КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569715 томов
Объем библиотеки - 848 Гб.
Всего авторов - 228913
Пользователей - 105652

Впечатления

Stribog73 про Веселовский: Введение в генетику (Биология)

Как видите, уважаемые мухолюбы-человеконенавистники, я и о вас не забываю. Книги по вашей лженауке у меня еще есть и я буду продолжать их периодически выкладывать.
Качайте и изучайте.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Асланян: Большой практикум по генетике животных и растений (Биология)

И еще одну книгу для мухолюбов-человеконенавистников выкладываю.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про О'Лири: Квартира на двоих (Современная проза)

Забавна сама ситуация. Такой поворот совместного съема жилья сам по себе оригинален, что, собственно, и заинтересовало. Хотя дальше ничего непредсказуемого, увы, не происходит...

Но в целом читаемо, хотя слишком уж многое скорее напоминает женский роман с обязательной толерантностью (ну, не буду спойлерить...).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Экспансия Красной Звезды (Альтернативная история)

как всегда, на самом интересном...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Казанцев: Внуки Марса (Космическая фантастика)

Спасибо за книгу, уважаемый poRUchik! С детства любимая повесть!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про серию АН СССР. Научно-биографическая серия

Жена и муж смотрят заседание АН СССР по телевизору.
Муж:
- Что-то меня Келдыш очень беспокоит.
Жена:
- А ты его не чеши, не чеши.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Нэллин: Лес (Фантастика: прочее)

нормальная дилогия, правда, ГГ мал еще...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Страсть к игре [Сильвия Дэй] (fb2) читать онлайн

- Страсть к игре (пер. Г. Цареградский) (а.с. Георгианская серия -2) (и.с. Наслаждение) 931 Кб, 272с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сильвия Дэй

Настройки текста:



Сильвия Дэй Страсть к игре

Глава 1

– Если бы все ангелы смерти были столь же очаровательны, как ты, мужчины выстраивались бы в очередь, чтобы найти свою смерть.

Мария, леди Уинтер, со стуком захлопнула крышку изящной коробочки для мушек. Она увидела в зеркале отражение мужчины, и от нахлынувшего отвращения ее передернуло. Сделав глубокий вдох, Мария продолжала внимательно смотреть на сцену, но, увы, все ее внимание было сосредоточено на красавце, расположившемся в глубине театральной ложи.

– И твоя очередь придет, – тихо ответила Мария, сохраняя невозмутимое выражение лица перед множеством биноклей, направленных в ее сторону. В этот вечер леди Уинтер блистала в платье из темно-красного шелка, украшенном изящными черными кружевами, Мария всегда отдавала предпочтение этому цвету. Не только потому, что он подчеркивал ее испанское происхождение – темные волосы, черные глаза и оливкового цвета кожу. Красный цвет оповещал окружающих о том, что она опасна. Цвет крови. Не подходи.

– Черная Вдова, – шептались за ее спиной. – Двоих мужей похоронила…

Ангел смерти. А ведь правду говорили люди. Вокруг нее все умирали. И только один человек, которого Мария ненавидела больше всего на свете, сумел избежать печальной участи.

От зловещего сдавленного смеха, раздавшегося за спиной, у Марии по спине побежали мурашки.

– Дорогая доченька, одной тебя мало, чтобы удовлетворить все мои аппетиты.

– Мой кинжал в твоем сердце вознаградит тебя за все, – прошипела леди Уинтер.

– В таком случае ты никогда не найдешь свою сестру, а она скоро станет совершеннолетней.

– Не пытайся запугать меня, Уэлтон. Как только Амелия выйдет замуж, я сразу узнаю, где она. И живой ты нам уже не будешь нужен. Так что подумай хорошенько, прежде чем сотворить с ней то же, что и со мной.

– Я могу продать ее в рабство, – нарочито медленно ответил Уэлтон.

– Я ждала от тебя угроз. – Мария невозмутимо поправила кружева на платье и даже выдавила из себя улыбку, пытаясь скрыть охвативший ее ужас. – Я об этом обязательно узнаю. И тогда ты умрешь. – Она увидела, как Уэлтон напрягся, и фальшивая улыбка на ее лице стала искренней. Марии было всего шестнадцать, когда Уэлтон разрушил ее жизнь. Лишь непреодолимое желание отомстить заставляло Марию идти вперед в то время, когда отчаяние и страх за сестру сковывали ее волю и лишали последних сил.

– Сент-Джон. – В воздухе повисла напряженная тишина.

У леди Уинтер перехватило дыхание.

– Кристофер Сент-Джон? – Ее давно уже нельзя было ничем удивить. В свои двадцать шесть лет Мария имела огромный опыт за плечами и перевидала на своем веку многое. – Этот сэр, конечно, богат, но брак с ним разрушит мою репутацию. После этого замужества я стану бесполезной для тебя.

– В этот раз замуж выходить не обязательно. Я еще не до конца выкачал имущество твоего покойного супруга, лорда Уинтера. Мне просто нужна информация. Насколько мне известно, кто-то собирается провернуть с Сент-Джоном одно дельце. Я хочу, чтобы ты узнала, зачем он кому-то понадобился, а главное, кто его освободил из тюрьмы.

Мария расправила на коленях кроваво-красный шелк. Оба ее несчастных супруга были агентами королевской секретной службы, и тем самым были в высшей степени полезны ее отчиму. Оба были пэрами, обладавшими солидными состояниями, большую часть которых они завещали ей в случае своей непредвиденной кончины.

Подняв голову, она огляделась вокруг, скользя рассеянным взглядом по золоченой лепнине, освещенной мягким светом тысячи свечей. Сопрано на сцене мужественно боролась за внимание зрителей. Но все ее усилия были напрасны. Пэры собирались в театре лишь с одной целью – покрасоваться друг перед другом.

– Интересно, – промурлыкала Мария, вспоминая все, что слышала о знаменитом пирате. Этот редкой красоты мужчина был таким же опасным, как и она сама. Его подвиги широко обсуждались в свете, а некоторые истории из жизни Сент-Джона звучали настолько неправдоподобно, что больше походили на легенду. О пирате всегда сплетничали с большим воодушевлением и часто гадали, – как долго он сможет скрываться от правосудия и виселицы. – Наверное, сложилась какая-то совсем отчаянная ситуация, если его решились отпустить на свободу. Все эти годы власти пытались найти доказательства его виновности, и теперь, когда они, наконец, их получили, с пиратом хотят заключить сделку. Не думаю, что обе стороны от этого в восторге.

– Меня не волнуют их чувства, – отрезал Уэлтон. – Мне просто надо знать, из кого я могу выжать деньги, и сделать это по-тихому.

– Ты так уверен в моих чарах, – заметила Мария, чувствуя, как в ней поднимается горечь. Подумать только, сколько ей пришлось испытать и совершить, исполняя приказы человека, которого она ненавидела… Она упрямо вскинула подбородок. Нет, она служила не отчиму. Живым он ей нужен был лишь для того, чтобы найти Амелию.

Уэлтон сделал вид, что не заметил ее вызывающего жеста, и прошипел:

– Ты хоть представляешь, сколько может стоить такая информация?

Мария едва заметно кивнула, зная, с каким пристальным вниманием за ней следят окружающие. Все в высшем обществе прекрасно знали, что оба ее супруга умерли не своей смертью. Но доказательств на этот счет ни у кого не было. И поэтому, несмотря на то что Марию практически считали убийцей, лучшие дома всегда были рады видеть ее своей гостьей. Ибо ничто так не оживляло вечера в высшем обществе, как человек со скандальной репутацией.

– Как я его найду?

– У тебя наверняка есть свои способы. – Уэлтон поднялся. Его силуэт угрожающе возвышался на фоне неровного света свечей. Но Мария его не боялась. В этой жизни ее теперь уже ничто не волновало, кроме сестры.

Уэлтон провел рукой по волосам Марии.

– У Амелии волосы такие же. Даже пудра не может скрыть их блеска.

– Пошел прочь.

Смех Уэлтона еще долго отдавался эхом в ушах Марии, когда отчим уже исчез за портьерами театральной ложи. Сколько же лет ей придется терпеть этого человека? Нанятые ею сыщики не могли выйти на след сестры.

Много раз Марии казалось, что она наконец нашла ниточку, ведущую к Амелии… Но всякий раз Уэлтон опережал ее на шаг.

А душа Марии тем временем все больше погружалась во мрак.

– Пусть тебя не обманывает ее внешность. Под личиной хрупкой и миниатюрной женщины скрывается ядовитая кобра, всегда готовая к прыжку.

Кристофер Сент-Джон поудобнее устроился в кресле, не обращая внимания на слова агента секретной службы, сидящего с ним в одной театральной ложе. Взгляд пирата был прикован к даме в алом платье в ложе напротив. Проведя всю свою сознательную жизнь среди бандитов и убийц, Сент-Джон сразу мог распознать в человеке родственную душу.

Несмотря на алое платье и яркую внешность знойной испанки, леди Уинтер[1] была холодна, словно оправдывала свою фамилию. Сент-Джону предстояло растопить ледяное сердце красавицы, завоевать ее доверие, а затем, выведав всю подноготную, сдать леди Уинтер в руки правосудия и в награду – самому избежать виселицы.

Сделка была грязной, но, по мнению Кристофера, вполне честной. Жертва Кристофера – кровожадная мегера, охочая до денег, – была ничем не лучше своего охотника – грабителя и пирата.

– На нее работают порядка дюжины людей, – произнес виконт Седжуик. – Одни рыскают по городу, другие прочесывают сельскую местность. Ее интерес к секретной службе очевиден и смертельно опасен. С твоей репутацией закоренелого преступника ты для нее просто находка. Я уверен, что она согласится принять твою помощь.

Кристофер тяжело вздохнул. Перспектива оказаться в постели с Ледяной Вдовой его совсем не радовала. Он хорошо знал таких женщин – красавицы, которых волнует лишь то, как они выглядят в кровати, а не то, что в ней происходит. Все усилия подобных дамочек бывают направлены на то, чтобы собрать вокруг себя как можно больше богатых поклонников, чтобы и потом выжимать из них деньги. Они не ведают, что такое страсть, и не желают перенапрягаться, и уж тем более потеть в постели. Это может испортить их идеальные прически… Коротко зевнув, Кристофер произнес:

– Милорд, кажется, настало время мне удалиться. Седжуик отрицательно покачал головой:

– Ты должен приступить к делу немедленно, иначе упустишь прекрасную возможность познакомиться с ней.

Сент-Джон с трудом удержался, чтобы не ответить агенту грубостью. Скоро ищейки короля поймут, что он всегда плясал только под свою дудку.

– Я предпочел бы действовать по своему усмотрению. Вы хотите, чтобы мы стали с леди Уинтер партнерами и, любовниками, – я это сделаю. – Кристофер встал, небрежным движением накинул пальто и добавил: – Эта женщина принимает ухаживания только богатых поклонников, которые, в конце концов, предлагают ей руку и сердце вместе со своими кошельками. И у меня, как у закоренелого холостяка, нет шансов сразу затащить ее в постель. Поэтому сначала мы станем деловыми партнерами, а уже потом скрепим наши отношения сексом. Обычно это так делается.

– А ты страшный человек, – сухо заметил Седжуик. Кристофер бросил презрительный взгляд через плечо:

– Что ж, с вашей стороны было бы разумно всегда помнить это.

Чей-то пристальный взгляд заставил Марию обернуться. Она внимательно оглядела театральные ложи, но ничего подозрительного не обнаружила. Тем не менее внутренний голос, не раз спасавший ей жизнь, говорил, что за ней наблюдают. И явно не из праздного любопытства.

Приглушенный гул мужских голосов, раздавшийся в коридоре рядом с ложей, отвлек Марию от бесполезных поисков. Многие вряд ли смогли бы расслышать что-нибудь в мешанине звуков, заглушаемых надрывным голосом певицы. Но Мария обладала натренированным слухом настоящего охотника.

– Ложа Ледяной Вдовы.

– А-а… – понимающе отозвался чей-то голос. – Я бы рискнул померзнуть у нее пару часиков. Красивейшая из женщин, просто богиня!

Мария тяжело вздохнула. Красота была ее проклятием. Детская радость от осознания своей исключительной внешности испарилась в тот же день, когда отчим заявил, что на ней он заработает состояние.

Это было разочарованием в длинной цепочке утрат, которые Мария успела пережить за свою недолгую жизнь.

Первой тяжелой утратой для девушки стала смерть любимого отца. Она помнила его шумным и веселым человеком, пышущим здоровьем и жизнелюбием. Отец обожал свою жену, знойную испанку. Но вскоре он неожиданно, заболел и умер. Гораздо позже Мария стала прекрасно разбираться в различных ядах и признаках отравления. В ту же пору она ничего не понимала. И испытывала лишь глубокий страх и растерянность. Эти чувства усилились, когда мать познакомила ее с темноволосым красавцем, который должен был заменить ей родного отца.

– Мария, доченька, – произнесла тогда мать сладким голосом с мягким южным акцентом, – это виконт Уэлтон. Мы собираемся пожениться.

Мария уже слышала это имя раньше. Виконт был близким другом отца. Но зачем вдруг матери понадобилось выходить за него замуж, было выше понимания девочки. Неужели отец так мало для нее значил?

– Уэлтон хочет отправить тебя в самую лучшую школу для девочек, – продолжала мать. – Отец всегда мечтал о таком будущем для тебя.

Ее отсылают из дома. Это все, что отложилось тогда в голове Марии.

После свадьбы владения родителей перешли в распоряжение лорда Уэлтона. Виконт быстро, избавился от новоприобретенной семьи, отправив жену с падчерицей в мрачный дом, больше похожий на средневековый замок. Располагался «замок» на болотах, Мария сразу возненавидела это место. Новый дом – холодный и пугающий – совсем не походил на их солнечное поместье.

Вскоре мать родила от Уэлтона дочь, после чего виконт вообще перестал проявлять интерес к новой семье. Марию отправили в школу, а Уэлтон проводил все свое время в городе, проматывая полученное наследство, тратя деньги на азартные игры и на женщин. Мать же девочки худела и слабела день ото дня, а вскоре у нее начали выпадать волосы. Тяжелый недуг виконтессы скрывали от Марии до самого последнего момента.

И лишь когда конец был неминуем, девочку привезли обратно домой, попрощаться. Мария не могла узнать мать. Виконтесса Уэлтон казалась бледной тенью той женщины, которой она была еще несколько месяцев назад. Вместе со здоровьем матери на глазах таяло их состояние. Умирая, виконтесса призвала к себе Марию и заплакала:

– Прости меня. Уэлтон был так добр ко мне после смерти твоего отца. Я… я не смогла распознать его истинную натуру.

– Все будет хорошо, мама, – соврала Мария. – Ты поправишься, и мы уйдем от него.

– Нет, ты должна…

– Пожалуйста, не говори больше ничего. Тебе надо отдохнуть.

Неожиданно мать крепко ухватила Марию за руку.

– Ты должна защитить от него сестру. Уэлтон все равно, что она его плоть и кровь. Он использует Амелию так же как и меня. И тебя тоже. Только твоей сестре нет той силы, что досталась тебе от отца.

Слова матери привели, девочку в смятение. За те десять лет, что Уэлтон прожил в их семье, Мария узнала много плохого об этом человеке, но было чудовищно осознавать, что под маской блистательного красавца лорда Уэлтона скрывается сам дьявол.

– Но я еще маленькая. – Слезы брызнули из глаз девочки. Все это время она провела в закрытом пансионе, где из нее должны были воспитать светскую даму, которую бы отчим смог, использовать в будущем. Однако в те редкие моменты, когда ее привозили из школы домой, навестить родных, Мария видела, с какой грубостью Уэлтон обращался с женой. Слуги рассказывали о постоянных семейных скандалах, которые заканчивались женскими слезами и криками. А на следующий день виконтесса скрывала синяки под одеждой и не поднималась с постели неделями после того, как Уэлтон наконец уезжал.

Пока отчим находился дома, семилетняя Амелия пряталась у себя в комнате, скованная страхом и одиночеством. Гувернантки долго не задерживались в их семье.

– Нет, ты уже достаточно взрослая, – с трудом продолжала Сесиль бледными, пересохшими, губами. – Когда меня не станет, вся оставшаяся во мне сила перейдет к тебе; И сила отца тоже. Мы всегда будем рядом с тобой.

Позже слова матери станут единственным якорем, удерживающим Марию в этой жизни.

– Она умерла? – невозмутимо спросил Уэлтон. Его зеленые глаза ничего не выражали.

– Да, – прерывающимся от слез голосом ответила девочка. Ее руки мелко дрожали.

– Организуй все, что полагается в таких случаях.

Кивнув, она повернулась и направилась к себе, шурша шелковыми юбками в мертвой тишине дома.

– Мария, – раздался ей вслед вкрадчивый, обольстительный голос.

Девушка замерла. Обернувшись, она посмотрела на отчима новыми глазами. Только сейчас она осознала, насколько он был красив: широкие плечи, узкие бедра с длинными, стройными ногами заставляли сердца женщин биться сильнее при его появлении. А зеленые глаза Уэлтона в сочетании с темными волосами и бесстыдной улыбкой, невзирая на холодную красоту, действовали на окружающих гипнотически. Дьявол подарил этому человеку внешность бога в обмен на черную душу.

– Скажи Амелии о смерти матери, хорошо? У меня нет времени, я опаздываю.

Амелия.

Мария пришла в отчаяние при мысли, что ей предстояло сообщить ужасную новость младшей сестренке. Неожиданная смерть самого близкого человека и циничная просьба отчима лишили Марию последних сил, и она чуть не упала к его ногам. Однако предсмертные слова матери и природное мужество удержали девочку от очередного унижения, заставив ее выпрямиться к гордо вздернуть подбородок.

Напускная храбрость Марии заставила Уэлтона от души рассмеяться.

– Я знал, что из тебя получится превосходная женщина. Пожалуй, вся эта возня с твоей матерью окупится сторицей. – С этими словами отчим спокойно направился к лестнице, казалось, навсегда забыв о том, что у него когда-то была жена.

Что Мария могла сказать сестренке, чтобы облегчить удар? У Амелии не было даже счастливых детских воспоминаний, которые не раз помогали самой Марии пережить тяжелые моменты в жизни. А теперь. Амелия осталась сиротой при живом отце, который, казалось, просто забыл о существовании младшей дочери.

– Привет, малышка, – с нежностью произнесла Мария, раскрывая объятия бросившейся к ней маленькой девчушке.

– Мария!

Крепко обняв сестру, Мария села на кровать, покрытую синим шелком. Глубокий цвет покрывала резко контрастировал с нежно-голубой парчой, в которую были затянуты стены детской, и бледными лицами девочек, которые, тесно прижавшись друг к другу, горько плакали. Они остались совсем одни в этом мире.

– Что же нам делать? – нежным голоском прошептала Амелия.

– Выживать, – спокойно ответила старшая сестра, – и держаться друг друга. Я о тебе позабочусь. Всегда помни об этом.

Они уснули, а когда на следующее утро Мария проснулась, Амелии уже не было.

С тех пор жизнь Марии Уинтер изменилась навсегда.

Мария больше не могла сложа руки чинно сидеть на месте. Бездействие ее убивало. Она отбросила в сторону портьеру и вышла из ложи. Два лакея, охранявшие вход от любопытных взглядов, встали по стойке «смирно».

– Подайте карету, – обратилась леди Уинтер к одному из них. Лакей учтиво кивнул и исчез из виду. И вдруг Мария почувствовала сильный толчок сзади и, не удержавшись на ногах, начала падать. В ту же секунду чьи-то сильные мускулистые руки подхватили ее и бесцеремонно прижали к крепкому телу.

– Извините, – прошептал восхитительно хрипловатый голос так близко к уху, что она почувствовала горячее дыхание мужчины.

Завораживающий тембр заставил Марию замереть. Все чувства девушки обострились. Она сразу отмстила широкую грудь, к которой се так беспардонно прижали, ухоженную руку, обхватившую ее под грудь, и другую руку, нагло обнимавшую за талию. Легкий аромат бергамота, смешанный с запахом кожи, щекотал ей ноздри. Незнакомец не отпускал Марию; напротив, объятия с каждой секундой становились крепче.

– Отпустите меня, – приказала леди Уинтер не терпящим возражений тоном. – Как вы смеете?!

– Отпущу, когда захочу.

Рука мужчины плавно переместилась к горлу. Горячая ладонь незнакомца обжигала кожу. Умелыми движениями он начал ласкать шею, не обращая никакого внимания на онемевшего от удивления лакея и возмущенную Марию. Незнакомец вел себя так, словно имел полное право прикасаться к леди Уинтер в любое время, когда только пожелает. Однако, несмотря на властность и бесцеремонность поведения, мужчина был на удивление нежен. Крепкие объятия незнакомца не давали Марии спокойно дышать. Она могла в любую минуту легко вырваться из его рук, но почему-то ей не хотелось этого делать. К тому же предательская слабость в ногах исключала всякую возможность двигаться самостоятельно.

Мария посмотрела на лакея, приказывая взглядом помочь ей в этой неловкой ситуации. Слуга, посмотрев круглыми глазами поверх Марии, нервно сглотнул и быстро отвел глаза в сторону.

Девушка тяжело вздохнула. Похоже, ей придется выкручиваться самой. Впрочем, к этому ей было не привыкать.

В следующую минуту Мария положила ладонь на руку наглеца так, чтобы он почувствовал острый шип, спрятанный в кольце, которое ювелир сделал для нее по специальному заказу. Незнакомец застыл, а затем рассмеялся:

– Я люблю приятные сюрпризы.

– А я нет.

– Вы испугались?

– Чего? Крови на моем платье? Да, – спокойно, ответила Мария. – Это мое любимое платье.

– А, но тогда оно будет сочетаться с кровью на ваших руках, – с этими словами наглец провел кончиком языка по краю нежного ушка, отчего девушку охватила дрожь, а щеки залил жаркий румянец, – а также и с моей.

– Кто Вы?

– Я тот, кто вам нужен.

Мария судорожно вздохнула, чувствуя, как грудь упирается в крепкую руку мужчины. Ее голова лихорадочно работала – один вопрос сменялся другим с молниеносной быстротой.

– У меня все есть. Мне никто не нужен.

Наконец мучитель отпустил свою жертву, напоследок проведя рукой по глубокому декольте Марии, отчего оливковая кожа леди Уинтер затрепетала и покрылась мурашками.

– Когда вы поймете, что это не так, – голос мужчины звучал хрипло, – дайте мне знать.

Незнакомец отступил назад, и Мария, наконец, смогла повернуться к нему лицом. Благодаря долгой практике девушке задалось скрыть глубокое удивление. Все описания этого человека блекли в сравнении с тем, что она увидела воочию. Светлые волосы, отливающие золотом, загорелая кожа и пронзительно-голубые глаза в сочетании с правильными чертами лица и изящной линией губ делали его похожим на ангела. Красота этого человека обезоруживала. Ему хотелось доверить все свои секреты, чего, судя по его холодному взгляду, делать явно не стоило никому.

Пока Мария изучала внешность стоящего перед ней мужчины, от ее внимания не ускользнуло, что их возмутительная для общественного сознания встреча не осталась незамеченной и вызвала легкое возбуждение в ложах напротив. Однако Мария никак не могла заставить себя отвести взгляд от самоуверенного наглеца, которому удалось так быстро смутить, ее.

– Септ-Джон. – Незнакомец согнулся в насмешливом поклоне и улыбнулся. Но его взгляд оставался холодным, как сталь. Глубокие тени под пронзительно-голубыми глазами говорили о том, что этот человек мало спал в последнее время. Как ни странно, бледность его совсем не портила, а, наоборот, лишь подчеркивала красоту. – Мне приятно, что вы меня сразу узнали.

– И чего же, по-вашему, мне не хватает? – Мария, надменным взглядом окинула пирата, стараясь сохранять спокойствие.

– Возможно, того, кого ваши люди так безуспешно ищут.

На этот раз леди Уинтер не смогла скрыть изумления.

– Что вы об этом знаете?

– Достаточно, – коротко ответил Сент-Джон, смотря на Марию изучающим взглядом. Чувственные губы пирата скривила усмешка. – Однако мне нужно больше информации. Думаю, что вместе мы смогли бы достичь наших целей.

– И какова же ваша цель? – Странно, что Сент-Джон столкнулся с ней сразу после ухода Уэлтона. На совпадение это не было похоже.

– Месть, – просто ответил пират, без тени эмоций. Кажется, он тоже не был способен на проявление каких-либо чувств, как и Мария. Судя по всему, Сент-Джон вел жизнь настоящего преступника, где не существовало понятий совести, жалости и сожаления. – Королевские ищейки сильно испортили мне жизнь.

– Я не понимаю, о чем вы говорите.

– Разве? Какая жалость! – С этими словами Сент-Джон откланялся. – Я буду рядом, когда вы сочтете нужным со мной увидеться.

Мария изо всех сил старалась не смотреть ему вслед. Однако ее силы воли хватило лишь на несколько минут. Быстро обернувшись, она уставилась ему вслед. Ничто не ускользнуло от ее внимательного взгляда: ни высокий рост, ни ширина плеч, ни дорогой материал, из которого были сшиты его камзол и панталоны. В таком виде пират выделялся бы из любой толпы. Светло-желтый цвет, прекрасно сочетающийся с его золотистыми волосами, резко контрастировал с темной одеждой окружающих. Сент-Джон походил на бога солнца, который своим сиянием освещал серый мир вокруг. Мягкая походка пирата, словно у хищного зверя, таила в себе опасность. И люди, включая пэров, старались не попадаться ему на пути, когда тот выходил из театра.

После этой неожиданной встречи Мария осознала всю силу магнетизма Сент-Джона.

Тут она вспомнила о лакее и его позорном бездействии и, нахмурившись, поманила парня пальцем:

– А ну-ка поди сюда.

– Миледи! – жалостно воскликнул несчастный. – Прошу вас, простите меня.

Казалось, юноша готов был расплакаться. Каштановая прядь упала на взмокший от пота лоб, подчеркивая совсем юные черты лица. Если бы не ливрея, то Мария решила бы, что перед ней подросток. Каковым он, наверное, и являлся.

– За что? – Девушка удивленно подняла брови.

– Я… я не помог вам.

Взгляд леди Уинтер смягчился. Она коснулась руки юноши, отчего тот окончательно смутился.

– Я не сержусь на тебя. Ты просто испугался. Это естественно для человека.

– Правда?

Мария вздохнула и ободряюще сжала его локоть, прежде чем отпустить его.

– Правда.

От благодарной улыбки, появившейся на мальчишеском лице лакея, у нее защемило сердце. Неужели… и она когда-то была такой же открытой? Иногда Мария чувствовала, что окружавший ее мир с его простыми радостями и человеческими эмоциями закрыт для нее.

Месть. Это все, что ее интересовало. Мария просыпалась и засыпала лишь с одной мыслью: как отомстить человеку, которого она ненавидела больше всего на свете. Только это чувство заставляло кровь бежать по венам быстрее и наполняло смыслом каждый новый день.

А Кристофер Сент-Джон мог оказаться весьма полезным для осуществления ее замыслов.

Еще несколько минут назад он представлял собой обычного ухажера, от которого Марии хотелось как можно скорее избавиться. Однако после его слов ситуация резко изменилась. Леди Уинтер была заинтригована. Она понимала, что надо действовать край не осторожно, чтобы использовать пирата в своих целях. Но леди Уинтер преуспела в искусстве манипулировать людьми и была уверена в своих силах.

Впервые за долгое время на лице Марии заиграла улыбка.

Кристофер шагал прочь, чувствуя спиной пристальный взгляд леди Уинтер. Сент-Джон пребывал в прекрасном расположении духа. Изначально он не планировал разговаривать с Ледяной Вдовой, а лишь хотел взглянуть на нее поближе и проверить, насколько она заботится о своей безопасности. И пока он размышлял, как можно было бы с ней встретиться, судьба ему улыбнулась – леди Уинтер одновременно с ним решила покинуть театральную ложу. Они не только встретились, но Сент-Джону удалось дотронуться до нее, подержать в своих объятиях ее восхитительное тело и вдохнуть аромат кожи.

После того как он ощутил укол спрятанного в кольце шипа, Кристофер больше не боялся долгих и скучных часов в спальне. Более того, неожиданно для себя Сент-Джон осознал, что эта женщина вызвала в нем не только плотский интерес. Леди Уинтер оказалась гораздо моложе, чем он предполагал. Под плотным слоем пудры и румян скрывалась нежная кожа без единой морщинки, а живые темные глаза смотрели на него со смесью настороженности и любопытства. Леди Уинтер совсем не походила на циничную и пресыщенную охотницу за тугими кошельками. Что казалось невероятным, учитывая ее репутацию вдовы, сжившей со свету двоих мужей.

Сент-Джон был преисполнен решимости разобраться в загадочном противоречии. Тайная полиция желала заполучить леди Уинтер сильнее, чем его самого. Уже один этот факт заинтриговал Кристофера.

Покинув театр, Сент-Джон увидел черный лакированный экипаж, на котором красовался герб Уинтеров. Пират поравнялся с каретой и сделал едва уловимое движение рукой. В ответ послышался тихий птичий свист. Это означало, что, по крайней мере, один из его людей находился поблизости и за каретой леди будут следить до тех пор, пока пират не отменит приказа. Куда бы ее светлость ни направилась, она будет под присмотром. Сент-Джон хотел знать о ней все.

– Эту субботу я проведу на приеме у Харвиков, – обратился Кристофер к кучеру леди Уинтер, который с ужасом смотрел на пирата. – Позаботься, чтобы твоя хозяйка узнала об этом.

Когда кучер испуганно кивнул, на лице Сент-Джона появилась довольная улыбка.

Впервые за долгое время Кристоферу не казалось смертельно скучным его ближайшее будущее.

Глава 2

– Существует большая вероятность того, что ее продали в рабство. – Мария резко остановилась перед камином и посмотрела тяжелым взглядом на информатора, а по совместительству – бывшего любовника. У Саймона Куинна, облаченного в шелковый разноцветный халат, были ярко-голубые глаза, резко выделявшиеся на темной загорелой коже и удачно контрастировавшие с черными волосами. Типичный ирландец. Являя собой полную противоположность златовласому Сент-Джону, Саймон был моложе пирата, но обладал столь же харизматичной и яркой внешностью.

Несмотря на врожденную природную сексуальность, Саймон выглядел вполне невинно и безобидно. Лишь внимательный и напряженный взгляд выдавал в нем человека, который не понаслышке знал, что такое опасность. На протяжении всего времени, что Мария знала его, Саймон успел нарушить практически все законы, действовавшие в Англии.

Впрочем как и она сама.

– Странно, что ты сегодня мне об этом сказал, – задумчиво произнесла девушка. – Уэлтон мне тоже об этом говорил в театре.

– Ничего хорошего нам это не сулит, верно? – Его приятный баритон, как всегда, ласкал слух Марии.

– Саймон, предположения меня не интересуют. Мне нужны доказательства. Тогда мы сможем убить Уэлтона и начать поиски. – Огонь в камине быстро нагрел платье девушки, и материал начал обжигать кожу ног, как раскаленный металл. Но она этого не замечала. Внутри у нее все похолодело от ужаса. От мыслей, которые мучили ее последнее время, ей становилось плохо. Как она сможет найти сестру, если ее продали в рабство? Амелия могла оказаться в любой точке земного шара.

Саймон нахмурил брови:

– Если твою сестру придется искать за пределами Англии, это сильно уменьшит наши шансы на успех.

Мария подняла рюмку и залпом выпила содержимое, надеясь хоть немного успокоиться. Она обвела комнату блуждающим взглядом, невольно любуясь обшивкой из дорогого дерева и темно-зеленой драпировкой. Кабинет был выполнен совершенно в мужском стиле. При его оформлении Мария преследовала две цели. Во-первых, подобная мрачная обстановка не подходила к пустым светским разговорам и настраивала исключительно на деловой лад. А во-вторых, она давала Марии ощущение уверенности и контроля над своей жизнью, которых ей отчаянно не хватало. Леди Уинтер чувствовала себя щенком на поводке у Уэлтона. Но здесь, в этом кабинете, она была хозяйкой.

Мария передернула плечами и вновь беспокойно зашагала по комнате, вздымая полы черного шелкового платья.

– Ты так говоришь, Саймон, как будто у меня в жизни есть еще что-то, ради чего мне стоило бы жить.

– Я уверен, что у тебя в жизни есть другая цель, которую ты хотела бы достичь. – Саймон вплотную приблизился к девушке. – Что-то более приятное, чем смерть.

– Все, чего мне хочется, – это найти Амелию. Больше меня ничто не интересует.

– Тебе надо попытаться. Если ты будешь мечтать еще о чем-то, это не сделает тебя слабее.

Мария смерила его таким холодным взглядом, что на месте Саймона любой бы растерялся. Но тот лишь рассмеялся. Было время, когда он делил с этой женщиной постель и хорошо знал ее характер. Подобные словесные перепалки были частью их практически семейной жизни. Мария вздохнула и перевела взгляд на портрет своего первого мужа. Картина висела в самом центре стены на толстой перекладине и изображала упитанного мужчину с розовыми щечками и небесно-голубыми глазами.

– Я скучаю по Дэйтону, – призналась леди Уинтер со вздохом. – Он всегда поддерживал меня и защищал.

Граф Дэйтон спас Марию от полного крушения. За это сердобольному графу пришлось заплатить Уэлтону высокую цену – он женился на девушке, годившейся ему во внучки, но никак не в жены. Граф обучил Марию многим премудростям выживания, среди которых было и владение разными видами оружия.

– Мы отомстим за него, – тихо произнес Саймон. – Я тебе обещаю.

Мария устало потерла шею, безуспешно пытаясь избавиться от напряжения, сковавшего ее тело. Подойдя к письменному столу с креслом, она обессиленно упала на мягкое кожаное сиденье и вытянула ноги.

– А что там с Сент-Джоном? Он нам может быть чем-нибудь полезен?

– Конечно. С его-то опытом и связями он нужен веем. Но бесплатно он палец о палец не ударит, поверь. Благотворительность – это не его песня.

Мария задумчиво водила пальцем по деревянным завитушкам, украшавшим кресло.

– Секс ему не нужен. С такой внешностью пират может заполучить любую женщину, которая ему понравится.

– Это правда. Сент-Джон известен своим разгульным образом жизни. – Саймон подошел к буфету и, налив себе бокал, небрежно прислонился к деревянным дверцам. Несмотря на кажущуюся беззаботность, молодой человек ни на секунду не терял бдительности и в любой момент готов был отразить неожиданное нападение. Мария знала об этом и очень ценила Саймона за его качества.

– Я думаю, что смерть твоих мужей и их связь с королевской секретной службой заинтересовали Сент-Джона.

Мария кивнула – она разделяла предположения Саймона. Скорее всего он мог использовать ее, как и Уэлтон, в качестве красивой приманки для своих мерзких делишек. Но у пирата наверняка были свои девушки для подобных целей.

– Как же удалось поймать его? Он столько лет успешно скрывался от правосудия, Сент-Джон все-таки допустил какую-то ошибку. Интересно, какую…

– Насколько я знаю, он не совершал никаких промахов. Просто нашли какого-то свидетеля, и тот согласился выступить с показаниями против него.

– Подлинного, внушающего доверие свидетеля? – Взгляд Марии затуманился при воспоминании о короткой встрече с пиратом. Он был абсолютно уверен в себе, как человек, который не боялся ничего на свете. И в то же время Сент-Джон принадлежал к той породе людей, с которыми было очень опасно иметь дело. – Или же какого-то несчастного силой заставили дать липовые показания против пирата?

– Скорее всего последнее. Я это узнаю.

– Да уж, пожалуйста. – Мария задумчиво смотрела на янтарную жидкость в бокале Саймона. Затем она невольно перевела взгляд на его широкие плечи и крепкие руки.

– Я бы очень хотел тебе помочь.

Искренность, с которой говорил молодой человек, тронула леди Уинтер.

– Ты, случайно, не знаешь какую-нибудь девушку, которой можно доверять и которая могла бы втереться в доверие к Уэлтону?

Рука Саймона с бокалом застыла в воздухе, а на лице появилась кривая усмешка.

– Ты просто чудо. Дэйтон хорошо тебя обучил.

– Надеюсь. Кажется, Уэлтон предпочитает блондинок. – Жаль, что мать об этом не знала.

– Я быстро найду подходящий вариант.

Мария откинулась на спинку кресла и закрыла глаза.

– Мария?

– Да? – Леди Уинтер услышала, как Саймон поставил стакан и уверенным, спокойным шагом подошел к ней. Она глубоко вздохнула, почувствовав, как, несмотря на внутреннее сопротивление, ее охватывает блаженное чувство безопасности.

– Тебе пора спать. – Широкая мужская ладонь легла на руку Марии. Легкий аромат сандалового дерева защекотал ноздри. Так пахла кожа молодого ирландца.

– Надо обсудить еще много моментов, – вяло запротестовала Мария, слегка приоткрыв глаза.

– Дела могут подождать до утра. – Саймон осторожно поставил ее на ноги и крепко прижал к себе. – Ты же знаешь, что я не отстану, покаты не послушаешься меня.

Мария зажмурилась, пытаясь справиться с истомой, разливавшейся по телу от нежных объятий.

Она не могла отделаться от воспоминаний прошлого, когда Саймон делил с ней постель и заставлял кричать от экстаза. Это было год назад. Потом Мария сама положила конец их отношениям. Как только она почувствовала, что прикосновения юноши превратились в нечто большее, чем просто чувственное удовольствие, то сразу оборвала их связь. Леди Уинтер не могла позволить себе роскошь любить и быть слабой. Тем не менее, Саймон по-прежнему жил у нее в доме. Она не хотела любить его, но и избавиться насовсем от красавца ирландца у девушки не хватило сил. Мария обожала этого смуглого юношу и ценила его дружбу, а еще больше – его знание психологии людей и общества.

– Я знаю твои правила. – Саймон нежно провел рукой по девичьей спине.

Мария понимала, что эти правила ему не нравились. Ирландец по-прежнему ее хотел. Сейчас она в этом не сомневалась – в живот ей упиралось недвусмысленное доказательство желания Саймона. Загорался он, как всякий юноша чуть старше двадцати, очень быстро.

– Если бы я была разумной женщиной, я бы заставила тебя уйти.

Саймон зарылся лицом в волосы Марии и еще крепче прижал ее к себе.

– Неужели за все эти годы ты так и не поняла, что тебе ни за что не удастся меня прогнать? Ведь я обязан тебе жизнью.

– Ты преувеличиваешь, – мягко возразила Мария, невольно вспоминая время, когда она увидела Саймона в первый раз. В глухом переулке он дрался один против двенадцати человек, дрался с такой яростью, что это испугало Марию и в то же время неожиданно возбудило. Сначала она не собиралась вмешиваться в чужую драку. В тот раз она шла по горячему следу Амелии и надеялась, наконец, найти свою сестру. Но, в конечном счете, совесть не позволила ей проигнорировать нечестный бой.

Размахивая шпагой и пистолетом, в окружении слуг, она смогла убедить противников Саймона, что с ней лучше не иметь дела. И нападающие предпочли ретироваться. Когда Саймон остался один, окровавленный и еле державшийся на ногах, он продолжал отчаянно размахивать руками и кричать, что ему не нужна была ничья помощь.

После чего он без сознания рухнул к ее ногам.

Поначалу Мария просто хотела помочь ему немного прийти в себя, отмыть и отпустить с Богом. Но когда юноша вышел из ванны, она увидела перед собой восхитительный образчик мужской красоты, от которой захватывало дух. И Мария решила оставить его у себя.

Саймон сделал шаг назад, на его лице появилась кривая усмешка.

– Я б еще раз встретился лицом к лицу с дюжиной врагов, с тысячью, если бы это помогло мне вернуть тебя.

Мария с усталой улыбкой покачала головой:

– Ты неисправим и к тому же излишне возбужден.

– Мужчина не может быть чересчур возбужденным, – рассмеялся ирландец, и, обхватив Марию за талию, повел к двери. – Тебе не удастся перевести разговор на другую тему. Я все равно отведу тебя в постель. Тебе нужно хорошенько выспаться, а мне – пожелать тебе сладких снов.

– Ты так ничего и не понял насчет меня? – спросила леди Уинтер, поднимаясь по лестнице на второй этаж, где располагалась ее спальня. – Я предпочитаю не видеть снов. После них просыпаешься в ужасной депрессии.

– В один прекрасный день все образуется, – убежденно сказал Саймон. – Я тебе это обещаю.

Мария сладко зевнула и от неожиданности охнула, оказавшись в руках Саймона, а затем в постели. Лишь после того, как Саймон, нежно поцеловав ее в лоб, вышел из спальни, Мария смогла по-настоящему расслабиться.

Прежде чем заснуть, она вспоминала пронзительный взгляд голубых глаз, которые принадлежали совсем другому человеку…

– Добрый вечер, сэр. Кристофер кивнул дворецкому. Из гостиной слева сквозь открытые двери доносился хриплый смех, заполняя прихожую.

– Пришли ко мне Филиппа, – мягко приказал Сент-Джон, бросив дворецкому шляпу и перчатки.

– Да, сэр.

На пути к лестнице Кристофер прошел мимо буйной компании его товарищей. Его окликнули, и Кристофер задержался на пороге, окинув взглядом собравшихся. Эти люди заменяли ему семью. Все сегодня праздновали его освобождение – дьявольскую удачу, как они выражались. Но Кристофера ждала работа. Слишком многое ему предстояло выяснить и проделать, чтобы реально обеспечить и гарантировать свой нынешний статус свободного человека.

– Развлекайтесь без меня, – посоветовал он, поднимаясь по лестнице, и категорическим жестом остановил протестующие крики и возгласы.

Сент-Джон добрался до своих апартаментов на втором этаже. Камердинер Томпсон помог ему раздеться. Кристофер расправил плечи, освободившись от жилета, и сделал несколько физкультурных упражнений, прогоняя усталость.

В дверь тихонько постучались, вошел молодой человек. Сент-Джон невольно взглянул на часы и усмехнулся про себя: Филипп пришел ровно в назначенное время. Минута в минуту. Видимо, ждал за дверью, чтобы соблюсти такую точность.

– Ну и что тебе удалось узнать? – спросил Кристофер без долгих церемоний.

– Ровно столько, сколько можно было выяснить за один день. – Филипп сдернул галстук и принялся расхаживать по комнате большими шагами, его светло-зеленые куртка и бриджи резко контрастировали с обитыми коричневой кожей стенами.

– Сколько раз я должен тебе повторять, что не следует показывать свое волнение? – упрекнул его Кристофер. – Это выдает твою слабость, и другие могут этим воспользоваться.

– Приношу мои извинения. – Молодой человек поправил очки на носу и кашлянул.

– И не надо извиняться. Просто исправься. Стой прямо, не сутулься и смотри мне в глаза, как равный.

– Но я вам неровня! – запротестовал Филипп, застыв на полушаге. Какое-то мгновение он был похож на обиженного, незаслуженно наказанного пятилетнего малыша.

– И то верно, – согласился Кристофер, махнув рукой. – Но ты должен стараться, прилагать хоть какие-то усилия, чтобы держаться со мной наравне. Уважение зарабатывается здесь и сейчас, и далее – каждую минуту. В окружающем тебя мире никто не будет относиться ж тебе с должным респектом, если сам ты будешь просто услужливым и исполнительным. Знаешь, зачастую круглый дурак добивается успеха и преуспевает, просто потому, что ведет себя нагло и уверенно, доказывая, что он в своем праве.

– Да, сэр. – Филипп расправил плечи и вскинул подбородок.

Кристофер улыбнулся. Парнишка еще станет мужчиной. Он будет твердо стоять на ногах и противостоять всяческим пакостям, которыми кишит жизнь.

– Отлично. А теперь говори.

– Леди Уинтер двадцать шесть лет, она дважды вдова, ни с одним из мужей не провела в постели больше двух лет.

Кристофер покачал головой:

– Не мог бы ты начать с чего-нибудь такого, что мне не известно?

Филипп вспыхнул.

– Не стоит так волноваться. Просто помни, что время ценно и ты хочешь, чтобы другие ценили твое время тоже. Ты всегда должен начинать с сути дела, с самого ценного, что реально может заинтересовать собеседника, а уж затем переходить к деталям.

Сделав глубокий вдох, Филипп выпалил:

– У нее есть постоянный любовник.

– Хорошо… – Кристофер замер, перед глазами возник образ размягченной леди Уинтер, возбужденной и разгоряченной страстной игрой. – Вот это уже похоже на новость.

– Пока что мне не удалось выяснить ничего, кроме того, что этот любовник ирландец по происхождению и что он находится среди ее челяди с момента кончины лорда Уинтера два года тому назад.

– Два года, – задумчиво повторил Сент-Джон.

– Кроме того, я обнаружил кое-что любопытное в ее отношениях с отчимом, лордом Уэлтоном.

– Любопытное? – переспросил Кристофер.

– Да, слуга, с которым я беседовал, упомянул о его частых визитах к леди Уинтер. Мне это кажется странным.

– Возможно, потому, что твои отношения с отчимом были не слишком доверительными?

– Возможно.

Кристофер засунул руки в рукава камзола, который камердинер держал перед ним.

– Томпсон, приведи Бет и Анджелику ко мне. Камердинер с легким поклоном поспешил выполнять просьбу, а Кристофер направился в гостиную.

– А что нам известно о ее финансовом положении? – бросил он через плечо.

– Пока недостаточно, – ответил Филипп, следуя за ним. – Но утром это будет исправлено. Похоже, леди Уинтер порядком напугана, и мне удивительно, зачем ей надо добывать деньги таким ужасным способом.

– И ты пришел к выводу, что у нас имеются основания считать ее виновной?

– Ну… пожалуй, нет.

– Я не могу обходиться догадками и предположениями, Филипп. Добудь мне доказательства.

– Да, сэр.

Кристофер задумался. Два года – это срок, свидетельствующий о том, что она способна испытывать привязанность. Женщина не будет делить плотские радости с мужчиной на протяжении столь долгого времени, не питая к нему хотя бы каких-то нежных чувств.

– Расскажи мне об Уэлтоне, Филипп.

– Мот и развратник, который тратит большую часть времени на азартные игры и шлюх.

– Излюбленные места?

– Клуб «Уайтс» и бордель Бернадетт.

– Предпочтения?

– Риск, азарт и блондинки.

– Отличная работа. – Кристофер улыбнулся. – Приятно, что ты собрал столько информации всего за несколько часов.

– На карту поставлена ваша жизнь, – сказал Филипп просто. – На вашем месте я бы взял в помощники кого-нибудь более опытного.

– Ты вполне готов.

– Это весьма спорно, но в любом случае спасибо. Подойдя к ряду графинов, выстроившихся на столике орехового дерева, Кристофер налил себе стакан воды.

– А потом, как я смогу использовать тебя, если ты останешься зеленым юнцом?

– Да, эксплуатация человека остается вашей единственной целью, – сухо произнес Филипп, прислонившись к каминной доске, – Боже упаси, если мое благосостояние обязано мгновенному приступу вашего великодушия.

Кристофер фыркнул и осушил свой стакан.

– Пожалуйста, воздержись от подобной клеветы на мой характер. Весьма невежливо с твоей стороны так порочить меня.

Филипп нахально закатил глаза.

– Ваша устрашающая репутация была заработана тяжким трудом и многократно доказана. Спасение заблудших овец и помощь бездомным не поднимет из океанских глубин потопленные корабли, не возместит разграбленные грузы и не оживит глупцов и безумцев, рискнувших встать на вашем пути. Вам незачем утруждать себя. Моя безграничная благодарность не уменьшит вес ваших дурных деяний и прегрешений.

– Наглый мерзавец.

Филипп улыбнулся, и тут минутная тишина была нарушена тихим стуком в дверь.

– Войдите, – отозвался Кристофер и слегка склонил голову в приветствии при появлении стройной блондинки и миниатюрной, очень сексуальной брюнетки. – Как это мило! Мне как раз нужны вы обе.

– Мы скучали без вас, – сказала Бет, соблазнительно тряхнув копной распущенных светлых волос. Анджелика просто подмигнула. На первый взгляд она казалась более спокойной, чем Бет, но только не во время любовных игрищ. Тут уж она изрыгала проклятия не хуже заправского моряка.

– Простите, – встрял Филипп, нахмурившись. – Откуда вам известно, что Уэлтону нравятся рыжие девицы?

– А, почему ты думаешь, что они пришли не ради меня? – парировал Кристофер.

– Потому что мы сейчас ведем деловую беседу, а вы никогда не смешиваете работу и удовольствия.

– А может, удовольствие – это и есть самое главное дело, мой юный Филипп.

Серые глаза Филиппа сузились за стеклами очков, что было очевидным признаком его умственных усилий. Именно эта склонность все продумывать заранее и привлекла к нему внимание Кристофера. Свежие мозга не следовало растрачивать понапрасну.

Отставив стакан в сторону, Кристофер опустился в кресло.

– У меня есть просьба к вам обеим.

– Все, что угодно, – промурлыкала Анджелика, – мы все обеспечим, будьте уверены.

– Благодарю, – любезно ответил Сент-Джон, уверенный, что они согласятся на все его условия. Верность и преданность в его доме считались нормой. Кристофер был готов драться до последней капли крови за любого из своих людей, любого, кто служил ему или просто находился под его покровительством. И люди отвечали ему взаимностью. – Завтра придет модистка и снимет мерку с вас обеих, чтобы пошить новые наряды. – Хищный блеск в глазах девушек заставил его улыбнуться. – Бет, вам придется стать самой близкой, доверенной наперсницей лорда Уэлтона.

Блондинка кивнула. От движения чуть колыхнулись ее большие, не слишком прикрытые голубым платьем груди.

– А я? – спросила Анджелика. Ее ярко накрашенные губы искривились в нетерпеливом ожидании.

– А ты, моя черноокая красотка, послужишь отвлекающим моментом, когда это потребуется.

Кристофер не был уверен, тугой ли кошелек леди Уинтер или ее красота привлекают молодого любовника. Используя минимальный шанс, Сент-Джон всей душой надеялся, что экзотические черты лица Анджелики, тщательно подобранный наряд и макияж богатой женщины смогут соблазнить его соперника. Конечно, Анджелика даже близко не была столь утонченной и рафинированной, как Ледяная Вдова, но она выглядела моложе и на лицо были признаки испанского происхождения. Значит, есть шанс, что она понравится чертову ирландцу.

Потирая след укола, оставленный на его запястье кольцом леди Уинтер, Кристофер вдруг признался себе, что ему ужасно хочется вновь оказаться в обществе пресловутой соблазнительницы. Очень уж тонкая штучка. Хрупкая внешность и сумасшедший, заводной темперамент. Сент-Джон не сомневался, что очень скоро его жизнь станет намного интереснее, чем была в последнее время. И его просто угнетала необходимость переждать несколько дней до новой встречи с леди Уинтер.

Последнее время сексуальные аппетиты Сент-Джона возросли из-за отсутствия женского общества. В течение долгого времени он находился в заключении, в тюрьме. Конечно же, это было единственной причиной, отчего Кристофер вспоминал о Ледяной Вдове с вожделением. Он жаждал просто переспать с ней, и ничего больше.

Девушки уже собрались уходить, когда Кристофер вдруг в последний момент заявил:

– Анджелика, я хочу, чтобы ты осталась. А остальным спокойной ночи.

Филипп и Бет попрощались и вышли. Анджелика облизнула губы.

– Затвори дверь, дорогая. А теперь погаси свет.

Кристофер вздохнул, когда свет потускнел. Это, конечно, не леди Уинтер. Но в темной комнате сойдет и она.

Глава 3

– Позволь сказать, что мне так нравится в тебе, дорогая.

Мария отрицательно покачала головой, ее губы тронула слабая улыбка.

Саймон сидел развалившись на скамье напротив, на расстоянии вытянутой руки, его широкие плечи покрывал атласный камзол кремового цвета, расшитый прелестными цветами золотой тесьмой. На фоне тихой глади озера и зеленой травы его поразительной синевы глаза производили потрясающий эффект.

– Нет? – разочарованно протянул он. – Ну ладно. Назову только одну мелочь. Мне ужасно нравится, как кринится твой подбородок, когда ты изображаешь из себя надменную Ледяную Вдову. А в небесно-голубом шелке с белыми кружевами ты неотразима. Портной был гением.

Улыбка леди Уинтер стала шире. Она явно нервничала, Саймон заметил, как мелко дрожит зонтик в ее руке, и попытался отвлечь свою бывшую любовницу от неприятных мыслей. За ее спиной виднелся внушительный каменный дом, принадлежавший графу и графине Харвик. Дом, который послужит ей прибежищем на ближайшие три дня.

– От меня ждут скандала. Знаешь, не следует разочаровывать наших хозяев.

– Конечно же, нет. Мне тоже твое общество кажется весьма пикантным. Итак, какие планы наша вдова с сомнительной репутацией строит на этот уик-энд?

– Вот и думаю, что бы такое учинить, – пробормотала она, окидывая взглядом собравшихся гостей. Некоторые, как и они с Саймоном, сидели на скамейках, женщины читали или занимались вязанием, джентльмены стояли, рядом на газоне. – Может, устроим небольшой скандальчик? Этакие разборки?

– Может, чуть разбавим сексом?

– Саймон! – Мария укоризненно посмотрела на него. Он вскинул руки вверх, словно защищаясь, но в его глазах блеснула ирония.

– Ну, может, не со мной, так с кем-нибудь другим. Хотя я надеюсь, у тебя хватит ума, чтобы не остановить свой выбор на Сент-Джоне.

– Да? Это почему же?

– Потому что он прохвост и мерзавец, Мария. Столь же заляпан грязью, сколь чиста ты. Я тоже не должен бы касаться тебя. Ты слишком хрупкое существо для типов вроде меня, но все же я намного лучше и порядочней этого циничного пирата.

Она опустила взгляд на колени, на свои изящные руки в тонких перчатках. Разве Саймон не видит следы ее былых прегрешений?

Саймон нагнулся к ней и сжал ее пальцы.

– Не ищи на них следы крови, дорогая, те следы на руках Уэлтона.

– Хотела бы я, чтобы ты был прав.

– Это правда. – Саймон вновь устроился на своем месте.

– Тогда скажи мне: как получилось, что явный, очевидный мерзавец оказался в числе приглашенных?

– По слухам, будущий лорд Харвик был искалечен во время неудавшейся попытки похищения. Говорят, что его отец приблизил к себе Сент-Джона в качестве своеобразного вознаграждения. Все делишки обделывали мерзавцы и подонки, и благодарность Харвика выразилась именно в открытом приглашении пирата на свои сборища, кроме всего прочего.

– Дьявольская сделка.

– А что ты хотела от грязных людей? – парировал Саймон. – Так что скажи мне, каковы твои планы, а я посмотрю, каким образом смогу помочь тебе.

– Здесь слишком много неясного, чтобы я могла выработать план действий, определиться, какие шаги предпринять. Почему Сент-Джон выбрал именно это место для встречи с нами? Почему не в моем доме или не у него? – вздохнула Мария. – Если бы я не потеряла надежду окончательно, я бы не играла с ним в эти игры.

– Ты все правильно делаешь. Как и всегда.

– Большое спасибо, – серьезно произнесла Мария, находя некоторое утешение в поддержке Саймона. – Пока что мне хочется всего лишь побеседовать наедине с Сент-Джоном. Надеюсь, он хотя бы намеком выдаст, какую выгоду надеется извлечь из нашего сотрудничества. И уже исходя из этого я буду рассчитывать следующие ходы.

– Отлично, тогда мне будет легче помочь тебе. С минуту назад он направился вон по той дорожке, за твоей спиной. Я полагаю, леди Харвик сказала ему, что фамильный пантеон находится в этом направлении. Если ты пойдешь, я постараюсь обеспечить, чтобы вам никто не помешал.

– Саймон, ты просто ангел.

– Как мило, что ты это заметила! – улыбнулся он. – У тебя есть оружие?

Мария кивнула.

– Отлично. Скоро увидимся.

Леди Уинтер поднялась без излишней спешки, пристроила раскрытый зонтик на плече и решительно зашагала. Оглянувшись, она заметила, как Саймон пресек намерение одной пары направиться по той же, усыпанной гравием, дорожке. Уверенная, что ее друг уладит все наилучшим образом, Мария переключила свои мысли на предстоящую встречу.

Выйдя за живую изгородь из кустарника, леди Уинтер ускорила шаг, ее кажущаяся беззаботность начисто испарилась. Она высматривала разные ориентиры, дабы не сбиться с пути, – здесь пирамидка, там статуя. Спустя несколько минут она разглядела видневшийся впереди пантеон и сошла с дорожки, предусмотрительно закрыв зонтик, прежде чем углубиться в окружающие заросли. Мария обошла небольшое сооружение, заглядывая за балюстраду.

– Вы не меня ищете?

Леди Уинтер обернулась и чуть не натолкнулась на Сент-Джона. Он стоял, небрежно опираясь о дерево, мимо которого Мария прошла несколько секунд назад. Увидев надменный изгиб его губ, леди Уинтер тут же оправилась от замешательства и широко улыбнулась:

– Нет, не вас!

Ее слова произвели ожидаемый эффект. Усмешка Септ-Джона испарилась, самодовольный блеск в глазах сменила настороженность. Она воспользовалась моментом, чтобы внимательно рассмотреть его в рассеянных лучах солнца, пробившихся сквозь листву деревьев. Ладно скроенная фигура была закутана в темно-синий бархат, сравнимый с синевой его глаз и подчеркивавший золотистые пряди волос, аккуратно связанные в хвост. Глаза были не такими ярко-голубыми, как у Саймона, а скорее напоминали цвет моря перед штормом и смотрелись пугающим контрастом в сравнении с непревзойденной красотой лица.

– Я вам не верю, – с вызовом заявил Кристофер. От его хрипловатого баритона мурашки побежали по спине леди Уинтер.

– А мне наплевать.

Его лицо отличалось ангельской, почти нереальной для мужчины красотой.

Женщины прямо-таки теряли голову при виде этих глаз с поволокой и при звуках грудного с хрипотцой голоса.

Но, несмотря на все это видимое совершенство, Сент-Джон был далеко не ангелом.

Белые чулки плотно обтягивали его мускулистые лодыжки, и Мария не могла не задаться вопросом, чем он занимается, чтобы поддерживать спортивную форму. Ей нравилось крепкое телосложение Саймона, но фигура Сент-Джона, лишенная некоторой мягкости Саймона, была просто восхитительна.

– А почему же тогда вы разгуливаете по лесу? – поинтересовался он.

– А вы почему? – резонно возразила Мария.

– Я мужчина, и я не разгуливаю просто так.

– И я тоже.

– Это я заметил. – Сент-Джон пристально смотрел на нее. – Вы, дорогая леди Уинтер, слишком увлеклись слежкой.

– А как вы назовете то, чем вы занимаетесь?

– У меня назначено тайное свидание с одной леди. – Кристофер оттолкнулся от дерева с пугающей грацией, и Мария едва удержалась, чтобы не сделать шаг назад.

– Она, случайно, не… ну, может, холодна?

У пирата была неспешная соблазнительная походка. Леди Уинтер восхищалась ею так же, как и его дерзостью. Все сжималось внутри, но Мария старалась не выдать себя.

– Достаточно холодна для того, чтобы завлекать мужчин, которым нравится, когда им бросают вызов. Но я думаю, что это чисто внешнее, напускное.

– Да? – Мария засмеялась. – Она дала вам повод усомниться в этом?

Сент-Джон подошел к ней. Дул теплый, мягкий ветерок, донося до нее слабый аромат бергамота и табака, напомнивший поцелуй в театре.

– Она встречает меня здесь. И, будучи умной женщиной, она знает, что может получиться, если она разыщет меня.

– Вы сделали все, чтобы я пришла, – мягко произнесла Мария, откинув назад голову так, что их взгляды встретились. Оказавшись так близко от Сент-Джона, она без труда разглядела на его лице складки, объединявшие в единое целое губы и глаза, заметила признаки гораздо более бурного образа жизни, чем тот, о котором можно было бы судить по его безукоризненной одежде, – Я уверена, вы заметили, что я пришла не одна.

Быстрым движением Сент-Джон обхватил руками Марию за талию и шею и прижал к себе.

– Я заметил также, что вы больше не спите с ним.

На какое-то мгновение его грубая властность и неожиданное обращение к вульгарному жаргону заставили Марию испуганно умолкнуть. Но через секунду она вновь обрела дар речи.

– Вы что, с ума сошли? – проговорила леди Уинтер, с трудом дыша в плену жесткого корсета, уронив зонтик на густую траву.

День был теплый, но вовсе не по этой причине душная волна окатила ее. Как и в прошлый раз, нервные окончания болезненно вспыхнули при прикосновении его рук. Из-за массы тяжелых юбок Мария едва не потеряла равновесие, их груди соприкоснулись, но метры материи разделяли их бедра. Впрочем, это не помешало ей ощутить его возбуждение. Ей не нужно было касаться его члена, чтобы понять, что тот восстал. Она видела это в его глазах.

А когда он поцеловал ее, она ощутила терпкий вкус его губ.

Сомкнув веки, Мария приказала себе стараться не замечать прикосновений. Мягкое, щекочущее прикосновение кончика языка. Но его вкус – темный и опасный – оказался восхитительным, и она расслабилась, открылась, распахнулась навстречу ему и была вознаграждена одобрительным рычанием.

Кристофер завладел ее губами, словно у них впереди была масса времени. Словно поблизости была постель, где он мог бы привести в исполнение все, что предвещал его искусный язык. В том, как он обращался с ней – властно и нежно одновременно, – было что-то, что глубоко взволновало леди Уинтер. Он захватил желаемое силой, но сделал это мягко и ненавязчиво, что полностью противоречило его изначальному хамству.

Несколько долгих секунд Мария позволяла ему отравлять себя. Ее воля была парализована. Большой палец Кристофера неспешно кружил по ее затылку, легкая ритмичная ласка заставила спину выгнуться, а пальцы на ногах поджаться. Соски приятно ныли, губы дрожали. Дрожь в животе передалась рукам, заставив ее крепко ухватиться за его жилет в безуспешной попытке скрыть всю глубину ее возбуждения.

И тут она воззвала к своему разуму и разом лишила пирата всех иллюзий.

Сент-Джон напрягся, когда кончик кинжала уперся ему в бедро. Вскинув голову, он с трудом перевел дух.

– Напомни мне в следующий раз сначала разоружить, прежде чем начать соблазнять, хорошо?

– Никаких соблазнов, Кристофер.

Как только его объятия ослабли, Мария сделала шаг назад.

– Я ведь могу называть тебя Кристофер, верно? По правде сказать, это был действительно один из лучших поцелуев в моей жизни. Может, даже самый лучший. То, что ты проделываешь языком… Но, к сожалению, у меня есть своя привычка: прежде всего думать о практической пользе от моих связей и лишь потом – об удовольствиях.

Позже, когда Мария останется одна, она похвалит себя за то, что повела себя так строго и стойко в ситуации, когда у нее дрожали колени. Однако в тот момент ей приходилось противостоять человеку, во много раз более опытному и опасному во всех отношениях.

– Так скажи же: что тебе нужно от меня?

Снисходительная; самоуверенная улыбка Сент-Джона заставляла учащенно биться ее сердце.

– А разве это и так не ясно?

– Женщина, с которой ты приехал, вполне сможет облегчить твои мучения и удовлетворить тебя.

У леди Уинтер был широкий выбор смазливых любовников вроде Саймона. Она предпочитала темноволосых мужчин. Она терпеть не могла мерзавцев, мошенников и особенно самоуверенных нахалов. Так что вообще-то у нее не было причины, чтобы, так возбудиться при виде какого-то уголовника.

– Прошлой ночью я испробовал эту замену. – Сент-Джон рассмеялся так искренне, что было невозможно не улыбнуться ему в ответ. – Я обожаю Анджелику, но, увы, она не ты.

Представшая перед глазами картинка: брюнетка, извивающаяся в объятиях златовласого божества, – заставила Марию стиснуть зубы. Ей не хотелось выдать какой-нибудь глупый, пустой, сентиментальный ответ.

– У тебя есть минута, чтобы объяснить мне, как я вписываюсь в твои планы мести, – предупредила она.

– Я расскажу тебе об этом в постели.

Мария возмущенно вскинула брови.

– Ты хочешь шантажом добиться от меня удовлетворения твоей похоти? Но ведь именно тебе требуется помощь, а не мне.

– Судя по всему, я тебе тоже для чего-то нужен, – с нажимом произнес Кристофер. – В противном случае ты бы не приехала сюда на этот уик-энд и не разыскивала бы меня сейчас.

– А может, это простое любопытство, – спокойно парировала леди Уинтер.

– У тебя для этого есть сыщики.

Мария с глубоким вздохом убрала кинжал в потайной карман.

– Мы оба оказались в тупике.

– Нет, это ты оказалась в тупике. Ну, а я готов перейти к сексу. – Уголок его рта тронула кривая улыбка. – Правда, мне жаль, что секс между нами случится лишь после того, когда мы станем полезны друг другу. Если он вообще случится.

