КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615193 томов
Объем библиотеки - 955 Гб.
Всего авторов - 243137
Пользователей - 112831

Последние комментарии

Впечатления

Влад и мир про Первухин: Чужеземец (СИ) (Фэнтези: прочее)

Книга из серии "тупой и ещё тупей", меня хватило на 15 минут чтения. Автор любитель описывать тупость и глупые гадания действующих лиц, нудно и по долгу. Всё это я уже читал много раз у разных авторов. Практика чтения произведений подобных авторов показывает, что 3/4 книги будет состоять из подобных тупых озвученных мыслей и полного набора "детских неожиданностей", списанных друг у друга словно под копирку.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Поселягин: Погранец (Альтернативная история)

Мне творчество Владимира Поселягина нравится. Сюжеты бойкие. Описание по ходу сюжета не затянутые и дают место для воображения. Масштабы карманов жабы ГГ не реально большие и могут превратить в интерес в статистику, но тут автор умудряется не затягивать с накоплением и быстро их освобождает, обнуляя ГГ. Умеет поддерживать интерес к ГГ в течении всей книги, что является редкостью у писателей. Часто у многих авторов хорошая книга

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Мамбурин: Выход воспрещен (Героическая фантастика)

Прочитал 1/3 и бросил. История не интересно описывается, сплошной психоанализ поведения людей поставленных автором в группу мутантов. Его психоанализ прослушал уже больше 5 раз и мне тупо надоело слушать зацикленную на одну мысль пластинку. Мне мозги своей мыслью долбить не надо. Не тупой, я и с первого раза её понял. Всё хорошо в меру и плохо если нет такого чувства, тем более, что автор не ведёт спор с читателем в одно рыло, защищая

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Самет: Менталист (Попаданцы)

Книга о шмоточнике и воре в полицейском прикидке. В общем сейчас за этим и лезут в УВД и СК. Жизнь показывает, что людей очень просто грабить и выманивать деньги, те кому это понравилось, никогда не будут их зарабатывать трудом. Можете приклеивать к этому говну сколько угодно венков и крылышек, вонять от него будет всегда. По этому данное чтиво, мне не интересно. Я с 90х, что бы не быть обманутым лохом, подробно знакомился о разных способах

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Dce про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

Товарищи, можно уточнить у прочитавших - автор всех подряд "режет", или только тех, для которых гои - говорящие животные, с которыми можно делать всё что угодно?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Аникин: В поисках мира (Попаданцы)

Начало мне по стилистике изложения не понравилось, прочитал десяток страниц и бросил. Всё серо и туповато, души автора не чувствуется. Будто пишет машина по программе - графомания! Такие книги сейчас пекут как блины. Достаточно прочесть таких 2-3 аналогичных книги и они вас больше не заинтересуют никогда. Практика показывает, если начало вас не цепляет, то в конце вы вряд ли получите удовольствие. Я такое читаю, когда уже совсем читать

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Молодость на продажу [Юрий Иванович] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Молодость на продажу (рнв-16)

Пролог

Скорей всего сознание я не потерял. Просто из-за чрезмерной боли, пронзающей всё тело, почернело в глазах, а уши порвал рокот бурлящей в теле крови. Да и в момент нашего непредвиденного появления в неизвестном мире сработали все мои навыки, умения и въевшиеся в сознание привычки. При подобной опасности задействуется всё. Буквально всё!

Фактически я успел окружить себя силовым коконом, поставить щиты, включить максимально возможную для себя левитацию и набрать в лёгкие как можно больше воздуха. Удар-то ожидался нешуточный с высоты десять (если не больше!) метров. И левитация в личном пространстве никак не могла помочь, потому что вниз моего боевого серпанса тянуло ещё три пассажира, в виде связанных бандитов, охранников арестованных нами на Земле личностей с присвоенными именами Бета и Зета.

Только краешком сознания я осознал, что именно серпанс подо мной, будучи великолепным и уникальным транспортным существом иного мира, вполне дельно справился при ударе о пологий склон горы. Негативные последствия он смягчил, по крайней мере, ни позвоночник мой, ни копчик не пострадали. Скорей всего и арестованные типы останутся целы и невредимы. По склону мы тоже катиться не стали, вполне прочно и ровно встав строго вертикально и замерев на месте.

Если бы не боль, скрутившая в жгут все нервные окончания…

С момента своего первого использования, «гуляющий» портал не баловал нас приятными ощущениями. Но сейчас, в момент своей тотальной поломки (или полного износа?) он плеснул негатива слишком много. Хотя… чего ещё следовало ожидать от подобной технической катастрофы? Хорошо хоть нас вообще не убило! И не размазало по плоскостям иных вселенных!

Дышать свободно я начал минуте на четвёртой, а глаза сумел раскрыть и осмотреться – только на пятой. Что самое невероятное: озадачился я весьма сильно чуточку раньше, минуте на третьей. Именно тогда, мои уши сквозь спадающий шум кровотока расслышали захлёбывающийся детский плач. Вначале заревел один ребёнок, ему тут же вторило ещё несколько, и создалось впечатление, что мы попали в детский сад, где младшую группу, брошенную воспитательницей, напугал злобный Бармалей.

«Куда это мы угодили? – именно от этих звуков стали пробиваться первые, дельные мысли в моей голове. Даже фантазии включились: - Под поверхностью склона - пустоты?.. В них живут местные аборигены?.. Мы проломили им крышу и рухнули в обитель многодетной семьи?.. Что нам за это будет?.. Побьют? Или повесят?..»

Потому и постарался быстрей восстановить дыхание со зрением. Благо, что во мне живут симбионты, которые всегда резво помогают привести тело в мало-мальски рабочее состояние. Вот тогда я и рассмотрел: кто это заходится в истерическом плаче рядом со мной, где мы вообще находимся, и что вокруг нас творится.

Осознал. Схватился голову. Застонал.

И было от чего.

Глава 1 РАЗБОР ПОЛЁТА

Если сбросить со счётов мои детские воспоминания, то никогда и совершенно никакого опыта воспитания малышей или навыков по уходу за ними, у меня не было. Вернее, не было ничего подобного, что можно назвать этим словом. Сравнительно недавнее противостояние с четвёркой детей семейства Свонхов – никак в графу «опыт-воспитание» не внесёшь. Я с ними скорей воевал, чем ощущал себя в роли учителя или воспитателя. Да и возраст у них чуть ли не сродни моему.

А те примеры, на которых взращивали меня – разве могут считаться опытом? Тем более что, глядя на своё детство и юность с небольшой высоты прожитых лет, мне видятся некие упущения в той методе, которыми пользовались как мои родители, так и родители моих подруг. И тоже ведь не факт, что это именно «упущения». Вполне возможно, что всё это в сумме: великие изыски педагогических талантов. И только лет через полсотни можно будет рассуждать о правильности и целесообразности той личной воли, и тех правил, в которых мы обретались.

Да и не столь важно воспитание, которое довлеет над ребёнком.

Потому что я оказался неожиданно в том ужасном положении, когда детей следовало не учить или воспитывать, а банально, тупо, быстро, качественно… успокоить! Вначале. А только потом соображать, что делать дальше.

Ведь когда я осмотрелся в неизвестном мире, то испытал очередной шок. Вокруг нас - безжизненное пространство. Флора есть, но жиденькая: склон горы, ближайшее плоскогорье и виднеющиеся дальше холмы - покрыты лишь густой травой, высотой примерно по колено. Ни единого деревца или кустика в поле зрения не попало. Жилья, соответственно, тоже не наблюдалось. Ни руин, ни дорог, ни столбов или летающих в небе самолётов. Мой товарищ, Леонид Найдёнов, сидел на своём серпансе в виде бесчувственной тушки. Явно ещё не пришёл в себя. Но зато дышал ровно, крови на нём не просматривалось, судорог тоже не наблюдалось.

И два слова о серпансах. Им, странное выпадение невесть где – никак не повредило. Оба квази-живых существа стояли, готовые выполнить любую команду своих наездников.

А вот с нашими пассажирами арестантами, случилась беда. Даже не беда… скорее невероятная трансформация. Вместо мощных, откормленных, мускулистых парней (иных в секьюрити не берут), среди остатков одежды и верёвок копошились, изворачивались, орали пятеро карапузов возраста от трёх, до пяти лет. И, не к столу будь сказано, они успели не только обмочиться от страха, но и по большому облегчиться.

Пытаясь вывести себя из ступора, я попытался рассуждать вслух:

- Э-э-э?.. Подобных розыгрышей не бывает… Значит что? Никто нам пассажиров на детей подменить не мог. Как бы… А вот кого первым приводить в нормальное состояние?.. Лёню?.. Или этих краснощёких горлопанов?

Если я хотел хотя бы частично взвалить новые проблемы на плечи своего друга, следовало его первым делом лечить и взбадривать. Но ведь не факт, что очнувшись, Найдёнов бросится вытаскивать карапузов из вороха обгаженных одежд, мыть их, кормить и успокаивать. Имелись вполне обоснованные подозрения, что всё это, всё равно придётся делать самому.

И ещё один важный аспект: дети попросту погружались в ворох одежд и верёвок, запутывались там, а потому могли банально задохнуться. Они уже и так стали синеть от ора, от пережитой боли и от не прошедшего испуга. Вот этой проблемой мне и пришлось заняться в первую очередь. Ну, разве что предварительно присмотрелся к своему личному резервуару с энергией. Он оказался практически полон, что вызвало мой первый облегчённый вздох в новом мире.

Детей вынимал отростками силового контура (руки пачкать побрезговал) и усаживал на сравнительно чистые элементы трофейной одежды. Ну а ту, в свою очередь расстелил прямо на траве. Благо, что травка выглядела мягкой, шелковистой, без колючек и копошащегося в ней сонма жучков, муравьев или прочих кусачих насекомых. Я ещё и два контура безопасности вокруг нас проложил по периметру на всякой случай. Вдруг тут змеи есть? Или какие скорпионы объявятся?

При этой возне, отгонял от себя разные, противоречивые мысли. С одной стороны эти дети - и не мои совсем. И вообще, чего это я их так опекаю? Они ещё совсем недавно являлись оголтелыми бандитами, заслужившими высшую меру наказания за свою преступную деятельность. А, с другой стороны… Они же дети! Причём самые натуральные и ничего не соображающие! И выглядят они сейчас – совершенно невинными и прелестными ягнятками… Или овечками?.. Ага. Если не обращать внимания на запашок… М-да.

Чтобы не сойти с ума от рёва, сообразил: надо малявок чем-то отвлечь. Порывшись в личных вещах, среди артефактов и арсенала, выделил пять блестящих предметов, которыми нельзя поцарапаться, порезаться или нечаянно проглотить. При этом они выглядели вполне блестящими для взора и считались лёгкими для детских ручек. Повезло! Упомянутые ручонки сразу ухватили импровизированные игрушки, рты озадаченно прикрылись, стало сравнительно тихо. Потому как остаточные всхлипы ещё прорывались из крикунов наружу.

Второй вздох облегчения, и я бросился приводить в чувство Леонида. Приложил к этому все свои умения и наличествующие силы. Но вот в этом, казалось бы, простом деле, меня ждал полный облом. Как я ни старался, что ни делал, мой лучший друг всё так же оставался без сознания. Или в коме?.. Но хоть дышал нормально и в организме чего-то страшного не наблюдалось. А уж когда я себе на минутку представил, что и он мог трансформироваться в двухлетнего или в трёхлетнего карапуза, меня чуть не стошнило от сопереживания.

Ведь одно дело, когда дичайшим образом трансформируются наши враги, заведомо плохие и никчемные люди. А другое – когда подобное могло бы случиться с Лёней или со мной.

После некоторых размышлений и личного осмотра, пришло понимание, что нас спасли не только имеющиеся симбионты, умения Трёхщитных или созданные вокруг нас коконы силовой защиты. Ещё и помогли, пусть и в последний раз, пояса с «ничейными» груанами. Удивительные ракушки со Дна, превратились в пыль, отдав нашим телам всю свою целительскую энергию. Уже в который раз подобные живые артефакты спасают нас от крупных неприятностей.

Что у меня, что у Найдёнова, от пары комплектов ничего не осталось. Пояса – на выкидку. Как бы… Потому что мир чужой, неизведанный, и здесь может пригодиться буквально каждая мелочь.

Задумавшись, рассматривая пояса, я вздрогнул всем телом, когда вновь раздался детский плач:

«Нервы ни к чёрту! – укорил сам себя, вскакивая на ноги и бросаясь к малышне. – Лечиться надо!.. И от детей избавиться как можно скорей!»

Эти голые карапузы освоились довольно быстро со своими игрушками. Затем осмотрелись по сторонам и стали «знакомиться». Естественно, что подобное знакомство подразумевает контакт, совместную игру или обмен теми же игрушками. Или не обмен, а тривиальное присвоение игрушки более слабого соседа. Вот и началось первое противостояние: игрушку рыжий пацанёнок не стал отдавать чёрнявому, а о всего маху огрел того по голове своей, как бы, собственностью. А тот, падая, сбил с ног сразу парочку своих «коллег». Те – навалились на пятого.

Ор. И моя полная растерянность.

Кое-как рассадил ребятишек подальше друг от друга. Сравнительно их успокоил каким-то подобием колыбельной песенки. Да так и замер с открытым ртом. Потому что сообразил, глядя, как малыши довольно интенсивно пытались грызть врученные им игрушки. Ещё и глазами за мной следили так, словно требовали:

«Эй! Ты! А кормить нас, когда будешь?»

Впору было опять хвататься за голову:

«Не только кормить! И поить… И одеть… и спать уложить. И укрыть… Каждого!» Вода-то есть, но всего две фляги. Чего-то и погрызть отыщется, но всё оно для взрослых, да и мало. Этим мелким короедам на один присест только хватит. Они ведь по логике растут… Или не растут? А такими останутся навсегда?.. Кошмар!

Впору было выть на луну, вопрошая: «Оно мне надо?!» Или: «За что такие наказания?!»

Но сколько в голубое небо ни пялился, луны не видел. Синева густая. Да вдали над холмами – некоторое сгущение белых облаков. Кстати, до вершины пологой горы, на склоне которой мы и расположились, было добрых километра три, если не больше. И гора фактически закрывала для нас почти половину горизонта. Так что пришло вполне дельная мысль:

«Надо на серпансе промчаться на вершину и уже оттуда осмотреться. Вдруг с той стороны горы - люди проживают? Или какой посёлок станет виден? Пора срочно определяться: в каком направлении двигаться. Хотя бы…»

Ещё бы проблему решить с непонятным состоянием Леонида. Или он сам помаленьку восстановится? Всё-таки у него тоже симбионт в наличии, который не только лечит, поддерживает и оберегает, но и даёт простому человеку паранормальные возможности. А уже развивая эти возможности, человек постепенно движется по ступеням своего мастерства, становясь Двухщитным, Трёхщитным, экселенсом… ну и так далее.

Но если о своих умениях я мог твёрдо утверждать, что они находятся на уровне «и так далее», то мой лучший друг только, только выкарабкался на ступеньку Трёхщитного. Потому, наверное, и спит, что силёнок общих не хватило тотально противостоять последствиям нашего катастрофического переноса. Нормальная реакция организма и симбионта, чтобы жуткая физическая боль не повредила психику.

Ну и пусть спит.

Ещё бы сообразить, можно ли их всех здесь оставить одних, а самому смотаться на вершину горы? Вроде ни малейшей опасности вокруг, пока, но мало ли что и как? Может мои фантазии, по поводу подземного проживания всяких хищников, вполне жизненны? И уже сейчас некий червь торопится к нам по своим ходам-коридорам?

Лёг на травку, включил свой супер слух. Ничего не шуршит внизу, не скрипит и зубами не скрежещет. Походил вокруг, всматриваясь вглубь «оком волхва». Тоже никаких норок, никаких люков, никакой живности. Неужели в этом мире только трава растёт? И больше никакой фауны ни флоры? Разве так бывает?

Продолжая логическую цепочку вопросов, додумался до самого страшного вывода:

«Ничего нет кроме травы – нет животных. Нет животных – нет разумных людей. Нет людей – не было тут никакой цивилизации. Нет цивилизации – незачем каким-то древним строить сюда порталы. Нет порталов - отсюда не выбраться до самой смерти. А если отсюда не выбраться, то… А-а-а-а!..»

Мысленно покричал, отвёл душу. Затем вскочил на серпанса и помчался на верхушку горы. А там замер надолго, поражённый открывшимся зрелищем.

Сразу глянешь на такое, впадаешь в какой-то ступор. И только подсознание пытается отыскать какое-то сравнение, что-то измерить, как-то сопоставить и уже потом соединить увиденное в одно целое понятие. Наверное, это понятие всё-таки соответствовало одному слову: каньон.

Гигантский каньон!

Мне довелось не раз видеть фотографии Большого каньона на Земле, который прогрызла за миллионы лет река Колорадо. Нечто подобное Большому, я с девчонками видел в мире Козла. Мы там выходили сразу в горах и с высочайшей скалы рассматривали долины, и внизу две огромные статуи тамошних божеств, и руины какого-то города.

Но здесь… Наверное раза в два каньон выглядел величественнее, шире и глубже. Только в глубину он опускался на три километра, или всего лишь чуть меньше и местами не просматривался из-за клубящегося на дне тумана. Или это чуть выше зависали облака? Ширина – километров десять, но вдали, направо, провал в земной коре расходился гораздо больше, чем на двадцать километров. И если присмотреться, да подумать, то всё-таки правильнее было бы считать это место именно провалом. Уж слишком круты и отвесны оказались его склоны. Порой виднелись минусовые траверсы, но чаще они вели перпендикулярно вниз. И нигде не просматривались террасы, образующиеся вследствие речных потоков.

Например, с точки моего осмотра, данный склон опускался круто, градусов в семьдесят. Да и обрывался ломаной кромкой на расстоянии метров ста пятидесяти от меня. Высоты я не боюсь, но удовлетворённо вздохнул, понимая, что стою сравнительно далеко от краешка над пропастью. Опять-таки, не факт, что половина (а то и вся!) верхушка горы вдруг не отвалится и не рухнет в пропасть. Кое-где, по стенам провала, последствия подобных обвалов наблюдались во всей красе. Жаль я не геолог, чтобы вот так слёту, хотя бы примерно, определить возраст случившегося здесь апокалипсиса. Но наверняка всё это являлось следствием невероятного по силе землетрясения.


Внизу провала виднелась узкая лента коричневой реки. Кое-где сверкали синие зеркала озёр. Что порадовало: просматривались и небольшие рощи, густые заросли кустарников и даже одиночные деревья-великаны. Неужели секвойи? На фото я их рассматривал не раз, а сейчас опознать никак не удавалось, даже пользуясь своим феноменальным зрением.

Что огорчило: отсутствие каких-либо поселений.

Но! Невероятно порадовало всё-таки хоть какое-то наличие объектов, свидетельствующих о пребывании здесь разумных существ. Мост. Именно так, с большой буквы. Да и всё это слово следовало написать только заглавными буквами. Этот мост просматривался сквозь разрывы облаков и скопления тумана далеко, далеко слева, там, где стены провала сходились километров на восемь между собой. Ну и до него, навскидку, получались километров сорок, если не больше. Учитывая гористую местность и незнакомый маршрут, даже на серпансах туда мы доберёмся не скоро.

Такие размышления живо напомнили мне о Найдёнове и карапузах. Так что я, коря себя о забывчивости, оглянулся на наш временный лагерь, возле которого одиноко стоял второй серпанс. Вроде опасности нет, если не считать, что карапузы сошлись опять в одну кучу, недалеко от лежащего взрослого и, похоже, орут друг на друга. Надеюсь, они друг друга не поубивают, пока я уникальное строение более тщательно не рассмотрю? Всё-таки волнения об их целостности меня не колышут. Чужие люди… Бывшие бандиты…

Вместо переживаний, я ещё раз, со всем тщанием попытался рассмотреть гениальную постройку неведомых гениальных строителей. И чем больше присматривался, тем больше недоумевал. Потому что создавалось впечатление постройки моста из каменных блоков. Примерно так строили древние римляне, укладывая один каменный блок на другой, используя для плотности тонкий слой тогдашнего цемента.

Точно такие же стройные опоры, разве что стоящие не в пример реже. Мне удалось насчитать всего лишь одиннадцать опор, ну и ещё несколько скрывалось за облаками. Точно такие же округлые арки, разве что невероятные по ширине. Идентичные на вид аркады, похожие ограждения, приятные на вид и гармоничные пропорции.

Ну и самая приятная мысль, намного меня успокоившая и вдохнувшая уверенность в завтрашнем дне:

«Выберемся! Где мост – там и дорога. А дорога обязательно приведёт нас к поселениям. Мало того, подобное циклопическое сооружение может иметь портал либо на себе, либо в своих окрестностях. Значит – нам туда!»

После чего развернул своего боевого серпанса и поспешил к временному биваку.

Глава 2 ДОРОГА ДАЛЬНЯЯ

Наверное, я успел вовремя. В ином случае могло случиться смертоубийство. Хотя подобное нельзя говорить в отношении таких малых деток, если они погибают даже в драке между собой. Правильнее это называется - «несчастный случай». Но куча мала, где трое карапузов с рёвом боролись между собой, вполне могла завершиться тем самым «случаем». Остальные два обормота стояли рядом, с увлечением присматриваясь к противостоянию коллег.

Растащил. Усадил. Успокоил. Дал всем пятерым напиться. Присмотрелся к Леониду, отметив, что сон его стал глубоким и относительно спокойным. И решил выяснить более подробно, что собой представляют бывшие телохранители бандитского отребья. Уж слишком мне их агрессивность не понравилась. Потому и мелькнуло предположение:

«Вдруг они только с виду маленькие? А на самом деле прекрасно помнят свою взрослую жизнь? Или начали вспоминать?..»

Поэтому стал налаживать доверительный контакт, начав с интересной сказки. Слушали – открыв рты. После чего попытался наладить диалог, тривиально переходя к выяснению простейшего: имён данного голопузого воинства. Всё-таки каждому из них не меньше трёх лет, и в таком возрасте очень многие дети отлично разговаривают, достаточно знают и могут достойно объясниться.

С именами – почти получилось. Трое вполне разборчиво себя назвали: Саша, Игорь, Славик. А вот двое самых младших на вид, говорили не важно. У них получалось Путя и Дуся. Естественно, что мальчиков так родители назвать не могли, значит, мальчики явно страдали дефектами произношения. Я попытался всё-таки выяснить до конца:

- Путя – это Петя? – неуверенные кивки. – Или всё-таки Павел? – точно такая же реакция. – То есть тебя родители так и назвали: Путя? – весьма оживлённые кивки. – Ну ладно, так тебя и будем называть… Ну а ты, Дуся, кто на самом деле? Дмитрий?.. Кузя?.. Витюся?.. Хорошо! Тогда так и останешься пока Дусей!

Ещё дети, пусть и выборочно, помнили и знали довольно много: имена своих родителей, бабушек, сестёр, по-видимому, и братьев. Самый старший, Игорь, знал даже название улицы, где проживал и умел считать до десяти. При этом он утверждал, что ему уже четыре с половиной годика и скоро исполнится пять. Хотя двое его коллег смотрелись явно внушительнее и массивнее. Но на этом все познания пузатой мелочи и заканчивались. То есть никак они на вундеркиндов не тянули. Да и взрослости в них не просматривалось. Разве что они продолжали весьма умело притворяться детьми именно такого уровня развития? Что невозможно по умолчанию. Ведь я-то видел, по их чистым, незамутнённым аурам, что они не врали!

С этим вопросом разобрался. Теперь следовало подумать, как отправиться в путешествии к мосту? Воды-то нет. Простирнуть одежды, оставшиеся от взрослых мужиков нечем. И уж тем более запасной одежонки детских размеров в ближайшем магазине не купишь. Выкинуть, то, что есть? Нельзя. Всё грязное барахлишко свернул в единый тюк, обернул силовым полем, да и засунул в самый угол багажного мешка на своём серпансе. Как только доберёмся до воды – можно будет простирнуть. Или выкинуть… Если доберёмся до цивилизации.

И хорошо хоть здешняя температура воздуха пока держалась не ниже двадцати пяти градусов тепла. А вот здешнее солнышко…

Впервые я к нему присмотрелся более тщательно. Явно не земного типа, слишком оранжевое, что ли, меньшего размера, чем Солнце, низко над горизонтом, но греет хорошо. А вот насколько его лучи безопасны для нас? Особенно для детей? Ещё и голых! Но пока никаких покраснений на тельцах не заметил.

Ну и наибольшую мою досаду вызывал бесчувственный Найдёнов. Повторные попытки его разбудить, опять ни к чему не привели. Друг продолжал дрыхнуть с полным равнодушием. Ещё и губами во сне причмокивал, вызывая у меня раздражение:

- Специально издеваешься? – ворчал я, не надеясь на ответ, но очень желая оказаться в роли разыгранного человека. – Хорошо устроился! Сладкие сны смотришь, я мне корячиться приходится!

А тут ещё и карапузы вновь расхныкались, кто, взывая о маме с папой, а кто, глядя на меня голодными глазами. Шутить о том, что могли бы зелёной травки поесть, я не стал, совесть не позволила. Вместо этого вручил каждому мальцу по полоске жёсткого мяса, которые у нас имелись даже не знаю для какого случая. Наверное, кожаная подошва и то мягче. Этакий НЗ на случай войны и тотального голода. Не знаю, надолго ли, но детки притихли, впиваясь молочными зубками в задубевшую пищу.

В конце концов, сумел всех разместить, как следует, с учётом удобств, и чтобы не вывалились во время пути. После чего, подобрал раскиданные «игрушки», снял охранный периметр, и отправил наш мини караван в путь.

Хуже всего, что не было нормальной дороги вдоль обрыва. А его кромка ну никак не походила на прямую линию. Да и провал образовался по живому, пересекая ущелья, горы, скальные отроги и холмы. Так же следовало учитывать возможный обвал или оползень, забирая как можно более влево, а там встречались ну совсем непроходимые места. Если бы не боевые серпансы, то мне одному, к примеру, пришлось бы подобный путь преодолевать целую неделю. Если не больше.

А так мы ехали и ехали, порой значительно ускоряясь на удобных участках. Да и довольно крутые склоны наши транспортные средства преодолевали – великолепно. В какой-то момент мне показалось, что они чуть ли не вертикаль влезть смогут, но… Серпансы просто замерли перед склоном с крутизной более шестидесяти градусов. Сами-то они пройдут где угодно, а вот с наездниками – останавливаются. Заложена в них программа-функция «от дурака».

Так что небольшой (сравнительно, и если считать по прямой) отрезок, превратился в нудное, сложное и продолжительное путешествие. И, опять-таки! Эти …милые дети! Уж видят местные боги, чего мне стоили такие попутчики. Как я с ними намучился! Как я проклял сломавшийся портал. И насколько витиеватые обороты речи адресовались странному эффекту, превратившему здоровых парней в сопливых и обгаженных карапузов.

Конечно! Самих детишек я и не подумал ругать! Они-то в чём виноваты? Теперь…

Порой малышня засыпала. Но! Не всегда одновременно с остальными – раз. Не всегда одновременно с остальными они хотели на горшок – два. Зато они дружно и всегда хотели жрать – три! Пить – четыре! И если начинали орать (откуда только силы брались на это?) то как минимум в две, а чаще в три глотки – пять! К этому ещё следовало добавить несколько позиций по мелочи.

Так что примерно на середине пути, я решил устроить привал. Большой. Потому что и повод появился уважительный: озерцо с изумрудно чистой водой. Метров пять в диаметре, и два – в глубину.

Вначале проверил состав воды всеми доступными для себя умениями. Ничего особенного, не ядовита, без взвесей и каких-либо мелких рачков. На пробу – вода как вода. И довольно тёплая, градусов двадцать пять, как и воздух вокруг. Сам напился. Детей напоил до раздутия животиков. Во все возможные ёмкости жидкости набрал, сколько смог. И только затем приступили к банным процедурам.

Тот ещё менингит. Двое карапузов орут, словно я их не в воду сую, а в огонь кидаю. Трое – наоборот, в воду рвутся, чуть ли не нырять пытаются. Наверное, родились в семье лягушек. Хорошо хоть серпансы определённым способом помогли. Уложил их витиевато в воду, создавая и мелководье, и преграду для особо резвых пацанов. Попутно и самих серпансов отмыл, сравнительно, конечно и чисто умозрительно, потому что грязь к этим квазиживым существам не приставала по умолчанию.

Напоследок устроил постирушки, приводя одежды большого размера в чистый вид. Отмаливая при этом вполне искренне:

«Прости меня за это, здешняя матушка-природа! Но со мной дети. Я просто вынужден вести себя варварски».

Потому как чудесное озерцо мы загадили и замутили основательно.

После прачечного часа, пришлось ещё изрядное время ждать, пока одежды подсохнут хотя бы немножко. Тратить на их сушку много личной энергии, как-то показалось не комильфо. Подспудно я никак не мог отделаться от ожидания какой-то новой каверзы. Или несчастья? Или интуиция шептала об опасности?

Но сколько ни присматривался вокруг – никакой опасности в упор не видел. Только и стоило держаться дальше от края гигантского геологического провала. Но ведь так не бывает, подсказывала логика. Почему нет живности? Почему не летают птички? Почему не видно червячков? Куда девались простейшие головастики? И почему я в течение такого длинного пути так и не увидел следов? Ни отпечатка лапы, ни ступни человека? А кто тогда построил мост? Или как раз после его постройки всё живое в этом мире вымерло? И здесь вокруг всё токсично?

Поневоле испугаешься, испив три литра воды. И хорошо, во мне четыре (а может и больше?) симбионтов живут. При нужде они и серную кислоту внутри желудка разложат на полезные составляющие. Уверен: с большинством ядов тоже справятся. А вот как быть с детишками, если у них начнут болеть животики?

Присмотрелся к ним. Ничего так, трое вполне бодро двигаются, по разлёгшемуся на травке серпансу. Двое – прикорнули в сторонке, изжевав и обслюнявив очередные полоски с мясом. Может, зря переживаю? И никакой опасности нет?

Так и не придя к однозначному выводу, продолжал с максимальным тщанием мониторить окружающее великолепие природы.

Вновь поднапрягся в попытках разбудить Найдёнова. Вернее привести его в сознание. Потому что подобный сон мне нравится всё меньше и меньше. Так не спят. Но что ни предпринимал, даже из серии весьма болезненных воздействий, ничего не помогло. Лёня корчился, дёргался, стонал и даже вскрикивал, но продолжал оставаться в странной коме. Что удручало ещё больше.

Конечно, я не великий целитель, хотя и могу устроить чудеса оживления изувеченного тела. Будь у друга открытые раны или переломанные кости, он уже бегал бы и прыгал, как ни в чём не бывало. Но тут у него однозначно, некий затык в психике. Или в мозгах? Не знаю как правильней… Поэтому мои умения тут пасуют. Нужен специалист. Ещё лучше - консилиум специалистов. Или… попросту время, которое лечит всё, как утверждают философы.

Придя к таким выводам, я печально вздохнул, осмотрелся по сторонам, и стал вставать. Следовало вновь грузиться по серпансам и отправляться дальше. Но ещё раз дёрнувшись взглядом в сторону ближайшего холма, не удержался от непроизвольного восклицания:

- Йети …твою эпическую гайку!

Причём первое слово ни в коей мере не являлось ругательством. А именно существительным, обозначающим лохматое существо, живущее по легендам в горах и никогда не показывающееся на глаза людей. Но в данном случае двух с половиной метровая образина громадными шагами спешила ко мне, и с ясно читаемыми намерениями протягивало вперёд свои лапы-крюки. Ещё и мычало при этом с гастрономическим вожделением.

Чему я нисколечко не удивился:

«Даже если этот йети вегетарианец – он в данной местности пухнет от голода. Поэтому нас с удовольствие слопает, убеждая себя, что ест клубничный пудинг…»

Быть съеденным не хотелось. Да и дети взывали к защите и подвигу. Так что я живо достал эрги’с должной силы и запустил его навстречу горному отшельнику.

А нечего пугать маленьких!

Глава 3 ВЫЯСНЕНИЕ ПОЗИЦИЙ

Полковник Жмут Константин Сергеевич, чувствовал себя неважно. Всё-таки три ранения, полученные в недавней перестрелке, это не фунт изюма скушать. И так чудо большое, как утверждают врачи, что ранения оказались невероятно поверхностными, совсем не впечатляющими. Словно пули повредили тело, будучи на излёте, и уже не обладая убийственной энергией. Мол, они просто ударили, порвав кожу, а потом выпали наружу.

На эту тему Константин Сергеевич помалкивал в общении с врачами, а его подчинённые вообще молчали как рыбы. Никто из медиков не знал, что раны успел как-то уменьшить тот самый парень, с которым Жмут и пообщался перед самой перестрелкой. Тот самый Борис Ивлаев, который вдруг оказался целителем, остановил кровотечения, извлёк куски свинца и срастил внутренние повреждения. Трудно в такое поверить, но факт оставался фактом.

Как и трудно было поверить Жмуту в то, что общавшийся с ним молодой мужчина, великолепно сложенный, со спортивной фигурой, ещё недавно считался неизлечимым инвалидом, ростом не превышающий десятилетнего школьника. Верилось в такое с трудом… Да что там, совершенно не верилось! Но именно этот Борис освободил своих родственников и отомстил одному из генералов, который занимался откровенным бандитизмом. Мало того, Ивлаев пообещал жестоко наказать и сообщников генерала, которых он условно обозначил аббревиатурой Бета и Зета. Да так пообещал, что полковник ему поверил. И не просто поверил, а ещё и давно собранные сведения передал об иных преступниках, до которых он сам добраться не мог. Или мог, но с очевидным, проигрышным результатом для себя.

Ведь его особый, тайный отдел, называемый «две тройки», завис в тот момент не просто на грани расформирования, а на грани полной «зачистки». Оборотни в погонах и несколько высших чиновников разузнали, чем им грозит существование «двух троек» и решили ликвидировать отдел физически. И что оставалось полковнику? Только бежать, уходя в глубокое подполье вместе с подчинёнными ему сослуживцами. Или договариваться… Или искать защитника… Любого! Вот он и решил скинуть информацию о предателях и прочих гнидах не только самому президенту, но и Борису Ивлаеву, который считался по разработкам неким средоточием сатанинских сил.

Кстати, судя по заживающим ранам, Ивлаев оказался истинным врачевателем, с великим даром исцеления и умениями заживлять любые раны. А судя по тому, как он уничтожил врывающихся в кафе врагов, то ещё и невероятным колдуном, обладателем мифических умений и создателем не менее мифических фейерболов. Такой «сатанист» в самом деле упокоит шутя любых преступников, какой бы они чин не имели в каком бы звании не щеголяли, и где бы они ни прятались.

И вот сейчас стали известны первые результаты начавшейся зачистки.

Вначале в палату беззвучно проскользнул майор Стальчиш, гений информатики, являющийся в отделе не просто заместителем по информационному обеспечению, но и старым боевым товарищем, умеющим быстро, беззвучно удавить любого противника.

- Костя, как ты здесь? – первым делом поинтересовался Стальчиш у своего командира. И сам же ответил, присматриваясь к мимике: - Вижу, что не умираешь… Тогда слушай! Только что и генерала Бета и чиновника Зета выкрали из их личного ресторана. Причём вместе со всеми телохранителями и охраной. В числе похищенных оказались и некоторые личности из чёрного списка «великие махинаторы и злодеи». Скандал разрастается – на весь мир!

- Да ты что?!..

- Ага! И наше счастье, что ты здесь валяешься, а мы все вокруг тебя на охранном периметре залегли. При всём желании на нас это дело повесить не смогут.

- С нас ещё трупы не списали, которые в кафе и вокруг него шеренгами валялись, - напомнил Жмут. – Но это ладно, ты подробности давай! Конкретику!

- Больше ничего узнать не удалось, только главное выяснил – и сразу сюда. Но ещё чего знаю: к тебе сейчас мчатся сразу несколько лиц из высшего командования и из команды президента. Всем вдруг резко захотелось у тебя нечто выяснить, разобраться так сказать, и сделать оргвыводы. Я их буквально минут на пять сумел опередить.

- М-да! От таких матом не отделаюсь…

- Вот и я о том! Могут и раненого утащить в какую-нибудь каталажку, ищи тебя потом… Так что мы все здесь, поблизости. Если что, пробьёмся.

Константин Сергеевич скривился с досадой, но в его голосе лязгнул металл:

- Запрещаю! Пусть меня хоть пешком заставят в иное место переселяться, никому из наших не вмешиваться.

- Как это? – недоумевал майор Стальчиш. – И почему?

- Потому что сдаётся мне, что не арестовывать меня спешат, а договариваться. Ну сам посуди, раз таких тузов как Бета, Зета и еже с ними сковырнули, да со всей охраной, то ведь отныне любая из подобных тварей в собственной безопасности засомневается. Как следствие, бросятся торговаться или попытаются сбежать. А для торговли пошлют или попросят честных ребят и правильных. Следовательно, без нашего добровольного сотрудничества – ничего у них не получится.

- Вполне возможно…

- Так что смело пропускайте ко мне кого угодно.

Майор всё так же бесшумно выскользнул из палаты, в которой лежал раненый полковник. А ещё через минуту, внутрь протопала целая делегация из пяти, весьма представительных и уважаемых персон. Можно сказать высшие чины, приближённые к самому президенту, однозначные его соратники и подвижники.

Следом за ним подсуетились служащие госпиталя, принеся недостающие стулья, графин со свежей водой и стаканы. И так же суетно удалились, оставив посетителей наедине с раненым. Лично знаком с полковником оказался только один из прибывших, зам генерального прокурора. Он же и начал разговор с положенного в таких случаях вопроса:

- Как самочувствие, Константин Сергеевич?

- Ничем не могу порадовать, Иван Борисович, - печально вздохнул раненый начальник отдела «две тройки», - врачи сказали, что точно выживу.

Деликатно хохотнув, после такого классического ответа, заместитель прокурора осмотрел своих нахмуренных коллег, резко посерьёзнел и сразу перешёл к сути вопроса:

- А мы вот к вам с громадными претензиями. Можно сказать, что стоит вопрос о вашем немедленном аресте и инициации внутри служебного расследования о превышении полномочий, фактах сокрытия информации и последствий по поводу преступной пассивности перед намечающимися преступлениями.

- Ох! Так сразу?! И так много?! – притворился Жмут умирающим. – И всё на мою раненую голову? Я и половины обвинений не понял, настолько всё многословно.

- Да ты не ёрничай, Константин Сергеевич, не ёрничай! – стал сердиться Иван Борисович. – Сам знаешь, что тебя десять раз расстрелять поводов хватит. Будь сейчас времена Сталина, тебя бы уже на жилы и косточки разобрали.

- Э-э-э…

- Поэтому и разговариваем с тобой! Предварительно… так сказать.

- А что случилось то? – теперь полковник напустил на себя вид встревоженного и испуганного обывателя. – Опять на улицах стрельба?.. Начались еврейские погромы?.. Опять всех богатых решили помножить на ноль?... Обитатели иных миров вновь грозятся навести у нас должный порядок?.. Или эмигранты из Узбекистана устроили забастовку?..

- О! – с некоторым запозданием вскинулся один из посетителей. - Именно! Обитатели иных миров… Что вы о них знаете?

Жмут не спешил отвечать. Вначале саркастически хмыкнул, затем с кряхтением чуть сдвинул тело в иную позу, после чего потребовал:

- Так нечестно! Давайте вначале вы мне расскажете все подробности новых событий, а потом уже я выскажусь по всем позициям.

Очередные гляделки между прибывшими, кивки парочки самых маститых, и самый младший их них по возрасту приступил к пересказу. Излагал вроде всё сжато, по делу, и всё равно его пересказ растянулся минут на десять.

Самым важным выглядело наглое похищение важного генерала силовых структур, и не менее важного чиновника их верхних властных структур. Да ещё нескольких лиц, которые персонифицировались, как «олигархи». По некоему стечению обстоятельств, в ресторане, где собрались похищенные особи для обеденной трапезы, оказалось невероятно много видеокамер наблюдения. Причём устанавливали их не только сами хозяева ресторана, но и другие заинтересованные лица – тире - организации. Именно по причине многочисленности пишущей аппаратуры, похитители не всю её вывели из строя. Прошляпили. А может, и специально оставили данные кадры для землян.

Но в любом случае чудеса просматривались на записях уникальные. И только по ним делался однозначный вывод: «сатанисты» применили не только порталы в иной мир. Они ещё и невидимых животных (роботов, духов, демонов – нужное подчеркнуть) для этого использовали. Потому что грузили усыплённых пленных по три человека вокруг себя и пропадали в неведомом пространстве. Только и удалось заметить некий овал на полу, в который сновали похитители. Причём овал оставался в помещении, пока там находились «сатанисты» непосредственно. Как только они исчезали, порталы тоже пропадали.

Попутно зафиксировали некий багаж и холодное оружие на тех самых невидимых помощниках. Что напоследок удивило наблюдателей, так это вспышка яркого света, сопроводившая финальный уход «сатанистов». Они таким образом прощались с Землёй? Или зачищали помещение от нежелательных свидетелей?

И это было не всё, что удалось зафиксировать беспристрастным камерам. На несколько часов раньше лазутчики из иного мира устроили целое сражение возле дома с умалишёнными. Целый отряд, облачённый в рыцарское облачение, легко противостоял огнестрельному оружию сил правопорядка и специального назначения. Сколько в них ни стреляли, никого не смогли поразить или хотя бы ранить. Зато силы правопорядка валились с ног, как трава под лезвием косы. Причём полицейских и спецназовцев не убивали, а банально усыпляли. Если и образовались раненые, то по глупости, от своего, дружественного огня. Там получилась целая баталия, которую весьма удачно сумели снять горожане из своих окон. Потому как мобильные телефоны в наше время имеют даже бомжи, живущие на помойках.

Да и в самом сумасшедшем доме «сатанисты» изрядно почудили, избивая безжалостно санитаров и медицинский персонал. Благо, хоть никого не убили при этом. Тоже усыпляли особо активных сопротивленцев.

Причина баталии: освобождение крайне агрессивной иномирянки, попавшейся с кучей холодного оружия за два дня до происходящих событий. К огромному сожалению, на беременную женщину не сразу обратили внимания, просто вкалывая ей успокоительное. Хотя гору захваченных колюще-режущих предметов доставили, куда следует и даже распорядились её исследовать. Уж слишком странными показались рядовому эксперту реквизированные ножи, наручи, метательные сюррикены, меч, арбалет и всё к ним сопутствующее. Он ошибочно посчитал, что обокраден музей, вот и направил разбирательства в тупик. Сейчас-то уже исследовали оружие, после чего специалисты взбеленились от сенсации: подобная сталь не могла быть произведена на Земле.

На всё вышесказанное, особым кровавым пятном укладывались события в городе N-ске. Там неизвестные лица сожгли дом с кассой воровского общака, ночной клуб вместе с хозяином и его подручными и, что самое печальное, огромный, солидный банк почти со всеми клерками и служащими. Ну и владельцы банка погибли в огне. Во всем этом, после скрупулёзных разбирательств и сравнений, обвинили всё тех же гостей из иного мира.

Но именно последний штрих о судьбе банкиров, испугал деловых людей до мочеиспускания. Они сейчас были готовы на всё. Начиная от тотальной войны всему миру и кончая готовностью согласиться на любые мирные условия. Лишь бы их не уничтожали физически. Естественно, что переговоры решительно устраивали и руководство страны, то есть президента с его командой. Да и мнение учитывалось тех воротил большого бизнеса, которые управляли страной из тени.

А кто мог организовать такие переговоры? Кто единственный, по мнению аналитиков, общался с гостями из иного мира? Кто конкретно хоть что-то знает о «сатанистах»?

Он. Полковник Жмут. Вот к нему и пришли.

А он лежал, слушал и рассуждал:

«Что-то слабо верится в желание банкиров всё решить миром… Они скорей половину землян вырежут, чем согласятся на ущемление своих прибылей. Из принципа не уступят. Да и воры-чиновники так просто свои нагретые кресла не оставят. Так что, скорей всего, меня попросту хотят использовать как живца, на которого и попытаются поймать Ивлаева и его компанию… И это они ещё не знают о нашем уговоре и о переданной ему флэшке с данными по самым крупным и подлым гадам нашей страны. Как бы не проболтаться об этом?.. И чем их «порадовать»?.. Эти-то ещё все честные, но не понимают, что ими пользуются втёмную…»

Ну и когда пришла его очередь быть откровенным, сказал:

- С уверенностью могу утверждать, что с иномирцами я не общался. Вышедший на меня человек – это наш, землянин. Главное, чего он хотел: полной неприкосновенности для своих родственников. Потому что мстить похитителям своих родителей он стал именно по причине ареста и крайне негативного к ним отношения со стороны силовиков. Дошло, к примеру, до крайностей – его мать изнасиловали. Естественно, что все виновные в этом были уничтожены. Как и лица, похитившие родственников его ближайших подруг.

Зам прокурора скривился, словно от горькой пилюли:

- В любом случае подобное деяние классифицируется как преступление. По какому праву этот Ивлаев решил карать, и тем более убивать граждан нашего государства?

- По праву сильного. И по законам высшей справедливости, которыми руководствуются в иных мирах. Мало того, он мне поведал, что и наша планета считается одним из звеньев определённой системы, называемой «гроздью». А посему все обитатели грозди обязаны придерживаться единого закона, существующего в этой грозди. Ну и кто не придерживается, сам себе злобный Буратино. Ибо незнание законов, не освобождает от ответственности.

Один из посетителей попытался возразить:

- Но ведь наши законы…

- Наши законы, - резко оборвал его Константин Сергеевич, - по силе, приоритету и значимости – уступают законам всей грозди. К тому же мой информатор строго предупредил о силах совсем уж нечеловеческого масштаба и характера, которые могут устроить глобальную зачистку на нашей планете. Это он, пока прибыл как частное лицо и занимался лишь проблемами своей семьи. А если придут в движение некие высшие силы? Вполне возможно, что и божественного свойства? И не является ли появление большого отряда экипированных воинов, тем самым пробоем со стороны «высших»? Представьте себе, что случится, если в каждом городе, в каждом тайном бункере появятся такие отряды?.. Не это ли была, так называемая первая проба тотального воздействия?

После чего Жмут сделал паузу в своих «откровениях», с удовлетворением наблюдая за нахмуренными слушателями. С одной стороны они вроде были не против воцарения в стране тотальной справедливости. Сами всю жизнь страдают от ворья, хапуг и махинаторов. И до сих пор умудрились остаться сравнительно честными и порядочными. Но с другой стороны…

«Ох уж эта косность мышления! – мысленно досадовал полковник. – Ведь хороших людей и честных среди нас большинство, а всё равно к власти и к кормушке пробиваются моральные уроды. После чего портят жизнь всем остальным. И сознание портят своей ложью, двойными стандартами и навязанными правилами. Опутывают общество хитрыми законами, в которых для себя всегда оставляют лазейки…»

И с немалым интересом ожидал, какова будет реакция визитёров на его откровения? Практически угадал: косность мышления так легко не форматируется. Всё тот же Иван Борисович заявил:

- Дело даже не в наших законах. По всем правилам и заповедям, нельзя проливать кровь. Этот Ивлаев слишком много на себя берёт.

- Да? – стал закипать Жмут. – А вот скажи, Иван Борисович, чтобы ты сделал с насильником твой матери? Или твоей дочери? Или твоей супруги?

Его оппонент уже в который раз скривился, с досадой развёл руками, но всё равно, через силу продолжил свою мысль:

- Ну ладно, отомстил, даже убил сгоряча… Но ведь похищать людей – это ещё хуже! «Сатанист» ведь сам мстит за своих родителей! Не обращаясь к законным силам правопорядка. А ведь должен понимать, насколько это выходит за рамки даже кровного мщения!

«Ага! Вот и главная причина их визита ко мне! – сделал правильные выводы полковник. – Всей этой сволочной банде кукловодов выгодней лицезреть трупы Беты и Зеты, чем дрожать от возможного разоблачения своих неприглядных делишек. Слишком много похищенные знали, слишком многих держали за горло накопленным за многие годы компроматом. Даже если этот компромат просто станет достоянием гласности, многим кукловодам лучше будет сразу повеситься. Или начать войну всеобщего характера. Вот они и готовятся… Ко всему… Опять-таки! Никто не догадывается о массиве информации, которую я от имени всего нашего отдела отдал Борису Ивлаеву. И если он ею воспользуется… Другая проблема: захочет ли он продолжать восстановление справедливости в родной стране?.. По логике, раз похитил Бету, Зету и нескольких лиц из той же шайки, значит – для допроса. После которого сделает выводы, сверит с полученными сведения от меня и… Вернётся или нет?»

Вернётся или нет?»

На последний вопрос не мог бы ответить никто из обитателей всей грозди.

Глава 4 БЕСПОКОЙНЫЕ ГЕРЧЕРИ

По поводу возвращения Бориса на Землю, не смогли бы ответить и его подруги. Вернее его бывшая супруга, императрица Герчери, Мария Герчери-Ивлаева и обе принцессы, Вера и Катерина Герчери-Ивлаевы. Да и не собирались они заморачиваться подобной проблемой. Как бы…

Оказавшись в своём молодом государстве, они с головой окунулись в мутный омут многочисленных бюрократических вопросов. Следовало поднимать хозяйство империи, устранять дипломатические трения, продолжать войну со зроаками-людоедами и кречами, создавать экономику и крепить магическую оборону державы.

Но именно последний аспект, вновь заставил вспомнить про своего лучшего приятеля, когда триумвират правительниц собрался через два дня на Малый Совет. Причём тему неосторожно затронула канцлер империи, Апаша Грозовая, официально стоящая на третьей ступеньке власти ну и попутно считающаяся тётей, а косвенно и сестрой богини-покровительницы:

- Как же Борису удалось провести боевых серпансов в иные миры? Нам хотя бы сотню таких уникальных «лошадок», для создания ударного кулака в рыцарской кавалерии. У-ух! Вот бы мы дали тогда копоти людоедам!

Именно после этих слов Мария обозлилась и выплеснула из себя негативные, давно и еле скрываемые эмоции:

- Прошу больше при мне не упоминать имя этого козла, недоумка и жадного циника! Мы его спасли от смерти неоднократно, а он, неблагодарная свинья, ни капли не выделил империи из своих последних трофеев! Имей мы хотя бы десятую часть, из им награбленного добра в том же мире пупсов, или в мире Черепахи, давно прорвали бы фронт зроаков. А ягоды исцеления?! А просто продукты питания?! А новое оружие и тысячи уникальных артефактов?!.. Ничего! Ничегошеньки нам не передал!..

На этом её поток выстраданных претензий не иссяк, и ещё несколько минут ближайшее окружение императрицы слушало нехорошие слова, отводя при этом взгляды в сторону и делая вид, что заняты своими, не менее важными мыслями.

Первой не выдержала затянувшуюся ругань Катерина. Да ей и полагалось вмешаться, как главному дипломату страны:

- Маш, кончай истерить! Сама ведь знаешь, что не права… Борька всё наши начинания поддержал, империю спас, да и до сих пор она держится только благодаря его усилиям да подаренным поясам с груанами. Не будь у нас Светозарных, людоеды давно бы отбили свою столицу. А так Лордин – всё ещё наш. Да и линия фронта отодвинута далеко.

- И всё?! – не успокаивалась императрица. – На этом можно про нас забыть?! А ведь он мне чего только не обещал!..

- Если обещал – обязательно выполнит.

- Когда?! Уже двое суток прошло!

Принцесса задумалась, обменялась взглядами со своей сестрой близнецом, и предположила:

- Наверняка он сильно занят.

- Или попал в неприятности, - попыталась угадать принцесса Вера. – Те же последние путешествия по иным мирам, так и получались у него из-за экстренных ситуаций.

Хмуриться Мария не перестала, но теперь задумалась уже совсем по иному поводу:

- Если неприятности, то ладно… Этот ловкач отовсюду выкрутится и свою выгоду поимеет. Но ведь он мог поступить крайне коварно. Вспомните, когда мы переживали, искренне болели за него, а он развлекался на Земле с какими-то овцами!

Тут уже и Апаша не выдержала:

- Порой интересы дела или следствия требуют от мужчины самопожертвования. И сама не забывай: ты с Борисом в разводе. Так что нечего его ревновать к каким-то простушкам.

- А я и не ревную! – последовал ожидаемый ответ. Но тут же прозвучал вопрос Юлиану Некруту, главному воеводе империи: - Как выполняется моё распоряжение по привлечению новеньких к сфере сельского хозяйства?

- Да никак! – постарался тот скрыть в усах улыбку. – Девицы работать отказались, объявили голодовку. На любые попытки доверительного общения со стороны тамошних парней познакомиться поближе, отвечают бешеной агрессией. Староста деревни умоляет забрать таких работниц от греха подальше. У них без этих несчастий работы невпроворот.

Девушек попыталась защитить и принцесса Вера:

- Насильно мил не будешь. Так что отдать их замуж за крестьян – не получится. И представь, какой скандал устроит Борис, когда вскроется твой обман и он не отыщет Татьяну с Кирой в своей родовой усадьбе. К тому же и его приятель Леонид, будет не в себе от такой подставы.

Мария задумалась, выстукивая ноготками какой-то марш по столу. Потом нехотя призналась:

- В самом деле, чего это я?.. Вроде добрая и справедливая… Поэтому отправьте девушек с самой ближайшей оказией в Рушатрон, в Маяк. Пусть попутешествуют, мир посмотрят, Шартикой полюбуются, в Леснавском царстве на балах покрасуются.

Подобное путешествие окружной дорогой могло растянуться дней на десять, если не на все пятнадцать. Да и Вера сразу поняла основную цель такого распоряжения:

- Не крестьянами, так принцами хочешь соперницу устранить? Хорошая затея. Тем более что принц Миурти получил полную отставку от Катеньки и никак не починит своё израненное сердце.

При этом весьма многозначительно, с определённым ехидством глянула на сестру. Но та лишь плечиками пожала:

- А что поделать? Разонравился он мне… И сама не пойму, по каким причинам. Хотя, скорей всего, причина одна, - её глаза блеснули лукавством и желание раздраконить Марию ещё больше: - Великий Иггельд развёлся со своей мымрой и я с ним скоро отправлюсь в свадебное путешествие. Он ведь мне обещал, что как только обретёт свободу, так сразу на мне и женится. Э-эх! И загуляем!..

- Ага! – злобно ухмыльнулась ей в ответ императрица, ещё и кулачком колотя по столу. – Будет играть музыка, но ты её не услышишь. И на глазах у тебя будут лежать золотые монетки.

- Да что ты мелешь?! – разозлилась Вера, защищая свою сестру. – Думай, что говоришь-то!

Тогда как сама Екатерина зашлась весёлым смехом:

- Умора, а не Машка! И она ещё утверждает, что не ревнует!

Крик, смех, грохотание поскрипывающего стола – всё смешалось. Поэтому Апаша Грозовая встала и поманила Некрута за собой:

- Пошли Юлий, заседание совета закончилось. А танцы с бубнами нам неинтересны.

Воевода встал, глазами и жестами прося прощения у первых лиц империи за такое своевольство, да и поспешил за своей возлюбленной. Конечно, окликни кто его строго, он бы вернулся за стол, но без такого окрика команды Грозовой выполнялись приоритетно.

Оставшись втроём, все три Ивлаевых некоторое время сидели молча, думая каждая о своём. Первой заговорила Екатерина:

- Может зря я принца Миурти прогнала? Хороший ведь парень по всем критериям, герой…

- Герой? – переспросила с ехидством Мария. – Ты ещё вспомни, как они с Борисом поступили, когда тот был ещё беззащитным инвалидом.

Как раз эти, давние события, и дали первую трещину в отношениях между принцессой и принцем. В тот трагический момент принц с группой охотников и Ивлаев оказались в плену у людоедов. И чтобы спрятать три симбионта, называемых «Первый Щит», компания ничего лучше не придумала, чем силком затолкать редчайших существ внутрь новенького товарища по заточению. Дескать на нас Щиты не прижились, а на новом человеке они не будут давать о себе знать противным писком. Настолько не хотели охотники отдавать уникальные трофеи самым опасным врагам человечества. К слову сказать, сами они уже простились с жизнью, да и попавшего к ним недоросля записали в покойники. Но как раз он, своими действиями всех и спас.

Да и сам спасся. Вначале. Потому что потом стал прощаться с жизнью. Ибо никто из людей не выживал, когда симбионт у него оказывался в желудке. Место для его приживления – наружная часть кожи. И когда он там приживался, то его носитель получал возможности для управления магическими силами.

А тут Первый Щит оказался в желудке. Да не один! А сразу три! Мучения Борис перенёс страшные, а когда очнулся в больнице, решил что врачи промыли симбионтов обильными клизмами. И забыл о них… На какое-то время. А там и чудо произошло, ни разу в истории не зафиксированное: симбионты, повоевав друг с другом и сообразив, что это окончится всеобщим умерщвлением, прижились все трое. После чего начали интенсивно лечить, исправлять, растить доставшееся им тело инвалида. И вскоре превратили своего носителя в цветущего, здорового парня-красавца.

То есть трагедия неожиданно стала сродни великому чуду и безапелляционно пошла на пользу Ивлаеву. А его мощь, как мага, не просто утроилась, а наверняка удесятерилась. Впоследствии у него в организме прижилось ещё два симбионта, груана. Но это была уже совсем иная история.

А возвращаясь к моментам трагического плена у зроаков, девушки при обсуждении пришли к единому выводу: не стоило охотникам так издеваться над инвалидом. И плевать, если бы ценные и редкие симбионты достались врагам рода человеческого. Глобально это всё равно не дало бы преимущество зроакам. Так что…

Принцесса резко охладела чувствами к Миурти, который и возглавлял отряд охотников, составленный из своего ближайшего окружения. Бедный наследник Леснавского царства так и не понял причин своей отставки, хотя, на определённой стадии знакомства уже предвкушал пышную свадьбу.

Так что своевременное упоминание об истинном герое тогдашних событий, вызвало у принцессы скептическую улыбку и восклицание:

- Пусть творят, что хотят! – и тут же сама себя одёрнула, имея в виду Татьяну, последнее увлечение Бориса: - Не слишком ли жирно будет для какой-то овцы, испробовавшей комиссарского тела, ещё и фавориткой принца пристроиться?

- Тогда сделаем ещё лучше! – предложила императрица. – Отправим эту парочку озабоченных клуш обратно на Землю. Ведь там им ничего не грозило, их оба развратника специально на Дне спрятали, чтобы тайно от меня заниматься непотребными вещами. А мы вернём пропавших дочерей их законным родителям. Правильно?

Обе принцессы согласно кивнули и добавили несколько условий:

- Только придётся их сопроводить чуть ли не до кирпичного завода.

- Да и глаза им во время перехода закрыть. Чтобы они вообще заброшенный карьер не видели.

- Точно! Иначе опять вернутся. А оно нам надо?

- Ага! Хватит с нас этой дурочки Эммы, которая умудряется отыскать неприятности на ровном месте.

Императрица подвела итоги:

- Решено! И увести этих девок надо так, словно они сами сбежали через портал на Землю. Иначе кто-нибудь да выдаст нас, если Борька начнёт расследование. Так что готовимся к выходу, девочки! – она уже начала вставать, как что-то вспомнила: - Кстати! А вам ничего больше из родного мира не нужно? А то можем устроить прощальный шопинг. Денег у нас полно.

Двойняшки переглянулись между собой:

- Поддерживаю! – легко согласилась Вера. - Хорошая идея.

- Надо только будет продумать всё заранее, - вторила ей более осторожная Катерина. – А то мы вечно всё бегом, да бегом… Или всё-таки вначале наведаемся на Дно? Если вы опять станете Светозарными, мне будет спокойнее.

Мария с ней не согласилась:

- Какой смысл мотаться по Просторам? Только утром очередная команда охотников вернулась оттуда без единого груана. Если им не повезло, то чем мы лучше? Только время даром потеряем… Да и что нам дома грозит?

- У тебя ещё свежие шрамы на теле после боя у психбольницы не рассосались! – строго напомнила ей главный дипломат империи. – А твой «бывший» не всегда может успеть вовремя с миссией спасения. Так что… лучше нам вообще никуда не рыпаться. Проводим эту Гентлиц и сразу возвращаемся.

Но именно упоминания о «бывшем» очень раздосадовали императрицу и она вопреки логике, решила настоять на своём:

- Ничего, мы и сами с усами! Да и на той стороне вначале осмотримся, а потом уже решим окончательно. По коням, девочки!

В империи Герчери смеркалось. В разрушенный части гигантского дворцового комплекса, заухал пекич, аналог земного филина. Ничто не предвещало беды.

Глава 5 ОХ УЖ ЭТИ ЙЕТИ!

Эрги’с полетел к цели, будучи видимый, усыпляющего свойства и по силе раза в два больший, чем полагается взрослому человеку. То есть объект его успел разглядеть и даже сделал попытку остановиться. Но не успел. Только и эрги’с повёл себя странно, при соприкосновении с йети попросту пыхнул белым пламенем, сразу исчезнув без следа.

Конечно, чисто автоматически к бою уже был готов иной сгусток энергии, более существенный. При попадании он бы попросту разорвал тело лохматого страшилища. Но тут оно само поступило совершенно неадекватно: резко развернулось и ещё быстрей бросилось обратно. Разумеется, что я не стал его добивать, попутно осматриваясь по сторонам. Вдруг кто ещё к нам подкрадывается?

Взбежав обратно на холм, йети встал, повернулся ко мне, и очень понятным жестом …постучал себя по голове. Чем озадачил меня невероятно:

«Это он мне что, показывает, что я тупой? – забрезжила догадка. – Или может это такой жест угрозы? Мол, «…по голове настучу, как поймаю!»?»

Пока я так сомневался, абориген скрылся за вершиной холма. Мне только и осталось, что апеллировать к одному из карапузов, который тоже глядел в ту сторону. Похоже, тоже рассмотрел гостя, или просто заметил.

- Нет, ну ты видел, а? Как тебя там?.. Игорёк?

Ну да, самый старшенький из пятёрки карапузов. Он и в самом деле рассмотрел йети, потому что перевёл на меня восхищённый взгляд и выдал:

- У-у-у! Какой болсой! – и ручкой на холм указал.

- Ага! Не просто болсой, а болсущий! – передразнил я его и тут же поправил: - Старайся правильно говорить: шшшуба, шшшапка…

Малый вроде повторил, но всё равно у него только «с» хорошо получалась. Да и понимание ко мне пришло, что исправлять дефекты дикции в данной обстановке – нонсенс. Но уже хорошо, что мохнатый абориген мне не померещился. И теперь стоило озаботиться двумя проблемами: как этот хмырь сумел отразить мой усыпляющий эрги’с, и насколько он разумен? Ибо, если он просто обиделся на меня и убежал – это одно. А если он умчался за своими соплеменниками? Если они сейчас на нас толпой навалятся? Или в каком-то ущелье камнями забросают?

Успокаивало бытующее мнение, что йети крайне редки, нелюдимы и прячутся от всех. И встречаются, мол, не больше двух на горный массив. Но подобное мнение бытует на Земле, а как оно здесь на самом деле?

Собирался я быстро, словно по тревоге. И уже через десять минут продолжил наше путешествие. Только с того момента внимание утроил. Узкие ущелья старался обходить. Вдоль отвесных склонов тоже старался проскакивать на скорости. Ведь камнепад или лавину и одна особь может организовать. Помню, как таким способом подруги уничтожили сотни людоедов. Просто обрушили собранные камни на седловину перевала и вся недолга. Так зроаки с кречами и остались гнить под метровым слоем горной породы. Из той армии тогда и несколько Трёхщитных на перевале сгинуло.

Вроде и не к месту, но воспоминание о подругах, увело мои мысли в сторону. Особенно на открытых и безопасных участках пути:

«Чего мы с Машкой постоянно грызёмся? Вернее, это она постоянно нарывается… Или всё-таки я неправ?.. А может мы с ней стали старые, склочные и нетерпимые вообще к чужому мнению?.. Случается такое? – и сам себе возражал: - Случается, но не с нами. Потому как со всеми иными людьми мы общаемся вполне нормально, без напряга, даже весело, с шутками, прибаутками. Неужели во всём виновата банальная ревность?..»


Опасности я пытался рассмотреть, а вот про время суток здешних – не сообразил. Местное светило как-то резко скакнуло вниз и буквально за десять минут сумерки превратились в глухую, непроглядную ночь.

Для других непроглядную, но не для меня. А потому я недолго и раздумывал на тему: где устроить ночёвку? Решил продолжать движение до самого моста. Туда осталась, по прикидкам и по результатам последних наблюдений, одна шестая пути, если не меньше. Мне-то всё видно, а серпансам тем более фиолетово. Они ведь в толще пород двигаться могут, зачем им вообще освещение?

При этом я не просто перешёл на ночное зрение, но не поленился перенастроить его и на поиск теплокровных существ. Что оказалось весьма своевременным: вскоре я заметил массивную фигуру, пробирающуюся «верхами» и явно ведущую наблюдение за нами.

«Йети? Или кто другой на охоту вышел? Как раз время для крупных хищников… И далековато идёт, сволочь! Почти всё время под прикрытием скал или каменных выступов. И удивительно, как успевает-то?..»

Ну да, мы передвигались очень быстро. Серпансы те ещё скакуны! По логике, за нами никакой человек бы не угнался. Да и йети бы упарился уже через четверть часа такой погони. А замеченная мною туша и через час мелькала вдали, как ни в чём не бывало. И никак не удавалось понять: прямоходящее это существо или несётся на четырёх лапах?

«Если хотел напасть, уже давно напал бы, - размышлял я, пытаясь понять мотивы нашего таинственного преследователя. – А если не приближается, значит, просто следит. Или …провожает к самой западне… Или к ловушке?.. Но тогда получается, что возможные неприятности нас как раз и ждут у вожделенного моста? Хм! Вот бы взлететь сознанием да заранее просмотреть, что у нас там впереди?..»

Увы! Такого я умения у меня не было. И помощников у меня не было. Лёня продолжал всё так же бессовестно дрыхнуть и явно не спеши разделить со мной тяготы путешествия. Тогда как карапузы с каждым часом выматывали меня всё больше и больше. То они орали, требуя пить или «ням-ням». То они требовали сводить их на горшок, попискивая «пи-пи» или «а-а». В общем, детский сад, штаны на лямках. Точнее, бесштанная команда мелких, эгоистичных существ меня стала доводить до белого каления. Всё-таки я нисколько не воспитатель! И не педагог! И вообще, как я понял наконец-то со всей решительностью, детей не люблю.

Наверное, именно обуявшая меня раздражительность и сослужила нам плохую службу. Слишком уж я отвлёкся, перестав в должной мере следить за окружающей обстановкой. Вернее, странность-то я заметил. Даже остановил серпансов перед широкой, метра четыре в ширину полоской перепаханной земли. Или перекопанной? Потому что представить в этой небольшой долине трактор, я так и не смог.

С минуту постоял, раздумывая, в какую сторону податься в объезд. Хотя и не сомневался, что наши скакуны легко могут перепрыгнуть странное место. Тут и завозился самый младший Путя, требуя сводить его «пи-пи». И ведь нельзя проигнорировать, иначе потом опять придётся отмывать серпансов и импровизированные пелёнки из частей одежды взрослых. Поскрипывая зубами, я сполз вниз и вынул Путю из багажной сумки. Мысленно успокаивал себя расхожей фразой:

«Они же дети!»

Но только поставил ребёнка на грунт, как периферийным зрением заметил две головы, выглянувшие из-за скалы в опасной близости от нас, на самом краю этого небольшого лужка. Чьи это головы, понять не удалось, всё-таки в ночи они смотрелись как два расплывчатых пятна с глазами и дырками рта. Но раз прячутся, значит с плохими намерениями:

«К туше нашего преследователя добавилась туша сообщника? – закипал я. – Ну сейчас вы у меня схлопочете!»

