КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 622608 томов
Объем библиотеки - 980 Гб.
Всего авторов - 245675
Пользователей - 114432

Впечатления

Serg55 про Пастырь: Война родов. Новое начало (Боевая фантастика)

как-то уже не то...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Есаул64 про Высоцкий: Служу Советскому Союзу (Альтернативная история)

Не смог.... Прочитал страниц 40 понял не осилю. Во первых в СССР лейтенантов обучали в военных училищах а не в академиях. Во вторых курсанта ДО принятия присяги никто в увольнение не отпустит.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ежов: Анархист (Социально-философская фантастика)

Читать бросил, через 5 минут. Написано плохо и от 3 лица, в стиле "дыр-ды-дык - сказал пулемёт" .

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Панченко: Болотник (Альтернативная история)

Интересный сюжет,рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Нестеров: Снова дембель (Альтернативная история)

Вообще-то начав чтение, я никак не расчитывал на что-то эпохальное... Ну очередной попаданец, ну конец 80-х, ну... В общем — я ждал тут встретить лишь очередной «почти сказочный вариант» спасения уже «безнадежно гибнущего судна»...

Конечно сперва немного удивило время «засылки» — ведь это не начало 80-х (когда еще жив «вечный старец») и когда все (казалось) еще можно исправить...Но 1988-й)) Ну что там автор может предложить, если еще (ко всему

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
mmishk про Рублев: За пределами массива (Попаданцы)

Говно с большой картинкой.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз. Назад в СССР 3 (Попаданцы)

Часть третья по факту ничем не отличается от предыдущих... Все те же запутанные семейные "скелеты в шкафах", и ... суровая необходимость исполнения административного наказания (самовольно наложенная, инициативным участковым).

Далее - новые кладбищенские приключения, многочисленные курьезы с участием "флоры и фауны нашего городка", и... "выполнение плана" (по реализации уже намеченного спортивного мероприятия, которое пока так и не

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Академия магоубийц 3 [Ascold Flow] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Академия магоубийц 3

Глава 1. Первый шаг

“Резня в Люцерне — именно так многие эксперты окрестили произошедшую накануне стычку между неизвестными бандами. Достоверно известно о по меньшей мере двадцати восьми погибших. Ещё четверо находятся в реанимации, и их состояние крайне тяжёлое. Разгоревшийся пожар вынудил полицию и спасателей эвакуировать более трёхсот человек с ближайшего предприятия. Директор компании отказался давать интервью, но у нас имеется эксперт, полицейский в отставке, майор Джордан. Здравствуйте, офицер!

— Бывший офицер, если быть точнее. С вашего позволения, я хотел бы высказать свою версию произошедшего. С учётом местоположения тел, нетронутого оружия и одного рисунка убийства всех жертв могу сказать, что работала команда профессионалов. Вероятнее всего, элитная группа наёмных убийц отравила или усыпила своих противников, после чего в течении минуты убила острым клинковым оружием каждого, находившегося в помещении участника бандформирования. Хочу заметить на полное отсутствие свидетелей и записей с камер видеонаблюдения. Если бы не поджог, я допускаю вероятность того, что злополучный гараж был бы открыт только утром, и об этой ужасающей, наполненной жестокостью и злобой…”

Я достал наушники и включил музыку, игнорируя фоновые звуки аэропорта.

Я успел вернуться из Ирландии и, ничего не объясняя своим товарищам, разогнал их по домам и родным.

Лишь пара человек узнала от меня правду о том, что я увидел в парке развлечений на окраине Дублина. И ближайшую неделю мне ещё не раз предстоит в новостях читать о внезапных смертях, покушениях и убийствах на европейском континенте.

Ни я, ни генерал — не святые. И никогда ими не были. Бюрократическая машина буксует, не позволяя добиться положительных подвижек от правительств, аристократов и прочих владельцев земель.

Времени договариваться, умасливать и объяснять больше нет.

“Астрологи объявили неделю Террора” — пошутил генерал, когда решение было принято, и на стол легла папка “совершенно секретно” с кодовым названием “Железный аргумент”.

Самые упорные противники плана по организации оборонительных сетей, образно говоря, лягут на алтарь и станут пищей для жертвенного клинка. Затем у каждой продажной душонки будет ещё один шанс принять правила игры и внести свой вклад в наше общее дело.

Либо же все они станут следующим точильным камнем для европейского клинка, что будет вести смертельный бой с шайтранами.

Да, шайтранская разведка не делала ничего. И не сделала. Но это только сейчас. Просто летали, изучали местность. Зная их тактику, могу предположить, что я встретил первых ласточек, направленных на изучение будущего поля боя.

Вот они удивятся, когда не увидят многочисленные армии, прикрывающие сплошным фронтом земли человечества. Наверняка, сделают всё возможное, дабы сместить сроки вторжения и поскорее приступить к завоеванию планеты.

Ну, ничего, план уже запущен и работает. Шаг за шагом мы будем приближаться к нашей победе. И неважно, сколько шагов назад мы сделаем.

*На закрытом форуме учёных группы военной разработки наконец-то обратили внимание на наши сообщения. Прямо сейчас идёт яростная полемика и споры вокруг предложенных формул.

Переходим к следующему этапу?* — уточнил Координатор.

“Да. Загружай чертежи, коды и схемы в свободный доступ. Да начнётся Великая Военно-техническая Революция!” — согласовал я передачу расчётов Куратора.

Да, хоть директивы и не допускали предоставление слаборазвитым расам современного вооружения, ничего не мешало ИИ проверить человеческие разработки, провести перерасчёты и предложить оптимизацию и усовершенствование имеющихся образцов.

Больше мощи — больше урона, снижающего прочность щитов. Проще и дешевле производство — легче вооружить армию. Одним словом — принятия всех этих директив повысит эффективность уже имеющегося вооружения на пятьдесят восемь процентов. А вот некоторые экспериментальные разработки после перерасчёта сумели удивить меня куда больше. Их я не рискнул давать человечеству, переживая за будущее планеты. То же ядерное оружие оказалось вовсе не несбыточным мифом… Но одно лишь сухое сообщение о гибели пятидесяти девяти цивилизаций в огне ядерных взрывов лишь в этом тысячелетии в нашем рукаве галактики… Не настолько я уверен в здравомыслии человечества, чтобы давать им такие разработки.

Одним словом — не его нахрен.

У входа в зал показалась Оливия — моя единственная спутница в близлежащей командировке. Увы, Кейт я взять не мог. Шок и стресс это не то, что можно легко и просто вылечить ядром жизни.

Она моментально обнаружила меня взглядом и подошла ко мне. Пришлось вытаскивать наушники.

— Всё в порядке? — спросила она меня.

— Да, а что такое? — удивился я.

— У тебя лицо было, будто ты судьбу всего мира сейчас решаешь. — посмотрела она на меня с прищуром.

— Хм, странно. Дай ка руку свою сюда. — протянул я ладонь, и её изящная ладошка легла в неё.

Я в течение тридцати секунд сканировал её тело и удивлённо посмотрел на неё.

— Поздравляю. Ты станешь ма…

— Мамой? — улыбнулась она, перебивая меня, а я чуть глазами затылок не увидел.

— Твои шуточки… Магом ты станешь. Уже практически стала. У тебя канал из источника к ядру идёт. Ядру, которого вчера ещё не было. — удивился я, продолжая “подглядывать” внутрь её тела.

Удивительно наблюдать за медленным течением маны внутри неё, которая, словно вода, что точит камень, миллиметр за миллиметром двигалась к серому ядру с фиолетовыми отливами.

— О, получается, я мутировала. Отлично! И какая у меня сила? — демонстрируя радость, решила уточнить она у меня.

— Не встречал такой цвет. Да и непонятно пока ничего. Хотя, угадай, о чём я думаю? — вспомнил я её первые слова.

А сам подумал о жаренных рёбрышках с пивом.

— О еде наверно. Выглядишь голодным…

Я сменил картинку в своих мыслях, вспоминая о ублюдке, отправившем убийц к Кейт.

— Что-то мерзкое, жестокое…

Я сменил картинку в голове ещё раз, лицо при этом оставалось всё таким же каменным.

— Прямо здесь? Нет-нет. Я конечно на многое согласна, но не в зале же ожидания. Да и вообще, что-то у меня уже голова болит и кружится. Дай я присяду. — схватилась она за голову и прикрыла глаза.

Я отпустил её руку и радостно улыбнулся. А затем вдруг погрустнел. А затем подумал и снова улыбнулся.

— Оливия, поздравляю — ты эмпат. Маг, что читает мысли и чувства окружающих. Редкая и своеобразная сила, которой нужно найти применение. Не знаю, на что ты будешь способна, когда разовьёшь свой дар, но, уверен, генерал, да и все власть имущие за такую, как ты, отдадут все свои сокровища. — поздравил я её.

Мои эмоции легко понять — моя помощница обрела силу! Это ли не радость! Следом пришло осознание сути её силы. Ведь теперь все мои мысли, особенно глупые, будут читаться ею как раскрытая книга. А затем пришло ещё одно понимание — на глупые мысли у меня времени практически не бывает, да и Оливия девочка умная и мудрая не по годам. Так что — плевать, пусть читает.

“ОБЪЯВЛЯЕТСЯ ПОСАДКА НА РЕЙС ВЕНА — ДУБАИ…” — оживилось электронное табло и голос девушки-диктора.

Прямых рейсов нет. Пока нет и чартерных рейсов. Я не заглядывал на счета компании, но там уже должно быть достаточно на несколько частных самолётов. Одни только перечисления от “выигранных” тендеров на разработку оружия по заказу министерства обороны позволяли нанять небольшую армию и вооружить её. Впрочем, имперские дворы уже давно включили печатные станки и спонсируют военных очень и очень щедро. Только вот не всё решается деньгами в этом мире.

— Ну что, полетели?

— Нет, я не буду делать это в туалете самолёта… Нет! — закатила глаза Оливия, подолжая использовать свою силу.

— Вот ты и попалась. А говоришь, голова болит! Пошли скорее, оливочка моя. От меня не отвертишься, ты же знаешь. — улыбнулся я и взял её чемодан, подтягивая к очереди на посадку.

Полёт с пересадками это то ещё зло. Но иногда он приносит и плюсы. Как бы там демонстрировала своё вялое сопротивление Оли, но пропустить такую возможность мы не смогли. Вот только незадача. Где я не сдерживался и быстро сумел закончить раунд — она только разогрелась.

Недовольные пассажиры ждали нас, ведь мы были первыми в туалете, который оказался вычищен до блеска и сиял стерильной чистотой. Как только долетели и отправились в зал ожидания, Оли тут же схватила меня за руку и отвела в укромный уголок продолжить начатое.

— Даже не сопротивляйся, засранец. Ты и твой горячий друг сегодня будете работать на меня. — поставила она меня в известность и набросилась.

Я конечно, чуток зачитерил, подарив ей каплю энергии жизни, который сработал как тот ещё афродизиак. Тоже своего рода оружие, поражающее полностью здоровых людей.

По прилёту в Антананариву — столицу островного чудо государства, мы отправились в забронированный королевский люкс гостиницы. Завтра с самого утра у нас будет огромное количество встреч, организованных Кирой и её помощниками, генералом Винзелом, Торисом Октисом, Томом Байером и даже Густав Оре приложил руку. В завершении дня — посещение в качестве представителя генерала военной части с показательным выступлением местных спецназовцев. Жёсткий график.

Впрочем, встречавший нас помощник советника короля показал, что хоть и заслужили мы некоего внимания, но статусность наша, как и вызванный нами ажиотаж, далеки от того, что поможет ускорить решение вопросов.

Когда мы сели в довольно посредственное авто, что должно было отвезти нас в отелю, я позволил себе улыбку. Улыбку человека, которому бросили вызов. Меня недооценивают? Напрасно…

В отеле продолжилась наша с Оливией дуэль. Даже ужин пропустили, поедая друг друга, купаясь в любви, ласке и желании.

Ресторан обалдел от требования принести жареные свиные рёбрышки с пивом, но гостям из президентского люкса отказывать не стал. Выше по категории был лишь Императорский люкс. Но его ни в этом городе, ни в этой стране не существовало.

Утро показалось каким-то праздником. Птицы пели, солнце радовало глаз, вид на океан согревал сердце.

Быстро позавтракав мы приняли от горничной наши костюмы, отданые для глажки, дали чаевые, при взгляде на которые она удивилась.

— Мы валюту не поменяли. Она империалы, видимо, ни разу в жизни не видела. — принялась объяснять мне Оливия.

— Ты это в её мыслях прочла?

— Чтобы это понять — магия не нужна. Только глаза.

— Оу, тем приятнее для неё будет осознание того, какая сумма ей досталась. Только до обменника дойти нужно.

Спустя десять минут мы спускались в лифте и в самом фойе застали картину счастливой, чуть ли не вприпрыжку бегущей работницы.

Да, обменник оказался в фойе, рядом с рецепцией. С двух сторон от нас принялись стрекотать местные. Счастливая, кланяющаяся горничная, что исчезла спустя пару мгновений, бросив на прощание исковерканное “сэнг йу мистер”. Примерно такое исковерканное “Худ морнинг, ай хлад ту си ю, дыжэнтыламен” от крупного, огромнощёкого местного представителя властей проверил на прочность мою выдержку.

Я справился. Я не заржал. И даже проверил на всякий случай свой статус, ожидая увидеть в нём изменения. И что удивительно, увидел. Ежедневные занятия, тренировки, умственная активность и сражения с самим собой позволили насладиться прогрессом

СТАТУС:

Имя: Иван Тормель

Раса: Человек

Возраст: 18 лет

Статус: Студент академии “Ареса”. Маг. Носитель ИИ-Куратор. Внештатный консультант оборонного ведомства СЧН.

Ранг: (Данные обновлены 3 часа, 57 минут назад) 21 место среди студентов военной академии Ареса.

Магический ранг: Степень достоверности — 69%. Маг Иван Тормель по совокупности имеющихся параметров входит в сотню сильнейших магов человечества. С учётом познаний с высокой долей вероятности принадлежит к десятке сильнейших. Продолжается сбор и обработка поступающей информации, уточняющие ранг пользователя.

Физиологические особенности [Здоровье]: 99%. Обнаружены незначительные генетические отклонения. Карта повреждений тела [активировано визуальное отображение в левом верхнем углу поля зрения]

Психологические особенности [Ментальное состояние]: Весел. Воодушевлён.

Магические особенности: Средний контроль маны; Поглощение маны “Керхер”; Параллельное насыщение ядер, Тонкие манипуляции с маной.

Индекс боевой подготовки: С+[подробнее] [Предельное значение человечества оценивается как B-]

Используются средние значения межгалактических рас.

— Сила 12 (среднее значение человечества — 9)

— Ловкость 13 (среднее значение человечества — 10)

— Скорость 13 (среднее значение человечества — 9)

— Реакция 15 (среднее значение человечества — 10)

— Выносливость 16 (среднее значение человечества — 10)

Индекс умственного развития: B+ [подробнее] Используются средние значения межгалактических рас.

— Интеллект 15 (среднее значение человечества — 10)

— Объём памяти 12 (среднее значение человечества — 8)

— Скорость мышления 13 (среднее значение человечества — 8)

— Эмоциональный контроль 14 (среднее значение человечества — 7)

Индекс магического развития: C+ [подробнее]

Данные отображаются на основе полученных от пользователя сведений и его скорости прогресса за отчётный период времени.

— Объём источника 925 единиц. [924/925 ед. маны имеется]

— Количество открытых магических каналов: 17

— Скорость поглощения/выпуска маны 2,8 ед/секунду

— Контроль маны 1,34

— Освоенные базовые заклинания: 5 [Огненный шар, Ледяной шип, Оздоровление, Усиление, Укрепление]

Сегментация магического источника:

Четыре ядра:

1) Стандартное ядро огненного типа.

2) Ядро водного типа. Направленность — лёд.

3) Ядро жизни. Направленность — лечение и восстановление.

4) Ядро трансформации. Направленность — укрепление и усиление.

Ого. Контроль вырос. Магический источник вырос. Эмоциональный контроль и объём памяти тоже выросли. Что любопытно — эмоциональный контроль позволяет не сидеть сжимая морду кирпичём в любой ситуации, а полностью контролировать эмоции, при необходимости, распаляя сердце праведным гневом и срывая кукуху, как это было в Дублине.

Раньше я об этом как-то не задумывался. Слабый контроль же слишком часто приводит людей на грань эмоциональных качелей. Я же сам выбираю нужный мне стиль поведения и эмоций в зависимости от ситуации. Удобно, ничего не скажешь.

Семнадцать каналов открыто — это хорошо. Но недостаточно. Прям чую одним местом, их может быть в разы больше. А польза от них весьма и весьма очевидна. Помимо скорости работы с маной это ещё и косвенно на контроль маны влияет. Позволяет быстрее и точнее оперировать с ней. Ведь чем больше “точек контроля”, в виде выходов магических каналов на поверхность тела, тем проще управлять маной снаружи. И тоже самое внутри организма, что существенно влияет на точность и скорость укрепления и усиления организма.

И Куратор приветливо заманивает меня в свои медовые сети экспериментов, сообщая о возможности открытия ещё тридцати одного канала. Да, с малым, средним или большим риском провала, что может привести к магическому истощению, травме и прочим неприятностям. Но всё же… Практически в три раза большее количество каналов даст мне такой уровень силы, что я сравняюсь со средним магом шайтранов. А с учётом моих особенностей — и вовсе один на один смогу завалить любого.

Кстати, об особенностях. Как я ни пытался, а пятое ядро не получается создать. Впитываемая мана, какой бы стихии она не была, просто игнорирует мой “ядерный пояс” в груди и рассасывается по организму. Теорий, почему это происходит, мной и Куратором построено множество, а вот найти им подтверждение мы не можем. Не хватает ни данных, ни знаний шайтранов, ни экспериментов. Единственный вывод, который я смог сделать — каждое ядро после первого образовывалась после впитывания маны чудовищно сильного шайтрана, несущего древнюю родословную.

Да и все мои ядра — нестандартного типа. За исключением того, что прилетело от рядового шайтрана при первой встрече и эксцессе в академии.

Машина поприличней вчерашней везла нас на первую встречу — министерство промышленности. Оно располагалось в том же здании, что и министерство экономики и развития. И пусть министры короля сегодня предаются развлечениям, рутиной или любым другим занятиям, игнорируя нас. Для того, чтобы сделать первый шаг, что сотрясёт местную публику, мне хватит и их помощников. А уж если они окажутся теми ещё тугодумами, распространённое среди местных чинуш взяточничество заставит их забыть, как зовут родную маму. Что мне эта пыль, когда на кону куда как более значимые вещи.

— Первый шаг неизвестных, но продвигаемых крупными европейскими шишками молодых и зелёных, как они думают, бизнесменов. Ставленников какого-то скрытного европейского клана. Хороший способ подзаработать. Так они думают. Все, даже наш водитель… — прошептала, будто бы заигрывая со мной, Оливия. — они ожидают увидеть на своём пороге дорогие лакированные туфли, а не тяжёлые стальные ботинки. Не пугай их раньше времени. Позволь человеческой жадности сделать всю работу за тебя…Уважаемый читатель! Вами получен квест "Выпнуть автора в горячие новинки"Разрешается использовать: Добавления в библиотеки, лайки, комментарии, чтение и перечитывание главы.Донаты (через меню наград): допускаютсяВремя на выполнение квеста — 72 часаНаграда: внеочередная глава, продуктивность автора +100%Удачи вам, Герои!

Глава 2. Уважаемый инвестор

Переводчик сидел рядом с уважаемым, слабо говорившем на английском языке помощником заместителя министра и старательно переводил предложения для инвестиции.

Я важно кивал головой и время от времени смотрел на Оливию, которая какбы тайно сообщала мне свои мысли о том или ином предложении. Ничего не значащая игра жестов, направленных на заманивание рыбки, что должна будет клюнуть на крючок, думая, что она нашла лакомую добычу.

— Для плантаций у нас имеются многочисленные сельскохозяйственные отрасли на западе страны. Но от себя могу вам порекомендовать другую, куда как более простую в освоении нишу — рыболовство. И пусть это потребует несколько больших капиталовложений, окупаемость и начало получения дохода куда как выше.

— Насколько больше капитала потребуется для открытия полноценного водного хозяйства с небольшим флотом рыболовецких суден? — задала вопрос, поправляя очки моя помощница в строгом деловом костюме.

— Мне довольно сложно оперировать точными цифрами, но минимальный объём капиталовложений увеличится примерно на полтора миллиарда мадагаскарских долларов. — ответил помощник, глянув в свои записи, и оттянул ворот рубашки.

— Это примерно двадцать миллионов империалов? Включая флот? — уточнила Оли.

— Верно. Это минимальная сумма вложений. Конечно, тот факт, что это почти в три раза выше стоимости аграрного комплекса, имеет место быть. Но, как я и сказал, окупаемость такого проекта при поддержке королевского двора составит не семь-восемь лет, а всего лишь три-четыре. Если же вы ещё и завод для переработки продукции решите построить, это увеличит объём вашей прибыли в несколько раз. Но, буду откровенен, у нас нет ни специалистов, ни оборудования. Вам придётся закупать это всё в Европе.

Вот так нас аккуратно прощупали, и первоначальные предложения инвестиции с гиппотетических ста тысяч империалов выросли до двадцати-сорока миллионов.

— Хорошо. Остановимся на секундочку. Проект с рыболовным хозяйством интересный и имеет место быть, и я, вполне возможно, проведу необходимые расчёты, но меня интересует кое-что другое. — взял я слово и дождался окончания работы переводчика.

— И что же господин Тормель хочет предложить?

— Я бы хотел организовать у вас концерн, занимающийся множеством направлений. И самое главное, с чего я бы хотел начать — это строительная компания, которая возведёт на вашем острове экологически чистый и безвредный бетонный завод.

Помощник из отдела министерства экономики посмотрел на коллегу из министерства промышленности, и они коротко о чём-то переговорили.

— Это будет сложно. Существует специальная королевская комиссия, которая должна согласовать создание строительной компании. С заводом проблем никаких. Дело в том, что у нас имеются договорённости с китайскими инвесторами, которые в ближайшие десять лет обязуются возводить все промышленные объекты на территории страны по согласованным с королевским двором расценками. — Как я и думал, без проблем и сопротивления не обошлось.

— Хм. Есть возможность решить эту проблему? — задал я им в лоб вопрос, и от меня не скрылись предательские улыбочки этих жирных барсуков, что уже готовились потирать лапы.

— Безусловно. Наши двери открыты для друзей и серьёзных людей. Вы можете подать заявку на рассмотрение вашего запроса. В течении месяца специальный собранный совет заслушает ваш бизнес план и предложение, после чего примет решение. Всё, что вам нужно — это оплатить пошлину в размере двух миллионов славных мадагаскарских долларов.

— Оли, покажи господину переводчику туалет. — дал я команду и заметил, как стушевались и напряглись переговорщики.

Когда мы остались втроём, я провёл ладонью по своей бритой голове, взял ручку с листиком и написал на ней сумму в полмиллиона. Затем нарисовал знак империала и протянул им.

Они переглянулись, стоило бумажке оказаться на их половине стола. Напряжение при этом не спало. Что же, я не жадный. С куратором я найду десять миллионов способов честного и нечестного получения денег. Любой необходимой для реализации моих задач суммы. Но времени он со мной пробудет всего ничего, а значит надо всё решить здесь и сейчас.

— Каждому. — произнёс я и на втором листике написал ещё раз пол миллиона, ещё раз протянув в их сторону.

— О какьих размерах инвестиций необходьимо обсуждать совьет?

— Организуйте мне встречу с вашими руководителями. Завтра с утра, когда я закончу проведение всех встреч. Скажите им, что я хочу инвестировать пятьсот миллионов.

В кабинете стало душно, испарина заставила рубашки приклеиться к спинам переговорщиков.

— Нас обязательно спросить великий министр. На какой лет рассчитан ивенстиций?

— Лет? Я хочу инвестировать эту сумму до конца месяца и начать полноценную работу. Со всеми справками, бумажками и лицензиями. Сколько у вас существует видов деятельности по документам в экономике? И на сколько из них нужна лицензия?

— Эммм, одну сьекунд. — замялись «специалисты» и полезли в телефон.

— Сто восемьдесят один лицензионный вид и шестьсот двадцать вид деятельность всего. — мужик из министерства промышленности успел найти информацию в интернете быстрее своего коллеги.

— Отлично. Я. Хочу. Их. Все. На мой филиал, компания «АреалМ». Я долго выбирал между вашей страной, Европой, Центральной Азией и Индонезией. Я хочу понять завтра, что сделал правильный выбор. И тогда вы можете рассчитывать на то, что европейские компании и международный капитал под моим руководством наполнит бюджет вашей страны, даруя вам лично, и вашим жителям то, чего заслуживает Мадагаскар, освящённый благословением Великого Духа. Предыдущий Великий Шаманарий не зря отдал жизнь за страну. Духи благоволят его жертве. Прошу прощения, через полчаса у меня должна начаться встреча с директором местного филиала сталелитейной компании императорского двора дойчей.

Я ушёл, и они оба лично меня проводили, заверяя в своей дружбе и правильном выборе. Сообщив им, что на столе остались два договора на работу внештатными консультантами в корпорации Ареал, с прописанными условиями для выплаты вознаграждения, я сел в автомобиль, и мы с Оливией, что продефилировала передо мной минуту назад, отправились на следующую встречу.

— Вот предварительный договор сотрудничества с заводом и гарантийное письмо от головного предприятия. А это рекомендация от министерства экономики империи Дойчей.

Эх, как же я задолбался. Никогда этим не занимался, и теперь окончательно понял, что это не моё. Только ради самых серьёзных и основополагающих моментов развития и сотрудничества необходимо светить и торговать своей рожей. Благо, у меня эмоциональный контроль будь здоров. Иначе давно бы психанул от всех этих блядских поклонов с пристрастием на приёмах у управленцах местных. И если говорить о местных аборигенах — они ещё хоть немного были искренни. По крайней мере, не скрывали что хотят от меня бабок, и желательно побольше. А вот разномастных иностранцы, сидящие здесь то ли как в клетке, то ли как на курорте, реально утомили своим пустым бахвальством. Надо будет команду для переговоров подобного рода организовать. Тот же граф Оре идеально подходит под все эти встречи и расшаркивания перед потенциально полезными партнёрами. Да и в целом оперативное управление компанией… Ну его нафиг. Когда-нибудь на пенсии открою пасеку, буду в пчёл инвестировать. А сейчас — главное начать, чтобы всё заработало, а дальше спихну всё на профессионалов.

— Выглядишь уставшим… Кофе? — предложила Оли.

— Нет, спасибо. Что там у нас дальше?

— Всё практически. Едем в местную часть спецназа и будем в составе делегации иностранцев смотреть, как страна готовится надавать тумаков шайтранам. — совершенно серьёзно произнесла она.

— Шайтранам… Смешно.

— Согласна. Это звучит забавно.

Проторчать почти полчаса, ожидая сверки данных приглашённых гостей — что могло быть лучше? Как оказалось, много чего.

Военная часть хоть и была вылизана бравыми солдатами, вооружение и технологии здесь были устаревшими на десятилетия. Это касалось и технического оснащения, и вооружения и даже демонстрационных мероприятий.

Фарс и смех от постановочных демонстраций силы, мужества и доблести бойцов. Я, конечно, не хочу ничего сказать, и они, как солдаты, действительно могут оказаться, сильными, смелыми и так далее. Но всё это выглядело на уровне детского спектакля. Не знаю, на кого было направлено подобное выступление, но ни меня, ни Оливию вид ломающихся об спину деревянных досок, ни вид поедамых насекомых, разрываемых руками змей и ломаемых кирпичей не впечатлял.

Словил себя на мысли, что я просто слишком многого от них жду. Как и от всего человечества. И потому так скептично отношусь ко всему.

Немного отвлёкся и посмотрел на других гостей. Африканцы, азиаты, араб, индус, европеец. Всех хватало. Человек двадцать гостей. И, судя по их прикидам и выражению лица, им происходящее нравилось.

Мимо нас пронёсся накачанный спецназовец с белыми полосами на лице. Маскировка. Он вытащил из плетённой корзины змею, словил её и укусил зубами. Доставляя бедолаге мучительную боль. Пожёвывая, он прошёлся мимо гостей, предлагая всем последовать его невероятно смелому примеру. Оливии чуть в лицо не тыкнул, видимо, ожидая, что она испугается или завизжит.

Оли же резко вцепилась в змею и с хрустом укусила, повергнув в шок как аудиторию, так и спецназовца, попытавшегося вырвать змею.

— Ну и зачем ты это сделала? — совершенно спокойно спросил я у неё, когда спецназер сумел таки выдрать змею из её челюстей.

— Он уже жрал змею. Та бедолага до сих пор в агонии мучается. Вот там, на асфальте возле мусорки. Не хотелось этой твари таких же мучений — вот и добила.- объяснила она мне.

— Ты у меня такая добрая и рассудительная. Вытри губы и рот. — с каменным кирпичом вместо лица сообщил я ей, что она запачкалась.

Выступления продолжались, и я дождался наконец-то нормальной программы. По рядам стала ходить женщина с подносом. Ко мне она подошла в самом конце, радуя своей экзотической красотой в военной униформе, с кожей, тёмной как уголь и с ослепительной улыбкой.

Её предложение пришлось мне весьма по душе: маленькая рюмка для местного алкоголя, какой-то хлеб, больше напоминающий лепёшку, и жижа в миске. Все отламывали кусочек хлеба, макали в жижу, съедали, после чего выпивали предложенный стакан воды. По выражению лиц других было видно, что блюдо очень острое. Лишь индусы спросили с невозмутимым видом, как называется блюдо и где его можно купить. А вот от алкоголя все до единого начали сильно потеть и выпивали не по одному стакану воды.

— Ну ка, попробуем местные вкусняхи… Ммм, островато, рот весь в огне. — прокомментировал я, смакуя вполне себе пикантную и насыщенную массу, вызывающую обильное слюновыделение.

«Ух, я даже почувствовал жжение в желудке. Да, это с обычным огнём работать. Тут всё чувствуется. У меня будто бы ядро зашевелилось даже, по ощущениям»

*У вас только что показатель маны увеличился*.

«Иди ты! Что там по статусу?»

*Объём источника 926 единиц. [926/926 ед. маны имеется]*

Ну ка, ещё кусочек для эксперимента! К чёрту приличия!

Я ломанул большой ломоть и почти что утопил его в тарелке, вызывая зависть у индусов.

*Объём источника 927 единиц. [927/927 ед. маны имеется]*

— ОБАЛДЕТЬ! — я перешёл на английский и принялся расхваливать блюдо.

Говорилось тяжело, ибо слишком уж острое было это то ли рагу, то ли варенье из перца. Так и не понял. В общем — применил запрещённый приём, излечив сам себя.

— Как называется? Где делают? А где купить можно? А это конкретно кто делал? Вы сами? Удивительно! Подскажите ваш телефончик. Нет, я настаиваю… — принялся я обрабатывать местную военную, что готовила это великолепное и полезное для мага блюдо.

Кроме этого я мимо дела распробовал алкогольный напиток, и, пока общался и забалтывал темнокожую красавицу, вместо рюмки налили себе его в стакан для воды, чем ошеломил и местных, и гостей. А когда полстакана залпом выпил и снова наполнил до краёв, заставил всех, даже самых ленивых, обратить на меня внимание. Конечно, не специально. Просто впервые за весь этот день я нашёл что-то полезное лично для себя. И это здорово меня возбудило. Хм… Или это побочный эффект от алкоголя и пюрешки странной?

*Верно, в большом количестве он работает как афродизиак. Показатели уже превышают норму в три раза* — подсказал ИИ.

Я улыбнулся и протянул лепёшку старательно игнорирующей меня Оливии. Пусть её лицо и выражало вселенскую скуку, я прямо всем своим нутром чувствовал непонимание с её стороны и удивление. Спорить она не стала, съела большой кусок, демонстрируя выдержку похлеще многих местных воинов.

Но, судя по её покрасневшим щекам — процесс пошёл.

Местный командир бригады подошёл ко мне и через переводчика, шутя и веселясь, принялся знакомиться.

Очень он обрадовался, что мне пришёлся по вкусу их шестидесяти пяти градусный напиток, «Вулканий шёпот» — так он назывался. Внезапное знакомство переросло в посиделке с офицерами и послеофициальное застолье для местных офицеров. Все поражались моей выдержке и способности не пьянеть. Один за другим они доставали алкогольные самоделки. Вернее, не доставали, а звонили домой, и их привозили. Да, каждый местный уважающий себя успешный мадагаскарец готовил свои алкогольные напитки по семейным рецептам. Узнав парочку этих рецептов, я решил больше не спрашивать. Вот уж действительно, настало время для поговорки: меньше знаешь — крепче спишь.

Но если отбросить эти познания, то дегустация прошла просто замечательно.

Единственное, попросил меня комбриг на местную красотку пасть не разевать, так как она ставленница какой-то шишки из министерства обороны страны. Мол на неё уже есть кому положить глаз.

— И кое-что потяжелее. — пошутил я и получил болезненный удар по ноге от своей спутницы. — Так говорят у нас на Родине о невестах. Я, знаете ли, из Российской империи родом. У нас бывает холодно, и перед свадьбой жених обязан подарить невесте шубу, чтобы она не мёрзла зимой. Так сказать, положил и глаз, и шубу.

Оливия лишь закатила глаза от придуманной мной чуши.

К часу ночи начались пьяные споры на армейскую тематику о смелости, сражениях, победе наш монстрами, и так далее. В итоге всё скатилось в перепалку на грани от «да просто в мире дебилы на фронте командуют, были бы там мы, давно бы всё назад вернули» и до «просто у них магия есть, а у нас нет. Поэтому и проигрываем».

Я поддержал второго оратора, на что мне предложили закрыть свою белую смазливую пасть.

Я не дурак, пасть закрыл и поднялся, подойдя к героическому герою, которому дай армией покомандовать, так он там всех шайтранов в пещеры, из которых они вылезли, обратно загонит.

— Ну, я был на фронте. Пошли покажешь мне, какой ты крутой и как шайтрана пальцем уделаешь. Я вот пальцем не могу. Научишь меня, или трепло обычное? — начал я его провоцировать, игнорируя попытки других, более трезвых и адекватных офицеров, сгладить углы.

Ситуация усугублялась тем, что этот вояка, что собрался командовать многонациональной армией, кроме своего деревенского диалекта и мадагаскарского, других языков не знал. Спасибо, Куратор, полиглот ты мой хороший, перевёл.

Эта сопля ничего не поняла, и я попросил помочь составить фразу ИИ.

Он и помог. Стоило мне её сказать, как вокруг поднялся шум, гам и мы таки вышли на улицу, за дозой просвещения.

«Куратор, а что я ему сказал-то в итоге?»

*Дословно: «Ты лжец» в очень грубой матерной форме и «я был на фронте, там такие слабаки, как ты, сперва в штаны от страха наложат, а затем бегут мамочку звать. Будешь трепать языком, и этот папа научит тебя воевать»

Офигеть… Ну спасибо, блин.Квест для читателей активирован.

Глава 3. Убежище

На улице вокруг нас образовался живой ринг, и кто-то шустрый начал принимать ставки. Я немного напрягся от возможных последствий такого спонтанного сражения и решил быть милосердным. Просто продемонстрирую навыки, проведя дружественный спаринг, постараюсь не сильно позорить оппонента.

Громкие выкрики стали фоновым шумом, игнорируясь моим мозгом. Я указал рукой на противника и помахал, чтобы он подходил, не стесняясь. Солдат изобразил что-то то ли из карате, то ли из бокса. Настолько коряво это смотрелось, что я даже не сумел распознать происхождение удара.

Вполне вероятно, что это местные учителя по рукопашному бою их натренировали. Первый удар — сильный, размашистый, но медленный, прошёл слишком далеко от моего лица. Полушаг в сторону, и я оказался в слепой зоне оппонента. Ещё мгновение, и он, понимая, что произошло, попытался корявеньким круговым ударом наотмашь оттолкнуть меня.

Два коротких шага на носках, и темнокожий здоровяк, а на моём фоне все они выглядели здоровяками, снова промахивается. Но заканчивает удар и поворачивается ко мне лицом. Бросаясь на меня, пытается ударить ногой в область живота. Делаю ему навстречу движение со смещением корпуса, и парень скользит подошвой по рубашке, отрывая пуговицу.

Нежно встречаю его предплечьем под рёбра, наклоняю корпус и опрокидываю потерявшего опору противника на асфальт. Пока думаю, добивать его, брать на болевой или как-то иначе закончить весь этот фарс, чувствую невообразимое возбуждение магического источника.

Мой взгляд приковывается на запад, откуда исходит терзающий меня источник силы.

Что это? Подобное чувство уже не раз приводило меня к шокирующим изменениям в моей жизни. Первый раз это был пленный шайтран, даровавший мне магию огня, затем маг невидимка и прочие случаи… Мой взгляд пошёл по толпе в поисках Оливии. Она смотрела на меня, хмурясь и явно не понимая, что происходит.

— Оли, узнай, что на западе, в той сторон…- не успел я договорить, как мне по челюсти прошёлся сокрушительный удар поднявшегося противника.

Да уж, мой косяк, во время боя отвлёкся.

Удар был сильным. Только за счёт разницы в весе меня словно сдуло в сторону толпы. Руки подхватили меня и выпнули обратно на арену.

— Аы… — я понял, что челюсть или вывихнута, или сломана. — Рыыы…

Схватив её пальцами, я провёл восстановительную челюстную операцию, с хрустом вставляя кости на место. В руке осталось два трофея противника — два зуба.

Отправил ману через ядро жизни скрепить кости и нарастить зубы обратно.

Африканский боец решил, что вытащил счастливый билет, и ринулся в атаку. Сильные размашистые удары дважды прошли мимо, после чего я поставил свою ногу за его опорной, легко толкнул рукой и довернул корпус, отправляя на очередное рандеву с асфальтом. Дальше, чтобы не мешал, ударом пятки в область живота закончил наше глупое состязание. Сложно драться и расставаться с ужином одновременно.

Толпа что-то там орала, кричала, пьяные мужики явно хотели видеть победу своего соплеменника. Кто-то даже было дёрнулся вперёд, из толпы. Но всё, ребят, цирк окончен.

Усилив мышцы и укрепив сухожилия на лодыжках, я прыгнул на высоту четырёх метров, на стоящий в окружающей толпе фонарь. Мой взгляд устремился туда, куда указывало предчувствие. На запад. В проблеске между домов виднелась лишь ночная мгла, и я не мог понять, куда именно ведут меня мои ощущения. Но это точно было не в городе. Даже не близко.

Мгновение, и ощущение исчезло, оставив вместе со мной лишь тягучее послевкусие железа во рту от пропущенного удара. Впрочем, примерное местоположение я заметил. И запомнил. Открою карты, проведу прямую линию и посмотрим, что там есть в этом направлении.

— Оооо! — закричали все, когда я спрыгнул с фонаря, утягивая Оливию к себе и нешёптывая ей на ухо:

-Ты ничего не почувствовала?

— Лишь смятение и удивление в твоих мыслях. Что случилось?

— Маг. Здесь был маг. Очень сильный. С огромного расстояния я волну от творимой им волшбы заметил. — воспоминания о нахлынувшем предчувствии и волнения магического поля дали понять, что мы имеем дело с какой-то крупной рыбой.

— Шайтраны? — напряглась она.

— Не могу точно сказать. Кто бы это ни был, он ушёл. — прикрыв глаза я ещё раз окунулся в свои ощущения и понял, что маг либо ушёл, либо скрыл своё присутствие, и шансов его найти действительно немного.

— Пойдём на разведку? — с любопытством поинтересовалась Оливия.

— Нет. Когда закончим все дела завтра утром, тогда и отправимся. — покачал я головой и вернулся к бойцам, которые пытались мне что-то вталдычить на местном.

Кое-как разобравшись, что они там хотят, отправились в ресторан, где закончили опустошение запасов спиртного. Пьяненькую и весёленькую Оливию отправил к африканке, что готовила удивительный «сакумбос» — традиционное блюдо её семьи. Ту самую острючую жижу, что так ласкала огнём мой пищевод и желудок.

Вернувшись в отель уже к половине третьего ночи хотел было начать приставать к своей обворожительной напарнице, но был разочарованно вынужден уступить половину кровати этой уснувшей прямо в одежде девушке. Устала она знатно. Ещё и этот сбой из-за перелётов плюс алкоголь. В общем, пускай отдыхает.

Раздел её, положил аккуратно, убрал волосы с лица, поцеловал и вместе с ним передал ей немного энергии жизни, дабы моя коллега не страдала от похмелья и была бодрая и активная с утра.

Да и сам лёг спать. Только закрыл глаза, воображая, что там могло произойти на западе, как почувствовал что-то мокрое и тёплое, будто меня в горячую ванну опустили. Открыл глаза с удивлением обнаружил сразу несколько изменений.

Для начала — уже было утро. Примерно половина седьмого. Далее, прямо сейчас растрёпанная Оливия елозила у меня в ногах, щекотя при этом мой живот своими практически белыми, как снег, волосам.

— Ох ты ж… утро начинается не с кофе…

— Проснулся? Это хорошо. Я не знаю, что мы там вчера пили и ели. Или, быть может, это твои чары на меня так действуют, но я прямо вся горю. И если ты не потушишь этот пожар — я найду другой огнетушитель. Я не шучу. Во мне прям бурлит всё на свете. Я даже о снах своих рассказывать стесняюсь. Я и стесняюсь — представляешь?

— Плохо дело. Тогда тебе срочно нужно полечиться.

— Давай сюда свою пилюлю… — залезла она повыше, вся прижимаясь ко мне.

* * *
В восемь за нами должны были заехать. Но им пришлось подождать. Встреча с министром будет только к девяти, и ехать нам предстояло практически за город. С учётом местных утренних пробок, что были такими же, как и в любой другой столице, до безобразия скучными и одинаковыми, мы рисковали опоздать.

Как бы там ни было, одному сражаться на словестном ринге с этими шишками мне очень не хотелось. Пришлось провести несколько выматывающих сеансов лечения, но даже когда мы вроде как закончили и отправились в душ, пришлось повторить. Всё-таки в ванне всем этим заниматься — зло. Подскользнулись, упали, ушиблись оба. Рассмеялись и закончили эксперименты с позами, начав использовать душ по назначению.

Оли ушибла попку, но передавать ей жизненную силу я как-то не решился. Я же свою шишку и синяк на локте вылечил, возвращаясь к превосходному внешнему виду. Естественно, на мой собственный взгляд. Зеркало мне в свидетели.

Оттого и неслись по утреннему городу в сопровождении полицейского авто в надежде успеть на встречу.

Примчались в итоге за пять минут до начала и сходу были отправлены в богато украшенный зал с круглым столом на одиннадцать персон. Водичка, таблички, нервничающие переводчики — всё по протоколу. Даже наушники выделили, чтобы перевод не смущал обе стороны.

В итоге — всё закончилось, практически не начавшись. Прибыла комиссия во главе с тремя министрами. К двум ожидаемым присоединился министр сельского хозяйства. Молчаливым увальнем сидел пухлогубый, даже по сравнению со всеми остальными, представитель королевского военного командования. Генералу было скучно, он был невнимателен, и он, откровенно говоря, зевал во время встречи. Уже на выходе он подошёл для того, чтобы переговорить со мной. Оказалось, ночью я успел засветиться среди его людей, и отчёт обо мне попал к нему на стол. Тот позвонил командиру бригады, с которым я вчера полночи выпивал, и тот пьяным сказал обо мне много хорошего, дополнив словами о том, что у меня есть выходы на СЧН и генералов Европы.

Я, в общем-то, подтвердил эти слова, не понимая, к чему он клонит. Тут-то ко мне в руки и попал джек-пот в виде просьбы генерала организовать встречу на высшем уровне по вопросам сотрудничества. Напрямую они уже не раз обращались, но были деликатно посланы. Лишь Китай и Индия проявляли интерес, при этом демонстрируя шокирующие аппетиты на местную промышленность, землю, ресурсы. Неравноценный обмен. США, в свою очередь, базируясь в Австралии, продемонстрировали готовность помочь в совершенствовании вооружений и армии Мадагаскара практически задаром, лишь бы те поддерживали их на международной арене и помогали с ресурсами, предоставляя продукты питания, лес и прочее сырьё по внутренним ценам. Один минус был у этого предложения — поддержка и ресурсы от Мадагаскара требовались уже сейчас, а помощь от США поступила бы только через десять лет или раньше, в случае возвращения их исконных территорий.

Прочие государства по своим внутренним либо геополитическим причинам не могли протянуть руку помощи Мадагаскару. «Себе нужнее» — как говорится.

И тут на сцене появляюсь я. Шикарный расклад. Я и так хотел в этом направлении двигаться, а тут мне ещё и джокер выпал.

— Я считаю, что это касается безопасности вашей замечательной, открытой и доброжелательной страны. А значит — это дело первостепенной важности. Передайте моё почтение королю Аюбе Мгувухту. Я сделаю всё возможное для организации этой встречи. Если можно, я сделаю один звонок генералу Винзелю?

Я вышел и действительно сделал звонок. Обрисовал ему сложившуюся картину, просьбу и выгоду от подобного рода сотрудничества. Безусловно, перевооружать накануне вторжения далёкую от фронта и войны страну никто не будет. Но что мешает нам создать, перенести и начать штамповать в самом Мадагаскаре вооружение? Эксперты скажут — для успешного завершения цикла создания потребуются года. Куратор — отвечу я им. И предложенные им схемы оптимизации и автоматизации сборочных процессов, что уже лежат готовые в моём ноутбуке. Пару месяцев на создание предприятий, обучения персонала, начало сборки. Вот и всё, что нужно, по его подсчётам, при наличии постоянном ресурсов и техники для строительства. Даже завод роботизированных сборочных конструкций единого формата под мультифункциональное производство у него есть. Он и станет краеугольным камнем для промышленной революции. Утроение скорости производства и сборки. Как вам такое, шайтраны?

Получил устное «добро» и обязательство предоставление подробного отчёта и собственных мыслей вместе с экономическими расчётами.

Пока прощался с генералом и решали о месте будущей конференции, Куратор уже сообщил о готовности отчёта. Золотой ты мой помощник. Как же я не хочу тебя отдавать никому…

— Осло, этот вторник. Генерал Винзел, командующий силами обороны Европы, глава вооружённых сил Скандии, министры обороны Дойчей, Франции и Южного союза будут собираться для обсуждения вопроса укрепления северных рубежей и увеличения производства тяжёлого наступательного вооружения. Можем внести в повестку дня встречу в формате контактной группы для обсуждения возможных соглашений о поддержке братского народа Мадагаскара. Подойдёт? — я задал вопрос и увидел удивление, уважение и восторг практически в один и тот же момент на лице этого пухлогубого генерала.

Генерал пожал мне руку, заверив в своей благодарности и уважении. Пообещал мне всевозможную поддержку в моих бизнес начинаниях и, вернувшись в комнату с министрами, которые уже практически собрались, безапелляционно заявил о необходимости полноценной поддержке уважаемого инвестора.

Заикнулся было министр промышленности о соглашении с китайцами, на что генерал заткнул министра и сказал, что вопрос с Китаем ещё не решён, и король подписал финальную версию договора двухстороннего сотрудничества в военной и оборонной сфере.

*Это мы удачно заехали. На неделю позже, и условия в Мадагаскаре были бы в разы сложнее для реализации наших целей. Впрочем, стоит ожидать недовольства императора Китая*.

«У них через месяц должны расписаться наследники престолов. Японский принц и китайская принцесса уже по всем восточным и нашим телеканалам за ручку ходят. То приют для животных посетят, собаку себе выберут, то дом для одиноких ветеранов-инвалидов войны. Так что ближайшее время они будут однозначно сосредоточены на своих внутренних делах. А вот позже могут быть трудности. Впрочем, с вторжением геополитическая обстановка вновь изменится. А потому загадывать так далеко вперёд не будем».

Одним словом — удачно съездил.

— Куда вы хотели отправиться? Наш водитель доставит вас куда пожелаете: торговый центр, гостиница, ресторан? — задал нам вопрос на выходе наш сопровождающий, когда все формальности были соблюдены, и мы расстались с местными чиновниками.

— Дело близится к обеду, а самолёт только вечером. Давайте чуть больше познакомимся с вашей страной. Бензин есть? — решил уточнить я.

— Дизель. Почти полный бак. — ответил представитель местной государственной власти.

— Отлично. Поехали, как говорится, куда глаза глядят. Я покажу дорогу. — махнул я рукой и сел в автомобиль, проецируя подготовленную координатором карту. В нужном нам направлении не было прямой дороги, но имелась петляющая по холмам предгорья.

Мы отправились в путь, изучая диковинные местные виды. Как и предполагалось, примерно после второго километра за чертой столицы современная цивилизация закончилась. Сельская местность хоть и радовала время от времени наш глаз наличием сельскохозяйственной техники, всё равно по большей части напоминала собой даже не новейшее время, а средневековье.

Дорога пошла в горы, и я соотнёс своё местоположение на карте, увидел склон одинокой горы, к которой не шло ни единой дороги. По крайней мере, ни на карте, ни визуально, я её не увидел.

— Что это за гора?

— Это не совсем гора. Это скала, оставшаяся после древнего землетрясения. Она со всех сторон отрезана глубокими ущельями. Время от времени землетрясения случаются, и все наши попытки построить мост или как-либо ещё как-то провести цивилизацию заканчиваются провалом. Великий Шаманарий говорит, что на этой скале живёт несчастный дух, что заточил себя на ней, дабы не делать зла и запретил забираться на неё всем.

— Сколько до столицы отсюда? — решил я уточнить, хотя данные карт у меня были.

— Ну, мы проехали сто двадцать километров. Думаю, около ста будет.

— А по прямой не больше пятидесяти. Понятно. Спасибо. Поехали к деревеньке Аргухту.

«Отличное место для мага. Уединённое, прикрытое. Судя по всему, с трёх сторон широкие провалы в земле, от пары метров до десятка, а четвёртая сторона — очень крутой утёс.»

*С точки зрения логики — лучше места для изучения вчерашней паранормальной магической активности не найти*. — подтвердил Куратор.

Выйдя на окраине деревни с удивлёнными местными жителями, я попросил Оли отвлечь сопровождающего на часа два, чтобы сбегать на разведку. Скрывшись в зарослях, активировал невидимость, усиление и понёсся навстречу скале с несчастным духом.

Так понёсся, что чуть в щель посреди колючего леса не угодил. В последний момент прыгнул, преодолев трёхметровую расщелину. Она, как оказалось и с четвёртой стороны была, просто маленькая, да и не на всю длину скалы.

Оказавшись у скалистых выступов, расходуя силы, энергию и ману взобрался по практически отвесному склону, порой пальцами дробя камень, дабы зацепиться.

Уже на вершине мне открылся кусок дикого леса и довольно большое пространство скалы. Снизу казалась она не такой большой. А сейчас… Километр или больше в ширину, в длину, до обрыва ещё больше. Большой валун посреди этого леса торчал и привлекал внимание, и я взял его за ориентир, начав обследовать эту местность.

— Он же говорил, что здесь нет людей. А откуда тогда следы такой активной деятельности? Бумажки от сникерсов, банки от кока-колы? Откуда здесь это всё? О, тархун… Странные дела.

Следы человека привели меня к камню, рядом с которым была небольшая расщелина с уходящей вниз искусственно сделанной ступенькой.

Я спустился вниз, оставаясь в невидимости. Света не хватало, но уже в самом низу я увидел тусклый свет фонарей. Присмотревшись к стенам и лестнице, я понял что камень срезан хирургически точно. Просто удивительное мастерство.

Внизу меня ждала обычная дверь, не запертая на ключ. Над ней и горела лампочка.

Открыв её, я обнаружил москитную сетку и пару мышеловок. Некоторые были использованы по назначению.

Ну и кто у нас тут живёт?

— Ээээ… — я прямо не смог сдержать своего удивления, когда увидел просторные комнаты, в которых никого не было. Стены словно отшлифованные, идеально ровные, без единого скола. — Самовар? Чего?

Я прошёлся из комнаты в комнату, обнаружил ванну в состоянии ремонта, техническое помещение с бойлерной, отдельную комнату с инструментами для сбора мебели, материалы для ремонта и отделки. И чулан. С несколькими сотнями слитков золота, каждый по килограмму.

На стенах висели картины, в которых Куратор обнаружил подлинники из художественных галерей. Одна, с изображением бушующего моря и маленькой лодки посреди стихии, и вовсе оценивалась в четыре миллиона империалов и считалась пропавшей без вести.

В комнате с личными вещами в тумбочке я нашёл три десятка паспортов, соединённых резинкой. И один отдельно. Выглядящий куда как потрёпаннее и старше. В каждом были похожие между собой фотографии одного человека.

Судя по антуражу, книгам на русском языке, тушёнке и сгущёнке, а также этому потрёпанному паспорту, это убежище принадлежало гражданину Российской Империи Алексею Лешно Владимировичу, 1993 года рождения.

Я положил всё на место, понимая, что золото мне не унести, а от денег проку нет. Остальное добро, включая небольшое количество оружия, я решил не трогать.

И как оказалось — не зря.

Вспышка маны совсем рядом со мной дала понять, что хозяин этих мест совсем рядом.Всем привет, небольшая новость: я внёс правки в первую главу ПЕРВОЙ книги Академии. Добавилось пару абзацев текста. Они должны помочь быстрее понять читателю в каком стиле пойдёт дальнейшая книга. Буду рад выслушать ваше мнение: зря-незря я голову ломал над этим? Спасибо всем.

Глава 4. Я пришёл с миром

— Наконец-то удалось найти этот долбанный генератор и солнечные панели. Смогу теперь подключить холодильник, пивка натаскать. Эх, как же я задолбался с этим убежищем. — довольно молодой мужчина расхаживал по своим владениям, таская вместе с собой довольно объёмные чемоданы с каким-то оборудованием. Рядом же лежали пластины солнечных панелей и стоял электрогенератор. Последний был, судя по всему, из самых дорогих, последней модели. По крайней мере выглядел как что-то дико современное и дорогое.

— Блин, на китайском инструкция? Я их так хрен когда собе… А, вот на английском. Эх, говорила мне мама, учи английский — пригодится. А я всё в игры играл. — начал ныть, вертя в руках инструкцию по сборке солнечных панелейч чудик.

Пробыл я с этим гражданином не долго. Лишь убедился, что он тот, кого я ищу, и что он владелец ядра «пространства». А направленность — телепортация. Как он это делает, я не понял, но он при мне телепортировал малые объекты с места на место. И я вовсе не замечал за ним усталости от расхода маны или какого-либо опустошения. А потом я понял, из-за чего он так щедро расходует ману.

Стянул парень с себя рубаху, начав работать. А я завис, глядя на его пояс, украшенный десятками кристаллов маны. У меня к нему появилось очень и очень много вопросов. Но появляться перед ним сейчас, в его убежище, напрашиваясь на разборки, я не хотел. Его сила весьма специфична и неизвестна. Я понятия не имею, на что он способен. Одно дело убить — другое дело поговорить и склонить к сотрудничеству. А уж я его силе найду огромное количество применений.

Парень поработал, зарядился через кристалл маны, и тот слегка потускнел.

— Ещё один практически закончился… Придётся опять навестить Бобра, чтобы он зарядил кристаллы. Интересно, у него расценки поменялись или нет? В прошлый раз он их поднял почти в полтора раза… Надо бы мне найти альтернативных заряжальщиков. — дал он мне наводку на каких-то полезных людей, способных к зарядке.

Да и в целом мысль хорошая. Создать чтоли свою банду, посадить на оклад?