Кристофер умолк, невольно залюбовавшись Ледяной Вдовой, – вспыхнув от его дерзости, она стала еще очаровательнее. Кристофер видел перед собой свою полную противоположность. Сам он был светловолос, а леди Уинтер была брюнеткой. Он был высок, она – не очень большого роста. Он был крепок и мускулист, она казалась воплощением приторной мягкости. Но мозги в голове леди Уинтер не уступали по остроте его собственному уму. Они с этой женщиной действовали так похоже, что Сент-Джон едва мог поверить в это. Он знал, что теперь Мария будет кружить вокруг пантеона, словно охотница в поисках добычи, поскольку именно так поступил бы он сам. Ну, и кинжал при себе…

Ладно, Кристофер был заранее готов и к такому обороту, что она не пожелает, подобно другим, сразу упасть в его объятия.

Но вот чего он не сумел предвидеть, так это того, что ему самому вдруг ужасно захочется заполучить ее. Леди Уинтер, как пощечину, швырнула ему в лицо своего любовника, хотя тот больше и не делил с ней постель. Это было видно невооруженным глазом, достаточно было посмотреть на них со стороны, когда они были вдвоем. Первоначально Кристофер планировал провернуть дело на скорую руку. Слегка обнять ее, постараться не напугать.

Однако было очевидно, что леди Уинтер была не из той породы женщин, которых, легко напугать. В данный момент она вернула ему взгляд, чуть изогнув брови в безмолвном вопросе.

– Твое время истекло, – сухо сказала Мария, подобрала свой зонтик, вышла на тропинку и направилась обратно к дому.

Сент-Джон смотрел ей вслед, раздираемый сомнениями, не стоило ли остановить ее, но затем решил, что ее уход был так прочувствованно поставлен, что не стоило лишать ее маленькой радости. Опершись о дерево, он смотрел, пока последние небесно-голубые проблески ее платья не пропали из виду. Мысль о предстоящем приключении делала его ожидание почти невыносимым.

Почти.

Мария не торопилась возвращаться к остальным гостям. Когда Сент-Джон не стал настаивать на продолжении их разговора, она поняла, что пират не последует за ней.

Он подошел к ней в театре. Она подошла к нему здесь. Следующий ход был за ним. Вот только интересно, каким он будет. Возможно, Сент-Джон собирался ждать, пока любопытство не возьмет верх над ее силой воли. Если так, то ему придется ждать очень-очень долго.

Когда Мария появилась из-за угла дома, Саймон тут же нашел ее взглядом, пошел навстречу, взял под руку и повел к озеру.

– Ну и?.. – спросил он.

– Он хочет переспать со мной. Это все, что я знаю.

Саймон фыркнул:

– Ну, это-то мы знали еще до того, как вы встретились с ним.

– Нет, мы этого не знали!

– Ну хорошо. Я знал это до того, как вы встретились с ним. – Саймон выдохнул и остановился. – Будем надеяться, что мой человек сумел проникнуть в число прислуги и домашней челяди и принесет нам больше материала для работы.

– Это было бы отлично, – рассеянно согласилась Мария.

– Я бы сказал, что этот пират слегка чокнутый, не от мира сего, но скорее всего это не так. Он хитер и изобретателен, и будь я проклят, если он не берет меня в расчет.

– О чем ты говоришь? – Откинув голову и зонтик назад, Мария в упор посмотрела на Саймона, отметив мрачное выражение его лица и общую подавленность.

– Сопровождавшая его женщина предназначалась, чтобы ублажить меня, а не его. Она мне это разъяснила без излишних церемоний, когда ты вышла.

– О! – Эта новость заставила Марию усмехнуться.

– Он тебе понравился! – заявил Саймон обвиняющим тоном.

– Мне нравится его манера мыслить, Саймон, милый. – Взяв Саймона за руку, Мария потащила его вдоль берега озера.

Взгляд Марии скользнул по ручью, спокойно струившемуся под выгнутым пешеходным мостиком.

– Он тоже чрезвычайно наблюдателен. Ему известно, что мы больше не спим вместе.

– Ну, это-то мы можем легко исправить, – тихо буркнул он.

С трудом проглотив комок в горле, Мария сказала:

– Или ты примешь предложение той женщины и выведаешь, что еще она знает.

Саймон возмущенно уставился не нее:

– Ты что, стала поставщиком мужских членов?

– Она тебе нравится, – возразила Мария. – Это точно.

– Она мне нравится местами, – поправил он. – И вообще, черт возьми, ты совсем не питаешь никаких чувств ко мне? Как ты можешь не моргнув глазом предлагать мне такое?

– Разве тебе не понятно, что если бы я могла, я бы сохранила тебя для себя? Будь я другой, Саймон Куинн, я бы держала тебя под замком и хранила только для себя. Но я не такая, да и ты давно уже потерял невинность, так что не строй из себя оскорбленного любовника, который сам не делает гадостей. Мой титул и прозвище я заслужила сама. И нет необходимости, чтобы ты приукрашивал меня.

Мария величественно зашагала прочь.

– Ты же устраиваешь спектакль, – открыто заявил Саймон за ее спиной.

Мария резко развернулась, волна широких юбок заставила его отскочить назад.

– Я здесь именно для этого – развлекать и увеселять присутствующих.

– Да он тебя совсем лишил разума, ты ведешь себя словно пьяная! – Саймон смотрел на нее широко раскрытыми голубыми глазами. – Господи, да ты только посмотри на себя со стороны!

– При чем тут Сент-Джон? Какое он имеет к этому отношение?

– Хотел бы я сам знать. Я бы давно уже сделал это, прежде чем ты оттолкнула и бросила меня.

Мария вздохнула.

– Ты ведь не так любишь меня, верно?

– Я действительно люблю тебя. – Губы Саймона скривились в горестной гримасе. – Но нет, не так. Было время, когда я был близок тебе, ближе, чем кто-либо прежде, и, возможно, смогу опять стать для тебя самым близким человеком.

Одинокая слеза, повисшая на ее ресницах, была ему ответом. Мария считала, что близость, однажды возникшая между ними, могла быть еще одним результатом махинаций Уэлтона. Еще одна смерть, которую он оплатит.

– Я не должна была советовать тебе переспать с той красоткой. Сама не понимаю, что меня толкнуло на это.

– Я тоже понятия не имею, – выдавил Саймон, схватив ее за руку. – Ты должна достаточно хорошо меня знать, чтобы сообразить, что я тут же договорился с ней о свидании, на сегодняшний вечер, попозже.

– Сегодня вечером, попозже… О! – Мария наступила ему на ногу и выругалась. – Зачем же ты тогда мучаешь меня, а?

– Я мужчина, и у меня есть свое эго. Мне хотелось думать, что тебя хоть чуть-чуть уязвит сознание того, что я буду с другой женщиной. Мне, например, больно видеть тебя с другим мужчиной.

Мария, возможно, и поверила бы ему, если бы Саймон удержался от смеха.

В этот раз, рванув прочь, она больше не остановилась.

– Мне сейчас не до благотворительности с тобой, – сухо сказала Мария напоследок.

– Ты просто обожаешь меня! – крикнул он ей вслед. – А я обожаю тебя.

Если бы взгляд мог убивать, то от взгляда, брошенного ею через плечо, Саймон, несомненно, упал бы замертво.

Переваривая плотный ужин, Кристофер стоял у окна, выходившего на главный подъезд. Однако смотрел он в другую сторону, не в силах оторвать глаз от миниатюрной, чрезвычайно соблазнительной фигурки, облаченной в мерцающее платье цвета спелого персика. Свет вечерних свечей подчеркивал округлость ее груди, вызывая ноющую боль в мошонке. Леди Уинтер ответила ему прямым, скорее даже вызывающим взглядом.

Кровь непроизвольно с силой забурлила в его венах от обжигающего сознания, что очень скоро он овладеет ею. Он отказался от бесполезных попыток понять, почему вдруг воспылал столь неудержимой похотью, вроде кобеля при виде течной суки. Просто ему потребовалось срочно найти разрядку, избавиться от вдруг возникшего зуда, и эта женщина показалась ему самым подходящим объектом для этой цели.

Сент-Джон отлично сознавал, что, переспав с ней, он не получит столь нужных ему ответов об Уэлтоне и связях ее мужей с секретной службой. Слишком уж она была похожа на него самого в этом отношении. Вряд ли несколько пережитых оргазмов внезапно пробудят в ней желание поделиться с ним своими секретами. А ему очень хотелось выведать их. Ему это было жизненно важно.

Агенты, работавшие на секретную службу его величества, просто сидели у него в печенках. Они без устали преследовали его, шпионили за ним, частенько и слишком назойливо требовали поделиться пиратскими трофеями. Причина, по которой Мария выходила замуж за двух из них, могла быть очень простой – оба они были богатыми пэрами. Однако другой причиной ее выбора могла быть их принадлежность к секретной службе, и если это было так, то Сент-Джону необходимо было выведать все нюансы.

Выбор загородной усадьбы для встречи был удачен во многих отношениях.

Прежде всего потому, что здесь он был желанным гостем. Во-вторых; оба они были вынуждены делить общую крышу. И последним, но, пожалуй, самым важным достоинством было то, что в ее поместье оставались вакансии для прислуги. И если очень постараться, то один из его людей сможет занять это место. И тогда она не сможет даже чихнуть без его ведома.

Кристофер поднял бокал в безмолвном тосте, а она в ответ улыбнулась очень женской, полной тайны улыбкой. За победителя, за трофеи!

Глава 4

– Я получил сообщение от Темплтона, – прошептал Саймон, коснувшись спины Марии. – Он будет ждать в фамильном склепе после двух часов ночи. Я не смогу пойти на встречу, дорогая. Я буду занят.

– Я схожу, конечно же. Как ты думаешь, что он может сообщить?

Саймон элегантно пожал плечами, дабы сохранить лицо, но взгляд был тверд, как кремень.

– Полагаю, что у него появились важные новости о твоей сестре. Он не рискнул бы появиться здесь без серьезного повода.

– Ты распространил зону поиска на побережье? – Из-под полуприкрытых век Мария разглядывала многочисленных гостей в гостиной. В этот момент Сент-Джон очаровывал леди Харвик, но леди Уинтер ни секунды не сомневалась, что этот флирт лишь для отвода глаз, а истинный объект внимания – она сама.

Она кожей ощущала жар и напряжение.

– Да. Именно поэтому люди разбросаны по разным местам, – спокойно ответил Саймон.

– Что еще я могу сделать?

Он вздохнул, его пальцы легко пробежали по ее спине. Прикосновение было почти неощутимым сквозь многослойное платье, но все равно Мария чувствовала его.

– Будь начеку. Темплтон всего лишь наемник. Ему наплевать на тебя или твою сестру, его волнуют лишь деньги.

– Я всегда начеку, Саймон.

Она чуть повернулась и окинула друга взглядом. Он был великолепен в сером костюме с атласным жилетом на стеганом шелке, в одежде отсутствовали яркие цвета, которые могли бы отвлекать внимание женщины от его мужской привлекательности. Без парика, с волосами, стянутыми в хвост. Мария не могла отвести взгляд от его голубых, окаймленных длинными ресницами глаз. Полуопущенные веки придавали Саймону скучающий вид, но когда она повернулась к нему, его взгляд потемнел, словно наполнился жизнью.

– Каждая женщина здесь восхищается тобой. Неужели мне будет отказано в подобном удовольствии?

Его рот искривился в опасной улыбке. Саймон временами был неудержимо резок и необуздан. В свое время леди Уинтер в буквальном смысле вытащила его из грязи, и осознание того, что он с одинаковой ловкостью и умением смог бы раньше убить или изнасиловать женщину, как теперь – завоевать любую из них, производило неотразимое впечатление.

– Я никогда и ни в чем тебе не отказывал. – Он поднес руку Марии к губам. – И никогда не откажу.

С мягким смехом она покачала головой:

– Ты тоже будь осторожен, Саймон, милый.

Он поклонился:

– Я, как и всегда, твой покорнейший слуга.

Через несколько минут он ушел, и вскоре после этого черноволосая спутница Сент-Джона тоже откланялась, ее нетерпение было очевидно. Мария отлично знала, что женщина не будет разочарована.

Леди Уинтер спиной почувствовала чей-то взгляд, обернулась и увидела приближавшегося Сент-Джона. Остатки тревоги после ухода Саймона тут же улетучились, а все ее чувства сфокусировались на человеке, при одном приближении которого все внутри у нее затрепетало. Золотистые волосы и кожа пирата блестели в свете свечей. Цепочки, вышитые крупными стежками, выделялись на кремовом жилете, который, в свою очередь, подчеркивал ярко-зеленый цвет его костюма. В отличие от Саймона его наряд, его яркая раскраска, был рассчитан на то, чтобы привлекать внимание. И снова Мария почувствовала, что взгляды всех женщин направлены на нее.

Сент-Джон схватил ее руку и, так же как и Саймон, поцеловал ее, но в этот раз ее реакция была совсем другой. Она не была тронута. Абсолютно.

– Я заставлю тебя забыть его, – тихо произнес Кристофер, сверля ее проницательным, видящим насквозь, взглядом. Он был столь же мужественным, что и Саймон, и она ни на секунду не усомнилась, что этот человек ни перед чем не остановится, включая убийство.

И все же его манеры не были томно-соблазнительными, как у Саймона. Они были жгуче сексуальными. Она нутром чувствовала, как может чувствовать лишь женщина, что Сент-Джон не был мужчиной, склонным бегать вокруг постели с шуточками и заигрываниями. Сент-Джон сразу возьмет свое.

Она была глубоко поражена, обнаружив, что ее ужасно привлекало это примитивное качество в пирате, особенно после страданий, причиненных дурным обращением с ней лорда Уинтера. И не только привлекало, но и наполняло каждую клеточку страстным желанием.

– Хм… – Мария освободила руку и глянула в сторону с притворной беззаботностью, которой на самом деле не было и в помине.

Сент-Джон двинулся, наполнив воздух запахом своей кожи. Она ощутила легкое, словно перышко, прикосновение к шее.

– Моя прекрасная обманщица. У тебя бешено колотится сердце. Даже видно, как оно бьется.

Внезапно от такого короткого контакта леди Уинтер почувствовала себя возбужденной. С широко распахнутыми глазами она обернулась к Кристоферу.

Пират смотрел на нее темным, жаждущим взглядом.

– Невинного прикосновения хватило, чтобы ты захотела меня. Представь себе, каков же будет эффект, когда я войду в тебя.

Мария с шумом вдохнула воздух.

– Все, что тебе останется, – твое разыгравшееся воображение. – Ее голос остался строгим и даже слегка снисходительным. Мария даже сама удивилась этому.

Он улыбнулся хитрой мужской улыбкой:

– Тогда скажи мне, что ты никогда не окажешься в моей постели. – Сент-Джон понизил голос, его пальцы снова нащупали ее ускоренно бьющийся пульс. – Скажи мне это, Мария. Люблю, когда мне бросают вызов.

– Я ни за что не окажусь в твоей постели. – Рот леди Уинтер скривился. – Я предпочитаю заниматься любовью в моей собственной.

Мария видела, что ее ответ удивил и восхитил видавшего виды пирата. Его глаза блеснули, а улыбка стала искренней.

– Такой поворот меня вполне устраивает.

– Но только не сегодня, – исправилась Мария, с заговорщицким видом склонилась к нему и произнесла шепотом: – Леди Смит-Глисон весь вечер пожирала тебя глазами. Попытай счастья с ней. Спокойной ночи, мистер Сент-Джон.

Мысль о том, что Сент-Джон проведет ночь с другой женщиной, встревожила ее так же, как тогда, когда нечто подобное Мария думала о Саймоне. Правда, в этот раз оказалось не так легко отбросить свою ревность в сторону…

Сент-Джон схватил ее за руку, когда она попыталась уйти. То, что между ними проскочил электрический заряд, было неопровержимо. Это же подтвердил и взгляд, которым пират одарил леди Уинтер.

– В качестве составной части нашего неминуемого сотрудничества я намерен получить в личное пользование твое тело. Взамен я предложу тебе подобную же любезность с моей стороны.

Мария растерянно заморгала:

– Прости, что ты сказал? Я не ослышалась?

Большой палец Кристофера интимно погладил изгиб ее локтя, укрытый от чужих взглядов пеной белоснежных кружев. Ласка отозвалась трепетом в груди, сладкой болью в сосках. Мысленно она вознесла благодарность жесткому корсету, скрывавшему ее состояние от него.

– Ты слышала меня, – настаивал Сент-Джон.

– А с чего это вдруг я должна соглашаться на подобное предложение? Мало того, с чего это вдруг ты его сделал? – Она вскинула брови.

Вместо ответа Кристофер тоже изогнул бровь, словно передразнивая ее.

Мария рассмеялась, стараясь не показать, насколько ее захватила эта идея – приручить и заполучить его. Он был дик и необуздан, прямо-таки волк в овечьей шкуре.

– Ты меня развеселил, Кристофер.

– А вот и нет, у тебя совсем другие ощущения. – Пират подошел ближе, едва не касаясь ее. – Я возбуждаю и интригую тебя, и даже пугаю. Мой репертуар плотских утех практически неистощим, в чем ты скоро сможешь убедиться сама.

Ее губы раскрылись в тихом вздохе.

– Приходи в мою спальню, когда передумаешь, – добавил он шепотом, делая шаг назад.

Мария сумела вымучить издевательскую улыбку и принесла свои извинения, спеша удалиться. Она спиной чувствовала его взгляд, пока не завернула за угол, а сказанные напоследок пиратом слова еще долго преследовали ее после их расставания.

Покинуть дом незаметно оказалось и проще, и сложнее, чем ожидала Мария.

С одной стороны, это было сделать легко – достаточно перекинуть ногу через перила балкона, с другой стороны, ей предстояло спуститься по заросшей виноградом шпалере. В сшитых на заказ черных бриджах это превращалось в подлинное испытание. Не самый лучший метод преодоления расстояния от спальни до твердой земли. В особенности если у тебя к поясу пристегнута рапира.

Мария спрыгнула на землю, произведя некоторый шум. Настороженно оглянувшись, она скользнула в тень от стены и выждала некоторое время. Убедившись, что никто не выглядывает из окна, леди Уинтер направилась к пантеону.

Ночь была тихой и спокойной, дул прохладный, но не слишком холодный ветерок. Это была просто идеальная погода для встречи двух влюбленных при свете луны. То, что Мария была в мужской одежде и спешила на встречу с обитателем уличных клоак, было обычным фактом ее жизни. В этой жизни у леди Уинтер не было мгновений счастья и душевного покоя. Да и все равно она не смогла бы ими наслаждаться, зная, что сестра Амелия вдали от нее и, возможно, живет в одиночестве и страхе.

Как и днем, Мария переходила от дерева к дереву, огибая пантеон, напрягая зрение, стараясь разглядеть силуэт во мраке. Кроны деревьев пропускали ровно столько лунного света, чтобы можно было передвигаться не на ощупь, но строения оставались погруженными в кромешную тьму. Мария остановилась, чтобы перевести дух. Кончики волос на макушке зашевелились, словно предупреждая об опасности.

Мария резко обернулась, ветка дереза хлестнула ее по спине, раздался звон стали, когда она выхватила шпагу из ножен. В нескольких футах от нее стоял человек, пристально смотревший на нее холодным взглядом. В темноте трудно было рассмотреть его лицо, однако было видно, что мужчина ниже ростом, чем Саймой или Кристофер, и такой худой, что казался совершенно истощенным.

– Где Куинни? – спросил он.

– Сегодня вам придется говорить со мной. – В голосе Марии звучала сталь, столь же твердая, как сталь шпаги.

Он фыркнул и повернулся, чтобы уйти.

– А кто, как вы думаете, платит вам деньги?

Темплтон замер на полушаге. Прошло долгое мгновение, леди Уинтер даже показалось, что она слышит, как ворочаются мысли в голове Темплтона, затем он обернулся. Тихо присвистнув, он оперся на ближайшее дерево, засунув руки в карманы.

Мария открыла было рот, чтобы заговорить, и тут заметила, что его взгляд сместился, словно он разглядывал что-то за ее спиной, чего она не могла видеть. Это насторожило ее, и она молниеносно оглянулась. Этого хватило, чтобы она успела занять оборонительную позицию, уклонившись от удара шпаги другого человека.

Мария тут же пришла в себя и парировала следующий выпад, раздался звон стали скрестившихся шпаг. Она стиснула зубы при виде дюжего громилы, противостоявшего ей. Леди Уинтер была опытной фехтовальщицей, мастерство было добыто многотрудными уроками и тренировками благодаря щедротам Дэйтона. И все же ее сердце забилось с удвоенной силой.

«Как это ни грустно, Мария, но тебе придется частенько защищать свою жизнь при помощи шпаги, – заявил он однажды, – а потому мы должны быть уверены в твоем мастерстве».

Как же ей недоставало его!

Как всегда, воспоминание об утрате обострило все чувства Марии, ее концентрацию, и она начала сражаться с таким пылом и жаром, что ее противник с проклятиями отскочил назад. Она наносила и парировала удары, делала молниеносные выпады, сохраняя позицию, которая позволяла ей не упускать из виду Темплтона, который жадным взглядом следил за схваткой. Леди Уинтер была ловкой и юркой, но все же зацепилась каблуком сапожка за ветку поваленного дерева. Мария споткнулась, тревожно вскрикнув, в глазах ее противника появился победный блеск, он скакнул вперед, выставив острие шпаги, пытаясь использовать свое преимущество.

– Давай, Гарри, кончай ее! – завопил Темплтон. Мария упала на землю и перекатилась, выставленная шпага Гарри воткнулась в грязь, а она уже лежа, пронзила его бедро. Тот яростно взревел, словно раненый медведь, и тут блеснул кинжал, возникшая из ниоткуда безмолвная белая тень страшным ударом поразила Гарри в грудь, громила рухнул на землю. Какое-то мгновение два сцепившихся мужских тела катились по земле. Послышался мучительный стон, затем оба затихли.

И вот наконец с земли поднялась фигура в белой льняной рубашке, выдернув кинжал из груди поверженного громилы.

Луна осветила густые волосы, голова повернулась в сторону Марии, и она увидела знакомые бездонные глаза. Кристофер Сент-Джон двинулся к Темплтону, застывшему неподалеку.

– Тебе известно, кто я? – спросил он обманчиво тихим голосом.

– Ну да. Сент-Джон. – Темплтон осторожно отодвинулся назад. – С леди ничего страшного не случилось, вы же видите.

– Только не благодаря тебе. – Быстрым движением Сент-Джон пригвоздил Темплтона к дереву, пронзив кинжалом его костлявое плечо.

На то, что последовало за этим, нельзя было смотреть без боли. Сент-Джон говорил тихим, почти успокаивающим тоном, ворочая лезвием кинжала в разодранной плоти, а пришпиленный к дереву человек корчился, задыхаясь, выдавливал из себя сквозь всхлипывания и рыдания ответы. Против ее воли взгляд Марии перемещался с широких плеч Кристофера на мертвеца, лежавшего в нескольких футах в стороне, и обратно. Она боролась с тошнотой, мысленно повторяя про себя знакомые тексты молитв, один из которых освобождал ее от вины, поскольку эта смерть была необходима, дабы сохранить ее жизнь. И Амелии.

«Его жизнь или моя. Его жизнь или моя. Его жизнь или моя», – бормотала, успокаивая себя, Мария.

Ей не слишком удавалось оправдаться, перед собой, но что еще могла она сделать? Если слишком долго размышлять, как низко она пала, она погрязнет в депрессии и меланхолии, и уйдут недели, пока она сможет вернуться к нормальной жизни. Она знала это по собственному опыту.

– Верни площадке прежний вид, – приказал Сент-Джон, выдергивая кинжал и глядя, как человек бухнулся перед ним на колени. – К восходу солнца это место должно выглядеть точно так же, как накануне, понятно тебе?

– Когда я работаю, я делаю это на совесть, – с трудом произнес Темплтон, держась за окровавленное плечо.

Затем Кристофер быстрым шагом приблизился к Марии, схватил ее за руку и потащил прочь.

– Я должка поговорить с Темплтоном, – запротестовала она.

– Гувернантка нанята и отправлена в Дувр.

Мария вся напряглась, и наблюдательный Кристофер не преминул это заметить.

– Он больше ничего не сказал, – заверил он Марию. Несмотря на контролируемое безразличие голоса, за этими словами явно таилась скрытая угроза. – Полагаю, что это твоя тайна, для чего тебе нужна такая информации. С твоей стороны было умно скрывать истинную причину. У него нет ничего, что могло быть использовано для шантажа.

– Я не настолько глупа. – Мария бросила на Кристофера косой взгляд, волосы у нее на затылке шевельнулись. Пока еще Темплтон был у нее на крючке, но в любой момент мог сорваться. – Я тоже контролирую ситуацию.

– Я мог бы оспорить твое заявление, но соглашусь, что ты достаточно успешно держалась и без моего вмешательства. Мое вторжение можешь считать внезапным приступом рыцарства и галантности.

Мария почувствовала огромное облегчение при его появлении, хотя и не сказала этого вслух. Поначалу она не находила объяснения подобному изменению в ее отношении к пирату. Она вдруг подумала о том, что впервые после Дэйтона кто-то пришел к ней на помощь.

– Почему ты оказался здесь? – поинтересовалась Мария, заметив, когда они вышли из тени деревьев, что Сент-Джон почти раздет, только в рубашке, бриджах, чулках и сапогах. На рукавах были видны пятна крови, что неопровержимо свидетельствовало о его склонности к жестокости.

– Я следил за тобой.

Она заморгала:

– А откуда ты узнал?

– Я видел, как ушла твоя служанка. Когда я заглянул в твои апартаменты, тебя там не было. Не так уж трудно было догадаться, как ты выбралась на улицу, поскольку дверь я не терял из виду. Посмотрев с твоего балкона, я определил направление.

Мария резко остановилась, подняв тучу песка.

– Ты входил в мои апартаменты? Полуголый?

Кристофер Сент-Джон стоял перед ней, неторопливо окидывая ее взглядом. Но если взгляд двигался медленно, то жар охватывал его гораздо быстрее. И, словно не произошло ничего экстраординарного, он спокойно вытащил платок из кармана и стер кровь с рук.

– Как странно, в мужском наряде ты меня гораздо больше завела и возбудила, чем когда я представлял тебя голой в постели.

Когда их глаза встретились, Мария увидела в них бездонную тьму, которую даже неуверенный свет луны не мог скрыть. Жестокую натуру пирата выдавали предательски сжатые губы и хищная стойка зверя, готового к прыжку. Марию охватили ярость и паника, ее ноздри раздулись, сердце забилось с новой силой, а инстинкт самосохранения настоятельно советовал спасаться от хищника, стоявшего перед ней.

«Беги. Он же охотится на тебя!» – кричал ей внутренний голос.

– Я же сказала тебе, что я не продаюсь, – заявила она, положив руку на эфес шпаги. – И вообще, тебе должно быть известно, что я терпеть не могу наглецов, которые лезут в мои дела.

– Ты имеешь в виду твоих несчастных мужей?

Мария быстрым шагом направилась к дому.

– Тебе не следовало бы выходить без сопровождения, Мария, и уж тем более назначать подобное свидание здесь.

– А тебе не следовало бы преследовать меня и читать мне нотации!

Пират схватил ее руку и прижал к себе, удержав, когда она потянулась, чтобы вытащить шпагу из ножен. Вместо этого он приложил ее руку к сердцу, бившемуся учащенно, как бы говоря этим жестом, что сам он сделан отнюдь не из камня, как считало большинство окружающих. Другую ее руку, ухватив за запястье, невинно прижал к ее попке.

Результат оказался очень интимным: прижавшись грудью к его груди, Мария носом уткнулась в его шею. Сначала она сопротивлялась, но вдруг почувствовала, что получает удовольствие, так чудесно было оказаться в его сильных объятиях, особенно после событий, разыгравшихся всего несколько минут назад. Крохотное утешение и послабление, которые она никогда не позволяла себе.

– Я хочу поцеловать тебя, – пробормотал Сент-Джон. – Тебя было просто необходимо прижать, поскольку ты снова вооружена, а у меня нет ни малейшего желания оказаться насаженным на шпагу, С каждой нашей встречей оружие у тебя оказывается все более впечатляющее.

– Если ты думаешь, что единственное мое оружие – это то, что я ношу на поясе, – произнесла она вкрадчивым голосом, – то глубоко заблуждаешься.

– Ну так подерись со мной, – поддразнил он ее хриплым шепотом, глядя на вспыхнувшее лицо с почти осязаемой, неподдельной агрессивностью. – Вынуди меня на что-то большее, пока ты будешь пихаться и царапаться.

Кристофер был полон неукротимой безжалостной решимости. Мария каждой клеточкой чувствовала его неутоленный голод и вожделение.

Он убил человека ради нее. И это явно пробудило в нем дьявола, вызвало того наружу.

Она взглянула снизу вверх на его суровое, прекрасное лицо дикаря и осознала наконец происходившее. Он сражался за нее, и она соответственно стала его трофеем. Дрожь сотрясла все ее тело, а губы пирата скривились в откровенно сексуальной улыбке.

Жар пробежал по коже Марии, проникая в кровь. Кровь, охладевшую с тех пор, как ее мать испустила последний вздох.

Неужели она настолько чокнутая, чтобы захотеть его за то, что он убил человека ради нее? Неужели общение с Уэлтоном настолько исказило ее восприятие жизни, что мужская опека и защита заводит и возбуждает ее?

Кристофер буквально накрыл ее всем телом, заставляя вдыхать густой острый аромат его тела.

– Только для личного пользования, – вновь предостерег он ее и тут же приник к ее губам жадным и глубоким поцелуем. Мария была вынуждена откинуть голову назад, не было ей никакой другой возможности сохранить равновесие, оказать сопротивление.

Кроме одной.

Она прикусила его нижнюю губу. Сент-Джон грозно зарычал, затем разразился проклятиями:

– Вот уж не думал, что мне попадется женщина, столь искушенная в играх с мужчинами, столь чертовски желанная, и вообще, должен признаться, что я никого еще так не хотел за последнее время.

– Сегодня ничего не получится, у меня не то настроение.

– Я тебе его создам.

Кристофер потерся бедрами о ее ноги, продемонстрировав впечатляющий размер своего восставшего члена. Ноющая боль в паху усилилась, становясь почти невыносимой.

– Ну же, давай, – подзадорила она его с вызовом, отлично понимая, что он не овладеет ею насильно, даже если бы это ей понравилось. Кристоферу было интересно, чтобы она капитулировала, чтобы она сама отдалась ему. Она знала это наверняка, как только могла знать женщина, обладавшая интуицией. А возможно, они мыслили с ней одинаково.

У Сент-Джона сжались челюсти. Он изменил хватку, оторвав ее руку, лежавшую у него на сердце, и воссоединив ее с сестрой, прижатой за спиной к попке, своей освободившейся рукой он сорвал шарф у нее с головы и дернул за волосы.

Мария задохнулась от внезапной боли, а он, воспользовавшись моментом, проник в ее рот с чувственной грацией, которой не было и в помине еще мгновением раньше. Он принялся вылизывать ее изнутри. Не дергаясь, а словно лаская. Ритмично. Имитируя сексуальный акт. У нее подкосились колени, она почти повисла на нем всём телом. Он заводил, возбуждал ее сильными толчками бедер, растирая затвердевшим членом мягкий низ живота, скрещение ног. Мария почувствовала между ног влагу. Все, она была готова, созрела.

Она всхлипнула, внутренне расписавшись в полном бессилии, в невозможности устоять перед его умением соблазнять и мужским обаянием. Реакция пирата на ее хныканье оказалась совершенно неожиданной – он подтолкнул ее, поставил на ноги и потащил обратно к шпалере. Там он ее и оставил, сердито фыркнув.

Мария наклонилась, упершись руками в колени, тяжело дыша. Закрыв глаза, она собиралась с силами, приходила в себя. Каждая частица ее тела излучала чувственную энергию, вибрировала и трепетала от переполнявшего ее желания, требовавшего отбросить в сторону гордость и бежать вслед за ним. Имелась масса причин, почему ее влекло к пирату, не последней из которых было и указание Уэлтона, но она также знала, что иногда отказать мужчине в желаемом, чтобы привязать к себе крепче, более эффективный способ, чем отдать ему все и сразу.

Сделав глубокий выдох, Мария вскарабкалась по шпалере и спрыгнула на балкон, стараясь производить как можно меньше шума. Она начала раздеваться, а ее мысли метались между вопросами, почему она не должна была принимать предложение Сент-Джона, и почему ей так хотелось принять его. Послышался стук в дверь, и леди Уинтер напряглась, пока не осознала, что стучали не в ту дверь, что выходила в коридор.

Мария громко позвала служанку, вошла Сара и принялась собирать разбросанные одежды. Ее нанял еще Дэйтон, и Сара оказалась просто воплощением скромности и благоразумия, одинаково умело отстирывая как пятна крови, так и винные подтеки на одежде.

– Утром мы отправимся в Дувр, – сказала Мария, мысленно уже находясь там. Хотя Сент-Джон сообщил ей немногое, она поняла послание.

Сара кивнула, она давно привыкла к внезапным отъездам. Она помогла Марии надеть пеньюар и ушла.

Мария подошла к постели и остановилась, глядя на расстеленные простыни. Она вдруг вообразила себе, как он выглядел бы сейчас, развалившись на ее постели в прекрасной наготе, легко получая любую информацию, смеясь… причем у партнерши не возникло бы ни малейшего подозрения в его коварстве.

Она вздохнула, завидуя способности Сент-Джона быстро добиваться доверия и близости. Даже если это была всего лишь физическая близость, которой она была лишена вот уже больше года. Поиски Амелии осложнялись необходимостью постоянно быть в распоряжении Уэлтона, не оставляя ей времени для удовлетворения собственных потребностей.

Уэлтон. Будь он проклят! Он требовал, чтобы Мария действовала так же, как Саймон, добилась бы близости с Сент-Джоном, выведала его секреты. Она понятия не имела, как долго пробудет в Дувре. Вряд ли дольше недели, иначе у Уэлтона возникнут подозрения. Но с человеком вроде Сент-Джона неделя разлуки может оказаться слишком долгим сроком. Он может, не задумываясь, прекрасно заняться любовными игрищами с другой женщиной, а ей лишь останется ждать, когда его внимание снова переключится на нее. И даже возможен такой расклад, она знала это на собственном опыте, что единожды утраченный интерес вряд ли возродится снова. Как бы то ни было, Марии хотелось не только разделить с ним моменты бурной страсти, но и полностью очаровать его, заставить его окончательно потерять голову. И на все про все у нее оставалось всего лишь несколько часов.

Убеждая себя, что не страсть управляет ее действиями, Мария посмотрела в обе стороны и тихонько, почти на цыпочках, двинулась вдоль по галерее, пока не добралась до апартаментов, которые, как она заранее, выяснила занимал Сент-Джон. Ледяная Вдова замерла на пороге его спальни, на ней был лишь легкий, скандально прозрачный газовый пеньюар. Подняв руку, чтобы постучать в дверь, Мария остановилась. Это чертово ощущение, что она входит в логово льва, вновь охватило ее.

Дверь внезапно открылась, и она оказалась лицом к лицу с восхитительно и непристойно голым пиратом. Золотистая кожа и волосы казались чертовски соблазнительными в свете свечей, а мускулы особенно рельефными. Его мощная фигура заполнила весь дверной проем, наполнив всё чувства. Марии ужасом и пульсирующим желанием. Он состроил гримасу:

– Я возьму тебя в холле, если хочешь, но в моей постели тебе будет удобнее.

Мария часто заморгала и тут же опустила глаза, увидев нечто, чего можно было еще больше жаждать и домогаться. Она лихорадочно пыталась сказать что-нибудь остроумное, но у нее язык прилип к нёбу. Мария вдруг страстно возжелала его, всего, без остатка, все, что она видела спереди, как, впрочем, и сзади тоже.

Кристофер окинул ее таким же страстным взглядом с ног до головы. Его горящие глаза потемнели, и тихое рычание, скорее напоминавшее мурлыканье, вырвалось из мощной груди.

Прежде чем она вновь обрела дар речи, Кристофер схватил ее за повисшую в воздухе руку и втащил в комнату.

Глава 5

– Да ты совсем с ума сошла! – Кристофер захлопнул дверь, окинув взглядом бесстыдную соблазнительницу, стоявшую перед ним. – Ну нельзя же расхаживать по коридору почти голой!

Тонкий, как паутинка, пеньюар, покрывавший такие желанные формы, был прозрачным и практически не скрывал прелести Марии – длинные стройные ноги, полные бедра, тонкую талию и зрелую пышную грудь. Потаенное место чуть ниже упругого живота и даже темные круги вокруг ее лона были видны, словно Мария была вовсе без одежды.

Сент-Джон сжал челюсти с такой силой, что явственно послышалось, как скрипнули зубы. При свете свечей оливковая кожа леди Уинтер отливала шелком, и он готов был держать пари, что она была на ощупь нежной, как у ребенка. Представив себе, как Мария идет по коридору, где на нее мог наткнуться любой из оставшихся на ночь гостей…

– А ты не должен открывать дверь в голом виде, – с улыбкой парировала леди Уинтер.

– Я у себя в спальне.

– И я у тебя в спальне, – засмеялась она.

– Еще секунду назад тебя здесь не было!

– Ты что, собираешься использовать мое прошлое против меня? Коли так, то у меня есть гораздо более серьезные аргументы.

– Черт возьми, да с этого прошлого не прошло и минуты!

– Да, и всего минуту назад ты в голом виде торчал в холле.

Мария вскинула брови, всем своим видом и осанкой оправдывая свое прозвище Ледяной Вдовы. Сент-Джон, конечно, поверил бы внешнему виду, если бы не эти горящие глаза и обнаженное тело, которые прямо-таки излучали чувственный жар. Она пришла к нему, явно готовая заняться сексом.

– Я лично полагаю, что твой вид больше оскорбляет взгляд и вообще мораль, – продолжила Мария. – В конце концов, на мне есть хоть какая-то одежда.

Кристофер зарычал. Схватив Ледяную Вдову за плечи, он с такой силой потянул ее к себе, что послышался треск рвущейся материи. Этот звук только подстегнул его страсть.

– И ты называешь это одеждой?! Это сплошное искушение и соблазн…

– Животное! Ты рвешь на мне одежду, да еще и позволяешь себе обращаться со мной таким образом. – Мария отступила на шаг назад, отбросила его руки и с размаху влепила ему пощечину.

Это было так неожиданно, что Кристофер едва мог осмыслить произошедшее. Никто и никогда прежде не отваживался ударить его. Даже те, кто жаждал его смерти, предпочитали мирные переговоры, не рискуя провоцировать Сент-Джона на схватку.

Он замер в сомнении, как ему среагировать на такой поступок. Но почти болезненный трепет и пульсация крови пениса подсказали ему правильный ответ, и, прежде чем слова успели бы снова все испортить, он рванулся к Марии с такой силой, что они оба упали на пол. И лишь с Божьей помощью он умудрился в последний момент отпрянуть в сторону, чтобы не раздавить ее.

– Да что ты себе…

– Уф-фа! – От удара, смягченного лишь ковром, казалось, затрещали кости в теле.

– Бога ради! – взвизгнула Мария, глядя на него широко распахнутыми глазами. – Да вам, сэр, место в доме для умалишенных!

Ее гибкое тело восхитительно извивалось под его руками и ногой, прижимавшими ее к полу. Она оказалась именно такой, какой он себе представлял, – мягкой, нежной и уступчивой. От леди Уинтер исходил восхитительный аромат фруктов и цветов, это дразнило, возбуждало его обещанием чистоты и невинности, обещанием, которое, судя по ее внешним проявлениям, было обманным.

Какая-то часть внутри Сент-Джона сознавала, что ему следовало бы сказать что-нибудь, извиниться за порванный пеньюар или хотя бы просто произнести какую-нибудь банальность, которая успокоила бы ее. Но будь он проклят, если он сможет сделать больше, чем рявкнуть на нее, пытаясь коленом задрать ей юбку.

Когда ее локоть уперся ему в ребро, из груди у него вырвалось глухое рычание. У большинства этот звук вызывал страх. Марию же такое проявление животной страсти привело в ярость.

– Не рычи на меня! – взвизгнула она, сопротивляясь с невероятной для леди силой. Кристофер даже усомнился, что сможет справиться с ней, не причинив боли или не поранив ее.

И тогда он отбросил в сторону свои попытки ограничиться ласками, сознавая всю их безнадежность, вернувшись к примитивному образу мыслей, вертевшихся лишь вокруг одного – как же сильно она завела и возбудила его!

Ухватив одной рукой оба ее запястья, Кристофер лег на нее, затем силой раздвинул ей ноги, устроившись между ними.

Мария затихла на мгновение, словно осмысливая его намерения. А затем возобновила борьбу, сражаясь, словно разъяренная дикая кошка. Она попыталась ползком по ковру добраться до двери в гостиную, но не смогла ни на дюйм сдвинуться с места.

– Ну уж нет! Ты не получишь меня!

Сент-Джон фыркнул, разодрав пеньюар, нетерпеливо пытаясь обнажить прелестную округлость ее попки. На сей раз он издавал звуки, отдаленно напоминавшие что-то вроде извинений.

Марию это не впечатлило.

– Да я скорее пересплю с лордом Форшемом, чем с тобой! – возмущенно воскликнула она.

Это замечание стоило ей хорошего шлепка по заду, заставившего взвизгнуть. Форшем был по крайней мере в дна раза старше Сент-Джона и к тому же, по слухам, давно уже не интересовался женщинами. Но ни один из этих фактов не мог унять ярость, закипавшую в пирате от одной только мысли, что другой мужчина мог бы оказаться сейчас на его месте.

В отместку Мария, с извращенным удовольствием вонзила острые зубки в его мускулистое плечо. Он взвыл от боли и почувствовал, как просочившаяся струйка жидкости увлажнила головку члена. Кристофер бесцеремонно сунул руку ей меж ног и нащупал: жаркое лоно, находившееся в полной готовности. Он взглянул на лицо леди Уинтер и с удовольствием увидел, как её возбуждение отражается в изумленно распахнутых глазах и на залитых краской щеках.

Слава Богу! Потому что сам он был почти раздавлен, его семя неудержимо сочилось, заливая и заражая партнершу охватившим его вожделением.

Мария замерла на мгновение, в комнате было слышно лишь ее тяжелое дыхание, его собственное дыхание застряло в легких, когда он коснулся ее божественного тела. Дрожащими пальцами Кристофер погладил ее и закрыл глаза. Ни о чем больше не думая, он опустил голову и прижался губами к округлому обнаженному плечу Марии.

Он убрал руку, осторожно вводя до боли набухший восставший член во влажные створки ее лона.

– Мария, – хрипло прошептал Сент-Джон, – наконец-то. – Одно слово, самопроизвольно вырвавшееся из горла, судорожно сжавшегося, когда она крепко обхватала его член.

Леди Уинтер всхлипнула и с силой выгнулась, подавшись бедрами вверх, насколько позволял вес его тела, словно подстраиваясь под него. Он ввел член чуть глубже.

Дыхание Кристофера со свистом вырывалось сквозь стиснутые зубы. Господи, у нее все пылало внутри, было жарко, как в печке, и так восхитительно туго…

– И давно ты постишься? – вырвалось у него.

Она нетерпеливо поддала бедрами.

Кристофер чуть прикусил зубами мочку ее уха.

– Как долго?

– Год, – почти беззвучно выдохнула она. – Но если будешь продолжать в том же темпе, то пост, похоже, может затянуться и до двух лет. Ты что, забыл, как занимаются любовью, так же как забыл о приличных манерах?

– С ума сойти. Совсем наоборот. Злюка. – Он подчеркивал каждое слово толчком бедер, с трудом входя в нее, раздвигая ее ноги.

– Вот. Именно так. Все для вас, – отвечала Мария, подхватив его игру, прерывисто дыша.

И тут где-то глубоко внутри его член достал до особо чувствительного места, заставив ее застонать – страстно, чувственно, призывно, без нотки гнева.

– Продолжать в том же духе? – пробормотал Кристофер с улыбкой. Внезапная капитуляция леди Уинтер совершенно успокоила его. Он был в ней, он доставлял ей удовольствие. С того момента, когда Сент-Джон впервые коснулся Марии в театре, наконец-то он очутился там, где ему так хотелось быть. – Еще чуть-чуть?

Ягодицы Кристофера сжались, и он толчком вошел еще глубже, у него все плыло перед глазами оттого, что она лежала под ним, крепко обхватив его тело ногами и руками. Ее лоно затрепетало, с жадностью засасывая его еще глубже, его тело сотрясли конвульсии.

– Мария, – задохнулся он, уронив голову рядом. – Ты просто…

В сексуальном ослеплении он не мог думать ни о чем, у него в голове не находилось слов, чтобы выразить свои чувства, описать хотя бы близко к истине свои ощущения. Вместо этого он вышел из нее, издав стон, чувствуя нежное, ласкающее сопротивление не желающей выпускать его плоти.

– Черт тебя побери, – пробормотала Мария, перевернувшись на спину, когда он соскользнул с нее. Она не сводила с него глаз, на ее прекрасном лице отражались все ее разочарование и вновь пробуждающийся гнев. Странно, вид разъяренной женщины не вызывал в Кристофере желания избавиться от нее, как это бывало обычно. С Марией все было наоборот.

Он не испугал ее, мало того, она даже не пыталась притвориться, утаить, какова она на самом деле – не показать, что она ровня ему. И его реакция не заставила себя ждать – его вновь с головы до ног пронизало нестерпимое желание раздвинуть ей ноги и вновь погрузить в нее твердокаменный член. И продолжать так снова и снова.

– Не здесь, – прорычал он, поднимаясь на ноги и увлекая ее за собой. Когда Мария в темноте споткнулась, Кристофер подхватил ее на руки и взвалил на плечо.

– Животное!

– Стерва! – Он опять шутливо шлепнул ее по ягодицам. А затем, не в силах сдержаться, погладил их ладонью.

– Трус! Попробуй сразиться со мной лицом к лицу. А ты вместо этого нападаешь, когда я не могу дать отпор.

Сент-Джон улыбнулся. Вызов, прозвучавший в ее голосе, восхитил его. Покинув гостиную, он вошел в спальню и бросил ее на матрас.

Мария подскочила, затем стала пихаться и лягаться, пытаясь вырваться из его цепких рук, осыпая его проклятиями. Ни одно из них, впрочем, не помогло уберечь ее пеньюар. Кристофер разодрал его в клочья прямо на ней, сорвал остатки прозрачной ткани и швырнул в сторону.

– Я хочу лицом к лицу, моя пылкая дикарка, – мурлыкал Сент-Джон, придавив Марию своим большим телом. – Этим и вызвана перемена места. Мы проведем за занятием любовью некоторое время, и мне бы хотелось избежать ссадин и царапин на моих коленях или на твоей роскошной груди.

Длинные ногти леди Уинтер впились в его руки, когда их пальцы сплелись. Сильным толчком колена он раздвинул ей ноги, а затем вошел в нее. Звук, который издало его горло, когда он погрузился в нее по самую мошонку, был резок и интуитивен. Внутренне испуганный этим, он приник губами к ее обнаженной груди и втянул набухший сосок в рот.

– Да! – прошипела она, ерзая и извиваясь под ним как безумная.

– Подожди, не спеши, – предостерег он, подняв голову, чтобы заглянуть в ее потемневшие от желания глаза. – А то ты заставить меня кончить прежде, чем я успею овладеть тобой.

Мария взбрыкнула.

– Продолжай в том же темпе, черт бы тебя побрал!

Сент-Джон громко расхохотался, звуки заполнили интимную атмосферу алькова. Часто заморгав, Мария затихла, пристально глядя ему в глаза.

– А ну-ка повтори, – потребовала она. Кристофер вскинул брови, его член прогнулся в ней.

– Я могу смеяться или удовлетворять тебя, но не способен делать то и другое одновременно. С чего ты предпочтешь начать?

Мгновенно охватившая ее сексуальная напряженность была просто осязаема, хоть пробуй на ощупь.

– Ладно, – буркнул он, облизывая нижнюю губу. – Это был и мой выбор тоже.

И он начал ритмично двигаться, опираясь на локти, чтобы удержать вес собственного тела. Его бедра поднялись и плавно опустились, сначала вытащив член, затем вновь глубоко погрузив в нее. Мария всхлипнула, и он прижался щекой к ее щеке.

– Не сдерживайся, расслабься, – шептал Кристофер, почти касаясь губами ее виска. – Скажи мне только, как тебе это нравится, какое наслаждение ты испытываешь сейчас.

Она повернула голову и больно укусила его за мочку уха. Он заворчал и ускорил темп, сознавая, что сам был уже на грани, лишь несколько мгновений отделяли его от блистательного оргазма эпического масштаба. С Марией и не могло быть иначе. Ее слова, ее неуправляемый и взрывной характер доводили до безумия. Он собирался занять этот ротик, изрыгающий остроты, намного более приятной задачей. Но только потом, позже. А в данный момент пират был чертовски заведен к возбужден. Сильными глубокими толчками он ублажал ее столь желанное тело. Он очень старался доставить удовольствие ей – проблема, никогда прежде не беспокоившая Сент-Джона, сейчас заставляла прилагать максимальные усилия.

Марии передалось его вожделение, и она воздавала ему полной мерой, обхватив ногами его ягодицы. Ее бедра трудились с тем же пылом и страстью, соски затвердели, и с каждым, новым толчком они касались его жаркой широкой груди, заставляя их обоих стонать от нестерпимого наслаждения. И все это время леди Уинтер нашептывала ему на ухо озорные, непристойные шутки, сексуальные намеки, подкалывала его доводя до полного исступления.

Кристофер глубоко вошел в нее, усиленно вращая бедрами. Глядя на нее сверху, он наблюдал, как чем сильнее он терся об ее клитор, тем шире распахивались ее глаза, открывался рот, выгибалась шея. Смотрел, как сильнейший оргазм охватывал ее, сотрясал ее. Видел, как темнели ее глаза и смягчалась обычно напряженная линия губ.

Сказать «она была прекрасна» было слишком мало, чтобы описать ее в постели. Мария была так поразительно хороша, что Сент-Джон не мог не заметить этого даже в конвульсиях надвигающегося собственного оргазма. Он чувствовал, как губы ее лона пульсируют и сжимаются, охватывая его член целиком, выжимая, высасывая, затягивая все глубже, не отпуская его.

Тяжесть, возникшая у него в плечах, спустилась по позвоночнику, заполнила все внутри и наконец вырвалась потоком горячего семени. Он никогда не узнает, как ему удалось сдержаться и не взреветь от внезапно наступившего облегчения и разрядки. Единственное, что Кристофер чувствовал, что он был крепко прижат к этим мягким округлостям. Маленькие, но сильные ладони обхватили полушария его ягодиц, а едва слышный, прерывистый голос звучал музыкой в самом разгаре сотрясающего все тело грандиозного оргазма.

И поцелуй. Легкий, как перышко, поцелуй в затылок.

Охваченный неистовым оргазмом, он все же ощутил этот поцелуй.

Мария смотрела на темные складки полога алькова и беспокойно ворочалась. Кристофер лежат рядышком, на расстоянии локтя, повторяя все ее движения. Молчание, повисшее между ними, становилось неловким, вызывало ощущение дискомфорта. Если бы она была в постели с Саймоном, у них в руках уже были бы бокалы с вином, а сам он веселил бы ее шутками и анекдотами. С Кристофером же оставалась эта проклятая напряженность. И какая-то непрекращающаяся внутренняя дрожь, пронизывавшая каждую частичку ее тела.

Она вздохнула, мысленно перебирая события этой ночи.

Громкий смех Кристофера застал ее врасплох. Как чудесно он звучал, как великолепен он был, сотрясаемый судорогами, вибрируя в унисон с ней! Смех преобразил его лицо, заставил замереть ее сердце. В целом вся их встреча, их схватка получилась такой… интенсивной, словно она заранее знала, что секс с ним будет именно таким. Опасные крайности, в которые впадал Кристофер, возбуждали ее, делали безрассудной, заставляли еще больше заводить его. Это было так интригующе – довести столь сдержанного, всегда контролирующего себя мужчину до предела, заставить его потерять контроль над собой. Он действовал с такой страстью, с такой силой, словно его тело было искусно выточенным инструментом, созданным, чтобы доставлять наслаждение женщине.

По телу Марии побежали мурашки от вновь охватившего ее желания, она повернула голову, обнаружив, что Сент-Джон смотрит на нее. Он подмигнул ей, затем подтянул к себе, плотно прижавшись боком.

Это было так чудесно – лежать, тесно прижавшись к нему. Ее длинные ноги сплелись с его крепкими ногами, а сильные руки обнимали ее тело. Закрыв глаза, Мария вдыхала терпкий аромат, особенно интенсивный после его упражнений. Было очевидно, что такая нежность Кристоферу прежде была неизвестна. Его руки опустили Марию нерешительно, словно он не знал, что делать дальше.

– Ты устала? – мягко спросил он.

– Мы можем снова заняться сексом, если хочешь. Или же я могу уйти, если ты одолжишь мне какую-нибудь одежду.

Сент-Джон крепче обнял ее.

– Оставайся.

Уже почти рассвело. Леди Уинтер задумалась о том, что ей все равно придется скоро уехать, покинуть и эту спальню, и этот дом. Возможность найти Амелию была сильным стимулом. Оптимизм, конечно же, был роскошью в ее теперешнем положении, но если вообще не останется надежды, то она не сможет жить дальше.

Кристофер провел рукой по ее спине, заставив чуть прогнуться, в результате чего ее бедро наткнулась на вновь восставший во всей, красе член. Возбуждение более томное, чем лихорадочное безумие, которое они испытали раньше, вновь заполнило Марию. Ее набухшие груди упирались в его грудь, а соски затвердели, лаская его кожу.

– О да… – замурлыкал Кристофер, опрокинув ее на себя.

Мария смотрела сверху вниз на своего возлюбленного, этакого падшего ангела, одаренного небесами прекрасной внешностью, скрывающей сущность и повадки хищника. Она запустила руки в золотистую шевелюру Кристофера, заставив его зажмуриться от удовольствия.

– А ведь мне никогда не нравились блондины, – тихо сказала Мария, словно обращалась к самой себе.

В ответ Сент-Джон засмеялся тем грудным глубоким смехом, от которого у нее стало тепло в животе.

– Я благодарен, что некоторые другие части твоего тела отнюдь не согласны с твоим мнением!

Фыркнув, леди Уинтер села на постели.

– Я вообще-то не люблю сварливых и склочных женщин. – Его рот еще больше скривился. – Но ты мне ужасно нравишься. Одному Господу известно почему.

Эта похвала, даже столь бесцеремонная, пришлась Марии по вкусу. Где-то неподалеку раздался бой часов. Улыбка Кристофера увяла.

– Какая жалость, что мы не дома! – пожаловался он, грустно глядя сапфировыми глазами. – Ужасно не люблю, когда меня торопят.

Мария лишь пожала плечами, отказываясь признать, что она чувствовала то же самое. Ни один из них не знал, как им вести себя дальше друг с другом, но уровень взаимопонимания был настолько высок, что Мария уже заранее знала – теперь ей будет недоставать общества этого человека.

Выгнув дугой бедра, она губками влагалища нашла его член, а затем скользящим движением измерила его длину, смачивая твердую плоть по пути липкой влагой. Схватив руками ее бедра, Кристофер заставил ее повторить операцию. Она исполнила, затем замерла.

Сент-Джон не мог оторвать от нее глаз. Интенсивность его взгляда была такова, что она не могла решить, нравилось ей это или нет. И тогда она просто ухватила рукой его член, направив прямо вверх, и села на него, рассеяв все свои сомнения.

В ответ Сент-Джон сделал глубокий вдох и напрягся всем телом. Мария тоже ощутила мощный прилив дотоле неведомых ощущений. Она уже давно страдала от отсутствия любовных утех, слишком давно. К тому же Кристофер был с избытком наделен всеми мужскими достоинствами, и то, как его член хозяйничал в тесноте ее лона, восхитительно заводило ее. Дрожь зарождалась глубоко внутри ее, там, где она крепко сжимала головку его члена, и, постепенно растекаясь по всему телу, вырывалась наружу.

– Будь я проклят! – прошипел Кристофер сквозь зубы, а его пульсирующий член разбухал и крепчал у нее внутри. – Как я мог хоть на мгновение подумать, что ты холодна и бесчувственна?

Заинтригованная тем, что он мог иметь в виду, Мария затихла, лишь инстинктивно пытаясь поглубже заглотнуть его пенис.

У него на щеке нервно задергался мускул.

– Твоя пылкая киска ужасно голодна. Она сама отсасывает мой член. Ощущение просто невероятное.

Улыбнувшись, леди Уинтер опустилась, полностью удерживая его в себе. Теперь она точно знала, что завладела его вниманием. Он будет желать ее, когда она уйдет, и это нетерпение сослужит ей хорошую службу. Удовлетворенная, Мария склонилась над пиратом и замерла, едва не касаясь его чувственных губ.

– Ты позволишь поцеловать тебя?

Кристофер приподнял голову, их губы слились в поцелуе, а его язык принялся ритмично работать. По телу Марии побежали мурашки.

– Да, – прошептал он тихо, тяжело дыша, обхватив руками ее спину. – Делай со мной все, что хочешь.

Ледяная Вдова приподнялась на локтях и задохнулась, когда теплые губы Кристофера сомкнулись на ее соске. Едва он начал сосать, ее глаза закрылись. Она взмокла от возбуждения, с трудом удерживая вес собственного тела, опираясь на локти по обе стороны от его плеч. Он продолжал сосать ее грудь, каждое движение его губ отзывалось дрожью во всем ее теле, насаженном на его пенис. Тот чуть изогнулся в ней, и она издала тихий, жалобный стон.

– Вот так мы и начнем новый день.

Разгоряченной кожей Мария воспринимала хриплый голос Кристофера почти осязаемой лаской.

– Не шевелись. Я буду сосать тебя, пока ты не кончишь, а твоя киска сотворит то же самое для меня.

Если бы она могла произнести хоть слово, она сказана бы, что это невозможно, и тогда ему пришлось бы доказывать, что она не права. Его рот как заколдованный ритмично подергивал ее грудь, а язык старательно вылизывал розовый кружок вокруг соска. Сначала один, затем другой. Его большие мозолистые руки умеряли ее растущее возбуждение, пока ее тело корчилось в сладких муках в ожидании неминуемого оргазма.

Когда она бурно кончила, Сент-Джон тут же последовал ее примеру, но губки ее лона крепко удерживали его член, требуя его семя. Наконец по его телу пробежала судорога, и он излил его с хриплым стоном. Мария натянулась, как струна, испытывая жгучее, нестерпимое наслаждение.

Кристофер продолжал прижимать ее, удерживая в жарких объятиях, приникнув губами к ее лбу. Так он и уснул.

Нo даже погруженный в глубокий сон, в глубоком забытьи, он продолжал крепко держать Марию, словно боялся потерять.

Со вздохом облегчения Мария вошла в свои апартаменты. Ей удалось проскользнуть никем не замеченной – чудо, ставшее возможным, поскольку она пряталась в дверных проемах, дабы избежать взглядов слишком ретивых служанок.

В другом конце особняка Кристофер продолжал крепко спать. Когда Мария оторвалась от него и выскользнула из постели, он так и не проснулся.

Захлопнув дверь в коридор, Мария пошла через гостиную к спальне, но остановилась как вкопанная на полпути, увидев массивную фигуру, заполнившую дверной проем.

– Дорогая?

Саймон стоял, прислонившись к дверной стойке, в розовых бриджах в тон его куртке, небрежно скрестив ноги. Несмотря на легкомысленную позу, напряженность чувствовалась во всей его фигуре.

– Ты меня напугал, – с упреком выдохнула Мария, прижав руку к колотившемуся сердцу.

Саймон окинул ее взглядом с головы до босых ног. Леди Уинтер была закутана в халат Кристофера, полностью скрывающий ее фигуру, но она хорошо знала, что следы проведенной сладострастной ночи скрыть было невозможно.

– Ты спала с ним. – Выпрямившись, Саймон подошел к Марии неспешным шагом и взял ее лицо в обе ладони. – Я не доверяю ему. А потому я не могу больше доверять и тебе, если ты с ним заодно.

– Не думай об этом.

– Легче сказать, чем сделать. Женщины зачастую путают свои чувства с сексом. И это беспокоит и тревожит меня.

– Кроме тебя, у меня ни с кем не возникало подобных проблем.

– Я должен чувствовать себя польщенным? – Губы Саймона скривились в злой усмешке.

– Нет, – с кислой физиономией возразила Мария, – ты высокомерен. – Она покачала головой и зевнула. – Мне надо поспать. Я приму ванну, и мы поедем. Я думаю, что смогу немножко вздремнуть в карете.

– Мы поедем в Дувр. Сара сообщила мне, – Саймон запечатлел быстрый поцелуй на ее лбу, – что уже почти упаковалась. Мои пожитки тоже уже в карете.

– Я не заставлю долго ждать, – улыбнулась Мария. Запах тела Кристофера словно прилип к ее коже, вызывая сладкую дрожь в желудке. Он убил человека ради нее, потом с неистовой страстью занимался с ней любовью, а позже с такой нежностью обнимал ее… Такая многогранность отношений оказалась для леди Уинтер полной неожиданностью, полностью изменив в ее сознании однажды созданный и устоявшийся образ пирата.

Саймон отступил на шаг, затем подошел к буфету, чтобы налить себе стакан воды.

– Прошу поторопиться, моя любовь. Нам же хочется избежать неприятных сцен.

Мария поспешила к двери в спальню и замерла на пороге.

– Саймон?

Саймон оглянулся, в его глазах застыл молчаливый вопрос.

– Я тебе еще не надоела, повторяя, как сильно я ценю тебя?

– Ты меня любишь, – ответил он серьезно. – И тебе не необходимости говорить мне об этом, я и без слов все знаю. – Он одним глотком осушил свой стакан и налил еще. – Но все равно можешь повторять это так часто, как тебе вздумается. Мое эго стерпит все.

Мария со смехом захлопнула дверь.

Глава 6

– Вы знали, что она собиралась уехать сегодня утром, – бесстрастно произнес Томпсон.

– Да, конечно. – Кристофер сидел в кресле, откинувшись на деревянную спинку, и машинально стучал пальцами по обивке. Он скинул жилет и сорочку, но все равно ему было слишком жарко. Все его тело жаждало движения, он готов был рвануться вслед за женщиной, которая без излишних церемоний покинула его, даже не попрощавшись, и ему приходилось прилагать немалые усилия, чтобы усидеть на месте.

Слуга Сент-Джона был занят привычным делом, готовя все необходимое к утреннему бритью хозяйских бакенбард.

– Вам же известно, что опытные люди повсюду следуют за ее каретой. Разве это не уменьшает вашу головную боль и тревоги?

Кристофер фыркнул. Тревога, забота, переживания. Как назвать то, что он чувствовал? Почему он так переживал, если знал, что Мария вполне способна позаботиться о себе сама?

Может, потому что с ней был Куинн.

Он стиснул зубы.

Куинн.

– Анджелика, дорогая. – В тихом голосе Кристофера звучал упрек. Он повернул голову и увидел, как девушка допивает свой утренний чай у окна. – Ты ничего не разузнала?

Она отрицательно покачала головой, беспомощно пожав плечами:

– Я попыталась, но у него своя манера… развлекаться.

Сент-Джон удивленно выгнул брови.

– И много ты ему рассказала? – Ему было не слишком много известно о Куинне, но достаточно, чтобы считать его законченным авантюристом.

Краска, залившая щеки Анджелики, заставила Кристофера тихо выругаться про себя.

– Не слишком много, – поспешила ответить она – Куинн главным образом любопытствовал на предмет вашего интереса к леди Уинтер.

– И что же ты ему ответила?

– Я сказала, что вы не слишком распространяетесь насчет собственных дел, но уж если вы положили глаз на нее, то вы ее заполучите. – Она выдохнула и откинулась назад, темные круги под глазами свидетельствовали, что она провела такую же бурную ночь, как и сам Сент-Джон.

Перед глазами возникла Мария, нежная и отвечающая на его ласки, и у него тут же закипела кровь. Спина и руки Кристофера были исцарапаны, следы зубов леди Уинтер, страстных укусов украшали его плечи. Он делил свое ложе с восхитительной озорной девчонкой, и эта встреча оставила в сердце глубокий след. Причем не только в сердце.

– А Куинн что ответил на это? – поинтересовался Сент-Джон.

Анджелика поморщилась:

– Он заявил, что обладание – это лишь девять десятых дела, но далеко не все.

Кристофер внешне остался невозмутим, услышав такое утверждение, но внутренне он вздрогнул, словно от удара хлыста. Куинн был прав. Именно он делил дом с Марией, ее жизнь, только ему она поверяла свои тайны, а Кристофер не получил от нее ничего, кроме нескольких часов наслаждения.

– Ладно, иди пакуй свои вещи, – сухо бросил он, глядя, как его прежний «свет в окошке» поднялась, на ноги и отправилась выполнять его указание.

– Вы поедете за ней? – спросил Томпсон, оторвавшись от своего занятия и отступив назад, чтобы Кристофер мог сесть в соответствующее кресло.

– Нет. Этим займутся люди, которым я поручил присматривать за ней. А то, что мне нужно, я узнаю в Лондоне, и чем скорее я вернусь туда, тем лучше все уладится.