Но головы успели спрятаться, а взрывать камни для острастки – мне показалось неуместным. И тут пискнул присевший рядом со мной Путя. Глянув на него, я только и успел заметить белесые ленты силовых щупальцев, которые живо затягивали малыша прямо вглубь перекопанной земли.

С того момента я потерял ненадолго над собой контроль от бешенства. Надо же! Красть детей прямо у меня из-под носа!

Карапуза Путю я моментально завернул в свой силовой кокон. Попутно используя свои силовые щупальца, остановил зарывание кокона в землю. И почти сразу же задействовал эрги’сы большой взрывной мощи. Фактически произвёл ковровое бомбометание. Штук восемь взрывов окружило ребёнка, раскидывая султаны земли в разные стороны и образуя огромную воронку. А чтобы какая гадость ещё и с тыла на меня не бросилась, я в сторону недавнего появления пары голов отправил четыре тяжёлых «снаряда», безжалостно взламывая скальные наросты и покрытые травой склоны.

Из-под земли послышался обиженный вой, переходящий в заунывный стон. Чужие отростки силы словно испарились. Остающийся в коконе ребёнок орал от испуга и потрясений, как недорезанный. Проснувшись в темноте, ему вторили его мелкие коллеги. Где-то в скалах кто-то визжал и скулил одновременно. И я возблагодарил провидение, что наши серпансы не умели ржать. Иначе, после сонма таких звуков, пришлось бы лечиться от заикания.

И, вот, казалось бы, чему можно порадоваться в такой нервной, жуткой обстановке? А я – порадовался! Когда услышал недовольные восклицания моего лучшего друга:

- Чего это тут творится?!.. Куда я попал?!.. Боря, кончай прикалываться!

Наивный. Выспавшийся нувориш! Счастливчик! Потому что ещё не догадывается, в какой мы оказались глубокой… мм, дырке. Ладно, сейчас я его порадую:

- Что, господин Найдёнов? Или как вас там? Копперфилд-Чаплин? Не спится? Тогда принимай дежурство по гауптвахте! Экселенс Ивлаев смену сдал!

Леонид отозвался не сразу, ошарашено оглядываясь вокруг и прислушиваясь. Благо в ночи он тоже видел относительно нормально, если сравнивать с простым человеком. Потом он меня всё-таки рассмотрел толком и стал возмущаться:

- Какое дежурство, начальник?! Я вообще не местный, уже давно на пенсии и у меня инвалидность первой группы! – и без всякой паузы добавил: - А сколько лет я провёл в беспамятстве? Что ты успел стольких детей завести?

- Беспамятство и потеря памяти случилась с тобой, после твоего последнего развода с пятой женой, - не остался я в долгу. – И эти все детки – твои!

Великий мэтр попытался посмеяться своим заразительным смехом, но ничего у него кроме ржавого хрипа не получилось. Видимо организм его ещё не окончательно перешёл в фазу бодрствования. Вместо смеха он закашлялся, выплёвывая слова сожаления:

- Как же так?.. Почему только пятеро?.. И почему они все орут?

- Ждут, пока папочка их накормит! – и опять вопросы пошли по второму кругу:

- Это мы где?

В рифму я громко отвечать не стал, занявшись Путей. Очистил его от земли, усадил в багажник серпанса, напоил, сунул в ручонку последний кусок мяса, как самому пострадавшему. Затем напоил остальных горлопанов, а вот мяса им уже не досталось. Пришлось их успокаивать миниатюрными искорками усыпления. Иначе они мне точно мозг взорвут.

Наблюдая за мной, Найдёнов вначале прислушался к себе:

- Что-то меня на хавчик пробило, будто я сутки не ел! А? – и только потом поинтересовался взрывами и странными завываниями: - С кем это ты тут воевал, если не секрет?

- Понятия не имею, кто на нас нападал. Но вроде никого не убил, так что шашлыка не будет.

Ну и всё остальное ему разложил по полочкам. Где мы. Кто мы. Куда едем. От кого бежим. Воды вдоволь. Еда кончилась.

- Информативно! – похвалил Лёня. Кажется, его нисколько не напрягала наша скорбная доля. Разве что о наболевшем душа страдала: – Но самое страшное, что шашлыка нет. Плохой из тебя охотник, явно не чукча. И это… к слову… Я детей маленьких вообще боюсь. Так что в воспитатели не гожусь совершенно. Не обессудь… Но на меня не рассчитывай.

- Не боись! – подбодрил я его. – Сам не заметишь, как втянешься и полюбишь это дело. Но сейчас хоть в двух словах, расскажи о своём самочувствии. А то напугал ты меня изрядно. Что ни делал – разбудить не мог.

Как ему самому казалось: бодр, свеж, полон сил и энергии. Ещё и памятью хвастался отменной и тем, что мозги соображают изумительно хорошо. И так он этим радовался, что я не сдержал досаду:

- Пожалел я тебя. Следовало настаивать на том, что эти дети – твои. И за целый день вполне их мог обучить, чтобы они к тебе обращались «Папа!» Посмотрел бы тогда, как ты радовался!

Вроде должен был испугаться товарищ, а он ржёт как конь. И чему радуется? Тому, что мы сами в карапузов не превратились? Вроде как уважительный повод… И это, как ни странно мне тоже настроение улучшило.

На месте скоротечного боя, застаиваться не стали, практически сразу тронулись в путь. А общение продолжили уже на ходу. Ну и смотрели теперь по сторонам в четыре особенных глаза настолько тщательно, что двигаться стали в два раза медленней. Ну а чего нам спешить? Пусть и два часа потеряем, зато детей у нас по дороге не умыкнут.

Что ещё успели обсудить, так это концепцию произошедшей трансформации. Я-то за день чего только не передумал по этой теме, а вот Лёня прямо дымился от переполнявших его идей и впечатлений:

- Слышь, Борь. А что это получается? Если эти малыши обратно на Землю вернутся, то вновь взрослыми станут?

- Спроси чего-нибудь полегче… Вот вернёмся, тогда и увидим.

- Хм! А память к ним при переносе взрослая вернётся?

- Понятия не имею. Но если рассуждать логически: то вряд ли. Потому как стереть воспоминания в уменьшившемся мозге легче, чем восстановить их после резкого взросления. То есть свою новую биографию эти карапузы будут помнить именно с нашего путешествия. Причём хорошо помнить, идеально. Можно будет сказать, что им грозит гипертимезия, как её врачи называют.

- Ёжить помножить! Это, какие ты умные слова знаешь? – ёрничал товарищ. Но так как я не реагировал, он вновь посыпал вопросами: - Получается, что при попадании сюда, человек омолаживается кардинально? До абсурда? Значит можно использовать переход сюда для наказания особо опасных преступников? Представь: и смертной казни нет, и человек легко потом перевоспитывается.

Вроде отличная идея, но мне лично как-то не понравилась. Пусть и не расстрел, но в любом случае полное уничтожение взрослой, состоявшейся личности. И другой вопрос: кто будет сюда сопровождать преступников? И тут ими опекаться какое-то время? Ведь конвоиры тоже омолодятся до щенячьего визга или будут вынуждены каждый раз пускать в распыл двадцать «ничейных» груанов. И то не факт, что это им поможет. Вон мой товарищ, сколько часов в странной коме пролежал.

И всё это с условием, что отыщутся нужные порталы и нам вообще удастся вернуться домой.

Вот так и ехали, обсуждая, споря и выдвигая новые гипотезы.

А там и доехали. Мост, и прилегающая к нему дорога, открылись взору сразу. Вот ещё поднимались на последнюю гряду, поднимались… и раз! Циклопическая постройка во всей своей красе, уникальности и неповторимости. С расстояния в пятьсот метров мост вообще выглядел величественно. Как минимум! А после нескольких минут бездумного рассматривания колоссального строения, приходила единственно верная мысль:

«Люди такое построить не смогут!»

Вернее смогут, но лишь с помощью особенной, высокоточной техники, которая установит многотонные каменные блоки на высоте двух километров. Именно такая глубина провала просматривалась в данной, самой узкой его части. Далее природный каньон вновь расширялся в сторону, достигая невообразимой ширины.

У меня даже вырвалось:

- Не удивлюсь, если этот провал пересекает весь местный материк.

На что мой товарищ среагировал равнодушно. Зато тут же попытался загнал меня в стойло доступных умений:

- Плевать на материк! Ты, батенька, лучше значки порталов высматривай. Подобный мост должен быть ими как ёлка гирляндами обвешан.

- Окстись, голубчик! – отвечал я в тон. – С такого расстоянии и великие Иггельды ничего рассмотреть не могут. Максимум, и то при удаче, метров с пятидесяти что-нибудь дельное увижу.

- Да? Тогда присмотрись хотя бы к самому началу моста и скажи: что там топорщится? – он вообще дальше километра ничего в темноте не просматривал. Что с него взять, Трёхщитного?

Но насмехаться над товарищем я не стал, как и лекцию длинную читать. Только и пожурил, как заслуженный и опытный наставник:

- Учиться надо сын мой! Денно и нощно развивать свои умения. Хорошо питаться, есть побольше симбионтов…

- Чур, тебя! Борь, не богохульствуй, а? - посмеивался Найдёнов в ответ. – Это ты единственный уникум во вселенных, который волшебство жрать научился. Да и на меня зря бочку катишь. Другие вон за тридцать лет до моего ранга дорастают, а мне года хватило… Так что там? Не томи! Что-то рукотворное? Как на той площади?

Ну да, нечто подобное нам встретилось в мире Черепахи, на пути к тамошнему Сияющему Кургану. Тогда нам путь преградила стена живых колючек высотой в несколько метров. Причём колючки – ядовитые. Таким образом искусственный интеллект Пантеона закрывался от непрошенных посетителей.

Но сейчас расстояние и гигантизм моста несколько обманули слабое зрение Леонида. Ему преграда показалась знакомой. На самом деле границу между дорогой и непосредственно мостом, преграждала высоченная, метров за шесть баррикада. Или нечто не неё похожее, утыканное со всех сторон здоровенными, острыми кольями. Ну и в самой толстой части баррикады, виднелись закрытые ворота из деревянных брусьев. Там наружу торчали железные штыри. Мало того, всё это диковинное сооружение охранялось. Шесть пятен теплокровных существ просматривались сквозь колья на самых высоких частях баррикады.

Что интересно, точно такая же защита прикрывала мост и на его другой стороне. Насколько мне удалось рассмотреть с такого расстояния.

Ещё моему пристальному взгляду открылось некое подобие окон в основании моста, которое крепилось на краю обрыва. Похоже, именно там проживали те, кто опекался этим строением, охранял его или… не пускал на него посторонних? В любом случае нас там никто не ждал и не собирался встречать с распростёртыми объятиями. Тем более - ночью.

Но уже счастье, что некая разумная жизнь здесь существует. Да и вероятность наличия портала, резко скакнула вверх в процентном отношении.

Так что мы вполне обоснованно, вернулись обратно за седловину, проехали к небольшой долине, где в крутом каменном склоне отыскали удобное место для отдыха. Этакие две пещерки узкие, в каждой из которых могло уместиться не более двух человек. Я выбрал меньшую из них, отгородился от всего мира серпансом и благополучно завалился спать. Большая пещерка досталась всем остальным моим попутчикам. Выспавшемуся товарищу только и пожелал, что спокойного дежурства, да мирного сосуществования с ребятишками. В тот момент они ещё спали, но заряд сонливости явно подходил к концу.

И Лёня слишком неосторожно пообещал:

- Спи спокойно, дорогой товарищ! Карапузы - под мои чётким присмотром. Да и позиция для обороны – великолепная. Не удивлюсь, если это место не мы первые используем для ночлега.

Спал я крепко. Правда мой сон попытался испортить усилившийся рёв малышни, но я только автоматически усилил вокруг себя полог тишины и продолжил дрыхнуть без задних ног.

Представляю, как Найдёнов измучился с этими заср… милыми детками. Но меня он осмелился побеспокоить, лишь когда внутрь пещерки проникли лучи местного светила. И чуть не плакал при этом:

- Борь, я всё прощу! И отдам все свои артефакты… Только уйми ты этих горлопанов! Они кушать хотят, уже траву начали жевать.

Потягиваясь, я вылез из пещерки, оглянулся вокруг и вымолвил:

- Лепота! – но сразу заметил, что «пасущаяся» вокруг малышня, целенаправленно двинулась в мою сторону. Я для них являлся большим авторитетом, чем некоторые. А скорей всего помнили, что именно я их кормил полосками сублимированного мяса. – Эй! Пузатики! У меня ничего нет. Да и вообще, отныне кормить вас будет и поить только этот весёлый и добрый дядя Лёня.

Мальцы приостановились, глянули на раскрасневшегося и трясущегося «дядю», и вновь заторопились ко мне. Мне даже показалось на момент, что все пятеро стали хищниками и вознамерились именно мной вкусно позавтракать. Настолько у них глазки блестели и губки шевелились.

Стало страшно.

Зато изумительно заработала память, подсказав временное решение проблемы. Когда-то «Второй», серпанс-администратор, мне предоставил многочисленные таблицы и инструкции по применению эрги’сов. Можно сказать благодаря этому, я и жив до сих пор. Да и в быту живу по этим правилам, пользуясь магической силой чуть ли не ежечасно. И припомнилось мне, как я удивлялся одному из видов энергетической подпитки. Она обозначалась как «ложное чувство сытости». И эрги’с для этого использовался совершенно простенький по своей структуре.

Правда раньше я его ни разу не использовал, и практиковаться на детях посчитал рискованным делом. Но ведь у меня есть надёжный друг и боевой товарищ!

Вот я его и кликнул:

- Лёнь, дружище! Иди ко мне и ничего не бойся.

- Вот как раз после такого предупреждения и следует писать завещание, - ворчал он, но всё-таки приблизился, вопрошая: - С ноги будешь резать кусок мяса, или со спины вырезку? – и признался: - На всё готов, лишь бы эти короеды не ныли!

Его жертвенность радовала, но настолько критически ситуация нас не поджимала. Поэтому я начал с маленьких искорок, формируя нужную конструкцию энергетической подпитки. Получалось и не больно, и не щекотно. Впитав в себя четыре структуры, Найдёнов осторожно поинтересовался:

- Чего творишь-то? Живьём маринуешь?

- А что ты чувствуешь?

- Мм… Что умирать не хочется.

- Сытость чувствуешь? – рыкнул на него я, бросая в тело товарища более солидную «добавку». Друг закатил глаза, прислушиваясь к себе, затем радостно промычал:

- Чувствую!.. Сытость… О-о! Кайф!.. Боря, ты гений!

- Ладно, ладно, только целоваться не лезь! – отправил я его жестом в сторону и присаживаясь перед малышами. – Ну что, ребятки? Хотите кушать? – те сразу перестали всхлипывать, и потянули ко мне свои ручонки. Мол, давай, а не болтай. Вот я и начал раздачу: - Сейчас я вас накормлю манной кашей. Только она невидимая, как в сказке. Вот… Получайте…

Конечно, сомнения имелись. Одно дело «насытить» взрослого, здорового мужчину, Трёхщитного мага, а другое – малолетних, беззащитных карапузов, которых и так уже вот-вот пропоносит из-за подножного корма. Ладошки у них, по крайней мере, точно были в зелёном травяном соку.

Каждого я несколько раз погладил по животику, со всем тщанием скрывая даже намёк на какую-то искорку. Один раз напугаешь ребёнка или обидишь его, доверие потеряешь навсегда. И у меня получилось!

Вначале один улыбнулся. Затем второй расслабился, состроив довольную и потешную мордочку, а потом уже и остальные вздохнули свободно и вскоре потеряли ко мне всякий интерес. Всё-таки детей больше привлекает простор, свобода и куча игрушек, которых неосторожный Найдёнов раздал из своего багажа почти все. Хорошо хоть ножи им не дал с бритвенной наточкой, с него могло статься.

Опять-таки, я прекрасно понимал, что чувство ложной сытости - продлится недолго. Да и вредно таким малышам пользоваться внутренними и так невеликими резервами и накоплениями. На то они и дети, чтобы их кормили практически по первому требованию.

Так что нам следовало брать ноги в руки и двигаться к мосту.

Или не «нам», а пока только мне одному?

Ну да, по всем правилам попадания в иной мир, как и по всем дипломатическим или шпионским канонам, вначале в опасное место отправляется разведчик. А уже за ним следуют войсковые колонны или караваны переселенцев. Вот я и собрался в путь, поднимая своего серпанса, и усаживаясь в удобное углубление для наездника.

Но тут Лёня вновь опозорился, не выдержав тягот тыловой службы:

- Давай лучше я к мосту смотаюсь, а? Это не в пример проще, чем вновь оставаться с этими карапузами. Если они опять ныть начнут – не выдержу! Брошусь в речку!.. С моста!..

- Пока вахту не сдашь – никаких прыжков! – обломал я ему все мечты. – А потом, прыгай себе сколько угодно, хоть без парашюта.

С тем и уехал. Возле седловины утроил осторожность, приближаясь к точке обзора медленно, не спеша. Как, оказалось, зря перестраховывался, в мою сторону из местных аборигенов никто не смотрел. Потому что внизу, как раз перед баррикадой, готовилось к показу увлекательное представление под простецким названием «Мордобой». Пока ещё там только ругались, но уже начинали размахивать руками. Но какие типажи оказались задействованы в творящемся безобразии!

Начать с того, что противостояли друг другу две группы аборигенов, совершенно разных рас, строений и вида. Те, кто охраняли мост, смотрелись карикатурными, тощими, но весьма высокими индивидуумами. Рост колебался от двухсот двадцати, до двухсот пятидесяти сантиметров. Уродовали их длиннющие руки, впалая грудь, узкие плечи, слишком длинная шея и длинные носы с горбинкой, выделяющиеся на узких лицах, словно вырезанных из камня. У меня возникло странное сравнение этих «худых» - с ощипанными грифонами. Впоследствии удалось выяснить, что их самоназвание было сродни «люди», но в моей классификации они так и остались «грифонами».

Одевались они все вполне цивилизованно. На ногах обтягивающие брюки, заправленные в щегольские полусапожки. У каждого пояса, как минимум с одним кинжалом, а то и со шпагой. Рубашки ярких расцветок чаще прикрывались жилетками из чёрной, дублёной кожи. Ну и на головах – вся палитра головных уборов: от шляп, напоминающих ковбойские, до разноцветных тюбетеек. Виднелись, в том числе и кепки с панамками.

Представителей этой расы в поле зрения виднелось довольно много. Пятнадцать лучников с двухметровыми луками стояли на верхней кромке баррикады. Десяток с копьями наизготовку и с треугольными щитами стояли возле ворот. Ворота оставались открытыми, внутри тоже просматривалось какое-то движение. Ну и около двадцати грифонов, вооружённых кто как, полукольцом окружало площадку для переговоров. Именно так я охарактеризовал слабо огороженную редкими камнями округлость, прямо посреди тракта.

С другой стороны, этакой длинной колонной расположились йети. Именно колонной: двое на площадке, трое за ней, за их спинами – ещё трое с копьями, дальше - ещё три заслона по два мохнатых существа в каждом. Ну и в самом отдалении от моста, четверо неуловимых на Земле существ стояло плотной группой, что-то прикрывая своими телами. На всю эту братию только и просматривалось, что три копья, несколько сумм через плечо, да широкий пояс у некоторых. Ни одежды, ни головных уборов, ни обуви, ни оружия. Все детали массивных, за два метра тел, скрывала густая, длинная шерсть серого цвета.

Вся видимая мною картинка – полный оксюморон, достойный фиксации на видеокамеру. И жаль, что это устройство у меня отсутствовало.

Потому что и драку следовало запечатлеть для истории, получилось бы познавательное кино, рассказывающее о новом мире. Ну, как драку… Присмотревшись, я всё-таки понял, что грядёт поединок. Потому что один из грифонов, сбросил с себя шляпу, жилетку, рубашку и пояс с оружием, изготовился к драке. То есть замер, полусогнувшись, выставив чуть вперёд свои длиннющие руки и сжав кулаки.

Ему противостоять изготовилось сразу двое йети, снявшие с себя всего одну сумку и бросив её за пределами отмеченной площадки.

«Двое – против одного? – поразился я, не забывая время от времени посматривать себе за спину. – Да эти мохнатые мастодонты просто затопчут худышку! Пусть он и выше их немного». - в подобном результате драки, я не сомневался.

Как же я ошибался. Бой начался резко, под восторженное улюлюканье многочисленных защитников моста. Они однозначно своего поддерживали морально, воодушевляя гортанными криками и непонятными мне фразами. А их представитель боксировал просто изумительно! И весьма эффективно! Его удары постоянно пробивали защиту сильных, не неуклюжих йети. Те не успевали уклоняться, только отступали, прикрываясь своими лапами, да старались не вывалиться за круг. Порой они пытались как-то противостоять молниеносным ударам: то сами лапой махнут, то вперёд бросятся, намереваясь сбить соперника таранным ударом или ухватить его в свои медвежьи объятия.

Но каждый раз при этих попытках получали такие увесистые и убойные плюхи в голову, что оставлялось удивляться только:

«Они ещё в сознании?.. И не получили сотрясение мозга? – хотя и другая мысль у меня непроизвольно мелькнула: - Или у них мозг в ином месте? Да надёжно прикрыты толстым слоем шерсти и сала?»

Увы, строение у них оказалось сродни нашему. Очередной раз йети провалился при контратаке, и получил настолько сильный удар в районе виска, что так и пробежал оглушённый через всю площадку мельчающими шагами, запнулся об ограждающий камень, да и кувыркнулся наружу. Если и не нокаут, то зачётный нокдаун. И один мохнатый противник выбыл.

Что подтвердили и восторженные вопли болельщиков. Они и руками махали, и подпрыгивали, и друг друга в азарте хлопали по плечам и спинам. Удивительно, что свои головные уборы не стали вверх подбрасывать. Настолько радовались. Ну и сражающийся грифон расслабился, теперь уже не сомневаясь в своей тотальной победе. Ведь с одним справиться не в пример легче, чем с двумя соперниками. Он тоже выбросил кулак вверх, выкрикивая что-то забористое, встреченное товарищами с восторгом.

Зря он так. Оставшийся на ногах йети своего единственного шанса не упустил. Молниеносный прыжок, и мощные лапы поймали торс противника. Ещё мгновение – и они оба уже катаются по каменному покрытию. Причём грифон попытался не просто вывернуться из захвата, а ещё изо всех сил лупил кулаками по лохматой голове. Только это его не спасло. Мощный телом соперник, продолжал упорно наползать на подмятое, длинное тело. И в конце концов накрыл то с головой, ломая и проводя явно болевые приёмы на удержание.

Рёв стоял, как на хорошем стадионе. Может поэтому я никакого финального свистка не услышал? А может сам проигравший, попав в такие тиски, своевременно сдался?

Но победивший йети вскочил на ноги, раскинул руки вверх, и победно зарычал, напоминая мне киношного Тарзана. Затем он, не обращая внимая на пошатывающегося товарища по сражению, бегом ринулся в тыл колонны из своих соплеменников. Добрался до последнего квартета, и там бережно принял из их рук…

Я даже глазам своим вначале не поверил. Пару раз сморгнул. Хмыкнул. Но явь никуда не исчезала: в мохнатых лапах оказался ребёнок. Девочка, лет пяти на вид, и прикрытая каким-то кусочком тряпочки с довольно весёлой, красочной расцветкой. Выглядела она спокойной, сытой и ухоженной. Никакого страха на личике, скорей повышенный интерес и ожидание чего-то нового.

Вот с этой девчушкой на руках, победитель поединка двинулся размашистым, уверенным шагом прямо к воротам. Видно было, с какой неохотой и нежеланием грифоны расступились, освобождая путь. Даже что-то выговаривали мохнатому существу, вроде как ругались или угрожали. Но тот никак на это не реагировал. Прошёл в тоннель за воротами и вскоре появился на пустующем пространстве моста, да так и поспешил по нему на другую сторону.

Естественно, что у меня появились разные догадки на тему увиденного действа:

«Кажется, йети вынужден был сражаться за право перенести ребёнка на другую сторону. Может там ждут родители девочки?.. Скорей всего… Ну и почему тогда злобные грифоны не разрешают свободный проход? Почему издеваются над путниками?.. У тех не хватило денег заплатить пошлину?.. И их гнобят на ровном месте?..»

И как к подобному относиться? Однозначно, перед мной яркий пример жестокой несправедливости. Наверняка мост не грифоны строили, а захватили его в недавнее историческое время, навязывая тем самым свой диктат другим аборигенам. Отсюда и вывод: а не помочь ли мне бедным мохнатым йети, попросту разбомбив эту колючую баррикаду?

Ещё и личный интерес присутствовал:

«Почему-то уверен, что и меня на мост не пропустят просто так, за красивые глазки. А мне ведь это величественное сооружение осмотреть надо, тщательно, чтобы под ногами никто не путался… Вписаться?.. Помочь?.. Навести тут должный порядок?..»

Пока я терзался такими вот сомнениями, победитель поединка прошагал до одного из шпилей, расположенных прямо на перилах моста, с противоположного от меня края. Скорей всего на этих надстройках изначально располагались некие осветительные устройства. Попросту говоря лампы или фонари. Сейчас никакого декора из иллюминации не просматривалось, некоторые верхушки шпилей выглядели сбитыми, частично порушенными. А чуть позже мне стал понятен интерес йети именно к этому участку.

Он взобрался на перила, поднял свою ношу на руках вверх, что-то прорычал, и …бросил девочку в пропасть.

По моим ушам резанул донёсшийся детский визг.

А у меня натурально потемнело в глазах.

Глава 6 СТОЛКНОВЕНИЕ ИНТЕРЕСОВ

Полковник Жмут очень тщательно подбирал слова во время своего ответа. Потому что не только его жизнь была на кону, но и всех его подчинённых, с которыми он стал единой семьёй. При этом он оставался настолько важным лидером этой семьи, что случись с ним смертельная неприятность, то же самое случится и с остальными соратниками.

Поэтому старался говорить своим посетителям правду, жестко и открыто, но в то же время, вуалируя некоторою конкретику и обходя сомнительные нюансы:

- Как я понял из общения с Борисом Ивлаевым, его больше всего взбесило… и будет бесить в дальнейшем - втройне (!) внеправовое отношение к его близким. А также к родне его подруг. Он предупредил, что в подобных случаях станет действовать не в пример жёстче, уничтожая последовательно все цепочки: начиная от исполнителей, и заканчивая лицами, отдавшими приказ для задержания заложников. То есть полное физическое уничтожение. С его возможностями и умениями магического плана, подобная месть не составит малейшего труда. Как вы сами утверждали, он может появиться где угодно и в какое угодно время. При этом кардинально изменяя свою внешность, превращаясь в кого угодно. Хоть в нас с вами.

Последнее утверждение крайне негативно зацепило одного из посетителей:

- При всех чудесах, творящихся вокруг этого бывшего инвалида - в подобное не верится! – видимо он себя считал крайне исключительной и неповторимой личностью.

- Когда встретите у себя дома своего идеального двойника, - ухмыльнулся Константин Сергеевич, - поверите во что угодно.

- Дома?.. А почему не здесь? – сердился оппонент. - Может и вы – это не вы, а очередной «сатанист» прикрывающийся вашей иллюзией?

В неуместную пикировку вмешался зам главного прокурора:

- Господа, не будем отвлекаться от главной темы нашего разговора! – и вновь с подчёркнутым вниманием повернулся к раненому полковнику: - Продолжайте, мы вас слушаем.

- Другой аспект: это отношение Ивлаева ко мне и к моему отделу. Он весьма нелицеприятно предъявил мне претензии, в которых обвинял в бездействии и потаканию творящихся преступлений. Предупредил, что в дальнейшем выдвинет серьёзные обвинения в мой адрес, если я запятнаю себя бездействием…

И опять это не понравилось тому самому въедливому чиновнику:

- Как он вообще на вас вышел? И почему именно на вас? Или вы уже давно работаете в совместных проектах?

- Нет, к сожалению. Познакомились мы буквально за час до моего ранения. А вышел он на меня, благодаря офицеру из нашего отдела, попавшему в засадное отделение в Лаповке, родной деревне нашего фигуранта. Изначально мы сделали вывод об уничтожении всей группы, но оказалось, что Ивлаев попросту увёл нескольких служак в иной мир. Сейчас они работают на него и готовятся к выполнению определённых миссий. Возможно, что будут заброшены со специальными заданиями на Землю.

- Какие миссии? Какие задания? – не выдержал ещё один из посетителей. – Как мог офицер нарушить присягу? Продать Родину? И выполнять после этого преступные приказы постороннего человека?

- Позволю себе ещё раз напомнить, - скучающим тоном отвечал Жмут. – Незнание законов, не освобождает от ответственности. Сколько можно повторять? Интересы всей грозди миров ставятся выше интересов одного мира. То же самое происходит и в иерархии отдачи распоряжений. Поэтому в целях нашей личной безопасности, настоятельно советую: не идти против данных и конкретных посланников и представителей иного мира.

- Данных? – уцепился за слово зам прокурора. – А что, могут явиться и другие? Совсем иного понимания в процессе определения добро-зло?

- Именно! Борис рассказал, что в иных мирах хватает и крайне нелицеприятных вещей. Например, зроаки – это людоеды, которые войной идут на людей, преследуя в первую очередь свои гастрономические интересы. Там же обитают летающие кречи, ворующие детей прямо с улиц городов, и за награду поставляющие их зроакам. Или, другой пример: гаузы, космические завоеватели, которые колонизируют иные миры, заставляя их обитателей работать на себя. С их развитой техникой они завоюют нашу планету в считанные часы. При этом они начисто уничтожают все членов любого правительства.

- Это всё – голословные утверждения. А где – доказательства?

Начальник отдела «две тройки», только развёл руками:

- Сам – не видел. Говорю со слов Ивлаева. И то он этой темы коснулся вскользь. К слову пришлось. А в основном он напирал на то, что в грозди миров, да и во всех иных гроздях, превалирует тенденция к справедливости. Осуждается обман и жажда наживы, запрещается навязывать религиозный дурман, жёстко пресекаются любые преступления, будь то кража или ущемление прав любого разумного индивидуума. И в данный момент, системы надзора, существующие в каждой грозди, скрупулёзно наращивают именно позитивные изменения в жизни каждого из миров. А если кто противится этому, его отправляют на каторгу в миры с низкой выживаемостью. Самых оголтелых преступников, высылают в те миры, где выжить практически невозможно. Причём приговор выносит не человек, будь он хоть трижды великим магом и волшебником, а те самые системы надзора, которые можно охарактеризовать как искусственные интеллекты вселенского масштаба.

После короткой паузы, потребовавшейся для осмысления услышанного, полковнику последовали новые вопросы:

- Но ведь за всю историю нашей цивилизации ни разу не зафиксировано вмешательство извне. Почему именно сейчас оно должно произойти?

- Если не зафиксировано, то это не отрицает его существования. Тем более что белых пятен в нашей истории – невероятно много. Мало того, есть обоснованное подозрение, что до сегодняшних дней связь с нашим миром была частично или существенно утеряна.

- А сейчас вы уверены, что вмешательство может начаться в любую минуту?

- Скорей да, чем нет.

- Почему «да»?

- Именно по причине появления таких личностей, как Ивлаевы! – заявил Жмут. И пустился в объяснения: - Люди у нас пропадают часто. Некоторые – проваливаются в иные миры. Большинство при этом – погибают. А уж вернуться обратно, по статистике – никому не суждено. Ещё меньшая вероятность, что пропавшие станут великими магами на незнакомой чужбине. И совсем уж исчезающе малая величина, что великие маги, прославленные воители, или получившие власть земляне, успевают при своей жизни отыскать дорогу домой. Это мне так, пусть и несколько иными словами, объяснил всё тот же Борис Ивлаев. Но! Если уж такие люди появились, они становятся как бы дополнительными «связующими» нитями между мирами одной грозди. А то и помогают своими передвижениями укреплять, восстанавливать связь между самими гроздями. В итоге упомянутые мною системы надзора получают доступ в наш пир, концентрируют на нём свои наблюдения, посылают должных исполнителей и, в конце концов, наводят соответствующий порядок. То есть, восстанавливают справедливость.

- Хм! – не удержался от ехидного фырканья лощёный чиновник. - И как эта справедливость станет смотреться, относительно к нашей цивилизации?

Полковник тоже хмыкнул. Но весело и радостно:

- У нас не было много времени с Ивлаевым для общения. Но несколько показательных примеров он привёл. По государственным предприятиям: ни один директор не имеет права получать больше, чем десятикратная зарплата самого низкооплачиваемого работника. У частника допускается двадцатикратное преимущество. Всю остальную прибыль он обязан пустить либо на благотворительность, либо вложить в развитие производства, либо отдать в виде налогов. Ну и конкретно по чиновникам или слугам народа: ни один министр, царь, президент или император не получит средств на проживание больше, чем десятикратная минимальная пенсия в данной стране.

В палате повисла гнетущая тишина. Несмотря на свою сравнительную честность и порядочность, все посетители зарабатывали не в пример больше, чем самые неимущие пенсионеры. Да плюс премии, льготы, казённое жильё, служебные машины, бесплатный проезд в трамвае, бесплатная минералка на работе… и т.д. и т.п. Можно сказать, что каждый из них для себя в этот момент решал: предать собственные идеалы, свалившись с перевала выбора в сторону зла, или всё-таки остаться на стороне истинной справедливости? Но при этом жизнь станет не в пример скромной и пресной. Придётся избавляться от неуместной роскоши. Водить детей в обычные школы и в своей стране. Отказать жёне в лишней шубе. Никогда больше не иметь в личной собственности дорогих машин, стоимость которых превышает минимальную пенсию в тысячи раз. Жить как все, пусть и чуточку лучше, но… Именно что «чуточку», а не больше.

А ведь человек так слаб. Ему так много хочется. Особенно когда он уже привык к улучшенному благосостоянию…

И тут вдруг такая перспектива: станешь как все!

Вроде честность не позволяет этому противиться… Но! Всё-таки крутится нечто в душе мрачное и в желудке недовольное ворочается.

Полковник сразу прочувствовал по сгустившемуся напряжению в палате, что он несколько переборщил с запугиванием. Следовало срочно добавить хоть какую-то ложку мёда в возможные перспективы. А чем порадовать? Врать о наградах нельзя, да и сам Ивлаев ни о каких вечных льготах для потенциальных поборников справедливости не обещал. Да и не поверят здесь собравшиеся люди, что их чем-то особым выделят в случае описанного всеобщего, но равного благоденствия.

А вот если припугнуть… Пусть даже и надуманным наказанием? Что Жмут, уже давно умеющий идти на сделку с собственной совестью и сделал. Попросту говоря, понёс отсебятину:

- Что ещё услышал от Ивлаева, так это о смертной казни для особо провинившихся. И такими «особыми» станут считаться не воры, не взяточники, и даже не бандиты. А именно те из государственных служащих, которые своим бездействием потакают возникновению вышеупомянутых преступлений. Считается, что именно они наивысшее зло вселенной. Уж коли ты честный, да продвинулся к вершине власти, то будь добр бороться за справедливость до конца. И уж, как минимум, не смей поддерживать воров или бандитов.

Похоже, прозвучавшая угроза, тоже не слишком напугала посетителей. Всё тот же лощёный тип с сарказмом рассмеялся:

- Сами-то поняли, полковник, что сказали? На ходу выдумываете детские страшилки? Пытаетесь реальность подменить наспех сочинённой несуразицей?

Пришлось в ответ презрительно фыркать:

- Что услышал – то вам и повторил.

Ещё через несколько минут обмена ничего не значащих фраз, выяснилось, что именно зам главного прокурора имел право принимать какое-то решение и ставить определённые рамки для действий полковника и его отдела:

- Хорошо, Константин Сергеевич, мы пока приостанавливаем служебное расследование, ведущееся против вас и ваших подчинённых. Но только с единственным, крайне обязательным условием: мы должны всегда знать о появлении Бориса Ивлаева или ему подобных «сатанистов», и все дальнейшие переговоры с ними следует вести только с нашим непосредственным участием.

- Согласен! – ни секунда не промедлил, пообещал Жмут. – Я и сам в подобных переговорах заинтересован, потому что именно вы - не просто имеете нужные полномочия или обладаете здравым смыслом, но вы одни из самых честных чиновников и служащих нашего государства. Так что всецело будете пользоваться доверием как моим, так и самого экселенса Ивлаева.

Это он выдавил из себя, стараясь казаться смертельно уставшим. Да и повод есть, раненый всё-таки. Но в душе довлело удовольствие от хорошо проделанной работы дипломата и переговорщика. Чуток лести, немного притворства, разбавленного прикрытыми, неприкрытыми угрозами и…

Появилось время для манёвра. А дальше видно будет. Появятся «сатанисты» - хорошо. Не появятся – тоже не смертельно. Начальник отдела «две тройки» не сомневался, что со своими воинами он и сам выкрутится из любой опасной ситуации.

Глава 7 ВСЕПРОБИВАЕМАЯ ЛОГИКА

Естественно, что уследить за всеми, творящимися в империи безобразиями, Апаша Грозовая была не в состоянии. При всём желании не успела бы, даже умей она не спать вообще. Да и глупо это, будучи на должности канцлера и председателя государственного совета, пытаться объять необъятное. Для этого должны работать иные чиновники. Но за всем, что касалось великих дочерей богини Герчери, основательниц новой империи, спасительниц цивилизации эйтранов, боевых подруг …и прочая, Апаша всегда и скрупулёзно следила лично. И если хоть что-то выходило за рамки обозначенного распорядка в жизни принцесс и императрицы, канцлеру тут же поступал доклад. В любое время дня и ночи.

Тут ещё и такой нюанс наличествовал: подданные боготворили всех трёх соправительниц и считали кощунством как-то косо глянуть в их сторону. Только с придыханием и желанием хоть в пыль расшибиться, но выполнить любое повеление. Даже если приказ противоречил здравому смыслу или безопасности первых персон государства, подданные выполняли его, пусть и со скрипом зубов и со слезами на глазах. А единственный, кто с трио красоток не деликатничал и не церемонился – оставалась Грозовая. Она могла и наорать при всех, и за шиворот ухватить, и ниже спины огреть свой ладошкой-лопатой.

Именно по этой причине ей и старались докладывать заблаговременно, дабы потом не рвать на себе волосы в отчаянии и переживаниях.

Вот и сейчас, не успели Герчери-Ивлаевы собраться рано утром, как сердитая канцлер бесцеремонно ворвалась в их покои и начала выспрашивать с пристрастием:

- Куда это вы намылились ни свет, ни заря?

- Тётя, вас стучаться не учили? – с едким сарказмом попыталась её усовестить Мария.

- А зачем? – притворялась канцлер простой крестьянкой.

- Мало ли чем мы тут занимаемся…

- Ой! Я тебя умоляю! – хохотнула старая воительница. - На своём веку я видела всё. Так что меня ничем не удивишь… А вот женское любопытство во мне только растёт. Потому и спрашиваю: куда это вы? Воевать собрались? И меня в известность не поставили?

Потому как три молодых женщин выглядели практически полностью экипированными для любого случая в плане воинских столкновений. Не погнушались они на себя и оружие навесить, захваченное с Земли во время последних приключений. Так что опытной наставнице можно было и не спрашивать о цели предстоящей вылазки.

Но так как вопросы всё же прозвучали, а принцессы помалкивали с недовольными личиками, императрица ответила самым иносказательным образом:

- Решили с утра немного пробежаться. Заодно осмотреть старые развалины комплекса. Оттуда всю ночь уханье пекича раздавалось, спать мешало.

- Надо же! Пекич настолько достал? – совсем неискренне распереживалась Грозовая. – А зачем тогда тех двух девиц с Земли, Таню и Киру с дальних хуторов вернули сюда?

Тут уже и Вера не выдержала, констатируя с досадой:

- Кажется, в нашем окружении никто не умеет держать за зубами. Не успеешь доброе дело сделать, как уже всему миру известно, и тут же страждущие за наградами сбегаются.

- Ладно, конфеты себе оставьте, - голосом доброй мамочки разрешила Апаша. Но тут же, без видимой накрутки, рявкнула строгим голосом: - Опять дурью маетесь?! Ведь договаривались больше глупостями не заниматься! Чего вас на Землю тянет?! Тем более что без Бориса и без его разрешения?!

Это – да! Бориса она любила, ценила и поддерживала во всех начинаниях. И ближе всех приняла к сердцу его странный развод с Марией. Ну и во время последних событий, когда именно экселенс спас зазнаек Герчери, эвакуировав их всех из затянувшегося сражения у дома умалишённых на Земле, его авторитет стал окончательно неоспоримым. Что само по себе раздражало правительниц империи невероятно.

Поэтому даже Катя осмелилась на грубость:

- Мы и сами не маленькие дети! А потому, какой-то диссидент нам не указ! Сами знаем, чем нам заниматься и куда ходить.

- Ой, ли? Так быстро забываете, сколько раз великий Иггельд вас выручал? И как любая из вас готова к нему в постель запрыгнуть?.. И не надо кривиться, словно я неправду говорю! К тому же… Какой он вам диссидент?.. Империю покинул не по своей воле, но до сих пор остаётся её подданным. Не говоря о прочих почётных титулах, званиях и наградах, кои никому из ныне живущих даже не снились.

- Подданный? – императрица соизволила своей обиде прорваться наружу. – Тогда почему он так долго не возвращается? Где его носит все эти дни? Почему даже короткую весточку не забросил?

- Занят! – заявила Грозовая и печально вздохнула. – Не забыли, на чём он нас с Земли эвакуировал?.. На боевых серпансах! То есть, он сумел вырвать этих уникальных ездовых существ со Дна. И неужели вы думаете, что это у него просто получилось? Наверняка ведь парень продолжает попытки собрать солидный табун этих серпансов, обещал ведь. И сейчас работает в этом направлении. Если вообще не отправился в дальние пределы Пространств Вожделенной Охоты, чтобы для вас собрать пояса с новыми груанами. Свои-то вы пояса …прошляпили! – последнее слово прозвучало иное, грубо и нецензурно.

И она обвинительно ткнула в Марию и Веру указательным пальцем. Тем самым сурово напоминая недавнее постановление Совета: представителям власти, потерявшим ранг Светозарных, категорически воспрещается покидать охранный периметр внутри дворца. И уж тем более запрещено участвовать в каких-либо воинских столкновениях. Причём все три Ивлаевых тоже проголосовали за это постановление. Сгоряча. По следам недавних событий.

А теперь жалели об этом, в особенности, Мария, попытавшаяся с апломбом надавить на «тётушку»:

- Порой государственные интересы требуют от нас неадекватных действий. И тогда приходится нарушать запреты, исходя из конкретной, крайне опасной обстановки.

- Ах, какая опасность! – ёрничала Грозовая. – Невероятная! Две девицы, вновь оказались во дворце! Это же в голове не укладывается и грозит развалом империи. А посему, сама императрица, лично, отправляется в иной мир, чтобы сдать этих девиц на руки их родителям. О-о!.. Как трогательно…

- Может и грозит? – сердито фыркала Мария. – Может и лично я решила помочь принцессе Катерине? Ей-то никто не запрещал прогуляться куда угодно!

Канцлер тяжело вздохнула, закатила глаза, всем своим видом показывая, как она устала вещать очевидное. После чего воззвала к разуму главного дипломата империи:

- Катенька, ну хоть ты мозгами иногда думай! Не иди на поводу этих двух строптивых истеричек. Сама-то ты Светозарная, из любой потасовки выскользнешь целой, а если с этими двумя что случится? Кого винить станешь? И как перед Борисом отчитаешься?

Такие резоны подействовали. Принцесса резко выдохнула и осмелилась распоряжаться не только сестрой, но и самой императрицей:

- Ладно, девочки! Разоружайтесь и оставайтесь на работе! Я сама переправлю овечек домой. Быстро провожу их до кирпичного завода и сразу обратно.

- Не «сама», - мягко подсказала ей Апаша. – А вместе со мной. И с пятёркой Светозарных. Они уже готовы и ждут на выходе.

Принцесса попыталась скрыть недовольство, и лишь согласно кивнула на это дополнение:

- Хорошо! Пошли! – после чего быстро покинула покои вместе с канцлером.

Оставшиеся Ивлаевы переглянулись, с насупленным видом, и Вера не удержалась от констатации факта о своих высших приоритетах:

- Какие же мы представители власти? Если никакой власти не имеем…

По прищуренному взгляду императрицы, было видно, что она увлечена пришедшей ей в голову идеей:

- Почему это – не имеем?.. И вообще, дело принципа. Коль решили что-то сделать, сделаем обязательно. Поэтому… Отправляемся следом! И проходим в портал минут через десять, после ухода этих… с этими…

- Согласна! – с азартом поддержала её оставшаяся принцесса. - Нагрянем, так сказать, с инспекторской проверкой. Хи-хи!

После чего, довольно улыбаясь, обе воинственные и до зубов вооружённые амазонки отправились к намеченной цели.

Глава 8 КОГО ВИНИТЬ? И В ЧЁМ?

Честно говоря, от увиденного на мосту действа, я на несколько минут впал в небольшой ступор. Чисто на автомате фиксировал дальнейшие события, да время от времени посматривал себе за спину. Ничего больше странного не происходило. Йети, бросивший девочку в пропасть, бегом вернулся к своим соплеменникам, и все они, радостно мыча что-то друг другу, поспешили по тракту в горы. Оставшиеся на мосту «грифоны», провели своего пострадавшего в поединке товарища внутрь баррикады, и наглухо закрыли ворота. После этого остались только лучники, стоящие на постах.

А я всё пытался осмыслить, свидетелем чему только что стал? Странный поступок. Визг насмерть перепуганной девочки. Совсем неуместный поединок. Две диковинные расы разумных существ. Их противостояние у древнего моста. И само величественное сооружение, которому я просто не мог представить аналогов.

Вот от последнего я и стал топтаться:

«Мост, без сомнения, скрывает в себе не одну тайну. Начиная от самой главной: кто его построил и зачем? Нет, не так… Главней всё-таки: зачем? Ну вот, хоть убейте меня, не поверю, что это банальная платформа для жертвоприношений. Раньше его использовали наверняка для прокладки пути между двух сторон каньона. Ну и попутно создатели этого чуда встроили в сооружение массу иных плюшек. Скорей всего и портал есть. И не один…»

Появилось предположение, весьма логичное по своей сути. Вдруг йети бросал ребёнка именно в портал? И тот попросту вернулся в свой мир? Если этот ребенок, конечно, сродни нашим пятерым карапузам.

То есть некие силы, забрасывают сюда взрослых (больных, старых, дряхлых) людей, те здесь омолаживаются до смешного ясельного возраста, а потом йети, преследуя какие-то свои цели, выбрасывают малое дитя в его мир. Вдруг тот йети, который спешил ко мне с протянутыми руками и которого я попытался прогреть эрги’сом, как раз и мчался ко мне со спасательной миссией? Вдруг он знал, чего карапузам надо и как их вернуть в родительский мир? Возможно такое? Тогда в эту систему никак не вписываются поединки с грифонами и непосредственно сами грифоны.

Они-то тут с какого боку припёку? И ведь они выглядели очень недовольными, угрожали, ругались, когда победитель поединка нёс девочку сквозь их строй. Может они как раз и пытались спасти ребёнка от смерти? Но были вынуждены действовать в силу каких-то сложившихся традиций? Тогда зачем здесь эта баррикада? Она вообще ни в какие логические цепочки не укладывалась.

Опять-таки, версия с порталом. Бросили ребёнка с другой, невидимой мне стороны моста. То есть никак проследить не удавалось: падение продолжалось до самого низа, или на полпути произошло исчезновение жертвы?

«Вроде как визг девочки оказался довольно коротким, - попытался я припомнить всё в деталях. – Но это, ни о чём не говорит. Ребёнок мог просто захлебнуться потоком встречного воздуха, потерять сознания, да и просто умереть от страха. Хм… Хотя… Были и в этом визге странности…»

Память у меня отличная, после гипны. В том числе и слуховая. Раз, за разом прокручивая воспоминание о визге, пришел к определённому выводу:

«Вопль очень знакомый по модуляциям, но так от ужаса не визжат. А где так визжат?.. Ну ка, вспоминаем… Теплей, ещё теплей… О! Точно! Так визжат в парках аттракционов! Когда восторженная группа посетителей мчится с огромной скоростью на подвесной дороге, или падает с огромной высоты в кабинке, или на лодке врезается в толщу воды… Хм! Всё верно. Правда, на подобные аттракционы пятилетних детей не пускают категорически. А здесь?..»

Но чем тщательнее я вспоминал, тем больше убеждался: девочка визжала от восторга. Да и в тот момент, когда йети её поднял на руках вверх, она не пищала, не плакала и не вырывалась. Следовательно: чётко знала, что ей предстоит!

Может такое быть? Если может, то ребёнка бросили в портал. Но!..

Представив, как точно так же бросают опекаемых мною карапузов, не поверил в радостный визг с их стороны. Уж они точно станут и вырываться и орать от страха. Уговорить их не получится при всех педагогических талантах. Разве что йети обладают даром гипноза? И тривиально умеют зомбировать любое дитя? И занимаются всё-таки жертвоприношениями?

А грифоны им противодействуют, как могут?

Вопросы множились. И чем больше их становилось, тем больше я запутывался в своих многочисленных предположениях. Следовало немедленно разрубить этот Гордеев узел. И тривиально спуститься вниз, к мосту, где выяснить все местные расклады. Против холодного оружия – мне бояться нечего. Пусть хоть одну стрелу в мой адрес пустят! Сожгу всю их несуразную запруду к едрёной бабушке!

Стоп! Я сам себя осадил, вовремя вспомнив, что я не один попал в этот мир. И что Лёня меня уже наверняка заждался, да и детки его доедают, небось. А с его педагогическими талантами, подобное самопожертвование – истинный подвиг. В тот момент я запамятовал, что друг остался с малышней вынуждено, по моему приказу.

Поэтому я быстро развернул своего серпанса и помчался к нашему временному биваку. Мысли у меня теснились самые простые:

«Подкормлю малышей мнимой сытостью, успокою Найдёнова и сразу к мосту. Заодно и пищей у аборигенов дельной разживусь. Не воздухом же горным эти грифоны питаются?»

Но каков же был мой шок, когда на месте нашей стоянки я никого не обнаружил! Никого! Даже второй серпанс исчез, слушавшийся Леонида намного лучше с моей постоянной помощью.

Надоело ждать и пошли мне навстречу? Разминуться мы не могли.

Похитили? Ближе к истине. Но неужели Трёхщитный маг настолько потерял бдительность? У него же здесь отличная площадка для обороны. И кто похитил? Йети? Или грифоны? Крови вроде не видать, палёной шерстью тоже не воняет. Может, усыпили издалека и просто унесли?

Напали дикие звери? Подобное хуже всего, кто в данном мире проживает, у нас никакого понятия. Но, опять-таки, никаких следов схватки, сопротивления.

Но такого просто не может быть! Так что мне ничего не оставалось делать, как применить все свои умения для поиска хоть какого-то следа. Уж слишком я распереживался. И если дети мне были никто, то мой друг и лучший товарищ – стоил того, чтобы за него весь этот мир перевернуть вверх тормашками!

«Хотя… Малышей тоже жалко. Они же дети!»

С этими мыслями я утроил свои старания.

Глава 9 И ЗДЕСЬ - ВОРЬЁ!

Следы всё-таки я отыскал, и довольно быстро. Ими оказались несколько кусочков ткани с одежды Найдёнова, зацепившиеся за выступающие края большей пещерки. И по их положению определил: моего друга несколько брутально втаскивали внутрь.

Творили это, скорей всего, когда он был в бессознательном состоянии. Или специально усыплённого волокли. Наивно было бы надеяться, что кроме нас никто в мирах не умеет усыплять других существ на расстоянии. Наконец, здесь могли тащить труп… Но только при одной мысли о таком варианте, я начал бормотать громко все известные мне поговорки, чтобы не сглазить. Начиная от «Тьфу!» три раза, и заканчивая «Не приведи шуйвы!» - два раза.

Но при всём этом ни на секунду не прекращал дальнейшие поиски. Сообразил, что раз втащили Лёню внутрь, значит, там есть некий проход дальше. Просто мы стенки по собственной глупости не простукивали сразу и не просматривали. Ну и, воспользовавшись «оком волхва», я почти сразу наткнулся на плотно подогнанный и идеально замаскированный кусок стены, за которым и темнел провал пустого помещения. Большого помещения, если сравнивать с тесной пещеркой. Никого там в засаде или на подсмотре не оказалось. Да и зачем там сидеть кому-то? Коль главной цели подлые йети достигли: выкрали наших карапузов?

Со вскрытием этого хитросделанного заслона, мне пришлось изрядно помучиться и потерять огромное количество личной энергии. Благо, что в этом мире должная концентрация нужных сил в пространстве наличествовала. Пусть и не такого уровня, как в мире Трёх Щитов, но вполне сносная и быстро абсорбируемая. Так что мысли экономить, у меня не возникало. А вот времени было жалко. Оно утекало стремительно, и я всё больше переживал о товарище и о детях:

«Мало ли куда по этим кротовым норам их могли затащить! Или ещё хуже: пока я тут копаюсь, эти лохматые аборигены уже бросают малышей с моста! Мм!.. Ничего, пусть я только до вас доберусь!»

Появилось желание раздвоиться, и одному из получившихся Борисов помчаться как можно быстрей к мосту. Увы! Так не получится. Вот и продолжал вскрывать неподвластный камень.

Хорошо, что про серпанса своего вспомнил, порываясь куда-то мчаться. Пусть он меня не мог протащить сквозь каменную породу, зато сам он не только легко проходил, но и должным контрастным свечением для моего зрения чётко показал все ухищрения созданного запора. Благодаря этому я рассмотрел страховку в устройстве, созданную против проникновения чужаков. Например, пробивая стенку таранной силой, или попросту взрывая её, провоцировался обвал в имеющемся далее тоннеле на некоторую, неизвестную мне глубину. То есть при использовании грубой силы я бы тут не прошёл.

Так что пришлось крайне осторожно действовать силовыми манипуляторами, отодвигая, снимая, убирая клинья, и только потом плавно толкая простой физической силой. За утапливаемым куском стены оказалась не просто комната-тамбур, но и целая система ходов вверх и в сторону. Там просматривались лежбища и щели для просмотра наружу. То есть за нами могли следить с удобных позиций и ждать благоприятного случая дл нападения.

Моя вина. Расслабился. Нашёл пещерки и обрадовался, что в них нас никто не тронет. А они оказались сложнейшей ловушкой для наивных и доверчивых простофиль. Нет, чтобы сразу просмотреть стенки пещерок своими умениями! Так я спать завалился! А потом и к мосту подался, не приняв все доступные меры безопасности.

Вот так, укоряя себя и морщась от едкой самокритики, я осторожно двинулся вперёд. Да и серпанса впереди себя отправил. Раз уж в этом мире существуют подобные ловушки для путешественников-ротозеев, то и непосредственно в проходах могли какую угодно западню подстроить. Налицо уникальная обработка камня, техническое совершенство запоров и лишнее подтверждение существующей (или существовавшей?) здесь цивилизации. И уж мне ли не знать, с моим умением влипать в неприятные истории, насколько ловушки могут оказаться коварны и непредсказуемы?

Потому и продвигался осторожно. Часто останавливался, передвигал с места на место своего скакуна, проверяя подозрительные места, в которых правильнее всего было устроить какую-нибудь гадость. Но ничего опасного так и не увидел. Зато привлекла внимание никудышная отделка самого тоннеля. Создавалось впечатление, что его, то ли кирками вручную пробивали, то ли зубами прогрызали. Слишком явные следы чего-то острого и неровного, да и никаких правильных геометрических линий не просматривается. Здесь однозначно работали не те, кто мост через каньон построил.

Но кто тогда эти ходы «выгрыз»? Высота, за три метра, ширина, почти два. Как раз для йети ходить удобно. Но что-то сомнительно, чтобы эти мохнатые горные жители, имеющие одно копьё на пятерых, создали такое сложное сооружение в толще скальных пород. Да и вообще в подобном строительстве нет никакой логики! Две пещерки? В одной из многочисленных долин? И только для того, чтобы пленять уставших путников? Честное слово, каким-то абсурдом попахивает!

Или таких пещерок в каждой долине по десятку? Мы ведь в них раньше не заглядывали и не осматривали. Но если их много, откуда узнали, что мы конкретно где-то расположились? Сработала сигнализация? Или за нами продолжали следить целенаправленно? И только ждали пока я (как самый опасный и колючий) отойдёт подальше от малышей?

Нечего гадать! Вот поймаю похитителей, они мне на все вопросы ответят! А если не ответят, то…

Перебирая в мыслях разные кары и наказания, вначале заметил банальный «свет в конце тоннеля». А там и беспрепятственно добрался до пещеры внушительного размера, которая освещалась высоким языком пламени, вырывающимся в дальнем углу. Однозначно горел газ, то ли подведённый туда по трубам, то ли вырывающийся из недр. Виднелось также в стенах до десятка иных входов-выходов.

С потолка, почти посредине, вниз падала тонюсенькая струйка воды. Ну и в месте её падения, располагался этакий круглый бассейн, метров пяти в диаметре. Невысокий, до полуметра. Но именно над увеличением этой высоты, в данный момент работал йети. Доставая мастерком раствор из некоего подобия корзины, он аккуратно выкладывал колотые камешки, надстраивая борт бассейна. По сторонам он не смотрел, увлечённый работой и даже мычал себе под нос какую-то, вполне музыкальную мелодию.

«Он ещё и поёт?! – накручивал я себя, подходя к нему с правой стороны и останавливаясь метрах в пяти. – Меломан еловый! Сейчас я вас начну на кусочки рвать за устроенный киднепинг!»

Сразу нападать не стал, но себя обезопасил максимально. После чего крикнул-прорычал самым страшным и грубым голосом, на который был способен:

- Признавайся, гад лохматый! Куда детей и моего друга подевали?!

Эх! Хороший момент получился для кинохроники! Так и просился попасть в историю под рубрикой «Первая встреча представителей разных цивилизаций». В подрубрику «Казусы общения». Если бы не переживания по поводу украденных деток, я бы долго смеялся. Слишком уж неадекватно отреагировал громадный строитель бассейна. Вначале, взмахнув лапами, он подбросил, чуть ли не к самому своду мастерок и камень для укладки. Потом подпрыгнул сам, метра на два. Причём не в сторону и не назад приземлился, а прямо на свежеуложенную кладку. Вместе с ней завалился в воду, там, будучи в лежачем положении попытался прыгнуть ещё раз. После такого действа ударился головой о противоположный борт. С рёвом встал на голову, кувыркнулся, свалился с другой стороны бассейна и совсем уж несуразно, с подвываниями и криками, посеменил на четвереньках в сторону огня.

Конечно, грех смеяться над существом, настолько испугавшимся и потерявшим всякий… хм, человеческий облик. И не время. И не место. Но всё это до того потешно выглядело, что несколько раз я всё-таки хохотнул. Попробуй удержись в такой ситуации.

Но далеко отпускать аборигена от себя не стал, шагая следом за ним и приговаривая:

- От меня не уйдёшь!.. Будешь знать, как деток воровать!.. Мохнатый бибизьян!..

Оглушённый, мокрый бибизьян уткнулся башкой в каменное ограждение очага с языком пламени со звуком раздавленного яблока. Я даже испугался, что он сейчас грохнется без сознания и некого станет допрашивать. Но ничего, голова оказалась крепкой! Её хозяин развернулся, увидел меня, испуганно отпрянул и вжался спиной в то самое ограждение. Понял, наверное, что бежать больше некуда (огонь не вода, в него не нырнёшь!) и замер, в ожидании законного возмездия. По крайней мере, так я интерпретировал его позу, прижатые к телу лапы и полыхающую страхом ауру.

- Не молчать! Отвечай на заданные тебе вопросы! – продолжил я порыкивать устрашающе. – Куда детей подевали?!

Отвечать йети не спешил. Вначале убрал свисающую на глаза мокрую шерсть. Огромные глаза вначале изучили меня с ног до головы, а в ауре аборигена отлично стали просматриваться цвета успокоения. Тревога со страхом быстро рассасывались, уступая место недоумению, непониманию и любопытству. А там и возмущение стало просыпаться.

- Чего уставился? – не снижал я морального напора. – На мне цветы не растут и бабочки не порхают! А вот терпения может и не хватить!

И уже с явными попытками показать свою крутизну, я достал из левого плеча яркий, пульсирующий эрги’с, бесхитростно намекая: «Вот я тебя сейчас прожарю до самых …почек!»

Как ни странно, эффект получился совершенно противоположный. Йети зафыркал губами, выпуская воздух, что однозначно расценивалось как тривиальное презрение. После чего что-то прорычал невразумительное и стал не спеша, с кряхтением подниматься на ноги. Теперь уже в его ауре просматривались оттенки раздражения, если не злости.

Меня такой ход нашего общения не устраивал. Поэтому я быстро сменил эрги’с с боевого на «частичной парализации» и бросил его в корпус громадного йети. Не буду же я с ним бороться, или в самом деле прожаривать? А вот если его обездвижу…

Увы! Удар оказался бессмысленным. Сила эрги’са просто уткнулась во что-то невидимое вокруг мохнатого аборигена и исчезла. Я уже собрался автоматически швырнуть чем-то более убойным, как йети, уже знакомым жестом постучал себя по голове, и что-то проворчал недовольным тоном. Точно так же вёл себя и первый его соплеменник, встреченный мною вчера.

Ничего не оставалось, как продолжить диалог, уточняя:

- Вы что, бессмертные? Или Светозарные?

В самом деле, очень похожей выглядела защита, которую создаёт пояс с груанами, защищающими своего носителя. Сам имел такую, и лучших воинов Империи Герчери ими обеспечил. Вдруг и местные жители чем-то подобным пользуются? Естественно, Светозарные не бессмертны. Даже оставаясь под защитой груанов. Просто надо атаковать их невероятными по силе ударами. Расстреливать из скорострельных пушек или, как минимум, из противотанковых ружей. И то, вначале выгорает защита с груанами, а уже потом и человек становится беззащитен.

Тратить всю свою энергия на удар, я пока смысла не видел. Поэтому благоразумно отошёл в сторону, только присматриваясь к йети и пытаясь понять, куда это он направляется. А тот подошёл к бассейну и с горькой досадой, покачивая головой, стал стенать над порушенными плодами своей творческой деятельности. От новой кладки ничего не осталось, вода мутная, грязная. И кто в этом виноват?

Да уж не я, в любом случае! Потому и перешёл вновь на крик:

- Эй! Я к тебе обращаюсь! Куда подевали моего товарища и детей?! – тип на меня оглянулся, и я подумал, что он мог быть глухой. Поэтому попытался сопроводить свои слова жестами: - Дети! Чилдрен! Ниньос! Киндер! Вот такие… Маленькие… Пять! Видишь пять пальцев? Вот и детей было пять! Мальчики… Ага, моего пола малыши… И друг! Один! Вот такой большой!.. Где! Где они?!.. Я спрашиваю, куда вы их унесли?

Пока объяснял, вспомнил, что глухим йети быть не может. Вон как скакал, от первого моего рыка. А вот судя по тому, как до моего собеседника туго доходили мои вопросы, он наверняка говорил на каком-то ином, совершенно незнакомом мне языке. И только мои жесты с ужимками, позволили догадаться о сути наезда. И когда до него дошло, чего от него хотят, йети тоже стал сопровождать своё музыкальное мычание ответными жестами. Махал лапами, приседал, растопыривал пальцы, бил себя в грудь и мотал головой, хватался за голову и тряс лапами над несчастным бассейном. Затем вновь стучал себя по голове. Если транспонировать всё это в нормальную речь, то получалось следующее:

- Ага! Видел я каких-то мелких. Ну, вот совсем мелких. Их вон туда унесли. И такого как ты – вон в тот, иной проход поволокли. Но я к этому никакого отношения не имею. Совершенно никакого! Мамой клянусь! Я вообще здесь просто работаю. А теперь вся работа насмарку! Ты глянь, что случилось! Что я скажу, когда придёт большой «насяльник»? Кричать много будет, меня совсем страшно ругать!

Я на него смотрел выпученными глазами, и не мог понять:

«Или я такой умный стал, что мысли этого бибизьяна стал читать? Или его мычание настолько незатейливо и переводимо? Или у меня настолько фантазии разыгрались?».

Что меня изрядно обнадёживало, так это преобладание синего цвета в ауре йети и ни капельки зелёного. То есть он утверждал нечто вполне искренне и не лгал.

Но в любом случае, я впервые в ином мире сталкивался с существом, которое говорило (или мычало?) на совершенно непонятном мне языке. И какие-то странные ассоциации у меня сложились с телевизионным Джамшутом, роль которого исполнял талантливый артист Галустян.

Но самое главное, что язык жестов рулит во всех мирах! И наиболее важное для себя, я осознал конкретно: детей унесли в один проход, Найдёнова – в другой. И чуть с ума не сошёл, оказавшись перед нелёгким выбором. Причём следовало решать моментально, куда мчаться. Ведь время убегало со страшной силой, и неизвестно, что там в данный момент вытворяют с пленниками.

Сейчас я стократно больше пожалел, что не умею раздваиваться. Если побегу спасать детей, а Лёня окажется в смертельной опасности – я себе этого до конца жизни не прощу. Если вообще умом не рехнусь от переживаний. Ну а если побегу спасать друга, а детей тем временем принесут в жертву? Подозреваю не только муки вечные для своей совести, но и обструкцию со стороны самого Найдёнова. Он наверняка скажет: «Плевать на мою старую тушку! Надо было невинных малышей спасать!»

Хотя детей он не любит… И не такие уж они невинные… были совсем недавно.

Вот именно последняя мысль, придала мне импульс в нужном направлении. Уже бегом двигаясь по нужному проходу, я себе живо выискивал оправдания:

«Во-первых: малышей вначале обязательно накормят и напоят. А для этого нужно время. Ибо та девочка, сброшенная с моста, выглядела сытой, ухоженной и довольной. Во-вторых: малышей обязаны приодеть. На девочке было чистенькое, симпатичное платьице. В-третьих: помощь Найдёнова, во время сражения за детей, может оказаться решающей и переломной. Всё-таки он Трёхщитный! А тот факт, что его так легко пленили… Эпическая гайка! В самом деле, как это его так угораздило?.. Ничего! Мне главное его взглядом выцепить!..»

Глава 10 ПЕРВАЯ БОЙНЯ

Бдительность я усилил, не в плане поиска ловушек, а пытаясь рассмотреть особую метку на товарище. Имелась на нём магическая, моя, называемая Гимбуро. Если я её рассмотрю издалека, то успею приостановиться и хотя бы коротко осмотреться. Сразу нырять в жерло какого-нибудь вулкана – верх безрассудства.

Тоннель стал подниматься в гору. Затем вообще стал крутым, перейдя в широкие ступеньки. Но серпанс так и двигался за мной следом, для него крутизна подъёма, если не загружен, не имела значения. Он частично в камне скрывался, словно тот для него лёгкий туман.

На самом верху пахнуло запахами, которые однозначно следовало обозвать жилыми. Какие-то пряности, нечто подгоревшее, вонь слежавшейся шерсти и даже вполне приятный запах мыла.

Ну а там я и наличие своего друга обнаружил издалека. Причём не с помощью магической метки, а ориентируясь на его крики. Кричал он очень некрасиво, с редчайшими ругательствами и страшными оскорблениями. Но у меня сразу отлегло от сердца, что кричал он со злости, а не от боли. Уже хорошо, что его не режут и не едят живьём. А коль ругается, то здоров, как минимум.

Движение своё замедлил, и после короткого, прямого коридора, заглянул в какое-то помещение. Скорей большой зал с лабораторией, идеально отделанный и отшлифованный в виде купола. У его дальней стены находилось нечто, в виде пяти прозрачных саркофагов, с опутывающими их проводами. Ещё и в стоячем положении. Разных размеров, годящихся как для людей до двух метров роста, так и для йети с грифонами.