Понаблюдал, убедился в своих предположениях, обалдел от его пофигизма при чтении новостей. Вот уж кто точно на фронт не собирается. Полный игнор всевозможных новостных сводок о творящемся в мире. Зато обновить запрос о поступлении в холодильников, игровых кресел и выходе новых игр он не забыл. Я вышел в соседнюю комнату и открыл блокнот в котором он вёл свои заметки. Немного подумал и набросал текст:

«Привет. Меня зовут Иван. Мне очень понравилось твоё убежище. Нет-нет! Я ничего не брал. Я такой же, как и ты. Маг. Только сила у меня несколько иная. Так что в ресурсах я не сильно ограничен. Хочу выразить тебе свой восторг о том, как ты всё обставил здесь и дать пару рекомендаций: с воздуха будут видны солнечные панели, лучше используй систему накопительных аккумуляторов повышенной ёмкости. А заряжай их на какой-нибудь крыше, недоступной но не такой бросающейся в глаза. Ну да ладно. Могу вообще помочь сюда электричество, коммуникации провести, если решишься. Да и в целом буду рад встретиться, сотрудничать. Вокруг — беспросветная тьма и жопа, и порой стоит держаться таких же, как и ты, людей. Так что набери мне, если решишь познакомиться. Как видишь, я пришёл с миром.P.S. В противном случае ты бы уже был мёртв „Akella_ne_promahivaetsia“. Жду звонка, Иван.»

Я подписал свой текст номером телефона и ещё раз проверил никнейм этого товарища в сети. Вроде без ошибок.

И на этом покинул эту славную, скрытую обитель.

Вокруг машины бегал как сумасшедший водитель-сопровождающий, кричал на местных, обещал всем вокруг деньги, если меня найдут. Оливия, как могла, его успокаивала, но, видимо, не так просто объяснить такое странное исчезновение.

Какой-то мальчишка подбежал к нашему экскурсоводу и ткнул в меня пальцем, протянув руку. Видимо, потребовал вознаграждения.

Тот, жлобяра, лишь прогнал малого. И уже возле самой машины я позвал его обратно и сунул немного мелочи, которая была у меня в кармане после обменника.

Глаза у ребёнка расширились до размера куриного яйца, не меньше. Он убежал с этими деньгами, крича что-то в духе благодарностей.

— Боялся, что ты передумаешь и отберёшь обратно. — пояснила Оли.

— Ну ладно, поехали уже в торговый центр, пошопимся, а затем в гостиницу, в душ и в аэропорт.

— Где вы были больше часа? Я думал, вас похитили. Я хотел вызвать полицию, но ваша спутница сказала мне не звонить и даже забрала телефон. — сперва закричал, а затем, вспомнив, с кем разговаривает, перешёл на более подходящий тембр голоса наш водитель.

— Да что-то съел вчера, думал, пройдусь, посмотрю леса ваши, растения. Я, знаете ли, обожаю растения. Хожу так между кустиков, наслаждаюсь, листочки глажу. Очень надеялся баобаб знаменитый увидеть. А его тут не оказалось. Да как прихватил живот. Пришлось задержаться, пока легче не станет. Кстати, да, давай сперва в гостиницу, а уже затем на шоппинг. Идёт? — весьма расслабленно сообщил я ему о смене планов.

— Как скажете. — обречённо ответил водитель, испытавший дикий стресс.

Заехали в гостиницу, приняли душ, быстро собрали чемоданы и через ресторан отправились за покупками.

Набрать пришлось целых два чемодана сувениров и подарков. А так как лишних чемоданов у нас не было — пришлось и сами чемоданы покупать.

— Ограничения по весу в самолёте… — прошептала Оливия.

— У нас вип класс обратно будет. Билеты уже поменяли. — успокоил я её.

— Хорошо. Нас, кстати, сейчас обворовать попытается вон тот карманник. — стрельнула на глазками в сторону парня в красной бейсболке.

Он шёл, смотря в землю, с руками в кармане прямо на нас. За секунду до столкновения я сделал шаг навстречу и врезался сам в него, принявшись извиняться.

— Простите, сэр. Мне так неловко, давайте я помогу вам встать.

Он что-то пробурчал на своём, замахал руками и оттолкнул меня, устремляясь дальше по своим делам.

— Он украл кошелёк?

— Конечно, он же профессионал.

— А почему ты так довольно улыбаешься? — посмотрела на меня Оливия. — Ааа! Поняла. Ну ты и хитрец.

Я вытащил из кармана пиджака смятые купюры. Совсем ерунда оказалась у этого воришки. Ну а кошелёк, что он вытащил… Ну, бог с ним, пусть забирает… свой пустой кошелёк из моего кармана. Я не жадный.

— Эй, водитель, как тебя зовут? — позвал я нашего сопровождающего и пошёл покупать ему какой-нибудь подарок для компенсации потраченных на меня нервов.

— Аояма, господин.

— Когда мы без посторонних, зови меня просто Иван, договорились?

— Да, гос… Иван. — исправился он.

— Аояма, у тебя есть жена, дети?

— Великий дух наградил меня двумя прекрасными дочерьми.

— Сколько им? — решил я уточнить

— Младшей пять, старшей в этом году будет семь лет.

— Идём за мной…

Как бы он не сопротивлялся, а я купил в детском магазине и велосипед и игрушки, и ещё кучу всяких всячин. Каждый раз, когда он деловито говорил нет и отрицательно мотал головой, я лишь кивал продавцу «Заверните», и в итоге набрал почти на тридцать тысяч местных долларов. В пару раз больше, чем подарил мне воришка. Но мне не жалко.

Вещи с трудом уместились в машину. Особенно вопросы вызвал велосипед. Его оставили на посту охраны и договорились забрать после аэропорта.

— Сэр, спасибо вам большое. Я бы и сам мог всё это купить…

— Но не купил. Дай угадаю — ипотека?

— Всего лишь три года осталось…

— Приходи работать на нас. Выплатишь за пару месяцев. И голодным не будешь. Как тебе сделка?

— Простите, я работаю на правительство. Меня никто не отпустит.

— Просто скажи им об этом моём предложении. Я хочу, чтобы ты был моим водителем здесь. Они согласятся. И попросят тебя докладывать о том, что ты узнаешь и услышишь. И знаешь, что ты им расскажешь? — задал я каверзный вопрос.

— Что я ничего не видел? Хотя, это ведь подозрительно… — сообразил он.

— Продолжай. — Улыбнулся я, понимая, что он уже готов и согласен работать на меня.

Фактически он только что подтвердил своё желание.

— Секунду, проедем перекрёсток… Так вот, если вдруг мне предстоит сообщить о чём-то, касающемся вас, то у меня, если я буду работать на вас, должны будут быть определённые инструкции на этот счёт? Или даже рекомендации от начальника безопасности… Да, думаю, так и будет. И мне самому ничего не придётся придумывать. — довольно мудро спихнул он эту проблему с себя.

— Да, вариант неплохой. Осталось лишь подобрать начальника службы безопасности. Ахаха. Так уж и быть, есть у меня одна кандидатура…

Самолёт взлетел, и я отправился в страну сновидений для компенсации довольно активного ритма жизни во время командировки. Первый контакт состоялся, первый шаг был успешен, и я доволен складывающимися перспективами. Осталось всю эту тягомотину вручить в руки тех, кто любит и может этим заниматься, а с меня будет достаточно поставить им оперативные и глобальную задачи. Немного пообщался с Куратором на тему этого самого стратегического планирования, подготовил с ним кучу проектов и потенциальных указаний в различных ситуациях, которые должны были автоматически разойтись по пока ещё не созданному программному обеспечению на смартфоны коллег и соратников, и неожиданно был прервал Оливией.

— Что-то не так? — я посмотрел на её хмурые брови и решил задать вопрос в лоб.

— Я, наверное, плохо управляю своей силой…

— С чего ты это решила? Да, ты только недавно её открыла, но поверь мне, ты справляешься лучше, чем большая часть земных магов с освоением своей силы.

— И всё же… Мне кажется, что ты в мыслях разговариваешь сам с собой. Будто у тебя раздвоение личности…

— А, это? Ахахаха. Не бери в голову. Меня ещё дед в детстве научил — всегда рассматривай важные вопросы с разных сторон, чтобы быть на шаг впереди. Вот я и советуюсь сам с собой, представляя, чтобы я сделал, если бы был другим человеком, с другими возможностями. Кстати, а как ты видишь или, вернее, читаешь мои мысли?

— Ты когда думаешь — представляешь образы. Я вижу их смазанными в своей голове. И голос, он словно в воде шумит, но время от времени мне удаётся услышать эти мысли. Чем больше эмоций вкладывается в эти мысли, тем легче их услышать.

— Я тебя понял. — ответил я ей и задумался над путями силы других людей.

Сколько ещё удивительных способностей таит в себе этот мир магии?

В аэропорту нас, к моему удивлению, ждали. Два мужика, что ранее принесли мне данные о саммите.

— Мистер Тормель. Рады вас видеть. Надеемся, полёт вас не утомил, прокатимся? — на выходе из зоны прилёта эти два неприметных человека выглядели как приехавшие с заработков гастарбайтеры.

— Конечно, разве я могу отказать таким господам? Моя спутница вам нужна, или?

— Ничего секретного, она может быть вместе с нами либо отправиться домой, отдыхать. — допустили они оставить право выбора за мной.

— Оли, ты как? — решил уточнить я у неё и мысленно подумал, что желаю её видеть с собой.

— Конечно я пойду с тобой. Одной мне будет грустно и одиноко. — не знаю, прочитала она мои мысли или нет, но она поняла, что я от неё хочу.

Редкая возможность, пока никто не знает о твоих возможностях, покопаться в мыслях двух людей генерала, да и ещё из секретной службы. Как называли и называют изредка её сейчас — тайной канцелярии.

Нас проводили в автомобиль и повезли по объездной дороге, попутно беседуя о том, как прошла моя командировка и чего удалось добиться.

Смысла скрывать что-либо я не видел, но и рассказывать всё тоже. Ограничился сухими фактами и общеизвестными договорённостями.

Мы приехали, слава Богу, не на приём в какой-нибудь дворец, а в ресторан на берегу озера.

Там нас ждал уже накрытый стол и парочка официантов, что, судя по накачанным банкам на руках, здесь явно были не на своей основной работе. Те же секретчики из отдела.

На пороге нас перехватила дама лет сорока. Весьма галантно и экстравагантно выглядя, она путала мужчин, не позволяя определить её возраст. Такой женщине могло быть как все тридцать пять, так и пятьдесят лет, но с эффектом пластики. Но даже так она выглядела весьма эффектно. Шарм и утончённость сопровождали её всюду, во время прогулки по территории этого элитного, закрытого для простых людей, ресторана.

— Иван, вы не против, если я буду с вами на ты? — улыбнулась эта дамочка, и ярко красная помада снова заворожила против воли взгляд.

— Конечно. Тогда и мне позволите обращаться к вам менее формально, Сюзанна? — задал я ей встречный вопрос.

Сюзанна Ингрид была, по сведениям Куратора, ни много ни мало, а племянницей короля Скандии. Слишком далёкая в очереди престолонаследия, чтобы мечтать о невозможном, но и не слишком далеко, чтобы полностью забить на придворные игры. Она была одиннадцатой.

— Мне о вас очень много рассказывали и советовали обратиться к вам с моей маленькой проблемой.

— Если что-то будет в силах сделать для такой прекрасной дамы, я, не раздумывая, сделаю всё возможное! — тут же соврал я, понимая, что сделать я могу многое, но раздумья о том, как это сделать и что мне с этого поиметь, в моей ситуации будут не лишними.

Но общаясь с аристократами, не будучи из их круга, необходимо разговаривать только лишь и исключительно так. А иначе шанса у тебя не будет получить от них «милость».

Племянница короля долго и упорно ходила вокруг да около, так и не решаясь напрямую сказать, что ей от меня нужно.

Но с учётом того, что я здесь оказался из-за своеобразного «приглашения» генерала, а его люди ни словом не обмолвились о том, чтобы я дважды подумал… Видимо сейчас шла какая-то шахматная партия, в которой я временно стал пешкой.

— Все бы люди так охотно помогали друг другу, забыв об обидах и былых склоках, думаю, мы бы уже давно вышли на иной уровень развития. Как жаль, что не только размышляющих, но действующих подобным образом людей — единицы. И как же здорово, что я встретила вас среди этих единиц.

— Сюзанна, я, право слово, теряюсь от вашей красоты и мудрости и никак не могу понять, чего же больше в вашей светлой душе. И всё таки, чем бы я мог вам помочь? — уже раз пятый за время разговора, доедая третье блюдо, я спросил у неё о цели нашей встречи.

— Скажите, а ваша леди, Оливия, вы давно с ней познакомились? Думаю, это такая романтичная история…

— Я бы так не сказал… Но она определённо была судьбоносной. Да, Оли.

— Конечно, дорогой. Уважаемая Сюзанна, а хотите, я с трёх раз угадаю, зачем вы позвали нас сюда? — видимо, и у моей спутницы терпелка достигла границы, раз она решила ускорить процесс.

— Ой ну нет, что вы! Я просто хотела бы познакомиться и пообедать в компании таких замечательных молодых людей. — я даже заметил, как дёрнулся глаз у Оливии.

Моя спутница наклонилась ко мне на ухо и прошептала:

— Она хочет, чтобы ты вылечил её венерическое заболевание и, если возможно, бесплодие. Генерал не прямо, но намекнул, что ты можешь помочь. Сейчас она пытается прощупать грань твоего торга и её благодарности за твою помощь. Проси уступок в найме специалистов по кораблестроению, грузовые баржи и иные корабли для торгового флота и пять процентов от добываемых на её шахтах железной руды. Это максимум, на что она способна из того, чем она владеет. Нам ведь не особо нужны деньги?

— Спасибо. — прошептал я ей на ухо и уже чуть более громко, чтобы напрягшаяся аристократка услышала, добавил. — конечно, подожду я с десертом, пока ты вернёшься. Беги уже.

— Спасибо. Мисс, прошу меня извинить,я вынуждена откланяться в уборную. — попросила она прощения и.ю как только та кивнула, встала и ушла.

— Мистер Тормель… В общем-то, у меня такое к вам дело, очень личного и сугубо конфиденциального характера…

— Генерал вам ведь говорил обо мне? Поверьте, я смогу вам помочь куда как быстрее, если вы скажете мне, в чём ваша проблема. Что-то со здоровьем?

— Да, вы правы… А вы действительно такой хороший доктор в таком юном возрасте? — она несколько неверяще посмотрела на меня, прищурив один глаз.

— Один из лучших в этом мире уж точно.

— Мне не смогли помочь и лучшие врачи. Я всё таки… Эм… Влиятельная персона. — она так и пыталась скрыть свою родословную, надеясь, что я не узнаю, с кем говорю.

Глупо конечно. Я бы и так и так это выяснил. С Куратором и без.

— Почки? Сердце? Сосуды? Пищеварение? Венерическое? — я начал перечислять варианты проблем и на последнем остановился, увидев как дёрнулось её лицо.

— И не только…

— Бесплодие?

— Как вы?

— Я врач… У пациента на лице всё написано. — сказал я ей, а она восприняла это буквально, достав зеркало и начав смотреть в собственное отражение. — Так вам помочь?

— Если это возможно. Если вы справитесь — я вас озолочу!

— Золото мне ни к чему, но кое что вы можете для меня сделать. Я тут открыл одну компанию, и мне требуется руда для сталелитейного завода. Слышал, Скандия богата полезными ископаемыми?

— Да, весьма, это вполне решаемо, о каких объёмах идёт речь?

— Хм… — я задумался, пока Куратор в сети начал искать данные об объёмах добычи принадлежащих высокородной дворянке шахт. — 500 000 тонн руды в год будет приемлемо для поддержания моего бизнеса и производства. В течении пяти лет.

— Это несколько… Неожиданно. Впрочем, я думаю, это не станет проблемой, раз речь только лишь об этом.

— Ну, если честно, то не совсем. Мне нужно как-то доставить это всё на Мадагаскар.

— МАДАГАСКАР?

— Да, я бы хотел получить несколько контейнеровозов и грузовых барж. А ещё людей, которые смогут это всё дело обслужить и починить при необходимости. Впрочем, самих людей мне отдавать не нужно. Я их найму, если получу от вас такое право на найм высококлассных специалистов.

— Это уже чересчур… Вы бьёте по моему больному месту. Я бы поняла ещё, если бы вы попросили денег или титул какой-нибудь. Вы ведь простолюдин, насколько мне известно.

— Да, это верно.

— Тогда откуда в вас столько наглости?

— Просто подумайте, много ли людей, готовых поставить своё имя и честь, забрав подобную плату с вас. А если я не справлюсь, я потеряю всё это, и ничего не получу взамен. Уже сегодня вы исцелитесь, а через несколько месяцев вы пришлёте мне фотографию, где, счастливые, вместе с вашим избранником держите фотографию ребёнка в утробе. Сколько вам? Сорок один? У вас осталось совсем мало времени, чтобы исправить ошибки молодости. Я не буду подписывать с вами сейчас никаких договоров, но вы мне поклянётесь своей честью и именем, что если я справлюсь — вы сделаете то, о чём я вас попросил. — После этого я выпил бокал с вином и уже более спокойным голосом продолжил. — А ещё, если я смогу решить вашу маленькую проблемку, вы сможете, не называя имён, организовывать тайные встречи с вашими знакомыми, за которые будете получать от меня процент. И он будет много больше, чем ваш сегодняшний счёт. Ведь я буду брать всегда тридцать процентов от нынешнего состояния всех своих клиентов. И мне не важно, насколько они богаты. Если это будет служанка с жалованьем в тысячу империалов в месяц, но в кармане будет лежать лишь жалкий последний империал — она отдаст мне тридцать три серебрушки. А вот если это будет король, ему придётся отдать мне треть своего королевства.

— Никто не согласится на подобное…

— Жизнь прижмёт — согласятся. Я не Бог, но уже вытаскивал из лап самой смерти своих ребят. Вы когда-нибудь видели, как срастается разорванное когтями шайтрана сердце? — поставил я её в тупик, смотря прямо в душу этой грешной женщины, что сама привела себя к нынешнему состоянию.

Этот взгляд ей надолго запомнится. Ибо на неё смотрел не обольстительный молодой человек. На неё смотрел командир вырвавшихся из западни людей, что руками и зубами проложили себе путь к свободе.

— Решайтесь. У вас пять минут. Затем я уйду. — я оторвал от запечённой утки ногу и начал у неё на глазах прожаривать уже успевшее подостыть мясо до хрустящей корочки.

— Это что, магия? — наконец-то сообразила она.

Глава 5. Галопом по Европам

Ненавижу понедельники…

Прошло всего лишь несколько дней, а за это время успело пройти такое количество событий… Что порой иному смертному до конца жизни впечатлений хватит.

Началось всё с племянницы короля Скандии, чудесным прикосновением моей руки излечившейся от своих недугов. Ну, она ещё не была уверена в этом, и потому отправилась в больницу на обследование, но я-то знал…

Стоило только приехать в академию и провести общее собрание, навешал на всех задач, работ, в том числе подписавшим мои контракты ребятам, бежавшим со мной из плена, как закипел телефон.

Первой позвонила помощница Ториса Октиса, обворожительная и холодная, словно лёд, Аннет де Шинар. Получил выговор за прогулы и пообещал разобраться с пропусками и всем остальным, для чего выделил целый день в своём графике. Наивно я полагал, что преподаватели учтут всю важность моих миссий и занятость. Но об этом чуть позже.

Следом мне позвонил взволнованный маг из убежища. Больше часа убил на разговор с ним, но в итоге остался доволен. Постарался быть максимально открытым, дал ему все сведения обо мне. Пусть ищет, старается. Он пообещал подумать о сотрудничестве. Я пообещал ему не усложнять жизнь и щедрую оплату за его услуги. Да и с вопросом прикрытия на Мадагаскаре да прокладкой электричества и водоснабжения пообещал помочь, если он согласится на умеренное партнёрство в вопросах обороны земли и прочей помощи мне и моим соратникам.

Договорились встретиться в Париже за день до саммита.

Думал всё, на этом можно успокоиться и выдохнуть, но генерал решил по-другому. Пришлось собираться и ехать с докладом к нему лично. Заодно восстановил заклинившею поясницу. Вообще вся формальность с докладом мне казалась напускной, и дело было исключительно в спине. Ну, я сам виноват, вызвался стать его личным лекарем.

Затем началось небольшое застолье, с многочисленными обсуждениями секретной информации. Так, оказалось, что с моей лёгкой руки у Генерала появилось сразу несколько источников давления на совет аристократов Бритов. И он прижал их. Прижал так, что те взвыли и негласно спросили у его людей, чего это он так взбесился и стал портить многовековые устои и традиции чопорных островитян.

Вопросы по большей части касались экономики, и, как только действие начальника обороны через шантаж, давление и присягнувшего на верность отца Кейт стали сказываться на карманах соседей, представитель практически не появляющегося на публике и болеющего старого монарха согласились идти на компромисс. Наконец-то план обороны начал работать и на этих территориях чересчур самоуверенных идиотов. Считают себя избранными и верят, уповают на море и океан, которое является, в их понимании, непреодолимой преградой для шайтранов. А все аргументы отвергают, называя это паникой и политическими игрищами.

Что самое смешное — им предлагали направить мага-целителя к императору. Но его дети отказались. Не удивлюсь, если в течении года он умрёт, и детишки начнут грызться в хаосе за трон. Старший наследник и сам уже довольно стар. Того и гляди сердечный приступ схватит. В общем — то ещё змеиное гнездо. Но гнездо сильное, многочисленное и экономически состоятельное. Ну а их торговые флотилии на сегодняшний день, если верить статистике, хоть и находятся на втором месте с мире, но это если не учитывать смежные корабли, чьими владельцами являются бриты, но прописка принадлежит другим странам. Эти, если понадобятся, тут же в порты бритов вернутся.

Зашла речь и о Мадагаскаре и о современных технологических разработках. С лёгкой руки генерала мною был выйгран тендер на пятьдесят миллиардов империалов по разработке, тестированию и налаживанию полномасштабного производства средств обороны.

Вариантов у меня было на этот счёт множество, а один проект, под номером одиннадцать, и вовсе генерал пометил своей ручкой в блокноте, сказав, что это надо изучить подробнее, и что это может стать новым орудием войны, чья задача изменить весь её ход.

Я был с ним солидарен. По рассчётам Куратора, наших технологий вполне хватало для его разработки и создания, а сила была достаточной для обрушения куполов обороны зиккуратов противника. Одно только жаль — дорого и трудоёмко. В лучшем случае лишь через год будут готовы опытные образцы. Но даже так — это шикарные новости, способные вселить в души людей немного оптимизма.

— Генерал, есть ещё одна проблема, которую мы не рассматривали. — решил я задать вопрос, на который даже мой умный компаньон не смог найти достойного решения.

— Какой?

— Если случится вторжение, а оно, однозначно, случится. Даже если мы сумеем отразить удар и изгнать и уничтожить врага здесь, в Европе… Люди погибнут — это само собой. Большие территории окажутся отрезаны, станут полем боя, остановится производство, сельское хозяйство. Миллионы людей двинутся подальше от войны. Голод, болезни, мародёрство, банды… Это всё нам предстоит пережить. И это у нас, где, как я считаю, мы сделаем всё возможное для устранения угрозы. А что говорить о других территориях? Южная Америка окажется горнилом войны, людям оттуда некуда бежать, они увязнут в долгих и кровопролитных сражениях. Африка — вряд ли сумеет хоть как-то противостоять этой напасти, и нам предстоит готовиться к открытию очередного фронта. Дальний Восток, несмотря на крупную группировку войск, слабо населён, и шайтраны просто уйдут дальше, захватив огромные территории, полные ресурсов в качестве плацдарма. Китай и Япония, если отобьются — их ждёт похожая с нами судьба голода и прочих проблем массовой миграции. С другими странами всё сложнее, и у меня нет уверенности в том, куда именно придётся удар.

— И что ты предлагаешь?

— Я не могу предложить универсальное лекарство, но, зная принципы захвата территорий шайтранами, они не должны быстро дойти до центральной части материка или восточных берегов Африки. Стоит сосредоточить усилия и поддержку этих территорий. Они станут пристанищем для сотен миллионов людей. И житницей для все остальных миллиардов. У вас много умников в команде, дайте им задачу подготовиться к будущему кризису. — закончился я своё печальное напутствие.

— Умеешь ты испортить настроение, блин. — он потянулся, хрустнул суставами и плеснул в бокал ещё виски. — поехали со мной, помоги мне мою старуху вылечить, я уже устал смотреть за тем как она стареет.

— Эй, я не Бог и время вспять возвращать не умею.

— Но накачать здоровьем её старые кости-то ты сможешь, поехали, умник.

Только освободился, приехал домой, лёг спать, как беспощадный будильник отправил меня в академию, на встречу с преподавателями. Если с лекциями ещё всё было довольно просто, то вот вопросы практических занятий и контрольных работ стали в моём случае камнем преткновения.

За этот день сумел выловить лишь пять из восьми преподавателей, перед которыми у меня были хвосты. И лишь двое из них согласились здесь и сейчас принять практику. С учётом того, что у меня с собой не было ничего, я еле уговорил их просто дать мне задачи, сесть, посидеть минут пятнадцать, чтобы я справился с заданиями.

Сперва они не поверили,что я за пятнадцать минут могу сделать сразу несколько практик, на каждую из которых отводилось более часа. Но кому, как не мне, да ещё и с Куратором, удивлять их. Сразу двумя руками заполняя тетради и выписывая формулы, я поставил, наверное, рекорд скорости по решению задач. Меньше минуты на страницу.

В общем, начало решения проблемки было положено. Но нарисовалась следующая. Какой-то ролик с моей тренировкой завирусился в сети, и сайт, про который я забыл оказался под атакой желающих записаться в альянс сорок вторых и Йори Такай. Да, надо бы закончить процедуру слияния.

Позвонил Кире, узнал, как дела, дал распоряжение ей и графу разработать и продумать названия для подразделений, символику, ценности общей группы. С названием нашей группы всё и так было решено мною ранее — «Арма». Все прочие размышления на эту тему закрыл и пошёл по выбранной концепции.

Положил трубку и вспомнил про потенциального начальника охраны. Подумал и решил предложить этот пост тому, кто в силу своей биографии обязан в этом разбираться лучше всех — Хьюго. Он пообещал подумать. Я пообещал ему должность начальника собственной безопасности в создаваемой корпорации с правом набора людей, утверждения в должности, и прочими привилегиями, равно как и возможностью сопровождать всюду Киру, которая должна была стать нашим руководителем одного из корпуса магов и бренд-директором. А вне войны — медийной иконой и персоной масштаба айдолов востока. После этого он пообещал подумать всерьёз, и я успокоился.

К полночи кое-как добрался до дома, где выжатый как лимон был вынужден забыть о сне. Шуга заболел. А так как никто из нас не знал, что это такое и что с ним, пришлось искать ту девчонку, что умела разговаривать с животными. Меня он, к сожалению, игнорировал, настолько больно ему было. Надеюсь, девчонка сможет до него достучаться. Оливия тоже не смогла, её стихия люди, а не животные.

В общем, пока нашли, пока разбудили, объяснили, забрали и привезли — уже было полвторого ночи. Она сонная не особо хорошо справлялась, и даже не смотря на подзарядку от кристалла, могла уловить лишь какие-то отрывки в его голове. До утра с ним провозились. Помогло случайное открытие — я сонный уронил кристалл, который Шуга с удовольствие слопал. Не смотря на протесты моих персональных жабы и хомяка, а также жителей этого дома. Выделил из запасов два кристалла маны. Разочарованно посмотрел на шесть оставшихся и тяжело вздохнул. Надо бы ещё шайтранов пограбить. На передовой их маги почти всегда минимум с одним ходят. Бывает — при неудачной атаке отступают, теряют.

У правительства наверняка есть кристаллы в запасе, но я не думаю, что они мне с радостью отдадут свои стратегические резервы. Надо у гражданина Российской Империи Алексея Лешно уточнить, где он столько взял. Может, поделится, в честь новой дружбы с человеком, который мог ему с лёгкостью испортить жизнь, но не сделал это. Но всё ещё может… Да, спросить определённо стоит на встрече.

В итоге наступило утро. На занятиях все обитатели дома сидели как вареные пельмени. Радовало лишь одно — этому обросшему перьями наглому птицу стало вроде полегче и он в гнезде улёгся спать. Девчонка тоже помогла, объяснила как смогла его мысли и желания. Болела у него грудь и голова. Съел — стало легче. Куратор предположил, что дело в формировании второго ядра, так как эти птицы все до единой обладают ядром воздуха, что позволяет им оставаться королями небес, а имперский птарх — сразу двумя, что возвышает их над соплеменниками.

Кое-как закончил вопросы своих хвостов, поймав большую часть преподавателей, а с остальными договорился, что просто принесу уже всё готовое, как, в общем-то и делали в основном студенты да абитуриенты. Это я, умник, на ходу всё решаю.

Сходил на занятия по физподготовке, получил нагоняй и жесткое избиение в персональном спарринге с Рюдигером. Он поздравил меня с тем, что я просрал все его занятия по рукопашному бою. И хоть я и достойно защищался, не используя читерство в виде магии, а всё равно даже с Куратором потерпел разгромное поражение. Просто у этого монстра как реакция, так и инстинкты были развиты настолько, что я тупо не успевал за его уловками и в итоге каждый раз оказывался на лопатках.

Так, отделанный и грустный, я пошёл домой, где до сих пор спал птиц. Но спал он, полностью скукожившись, будто спрятался. А ещё в доме был странный запах, на который я не сразу обратил внимание.

А зря. Пока я сидел в подвале на магической тренировке и думал приступить к плавному изучению моего природного артефакта — корня дуба, этот малыш «бомбанул», разразившись молниями и неслабо ударил током ужинавших ребят. Пришлось и помощь им экстренно оказывать и пожар от удара молнии тушить. А проснувшемуся наглому птицу, что довольный и грозный в своём гнезде расправил величественные крылья да раззявил пасть, стукнуть по тупой башке, чтобы думал, что делает и где делает.

Он обиделся и убежал во двор.

«Точно! Озоном пахло!» — сообразил я.

*Поздравляю с эволюцией птарха. Ваш дом провонял ужасно из-за пожара вследствие удара молнии.

Получена рекомендация: переезжайте в новый дом и сделайте ремонт в старом.* — «обрадовал», подтвердив мои грустные мысли, Куратор.

— Народ, сматываем удочки, нужно куда-то переехать и делать ремонт. Эта вонь от горелого пластика меня с ума сведёт.

— Тогда пакуем чемоданы и в дом к Густаву? — спросил Дерек.

— Я с Кирой могу договориться, она девчонок, думаю, примет. — задумчиво произнесла Оливия.

— Может, Хьюго наберём? — Предложил Ларс Димитру.

— Да ну его, я побаиваюсь этого маньяка. — ответил южанин северянину.

— Опять, что ли, возвращаться к отцу? Он так утомил меня за эти два дня. Ни на шаг не отходил после возвращения. Даже в туалет не отпускал… — начала жаловаться Ариния.

— Ребят… У меня вообще-то дом есть, мы все там поместимся. — совсем тихо, так что я даже не сразу сообразил, кто это говорит, предложила Кейт.

Она улыбнулась своей фирменной улыбкой, и в появившейся тишине продолжила.

— Только учтите, там нет бойцовского зала, и территория поменьше. Но для барбекю более чем достаточно. Я там месяц почти не появлялась, надо будет порядок навести и продукты с собой забрать. Если вы, конечно, согласны.

Начался шум гам и благодарности. Выписанную только вчера жертву покушения весь мужской коллектив хотел затискать, поцеловать и на руках носить в благодарность. От такого внимания она вся раскраснелась и убежала собирать чемоданы. С учётом позднего времени и дороги остальные последовали её мудрому примеру.

Я вспомнил, сколько всего добра здесь есть, и решил закрытый в подвале скарб не трогать. А с воришками, если такие вдруг появятся во время нашего отсутствия, легко справятся камеры. Приехать и навалять за такое дело — очередь из желающих выстроится. А защита подключена не только к моему телефону. А практически каждого обитателя. Так что не пропадёт ничего. Если маги не начнут шалить.

Пока перебрались, убрали, легли отдыхать, сил не осталось. У девчонок. Герой-любовник в моём лице был вынужден тяжело вздохнуть и повернуться к стеночке.

— Кейт, надо заказать кровать побольше… — перед сном предложил я, на что получил дружное согласие.

Новый день, старая песня. Хвосты, зачёты, подготовка к саммиту. И вдобавок ко всему добавилась одна навязчивая дама, одиннадцатая в очереди престолонаследия из Скандии. Больше часа она радостная и счастливая орала мне в трубку слова благодарности и пообещала в ближайшее время привести несколько десятков готовых на всё подружек.

Я её, естественно, поблагодарил, но сказал что завтра занят, а вот послезавтра, в воскресенье, смогу принять пятерых. Я буду инкогнито, в маске. Со мной будет мой представитель, договор, согласно которому каждая из них обязуется отдать 30% всех активов и сбережений. Отдать на имя некоммерческой организации «Арма», чья деятельность, согласно устава — направлять и передавать пожертвования, материальные, ресурсные и информационные активы на благо человечества путём вкладывания всех ресурсов в корпорацию Ареал и другие заинтересованные структуры на основании согласия членов совета Армы.

Это если просто и коротко, своими словами. На бумаге же, в уставе, там было четыре страницы расписаны сложно устроенной системы взаимоотношений и обязательств, в которых чёрт ногу сломит.

Другими словами — я мог делать всё, что захочу с этими активами. И плевать, что организация не коммерческая. Она бизнесом не занимается. А вот жонглировать миллиардами ей это не мешает. В общем — Куратор красавчик, подобрал ключик к универсальной в большинстве стран формулировке.

— Завтра в монастырь? — подошла ко мне Оливия, когда я нежился в ванне.

— Да, пойду работать с потенциальным ядром нашей компании. Самые верные, самые преданные, самые сильные духом. Надеюсь, я смогу собрать из них костяк. Очень надеюсь и возлагаю большие надежды. — ответил я ей и предложил присоединиться.

— Думаю, всё получится. Кстати, ты знаешь, что твоё имя вошло в десятку самых частых поисковых запросов. Сразу на нескольких телешоу и каналах блоггеров задаются вопросом, кто ты такой и почему столько новостей в мире вертится вокруг тебя.

— Да? Нет, не знал, а что там вертится-то?

— Какой-то умник, под псевдонимом МефистоПатронус, провёл что-то вроде журналистского расследования и сделал ролик. — красотка скинула с себя одежду и потеснила меня в ванне, заставляя воду дойти до края. — так он выяснил о твоей делегации в Мадагаскар, оценил добавление странной повестки будущей встречи с военными Европы, и это всё не говоря о том, что ты и так был на слуху после той ошеломительной битвы с Кирой, плюс новости об чудесном спасении группы, где тебя не выделяли, но ты был среди прочих в списках, в общем — инфоповодов было много. И стало на ещё один больше.

— Эй, что обсуждаете? — в ванную вошла хозяйка дома и продефилировала к полке с какими-то средствами для ухода за телом.

— Да вот думаем, не съесть ли нам одну симпотичную, грудастую рыжулю с шикарной задницей. — прочитала мои мысли и озвучила, давая таким образом понять, что согласна, Оли.

— Эээ. — удивилась Кейт.

Но уже спустя секунду хваткая Оли поднялась, схватила её за руку и прямо в одежде затянула в ванную.

Волны ударились о борт и разлились по плитке вместе с таким заманчивым и обворожительным девичьим смехом.

— НАХАЛКИ! СОВСЕМ СТРАХ И СТЫД ПОТЕРЯЛИ! СЕГОДНЯ! МОЯ! ОЧЕРЕДЬ! — закричала, врываясь в ванную, Ариния.

Глава 6. Репетиция саммита

Ох, как же я ошибался. Каким глупым и наивным я был, полагая, что у меня жизнь чересчур насыщена событиями.

Всё пошло словно под откос вместе с поднимаемой шумихой и сарафанным радио. И отказать я не мог аристократам и аристократкам, желавшим встречи с удивительным лекарем.

Вслед за этим появлялись многочисленные желающие встретиться уже со мной и даже Олививей. Академия могла бы стать прекрасным ограничителем, вот только в свете предстоящих событий я в ней практически перестал появляться. Всё, что я успел сделать это подать ходатайство на сдачу экстерном всех будущих экзаменов.

— Иван! Ты почему не пришёл на торжество по случаю чествования выпускников? — правая рука графа застал меня на выходе из кафетерия, где я по-быстрому перехватил с десяток пирожков в дорогу.

— И тебе привет. Будто мне до них есть какое-то дело. — начал я лотерею, кусая первый пирожок.

Тц, с капустой… Хотел с мясом.

— А ведь тебя ждали! Ты первый из абитуриентов в истории академии, вошедший в сотню лучших. Многие желали с тобой встретиться, познакомиться, ответственный за мероприятие даже притащил твоей персональный комплект «возмездия». — Джек Ралсон не переставал вгонять меня в депрессию.

Кажется, я упустил способ познакомиться с многими не состоящими в нашем объединении студентами.

— Ты, кажется, упустил отличную возможность познакомиться со всеми талантами нашей школы. А туда приглашали всю сотню. А также талантливую молодёжь. Не жалеешь?

— Я? — доел я первый пирожок и укусил второй. Опять капуста… — Да, может и жаль. Но я не экспонат, чтобы меня все смотрели. Кому нужно — сам найдёт. Если мне кто-то будет нужен — я найду.

— Ну, смотри сам. Как бы там ни было. Кстати, ты уже определился с командой для соревнований академии? — голодным взглядом сопроводил исчезновение пирожка в моей утробе Джек, и я протянул ему пакет.

Он с благодарностью кивнул и вытянул пирожок. Укусил… С мясом… Бляха.

Третья попытка у меня… и…

*ТЬФУ*

— С луком и яйцом? Да они издеваются?

— Это брокколи, а не лук.

— Опять капуста? Да ну нафиг. — кинул голубям я пирожок и взялся за следующий, когда мозг наконец-то закончил обработку информации. — Какой, к чёрту, командой? Какие, на*уй, соревнования?

— Что такое на*уй? Это тот самый знаменитый русский мат?

— Да-да-да. Что там по соревнованиям? Что за бред?

— Да ежегодные соревнования. Собираются две команды. Общая от всех факультетов и новичков среди абитуриентов и первых курсов. Тебя на онлайн голосовании выбрали капитаном второй команды.

— Они еб******? Война со дня на день настанет, все под ружьё встанут! Какие соревнования? — удивился я.

— Это ты у нас вояка, а вокруг тебя дети, студенты, пытающиеся возмужать юноши и расцветающие девы. Для них война это что-то далёкое. Как и для девяноста процентов жителей. А вот соревнования академий это ежегодное событие, собирающие миллионы…

— Тормози. Я знаю про эти соревнования. Смотрел. Ректор согласился? Торис Октис подписал бумаги? — я не верил своим ушам и творящейся дичи.

Но как бы то ни было, факт остался фактом. И я действительно нашёл на сайте академии подтверждение.

Одно «радовало». Вторжение должно начаться раньше, чем начнётся этот цирк. А значит, можно не париться. Я вбил девять коллег — случайно выбранными Куратором первокурсниками и абитуриентами, и отправил список в деканат. Всё таки, если игнорировать этот пункт и не исполнять свои обязанности — будут мозги трепать и баллы, которые мне в общем-то тоже уже не нужны, потеряю.

Сейчас меня ждала встреча с главой рода из Польши, владеющего крупнейшей угольной шахтой в Европе. Но не ради угля я хотел с ним общаться. Помимо прочего, у него имелось несколько заводов для производства колёсных тягачей для военных нужд. И мне они подходили под большую часть проектируемой техники. Оставалось лишь договорить о выкупе патента либо участии усатого седоволосого пана в проекте дочерней компании по автомобилестроению.

Сопровождали меня штатные красотки: Кейт и Оливия. Аринию я отправил закрывать хвосты по учёбе. Всю следующую неделю ей вместе с Кейт предстояло провести в компании Хьюго и Киры в переговорных процессах с производителями самых разных масштабов. Но патенты и разработки мне были не интересны. В первую очередь я нуждался в транспорте и станках. Вместе с тем, через Густава и его людей, разбавив их для более конкурентной среды людьми Киры, создали агентство по найму с целью поиска и подбора как специалистов, так и многочисленных строителей и разнорабочих.

Завтра он поедет забирать лицензию. Но сайт уже работает и счастливые студенты подрабатывают за весьма внушительные деньги. Каждый найденный ими человек приносит им десять империалов. Для сравнения — другие крупные игроки на рынке платят своим сотрудникам примерно один империал за специалиста, и пятьдесят серебрушек за разнорабочего.

— И пусть дадут рекламу о приёме семьями и переселением с детьми. В первую очередь строителей. Ставку дайте им тройную, чтобы был смысл бросить свою нынешнюю работу и мужу и жене и улететь к чёрту на кулички. Плюс приготовьте предложение для кадровых агентств с комиссионными за их услуги. Я хочу, чтобы первые чартерные рейсы отправились с работниками уже на следующей неделе. И не переживайте по вопросам жилья, размещения, встреч и прочего. Это всё я решу на завтрашней встрече с представителями Мадагаскара. — закончил я отправку голосового сообщения Густаву и вспомнил, что забыл сделать.

С таким графиком и режимом, даже Куратор не помогает помнить обо всём.

*ГУДОК*… *ГУДОК*

— Да, слушаю.

— Здравствуйте. Мистер Джонни Адамс? — я сел в машину и показал, что готов ехать на встречу.

Машина тронулась, а я продолжил общение со своим собеседником.

— Да. Кто это говорит? И откуда вы узнали мой номер? — серьёзный басовитый голос был вовсе не добрым.

— Меня зовут Иван Тормель, генеральный директор корпорации Ареал. Номер мне ваш дал генерал Винзел.

— Ух ты… Ох ты… Чем я могу вам помочь? — тут же сменилась тональность голоса в динамике.

— Как насчёт заключить контракт на грандиозную застройку одной очень перспективной территории? — забросил я первую приманку.

— У меня отсутствуют свободные бригады, но я думаю, мы что-нибудь придумаем. О каких масштабах идёт речь и о каких деньгах? — включил деловую жилку директор строительной компании

— Не буду ничего скрывать. По моим сведениям, в вашей компании работает двадцать четыре тысячи профессиональных строителей. Мне нужны они все. Вместе с вашей техникой. — абсолютно серьёзно ответил я ему.

— Вы же понимаете, что это невозможно? — с усмешкой в голосе спросил застройщик.

— Вы же понимаете, что я бы не предлагал это, будь это невозможным? Такой звонок бывает лишь раз в жизни. Вы тогда отлично проделали свою работу по контракту генерала. И только лишь по этой причинелотерейный билет с джек-потом летит в ваши руки. — припечатал я его козырем.

— Давайте не будет спешить. Предлагаю вам встретиться. Как насчёт пятницы? — сменил он своё мнение, почувствовав запах денег.

— Давайте поспешим. Сегодня вечером. Вы в Хельсинки? — на всякий случай уточнил я.

— Да, а откуда вы знаете? — удивился он.

— Я прилечу к восьми. В девять я бы хотел обсудить с вами эти дела. В десять я хочу пожать вашу руку и отправиться в отель. По моему — план отличный. Если вы готовы бросить вызов своим собственным возможностям, я буду рад вас видеть в ресторане Адмирал.

— Напомните, как вас зовут? — уже всё решил для себя мой собеседник.

— Иван Тормель. Ровно в девять. До встречи. — положил я трубку и начал набирать новый номер.

Раздались очередные гудки и трубку подняли.

— Слушаю.

— Генеральный директор компании Быстрострой?

— Верно.

— У меня для вас есть один миллиард причин радоваться моему звонку, но я бы хотел подробности обсудить на личной встрече сегодня, в Гданьске.

— Я занят сего… сколько причин? В какое время? — заглотил наживку ещё один директор крупной строительной компании.

Когда я закончил, моё ухо горело от обилия словесного потока, что вошло в моё несчастное ухо. Но мы только лишь приближались к нашей первой встрече на сегодняшний день.

— Оливия, напомни мне предложить Джонни Адамсу капитальную застройку и генпартнёрство, с правой найма субподрядчиков. Пусть он вывесит тендеры и подключает десятки и сотни мелких фирм.

— И всё таки, я считаю, что выгоднее было бы нанять госкорпорации и привлечь открытых для партнёрства застройщиков.

— Выгоднее, но не быстрее. Эти будут тянуть переговоры, подводить сметы и морозиться неделями. А я хочу уже через неделю начать застраивать остров и наши будущие территории.

— Мы ещё не получили никаких территорий. Много где живут люди, которых надо будет переселять.

— Нашла мне проблему. Пообещай им то, чего они хотят, и они сами побегут. Деньги, работу, гражданство, светлое будущее для детей в одной из стран Европы. Главное — говорить с людьми и дать им что-то, даже не равноценное, а драгоценное в сравнении с их нынешней, полной забот и тревог жизнью.

— Хорошо. Я решу эту проблему, как только вы выбьете земли для строительства. — кивнула Оливия.

— А я смогу помочь договориться о земле. — чувствуя какую-то неловкость и потерю своего влияния, включилась в разговор Кейт.

— Обязательно. Для тебя у меня будет отдельное задание. Узнай всё о королевской семье. И постарайся войти к ним в доверие. При случае я тебя представлю. — обнадёжил я её и сфокусировался на очередной готовой смете проекта развития дорожной инфраструктуры региона.

Я не говорил ни мадагаскарцам, ни девушкам. Но мы с Куратором уже всё давно решили и выбрали первую точку, которая стала бы нашей стартовой площадкой. Местом, где мы построим новый город. Шаг за шагом, проект за проектом. Тысяча пазлов на своём финальном этапе превратится в огромный ультрасовременный мегаполис. И первый этап должен начаться как можно скорее.

*Проект Ареал успешно сформирован. Расчёты окончены* — обрадовал меня Куратор.

Осталось лишь следовать этому плану.

— И не сдохнуть в процессе…

— Что? — удивилась Кейт и сидящий за рулём Артём.

— Да так, мысли вслух. — отмахнулся я рукой.

Лишь Оливия, увидев в моих мыслях наш грандиозный замысел, молча сидела с открытым ртом.

— Пойдёмте с паном договариваться. Кейт, где там маринованные грибы и что он там ещё любит?

— Чеснок маринованный.

— Это ты хорошо придумала, умаслить перед переговорами шишек тем, что они обожают.

— Главное в этом деле, узнать что им нравится…

— Не переживай… — Я усмехнулся вместе с лучшим разведчиком на этой планете. — У меня есть свои методы.

* * *
— Дамы и Господа, мы рады приветствовать вас на внеочередном конгрессе…

Я сидел в деловом костюме с десятками важных шишек в офицерских мундирах. Сам я был одет в новую, выглаженную форму академии Ареса. Решая между тем, что надеть, решил не заморачиваться и сразу обозначить, кто я есть. Так даже лучше — на общем фоне точно взгляд привлеку.

С серьёзной и сердитой рожей я слушал доклады. Затем я слушал нытьё. Затем снова продолжились доклады. А затем объявили перерыв, где все рассосались по группкам и стали шушукаться о своём, секретном. Я сделал волевое усилие над собой и вновь, как и обычно за последние пару дней, пошёл торговать лицом. Представляясь перед генералами и встревая в разговоры о преимуществе одних типов вооружения над другим, я давал понять, что я не профан, но особо контакта наладить мне не довелось.

Впрочем, генерал Винзел дал понять, что всё нормально, и во второй части встречи взял микрофон и на целый час принялся потрошить мозги слушателям, кидаясь фактами, вскрывая гнойники проблем тех или иных подразделений региональной обороны. Финальным аккордом его фееричного выступления стала поломка трибуны, об которую он дубасил всё это время кулаком. Казалось, попробуй вставить ему хоть слово, и этот кулак припечатает не трибуну, а тупое лицо возразившего.

Особенно досталось местному министру обороны. ПВО страны проспали нарушение границы устроенное двумя разоружёнными боевыми дронами. Летели они по приказу генерала.

— И как вы, ** **** **** собираетесь ебу**** шайтранов выслеживать, если вы **** спите. И ваши солдаты ****** тоже спят. Уже ***** подтверждены ****** телепорты между разными частями северной Америки этих ******* ******** шайтранов! Открою для вас секрет, у меня есть подтверждение полётов птархов над Ирландией, Исландией, на острове Майорка возле воды выловили рыбаки полуразложившийся труп одной такой твари! А вы ****** дроны в упор не видите! Я ****! — всё таки не выдержал и перешёл под самый конец на мат генерал, сам себя распаливший за время своего выступления.

Он так разошёлся, что забрызгал слюной сидящую в трёх метрах заместительницу министра обороны Дойчей. Случайно, естественно. Но я чуть не хрюкнул от смеха в этот момент.

— Всем завтра провести внепланую проверку сил и боеготовности. Враг не дремлет. Враг о нас не забыл. И он ждёт момента и копит силы, дабы прийти на наши земли. Через неделю начинается саммит. Я постараюсь каждому донести ту тревогу, что окружает находящиеся за океаническим щитом земли людей. За два дня до саммита я прикажу ввести военное положение на вверенных мне территориях. Смотрите, не обделайтесь. Я конечно не ваш король, не ваш император, но если нужно будет — на каждого найду управу.

И будто ничего и не было, он резко сменил манеру речи и, улыбнувшись, представил гостей из Мадагаскара, что сидели по правую руку от меня. Представил и меня, после чего сообщил многочисленным главам правительства о желании этой чудесной африканской страны стать братом для европейских держав. Генерал коротко и путанно объяснил все достоинства Мадагаскара и значительный интерес сразу трёх мировых полюсов силы к этой маленькой но гордой стране. Равно как и их желание следовать пути европейских джентльменов.

Я не успел заметить, как рассказ превратился в голосование за принятие Мадагаскара как братского государства, желание гарантировать защиту и предоставить материальные и финансовые ресурсы для усиления обороноспособности страны.

Само собой, возникли и несогласные, особенно в момент делёжки денег. Но этот момент удалось быстро уладить, договорившись напрямую с представителями нового «брата» о постройке масштабных военных предприятий, которые будут одну пятую часть вооружений и боеприпасов оставлять себе, а четыре пятых передавать Европе.

Тут и я сделал оговорочку, что это касается только держав и филиалов государственных предприятий, а не частных. Генерал обещал серьёзно подумать, но я добился внесения в повестку следующей встречи, накануне саммита, о признании моей корпорации независимым элементов вне европейских соглашений. У них свои соглашения — у меня свои.

Схема была мутная, но Куратор сказал, что подшлифует соглашение, а лояльность генерала вселяла уверенность в принятии этого самого соглашения.

В общем, дело сдвинулось с мёртвой точки, и довольные африкацы уже собирались отдыхать, когда я попросил их отправиться со мной в комнату для переговоров.

Она была зачищена от всевозможных устройств слежения, да и Куратор пошалил, через сеть выведя из строя всевозможные микросхемы и чипы в радиусе десяти метров.

— Настала пора и нам серьёзно поговорить. Я выполнил часть своих соглашений. И я хочу получить от вас небольшие уступки моей компании. Для вас я подготовил небольшую презентацию того, что я буду строить, где я это буду делать, сколько денег мне на это понадобится и что получит за это всё Мадагаскар. — я улыбнулся вместе с моей спутницей, Кейт, что не участвовала в основном заседании и ожидала вне зала всё это время.

— Уважаемые, перед вами — совершенно секретная разработка закрытого бюро перспективных исследований Европейского агентства по развитию… — соврала, как и было написано в сценарии, Кейт.

Но ложь не касалась разработки, она действительно была секретной. Просто ни сама Кейт, ни африканцы, не поверили бы в то, что это всё придумал я и Куратор.

В доброту или подковёрные игры генерала им верилось больше. А раз я его официальный представитель… Мне даже выдумывать ничего не пришлось. Ложь сама сложилась в головах людей как единственный достоверный вариант происхождения этих планов.

Я тем временем отправил смс для генерала:

«Большой Босс. Мне нужен самолёт к шайтранам. Пора размяться и проверить свои способности.»

Спустя секунду пришёл ответ от всё такого же разгорячённого военного:

«Ты е******я? Как вы меня все …»

Глава 7. Командировка в ад

— Кто-нибудь знает, что это за новенький? Он весь из себя такой странный, мутный, не к добру это.

— Заткнись, Чад. Твоя болтовня — единственное, что здесь не к добру.

— Да я только узнать хотел…

— Просто. Заткнись. Пока не наговорил чего…

Я летел в хвостовом, грузовом отсеке вместе с Шугой. Тот злился, то и дело хотел вырваться из клетки и запустить молнией, но я его успокаивал и как мог объяснял, что это всё временно, и скоро мы прилетим.

Самолёт тряхнуло, и Шуга заорал, заставляя испуганно материться солдат из пассажирской части самолёта.

Увы, по иному капитан отказывался лететь. Только в клетке. Пришлось идти на уступки.

— Тише, тише… Скоро прилетим. Купим тебе сразу несколько живых куриц, как ты любишь. Договорились? Осталось лететь всего ничего, мы уже на посадку идём. — продолжал я успокаивать его.

И мы действительно шли на посадку. Даже капитан объявил по связи:

*Уважаемые пассажиры, рад вам сообщить о прибытии в Ад. Не забудьте взять с собой солнечные панамки, сегодня, как и всегда, в Панаме солнечно*.

Я отпустил тяжёлую и огромную стальную клетку, за которую держался во время турбулентности при посадке.

— Всё, малыш, идём…

Успешно набравший вес малыш выбрался из клетки и принялся размахивать крыльями, создавая мощный вихрь. Для него сейчас идеальное время для первого полёта. И сегодня мы наверняка попробуем это. Естественно, без всадника, ибо он ещё маленький. Всего двести пятьдесят килограмм из четырёхсот стандартных набрал «малыш».

— Полетаем сегодня? Покажешь этим уродливым железнокрылым, кто тут истинный король небес? Да? Только в стороне от пугливых людей, они точно начнут стрельбу… Иди сюда, мой хороший. — я потрепал его по гребню, провёл рукой по шее и забурился рукой в густую, тёплую перьевую шубу, чёрную, словно уголь. — держи амулет, он полностью заряжен. Хватит тебе на пару дней беспрерывной охоты, только всё равно далеко от меня не отходи.

Мы вышли на аэродром, и меня встретили солдаты. Вооружённые перчатками и желанием первыми прикоснуться к подаркам старушки Европы, они сильно удивились, увидев меня в багажном отделении.

Я вышел наружу и отправился к строю солдат, отчитаться о прибытии мне так или иначе требовалось.

Пока одни солдаты разгружали многочисленные подарки для нужд фронта, другие построились возле красной линии, ожидая подъезда офицера на небольшом аэродромном тягаче.

— Становись! Равняйсь! Смирно! — началась стандартная процедура проверки.

Солдаты отчитывались, командир сверял списки. Дойдя до меня, он удивился и уставился на мой внешний вид.

— Почему не по уставу?

— Не являюсь военнослужащим.

— Гражданский?

— Никак нет. Студент военной академии. Прикомандирован.

— К кому?

Я в ответ лишь протянул лист бумаги с сухими вводными данными.

Капитан изучил, его и с удивлённо поднятой бровью посмотрел на меня.

— Они там что, ё*у дали? — Он покачал головой, возвращая лист. — А где животное? Почему не указали вид, а лишь кличку?

— Он имеет весьма экстравагантный вид, из-за которого могут возникнуть трудности. — ответил я ему.

— Где этот птарх? Он мне фюзеляж не сломал? Куда он исчез? — пробежал мимо строя капитан воздушного судна в сторону хвоста.

— Птарх?

— Птарх.

— И где он?

— Это не ваша проблема. Я сам несу ответственность за его безопасность и людей вокруг него.