Глубоко вздохнув, Кристофер признался сам себе, что опять хочет ее. Леди Уинтер нравилась ему во всех отношениях, и, что было удивительно, она ему нравилась даже тем, что его обычно раздражало в других, – он восхищался ею, уважал ее, видел в ней родственную душу. Но именно поэтому он и не мог доверять ей. Выживание было его целью, и он был уверен, что и ее целью тоже.

К тому же существовала немалая проблема – он должен был пожертвовать ею ради собственной свободы. И плотское влечение к ней было чертовским препятствием и входило в полное противоречие с заданиями секретной службы.

Однако, помимо плотского влечения к леди Уинтер и договора с секретной службой, у Сент-Джона возникли и другие соображения. Куинн недостаточно заботился о Марии. То, что он отправил ее одну на встречу с Темплтоном и оставил ее на милость прихотей самого Кристофера, позволил ему использовать ее для своих целей, уже подвергало ее риску.

Когда Кристофер четко представил себе, какие опасности ожидают Марию, его пальцы до боли сжали подлокотники кресла.

Усилием воли он заставил себя оставаться в кресле еще некоторое время, с трудом преодолевая желание немедленно броситься вслед за ней. Мария жила полной опасностей жизнью, и этот факт беспокоил, тревожил Сент-Джона, словно зубная боль.

Томпсон приложил бритву к его щеке, и Кристофер закрыл глаза. Увы, как это ни грустно, несмотря на его желание уберечь ее от опасностей, сохранить ей жизнь, истина была в том, что самую большую опасность для ее жизни представлял он сам.

* * *
Мария откинулась на резную спинку деревянного кресла и окинула взглядом уютную гостиную. Напротив нее, наискосок сидел Саймон и бросал похотливые взгляды на кокетливую служанку. Постоялый двор, который они избрали, чтобы провести несколько суток, оказался удобным по самым разным причинам, не считая веселого пламени в камине и вытертых английских ковров.

– Она тоже поглядывает на тебя с интересом, – улыбнулась Мария, когда служанка вышла.

– Возможно. – Саймон пожал плечами. – Но в нынешних обстоятельствах я не могу себе позволить расслабиться. Мы близки к цели, моя любовь. Я кожей чувствую это.

После четырех дней усиленных поисков и расспросов он, наконец, нашел торговца, который рассказал, что недавно в городок приехала гувернантка. Саймону удалось выведать место, куда новая служанка устроилась на работу. Никто ничего не знал о той девочке, для занятий с которой и была нанята гувернантка, но Мария отчаянно надеялась, что это была Амелия. Собранная за последние недели информация подтверждала это.

– Последние дни ты так много и неустанно работал, Саймон, милый. Ты заслужил передышку.

– А ты когда отдохнешь? – ответил он вопросом. – Когда у тебя будет передышка?

Мария вздохнула:

– Ты и без того отдаешь мне свое время, энергию, поддержку. И нет никакой необходимости отказывать себе в удовольствиях ради меня. Это не добавит мне комфорта, я буду чувствовать себя неловко. Твоя преданность будет меня угнетать. Ведь я спокойна, когда знаю, что тебе хорошо, что ты счастлив.

– Мое счастье неразрывно связано с твоим.

– Тогда ты должен чувствовать себя жалким и несчастным. Брось это. Просто наслаждайся жизнью.

Саймон рассмеялся, взяв в большие ладони ее руки.

– Ты намедни задала мне вопрос, достаточно ли часто ты повторяешь мне, как ценишь меня. Я должен задать тот же вопрос тебе. Известно ли тебе, Мария, как безмерно я ценю твое доброе отношение, твою привязанность ко мне? Да в моей жизни нет ни единого существа – не важно, женщины или еще кого, – кто так бескорыстно желая бы мне счастья. И все, что я делаю для тебя, я делаю не из благодарности, а из-за искреннего желания увидеть тебя счастливой.

– Спасибо тебе. – Мария сглотнула подступивший к горлу комок. Саймон был по-собачьи верен ей и откровенен с ней – две его черты, которые она больше всего ценила в нем. Она всегда понимала его состояние, его чувства. Саймон также хорошо понимал ее. Он был единственным человеком, который беспокоился и заботился о ней.

Подмигнув Марии, Саймон похлопал ее по руке и снова уселся в кресло.

– Люди, прибывшие из Лондона, сегодня присматривают за домом. Завтра, при дневном свете, мы сами пойдем туда.

– Согласна, завтра уже скоро наступит. – Леди Уинтер улыбнулась широкой улыбкой. – А это означает, что ночь ты можешь использовать по твоему усмотрению.

В этот момент вернулась служанка с кувшином. Мария кивнула в сторону Саймона, который откинул голову назад и рассмеялся.

Изобразив преувеличенный зевок, Мария заявила:

– Прости меня. Похоже, мне придется удалиться. Я слишком устала.

Саймон встал и обошел стол, отодвинув стул, помог Марии подняться и поднес к губам ее руку. Голубые глаза весело блеснули, когда он пожелал ей спокойной ночи. Довольная, что ее преданный друг хорошо проведет остаток вечера, Мария направилась в свою комнату, где ее уже ждала Сара, чтобы помочь раздеться.

Хотя Мария и была рада за Саймона, но возник один неприятный аспект, когда она лишилась его общества: ее больше некому было отвлекать от воспоминаний о хриплом голосе и мускулистом теле, которые против ее воли всплывали в памяти.

Ну просто смешно, как часто ей приходили на ум мысли о Сент-Джоне. Она говорила себе, что это было вызвано ее долгим воздержанием, и что она вспоминала в основном о самом сексуальном акте, а не о партнере.

– Спасибо, Сара, – шепнула Мария, когда служанка закончила расчесывать ей волосы.

Сделав книксен, служанка собралась уходить, но неожиданный стук в дверь остановил ее. Мария жестом запретила ей отвечать, а сама схватила кинжал с ночного столика у постели. Затем леди Уинтер заняла позицию сбоку у двери и кивком разрешила Саре действовать.

– Да? – откликнулась Сара.

Когда посетитель ответил, Мария узнала голос, принадлежавший одному из ее сопровождающих. Мгновенно расслабившись, она отбросила оружие в сторону.

– Спроси, чего он хочет.

Сара вышла в холл и вернулась через несколько секунд.

– Это Джон, миледи. Он говорит, что, возможно, вы с мистером Куинном захотите уехать с ним прямо сейчас. В доме что-то произошло, начался всеобщий переполох, похоже, все обитатели готовятся к бегству.

– Великий Боже! – Сердце у Марии забилось учащенно. – Сбегай вниз и постарайся найти мистера Куинна. Я, правда, очень сомневаюсь, что он там, но все же попытайся.

После ухода Сары Мария подошла к чемодану, лежавшему у кровати, и снова принялась переодеваться. Она пыталась обдумать все варианты предстоящих действий.

С ней было всего двенадцать человек, причем большую часть необходимо было расставить по периметру дома. При, себе в качестве охраны она могла оставить не больше двух всадников.

Раздался негромкий стук в дверь, которая тут же открылась. Сара вошла, отрицательно тряся головой:

– Мистера Куинна внизу нет. Сходить в его комнату?

– Нет. – Мария пристегнула к поясу шпагу в ножнах. – Но после моего отъезда можешь сообщить его слуге.

Надев снова бриджи и сапоги, спрятав волосы под шарфом и шляпой, издалека леди Уинтер вполне могла сойти за молодого человека – уловка, которая должна помочь избежать разговоров о подозрительных женщинах, разъезжающих верхом по ночам.

Сопровождаемая ободряющей улыбкой явно встревоженной служанки, Мария вышла в холл, где ее ждал Джон. Они вместе спустились по лестнице черного хода к оседланным лошадям.

Дверь черного хода городского дома Марии в Лондоне открылась, и Кристофер тихо проследовал в кухню. Там ждал его человек, взятый на службу лакеем несколько дней назад. Его бы не приняли, будь Мария дома, но она уехала пару недель назад. Кристофер соблазнил трех ее предыдущих лакеев более высокой зарплатой в других местах, и, отчаявшись, экономка наняла новичка без должной осмотрительности.

Легким кивком Кристофер одобрил его работу. Он взял предложенную агентом свечку и поднялся по винтовой лестнице для слуг на верхние этажи дома. Галерея была хорошо обустроена, устлана толстыми, красивой расцветки дорожками, альковы украшали пока еще не зажженные позолоченные канделябры. Богатство. Дом просто излучал его. Два знатных мужа умерли, оставив состояние, которое позволяло Марии вести безбедное существование.

Сент-Джон изучал ее замужества, поскольку избранные ею мужчины представляли большой интерес для него. Пожилой лорд Дэйтон увез Марию в свою усадьбу в провинцию, где они и прожили свой недолгий брак. Более молодой, лорд Уинтер держал жену в городе и бесстыдно изменял ей направо и налево. И именно кончина Уинтера вызвала первые спекуляции и подозрения по поводу смерти Дэйтона. Уинтер был мужчина в расцвете сил, заядлый спортсмен, наслаждавшийся всеми радостями жизни. Смерть от болезни казалась абсолютно немыслимой, просто несовместимой с образом столь жизнелюбивого человека.

Кристофер непроизвольно стиснул зубы при мысли о том, что Мария принадлежала другому, и с раздражением запретил себе думать об этом.

Уже почти неделя прошла с ночи, что он провел с Марией, но все равно не проходило и нескольких часов, чтобы воспоминания о Марии не досаждали ему. Пришло донесение, в котором говорилось о том, как старательно леди Уинтер пыталась установить местонахождение какой-то гувернантки. Почему Мария так хотела разыскать эту женщину, он пока еще не узнал. Кто она такая, если потребовалось нанять типа вроде Темплтона, чтобы найти ее?

Открывая одну дверь за другой, Кристофер изучал внутреннее устройство дома и расположение комнат. Ему не доставило удовольствия узнать, что Куинн занимал апартаменты, соседствующие с апартаментами Марии. Этот факт наглядно доказывал степень привязанности Марии к этому человеку, если она отвела ему столь важное место среди своей челяди.

Кристофер твердо знал, что Мария с Саймоном больше не делили постель. Она сама признала, что уже больше года у нее не было сексуальных контактов, и ее оголодавшее, истосковавшееся но сексу тело служило тому подтверждением. И все же Куинн его раздражал, и, что хуже всего, Сент-Джон сам не мог понять причины этого раздражения.

После детального обследования шкафа и ящиков письменного стола настроение у Сент-Джона окончательно испортилось. Обилие оружия, шифрованных писем и целый ящик одежды, явно служившей для маскировки внешности, указывали на то, что человек отнюдь не был просто любовником, каковым хотел казаться, – он служил Марии.

Кристофер вышел из спальни Куинна через смежную дверь, пересек общую гостиную и вошел в будуар Марии. Он тут же ощутил ее запах, пропитавший воздух, отдававший ароматом спелых фруктоз. Его член дернулся и слегка набух.

Сент-Джон беззвучно выругался про себя. Со времен отрочества он больше не страдал приступами несвоевременной эрекции. И вот опять, словно так пожелал злой рок, как и в прошлый раз, неделю тому назад, он вновь ощутил сексуальную неудовлетворенность.

Ни с одной женщиной из его окружения он не мог достичь такой степени чувственного наслаждения и плотского удовлетворения, как с Марией. И сейчас он страстно жаждал ощутить это вновь. Пара посещений публичного дома Стюартов, которым управляла прелестная мадам Эмалайн Стюарт, мало помогли ему. Три из самых изобретательных девиц, предложенных мадам, до утра трудились над ним две ночи кряду. Под конец Сент-Джон был измучен, опустошен, но все равно не удовлетворен. Ему требовалась женщина, которая заставила бы бороться за нее, завоевывать ее, и за всю жизнь ему выпала лишь одна такая, и ее имя – Мария – звучало в голове Кристофера сладкой музыкой.

Подняв руку со свечкой повыше и описав полукруг, чтобы получше рассмотреть комнату, Кристофер восхитился разнообразием оттенков синего, использованных Марией в украшении спальни. И все же одна комната в отличие от остальных была отделана гораздо более сдержанно. Ничто не украшало стены, обитые полосами алого атласа, кроме портрета супружеской четы над камином.

Он подошел поближе, шум его шагов заглушал толстый ковер. Прищурившись, он разглядывал портрет, как он полагал, родителей Марии. Сходство было таким, что ошибки быть не могло. Он подивился избранному для портрета месту. Почему здесь? Место, где никто, кроме нее самой, не увидит их.

Что-то мелькнуло у него в подсознании. Она хранила образ своего настоящего отца поближе к себе, и в то же время говорили, что ее отчим, лорд Уэлтон, также был близок ей. Кристофер знал Уэлтона. Тому недоставало тепла, которое излучали глаза отца Марии. Эти мужчины были скроены из абсолютно разного материала.

– Что ты скрываешь? В чем твой секрет? – пробормотал Сент-Джон, обыскивая смежную спальню Марии.

Его человек мог бы с гораздо меньшим риском проделать это, но мысль о том, что лакей будет рыться в одежде и в интимных принадлежностях Марии, показалась пирату циничной.

Мария была равна ему во всем, и он выкажет ей уважение и будет обращаться с ней, как она того заслуживает. Все, что касается Марии, Кристофер решил делать лично.

Привязав лошадей к забору в укромном месте, Мария и два ее охранника тихонько удалились, растворившись, словно тени, во тьме. Они были одеты во все черное, так что даже Джона, рост которого достигал шести с половиной футов, было чрезвычайно трудно заметить в темноте.

Том жестом указал налево и двинулся в этом направлении, его короткая тощая фигура сразу затерялась в окружающей их растительности. Мария последовала за ним, И Джон прикрывал ее с тылу. При свете луны, освещающей им путь, они преодолели расстояние.

С каждым шагом, приближавшим ее к заветному дому, Мария чувствовала, что сердце бьется все учащеннее, она слегка запыхалась, все ее существо переполняли тревога и нетерпение. Ветер приносил легкую прохладу, но все равно пот увлажнял ее кожу, а надежда отказывалась покидать ее, несмотря на разочарования, усиливающиеся с каждой неудачной попыткой найти Амелию.

Дом был простеньким, сад – неухожен, но все равно он обладал каким-то безыскусным очарованием. Свежая краска, аккуратная кирпичная кладка и расчищенные тропинки свидетельствовали о стараниях добрых рук, несмотря на нехватку прислуги. Оставленная на мраморной скамейке книга указывала, чем занималась хозяйка на досуге.

Идиллическая картинка домашнего уюта заставила сжаться ее сердце. Как ей хотелось жить такой же беззаботной жизнью!

Мария сейчас была наполнена мечтами о слезной, радостной встрече, но вдруг тяжелая рука Джона ухватила ее за плечо и грубо дернула вниз. Испуганная, но привыкшая сохранять спокойствие в любых ситуациях, Мария упала на колени и бросила на Джона вопрошающий взгляд. Он мотнул подбородком в сторону, взгляд Марии проследовал в том же направлении, и она, нахмурившись, увидела, как кто-то вывел из стойла четырех лошадей и запряг в ожидающий экипаж.

– Наши лошади, – прошептала она, неотрывно глядя на старательно трудившихся конюхов. Том вскочил и поспешил назад тем же путем, каким они пришли сюда.

Марию охватила паника, руки вспотели настолько, что ей пришлось вытереть их о бриджи. Поскольку многочисленные разбойники с большой дороги представляли реальную опасность, ни один путешественник в здравом уме не отправился бы в дорогу в столь ранний час.

И тут появились две фигуры, закутанные в плащи, обе столь миниатюрные, что это могли быть только женщины. У Марии сердце застряло в горле. Она мысленно молила женщин посмотреть в ее сторону.

«Взгляни на меня. Посмотри в мою сторону», – гипнотизировала Мария обладательницу более хрупкой фигурки.

Капюшон повернулся в ее сторону, осторожный взгляд скользнул по тому месту, где они скрывались. В слабом свете фонарей Мария не могла разглядеть девушку. Горячая слеза, затем еще одна скользнули по ее щекам.

– Амелия, – позвала более высокая фигура, ее голос пересек поляну, приглушенный расстоянием. – Шагай живей.

На какое-то мгновение Мария застыла. Ее сердце замерло, все внутри сжалось, кровь зазвенела в ушах. Амелия. Так близко. Ближе, чем когда-либо за последние годы. Теперь-то уж Мария ее не потеряет.

Она вскочила на ноги, мускулы напряглись, готовые к прыжку.

– Джон!

– Да, я слышал. – Он со свистом выдернул шпагу из ножен. – Мы захватим ее.

– Гляньте-ка, какие у нас тут гости.

Гнусавый голос, раздавшийся за спиной, испугал их обоих. Обернувшись, они увидели, как из леса выскочила и бегом направилась группа из семи человек, размахивая разнообразным оружием.

– Ты смотри, верзила и малышка! – Незнакомец расхохотался, его жирные волосы блестели в лунном свете так же, как и его глаза. – А ну-ка покажем им, ребята!

Мария едва успела выхватить шпагу из ножен, как последовала всеобщая заваруха. Хотя противник и превосходил их численно, они с Джоном смело вступили в бой. В тиши деревенской ночи зазвенела сталь. Их противники вопили, хохотали и улюлюкали, похоже, уверенные, что победа им обеспечена. Но они дрались ради денег и из спортивного азарта. А Мария сражалась за нечто гораздо более ценное для нее.

Она делала выпады и парировала удары сразу двух мужчин, ноги скользили и цеплялись за неровности грунта, а глазам мешала темнота.

И все это время леди Уинтер болезненно ощущала присутствие экипажа у нее за спиной, ее мозг отсчитывал секунды до того, как экипаж будет полностью запряжен. На шум схватки прибегут люди, близкая опасность заставляла ее торопиться. Если она немедленно не прорвется, то вновь потеряет Амелию из виду.

Вдруг появились еще несколько бойцов, которые начали сражаться на стороне Марии. Она понятия не имела, кто это был, но была безумно благодарна за помощь. Откинувшись назад, Мария парировала удар шпаги, затем развернулась на каблуках и изо всех сил бросилась к конному двору.

– Амелия! – кричала она, спотыкаясь на ухабах, но пытаясь удержаться на ногах. – Амелия, подожди!

Маленькая фигурка на секунду задержала ногу на ступеньке экипажа, одной рукой откинув капюшон плаща, за которым скрывалась темноволосая юная девушка с ярко-зелеными глазами. Совсем не ребенок, которого помнила Мария, но, несомненно, это была Амелия.

– Мария?

Отталкивая более высокую фигуру, ее сестра попыталась спуститься вниз, но ее насильно затолкали внутрь экипажа.

– Амелия!

Противоположная дверь открылась, и Амелия выпала из нее, карабкаясь, пытаясь удержаться на ногах среди вороха юбок.

Мария помчалась быстрее, казалось, обретя новый источник сил, о существовании которого она и не подозревала. Она уже почти достигла цели, до экипажа оставалось несколько футов, когда мощный удар в спину свалил ее на землю.

Леди Уинтер едва могла дышать, придавленная весом тяжелого мужского тела; ее шпага отлетела в сторону. Она царапала ногтями землю, уткнувшись носом в грязь, но не отрывала взгляда от Амелии, которая тоже боролась как могла.

– Мария!

В отчаянии Мария лягнула человека, повалившего ее на землю, и тут резкая боль, подобной которой она никогда не испытывала прежде, пронзила ее плечо. Она ощутила, что ее плоть разорвана сталью кинжала.

К счастью, тяжесть с нее свалилась, Мария выдохнула имя сестры и попыталась сдвинуться с места, но безуспешно: она была пришпилена к земле кинжалом, пронзившим ее плечо. Боль от резкого ее движения стала невыносимой.

Мгновенная агония, и дальше – темнота.

Глава 7

– Завтра вечером мы приведем корабль в бухту Дил. – Кристофер, почесывая ссадину на шее, смотрел на улицу из окна рабочего кабинета. Экипажи быстро проносились мимо, ибо никому не хотелось без крайней необходимости задерживаться в этой части города. – Все уже подготовлено?

– Да, – заверил Филипп у него за спиной. – Местный владелец обеспечил повозки и лошадей, так что перевозка начнется немедленно.

Кристофер слабо кивнул, явно страдая от недосыпания. Он доводит себя до полного физического истощения, изматывает себя, только Мария сможет излечить его от бессонницы.

– Этот корабль, как я слышал, оказался солидным трофеем, – сказал Филипп, стараясь удовлетворить невысказанное любопытство Кристофера.

– Что ж, отлично.

На то, чтобы разбавить водой и разлить по бутылкам слишком крепкие спиртные напитки и расфасовать контрабандный чай, требовалось некоторое время, но его люди работали без устали и их товары попадали на рынок гораздо быстрее, чем у соперничающих банд и контрабандистов.

Раздался стук в дверь, Кристофер разрешил войти. Дверь открылась, появился Сэм, прижимая шляпу к груди жестом, в котором Кристофер усмотрел признаки нервозности. Поскольку Сэм был одним из тех четверых, которым он поручил следить за Марией, нервы у Кристофера немедленно напряглись до предела.

– В чем дело? – дернулся он.

Сэм испуганно вздрогнул и запустил пятерню в рыжие космы.

– Тут пару дней назад произошла стычка и…

– Она ранена? – Каждый мускул Сент-Джона напрягся, мозг заполнили воспоминания о том, как ее нежное соблазнительное тело извивалось и вытягивалось струной под ним. Она была вся такая миниатюрная, хрупкая…

– Да. Ножевые ранения левого плеча, одно сквозное.

В голосе Кристофера зазвучали металлические нотки явный признак растущего раздражения.

– Но ведь вся ваша задача состояла в том, чтобы обеспечить ее безопасность. Вас же было четверо, и все равно вы провалили дело?

– На нее напали неожиданно! И их было больше, чем нас!

Кристофер повернулся к Филиппу:

– Запрягай лошадей.

– Она здесь, – быстро вставил Сэм. – В городе.

– Повтори, что ты сказал. – У Кристофера бешено забилось сердце. – Вы повезли ее в город в таком состоянии?

Сэм весь съежился и кивнул.

Из груди Кристофера вырвалось низкое рычание.

– Я сейчас же приведу вашего коня – крикнул Филипп, поспешно убегая.

Кристофер не сводил глаз с побагровевшего липа Сэма.

– Вы должны были держать ее в постели и послать за мной!

– Упаси меня Господь, я вам такое сейчас расскажу! – Сэм вытянул перед собой руки, словно защищаясь, комкая край шляпы в кулаке. – Когда мы привезли ее домой, ирландец словно взбесился. Он до смерти напугал Тима! Я вам доложу, Тим дрожал, как осинка, а ведь Тим может дьяволу смотреть в лицо и смеяться.

– Разве Куинна не было с леди Уинтер, когда на нее напали?

Сэм отрицательно затряс головой.

Сжав руки в кулаки, Кристофер быстрыми шагами выскочил из комнаты, отшвырнув в сторону Сэма. Проскочив холл, он на мгновение задержался у двери в гостиную, в которой дюжина слуг развлекалась игрой в карты.

– Всем за мной, – приказал он, прежде чем выскочить на лестницу, ведущую на улицу.

Слуги бросились вслед за ним.

Подхватив плащ и шляпу, Сент-Джон распахнул входную дверь. Несколько мгновений спустя он уже был верхом на коне, остальные скакали к нему из конюшни, где их лошади всегда были наготове, на случай, если пирату потребуется срочно послать их на какое-нибудь задание.

Люди Сент-Джона галопом неслись от Сент-Джайлза и Мейфер. Нищих и проституток сменяли торговцы и прохожие, но все они радостно приветствовали Сент-Джона, размахивая руками и шляпами. Кристофер привычным движением подносил руку к краю шляпы, однако делал это механически, все его мысли были сконцентрированы на Марии.

Потом, когда Кристофер убедится, что с леди Уинтер все в порядке, он выслушает рассказы об инциденте от каждого из четырех слуг, восстановив события минуту за минутой. Они вместе обсудят и определят, где был допущен главный промах. Остальные тоже все внимательно выслушают, и допущенные ошибки будут использованы в качестве учебного пособия. Скорее всего, четверым участникам событий никогда больше не будут поручаться столь серьезные дела.

Другой бы на месте Кристофера принял более жесткие меры и сурово наказал своих людей, но увечный и ущербный человек не так эффективен, как здоровый. А лишение привилегий послужит им и так хорошим уроком. Сент-Джон использовал насилие только в тех случаях, когда оно было действительно необходимо. Но чтобы держать под контролем свой персонал, ему незачем было прибегать к насилию.

Подъехав к городскому особняку леди Уинтер, Сент-Джон спешился, пока двое из его людей удерживали испуганную прислугу. Отпихнув в сторону оскорбленного дворецкого, Кристофер швырнул шляпу и перчатки возмущенному лакею и взлетел по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

Прошло совсем немного времени с момента, как он узнал о ранении Марии и пересек порог ее спальни, но эти часы ему показались вечностью. В тот самый момент, когда он распахнул дверь ее спальни, Куинн входил в маленькую гостиную с другой стороны из своих апартаментов.

– Проклятие! – взревел ирландец. – Еще один шаг, и я задушу тебя собственными руками!

Кристофер лишь небрежно махнул рукой следовавшим за ним людям.

– Займитесь им, – приказал он, плотно прикрыв дверь, дабы не слышать шума завязавшейся драки.

Глубоко дыша, он ноздрями втягивал в себя запах Марии, не снимая руки со щеколды запора, с удивлением почувствовав несвойственное ему смущение, прежде чем обернуться и взглянуть ей в глаза. Мысль о ее ранении странным образом нарушила его хладнокровие и присутствие духа.

– Возблагодарите Господа, что я слишком слаба, чтобы воздать сам должное, мистер Сент-Джон.

Он улыбнулся при звуке ее голоса. Да, голос был слабый, но все равно в нем слышался вызов. Обернувшись, Кристофер увидел, что Мария лежит в просторной постели, сквозь оливковую кожу проступала бледность, а брови искривила гримаса боли. В пеньюаре с кружевами на воротничке и запястьях леди Уинтер выглядела невинной школьницей.

У него все сжалось внутри.

– Кристофер, – поправил он хрипло, предательская дрожь заставила его откашляться. Медленно снимая плащ, он тянул время, чтобы прийти в себя и собраться с мыслями.

– Устраивайся поудобнее, – прошептала она.

– Спасибо. – Он расправил плащ на спинке кресла-качалки, подошел к ней и присел на край постели.

Мария повернула голову, их взгляды встретились.

– Ты не слишком хорошо выглядишь, – тихо сказала она.

– Разве? – Кристофер удивленно вскинул брови. – Я полагаю, что все же выгляжу несколько лучше, чем ты.

Улыбка тронула ее губы.

– Чушь. Ты, конечно, хорош собой, но тебе далеко до меня.

Он улыбнулся, в ответ и взял ее маленькую ручку.

– С этим я не буду спорить.

Грохот в соседней комнате и последовавшие за ним проклятия заставили Марию вздрогнуть.

– Я надеюсь, у тебя там достаточно людей. Саймон сейчас в ударе, а я видела, как он в одиночку управляется с целой бандой.

– Забудь о нем, – оборвал Сент-Джон. – Я здесь. Думай обо мне.

Ее глаза закрылись, Кристоферу безумно захотелось поцеловать ее тонкие веки с пурпурными прожилками вен.

– Я только этим и занимаюсь вот уже несколько дней.

Сент-Джона слегка встревожило такое заявление, к тому же он не знал, можно ли было этому верить. Он тут же задался вопросом, как ему следовало воспринять, если это было правдой. Он чуть нахмурил, брови:

– Ты действительно думала обо мне?

Не задумываясь, без всякой задней мысли он протянул руку и погладил пряди волос у нее за ушами. Затем кончики пальцев переместились к ее щекам, с легкой лаской коснувшись шелковистой кожи. Нахлынувшая нежность застала врасплох его самого. У него даже возникло желание вскочить и бежать отсюда, вернуться домой, где все было так привычно и работало, как часы.

– Я это сказала вслух? – пробормотала Мария, слегка запинаясь. – Как это глупо с моей стороны! Не обращай внимания. Это все действие опиума, я уверена.

Отказавшись от собственных слов, Мария замолчала. Кристофер подался вперед, почти вплотную склонился над, ней. Его губы перехватили ее дыхание, запах ее кожи так взволновал его, что он ощутил напряжение в чреслах.

– Ну же, давай, действуй, – выдохнула леди Уинтер, окончательно заводя его, несмотря на всю свою беспомощность.

Ее беззаботная провокация заставила Кристофера улыбнуться, почувствовать удовлетворение от того, что его присутствие помогло Марии забыть о мучившей ее боли.

– Я жду тебя, – пробормотал он.

И тут настал момент легкого, предательского колебания. Затем голова Марии чуть качнулась вперед, преодолевая разделяющую их дистанцию, пока ее губы не коснулись его рта. Нежный, невинный поцелуй поразил его, заставил застыть на месте, а сердце забилось в сумасшедшем ритме.

Лишенный воли к сопротивлению, он нежно лизнул ее сомкнутые губы, почувствовав вкус опиума, бренди и восхитительную чистоту Марии. Она задохнулась, ее губы раскрылись навстречу его робким попыткам, а руки сжались. А когда кончик ее языка ответил ему взаимностью, Кристофер застонал.

Даже совершенно беспомощная, она окончательно погубила его.

И тут рука Марии скользнула меж его ног, а тонкие пальчики принялись поглаживать восставший член. Он с силой отдернулся назад, сквозь стиснутые зубы вырвалось проклятие.

Она тихо вскрикнула от боли, вызванной его резким движением.

– Мария, прости меня. – Кристофер поднес ее руку к губам. – Зачем заводить меня таким образом, когда у нас нет ни малейшей возможности достойно продолжить эти игры?

Леди Уинтер повременила с ответом. Закрыв глаза, она, казалось, ждала, когда невольно причиненная им боль отпустит ее.

– А ведь ты не сказал, что думал обо мне во время нашей разлуки. Мне очень хочется об этом узнать.

За дверью в соседней комнате послышался звук бьющегося стекла, затем последовал глухой удар о стену. Куинн издал вопль, чей-то голос ответил ему.

Кристофер тихо произнес:

– А разве наш сегодняшний набег не является достаточным доказательством моего желания быть с тобой?

Ее веки медленно поднялись, открыв за собой бездонную тьму в глазах, которые, как ему показалось, таили в себе страдания гораздо большие, чем могла причинить рана. Безнадежность, которую он увидел в них, исходила из глубины души.

– Набег – это лишь один из способов нанести поражение врагу, – парировала Мария. – Хотя твоя поспешность и лестна для меня.

– А поцелуй? – спросил он. – Что это было?

– А вот это ты мне и скажи сам.

Сент-Джон уставился на нее, его грудь бурно вздымалась и опадала. Раздосадованный полной утратой самоконтроля, Кристофер вскочил на ноги и начал расхаживать по комнате большими шагами, с ним никогда раньше не случалось ничего подобного в отношениях с женщиной.

– Может, тебе принести воды? – спросил он вдруг.

– Нет. Уходи.

Он замер на полушаге.

– Прошу прощения?

– Ты слышал меня. – Отвернувшись, Мария уткнулась в подушку. – Уходи. Прочь.

Поддавшись мгновенному порыву, Кристофер двинулся за плащом. Ему было вовсе не нужно никаких осложнений, и вообще, он был не из тех мужчин, что обхаживают женщин. Они либо любят его, либо нет.

– Я еще не уверена, что чувствую по отношению к твоим людям, которые повсюду следовали за мной, – пробормотала она.

– Благодарность? – подсказал он. Она кивком показала ему на дверь.

Этот бесцеремонный жест обозлил его. Он с таким нетерпением ждал их встречи, и вот, просто потому, что он не сказал нескольких необходимых для нее банальностей, она прогоняла его.

– Я думал о тебе, – пробурчал он.

Она не открыла глаз, и лишь одна темная бровь чуть приподнялась. Только Мария могла вложить в одно едва заметное движение столько ледяного презрения.

Почувствовав, что выдал то, чего ему не следовало показывать, он добавил:

– Я надеялся, что пару дней мы просто не будем вылезать из постели, когда ты вернешься. Причем, я полагал, что проведем время в более энергичных занятиях, а не будем разлеживаться, как это сейчас делаешь ты.

Она вернула ему понимающую улыбку, словно из всего сказанного уловила только одно – ему требовалась разрядка, утоление плотского голода, и ничего больше.

– И как часто?

– Ты имеешь в виду занятия любовью? Так часто, насколько хватило бы меня самого.

Мария мягко рассмеялась.

– Как часто ты думал обо мне?

– Слишком часто, – проворчал Сент-Джон.

– А я была голой в твоих фантазиях?

– Большую часть времени.

– И то хорошо.

– А часто ли я бывал раздет? – спросил он хрипло. Мысли о том, что Мария тоже его себе представляет, вновь пробудили желание.

– Все время. Похоже, я большая развратница, чем ты.

– Я полагаю, в этом отношении мы стоим друг друга. – Сент-Джон повернулся к ней: – Что это за гувернантка, поиски которой обошлись тебе так дорого? – Он снова присел на покрытую бархатом постель и завладел ее рукой. И только сейчас обратил внимание, какие короткие у нее ногти, те самые ногти, что однажды оказались достаточно длинными, чтобы исцарапать ему всю спину. Он потер их большим пальцем.

– Я ищу не ее.

– Что? – Кристофер поднял глаза и устремил взгляд на ее бледное лицо. Даже несмотря на нездоровую бледность, она казалась ему прекрасной. Конечно же, он знал много красивых женщин, но не мог себе представить ни одной, которая с таким же мужеством переносила бы боль, как Мария. – А кого же тогда?

– Ты разве не расспрашивал твоих людей?

– На это не хватило времени.

– Вот теперь я действительно польщена, – протянула леди Уинтер, наградив Кристофера улыбкой, которая просто потрясла его. Неужели он до сегодняшнего дня не замечал, какая у нее потрясающая улыбка? Он не мог этого припомнить.

– Вместо них я расспрашиваю тебя.

– Ты смотришься просто роскошно в этом коричневом наряде. – Мария снова тронула его бедро, проведя рукой по бриджам. Под ее пальчиками его мускулы непроизвольно напряглись. – И вообще, ты хорошо одеваешься.

– Я лучше выгляжу в голом виде, – заявил он.

– Хотелось бы, чтобы и обо мне можно было сказать то же самое. Увы, во мне сейчас несколько лишних дыр.

– Мария, – голос Сент-Джона звучал тихо и серьезно, он крепче сжал ее руку, – позволь мне помочь тебе в твоих поисках.

Она была вся внимание.

– Зачем тебе это?

«Потому что я должен предать тебя. Потому что мне нужно как-то искупить мою вину прежде, чем я сделаю это», – пронеслось в голове у пирата, но он только с отчаянием скрипнул зубами.

– Почему ты хочешь помочь мне, Кристофер? Какая тебе выгода от этого?

– Разве я обязательно должен иметь с этого какую-то выгоду?

– Я полагаю, что должен, – произнесла она, вздрогнув, когда дверь спальни едва не слетела с петель.

– Мария! – Саймон завопил за дверью, затем последовало мычание и глухой удар об пол.

Кристоферу пришлось признать, что его впечатлили сила и упорство, с которыми его соперник продолжал бороться.

– Они ведь не искалечат его, правда? – с тревогой спросила Мария, нахмурив брови. – Небольшая потасовка – это одно дело, но я не потерплю ничего более того.

Ее беспокойство за другого мужчину вызывало в Кристофере небывалое раздражение.

– Все, что я прошу от тебя сейчас, – сказал он напряженным голосом, – это именно то, чего я просил и прежде, – я хочу иметь тебя в любой момент. И никаких отговорок и увиливаний. Я хочу иметь тебя, когда я того хочу, а не неделю спустя, когда ты оказываешься слишком больной, чтобы лечь со мной в постель.

– А может, я предпочту отклонить твое предложение и буду сама вести собственные дела и решать свои проблемы.

Он фыркнул:

– Может, я бы и поверил тебе, если бы ты сама не призналась, что думала обо мне.

– Я не желаю быть чьей-либо любовницей или наложницей.

– А я предлагаю тебе равные условия. Я буду приходить, когда ты сама позовешь меня. Разве это не представляет нашу договоренность в более выгодном свете?

Пальцы Марии пробежались по его ладони. Это была невинная, почти неосознанная ласка. Ее отрешенный взгляд бродил где-то далеко, мысли были заняты чем-то совсем другим, нижняя губа прикушена. Подняв свободную руку, Кристофер большим пальцем провел по ее пухлой губе.

– Когда мы впервые встретились в театре, ты упомянул какую-то секретную службу, – напомнила она, обдав его жарким дыханием.

– Да, секретную службу. – Кристофер с трудом поборол желание сказать ей, чтобы она хранила молчание, чтобы она не сообщала ему ничего, что он мог бы использовать против нее.

– Значит, это и есть подлинная цель, которая скрывается за твоим предложением? – Откинув голову, Мария пристально смотрела на него. – Потому что тебе нужно использовать меня еще каким-то образом, помимо того, что я буду согревать твою постель?

– Отчасти. – Сент-Джон начал нежно поглаживать ее щеку. – Я действительно очень хочу тебя, Мария, но я хочу и помочь тебе.

Она снова со вздохом закрыла глаза.

– Я так устала, Кристофер. Поездка в моем состоянии оказалась очень тяжелой. Я обдумаю твое предложение попозже.

– Почему ты пошла на такой риск, чтобы вернуться? – Он нутром чувствовал, что здесь дело было не только в усталости. Похоже, Мария была совершенно обескуражена и пребывала в полнейшей меланхолии.

Она открыла глаза, заморгала и с силой вцепилась, в его руку.

– Уэлтон не знает о моих… интересах и поездках. Если ты действительно хочешь помочь мне, у меня есть для тебя задание.

– И что я должен сделать?

– Где ты был два дня назад, в тот вечер, когда меня ранили?

Он был в заведении у Эмалайн, пытаясь с одной из ее девиц доказать себе, что одно влагалище стоит любого другого, но будь он проклят, если смог убедить себя в этом. Вместо ответа пират лишь хмуро взглянул на Марию.

– О том, где ты был в тот вечер, многим известно?

Удрученный чувством вины – ощущением столь редким для него, что потребовалось некоторое время, чтобы осознать это, он хрипло ответил:

– Нет.

– Ты сможешь подтвердить, что я была с тобой, если тебя спросят?

– Хм-м… смогу. И вполне убедительно.

– Впрочем, если ты был с другой женщиной, я не склонна утруждать тебя. Я подыщу себе другое алиби.

– Ты что, ревнуешь? – Он улыбнулся, согретый подобным предположением.

– А у меня есть повод для этого? – Мария покачала головой: – Ладно, забудь об этом. Мужчины терпеть не могут ревнивых женщин.

– И то верно. – Кристофер запечатлел целомудренный поцелуй на ее губах, затем выдал более чувственный поцелуй. Мария не оттолкнула его. Наоборот, она мелко задрожала и вся подалась ему навстречу. Его язык проник глубже, кровь закипела в венах, почувствовав ее реакцию. Раненая, страдающая от боли, она все равно принимала его ласки, словно была не в силах сопротивляться.

Стук в дверь, выходившую в коридор, заставил их отпрянуть друг от друга.

– Погоди, – остановил он, когда она открыла было рот, чтобы ответить. – Я сам постараюсь хоть на что-то сгодиться.

Кристофер подошел к двери и открыл ее, обнаружив за ней заспанного Тома.

– Лорд Уэлтон внизу, в холле, – сообщил Том. – Филипп послал за вами.

Кристофер насторожился, выражение его лица оставалось бесстрастным, но мысленно он прокручивал в голове всевозможные варианты. Он кивнул, вернулся в спальню и подобрал плащ.

– Что там? – спросила Мария, ее темные глаза наполнились тревогой. – С Саймоном все в порядке?

Сент-Джон с трудом удержался, чтобы не ответить грубостью.

– Я сейчас посмотрю, как он там, только скажи мне одну вещь: ты бы так же тревожилась и беспокоилась, если бы я был на месте Куинна?

– Ты все же ревнуешь?

– А есть тому причина?

– Да. Я надеюсь, это тебя заденет.

Громкий хохот был ей ответом – отчасти шутливым, но на самом деле Сент-Джон был крайне недоволен собой из-за того, что увлекся сомнительной красоткой, что даже ревнует ее к Куинну. Когда же Мария вернула ему улыбку, Кристофер смирился с реальностью, питая слабую надежду, что его увлечение леди Уинтер скоро сойдет на нет.

– Дай мне время уладить одно непредвиденное щекотливое дельце, моя милая дикарка, – пробормотал он, набрасывая плащ. – А потом уж мы обсудим условия нашего союза. И за Куинном я буду тоже присматривать.

Она кивнула, пират вышел через гостиную, чуть задержавшись в дверях, чтобы окинуть взглядом поломанную мебель и ворочающегося с кляпом во рту ирландца, привязанного к позолоченному креслу в углу. Появление Кристофера сопровождалось яростным мычанием и шумной возней. Куинн поднялся на ноги, сгорбившись под грузом кресла на спине, но двое весьма потрепанных и побитых слуг Кристофера тут же затолкали его обратно.

– Полегче с ним, ребята, – урезонил он их с перекошенной физиономией, увидев, как с полдюжины его людей валялись среди обломков, корчась от боли. – Леди очень переживает, хотя, похоже, ее страхи лишены оснований.

Сент-Джону удавалось сдерживать душивший его смех, пока он не дошел до лестницы, затем он дал ему волю, от души расхохотавшись. К счастью, нижний этаж был в гораздо лучшем состоянии, чем верхний.

Филипп встретил его у нижней ступеньки.

– Я послал домоправительницу, чтобы она пока побеседовала с лордом Уэлтоном в гостиной, – объяснил молодой человек, ведя Кристофера в командный пункт в кабинете. – Она сказала ему, что леди нездорова. Похоже, новость была встречена лордом не слишком хорошо. Экономка послала за вами.

Кристофер обернулся к высокой, с гордой осанкой женщине, стоявшей у окна:

– Чем могу служить, миссис?..

– Фицхью, – ответила она, вздернув подбородок. Кудри седых волос, завившихся от жары и влажности, обрамляли ее тронутое возрастом, но не утратившее привлекательности лицо. – Он выспрашивал у меня, больна она или ранена. Я не люблю его, мистер Сент-Джон. Он повсюду сует свой нос.

– Понятно. Я полагаю, что вы предпочитаете, чтобы лорд Уэлтон не знал, что случилось с вашей хозяйкой.

Она мрачно кивнула, покрасневшие руки нервно крутили фартук.

– Ее светлость дала строгие указания на этот счет.

– Ну, тогда прогоните его прочь.

– Я не могу этого сделать, он оплачивает наши счета.

Кристофер замер, обостренная подозрительность подсказывала ему, что здесь явно было что-то неладно. Мария была вправе сама распоряжаться своими средствами, а не зависеть от щедрот отчима. Он бросил выразительный взгляд на Филиппа, который понимающе кивнул, не вымолвив ни слова. Дело должно быть тщательно расследовано.

– Вы можете что-нибудь подсказать? – спросил Кристофер, вновь обратившись к миссис Фицхью, внимательно рассматривая ее.

– Я сказала ему, что вы собирались нанести визит леди Уинтер и что она нездорова.

– Хм… Понятно. Значит, возможно, мне следует прийти в назначенное время?

– И вы не должны опаздывать, – согласилась она.

– Конечно же, нет. Выйдите, пожалуйста, к нему в холл, миссис Фицхью.

Экономка поспешно вышла, а Кристофер обратился к Филиппу:

– Пошли кого-нибудь за Бет, мне нужно поговорить с ней сегодня вечером.

– Я займусь этим.

Кристофер покинул комнату, преодолел небольшую дистанцию до гостиной и вошел в нее следом за миссис Фицхью, как будто он только что приехал. Он изобразил на лице притворное удивление.

– Добрый день, милорд.

Лорд Уэлтон взглянул вверх, продолжая наполнять свой бокал, и его глаза широко раскрылись. В их изумрудной глубине появилось удовлетворение, которое он тут же постарался скрыть.

– Сент-Джон.

– Самое подходящее время для визита, милорд, – произнес Кристофер спокойным голосом, разглядывая исподтишка дорогой костюм собеседника. Несмотря на образ жизни, по слухам, изобиловавший всеми существующими грехами и излишествами, виконт, с его заплетенными в косички волосами цвета воронова крыла и хитрыми зелеными глазами, казался образцом здоровья и жизнелюбия. Всем своим видом он демонстрировал, что хорошо устроился в этом мире, и ничто не могло его потревожить или обеспокоить.

– Верно, согласен с вами. – Уэлтон прокашлялся, затем продолжил: – Хотя я слышал, что моя падчерица нездорова.

– Разве? Она выглядела такой бодрой, когда мы провели вместе вечер всего пару дней назад. – Сент-Джон вздохнул с притворным огорчением: – Неужели мне придется исключить ее из планов на вечер? Я просто в панике.

– Вы сказали: пару дней назад? – Уэлтон нахмурился, подозрительно взглянув на него.

– Да. После нашего случайного знакомства на уикенде у лорда и леди Харвик она милостиво приняла мое приглашение отужинать вместе, – последние, слова Кристофер произнес тоном, в котором можно было услышать удовлетворенное мужское самолюбие.

Тонкий нюанс не ускользнул от внимания лорда Уэлтона, на лице которого мелькнула самодовольная улыбка. Он выплеснул содержимое стакана в глотку и поставил пустой стакан на край стола, прежде чем подняться.

– Будьте любезны, передайте ей мои наилучшие пожелания. Не хочу мешать вашему свиданию.

– Доброго вам дня, милорд, – пожелал Кристофер с легким поклоном.

Уэлтон усмехнулся:

– Он уже таков.

Кристофер дождался, когда входная дверь захлопнулась за отбывающим виконтом, и вернулся в кабинет.

– Обеспечь слежку за ним, – приказал он Филиппу и направился к лестнице, ведущей в покои Марии.

Роберт Шеффилд, виконт Уэлтон, спустился по короткой лестнице на улицу и на мгновение остановился, чтобы еще раз взглянуть на дом.

Что-то тут было не так.

Несмотря на клятвенные заверения гувернантки, что нападавшие были ей не знакомы, и свидетельство Сент-Джона, что в ночь нападения Мария была с ним, все внутри его призывало к настороженности. Кому еще, кроме Марии, могла понадобиться. Амелия? И кто еще мог вести себя столь безрассудно храбро? Он бы не поверил утверждению Амелии, что нападавшие были ей не знакомы, но гувернантка тоже подтвердила эту историю, а ведь у нее не было причин обманывать человека, который оплачивал ее услуги.

Он задержался на ступеньке экипажа и бросил кучеру:

– Отвези-ка меня в «Уайтс».

Забравшись внутрь, он откинулся на спинку сиденья и стал обдумывать различные варианты произошедшего. Мария могла послать людей вместо себя, освободившись для свидания с Сент-Джоном, но где она могла достать деньги для финансирования подобной авантюры?

Он потер переносицу, стараясь прогнать головную боль.

Девчонка должна быть благодарна ему. Ведь он вытащил ее из деревенской глуши, не дав ей там загнить, выдал замуж за знатного и состоятельного пэра. Своим роскошным домом и вызывающей зависть манерой одеваться она полностью обязана ему, но хотя бы один единственный раз она сказала ему спасибо?

Нет. И, следовательно, он будет держать ее в уме как главную подозреваемую, ведь он же не настолько глуп. Но также нельзя упускать из виду возможность, что кто-то еще точит зуб на него, кроме Марии, кто-то, кто знает о его деньгах, записанных на Амелию. Виконт Уэлтон терпеть не мог разбазаривать на безрезультатные поиски средства, которые мог бы потратить для удовлетворения собственных прихотей, но разве у него был выбор?

Роберт вздохнул, отлично сознавая, что ему потребуется гораздо больше денег, если он хочет сохранить нынешний образ жизни. А это означало, что необходимо было срочно подыскать щедрого поклонника, готового содержать его падчерицу.

Глава 8

– Амелия, не плачь больше, не надо. Прошу тебя.

Амелия натянула на голову одеяло.

– Уходите, мисс Пул. Пожалуйста!

Кровать прогнулась рядом с ней, а на ее плечо легла рука.

– Амелия, у меня просто сердце разрывается, когда я вижу, как ты страдаешь.

– А как я еще должна себя чувствовать? – Амелия шмыгала носом, натертые глаза покраснели, на душе было тяжело, словно камень лежал. – Вы видели, через что ей пришлось пройти? Как она сражалась, чтобы добраться до меня? Я не верю моему отцу. Теперь больше не верю.

– У лорда Уэлтона нет причин говорить тебе неправду, – успокаивающим тоном заявила мисс Пул, мягко поглаживая девушку по спине. – У леди Уинтер несколько, ну, скажем… сомнительная репутация, ты сама видела ее наряд, да и мужчин, которые были с ней. На мой взгляд, твой отец прав.

Отбросив одеяло, Амелия села и уставилась на свою учительницу.

– Я видела ее лицо. Это не был взгляд женщины, которая с радостью берет деньги, чтобы жить вдали от меня. Она вовсе не похожа на бессовестное чудовище, которое жаждет завлечь меня в жизнь куртизанок или им подобных, – это полная чушь, в которой ее обвиняет отец.

Мисс Пул нахмурилась, ее голубые глаза под светлыми бровями были полны смятения и тревоги.

– Я бы не помешала тебе поговорить с ней, если бы знала, что это твоя сестра. Мне показалось, что к тебе бросился молодой человек. Я решила, что это какой-нибудь деревенский ухажер. – Она вздохнула. – Возможно, если бы вы успели обменяться парой слов, у тебя не осталось бы этих иллюзий насчет ее сильного характера, и, кроме того, я не уверена, что мы поступили умно, солгав лорду Уэлтону.

– Спасибо, что вы ничего не сказали моему отцу, – Амелия схватила руку учительницы и крепко сжала ее. Кучер и слуга тоже промолчали. Поскольку они были с ней с самого начала, они привязались к Амелии, и хотя не позволяли ей покидать пределы усадьбы, но изо всех сил старались, чтобы она чувствовала себя счастливой. За исключением разве что конюха Колина, предмета ее девичьей слабости, который постоянно либо избегал ее общества, либо не отрывал от нее восторженных глаз.

– Ты попросила меня, – произнесла мисс Пул со вздохом, – и я не смогла тебе отказать.

– Но ведь ничего плохого не случилось от того, что мы ничего ему не сказали.

В глубине души Амелия подозревала, что, если бы отец узнал о действиях Марии, все в ее жизни могло кардинально измениться. И она очень сомневалась, что изменения были бы в лучшую сторону.

– Я читаю газеты, Амелия. Образ жизни, который ведет леди Уинтер, не тот, что способствовал бы твоему становлению, превращению в истинную леди. И если даже все остальное, что говорил твой отец, было, скажем так, преувеличено, в чем я очень сомневаюсь, ты все же должна согласиться, что у твоей сестры не так много шансов служить тебе достойным примером.

– Не оскорбляйте Марию, мисс Пул, – живо возразила Амелия. – Никто из нас не знает ее настолько хорошо, чтобы чернить.

Амелия умолкла, вспомнив громилу, который повалил Марию на землю и ударил ее ножом. Слезы повисли на ее ресницах, а затем дождем полили нарисованные цветы, украшающие ее муслиновое платье.

– Господи, лишь бы с ней все было в порядке! – причитала она сквозь рыдания.

Все это время Амелия думала, что отец оберегает ее от Марии. Сейчас девушка была в растерянности. Единственное, что она знала точно, – в голосе ее сестры звучали нотки непритворного отчаяния и любви, которые невозможно было имитировать.

Мисс Пул притянула, ее к себе, подставив свое плечо, чтобы Амелия выплакалась. Девушка отлично знала, что мисс Пул не задержится с ней надолго. Отец менял гувернанток всякий раз, когда перевозил ее в другое место, а это случалось не реже двух раз в год. У нее в жизни не было ничего постоянного. Ни этот новый дом с очаровательными садовыми дорожками, ни эта милая комната, разрисованная цветами ее любимых оттенков темно-розового цвета, – ничто не принадлежало ей.

И тут ход мыслей Амелии прервался. Родные сестры – это всегда постоянно, надежно.

Впервые за последние годы она осознала, что она не сирота. Был еще кто-то в этом мире, готовый умереть ради нее.

Мария рисковала жизнью, пытаясь хотя бы поговорить с ней. Какая огромная разница с отцом, который предпочитал общаться с ней в основном через третьих лиц!

Амелия вдруг почувствовала, словно нечто, чего она так долго ждала, наконец-то сбывается, хотя сама она еще толком не понимала, в чем это проявляется. Ей придется свыкаться с новыми ощущениями и обстоятельствами. Годами один день сменял другой, похожий на предыдущий, как брат-близнец, сливаясь в одно смутное расплывчатое целое, и вдруг открывается тайна, давшая надежду, что ее одиночеству наступит конец.

Выступившие на глазах слезы были слезами облегчения.


Мария разглядывала полог над постелью, пытаясь собраться с силами, чтобы вытерпеть боль, которую вызывало малейшее движение. Ей нужно было срочно увидеть Саймона. Она знала, что Саймон мог и сам позаботиться о себе, но она также понимала, что он волновался за нее, и не могла себе позволить, чтобы его раздражение вылилось в ненужные действия.

Мария уже приготовилась выскользнуть из постели, когда дверь в коридор открылась и на пороге появился Сент-Джон. И, как всегда, при появлении пирата у нее захватило дух. Он, конечно же, был невероятно красив, но, помимо шикарной внешности, от него веяло абсолютной уверенностью в себе, надежностью, и это делало его еще более привлекательным. У Саймона тоже наличествовали эти качества, но у Кристофера они выражались иначе. Там, где Саймон взрывался со свойственной ирландцам горячностью, Кристофер мобилизовался, становился зловеще спокойным и еще более опасным.

– Только пошевелись, и я перекину тебя через колено и отшлепаю, – с притворной строгостью проскрипел Кристофер.

На губах Марии появилась улыбка. Свирепый пират превратился в нечто вроде Матушки Гусыни. Это было так трогательно. Забота о Марии уравновешивала его иногда слишком властные и резкие манеры. Леди Уинтер выбила его из привычного образа равнодушного и циничного пирата. Марии доставляло неизъяснимое удовольствие слегка поддразнивать его, осознавая, что ей удалось проникнуть за суровую внешнюю оболочку неприступного красавца.

– Я должна сказать Саймону, что со мной все в порядке.

В комнате раздалось тихое рычание, затем Сент-Джон решительно прошествовал к смежной двери. Открыв ее, он громко возвестил:

– Леди Уинтер в порядке! Ты все понял, Куинн?

Рычание и бессмысленное бормотание были ответом на заявление Кристофера. Он обернулся к Марии и спросил с высокомерным видом:

– Ну как, теперь ты чувствуешь себя лучше?

– Саймон, милый! – позвала леди Уинтер, вздрогнув от боли, когда расширившиеся от глубокого вдоха легкие вызвали жжение в раненом плече.

Глухой стук упавшего стула был ей ответом. Кристофер стоял рядом, выжидательно вскинув одну бровь.

– Неужели нужно удерживать его в таком состоянии? – нахмурившись, спросила Мария.

Вторая бровь также поднялась, поравнявшись с первой.

– У меня такое чувство, что я должна что-нибудь предпринять, чтобы спасти его, – пробормотала она, прикусив нижнюю губу.

Захлопнув дверь, Кристофер скинул камзол и сел рядом с ней на кровати. Она заметила, как тесная одежда раздражает его. И вдруг представила себе Кристофера в одной рубашке и бриджах на палубе своего корабля, и у нее по спине побежали мурашки.

Уголок рта у пирата скривился, словно он прочел ее мысли.

– У меня нет ни малейшего желания куртуазничать с твоим дорогим Саймоном. Он должен был присматривать за тобой, охранять тебя. А он провалил дело.

– Он не знал, что я сбежала.

– Ты улизнула тайком?

Она кивнула. Кристофер усмехнулся:

– Значит, он еще больший глупец, если не смог ожидать подобного поступка от тебя. Он должен знать тебя лучше, чем я, но даже я сообразил бы, что ты можешь сбежать.

– Я бы не поехала, если бы только знала, как это опасно, – возразила она и задумалась. Но тогда ей бы не удалось хоть мельком, но все же увидеть Амелию. И несмотря на обескураживающий результат, на то, что все так бесславно завершилось, у нее появился проблеск надежды. Амелия была здорова и пока еще находилась в Англии.

– Те, кто ведет образ жизни вроде нашего, всегда должны быть настороже и ждать опасности, Мария, – произнес Сент-Джон, мягко поглаживая ее руку, – никогда нельзя расслабляться и терять осторожность.

Пока Мария лихорадочно подыскивала ответ на его любезные слова, Кристофер опередил ее неожиданной новостью:

– Лорд Уэлтон был здесь.

Она снова увидела его глаза. Темно-синие, бездонные. Да, этот человек умел скрывать свои мысли. Она же, в свою очередь, была уверена, что он тут же заметил охватившую ее панику.

– Что?

– Он от кого-то слышал, что ты ранена.

У Марии все сжалось внутри.

– Но я заверил его, что всего два вечера тому назад мы ужинали вместе и ты находилась в добром здравии.

– Всего два вечера назад, – повторила она как попугай.

Кристофер склонился к ней и свободной рукой провел по щеке. Похоже, он не собирался прекращать свои случайные прикосновения, и эта его слабость очень трогала ее. Марии так долго пришлось самой заботиться о себе, что сейчас было ужасно приятно чувствовать чью-то опеку и ласку.

– Я же сказал, что помогу тебе, – напомнил он мягко. В Сент-Джоне было что-то заводное, бурлящее, что Мария чувствовала нутром. Под внешним мужским совершенством скрывалось нечто большее, нечто невысказанное, тайное. И пока она не узнает, что у него на душе, она не сможет верить ему до конца, тем более доверять столь важное дело, как поиски Амелии.

А потому Мария только кивнула в знак того, что обещает учесть его слова, и закрыла глаза.

– Я и правда ужасно устала. – По левой стороне пробежала дрожь с головы до бедра.

Она почувствовала, как близко Кристофер склонился над ней, его дыхание коснулось ее губ. Он намеревался снова поцеловать ее легким, упоительным поцелуем, от которого быстрее бежала кровь в жилах. В ожидании этого наслаждения Мария вся открылась ему. Он мягко засмеялся своим грудным смехом, который ей так нравился.

– Давай поторгуемся – поцелуй в обмен на тайну?

Она открыла один глаз.

– Ты слишком дорого просишь за свои поцелуи.

От его усмешки у Марии перехватило дыхание.

– Может, это ты слишком многого требуешь за твои секреты?

– Да пошел ты, – сказала она с широкой улыбкой. Кристофер засмеялся и наградил ее бескорыстным поцелуем.

– Амелия?

Кристофер устроился на подоконнике, опершись локтем на согнутое колено, и смотрел на сад под окном. Уже наступила ночь, но дом и двор были ярко освещены и хорошо охранялись. Живая изгородь была аккуратно пострижена, не было ни единого вольно растущего куста, где можно укрыться. Как и в его жизни, здесь было все необходимое для жизни, ноне находилось места для развлечений и излишеств.

– Да, именно это имя она произнесла.

– И ответила ей девочка, а не гувернантка? Вы твердо уверены в этом? – Сент-Джон бросил косой взгляд на четырех мужчин, выстроившихся в нескольких футах перед ним.

Они одновременно кивнули в знак согласия.

– Почему ни один из вас не последовал за экипажем?

Все четверо замялись, неловко переминаясь с ноги на ногу.

Сэм прокашлялся и произнес:

– Вы приказали нам присматривать за леди. И когда она была ранена… – Он растерянно пожал плечами.

Кристофер вздохнул:

– Никакой инициативы от вас не дождешься. Раздался стук в дверь, он крикнул, чтобы входили. Вошел Филипп и объявил коротко, но серьезно:

– Лорд Седжуик.

– Проводи его сюда. – Кристофер движением руки отпустил остальных слуг, и мгновение спустя вошел Седжуик. Высокий, бледный, разодетый, с изобилием кружев, драгоценностей и атласа, Седжуик был просто воплощением аристократического щеголя. Этот фат полагал, что он может давать указаний Кристоферу, и это было не просто смешно, это было абсурдно. То, что Седжуик активно преследовал Марию, приводило Кристофера в бешенство. А пират был не из тех людей, кто любил раздражаться попусту.

– Милорд. – Сент-Джон нехотя поднялся.

– Ну и как вам показалась жизнь без кандалов на руках и ногах, столь привычных для вас? – спросил Седжуик с издевательской улыбкой.

– Я бы не рекомендовал вам вести себя столь самодовольно, милорд.

Кристофер жестом указал на небольшой зеленый диван, стоявший напротив его софы.

– Ваше положение такое же шаткое, как и мое.

– Я полностью уверен, что мои методы, хоть иногда и не совсем ортодоксальные, приведут к похвальным результатам. – Виконт расправил фалды камзола, прежде чем устроиться на диване.

– Вы похитили у правительства фиктивного свидетеля и используете его, чтобы шантажом добиться сотрудничества. Если правда о вашем свидетеле всплывет на свет божий, шум поднимется такой… неприятный.

Седжуик улыбнулся:

– Мне хорошо известно, как вы популярны в народе. Мой свидетель жив и здоров. В любом случае вы можете получить полную свободу в любое время, как только сдадите нам леди Уинтер. Условное помилование, которое вы получили, обеспечивает вам гарантии. Мы просто выжидаем, чтобы увидеть, провалитесь ли вы и вернетесь в тюрьму или добьетесь успеха и сдадите нам леди. Любой исход для меня вполне приемлем. И, надо сказать, на текущий момент первый сценарий мне представляется наиболее вероятным.

– Неужели? – Кристофер пристально взглянул на гостя прищуренными глазами. – И каким же это образом, скажите, Бога ради, вы пришли к такому заключению?

– Вот уже две недели прошло, а вас все еще не часто видят в компании леди Уинтер. Похоже, что вы мало стараетесь, чтобы добиться прогресса в этом направлении.

– Видимость может быть обманчива.

– Я ждал, что вы так скажете. А потому я придумал для вас способ доказать, что вы не напрасно тратите наше время. – Седжуик улыбнулся. – Лорд и леди Кэмпион послезавтра вечером устраивают бал-маскарад. И вы придете на него вместе с леди Уинтер. Я уже все устроил, ее ждут там.

– Предупреждение слишком суровое, – с издевкой заметил Кристофер.

– Я готов взять вас под стражу, если вы там не появитесь.

– Удачи вам, милорд. – Хотя Септ-Джон произнес это беззаботным тоном, на самом деле ему было не до шуток.

– Я могу чудесным образом вернуть свидетеля, – заявил виконт, старательно расправляя кружева на запястьях, – но только за очень приличную цену. Настолько приличную, чтобы перекрыть страх перед репрессиями. Как только вы попадете в тюрьму, ваши шансы на выживание сильно уменьшатся. А после того как вы отправитесь в мир иной, насколько подходит мой свидетель, вряд ли кого-то будет слишком волновать.

Хотя внешне Кристофер сохранял спокойствие, внутри у него все бушевало от ярости. Мария была ранена и сильно страдала. Ей требовалось лечение и время, чтобы поправиться. Как он сможет просить ее появиться в светском обществе в таком состоянии?

– А нашей переписки не будет достаточно в качестве доказательства нашей связи? – задал он вопрос.

– Нет. Я хочу видеть ее вместе с вами.

– Тогда на следующей неделе. – Даже этот срок был преждевременным, но все же не через два дня. – Может; лучше организовать какой-нибудь пикник в парке?

– Хотите, чтобы я сказал, что вы блефуете? – с издевкой спросил Седжуик. – Или вы думаете, что я просто пугаю вас? Я сейчас не так одет, чтобы тут же вернуть вас и Ньюгейтскую тюрьму, но я готов сделать исключение, раз уж я все равно здесь.

– И вы полагаете, что сможете взять меня под стражу прямо здесь, в моем доме?

– Я приехал подготовленным. Со мной куча солдат и пара курьеров в аллее у конюшни.

То, что виконт искренне верил, что он сможет ворваться в дом Сент-Джона силой, вызвало у Кристофера недобрую улыбку и подсказало ему новую мысль. Как он только что сказал, видимость может быть обманчивой. А может, переодетая Анджелика в маске сможет сойти за Марию в качестве приманки? Над этим стоило подумать.

– Ну, значит, леди Уинтер и я встретимся с вами на бале-маскараде у Кэмпионов, милорд.

– Отлично, – Седжуик довольно потер руки, – я просто сгораю от нетерпения.

– Я убью его, Мария.

Вид Саймона, расхаживающего у ее постели, вызвал у леди Уинтер столь острый приступ головной боли, что она закрыла глаза. Мария чувствовала себя виноватой в том, что подручные Сент-Джона по его приказу избили Саймона, и это во сто крат усиливало ее замешательство. Щеголяя с фингалом под правым глазом и распухшей верхней губой, Саймон выглядел не самым лучшим образом.

– В настоящий момент он нужен мне, Саймон, милый. Или какая-нибудь информация о нем.

– Сегодня вечером я встречаюсь с парнем, который получил место среди прислуги Сент-Джона. Вообще-то он работает на конюшне, но у него завязалась интрижка с горничной. Надеюсь, он сможет выведать у нее что-нибудь важное.

– Что-то я сомневаюсь на этот счет, – усмехнулась Мария. Она и представить себе не могла, чтобы Сент-Джон держал у себя болтливую прислугу.