Находиться в рассчитанном на нас, человек мог только расставив ноги на ширину чуть больше плеч и раскинув руки вверх и в стороны. Голый, одежды и всё оружие лежали слева под стеной, на каком-то сундуке. В районе лица, на саркофаге имелось вполне большое отверстие для дыхания, и именно через него Леонид продолжал интенсивно поносить своих похитителей и угрожать им страшными карами:

- Пусть только Боря до вас доберётся! Он вас всех шерстью вовнутрь вывернет! – и вновь поток нехороших слов, не рекомендуемых в приличном обществе.

Ну да, я такой. Могу и вывернуть. Хотя и не страдаю садистскими наклонностями. Поступаю проще: либо усыпляю, либо парализую. Убиваю, в крайнем случае, и только неисправимых сволочей. Но тут я вовремя вспомнил, что мои предыдущие удары по йети, не принесли малейшего результата. Потому и замер на несколько мгновений дольше, рассматривая всё, выбирая самый оптимальный вариант предстоящего сражения.

Кстати, боевой серпанс моего друга, показал свою полную несостоятельность. Он, невидимый местным аборигенам, пришёл следом за своим хозяином, но теперь индифферентно стол рядом, ни во что не вмешиваясь. М-да! Это явно не Второй - умница, диверсант и разведчик!

Провода от саркофагов тянулись к массивному пульту в виде огромного стола. На нём виднелось десяток кнопок, куча светящихся лампочек, несколько осциллографов и ещё куча непонятных мне финтифлюшек. У пульта стояло три йети и присматривалось к ругающемуся пленнику. Один пребывал в глубокой статичности, подперев подбородок кулаком. Этого мысленно я окрестил шефом лаборатории. Двое других ему что-то пытались доказывать, размахивая руками (всё-таки это правильней будет, чем упоминание лап) и мычанием «перекрикивая» друг друга.

Та ещё картинка! Мохнатые аборигены, не носящие одежды и оружия – и вдруг выглядят как учёные, препарирующие неведому зверушку! И как после этого к ним относится? Начать переговоры? Ведь вроде со строителем бассейна мы как-то договорились… Если бы только знать, что у здешних учёных в головах! Появлюсь я, а они ткнут на кнопку и… Лёне станет очень больно. Если чего не хуже случится.

Вот если бы они стояли не возле пульта…

А с другой стороны, и в таком положении они мне не соперники. Они ведь ко мне спинами стоят, рассматривая только ругающегося в саркофаге человека. Значит, следовало этим воспользоваться. И я бесшумно стал приближаться к спорящим экспериментаторам.

Естественно, что Лёня, меня сразу заметил. Чтобы не выдать свой восторг, он даже глаза прикрыл до состояния узких щелей. Громкость и интенсивность своего словоизвержения он не уменьшил, зато весьма грамотно перешёл на нужную конкретику. При этом он паузы между предложениями не делал, вопросительной интонацией не смущал, и если наш язык не понимают, то общее понятие ругани не изменилось:

- Ёжить помножить, Борька, где ты шляешься!? Меня эти сатрапы в чудесатую клетку запёрли! Спасай, на молекулы разбирают! Током били, для пробуждения! Больно было! Где дети – понятия не имею. Как сюда попал – ни черта не помню! Очнулся уже в этом ящике, корчась от тока! Попытался ударить их эрги’сом, так у меня никак его толком достать не получается. Попробовал двинуть им в рыла силой, так этот проклятый саркофаг все воздействия наружу блокирует! И тебе советую: просто оглушай их грубой силой! Бей их по головам! Да не жалей! Они у них мохнатые, череп не проломится!

Ударить проще всего. И есть целый арсенал ударной техники, начиная от магии и заканчивая кистенём. Но тоже не факт, что всё подействует должным образом. Тех же Светозарных – попробуй ударь! Ничего не получится. Самого отбросит, в лучшем случае. А вот ущипнуть, погладить, мягко коснуться – запросто.

Потому и решил попробовать вывести йети из строя, касаясь к ним и уже таким образом воздействовать на них парализующими эрги’сами. Если успею… И если получится. А не получится – тогда уже буду рвать, кусать бить-колотить и всё остальное.

Вот и ухватил двумя руками тех врагов, которые стояли правее. Тактильные ощущения не из приятных, шерсть солидно мешала, но до кожи кое-как прикоснулся. И тут же засадил внутрь тел солидные порции парализующей энергии. И назад чуток тела потянул, чтобы они на пульт не грохнулись. «Задумчивый» шеф так и упал, держась рукой за подбородок. Энергично мычащий йети, завалился, вскинув в испуге руки и ломая своей тушей некое подобие табурета.

А вот его оппонент в споре, оказался на удивление проворным. Не успел я его коснуться, как он отпрыгнул в сторону на полтора метра. Уставился на меня своими круглыми глазищами, и попытался использовать краткую паузу в нашем противостоянии для контакта. Он явно что-то спрашивал.

Я так и замер, в боевой стойке, и сожалея, что со мной нет Второго. Всё-таки боевой серпанс, он не годится для выполнения более тонких, диверсионных действий. Но поразили меня именно попытки йети говорить на нескольких языках. Вначале он что-то мыкнул, потом проскрипел, затем свистнул вопросительно, и напоследок изобразил с трудом некое подобие китайского. Увы, с китайским у меня имелся полный затык. Ничего кроме поздороваться не умел.

Зато я знал парочку иных языков, и ещё пяток фраз мог сказать на иных языках нашей многонациональной Земли-матушки. Что я в беглом темпе и продемонстрировал. Увы! Никакого понимания в ответ. Разве что попытка пожать плечами, мол, кто тебя знает, что ты там бормочешь.

Тут и Лёня вмешался в наш высокоинтеллектуальный диалог:

- Борь, вали его! Именно он на кнопки тыкал, когда меня электричеством плющило! Сатрапы! Садисты!

Я вскинул руки, пытаясь жестами продублировать приказ:

- Открывай саркофаг!

Но как-то у нас с собеседником взаимопонимания не получилось. Он принял мои жесты за атаку, и вновь попытался увеличить расстояние между нами. И вроде как вначале выглядел ловким да проворным, а тут запнулся пятками за толстенные кабели и грохнулся на спину. Да настолько неудачно, что затылком ударился о кованый сундук. Тот самый, на котором лежали вещи Найдёнова. Ударился. Дёрнулся. Затих.

Мой товарищ причину падения не рассмотрел, и всю заслугу низвержения противника наземь приписал мне:

- Ну ты даёшь! Одним взглядом – врезал гадам! Умница!.. А теперь меня выпускай отсюда! Уже всё тело зудит и чешется. Такое впечатления, что мурашки ползают… Или тут всё грязное?.. Спирт наверняка жалели для протирки…


Открыть саркофаг, оказалось не такой простой задачей. Вначале я попытался отыскать некие защёлки непосредственно на местах. Или зажимы. Или ещё чего?.. Только потом сообразил, что прозрачная конструкция открывается с пульта. Сместился к нему, глянул, а там ни одной картинки. Только надписи, в виде китайской грамоты. Куда жать? За что тянуть? Пробовать всё подряд, можно нечаянно товарища прожарить до румяной корочки. Или вообще разложить на молекулы. Недаром он предвидел такой вариант.

Пришлось возвращаться к саркофагу и действовать грубой силой. Хрупкая на вид конструкция поддалась не сразу. Но нет такого устройства, которое не сломают прославленные Иггельды или экселенсы! Ещё и Трёхщитный изнутри помог, упираясь коленями и прочими местами. Со страшным грохотом и скрежетом саркофаг развалился, а мой товарищ бросился к сундуку, стараясь как можно быстрей прикрыть наготу. Стеснялся, наверное?..

Тогда как я решил похулиганить. Большой саркофаг открывался легко, вручную, вот туда я и затолкал оглушённого йети. А чтобы он сразу оттуда не вышел, как очнётся, попробовал высокой температурой приварить створки между собой. Топорно получилось, но ведь не для красоты, а для устрашения старался! Дескать, думайте, что творите, гады мохнатые!

Мелькала мысль, привести в состояние возможного диалога одного, или всех йети, но не стал терять на это время. О чём сними говорить, если друг друга не понимаем? А ведь нам ещё мчаться детишек спасать.

И вот как знал, что получу укоры со стороны товарища! Только я ему в двух словах пересказал, что я и где, как он не удержался от выражения крайней досады:

- Борь! Да чтобы со мной случилось?!.. А вот детки…

- Не ты ли, две минуты назад орал «Спасите! Разлагают на атомы!»?

- Так это я голос разрабатывал. Типа того… И вообще уверовал, что уж малышей ты первым делом в безопасном месте припрятал.

Я только отмахнулся от его обвинений, стремительно пробежал по ещё двум имеющимся выходам и, разглядывая, куда они ведут. Один выводил в коридор, с множеством стальных дверей. На каждой - засов грубой ковки с массивным амбарным замком. Несколько не вязалось увиденное с уникальными саркофагами. Возле пульта – техническое совершенство, а в коридоре – глухое средневековье.

Ну да ладно, предвижу, что здесь такого безобразия полно.

Второй тоннель выводил в иной зал, этакий перекрёсток, где йети двигались в разные стороны сплошными потоками. Как раз оттуда и неслись все запахи, которые сопутствуют проживанию огромных скоплений народа.

«Еловая жизнь! – озадачился я, возвращаясь как можно быстрей в лабораторию. – Там не пройти! Задавят массой! И это – легендарные существа, которые живут отшельниками, редко попадаются на глаза людям?.. Что-то их слишком много…»

Пробегая через лабораторию, поторопил замершего возле пульта Леонида:

- Оделся? Бегом за мной!

И мы стали скатываться вниз по ступенькам.

В помещении с бассейном, никого не оказалось. Ну тут и сомневаться не стоило, наверняка местный Джамшут поспешил к своему «насяльнику», чтобы пожаловаться на пугающего агрессора. И так удивляло, что сюда до сих пор не вломились местные силы правопорядка.

А мы с Найдёновым устремились по тоннелю, по которому унесли детей. Если Джамшут не соврал, конечно, умело варьируя цветами своей ауры.

Здесь наше продвижение резко замедлилось, потому как, развилок оказалось неожиданно много. Пришлось проверять практически каждое ответвление, и хорошо, что нас двое. Управлялись не в пример быстрей, если бы я сам в этих лабиринтах блуждал. Но всё равно, как ни крались и как не высматривали врага заблаговременно, повоевать пришлось изрядно.

Вначале два йети нас зажали с тыла, тупо отправившись в тот тупик, где именно мы в тот момент спрятались. Оба шли с носилками к песочному раскопу в конце тупика. Помня про особенность аборигенов как-то растворять брошенные в них эрги’сы, мы действовали с обязательным физическим прикосновением. То есть парализовали противника или усыпляли его, бросаясь к нему, словно в драку. Потом присмотрелись к поверженным жителям гор, и разочаровано констатировали:

- Какие-то они замусоленные, совсем не колоритные йети. Явно плохо питаются, по сравнению с теми же учёными.

- Угу. Наверное, местные эмигранты, прибывшие в здешний город подработать.

- Думаешь, он чем-то отличается от остальных, ему подобных?

- Несомненно. И виной тому рядом расположенный мост. Вряд ли подобное чудо существует на планете в двух экземплярах.

Не успели выйти из тупика, как нарвались на одиночку, который явно кого-то выискивал, громко мыча два слова. Вроде как имена, получалось.

- Бригадир? – склонился над ним, рассматривая Найдёнов. – Ищет лентяев с носилками?

- Похоже… Смотри ка! И пояс с отделкой, и карманчики на нём… Почти сумки.

Трофеи – это не только святое. Это ещё и пласт определённой информации. Ведь не мешало бы определиться, что для подобного аборигена, вроде как относящегося к среднему командному звену, является ценным и ежедневно необходимым? Так что мы порылись в этих кожаных ёмкостях. Но, увы, ничего толкового не нашли, если смотреть с нашей колокольни. Два десятка корешков, по виду напоминающих имбирь, но запахом – нечто совершенно незнаемое. Ну а в остальных карманах камешки, таких полно в реке бывает, мелкая галька. Величиной – с ноготь большого пальца. Разве что разного цвета. В плане какой-то энергии – ни капельки. Иной ценности – тоже не просматривалось.

- Деньгами это тоже быть не может, - пришёл Лёня к выводу, раздавив камешек силой и превратив его в неровные осколки. – Разве что нам действительно бригадир попался? И он этими камешками, перекладывая из кармана в карман, отмечает трудодни своих подчинённых?

Не успели двинуться дальше, ещё три особи с нами столкнулись, причём две из них женского пола. Но и самки попытались сопротивляться, размахивая длинными и мощными лапами. Всё-таки называть подобные мохнатые оглобли руками, как-то язык не поворачивался.

Потом ещё двоих успокоили, всё больше и больше раздражаясь и нервничая. Этак мы здесь детей никогда не отыщем! И ведь «языка» не выпытаешь! Совершенно иные языки общения в этом мире. Для их понимания никакой магии не хватит, будь я хоть трижды Иггельдом и дважды экселенсом. Мало того, нарастала опасность оказаться в таком месте, где нас элементарно задавят мохнатыми телами, и откуда мы просто физически не сможем вырваться. Помощь дисциплинированно бредущих за нами серпансов, тоже не даст особого эффекта. Им бы хоть чуточку ума, который имеет Второй… Но чего нет, того нет! А если и возможно улучшить его сообразительность, то лишь в неопределённом будущем.

А потом нам повезло. Потому что иначе нельзя назвать тот момент, когда мы заметили нового аборигена и успели спрятаться в боковом переходе. Вернее, я заметил, отпрянув назад и прикрывая себя и Найдёнова иллюзией окружающей породы. Ведь очередной йети не просто шёл куда-то, а нёс ребёнка, мальчика, лет четырёх. Не из наших карапузов, это я сразу просёк. Мальчонка прилично одет: свободная рубашечка, штанишки и вполне симпатичные туфельки на ногах в виде мокасин.

Но что меня больше всего поразило, малыш то хихикал, то бойко что-то… хотелось бы сказать «щебетал», но, увы! Он именно мычал, явно разговаривая на местном языке. Как такое возможно? Чего мы не знаем? Или не понимаем? Человеческий ребёнок, явно не от мира сего, и вполне активно общается с «бибизьяном»?

Лёня тоже шептал поражённо:

- Разрыв шаблона? Дети любят своих мучителей? Или их неокрепшую детскую психику подвергают гипнозу?

- Разберёмся! – пообещал я, не разжимая зубы, и мы двинулись следом за аборигеном. Наверняка он нас выведет туда, где находятся и наши, коварно украденные детки.

Глава 11 КОВАРНАЯ ТРАВКА

Первым в портал отправился один из Светозарных, которых канцлер Грозовая выбрала для сопровождения короткой миссии. Все остальные замерли в полном молчании на построенной из досок платформе. Ведь всё было оговорено заранее, да и две посторонние девушки, с непрозрачными мешками на головах, мешали простым разговорам.

Посланник на Землю, вернулся через минуту и только жестами показал, что на той стороне портала всё в порядке. После чего он же вновь первым шагнул в нужную точку. За ним ушло ещё четверо Светозарных. Затем отправили девушек Таню и Киру. Следом ушла принцесса Катерина. Ну и последней отправилась Апаша, строгим взглядом просканировав пустой, запрещённый к посещению зал и подкинув в руке короткое, но тяжёлое копьё.

На Земле оказался поздний вечер, хотя красное солнце ещё проглядывало сквозь густые облака над самым горизонтом. Никого посторонних вокруг карьера не просматривалось, да и пятёрка Светозарных уже пробежалась по карнизу к дороге, густо заросшей молодой травой, и даже осмотрели верхнюю часть нависающего холма. Но вот в самом карьере просматривались явные изменения: он оказался затоплен по максимальному своему уровню. Всего в полутора метрах ниже выступа с порталами, мрачным зеркалом застыла вода. Хорошо, что о данной странности этого места знали заранее и не особо по этому поводу встревожились.

Соблюдая молчание, провели девушек по карнизу к дороге, затем по ней вывели наверх, и только потом, метров через двести, сняли плотные мешки с их голов.

- Ну вот вы и дома! – с искренней, радостной улыбкой обрадовала их Катерина. – Сейчас вас проводим к ближайшему человеческому жилью, а дальше уж сами доберётесь. Чай не маленькие девочки, можно сказать, что уже перестарки.

Это она намекнула, что пора выходить давно замуж, а не заглядываться на молодого Ивлаева. За что нарвалась на крайне злобный ответ со стороны беспардонной Киры:

- Сама ты дура! И сестра твоя такая же! А ваша Маша – вообще чокнутая зазнайка! Думаете, мы не понимаем, почему вы нас спрятали от Бориса с Лёней? И почему сейчас домой отправляете? Да потому что они нас любят, а не вас, куриц ощипанных! А вас это бесит, потому что чувства других вы поменять не можете!

Ей ещё и Татьяна поддакнула:

- Боря нас всё равно отыщет! А вам, таким-сяким (эпитеты прозвучали гораздо худшие), изрядно по шее за самоуправство накостыляет!

Хорошо, что Светозарные разделились: трое двигалось дозором впереди, а двое подстраховывали миссию сзади. Зато Апаша всё прекрасно слышала, а потому, добавив в голос рычания, вступилась за первых лиц империи Герчери:

- Рты закрыли! И чтобы больше ни единого грубого слова в адрес императрицы или принцесс! Иначе все зубы повыбиваю, и кровью умоетесь!

Даже Катерина изумлённо глянула на канцлера, после прозвучавших угроз. Вроде никогда её опекунша и защитница таких действий себе не позволяла в адрес беззащитных и слабых личностей. А тут вдруг такая озлобленность? С чего бы это?

Тогда как Грозовая продолжила зверствовать:

- Ну?! Чего глаза выпучили, как беременные лягушки? Бегом, вперёд! Оторвались на дистанцию в десять метров и следить, чтобы она не уменьшалась!

А так как девушки явно не спешили выполнять приказ, то получили за это болезненные тычки тупой стороной копья по своим задницам. Взвизгнули от возмущения и боли, зато шустро перешли на бег. Образовав указанную дистанцию, пошли нормальным шагом, часто оглядываясь и переговариваясь между собой.

- Тёть Апаша, ты чего? – поинтересовалась Катя. – Зачем прессуешь бедняжек? Через пятнадцать минут мы с ними расстанемся и больше никогда не увидим. Надеюсь…

- И я на это надеюсь. Но совсем не по причине забывчивости или равнодушия Бориса и Леонида. Здесь совсем другое… Да и нам самим надо побыстрей отсюда уматывать.

- А что не так? – принцесса стала тщательнее оглядываться по сторонам.

- Под ноги смотри! – указала ей Грозовая. – Видишь трава какая?

Они шли по дороге, которую довольно густо застилала молодая, упругая трава. Высотой по колено, она вроде и располагалась негусто, и двигаться не мешала и зеленела вполне нормально. Но Катя припомнила, что во время предыдущего посещения Земли травы на дороге не было совсем. Но тут же сама нашла отгадку:

- Наверняка грозы прошли. Карьер водой затопило. Вот и трава всюду в округе в рост пошла.

- А ты присмотрись внимательнее: раньше видела такую? – трава в самом деле выглядела скорей как мощные, молодые побеги зерновых культур. Но мало ли что, вдруг ту же пшеницу здесь рассыпал проезжающий самосвал? Потому и последовал вполне закономерный вопрос:

- А что с ней не так?

- Ну да, откуда тебе знать флору мира Трёх Щитов? – фыркнула канцлер. – Как прибыли к нам, с тех пор только и воюете с людоедами и кречами. Да и наши-то не все знают об этой гадости, научно называемой гелеозе. Потому что растёт она только на западе континента, в королевстве Длинных Теней. Прорастает гелеозе без всякой системы в некоторых долинах и пока не достигает высоты в метр, нисколько не опасна. А вот потом, достаточно чуть придавить стебель, как в воздух выбрасывается страшный галлюциногенный яд. И всё зависит от того, насколько этим ядом подышать. Долго – ничто живое существо не спасёт. Умирает несколько месяцев в мучениях и в судорогах. Не долго – кратковременное или пожизненное сумасшествие. Чётких доз и правил не существует и самое верное действие: вообще к этой гадости не прикасаться.

- Однако! – забеспокоилась принцесса, стараясь не давить сочные стебли подошвами своих сапожек. – Ни о чём подобном у нас на Земле я раньше не слыхала.

- Вот это меня и пугает. Каким образом гелеозе попала в ваш мир? Насколько она разрастётся вдаль от дороги? Как это связано с заполнением карьера? И какие трагедии в самом скором времени произойдут в этой местности? Вроде здесь никто не бродит, но мало ли до беды?

- Можно ли с этой гелеозе бороться?

- Только когда она выбрасывает метёлки с семенами и чуть подсыхает, её можно сжечь. Но это начинается недели через полторы, две после прорастания.

С минуту Катерина озадаченно морщило лоб, после чего приняла решение:

- Надо обязательно здесь предупредить ответственных товарищей!

- Мало вы тут набедокурили и засветились? – фыркнула Грозовая. – Ещё и сейчас информацию о себе дашь? Нас же опознают, только издалека увидят. Но хоть одно радует, что портал станет не годен для перехода. Ума у тебя с сестрой и у Марии должно хватить, чтобы понять: «Смертельная зона! Нельзя!»

- Ну а как же быть с предупреждением?

- Пф! Легко и просто! – заявила канцлер и крикнула, впереди идущим девушкам: - Эй! Вы, обе! Стоять на месте! – подошла к замершим землянкам и пустилась в объяснения: - Траву под ногами видите? Так вот, слушайте внимательно!..

Растолковала от и до. Катерина со своей стороны посоветовала, кого надо привлечь к решению проблемы, кого позвать для раздувания опасности, кем прикрыться, если начнут прессовать бандиты государственного уровня. Ну и как вообще следует себя вести с чиновниками любого административного уровня.

Успели как рез к моменту возвращения эйтрана из передового дозора:

- Кирпичный завод совсем рядом, за ближайшим поворотом, - доложил он. – Посторонние вокруг не наблюдаются.

- Значит, пришла пора прощаться, - констатировала Катерина уже на ходу. Ещё сто метров вас проводим, и дальше сами, вприпрыжку. Сторожа на заводе нормальные, обогреют, помогут. А это вам, на дорожные расходы.

И вручила Татьяне плотную пачку русских двухтысячных банкнот. Та попыталась фыркнуть и гордо отказаться от денег, но Кира не стала кочевряжиться:

- Бери! Нам на первое время хватит. А там и Боря с Лёньчиком подоспеют и обязательно выручат! – и первой, с гордо поднятой головой, устремилась по дороге к кирпичному заводу.

За ней следом, на ходу засовывая пачку денег в карман джинсов, поспешила и Татьяна. На что Катя только снисходительно улыбнулась им в спины:

- Ну вот, ни тебе «До свидания!» ни «Спасибо!»

Развернулась вместе с Апашой, да и пошла обратно к карьеру. Свою миссию они посчитали выполненной. И представить себе не могли, что их ждёт через несколько минут.

Глава 12 НЕУДАЧНЫЙ ХОД

Мария и Вера, выждали даже чуть больше намеченного времени. Наверное, все двадцать минут прошло с момента ухода канцлера, Катерины, пяти Светозарных эйтранов и Киры с Таней.

- Доподлинно, они уже на полпути к кирпичному заводу, - рассчитывала императрица и ущипнула, протискивающуюся вперёд подругу: - Не наглей! Договорились ведь, что я первая.

Исчезла, шагнув в портал. Вера мысленно посчитала до десяти и шагнула следом. И тоже оказалась …бултыхающейся по пояс в воде!

- А-а-а! Какая она ледяная! – вопила ошарашенная Мария. – Благие шуйвы! Что же это творится?!

Принцесса тоже взвизгнула пару раз, но стремительно сориентировалась в обстановке, не в пример лидеру:

- Вода-то прибывает! Шагаем быстрей обратно! Пока ещё можно!

- А как наши вернутся? – проявила широту государственных взглядов императрица.

- Не пропадут! Они все Светозарные. В крайнем случае, нырнут и пройдут в портал. Боря рассказывал, что так тоже получается. Тогда как мы здесь нужны как собаке пятая нога! Глянули на родину – и хватит! Хорош выделываться! Давай, пошла первой!

Но лидер не спешила. Тем более что тело уже свыклось с холодной водой, а голову посетило желание разобраться в проблеме:

- Мы уже и так мокрые, так что и с головой можем нырнуть. А вот выяснить, что за чудеса с порталом творятся, надо обязательно. Что ни говори, а это единственный пока нормальный путь на Землю.

- Да тебе что ни говори, не поможет! – сердилась принцесса. - Упрёшься, и никогда доводам разума не уступишь.

- Но ты можешь сразу уйти! А я с нашими вернусь.

- И уйду! А то с тебя станется…

- Приказать?

- Себе приказывай! – окончательно вышла из себя Вера. Сместилась в нужное место, и шагнула в портал обратного хода.

Подспудно Мария ожидала очередной пакости от портала. Он ведь мог и не сработать, да и мало ли как вода помешает? Но всё прошло нормально, разве что на месте исчезновения принцессы образовалось в воде пустое место, которое тут же заполнили сошедшиеся с шумом волны. Всё верно, Борис так и рассказывал, что при переходе из водной среды в иной мир ещё и громадная доля жидкости прорывается.

Придётся во дворце затевать уборку, собирая воду вокруг сколоченной их досок подставки. Но раз уж Вера там, то отдаст должные распоряжения.

Успокоенная этой мыслью, Мария поспешила по грудь в воде к невидимому уже карнизу вдоль склона. И прошла по нему, довольно просто, без напряжения ощупывая его ногами. Выбравшись на сухое место, первым делом сосредоточила все свои магические умения, чтобы рассмотреть место притока воды. Коль уровень так быстро и заметно прибывает, значит должна быть громадная дыра, через которую наполняется карьер.

Нечто подобное в самом деле нашлось, хотя оставалось удивляться, почему туда не провалились остатки проржавевшего бульдозера? Именно из-под него хлестали струи, создавая в том месте значимые водовороты.

- Получается, что бульдозер стоит на какой-то решётке? – вслух рассуждала Мария. – Или на перекрытии какой-то древней шахты? Но тогда почему это перекрытие вместе с грудой металлолома, до сих пор не провалилось вниз? И почему уровень поднялся выше всех исторических отметок?

Пока она наблюдала, поверхность озера приподнялась ещё на полметра. Приходилось отступать. И попутно сушить на себе одежды, благо, что сил хватало с избытком. А вот раздражение и недовольство собой, почему-то нарастало в геометрической прогрессии:

«С одной стороны, правильно, что осталась. Нашим все подробности изложу… Кстати, где их носит? Пора бы уже возвращаться…А, с другой стороны, что мне дало знание о месте прорыва воды? Какие ещё отыскала факты, дающие понять о причинах такого локального апокалипсиса? Если смотреть правде в глаза, Катерина и без меня во всём разобралась бы. К тому же ей, под вуалью Светозарной, нырнуть – что минет сделать. И остальные – нырнут, не почешутся. А мне, опять мокнуть?..»

Пришло запоздалое сожаление о своей строптивости. Кому и чего хотела доказать? Вере? Что круче и бесстрашнее её? Так это и так не подвергается сомнению! Что-то сделать назло Борису? Тьфу на него! Тогда, зачем осталась в этом карьере? Сейчас бы спокойно занималась государственными делами, пошла бы на обед…

Мелькнуло воспоминание о каком-то старом фильме, где голодный герой с ностальгией говорит: «А в тюрьме сейчас макароны дают…»

Но раз уж осталась, придётся ждать Катю с Апашой и с пятёркой сопровождающих их эйтранов. Одна… Скучно… И ночь окутала всё вокруг неприятными сумерками.

«И почему ждать? – появилась дельная мысль. – Пойду ка я им навстречу. Хоть разомнусь немного!»

Пошла. И уже через пять минут столкнулась с парой эйтранов, которые возвращались, теперь уже находясь в передовом дозоре.

- Ваше императорское величество! – поразился один из них, опознав безошибочно первое лицо государства. – А вы здесь, откуда взялись?

- Решила вас предупредить, что портальный выступ затоплен. Придётся нырять, потому что переход и в воде действует. Уже проверили, принцесса Вера отправилась во дворец. А вы чего так долго не возвращались?

Пока воин в нескольких словах описывал лёгкую прогулку, подтянулись и канцлер с принцессой. Но если последняя только улыбнулась многозначительно подруге, то Апаша не стала церемониться с величеством. Правда дождалась, пока сопровождающие Светозарные отойдут подальше:

- Ну вот, сколько можно мне нервы трепать?! Машка! Тебя надо за волосы как следует оттаскать и задницу розгами высечь!..

- Но, но! Забыла, с кем говоришь, холо…

Мария не договорила, зато ловко спряталась за спину подруги, потому что тётя Апаша не раз слышала подобную фразу и знала её подноготную. Девчонки, в своём кругу часто дурачились, да и многие фильмы показали своему канцлеру. Вот она и держалась в курсе разных подначек и шуток. Потому и сейчас разъярилась всерьёз:

- Когда ты уже ума наберёшься?! Империей правишь, а порой ведёшь себя, как сопливая девчонка! Ведь договорились, что во дворце ждать будешь, зачём сюда припёрлась?

- Вас пришла выручать! – придав себе должной надменности, заявила Ивлаева. Но за плечом подруги так и оставалась. – Сомнения у меня портал вызвал, вот и проверила. И предчувствия оправдались: карьер затоплен почти полностью, придётся нырять.

- Хм! – канцлер демонстративно развернулась, и продолжила путь. Но ворчать не перестала: - Мы бы и без тебя разобрались, куда и как нырять! Хорошо хоть Вера умней тебя оказалась, следом не попёрлась…

- Э-э-э… Так она мне и помогала, проверив нормальное действие обратного перехода…

- У-у-у!.. Ну, ничего! Пусть мы только во дворце окажемся! – глухо угрожала Апаша. – Я вам устрою кино с фрикадельками! И холопку припомню! Напомню, кто у нас главнокомандующий! Будете у меня на фронте траншеи копать, днём… А ночью – закапывать!

Хорошо, что она не оборачивалась и не видела довольные, до ушей улыбки обеих подружек. Не слишком-то они и боялись свою опекуншу, давно знали, что она относится к ним, словно к родным дочерям. Поворчит пять минут и тут же забудет о своих угрозах.

Правда Катерина вспомнила о новой опасности и скороговоркой стала пересказывать об особенностях растущей на дороге травки. Итогом стал вполне закономерный вопрос:

- И кто же посеял эту погибель всему живому? – канцлер продолжала ворчать, подруга пожала плечами. Вот и прозвучали вопросы уже наводящего толка: - И с чего это вдруг карьер стал заполняться сверх меры? Не иначе, кто-то очень плохой, пользуется нашим порталом? Но как? У нас ведь в том зале постоянная охрана после побега Эммы Гентлиц?

- Спроси что-то полегче! - пригорюнилась принцесса. – Но меня терзает неприятное ощущение, что без Бориса мы сами ничего не выясним. Это он у нас признанный авторитет по разным порталам. А мы, сколько ни пыжимся, так до его уровня никак дорасти не можем.

- Да нам просто некогда было! – не могла смириться Мария с такими определениями. – Мы со зроаками воевали постоянно, империю создавали!

- Он тоже воевал, - тут же последовало напоминание-укор. – И как воевал! Империю нашу помог спасти. И как помог! И до сих пор оказанная им помощь действует…

- Кать, не нуди! – сорвалась императрица на грубость, прекрасно понимая, что сама не права. Признавать свою вину она не хотела, и тут вполне удачно группа вышла к карьеру, и получилось сменить тему разговора.

Впадина старых каменоломен, оказалась заполнена доверху! Даже по дороге, проложенной чуть ниже верхней кромки, вода утекала наружу и там растекалась по ближайшим лугам. И пока приток жидкости, из неведомо каких глубин или далей, не ослабевал. Теперь на выступе, несущем на себе порталы перехода, глубина достигала более четырёх метров.

Да плюс ночь, при которой образовавшееся озеро казалось чёрным. Простому человеку, без всякой вспомогательной техники – труба.

А так… Семь Светозарных в группе. Причём шесть из них в ранге Трёхщитных. Только Апаша не дотягивала до этого уровня, оставаясь Двухщитным, но и её вуаль защитит от ледяной воды, в отличие от императрицы, оставшейся без пояса с груанами. Так что почти сходу, один из эйтранов сиганул с крутого склона в воду. Разве что привязал себя на всякий случай тонким шпагатом, да сбросил часть вооружения, чтобы только оставить себе минусовую плавучесть. Почему-то никто не сомневался, что портал в рабочем состоянии. Принцесса Вера ведь вернулась во дворец. А что с каждым проходом плеснёт по пять, шесть кубов водички следом… Ну так! На то они и издержки путешествий между мирами. Бывает.

Только вот, ничего не сладилось.

Первый шаг… и плавное погружение на глубину! Подтянули первопроходца за шпагат опять на выступ. Мало ли что. Вдруг промахнулся с местом перехода? Второй шаг… и вновь неудача! А вот когда третья попытка не увенчалась успехом, Светозарный вынырнул на поверхность отдышаться и доложить:

- Не получается. Хоть и шагаю строго по меткам.

В тот же миг все расслышали рокот летящего вертолёта. Летел он со стороны пресловутого кирпичного завода. С наружных подвесок вниз, освещая землю, бил мощный луч света. Да и летел тяжёлый, боевой аппарат конкретно в сторону карьера, пусть и довольно медленно. Группа высших представителей власти империи Герчери, вдруг оказалась в весьма и весьма неприглядном, сложном положении.

Глава 13 ЛЮБИТЕЛИ СЛАДЕНЬКОГО

В самом деле, долго нам с Лёней следить не пришлось. И сотни метров не прошли, как тоннель неожиданно вывел на яркий дневной свет. Этакая просторная площадь, раскинувшаяся между каменных стен, высотой не более трёх этажей. Причём стены сплошь изрезаны портиками, террасами, окнами и украшены колоннами. Скорей всего большинство помещений внутри стен, являлись жилыми.

Сама площадь представляла собой ухоженный парк с низкими фруктовыми деревьями, лабиринтами тщательно подстриженных кустов, ярко зеленеющими газонами, там и сям стоящими каменными обелисками и чуть ли не десятком фонтанов самой различной конфигурации. Причём в половине из них проходили весьма интенсивные купания, догонялки и прочие развлечения. Шалили, визжали и бесились человеческие дети от четырёх до пяти лет. Примерно. Ну и недалеко от каждого ребёнка находился здоровенный мохнатый нянь. Что характерно, опекали надсмотрщики назойливо именно младших детей. Те, что постарше, держались отдельными, независимыми группами, и развлекались с какой-то странной ленцой. Можно сказать, что они больше общались между собой с серьёзными личиками, чем радовались беззаботному детству.

- Так вот где их гипнотизируют! - пробормотал Найдёнов у меня над ухом. – Целый детский сад украденных деток!

Как мог, я нас замаскировал, но всё равно мы старались прятаться за сдвоенными колонами, да и посматривать по сторонам не забывали. Потому что мне тоже всё здешнее безобразие не нравилось. И скорей всего по той причине, что я никак не мог соотнести увиденное с надуманным.

Кстати, «наших» детей я пока рассмотреть не мог, о чём и заметил тихонько Найдёнову:

- Знакомых карапузов не замечаешь?

- Вроде нет… Хотя тут их так много…

- Куда же их упрятали? Неужели здесь ещё есть подобные аттракционы?

- Вполне… В этих горах можно сотни таких яслей спрятать.

В этот момент я отвлёкся на приход очередного няня. Он принёс девочку лет пяти, поставил её на краю площади, о чём-то с ней помычал, да и отпустил в свободное плавание. Но та не ринулась к бассейну, и не пошла к группе своих одногодок. Вместо этого она подошла к группе визжащих в воде трёхлеток и, с несвойственной детям терпеливостью стала звать и манить к себе одного из малышей. Причём называла его скорей всего по имени, да и общалась при этом, всё на том же птичьем языке, несколько напоминающим китайский. Мальчик вначале с недоверием присматривался и прислушивался к девочке, а потом всё-таки встал из воды и подошёл к краю бассейна.

Девочка зачастила словами. Но что толку с моих умений, если я ничего не понимал в суетливом чириканье? Зато опять сделал определённый вывод: дети, пусть и весьма развитые, образованные и умные, так быстро и таким тоном не говорят. Она не просто общалась как старшая сестричка. Скорей её интонации, жесты и повадки смахивали на материнские. Если не вообще, на степенные ужимки престарелой бабушки.

«Опять разрыв всех шаблонов и понятий?..»

Но додумать данную мысль я не успел, Найдёнов с восхищением выдохнул у меня над ухом:

- Какая фифа! – ну и я перевёл взгляд на другую сторону парка с фонтанами. И было на что посмотреть!

Женщина? Скорей прекрасная девушка! Идеальная фигурка. Длинные ножки. Удивительная грудь с крупными сосками. На бёдрах не столько юбочка, как ремешок, со свисающими с него короткими полосками ткани. Да через плечо – сумка среднего размера, на тонком ремешке. Причёска идеальная, заколота длинными шпильками. На шее – тонкая, но с поблескивающими камешками диадема. В ушах – излишне огромные, круглые серьги цыганского фасона. На руках и на щиколотках ног, по два, три браслета. И тоже – с поблескивающими камешками. О самом личике только и следовало сказать: божественной красоты.

Недаром второй выдох моего товарища прозвучал с ещё большим восхищением:

- Царица! Нефертити! – мне оставалось на это только хмыкнуть с иронией:

- Ты разве знаком с Нефертити? – но тут же и признать очевидное: - Мне кажется эта очаровашка убойнее любой царицы.

- И даже лучше любой императрицы? – с притворным ужасом уточнил Леонид. Пришлось и тут говорить правду:

- Сложно сказать… Но если Машку одеть в такой же фривольный наряд, она точно хуже не будет.

Тогда как сексапильная красотка, соблазняя каждой клеточкой своего роскошного тела, подошла к одной группе йети, опекающих старших детей, потом к другой, о чём-то переговариваясь всё тем же мычанием. Возле третьей группы, она уже на китайском обратилась к детям. Те ей что-то ответили. Наверное, что-то смешное, потому что посмеялись все.

Затем олицетворение Нефертити прошло к следующей группе и не просто присело для беседы на бортик фонтана, но и достало из сумки своей солидную, толстую тетрадь, массивную авторучку. После этого, активно общаясь с каждым из девяти пятилетних деток, девушка принялась безостановочно записывать в тетради какие-то данные. Не то тест проводила, не то опрос, не то какой экзамен принимала. Но опрашиваемый ребёнок прекращал любое баловство и отвечал очень, ну даже слишком обстоятельно. Словно перечислял все свои заслуги и достижения за последние годы. Порой они и на пальчиках что-то показывали, то ли какие цифры обозначали, то ли своё умение считать до десяти.

Что ещё озадачило: язык общения с этой группой оказался отличительный от «китайского» чирикающего. Появилась догадка, что эта обнаженная гурия здесь на должности переводчика. Или администратора. Или учётчика. А может и всё – в одном. А там и надежда мелькнула, которую я озвучил вслух:

- Если она полиглот, то вдруг может и с нами поговорить? Всё-таки надо в местных несуразицах разобраться, да хоть с кем-то пообщаться.

- Общаться? С такой женщиной? – с презрение фыркнул Найдёнов. – Да её надо на руках носить и зацеловывать, а не обижать низменным бытом!

- Тпру! Не гони лошадей! – чтобы привести в чувство товарища, я его неслабо так локотком приложил под рёбра. – Вначале дело – а развлечение потом. Или ты готов забыть про всё на свете и навсегда остаться возле этого роскошного тела?

- О! Сам признаёшь, что роскошное!

- Но у твоей Киры бюст не в пример больше! Или уже забыл?

- Хм… Кира – это конечно прелесть, - задумался Лёня со вздохом. – Но и эта Нефертити из меня может верёвки вить.

Так мы и шептались, присматриваясь, подслушивая, да поджидая момент, когда местная администратор (или учительница?) покинет территорию детского сада. За наших пятерых карапузов с Земли, мы уже сильно не переживали. Как-то верилось, что с ними здесь обходятся со всей возможной бережливостью и предупредительностью. Если уж и приносят в жертву, бросая с моста, то не раньше, чем в пятилетнем возрасте. Или не раньше, чем накормят, приоденут и успокоят.

Тогда как девушка окончила записи, использовав на каждого ребёнка два, а и то три листа своей тетради. Затем по очереди подошла к каждому из йети опекунов, что-то уточняя и делая какие-то особые отметки. Неужели записывала имена каждого лохматого няня? Или сверяла их паспортные данные?

Пока не знаешь сути происходящего, можно фантазировать что угодно.

Наконец сексапильная переписчица закончила свою работу, помахала ручкой ещё группе радостно ответивших ей детишек, и отправилась к одному из входов-выходов. Естественно, что мы с Лёней, максимально скрываясь и прячась, поспешили следом. Конечно, я старался изо всех сил менять и поддерживать на нас обманные иллюзии, даже попробовал сотворить некое подобие йети. Но вот последнее, как ни пыжился – банально не получалось. Приходилось маскироваться под цвет и структуру стен.

Ещё мне не понравилось, что несколько местных аборигенов чётко, и как-то слишком зримо смотрели в нашу сторону. Такое впечатление, что они нас видели, но почему-то игнорировали. И никому из своих коллег на эту тему ничего не мычали. Ауры рассмотреть с десяти, пятнадцати метров – архисложно, но вроде бы там проскакивали апельсиновые цвета любопытства и даже желтые – злорадства и удовлетворения. Кажется мне? Или крайне обострилась паранойя?

На всякий случай прошипел товарищу:

- Лёнь, ты почаще назад оглядывайся. А то как бы нас на живца не выловили!

Тот хмыкнул в ответ:

- Всё под контролем, дядя! Ты главное чудесную незнакомку не потеряй! – это его волновало больше всего.

Это он зря. Хорошо рассмотрев, куда юркнула представительница человекоподобных, я же секунд через двадцать заглядывал туда же. Темно! Надо зрение после яркого света быстрей перестраивать! Ну и заодно свои обонятельные рецепторы усилил до максимума. Благо, что живущие во мне пять симбионтов, ещё и не такие возможности давали.

Щелчок закрываемой в глубине коридора двери – услышал. Сам коридор и множество дверей по бокам – быстро рассмотрел. Но самое главное – запах молодой, горячей, рассеивающей вокруг себя феромоны женщины – тоже уловил. И вполне уверенно двинулся по дымке этого волнующего запаха.

Пришлось тянуть за собой Найдёнова, который не мог настолько быстро перестраивать обычное зрение на ночное, но спешка того стоила. Мы оказались очень быстро возле нужной двери, я плавно нажал на ручку открытия, и как только она подалась вниз, предупредил друга еле слышным шёпотом:

- Держись… входим внутрь…

И вот куда девалась моя здоровая паранойя? Уснула, убаюканная резким запахом молодой самки? Потому что небольшой тамбур, в виде прихожей с единственной тумбочкой и пустой вешалкой, я попытался проскочить за три широких шага. Но уже на втором, что-то сзади грохнуло, а на третьем – перед моим носом опустилась толстенная, кованая решётка. Так и замер, уткнувшись в неё лбом и ужасаясь:

«А если бы я бежал на скорости?! Успел бы проскочить, или…»

Всё-таки угораздило нас попасть в медовую ловушку! Тоже мне недалёкие любители сладенького!

Глава 14 ПОПЫТКИ ДОГОВОРИТЬСЯ

Тут ещё и Лёня сзади проявил себя, как истинный «капитан Очевидность»:

- Борь, мы в ловушке!

- Тсс! Молчи! – одёрнул я его. - Лучше встань вон там, возле тумбочки, между наших тупых серпансов, и замри! – он шагнул к тумбочке, но вскоре не выдержал, выдохнул:

- Почему именно здесь?

- А я в кино видел! – объяснения мои последовали уже вполне обычным голосом. - Так провинившихся бойцов наказывают, когда ставят в дополнительный наряд.

- Э-э?.. А я-то чего? – тормозил мой друг, словно это не он великий мэтр клоунского искусства.

- А ты должен будешь кричать «Сми-и-ирно!» как только появится генерал. Но так как генералов здесь нет, обязан кричать при появлении своей Нефертити: «Сиськами равняйсь!»

А что мне ещё оставалось делать, кроме как быстро и тщательно просматривая «оком волхва» стены и решётку, ещё и пошутить. Выход-то обязательно отыщется, раз нас сразу не убили, зато поржать над товарищем когда ещё шанс отличный представится? Да и стресс надо как-то снять…

Только вот со снятием стресса я не угадал, чуточку перестарался. Потому что Леонид так громко и заразительно стал хохотать своим фирменным смехом, что удержаться и покойники не смогли бы. А ведь я живой, здоровый. Так что на пару минут мы зашлись в истерическом хохоте, и ни о каких попытках вырваться из ловушки не могло быть и речи. Наверное так и гибнут разные придурки и недоумки, вместо того чтобы спасаться, они веселятся без причины.

И у нас ведь причины не было. Как бы… Но остановить рвущийся наружу хохот, удалось только после мысли:

«Когда нас сбросят с моста, мы всё ещё будем радоваться?» - почти сразу вернулась серьёзность и осознанность неприятной проблемы. Удачные слова пришли в голову и для успокоения товарища:

- Тебя с моста сбросят первым! – тот сразу задумался:

- А почему не тебя?

- Вешу больше. А когда очень смешно, тяжести поднимать очень сложно. И что-то мне подсказывает, что сейчас йети как раз над нами безостановочно смеются.

- Зато наверняка моя царица нам сочувствует. Мы ведь одного с ней рода-племени.

- Хм! Почему именно «твоя»? – взыграло во мне чувство противоречия. – Не сомневаюсь, что она мне отдаст предпочтение при выборе партнёра… Ну а если без шуток, то понять не могу: откуда они узнали, что мы именно в эту дверь войдём? В коридоре их было много.

- Значит, за каждой дверью имелось нечто подобное, - последовал от друга бесхитростный ответ.

Скорей всего он прав. Ну никак не могли местные знать, что я умею по запаху отследить кого угодно. Тогда получается, что весь коридор состоит из ловушек и предназначен для поимки таких вот беспечных мотыльков, как мы. Отсюда следует вывод, что мотыльков сюда попадает много, скорей всего вместе с детьми. Или, всё-таки, с бывшими взрослыми?

А иначе, зачем городить подобные, архисложные ловушки?

Тогда как мои умения помогли определиться в пространстве данного помещения и вокруг него. Решётки выглядели настолько прочными, что даже с моими возможностями лучше с ними не возиться. Зато за стенкой из колотого камня, справа от входа, причём довольно тонкой, оказалось помещение для наблюдателей. Их там располагалось трое и они внимательно следили за нами, прислушиваясь к каждому слову. Угадывая по контурам их фигур, двое принадлежало к расе «человек», ну а третий – однозначно йети.

Судя по полной темноте у них, все трое наблюдателей обладали ночным зрением. Это сразу их поднимало на более высокий уровень опасности для нас. Ведь одно дело – дикари, пользующиеся наследием какой-нибудь великой, пусть и технически развитой цивилизации, а другое дело – маги, которые сообразно могут дать сдачи любому Иггельду, экселенсу и еже с ними вкупе взятым. А ведь подтверждений этому полно: умения распылять мои боевые эрги’сы, усыпление Найдёнова во время его похищения, ночное зрение.

Но и совсем бездействовать, ожидая, когда наши тюремщики соизволят вступать в переговоры, я не стал. Лучше всегда начинать договариваться с позиции силы и с этим постулатом спорить бесполезно. Тем более что правильная последовательность моих действий, сразу просматривалась.

- Лёнь, - еле слышно стал нашёптывать своему товарищу, - считай до пяти и плотно закрывай глаза, желательно ладонями. При этом сразу же перенастраивайся на нормальное зрение при освещении. Ну и дальше уже просто действуй соразмерно. Для начала возьмём заложников, а потом посмотрим, удастся ли прорваться дальше. Всё, начинай отсчёт…

По себе знаю, какой это удар по всей нервной систем, когда в полном мраке по напряжённым органам зрения бьёт вспышка световой гранаты. Вернее – эрги’са. Они ведь у меня, в невероятном многообразии и на все случае жизни. Вот наши пленители и схватили по огромному «зайчику», проникающего до самых глубин костного мозга.

Люди, от светового удара не просто отпрянули назад, но и повалились на пол, теряя сознание. Йети тоже упал, но ещё ворочался, с мычанием пытаясь растереть пострадавшие глаза. А тут и я, мягко проломив довольно хилую стенку в помещение для наблюдателей, стал шустро вязать теперь уже наших пленников. Начал, естественно с йети, добавим ему при контакте не только усыпляющее, но ещё и парализующее воздействие. После чего повернул набок, укладывая лицом к стене: его буду допрашивать последним.

А вот две иные наши пленницы, не только разбудили вулкан фривольных желаний, но и заставили на какой-то момент забыть о сложной, даже опасной обстановке вокруг. Так называемой «Нефертити» среди них не оказалось, но и пойманные нами две дивы смотрелись диво как хороши. И невольный каламбур по их поводу только подчёркивал всю очаровательность и прелесть женских тел. Иначе их как дивными, и назвать было сложно. Одеты (точнее раздеты!) они были, как и первая, увиденная нами красавица, украшены - примерно так же, и только цвет волос да укладка причёсок значительно разнилась. Скорей всего именно в последней детали женской неотразимости и проявлялась личная индивидуальность здешних красоток.

- Чур, моя – вот эта! – сразу стал делиться Найдёнов, отбирая для себя знойную блондинку. Не понятно, каким силиконом она себе губки накачала, но они явно выглядели не родными. Хотя и вполне гармоничными на прекрасном, очаровательном личике.

Он ещё и ощупывать её стал, словно забыл, что надо тело связать и приготовить к спешному допросу. Но именно моя реакция возмущения, заставила и свои руки остановить, которые уже совсем не злобно переворачивали другое женское тело. Пусть и брюнетка, но в тот момент она мне показалась олицетворением женственности и сексуальности. Инстинкт размножения рода – давал о себе знать гоном, напрочь отключающим мозги.

«Если мы продолжим в том же духе, - возопило во мне чувство самосохранения, - то нас на этих девушках и пришибут! Надо заморозить свои чувства и приступать к допросу!»

Себя легче отрезвить: прогнал определённую волну омерзения и самые гадкие картинки в памяти восстановил – и готов. На какое-то время… А вот Лёню пришлось ледяной водой смачивать, да болезненным эрги’сом в чувство приводить. Только после этого он среагировал на мою команду:

- Пройди до первого перекрёстка, подвесь там яркий зырник, и смотри в оба! Наверняка к этим троим ещё любопытные подтянутся. Та же Нефертити, к примеру…

Вроде друг не обиделся, сам понимал, в какой мы переделке оказались. Но всё равно, уходя, тяжело вздыхал, да всё косился на прекрасные тела, которые я ворочал и рассаживал по заранее продуманному плану.

Начал с блондинки. Парализовал ей всё от груди и ниже, после чего привёл в чувство, попутно подлечив глазные яблоки. Осознав себя неподвижной, и уже в качестве пленницы, дива нисколько не растерялась, и довольно мило попыталась улыбаться своими пухлыми губками. Первая фаза, самая простая, знакомство.

- Борис! – ткнул я себя пару раз в грудь, повторяя собственное имя. Потом указал на её бюст, добиваясь аналогичного представления. Вроде получилось, если не врала:

- Займа! – тогда я указал на другую диву, она и её назвала: - Кали.

Надо же, созвучно с богиней смерти, разрушения и ужаса! Или это случайное совпадение имён?

Но всё-таки прозвучали имена. А то, мало ли какие шутницы, эти местные лингвисты? А я ведь на грудь указывал. Ещё скажет слово, обозначающее на местном языке «сиськи», вот смеху-то будет. Но пока я продолжил:

- Значит так, Займа! Надо нам срочно договориться. Признавайся, ты меня понимаешь? – судя по мимике, не понимала. Да и цвета ауры это подтверждали: много апельсинового – искренне любопытство. Два потока фиолетового – изрядное удивление. – Ну а на других языках?

И я продемонстрировал весь спектр своих лингвистических знаний. Похвастался, так сказать, своим умищем перед прекрасной нимфой. Правда, тут же вновь искупал себя в отрезвляющей волне омерзения. Иначе просыпающиеся инстинкты мешали действовать соответственно логике.

Дальнейшее действо заставило меня покраснеть, замолчать надолго, скромно мотать отрицательно головой и стесняться своих мизерных знаний. Со счёта я сбился быстро, где-то на втором десятке прозвучавших фраз на разных языках. Причём девушка употребляла языки каждый раз крайне контрастные, ярко отличающиеся от предыдущего, чтобы их никоим образом не спутать между собой и не принять за один и тот же. К тому же, такие изыски как мычание, свист, скрип – она исключила сразу. Поняла по моим потугам, что подобных разумных в нашем мире не существует.

Много, очень много Займа говорила, скорей всего одну и ту же фразу. Наверно не меньше семидесяти раз изгалялась. И несколько наречий даже показались мне смутно знакомыми. Тут же следовал целый монолог на данном языке, но и после него мне становилось ясно: не то. И я вновь скорбно мотал головой.

Наконец дива лингвист окончательно рассердилась и стала со мной ругаться. Это я понял по цветам её ауры. Ну и по тону, конечно. Как понял и то, что мимики ей для ругани не хватает. Или для объяснений? И она требовала немедленно вернуть ей управление хотя бы руками. Но когда я коснулся её подмёрзших ладошек, в ауре повеяло желтым: злорадство и удовлетворение.

«А вот банан тебе, Красная Шапочка!» - решил я перестраховаться. И начал снимать с дивы все её украшения, сумочку, пояс и даже вынимать заколки из причёски. И оказался прав на все сто. Какие только цвета не полыхнули в ауре у Займы! Похоже, имей она возможность, разорвала бы меня на кусочки. Но, оставшись в чём мать родила, она окуталась перламутром смирения и белизной покорности. Поняла наконец-то, что со мной шутки плохи.

Получив подвижность рук, дива стала с невероятной скоростью и весьма грамотно рисовать в воздухе настоящий монолог. Похоже, что и в языке бессловесного общения она имела ранг академика, как минимум. Потому что я вполне сносно понимал большинство жестов, рисунков, фигур из пальцев, когда всё это дополнялось живой мимикой прекрасного личика. И не только личика, порой для объяснений использовался розовый язычок, высовывающийся на разную длину и с разной интенсивностью колебаний.

Улётная девчонка! Она мне нравилась всё больше и больше!

Ну и самое главное, понимание ведущегося монолога. Если его с некоторой натяжкой интерпретировать в нормальную речь, получалось следующее:

- Да ты дьявол во плоти! (хотелось думать, что рога во лбу обозначают именно дьявола, а не барана) Ты, и твой несравненный спутник! (несравненный – тоже лучше подходило вместо «недоделанный») Его ведь уже поместили в специальное, сложнейшее устройство для обучения самому распространённому языку нашего мира (или миров?)! Даже объяснили ему всё по-человечески! А он что-то выкрикивал несуразное в ответ (объясняя про выкрики, она изобразила гиббона и постучала себя по голове). И с какой стати вы там всё изломали? Любопытные исследователи?! (Отсталые вандалы – совсем не подходило к нашему исследовательскому азарту) Зачем поломали саркофаг?! Зачем издевались над учёными?! Они же вам только добра желали!.. Или вы совсем не от мира сего? (ну не могла же она нас обозвать последними идиотами?!)

Отвечать на это всё пришлось вдумчиво и взвешенно. Хотелось показать, что мы люди цивилизованные, воспитанные, и только досадная случайность привела к трагическому недопониманию обстановки. Хотя мысленно я всё ещё продолжал оставаться в немалом сомнении.

- Уважаемая Займа! (руки молитвенно к груди, восторг во взгляде) Мы сюда попали случайно и когда на нас побежал один их ваших (пальцем указываю на лежащего под стеночкой йети), мы по ошибке приняли его радость от встречи с нами - за агрессию. Вот с этого и пошло… А потом я увидел, как один из них, бросает девочку с моста. Ведь это истинный шок для любого разумного, увидеть, как убивают ребёнка. Или его принесли в жертву?

Как мог, так и кривлялся. Порой несколько раз одну и ту же фразу - разными способами втолковывал. Тоже получалось изумительно донести собственные мысли, сомнения и упрёки. Кажется, местные лингвисты и в подобном общении поднаторели. Займа мне кивала с полным пониманием моих чаяний. После чего закатила ответную «речь»:

- Никто ребёнка не убивал. Вначале он рос в другом мире, там стал взрослым, потом старым… очень старым. После чего оказался здесь и быстро, ну очень быстро, стал ребёнком. Затем его готовят… (вот дальше я ничего не понял, слишком сложные пошли выкрутасы пальцами) и, бросая в пропасть, его отправляют в… (вновь нечто сложное, отдалённо напоминающее дорогу, дом, маму, папу, друзей, соратников и тому подобное).

Слава шуйвам, что я осознал само главное: порталы всё-таки существуют! Именно таким вот брутальным способом деток отправляют, скорей всего на родину. Или в родной мир. А сюда они поступают добровольно, преследуя одну-единственную цель – омолодиться. И подобная цель, пусть слишком кардинальная и рискованная, того стоила.

Если я всё правильно понял, конечно.

Но как раз о понимании и прозвучала заключительная часть монолога Займы:

- Не надо ничего бояться! Смело возвращайтесь со своим приятелем в лабораторию, и там вас довольно быстро научат нескольким основным языкам нашей вселенной.

Или галактики? Или грозди вселенных? В любом случае все эти тонкости с помощью пальцев веером - не объяснишь. Надо вроде как возвращаться к саркофагам. Вдруг там и в самом деле нас обучат местным языкам?

Но и крайней доверчивостью я уже давно не страдал. Знал, что можно ауру не только видеть, но и скрыть. А то – и подделать, как подсказывала логика. Так что теперь наступала вторая фаза допроса, тем более, что Кали стала приходить в себя. А чтобы Займа больше не мешала, я её на определённое время усыпил. Теперь только и оставалось, что сверить показания двух коллег-подружек.

Только вот некоторое напряжение в воздухе всё больше нарастало. Долго задумываться о его причине не пришлось:

«Что-то от Лёни ничего не слышно… Неужели всё вокруг настолько спокойно? И его никто не побеспокоил?»

Вот я и метнулся к ближайшему перекрёстку, предварительно парализовав брюнетку Кали в нужных частях её соблазнительного тела. Коридор. Помещение. Ещё коридор, и вот он, иной коридор, уходящий в обе стороны. Развилка, так сказать – есть. А вот куда Найдёнов подевался?

Или постовой бросил свой пост, или его унесли… Или уволокли?

«Эпическая гайка!» - ну как тут было не заругаться?

Глава 15 МНОГОВЕКОВОЕ КОВАРСТВО

Сложно уничтожить разумное существо, если оно прожило больше чем тысячу лет. И не просто прожило, ютясь или прячась на задворках истории. А участвуя непосредственно во многих витках этой истории, порой и формируя её по своему усмотрению. Конечно, Связующим запрещено вмешиваться вообще в управление государствами, у них несколько другие, совершенно специфические обязанности. Но разве можно уследить за подобными личностями и проконтролировать все их действия? Вот большинство Связующих и пользовались частенько своими уникальными возможностями.

И как попользовались! Интриговали, смещали, устраняли, заставляли принимать надуманные ими же законы. Во все времена перед ними тряслись короли, стелились императоры и до смерти боялись крупные чиновники. Если, конечно знали, кого бояться. Потому что подобные знания – крайне лишние печали.

Конечно, предпринимались и встречные поползновения простых встречных в попытках уничтожить лиц, которые умели перемещаться порталами в иные миры. И не так уж редко эти попытки завершались успехом. И не всегда структуры, подобные Сияющим Курганам могли защитить ими же выбранных помощников.

Но если кто и погибал, то случалось это в их первые годы «работы». Или в первые столетия. Если уж Связующий прожил много столетий, уничтожить его можно было только чудом. Да лишь при стечении массы благожелательных для убийц событий.

Вот и великая Цорташа Коах, во время последнего покушения на себя, осталась в живых. А после тщательного расследования всех деталей кошмарного события, получила и имя покушавшегося. И не слишком удивилась, когда узнала, что убить её хотел Тамихан. Тот самый тип, к которому в последнее время накрепко прилипло унизительное прозвище Гнида. И всё потому, что пошёл против всех. А ведь когда-то он - старый соратник, союзник во многих начинаниях, можно даже сказать, что старый приятель и близкий поверенный во многих, в том числе и амурных похождениях.

Но далёкая и бурная молодость осталась в необозримом прошлом. Приятельские посиделки отгремели несколько веков назад. Союз «новаторов», модернизирующих свои грозди вселенных, развалился сравнительно недавно. Так что о какой-то близости к этой Гниде Тамихану не могло быть и речи. А вот счета, резко возросшие по своей невероятности, следовало предъявить как можно скорей. Поэтому Цорташа уже несколько недель только тем и занималась, что выслеживала действия своего врага в сложнейшей паутине межмирских переходов. В этом (в слежении) она по праву считалась докой, могущей дать фору любому из коллег. Имелись у неё свои наработки, неизвестные нынешним смертным. Зато про них знали древние строители порталов, и кое-где подобные знания ещё сохранились. Вот старой ведьме и повезло однажды на них наткнуться.

Сейчас они пригодились, как никогда. Как и многие её умения, нажитые и опробованные за века.

Кстати, все Связующие, кому за тысячу, могли придавать себе любую внешность. И закреплять эту внешность за собой в течение нескольких суток. А то и навсегда. И порой сами друг другу удивлялись, рассматривая выбранный коллегами облик, порой резко контрастирующий с внутренним содержанием. Тот же Тамихан, к примеру, выглядел последние лет сто, как неопрятный, пузатый обыватель, совершенно невзрачный и беззащитный с первого взгляда. Ни именно этим он морально издевался над своими очаровательными пленницами, прогибающимися королями и льстящими императорами. Его особо радовало, когда сильные и гордые люди склоняются перед ним, отдаются ему телом, и унижаются всё больше и больше.

Сама Цорташа уже давно прикрывалась образом старой, страшной и противной ведьмы. Хотя никто не осмелился бы сказать, что в душе она белая, ласковая и пушистая. Наверное, и внутреннее содержание недалеко уходило от внешнего, собирательного облика. Её вполне обоснованно боялись, ненавидели, мечтали уничтожить… Да только не у всех желающих «мечталка» выросла до нужного размера. Старая ведьма сметала врагов с игровой доски жизни быстро, безжалостно и без особых затей.

Хотя и стоило всё-таки помнить, что к безумным кровопролитиям она никогда не стремилась, свои обязанности и союзные договорённости всегда выполняла тщательно, и даже в какой-то мере тяготела к понятием великой справедливости. Недаром ведь она в своё время избиралась Сияющим Курганом своего мира в Связующие.

Другой вопрос, что в силу своего импульсивного, взрывного характера она не всегда успевала сделать всё правильно, верно, мирно и качественно. Но тут уже никто не имел права обвинять женщину, ибо сами не без греха. Порой самый честный бессребреник испортится, дорвавшись до такой власти и получив подобные возможности.

А уж когда следовало мстить, все средства хороши.

И результаты первых наблюдений, в штаб квартире старой ведьмы, появились весьма скоро. Задействовав свои новые наработки, подняв весь штат своих помощников на ноги, Цорташа Коах проследила, что Тамихан, не отсиживается в своём мире, а весьма интенсивно продолжает делать пакости иным Связующим, и тем, кто пользуется порталами без одобрения высших сил мироздания. Он сосредоточил немалые усилия на одном из простых миров, куда слишком уж повадились шастать смертные из мира Трёх Щитов. Назывался мир Земля, проход туда не использовался сотни лет, а тут вдруг зачастили посторонние ходоки. И как было удержаться Гниде, чтобы не напакостить шустрым людишкам?

В его распоряжении имелись определённые устройства по взлому портала, при воздействии которых удавалось «подключиться на пути в одну сторону». Именно поэтому не удавалось разу отработать по обеим сторонам портала, но и одной будет достаточно, если людишки угодят в расставленную ловушку. Все эти устройства могли разладить работу прохода вообще или его правильное функционирование в частности. Хватало там и иных нюансов, при которых некие системы безопасности выходили из строя или нечаянно цеплялись за иные вселенные.

Но идеальным вариантом считалось запереть группу ходоков на Земле, после чего явиться туда лично и уничтожить нарушителей с показательной жестокостью. Чтобы остальные больше боялись. Именно это, судя по предварительным данным, и планировалось главным инициатором западни.

Мадам Коах не собиралась спасать конкретных людишек, даже имена или их происхождение не пыталась выяснить. Выживут, значит, повезло им. Как получится, так и получится. Да и на гражданское население тамошнего мира наплевать. Лес рубят – топоры ломаются, да и рубщики тоже гибнут, как говорится.

Зато для уничтожения своего врага, приняла экстраординарные меры. Можно сказать, переплюнула все возможные границы здравого смысла. С подобными силами и устройствами, выступают против целых армий, вооружённых огнестрельным, автоматическим, и даже ракетным оружием. Слишком уж хотелось покончить с Гнидой одним ударом, не рассусоливая это дело надолго.

Но для этого следовало напрячься и быть во всеоружии постоянно. Ну как постоянно, Тамихан ведь тоже не попрётся в чужой мир, пока в ловушке не окажется хотя бы минимально количество жертв. Поэтому будет ждать, пока сработает установленная аппаратура. После этого он появится на месте, через двадцать, тридцать минут. При условии, что не будет занят иными архисложными проблемами в своей грозди. Вот этот момент и надо выждать, когда порталом «туда» воспользуется кто-то, пройдя снаружи существующего в пространстве канала.

По этой причине Цорташа спала и дневала возле своего защитного комбинезона, заимствованного из технически развитого мира. Но не только планам мщения были отданы все силы и умения. Ещё и внешность старая ведьма в последние дни успела изменить кардинально. Теперь она выглядела стройной, высокой женщиной шатенкой под тридцать. Гордая осанка, породистое лицо потомственной красавицы, надменный, всё прожигающий взгляд – полная противоположность тому, что привыкли видеть вояки, учёные и помощники, находящиеся в штаб-квартире.

Как ни странно, после этого превращения, бояться свою повелительницу стали ещё больше. Она сама этому удивлялась, пытаясь понять ущербную философию простых смертных. Ведь знали, что подобное умение у неё есть, и ведь намного приятнее лицезреть перед собой прекрасную женщину, чем жуткую каргу. А вот, поди ж ты! Вместо восторженного восхищения ещё больший страх в глазах, чуть ли не до потери сознания доходит.

Удивлялась, но ничего не делала для улучшения или смягчения собственного имиджа. Наоборот, находила в этом определённую прелесть:

«Я и раньше своим видом пыталась вызвать страх и омерзение. И пусть омерзение упало до ноля, зато возросший вдвое страх – только радует. Вон, с каким усердием тренируются. Тем лучше, нечего им расслабляться!»

Для ведения боевых действий, а также для доставки множественного оружия и его компонентов, Связующая тренировала в постоянном режиме сразу три взвода вояк, по полсотни в каждом. То есть пока первый взвод отрабатывал свои действия, возможные в чужом мире; второй – отсыпался, а третий находился в полной боевой готовности. Оружия они на себе несли с избытком, а усиленный экзоскелет скафандра, даже мог поднимать своего носителя в воздух с помощью ранца с реактивными струями. По всем расчётам, этого должно хватить для уверенного уничтожения Тамихана. И не только его одного, но и его сопровождения, коль такое появится. Хотя по всем имеющимся сведениям, Гнида никого себе в помощь не привлекал, действовал всегда в одиночку. Разве что использовал одного или двух сугубо технических специалистов. Никому он не доверял, а в последнее время – тем более.