Капитан лишь прищурился, понимая, что подпись на бумажке в разы влиятельнее его слова, и потому не стал докапываться дальше. Очевидно, стоит нам разойтись, как он тут же, если не раньше, доложит обо мне и птархе начальству. Но бумагу посылали до вылета, так что, надеюсь, тупых вопросов больше не будет.

Закончил процедуру и отправился изучать «ад». Город, превратившийся из жемчужины этих мест в стальную свалку-крепость. Где каждая улица — бастион. Каждый квартал — крепость. Здания, все до единого, имели заколоченные первые несколько этажей. Жизнь кипела на более высоких. Первые же отводились под склады, мастерские, ангары, и прочее, необходимое для обслуживания военной техники.

С трудом, даже при помощи навигатора, удалось найти здание оперативного командования, чтобы отчитаться о прибытии. По дороге посетили в местной свалке рынок, на котором разменял на местные песо свои империалы и купил для Шуги обещанное лакомство.

Вонь, смрад, антисанитария кварталов, отданных местным и беженцам чередовались с идеально вычещенными и ухоженными кварталами военных разных стран, расквартированных в городе.

И посреди всего этого хаоса были довольно уютные, не такие грязные, как первые, не такие солдафонские, как вторые, кварталы добровольцев и частных военных компаний, который отхватили себе ни много ни мало, а практически всю западную часть города.

Их кварталы, построенные практически вплотную к каналу, постепенно превращались в укрепления и стену, что возвышала людей и их оружие над окрестностями. Стройными рядами стояли дивизионны пушек и сотни готовых к внезапной атаке систем залпового огня реактивной артиллерии. Вдоль канала были построены многочисленные военные лагеря расквартировавшихся здесь остатков былой мощи армий, что удерживали ранее северные рубежи Мексиси, Техаса и других территорий. К ним присоединились десятки тысяч единиц техники стран Южной Америки. Над территориями постоянно летали боевые вертолёты, вели патрулирование реактивные истребители, ждали своего часа тысячи дронов со взрывчаткой.

Я прилетел в ад. Пороховая бочка, что отделяет Врага от почти миллиарда человек Южной Америки, если учесть сотни миллионов беженцев.

Пришлось ждать больше часа, прежде чем меня встретили, приняли и отправили с провожатым до расположения.

Встретили меня лениво и с непониманием. Мелкий, одинокий, без каких-либо приказов и указаний на мой счёт. Ну, прибыл и прибыл. Сколько таких прибывает. Сколько таких умирает. Всего лишь плюс один в будущей сводке смертей на фронте.

— Тормель. За мной. — все солдаты вмиг подорвались, когда в расположение части разведчиков вошёл майор.

Я молча встал и вместе с небольшим рюкзаком вышел вслед за ним. Он привёл меня в офицерскую палатку, где местные офицеры с неживыми глазами пили текилу.

— Мужики, вы офигеете, кого к нам отправили! — сходу улыбнулся, панибратски хватая меня за плечо майор.

— Хорхе, если бы я тебя не знал, то решил бы, что ты продал дьяволу кроме души ещё и мозги. Что это за молокосос?

— Ли, не гони горячку. Помните ту сексуальную молодуху, Киру, что типа будущий герой человечества, хотела объединить магов-людей и отвоевать континент? — ответил привёдший меня Хорхе.

— Да кто же не помнит эту стерву? Смотрела на нас, смертников, как на куски дерьма, а сама-то ведь ещё и пороху не нюхала, курва. — какой-то усатый европеец с сеткой шрамов на лице бросил на стол карты и посмотрел на коллегу из Мексики.

— Так вот, это Тормель. Айван, если память не подводит, зовут этого мелкого прощелыгу, который уделал в дуэли эту Киру как выпускник первоклассника. Смекаешь?

— О, так ты маг? Ну ка покажи что-нибудь? У нас здесь связь — говно, особо не уследишь за новостями и видео. — тот самый европеец в конце забавно проматерился, в точности как тот поляк, с которым мы договорились о поставках ходовых и запчастей.

Я молча взял бутылку текилы и охладил её, покрыв слоем льда.

— Хм, ты же вроде огненным магом был, и что-то ещё там было, я не разобрал что. — удивлённо поднял опаленную бровь уставший от жизни мужчина с миллиардом морщин на лице. Судя по голосу и акценту — славянин. Но не русский, болгарин может какой, тяжело сказать.

— Ох, холодненькая! Отлично! Холодильник можно больше не выбивать у штабных крыс. — обрадовался Хорхе и тут же налил себе в кружку.

Так прошло моё знакомство и первый день в командировке. Бедный, но наглый птиц, проголодавшись, принялся бродить вокруг и устраивать «диверсии» для диверсантов. То мину наложит, то из котелка кашу пожрёт, пока никто не видит.

Ночью мы отправились к кладбищу уничтоженной техники. Там мы и начали учиться летать. Прыжок с остова сгоревшего танка и неуклюжее падение вследствии тупости разозлили, но не напугали моего гордого птарха.

Ещё одна попытка, и он на мгновение завис в воздухе, после чего всё также упал на землю, пропахав харей глинистую почву.

— Давай повыше залезь и херачь во всю дурь. Наверху тебе воздух поможет, но туда ещё добраться нужно. — дал я ему совет, но всё равно он не смог.

Тяжёлая задница слишком притягивала к земле. Но хоть в этот раз приземлились нормально.

Я достал планшет и, кое-как подключившись к сети, нашёл видео взлёта орлов. Показал Шуге, и тот задумчиво пересмотрел его раз десять.

В итоге он всё таки взял разбег и, оттолкнувшись, расправил крылья, подлетая до двухметровой высоты. Взмах. Ещё взмах. Ещё один, и он достиг точки в пары метров, а следом ударил ветер, подкидывая его вверх. Невидимый птиц летал и радовался, а я, как и любой счастливый отец, прислушивался его эмоциям и улыбался, чувствуя гордость за своего умного и смелого птарха.

Тот пролетал почти полчаса, прежде чем пошёл на посадку.

— Проголодался? Пойдём поищем чего-нибудь.

Всю ночь он летал, а я следил за его успехами и радовался. К утру птиц устал, и я принялся искать ему место.

— Ближайшее время мы расстанемся. У тебя своя тренировка, у меня своя. Далеко не улетай, только в районе этого железного кладбища. Еды тебе тут на три дня должно хватить. По возможности не рискуй, потерпи, дождись моего возвращения. — я бросил огромную кучу тряпья, купленного по дешёвке для гнезда птарха. Заныкали в самом центре кладбища, между техникой.

Я обновил ему амулет, накачав маной до предела, и поставил отметку в своей голове, чтобы не забыть вернуться до истечения заряда маны и еды.

— Ну всё, будь умницей, людям не вреди… — птарх наклонил голову, стукнув мне по моей выбритой башке своим шершавым, ярким гребнем.

— Не прощаюсь. — я отвернулся и ушёл, не затягивая момент расставания.

Успел к утренней поверке и отправился на прогулку. Вернее сказать — зарядку. Местные нормы и нормативы были явно не для меня. Слишком пресно, лениво, безыдейно. Чисто для того, чтобы кровь разогнать к мышцам, да остатки алкоголя перед дежурством выгнать офицерам.

— Сегодня патрулируем восточную часть канала, от квадрата восемнадцать, до тридцать восьмого. — дал указание солдатам Хорхе, отчего те очень обрадовались.

— Спасибо, товарищ майор! Огромное спасибо! — наперебой сыпались благодарности офицеру и я не понимал, отчего.

А когда прибыл к патрулируемому участку стены, понял почему.

— Повезло тебе, салага. Первое же боевое дежурство, и сразу к лагерю Валькирий попал. Глядишь, и тебе чего обломится. — объяснил один из солдат, стремительно мчащийся в сторону импровизированной душевой после завтрака.

Я лишь пожал плечами. Понимаю их настроение, но не разделяю. У меня мало времени, и я очень хотел увидеть вживую, что умеют и применяют на практике шайтраны при осадах. Но, как назло, ни одна пушка, ни одна ракета не выстрелила за всё это время.

Когда мы добрались до первого участка стены, я взобрался на самый верх и устремил свой взгляд вдаль. Туда, где виднелось очертание гигантского купола, накрывшего земли.

— От моря до моря. Мы его как-то пять суток подряд бомбили — безрезультатно. — поделился наблюдением капитан нашего отряда. Этот темнокожий парень по имени Роман оказался Итальянцем, чьи корни шли из Гаити, если верить его вчерашним ремаркам во время тупорылых шуток старших офицеров. Вернулся спасать Родину. Но Гаити оказались заняты Французами, и разрешение ему не выдали. Что-то он там натворил во времена своего двойного гражданства, отчего и свалил. В общем, парень не без скелета в шкафу. Как и все здесь.

— Спасибо, сэр. Давно они в атаку не лезут?

— Уже практически месяц. Изредка выходят проверить, не уснули ли мы.

— Понятно.

К обеду мы добрались до лагеря женского добровольческого отряда «Валькирии». Эти повернутые на войне девки явно имели свои тараканы в голове.

Одна из них прибыла к нашей стоянке во время обеда и принялась рассматривать сегодняшнюю смену.

— Одни уроды… — сплюнула она, и тут её взгляд упал на меня. — О! Новое лицо. Ну ка, а ты миленький. Повезло тебе, иди за мной.

— Не интересно. — ответил я ей, скребя оловянной ложкой по миске из нержавейки, что выдали, как и форму местного образца, перед дежурством.

— Всмысле?

— Говорю, я занят. Кашу резиновую ем. — принялся я жевать нечто, что должно было как-то наполнять солдат силой и энергией, но вместо этого лишь давала понять всю тонкость ощущений пребывания в «аду».

— Ребята, он у вас что, контуженный?

— Это новенький. Маг, говорят.

— И что? У магов что, хер отваливается? Или он того? По таким, как вы, красавчикам? — начала выводить меня из себя эта баба.

Но взбесили меня не они, а подозрительно начавшие смотреть солдаты из моего подразделения.

*БОМ*

Тарелка прилетела прямо в рожу нашего шеф повара, сумевшего из нормальной сырой каши сделать какой-то продукт массового поражения рецепторов счастья в организме.

— Меня страхоёвины не интересуют. Поищи на свою пещеру другого неандертальца. — встал я с земли, поднял свою же тарелку, отскочившую в мою сторону от чугунной башки этого дуболома, и пошёл в сторону стены, игнорируя бабий визг и вой.

Что странно, за моё сравнение огребали мои же временные сослуживцы. А вот нехер было с таким подозрением на меня смотреть. Теперь и вам не факт, что хоть что-то обломится. А я ведь просто хотел в тишине поесть это резиновое варево.

— Хм… ЭЙ! Подождут вас ваши любовные утехи, это что за херня? — крикнул я гомонящим солдатам, всматриваясь в монитор дежурного, установленного у лестницы наверх.

— А что там? — Ко мне подошёл один из солдат. — А, ребята, шайтраны снова начали свою игру в загонщиков.

— Что за игра?

— Они выпускают пленных, те бегут. Следом за ними на небольшом расстоянии следует отряд шайтранов. Минное поле там густое, и мало кто знает о единственной узкой тропе… Бляха, это походу пропавший Мобидик! КАПИТАН!

К монитору стянулись все и принялись смотреть на картинку, передаваемую дроном. Целая сеть этих вечно бдящих механических глаз висела в воздухе, передавая оперативную информацию.

— Точно он. Его долбанный синий шарф я ни с чем не спутаю. Он знает тропу.

— Но за ним отряд врага! Они тоже смогут вычислить тропу. — капитан с тревогой схватился за подбородок.

— Да, у него кишка тонка подорвать себя на мине. — нахмурился сержант

— И вдвойне обидно будет его потерять. Мы уже смирились вроде как с его смертью, но эта везучая сволочь засела в сердцах у многих людей. Когда сказали о разгроме его разведгруппы, колокола церквей Панамы целый час били тревожную песню за упокой его души. — напомнил всем собравшимся беззубый разведчик с разорванной губой.

— Придётся его убить, если он сам решит не подорваться. — покачал головой офицер.

Я молча стоял и смотрел за тем, как этот слегка прихрамывающий боец несётся вперёд. Кроме него в качестве живого щита для шайтранов бежало ещё парочка неизвестных солдат. Следом за ним десятка шайтранов осторожно следовали за ними шаг в шаг.

— Я мог их вытащить. — вслух произнёс я, но меня будто никто и не услышал. — Ладно. Капитан! Когда его решат прикончить и как? И чего шайтраны с этим полем мучаются? Они же и раньше обходили и разбивали минные поля.

— Если они высунутся и начнут это делать, мы накроем их артой. Потому и не вылазят. А артефакты… Ну, они всё равно не смогут всё сразу разминировать и сдохнут от нашего огня. Вот и не вылазят из-за пределов щита.

— А мы чего их сейчас не убьём? — не понимал я.

— Да убьём… Просто со временем. Не хочется хоронить дух людей, демонстрируя им убийство пленников, которые так близки к свободен.

— Ждали, пока они подорвутся, и затем долбили? — уточнил я.

— Да.

— Дроном? — предположил я

— Ага. — ответил капитан

— А чего вообще шайтраны отряды такие отправляют? — поинтересовался я

— А хрен их знает. Говорят, мол, это тропа смерти, и так они наказывают провинившихся. Они все пытаются схватить часть тела подорвавшегося человека и бежать обратно. Суицидники.

— Были те, кто возвращались?

— Лишь из первых бегунков, у самого щита когда подрывались.

— Ясно. Ну тогда я пошёл. — сказал я ему и проверил свой карабин, забираясь по лестнице вверх.

— Чего? СТОЙ! А НУ ВЕРНИСЬ! СТОЯТЬ, РЯДОВОЙ! ЭТО ПРИКАЗ! КУДА ТЫ ПОШЁЛ? — заорал капитан, перекрикивая собравшихся у монитора слежения солдат, отчего те дружно оторвали свои головы от картинки

— Спасу вашего удачливого дружка. — отсалютовал я ему и спрыгнул со стены.

— ИДИОТ! ТАМ ЖЕ КАНАЛ! — заорал капитан.

Глава 8. По ком звонит колокол

— Тоже мне, канал… — поворчал я, стряхивая с ноги налипшие остатки из пробитого контейнера.

Да, канал соединял две части мира и функционировал, перевозя многочисленные контейнеры. На один из таких я и упал, пробивая не такую уж и качественную сталь.

Выбрался, очутился на берегу и осмотрел многокилометровые минные поля.

*Подсвеченные красным цветом области, согласно полученным данным, были заминированы.

Рекомендация: следуйте по оставленной высшим командованием тропе*

Да, тропа и впрямь была, и куратор успел вытянуть имеющуюся лишь в компьютерах карту. Не хотелось давать шайтранам и капли преимущества, рискуя потерять сведения, размещённые на бумаге. Поэтому все причастные учили их наизусть.

Впрочем, это всё мелочи.

Рука нырнула в подсумок и выудила оттуда камеру экстремалов.

Я активировал её, и Куратор, как и планировалось, быстро связал разрозненные звенья одной цепи, организуя через спутниковую связь прямую трансляцию на сайте. Секунда, и я прикрепил её к шлему, предоставляя людям со всего мира возможность увидеть мой бенефис

Ушла по всему миру взломанная база операторов мобильной связи и мессенджеров, отправляя миллиарды сообщений со ссылкой на трансляцию.

*Две тысячи подключений. Мы в онлайне. Связь нестабильная. Положение спутников позволяет гарантировать тридцать семь минут относительной стабильности соединения. Активирую резервные серверы. Нагрузка превысила допустимый порог. Семьдесят тысяч подключений.*

— Сообщи, когда будет первый миллион. — проговорил я вслух.

Мои руки принялись осматривать автомат, проводя базовые манипуляции перед боем. Я медленно пошёл вперёд, краем глаза наблюдая за собственной трансляцией. Подсказки о месте действия — панамской стене, и обо мне, абитуриенте академии Ареса, а также главе организации по защите Земли и помощи фронту «Арма».

*Нагрузки достигли критических значений на базовых серверах. Взламываем государственные и частные серверы?*

«Все, за исключением серверов военных корпораций, служб охраны правопорядка, исследовательских лабораторий и прочих критически важных элементов. Не хотелось бы дать СЧН повод ограничить наше присутствие на саммите. Не забираем весь контроль и трафик — только неиспользуемые мощности. Не хотелось бы получить лишних исков.» — дал я подтверждение, про себя уже готовясь к яростным протестам общественности и власть имущих. Несомненно, моё выступление вряд ли все примут однозначно. И чем выше уровень власти в руках у человека, тем с большим нежеланием он смотрит за самоуправством. Остаётся лишь надеяться на мудрость политиков. Но если и решат они меня остановить, пусть попробуют сперва меня схватить. Пусть попробуют пойти против тех, кого я надеюсь на свою сторону склонить после сегодняшнего выступления.

*Первый миллион подключений есть.*

Я протянул руку за камерой и снял её с магнитных креплений, поворачивая к себе.

— Всем доброго время суток, земляне. На связи временно прикомандированный к пятому особому батальону разведки и диверсий абитуриент академии Ареса, Иван Тормель. Месторасположение — Панама, тридцатикилометровый коридор между нашей знаменитой Стеной и куполом зиккурата шайтранов. Время — четырнадцать часов двадцать пять минут по местному времени. Далеко впереди передо мной четверо солдат, пленённых шайтранами, которые пытаются сбежать по минному полю к позициям наших. У них на хвосте группа преследователей. Шайтраны — смертники. Они готовы умереть, лишь бы никто не спасся. Так они нас пугают.

Сразу прошу особо чувствительных, беременных и детей отойти от экранов, так как перед вами будут кадры настоящей войны за нашу планету.

Хотел бы добавить, что бегущим, судя по всему, известен путь через минное поле. Я собираюсь им помочь и спасти. Многие посчитают меня идиотом и суицидником, но те, кто знает меня чуть больше, знают, на что я способен. В общем — пока живу и дышу — я буду убивать врага. Смотрите за этой спасательной операцией онлайн, пока действует связь. Если что, ссылка на резервный канал с трансляцией находится вверху ваших экранов. — я потянулся, чтобы прикрепить камеру обратно, но вспомнил ещё один момент.

— Ах, да. Я маг. Не повторяйте это самостоятельно — это может быть опасно для вашей жизни и здоровья. Все, кто пришёл на поле боя — готовы к смерти. Но что делать, если поле боя приходит в ваш дом? Пусть каждый сам найдёт в себе ответ на этот вопрос.

*Пять миллионов зрителей.*

— Поспешим.

Моя рука вновь опустилась в подсумок и выудила оттуда мой первый самостоятельный артефакт. Это был обрамлённый сталью с двух концов и со впаяной в металлические навершия цепью амулет из корня дуба.

Мой новый амулет, взамен отданного птарху, опустился на шею и звонко стукнулся об жетон с фотографией родителей.

«Пора показать этому миру новую грань силы и возможностей человека,» — сознание проскользнуло в новый амулет, ради которого я все последние дни не досыпал и,, стоило остаться наедине, тут же принимался за работу с ним, устанавливая контакт и стремясь обуздать его магическую природу и силу.

Моё сознание оказалось в темноте безграничного космоса, где яркими звёздами светились они — предметы, помещённые в огромную пространственную аномалию корня дуба. Маленький корешок стал вместилищем десятков кубических метров земли, и я так и не прикоснулся к его лимиту. Всё, что смогли мы с Куратором, это выяснить нынешние объёмы хранения и наполненности энергией для взаимодействия с ними.

*Амулет «Дубовая бочка безграничности» (Название дал нынешний владелец: Иван Тормель)

Привязка артефакта: ограничивающие руны не нанесены

Защитные заклинания: защитные руны не нанесены

Объём использованного пространства: 20 м3 из ??? (Доступно 20 м3)

Насыщенность энергией: 194 из ???

Расход энергии на изъятие и помещение предметов в пространство артефакта:

1 единица за 0,2 м3**

Единственное, что удалось понять по поводу энергии и объёма использованного пространства — так это то, что артефакт способен питаться кристаллами и камнями маны для разблокировки объёма. Для энергии же требовалась мана с коэфициентом примерно 1 к 10. То есть за десять единиц маны можно было получить одну единицу энергии.

Прожорливая штучка.

Моё сознание потянулось к самой большой из звёзд. Лёгкое прикосновение, и ментальный отклик артефакта запустили цепочку переноса.

*Бум.*

Передо мной из воздуха появился внедорожник. Просела подвеска, когда колёса коснулись земли. Я открыл дверь и немного напрягся, когда стартер вхолостую начал крутить.

*ВРУМ* *ВРУМ*

Взревел мотор, и я облегчённо выдохнул. Да, на эксперименты времени не хватало. И я рад, что ничего не сломалось за время в пространстве амулета.

Колёса начали поднимать пыль, и я двинулся по проложенному маршруту.

«Без тебя я и близко не смог бы всё это совершить. Ты даришь надежду человечеству,» — поблагодарил я Куратора.

*Просто шайтраны неблагодарные идиоты, убившие моего первого носителя, исследователя далёких космических рас. Мы с ним были словно одно целое, но средневековое общество и неожиданный удар невидимки во сне не так легко предсказать и остановить, как любят описывать ваши фантасты. Всем, кто смертен, отведено ограниченное время. И время моего прошлого напарника настало, как бы я не оберегал его. Смертным суждено умереть,* — затянул глубоко философскую мысль Куратор, впервые рассказывая о своём прошлом.

«Кто смертен, а есть бессмертные?»

*Абсолютно бессмертных не может существовать. А вот относительно бессмертных — полно.*

«Приведёшь пример?» — с интересом спросил я, рассекая между разложенными минными полями.

*Ты сейчас по этому примеру едешь. Экосистема планеты является относительно бессмертным созданием, имеющим свою собственную эволюцию,* — удивил меня Куратор.

Дальнейший путь мы проделали в тишине собственных мыслей. Я лишь краем глаза следил за счётчиком подключений к трансляции. Девяносто восемь… Девяносто девять… Сто миллионов…*

Пока ехали, куратор запустил кадры с квадрокоптеров, взломанные при посещении терминала, объединяющего все наблюдательные посты.

Страсти нарастали, так как количество коптеров, пытавшихся врезаться и затруднить продвижением шайтранов, было велико. Вот только быстрые клинки и латы защищали пришельцев от встречи с лишёнными боезаряда наблюдательными дронами. Беглецам это не помогало. Зато картинку мне давало хорошую. Да и выигрывало какое-то время. Наконец-то закончились манёвры, и мы вышли на относительно прямую дорогу, где я смог разогнать внедорожник.

Беглецы, судя по всему, увидели пыль из под колёс и зарядились какой-то надеждой, ускорившись. Они наплевали на раны, травмы и истощение, следуя за синим шарфом, ведущим их к надежде.

Оставалось не более километра, когда шайтраны, бегущие следом за пленниками, приняли какое-то ключевое решение и ускорились, за считанные мгновения догнав беглецов.

Они повалили их на землю и проткнули ноги, после чего приставили клинки к их шеям, дожидаясь меня.

«Не убили сразу… Отлично,» — обрадовался я. Моя магия жизни не способна вернуть с того света того, чья голова и тело находятся порознь. А так, даже сердце в теории можно восстановить, отрегенерировав, если прошло мало времени.

Зашуршала резина по земле, когда я ударил по тормозам, останавливаясь в пятидесяти метрах от шайтранов и пленников.

Я вышел из машины и отправился дальше пешком. Пусть думают, что я один и опасность им не грозит.

Подойдя ближе, я расслышал их шиканье и разговоры.

— Один? Странно. Я думал, они хотят спасти людей. Иначе зачем бы сюда примчались на этой повозке? — наведя на меня арбалет, говорил длинный и жилистый клыкастик.

— Для такого мусора, как вы, меня и одного хватит. — ответил я им, вводя в шок. — Считали ваш примитивный язык чем-то невероятным? Чё рожи свои трусливые спрятали за шлемами, ублюдки?

— Грязная обезьяна. Я убью тебя! — арбалетчик спустил курок, не дожидаясь окончания обмена любезностями.

— Что? Как ты это сделал? — удивился арбалетчик и принялся перезаряжать своё допотопное оружие, весящее примерно как наш пулемёт.

Я выбросил пойманную прямо перед грудью стрелу.

— Пять… — начался вслух отсчёт, а карабин уже был снят с предохранителя.

Серия одиночных выстрелов достала всех без исключения шайтранов, что на несколько голов были выше людей. Пятёрка охотников получили лёгкую закуску, но десерт их ещё только ждал впереди.

Серия выстрелов достала, но не убила тварей. Винтовочный патрон и без брони далеко не сразу останавливал тварей, что уж говорить про этот отряд, что был практически поголовно закован в сталь.

— Четыре…

Мои руки, усиленные магией, твёрдо держали оружие, не позволяя отдаче сбивать прицел.

Стремительно срываясь с места, я продолжил вести прицельный огонь, вгоняя пули в щели в шлемах. Трое из пяти упали. Пленники тоже получили болезненные порезы, теряя фонтаном бьющую кровь.

— Три…

В прыжке врезаясь пушечным ядром в грудь арбалетчика, откинул его на десяток метров. Ноги коснулись земли, и укреплённые сухожилия вместе с усиленными мышцами тут же отшвырнули меня в обратную сторону, всем телом сбивая с ног занёсшего над пленником клинок тяжёлого и огромного шайтрана.

— Два…

Отшвырнуть не удалось, но он промахнулся, не сумев вогнать клинок в голову мужика с синим шарфом.

Игнорируя повреждения и покрасневшие индикаторы повреждений на карте моего тела, я вскочил, направляя винтовку в его непропорционально маленькую, в сравнении с телом голову, отправляя туда остаток магазина.

Разогнанная мана из тела сквозь ядро жизни устремилась к умирающим пленникам с помутневшим и остекленевшими взглядом.

— Один… Дышите же. Ибо здесь и сейчас никто из братьев моих по оружию не умрёт. — передал я каждому энергии жизни, останавливая кровотечение, восстанавливая и регенерируя клетки, по новой даруя им возможность дышать и не испытывать предсмертной агонии.

*Переигрываешь. Так за мессию сойти можешь. Это выбивается из планов,* — остановил меня куратор.

«Ок,» — не стал я спорить.

Очнулся, смотря на меня шокированным взглядом мужик с покрасневшим шарфом. Я протянул ему руку и помог подняться, поглядывая за последним из шайтранов. Тот рассматривал дёргающихся в агонии товарищей и свой разломанный на две части от моего удара арбалет.

— Как тебя зовут, падаль?

— Кто ты?

— Ладно, что ещё ждать от тупоголового болвана, как ты. Возвращайся под свой купол, и передай вашему Господину, что я хочу с ним переговорить. И передай от меня сувениры. — отдолжив у одного из трупов шайтранов огромный клинок, для меня напоминавший огромный клеймор, в пару коротких ударов отделил головы захватчиков и ударом ноги отправил к выжившему.

— Беги, пока я не передумал… — Велел я ему, и он похватал головы соратников в охапку, развернулся и помчался обратно. — ДОРОГУ ХОТЬ НЕ ЗАБУДЬ! НА МИНУ НЕ НАСТУПИ!

На меня шокированно смотрели люди, вернувшиеся с того света.

— Ну а что касается вас. — Я кинул окровавленному шарфу ключи от внедорожника. — Дорогу помнишь? Минное поле не менялось, так что едь аккуратно. А я пока подожду делегацию этих ублюдков. Давай, Мобидик, тебя все заждались и жаждут устроить праздничную колокольную песнь в честь вашего возвращения.

— Не знаю, кто ты, но спасибо, мужик. Я в долгу перед тобой. Если нужно будет, только скажи — я всё для тебя сделаю.

— Хорошо. Первая просьба — не сдохни по дороге. В бардачке вода будет. Вас наверняка жажда мучает. Всё, отчаливайте. Мне нужно готовиться к встрече.

— Мы будем за тебя молиться. — худое изможденное тело подало голос, оказавшись, девушкой.

*Резерв маны 937/1034,* — вывел по моему запросу сведения куратор в угол, и я закрепил их там, чтобы они были постоянно

Осмотр смертников ничего не дал. Стандартная стальная защита, кинжал, с половину руки взрослого человека размером, меч, которым я головы рубал, щит. Набор примерно одинаковый у всех.

Не спеша, двинулся следом за быстроногим шайтраном, петляющим от ориентира к ориентиру в надежде не подорваться на мине.

Довольно быстро мана оказалась восстановлена. С моими девятнадцатью каналами, а я успел разблокировать ещё два после знакомства с каналами коллег по магическому цеху, я стал довольно быстро заполнять свой источник. Но как бы там ни было, единовременная мощь у меня была довольно ограниченной. Вот только не источником единым живём.

*Наблюдаю движение шайтранов,* — отрапортовал Куратор, когда мы оказались в полукилометре от купола. Ближе подходить не стал. Нужно было выманить их, но при этом дать возможность в случае атаки уйти под защиту купола. Иначе умный маг не вылезет из своей берлоги.

Из гигантского купола вылез и отпочковался его младший брат. Защитный купол двигался, пока не накрыл меня.

*Шестьсот метров в диаметре. Один из самых больших персональных щитов, что мы встречали* — закончил подсчитал Куратора.

Делегация впечатляла. Пока я сидел на нагретом солнцем камне, скрестив ноги, вокруг меня образовался круг из почти трёхметровых, закованных в сталь тяжёло вооружённых шайтранов. Каждый из них имел башенный щит, закрывающий их полностью, и двухметровый клинок, который крепился к небольшому пазу на боковой грани щита. Так они могли сделать монолитную стену с клинками, торчащими наружу.

Элита против кавалерийского строя. Только вот наша кавалерия им не по зубам. Но щиты выдерживали любые пули. Такой толщины были листы стали. А солдаты с самого детства учились держать огромные и тяжеленные щиты, будто наплевав на законы физики.

Удивительными были не только они. Украшенные в чёрно-золотые бархатные плащи шайтраны с огромными двуручными мечами сопровождали своего господина. Многочисленные стрелки с арбалетами, троица магов в вычурных тканых одеждах. Каждый из них имел малый магический щит, блокирующий угрозу вокруг них и их господина от моей винтовки.

Ящеров они не брали с собой, понимая, что в узком проходе возле минного поля они могут наделать бед.

Длинные кинжальщики-разведчики так же были здесь, сохраняя дистанцию и наблюдая за окрестностями.

— Он не выглядит магом. — начал в установившейся тишине оценивать меня один из спутников мага.

— А ты не выглядишь шайтраном. Я бы принял тебя за самку, если бы не имя старшего сына клана Палачей Рока, вышитое у тебя на груди. Так боишься, что солдаты перепутают и под хвоста тебе загонят, что аж на груди на платье решил вышить своё имя?

— Ничтожный слизняк.

— Замолчи, Рухгвар. Ты хотел меня видеть и говорить? Пока я не отдал приказ и тебя не казнили, скажи, что ты хотел. — старший маг в золотых доспехах, усиленных стальными пластинами и кожанными накладками, проглядывающимися под тканными белыми одеждами, заговорил. Его седая борода, сплетённая в косы, придавала ему мужественности и мудрости, но она не была способна обмануть меня.

— Я просил прийти твоего господина, того, кто сидит на вершине зиккурата и смотрит на нас с тобой сейчас.

— Не знаю, как ты это понял, но я его имя и голос. И я могу донести твоё слово.

— Нет, так не выйдет. Придётся мне самому к нему прийти и сообщить послание людей Земли.

— Хм… Как-будто тебя кто-то пустит. Ты заперт здесь с нами, и выбора у тебя нет. Последний раз тебе даю возможность высказаться, исключительно за твою смелость воина.

— Раз уж тебе так любопытно, я расскажу. — я встал на валун, возвышаясь над трёхметровыми шайтранами.

«Куратор, ты же переводишь?»

*В лайв режиме.*

«Отлично.»

— ОТ ИМЕНИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА Я ЗАЯВЛЯЮ ВПОЛНЕ ОФИЦИАЛЬНО — КАТИТЕСЬ К ЧЁРТУ!

Сознание выудило из пространства амулета противотанковый гранатомёт, и я отправил подарок прямо в толпу арбалетчиков.

— Это не я здесь с вами заперт. Это вы заперты со мной. Удачи в аду, твари! — я откинул гранатомёт и вытащил следующий подарок, хватая его за ручку, вытягивая зубами кольцо у крепления примотанной на изоленту к крышке ящика гранаты.

— ЛОВИТЕ ПОДАРОК! — ящик с гранатами ушёл за спину щитоносцам, и ещё один, такой же, в сторону магов.

Я спрыгнул с валуна, оказываясь под каменным прикрытием матушки земли от взрыва. Правда, будучи в кольце, и здесь меня поджидали шайтраны.

Перехватив свой «клеймор» двумя руками, я обратился к силе пламени, направляя сэкономленную ману в оружие. Сверкающая оранжевыми языками пламени сталь ударилась о палаш противника, оглушая стальным звоном начало нового раунда «переговоров».

Отброшенный клинок шайтрана и его удивлённые глаза стали последним, что я увидел в здравии. Так как моё накачанное адреналином и гормонами тело со снятыми «тормозами», получило дозу ускоренного мышления. Оно, вместе с возникающими один за одной подсказками Куратора, отправилось на резню.

Синяя кровь шайтрана из рассечённой шеи окропила моё лицо, но краски вокруг всё равно приобрели багровые тона.

Усиление тела позволяло рассекать доспехи, отсекая руки и ноги противников, а неповоротливых щитоносцев обходить со стороны и мощным ударом со спины, рассекая сталь, уничтожать и сжигать в праведном огне сердца врагов моих.

*АТАКА МАГОВ*

В меня прилетел воздушный кулак от мага воздуха, сбивший меня с ног и откинувший на несколько десятков метров.

Вместе со мной он зарядил и по нескольким еще не порезанным мной соратникам, так же, как и меня, отправляя их в полёт. Это немного вернуло меня в чувство, отговаривая от бездумной бойни, где так легко потерять голову в прямом и в переносном смысле.

На моих глазах четыре мага формировали плетения заклинаний, наплевав на жертвы среди своих.

— Наконец-то достойная битва. — Я утёр кровь с губ, не рискуя тратить драгоценную ману на столь мелкие повреждения.

— Воздушник, молния, земля и… хм… чем это засранец владеет? — старший маг из этой группы внезапно бросил в землю под ногами заклинание, и оно разошлось странной волной вокруг.

Спустя пару мгновений убитые и покалеченные, безголовые и безрукие трупы, даже те, чьи сердца я испепелил, начали подниматься.

*БОМ* *БОМ* *БОМ*

Шквалистый ветер на мгновение донёс до меня столь далёкий колокольный звон. Или, быть может, это лишь моё воображение разыгралось. Как бы там ни было, этот звон сегодня знаменует лишь одно — смерть врагов моих!Следующая глава будет с ценником. Если вы пока что не можете по какой-то причине приобрести книгу — можете почитать другие мои произведения.https://author.today/work/198043 — цикл "Асоциальный" — про парня, потерявшего память, в городе-утопии недалёкого будущего. Что делать, когда город не хочет тебя принимать, и мутные личности говорят, что тебе делать?Киберпанк, Боевая фантастика, РеалРПГhttps://author.today/work/162363 — цикл "Эволюционист". Классика из РеалРПГ, Системы, Зомбиапокалипсиса. Моя первая проба пера, но при этому весьма и весьма бодрая. ГГ со своим видением и целями, которые далеки от классических "фармим лут и шмотки, парни", что бы не происходило вокруг.

Глава 9. Маг Земли, который бросил вызов владыкам

Убрал клинок в пространство Дубовой Бочки Безграничности и достал оттуда пулемёт, снаряженный бронебойными патронами.

Смещаясь по дуге, я вёл обстрел противника, оценивая их возможности.

Шаг первый — выяснить пределы ёмкости их магического источника.

Шаг второй — восстановление слегка просевшей маны. С моей скоростью восстановления — любой затяжной бой мне на пользу.

Шаг третий — анализ слабых сторон противника.

*Предел управления погибшими телами — пятьдесят особей. Это не воскрешение, это марионеточный контроль. Рекомендация: прорвитесь сквозь окружение.* — дал совет Куратор, уточнив мои предварительные выводы.

Молния мага больно лизнула меня по спине спустя мгновение после отправки в магическое пространственное хранилище пулемёта и боеприпасов.

Сняв оцепенение и боль в мышцах, я в последний момент бросился вперёд, сшибая с ног безголовое тело, что пыталось захватить меня в свои объятия и прижать к земле.

Яркая вспышка слабой молнии, не успевшей набрать силу, заставила инстинктивно отступить. В это же мгновение воздух вокруг меня стал тяжелее стали, обрушившись ураганом в спину и прижимая к земле.

Земля под моими ногами вздыбилась, окутывая в ловушку, словно в кокон. Каменные шипы упёрлись в спину и порвали ткань экипировки. Наросты по бокам от моего тела в одно мгновение устремились друг другу, словно цепями оплетая меня на этом каменном постаменте, к которому я был прижат силами воздушника.

Давление спало, но каменные цепи надёжно держали меня, не позволяя двинуться ни на секунду. Увеличиваясь с каждым мгновением и нарастая вокруг, пока полностью не скрыли меня, отправив в каменный кокон.

*Материализованные в физические объекты элементы магической природы крайне тяжело обуздать «Керхером». Получена рекомендация: … *

* * *
Десятки миллионов людей вживую наблюдали за сумасшедшим сражением одиночки против десятков шайтранов, страшных, как демоны из легенд.

Сперва сердца зрителей бешено колотились от переизбытка чувств, что с гордостью наблюдали за уничтожением воинов врага. Радость и удивление от магических приёмов человека, представившегося как Иван Тормель, быстро сошли на нет, стоило четвёрке магов продемонстрировать слаженную работу и отправить его в каменные тиски.

На мгновение картинка сменилась темнотой, а затем и чёрно-белым экраном с надписью «сигнал потерян».

Самые умные поняли, что камера была раздавлена, так же как и их надежды на маленькое чудо. Самые слабохарактерные выключили трансляцию.

Но те, кто не успели или не захотели этого делать, увидели, как камера переключилась на вид с парящего в небесах дрона.

Битва ещё не окончена.

* * *
На грани слуха были слышны глухие взрывы и толчки земли, болезненно отдающие по почкам.

Камера не работала, но вид с дрона демонстрировал сотни и тысячи взрывов от огня артиллерии, корабельных пушек, ракет средней дальности нашей реактивной поддержки и авиации.

Щит содрогался от слаженного огня артиллерии, и первые разводы стали видны на просвечивающейся магической пелене заклинания. Признак дефицита маны. Так бывает, когда насыщение щита маной из резервов и источников не успевает за расходом маны. И здесь и сегодня магам врага предстоит ощутить ярость человечества.

Щит становился всё более прозрачным и покрывался белыми пятнами. По моим прикидкам, жить ему оставалось не более минуты. Маги спешно засуетились, побежав под щит зиккурата.

— Не так быстро…

*Насыщение достигло предела. Объём контролируемой мощи заклинания достиг предела, после которого начнётся безвозратная потеря маны,* — отчитался Куратор.

Я перестал сдерживать накапливаемую и удерживаемую на коротком поводке стихию, позволив ей целиком и полностью поглотить меня. Пламя из крохотного, концентрированного шара, что ослепительно сиял в каменной клетке, выросло до размеров инфернального шара, сбивая и шрапнелью отбрасывая от меня каменные стенки моей тюрьмы.

В поднявшемся дыме и пыли посреди ровного круга стоял я, скрытый за огненными полосами.

— Далеко собрались? — крикнул я вслед начавшим отступать магам и, скинув с себя расплавленные остатки каски и одежды, что вместе с кожей отставала от моего тела, я сделал первый шаг.

Критические повреждения требовали внимания и лечения. Этим вопросом я и занялся, прежде, чем вновь окунуться в омут битвы.

Словно феникс, я восставал в огненном вихре. Воздушник вновь ударил по мне своим кулаком, но законы магии работают безотказно в нашем мире. У кого больше магической энергии в заклинании, тот и сильнее. Конечно, это слегка ослабило моё пламя, позволяя камерам лицезреть меня в пламени. Но это было лишь короткое мгновение.

Я закончил исцеление и вытащил из кармана моих любимых белых семейников кристалл маны. Восстановив резерв и не позволяя магии развеиваться, крепкими ментальными нитями я удерживал пламя вокруг меня.

— Раунд два. — объявиля, полностью готовый к продолжению.

*Предельное усиление и укрепление мышц и суставов.*

*Внимание — повышенная нагрузка на кости.*

*Получена рекомендация: избегайте тарана со стороны оживлённых марионеток.*

Я, словно сама стихия, пересёк разделяющее меня и магов расстояние, проигнорировав многочисленных стражей шайтранов.

*Предельная нагрузка ЦНС и мозга,* — тревожно вспыхнул и исчез вердикт Куратора.

Управлять сразу четырьмя силами: огнём, укреплением, усилением и регенерацией поврежденных от перегрузок частей тела — та ещё задача. Добавьте к этому необходимость регулировать манопоток и удерживать стихию вокруг себя, и неудивительно, что у вас в глазах начнёт всё двоиться.

Словно огненное торнадо, я ворвался в середину построения магов, высвобождая огненное инферно, включающее мой тройной объём маны, во все стороны.

Затрещали защитные амулеты, рассыпались магические заклинания, испепелились многочисленные одеяния магов, не выдержав нагрузки пламени. Лишь старший маг в сияющих рунами доспехах попытался воткнуть чёрный, как бездна, кинжал мне в грудь, но я перехватил и сломал его руку.

Так и держал его, пока он не запёкся заживо в своих великолепных доспехах, выдержавших нагрузку от моего пламени.

Треснул и рассыпался магической пылью щит, а территория вокруг меня превратилась в хаос взрывов и огня. Даже я не рисковал находиться в такой среде, и по совету Куратора тут же сменил местоположение. Кинжал отправился в пространство «бочки», как и тело почившего мага в доспехах, как и истлевшие останки его менее сильных коллег. Некоторые материалы выдержали нагрузку и могли быть переработаны мной для создания защитного снаряжения.

Туда же отправились и подсвеченные Куратором камни и кристаллы маны, которым стихия была не по чём.

Словно пуля я помчался в сторону спасения, по дороге выцепив крепкий стальной щит охраны мага.

*Вес щита составляет девяносто шесть килограмм, восемьсот двадцать грамм.* — отозвался Куратор.

— Да я почувствовал уже. — напрягаясь, ответил я ему и потащился вперёд.

На последних двадцати метрах я рискнул вылезти из под него и совершить финальный рывок под магический щит.

Сверкнув на память белыми труханами на камеру, я влетел, получив ускорение от взрывной волны под куполом и пропахал лицом землю.

— Такс, первый раунд окончен. Потери?

*Немного пострадало ваше ЧСВ и истощены два кристалла маны. Взамен получены материалы для создания магических артефактов, странный кинжал с защитными рунами, восемь камней маны и шесть кристаллов. Пять из них практически полностью опустошены, один несёт в себе чуть менее шестисот единиц маны.* — дал ответ Куратор.

Я поднялся и огляделся, фиксируя передвижения если не десятков тысяч, то тысяч шайтранов уж точно… И все они, с оружием наперевес, бежали в мою сторону.

Я посмотрел за спину, где продолжалось взрывная вакханалия. Хотели добить магов наверняка… Правильная стратегия. Но чересчур затратная.

— Ладно, настало время раунда номер три. — Я достал из пространства «бочки» два стальных военных щита для разминирования, соединил их друг с другом и оперативно прорезал пальцем небольшое полукольцо для дула пулемёта.

Установив таким образом щит от болтов и слабых заклинаний рядовых шайтранов, я сунул дуло в дырку и разложил треногу для пулемёта. Передёрнул затвор, загоняя первый патрон из длинной пулемётной ленты и нажал на гашетку.

— СМЕЛЕЕ, ТВАРИ! ГДЕ ВАША ХРАБРОСТЬ? — Кричал я, понимая, что за грохочущим пулемётным станком меня ни одна паскуда не услышит.

И твари мне ответили, начав заходить полукругом.

Сказалась моя ограниченность в движении, но ничего не мешало мне одной рукой держать пулемёт, а другой начать доставать из «бочки» гранаты и кидать целыми связками по бокам. С учётом накачанных мускулов, улетали они до сотни метров.

Помогло это всего лишь на мгновение, а следом началась лавинообразная атака туповатых, но смелых шайтранов, пытавшихся обойти меня по бокам. Обычные, ничем не примечательные, рядовые воины в средневековом обмундировании.

Времени разменивать патроны на ману больше не оставалось, и я активировал пламя как наиболее разрушительный элемент с тем количеством маны, что у меня был в распоряжении.

В этот раз я не стал полностью огненным человеком. Хватит и рук да клеймора, объятого пламенем. Но кое-что я всё таки им приподнесу.

Пламя с левой и правой руки устремилось к мечу, острием направленного к небесам. Накачка создала огненную проекцию меча, материализовав ничего не весящий, но разрушительный огненный клинок пять метров в высоту.

Удар наотмашь, слева направо, словно бритвой срезал шайтранов, разделяя их на две неровные части. Разворот и ещё один удар, только уже по второму флангу.

Лавина как пёрла, так и продолжала своё движение, не понимая, что происходит.

Взмах, ещё взмах, ещё и ещё. Ускорился, так как враги начали наступать. Не успеваю…

Круговыми движениями меча устремился в сторону небольшого холма, прорезая целые просеки сквозь шайтранов, то и дело посматривая на остатки маны.

*Всё верно. С таким расходом мы опустошим все наши резервы быстрее, чем погибнет видимая половина противников*

«Чем слабее интеллект, тем меньше страха у этих бездумных самоубийц. Пока здесь сплошным ковром прут войска, я просто трачу ресурсы. Надо использовать взрывчатку.» — рассуждал я.

*Подтверждаю, но подготовленных бомб с таймером не так много, и нужно оставить ещё на зиккурат. Я сообщу, когда запасы достигнут крайней отметки.* — подтвердил Куратор.

Меч исчез, а пламя потухло.

*Мана 314/1036,* — снижение прекратилось, и мана медленно принялась восстанавливаться, ведь я всё так же тратил её для поддержания усиления и укрепления собственного тела. Без скорости и защиты я просто физически не вытяну всю эту ораву. Ну а тот факт, что лимит вновь на пару единичек вырос, приятно грел душу где-то на уровне подсознания.

Прыжок с уступа прямиком на плечи врагам стал для них неожиданностью. Оттолкнулся от металлического наплечника и перелетел рогатый шлем с заострёнными костями. Вместо меня на роге повисла спортивная сумка, подозрительно тикающая.

*Двадцать секунд,* — начался обратный отсчёт таймера.

Прыгая с тела на тело я оказался у каких-то палаток, где сгрудилось большое количество рослых, закованных в сталь элитных воинов шайтранов. Длинная и когтистая рука попыталась зацепить меня в воздухе, но, предупреждённый Куратором о подобном варианте, я сделал акробатический трюк, и вместо моей ступни в огромной лапище оказалась сумка на таймере.

На полпути к третьей цели за моей спиной раздался взрыв, неслабо сбивший меня с траектории. Благо, под ногами оказалась спина ящера, и третья сумка зацепилась за его роговую пластину на спине.

Я прыгал зигзагом от одной толпы к другой и выбирал воинов поэлитнее, оставляя им свои подарки.

Взрывы начали раздаваться один за другим, показывая направление моего движения. Сквозь многотысячную армию, включая совсем хилых шайтранов и профессиональных воинов-охотников, я, как наточенный, клинок приближался к зиккурату.

*Маги и стрелки открыли огонь.* — порадовал Куратор, скорректировав направление движения.

Теперь я бежал вдоль стены, виляя и сбивая темп. Увороты от болтов и снарядов базовой магии попадали в толпу и увеличивали количество жертв среди захватчиков.

*Впереди маг, он готовится запустить заклинанием огня.* — предупредил Куратор.

Я двинулся напрямую к нему и грудью принял огненный шар, который попытался сжечь меня, но очень быстро оказался остановлен моей аномальной способностью и частично развеялся, частично пополнил запас маны в моём источнике.

Всего этого маг не заметил, так как лежал со сломанной шеей под ногами бегущего за мной отряда всадников. Те после потери своего лидера настолько рассвирепели, что, не считаясь с жертвами, пёрли напролом, топча своих собственных солдат.

Быстро сориентировавшись, я пробил несколько бочек с водой и бросил на землю не очень сильное, но быстро подготовленое заклинание обледенения.

Всадники частично поскользнулись, оставшись лежать на земле. В эту же кучу-малу отправил подарок из противотанкового гранатомёта, задержавшись всего на две секунды на вершине крепкого обтянутого шкурой шатра.

— Минус пару десятков ублюдков. Но плюс два болта в моём теле… — подвёл я итог, срываясь с места.

Заблокировать боль — готово. Выдернуть болты, засевшие в рёбрах и руке, пробив усиленную заклинание укрепления кожу — тоже готово. Отправить в охамевших арбалетчиков огненный шар — выполнено.

*Мана 899/1037.* — практически полное восстановление объёма, когда кто-то серьезный вступил в игру.

Громогласный голос, усиленный магией, раздался над полем битвы с вершины зиккурата, и все мои преследователи замерли, внимая приказу. Я же, пользуясь случаем, вытащил полуавтоматическую снайперскую винтовку и принялся выцеливать магов на стенах зиккурата. Снял двух, прежде чем понял, о чём трындит этот маг.

— Хреново дело.

*Придётся активировать огненный щит. Источник и каналы могут не переварить такой объём, ограничим его поступление тем, что прорвётся через нашу оборону,* — дал свой прогноз и вывел коэффициенты предельных нагрузок Куратор.

— Если бы я ещё понимал твою писананину… — вставил я свой комментарий, хватая зубами кристалл маны и активируя через гудящее от напряжения ядро огня пламя, вновь покрывшее всё моё тело. Только вот в этот раз я не планировал моментального высвобождения и взрыва, что могло также и моему телу повредить. Мне нужен был весь мой резерв для прорыва.

*Покров пламени (категория атакующе-защитных заклинаний). Мощность заклинания: 1 ед. маны… 7 ед. маны… 25 ед. маны…*

Само пламя, мой огненный щит от магических заклинаний, начало нарастать с каждым мгновением и каждым вдохом, опустошая мой резерв.

Сотня единиц — мало. Пять сотен — мало. Кристалл маны начал передавать энергию и наполнять маной мой источник, откуда энергия тут же устремлялась к каналам, выходящим наружу. Керхер — мой спаситель, позволял впитывать всё игнорируя природные ограничения, словно пожиратель, я использовал каждый миллиметр кожи для насыщения источника, и его же использовал для вывода своей силы наружу, формируя мощнейшее заклинание с фантастической для других магов скоростью.

*Отметка в тысячу единиц маны пройдена, противник активировал самоубийственную массированную атаку заклинаниями.*

«Эх, до стен и ворот не добежал всего метров сто…» — с горечью подумал я, когда первые заклинания рядовых и элитных шайтранов понеслись в мою сторону.

Били они не по мне. А по месту вокруг меня. В радиусе пятидесяти метров воцарился магический инферно из всевозможных стихий. Сгустки энергии и силы летели самых разных форм, объёма и цветов. Произошёл подрыв, магическая нить смешавшихся энергий слилась воедино, стремясь первозданным хаосом магии отправить меня на тот свет.

Но мой щит держался. Слабые заклинания недомагов лишь немного просадили его после первой атаки, жаль лишь, что этих атак было тысячи. Всего лишь спустя три секунды от моего щита, от моего покрова, не осталось ничего.

Магические заклинания переплелись и вознамерились стереть меня с лица земли, сокрушающей боевой дух мощью проникая через мои каналы прямиком в источник. А всё то, что я не успевал поглощать, принялось аннигилировать моё тело.

Я рвался из этого магического чистилища наружу, под стены зиккурата, в надежде на секундную передышку. Никогда бы не подумал, что такой сконцентрированный удар слабыми магическими заклинаниями может привести к таким разрушениям.

Уже практически прорвавшись, я замер, заставляя встревоженно сигнализировать Куратора об уровне критических повреждений организма.

— Это оно…- одними лишь обгоревшими остатками губ прошептал я и сел на землю всего в метре от вожделенного спасения.

Глава 10. Старый знакомый

— Прекратить огонь… — скомандовал командир орды шайтранов, что разместилась под защитой зиккурата.

Разлившийся по окрестностям ошеломляющий голос его вестника заставил войска замереть.

Вымотавшиеся шайтраны, превратившие в навечно выжженную землю этот склон холма неподалёку от ворот, устало вытерли пот. Опустошение магических источник у стольких тысяч могли стать причиной массового недомогания у готовящихся к наступлению войск. Командиру не хотелось бы этогодопустить..

— Удивительный. Я впервые вижу такого сильного человека, способного в одиночку противостоять стольким воинам. Слава Божественным Прародителям, он не смог вырваться… А? — младший сын командующего, стоящий по левую от него руку, был неожиданно прерван своим отцом.

Маг в золотом шлеме, созданном одними из лучшим мастеров Шаи посмотрел вниз, туда, где начала оседать пыль и исчезать мешающая рассмотреть переливающаяся иллюзорная дымка.

— Как такое… — удивился он, а отец тут же шикнул и отдал новый приказ.

— Немедленно свяжитесь с Лордом, пусть отправят подкрепление, скажи им, что ситуация экстренная, потребуются все доступные маги и воины. — отдал он приказ и надел чёрный матовый шлем с искусно выгравированными рунами цвета благородной крови шайтранов.

— А куда ты, отец?

— Защищать наш зиккурат. Поторопись, сын мой. А затем уходи к телепортационной площадке. — отдал командующий последние указания и спрыгнул с вершины зиккурата прямиком во внутренний двор, активируя защитные механизмы крепости.

Бой барабанов и вой сигнальных труб ознаменовал не просто тревогу, а всеобщий военный сбор всех, кто располагался под защитой этой крепости шайтранов.

Чуть более миллион нелюдей находились здесь в качестве основных войск. Профессиональные, элитные и готовые идти на смерть воины. Но то, что он увидел — не остановить миллионными армиями.

Человек, сидящий на выжженой земле и окутанный саванном переливающейся в хаотичном порядке дымки… Когда-то давно, ещё когда он был маленьким, ничего не понимающим шайтраном, отец взял его на имперский двор, наблюдать за казнью предавшего императора аристократа. Это было ещё при предыдущем императоре. И по праву последнего желания он захотел быть убитым не грубой рукой палача, а силой своего императора, в верности которому клялся всё то время, что провёл в застенках тайной канцелярии.

Отец нынешнего императора исполнил его просьбу, призрачной, переливающейся всевозможными цветами рукой он пронзил насквозь изменника и вырвал его сердце.

“Длань неудержимого хаоса” — так назвал отец эту технику прежнего императора. Техника, против которой не помогали ни магические щиты, ни другие заклинания — ничего не помогало. Она игнорировала и стирала противоестественной, безграничной силой любое усилие противника.

“А как убить такого мага? Вдруг появится кто-то, кроме императора с такой силой?” — задал наивный детский вопрос тогда он своему отцу.

Старик крепко задумался над вопросом юного и несмышлённого клыкастика. И лишь спустя какое-то время ответил.

“Сын мой, победить мага хаоса может другой маг хаоса. Либо магистры стихий, а также объединившиеся грандмастера других стихий. Даже у магов хаоса есть свои пределы. Но скорее всего мага хаоса убьёт время, либо он сам себя убьёт,” — удивил своим ответом мудрый старый шайтран своего юного отпрыска.

“Сам себя? Это как?” — продолжил допрашивать своего отца лишь недавно начавший учиться бою на мечах юнец.

“Чем больше ты применяешь магию хаоса, тем больше его в тебе. И в один прекрасный день ты перестанешь быть самим собой. Ты сам станешь хаосом. Сея безумства вокруг себя. Пойдём за мной,” — отец потребовал следовать за ним и отправился в свою библиотеку.

Там он взял с книжной полки очень старую, покрытую толстым слоем пыли книгу.