Саймон выругался по-ирландски.

– Нуда, я и сам знаю, что все новые слуги из челяди Сент-Джона проводят не меньше двух лет на его службе, Прежде чем их допускают до работы в большом доме. Это один из приемов Сент-Джона, чтобы убедиться в верности прислуги. Любому, у кого есть дополнительные задачи, приходится ждать слишком долго. К тому же известно, что Сент-Джон так хорошо обеспечивает свою челядь, что те, кто приезжает к нему с дурными намерениями, быстренько соблазняются и переходят на его сторону.

– Это ведь легко заметить по его успехам, верно?

– Только не проси, чтобы я восхищался им. Мое терпение и так уже на пределе.

Чуть подвинувшись, чтобы устроиться поудобнее, Мария всхлипнула, поскольку острая боль пронзила ее левый бок.

– Моя любовь, осторожнее, Бога ради!

В следующий момент сильные руки Саймона подхватили ее и нежно, как ребенка, удобно уложили в постель.

– Спасибо, – прошептала она.

Саймон приник к ее губам в трепетном поцелуе. Глаза Марии открылись, и ее сердце сжалось от волнения и тревоги, которые она увидела в красивых глазах Саймона.

– Мне больно видеть тебя в таком состоянии, – пробормотал он, склонившись над ней, прядь темных волос упала ему на глаза.

– Очень скоро мне станет гораздо лучше, – заверила Мария. – Надеюсь, прежде чем Уэлтон снова нанесет мне визит. Будем молить Бога, чтобы его вчерашней встречи с Сент-Джоном оказалось достаточно, чтобы он оставил меня в покое на время, пока я успею окончательно поправиться.

Саймон отошел в сторону и устроился в кресле-качалке. На низком столике перед ним на серебряном подносе лежала сегодняшняя корреспонденция. Он принялся перебирать письма, бормоча что-то себе под нос, – признак крайнего волнения Саймона.

– Тут принесли послание от Уэлтона, – сказал он наконец.

Почти засыпая, Мария сонно заморгала.

– И что в нем говорится?

– Минуточку… – После долгой паузы, во время которой был слышен лишь шелест пергамента, Саймон произнес: – Уэлтон говорит, что у него есть человек, с которым он желает тебя познакомить. Завтра вечером на бале-маскараде у Кэмпионов.

– Боже милостивый! – горестно вздохнула Мария. – Я должна, конечно, отказаться. Не могу же я пойти в таком состоянии.

– Конечно, нет.

– Пусть мой секретарь подготовит ответ. Скажи ему, что я уже обещала провести вечер с Сент-Джоном, который вряд ли будет желанным гостем на подобном мероприятии.

– Я прослежу. Отдыхай. Не волнуйся.

Кивнув, Мария закрыла глаза и мгновение спустя погрузилась в глубокий сон.

Она проснулась, почувствовав запах ужина. Повернув голову, посмотрела в окно. Было уже темно.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Саймон, до сих пор сидевший в кресле у ее постели. Положив книгу на пол, он склонился над ней, опершись руками о колени.

– Ужасно хочется пить.

Кивнув, он поднялся, зашуршав своим черным костюмом, и через секунду вернулся со стаканом воды. Поддерживая рукой голову Марии, он поднес стакан к ее губам и смотрел, как она жадно пьет. Когда она закончила, Саймон вновь сел в кресло, нервно катая между ладонями пустой стакан.

– В чем дело? – поинтересовалась Мария, заметив его волнение.

Он поджал губы, прежде чем сообщить:

– Уэлтон ответил.

Вспомнив о его требовании, Мария вздрогнула.

– Он не принял мое «нет» в качестве ответа?

Саймон мрачно покачал головой:

– Он хочет, чтобы ты отправилась на прием одна.

Огорченная и обескураженная, Мария расплакалась.

Саймон подошел и устроился на постели рядом, осторожно прижав ее к своей теплой груди. Она плакала, пока не иссякли слезы, а потом продолжала всхлипывать без слез; не в силах успокоиться.

Все это время Саймон что-то тихо шептал ей, прижимался щекой к ее щеке, плакал вместе с ней. Наконец не осталось ничего, все ее надежды и страдания испарились вместе со слезами, оставив ее опустошенной.

Но и опустошенность имела собственные преимущества.

– Я не могу сидеть сложа руки и дожидаться дня, когда Уэлтон получит свою награду, – взволнованно заявил Саймон. – Прикончив его, я получу огромное удовольствие.

– Ну да, в один прекрасный день. Ты не подберешь мне наряд, который скрывал бы мое плечо и шею?

Он обреченно выдохнул:

– Я обо всем позабочусь, не волнуйся, моя любовь.

Мария мысленно начала перебирать свой гардероб. Платья с глубоким декольте и открытыми плечами были ее обычным нарядом. Но ничего, Саймон придумает ей костюм.

Уэлтону не удастся сломить ее. Она не доставит ему этого удовольствия.

– А как тебе нравится это? – спросила Анджелика, изящно крутясь перед Сент-Джоном в серебристом, отделанном шелком платье из тафты.

– Постой, не вертись, – попросил Кристофер, изучая платье и ее фигуру и пытаясь сравнить Анджелику с леди Уинтер.

Анджелика была чуть выше ростом Марии, и ее формы не были столь пышными, но, умело подобрав одежду, можно было попытаться скрыть эти несоответствия. Это платье подходило больше всего из тех, что она успела примерить. Цвет подчеркивал оливковый тон кожи, который так нравился ему у Марии, а корсаж так поддерживал грудь Анджелики, что та казалась пышнее. Должным образом уложенные волосы и полная маска на лице давали надежду на удачу их эксперимента.

– Ты не должна ни с кем разговаривать, – предупредил Кристофер. – Кто бы к тебе ни обращался. – Голос Анджелики никогда не сошел бы за голос Марии. Ни ее смех. – И не смейся. Это маскарад. Будь таинственной.

Анджелика энергично кивнула:

– Никаких разговоров, ни смеха.

– Ты будешь хорошо вознаграждена за это, любовь моя, – сказал Сент-Джон мягко. – Твоя помощь очень ценна.

– Ты же знаешь, что я сделаю для тебя все, что угодно. Ты дал мне дом и семью. Я обязана тебе жизнью.

Небрежным движением руки Кристофер отклонил ее благодарность, скрыв собственное замешательство. Он никогда не знал, что следует отвечать, когда люди благодарят его, поэтому предпочитал, чтобы они этого вовсе не делали.

– Ты всегда мне очень помогала. И ничего мне не должна.

Анджелика улыбнулась, танцуя, приблизилась к нему, схватила его руку и поднесла к своим губам для поцелуя.

– Значит, остановимся на этом платье, верно?

Кристофер кивнул:

– Да. Ты выглядишь просто потрясающе.

Ее улыбка стала еще шире, и она отправилась переодеваться.

– Я бы не отважился на подобный обман, – заметил Филипп, сидевший у камина.

– Но и вступать сейчас в конфронтацию с Седжуиком было бы не слишком умно, – объяснил Кристофер, прикуривая сигару от ближайшей свечи. – Пока я не узнаю, каким будет мой следующий ход, лучше оставить ему иллюзию всемогущества. Он будет чувствовать себя непринужденно, возможно, даже удовлетворенным, оставив мне свободу действий для решения собственных проблем.

– Я видел леди Уинтер только в обычной обстановке, но, судя по россказням и небылицам, она должна быть уникальной личностью. А имитировать несравненное чрезвычайно трудно.

Кристофер кивнул, его взгляд привлек к себе отблеск света в очках Филиппа. Этим утром юноша коротко постриг свои каштановые волосы, не по моде, а выдерживая свой стиль. И теперь он выглядел даже моложе своих восемнадцати лет.

– И правда, очень трудно, но Мария слишком больна, чтобы присутствовать там, ей нужен покой, и это не подлежит обсуждению. Риск ее здоровью слишком велик. Если Седжуик обнаружит подмену, я всегда сумею как-то объяснить это. Конечно, нельзя отрицать, что Мария и я… – Кристофер выдохнул, выпустив клубы ароматного дыма. – И вообще, черт возьми, как бы мы ни относились друг к другу, она бы сделала то же самое и для меня.

– Надеюсь, что никто не заметит разницы между женщинами.

– Конечно, гораздо легче отказаться от подмены, когда любой может сравнить оригинал с подделкой. Но в нашем случае Марии не было в Лондоне больше двух недель. А поскольку она будет дома, в постели, гостям придется полагаться лишь на свою память. Мы с Анджеликой быстренько постараемся убедиться, что Седжуик нас заметил, и тут же удалимся.

Филипп поднял бокал с бренди:

– Чтобы ваш трюк завершился успехом.

Кристофер усмехнулся:

– Обычно у меня все так и случается…

Глава 9

Пока они дожидались своей очереди среди экипажей, подъезжающих к особняку Кэмпионов, Мария старалась равномерно вдыхать и выдыхать воздух. Каждый толчок на неровной дороге отзывался в ней острой, вызывавшей тошноту болью. Тесный корсет отнюдь не помогал ей, и даже тяжелые волосы, уложенные в изысканную прическу, вызывали ноющую боль в затылке.

Саймон сидел напротив, его наряд был далек от парадного, глаза блестели в полутьме.

– Я буду ждать тебя, – тихо прошептал он.

– Спасибо.

– Несмотря на все передряги, ты выглядишь просто изумительно.

Мария выдавила жалкую улыбку.

– Слава Богу, мы с Уэлтоном никогда не говорили подолгу. Я рассчитываю на полчаса, хотя для нынешней встречи может потребоваться и больше времени.

– Я пошлю за тобой слугу через часок. Тебя срочно вызовут. Ну, скажем, с тобой вдруг захочет встретиться Сент-Джон.

– Отлично.

Экипаж затрясся на булыжниках подъездной дорожки и вновь встал. В этот раз дверца открылась и грум протянул руку, чтобы помочь леди Уинтер спуститься. Он был осторожен, галантен. Мария вознаградила его усилия мягкой улыбкой, затем поднялась по ступенькам, и вошла в здание.

Ожидание в очереди прибывших гостей превратилось для Марии в сущую пытку, поскольку каждого из них зычным голосом объявлял стоявший у дверей лакей и встречали поклонами хозяева дома. Она почувствовала величайшее облегчение, когда ей удалось избавиться от обязательных формальностей и она, чуть поправив свою украшенную перьями полумаску, вошла в зал, где толпились гости.

Ее прелестное бледно-розовое с серебряными бантами и кружевами платье скрывалось под черным домино. У нее не оставалось выбора, ничто из ее одежды не могло скрыть ранения. И потому Мария ходила в своем наряде уверенно, даже с некоторым апломбом, однако избегала близких встреч лицом к лицу. Она двигалась осторожно по периметру зала, проскальзывая среди гостей, молча, жестом прося освободить дорогу, и, к счастью, это срабатывало.

Ее взгляд блуждал по просторному залу в поисках Уэлтона. Над головой три массивных канделябра пылали бесчисленным количеством свечей, освещая потолок с изысканной лепниной и украшенные красочными фресками стены. Играл оркестр, и гости кружились в танце вокруг, поражая обилием кружев, стильных, модных причесок и многоцветьем платьев. Разговоры многочисленных гостей слились в один общий гул голосов, и этот шум действовал успокаивающе, поскольку означал, что ее персона не привлекала особого внимания.

Мария уже начинала думать, что ей удастся без особых приключений пережить этот вечер, когда вдруг какой-то неосторожный гость толкнул ее. Боль пронзила ее левый бок, она задохнулась и дернулась в сторону, избегая повторного толчка.

– Простите меня, – раздался тихий голос у нее за спиной.

Повернувшись к обидчику, она оказалась лицом к лицу с мужчиной, который воззрился на нее широко раскрытыми глазами, словно узнал ее.

– Седжуик! – позвал его дородный вельможа. Марин узнала лорда Пирсона, известного своим пристрастием к сплетням и горячительным напиткам. Поскольку она не горела желанием беседовать с ним или терять время на знакомство с неловким Седжуиком, то поспешила прочь.

И именно в этот момент она увидела его, ее неверного любовника, чьи золотистые волосы блестели в свете свечей, а мощная фигура была облачена в костюм из шелка кремового цвета, украшенный красивой вышивкой. Несмотря на маску, скрывавшую его черты, она твердо знала – это был Кристофер. Он заботливо склонился к темноволосой женщине, поза выдавала его явно неравнодушное отношение к спутнице.

Его заявление об исключительном пользовании оказалось ложью.

Боль в плече отошла в сторону, уступив место чувству обиды и оскорбленное.

– Ах вот ты где! – Голос Уэлтона за спиной заставил ее напрячься всем телом. – Может, мне снова послать к тебе модистку? У тебя что, не нашлось ничего более симпатичного из одежды?

– Чего ты хочешь?

– А почему ты, черт возьми, такая бледная?

– Это новая пудра. Разве она тебе не нравится? – Мария часто заморгала длинными ресницами. – Мне кажется, она подчеркивает мушки на лице и губную помаду.

Отчим презрительно фыркнул:

– Нет, мне она не нравится. Выброси ее. Ты выглядишь просто больной.

– Ты обижаешь меня.

Выражение злых глаз Уэлтона говорило о многом.

– Твоя ценность в этом мире полностью определяется тем, как ты выглядишь. И я бы на твоем месте не спешил сбрасывать это со счетов.

Оскорбление абсолютно не тронуло ее.

– Чего ты хочешь от меня? – спокойным тоном спросила она Уэлтона.

– Представить тебя кое-кому. – От его улыбки у нее мурашки побежали по коже, – Пошли со мной. – Он схватил ее за правую руку и потащил за собой.

Несколько мгновений спустя, пока они проталкивались сквозь толпу, Мария набралась смелости, чтобы спросить:

– А как там Амелия?

Испытующий взгляд, который он бросил через плечо, сказал ей самое главное. Он не исключал ее как возможного организатора и виновника недавнего нападения.

– Отлично!

Мария, конечно, знала, что отчим заподозрит ее первой в поисках Амелии. И все же у нее стало тяжело на душе, когда она осознала, какой будет его реакция, если факт подтвердится. Охрана будет усилена, сам он будет действовать осторожнее. И ее задача – разыскать сестру – серьезно осложнится.

– Ага, – довольно буркнул Уэлтон. – Вот и он. – Он дернул подбородком в сторону человека, стоявшего в нескольких футах от них. Мария знала, кого он имел в виду, несмотря на окружающую их толпу, почувствовав пристальный взгляд из-под маски. Человек небрежно опирался на стену, скрестив ноги в лодыжках, в соблазнительно высокомерной позе.

– Граф Эддингтон, – выдохнула она. Известный ловелас и развратник. Красивый, богатый, знатный, он был известен тем, что умел добиваться успеха во всем, что затевал, в том числе и в «постельном спорте».

Резко остановившись, Мария отпустила руку Уэлтона и повернулась к нему с гримасой отвращения:

– Какого черта ты задумал с ним?

– Он просил представить его тебе.

– Ты же отлично знаешь, чего ему хочется.

Уэлтон весь расплылся в улыбке:

– И он щедро заплатит за это. Если ты согласишься, то прилично пополнишь свой кошелек.

– У тебя так скоро появились долги? – прямо спросила Мария.

– Нет-нет. Но мои расходы в ближайшее время увеличатся, а это значит, что выделенная тебе часть наследства Уинтера явно уменьшится. Я полагал, ты должным образом оценишь мое содействие в поддержании твоего финансового положения.

Подойдя почти вплотную к нему, Мария понизила голос, не в силах скрыть отвращения:

– В тебе я ничего не ценю.

– Ну конечно, ты не ценишь, неблагодарное дитя, – произнес Уэлтон, не повышая голоса… Он с издевкой вскинул руки, словно оправдываясь, но не было ни тени чувства в его пустых, ничего не выражавших глазах. – Я устраиваю знакомство, а не платное любовное свидание.

Леди Уинтер взглянула на Эддингтона, и тот слегка поклонился, его губы искривились в соблазнительной улыбке, которая уже погубила стольких женщин. Однако на Марию эта улыбка не произвела никакого впечатления, разве что заставила нервно скрипнуть зубами.

– Вы для этого оторвали меня от Сент-Джона?

– Я видел Сент-Джона, – парировал Уэлтон. – Он увлечен, совсем потерял голову. И ночь без тебя лишь усилит это его состояние.

Фыркнув, Мария зааплодировала про себя умению Сент-Джона обманывать людей. Конечно, Уэлтон предпочитал видеть вещи в самом выгодном для себя свете, но это вовсе не означало, что в действительности все обстояло именно так, как ему хотелось бы.

– Да не смотри ты на меня так, – упрекнул Уэлтон падчерицу. – Это никому не интересно. – Он вздохнул, словно имел дело с неразумным младенцем. – Твое негодование сейчас лишь подчеркивает недоступность и женскую ненасытность, в результате чего потом ты становишься более востребованной и желанной. Почему, ты думаешь, я позволяю тебе держать этого ирландского любовника? Если бы из-за него не увеличивалась твоя женская привлекательность в глазах других, я бы давно уже избавил тебя от него.

Какое-то мгновение Мария пыталась преодолеть ярость, охватившую ее, когда она услышала эту небрежно брошенную в адрес Саймона угрозу. Наконец она сумела справиться с собой и резко спросила:

– Мы что, так и будем здесь торчать весь вечер?

– Воистину, тебе надо научиться наслаждаться жизнью, – пробормотал Уэлтон, беря ее под руку.

– Я буду наслаждаться жизнью в полной мере только после твоей смерти, – парировала она.

Отчим откинул голову и от души расхохотался.


– Да это же просто дворец, – прошептала Анджелика, глядя из-под маски широко открытыми глазами.

– Да, пэры у нас живут хорошо, – согласился Кристофер, присматривая комнату для Седжуика.

– Ты ведь богаче многих.

Сент-Джон взглянул на нее с улыбкой:

– Ты хочешь сказать, что человек с моими наклонностями должен жить среди показной роскоши?

– Может, это не самое практичное, но…

Он вскинул руку, жестом оборвав ее.

– Деньгам можно найти гораздо более полезное применение. Какой прок мне от роскошных залов? Больше кораблей и слуг приносят больше пользы.

Анджелика вздохнула и покачала головой:

– Ты должен получать больше удовольствия от жизни. Ты слишком много работаешь.

– Вот поэтому я и богаче многих. – Кристофер отвел ее в конец зала. – Я понимаю, как приятен для тебя сегодняшний вечер, но мы понапрасну тратим массу времени. Чем больше мы развлекаемся, тем выше риск, что нас обнаружат.

Они с Анджеликой привлекали ненужное внимание, чего Сент-Джону отнюдь не хотелось. Но уберечься от любопытных взглядов не было никакой возможности. Анджелика была очаровательна, а он по ошибке пришел без парика. Он надеялся, что без парика Седжуик скорее найдет его. Теперь же он, наоборот, боялся, что любой человек может узнать его, за исключением именно того, единственного, которого он искал.

Пристальный взгляд Кристофера блуждал по залу, и он отметил, что многие гости скрывали лица под масками домино, и очень пожалел, что не сделал того же. Больше всего на свете в этот момент ему хотелось оказаться где-нибудь в другом месте. Где угодно, лишь бы не здесь. А еще лучше, если бы рядом была Мария.

Сент-Джон на мгновение замер, его внимание привлекли лорд Уэлтон и женщина, с которой тот беседовал. Женщина гордо расправила плечи и высоко вздернула подбородок. О чем бы они ни говорили, ей беседа явно не нравилась.

Филипп активно копался, в прошлом виконта, но изыскания достоверной информации требовали времени. В случае необходимости Кристофер мог быть чересчур терпеливым. Однако на сей раз он чувствовал неутолимую потребность узнать всю подноготную своей нынешней возлюбленной.

– Бет говорит, что лорд Уэлтон просто прелесть, хотя иногда бывает слишком груб с ней. – Анджелика проследила за взглядом пирата.

– Уэлтон ужасный эгоист, дорогая. Я поговорил с Бериадетт. Она позаботится, чтобы Уэлтон не докучал слишком гнусными запросами нашей Бет.

– Бет мне сказала, что ты оплатил ей отпуск, который она должна будет провести с ним.

Кристофер пожал плечами:

– Я не поставщик женщин по вызову, тебе это хорошо известно. Я могу попросить об услуге, но ни за что не буду заставлять что-то делать насильно. Если Бет с ним плохо, я не хочу, чтобы она оставалась там. – Кристофер оглянулся на Уэлтона и застыл на месте, у него зашевелились на голове волосы от внезапного предчувствия.

Женщина, говорившая с виконтом, вдруг показалась очень знакомой. Тот же рост. Зачесанные согласно последней моде вверх волосы и гордая осанка заставили учащенно забиться его сердце.

– Проклятие! – выругался Сент-Джон, почему-то внутренне уверенный, что Уэлтон разговаривал с Марией. Но Кристофер принадлежал к той породе людей, которым обязательно требовались неопровержимые доказательства, а их пока не было.

Он пошел вперед, настолько быстро, насколько позволяла толпа гостей. Он перестал искать глазами Седжуика, сосредоточившись на том, чтобы выбрать лучший обзор, дабы утвердиться в своих подозрениях. Уэлтон тронулся с места, увлекая за собой женщину…

Кристофер перевел взгляд в сторону, куда они спешили, и обнаружил человека, который нахально разглядывал парочку. Граф Эддингтон. Мужчина, за которым активно охотились женщины всех возрастов, привлекаемые как его титулом, так и хваленой мужской красотой.

Господи, неужели Мария сама захотела встретиться с ним? Неужели именно ему она собиралась вскружить голову и пойти с ним к алтарю? Эддингтон был убежденным холостяком, но Мария была способна соблазнить и монаха, заставив того нарушить обет безбрачия. Ее красота и шарм служили поводом для пари, ибо многие без колебаний допускали, что волнующая возможность брака с такой женщиной вполне могла перевесить все риски, связанные с вероятностью досрочного ухода в мир иной.

Эта мысль заставила пирата стиснуть зубы.

Ускорив шаг, Кристофер почти нырнул в толчею гостей, увлекая за собой Анджелику, отчаянно вцепившуюся в его руку. Он почти приблизился на достаточное расстояние, чтобы с уверенностью разглядеть женщину, когда неожиданное препятствие вдруг возникло на его пути.

– С дороги! – рявкнул Сент-Джон, вытягивая шею, чтобы не упустить из виду Уэлтона.

– Вы куда-то спешите? – произнес Седжуик, растягивая слова.

Кристофер выругался про себя, наблюдая, как Эддингтон поднес руку женщины в перчатке к губам, а затем повел ее прочь, оставив пирата наедине с его неудовлетворенным любопытством.

– Леди Уинтер, – пробормотал Эддингтон, пристально глядя на Марию темными глазами и целуя ей руку. – Очень рад.

Она изобразила любезную улыбку.

– Лорд Эддингтон.

– Как случилось, что нам не удалось побеседовать до сегодняшнего дня?

– Вы очень востребованы, милорд, и вряд ли у вас остается время, чтобы тратить его впустую на женщин вроде меня.

– Время, проведенное со столь прекрасной женщиной, никогда не может считаться потраченным впустую. – Эддингтон смотрел на нее изучающим взглядом. – Если вы уделите мне минутку, мне хотелось бы поговорить с вами наедине.

Мария пожала плечами:

– Я просто представить себе не могу, что такое мы должны высказать друг другу, чего не могли бы обсудить здесь.

– Вы боитесь, что я намерен злоупотребить вашим доверяем и покуситься на ваше целомудрие? – Его губы тронула очаровательная улыбка. – А что, если я пообещаю держаться от вас на расстоянии руки?

– И все же я вынуждена отказаться.

Эддингтон наклонился ближе, его голос опустился до шепота.

– Секретная служба весьма заинтересовалась вами, леди Уинтер. – Его лицо оставалось бесстрастным, словно он говорил о погоде.

Мария прищурилась.

– А теперь вы согласитесь побеседовать со мной наедине, конфиденциально? – спросил он.

Мария кивнула и позволила ему вывести ее из зала и проводить в холл внизу. По пути они сталкивались с многочисленными гостями, но толпа все больше рассеивалась по мере их удаления. Наконец они свернули за угол. Бросив быстрый взгляд через плечо, чтобы убедиться, что за ними нет слежки, Эддингтон втащил леди Уинтер в темную комнату.

Марии потребовалось не больше минуты, чтобы ее глаза привыкли к полутьме. Осмотревшись, она поняла, что они с Эддингтоном находятся в большой гостиной, уставленной массой диванов, кресел и столиков.

– Кто вы такой? – спросила Мария, поворачиваясь к нему лицом, когда за ним с тихим щелчком захлопнулась дверь. Жемчужно-серый костюм джентльмена то растворялся, то вдруг возникал из тени, но в его глазах в бледных лучах луны появился опасный блеск.

– После смерти агентов Дэйтона и Уинтера, – произнес он, игнорируя ее вопрос, – на вас пало подозрение и государственной измене.

С трудом сглотнув, Мария вознесла благодарственную молитву темноте, скрывавшей любые признаки волнения, которые могли бы свидетельствовать о ее возможной виновности.

– Я знаю.

– И вы по-прежнему остаетесь под подозрением, – тихо продолжил он.

– Чего вы хотите? – Леди Уинтер опустилась в ближайшее кресло.

– Прошлым вечером я поговорил с леди Смит-Глисон. Она вкратце упомянула, что видела, как вы беседовали с Кристофером Сент-Джоном на приеме у Харвиков.

– Да? Я разговариваю со многими людьми. О большинстве из них я тут же забываю.

– Она сказала, что вы беседовали на столь повышенных тонах, что накал страстей был заметен невооруженным взглядом.

Мария прыснула.

Эддингтон присел напротив нее.

– Исчезновение свидетеля против Сент-Джона ускорило его освобождение. Секретная служба подозревает, что в исчезновении свидетеля виновен сам Сент-Джон, но я думаю, что это был кто-то из секретной службы. Этот свидетель слишком хорошо охранялся. Сент-Джон, конечно, многое может, но даже его возможности небезграничны.

– Если секретная служба подозревает Сент-Джона, могу я предположить, что вы остались в единственном числе, подозревая другого агента?

– Вам следовало бы поменьше беспокоиться о моих интересах, лучше позаботьтесь о своих собственных.

– Да что вы говорите?

– Вы могли использовать… друга из секретной службы. А я мог использовать друга Сент-Джона. Это делает нас уникально полезными друг другу.

– Вы хотите использовать меня, чтобы я выведывала информацию у Сент-Джона? – спросила она недоверчиво. – Вы, наверное, шутите?

– В настоящее время вы и Сент-Джон занимаете первые места в списке наиболее тщательно изучаемых преступников секретной службы: вы по подозрению в убийстве двух ценных агентов, а пират – за целый букет самых разнообразных прегрешений.

Мария не понимала, чего ей больше хочется – смеяться или плакать. Как она могла дойти до жизни такой? Что бы подумали о ней родители, узнав, как низко она пала?

Эддингтон нагнулся к ней, сложив руки на коленях:

– Уэлтон устроил оба ваших замужества, а после смерти ваших мужей его доходы существенно увеличились. Ваш отчим поспешил представить мне вас после того, как я навел о нем справки прошлым вечером. Уэлтон имеет к вам чисто корыстный интерес. Верьте мне.

– И все же я не могу взять в толк: вам-то лично какое до этого дело?

– Знаете, что я думаю? – произнес Эддингтон мягко. – Мне кажется, что у Уэлтона есть что-то, что он использует против вас, нечто, чем он вас шантажирует, чтобы добиться вашего сотрудничества. А я могу освободить вас от него. Я не жду, что вы поможете мне совсем уж бескорыстно, не получив ничего взамен.

– Но почему я? – настороженно спросила Мария, рассеянно поглаживая руками в перчатках края своего домино. – Что такое я совершила, чтобы заслужить подобное унижение?

Эддингтон немного помолчал.

– Выясните, что произошло со свидетелем, и я освобожу вас как от секретной службы, так и от Уэлтона.

– А может, у меня душа чернее смертного греха и я продам информацию о вашем любопытстве как раз тем, кого вы ищете? – Иногда ей действительно хотелось, чтобы у нее не было души. Ее жизнь протекала бы гораздо легче, если бы она была столь же бессовестной, как те люди, которые использовали ее.

– Это риск, на который я готов пойти. – Эддингтон выждал мгновение, а затем встал на ноги и протянул ей руку. – Обдумайте все. Я нанесу вам визит завтра, словно пылкий воздыхатель, и вы сможете дать мне ответ.

Мария отрешенно протянула ему руку.

– Милорд, – сдержанно приветствовал Кристофер. – Леди Уинтер, позвольте представить вам лорда Седжуика. Милорд, несравненная леди Уинтер.

Анджелика присела в глубоком реверансе. Седжуик ответил низким поклоном.

– Рад с вами познакомиться, – сказал виконт. – Прошу простить меня за недавнюю оплошность.

Кристофер на мгновение замер. Какую еще оплошность тот совершил?

– Пожалуйста, простите меня, – продолжил Седжуик, когда Анджелика ничего не сказала в ответ.

Сохраняя спокойствие, Кристофер поднес палец к губам жестом, призывавшим хранить молчание.

– Леди Уинтер хранит инкогнито сегодняшним вечером, милорд. Вы, наверное, понимаете, какое оживление вносит ей появление на официальных приемах…

– Ну конечно же. – Седжуик улыбнулся широкой и самодовольной улыбкой, гордо расправив плечи. – Я приветствую ваше решение отказаться от домино миледи. Столь прекрасные платья, как ваше, не должны скрываться.

– Прошу извинить нас, милорд.

Седжуик поднес руку Анджелики к губам, принимая ее за леди Уинтер, произнес несколько банальностей, которые Кристофер оставил без внимания, а затем уступил им дорогу.

Избавившись от единственной обязанности на сегодняшний вечер, Кристофер вывел Анджелику из бального зала и стремительно направился вниз, в большой холл. Он понятия не имел, верный ли он избрал путь, чтобы найти женщину в черном домино, но этот путь вел в задний сад. Оттуда Анджелика могла выйти, обогнуть дом, а потом ждать его в экипаже у главного подъезда.

– Спасибо, дорогая, – сказал Кристофер и, чмокнув в щеку, проводил Анджелику до калитки. Там он негромко свистнул, подзывая своих людей, расставленных по периметру дома, чтобы те благополучно проводили ее до экипажа. Затем он обернулся…

И как раз вовремя, чтобы увидеть, как спутница Уэлтона появилась из главного подъезда в сопровождении лорда Эддингтона. То, что между ними существовала связь, было очевидно.

Больше секретов. Больше лжи.

Кристофер рискнул и позвал:

– Мария.

Женщина вскинула подбородок и развязала маску, открыв столь желанное лицо. Сент-Джон встретился с ней взглядом.

– Наслаждаешься сегодняшним вечером? – холодно спросила она, Ледяная Вдова от носков туфель до кончиков ногтей.

Очевидно, она видела его с Анджеликой, и это ей пришлось не по вкусу. Отлично.

Он скинул собственную маску, позволяя беспрепятственно созерцать проявление его собственного неудовольствия. Он ждал ее разъяснений.

Вместо этого Мария резко повернулась и ушла.

Охваченный яростью, Кристофер бросился вслед за ней.

Глава 10

Спускаясь в холл по лестнице, Мария слышала, как Кристофер обменялся несколькими резкими фразами с Эддингтоном. Она ускорила шаг почти до бега. Быстрая ходьба причиняла ей боль, и она очень скоро почувствовала головокружение, но ее ждал экипаж. Если поспешить, то можно быстро добежать до него и скрыться отсюда.

– Вы так рано покидаете нас, миледи?

Мария в испуге замедлила шаг, обернулась и увидела, что человек, которого лорд Пирсон называл Седжуиком, приближался к ней с противоположной стороны холла.

Он нахмурился и оглядел ее.

– А где ваш спутник?

Мария споткнулась и тихо выругалась.

– А, вот и он, – пробормотал Седжуик.

Обернувшись, она увидела Кристофера, приближающегося к ним быстрыми шагами. Не позволив себе роскоши тратить время на разгадывание головоломок, леди Уинтер возобновила свое бегство.

Ее шаги отдавались глухим эхом на мягком покрытии коридора, затем зазвучали громче, когда она пересекала холл с мраморным полом. Проскочив мимо испуганного лакея и нескольких запоздалых гостей, она бегом спустилась по лестнице к шумному подъезду и помчалась, огибая многочисленные экипажи, разглядывая кучеров и лакеев в ливреях в поисках своего экипажа.

– Мария!

Оклик раздался одновременно с противоположных сторон, ее позвали два мужских голоса, различных по громкости и тону – один резкий и сердитый, другой тихий и требовательный. Мария мгновенно повернула направо, стрелой метнувшись к Саймону, который схватил ее за здоровую руку и впихнул в ждавший их экипаж.

– Удачи тебе в следующий раз, старина! – бросил он Кристоферу, вскакивая на подножку тронувшейся кареты.

Поток проклятий, которыми разразился Сент-Джон, вызвал мрачную улыбку на лице Марии. Она почти возненавидела себя за то, что ее так сильно расстроил факт, что пират пришел с другой женщиной, и она удовлетворилась маленькой победой, не позволив ему объясниться. То, с какой нежностью Кристофер склонялся над стройной фигурой в серебристом платье, говорило о нежных чувствах и напомнило Марии последний визит пирата в ее дом. Тогда он проявлял такие же нежные чувства к ней, хотя его поцелуи отнюдь не отличались целомудренностью.

– Не потрудишься объяснить мне, что происходит? – попросил Саймон, внимательно рассматривая ее.

Мария изложила события по порядку.

– Боже милостивый! – воскликнул Саймон, когда она замолчала. – Как же все-таки странно, что ты оказалась замешанной в эту историю с Эддингтоном!

– А разве вся моя жизнь не оказалась цепью несчастных событий и совпадений? – Закрыв глаза, Мария откинула голову на спинку кушетки.

– А разве поведение Седжуика не кажется странным и загадочным?

– Попробуй-ка пойми его. Он подошел ко мне, словно мы уже где-то встречались, хотя я уверена, что мы никогда не были знакомы. Может, он принял меня за спутницу Сент-Джона? Похоже также, что его не слишком удивило, что среди гостей оказался пират. Очень все это странно.

– Я разузнаю все об этих пэрах, – сказал Саймон и после напряженной паузы тихо произнес: – Предложение Эддингтона, если оно искренне, может оказаться для нас просто находкой, моя дорогая.

– Как я могу безоглядно доверять ему? Эддингтону нужны две вещи – поймать Сент-Джона и узнать имя убийцы, виновного в смерти Дэйтона и Уинтера. Он очень амбициозен. Представляешь, какой удачей обернется все это для него, если он еще и меня поймает на этой сделке, а?

Саймон топнул сапогом.

– Согласен. У меня такое ощущение, словно ловушка захлопывается над тобой, а я ничего не могу поделать.

Мария чувствовала то же самое.

Поездка в Мейфер оказалась утомительной и долгой, и после вечерних нагрузок рана разболелась и мучила ее. Истерзанная смутными мыслями и охваченная смятением, она безуспешно пыталась восстановить душевное равновесие. Еще и еще раз ей напоминали, что она была лишь пешкой в чужой игре и ценили не саму леди Уинтер, а лишь выгоду, которую она могла принести. Но Мария знала, что в один прекрасный день она избавится от всех этих людей, которые эксплуатируют ее. Они с Амелией уедут, убегут, начнут все сначала, обретут счастье.

Когда они добрались до дома, Саймон помог ей подняться по лестнице. Он отпустил Сару, предпочтя сам раздеть Марию; его большие руки работали нежно и мягко, словно чувствуя боль, которая пронизывала каждую клеточку ее тела. Он осторожно уложил Марию в постель, затем переодел ее, с тревогой бормоча себе под нос что-то о свежих пятнах крови на ее платье.

– Хорошо хоть рана чистая, – прошептала она, с облегчением закрывая глаза и укладываясь на подложенные подушки.

– На вот, прими это.

Он поднес ложку к ее губам, она сделала несколько глотков опиумной настойки, а затем быстро прополоскала горло чистой водой. И вот уже настойка производит должный эффект, и боль, которая так мучила ее, стихает.

– Как ты теперь себя чувствуешь, моя любовь? – Пальцы Саймона мягко скользнули по ее бровям, остановившись на висках.

– Благодаря тебе лучше. – Слова Марии сливались вместе, тихо переходя в нежное мурлыканье; губы Саймона коснулись ее рта. Она глубоко вдохнула родной запах его кожи. Рука нашла его руку и несильно сжала ее.

– А теперь отдыхай, – шепнул он, – скорей выздоравливай. Ты нужна мне здоровой.

Мария кивнула и тихо уснула.

Ей снились кошмары, сердце бешено колотилось, она гналась за неуловимой Амелией, а презрительный хохот Уэлтона эхом догонял ее. Мария заметалась во сне, раненое плечо пронзила боль. Она всхлипнула и проснулась.

– Тихо, – прошипел голос у нее за спиной.

Повернув голову, она вдруг обнаружила, что прижалась щекой к теплой голой груди. Жесткие волосы служили подушкой ее голове, а сильные руки, осторожно обнимая ее, старались не причинить боли. В окна струился лунный свет, одна створка была, поднята, словно соблазняя насладиться прохладным вечерним бризом – также, как, наверное, и мужчиной, оказавшимся рядом с ней в постели.

– Кристофер! – Мария находила неизъяснимое удовольствие в его ласковых объятиях.

Он выдохнул, словно звук его имени тронул его, грудь вздымалась и опускалась под ней. В комнате царила темнота, и хотя Мария не могла видеть часы, она знала, что прошло как минимум несколько часов с тех пор, как она уснула.

– Зачем ты здесь?

После некоторого молчания Кристофер ответил:

– И сам не знаю.

– Как ты проскользнул мимо охраны?

– С большим трудом, но, как видишь, справился с задачей.

– Я вижу, – сухо произнесла Мария. Ее кулак, упиравшийся в грудь Сент-Джона, разжался, раскрытая ладонь скользнула в низ живота. – Так ты не совсем раздет, – заметила она.

– А тебе хотелось бы, чтобы я был голым?

– Признаюсь, что мысль о том, что я могла застать тебя без штанов, могла бы развеселить меня.

– Кровожадная ведьма. – В хриплом голосе Кристофера звучала нежность. Он поцеловал Марию в лоб и натянул упавшее покрывало на раненое плечо. – Я пришел отругать тебя за то, что ты бросила меня. Я был ужасно зол, и мне требовалось разрядиться.

– Ты что, влюблен в меня? – насмешливо спросила она, стараясь не выдать, с каким жадным нетерпением ждет его ответа.

– Я надеюсь, что ты сдержишь данные мне обещания. – В его голосе прозвучало явное предостережение. – Но ведь и ты дал мне обещание.

– Я-то свое сдержал, – буркнул он. – А вот ты можешь сказать то же самое?

Мария откинулась на подушку и посмотрела на него снизу:

– Какой сексуальный подвит должна я совершить в таком состоянии?

– Одно прикосновение, поцелуй. – Сент-Джон взглянул на нее горящими глазами. – Ласковый, обещающий взгляд – это уже очень много.

Мария некоторое время смотрела на пирата изучающим взглядом, старательно прислушиваясь к собственной реакции на этого человека. Она никак не могла понять, почему ее так сильно влечет к нему. Ведь сколь много в нем было привлекательного, столь же много, если не больше, было вызывавшего настороженность и тревогу.

– Ты целовал ту женщину, – наконец процедила Мария.

– Только для того, чтобы увидеть твою реакцию.

У нее вырвался короткий смешок, в котором слышались одновременно сожаление и насмешка. Запоздалое волнение, учащенно забившееся сердце, радость слышать его хрипловатый голос захлестнули ее.

– Мы просто неподходящая друг другу пара, – заявил Сент-Джон.

– Да. Если бы у нас был выбор, я бы рекомендовала нам обоим держаться подальше друг от друга.

Кристофер погладил ее по спине.

– Женщина, которую ты видела, – это Анджелика. Куинн хорошо ее знает.

– Угу. – Мария кивнула.

– Я вижу, Куинн расположился в смежных апартаментах. Если он занимает столь важное положение среди челяди, – он помрачнел, взял ее за подбородок, заставляя снова смотреть ему прямо в глаза, – то почему его нет рядом с тобой?

– Тебя не должны беспокоить Саймон или Эддингтон. А мне следует наплевать на Анджелику. То, чем мы занимаемся, когда мы врозь, никак не должно влиять на наши взаимоотношения.

Кристофер поджал губы:

– Я согласен, что так должно быть. Но, увы, все обстоит совсем иначе.

– У нас с тобой случился секс. Если мы снова позволим это себе, то секс должен будет оставаться сексом и не перерастать во что-то большее.

– Очень хороший секс, – поправил он.

– Ты так считаешь? – Мария пыталась разглядеть выражение его лица в темноте.

Кристофер улыбнулся, и у нее перехватило дыхание.

– Я знал это заранее, еще до того, как все случилось. – Его пальцы легко скользнули по ее губам. – Тебе надо поправиться, и тогда мы возобновим наши занятия постельным спортом. А пока расскажи мне, что потребовал от тебя Уэлтон? Что заставило тебя выйти в свет в таком состоянии, даже не дождавшись полного выздоровления?

– А почему Седжуик подошел ко мне, словно мы были давно знакомы, и при этом был полностью уверен, что на прием ты пришел со мной?

Они молча воззрились друг на друга, никому не хотелось делать ненужные предположения, Наконец, Мария вздохнула и теснее прижалась к пирату. Ей так недоставало этого ощущения, когда рядом с тобой в постели лежит мужчина, его крепких объятий, тепла совершенного мужского тела. Каким-то образом все невысказанное, оставшееся между ними, крепче привязывало ее к Кристоферу. Невозможно было отрицать, что они чрезвычайно походили друг на друга.

– Мой брат был агентом секретной службы, – вдруг заявил Сент-Джон, его теплое дыхание согревало ей волосы на макушке.

Глядя в окно на звездную ночь, Мария моргнула и задержала дыхание, задаваясь вопросом, почему вдруг он решил посвятить ее в такую тайну.

– Он раздобыл важную информацию, – продолжал Кристофер ровным, лишенным каких-либо эмоций голосом, – и поделился ею со мной. Видишь ли, тогда мой брат отчаянно нуждался в деньгах, и я достал их ему единственно возможным для меня способом.

– Противозаконным. – Внезапно те случайные проявления доброты, которые она замечала в нем, стали вполне объяснимыми. Мария сама тоже действовала по ту сторону закона ради блага родного человека – своей сестры.

– Да. Узнав о моей деятельности, он пришел в ярость. Для него было абсолютно неприемлемым, что он обогащался, а я ради этого рисковал своей шкурой.

– Ну конечно же, нет.

– И тогда он приехал в Лондон и стал помогать мне, неоднократно уберегая меня от опасностей. Я всегда знал о ловушках еще до того, как они были расставлены.

– Хитро придумано, – прошептала Мария, поглаживая его. – Просто блестяще.

– Мы тоже так думали. Пока наши действия не были раскрыты.

– О!

– Наше сотрудничество подверглось шантажу, причем в качестве рычага использовалась безопасность брата. Все пошло наперекосяк, начались провалы, и дело завершилось его смертью. Найджел хотел спасти меня, и ему это удалось, но стоило жизни.

– Мне так жаль. – Мария запечатлела долгий поцелуй на его груди. Она слишком хорошо знала, что это значит – потерять родного человека. Но у нее хотя бы оставался шанс найти Амелию. Кристофер же потерял брата навсегда. – Вы, наверное, были очень близки.

– Я любил его.

Эта короткая фраза потрясла ее. Эти слова отнюдь не умаляли его кажущейся неукротимости. Он произнес их с такой внутренней силой, что это признание ни в коем случае не могло быть воспринято как признак слабости.

– Отсюда все твои обиды на секретную службу?

– Отчасти. Все гораздо сложнее.

– И ты рассказываешь, чтобы вызвать мое сочувствие и получить поддержку?

– Отчасти. И отчасти еще потому, что раз уж мы не можем позволить себе говорить о настоящем, у нас остается только наше прошлое.

Мария прикрыла глаза, ее душевное равновесие было нарушено болеутоляющим и Кристофером, который оставался загадкой.

– Зачем спорить и что-то обсуждать? Почему бы нам не ограничиться сексом и минимумом слов, необходимых тебе для достижения твоих целей?

Она почувствовала, как пират разочарованно откинул голову, зарывшись в подушках.

– Я оказался в постели с инвалидом, с женщиной, которой я ни в чем не могу доверять. Если я буду сидеть тут и молчать, я просто свихнусь, пытаясь сообразить, почему я здесь, а не где-либо еще, в другом месте. Поскольку о занятиях любовью и постельных играх не может быть и речи, требуется другая деятельность, чтобы отвлечь меня.

– И это все, что мне требуется, чтобы получить от тебя информацию? Отказать тебе в моем теле? И тогда ты завалишь меня твоими тайнами для собственного развлечения?

Сент-Джон тихо заворчал, а у нее по телу побежали мурашки. Не от страха, а от зарождавшегося желания. Этот человек понятия не имел, что делать с ней или с самим собой, находясь в ее обществе. А поскольку она отлично понимала его состояние, то не могла не посочувствовать.

– Я любила Дэйтона, – произнесла она еле слышным голосом.

Кристофер замер.

– Он был очень добр ко мне, и я прилагала все силы, чтобы отплатить ему тем же. Я была так молода и неопытна, а Дэйтон был состоявшийся джентльмен. Он делал все возможное, чтобы я выжила. А я отплатила ему тем, что стоило ему жизни. – Хотя она и пыталась не подавать виду, в ее словах слышалась боль утраты.

– Мария! – Кристофер запустил руку в ее волосы, мягко обхватив ладонью затылок. Он не произнес больше ни слова, да этого и не требовалось.

Ледяная Вдова поделилась с ним очень немногим, но у Марии было такое ощущение, словно она открыла ему самое сокровенное, что хранилось в глубинах ее души. И это ощущение тревожило ее. Словно почувствовав ее смятение, Кристофер чуть подвинул ее таким образом, что ее лицо оказалось прямо напротив, позволив ему завладеть ее губами.

Для начала он кончиком языка опробовал ее нижнюю губу. А затем прижался к ее губам совсем иначе, чем Саймон, тоньше, чувственнее, требовательнее. И, наконец, приник поцелуем, перехватив ее дыхание, присвоив его. Даже сопротивляясь поначалу, Мария поняла все. Они оба чувствовали себя вполне комфортно в этом физическом взаимодействии.

Она открылась Кристоферу, распахнулась перед ним; их движения были неторопливыми, каждое соприкосновение языков – продуманным. Это была рассчитанная встреча, хорошо задуманная и исполненная. Здесь не было ни вступления, ни прелюдии. Это был финал. И больше никаких эмоций.

Но совсем случайно Мария разом все разрушила, схватив его за руку, их пальцы тесно сплелись, головы склонились, раздался звук еле слышного поцелуя. Чья была инициатива, она и сама не поняла.

Взволнованная этой внезапной близостью, Мария чуть отстранилась, спрятав лицо у него где-то между шеей и плечом. В тишине слышно было хриплое дыхание, грудь Сент-Джона быстро вздымалась и опадала, вплотную прижимаясь к ней.

Завтра придет Эддингтон с предложением избавить ее от Уэлтона, вернув ей тем самым Амелию…

– Мария.

Ее имя. Произнесенное хриплым, взволнованным голосом. Он не сказал больше ни слова, но и этого было вполне достаточно, чтобы понять его чувства.

* * *
Амелия вышла из маленького домика, своего временного прибежища в Линкольншире, и вдохнула воздух полной грудью. Всякий дом, в котором они периодически жили, был в заброшенном состоянии – этот, похоже, был весь покрыт пылью, – и каждый был загородным домом одного из знакомых ее отца. Как ему удавалось получать в пользование эти дома, оставалось для девушки загадкой, как, впрочем, и все, что касалось ее собственной жизни, было покрыто мраком. Никто ничего ей не рассказывал, кроме того, что ее сестра Мария была выродком, этакой черной овцой в семье.

Остановившись на минутку, Амелия посмотрела в направлении конюший, ища взглядом высокую стройную фигуру Колика, дабы лишний раз убедиться, что он там. Смазливый конюх был племянником кучера, и они росли вместе с раннего детства. Колин был на три года старше ее, но выглядел намного старше своего возраста. Когда-то они были друзьями, играли вместе, когда он не был занят работой, носились по окрестным полям и лесам, жили своей, отличной от других жизнью.

Сейчас казалось, что это было очень давно. Колин рос и взрослел вдали от нее. Свободное время он проводил теперь с женщинами своего возраста или старше или с другими служанками. Он избегал ее теперь, а в те редкие моменты, когда ему приходилось разговаривать с ней, был немногословен и резок. Для него, девятнадцатилетнего парня, она была просто докучливым ребенком неполных шестнадцати лет. И Амелия по уши влюбилась в него. Она молила Бога, чтобы это чувство не осталось навсегда. У нее была своя гордость, и то, что объект привязанности избегает ее, казалось таким унизительным, что она не могла дождаться дня, когда Колин больше не будет трогать ее сердце, когда она станет полностью равнодушна к нему. Молча отругав себя за попытку найти его взглядом, Амелия отвернулась и направилась к неухоженной тропинке, по которой она ежедневно прогуливалась в качестве зарядки.

– Ты из этого вырастешь тоже, – говорила ей последняя гувернантка, когда Амелия горько плакала после особенно обидной выходки Колина. И Амелия от души надеялась, что это окажется правдой, что она действительно повзрослеет и забудет свое детское увлечение.

«Скорее. Ну пожалуйста, Господи, сделай это поскорее!» – умоляла она мысленно, оставаясь наедине с собой.

Размахивая чепцом в руке, Амелия обошла усадьбу, прыгая через корни деревьев и кучи опавших листьев, поднимая кучу пыли ботинками.

Добравшись до деревянной изгороди, отделявшей ее от свободы, Амелия остановилась и впервые подумала, а что будет, если она сбежит. Она никогда прежде не помышляла об этом, но последняя попытка Марии увезти ее изменила образ мыслей Амелии. А что было там, снаружи? Какие приключения ожидали ее вместо этого скучного ежеминутного существования, состоявшего из ухаживаний гувернанток и вечных переездов?

– Ага, тут бродят симпатичные девчонки.

Испуганная громким мужским голосом за спиной, Амелия резко повернулась, едва не шлепнувшись на землю.

– О Боже! – задохнувшись, воскликнула она, положив руку на сильно бьющееся сердце. Она узнала в веснушчатом юноше, стоявшем в нескольких футах от нее, одного из новых слуг отца. Из тех, что граф Уэлтон нанял взамен искалеченных во время схватки с Марией. – Ты меня испугал.

– Прости меня, – сказал он с извиняющейся улыбкой. Невысокого роста и мускулистый, с каштановыми волосами, он был самым юным из команды, чьей основной задачей было охранять ее. Конечно же, Амелия подозревала, что в их обязанности входит удерживать ее внутри, а не удерживать посторонних снаружи.

Она заметила длинную палку в руке юноши.

– Что ты здесь делаешь?

– Собираюсь порыбачить. – Он подбородком указал на изгородь: – Тут неподалеку есть ручей.

– Понятно. – Ей не хотелось показывать свое разочарование.

– А ты любишь ловить рыбу? – спросил он, с любопытством глядя на Амелию белесыми глазами. В куртке и шерстяных бриджах, с торчащими из-под шляпы длинными прядями волос, он не казался одетым для рыбалки. Впрочем, откуда было ей знать?

– Понятия не имею, – призналась она. – Я никогда не ловила рыбу.

Он ухмыльнулся так по-мальчишески, что Амелия решила, что он был где-то ее возраста, а возможно, даже и моложе.

– Хочешь попробовать? – предложил он.

Амелия нахмурилась, любопытство и осторожность боролись в ней.

– Рыбы кусаются, а я нет, – поддразнивал он. Она прикусила нижнюю губу.

– Пошли, а то придет Дикки и не выпустит тебя. – Он обошел ее и помог перебраться через низкую изгородь. – Здесь недалеко. Если тебе не понравится, мы можем тут же вернуться.

Осознавая, что ей наверняка не следовало бы идти, Амелия все же пошла с ним, наслаждаясь приступом возбуждения, охватившим ее оттого, что она совершает что-то неординарное, что-то новое и ни на что не похожее.

– А как тебя зовут?

– Бенедикт. Но все зовут меня Бенни.

– Будем знакомы, Бенни. – Она неуверенно улыбнулась. – А меня зовут Амелия.

Бенни снял шляпу, отвесил низкий поклон, затем подобрал удочку, которую бросил перед тем, как подсадить Амелию. Они шагали молча, продираясь сквозь заросли кустов и деревьев, пока не послышалось журчание ручья.

– Как получилось, что ты нанялся работать у лорда Уэлтона? – прервала молчание Амелия, глядя на него искоса долгим изучающим взглядом.

Он пожал плечами:

– Я услышал, что здесь есть работа, пришел, показал свою физиономию, и меня тут же взяли.

– Что за жизнь здесь? – поинтересовалась она. – Чему ты можешь здесь научиться? Чем будешь заниматься, когда здесь больше окажешься не нужен?

Бенни улыбнулся, его глаза хитро блеснули из тени, отбрасываемой полями шляпы.

– Я зарабатываю на жизнь в Лондоне. Видишь ли, пока я это делаю, я набираюсь опыта. А потом я собираюсь работать на Сент-Джона.

– А кто это? Чем он занимается?

Бенни споткнулся, остановился и уставился на нее. Он заморгал и тихо присвистнул.

– Слушай, ну ты и зелень, просто дремучая зелень, – буркнул он, покачал головой и продолжил свой путь.

– Что ты хочешь сказать? – жалобно спросила она, споткнувшись вслед за ним.

– Да ничего особенного.

Они вышли из рощицы и спустились к небольшому, но быстро бегущему ручью. Мелкая вода с веселым журчанием бежала по каменистому дну. Прелестное место, навевавшее ощущение девственной чистоты, словно его покой редко нарушался людьми. Амелия устроилась на упавшем бревне и принялась расшнуровывать ботинки, нетерпеливо забрасывая за плечо длинные, до пояса, волосы. Бенни вышел на берег и скинул куртку. Пока он устраивался поудобнее, Амелия стянула чулки. А потом, подняв юбки, подошла к краю берега и осторожно вошла в воду. У нее перехватило дыхание, такой холодной оказалась вода.

– Ты распугаешь мне всю рыбу! – жалобно воскликнул Бенни.

– Ох, здесь просто чудесно! – ответила она, сразу вспомнив, как они с Колином ловили головастиков в грязном болоте. – Спасибо тебе!

Бенни нахмурился:

– Это за что же?

– За то, что привел меня сюда. За то, что говорил со мной. – Она засмеялась, круто развернулась и вдруг вскрикнула, поскользнувшись на каменистом дне, и упала. Бенни галантно вскочил на ноги и попытайся подхватить ее, однако в результате сам шлепнулся спиной, наполовину погрузившись в воду, но удерживая ее над собой.

Не в силах помочь ему, Амелия громко расхохоталась и, похоже, уже не могла остановиться.

– Мой хозяин всегда говорил, что все эти аристократы просто сумасшедшие, – пробормотал Бенни, выталкивая ее на берег.

Амелия пыталась подняться на ноги, когда у нее перед глазами возникли поношенные сапоги, а саму ее кто-то самым бесцеремонным образом ухватил за воротник цветастого платья и одним рывком поставил на ноги.

– Какого черта ты здесь делаешь? – прорычал Колин, глядя на нее сверху вниз.

Смех Амелии сменила наступившая тишина, ее глаза широко открылись перед возникшим видением. Перед ней стоял Колин, темноволосый, смуглый, черноглазый, столь хорошо сложенный, что у нее мгновенно пересохло во рту. «Это цыганская кровь» – так говорила о Колине ее последняя гувернантка.

Когда он успел так вырасти? Он возвышался над нею, длинные волосы ниспадали ему на глаза, во взгляде чувствовалась такая сила, что у нее мурашки побежали по коже. В нем не оставалось ничего мальчишеского, да к тому же еще этот мужественный подбородок и все понимающие глаза. Что сталось с тем другом детства, которого она когда-то любила?

К сожалению, поняла Амелия, тот красивый веселый мальчик ушел навсегда.

Она низко опустила голову, чтобы скрыть горечь утраты.

– Я просто развлекаюсь здесь, – тихо произнесла она. Несколько долгих секунд она затылком чувствовала его сверлящий взгляд. Затем низкий, возбужденный звук вырвался у него из горла.

– Держись от нее подальше, – бросил он Бенни, который уселся у их ног.

Колин схватил Амелию за локоть и потащил за собой, подобрав по пути ее ботинки и чулки.

– Прекрати, – запротестовала Амелия, отчаянно сопротивляясь, взбивая ногами опавшие листья. Без малейшего колебания он перекинул ее через плечо и зашагал сквозь деревья, как воин-завоеватель. – Опусти меня на землю! – вопила она, оскорбленная до глубины души; длинные волосы застилали ей глаза и едва не волочились по лесной земле.

Но он, не обращая внимания на девичьи вопли, дотащил ее до небольшой полянки и только там поставил на ноги, швырнув рядом с ней на землю ее принадлежности.

Она с трудом сглотнула и вскинула подбородок:

– Я уже не малое дитя! Я могу принимать собственные решения.

Его глаза сощурились, он скрестил на груди руки, демонстрируя рельефные мускулы, приобретенные тяжелым физическим трудом. В бриджах и свитере, Колин выглядел грубым и способным на все, что угодно. Его внешность усилила странные ощущения, которые появились в его присутствии, некоторое трепыхание внизу живота, которое явно стремилось вырваться наружу.

– Я предлагаю, чтобы одним из тех решений стало зачесывать волосы вверх, – произнес он холодным тоном. – Ты уже достаточно взрослая, чтобы продолжать носить распущенные косы.

– Я буду делать то, что мне нравится.

У него дернулся мускул на лице.

– Нет, если тебе нравится прыгать и хохотать с ним и ему подобными. – Он жестом указал назад.

У Амелии вырвался иронический смешок.

– А кто ты такой, чтобы приказывать мне? Ты слуга. А мой отец – пэр королевства.

Колин глубоко вздохнул.

– Не надо напоминать мне об этом. Надень ботинки.

– Нет. – Скрестив руки под недавно выросшей грудью, Амелия выгнула брови в надежде, что это придаст ей надменный вид.

– Не отталкивай меня, Амелия. – Колин опустил глаза. – Надень же свои проклятые ботинки.

– Уходи! – закричала она, вскинув руки, полностью отвергая нового Колика и постепенно оставляя надежду на возвращение прежнего. – Что ты делаешь здесь? В кои-то веки я, наконец, решила развлечься, и надо же было появиться тебе и все разрушить!

– Тебя не было дольше, чем обычно, – резко возразил он. – Кто-то должен был пойти за тобой и уберечь от ненужных неприятностей.

– Откуда ты узнал, как долго меня не было? Единственно, когда ты замечаешь меня, – это когда ты в дурном настроении и хочешь на ком-нибудь сорвать зло. – Она попыталась топнуть ножкой, однако жест, сделанный босой ногой, потерял эффектность. – А поиск друзей я не могу назвать поисками неприятностей.

– Значит, тебе хочется подружиться с кем-нибудь вроде него?

– Мне хочется подружиться с кем-нибудь! У меня нет друга с тех самых пор, как ты вырос и возненавидел меня.

Колин сжал губы, затем запустил обе пятерни в свою шевелюру и застонал. Она ревновала к его рукам, желая почувствовать, как сквозь ее пальцы скользят его блестящие пряди.

– Держись подальше от мужчин, – приказал он тоном, не терпящим возражений. Она собиралась продолжить спор, когда он прошел мимо неё и направился к дому.

Амелия показала язык его широкой спине и постаралась справиться с сердечной болью. Он не с кем больше не разговаривал так, как с ней, – так резко и зло. Это причиняло ей боль, заставляло страдать и мечтать о том, как она убежит прочь, оставив его далеко позади, в прошлом.

Опустившись на землю в поисках брошенных чулок, Амелия горестно оплакивала свою судьбу. Но ничего, скоро она отправится в Лондон, где ее представят ко двору. А потом она выйдет замуж и забудет Колина.

Она стиснула зубы.

– Я забуду тебя, Колин Митчелл, непременно забуду…

Глава 11

Когда Мария проснулась, Кристофер уже ушел. Некоторое время она лежала, разглядывая полог постели, пытаясь разобраться в своих чувствах и в их с Кристофером столь зыбком и изменчивом союзе. Он явно выжидал. Ждал, когда она признается, что имеет какие-то связи с секретной службой, которыми он сможет воспользоваться в своих целях. Мария и понятия не имела, насколько изменит ход мыслей Сент-Джона ее признание, что она любила Дэйтона. Конечно же, она любила своего первого мужа как любимого дядюшку, а он ласково взирал на нее как на любимую племянницу, но Мария решила не давать разъяснений пирату по этому поводу.

– За что? – прямо спросила она, когда граф Дэйтон заплатил Уэлтону приличную сумму, прямо-таки небольшое состояние, чтобы заполучить ее.

– Моя Матильда покинула меня, уйдя в мир иной, – так же прямо ответил он, глядя на нее полными боли глазами. – И с тех пор у меня ничего не осталось в этом мире, ради чего стоит жить. Помогая тебе, я обрету новую цель и смысл жизни.

Они сочетались браком и удалились в загородное поместье, где Дэйтон принялся обучать ее, используя свои немалые познания в конспирации, хитроумных трюках и уловках, в боевых искусствах. Большую часть времени они проводили на природе, в светлое время дня занимаясь фехтованием и стрельбой. Вечера же они проводили, изучая тайнопись и шифрование, а заодно муж обучал Марию, как правильно подыскивать и нанимать людей, обладавших навыками и умением осуществлять не слишком законные дела и операции. Он ничего не оставлял на волю случая, понимая, что Мария готова пойти на все, лишь бы найти Амелию.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Саймон, входя в спальню. Он был в костюме для верховой езды, в бриджах и начищенных сапогах. Растрепанные ветром волосы, конский запах, исходивший от него, говорили о том, что он скорее приехал, чем собирался отбыть. – Ты хорошо спала?

Какое-то мгновение Мария обдумывала вопрос, отбросив в сторону теплые воспоминания о Дэйтоне.

– Да, хорошо, – ответила она с некоторым внутренним удивлением. Прошедшая ночь оказалась первой поело того, как она увидела Амелию, которую она проспала без кошмаров. И все это благодаря Кристоферу, и только ему. Он был готов ко всему, и это наполняло уверенностью. Странно, учитывая, насколько опасным казался он сам.

– Я был вчера в заведении Бернадетт и говорил с Дафной, – Саймон помог ей принять сидячее положение, обложив подушками. – Похоже, мы попали в полосу удачи. У него была фаворитка, ее зовут Бет. Кажется, ей пришлись не по вкусу некоторые его сексуальные наклонности, так что он стал проводить больше времени с Дафной, у которой более разнообразные вкусы.

Мария улыбнулась:

– Мне сейчас так нужна удача.

– Самые правильные слова, которые я слышал от тебя. – Он пристально взглянул на Марию. – Ты сегодня выглядишь иначе.

– Надеюсь, лучше.

– Намного. – Он ослепительно улыбнулся. – Я велю подать тебе чай и завтрак.

– Спасибо, Саймон. – Мария с нежностью смотрели ему вслед, когда он выходил из комнаты. – Эддингтон придет сегодня с визитом, – напомнила она.

– Я не забыл, – бросил он через плечо.

Вновь оставшись в одиночестве, леди Уинтер принялась обдумывать ситуацию. Должен же быть способ придержать их всех – Кристофера, Уэлтона и Эддингтона. Она четко понимала, что должен существовать способ расставить всех троих таким образом, чтобы они вольно или не вольно помогли ей. У каждого из них было что-то нужное ей, и если она поведет себя умно, то сможет добиться положительного результата.

Обуреваемая этими мыслями, она провела все утро, одновременно рассеянно готовясь к визиту Эддингтона, тщательно подобрала наряд, остановив свой выбор на платье кремового цвета и накинув на плечи легкую круженную косынку, чтобы скрыть бинты перевязки. К тому времени, когда объявили о приходе графа, Мария уже выработала предварительный план действий. Она была достаточно уверена в себе, чтобы показаться ему в нижней гостиной, а не в личном кабинете, где она обычно вела дела.

– Доброго вам утра, милорд. – Леди Уинтер встретила Эддингтона с преувеличенной светскостью.

– Миледи. – Граф склонился в поклоне. Желтовато-коричневые бриджи и темно-зеленый камзол придавали некую лихость и стремительность его фигуре. Этакий лощеный повеса и ловелас до-кончиков ногтей, он подмигнул ей, прежде чем устроиться на светло-голубом диване по ту сторону низкого столика.

– Чаю? – спросила она.

– Да, благодарю вас.

Мария вела себя естественно и непринужденно, разливая чай, движения ее рук были подчеркнуто грациозными. Дважды она искоса бросала взгляд в сторону графа, с трудом скрывая улыбку. Он снисходительно кривил губы в ответ, показывая, что разгадал ее игру, но просто предпочитая играть по ее правилам.

– Вы словно чудное видение сегодня утром, Мария, – пробормотал он, принимая из ее рук чашку и блюдце.

– Я знаю.

