КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423443 томов
Объем библиотеки - 574 Гб.
Всего авторов - 201781
Пользователей - 96091

Впечатления

кирилл789 про Уральская: Твой чертов рай [СИ] (Любовная фантастика)

ооо. если у тебя в фирме есть дресс-код, если ты не полная дура, если ты работаешь там не полчаса: приходишь на работу в дрессухе и переодеваешься. да все это знают!!! никакого: пошла в сарафане с голыми плечами - нет. (кстати, "платье с бретельками" так и называется - сарафан!).
37-летняя девственница умилила. афтар, почитайте в интернете какие НЕОБРАТИМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ МОЗГА происходят с девственницами, если они закукливаются без сексуальной жизни. той самой, "для здоровья". или что, звание "синий чулок" просто так придумано предками?
и опять про ипотеку. больная тема для афтора, я понял, уже в третий или четвёртый раз читаю. про шесты с бабами и ипотеку, как-то разнообразить писево не пробовала?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Уральская: Разачарованные [СИ] (Фэнтези)

ну, собственно, да, прекрасно описано поведение и место жительства алкашек. даже спорить не буду. единственное, что удивило так это процес самогоноварения: в котле? а змеевика с крышкой там не предусматривалось? или раз заявленные ггни - ведьмы, то как бэ - рраз и фсё?!
чтиво - исключительно для социально близкого контингента, если у тебя есть хотя бы одна извилина даже пунктиром такого "тонкого" юмора тебе не понять.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Уральская: Сказко про драконо-ректора (Фэнтези)

все ходили по поликлиникам, нет таких взрослых (да и детей), что в поликлиниках не были. вопрос: много вы видели выходящих шатающихся дамочек с потемнениями в глазах, которые из кабинета врача вываливаются? да ни одной! ну, хотя бы потому, что когда у пациента темнеет в глазах, врач, у которого он на приёме, из кабинет его не выпустит. это, во-первых. а, во-вторых, диабет 1 степени - это не саркома 4 стадии, спокойно с ним живут. ни шататься, ни темнеть в глазах тут нечему. то, что ты - наследственная истеричка, с приобретённой за жизнь анемией из-за отсутствия нормального питания по причине семейного нищебродства - это одно. но так лажать, выкладывая свою биографию для миллионов, всё-таки не стоило, афтарша.
в "путешественнице по мирам" бабы вертелись на шестах здесь - на шестах. поскольку сейчас "на шестах" можно увидеть в самом заплёванном кабаке о стрип-клубах писать не буду. что, жалкое обжимание подрабатывающих студенток с палкой такое впечатление произвело, что повсюду сунуть надо?
ну а "Оливье" - это действительно имя. а ещё и фамилия. а не только салат. который в честь люсьена (николая) оливье и был назван. но смешно, да, для деревенских: "гы-гы-гы, тебя Оливье зовут! а ты с колбасой или с мясом?", салат ещё с ветчиной делают, но это для деревни незнакомо. как и сам продукт.
и да. читать одну главу от имени одного "героя", а потом то же самое: от имени "ггни" (тьфу) - это уже такой моветон, что глупо.
нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Уральская: Путешественница по мирам (Фэнтези)

больше всех здесь мне понравилась мама дракона-короля.) умница женщина, знает, что хочет от жизни.)
читать же об очередной непойми какой ггне, которая была же замужем, делит на земле имущество с бывшим, но, тая от поцелуев короля-дракона, ломается, когда её этот дракон зовёт замуж, сил нет. потому что - нет причин для такого ломания. "ах, я не верю в любофф", это не причина. это - натянутая сова на глобус.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Проклятые земли (Фэнтези)

Жалко, что книга не вся, интересно. И мужик с таким мечуганом, ажно жуть, какой брутальный. Если у кого есть книга целиком, поделитесь плиз.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Окишева: Командировка в Амазонию [СИ] (Эротика)

Бред просто изумительный, а вот эротика не впечатляет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Уральская: Психотерапевт для демона [СИ] (Фэнтези)

я просто погуглил, и гугл мне выдал сразу: "Ричард Гир и Дженифер Лопес для съемок танца танго в кф "Давайте потанцуем", готовились самостоятельно по 3 часа в день на протяжении 4 месяцев!!!!!".
когда я вот у этой, писалки, читаю, что "сложный танец" они выучили за вечер???
насколько ж вы бессовестны, афторши!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

В месте светлом, в месте злачном, в месте покойном (fb2)

- В месте светлом, в месте злачном, в месте покойном 249 Кб, 18с. (скачать fb2) - Григорий Яковлевич Бакланов

Настройки текста:




Григорий Бакланов В месте светлом, в месте злачном, в месте покойном

— Так… Начали… Мотор!

Хлопнула хлопушка.

— Дубль два!