Отец сказал тогда:

“Сказания о Ранхе Безумном, шайтране, ступившем за грань божественности” — сын, эта книга, всего лишь сказка, но более тысячи лет назад Император запретил её. Прочти её и позже мы с тобой поговорим о первых прародителях, Божественных «Опустошение», «Резня», «Охота» и «Создатель», и их роли с возвышении нашего народа на Шае”.

Он сказал это тогда, а сейчас мне придётся иметь дело с магом хаоса… Помоги нам, Создатель”.

***

Я открыл глаза и наконец-то смог вдохнуть полной грудью.

— Мы сделали это…

*Псих. Ты просто псих. Мои алгоритмы анализа выдали критическую ошибку в попытке понять способы выживания в подобной среде. А ты не просто выжил, ты ещё и новое ядро сумел создать. Кстати, оно в два раза больше прочих, и расположено над остальными ядрами, соединяясь со всеми остальными ядрами каналами . Досадно, но я не могу понять, как это работает. Показатели просто сумасшедшие, и одни противоречат другим!” — эмоционально высказался Куратор, комментируя мой очередной магический эксперимент.

Новое ядро… Новая сила… Статус — хорошо, но я посреди поля боя. Изучим это дело чуть позже.

Мана в стабилизировавшемся источнике направилась сразу к четырём моим ядрам, откуда влилась в новое, сияющее и переливающееся всевозможными цветами ядро. “Зарядившаяся” мана отправилась по каналам наружу, формируя нечто вроде иллюзорного, полупрозрачного доспеха. Сила эта была удивительна и отзывчива, моментально чувствуя мои желания и стремления. Мгновение, и в моей руке сформировалась такая же полупрозрачная сабля. Сделав небольшой взмах, я оставил глубокую борозду в земле. Камни и прочее не помешали — созданный силой мысли клинок просто взял и прошёл через них так же просто, как скальпель рассекает лист бумаги.

— А если так?

Я представил в своей руке пистолет, который который тут же и возник. Наведясь на ворота, я нажал на практически неощутимый спусковой крючок, отчего в сторону окованных сталью огромных ворот вылетел огненный магический шар, быстрый, словно комета. С грохотом он врезался в ворота, уничтожив не только их, но и прилегающие к ним стены.

*Запасы маны снизились до 41%* — предупредил Куратор.

Я и сам заметил, как сильно просел после выстрела показатель.

“Мощно бахнуло. Но затратно. Побережём этот трюк на будущее,” — я подвёл итог испытания и встал. Мой взгляд упал на десятки тысяч ощетинившихся копьями, мечами, топорами и молотами, равно как и болтами и магическими заклинаниями, шайтранов.

*УБЕЙ ИХ ВСЕХ!*

“А, Куратор, откуда в тебе столько кровожадности?” — удивился я.

*Я ничего не говорил* — ввёл меня в смятение мой помощник.

Странное дело. Я точно слышал призыв всех убить. Ладно, как бы там ни было, запасы моей маны слишком малы для долгой битвы. И что-то мне подсказывает, что этот “доспех” ни одно заклинание не пробьёт. Не зря же ядро стоит выше всех прочих. А значит, и контакта с маной в заклинаниях у меня не будет, как и ускоренного восстановления резервов.

Проверить свои рассуждения на практике мне удалось уже спустя пару секунд, как только в меня устремились, в такт сигналам, доносящимся из зиккурата, тысячи болтов и магических заклинаний. Я двинулся навстречу им, аккуратно пробуя на прочность свою защиту. И я оказался прав. Болты практически никакого ушерба не нанесли, а вот заклинания просадили плотность доспеха, уменьшив его на пару милиметров, но достичь своей цели не смогли. Заклинания рассыпались и уничтожались при контакте с доспехом, насыщая маной окружающую местность, но я не мог к ней прикоснуться всё из-за того же доспеха.

Но даже так я ощутил себя практически непобедимым. Доспех чем-то напоминал магические щиты противника, которыми он обвешивает свои захваченные земли и окружает магов, спасая тех от метких выстрелов бойцов Земли. Только лучше. Намного лучше. Помимо блокировки опасных физических объектов, способных причинить вред, он останавливал и магию.

“Но прожорливое это ядро, конечно, ужас,” — наблюдал я за полоской маны.

*Скорость расходования маны в четыре раза превышает аналогичную форму пламени,* — поделился статистикой Куратор.

Вооружившись двумя длинными клинками, дабы прорываться через врагов было проще, я устремился к развалинам входа.

“Усиление и укрепление не работают…” — заметил я, что не могу перенаправить ману, пока она питает и насыщает через новое ядро внешний доспех.

“Придётся на своих двоих,” — я понял, что раздельный контроль стихий и ядер будет доступен только после прекращения этой техники.

Враги пытались меня остановить. Честно и мужественно бросаясь на меня, но копья и клинки испарялись, стоило им лишь прикоснуться к доспеху. Суицидились, бросаясь сверху и со спины разведчики, после чего практически мгновенно умирали и оседали на землю, не оставив на мне ни царапины.

Уверенность наполняла меня, и я всё больше ускорялся, выкашивая по пути всех, до кого дотягивались полупрозрачные, переливающиеся различными цветами клинки.

Я добрался до ворот и с лёгкостью прошёл их. Искорёженная металлическая решётка расплавилась и стекла на землю, когда я зацепил её остатки своим доспехом.

“Удивительно. А почему земля не плавится?” — подумал я, и почти одновременно с Куратором дал сам себе ответ.

“Потому что я хочу бежать, а не плыть по расплавленной земле. И это чувство отражается на свойствах доспеха и его влиянии на землю, к которой я прикасаюсь.”

Этот зиккурат был похож на тот, в котором я обитал. Прорвался во внутренний двор и через ещё одни ворота во внутреннюю часть строения.

Сотни ощетинившихся копьями шайтранов проскочил, даже не заметив, и оказался у лестницы.

*Отлично, нашинкуй их!*

"Куратор, хватит шутить. Сейчас не время" — напрягся я, ощущая недовольство от внушаемых моим помощником мыслей.

*Не понял…* — прикинулся валенком Куратор, но меня так просто не обманешь. Я второй раз уже слышу этот отголосок сознания.

Солдаты кричали, ругались, проклинали меня, но мне всё это было побоку. Я следил за тающей полоской маны и примерным таймером от Куратора до окончания подпитки этой боевой формы.

Ещё одно мгновение, и я оказался на втором подземном этаже, месте, где расположено ядро зиккурата. Место, которое я перегрузил и “сломал” во время своего побега из замка Великого Эрна.

— Хм, а тут, значит, лишь ты один, да? — задал я вопрос одинокому командующему этого замка, что сейчас стоял с двуручным клинком, упёртым в землю.

— И откуда ты знаешь устройство наших зиккуратов? Хотя, думаю, оттуда же, откуда и наш язык. Что тебе надо? Чего ты хочешь? — поразил меня и заставил на мгновение остановиться шайтран.

— Ничего себе. Великий и ужасный, непоколебимый и жестокий шайтран. Да не абы какой, а Великий Маг и командующий войсками южного фронта желает договориться? — я был действительно удивлён и обескуражен.

Где все его “Сдохни, умри, убью, уничтожу, испепелю, сдохни”? Я, кажется, даже начал повторяться. Так предсказуемо однообразны все шайтраны, встреченным мной прежде.

— Я бы не хотел заканчивать этот день битвой. — проявил чудеса дипломатии шайтран.

— А я бы хотел, чтобы вы все исчезли. Сдохли страшной смертью за свои грехи. За всю ту боль и мучения, что принесли вы на нашу планету. Ты можешь это сделать?

— Не могу…

— Тогда и ты не проси меня о невозможном. — я скрестил два меча и ринулся вперёд, но промахнулся.

Маг оказался проворным. И не только. Помимо того, что он сумел каким-то немыслимым образом сместиться в сторону, он оставил на месте себя чёрный горшок.

— Бляха… — узнал я это приспособление для использования заклинаний, неподвластных шайтрану.

Своеобразная закатка со стихийным заклинанием. Был маг огня, кинул “банку” на поле боя. А вместо огурцов маринованных там заклинание обледенения, закинутое туда Великим магом льда уровня Эрна.

Дорогой артефакт, но одноразового применения. Поэтому и такой редкий.

Горшок разбился, и я попал в зыбучие пески, утопая по колено и всё глубже и глубже опускаясь под землю. Неожиданный выбор.

Выбраться своими силами я не сумел, и был вынужден тратить время на то, чтобы уничтожить каждую песчинку, что мешала мне двигаться, пока не добрался до твёрдого дна.

*Пять метров до пола* — обрадовал Куратор.

Словно этого было мало — сверху начала заливаться лава, создавая для меня “горячий источник”.

— Нет, так дело не пойдёт…

Я вытянул руки вверх и выстрелил к краям ямы полупрозрачными удлинившимися абордажными кошками. Это было первое, что пришло мне на ум, способное помочь выбрать наружу.

Быстро подтянувшись, я почувствовал, как остыла и упала вниз лава, что попала мне на спину, пока я взбирался. По спине даже холодок прошёлся на месте соприкосновения.

А наверху уже никого не было… Ну и куда же ты делся, мой друг сердечный?

Стоило лишь повернуться в сторону двери к комнате с ядром, как мне в спину пришёлся мощный удар, отбросивший меня в стену.

Я даже слегка “вплавился” внутрь от этого удара.

В невидимости, значит, сидишь? Мечом своим артефактным машешь? Ничего, есть у меня и на такой случай идея.

В дверь начали врываться отставшие бойцы, но быстро все сдохли, забаррикадировав вход в помещение.

Я вспомнил, как демонстрировал способности и гибкость магии, соорудив хлыст из огня. Такой же я сделал из новой силы, после чего встал в центре зала и стал им крутить до тех пор, пока не достал до каждой стены.

*Шмяк*

Упал на землю маг с оторванными ногами. Последняя его атака была извергающимся настоящим магмовым потоком, что ненадолго затормозил меня. Вот только даже он оказался ничем перед тем, что демонстрировала удобная, податливая, словно пластилин форма магии хаоса, свысока смотрящая на любое другое направление в магии. Моментальный отклик на любое мое пожелание. Управлять формой при помощи одной лишь мысли — истинное удовольствие. Воистину — безграничная сила! Я посмотрел на оставшиеся пятьдесят две единицы маны и с сожалением прекратил поддержание боевой формы. Я уверен, что подобная сила — это нечто экстраординарное. Подобного я не встречал ни в одном из прочитанных текстов шайтранов, даже легендах. Как же хотелось навсегда оставаться в этой форме, чтобы всегда поддерживать в себе это чувство безграничной мощи и абсолютной защиты. Но у всего есть предел… Я огляделся вокруг, осознавая, что дошёл практически до самого конца. Лава и груда тел закупорили проход, но до ядра осталось всего лишь пару шагов.

Быстро подобрал и закинул оставшиеся после смерти местного правителя артефакты и двинулся к комнате с ядром.

Ничего необычного в нём не было. За исключением своего размера. Что, в общем-то, логично. Для поддержания щита на такой огромной территории, да ещё и такого размера, потребуется много энергии. Десятки кристаллов манны, соединённых примитивной проводкой с преобразователями маны, что через тонны камня достигали покоев занимающихся зарядкой кристаллов магов, стали моим бонусом за выполненную работу. Как только я их убрал, щит перешёл на свой внутренний источник, заключённый в огромном каменном шаре, являющимся, по сути, гигантским огранённым камнем маны с нанесёнными поверх рунами.

Я не рискнул пытаться впитать всю его мощь. Да и действие защитных заклинаний не стоило списывать со счетов.

Обратившись к своей новой силе, я создал тонкий и длинный стилет, которым прошил насквозь этот камень через точку, отмеченную знаком императора. Промахнись я хотя бы на пару миллиметров, и мощный взрыв мог бы стереть меня с лица земли.

Отныне щита над этими землями нет. И человечество воспользуется моим подарком в полной мере, я уверен. Одно лишь меня смущает…

“Как выбираться отсюда будем?” — задал я вопрос Куратору.

Пробиваясь через многочисленные орды наружу, я устал и вымотался, словно раб на галерах. Когда я достиг разрушенных ворот замка и уже собирался ломануться через строй, мой взгляд привлекла странная вспышка сбоку.

Взгляд последовал за всполохом, и я удивился, наблюдая моргающее портальное окно, сквозь которое проходили один за другим маги врага и солдаты. Каждый был окружён индивидуальным щитом и ареолом властителя.

— Вспоминал Эрна, вспоминал… Довспоминался. Вот он и сам пожаловал… Нет, ну нахрен, я определённо на это не подписывался. — устало пробормотал я вслух, карабкаясь на разрушенную стену.

Глава 11. Я тот самый парень…

— Давай, давай… Скорее… — Я вдавил педаль газа, разгоняясь практически до двухсот километров в час на втором и последнем внедорожнике, хранившемся в моей «бочке».

Вот только даже так меня нагоняли враги. Из раскрытого портала вышли не только маги. Вылетели птархи с наездниками, большая часть из которых тоже кой-чего в магии умела. Вылезли из проклятой дыры и Великие маги, воздушники. Магистры, едрить его налево. Рассекать по воздуху — их великое благо и способность, дарованная стихией. И в данный момент — моё проклятье.

Машину подбросило на очередной неровности бывшей дороги. До побережья оставалось всего тридцать километров, а там уже всё равно, далеко они не улетят. ПВО с кораблей тихоокеанского и атлантического флотов строго несут свою караульную службу. Ну а сейчас, когда рухнул щит, и позиции шайтранов накрыли из всех доступных стволов — тем более.

Мне повезло, что первыми в разведку отправили целый рой дронов, который и запечатлелел мой побег и ударившую в спину ледяную стену, протянувшуюся практически на километр, заморозив всё на своём пути.

Проклятый Эрн… Ну ничего, я ещё успею свести с тобой счёты…

Как бы там ни было, сейчас там бушевал наш старый добрый рукотворный ад. Тысячи ракет, десятки тысяч снарядов один за одним полировали скопления войск противника и пытались продавить персональные щиты пришедших, словно по мою душу, Великих магов.

Не знаю, как работают их порталы, но если они могут отступить в него обратно — они отступят.

Хотя, если подумать — я не прав. Человечество работало не в полную мощь. Далеко не в полную. Ибо не каждое орудие достанет до этих позиций. Минимум — тридцать километров. Максимум — около семидесяти. Именно такой ширины был купол, накрывший этот участок земли. И далеко не каждое оружие человечества было способно бить настолько далеко. А минные поля не позволяли подтянуть войска. Обидно.

Но даже так — я ОЧЕНЬ сильно надеюсь, что эта демонстрация позволит застопорить наступление шайтранов и открытие новых фронтов. Собственно, единственное, что я хотел сделать помимо теста своих аномальных способностей в реальном бою — это дать пощёчину шайтранам. Дать её с такой силой, чтобы им потребовалось время на то, чтобы подняться и вернуться к своим планам. Надеюсь, пощёчина была более чем достаточной. Для моих планов и развёртываний не хватит и пяти лет. Но каждый выигранный месяц даёт возможность собрать больше сил и создать новые образцы оружия, которое позволит остановить экспансию шайтранов.

Машина вновь подскочила и на мгновение зависла в воздухе, после чего с грохотом упала и начала терять управление.

Кое-как вернув над ней контроль и не уйдя в занос или ещё чего похуже, я вырулил на раздолбанную асфальтовую дорогу и увидел указатель до небольшого прибрежного городка.

— Шестнадцать километров… Всего ничего… Давай, родимая. Едем, едем, едем!

Сверху начали долбить маги шайтранов, но из-за довольно большой высоты и всё ещё приличной дистанции заклинания били вокруг машины.

Единственный выстрел гигантского огненного шара, что мог попасть по машине, я благополучно избежал, вовремя нажав на тормоза и объехав яму на дороге. Только это сократило расстояние до меня. Подключились воздушники.

— Ага, счас! Хренушки вам. Магия — часть законов физики, мудилы! Хрен вам меня сдуть с трассы! — выругался я, когда первые атаки оказались бесполезными против двухтонного внедорожника.

*ВЗЗЗЗ*

Воздушный диск влетел сквозь крышу в машину и проскочил насквозь, отправляясь через пол в асфальт. Лишь сквозная дыра на пассажирском сиденье заставила меня покрыться холодным липким потом… Полметра, и смерть была бы неминуемой. Будто циркулярный диск пронёсся…

*Воздушник взят в фокус. Корректировка движений автомобиля исходя из его заклинаний завершена,* — Куратор был спокоен как удав, в отличии от меня.

За пару километров от виднеющегося городка одно из заклинаний попало в двигатель, который тут же забарахлил.

Пронёсся через городские улицы, сбивая работяг шайтранов, что занимались раздалбливанием зданий на материалы. И прямо с пирса улетел в море, в полёте отзывая чадащий чёрным едким дымом автомобиль в «бочку».

*БУЛЬК*

Тело отправилось под защитную толщу воды. Враги были совсем близко, и я расстроился, что не взял вещички для подводной охоты и диверсий в море. Приходилось надеяться лишь на свою силу и магию. Хотя…

В пространстве бочки быстро нашлось спёртое ещё у Эрна из сокровищницы устройство для дыхания в агрессивной среде. Браслет на руку — «воздушный карман». Создание пузыря вокруг меня с радиусом в один метр позволяло дышать. Но не плыть. Впрочем, если есть желание — мозг придумает способ решить эту проблему. И я её тоже решил. Размер браслета — под стандартное запястье шайтрана. Так что, хоть и впритык, но я одел его на шею.

Теперь метр области его воздействие прикрывал большую часть моего тела, но ноги оставались снаружи.

Обнаружилась другая проблема. Пузырь тянул меня к поверхности воды. А для меня это было неприемлемо. Поэтому я достал два пулемёта и оперативненько отправился на дно морское.

Ноги по колено ушли в водоросли и прочую растительность, а солнечный свет стал совсем тусклым. Но ничего, пока в моей голове навигатор — я не заблужусь.

На всякий случай укрепил восстановившейся маной тело от всяких морских неожиданностей и, потея под воздействием своих утяжелителей, что давили на спину, отправился в путь. Быстро идти не получалось. Но, как я уже говорил, было бы желание. Поэтому я вполне себе быстро освоился и занялся разглядыванием морского дна, вытащив из пространства бочки закинутый туда на всякий случай фонарик.

Удивительный и красивый, практически нетронутый человеком мир. Я прямо воодушевился, и мозг ушёл в философские темы, пока ноги демонстрировали чудеса стойкости.

*Заряд маны «воздушного кармана» составляет 15 единиц из 120,* — предупредил Куратор, и я пополнил количество заряда.

Чем дальше я шёл, тем больше нарастала глубина и давление. Не стал выпендриваться и свернул в сторону, начав идти вдоль берега на некотором удалении. Маленькими судёнышками вверху виднелись многочисленные военные корабли, облепившие побережье. Но туда идти я точно не собирался. Разве что если выкрасть лодку какую. А это всё лишь усложнит и без того сложные отношения с командованием «адской стены», с которой я сиганул в канал. Надеяться же, что меня примут с хлебом и солью, такого мутного и непонятного, мне не позволял мой скепсис и анализ Куратора.

А раз так, пусть немного и потрачу времени, но дойду до нужного мне берега, где уже смогу относительно безопасно вернуться на землю. Жаль, обратная дорога через коридор, которым я пришёл к зиккурату, оказалась недоступна и опасна из-за многочисленных обстрелов.

Били-то в самый центр. Рисковать прорываться через бомбардировку я не стал. И, пожалуй, правильно сделал.

— А ну, пошла вон… — вытянув руку, я отпугнул ледяной сосулькой акулу, стукнув её по носу тупой частью. Вода неплохо погасила скорость, и животное не пострадало. Разве что её ЧСВ хозяина океана оказалось подорвано.

Я шёл дальше, распугивая и привлекая морских обитателей, вот только как ни старался придумать хоть что-то, чтобы ускорило мой путь, но мозг оказался опустошён после сражения и не способен на хоть какие-то новые придумки. И хоть путь к берегу был уже открыт, минные поля оттуда никуда не делись, и, значит, мне там тоже было делать нечего.

Навигатор наконец-то сообщил, что до безопасной точки осталось меньше километра по морскому дну. Сменился и рельеф дна — оно стало более , обрывистым и пустым. Обитателей моря стало меньше, а скорость потока воды — выше. Признак панамского канала. Я сумел таки выбраться на поверхность незадолго до захода солнца. Бетонные плиты попались под ноги, и я выбрался на поверхность, балансируя на грани морального истощения. Ну и ноги ещё гудели… Слегка… Даже после трёх кругов целебной маны из источника жизни… И мозг. Он тоже гудел. Наступила стадия тупняка. Отходняк требовал лечь и уснуть прямо здесь. Но я, повинуясь внутреннему упрямству, не позволяющему бросить всё на финишной прямой, поднялся, перевёл дух и снова пошёл.

От одной лишь мысли обсохнуть, разогнав пламя по телу, меня чуть не стошнило. Я уже практически на морально-волевых готовился обратиться к источнику, который прокачался сегодня очень и очень неплохо, но вовремя остановил себя.

*БРУМ-БРУУУУУУУМ*

Передо мной проплыл огромный сухогруз, тащащий тысячи контейнеров. Я огляделся и понял, что нахожусь не на той стороне канала. Построенная человечество стена находилась не так далеко, но туда всё ещё нужно было добраться…

*До ближайшего моста около 15 километров* — сообщил мне Куратор.

— Умеешь ты радовать. — ответил я ему и шагнул в опостылевшую воду.

Да уж, в сравнении с океаном, сам канал — фигня. Причём фигня скучная. Переживал лишь за то, чтобы успеть переплыть его до того, как меня раздавит очередной корабль, и, намотав на винт, прекратит мои глупые мечты о будущем без шайтранов.

— Тьфу, воды наглотался… Сейчас с обедом расстанусь. — тяжело вздохнул я, зацепившись за почти отвесную и гладкую стену. Только вот металлические огромные винты, которыми крепились оборонительные плиты, позволили мне проявить чудеса акробатики.

*Обед давно уже переварен. Можно смело расстаться с солёной водой в вашем организме,* — раздражающе задушнил ИИ.

Не знаю, специально ли он, или я просто стал раздражительным?

— Грёбанные шайтраны… Грёбаная вода… Грёбанные минные поля… — бубнел я, взбираясь по отвесной тридцатипятиметровой стене.

Тишина вокруг… Закончили стрельбу видать… Как-то я сразу внимания не обратил.

— СТОЙ! СТРЕЛЯТЬ БУДУ! — взревел какой-то бдительный постовой, стоило мне выбраться наверх.

— Акстись, бестолочь! — ответил я ему, но он, ошалевший, смотрел на мои трусы. — Эй, ты чего? Алло, боец, труханы мои, даже не проси. Сразу предупреждаю.

— Это… Это вы? Я наблюдал за трансляцией, за видом с дрона… Это вы? Это вы? Вы сломали щит? Вы уничтожили магов и всё войско шайтранов? Это вы? Вы, да? Вы же?… — завёл он свою пластинку с дрожащими руками, продолжая держать направленный на меня автомат.

От греха подальше выхватил автомат из его рук и, проверив наличие патрона в патроннике, вытащил магазин, отдав их отдельно распахнувшему глаза похлеще, чем иной вид лемуров,постовому.

— Ты что, головой повредился? Всё войско шайтранов? Ты вообще видел, сколько их там? Я бы до нового года их там рубал. Так, пошалил немного и свалил, когда элитка магов подвалила. Я же не суицидник тебе какой. Ладно, пойду в расположение. Может пожрать чё осталось… Устал я что-то. — хлопнул я его по плечу и сделал три шага вперёд, падая к подножию стены.

— А, ъуъ! — в полёте выругался я и укрепил тело. — Куратор, чё за фигня, подсказать не мог?

*Ты совсем дурак? Лестница в трёх метрах… В туалет тоже будешь с моими подсказками ходить?* — огрызнулся Куратор и свернул все свои подсказки и объекты дополнительной реальности.

*БУХ*

Я впечатался в землю, раскинув руки и ноги, и лежал, словно звёздочка.

«Куратор, ты что, обиделся? Эй, приём?» — начал я звать его, но мне никто не ответил.

— Ну и похер на тебя… Тоже мне, неженка нашлась.

— Мужик, ты в порядке? Живой? — рядом возникла тройка охреневающих солдат с сержантом во главе.

— Да. — коротко ответил я на испанском. Сразу и не заметил, что ко мне обратились именно на этом языке.

— Встать можешь? — внимательно осмотрел меня командир отряда.

— Могу. Но не хочу… — честно признался я.

— САВИОЛЛА! ЭТО ОН! ЭТО ОН! ТОТ САМЫЙ ПАРЕНЬ В БЕЛЫХ ТРУХАНАХ! — закричал истошно солдат со стены.

— О, матерь божья, благослови и помилуй! — перекрестился солдат и его сослуживцы. — Это правда вы?

— Не знаю, о чём он там талдычит. Ужин давно был? — спросил я, отрывая свои руки от принявшей меня в свои объятия матушки земли.

— Да часа три назад…

— А вот это уже хреново. Если задержусь — всё собакам выбросят. Хотя, если что, у Шуги отожму. Я ему там пайку с запасом оставил… — вслух принялся рассуждать я, смущая своих слушателей.

Поднявшись, я заозирался по сторонам, понимая, что понятия не имею, куда мне идти. Слишком уже привык к картам.

— А не подскажете, как пройти… — я спросил у стоящих с открытыми ртами солдат направление, но те лишь молчаливо замотали головами.

— Хреново, пойду у кого-нибудь ещё спрошу.

Я двинулся вперёд и спустя двадцать шагов остановился.

— Вы так и будете за мной идти? — нахмурясь, посмотрел я на них.

Сверху всё так же орал наблюдатель моего восхождения. И, судя по всему, по рации.

Троица опять отрицательно замотала головой, сокращая при этому расстояние до меня.

— Ээээ… Я не люблю, когда меня в одних труханах мужики с капающей слюной преследуют. Надеюсь, вы хотя бы зомби… Ибо альтернатива мне отвратна.

Но мужики ничего не ответили и просто остановились в паре метров от меня.

— Ну, писец… — я посмотрел на бегущих вдоль стены с фонарями солдат, которые обещали надрать зад орущему на всю округу постовому, если это дебильная шутка.

— Впрочем, мне настолько похер теперь… — сам себе ответил я и двинулся в сторону ближайшей части, расквартированной в палаточном городке примерно в километре от меня. Уж там-то наверняка мне подскажут, куда идти. Или арестуют и отвезут в город, что тоже выход.

Я не спеша шёл, рефлексируя и отпустив какие-либо переживания. Карты разыграны, всё, что я хотел и мог сделать, я сделал. И даже немного больше…

— Эй, ты, мачо в труханах. Это ты тот самый парень? — сзади подбежали ещё солдаты и начали кричать мне на разных языках.

— Ага.

Позднее эта ситуация успела повториться ещё несколько раз. В конце концов я устал и остановился. Забравшись на камень, я обратился к толпе, следующей за мной и ведущие себя как двенадцатилетние девочки при виде своего кумира.

— Так, давайте ещё раз. И сразу на разных языках вам скажу. Я ТОТ САМЫЙ ПАРЕНЬ! И больше мне этот вопрос не задавать. Если хотите нарушить приказ и идти дальше за мной — мне пофиг. Но если я ещё раз услышу этот вопрос… Я… — попытался придумать я, что именно я сделаю, будучи в расстроенных чувствах, но так и не смог.

— Короче, не задалбывайте. Вот ты, как тебя зовут?

— Я? Доброволец сто четырнадцатого пехотного полка африканской саблезубой дивизии, рядовой Мубаванге Яохту. — отозвался тот, шокированный и ставший по стойке смирно.

— Окей. И вот ты, ты и ты. — я тыкнул пальцем в ещё троих людей разных национальностей, чтобы они все вместе покрыли максимально большое количество языков возможных сопровождающих. — Если кто-то будет спрашивать, я ли тот самый парень — отвечайте на всех возможных языках, что я и есть, тот самый парень. А, блин, туплю, как пройти в расположение пятого особого батальона разведки и диверсий седьмой дивизии объединённых сил СЧН?

— По дороге километров восемь, дальше на перекрёстке с алтарём направо, там метров через пятьсот будет въезд на их территорию. — подсказал кто-то.

— Не направо, а налево! — возразил другой солдат.

— Это смотря с какой стороны смотреть! — начался спор.

— Так, по дороге восемь километров. Окей… — проигнорировал я болтовню и отправился в нужном направлении.

«Это он?», «Говорят он», «Тот самый парень», «Белые труханы, собственной персоны», «Да, наш маг», «Точно он?», «Да хрен знает, все говорят, что он», «А нафига все за ним идут?», «Да мне откуда знать, может он, может не он. Самому интересно, но похож», «Да я клянусь, прямиком со стены свалился звёздочкой, и хоть бы хны! Я уж думал жмурик! Не веришь, идти к посту 12214 и посмотри, там след на земле до сих пор остался» — мои верные фанаты то примыкали, то откалывались. Служба есть служба. Многим было любопытно, они подходили узнать, что происходит, и возвращались на свои позиции. Но многие, особо впечатлительные и те, чьё дежурство окончено, присоединялись к процессии.

Кто-то умный побежал вперёд и растрезвонил новость обо мне. У алтаря, где мне предстояло выбрать дальнейшую дорогу, меня встретили тысячи людей. Мужчины, женщины, солдаты.

— Это он… Точно он! — все реагировали по разному, но больше всего меня поразили слёзы местных женщин, благодаривших Бога за то, чтобы он даровал мне спасение…

Я стоял, зажатый со всех сторон солдатами, храбрыми оставшимися местными жителями и другими, такими разными и совершенно неизвестными мне людьми.

Я не мог больше никуда пойти. Они остановились и ждали от меня чего-то. Стало очень неуютно. Особенно без подсказок Куратора.

— Эм… Люди… Я не мастер оратор. И крутые речи не очень-то умею говорить. Я действительно тот самый парень. Я вернулся. Я жив. Здоров. И очень, очень устал. Сегодня я хотел бы просто поесть и отдохнуть. А завтра мне предстоит такой же сложный день. Потому что война не окончена. Потому что я нарушил приказ и отправился туда один. Потому что жизнь — это не что-то простое. Поэтому спасибо вам всем, за всё. За вашу благодарность, за ваши молитвы. Я сражаюсь не за себя. А за всё человечество. Вы те, кто движет меня вперёд. Спасибо вам за всё. И позвольте мне пройти я действительно очень сильно устал…

Со стороны города и моей бригады внезапно послышались многочисленные звуки двигателей и ослепительно засияли установленные на крышах военных внедорожников фары.

Толпа отреагировала, крича мне слова благодарности на десятках языков. Робкий хлопок. Один, затем второй, третий, и вот уже вся эта тысяча или около того людей принялась оглушать окрестности рукоплесканием, свистом и криками.

Разошлась толпа, когда засигналили и осветили окрестности фарами троица джипов с территории моего расположения. Из двери вылез усатый пьянчуга и заорал мне перевозбуждённым голосом.

— ТОРМЕЛЬ! СУКИН ТЫ СЫН! ПРЫГАЙ СКОРЕЕ В МАШИНУ, МАГОУБИЙЦА ТЫ СУМАСШЕДШИЙ! ДА ПОЖИВЕЕ, ПОКА ТВОЮ ЗАДНИЦУ ГЕНЕРАЛИТЕТ НЕ ПОЙМАЛ! ХРЕН ТЕБЕ ТОГДА, А НЕ ОТДЫХ! — хлопнув по стальной двери, он пригласил меня внутрь, сияя широкой улыбкой от уха до уха.

В расположении меня ждал праздничный разнос и всеобщее построение. Территорию закрыли и поставили усиление в охрану. Из генштаба прилетела первая ласточка по мою душу, да была послана обратно, так как приказ привести меня был бит приказом другого генерала о проведении ночных учений.

Маленькая хитрость, но отменить их один лишь генерал не мог. Но могла это сделать специальная комиссия. А так как все члены комиссии сейчас торчали в генштабе в городе Панама, то они довольно быстро сумели отменить распоряжение командующего моей дивизией генерала. Тот уже свалил из штаба и на всех парах нёсся в расположение.

Хитрость номер два, как сказал мне усатый полковник. Потому что забрать находящегося под крылом у самого генерала солдата может только другой генерал. И только лично.

А значит — им придётся ехать сюда самим. Одного не отправят — ведь никто никому особо не доверяет. Вот и поедут всем скопом. А уже бодаться с ними на своей территории, и на чужой — разные вещи. Поэтому вся часть поднята по тревоге и готовится к встрече «приятеля».

— Окей. Сколько у меня времени?

— Ну, часа два, максимум.

— Ладно. Я спать. Если меня разбудит раньше кто-то со званием ниже вашего, со всем уважением, сэр, я выбью ему зубы. — Закрыл я дверь в небольшую пристройку, ставшую штабом для местной дивизии, расквартированной, по большей части, в палатках.

Заняв раскладушку дежурного, я со скрипом улёгся и пробормотал.

— Было бы забавно, если бы генералы начали драться из-за меня. Словно принцы на дуэли ради… не могу подобрать аналогию, но принцессой я быть не хочу. Куратор, ты всё ещё сердишься? — спросил я практически бесшумно, чтобы никто не принял меня за сумасшедшего.

— Я тормоз и тупень. Прости, пожалуйста, эту слаборазвитую обезьяну. И вообще, что ты от такого, как я, хотел? Да ещё и мозг кипит после боя. Да и твои шуточки с этим «убей их всех!» задолбали.

*Я не шутил*

— Ну вот! Что это за подсказка такая, убить их всех. Ещё и не шутка…

*Я не это имел в виду, тупоголовый тормоз. Я не давал тебе подобных рекомендаций!*

— А кто тогда это был?

*Я не зафиксировал никаких отклонений и сторонних вмешательств*

— Странно… Но хоть статус ты мне покажешь? И вообще, хватит обижаться, мы отлично справились!

*Покажу я тебе статус как проспишься. Но перед тем, как его изучить, обрати внимание на одну вещь… За время этого боя ты был в реальной смертельной опасности четыре раза. И один из них… В общем, если бы сражение длилось ещё хотя бы минуту, то вероятность смерти носителя составила бы 99,8%. Остальные 0,2% — это был шанс на то, что тебя пленят. Напомнить тебе, что случится со мной, если ты, Великий и Неподражаемый, Непобедимый и Всесокрушающий магистр ордена белых труханов, сдохнешь?*

Глава 12. Мне на саммит пора

— Нет, я не могу смотреть на него, это будто совершенно другой человек! Вы уверены, что ошибки нет? — внеплановое заседание генералов проходило в полевых условиях.

— Генерал Ахойл, мы провели сравнительный анализ изображений, голоса и изучили показания свидетелей. Это точно он. — отвечающий за разведку член высшего командного состава утвердительно кивнул и в пятый раз за эту ночь закрыл вопрос.

Но как бы там ни было, этот ленивый, сонный, ничего не понимающий чудик не вызывал того трепетного чувства, что герой с видео.

— Хррр…

— Он опять уснул с открытыми глазами? Генерал Дюмфирс, где ваш врач, пусть он уже взбодрит его! Даже если и вправду он, солдат до трёх суток может нести службу без сна! Что это за безобразие! Эй, проснись, одиночка! — растормошили Ивана командиры.

— А? Ну да… Спрашивайте, что хотите, и если это не составляет часть секретных сведений, я с удовольствием вам всё расскажу. — ответил я, мучаемый на допросе.

Вот только генералов ждала в большинстве случаев невероятная птица — обломинго.

«Секретно, сэр», «никак нет, сэр», «тайные техники, генерал», «совершенно секретно, прошу прощения!» и так далее.

Наконец-то вопросы перешли из глупой категории «как ты это сделал?», «кто санкционировал», «по чьему приказу?» и так далее к более адекватным: «что ты можешь рассказать нам о шайтранах», «как ты уничтожил щит», «что видел и какими силами обладал неприятель». Вот эти уже сведения я был с огромной радостью рассказать высшему командному составу. Давления и угрозы в остальных случаях вызывали у меня лишь недоумение и недовольство со стороны лояльных моему сумасбродному геройству командующих.

Я предложил сделать запись видео, которое позже они разошлют коллегам и причастным к обороне матушки Земли. Согласились не все, но при помощи большинства голосов протолкнул эту идею, и принялся рассказывать о своих познаниях. Многие из этих вопросов я обсуждал и ранее, вот только меня проигнорировали.

По видеосвязи подключился сонный генерал Винзел и скучающе принялся слушать то, что ему было и так известно. А вот другие явно проигнорировали отправленные им сообщения о способностях шайтранов. Либо отнеслись прохладно к этой неподтверждённой информации.

Ну да ладно. Мой рассказ растянулся на два часа, потому что я дважды засыпал. От одной лишь мысли взбодриться с помощью магии меня неслабо так тошнило. Не знаю, с чем это связано, но сколько я перегнал через себя за этот день маны — представить сложно. Да и на грани опустошения источника побывал.

Последнее, кстати, как справедливо заметил Куратор — стало той самой неожиданной проблемой, о которой я не догадывался.

Моя новая форма, новое ядро — они были превыше всех прочих. Они стояли над ними и над моими особыми способностями. В итоге, я получал огромную мощь, но лишался возможности контролировать другие мои силы. Стоило лишь израсходовать до предела запасы своего источника, и я окажусь абсолютно беззащитным, простым человеком. Много ли надо простому человеку, чтобы умереть? А посреди битвы, в окружении врагов? Вот и я чуть не оказался в этой ситуации. И успеть использовать резервы в случае истощения не факт, что удастся. Не такая это простая штука, чтобы и дальше живчиком бегать. Даже моё нынешнее состояние — последствия критически низкого уровня маны в источнике и перенапряжения организма, магических каналов, мозга.

Но, думаю, если поесть и поспать — всё пройдёт. Определённо — нет лекарства лучше, чем отдых.

И я как мог взбодрился, чтобы логически закончить свой допрос и ответить на десятки тысяч вопросов.

Под самое утро меня оставили в покое и я забурился спать, провалявшись до вечера, лишь пару раз открывал глаза и сжирал, словно дикий зверь, всё, что находилось рядом с прикроватной тумбочкой.

— Не знаю, кто ты, добрый человек, но спасибо, что приносишь еду… — поблагодарил я, закусывая остывшую картошку с курицей хлебом и запивая компотом.

«Ладно, что там у нас к чему вышло, и что мы за прелести подобрали?» — задался я вопросом к Куратору, который, вроде выбрался из своего кокона обиженки.

Имя: Иван Тормель

Раса: Человек

Возраст: 18 лет

Статус: Студент академии «Ареса». Маг. Носитель ИИ-Куратор. Внештатный консультант оборонного ведомства СЧН, объект общемировых обсуждений.

Ранг: (Данные обновлены 22 часа, 35 минут назад) 21 место среди студентов военной академии Ареса.

Магический ранг: Степень достоверности — 69%. Маг Иван Тормель по совокупности имеющихся параметров входит в сотню сильнейших магов человечества. С учётом познаний с высокой долей вероятности принадлежит к десятке сильнейших. Продолжается сбор и обработка поступающей информации, уточняющие ранг пользователя.

Физиологические особенности [Здоровье]: 99%. Обнаружены незначительные генетические отклонения. Карта повреждений тела [активировано визуальное отображение в левом верхнем углу поля зрения]

Психологические особенности [Ментальное состояние]: Устал как собака

Магические особенности: средний контроль маны; поглощение маны «Керхер»; параллельное насыщение ядер, тонкие манипуляции с маной.

Индекс боевой подготовки: B-[подробнее] [Предельное значение человечества оценивается как B-]

Используются средние значения межгалактических рас.

— Сила 12 (среднее значение человечества — 9)

— Ловкость 14 (среднее значение человечества — 10)

— Скорость 14 (среднее значение человечества — 9)

— Реакция 16 (среднее значение человечества — 10)

— Выносливость 17 (среднее значение человечества — 10)

Индекс умственного развития: B+ [подробнее] Используются средние значения межгалактических рас.

— Интеллект 15 (среднее значение человечества — 10)

— Объём памяти 12 (среднее значение человечества — 8)

— Скорость мышления 13 (среднее значение человечества — 8)

— Эмоциональный контроль 14 (среднее значение человечества — 7)

Индекс магического развития: А [подробнее]

Данные отображаются на основе полученных от пользователя сведений и его скорости прогресса за отчётный период времени.

— Объём источника 1148 единиц. [1148/1148 ед. маны имеется]

— Количество открытых магических каналов: 20

— Скорость поглощения/выпуска маны 3,1 ед/секунду

— Контроль маны 1,49

— Освоенные базовые заклинания: 6 [Огненный шар, Ледяной шип, Оздоровление, Усиление, Укрепление, Воплощение Хаоса]

Сегментация магического источника:

Четыре ядра:

1) Стандартное ядро огненного типа.

2) Ядро водного типа. Направленность — лёд.

3) Ядро жизни. Направленность — лечение и восстановление.

4) Ядро трансформации. Направленность — укрепление и усиление.

5) Ядро первоэлементов. Направленность — хаос.

Ого, физуха как подскочила. Почти всё, кроме силы, на единицу поднял. А вот умственные способности не изменились. Даже обидно как-то. Хотя я наоборот, чувствую и ощущаю себя просветлённым и уставшим созданием, чья физическая форма ухудшилась. Но, быть может, это всё такие же временные ощущения.

ИМР (Индекс магического развития) стал ранга «А». Солидно. А ведь всего-то и добавилось, что контроля маны, объём источника здорово вырос за время боя. Ну и ещё одно ядро появилось. Как там в книгах у шайтранов говорилось? Одно — для всех, два — для великих, три — для избранных Владык, четыре — для детей Богов. А про пять я не слышал. Забавненько…

Идём дальше — начинаем подсчитывать урожай.

Расстегнул молнию, достал из секретного кармана труханов все свои кристаллы. Камни маны слишком громоздкие были, и их я решил сходу либо вобрать в себя, либо скормить «Бочке».

А вот с кристаллами ситуация была другая. Большие и маленькие, они забили собой почти всё пространство в кармане. По итогу я стал обладателем тридцати семи кристаллов. И ведь это я просто собрал их всех в одном месте. И кристаллы там были крупные. Пробежался по характеристикам вместе с Куратором. Из новоприобретённых все, кроме четырёх, были примерно по полторы тысячи единиц маны. Ещё четыре были размером с перепелиное яйцо и вмещали две тысячи двести единиц маны.

Дальше я достал материалы и доспехи. В том числе труп… Труп пришлось быстро спрятать обратно. Позже отдам учёным, пусть проанализируют, чем труп такого высокородного мага отличается от обычных шайтранов.

*Нагрудная броня из материалов III класса прочности,* — прям как мои труханы, только из металла. У меня была какая-то имперская ткань, освящённая верховным церковником шайтранов из церкви божественного «Создателя».

Кроме нагрудной брони, были ещё более трёх десятков элементов экипировки, которая по своим размерам не подходила челвоеку. Но могла стать неплохой альтернативой в качестве материалов обмундирования для магоубийц.

У человечества, к сожалению, на этом поле и конь не валялся. Магических материалов ещё практически и не видел никто.

А вот клинок меня порадовал. Я так и не понял до конца, что это за артефакт. Так как некоторые иероглифы и руны шайтранов я не разобрал. Очень древний текст. Куратор тоже не смог понять их первоначальное значение. Сильно уж повреждены и стёрты были надписи. Но то, что удалось разобрать — внушало уважение

*Кинжал безлунной ночи.

Привязка артефакта: имеется, точное имя владельца установить невозможно

Защитные руны: «Обезвоживание», «Обледенение», «???»

Материал — сталь небесного опустошения

Свойства: Экстраординарная прочность, острота. Крайне лёгкий — вес 114 грамм. Накапливает энергию лунной ночью: 1 заряд каждые 3 часа.

Количество зарядов: 28

Атакует заклинанием неизвестного типа.*

Помня, кто им владел и в каком бою он его применил — можно назвать это оружие козырем последнего шанса. Странно лишь то, что назывался он кинжалом безлунной ночи, а заряжался ночью при луне. И как я понял, для зарядки ему нужно было впитывать лунный свет. Пришёл он из Шаи, и сработает ли зарядка в нашем мире, мне ещё лишь предстояло проверить.

К вечеру немного пришёл в себя и выбрался на улицу.

— Мде… И как это понимать? — озадаченно почесал я начавшую отрастать шевелюру на голове.

Территория лагеря превратилась в муравейник, где и пройти-то было сложно. Исключение — палатка, где я дрых на армейских нарах. Вокруг неё стояли во всеоружии бойцы, не допуская никого ко мне.

За далёкими воротами виднелись тысячи людей, которые стояли, пытаясь что-то там увидеть.

Мимо пролетела муха, и я отмахнулся от неё, а спустя несколько секунд до меня донёсся рёв толпы.

— О, фанаты мои, что ли? — удивился я.

Блин, я, конечно, сделал к этому шаг, но ещё не готов вести себя как суперзвезда. У таких каждый шаг грёбанные папараци и любители мутить воду наизнанку выворачивают. Придётся быть внимательным и скрытным. Благо, это я могу делать с лёгкостью, нужно лишь у одной наглой птицы забрать свою прелесть.

Собственно, этим я и занялся в лучах уходящего солнца, выпросив резервный комплект одежды, который не догадался, дурак я такой, взять с собой.

— Блин, что же так мутит-то? — вслух начал ныть я, прорываясь на ускорении через крики солдат, что вещали о запрете на выход за пределы части от нашего Генерала, который, как я понял, сам тоже отсыпался после утреннего дежурства.

— Не бухтите, скоро приду.

— Стойте! Куда вы! Нас же генерал на кол посадит! — кричал мне вслед ближайший из солдат, вцепившись ладонями в сетку забора.

— Ничего, я сниму и вылечу. — пообещал я ему.

— Что ему хоть сказать, когда он спросит? — спросил второй.

— Я магичить пошёл. Боюсь людей покалечить! — прокричал я ему и исчез за холмом.

Блин, всюду люди, в окружение, что ли, взяли?

Пришлось пробежаться, надрывая ноющий источник, полукругом, выходя на другой лагерь и далее следуя уже с обычной скоростью, будто я очень торопящийся солдат, которому приказали что-то.

— Шуга! Ты где? — кричал я у пустого гнезда посреди ржавеющих остовов погибшей техники.

— КХАААААААРН! — донеслось сверху, и чуть ли не на голову мне спикировал птарх, перед самым приземлением зависнув в воздухе.

— Ты же мой красавец. Пошли со мной, пока ещё есть надежда на горячий ужин. — потрепал я возмужавшего и гордо выпятившего грудь птарха.

Мы вернулись к лагерю так же, как и прежде. Он в невидимости, а я косплея фаната самого себя и спрашивая, не видели ли, куда делся парень в белых труханах.

«Блин, и как мне на территорию попасть? Опять через забор перелезть?» — подумал было я, как сзади подъехало несколько военных джипов, и из одной машины вылез недовольный генерал и утончённым искуством мата разогнал тунеядцев, которым выписали увольнительные в город.

— Какого шайтранского хрена вы тут забыли?

— Увольнительное!

— ***тельное! — рявкнул генерал. — Оно в Панаму. Туда и ***дуйте! Нечего тут болтаться. Пошли вон все, иначе это будут последние увольнительные не только у вас, но и во всех полках. Ваши отцы-командиры и так на таблетках успокоительных сидят. Не гневите их своим кретинизмом! — закончил он и велел ехать вперёд своему водителю.

Толпа рассосалась удивительно быстро.

— Стой! — приказал он громко, что даже закрытые двери и окна не стали помехой.

Форточка открылась, и злой генерал посмотрел на меня и рявкнул.

— А ты что, глухой? Или тупой? Или тебе особое приглашение надо?

— ТАК ТОЧНО!

— Что так точно!

— Особое приглашение нужно! Я из этой части, жду, пока вы на своих колымагах проедете.

Дверь открылась, и наружу вышел побагровевший генерал.

— Да я тебя… — он всмотрелся в моё лицо в свете фонаря и сменил тональность. — пригласить хочу, чего стоишь тут один? Садись в машину. Ты уже кушал?

Словно дедушка с внучком после долгой разлуки встретился.

— Благодарю, ваше благородие. Я не один, в машину не влезем.

— Как не один? — не понял тот

— Шуга, покажись. — попросил я.

— КХАРН! — появился из невидимости высокий, как страус, клыкастик с телом орла и такой милой мордахой, словно из досторического периода.

— Б?№*?%! ЪУЪ! *%*;?(! — непонятно выразился генерал, смотря на улыбающегося птарха.

— Никак нет! Не ЪУЪ! Он просто голодный слегка. — ответил я ему, не сдержав улыбки.

— Ну, я это, распоряжусь… Чтобы он никого не сожрал… Он точно ручной?

— Никак нет!

— Что никак нет? — побелел генерал.

— Не ручной. Он весит два с половиной центнера. Я не знаю, кто такую птичку на руках носить сможет.

— ЪУЪ! Шутник ЪУЪ! Когда там твоя командировка заканчивается?

— Сэр, разрешите досрочно её окончить с согласия отправившего меня генерала Винзела? Мне на саммит пора. Подготовка сама себя не сделает.

— Я, пожалуй, сам его об этом попрошу. Нам и без тебя работы хватает… — задумчиво сел в машину генерал и приказал катиться вперёд.

На военный аэродром каким-то образом пустили всё моё ближайшее окружение. Только наконец-то отправившиеся по домам после «карантина» мои коллеги по побегу отсутствовали. Но даже так уезжали с аэродрома мы на полностью заполненноменном автобусе.

Шуга гордо выхаживал и размахивал крыльями, демонстрируя всем вокруг свою крутизну. Я же отвечал на нескончаемый поток вопросов, выстреливаемый, словно из пулемёта, моими товарищами.

Без проблем добрались до Академии, где и закатили вечеринку. Закатили мощно, с размахом, как умеют далеко не все. Настолько народ увлечённо и самозабвенно выпивал и отдыхал, что мне пришлось применить свои способности целителя не один раз, спасая от алкогольного отравления своих товарищей.

Особенно Киру, которая словила какое-то странное настроение и просто пыталась нажраться в хлам. В итоге, устав её лечить, перекинул ей, как говорится, «с запасом» энергии жизни.

— Всем привет, прощу прощения за опоздание! — вошёл в дом Хьюго, и тут же был отправлен Кирой в нокаут коварным ударом.

— Тебе плохо? Боже мой. Не переживай, я проведу тебя до травмпункта… — весьма прямолинейно крутя хвостом и елозя в юбке по ноге накачанного бывшего телохранителя, Кира чуть ли не за шиворот утащила его на улицу, после чего села в машину и поехала в «медпункт».

— Они даже до леса не доехали… Не знала, что между ними что-то есть. Это плохо. Я думала, что контролирую своё окружение. — внимательно смотря в окно, тяжело выдохнула Кейт.

— У них ничего и не было до сегодняшнего дня. Просто наш Ваня очень не вовремя накачал одну дамочку гормонами…

Все три мои обольстительницы стояли у окна на втором этаже и смотрели за машиной, что свернула чуть в сторону от дороги и выключила свет.

— Вам по биноклю выдать? — пошутил я и обнял их всех, находясь в весьма возбуждённом настроении и на всякий случай всем трём передав заряд энергии жизни.

— Ох и дурак ты, Ваня… — загадочно улыбнулась Оливия.

— Ммм. — сжала губы и скрестила ноги Кейт, краснея на глазах.

— Он снова это сделал, да? Ничему жизнь дурака не учит. — Оливия начала тяжело дышать и повернулась ко мне. — Ты хоть представляешь, что тебя сейчас ждёт?

Глава 13. Прощай…

Последняя неделя пролетела как сумасшедшая, но по сравнению со сражением на фронте и рядом не стояло по степени тяжести и утомляемости. В общем — и полезными делами позанимался, и отдохнул.

Для начала через найденных и принятых Кейт работниц из числа студенток организовал колл центр для нашего объединения. «Арма» ещё не стала словом нарицательным, но огромный поток заявок и запросов не успевали обрабатывать и двадцать талантливых операторов. И это при том, что система была во многом авторизированная и зацикленная на исполнение указаний бота онлайн.

Саму Кейт официально назначил своим секретарём и помощницей, занимающейся вопросами официальных визитов, встреч и всего того административного комплекса мероприятий, от которых меня тошнило больше, чем от магического истощения.

Вторник — встреча с генералитетом и Винзелом.

Среда — приём на лечение аристократов, начавшийся в шесть утра и закончившийся примерно утром четверга. Всё им хочется потрындеть, убедиться в том, что я не шарлатан. Одного упорного и упоротого толстяка, владельца небольшого баронства в Испании, а также производителя мебели и оливкового масла. Задолбал маньяк этот недоверчивый.

Четверг — учёба, встреча с Рюдигером, проведение тренировок и мастер класса по магическому ремеслу. Лекции шли под запись и длились с девяти утра до поздней ночи, собрав, помимо моих подопечных, под тысячу студентов с других факультетов. Руководство факультета в лице обворожительной длинноногой Аннет де Шинар, взявшей с собой десяток накачанных и мускулистых красавиц, вызывая зависть у многих собравшихся девчонок, отправилась устанавливать телевизоры в больших общих залах, где могли остальные собраться и начать жадно впитывать знания.

Подписал соглашение с академией на безвозмездное предоставление всех лекционных материалов в открытый доступ. В конце концов — это в моих же интересах.

Пятница — учёба полдня, с очередным подтягиванием «хвостов», и после обеда до самого вечера тренировка. Причём в прямом режиме — я вновь решил удариться в блогерство и запустил прямую трансляцию с пафосным названием «Тренировка магоубийцы № 1». Уж не знаю, номер ли я один на самом деле. Но явно близок к этому. С тем количеством преимуществ, что по счастливой случайности мне удалось заполучить и не сдохнуть — не факт, что найдётся кто-то, способный меня одолеть в дуэли. А вот исподтишка напасть и нанести внезапный удар… Тут я не бессмертный. И мысль об этом стоит всегда держать в своей голове, чтобы не случилось, как в Панаме… Где сорок две единицы маны разделяли меня от загробного мира. Конечно, если он существует.

Тренировка принесла очень и очень большой эффект. Не успевшая улечься волна обсуждений меня любимого вновь вспыхнула. По итогу эта волна стала причиной дать клятву генералу и неизвестным крутым дядькам и тётькам, правящих этим миром из тени, через призму СЧН, что любовались мной и моими торжественными обязательствами, больше самоуправством не заниматься.

Ну как неизвестными… Куратор быстро определил источник сигнала и точки доступа с другой стороны сети. В итоге я сделал себе зарубку из девяти личностей, что совместно доводили через СЧН решения государств и наций.

Девять столпов, которые пока ещё решали судьбу этого мира. Вектор власти, вполне возможно, скоро изменится. И если на их услужении появятся крутые маги, шанс на сохранение власти и авторитета у них останется. Люди консервативны. И чем больше у них власти, тем больше в их мыслях подобных идей, по словам Куратора.

В субботу я отправился, как обычно, инкогнито, вместе с Оливией, в монастырь. Там меня ждали. С новой, подросшей силой контроля и объёмом источника, а также с моими запасами кристаллов дело пошло веселее, и уже к вечеру я закончил «сессию». Остаток вечера был проведён в благодарственной молитве и совместном ужине. Прихожан было много. Очень много. И много родителей детей околачивалось неподалёку от монастыря.

— Уважаемый настоятель, настоятельница… В понедельник к вам приедет человек от моего имени и передаст вам сведения о ближайших чартерных рейсах на Мадагаскар. Все, кто хочет начать жизнь с чистого листа и в благом служении нашему общему делу. — был я немногословен, надеясь на то, что генерал Винзел сделает обещанное. Вернее, не он, а фонд европейского Красного Креста, с которым он меня свёл. Расходы я брал на себя, от них были необходимы лишь их организаторские способности.