Эддингтон рассмеялся, черты его красивого лица смягчились, утратив свойственную им хищную настороженность. Граф изо всех сил старался скрыть свою истинную сущность. Но Мария слишком хорошо знала подобный тип мужчин.

– Как приятно встретить женщину, избегающую излишнего притворства и ухищрений! – произнес Эддингтон.

– Я стараюсь понравиться вам, милорд. Я ведь не уроню свою репутацию, если узнаю, в каком виде я наиболее привлекательна?

– Тогда, значит, вы не против переспать со мной? – спросил он прямо в лоб, вскинув брови. – Ненасытность – это именно то, что я обожаю.

Мария расхохоталась.

– Пока что в моей жизни более чем достаточно мужчин, спасибо. Хотя женское коварство – это мощное оружие, ведь так? Вы со мной согласны?

Его голос зазвучал тише:

– Особенно когда его пускает в ход столь соблазнительная женщина, как вы.

– Я приняла решение касательно вашего предложения, – произнесла Мария строгим тоном, означавшим, что настала пора кончать с шутками и приступать к деловому разговору.

Граф улыбнулся, поднося чашку к губам:

– Отлично.

– Это обойдется вам дороже, чем мое избавление от Уэлтона и секретной службы.

– Неужели? – Он прищурился.

– Много дороже, – повторила Мария.

– И насколько же дороже? – спросил он вдруг осипшим голосом.

Она беззаботно помахала рукой и улыбнулась:

– Я отказываюсь обсуждать финансовые дела без посредничества моего адвоката. Я нахожу это в высшей степени вульгарным и зачастую неприятным. Я дам вам его адрес, и вы сможете через него оплатить все мои счета.

Эддингтон поставил чашку на столик с чрезмерной осторожностью.

– Деньги? – Он перевел дыхание. Он был умным человеком. Он догадывался, что леди Уинтер дорого ему обойдется. – А что, если я не считаю, что Сент-Джон стоит так дорого?

– У вас один-единственный свидетель, и то если он еще жив. А если нет, то у вас вообще ничего нет. Кроме меня.

– И вы будете свидетельствовать против него? – спросил Эддингтон, еще больше насторожившись.

Она кивнула.

– А как насчет смертей Дэйтона и Уинтера?

– А что насчет них?

– Ведь вы же здесь главная подозреваемая.

Мария улыбнулась:

– Может, я убила их, милорд. А может, и нет. Я даю вам полную свободу доказать то или иное.

– А откуда мне знать, можно ли вам верить или нет?

– Этого вам не узнать никоим образом. Точно так же, как мне неизвестно: может, все это всего лишь хитроумная уловка, дабы обвинить меня в смерти моих мужей? – Мария пожала плечами. – Вы же сами заявили, что это риск, на который вы пошли добровольно. Если вы передумали, то вы вольны уйти. Хоть прямо сейчас.

Граф долго смотрел на нее испытующим взглядом.

– Я так и не могу с уверенностью сказать, кто вы: то ли вы демон под маской искусительницы, то ли жертва вашего ближайшего окружения.

– Я сама ежедневно задаюсь этим же вопросом, милорд. И очень подозреваю, что во мне есть понемножку и того и другого. – Она встала, вынуждая его тоже подняться. – Если вы найдете хоть сколько-нибудь достоверный ответ, пожалуйста, дайте мне знать.

Граф обошел столик и встал перед ней. Он стоял так близко, что Мария слышала его прерывистое дыхание. Эддингтон намеревался запугать ее, подавить своей властью, но она была не из пугливых. Из них двоих Мария обладала большей реальной силой. Без нее у Эддингтона не было ничего, кроме предположений. Ни единой возможности пробить защитные редуты Сент-Джона.

– Действуйте осторожно, – предостерег ее Эддингтон, в его голосе слышалась затаенная угроза. – Я уезжаю сегодня вечером, и меня не будет пару недель, но мне будет известен каждый ваш шаг.

– Ну конечно же.

Вскоре после ухода графа Мария встала с постели и направилась в кабинет, где написала записку Уэлтону, тут же отправив ее. Раздался стук в открытую дверь, и она улыбнулась, увидев Саймона.

– Ты выглядишь как кошка перед сметаной, – заявил он.

– Я убедила Эддингтона финансировать мои поиски Амелии.

Он удивленно вскинул брови:

– Ты рассказала ему о ней?

– Нет. – Она усмехнулась.

Подойдя к ней, Саймон опустился в кресло перед большим письменным столом.

– Эддингтону требуется та же информация, что и Уэлтону. С кем ты собираешься в итоге поделиться ею?

Она тяжело вздохнула.

– Я еще не решила. Если я расскажу Эддингтону, он сможет помочь мне с Уэлтоном и я смогу найти Амелию. Но Кристофера повесят.

– Ага, уже просто Кристофер?

– Если же я расскажу Уэлтону, – продолжала Мария, словно не услышав его, – он попытается шантажировать либо Сент-Джона, либо любого другого, причастного к этому делу. И я уже больше не буду опережать его, как сейчас, но зато Сент-Джон останется в живых. Конечно же, он сможет тогда разделаться с Уэлтоном и избавить себя от лишних неприятностей. Поскольку я до некоторой степени узнала пирата, я с уверенностью могу заявить, что на этот раз Уэлтон преступил все границы.

– Или же ты можешь рассказать Сент-Джону о Уэлтоне и Эддингтоне в обмен на его помощь в поисках Амелии, – добавил Саймон. Она понимала, чего ему стоило сказать подобное, признать, что Сент-Джон мог помочь ей в этом деле больше него. Это было еще одним свидетельством редкой привязанности Саймона к ней, доказательством, что ради нее он готов даже подавить в себе мужскую гордость, лишь бы увидеть ее счастливой.

– Я думала об этом. – Мария подошла к нему, взяла его лицо в обе ладони и в знак благодарности запечатлела нежный поцелуй на его лбу. – Но пока я не узнаю, почему его выпустили из тюрьмы и какую роль он намеревается предложить мне в этой игре, я не смогу доверять ему.

Саймон мягко усадил ее к себе на колени.

– Итак, каковы будут наши действия сейчас?

– Я послала за Уэлтоном, собираюсь сказать ему, что удаляюсь на отдых. Мне нужно залечить раны, к тому же сейчас самое время навести справки за пределами Лондона. У нас есть средства, чтобы расширить поиски. Естественно, наилучшим выходом для нас было бы найти Амелию до того момента, как я приму окончательное решение. Все будет совсем иначе, когда сестра будет со мной.

Саймон кивнул:

– Я займусь необходимыми приготовлениями.

– И как долго это уже тянется?

– Вот уже несколько недель, – ответил Филипп, сдвинув на лоб очки. – Я узнал об этом только сегодня утром и оперативно поставил вас в известность.

Опершись бедром на письменный стол, Кристофер скрестил руки на груди и сделал глубокий вдох, прежде чем ответить.

– Почему мне не сообщили об этом немедленно?

– Владелец судна надеялся уладить все сам при выгрузке товара.

– Когда банда соперников забирается на мою территорию, я должен лично и немедленно остановить это безобразие. Боже милостивый, стоит уступить им хоть дюйм территории, как они отхватят весь берег!

Раздался стук в дверь, и Кристофер разрешил войти. Увидев камердинера, он сказал:

– Мы отправимся через несколько часов и будем отсутствовать не меньше двух недель.

– Да, сэр. – Слуга кивнул и удалился.

– Мне будет позволено сопровождать вас? – спросил Филипп. Он стоял в нескольких футах от Сент-Джона, сохраняя гордую осанку, к которой Кристофер приучил его, когда тот был еще мальчиком.

– Нет. – Сент-Джон покачал головой. – Бандитские войны бывают кровопролитными и не предназначены для зрителей. Твой козырь в умении владеть мозгами в твоей черепушке, а не шпагой в руке. И я не буду рисковать тобой только ради того, чтобы удовлетворить твое любопытство.

– Вы намного умнее меня, и утрата вас была бы прочувствована гораздо более остро. Почему вы рискуете собой, а не пошлете людей, которые могли бы вести дела с тем же результатом?

– Они не смогут вести эти дела. – Кристофер выпрямился и стащил камзол со спинки стула. – Здесь речь идет не просто о первоклассном месте для высадки на побережье. Речь идет обо мне и о том, что принадлежит мне. Моим недоброжелателям требуется и то и другое. И пока я лично не встречусь с ними лицом к лицу, они не отступятся. Почему, ты думаешь, мои враги не застрелили меня? Они не смогут верховодить в этом краю, пока лучший, сильнейший из них не встретится со мной лично. Их власть будет постоянно под вопросом.

– Будь я проклят, если все это не слишком примитивно, – буркнул себе под нос Филипп.

Фыркнув, Кристофер натянул камзол.

– В конечном счете люди – это те же животные, друг мой.

– Вы никогда не мечтали поменять образ жизни? – поинтересовался Филипп, склонив голову набок. – У вас же полно денег.

Кристофер замер и пристально взглянул на своего подопечного:.

– И чем, по-твоему, я мог бы заняться?

– Жениться. Обзавестись семьей.

– Эта сказка не обо мне. – Кристофер потрепал кружева жабо на шее и запястьях. – Единственный выход из подобного существования – это смерть. Если бы мои враги не преследовали сейчас меня, они бы напали на моих близких. И если ты собираешься быть нормальным семейным человеком, бросай все и беги прочь немедленно, Филипп. Чем глубже ты увязнешь в этом дерьме, тем все более далекой, даже недостижимой, станет твоя цель.

Филипп последовал за ним в холл.

– А куда вы направляетесь сейчас?

– Я должен проститься с леди Уинтер.

Эти слова буквально сорвались с его губ. Обычно в опасные времена, подобные этим, Кристофер учитывал возможность своей гибели. У него было достаточно охраны, чтобы защитить свой дом и близких, что позволяло ему очертя голову лезть в драку с пылом и рвением человека, готового встретить смерть. Но вот сейчас почему-то его охватили сомнения, он уже не рвался отправиться в адское путешествие. Ему вдруг захотелось снова увидеть Марию, почувствовать, как она, лежа под ним, извивается и корчится от наслаждения, услышать ее грудкой смех, как она поддразнивает и соблазняет его. Пирату нестерпимо захотелось, чтобы Мария возбудила и завела его так, как это умела делать лишь она; у него мгновенно вставал твердый, как камень, член при виде леди Уинтер, и он мог кувыркаться с ней ночь напролет.

Проклятие, неужели он такое низменное животное, что ему постоянно хочется ее снова и снова? И это его вожделение было столь сильно, что теперь он мечтал жить долго, достаточно долго, чтобы полностью посвятить себя выполнению столь приятной задачи. Грубый смешок вырвался у Сент-Джона из горла, он выхватил из рук дворецкого шляпу и перчатки и уехал из дома. Примитивные животные, ну конечно же.

Это просто глупо, полный абсурд – так сильно желать женщину. Он мог заполучить любую, от герцогини до простой рыбачки. Женщины всегда были благосклонны к нему. И у Кристофера не было с ними проблем. Но сладостное предвкушение, пронизавшее все его существо, вызывала единственная женщина в этом мире… Он остановил коня у дома Марии и бросил поводья лакею.

Когда дворецкий увидел его на пороге с визитной карточкой в руке, он не смог скрыть изумления.

– Возьми карточку, – рыкнул Сент-Джон, – и тогда, может, удастся обойтись без приступа и штурма дома.

Недовольно шмыгнув носом, дворецкий выполнил это требование и проводил его в ту же гостиную, где он накануне беседовал с лордом Уэлтоном. Оставшись один, Кристофер осмотрелся при дневном свете, отметив изысканную позолоченную лепнину, украшавшую светло-серые стены. Он терпеть не мог ждать и еле сдерживал себя, чтобы не начать расхаживать по комнате. Многие страдали подобной привычкой, но Кристофер не желал быть одним из многих.

Наконец дверь открылась и вошла Мария. Он взглянул на нее и испугался собственной реакции, увидев леди Уинтер в будничной одежде. Ее наряд был странно интимным и напомнил ему прошлую ночь, когда Мария была в его объятиях, такая теплая и сладострастная. Он не мог сейчас думать ни о чем другом, кроме как вновь оказаться в постели с ней, почувствовать на своих губах, вкус ее поцелуя.

Кристофер подошел к ней быстрым шагом, стремясь поскорее завладеть ее губами и заново пережить восхитительные мгновения вчерашнего вечера. Помня о состоянии ее здоровья, пират с чрезвычайной осторожностью обнял ее, чуть нагнув голову, и нежно поцеловал. Мария какое-то мгновение стояла недвижно, но затем уступила, ответив на его ласки.

Он облизывал, покусывал, казалось, готов был съесть ее, словно десерт, которым никак не мог насытиться. Его кожа сначала нагрелась, затем увлажнилась от пота, каждый мускул напрягся от неутоленного желания. И это всего лишь от поцелуя, а ведь Сент-Джон раньше никогда не получал удовольствия от предварительных ласк, считая их ненужной помехой, отвлекающей от полноценного секса.

Но Боже милостивый… Поцелуи Марии сами по себе уже были сексуальным актом. Он оторвался лишь потому, что ему требовалось перевести дух, просто подышать. Конечно же, это было единственной причиной, из-за чего он почувствовал головокружение.

Мария открыла глаза, явив ему их бездонные завораживающие глубины.

– Восхитительно, – пробормотала она, облизнувшись.

Низкий грудной голос леди Уинтер еще больше возбудил его. Кристофер зарычал от страсти, обхватив ее лицо ладонями.

– Послушай. Я должен уехать сегодня. Возникли непредвиденные обстоятельства, требующие моего безотлагательного присутствия. Скажи мне сейчас, нет ли у тебя еще каких-нибудь безумных, шальных планов? Я могу выделить несколько человек для твоей охраны.

– Я собираюсь на каникулы, буду отдыхать и стараться поправиться.

– Хорошо. – Пальцы Сент-Джона сжались крепче, но он тут же разжал их. Что-то в ее поведении вызывало в нем смутное подозрение. Все равно он выделит людей дополнительно, чтобы охранять ее. – И куда ты собираешься поехать?

– Я еще не решила…

– И когда ты отправишься?

– Сегодня.

– А когда вернешься?

Мария рассмеялась, ее глаза светились. Вспухшие от поцелуев губы и черные, как вороново крыло, волосы делали ее невыносимо прекрасной.

– Ты будешь скучать по мне?

– Надеюсь, что нет, – буркнул Кристофер в ответ, зная, что он ни в коем случае не должен признаваться ей в своих истинных чувствах.

– А я буду скучать.

Он бросил на Марию настороженный взгляд:

– Ты действительно будешь скучать?

– Да нет. Просто надо же было что-то сказать.

– Стерва. – Сент-Джон разочарованно усмехнулся. Он понимал, что она играла с ним, поддразнивала его, это было видно по тому, как она смотрела на него, и все же очень хотелось верить, что Мария была искренна с ним.

– Кристофер? – позвала Мария, когда молчание слишком затянулось. – Ты сегодня сам на себя не похож.

– Это ты сегодня другая, – тихо ответил Сент-Джон. Он сразу заметил, что настроение у Марии было гораздо лучше, чем обычно. Хотел бы он узнать почему. Кто был причиной таких изменений.

Мария громко вздохнула и направилась к кушетке.

– Значит, наши пути здесь расходятся.

Она села и шлепнула рукой рядом, безмолвно приглашая его занять место возле себя.

Сент-Джон не шелохнулся.

Она сложила руки на коленях и выжидающе вскинула брови. Кристофер с опозданием понял: Мария ждала, что он скажет хоть что-нибудь ласковое ей напоследок.

– Мне пора идти, – сказал Сент-Джон. «Чтобы убить или, быть может, погибнуть самому», – подумал он при этом, но не проговорил вслух.

Она кивнула.

– Если у тебя осталось хоть малейшее желание поцеловать меня на прощание, то сейчас самое время, – добавил он мрачно, но с надеждой в голосе.

– Понятно. – Мария поджала губы. – Почему, интересно, у меня такое ощущение, что столь легкомысленный поступок сейчас нарушит возвышенность момента?

Сент-Джон резко повернулся и направился к выходу.

– Кристофер! Подожди.

Он остановился в дверях и обернулся, всем своим видом выражая откровенную скуку.

Мария встала, словно собираясь сделать шаг ему навстречу.

– Прошлой ночью я так хорошо спала, как давно уже не спала в последнее время.

Это была своего рода оливковая ветвь, протянутая ему в знак примирения, и Сент-Джон снова ступил в комнату, прикрыв за собой дверь. Либо она была лучшей притворщицей и обманщицей в мире, либо она по-настоящему влюблена в него. Мужское удовлетворение боролось в пирате с чувством вины.

И тут Мария подошла к нему соблазнительной походкой и положила руки ему на грудь. Откинув голову, она смотрела на него снизу вверх. Кристофер терпеливо ждал, ему требовалось, чтобы именно она сделала первый шаг.

– Мне следовало позволить тебе уйти, – жалобно произнесла Мария, качая головой.

Сделав шаг в сторону, она подобрала скамеечку для ног и поставила перед ним. Мария встала на нее, но все равно не доставала по его глаз, только до губ.

– Объясни мне еще раз: почему я поступаю так? Почему веду себя таким образом? Для чего все это?

Он улыбнулся, довольный тем, что не уйдет от леди Уинтер, не попрощавшись так, как он мечтал.

– Во для этого, Мария… – И он приник к ее губам жарким поцелуем.

Глава 12

– Ну как, тебе сейчас уже получше? – спросила мисс Пул, глядя искоса на Амелию, когда они шли по поселку, возвращаясь домой.

– Да, лучше. Спасибо, – кивнула Амелия.

С той самой ночи, когда Мария попыталась увезти ее, она стала беспокойной и непоседливой. Заметив, что ее ученица не может сконцентрироваться на дневных уроках, мисс Пул предложила перенести занятия на свежий воздух. Захватив зонтики, они отправились без определенной цели и в результате оказались на ближайшем городском рынке. Амелия наслаждалась прогулкой, радуясь возможности увидеть других людей, занятых своими делами насущными. Других людей, живущих в отличие от нее полной жизнью.

– Тело необходимо, тренировать и развивать так же, как и мозги, – мягко произнесла мисс Пул.

– Я тоже всегда так думала, – вздохнула Амелия. Конечно, она росла рядом с живым, физически развитым мальчишкой и научилась получать удовольствие от активных спортивных игр. А еще она любила материнскую улыбку, которой, увы, была давно уже лишена.

– Мне нравится твоя нынешняя прическа, тебе очень к лицу, когда волосы собраны наверху, – улыбнулась гувернантка. – Ты стала выглядеть как настоящая леди. Я напишу твоему отцу, чтобы он подыскал тебе достойную горничную.

Амелия нервно коснулась волос. Заплетенные в косички и затем собранные в узел, они оказались ужасно тяжелыми, и у нее даже разболелась шея от непривычного веса. Но раз уж это требовалось, чтобы считаться молодой девушкой, а не ребенком, то, пожалуй, стоило смириться с этим неудобством.

– Добрый день, мисс Пул, мисс Бенбридж.

Они замедлили шаг и улыбнулись юному сапожнику, вышедшему из своей лавки, чтобы поздороваться с ними. Симпатичный блондин с бородкой робко улыбался, нервно вытирая руки о фартук.

– Добрый день, мистер Филд, – поприветствовала его мисс Пул, ее щеки покрылись нежным румянцем, что не ускользнуло от внимания Амелии.

Похоже, они питали симпатию друг к другу, причем дело явно не ограничивалось простым интересом. Амелия с любопытством наблюдала за ними, задаваясь вопросом: неужели она выглядит такой же смущенной, когда случайно видит Колина? Это, должно быть, просто ужасно, если она всем своим видом показывает, что вся горит надеждой и мучается томлением, а он отвечает ей грубостью и явной неприязнью.

Чувствуя, что ее невольное присутствие мешает их общению, обмену интимными взглядами, Амелия повернулась к ним спиной и уперлась взглядом в знакомый широкоплечий силуэт, возникший прямо перед ней. Рядом с Колином шла блондинка, на взгляд Амелии, приблизительно его возраста, если зрелые женские округлости могли служить тому подтверждением. Они смеялись, смотрели друг на друга сияющими, горящими глазами. Рука Колина устроилась на талии незнакомки, чуть пониже спины. Колин увлек ее за угол, и они тут же пропали у Амелии из виду.

Не в силах удержаться, Амелия рывком рванулась вперед. Колин и грудастая девица смотрели друг на друга так же, как мисс Пул и мистер Филд. Взглядами, полными обоюдной симпатии.

Амелия завернула за тот же угол и замедлила шаг, услышав тихий шепот и с трудом сдерживаемое хихиканье. Она обошла бочки, контейнеры, прищурилась, как вдруг какой-то бродячий кот с громким мяуканьем спрыгнул на землю, напугав ее до полусмерти. Она прижалась к кирпичной стене, прислонив руку к бешено колотившемуся сердцу, закрыв глаза от страха. Здесь, в проходе, закрытом стеной от солнечных лучей, было довольно прохладно.

Она понимала, что ей следовало вернуться. Мисс Пул вряд ли задержится надолго и станет скоро беспокоиться о ней. Однако сердце Амелии было глухо к любым разумным доводам, что, впрочем, совсем неудивительно. Если бы упрямый орган хоть чуть прислушался к мозгам, она бы давно перестала томиться и чахнуть по Колину.

Сделав глубокий вдох для храбрости, Амелия оторвалась от стены и повернула за угол, чтобы обойти магазин с задней стороны. И тут она замерла, у нее перехватило дыхание, открытый зонтик с глухим стуком упал рядом на мягкую землю.

Колин и его подружка были слишком заняты, чтобы услышать этот стук. Смазливая блондинка прижималась спиной к задней стене, откинув голову, будто приглашая ищущие губы Колина, рыскающие по пухлой груди, почти вывалившейся из лифа с низким вырезом. Упираясь левой рукой в стену, правой он тискал полную грудь, которую девица шаловливо подставляла ему.

Острая боль пронзила сердце Амелии, такая сильная, что она застонала. Колин вскинул голову, его глаза широко распахнулись, когда он увидел ее. Он мгновенно выпрямился, оторвавшись от стены и девицы, которую с наслаждением лапал.

Испуганная Амелия повернулась и бросилась бежать мимо лавок и магазинов, оставив забытый зонтик. Ее рыдания эхом отдавались от стен зданий, но она все равно слышала, как Колин звал ее. Сильным низким голосом, столь отличавшимся от того, привычного ей, мальчишеского крика, голосом прерывистым и умоляющим, словно он переживал оттого, что разбил ей сердце.

Хотя на самом деле ему было наплевать на нее, Амелия была уверена в этом.

Она побежала быстрее, панический стук каблуков заглушал шум крови в ее ушах.

Но даже самый быстрый бег не мог позволить убежать от самой себя, убежать от только что увиденной картины.

– Может, ты позволишь мне заняться этим? – пробормотал Саймон на ухо Марии, воспользовавшись тем, что их головы оказались рядом, поскольку они оба смотрели в окошко экипажа.

– Нет-нет, – уперлась она, нетерпеливо топнув ногой по полу кареты. – Будет меньше шума, останется меньше следов, если я сама все сделаю.

– Это слишком опасно.

– Чепуха, – возразила она. – Стоит тебе подойти к этому человеку, как все закончится мордобоем, который привлечет ненужное внимание. А нам, чтобы добиться успеха, следует отбыть без шума, так же тихо, как мы подъедем.

С громким вздохом он откинулся на спинку высокого сиденья, в совершенстве играя роль оскорбленного в лучших чувствах мужчины. Мария рассмеялась, но тут же замолкла, увидев могучую фигуру, появившуюся из конюшни за особняком Сент-Джона.

– Это один из них? – спросила она. Саймон снова посмотрел в оконце.

– Да. Но я предлагаю дождаться другого, не такого громилу.

Мария задумалась на какой-то момент, признавая в душе, что ее несколько напугали габариты человека. Он был просто гигантом. Его длинные неопрятные волосы и черная борода только дополняли образ огромного мифического тролля. Он удалялся от них столь тяжелыми, гулкими шагами, что она была уверена: сама земля содрогается под ним.

Мария глубоко вздохнула и подумала о сестре. Она уже расспросила всех, кто был очевидцем той ночи, когда она пыталась увезти Амелию. Увы, Мария получила слишком мало полезной информации. С другой стороны, люди Кристофера, возможно, имели больше возможности и желания увидеть сцену в целом. А потому ей требовалось расспросить хотя бы одного из них, Амелия нуждалась в ней. Так или иначе, она найдет в себе достаточно сил, чтобы похитить хоть бегемота.

Открыв толчком дверь, Мария спустилась на землю, еще не сознавая полностью, что делает. Она бросилась за человеком, громко взывая о помощи, словно попавшая в беду несчастная слабая женщин.

Гигант замер и обернулся с угрюмой гримасой, которую быстро сменил мужской оценивающий взгляд, который, в свою очередь, немедленно превратился в настороженный, ибо женщина вытащила из-за спины пистолет.

– Хэлло, – приветствовала гиганта Мария с широкой улыбкой, целясь ему прямо в сердце. – Я проведу некоторое время в вашем обществе.

Незнакомец взглянул на нее из-под прищуренных век.

– Вы что, сумасшедшая? – рявкнул он басом.

– Пожалуйста, не вынуждайте меня стрелять в вас. Я выстрелю, можете быть уверены. – Она стала в позу, словно готовясь удержать отдачу оружия после выстрела. Все это было, конечно, чистой показухой, рассчитанной на зрителя, но гигант не мог знать этого. – Мне будет ужасно жаль проделать дыру в вашем теле, поскольку недавно вы помогли спасти мне жизнь и я ваша должница. У него широко раскрылись глаза, когда он узнал ее.

– Люди же будут смеяться и издеваться надо мной до конца моих дней, – буркнул гигант, сплюнув.

– Мне ужасно жаль, простите меня.

– Да нет, что вы. – Он протопал мимо Марии, подтвердив ее догадку о содрогавшейся под ним земле. – Куда идти?

– Мой экипаж за углом.

Он подошел и рывком открыл дверцу, обнаружив воззрившегося на него с удивлением Саймона.

– Боже милостивый! – заморгал Саймон. – Как легко у тебя все получилось, любовь моя!

– Я бы, конечно, бросил ее через колено, – проревел гигант, – но Сент-Джон просто прибил бы меня. – Экипаж протестующе заскрипел, когда громила взобрался, заняв целиком двухместное сиденье. Сложив руки на груди, он ворчливо бросил: – Ну, давайте тогда. Поехали, что ли.

Мария отдала Саймону пистолет и поднялась без посторонней помощи.

– Ваше сотрудничество чрезвычайно ценно для нас, мистер…

– Тим.

– Мистер Тим.

Он расцвел в улыбке.

– Называйте меня просто Тим.

Мария устроилась на сиденье рядом с Саймоном, напротив гиганта Тима. Расправив юбки, поскольку экипаж, покачнувшись, пришел в движение, она улыбнулась гостю:

– Надеюсь, вам нравится Брайтон, Тим.

– Единственное, что меня сейчас устраивает, – это мысль, что вы мучаете и Сент-Джона, как и меня, – проворчал Тим.

Наклонившись к нему с заговорщицким видом, Мария с улыбкой прошептала:

– С ним я обхожусь гораздо хуже.

Тим усмехнулся сквозь бороду:

– Ну, тогда мне и Брайтон по душе.

Заходящее солнце заливало океан красноватыми лучами, превращая воду в расплавленный огонь. Тяжелые волны с треском разбивались о берег, их ритмичный шум, как обычно, успокаивающе действовал на Кристофера. Он стоял на высоком утесе, расправив плечи, сцепив руки за спиной. Порывы соленого морского бриза холодили кожу, шевеля выбившиеся пряди волос из туго стянутого хвоста.

Там, за горизонтом, ждал его корабль, трюмы которого были полны рома и табака, роскошных материалов и экзотических специй. С наступлением ночи великолепное судно приблизится к берегу, ориентируясь на мигающий свет, указывающий на правильное место для причала.

Именно тогда конкуренты и нанесут удар, прервав доставку контрабанды с корабля на берег. И ночью они получат то, что заслужили, – хорошую трепку.

В предвкушении схватки у Кристофера заранее кровь быстрее заструилась в венах, но он не выказывал нетерпения, не рвался в бой. Для него это было просто проблемой, которую требовалось решить, и ничего больше.

– Мы стоим наготове, – сказал Сэм, занимая место рядом с ним.

Люди Кристофера распределились повсюду: одни вдоль рифов у берега, другие – в пещерах и рыбацком поселке. Расстегнутые рукава рубашки Сэма яростно развевались на ветру. Положив ладонь на эфес шпаги, он глубоко вдыхал морской воздух.

– Отлично, – пробормотал Сент-Джон. – Что ж, пошли вниз.

Он спускался по дорожке, ведущей к пляжу, прямо встречая взгляды своих людей, мимо которых проходил. Казалось бы, чего особенного – эти мимолетные взгляды? И в то же время они очень многое говорили людям, рисковавшим жизнью на службе.

«Я вас вижу. И вы мне небезразличны», – говорил красноречивый взгляд Кристофера.

За многие годы он повидал достаточно главарей, которые, напыжившись от гордости, шагали сквозь строй, глядя перед собой, никого не замечая, слишком высоко ценя себя, чтобы снизойти до своих подчиненных. Лояльность и верность их людей зиждилась на страхе или любви к деньгам. На слишком уж шаткой основе, легко поддающейся разрушению.

Кристофер стоял позади большого валуна, частично лежавшего в воде, и ждал. Небо потемнело, ревущие волны уменьшили свою ярость. Корабль причалил точно к тому месту, где товар должен быть выгружен на берег.

От сознания того, что должно было произойти, Кристофера раздирали смутные чувства. Он смотрел на берег из своего укрытия, не выдавая волнения, сохраняя выдержку, которая очень ему понадобится, чтобы выжить на протяжении долгой ночи. Тени стекались вниз во тьме, выдавая чужаков. Он жестом дал сигнал зажечь спрятанный рядом фонарь, тут же послышался звон стали, раздались тревожные крики. Атмосфера стала напряженной, запах опасности ударил ему в ноздри. Кристофер обнаружил свое присутствие, высоко подняв фонарь, чтобы свет падал ему на лицо.

– Эй, вы там! – вскричал он столь командным тоном, что сражавшиеся на берегу мужчины остановились. Как он и ожидал, один из них выступил вперед.

– Самое время показать твою трусливую физиономию! – заорал смельчак.

Вскинув бровь, Кристофер ответил с издевкой:

– В следующий раз, когда тебе потребуется мое общество, может, пришлешь приглашение в письменном виде?

– Оставь твои штучки при себе и дерись как мужчина.

Кристофер холодно улыбнулся:

– Ну уж нет, я предпочту драться как настоящий варвар.

Группа людей бросилась к нему, Сент-Джон швырнул фонарь к их ногам, разлитый мазут вспыхнул, пламя охватило несколько человек, ярко осветив берег. Вопли бьющихся в агонии людей разорвали ночь, посеяв ужас среди остальных.

Выхватив шпагу из ножен, Кристофер с яростным криком бросился в завязавшуюся схватку.

Ночь была долгой и кровопролитной.

– Вы собираетесь навестить мистера Филда? – поинтересовалась Амелия, сидя на кровати мисс Пул.

Симпатичная гувернантка подняла голубые глаза и встретила взгляд Амелии, отраженный в зеркале.

– Ты сегодня выступаешь в роли свахи?

Амелии было жаль, что она не может улыбнуться в ответ, – вот уже несколько дней она не была способна на такой подвиг.

– Вы выглядите прелестно, ну просто фарфоровая куколка, – сказала она, тяжело вздохнув.

Мисс Пул повернулась на месте, чтобы в очередной раз пристально взглянуть на Амелию.

– Ты действительно уверена, что не пойдешь со мной? Ты ведь всегда любила наши прогулки в поселок.

Горестные воспоминания промелькнули у девочки перед глазами, и Амелия яростно затрясла головой, чтобы избавиться от них. Она не расплачется перед мисс Пул.

– Пожалуйста, знай, что ты можешь говорить со мной обо всем, – уговаривала гувернантка. – Я сохранила твою тайну о сестре. Я могу хранить и другие секреты, обещаю, моя дорогая.

Поджав губы, Амелия пробовала удержать свои мысли при себе, но все равно выпалила:

– Вы когда-либо были влюблены?

Синие глаза широко распахнулись, затем мисс Пул кивнула:

– Я решила, что я полюбила. Но все кончилось плохо.

– Вы все еще любите его?

– Да.

Амелия встала и подошла к окну. Оно выходило на речку, так что вид из него был вполне симпатичный.

– И как вы оправились после разлуки? – тихо спросила Амелия.

– Я не была уверена, что полностью пришла в себя, пока не встретила мистера Филда.

– А какую роль он играет в этом? – Амелия вновь повернулась лицом к гувернантке.

– Я не слишком опытна в подобных делах и сомневаюсь, что могу рассуждать на эту тему, но я думаю, что, возможно, новый роман может заполнить пустоту, оставленную прежним. – Мисс Пул встала и подошла к ней. – Тебе никогда не придется беспокоиться на этот счет. Ты слишком хороший, просто чудесный человечек, чтобы потерять свою любовь.

– Как же мне хочется, чтобы вы оказались правы! – прошептала Амелия.

Сочувственная улыбка мелькнула на тонком лице мисс Пул. Она мягко положила руки на плечи Амелии и спросила:

– Ты же говоришь о первой любви, верно? Она обычно заканчивается сердечными страданиями, Амелия. Это типичные переживания переходного возраста. Знак того, что ты выросла из юношеских мечтаний и перешла к более глубокому осознанию самой себя. Это болезненное свидетельство того, что мелкие детские заботы и переживания остались позади и ты начинаешь осознавать себя взрослой женщиной.

На глазах у Амелии выступили слезы. Мисс Пул прижала ее к себе, пытаясь утешить. Амелия с благодарностью прильнула к ней, залившись слезами. Она плакала, пока ее плач не был прерван икотой. А потом снова заплакала.

Наконец, когда слезы иссякли, Амелия вдруг обнаружила в себе остаток сил, о существовании которых даже не подозревала. Ей казалось, она раздавлена полностью.

– Идите, – отпустила гувернантку Амелия, высморкавшись в протянутый ей носовой платок. Мисс Пул была всегда наготове. – Я и так задержала вас здесь достаточно долго.

– Я не оставлю тебя в таком состоянии, – запротестовала мисс Пул.

– Мне уже лучше. Правда. Я действительно чувствую себя настолько лучше, что собираюсь погулять, чтобы проветриться.

Это был вторник, день, когда у Колина и его дяди был выходной день. Они обычно куда-нибудь уезжали, а это означало, что двор можно было пересечь спокойно.

– Ну, тогда пошли со мной.

Амелия вздрогнула. Нет, она была еще не настолько сильна.

– Нет, спасибо. Сегодня я, пожалуй, предпочту не слишком удаляться от дома.

Лишь после долгих уговоров и клятвенных обещаний вести себя хорошо мисс Пул неохотно отправилась в поселок одна. Затем Амелия допросила повара, который знал все и о каждом, дабы быть уверенной, что Колин уехал. И все же при мысли о возможности снова встретиться с ним ее начинало мутить от страха.

Сделав глубокий вдох, она выскочила через кухонную дверь, бегом пересекла нехоженую лужайку и укрылась в тени деревьев. Добравшись до изгороди, она уже собралась было перелезть ее, как неожиданный шум в кустах заставил ее застыть.

Амелия быстро укрылась за толстым стволом дерева, наблюдая, как кто-то из отцовских слуг вышел на обход усадьбы. Это был пожилой человек, опрятно одетый, но слишком тощий, одежда на нем висела, как на костлявой вешалке. Его блуждающий взгляд был тверд и холоден и рука лежала на рукоятке зловеще выглядящего кинжала.

Он остановился и подозрительно огляделся вокруг. Амелия задержала дыхание, боясь даже моргнуть, поскольку он, вытянув шею, ворочал головой из стороны в сторону, осматривая территорию. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем сторож отправился дальше.

Некоторое время девушка пережидала, чтобы убедиться, что сторож ушел достаточно далеко и не мог видеть, как она перелезает через забор. А затем сбежала.

Амелия перебралась на соседнюю территорию и быстро проскользнула в кусты, прежде чем сделать долго сдерживаемый выдох.

– Господи! – Она ощутила огромное облегчение, убедившись в успехе своей авантюры. – До чего же противный тип!

– Полностью согласен.

Амелия подскочила при звуке тихого, хорошо поставленного голоса. Она обернулась и взглянула на стоявшего неподалеку джентльмена.

Мужчина, несомненно, был богат, судя по дорогой одежде и искусно выполненному парику. Он был белокожий и стройный, можно сказать, хорош собой. Несмотря на то, что он казался примерно одного с ней возраста, его внешний вид и осанка выдавали в нем человека, привыкшего, чтобы ему повиновались. Человека, обладавшего привилегиями.

Он склонился в элегантном поклоне и представился как граф Уэр. А затем пояснил, что речка, где она так хорошо проводила время, находилась на земле его отца.

– Но вы всегда здесь желанные Гости.

– Благодарю вас, милорд. – Амелия присела в реверансе. – Вы чрезвычайно любезны.

– Нет, – возразил он сухо. – Просто мне ужасно скучно. И я очень ценю компанию, особенно компанию очаровательной девушки, сбежавшей из тюрьмы строгого режима, окруженной сторожевыми вышками.

– Какой смешной и витиеватый образ! – пробормотала она.

– Нет, это я сам такой – смешной и витиеватый парень.

Лорд Уэр взял ее за руку и отвел к речке. Там они увидели Бенни, восседавшего на берегу с длинной удочкой. Бенни почувствовал ее взгляд и поднял голову.

– Я тебе тоже сделаю удочку.

– Вот видишь? – сказал Уэр. – И хватит нам слез и покрасневших носов. В конце концов, что может быть лучше, чем провести время на берегу речки с графом и сорванцом-мальчишкой.

Амелия взглянула на графа исподлобья, и тот в ответ подмигнул ей.

Впервые за последние дни Амелия улыбнулась.

Когда солнце окончательно поднялось над горизонтом, принеся с собой новый день, сцену на пляже в Диле могли обозреть лишь те, кто еще дышал. Залитый кровью песок был усеян мертвыми телами, тела других убитых тихо покачивались на волнах утреннего прибоя. Корабль давно уплыл, его груз был выгружен и уложен на тележки, которые давным-давно укатили прочь.

Кристофер стоял неподвижно, стараясь не обращать внимания на боль, раздиравшую его сердце, опустив голову на сложенные в молитве ладони. Постороннему человеку могло показаться, что он погрузился в молитву, но те, кто знал его лучше, понимали, что Господь никогда не удостоит своей милостью столь черную, обремененную многочисленными прегрешениями душу. У ног Кристофера валялся труп человека, осмелившегося бросить ему вызов, пригвожденный к земле шпагой, пронзившей его безрассудное, исполненное честолюбия сердце.

К Сент-Джону, тяжело опираясь на палку, приковылял пожилой, сильно хромающий человек с кровоточащей повязкой на бедре.

– Мы потеряли дюжину убитыми, – отрапортовал он.

– Мне нужен список имен погибших.

– Слушаюсь. Я прослежу за этим.

Почувствовав, как кто-то робко коснулся его руки, Кристофер обернулся и увидел юную девушку.

– У вас течет кровь, – прошептала она, глянув на него круглыми, как блюдца, глазами.

Он опустил взгляд, впервые обратив внимание на глубокую резаную рану на бицепсе. Рана обильно кровоточила, пропитав разодранные в клочья рукава рубахи.

– И то верно, – подтвердил Кристофер, нагнувшись к ней, чтобы она могла перевязать ему пораненную руку оторванными полосками льняного полотна.

Он смотрел на девушку, пока она накладывала повязку, с восхищением отмечая ее спокойствие и выдержку, несмотря на нежный возраст. Взрослых мужчин тошнило при виде кровавых ран, она же стоически переносила это. Насилие не было чем-то новым и неизведанным для нее.

–Ты потеряла кого-нибудь близкою сегодня, малышка? – мягко спросил он.

Она не отрывала глаз от работы.

– Да, дядюшку.

– Мне жаль.

Девушка кивнула.

Сент-Джон резко выдохнул и повернул голову, чтобы наблюдать восход солнца. Хотя ему удалось вновь вернуть и укрепить здесь свои позиции, он не собирался немедленно покидать эти места. Он знал, что схватка будет недолгой, и предполагал, что ближайшие пару недель потребуются, чтобы прийти в себя и хоть немного отойти от потрясений битвы. Как минимум неделя уйдет на то, чтобы навестить каждую семью, утратившую сегодня кормильца или близкого человека, и предоставить им средства для выживания. Предстояла трудная работа, дни, полные скорби и печали, но это надо было сделать.

И тут, совершенно внезапно, в голову пришла мысль о Марии. Откуда она взялась, было для Кристофера полной тайной. Одно лишь пират знал точно – при воспоминании о ней спина непроизвольно распрямилась, плечи расправились, и он увидел перед собой цель – мягкая постель и ее близость, округлая линия груди и плавный изгиб бедер, желанное тепло тела, прижавшегося к нему. Держать ее в своих объятиях, расслабиться с ней, забыв обо всем на свете, пережить вновь то необычное томление и стеснение в груди, приводящее его в полное замешательство и смущение. Это было бы предпочтительнее нынешнего… ничего, ощущения пустоты, полной опустошенности.

«А разве сам ты никогда не задумывался о том, чтобы оставить эту жизнь?» – спросил себя Сент-Джон.

Нет, никогда, даже сейчас, несмотря на всю гнусность и ужас, окружавшие его. Но впервые он рассматривал возможность отсрочки исполнения последнего приговора, и это только благодаря Марии.

Сент-Джон считал наказанием, карой Господней за его прегрешения то, что для сохранения собственной жизни ему придется принести в жертву, точнее, просто погубить единственный свой источник радости и наслаждения – дорогую его сердцу Марию.

Глава 13

Мария сидела в кресле, подобрав ноги, и смотрела, как Тим что-то рисовал, сидя за письменным столом. Коттедж, который Уэлтон снял для нее, был небольшим, но уютным. Расположенный вблизи берега моря, дом был прелестным убежищем. Мягкий шум бьющихся о берег волн прибоя служил очаровательным фоном для любых неспешных занятий.

Тим работал, мурлыча себе под нос какую-то мелодию, и Мария еще раз подивилась тому, каким, несмотря на его массивную, ладно скроенную фигуру, он был мягким и уравновешенным. Этот добродушный гигант был предан Сент-Джону, и его безоговорочная преданность распространялась и на саму Марию, потому что Тим полагал, что она была нужна, просто необходима пирату. И именно это больше всего пугало ее. Да, Сент-Джон проявлял большой интерес к ней, но она слишком хорошо знала мужчин. Глубокий интерес еще не означал глубокую привязанность. У нее было что-то, что было нужно ему, и она не питала слишком больших иллюзий насчет их отношений. Тим, однако, полагал, что здесь было нечто большее, чем просто корыстный интерес, и сердцем Мария страстно желала, чтобы это было правдой.

Она тосковала без своего пирата. Как все странно! Ну не могла она так быстро увлечься им, но случилось именно так. Ночью леди Уинтер одна лежала в постели и жаждала вновь почувствовать, как мускулистые руки обнимают ее, а ее щека покоится на его волосатой груди, и красивое разгоряченное тело согревает ее. Иногда, стоило Марии закрыть глаза, как казалось, что она чувствует его запах, волнующий аромат бергамота и страждущего, исходящего похотью и вожделением мужчины.

Больше всего в мире ей хотелось вновь обрести иллюзию безопасности. Кристоферу удалось дать ей ощущение защищенности, только с ним она обрела счастье почувствовать мужскую заботу. Саймон, храни его Господь, позволял ей самой принимать все решения, поступать так, как ей вздумается. Ей же иногда хотелось, чтобы кто-то другой брал на себя тяжелую ношу, делил с ней груз ответственности, хотя бы ненадолго. Не делая ее полной иждивенкой, позволял бы изредка почувствовать себя слабой и хрупкой женщиной.

– Вот, – сказал Тим, тяжело поднимаясь из-за стола и направляясь к ней. Отдав леди Уинтер рисунок, он вернулся к столу, чтобы начать другой.

Мария отодвинула карту, на которой она делала пометки для Саймона, указывая, где, по ее мнению, следовало искать, и почти со священным ужасом уставилась на рисунок.

– Да у тебя просто дар художника, – сказала она, восхищенно разглядывая наспех набросанные штрихи и линии, сквозь которые вырисовывался портрет очень красивого юноши. Экзотические черты лица, темные волосы и радужная оболочка глаз придавали ему очаровательно-грозный вид, несмотря на его юность. Густые, слишком длинные волосы ниспадали ему на брови, обрамляя чувственные глаза и красиво очерченные губы.

– Да чепуха все это, – возразил Тим, отвернувшись, чтобы никто не увидел заливший его щеки румянец.

– У тебя просто удивительная память. Я тоже заметила этого молодого человека, и все же, пока я не увидела это сходство, я бы ни за что не смогла описать его. Черты его лица слишком уникальны, чтобы делать какие-то сравнения, но ты все точно подметил и изобразил на бумаге.

Тим что-то смущенно буркнул, бросив на нее прищуренный взгляд из-под непослушных бровей. Она улыбнулась и посмотрела на стопку рисунков рядом. Собранные вместе, они воссоздавали пестрый гобелен событий той ночи – экипаж, гувернантка, грум и кучер. А следующей оказалась Амелия, и Мария почти испугалась, увидев этот рисунок и не зная, как ей следовало реагировать. Она только мельком видела сестру, и за прошедшие три недели в голове остался лишь расплывчатый образ.

– Вы вернете ее, – проворчал Тим. Заморгав, Мария снова обратила внимание на своего гостя. С той ночи прошло уже почти две недели, и ей стало заметно легче. Рана вынуждала Марию пребывать в полном безделье до окончательного выздоровления, но праздная жизнь была для нее проклятием. Расхаживая по дому, она наверняка вышагала достаточно, чтобы пешком обойти земной шар. Командовать на расстоянии не было ее стилем. Она предпочитала руководить делами на месте, находясь в гуще событий. Слава Богу, через пару дней она отправится в Лондон. Тим будет возвращен Сент-Джону, и она полностью отдастся поискам.

– Прошу прощения?

– Ваша сестра, – уточнил он. – Вы вернете ее.

«Боже милостивый! Откуда он узнал?» У Марии похолодело сердце.

– Сент-Джону все известно? – спросила она мягко, быстро перебирая в голове все варианты. Амелия была ее слабым, самым уязвимым местом. Кроме Саймона и Уэлтона, никто больше не знал о ее существовании.

– Нет еще. Вы перехватили меня прежде, чем у меня появилась возможность сказать ему.

Она вздохнула с облегчением, хотя ее сердце еще бешено колотилось.

– Я не могу пока отвезти вас обратно, – предупредила она.

Конечно, они оба понимали, что он мог уйти в любое время, когда ему вздумается. Разве что пара пудовых утюгов на каждой ноге могли бы удержать такого гиганта против его воли, да и то вряд ли.

– Я знал это уже, когда говорил с вами, – просто парировал Тим.

– Тогда в чем дело? – нахмурилась Мария. Гигант подергал себя за бороду и вновь уселся в кресло, которое с трудом вмещало его.

– Той ночью у меня было задание охранять вас. Я провалил это дело. И, охраняя вас сейчас, возможно, я исправляю ту неудачу.

– Вы не можете говорить это всерьез! – Но по тому, как Тим пожал плечами, Мария сразу поверила в серьезность его заявления. – Мы никоим образом не могли предвидеть, что могло произойти.

Он фыркнул:

– Сент-Джон знал, иначе он не послал бы нас. Он доверил мне действовать вместо него, а я оказался недостоин такой чести и провалил все.

– Тим…

Вскинув мускулистую руку, он прервал ее:

– Тут не о чем спорить. Вы хотите держать меня при себе, и именно здесь я и хочу остаться. Нечего тут мелочиться.

Она сомкнула губы. Ей нечего было возразить против его железной логики.

– Моя любовь…

Мария обернулась и увидела Саймона, переступившего порог с присущей ему небрежной грацией. Он все еще был в дорожной одежде, поскольку только что вернулся после долгого отсутствия. Следуя ее подробным письменным инструкциям, он взял дюжину людей и прочесал все южное побережье, повсюду наводя справки об Амелии.

– К тебе визитер.

Охваченная тревогой, она опустила ноги на пол и встала. Быстро подойдя к нему, она спросила вполголоса:

– Кто это?

Он взял ее под руку и вывел из комнаты, бросив опасливый взгляд на Тима. Затем наклонился и тихо прошептал ей на ухо:

– Лорд Эддингтон.

Мария от неожиданности споткнулась и взглянула на Саймона широко раскрытыми глазами. Тот лишь пожал плечами в ответ на ее невысказанный вопрос и проводил ее в гостиную.

Она не была одета для приема гостей, но ведь и граф Эддингтон не наносил ей светский визит. Вздернув подбородок, Мария скользнула в комнату со всем присущим ей шармом. Она сочла это необходимым, поскольку Эддингтон обернулся к ней и его взгляд метал громы и молнии.

– Нам с вами много чего надо обсудить, – бросил граф резко.

Давно привыкшая иметь дело со слишком много мнящими о себе мужчинами, Мария предложила в ответ сияющую улыбку и устроилась на диване.

– Ужасно рада видеть вас, милорд.

– Очень скоро вы будете уже не столь рады.

– Она бесстрашно подскочила к нему с пистолетом в руках, причем прямо средь бела дня.

Кристофер усмехнулся, живо представив себе со слов Филиппа, как громилу Тима захватывает миниатюрная Мария. У него вдруг стало тепло на душе при воспоминании о ней. Будь он проклят, если эта женщина не нравилась ему с каждым днем все больше. Даже когда ее не было рядом, он по-прежнему так же высоко ценил ее, так же сильно желал. «Каково ее самочувствие?» – это был первый вопрос, который он задал, когда Филипп приехал на постоялый двор. Кристофер хотел это немедленно узнать, он не мог ждать, пока вернется в Лондон.

– Это было весьма забавно, – добавил Филипп, заметив веселую ухмылку Кристофера.

– Хотел бы я сам видеть это. – Пират устроился поглубже на сиденье, его пристальный взгляд переместился в окно, на пролетающий мимо пейзаж. Темно-красные занавески были привязаны по бокам окошка, придавая красноватый оттенок всему интерьеру. – Итак, Тим остался с ней?

– Да, и это, по-видимому, наилучший вариант. Ирландец исчез на второй день ее каникул.

– Хм… – Эта новость доставила Кристоферу глубокое удовольствие. Это было непривычное, тлеющее чувство недовольства, которое он чувствовал всякий раз, когда думал о Марии с Куинном. То, что она все еще была привязана к ирландцу, было совершенно очевидно. Единственным утешением Кристоферу служила пустая постель, которую она делила только с ним.

От последней мысли жар проник ему в кровь. Иногда он говорил себе, что секс не мог быть на самом деле столь же хорош, как воспоминания о нем. Как это могло быть? Иногда, лежа вечером в постели, он почти физически чувствовал, как руки Марии ласкают его кожу, и слышал, как она нашептывает ему на ухо пикантные намеки.

– Мы уже близко? – спросил Кристофер Филиппа, стремясь поскорее добраться до выздоравливающей возлюбленной. Если он будет с ней нежен, может, уже сегодня они окажутся вместе в постели. Вожделение обуяло его, подстегиваемое продолжительным воздержанием, но тут он не мог командовать. Не следовало мешать скорейшему заживлению ее раны.

– Да, уже совсем недалеко. – Филипп нахмурился, но ничего не сказал, просто вытер ладони о серые бархатные бриджи. Однако Кристофер знал юношу достаточно хорошо, чтобы не заметить, что что-то тревожило его.

– В чем дело?

Филипп снял очки и вытащил платок из кармана. Удалив несуществующие пятна, он сказал:

– Я беспокоюсь насчет лорда Седжуика. Прошло уже больше месяца, как он выпустил вас. Наверняка он начнет проявлять нетерпение, получая те крошечные частицы информации, что мы предоставляем ему.

Кристофер некоторое время смотрел на Филиппа оценивающим взглядом, отмечая про себя, насколько он повзрослел.

– Пока тот свидетель не окажется у меня в руках, мне придется лишь ждать своего часа. А пока я не могу предпринять ничего другого, что сдвинуло бы меня с мертвой точки.

– Согласен. Но как раз то, как вы начинаете действовать сейчас, тревожит меня.

– Почему?

Филипп вновь водрузил очки на нос.

– Ну, как бы это сказать… Потому что вы питаете слабость к женщине.

– Я питаю слабость ко многим женщинам.

– Но ни одна другая женщина не рискует потерять жизнь от ваших рук.

Кристофер сделал глубокий вдох и снова отвернулся к окну.

– И простите меня, если я не прав, – продолжал его протеже, нервно поерзав на сиденье и прокашлявшись, – но, похоже, вы питаете гораздо большую слабость к леди Уинтер, чем к любой из тех, других женщин, которых я знаю.

– И почему же ты сделал такой вывод?

– Все, что вы вытворяете в последнее время, все эти из ряда вон выходящие поступки, вроде налета на ее дом, и эта поездка в Брайтон… Всего пару дней она дома, в окружении своей челяди, и все же вы сворачиваете с пути, чтобы заехать к ней, словно не можете лишний день провести в разлуке и вам абсолютно необходимо увидеть ее. Как же вы сможете сдать ее Седжуику, если потребуется?

Это был вопрос, которым Кристофер задавался все чаще в последнее время. Мария не сделала ему ничего плохого. Просто она показалась ему соблазнительной, он подошел к ней в театре, а затем продолжил свои ухаживания. Он ничего не знал о ее браке с лордом Уинтером, но он знал, что она не была виновна в смерти Дэйтона. Она искренне печалилась и горевала, говорила, что любила бывшего мужа.

У пирата перехватило горло при мысли о том, что Мария увлекалась или даже любила других мужчин. Какой она бывала, когда любила кого-то? Он по уши влюбился в женщину, которая поставила перед ним скамеечку для ног и поцеловала его с такой жаркой страстью, что это оставило неизгладимый след в его душе. В тот момент она была той Марией, которая была замужем за Дэйтоном?

Прижав руку к груди, Кристофер без особого результата потер то место, где чувствовалось какое-то стеснение. У Марии были свои секреты и тайны, в этом не было ни малейшего сомнения. Но она не была злобной и она не собиралась причинить ему вред. Как же в таком случае он мог отправить ее на виселицу? Да, он не был добрым и бескорыстным человеком. Однако, независимо от его чувств к ней, что-то внутри его восставало и противилось, не позволяло ему обменять его жизнь на жизнь человека, который был лучше его.

– Приехали, – буркнул Филипп, оторвав Кристофера от его мрачных мыслей.

Сент-Джон выпрямился, устремив невидящий взгляд на дом, к которому они подъезжали. Они были все еще на некотором расстоянии от особняка, достаточно далеко, чтобы из дома можно было услышать звук колес их кареты, но достаточно близко, чтобы видеть дорогой экипаж, который ждал у подъезда.

Ощутив то самое, ныне уже хорошо знакомое чувство ревности и жгучего собственничества, он постучал костяшками пальцев в потолок экипажа и крикнул кучеру:

– Останови здесь!

Спустившись из кареты, Кристофер направился к дому пешком, ритмично бьющиеся о близкий берег волны заставляли его ускорить шаг. Сумрак позволял скрывать его передвижения. Тихая птичья трель привлекла его внимание к людям, которых он послал для охраны Марии. Он засвистел было в ответ, но тут же остановился, узнав герб на дверце экипажа.

Эддингтон.

Вихрь мыслей промелькнул у него в голове одновременно. Он на мгновение остановился, сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, а затем обошел коттедж, подыскивая место, откуда можно было бы видеть происходившее в доме.

Удача была на его стороне. Свернув за угол, Сент-Джон увидел, как из открытого окна льется свет, освещая глиняный склон. Он подошел ближе и смог беспрепятственно видеть Марию и Эддингтона, погруженных в то, что со стороны казалось жарким спором. Их враждебность, возможно, отчасти и успокоила бы его, если бы Мария была соответственно одета. Но все было не так. Ее платье было не из тех, что женщина надевает, готовясь к официальному визиту. И Куинна не было дома.

Кристофер бросился к дому, прижался спиной к стене и стал медленно двигаться к открытому окну.

– Должен напомнить вам, – резко заявил Эддингтон, его грубый голос подхватил и далеко разнес океанский бриз, – что я прилично оплачиваю ваши услуги, но я не хочу оплачивать ваши вакации!

– Я была больна, – сказала Мария ледяным тоном.

– Ладно, вы не можете трудиться, лежа на спине, но ведь есть же и другие способы, чтобы выполнять ваши обязанности.

Сжав руки в кулаки и стиснув зубы, Кристофер испытывал дотоле неизведанный приступ ярости. У него и раньше случались приступы гнева, когда он был готов убить человека, но никогда еще они не сопровождались болью в сердце и жжением в легких.

– Не ведите себя по-хамски! – отрезала она.

– Я буду вести себя так, как мне вздумается, будь я проклят! – взревел граф. – Я достаточно плачу за это.

– Если вы так страдаете, расставаясь с деньгами, освободите меня и найдите себе кого-нибудь подешевле для удовлетворения ваших нужд.

Несмотря на шум прибоя, Кристофер подумал, что они вполне могли услышать скрежет его зубов, но остановиться он не мог. Ему потребовалось собрать в кулак всю свою волю, чтобы удержаться, не забраться в окно и не избить до смерти Эддингтона. Единственное, что его сдерживало, – это осознание того, что доверия Марии невозможно было добиться силой. Она должна была одарить им добровольно.

Он пошел прочь, еще раз перебирая в голове свой союз с пресловутой соблазнительницей. Леди Уинтер явно ввязалась в нечто весьма неприятное, по-видимому, против собственной воли, и все же не просила о помощи. Он был ее возлюбленным, причем достаточно богатым, и он непременно помог бы ей, если бы она обратилась к нему, но Мария слишком привыкла вести свои дела самостоятельно.

Несмотря на болезненные переживания, Кристофер отказывался признавать себя отвергнутым или брошенным либо обвинять ее за действия, предпринятые для самозащиты. Она была умной женщиной. Она могла многому научиться, и он будет преподавать ей уроки. Доброта. Нежность. Много ли этого она видела в жизни? Он, возможно, не был самым подходящим мужчиной, чтобы касаться подобных вещей, но он был способен познать их тоже. И он найдет путь к ее сердцу, сумеет открыться ей так, чтобы она со спокойной душой доверилась ему, открылась ему навстречу. Кристофер уехал так же стремительно, как приехал. Он вернулся в свой экипаж другим человеком и был погружен в самосозерцание, не нарушать которое у Филиппа достало ума.

Мария возбужденно мерила комнату большими шагами, халат путался у нее между ног.

– Ну где же ты? – бормотала она, снова и снова бросая взгляд на открытое окно, ожидая в нетерпении, когда же появится ее златовласый любовник. Вот уже два дня она была дома и от своего соглядатая среди челяди Сент-Джона знала, что Кристофер был дома тоже и все же не приезжал к ней. Похоже, напрасно утром она отправила ему послание. Пират не ответил и не появился.

Примчавшись домой, Мария поспешно смыла с себя дорожную грязь, готовясь к его визиту. Глубоко в груди нарастала щемящая боль.

Возможно, за время их разлуки Кристофер утратил интерес к ней. И пока Мария обдумывала вероятность этого, сама мысль обидела ее в высшей степени, ибо она вовсе не была к этому готова.

Мария подошла к окну, посмотрела вниз, но не обнаружила никакого движения. Ее глаза закрылись, она тяжело вздохнула. Пират ничего не был ей должен, и все же ее разозлило, что он причинил ей такую боль. Ее возмутило, что он даже не удосужился проявить любезность и просто сказать ей «прощай». Хотя бы черкнуть пару слов, если уж не заявить лично, что между ними все кончено. Мария не могла вынести такой молчаливой отставки.

Будь она проклята, если позволит ему так обращаться с ней! Мария невольно призналась самой себе, как она жаждала его общества. Ей было мучительно больно даже думать, каким глубоким оказалось ее увлечение, привязанность к этому человеку. Придется разыскивать его, вновь добиваться его внимания.

Отвергнута без единого слова.

Сгорая от негодования, Мария разделась и позвала Сару, чтобы та помогла ей переодеться. Леди Уинтер облачилась в платье темно-красного шелка, а затем, как обычно, пристроила мушку в форме сердечка над уголком рта. Сунув кинжал в спрятанные под платьем ножны, она приказала подать экипаж. С каждым уходившим мгновением пожар, бушевавший у нее в крови, усиливался. Она была готова броситься в драку, и, ей-богу, пирату придется сразиться с ней, хочет он того или нет.

Охрана сопровождала карету Ледяной Вдовы, поскольку они покинули относительно безопасный Мейфер, направляясь в убогий Сент-Джайлз, служивший прибежищем нищим, ворам, проституткам… и ее возлюбленному. Мария сидела в уютном полумраке экипажа и чувствовала, как внутри закипает гнев. К тому времени, когда карета добралась до жилища пирата, Марию уже переполняла ярость, только и ждавшая момента, чтобы вырваться наружу. Скрыть это состояние было невозможно. Визитная карточка леди Уинтер, врученная грумом, была принята, и ее без промедлений сопроводили в холл.

– Где он? – спросила Мария со зловещей мягкостью, не обращая внимания на мужчин и женщин, высунувшихся из разных комнат, чтобы посмотреть на нее.

Дворецкий с трудом сглотнул.

– Я сообщу ему о вашем прибытии, леди Уинтер.

Она выгнула тонкую бровь.

– Я могу представиться сама, спасибо. Скажите только, куда мне идти.

Слуга открыл было рот, тут же захлопнул его, снова открыл и наконец со вздохом произнес:

– Следуйте за мной, миледи.

Мария поднималась по лестнице, словно королева, высоко вскинув голову и расправив плечи. Она могла вести себя как оскорбленная, отвергнутая любовница, но прекрасная леди Уинтер отказывалась играть эту роль.

Мгновение спустя она ворвалась в комнату, открытую дворецким, и замерла, сердце, казалось, готово было выскочить из груди. Единственное, что она сумела сделать, – это нервно махнуть рукой, жестом приказав захлопнуть за ней дверь.

Кристофер возлежал перед камином полураздетым, шея и ноги были голыми, тело лишено привычной жилетки и камзола. Голова была откинута назад, блестящие синие глаза – прикрыты веками. Столь прекрасное и в то же время смертельно опасное творение Всевышнего. Даже сейчас, охваченную яростью, он волновал ее, как прежде ни один мужчина в мире.

– Кристофер, – тихо позвала Мария, из перехваченного от волнения горла вырвался звук чуть громче шепота.

Слабая улыбка тронула его губы, но глаза оставались закрытыми.

– Мария, – промурлыкал он. – Ты приехала…

– А ты не приехал. Хотя я просила тебя, я ждала.

Сент-Джон наконец взглянул на нее, задумчиво прищурившись:

– Неужели моя вина настолько ужасна? Я всего лишь захотел, чтобы ты сделала над собой усилие и сама пришла ко мне.

– У меня больше нет времени играть в твои игры, Сент-Джон. Я приехала затем, чтобы окончательно порвать с тобой.

Она повернулась, чтобы сразу уйти, но не тут-то было. Кристофер стремительно вскочил, всем телом прижав ее к двери.

– Это вовсе не игра. – Его горячие губы едва не касались ее уха.

Мария пыталась не замечать долгожданного ощущения от близости его крепкого мускулистого тела. Кристофер возвышался над ней, его жаркое дыхание интимно согревало ее затылок. Когда он прижался к ней бедрами, она, наконец, восприняла, что он говорил ей. Сквозь массу нижнего белья и юбок невозможно было почувствовать его эрекцию, но не было ни малейшего сомнения, что пират был возбужден до предела.

Мария преодолела приступ удовлетворения, охватившего ее при этой мысли, и спросила холодно:

– Тогда почему же ты не приехал ко мне?

Кристофер шевельнулся, оторвал руки от двери и вдруг обхватил ладонями ее набухшие груди. Его мощные ноги продолжали прижимать бедра Марии к двери, пока он ласкал ее.

– Обычно я приезжаю к тебе, Мария. И мне захотелось проверить, не приедешь ли ты ко мне сама.

Она с шумом втянула воздух, ибо желание, горячее и настойчивое, пропитывало его слова, его дыхание. Но туг он допустил серьезную ошибку, отпустив, ее руки, и секунду спустя понял это. Мария ткнула концом того самого жала ему в бедро.

Сент-Джон отдернулся от нее с проклятиями, а она повернулась к нему лицом, ухватившись рукой за ручку замка за спиной.

Пятнышко крови появилось на дырке в его бриджах.

– А Эддингтона ты тоже пырнула ножом? – спросил он мягко. – Или большие деньги уберегают его?

Мария замерла, выставив кинжал перед собой.

– А при чем тут Эддингтон?

– Это я должен спросить. – Кристофер небрежно стащил рубашку через голову, обнажив покрытый золотистым загаром живот. На голой груди заживали резаные раны, а на ребрах виднелись желтоватые следы ожогов. У нее перехватило горло при виде многочисленных ранений, а сердце болезненно сжалось от сознания, что она покусилась на такую мужскую красоту. Он разорвал простыню, оторвав достаточно длинную полосу, чтобы перевязать мускулистую ногу. – Мы действительно достаточно близки, чтобы делиться подобными секретами?

