносить тебе миллионы непременно у меня на квартире.

— Ты знаешь меня, мой мальчик, — сказал Акридж, с наслаждением поднося ко рту стакан. — Я находчив, ловок, дальновиден. Мозги у меня так и кипят, мысли вспыхивают в них, как молнии. На днях я зашел в трактир съесть бутерброд с сыром и увидел там одного молодца, с ног до головы обвешанного драгоценными камнями. Право, я не преувеличиваю. Кольца у него на пальцах и булавки на галстуке сверкали так, что об них можно было сигару зажечь. Я навел справки и узнал, что он антрепренер Тода Бингхэма.

— Кто такой Тод Бингхэм?

— Неужели ты никогда не слышал о Тоде Бингхэме! Это чемпион среднего веса. Несколько недель тому назад он побил Альфа Полмера и вырвал из него рук первенство. Этот магнат, обвешанный бриллиантами, — его антрепренер. Тод, должно быть, отдает ему не меньше половины своего гонорара, а ведь это целое состояние. Тод каждый день выступает в цирке, а ты думаешь — ему мало дают кино и мюзик-холлы? И вот я решил: почему бы и мне не купаться в бриллиантах? В какие-нибудь две секунды у меня был готов великолепный проект, и представь себе, какое счастливое совпадение: в тот же день я узнал, что пришел «Гиацинт».

Мне показалось,