Время текло медленно, особенно для Цорташи Коах…

Но и любое ожидание, даже в вечности имеет свой предел. Сработала сигнализация, что на Землю прошло значительное количество людей, никак не меньше пяти. Ещё через сорок минут, в конкретный портал пошло проникновение по настроенному туда же каналу со стороны. Минут через десять, как только проникновение закончилось, успевшая одеться и полностью экипироваться Цорташа, первой шагнула по своему каналу. А следом за ней ринулись бравые вояки, могущие сокрушить целую армию.

Сражение началось.

Глава 16 ТРИ ШАГА НАЛЕВО

Одна лишь ругань помочь отыскать друга не могла. Так что я стал по очереди запускать все свои умения и преобразовывать органы чувств. Поставленную на пропавшего постового, метку Гимбуро, рассмотреть поблизости не удавалось. Но не успел я усилить своё обоняние, как хватило и слуха, умноженного всего вдвое. Как-то сравнительно недалеко я услышал рычание Найдёнова и представил себе самое страшное. Картинки фантазия рисовала самые неприглядные, а ноги уже несли меня со всей скоростью к коварной западне. Потому что в иную западню, человеку с таким магическим уровнем не попасть. Тем более, когда он начеку и ждёт неприятностей со всех сторон.

Место для мучений и экзекуций оказалось недалеко: поворот, второй, и вот она дверь, за которой сейчас издеваются над моим боевым товарищем. Но, уже взявшись за ручку, я замедлился: в мою оперативную память хлынули совсем иные образы, сравнения и догадки. А когда дверь аккуратно, беззвучно приоткрылась, мне ничего больше не оставалось, как с жёлчной завистью выдохнуть и некоторое время вообще не дышать. Внутри довольно внушительной спальни, на огромном ложе, при освещении нескольких тусклых фонариков по углам, творилась откровенная вакханалия двух обнажённых тел.

И как тут было не позавидовать?! И не рассердиться?! Когда мой боевой товарищ, должный прикрывать мне спину, предательским образом бросил доверенный ему пост, и сейчас, с утробным, животным рёвом спаривался (это слово у меня заменялось более грубыми и вульгарными синонимами!) с той самой аборигенкой, которую мы условно обозначили «царевной Нефертити».

Вот и кто он после этого?! Только и оставалось, что мысленно восклицать:

«Еловая жизнь! Я там, как раб на галерах вкалываю, веду допросы и навожу дипломатические контакты, а он … …! – куча совсем неделикатных эпитетов чуть не взорвала мне мозг. – А ведь у меня под руками имелось два не менее роскошных тела! И я сдержался! Проявил истинную силу воли. А этот… этот…»

Слов не хватало.

Правда, стоит мне отдать должное, попытка оправдать товарища (отвергая естественную причину такого предательства, конечно) у меня всё-таки родилась:

«Вдруг на него эта ведьма воздействовала гипнозом?.. Точно! И он совершенно ничего не соображает! Действует на одних инстинктах… Как же ему помочь?..»

Мои самые искренние и добрые попытки оправдания (пока вина не доказана – подсудимый невиновен), оказались брутально и моментально развеяны самим Найдёновым. Наверняка почувствовав, по притоку свежего воздуха, что дверь открыта, он вначале затих, затем обернулся на меня и фыркнул с раздражением и недовольством:

- Боря! Ну что за бесцеремонное вторжение?!.. Неужели не видишь, что ты нам мешаешь?

На прозвучавшее наглое заявление, я только растерянно что-то мекнул, словно глухонемой и, чувствуя себя последним ослом, закрыл дверь снаружи. Именно, что наглое! Не скажу, что я любитель подсматривать подобные порнографические сценки, но с чего это Лёня стал такой щепетильный? Когда мы занимались подобными развлечения с сестричками Свонх, товарищ ни капельки не заморачивался отсутствием отдельных, изолированных помещений.

Или он всё-таки под гипнозом?

Перепроверяя эту версию, я вновь заглянул за дверь и прикрикнул командирским голосом:

- Ты почему ушёл с боевого поста? – ну и получил в ответ:

- Борь, не нуди! Всё нормально и всё под контролем! Дай спокойно расслабиться

Ещё и «царица» вякнула нечто недовольное и осуждающее, сопровождая свою реплику резким выбросом своего указательного пальчика на дверь. Однозначно это действие трактовалось, как «Пошёл вон!»

Это меня настолько разозлило, что я грохнул вполне приличной, деревянной дверью и чуть ли бегом вернулся к месту предварительного допроса. Займа продолжала спать, а вот Кали уже каким-то образом почти избавилась от частично парализации (жаль, что я с неё не снял все её магические побрякушки!) и пыталась то ли встать, то ли продвинуться на четвереньках в сторону своей подруги. Она уже и коснулась Займы, словно проверяя, жива или просто спит. Но не это во всей сцене оказалось наиболее пикантным и завораживающим.

Вид сзади на Кали – получился умопомрачительный. Жалкое подобие юбочки ничего не скрывало, а только подхлёстывало накатывающее возбуждение. Мало того! Краем глаза заметив меня, искусительница прогнулась словно кошка, сексуально подвигала попкой и ещё больше раздвинула свои ножки. После чего вообще однозначным жестом пригласила меня не стесняться и заняться с ней любовью.

«Всё-таки это – гипноз! – затрепетала в моём сознании трезвая, но как-то слишком уж далёкая мысль. – И как бороться с такой напастью?..»

Попытки бороться, хороши, конечно же, но… лишь в случае полной импотенции. Ибо моя сила воли, сговорившись с совестью и чувством самосохранения, отправились погулять куда-то далеко, далеко от этого места. Уже напрягшись, как рояльная струна я на деревянных ногах приблизился к Кали, встал сзади неё на колени и с вожделением погладил спинку. Затем мои ладони достали упругие холмики женской груди, послышался томный стон, зовущий к себе женщины, и я …потерял последние капли самоконтроля.

Кто мне расстёгивал и снимал брюки?.. Когда я снял с себя всё остальное?.. В какой момент к нашим забавам присоединилась Займа?..

Очень интересные вопросы, ответы на которые я уже, скорей всего, никогда не получу. Потому что в тот момент я ничего не соображал. Неистовствовал. Изгалялся. Сходил с ума от страсти и удовольствия. Просто лишился нормального человеческого облика (наверное). Превратился в животное. Трясся и дергался, как неврастеник от желания никогда не останавливаться. И… в самом деле, не останавливался! Причём настолько долго, что даже мой разум, потерявший рассудок, забеспокоился. При массе такого водопада удовольствий, совсем нелогично выглядело отсутствие кульминации с моей стороны. А уж не мне ли, как опытному мужчине не знать, как сложно сдержаться в моменты первого единения с женщиной! Причём с такой женщиной!.. А уж если их две?.. И они ни в чём себе не отказывают?.. Никакого стеснения. Никаких ограничений. Ни малейшей скромности в желаниях или какого-то проявления деликатности.

Уж на что я опытен в подобных делах, но последние действия даже меня смутили, (здесь часть текста вырезана цензурой).

А потом мне всё-таки позволили весьма обильную и продолжительную кульминацию. После неё я распластался на каменном полу, словно растёкшийся кисель и минут пять просто пытался отдышаться. Ну и прийти в себя и хоть чуточку разобраться в случившемся. Тогда как Займа с Кали лежали от меня по сторонам и поглаживали меня мо некоторым местам тела. Не сразу и сообразил, что они удивительно быстро залечивают на мне царапины, потёртости и ссадины. Всё-таки мы слишком жёстко действовали на грубой каменной поверхности. И моя скоростная регенерация попросту не успевала восстановить повреждения.

Хотя обе соблазнительницы сразу заметили мои умения самоизлечения, и еле слышно это обсуждали между собой. Ещё и мне понятными жестами показали: «Какой же ты молодец!» Или умелец?.. Или ловелас?.. Или самец?.. Потому что подспудно довлело во мне понимание, что меня всё-таки использовали. Или изнасиловали?..

«Вот ни капельки нет! Насилием это никак назвать нельзя! – убеждал я себя со всей горячностью истинного мачо. – При всём желании со мной они бы не справились. Никакая магия им не помогла бы или умения гипноза. Здесь скорей случилось банальное соблазнение, усугублённое моим долгим воздержанием и отсутствие контактов с женским полом. Вот я и сорвался… К тому же, удержаться от соития с такой… хм, с такими красотками, да ещё при их активном согласии – это верх пуританства, глупости и ханжества. Дают – бери! Суют …мм, ну и так далее, в рифму».

То есть оправдания случившемуся нашлись. Да и причина вставать – быстро появилась в дверном проёме:

- Как вы тут? Угомонились? – это Найдёнов заглядывал своей бесстыжей рожей. – А то мы уже три раза подходили, а вы всё… знакомитесь, да знакомитесь.

Из-за его плеча с понимающей улыбкой выглядывала Нефертити. Причём мне показалось, что она успела обменяться со своими подружками какими-то знаками. Точно знают язык глухонемых!

Пока я в какой-то сонной прострации одевался, Лёня попытался высказать давно для меня известное:

- Оказывается в том прозрачном саркофаге, меня собирались обучать местному языку…

- Тоже мне новость! – перебил я его. И напомнил иную очевидность: - Ты почему пост оставил без предупреждения? А если бы тебя убили? Или на органы разобрали?

- Борь, что за страхи тебя гнетут? Здесь все свои, мирные, прекрасные… хм, разумные. А уж насколько гостеприимны наши соплеменницы! Меня Грейя… ну, которая моя Нефертити…

- Она уже и «твоя»? – не удержался я от скепсиса.

- Да ладно тебе, как я понял, мы можем этими красотками хоть каждые пять минут меняться. А, возвращаясь к вышесказанному… Так вот Грейя предлагала мне уже и в бассейн пойти, и перекусить чего-нибудь. Потому как сразу предвидела, что вы тут надолго зависните.

- Надолго – это сколько? – во мне нарастало подспудное недовольство. Причём, что было этому причиной, я не понимал. Вроде бы всё складывалось для нас весьма и весьма нормально. Да и три местные аборигенки весьма действенно приводили в чувство усыплённого мною йети. Он уже сидел, опёршись спиной о стену, и выслушивал торопливое мычание Займы. И хоть на меня он посматривал далеко не дружественно, всё-таки не он являлся причиной моего раздражения.

- Примерно полтора часа, с того момента, как мы к вам первый раз заглянули, - продолжил доклад мой товарищ. – Ты орал как Тарзан и буйствовал как монах после сорокалетнего воздержания. Но я не стал уходить далеко, разве что согласился глянуть на наших деток…

«Значит всё-таки гипноз! – пришёл я к окончательным выводам. – Столько времени неистовствовать, а запомнить только минут пять, состоящих из кратких моментов?.. с одной стороны – вроде бы и ничего страшного, скорей даже приятно, а вот с другой…»

- …Но к деткам она меня провести отказалась, - пожаловался Найдёнов. – Как я понял, пообещала привести нас туда вместе. И только после того, как мы усвоим местный язык.

Похоже, йети досталось от меня слишком много. Он покинул помещение пошатываясь и поддерживаемый под локоть ручками Кали. После развилки они свернули направо, а нас обе иные красотки потянули влево. Как я понял по жестам, они нас вели в лабораторию с прозрачными саркофагами. Правда, всё-таки предложили вначале зайти в местный аналог столовой и перекусить чем бог послал. Ну и когда здоровые, молодые мужчины отказывались плотно перекусить? Так что мы согласились, но я про себя решил, что пока не увижу опекаемых наших карапузов, ни о каких лабораториях не может быть и речи. Хоть они и бывшие бандиты, но душа почему-то за малышей болела.

Изначально столовая показалась вполне приличной. И пахло там приятно. Два стола больших, с прочными лавками – явно для йети. Один стол – нормальный, для восьми персон и шесть стульев, вполне удобных для дам с божественными фигурками. Из чего делались выводы: красавиц здесь всего шесть? Или они ходят на приём пищи по какому-то особому графику?

Подносы, строго по количеству едоков, появились из раздаточного окна на транспортной ленте. Подносы оказались огромными. Три тарелки на них – плоскими. Да плюс кружка какой-то жидкости, напоминающей кисель. Ни хлеба, ни салата. В одной тарелке подобие пюре, вроде как из кабачков. Во второй – каша жёлтого цвета. Если я правильно понял – ячневая крупа с тыквой. Ну и в третьей – банальная манная каша на воде. Всё это – недосоленное, без грамма сахара, каких-либо приправ или варенья.

Уж на что мы «нагуляли» аппетит, и то не смогли осилить даже половину из предоставленных щедрот. Тогда как Займа и Грейя Нефертити умяли свои порции с резвостью оголодавших новобранцев. И лишь допив безвкусный кисель, рассмотрели наши кислые физиономии и почти нетронутое угощение. Смутились, как ни странно. А когда мы жестами показали нечто в виде:

- Что, ничего лучше у вас тут не готовят? – они горестно вздохнули и пустились в объяснения:

- Здесь всё – создано для комфорта и удобства именно йети. Им подходит именно такая вот пища, и никакой другой здесь готовить нельзя. Разве что в некоторых семьях готовят нечто иное.

- Не понял! – возмутился Найдёнов, опередив меня с очевидным вопросом. – Так это что, и дети вот такую гадость каждый день жрут? – всё это он сопровождал вполне понятными жестами.

Ответная пантомима – также не нуждалась в переводе. Руки вниз и два, три, четыре пальца по очереди – маленькие дети. И едят они эту вегетарианскую пищу вполне отлично. Рука повыше и пять пальцев, затем руки скорбно на голову – пятилетки в шоке от такой еды, проклинают её. Жест, обозначающий время, мол, ждут, не дождутся, пока их отправят домой. Иначе говоря, сбросят с моста. Ибо иначе понимать сценку низвержения дитяти в пропасть, не получилось бы при всём желании.

- Теперь я понимаю радостный визг той девочки, - пробормотал я, скорей для товарища, - которую на мох глазах бросили вниз. Она орала от счастья, что больше не придётся давиться этими мерзкими кашами.

- Скорей всего, - согласился он. – Но тогда получается, что и эти девушки здесь на правах невольниц? Или наёмных, мало оплачиваемых работниц?.. Они ведь тоже страдают от подобной пищи. Удивительно, как они с такой кормёжкой умудряются так прекрасно выглядеть?

- Ну да, мычанием мы такие секреты не узнаем…

- Ага, надо срочно влезать в саркофаги! – оживился Лёня. – После этого всё и выясним.

Подносы мы отнесли в другое окно, где они уехали в неизвестность на резиновой ленте. Кто нас обслуживал и кормил, так и не поняли. А на попытки выяснить это, наши экскурсоводы лишь в недоумении пожали плечиками. Редиски, явно не захотели отвечать.

Зато в углу столовой, мы заметили кусок стены с массой бумажек на ней, в виде объявлений, каких-то схем и таблиц. Может и списки личного состава всего подземелья здесь находились? Там же, на столе, имелась чистые куски бумаги и несколько карандашей. Чем не лучшее место для уточнения некоторых вопросов?

Вот там я и заявил о главном:

- Вначале хотим видеть наших пятерых малышей! Всё остальное - потом!

Девицы нас вначале просили с нежными улыбками, льнули к нам и прикасались грудью, заглядывали в глаза и нежно гладили по тыльной стороне ладоней. Лёня-то сразу поплыл, и только согласно кивал головой, готовый идти в любом направлении, куда ему ткнут пальчиком. Ну а я держался, тем настойчивей, чем сильней в ауре девушек разгорался красный цвет злости, чёрный – агрессии, алый – упорства. Что-то у наших соблазнительниц явно пошло не по плану.

Поэтому я позволил себе грубость и бесцеремонность:

- В чём дело?! Какие проблемы?! Кому жить надоело? – да и в самом деле приготовился к противостоянию не только в партере.

Коварные гипнотизёрши, поняв, что обычные методы дали сбой, вроде как смирились и пустились в сложные объяснения, подкрепляемые очень ёмкими и понятными рисунками. Дескать, дети, попадая в данный мир, в обязательном порядке должны побывать в специальных капсулах. Именно в них даётся импульс пробуждения памяти, и малышня вспоминает всю свою предыдущую жизнь взрослого человека. Но не сразу вспоминает, а лишь при физическом возрасте в четыре годика с хвостиком. Те, кто младше, вынуждены доживать здесь до определённого возраста, и только после этого, подписав (или дав клятву?) определённое соглашение (или договор с обязательствами?) выносятся на мост и бросаются в должный портал.

Насчёт должного портала, мы многое не поняли. Ещё большую путаницу привносили упоминания о каком-то договоре или соглашении с ребёнком. Всё-таки язык глухонемых, пусть и дублируемый рисунками, как и многообразный язык жестов, мы осознавали в недостаточном диапазоне.

В чём ещё нас настойчиво убеждали: что капсулы непрозрачные, входить туда никому нельзя и только несколько учёных (или техников?) из числа йети имеют на это право. А детишки ещё сутки, а то и двое будут спокойно спать, получая щадящий, пробуждающий воспоминания импульс. Беспокоить их нельзя ни в коем случае.

Может, что и другое объясняли? А остальное мы себе нафантазировали?

Но я зациклился на одном, и твердил как заведённый:

- Вначале я должен посмотреть на детей! – то есть бил себя в грудь, оттягивал вниз веко, показывал пять пальцев и качал на руках условного ребёнка. Ну и рисовал чёткую стрелку, но конце которой, в квадрате некоего помещения, изображал схематично пятерых малышей.

Судя по унылым и скорбным личикам наших нежданных пассий, они не представляли, как разрулить создавшуюся проблему. Из-за досады они ослабили своё моральное давление на моего товарища, да и я незаметно взбодрил его отрезвляющими эрги’сами. Вроде пришёл в себя, но даже после этого недоумевал:

- Чего ты такой противный стал? Трудно уступить девушкам? Вон они какие расстроенные…

- Девушкам! – в раздражении фыркал я. – Не факт! Пусть они и выглядят чуть старше меня, с этими их омоложениями до детского возраста, но на самом деле они даже тебе могут годиться в бабушки!

Хотя и сам Леонид уже являлся почти старым: ему скоро грозило стукнуть двадцать девять лет. Но любопытством он загорелся:

- А давай у них и выясним?

- Давай! – последовало в ответ моё согласие. – Только обязательно приколемся, нарисуем тебе девяносто, а мне… ну пусть восемьдесят годиков накарябаем.

Кстати, единственное, что из всех букв или знаков сходилось с нашей письменностью, так это знак «+». Но мы в течение минуты написали все наши циферки от ноля до девяти и объяснили, что они обозначают. Девушки оказали умные, словили влёт, и вскоре мы признались, кому из нас и сколько исполнилось. К немалому удивлению, наш возраст не вызвал у красоток ничего, кроме восторженного мычания. Да цвета ауры подтвердили полное доверие к нам, а чуть позже и максимальную искренность при аналогичных ответах.

Но вот когда мы присмотрелись, переспросили и десять раз уточнили нарисованные цифры, то брутально выпали в осадок. Займе оказалось сто восемьдесят три года! Грейя Нефертити имела сто шестьдесят восемь. А ушедшая Кали – все двести два! Годика, блин…

- Экие мы с тобой геронтофилы! – с выпученными глазами только и прошептал мой боевой, прошедший Крым и Рим товарищ.

А ведь он подобного боялся до отвращения, потому что имел весьма печальный опыт с одной наглой дамой, супругой уже покойного ныне губернатора. Да и сама она случайно умерла перед самым пожаром, практически на руках мэтра циркового искусства. Это оставило в душе Найдёнова страшную моральную травму, и он до сих пор страшился даже глянуть косо на женщин, которые хотя бы на несколько месяцев его старше.

И тут такой пассаж! От подобного испуга можно импотентом стать!

Да и я почувствовал себя неважно. Замутило. Потемнело в глазах. Тело стало неимоверно чесаться во всех местах. А подлая память вновь прогнала перед мысленным взором самые яркие картинки недавнего совокупления. И с кем?! С прапрапрапрапрабабушками!

Кошмар!

Зато чуть позже, враз выучившие наши цифры, полиглоты довольно доходчиво объяснили некие нюансы чудесного омоложения. Например, очень старые люди – превращаются в карапузов трёхлеток и ничего не помнят. Но если забросить с той стороны в портал двадцатилетнюю особь, то она здесь появляется пятилетним, всё прекрасно помнящим бутузом и готовым в ту же секунду отправляться обратно домой.

Что, на мой взгляд – совершенно бессмысленный процесс. Если и так молодой, зачем превращаться обратно в ребёнка? А потом расти пятнадцать лет до прежнего, идеального состояния? Глупо… Разве что ради познания? Ради науки? Или уже умирающего человека забросить сюда, неизлечимого там?

«Чего только не выдумают во вселенных!»

Глава 17 …СМЕШАЛИСЬ ПУЛИ, РЫБЫ, ЛЮДИ

Вертолёту оставалось лететь ещё около километра, как следом за ним показались ещё две яркие движущиеся точки. И если Мария выглядела сравнительно спокойной, то Катерина запаниковала не на шутку:

- Чего это они? Решили третью мировую войну начать?

- Настолько опасные штуковины? – спешила уточнить Грозовая.

- Очень! Если задействуют крупнокалиберные пулемёты и реактивные снаряды, то нас даже вуаль Светозарных не спасёт.

Канцлер больше не мешкала ни секунды, отдавая распоряжения эйтранам:

- Бегом! Бегом! Не стоять! Вон в ту траншею уложить императрицу и принцессу! Сверху заложить вон тем огромным валуном! Быстрей! И маскируем все свежие следы вокруг! – никто не посмел её ослушаться, ну и перед закрытием небольшого углубления камнем, она успела напутствовать дочерей Герчери: - Катя, ты тут прикрывай Марию собой и добавочно окружи вас качественной иллюзией…

- Собаками могут по запаху найти, - вспомнила та.

- Ничего, мы тут распылим всякую гадость, на трое суток хватит. Ну и сами особо воевать не собираемся, если будут принуждать, просто сдадимся.

Самый реальный, расчётливый вариант в данной обстановке. И даже глава государства не стала оспаривать распоряжения Грозовой. Хоть и кривилась, словно её в яму с отходами укладывали. Правда успела дать совет тётушке:

- Если начнут прижимать, рассказывай всё и обещай оздоровление целителями здешних пациентов. Бонзы на это клюнут.

А там и разговоры любые прекратились, отсечённые массивным, плоским валуном, который сдвинуть не смогло бы с места и полсотни даже самых сильных мужчин. Но что не может сделать десяток силачей, легко творит Трёхщитный, да ещё и в ранге Светозарного.

- Бежим на другой берег! – скомандовала Апаша, после сокрытия всех следов и распыления имеющейся у них дроблёной смеси разных растений. Следовало отвести от этого места внимание приближающихся по воздуху землян.

И все шестеро рванули по краю озера, образовавшегося на месте недавнего карьера. Тогда как к месту событий подлетало уже сразу три вертолёта, охватывая полукругом новорожденный водоём. И один из прожекторов уже мазнул лучом света по несущейся группе витязей, в средневековой экипировке. Скорей всего и приборы ночного видения имелись в аппаратах, потому что слишком уж быстро они обнаружили беглецов.

Тотчас прозвучала команда, усиленная наружными динамиками:

- Немедленно остановитесь! Отбросить оружие и сесть на землю! Иначе открываем огонь на поражение!

Теперь уже сразу два мощных прожектора освещало замерших на месте эйтранов. Но бросать оружие они не спешили, глядя на канцлера и ожидая от неё команды к дальнейшим действиям. Лично они слабо верили, что существует некое оружие, могущее помешать им справиться с любой поставленной задачей.

Зато Грозовая много и часто слушала пояснения Ивлаевых, а потому прекрасно помнила о силе здешнего, весьма грозного вооружения. Потому и предпочитала сдаться, желательно на почётных условиях. А там всегда отыщется лазейка для побега или ещё какого манёвра. Может и спаситель подтянется, в лице Бориса, консорта империи Герчери. Этот парень своих в беде не бросает.

Но не успела Апаша что-то сказать, как обстановка вокруг резко изменилась и события понеслись вскачь.

Вначале забурлили чёрные воды озера, выплескивая на поверхность с пузырями воздуха одну за другой фигуры, очень напоминающие глубоководных водолазов. Причём фигур оказалось больше десятка, и когда первые, пользуясь водомётными струями уже добрались к удобным участкам берега, последние ещё только, только всплывали из глубин. Ещё сразу было заметно, что «водолазы» вооружены неким подобием широких труб, весьма напоминающих гранатомёты.

Ну и не успели они толком выйти на берег, как и к ним появились претензии со стороны вертолётчиков. Претензии подкреплялись мечущимися лучами прожекторов:

- Не двигаться! Всем, кто выходит на берег – ложиться на землю! Вы окружены, карьер оцеплен по периметру военными силами специального назначения! Немедленно лечь!

В самом деле, вокруг озера стали просматриваться две сходящиеся цепи бегущих воинов. Видимо земляне не пожалели сил для захвата иномирцев, а, скорей всего, перестраховались и собрали этих сил невероятно много. Та же Грозовая, как только осознала полное окружение со всех сторон, скомандовала своим сопровождающим колдунам:

- Падаем в эту ложбинку и не рыпаемся! – и сама первой показала пример беспрекословного подчинения грубой силе. Наверное, именно это, своевременное действие и спасло всех шестерых подданных империи Герчери.

А вот выбирающиеся на берег «водолазы», не спешили бросить оружие, наоборот, пустили его в ход. Красивые, клубящиеся импульсы света, вылетевшие из широких трубок, полетели в направлении вертолётов. При этом ни у кого из землян не появилось ложного чувства какого-то розыгрыша или светового фейерверка. Потому что тут же в ответ ударили крупнокалиберные пулемёты.

Но водная поверхность возле берегов вспенилась не только от ударов свинцовой смерти, она и в районе портала вскипела громадными бурунами, выбрасывая в этот мир никогда здесь прежде не виданных морских образин. Длиной до восьми метров, они словно собирались неведомым создателем их двух плоских змей, совмещённых перпендикулярно друг к другу. Причём плоскости толстые, утыканные по краям рядом острых колючек. Одна оконечность твари сходила на нет, показывая, что там хвост, а вот вторая венчалась кувшинообразным утолщением с жуткой пастью. И тонкие зубы в ней скорей напоминали металлические иглы, чем костяные клыки.

Тварей появилось очень много, не менее двух десятков, и все как-то разом, словно вдруг. Наверняка их кто-то выдернул из какого-то хоровода или благолепного собрания. Причём перенос явно раздраконил существ, взбесил, и они стали метаться по всему водному пространству, кусая, царапая колючками и оглушая всех, кто попадался у них на пути. От таких действий пострадало несколько «водолазов», так и не успевших выбраться на берег. Поэтому их некоторым коллегам пришлось сосредоточить огонь своих труб именно на водной поверхности и на подводных глубинах.

А бой продолжался! Один вертолёт оказался подбит и довольно неудачно рухнул на землю, подломив шасси и завалившись изрядно на бок. Из его чрева валил дым, но экипаж пытался погасить возгорание, используя системы пожаротушения. Тогда как остальные два летательных аппарата задействовали для войны реактивные снаряды, потому что тяжёлые пули водолазам почти не вредили. Те просто окутывались каким-то мерцающим коконом, отражая или отклоняя свинцовую смерть.

И тут на сцене появились новые действующие лица. Причём они из глубины озера не просто всплывали, а сразу взлетали над вспенённой поверхностью, зависая на огненных, реактивных струях. Судя по воцарившемуся на момент сравнительному затишью, подобного никто не ожидал. Да и сами, новоприбывшие «летуны» явно растерялись. Похоже, они не предвидели ведущегося здесь ожесточённого сражения между разными противоборствующими сторонами. А ведь уже и обе цепи воинов спецназовцев приблизились вплотную к затопленному карьеру и пустили в ход своё стрелковое оружие. И как раз некоторые из них сосредоточили очереди своих автоматов на прекрасно видимых «летунах». А те, наверняка решили, что попали в организованную именно на них засаду. Сразу, на огромной скорости стали рассредоточиваться в разные стороны и применили с максимальной эффективностью своё оружие.

Битва достигла своего апогея! Стреляли все и во всех. Кроме, конечно, шестёрки витязей, которые залегли и не отсвечивали. Да и летунов, взлетающих над озером и сразу вступающих в бой, оказалось невероятно много: около полусотни. И своим суммарным огнём они наделали много бед. Но что удивляло, при всем равенстве целей, они старались в первую очередь уничтожить именно «водолазов».

Оба оставшиеся вертолёта оказались очень скоро сбиты. Один вообще взорвался в воздухе, осыпавшись обломками чуть ли не рядом с первым подранком. А второй – величественно рухнул в воду, распугав на какое-то время в стороны хищных тварей. Но тут выяснилось, что почти у каждого спецназовца в наличии прибор ночного зрения, так что бой продолжился и при отсутствии прожекторов. Но именно ночная темень помогла сравнительно незаметно покинуть поле боя оставшимся в живых «летунам». К тому времени они уже передвигались по земле, видимо запас топлива в реактивных ранцах оказался не бесконечен. Около десятка, собравшись плотным строем вокруг одного из них, разогнались на берегу, да так и плюхнулись в воду. Примерно получилось нырнуть в том месте, где и находился портал. Судя по тому, что никто из них вроде не всплыл впоследствии и не подвергся атаке чудовищ, они окончательно покинули мир Земли.

«Водолазы» - погибли все. Вроде бы…

Атакующие земляне – понесли невероятные потери, зато смело могли считаться победителями. Причём они ещё и поставленных перед ними целей достигли: взяли пленных. Шестерых средневековых рыцарей, которые участвовали в бою, зато дисциплинированно пролежавшие всё время в ложбинке. Троих «летунов», оказавшихся либо тяжелоранеными, либо оглушёнными при падении. Ну и одного живого «водолаза» удалось выковырять из его диковинного скафандра. Почти нереальное по сложности дело, но оно земным специалистам удалось.

Ко всему следовало добавить многочисленные трофеи в виде экипировки и оружия, которых на Земле практически не существовало. То есть примчавшееся командование, пожурило подчинённых за неоправданные, немыслимые жертвы в своих рядах, зато осыпало щедрыми обещаниями наград и внеочередных званий за тотальный итог операции.

Оставалось только понять, что это за чудища плавают в воде, как с ними совладать, и можно ли вообще извлечь из них какую-то пользу. Оброненный кем-то вопрос «Вдруг они разумные?», все дружно и уверенно проигнорировали. Да и короткого наблюдения за странными водоплавающими, подтверждали наличие только животного инстинкта. Кстати было отмечено, что монстры резко сбавили в активности и всё чаще и чаще, тупо пытаются выброситься на берег. Ну а первый же доставленный к месту событий ихтиолог подтвердил:

- Несомненно, это обитатели солёного моря или океана. И если мы их не вытащим из пресной воды, они вскоре подохнут.

Но это произошло уже следующим утром, когда всё трофеи, до последнего кусочка от скафандров были разысканы, классифицированы и уложены в соответствующие ячейки. Тела погибших иномирцев вывезены, заспиртованы или заморожены в криогенных установках. Только и оставалось, что осушить карьер и собрать утонувшие тела и трофеи. Но как это сделать, если постоянный приток подземных вод превзошёл объём кубометра в секунду? Уж образовалась солидная речка, пробивающая себе путь от карьера среди соседних холмов и возвышенностей.

К тому моменту ведущийся допрос шестерых рыцарей, или как их назвали в документах «витязей из мира Трёх Щитов», перешёл в иную фазу. Их не били и не давили физически, потому что пленные вроде как ничего и не скрывали. Мол, сопровождали принцессу, которая решила вернуть двух землянок домой. При возвращении портал сработал только один раз, и принцесса вернулась в империю Герчери. А вот они, шесть человек застряли здесь. Пять витязей в основном молчало, отнекиваясь тем, что плохо понимают здешнюю русскую речь. Они-то и в мире Трёх Щитов отличались немалым акцентом, потому прибыли туда во время спасательной миссии в последние моменты гибели мира Герчери. Тем большие трудности они на Земле испытывали в общении.

За всех отвечала канцлер, как старшая по званию. При этом Апаша Грозовая весьма строго напоминала:

- Мы никому никакого вреда не принесли, в сражении не участвовали, нас винить не в чём. И не забывайте, какие заявления сделал вам консорт нашей империи Борис Ивлаев: за причинение вреда его родственникам или подданным нашего мира, будут уничтожены все командные структуры и цепочки исполнителей, отдавшие опрометчивые приказы или пытающиеся их выполнить. Ну и самое грозное предупреждение об опасности: пора всему живому убираться от этого странного озера. Местами трава гелеозе уже скоро достигнет убийственной высоты и начнёт выделять ядовитые летучие вещества. Причём не обязательно давить стебель или листья. Достаточно сильного порыва ветра.

В самом деле, трава росла почти на всём огромном периметре вокруг карьера, доставая клиньями до кирпичного завода. Земляне попытались сжигать поросль огнемётами, но тут же за это поплатились: образующийся при сгорании яд ещё больше распространялся по воздуху, не поддаваясь никакому разложению или уничтожению. Костюмы полной химической защиты вроде спасали непосредственных исполнителей, но вот куда и как сильно дальше ветер дунет? То есть согласились: опасное растение должно было вырасти, простоять дней десять и чуть подсохнуть. Только тогда можно сжигать. Не раньше!

- А кто эту гадость у нас рассеял? – следовали новые пристрастные вопросы. – И как он это сделал?

- Процесс очень сложный, - ничего не скрывала Грозовая, - чтобы семена оказались подготовлены к посадке и к дальнейшему проращиванию их надо не просто собрать через три месяца после высыхания на корню, но потом ещё и два года содержать в специальном растворе. Ну а кто это сделал… У нас идёт война с людоедами, но вряд ли они сумели отыскать тропинку в ваш мир. Есть ещё кречи… те, тем более на такое неспособны. Хотя хитрости и коварства им не занимать. Скорей всего здесь действовали некие иные, могущественные лица, поставившие для себя задачу кардинально перекрыть общение между нашими мирами. Они же испортили или перенастроили портал.

- Именно они устроили здесь бойню, чтобы убедиться в вашей смерти?

- Именно!

- Из-за них появились здесь морские монстры?

- Скорей всего.

- Но кто они такие – вам неизвестно?

- Понятия не имеем. В этом может разобраться только Борис Ивлаев, наверное… Но он сейчас убыл куда-то по не менее важным делам. Придётся немного подождать. Но на это время лучше объявить зону заражения, и территории к ней прилегающие, карантинной. Крайне настойчиво советую поспешить с этой акцией.

Почем-то Апаша не сомневалась, как только в окрестностях новообразовавшегося озера станет тихо и безлюдно, Мария и Катерина выберутся из своего временного схрона и отыщут возможность вернуться в империю. А уже оттуда они подадут весточку Борису и организуют любую действенную помощь.

Только как они станут нырять в воду, пока там плавают кровожадные монстры? Вот канцлер и подала новый совет:

- И тварей этих с колючками, рекомендую немедленно пристрелить. Или выловить оттуда. Иначе издохнув, они своим разложением тоже отравят все окрестности. Недаром их сюда какая-то вражина перебросила. Неспроста!

Военные кривились, тяжело вздыхали, чесали в затылках, порой кивали согласно. Но всё-таки ждали кого-то, кто разрешил бы все последние сомнения. А кто это может быть? Сложный вопрос…

Всё-таки речь идёт не просто о контакте с иномирцами, а о первом, кровавом столкновении с ними. И подобный аспект следует решать на самом высоком уровне.

Глава 18 НЕСГОВОРЧИВЫЕ

Новые знания о возрасте наших партнёрш, изрядно подкосили нас в моральном плане. Зато появился и положительный момент: у Леонида словно гипнотическая пелена спала с сознания. И он теперь уже никоим образом не поддавался на уговоры куколки Грейи, куда-то идти, во что-то влезать и на что-то соглашаться. С какого-то момента и он твердил:

- Нам вначале надо увидеть наших карапузов! И точка! – и уже отдельно для меня: - Боря, ты опять оказался прав. Так что отныне поддерживаю тебя в любых начинаниях. Командуй!

- Ловлю на слове! – ворчал я в ответ. – Только попробуй ещё хоть раз полезть какой-нибудь старушке под юбку! – хмыкнули мы одновременно, вспомнив и покосившись на чистую символику местных юбок. – Ну а чтобы не бездельничать, потребуем от бабушек, чтобы нас к мосту проводили. Всё-таки я уверен: именно там все высшие тайны этого мира скрываются.

И мы стали рисовать мост и стрелки к нему на остатках бумаги.

Красавицы нас поняли, хотя их ауры и заполыхали тёмно-синим цветом раздражения и лимонным – недовольства. Наблюдая это, я приготовился к самому негативному развитию наших дальнейших отношений. Товарища также предупредил, чтобы сторожился и не расслаблялся. То есть мы с ним не поверили, что нас всё-таки согласились провести к мосту и устроить там некое подобие экскурсии. Особенно если вспомнить многочисленные ловушки здешних каменных лабиринтов. Скорей всего нас хотят завести в какую-то западню и…

- Бамбарбия и кергуду в одном флаконе! – как выразился туманно мэтр циркового искусства. Ещё и посоветовал: – Надо держать этих старых нимфоманок крепко за руку, тогда они нас никак не столкнут в какой-нибудь колодец.

Но, к огромному удивлению, минут через пять нас вывели наружу и мы оказались на той самой дороге, смотрящейся как широкий и приличный тракт. Займа махнула ладошкой, показывая, что мост откроется нашему взгляду уже за ближайшим поворотом. Но когда я предложил двигаться в ту сторону, потребовала от нас обоих соблюдать некие ритуалы, правила, ни во что не вмешиваться и продолжать крепко держаться за руку сопровождающих. Иначе, мол, могут случиться неприятности.

Причём во всех этих объяснениях просматривалась немалая решительность и крайняя настойчивость. Пришлось подчиняться, и всем своим видом обещать, что будем паиньками. Хотя отдельно для Найдёнова я эти непонятки прокомментировал так:

- Надо вести себя как короли: я слово дал, я его и заберу обратно. А на всё остальное будем реагировать по обстановке и на своё усмотрение. Главное чтобы ты не сорвался, засмотревшись на очередные стройные ножки.

- Ладно тебе, - досадовал Лёня, - хорош издеваться!.. Сам-то ничем не лучше! Двух реликтовых самок оприходовал.

На тракте мы оказались не одни. Со стороны моста шла группа йети, уже знакомого мне состава: Три копьеносца и десяток безоружных. Причём одного из своих соплеменников они вели под руки, придерживая с двух сторон, а второго так вообще несли на плечах. Новые пострадавшие? Боровшиеся за право сбросить ребёнка в пропасть…, тьфу ты, в портал?

- Опять драка? – вопрос свой продублировал движениями кулаков. Ну и ответная мимика Займы мне показалась странной. Она в недовольстве закатила глазки, после чего ещё и рукой махнула с досадой. Явно осуждала этот варварский обычай драться. А почему? То ли в силу своего примерного, почти двухвекового воспитания? То ли по причине осуждения именно местных традиций?

На нас йети смотрели вылупленными глазами, скорей с осуждением и полным недоумением. Кажется, подобные нам особи здесь непривычны для пейзажа. И только благодаря нашим провожатым, в виде штатных лингвистов, к нам никто так и не высказал претензий. Хотя чуть головы себе не свернули, провожая нас липкими взглядами.

Это они ещё не могли видеть громадный боевых серпансов, которые тупо шли за нами следом. Но какие бы не были наши скакуны, пусть будут к нам как можно ближе. Всё-таки они – огромный козырь в нашем положении.

А мы тем временем прошли поворот, оказавшись на конечном участке тракта, упирающегося в утыканную кольями баррикаду. И сразу стало понятно, что нам сейчас повезёт увидеть очередные два спектакля, которые предваряют отправку ребёнка (или кардинально помолодевшего человека) домой.

Сразу две группы йети, опекающихся двумя мальчиками, стояло в очередь к грифонам. А те, всё такой ж огромной толпой, перекрывали дорогу. И опять основная масса длинношеих, высоких воинов, полукругом охватывала площадку для поединков. И там готовился очередной бой, всё в той же диспропорции: двое йети – против одного грифона.

Мы же вчетвером прошли спокойно до самого ристалища и приготовились к просмотру. Пожалуй, мы здесь оказались пока единственными, ни в чём не заинтересованными и не болеющими зрителями. И подобное здесь наверняка происходило крайне редко, потому что на нас с минуту пялились безмолвно все присутствующие. Потом один из йети не выдержал, и что-то спросил у девушек. Грейя ответила нечто аналогичным мычанием, и сразу же на нас перестали показательно обращать внимание. Вот бы ещё понять, о чём они поговорили? Не пора ли нам, в самом деле, как можно скорей побывать в лаборатории с саркофагами?

Ладно, это всегда успеется. Пока – можно просто собирать информацию через зрительное восприятие. Хотя и язык глухонемых следовало развивать. Вот я и попытался выяснить жестами:

- Обязательно сражаться именно в таком соотношении? Двое – против одного?

Как стало понятно из объяснений Займы, можно и один на один. Но! Таких силачей или бойцов среди лохматых йети попросту не существует. Вот они и сражаются парами. Хотя по правилам, может и один выйти. Мало того, при желании даже она, девушка, может выйти и сразиться с грифоном. Или обе девушки. Или взяв ещё и третьего к себе в команду, но это уже надо обсуждать каждый раз персонально, перед началом поединка. Ведь порой защитники моста и устроители баррикады соглашаются и с тремя подраться, а то и с четырьмя.

Лёня понял все эти объяснения несколько однобоко:

- Получатся, что даже мы с тобой можем выйти и сразиться грифонами? Только вот что это нам даст? Детей-то у нас нет…

- Что даст… Право прохода на мост, - объяснил я своё видение ситуации. – А уже, будучи на нём, я могу рассмотреть значки порталов. Или что там вместо них может быть в данном мире…

Пока мы переговаривались, поединок начался. И, похоже, сегодня был день неудач для йети. Потому что грифон довольно быстро сбил с ног обоих мохнатых соперников. Да так им наподдал своими кулаками, что те не смогли больше продолжать бой. После чего победитель подошёл к краю площадки и требовательно взмахнул рукой в сторону группы поддержки. Именно там, на руках одного из аборигенов восседал чудный мальчонка с симпатичными завитушками на голове. Именно его, удручённый проигрышем своих соплеменников, и понёс тяжко вздыхающий йети. Дошёл до грифона, да так и предал ему малыша из лап в руки.

Тогда как сам ребёнок ни в коем случае не заморачивался сменой опекуна. Только и помахал ручонкой своим остающимся покровителям. После чего вполне доверчиво прильнул к плечу уже нового опекуна. Кажется, он явно радовался скорому переходу в свой, родной мир. И для него все эти заморочки в виде поединков и всяких потасовок – служили только досадной задержкой при переходе.

Мы отошли чуть назад, взобрались на склон ближайшей горы, и уже приготовились наблюдать кидание ребёнка в пропасть. Тогда как победитель, пройдя тоннель под баррикадой, не пошёл на мост, а неожиданно свернул в сторону и скрылся в пустотах основания моста. Или это были жилые пристройки под основанием?

На наши требования объяснить, что и почему, девушки тяжко вздохнули и затеяли очередную пантомиму. Если её правильно мы интерпретировали, получалось следующее: йети – бросали детей в пропасть, тогда как грифоны заведовали прямым порталом перехода во внутренностях основания. Только вот после бросания ребёнок попадал чуть ли не к себе в родной дом, а после непосредственного перехода оказывался довольно далеко от дома. Насколько именно, и как долго он потом добирался, уточнить не получилось. Как и получить ответ: с какой именно стати одни бросают, а вторые переводят? На это лингвисты только устало взмахнули ручками и неприличными жестами показали:

- Языки надо изучать! А не безграмотными демонами тут смотреться! - (опять-таки, хотелось надеяться, что приставленные ко лбу пальцы не баранов обозначали).

На следующий поединок грифоны выставили слишком уж тощего, даже хрупкого на вид бойца. Наверное, молодого решили поднатаскать? Или у них там все выходили на бой по жребию? В порядке очерёдности? Этим тут же решили воспользоваться йети, выдвинув на ристалище своих самых массивных и длинноруких соплеменников. Поэтому изначально казалось, что победители определились заранее.

Отнюдь! Молодой да хрупкий, оказался удивительным по гибкости и по ударной мощи бойцом. Он настолько зачастил ударами кулаков и ног, что мохнатые соперники, пытавшиеся его взять в клещи, не атаковали, а стали медленно отступать. А потом исход боя решила досадная случайность. Один йети запнулся, пятясь, и стал падать. Грифон тут же устремился следом, пытаясь пробить прямой в голову, чтобы окончательно вывести одного из борьбы. Но тот, уже падающий на спину, вдруг выпрямил нижнюю ногу, да так наподдал ею длиннорукому грифону, что тот банально вылетел за пределы площадки. Выкатился. Тут же вскочил, ни капельки не пострадавший. Но…

Поединок на этом и закончился. Видать таково правило: не покидать периметр площадки, иначе засчитывается поражение.

Ох уж, как дети, радовались йети! В том числе и болельщики. Похоже, никто из них не верил в победу, а тут такая удача, пусть и пришедшая благодаря случаю и нерасторопности. И все целы, остались на своих двоих.

На своих двоих, виновники торжества степенно прошли к группе с ребёнком и забрали мальчика. Этакий чернявый малыш, неожиданно показавший мимикой, что он надеялся на иной исход поединка. Неужели боялся падения с громадной высоты? Или вообще, по характеру капризный ре… человек? Кстати, мальчиков среди детей, как мы успели заметить, имелось большинство, примерно четыре пятых от всего количества. Что само по себе несколько странно, ведь именно женщины больше мечтают об омоложении и готовы для этого прыгнуть хоть в жерло вулкана с раскалённой магмой.

Пройдя сквозь строй грифонов и тоннель, победители вышли на мост, но далеко по нему заходить не стали. Видимо порталы тут имелись разные, не удивительно, что персональный, для каждого места прибытия. Если не вообще – они отличались по мирам, или по вселенным.

Но оба опекуна ни капельки не сомневались в своём выборе, взобрались на парапет, передавая дитя из рук в руки, а потом и сбросили его вниз в этаком едином движении, с которым нержавеющие работник и колхозница на ВДНХ тянут к небу серп и молот. Как только сами вниз при этом не свалились-то?

Позицию для наблюдения мы заняли заблаговременно, вновь поднявшись чуть по склону, и оставив наших экскурсоводов внизу. Они поленились подняться, а мы нет, потому всё видели изумительно чётко. Мальчик всё-таки оказался пугливый. От восторга не визжал, наоборот весь скукожился, перестал дышать и крепко зажмурился. Летел он невероятно долго, метров сто пронёсся камнем вниз. У меня уже и сердце пропустило удар в испуге, что случится трагедия. Но ничего страшного не произошло, дитё исчезло из видимости, словно его и не было. Никаких вспышек, сияний или иных сопутствующих эффектов. Тогда почему так радуются йети? Чего они добились? И какая им выгода?

- Пора учить язык! – подвёл Лёня итоги нашим сомнениям. Но у меня появились иные мысли:

- Пока «наших» деток не увижу, в саркофаг не полезу. А чтобы даром не терять время, предлагаю прогуляться по мосту и осмотреться там, как можно тщательнее.

Судя по скепсису на лице моего товарища, он понимал цену прохода и осознавал, что мы скорей всего проиграем. Если сражаться честно. Но отговаривать меня не стал, философски рассудив:

- Если и не прорвёмся, то хоть согреемся и развлечёмся.

- А то! – взбодрился я его оптимизмом. Но тут же снизил голос до минимума: - Кстати, ты не слишком откровенничай в присутствии этих престарелых девушек. Всё-таки они лингвисты с уникальными способностями. Вон как любое слово наше ловят и каждый звук анализируют. Ещё и пальчиками постоянно шевелят, словно переговариваются между собой и советуются о каждой услышанной фразе. Того и гляди понимать нас начнут без словаря.

- Понял! Будем вводить их в заблуждение ненормативной лексикой, феней и сорными словечками из иностранных языков. Интонацией – тоже можно путать этих престарелых шпионок.

Почему бы и нет? И, уже спускаясь, я попробовал:

- Замётано, бро! Заныкаем чувих залать мазу с песцами.

За что получил от великого мэтра циркового искусства поощрительное хмыканье и его уважительный взгляд.

Местные расклады мы вроде как понимали, но всё-таки к цели попробовали проскочить, как говорится, на халяву. Обошли по небольшому радиусу площадку для поединков, и двинулись к проходу, между шеренгами грифонов. Туда как раз из тоннеля двинулись йети, совершившее своё «жертвоприношение» мосту. На наших девиц, мы старались внимания не обращать, хоть они нас и пытались хватать за рукава и что-то чирикали с возмущением на своём языке. Мало того, мы чётко расслышали два слова, которые подтвердили мои самые смелые ожидания:

- Так нельзя! – это вырвалось на нашем великом и могучем от Займы. Значит, она уже довольно далеко продвинулась в расшифровке наших переговоров, раз сумела выделить и сформулировать подобный запрет.

Грифоны поначалу тоже несколько растерялись от нашей наглости, и мы успели пройти двух, трёх особей. Но после этого они все дружно и с возмущением загалдели, плотно сомкнули свои ряды, уткнулись в нас своими копьями, а на баррикаде послышался скрип натягиваемых луков.

Пришлось останавливаться, и с недовольным видом апеллировать нашим экскурсоводам:

- В чём дело, уважаемые? Что за беспредел, и почему к нам такие претензии?

О сути нашего возмущения можно было догадаться по тону и нахмуренным физиономиям. Сразу же Грейя стала нам объяснять всю неправомочность наших действий, тогда как Займа многословно стала объяснять уже непосредственно грифонам наш статус, наше дикое незнание законов, и многое другое, о чём мы и не попытались догадаться. Главное, что суть оставалась прежней: хотим попасть на мост – должны выйти на поединок. Но мы и не сильно расстроились, не получилось, да и шуйвы с ними.

Лёня ещё и финал анекдота напомнил, про хитрого студента, повышающего себе финальную оценку на экзамене своими уникальными умениями:

- Ну и ладно, четыре – так четыре!

Я развернулся, и двинулся на ристалище. Товарищ вышел за мной следом. Тотчас гомон сменился своей тональностью на заинтересованный и возбуждённый. Даже йети из последней группы, не спешили уходить, а подошли ближе. Похоже впервые здесь на бой выходили люди, подобные нам. Хотя, если есть женщины нашего вида, то почему здесь не должно быть мужчин? А их, скорей всего таки нет! Ибо слишком истосковавшимися по определённой ласке выглядели престарелые лингвисты. Тоже загадка…

А вот дальше сценарий пошёл не по нашей задумке. Нет, мы не боялись противника, даже если не получится победить, ничего страшного кроме синяков не получим. Зато мне лично хотелось побродить по мосту только в сопровождении Найдёнова, сразу отрицая навязавшиеся нам хвосты. Но именно они, удивили преизрядно, когда следом за нами вошли на площадку и встали у нас за спинами.

И ладно бы только мы поразились этому пассажу. Изумило и поведение грифонов. Они вначале выпустили на нас двоих одного, а вот против нашего неравнозначного квартета выставили двоих бойцов. То есть добавили второго. Но после короткого совещания, выставили ещё и третьего. И я ошеломлённо пробормотал:

- Они издеваются? Или считают этих бабок опаснее нас?..

Лёня отреагировал с должным немецким, породистым пафосом:

- Я-а, я-а! Дас ист фантастиш! – чего уж там, умеет мастер улыбнуть в трудную минуту.

А что нам теперь-то делать? С одним мы могли справиться вполне реально. С двумя… тут уже без наших магических штучек не обойтись. А вот что делать с третьим?.. Да и зачем нам упали на хвост наши экскурсоводы?.. Они просто постоять вышли? Или оказать нам первую помощь?..

Что-то тут не сходились расчёт и логика с пониманием действительности. Даже непредвиденные опасения появились: начнём поединок, а наши соратники, в никаких юбчонках, ударят в спину гипнозом. Или ещё чем поопасней. Той же спицей из причёсок, к примеру. Или молнией из браслетов.

Поэтому я начал с эксперимента, в двух словах объяснившись с товарищем. Он кивнул, и мы с отрешёнными лицами обошли и встали за спинами наших местных «подружек». Глянем, что из этого получится.

И увидели! Реакции – ноль. Что со стороны участников, что со стороны зрителей и болельщиков. Вернее, даже какой-то гул одобрения пронёсся. Словно мы поступили рассудительно и единственно верно. Один Найдёнов всё ещё сомневался:

- Неужели эти длиннорукие боксёры-молотобойцы осмелятся избивать слабых женщин?

- Мм…? - промычал я в сомнении. – Может мы чего о них не знаем? Или это грифоны рассмотрели наши магические умения?

Дальше общаться стало некогда, сразу, сходу, завязалась сложная вязь поединка. Грифоны, ринувшись в брутальную атаку, не только поступили непродуманно, как казалось на первый взгляд. Они воплотили в действие некую задумку, благодаря которой могли сшибить с ног как минимум нашу передовую пару. Благодаря длинным рукам и необычайной гибкости своих мускулистых тел, двое ринулось вперёд, подтягивая за собой третьего, а потом и бросили его, словно выстрелили телом из рогатки. Причём тело развернулось в полёте параллельно земле, с намерением сбить женщин в районе чуть ниже пояса.

Увы, получилось у них это крайне неэффективно, если не сказать провально. Наши соратницы по строю подпрыгнули высоко вверх и вперёд, в этаком уникальном сальто нанося удары ногами по головам «метателей». Тогда как и мы с Лёней ни капельки не растерялись: встретили тело первого противника, уже почти достигшее земли, мощнейшими ударами ног. И при добивании не постеснялись воспользоваться своими кулаками. Этого хватило, чтобы задохнувшийся от боли и от сбитого напрочь дыхания, наш первый соперник выбыл из боя. Мы его попросту перешагнули и, расходясь в стороны, попытались охватить полукольцом оставшихся противников.

А им и так изрядно доставалось! Имея великолепную реакцию, уйму силы вагон уникальной гибкости, длиннющие руки, они превосходно ставили блоки почти на каждый удар и даже пытались контратаковать мелькающих перед ними женщин. Но именно, что «почти». Потому что не успевали закрыть все бреши в собственной обороне. Повизгивающие время от времени валькирии атаковали с таким азартом и воодушевлением, что нам, по сути, вроде и не следовало вмешиваться. Но тут уже взыграла наша мужская гордость. Ведь поступили совсем не по джентельменски, выпустив дам впереди себя, а теперь останемся за их спинами?

Вот мы и ринулись с двух сторон, просто вынося ударами обоих грифонов за пределы ристалища. Получилось красиво, да и рёв восторженных болельщиков это подтвердил. Причём ревели и соплеменники проигравших. Пусть и скороспелый поединок, но он понравился всем без исключения.

Кроме самих лингвистов. Они замерли на месте, восстанавливая дыхание и из-под нахмуренных бровей глядя на наши показушные, ребяческие хлопки ладоней и вскинутые вверх руки. Мы как бы сразу показывали этим, что и сами справились бы играючи с соперниками.

«А не надо было входить в боевой круг! – мысленно торжествовал я, заживляя у себя чуть сбитые костяшки пальцев. – Пусть лучше будут нам должны за проводку на мост, чем самим выделываться. И вообще, надо делать всё, руководствуясь только собственными интересами. До тех пор, пока не увижу наших карапузов и не пообщаюсь с самым старшим из них. По логике, именно к нему должны вернуться воспоминания в полной мере. Если нам не врут…»

Когда мы двинулись к баррикаде, грифоны перед нами расступались не в пример охотнее, чем пред йети. Ещё и улыбались дружественно. Это, если мы правильно интерпретировали их оскал на лошадиных, вытянутых лицах. Мало ли как оно бывает…

Но пропустили. Луками не баловались. Да и в самом тоннеле нам препятствий не чинили, как и ловушек не устраивали. К сожалению, наши дамы так и шли за нами, не отставая ни на шаг. Словно безмозглые серпансы.

А потом мы вышли на мост. И меня неожиданно ударило током.

Глава 19 НЕПРОСТОЙ ВЫБОР

Часам к одиннадцати утра, к кирпичному заводу, прекратившему работу и ставшему враз секретным объектом, прибыло самое высшее командование и представители властных структур. Пяток генералов, несколько секретарей президента, и несколько невзрачных личностей в баснословно дорогих костюмах. Причём последние совершенно не были знакомы подавляющему числу россиян, но именно им смотрели в рот что генералы, что секретари президента. Иначе говоря, прибыли личности воистину правящие миром, оставаясь при этом в тени и не выпячивая свои высочайшие полномочия. А может и не они лично? А их доверенные представители?

Ведь повод для прибытия такой основательной комиссии имелся невероятный: первое полноценное сражение с иномирцами, да ещё и окончившееся победой землян. Первая стычка, возле сумасшедшего дома города N-ска только раззадорила наземную военщину и теневых правителей. Тогда бой завершился почти бескровно, потому что большинство сил правопорядка оказалось усыплено. Зато не смогли захватить ни трофеев, ни пленных. А сейчас есть с кем поговорить, как на высшем уровне, так и допросить жёстко, в случае необходимости.

Жаль, что поговорить с захваченными «летунами» и «водолазом» не получалось из-за серьёзных ран и бессознательного состояния оных. Один правда навал отвечать, но совершенно на непонятном языке. Да пришло понимания, что многого они и не скажут: солдафоны, исполнительные наёмники.

Так что сразу прибывшие ответственные господа, сопровождаемые несколькими филологами, уединились с канцлером империи Герчери и два часа вели с ней предметный разговор на тему: «Что будет, если…»

Вариантов «если» - оказалось бесчисленное множество. И каждый из них Грозовая рассматривала, руководствуясь своим боевым опытом, наработанной хитростью, отменной дипломатической смекалкой и управленческой мудростью. А также не забывала о личных интересах своих названных племянниц. И о совете-разрешении императрицы. Особенно при важных вопросах приходилось взвешивать каждое слово в ответ.

- Каким потенциалом в плане военной экспансии обладает как ваша империя Герчери, так и весь мир в целом?

- Никаких военных действий с Землёй мы вести не собирались. Да и не собираемся, пока. Наше пребывание здесь кратковременное, спорадическое и связано с банальным возвращением парочки местных жительниц. Что касается потенциала, то он огромен и даже мною не поддаётся нормальному исчислению.

- Но хоть какое-то сравнение можете привести?

- Если только примерное… Например, Борис Ивлаев, консорт нашей империи. Его ранг обладания магией соответствует экселенсу. И подобных ему много, вполне достаточно, чтобы сменить правительства на всей вашей планете.

- Почему тогда, если вы такие сильные, до сих пор не избавитесь от людоедов? – информация к переговорщикам от лица землян, поступала постоянно. Ведь где-то там допрашивали одновременно Татьяну с Кирой, а те успели узнать достаточно много о новом мире. Так что многочисленные распечатки уже лежали перед ними на столах.

- Потому, что среди зроаков тоже хватает экселенсов, а Трёхщитных, у них даже больше на каждую сотню воинов, чем у нас. Восемь – против двух. Это обусловлено именно проживанием на их территории существа, на котором зарождается редкий симбионт, пробуждающий в человеке магические способности. К тому же империя Гадуни, это определённая местность, на которой силы людоедов утраиваются. По совокупности этих причин наш мир с огромным трудом противостоит самой жуткой напасти.

- Мы можем помочь вам невероятным по мощи оружием, - снисходительно ухмыльнулся один из генералов. – Одна бомба и от Гадуни останется безжизненная пустыня. Не говоря уже о более мягком оружии, щадящем природу. Вряд ли ваши зроаки, со своей магией сумеют что-то противопоставить системе «Град» иди дальнобойной артиллерии.

- Увы! Любое проникновение в наш мир технически совершенного или огнестрельного оружия, тут же карается умерщвлением носителей. За этим строго следят контролирующие системы наших гроздей вселенных.

Тут же Апашу стали ловить на противоречиях:

- Откуда же тогда взято оружие, с которым сражались «водолазы» и «летуны» возле затопленного карьера? Ведь оно уникально и пока неповторимо даже для наших технологий.

- Существуют некоторые правила, при которых цивилизациям дают право на дальнейшее техническое развитие, при полном самоопределении своего будущего.

- А почему это, одним можно, а другим нельзя?

- Вопрос по существу, - похвально кивнула Грозовая. – Покажу на примере. Наш мир Трёх Щитов – пока и близко не подошёл к границе, за которой нам разрешат всё. И не по вине наличия у нас людоедов и кречей. Потому что это зло локально, и при усилии всей цивилизации, будет уничтожено походя. А потому, что у нас никак не сложится единого государства на планете. Ходя единый язык общения существует изначально. Каждый правитель холит и лелеет свою династию, охраняет свои границы и бережёт накопленные традиции, пережитки и устаревшие обычаи. Пока это будет продолжаться – мы так и останемся в эпохе «развитого средневековья».

- Наш пример – не попадает в рамки ваших объяснений, - заметил один из секретарей президента. – Земля развивается технически, и мы уже путешествуем в космическом пространстве. Тогда как государств у нас уйма и все говорят на разных языках.

- Причина проста, ваш мир банально выпал из системы контроля. И хотя порталы существовали всё время, и даже Связующий постоянно их поддерживал в рабочем состоянии, но в политику он не вмешивался, даже не присматривался к ней. Наверное, ему глубоко плевать, что у вас здесь происходит, потому и не сообщил Сияющему Кургану о творящихся здесь безобразиях. Иначе вам не суждено было создать огнестрельное, и ещё более страшное оружие.

На подобное утверждение, вальяжно и авторитарно отреагировал один из обладателей дорогущего костюма:

- Но мы его уже создали и можем применить против любого врага, который вознамерится приостановить наше развитие.

- Всё относительно, - мягко возразила ему канцлер. – Порой больному кажется, что его самочувствие резко улучшилось, а на самом деле не хочет замечать, что его организм перешёл в стадию предсмертной стагнации. К тому же не забывайте, что системы контроля вновь вернулись к просмотру ваших достижений или упущений в развитии. Реакцию этих систем я предсказать не могу, не довелось мне даже стать хранителем, имеющим некоторый контакт с Сияющим Курганом. Но, судя по рассказам тех же Ивлаевых, у вас на планете творятся страшные вещи, сравнимые по жестокости с людоедством. Куча злобствующих религий, неравенство, рабство, поголовное уничтожение себе подобных ради корысти, насильственное изымание органов для трансплантации и многое, многое другое…

- И что, нас по этим причинам начнут вгонять в каменный век? То есть объявят нам войну и начнут через порталы взрывать, к примеру, мечети и костёлы с церквями? То есть ради нашего блага – нас и уничтожать станут?

- В этом вопросе я не компетентна, - развела руками Апаша. – Разве что предположить могу, что кардинальные меры сразу применяться не будут. Возможно, выставят какой-нибудь ультиматум, потребуют навести хоть какой-нибудь порядок и придерживаться чёткого кодекса справедливости.

- И кто тогда устроил сражение возле затопленного карьера?

- Сама теряюсь в догадках. По этому вопросу мог бы прояснить ситуацию Борис Ивлаев, несомненный знаток порталов и любых перемещений. Но, судя по всему, «водолазы» и «летуны» - это чуждые нам, к тому же противоборствующие группировки из чуждых нам гроздей. Одни начали уничтожать других, ещё и вашим досталось… Исходя из этого, рискну заподозрить, что некие силы пытаются захватить контроль именно над порталами. После чего возможно начнут полнокровную военную экспансию либо к нам, либо к вам. Или банально продолжат воевать между собой.

- Для нас предпочтителен последний вариант, - признался один из генералов. – Слишком у них оружие опасное… Но, если они всё-таки решатся на вторжение к нам, мы можем надеяться на помощь мира Трёх Щитов?

- Скорей всего да, чем нет. Хотя даже я, канцлер империи Герчери не могу дать однозначный ответ. Мы сами находимся в жестоком противостоянии со зроаками и готовы принять посильную помощь любого союзника. Потому что у нас элементарно не хватает простых крестьян, для сельхозработ, не говоря уже про воинов на фронте.

- Так это вполне решаемый вопрос! – резко оживился один их теневых правителей Земли. – При определённых условиях мы вам легко поставим как сами плоды сельского хозяйства в неограниченных количествах, так и трудолюбивых, добровольно рвущихся на новые земли крестьян. Про воинов – вообще молчу. Только кинем клич, как тысячи добровольцев потянутся в ваш мир, неся с собой луки, арбалеты, копья и сверхпрочные сабли. И если они будут бороться за правое дело, уничтожая людоедов, то вскоре вы переименуете Гадуни в нечто светлое и чистое и начнёте интенсивно заселять новые земли новыми переселенцами. Их мы тоже готовы предоставить в количествах соразмерных миллионам.

Грозовая, от таких цифр покрутила озадаченно головой:

- Честно говоря, солидная и желанная помощь. Но что вы захотите получить взамен?

- О! Сущие пустяки! – последовало заверение. И тут же пошли конкретные подробности: - К примеру…

Переговоры продолжались.

Глава 20 КАК НАЙТИ НЕВЕДОМОЕ?

Током меня ударило преизрядно. Волосы встали дыбом. Везде. Челюсти свело так, что стала крошиться эмаль на зубах. Сам я не уверен, но, наверное, со стороны заметно было, как у меня ещё и дым из ушей пошёл. Ко всему накатила волна тошноты из-за вибрирующих, дрожащих внутренностей. Ну и перед глазами пошли красные круги, минуты на две полностью отключив зрительные функции.

Моему другу Найдёнову явно легче пошло проникновение в охраняемую зону. Он, не мудрствуя лукаво, просто свалился с ног и потерял сознание. Сачок!

Но что вызвало мою наибольшую зависть и недоумение (хотя я человек по сути своей не завистливый!), так это полное игнорирование странного тока нашими экскурсоводами. Что Займа, что Грейя, даже не почесались. Только защебетали активнее и размашистей стали жестикулировать. Удивились, что нам досталось? Или тому поразились, что мы не смогли защититься от удара? А если они о нём знали заранее, то почему не предупредили?

Зависть стала плавно переходить в озлобленную подозрительность. Уж не специально ли над нами такие вот эксперименты ставят? Или ещё чего похуже? Вдруг нас убить хотели? А теперь вот поражены до глубины души, что мы выжили?

Всё-таки минуты две я ничего толком не видел и не смог просмотреть эмоций наших, простите шуйвы, девушек. А когда проморгался и подлечился, да поднял на ноги пошатывающегося Найдёнова, ауры полиглотов уже горели цветами сочувствия и сопереживания. Ну и любопытство яростно сияло, как без него. Чуть позже, Грейя, достав кусочек бумажки, стала рисовать. Обвела мир руками – нарисовала кружочек. Затем себя с подругой обозначила в кружочке двумя точками. Пририсовала много кружочков близко к первому, обвела их, получилась…

- Гроздь! - понятливо закивали мы в ответ. Значит, есть некие сходства и какие-то связи между нашими вселенными. Уже хорошо.

Но дальше женские пальчики указали на нас с Леонидом, а карандашом начали искать, где для нас нарисовать кружочек нашего мира. На лицевой стороне места не нашлось, а вот на обратной, малюсенький кружочек был нарисован в самом уголке. То есть нам объясняли, что мы не просто не от мира сего, но вообще так от него далеки, так далеки…

Что нас именно за это - и ударило током. Ибо мы чужаки и быть нас здесь не должно по всем понятиям пространственных перемещений. Как следствие: все «наши» пятеро детей, останутся здесь навсегда. Путь для них домой заказан, потому что его просто не существует изначально.

Когда мы стали спрашивать о нас, нам только скорбно махнули руками:

- О вас вообще речь не идёт! Ибо вас здесь и похоронят. К тому же порталы никоим образом не переносят взрослых мужчин на их родину. Только женщин до определённого здешнего возраста в двадцать лет. И только с определёнными умениями и способностями.