– Эддингтон – причина твоего отказа от меня? – спросила Мария, внутри у нее все перевернулось, когда она поняла, что ему известно о ее сотрудничестве с графом.

Кристофер скрестил на груди руки и отрицательно покачал головой:

– Нет. Я говорю тебе правду, Мария, потому что именно ее я хочу получить от тебя взамен. Я хочу поддержать тебя. Помочь тебе. Если только ты мне позволишь, дашь мне на это право.

Сент-Джон говорил так тихо, взгляд его был столь серьезен, что она смотрела на него как зачарованная, тронутая чувствами, которые пират пробуждал в ней. Кинжал выпал из ее онемевших пальцев и с глухим стуком упал на пол.

– А какие же права ты предоставишь мне? – спросила она, ее грудь бурно вздымалась и опускалась.

– А какие права ты сама хочешь? – Кристофер снова подошел почти вплотную к ней и, склонив голову, лизнул языком ее раскрытые губы. – Ты ведь могла отправиться к Куинну или Эддингтону сегодня вечером. А вместо этого, несмотря на всю твою злость, ты приехала ко мне. Значит, во мне есть что-то такое, что тебе нравится, Мария. Скажи же мне что, чтобы я мог дать тебе это.

Последнее было произнесено с ноткой боли в голосе, которую он быстро заглушил, прижавшись губами в крепком, собственническом поцелуе. Обняв ее за плечи, Кристофер еще теснее прижал Марию к себе.

И только сейчас Мария поняла, что она обладает силой, способной ранить его, причинить ему боль, но и сам Сент-Джон мог легко заставить страдать ее в ответ. И он делал это так умело, размягчая ее своей добротой и кажущимся отсутствием хитрости и уловок.

– Возможно, все, что мне нужно от тебя, – это секс, – сказала леди Уинтер холодно, не отрывая губ. – У тебя тело просто создано для греховных плотских утех, а ум отлично вышколен и обучен тому, как с максимальным успехом использовать его.

Пират крепче сжал ее, словно признавая, что ее слова попали в цель. Было очень неприятно узнать, что она преднамеренно причиняла боль ему, чтобы защитить самое себя. Но Марии ничего другого не оставалось. Она могла справиться с собой, взять себя в руки, общаясь с грубым пиратом. Но она отнюдь не была уверена, что сможет устоять перед шармом охваченного страстью нежного любовника, который все чаще сменял пирата. Примитивная похоть и вожделение их первой сексуальной схватки смягчились, сменившись сладостными поцелуями, интимными воспоминаниями и взаимными признаниями в том, что они тосковали друг по другу в разлуке, даже когда просто находились в обществе других людей. Если она доверится ему, их связь перерастет в любовный роман. А поскольку его мотивы казались Марии весьма подозрительными, все это походило на своего рода осаду, и она не могла позволить себе оказаться завоеванной, когда на кону была безопасность Амелии.

– Значит, тебе нужен мой член, – прошептал он, – что ж, я готов. Ты только скажи, каким способом предпочтешь. Я не только готов, я просто жажду ублажить тебя, будь то в постели или в любом другом месте.

Ее глаза закрылись, мысли засуетились беспорядочно. Ей было жаль, что она не может собраться с силами, отбросить в сторону все свои любовные переживания и сосредоточиться исключительно на стоявшей перед ней задаче. Дрожь в теле подсказывала ей, что наилучшим выходом для нее сейчас было бы немедленно бежать, пока она еще в состоянии это сделать. Информацию, которую от нее требовали Уэлтон и Эддингтон, придется добывать другими средствами. И она, как обычно, найдет выход из положения.

– Раздень меня, – шепотом попросила Мария.

– Как пожелаешь. – Кончик его языка проник в ее ушную раковину, по коже побежали мурашки. – Повернись ко мне спиной.

Мария с глубоким вздохом исполнила его просьбу.

Глава 14

У Кристофера руки сжались в кулаки, когда перед его глазами предстал ровный ряд маленьких пуговок, сбегавших вниз по спине Марии. Он не мог совладать с собственными пальцами, приказывая им перестать дрожать. Пират жаждал ее нежности, жаждал обнаружить хотя бы малейший признак, что он не был ей безразличен, что ей хотелось от него не только сексуальных подвигов.

Зачем она пришла? Кто послал ему эту записку с таким теплым, душевным текстом? Может, ей действительно доставляло удовольствие общение с ним? Он ненавидел в себе ту половину, которая настойчиво говорила ему: «Хватит. Просто бери, что она дает тебе». Но Сент-Джону этого было недостаточно. Так больше не могло продолжаться, между ними не должен быть только секс. Он не хотел больше делить с ней постель, зная, что исключен из остальной ее жизни.

– Ты что, передумал? – прошептала Мария, почувствовав его колебания и бросив на него косой взгляд через плечо.

Он смотрел на мушку в форме сердечка на щеке рядом с губами, и ему вдруг ужасно захотелось поцеловать ее. Волнующий запах тела леди Уинтер наполнил его ноздри и ударил в голову сильнее выдержанного бренди.

– Нет.

Кристофер приступил к выполнению сложной задачи – попытаться обнажить ее соблазнительные формы, стаскивая ярд за ярдом разделявшую их материю. Он был многоопытным мастером, в совершенстве владевшим искусством раздевания женщин, но никогда прежде при этом у него так не дрожали руки.

Наконец алое платье леди Уинтер распахнулось на спине, представив глазам яркий контраст с оливковой кожей. Кристофер нагнулся и провел языком по обнаженному плечу. Он почувствовал сотрясавшую ее дрожь, и голова закружилась от предчувствия любви. Он обхватит губами ее соски и будет с жаром сосать их, затем широко раздвинет ее ноги и примется лизать лоно. А она, извиваясь и корчась в судорогах под ним, будет умолять остановиться. К тому времени, когда он кончит вместе с ней, она поймет наконец, что он чувствовал все эти последние дни, он был словно изголодавшийся человек, стоящий перед роскошным, уставленным яствами столом и в то же время не имеющий возможности съесть ни кусочка.

Кристофер откинул левый край алого платья, и его взгляд задержался на сморщенном розовом шраме, оставшемся от ножевого ранения. Он непроизвольно зажмурился, не в силах видеть это, – нахлынувшие эмоции переполняли его. Кончиками пальцев он тронул вспухшую полоску плоти и тут же отдернул руку. Мария задохнулась от его прикосновения.

– У тебя еще болит рана? – спросил он, открыв глаза, чтобы контролировать собственные движения.

Она помолчала несколько мгновений, а затем кивнула.

– Я буду осторожен, – пообещал он.

– Нет, – возразила она, затаив дыхание. – Ты ляжешь па спину.

Воспоминания, вызванные этими словами, были столь сильны, что Сент-Джон вздрогнул. Как часто он вновь и вновь переживал ту единственную ночь, когда она возлежала на нем, вспоминал бурный оргазм, оставивший его тело почти бездыханным и опустошенным! И от предчувствия того, что сейчас, возможно, лишь моменты отделяли его от такого же экстаза, он ощутил боль в теле, жаждавшем скорейшего освобождения и облегчения. Ему безумно хотелось остаться с ней наедине, слиться с ней душой и телом, раствориться в страсти. Поиметь ее так, как никто и никогда не имел ее прежде. И чтобы Мария отвечала ему тем же, с такой же необузданной страстностью и неутолимым желанием. Чтобы она вожделела его. И только его.

– Ну скорее же, – торопила она, все се тело напряглось.

Кристофер замер, понимая, что она чувствовала собственную уязвимость, что изменившиеся правила игры вынуждали ее быть осторожной и она была чуть испугана.

Он тоже чувствовал некоторую неуверенность в себе, делая первые пробные шаги в новом качестве, поскольку и сам никогда еще не разоблачался, не обнажался до такой степени.

Тут он чуть отклонился, ухватил спинку платья и одним рывком, сильно дернув вниз, разорвал его. Мария перешагнула через остатки платья, оказавшись перед ним в одном корсете, и лишь ее ноги слегка запутались в свалившихся на пол юбках.

– Снимай бриджи, – приказала она, – и ложись в постель.

Он изучающе смотрел на нее, пока его руки неспешно выполняли ее приказ. Леди Уинтер и здесь хотелось командовать, держать ситуацию под контролем. Что ж, он предоставит ей эту возможность, к примеру, продемонстрировав, что он и сам готов был отдаться в ее руки, если она ответит ему тем же.

– Я хочу, чтобы ты тоже обнажилась.

– Позже.

Кивнув, Кристофер высвободил свой член и спихнул бриджи вниз. Мария воззрилась на восставший член, в ответ он обхватил пенис рукой и начал мастурбировать. На головке члена выступила капля спермы.

– Видишь, что ты делаешь со мной? – спросил он, выразительно направив на нее член, словно предлагая его.

Легкая печаль исказила ее тонкие черты. Он испустил тихий стон, продолжая мастурбировать у нее на глазах. Дрожь удовольствия пробежала по спине, заставив еще больше набухнуть его член.

– Я слишком долго был без тебя, Мария. Тебе меня тоже не хватало?

– Я написала тебе.

– Ты накажешь меня за то, что мне захотелось получить от тебя хоть небольшой знак твоей привязанности? За мое желание увидеть тебя в моей постели, а не наоборот?

– Остановись, – сказала она хрипло, не в силах оторвать взгляд от его старательных рук. – Я хочу, чтобы твой толстый и твердый член трудился во мне, а не растрачивался попусту.

Кристофер опустил руки, из его покрасневшего, устремленного вверх члена сочилась влага. Это было совершенно новым для него – оказаться в чьей-то власти, безропотно подчиняться кому-то. Вряд ли он мог бы пойти на это ради кого-либо еще. Не появилось еще женщины в этом мире, которой он позволил бы командовать собой в подобной ситуации. Даже Эмалайн, при всем ее опыте, не могла справиться с ним в спальне. Вот почему она иногда обслуживала его сама вместо того, чтобы предоставить в его распоряжению одну – или даже нескольких – из ее девиц. Ей иногда самой хотелось позволить себе эту роскошь – просто отдаться, а не выполнять самой всю работу. Сент-Джон ждал, тяжело дыша, взмокнув от пота. Предвкушение самого главного нарастало, концентрировалось в воздухе, подталкивая его на дальнейшие шаги. Секс в бездействии мог бы стать скучным. Но сейчас это был не тот случай. Пространство между ним и Марией заполнилось осязаемой энергией, как, впрочем, и всегда с ними происходило.

– Ты передумала? – поддразнил он ее же словами. Она вскинула брови.

– Может, я еще не готова.

В ответ Кристофер тоже вскинул брови. Он знал, что Мария лгала, судя по яркой краске, залившей ее щеки и грудь, по тому, как часто вздымалась и опускалась ее грудь. Он знал, что она увлажнилась, знал, что созерцание того, как он ублажает себя, доставляло удовольствие и ей.

– Я могу подготовить тебя, завести тебя, – услужливо предложил он.

Какое-то мгновение его темноволосая обольстительница с атласной кожей и алыми губами оставалась неподвижной.

Белоснежные рубашка, корсет и нижние юбки подчеркивали ее ангельский облик, который тут же разрушал всевидящий взгляд умных глаз из-под невероятно густых ресниц. Он видел восхитительные соски сквозь прозрачную ткань, и его рот наполнился слюной от неудержимой потребности схватить их губами и сосать, сосать. Крошечная мушка в виде сердечка так и дразнила его, словно призывая поцеловать эти пухлые губы, просунуть в них свой член и двигать им туда-сюда, пока он не взорвется семенем. Капелька влаги уже появилась на головке члена и покатилась вниз по пылающей, пульсирующей коже его стержня.

– Ты позволишь мне ублажить тебя губами? – спросил он. – Мне бы хотелось заняться с тобой любовью именно так.

У нее потемнели глаза от такой формулировки, из полуоткрытых губ вырывалось прерывистое дыхание. Мария согласно кивнула и прошла мимо него, ритмично шурша юбками в такт большим возбужденным шагам. Она больше не колебалась. Уж если она решалась, то никогда не оглядывалась назад.

Он шел за ней как в тумане, его мозг был одурманен похотью и вожделением.

Мария устроилась на диване, откинувшись на спинку. Ее поза была почти светской, пока она не закинула колено на деревянный подлокотник, задрав повыше белые нижние юбки, обнажив сначала точеные лодыжки, а затем стройные бедра и под конец шелковистый кустик промежности.

Издав тихое рычание, Кристофер без долгих церемоний опустился на колени, раздвинув ее ноги достаточно широко, чтобы ничто не укрывалось от его глаз. Она была мокрая и пылала жаром, словно оправдывая его ожидания. Роскошная Мария, Ледяная Вдова. Но только не тогда, когда она была с ним. С ним она таяла.

– Мне нравится видеть тебя такой, – признался он. – Когда ты полностью открыта мне, жаждешь и вожделеешь меня.

Опустив голову, Кристофер стал вылизывать ее языком, прислушиваясь к тихим стонам наслаждения, прорывавшимся сквозь стиснутые зубы. После этой ночи Ледяная Вдова никогда не забудет его. Она будет лежать в постели и заново переживать те ощущения, когда его рот ласкал ее лоно, и будет томиться и жаждать того блаженства, которое лишь он один мог доставить ей.

Он обхватил губами ее набухший клитор, продолжая дразнить его легкими пульсирующими толчками языка. Ее пальцы блуждали в его взмокших от пота волосах, и вдруг Мария выгнулась с испуганным криком. Удерживая ее бедра, он принялся нежно сосать клитор, еще больше усилив ее возбуждение, дыхание стало резким и прерывистым.

– Кристофер! Господи!

Она крепче вцепилась в его волосы. Сент-Джон еще глубже погрузился в нее, язык заработал с удвоенной силой. Он чувствовал, как она увлажнилась и напряглась, какой сладкий оргазм получила. Довольный, что все же смог этого добиться, он сам в изнеможении рухнул, дрожа всем телом от мучительного желания.

Охвативший Марию оргазм едва не заставил кончить его самого. Он не останавливался, отвергая ее попытки вытолкнуть его, пока она вновь не вскрикнула в экстазе, затем еще и еще, пока у обоих не осталось сил.

Кристофер приподнялся, держась одной рукой за позолоченную спинку дивана, а другой рукой направит член в ее лоно.

Он с такой силой вошел в нее, что диван, закачавшись на задних ножках, едва не опрокинулся, вызвав проклятия у него и почти беззвучный смех у нее. Кристофер на мгновение замер с закрытыми глазами, пока ее лоно судорожно сжималось вокруг его стержня в завершающих спазмах оргазма. И только когда она закричала и последняя дрожь, затихая, пробежала по ее членам, он отважился взглянуть на нее.

– Господи, да я просто в раю! – задохнулся Сент-Джон. – Мне хочется остаться в тебе, чувствовать, как ты все глубже засасываешь меня, пока мы не сольемся в единое целое.

Мария смотрела снизу вверх на златовласое божество, окончательно пленившее ее, и задавалась вопросом, как случилось, что события этого вечера полностью вырвались у нее из-под контроля. Она чувствовала себя расслабленной, до отказа заполненной твердокаменным членом. Его руки вцепились в диван по обе стороны от ее головы, его стройные бедра устроились на скрещении ее ног, а струйки пота с поджатого живота стекали на ворох задранных на талию юбок.

Пират смотрел на нее с нескрываемым вожделением и любовью, проникая взглядом до глубины души. Как она могла расстаться с ним? Мария всхлипнула, чувствуя, как член Кристофера бьется и пульсирует в ней. В этой позе ей не на что было опереться, и его впечатляющие мужские достоинства оказались едва ли не слишком громоздкими при использовании по прямому назначению. Он вышел из нее, а она судорожно обхватила его ногами, ее тело бунтовало, не желая лишаться удовольствия от ощущения тесного контакта. И тут, используя мускулистые ноги в качестве опоры, придавив диван руками, он вновь ринулся в нее.

Мария беспомощно застонала. Ей удалось лишь вцепиться в его талию, чтобы удобнее подстраиваться под его толчки, становившиеся все более сильными и частыми, а по всей гостиной эхом отдавались чавкающие звуки, по которым снаружи можно было безошибочно угадать, чем заняты обитатели. Ее крики становились все громче, сливаясь с ритмичным стуком ножек дивана об пол и хриплыми проклятиями, вырывавшимися из горла Кристофера всякий раз, когда он погружался в нее.

Он завоевал ее, соблазнил и покорил, давая ей именно то, чего она страстно желала.

Это был безумный, страстный секс. Похоть и вожделение, подстегиваемые гораздо более глубокими чувствами и эмоциями. Ее взгляд неотрывно следил, как сжимаются и разжимаются мускулы голого живота, приводящие в действие влажный, блестящий длинный член, который с поразительной точностью входил и выходил из нее. Ответ на вопрос о том, были ли превзойдены и улучшены воспоминания об их первой совместной ночи, отпал сам собой. Кристофер Сент-Джон был опытным любовником, не терявшим сноровки даже в разгар любовной горячки. Он входил в нее сильными резкими толчками, безошибочно поражая тот самый чувствительный центр в ней, пробуждая нестерпимое вожделение, заставляя ее судорожно вздрагивать всем телом и корчиться под ним.

– Да! – почти взревел он, когда Мария всхлипнула в состоянии, близком к бреду; в его хриплом голосе слышалось нескрываемое мужское удовлетворение, а глаза пылали дьявольским огнем, когда он увидел, как она отпала в полном изнеможении.

Боже милостивый, да он опустошал ее, лишал последних сил к сопротивлению, заставлял возлюбить его, хотя она пыталась сопротивляться своим чувствам!

– Нет! – крикнула Мария, испугавшись собственных эмоций, ее руки безуспешно уперлись в его напряженные плечи. – Остановись, перестань! – Она принялась колотить его кулаками в грудь, пока не привела его в какое-то подобие осознания реальности, вырвав из чувственного ослепления.

Сент-Джон еще раз глубоко вошел в нее и затих, лишь его бедра чуть подрагивали меж ее раскинутых ног.

– В чем дело? – Он с трудом справился с дыханием. – Что случилось?

– Выйди из меня.

– Ты что, с ума сошла? – Сомнение промелькнуло у него на лице, он опустил глаза. Прежде чем она осознала его намерение, он склонил голову и прошептал, легко, чуть касаясь губами, в ее шрам: – Я сделал тебе больно?

Мария с трудом сглотнула, ее сердце билось с такой силой, что, казалось, готово было выскочить из груди.

– Да. – Он убивал ее, разрушал ее личность.

– Господи! – Он прижался влажным от пота лбом к ее лбу, обдавая ее лицо своим жарким дыханием.

Его член продолжал пульсировать в ней. Ее тело в нетерпеливом ожидании неминуемого оргазма высасывало его, завлекая глубже в себя.

Кристофер сделал глубокий вдох, затем уперся коленями в край дивана и обхватил ее руками пониже спины. Он с трудом поднялся на ноги, крепко прижимая Марию к себе. Как он умудрился перетащить ее в соседнюю комнату, Мария не могла потом вспомнить.

Кристофер присел на край постели, а затем опрокинулся на спину, удерживая ее над собой.

– Все, теперь ты оседлала меня. Давай, – хрипло приказал он.

Мария едва не вскрикнула.

Ее пальцы судорожно вцепились в бархатное покрывало. Кто бы мог подумать, что грозный пират мог быть настолько милым и заботливым! Свирепое выражение его дивного лица напомнило Марии о том, кем он был на самом деле – пресловутым преступником, который выжил в жестоком криминальном мире лишь благодаря своим талантам, уму и полному отсутствию морали. Но вот он лежал здесь, подавляя все свои неистовые желания… отдаваясь на ее милость, предлагая делать с ним все, что ей вздумается…

– Мария, – выдохнул он, положив руки ей на бедра, не сводя с нее глаз. – Возьми меня.

Пораженная его великодушием, Мария двигалась как во сне. Она приподнялась, наслаждаясь ощущением, когда длинный липкий ствол выскользнул из нее, и его дыхание со свистом вырвалось сквозь стиснутые зубы, когда она вновь опустилась на него. Кристофер, как и обещал, оставался недвижим, отдав ей лидерство. Единственным его движением было подергивание мускула на челюсти.

Мария смотрела на Кристофера, оседлав его, совершенно очарованная представившейся картиной. Как же он красив! Даже усталый и измученный, он служил воплощением самой утонченной фантазии любой женщины. Ангельски совершенное в обрамлении золотистых волос лицо с растрепанными и взлохмаченными космами выглядело дьявольски соблазнительным. Его длинное, мускулистое тело, хоть и несколько похудевшее, оставалось не менее привлекательным. А глаза, эти синие бездонные колодцы, были просто неотразимы, полные сексуальных обещаний и горячей привязанности.

Мария осторожно провела кончиками пальцев вдоль его бровей, затем чуть коснулась отдававших легким цинизмом линий рта и уголков глаз.

– Да, – шепнул он, чуть придержав ее за талию, чтобы сохранить равновесие. – Люби меня, как тебе захочется.

Мария нагнулась и поцеловала его в губы, словно вдохнув вырвавшийся у него тихий стон. В последний раз она с ним в постели, в последний раз она может ласкать его и восхищаться совершенством нагого тела. И хотя ей было больно терять то, что, как ей казалось, могло бы у них получиться, у нее стало тепло на душе оттого, что она могла хотя бы попрощаться с ним должным образом. Уехав сегодня вечером, она поставит точку. Именно для этого она и приехала, и была довольна, что сможет покончить с этой связью раз и навсегда.

Мария не спешила, ее губы следовали за кончиками пальцев, которые легко касались каждой щербинки на его теле, каждой царапинки, шрама или ушиба. Крепкое тело пирата корчилось под ее прикосновениями, мускулы на руках вздулись, когда он вцепился в покрывало, не в силах сопротивляться охватившей его страсти. Точно также, как и она.

– Мария! – задохнувшись, с трудом выдавил он, пока ее язык поигрывал с его соском. – Я должен кончить, любовь моя. Кончай вместе со мной.

Она прихватила сосок зубами, вызвав у него стон.

– Ну пожалуйста!

Мария приникла влажным нежным поцелуем к его крепко сжатым губам. Кристофер застонал и окончательно рухнул.

– А я хочу продолжать, – выдохнула она, не желая останавливаться, боясь утратить это ощущение, когда его член бьется и пульсирует у нее внутри, проникая все глубже и сильнее.

– Возьми его, – потребовал он, его скулы побагровели. – Возьми меня.

После секундного колебания она кивнула.

Мощное тело Кристофера выгнулось дугой, шея напряглась, он с трудом поддерживал ее за бедра, его золотистая голова моталась из стороны в сторону, а Мария в безумной скачке неслась к финишу.

– Мария! – застонал он. – Мария!

Она нагнулась и вновь прижалась к его губам хищным поцелуем, ее глаза пылали той же страстью, с которой он вернул ей поцелуй. Ее разгоряченное тело было покрыто тонкой пленкой пота. Она жаждала достичь кульминации, услышать его крики, ощутить, как ее любимый пират взрывается в ней.

Упершись руками в его грудь, Мария поднималась и опускалась в размеренном ритме, чувствуя, как огромный член растягивает ее. Ее возбуждение нарастало, надвигавшийся оргазм уже давно был подготовлен его многоопытными губами. Нестерпимое желание и наслаждение так увлажнили ее лоно, что каждое движение сопровождали тихие хлюпающие звуки. Кристофер двигался синхронно в такт ее движениям, вскидывая бедра ей навстречу всякий раз, когда она опускалась и вновь взлетала над ним.

– Да… Мария… Господи… да!

Кристофер сильно поддал бедрами, уткнувшись в ее распухший клитор, она вскрикнула в неудержимом оргазме, тело содрогалось, удерживая его яростно работавший член.

Он издал победный рык, пронизавший ее, заставивший ее бурно кончить, и мощными струями излил в нее свое горячее семя.

Мария упала на него комком пресыщенной плоти, непрерывно всхлипывая, ибо он, удерживая ее бедра чуть на весу, продолжал двигать в ней членом, пока тот не излился полностью.

Наконец, задыхаясь, он крепко прижал ее к склизкой от пота груди.

Мария сунула кулак в рот, чтобы придушить рвущееся из груди рыдание. Она опасалась, что ее чувства и без того уже зашли слишком далеко. Ей хотелось бы остаться навсегда в теплых и надежных объятиях Кристофера. Но насколько они били настоящими и искренними? Не было ли это отчасти просто попыткой добиться своей цели? Действительно ли Кристофер мог оказаться тем самым райским прибежищем, каковым он себя представлял? Или же он все-таки лишь служил орудием ее уничтожения?

Оставалось слишком много вопросов, на которые не существовало конкретных, окончательных ответов. А когда на весы была положена жизнь Амелии, Мария не могла рисковать.

Она дождалась, пока дыхание Кристофера не стало глубоким и ровным, свидетельствуя, что он впал в глубокий сон. Тогда она высвободилась из его объятий и поднялась с постели.

– Прощай, – прошептала она, окинув страдающим взглядом все великолепие обнаженного тела прежде, чем повернуться к нему спиной и уйти. Дверь спальни захлопнулась за ней с тихим щелчком замка.

Перешагнув через обрывки разодранного платья, на дрожащих ногах она вошла в гостиную, подобрана свой кинжал и надела пальто Кристофера, стараясь не дышать носом, опасаясь почувствовать его запах. Иначе она могла расплакаться, а ей еще предстояло преодолеть некоторое расстояние.

Она не помнила, как спускалась по лестнице и вышла через главную дверь. Может, кто-нибудь подглядывал? Какое она представляла собой зрелище? Видели ли слуги Кристофера ее? Мария не знала, да в общем-то ей было все равно. Она лишь знала, что не уронила своего достоинства и в полной мере соответствовала ему.

И только устроившись на мягком сиденье в своем экипаже, она позволила себе разрыдаться.

Тишину ночи нарушили цоканье лошадиных копыт и ритмичный стук колес о булыжники мостовой приближавшегося экипажа. Туман висел низко над землей, у человека замерзли ноги, он зябко горбился, натянув поношенный плащ до самых ушей, пытаясь согреться.

Едва карета остановилась, человек приблизился и заглянул внутрь. Внутри неизвестного экипажа было темнее, чем снаружи, что делало пассажиров практически невидимыми.

– Две дочери, – прошептал он. – Парни Сент-Джона нашли одну. Малышку в Линкольншире.

– Мне нужен адрес.

– Обычно за работу мне платят вперед.

Тут же появилось дуло пистолета.

– Ну ладно, ладно. – Он порылся в кармане, вытащил грязный сложенный листок и протянул его: – Прочтите это, а я скажу вам, как туда добраться. – Мгновение спустя он кивнул: – Ну вот, Бобби. А ты был недоволен.

В окошке появился кошелек с деньгами и тут же исчез в кармане.

– Да хранит вас Господь! – буркнул человек, махнул шляпой, затем исчез, растворившись во тьме.

Кучер стегнул лошадей.

В темноте кареты Эддингтон задумчиво откинулся на подушки.

– Доставьте мне эту девчонку прежде, чем Сент-Джон найдет ее.

– Слушаюсь, милорд. Я прослежу за этим.

Глава 15

Амелия выглянула за угол, озабоченно прикусив нижнюю губу. Она поискала глазами Колина на конном дворе, затем облегченно вздохнула, увидев пустой двор. Мужские голоса разносил ветер, смех и пение доносились из конюшни. Из чего она заключила, что Колин с его дядей были заняты работой, а это означало, что она могла благополучно покинуть усадьбу и отправиться в лес.

Хорошо все-таки, что она научилась пользоваться всякими уловками и маскироваться, думала она, пробираясь сквозь деревья к забору, стараясь не попасться на глаза случайному сторожу. Вот уже две недели прошло с того рокового дня, когда она застигла Колина за магазином стой девицей. Амелия старательно избегала друга детства с тех пор, отказываясь разговаривать с ним, когда он просил повара привести ее.

Возможно, с ее стороны было глупо надеяться, что она никогда не увидит Колина снова, учитывая то, как тесно были переплетены их жизни. Если так, она была полной идиоткой. Не проходило ни дня, ни часа, чтобы она не вспомнила, не подумала о нем, но Амелия стойко терпела свою боль, пока он был вдали от нее. Она не видела причины или повода, чтобы встретиться и поговорить с Колином. В карете она ехала лишь однажды, когда они перебирались в новый дом, да и тогда смогла обойтись общением лишь с Пьетро, кучером.

Заметив подходящее место, Амелия ловко перелезла через забор и побежала к речке, где и нашла Уэра. Тот был без парика, в рубашке с закатанными рукавами. Молодой граф слегка загорел за последние недели, предпочитая работе с книгами в библиотеке спортивные занятия на свежем воздухе. С завязанными в хвост темно-каштановыми кудрями и улыбающимися василькового цвета глазами, он был весьма красив, в орлиных чертах лица оставили след столетия чистокровного аристократического происхождения.

Граф Уэр не заставлял учащенно биться сердце Амелии и не вызывал у нее ноющую боль в непривычных местах, как это бывало в присутствии Колина, но Уэр был обаятелен, хорошо воспитан и привлекателен. Она полагала, что подобного сочетания качеств было достаточно, чтобы подарить ему свой первый поцелуй. Мисс Пул велела ей ждать, пока не появится достойный молодой человек, однако Колин уже появился, но, увы, стал совсем другим.

– Добрый день, мисс Бенбридж, – приветствовал ее граф изящным поклоном.

– Милорд, – ответил она, приподняв полы розового платья, прежде чем присесть в реверансе.

– У меня сегодня для вас приятный сюрприз.

– О! – Глаза Амелии широко открылись в ожидании. Она любила подарки и сюрпризы, потому что редко получала их. Ее отец попросту не удосуживался снисходить до того, чтобы думать о таких мелочах, как дни рождения или другие поводы для вручения подарков.

Улыбка Уэра была полна снисхождения.

– Да, принцесса. – Он предложил ей руку. – Пройдемте со мной.

Амелия взяла его под руку кончиками пальцев, пользуясь случаем хоть с кем-то попрактиковаться в светских манерах. Граф был добр и терпелив с ней, указывая на любые ошибки в манерах и доброжелательно поправляя ее. Это придавало ей уверенности в себе. Она больше не чувствовала себя девчонкой, притворяющейся леди. Наоборот, она чувствовала себя настоящей леди, которая предпочитала наслаждаться собственной юностью.

Они покинули место встречи и побрели вдоль берега речки, пока не добрались до большой поляны. Там Амелия с восторгом обнаружила расстеленную на земле скатерть, угол которой был прижат корзиной, заполненной восхитительно пахнущими пирогами и кусками ветчины, мяса и разных сортов сыра.

– Как вам удалось устроить все это? – выдохнула она, приятно пораженная его заботой.

– Дорогая Амелия. – Он растягивал слова, глядя на нее блестящими глазами. – Теперь ты знаешь, кто я такой и кем я стану в будущем. И я управлюсь со всем, чем угодно.

Амелия имела представление о привилегиях, предоставляемых титулом пэра, и лично видела, какой властью обладал ее отец, виконт. Насколько же большей властью обладал Уэр, которого в будущем ожидал титул маркиза?

При этой мысли у нее широко раскрылись глаза.

– Ну, давай же, – пригласил граф, – усаживайся, отведай персикового пирога и расскажи, как ты проводишь время.

– Моя жизнь ужасно скучна, – сказала Амелия, со вздохом опустившись на землю.

– Тогда расскажи, о чем ты мечтаешь. Ведь ты же мечтаешь о чем-нибудь?

Она мечтала о страстных поцелуях черноглазого любовника – цыгана, но она ни за что в жизни не скажет этого вслух. Амелия присела на колени и принялась рыться в корзине, чтобы скрыть заливший ее щеки румянец.

– У меня недостаточно воображения, – буркнула она.

– Что ж, ладно. – Уэр улегся на спину, закинув руки за голову, устремив взгляд в небо, Он выглядел как никогда непринужденно, таким Амелия его еще не видела. Несмотря на светский наряд, включая девственно-чистые белые чулки и начищенные до блеска сапоги, он был гораздо раскрепощеннее того человека, которого она встретила несколько недель назад. Амелия обнаружила, что новый граф понравился ей гораздо больше, и даже ощутила некоторое удовлетворение оттого, что она послужила причиной, как она про себя считала, положительных перемен в нем.

– Похоже, мне придется угостить тебя сказкой, – произнес Уэр.

– Очень мило с твоей стороны. – Она присела рядом и взяла кусочек лакомства из корзины.

– Жили-были когда-то…

Амелия наблюдала за движением губ Уэра, пока он говорил, представляя себе, как она целует их. Уже знакомое теперь чувство грусти пронизало ее. Мисс Пул была права – девочка расставалась с прежними романтическими иллюзиями и знакомилась с новыми, непривычными понятиями. Правда, это чувство перестало быть столь острым, когда Амелия вспоминала о Колине и его поступке. Он-то наверняка ничего не чувствовал, оставив ее.

– Ты не поцелуешь меня? – выпалила вдруг Амелия, стряхнув кончиками пальцев крошки пирога с уголков губ.

Граф замер на полуслове, повернув голову, чтобы взглянуть на нее. Его глаза удивленно открылись, но он казался скорее заинтригованным, чем пораженным.

– Прошу прощения. Я не ослышался?

– Ты целовал девушек прежде? – спросила она с любопытством. Он был на два года старше ее и лишь на год младше Колина. Вполне возможно, что у него уже был подобный опыт.

В Колине была какая-то раздражающая непоседливость, неугомонность, которая казалась привлекательной даже ее наивному восприятию. Уэр, напротив, был уравновешенным, его привлекательность проистекала от врожденного чувства превосходства, выдержки и спокойной уверенности, что этот мир создан для него, стоило лишь протянуть руку и взять его. Однако несмотря на ее предвзято высокую оценку Колина, Амелия не могла не заметить, каким ненавязчивым, даже соблазнительным шармом обладал Уэр.

Граф изумленно вскинул брови.

– Джентльмен не говорит о подобных вещах.

– Просто чудесно! Так или иначе, я знала, что ты будешь скромен. – Она улыбнулась.

– Повтори твой вопрос, – пробормотал он, настороженно взглянув на нее.

– Ты не поцелуешь меня?

– Это что, гипотетический вопрос или сигнал к действию?

Ощутив вдруг застенчивость и неуверенность, Амелия отвела глаза.

– Амелия, – сказал Уэр мягко, заставив ее вновь обратить свой взгляд на него. Какая-то глубокая доброта сквозила в чертах его породистого красивого лица, и она была ему благодарна за это. Он перевернулся на бок, затем сел на земле.

– Нет, не гипотетический, – прошептала она.

– А почему вдруг ты захотела, чтобы тебя кто-то поцеловал?

Она пожала плечами:

– Потому что. Просто.

– Понятно. – Он на мгновение поджал губы. – Тебе хватило бы Бенни? Или слуги?

– Нет! – Амелия испуганно заморгала.

Рот графа искривился в медленной улыбке, от которой что-то затрепетало у нее внутри. Это не было прямым попаданием, вызванным в свое время симпатичными ямочками на щеках Колина, но, несомненно, это было предвестием нового восприятия ее друга.

– Я не поцелую тебя сегодня, – сказал он. – Я хочу, чтобы ты поразмышляла об этом на досуге. Если ты почувствуешь то же самое при нашей следующей встрече, тогда я тебя поцелую.

Амелия наморщила носик:

– Если я тебе не нравлюсь, то прямо так и скажи.

– Ах, моя импульсивная принцесса, – произнес Уэр успокаивающим тоном, взяв ее за руку. – Ты с такой же поспешностью делаешь выводы, с какой вляпываешься в неприятности, – обеими ногами сразу. Я ловлю тебя на слове, моя прекрасная Амелия. И поймаю тебя на самом деле.

– Ох! – задохнулась она и часто заморгала, уловив многозначительный подтекст в его словах.

– Ох! – согласился он, улыбнувшись.

К тому времени, когда Амелия направилась к дому, ее желудок был набит восхитительными деликатесами, а сама она утвердилась в решении поцеловать очаровательного графа. Он согласился встретиться с ней на следующий день, и она собиралась с духом, чтобы повторить свою смелую просьбу и добиться результата. И если все обернется хорошо, она собиралась попросить еще об одной услуге – отправить письмо по почте.

Письмо Марии.

– Какую еще шалость ты задумала? – спросил повар, когда Амелия украдкой шмыгнула в заднюю дверь, по-прежнему стараясь не попадаться на глаза Колину.

– Я никогда не планирую шалостей! – воскликнула Амелия, уперев руки в бока с видом оскорбленной невинности. И почему каждый думает, что она ищет неприятностей?

Повар фыркнул и, прищурившись, посмотрел на нее:

– Ты уже слишком взрослая для шалостей.

Амелия расплылась в широкой улыбке. Впервые, наконец, кто-то сказал ей, что она была слишком взрослой, чтобы сделать что-то, а не слишком маленькой.

– Спасибо! – воскликнула она, чмокнула слугу в щеку и помчалась вверх по лестнице.

Из последних нескольких дней именно сегодняшний оказался просто замечательным.

Пальцы Кристофера выстукивали быстрое стаккато на письменном столе. Он в полном смятении смотрел в окно кабинета.

Мария оставила его. Хотя она уходила, когда он уже проснулся, она так ничего и не сказала ему, и тогда он понял, что леди Уинтер считает их роман завершенным.

Кристофер едва тут же не рванулся за ней, но, в конце концов, удержался, понимая, что для начала требовалось составить хоть какой-то план действий. Он не мог очертя голову, безоглядно броситься за этой гордой женщиной, рискуя окончательно погубить их отношения.

Сейчас, спустя несколько часов, он почувствовал облегчение, услышав стук в дверь, испытывая благодарность за небольшую отсрочку. Крикнув, чтобы входили, он увидел, как дверь распахнулась и на пороге появился Филипп.

– Добрый день, – приветствовал его молодой человек. Кристофер криво усмехнулся:

– Правда, что ли, добрый?

– Я думаю, да. Вы сможете согласиться, после того как услышите то, что я должен сообщить вам.

– Да ну?

Филипп сел напротив него.

– Леди Уинтер не вступала в интимную связь с лордом Эддингтоном ни в Брайтоне, ни где-то еще. Никогда.

Кристофер с любопытством посмотрел на юношу:

– А зачем было сообщать мне об этом?

– Я решил, что вам будет интересна эта информация. – Филипп нахмурился. – Если бы вы знали это до того, как она покинула вас, то вечер, возможно, прошел бы иначе.

– А я должен был захотеть, чтобы вечер прошел иначе?

Филипп слегка смутился.

– Я думал, что вы могли бы захотеть. После ее отъезда вы долго переживали, и хоть я и спал в это время, я слышал от других, что у леди Уинтер тоже был весьма удрученный вид, когда она уезжала.

– А почему мне полезно узнать, что она не вступала в интимную связь с Эддингтоном в Брайтоне? – Кристофер откинулся назад в кресле.

– Понятия не имею, – пробормотал Филипп. – Но если вы сочтете эту информацию бесполезной, нам не о чем дальше спорить.

– Очень хорошо, – сухо произнес Кристофер. – Позволь мне тогда немного изменить вопрос. А что бы ты сделал с этой информацией, будь ты на моем месте?

– Но я не на вашем месте.

– Ты меня рассмешил.

Собравшись с духом, Филипп выпалил:

– Я не уверен, что сотрудничество Эддингтона с леди Уинтер было причиной недавнего приступа меланхолии у вас, но все же…

– Я не страдаю меланхолией, – отрезал Кристофер.

– Да. Пожалуй, я не так выразился. Возможно, уныние, упадок сил, депрессия – эти определения лучше подошли бы? – Филипп отважился взглянуть в лицо Кристофера и вздрогнул.

Сент-Джон строго и красноречиво смотрел на него в упор.

– Ладно, хорошо… – Филипп прочистил горло. – Раз уж происходящее мне не очень понятно, я бы на вашем месте отправился к леди Уинтер и попросил ее прояснить ситуацию.

– Она ни разу не открыла мне ни одного своего секрета, – заявил Кристофер. – И в этом состоит главная причина наших разногласий.

– Ладно, пусть так… но ведь она же написала вам. Она сама приехала к вам. Я бы счел это позитивным знаком.

Кристофер усмехнулся:

– Если бы это было так! Только она приехала, чтобы сказать мне «прощай».

– Но вы ведь не сказали ей того же в ответ, верно? – спросил Филипп.

– Нет. Хотя, пожалуй, было бы лучше, если бы я это сделал. Для нас обоих.

Филипп пожал плечами. «Вам лучше знать» – таково было молчаливое послание его протеже. Но оно было смягчено невысказанным предостережением. Его подручный не считал, что Филипп исчерпал все варианты, и Кристофер предполагал, что он был прав на этот счет.

– Спасибо тебе, Филипп, – отпустил его Кристофер. – Я ценю твою заботу и откровенность.

Филипп ретировался с явным облегчением.

Кристофер встал и потянулся, мускулы его тела болели после бурной ночи, проведенной с Марией. Господи, она довела его до лучшего оргазма в жизни, но финал имел горько-сладкий привкус. Он почувствовал, что Мария уходит навсегда в самый неподходящий момент, когда он уже не мыслил себя без встреч с ней.

– Мария, – тяжело вздохнул он, подойдя к окну, откуда была видна улица внизу. Она приезжала сюда, в эту клоаку, чтобы повидаться с ним. Кристофер прижался лбом к стеклу, сразу запотевшему от контакта с горячей кожей; в голове безостановочно вертелись вопросы, оставшиеся без ответа, причиняя ему невыразимые страдания.

В общем-то конкретной необходимости в ответах не существовало. Их отношения в том виде, в каком они пребывали на данный момент, зашли в тупик. Может, оно и к лучшему, что все завершилось таким жалким образом. Их отчуждение должно облегчить ему задачу – сдать ее Седжуику, преподнеся на блюдечке с голубой каемочкой.

Зачем продолжать их отношения?

За спиной раздался стук в дверь, затем голос объявил:

– Лорд Седжуик прибыл к вам с визитом.

Ирония ситуации едва не заставила Кристофера расхохотаться.

Ему потребовалось мгновение, чтобы собраться, оторвать голову от стекла и вернуться за письменный стол. Он кивком подтвердил свою готовность встретить гостя.

– Милорд, – приветствовал Кристофер сухо, не поднимаясь с места, когда Седжуик вошел.

У Седжуика губы побелели от подобного оскорбления, он опустился в недавно освобожденное Филиппом кресло, развалившись и закинув ногу на ногу.

– У тебя есть какая-нибудь информация для меня или нет? – резко начал виконт. – Вы с леди Уинтер уезжали на две недели. Наверняка тебе удалось что-нибудь узнать за это время.

– И вы полагаете, что мы были вместе?

– А разве не так? – Седжуик прищурился.

– Нет. – Кристофер улыбнулся, в то время как лицо его собеседника побагровело. – К чему такая спешка? – продолжил пират, подчеркнуто неторопливо беря шепотку табака из коробочки на столе. – Прошли годы. Какое могут теперь иметь значение еще несколько недель?

– Мои планы и расписание тебя не касаются.

Пристально глядя на пэра опытным изучающим взглядом, Кристофер медленно, едва не по слогам, спросил:

– Вы, по-видимому, хотите что-то получить, возможно, занять более высокое положение в секретной службе? А времени для этого остается все меньше, верно?

– Чего остается все меньше, так это моего терпения. А оно не является одним из моих достоинств.

– А разве у вас есть какие-то достоинства?

– Гораздо больше, чем у тебя. – Седжуик поднялся. – Еще неделя, и не больше. Затем ты возвращаешься в Ньюгейтскую тюрьму, а я найду другого, кто займется этим делом, которое, судя по всему, тебе оказалось не по силам.

Кристофер знал, что мог покончить с этим прямо сейчас. Он мог пообещать предоставить свидетеля, который впутает в это дело Марию. Но слова застряли в горле.

– Доброго вам дня, милорд, – произнес он вместо этого, и его безразличие привело в бешенство расфуфыренного виконта, который тут же выскочил из комнаты во всем великолепии кружев и драгоценностей.

Неделя. Кристофер расслабленно откинулся в кресле, полностью сознавая, что настало время принять решение. Короче, его люди, которых он отправил на розыски девочки по имени Амелия, скоро вернутся с отчетами. Бет, надо надеяться, выведает что-нибудь интересное о взаимоотношениях Марии с Уэлтоном. И парнишку, которого он устроил слугой в доме Марии, можно будет вызвать, чтобы тот поделился добытыми сведениями.

У Кристофера голова разламывалась от информации, с которой следовало разобраться. Это было не похоже на него, чтобы так тянуть с разбором новостей. Он сильно изменился с той ночи, когда впервые занялся сексом с Марией.

Какую власть она получила над ним? Чем приворожила?

Он все еще задавал себе этот вопрос, бросая поводья конюху перед парадным подъездом ее дома.

Несколько метров до двери он преодолел тяжелым шагом осужденного, идущего на эшафот, и ничуть не удивился, когда ему сказали, что леди Уинтер нет дома.

Убеждая себя, что надо уйти, бросить все, Кристофер поймал себя на том, что громко заявил:

– Я вхожу. А то, как я это сделаю, зависит только от вас.

Недовольно ворча, дворецкий отступил в сторону, и Кристофер поднялся по лестнице, охваченный смешанными чувствами. Он надеялся, что его встретит Куинн и завяжет с ним драку. Хотя сам он находился не в самой лучшей физической форме, ему было наплевать. Во время драки ему некогда будет думать о Марии, а именно этого ему и хотелось – избавиться от мучительного наваждения, от болезненной тяги к ней.

Поднявшись на второй этаж, он увидел знакомое лицо, правда, это не было лицо Куинна.

– Как поживаешь? – спросил он Тима, отметив, что у его слуги на голове красовался опрятный хвост, а буйная масса растрепанных, непослушных волос и борода, словно одолженная с портрета Ван Дейка, исчезли.

– Хорошо.

Одобрительно кивнув, Кристофер сказал:

– Проследи, чтобы нас не беспокоили.

– Слушаюсь.

Подойдя к двери спальни Марии, Кристофер поднял руку, чтобы постучать, но передумал. Вместо этого он повернул ручку и вошел в комнату без предупреждения, застыв на пороге. Она стояла у окна, как и тогда, когда он подглядывал за ней со двора. Подобно всем великим сиренам-обольстительницам, она была в пеньюаре, ее соблазнительные формы просвечивали сквозь тонкую ткань. При виде ее миниатюрной фигурки на фоне длинных гардин в цветочек у Кристофера перехватило дыхание, он не мог произнести ни слова. И все-таки он собрался с силами и с трудом выдавил:

– Мария.

Она напряглась всем телом и испустила глубокий вздох.

– Закрой обе двери, – попросила она, не глядя на него, словно ожидала его появления. – Саймон может вернуться в любой момент, а я не хочу, чтобы нас прерывали, пока все не решится.

Атмосфера в помещении была угнетающая, словно в воздухе повисли все невысказанные слова. И все же, поворачивая ключ замка, Сент-Джон почувствовал, словно огромная тяжесть свалилась у него с души просто потому, что он был рядом с Марией.

Он двинулся с места, но остановился в нескольких футах от нее.

Мария, наконец, повернулась к нему лицом, и он увидел темные круги под покрасневшими от слез глазами. Хрупкие плечи обмякли под тяжким грузом переживаний.

– Я надеялась, ты будешь держаться подальше от меня.

– Я и хотел.

– Тогда почему ты здесь?

– Потому что тебя я хочу еще больше.

Мария прижала руку к сердцу.

– Мы не можем иметь то, что нам хочется. Люди, живущие, как мы с тобой, должны забыть о делах сердечных, о личной жизни.

– Твое сердце занято?

– Ты же сам знаешь ответ, – сказала она просто. В огромных глазах Марии не отразилось ничего, что могло бы дать ему хоть какой-то ключ к ее истинным мыслям.

Кристофер почувствовал, как вниз по писку поползла капелька пота.

– Той ночью я пришел к тебе в спальню, и мы провели ночь вместе…

Она отвернулась к окну.

– Прекрасные воспоминания, будем свято хранить их. Прощайте, мистер Септ-Джон. – Ее голос был лишен эмоций.

Кристофер стоял недвижно, разум подсказывал ему, что надо уходить, но тело отказывалось повиноваться. Он знал, что она была права, знал, что в их общих интересах лучше было бы расстаться и вернуться к прежней, раздельной жизни. Вместо этого он подошел к ней сзади и заключил в объятия.

Стоило ему коснуться ее, как Марию всю затрясло. Ему вспомнился тот, первый вечер в театре, когда он так же обнимал ее. Тогда она была холодна и сдержанна. Слабая, уязвимая женщина в его объятиях сейчас возвращалась к жизни его усилиями.

– Кристофер… – Печаль, прозвучавшая в голосе Марии, заставила его закусить губу от нежности к ней.

– Освободи меня, – сказал он хрипло, уткнувшись носом в ее душистые волосы. – Дай мне уйти.

Вместо этого она повернулась с жалобным стоном и приникла к нему в глубоком поцелуе.

Глава 16

Амелия торопливо пробиралась через лес, сгорая от нетерпения. Может, это было и глупо с ее стороны – так переживать из-за поцелуя, который она сама спланировала заранее, но идея ей нравилась все равно. Она также спешила на встречу из-за письма, лежавшего у нее в кармане. Амелия долго не могла заснуть накануне ночью, пытаясь найти верные слова в послании своей сестре. В конце концов, она выбрала самый короткий путь, прямо предложив Марии связаться с лордом Уэром и условиться о встрече. Впереди показалась изгородь. Убедившись, что сторож находился слишком далеко, чтобы заметить ее, она поспешила к ограде, не заметив человека, скрывавшегося за толстым стволом дерева. Когда чья-то рука стальной хваткой поймала ее и большая ладонь закрыла ей рот, девушка в ужасе испустила придушенный вопль.

– Тихо, – шепнул Колин, всем телом прижав ее к стволу дерева.

Сердце бешено стучало у нее в груди, Амелия колотила его кулаками, разозлившись, что он так напугал ее.

– Прекрати, – приказал он, оторвав ее от дерева и хорошенько встряхнув, сверля пронзительным взглядом. – Прости, что я испугал тебя, но ты не оставила мне выбора. Ты не хочешь видеть меня, не хочешь говорить со мной, избегаешь встреч…

Она перестала сопротивляться, очутившись в объятиях мощной, практически незнакомой ей фигуры.

– Видишь, я убираю руку. Придержи язык, иначе сторожа тут же будут здесь.

Колин отпустил ее, быстро отскочив назад, словно от нее дурно пахло или исходило еще что-то очень неприятное. Ей же, наоборот, тут же стало не хватать запаха лошадей и потного конюха, свойственного Колину.

Рассеянные солнечные лучи целовали его темную шевелюру и красивую физиономию. Амелия ненавидела себя за то, что вновь при его появлении у нее все сжалось внутри, а сердце затрепыхалось трепетной ланью. В свитере овсяного цвета и коричневых бриджах он выглядел настоящим, состоявшимся мужчиной. Весьма для нее опасным.

– Я хочу сказать, что прошу простить меня, – произнес Колин хрипло и подчеркнуто серьезно.

Она просияла.

Он резко выдохнул и запустил обе пятерни себе в волосы.

– Та девица для меня ничего не значит.

И тут Амелия поняла, что он извинялся не за то, что чуть не до смерти напугал ее.

– Как мило, – произнесла она, не в силах скрыть горечи. – Я почувствовала такое облегчение, узнав, что та, что разбила мое сердце, ничего не значит для тебя.

Он вздрогнул и протянул к ней огрубевшие от работы руки.

– Амелия. Ты не понимаешь. Ты слишком молода, ты слишком защищена от жизненных проблем и неурядиц.

– Ну да, и ты нашел для себя кого-то постарше и не такую защищенную, чтобы понять тебя. – Амелия отвернулась. – И я нашла себе кого-то постарше, кто понимает меня. Так что теперь мы все счастливы…

– Что?

Его тихий, раздраженный голос испугал ее, и она закричала, когда Колин грубо схватил ее.

– Кто он? – У него был такой напряженный взгляд, что она снова испугалась. – Тот парень у речки? Бенни?

– А тебе-то какое дело? – бросила она. – У тебя есть она.

– Значит, поэтому ты сегодня так вырядилась? – Он окинул ее обжигающим взглядом с ног до головы. – Вот почему ты сделала новую прическу? Для него?

Сочтя оказию подходящей, она надела одно из самых красивых своих платьев – темно-синее, усеянное мелкими вышитыми красными цветочками.

– Да! Он не смотрит на меня как на ребенка.

– Потому что он сам такой! Ты целовалась с ним? Он касался тебя?

– Он всего на год младше тебя. – Амелия с вызовом вздернула подбородок. – И он граф. Джентльмен. И уж его-то нельзя застать за складом занимающимся любовью с девицей.

– Это не были занятия любовью, – гневно возразил Колин, удерживая ее за руку.

– А мне показалось именно так.

– Поскольку ты еще не знаешь ничего. – Его пальцы нервно тискали ее кожу, словно ему было невыразимо противно прикасаться к ней, но и не трогать ее он тоже не мог.

– Зато ты-то знаешь, я полагаю?

В ответ на ее ехидство он лишь стиснул зубы. О, как это больно! Знать, что есть кто-то, кого он любит. Ее Колин.

– Зачем нам обсуждать это? – Она попыталась освободиться, но безрезультатно. Колин крепко держал ее. Амелия задыхалась, когда он касался ее, с трудом могла мыслить. Лишь боль и глубокая печаль переполняли ее сердце. – Я забыла тебя, Колин. Я старалась не попадаться тебе на глаза, старалась, чтобы наши пути не пересекались.

Он запустил руку ей в волосы на затылке и притянул к себе. Его вздымающаяся грудь вызвала странную реакцию у нее в грудях, которые тут же подозрительно набухли, внутри она почувствовала ноющую боль. Амелия перестала бороться, не зная, как будет реагировать ее тело, если она продолжит сопротивление.

– Я видел твое лицо, – сказал Колин мрачно. – Я причинил тебе боль. Я никогда не хотел сделать тебе больно. Прости меня.

Слезы выступили у нее на глазах, и она быстро заморгала, исполненная решимости не расплакаться.

– Амелия, – он прижался щекой к ее щеке, в голосе появились страдальческие нотки, – только не плачь. Я не вынесу этого.

– Тогда отпусти меня. И держись подальше от меня. – Она с трудом сглотнула. – А еще лучше будет, если ты найдешь для себя более престижное место. Ты же хороший работник.

– Ты бы прогнала меня?

– Да, – прошептала она, ее руки сжались в кулаки. – Да, прогнала бы. – Все, что угодно, лишь бы не видеть его с другой девицей.

Он повел носом.

– Граф… Это, должно быть, лорд Уэр. Черт бы его побрал!

– Он добр со мной. Он беседует со мной, всегда улыбается, когда видит меня. Сегодня он подарит мне первый поцелуй. А я…

– Нет! – Колин отдернулся назад, радужная оболочка глаз почти исчезла, поглощенная расширенными зрачками, в бездонной глубине которых отражалась нестерпимая мука. – Он может заполучить все, что угодно, все, чего я никогда не буду иметь, и тебя в том числе. Но, видит Бог, этого он у меня не отнимет.

– Что?

Он прижался к ее губам, поразив ее до такой степени, что она была не в силах шевельнуться. Амелия не могла понять, что произошло, почему он так поступает, почему он подошел к ней именно сейчас, в этот день, и целует ее так, словно всю жизнь мечтал об этом.

Повернув голову, пристроившись так, чтобы его рот полностью покрывал ее губы, он мягко надавил большими пальцами на челюсти, заставляя ее рот открыться. Охваченная жарким томлением, девушка испугалась, что все это ей снится или она просто тихо сходит с ума. Ее губы раскрылись, она всхлипнула, когда его нежный, словно из влажного бархата, язык скользнул внутрь…

В испуге она задержала дыхание, и тогда Колин, ее старый возлюбленный Колин стал шептать ей на ухо, успокаивающе поглаживая кончиками пальцев ее щеки.

– Позволь мне, – прошептал он. – Доверься мне. Амелия встала на цыпочки и прижалась к нему, запустив пальцы в его шелковистые кудри.

Не имея подобного опыта, она могла только послушно следовать ему, позволяя ему мягко хозяйничать у нес во рту, и лишь иногда чуть касаться его языка.

Он издал стон, в котором слышался голод и неутоленное вожделение, обхватил руками ее затылок и чуть изменил наклон. Телесный контакт стал глубже, ее реакция – более пылкой. По всему телу побежали мурашки, спина Амелии покрылась гусиной кожей. Ощущение неудовлетворенности, срочной потребности внизу живота нарастало, порождая вспышки безрассудной надежды.

Одной рукой Колин ласкал ее спину, постепенно опускаясь вниз, пока не ухватил ее за попку, приподнял и крепко прижал к себе. И едва она почувствовала твердую выпуклость его возбуждения, внизу живота у нее расцвела сладкая боль.

– Амелия… дорогая. – Его губы скользили по ее влажному лицу, поцелуями высушивая слезы. – Мы не должны этого делать.

Но он продолжал целовать и целовать ее, плотно прижимаясь к ней бедрами.

– Я люблю тебя. – Она задыхалась. – Я уже давно люблю тебя…

Он прервал ее, накрыв ее рот своими губами, его возбуждение нарастало, руки лихорадочно блуждали по ее плечам и спине. Едва не задохнувшись, Амелия с трудом оторвала от него губы.

– Скажи, что ты любишь меня, – умоляла она, ощущая тяжесть в груди. – Ты должен. О Господи, Колин… – Она терлась залитым слезами лицом о его лицо. – Ты был таким злым, таким жестоким со мной.

– Ты не можешь быть моей. Ты не должна хотеть меня. Мы не можем… – Колин с громким проклятием оторвался от нее, – Ты слишком молода для меня, и я тебе неровня! Не говори мне больше ничего, Амелия. Я слуга. И я всегда буду всего лишь слугой, а ты всегда останешься дочерью виконта.

Она обхватила себя за плечи руками, содрогаясь всем телом, словно от холода, а не от изнурительной жары. Во рту пересохло, распухшие губы предательски дергались.

– Но ты ведь действительно любишь меня, правда? – спросила она тонким дрожащим голосом, несмотря на все ее усилия казаться сильной.

– Не спрашивай меня об этом.

– Неужели ты можешь отказать мне даже в такой малости? Уж если я никоим образом не могу получить тебя, если ты никогда не будешь моим, разве ты не можешь сказать мне, что хотя бы твое сердце принадлежит мне?

Колин испустил стон.

– Я подумал, что будет лучше, если ты возненавидишь меня. – Он откинул голову назад, уставившись в небо невидящим взглядом. – Я надеялся, что тогда я перестану мечтать.

– Мечтать о чем? – Отбросив осторожность, Амелия подошла к нему и засунула руку ему под свитер, чтобы погладить твердую выпуклость внизу живота.

Он перехватил ее руку за запястье, яростно сверкнув глазами.

– Не касайся меня. Не смей!

– Похожа реальность на мои мечты? – мягко спросила она. – В них ты целуешь меня так же, как это сделал минуту назад, и говоришь мне, что любишь меня больше всего на свете?

– Нет, – буркнул он в ответ. – Это не романтичные девичьи мечты. Это чисто мужские мечты, Амелия.

– Вроде того, что ты проделывал с той девицей? – Нижняя губа Амелии задрожала, и она прикусила ее, дабы скрыть предательское волнение. Ее мозг наводнили болезненные воспоминания, усугубившие непривычное томление тела и сердечные страдания. – Ты мечтаешь о ней тоже?

Колин вновь привлек ее к себе.

– Никогда.

Он поцеловал ее, более легким и не столь требовательным поцелуем, чем прежде, но не менее страстно. Его губы легкими, словно порхания мотылька, движениями едва касались ее губ, язык едва проникал в рот. Это был чистый, почти невинный поцелуй, но одинокое сердце девушки восприняло его, как иссушенная земля пустыни – внезапный дождь.

Обхватив ее лицо ладонями, Колин выдохнул:

– Только это и означает заниматься любовью, Амелия.

– Скажи мне, что ее ты так не целовал. – Она тихо плакала, ее ногти впились в спину Колина сквозь свитер.

– Я никого не целую. И никогда не целовал. – Он прижался лбом к ее лбу. – Только тебя. И никого, кроме тебя.

– Мария.

Звук ее имени, произнесенного хриплым голосом Кристофера, заставил Марию всхлипнуть от вспыхнувшего желания, смешанного со страхом.

Она не могла справиться с чувствами, которые пират пробуждал в ней, – этакой странной смесью безграничного желания, выходившего за рамки чистой физиологии, и трепетной надежды на то, что их любовная связь может перерасти в нечто большее.

– Мне ужасно захотелось увидеть тебя рядом, когда я проснулся сегодня утром, – сказал Кристофер, обвив ее руками.

Она смотрела снизу на строгие, мужественные черты лица, отмечая про себя, как бледна была его кожа под загаром и сам он выглядел очень утомленным.

– Я хотела остаться, но этого, – она жестом выразительно показала на них обоих, – у нас с тобой не может быть.

– Пожалуй, получилось даже хорошо, что ты уехала. Иначе я, возможно, никогда бы не понял, не почувствовал реально, каково это – вдруг потерять тебя окончательно.

Мария подняла руку и прижала палец к его губам, остановив готовое вырваться у него интимное признание. Он схватил ее запястье и запечатлел жаркий поцелуй на ее ладони. Что произошло с пиратом, с которым она недавно впервые встретилась в театре? На первый взгляд, внешне, стоявший перед ней человек казался тем же, но глаза, которые смотрели сейчас на нее, были совсем другими. Хотя и знакомыми. Какое-то время Мария пристально изучала Сент-Джона, пытаясь определить, почему она чувствовала какой-то безумный трепет в животе. И затем вдруг на нее снизошло пугающее понимание.

– В чем дело? – спросил он, озабоченно нахмурившись.

Мария отвела глаза, окинув взглядом помещение, пытаясь найти что-нибудь, хоть какой-нибудь предмет, который вернул бы ее на землю, к реальности.

Кристофер схватил ее за плечи, не давая сбежать.

– Скажи мне, Бога ради, у нас слишком много тайн. Слишком много невысказанного. Это убивает нас.

– Не существует «нас», – прошептала она, сделав глубокий вдох лишь для того, чтобы убедиться, что не чувствует ничего, кроме запаха бергамотового мыла и крахмала, запаха Кристофера.

– Знаешь, хотелось бы мне, чтобы это было правдой, – произнес он мягко, склонив голову; его губы чуть раскрылись, рука скользнула в вырез ее рубашки, подхватив голую грудь. Мария задохнулась в приступе охватившего ее жара, а его язык, воспользовавшись секундным замешательством, проник в ее рот.

Многоопытные пальцы нашли затвердевший сосок и сжали его, принялись подергивать и пощипывать его, пока у нее не подогнулись колени.

Тогда он подхватил ее на руки, оторвав ноги от пола, и понес к постели.

– Как мы покончим с этим, если сейчас вновь займемся любовью? – спросила она, уткнувшись пылающим лицом ему в плечо.

– Для ответа на этот вопрос требуются серьезные аргументы, – пробормотал Кристофер, укладывая ее на постель.

Склонившись над ней, он обхватил обеими руками ее за бедра, одарил медленной соблазнительной улыбкой, окончательно лишив ее воли к сопротивлению.

– Но нет никаких аргументов против того, что происходит с нами. И никогда не было.

Мария была тронута его нежностью. Ее сердце забилось чаще, и вдруг, не в силах больше видеть его волнение, она закрыла глаза.

Она почувствовала, как прогнулся матрас, когда он сел рядом. Кончик пальца попал в ямку на шее, а затем скользнул вниз меж грудей.

– Поговори со мной, – потребовал он.

– Я бы предпочла…

Рука Кристофера попробовала на вес ее грудь, влажный жар обдал Марию, спина выгнулась в приступе пугающего наслаждения, а глаза широко распахнулись.

Кристофер снова сел и одним движением плеч освободился от тяжелого шелкового камзола.

– Скажи мне. Пока я не перешел к более убедительным формам принуждения.

– Я достаточно взрослая женщина, но ты заставляешь меня чувствовать себя юной неопытной девчушкой, – призналась она, испытывая бурю эмоций, более подходящих для девчонки в возрасте Амелии, – страх и любопытство, тревогу и жадное желание. У нее в животе все трепетало и переворачивалось в предвкушении, хотя она отлично знала, что последует дальше.

В этот раз все будет иначе, она знала это.

Темно-золотистая бровь пирата взлетела вверх, он стал нетерпеливо расстегивать пуговицы из слоновой кости на своем жилете.

– Мой первый сексуальный опыт случился прямо у стены в темном переулке. Она была многоопытной шлюхой, лет на десять старше меня. Я всегда притворялся перед окружающими, изображая из себя этакого денди, искушенного в подобных делах, но она быстро меня раскусила и занялась моим обучением. Схватив за руку, она вывела меня наружу и сбросила юбки. Я, конечно же, был полон решимости доказать, что я врал на этот счет, а потому трудился над ней, не останавливаясь до тех пор, пока каждый из оказавшихся неподалеку мужчин, на которых я желал произвести впечатление, не услышал, как она кончила.

