КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615405 томов
Объем библиотеки - 957 Гб.
Всего авторов - 243187
Пользователей - 112859

Впечатления

kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Влад и мир про Форс: Т-Модус (Космическая фантастика)

Убогое и глупое произведение. Где вы видели общество с двумя видами работ - ловлей и чисткой рыбы? Всё остальное кто делает? Автор утверждает, что вся семья за год получает 600 и в тоже два пацана за месц покупают, то ли одну на двоих, то ли каждому игровую приставку, в виде камня, рядом с которой ГГ по многу суток не выходит из игры, выходит из неё не сушоной воблой, а накаченным аполлоном. Ну не бред ли? Не знаю, что употребляет автор, но я

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Первухин: Чужеземец (СИ) (Фэнтези: прочее)

Книга из серии "тупой и ещё тупей", меня хватило на 15 минут чтения. Автор любитель описывать тупость и глупые гадания действующих лиц, нудно и по долгу. Всё это я уже читал много раз у разных авторов. Практика чтения произведений подобных авторов показывает, что 3/4 книги будет состоять из подобных тупых озвученных мыслей и полного набора "детских неожиданностей", списанных друг у друга словно под копирку.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Влад и мир про Поселягин: Погранец (Альтернативная история)

Мне творчество Владимира Поселягина нравится. Сюжеты бойкие. Описание по ходу сюжета не затянутые и дают место для воображения. Масштабы карманов жабы ГГ не реально большие и могут превратить в интерес в статистику, но тут автор умудряется не затягивать с накоплением и быстро их освобождает, обнуляя ГГ. Умеет поддерживать интерес к ГГ в течении всей книги, что является редкостью у писателей. Часто у многих авторов хорошая книга

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Мамбурин: Выход воспрещен (Героическая фантастика)

Прочитал 1/3 и бросил. История не интересно описывается, сплошной психоанализ поведения людей поставленных автором в группу мутантов. Его психоанализ прослушал уже больше 5 раз и мне тупо надоело слушать зацикленную на одну мысль пластинку. Мне мозги своей мыслью долбить не надо. Не тупой, я и с первого раза её понял. Всё хорошо в меру и плохо если нет такого чувства, тем более, что автор не ведёт спор с читателем в одно рыло, защищая

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Любовь и бульдог [Пэлем Грэнвил Вудхауз] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




Пэлем Гринвел Вудхауз ЛЮБОВЬ И БУЛЬДОГ

После пятиминутного молчания Джон Бартон объявил, что вид на луну с террасы — прекрасен.

— Да, очень, — ответила Алина Эллисон.

— А, по-моему, Бартон, лучше всего любоваться луной на берегу Средиземного моря, — послышался вдруг сзади них знакомый голос. — Там совсем другие световые эффекты, чем здесь. Не правда ли, мисс?

Джон Бартон почувствовал сильное желание задушить этого надоедливого господина. Уже четвертый раз за сегодняшний день лорд Берти Фандалль нарушает его уединение с Алиной. В самом деле, это уже слишком!

По отношению к прекрасному полу большинство мужчин подразделяется на две категории: на молчаливых и беспокойных. Джон Бартон, принадлежавший к первой категории, в обычных условиях жизни был довольно приятным собеседником, но в присутствии Алины Эллисон сразу делался необыкновенно молчаливым. Он не принадлежал к числу тех горячих мужчин, которые при первом же знакомстве закусывают удила и немедленно предлагают красавице сердце и руку, не дав ей даже времени для размышлений. Нет, Джону Бартону приходилось долго раскачиваться, чтобы сдвинуться с места, причем к цели он стремился совсем не как метеор или курьерский поезд, а скорее, как грузный омнибус, основательно останавливающийся на всех станциях.

Приезд лорда Берти, увы, сильно помешал ему. С того дня, как мистер Кейт, хозяин дома, вернулся из Лондона и привез с собой этого наследника графства Стоклейг, положение вещей сильно изменилось к худшему. Раньше Джон был единственным кавалером Алины, и ничто не нарушало его спокойствия, кроме разве тех затруднений, которые он испытывал всякий раз, когда хотел выразить ей свои чувства.

Джон молча гулял днем с Алиной по аллеям парка, играл с ней в гольф, катался на лодке, а по вечерам мечтательно замирал, слушая разыгрываемые ею на пианино вальсы.

Хотя он и не испытывал в эти минуты полного счастья, зато, по крайней мере, горизонт не был омрачен присутствием соперника.

Но вот явился лорд Берти, принадлежавший к категории беспокойных. Не говоря уже о такой легкости, с которою он болтал о чем угодно, Берти обладал еще другим преимуществом — он довольно много путешествовал. А так как родители Алины были состоятельные люди и мать ее очень любила переезжать с места на место, то вышло так, что Алина побывала почти во всех тех местах Европы, которые были знакомы и лорду Берти. И они без устали обменивались впечатлениями своих путешествий, к величайшему огорчению Джона.

Джон никогда не ездил дальше Парижа и потому каждый раз чувствовал себя застигнутым врасплох, когда при нем начинали вспоминать какой-нибудь швейцарский пейзаж, виденный с вершины Юнгфрау, или галереи картин в Мюнхене и во Флоренции. Так и теперь, выслушивая похвалы красотам Монте-Карло, Джон ясно понял, что им опять упущен удобный случай для объяснения. Соперник его, видимо, не собирался уходить, и Алина с явным удовольствием слушала его рассказы. Поэтому, пробормотав какое-то извинение, Джон раскланялся и удалился.

Он чувствовал себя совершенно подавленным, так как на другой день должен был уехать — его вызывали в Лондон ввиду неожиданной болезни его компаньона. Правда, Джон рассчитывал вернуться через неделю или через две, но разве можно предугадать, что произойдет за такой срок? Не следует ли ему наперед приготовиться к самому худшему?

На другой день утром, когда Джон прогуливался по террасе, поджидая автомобиль, к нему подошел метрдотель Кеггс, человек внушительной и полной достоинства наружности. Джон долгое время чувствовал себя мальчишкой в его присутствии, пока, все с тем же снисходительным видом, который так шел к его величественной фигуре, Кеггс не спросил однажды Джона: не посоветует ли тот ему поставить в тотализатор на Звезду, которая, по словам одного из его приятелей, может прийти первой. Джон в рассеянности ответил утвердительно. Они поговорили о лошадях, а через несколько дней, за обедом, метрдотель, наливая вино, шепнул Джону:

— Пришла первой. Благодарю вас, сэр!

С этого времени Кеггс начал проявлять известное внимание к Джону, возвысив его до собственного уровня, и даже стал видеть в нем друга.

— Простите, сэр, — сказал он, — но Фредерик, которому поручен ваш багаж, просит узнать, как вы решили насчет собаки?

Вопрос шел о великолепном бульдоге по кличке «Руби». Джон привез его с собой из Лондона после настойчивых просьб Алины, которая, увидев бульдога, сразу пришла от него в восторг.

— Руби? — сказал Джон. — Ах, да, скажите Фредерику, чтобы он надел на него цепочку. А где он?

— Сэр спрашивает, где Фредерик?

— Нет, где собака.

— Она сейчас занята тем, что скалит зубы на его светлость, — ответил с невозмутимым видом метрдотель, как будто речь шла о самом обычном явлении.

— Скалит зубы