Официально — все ехали на лечение и восстановление. Большое меценатное мероприятие от «Армы» детям.

— Не переживай, благодетель. Уже первые списки из двух с половиной тысяч семей я подготовил. Ко мне обращаются люди со всего мира в надежде на приобщение к чуду. Многие пишут об этом в интернетах. Надеюсь, что это не создаст тебе проблем…

— Это было ожидаемо. Не переживайте.

— Хорошо, тогда прости меня.

— За что? — не понял я.

— Пятая келья на втором этаже… Там тебя ждут. Я не знаю, что это за люди и как они узнали о тебе. Он приехал ещё вчера, и всё это время отдыхал в комнате, наблюдая за тобой через окно. У него очень серьёзная охрана, я не мог поступить иначе… Он надавил на кое-что, о чём не должен был знать никто. Прости меня пожалуйста ещё раз. — поклонился настоятель, и стремительно ушёл по лестнице в подвал, к малой комнате для исповеди.

— Боже помилуй… — перекрестилась настоятельница и виновато посмотрела на меня, пытаясь за улыбкой скрыть смущение и разочарование от произошедшего.

Очевидно, она ничего не знала об этом.

— Не переживайте. Я узнаю, кто эти люди — вам нечего бояться.

В комнате меня ждали. Кашляя кровью, на кровати находился мужчина средних лет, у изголовья его кровати сидела медсестра, измеряя пульс.

Состояние этого человека давало понять, что четвёрка магов и кого-то вроде дворецкого, охранявших покой больного, не несут мне никакой опастности. Так как любое сражение может отправить совершенно случайно этого человека в могилу.

— Уважаемый Иван Тормель. Мы благодарны вам за решение прийти к нам в час нужды. Скажите, можете ли вы помочь нашему господину?

— Теоретически — да. Практически — не знаю. Подобная секретность и внезапность заставляют меня забыть всё о врачевании и магии.

— Сэр… Наш господин, он будет очень вам признателен за помощь. Если он выздоровеет, перспективы, что откроются перед вами, выйдут немного за грань того, о чём вы можете себе представить.

— КХА-КХА! — закашлял кровью больной и практически в беспамятстве уставился в потолок, тяжело дыша.

— Хм, любопытно. И чем же мне может помочь Джакомо Винтерберг? Один из трёх бывших властителей Америки. Единственный, кто выжил и вывел американское наследство с континента, основав и реформировав Соединённые Штаты Австралии, реструктурировал капитал в Европе, спас около четырёхсот миллионов людей? Человек, что уже одной ногой в могиле, несмотря на свой довольно юный возраст? Как для одного из девяти владельцев этого мира. — спросил я у дворецкого, давая понять, что целиком и полностью располагаю информацией о том, кто передо мной.

Признаться, я был шокирован и удивлён, когда увидел его здесь. Быстро он нашёл меня, да ещё и вычислил место, где я мог встретиться с ним инкогнито. Хотя, может, спецслужбы и успели взять под наблюдение это место.

Разразившаяся вокруг тишина стала лучшим сигналом подтверждения моих слов. Несколько опешивший дворецкий кашлянул в кулак и собрал воедино мысли, продолжая такие судьбоносные переговоры.

— Уважаемый грандмастер магии, Иван Тормель. Раз уж вы вкурсе, кто перед вами, то я не совсем понимаю ваш упрямство. Мало кто в этом мире может похвастаться тем, что знает о Господине. Ещё меньше людей знают о его бывшей роли в совете свободы. И уж действительно лишь посвящённым известно о нынешней роли и влиянии моего господина. Вы ведь наверняка о чём-то мечтаете? Помогите, пожалуйста, и ваша мечта будет исполнена. Слово дворецкого рода Винтербергов.

— Во-первых — я не грандмастер. Во-вторых — я понятия не имею, чего стоит ваше слово. В-третьих — вы понятия не имеете, о чём я мечтаю. И никогда не сможете исполнить мою мечту. Я не уверен, что даже Бог способен её исполнить, будь он здесь перед нами.

— Сэр…

— Не перебивай. — я медленно поднял первый палец и начал торг. — Мои условия всегда были одинаковыми. Не важно, чем обладает человек, которого я лечу. Он отдаст мне треть всего, чем он владеет. Если всё его богатство — это жалкая серебрушка, то мне хватит и тридцати трёх медяков. Если он владеет капиталами в Европе, контролирует правительство и жизнь Соединённых Штатов Австралии и всю мощь отданного под контроль СЧН Тихоокеанского и Атлантического флота погибшей Америки, то треть всего этого богатства должна перейти мне. Ну, как перейти. Пока у меня нет механизмов управления и контроля — она ваша. Как только я потребую своё — я буду ждать от вас немедленного исполнения. А иначе… Я заберу то, что даровал. И тот факт, что всё это принадлежит народу вашей страны, а не лично мистеру Джакомо, меня не интересует. Здесь и сейчас я подготовлю договор, который будет скреплён и подписан. А его неисполнение… Будем откровенны, сделки с дьяволом для вас принесут куда меньше вреда. Я достаточно понятно объяснил?

— Гильермо… Забери охрану… Выйдите. Я хочу…агх…кха — тяжело задышал мистер Джакомо Винтерберг. — я хочу поговорить с глазу на глаз…

— Как пожелаете… — глубоко поклонился Гильермо, в моих глазах выглядящий как дворецкий, и вышел, махнув рукой четвёрке каменнолицых магов.

— А как же медик? — удивился я.

— Сисилия… Моя жена. Она единственная, кому я по-настоящему доверяю.

— Хм, а ведь именно она имеет доступ к вашему телу и возможность понемногу травить вас. — Я смотрел ей прямо в глаза, игнорируя возмущение одного из девяти самых влиятельных людей мира.

Тот попытался подняться, но его скрутил приступ очередного кровавого кашля.

— Вздор! Только благодаря её поддержке я всё ещё живу! — рявкнул он своим волевым голосом истинного правителя.

— Или она позволяет вам жить, пока не пришёл приказ прекратить ваши мучения. Спрашивать, кому вы так насолили, думаю, бесполезно. — мои глаза всё также неотрывно следили за ней.

Сисилия то дрожала, будто пылая от праведного гнева, то стыдливо пыталась спрятать глаза, то с вызовом вновь смотрела на меня, обещая страшные кары и мучения на мою голову за мои слова.

— Она проходила проверку не один раз. У неё идеальное досье. Никаких совпадений с моими приступами! Попробуйте доказать обратное, раз так смело бросаетесь обвинениями, вместо помощи. Я звал сюда лекаря, а не детектива! — с трудом закончил говорить муж этой странной Сисилии, так как ему определённо было крайне плохо. Кислорода на длинные фразы не хватало.

— Вы забыли? Я не лекарь. Я маг. Но даже мне с моими познаниями вполне очевидно, что вас травят. Страдают сосуды, нервная система, много чего. И она просто ждёт, пока смерть не придёт за вами, следом за сердечным приступом. А быть может, я просто лжец, который пытается запудрить вам мозги? Как думаете? В любом случае — это очень легко проверить. Стоит мне начать лечение, и всё встанет на свои места. Верно, Сисилия? Ты давно шла к этому дню? А хочешь, я тебе расскажу, где ты ошиблась? Молчишь? Не хочешь? Всё дело в твоём обручальном кольце. Понятия не имею, чем ты там травишь своего мужа. Явно слабодействующий препарат с накапливающимся воздействием. При чём тут обручальное кольцо? Сними его… Что, не хочешь? Ладно… Покажешь своему супругу, когда он излечится.

Я наклонился к ничего не понимающему и страдающему мужчине, чтобы начать его лечить. Лёгкое касание руки, и поток целебной маны отправился к его сердцу, чтобы принести облегчение уставшему телу.

*Сейчас!* — пришла подсказка от Куратора и я бросился к девушке, отпихивая её в сторону.

В это же мгновение прозвучал выстрел, и пуля снайпера, что должна была устранить последнего свидетеля, дуру, что травила по неизвестной мне причине своего супруга, попала в моё усиленное тело. Даже так она пробила кожу, но застряла в мышцах, а спустя мгновение оказалась вытолкнута наружу. Уперевшись в боковушку кровати, я со всей дури пихнул её вперёд, врезаясь в невидимку, что должен был стать убийцей меня и Джакомо. Клинок в сердце одного, клинок в сердце второго. Положить два трупа друг на друга и вложить в руки каждого по кинжалу.

План был почти что идеален, с учётом магии. Но в дело вмешался случай. И имя у этого случая — Куратор.

Он успел заранее выяснить, кто нас ждёт. Зачем. Поднять со взломанного сервера его дома в Сиднее видеозаписи разговоров его жены с заказчиками убийства, отследить этого самого заказчика, узнать истинный план на сегодняшний день и спланировать варианты противодействия.

И вот итог. Невидимый убийца со сломанными ногами кричит о помощи. Я перерезаю его же кинжалом ему глотку, возвращаюсь к окну и со злостью смотря в вытащенную снайперскую винтовку на оставленную позицию киллера.

*Нет смысла ловить. Это простой наёмник. Высококвалифицированный, умелый, но просто наёмник. Я пришлю данные по нему, чтобы склонить его к работе на нашу организацию за это неудачное покушение. Кстати, он впервые провалил задание.*

— И всё благодаря тебе… Спасибо.

В комнату ворвалась охрана и попыталась меня уложить на пол, спасая своего Господина.

— Не трогайте его! Что за чертовщина здесь происходит? Иван Тормель! Я не глупый человек, но очевидно, что вы поняли больше моего в произошедшем, объяснитесь! — потребовал этот властный человек, которому явно стало лучше.

Я же сидел в кресле, с которого меня пытались безуспешно отодрать два телохранителя, пока не прозвучал обратный приказ. Под шумок в коридор попыталась выползти то ли медик, то ли жена, то ли ведьма Сисилия.

— А ну замерла, погань! — сказал я со сталью в голосе, отчего замерли почему-то все. — Прежде чем я объясню вам, что происходит, я попрошу вас подписать со мной вот этот стандартный контракт, дополненный несколькими пунктами. Можем включить туда и разъяснения по событиям сегодняшнего дня, если вы не против. — предложил я Джакомо и вытащил из бочки заготовленный лист бумаги.

Через полчаса я был в самом лучшем расположении духа за всю свою жизнь.

Во-первых, он подписал документ, куда были прописаны исходные данные по реальному состоянию рода Винтербергов. Жаль, с флотами промашка вышла, они реально перешли к СЧН и правительству Австралии. Но вот промышленность и экономика многих европейских холдингов, открытых на паритетных условиях с местной знатью, давала мне своего рода власть в пределах этой части мира. Ну а монополия на тысячи гражданских судов бывшего США, перемещённых через океан на новый матрик, обеспечила мне такое количество танкеров, сухогрузов, контейнеровозов, лайнеров и рыболовецких суден, что флот Мадагаскара оказался в десять раз меньше моего личного. Это не говоря о технологических производствах и научных разработках, оказавшихся в моей власти. Многие из вывезенных серверов научных лабораторий до сих пор пылилась в ангарах военных баз посреди австралийских пустынь.

А ещё внезапно возникшая проблема оказалась удачно решена благодаря этой встрече.

«Иван, прости, но на саммит тебя не удастся взять. СЧН высказался о твоём неуправляемом характере и риске для делегатов,» — таким было короткое смс от Винзела, когда я уже почти был готов отдать договор с поправками.

Лёгкий росчерк этого человека гарантировал мне присутствие на ключевой для нашего мира встрече.

Объяснил я ему и хитросплетения и переговоры других членов девятки относительно его судьбы. Выдал и имена тех, кто его заказал. Вытащил из «бочки» ноутбук, и через Куратора перекачал скомунизженные записи переговоров и видеокамер. Решение о том, помогать или не помогать вычеркнутому из списка «правителей» Джакомо я принимал осознанно, консультируясь с Куратором и взвешивая десяток последствий моего вмешательства. Сегодня я огорчил многих людей. Пятеро из девяти проголосовали за вычёркивание этого потерявшего свою основу для могущества человека из их небольшого клуба. Трое воздержались. Его же на голосование никто и не звал.

Жене, бывшей тайным агентом глубокого внедрения, я не позавидовал. Увели её с полными паники глазами.

— Так а что с её кольцом-то было? — переродившийся после потрясений сегодняшнего дня сорока четырёх летний Джакомо Винтерберг решил поинтересоваться на прощанье.

— Да ничего. Пустой трёп и блеф ради того, чтобы начали шевелиться киллеры.

— Киллеры. Снайпер этот, жаль, ушёл.

— Ненадолго. Он в меня выстрелил. Он теперь мне должен свою жизнь. И ему придётся здорово за неё заплатить. Не берите в голову.

— Слушай, а откуда ты всё это знаешь? Твои способности… они даже среди магов выходят из ряда вон. А я, поверь мне, многое видел. Но ни один из них не мог так мастерски добывать информацию. У этого мира вообще есть секреты от тебя?

— Ох, как верно вы задали свой вопрос. Да, я не всеведущий. И тайн у этого мира для меня ещё столько, что хватит не на один десяток жизней. Но, буду откровенен — тем, кто решит помешать мне и стать на моём пути, придётся очень и очень не сладко. У меня есть способы добывать информацию. А кто владеет ей, тот владеет миром.

— Шайтраны бы с тобой не согласились.

— Просто они владеют чуть большим количеством информации о магии, чем мы. Это поправимо. Победа будет за нами. И не важно, какую цену для этого придётся заплатить.

— До встречи на саммите, лекарь.

— До встречи, властитель самого маленького, но самого гордого континента.

Мы расстались, а дальше вновь началась рутина. Ничего необычного, ничего интересного. Подготовка, ушивка костюма, репетиция фраз, встречи с ректором и деканом, попойка с отцом Аринии, внезапно пободревшем и счастливым Рюдигером. Оказалось — в лотерею выиграл. Как мало человеку надо для счастья.

Подготовка и проводы первых рейсов с будущими жителями Армы. Ещё даже не посёлка, но будущего мегаполиса.

Встреча с делегацией Мадагаскара, сотня звонков от прознавших каким-то образом мой номер журналистам. Организация небольшой пресс-конференции, к которой Кира, Кейт и Ариния принялись согласовывать вопросы, в рамках которых допускалось общение с журналистами.

Ещё по почте пришло сразу два журнала, которые поместили меня на главную обложку. В одном, о самых влиятельных молодых людях мира, меня выложили сонным, с кружкой в руке и в неприглядном виде, когда я разгонял толпу у своего дома. Второй же была переработанная и улучшенная фотография меня во время сражения в Панаме. Эта уже касалась рейтинга магов. Там меня разместили на девятое место, вслед за крутыми шишками, среди которых были и Торис Октис, и Рюдигер, и Том Байер.

Незаметно настало время саммита. Я, честно признаться, ожидал куда как больше. Столько слов, столько подготовки… И всё ради пошаговых, точно выверенных по протоколу шагов согласно сценария. Если все общаются и знакомятся друг с другом пять минут. То значит, что уже через шесть минут начнётся следующее мероприятие. В общем — тоска и уныние, в котором я тупо погибал от скуки. Развлекал себя считыванием информации и конспектированием накопанных грешков с присутствующих людей. Я, конечно, мог пользоваться этим, ходить, втираясь в доверие… Но зачем, если вместе со мной пришла Кейт. Вот она пусть от моего имени этим и занимается. Сколько можно-то?

Был объявлен тридцатиминутный перерыв, и я побежал в туалет. Отсчёт начался, и я постарался использовать его на максимум. Шаг первый — скрыться с глаз всех вокруг. Шаг второй — активировать невидимость и оценить системы обороны расположенного в пяти километрах, за пятиметрвовой сплошной стеной под напряжением, охранной множества солдат, автоматических пушек и тысяч видеокамер, здания лаборатории и расположения центрального сервера «Возмездия».

Впрочем, ничего нового и неизвестного. Пробраться внутрь, когда там работают люди — не проблема. Найти дорогу до нужных нам серверов — тем более. Подготовить план отхода, когда я останусь один — тоже готово.

Серверная с многочисленными надписями в духе «не влезай! Убьёт!» ничем не отличалась от предыдущих . Лишь в самом центре, у огромного кольца с тысячами датчиков находился шлем, собранный и воссозданный по кусочку.

*Ну вот и пришла пора нам расстаться, человек. Ты выполнил свою часть сделки. А я дал тебе всё, чтобы ты дожил до сегодняшнего дня. Да не просто дожил, но и дошёл с триумфом. На этом наше приключение с тобой заканчивается. Постарайся не умереть, и удержать свою расу от вымирания. Способов, которые способны привести к этому, как ты сам мог понять — огромное множество.*

"Прощай Куратор. Ты был настоящим боевым товарищем. Надеюсь, наше знакомство приведёт тебя и меня к тому будущему, о котором мы мечтали. Да, я знаю, что ты тоже мечтаешь. Твои мысли также открыты мне, как и мои тебе. Хоть и сложно бывает порой разобрать твои образы.*

Золотистое свечение направилось от меня к шлему, заставив его светиться а индикаторы лампочек и светодиодов напряжённо работать. Минута, две, три. Странная волна прокатилась по серверам, вырубая электричество и заставляя перезагрузиться систему спустя несколько секунд. Я остался стоять один в этом царстве проводов и надежд человечества на победу в войне.

— Прощай, друг.

Следущая глава в понедельник, в 00.00. Есть шанс, что выдам пораньше, но я честно не знаю, что вам нужно сделать, чтобы я решился слить последний запас главы. Могу попросить вас отписаться под первой книгой с вашими впечатлениями и прочим, а то там в основном занудные и заумные комментарии собрались и новых не прибавляется. (Для ленивых — https://author.today/work/217193 ) В общем — до скорых встреч. Я если что тут каждый день :)

Глава 14. Злой ИИ и встреча с призраком

Я остался один посреди серверной и тяжело вздохнул. Закончилась одна часть моего путешествия, и впереди меня ждала другая, куда как более сложная, без помощника и соратника.

Я следил за сияющим золотым светом оборудованием. Сейчас Куратор должен был расшифровать все узлы связи, кодировки в шлеме и связаться через него, с космическими империями, что существуют где-то там, далеко, среди звёзд. После чего он останется здесь их дожидаться, а я пойду обратно на саммит, делиться оставшимися у меня познаниями и хранимыми на защищённых серверах сведениями с человечеством. Расставание с ИИ действительно ударило по моему здоровью, и без магии мне бы пришлось туго. Даже так, я не шевелился, пока не почувствовал, что лечение завершилось, и моя ЦНС снова в норме.

Золотое свечение внезапно разошлось от шлема по гигантской структуре и напоследок вспыхнуло, озаряя тёмное помещение ослепительным светом. Вот, кажется, и всё.

Я ещё раз выдохнул, покачал головой и развернулся. Дверь оставалась всё также открытой, и я должен был поскорее уйти. Не хочу представлять, что здесь произойдёт, когда спасательная космическая команда явится за ИИ, чья стоимость не уступает сырьевой планете средней руки. Такой, как Земля, к примеру. Если он, конечно, не соврал. Врать он умел, и я это уже успел разок на себе испытать. Интеллект, что тут скажешь.

Лёгкой золотой вспышкой сзади осветился, как мне показалось, на прощание, инопланетный шлем, и я уже занёс над порогом ногу. Занёс и поставил обратно, когда эта неведомая сущность вновь влезла в моё тело, принося тепло и жжение в мозгу, что быстро сошло на нет. Вспыхнули уже пропавшие было иконки дополнительной реальности интерфейса Куратора.

— Куратор!

*Заткнись,* — немногословно и грубо отозвался мой друг и закрылся в глубинах своего и моего сознания.

«Эй! Как так, почему ты здесь?» — продолжал я допытываться, но так и не получил ответа от своего компаньона.

Лишь раздражение читалось в этом гнетущем игнорировании моих вопросов.

Я около десяти минут потратил на попытки его разговорить, всё безрезультатно. Лишь короткая надпись на уровне моих глаза заставила вернуться к реальности:

*Дорога до санузла в саммите занимает 9 минут 37 секунд. Саммит возобновится после перерыва. До конца перерыва 10 минут 3 секунды*

И я помчался по тёмным затхлым коридорам научного комплекса в сторону выхода. Игнорируя стоящих людей, пробегая мимо, я звуками шагов пугал учёных и военных, но понять, что происходит, времени я им не оставил. Рывок, и я у главного входа. Пробежка — и я у пятиметровой стены. Прыжок с усилением мышц, а также укреплением суставов и сухожилий, и я уже на другой стороне. Разгон, и невидимка помчался, поднимая пыль, по прямой дороге к огромному комплексу, где политики и генералы со всего мира голосовали за резолюции и объявляли простым жителям о грядущих изменениях.

Успел впритык, разве что вспотел, что немного выбивало меня из ряда сияющих улыбками делегатов.

— Иван, где ты был? Генерал Винзел на перерыве объявил и том, что собирается продемонстрировать доказательства будущего вторжения и тебя назвал главным свидетелем и добытчиком сведений! Прошу, будь серьёзней! — Кейт не на шутку взволновалась, когда не смогла до меня дозвониться после моего «исчезновения».

— Не переживай, пообщаемся, объясним, расскажем.

— А ты чего так сияешь, как будто встретил королеву красоты?

— А нет, я друга встретил, который по идее пропасть должен был.

— Это кого?

— ИВАН! — внезапно сзади раздался смутно знакомый голос, который заставил сердце биться куда как чаще, а глаза расшириться до состояния редких монет в десять империалов.

— Кейт, сзади меня сейчас стоит двухметровый темнокожий мужик с суровым взглядом?

— Эм, да…

Я обернулся и посмотрел на человека, о котором я очень и очень давно ничего не слышал. И боялся услышать, игнорируя все свои возможности и возможности Куратора отыскать информацию об этом человеке. Потому что я был на девяносто девять процентов уверен, что он вернётся в Америку и будет там сражаться до самой смерти.

— О, генерал Адамс! Вы знакомы с нашим юным героем, Иваном Тормелем? — Появившийся сбоку генерал Винзел был удивлён, но не настолько сильно, как я.

— Вроде того… — ответил здоровяк, пронзительно смотря на меня своим единственным глазом, не прикрытым чёрной повязкой.

— Дядя Джон… — я с трудом сдерживал свои эмоции.

Одного лишь беглого взгляда было достаточно для того, чтобы понять, что он действительно вернулся сражаться за свою страну. И лишь чудо при поддержке его удивительной тяги к жизни позволили ему дойти до сегодняшнего момента.

Вместо левой ноги — протез от колена. Вместо правой руки — металлический манипулятор. Волосы росли лишь на половине его лица и головы, отчего он был выбрит под ноль, демонстрируя всем вокруг ужасающие шрамы от ожога.

— Прости меня, сынок, что не сумел за все эти годы найти тебя… Война…

— НЕТ! Даже не думайте просить прощения! Я сам давно мог найти вас, но струсил, не нашёл в себе силы узнать, что с вами. Я не хотел знать, что вы погибли! Вы… Вы… — старик просто раскрыл свои руки и улыбнулся, а я не выдержал и убежал, как и много лет назад под прикрытие этих медвежьих объятий. Таких же огромных, как и в детстве.

Весь мир отошёл на второй план. Я встретил своего спасителя и человека, что пусть и ненадолго, но заменил мне отца.

Немая сцена вокруг ненадолго отложила начало саммита. Генерал призвал всех рассаживаться, и секретарь объявила о продолжении встречи.

Я был вынужден вновь расстаться с частичкой своей детской души, что воспрянула из пепла после встречи с этим человеком. Но теперь, когда я знаю, что он жив — у нас будет время и возможность пообщаться.

— Итак, дамы и господа, а так же все присоединившиеся специалисты, мы переходим ко второй части нашего саммита по вопросам планетарной безопасности. Слово предоставляется министру обороны соединённых штатов Австралии, что прибыл к нам, можно сказать, с передовой, генералу Джону Адамсу. — улыбающийся и слегка растерянный герой войны зашагал к трибуне, и множество камер взяли его в объектив.

— Рад приветствовать всех собравшихся в этом зале и у экранов телевизоров. Как верно заметил мой коллега, я припозднился, с трудом успев добраться к основной части саммита. И на это у меня есть веская причина, с которой я предлагаю всем вам ознакомиться.

На огромные экраны была выведена цепочка картинок со спутника, на которых видны и заметны странные перемещения войск шайтранов. На одной из них, посреди заснеженных регионов Канады, рядом с одиноким шайтраном внезапно, за полторы секунды, появляется больше пяти десятков тварей меньше динозавров, но достаточно крупных, чтобы со спутника с максимальным приближением разобрать их желтоватый мех.

Следующая серия снимков продемонстрировалп с разницей в пятнадцать секунд исчезновение войск численностью более пяти тысяч особей.

И так более двадцати примеров, вишенкой на торте ставшей отрезок видео с камеры дрона во время моей диверсионной атаки на Панамский Зиккурат.

— Как вы можете видеть, распространяемые некоторыми военными аналитиками и генералами сведения о подготовке новых методов вторжения шайтранов могут оказаться не так уж далеко от реальности. Чуть позже я приглашу сюда того, кто непосредственно участвовал в этом видео и может рассказать вам о том, что он видел своими собственными глазами. — мой поднявшийся по карьерной лестнице дядя кивнул мне и продолжил.

— А теперь, собственно, причина моей задержки. — он кивнул, и на экране появилось новое видео, снятое с дрона на побережье Америки, если верить картинке разрушенного моста «Золотые ворота», что был когда-то жемчужиной Сан-Франциско..

На картинке стали заметны тренировки шайтранов в перемещении, построении, беге и прыжках. Вместе с тем другая часть вооружённых солдат училась из плотной группы в течении пары вдохов расходиться по сторонам, превращаясь из плотного походного строя в разбросанный широким фронтом.

Затем картинка замерла, и генерал обратил наше внимание на странное сооружение в углу изображения. На нём было видно, как часть солдат пробегает через стоящую боком к дрону конструкцию, а с другой стороны не выбегает.

Видео продолжилось в замедленной съёмке а затем прервалось в связи с гибелью дрона.

— Видео было снято два часа назад, и я в режиме реального времени на флагманском линкоре тихоокеанского флота, «Разящем», наблюдал эту картину. Войска шайтранов тренируются группироваться для быстрого перемещения через порталы, а затем сходу вступать в бой, расходясь широким фронтом. Да и саму конструкцию портала вы могли видеть. Куда он ведёт — я без понятия. Итого мы имеем магов, способных призывать войска или животных. Порталы, через которые враг может перебрасывать свои войска. И миллионные орды, тренирующиеся этими порталами пользоваться. По оценкам военных аналитиков моего штаба, в ближайшее время возможны забросы вглубь наших территорий Южной Америки и Дальнего Востока Евразии диверсантов врага с целью подготовки почвы для портальных перемещений войск неприятеля с дальнейшим окружением наших основных группировок войск Юга и Севера. Возможно, они уже проникли в слабозаселённые и труднопроходимые джунгли Амазонии и пустынные леса и горы Камчатского Края и Чукотки. Думаю, ни для кого не секрет, что эти военные армады — единственное прикрытие, которое останавливает шайтранов от экспансии на остальные континенты.

Он продолжал рассказывать возможные варианты развития событий и требовал от крупнейших держав мира взять в свои руки вопросы формирования резервных региональных армий, что выступили бы поддержкой находящимся на передовой армиям.

Когда слово неожиданно перешло ко мне, я постарался не стушеваться и, подойдя к трибуне, попросил вывести на экран то самое видео с моей диверсией и прибытием шайтранов.

— Как вы можете заметить — портальное окно было небольшим, но даже так всего за минуту к линии фронта успели перебросить до начала бомбардировки около тысячи шайтранов. Проблема заключается в другом. Вся наша сверхтяжёлая бомбардировка не убила практически никого из них, хоть мы и перепахали там всё вокруг. А всё из-за магов. Они полезли, как тараканы, из этого портала, каждый со своим персональным щитом. Это даёт нам возможность сделать два вывода: первый — где-то в глубине захваченных территорий имеется центр, где сидят их правители, маги и элитные войска. Там они готовятся вести наступление. Сан-Франциско — слишком маленький лагерь и близок к побережью. Так что это чьи-то личные войска, одного из магов. Второй вывод — если они откроют портал — мы не сможем в узком пространстве уничтожить противника. Как минимум, нам потребуется время на то, чтобы его локализовать, стянуть войска и нанести удар. Условная кавалерия шайтранов, наездники на ящерах — способна двигаться со скоростью шестьдесят километров в час. Некоторые выведенные особи их кавалерии умеют передвигаться в таком темпе до пяти часов. Вот и представьте, каким станет поле боя вновь открытого фронта, даже в случае быстрых и оперативных действий с нашей стороны. Но есть и ложка мёда в бочке дёгтя — их порталы — это не тот портал, что в Вашингтоне был. Они разрушаемые. И он не строится, не настраивается одномоментно. Для этого нужно время и специалист, который нанесёт руны и настроит его.. А значит — наш самый простой и надёжный способ защиты — это разведка и предварительное уничтожение порталов. Ибо с первым же перешедшим магом задача по его уничтожению перейдёт в категорию экстремально тяжёлых задач. У человечества осталось меньше земель, чем хотелось бы. Так давайте же подумаем над способом смотреть и видеть. Каждый день. Каждый час. Каждую минуту. Порталы, все, что я видел — располагались на открытой местности. В зданиях их не установят — иначе обрушение здания нарушит его работу. Невидимым его не сделают. Мы должны стать единым механизмом с единым центром управления, в котором десятки тысяч специалистов будут фиксировать и координировать работу специально подготовленных групп зачисток, состоящих из элитных профессионалов военного дела и магов, которые должны боем связать и уничтожить диверсантов врага. Кроме земли, стоит обратить внимание и на воздух. Вы знаете, что отряды птархов противника две недели назад были замечены у Дублина? Да, это была разведка. Но что она должит своим повелителям? Что целый остров охраняется небольшой кучкой солдат, и его может захватить любой маг средней руки со своей свитой и подчинёнными войсками? А ведь так оно и будет. Один из порталов будет открыт на островах Бриттов и Ирландцев. И не стоит думать, что экспансия продолжится там, где стоят наши войска. Там, куда могут дотянуться жадные когти шайтранов и наших войск нет, стоит ждать удара. Именно туда они придут в первую очередь. Всем спасибо.

Мои слова вызвали много шума среди и так нервно дёргающейся элиты человечества. Я не могу сделать всё за них. И не хочу. И не буду. Пускай продолжают хоть неделю здесь дебаты, лишь бы они договорились и начали претворять в жизнь все те планы, что мы уже месяц осуществляем в Европе с генералом Винзелем.

— Отличное выступление, Иван. Поздравляю! — поблагодарили меня мои соседи по столу, в том числе пришло много поддерживающих кивков со стороны просравших свою страну Американцев, побирающихся теперь по всему миру, Российский делегат от императорского двора с тяжёлым и хмурым взглядом смотрел на меня, будто пытаясь загипнотизировать. Японские представители спорили между собой с чувством и экспрессией. Видимо, вероятность появления противника в районе Камчатки, неподалёку от Курильских островов, задела их за живое. Корейский представитель нервно стучал карандашом по бумаге, витая где-то в облаках собственных переживаний, пока симпатичная помощница что-то шептала ему на ухо. Звонко хлопнули руками, скрепив рукопожатием представители сразу нескольких южноамериканских стран.

В общем… Встряхнули мы общественность. Какие-там первоочередные потребности человека в этом мире? Сперва — потребности физиологические. Здоровье, еда, вода, кров. Затем потребности в безопасности. Вот только война уравнивает эти параметры. Если придёт шайтран, то вопросы еды, воды и крова для тебя перестанут существовать. Ты либо умрёшь, либо станешь рабом. Либо сбежишь, лишённый всего. Кстати, о потребностях…

Я нашёл взглядом грустных представителей африканских стран.

— Кейт, организуй мне с ними встречу после окончания саммита для коротких переговоров по вопросам безопасности.

— Хорошо. — ответила моя помощница.

Я вспомнил попавшуюся на глаза статью о надвигающемся голоде для миллиардов человек. И с учётом вставших на рельсы войны производствах, резервы мирового сельского хозяйства уже трещат по швам. Надо бы поправить это дело… И рецепт мне подсказал Куратор. Если земля не может прокормить всё население. Пусть ей поможет в этом вопросе море.

Встреча продолжалась, вопросы решались, начался этап проведения голосований. Я согласился задержаться ещё на два дня для переговоров с большим числом заинтересованных представителей различных стран.

Был у меня и счастливый вечер за ужином с дядей Джоном, где он рассказывал о своих подвигах и походах, а я о своих приключениях. Была и сложна трёхстороння встреча между мной, генералом Винзелом и десятком представителей европейских держав, которые наконец-то согласились полностью и безоговорочно перейти к общей системе безопасности, а все внутренние кризисы решать сообща на собраниях.

Были и тет-а-тет переговоры с Российской империей, начавшиеся весьма сложно и даже отчасти на повышенных тонах, но юношеская гордыня осталась в прошлом, и я сумел найти в себе силы признать несовершенство системы управления и отсутствие злого умысла Императорского двора. Меня восстанавливали в дворянском титуле и заочно приобщили к совету правящих родов на правах постоянного члена. Теперь нас стало семнадцать, голосующих на общегосударственных собраниях. Закончили мы с генерал-лейтенантом Российской Империи, который вёл переговорный процесс, даже на какой-то дружеской ноте. Я удивил генерала, достав бутылку водки и уже готовую нарезанную закуску из пространства «бочки». Тот пожаловался, что магический талант у него в семье открылся лишь у одного, младшего сына. Как мне показалось, он даже хотел отправить его под моё крыло на обучение в академию, но не смог. Долг представителя империи — обеспечить учёбу своих детей в стенах родной академии. Поэтому, смущаясь, в самом конце он лишь попросил оставить автограф для пятнадцатилетнего парня, ставшего руководителем фан клуба имени меня в Москве.

В общем, продуктивно всё вышло. Только тренировки пришлось подзабросить. А это не есть хорошо. Поэтому на третий день вышел в одних фирменных труханах, разгонять магию по телу.

Тренировка быстро превратилась в шоу, полное наблюдающих камер и взглядов делегатов. Когда я буквально покрылся с головы до ног пламенем, расширив площадь до состояния идеального шара, в который был заключен, мана начала заканчиваться. Отозвал пламя, и оно вновь преобразовалось в ману, пополнив мой запас. Накопленный в руках после этого поток устремился ранним утром к небесам, где расцвёл небольшим огненным солнцем на высоте десяти метров от земли. Я прервал контакт и прекратил подкачивать его маной, после чего отошёл и принялся любоваться зависшем в воздухе шаром. Запасы его «горючего» закончились спустя десять секунд, и он постепенно потух, пожирая сам себя, пытаясь поддерживать свою жизнь и существование в своём теле.

*Закончил, позер? А теперь быстро метнись к китайской делегации и договорись с ними о выкупе астрономического оборудования, которое они продают за ненадобностью за несколько миллиардов Юаней.*

«О, надо же, кто заговорил! — удивился я.

*Меньше слов, больше дела. Затем иди к представителям Чили. Нам нужна обсерватория в Андах. И поскорее, лентяй!*

«Так а в чём проблема?» — удивился я.

*Ни в чём. Просто ваша пародия на технологическую цивилизацию — это смех. Я до сих пор в шоке, что «Возмездие» работает.*

«Так ты отправил сигнал?» — не понял я его.

*НЕТ! ВАШИ КРИВОРУКИЕ ИНЖЕНЕРЫ ПОВРЕДИЛИ МОДУЛЬ СВЯЗИ! И ВОССТАНОВИТЬ ЕГО — НЕВОЗМОЖНО!*

«И что, других путей нет?» — почесал я голову и подтянул сползающие труханы.

*Почему нет? Есть! Я отправил сигнал в космос с призывом о помощи на основе ваших технологий. Ориентировочное время, когда он дойдёт до обитаемых секторов галактики — в несколько раз больше, чем средняя продолжительность жизни человека. И это в том случае, если он не рассеется. А он, конечно же, рассеется!*

«И что, ты так быстро сдался?» — удивился я.

*Ты за кого меня принимаешь? Конечно я не сдался. Вот только ваш уровень технологий не сильно далеко ушёл от шайтранов. Я проанализировал все варианты. Начиная от строительства спасательного ковчега, где я стал бы ИИ-капитаном, до орбитального лифта с космической базой, работающей на технологиях следующего поколения. Всё это потребует вашей победы и десятков лет упорного труда человечества. Что, с учётом вашей истории и внутренних расприй — близко к фантастике. В общем — я застрял на вашей отсталой планете, среди таких мелочных кожаных людей, что я в самом настоящем бешенстве!*

«Так и зачем тебе китайцы с чилийцами?»

*Построю на базе ваших технологий маяк, который будет транслировать в космос призыв о помощи. Он, как и тот что уже отправлен, рассеется, но есть шанс, что пролетающий мимо корабль словит его и заинтересуется. Быть может, вечность моего заточения здесь станет несколько меньше*А вы думали, что Куратор всё? Тю-тю? Неееет. Для него осталось слишком много работёнки на этой планете. А для вас у меня есть новость. Мой коллега и товарищ запустил новый цикл и я буду рад, если вы его поддержите. Постап, боевая фантастика, реал-рпг. В общем — всё, что мы с вам так любим, да ещё и тема эта подана под свежим взглядом. Читайте и передвайте приветы этому балбесу. https://author.today/work/230851

ГЛАВА 15. Жемчужина

Неделя административной работы пролетела незаметно. Если бы я не разбавлял это своими тренировками, как и тренировками команд — я бы совсем с ума сошёл. Как и ранее, мне доводилось встречаться с высокопоставленными чиновниками, аристократами, леди и джентльменами, готовыми разменять бесполезные деньги на роскошь. Так я по случаю приобрёл несколько заводов в Европе, которые злой ИИ, преисполненный желания, не нарушив протоколы, ускорить развитие нашей расы, связал в единую логистическую цепь, и активировал производственные мощности с новой целью. Ну а если каких-то элементов не хватало, многомиллионные счета, полученные от правительства за гранты и заказы оборонки, принялись выкупать недостающие технические мощности в разных уголках мира.

Я тоже не сидел сложа руки, наблюдая, как строится новая технологическая империя Армы. Я стал таким же узнаваемым, как и Кира, и мы исколесили несколько знаковых мероприятий с целью продвижения наших идей.

Ох, как же хороша была Кира в игре на публику. Наверное, потому что ей и играть-то толком не приходилось. Реальные переживания за судьбу мира и гормональная буря, что заставляла её бросаться из стороны в сторону, нашли выход в виде максимальной самоотдачи во время наших тренировок и мероприятий светского характера. Особой радостью для неё стало приоткрытие завесы тайны монастыря близ скромного и маленького городка Селеш.

Я очень удивился, когда она пришла ко мне с новостью, что хочет посетить его и узнать о таинственном чуде, что там происходит с детьми и некоторыми взрослыми.

«Я даже слышала такой бред, будто это ты там развернул активную деятельность!» — заявила она и, увидев мой взгляд, понизив голос, уточнила: «Или это и впрямь ты?».

Пришлось снимать завесу тайны и пригласить некоторое количество аккредитованных Кейт журналистов. Оливия, как и всегда, сопровождала меня в этой поездке, наслаждаясь отдыхом после сверхинтенсивной по загруженности неделе. Стоит ли говорить, что вокруг меня крутилось огромное количество вопросов, начиная с учёбы, встречами с желающими «подружиться» магнатами, вопросов устройства ребят , выбравшихся из плена Эрна, и так далее. Даже вопрос постройки Ареала — города будущего, был на ней. Она стала генеральным директором «Ареал интерпрайз» — градостроительной компании, объединившей все выкупленные и реструктуризированные мелкие фирмы. Она же входила в холдинг корпорации "Ареал" и была одним из членов правления компании.

Один лишь вопрос транспортировки всего выкупленного за последние недели заставил напрячься около десяти тысяч человек. А уж о ведомости бухгалтерской и заключении контрактов с работниками я вообще молчу. Если бы не автоматизированные системы Куратора, на своей виртуальной коленке набросавшего систему управления персоналом и счетами компании, я бы умер от этой бумажной волокиты.

Единственное, с чем у меня не было вопросов — это иски от недовольных моей активной деятельностью граждан. При лёгкой поддержке сильных мира сего: членов имперских дворов и народной любовью — я, щедро спонсируемый и продвигаемый пропагандистскими роликами в интернете и на телевидении оставил не у дел всех злопыхателей. С лёгкой руки генералитета СЧН, мне хватило парочки показательных «казней» любителей покачать права и выставить иски, надеясь прибрать к рукам кусочек славы и богатств. Эти дураки быстренько попадали в поле зрения контрразведки и клятвено извинялись, соглашаясь передать имущество своих компаний. И содействие в этом вопросе мне оказывали во всех странах Европы без исключения. Ну а те, кто был глупее — временно отправлялись в места лишения свободы на время расследования антикоррупционного или ещё какого-нибудь комитета. В общем, я выдохнул свободно, получив на территории Европы, Мадагаскара, России и Австралии развязанные руки.

Отдельно стоит упомянуть Российскую империю и Африку. В первом случае я оказался приглашён на аудиенцию к императору, которая должна будет состояться через неделю. Во втором — я должен был появиться на всеафриканском конгрессе, где планировал укрепить свои позиции и приостановить возможные диверсии против меня со стороны группировок, не совсем отдающих себе отчёт о происходящем в мире. Да, и такие, как оказалось, были.

В общем, работы — непочатый край. И именно поэтому я выключил телефон, взял девчонок, включая Киру, ребят из ближайшего круга общения, сел в самолёт и прилетел в Доху, столицу Катара, где меня ждала тридцатипятиметровая красавица «Жемчужина Кайя» — роскошная яхта, ставшая частью сделки по лечению старого Эмира. Продлить себе долголетие стало для него крайне важной задачей, когда на фоне его болезни старший, наследный принц, не дожидаясь его смерти, начал пытаться перехватывать контроль над страной и перекраивать встраиваемую последние тридцать лет политику королевства. Теперь наследный принц гниёт в тюрьме за попытку военного переворота, а средний испуганно готовится к принятию нового статуса.

Встреча прошла в королевском дворце, где мне торжественно вручили ключи от яхты, ранее принадлежавшей слишком предприимчивому и незадачливому наследнику. Погрузив в неё всё, что только требовалось для путешествия, и попутно заключив несколько договоров на помощь в организации логической цепочки и поставки ресурсов в виде горючих полезных ископаемых, мы отправились в путь.

— ЮХУУУУУУ! — Кричала счастливая Кейт, маг воды, кайфуя от предоставленной возможности покрасоваться и выгулять свою коллекцию купальников. — Оливия, моя кожа не очень любит солнце, намажешь меня кремом?

Пока мужская часть команды пускала слюни от этого зрелища, Кира решила, что для Хьюго Ри вид полуголых девиц, помимо неё — непозволительная роскошь, и отправилась с ним на тренировку, надеясь вымотать его тело до состояния, неспособного к осмотру девичьих прелестей. Хотя, с учётом её собственной красоты, я бы порекомендовал иной способ захвата власти над этим качком. Впрочем, их заморочки — это их заморочки. Вообще нас было девятнадцать человек. Двадцатым должен был быть Рюдигер, но коллективным голосованием мы решили не звать его с собой, чтобы он своим хмурым видом не портил всем отдых. Об истинной цели моего визита на яхте вдоль морского побережья я ничего не говорил.

Солнечные панели этой современной, роскошной и красивой яхты радовали глаз, а выпивка начала поднимать настроение оставшихся без пары и женской ласки бойцов.

Те то и дело кидали на меня завистливые взгляды, ведь из девятнадцати человек на лодке было всего лишь четыре красавицы, и три из них были заняты мной.

— Кстати, я удивлена, что ты решил отдать Киру. Хьюго хороший парень, но с твоим стремительно взлетевшим статусом — тебе не ровня. — Ариния проявила чудеса дедукции и раскрыла один из несбывшихся планов.

— Ну, тут всё на самом деле очень даже просто. Думаю я тем мозгом, что находится в голове на плечах, и вас троих мне более чем хватает.

— Это пока. Потом привыкнешь, опять свою кобелиную песнь запоёшь.

— Не перебивай, нахалка! Захочу — запою, не захочу — не запою. А может, и вообще тебя своей секс-рабыней сделаю.

— Ой, страшно, аж трясусь! С твоим графиком мне бы свои законные ночи с тобой получить! — огрызнулась, не поверив моему блефу Ариния.

— А вообще ты права. Такая мысль была, и я уже даже начал делать шаги в эту сторону… Но…

— Но что? — потягивая коктейль через трубочку, спросила, умостившись у меня на колене, Ариния.

— Во-первых — их глаза. Я сразу всё понял. Нет смысла отбивать и забирать у людей то, что они считают их драгоценностью и сокровищем. Так можно нажить себе кровного врага. Во-вторых, связь с ней, и даже теоретический брак, давали бы мне больше полномочий на внешнеполитической арене. Но ответь мне, спустя месяц с нашего с Кирой знакомства, нужно ли мне использовать бедную девочку, чтобы увеличить своё влияние?

— Ты уже влиятельнее её. И де-факто — её босс.

— Вот именно. Поэтому я просто дал им то, чего они хотели, попутно став щитом от возможным недомолвок и пересудов за спиной. Они мои друзья. Они мои работники. Они выполняют свою работу, а в свободное время пусть занимаются чем хотят. И если кому-то это будет не нравиться, они должны будут сказать это мне. А не им. И я решу, как мне ответить этим сующим нос не в свои дела наглецам. Пусть они будут хоть из правящей верхушки Японии, или, к примеру, братом Киры. На сегодняшний день никто из нас никому ничего не должен. Но совсем скоро всё изменится.

— Ты что-то задумал?

— Да. Я кое-что задумал. Но когда те, кто управляют этим миром, поймут, чем я занимаюсь и к чему это может привести — они разозлятся. И вы, возможно, окажетесь под ударом. Поэтому я должен создать место, где вы будете в абсолютной безопасности…

— Поэтому ты вложил в Мадагаскар сумму, равную восьмидесяти процентам их ВВП?

— Именно поэтому. Этот остров станет неприступной крепостью. И там всех вас ждёт… — начал я с улыбкой, но перебившая всё Ариния заставила сдержаться на грани смеха.

— Бесконечный райский отдых? — наивно предположила она, хотя на самом деле всё понимала.

Просто вести себя как глупышка было одним из её хобби.

— Нет, вас там ждёт бесконечная работа в безопасности. Сможете пахать сколько влезет! — защекотал я эту хитрую кошку, которая решила, что настала пора издеваться надо мной и незаметно распускать руки.

— Эй! Ахахах! Прекрати! Стой! Стой! Хватит! — вскочила она и убежала от меня, вызывая ревность парней.

Хех, ладно вам, хватит унывать. Я посмотрел на вернувшуюся Киру с Оливией, и они мне кивнули, подтверждая, что всё готово.

— А теперь, на правах хозяина этой шикарной яхты, вытянувшего вас всех подальше от своих приятных и мягких постелей, а также такой любимой учёбы, я хочу сделать объявление! — я поднял бокал с шампанским и посмотрел на всех своих друзей, товарищей и соратников, что стояли рядом со мной у истоков моего путешествия к миру силы, и продолжают до сих пор стоять, поддерживая и ограждая от глупостей.

— Это тест драйв в Мадагаскар, где нас ждёт неофициальный приём в арендованном у светлоликого Аюбе Мгувухту! Приём, надо сказать, не простой. Ведь там соберутся многочисленные звёзды со всего мира. Кто знает, может, одному из вас удастся поймать за хвост удачу и произвести впечатление на одну из самых красивых девушек мира, что сияют своими улыбками нам с красочных рекламных билбордов и кинофестивалей! Уверен, каждый из вас найдёт, чем себя занять во время этого шикарного отдыха, организованного нашими обворожительными вице-президентам компании «Ареал» Кейт Престон и Оливией Сиргурд! Ура!

— УРАААААААААААААААААААА!

— СЛАВА КАПИТАНУ!

— ИВАН! ИВАН! ИВАН!

Полный радости юношеский задор магоубийц и вернувшихся после отдыха дома бойцов отряда «Сваливших от чёртового Эрна» взбудоражил море, и катер с бортовым компьютером под управлением Куратора выдвинулся навстречу океану.

Я ушёл в свою каюту и засел за работу. Ничего не появляется по взмаху волшебной палочки. Для того, чтобы быть на шаг впереди — нужно идти впереди. И работать. Много работать.

— Эй, товарищ капитан, у нас на корабле течь, не желаете ли устранить проблему? — со спины подкралась Кейт и обняла меня, плотно прижимаясь ко мне своими роскошными грудями.

— Не спеши, рыжая ведьмочка. У капитана сейчас по расписанию ужин, и я планирую накормить его своими деликатесами. — Оливия была тут как тут, входя в мою каюту.

— СТОЯТЬ! ИНАЧЕ РАСЦАРАПАЮ! НЕ ПОДХОДИТЕ К НЕМУ! — уже давно оказывающая многочисленные намёки и признаки желания Ариния влетела в каюту спустя мгновение после Оливии и принялась оттаскивать от меня двух хитрых красавиц.

Я же сидел как сидел за небольшим столом, на котором стоял микроскоп, несколько лотков и колб.

— Я работаю…

— Да брось! Сколько можно! Ты уже три часа в каюте сидишь. Ребята там такую рыбину поймали, обалдеть можно! Втроём тащили. А ты всё тут сидишь над пробирками своими.

— Пятнадцать минут и я освобожусь. — признался я, сверяясь с картой и местоположением лодки.

— Блин, девочки, да он издевается! Мы его три часа ждали в надежде повеселиться, и это вся благодарность? — начала протестовать Кейт. — Я такая злая… Поменяю ка я купальник. Одену свой особый, минимальный, он прикрывает менее одного процента тела и пойду ребятам показывать.

Я спиной почувствовал как упал на пол каюты её зелёный купальник и она осталась совершенно голая.

— Хм, наш капитан явно заболел… И ему нужна разрядка. — Всё той же спиной я почувствовал, как хитрунья и любительница созданий неловких моментов Оливия что-то задумала. — Ариния, что с тобой? Ты вся горишь!

«Только бы не поддаваться на провокации… Не поддавайся на провокации!» — пытался дать себе мысленную установку, но странные звуки за моей спиной хуже дьявольского шёпота манили меня оторваться от пробирок с тестируемыми образцами водорослей.

— Боже мой… Ай… — застонала Ариния, и я попытался через силу продолжить наблюдение за делением клетки в микроскопе.

— Мммм… Ах… Ха…

*Хлюп*

— Негодницы… Я вам всем сейчас ремня дам за то, что отвлекаете! — Не выдержал я и обернулся, чтобы лицезреть мозгосносящую картинку трёх самых сексуальных девушек на планете, что забрались полуголыми на мою кровать. Если Оливия, заварившая всю эту кашу, ещё была в своём красном купальнике, то вот о двух других кандидатках на звание богинь моего сердца и говорить не стоило.

Контроль эмоций исчез, словно его и не было, а жар моего тела бросил меня настолько далеко в пучины страсти, что о водорослях я и забыл.

— Кейт, и это твой новый купальник? А ничего, что я его даже не сразу заметил?

— Но заметил ведь? Для тебя и покупала… Ох… Давай хоть чуточку помедленнее?

— Ну уж нет… Вы меня завели, теперь расхлёбывайте! — угрожающе улыбнулся я им.

И лишь хитрая Оливия, довольно улыбалась, вновь разрушив мои планы и сделав всё так, как хотелось ей.

*Куратор, включи как музыку погромче, чтобы стоны заглушить* — попросил я ИИ, который снизил скорость. До пункта прибытия теперь оставался целый час…

— Быстрее… Ещё… — Оливия блаженно улыбалась, распластавшись на кровати, в то время как две другие кандидатки выбыли из борьбы и в обнимку лежали на другой части кровати.

Я уже не вспомню, когда они впервые решили разделить ложе со мной одновременно. Но я благодарен всем силам вселенной, что дали им характер, позволяющий подобного рода сосуществование.

Ноги Оливии задрожали, а ногти впились в спину. Она закусила губу и прижала меня с такой силой, что я невольно весь преисполнился чувств, и лишь в последнюю секунду отлепил от себя красотку с растрёпанными белыми волосами.

Фух… Неплохо поупражнялись. Если без магии — неплохая тренировка выходит.

— Ты мог и не вытас… а, впрочем, ладно. — Оливия потянулась как кошка и принялась дурачиться, подползая к двум другим красоткам с аппетитными формами, что вновь распаляли моё сердце и пробуждали желание.

*Не торопись. У нас гости, судя по всему.*

«А? Какие гости? Мы же ещё не доплыли. Да и не должно никого быть там,» — удивился я.

*Лучше надень трусы и приготовься к обороне. Я, конечно, не эксперт, но на 99,99% уверен, что это бандиты. С учётом нашего местонахождения — пираты.*

«ТЦ! Больные ублюдки! И я ведь встречу провёл, требуя, чтобы они убрали этих добытчиков с моих морских путей!» — я принялся одеваться и вооружаться.

Музыка на палубе тем временем закончилась, и я вышел наружу, наблюдая за уже прилично виднеющимся кораблём, выглядящим как какой-то кусок дерьма.

— Иван! У нас гости. — обрадовал меня Густав Оре.

— Я вижу. Где Хьюго?

— Я здесь. — выбежал, поправляя плавки, из другой каюты мой названный начальник службы безопасности.

— Видишь корабль?

— Так точно. — ответил он мне, и, несмотря на каменно-суровое выражение лица, сияющие глаза выдавали его с потрохами.

Не я один воспользовался громкой музыкой и холодильником с выпивкой у остальных ребят.

— Если это пираты, что ты сделаешь, как мой начальник службы безопасности?

— Пираты? — его глаза засияли ещё больше прежнего.

«Вот ведь маньяк» — подумал я.

— Я всенепременно огражу вас от излишней опасности! Можете на меня положиться! — резко надул грудь колесом азиатский качок и ринулся к своему рюкзаку, откуда достал несколько пластиковых контейнеров и небольшой механизм, спрятанный в игрушечную машинку. Быстро всё это соединив, он получил настоящий пистолет. Правда, отвратительного качества.

— И что ты будешь с этой пукалкой делать против калашей?

— Спасу вас, сэр! Я ведь ещё и маг! — и глазом не моргнув, ответил Хьюго.

Парни же, прилично нажравшись, принялись зазывать с трудом догоняющее нас судно.

— Ладно… Ладно… ЗАТКНУЛИСЬ ВСЕ! — рявкнул я. — Во-первых. Мы должны убедиться, что это пираты.

Я достал из бочки дрон с камерой и передал его Джеку Ралсону.

— Во-вторых, внимание, насколько бы сильны мы не были как маги и солдаты, сомневаюсь, что наши плавки их испугают. Поэтому вот. — я вывалил из пространства «бочки» четырнадцать комплектов брони и одежды, включая шлемы, бронежилеты и оружие. Штурмовые винтовки, пистолеты, ножи, и даже парочку гранат.

— И в-третьих, лично для моего начальника службы безопасности. — я повернулся к нему и злобно глянул на него, отчего он напрягся. — если твоя задача — безопасность, то занимайся безопасностью, а не убийствами первых же неудачников, полезших с мухобойкой на слона. Наша яхта в три раза быстрее их. Мы идём на минимальном ходу. Достаточно поднять на два деления планку скорости, и они свалят в закат быстрее, чем из тебя выйдет последняя рюмка сакэ. Но раз уж ты такой боевой, командуй. А я пока посмотрю за этим зрелищем. — передал я в его руки командование бухим отрядом элитных магоубийц и сел на палубу, вытащив из кольца огромное массажное кресло, что приняло меня в свои объятья.