Именно таким образом осознав всё показанное и сказанное, я озадачился новым подозрением:

- Взрослыми нас вернуть домой нельзя?.. А маленькими?.. Можно?.. Тоже нельзя, потому что нет соответствующего портала… Хм! Тогда получается, что вы нас пытались засунуть в саркофаги не только для обучения языка, а ещё и для омоложения до пятилетнего возраста?

Даже простая пауза перед ответом, заверила меня в обоснованности проснувшейся паранойи. Да и когда женщины стали рьяно убеждать нас, что ничего такого ими не задумывалось, аура показала, что они бессовестно лгут. Из чего следовали определённые выводы:

- Улыбайся! – сквозь зубы прошипел я товарищу. – И делай вид, что ты им во всём веришь! – после чего уже самим полиглотам: - Раз уж нам здесь помирать, то отложим эти вопросы на потом. А сейчас давайте осматривать мост. Если он опять чего-то против нас не учудит. Или учудит?

Красавицы только плечиками пожимали. Да и откуда им было знать обо всех тонкостях здешней безопасности? Что они здесь бывали – это однозначно. Но вот как они исследовали мост? Что узнали о нём? Какие выводы сделали? Что могут и согласятся ли подсказать нам?

Всё-таки нормального языка общения – ой как не хватало! Поэтому приходилось довольствоваться тем, что есть. Ну и как всегда, повышать наблюдательность, фиксируя поведение окружающих и тщательно его анализируя. Всё-таки именно по суммарности всего увиденного, вскоре предстояло принимать решение: учиться местному языку, влезая в прозрачный саркофаг, или заниматься этим делом постепенно, не спеша?

Мысли разные по этой теме мелькали, но в данный момент все свои умения и возможности мы с Леонидом направили на изучение удивительного, уникального, архитектурного строения. Разве что вначале я попытался уточнить:

- В данном мире…, - палец мой тычет в нарисованный кружочек, - Один такой мост? Или много? Или есть другие места, где детей бросают в пропасть?

Из объяснений стало понятно: такой мост – единственный и неповторимый. Зато в данном мире существуют ещё семь строений, с которых осуществляется отправка омолодившихся гостей по их прежним местам жительства. Чуть позже нам даже пообещали показать рисунки этих строений и даже картины с ними. В общем-то строения находятся крайне далеко друг от друга, их разделяют огромные безжизненные пространства и связей между ними практически нет. Но благодаря прибывающим сюда на работу женщинам полиглотам, некие отношения, пусть и запоздалые, идущие через иные миры, поддерживаются. Именно подобные женщины, возвращаясь сюда детьми и оставаясь здесь примерно до двадцатилетнего возраста, являются связующими звеньями между районами с порталами. Потому как попадают не всегда в одно и то же место, иногда их забрасывает в любой из восьми обжитых районов.

На последовавшие объяснения с помощью карандаша и пальчиков, Леонид с чувством воскликнул:

- Восемь чудес света! Да и сам мир – самая загадочная диковинка во всех вселенных! Нам хватит здесь увлекательных исследований до конца жизни.

- Несколько спорное утверждение, господин Найдёнов! - всё-таки мне повезло увидеть многократно больше иных миров, чем моему товарищу, - Но оно всё-таки близко к истине. Подобного нет нигде… Только вот всё равно не верю, что мы здесь застряли навсегда. Обязательно должен существовать проход в грозди иных вселенных.

После чего утроил собственное внимание, осматривая левую сторону моста. Некие рисунки (вверху символичного квадрата), символы (посредине) и пространные надписи (внизу), заметил практически сразу. Они выглядели как информационные таблицы и крайне отличались от знакомых мне обозначений многомерностью, размерами и обширностью. Фактически каждый небольшой пролёт перил, размером в два метра, имел на себе какие-то значки и каракули. Причём нашим гидам нижние надписи были понятны. Когда я тыкал в них пальцем, они читали слова и жестами пытались хоть как-то обозначить суть мира с той стороны портала.

Сами они там точно не были. Ни в одном из множества миров. Грейя указала на участок моста метров через сто справа. Займа – метров через сто пятьдесят слева. Именно там находилась дорога к ним домой.

А вот дальше начались непонятки с увиденным. Нижние надписи девушки читали легко. Но когда я ткнул пальцем в символы и рисунки в середине таблицы, на меня посмотрели с недоумением и пожали плачами. Ради сравнения, мой палец потыкал в пустое место – точно такая же реакция. Чуть позже наши экскурсоводы решили, что я интересуюсь именно классификацией камня, из которого сделаны верхние лаги поручней. И тут же попытались как-то объяснить необъяснимое. Но тут и бумага с карандашом не помогла, только мы и поняли, что некие карьеры (разные!) откуда брали мрамор и особой прочности камень, находятся очень далеко друг от друга, практически на границах данной жилой области.

Уточнять я не стал, зато у друга поинтересовался, используя жаргон в доступном мне объёме:

- Ты что-то зыришь сверху, над каракулями надписей? – почему-то мне показалось важным не вмешивать в этот процесс познания наших спутниц.

- Замётано, чувак! – подстроился под меня Найдёнов. – Секу какие-то символы, в виде закорючек или циферок.

- А ещё выше рисунки рассмотрел?

Ответ прозвучал в виде сравнения с индейским национальным жилищем. То есть был упомянут вигвам. Это меня заинтриговало ещё больше. Как такое возможно? Местные не видят это вообще, или нечто доступно только йети? И грифонам, в том числе? Или нас вводят в очередное заблуждение? А если нет, то, что это нам даёт? Наши уровни с Лёней, тоже несопоставимы. Поэтому я вижу не в пример больше, чем он. А он – больше чем местные?

Только и мелькнула позитивная мысль:

«Если нечто видится только таким носителям симбионтов, как мы с Лёней, значит и отсюда имеются лазейки в наши миры. Просто местные аборигены, как и временные гостьи, об этом могут не знать!»

Напрягало повышенное внимание полиглотов к каждому нашему слову, к каждой нашей интонации, к каждому жесту. В ауре красавиц так и вспыхивала досада, когда мы вставляли в свою речь новые, несуразные слова или их производные из нерусской и нелитературной речи. Так что мы забыли о стеснении и правилах куртуазного поведения, мололи что попало, не гнушаясь самыми пошлыми словечками. Главное было при этом не рассмеяться и делать рожу, несоответствующую сказанному.

Ну и мост продолжали исследовать, пройдя по нему с полкилометра и осмотрев обе стороны. Благодаря усиленной памяти, я старался запоминать все символы и все рисунки, к соответствующим надписям. Но и я благоразумно отбросил это дело, когда количество сфотографированных памятью картинок перевалило за две сотни. Для начала и этого хватит для обработки и анализа.

На что ещё обратил внимание: весьма неравномерно, через десять, а то и сорок пролётов, на перилах оставались свободные места, куда по логике можно было нанести новую таблицу. Что это? Нечто даже для меня невидимое? Недоработка строителей? Или свободные места для новых порталов? Как-то последнее размышление выглядит самым спорным.

Зато с самого моста, мы теперь прекрасно осмотрели на только основание для крайней опоры, но и всю отвесную стену пропасти, ограничивающую каньон. Там, на всех плоскостях, практически до самой поверхности долины внизу, просматривались тысячи и тысячи окошек!

Из последовавших объяснений, стало понятно, что мы видим город грифонов, расположенный в толще континента. Точно такой же город находился и с другой стороны моста. На вопрос, сколько там жителей, Грейя подумала, вспомнила наши обозначения цифр, и нарисовала «восемьдесят тысяч». Естественно, что стало нам интересно и количество йети с этой стороны. Тех оказалось в четыре раза меньше, всего двадцать тысяч.

Попытки нам объяснить, почему и для чего происходят поединки у моста между грифонами и йети – ни к чему не привели. Рисование каких-то ящиков или сундуков, детей рядом с ними – только вносило ещё большую путаницу. На их фоне наш недавний поединок – смотрелся вообще каким-то недоразумением. Следовало срочно учить местный язык. Или иметь под рукой не в пример больше бумаги.

Что я ещё понял, благодаря своему «оку волхва», так это неоднородность каменного массива, из которого состоял мост. В его внутренностях имелись многочисленные пустоты, тоннели и переходы. Однозначно, по ним можно легко пройти вдоль всего моста и выйти на другую сторону. Да там и окошки виднелись, если лечь на перила, перегнуться и глянуть Займа с нескрываемой досадой, пустилась в объяснения. Расшифровывались они примерно вот так:

- Ну сколько можно вам повторять?! Если ребёнок остаётся у йети, они его бросают в нужный мир с перил моста. Если дитя отвоёвывают грифоны, они его проносят во внутренние переходы, где существует дублирующая система возвращения омолодившихся лиц домой. Только там не бросают, а сажают дитя на выступ, и оно проваливается вниз. А уже потом…

Дальше вновь начинались непонятные сложности с сундуками.

- Ладно, ладно, - отмахнулся я от второстепенных сейчас знаний. – Самое главное скажи: мне с другом можно побывать внутри этих тоннелей и обследовать их?

Обе наши сопровождающие печально помотали головами. Ещё и на себя пальчиками указали. Мол, даже нам туда хода нет, табу. Только дети там бывают, и то не все. И не всегда. Нам – так и не довелось. Но, с другой стороны, там и нет ничего интересного. Только чуть иная форма возвращения домой, а суть совершенно одинаковая.

Осознав это, пришлось советоваться с другом и принимать решение:

- Надо пройти весь мост. До конца. Осмотреть обе стороны. Вдруг где и мелькнёт знакомый символ или рисунок. Как-никак, здесь около восьмисот порталов в иные миры и, скорей всего, не всеми здешние аборигены пользуются…

- Может в следующий раз? – засомневался Леонид.

- Ага! И опять драться с этими гуттаперчевыми грифонами? - напомнил я очевидное. – А если они против нас десяток выставят? Или два? Похоже, тут правила меняются в угоду обстоятельствам, о честной борьбе речи не идёт. Да и про удар током не забывай. Вдруг он вдвое сильней станет? После такого удара – я точно лысым останусь, а ты – полным импотентом.

- Чего так сразу я? – возмутился друг. – Почему не ты?

- Потому, что недавние обещания и брезгливость уже выветрились из твоей головы! – не стал я стесняться очевидного. – Не вижу, что ли, как старушки за твои локти ухватились и сиськами по ним отираются? И как глазки твои блудливые только одно желание высвечивают?

Найдёнов не стал отрицать, улыбаясь, как Чеширский кот:

- Плевать, сколько им лет. Главное – что выглядят потрясно.

После чего не удержался, и фривольно ухватил обеих нимфоманок за упругие попки. В связи с отличной доступностью последних (юбки-то - одно название!), лицо самца стало окончательно глупеть, переходя в состояние «раскатанная губа и слюни на подбородке». Только тогда я сообразил, что экскурсоводы наши вновь шалят с гипнозом и воздействием феромонами. Само собой, что рассердился, обозлился и не стал деликатничать. Ударил невидимыми эрги’сами по плечам Леонида, на какое-то время отсушивая ему руки и вызывая немалую боль по всему телу.

Ух, как он заплясал и задёргался! Прямо неистовый шаман у костра, обкурившийся мухоморами. Ещё и ошибочно принял полученное отрезвление, за какой-то коварный удар со стороны девушек. Потому отпрыгнул от них метра на три, а потом и за спину ко мне сместился, извиваясь и пытаясь выяснить:

- Ч-ч-ч-чё это?!

- Сам понимаешь, пытались тебя гипнозом затолкать с головой в медовую ловушку.

- Ч-ч-ч-чему так б-б-б-больно?

- Ну так, батенька! В ином случае, ты уже развернулся бы и ушёл в пещеры с этими старыми профурами.

Естественно, что Лёня всё понял, осознал, одумался и даже поблагодарил меня за дружескую помощь. Правда благодарность прозвучала на таком суржике, замешанном на фене, что даже я не всё понял. Наверное, так мой друг ещё больше пытался запутать наших надзирательниц и шпионок в освоении нашего великого и могучего русского языка.

И что ему на такое рвение ответить? Хвалить, почему-то, не хотелось.

Зато в дальнейшем Найдёнов вел себя как истинный паинька. Двигался резво впереди меня и старался оставлять между собой и коварными соблазнительницами дистанцию не меньше метра. Хорошо я ему мозги прочистил от разных воздействий. Да и шли мы на этот раз быстро, просматривая вначале одну сторону моста, а потом и другую.

Правда, на противоположной оконечности пришлось два раза задержаться. Первый раз – по причине появления возле нас двух йети с человеческим ребёнком. Выглядели они помятыми в прошедшем поединке, но довольными. И на нас демонстративно не обращали малейшего внимания. А мы сподобились вплотную рассмотреть весь процесс отправки омоложенной особи в её мир. Смотреть вроде было не на что: йети отыскали нужную надпись, помогли взобраться друг другу на парапет, да и бросили дитятко в пропасть.

Но я чётко фиксировал непосредственно падение тельца, задействовав все свои наработанные умения. Ребёнок пролетел невероятно много, метров двести, и набрал при этом приличную скорость. Опять у меня ёкнуло от страха сердечко, когда родилось преддверие трагедии, но… Мелькнула небольшое пятнышко света, в котором просматривалось нечто инородное, и в то же мгновение дитя исчезло.

Ошарашено мотая головой, я жестами поинтересовался:

- При такой-то огромной скорости, ребёнок в своём мире не покалечится при возвращении?

В ответ получил изображение качелей, противовесов, на которых малыш как бы перевешивал кучу каких-то коробок. Или сундуков. Что только добавило новых неясностей и предположений.

Попытался я так же и с лохматыми «бибизьянами» пообщаться. Хотелось выяснить, видят ли они, помимо надписи, ещё и символы с рисунками. Но все мои попытки общения, йети гордо проигнорировали и поспешили на выход. Мы тоже вскоре оказались возле тамошней баррикады, где нас поджидала агрессивно настроенная кучка грифонов. С ними я тоже попытался «поговорить», но сразу нарвался на откровенные грубость и хамство. Мне ясно дали понять, что при попытке выйти с моста на этой стороне, нам придётся участвовать в очередном поединке.

- Больно надо! – фыркнул я с презрением. – Со всякими хулиганами связываться!

Развернулся, да и пошёл обратно. Только и постарался запомнить звучание какой-то цветистой фразы, которую Займа бросила в сторону грифонов. Ругалась она с ними? Или банально поприветствовала?

Глава 21 ПРОБЛЕСКИ НАДЕЖДЫ

Продвигаясь вдоль иных перил, примерно на середине всего строения, мне удалось-таки рассмотреть некие знакомые рисунки на инфотаблице одного из пролётов. Именно в верхней части всех изображений, красовались рядом, в одну линию: штангенциркуль, транспортир, две башенки с куполом на фоне ракушки, ладонь с множеством башенок на ней и молот на фоне снежинки.

Только увидев этот ряд, я не удержался от восклицания:

- Эпическая гайка! – и тут же порадовался, что заскучавшие девицы чуть приотстали, переговариваясь между собой, и плелись метрах в пяти сзади. Зато ожил идущий впереди меня Найдёнов:

- Чего испугался? – добавляя в своей манере: - Здесь я, ничего не бойся.

- Сейчас буду присматриваться со всем тщанием и потом расскажу, - пообещал я, и настойчиво посоветовал: - А ты делай что хочешь, но отведи наших опекунш к противоположным перилам. Чтобы они мне тут не мешали… И это… Не поддавайся на провокации!..

Понятно, не мне учить мэтра выступлениям на арене. Лёня метнулся на другую сторону, и стал всем видом требовать помощи от наших экскурсоводов. Мол, хочу взобраться на парапет, поддержите меня. Красавицы к нему подошли, отговаривать не стали от странного поступка, но некий оживлённый диспут между ними завязался. Тогда как я уже со всем тщанием принялся изучать заинтриговавший меня ряд рисунков, да и весь пролёт в целом.

Все пять символов оказались мне знакомы. Все они имелись в том же Сияющем Кургане мира Трёх Щитов. Но если про Транспортира и Штангенциркуля я ничегошеньки пока не знал конкретно, то вот три остальных значка мне были отлично знакомы внешне и по их внутреннему содержанию.

Две башни с куполом между ними и на фоне ракушки, очень напоминающей символ нефтяной компании Шелл, обозначали мир Содруэлли, в котором находился живой город, называемый пуповина Туарта. Воспоминания у меня о том городе оставались самые приятные, пикантные и романтические. Если не считать нескольких досадных накладок.

Второй рисунок, ладонь с четырнадцатью башенками – вызывал гораздо больше эмоций, замешанных в большинстве на неприятных воспоминаниях. Потому что соответствовал миру, называемому по-разному. Подавляющим большинством сосланных туда обитателей, оно обозначалось как Дно. Тогда как в некоей империи Альтру, многоярусные, искусственно созданные подземелья, существующие вне пространства, назывались Просторами Вожделенной Охоты. Наверное, потому, что там выращивались на хищниках груаны, уникальные и загадочные симбионты, помогающие жить очень долго.

Например во мне сейчас два груана вполне мирно уживаются сразу с тремя Первыми Щитами. Именно благодаря им, вся моя магическая мощь возросла как минимум в пять раз. А по оценкам парочки специалистов – так в двадцать пять раз. С чем я вполне согласен, потому что никто и никогда в истории, так быстро не становился Трёхщитным, экселенсом, Иггельдом, Светозарным… и так далее. На том же Дне я несколько раз чуть не умер, был неоднократно бит, голодал, мёрз, горел, и заимел нескольких гражданских жён. Будет о чём рассказывать правнукам в глубокой старости.

Мир Снежного Молота, вообще являлся крайне опасным для проникновения туда. Стоило только вспомнить, как я попал в горячее машинное масло. Только и спасла, имевшаяся тогда у меня вуаль Светозарного. Посещать тот мир не хотелось совершенно, хоть и там не обошлось без парочки весьма приятных приключений.

Но сейчас я с фырканьем отогнал ненужные воспоминания, и сосредоточился вновь на попытке разгадать представший предо мной ребус. Есть пять рисунков-значков, обозначающих знакомые миры. Скорей всего миры центральные, каждый в своей грозди, как я догадывался. Возле каждого - малюсенькая молния, утверждающая, что дорога только в одну сторону, «туда». И как воспользоваться порталом, чтобы он сработал правильно? И по нужному адресу! Особенно держа в уме утверждения переводчиц, что отсюда перебрасывает домой только детей или женщин, доживших до определённого возраста. И помня, что лететь вниз надо сто, двести, а то и больше метров. Хотя и не факт…

Мне желательно попасть на Дно. Тоже неплохо - в мир Содруэлли. Оттуда всяко легче и быстрей получится добраться домой. Никто мне там препон чинить не станет, скорей наоборот, утомят излишним почитанием. Ну и повидаться с двумя обворожительными богинями, было бы совсем нелишним. А то в прошлый раз нам очень помешала сопровождающая меня Мария.

«М-да… Мария…, - совсем не к месту защемило в душе. – Как она там? И где?..» - усилием воли задавил посторонние мысли, тяжело вздохнул и вернулся к сиюминутным проблемам.

Ещё одно сомнение. Если портал выведет нас на Дно, это не в пример хуже. Там сейчас чёрти что творится: груанов нет, лифты не работают, Длани не откликаются на запросы. Ещё и посылы какие-то странные из пространства идут, пытающиеся развоплотить моего поумневшего Второго, серпанса-администратора. Похоже, что империя Альтру, так и не сумев себе вернуть доступ к Просторам, стала гадить и вредить в меру своих невероятных возможностей. Возможно, и порталы пытаются как-то повредить. Да и вообще, в столицу когуяров ещё добраться надо, ведь неизвестно, где нас с этой вот точки забросить может.

Сама суть портала здесь извращалась до неузнавания: значков-то пять! И как можно шагать вниз, не зная, в какой мир тебя забросит? Наверняка следует подробно разобраться в иных символах и досконально понимать все существующие надписи. По логике, именно они и дадут полное осмысление сути перехода. И сколько на это уйдёт времени?

Этак застрянем на Дне надолго и какой тогда смысл спешить, покидая этот мир? Кстати, весьма интересно, какое он имеет самоназвание? Я бы его назвал Молодильным. Но это так, мысли совсем пока не к месту.

По всем размышлениям получалось, что символы во второй строке, как бы служат управляющим контуром портала и в данном месте его надо всегда перенастраивать перед путешествием. Но как расшифровать символику? Да и самую нижнюю строку, накарябанную скорей всего на местном языке, не мешало бы прочитать чётко и правильно. И почему тогда йети, бросая детей, ничего не перенастраивают? Или я чего не понял? Может данный портал сам выбирает, в какой мир забросить визжащего от восторга ребёнка, выбирая именно его родной?

Поневоле взвоешь из-за своего незнания и в любой саркофаг добровольно замуруешься. Но как не хочется-то!

Пробовал я воздействовать на символы силой. Разной. Как и на рисунки давить в различной последовательности, прогревать их, или наоборот, охлаждать. А всё по той причине, что «оком волхва» чётко просматривал некие структурные связи между деталями и буковками всей инфотаблицы. Словно там имелась какая-то материнская плата, объединённая с непроницаемым для взгляда процессором. Как-то всё это между собой связано, и в создании нужного адреса, обязано взаимодействовать… Но вот как?!.. Тоска!.. Потому что у меня ничего не получалось, как ни изгалялся.

Что ещё можно сделать? Кроме, как спешно изучать язык… Наведаться во внутренние структуры моста, уломав как-то грифонов к сотрудничеству? Что-то сомнения меня гнетут в адекватности этих агрессивных аборигенов. И много их слишком, восемьдесят тысяч – это не сотню, две, обывателей взрывающимися эрги’сами запугать.

А может, придётся к иным «чудесам» здешнего мира добраться? Которых ещё семь. Вдруг там система порталов, привычная мне? Или переходы более просты в применении? Жаль, что не существует ни связей, ни дорог между объектами. Хотя… Наши экскурсоводы соврут, дорого не попросят. Да и сами они могут всего не знать. Скорей всего придётся плотно общаться с теми самыми «учёными», которые без спроса затолкали моего друга в саркофаг.

Пришлось уходить с перспективного места, скрывая в себе досаду и давя неуместные вздохи. Пусть пока аборигены не знают, что перед нами высветился лучик надежды на благополучное возвращение домой.

Пока шли, я обрисовал товарищу новости, изгаляясь в словоблудии, фене, суржике и их производных. Лёня не сильно расстроился, что у меня ничего пока не получилось, да и поддержал меня морально:

- Но тенга мьедо, амиго! Альтс вет зейн файн! – хорошо, что худо-бедно, но эти две фразы я знал, причём прозвучавшую на идише – чуть ли не единственную из моего словарика. Поэтому согласно кивнул, мысленно делая перевод: «Не бойся друг! Всё будет хорошо!»

Но в ответ не удержался от ворчания:

- Ага, это тебе всё «муй бьен!». Ты холостяк! А у меня дома проблем накопилось… С женой толком не развёлся, родителям и родне надо помочь, а про кучу розданных обещаний по иным мирам – вообще вспоминать неприятно.

- Ладно тебе, не менжуйся! – успокаивал Найдёнов. – Всё равно от нас пока ничего не зависит. Расслабься и получай удовольствие. Награда сама найдёт своего героя, а его жо… - приключения. Ха-ха-ха!

Кажется, он совсем избавился от своих страхов перед женщинами старшего, если не сказать древнего возраста. И недавние болевые ощущения позабыл. Потому что вновь посматривал на наших очаровательных спутниц озорно, игриво и придурковато. Сам-то я пока себя контролировал прекрасно, зато отлично понимал, почему в лесу нельзя оказываться на пути лося или оленя, когда у них наступает гон.

Вернее, оказаться-то можно, но только имея у себя в арсенале весь тот комплект эрги’сов, которые у меня в наличии. И благо, что я умел этим комплектом распоряжаться. Поэтому стал подбирать самый коварный «укольчик», как раз подходящий к данному случаю. Может и некрасиво так поступать с лучшим другом и меня потом загрызёт совесть, но уж лучше мы с ним поссоримся, чем он потеряет голову во всех смыслах этого выражения. Только и оставалось подобрать подходящий момент, и воспользоваться заготовкой, после чего Найдёнов на определённое время забудет о своём повышенном либидо.

Подойдя к баррикаде, мы вновь столкнулись с немалой группой недовольных грифонов. Они что-то злобно клекотали и размахивали своими длиннющими руками. Насколько я догадался по жестам, интонации и мимике, звучали их выкрики примерно в таком смысле:

- Почему вы так долго?! Нельзя праздно разгуливать по святыне! Идите в свои горы и там гуляйте хоть до посинения! Уходите немедленно! Иначе боги вас накажут!

Что отвечала им Грейя, понять не получалось из-за показного равнодушия и спокойствия женщин. Наверное, что-то в таком вот духе:

- Закон и традиции – на нашей стороне. Имеем право гулять, сколько нам вздумается. А будете много и не по делу кричать, так боги вас накажут.

Но препятствовать нашему проходу никто не стал, так что мы вошли в тоннель. Там я запустил в Найдёнову заготовленный эрги’с, пользуясь тем, что якобы случайно с ним столкнулся. Ещё и голосом, полным трепещущего ужаса, добавил:

- Лёня, держи себя в руках! Уверен, эти старые ведьмы что-то против нас задумали. А чтобы ты не поддавался на их коварство, всегда представляй себе, как твой орган попадает в хлеборезку!

- Тьфу, на тебя! – отшатнулся от меня товарищ, дёргая плечами, словно в ознобе. – Что за странные у тебя фантазии? Не сам ли только недавно сразу с двумя Ягами кувыркался? Ничего тебе тогда не отрезало?

Ничего, пусть ворчит в праведном гневе. Главное, что на подсознательном уровне у него выставлено полное отвращение к сексу и полная несостоятельность к нему. Ну… я так надеюсь. Всё-таки методика ещё не отработана досконально, только и пользовался пару раз чисто в хулиганских целях. Да и у товарища свой симбионт имеется, который его живо подлечит и что надо поднимет.

Пройдя тоннель, не замедляя шаг, так и двинулись по тракту. А вскоре уже и внутри жилищ йети оказались. Там наши экскурсоводы деловито нас повели в нужном, по их мнению, направлении. То есть, в лабораторию с саркофагами. Сразу я престарелых девушек разочаровывать не стал, но на полпути, сориентировавшись по запахам и благодаря частичному ощущению пространства, потянул Леонида за рукав, и мы беззвучно свернули в нужный коридор.

Не прошло и минуты, как красотки нас догнали и с возмущением стали прыгать на нас, стараясь пронзить остро торчащими сосками. При этом не гнушались на нас громко кричать и чуть ли не бить своими ладошками. Дескать, как это вы, такие-сякие, осмелились отойти от нас без разрешения.

Не совсем достойное поведение для женщин подобного возраста.

Да-с! Не солидно!

О чём я и попытался донести со всем своим усердием и пониманием языка глухонемых. Вроде бы получилось, дошло. Женщины хоть и хмурились, словно грозовые тучки, но кричать перестали, да и ручки больше в ход не пускали. Тогда как я продолжил вещать степенно и с чувством собственного достоинства:

- Мы – люди свободные! К тому же – в ранге почётных гостей в этом городе. Так что не смейте на нас даже голос повышать! И не забывайте: в ваши обучающие саркофаги мы влезем только после свидания и общения с детьми из нашего мира. Не раньше! А сейчас мы идём на открытую площадку с фонтанами и с обелисками. Нам надо немного отдохнуть и пообщаться наедине.

Как же! Оставят нас наедине! Так и шли за нами обе гурии, оживлённо между собой что-то обсуждая шёпотом.

Вышел я верно, на ту самую площадь с фонтанами и чудесной зеленью кустарников с травою. Только вот детишек там не оказалось. Лишь успели мы рассмотреть нескольких малявок, которых уносили спешно в дальние проходы их мохнатые опекуны. Нас испугались? Или у них в это время «тихий час»? А ведь у меня была задумка хоть немного пообщаться с детишками «старшей» группы, которые уже всё вспомнили о своей прежней жизни и вели себя как взрослые особи.

«Ничего, мы и сами отдохнём, - размышлял я, направляясь к самому большому фонтану в центре площади. – Еще лучше, если искупаемся! Не всё же время себя магией очищать…»

К сожалению, мечты о купании в прохладной водичке, пришлось отставить на неопределённое время. Причина этому: колонны йети выходящие изо всех проходов. Причём все они без исключения оказались вооружены копьями с широкими лезвиями, вместо простых наконечников.

Мы попали на учения местных сил самообороны? Или сразу на войну? И с кем это конкретно собрались воевать аборигены?

И куда это Грейя с Займой подевались? Даже спросить не у кого…

Глава 22 СРАЖЕНИЕ БЕЗ ИТОГОВ

Конечно, воевать не хотелось. Вся агрессивность у меня пропадала, стоило только вспомнить цифру здешнего населения в восемьдесят тысяч. Ладно, пусть в двадцать. Всё равно много. Ко всему, ещё и смотрело это население на нас волком. Или по-волчьи? Но в любом случае к нам симпатий не испытывало. Оставалось только удивляться, почему до сих пор не принимались экстренные меры по нашему пленению?

И почему именно сейчас всё-таки решились?

Мы их достали своим наглым и независимым поведением? Обиженные, побитые нами особи потребовали мести? Или мы нарушили некий священный обычай? Например, неправильно повели себя на мосту?

- Вот сейчас всё и выяснится! – пробормотал Найдёнов, вместе со мной пятясь к одному из самых массивных обелисков. Мысли у нас роились одинаковые: - Будем сдаваться?.. Или запеваем песню «Врагу не сдаётся наш гордый Варяг!»?

Своевременный вопрос. Потому что нас окружило тройным кольцом около сотни копьеносцев, наставив на нас оружие явно не с целью им покрасоваться. Опущенные копья смотрелись эффектно и устрашающе поблескивали. Этакая фаланга против нас получилась.

Но раз сразу железом кидаться не стали, значит, убивать не собираются. Но и переговариваться не станут, нам их мычание, как для слона стрекот кузнечиков. И не трудно догадаться, что подобный силовой прессинг для нас устроен только для фиксации в одном месте и…

Сейчас посмотрим, что предпримут их маги, шаманы или учёные. Леонида ведь как-то усыпили незаметно для него, во время первого захвата. Теперь станут меряться силами со мной. Точнее, уже стали!

Высоченные йети своими телами не давали нам рассмотреть, что у них за спинами. Но именно оттуда прилетела большая, прозрачная простыня, которая попробовала опуститься на наш оборонный редут. Леонид опасность не рассмотрел, но свой участок внутреннего силового щита держал на максимальных параметрах. Тогда как я, создал целый каркас силовых структур по внешнему периметру. Ну и приготовил к работе артефакт Акиус, который мне достался в мире Мёртвого моря. Здесь как раз для него предстояла работёнка. А опускавшуюся простынку легко сжёг жёстким излучением «Горчичника», который являлся разновидностью тринитарного всплеска и во время лечения помогал ускорять регенерацию живых тканей. Потому что знал, как отлично подобная регенерация сжигает все неживые магические образования.

Само сжигание прошло легко, для меня, а вот последствия рассеивания простыни, оказались неожиданными. Она не просто испарилась со звуком сработавшей мощной петарды, но и вспышку синего цвета дала, неслабо так ударив по глазам окружающих. И вдобавок выпала вниз противной, зеленоватой слизью. Вследствие этого фаланга непроизвольно отпрянула на полшага назад.

Здешних шаманов неэффективность первой атаки не разочаровала. Следом за простынёй тут же на нас стали опускаться облака разного цвета и разной степени насыщенности. Какие-то развеивались беззвучно, другие – с шипением, третьи – с выделением массы тепла или с громкими звуковыми эффектами. Получилось настоящее шоу с грохотом и салютами, не хуже чем во время праздников на Красной площади.

Напоследок облака и всякие атакующие структуры трансформировались в решётки, лезвия, сети или огромного вида градины. Не скажу, что совсем уж небрежно я от них отмахивался, но и сложностей особых не испытывал. Сродни тренировке получалось, или развлечению. И сил личных уходило ничтожно мало.

Может меня так специально расслабить пытались? Потому что явно отвлекли меня на отражение именно магических атак, и я фактически прошляпил атаку тривиальными средствами: на нас набросили натуральные сети, которые глупо было развеивать тринитарными всплесками. Вот и оказались мы плотно прикрыты сразу несколькими слоями мерзкой «путанки», пытающиеся прорваться сквозь щиты и прилипнуть к одежде. Тут же, пяток йети из первого ряда, оставив свои копья в лапах соплеменников, бросились к нам с намерениями завершить задуманное насилие и повязать наши тушки обычными верёвками. Конечно, существующие вокруг нас силовые структуры не давали сетям сковать наши движения напрочь, да и прожигать мы сети начали простейшими, но до предела раскалёнными светляками. Но срочно требовалась действенная контратака.

Пришлось включать Акиус. А он, такой, масштабного свойства. При необходимости воздействует по всей площади вокруг носителя и валит с ног всех, кто не имеет особой метки. Хотя и были у меня громадные сомнения. Сработает или не сработает? Ведь вокруг каждого йети некая магическая защита имеется, просто распыляющая в пространстве те же эрги’сы.

Найдёнов метку имел, соответственно. Он и остался на ногах. А вот вся фаланга копьеносцев рухнула наземь, словно молодая трава под косой рачительного хозяина. Так и хочется добавить: к моему огромному удовлетворению! Всё-таки местных аборигенов можно не только кулаками отправлять в нокаут.

Тут же нашему взору открылись иные действующие лица проходящего спектакля. Раньше загораживаемые спинами, они теперь открылись во всей красе: восемь местных шаманов и четыре особи женского пола. Три из них были отлично знакомы не только по именам: Займа, Грейя и Кали. Но если эти три выглядели как молоденькие и очень красивые девушки, то четвертая, несомненно, относилась к категории «ведьма старая, жуткая и страшная». Крючконосая, горбатая, вся в морщинах и со стандартным атрибутом в руках, изогнутой клюкой, на которую она упиралась с трудом. Отрицая постулат «Старость всегда благородна и нуждается в снисхождении», на каргу смотреть было противно – она вызывала омерзение.

Догадка о её возрасте промелькнула соответствующая:

«Если остальным дамам под двести лет, то этой старушенции – не меньше тысячи!»

Удар невидимыми лучами Акиуса, то ли не достиг этой кучки особей, крайне заинтересованных в нашем пленении, то ли у них оказалась должная по уровню защита. Но и они поняли, что мы так просто не сдадимся, и не факт, что чего-нибудь более страшное не применим. Поэтому наши противники перестали колдовать и выглядели довольно растерянными. Ибо следующим шагом оставалась только вульгарная драка с применением холодного оружия. Для этого у аборигенов ещё имелись резервы: около десятка копьеносцев осторожно выглядывали из тоннельных проёмов.

Разве что двое из колдунов присели возле лежащих копьеносцев и проверили касаниям, живы ли они вообще.

После такой проверки вполне логичным оказалось решение о продлении переговоров. И тут вновь удивили наши недавние экскурсоводы. Признаться честно, с моей памятью я приложил все силы своего интеллекта, чтобы как-то анализировать, разобраться и начать понимать хотя бы десяток слов из разговорного лексикона местных аборигенок. И уже чётко помнил несколько десятков слов, пусть и не будучи уверен в правильности их идеального смысла. Но сейчас та же Грейя нас просто поразила: она стала через одно употреблять слова из нашего русского языка.

Из чего оставалось сделать только единственный вывод: с нами работали гениальные полиглоты! С живым компьютером в голове! Ничего не уточняя, и только прислушиваясь к нашей речи, они схватили не только суть понимания, но и верного произношения. И это всего лишь за четыре с небольшим часов общения! Подобное в голове не укладывалось, но факт оставался фактом, с нами общались на нашем языке:

- Человеки! Напрасно вы упорствуете и не хотите изучить наши языки. Это же для вашего блага и коммуникативного общения с нами. В любом случае вам здесь жить до самой смерти и лучше вам как можно скорей влиться в здешний социум, изучить местные порядки и с сегодняшнего дня придерживаться тысячелетних традиций.

Понятно, что Грейя говорила с немалым акцентом, некоторые слова она подменяла жестами, некоторые мы угадывали скорей по смыслу, чем воспринимали на слух, но практически всё поняли. Осознали. Прониклись. Напряглись. Задумались ещё больше.

После чего я продолжил переговоры:

- Так-то мы согласны пройти процедуру познания вашего языка, никуда не денемся… Но тут вопрос принципа: вначале посмотрим на наших детишек и пообщаемся с ними, а уже потом…

- Никак невозможно! – тут же последовали возражения. - Вам придётся ждать ещё не менее суток. Вам ведь объяснили…

- Нет проблем! – тут же последовало согласие с моей стороны. – Мы готовы и двое суток подождать.

- Но вам же хуже!

- Ничего! Как-нибудь переживём. Тем более что с вами мы уже общаемся. Почти по всем позициям.

Тут и Леонид не удержался от скабрезной фразы:

- А в некоторых позициях, так вообще общение у нас получается идеальным! Ха-ха! Я даже готов повторить немедленно. И надолго. Как раз намечающиеся сутки истекут.

Мне только и оставалось, что раздражённо цыкнуть на друга, незаметно ткнуть его локтём под рёбра и хоть как-то оправдаться перед старыми ведьмами:

- Вообще-то скороспелые связи в нашей цивилизации не приветствуются. Так что мой приятель больше шутит и рисуется…

- Ничего, мы относимся к подобному благосклонно! – обворожительно улыбалась Займа. И стала дополнять свои слова такими переплетениями пальчиков, что впору было покраснеть всем скромникам: – Даже наоборот, мы несказанно рады вашему сексуальному влечению. Потому что мужчин здесь нет, мы от этого сходим с ума, а разряжаться друг с дружкой – не совсем правильно. Да и приедается быстро подобная услада.

На такое заявление, даже я не удержался от похвальных кивков. Ну и при ответе тоже не стеснялся пользоваться весьма вульгарными жестами, дублируя свои слова:

- Если вы так заинтересованы в нашем фривольном отношении, то к чему такая спешка с саркофагами?

Личики красавиц разом погрустнели, словно им напомнили о чём-то страшно печальном. Да и Грейя это подтвердила:

- Мы здесь ничем не командуем. В наши обязанности входят только переговоры, учётные записи и ведение статистики. Всё остальное во власти йети и грифонов.

Она называла совсем иначе местных аборигенов, но у меня уже свой, внутренний переводчик работал, подставляя привычные понятия.

- Только и остаётся нам пользоваться некоторыми поблажками в законах, - дополняла подругу Займа, - чтобы развлечься, побывав на том же мосту. Или в некоторых здешних святынях… Или в тех же лабораториях побывать, изредка… Да и вообще…

Насколько я понял, она хотела ещё что-то добавить. Скорей всего даже предостеречь. Но, покосившись на хмурых, сердитых шаманов, умолкла. После чего вообще отвела взгляд в сторону и не удержалась от тяжёлого вздоха. Присматриваясь к аурам девушек, рассмотрел там разочарование, печаль и смирение. Хотя сексуальное вожделение так и продолжало выделяться ярким цветовым сегментом. Похоже, они тут и в самом деле ничего не решали. И даже нависни над нами некая угроза, они не решатся о ней предупредить.

Зато наконец-то решили показать местные колдуны, насколько они тут важные и крутые. Видать поняли, что их мычание худо-бедно может быть переведено чужакам. Раз не одолели нас в магическом поединке, то решили обругать с ног до головы. Поэтому один начал размахивать своими лапищами и что-то сердито мычать, да и второй стал его огульно поддерживать своим недовольным рычанием.

В меру своих уникальных умений в расшифровке нового языка, девушки переводили:

- Человеки! Хоть вы сюда попали случайно, неведомо каким способом, но законы нашего мира просто обязаны соблюдать. И никакие уловки вас не спасут, если мы применим к вам оружие! Покоритесь! Иначе…

- …Иначе, - продолжал мычать второй йети, - всю оставшуюся жизнь вы проведёте в клетках, как дикие звери!

Мы со своей стороны продолжали давить логикой:

- Ну какая вам разница, когда мы выучим ваш язык? Вон какие у нас чудесные и прекрасные переводчицы. Всего лишь день подождать, пока мы не пообщаемся с нашими карапузами, после чего учите нас, чему хотите.

- Мы не можем ждать! – мычали местные шаманы.

- Это нарушение всех традиций и правил!

Пришлось остужать их эмоции банальными угрозами:

- Как видите, мы до сих пор не наносили смертельного вреда вашим соплеменникам. И наши самые убийственные, атакующие методы воздействия не применяли. Но если нас принудят к более жёсткой самообороне, мы не остановимся ни перед чем. Разрушим ваш город. Раскидаем баррикаду. А напоследок и сам мост поломаем. Оно вам надо?

Девушки переводили очень тщательно и в их аурах сполохи страха перемежались сполохами невероятного любопытства. Но при последней моей угрозе, у них превалировал настоящий ужас. Кажется, прозвучала совсем уж кощунственная угроза, потому что на минуту воцарилась полная тишина. Затем Грейя укорила нас по собственной инициативе:

- Как можно озвучивать настолько страшные вещи?! Мост – это божественная суть, принадлежащая многим мирам. О нанесении ему повреждений, даже думать - это непростительный грех!

- Ещё бы! – согласился мой приятель. – Трудно представить, со скольких миров сюда сигают их обитатели для омоложения. И какими важными, незаменимыми ощущают себя местные аборигены, обслуживающие поток «посетителей». Тогда тем более не наседайте на нас со своими требованиями, не доводите, так сказать, до греха.

Тогда как шаманы колебались в принятии окончательного по нам решения. Потому как не знали обо всех наших возможностях и только могли догадываться о крайних пределах нашей агрессивности. Вдруг мы и в самом деле обладаем задекларированными силами разрушения? Да и я почему-то не сомневался, что в случае применения мною боевых эрги’сов максимальной мощности, шаманов никакая личная защита не спасёт.

Спор между нашими оппонентами достиг той кульминации, когда громкое мычание уже стало трансформироваться в махание кулаками. Что натолкнуло моего лучшего друга на вполне очевидную идею. Удивляюсь, почему сам я раньше не догадался? Найдёнов поинтересовался вначале у женщин… хм, преклонного возраста:

- Красавицы, объясните мне: почему йети сражаются с грифонами за право отправить ребёнка в его мир?

Из-за шума, создаваемого спорщиками, пришлось повторять вопрос дважды. Да и то, представительницы женского пола подошли для этого вплотную к лежащим копьеносцам. Сделали и мы несколько шагов, сдерживаясь от неуместного смеха: бабулька с клюкой тоже приблизилась, как бы отозвавшись на обращение «красавицы». Но вот что меня в ней изрядно напрягло, так это полностью прикрытая от моего взгляда аура. Бабулька отменно скрывала все свои чувств и эмоции. Кто же она такая? И насколько может быть опасна?

Поняв суть вопроса о поединках, полиглоты, дополняя друг друга, пустились в объяснения. По ним получалось, что услуга «провожающего» - более чем платная. Недаром с каждым подросшим до возвращения памяти ребёнком проводится длительное собеседование. Во время оного выясняются точные координаты не только мира для возвращения, но и все данные омолодившейся личности. Он просто обязан доложить о месте проживания и о названии общества (организации, секты, лаборатории, кооператива – за точность перевода мы не ручались) которое отправляло фигуранта для омоложения в данный мир. Ну и назвать некий буквенный код, всегда обозначающий сложное имя, клан, род и прочее.

Затем данные сверялись с уже имеющейся картотекой прибывшей оплаты. Потому что одновременно с появлением ребёнка здесь, через некие порталы в жилой зоне обоих городов, появлялось два ящика с сублимированными продуктами. Причём по два в каждом городе. Именно эти продукты и являлись спасением аборигенов от голодной смерти. Потому что животных они не выращивали, сельским хозяйством не увлекались и собирательством не занимались. Да и, как нам удалось понять, собирать здесь особо было нечего. А, скорей всего, местные жители банально ленились работать для собственного блага.

На прибывающих ящиках как раз и считывался тот самый нужный буквенный код. Но данная посылка являлась только первой, самой мизерной подачкой здешнему обслуживающему персоналу. Вернее: чаще – первой, но иногда – последней, за получившего омоложение человека.

Главная беда состояла в том, что только ящики попадали в этот мир через портал. А вот детишки оказывались в радиусе многих километров от обеих оконечностей моста. Именно поиском и спасением карапузов занимались целые кланы свободных охотников. И каждому, кто отыскал дитя, принеся его в город, доставался в награду один из двух ящиков с продуктами.

Выяснив подобную деталь, я не удержался от короткого комментария:

- То-то наш первый встречный йети так обрадовался, увидев пятерых детишек!

В горах и среди холмов всякой хищной живности хватало, так что омолодиться в данном мире – немалый риск. Помимо огромных финансовых затрат, такой шаг требует ещё и личного мужества. По имеющейся статистике, погибает каждый двадцатый, если не пятнадцатый ребёнок. А, судя по скривившимся (когда мы уточняли эти цифры) мордам притихших шаманов, невозвратные потери могли составить и все десять процентов.

- Подумаешь, один из десяти! – фыркнул Леонид, на мои комментарии. – Всё равно выгодно рискнуть, чем банально загнуться от старости.

Но именно за живых детей, вскормленных, взращённых и благополучно отправленных домой, аборигены и получали главные преференции. Уже оказавшись дома, омоложенные личности не только отправляли каким-то способом через порталы двадцать ящиков с пищевыми концентратами, но ещё двадцать приходило с конкретными заказами. Там уже превалировали бытовые мелочи, без которых ни о какой цивилизованной жизни не могло быть и речи. Что характерно, всё это приходило в двух одинаковых комплектах, что для Нижнего, что Верхнего города. Именно так, без особой фантазии называли свои города грифоны и йети.

Ну и особой вишенкой на торте, доставался особый приз тому, кто лично вернул ребёнка в его мир. Приз выглядел в виде крайне нужных вещей (чаще), дивных сувениров (реже) и магических артефактов (порой), которые все по совокупности ценились здесь невероятно высоко. Вот именно за эту вожделенную посылку и проводились поединки перед баррикадами. Победители сразу становились видными женихами, почётными гражданами и зажиточными горожанами. Правда очередь на подобные поединки была расписана на года вперёд, и никто не мог протиснуться в ней на первое место хитростью или коварством.

Насколько мы поняли, в древности этого мира за добавочный приз здесь когда-то шли настоящие войны. Но со временем обе разновидности разумных опомнились, поделили сферы своего влияния и, чтобы не вымереть окончательно, ввели правило поединков. Пусть и несколько дикое и не всегда справедливое.

Но вот сама доставка плюшек меня поразила. Что-то мне это смутно напоминало. Подобные посылки всего и вся существовали на Дне. Там тоже, за каждый отправленный через Длань груан, щедро одаривали каждого охотника или просто обитателя Просторов Вожделенной Охоты. Но там, насколько я понимал, «оплату» производили гаузы, космические завоеватели. Причём выглядели они как шары трёхметрового или чуть меньше диаметра. То есть они никак не могли омолаживаться в виде человеческих детей.

Хотя… некая связь через Длани оставалась и с империей Альтру. То есть мне следовало теперь подробно выяснить: что в здешнем мире известно о гаузах, а что - об империи Альтру.

Но тут Леонид поинтересовался главным итогом нашей затянувшейся беседы:

- Насколько я понял, самые главные проблемы можно решить в личном поединке?

- Конечно не все, - отвечала Займа. – Существуют некоторые вопросы, которые никак не регламентируются правилами банального мордобоя. Но, в принципе, такой подход здесь приветствуется во многих сферах здешнего бытия.

- Так может от вашей группы некий шаман-доброволец сразится с моим другом, и мы больше не будем спорить по принципиальному вопросу?

Подобное предложение вызвало в кругу наших оппонентов новый взрыв оживлённого мычания. Шумели и спорили все, кроме старушенции с клюкой. Она так и стояла, подслеповато присматриваясь к нам и прислушиваясь к каждому звуку.

Наконец Грейя огласила решение честной компании:

- Поединок возможен. Но не «один на один». Со стороны учёных (это она так витиевато называла шаманов) участвуют все восемь особей. Вы можете сражаться вдвоём. Или позвать на помощь кого угодно. Только вначале одно условие: вы должны пробудить копьеносцев. Многие лежат в весьма неудобных позах, как бы чего себе не повредили. Да и нечего им тут делать, путь уходят.

Верная оценка ситуации. Многие воины валялись настолько неудобно, что и задохнуться могли, если их тела не поправить своевременно.

Требовать гарантии нашей неприкосновенности, я не стал. Иначе получится, что мы боимся нового окружения и нападения. Поэтому Акиус опять пошёл в ход, но теперь пробуждая поверженных противников. Минуть пять ушло на возвращение копьеносцев в строй. Вернее не в строй, а в тоннели, куда они ушли, придерживая друг друга, прихрамывая, кряхтя и явно мыча не совсем цензурные ругательства. Кстати, ругались они не в наш адрес, а в адрес своих шаманов, ибо те кривили в недовольстве свои мохнатые хари и отворачивались от соплеменников.

Площадь с фонтанами и обелисками покинули все посторонние. Зато из тоннелей выглядывало очень много зрителей. Да на террасах и балконах вокруг, вдруг оказалось невероятно много местных аборигенов. Даже дети появились, повизгивая от предстоящего удовольствия. Видимо редко у них тут подобные зрелища случаются. И цирк давно не приезжал. И как часто театры здесь дают представления?

- И вообще, как они проводят свободное время? – словно подслушал мои мысли Найдёнов. И тут же резко сменил тему: - А бабка-то! Бабка-то как на нас пялится! Того и гляди дырки протрёт взглядом.

Вот я и решил прояснить у Займы сразу два вопроса:

- Чего это ваша прабабка на нас так смотрит?

- Это она нам в праправнучки годится! - рассмеялась полиглот. – Ей только недавно сотня лет исполнилась. По здешним меркам. Потому что, кто она и откуда, так и не смогла вспомнить. Вот и доживает здесь свой век. Такое крайне редко, но случается.

- Однако… Кто бы мог подумать? – протянул я и перешёл к другой теме: - Тут прозвучало, что мы можем привлекать на помощь иных союзников в поединке. Так может, вы присоединитесь к нашей команде?

- Ну так приглашай!

- Приглашаю: дамы, прошу в наш дружный коллектив!

- Всех приглашаешь? – хихикнула красотка.

- Конечно! – подтвердил я без всякой задней мысли. – Вместе – мы непобедимы!

Займа прошла сама к нам, потому что поняла суть приглашения. Для Кали были сделаны вслух некие пояснения. Но и она не отказалась войти в нашу команду. Но самое удивительное, что и старушка двинулась к нам, шаркая ногами и постукивая своей клюкой по мраморным плитам пола.

- Это она чего? – растерялись мы с Лёней.

Судя по всему, растерялись и выглядели ошеломлёнными, все остальные: что участники предстоящего поединка, что зрители. Они только и выдохнули изумлённо и замерли с приоткрытыми ртами.

Насколько я догадался по тону и по смыслу, Займа пробормотала:

- Надо же… И что теперь будет?

Глава 23 ПОПЫТКА СМЫТЬСЯ

Ночь наступила безлунная, пасмурная, ещё и ветер холодный с севера налетел. Хорошо хоть дождя практически не было. Но в любом случае, проведя в тесном пространстве почти сутки, Мария с Катериной прокляли сырость, холод, тесноту и прочие неудобства. И когда решили выбираться из-под неподъёмного валуна, не могли удержаться от ядовитой ругани на всё и всех. Особенно возмущалась императрица:

- Во всех наших напастях – Борька виноват! Не приведи он этих шлюшек в Три Щита, не пришлось бы нам рисковать в этом перемещении! Голову ему за это оторвать мало!

- Ага! И морду набить! – со злостью шипела принцесса, пытаясь прорыть лаз наружу.

- Нет, вначале голову оторвать!..

- Можно и так… А потом уже и морду бить…

Обе нервно хохотнули, осознав несуразность своих угроз. И не совсем последовательно продолжили обмывать косточки великому Иггельду:

- Редиска! Ведь мог уже давно появиться, да нам помочь!

- Дождёшься, как же! Шляется где-то, а мы здесь корячимся…

- И Апашу с нашими гвардейцами надо спасать срочно! Неизвестно, как с ними в плену обращаются.

- Да уж, влипли мы по самые уши… А Борька и не знает ничего!

- Наверняка! Иначе давно примчался бы!.. Редиска!

Нападки на отсутствующего здесь консорта, пошли по новому кругу. Зато озлобление очень помогло при прокладке узкого лаза на поверхность. Поддерживало, так сказать, тонус упорства. В ином случае даже таким носительницам магии, было бы сложно прорыть норку в слежавшемся, почти каменном грунте. Пришлось выложиться капитально. И когда обе девушки оказались на открытой поверхности, то долго лежали в тишине, пытаясь банально отдышаться и насладиться свежим воздухом.

Немного придя в себя, стали осматриваться по сторонам и шёпотом обмениваться информацией:

- Ты глянь, ни души вокруг.

- Это всё по причине травки этой, гелеозе. Почти по пояс вымахала.

- Похоже, Грозовая местных предупредила. Иначе здесь бы уже было не протолкнуться от трупов.

- Угу. Однозначно, к её словам прислушались. И не обижают.

- Не так просто обидеть Светозарных…

- А камер-то, камер сколько наставили! И прожекторов!

- Ничего иного им не остаётся.

Действительно, вся окружность бывшего карьера оказалась обставлена автоматическими установками с прожекторами и с видеокамерами. Толща воды освещалась идеально, чуть ли не до самого дна и появись там кто посторонний, это не осталось бы без должного внимания. Потому что ещё и четыре многоствольные зенитки уставились на водную гладь жерлами своих стволов. Ни средств для пресечения очередной агрессии не пожалели, ни самой современной аппаратуры с техникой.

Ивлаевы не удивились бы, появись на небе над этим местом стационарный спутник. Жаль, что небо звёздное не просматривалось из-за туч. Но только благодаря им, ещё имелся какой-то шанс отсюда выбраться незаметно. Но какой именно?

Во время боя – не пострадали. Пленения – избежали. Из-под валуна выбрались. А дальше? Ползти в поле мешает трава гелеозе. Да и наверняка за пределами её произрастания выставлен непроходимый заслон. Разогнаться и прыгнуть в озеро? Удастся ли это, под дулами зенитных пулемётов? А сработает ли портал? И будет ли время на несколько попыток? Не лучше ли тоже спокойно сдаться и ждать помощи от Бориса? Рано или поздно он всё равно бросится на розыски либо своей жены, пусть и бывшей, либо на поиски Татьяны, своей новой пассии.

- А если не бросится? – прерывистым шёпотом рассуждала Мария. - Если его самого надо выручать из какой-то западни? Вдруг он сам сейчас находится на краю гибели, а ему некому помочь?

- Успокойся, подруга! – фыркнула Катерина. – Давно пора определиться в своих чувствах и симпатиях. То ты его проклинаешь, собираясь оторвать нечто, то жалеешь и переживаешь за него. И вообще… Такие как Борис, в огне не тонут и в воде не горят. Или как правильно?.. Ну и его товарищ ему под стать. Тот ещё пострел…

- Ну да, переживаю, - легко согласилась Маша, печально вздыхая. – В огне он не сгорит, а вот медовые ловушки разглядеть не может. Как бы, голову не свернул из-за повышенного либидо…

- Хи! Сама же его либидо и повысила. Чего теперь жалуешься?.. И вообще, не по теме разглагольствуешь. Думай лучше, как выбираться станем?

Но как ни напрягали свои мозги первые дамы империи Герчери, ничего придумать не получалось. Никак по-тихому, без явного обнаружения себя не обойтись. А уходящее время ещё и новые неприятности сулило. Например, та же принцесса Вера, не дождавшись возвращения отряда, сама могла собрать войско Светозарных, да и устремиться на Землю. Портал вроде не работает, но вдруг с той стороны откроется? И тогда прибывшие спасатели сразу попадут под град свинцовой смерти. Те же неприятности мог огрести и давно ожидаемый Борис. Хоть у него имелся некий, особенный портал, доставляющий куда угодно, это не являлось панацеей от всех опасностей.

Так что пришлось варварски ломать всю систему обороны и наблюдения. То есть пользоваться боевыми эрги’сами. Вначале, не приподнимаясь от основания валуна, девушки тщательно высмотрели управленческие модули, передающие антенны и блоки дистанционных команд. Здесь уже яркое освещение всего новообразованного озера, пошло в плюс. Затем обсудили увиденное, договорились о синхронизации воздействия, и начали скоротечную войну.

Первыми взорвались или напрочь перегорели передающие системы. Конечно, как только картинка озера исчезнет с экранов наблюдателей, сыграют боевую тревогу и сюда ринутся грохочущие лопастями вертолёты. Но минут пять, если не десять будет выиграно.

Вторыми оплавились и перестали действовать системы освещения. Наступила полная темень, нисколько не мешавшая Трёхщитным магам, прошедшим персональное обучение у самого Бориса Ивлаева.

Далее, уже двигаясь бегом к нужной точке берега, дщери богини Герчери уничтожали все досягаемые видеоустройства. Ведь вполне допустимо, что некоторые из них имеют мобильное питание, инфракрасные камеры и достаточный объём оперативной памяти. Зачем оставлять после себя информацию военным, кто здесь был и что делал? Пусть вся эта шайка пока остаётся в неведении и поломает голову над разгадкой случившегося.

Другое дело, если портал не сработает…

Тогда, как это ни прискорбно, придётся сдаваться. Делая при этом важный вид, надувая щёки и утверждая: «Только что прибыли для ведения переговоров и для выкупа из плена своих подданных». Данный вариант выглядел крайне нежелательным, если не позорным, но тут уже всё зависело от неведомых обстоятельств.

Ну и дистанционное управление пушками пришлось уничтожать. Так спокойнее, от греха подальше.

Отрицательная плавучесть женских тел, достигалась навешанным на тело оружием, скрытой защитой и массой артефактов. Так что пойти быстро на дно, достигнув нужного уступа и портала на нём, особо сложным не представлялось. Но имелись нюансы обратного возвращения на поверхность в случае поломки перехода. Оставаясь Светозарной, Катерина могла легко расширить вуаль вокруг себя, получая положительную плавучесть за счёт увеличившегося пузыря воздуха. А вот Мария такой возможности не имела. И обе подруги сомневались, удастся ли им всплыть при необходимости на одной тяговой силе?

Договорились, в случае чего, безжалостно сбрасывать имеющееся оружие. Ну и предпочтительнее всего следовало держаться неразрывно. То есть «шагать» в портал именно Светозарной, удерживая при этом подругу на закорках.

Но стоило погрузиться в воду и оказаться на уступе, как подруги оказались перед новой проблемой. За время интенсивных боевых действий, все небольшие метки на уступе оказались стёрты, уничтожены или прикрыты образовавшимся осадком. То есть сделать правильный шаг в самом нужном месте, выглядело неординарной задачкой. Пришлось вначале Трёхщитным валькириям подсвечивать себе специальными зырниками, просматривать каменную толщу особым зрением и коллегиально выбирать нужную точку. Вроде как определились быстро, хотя уже к тому моменту кислорода в лёгких оставалось на пределе.

Катерина показала пальцами, что попытается сделать две попытки, потом станет всплывать. Ну и шагнула… В следующее мгновение девушкам показалось, что вместе с ними, в образовавшуюся яму рухнул водный массив всего озера. Их тела сжало, закрутило, понесло, несколько раз ощутимо ударило о камни с огромной высоты, и напоследок провернуло с десяток раз, словно в камере стиральной машинки. Практически их всё-таки спасла вуаль Светозарной, но вот спине Марии – досталось больше всего. В какой-то момент мычащей от боли императрице показалось, что у неё с лопаток сдирают не только одежду, но и всю кожу. Но при этом она с ещё большей силой постаралась прижаться к телу подруги. И стала разводить судорожно сцепленные руки и обвившие корпус ноги, лишь когда услышала громкие ругательства принцессы:

- Машка! Ёперный театр! Отпусти меня! Задушишь! Дура…

Пришлось разжимать объятия и опираться ногами на твердь.

Затем с минуту они промаргивались от воды, стоя по грудь в пенящейся, но успокаивающейся воде, и озирались по сторонам. По всем первым прикидкам, попали они не в свой дворец, в Лордине, временной столице империи Герчери. Да и раздавшийся откуда-то сверху, скрипучий, ехидный голос это подтверждал:

- О-хал-ла! Что это за рыбки мне попались? Хе-хе!.. Никак на ужин сегодня будет знатное блюдо!

Глава 24 НАША ВЗЯЛА!

Присоединение древней старушенции к нашей команде, выглядело абсурдным. Разве что следовало принять версии шутника Найдёнова:

- Вдруг здесь вообще полагается умирать в бою? – шепнул он мне, не раскрывая особо губ. – Или бабушка возжелала в последний раз прикоснуться к молодым комиссарским телам?

- Но ведь она не с нами бороться собралась, - последовал от меня ответ в той же манере. – Да и, скорей всего, она не в рукопашную пойдёт, а своей клюкой попытается глаза противнику выкалывать.

Гомон тем временем нарастал, со стороны зрителей последовало возмущённое или угрожающее мычание. Понять точно, при таком плотном обилии аур, не получалось. Пришлось делать выводы по наблюдаемой реакции окружающих. Все три красотки многозначительно заулыбались, зато йети, наши потенциальные противники на арене, после кратного совещания в отчаянии помахали лапами и печально понурили головы. Судя по всему: либо отказались от поединка, либо заранее признали своё поражение. Неужели испугались хлипенькой на вид клюки в старческих ручонках?

- Всё них тут шиворот-навыворот! – пришёл Леонид к выводу. – Древние старухи выглядят моложе двадцати. Старая карга – самый опасный боец. Дети – помнят свою взрослую жизнь. Страшные «бибизьяны» - лучшие няни. А стройные гимнасты – злобные охранники. Да и нас уже записали в чуды-юды, застрявшие тут до самой смерти.

- Ну так… Каков паяц – таков и хряц!

- И кто такой хряц? – озадачился мэтр клоунского искусства.

Легче было признаться, что просто лучшей рифмы не подобрал, но я напрягся на нечто большее:

- Это аббревиатура выражения: хохот – решающее явление цирка.

- Жаль, что бумаги нет, - пригорюнился мой друг. – А то обязательно записал бы твоё великое изречение.

Издевался. Намекал, что ему не под силу запомнить так много букв сразу. Но это мы так шептались, по ходу дела, пока с напряжением ждали очевидных объяснений. И они наконец-то последовали от Займы:

- Учёные, да и все остальные йети не имеют права поднять руку на дочь солнца. Поэтому отказываются от поединка, тем самым – признавая своё поражение. По этой причине они вам предоставляют полную свободу выбора ваших предстоящих действий. Делайте что хотите, не нарушая установленный в городе порядок. Но сразу вам даётся строгое предупреждение: сегодня вы питаетесь последний день на правах гостей. Завтра вас уже кормить не будут, если вы не заработаете себе на питание.

Естественно, такой длинный монолог нам повторяли и разжёвывали минуты три, пока он не стал понятен во всей своей витиеватости. Больше всего нам не понравились угрозы оставить нас без куска хлеба, хотя одно воспоминание о местной пище у нас вызывало неприятные сокращения желудка. Но мы изначально заинтересовались самим понятием «дочь солнца». Что это за титул такой? Что за привилегия? И почему бабулька так страшна для огромных существ, подавая заявку на боевом ристалище?

Для объяснений мы сместились к одному из фонтанов, удобно расселись на его периметре, и обратились в слух. К тому же история оказалась весьма дивной, даже для этого Молодильного мира.

Дочь солнца, которую на самом деле звали Энита Каспер (так это имя звучало для нас) не являлась жительницей ни одного из миров, соприкасающихся с Молодильным. И попала она сюда – не так как мы, свалившиеся невесть откуда, при аварии портала. А, скорей, как метеорит, обрушившийся на голову. Она прибыла на данную планету семьдесят пять лет назад на космическом кораблике, потерпевшем аварию. Да такую аварию, что в здешних условиях ничего починить не удалось бы при всём желании. Как и восстановить утерянную связь со своим миром. Вот и пришлось Эните жить здесь в относительном комфорте, ожидая смерти от старости или от скуки.

Конечно, разобравшись в здешних чудесах, мадам Каспер возжелала прыгнуть в любой из миров и даже приложила для этого невероятные усилия, но! Ни один из существующих на мосту (и внутри его!) порталов не принял чужачку. То ли возраст помешал (ей к тому времени по физическим параметрам перевалило за двадцать пять), то ли явная инородность клеток к здешним гроздям никак не сопоставлялась.

Скорее всё-таки инородность, потому что Энита родилась и выросла на планете, где сила тяжести как минимум втрое превышала здешнюю. Её кости крепостью не отличались от титановых. Зубы – до сих пор оставались безукоризненными. Пышные волосы не нуждались в особых средствах по уходу. Да и кожу её было не пробить даже в упор брошенным копьём. То есть здоровьем и силой она раз в пять превосходила любого здешнего аборигена. Именно поэтому, при всей своей относительной женственности и хрупкости, иномирянка одним небрежным ударом могла убить йети или грифона.

Судя по некоторым оговоркам, Каспер вначале наломала здесь немало дров, значительно уменьшив численность местного населения. Полиглоты утверждали, что Каспер – великая и учёная колдунья. Так что воевать она умела и не гнушалась крови. Наверное, и оружие у неё сохранилось некое после кораблекрушения, значительно отличающееся от луков да копий. Но умные учёные-шаманы быстро просекли невыгодность конфронтации, объявили гостью дочерью солнца и поставили на пожизненное довольствие. Так она и живёт безбедно с тех пор, старея, особо ни во что не вмешиваясь и гуляя, словно кошка, где ей вздумается.

Кстати, какими-то особенными техническими девайсами своего мира – она не поделилась. Остатки разрушенного корабля до сих пор остаются запретным местом посещения для грифонов и для йети. И для временного персонала, в том числе. Правда и аборигенам ничего от неё не требовалось. Здешняя цивилизация не стремилась к собственному техническому развитию, удовлетворяясь ролью обслуживающего персонала на омолаживающем конвейере. Им хватало и того, что оставили после себя в наследство божественные создатели подобного мира. Конечно, аборигены поступали глупо, проявляя такое изумительное приспособленчество и консервативность, но… нам ли об этом судить? У самих рыльце в пушку, как говорится.

Более или менее выяснив историю космической скиталицы, мы стали допытываться, почему она нами заинтересовалась? Почему вмешалась в поединок? Что ей от нас вообще надо? Ибо не верилось, что старушенция решила за нами понаблюдать просто ради развлечения. Судя по аурам наших переводчиц, их это тоже страшно интриговало. Так что выспрашивали они Эмиту в охотку, с экспрессией.

Причины оказалось три. И если их перечислить одной строкой, они много места не занимали: омоложение, перемещение в иной мир и страстное желание иметь собственных детей.

Когда мы вчерне это осознали, особенно последний пункт требований, Найдёнов не удержался от скабрезной пошлости:

- Борь, ты уж сам старайся. А у меня не встанет при любой мотивации. Так что – без меня. Я – пас!

- Семён Семёныч! – не удержался я от укора. – Какой же ты вульгарный тип! И он ещё борется за звание лучшего друга в нашей грозди вселенных! Ха! Сразу о сексе с *абуэлой размечтался? А вспомнить лень, что существует беременность через пробирку? Да и в любом новом мире легко отыщется банальный донор нужного ингредиента.

*абуэлой – бабушкой (исп.)

- Да я ни о чём таком и не подумал! – возмутился товарищ, но дух всё-таки облегчённо перевёл. Неужели заподозрил меня в попытках пошутить на подобную тему? Ладно, пусть только случай подвернётся. Все его надежды оправдаю.