И грянул марш. В ногу, в ногу, отбивая шаг, двинулся строй, вздымая известковую пыль. Встречно по рельсам покатили рабочие тележку с камерой и пригнувшимся к ней оператором.

— Песню! Песню! — забегая сбоку, но так, чтоб не попасть в камеру, надрывался, молил, грозил ассистент.

И не грубый от зноя и ветров отрывистый голос запевалы, а сладкий эстрадный тенор из военного ансамбля вознесся, как жаворонок в синеву:

Взвейтесь соколы орлами,
Полно горе горевать…

Строй надвигался. Ремни, портупеи, погоны, фуражки с белыми кокардами, лица, лица…

— Лица-а! — застонал режиссер и сел на камень, зажав голову руками. Рядом с ним на парусиновом стуле остался брошенный микрофон. — И это — русские офицеры?

Дворяне?

Сам режиссер был не породист, коротконог. При мощном сложении, крупной голове, крупных чертах лица он, когда сидел, производил впечатление рослого человека. И потому он сидел, а они перед ним стояли: ассистент и консультант.

— Где вы их понабрали таких? Это не дворяне, дворняжки. Их будут расстреливать, вам жалко? Мне — нет!

Откатили по рельсам тележку с оператором, массовка, изображавшая господ офицеров царской армии, курила, сойдясь, поворотившись спинами на ветер. Море было еще холодное, и от ветра, срывавшего белые гребешки волн, синели лица. Но набежавшие поглазеть на съемки мальчишки да томящиеся от безделья, тепло одетые отдыхающие из местного санатория, приехавшие не в сезон, по льготным путевкам, добровольно зябли на ветру, отгороженные белой веревкой, вдоль которой похаживали для порядка два милиционера с мегафонами.

Дело было, конечно, не в лицах: время уходило, и режиссер нервничал. А уж как выбирал он сценарий, чтобы не ошибиться, чтобы одним выстрелом и сразу — в десятку. И вроде бы ухватил главный нерв времени. Не случайно же сегодня достают старинные фотографии, которые десятилетиями прятали от властей, устраивают выставки, и люди смотрят со слезами умиления на глазах. Да и можно ли смотреть без слез? Сестры милосердия русской армии в Первую мировую войну, белые голубки, генералы с благородной строгостью во взоре. Какие лица! Даже у нижних чинов.

Исчезнувший генотип.

Для себя он определил так: его фильм — это будет «Чапаев» нашего времени. Надо только знаки поменять: минус — на плюс. Крым, море, расстрел белых офицеров на берегу под грохот волн, и волны поглотят их и вынесут вновь, покажут зрителю и увлекут с собою в пучину. А белые чайки, как светлые души, будут виться над кипящим морем.

Но к тому времени, когда удалось выбить деньги, и все устроилось, и фильм запустили в производство, интерес общества как-то поостыл, да и лица, казалось, навсегда исчезнувшие, тот самый утраченный генотип, стали попадаться нередко.

Отсняли еще дубль, опять ждали, курили. Изабелла, гример, мягкой кисточкой освежала грим на лицах актеров. Она же и заметила этого офицера-десантника по ту сторону белой веревки: полюбопытствовать подошел. Стоял он вольно, грудью на ветер и, видно было, не мерз в легкой пятнистой форме, тельняшка грела его.

Когда Изабелла начинала работать на студии, все вокруг были старше нее. А теперь незамужние подруги-ровесницы одна за другой становились ее моложе. Она уже, как говорится, сходила замуж один раз. Вспомнить нечего. Хорошо хоть без последствий.

И теперь за ней ухаживал массовик санатория, иногда от скуки она прогуливалась с ним вечерами.

Изабелла подозвала к себе ассистента:

— Смотри, будто на меня смотришь. Офицер-десантник, к нему милиционер подошел с мегафоном… Видишь, позади меня?

Можно было и самой пойти сказать режиссеру, каждому приятно отличиться, но она терпеть не могла капризных мужчин: сощурится и голосом плаксиво-громким: «Что?»

Будто уж такое ничтожно малое перед ним, не человек, а лейкоцит в поле зрения.

Ассистент нырнул под веревку и вскоре подводил десантника к режиссеру, тот сидел под зонтом на парусиновом стуле, шарфом кутал горло. Изабелла загадала: гримироваться его поведут к ней. Не к Валентине, не к старухе Клавдии Петровне — к ней. И действительно, услышала приближающиеся шаги по гальке; она знала в себе эту силу, способность внушить.

На отдалении слышался довольный, поучающий голос режиссера:

— Какой прекрасный человеческий экземпляр! Вам жаль, если его будут расстреливать? Мне — да! И зрителю будет жаль.

Изабелла усадила десантника перед собой на стул. Зеркала, как в гримерной, чтоб он мог видеть себя, здесь не было, и она пошутила:

— Вашим зеркалом буду я.

Он не