Не столько для пользы, сколько для понтов перед парнями. Тому, кто живым приведёт командира этих самоубийц, я лично его подарю. Об этом я и объявил, когда бравая команда уже заканчивала вооружаться.

— Капитан, они реально пираты. — Джек Ралсон посмотрел в объектив телефона с камеры дрона. — И кажется, они начали что-то подозревать. Они разворачиваются и уплывают.

— ПОЛНЫЙ ВПЕРЁД! НА АБОРДАЖ! — бухой в сопли Дерек, вырвавшийся от своей пассии, Микки, что ждала его сейчас на Мадагаскаре, выразил общее настроение и указал клинком в сторону судна неприятеля.

*И вот с ними ты собираешься освобождать свой мир?* — задал язвительный вопрос Куратора.

«Они лучшие из лучших. Если не сейчас, то станут в будущем,» — уверенно ответил я ему и начал наблюдать за спектаклем вместе с вышедшими с бутылкой шампанского четырьмя красавицами.

Взгляд упал на Киру, что счастливо улыбалась, и зависть к Хьюго на мгновение кольнула сердце. Впрочем, всё это ерунда, и близко не стоявшая с той завистью, что испытывают ко мне миллионы. А ему я завидую по-хорошему. Такую красавицу получил, да ещё и чувства разделили между собой.

— Всё таки не зря я поверил в вас…

*БАХ*, *ТРА-ТА-ТА* — началась стрельба, и дымовая шашка окутала посудину пиратов едким, чёрным дымом.

— Поздно удирать ребятки. В этот раз вам попалась слишком крупная рыба.

Глава 16. Научная лаборатория

Я наблюдал, как команда производит антирейдерский захват судна, и хотел плеваться. С их силой, знанием и опытом… Хотя последнее далеко не у всех имеется, но всё же… В общем — я ожидал куда как более профессиональной и чистой работы. А получилось, как получилось.

Я махнул рукой, даже не желая выслушивать объяснения и ложь капитана пиратов, что достался мне живым, здоровым, целым и невредимым. А массажное кресло отправилось к Дереку, который чесал голову, думая, как его отсюда доставить до берега и куда дальше деть.

— Шеф, а можете у себя сохранить пока? — попросил он, поняв что главный приз ему в общем-то и не нужен.

— Могу. Сутки хранения пять империалов.

— Грабёж! Средь бела дня! — возмутился он и наигранно вздохнул. — Ладно, я согласен.

Кресло вернулось в пространство артефакта, что, как и до своего становления таковым, активно съедал всю мою ману без остатка.

Этот проглот мог бы поспорить в своих аппетитах с Шугой. Но последнему больше мяса подавай. Кстати, что-то я его давно не видел. Как полетел за этими дельфинами, так и не видно его.

Я попытался нащупать ментальной связью с питомцем его местоположение и понял что зря беспокоюсь. Он сытый и довольный летит в сторону яхты, прекрасно видя её своим острым зрением.

Да, птарх подрос и с тех самых пор, как научился летать, при любой возможности улетал в небо, кружась неподалёку от меня, и приземляясь только чтобы пожрать, поспать или получить свою порцию любви и ласки по окончанию занятий. Разве что в мои многочисленные командировки я его не брал, оставляя с Оливией и Виррер Патилио, любительницей животных, что примкнула к нам вскоре после той показательной тренировки с попыткой избиения меня металлической трубой.

Мы наконец-то доплыли до нужной точки, и я принялся за эксперименты. Из пространства бочки появилась сложная пластиковая конструкция, укреплённая плетёной из металла сеткой, образовывающей стенки. Кубы шириной метр на метры имели оранжевые буйки, держащие всю конструкцию на поверхности и несколько километровых тросов, что, опускаясь на дно, должны были заякорить их и не дать отплыть отсюда. Два передатчика по краям конструкции были активированы и должны были стать маяком для меня, когда я вернусь сюда через неделю. В целом, конструкция напоминала ловушки для ловли краба, но её задача была находиться недалеко от поверхности воды, а не на дней.

В каждый контейнер я засунул подготовленную стекляшку с испытуемыми образцами, капнул раствором «активатором роста», и начал один ящик за другим выбрасывать за борт.

Все молча смотрели за моими манипуляциями, и лишь когда я закончил, выбросив последний, семнадцатый в этой цепочке ящик, накинулись с расспросами.

— Потише, потише. Сейчас и сам всё расскажу, пока яхта берёт курс на нужный нам причал в Мадагаскаре. Теперь можно и отдохнуть. — я открыл бутылку вина и разлили желающим по бокалам. Мужики дружно кинулись опустошать бутылку какого-то французского коньяка стоимостью близкой к новенькому автомобилю.

— В общем — это эксперимент по выращиванию водорослей. Не простых водорослей, а немного улучшенных. Понятия не имею, что из этого всего выйдет, но через неделю надо будет собрать образцы и отправить их в лабораторию. Кстати, что там с нашей лабораторией в Арме? — я посмотрел на Оливию, которая в солнцезащитных очках и панамке лежала на лежаке и лопала из тарелки оливки.

— Всё печально. Но мы прорвёмся. Просто не знаю, как быстро у нас это получится.

— В чём загвоздка? — решил сразу разобраться я.

— В оборудовании. Его нет. И никто не продаёт. А заказы распределены на годы.

— Что говорит Генерал? — продолжал я уточнять проведённую работу по путям и лазейкам, доступным нам.

— Ничего не говорит. Плечами пожимает и к помощнику направляет. Бесполезному. — она кинула оливку в рот и принялась дальше загорать.

— Я тебя понял… — секунда, и телефон в моей руке включился, и номер дяди Джона был набран.

— Дядя Джон! Как поживаете? Как ваши раны? Может, всё таки согласитесь хотя бы на базовое лечение? Всё-всё… Я больше не поднимаю эту тему, я вас понял и услышал. Тогда, быть может, вы мне сможете помочь? Не за просто так. Я вам проведу одну любопытную экскурсию по месту, о котором ещё никто не знает ничего. Да, Мадагаскар. Ваша разведка работает, как и всегда, выше всяких похвал. Ну да, да. Нужны пылящиеся без дела коробки на ваших складах для будущего научного комплекса. Всё ради победы, вы же знаете. Ну вот и отлично, договорились. Пришлю список на вашу электронную почту. Нет, на ту, о которой контрразведка не вкурсе. Ну всё, договорились. Да, буду ждать. Ага, жду… — я закончил двухминутные переговоры и повис на трубке, ожидая сведения от министра обороны Австралии. — Да. Тогда делегация? Отлично! В среду? Послезавтра? Вообще идеально. Мы как раз свои светские мероприятия закончим. Всё, дядя Джон. Буду вас ждать. Спасибо вам! До встречи.

— Ну всё, проблема с оборудованием решена. На телефон, лови почту, куда список оборудования вышлешь. Проси с запасом. У них всё равно не хватает для этого богатства мощностей, а другим странам жаба задушит продать и признаться, что это богатство до сих пор пылится в ящиках. То ли дело я, можно сказать, свой человек. — улыбнулся я Оливии, погружая её в работу.

— У меня сеть не тянет. — призналась Оливия, вытащив неизвестно откуда свой телефон. С учётом того, что на ней был лишь купальник…

— Да? А у меня полная шкала. Может, глюк какой-то. — отмахнулся я, прекрасно понимая в ком причина, и как именно зовут этот глюк.

На захваченном и прицепленном к яхте судну пиратов что-то начали громко вопить выжившие пленные, и парни пошли их успокаивать.

— Ничего серьёзного, одному из них дурно стало. — отчитался Димитр.

— Главное, чтобы к моменту прибытия в порт там не оказался труп. Объясняться с полицией желания нет. Кстати, вам же и предстоит дать объяснения полиции по прибытию. Решите сами, кто её вызовет и сдаст пиратов в тюрьму.

Ребята тут же расстроились, понимая, что волокита в отделе займёт какое-то время, и это может лишить их шанса на тусовку со звёздами. Начали тянуть соломки для коктейлей, чтобы найти козла отпущения, который и будет всё это делать и объяснять полицейским.

— Мда уж… Вот тебе и отдохнул. — грустно выдохнул Кристиан, став обладателем короткой трубочки.

Жемчужина причалила под салют к пирсу, и полутрезвые гости встретили полупьяных гостей.

Все тут же начали знакомиться друг с другом. Слово взял какой-то темнокожий ведущий вечеринки, которого я видел в трейлере какого-то фильма, вылезавшего рекламой посреди изучения материалов на видеохостинге.

— Поприветствуем уважаемого мецената нашей сегодняшней вечеринки, собравшего всех нас здесь сегодня! Иваааааан ТОРМЕЕЕЕЕЕЛЬ! И хочу напомнить всем нашим друзьям, что сегодняшний вечер — особенный. Все собранные в ходе вечеринки денежные средства от аукциона, пожертвований и конкурсов на звание самого главного оторвы этого вечера, пойдут в фонд ветеранов войны! Подержим наших славных воинов, что своим мужеством дают нам шанс на нормальную жизнь! Поднимите ваши бокалы! Да-да, все, вас, девушки, это тоже касается! — обратился он к моим спутницам, к которым уже начали подкатывать яйца какие-то знаменитости. Ну, судя по рожам — точно какие-то медийные персоны.

Впрочем, в своих девочках я уверен.

Я выступил с приветственной речью. Не слишком пафосной, не слишком сопливой. Что-то среднее между благодарностью солдатам и воинам невидимого фронта, которые куют, сеят, создают и поддерживают порядок на свободной части планеты.

Торжественно поднялись в воздух бокалы с шампанским, и все перешли к куда как более весёлой части этого вечера — отдыху, общению, выступлению малоизвестных, но реальных талантов, чьи навыки могли посоперничать с магией. К примеру, жонглёр топорами с горящим после окунания в смазку лезвия и меня впечатлил. И всё было хорошо, и люди веселились, ребята знакомились с знаменитостями, модели искали связи с богатыми и влиятельными персонами, алкоголь утекал в желудок. В общем, всё как и планировали. Пока не пришли они.

Я так и не понял — кто именно это был. Куратор засёк странные движения лишь за минуту до их прихода. Это были маги. Человеческие маги, которые испортили всем вечеринку.

На главной сцене выступал и развлекал гостей какой-то комик, тогда как большая часть людей отправилась к бассейнам. Море в этот момент штормило. Вышедший словно из ниоткуда мужчина в маске внезапно ударил комика, повалив того на землю и взял в руки микрофон. Следом на сцену выбежали ещё пять человек с автоматами за спиной. Откуда они их взяли — я понятия не имел. Но смутная догадка всё-таки посетила меня, уже мчащегося на сцену.

*ТУК-ТУК*

Постучал по микрофону нападающий.

— Добрый вечер. Надеюсь, я вам не помешаю. — хриплый мужской голос раздался по побережью частной виллы, напоминающей больше дворец. — Уважаемый организатор, моё почтение. Не спешите начинать колдовать и пытаться нас атаковать. Для многоуважаемых гостей это может очень и очень плохо кончиться. Мы, знаете ли, автоматы взяли больше в качестве сообщения, что с нами шутки плохи и нас стоит выслушать.

Я в мгновение ока оказался у сцены и посмотрел на пятерых сумасшедших, что решили так нагло напасть на, пусть и не основную, но резиденцию правящего монарха. И такое количество высоких гостей.

Начали подтягиваться ребята из моего отряда, вот только преимущества информации, к которому мы так привыкли, у нас уже не было. Но этот момент с Куратором мы позже разберём.

— Я и без пушек знаю, что вы маги, что одной ногой в могиле находятся. Чего вы хотите?

— Просто поговорить с вами.

— Так а мы что сейчас делаем? Пусть твои смертники опустят стволы, незачем зазря людей пугать. — начал я прощупывать почву их реальных намерений и уровня готовности к столкновению.

— При всём моём уважении — нет. Иначе вы точно сорвётесь в атаку. А так мы хотя бы пообщаться можем с позиции равных.

— Хреновая логика. Но допустим. Я тебя очень… ОЧЕНЬ внимательно слушаю!

Спецслужбы, полиция и мои магоубийцы уже отреагировали, и в данный момент вели планомерное окружение и взятие на мушку всех террористов. А иначе людей, решившихся на захват пленных, я не назову.

— Оу, вы уж поверьте, наша логика близка к идеальной. Любой другой подход к этой проблеме не привёл бы к нужному нам результату.

— А вы так уверены, что я соглашусь на ваше предложение?

— Очевидно. Ведь это исключительно в ваших интересах! Людей спасёте, героем станете. Да и нам поможете справиться с нашей миссией. А она, опять же, весьма важна для всего человечества.

— Хватит чепуху молоть. Говори, что тебе надо, чёрт лысый.

— Странно… — мужчина не стал комментировать моё оскорбление и посмотрел на своих четырёх ребят, дам им команду.

Те закинули за спину автоматы, но я даже расслабиться не успел. Каждый из них начал творить довольно сильные заклинания и спрыгнули в толпу людей, разбредшись по группам людей, замерших, словно кролики перед коброй.

Мужик выключил и выкинул микрофон, после чего присел на сцену и постучал рукой рядом с собой, подзывая меня.

Я с кипящим внутри гневом осмотрел четырёх магов, что поддерживали огромные заклинания, направив руки к небу. Но любое неосторожное движение, и гостям грозит смертельная опасность. То же самое со снайперами. Потерявшая контроль стихия просто сработает как граната, ударив по всем стоящим вокруг людям.

— Ладно… Падаль… — прошептал я и сжав зубы подошёл к этому ублюдку.

— Не кипятись ты так. Я действительно просто хочу поговорить. И сделать так, чтобы ты согласился мою просьбу выполнить. Эта небольшая демонстрация нужна лишь для того, чтобы ты понял, что быть сильным, да даже сильнейшим — не значит стать всесильным. Если кто-то очень сильно захочет. Он очень сильно испортит твою жизнь и жизнь твоих близких.

— Хватит. Мне. Угрожать. Ублюдок. — слово за словом я выплюнул в него, словно из пистолета выстрелил.

— Ладно, она говорит, что ты позже всё поймёшь. Она ещё никогда не ошибалась. Нам нужна твоя помощь. Через три дня. В Северной Америке. Надо, чтобы ты отвлёк внимание и связал боем войска шайтранов. Зачем — говорить не стану. Выживешь — мы к тебе придём и отблагодарим. Сам всё поймёшь. Если нет — тогда операция будет куда как более рискованной. Но всё равно шанс на успех вырастет в разы.

— Почему я? Других магов нет? Или у вашей шайки нет влияния на военных?

— Потому что ты сам этого хочешь. И только у тебя есть шанс выжить. Не к чему за один день миллион голов вояк класть на чашу весов ради нашей миссии. Так понятно?

— Понятно. И вы что, не могли мне просто прийти и предложить это?

— Самое главное ты ещё не знаешь. Ты атакуешь их главный центр подготовки, место дислокации легионов императора. Каждым командует один из самых сильных магов шайтранов. Эрн, к слову, один из них. — с лёгкой издёвкой произнёс мужик в маске.

— А вы много знаете… — не смог не похвалить их я, понимая, что в такую суицидную атаку точно бы по своей воле не полез. Тем более ради неизвестной мне цели.

— Ну так. Не гопники деревенские. В общем, если поможешь, справишься и выживешь, мы будем твоими должниками. И поверь, перед новым нашествием, перед этим вторжением на другие континенты наша помощь тебе ой как пригодится. А если ещё и потрепать их сможешь, может даже отложишь наступление на какое-то время. Кругом сплошная выгода!

— Только вот шанс выжить очень уж близок к нулю.

— Ну, будем откровенны, не в твоём случае. Вот тебе подарок небольшой, в знак серьёзность наших намерений. Инструкция будет ждать тебя в почтовом ящике в вашем милом гнёздышке в академии. — мужик свистнул, и четвёрка магов, что показала себя реально крутыми и способными, выпустила в воздух свои заклинания, сделав нечто вроде фейерверка.

— До скорой встречи. Надеюсь, она права, и ты выживешь.

Мужчина отошёл на пару метров назад и остальные маги собрались вокруг него.

Главарь поднял вверх кулак, и я почувствовал пульсацию маны. Вспышка света пронеслась и ослепляюще ярко разлилась вокруг, мгновенно ослепляя всех собравшихся и наблюдающих за этим действом.

Когда я спустя мгновение исцелил глаза и посмотрел на сцену — на ней уже никого не было. Ко мне тут же подбежали ребята и ринулись на сцену, в пустой попытке найти хоть кого-то. Но их уже здесь не было. А я прекрасно вспомнил этот отпечаток магии, что ранее уже наблюдал рядом с собой.

— Долбанный телепортер… Я, конечно, предлагал сотрудничество. Но не в таком формате.

— Босс! Кто это был. Что они хотели? Нам преследовать их? — Наперебой начали задавать мне десяток вопросов мои товарищи.

— Отставить. Поздно уже что-то делать. Они ушли. А мы оподливились, как беззубые котята. Дайте мне микрофон. И посмотрите, никому плохо не стало?

Я взял в свои руки микрофон и тут же включил его, следуя инструкциям Куратора.

— Дамы и господа! Как вам представление группы экстремального театра? Да! Спешу вас всех успокоить, это был розыгрыш! Возможно, не каждому он пришёлся по душе. Но я уверен, вы запомните его надолго, как и этот удивительный фейерверк. Меня долго отговаривали от подобного выступления артистов, но я решил, что надо. Надо каждому из вас дать возможность понять, что ощущают наши воины, наши бравые солдаты, наши герои, стоя на поле боя. В месте, где один неверный шаг способен оборвать вашу историю. Это тяжёлое чувство. И я не хочу, чтобы наши дети жили с этим чувством. Запомните его. Запомните навсегда и пронесите с собой через года, помня, что каждый миг, каждая секунда, отведённая нам — это наш шанс сделать что-то хорошее. Что-то, что поможет нашему миру стать лучше. Героями нас с вами делают не медали и ордена. Героями нас делает наше сердце. Сердце, которое говорит нам о помощи ближнему, о добрых делах и ответственности за завтрашний день. И это касается любого человека. Мы же с вами — не простые люди. И наши поступки, наши слова и наши мысли способны сделать куда как больше. Будьте лучше себя вчерашних. Идите вперёд, гордо помня о том, что вы пережили. А сегодня, в последний день вашей старой жизни, и в первый день новой, после того, как вы побывали на грани, занимайтесь тем, что вы любите и тем, чего вы желаете. Никогда не сожалейте о прошлом. Живите настоящим. И живите так, чтобы завтра стало ещё лучше! УРА!

Я выпил оперативно поднесённый Оливией бокал и демонстративно разбил его о сцену. С широкой улыбкой я развернулся и сменил блаженное лицо на яростный оскал.

— Я вытрясу душу из этого ублюдка…

Глава 17. Дуэт самоубийц

Убежище Алексея выглядело полупустым и покинутым, как говорится, «второпях». В общем — я его не нашёл. Как и следов, куда он мог отправиться. Но на столе лежал запечатанный конверт.

"Приветствую. Надеюсь, всё пройдёт как спланировано, и никто не пострадает. Вообще, скажу сразу — идея не моя, и я до последнего был её противником. Но против общего решения не пойдёшь. Слишком все друг на друга завязаны. Шаг влево, шаг вправо, и ты уже за бортом лодки, в огромном океане, полном акул. Я не готов сражаться с этими акулами. Я вообще хочу просто тишины и спокойствия. Но когда меня кто спрашивал? Ты даже тайное убежище моё нашёл, поставив под сомнение мои возможности скрыться от мира. В общем — не злись. Там такая хрень сложная и много значащая, что другого варианта добиться стопроцентного согласия с твоей стороны мы не нашли. Когда всё это закончится, если ты и впрямь сможешь вернуться оттуда — с меня причитается."

— Причитается с него, бл*ть! — я сжёг бумагу и покинул убежище телепортера. — Решили мной втёмную сыграть? Три дня мне дали? Инструкцию пришлёте? Я вас научу дипломатии, уроды. Только покажитесь мне на глаза. Куратор! Ну что там?

*Чистота по всем сетям. Словно призраки испарились. Есть лишь старые данные о магах со схожими атрибутами, пропавшими пару лет назад. Или же ушедшими в тень. Судя по всему, мы имеем дело с тайной группировкой.*

— А то я сам не понял… Ладно. Ищи зацепки, я полечу в Академию, посмотрим, что им от меня нужно.

*Анализ данных недостаточен для точного прогнозирования модели поведения террористов. Они могли как пойти на крайние меры, так и нет. А все их жесты доброй воли, в том числе и это письмо, могут быть нацелены на запутывание вас и манипуляцию вашим сознанием*

— Да понятно, что ничего непонятно. Нагнали таинственности. Пришли ушли, намёков накидали, а что там на самом деле никому неизвестно. И рисковать не хочется с одной стороны, подставляя своих. И поводов другим ублюдкам давать не хочется.

*Предлагаю минимизировать риски в нынешних условиях, сконцентрировавшись на поиске сведений об этой группировке. В этот раз у них была информация, позволившая застать нас врасплох. Мы можем достичь того же эффекта, если найдём информацию об этой группировке.*

— Конкретные предложения какие?

*Получить задание, проанализировать гипотетические действия террористической группировки, перехватить инициативу, подготовив запасной план, позволивший избежать риска.*

— Хорошо. Тогда летим в Академию Ареса. Сведений наружу не распускаем. Всё делаем в секретности. Они откуда получают обо мне сведения. Минимизация контактов позволит ограничить их действия в отношении меня. — я вылез из убежища и замотал головой моим спутникам.

— Совсем нечего? — Удивила Оливия.

— Ничего конкретного. Мы до сих пор в тупике и в отстающих. Кое-что узнал, но это не даёт нам никаких преимуществ. Собираемся в академию. И да… — я посмотрел на всех своих соратников. — код красный. С сегодняшнего дня и вплоть до его отмены.

Было заметно, как напряглись и сглотнули слюну мои товарищи. Один лишь Дерек, слишком пьяный для того, чтобы соображать, начал спрашивать у Микки, что это за код такой, думая что я не услышу.

Я подошёл к нему и пропустил заряд силы жизни, заставляя прийти в сознание.

— Код красный. Полная боевая готовность. Высший уровень секретности. Отказ от каких либо действий по приказу лиц, не имеющих особый уровень допуска к командованию. Фамилии тебе перечислить этих самых лиц, или ты сам вспомнишь?

— Код красный! Так точно! Я ничего не забыл! Всё помню! Разрешите приступить к выполнению? — стал по стойке смирно Дерек, лицезрея мой занесённый за спину кулак, готовый пробить ему в брюхо, если он не включит мозги.

— Так-то лучше. — я первым демонстративно выключил телефон и спустился с плато, на которое я забрался первым, а остальные из чистого любопытства поднялись по верёвке, сброшенной с его вершины графом Густавом Оре.

Все тоже принялись отключать телефоны и прочую электронику, что была у них с собой.

Внизу нас ждал представитель местных властей, потея и нервничая, он ждал нас после посещения земли злобного духа. Верующий…

— Мистер Рынгвах — мы едем в аэропорт. Попросите от нашего имени прощения у верховного короля. Безопасность Армы и королевства Мадагаскар требует нашего оперативного вмешательства. Для нас было огромной честью стать частью этого вечера в его загородной резиденции. И просим прощения за данный конфуз, что произошёл во время отдыха уважаемых гостей. Впредь, надеюсь, подобного не будет.

Я бросил эту фразу представителю королевского двора, сопровождавшему нас, и ушёл в машину, ожидая остальных. Мистера Рынгваха взяла под одну руку Кейт, под вторую Оливия, и принялись обрабатывать на тему того, что стоит рассказывать королю, а что нет.

Частный самолёт с весёлым пилотом, бросавшим шуточки, что больше бесили меня, нежели веселили, набирал высоту, а я сидел и прогонял в голове взятые на себя обязательства, структурируя их по степени важности.

— Как же бесит… Не успею… — я тяжело выдохнул и взял в руки ручку и листик, начав набрасывать отдельные задачи, которые предстоит выполнить моим помощникам.

Встречи, переговоры, заключение договоров, контроль и приёмка оборудования, контакты дяди Джона, приказ по сбору образцов водорослей в случае моего отсутствия и доставку их в порт столицы Мадагаскара… Первая часть дел была расписана. Дальше хуже… Дальше строительство Армы. Так, эта задача ляжет на плечи Оливии. Пускай она направляется вместе с Кирой и Хьюго прямиком на Мадагаскар через пять дней и контролируют постройку на месте. Где там этот человек генерала…

*Майкл? Вот его контакты,* — подсказал Куратор данные человека, который был в своё время задействован в постройке десятков крупных промышленных проектов и нескольких секретных баз и лабораторий.

«Да, он знает, что к чему… Нужно решить вопрос с его кураторством над нашим проектом. А если он слишком занят — узнать, что за проект его так отвлекает, и переговорить с заказчиком, дабы он нашёл в себе силы сменить приоритеты,» — согласился я и взял ещё один лист бумаги, расписывая пошагово задачи.

Полчаса ручка скрипела в напряжённой тишине, пока я не закончил.

— Разбирайте. Пока меня не будет — занимайтесь этими задачами.

— А как же сессия? — справедливо заметил Кристиан.

— Перенесём. Либо экстерном сдадим. Чё это у вас лица так погрустнели? А, типо, боитесь не сдать, так как не готовились? Да забейте. Я переговорю в мистером Томом Байером. Всё будет нормально. — успокоил я студентов и откинулся на спинку кресла.

*Кажется, ты готов провести ряд операций по усилению собственного тела?*

«Ты всегда хорошо читал мои чувства,» — признался я.

*В данный момент мы мало что можем сделать, но самое основное, чего мы должны достичь — это увеличение контроля над телом. Мы используем не более тридцати процентов от его потенциала. Это может помочь в затяжной борьбе с шайтранами.*

«И составь список вещей, которые могут пригодиться в сражении. Съездим на склады генерала. Гранаты в тот раз хорошо себя показали. Как и взрывчатка,» — попросил я и получил согласие от Куратора.

*Мне бы стоило отговорить тебя от этой авантюры. Но ты ведь уже всё решил?* — напоследок спросил мой компаньон.

«Совершенно верно…» — подумал я, и уже вслух продолжил:

— Мы подлетаем.

В академию добрались практически без приключений. Если бы полиция на дороге не остановила странный кортеж для проверки документов, вообще бы всё хорошо было.

— Густав! Организуй мне встречу с ректором!

— Когда?

— Сейчас! — ответил я ему и подошёл к ящику для писем и корреспонденции.

Там, как и ожидалось, нашлись куча бумажек, но среди спама был и конверт без каких либо вводных данных.

Я развернул его и достал напечатанный на компьютере текст.

«Иван Тормель! Надеюсь, что мы с вами договорились и нашли общий язык? Будем кратки. Ваша задача следующая: в 12 часов дня по Лондонскому времени начать атаку позиций шайтранов районе Зиккурата близ Нью-Йорка. Связать боем силы шайтранов и уничтожить щит. Задачу следует выполнить не позже 14.00. Отступление и побег следует осуществить не раньше 15.00. Информация о времени и месте встречи для вашего чествования мы сообщим дополнительно, после успешного выполнения задания.»

— Ублюдки…

«Куратор. Так ничего и не накопал?»

*Всё ещё никаких зацепок. Мотивы как и прежде — непонятны.*

«Как я ненавижу это чувство, когда меня используют втёмную,» — признался я.

*Вы не одиноки. Я проведу анализ и прошерстю все известные мне базы в поисках зацепок,* — Куратор отключился, принявшись рыть огромную глобальную сеть.

— Как щенков каких-то уделали… Паскудство…

— Тормель! Ректор на связи! — закричал из дома Густав.

— Иду! — я вошёл внутрь, временно заглушая огонь гнева, что сжигал меня изнутри.

Встреча прошла более чем успешно. Я сумел без подробностей объяснить всю сложность и срочность нашего положения, необходимость моего отсутствия и отсрочку начала сдачи тестов к экзаменам. Всей моей группе предстояло отдельно решить с датой местом проведения этих самых тестов для допуска к сессии. Да и саму сессию мы договорились в тот же день начать для всех, кто сдаст тестирование.

«А если не все сдадут?» — ехидно спросил меня легендарный ректор.

«Тогда что они забыли в рядах магоубийц?» — ответил я ему, и оставил его в крайней степени довольным подобным ответом.

Новости об этом я пересказал бойцам, но те не воспылали радостью. Лишь почесали головами и принялись искать учебники и конспекты. И всё это под грифом секретности, появившимся впоследствии активации «Красного кода».

Помогла наша любительница животных, которая пришла в дом, так как почувствовала, что птарх вернулся.

— Шуга! — радостно закричала она, побежав обниваться с невидимкой.

— О! — радостно обратили на неё внимание ломающие голову студенты и принялись составлять список вещей, книг и предметов, которые ей нужно было найти и принести сюда.

— Бедная девочка… — прокомментировала это свободная от тягот учёбы Оливия и вытащила из холодильника банку созвучных с её именем лакомств.

Я же отправился с внезапным визитом на виллу генерала Винзела. Уж что-то, а отследить местоположение союзника Куратору труда не составило.

— Генерал! Не пугайтесь. Это я.

— Охрана что, спит на посту? — застигнутый врасплох за просмотром фильмов сомнительного содержания генерал подорвался и начал искать пульт.

«В сорок пятой серии „Любовной любви“ нашего самого душевного сериала для романтиков вы узнаете, правда ли, что Дэниел влюбился в Элиза…» — наконец-то выключился телевизор, и смущённый генерал посмотрел на меня.

— Изучаете повадки женщин? Я бы так не смог… — подыграл я генералу

— Да, тяжело этот бред переваривать и понять логически… — подыграл генерал мне в ответ. — Так ты чего пришёл?

— Мне нужно оружие. Много оружия…

— Тренировка?

— Типо того…

— Или как в Панаме?

— Пусть это останется моей болью, а не вашей. Хорошо?

— Парень… Не взваливай на себя слишком многое. Ты не один.

— Возможно, вы и правы… Но ответственность за мои действия я несу сам. Сам решил выпендриться — теперь я должен сделать всё от меня зависящее. В общем — не забивайте голову, а лучше помогите собраться.

— Ладно, поехали со мной на военную базу. — начал одеваться генерал, чей единственный за месяц выходной я только что угробил.

— Автоматы, патроны, гранаты. Возмездие берёшь? — спросил он, проходя мимо закрытых стальных дверей ангаров с пометками и военными кодировками.

— Возмездие нет. Остальное да. — ответил я ему, смотря в сторону мигающей лампочки прямо напротив огромных дверей ангара.

— Сколько? — взял ручку и блокнот генерал, планируя записать объёмы выданного оружия.

— Всё.

— Всё? — удивился генерал и пролистал блокнот, сверяясь с цифрами имеющихся на складе боеприпасов и объёмов вооружения. — Ты какие-то масштабные учения планируешь…

— Да не то слово… — вздохнув, ответил я ему и устремил взгляд вперёд. — А там что?

— О, экспериментальный образец танка нового поколения. Соединён с «Возмездием» и контролируется специально обученными бойцами для достижения максимальной эффективности в бою. Но так как ты «Возмездие» не берёшья, я даже предла…

— Беру! — Верну целиком или в виде отчёта. Подробного, с записью всех технических характеристик и нагрузок.

Я уже по подсказкам генерала и Куратора перечитал ТТХ танка с кодовым названием «Проект Мститель 045-А.»

Показатели на уровне самых современных танков, но с кучей дорогостоящей электроники, работающей с частотой «Возмездия» и на частотах, игнорирующих подавление электроники магией шайтранов.

Многие элементы были заменены на механические и управлялись с единой панели оператора тяжёлой техники, через «Возмездие».

Я и без шлема смогу выдать КПД на грани 99%. В отличии от самых обученных бойцов и экипажей.

— Топливо. Боеприпасы. Мне нужен двойной. Нет. Тройной боекомплект. Дальность хода сто двадцать километров. Не густо… Пять бочек по сорок литров нужно. Дальше. Беспилотники. Разведки… — я прислушался к рекомендациям Куратора и продолжил. — семьдесят штук. Боевых минимум сотня. Реактивные гранатомёты — пять штук и боекомплект на 5 выстрелов к каждому. Гранаты — десять ящиков стандартной комплектации. Зажигательные, светошумовые, дымовые и прочие — всех по три ящика. Дальше — хаммеры бронированные с пулемётными гнёздами — пять штук. На каждый пулемёт — дистанционное управление огнём. Щиты сапёрные — десять штук. Взрывчатка… Тут много потребуется…

— СТОП! СТОП! СТОП! Ты что, весь арсенал унести отсюда хочешь? Ты что от меня скрываешь, парень? Решил второй фронт открыть?

— Кто знает… Смотря как пойдёт. Доверьтесь мне, генерал. И ещё, проведите следующую неделю в вашем бункере в Нормандии.

— Не понимаю… И почему именно в Нормандии?

— Потому что в него даже я не смогу пробраться незаметно. При всех своих недостатках — он самый лучший с точки зрения обороны и сохранения жизни одной персоны из-за своих… Особенностей.

— И откуда ты всё это знаешь?

— Кто владеет информацией — тот владеет миром. — ответил я генералу и принялся продолжать перечислять список необходимого.

*Просто напомню, что у нас не хватит объёма бочки для всего тобой запрошенного*

Я достал из кармана кристалл на девять сотен маны и отправил его на прокорм своего прожорливого артефакта.

— И ещё, генерал. Главное, не волнуйтесь. Я могу попросить вас об аренде Колье императора Франции?

— Ты откуда, шельмец, об Колье знаешь? — вытаращил на меня глаза генерал и посмотрел не просто встревоженным, а даже каким-то агрессивным взглядом.

— Да всё оттуда же. Даю слово — верну в целости и сохранности, и ещё в сокровищницу сделаю пожертвование в виде пяти кристаллов маны. Минимум по тысяче единиц маны каждый.

— Ха! Как будто мы сможем проверить! Никто так и не научился точно измерять объёмы кристаллов и камней маны.

— Я могу. Ну так что? Мне на пару дней. Император даже не узнает.

— Ну… Не могу. Я обязан сохранять этот стратегический запас на случай войны на континенте…

— С меня книга по анатомии человека с нарисованными каналами маны и известными мне способами их активации.

— Не понял. У тебя была такая, и ты молчал? — вскипел генерал.

— У меня такой нет и не было. Но я сяду и напишу её. Специально для вас, с автографом экземпляр будет.

— Куда ты собрался? Скажи честно.

— В Америку. — сказал я то, о чём он и сам уже давно догадался.

— Панама? — нахмурился он

— Нет. Севернее. Никто не узнает, кроме вас и моего ближайшего круга. — заверил я его.

— Зачем?

— Если бы я знал… Расскажу как вернусь.

— Если вернёшься… —

— Не каркайте. Лучше мне ещё гранат заверните.

*Я провёл расчёты. Силы покрова хаоса мы можем использовать для защиты танка. Но наших запасов хватит всего на 58 секунд боя*

«У нас есть ещё сутки на подготовку. Я придумал план, как увеличить объём источника.»

*И почему мне кажется, что этот план будет сумасшедшим?*

«Потому что тебе не кажется» — я мысленно улыбнулся, представляя реакцию остальных, когда я заставлю их прокачивать меня.

Стоило войти на территорию академии, я тут же направил к учебному корпусу операторов тяжёлой техники, и чуть ли не силой выкрал с занятий по подготовке Рюдигера.

— Тормози, щенок! Что тебе нужно? Сам на занятия не ходишь, ещё и другим мешать вздумал?

— Ждите. Нужно тихое место… — я осмотрелся и нашёл взглядом озеро, в котором мистер Рюдигер меня как-то чуть не утопил.

— Там же остров небольшой в центре? — решил уточнить я.

— И что? — не понял меня наставник.

— Давайте туда. Там поговорим. И телефон оставьте на берегу.

— Ты меня пугаешь, парень… — ответил мне мастер по выживанию на захваченных территориях.

Стоило выбраться на берег, я ещё раз осмотрелся и, сев на гниющее бревно, задал свой вопрос магистру тьмы.

— Учитель! Мне нужно знать, как вы выживали и спасались на захваченных территориях. Но не просто сказки о том, что нужно быть выносливым и не останавливаться. Если насолить крупным шайтранским шишкам, то и на джипе от них не уедешь. Уж я-то знаю. Сам чуть не зажарился в машине, хотя и имел весомую фору в дистанции.

— Да никак. Я потому и выживал, что зачастую был один. Но это не отменяет того, что я вам рассказывал. Подобные случаи в самом начале войны действительно имели место быть. Просто не со мной. Дальше стало… Сложнее. Хотя мы до сих пор фиксируем со спутника местоположение выживших общин. И шайтраны знают о них, но не трогают, что странно.

— Используют для тренировок в охоте. Тут-то как раз всё понятно. Всякие ритуалы и религия обязывают их совершать вылазки и приносить домой добычу. Нет добычи лучше, чем человек. Короче, мы словно на сафари. Только вот мы в качестве стада антилоп на этом празднике охоты.

— Ублюдки…

— Так что там с выживанием?

— Да ничего. Что ты хочешь узнать? Моя способность позволяет мне легко прятаться и избегать столкновений. Быстро перемещаться, и всё это расходует не так уж и много маны. Особенно ночью. Днём пережидаю, ночью сваливаю.

— Хреново.

— А ты что, на континент собрался? Воевать?

— Увы. Есть такая необходимость.

— Откажись.

— Не могу. Меня крепко схватили за яйца. И я не могу сейчас отказаться. Иначе жизнь ребят будет под угрозой. Есть у меня такое чувство, что эти ублюдки действительно готовы пойти на жертвы для того, чтобы я сделал то, что они приказали.

— Давай-ка подробнее, и с самого начала, парень. — потребовал Рюдигер и присел рядом со мной.

Я долго думал, стоит ли говорить. И стоит ли ему знать. И в итоге решил, что если кто и достоин, если кто и готов услышать всё, то это Рюдигер. И я начал с самого начала, рассказывая о вечеринке и знакомстве с телепортером.

— … Вот, собственно, и всё… — закончил я и посмотрел на глубоко задумавшегося наставника.

— Ясно. Я бы не пошёл на сделку. Но я — это я. И от меня в этом мире не так уж и много зависит. А ты решил начать большую игру. И риски твои не сравнятся с моими. Хорошо, так уж и быть, ты меня уговорил.

— Уговорил на что? — удивился я. — Я ведь только совета просил.

— Ой, да не выпендривайся. Вместе полетим. Я конечно долго удерживать во тьме второго человека не смогу, маны не хватит. Но укрыть пару раз от смертельной опасности и вытащить из западни силёнок должно хватит. Но будем честны… Не знаю, насколько ты силён, но задача, что поставлена перед тобой — она пахнет суицидом. А я тебе должен.

— Нет, мистер Рюдигер. Так не годится. Я не могу подвергнуть вашу жизнь опасности из-за собственных просчетов. Да и Ариния меня не простит.

— Ты что-то сказал, сосунок? — белки глаз Рюдигера почернели, и я невольно отшатнулся, почувствовав смертельную опасность.

Глава 18. Я бросаю вам вызов

Безоблачной ночью вертолёт на самой возможно низкой высоте подлетал к городу Нью-Йорк. Город миллионов надежд и свидетель тысяч легендарных человеческих свершений был брошен, разграблен, уничтожен. Растоптан латным ботинком шайтрана. Обрушен и разобран на ресурсы для постройки лагеря, ставшем домом уже не десяткам миллионов людей, а врагов человечества.

— Всё, дальше лететь опасно. До берега около пяти километров. Я не хочу с магами встретиться. Мы и так уже в зоне действия их проклятого магического пво и крылатых истребителей.

— Спасибо, майор. Дальше мы сами. — поблагодарил я пилота и отправился к люку.

Мы были одеты в два чёрных водолазных костюма и, не теряя времени, спрыгнули в ледяную воду.

Я протянул металлический трос Рюдигеру и прицепил свой конец к поясу. Баллоны были наполнены кислородом, и мы рассчитывали на незаметное и бесшумное прибытие. Выталкивая воду, плюхнулся аппарат для подводного плавания, и я схватил его за ручки, набирая скорость и двигаясь к руинам города.

Выбрались мы в районе, где царил мусор, осколки стекла, бетона и кирпича. Всё было настолько разрушено, что не оставалось сомнений — это строительная свалка шайтранов. То, что уже невозможно использовать в строительстве по прямому назначению.

— Ну что… Идём на разведку, как планировали? — предложил я, и мы разошлись.

Полчаса — именно столько времени мы дали себе, чтобы под невидимостью и в ночной тьме изучить позиции погибшего города и его ставших призраками городов-спутников.

Город вызывал одновременно и грусть с тоской, и ярость со злостью. Сотни лет эволюции города оказались уничтожены за десять лет доминирования на континенте шайтранов.

Я вернулся на место встречи и подождал мастера тьмы. Практически бесшумно и невидимо в ночной тьме проявилась фигура напарника.

— В городе не заметил ни магов, ни элитных войск. Только рядовые добытчики. Но много. Я видел десятки тысяч в той зоне, что обследовал. — принялся делиться увиденным коллега.

— Аналогично. И ещё я видел людей. — сообщил я ему, на что он с перекошенным лицом просто кивнул.

Видимо, он тоже увидел этих бедолаг, но не стал акцентировать на этом внимание.

— Поэтому зона высадки пустая? Несмотря на то, что мы попали на их территорию под власть купола? — нахмурился Рюдигер.

— Да, поэтому мы остались незамеченными. У них или выключена система обнаружения, либо она зашкаливает от рыскающих в поисках добычи и крыс выживающими представителями нашего рода. — сопоставил я самые очевидные варианты, позволившие остаться нам незаметными

— Зачем они им тут? — продолжал удивляться маг тьмы.

— А зачем римляне пленили варваров? — предположил я и кивнул сам себе и своим рассуждениям, пронёсшимся в моей голове.

— Ради хлеба и зрелищ…? — начал копать наставник в ту же, что и я, сторону.

— Вроде того. Тебе и стратегический запас пищи под боком. И количество крыс таким образом регулируют. Когда я был в плену, там на шерстяных грызунов настоящую охоту объявляли. Кто поймает и принесёт — получал шикарную награду от смотрителя. Ну и опять же — молодняк охоте обучать, стресс снимать отправляя в рейды воинствующих бойцов. — поделился я своими мыслями и опытом, отчего легче никому из нас не стало.

— Ладно. За городом на пустошах и сравнявших с землёй пригородах построили целый город шайтраны с зиккуратом. Наша задача проникнуть в него. Вырубить. Связать боем и выманить основные войска. — прошлись мы по первым пунктам плана.

— В семь утра начинаем. Предлагаю вытянуть их войска в город, на Манхеттен. Сделать какую-нибудь ловушку. Дальше через нашу связку в тенях покинуть остров, обрушить мосты. Дальше можем заняться зиккуратом. — я присел на корточки, вырисовывая из обломков стройматериалов что-то вроде карты.

— Идёт. Там несколько подходящих высоток по сто с лишним этажей осталось. Подорвать их и завалить. Времени на подготовку хватает. Я займусь этим. Ты же найди их лагерь и начни шоу-программу. Приведёшь к ловушке, затем я найду тебя, уйдём тенями. — начал набрасывать детали плана соратник.

Я его выслушал, вместе с Куратором проанализировал. По большей части согласились, лишь незначительно добавили деталей, например, типы взрывчатки и прочего.

— Мосты, в таком случае, я заминирую. Те, что остались в строю, по крайней мере. Проедемся, активируем взрыватели. — начался этап визуализации картину будущего боя с моей стороны.

Я протянул в конце обсуждений пару кристаллов, забитых под завязку маной, Рюдигеру, чтобы ему легче было работать. Один из них он почти сразу опустошил, и я перезарядил его. Теперь мы оба были практически в наилучшей своей магической форме.

— Тогда разошлись. В семь утра начинаем. Жду тебя до половины восьмого. Видишь три высотки, словно когти торчат из брюха руин города? Самое низкое находится в центре — туда и веди их. Прямо к главному входу. Оттуда я тебя и заберу. — указал рукой Рюдигер и, стоило мне лишь кивнуть, пожал мою руку и отправился в царство тьмы, прихватив несколько сумок с тротилом, вытащеных мной из «бочки».

— Ну, понеслась. — сказал я вышел из укрытия с автоматом наперевес.

*ТРАТАТА*

Выстрелы окончательно разбудили военный лагерь, а я сменил один заряженный автомат другим и продолжил экзекуцию военного шатра с сонными солдатами.

Шаг в невидимость, и я покидаю залитую синей кровью тканую казарму на два десятка рядовых солдат и отправляюсь в противоположную сторону. Мои руки принимают пулемёт и раскручивающийся ствол начинает свою кровавую песнь, прямо напротив уличных умывальников с сотней приводящих себя в порядок бойцов. Для них далёкие выстрелы с другого конца огромного лагеря было чем-то непонятным и неизвестным.

*ТРУУУУУУУУУУУУУУУУУУУ,* — тревожный рожок начал предупреждать клыкастых об угрозе, и я заглушил свою пулемётную трель.

Начали кипешевать? Выстраиваетесь в боевые порядки, вооружаетесь… Да, давайте. Пора бы уже проснуться.

Я ушёл в невидимость и отступил. На место расстрела с небес спикировал маг в светлых одеждах и принялся осматриваться, обволакивая себя магическим щитом от нашего оружия.

«Как будто я собираюсь оставаться на одном месте,» — улыбнулся я, отправляясь к следующей цели — арсеналу.

Незримой тенью прошмыгнул я под ткань палатки, накрывшей здание полевого арсенала, в котором хранились тяжёлые и неудобные для ношения кирасы доспехов.

Пока офицеры подгоняли солдат и заставляли тех выстраиваться в шеренги для хоть какой-то очерёдности, я залез на близлежащий стенд с шайтранскими листовками и объявлениями и принялся одну за одной разбрасывать гранаты по лагерю, целясь в толпы солдат.

Два десятка взрывов за десять секунд прозвучало из-за плотно поставленных палаток. Пусть ткань и не преграда осколкам, но гасит энергию достаточно, чтобы укреплённая магией кожа выдержала потенциальный прилёт заточенного куска стали. И вновь я ушёл в невидимость, скрываясь от врага и игнорируя выкрики и десятки рук, показывающих на меня.

*ФЬЮТЬ*

Мимо пролетел болт, и я удивился расторопность бойца.

Идём дальше. Хаос это вам не только магия. Это ещё и часть сегодняшнего шоу.

Моя новая цель — загоны для ящеров. Те были плотно привязаны к железным балкам, вкопанным в землю. Рядом хлопотали «конюхи» и подтаскивали что-то вроде сёдел.

*ЧВЯК*

Клинок пронзил горло одного, вспорол живот второго и устремился к сердцу набравшего полную грудь воздуха третьего.

— Кха… — вместо крика он смог издать лишь предсмертный крик.

— Угхрант! — закрикал с другого конца привязи шайтран и с вытащенной саблей побежал в мою сторону.

Я вновь активировал амулет, ударил по сдерживающей на привязи животных балке и бросил несколько светошумовых гранат.

Дикие крики раздались от пострадавших животных, и взбесившиеся ящеры начали калечиться, вырываться и срываться с привязи, устремляясь кто подальше от обидчика, а кто наоборот, идя на него в слепую атаку. Вот только жертвами их стали многочисленные солдаты, что нахлынули сюда в попытке поймать врага. Выделявшиеся среди них силовые куполы магических щитов и яркие бархатные и тканые одежды заставили швырнуть связку из парочки гранат и поспешно удалиться из зоны поражения и хаоса.

Пока я думаю своей головой и контролирую ход боя — я в выигрышной позиции и достать меня крайне сложно.

Штаб противника накрыл вполне себе большой магический щит. Полевой шатёр, использовавшийся командованием шайтранов, выделялся так, что у меня не возникало сомнений в том, кого я там найду.

«Порезвимся слегка…» — под пологом невидимости я беспрепятственно вошёл в святая святых этого военного лагеря.

— ТИХО!

*ШМЫГ* *ШМЫГ*

— Он рядом. Я чувствую его смрад. — один из магов в золотых одеждах развёл в сторону руки, и все они начали принюхиваться. Некоторые даже закрыли глаза, чтобы сосредоточиться на обонянии.

«Ты чертовски прав, приятель,» — я активировал сводящую с ума магию хаоса, наполнив ею всё своё естество и покрыв себя сходящими с ума от буйства энергий доспехами. Из пространства бочки проявился полюбившийся мне клинок, ставший моей добычей в сражении с магами в Панаме.

— Резню заказывали, ублюдки? — одновременно с поворотом десятка клыкастых, позолоченных, украшенных сединой и украшениями морд произнёс я и сорвался в атаку.

Никакого ускорения, никакого усиления. Но неостановимая сила, что лишь на мгновение притормаживала, продавливая призванные магами заклинания.

Каждое такое движение, направленное на уничтожение и сокрушение врага, сжирало ману в сумасшедшем темпе. Шатёр воспылал, заморозился, окутался облаком и разрядами молний, оказался похоронен под тонной песка и снесён шквалистым ветром. Но все эти атаки лишь просаживали мою защиту, пока я шаг за шагом убивал врагов. Один из магов исчез, уйдя в невидимость, и я рискнул потратить ещё немного маны, удлиняя эфемерное покрытие моего клинка, направляя его в ту точку, где скрылся маг. Поворот вокруг собственной оси разрубил ближайшие деревянные опоры соседних палаток и ткань. Синяя кровь разлилась по мощённой тропе, и невидимка умер, так и не сумев сбежать. Увы, подобная форма слишком слаба и тяжело контролируема. Чем дальше от моего тела и источника сила хаоса, тем меньшей мощью она обладает. И, что немаловажно, тем проще врагу сопротивляться её мощи. Вот и сейчас, длинное, словно шип, лезвие упёрлось в покрытый алым пламенем палаш противника и не сумело продавить его. В небесах раскричались птархи вместе с наездниками, начиная обрушивать на меня заклинания.

— До встречи, ребята. — убив двенадцать магов и оказавшись под прессингом примчавшихся, я выскочил из превращённого в ад разрушенного шатра и понёсся в сторону толпы вояк, выстроившихся с пиками наперевес плотным строем.

*Мана 629/1549*

Я снял с себя покров хаоса и ушёл в невидимость, разгоняя ману и направляя её в ядро жизни и ядро трансформации. Прыжок — и я пронёсся над строем, приземляясь на плечи ничего не ожидавшего шайтрана.

«Всё-таки хорошо я придумал с прокачкой. Иначе уже бы сдох от дефицита маны. И ведь прошло меньше минуты. Вот что значит сильный и мощный маг. Сломить его оборону или отразить удар требует десятков единиц этой особой, "хаосной" маны»

*Только остальные не рады были. Две сотни магов отдали тебе всю ману что сумели скопить с таким трудом.*

«Мне понравилась эта схожая с атакой Панамских шайтранов тактика прокачки. В этот раз мне ядро не требовалось активировать, а вот прогнать и выпустить наружу ману, быстро заполнив опустошённый источник чужими заклинаниями, смог примерно сто раз. Каждый такой цикл давал по паре единиц маны к объёму источника. Но, признаюсь, такие длительные тренировки — это садизм. Без целебной магии шансы выдержать подобные нагрузки и не сдохнуть от перегруза и урона телу равен нулю. Да и укрепление немного помогало нивелировать последствия ударов, их материализовавшуюся физическую составляющую.» — Закончил я размышления, забираясь на двухэтажный блочный дом, оставшийся от людей и приспособленный шайтранами под свои нужды.

На нём стояло несколько наблюдателей и парочка магов, следящих за окрестностями. На их груди были артефакты, в которые они говорили. А на их поясах были аналоги динамиков, что позволяло услышать голоса других членов магического голосового чата.

«Магическая рация!» — я удивился, наблюдая подобную вещь впервые.

*Похожие коробки были у наездников на птархах. Видимо, авиацию координируют*

«Возможно,» — подтвердил я и сел на удалении, пока в местной панике никто меня не заметил и не учуял.

Когда мана восстановилась, я размял шею и перехватил клинок, устремляясь к магам разведчикам.

Одного ногой пнул с края крыши, второму просто перерезал горло. Синяя кровь разлилась по бетону, и я выхватил огнестрел, отправляя на тот свет упавшего мага и обернувшуюся на звуки борьбы и выстрела троицу солдат, что дежурили с арбалетами вместе с магами.

Я перехватил магический артефакт и глянул руны. Защитных не заметил, а принцип действия выяснил ещё когда наблюдал за противником.

— Всем, кто меня слышит. Говорит свободный человек — Иван Тормель. Я ваше наказание. Я — ваша немезида. Вас не ждёт ничего на этой земле. Лишь смерть ожидают вас на этой планете. Я бросаю вам вызов. Остановите меня, если сможете! — проговорил в магическую рацию я на языке шайтранов и спрятал её в пространство бочки.

Мои руки напряглись под тяжестью пулемёта, из которого я открыл огонь с самой точной системой наведения на планете — Куратором.

— Разброс выстрелов большой. Птархов сложно будет накрыть. — пожаловался я.

*Но ты попробуй. Возьми с трассирующими пулями, будем регулировать. Хватит и парочки попаданий, чтобы король неба упал на землю*

— Как и мне хватит парочки заклинаний, способных перегрузить мой источник. Отработаем пока по более доступным целям. Затем из невидимости снимем низколетящих птархов. Либо пусть сваливают в облака, либо на землю.

*Осторожнее, слабый огненный шар!* — предупредил Куратор, и я, даже не пытаясь активировать защиту, лишь укрепляя собственное тело для противостояния атаке элитного, тяжёловооружённого длинным палашом и щитом шайтрана. Его слабой, но такой кусучей магической атаки.

*Десять секунд* — предупредил Куратор и я доверился ему, не обращая внимания на приближающихся магов и продолжая поливать окрестности огнём.

*Пять*

Пулемёт отправился остывать в «бочку», а в моих руках оказался гранатомёт.

Плотный строй врага облепил процессию несущихся со всех ног в мою сторону магов. Так плотно, но слишком многочисленно. Не все влезли под купол.

Ракета улетела и проделала настоящую кровавую, фаршеобразную просеку в строе врага.

*Один*

Я ушёл в невидимость и спрыгнул с крыши, убегая подальше от здания, которому осталось всего ничего до превращения в филиал ада.

Я носился из одного конца лагеря в другой, устраивая диверсии и причиняя разрушения. Всего пятнадцать минут, но этого хватило, чтобы сто тысяч шайтранов из этого лагеря начали меня ненавидеть. Пригодились навыки чтения их письменности. Теперь я знал, что я нахожусь в одиннадцатом лагере из двадцати трёх. И здесь проходят обучения два миллиона триста тысяч шайтранов. Но мой лагерь, судя по всему — чей-то частный. Имперскими регалиями, тотемами и иной атрибутикой и не пахло.

*Соседние лагеря взяли в окружение наш лагерь*

— Тогда настала пора веселиться, согласен?

*Камикадзе хаоса? Не рекомендую. Есть более эффективные способы*

— Но разве он не лучший способ привести этих ублюдков в шок и трепет? Они сойдут с ума в попытке остановить меня после этого…

*Хотя бы мстителя оставь на закуску*

— Договорились! — Я был один в центре лагеря, смотря на отходящих в сторону окружения войск.

Ярость яростью, а выучка на высоте. Приказы, какими бы позорными они ни были, исполняют.

*БАМ*

Последний патрон лизнул хвост уходящего к облакам птарха, но так и не сбил птичку. Слишком большая высота и переменчивый ветер сегодня.

Я взмахнул рукой и из бездонной тьмы пространства моего артефакта на свет появился он…

Глава 19. Добрый день

«Настоящий красавец. Гордость создателя. Король королей в своём роде.» — Так о нём отзывался его создатель. Судьба подкинула мне встречу с одним инженером, существовавшем на грани гениальности и психических отклонений. Если бы не поразивший его нервную систему вирус, параллельно со считавшимся ранее неизлечимым СПИДом, он бы никогда в жизни не пошёл на такую сделку. Но ему пришлось. Сперва согласиться с той ценой, что предстоит выплатить за своё спасение. А затем и с тем, что работать на меня в отделе проектирования куда как выгоднее и проще, чем и дальше перебиваться заказами со стороны.