Тогда как вслух с моей стороны прозвучала просьба:

- Нельзя ли подробнее высветить всю подноготную просьб уважаемой Эмиты Каспер? Или это - всё-таки жёсткие и строго очерченные условия, под которыми надо расписываться кровью? И что ещё от нас требуется?

Это я так пространно и цветасто выразился, тогда как в переводе всё прозвучало до обидного коротко, в виде двух, трёх «почему?».

Представительница иных вселенных, отвечала пространно и обстоятельно. По её логике, раз мы молодо выглядим, то значит омоложены. Возможно и не один раз. Она ведь была не в курсе, что мы в шутку приврали свой почтенный возраст, когда знакомились с переводчицами. Но не кричать же теперь об этом, теряя всяческое уважение и доверие?

Поэтому я только ткнул товарища локтем под бок, прерывая его попытку высказаться, и вновь продолжил слушать почтенную путешественницу в космосе. А та перешла к своим позитивным обещаниям. Мол, лично готова приложить все свои силы, магический потенциал и техническое наследство своего корабля, лишь бы обрести молодость. Для этого она поможет нам отсюда вырваться, а уже потом…

Последнее меня интересовало меньше всего, поэтому я часто и не совсем вежливо перебивал:

- Что значит «поможет»? Имеется некий портал для нас? Или существует какой-то иной путь? – ведь следовало уточнить самое главное.

Рано радовался. Ни портала для нас, ни иного пути – пока не существовало. По крайней мере, сама Каспер о подобном «окошке», за семьдесят пять лет так ничего и не узнала. Спрашивается, с какой стати тогда у неё появились подобные хотелки? Но тут всё оказалось до смешного просто: будучи сама магом неизвестного нам уровня, она умела видеть уровень магической силы иных разумных существ. И как только к нам присмотрелась, сразу и поверила: такие мэтры обязательно отыщут дорогу куда угодно.

Лестно. Ещё бы нам самим подобную уверенность обрести.

Но в любом случае шансы на прорыв домой стали увеличиваться. Оставалось только рьяно их использовать по максимуму. Ибо оставаться здесь до самой смерти – мысли не возникало. Сущий кошмар, так думать! Даже, невзирая на шанс тщательнейшего и увлекательнейшего исследования остальных семи здешних мировых чудес, задерживаться здесь не хотелось. Тем более что на Земле да в нескольких иных мирах у нас накопилось много срочных дел. Лучше уж потом, если останется такая возможность, наведываться сюда и не спеша исследовать, а то и пользоваться местными чудесами.

Найдёнова обеспокоил первый пункт условий:

- Как мы её омолодим-то? Это как минимум надо её Первым Щитом наградить, да Светозарной сделать. А не факт, что на Дне удастся груаны отыскать в таком количестве. Нам самим срочно надо.

- Груаны – это идеальный вариант, - согласился я с товарищем. – Но не на них одних свет клином сошёлся. Есть у нас и другие возможности бабушку омолодить до состояния наших переводчиц.

- Сомневаюсь, что такой трухлявый пенёк может превратиться в молодую осинку…

- Зря. Потому что ты не был в райском саду мира Книги. Зато слопал кулёк волшебных ягод оттуда, и теперь идеально здоров. Те же ягоды в дальнейшем помогли нашим опекаемым Свонхам отрастить утерянные конечности. Так что если уважаемую госпожу Каспер забросить в мир Книги, она в течение месяца может преобразоваться в очаровательную женщину. Там же – и отца своих будущих деток отыщет, чем освободит тебя от принятых нами обязательств.

- Ага! Меня? От принятых «нами»? – фыркал Леонид с ядовитым сарказмом. Но, в общем, упомянутую возможность принял как самую подходящую: - Идеальный вариант! Обещай бабушке Эните, что всё у неё наладится.

Что я и сделал через переводчиц:

- И молодость обещаем с полным выздоровлением, и мужей на выбор, после которых детки получаются невероятно умные.

Судя по скепсису, старушенция засомневалась в последнем утверждении. Стала уточнять, выпытывать, переспрашивать. В конце концов, удовлетворилась тем рассуждением, что из мира Чаши отбираются кандидаты только с высшими научными степенями. Я и сам в это верил. В ином случае, зачем создавать такое чудо как райский сад и сложную систему вызова партнёров в каждом бунгало?

Короче, все наши выяснения завершились полным согласием обеих сторон. Мы обещали вернуть молодость скиталице из космоса, она обещала нам помочь всеми своими возможностями. Оставалось только выяснить пределы этих возможностей. На что я сразу и сделал ударение:

- Значит настала пора наведаться на ваш космический корабль, уважаемая госпожа Каспер.

Но та возразила:

- Пришла пора поужинать. Тем более, что вас сегодня кормят последний раз и упускать такую возможность нельзя. Неизвестно, сколько вы в дальнейшем продержитесь без правильного, сбалансированного питания.

- Э-э-э… Не понял! – не на шутку озадачился я, обращаясь уже больше в нашим переводчицам: - Нас в самом деле бросят умирать голодной смертью? И никто не поделится своей пайкой? И даже Энита не подскажет, где можно разжиться продуктами?

Ответы не порадовали. Питания крайне мало. Только по этой причине рождаемость сдерживается строгими мерами. Все поставки идут извне, через порталы, как благодарность за работу с омоложенными клиентами. Своей пайкой делиться – несусветная глупость и грех. И так все получают мизер и живут впроголодь. Ну и старушенция Каспер ничем помочь не сможет, потому что восстановить некий преобразователь материи у себя на разрушенном корабле, так и не смогла. А единственное место, где можно прожить на подножном корму, это горы и немногочисленные долины между ними. Там можно кое-что собрать (корешки, ягодки, орешки) да на кого-то поохотиться (ящерицы, змеи, утки).

Ну хоть что-то.

Правда, тут мой товарищ оказался на высоте. Проявил не только житейскую мудрость и смекалку, но и торговую жилку, не особо мне присущую:

- Постойте! И не смейте нас шантажировать отстранением от общего котла! Потому что мы имеем свой паёк по всем вашим существующим законам!

К тому моменту возле нас оставалось только четверо шаманов, внимательно прислушивающихся к нашим переговорам. Не то крамолу пытались уловить, не то просто шпионили, желая знать о наших дальнейших действиях. Именно этот квартет недоделанных учёных и возмутился после требований Найдёнова. И в свою очередь потребовал объяснений. Те и прозвучали:

- За каждого малыша, найденного в горах, охотнику-поисковику полагается огромный короб продуктов и разных предметов первой необходимости. Так что будьте последовательны и сами не нарушайте законов: выдайте срочно нам наши призы!

По ходу дальнейшего спора, нам удалось доказать, что дети наши. И попросту были нагло украдены у нас, а посему подлежат возвращению. Йети попытались утверждать, что за пятёрку наших земляков нет чётко подтверждённой доставки. Так мы в ответ надавили, требуя допуска к местной бухгалтерии. Тут и выяснилось, что таковой чётко не существует. Ибо и посчитать правильно нельзя. Ведь некая часть прибывших деток теряется или погибает, но два ящика «подарочных печенюшек» всё равно ведь возникают в каждом городе!

До чего же яростный и длинный спор у нас получился. Но изначально переводчицы полиглоты были на нашей стороне. Да и Энита Каспер сказала своё веское слово. И не раз. И не слово. А этакий крик, пусть и в виде мычания. Но в итоге шаманы вынужденно признались в своей неправоте, даже некие извинения принесли, утверждая, что произошло банальное недоразумение.

Так что на ужин мы отправились торжественно, с чувством собственного достоинства и полного удовлетворения.

Радость пропала уже в столовой, когда нам вновь подали какую-то несъедобную бурду. Там же выяснилось, что пища в столовой готовится некими бездушными агрегатами. Обслуживающего персонала, что на складе, что на мойке – мизер.

Что характерно, наша новая союзница тоже ела свою порцию без всякого недовольства. Ещё и удивлялась нашему возмущению. Мол, чего бунтуете? Пища отменная, сбалансированная, радуйтесь, что хоть такую шамовку подают. Правда тут же подчеркнула, что в своём мире любила нормальные разносолы и считалась гурманом.

Пришлось и нам, сдерживая рвотные рефлексы, заталкивать в себя непритязательные на вид и жуткие на вкус смеси. Но по ходу дела выяснили, что поход в общую столовую в общем-то необязательный. При желании можно отделиться от всех, забрать свою долю продуктов и готовить отдельно. Благо, что устройство внутренних жилищ и существующие коммуникации города, так делать позволяли. Многие семьи так питались, а порой и некие колхозы само организовывались. Всё зависело от собственных умений, желаний и внутренней дисциплины.

Основные отговорки, питающихся в столовой: мы очень заняты, нам некогда готовить, надо питаться правильно. Считалось, что на готовку и на процессы связанные с ней, уходить четвёртая часть жизни.

- Я готов полжизни потратить, лишь бы питаться вкусно и с удовольствием! - разорялся Леонид. – Так что отдайте нам наши пайки, поселите возле нормальной кухни, и обеспечьте минимумом посуды.

- Слушай, - последовали сомнения с моей стороны, - может, в самом деле не стоит терять время? Да и самому тебе придётся готовить. Ибо инициатива наказуема. Сам знаешь…

- Знаю. Потому и согласен готовить. Тем более что толка от меня при поиске портала домой – в два раза меньше. Если не в десять. Ты и сам что надо отыщешь, просмотришь и сообразишь. Тогда как с моей стороны останется обеспечение тыла.

При этом он настолько масляный взглядом прилип к бёдрам Кали, что вновь пришлось его взбадривать эрги’сом малой импотенции. И припугнуть самым главным:

- Значит ты сейчас прямо на склад за продуктами, а потом на кухню? И даже на экскурсию не отправишься на космический корабль Эниты?

- Что ты? Что ты?! – задёргался друг с обидой. – До такой степени я неголоден. Скорей умру от любопытства, если не побываю на таком объекте!

Так что, быстро доев и убрав подносы с посудой на ленту транспортера, мы поспешили следом за Каспер к осколку её великой технической цивилизации. Все три переводчицы тоже пошли с нами, не скрывая накрывшего их ажиотажа. Потому что выяснилось: они тоже никогда прежде не бывали внутри корабля, потерпевшего катастрофу. Интересно, почему?

А тут вдруг их тоже пригласили. Хотя причина ясна: как же мы общаться с Энитой будем, если друг друга не понимаем?

Но все эти мелкие, бытовые вопросы меркли перед грядущим:

«Сейчас! Сейчас мы увидим корабль, который воистину бороздил просторы вселенной!»

Глава 25 СТОЙКИЕ – НЕ ЛОМАЮТСЯ

Великая колдунья Цорташа не слишком расстраивалась.

А ведь можно было смело утверждать, что итоги прошедшей операции - крайне неутешительные. Главная цель не достигнута, подлый Тамихан Гнида, скорей всего остался жив. Да и четыре пятых состава элитного подразделения – погибло. Это если не считать того факта, что на Земле пришлось вынужденно оставить кучу оружия, скафандры и прочей уникальной экипировки. Подобный подарок делать землянам глупо и не безопасно для самого Связующего. Всё-таки силы контроля между вселенными крайне строго относятся к распространению технических новшеств среди застрявших в дикости цивилизаций.

А что на Земле царит дикость и недоразвитость, сомневаться не приходилось. Только больше сотни правительств на планете и куча антагонистических религий чего стоили.

Но что уж сделано, того уже не вернёшь. Тем более, что никак не ожидала Цорташа попасть в натуральное и жестокое военное побоище. Да и сами земляне оказались на удивление кусачими и ершистыми. Могли и убить, ненароком. Ещё и эти странные морские чудовища, которые серьёзно попортили всю картину противостояния с отрядом подлеца Тамихана. Подобного казуса вообще не предвиделось по всем историческим прецедентам.

Но расследовать этот казус пришлось тщательно, дабы ничего подобного в будущем не случилось. И первые часы после возвращения домой, великая колдунья именно на это и потратила. Собрала всех своих специалистов, да и сама приложила все свои дарования. Так что загадка раскрылась очень быстро: виной всему именно чрезмерное наложение посторонних порталов в одной точке пространства. А так как некий закон кратности, называемый «равновесием», обойти не удалось, то спонтанно образовался иной портал, выбросивший на Землю сплетение морских животных из необитаемого разумными мира. Причём выбросил он существ, ориентируясь в первую очередь на их массовость и хотя бы минимальный интеллект. В момент переноса чудовища как раз сошлись для некоего процесса продления рода, у них появились слабые зачатки коллективного разума, вот потому они и попали в «захват равновесия».

Чтобы подобное больше не случалось, достаточно было немного изменить настройки «наложенного» портала и он для равновесия теперь захватывал либо воздух, либо чистую водную субстанцию. В зависимости от обстоятельств, как говорится.

Но разрешив одну проблему, Цорташа озаботилась иной, ещё более важной. Стала проверять действенность портала на Земле. Осмотрела тщательно как уже давно существующий проход, так и структуры, наложенные на него со стороны. И там обнаружила столько сложностей и странностей, что обеспокоилась не на шутку. Получалось, что теперь, следом за ней, по оставленному каналу могут проникнуть гипотетические преследователи. Или мстители. Или лазутчики. Не столь суть важно, как назвать возможных диверсантов, но следовало срочно организовать комплекс мер безопасности. Вот великая колдунья и занялась сооружением громадной, но максимально действенной ловушки.

Попав в неё, большинство гостей обязательно погибнет. И это не зависело от их интеллекта или разумности. Дикие чудовища – вымрут сразу. А вот самые защищённые особи, делающие это искусственно – могли выжить. А уж такой перестраховщик, как Тамихан, обязательно попадёт в плен живым.

«Опять-таки, - рассуждала Связующая, любуясь делом своих рук и своего гения, - Эта Гнида сюда не сунется именно из-за своей трусости и гнилостной душонки. Но кого-нибудь отправит обязательно… Если разберётся во всех этих хитросплетениях наложенных структур. Потому что особым умом он никогда не блистал… До сих пор поражаюсь, как такую серость мог выбрать Сияющий Курган в Связующие?..»

Она уже собралась отправиться на отдых, совмещённый с приличествующими удовольствиями, как сработали сигналы тревоги. Кто-то всё-таки сумел воспользоваться порталом на Земле и сейчас оказался в жерновах заготовленной ловушки.

«Однако! Примерно сутки прошли, а уже кто-то ломится! – озадачилась Цорташа, быстро пройдя в центр управления. – Ну ка, ну ка! Глянем, кто это?.. И что с этих пройдох целого останется?..»

Вначале приборы зафиксировали, что лазутчиков двое. Хотя и смотрятся они, как единое целое. Потом стало понятно, что пара диверсантов использует нечто общее в защите, тем самым усиливая её и доводя до совершенства. Что сразу их сделало весьма уникальными и опасными. Такие везде прорвутся, и чего угодно натворят. И не важно, что пол у них женский.

Но когда пленённых внесло потоком в нужный отсек, удалось их рассмотреть во всей красе. И ничего вроде страшного в обеих девицах не просматривалось. А что спаслись в начальных жерновах западни?.. Так наверняка им некие усилители помогли. И эти усилители, судя по приборам и разным датчикам, уже истощились до ноля. То есть теперь пленницы ничего не смогут противопоставить при всём своём желании. Разве что личные силы, да силы неких артефактов.

Поэтому Связующая обратилась в лазутчицам через внешние динамики, отсека, будучи в хорошем настроении и не скрывая надменной снисходительности. Ещё и припугнула в окончании фразы:

- …на ужин сегодня будет знатное блюдо!

Естественно, что никто промокших малолеток жарить не собирался. Людоедство Цорташей порицалось жёстко, безапелляционно. Но почему бы не пошутить? Потом эти рыбки сговорчивее будут и охотней о себе всё расскажут.

«Вряд ли они посланы сюда этим ублюдком Тамиханом, - рассуждала Связующая. – Но в любом случае девчата они не простые. Пользуются порталами, выжили в жерновах, да и сейчас смотрят вокруг волчицами. Скорей всего они из той группы нелегалов, которых и пытался уничтожить ублюдок. А если так, то они могут стать мне потенциальными союзницами. Нет, это я им льщу! Какие они мне к чертям собачим союзницы?.. Не доросли, и не дорастут… А вот в помощницы могут сгодиться. Или ещё как использовать, пусть и в тёмную… Теперь только надавить на них правильно…»

И она приступила к предварительному допросу, усилив мощность звука:

- Кто такие? И чего вам здесь надо?! Отвечать! Быстро!

Девицы отвечали безбоязненно, сели не сказать, что нагло и с вызовом:

- Мы сюда вообще не стремились, а отправлялись к себе домой.

- И требуем немедленно нас отсюда выпустить! Иначе вам не поздоровится!

Судя по тому, как одна девица спряталась за спиной у другой, они собрались жёстко воевать за свою свободу. Но при этом стало понятно, кто из них считается более защищённой или более сильной. Не смотря на свой внешний, излишне помятый вид, нежданные гостьи выглядели вполне достойно, непроизвольно вызывая к себе симпатию.

Поэтому Цорташа продолжила уже совсем иным, мягким, материнским тоном:

- Честно говоря, ждала прибытия врагов, вот и перестраховалась с этой ловушкой. Но если вы не замышляете против меня ничего плохого, то приглашаю на доверительную беседу.

- Да как мы можем замышлять плохое, если мы понятия не имеем: куда попали и с кем общаемся! – воскликнула девица из-за спины своей подруги. – Но на беседу мы согласны, хотя очень хотели бы вернуться обратно. Как можно быстрей. Потому что там у наших могут быть крупные неприятности. Особенно с учётом того, что портал работает неправильно.

Из этого монолога делался вывод, что именно эта особа является лидером в паре. Да и, судя по тону, привыкла командовать со всей полнотой власти и с должным пафосом. Теперь только и следовало выяснить, кто она и что собой представляет.

Но тут девица, стоящая впереди и ощупывающая свой пояс, со стоном выдавила:

- Маш! Груаны все погибли! От них одна чёрная пыль осталась!

Вторая отреагировала на это сообщение более бурно и не в пример резко. Вначале произнесла кучу каких-то странных междометий, завершившихся словосочетанием «Еловая жизнь!». А потом выкрикнула в сторону динамиков:

- Слушай, тётя! Или кто ты там?!.. По твоей вине принцесса империи Герчери лишилась ранга Светозарной! А это не хухры-мухры! Так что немедленно готовь достойную компенсацию!

- Хм! Вот же хамоватые девки попались! – пробормотала Цорташа себе под нос, прекрасно понимая, что пленницы слышат её каждое слово. – Ещё и принцессами себя возомнили, хе-хе! - после чего уже громко, угрожающе прикрикнула: - Прежде, чем что-то требовать, вначале попробуйте вызвать к себе доверие и симпатию. Иначе сварю прямо там, в кипятке! – и включила подогрев воды, в которой пленницы стояли по пояс. – Итак, отвечаем на первый вопрос…

И девушкам ничего пока не оставалось, как бегло отвечать на многочисленные вопросы. А почему бы и не ответить, если суть не идёт о государственных секретах? И вообще, если можно изначально договориться – зачем сразу воевать?

Глава 26 ПОПЫТКИ ОПРЕДЕЛИТЬСЯ

Внешне, космический корабль нас разочаровал. Этакая груда металлолома, с торчащими во все сторону швеллерами, трубами и какими-то самолётными элеронами. Возникало ощущение, что некогда это устройство выглядела, как куча кое-как сваренных между собой этажерок. По всем нашим представлениям, такие штуковины носиться по космосу не должны. Да и величиной своей эта груда никак не соответствовала массиву некоего звёздного странника. Мы-то привыкли видеть фантазии наших художников в совершенно иных формах и в несоразмерно больших масштабах.

- Не пытаются ли нас обмануть? – засомневался Найдёнов.

- Какой смысл? – шепнул я ему в ответ. – Никакой выгоды… И подожди возмущаться, вначале глянем, что там внутри.

Всё это скопище обломков громоздилось на пологом склоне холма и к нему вела единственная, мало утоптанная тропинка. Кажется, сама хозяйка этого космического мусора не часто здесь бывала в последние годы. Но чем ближе мы подходили, тем больше развеивался наш скепсис. И холм оказался громадным, и обломки стали выглядеть массивными, солидными и загадочными. Стала чувствоваться во всём чужеродность и таинственность.

А там и к прочному корпусу подобрались, который ещё больше отличался от навесного оборудования и внешней обшивки. Оказывается при ударе о планету, прочный корпус вошёл вглубь на пять шестых своей длины, хоть и раскололся при этом во многих местах. В кормовой части оставалось несколько грузовых и запасных выходов, но Энита сумела открыть только один, и то, чтобы выйти на свежий воздух ей понадобилась целая неделя.

Освещение внутри – тоже отсутствовало. Причина: оба источника энергии (которые я по привычке и удобства перевёл как реакторы) повреждены и не поддаются ремонту в здешних условиях. По той же причине, потерпевшая катастрофу женщина так и не смогла до сих пор запустить некоторые полезные устройства и агрегаты. Но кое-что всё-таки работало от малых источников переработки, которые удалось починить за долгие годы. Между прочим, сама хозяйка корабля не нуждалась в освещении, видела в полном мраке, хоть и несколько хуже, чем я. Где-то на уровне умений Леонида. Но вот для наших спутниц пришлось подвесить несколько зырников, иначе они ноги переломали бы на вздыбленной, местами разошедшейся палубе.

Рабочая рубка, находившаяся в носовой части прочного корпуса, не полежала даже осмотру, не то, что восстановлению. Зато внутри корабля находился боевой отсек резервного управления, куда и привела нас мадам Каспер, по пути не умолкала ни на секунду, в охотку рассказывая, показывая и объясняя. Вот теперь мы уже прониклись величием окружающего нас дизайна и окончательно поверили, что сие судно могло и бороздило-таки просторы чёрного космического пространства.

У меня ещё и мысль мелькнула:

«Вот бы наших специалистов сюда забросить, или сам кораблик отправить на Землю! Уже через десять, двадцать лет могли бы освоить всю Солнечную систему. Шансы ещё есть, пока системы контроля не разобрались в ситуации… И не сделали выбор, что уничтожать вначале: технику с оружием, или правительства…»

Всё-таки, хоть я сам уже давно и навсегда связал своё будущее с иными мирами, всё равно болел за земляков и желал им успеть сделать правильный выбор. А вдруг у них чего и получится с созданием общего, всепланетного правительства? Или я смогу помочь, реализовав свои самые смелые мечты?

«М-да, всё больше и больше становлюсь космополитом…»

В боевом отсеке, а точнее в запасной, боевой рубке, освещение имелось. Там же громоздились все работающие устройства, выводящие светящиеся экраны прямо в воздух или на любую из стен. Так что вскоре мы просматривали все изыскательские наработки, которые Каспер провела на данной планете. Вернее, не на всей планете, потому что она не решилась на сооружение летательного устройства, чтобы слетать к иным семи местным чудесам омоложения. Решила, что овчинка выделки не стоит, и все, что есть на мосту и в его внутренностях, идентично дублируется в иных местах. Разве что с высоты птичьего полёта сделала облёт ещё двух диковинных строений.

Вот по поводу идентичности - спорное убеждение. Особенно если знать, насколько странными порой бывают порталы в иные миры, и в насколько диковинных местах они располагаются.

Зато Энита исследовала весь мост досконально. Пользуясь своим титулом дочери солнца, она игнорировала местные правила и ходила, где хотела. Точнее она плевать хотела на всякие запреты грифонов, нагло пользуясь своим правом силы. В том числе и по внутренним анфиладам строения проводила исследования. У неё собрались тысячи часов записи, на которых виднелись все точки перехода, на которых транслировались падения детей или их исчезновение с «сидячих» мест. Она прекрасно видела невидимые для аборигенов надписи и символы (как я!) и провела титаническую работу по сверке имеющихся обозначений. Что на мосту, что внутри него – все эти обозначения совпадали до мельчайшей закорючки.

После показа оформленных грамотно материалов, мне только и оставалось, что уважением признать:

- Вы нам сэкономили годы, если не десятилетия сбора данной аналитики. Преклоняемся, перед такой дотошностью и целеустремлённостью.

Но и это ещё оказалось не всё! Дальше пошли записи, на которых Энита прыгала с моста, пытаясь попасть в точку перехода! Потрясающие кадры! И использовала она для этого некие специальные резинки, подобные которым используют на Земле во время прыжка банджи-джампинг. Причём прыгала она в разных режимах и многократно в каждую из нужных точек. То при свободном падении, то в замедлении, то почти останавливаясь в нужной точке. И всё это снималось одновременно несколькими камерами со всех сторон. Да ещё и некоторые прыжки, ради многогранности эксперимента, проводились в ночное время. С подсветкой.

Ну мы-то с Лёней – ладно. Поразились. Удивились. Похудели. А вот ошеломление наших хвалёных полиглотов, выглядело совсем неуместным. Неужели они не знали о таком громадном комплексе прыжков? Неужели ничего в местной истории не сохранилось о таком массиве скрупулёзных исследований: Неужели ни один из йети или грифонов не проболтался временному персоналу о необычных поступках космической гостьи?

А вот! Не проболтался!

А теперь наши экскурсоводы не на шутку встревожились. Из чего я сделал вывод: они здесь не только работают, но и шпионят. Собирают малейшую информацию для своих миров. И подобный интерес со стороны понятен: подобное чудо, где омолаживаются лучшие люди многих цивилизаций – слишком уникальная вещь, чтобы её оставлять без малейшего контроля. Точнее, не контроля, потому как появись такая возможность, весь мир был бы колонизирован. Скорей о нём попросту собирали любые сведения, даже о чихе, услышанном вдали. А тут целый пласт деятельности странницы из космоса, остался неучтённым. Упущение? О! Ещё и какое!

Вот красавицы и задёргались морально, что легко прослеживалось по их аурам. Ещё и я парочку провокационных вопросов подбросил:

- Уважаемая Энита! А почему вы раньше скрывали свои исследования от внимания переводчиц? И почему сейчас решили открыться?

Сложно было ручаться за точность перевода ответа на первый вопрос, но выходило сродни одной известной поговорки: «Меньше знаешь – крепче спишь!». Ну и самим ортодоксально настроенным йети не было малейшего смысла делиться сведениями или жаловаться на несносное поведение дочери солнца. Может они не мешали Каспер по той причине, что мечтали избавиться от чужачки? Авось прыгнет, да исчезнет к банановой матери?

Ну и второй ответ прозвучал так:

- Уверена, что мы втроём вскоре покинем это унылое и скучное место. И тем скорей это случится, чем больше нам помогут эти милые старушенции.

Это впервые Каспер таким образом обозначила огромную разницу в возрасте между собой и красавицами. И красавицы нисколько не обиделись:

- Истинный наш возраст – известен только здесь. А когда мы скоро вернёмся домой, то никто не узнает о нашем омоложении. И очередные сорок, пятьдесят лет мы проживём как в сказке, на полном обеспечении и ни в чём себе не отказывая. Потому как пятнадцать лет пребывания здесь – это считается невероятным подвигом. Плюс надо знать огромное количество языков, иметь прекрасную память и невероятную коммуникативность. А жить здесь и в самом деле – страшная тоска. И скучно! Особенно убивает отсутствие мужчин. Но уж в ближайшие дни… О-о!..

После этого многообещающего «о-о!», нас вновь накрыло сразу тремя облаками феромонов. Причём делалось это омоложенными девицами не специально, без добавления гипноза, только на одних инстинктах.

И вновь я удержался, подлечивая враз поплывшего товарища не только должным эрги’сом, но не забывая и о добром слове:

- Лёнь, вспомни жену губернатора! Покойную! – после чего вновь вернулся к делам нашим насущным: - Энита, меня в первую очередь интересует портал в центре, с правой стороны моста. Да, да, именно этот… Вот эти обозначении иных миров, мне знакомы, в трёх из них я бывал. Значит, некая тропинка существует. Беда только в том, что все пять символов находятся вместе. Как можно их разделить? Можно ли это сделать? И какие результаты выдали ваши спектрографические анализы во время срабатывания портала?

Ну да, и такие исследования Каспер проводила. Буквально обкладывала отправляемо ребёнка датчиками и фиксирующими устройства. Лепила приборы на перила моста. Подвешивала на уровне точки ухода туда. И сейчас, вспоминая все свои мытарства, не удержалась от жалобы:

- Сложней всего пришлось с этими тупыми йети, и не менее тупыми грифонами. Они у меня буквально на руках и ногах висели, не давая проводить толком эксперименты. И пока сотни три из них, самых фанатичных и упёртых не сбросила в пропасть, ничего у меня толком не получалось…

Последние слова Займа перевела и тут же в недоверии воскликнула:

- Три сотни?! И мы об этом ни разу не слышали?!

И опять со стороны космической скиталицы последовала расхожая во всех мирах сентенция, в виде поговорки: «Много будешь знать – быстро состаришься!» Но в этот момент поняли самое главное в характере нашей новой знакомой: цинизм у неё порой зашкаливает. И для достижения своих целей она готова хоть тысячи разумных сбросить в пропасть. И ни капельки этим не заморачивается. Всё творит, сообразуясь рамками своей логики, неведомого нам воспитания и пугающей бескомпромиссности.

Опасная бабулька?.. Ещё бы! Такая и нас оттолкнёт, если будем мешать сделать последний, самый важных шаг для достижения высших приоритетов. И не факт, что у неё программа минимум только омолодиться, сбежать отсюда и нарожать деток. Может чего величественнее задумала. Например добраться до своих, а потом колонизировать Молодильный мир.

Кстати, самоназвание здешней планеты звучало иначе, несколько длинно, хоть и созвучно по сути: «Чудо возвращения в детство». Поэтому мы так и оставили в нашем разговорном языке первое, привычное и короткое название.

Что ещё меня сильно насторожило в результатах исследований, так это подборка фактов, о которых те же йети молчали словно рыбы. По ним получалось, что имеются порой временные сбои, во время переноса старческого тела в детское, и появление этого тела здесь. То есть там человека отправили, а здесь он появляется через несколько месяцев. Причём вначале ребёнок ничего не помнит, а пока подрастёт до пяти лет, уже и забывает о не схождении. И только возвратившись домой, выявляется то самое расхождение в данных.

Где эти два, три, а то и четыре месяца существуют омолаживаемые тельца? Нет ли здесь какой-то связи с тем моментом, когда и мы с Марией пропали в неведомом пространстве на целых три месяца? Мы ведь тоже об этом ничего не помнили и не можем вспомнить. А срок-то немалый! Вдруг подобное станет случаться сплошь рядом? Или навсегда можно потеряться в неведомой дыре неведомого пространства? Подобный нонсенс требовал тщательных исследований.

Но это – не сейчас. Потом.

А сейчас мы все наши усилия, умения и знания приложили для исследования нужного портала и анализа имеющегося материала. Пытались найти главные его отличия от остальных. И намеревались мозговым штурмом открыть загадку его открытия в нужный мир. Несмотря на всю тавтологию прозвучавшей формулировки. То есть, открыть не открываемое.

Всю ночь работали. И кое-какие положительные результаты стали намечаться. После чего объявили перерыв. Но не по причине усталости или желания выспаться, а из-за банального голода. Жрать всем хотелось не по-детски. Урчание желудков стало невыносимым и непроизвольно вводило в краску. А на великолепном, пусть и разрушенном космическом корабле – не оказалось ни корочки хлеба. Следовало возвращаться в город йети и спешить на завтрак.

Конечно, я не удержался и высказал старушке всё, что думаю о подобной бесхозяйственности. Будучи не понаслышке знаком с огромными автоматическими консервными заводами в иных мирах, работающих сотнями лет без вмешательства разумных существ, укорил по конкретному направлению:

- Неужели ни одного целого робота не осталось, чтобы отправить его собирать те же орешки?

Кажется удалось впервые смутить старушенцию. Куда и делась её невозмутимость, когда она стала оправдываться:

- Да как бы есть… кое-что. Но сама я неприхотлива, хватало питания в столовой. А остававшиеся запасы подъела за первые тридцать лет. Потом привыкла…

- Можешь немедленно отправить кого-то на охоту или на собирательство? – мне приходилось настаивать на немедленном решении вопроса о полезной и здоровой пище. – Или сразу после завтрака отсылаем на охоту Леонида вместе с Кали и Займой?

Всё верно, в последние часы именно Грейя показывала чудеса правильного перевода и нарастающей коммуникативности. Из всех трёх полиглотов, она оказалась самой продвинутой и, так сказать, самой полиглотистой.

Как ни странно, против охоты на местную дичь высказались все женщины без исключения. Потому что утверждали, что местная фауна крайне несъедобна, если не сказать, что ядовита. Энита ещё и результаты анализов пыталась показать, объясняя:

- Что-то не так на молекулярном уровне. Плохо усваивается даже местными аборигенами.

- А всё, что растительного происхождения?

- Как ни странно, производные флоры годятся в пищу. Только вот собрать здесь что-нибудь солидное, весьма сложно. Не знаю, справятся ли с этим те два механических паука, которые ещё действуют. Потому что всю съедобную поросль объедают поисковики, толпами бродящие по окрестности и переваривающее всё, до чего дотянутся их загребущие лапки. Именно по этой причине я в своё время отказалась от идеи вырастить вокруг корабля большой сад. Семена были… Да и сейчас есть.

Понятно, что вряд ли они прорастут. Да и нам хочется кушать уже, а не через несколько лет. Поэтому мы и поспешили в столовую, ворча на ходу по поводу некоторых недальновидных старушенций. Кстати, паучков на сбор ягод она так и не отправила, утверждая, что «…йети и не такие ценные вещи расковырять могут! Это они в корабль – ни ногой. А всё что ползает вне моей стальной крепости, для них цель охоты».

То есть следовало лично сопровождать механических собирателей и присматривать за их целостностью и сохранностью. Тоже мне, автоматика высшей цивилизации!

Вряд ли у нас с Лёней вкус атрофировался, но в этот раз мы поданную пищу умяли всю, до последней крошки. Не до марципанов, если живот к позвоночнику прирастает. Как говорится, голод не дядька, салом с колбасой не угостит.

Главное, что нам не отказали в кормёжке, несмотря на вчерашние угрозы снять с баланса.

Ну а после завтрака пришлось заниматься бытовыми вопросами. То есть обустраиваться в выделенных нам кельях и выбивать положенные нам пять сундуков с продуктами. Здесь тоже ничего не решилось бы быстро, если бы не молчаливое присутствие у нас за спинами Эниты Каспер. Мы кричали, возмущались требовали, и йети, покосившись на дочь солнца, тяжело вздыхали, после чего шли нам на уступки. Иначе мы те же кельи получили бы раза в три меньше по размеру, далеко от выхода на свет божий и с жуткой, непригодной для жилья вентиляцией.

Само собой, что и элементарной мебели нам никто выделять не спешил. Думали, что мы согласимся спать на жалком подобии двойной циновки, пока не раздался звонкий и многозначительный стук клюкой по плитам мраморного пола. Тут же и отличные матрасы нашлись, и лежаки под них, и стулья со столами и кухонная посуда со всеми сопутствующими приблудами. Да и поселили нас практически рядом с космической странницей. То есть мы теперь могли вести как бы общее хозяйство.

Про эпопею, с которой мы вырывали положенные нам премиальные сундуки – и вспоминать не хочется. Чуть не убил продуктовых интендантов, так они меня раздраконили своей тупостью и непрошибаемостью. На них даже удары клюкой по полу не слишком действовали. Ну и когда наконец-то устроились, всё разложили по полкам и опробовали электрическую печь для готовки, Энита призналась:

- Всё, я с ног валюсь. Надо поспать до обеда. Всё-таки возраст сказывается.

Мне-то что, на магических стимуляторах, могу и пять суток не спать. Да и Найдёнова не стеснялся постоянно взбадривать, поддерживая его в нужном тонусе. Но когда прозвучало предложение поспать, задумался:

«Всё равно усталость будет накапливаться. Так что три часа вздремнуть, никогда не помешает. Пусть и на голодный желудок».

Поэтому согласно покивал вслед уходящей Каспер, и стал выпроваживать остальных из моей скромной обители. Но тут Грейя предложила:

- Ты спи, а я буду тихонько наговаривать основы языка нашего содружества. Он считается у нас самым распространённым, имперским. И во сне обучение, самое наилучшее. Сам удивишься через три часа.

Подозрения у меня в голове роились самые разные. Знаем мы ваш гипноз! Так усыпите, что очнёшься уже в прозрачном саркофаге! Доверять переводчицам не стоило, при всей их привлекательности, кажущейся доброте и отзывчивости. Хотя, честно признаться, общение с помощью жестов и отчаянной мимики, уже изрядно достало и утомило. Но меня в первую очередь заинтересовало упоминание об империи, давно хотел уточнить, нет ли каких аналогий с Альтру? Поэтому позволил Грейе задержаться:

- Вначале вообще объясни структуру упомянутой тобой империи.

Указал ей на стул, а сам удобно расслабился на вырванной с боем лежанке. Женщина садиться не стала, зато начала прохаживаться по комнатке, словно лектор перед студентами. А когда поняла, что её метание меня раздражает, нагло присела ко мне на кровать. Но при этом не умолкала ни на секунду, активно помогая себе всё той же азбукой для глухонемых. И чем больше я осознавал сказанное, тем больше озадачивался.

Главная проблема в нашем нынешнем общении – невероятная разность языкового пространства. Те, или иные понятия, кардинально отличались по интонации, эмоциональной окраске, и глубинному смыслу. И понять всю неразбериху фонетических нюансов, нереально за такое короткое время. Тут и гениальные полиглоты могут свихнуться сознанием, пытаясь объяснить необъяснимое. Но Грейя старалась. Очень старалась. И у неё что-то получалось.

Вот, к примеру, как осознать умозрительное имя собственное, данное какой-нибудь планете? Конкретнее – Добра. Услышав это слово на русском языке, понимаем, речь идёт о мире, полном добра. Но при этом следует помнить, что на планету мы прилетели издалека, а название ей дали вообще далёкие отсюда космические гости. Поэтому при скрупулёзном разборе слова получается, что путешественники имели ввиду цвет атмосферы, зелёный. Что и звучит на их языке, как «добра». Но у нас-то в подсознании формируется иной смысл, да и остаётся там практически навсегда.

А вот в дальнейшем, встретившись с теми самыми космическими исследователи, мы пытаемся с ними соотнестись в диалоге уже на их родном языке. Вроде договорились, стали понимать друг друга. И спрашиваем: «Известна ли вам планета, которая связана с добром и благополучием?». Образно так, в натяжку. Естественно, что новые знакомые ни сном ни духом понять не могут о чём речь, и заявляют:

- Нет. Такой планеты в наших реестрах нет.

Кто в курсе, тоже приведёт массу примеров, как на той же Земле порой коверкают названия городов за границей. Казалось, пиши транскрипцией, буква в букву, и всё понятно. Так нет, так исковеркают имя, меняя в том числе и ударение, что представителю третьей страны и не понять, о каком городе идёт речь. Пример простейший: Варшава. И для русских, и для поляков – понятно и просто. Тогда как в Испании сей город звучит на кастельяно и пишется как Барсобия. И русский человек никогда не догадается, о каком городе идёт речь.

Примерно так же получилось и в нашем сложном диалоге. У меня в сознании чётко отложилось понимание имени Альтру, как некое производное от слова альтруист. Да и сама империя Альтру, мне представлялась этаким сообществом разумных, которые создали уникальную цивилизацию, проповедующие высшие идеалы. Такие как «всё для всех», «каждому по потребности», «тотальная справедливость» и «альтруизм – превыше всего!». Потому что именно такое впечатление у меня сложилось при контактах с Дланями на Дне, при изучении самого Дна, и при осознании того духовного и физического величия, которое достигается при наличии определённого числа груанов у разумной особи. То есть создать Пространства Вожделенной Охоты, по умолчанию, могло только уникальное сообщество добра, альтруизма и справедливости.

Ну-у-у… где-то, как-то, в чём-то – я оказался прав. Хотя разбираться в наметившихся сложностях и противоречиях не хватит целой жизни.

Но самое главное, что некие аналогии, сходства и совпадения - обнаружились довольно быстро. Название Альтру – произносилось и писалось на родине Кали – совершенно иначе. Да и по смыслу означало нечто жестокое и несуразное: «Кровь». Слова «груан» у них в словаре тоже не существовало. О подобных симбионтах ходили только древние легенды, которые считались сказками. И звучали они иначе, как «створка». Альтруизмом в том обществе и не пахло, хотя каждый, даже самый бедный и обделённый представитель цивилизации жил в роскоши, доступной только значительно обеспеченным землянам. Но и там имелся некий дефицит, доступный лишь самым, самым, самым… То же омоложение, к примеру, проводящееся в мире Молодильный.

Те же легенды сказывали, что некогда империи Альтру принадлежал целый мир, который назывался миром Всадников. И побывавшие там, привозили оттуда самые уникальные и редчайшие сокровища. Но случилась беда, дороги в тот мир оказались перекрыты каким-то гигантским чудовищем по имени Байб, и связь с ним оборвалась.

Но у меня-то сразу возникли цепочки аналогий. Байбьюк – хищный шар четырёх метров в диаметре, настоящее бедствие Дна. Прожорливое и страшное чудовище, очень похожее на гаузов, космических агрессоров, покоривших не один мир. Не они ли прервали связь, использовав банальную диверсию? Ведь именно гаузы пользовались урожаем Просторов последние четыреста с лишним лет.

Уникальные сокровища? А что может быть дороже груана, дарящего здоровье и непомерное долголетие? Или хотя бы нечто, соразмерное ему? Правильно, только омоложение в Молодильном. Наверное, поэтому цивилизация Альтру (или всё-таки Крови?) не слишком рыдала, когда прервались контакты с Просторами Вожделенной Охоты. Имелась полноценная замена, пусть и иного, усложнённого профиля.

Крайне заинтригованный, я засыпал вопросами Грейю, не обращая внимания на то, что она улеглась давно рядом, и прижималась всё крепче и крепче:

- А есть у вас такое понятие, звание или титул, как Иггельд?

- Нет, такого нет.

- Или что-то сходное?

- Мм… Ну разве что Иннеуггуальден?

- Благие шуйвы! Язык сломать можно… А кто они по жизни? И с чем их едят?

- О-о! – выдохнула с восторгом переводчица. – Они сами могут съесть кого угодно! Это великие учёные, высшие и сильнейшие шаманы, главная поддержка императора и императорской власти. Некоторые из них занимаются административной деятельностью, управляя секторами галактики, иные ведут образ жизни отшельников или путешествуют по глубинам космоса. И мне в прошлое своё пребывание здесь, повезло познакомиться с одним из них, только что омолодившимся. До сих пор вздрагиваю от упоения после этого!

И она взахлёб стала рассказывать всё, что знала конкретно о своём высокопоставленном знакомом. Тогда как я слушал, и мои мысли метались в полном раздрае.

Но! Это ещё оказались не все результаты моего опроса. Выяснилось, что империя Альтру (Крови) – не одна среди пользователей Молодильным. Подобных гигантских общественных формаций существует пять, и это помимо нескольких сотен более мелких, называемых как угодно, начиная от республик и заканчивая диктатурами. И мне просто повезло, что Грейя гражданка именной той цивилизации, знакомой мне по Дну.

Чуть позже окончательно погас подвешенный в комнате зырник. Мне-то он не нужен. Всё равно глаза закрыл и как бы спать собрался.

Но ещё чуть позже, ощутил ловкие женские пальчики, ласкающие моё вздыбленное хозяйство. И мысли почему-то резко потекли совсем в ином направлении:

«Да гори оно всё ясным пламенем! Почему я себе должен отказывать в удовольствии? Словно какой-то ханжа или обиженный женщинами дятел! И плевать, сколько лет на самом деле хозяйке этого упругого, роскошного, податливого, но всё-таки невероятно молодого тела!..»

Чаще всё-таки мужчина руководствуется инстинктами.

Глава 27 СГОВОР

Не успела вода в ловушке прогреться до неприятной температуры, как Цорташа сделала определённые выводы и выпустила своих пленниц на свободу. Вернее не совсем на свободу, а пригласила в свои роскошные апартаменты, дабы вкусить совместную трапезу. А из подвалов они поднялись на несколько этажей вверх на оклеенном зеркалами лифте. Дальше они двинулись по коридору, который сразу показался чем-то вроде музея. При этом Связующая словно оправдывалась:

- Почти сутки работала после стычки, как раз собралась отдохнуть, как тут вы появились.

- Мы тоже сутки почти ничего не ели, - не постеснялась Катерина напомнить о своём лежании под валуном, о котором уже кратко поведали. – Так что с удовольствием составим вам компанию за столом. Но вначале хотелось бы толком оправиться.

- Конечно, милые, с подачей горячих блюд подождут. Проходите вот сюда, здесь есть всё необходимое. Если что, слуги помогут и выполнят любое пожелание.

И она рукой указала на арочный вход, прикрытый иллюзией в виде падающих струй дождя. Оттуда слышались журчащие звуки льющейся воды.

Пройдя лёгкую взвесь иллюзии, девушки попали не столько в ванную комнату, совмещённую с небольшим гардеробом, как в целый комплекс помещений, могущие затмить Сандуновские бани в Москве. Причём не только по причине изысканности архитектурного стиля, но и благодаря ультрасовременным девайсам. С первого взгляда бросалось в глаза, что хозяйка на всю катушку пользуется техническими достижениями развитых цивилизаций.

В большом императорском дворце Лордина – всё выглядело не в пример скромнее, и проще. Если не сказать, что убого. В сравнении, конечно. Дочерям Герчери оставалось только восторженно вздохнуть и стараться не пялиться на увиденные красоты.

Ну и слуги. Отдельный пласт несуществующих в их государстве людей. Здесь их оказалось слишком много. Сразу десять стройных юношей и десяток длинноногих девушек, устремились навстречу с готовностью хоть на руках носить. То ли заранее их предупредили о появлении высокопоставленных гостей, то ли они тут всегда находились в полной боевой готовности. Только и слышался от них многоголосый шёпот:

- Помочь раздеться?.. Массаж?.. Ванну с ароматической водой?.. Мази?.. Особые пожелания?.. Разрешите предложить на выбор кое-что из одежды?..

Такого комплекса услуг, девушки не ожидали. По сути, принцесса хотела просто пройти в туалет, да заодно что-то сделать с курткой на спине императрицы. Потому что там ткань оказалась изрядно разорвана и измочалена. Вуаль Светозарной спасла попавших в ловушку пленниц, но вот одежду потрепало изрядно. Высушить и почиститься можно магией, да и мелкий ремонт вполне возможен. На крайний случай хватило бы подвесить кусочек иллюзии в повреждённое место. Но не в пример лучше починить капитально простым рукоделием, или вообще сменить повреждённый элемент.

Слуги наверняка перестарались, в течение нескольких минут предоставив Марии огромное количество курточек походного покроя или охотничьего стиля. Как у любой нормальной женщины, глазки у неё разбежались, делая правильный выбор невозможным.

Опять Катерина помогла, насильно одевая подругу в первый же приглянувшийся китель парадного покроя, в котором не стыдно выйти куда угодно:

- Маш, соберись и не устраивай здесь подиум! Нам некогда. Вера может сдуру в портал сунуться. Только из карманов всё переложи… Ой! Дай я тебе помогу, горе ты моё луковое!

Она до сих пор не могла избавиться от злости по поводу утраченных груанов. Уникальные ракушки спасли свою носительницу и её товарку от невероятного давления и перегрузки при защите, но рассыпались после этого в пыль. Отныне уже все три Ивлаевы становились простыми Трёхщитными. Или чуть выше, приближаясь по рангу к экселенсам.

Оправились, как говорится, быстро. И четверти часа не прошло. После чего дам проводили в столовую, размерами не меньше хоккейной площадки. Хозяйка уже восседала за небольшим, круглым столом, сервированным на три персоны:

- Не дождалась, - весело хохотнула она, пока недавние пленницы рассаживались. – Уже третий салатик доедаю! Зато дикий голод утолила. Да и вы не стесняйтесь. Чувствуйте себя, как у родной бабушки.

Ивлаевы начали есть и, пользуясь тем, что их двое, не совсем вежливо стали задавать вопросы по очереди:

- Госпожа Цорташа, а сколько вам лет?

- На сколько выгляжу! – рассмеялась очаровательная шатенка. Но смех её резко оборвался, после следующего вопроса:

- Насколько мы поняли, такие люди как Морт, Тамихан, Петроний Баккартри – это ваши друзья, коллеги и соратники?

- В некотором роде… и не все, - ответила она осторожно. И не стала скрывать своего удивления: - Откуда вам известны эти имена?

- Мне мой супруг рассказывал, - Мария расправила плечи, продолжая сидеть с идеально ровной спиной, - о неких, подслушанных им разговорах. Там эти имена упоминались. Причём некий Тамихан отзывался о вас крайне грубо и нелицеприятно. Даже просто повторить его слова, считаю кощунственным. Видимо завидовал вашей неотразимой красоте и восхитительным благообразием.

Связующая не стала признаваться, что ещё совсем недавно выглядела как старая карга и весьма этим потешалась. Наоборот, разыграла возмущение:

- Поражаюсь человеческой неблагодарности! И ведь когда-то мы в самом деле считались близкими друзьями с Тамиханом… А сейчас, это именно с ним мы сражались на каком-то озерце вашего мира. И именно для него и сооружена эта смертельная ловушка, в которой вы чудом выжили.

- То есть, воевали вы не с нами?

- Ни в коей мере! Я отправилась следом за Тамиханом, чтобы уничтожить его. Разве это было непонятно?

- Осмелюсь напомнить, мы почти ничего не видели из перипетий сражения. Только подслушивали последующие разговоры.

- Ох, милая! Ведите себя как дома и обращайтесь как к любящей родственнице…

- Но… это очень сложно, - заметила Катерина. – Мы ведь с вами совершенно незнакомы. Да и вообще…

- Вот и зря! – вновь заулыбалась Цорташа. – Я сейчас открыта и откровенна как никогда. Поэтому раскрываю все свои тайны перед вами по простой причине: любой враг или противник Тамихана, для меня – самый желанный и верный друг, союзник и соратник. И я готова вам помочь не только сведениями об этом нехорошем отщепенце, но и предоставить средства индивидуально защиты, оружие, различную технику и устройства.

Ивлаевы переглянусь между собой в некотором недоумении. После чего принцесса поинтересовалась:

- Разве подобное разрешено надзирающими структурами?

- Мой супруг особо делал акцент на запрет для Связующих передавать технические новинки в отсталые миры, - добавила императрица.

- А он у вас кто? – не скрывая едкого сарказма, спросила хозяйка. – И откуда всё может знать? Небось, всего лишь хранитель? Максимум старший? Да вдобавок подвизается на этой роли меньше сорока лет?

- Мм… меньше года, - прозвучало признание.

- Однако! - не скрыла шатенка своего изумления. – Теперь я поняла, почему именно его, и всё его окружение, попытался уничтожить Тамихан. Для него такие прогрессирующие выдвиженцы от контролирующих структур – словно кость в горле. Да и лично Петронию Баккартри он давно мечтает навредить. Вы ведь все находитесь под патронатом именно этого Связующего?

- Как бы… Хотя сам Петроний о нас только догадывается. Или не намерен познакомиться лично. Если вообще не злится на нас за причинённый нечаянно ущерб…

После таких признаний, Цорташа долго и вдохновенно хихикала, перемежая своё веселье словами:

- Молодцы!.. Хорошо устроились!...Самого Петрония пощипали… Ха-ха!.. Вот уж я над ним поиздеваюсь… Если встречусь… Он ведь такой осторожный. Перестраховщик. Мы его всей компанией прижать не смогли… Как же он с вами-то не справился?

Воспользовавшись этой паузой для себя, девушки удвоили интенсивность поглощения пищи. От подаваемых блюд сложно было отказаться на голодный желудок. Да и соки оказались выше всяких похвал. А от церемоний надлежащего уровня, гостей сама хозяйка изначально освободила.

Отсмеявшись, Связующая тоже съела крылышко от фаршированного гуся, запила соком, и только потом предложила:

- Понимаю, что вы обе спешите обратно. Но может одна на время останется? Для согласования, так сказать совместных действий? И для получения соответствующей экипировки.

Демократии не получилось, юная императрица применила власть:

- У вас останется её высочество. А я вынуждена откланяться. Дела ждут, супруг неизвестно где …путешествует.

- Хорошо. Принимается. Готова хоть сейчас проводить к порталу.

- А куда он меня выведет?

- Отсюда – куда пожелаешь. Хоть на Землю, хоть в мир Трёх Щитов. Да и в дальнейшем он для вас станет работать в нормальном режиме. Выдам для этого специальные артефакты, вот эти браслеты.

Она протянула девушкам два тонких браслета, сделанные по первому впечатлению из тонкого пластика. Естественно, Мария сразу раскатала губу на большее количество:

- Нам надо ещё. Людей своих с Земли выводить. И для моего супруга…

- Больше дать не могу, при всём желании. Но за владельцем браслета, через портал может пройти кто и сколько угодно в течение минуты. Если не успеешь провести, можно вернуться.

Это объяснение весьма удовлетворило императрицу, которая успела шепнуть перед самым уходом своей подруге:

- Уже хорошо! Борька без нас там не сунется. Ещё лучше, иметь бы такой браслет, который только мне открывал бы порталы…

- Ага! И чтобы Борька каждый раз ползал перед тобой на коленях, умоляя провести по нужному адресу? – ехидно заметила Катерина.

- Ну-у-у… это вообще идеальный вариант.

- Топай уже, мечтательница! Там Вера паникует, империя без канцлера стонет, а ты никак с выбором самца определиться не можешь.

Мария ушла, а принцесса осталась для интенсивного обучения и согласования совместных действий с Цорташей, новой союзницей, благодетельницей, великой колдуньей, Связующей, и просто прекрасной женщиной.

По крайней мере именно такое мнение о новой знакомой сложилось у Ивлаевых.

Глава 28 СОГЛАСОВКА ХАРАКТЕРОВ

Встретились мы все в столовой во время обеда для йети. Можно сказать, что успели в казённое место в последнюю четверть часа отведённого на выдачу обеда времени. Судя по всклоченному виду моего приятеля, и по его красным, блестящим глазам, вряд ли он толком выспался. А глядя на довольные личики сопровождавших его Кали и Займы, они высосали из молодого, сильного мужчины максимум жизненных соков.

Но я даже шутить на эту тему не стал, убеждая себя мысленно, что всё нормально, ничего страшного не случилось. Надо воспринимать мир таким, как он выглядит и не углубляться опасно в бездны морального или нравственного самоистязания.

Вместо этого я сразу обратился к давно нас ожидающей и уже давно отобедавшей госпоже Каспер:

- Уважаемая! А что это мы всё вокруг да около моста крутимся? Ни за что не поверю, что ты не собрала сведений про остальные семь чудес света.

Прежде чем пуститься в объяснения, Энита с досадой скривилась:

- Зря не веришь… По пяти объектам, сведения только со слов детей и переводчиц. Побывавших там омоложенных – за семьдесят пять лет я встретила здесь всего десяток. А вот два строения, мой автоматический зонд-разведчик успел заснять во всей красе и с вполне достойной детализаций.

- Почему только два?

- Да гадёныши грифоны своими копьями аппарат сбили! Дикари недоделанные!.. А больше у меня исправных зондов не осталось.

- И как они далеко находятся?

- Очень далеко, если пешком. На этом главном и наибольшем континенте - три, к остальным надо ещё и через океаны переплывать.

На мои претензии, что можно, дескать, было построить самолётик, дочь солнца резко ответила, что она не специалист по таким конструкциям и предложила мне построить из имеющегося металлолома круизный вертолёт. Пришлось извиняться, признавая и свою полную несостоятельность в данном вопросе. А потом благовоспитанно просить показать имеющиеся материалы по двум другим чудесам здешнего света.

Благо, что для этого не следовало тащиться на корабль, у нашей новой знакомой имелся простенький голографический проектор и мы часа два, а немалым восторгом рассматривали любезно нам предоставленные хроники. Зрелище завораживало, и по величию не уступало здешнему мосту. Только вот мост являлся всё-таки функциональным строением, соединяя две стороны гигантского каньона. А вот увиденные нами конструкции – изначально смотрелись как непригодные для использования разумными. Точнее, жить-то можно и в скворечнике, и на вершине Эвереста, только нужно ли так мучиться в жуткой тесноте и в знойном холоде?

А вот местные аборигены жили, страдали, мучились, и иной жизни знать не хотели.

Первое строение представляло чудовищную по размерам арку, в виде радуги и в пяти местах этой арки, на высоте, далеко в стороны отходили плоскости в виде крыльев. Вот с края этих крыльев деток и бросали в порталы. Но вначале победители поединков поднимались на огромную высоту по ступенькам, без всякого лифта. В основаниях радуги – жили грифоны. Йети – обитали поблизости в подземном городе. Только вот ни гор, ни холмов вокруг «Радуги» не было: лишь просторные участки лесостепи, с редкими вкраплениями небольших лесов.

И всё! Ни единого больше вокруг признака цивилизации.

Второй объект тоже выглядел крайне витиевато и непривычно для нас. Хотя некие подобия башен имелись на Дне. Там тоже фантазия создателей изрядно поработала. Здешний же изыск архитектуры смотрелся как авианосец, если смотреть на него с носа и будучи на водной поверхности. Или на букет цветов, стебли которого внизу плотно связаны, а соцветия огромные и пышные. Этакое тонкое, хрупкое на вид основание, а потом высоко наверху – расходящиеся грани. И всё это накрыто невероятным по размерам, выступающим солидно в стороны, диском. Вот с его периметра и отправляют карапузов по их родных мирам.

Но на этом «Букете» подъём, по узкой винтовой лестнице – воистину подвиг. И для детей тоже. Потому что дублирующих порталов внутри строения нет, грифонам тоже приходится совершать каждый раз восхождение. Но не поэтому там смертность среди омолаживающихся самая высокая. А потому, что «Букет» стоит на краешке сползающего ледника, а вокруг чёрные, негостеприимные горы.

И вновь, никакой урбанизации не наблюдается.

Пока я удивлялся этому, Лёня озвучил мои же мысли:

- Странно! Почему йети и грифоны в том месте не застроят и не облагородят пространства на многие километры вокруг? Ведь тогда попавшие туда дети перестанут погибать, поставки продуктов увеличится, уровень жизни возрастёт.

На эти рассуждения Каспер чуть ли не сплюнула в раздражении:

- И я говорю: дебилы, Карл! – конечно, сказала она несколько иначе, но перевод напрашивался именно такой. – Я им ещё лучшие варианты подсказывала, как и здешним придурками, но всё бесполезно. Ортодоксы и консерваторы до мозга костей. Им хоть камни на голове обтёсывай, всё равно не видят очевидного блага.

Тогда как мнение более опытных «девушек», оказалось не в пример осторожным, если не сказать, опасливым:

- Спорить не станем, жизнь аборигенов и здешние законы – на грани абсурда. Но! У нас молятся, чтобы так оставалось навсегда. Считают, что лучшее – враг хорошего. И стабильность предпочитается любым иным изменениям, пусть и не пример лучшим в социальном или бытовом плане.

- Ну да, легко просматривается вся хрупкость здешней цивилизации, - пустился и я в рассуждения. – Живут на дотации. Живут скучно… Кстати, а сколько живут-то в среднем?

- Редко кто доживает до шестидесяти лет. Но пятьдесят пять - проживают стабильно.

- Мало… А может причина – в бессмысленных драках? Да и вообще, те же грифоны, получаются, ведут чисто паразитический образ жизни. К чему эти баррикады? Противостояние?

- О-о! Как раз в этом противоборстве и кроется стимул к выживанию. Имелся в истории случай возле «Радуги», когда йети убили почти всю популяцию грифонов со своей стороны опоры. Питания у них стало в два раза больше, как и предметов первой необходимости. Но вместо того, чтобы жить да радоваться, победители вконец обленились, перестали вести поиск детей, а банально ждали, пока малютки сами к ним выйдут. Что тогда творилось в содружестве империй! Потоком погнали сюда двадцатилетних воинов, прошедших уникальную подготовку. Что в плане диверсионном, что психологическом. Да с оружием! И хоть трудно такое представить, но пятилетние карапузы где уговорами, где грубо убивая, добились возвращения статус-кво. Как они это сделали конкретно – история умалчивает, но куча фантастических произведений по этому сюжету, до сих пор самая читаема литература в наших империях.

Вот и новая картинка здешнего бытия нам приоткрылась с неожиданным вложением. После чего Леонид констатировал:

- Не соскучишься. Каждый час – водопад новой информации.

- Это я тебе ещё про знакомую мне империи Альтру не рассказал, - порадовал его я. Чем заслужил от товарища взгляд полный уважения. А он что, думал, мы с Грейей сразу накинулись друг на друга? То-то же! Дело – прежде всего!

Но и друга понять можно: на него сразу две голодных девицы набросилось. О чём с ними говорить можно? Кроме… М-да, теперь и не укоришь приятеля…

Тогда как Энита проявляла завидную настойчивость и целеустремлённость:

- Давайте решать, чем занимаемся в первую очередь? Порталом, или ваших пятерых детей проведаем? Мне кажется, они уже отлежали положенный срок в капсулах, и их организмы перенастроены для здешнего питания.

- Только для питания? – напрягся я, косясь на прильнувшую ко мне Грейю. – Они ведь должны ещё и знания самого нужного языка получить? Ну, так нам объясняли…

- Хм! Наивные!.. Но и не дебилы! – похвалила нас Каспер. – Даже молодцы, что не согласились. Иначе вас в тех саркофагах омолодили бы до соответствующего возраста. Такой вариант здесь предусмотрен, и если кто здесь появляется старый, не омолодившийся, то его сразу втискивают в это мерзкую установку. Меня тоже пробовали втиснуть…

- И что? – подались мы вперёд, заинтригованные.

- Да ничего. Здешних шаманов тогда стало вдвое меньше… Хи-хи!

Пока бабулька хихикала, все три переводчицы виновато отвели взоры в сторону, словно ничего плохого не сделали. Но потом Кали всё-таки не выдержала и стала оправдываться:

- Мы ничего не могли сделать. Такие законы… И за каждым нашим жестом следили… Хоть мы и невероятно сильны в боевых искусствах, но со всеми аборигенами не справимся. Нас могли раньше окончания контракта швырнуть в портал, и прощай весь заработок за десять с лишним лет. А вот когда вы сами не поддались на уговоры, мы как бы и не причём…

- А личная близость с нами? – не удержался Найдёнов от справедливого укора. – Мы к вам со всей душой, а вы?.. Или вас и за секс с нами накажут?

- Это не считается, - последовал ответ. – Мы имеем право хоть с грифонами, хоть с йети сожительствовать.

- И? – не удержался я от выяснения всех сторон тутошних отношений. Но внутри уже стала сжиматься пружина крайнего неприятия. Если эти «девушки» имели сношения с «мохнатыми» и «резиновыми», на дальнейшие постельные подвиги меня они не затянут и под угрозой расчленения.

- Ещё чего?! – с презрением фыркнула Кали, опередив своих коллег. – Мы до такого никогда не опускались! А если уж очень хочется, то…

Ну да, помню. Они сразу признавались, что расслабляются друг с дружкой. Но это нас точно не испугает, тоже женщин обожаем во всей их красе, соблазнительности и во всех… хм, позах.

Всё выяснилось. Лёня выдохнул облегчённо. А дочь солнца требовательно хлопнула ладошкой по столу, чуть не проломив его:

- Не пора ли от слов перейти к делу? – при этом строго смотрела мне в глаза, тем самым соглашаясь с моим, пусть и чисто номинальным лидерством в данной компании. Неужели серьёзно поверила в мою шутку, что мне уже восемьдесят годиков?

Я кивнул. И мы отправились на встречу с нашими карапузами.

Глава 29 СВОБОДНОЕ ПАДЕНИЕ

В самом деле, наши резко измельчавшие земляки, оказались выпушены из капсул, накормлены и одеты в соразмерные им вещи. Но у четверых из них, вся оперативная память ребёнка, и что они пережили уже здесь, пока оставалось на прежнем уровне. Они прекрасно вспомнили нас с Лёней, перестали хныкать, и потянулись к нам ручонками.

К тому же в нашей компании находились привычные для их понимания женщины и бабушка. Пусть последняя и выглядела со свой клюкой, словно страшненькая баба Янга из сказки.

А вот самый старший из карапузов, которого звали Игорь, помнил всё! Буквально всё! Особенно всю свою прошлую жизнь взрослого человека. И как он на меня смотрел! У-у! Волком или зверем – это будет мягко сказано. Ещё и пальчики до хруста сжал в кулачки, словно собрался кого-то избить. Будь у него оружие, наверняка применил бы.

Я к месту вспомнил, как решали проблему геноцида грифонов и переизбытка йети возле «Радуги». Если две сотни таких сорванцов отправить, да с оружием, да с рюкзачками одежды и экипировки, они кого угодно ухайдакают. Разленившихся аборигенов – тем более вынесут ногами вперёд.

Пришлось начинать диалог с волчонком:

- Не смотри на меня так, мне не страшно. А вот со своей новой судьбой, вам пятерым придётся смириться в любом случае. Хочешь ты этого или нет. К тому же у тебя появился великолепный шанс прожить новую жизнь праведно, по законам справедливости, и крайне интересно. Потому что мы сейчас не на Земле, а в совершенно ином мире. А здесь приключений и приятных моментов хватит до глубокой старости.

Мальчонка не дурак оказался, и всё умение мыслить осталось у него на уровне. Потому что вычленил самое главное:

- Новый мир, звучит интригующе. И приключения я обожаю. Как и приятные моменты, - он многозначительным, раздевающим взглядом прошёлся по переводчицам, - не отрицаю. Но разве жить здесь до старости обязательно?

- Видишь эту милую бабушку? – решил говорить с Игорём откровенно, не делая скидки на его физический вид. – Так у неё навороченный космический корабль в распоряжении, пусть и слегка помятый, и то она не смогла отсюда вырваться. Так и доживает здесь, чуть ли не сотню лет.

- И эти состарятся? – кивок на Кали. Да и тон сожалеющий.

Похоже, недавний бандит тот ещё любитель женского пола оказался. Но, в общем-то, интерес мужика понятен. И если его это утешит, следует его мысли перенаправить именно в это русло. Пусть лучше о девочках думает, чем создаёт нитротолуол в местных условиях, с намерениями взорвать мост к чёртовой бабушке. Мало ли чему его научили на Земле? И его товарищей.

Поэтому диалог сразу пошёл на лад. Ну и лингвисты поведали, что в городе есть ещё сразу три подрастающие смены их коллег: шести, десяти и четырнадцати лет. И эти девочки ведут себя и пашут как взрослые. Контракт – он и в Молодильном, контракт. Разве что им запрещено, до достижения физического возраста в пятнадцать лет, участвовать в каких-либо поединках. Ну и нарушать местные законы нельзя. Всё остальное – на их усмотрение.

Услышав такое, неожиданно загорелись глаза у Найдёнова. И он негромко поинтересовался у Займы:

- А вы можете в данном мире забеременеть?

- Исключено! – категорично завила та. – Такого в истории эксплуатации этого мира ни разу не фиксировали.

Но я чётко зарегистрировал по ауре, что переводчица солгала. С какой такой стати? Выпытывать не стал, но отметку в памяти сделал. Ну и заметил взгляд мадам Каспер, чуточку презрительный, но больше - нетерпеливый. Ей хотелось заняться более важными делами, чем присутствовать в мелочных разборках. Но раз она лучше знает местную кухню, то следует с ней на эти темы переговорить при оказии.

Только как это сделать, если между нами сложный языковой барьер? Без присутствия и участия наблюдательниц от сообщества, никак не получится уединиться. А в том, что они больше шпионки или разведчицы, чем переводчицы и учётчицы, я больше не сомневался.

Всё равно с детишками пришлось разбираться долго. И всё по причине, что как бы именно на нас возлежала персональная опека над карапузами. Раз уж мы за них потребовали премиальные сундуки, то по логике вещей и смотреть за ними нам придётся. Тем более что у здешних шаманов появилась уверенность, что наша группа так тут и проживёт, старея, до самой смерти.