Хотя его голос звучал легко, за кажущимся легкомыслием Мария услышала нечто, что глубоко ее тронуло. Кто был этот мужчина? Как он стал ее лучшим любовником, близким человеком? Мужчина, который сам приехал к ней так же, как и она ездила к нему, пытаясь спасти отношения, которые зашли в тупик?

Кристофер поднялся и скинул жилет, за ним тут же последовали рубашка, бриджи, чулки и сапоги. Во всем великолепии своей наготы он забрался в постель и улегся рядом с ней. Подтащив Марию вплотную к себе, он постарался уложить ее в ту же позу, как и в прошлый раз. Устроив ее должным образом, испустил вздох глубокого удовлетворения.

Положив руку ему на сердце, Мария смотрела в окно сквозь прозрачную ткань алькова, вдруг по-настоящему поняв, насколько защищенной она чувствовала себя сейчас от всего остального мира.

– Итак, скажи мне, – бормотал он, зарывшись лицом в ее шелковистые, волосы, – что ты имела в виду, когда сказала, что чувствуешь себя словно неопытная юная девушка?

«Раз уж мы не можем говорить о настоящем, нам остается только наше прошлое», – с горечью подумала Мария.

– Дэйтон был на много лет старше меня, – начала она, ее дыхание приятно щекотало, легкую золотисто-каштановую поросль на его груди.

– Я слышал об этом.

– Он очень любил первую леди Дэйтон. Но даже если бы это было не так, я думаю, что он все равно счел бы мой возраст неподходящим для занятий любовью.

– Даже так?

Мария почти физически ощущала исходившее от всей фигуры Кристофера напряженное ожидание и любопытство.

– Но я была молода, любопытна и…

– Темпераментна. – Он сопроводил свой комментарий нежным поцелуем в макушку, который она вернула ему тут же, приложившись губами к твердому коричневому соску. – Не пытайся отвлечь меня, – предупредил он. – Сначала закончи твою историю.

– Дэйтон отметил мою растущую озабоченность в присутствии молодых людей, когда я стала строить глазки и нежно поглядывать в их сторону. Как-то он отвел меня в сторону и спросил, не было ли среди слуг кого-то, кто казался мне особенно привлекательным.

– И ты сказала ему? – Кристофер наклонился, приподнял ее подбородок, удивленно вскинув брови.

– Не сразу. Я была слишком смущена. – Щеки Марии порозовели.

– Как же ты красива, когда краснеешь и смущаешься! – вздохнул Кристофер.

– Не дразни, а то я никогда не расскажу тебе…

– А я и не дразню.

– Кристофер!

Пират улыбнулся, его глаза искрились смехом, он словно помолодел и выглядел почти юношей, хотя человек, повидавший и совершивший столько, сколько довелось Кристоферу Сент-Джону, никогда не сможет вновь обрести даже отдаленные признаки юношеской чистоты и невинности, но изменения, происшедшие с его лицом, поразили и глубоко тронули ее. Это она была причиной этих изменений.

Мария коснулась его щеки ласковыми пальцами, и улыбка исчезла с лица пирата, а глаза загорелись внутренним огнем.

– Давай, поторопись с твоим рассказом, – потребовал он.

– Однажды Дэйтон послал за мной, назначив мне встречу в доме для учебных занятий. В этой просьбе не было ничего необычного. Там мы изучали географические карты и искусство шифровки, вдали от любопытных глаз и ушей челяди. Но когда я пришла, меня там ждал не Дэйтон, а красивый молодой человек, который просто поразил мое воображение.

– Везучий, паршивец, – заметил Кристофер. Мария вновь прижалась щекой к его груди, положив руку ему на бедро.

– Он был добр и терпелив со мной. Несмотря на свою молодость, похотливость и очевидное нетерпение, он заботился прежде всего о моем комфорте, старался доставить удовольствие мне, а потом уж вспоминал о себе. Он исключительно добросовестно справился с задачей – лишить меня невинности.

Кристофер перевернулся и прижал ее своим весом, глядя на нее прозрачным разгоряченным взглядом.

– Я, наверное, все же тугодум. Мне все равно непонятно, как наша сегодняшняя встреча может пробудить в тебе ощущения юности и непорочности.

Леди Уинтер поджала губы, боясь продолжать свои признания.

– Значит, мне следует прибегнуть к принуждению? – Сунув руку под пеньюар и коснувшись обнаженной груди, он ощутил невыразимое наслаждение. – Господи! – произнес он, опершись всем телом на одну руку, а пальцами другой трогая ее сосок. – Как же ты прекрасна!

– Дьявол-искуситель, – поддразнила она, запечатлев поцелуй на его подбородке, прежде чем раздвинуть ноги, позволив его бедрам интимно устроиться между ними.

– Тебе нравится мой язык, – промурлыкал он. – И я готов воспользоваться им, чтобы получить твои последние признания. Теперь скажи мне, почему ты чувствуешь себя словно юная школьница, и тогда мы сможем продолжить наши игры.

– После подобных угроз как я могу сказать хоть что-нибудь?

Кристофер засмеялся.

– Очень хорошо, тогда я выскажу предположение, основываясь на том, что ты уже мне сказала. Ты чувствуешь опасение, но и желание тоже. Все так неожиданно, но ты уже готова, ты созрела. Ты не уверена, но в то же время ты полна решимости. Ты внутренне сопротивляешься, но все равно тебе ужасно хочется заполучить меня. Я близок к истине?

Мария вскинула голову и потерлась носом о его нос.

– Я думаю, что, когда это случается впервые, каждый человек испытывает нечто подобное.

– Я не чувствовал ничего подобного в первый раз, – усмехнулся пират – Все, что я чувствовал, было физическое желание излить свое семя. Эмоции не имели с этим ничего общего.

Она вскинула брови.

– Тогда откуда ты знаешь, что я чувствую сейчас?

– Потому что мы похожи, – прошептал он, опуская губы к ее губам, – и с тобой я чувствую то же, что и ты.

Глава 17

Мария тихо застонала, когда Кристофер приник к ее губам в роскошном поцелуе, наслаждаясь любимой женщиной без спешки или торопливости, словно она была восхитительным яством. Его язык проник глубоко в ее рот и по-хозяйски вылизывал нёбо. Тем временем большая рука тискала ее грудь, а нахальные пальцы умело пощипывали тугие соски, отчего те еще больше затвердевали.

Леди Уинтер вся дрожала под ним, возбужденная до предела, корчась и извиваясь всем телом.

– Мария.

Господи, до чего же ей нравится, как он произносит ее имя, – с таким жаром и почти благоговейным трепетом!

Она обвила обеими руками его мощное тело, поглаживая ладонями рельефные мускулы, столь сильные, что как она ни старалась, ей не удавалось еще теснее прижать его к себе.

Как оказалось, именно этого ей так хотелось, когда она вернулась из Брайтона, – глубокой страстной близости, дабы удовлетворить неуемное, всепожирающее желание. В отличие от Саймона Кристофер не замыкался в себе, не уходил от ответа, когда она обращалась к нему. Пират заставлял ее познать его до конца, принять его всего… принять с наслаждением.

Он вдруг отстранился, дыхание стало прерывистым, его тело судорожно затряслось.

– Ты имеешь хоть малейшее представление о том, что творишь со мной? – спросил он тихо.

Жалобные нотки в его голосе вызвали слезы у нее на глазах.

– Возможно, это очень похоже на то, что ты делаешь со мной? – ответила Мария.

Кристофер впился эротическим поцелуем в ее шею.

– Черт возьми, надеюсь, что это именно так. Думаю, что в одиночку я бы этого не вынес.

Мария уперлась руками в широкие плечи и попыталась оттолкнуть его. Он заворчал и продолжил целовать ее нежную шею, вдоль и поперек обрабатывая языком пульсирующую вену.

– Ты позволишь мне то же самое сделать с твоим членом? – прошептала она.

Вскинув златовласую голову, Кристофер устремил на нее взгляд своих темных, бездонных глаз.

– Да. – Он перевернулся на спину, увлекая Марию за собой. Обхватив ладонью ее затылок, он поцеловал ее крепким, быстрым, полным благодарности поцелуем.

Этот, казалось бы, простой жест заставил Марию улыбнуться. Она двинулась вниз по его большому телу намеренно провоцирующими движениями, скользнув губами по его груди, по пути подразнив пальцами соски, подобно тому как чуть раньше он ласкал ее соски. Он весь напрягся, дыхание стало прерывистым в предвкушении блаженства. Она быстро лизнула языком торчащий член, заставив пирата вскрикнуть от неистового наслаждения.

– Не шути, не играй со мной, – хрипло предупредил он. – Ты нужна мне.

Мария сжалилась над ним и скользнула чуть ниже, устроившись у него меж раздвинутых бедер. Мускулы Кристофера напряглись. Толстый твердокаменный пенис целеустремленно смотрел ввысь. Мария нежно подула вдоль стержня, тот дернулся, из толстой головки вырвалась струйка спермы.

– Восхитительно, – выдохнула она и, ухватив рукой его фаллос, нацелила его на собственный рот. Чем ближе она подтягивала его ко рту, тем больше бисеринок влаги выступало на головке члена, они скользили вниз вдоль толстой пульсирующей вены. Высунув кончик языка, Мария прижала его к основанию стержня и принялась неторопливо вылизывать.

– А-а-а! – Руки Сент-Джона намертво вцепились в простыни, шея напряглась. Струйка спермы увеличилась, скатываясь вниз, увлажняя ложбинку между ее пальцами и твердокаменной плотью. – Мария! – В хриплом голосе слышалось нестерпимое желание. Темные пылающие глаза смотрели на возлюбленную с нежностью.

Ее язык неустанно сновал туда-сюда. Кристофер издал тихий страдальческий стон, а ей самой в какой-то момент захотелось заплакать. Эмоционально они были слишком близки друг другу, оба предельно взволнованны, и каждый из них мог причинить боль другому. И Марии очень захотелось доставить ему максимум наслаждения, дать хоть капельку счастья среди этой трясины, которая засасывала их обоих в повседневной жизни.

– Господи! – выдохнул он. Тело его сотрясла сладкая судорога. – Да… Мария… Да…

Она полностью открылась ему, точно так же, как и он, когда незадолго до этого кончил с ней сегодня. Если не считать жадно трудившихся губ, Мария была совершенно неподвижной, позволяя ему самому регулировать темп и ритм движений. Он продолжал стонать, выкрикивать и вздрагивать, его слова становились все более бессвязными и хриплыми.

Скоро по краям ее губ потекла смесь его семени и слюны, рот до предела заполнил продолжавший разбухать член. Кристофер корчился в судорогах, разражаясь проклятиями; напряженное тело выдавало, как неудержимо он приближался к кульминации. Он вдруг резко задергался, упираясь в ее нёбо, и застыл, испустив вопль, в котором смешались наслаждение и неожиданное внезапное облегчение.

Горячие соленые струи спермы заливали ее рот в пульсирующем порыве, а она трудилась над ним, нежно поглаживая и сжимая его член. Пират попытался было оттолкнуть ее, убежать, но она удерживала его в своем плену, лишая воли, вынуждая сдаться. Он что-то бессвязно бормотал:

– Нет… Мария… великий Боже… да… не надо больше… не надо… – И, наконец, шепотом взмолился: – Только не останавливайся…

Она высосала его досуха, удерживая его руками и губами даже тогда, когда его член уже утратил свою невероятную твердость и размягчился под ее языком.

– Ну пожалуйста! – умолял он, уронив руки вдоль обессиленного тела. – Все, я сдаюсь.

Мария отпустила Кристофера, облизывая губы, ее собственное тело мучила ноющая боль неутоленного желания, и все равно она чувствовала удовлетворение.

Сент-Джон ошеломленно смотрел на нее, его побагровевшее лицо блестело от пота.

– Иди ко мне, – с трудом произнес он хрипло, протянув к ней распахнутые руки.

Она подползла к нему, прижалась щекой к бешено колотящемуся сердцу. Его дыхание замедлилось, стало прерывистым, казалось даже, что он погрузился в глубокий сон. Мария была близка к тому, чтобы последовать его примеру, когда вдруг почувствовала, как край ее рубашки задрался, а ноги оказались открыты.

Ледяная Вдова откинула голову и обнаружила, что он снова смотрит на нее целеустремленным взглядом вполне владеющего собой человека, которого она знала.

– Кристофер? – с некоторым сомнением в голосе спросила она, задрожав, когда горячая ладонь легла на ее холодное бедро.

Он уложил ее на спину, приподнялся, опершись головой на одну руку, а другая рука скользнула у нее между ног.

– Раздвинь ноги, – приказал он.

– Ты не можешь…

– Раздвинь. – Его рука действовала все более настойчиво.

Возбужденная его очевидным намерением, Мария раздвинула ноги, из горла вылетел легкий вздох, когда его пальцы запутались в завитках на лобке.

– Как же ты прекрасна! – Длинными пальцами он слегка потер ее клитор. Потом наклонился, обдав жарким дыханием набухший кончик клитора, обхватил его губами и принялся ритмично посасывать.

Его пальцы без устали сновали туда и обратно, Кристофер не отрывал глаз от ее лица, отмечая малейшие оттенки наслаждения.

– И все же, хоть я и обожаю внешнюю красоту моей прекрасной стервы, в жилах которой течет испанская кровь, – он склонился над ней, ловя ее прерывистое дыхание, а зловредные пальцы продолжали насиловать и ублажать ее, – именно наше внутреннее сходство, близость характеров больше всего привязывают меня к ней…

– Кристофер… – Сердце у Марии застряло в горле, она с трудом дышала. Почувствовав, что дошла до грани, она хотела было остановиться, но не смогла.

– Да. – Его рот приблизился к ее губам, почти касаясь их. – Шокирует, правда?

Мария вцепилась в простыни, поддавая бедрами в такт медленным, затягивающим толчкам в ее растаявшее от блаженства лоно, которое так сильно увлажнилось, было настолько возбуждено, что всасывало, а затем с величайшей неохотой выпускало его член.

– Ух, какая цепкая и жадная! – пробормотал он. – Если бы я только что не кончил, излив все, до последней капли, я бы я не отказался начать все сначала.

– Потом, – простонала леди Уинтер, крепко сомкнув глаза.

– Потом, – согласился он хриплым сонным голосом. – А теперь смотри на меня, когда кончаешь. Мне хочется видеть, до какой степени тебе нравится, когда я довожу тебя до оргазма таким способом.

Заставляя себя держать глаза открытыми, Мария была поражена нежностью, которой буквально светилось его лицо. Волосы пирата были взъерошены, взгляд – она могла поклясться в этом – выражал любовь. Она подхватила ладонями свои распухшие, ноющие груди и принялась тискать их, пытаясь уменьшить свои сладкие мучения.

Он вновь глубоко проник в нее, потерся, поерзал в ней и вышел.

– Ну пожалуйста, – прошептала Мария, корчась в муках.

– Нищие, несчастные попрошайки – вот мы кто, когда это касается нас с тобой, обоих. – Кристофер с улыбкой поцеловал ее мягким нежным поцелуем, столь противоречащим тому, что в этот момент проделывали его пальцы. Приподняв голову, он большим пальцем вращательными движениями потирал ее клитор, наблюдая, как она бьется в оргазме, выкрикивая его имя, как ее тело сотрясает сильнейшая дрожь.

Когда Мария упала без сил, Кристофер нежно подхватил ее. Обнял и крепко прижал к себе. И уснул.

Амелия быстро перелезла через забор и помчалась к речке. Уэр стоял лицом к реке, скрестив руки за спиной.

– Прости меня, – запыхавшись, с трудом выговорила она, вставая рядом с ним.

Граф медленно повернулся к ней, окинув взглядом с головы до ног.

– Ты не пришла на свидание вчера, – сказал он. Амелия густо покраснела, воспоминания о страстных поцелуях Колина заставили ее сердце учащенно забиться.

– Меня задержали. Я чувствую себя ужасно.

– Глядя на тебя, никак не скажешь, что ты себя ужасно чувствуешь. У тебя вполне здоровый вид, а глаза так просто сияют.

Не зная, что сказать, девушка лишь пожала плечами. Уэр подождал мгновение, а затем предложил ей руку.

– Может, ты расскажешь мне, отчего у тебя такой сияющий вид?

– Пожалуй, нет.

Он рассмеялся, затем дружески подмигнул, доставив ей тем самым неимоверное облегчение. Амелия ужасно боялась, как бы между ними не возникла некоторая неловкость, и с радостью обнаружила, что ее опасения оказались напрасными.

Они спокойно гуляли по берегу, пока не добрались до места их прошлого пикника. И снова там ожидало расстеленное одеяло на полянке, откуда открывался прелестный вид. Мелкая речушка струилась по гладкому каменистому дну с мелодичным журчанием. Воздух был наполнен ароматом луговых трав и полевых цветов, согретых пробивавшимися сквозь листву солнечными лучами.

– Ты сердишься на меня? – спросила Амелия Уэра с робкой улыбкой, устроившись на одеяле, нервно расправляя руками юбки белоснежного платья.

– Скажем, слегка разочарован, – произнес он, растягивая слова. – Но не сержусь, нет. Я действительно полагаю, что на тебя просто невозможно сердиться.

– А вот другие, кажется, не думают так…

– Ну и глупо с их стороны. По мне, так лучше уж относиться к тебе со снисхождением и не судить слишком строго. – Он улегся на своем краю одеяла, подложив руку под голову.

– Если я попрошу тебя об одной услуге, – тихо попросила Амелия, – ты постараешься исполнить ее?

– Конечно, – пробормотал Уэр, бросив на нее изучающий взгляд.

Он всегда внимательно смотрел на нее. Иногда она чувствовала, что Уэр изучает ее, даже когда и не смотрит пристально, как сейчас. Она, казалось, представляла для него большой интерес, хотя причину такой заинтересованности ей еще предстояло выяснить.

Амелия открыла сумочку и вытащила письмо, написанное Марии.

– Я хотела попросить тебя отправить это письмо почтой. Боюсь, правда, что у меня нет ее адреса. Но моя сестра пользуется столь дурной известностью, что тебе не составит труда найти ее. Ну и, кроме того, ты ведь не сочтешь слишком ужасным, если она захочет мне ответить через тебя?

Уэр протянул руку за посланием и взглянул на написанное от руки имя.

– Пресловутая леди Уинтер. – Вскинув брови, он удивленно посмотрел на Амелию и произнес: – Надеюсь, ты снизойдешь до ответа на некоторые мои вопросы?

Амелия кивнула:

– Конечно. Каждый имеет право на любопытство.

– Во-первых, почему ты просишь меня отправить это письмо вместо того, чтобы сделать это самой?

– Мне не дозволено переписываться ни с кем, – объяснила она. – Даже беседовать с лордом Уэлтоном я могу только через гувернантку.

– У меня это вызывает большую тревогу, – произнес граф тихо серьезным голосом. По правде говоря, Амелия впервые увидела его таким, она думала, что Уэр ко всему относился с юмором. – Мне также не нравится вид мужчин, которые патрулируют границы усадьбы, где ты живешь. Скажи мне, Амелия, ты здесь пленница?

Сделав глубокий вдох, девушка решила рассказать своему другу всю правду. Он выслушал ее с таким вниманием, словно каждое слово, вылетевшее у нее изо рта, имело огромное значение.

К тому времени, когда Амелия завершила свой короткий рассказ, Уэр сидел перед ней, скрестив ноги по-турецки, мрачно глядя своими темно-синими глазами.

– И ты никогда не подумывала о побеге?

Амелия заморгала и опустила взгляд на свои переплетенные руки.

– Да, пару раз, – призналась она. – Но вообще-то со мной неплохо обращаются. Служащие добры ко мне, мои гувернантки ласковы и даже терпеливы со мной. У меня красивая одежда, я получаю надлежащее образование. Что я буду делать, если убегу? Куда мне деваться? Какой я должна быть дурой, чтобы получить свободу и не знать, как ею распорядиться, да еще оставшись без средств к существованию! – Она пожала плечами и снова взглянула на графа. – Если мой отец прав насчет моей сестры, то он всего лишь оберегает меня.

– Ты сама не веришь в это, – мягко сказал Уэр, положив ладонь поверх ее скрещенных рук. – Иначе ты не просила бы меня отправить это письмо.

– А разве тебе самому это не любопытно? – спросила она, искренне пытаясь узнать его мнение.

– Конечно, но ведь я любопытный парень.

– Ладно, ну а я любопытная девушка.

Его синие глаза улыбнулись.

– Отлично, моя прекрасная принцесса. Я просто смиренно исполню это ваше поручение.

– Ох, спасибо большущее! – Амелия порывисто обвила руками его шею и поцеловала Уэра в щеку, как брата. Затем, смутившись столь пылким проявлением своих чувств, она, покраснев, отступила.

На аристократическом лице Уэра появилась мягкая понимающая улыбка.

– Не на такой поцелуй, однако, я надеялся, – пробормотал он. – Но еще не вечер… Всему свое время.

Глава 18

Саймон устроился удобнее, откинувшись на обитую плюшем спинку кровати, и потянулся за бокалом вина на столике у кровати. После трудовых подвигов в постели ему было жарко, и он игнорировал одеяла, позволяя легкому ветерку из открытого окна охлаждать его разгоряченное тело.

Он сделал большой глоток и опустил взгляд на лежавшую рядом с ленивой улыбкой симпатичную блондинку.

– Глоток вина, Эми? – предложил он заботливо.

– Угу. – Девушка села на постели, демонстрируя приятные округлости небольших грудей, и приняла предложенный бокал.

– Расскажи-ка мне поподробнее, – пробормотал Саймон, пристально глядя на нее из-под полуприкрытых век, – об этом тайнике в доме лорда Седжуика.

Эми хлебнула дорогое вино большим глотком. От ее манеры пить Саймона передернуло.

– Он там прячет свои запасы рома.

– Контрабандного рома?

– Ага.

– И попасть туда можно через хранилище угля для камина?

Эми кивнула, а завитки кудряшек дружно закачались вокруг ее смазливой мордашки.

– Так проще вывозить ром. Но ты же не собираешься украсть его?

– Ну конечно же, нет, – успокоил он. – Просто эта идея кажется мне довольно умной, и я, пожалуй, устрою что-нибудь подобное в моем доме. – Он погрузил палец в бокал, а затем обвел им симпатичный ротик девицы. Эми вспыхнула, метнув взгляд на почти вставший член, покоившийся на его бедре. – К этому мы вернемся через минутку, – буркнул он, пряча улыбку, довольный тем, как легко оказалось отвлечь ее. Она капризно надула губки.

– А когда он принимает клиентов?

– По вторникам и четвергам с трех до шести.

Саймон улыбнулся. Он посетит это место, чтобы проверить, можно ли там услышать сквозь стену. И если можно, то каждый вторник и четверг будет держать там человека в надежде, что тот побольше разузнает насчет виконта. Может, именно с целью маскировки Седжуик использует Марию? Саймон выяснит это. Но сначала ему предстоит завершить дела с Эми.

Он отставил стакан в сторону и посмотрел на девушку соблазнительной улыбкой искусителя. По ее телу пробежала дрожь, и Эми быстренько легла на спину.

«Ах, до чего же это все-таки изнурительная работа!» – усмехнулся про себя Саймон, приступая к делу.

Амелия так разволновалась по поводу письма Марии, что, практически не замечая преград, проскочила сквозь заросли на пути к дому. Она впервые почувствовала, что активно начинает действовать ради чего-то. Перед ней появилась конкретная цель, и она предприняла решительные шаги, чтобы добиться ее. Она неслась вперед сломя голову, охваченная непривычным возбуждением, и снова чьи-то крепкие руки застали ее врасплох, правда, на этот раз ее испуганный крик был на корню задушен приникшими к ее рту жаркими страстными губами, а ее протест тут же сменил жалобный стон.

– Колин, – выдохнула она с закрытыми глазами, на ее лице появилась улыбка.

– Скажи мне, что ты не целовалась с ним! – выпалил Колин, обхватив ее за талию и попку обеими руками.

– Скажи мне, что я не сплю, – бормотала Амелия, испытывая истинное наслаждение, вновь очутившись рядом с любимым.

– Уж лучше бы действительно тебе все это приснилось, – возразил он, со вздохом оттолкнув ее от себя.

Открыв глаза, Амелия отметила его мрачное выражение лица и тонкую линию крепко сжатых чувственных губ.

– Почему ты предпочитаешь так дурно воспринимать нее то, что на самом деле так чудесно?

Его губы горестно скривились.

– Милая Амелия, – пробормотал он, обхватив ладонями ее лицо. Слишком длинные волосы Колина падали на брови, обрамляя темные глаза, которые Амелия просто обожала. – Потому что иногда лучше не знать того, что ты упустил. И тогда ты можешь сказать себе, что все было бы вовсе не так чудесно, как ты себе представлял. Но, единожды познав, ты начинаешь страстно желать и мечтать об этом вновь и вновь.

– И ты будешь мечтать обо мне? – счастливо спросила Амелия, а ее сердце затрепетало при одной этой мысли.

– Эгоистичная девчонка.

– Я тосковала по тебе.

Колин закрыл глаза и нежно поцеловал ее.

– Скажи мне: ты не целовалась с ним?

– Колин, ты ничуточки не веришь мне? – Поднявшись на цыпочки, Амелия потерлась кончиком носа о его нос. – Я просто попросила его об одной услуге.

– Какой услуге? – раздраженно спросил Колин.

– Я попросила его отправить письмо моей сестре от меня.

Он замер.

– Что? Все здесь пекутся лишь о том, чтобы держать тебя вдали от нее, чтобы ты никогда с ней не общалась.

– Я должна увидеться с ней. – Амелия холодно отшатнулась от него, упрямо скрестив руки на груди.

– Нет, ни в коем случае. Господи! – Колин зарычал, уперев руки в бока. – Вечно ты что-нибудь этакое выкинешь, не одно, так другое.

Красивый, с экзотическими чертами лица и склонный к глубокомыслию, он казался Амелии просто божеством. Она вздохнула, восхищенно глядя на него. Это только усугубило его мрачность.

– Не смотри на меня так, – буркнул он.

– Как – так?

Он указал на нее пальцем:

– Вот так!

– Я люблю тебя, – объяснила она, вложив в эти слова все девичье обожание, накопившееся в ее сердце. – И иначе не могу смотреть на тебя.

Он стиснул зубы.

– Я так переживала, натыкаясь на твою замкнутость, – пожаловалась Амелия, сцепив пальцы рук перед собой.

– Это было просто раздражение, – поправил Колин.

– Ладно, но ты бы так не раздражался, если бы не замыкался в себе, а был более открытым.

Покачав головой, Колин сделал шаг в сторону и присел на пенек. Вокруг них нежно щебетали птицы, шелестели листья, потревоженные легким ветерком. За эти годы они много блуждали по лесу, играли на берегах ручьев и речушек, кувыркались на лужайках и полянках. И везде, в любом месте, она чувствовала себя спокойно, в безопасности, потому что Колин был рядом.

– Почему ты попросила отправить это письмо лорда Уэра, а не меня?

– Я надеюсь получить ответ, а сюда ответ не придет. Мне нужна его помощь для отправки, и для получения ответа тоже. – Она запнулась, заметив, что Колин беспомощно уронил голову на руки. – Что с тобой? – Она опустилась перед ним на колени, не обращая внимания на свое белоснежное платье. – Скажи же мне, – потребовала она, пытаясь разговорить его.

Колин взглянул на нее:

– Всегда найдется масса вещей, которых я не смогу дать тебе, а мужчины вроде Уэра смогут.

– Какие вещи? – спросила она. – Красивые платья и заколки для волос?

– Лошадей, усадьбу, слуг вроде меня, – выпалил он.

– Ничто из этого никогда не делало меня счастливой. – Положив руки на его широкие плечи, Амелия приникла жарким поцелуем к его губам. – За исключением такого вот слуги, как ты, причем, знаешь, я ведь никогда не считала тебя ниже себя.

– Поскольку ты живешь своей замкнутой жизнью, Амелия. Если бы тебе показали окружающий мир, ты бы на многое смотрела совсем другими глазами.

– Мне наплевать, что думают остальные, пока ты любишь меня.

– Я не могу любить тебя, – прошептал он, беря ее за запястья и снимая ее руки со своих плеч. – И не проси меня об этом.

– Колин. – Внезапно Амелия почувствовала, словно из них двоих она была старшей и от нее требовалось утешить и успокоить его. – Ты разбиваешь мне сердце. Но даже в моем разбитом сердце, в каждом его осколке хватит места для любви к тебе.

Тихо выругавшись, Колин подхватил ее и высказал поцелуями то, что не мог произнести словами.

Мария расслабленно лежала в теплой ванне с закрытыми глазами, откинув голову на закругленный край. Все, решено, сегодня вечером она пойдет к Кристоферу и все расскажет ему об Амелии и Уэлтоне. Она расскажет ему и об Эддингтоне тоже, и вместе они найдут решение всех проблем. И хотя ей потребовалось несколько дней, чтобы принять это непростое для себя решение, в глубине души она знала, что оно было единственно верным.

Леди Уинтер вздохнула и погрузилась глубже в теплую воду. В коридоре раздались громкие мужские голоса, затем дверь в спальню открылась, за ней последовал скрип открывающейся двери в ее ванную.

– Тебя не было целый день, Саймон, милый, – пробормотала Мария.

Она услышала, как он придвинул стул поближе и затем тяжело сел на него. Что-то в том, как он тяжело вздохнул, словно собираясь с силами для неприятного, тягостного разговора, насторожило ее. Открыв глаза, она увидела серьезное выражение его лица, столь отличное от веселого шарма, присущего ему обычно.

– Что случилось? – Мария не на шутку встревожилась.

Саймон нагнулся к ней, упершись локтями в колени, не отрывая от нее пристального взгляда.

– Помнишь, я говорил тебе о тайнике с запасами контрабандного рома у лорда Седжуика? Сегодня у него был посетитель, который передал информацию, проливающую свет на его деятельность.

Она села, впившись в друга взглядом.

– Саймон, ты просто гений!

Но ее похвала не вызвала на его лице улыбки, которая ей так нравилась.

– Мария… – начал Саймон. Встав на ноги, он подошел к ней и снял ее руку с края ванны.

От тяжелого предчувствия у Марии все сжалось внутри.

– Говори прямо.

– Седжуик – агент секретной службы, королевской тайной полиции.

– Господи, да ты совсем запугал меня всеми этими историями! – Она нахмурилась, мысленно перебирая все варианты. – Они никогда не прекратят попытки раскрыть тайны убийств Уинтера и Дэйтона. И конечно же, я у них главная подозреваемая.

– Да, секретная служба хочет заполучить тебя. – Саймон с силой выдохнул. – Достаточно сказать, что они выпустили на свободу одного преступника, чтобы с его помощью поймать другого.

– Выпустили преступника?.. – Мария медленно покачала головой, словно на нее вдруг снизошло озарение. – Нет… Не может быть, чтобы это был…

Наплевав на дорогой костюм, Саймон опустился рядом с ней на колени, чтобы смотреть глаза в глаза.

– Седжуик держит свидетеля против Сент-Джона в маленькой гостинице в Сент-Джордж-Филдс. Виконт предложил обмен – свободу Сент-Джону за информацию, благодаря которой тебя повесят вместо него. Именно поэтому он не был удивлен, увидев Сент-Джона на балу у Кэмпионов, и именно поэтому он ожидал, что ты будешь там с пиратом.

Мария уставилась на Саймона, пытаясь разглядеть на дорогом лице хоть какой-нибудь признак злого умысла. Это могло быть дурно задуманным трюком, попыткой обмануть ее, но все равно для нее это было бы предпочтительнее другой альтернативы – что ее любовник задумал и готовится совершить последнее предательство – обречь ее на смерть.

– Нет, Саймон. Нет.

Это было абсолютно невозможно – заниматься с ней любовью с таким пылом и страстью, как это делал Кристофер, и в то же время так изощрено лгать ей.

Саймон поднялся гибким изящным движением и потянул Марию за собой. Он подхватил ее на руки и, словно убаюкивая в любовном объятии, тихо опустил на пол. Она приникла к нему, вода, стекавшая с ее влажного тела, безнадежно губила его костюм, беззвучные, но обильные слепы заливали ее лицо. Саймон укачивал, убаюкивал ее в нежных объятиях, он преданно любил ее.

– Я думаю, что пират все же неравнодушен ко мне, даже увлекся мной, – сказала она, уткнувшись заплаканным лицо ему в грудь.

– Иначе он был бы полным идиотом, моя красавица.

– Я просто боюсь подумать иначе. – Дыхание Марии стало прерывистым. – Я собиралась попросить его о помощи сегодня вечером.

Если все, что случилось между ними, было всего лишь сложной игрой, полной уловок и ухищрений, чтобы завоевать ее доверие, то она почти увенчалась успехом. Она была готова раскрыть ему свой самый ценный секрет, самое уязвимое место уже сегодня, потому что поверила ему. Она даже решила, что Кристофер заслужил право знать все, потому что он, не дожидаясь никаких разъяснений, простил ей Эддингтона.

Эддингтон.

Она дернулась, отчаянно ухватив Саймона за лацканы камзола.

– Ты знаешь, как Сент-Джон следил за мной, как узнал о поездке Эддингтона в Брайтон? Он послал Тима, чтобы разузнать все об Амелии. Если он проделал все это с дурными намерениями… Господи, какой же я была дурой, что так доверилась ему!

Это очень походило на новый удар ножа, только на сей раз в самое сердце. Неужели Сент-Джон попытается использовать против нее и Амелию тоже?

– Я уже послал людей, которые выкрадут этого свидетеля, – успокоил ее Саймон. – У тебя будут собственные рычаги воздействия.

– Ох, Саймон, – Мария крепко ухватилась за него, – что бы я делала без тебя?

– Ты прекрасно во всем разберешься сама, дорогая. Только не надо спешить, чтобы убедить меня в моей правоте. – Он уперся подбородком в ее макушку. – Итак, что ты намерена предпринять?

– Я еще точно не знаю. Наверное, я все же предоставлю Сент-Джону возможность исправиться, – сказала она. В горле у нее пересохло. – Я собираюсь спросить его напрямую, каким образом, какой ценой ему удалось освободиться. Если он откажется сказать мне правду или уклонится от ответа, то я буду знать, что его лояльность прежде всего связана с его собственными интересами, а не с чувствами ко мне.

– И что дальше?

Она утерла слезы.

– А дальше мы сделаем то, что должны сделать. На первом месте у нас Амелия.

Кристофер, весело насвистывая, вприпрыжку влетел в дом по лестнице через парадный вход. За всю жизнь он не мог вспомнить, когда в последний раз чувствовал себя так прекрасно. Господи, он даже не подозревал, что можно чувствовать себя таким счастливым, полагая, что это чувство было ему недоступно!

Швырнув шляпу дворецкому, он стащил перчатки с рук и принялся обдумывать, как лучше принять Марию, когда она придет к нему сегодня вечером. Он пошлет людей для ее сопровождения, дабы обеспечить ее безопасность. Но как вести себя с ней, когда она появится здесь? Конечно же, он часами будет ублажать ее в постели, не задавая никаких вопросов, но несомненно также и то, что ему захочется еще больше привязать ее к себе. Он лелеял надежду познать как можно лучше дотоле неизвестный ему мир самых близких человеческих отношений.

Сент-Джон ломал голову, пытаясь придумать что-нибудь такое, что ни один из них никогда не сможет забыть. Он мог приказать повару приготовить разные блюда, известные как хорошие афродизиаки. И заказать цветы. С роскошными, экзотическими ароматами, которые будут поддерживать соответствующий эротический настрой.

Его губы искривились в горестной улыбке. Конечно, все это касалось сексуальной части вечера. Он явно ничего не понимал в романтических отношениях и в том, как они создаются. Опустив плечи, Кристофер постепенно погружался в дремоту. Ему следовало получше все обдумать, но это требовало больше сил и энергии, чем у него реально оставалось на данный момент.

– Сент-Джон.

Повернув голову, Кристофер увидел Филиппа в дверях кабинета.

– Ну что там еще?

– Наши люди, которых вы послали на поиски Амелии, сегодня вернулись.

Кристофер вскинул брови, кивнул и занял свое место за письменным столом. Перед ним выстроились его четверо вернувшихся бойцов. Они еще не стряхнули с себя дорожную пыль и выглядели заметно взволнованными.

– Выкладывайте, – сказал Сент-Джон, его прежняя усталость, казалось, мгновенно улетучилась.

Четверо мужчин переглянулись, затем Уолтер сделал шаг вперед. Дважды превосходя его в возрасте, с седыми волосами и бакенбардами, он был с Кристофером с самого начала его не слишком похвальной карьеры. На самом деле Уолтер был одним из тех мужчин, которые могли наблюдать, как Кристофер совсем еще юнцом однажды утратил девственность в темном переулке.

– Я послал Тима вперед, чтобы сообщить вам новости, но слышал, что его перехватили по дороге.

Кристофер улыбнулся:

– И это правда.

– Ладно, надеюсь, вам не придется пожалеть о задержке. Ее зовут Амелия Бенбридж, это дочь виконта Уэлтона.

Дочь Уэлтона?

– Боже милостивый! – Кристофер перевел дыхание, тяжело откинувшись на спинку кресла. – Она сводная сестра леди Уинтер.

– Да. Странное дело, но никто в окрестностях усадьбы Уэлтона не знал о ее существовании. Когда мы спрашивали о девочке, на нас смотрели как на ненормальных.

– И как же вы обнаружили ее?

– У викария хранится книга записи рождений.

– Отличная работа, – похвалил Кристофер, потом удрученно нахмурился, топнув ногой полорогому обюссонскому ковру. Марию ранили ножом, когда она попыталась встретиться и заговорить со своей сестрой. Совершенно очевидно, что их насильно удерживали раздельно. – Я должен найти ее.

– Ну, мы в общем-то уже сделали это.

Кристофер удивленно воззрился на сияющую физиономию Уолтера.

– На одном из постоялых дворов Питер приударил за симпатичной девицей. Он говорил ей комплименты, пытался залезть под юбку, а она рассказала ему, что ее наняли горничной к юной леди, дочери виконта. А этот виконт, судя по ее описанию, очень походил на Уэлтона. Ну, мы проводили ее до Линкольншира и выяснили, что девочку, к которой она приставлена, зовут Амелия Бенбридж.

– Ну это ж надо, черт возьми!

– Нам просто повезло, – сказал Уолтер. – Так что, мы прихватим ее, а?

– Да, обязательно. Да вы молодцы, черт возьми! – заметил Кристофер. – Я полагаю, Питер остался следить за девочкой? Отлично! – Он посмотрел на ждавшего в дверях Филиппа: – Сбегай за Сэмом.

Пальцы пирата выбивали мелкую барабанную дробь по поверхности стола.

– Уэлтон нанял эту девицу?

– По крайней мере она так сказала.

Вздохнув, Кристофер принялся обдумывать известные ему факты. Уэлтон держал у себя Амелию. Мария хотела увидеть Амелию. Уэлтон содержал дом Марии и устраивал ей знакомства с мужчинами вроде Эддингтона. Кристофер все еще понятия не имел, за что Эддингтон платил ей, но теперь он не сомневался, что не за сексуальные услуги. Определенная картина формировалась, но изображение оставалось пока слишком смутным для полного ее понимания.

В комнату вошел Сэм.

– Завтра вы с Уолтером и остальной командой отправитесь в Линкольншир, – сказал Кристофер. – Там найдете девочку. Мне нужно выяснить, та ли это девочка, которую разыскивала леди Уинтер. И если это она, то немедленно сообщите мне, а сами оставайтесь с ней. Следуйте за ней, если она надумает уехать. Я хочу знать, где она находится в любую минуту.

– Конечно. – Сжатые челюсти Сэма показывали его решимость. Кристофер знал, что он приложит все силы, чтобы искупить свою вину. Точно так же на все сто процентов выкладывался Тим.

– Валите отсюда, – приказал Кристофер остальным. – Можете расслабиться оставшуюся часть ночи. Ублажайте жаждущих девиц. За труды тяжкие вы будете хорошо вознаграждены.

– Спасибо, – нестройным хором ответили все, довольно улыбаясь.

Сент-Джон помахал им на прощание, затем замер на мгновение, чтобы собраться с мыслями, прежде чем встать и подняться по лестнице в спальню.

Мария знала, что у него были средства, чтобы помочь ей. Теперь, когда они разрушили защитные редуты друг друга, захочет ли она использовать их, разделит ли она с ним все ее трудности? Он очень надеялся на это.

Задавшись этой целью, он принялся обдумывать, как окончательно покорить ее, завоевать ее сердце, полностью, до самого потаенного закоулка.

Доверится ли ему леди Уинтер настолько, чтобы отдать свое сердце?

– Граф Эддингтон спрашивает, дома ли вы. Мария смотрела на отражение дворецкого в зеркале.

Тот старательно сохранял на лице бесстрастное выражение, также как и она сама, но внутри все сжалось в сплошной комок боли и смятения. Она кивнула.

Слуга вышел с поклоном.

Сара продолжала трудиться над волосами Марии, вплетая жемчуга и цветочки в сложную прическу, но когда раздался стук в дверь и вошел Эддингтон, служанка тут же присела в книксене и ретировалась.

– Моя дорогая леди Уинтер, – приветствовал ее граф, входя в будуар. – Вы, как всегда, просто несравненны.

Он никогда не утруждал себя хоть чуть замедлить шаг при ней, и Марию раздражали его манеры. Граф был безукоризненно одет, на нем был сногсшибательный бургундский ансамбль, пряди темных волос, завитые на концах, доставали до середины спины. Эддингтон поднес ее руку к губам, а затем устроился в небольшом кресле рядом с ней.

– Сообщите мне хоть что-нибудь, – вымолвил он, пристально глядя из-под тяжелых век.

– Сожалею, но пока у меня нет для вас информации, – пробормотала она, не желая делиться новыми сведениями, покуда наверняка не убедится сама, что Кристофер любит ее и защищает ее интересы.

Разочарованно вздохнув, граф открыл коробочку с нюхательным табаком. Он взял ее руку, насыпал щепотку табака на-бьющуюся вену на запястье и втянул носом.

– Вы чем-то ужасно огорчены и подавлены, – отметил он, глядя на предательски пульсирующую синюю жилку на ее руке.

– У моей служанки никак не получается нужная мне прическа.

– Хм… – Эддингтон потер большим пальцем ее запястье. – Каковы ваши планы на сегодняшний вечер? Вы все еще отдыхаете и развлекаетесь?

Мария отдернула руку.

– Нет. У меня намечено свидание с известным преступником.

– Прекрасно. – Эддингтон удовлетворенно улыбнулся. Даже при том, что она оставалась откровенно безразлична к его хваленому мужскому шарму, она не могла не отметить, насколько он был привлекательным мужчиной. И шпионом тоже. Особенно если вам нравятся элегантные герои-любовники и щеголи. – Вы не собираетесь прямо спросить Сент-Джона, каким образом ему удалось добиться своего освобождения? – поинтересовался он небрежно, словно между прочим. – Или вы намереваетесь заполучить нужную мне информацию каким-то иным способом?

– Если я открою вам все мои секреты, то какую ценность я буду потом представлять для вас? Вы и без меня обойдетесь в таком случае…

– И то верно. – Он встал и снял крышку с ее коробочки с мушками для лица. Выбрав подходящую бриллиантовую мушку, он пристроил ее у края глаза. – Секретная служба могла бы воспользоваться услугами женщины, обладающей такими талантами. Вам следует иметь это в виду.

– А вам следует удалиться, чтобы я могла завершить задачу, которую вы поставили передо мной.

Граф стоял у Марии за спиной, положив ей руки на плечи.

– Не упустите мое предложение. Я. говорю это совершенно искренне.

Мария встретила его взгляд в зеркале.

– Я никогда ничего не упускаю, милорд. В особенности привлекательные предложения, сделанные мужчинами, которые имеют шанс отхватить солидный куш после моего крушения.

Эддингтон усмехнулся:

– Вы не доверяете никому, не так ли?

– Как это ни грустно. – Мария посмотрела в зеркало на свое отражение. – Жизнь научила меня этому, граф.

Тим припечатал восхитительно пышнотелую Сару к стене в гостиной, одной рукой массируя ее мясистые ягодицы, старательно пристраивая их к своему восставшему члену. Похотливые обжимания были единственным, что интересовало его, пока он не прислушался к разговору леди Уинтер с лордом Эддингтоном в соседней комнате.

Он слушал с закрытыми глазами, упершись лбом в стену несколькими дюймами выше Сары, которая была намного ниже его ростом. Его страшно огорчило, когда он узнал о ее предательстве. Он уже проникся уважением к леди Уинтер, она очень нравилась ему. Он надеялся, что ее союз с Сент-Джоном никогда не кончится. У каждого из них появлялся особенный блеск, какое-то сияние в глазах, когда они говорили друг о друге, и Сент-Джон никогда прежде не выглядел таким счастливым, как теперь, после знакомства с леди Уинтер.

– Граф уехал, – прорычал Тим, отступив на шаг. – Леди Уинтер сейчас позовет тебя.

– Ты придешь ко мне в спальню ночью? – спросила Сара, переводя дух.

– Постараюсь. А пока иди. – Тим развернул ее и подтолкнул к ближайшей двери, предварительно ущипнув за задницу.

Дождавшись, пока за служанкой Марии не щелкнул замок, он вышел из гостиной.

Нельзя было терять ни минуты.

Если он поспешит, то успеет рассказать Сент-Джону об истинной сущности леди Уинтер и вернуться прежде, чем его хватятся.

Глава 19

Тихо насвистывая себе под нос, Колин чистил атласно гладкий круп гнедого из каретной упряжки. На сердце у него стало легче и тяжелее одновременно. Этакая странная смесь, с которой он не знал, как справиться.

Было полнейшим безумием пытаться искать Амелию. Она была слишком юна и находилась намного ступеней выше его, согласно иерархической лестнице. Они никогда не смогут быть вместе. Ни в коем случае. Несколько украденных поцелуев грозили опасностью им обоим, и Колин чувствовал себя преступником даже тогда, когда украдкой целовал ее.

В один прекрасный день Амелия обретет свободу, будет представлена свету вообще и, в частности, мужчинам вроде лорда Уэра. Она оглянется назад, на эти дни и свое пылкое девичье увлечение, и с удивлением задастся вопросом, о чем она только думала, вообразив себя влюбленной в конюха. Просто он был единственным блюдом на пустом обеденном столе, и она вообразила, что голодна и жаждет отведать его. Но как только она окажется перед настоящим, накрытым к банкету роскошным столом, ему выпадет участь овсянки на фоне дорогих, изысканных яств.

– Колин.

Он обернулся, услышав дядин голос, и увидел дородного мужчину, входившего в конюшню.

– Да, дядя?

Сбросив шляпу, Пьетро провел рукой по черным с проседью волосам жестом, выражавшим крайнее огорчение. Не считая небольшой лысины на макушке, он был копией своего племянника, их цыганское происхождение было неоспоримым, даже при том, что у Колина оно было разбавлено материнской, нецыганской, кровью.

– Я знаю, что ты виделся с девушкой в лесу.

Колин весь напрягся.

– Сторожа рассказали мне, что у нее было свидание с лордом из соседней усадьбы, и тут ты как раз и вмешался.

– Я не вмешивался. – Колин возобновил работу. – Она виделась с ним вчера.

– Я же велел тебе избегать ее! – Пьетро подошел к нему, излучая ярость. – Утоляй свои нужды с деревенскими девками и доярками.

– Я так и делаю. – Тяжело дыша, Колин боролся с собой, пытаясь умерить свой норов и сдержаться от грубости. – Вы же знаете, что я так и делаю.

И он ужасно переживал, делая это. Любая женщина, которую Колин пользовал, приносила ему лишь временное облегчение от раздиравших его плотских желаний, но ничего больше. Его сердце принадлежало Амелии с тех пор, когда он был еще совсем мальчишкой. Его любовь к ней росла и изменялась, созревая одновременно с его телом. Она была простодушной и наивной девочкой, а ее любовь к нему – чистой и невинной.

Он прижался головой к шее лошади. Амелия стала для него всем с того самого дня, как виконт Уэлтон нанял его дядю. Пьетро согласился работать за гораздо меньшую плату, чем другие конюхи. Именно по этой причине он и сохранял работу все эти годы, тогда как гувернантки регулярно менялись.

Колин никогда не забудет, как Амелия подбежала к нему с радостной, светлой улыбкой и вложила свои испачканные ручонки в его руки.

– Поиграй со мной, – попросила она.

Выросший в большой семье, где было много детей, Колин в новом месте страдал от одиночества. Но Амелия одна, сама по себе, стоила дюжины приятелей. Наделенная от рождения веселым и заводным характером, духом предприимчивости, она пыталась научиться всем играм, всему, что он умел сам, а потом задавалась целью, старалась в каждой игре перехитрить и превзойти его.

За все эти годы он привык ценить ее, воспринимать как младшую подругу и настоящего товарища. Он вырос, но чувство привязанности, пустившей глубокие корни, переросло в любовь к ней. Возможно, Амелия испытывала то же самое, но как он мог быть уверен в этом? Ведь если у него уже был опыт с другими женщинами, то у Амелии был только Он. Ее чувства могли измениться, когда у нее появился выбор. Его выбор никогда не изменится. Он будет любить ее всегда.

Колин устало выдохнул. Ведь даже если Амелия испытывала к нему те же чувства, он никогда не сможет жениться на ней.

– Да, мой мальчик, – сказал дядя, положив тяжелую руку ему на плечо. – Если ты ее любишь, то оставь ее. Целый мир у ее ног. Не отнимай у нее благополучия, счастья и достойной жизни.

– Я пытаюсь, – произнес Колин хрипло. – Я честно пытаюсь.

Кристофер сидел в кресле в гостиной, уставившись взглядом в бокал, потом слегка пригубил вино. Он никак не мог разобраться в собственных чувствах. Его состояние очень походило на то, в котором он пребывал, когда подслушал разговор Эддингтона и Марии в Брайтоне, только на сей раз стеснение в груди было почти невыносимым. Нормальный вдох и выдох становились серьезной проблемой.

– Ты должен вернуться туда, – сказал он Тиму тихим дрожащим голосом, на какой-то момент испугавшим его. Кристофер с трудом узнавал самого себя. Он уже не мог думать, поступать и разговаривать так, как тот, прежний, уверенный в себе Сент-Джон, каким он был до встречи с Марией. – Мы же не хотим, чтобы тебя хватились.

Он не заблуждался насчет места, которое занял Тим среди челяди Ледяной Вдовы. Леди Уинтер была настолько уверена в своем окончательном триумфе, что спокойно пригрела змею в самом сердце своего дома.

– Хорошо. – Тим повернулся к выходу.

– Если Эддингтон вернется, я хочу знать все детали сделки.

– Конечно. В этот раз я не разочарую вас.

Кристофер кивнул, не отводя пристального взгляда от бокала:

– Спасибо.

Краем уха Кристофер услышал, как захлопнулась дверь спальни, но в данный момент его мысли были заняты совсем другим. Хорошо, что Бог наделил его способностью судить о характере человека, читать в душах людей. Он просто не дожил бы до сегодняшнего дня, если бы не обладал этими навыками. Почему же тогда ему никак, не удавалось убедить себя, что Мария не питает к нему нежных чувств? Факты были очевидны и бесспорны, говорили сами за себя, и все же его сердце вопреки всему продолжало верить ей.

Фыркнув, Сент-Джон поднес бокал к губам и осушил его. В случае с леди Уинтер сердце повелевало им, а не мозги, в этом и заключалась проблема. Как это ни печально, но он любил ее, эту изменницу, эту распутную блудницу и обольстительницу Иезавель, образ жизни которой, сами средства существования зависели от того, скольких мужчин она сумеет вознаградить единственным доступным ей способом.

Раздавшийся стук в дверь отвлек пирата от слезливо-сентиментальных размышлений.

– Войдите, – пригласил он.

Дверь открылась, и тут его пульс забился в бешеном, страстном ритме при виде вернувшейся возлюбленной.

Сколько времени прошло? Взгляд, брошенный на часы на каминной доске, сообщил ему – почти два часа.

Мария смотрела на него взглядом, исполненным чистой радости, который красноречиво говорил, что она ощущает то же самое, что она любит его. На лице Ледяной Вдовы сияла обворожительная улыбка. Мария была в плаще, черный капюшон обрамлял и подчеркивал изысканную красоту ее лица, с огромными темными глазами и пухлыми алыми губами.

Кристофер тяжело вздохнул, затем приблизился к ней, подойдя сзади. Положив руки на укрытые плащом плечи, он вдохнул ее запах – теплый, призывный аромат цветущей женщины.

– Мне было грустно без тебя, так не хватало тебя, – пробормотал он, тронув пальцами застежки у нее на шее.

– Ты всегда будешь встречать меня в одних бриджах?

«Всегда», – подумал Кристофер. Ему нравилось это слово. Разве для них еще существовала вероятность какого-то совместного будущего?

– А тебе нравится именно так? – Сент-Джон расстегнул плащ, снял капюшон с ее головы, плащ Марии соскользнул на пол к их ногам.

– Я вообще-то предпочла бы тебя увидеть голым, – парировала она.

– И я, я тоже хочу этого. – Он тут же принялся раздевать ее, заметив про себя, насколько легче это получается в трезвом виде. Его пальцы проворно двигались, быстро расстегивая пуговицы и развязывая ленты. – Как ты провела день после моего ухода? – поинтересовался Кристофер, с тревогой взглянув ей в глаза. Он хотел слышать правду.

– Мне было одиноко. Я тосковала без тебя.

Руки Кристофера замерли. Он закрыл глаза и сделал глубокий вдох, пытаясь успокоить чувство нежности, вспыхивающее белым пламенем при ее словах. В голове он вновь пережил весь день – как они занимались любовью, как Мария полностью открылась ему, и ее настороженный, почти испуганный взгляд, когда она приехала за ним, и как она задрожала, когда он коснулся ее, и растаяла, когда он поцеловал ее.

Когда они окажутся в постели, они уже будут практически раздеты, не считая нижней одежды.

– У меня готова куча деликатесов, чтобы угостить тебя, – бормотал Кристофер, целуя красноватый шрам на ее плече, – и цветы, чтобы порадовать тебя. Я не собирался начинать вечер с постели, но оказалось, что мы с тобой просто не можем иначе.

Руки Сент-Джона скользнули в разрез ее платья на спине, обвились вокруг тела и подхватили груди сквозь тонкую рубашку. Обнаружив, что соски уже затвердели, он принялся пощипывать их кончиками пальцев, именно так, как ей особенно нравилось.

Мария с тихим стоном откинула голову назад, на его плечо.

– Я люблю твою грудь, – прошептал он ей на ухо. – Сегодня вечером я буду сосать ее, пока ты не кончишь, а мой член будет трудиться глубоко в твоем теле. Помнишь те ощущения? С какой силой ты вцепилась в меня? – Он поиграл бедрами. – Мой член поднимается при одном воспоминании об этом.

– Кристофер! – Было что-то очень печальное и жалобное в тоне, каким она произнесла его имя. Казалось, сама атмосфера вокруг них пропиталась неизбывной меланхолией.

Торопясь овладеть Марией, Кристофер резко дернул вниз ее платье, разодрав его на спине. Крошечные, обтянутые тканью пуговки веером разлетелись в разные стороны.

– Глядишь, из-за тебя скоро мне нечего будет надеть, – сказала она смеясь, однако ее прерывистое дыхание выдавало ее страстное желание, молчаливое требование, чтобы он поскорее взял ее. Он, конечно же, знал это, и даже подозревал, что относительно легкое согласие Куинна прекратить их с Марией сексуальную связь привело несчастного ирландца к окончательному крушению. Но кто знает, возможно, если бы ирландец добивался Марии с большим упорством и настойчивостью, ее бы не было сейчас здесь, в доме Кристофера.

При этой мысли его нетерпение возросло до предела, и он с большей яростью принялся рвать прямо на ней бантики и тесемки платья. Ее сорочка лопнула с громким треском, Мария обернулась и очутилась в его объятиях, ее обнаженная грудь крепко прижалась к его голой груди. Он подхватил Марию, оторвав ее ноги от пола, и впился поцелуем в жадно раскрытые, теплые, ищущие губы.

Она обхватила ладонями его лицо; мягкие губы лихорадочно целовали его щеки, шею. Отчаянная безнадежность… Он ощущал ее вкус, чувствовал в ускоренном беге собственной крови.

Быстрым шагом, почти бегом он добрался до постели, бросил Марию на кровать, срывая с себя бриджи.

– Раздвинь ноги.

Настороженность и опаска промелькнули у нее и глазах, Кристофер знал почему. Он не оставлял ей шанса затаиться.

Освободившись от последнего предмета одежды, Кристофер прыгнул к ней в постель, ухватил ее за колени и широко распахнул их. Мария отчаянно боролась, но он не давал ей пощады и, зажав ее бедра, приник к ее жаркому лону губами.

– Нет! – выкрикнула она, вцепившись руками в его волосы. – Только не так…

Мария застонала и выгнулась, непрерывно умоляя его прекратить это и начать действовать членом, дать ей время собраться и не ощущать себя столь уязвимой и беспомощной. Последнее она, конечно же, не говорила вслух, но он знал эго.

Кристофер также прочувствовал момент, когда его возлюбленная открыла глаза и увидела зеркало на потолке над кроватью, потому что она задохнулась и вся напряглась.

– Ну, как тебе зрелище, нравится? – промурлыкал он.

Мария смотрела на непристойную картинку в зеркале. Золотистая голова Кристофера у нее между бедер, ноги, закинутые ему на плечи… Она была просто потрясена увиденным. С остекленевшим взглядом, залитая краской смущения, она даже отдаленно не напоминала себе ту мрачную, собранную и решительную даму, которую обычно видела в зеркале дома. Женщина, которую она видела сейчас, была поглощена наслаждением, подаренным человеком, которого она жаждала с неистребимым, почти животным желанием. Ужасно, но это был человек, который разыскал ее с единственной, конкретной целью – отправить на виселицу вместо себя.

Мария подумала, что может простить ему это, сознавая, что и сама она приехала к нему с бесчестной целью. Она понимала, сколько людей рассчитывали на него, – от него зависела их жизнь, он давал им средства к существованию. И что именно ради них он должен был сохранить свою жизнь. Кристофер и пальцем не пошевелил бы ради самого себя.

Она знала это, потому что хорошо понимала его, того человека, каким он был на самом деле. Человека, у которого когда-то был брат, которого он любил так же, как она любила Амелию. Но оставался факт, что его мотивы, возможно, не изменились, первоначальная цель осталась в силе и мужчина, трудившийся у нее между ног, по-прежнему желал ее смерти.

– Мария.

Она крепче зажмурилась и почувствовала, как пират еще раз поцеловал ее клитор, затем приподнялся и лег рядом.

– Ты ведь не слишком стыдливая, – пробормотал он, – и все же картинка того, как я занимаюсь с тобой любовью, несколько охладила твой пыл. – Ухватив ее за бедро, он перевернул Марию на себя так, что горячий твердый член уперся ей в живот. – Ну как, это не слишком интимно?

Мария открыла глаза и внимательно посмотрела на него, отметив про себя и нежную ласку в его бездонных синих глазах, и интенсивность, даже напряженность его взгляда.

– Это называется «заниматься любовью»? – тихо спросила она. – Или это все же просто секс между двумя людьми, которые хорошо приспособились друг к другу?

– Скажи мне сама.

Они уставились друг на друга, Мария почти осязаемо чувствовала вопросы, повисшие между ними, словно в постели появился кто-то третий.

– Хотелось бы мне узнать это.

– Давай тогда попробуем разобраться вместе. – Кристофер придвинулся к ней, гладкая головка его члена скользнула в расщелину. – Возьми меня к себе, – прохрипел он. – Впусти меня.

Можно ли действительно познать характер человека через секс?

– Скажи мне, а что случилось со свидетелем, который должен был свидетельствовать против тебя? – спросила она шепотом.

– А кто хочет это узнать? – ответил он вопросом на вопрос.

У нее захватило дух, затем она с трудом выдохнула:

– Кристофер.

Он мог знать? Неужели это возможно? Наверняка если бы он все знал о ней, знал, что она собой представляет, то вряд ли бы сейчас был столь ласков с ней.

– Впусти меня, Мария. – Он уткнулся в нее, проталкиваясь в глубину. – Занимайся любовью со мной, и я отвечу на все твои вопросы.

Закинув ногу ему на бедро, она потянулась, чтобы направить его должным образом, ее рука затряслась, дыхание застряло в горле. Она обхватила толстый член пальцами и чуть изменила угол его проникновения. Тот продвинулся чуть глубже, раздвигая ее лоно, заставив Марию выгнуться от удовольствия.

– Еще, – бормотал он. – Пусть он окажется весь в тебе. Как можно глубже.

Она надавила сильнее, наполняясь его жаркой твердостью, всхлипывая от ощущения того, как он велик и какое наслаждение доставляет ей.

Кристофер схватил ее за подбородок и приподнял голову, чтобы она посмотрела вверх.

– Смотри на меня, смотри в зеркало…

Боясь смотреть, но не в силах уступить собственному желанию, она должна была видеть их вместе, Мария сфокусировала ослепленный вожделением взгляд на их отражении в зеркале. Его большое, мускулистое тело накрывало ее целиком, ее затылок не доставал ему даже до подбородка, а ступня натянутой, как струна, ноги кончалась где-то у его щиколотки.

Его загорелые тело и руки казались невероятно темными рядом с ее телом, которое редко оказывалось открытым прямым лучам солнца. Его золотистые волосы казались еще более светлыми по сравнению с ее черными как смоль локонами. Но хотя внешне они казались полными противоположностями, внутренне они были абсолютно одинаковы.

А вместе они были прекрасны.

– Вот видишь? – шепнул Кристофер, встретив ее взгляд в зеркале. Они созерцали вместе, как его член медленно исчезал в ней. Веки Марии потяжелели от растягиваемого удовольствия, но она не хотела закрывать глаза. Кристофер извлек из нее липкий и блестящий от ее соков член, затем его ягодицы сжались, и он вновь погрузился в нее. Она подняла глаза, когда он пришел в движение, не в силах отвести взгляда от восхитительно прекрасного лица, залитого сейчас краской вожделения. Все время, что он ритмично двигался в ней, на лице пирата отражалось истинное упоение, а взглянув на себя в зеркало, Мария увидела неподдельное блаженство, написанное на ее лице.

– А вот теперь скажи мне, – прошептал Кристофер тем самым хриплым голосом, который она так любила. – Чем мы занимаемся сейчас – любовью?

Мария застонала, когда он сопроводил свои слова прелестным толчком.

– Скажи же мне, Мария, – повторил он, – скажи: «Я занимаюсь любовью с тобой. Ты занимаешься любовью со мной». – Он вышел из нее и поддал вновь. Сильнее. Глубже. – Или это всего лишь секс и ничего больше?

Неужели он сумел так ловко ее одурачить? Неужели он был настолько прожженным обманщиком, что мог имитировать такую степень близости?

Как Мария ни старалась увязать имеющуюся у нее информацию о мужчине, который сейчас находился в ее объятиях, с реальностью, ей это не удавалось.

Мария обвила руками его шею и вдруг почувствовала, как слезы побежали по ее щекам. Чьи это были слезы, ее или его, она не могла сказать.

– Это больше чем секс, – прошептала она и увидела, как на любимом лице промелькнуло выражение счастливого собственника.

Сент-Джон вновь навалился на нее с самыми серьезными намерениями, стройные бедра направляли его член без промаха. Она отвечала ему столь же пылко, не отрывая взгляда от эротической картины из переплетенных тел.

Ее рот открылся в беззвучном крике, тело напряглось в приступе мощного, опустошительного, всепоглощающего оргазма.

Тихо ворча, Кристофер успокаивающе поглаживал ее, нашептывая эротические похвалы, которые лишь продлевали непрекращающиеся спазмы и судороги оргазма. И лишь когда она затихла в его объятиях, он довел себя до достойного завершения, и его член испустил струю, наполнив ее семенем.

Прерывисто дыша, он завладел ее губами, их дыхание смешалось.

Они слились в единое целое.

Глава 20

Амелия проснулась, почувствовав, как чья-то рука зажимает ей рот. Испуганная до смерти, она принялась отчаянно бороться с нападавшим, впившись ногтями в его руку.

– Прекрати!

– Тише!

Она послушно затихла, глядя на него широко раскрытыми глазами, ее сердце бешено колотилось, одурманенный сном мозг с трудом узнавал Колина, склонившегося над ней в темноте.

– Слушай меня, – прошипел он, не отрывая глаз от окон. – Там, снаружи, люди. Не меньше дюжины. Я не знаю, кто они, но это не люди твоего отца.

Она дернула головой, чтобы освободить рот.

– Что?

– Меня разбудили лошади, когда люди проходили мимо конюшни. – Колин отступил на шаг и сдернул с нее одеяло. – Я пробрался через заднюю дверь, чтобы увести тебя.

Смущенная, что он увидел ее в одной ночной рубашке, Амелия потянула одеяло назад на себя. Он снова сдернул одеяло.

– Вставай, пошли! Нельзя тянуть время! – торопил он.

– О чем ты говоришь? – яростно прошептала Амелия. – Куда идти?

– Ты доверяешь мне? – Темные глаза Колина сверкнули во мраке.

– Конечно.

– Тогда делай, как я говорю, а вопросы будешь задавать потом.