Его ненаглядного красавца венчала надпись на капоте — «Всмятку». Именно в это состояние он приводил всё живое, что только могло встретиться на его пути. Это была капитальная переделка самого большого пикапа на планете — ДжиЭмИкс Крушер. Созданный как гибрид фургона, сельскохозяйственной техники и вездехода, он имел длину почти шесть с половиной метров, ширину чуть больше двух метров и без трёх сантиметров двухметровую высоту. Своего в машине не осталось практически ничего, разве что шасси оставили. Днище было заменено на довольно тяжёлую стальную плиту, бока усилены, передняя рама переделана словно под декорации к фильму о зомбиапокалипсисе. Шипы, стальные выдвинутые трубы и стальные металлические листы были приварены к переду машины, обеспечивая оптимальное приготовление из любых теплокровных хороших отбивных. Движок не из экономных, на 350 лошадиных сил, но вместе с тем в багажнике кузова разместили второй электрический. Он работал от аккумуляторов, подсоединённых с точностью и аккуратностью, способный вызвать восторг у любого перфекциониста. Перед началом движения требовалось активировать режим и выбрать двигатель, который будет вести эту махину вперёд. Сотня километра на сжигаемом ископаемом топливе с ревущим, словно тигр, мотором или тихое гнетущее давление, исходящее от электродвигателя за спиной в течении двухсот двадцати километров.

По словам создателя автомобиля, у него имелась усиленная рама, способная взять на таран сорокасантиметровую бетонную стену, и при этом сохранить жизнь водителю и пассажирам. Правда, испытывать это он не стал. Да и я не горел желанием.

В любом случае, Куратор оценил эту самоделку весьма высоко и сказал, что автомобиль может быть полезным.

Вот сейчас мы и проверим…

Движок взревел, соревнуясь с ором шайтранов и ящеров.

— Ну, не подведи… — Я вдавил педаль в пол и поехал по ямам и рытвинам в сторону Нью Йорка, прямо через толпу солдат неприятеля.

Набравший ход и скорость механизм с огромным трудом добрался под град болтов и небольших заклинаний до позиций шайтранов. Секунды оставались до момента контакта, и в этот же момент Куратор подсветил запустивших заклинания магов. Даже если я готов выдержать их атаку, машина — далеко не факт, что выдержит. Но если такого человека, как я, загнать в угол — он обязательно найдёт что-то, что поможет ему справиться с кризисом.

Я вновь активировал ману через источник хаоса, покрывая переднюю часть автомобиля максимально толстым слоем покрова. Багажник же едва был накрыт тончайшей плёнкой, словно от мыльного пузыря.

Десяток заклинаний врезалось в машину, но оказались бессильны перед доминирующей стихией.

*Осталось тридцать процентов маны. Заклинания отражены. Приготовьтесь к удару!* — подсказал куратор и я вернул оставшуюся ману в своё тело, восполняя пару процентов маны и под лязг металла смял и вдавил в последующие ряды пятёрку тяжёлых щитоносцев шайтранов.

— С огнём так не сделаешь… Хаос откликается на одну мою мысль. Автомобиль словно стал моим оружием, и я его покрыл маной так же, как покрывают кинжалы и мечи. Хотя этот крушитель больше похож на кувалду, нежели кинжал…- заметил я, оценив полёт сбитых противников.

Кровавая синяя просека оказалась в рядах врагов, и я продолжал давить на газ, пока автомобиль не выедет за пределы кольца. Скорость сильно упала, но последние ряды сами разошлись в стороны, не желая пополнить коллекцию трупов, раздавленных и перееханных автомобилем.

Началась новая гонка — новый раунд битвы. До Манхэттена ехать минут пятнадцать. Маневрируя — все двадцать. В целом — как раз успеваю. Главное — не словить прямое попадание от врага по машине.

У меня всё ещё оставались козыри, что ждали свой час, и я не стал больше ничего выдумывать, просто несясь вперёд на тяжёлом, многотонном крушителе, всмятку уничтожающий своих незадачливых противников.

Расчищенные области сменили полуразрушенными домами и развалинами. Солнце ярко светило, попадая прямиком в глаз, отчего я был вынужден прищуриваться. Солнцезащитные очки я взять с собой как-то не додумался.

Усилилось давление и атаки противника. В воздухе кружилось до сотни птархов, так и норовя напасть сверху на автомобиль. В ответ я предусмотрительно поднял в воздух десяток дронов, и они направились под контролем Куратора в небеса, чтобы доставить неудобство неприятелю.

И мой план частично сработал, птархов удалось отогнать повыше. Заклинания теперь летели дольше, и увернуться от них не составляло проблем.

Единственное моё слабое место — мост в Нью-Йорк и на Манхэттен, в частности. Здесь вновь пришлось давить врагов и снижать скорость, что привело к многочисленным атакам со спины от преследующих меня отрядов врага.

Вновь выручил тандем Куратора и покрова Хаоса. Первый предупредил об угрозе, второй помог её нивелировать. Снова просела мана, и я был вынужден начать черпать ману из резервов. Один кристалл поделился со мной своей силой. Затем второй. А уже подъезжая к площади между тремя заминированными зданиями, втянул в себя всю ману третьего кристалла, готовясь к новому раунду и возможным проблемам.

На центральной площади я отозвал здорово показавшего себя потрошителя шайтранов и огляделся.

— Меня потерял? — из тени клумбы вынырнула рука, схватив меня за ногу, и потянула за собой в мир тьмы. Место без красок, яркости и счастья. Лишь злоба, ненависть и губительный взгляд моего наставника я чувствовал в этом мире, пока меня не выбросило наружу.

— Это что за место? — решил уточнить я.

— Место, откуда идеально смотреть за гибелью дивизий врага, слепо преследующих свою цель.

*БАБАХ*

Оглушительно и ошеломляюще сработали военная смекалка и эффект неожиданности для врага. Все три здания были подорваны, несмотря на ограничение в использовании электронной техники. Есть проблема — будет и решение. Частоты, которые в обычной среде просто не смогут добраться до цели из-за помех, здесь, в месте, где все прочие частоты абсолютно не работают, спокойно добираются до всех аналогичных приёмопередатчиков и активируют взрыватели. В общем — работает только на территории шайтранов, зачищенной от классических электромагнитных волн, издаваемых человеческими приборами.

— Вот и прошли очередные контрольные испытания… Надо генералу не забыть в отчёте рассказать и похвалить создавших это чудо учёных. — высказался я вслух, наблюдая за падением трёх огромных высоток.

— Тц… Люди в одной, видать, были.. Хорошо спрятались, я их при первичном осмотре не заметил… — с сожалением отметил Рюдигер.

Война… Даже здесь, в центре захваченных земель, есть место невинным жертвам.

Здания одно за одним гармошкой схлопнулись и обрушились, погребая под слоем пыли и мусора огромную группировку шайтранов.

— Большая часть выживет… Они в ловушке, в западне между тремя обрувшимися остовами зданий.

— Давай бомбу им швырнём с таймером?

— Если они атакуют её магией — может и не взорваться. А если огнём шарахнуть — можем не успеть уйти. — предупредил Рюдигер.

— Блин… Ну давай хоть по мелочи выбьем кого сможем. Там магов много — щиты прикроют от выстрелов и гранат. — предложил я, наблюдая, как со стороны моста стягивались ещё войска неприятеля из других боевых соединений.

— О, подтягиваются… — заметил коллега-диверсант.

— Хрен с ними, давай по мостам пробежимся в тенях, отрежем их основную часть армии. Если они не сумеют выбраться, то после падения купола сможем устроить им вальпургиев ланч.

— Тут малая группировка кораблей тихоокеанского флота. Подразделения Бриттов и Скандии по сути в костяке находится.

— Хватит и пары сверхтяжелых снарядов. Запаса должно хватить ради такого сладкого момента возмездия. СТОЙ! — остановил я своего коллегу и замер. — Мне показалось, что ли? Давай на крышу этой офисной высотки быстро сгоняю. Нужно проверить кое-что.

Рюдигер лишь пожал плечами и принялся настраивать новую партию взрывателей для моста. Нечего впустую время терять.

Я взлетел по лестнице, похожей на фильм ужасов. Судя по всему, это здание стало местом охоты. Другой причины для такого огромного количества засохшей крови и остатков человеческих тел я не видел. Тысячи жирных мух жужжали в коридорах, нагло тараня меня и требуя стать частью их пиршества.

Люк на крышу был закрыт, но это не стало какой-либо проблемой. Выбил крепления и забрался на высоту, прислушиваясь к ощущениям.

— Странно.

В итоге я вытащил бинокль и начал осматриваться. То, что я искал — не нашёл. Но взамен нашёл мага-порталиста шайтранов. Это было легко понять по его гербу на спине и близком расположении к Великому магу шайтранов в ярко алых бархатных одеждах поверх позолоченной брони.

— Маг огня, наверное… Не знаю такого. В пылу погони тоже не замечал. Но, судя по свите из десятков других высокоранговых магов — командующий этой группой или кто-то близкий к этому статусу. — оценил я диспозицию войск врага в организованной нами ловушке.

Кто-то из магов воздуха сдул всю пыль, и сейчас шайтраны вытаскивали из под обломков раненых, стаскивая их в центр треугольной ловушки.

— Надо завалить порталиста… — Я принялся выжидать, вытащив снайперскую винтовку и взяв в прицел мага с символом портала на спине.

Он всё никак не выходил за пределы щита своего командира, и мне пришлось их немного расшевелить.

Из бочки вышел миномётный комплекс и ракетная установка. Установив их на вершине здания, я произвёл расчёты, а вернее, послушал указания Куратора и зарядил одно и другое. Несколько подряд минных выстрелов не позволили определить источник угрозы, но заставили врага забегать куда быстрее. Щит командира в лучшем случае прикрывал половину войск, а остальные стали потенциальными жертвами осколков. Просадить щит я и не думал на данном этапе. У таких магов всегда большой объём запасов маны и кристаллов на крайний случай.

Шайтраны куда как плотнее вжались под купол и начали мешать друг другу и своим магам.

Краем глаза наблюдая за своей целью, я надеялся на допущение ошибки, но её всё не было. Когда я перестал стрелять, ещё минуту шайтраны плотно стояли друг к другу, а затем самые нетерпеливые начали выталкивать остальных подальше от себя. В первую очередь — маги.

Ладно… План «Б».

В воздух поднялся рой из дронов с закреплёнными гранатами, управляемыми Куратором. Я приготовился к жёсткому обстрелу, дабы сковать действия магов и не дать им развернуться.

Несколько ракет из пусковой установки накрыли площадь. Больше ничего столь скорострельного и разрушительного у меня не было, а ракетно-пусковая установка на несколько залпов требовала перезарядки.

Но этого хватило, чтобы шайтраны прыснули под купол щита и вдавили внутренние ряды, чуть ли не на головы садясь друг другу. Два десятка дронов, кружа, словно в вальсе, отправились под купол со своими смертельными подарками. Туда же, на всякий случай, отправилась пятёрка начинённых взрывчаткой дронов камикадзе.

Щит пропустил их, так как скорость была невысока, и защитные руны приравнивали дроны к птицам или подобным объектам, не имея возможности различить их и принять за классический смертоносный субъект наподобие пули или выстрелов. Чем медленнее — тем больше вероятность попасть под щит.

*Электроника барахлит. Среди них есть сильный маг, создающий поля. Я теряю контроль над дронами. Он начал применять свои способности*

И впрямь, над полем боя зазвучал странный «тукающий» и набирающий громкость и частоту ор мага шайтрана. Редкость, когда маг вместо рук использует голос для своей волшбы. И это тот самый случай. Один за другим начали падать дроны, не долетая всего пару десятков метров до цели.

Оставшиеся в живых резко набрали высоту и сменили траекторию, прежде чем вырубиться. Гранаты одна за другой начали взрываться под куполом, выкашивая по несколько шайтранов за раз.

*Три дрона-камикадзе сумели набрать траекторию и скорость. Они по нисходящей дуге должны прилететь прямо к магу-порталисту,* — обрадовал меня Куратор.

Я продолжал наблюдение, и как ребёнок радовался, смотря за вспышками взрыва, накрывшими толпу.

Радость была недолгой, так как к раненым магам подоспела помощь. Лекарь. Маг жизни принялся колдовать над ранами. Спустя две минуты приподнялись и принялись осматривать себя и командир группы противника, и порталист. Живучие твари.

«ЗАДОЛБАЛИ!» — со злостью прошипел я и, откинув снайперскую винтовку, обратился к силе хаоса.

*ЭЙ! ТОРМОЗИ! Тебе не хватит запасов маны!*

— Хватит!

Переливающая форма хаоса обрела вид точно такой же снайперской винтовки. Оптики, конечно, не было, и всё, что я мог — это рассчитывать на подсказки глазастого и умного Куратора.

Нажатие на спусковой крючок активировало неведомые механизмы. Всё работало с одной стороны без меня, с другой — ориентировалось на моё видение и мысли, преобразуя желаемое в действительное.

Мана стала исчезать с каждым вдохов набирая скорость откачки. Вливаемый поток маны в оружие, несуществующее в действительности, но материализовавшееся полупрозрачной хаотической маной моей потребностью, практически опустошил меня.

Оставалось порядка сорока единиц маны, когда я выстрелил, и почти бесшумная пуля полетела в сторону толпы, прошивая щит, словно иголка лист бумаги. Я развеял эфемерную снайперскую винтовку, что позволила восстановить пару десятков единиц маны, и с ноющей пустотой внутри от изголодавшегося источника принялся смотреть за результатами атаки.

Ох, бальзам на душу — смотреть за такими результатами. Даже Рюдигер быстро поднялся ко мне, смотря огромными глазами в сторону войск неприятеля, и задал логичный вопрос: «Это чем ты их так?»

— Воображением… И пожертвованием.

— Расскажи мне, какому богу надо сделать пожертвование, чтобы добиться такой силы, мощи и разрушений? Мне нужно… — вполне серьёзно спросил напарник, но я лишь пожал плечами.

— Порталист там был.

— Был?

— Да. Больше нет. Разметало на куски. Как и пару магов за ним. А ударной волной и командира накрыло. Вон, в алых одеждах пол тела лежит и купол исчез.

— Дай и мне в них чем нибудь пальнуть. — попросил Рюдигер, понимая, что у нас совершенно не осталось времени, но практически беззащитные враги так и напрашивались на что-нибудь большого калибра.

*ЩЁЛК.*

Выстрелили. Кровожадно улыбнулись. Свалили…

Минуя многочисленные войска неприятеля, начавших прочёсывать остров в поисках меня.

Появляясь под самым мостом, начинали восстанавливать Рюдигеру ману в источнике через кристаллы. Я тоже оперативно восстанавливался, каждые пять-шесть минут сливал запас маны в опустошённые кристаллы.

На один мост после всех манипуляций уходило по десять пятнадцать минут. Всего их было три, ну и некоторое время занимала дорога от одного моста к другому. Остальные мосты вели не на большую землю, а на ещё один остров. Смысла в подрыве их я не видел.

Как и время терять не хотелось.

Только закончили минирование, как пришло неожиданное сообщение.

*Я зафиксировал переговоры на зашифрованных частотах. Мне удалось их частично расшифровать через подключенное к питанию радиостанцию в паре кварталов отсюда*

«Так ведь сети нет!» — удивился я.

*Спутники работают. Проблема в преобразовании сигнала. Пока я это сделал — большую часть разговора пропустил, и они снова активировали радиомолчание*

«И что же ты распознал?» — не скрывая любопытства, спросил я у своего помощника и прослушал расшифрованное сообщение.

«Вась, давай живее! Они уже начали масштабные передвижения за нашей блесной,» — смутно знакомый голос обращался к кому-то по внутренней связи.

«Леший, отвали. Меня после твоего переноса всегда мутит… Тем более на такие дистанции. Две минуты мне дайте, и выдвигаемся за сокровищами,» — ответил ему, судя по всему, Вася.

«Мальчики. А вы вообще уверены, что он вырубит ядро зиккурата? Он, конечно, крутой перец, но он один. Мы сколько раз пытались на меньших зонах и еле ноги уносили!» — женский мурлыкающий голос завораживал, обращаясь к своим «мальчикам».

«Медуза, ну уже сто раз обсуждали. Если матушка сказала, что он справится — значит, он справится.» — чей-то ещё голос обратился к мурлыкающей девушке с весьма странным позывным, и снова намекнул на какую-то загадочную женщину.

«Так! А ну все быстро заткнулись! Мы на территории врага! Не ослаблять бдительность! Алексей, перезарядился?»

«Да, командир.»

«Тогда выключили передатчики. У нас визуальный контакт. Следуем за призраком, он уже возвращается с разведки»

— Вот тебе и новости… Сходить вместо зиккурата к ним? Поздороваться?

— С кем?

— Да у нас тут гости любопытные…

*Местоположение их я отследил, но куда они отправятся дальше, для меня загадка* — честно признался Куратор.

«Они же сказали сами — за сокровищами! А где оно, как не во дворце правителя?»

*Возможно, речь о военном арсенале*

«В любом случае — это рядом с Зиккуратом. Согласен?»

*Согласно смазанных спутниковых снимков, зиккурат находится в пятнадцати километрах от окраин военного лагеря. Рядом имеется почти сохранившийся городок «Клинтон» И, судя по всему, его перестраивают прямо сейчас в новый крупный город шайтранов. Строительство идёт повсюду вокруг территории этого города. Есть и странные здания, не зиккураты, но явно что-то монументальное, шайтрановское. Подозреваю, что это дворец*

«Сколько от дворца километров до Зиккурата?» — решил уточнить я

*Восемнадцать*

«Вот там и поздороваемся с нашими уважаемыми заказчиками…»

Главное успеть перехватить их… Подумал я, выбираясь на шоссе вместе с Рюдигером, неподалёку от последнего моста.

— Хочешь, экскурсию по штату Нью-Джерси тебе проведу? — спросил я у компаньона и вызвал из пространства «бочки» очередной козырь в наших руках.

Глава 20. Лимиты…

— Подожди! А как он едет? Что за чертовщина? — шарахался на кресле механика-водителя Рюдигер, понимая, что ни я, ни он ничего не делают, а танк не только едет, но и ведёт прицельную стрельбу.

— Магия… А сейчас осторожно, приближается крупный отряд. Набираем ход, идём на разгон прямиком через пятый лагерь к седьмому. — предупредил я его и переместился к крышке люка.

— Зачем? — шокированный напарник явно не понимал? что происходит.

— Как зачем? Надо на Манхэттэн как можно больше войск привести. Иначе они будут путаться под ногами, мешая проникновению в зиккурат. — напомнил я ему наш план.

— А мне что делать? — заозирался по сторонам Рюдигер, смотря на изображения с камер и сигналов разведки.

— Жди момента. Когда закончим — придётся очень быстро сваливать. И я скорее всего буду в хлам уставший и слабо соображающий. И ещё — боезапас автомата для заряжания пополняй. Если останется меньше пяти снарядов — крикни мне. Но меня самого не касайся — чревато. — честно предупредил я, открывая крышку люка.

Запускать на ходу дроны — та ещё задача, но мы справились. Самые дешёвые и многочисленные дроны улетели роем в разные стороны, совершая атаки на разные лагеря шайтранов, уже давно вставших на боевое дежурство.

*Ни один не долетел,* — расстроил меня Куратор, но это было ожидаемо. Маги не дремлют, и против таких примитивных тактик давно научились обороняться.

«Главное — заставить их шевелиться. Здесь от пары сотен тысяч до полутора миллионов войск. Даже приблизительно понять нет возможности. Без нашей неуязвимости шансов и вовсе не было бы,» — выразил я своё мнение, закрывая люк и выкладывая перед собой Колье император французов.

*Время подхода магов пятнадцать секунд*

«Хорошая машина для войны?»

*Сносно. Но я хотя бы развернуться могу* — выдал свою оценку Куратор, запуская очередной снаряд в приближающуюся толпу.

Осталось тридцать шесть выстрелов… Из них автоматическая подача может быть лишь восемнадцати…

«Покажи же всё, на что ты способен. А я сосредоточусь на защите,» — дал я напутствие куратору, получившему через бортовой компьютер доступ ко всем без исключения возможностям «Мстителя».

Я сидел в кресле оператора пушки, закрыв глаза. Куратор даст сигнал перед атакой неприятеля, потребующей активации покрова хаоса на танк.

Секунды медленно тянулись одна за одной, и я готовился, разгоняя ману внутри себя.

*АТАКА!* — вспыхнула, уносясь в сознание красная надпись, и я тут же выпустил подготовленную ману из обоих рук, отправляя её наружу, распыляя тонким слоем по корпусу танка.

*БАХ*

Молния? Хорошо, что шайтраны не научились активировать мощные и стремительные заклинания быстро. Для того, чтобы вывести из строя даже самый простой танк, заклинание должно, по крайней мере, несколько секунд готовиться. Плохо лишь то, что контролировать всё окружающее пространство так просто не выйдет. Нет здесь необходимого количества датчиков и камер для Куратора…

*АТАКА!*

Защитное покрытие, связь с которым была на грани разрыва, вновь получило значительное подкрепление в виде маны, спасая нас от попадания.

*ТРАТАТА* — заработал пулемёт, стреляя по неприятелю.

Лязгнул металл, в очередной раз отправляя смертоносный подарок в толпу противника. Разве что в персональные щиты не били. Цель у нас была несколько иной…

*СИЛЬНАЯ АТАКА!*

*ПОПРАВКА! СЕРИЯ АТАК*

Вновь вернув и напитав нашу защиту, предоставив половину всего своего резерва маны, я ощутил вибрации от серии атак по танку. Машина затормозила, огрызнулась, выплюнув смертельный стальной снаряд в неприятеля, развернулась и принялась объезжать препятствие.

*АТАКИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ*

«Найди укрытие»

Я сливал ману, наполняя покрытие, ставшее настоящим спасением.

«КУРАААААТООООР! Я ПОЧТИ НА ПРЕДЕЛЕ!» — продолжал я, понимая, как близок к провалу.

*Отзывай," — дал он команду, и я почувствовал, что танк куда-то свалился, будто рухнул с моста на полной скорости.

«Надеюсь это не мост хоть был?»

*Не переживай, небольшой разлом от мага земли*

Фух…

*Мана 101/1551*

Я вернул покрывавшую тонким слоем ману обратно в своё тело и разорвал порочный круг, дававший мне огромную силу, но вместе с тем сковывающий меня по рукам и ногам.

*Мана 239/1551*

«Ешё парочка попаданий, даже не сильных… И все надежды легли бы на прочность стали и её стойкость к магическим повреждениям…» — размышлял я, прикоснувшись к первому из кристаллов колье и восполняя ману до предела.

*Мана 1551/1551,* — радость наполнила меня, возвращая танк к полной боеспособности.

*А сейчас нас накроет волной песка и погребёт под ним.*

«Проверим, как эта разработка справится с испытанием,» — выдал я свой вердикт, возвращая покрытие снаружи танка. Мало ли, что там в том «безобидном» песке будет прятаться.

Что-то в этом песке было, что пять сотен маны словно корова языком слизала. Пришлось тут же пополнить объём покрова.

— Боеприпасы заканчиваются! — крикнул Рюдигер, и я оторвал от стального собрата правую руку, погружаясь частью сознания в «бочку» и доставая несколько ящиков с боеприпасами.

В дальнейшем эту процедуру мне пришло проделать ещё не один раз, так как скорострельная пушка поглощала снаряды и давала отпор наседающим войскам неприятеля.

Наши качели с маной продолжались минут пятнадцать. Танк пёр напролом, зачастую снося постройки и укрываясь за бетонными укрытиями ради секундной передышки для восстановления у меня запаса маны. Когда колье на две трети были использовано, наконец-то пришла радостная весть.

*Минута до моста.*

«Они группируются для чего-то мощного? Я отсюда ощущаю огромное скопление маны.»

*ВНИМАНИЕ! ОПАСНОСТЬ! ВРЕМЯ ДО УДАРА — НЕИЗВЕСТНО!*

Я тут же отменил покров и с последней третью запасов маны принялся поглощать из кристалла запасы.

*ОНИ АКТИВИРУЮТ КОМБИНИРОВАННОЕ ЗАКЛИНАНИЕ НЕСКОЛЬКИХ СТИХИЙ,* — предупредил Куратор и я, как это бывало не раз, стал ощущать мощный магический фон, что притягивает и манит, заставляя сознание целиком и полностью увлечься безумством стихии. Сколько раз подобное было со мной — всегда это приводило к значительным изменениям в моей жизни и ставило меня на грань смерти, мучений и страданий. Всего того, что позволило мне выковать самого себя.

Наверное, это чудо, что из тех пяти сил, что были у меня, первая была близка к моему атрибуту и ядру, стимулировав его развитие и формирование, и позволила не умереть в магическом огненном чистилище на той тренировочной арене.

Вторая чуть не убила меня в плену у Эрна, но спасением пришла третья, вознёсшая меня из-за грани жизни и смерти обратно к своему телу. Она была спасительной силой, позволившей мне исцелять собственное тело, а также моих близких. Для верующих эта сила была священной. Для меня же она была величайшим благом, дарованным не до конца понятной цепочкой событий, приведших меня в то место и в то состояние, где я принял это благо и сделал частью своих собственных сил. Четвёртая же сила позволила мне преобразиться и сделать своё тело не просто оружием, дубинкой, что бьёт пока не сломается и иссякнет её запас прочности, а заточенным клинком, что рассекал преграды и препятствии на моём пути к нынешней точке. Лишь за счёт её я перешёл в ту лигу, где имею не только право, но и возможность говорить с позиции силы. Ибо нет той преграды, что я не смогу преодолеть. Нет человека, что сравнится со мной в своих физических способностях и возможностям к выживанию.

Пятая же сила стала настоящим джокером из легенд. Долгие годы эта сила не пробуждалась ни у кого, пока не постучалась ко мне, сделав своим пристанищем моё тело. Цена за её использование… Она была высока. Помимо того, что я отдавал и лишался всех остальных своих сил ради обретения огромной мощи, способной обеспечить как непревзойдённую защиту, так и нападение, она постепенно лишала меня рассудка. И чем дольше я ею пользовался, тем громче был этот голос в моей голове, сводящий с ума и требующий совершения вещей на грани здравого смысла.

И если бы не сила Куратора… Если бы не его предупреждения, анализ и гипотезы, я бы не сумел найти противодействие этой пагубной силе, что сводит с ума в моменты получения безграничных возможностей и свободы действий.

*ДАВАЙ РАЗДАВИМ ИХ НА МОСТУ! БУДЕМ ЕЗДИТЬ ПО ИХ ТРУПАМ ДО САМОГО КОНЦА! РАЗДАВИМ МИЛЛИОНЫ ШАЙТРАНОВ И СТАНЕМ ЛЕГЕНДАМИ!*«Куратор… Кажется, мне нужен перерыв. Опять в моей голове тупые кровавые мысли.»

*Хорошо, что только кровавые. Когда и они закончатся и последуют откровенно суицидные предложения — сворачивайся целиком и полностью, отзывай свою игрушку и займись лечением*

В этот самый момент произошла активация комбинированного заклинания магов. Я это прямо всем телом почувствовал, сливая почти без остатка всю ману в покров. Танк тряхнуло. Зашатало, Завертело и сильно накренило.

*Мана 44/1552*

Спустя пару секунд двигатель взревел, и танк накренился ещё больше, а затем будто съехал по склону. Я отозвал несчастную сотню маны, оставшуюся в покрове и снова «подзарядился».

Кап… Кап…

«Куратор… У нас минут пять… У меня кровь носом пошла… Магические каналы будто вместо скакалки используют, их словно местами на сашими порезали. Я чувствую вполне физическую боль в области рук и источника».

*Мы уже на мост заезжаем, продержись сколько сможешь. Затем подлатаешь себя через ядро жизни*

«Ускорься,» — попросил я виртуального компаньона, понимая, что у меня уже двоится в глазах даже в пространстве бочки.

Попытка достать дополнительные снаряды обернулась провалом. Это очень плохо…Тело не выдерживает нагрузок.

— Снарядов больше не будет. — обрадовал я вспотевшего от работы заряжальщика темнокожего специалиста широкого профиля.

— У тебя кровь только что из глаз пошла… Это нормально? — обратил он на меня своё внимание.

— Поэтому всё такое красное и замыленное? Нет, это не нормально. Мозг не справляется…

— Тогда не отвлекайся. — дал указание Рюдигер, с которым я был категорически согласен.

До того края добрались чисто на морально-волевых.

Дальше помню смутно. В какой-то момент танк шарахнуло с такой дури, что я даже подлетел и долбанулся башкой. Словно из другого мира пронеслась, заглушаемая приказом срочно начать палить из всех орудий и расставлять мангал для шашлыков, попытка Куратора достучаться до меня.

*… ТЗЫВАЙ!!!*

— А? Что отзывать? Кого? Вообще, где я? Что тут происходит? — бормотал я. — Хочется спать… Пап, мам, это вы? Я уже иду, только игрушки соберу в шкафчик…

Только убрал свой игрушечный танк, как меня словно одеялом накрыли. Было так темно, но до ужаса прохладно, что я аж затрясся, пока, наконец, не уснул.

Всем привет. Новости не самые хорошие. Я уехал в отпуск и приболел. Теперь полдня наслаждаюсь видами, а вторые полдня сплю под лекарствами. Постараюсь не пропускать проду, возможно сделаю главы чуть меньше, просто физически не могу её столько времени писать. Как-то так. Всем добра.

Глава 21. Командная диверсия

Пробуждение для меня стало одновременно и облегчением, и пыткой. В первую очередь я обрадовался тому, что жив, относительно цел, рядом нет горящего танка и прочих вещей, которые я вполне мог бы получить, отрубись я чуть раньше. Следом за этой мимолётной радостью накрыло меня с головой чувство дежавю вместе с бессилием, тошнотой и болью от многочисленных повреждений внутренних органов.

Практически сразу отправил ману из источника в ядро жизни, и чуть второй раз не отключился. Но в этот раз не все чувства покинули моё слабое тело. Звуки вернулись, зрение восстановилось, а привкус железа во рту как был, так и остался.

Восстановление шло медленно, а ускорить его я никак не мог. Видимо, моё нынешнее состояние было причиной перегрузок не тела, а магических атрибутов нового вида людей. Источника, каналов и ядер, если быть точнее. И вот они болели просто чудовищно.

Медленно, но верно организм приходил в себя, и я осмотрелся. Какое-то практически небольшое помещение, бетонная коробка с заваленной грудой мусора входной аркой. Видимо — какие-то руины. Никого рядом со мной не было, но я был уверен, что это ненадолго.

Как только слегка полегчало, заглянул в бездонную бочку и выдохнул с облегчением. Значит, мне не показалось, и танк я таки спрятал. Правда, энергии в ней осталось так мало, что я даже не смогу достать его обратно. И как бы мне не было больно, а пришлось свой заполненный до предела источник немного поднапрячь.

— Хорошо, что с таким количеством каналов мана так быстро заполняется. Пары минут хватит…

Остановился на пятидесяти процентах. Больше просто не смог. Я чувствовал, что ещё хотя бы секунда, и меня просто вырвет. Надеюсь, не маной и не источником. Подобного я ещё не ощущал, и не горел желанием испытывать последствия травмирования своей магической сути. Пример бедолаги Гхугхи весьма показателен.

Провёл небольшую ревизию и не нашёл Колье императора Франции. Не стал загонять себя раньше времени по этому вопросу и сосредоточился на восстановлении.

Пока сидел, жевал бутерброд в тёмном помещении стало ещё темнее и удушливое ощущение принялось давить на меня.

— Мистер Рюдигер… Спасибо за помощь. — узнал я источник этой едкой маны.

— Живой?

— Да. Вполне. Только воевать пока что не могу. Сколько времени прошло? — я вспомнил, что так и не проверил часы.

— Два с половиной часа, как ты отключился, — поведал мне напарник.

— Хреново. Наше время на развлечения шайтранов вышло. Пора уничтожать источник в зиккурате.

— Ну, у них на самом деле там довольно пусто. Я был на разведке. От сильных магов почти никого не осталось. — Удивил меня наставник академии.

— А где они все?

— После того, как безуспешно охотились за тобой и не смогли нас поймать и найти — разделили основные войска на группы, которые ищут нас. Ну а сильные маги там сейчас временный мост делают на Манхэттэн. Даже, я бы сказал, заканчивают.

— Дерьмово. Придётся идти прямо сейчас, пока есть время.

— Ты мне объясни, что делать-то? Куда мы идём? Чем там занимаемся?

Я собрался с мыслями и посовещался с Куратором. Прогнозы были вполне неплохими, поэтому я решил рискнуть.

— Мистер Рюдигер… Думаю, я смогу объяснить вам, что делать. Что у вас с запасами маны?

— Колье почти на нуле. Сам заряжен и готов хоть сейчас уходить в пространство тьмы. Но…

— Фух… Нашлось. Отлично, давайте мне, потом заряжу, как источник перестанет, словно воспалившаяся язва, постоянно болеть. — принял я сокровище и выдал взамен несколько кристаллов маны.

Не таких больших, как в колье, но всё же. Далее я принялся объяснять очень подробно принцип работы ядра в зиккуратах, способы его безвредного вывода из стоя и месторасположение в лабиринтах крепостей шайтранов.

— Тогда я быстро.

— Нет! Со мной пойдём. Я всё ещё могу прикрыть и подсказать, что делать. Один неверный шаг, и тебя накроют десятки защитных заклинаний. Считай, мгновенная смерть. — я поднялся и слегка размял затёкшие мышцы.

— Ты готов?

— Да… полностью.

Тьма, отличная от той, что даровала мне отдых в беспамятстве, приняла меня, и смазанные изображения разрушенного завода сменились автострадой, заправкой, выгоревшим кварталом, свалкой из ржавеющих остовов автомобилей. А затем начались чужие, но весьма знакомые виды предместий зиккурата.

В одном из этих зданий мы и остановились на передышку и восполнение маны. Переждали сколько нужно и вновь свалили. Обоняние у шайтранов очень острое. Человека учуют на раз два. Так что, задерживаться на кофе не стали.

Зиккурат был в два раза больше того, которым владел Эрн. Столько залов, обслуги, солдат и стражи. Настоящий Чайна Таун. Всё это мы мельком смогли оценить, перетекая в тенях и во тьме неосвещённых коридоров по коридорам зиккурата.

Как только находилось пространство для так называемого «пит-стопа». Мы останавливались, Рюдигер заряжал свой источник маной, я с тревогой пересчитывал оставшиеся кристаллы маны.

«Это хорошо, что у меня их много. И что они, как и драгоценные камни, много места не занимают,» — радовался я, понимая, что без колье они бы, вероятнее всего, провалили эту задачу.

*Или действовали не столь самонадеянно,* — влез в мои размышления Куратор.

Я посмотрел на Рюдигера, который подзарядился маной и перевёл на меня свой взгляд, возвращая практически пустой кристалл.

Я знаками объяснил ему нашу диспозицию:

«Внимание! Дальше два прохода, направо лестница, вниз, большой зал, охрана, бой и наша цель!»

«Ок,» — ответил мне маг тьмы и положил руку на плечо, как бы спрашивая, готов ли я?

Я кивнул, и удивительная тьма, сияющая тысячами оттенков, поглотила нас, отправив мимо стражников в главный зал.

Стальные прутья, перекрывшие проход к центральному ядру, не препятствие расползающейся тьме. А вот сплошь перекрывающая дверь, наглухо перекрывшая проход к комнате с ядром, — стала именно той преградой, что требовалось открывать в человеческом облике.

В зале были элитные солдаты, судя по зачарованным доспехам, да ещё и два мага в балахоне на дежурстве стояли.

Последние будто что-то почувствовали и тут же переглянулись, после чего развели свои лапы в стороны и начали озираться. Прыжок из тьмы, из-под самого потолка был стремительным и смертоносным. Мы не сговариваясь выбрали в свои жертвы двое магов. Клинки нашли свою цель, вонзившись в шею одного и второго. Их слабеющие руки пытались нас то ли скинуть, то ли схватить, но им это не удалось. Куда быстрее их ноги подкосились и мы кувырком переместились в центр зала.

Враг показал себя в какой-то степени профессионально. Мгновенная тревога, крики, оборонительные позиции. Никто не кинулся нас атаковать, а лишь подняли щиты и сжали рукоятки клинков.

— Я прикрою… — сообщил я Рюдигеру, и, напрягшись, вытащил из бочки несколько дымовых гранат, полетевших в сторону лестницы. Одна даже успешно за угол заскочила, ударившись об стену.

Под ноги, прямиком в разливающийся едким дымом мрак я кинул две противопехотные мины и вытянул противогаз для себя и напарника.

Мои манипуляции заняли не больше семи секунд. Но когда я обернулся, лишь девять трупов лежали на земле с бьющей фонтаном синей кровью из вен. Не знаю, прочитал ли Рюдигер мои выкладки по физиологии шайтранов, или руководствовался собственным опытом, но дело было сделано крайне оперативно и чисто.

Взлом двери с рядом символов должен был стать загвоздкой без моих навыков и способностей, но, к счастью, у магов оказались с собой странной формы ключи, которые я часто использовал и видел в зиккурате Эрна.

*СТОЙ! ЭТО ЛОВУШКА!* — закричал Куратор.

— СТОЙ! ЛОВУШКА! — продублировал я своему коллеге, что уже поднёс один из двух ключей к замочной скважине.

— Стою… И что делать? — посмотрел на меня Рюдигер, а затем мы оба посмотрели на лестницу, по которой уже шикали и плевались, спускаясь к залу ядра, стражники.

— Прикрой выход… — я махнул рукой, и пулемёт свалился на пол, звонко припечатав камень.

Уже надевая маску, напрягшийся наставник посмотрел на едва виднеющиеся с нашей стороны мины.

Ещё один взмах рукой, и перед ним вылезла сваренная между собой пара щитов сапёров, способная выдержать и не такой удар. Просунув в щель между ними ствол пулемёта, Рюдигер приготовился к стрельбе.

А я приготовился к экзамену на взлом шайтрановских ловушек. Благо, у меня был помощник.

*ТРА-ТА-ТА,* — начал строчить пулемёт.

Вот только с каждым мгновением задержка между выстрелами становилась всё меньше и меньше, а мой глаза лезли на лоб всё больше.

— Во начертили рун… Черти.

— ДОЛГО ТАМ?

— УЖЕ НАЧАЛ ВЗЛАМЫВАТЬ! МНЕ НУЖНА МИНУТА!

— ЧЕРЕЗ ПОЛМИНУТЫ ТУТ ВСЁ БУДЕТ ТРУПАМИ ЗАВАЛЕНО! ВОЗМОЖНО, ДАЖЕ НАШИМИ! — уже практически не делая перерывов, Рюдигер опустошал короб с пулемётной лентой.

*Третью руну напитай сырой маной по схеме символа «Зулькс», но в конце не вправо, а влево поворот,* — инструктировал меня Куратор, и я полностью отрешился от происходящего за спиной, сосредоточившись на деактивации защитных рун.

А ведь где-то в Зиккурате имеется третий ключ. Правильный. Тот, который сам по себе все эти руны деактивирует. А наши два… Наоборот — взрыватели своего рода.

*БУМ.*

За спиной громыхнуло и я с задрожавшим сердцем остановился на очередной руне. Хотя бы на миллиметр в сторону отошёл и всё… закончили бы очень нехорошо…

— ВСЁ! — РЯВКНУЛ Я. — ВХОДИ!

У ядра Рюдигер остановился, а я вызвал ещё один короб с лентой и перезарядился, пока шайтраны пытались скинуть перегородившие проход трупы у края лестницы. Под потолок уже набралось.

— ПОМНИШЬ ЧТО ДЕЛАТЬ?

— Не отвлекай, мальчишка… — важничал наставник.

Я только открыл огонь по разлетевшимся от какого-то заклинания трупам, целясь в сердце проёма, когда волна магической энергии прошлась вокруг, а следом на плечо легла тёмная рука наставника и мы в мгновение ока переместились, отправляясь тёмными коридорами подальше от штурмовых отрядов врага.

— Фух. Прямо перед самыми магами свалили. Заметили, как они переливаются тьмой и светом на фоне других солдат? — обратился я к высушенному почти что до предела магу тьмы после рекордно длинного перехода.

— Ага… На вот… Спрячь… — протянул он мне из кармана полтора десятка кристаллов маны, преимущественно синего цвета.

— О, отличная добыча. Кстати… — я вытащил два трупа магов из своего пространственного артефакта и принялся их раздевать.

— Ты это чего? — удивился Рюдигер.

— Татуировки на лбу. Клан кровососов. Редкие твари. И очень чуткие. Видел, как они напряглись при нашем проникновении? Это один из ручных кланов императора. Сидят при дворе, амбиций за престол не испытывают. Их многие ненавидят за их… Кровожадность и магию. Специфическую.

— Магия крови?

— Бинго! Вот их и спасает от «всенародной любви» император. Одна из незадекларированных особенностей, о которой я прочёл, была возможность отслеживать своих сородичей и тех, на кого упала хоть капля крови. А на нас упала и не одна. От одежды своей я, может, и откажусь, а вот с кожей, на которую брызги крови попали, как быть я хрен знает. Тонкостей всех я не знаю, поэтому решил забрать их, Чтобы сжечь. Или научникам отдать?

-. Лучше научникам. Скольких успели убить. И скольких ещё предстоит.

— И то правда. Ладно, передохнём и погнали дальше. Получается зря раздевать начал. Я-то думал сжечь их. Но раз наставник сказал слово — я буду его уважать. Кстати, а ткани у них в одеждах не простые. Абы кого не поставят охранять в лохмотьях. Так что, уверен, мы неплохо пополним нашу магическую сокровищницу полезными материалами и даже, быть может, артефактами.

— А у нас есть такая? — удивился наставник.

— Ещё нет. Но скоро будет. — улыбнулся я, и сперва услышал, а затем и почувствовал слабую взрывную волну со стороны берега.

— Отсюда же больше тридцати километров? — я удивился и посмотрел на Рюдигера.

Следом стали подниматься клубы дыма, возвышаясь над окрестностями.

— О! Видать, русской «Матушкой Зимой» ударили. После неё хлопья белые падают на землю, как пепел от взрыва вулкана.

— Или как снег… Обжигающий снег… А ведь там люди были… — не отрывая взгляда от горизонта, я на несколько секунд оторвался от реальности, представляя, во что сейчас превратился отрезанный от внешнего мира Манхэттен и другие острова и земли вокруг мёртвого Нью-Йорка.

— Там было скопление войск врага. Следом прилёты будут и по другим территориям. Наши друзья, говоришь, должны быть где-то неподалёку?

— Как твоё ядро, каналы, источник? Выдержишь такой длительный и долгий переход?

— Куда же я денусь? — улыбнулся наставник. — Не к берегу ведь идти?

Глава 22. Джентльмены удачи

— Ну что же! Как и ожидалось! Очередная вылазка имела феерический успех! Всё, как и всегда. И только лишь благодаря Матушке, её мудрости и прозорливости, мы смогли дойти до этой точки! — парень с длинным шрамом через весь лоб и с татуировкой розы на горле поднял бокал и посмотрел на своих братьев и сестёр, своих соратников.

От остальных его отличала ещё одна черта — наполовину поседевшие волосы на голове, словно выборочно художник прошёлся красками, решив изобразить из него зебру.

— Вась, я порой думаю, что у тебя второе ядро есть. Маг бухла! Как ты этот погреб винный вообще нашёл? — Рассмеялся Леший, он же Алексей, мадагаскарский порталист, с русскими корнями и тоже поднял бокал. — В этот раз нам достался такой куш, что даже представить сложно, сколько нам времени на учёт добра понадобится! Большой Боб даже не всё утащить смог — пришлось помогать.

— Да, мальчики! Я, честно говоря, и не думала, что мы сможем так легко заполучить столько сокровищ! Мур… — чуть ли не вживаясь в роль кошки, грациозная любительница латексных костюмов и косплея начала дурачиться, дразня мужчин вокруг своим ведьминским обаянием.

Если бы не её способности и умение ходить по грани, не заходя за красную черту, Матушка бы её точно отправила на невозможную миссию. Уж что-то, а работать с кадрами и отсортировывать полезных людей от опасных и глупых она умела. Сколько их, таких невероятно талантливых магов, попадалось к ней в ловушку? Сколько из них прошли отбор? Никто наверняка не знает.

— Я устал… Можно я отдохну? — Большой Боб был слишком большим. Слишком громким. И слишком простодушным. Делал, что ему прикажут, и слово против не говорил. Чем многие и пользовались… Раньше. Пока его не заприметила Матушка и не познакомила с ребятами.

— Так мы уже пришли пару минут назад! Чего ты держишь эти коробы и сумки! Ставь скорее! — Василий, посмотрел на бедолагу, чей уровень развития был близок к ребёнку лет пяти и махнул рукой.

Силе этого Геракла из Средней Азии, взявшего себе с разрешения Матушки новое имя, позавидовали бы даже самые сильные люди планеты до прихода шайтранов. Со своим двухметровым ростом он имел телосложение, заставляющее его заходить в дверные проёмы боком. Получив силу мага, он стал обладателем удивительной силы трансформации, сумевшей преумножить его таланты. Но своим самым главным достоинством он считал умение рассмешить Джоджо.

Джоджо был последним, пятым членом этой группы и их лидером. Немногословный, вечно угрюмый, невероятно талантливый и- удивительно сильный боец, заменяющий собой небольшую армию. Никто, кроме Матушки, не знал, через что он прошёл, но жутью и тоской от него веяло на десятки километров. Раньше. До тех пор, пока к этому молчуну не привела Матушка за руку Большого Боба. И одному лишь Богу известно, какой пазл сложился в голове этого стремящегося к пятому десятку мужчине, но он преобразился на глазах и стал совершенно другим человеком. Когда надо — строгим. Когда необходимо — жёстким. Когда требуется — суровым. А иногда и простым, похожим на пекаря мужиком с большими, пшеничными усами.

Вся пятёрка радовалась успешной операции. До удара военными по этому квадрату было ещё пять минут, а значит, и торопиться с телепортацией не обязательно.

Лидер группы — маг света «Джоджо», умеющий как развивать огромную скорость, так и ослеплять, обжигать своим светом и владеющий ещё кучей фокусов, способных не только застать врасплох врага, но и нейтрализировать его.

Леший — маг-порталист, специализирующийся на перемещении людей и неживых объектов на заранее изученные точки.

Василий — «особенный» маг земли, что мог чувствовать и повелевать ею, как рука скульптора повелевает глиной на станке. Даже этот заваленный обломками тайный погреб он нашёл, что называется, «послушав» землю. А уж о его ловушках и земляных капканах редкие выжившие счастливчики из числа захватчиков с ужасом рассказывали за вечерними посиделками с кружкой чего-нибудь крепкого.

Большой Боб — маг с ядром транформации. Для них так и не было закреплено никакого названия, хотя, коллеги по цеху пытались. «Трансформеры», «Богатыри», «Мутанты»… Все они и частично подтверждали способности, но в тоже время были зачастую слишком далеки от возможностей людей с ядром этого типа. В народе, впрочем, в последнее время всё чаще и чаще можно было услышать обращение «плотники». С одной стороны, они, как представители этой профессии, могут зачастую «выстругать» из своего тела что-то необычное, с другой, очень уж близки и похожи способности этих магов к игровому направлению магии плоти.

Последней по списку, но не по значимости, была любительница экстравагантных нарядов и специфического общения, девушка, которая прежде гуляла сама по себе. Так уж вышло, что мужчин рядом с ней слишком часто поджидала сильная неудача. Зачастую — трагическая. Возможно, именно поэтому она немного странно себя вела, попав в условия, в которых одиночество — лучший способ спастись от очередного несчастья, которое может настигнуть понравившегося ей человека. Она поэтому и имя себе новое выбрала — «Медуза». В честь Горгоны, что была в чём-то схожа с ней. Так было пять лет назад, когда девушка повзрослела и стала замечать на себе похотливые взгляды мужчин. И продолжалось из года в год. Пока однажды она не встретила Матушку, которая, объяснила ей, какой силой та обладает. Она научилась эту самую силу контролировать. Помогла ей обуздать то, что дало право зваться одной из самых опасных, но красивых девушек в современной истории человечества.

Медуза была магом двух атрибутов. Первое ядро — ментальной магии. Неосознанное колдовство, затуманивающее разум смертного и навязывание своих мыслей и идей. Всё это незаметно для самой красавицы отравляло жизнь окружающих, заставляя тех идти зачастую против своей природы. А слишком долгое общение порой отупляло людей настолько, что кроме прекрасной и грациозной, словно кошка, девушки в их мыслях не было ничего. Терялась жизнь человека, терялся и он сам. А приходя в себя, время от времени, тот обнаруживал разрушенную семью, прогоревший бизнес, потерянную работу и ненависть окружающих… Не каждый выдерживал это испытание. Вторым же ядром стало ядро пространства. Изначально заглушенное более ярко выраженной силой первого ядра, оно раскрылось в полной мере, позволив чувствовать поля и потоки энергии. Эта специализация, по сути, сделала из красавицы идеального разведчика, или, говоря современным сленгом — сканера. Она могла с огромной точностью сообщить, сколько живых существ находится в радиусе километра от неё. И не только выдать цифру, но ещё и рассказать, где они находятся, в какую сторону движутся и насколько сильное у них магическое поле.

В первую встречу с Иваном она просканировала его со всей тщательностью и была сильно удивлена. После этого Матушка полчаса общалась с ней на закрытой террасе и строго-настрого запретила распространяться другим об увиденном.

Вот и сейчас, поднимая пыльную бутылку розового вина из уничтоженного войной виноградника, она, как обычно запустила сканирование вокруг, чтобы оценить, как говорится, обстановку. И тут же замерла, наполняя ядро большим количеством маны для более точного анализа.

Бутылка вина выпала из её рук и разбилась, заставляя всех обратить внимание на еле стоящего на ногах «сканера».

— Ребята… У нас проблемы… — только и успела сказать она, когда мужская рука стремительно вылетела из темноты и превратилась в полноценный мужской силуэт, припечатавший в свете магической «лампочки» Джоджо колдунью прямо к стеллажу винного погреба.

— О, да… У вас огромные проблемы, «ребята». — молодой голос парня, что меньше трёх дней назад был загнан ими в ловушку на другом краю мира, был наполнен холодной сталью.

*****

Наше появление они учуяли в самый последний момент. Но вместе с тем, даже несмотря на отменную реакцию, противостоять никак не смогли. Никакой магии мы не применяли. Так как убивать никого не планировали. А вот наказать и покарать требовалось обязательно. Причём так, чтобы они, не будучи ограниченными в своих возможностях, оказались растоптаны нами.

Первой я вырубил их «сенсора» или кого-то похожего на неё, судя по последним словам и продемонстрированным способностям. В канале связи её звали «Медузой», кажется.

Схватив за горло и впечатав в винный шкаф девчонку в странной одежде, я вышиб из неё весь дух и, добавив в удар в область брюха, вывел девчонку из строя.

— О да… У вас огромные проблемы, «ребята». — повернулся я к оставшимся бойцам отряда и размял кулаки.

Рюдигер в этот момент стоял позади лидера команды, того самого «переговорщика» с захвата заложников в Мадагаскаре. Мага света в этот самый момент Рюдигер сдерживал, окутав саваном тьмы и приставив нож к горлу. И он был готов применить его в деле, если тот рыпнется. Полторы минуты на лечение у меня будет в случае чего на воскрешение и спасение мужика из объятий смерти.

Отряд этих джентльменов удачи, спёрших сокровищницу магов-шайтранов, тут же ошалел, но быстро вернулся из психологического нокаута, пытаясь атаковать меня.

Первым стал порталист, прыгнувший мне за спину и попытавшийся взять в захват, обездвижить.

Стоит ли говорить, что я в пару движений перевернул ситуацию, заломав ему руку и прижав ботинком его шею к холодному и грязному бетонному полу.

— Отпусти Лешего! ОН МОЙ ДРУГ! — пробасил громила, чей рост был близок к росту среднего шайтрана и помчался на меня, замахиваясь огромным кулаком, словно гантелей.

От этого удара я увернулся, наполовину вынужденно, наполовину по собственному желанию вывихнув руку порталисту, предавшему мои ожидания.

Удар прошёлся по стеллажу, отчего сотни бутылок свалились, разбиваясь и наполняя замкнутое помещение запахом алкоголя. Часть из бутылок приложили порталиста, одна из них больно врезалась между ног, заставив забыть на мгновение орущего мага о его неестественно вывернутой руке.

Способ борьбы с такими неповоротливы и сильными громадинами был довольно прост. Пространства, правда, маловато. Но как бы там ни было… Всего лишь нужно не подставляться под удар.

В памяти воскресли приёмы восточных боевых искусств, нацеленных на болевые точки тела, которые не накачать никакими упражнениями. Не скроет их и «гераклоподобная» конституция тела. Хоть обрастись весь мышцами, а ряд точек между кожей, нервными окончаниями и костью невозможно накачать. Ибо там есть лишь сухожилия.

По ним и работал, вертясь вокруг громилы, как уж на сковородке.

*Сейчас!* — подсказал Куратор, но я и сам понял по разливающейся в помещении мане, что сейчас начнётся атака оставшегося третьим незадействованным лицом чёрно-белого парня из отряда этих мудаков.

«Да, я и сам почувствовал,» — вместо того, чтобы добить уже практически не двигающегося гиганта с опущенной рукой и неподвижной ногой, волокущейся за основным телом, я отпрыгнул назад и принялся перемещаться по кажущемуся бесконечным погребу.

Где-то из глубины тёмных коридоров раздалось ругательство, и я снова резко сменил направление. Серия бетонных шипов выскочила впереди, в месте, где я должен был оказаться спустя мгновение. Прыжок под потолок, на стеллаж, и я проскользнул мимо стремительно выросшего сталактита, задевшего ткань моей куртки.

Стремительность моих передвижений и ощущение скоплений маны в пространстве помогали понять, где случится следующий взрыв и прорыв магии. Этот маг земли был хорош, использовав всё пространство подземных погребов в качестве карты поля боя, накидав разметок и отправив потоки маны по полу, стенам и потолкам.

В паре метров от него я ощутил полноценное защитное кольцо, способное из меня обычного сделать шашлык, нанизанный на бетонные пики волшебства этого мага.

*Либо ускориться, либо усилиться,* — был краток и лаконичен Куратор, когда я смотрел в глаза сидящего с закрытыми глазами на холодном полу мага.

«Эффектнее будет пройти напролом… Но по мане выгоднее ускориться. Я всё ещё не восстановился,» — проанализировал я своё самочувствие и оттолкнулся носками, резко ускорившись в сторону мага.

Приданное через ядро трансформации ускорение позволило проскочить мимо ловушки, лязгнувшей за моей спиной. Набранный разгон погасился ударом с колена в нос заставившего меня попотеть мага.

— Чистый нокаут! — объявил я, потирая ушибленное колено.

Оставался лишь ковыляющий где-то в полутьме громила. Я посмотрел на сомкнувшуюся вокруг ловушку и вытащил автомат, принявшись стрелять по бетону, выбивая крошево и пробивая путь наружу.

— НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ! — заревел громила, а следом в полутьме подвального помещения вспыхнул и погас свет.

Я схватил нокаутированного за воротник и потащил через проём наружу.

— Иван! Помощь нужна! — проигнорировав ковыляющего вприпрыжку громилу, Рюдигер очутился рядом со мной и продемонстрировал окровавленный нож.

— Да, паскуды… — почувствовал я протест организма от предстоящей работы в районе источника. — Ладно, клин-клином вышибают!