А оно нам надо, нянчиться с сопливой малышнёй?

Порадовало, что имелось кому подсказать и растолковать. Те же красотки заинтересованы в нашей незанятости, хотя бы в ночное время. Да и дочь солнца жёстко блюла свои личные интересы. Поэтому нам подсказали что надо, позвали кого нужно, и попросили, кого следовало. Неподалёку от нас толпилось целое сборище свободных «няней», у которых было заложено в сознании на инстинктивном уровне опекать человеческих детёнышей.

В итоге младшеньких земляков, Сашу, Путю, Дусю и Славика удалось пристроить в надёжные мохнатые лапы. Все четверо восприняли здоровенных, заросших шерстью созданий вполне приветливо, словно больших плюшевых медведей. Тем более что мы с Лёней постарались с уговорами.

А вот с Игорем случился облом. Он жестко настаивал на своей постоянной привязке именно к нам. При этом клялся и божился, что станет дисциплинированно выполнять все наши просьбы и пожелания. О приказах вообще речь не шла: безукоснительно. Да и рассуждал этот взрослый, в теле ребёнка вполне логически:

- Борис! Леонид! Ну сами себя представьте на моём месте. Это ж можно с ума сойти, находясь среди ничего не соображающей мелюзги. А с теми иномирцами, кто себя вспомнил – общаться не смогу из-за непонимания. Ну и последнее, я не расист, но соприкасаться с этими мохнатыми чудовищами – превыше моего зачаточного космополитизма.

Ладно, взрослый ведь. Потому и решили, пусть ходит за нами и помогает по мере своего разумения. Парень грамотный, с высшим образованием, как он утверждал. Может и подскажет что дельное. К тому же выразил готовность дежурить по кухне и готовить нормальную пищу из полученного набора продуктов. Про охоту и собирательство пока ещё ничего не знал.

- Высшее? – засомневался Найдёнов в адекватности парня. – Почему тогда в бандиты пошёл?

- Это ещё разобраться надо, кто из нас бандит! – несколько комично прорвало карапуза на эмоции. – Я-то боевого генерала охранял! А вот вы кто такие?

- Боевого? Надо же? Неужели ничего греховного за своим патроном не замечал? Неужели не видел, с кем он якшается и какие нетрудовые доходы имеет? Только честно отвечай, как на духу!

Удалось моему другу смутить оппонента. Тот смешно скривил своё детское личико и совсем не по-детски вздохнул:

- Чего скрывать… В последние дни генерал стал в зверя превращаться. И очень многие странности стали вокруг него происходить. Но мне всё казалось, что это он специально общался со всякими утырками, собирая ценную, оперативную информацию в уголовной среде.

- Ладно, - вмешался и я в затянувшийся разговор, - Потом тебе и факты предоставим и поговорим подробнее. А сейчас напрячься надо, для скорейшего возвращения на Землю! – после чего повернулся к Эните: - Мадам Каспер! Веди нас в свои закрома!

У нас в запасе оставалось ещё как минимум пол светового дня. Да и ночью мы могли работать. Если спать не отправимся. Так что в кладовых космического кораблика, мы чего только не набрали для наших грядущих экспериментов. Начиная от регистрирующей аппаратуры, и заканчивая резиновыми жгутами для прыжка банджи-джампинг.

По ходу переноски, подтвердилась уникальная сила убогой на вид старушенции. Она вскинула на спину такой тюк, что его впору было волочь трём здоровенным мужикам. Потом ещё и донесла этот тюк к месту, не запыхавшись. Всё остальное мы вполне благополучно понесли сами, не желая светить наших боевых серпансов. Не видят их аборигены с временными попутчиками – и отлично на данный момент.

Правда, возле баррикады у моста, нашу кавалькаду попытались приостановить. Толпа грифонов, ошарашенная нашим составом, копьями не тыкала, угрозы не выкрикивала и не толкалась. Она просто стояла настолько плотно и монолитно, что пройти не получилось бы.

И здесь дочь солнца показала свою исключительность, нечто промычав, прошипев на местном языке. Как потом мне подсказала Займа, прозвучало всего две короткие фразы:

- Это наше дело! А не ваше.

После чего толпа покорно расступилась, а я постарался запомнить услышанное шипение. Авось и самому пригодится для отпугивания или успокоения аборигенов.

На середине моста, у искомой секции, мы довольно быстро соорудили все, что требовалось для прыжков. А именно: этакую выносную балку, на которой, в специальных блоках, и крепился конец резиновых жгутов.

- Так удобней, точней и быстрее выставляется необходимая глубина падения или высота подскока, - давала пояснения Энита. - При звучащих от тебя подсказках, могу подвести тебя вообще в точку самого портала. Если ты такой глазастый, обязательно что-нибудь да рассмотришь.

- Не лучше ли сразу опускать на жёсткой верёвке? – справедливо сомневался Найдёнов. – Точней получится.

- Портал чуточку приоткрывается именно и только в падении живого существа. Статичные, или медленно опускающиеся предметы вообще не рассматриваются. Я лично ничего не успевала рассмотреть на той стороне, но некие пятна и неправильности моими органами зрения фиксировались. Приборы тоже регистрировали мерцающие свечения. Ну, вы это и сами видели в записи… Ну что, фиксируем тебя?

Это она меня спрашивала. Да я и не сомневался в своём праве лично проводить подобную разведку. Но этому весьма жёстко воспротивился Найдёнов:

- Даже и не думай! Буду прыгать я! А ты присматривайся и подсказывай, если чё. И не спорь! Ибо, если я попаду в какую-то несусветную дыру, то ты меня вытащишь или отыщешь. А вот если ты пропадёшь в неизвестности, то мы тебя ни в жизнь не найдём. Разве что Алмаз прилетит на помощь…

В самом деле, помощь гения, разумного представителя расы тираннозавров, была бы очень кстати. Но где искать этого юного путешественника? Как дать ему о себе весточку? Обещал, редиска мелкая, появляться время от времени, и пропал с концами. Да и вряд ли ему доведётся забраться в такие вот нереальные дали, где существует мир Молодильный.

Хотя… если существует связь с Сияющими Курганами «наших» гроздей, то Алмаз наверняка когда-то и их нащупает. Беда только, что понятие «когда-то» нас совсем не устраивает.

Поэтому, после недолгих раздумий, соглашаюсь на требование Найдёнова и приступаю к его инструктажу:

- Мне видится возможность в использовании нужного нам направления, как и самого факта срабатывания портала, чёткое представление конечной точки переноса. Нечто подобное лежит в основе «гуляющего» портала. И ты, как раз, чётко помнишь чашу с обломками порталов на Дне. Поэтому чётко себе представляй именно то место, и когуяров на кромке чаши. Попутно старайся думать о груанах. Мне кажется, в совокупности, это должно помочь в определении точного адреса. Есть вопросы?

- Два! Первый: если я исчезну здесь, и окажусь там, что делать?

Сложный вопрос. Потому что мы не знаем до сих пор, как выглядит символ Молодильного. Младенец? Или ребёнок? Но такой символ обозначал мир Пупсов, или по-иному - Таир. Значит он к этому, никак не подходит.

А что подходит? Мост? Радуга? Букет? Ни Каспер, ни опытнейшие полиглоты не знали и не видели подобного обозначения. По утверждениям Кали, в мирах Сообщества, стариков и больных омолаживаться отправляли с шестиугольных, каменных алтарей. Этакие массивные шайбы высотой более метра, и диаметром полтора. Причём готовность алтаря для отправки пациента определялась по свечению камня, что случалось огорчительно редко, всего лишь два раза в сутки. Утверждалось, что для запуска нужна особая энергия чуть ли не всей звёздной системы. Потому и создавалась гигантская очередь страждущих к каждому из древних артефактов.

И на этих алтарях не было ни единой надписи, ни единого символа.

- Ничего, ничего? – сомневался я. – Даже царапинки или надколов?

- Надколы есть, по краям. Также царапинки мелкие растут в количестве, несмотря на невероятно бережное отношение к порталам. Ну и самое главное, это три полосы в виде мелких канавок, делящие плоскость на четыре сегмента. Параллельные прямые через весь алтарь и совершенно одинаковой длины.

Но как я не думал над этим, никаких аналогий не возникало. И только на мосту, перед первым прыжком Найдёнова и после его вопроса, у меня забрезжило предположение:

- Кали! А если представить, что эти три полоски, банальные чёрточки, но одного размера? Или цифра III, как её у нас обозначали долгое время в древности?

- Притянуть за уши, можно всё, что угодно! – отвечала Кали. – Но твоя цифра III, имеет одинаковые чёрточки, и стоят отдельно. А на алтарях они отличаются, замкнуты в шестиугольник.

- М-да… Не сходится… Разве что схематически. Потому что на Дне, я подобный символ видел, именно римская цифра III. Так что, Лёнь, если увидишь такую…

Хотел сказать «Шагай!», но замолк, испугавшись:

«Вдруг это не сюда? А куда-то в иной мир? И там – кошмар смертельный? А ведь друг предупреждение об опасности в ином мире не видит. Как бы чего не случилось! Поэтому лучше…»

Прекрасно догадавшись о моих сомнениях, Леонид мне и слова не дал больше сказать:

- Второй вопрос: а если у меня ничего не получится?

- Тогда буду я прыгать. Сам. Затем с серпансом. Затем будем думать. Но лучше всё-таки…

- Теперь лучше помолчи! Всё равно я первый! – ещё раз он присмотрелся к направлению, куда указывал пальчик старушки, ответил на наши пожелания «К чёрту!», да и прыгнул. Хорошо ему, выросшему в цирке, высоты не боится. Да ещё какой высоты!

Но как бы я ни верил в прочность резиновых жгутов, сердце у меня ёкнуло от страха и нехороших предчувствий.

Глава 30 ЛЕС РУБЯТ – ГРИБЫ ГУБЯТ

Не получилось ничего. И после десятого прыжка Лёня безрезультатно качался туда-сюда обратно. Никуда не исчезал, ничего не видел и ничего не ощущал. Разве что уже я чётко заметил круг мерцающего несколько раз пространства. То есть, как бы, инициация перехода начиналась, но тут же сбрасывалась, при более верном опознании падающего тела. Не ребёнок? Вот и падай себе дальше.

Когда подвели прыгуна к точке, и он там завис стабильно, тоже никакого результата. Хоть дёргайся, хоть делай в воздухе шагающие движения.

Ничего больше не оставалось, как самому обвязываться жгутами, и сигать вниз с нечеловеческим рёвом. Но ревел я только первый раз, основательно припухши от восторга. Дальше пошла рутина скрупулёзной работы.

И кое-какие подвижки в исследованиях появились. Находясь вплотную к порталу, я его смутно видел. Но как ни ощупывал, как ни воздействовал на него разными силами, дальнейшие положительные результаты не проявлялись. Обидно! Часа два возился – и никакого толку. Причём мысленно представлял то один желанный адрес прибытия, то другой, но оба оказались невосприимчивы к моим капризам.

Очередной раз выбравшись на мост и отдыхая на перилах, выслушал новые версии и предложения:

- Вдруг портал срабатывает только в случае стояния на перилах хотя бы одного йети? – Найдёнов указывал рукой на проводящееся вдали «возвращение» очередной девочки домой.

И ведь его идея не выглядела совсем никчемной. Мало ли какие импульсы открытия портала возникают при появлении аборигена на пространстве с записями, рисунками и символами. Может там и указано подобное, обязательное условие? Даже Каспер их не смогла расшифровать за десятки лет.

Она тоже согласно кивала:

- Хорошая мысль! Но чтобы привлечь йети к сотрудничеству, нам сегодня вечером придётся наизнанку вывернуться. Крайне упорствующие личности. И даже если согласятся, то как минимум завтра. Тогда как сейчас предлагаю прижать к ногтю грифонов и поэкспериментировать с аналогичным порталом внутри моста.

Ну да! Когда садишься на определённую каменную ступеньку - инициируются совсем иные силы открытия, чем при свободном падении. С моими возможностями там явно будет больше шансов для позитивной работы.

Я уже и специальное крепление собрался с себя снимать, как вдруг наш самый мелкий земляк напомнил детским голоском:

- Ты ведь ещё собирался на серпансе попробовать прыгнуть.

Лично он квазиживое существо, используемое для транспортировки рыцарей и охотников на Дне, не видел. Но знал о них. Хорошо помнил наше путешествие к мосту и чётко себе представлял габариты уникального помощника и его возможности. Наверняка и предполагал, что серпанс весит немало, хоть следов на мягком грунте не оставляет за собой.

Пока я прокручивал эти мысли на голове, Найдёнов сразу заподозрил самое худшее и коварное:

- Игорь! Ты хочешь, чтобы Борис на серпансе сорвался в пропасть?

- Ещё чего? – возмутился малой вполне искренне. И дальше не врал: - Мне просто жутко интересно, как это будет выглядеть со стороны?

Вполне возможно, только вот некий риск в любом случае возрастал. Так-то существо вроде и не весит ничего. Того же Второго, считающегося администратором башни, я спокойно перетаскивал по порталам просто придерживая за чип. И лучшего помощника во всех ситуациях, сражениях или при разведке, было не сыскать.

Но Второй – небольшой администратор, а тут здоровенная, боевая махина. И тупая скотина. По крайней мере, до той поры, пока Всадник не станет Иерархом и не запустит соответствующие программы усовершенствований. Чипа у него нет, зато он улавливает команды всадника в радиусе десяти, или чуть больше метров. По крайней мере в Молодильном, нынешние два серпанса так и ходили за нами всюду, словно привязанные верёвочкой. Но сразу появлялись воспоминания, что боевые серпансы в обычный портал не проходят. Только в «гуляющий», а он развеялся, редиска этакая.

Помню, как мы мучились, пытаясь провести так желанную для каждого всадника подмогу в мир Трёх Щитов. Появись они в составе армии империи Герчери, война со зроаками и кречами была бы выиграна не в пример быстрее.

А в этот портал мы не шагаем, а прыгаем. Вообще ни в какие ворота не лезет подобная проба. Я-то привязан, меня после прыжка дёрнет вверх, а мой бравый конь, что? Упадёт вниз? Разобьётся? Или продолжит практически бессмертное существование? И потом вернётся ко мне наверх, выполняя последнюю команду всадника? А если не вернётся?

Самому стало чрезвычайно интересно, что у нас получится. И даже потеря такого важного помощника не пугала. Если нам здесь суждено остаться навечно, то второй «рыцарский конь» нас всё равно не спасёт. Да и один тянет легко практически четверых взрослых воинов.

Вот я и рискнул. Уселся на серпанса, а он приблизился к самому краю моста, игнорируя своей нижней частью каменные перила. То есть я получился ногами выше на добрый метр, зависнув над общим информационным блоком. Может это тоже сыграло какую-то роль в дальнейшем?

И прежде чем шагнуть, я задумался об адресе прибытия. Логика подталкивала на Дно. Там друзья, там всё знакомо, там серпансы и теоретически где-то носимые груаны. Мало того, там может оказаться восстановившийся «гуляющий» портал. Но! Там я где-то видел значок в виде римской цифры «три». Но не факт, что именно он мне поможет потом вернуться сюда обратно.

А вот в мире Содруэлли, в одном из великолепных дворцов Первого Лорда, порталов немеряно. Значит, оттуда я могу куда угодно перейти в дальнейшем. И сюда вернуться. И быстро. Даже если серпанс «проскользнёт со мной, ничего страшного, оставлю в новом месте под присмотром. Благо там ко мне, как к Каранебес, относятся, чуть ли не с обожествлением.

Потому и представил себе очень чётко только что упомянутый мир. И с этим представлением в сознании, ухнул вниз. И сразу порадовался, что я привязан отдельно! Потому что скорость падения чуть ли не удвоилась из-за присутствия боевого скакуна. Этакое нереальное ускорение пошло! И я даже ногами пошевелил, проверяя выйдут ли свободно они из удобного сиденья, когда меня резко дёрнут вверх резинки. А! И ещё успел продублировать команду для серпанса:

«При утере наездника немедленно вернуться на мост!»

А в следующий момент мы ударились. Страшно так ударились, словно о твёрдый, каменный грунт. Плоть квазиживого существа подо мной стала сминаться, сжиматься, словно упругая пружина. Навалившиеся перегрузки так меня сплющили и сдавили, что показалось: сейчас голова провалится в трусы; трусы – в пятки; а пятки, в виде кровавых лепёшек плоти, пролетят тело серпанса и спланируют на дно провала.

Краткий миг смерти, сменился резким сбросом давления и невероятным по силе грохотом. Несмотря на мои возможности самовосстановления и ускоренной регенерации – я банально оглох на некоторое время. Хорошо, что молнией всё это не сопровождалось, иначе слепым бы остался. И так удивляюсь, как глаза не вывалились? Но зато веки закрылись и слиплись надолго.

Так что приходил я в себя не столько с опаской, как очень осторожно прислушиваясь к своему организму. Вначале судорожно пытался втянуть воздух не желающими распрямиться лёгкими. Затем шевельнул хрустящими косточками рук. После чего аккуратно шевельнул головой, не веря, что шея у меня осталась прежней длины. Лишь после этого попытался задействовать иные органы восприятия.

Вначале понял, что меня обдувает сильный, порывистый ветер. Да такой, что и человека с ног свалит, если ударит неожиданно. Также ощутил под собой серпанса, явно не готового к выполнению моих дальнейших приказов. Как стало понятно чуть позже, он крайне нуждался в подпитке моей энергией. И можно сказать, что эрги’с средней силы вновь вдохнул в моего коня полноценную искру жизни.

Там пришла пора открывать глаза, протерев их вначале костяшками пальцев. Проморгался, осмотрелся по сторонам, роняя отвисшую челюсть. Но довольно быстро понял, где я и как я. Ну как, понятно: всё в той же позе всадника, восседающего в удобном седле, почти кресле. А вот панорама вокруг завораживала и чуточку пугала. Конечно, не два километра пропасти, но не меньше пятисот метров высоты под ногами. Мы располагались на самой высокой башне главного города мира Содруэлли, а вокруг, до самого горизонта, простирался живой город.

Нечто подобное, с высоты птичьего полёта, а скорей всего именно с этого места, мне уже один раз показывал Сияющий Курган города Рушатрона. Но тогда вокруг виднелись пожары, поднимались столбы дыма, чернели выжженные руины. Сейчас всё выглядело как новенькое, только что выстроенное, покрашенное и натёртое местами до блеска. Сразу приходило понимание, что война давно окончилась и вокруг царит величественное благоденствие.

А вот ветер здесь так и норовил сбросить вниз. Благо, что я поднял челюсть, подзарядил серпанса и того сейчас сдуть и ураган не сумел бы. После чего вернул слух, заживив слуховые перепонки и выковыряв оттуда сгустки крови. И тут же услышал крики, создаваемые очень знакомыми голосами. Они неслись строго снизу, куда я ещё не удосужился глянуть.

«Неужели меня сумели рассмотреть жители города?» - пошли первые догадки. И лишь затем я чуть наклонился вперёд, пытаясь смотреть вниз строго перпендикулярно. После чего вновь челюсть попыталась отвиснуть. Но не получилось, подбородок жёстко упирался в грудь.

А то, что открылось моему взору, требовало отдельного осмысления. Причём такого быть не могло по всем канонам и понятием межмирских переходов. Самого портала я не видел, да он никогда и не просматривается, пока не шагнёшь. Но вот вместо него виднелась просто дыра в иной мир. В той дыре, на расстоянии метров восьмидесяти, виднелись перила моста и лица перегнувшихся вниз людей и одного ребёнка. Именно они и кричали, пытаясь привлечь моё внимание. Главный парадокс заключался в том, что располагались они ко мне – вверх ногами! То есть мы смотрели друг на друга словно в зеркало, размещенное у нас под ногами.

И как это понимать? Что случилось? Открылся портал нового типа? Или, если судить по страшному грохоту и возникшему давлению, мы банально, очень грубо проломили (сломали?) уже существующий переход? Судя по тому, что видят меня из иной вселенной, образовался постоянный канал между вселенными? Или это лишь банальное окошко, показывающее шиворот-навыворот? В том числе и пропускающее звуки?

Но раз пропускает звуки, то может пропускать и предметы. Бросить что-нибудь туда? Или вначале пообщаться не помешало бы?

Что я и сделал, усилив голос:

- Лёня, что там у вас?

- Да чуть не оглохли от грохота! После чего окошко открылось. Видим кусок стены, и тебя вверх ногами на фоне пасмурного неба. А ты как? И где?

- Вроде ничего, надеюсь импотентом не стал… Хе-хе! Но стою в таком месте, что в двух словах не объяснишь.

После чего не поленился и поведал: что вижу, откуда именно, и что думаю по данному происшествию. Ну и все остальные своими мнениями обменялись, предупредив, что с обеих сторон моста собралось по толпе грифонов. Наверное, аборигенов обеспокоил невероятный в этих местах грохот. Но Энита сразу успокоила:

- Не переживай, против нас они не попрут!

После чего я предложил:

- Нет ли чего ненужного? Попробуйте бросить это ко мне.

Нашёлся обрезок резинового жгута. Да и на себе я с некоторым опозданием обнаружил остатки страховочной сбруи с такими же обрезками. Во время прохождения порталов всегда верёвки страхующие обрезало, но почему сейчас подобное случилось? Вроде как тоннель получился… Или всё-таки окошко?

Первый бросок оттуда, и я еле успел поймать обрезок, зависший чуть ниже моего пупка. Причём он вроде как и собирался упасть мне на колени. Интересно! Бросил его обратно – Лёня поймал. И крикнул:

- Всё равно он опустился бы прямо на перемычку перил, на надписи.

Дальше мы бросали долго, нудно, изощрённо и разное. В том числе и предметы навстречу друг другу. Если те сталкивались, то улетали в сторону и цели не достигали. Ежели нет, то их место падения всегда стремилось на изначальные точки.

Наконец мне надоело мелочиться, и я приказал сдвинуться вперёд серпансу. Согласен, рисковал. Но уж слишком мне надоел резкий, холодный, порывистый ветер со спины. Короткий полёт, с совсем небольшим ускорением, и вот уже я стою на краю моста. Точно в том же самом месте, откуда стартовал сравнительно недавно.

- Шикарно со стороны твой полёт смотрится! – вопил счастливый Леонид. – Вначале летел к нам ногами вперёд, но тут же развернулся и взлетел с замедлением на мост! Фокус всех времён и вселенных!

Тогда как я полюбовался отверстием тоннеля, видневшегося в точке перехода, метрах в восьмидесяти ниже. Так и есть: кусок стены – и участок хмурого неба, с быстро летящими тучами. Получившееся отверстие между вселенными не затягивалось, не зарастало и не собиралось исчезать. И что это у нас получилось?

Ответ на это дала нам Каспер, собравшая показания своих приборов и суммировавшая их со своими наблюдениями:

- Мне кажется, ты своим прыжком вместе с серпансом, что-то сломал. Серьёзно так сломал, навсегда. Но получилось весьма удачно, вместо портала для деток, ты проломил отверстие между мирами, в которое можно проскакивать и взрослым. И мир с другой стороны, о котором ты рассказал, меня заинтриговал невероятно.

- И нас тоже! - уже от себя и от своих подруг добавила Грейя. – Можно и нам там побывать?

Пришлось им вначале напомнить, а потом огорчить:

- Вдруг вы на обратном пути вновь станете детьми? Ну и потом… Честно говоря, я верхнюю площадку башни так толком и не осмотрел. Понятия зелёного не имею, как там вниз спускаться и есть ли лестница.

- Ну так прыгай обратно! – грубо посоветовала Энита. – И мелкого с собой забери, он в любую щель пролезет.

Она кивнула на Игоря, который тут же оживлённо и с восторгом закивал головой. Но я на это сразу в отрицании зацокал языком:

- Вначале сам пару раз проскочу. Потом пусть Леонид на своём скакуне сигает для пробы. И лишь после этого… посмотрим, короче.

Вот мы и продолжили наши эксперименты с изысканиями, несмотря на подступающие в Молодильном сумерки. И про ужин не вспомнили.

Вначале проверили саму возможность перехода иного человека. У Лёни получилось легко… пока я наблюдал, будучи рядом с порталом. Но стоило мне отойти по мосту на десяток метров в сторону, как мы бурно порадовались наличию страховочных резинок: тоннель перестал проводить в иной мир как живые существа, так и неодушевленные предметы.

- Ёжить помножить! – орал перепугавшийся Найдёнов. – Чуть сердце не разорвалось!..

Дальнейшие пробы подтвердили, что без моего личного присутствия рядом, проломленный портал не действует. Хотя видимая картинка оставалась отменного качества. Хорошо это для нас или плохо?

- Отлично! – заверила Энита. – Мало ли чего грифоны удумают? Или йети попробуют сдуру сигануть? Да и иные посторонние нежелательны. Лучше, если ты так и останешься единственным проводником этого тоннеля!

Может она и права? Со временем разберёмся.

Тогда как мы приступили с Лёней к опробованию совместного перехода. И весьма обрадовались, когда всё получилось. Теперь только оставалось, что отыскать ход во внутренностях башни в мире Содруэлли.

Глава 31 ХОРОШО В ГОСТЯХ…

Верх башенки, составлял квадрат, со сторонами всего два метра. При этом на каждой стороне, метровому отрезку соответствовал свой сложный орнамент, глубоко прорезанный в камне. Однозначно не привычные значки порталов. И ничего сходного с надписями или с символами на перилах моста в Молодильном. Или это – банальная декоративная отделка? А точка привязки портала здесь образовалась случайно? Может такое быть?.. Почему бы и нет! Вон нас с Лёней как-то ведь (совершенно случайно!) забросило в мир, где взрослые люди превращаются в карапузов.

Но если всё-таки порталы? Задействовав умения, переданные мне Алмазом, прислушался: что с той стороны? Не ли там опасности? И… ничего! Напрасный труд. Попробовать шагнуть? Так ни верёвок нет, ни времени, ни должных удобств. Следовало вначале разобраться с тем, что у нас под ногами.

Тесновато, сразу для двух серпансов и нас с Лёней, пытающихся поднять плотно подогнанный стальной люк. Выдернуть обычной силой, не смогли. Получалось, люк с той стороны, снизу, заперт, что нас крайне разочаровало. От кого подданные Первого Лорда таким образом огораживаются? От дождя, что ли? Неужели придётся спускаться на верёвках до первых, виднеющихся окошек?

Зря расстраивались! Как оказалось, народ здесь в небо смотрит часто. Да и с других башенок, поменьше которые, за округой ведётся постоянное наблюдение. Так что меня, то появляющегося, то исчезающего, засекли, чуть ли не сразу. Имеющих артефактов, усиливающих зрение, здесь хватало. Поэтому опознали быстро. И что здесь делают при появлении такого существа, как Каранебес? Правильно! Радуются!.. Надеюсь…

Ну и при этом делают две вещи: спешат мне навстречу и предупреждают о моём визите своего повелителя. Именно поэтому запоры снизу оказались отодвинуты, а люк приветливо распахнулся нам навстречу. Затем сразу послышалось снизу приветствие:

- Каранебес! Мы ждали тебя! И надеялись, что ты выберешь именно этот путь!

Во, как! Они тут гаданием и предсказаниями занимаются? Или прежние наказующие, посланцы Курганов, именно этой дорогой в дворцовый комплекс попадали? А мы взяли и какой-то особенный портал грубо сломали? Тогда как мне, давая задание сюда попасть, о таком пути и не упоминали высшие силы контроля.

Ладно, поживём - увидим. Но чтобы пожить, надо не терять бдительность и быть всегда начеку. А то знаю я этих власть имущих: сегодня он тебе друг, а уже ночью нож в спину засадит. Или ядом угостит.

Поэтому я спускался вниз первым, в полной структурной защите и придерживая перед собой своего серпанса. Он ведь боевой, от множества несчастий защитить может. И сквозь камень с железом он проникает со свистом. Лёня спускался по узкой винтовой лестнице за мной следом, держа своего скакуна у себя за спиной.

Всё те же восемьдесят метров пришлось пользоваться ступеньками. А вот на нижнем уступе оказался вполне шикарный лифт, вместимостью человек на восемь. На нём с комфортом пригласили спуститься вниз. Ещё и несколько вельмож, или красочно разодетых военачальников появилось при этом . Не просто так, а с конкретным предложением:

- Каранебес, тебя Первый Лорд приглашает на ужин в твою честь!

- Благодарю! Для меня это приятная честь! Но… я не один.

- Твой друг – это и наш друг! – тут же последовало заверение

- Нас больше чем двое, ещё пятеро человек с нами путешествуют.

- Да хоть тысяча! Угощения хватит для всех!

- Хорошо, сейчас вернёмся со своими спутниками. Скоро.

И мы бросились по лестнице вверх. Точнее, не столько бросились, как определённым образом управляя серпансами, вознеслись над ступеньками до самой площадки. Главное умеючи, чтобы всадника о камень не размазало.

Перед возвращением, я кое-что вспомнил, и посоветовал другу:

- Насчёт вина во время ужина, даже не знаю… Но лучше его не пей. Есть мнение, что здешнее вино – это кровь живых зданий. Мне-то ничего не будет, а вот тебе… При первом посещении, пришлось мне одного старого историка оживлять.

На мосту нас ждали с нетерпением, сразу засыпав вопросами, что да как.

- Тропинка проложена и тамошний правитель нас приглашает на ужин. Всех! – последовало важное дополнение, касающееся Игорька. Всё-таки сознанием – он взрослый парень. Если не дядя. – Так что рассаживайтесь!

- Постой! – подняла предупреждающе руку Энита. – Надо мотнуться на края моста. Похоже, там растёт недовольство в толпах, как бы они не выплеснулись в погром или уничтожение нашего добра.

Верно подметила. Ну и что-то мне подсказывало, что наше передвижение на чём-то невидимом, сумели рассмотреть. Так чего дальше скрываться? Так что, подхватив мадам Каспер в нагрудное отделение серпанса, перед собой, я пронёсся вначале на один край моста, а потом на другой. И в обоих случаях дочь солнца толкнула короткую, но жесткую речь, предупреждая, остерегая и угрожая. Если я правильно догадался по смыслу и по интонации, прозвучало следующее:

- На центр моста не ходить! Ни к чему из наших вещей – не прикасаться! Иначе, когда вернусь, я вам всем устрою эпический геноцид!

Хилой на вид бабушке, аборигены верили больше, чем самим себе. Потому что тут же спешили разойтись, понурив головы. Что-то в сознании представителей этой цивилизации не так… Борьба за свои права – не их удел. Или их до смерти гостья из космоса запугала? А в таком случае, не слишком ли она опасна и для нас с Лёней?

Тоже тема для размышлений.

Вернулись к нашей компании. Загрузили всех. И прыгнули.

Несмотря на увеличившийся вес, доставка прошла уже привычно, потому что сам переворот кверху ногами, совершенно вестибулярным аппаратом не ощущался. Раз! И мы уже на месте.

По лестнице спускались быстро, это не наверх пыхтеть. У лифта – всё те же встречающие, выдохнувшие свободно при нашем возращении. Затем ещё один спуск на другом лифте и длинная анфилада залов, ведущая к главной трапезной дворца. По пути, я ткнул товарища в бок, и глазами указал на одну из картин эротического содержания. Тот даже фыркнул от неожиданности:

- Ух ты! В самом деле… А я не верил твоим рассказам!

И облизнулся. Ну да, было на что: там стояла потрясающей красоты девушка, а я выглядывал у неё из-за плеча, целовал в губки и брутально обнимал за интимные места. Всё-таки такая достоверность изображений – неспроста. Наверное, нашу оргию тогда сняли покадрово и несколькими камерами. А теперь вот развесили в виде картин по всему дворцу, смущая лиц неискушённых, излишне скромных. Хорошо, что здесь искусство – превыше всего. И хорошо, что рядом с нами семенит не ребёнок, а взрослый дядя, затаившийся в тщедушном тельце. Если он чего-то такого рассмотрит и кое-кого опознает, то от смущения не умрёт.

Встречал нас Первый Лорд пуповины Туарта, восседая во главе не просто длиннющего стола, но и широченного, метра на четыре на той оконечности. С момента нашей последней с ним встречи, он однозначно помолодел, стал подтянут и худощав, а его знаменитые усы стали ещё больше.

Ну и ширина стола обуславливалась наличием по сторонам от Лорда ещё двух кресел, в которые как раз неспешно и бережно усаживались беременные Неприкасаемые. Ожидание женщинами детей, ни капельки не испортило их божественную красоту. Так что я вначале подошёл именно к ним, наплевав на все церемонии и торжественность момента, и по-дружески с ними расцеловался. И только затем раскланялся с Первым Лордом и протянул ему руку для приветствия. А чего нос задирать? Я парень простой, политесов разводить не привыкший.

Но наблюдательный. Потому что ауры здешних жителей просматривал дотошно. И если будущие мамаши радовались нашему визиту искренне, с восторгом, то местный владыка пребывал в раздражении, ревности и недовольстве. И местами возникали чёрные оттенки агрессии и злобы. Но внешне усач от души радовался, улыбался и чуть ли не с нежностью пожал мою руку. Чего он так резко изменил отношение ко мне? Перестал бояться? Или кровно обиделся на меня за невозврат трелуара? Потому что не верится, что причиной плохого отношения ко мне стала ревность к Неприкасаемым. Как я понял, властелину отыскать более лучших и покладистых красавиц – раз плюнуть.

Ладно, пообщаемся, прощупаем, посмотрим…

Быстро и коротко представил всю нашу компанию и уселся слева от Неприкасаемой, которой я в прошлый раз поправлял не совсем правильно лежащий плод. Ну и остальных рассадил от себя по левую руку в таком порядке: Грейя, Лёня, Займа, Энита Каспер, Игорь и Кали. Кстати именно на карапуза, который с ногами забрался на стул, больше всего и пялился усатый. При этом недоверчиво переспрашивал:

- Неужели так бывает? Взрослому или старому человеку превратиться в ребёнка? И он может ответить на любые вопросы?

- Чего только не случается, при определённых стечениях обстоятельств, - не собирался я раскрывать некоторые секреты. – А ответить он не может, потому что не говорит бегло на языке нашего общения, не привык ещё. Но меня волнует больше именно твоё грустное состояние. Вижу, что одолевают заботы и печали. Какие именно?

- Да всё те же, - усы Первого Лорда в унынии поникли. – Без трелуара – управлять в нашем мире очень сложно. Врагов развелось, тьма-тьмущая.

Тут малой Игорь нечаянно уронил вилку, слишком для него огромную, и ловко нырнул за ней под стол. Но на него уже никто не обращал внимания. Да и чего пялиться на карапуза, если он не читает стишок, стоя на табуретке? Так что когда опять вилка упала, а за ней и нож, на дитятко никто не оглянулся даже.

Меня так вообще только беседа интересовала:

«Дались ему эти чёртовы очки в футляре! – изумление зашкаливало, но внешне я ничем не выказывал разыгрываемой беззаботности. Попутно, не ожидая особого тоста или молитвы, сразу приступил к обжорству, наложив себе в тарелку красивый на вид и аппетитно пахнущий салат. И рассуждать при этом успевал: – Или он просто отвлекает моё внимание на второстепенные проблемы? И как бы всё-таки выяснить главную суть и применение этого артефакта?.. Чует сердце, что он мне самому пригодится».

Пока прожевал, пока запил, прошло минут пять, по истечении которых мой друг вспомнил мой рассказ о карающей миссии в этот мир. И о том вспомнил, что не мешало бы выведать кое-какую тайну, которую мы тоже обсудили когда-то накоротке. Уловил мой многозначительный взгляд и сообразил, как и что говорить:

- Уважаемый Лорд, никак не пойму: зачем вам Трелуар, с вашей-то властью? У меня есть такой же, так я им совсем не пользуюсь, к примеру.

- Э-э-э? – клюнул заинтересованный усач. – А что ваш трелуар делает? Они ведь разные бывают…

- Ха-ха! – постарался мой друг состроить из себя закостенелого циника: - Да попросту отыскивает любого моего врага и делает ему маленькую такую закупорку кровеносного сосуда. И всё, вуаля! Моего врага хоронят после установления диагноза: кровоизлияние в мозг. Или тромб.

По мелькнувшей гримасе сожаления, да по сполохам в ауре, усач очень пожалел, что у него в распоряжении нет именно такого инструмента полной власти. Он бы тогда самых опасный врагов уничтожал походя, и благо великое, что трелуар готов к работе редко, раз, максимум два в году.

Но и показать себя добрым, не склонным к излишней кровожадности правителем, Лорд не упустил возможности:

- Нет, нет! Что ты! Мой артефакт производил совершенно противоположные воздействия. Он делает людей счастливыми до глубокой старости, зажигая между лицами выбранной пары неугасимое пламя вечной любви и стойкую приверженность к великим идеалам.

После чего он посмотрел пристально на меня, оценивая, как я отреагирую на прозвучавшие слова. Не знал он о моих возможностях чётко просматривать, где правда, а где ложь. Сейчас он не соврал, и от этого строилась вся моя тактика дальнейшего разговора. Вначале я скептически хмыкнул:

- Слишком много возни, - намекая, что знаю о сути воздействия. - Намного проще, действовать, как мой друг. Нет человека – нет проблем. А вечная любовь… Фи! Несерьёзно.

- Не скажи мой друг, не скажи! – теперь в его тоне гостеприимного хозяина появилась барская снисходительность, разбавленная желанием поучить и показать своё превосходство: - Что может быть лучше для меня, чем по уши влюблённый враг? Подыскиваю ему соответствующую пару, воздействую, и… Вуаля! Как говорит твой друг. Вместо противника – имею заинтересованного сторонника.

Кое-что для меня стало проясняться. Направление дальнейшего допроса я уловил, и стал засыпать усача короткими вопросами, на которые только следовало из контекста отвечать «да» или «нет».

Естественно, что правитель пуповины Туарты мне частенько врал. Но и в таком случае получался отменный результат. При обдумывании этого результата, моя жадность проснулась и стала орать:

«Хочу! Хочу! Дайте два!» - и артефакт того стоил.

Ведь что такое счастье? Это никем и никогда не осязаемая материя, о сути которой вроде как знает каждый. И большинство убеждено, что главное - жить спокойно, радоваться всему окружающему, иметь цель в жизни и бережно лелеять, соблюдать личную привязанность к живущему твоими интересами человеку. И тогда жизнь становится прекрасной. Что помогает творить великие дела, совершать невероятные открытия, создавать уникальные произведения искусства… ет сетера, ет сетера, ет сетера.

И если существует такая возможность, как делать человека счастливым искусственным путём? То есть сводить в пару избранных людей? И влюблять их друг в друга. Не будет ли это вредным с моральной точки зрения?..

Вряд ли, как скажет большинство. Те же родители почти всегда уверены, с кем и для чего должно сойтись их чадо в браке. Дай таким треулар в руки, так они выдадут дочь за миллиардера, а сына – за дочь миллиардера. Ну, если попадутся романтики или бессребреники – то их дети сойдутся с им подобными. И что со свершившегося морального насилия женившимся, если они будут уверены на все сто, что это их личный выбор? Ведь они-то в самом деле счастливы!

Нечто подобное долгоживущий Первый Лорд уже много раз проделывал со своими особо любимыми детками. Создавал им истинное счастье, подбирая самые лучшие варианты для брака и влюбляя парочку насмерть друг в друга

Но! Уже только этим можно добиться во власти многого. Главное суметь правильно свести людей, а потом своевременно этим воспользоваться. Вариантов – уйма.

И самое главное не следовало забывать. Ту самую оговорку, которая гласила, что прививают ещё и «…стойкую приверженность к великим идеалам». А что такое великий идеал? Да тот же, к примеру, Лорд! Но сияющий в лучах собственного безгрешности и окружённый густой аурой любви, чинопочитания, харизмы и обожания. Всё что он ни скажет – благо. Что ни сделает - правильно. Кого ни казнит – так тому и надо!

И как не опечалишься, при утере такого артефакта?

Сейчас не было смысла выяснять, как такая штуковина попала в лапы усача. Но о ней знали, за ней постоянно следили контролирующие структуры нашей грозди вселенных. И когда Первый Лорд заигрался, затеял войны и стал устраивать геноцид всем окружающим родам, его и было решено приструнить кардинальным образом. А трелуар изъять, как опаснейшее оружие, которому не желательно попадать в какие попало руки.

Отсюда вывод:

«Сияющий Курган не забыл, что артефакт у меня. И теперь ждёт, как именно я этим устройством воспользуюсь. И если не оправдаю определённого доверия, то и ко мне подошлют убийцу, от которого мне не уйти. Имя Каранебес – может быть присвоено другому избранному. А трелуар? Может о нём не упоминают, потому что он не применяется? Хм! Так всё равно ведь от соблазна его опробовать, я не удержусь… Если его не украли в мире Набатной Любви!»

Вспомнив, что тамошние жители перебираются постепенно жить на поверхность, я не на шутку заволновался. А потому постарался завершить ужин, только намекнув Найдёнову:

- Кстати, пора нам наведаться в твой арляпас. Соскучился, небось?

Леонид на это вначале недоумённо дёрнул плечами, и только встретившись со мной взглядом, утвердительно кивнул. Ещё и промычал нечто подобное на «Угу!» Говорить он не мог, интенсивно жевал солидный кусок буженины.

Эх! Что ни говори, а на ужин мы знатный попали! Особенно если вспомнить и сравнить: чем кормят в столовой у йети. Жалко было покидать это истинное раздолье для чревоугодников. Но стоило только вспомнить о стремительно убегающем времени, о куче накопившихся проблем на Земле, как аппетит мой пропал, и я огласил свою просьбу. Точнее, озвучил свои планы, не особо считаясь с мнением местного правителя:

- Спасибо за отменное угощение, но мне пора пройтись по дворцу. Хочу проверить целостность некоторых тайных знаков, оставленных здесь нашими древними пращурами.

И был несколько ошеломлён, когда услышал в ответ:

- Не так быстро, Каранебес! Не так быстро.

После чего неожиданно понял, что не могу даже вздохнуть свободно, не то, чтобы пошевелить рукой или ногой.

«Это они чего?! – ударила по сознанию паника. – Розыгрыш какой-то? Или убивать нас собрались?..»

Глава 32 ТАК ВОТ ТЫ КАКОЙ…

А ведь я щиты с себя не снимал, оставался начеку, бдел, не смотря на всю праздничность обстановки! Так что случилось? Чем меня опутали? Чего я не заметил? И что делать дальше?

Судя по странному безмолвию остальных моих спутников (повернуть голову в их сторону у меня не получилось) они оказались в таком же плену невидимой нам силы. И это ещё не всё! Обе Неприкасаемые аналогично замерли с краснеющими лицами, лишь гневно вращая во все стороны глазами. Одновременно с этим я обратил внимание, что в трапезном зале не осталось в тот момент ни единого слуги, которые до того кружились вокруг нас сплошным хороводом.

Но что меня несказанно утешило, так это полное послушание собственной силы. А кидать эрги’сы в нужном направлении и нужной бризантности, я уже давно научился без неуместных движений руками. Так что выделенный сгусток убийственной, всё разрывающей энергии без промедления приподнялся в левое плечо, только ожидая конечной команды «старт!».

Мало того, я и артефакт Акиус приготовил к воздействию на окружающих. При последнем употреблении, он, конечно не оправдал всех возлагаемых на него надежд, шаманы и те же переводчицы с госпожой Каспер остались на ногах. Но ведь они дальше стояли, и вся сила воздействия ушла в сотню окруживших нас копьеносцев.

А медлил я по простой причине: хотелось выяснить причины такого отношения к гостям. Ведь нельзя утверждать, что местный властелин страдает полным отсутствием ума, да и добро должен помнить. Как-никак, я ему жизнь сохранил, по милости своей душевной.

Да и любой агрессор, глядя на попавшие в его путы пленника, становится откровенен до полного бесстыдства. Выплескивает, так сказать, весь негатив, политый жёлчью, будучи уверен в своей полной безнаказанности. Вот и я ждал, что сейчас запоёт Первый Лорд, какие обвинения выставит и чего потребует за призрачный шанс желанной свободы. С предательством этого человека я смирился сразу, да и с какой стати ему меня любить-то? Ограбил я его прилично, особенно если прикинуть уникальность и необычные свойства трелуара.

Только действительность оказалась ещё более интригующей. Вначале я сообразил, что владыка к чему-то постоянно прислушивается. Потом рассмотрел у него в ухе маленькую горошинку наушника, под цвет тела. Сфокусировав луч прослушки и, резко усилив слух, только и расслышал последние слова, вроде как сказанные мужским голосом:

- …покричать на них. Отведи душу, до моего прихода.

Первый Лорд постарался злобно, устрашающе оскалиться, набирая в грудь воздуха для ругани. Но по его ауре прекрасно просматривались нежелание, страх и крайнее отчаяние. Из чего получалось, что усач в крайне безвыходном положении. Хорошо это для нас? Или равнобедренно? Но теперь уж точно спешить нельзя, дождёмся главного кукловода. Скорей всего он где-то совсем рядом, наблюдает с какого-нибудь окошка, коих в стенах трапезного зала большое количество.

- Грабить высшего правителя нашего мира – это самый страшный грех в нашей вселенной! – с плохо разыгранным пафосом, начал «покричать» обладатель огромных усов. – Да только за саму мысль о подобном сжигают на костре, сажают на кол и растягивают на дыбе! К тому же…

Он ещё нечто подобное выкрикивал, но обобщая, и пока не называя конкретно меня вором или грабителем. Честно говоря, ругался он с натугой, нисколько меня не пугая, и выглядя при этом как дешёвый клоун. Хотелось бы ему в ответ напомнить, что трофеи, святое дело и обид между нами нет, но я до сих пор рта не мог раскрыть. Дышал и то с трудом. Хотя в позитив следовало отнести, что некие тиски вокруг меня, постепенно раздвигались. То есть дышать становилось легче. А что помогает в этом? Мои структуры защиты? Или особое поле, которое создают пять моих симбионтов?

В любом случае пришло понимание, что минут через пять, максимум через десять, мне удастся освободиться из плена. То есть следовало протянуть время, а потом я и физически смогу действовать против неведомого противника.

А там и он появился. Не запылился! Этакий живчик, невысокого роста, пухленький, с розовым, словно недавно обожжённым лицом.

И появился живчик не сам. С громыханием кованых сапог со шпорами, следом в зал вошло три громадных фигуры. Явно мужчины, под два метра роста, но вот одеты словно женщины, в некое подобие паранджи, скрывающая всё, начиная от причёски на голове и кончая теми самыми, грохочущими сапогами. Разве что верх этого одеяния больше напоминал прикрытый спереди густой сеткой капюшон. Истинная чертовщина, но сопровождающие главного кукловода показались, чуть ли не опасней его самого.

Что интересно, тип приблизился к столу, стараясь на прямой линии между мной с ним оставлять тушу местного владыки. Да и встал у него за правым плечом, словно собрался наушничать или прикрыться добавочно ещё и толстенной спинкой кресла. То есть моему взгляду открывалась только узкая полоска лица неведомого злодея и его ничтожная частичка тела.

«Э-э-э, да он меня боится! – догадался я и сделал выводы: - Значит уважает. И правильно делает… В его харю уже эрги’с прилетел бы, не опасайся я зацепить нечаянно взрывом Неприкасаемую с той стороны».

Вполне естественно, что пришла очередь самому злодею сказать веское слово в организованном им же спектакле. И начал он с неуместных сентенций:

- Как умильно поросёнок ни хрюкает, всё равно его на колбасу пустят.

Губы мои стали обретать некое послушание, но выкрикнуть вслух я не решился. Только мысленно съехидничал:

«С такой свиньи как ты – даже навоз ядовитый получится!» - и нарастающая внутри злоба всё больше помогала мне в приближающемся освобождении. И ведь было от чего злиться! Не с первого слова, а пусть только к концу фразы, но я узнал этого типа по голосу. Разве что пусть ещё что-то скажет, чтобы последние сомнения развеялись.

Мало того, избавляться от оцепенения мне очень помогли странные ощущения в районе ног. Их словно кто-то колотил очень острым. Будто задался целью оставить мои нижние конечности без пальцев. Хорошо, что мои уникальные берцы пока не поддавались неожиданной агрессии от коварного пола. Зато странные удары помогали, и до момента освобождения от плена оставалось всего ничего. Мне даже удалось значительно нарастить вокруг себя защитные структуры.

А идентифицированный мною Связующий, продолжал:

- Также крайне вредно для здоровья выступать самозванцем, присваивая себе имя Каранебес! – этот голос я слышал через стенку портового терминала в Южных Долинах, государстве изменённых, мира Габраччи. Сомнений больше не осталось: нас пленил и пытается удержать Тамихан!

И откуда только он здесь взялся?! Как?! Когда? И зачем…

Ну а пока он голосом верховного судьи вещал:

- …За это тебя ожидает целый комплекс предсмертных наказаний, начинающихся с отрезания языка. И мне кажется, откладывать подобное в долгий ящик, не следует. Прямо сейчас и приступим к первой экзекуции.

И он подал знак рукой, замершим у него за спиной фигурам. Шевельнулась и двинулась в мою сторону лишь одна из них. Из складок просторного хитона наружу показалась рука, с зажатым в ней узким стилетом. Честно признаться, меня это преизрядно напугало. Смогу ли я защититься от кровавого покушения на целостность моего тела? Пробьёт ли защиту неведомого врага одна из разновидностей моего эрги’са? Казалось бы, больше испугаться нельзя, но подлый Тамихан отдал приказ своим подручным:

- И лица свои откройте. Пусть ваши подопечные на вас полюбуются… Хе-хе! Перед смертью!..

Все трое и открыли, расстегнул верх паранджи и откинув капюшоны себе на спины. После чего не только я вздрогнул, но и Найдёнов, всё ещё скованный тисками неведомой силы. Зроаки! Их вид в самом деле мог парализовать людей, знающих об этих выродках среди разумных

Мне тут же вспомнилось, что Тамихан уже использовал людоедов в своих целях, так что и сам он тварь редкостная, которую следовало уничтожать без малейших раздумий. Его мировоззрение как раз базировалось на животных инстинктах каннибалов. Чего только стоили его следующие слова, которые он выдал с предвкушением и восторгом:

- Знаю, что язык тебе очень нравится в свежем виде, - это он к моему палачу обращался, - Поэтому можешь его сразу съесть!

А тот уже стоял со мной рядом, протягивая к моему лицу свои грабли со стилетом. Откладывать атаку дальше, не получилось бы при всём желании. И я ударил врага рода человеческого вырвавшимся из левого плеча эрги’сом. Только использовал не взрывной модификации или таранного типа, а выпустил кусок льда, в виде фиолетовой сосульки. У него пробивная способность не в пример выше.

Перестарался. Но кто же знал, что у людоеда настолько слабая защита? Его голову не просто пронзило, а оторвало, разорвало и унесло остатки к далёкой от нас стене зала. Оставшееся туловище, с мгновенье постояв в наступившей тишине, стало заваливаться на пол. А я уже выпускал следующую сосульку во второго, больше иных раскрывшегося зроака.

Но повоевать хотелось (и удалось!) не только мне. Левее от меня пронёсся с рёвом сгусток энергии, очень похожий на отрезок лазерного луча. Только не тонкий, а широкий, и тяжёлый, словно сделанный из чугуна. И этот сгусток не только вырвал кусок спинки из прочного трона, но буквально разорвал, выжигая, кусок плоти в правом плече Тамихана. Мне даже показалось, что ему всю руку оторвало.

В тот же момент и меня достало каким-то атакующим ударом со стороны Связующего. Моя защита выдержала, голову мне не оторвало, но таран получился знатный: меня вместе со стулом опрокинуло на пол и проволокли метров десять, не меньше. Ещё и проворачивая при этом и кувыркая словно пушинку. Так что я дальнейших эпизодов нашего скоротечного сражения не рассмотрел. Зато услышал нарастающий визг сразу из пяти женских глоток. И ладно бы только Неприкасаемые попытались воевать криком, они совсем не боевые красавицы, а просто живые богини для поклонения местных аборигенов. Ещё и беременные.

Но почему визжали Займа, Кали и Грейя? При их боевитости и мастерстве, они могли бы с теми же людоедами сразиться врукопашную. Лишь чуточку позже удалось понять всю подноготную скоротечного сражения и увидеть последствия.

С Неприкасаемыми – всё ясно. Им полагалось, они и пищали. Вдобавок ту, что сидела левее от нас, от груди и до макушки обильно забрызгало кровяными пятнами. Вот и показалось вначале ей и её сестре, что стряслось самое страшное.

А вот остальным досталось по обстоятельствам. В момент всеобщего паралича (или срабатывания тисков силы) госпожа Каспер откинулась на спинку стула, а вот все три переводчицы наоборот, наклонились над столом, что-то передавая друг другу. Да так и замерли, бесполезно пытаясь вырваться из пут. Но в этом нелёгком деле смогла шевельнуться лишь путешественница из космоса. Энита чуть сместила свою руку, на запястье которой и находилось её самое страшное оружие, управляемое мысленными командами. Старушка прекрасно поняла, кто здесь главный враг и против кого следует действовать максимально жестко. При этом, не взирая ни на какие помехи или возможные жертвы в лагере союзников.

Грубо? Без сомнения. Не гуманно? Чего уж там, крайне не гуманно.

Зато действенно. И может нам всем только и удалось выжить по причине отсутствия слюнявой демагогии у Каспер. Её удар достиг цели, пробивая защиту Тамихана и повергая того в нокаут. Или в тяжёлый нокдаум, как минимум.

Но по пути струя энергии сильно опалила по локти обе руки Кали и Займе. И только Грейя отделалась болезненным ожогом левой кисти. Леониду повезло, он тоже откинулся на спинку стула, чтобы не мешать переводчицам.

А вот мой второй удар, по второму зроаку, не достиг поставленной цели. То ли я промазал своим преобразованным эрги’сом, то ли вражина увернулся, то ли меня уже начало сносить с места таранным ударом. Но у людоеда только сорвало участок кожи с предплечья, да сбросило на пол паранджу-хитон. Но самое худшее, что он с третьим каннибалом остался на ногах, и они совершили единственно верное в их ситуации действие. Может и работодатель им что-то успел приказать? Но, не теряя ни секунды, зроаки подхватили тушку израненного Тамихана и, пригнувшись, бросились прочь из трапезной залы.

Для повторных выстрелов вслед врагам, Эните мешал стол, и троица восседающих хозяев самого застолья. Ещё и паралич у них всех продолжался, не отпуская тазобедренные суставы и зависнув на ногах словно гири. Тогда как я кувыркался в тот момент по полу, а чуть позже пытался сориентироваться и встать на подрагивающие ноги.

Ушли, гады!

И воины местной охраны до сих пор на крики не прибежали. Как позже выяснилось, они только, только приходили в сознание, оглушённые чем-то задолго до основных событий в зале.

Первым, придерживаясь следа из кровавых капель, пришлось бежать мне. Остальные ещё не могли двигать ногами. Но след оборвался уже в близлежащем зале, на постаменте полутораметровой высоты. Рядом лежала сброшенная статуя из жёлтого мрамора, изрядно пострадавшая в падении. То есть портал здесь имелся невесть сколько лет и никто им не пользовался. А вот Связующий из иной грозди, как-то до него добрался?

Ещё меня сразу же насторожило подобие щита, сверху накрывшее постамент. Вроде как для удобства водружён, но… Чуть приблизившись, и присмотревшись «оком волхва», я рассмотрел кучу каких-то проволочек внутри щита и вязкую массу двух цветов. К гадалке не ходи, ловушка в виде взрывного устройства! Ещё и настороженная во время спешной эвакуации.

Около пяти воинов охраны и два рыцаря тоже здесь валялись. К ним уже приближались косящиеся на меня рыцари из сменного состава. Всё-таки тревога сыграла свою роль, стали подтягиваться иные силы местного гарнизона и дворцовых служб. Вот именно для них я и отдал распоряжение:

- Немедленно уносите пострадавших в лазарет! Сюда больше никому не входить! Выставить оцепление! Здесь в любой момент может произойти взрыв!.. Быстрей! Быстрей!

Да и сам проворно убрался оттуда, не бравируя глупым поведением.

Правильно сделал! Не успел я толком заняться лечением израненных женских ручек, как из зала с постаментом донёсся грохот взрыва. После чего из ведущего в ту сторону коридора выплеснулся язык пыли, гари и копоти. Хорошенький сюрприз оставил после себя Тамихан! Серьёзно подготовился, начисто ликвидируя за собой все мосты. Похоже, возвращаться сюда не собирался. Скорей всего и лазеек для самого себя не оставил. Всё-таки прекрасно понимает, что сейчас против него ополчатся все контролирующие системы и начнут слать на него полчища профессиональных ликвидаторов.

«Или не начнут? – размышлял я несколько отстранённо, не делясь этими мыслями пока ни с кем. – Вдруг Связующий – лицо неприкосновенное? И подлежит суду только своих коллег? Надо быстрей добраться до Сияющего Кургана и поинтересоваться…»

Леонид на полусогнутых сместился к плачущей Неприкасаемой, очищая её от крови и успокаивая в манере недалёкого солдафона:

- Хватит разводить сырость! Опасностей нет, и не было! Мы тут ситуацию сразу держали под контролем. Вот… Уже всё чисто, и стирать не потребуется. Магия – наше всё!

Энита тоже поднялась, не сводя своего оружия с Первого Лорда и будучи готовой разорвать предателя на части. Тогда как сам он сидел безучастно, с глупой улыбкой под громадными усами и …блаженно радовался. Догадки о причинах его радости имелись, но с этим можно разобраться чуть позже.

Тогда как из-под стола бойко выбрался Игорь и не преминул похвастаться:

- Вижу, вы все закаменели! И что делать? С баб – толку никакого, вот я и решил Бориса в чувство привести. А как? Да только отдавив ему любимые мозоли! Ха! Только вот ботинки твои, словно из стали сделаны. Помогло моё воздействие?

- Ещё как! Спасибо, что помог! – мне не жалко похвалить взрослого парня, омолодившегося до пятилетнего возраста. Но и уточнить следовало: - А сам что почувствовал? Тебя-то, почему не парализовало?

- Понятия не имею. Может из-за пребывания под столом? И ничего такого не почувствовал, только глаза жутко слезились и в носу свербело. Еле от чиха удержался.

Сложно оценить, насколько малой помог, но ведь помог же. Иначе имелся риск остаться мне без языка. Но главный и самый точный удар нанесла всё-таки Каспер. Отныне и самому следует учитывать её невероятный боевой потенциал. Скорей всего в её арсенале и ещё нечто может отыскаться подобное. Если чего пострашней в клюке не прячется.

Только следовало уточнить:

- Ты чем-то ядовитым, в том числе, в этого гада стреляла?

- Не сообразила, - пожала плечиками старушка. Но ведь и не отрицала ничего. Вот и пойми после такого ответа её уровень боевых возможностей.

Постепенно зал наполнялся взвинченными до крайности воинами и паникующими слугами. Причём они не столько помогали, как создавали своим хаотическим движением, выкриками и командами ещё большую неразбериху. Тогда как их владыка до сих пор ни единого слова не сказал. Лишь вяло отмахивался от всё в большем количестве прибывающих подданных. Пришлось подтолкнуть его невидимым эрги’сом, взбадривая попутно, и подсказать верное направление мыслей:

- Первый Лорд, гони отсюда всех посторонних. Пусть слуги только останутся, которые порядок наводят.

Он после этого словно проснулся, осмотрелся по сторонам и стал распоряжаться. Позволил вначале свой трон поменять, потом одежду на себе сменить, тоже забрызганную кровью, а потом и распоряжения стал раздавать: кому, чем заняться и как вести следствие по поводу нерасторопности охраны. Даже гневаться изволил, покрикивая:

- Как подобное допустили?! Почему в зал прошли враги? Неужели никто не смог их остановить? Чем в это время занимались наши всевидящие маги?! Выяснить! И временно отстранить от несения службы до окончания разбирательств!

Но это он явно для нас так распинался. Скорей всего сам виноват, а вот насколько, мне предстояло ещё выяснить. Но пока всё своё внимание я акцентировал на заживлении обожжённых женских ручек. Четверть часа ушло на это, но и потом следовало вначале поинтересоваться у будущих мамаш:

- Как самочувствие, божественные? – подобный стресс мог окончиться не только банальным испугом. Тут и до выкидыша пять минут. Хотя в любом случае без тщательного медосмотра они не обойдутся: - Чуть позже я вас осмотрю со всем тщанием.

- Хорошо бы! – сразу многозначительно заулыбалась менее пострадавшая Неприкасаемая. И ей тут же, с теми же игривыми интонациями в голосе, вторила другая:

- И чем быстрей, тем лучше! Мой ребёнок брыкается внутри, словно ему уже не терпится появиться на свет.

- Хорошо! – кто я такой, чтобы оспаривать требования таких женщин? Но не сразу ими займусь, а чуть позже. Зато сейчас появилось время для допроса по горячим следам: - Пора выяснить главное: кто во всём виноват? Есть желающие чистосердечно покаяться?

Первый Лорд заранее предвидел начавшийся допрос, поэтому удалил к тому моменту всех слуг из зала, и начал рассказ, после тяжёлого, печального вздоха:

- Этот страшный человек появился в моих покоях вчера, ранним утром.

- Сам появился? – сделал я важное уточнение. – Без твоего приглашения?

- Сам! Клянусь небесами! – последовал искренний ответ. Но это - если просто слушать. А вот если присматриваться к ауре:

«Врёт, редиска! Но не краснеет! – констатировал я мысленно. – Значит, скорей всего, в пуповине Туарта состоятся пышные похороны нынешнего и празднества возведения на трон нового Лорда. Остаётся лишь уточнить некоторые детали… Ну и удостовериться на все сто!..»

И зачастил наводящими вопросами.

Глава 33 ДОГОВОРИТЬСЯ МОЖНО И С ДЬЯВОЛОМ

Апаша Грозовая со своими Трёхщитными как раз плотно позавтракала, когда с ней захотели пообщаться срочно прибывшие высшие должностные (и разные) лица России. Точнее, всё те же, что общались с канцлером империи Герчери ещё вчера. Причём причину предстоящего разговора они огласили сразу:

- Вначале ночью некто уничтожил освещение вокруг озера, затем вывел из строя дистанционно управляемые зенитные орудия. Пришлось нам спешно доставлять на берега новые устройства слежения и опускать их на предельно длинных тросах. Потому что ваша иномирская трава, при поломанном от сильного ветра стебле, уже начинает выбрасывать в атмосферу ядовитые испарения. Напоследок, уже под утро, из глубин карьера вырвался гигантский столб воды, принесший туда новую порцию невиданных у нас морских чудовищ. Полтора часа назад, уже в светлое время – всплеск повторился. Что вы на это скажете?

- Однозначно, порталом продолжают пользоваться, - пустилась Апаша в рассуждения. – Вначале некто наведался на берег из числа правительниц или правителей нашей империи. При этом устранили мешающую угрозу, в виде вашего огнестрельного оружия…

- То есть готовились к вторжению? – канцлер сразу догадалась, кто и зачем повредил оружие землян, но раскрывать некоторые тайны не спешила:

- Бред! Начни наши военные сюда вторжение, оно бы уже состоялось. Скорей всего берег зачищался по каким-то иным причинам. Например, для свободного прохода или для установления контакта с нами. Так как, нас там не оказалось, наведавшиеся за нами, попросту догадались о нашей эвакуации в безопасное место. С травой гелеозе – не шутят.

- Именно! – нервничали переговорщики. – Растёт паника. Нам придётся в ближайшие часы эвакуировать население громадного города. А тут напасти продолжатся. И новые грядут! Почему вновь появились морские чудовища?

- Не в моей компетенции! – развела руками Грозовая. – Но я вам ещё раз напомню о своих предположениях: портал явно кем-то обставлен смертельными, жестокими ловушками. Ну и засада была устроена на всех проходящих. Но если засада провалилась, то неведомый враг, скорей всего, лично сюда больше не сунется. Зато ловушки «спящего режима» оставит.

- И в них могут попасть ваши… мм, соратники?

- Вряд ли. Судя по тому, что портал уже сработал три раза, наши… э-э, соратники, активно готовятся к иным вариантам контакта. Почему-то не сомневаюсь, что он состоится весьма скоро. И вновь, настоятельно советую вам воздержаться даже от простой демонстрации своего оружия.

- Но если ваши правители так и не пойдут на переговоры с нами? И не появятся здесь долгое время?

- Всё может случится, поэтому гадать бессмысленно по поводу задержек. Сами видите, что неведомые противники нашего контакта вытворяют. Но в любом случае я уверена: рано или поздно наши высшие правители сюда наведаются.

Количество сомневающихся не уменьшалось:

- А если…

- Если вам дорого обходится наше содержание, - гневно прервала кого-то Апаша. – То так и скажите! Потом выставите счёт, и мы оплатим.

Вряд ли она усовестила переговорщиков, которые могли поселить гостей в самом лучшем отеле мира и не почесались бы. Но волна недоверия к словам канцлера заметно уменьшилась. Зато продолжились уточнения, напрямую касающиеся таких аспектов как лечение и омоложение с помощью существующей в мирё Трёх Щитов магии. Грозовая говорила на эти темы много и вполне откровенно, но до сих пор не признавалась, что её пять спутников тоже много чего умеют в сфере целительства. Пока она их квалифицировала как воинов, и земляне об иной специализации не подозревали.

Но когда ещё час прошёл, стали поступать горячие новости из затопленного карьера. К тому моменту все морские чудовища, при постоянном притоке пресной воды, прущей со дна в прежнем объёме, либо выбросились на берег, либо потеряли всякую подвижность. То есть стали не опасны любому ныряльщику. Те и появились, в количестве двух особей. При этом не просто всплыли на поверхность, и довольно лихо с неё взлетели, используя уже знакомые реактивные ранцы.

Наблюдая за подобным процессом на экранах, больше всех удивлялась именно канцлер:

- Воины – наши. Но таких вот устройств для перемещения по воздуху, у нас раньше не было.

- А сейчас откуда взялись? – последовал закономерный вопрос.

- Вполне возможно, что ранцы достались нам в виде трофеев, - ни на секунду не замешкалась с ответом Грозовая. – Ведь чаще всего любой противник уничтожается нашими войсками быстро и качественно. Да и вообще… сейчас всё выяснится…

В самом деле, прибывшие ныряльщики с некоторой осторожностью приблизились к ожившим экранам и попытались озвучить заведомо заготовленное сообщение:

- Здравствуйте! Подайте какой-нибудь знак, если нас слышите.

- Слышим хорошо! – раздался голос оператора дежурной смены. - Назовите причину вашего прибытия.

- Первым делом нас интересует судьба нашего канцлера, госпожи Грозовой. Если с ней всё в порядке, мы уполномочены провести предварительные переговоры и сделать несколько заявлений.

Речь людей из разных миров существенно разнилась, как новый русский язык весомо отличается от старославянского. Но это не мешало полноценному пониманию друг друга.

Также просматривалось и ощущалось по голосу, что оба гостя чётко, без отсебятины выполняют данные им инструкции. Но лиц пока не открывали, оставаясь в шлемах, имеющих лишь прорези для глаз.

Связь работала отменно, микрофоны могли передавать звук в обе стороны на отлично, так что вскоре на экране появилось лицо канцлера, которая в первую очередь успокоила, что с ней и с пятёркой сопровождавших всё в порядке. После чего потребовала короткого доклада о положении в империи. Тот сразу и последовал:

- Её императорское величество и их императорские высочества, а также наши союзники, предприняли ряд мер, призванных кардинально улучшить и обезопасить передвижение по здешнему порталу. Вскоре начнётся резкий отток воды. Перекроют выброс сюда морских чудовищ из нейтрального мира. Также имеются в наличии средства тотального уничтожения ядовитой травы гелеозе. Сейчас они готовятся к переносу и к применению.

- Отличная новость! – искренне радовалась Апаша. Но не столько средствам уничтожения, как благополучному возвращению «дочерей» Герчери домой. – И как именно это будет происходить?