Она понятия не имела о происходившем, но твердо знала, что Колин не шутит. Сделав глубокий вдох, девушка кивнула и выскользнула из постели. Комната была освещена только падавшим из окна лунным светом. Тяжелые волосы, заплетенные в толстую косу, сползали по спине до самого пояса. Колин подхватил ее, запутавшись пальцами в волосах.

– Накинь на себя хоть что-нибудь, – потребовал он. – Быстро.

Амелия укрылась за ширмой в углу и разделась, затем быстро натянула через голову рубашку и платье.

– Поторопись!

– Я не могу застегнуть платье, застежка на спине. Мне нужна моя служанка.

Колин сунул руку за ширму, схватил ее за локоть и потащил к двери.

– У меня ноги голые!

– У нас нет времени, – буркнул он, открыл дверь спальни и выглянул в холл.

Там было так темно, что Амелия ничего не могла разглядеть, лишь были слышны мужские голоса.

– Что тут происходит?..

Колин молниеносно развернулся и заткнул ей ладошкой рот, яростно тряся головой.

Она испуганно замерла на мгновение, чтобы осмыслить происходящее. Затем кивнула в знак согласия, не издав ни звука.

Они вышли на лестницу беззвучно, держась за руки. Несмотря на то, что Амелия была босая, половица под ней скрипнула, тогда как под сапогами Колина не раздалось ни звука. Он застыл на месте, девушка последовала его примеру. Внизу под ними, где она слышала голоса, тоже стало тихо. Появилось ощущение, словно сам дом затаил дыхание в неприятном ожидании чего-то недоброго.

Колин прижал палец к губам, затем подхватил ее на руки и перебросил через плечо. Дальнейшее Амелия ощущала, словно в бреду. Болтаясь вверх тормашками, она полностью потеряла ориентацию и не могла понять, как Колин умудрился дотащить ее из спальни со второго этажа на первый. Затем послышались крики наверху, слуги обнаружили ее отсутствие. Колин выругался и бросился бежать, ее тело болталось на весу, зубы стучали, а коса с такой силой хлестала по спине, что было больно. Амелия обхватила руками его плечи, и Колин рванул еще быстрее. Они выскочили наружу через парадную дверь на лестницу.

Крики приблизились, Колин мчался изо всех сил. Зазвенели шпаги, тишину ночи разорвали вопли мисс Пул.

– Вон она! – крикнул кто-то.

Земля мелькала у нее перед глазами.

– Сюда!

Голос Бенни показался музыкой для ее ушей. Колин сменил направление. Приподняв голову, Амелия мельком увидела преследователей, затем несколько человек бросились им наперехват. Кого-то она знала, других нет. Завязавшаяся драка помогла им выиграть драгоценное время, и вскоре они потеряла из виду преследователей.

Мгновение спустя она вновь оказалась на ногах. Безумным взглядом она окинула все вокруг и увидела Бенни, скакавшего верхом на лошади, и Колина на другом коне.

– Амелия! – Он протянул ей руку, другой умело управляя поводьями. Девушка протянула ему свою руку, и он втащил ее наверх, устроив вниз животом у себя на коленях. Его крепкие бедра вздыбились, когда он пришпорил лошадь, и они галопом помчались сквозь ночь.

Амелия держалась изо всех сил, животом амортизируя сильные толчки. Но это длилось недолго. Едва они выскочили на дорогу, прогремел выстрел, отозвавшись громким эхом во тьме. Колин дернулся и громко вскрикнул. Амелия же закричала так, словно мир вокруг нее обрушился.

Затем было скольжение, падение.

Пока она не рухнула на землю.

И больше не было ничего.

Кристофер проснулся в мягкой теплой постели. Воздух в спальне и белье были пропитаны запахом Марии. Она лежала, тесно прижавшись к нему пышной голой грудью, закинув ногу на его бедро, а правой рукой обнимая его торс. Сент-Джон протянул руку и поправил простыню, прикрыв утреннее состояние, а точнее – стояние его мужского достоинства.

Единственными словами, которыми они обменялись за долгую ночь, были слова любви. Ни слова о боли, предательстве и лжи. Конечно же, это полностью противоречило натуре пирата – не в его правилах было избегать неприятностей, уходить от неприятных тем, и поскольку Мария во многом походила на него, он был уверен, что это было и против ее натуры тоже. Но между ними существовало молчаливое соглашение – высказывать собственными телами все то, что не произносилось вслух.

Повернув голову, Кристофер поцеловал любимую в лоб. Она что-то пробормотала во сне и теснее прижалась к нему. Даже прижимающийся котенок не мог быть таким же милым и восхитительным.

Свободной рукой Сент-Джон поправил волосы, а в голове у него тем временем созревал план. Существовал лишь один способ убедиться в лояльности Марии. Он должен был проверить ее, предоставив ей явную возможность предать его, а затем посмотреть, воспользуется ли она ею.

Ее губы нежно коснулись его груди.

Он поймал ее пристальный взгляд.

– О чем ты думаешь? – спросила она мягко.

– О тебе.

Похоже, яркий утренний свет слишком сильно нарушал их покой и уединение. Тяжелый груз настороженности повис между ними.

– Кристофер…

Он ждал, что Мария заговорит, но, похоже, она передумала.

– Что ты хотела сейчас сказать? – спросил он.

– Я хочу, чтобы между нами не было секретов и тайн. – Она тихо провела рукой по его груди. – Ты же говорил, что расскажешь мне обо всем, что мне захочется узнать.

– Я так и сделаю. – Сент-Джон смотрел на их отражение в зеркале и знал, что именно так, вместе с ней, ему хотелось бы просыпаться и встречать каждый новый день. – Я прошу тебя составить мне компанию сегодня вечером. Так уж я примитивно устроен, что раз я испортил тебе два платья, то теперь не обрету покоя, пока не возмещу тебе причиненный ущерб.

– Да? – Мария приподнялась на локте, ее волосы ниспадали восхитительной копной темных-локонов и ниток жемчуга. Он улыбнулся, вспомнив свои мысли тогда, в театре, насчет того, что она была слишком озабочена собственной внешностью, чтобы умело действовать и наслаждаться любовными утехами в постели. Как же он тогда ошибался!

Он надеялся, что не заблуждался насчет глубины и искренности ее привязанности к нему. Сегодня вечером он узнает правду.

– Здесь, в Лондоне, есть одно место, где я храню товары, – сказал он. – Мне хотелось бы отвезти тебя туда. Там найдется кое-что из парижского шелка и белья. И ты выберешь себе все, что понравится.

Сохраняя полное безразличие на лице, Мария поинтересовалась:

– А когда ты ответишь на мои вопросы?

Кристофер преувеличенно глубоко вздохнул.

– Ты же должна быть вне себя от радости от такой демонстрации моей щедрости. А вместо этого ты собираешься покопаться в моих мозгах.

– А может, мне гораздо интересней копаться в твоих мозгах и твоей памяти, чем в куче платьев, – промурлыкала она. – Можешь считать это комплиментом, знаешь ли…

– Отлично! Если мы проведем хороший вечер вместе, без неприятных сюрпризов, то я буду весь к твоим услугам, полностью открою свою душу и поделюсь с тобой самыми интимными секретами.

Да, именно так он и поступит. Если она не предаст его сегодня вечером, то он обнажит перед ней свою душу и сердце. И возможно, если ему повезет, та идиллическая картинка, тот чудный образ, что привиделся ему сегодняшним утром, будет встречать его каждое утро всю оставшуюся жизнь, до конца его дней.

Мария знала: это не было случайностью или совпадением, что лорд Эддингтон приехал буквально через час после ее возвращения домой. Он наблюдал, следил за ней, доводя ее до безумия.

– Я приму его, – заявила она, когда ей сообщили о визите графа. Мгновение спустя Эддингтон вошел в ее личные покои с кривой, самодовольной улыбкой на губах, чрезвычайно встревожившей ее. Мария встретила его с притворной беспечностью. – Добрый день, милорд.

– Моя дражайшая леди, – пробормотал Эддингтон, поднося ее руку к губам.

Леди Уинтер внимательно рассматривала его, но не нашла ничего необычного в привычно безупречном облике графа.

– Сообщите же мне хоть что-нибудь стоящее, – попросил он, умоляюще взглянув Марии в глаза.

– Мне действительно очень хотелось бы хоть что-нибудь рассказать вам. – Она пожала плечами. – К сожалению, Сент-Джон оказался менее общительным, чем мы надеялись.

– Хм… – Граф расправил полы камзола, а затем удобно развалился на кушетке. – Вы не говорили мне, что у вас есть родная сестра.

Мария застыла, ее сердце замерло перед тем, как забиться с удвоенной силой.

– Прошу прощения?

– Я сказал, что не знал, что у вас есть сестра.

Не в силах усидеть на месте, Мария вскочила на ноги.

– А что вы теперь знаете?

– К сожалению, очень немного. Я даже не знаю, как ее зовут. – Его взгляд стал суровым. – Но зато я знаю, где она находится сейчас, и у меня есть кого послать за ней в случае необходимости.

Сердце у Марии упало, стало холодно.

– Вы вступаете на очень опасную территорию, милорд.

Граф рывком встал на ноги и вплотную приблизился к ней.

– Дайте мне информацию, – отрезал он. – И тогда ваша сестра будет в безопасности.

– Этого слишком мало, чтобы избавить меня от тревоги за нее. – Мария гордо вскинула подбородок, но это было чистейшей бравадой. По правде сказать, она едва дышала, чувствуя себя на грани обморока. – Я хочу увидеть ее собственными глазами.

– Ее никто не тронет и она ничего не узнает, если вы доведете дело до конца и выполните условия нашей сделки.

– Я хочу увидеть ее здесь! – Руки Ледяной Вдовы непроизвольно сжались в кулаки от собственной беспомощности. – Привезите ее ко мне. И тогда я дам все, что вашей душеньке будет угодно, клянусь вам.

– Вы уже обещали… – Эддингтон замолк, угрожающе прищурившись. – За вашим требованием таится нечто большее, чем просто недоверие.

У Марии все сжалось внутри, но она, не подавая виду, высоко вскинула брови, всем своим видом выражая ледяное презрение.

Граф схватил ее за подбородок и подвигал его из стороны в сторону, пристально разглядывая ее.

– Я подозреваю, что вы все знаете, – пробормотал он задумчиво. – Сколько секретов вы скрываете?

Она высвободила подбородок.

– Так вам известно, где находится моя сестра, или нет?

– Бога ради… – Эддингтон присвистнул и тяжело опустился на кушетку. – Я понятия не имею о передрягах в вашей жизни, но давайте обойдемся пока без вранья и обмана. – Он жестом указал на диван напротив: – Присядьте.

Мария подчинилась лишь потому, что она и без того с трудом держалась на дрожащих ногах.

– Уэлтон знает, где его дочь?

Мария кивнула:

– Он удерживает ее.

– Но вам ее местонахождение неизвестно? – Глаза Эддингтона широко открылись, в них появился проблеск понимания. – И тем самым он манипулирует вами?

Она промолчала.

– Я могу помочь вам вернуть сестру взамен на услугу, которую вы мне окажете. – Эддингтон низко поклонился, не снимая руке колен. – Мне известно, где находится ваша сестра. А вам должно быть кое-что известно о Сент-Джоне, что поможет мне поймать его. Это может оказаться взаимовыгодным союзом.

– Вы хотите использовать информацию о моей сестре против меня точно также, как это делает Уэлтон. – Руки Марии сжались в кулаки. – Если с ней случится что-нибудь плохое, вы за это дорого заплатите. Это я вам обещаю.

– Мария, – впервые граф обратился к ней по имени, и эта фамильярность потрясла ее, чего скорее всего он и добивался, – ваша позиция очень уязвима. И вы знаете это. Я могу добиться цели, не помогая вам. Примите мои условия. Они более чем честные.

– В этом деле нет ничего честного, милорд. Ничего. Довериться вам еще опаснее, чем Сент-Джону и Уэлтону.

– Вы не знаете пирата, – парировал граф. – А ведь я не единственный, кому известно местонахождение леди Амелии. Сент-Джону оно тоже известно.

Улыбка Марии была полна издевки.

– Опробуйте ваши уловки на ком-нибудь, более легковерном, чем я.

– А каким образом, вы думаете, я смог найти ее? Я поручил агентуре разузнать все об Уэлтоне и его связях с вами. Люди Сент-Джона опередили нас, проводя собственное расследование. Они-то и обнаружили вашу сестру. Мои агенты просто выследили их.

Мария нахмурилась, обдумывая события последних нескольких дней.

– Черт бы вас побрал! – Граф подскочил в кресле. – Я полагал, что вы окажетесь достойным противником Сент-Джона, но он и вас сумел провести.

– Меня не так легко провести, как вы рассчитываете, бросая мне в лицо подобное обвинение и полагая, что я проглочу его. Мои сомнения на ваш счет вызваны не моими симпатиями или лояльностью к Сент-Джону, просто у вас с ним много общего. И в этом случае мне предстоит решить, которое из двух зол меньшее.

– Будьте же благоразумны, – увещевал Эддингтон. – Я сражаюсь во благо Англии. Сент-Джон борется за свои собственные корыстные интересы. Разве это не дает мне некоторое преимущество?

Ее рот искривился в презрительной улыбке.

– Мария, наверняка у вас есть какая-нибудь любопытная информация, которую вы могли бы передать мне, уличающая Сент-Джона в незаконной деятельности или же дающая ключ к тому свидетелю. Может, вы видели кого-нибудь из визитеров Сент-Джона или он сам рассказывал о ком-то? Взвесьте внимательно все «за» и «против». Судьба вашей сестры лежит на этих весах.

Измученная и подавленная этим разговором, Мария понимала, что она должна как-то разобраться с возникшим треугольником, довести дело до логического конца. Она не могла продолжать в том же темпе, это слишком изматывало ее. А то, еще остававшееся в ней, небольшое количество энергии требовалось ей, чтобы благополучно доставить домой Амелию.

– Сент-Джон предложил мне сопровождать его сегодня вечером, – прошептала она. – У него где-то здесь неподалеку есть склад контрабандных товаров.

– Он отвезет вас туда?

Леди Уинтер кивнула.

– Мне будет жаль вас, если вы арестуете его за контрабанду. Народ взбунтуется.

– Эти заботы предоставьте мне, – ответил граф, не скрывая своего возбуждения. – Вы просто отправляйтесь туда.

Кристофер громко выругался.

– Ты уверен, что он сказал именно это? Что он приказал захватить Амелию?

– Да, – кивнул Тим. – Они говорили тихо, но я все ясно слышал. Теперь они ждут последних новостей, информации. Эддингтон не все рассказал леди Уинтер. Он сообщил ей только то, что следил за ее сестрой, но ни слова о том, что собирался захватить ее.

– Нам остается лишь надеяться, что Уолтер, Сэм и остальные смогли отразить нападение, – сказал Филипп.

– Надежда слишком непостоянна и переменчива, что бы полностью полагаться на авось, – возразил Кристофер. – Для надежности мы должны исходить из того, что Эддингтон преуспел и захватил ее.

– И как же вы собираетесь действовать? – спросил Филипп.

Почесав затылок, Кристофер уперся коленом в стойку письменного стола.

– Я предложу Эддингтону себя для обмена.

– Господи, только не это! – взревел Тим. – Она же собирается предать вас.

– А разве у нее есть выбор? – возразил Кристофер.

– Эддингтон – агент секретной службы, – сказал Филипп. – И я очень сомневаюсь, что он причинит вред девочке.

– У меня тоже есть сомнения на этот счет. Но, по закону, он должен вернуть девочку Уэлтону, и я полагаю, что он так и поступит, если Мария откажет ему в сотрудничестве, которое он требует от нее. – Кристофер взглянул на Тима: – Возвращайся к леди Уинтер, но привези ее ко мне сегодня вечером.

– Вы готовы пожертвовать собой ради выгоды этой женщины? Она ни за что не ответит вам тем же! – Тим выглядел явно оскорбленным в своих лучших чувствах.

Кристофер ответил слабой улыбкой. Как он мог объяснить? Как он мог выразить словами, что готов пожертвовать много большим ради счастья Марии, чем ради своего собственного? Да, он мог ошарашить ее сообщением, что ему известно об Эддингтоне, но куда это приведет их? Он не сможет спокойно жить дальше, зная, что бросил ее волкам на съедение, оставив на милость Уэлтона и Эддингтона и людей вроде Седжуика, которые только и ждали момента, чтобы погубить ее.

– Филипп и мой поверенный в курсе принятых мной мер, они обеспечат благосостояние всех вас, если со мной что-нибудь случится.

– Плевать я хотел на все это! – вспылил Тим. – Лишь ваше благосостояние беспокоит меня.

– Спасибо, друг мой, – улыбнулся Кристофер. – Я очень благодарен тебе.

– Нет. – Тим тряхнул головой. – Вы просто сумасшедший. Вы потеряли голову, разум из-за этой женщины. Вот уж не думал, что когда-нибудь доживу до такого дня.

– Ты сказал, что леди Уинтер отказалась предоставить ему информацию, пока он не подкинул ей приманку в виде ее собственной сестры. И я не виню ее за это. У нее действительно нет иного выбора, если появляется хоть какая-то надежда вновь обрести родную сестру.

– Она могла бы выбрать вас, – буркнул Тим. Скрывая свои переживания, Кристофер жестом приказал оставить его.

– Уходите сейчас. У меня еще есть кое-какие дела.

Мужчины вышли с явной неохотой, а Кристофер опустился в кресло за письменным столом и вздохнул с облегчением. Кто бы мог подумать, что его отношения с Марией завершатся таким образом?

И несмотря ни на что, он ни в коем случае не жалел об их романе. Пусть недолгое время, но он был безмерно счастлив.

За это он был готов, не торгуясь, заплатить любую требуемую пену.

Глава 21

Всю дорогу к дому Сент-Джона Мария чувствовала себя так, как, по ее ощущениям, должен был чувствовать себя преступник по дороге на плаху в Тайберп.[2]

Где-то позади за ней неотступно следовали Эддингтон и его агенты.

Сознание этого преследования буквально пожирало ее изнутри, причиняя почти физическую боль. Больше всего в жизни Марии хотелось вернуть Амелию, но сердце подсказывало ей, что цена, которую придется заплатить за это, слишком высока.

Однако выбирать между сестрой и любовником она не собиралась, как бы глубока ни была ее привязанность к Сент-Джону. Несмотря на все, что она узнала о нем на протяжении их недолгой связи, ей могло лишь казаться, насколько хорошо он к ней относится… Да, он расправился с Темплтоном, тревожился по поводу ее ранения, нежно занимался с ней любовью, но, возможно, он поступал так не из-за нее, а просто в силу своего характера. А Амелия была ее родной сестрой, кровной. Разве здесь уместен выбор? Мария горестно вздохнула.

Выйдя из экипажа, она окинула взглядом дом Кристофера с пустыми вазонами для цветов и дюжими охранниками у входа. Мельчайшие детали их недолгого союза всплывали в памяти. Минуты пылкой близости и умиротворенной нежности. Минуты молчаливого взаимопонимания и громких споров. Их объединяли поразительная близость характеров и схожее прошлое.

Подхватив подол юбки, Мария не спеша поднялась по короткой лестнице и проскользнула в заранее открытую дверь. Многие из обитателей дома выстроились внизу с серьезными лицами, уставившись на шпагу, которую она придерживала рукой. Она с твердостью встречала взгляд каждого из них, словно бросая им вызов на поединок.

Ни один из них не отважился принять его.

Она поднялась по главной лестнице к спальне Кристофера и постучала в дверь. Услышав его голос, приглашавший войти, Мария переступила порог комнаты.

Кристофер стоял перед зеркалом, натягивая, на плечи украшенный богатой вышивкой жилет, поданный камердинером. Великолепный образчик последней моды прекрасно гармонировал с маслянисто-желтыми бриджами и висевшим рядом на спинке стула камзолом. Ансамбль в целом напомнил ей об их первой встрече в театре, и она вскинула подбородок:

– У меня есть что рассказать тебе.

Кристофер встретился с ней глазами в зеркале, затем перевел взгляд на оружие. Тихо скомандовав, он выпроводил слугу и обернулся к ней:

– Ба, леди Уинтер, Ледяная Вдова! Знай я, что моя любовница Мария пришлет вас вместо себя, я бы оделся потеплее.

– У тебя превосходный наряд. Не так уж много материала между концом моей шпаги и твоей шкурой.

– Ты собираешься проткнуть меня?

– Могла бы.

Он наградил, ее скептическим взглядом.

– И не советую считать мои юбки твоим преимуществом. Я практиковалась в фехтовании как в платьях, так и в бриджах.

Сент-Джон поднял руки:

– Сдаюсь! И умоляю вас, прекрасная леди, скажите: какую услугу могу я оказать вам, дабы избежать неминуемой смерти?

Мария уперлась кончиком шпаги в ковер от Обюссона, как бы случайно положив руку на эфес шпаги.

– Ты меня любишь?

Кристофер удивленно вскинул брови:

– Как это мило с твоей стороны – требовать объяснения в любви под угрозой оружия!

Она нетерпеливо топнула ногой:

– Я жду ответа.

Он улыбнулся, и у нее замерло сердце.

– Я обожаю тебя, любовь моя. Я боготворю тебя. Я готов целовать твои ноги, вымаливая твои милости. Я предлагаю тебе все, что у меня есть, – мои сокровища, флот кораблей, мой член, который плачет горючими слезами в ожидании одного твоего взгляда.

– Довольно! – Мария тряхнула головой. – Это просто отвратительно.

– Неужели? Хотел бы я, чтобы ты выразилась лучше.

– Ладно. Я люблю тебя.

– И все? – Кристофер скрестил на груди руки, но глаза его светились теплом и нежностью. – Это все, что ты можешь сказать мне?

– Оставайся дома сегодня вечером.

Он весь напрягся.

– Мария?

Она сделала глубокий вдох, затем с силой выдохнула.

– Ты не раз спрашивал меня, что связывает нас с Эддингтоном. Он агент королевской секретной службы, Кристофер. И сейчас он там, внизу, ждет, чтобы следовать за тобой и поймать прямо на месте с кучей улик на руках.

Он задумчиво взглянул на нее:

– Понятно.

– Я знаю о Седжуике. – Когда он открыл было рот для ответа, Мария схватила его за руку: – Не надо объяснений. Я упомянула это только потому, что Саймон нашел свидетеля. Седжуик требовал от него сведения в качестве выкупа за безопасность его семьи – жены, двоих сыновей и дочери. Тим с несколькими людьми освободили их. И у виконта теперь нет ничего против тебя.

Опустив брови, Сент-Джон хмуро взглянул на нее:

– У меня просто нет слов.

– Вот и отлично. Не люблю, когда меня прерывают. Мне сказали, что ты узнал об Амелии. – Ее голос задрожал сильнее, чем она сама ожидала. – Что ты нашел ее и следишь за ней. Это правда?

– Очень надеюсь, что правда. – Он уставился на нее бездонными глазами. – Я потребовал точного подтверждения, что это и есть твоя сестра, прежде чем сообщить, эту новость тебе. Мне не хотелось подавать тебе напрасные надежды.

– Где она?

– Если девочка, о которой мне стало известно, действительно твоя сестра, то она в Линкольншире.

– Спасибо. – Мария подхватила шпагу и на мгновение замерла. – Будь осторожен, береги себя, – произнесла она мягко, положив руку на сердце. – Желаю тебе всего наилучшего, Кристофер. Храни тебя Бог. – И она двинулась к двери.

– Мария.

Тихий хриплый голос проник в самое сердце. На глазах выступили слезы. Быстро смахнув их, Мария ускорила шаг. Она уже взялась за ручку двери, но даже не успела повернуть, ее, как оказалась в плену, в объятиях Кристофера, крепко прижавшего ее к себе..

– Ради спасения моей жизни ты губишь свою мечту воссоединиться с сестрой. – Пылающей щекой он прижался к ее виску. – Ты говоришь мне о своей любви и все же не можешь попросить меня о помощи?

– Наши жизни расходятся здесь, – прошептала леди Уинтер, комок в горле не позволял ей говорить громче. – Так суждено. Ты свободен и в безопасности, а мне еще предстоит долгая дорога. Я найду Амелию, можешь не сомневаться в этом. Но я не могу добиваться этого за твой счет, ценой твоей жизни. Я подыщу что-нибудь равноценное для Эддингтона.

– Ты отнюдь не проявляешь милосердия, спасая мне жизнь, в которой не будет тебя, – произнес он резко.

Мария затрясла головой, но он крепко обхватил ее руками.

– Я все знаю, Мария. Я знаю, что он предложил тебе Амелию в обмен на меня. Я знаю, как много сестра значит для тебя. Ты рисковала жизнью, пытаясь спасти ее. – Он склонился над ней, уткнувшись пылающим лицом в ее пушистый затылок. – А вот чего я не знал, так это того, что ты сама признаешься мне во всем и попытаешься спасти мне жизнь, хотя ты узнала о Седжуике и обо всем остальном. Господи… – У него сорвался голос. – Как же сильно ты должна любить меня, чтобы так поступить! Я не стою того.

– Ты знаешь? – Она вцепилась в его руки.

– Тим приходил ко мне сегодня. Он рассказал о визите Эддингтона и вашем соглашении. Он также подслушал разговор Эддингтона с человеком, который ждал его в экипаже. Он сказал, что приказал несколько дней назад похитить твою сестру и ждал новостей. Я молюсь, чтобы моим людям удалось предотвратить похищение, но пока что мы не можем быть, уверены в этом.

Мария помолчала, собравшись с мыслями.

– Тогда нам следует исходить из того, что она в его руках.

Сент-Джон смотрел на нее с нескрываемой нежностью.

– Итак, несмотря на твою попытку уберечь меня, сегодня вечером мне придется все же уехать. У меня нет здесь, в городе, контрабандных товаров – это была просто уловка, хитрость, чтобы узнать, не предашь ли ты меня. Но у меня в запасе есть мое признание, и я обменяю его на Амелию.

Мария яростно утирала слезы, ненавидя себя зато, что не могла видеть его лица, когда он говорил ей это.

– Ты знал о моем соглашении с Эддингтоном… и все же был готов отправиться со мной?

– Конечно, – сказал он просто.

– Почему?

– По той же самой причине, что ты знала о Седжуике и все равно решила рискнуть собственной жизнью. Я люблю тебя, Мария, люблю больше жизни. – Улыбка Кристофера была полна нежности и горечи. – Сегодня я думал, что я люблю тебя изо всех сил. Сейчас же, несмотря ни на что, я понял, что я люблю тебя во много раз больше.

Мария вновь схватилась за ручку двери, просто чтобы удержаться на ослабевших ногах, но этого оказалось мало. Она опустилась на пол в ворохе бледно-лиловых верхних и белоснежных нижних юбок, придерживая шпагу на коленях.

– И это все? – прошептала она. – Это все, что ты должен был сказать?

– Ах ты, стерва-искусительница! – Он присел перед ней, обхватил ее лицо ладонями и прижался улыбающимися губами к ее губам в нежнейшем поцелуе. Она сжала его запястья и вернула ему поцелуй почти с отчаянием. – Я люблю тебя.

Обнаженное волнение в его голосе заставило Марию опуститься на колени и упасть в его объятия, которые оказались настолько крепкими, что у нее перехватило дыхание.

– Они восстановили нас друг против друга, – сказала она. – Неужели мы должны позволить им сломить нас поодиночке?

– Нет. – Сент-Джон отступил назад и взглянул ей прямо в лицо. – У тебя есть предложения? Пока мы не найдем Амелию, у нас остается слабое место.

– Нам следует ограничить количество игроков в этой игре – слишком много раздражителей, которые отвлекают нас от целей.

Кристофер кивнул, погрузившись в размышления.

– Вместе у нас достанет ума, чтобы найти выход… Уэлтон, Седжуик и Эддингтон. Эддингтон может удерживать Амелию, так что его мы пока потерпим… А вот насчет Уэлтона и Седжуика…

– Вместе мы что-нибудь придумаем, что-нибудь гениальное, ведь правда?

– Мне нравится, когда ты выглядишь такой озорной и вредной, – ласково сказал Кристофер. – А может, мы изменим правила игры, любовь моя? Может, мы кардинально изменим наши позиции и натравим их друг на друга?

– Нам срочно нужны пергамент и чернила и трое из твоих самых скорых и настырных верховых. Эти бумажки нужно доставить и вручить, где бы ни находились их получатели.

– Считай, что уже исполнено. – Кристофер встал и поднял на ноги Марию. – Кто бы мог подумать, что натравливание друг на друга двух самых разыскиваемых личностей в Англии приведет к их сотрудничеству на самых разных уровнях?!

– Мы могли подумать об этом, – подмигнула она, – раз уж мы сами разыграли эту пьесу.

Сент-Джон рассмеялся и крепко обнял ее.

– Мне жаль этот мир теперь, когда мы действуем заодно.

– Побереги свою жалость для себя самого, – ехидно сказала Мария. – У тебя есть я на всю оставшуюся жизнь.

– С тобой никогда не соскучишься, любовь моя. – Он поцеловал ее в кончик носа. – Иначе у нас бы ничего не получилось.

Глава 22

Для постороннего глаза пассажиры одинокого экипажа, который сопровождал многочисленный эскорт, были единственными людьми на темном причале.

Мария спустилась из экипажа и зашагала открыто, не скрываясь, рядом шел слуга, держа высоко в руке фонарь, освещая дорогу, словно специально, чтобы привлечь все внимание к ее персоне. Позади, в темноте, Кристофер выскользнул через потайную дверцу своего экипажа. Он выполнял другую часть их совместного плана.

– Черт возьми, Мария!

Громкий возглас Уэлтона заставил ее споткнуться, но сердце Марии было спокойно. Ведь она впервые думала и действовала не одна. Обернувшись, леди Уинтер усмехнулась, глядя на Уэлтона презрительно и надменно.

– Что это за чертовщина! – пробурчал отчим, полы пальто путались вокруг его длинных ног. – Зачем ты выбрала такое неподходящее место для встречи? И к чему эта срочность? У меня масса дел.

– Дела? Все твои дела – это либо карты, либо шлюхи, – заявила Мария, скривив губы. – Прости, но я не слишком сожалею о причиненных тебе неудобствах.

Уэлтон вступил в круг света, и, как обычно, Мария была поражена мужественной красотой его лица. Видно, придется оставить надежду обнаружить какие-нибудь внешние проявления его отвратительной, гнусной сущности: на Уэлтоне, казалось, не отражались ни солидный возраст, ни бессонные ночи, проведенные за карточным столом. И не было заметно ни малейших следов раскаяния или угрызений совести на холеном лице.

– Нам отнюдь не безопасно встречаться где-нибудь еще, – сказала Мария, отступив назад, когда он подошел слишком близко. – Эддингтон не захотел переспать со мной, как ты надеялся. Он подозревает меня в убийствах Уинтера и Дэйтона и ждет, что меня повесят за твои преступления.

Виконт злобно выругался.

– Он ничего не сможет доказать.

– Да? Но он утверждает, что нашел человека – изобретателя ядов, которые ты использовал для убийств.

– Невозможно. Я убил эту старую каргу сам, когда она стала слишком жадной. Нож в сердце заставил ее замолчать навсегда.

– И тем не менее он нашел человека, который будет свидетельствовать против меня, и ему не терпится увидеть меня на виселице.

Зеленые глаза Уэлтона опасно сощурились.

– Тогда почему ты здесь? Почему ты еще не за решеткой?

– Он узнал о моей связи с Сент-Джоном. – Мария горько вздохнула. – Можешь себе представить, какой обрадовался, обнаружив, что у него появилась возможность шантажировать меня?

– Что ж, значит, ему придется последовать за Уинтером и Дэйтоном. – Уэлтон аккуратно поджал губы при мысли об этом.

Мария поразилась непринужденности, с которой виконт говорил об убийстве. Какое еще зло могло скрываться за столь совершенной внешностью?

– Ты отравишь еще одного агента королевской секретной службы? – спросила она с притворным ужасом в голосе.

Он рассмеялся.

– Я поражен, что все еще продолжаю удивлять тебя. Неужели ты до сих пор так мало знаешь меня?

– Похоже, даже сейчас я могу лишь ужаснуться глубине твоего падения. Ты убил Дэйтона и Уинтера за их деньги. Хотя мне и противна твоя жадность, мне понятны твои мотивы и побуждения. Жадность присуща многим. Но убить Эддингтона просто потому, что он раздражает тебя… Ладно, я думала, что даже для тебя это слишком…

Уэлтон тряхнул головой:

– Я никогда не пойму тебя. Я уже дал тебе и титул, и состояние, а сейчас стараюсь обеспечить тебе полную свободу, а ты, как обычно, отвечаешь мне неблагодарностью.

– Господи! – прогремел голос, напугавший их обоих. – Это же здорово!

Топот сапог привлек их взгляды к приближающимся теням, которые на поверку оказались двумя мужчинами. Лорд Седжуик и Кристофер появились в круге света.

– Что все это значит? – воскликнул Уэлтон, повернувшись к Марии.

Кристофер проворно встал на его пути, готовый защитить свою Марию от возможного нападения.

– Это ваш конец, милорд. Вот что это значит.

Седжуик обернулся к пирату, улыбаясь до ушей:

– Вы и представить себе не можете, что это значит для моей карьеры. Поймать человека, виновного в убийствах Дэйтона и Уинтера. Это же блестяще, Сент-Джон, просто блестяще.

– У вас нет ничего, – заявил Уэлтон, глядя на Марию. – Вот она засвидетельствует, что я ни в чем не виноват.

– Все не так, – возразила Мария, рассмеявшись. – Я с нетерпением жду возможности рассказать лорду Эддингтону о сегодняшнем вечере:

– Эддингтон? – хмуро спросил Седжуик. – А он-то тут при чем? Какое он ко всему этому имеет отношение?

– Я как раз тот, кто позаботится, чтобы вас лишили всех должностей и регалий, – сказал Эддингтон, присоединяясь к растущей кучке людей; – И как же обойтись без лорда Уэлтона, чье признание в совершении преступлений слышало слишком много ушей?

Все больше фонарей загоралось вокруг них, обнаруживая все большее количество верховых, солдат и слуг.

Происходящее превзошло все ожидания Марии и Кристофера. Эти трое крушили друг друга. Эддингтон практически уничтожил козыри Седжуика перед Сент-Джоном, а Седжуик, в свою очередь, лишил Уэлтона возможности шантажировать Марию.

– Боже милостивый! – выдохнул Уэлтон. Он повернулся к Марии с искаженным от ярости лицом. Наконец-то он обрел свой истинный облик – чудовища, монстра, каковым всегда и был. – Ты все исправишь, Мария, или никогда больше не увидишь ее. Никогда!

– Я знаю, где она, – ответила Мария спокойно. – У тебя больше нет власти ни надо мной, ни над ней. Когда тебя посадят в тюрьму, я буду заботиться о ней, как и должна была делать все эти годы.

– У меня есть партнеры и сообщники, – прошипел Уэлтон. – Ты никогда не будешь в безопасности.

Взгляд Кристофера сузился.

– Она всегда будет в полной безопасности, – пылко произнес он с угрожающими нотками в голосе. – Всегда.

Мария улыбнулась:

– И пусть у Господа не найдется милосердия к вашей душе, милорд.

Эддингтон смотрел, как на Уэлтона надели наручники, а Седжуика увели два агента. Он с удовлетворением окинул взглядом опустевший причал, где остались лишь экипажи его и Сент-Джона. После этой ночи ему, конечно же, достанется недавно освободившийся пост командующего, которого Седжуик домогался с такой безрассудной решимостью.

Погрузившись в размышления о том, как он воспользуется своей новой властью, он не услышал звука шагов за спиной, пока острый конец кинжала не пронзил его одежду, уткнувшись в тело.

Эддингтон замер.

– Что все это значит?

– Вы будете моим гостем, милорд, – пробормотала леди Уинтер, – пока моя сестра не будет возвращена мне.

– Вы, должно быть, шутите.

– Должен предостеречь вас, милорд, не стоит ее недооценивать, – сказал Сент-Джон. – Я чувствовал ее кинжал на своем теле гораздо чаще, чем хотелось бы в этом признаваться.

– Я ведь могу вызвать подмогу, – неуверенно прохрипел Эддингтон.

– Как это неспортивно с вашей стороны, – парировала леди Уинтер.

Пару раз ойкнув от боли, Эддингтон повернул голову и обнаружил, что его кучер, грум и охранники ввязались в кулачную драку с какой-то личностью явно ирландского происхождения. То, что ирландец одерживал верх, не вызывало сомнения.

– Боже милостивый! – воскликнул Эддингтон, с неописуемым ужасом наблюдая за схваткой. – В жизни не, видал такого классного бокса.

Он был настолько поглощен зрелищем, что не выразил ни малейшего протеста, пока ему связывали руки за спиной.

– А теперь пошли с нами, – сказала леди Уинтер, когда все завершилось. Для пущей убедительности она вновь слегка ткнула его кинжалом.

– Кто тот человек? – поинтересовался Эддингтон, пока слуги Сент-Джона связывали валявшихся на земле драчунов, со стонами сдававшихся на милость победителя. Но никто ему не ответил.

Позже граф Эддингтон был рад увидеть ирландца снова, когда тот с графином бренди и двумя стаканами вошел в комнату, где он находился под охраной. Действительно, раз уж дело дошло до тюрьмы, богатый дом леди Уинтер мог бы считаться самой роскошной и изысканной из них. Его «камера» была отделана золотом и слоновой костью, удобные кресла коричневой кожи стояли перед мраморным камином и кроватью с альковом, застланной расшитым золотыми цветами шелковым покрывалом.

– Уже почти утро, милорд, – сказал ирландец, – но я подумал, что вы разделите со мной стаканчик бренди на сон грядущий. – Его рот чуть скривился. – Леди Уинтер и Сент-Джон уже удалились.

– Конечно. – Эддингтон смотрел на собеседника изучающим взглядом, приняв предложенный стакан. – Вы тот самый прежний возлюбленный, о котором до меня доходили самые разные слухи?

– Саймон Куинн к вашим услугам.

Куинн устроился в кресле перед камином, держа стакан обеими руками; на нем не было заметно ни малейших следов недавней схватки. Он смотрел в сторону взглядом, от которого, казалось, могла замерзнуть кипящая вода.

– Чтобы вы не подумали, милорд, что это сугубо визит вежливости, считаю моим долгом прямо сказать вам, что, если сестра леди Уинтер вернется хоть с малейшей царапиной, я буду бить вас смертным боем.

– Господи! – Эддингтон растерянно заморгал. – Вы меня просто до смерти напугали.

– Отлично.

Эддингтон вернул свой стакан на столик.

– Послушайте, Куинн. Похоже, ваша нынешняя работа и обязанности будут… скоро под вопросом?

– Да, все идет к тому.

– У меня есть для вас предложение.

Куинн удивленно вскинул брови.

– Выслушайте меня до конца, – сказал Эддингтон. – Как только эта проблема с ее сестрой будет решена, я займу довольно важную должность и буду обладать большими полномочиями. Мне мог бы пригодиться человек с вашими способностями, а работа по эту сторону закона будет приносить определенные, вполне реальные дивиденды. – Он вопросительно смотрел на ирландца, пытаясь понять его реакцию на такое предложение.

– А как насчет оплаты?

– Назовите вашу цену.

– Хм… Я слушаю.

– Отлично. Значит, вот мои соображении на этот счет…

Глава 23

– И опять ты меня просто поражаешь, – бормотал Кристофер, лежа в постели с Марией и нежно целуя ее.

Она плотнее прижалась к нему, уткнувшись носом в его голую грудь, вдыхая восхитительный аромат его тела.

– Такая уж я… поразительная. Сент-Джон рассмеялся.

– Как ты умудрялась жить после смерти родителей… Столько лет жить под указующим перстом Уэлтона… – Он крепче обнял ее. – Мы уедем далеко отсюда после свадьбы. Туда, куда ты захочешь. Куда угодно, куда тебе вздумается. Мы оставим позади все мрачные воспоминания и будем создавать новые, счастливые. Вместе, втроем, любовь моя.

– После свадьбы? – Мария откинула голову назад, пристально глядя на него. – Немного самонадеянно, я бы сказала.

– Самонадеянно? – Его брови удивленно взлетели вверх. – Ты любишь меня. Я люблю тебя. Мы женимся. Это не предполагается, это ожидается.

– Разве? И когда же ты начинал ожидать?

– Когда неожиданно влюбился в тебя.

– Хм…

– Что это означает? Этот звук, что ты издала? – Кристофер скорчил гримасу. – Это ведь не может расцениваться как согласие.

– И что же это такое, на что я, предположительно, должна ответить согласием? – Мария скрыла улыбку, отведя взгляд в сторону. Она знала, что за этим последует – она окажется на спине, а над ней нависнет пылкий уязвленный пират, он же знаменитый контрабандист.

– На мое предложение руки и сердца.

– А я и не сообразила, что ты его сделал. Это было больше похоже на объяснение.

– Мария. – Кристофер сердито нахмурился. – Разве ты не хочешь выйти за меня замуж?

Она обхватила ладонями его лицо. К его чести, в этот момент он был полностью отвлечен созерцанием ее голой груди.

– Я обожаю тебя, и ты это хорошо знаешь. Но я была замужем дважды. И я думаю, что этого вполне достаточно для любой женщины.

– Как ты можешь сравнивать союз со мной и с ними? Они просто использовали тебя, а я люблю, по-настоящему люблю, Мария.

– А ты уверен, что будешь счастлив, будучи женатым человеком, Кристофер? – спросила Мария напрямик, без лукавства.

Он замер, не отводя от нее пристального взгляда.

– И ты все еще сомневаешься в этом?

– Разве ты не говорил, что единственный выход при твоем образе жизни – это смерть? Либо твоя, либо тех, кого ты любишь?

– Когда я это… – У не го широко раскрылись глаза. – Господи, у тебя что, есть шпион среди моих людей?

Мария улыбнулась.

– Ведьма, – пробормотал он, коленом раздвигая ей ноги и пристраивая между ними свои бедра. – Да, я говорил так. Возможно, это эгоистично с моей стороны, что я прошу тебя в этих, весьма опасных, обстоятельствах выйти за меня, но у меня нет выбора. Я не могу жить без тебя. К тому же мы не принимали никаких мер, чтобы предотвратить зачатие, – мягко сказал он, – и я рад этому. Мысль о том, что ты можешь носить моего ребенка, наполняет меня священным трепетом. Ты только представь себе, каким разумным, хотя и хлопотным, окажется завершение этой коллизии.

– Кристофер… – Мария впилась в него глазами, но взгляд вдруг стал расплывчатым, в глазах помутилось, страстное желание вновь пробудилось от его прикосновений, она вся взмокла. – Как мы справимся с выпавшими на нашу долю несчастьями?

– Точно так же, как мы справились с ними прошлой ночью. – Взяв член рукой, Кристофер сначала подразнил набухшим концом раскрывшиеся влажные губки, а затем начал потихоньку вводить его. – Вместе.

Ее глаза сомкнулись, пока он входил в нее, голова упала набок, подставив шею его жадным, ищущим губам.

– А если что-нибудь случится со мной или с нашими детьми? – спросила она. – Ты пообещаешь мне вести безупречную жизнь или останешься проклятым навеки?

Кристофер замер, тень промелькнула на его лице, возможно, воспоминание о пережитых страданиях.

– Ты давно уже мог оставить преступную жизнь, – бормотала Мария, стараясь обхватить руками его спину. – Ведь ты начал ее ради спасения своего брата, а в результате все завершилось его смертью, верно?

Дрожь, пробежавшая по его телу, встряхнула и ее тоже.

– И все же ты остаешься, – шептала она, – заботишься о тех, кто остался верен тебе, помогаешь семьям тех, кто уходит в мир иной, давая им хлеб насущный и крышу над головой.

– Я не святой, Мария.

– Нет. Ты падший ангел. – Сравнение показалось Марии особенно кстати сейчас, когда его мужскую красоту подчеркивал синий атлас алькова.

– Чего-чего, а вот ангельского во мне маловато будет… – проворчал Сент-Джон.

– Дорогой мой, – Мария подняла голову, чтобы запечатлеть поцелуй на его плече, – если мы не будем связаны узами брака, ты будешь знать, что я остаюсь с тобой потому, что я желаю этого. Я испытываю это желание ежедневно, а ты не несешь ответственности за то, что привязал меня к себе.

– А разве ты не можешь выйти замуж, не испытывая на то ни малейшего желания?

Она рассмеялась и потянула его ближе к себе. Какой-то момент пират сдерживался, а затем со вздохом перевернулся на спину, увлекая ее за собой. Откинувшись золотистой головой на гору подушек, он взглянул на Марию снизу вверх.

– Я незаконнорожденный сын знатного вельможи, – произнес он безразличным тоном, означавшим, что он говорил о чем-то серьезном, тревожившем его. – Моя мать была вынуждена ублажать похотливого хозяина, пока по неосторожности не забеременела. Она была тут же освобождена от должности посудомойки и с позором отправлена назад в деревню.

– А твой брат?

– Он был законным сыном. Но мне больше повезло. Я был счастлив в деревне. Он был несчастен в доме пастора. Наш папаша был полусумасшедшим, со злобным и взрывным характером. Я даже думаю, что он спал с моей матерью только ради самого акта обладания, а не ради физической разрядки. Однако мать очень любила меня. А единственными людьми, питавшими теплые чувства, привязанность к Найджелу, были я и его жена.

– Прости меня… – Мария откинула волосы с его лба и поцеловала.

– Так что, видишь, любовь моя, – Кристофер схватил ее руку и положил ее себе на сердце, – я хочу иметь детей в законном браке. Делить с тобой наш дом и мою жизнь. Я хочу создать с тобой хотя бы видимость нормальной жизни.

– «Видимость»? – Она улыбнулась.

– Ну хоть когда-нибудь мы станем нормальными, заживем нормальной жизнью?

– Упаси Господь, – сказала Мария с притворной серьезностью.

– Ты обижаешь меня, – возразил Кристофер. – Ты шутишь в такой момент. Я бросаю сердце к твоим ногам, а ты смеешься надо мной.

Мария подняла их сцепленные руки и прижала их к груди, к сердцу.

– Твое сердце не у моих ног, оно здесь, бьется в унисон с моим сердцем.

Кристофер поцеловал ей кончики пальцев, его темно-синие глаза светились любовью.

– Мы сможем справиться, обещаю тебе. Мой управляющий и Филипп способны вести мои дела, когда мы уедем. Филипп – последнее пополнение среди моих помощников. Их у меня несколько, и вместе они смогут эффективно вести дела в мое отсутствие.

– Боже милостивый! – выдохнула леди Уинтер и часто заморгала, глядя на него сверху. – Ты хоть представляешь себе, что будешь делать в обществе беременной жены и ее сестры, которая скоро достигнет брачного возраста?

– Беременная жена… – Голос Сент-Джона прозвучал более хрипло, чем обычно. Он ухватил ее за макушку и пригнул к себе, прижавшись губами к ее губам. – Я хочу Этого, будь я проклят! Хочу прямо сейчас, немедленно. С тобой. Никогда бы не подумал, что мне захочется этого. Но я хочу, и мне нужно, чтобы именно ты дала мне это. Ни одной женщине до тебя не удавалось укротить, приручить меня. А, в общем-то, много ли еще есть на свете знаменитых женщин, подозреваемых в убийствах?

– Я с точностью не знаю, но могу попытаться выяснить…

Он вновь перевернулся, в этот раз оказавшись на ней, и одним рывком вошел в нее. Мария задохнулась от неожиданности, а он откинулся назад и вошел еще глубже.

– Разве я не говорила тебе как-то, – сказала она сквозь прерывистое дыхание, – что агрессивность делает меня лишь более упрямой?

– Сумасшедшая распутная стерва! – проревел пират, сопровождая каждое слово сильным толчком бедер.

Он двигался с точностью человека, который не только знал, как доставить удовольствие женщине, но и очень хотел особенно отличиться перед ней, задался целью во время их сексуальной схватки по-настоящему понравиться партнерше. Понравиться именно ей. Он пристально следил за ней, улавливая каждую деталь ее реакции, отвечая на каждое движение, подстраиваясь под нее.

– Так тебе больше нравится? – пробормотал он, когда Мария всхлипнула от наслаждения. Он в точности повторил движение. – Ты жаждешь меня. Жаждешь этого ощущения, когда мой член входит в тебя и твое восхитительное лоно туго сжимается, принимая его. Вообрази себе, что мы проводим так дни и ночи напролет.

– Ха! Скорее уж я могу довести тебя до полного изнеможения. – Она хотела засмеяться, но вместо этого ее голос задрожал от нескрываемого вожделения.

– Тогда докажи мне, – прошептал Кристофер. – Выходи за меня замуж.

Полностью отдавшись почти нестерпимым ощущениям, Мария корчилась и извивалась под ним, бессвязно шепча ему на ухо что-то жаркое и страстное, впившись когтями в его ягодицы. Он был дик и неукротим, отчаянно жаждал ее, любил ее так, словно ему хотелось слиться с ней в единое целое, раствориться в своей Марии.

– Ты уверен, что тебе захочется переживать это, заводиться так ежедневно всю жизнь? – прошептала леди Уинтер и тут же укусила его за мочку уха.

– Я люблю тебя, – задохнулся Сент-Джон, с такой силой сжав ее в своих объятиях, что ей стало трудно дышать. – Я люблю тебя.

Мария, прижалась к нему всем телом, ее сердце учащенно билось, возвещая о глубине ее чувств.

– Наверное, я все же выйду за тебя замуж, – произнесла она задыхаясь. – Кто еще смог бы довести тебя до безумия?

– Никто больше не отважится. Только ты одна.

– И конечно, никто не мог бы полюбить тебя так сильно, как я.

– Конечно же, нет. – Он уткнулся влажной головой ей в щеку, пропитывая ее насквозь своим запахом. – Я привык задаваться вопросом, почему мой отец должен был быть тем, кем он был, почему мой брат должен был унаследовать нищету, почему жизнь заставила меня вести такой образ жизни.

– Любовь моя… – Мария хорошо знала, что он сейчас чувствовал. Разве она не задавала себе подобные вопросы каждый день?

– Уже тогда, в тот момент, когда я обнимал тебя в театре, я осознал, что ты была для меня причиной, смыслом этой жизни. Каждый поворот судьбы вел меня к тебе. Если бы я не был тем, кто я есть, секретная служба никогда бы не проявила ко мне интереса, а я не встретил бы тебя, единственную близкую, родную душу. И действительно, ты так пугающе похожа на меня, но все равно постоянно продолжаешь поражать и удивлять…

– Также, как и ты – меня. – Она пробежалась пальцами по его позвоночнику и рассмеялась, когда он поежился. – Я бы никогда не подумала, что ты захочешь жениться. Я представить себе не могу такую картину.

– Тогда мы закажем ее, пусть нам ее нарисуют, – горячо произнес Кристофер. – Скажи «да», Мария, дорогая, скажи «да».

– Да.

Он поднял голову и вскинул брови.

– Почему у меня такое ощущение, словно я слишком легко победил?

– Ах вот как? – Мария часто заморгала. – Тогда я отказываюсь и буду продолжать упираться дальше.

Кристофер взревел и судорожно задвигался в ней.

– Похоже, ты пришел к выводу, что чем больше я упираюсь и сопротивляюсь тебе, тем больше ты концентрируешься на сексуальной жизни? Это же просто восхитительно. – Мария рассмеялась.

– Ты доведешь меня до смерти.

– Я тебя предупреждала.

– Ты мне заплатишь за это.

– Ох… Когда ты собираешься получить эту плату?

– Как только мы получим брачную лицензию и подберем священника.

– Я жду, когда ты вновь захочешь получить удовольствие, – промурлыкала она.

Сент-Джон ехидно улыбнулся, а его член, якобы, случайно, прогнулся в ней.

– Что ж, тогда тебе не придется долго ждать.

– Саймон, милый. – Мария поднялась с кушетки и протянула руки навстречу своему преданному другу.

Саймон не спеша подошел к ней, на его лице светилась теплая улыбка. Одетый в светло-серый костюм, он был привычно сдержан, но чрезвычайно привлекателен. Он подхватил Марию на руки и нагнулся, чтобы поцеловать ее в щеку.

– Как ты поживаешь?

– Не слишком хорошо, – призналась Мария, возвращаясь на место и усаживая его рядом.

Кристофер вернулся к себе домой, чтобы переодеться и все подготовить на случай получения каких-либо вестей об Амелии. Мария ожидала его в доме, не желая выходить на улицу, дабы не пропустить сообщения, которое могли прислать ей сюда. Поначалу она хотела собрать людей и отправиться за Амелией сама, но Кристофер уговорил позволить ему заняться этим делом, приведя несколько убедительных доводов и аргументов в свою пользу. В конце концов, Мария согласилась с ним, хотя я с неохотой.

– Я не могу не волноваться.

– Я знаю, – успокаивал Саймон, поглаживая ее руку. – Хотелось бы мне хоть чем-то помочь…

– Одно твое присутствие уже мне помогает, Саймон. Спасибо.

– Да, но сейчас я немного лишний здесь, верно?

– Неверно! Ты будешь всегда занимать важное место в моей жизни. – Мария глубоко вздохнула. – Сент-Джон предложил мне выйти за него замуж.

– Мудрое решение. – Саймон улыбнулся. – Я желаю тебе большого счастья. Я не знаю никого, кто заслуживал бы счастья больше, чем ты.

– Ты также имеешь право быть счастливым.

– Я доволен, моя дорогая. Правда. В настоящий момент у меня в жизни все прекрасно. – Саймон усмехнулся и уселся удобнее на покрытой парчой кушетке. – Итак, скажи мне, сколько у меня осталось времени, прежде чем придется покинуть тебя?

– Ты никуда не уедешь. Я хочу, чтобы ты остался в этом доме. Ведь у тебя счастливые воспоминания о времени, проведенном в нем?

– Самые счастливые в жизни.

Глаза Марии увлажнились, она с трудом проглотила комок в горле.

– Когда я вновь обрету Амелию, мы собираемся уехать. Путешествовать. Посмотреть все те места, которые были мне недоступны, пока я обслуживала Уэлтона. Я надеюсь, что эта авантюра, новые приключения помогут восстановить тесные связи, которые существовали между мной и Амелией.

– Это отличная мысль, Мария.

– Мне будет тебя ужасно не хватать, – жалобно произнесла леди Уинтер, ее нижняя губа мелко задрожала.

Саймон поднес ее руку к губам и поцеловал.

– Я всегда буду здесь, готовый на все ради тебя, в любой момент. Это не конец. У наших отношений не может быть плохого финала.

– И я всегда буду здесь для тебя, – прошептала она.

– Я знаю.

Мария выдохнула.

– Итак, ты возьмешь этот дом?

– Нет. Я сохраню его для тебя. Очень даже кстати, – продолжил он улыбаясь, – это прекрасное место для моей новой работы под началом лорда Эддингтона.

Мария изумленно посмотрела на него:

– Он соблазнил тебя работой на секретную службу?

– Не совсем. Он рассказал мне о некоторых деликатных операциях, с которыми мог бы управиться не слишком щепетильный или разборчивый в средствах человек.

– Господи! – Мария провела рукой по его щеке. – Только, пожалуйста, будь осторожен. Ты же словно член семьи, родной человек. И я не перенесу, если с тобой что-нибудь случится.

– Я прошу тебя точно также заботиться о себе. Не надо никаких рисков.

Мария протянула ему руку.

– Значит, мы договорились?

Саймон склонил голову в легком поклоне, взял протянутую руку и приложил ее к сердцу.

– На всю оставшуюся жизнь.

– Тогда скажи мне, – губы Марии дрогнули, – что тебе хочет предложить Эддингтон?

– Ладно, значит, вот что он задумал…

Мария мерила большими шагами нижнюю гостиную, проклиная про себя все на свете. Не в силах справиться с собой, она то и дело бросала взгляды на усталого, покрытого дорожной пылью человека в углу и чувствовала себя на грани обморока.

– Отличная работа, – сказал гостю Кристофер, похвалив человека, вырвавшего Амелию из рук похитителей. – Мария, ты действительно готова?

Леди Уинтер почувствовала руки возлюбленного на своих плечах и подняла на него глаза.

Кристофер улыбнулся, его глаза светились нежностью и обожанием.

– Сэм поскакал вперед, как только они добрались до предместий Лондона. Остальные скоро подъедут вместе с Амелией.

Мария судорожно кивнула.

– Ты так бледна…

Она поднесла руку к горлу.

– Я боюсь.

– Чего? – Он крепче прижал ее к себе.

– Боюсь поверить, что сестра приедет, поверить, что всему этому кошмару пришел конец. – На глазах у нее выступили слезы.

– Я все понимаю. – Кристофер успокаивающе погладил ее по спине. Саймон покинул свое место у окна и подошел к ним, предложив носовой платок и ободряющую улыбку.

– А что, если она не любит меня? Если она сердится на меня?

– Мария, она полюбит тебя. – Кристофер ободряюще подмигнул. – Без всякого сомнения.

Саймон кивнул:

– Никаких сомнений. Она будет обожать тебя, моя дорогая.

От стука дверного молоточка Мария напряглась. Кристофер отпустил ее и встал рядом, рукой поддерживая ее за спину. Саймон двинулся к двери.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем другой запачканный дорожной грязью слуга вошел в комнату. Мария задержала дыхание. Мгновение спустя появилась девушка в платье, слишком большом для ее миниатюрной фигурки, и в нерешительности задержалась на пороге. Амелия… Такие же зеленые, как у Уэлтона, глаза, но только полные невинности, внимательно разглядывали все вокруг, пока ее взгляд не замер на Марии. Она смотрела на Марию настороженно, Мария ответила тем же, отмечая про себя перемены, произошедшие в Амелии за годы, что они жили вдалеке друг от друга.

Как же выросла Амелия! Ее милое, даже пикантное личико обрамляла масса длинных черных волос, как и у их матери. Но глаза Амелии сохранили детскую невинность, которую Мария помнила из их общего прошлого, и чувство огромной благодарности вдруг захлестнуло ее.

Рыдание нарушило тишину. Поняв, что это было ее рыдание, Мария прикрыла рот платком. Одновременно она вскинула свободную руку и яростно замахала ею.

– Мария, – произнесла Амелия, сделав осторожный шаг вперед, по ее щеке покатилась одинокая слеза.

Мария тоже чуть тронулась с места, но этого было достаточно, чтобы Амелия бегом преодолела расстояние между ними и бросилась в объятия Марий с такой силой, что Кристофер подхватил Марию за спину, спасая тем самым их обеих от неминуемого падения.

– Я люблю тебя, – прошептала Мария, зарывшись лицом в волосах Амелии, орошая слезами ее черные, цвета воронова крыла, локоны.

Они вместе опустились на зеленый ковер от Обюссона в ворохе цветных платьев и кружевных нижних юбок.

– Мария! Это было так страшно! – Амелия разразилась громкими рыданиями, не позволяющими сразу понять, что она говорила. Слова лились из нее неудержимым потоком. Всадники и схватка, и кто-то по имени Колин… и еще что-то о Колине, которого убили… Лорд Уэр и письмо…

– Успокойся, – говорила Мария, убаюкивая ее, – успокойся.

– Мне нужно так много рассказать тебе, – плакала Амелия.

– Я знаю, дорогая моя. Я знаю. – Мария взглянула на Кристофера и увидела слезы в его глазах. Саймон тоже стоял с покрасневшими глазами, положив руку на сердце.

Мария прижалась щекой к голове Амелии, крепко обняв ее.

– У нас впереди целая жизнь, чтобы успеть рассказать мне все. Вся жизнь…

Эпилог

Легкий скрип двери отвлек внимание Саймона от разложенной на столе карты. Он взглянул на дворецкого, удивленно вскинув брови:

– Да?

– Там какой-то молодой человек спрашивает леди Уинтер, сэр. Я сказал ему, что ни ее, ни вас нет дома, но он не хочет уходить.

Саймон выпрямился.

– И кто же это?

Слуга прокашлялся.

– Очень похож на цыгана.

Какое-то мгновение Саймон сидел, открыв рот от удивления, а затем сказал:

– Проводи его сюда.

Саймон быстро убрал со стола некоторые документы щепетильного свойства, сел и стал ждать незваного гостя. Мгновение спустя в кабинет вошел черноволосый юноша.

– Где леди Уинтер? – спросил парнишка, всем видом показывая свою решимость добиться того, зачем он приехал.

Саймон откинулся на спинку кресла.

– Она отправилась в поездку по континенту.

Юноша нахмурился:

– А мисс Бенбридж с ней? Как мне найти их? У вас есть их адрес?

– Как тебя зовут?

– Колин Митчелл.

– Хорошо, мистер Митчелл, не желаете чего-нибудь выпить? – Саймон встал и направился к ряду графинов, стоящих на барной стойке у окна.

– Нет.

Скрывая улыбку, Саймон плеснул немного бренди в стакан и повернулся. Митчелл стоял в той же позе, разглядывая комнату, временами задерживаясь прищуренным взглядом на отдельных предметах. Казалось, он пытается найти ключ к массе волновавших его вопросов. Этот парень был хорошо сложен, с несколько экзотическими чертами лица, которые, как предположил Саймон, многие леди могли находить весьма привлекательными.

– А что ты будешь делать, если вдруг найдешь твою прекрасную Амелию? – спросил Саймон. – Работать на конюшне? Ухаживать за ее лошадьми?

Глаза Митчелла широко распахнулись.

– Да, я знаю, кто ты, хотя мне и сказали, что ты тогда погиб. – Саймон поднял стакан и опрокинул внутрь его содержимое. В животе стало тепло, на лице появилась улыбка. – Таким образом, ты намерен работать у нее в качестве прислуги, страдая по ней на расстоянии? Или, возможно, надеешься кувыркаться с ней в стогу сена как можно чаще, пока вы не поженитесь или она не забеременеет от тебя?

Саймон выпрямился и поставил стакан, готовый к ожидаемому ответу, но такого ответа, какой дал ему Колин, Саймон не мог даже предположить. Митчелл набросился на него и сбил с ног. Они с парнишкой покатились, сцепившись в схватке, свалив на пол столик и разбив стоявшие на нем фарфоровые статуэтки.

Саймону потребовалось несколько мгновений, чтобы взять верх. Все могло бы завершиться гораздо быстрее, если бы он не старался не причинить парню особого вреда.

– Прекрати, – приказал Саймой, – и слушай меня. – Он больше не растягивал слова, его тон был теперь смертельно серьезный.

Митчелл затих, хотя на лице еще не остыли следы ярости.

– Не смейте так говорить об Амелии!

Поднявшись, Саймон протянул юноше руку, чтобы помочь ему встать на ноги.

– Я всего лишь указываю на очевидные вещи. У тебя нет ничего. Тебе нечего ей предложить, не на что содержать ее, нет дворянского титула, чтобы соответствовать ее положению.

Стиснутые челюсти юноши и сжатые кулаки выдавали всю его ненависть к очевидной истине.

– Я все об этом знаю.

– Ладно. Тогда… – Саймон отряхнул костюм и снова занял свое место за письменным столом. – Что, если я помогу тебе обрести все то, что сделает тебя достойным, стоящим человеком, – деньги, приличный дом, возможно, даже титул какой-нибудь заморской страны, который соответствовал бы твоему физическому облику, чертам лица, которые ты унаследовал?

Митчелл замер, в прищуренных глазах появился жадный интерес:

– Как это?

– Я занимаюсь определенного рода… операциями, которых молодой человек с твоим потенциалом мог бы пригодиться. Я слышал о твоей отчаянной, едва не удавшейся попытке спасения мисс Бенбридж. После соответствующей подготовки ты мог бы стать настоящим приобретением для меня. – Саймон улыбнулся. – Никому другому я не сделал бы подобного предложения. Считай, что тебе повезло.

– И все же почему я? – подозрительно спросил Митчелл не без некоторого ехидства в голосе. В нем чувствовался определенный цинизм, что, по мнению Саймона, было весьма ценно. Обычный зеленый юнец не годился для выполнения стоявших перед ним задач. – Вы же не знаете ни меня самого, ни на что я способен.

Саймон твердо выдержал его пристальный взгляд.

– Я хорошо знаю, на что готов пойти человек ради женщины, которую он любит.

– Я люблю ее.

– Согласен. И я полагаю, что не пожалеешь никаких усилий, будешь добиваться ее, чего бы это ни стоило. А мне требуется именно такой одержимый и самоотверженный помощник. А я, в свою очередь, позабочусь, чтобы ты стал состоятельным человеком.

– На это уйдут годы. – Митчелл пригладил непослушные волосы. – Я не уверен, смогу ли перенести это.

– Дай себе время, чтобы достичь зрелости. Дай Амелии увидеть то, чего ей недоставало все эти годы. И тогда, если она все же станет твоей, ты будешь знать, что это будет решение, принятое женским сердцем, а не детской прихотью.

Некоторое время молодой человек пребывал в нерешительности, его неуверенность казалась осязаемой.

– Попробуй, – убеждал его Саймон. – В конце концов, что ты теряешь?

Наконец Митчелл с тяжелым вздохом опустился в кресло напротив стола.

– Я слушаю.

– Отлично! – Саймон откинулся в кресле, – Значит, вот мои соображения…

Примечания

1

Winter – зима (англ.). – Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)

2

Тайберн – место казни в Лондоне в Средневековье.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Эпилог
  • *** Примечания ***