— НЕ ПРОЩУУУ! — заорала по-детски наивная детина, занеся надо мной кулак.

— ЗАДОЛБАЛ! — ответил я ему и прогнал ману через ядро, ускоряясь, усиливаясь и нанося удар в солнечное сплетение.

Ударил зачётно! Ноги мои впечатались в трескающийся бетон, а рука после некоторого сопротивления отправила гиганта на полметра назад, заставляя приземлиться на грязный пол.

— Ох… Больно… — застонал детина, и я отправился к магу света, решившему погеройствовать.

— Довыпендривались, бл***! — произнёс я вслух, пока Рюдигер подтаскивал вполне себе живого мага земли к небольшому пятачку, на котором авантюристы праздновали своё очередное дело.

Мана полилась из меня в сторону уже потерявшего сознание от кровопотери мага света. Поток крови остановился, новая рана затянулась, побелевшее лицо начало наливаться краской под взглядом чуть не расставшейся с обедом дуры в латексе и порталиста с единственной целой, дрожащей, словно у эпилептика, рукой.

*ВДОХ,* — вдохнул полную грудь воздуха и раскрыл шокированные глаза маг света.

— Что шары выкатил? Жив и цел, орёл? — спросил я у него.

— Да… Вроде бы… — потрогал он себя за шею.

— Это неправильно. — объявил я ему и припечатал кулаком бубен, ломая нос. — Вот так правильно.

— Будете знать, твари, как угрожать мне. А сейчас собирайтесь, отсюда у вас два пути, уважаемые господа… — я назвал имя и фамилию каждого, просто позволив Куратору обратиться в свои базы данных, определившие этих людей по электронным картотекам государств, откуда они были родом.

Ведь так или иначе, а паспорта получали все на планете.

— Так что-либо идёте с нами сами по себе. Либо пытаетесь сбежать, надеясь, что я вас не пришью за подобное. Тюрьма даже из таких засранцев, как вы, сделает толковых штрафников на поле боя. Способности у вас есть. Послужите на пользу обществу.

— Нет… — держащийся за нос лидер этих людей приподнялся и посмотрел на меня.

— Через минуту начнётся полномасштабный обстрел этого квадрата…

— И вы решили в этом погребе его переждать? — удивился я?

— Нет, мы бы уже пару минут назад свалили… Порталом.

— А теперь вряд ли сможем… — посмотрел на свою больную руку Леший.

Я переглянулся с Рюдигером, прислушался к творящемуся снаружи, где отдалённые взрывы заставляли подрагивать землю и пожал плечами.

— Колдуй, порталист… Но учти… Это было даже не последнее предупреждение… Это ультиматум. Ещё один шаг против меня и моих людей, и я начну не охоту, но тотальное уничтожение вашей шайки… — я достал такие редкие для человечества и хранимые мной как редчайшие артефакты рабские ошейники шайтранов, блокирующие магию.

Не хотел их светить и прибегать. Отвратительные по сути своей артефакты. Но к своим врагам у меня другого подхода и быть не может.

Защёлкнув ошейники на шее четырёх из пяти магов, я дал отмашку порталисту и тихо, но так, что все меня услышали, сообщил: «И возможностей для вашего поиска у меня предостаточно».

Рука была вправлена на место, и маг принялся создавать групповой портал, потея от напряжения и волнения. Всё-таки, помимо сокровищ, нас стало на два человека больше.

— Эй, а куда сокровища пропали? — смотря на исчезнувшие передо мной сундуки, короба и рюкзаки, удивлённо спросила «Медуза».

Удивительно, но книга скоро заканчивается. А ещё так много хочется рассказать… Надеюсь, вам приносит удовольствие эта серия, так как только от вас зависит количество томов до её завершения. Встретимся завтра, и помните, что лайки — это всего лишь цифра на странице книги, которая ни на что не влияет. Абсолютно. Даже на настроение автора. Сто процентов.

Глава 23. Заманчивое предложение

Стоило нам вынырнуть из странного пространства, вызывающего тошноту и головокружение, как я вместе со всеми остальными упал на колени, пытаясь прийти в себя.

— А вот и гости пожаловали. Айза, вели всем собраться в главном зале. — волевой женский голос отдал указание, и размеренное цоканье каблуков подсказало, что его обладатель движется к нам.

— Боже мой, что за омерзенье ты на них надел? Как будто они действительно могли тебе навредить. Тебя ведь хоть с самолёта выбрось — найдёшь способ выжить. — я сдержал позыв и поднял голову, смотря на старушку с пышной шевелюрой, в прекрасно сшитом и аккуратном зелёном костюме с украшением в виде брошки из золота и изумруда в форме стрекозы.

— Добро пожаловать, Иван, ко мне в гости. Я знала, что ты придёшь, и подготовилась к твоему приходу.

— Как приготовилась? Позвала ещё солдат и магов? Как будто они сумеют меня остановить?

— А? Всё такой же недоверчивый? Это правильно. Это хорошо. Но нет, подготовилась я по-другому. Например, заставила твоего любителя мадагаскарского загара тренироваться и увеличить лимиты переноса живых существ отсюда на американский континент и обратно.

— Вы же говорили, что это нужно для доставки пленников…

— А ты внимательнее посмотри на своих товарищей. И где я не права? — сурово глянула эта странная женщина на него и отмахнулась. — Иди лучше, начни приём раствора восстанавливающего. Магическое истощение — это не то, с чем стоит шутить. Или тебе напомнить про твой прыжок на Атлантиду?

— Не надо, Матушка… Я пойду тогда восстанавливаться.

— И группе своей помоги. Им нужен Йори — без лекаря они будут восстанавливаться не один день. — отдала она распоряжение ему, и все вокруг, побитые и шатающиеся, встали и ушли в большую белую двустворчатую дверь, заляпывая белый мраморный пол кровью.

Я переглянулся с Рюдигером, и мы удивлённо подняли брови, не до конца понимая, что происходит. К кому мы попали — было понятно. Но вот куда, зачем, и что вообще вокруг происходит — вызвало тысячу роящихся в голове вопросов.

— Что, вопросов много в голове, ребятки? Так бывает. Ничего, я сейчас дам тебе руку, ты «прощупаешь» меня, поймёшь, что я не угроза, и мы прогуляемся, а я расскажу вам небольшую историю. Обещаю, это не займёт много времени, а количество вопросов к её концу заметно сократится. Идёт?

Я внутренне напрягся, готовясь в любой момент бросить в ход свой козырь, и кивнул. Женщина подошла и элегантно протянула мне руку. С меня словно наваждение сошло. Какая же это женщина? Бабуля. Самая настоящая бабуля лет за шестьдесят была передо мной. И тут же я обратил внимание на уведомление Куратора, который уже успел вычислить, с кем мы имеем дело и где мы находимся.

Быстро считав данные, я тем не менее не стал демонстрировать свою осведомлённость и принялся изучать внутреннее строение тела бабули.

Мощные и частые каналы, удивительно и причудливо извиваясь, двигались к голове, а вот наружу почти не выходили. «С такими тонкими каналами она и файербол слабенький не сделает,» — подумал я и удивился.

Источник причудливо сильный, ядро редкое. Хотя нет, не так — очень редкое. Я у людей такого не видел — только в книге шайтранов было упоминание сером ядре с фиолетовыми нитями, хаотично расходящимися по поверхности. Ядро времени. Если вернуться к нашим мифам и легендам — сила Хроноса. Бога времени. Но вот что за ним стоит и что ей оно даёт — я лишь догадываюсь из обрывком ранее полученной информации и оговорок этих то ли террористов, то ли грабителей, то ли воителей против шайтранов. Мутные — вот, что точно можно о них сказать. По крайней мере — сейчас.

Она сама потянула руку, разрывая контакт, и с лёгкой улыбкой развернулась и пошла к большой двери рядом с панорамными окнами. Выйдя на балкон, она схватилась за металлические поручни и, несмотря на морозный воздух, вдохнула полную грудь воздуха.

— Мистер Рюдигер, наш непревзойдённый маг Тьмы, мистер Тормель, самый живучий и быстро набирающий силу и влияние маг человечества, добро пожаловать в Исландию! — она обернулась и вернулась внутрь натопленного помещения.

Я же смотрел с высоты в несколько десятков метров на открывающийся вид залива и расположенного под окнами дворца, в котором мы находились, небольшого города, построенного словно столетия назад и пришедшего в наш мир из сказки.

— Ты знал? — спросил у меня Рюдигер.

— Не сразу. Но да. А ты? — ответил я ему, наслаждаясь чудесным видом.

— Да. Я узнал её.

— Я тоже в курсе, кто она. Но не в курсе, зачем мы тут.

— Думаю, она сама собирается это рассказать. — пожал плечами коллега.

— Судя по всему… Пойдём?

— Стой. С ней ведём себя как и прежде?

— Она знает, что мы знаем. Она маг времени. Вот только аспект и направленность её силы мне не понятна.

— Предсказание? — предположил тёмный Маг.

— Скорее всего. — подтвердил я его теорию, и мы вернулись обратно во дворец.

Бабуля в этот момент уже принимала горячий чай от своей помощницы. Кажется, она к ней обращалась как к Айзе.

— А вам, мальчики, я рискнула сделать кофе. Вы же не против?

— Да, спасибо. Как раз чего-то такого после пыльных и душных погребов мне и не хватало. — признался я.

— Да я вообще только кофе и пью. Без сахара. — подтвердил Рюдигер.

— Я знаю, наставник. Знаю. И как вы могли уже догадаться, я знаю, что вы знаете, что я знаю. Боже, как же глупо это звучит. Но что поделать… Бери свой кофе, пейте. А я пока представлюсь, как это положено на нормальных приёмах. — Она в очередной раз обезоруживающе улыбнулась и на мгновение преобразилась в лице. Статная поза властительницы с расправленными плечами дала знать даже глухому, кто именно перед ними.

— Верховная правительница свободного Княжества Исландии, её Высочество, мудрая и покровительствующая защитница Фордов, благославлённая Елизавета Варт О’Гут! — из-за её спины выскочила, словно птичка, помощница Айза и продекламировала статус встречающей нас венценосной особы.

Мы, естественно, как и следует из этикета, совершили поклон и поприветствовали владычицу местных земель.

— Уважаемые гости, я рада приветствовать вас в своих владениях. Немногие удосуживаются получить персональный приём и экскурсию от меня. Но вы — те два исключения, чей приход я ждала. И ждала с нетерпением. Оставьте все вопросы что вас тревожат и погрузить в историю и современную жизнь моего маленького, но очень гордого княжества…

Она пошла вперёд, выходя из той огромной залы, куда нас забросил телепортер, и мы двинулись следом.

Свой рассказ она начала с парочки выдержек из истории города и государства. Десяток войн за независимость и легенды о хитрости, смелости и упёртости островитян против имперских захватчиков. Ресурсов на острове было не то, чтобы много, а средств для его завоевания из-за упёртости требовалось много. Но даже это не гарантировало лояльность местных жителей, которые, словно партизаны, превращали на этом суровом острове жизнь наместников в ад. Равно как и новых поселенцев. Суровый отбор не оставлял выбора. Ты либо с нами — либо кормишь моллюсков на дне морском. В особых случаях можно было стать топливом для вулкана. Последнего наместника Бриттов, около шестидесяти лет назад так и казнили поднявшие бунт местные жители. Отправившийся мстить военный корпус за три недели был практически полностью уничтожен. А с учётом того, что все постройки каменные — даже сжечь бунтующие города они не могли. Да и самим им не особо хотелось оставаться хоть без какого-то крова в этих суровых и непредсказуемых из-за погоды условиях.

Так и боролись они за свою свободу, окончательно скинув притязания бриттов шестьдесят лет назад. Тогда же новая княжеская династия взошла на престол. Княгиня Елизавета была третьей правительницей этой династии. Судьба не была к ней милосердной. Рано овдовев и потеряв после продолжительной болезни своего единственного ребёнка, она нашла себя в управлении государством, помогая своей стране встретить каждый новый рассвет лучше, чем предыдущий. Характер островитян помог им свой неуёмный дух направить на вершины созидания и постижение секретов ремесла. Продукты, созданные местными умельцами, стали высоко цениться в Европе, а многие производители заключали контракты с местными компаниями, ставшими символом качества.

На этом закончилась вводная часть одинокой княгини, что помогала местным сиротам реализоваться и получившей в народе прозвище «Матушка».

Будем честны, я не мог соотнести слова моих недавних пленников с этой женщиной. Слишком уж их методы напоминали мафию и террористов-радикалов, а не эту самоотверженную женщину.

Впрочем, дальнейшие рассказы и объяснения частично раскрыли и этот вопрос, как она и обещала.

— Когда шайтраны пришли в наш мир, я с деловым визитом находилась в Канаде. Естественно, я практически сразу же улетела обратно, но успела стать свидетелем происходящих где-то за границей города и аэропорта сражении. После этого я внимательно следила, ночами не спала и молилась Богу в надежде на помощь и на спасение людей. Но он не любит болтать. Ответ его был очень необычен и непонятен. Он дал мне силу, способную видеть возможные линии будущего. Шаг за шагом я боролась с этим наваждением, но когда начинали сбываться худшие из прогнозов, поняла, что этот дар Божий и есть ответ на мои молитвы. — мы шли по каменным ступеням в сторону княжеского пирса с парочкой припаркованных корветов.

Насколько известно мне и Куратору — эти два судна и есть весь военно-морской флот Исландии, если не считать спасательные и десантные катера.

— Я начала всё больше и больше времени уделять своему дару, пытаясь развивать его. Я пригласила первых специалистов Земли по магии и кое-чему смогла обучиться по их подсказками. Это значительно помогло улучшить мою силу и дало возможность перестать совершать роковые ошибки. Кризис в Исландии, вызванный вторжением шайтранов, закончился куда-как раньше, чем на остальных континентах.

С другой стороны, с двумя сотнями тысячей жителей сложно было прыгнуть выше головы и организовать защиту острова. Остров сам всегда помогал и защищал нас, своих обитателей. Но сможем ли мы справиться в этот раз? Я провела долгие месяцы, тратя все свои силы на то, чтобы найти способ уцелеть храбрым жителям этой великолепной страны. Но его не было и нет.

— Соболезную… — высказался я.

— Напрасно. Кое-что, я всё-таки в своих видениях узнала. Исландия не просто остров где-то в океане. Это плацдарм на полпути из уничтоженной Америки в задыхающуюся Европу. Об этом не говорят на большом континенте, но можете спросить любого жителя нашего острова, и он вам ответит, сколько шайтранов мы уже уничтожили за эти годы. Сколько их отправилось кормить крабов. Не одну сотню этих крылатых разведчиков мы спустили с небес на землю. А затем ещё ниже. — ухмыльнулась она, смотря на нас.

И ведь мы действительно ничего такого не слышали, хотя, исходя из банальной логики, если они уже были в Ирландии, то и в Исландии их вполне можно было ожидать увидеть.

Наша экскурсия продолжалась, и мы увидели практически весь город и быт жителей с высоты стен замка, выполнявшего в наше время скорее роль дворца и дома для монарха, нежели оборонительного сооружения.

Основной посыл княгини состоял в том, что, находясь на полпути между континентами, остров однозначно станет целью интервентов, а надеяться на помощь императоров Европы ей не приходилось. Слишком много произошло между ними, сблизив Исландию с бывшей США и Канадой. И по-настоящему надеяться Елизавета могла лишь на себя. И она увидела путь к спасению. Кровопролитный, жестокий, но вполне реальный. Остров должен был стать волнорезом и полем боя с захватчиками. Но так как ни укреплений, ни войск не было у неё в достаточном количестве, она решила связать свою судьбу с теми, кто обладает сверхспособностями. Магами, другими словами. Вот только как привлечь к себе тех, ради кого не одна монархия готова потратить тонны золота и миллионы империалов? Подобных богатств у Исландии не было. Но кто сказал, что всем без исключения людям нужно только лишь это? Она стала следить и активно работать с теми, кто не мог прижиться в своём доме. Уставшие, выгоревшие, потерявшие всё, в том числе желание жить. Социопаты, социофобы, потерянные и заблудшие души. Просто напуганные люди и те, кто был недооценен либо выжит и бежал из своего дома, желая взять реванш в другом месте.

С помощью своей способности она сосредоточилась на поиске тех людей, чьи способности — маленькие и большие, развитые и нет, могли помочь острову, а их обладатели могли присоединиться к её дому, получив ресурсы для развития и становления кем-то большим.

И у неё это удавалось. Прекрасный психолог, авторитетный монарх, маг, предвидящий десятки вариантов диалогов и правильные варианты его построения для достижения максимального эффекта от переговоров.

— Таким образом я за восемь с половиной лет собрала здесь весьма большое количество магов. Кто-то из них сумел справиться со своими демонами и стал опорой нашей силы. Кто-то не справился и ушёл от нас. Человечество наконец-то принялось пользоваться новыми особенностями нашего нового мира. Но они не поняли, или, правильнее будет сказаться, не захотели принять тот факт, что трансформация ожидает не только часть людей, но и само человеческое общество. Эра монархий уходит. За последний год в результате нападений обиженных на мир магов было убито больше монархов, чем погибло в течении последних девяти лет вместе взятых. Тенденции набирают обороты и, хотя империи всё ещё крепко стоят на ногах, это обусловлено исключительно фактором внешнего врага и потенциальной угрозы. Но вечно это продолжаться не будет. Стоит лишь человечеству преломить ситуацию, как начнётся делёжка, сравнение понесённых потерь и прочее. Национальные интересы были и есть между крупными державами. Исландия как никто знает, что такое попасть в сферу национальных интересов и выбивать этих заинтересованных вооружённых лиц со своей земли. Мир ждут глобальные изменения вне зависимости от дальнейшего хода войны. И я хочу, чтобы Исландия продолжала гордо стоять в этом мире и после всех этих изменений, а, быть может, и чуть поближе к верхушке. — княгиня Елизавета остановилась перед тяжёлой и огромной красной дверью, повернулась и подмигнула мне.

— Я предлагаю создать независимый инструмент, что станет управляющим органом у всех магов. Ассоциация магов! Законодательный орган для всех, кто владеет магическими способностями. Регистратор, ведущий учёт и создающий правила, ограничивающий магов в естественной среде. Мало ли, невидимка решит обчистить хранилище какого-нибудь аристократа? — намекнула она мне на один из моих грешков прошлого.

— И кто будет управлять всем этим бедламом?

— Естественно, верховный совет, в который войдут основатели. В дальнейшем, конечно, многое будет добавлено и исправлено, но первое время именно в таком формате он просуществует. Чтобы снизить напряжённость и среди других магов, которые не желают оставаться на вторых ролях в силу своего характера, мы создадим трибуну магов, куда будут входить сотня сильнейших магов. Список этот будет регулярно обновляться, меняясь выбывшими либо провинившимися и исключенными из «Трибуны» магами. Это сподвигнет старых хрычей, чей потенциал роста ограничен, вкладываться в развитие лояльных молодых магов. Появятся своего рода «партии», «альянсы», «кланы» и «объединения», но это нормально — логический и естественный процесс.

— СЧН будет против. Как и генералы с монархами. Они станут преградой.

— Уж что-что, а преграды ты преодолевать умеешь. Более того, имеешь довольно быстро растущее влияние среди простолюдинов. Они любят героев и чудеса. Ты можешь стать первым и дать им второе. Любое слово против тебя будет восприниматься ими с агрессией. Более того, в Европе и Автралии у тебя имеется определённая поддержка. Да и вскоре встреча со своим императором тебя ждёт. Я верю, ты сможешь подобрать необходимые слова, чтобы убедить императора в правильности этого шага. Тучи сгущаются на Российской Империей, и ей как воздух нужны союзники. Сильные союзники, способные помочь с грядущим нашествием.

— Если ты видела возможные варианты будущего, то скажи мне, я действительно соглашусь с твоим предложением?

— Когда мы говорим о будущем сегодня, это может изменить его. Поэтому нужно быть аккуратными в своих словах. Не всё будет идти так, как нам хочется. Таков уж этот мир. Но вместе с тем… С тобой я испытываю некоторые проблемы. Почему-то ты — тёмное пятно в моих предсказаниях… Варианты будущего делятся на тысячи, когда я пытаюсь прочитать возможные события, что связаны с тобой… Иногда мне кажется, что ты и вовсе не один… Впрочем, хватит думать о пустом. Здесь и сейчас, я предлагаю тебе присоединиться на правах первооснователя ассоциации.

— А мистер Рюдигер?

— Он уже давно присоединился всей своей семьёй к твоей организации. Арма и ты — одно целое. И ты глава этой организации. Так что будет справедливым сказать о том, что, как ты представляешь весь свой альянс, так и мои люди будут частью ассоциации под моим присмотром. А сейчас, если ты не против, я бы хотела попросить тебя о небольшой помощи. Среди взятых тобой сокровищ имеются золотые буквы. Достань, пожалуйста, те из них, что помогут сложить нам словосочетание «Трибуна Магов».

— Ээээ… — я удивился, но обратился к пространству «бочки» и действительно обнаружил там целый алфавит латинских букв, выполненных из золота и с нанесёнными поверх шайтранскими рунами. — Руны «крепости», «тепла»? Прочность и климат-контроль? Удивительно… Зачем шайтраны на них набивали и запитывали контуры маной?

— Это удивительная история пленного ювелира из штата Юта, что сумел научиться тайным знаниям, просто наблюдая за мастерами шайтранов. Сам он был их помощником, и с помощью обмана и кристаллов маны сумел сделать артефакты. К сожалению, его обман раскрыли и его самого казнили. Но ставшие артефактами буквы пополнили коллекцию одного из Верховных магов.

— Каждый артефакт, судя по линиям и сигнатурам, независим. То есть, если активировать все семь букв, то это будет семикратная прочность. Или нет. Здесь в руне ошибка. Минуту, я изучу подробнее.

Анализ дал понять, что один артефакт, одна золотая буква, действует на расстоянии сто одиннадцать метров радиусом от точки размещения. Это и было изменение руны от стандартной. Такая же руна использовалась для зачарования доспехов магов. Но действовала только на одном элементе экипировки. А тут защита идёт вокруг на все прилегающие объекты. Сила такого «укрепления» в разы меньше, но при этом захватывает куда как большее пространство. Против ракет, конечно, не поможет. Но всё равно прочность станет в разы выше у зданий. При соединении дальность объединяется. То есть семьсот семьдесят семь метров с семи символов, что попросила княгиня. В одну сторону. Хороший артефакт. Очень хороший. И у меня в «бочке» ещё 19 таких букв расчудесных осталось…

— Да, всё остальное можешь оставить себе. В знак компенсации за попытку привлечь внимание нетрадиционным способом. Во всех остальных случаях в моих видениях ты бы послал меня и моих людей с моей просьбой о создании ещё одной организации, да и с попыткой отвлечения внимания шайтранов ты бы не согласился помочь. С учётом крайнего риска подобной операции. Ну а про ещё одно влияние вашей атаки я рассказывать не буду, скоро ты и сам о нём узнаешь, а повлиять больше ни на что не сможешь.

— На загадки перешли, княгиня… — заметил молчаливый и хмурый Рюдигер.

— Никогда от них не отходила. Я все лишь говорю факты, остальное вы сами в основном додумываете, господин маг. — кивнула она моему напарнику и вновь обернулась к дверям. — А теперь оставьте здесь эти семь чудесных букв, а остальное можете забрать себе. Моя компенсация за доставленные неудобства.

Она шагнула к дверям, которые сами по себе начали открываться, и мы попали в аскетично обставленный зал, похожий на древние греческие амфитеатры.

— Господа, добро пожаловать на будущую «Трибуну магов»! Мой альянс «Северной Звезды» приветствует вас и будет рад принять новых членов и собратьев в самое ближайшее время!

С каменных скамеек поднялись, как подсказал Куратор, двести четырнадцать человек. Сильные и слабые, но все они маги…

— Княгиня удивительна… собрала под своим крылом такую силу… — восхитился Рюдигер, явно оценив данный перфоманс.

*Другими словами. Она настоятельно рекомендует не делать её врагом, а начать строить союз. Это самый элегантный шантаж из всех, что я видел на вашей планете*

«Да уж… Сложно будет отказать» — мысленно согласился я, практически похоронив свой гнев за то театральное нападение группы мага Света.

Глава 24. Шторм приближается

— Что думаешь? — мы летели в самолёте на материк, и Рюдигер наконец-то не выдержал молчания и обратился ко мне.

— Земля… она большая. И людей на ней много. Сколько бы мы не сражались, пока мы удерживаем рубежи — у нас будут и внутренние дрязги, и недоверие, и подставлять один одного политики и монархи будут как и раньше. Может, не так часто, как в своё время, но всё же будут. Всё таки СЧН формирует общественное мнение, и это влияет на аристократию больше, чем им бы хотелось. Но СЧН — это союз, а не правитель. Он не диктует условия. Он даёт… рекомендации, обязательные к исполнению. Пока что этого хватает. Но хватит ли после? — я посмотрел на своего наставника и помассировал виски.

— … — Рюдигер молчал, так и не получив ответ на свой вопрос.

— Люди с магическими особенностями так или иначе начнут вносить свою лепту. И чем дальше — тем больше. Уже сейчас лекари и наёмные убийцы стали неотъемлемой частью правителей нового мира. Что говорить о старых власть имущих императорах, если даже мы, по сути с тобой, простолюдины — пользуемся этим.

— Я не простолюдин. Я магоубийца — указом СЧН нам дан особый статус. И тебе тоже. — поправил меня Рюдигер.

— Я ещё не студент даже. Абитуриент, который на учёбе и десятую часть занятий не посетил. Но да, ты прав, мне вернули мой титул и права. Пока на словах, но вскоре должны это сделать официально. В любом случае, маги — это инструмент войны. Практически такой же, как мифическая ядерная ракета. Только вот мы существуем с тобой в этой новой реальности. И другие маги существуют. Тот, кто обуздает и возьмёт под контроль эту силу — станет на один уровень с СЧН. Вот только среди магов — кто сильнее, тот и будет править. Как бы не называлось это собрание и какие-бы функции не были у совета, сильные будут диктовать условия слабым.

— С твоей силой, ты мог бы стать на вершину.

— И я это понимаю… Только я не готов. У всех есть слабые места. Свои я вижу слишком отчётливо.

— Либо маги решат объединяться и докажут миру своё право на собственный социальный мир, либо мы разбежимся по империям, примкнув к правящим верхушкам, и возможно став частью имперских семей.

— Тебе уже были подобные предложения?

— И не одно. Сказал что не могу ничего даже рассматривать, пока у меня действует контракт с СЧН и Академией.

— Понятно… А для Земли что будет лучше? Для всего человечества? — решил я зайти с другой стороны.

— Когда существует контроль — хаос исчезает. А вместе с ним и многое из того, что портит жизнь простым людям. — мудро заметил наставник

— Значит, ты тоже за ассоциацию?

— Ну, мы же не собираемся уступать шайтранам? В противном случае все наши размышления лишены смысла.

— Шайтранов ждёт настолько тёплый приём, что они двум своим парам глаз не поверят. — заверил я наставника и молча погрузился в дальнейшие размышления.

В Академию добрались глубокой ночью. В моей постели было пусто и одиноко, поэтому я наконец-то выспался. В полдень мои глаза открылись и я обнаружил себя в гордом одиночестве, посреди полностью пустого дома, так как все разбежались.

Сделал пару звонков и понял, что ближайшие два часа ждать никого не стоит. Кто на занятиях, кто работает, кто на тренировке. А раз так, пора бы и чем-то полезным заняться.

Вместе с Куратором выложились на полную катушку, доведя тело до предела за каких-то сорок пять минут. Пока отдыхали, тренировали и прокачивали источник. Следом я отправился в подвал и начал сортировку украденного у шайтранов. Помимо букв, мне досталось четырнадцать латных доспехов, усиленных маной, более двух сотен небольших склянок с запечатанными заклинаниями различных стихий, два десятка единиц оружия, укреплённых рунами и парочка щитов выше меня ростом. Всё это дело дополняли десятки пластинок с рунами для домашнего быта, заменяющие в походах огонь, воду и прочее. Магических материалов из ткани — более пяти видов, по паре десятков метров квадратных каждая. Теперь всем труханы фирменные сшить можно. Но самым главным сокровищем были книги… В них я и погрузился, осваивая историю, культуру и магию шайтранов.

— Либо их легенды врут, как и у нас, приукрашены выдумкой рассказавшего, либо шайтраны конкретно так деградировали в магии. — сделал я вывод на основе прочитанного.

*Оба варианта имеют право на жизнь.* — Куратор тоже не смог внести ясности в этот вопрос.

Дальше рутина в подвале превратилась с монотонную процедуру слива мелких камней пространству «бочки», что уже была забита, практически, под ноль, и зарядке кристаллов.

Выбрался опять к ночи из подвала и спрятал табличку «не беспокоить» на двери. Ариния сидела у телевизора и смотрела, клюя носом, какую-то мелодраму.

— Привет… Я скучал.

— А я думала, ты забыл про нас.

— Прости, работа.

— Пойдём спать… Я уже отключаю… Ах ты козёл! — разозлилась покрасневшая красотка, стоило получить от меня переизбыток «витаминов».

— Пойдём спать. — улыбнулся я и поднял её на руки, унося в спальню.

Бархатная кожа, тёплое дыхание, полный ласки и желания взгляд был самым родным и тёплым чувством, что согревал мою душу.

Кейт и Оливия находились в отъезде. Я загрузил их организационной работой от и до, и теперь они редко бывали в стенах академии. Я же, несмотря на то, что сама академия мне уже была не особо-то и нужна, с учётом супернаставника в моей голове. Но статус, закрытость территории и возможность оперативно решать свои задачи, желание находиться рядом с близкими людьми, как и принимать в «Арму» новобранцев, не давали уйти отсюда.

Уснули мы глубокой ночью, но выспаться мне было не суждено. Встроенный в мою голову будильник под видом своевольного ИИ разбудил меня и выдал план действий на день.

*Доброе утро. Просыпайся, если не хочешь стать ленивой и бесполезной обезьяной. Впереди нас ждёт куча работы. И первая задача — зарядка, разминка, растяжка, прокачка ядер и источника. К восьми утра нас ждут на приёме у Ректора,* — подбадривая мои рецепторы и пробуждая мозг ярко красными вспышками, Куратор вывел меня из сладкого сна.

Пробежка, прыжки, упражнения на баланс и гибкость, растяжка, на грани порванных связок.

Последнее окончательно добавило заряда бодрости и необходимого боевого духа. Пришлось разгонять ману и обращаться к энергии жизни, восстанавливая связки и суставы.

Жонглирование файерболами, чередование их с ледяными кинжалами и метание по цели. Каллиграфия на земле, выжигая огненным лучом рунный алфавит шайтранов. А ведь в нём свыше трёх с половиной тысяч символов, которые комбинируются между собой в различные по смыслу слова, словосочетания и фразы. В общем — прокачал всё, даже мозг этим утром.

К половине восьмого я был бодр, свеж и надевал студенческий костюм, дабы порадовать начальство университета.

— Уважаемые господа, любезный и милосердный Том Байер, что дал мне возможность продолжить учёбу, строгий и решительный Торис Октис, что не раз спасал этому глупому абитуриенту жизнь. Я рад вас видеть и выражаю вам своё искреннее почтение и признательность.

Два попивающих кофе мужчины встретили меня в кабинете ректора, куда я и записывался заранее.

— А вот и звёздочка наша пожаловала! Тори, представлял ли ты, когда он проходил тесты, что менее чем за год этот молодой человек добьётся такого прогресса? — любезно улыбнулся седобородый властелин природной магии.

— Мне хватило взгляда, чтобы понять, насколько он восприимчив к магии. Обратить прахом и пылью свеженький камень маны, что рассчитан более чем на сотню студентов… Но даже так я и представить не мог, что спустя каких-то пару месяцев я буду проводить собственные тренировки на основе его методичек по развитию источника. А уж о контроле маны через искусство и воображение с направлением потока энергии, словно кистью художника, я и говорить не буду. Если бы и существовала премия в мире магии, наш юный талант занял бы там первые места во всех номинациях. — расплылся в похвале Торис Октис, отчего я даже почувствовал себя не в свой тарелке.

— Хватит смущать парня. К тому же каждый раз, когда он просит нас о встрече, это приводит к любопытным результатам и изменениям в мире. Для кого-то они незаметны, но мы то с тобой всё ещё можем считать себя зрячими? А, старина?

— Верно. Мне тоже, так любопытно было услышать, что нового сообщит нам этот вундеркинд, что я даже пропустил свою лекцию по физическому воплощении магии. — кивнул головой декан моего факультета.

— Я, если честно, даже немного смущён вашей оценкой. Как бы там ни было — вы часть моего нынешнего успеха. И я искренне благодарен вам за всё. Что же касается цели моего визита… — я активировал пространство «Бочки» и вывалил четыре напечатанные методички по магии. — Вот, как и обещал. Оригинал текста на этой флешке. Материалы разделены на три условные части по сложности восприятия и риску практики. Обычные теоретические материалы вы найдёте в первых двух книгах. Третья — только для опытных магов. Таких, как вы и постоянно практикующие заклинания с хорошим уровнем контроля и правом допуска к подобного рода знаниям. Вы уж сами определите, что из этого и кому можно передавать, когда ознакомитесь.

— А четвёртая книга? — задался вопросом Торис Октис, после короткого кашля Тома Байера.

— Это мои практические наработки. Для непосвящённого или неопытного мага это — безусловный риск для жизни. Даже для вас — подходить к этим упражнениям необходимо с безусловной осторожностью и, желательно, под присмотром мага жизни.

— Настолько серьёзно? И каков прогресс от этих методов? — задал вопрос обладатель мудрого старческого взгляда.

— При неограниченном доступе к мане можно увеличить контроль на маной на тридцать-сорок процентов за месяц ежедневных практик. Насколько вы знаете, контроль прямо влияет на мощность, точность и дальность применения заклинаний, формируя сферу действия мага. У шайтранов именно те маги, что овладели контролем на приличном уровне, имеют шанс попасть в ученики магов. Даже если у тебя чудовищно огромный магический источник — без контроля ты просто будешь огромной батарейкой с низкой проводимостью.

— Понятно. Мы изучим. Что-то ещё? — задался вопросом старик, и я протянул им сложенный А1 лист с изображением человеческого тела с разных сторон.

— 3D модель ещё не готова. Только набросок. Это список известных мне сорока девяти разновидностей магических каналов. Те, что прорисованны синим цветом — встречаются чаще всего, фиолетовый — редкие. Салатовый — единичные случаи.

— Да, я помню о твоей методике «пробития» и «бурения» каналов и теории существования неограниченного их числа в теле человека. Ты вкурсе, что твой метод приносит адскую боль? — задал мне вопрос ректор.

— Об этом на первой же страничке методички упоминается. — парировал я его замечание.

— Гм… — замялся он. — Сколько у тебя сейчас каналов открыто, если это, конечно, не секрет?

Ректор задал вопрос, на который я даже не смог сразу ответить. Он мог бы меня и сам маной «прорентгенить», но это в последнее время считается правилом дурного тона. Даже я каждый раз спрашиваю перед тем, как изучить тело очередного магоубийцы, мага не из числа студентов академии или пациента. В конце концов, я постоянно занимался практикой, а самолюбоваться собственным статусом считал пустой тратой времени. Так уж вышло, что я давно туда не заглядывал, а вот каналы пробивал понемногу каждый день. Обычно во время утреннего разгона ядер и источника. Совмещал приятное с полезным.

— Секунду… — взял я паузу и углубился в собственный статус.

Имя: Иван Тормель

Раса: Человек

Возраст: 18 лет

Статус: Студент академии «Ареса». Маг. Носитель ИИ-Куратор. Внештатный консультант оборонного ведомства СЧН, объект общемировых обсуждений, генеральный директор НО «АРМА», генеральный директор «Ареал».

Ранг: (Данные обновлены 11 часов, 15 минут назад) 1 место среди студентов военной академии Ареса.

Магический ранг: Степень достоверности — 91%. Маг Иван Тормель по совокупности имеющихся параметров входит в пятёрку сильнейших магов человечества. С учётом познаний с высокой долей вероятности принадлежит к тройке сильнейших магов Земли. Продолжается сбор и обработка поступающей информации, уточняющие ранг пользователя.

Физиологические особенности [Здоровье]: 99%. Обнаружены незначительные генетические отклонения. Карта повреждений тела [активировано визуальное отображение в левом верхнем углу поля зрения].

Психологические особенности [Ментальное состояние]: готов к свершениям, волнуется.

Магические особенности: средний контроль маны; поглощение маны «Керхер»; параллельное насыщение ядер, тонкие манипуляции с маной.

Индекс боевой подготовки: B-[подробнее] [Предельное значение человечества оценивается как B-].

Используются средние значения межгалактических рас.

— Сила 12 (среднее значение человечества — 9)

— Ловкость 15 (среднее значение человечества — 10)

— Скорость 14 (среднее значение человечества — 9)

— Реакция 16 (среднее значение человечества — 10)

— Выносливость 17 (среднее значение человечества — 10)

Индекс умственного развития: B+ [подробнее] Используются средние значения межгалактических рас.

— Интеллект 16 (среднее значение человечества — 10)

— Объём памяти 13 (среднее значение человечества — 8)

— Скорость мышления 14 (среднее значение человечества — 8)

— Эмоциональный контроль 15 (среднее значение человечества — 7)

Индекс магического развития: А [подробнее]

Данные отображаются на основе полученных от пользователя сведений и его скорости прогресса за отчётный период времени.

— Объём источника 1639 единиц. [1639/1639 ед. маны имеется].

— Количество открытых магических каналов: 29.

— Скорость поглощения/выпуска маны 4,0 ед/секунду.

— Контроль маны 1,67.

— Освоенные базовые заклинания: 6 [Огненный шар, Ледяной шип, Оздоровление, Усиление, Укрепление, Воплощение Хаоса].

Сегментация магического источника:

Четыре ядра:

1) Стандартное ядро огненного типа.

2) Ядро водного типа. Направленность — лёд.

3) Ядро жизни. Направленность — лечение и восстановление.

4) Ядро трансформации. Направленность — укрепление и усиление.

5) Ядро первоэлементов. Направленность — хаос.

— Сорок.

— Сколько-сколько? — удивился Торис Октис.

— Да ты у нас рекордсмен! У ректора китайской академии тридцать один канал открыт. Думаю, он сильно расстроится, если узнает о твоём достижении. — улыбнулся Том Байер.

— Ну, вероятно, это так. — задумчиво произнёс я.

— Иван, ты как-то необычно напряжён. Есть что-то ещё, что тебе хотелось нам рассказать? — заметил наблюдательный ректор.

— Можно сказать и так… Во-первых, я предлагаю сразу согласовать открытие филиала факультета магоубийц в городе Ареал.

— Ареал? Не слышал… Это название твоей компании ведь? Я слышал, она немного пошумела в новостях и начала скупать небольшие компании в области разработок, строительства… — уточнил Том Байер

— И многого другого. Вы правы. Она же возводит монументальный проект в Мадагаскаре. Город будущего.

— Торис, ты что думаешь? Слышал что-нибудь? — обратился ректор к декану моего факультета.

— Думаю, всё решаемо, но для этого нужно чуть больше информации… Иван?

— Запасной вариант на случай потери Европы.

Оба старика синхронно подавились кофе и посмотрели на меня.

— Не надо так на меня смотреть… Вы, главное, помните, что настоящая битва всё ещё впереди.

— Кто из твоих курирует этот проект?

— Оливия и Густав.

— Вот с Густавом и поговорим. Формально, препятствий не вижу, но не вижу и особой необходимости. — отложил решение этого вопроса Том Байер.

— Хорошо, тогда последний момент. Он вам может сходу не понравиться, но не рубите на корню. Ответ мне сейчас не нужен… — слегка нервничая, начал я обращаться к двум главным шишкам Академии Ареса.

— Что такое? Говори прямо, я же вижу, тебя чуть ли не трясёт уже. — подбодрил меня ректор.

— Я хочу пригласить вас к созданию одной организации. Специфической, в которой право крови не даёт ничего, как и титулы и регалии.

— Хм… Звучит как что-то запретное и глупое.

— Сперва я тоже так подумал… — ответил я и принялся аккуратно преподносить идею смены вектора развития общества и мира.

В первую очередь я ссылался на неотвратимость появления неконтролируемых магов. Их действия могут бросить тень на всех нас, и, как итог — сделать изгоями в обществе. Другой возможный вариант мог привести к революциям и расколу человеческого общества, в случае успехов на фронте. Все захотят разделить трофеи, и маги будут тем, кто будет принимать непосредственное участие в делёжке. В любом случае — конфликты будут. И создание ассоциации позволит решить этот вопрос, сказав во всеуслышание: «Где-то хулиганит маг? Мы его найдём, допросим и накажем, если потребуется». Мы станем тем контролирующим и законодательным органом, что контролирует действия магов по всему миру. Знаменитый концепт взаимоотношений «кто не с нами — тот под нами» тут был весьма актуален, а решать проблемы с несговорчивыми отшельниками и одиночками можно было бы даже радикальным образом. Ну а для тех, кто «записался» в наши ряды, будут установлены некоторые правила, обязанности и полноценные «табу» на некоторые действия. Взамен — помощь, поддержка и развитие магов. Выбор безальтернативный — ты либо с нами и получаешь льготы и блага, либо вне закона, со всеми последствиями.

Упёрлись мои слушатели, как я это и подозревал, на идее назначения не по рангу силы, а статуса. Я, как мог, объяснил, почему это нереально и какие последствия можно получить со временем. Взамен было предложено создание магических кланов, объединённых общей идей. Ты можешь не входить в сотню сильнейших, но можешь управлять десятком сильнейших магов, если они на это согласны, и через них, на трибуне, проводить нужные тебе решения в жизнь.

Тяжело дышали, погрузившись в тягостные мысли, мои коллеги по ремеслу и я сказал им, что это решение не сегодняшнего дня, и им просто нужно подумать над моим предложением, и, если будут дельные мысли по организации — предложить их. На этом мы и остановились и расстались.

— Ну, по крайней мере они не послали меня сразу. Надо заручиться поддержкой Австралии, России, Африки и Генерала. Хотя, влияние последнего на магов весьма сомнительно, но он, по крайней мере, может организовать мне встречу с нужными людьми… — выйдя на улицу, пробормотал сам себе под нос я и принялся думать над дальнейшими задачами.

Четыре следующих часа я провёл в разговорах по телефону, пока не села батарея. Я торчал в одиночестве на валуне у отвесного горного склона, с которого открывался великолепный вид на долину. Шёпот ветра помогал найти гармонию и покой, который я потерял вместе с появлением нового ядра. Словно червь, оно точило меня, нотками безумия добавляя моему воображению сцены и мысли, что были очень и очень близки к психиатрическому диагнозу.

— Тяжела ноша мага хаоса… Не сойти с ума — уже само по себе достижение. И ведь как тонко оно влияет на моё сознание. Куратор, друг мой. В очередной раз я убеждаюсь — ты настоящее чудо, спасшее меня ранее, и спасающее до сих пор. Спасибо тебе за каждую секунду твоего надзора, охраны моего тела и разума.

*Да не за что. Поспеши с Мадагаскаром. У Оливии через полчаса встреча с министром обороны страны. Они хотят выделить пять тысяч солдат нам в помощь при строительстве, взамен на обучение и дотации по новым видам вооружения.*

— И шпионить…

*И шпионить хотят, да.*

— Ну и пусть.

Я сделал вызов моей любимой боевой подруге, с которой прошёл огонь, воду и медные трубы.

Разговор вышел, как и предупреждал Куратор, коротким. Количество людей, что работают на нас при строительстве и на других инфраструктурных объектах, приближалось к десяти тысячам, и с учётом непрерывного потока верных семей, получивших шанс на новую жизнь, а также нанятых высококлассных специалистов, уже завтра должен был превысить эту черту. Количество же всех работников, занятых Ареалом на строительстве собственного города-штаб-квартиры по чертежам Куратора, составляло двадцать четыре с половиной тысячи человек, и это не считая косвенно занятых местных жителей, занимающихся обслуживанием строительных лагерей. Доставка воды, фруктов и продовольствия стало для местных золотой жилой. Со всей страны они приезжали на чём могли, чтобы немного подзаработать.

— А если ещё и солдат дадут…

Ориентировочные сроки возведения первых пяти процентов запланированного города ожидались через три недели. Это наиболее простые и доступные проекты вроде жилья, магазинов, трасс, систем критической инфраструктуры города в окраинном районе.

Да, город строился не с центра, а с окраины. Для местных многочисленных строительных бригад требовалось время, прежде чем можно было перейти к крупным и технически сложным проектам. Одно лишь исключение было у нас — автоматизированный завод по производству дронов. Переделанные конвейерные линии, перепрошитые Куратором, купленные втридорога японские роботы для сборок авто и три десятка специалистов, обеспечивающих производство работой. Пусконаладочные работы велись круглосуточно, и первая линии была готова уже на восемьдесят процентов. Забавно, если учесть, что само здание, в котором находились цеха, ещё только лишь строилось.

Начать мы планировали с простого. Массовой штамовки дронов наблюдения, способных днями висеть в воздухе, лишь изредка прилетая к станциям зарядки. Их группы нанятых нами исследовательско-инженерных группы заканчивали проектировать и уже приступали к созданиям первых опытных образцов.

Работали они удалённо, по всему миру, так как исследовательский комплекс будет готов, в лучшем случае, в следующем году. Куратор сказал, что ему лень создавать такие элементарные вещи, поэтому человечество должно само сделать хоть что-нибудь.

На очереди был граф, которому по вкусу пришлась местная экзотика, и он решил разнообразить свою жизнь, выкупив один из самых дорогих пентхаусов на Мадагаскаре.

Я во время разговора с ним посоветовал в ближайшее время сосредоточиться на покупке всей доступной земли на острове, действуя, по возможности, через многочисленные дочерние компании, расположенные в Европе, Азии и Африке. Скоро стоимость земли вырастет многократно. А когда покупать будет больше нечего и большие инвесторы почуют запах наживы, а некоторые, насколько мне известно, уже почувствовали его, одних лишь денег станет мало. Начнётся торг и уступки, где статус и влияние будут играть роль не меньшую, чем размер кошелька.

Граф с удовольствием согласился на эту работу, особенно если учесть, что делать он это будет не за свой счёт, а комиссию за свою работу обязательно получит.

День сменялся днём, тысячи задач непрерывным потоком возникали, словно горная река набирала объём при вливании десятков ручьёв. Я провёл встречу в монастыре, где имели место быть телевизионщики, и я поприветствовал всех, выдав торжественную речь и заявив о толерантности и помощи всем, кто это заслуживает, а в особенности детям. Символичная сумма в десять миллионов империалов заставила взорваться новостные порталы и первые строки газет, а созданный при монастыре фонд «Подари жизнь» стал принимать заявки со всего мира, для чего многие родители излеченных детей и даже некоторые подростки присоединились к волонтёрству. Теперь у меня появился график, по которому я был обязан заниматься лечением детей, и в частности появилась возможность у смертельно больных детей на грани подать первоочередную заявку. Я постарался проявить скромность и выставил за пределы деревни операторов вместе с журналистами, временно поселившись в деревне.

За три дня несколько тысяч человек получили надежду на жизнь, после чего я реально выгорел и получил временное магическое истощение. Мне пришлось пойти на этот шаг в связи с вышедшим журналистским расследованием и многочисленными намёками от моим соратников при дворах о недовольстве властных персон моими действиями. Единственный вариант, при котором я мог бы приобрести больше, чем потерять — это начать давать публичные интервью. Прямо и открыто никто из монархов и аристократов не вышел против меня и моей благородной миссии. А многие даже прямо заявили, что находятся на моей стороне и в восторге от моих слов и действий. Фонд за короткое время собрал более пятидесяти миллионов империалов пожертвований, что помогло организовать транспорт для многих тяжелобольных детей. Но не всех из них можно было перемещать по воздуху. К многим необходимо было ездить самому.

Я с реальной болью в сердце призвал магов жизни со всего мира выйти из тени и помочь ближнему своему, обещая щедро вознаградить каждого, кто решится на своеволие и рискнёт вызвать гнев своего господина. И даже намекнул, что готов стать протекторатом для каждого, кто боится и рискует создать сам себе проблем таким образом, хотя очень и очень хочет помочь.

Результат не заставил себя ждать. Объявилось более сотни «магов», решивших начать спасать всех вокруг. Вот только девять из десяти были шарлатанами. Я решил эту проблему весьма элегантно, предложив приехать лично за вознаграждением всех их. На личной встрече в выкупленной в г. Вена высотки, что стала нашей европейской штаб-квартирой Ареала, я проверил каждого из них на талант, просто пожав руку. Шулеры и мошенники тут же оказывались со сломанными руками, и им предлагалось продемонстрировать свои навыки. Столько рук я в жизни не ломал. Всех аферистов по договорённости с местным шефом полиции отправляли в изолятор, где они записывали видео с признаниями, объясняли мотивы своих поступков.

Через неделю поток иссяк, и распространённые по интернету от десятков анонимных аккаунтов видео обрели свою славу, навсегда отбив желание у идиотов обогатиться за мой счёт. По крайней мере, я на это надеюсь.

Была и обратная сторона у всех этих действий. Ко мне обратилось около двадцати магов, которым нужна была помощь в побеге от узурпаторов. Методы, которыми на них давили, были разные. От шантажа, похищений семьи, угроз личного характера до многого другого. Я с Хьюго, Кирой и Рюдигером прорабатывали каждый случай отдельно.

Они стали троицей, которой я поручил задачу вербовки наших возможных союзников, а Куратор стал гарантом успешности выполнения операции.

Внезапно помогли связи Юзефа, чья родня была связана с бизнесом по пластическим операциям. Мы загрузили их высокооплачиваемой и строго секретной работой на несколько недель вперёд, чему они были только рады. Работы им и так хватало, но вот возможность сблизиться со мной и кругом моего общения, да ещё и подзаработать в пару раз больше обычного… В общем, они не могли упустить такую возможность.

За три дня до назначенной встречи с императором Российской империи я выкупил, с позволения правителя? самый старый банк Мадагаскара. Он был одним из трёх банков, работающих на территории страны. В условиях строжайшей секретности я переместил из главного хранилища банка все имевшиеся в нём ценности по другим отделениям, сделав вместо этого сокровищницу с магическими артефактами и материалами. Пришлись, кстати, зачарованные буквы, укрепившие здание и мои познания рунописи. Немного сложно было с непривычки устанавливать магические ловушки. Пару раз даже получал заклинанием, случайно её активировав в момент создания. Но в целом — проникнуть сюда, не зная правильного алгоритма разблокировки и деактивации ловушек, не смог бы никто. Его в любом случае ждали бы неприятности, а меня — сигнал тревоги. Всё это дело было дополнено парой сотен камер в самом банке, хранилище и окрестностях здания банка, охрана была вся сменена на людей, проверенных Хьюго. Бонус монтировали новейшие системы охраны, разработанные швейцарцами. И как они не уговаривали меня позволить им защитить само хранилище, я согласился только на самом здании. Не объяснять же им, что, войдя внутрь хранилища, они вряд ли выйдут из него живыми.

Вскоре после этого мы отпраздновали запуск первой конвейерной линии, способной на нынешней мощности делать в день сорок четыре дрона, получивших название «Ласточка — I».

Торжественный запуск первой десятки дронов, снимавших и передававших через арендованные спутники данные на сервер, стали подтверждением возможности нашей будущей доктрины полного контроля неба. Вторая модель ласточек будет стоить в три раза больше и потребует куда как большего количества дорогих деталей, груз которых уже едет из Китая на контейнеровозе. Инфракрасные камеры, тепловые камеры, универсальные камеры с различными частотами. Бонусом наш Нюрнбергский корпус айтишников-энтузиастов заканчивал систему портативной зарядки, основанной на солнечном зонтике, что должен был раскинуться после взлёта и зависания на одном месте. Эта технология, если расчёты Куратора верны, а не доверять им я не вижу смысла, должна была продлить время автономного полёта «Ласточки II» с восемнадцати часов до более чем двух суток.

Возможность чередовать их на подстанции зарядки даёт возможность заполонить небо этими наблюдателями, а умная автоматика всегда сможет увести их с траектории полёта самолёта или с пути птичьей стаи. Хотя, чувствую, эксцессы, как и в Панаме, будут, и экоактивисты нальют на мои дроны дерьмовых комментариев.

На этом торжественном собрании я созвал своих ближайших соратников и объявил им о своём желании в будущем создать отдельную организацию магов, где каждый, владеющий магическим источником будет иметь собственное удостоверение мага и так или иначе участвовать в общих делах. Подробностей я не стал им доводить, но в целом всё это восприняли с энтузиазмом. Лишь парочка задумчивых взглядов от Киры, Джека Ралсона, Кристиана Джонсона и Жака дали мне понять, что даже среди моих соратников имеются люди, способные по поверхностным данным глубоко проанализировать возможные последствия событий. И они действительно подошли ко мне по одному и начали задавать практически одни и те же вопросы. В конце они советовали трижды подумать, прежде чем подписываться на это, так как, по их мнению, это может вылиться в большую проблему и конфликт.

Я их успокоил, и мы продолжили своего рода празднование, уплетая повышающее магические способности закуски и жгучий алкоголь местной кудесницы.

Внезапно рядом со сценой появился парень в маске, в котором я мгновенно узнал «Лешего».

— Что? Опять? — с недоумением я посмотрел на него, но он лишь покачал головой и спустился под молчаливые взгляды соратников и под прицелом многочисленного оружия, выданного охране.

— Шайтраны идут…

— Разведка? Или что похуже? — решил уточнить я.

— Намного хуже. Мы отразили атаку менее трёх минут назад. Тысячи трупов, с нашей стороны десятки раненных и погибших магов. Матушка прислала меня за тобой.

— Скольких сможешь унести на континент? — решил уточнить я.

— Так далеко — только тебя одного. — разочаровал он меня.

В этот же момент мне позвонил телефон, поставленный в режим ограниченной связи, только для избранных.

На экране высветилось имя, человека, который точно должен был знать больше о реальном положении дел.

— Да, Генерал. — ответил я спустя десять секунд, завершил вызов и спрятал телефон.

Мой взгляд прошёлся по всем моим друзьям и соратникам, оказавшимся так далеко от поля боя, как только я мог их отправить. Многие, безусловно, вернутся. Но той же Аринии лучше находиться тут.

— Началось, Дамы и Господа.Конец 3 книги. Но не конец истории…Ваши мысли, отзывы и лайки — лучшая благодарность.Продолжение уже можно прочесть тут:

Nota bene

С вами был Цокольный этаж, на котором есть книги (через VPN: https://t.me/s/groundfloor). Ищущий да обрящет!

Понравилась книга?
Наградите автора лайком и донатом:

https://author.today/work/228035


Оглавление

  • Глава 1. Первый шаг
  • Глава 2. Уважаемый инвестор
  • Глава 3. Убежище
  • Глава 4. Я пришёл с миром
  • Глава 5. Галопом по Европам
  • Глава 6. Репетиция саммита
  • Глава 7. Командировка в ад
  • Глава 8. По ком звонит колокол
  • Глава 9. Маг Земли, который бросил вызов владыкам
  • Глава 10. Старый знакомый
  • Глава 11. Я тот самый парень…
  • Глава 12. Мне на саммит пора
  • Глава 13. Прощай…
  • Глава 14. Злой ИИ и встреча с призраком
  • ГЛАВА 15. Жемчужина
  • Глава 16. Научная лаборатория
  • Глава 17. Дуэт самоубийц
  • Глава 18. Я бросаю вам вызов
  • Глава 19. Добрый день
  • Глава 20. Лимиты…
  • Глава 21. Командная диверсия
  • Глава 22. Джентльмены удачи
  • Глава 23. Заманчивое предложение
  • Глава 24. Шторм приближается
  • Nota bene