- Наши союзники снабдили нас резервуарами с тлёй, законсервированной в спящем режиме. Как только тля попадает в атмосферу с наличием кислорода и углекислого газа, начинает уничтожение любых зелёных растений. Причём в первую очередь той самой зелёной травки, что растёт вокруг. При этом полностью перерабатывается яд, преобразующийся в безвредную слизь. Часа через три вся тля вымирает. Если этого срока не хватит, опыление можно повторить. По убеждениям принцессы Катерины, уже завтра, после проверки местности вокруг, можно будет приступить к полноценным переговорам.

Представители землян после таких слов довольно заулыбались.

Канцлер тоже многозначительно посмотрела вокруг себя и развела ладонями в стороны. Мол, я же так и говорила!

И тоже улыбалась.

Хотя в душе у неё оставалась тревога:

«Девчонки молодцы! Со всеми трудностями справились! Пока… А вот дальше надо заходить с козырей… А они у них есть? На одном целительстве со здешними волками сложно выехать в безопасное русло сотрудничества. Здесь бы помощь Бориса не помешала… А о нём, как о консорте, ни слова не сказано… Куда же он так надолго запропастился?..»

Глава 34 УНИКАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ

Врал и юлил Первый Лорд недолго. Всё-таки он обладал определённым даром чувствовать наивысшую опасность. Поняв, по моим глазам и интонации, что его очень скоро не станет, зачастил признаниями как из пулемёта. Каялся, посыпал голову пеплом, взывал к человеколюбию и умолял о всепрощении.

Суть его предательства и подноготная устроенной на нас засады, прояснилась быстро. Ещё в давние седые времена здесь появился первый из направленных сюда судей. Иначе говоря, Каранебес Первый. История не сохранила, зачистил ли он кого-то в здешнем мире, или попросту запугал, но некие следы после него остались до сей поры. В том числе и та самая статуя на постаменте в одном из соседних залов. Ну и легенда, специально записанная в каких-то скрижалях. В частности в ней утверждалось:

«При самой большой напасти или во время бедствий, Первый Лорд может помолиться возле статуи, пожаловаться на трудности и попросить помощи…» Ну и пояснялось, на что нажимать, куда говорить.

Архивариусы только недавно отыскали скрижаль, поэтому усач всего лишь неделю назад сумел достучаться своими молитвами и жалобами до равнодушного мрамора. Он уже и не ждал ответа, как его спросил неведомый мужской голос:

- Ты кто такой? И чего тебе надо?

Тут уже местный владыка молчать не стал, вывалив на отозвавшегося незнакомца все свои горести, печали и унижения. А незнакомцем оказался тот самый Тамихан. Непонятно, как он сумел подключиться к данному порталу, скорей всего кто-то из его предшественников и был тем самым Каранебес Первым. Зато нынешний Связующий быстро сообразил о собственной выгоде и постарался воспользоваться лазейкой в иной мир с максимальным эффектом. Подобный шанс он упускать не собирался.

В чём следовало – обманул усача, где надо – припугнул, ну и заверил, что поможет восстановить попранную справедливость. То есть вернуть уникальные артефакты опечаленному владельцу. В течение нескольких дней обставил дворец средствами наблюдения, а трапезный зал сложными ловушками и средствами усыпления. Напоследок проинструктировал владыку что делать, как себя вести, и когда отвести душу перед попавшим в плен самозванцем.

А тут и я заявился, с сопровождающими. Только вот Тамихан обо всех наших талантах не знал, потому и проиграл скоротечное сражение. И людоеды ему не помогли нас умножить на ноль. Разве что успели вытащить своего покровителя в последний момент, можно сказать, спасли мерзкую тварь от справедливой кары.

Портал в основании постамента – уничтожен. Связь с Тамиханом прервана. Оставалось только казнить соответствующим способом Первого Лорда и заняться своими неотложными делами.

Но тут опять за него вступились обе Неприкасаемые. Зажав меня с двух сторон, они горячо шептали в мои уши:

- Умоляем, пощади его, Каранебес!

- Он хоть и совершил глупость, но явно не со зла.

- И отныне он у нас вообще будет находится под неустанным наблюдением.

- Ко всему, он лучший правитель и хозяйственник…

- А кто его заменит? Толковых то управленцев нет!

- А те что есть, скорей между собой передерутся, чем сумею укрепить структуры власти.

- Как бы опять война не началась…

Их чаяния и просьбы выглядели логичными. Лучше проверенный и управляемый владыка на троне, чем «новая метла», которая однозначно попытается приуменьшить власть и популярность Неприкасаемых. Ещё и положение нынешнее будущих мамочек требовало щадящего режима и полного спокойствия для них. А вот когда они благополучно родят здоровых деток, их положение вообще упрочится до уровня Первого Лорда. Если не выше станет в местной иерархии власти. И тот же усач этому более всех поспособствует.

В общем, доводы прошли на ура. Я смиренно согласился с обеими красавицами, за что и получил по страстному поцелую от каждой. А также просьбу, от которой нельзя было отказаться:

- Каранебес, мы ждём тебя в нашей спальне! Ты обязан проверить нынешнее состояние наших деток. А то мы так испугались…

Пришлось покинуть трапезный зал, под недовольными взглядами переводчиц из Молодильного. Правда и я попросил друга присмотреть тут за усатым владыкой:

- Леонид, будь добр, покарауль этого дядю. Я скоро вернусь, и тогда уже окончательно решим его судьбу. – И уже самому «дяде»: - Думай пока, чем отдариваться будешь за нанесённый нам всем ущерб. В том числе и моральный.

Конечно, шикарную компенсацию я получил в спальне живых богинь. В их положении, кувыркаться в разных позах, как бы, не с руки, но ведь существуют иные способы, которыми восторженные женщины пожелают ублажить мужчину. Вот они меня и ублажили двумя не в меру ретивыми язычками.

А проверка состояния деток… Простая отговорка. Ведь я сразу просмотрел, ещё во время наших перешёптываний. Всё нормально. Патологий нет. Растут себе и в нос не дуют. Знать бы еще, где, чей ребёнок? Кто мой, а кто – профессора истории из Рушатрона? Мы ведь тогда с ним пару раз менялись партнёршами. Точнее, это они нами менялись, стараясь выжать максимум и прочувствовать между нами разницу. Потому что разница даже внешне просматривалась по всем канонам.

Мягко говоря, в спальне я сильно подзадержался. И когда появился вновь в трапезном зале, сразу нарвался на укоры Найдёнова:

- Боря! Ты ведёшь себя отвратительно! Мы ведь тоже люди! И нам тоже хочется …отдохнуть!

- Ошибаешься! – философствовал я ответ, полностью своим поведением соответствуя поговорке «сытый голодного не понимает». – Целительство и диагностика во время беременности – это тяжкий и не поддающийся правильной оценке труд. Вот научу тебя, посмотрю, как ты запоёшь! – после этой угрозы, сразу сменил тему разговора: - А что это у вас здесь творится?

Зал успели убрать, и он сиял парадной чистотой. Со стола также унесли всё съестное, оставив только напитки и фрукты. Но теперь на нём ещё громоздились кучи шкатулок, поблескивающих свёртков, диковинных вещичек, игрушек, холодного оружия и даже технических устройств. Кажется, местный владыка из кожи вон пытался вылезти, лишь бы потребованная мною компенсация нас всех удовлетворила.

Леонид это тоже подтвердил:

- Твой любимый «дядюшка» нас завалил подарками настолько, что ты можешь и его будущие прегрешения простить.

- Нетушки! Индульгенций на будущее у меня нет! - сразу пресёк я излишние поползновения к повторным прегрешениям. – Тут ещё с нынешними провинностями толком не разобрались. Присмотреться надо…

Присматриваться было к чему. Женщин забросали парадной одеждой и драгоценностями. Уже только этим добившись их благосклонности. Вдобавок переводчицам нанесли кучу древних талмудов на разных языках, в кои все три дамы уткнулись надолго и основательно. Явно при этом выпадая из действительности.

Энита Каспер затребовала для себя устройства, причём древние или относящиеся к артефактам. Ей нанесли столько разных штуковин, что у меня вдруг огромная жадность внутри заворочалась, вопя, словно её резали: «Может это нам самим пригодится?!» Хм! И где её (жадности) там столько помещается? Неужели рядом с симбионтами прижилась и стала разрастаться?

Сейчас Энита тоже увлеклась оценкой и переборкой подарков, раскладывая их на четыре неравномерных кучки.

Маленькому Игорю вначале понесли драгоценные игрушки, но он нервно заявил о своей взрослости и потребовал оружие. Правда, при этом игрушки тоже подгрёб к себе поближе, наверняка потворствуя и своей немаленькой жадности. Он тоже раскладывал подарки в только ему ведомой последовательности.

Лишь Найдёнов брал всё что несли, не особо присматриваясь к сути подарков, а только приговаривая:

- Авось, да пригодится… После того как Каранебес присмотрится! – и сортировал принесённое добро на две одинаковые по размерам кучки: - Это мне. Это – Борису. Это мне… Это - опять мне…

Только для себя он отбирал предметы компактные, зато более ценные. Вот и получались кучки очень разные по внутреннему содержанию.

Обломал я всех своих соратников самым жестоким образом:

- Ладно, подарки принимаются в виде компенсации. Но сейчас мы их с собой брать не будем, оставим на хранение у Неприкасаемых. Они милостиво согласились на мои просьбы… Разрешаю взять только по одному предмету. Максимум два, если они малогабаритные и уместятся в моём шлеме.

Ох! Как мои соратники на меня после таких слов смотрели! Куда только влюбленность, симпатии и уважение делись! Разве что Лёня только тяжко вздохнул, загрустил и быстрее всех смирился. Потому что понимал, насколько я прав.

Зато Каспер меня чуть взглядом не разрезала. Ещё и рукой повела в мою сторону, словно собралась пустить в ход свой лучемёт. Пришлось на всякий случай отгородиться от неё боевым серпансом и вновь выставить все возможные щиты. Кто её старушку знает? Вдруг пальнёт сгоряча?

Игорь просто подавился возмущением. Но это ему не помешало начать быстро и вроде как невзначай пихать за пазуху приглянувшиеся ему ножи, кинжалы и некоторые игрушки. Причём часть оружия он навесил себе на пояс и ремни внахлёст, через плечи. Так что уже через пять минут на пятилетнего карапуза, превратившегося на пародию «Новогодняя ёлка партизан», нельзя было смотреть без гомерического хохота.

Но посмеяться толком не дали переводчицы. Они хором, почти в унисон потребовали забрать все книги. Причём больше всех разорялась Грейя, вцепившаяся в один из талмудов мёртвой хваткой, а ещё на два, навалившись своей немалой грудью, и заявившая:

- Нам попалось нечто! И мне кажется, это язык Древних! Он не известен нам, но после определённой работы, мы его расшифруем! Как и картинки в них. Мы эти книги забираем сразу! И все! А ты нас немедленно доставь в Молодильный и можешь быть свободен!

Если бы не категоричность заявления, я бы может так и сделал. Подумаешь, раскомандовались омоложенные старушенции! После ласк Неприкасаемых, меня иные женские прелести уже не тянули к себе, как совсем недавно. Ну… по крайней мере не так сильно тянули.

Поэтому насторожился. Может мне самому эти книги пригодятся? Всё-таки это мои личные подарки, которые я разрешаю поделить на всех. А могу… и не разрешить. В особенности после такого тона и ярких сполохов в ауре Грейи. У Кали с Займой тоже просматривалось жгучее любопытство, и они сейчас переводили заинтригованные взгляды то на меня, то на коллегу.

- Давай сюда! – требовательно протянул я руку к древней книге. - Вначале я сам гляну…

Но Грейя лишь отчаянно замотала головой и прижала подарок к себе ещё крепче.

- Что?! Бунт на корабле?! – перешёл я на грозное рычание, добавляя малость инфразвука в него. – Да я тебе сейчас шесть лет расстрела устрою!

Но это я так внешне распинался, на самом деле чувствуя себя растерянным и нерешительным. У меня и в мыслях не было как-то физически наказать переводчицу, или чего похуже с ней сотворить. Да и моральное умиротворение, после посещения спальни Неприкасаемых, сказывалось. Даже просто ругаться не хотелось. Уже собрался вздохнуть равнодушно и выдать нечто вроде «Да подавись ты этим талмудом!», как вдруг в наше противостояние вмешалась госпожа Каспер.

Она подошла к Грейе с другой стороны и ткнула в её обнажённое плечо ногтём. Тут же красотка расслабилась, глазки у неё закатились, а толстенная книга стала вываливаться из ручек. Мало того, Энита ещё и на других наших союзниц прикрикнула строго:

- Чего уставились?! Забыли кто у нас командир? – и напомнила очевидное: - Все эти подарки Борису принадлежат! Как он ими распорядится, так и будет!

Классная бабулька! И правильная. Справедливая. И нравится мне всё больше и больше. Скорей всего все отобранные ею устройства ей и достанутся в награду.

Кали с Займой, хоть и скривились, надув капризно губки, но согласно кивнули и вновь, словно ничего не случилось, попытались продолжить изучение разложенных перед ними книг. Тогда как я уже подхватил предмет нашего спора, раскрыл на свободном участке стола, и стал бегло просматривать.

В самом деле, я и не предполагал, что подобная письменность с картинками может существовать в мироздании. Ибо те же рисунки напоминали скорей тысячи наложенных друг на друга паутинок. То есть имелось понимание, что и здесь нечто зашифровано, скорей всего наложением одних схем и чертежей на другие. Линии тонюсенькие, одинаковые и отыскать в них определённую закономерность бесполезно, как и выискивать светящиеся буквы на звёздном небе вселенной.

Ещё большее недоумение вызывала письменность.

Буковки совершенно непонятные и на первый взгляд трудно различимые друг от друга. Вряд ли я подобное расшифрую до конца своей жизни. С виду они напоминали однообразные, расположенные ровными строчками ноли. Но в каждом из них просматривались многочисленные, мельчайшие, сложно сплетённые завитушки, которые сами по себе могли являться целыми предложениями. Даже сравнение у меня в сознании возникло непроизвольное: нолик – это голова кучерявого негра (вид сверху), а завитушки – это тысячи волосинок на той голове. И все «головы» - совершенно разные.

По здравому размышлению, высказывания Грейи теперь выглядели глупым хвастовством. Никакому коллективу разумных лингвистов и криптоаналитиков не расшифровать подобные завитушки. Скорей всего к такой книге прилагаться должно электронное считывающее устройство, которое считывает и перерабатывает информацию в удобоваримом, воспринимаемом виде. Обычный глаз подобную письменность не воспримет.

«Обычный? А если магический? – почему-то мне вновь вспомнился Алмаз, гениальный детёныш расы тираннозавров. Даже капельку взгрустнулось: – Ну да, этот универсал знает и умеет всё… Он бы наверное подсказал, где и как отыскать то самое устройство. Или научил бы, как считать эту абракадабру с помощью магии… И не удивлюсь, если бы у него это получилось просто, по ходу дела…»

Увы! Моего ученика-наставника поблизости не было и не факт, что когда-нибудь судьба нас вновь сведёт вместе. Он-то обещал, что свидимся, но… обещать можно что угодно. А вот как сложатся обстоятельства, никто предвидеть не в силах.

Но именно воспоминания о простоте магических действий, которыми оперировал Алмаз, меня заставили и свой личный арсенал умений использовать по максимуму. Мало ли что? Вдруг получится? Или подсказку какую-нибудь дельную получу?

Начал с обложки. Она всё-таки толстая, сделанная из какого-то лёгкого, суперпрочного сплава металла. Или пластика. Внутри может находиться что угодно. Вспомнить тот же крииль, универсальный ключ ко всему, что только относится к той же империи Альтру. Кстати, он при мне, надо будет и для него щель поискать.

«Око волхва» - оказалось бесполезным. Все остальные навыки «прозрения» или «просмотра» тоже ничего не дали. Прикладывал ладони к обложке и так и эдак… ничего! Попытался искорками эрги’сов пробудить невидимые аккумуляторы, ноль результатов.

Фантазии на этом не иссякли. И упорства ещё чуток оставалось. Привлёк на помощь остальных. Потому что книг с подобными «кучеряшками» оказалось ещё две штуки. Так что над ними работали все три переводчицы вместе с Леонидом. Даже Игорь помогал, забравшись с ногами на стол. Мало того, я потребовал от Первого Лорда помощи в прочтении сих древностей. А что? Вдруг и в самом деле среди здешних магов отыщется некий знаток по расшифровке? А мы тут корячимся…

Тогда как сам скооперировался с госпожой Каспер и мы стали проверять все отобранные ею устройства и артефакты. Вдруг некий, да сгодится? Вдруг некий и есть, то самое считывающее устройство? По логике выходило: есть книги – есть и ключик к ним. Как бы…

Логика развеялась после часа бесполезных попыток. И среди местных не нашлось никого, кто дал бы хотя бы малейшую подсказку. Только и оставалось, что горестно вздохнуть, принимая решение:

«В самом деле, зачем мне эта абракадабра? Были бы хоть картинки нормальные, ещё понять можно, о чём тут речь, а так…Пусть Грейя забирает! И возится с этим хоть две тыщи лет! – уже пролистывая последние страницы книги, собрался её толкнуть по столу в сторону переводчицы. – Сама проклянёт этот день и свою профессиональную жадность!..»

Скорей всего чисто случайно взгляд зацепился за какие-то точки на обороте последней страницы. Вернее не точки, а еле заметные пятнышки в количестве трёх штук. Вроде как некто коснулся грязными руками, да так и оставил свои отпечатки. Присмотрелся на всякий случай, благо глазами могу пользоваться почти как микроскопом.

«Никакие это не отпечатки… Обычная грязь! – попытался легонько стереть. – Хм! На века въелась! Или это краска? Типографский брак? - присмотрелся тщательнее, сравнил: - Однако! Они ведь совершенно идентичные! Разве такие помарки бывают?..»

Что ещё меня смущало, так это смутные, всё ускользающие воспоминания. Что-то мне эти три пятнышка напоминали, расположенные не строго по прямой линии, а чуть, с еле заметным изгибом. И чем больше я на них пялился, тем они становились страньше и страньше. Вначале померещилось, что они выпуклые. Потом, что они как впадинки. Затем, чуть ли не солидные углубления в странице. И всё это, без каких-либо особых умений из моего арсенала. Но именно сравнение с дырками, пробило наконец-то в голове чёткое воспоминание: скадва! И три дырки в дверном косяке! Я туда сую свои пальцы, после подсказки Длани, и меня накрывает потоком информации практически обо всей структуре и обо всех уровнях Пространств Вожделенной Охоты.

«Неужели всё настолько просто? – появились вполне обоснованное недоверие. – Там солидные дырки, а здесь просто пятнышки… И почему только на последней странице? Обложка с той стороны – явно титульная. Или здесь тоже некий шифр? И книга читается с конца? Прочтёшь последнюю страницу, откроется предпоследняя…»

Спешить я не стал, как и показывать внешне обуревавшее меня возбуждение. По возможности равнодушным и разочарованным тоном, постарался занять всех остальных:

- Лёня, будь добр, проследи, чтобы все эти подарки аккуратно сложили в комнате, выделенной Неприкасаемыми. И вы все не стойте! Помогайте носить и складывать! – прикрикнул я на переводчиц и карапуза. – Нам уже давно пора в Молодильный вернуться. Там уже утро, небось…

Госпоже Каспер указывать отдельно не пришлось, она первой приступила к переноске и укладке доставшейся нам компенсации. Ну а у меня появилась возможность спокойно проверить свою догадку. И аккуратно! Потому что хорошо помнил, как меня оглушило объёмом информации, касающейся Дна. Взялся небрежно перелистывать другую книгу, дожидаясь пока народ вокруг меня рассосётся и займётся делом. Три пятнышка на обороте последней страницы – заметило сразу. Третья книга – идентично. Значит, двигаюсь по правильному пути.

Постарался правильно зафиксировать своё тело, чтобы оно не свалилось, в случае чего, и приложил подушечки указательного, среднего и безымянного пальцев к отмеченным местам. И… ничего! Вначале… Потому как, не успев толком разочароваться и впасть в уныние, ощутил лёгкий нагрев страницы в местах соприкосновения с ней. Ещё через минуту меня кольнуло. Вначале слабо, словно током в двенадцать вольт. Затем резко, без перехода, раз в пять сильней. Прикрытые глаза, непроизвольно распахнулись, и я с каким-то весёлым ужасом обнаружил себя находящимся в плотном, густом тумане яркой, пурпурной окраски. Разумом осознавал, что продолжаю сидеть, опираясь локтями на стол, и держа руками книгу Древних, а вот чувства говорили о нахождении в космической невесомости.

Инстинкты, предупреждающие об опасности – молчали. Интуиция наоборот, подсказывала, что всё в порядке. Так, мол, и надо. Теперь только и оставалось дождаться, что будет дальше? Каким образом ко мне придёт понимание текста? Что это будет за информация? И пригодится ли она мне вообще? Вдруг это трёхтомник по акушерству и гинекологии? Или инструкции по борьбе с вредителями овощных грядок? Или технические подробности взращивания живых домов в этом мире? Недаром ведь сложные рисунки не поддавались малейшему пониманию. Да и сами книги до сих пор хранились в этом мире, вряд ли они имеют отношение к иному, или к той же Земле.

И всё-таки… Всё-таки!

Самые смелые мои ожидания померкли, когда мой разум получил полное понимание текста страницы, лежащей у меня под ладонью. За подобные знания стоило страдать, получать болезненные удары и рисковать собственной жизнью. Да и жизни сотен иных разумных созданий, не могли бы сравниться с познанием открывающихся мне тайн.

Книга действительно принадлежала древним цивилизациям, и я могу отныне ею пользоваться в своих интересах. Да и не только в своих, а в интересах своей родной, человеческой цивилизации. А если постараться, то и в интересах нескольких цивилизаций.

Глава 35 МНОГИЕ ЗНАНИЯ – МНОГИЕ ПЕЧАЛИ

Меньше знаешь, крепче спишь, к той же опере относится. Чем проще человек относится к окружающему бытию, чем меньше он влезает в сокровенные тайны и постигает великие секреты, тем он более счастлив. Он просто радуется каждому прожитому дню. А загрузив его заботой обо всех и обо всём, мы его сразу лишим банального человеческого счастья.

Вот и я себя ощутил изрядно несчастным, когда понял, какими возможностями отныне располагаю. И насколько широкие перспективы открываются в плане спасения тысяч людей от старости. Поэтому наш переход обратно в Молодильный, как и последующее заселение в выделенные нам кельи, прошёл для меня в каком-то отрешённом состоянии. Я плохо соображал, не реагировал на толпы разгневанных йети с грифонами, и не мог толком оценить всевозможные риски. Хорошо, что у меня имелись такие сопровождающие как Найдёнов и госпожа Каспер. Они сами во всём разобрались: кого надо успокоили; кого следовало, пугнули; а самых буйных и неадекватных аборигенов банально нагнули. То есть грубо использовали оружие.

Вернулись мы утром, но завтракать, после устроенного нам пиршества в мире Содруэлли, не стали. Вместо этого решили отдохнуть, выспавшись до обеда. Правда Грейя, осознав, что я её выталкиваю из выделенной мне комнаты, возжелала хотя бы книги с «кучерявыми» письменами забрать. Но тут уже я не церемонился:

- Сказал спать, значит спать! Иначе вечером не возьму с собой в мир Трёх Щитов!

- Так я с тобой и посплю…

- Ага! Поспишь тут с тобой… Как же! Пошла, пошла!

Шлёпнув напоследок по упругой женской попке, устранил это прекрасное недоразумение, мешающее не только спать, но и продуктивно работать. Ещё минут через пять, ко мне в комнату неслышно скользнул заранее предупреждённый Леонид, и мы приступили к тщательному изучению доставшегося нам величия неведомых предков.

Почему вместе с Лёней? А что, мне самому теперь за всё отдуваться? И по всем неразрешимым вопросам самому ломать мозговые извилины? И пусть подобные рассуждения выглядят эгоистичными, но любой взваленной на себя ноше, существует предел. Сам я всего не унесу, при всём желании. А с лучшим другом и боевым товарищем – сами боги велели делиться и советоваться.

Были бы рядом девчонки, и с ними поделился бы ответственностью. Тем более что женским ум никогда лишним в решении проблем не окажется. Пусть у них и логика нормальная отсутствует, и пусть они больше на эмоциях рассуждают. Но ведь всё равно люди… Или друзья человека?.. Даже если одна из девчонок – моя бывшая супруга. Или всё-таки не «бывшая»? Но чтобы между нами не случилось, Маше, Кате, Вере и Леониду – я доверяю больше, чем жителям всех миров вместе взятых. Но раз нас пока только двое, значит, и делить станем на двоих.

Мне очень хотелось, чтобы Найдёнов тоже смог получить изложенную в книгах информацию. Иначе мне пришлось бы объяснять ему десятилетиями только основные парадигмы и инструкции. Наш великий и могучий русский язык (да и любой разговорный) банально тускнел перед массивом знаний, изложенных в трилогии. И все они относились к миру Молодильный, повествовали о сути восьми здешних чудес света, и давали подробные объяснения, как этими чудесами пользоваться.

Учитывая, насколько бесценными для иных миров считались возможности для омоложения и для практического бессмертия особо достойных персон, можно было банально поехать мозгами, зазнаться до неприличия, впасть в маразм вседозволенности или быстро, очень быстро умереть. Последнее случится – если сделать какие-то ошибочные телодвижения. Или неправильно сказать несколько слов. Или не к тем обратиться за помощью, Или… И таких «или» - тысячи тысяч.

Но это всё – потом. Вначале – помощь друга. Ещё чуть раньше – помощь другу. Ибо он тривиально не видел никаких пятнышек на страницах. Как ни старался, что с глазами своими не делал, и под каким углом ни вглядывался. Хорошо, что существуют такие понятия как внушение, гипноз и тактильная передача ощущений. Вот мы и пробовали разные варианты и комплексы. То он свои пальцы на мои сверху положит, то я своими его пальцы накрою. И всё время давил гипнотически, стараясь передать своё видение этих краеугольных пятен.

Сложно. Очень сложно у нас шло. Практически получение пластов новых знаний, товарищ всё-таки получал одновременно со мной и через моё восприятие.

Зато на меня снизошло успокоение в ином плане. Если эти талмуды попадут в чужие, очень плохие руки, то прочитать их никто не сможет. Разве что Иггельд, подобный мне? Но где такие Иггельды сейчас находятся? Встречусь ли я с ними за всю жизнь? И есть ли такие маги вообще, у кого внутри тела мирно уживаются сразу пять волшебных симбионтов? Ещё и разных по строению, и из разных миров? Очень в этом сомневаюсь!

Так что в нашем распоряжении оказалась монополия на грандиозные знания, бесценные по своему величию и важности. Благодаря этим знания мы сами теперь могли открыть каналы обмена живой, разумной материей из Молодильного – в какие угодно миры. Конечно, к великому сожалению количество таких переходов в определённый сегмент вселенных, оказалось ограничено. Да и в ином мире надо не просто побывать, оставив простенький маяк. Там следовало организовывать, создавать и строить целую базу, обслуживать, обеспечивать и охранять которую следовало пяти, если не шести сотням человек.

Колоссальная задача, которую никак в частном порядке не решить. При всём желание не решить. Придётся сотрудничать с государством. Скорее всего – с объединённым правительством всей земной цивилизации. Потому что сохранить подобное втайне от других государств, не сможет ни Россия, ни США, ни кто другой на Земле. А если кто-то попробует сохранять паритет в таком уникальном деле, его забросают атомными бомбами.

А ведь была, была у меня мыслишка всё распределение очереди для омолаживающихся сосредоточить в своих руках. Или в руках людей, которым можно подобное доверить. Средств у меня хватило бы в любом случае, ведь имеется достаточно бесхозных сокровищ, которые известны нашей команде. Их вполне хватило бы лет на сто. А за этот срок на Земле вполне легко и безболезненно можно было бы сформировать новое общество, в котором тотальная справедливость оказалась бы не простым набором слов.

И не только у меня подобные мысли возникли:

- Жаль, что без государства мы не сдюжим! – вздохнул Найдёнов, как только осознал открывающиеся перспективы и ту страшную (точнее сказать – любую) цену, которую будут согласны заплатить все без исключения разумные создания за процесс тотального омоложения. Опять-таки, не все, найдутся исключения, готовые принять свою смерть от старости, как единственно правильное в круговороте вещей вселенной. Но много ли таких будет? Готовых безропотно смириться, наблюдая, как умирают их близкие и родные? Как умирают их возлюбленные? Как старятся их дети, или валятся с ног от неизлечимых болезней лучшие друзья?

Вот тут и выходит вновь на передний план непосильная ноша выбора. Всех омолодить не получится при всём желании. Сразу определялся лимит на всю цивилизацию: пять порталов, по два перехода в каждом, в течение суток. Хорошо, что год у древних строителей порталов и мира Молодильный состоял из четырёхсот суток. Но всё равно, десять умножить на четыреста – всего лишь четыре тысячи в год. Жалких четыре тысячи из миллионов стариков и неизлечимо больных взрослых, умирающих практически ежедневно десятками тысяч!

Кто сможет сделать правильный выбор?! Как верно оценить судьбоносность того или иного человека для вскормившей его цивилизации? Найдётся ли такой человек или орган власти, который не злоупотребит открывающейся для него возможностью?

Может я себе льстил, но наверняка справился бы с выбором. В первую очередь на омоложение - гениальные учёные, лучшие творцы и уникальные организаторы. Их «содержание сундуками» окупится для общества в тысячекратном эквиваленте. И то всех охватить не получится из-за лимита. Но… (см. пункт первый, о всеобщей зависти остальных престарелых!) кто мне разрешит выбирать самостоятельно? Или кто позволит это делать людям, которым я доверяю?

Да и примеры имелись вполне наглядные. Как я понял из объяснений переводчиц, в той же империи Альтру четыре портала из пяти - контролировало государство. А вот пятый портал оставался в распоряжении общественности. По очерёдности его использования шли постоянные дебаты, велись непрекращающиеся выборы и кипели шекспировские страсти. Точнее, Шекспир стыдливо покуривал в сторонке со своими драмами и трагедиями. Страсти там кипели невообразимые.

Так что и мы с Найдёновым определились практически сразу: три портала отдадим объединённому правительству Земли; один – объединению общественности; и пятый постараемся оставить под своим контролем. Последнее сразу выглядело весьма сомнительным, но почему бы и не попробовать?

Мало того, имелась иная тонкость, позволяющая лично нам держать руку на пульсе эволюции нашего общества. Ведь лимит в пять порталов налагался на цивилизацию разумных, проживающих в одном мире, который определялся размерами или масштабами единой звёздной системы. Но вдруг у нас получится расселить часть землян в иной мир? Например, в тот же Дикий? Ведь недаром мне когда-то приснился сон, в котором я вылавливаю нашего Связующего, господина Петрония Баккартри и требую от него помощи в организации переселения. А ведь Дикий – это совсем иной мир, в котором тоже можно установить всё тех же пять порталов.

Уже совсем отличная арифметика получается!

А если ещё какой безжизненный мир, пригодный для переселения подобрать?

Ну и вдобавок, следовало не забывать удивительные плоды такого райского места, как мир Книги. Помещая туда достойных, можно их омолодить, исцелить или отрастить утерянные конечности. Это – раз. Два: хочется надеяться, что на Дне удастся возобновить добычу груанов. Даже один такой симбионт продлевает жизнь разумного существа надолго. Жаль, что мне самому до сих пор неизвестно, насколько именно. Ну и, три: наработки и умения Трёхщитных, экселенсов и… кто там ещё? …из мира Трёх Щитов. Суммируя это всё, можно с уверенностью утверждать, что мы резко увеличим количество людей, воистину бесценных для нашей цивилизации. И они легко перекроют, нивелируют тот вред, которые творят личности, незаслуженно обладающие невероятными капиталами и которые незаслуженно захватили политическую кормушку.

Программа минимум обозначена. В плане приоритетов.

Теперь только оставалось взяться за максимум, про объём которого страшно было даже подумать. И ведь, в самом деле, страшно. Поневоле подумаешь: «А оно мне надо?».

Наверное, я это прошептал вслух, потому что Лёня не удержался:

- Надо, Федя! Надо! – что-то знакомое… Из кино, что ли?

Глава 36 ПРОДУКТИВНАЯ ТОРГОВЛЯ

С ядовитой травой гелеозе, разросшейся вокруг новообразованного озера, справились довольно быстро. Даже вторую партию прожорливой тли не пришлось распылять. Да и сама тля, несмотря на свои увеличившиеся размеры, после третьего часа активной деятельности, вымерла подчистую. Ещё и разлагалась довольно быстро, превращаясь в безвредное удобрение.

Чуть позже и новообразовавшаяся из карьера речка постепенно иссякла. А там и уровень в самом озере начал резко убывать. Но вся вода не ушла. На дне так и остался кипящий водоворот, примерно двухметровой глубины. Это жидкость вырывалась бурным потоком из одной дыры в пространстве, и тут же убегала во вторую. Откуда и куда она текла, представители мира Трёх Щитов и сами не знали. Только и последовало заявление:

- Наши союзники заверили, что через какое-то время они и этот бессмысленный водоворот уберут.

И только к позднему вечеру утекающего дня, к группе переговорщиков от государства Россия, так сказать, прибыла её высочество Катерина Герчери. Всего с одним сопровождающим. И чуть ли не первым предложением потребовала:

- Возвращайте срочно нашего канцлера! У неё работы полно. Ещё и людоеды на фронте резко активизировались.

- Но у нас уже есть предварительные договорённости, - вежливо стал возражать один из переговорщиков, - что госпожа Грозовая у нас погостит до той поры, пока ваша сторона не докажет состоятельность ваших целителей. В данный момент для нас весьма и весьма актуальна немедленная помощь нескольким лицам, являющихся краеугольными в государственной структуре.

- Странно, неужели у них нет заместителей? – последовало резонное удивление Катерины. - Ведь незаменимых людей нет.

- Совершенно верно, ваше императорское высочество! Но в таком случае вы тоже легко отыщете замену вашему канцлеру, а она пока с удовольствием погостит у нас ещё недельку, другую.

На такую вежливую угрозу только оставалось, что не менее вежливо улыбаться:

- Тем не менее, мы всегда готовы помочь больным и страждущим в меру наших немалых возможностей. Сколько у вас больных? И насколько они транспортабельны?

- В данный момент четверо. Двое из них – в довольно тяжёлом состоянии.

- Немедленно доставляйте их всех к порталу!

- А здесь их нельзя вылечить?

- Здесь?.. Разве что чуть улучшить состояние, чтобы совершить переход. Да и то, всех четверых будут на себе переносить наши воины. К тому же учитывайте, есть случаи, когда и наши целители бессильны. То есть стопроцентной гарантии мы не даём.

На размышления представителей и краткие переговоры с неведомым начальством, ушло пару минут:

- Хорошо, скоро и остальных доставят. Но один пациент уже здесь. Вы можете им заняться немедленно?

- Конечно. Давайте его к порталу! – распорядилась принцесса. После чего не преминула добавить: - И подданных нашей империи не задерживайте у себя в гостях. Вначале воины сопровождения займутся переносом, а после оказания помощи всем четверым пациентам, пусть и канцлер домой возвращается.

Естественно, что переговорщиков подобная поспешность не устраивала:

- А как наше сотрудничество продолжится в дальнейшем? Ведь вы наверняка понимаете, что подобные пациенты у нас будут всегда.

- Понимаю. И заявляю со всей ответственностью: договоримся. И портал отныне будем использовать на постоянной основе.

- То есть мы можем надеяться?..

- Можете. Но не забывайте, что и для наших целителей существуют пределы возможного. И у нас люди умирают от старостей или от некоторых, страшных болезней.

- Но ваш канцлер утверждала, что практически любому человеку нашего мира можно продлить жизнь на десять, а то и на тридцать лет.

- Вполне. А то и на сорок! – заверяла принцесса. – Только учитывайте несколько факторов, имеющих огромное значение. Отменное здоровье надо поддерживать с молодости. Правильно питаться. Иметь при себе постоянно амулет минимальной защиты, повышающей иммунитет. Порой надо действовать немедленно, пока болезнь не вошла в критическую стадию. Есть случаи, вообще не поддающие нашим целителям. Самих целителей, умеющих очень много, ничтожно мало. Их не хватает и в нашем мире. Их услуги стоят очень дорого. Соответственно и для вас заранее выставляется цена в несколько раз выше, чем у нас. Да и определённый лимит пациентов – это не прихоть, а суровая действительность.

Похоже, всё сказанное, другую сторону устраивало. Ограничения и цены их не пугали и не настораживали. Благородных металлов и драгоценных камней хватало. А сами переговорщики себя чувствовали молодыми и здоровыми. Им не в пример рано задумываться о старости.

Разве что тема амулетов их весьма заинтересовала. Как помогает? Что это такое? Сколько будет стоить? Какие количества поставок? И тому подобное… По этой теме сотрудничество и оплату обговорили вчерне, потому что конкретное количество магических девайсов, пока являлось неизвестной величиной.

Тут как раз и первого пациента доставили, из лёгких, так сказать. Божий одуванчик, трясущийся и сгорбленный. Ходил, правда, сам, но имел такой вид, словно уже сутки в морге пролежал. Примерно с полчаса над ним бойко колдовал целитель, прибывший с Катериной Герчери-Ивлаевой. Заставил выпить несколько стаканов жидкости, съесть пару диковинных плодов и прожевать какие-то листья. После чего старичок на глазах ожил, порозовел, выпрямился, и даже успел надиктовать своему сопровождающему какие-то важные распоряжения.

Понятно, на этом лечение не заканчивалось. Как было сказано после обследования, весь курс реабилитации займёт дня четыре. Но и после этого шансы на жизнь просчитывались весьма непродолжительные. Экселенс высказался очень осторожно:

- Сможем гарантировать не больше трёх лет. Слишком всё запущено, и процесс старение вышел на финишную прямую. Теперь его не остановить.

Стоило видеть реакцию порозовевшего пациента, который чуть не пустился в пляс и посвежевшим голосом возликовал:

- Три года?! Феноменально! Да я за это время столько всего успею!..

«Успеет, не успеет, - наверняка подумал каждый свидетель начавшегося излечения, - Но провести лишних несколько лет в благости, здравии и покое, это ли не счастье!»

Далее целитель усадил пациента себе на закорки и отправился с ним в мир Трёх Щитов. Естественно, что для сопровождения и наблюдения за больным, выделили двух врачей, коих тоже пришлось провести через портал. По этому вопросу споров не возникло, но предупреждение прозвучало:

- Это только для первого десятка пациентов будет позволено взять с собой наблюдателей. В дальнейшем остановимся на одном постоянном представителе от вашей стороны. Он и будет вести амбулаторные карты, составлять сообщения для родственников, ну и сам, по мере своих талантов постигать некоторые тайны наших экселенсов. Так что приготовьте как можно больше кандидатов, а уже их них наши специалисты отберут самого достойного, подающего надежды.

- Разве такое возможно?

- Почему бы и нет? – пожала плечиками главный дипломат империи Герчери. - Посмотрите на меня. За короткое время, я получила необычайные для землян навыки целителя. Хотя и не могу сравниться с тамошними врачами среднего уровня. Но, как говорится, какие мои годы!

- Не значит ли это, - напрягся один из военных, - что ваши родители и родственники, коих вы забрали с собой, тоже станут целителями?

- Увы! Предрасположенности к лечению людей и талантов диагноста, ни у кого из нашей родни не обнаружено! – не моргнув глазом, выдала Катерина полуправду.

- А как же вам повезло? Такой мм… молодой и красивой?

- Череда случайностей. Несколько уникальных обрядов. Единственный на несколько миров наставник. Многочисленные эманации смерти, которые изменили мою ауру во время уничтожения врагов. И… что-то во мне проснулось, некий дар шуйвов, как говорят в мире Трёх Щитов.

Когда она говорила про гибель врагов, глаза её сверкнули так грозно и опасно, что никто из собеседников не усомнился в её словах. А некоторые, чувствуя неприятный озноб по спине, подумали:

«Скольких же людоедов эта стройная девушка уничтожила? Ведь принцессами просто так не становятся…»

После чего от её высочества прозвучало конкретное напоминание:

- У нас идёт тяжёлая война с людоедами. И хоть остальной мир тоже изрядно помогает, но нам сложней всего. Потому что именно наша империя освободила часть земель от зроаков и образовала там своё государство. Ещё и столицу у них отвоевали. К тому же людей катастрофически не хватает, и не обязательно для военных действий. Мы бы с огромной охотой приняли к нам с десяток тысяч переселенцев, желающих заниматься сельским хозяйством и животноводством.

- Почему не помогают людьми иные государства, ваши соседи?

- Ближайшие – тоже в состоянии изнурительной войны со зроаками. Дальние страны, слишком хорошо живут, чтобы рисковать собой на фронтире. Наша империи слишком молода, и не все верят, что мы выстоим под ударами каннибалов.

- Так и наши люди не захотят идти на верную смерть! – попытался начать торговлю один из приближённых президента. – А если и отправятся в опасные места, то лишь после огромной предоплаты своего труда или своей службы военными консультантами.

- Ну нет, так нет! – легко пошла на попятную представительница империи. – Не на одной России свет клином сошёлся. Хотя мы почему-то уверены, что после объявления о наборе добровольцев, и здешний народ двинется к нам рядами и колоннами. Но не получится здесь, наберём крестьян в Китае, Индии или Средней Азии. Ведь нам не консультанты нужны, а лишь трудолюбивые и законопослушные работники.

Несмотря на умение держать непроницаемые лица при неудачных обстоятельствах, переговорщиков со стороны землян выдавала аура. Конечно, Катя не умела настолько чётко и досконально разбираться в цветовых гаммах состояния душ, как Борис, но и она отметила панику, недовольство и крайнее сожаление, что разговор повернулся именно таким образом. Ситуацию выправил снисходительно хохотнувший генерал:

- А-а! Так речь идёт о добровольцах? И специалисты вам не нужны? Так этого контингента у нас хватает. Свистнуть не успеем, как толпа набежит. Ещё и лишние окажутся. Так что только скажите: когда, сколько и с каким запасом продуктов. Вмиг организуем!

Глядя на этого солдафона, сомневаться не приходилось: уже завтра здесь будет стоять личный состав всех подчинённых ему дивизий, поправляя на спине сидор с сухарями и сапёрной лопаткой, и разглаживая на теле непривычную для них гражданскую одежду. И этого генерала не испугает даже предупреждение, что собранные им люди переедут в новый мир навсегда. Без шанса на возвращение. В ту же толпу втиснут сотни шпионов, диверсантов и специалистов самого широкого профиля. И наивно было бы думать, что среди переселенцев окажется хоть один фермер, агроном или простой крестьянин.

Принцесса наивной не являлась, хотя пару раз и моргнула ресницами, показывая чуть ли не радость:

- Отлично! Как только появится консорт нашей империи, так сразу и займётся этим вопросом. Он как раз в его ведении находится.

- Э-э?.. А поконкретней нельзя? – скривился генерал в просительной улыбке. – Где он пропадает и когда появится?

- Не пропадает, а в командировке по иным мирам! – прозвучало сердитое пояснение. – А подобные вояжи – никак не прогнозируются чётко по своей продолжительности.

Такой ответ никого не устроил. Вопросов стало больше, ажиотаж нарастал, переговорщики желали более конкретных результатов.

Но тут прибыли вертолёты с остальными тремя пациентами. Двое из них не могли сами передвигаться, их транспортировали на носилках. Вот уже вокруг них закрутилась все представители мира Трёх Щитов, без исключения. В том числе и пятеро якобы воинов, сопровождающих канцлера. Всю их компанию тоже доставили. Даже принцесса работала и действовала в качестве диагноста, хоть вначале и привела на Землю трёх целителей высокого ранга. Ну и попутно пообщалась с Апашей Грозовой.

Одного из тяжелобольных пациентов «забраковали» для дальнейшего лечения. Слишком стар и процесс омертвения не получилось остановить при всём желании. Тогда как двоих довольно хорошенько взбодрили и отправили на стационарное лечение. Причём к каждому из них пришлось проводить по парочке сопровождающих. Уговор, как говорится, дороже денег.

Но тут от землян поступило новое предложение:

- Раз вы не взяли одного клиента, возьмите двух иных. Они сами хорошо передвигаются, и подлечить их надо сравнительно чуть-чуть.

- Мы так не договаривались! – напряглась Катерина.

- Знаем. Но и мы со своей стороны готовы пойти на уступки. Ваша канцлер, при вашем согласии взять новых пациентов, может сразу с вами возвращаться домой и вновь работать на благо империи.

- Ну если так…

А из вертолёта уже живенько так топали два старичка-бодрячка, приветливо улыбаясь и сочась искренним радушием. Кто они такие, Ивлаева понятия не имела, но судя по увивающейся вокруг стариков свиты, явно птицы очень высокого полёта. Да и переговорщики на них смотрели с немалым удивлением, уважением и толикой страха. Подпольные олигархи? Представители преступного мира? Маршалы силовых структур и «невидимого» фронта?

Но в любом случае люди решительные, умеющие быстро принимать важные решения. Вон как рискнули, ещё не будучи больными или при смерти, отправиться в новый мир для профилактического лечения своих драгоценных тушек.

«Ну и ладно! – не стала заморачиваться принцесса. – Главное, что Апашу отпустили вместе со всеми. А уже дома мы разберёмся, что это за старые петушки и по какой отрасли они работают. Лишь бы целители справились… И Борька появился… Вот редиска! И где его носит?!..»

Глава 37 ШАРИК ДЛЯ ПИНГ-ПОНГА

Да, именно шариком я себя и чувствовал в течение последующих суток, мечась между мирами, осваивая новые маршруты и прокладывая новые тропинки. И честно признаться, ничего этого я и за месяц не успел бы, не имейся в нашем распоряжении «гуляющий» портал.

С каким трепетом и ожиданием я добирался в разрушенный планетарий Иярты, не передать словами. Всё переживал, что вожделенный портал развеялся навсегда. Ведь в последний раз, по сути, он нас подвёл. Зашвырнул неведомо куда. Чуть не угробил при этом. И, при здравом размышлении, мог самоликвидироваться. Логика подсказывала именно такой печальный финал.

А любимый «Авось» нашёптывал: «А вдруг? Мало ли как оно получится?» И он оказался прав! Портал ждал своего пользователя на прежнем месте, как ни в чём не бывало и, будучи готовым к использованию.

Я сразу опробовал его, но недалеко, вначале всего на несколько километров. Потому что помнил о болезненных ощущениях при переносе. И чем дальше приходится прыгать, тем больше достаётся боли одинокому путешественнику. Ведь отправился я в путь сам, без Леонида. А друга оставил присматривать за переводчицами и как бы в виде залога недоверчивой госпоже Каспер. Иначе она ни в какую меня отпускать не хотела. Утверждала:

- Вы парни молодые, кровь бурлит, загуляете в ином мире, обо всём забудете, и когда ещё про бабушку бедную вспомните? А так твой лучший собутыльник здесь, вот ты к нему быстрей и вернёшься!

И с чего она упомянула про выпивку? Мы настолько редко употребляем алкоголь, что стыдно в этом признаться. А всё потому, что банально некогда устраивать праздники.

Но самое главное, одному было передвигаться не в пример быстрей и легче. Вот я и поспешил в нужный мир. И уже на Дне, вначале перенёсся к резиденции Багнеяра, моего лучшего приятеля среди когуяров. И мой первый вопрос, после радостных объятий от встречи, прозвучал так:

- Что с охотой за груанами?

- Ничего! – загрустил тот. – Глухо! Только сегодня вернулись две партии наездников, побывавшие в самых дальних пределах нашего яруса. Так далеко никто и никогда не забирался. И тоже – пусто. Хищников полно, а вот груана – ни одного! Словно растворились в огромных тушах своих носителей. И люди там очень грустные и несчастные живут… Но редко… Также отмечена невероятная агрессивность зверья. До нашей столицы пока не добрались, но зафиксировано несколько атак на дальние сельхозугодия. Еле отбились, наши аграрии в панике.

Печально…

А мне следовало немедленно решать: куда отправиться дальше?

Имелось два варианта, в дальнейшем открывающие перспективы разжиться груанами. Первый: перенестись в мир Набатной Любви и там поинтересоваться у недавно вышедших Сияющих: что и как творится на иных уровнях Дна? Если «новичков» нет, дело скорей всего швах. Все Просторы Вожделенной Охоты теряют свою уникальность. Но побывка в Набатной Любви – может изрядно затянуться. Где я сразу найду «новичков»? Есть ли они вообще? Не станут ли мне чинить препоны гаузы, космические колонизаторы мира, до сих пор его не покинувшие?

Второй вариант, не обращая внимания на жуткую боль, это - побывать на иных уровнях Дна. А первоначально на техническом уровне, где хранятся особые пояса для Иерархов, называемые «Тибурро». И уже с партией трофейного имущества, всё-таки попытаться провести поиск бесценных груанов. Всё-таки перейдя в ранг «Светозарный Иерарх», я получу новые, уникальные возможности. Наверняка и от боли при переносах меня новый пояс оградит, и крупнокалиберный пулемёт мне станет не страшен. Да и спокойное перемещение за собой боевого серпанса – многого стоит.

Не малую роль, в желании заполучить пояс «Тибурро», играли также знания о незавидном положении моих самых близких друзей: Леонида, Марии и Веры. Только у Катеньки оставался ранг Светозарной, как я знал, но подняться на ступень выше в плане личной безопасности, и ей не помешает.

Так что выбор мой стал очевиден. И вскоре я уже пытался отдышаться в той самой «мастерской», где некогда творили исполинские сталактиты. Попытался сместиться на самый дальний край пещеры, там, где и располагались хранилища технического и боевого инвентаря. По имеющейся у меня информации, здесь при эвакуации осталось кое-что весьма ценное. Теперь мне оставалось выяснить, правда это или нет. Ведь порой и при строгом учете случаются ошибки в работе бухгалтерии.

И здесь они имелись! Во всей красе, наверняка неприсущих для империи Альтру. Или кто там создавал это Дно? Но я раньше информации о гигантских тракторах в спецификациях не видел. Вернее громадные технические устройства скорей напоминали этакий гибрид трубоукладчика и буровой установки, и просматривалось их вдоль стенки пещеры, наверное, штук двести. Само собой, что меня они заинтересовали, и я попытался выяснить: кто их здесь забыл и для чего они созданы? Выяснить для Иггельда, получившего допуск к скадве, оказалось проще простого. Влез в кабинку, и вновь рискнул своими тремя пальцами.

Насчёт «кто», подсказки имелись на виду, да и о предназначении можно догадаться, немного покумекав. А вот метод использования данной техники, меня воистину поразил. Трактора оказались одноразовыми (!) порталами для переноса всё тех же сталактитов и установки их в выбранном месте, в выбранной позиции и с расчётной устойчивостью. Причём после установки объекта на месте, техника исчезала, рассасывалась в пространстве, своими атомами восстанавливая пролом громадного тоннеля между мирами и перекрывая его навсегда.

Спрашивается: кому понадобились подобные игрушки? Не легче ли создать каменную стелу любой формы прямо на месте? Не таская её между вселенными? И не создавая для этого невообразимый по сложности портал? И ведь данная техника исправна! В полной готовности! Готова хоть сию минуту подхватить лежащие недалеко каменные сосульки и забросить их на край света. Или такого края нет? Мир бескрайний? И если вдруг сейчас трактор заурчит? Да забросит меня в мимолётно мелькнувшую в памяти картинку?

С этими мыслями я осторожно покинул кабинку, выдохнул, и поспешил к главной цели моего похода сюда. Но подспудная мыслишка в голове засела:

«Как можно использовать это наследие создателей порталов?» - варианты так и щёлкали в непрерывной череде предположений.

Искомые пояса, отыскались точно в обозначенном на схеме складе. Много! Тысячи. А скорей, десятки тысяч. Мне хватило нескольких сотен, чтобы заполнить все багажные мешки моего боевого серпанса. Опять жадность заедает?

По иным складам следовало тоже проехаться, но почему бы это не отложить на следующий раз? Только и заглянул в два громадных помещения, проезжая мимо. В одном громоздились перекошенные штабеля …тротуарной плитки. Ясно, что плитка какая-то особенная, иначе, что ей здесь делать-то? Или всё-таки обычная? Но и её в переписи не было. Как не было и шестиугольных колонн, примерно двадцатиметровой длины, которые сплошным лесом стояли во втором складе. Похоже, здешний комендант, заведовавший всем этим в древности, не гнушался собиранием всего, что может пригодиться. Этакий Плюшкин вселенского масштаба. Интригует только, что и портальные трактора из той же оперы: «Сховав, шоб було!» И мысли напрашиваются: не этот ли интендант устроил стихийное бедствие, чтобы скрыть излишки на своих складах?

Ну да ладно, как говорится о мёртвых: либо только хорошее, либо …лучше не трогать. Иначе встанет, догонит и мозг высосет.

Вот я и поспешил направить серпанса в окошко «гуляющего» портала. Дальше я начал прыгать по разным уровням Пространств Вожделенной Охоты. А тех ведь не мало! Целых восемьдесят! И каждый, размером более чем Евразия. И везде леса, пещеры, хищники, башни, башни, башни… Много башен. И почти нет людей. Наверное… Потому что ни одного каторжанина я не увидел.

Сложности добавлял тот факт, что я никогда прежде в этих местах лично не был. Зато в идеальной памяти имелось множество объёмных картинок, так сказать, рекламного ролика. Видимо подобные фильмы транслировались в сознание каждому всаднику, прибывающему сюда на охоту. И он мог выбирать, где ему больше понравится.

Я выбирал картинки – где тучнее стада пасущихся, всеядных хищников. Именно зрелые особи этих чудовищ, вынашивали на загривках дивные ракушки-симбионты. Те самые вожделенные груаны, ради которых кто-то, когда-то и создали это жуткое переплетение вселенных в неведомом пространстве.

Метался я всё-таки по определённой системе, постепенно поднимаясь от сорок первого уровня к шестидесятому. Вначале и хищников не было видно. Затем стада появились, да только мой взгляд ни разу не разглядел на загривках свечения груанов. Зато с пятьдесят третьего уровня, озарения, пусть изредка, стали видны. Поэтому мелочиться я не стал, а сразу «залетел» на семьдесят девятый уровень. И когда проморгался от очередной болезненной отдачи, выдохнул и забыл минут на пять, как дышать вообще. Потому что сознание вначале отказалось верить увиденному. Вокруг всё буквально светилось и сияло. Практически каждое животное, лишь бы крупнее собаки, носило у себя на загривке волшебную ракушку.

Что это? Сбой в работе Дна? Или некая сезонная миграция здешних чудес по разным полюсам данной вселенной? А с другой стороны, какая мне разница? Главное что…

Сбылась мечта… Даже не знаю как сравнить, что и с чем? Наверное, каждый грибник мечтает отыскать полянку белых, здоровых грибов, г

де они стоят друг возле дружки. Про такие поляны говорят: косить можно.

Вот и я, как тот одуревший грибник стоял и смотрел. Только передо мной раскинулась не поляна, а бескрайнее поле, до самого горизонта заполненное метровыми грибами. Именно метровыми, если проводить какие-то аналогии. Так что вполне естественно, появилась идиотская мысль:

«И что теперь я этим буду делать?»

Оно и правильно. Что станет делать грибник с метровыми грибами, выросшими по всей планете и стоящих вплотную? Сорвёт один, прикрепит на спину. Второй, поднатужившись – возьмёт в руки. И… двинется мозгами, тоскливо глядя на остальные шляпки. Мечтать больше не о чём. Жизнь потеряла смысл.

Нет, конечно же, понимал, что я здесь и один справлюсь. Да и не нуждался в заполнении сотен «Тибурро», с головой хватит нескольких десятков. Для первого посещения. Но… хорошо рассуждать, когда трезвый, умный и спокойный. А когда один вид, что тебя окружает, дурманит почище любого наркотика? Тьфу, тьфу, тьфу! Ни разу не пробовал, потому и рассуждаю чисто гипотетически. Но, тем не менее… Хотелось куда-то мчаться, кого-то звать, с кем-то поделиться окружающим меня богатством. На полном серьёзе я даже вознамерился двинуться обратно в Молодильный, забрать там Леонида. Потом вместе с ними наведаться за девчонками, взять не только Машку, Веру и Катерину, но и Татьяну с Кирой, и уже всем вместе вернуться сюда.

А вот тогда!.. Ух!.. Ах!..

Наверное симбионты во мне какой-то якорь выставили. А потом и автопилот включили. И я только со временем сообразил, что делаю. Медленно, не спеша, еду мимо скоплений хищников и бросаю вимлач. Этакое устройство, которое ударяет животное по загривку и выхватывает выпадающий груан. Рывок за трос, поймать вимлач, груан летит в очередную ячейку очередного пояса. И вновь бросок вимлачом. И вновь… И вновь… И вновь… И всё это в какой-то прострации, словно в вязком сне.

Чтобы я делал, без своих волшебных помощников?

Они же мне помогли вовремя остановиться и вернуться к порталу. Однозначно они же сумели напрочь усыпить (или умертвить?) разбушевавшуюся во мне жадность. Они же и мысль в сознание вбили:

«Разбираться во всём буду дома. Там же и трофеи подсчитаю. А вот один пояс надо обязательно надеть на себя уже сейчас. Хватит от боли сознание терять!»

Хотя, это мы так перестраховывались. Скорей всего кучи ничейных ракушек в багаже серпанса, в любом случае обезопасили бы меня от любых неприятностей. Но я послушался, опоясался артефактом, сразу возвеличившим меня в ранг Иерарха. При этом чётко рассмотрел возникшую вокруг меня вуаль уже совсем иного, отличного от Светозарных, качества. И эта вуаль прикрывала, как бы защищая, и моего скакуна. Учитывая, что и он меня защищает, то я теперь сам мог бы сразиться с полком рыцарей-людоедов, закованных в рыцарские доспехи. Один раз они меня практически убили в таком бою, а вот сейчас!.. Ха-ха!

Пока не началась новая эйфория, обычно следующая после обретения полноценного пояса с груанами, я успел перенестись сразу в конечный пункт назначения. А чего тянуть? Чего терять даром время? Вот я и отправился туда, где ждал меня Найдёнов. Всё верно: возвести друга в Иерархи, забрать его, Игоря и госпожу Каспер, после чего сразу в мир Книги. К райским ягодам.

«Пусть там старушка поживёт пару недель, омолодится, как она мечтала, а мы тем временем…»

На этой мысли я и завис. И стал в недоумении осматриваться. Боли ни капельки не было. Но окружающий меня мир, не идентифицировался с Молодильным. А почему так? Неужели сработали мои подспудные желания, и именно их уловил «гуляющий» портал?

Глава 38 МИР – ВСЕГДА ЛУЧШЕ НЕЙТРАЛИТЕТА

С пациентами разобрались, исцеление им обеспечили, сопровождающих их лиц пристроили, к каждому кого надо из своих надзирателей приставили, и всё это - изолировали в отдельном крыле дворцового комплекса. Иначе говоря, всех землян пристроили и обеспечили.

Только после этого, высшие руководители империи смогли спокойно собраться для Малого Совета. Где императрица первым делом поинтересовалась у тётушки Апаши:

- Тебя в плену не мучили злобные особисты с уркаганами?

- Нисколько! К удивлению… И я поняла, что вы все слишком предубеждённые к своим землякам. Нормальные они люди, вполне адекватные.

- Тоже удивляюсь, - согласилась с таким мнением Катерина. – Не кричали, не угрожали, не шантажировали. Но мне кажется, это они несколько напуганы действиями Бориса. Всё-таки он им чётко обрисовал, что будет с теми, кто покусится на нас или на наших близких.

- Да и не так легко мучить Светозарных! – напомнила очевидное Вера.

- Вот именно! – многозначительно хмыкнула Грозовая. – Начни они вести себя с нами по-хамски, мы бы им…! – но распинаться много не стала, резко сменив тему разговора: - А вот тот факт, что вы бездарно профукали свои пояса с груанами, не только меня волнует. Будь такая возможность, мы бы вам свои пояса отдали, но, увы! Поэтому предлагаю немедленно отправить новую партию охотников на Дно. Пусть ищут, где хотят и как угодно долго, но без трёх полных комплектов не возвращаются!

Все три Ивлаевы наморщили недовольно носики:

- Целый отряд?

- Невесть куда?

- И на долгое время? У нас и так скоро во дворце никого из взрослых не останется!

Тут сказал веское слово Юлиан Некрут, главный воевода империи:

- Решение безоговорочное! Обсуждению не подлежит! Через час формирующийся отряд отправляется на Дно!

- Нас пятеро, - спокойно напомнила ему Мария. – Как проголосует большинство, так и будет. Ставлю вопрос: Кто «за» отправление отряда? – и растерянно хмыкнула, когда кроме Апаши и Юлиана, руку подняла ещё и Катерина. – Ты чего, принцесса? Берега попутала? Или на грубость нарываешься? Так ты уже не Светозарная, сейчас огребёшь на свою симпатичную задницу!

- Ваше величество! – одёрнула её канцлер чопорным тоном. – Как вы себя ведёте?

- А чего она, против нас? – сердито и несколько по-детски хмурила брови императрица. – Предательница!

Но тут сестру и Вера поддержала:

- Машка, не ворчи! Если бы не Катин пояс с груанами, вас обеих в ловушке у Цорташи в кашу перемололо бы! Так что на охоту отправляться надо немедленно. Только вот отряд самых сильных Трёхщитных привлекать к этому делу не стоит. Я сама отправлюсь на Дно, с несколькими простыми воинами. Справимся!

- Кстати, о Цорташе! – наморщила лоб канцлер. – Нельзя ли поподробнее об этой дамочке? О чём вы с ней договорились, и с чего это Связующая из иной грозди к вам отнеслась настолько благосклонно?

Мария с Катериной сразу оживились и стали в охотку рассказывать о своей новой знакомой. И о новой союзнице. И о новой подруге, которая им чего только не надарила, а наобещала ещё больше.

Как раз в середине этого рассказа, и вбежал в зал юный камердинер её величества. Не только этот мальчик двенадцати лет работал во дворце. Острая нехватка взрослых в империи, заставляла и детей рано взрослеть. Они с удовольствием и в охотку подменяли родителей, работая в тех местах и на тех должностях, которые им были по силам. И неважно, что некоторым только недавно десять лет исполнилось. В том же дворце именно на них висело поддержание чистоты и порядка, помощь при готовке пищи и даже устройство дипломатических приёмов.

И вот сейчас, раскрасневшийся камердинер, с выпученными глазами выкрикнул ещё с порога важную новость:

- Консорт появился! – правда, тут же спохватился, вспомнив о правилах этикета и банального приличия, и добавил: - Ваше императорское величество и ваши императорские высочества!

Вскочить на ноги попытались все три Ивлаевы, но тут же замерли после громкого стука ладони по столу и нарочито медленных вопросов со стороны Грозовой:

- Где именно появился консорт? С кем? Чем занимается?

- В спальне её императорского величества. Сам. Но передвигается над полом на высоте двух метров, словно на чём-то сидит в воздухе. Вначале заехал на кухню, распорядился «Подать закусить!», сейчас передвигается в эту сторону.

- Молодец! – похвалила Апаша подробный и обстоятельный доклад. – Спасибо! Хвалю! Можешь идти! – после чего укорила девушек: - Ну вот, вам и ноги ломать не пришлось, он сам сюда придёт. Или приедет…

Первой догадалась Вера:

- Неужели он на серпансе прибыл?

- Всё может быть, - продолжила рассуждение Мария. – Хотя для подобного надо добраться к поясам «Тибурро», а потом заполнить один из них сразу двадцатью двумя груанами… Неужели у него получилось?

- Сомневаюсь! – не удержалась Катерина от критики. – У когуяров и наших охотников ничего не получается, а него получилось?

- А чего ты сомневаешься? Или Борьку мало знаешь?

При этом они неотрывно смотрели на дверь, где только что находился юный камердинер. А так как дверь выглядела как раз двухметровой высоты, то все заинтригованно ждали, въедет ли консорт или войдёт в зал.

Всё-таки вошёл. Выглядел при этом вроде как обычно, если не считать глупой улыбки на лице и некоторой растерянности во всём облике. Ну и рассмотрев собравшихся, раскрыл объятия и пошагал к столу со словами:

- Как же я за вами соскучился!

Тут уже девчонки не смогли удержаться. С визгом вскочили и бросились навстречу Борису. Куда и подевалась их напускная важность и солидная царственность! Первой мчалась Мария, умудрившись прыгнуть с расстояния метров трёх, намереваясь пасть прямо на грудь своего супруга. И тут случилось непредвиденное: женское тело словно уткнулось в невидимую паутину, и зависло в воздухе, в одном шаге от приготовившегося принять приятный груз консорта. Потом он с удивлением воскликнул:

- Надо же! – шагнул вперёд и сам словно выхватил Марию из невидимых тисков.

Осознав это, принцессы резко сбавили скорость и уже не прыгали на своего лучшего друга, а очень аккуратно обняли его с двух сторон, целуя в щёки и засыпая вопросами:

- Что это было?

- Какие-то фокусы?

- Или очередная магия?

- Долго будешь молчать? Противный!

У того наконец-то освободились губы от затянувшегося поцелуя и он ответил:

- Никакие это не фокусы. Обычная защитная вуаль Иерарха. Всего лишь… Зато теперь, никто из вас без моего на то разрешения, даже ущипнуть меня не сможет. Вот так-то!

Глава 39 БЛАГОДЕТЕЛЬ

Ну да, таким вот нежданным для меня способом я вернулся в императорский дворец города Лордин. В весьма и весьма нештатном режиме сработал «гуляющий» портал, прочувствовав мои подспудные желания и сделав пробой в спальню моей супруги. Да, да, именно супруги, хоть и находимся мы с ней формально в разводе. И когда я осмотрелся, поняв, где нахожусь, то подумал:

«В самом деле, Леонид в хороших ручках, ничего плохого с ним не случится. А вот мои девчонки могут нуждаться в моей помощи и поддержке. Так что вначале с ними пообщаюсь, пояса вручу, то, да сё… ну и вообще».

После чего двинулся, так и оставаясь верхом на серпансе, на поиски «дочерей» Герчери. Какой-то мальчишка мне сразу подсказал, где собрались власть имущие люди, но я решил по пути глянуть на кухню. Дела понятные для здорового мужчины, проголодался изрядно. Так что пусть чего-нибудь сообразят на закуску. И девчонки пусть поедят, а то совсем исхудают с этими советами и заседаниями. Распорядился подавать прямо в зал Малого Совета.

Сама встреча, словно бальзам на рану. Меня встретили с искренней радостью, от всей души. И все наши прежние разногласия показались пустыми, совершенно никчемными, не достойными даже упоминаний. А уж сама сияющая Машка, мне представилась самой любимой и самой желанной. Про двойняшек вообще не говорю. От одного их вида сразу все самые счастливые моменты детства и юности в памяти пролетели. В тот момент мне почему-то ни про одну иную женщину не вспомнилось.

Бедная Танечка…

А почему так?.. Тайна сие есть, мне грешному неизвестная.

Затем и меня усадили за стол, шустро накрываемый юными служанками и мы стали делиться приключениями, пережитыми в последние дни. Вначале девчонки наперебой рассказали о своих мытарствах, о переговорах с представителями России, о столкновении с Тамиханом и о новой союзнице Цорташе. Признаться честно, прекрасная внешность Связующей, и её милое расположение к нам, меня изрядно напрягло. Всё-таки сложившийся стереотип ведьмы и опасного, коварного врага никак не хотел разрушаться под реальными фактами действительности. Как ни старались мне её выставить в крайне положительно свете, ничто не могло развеять мою подозрительность:

«Может эта ведьма хочет нас всех сразу в одну ловушку поймать? Обязательно чтобы с моим участием? – рассуждал я попутно с обсуждением новостей. - Но ведь она и в страшном сне не сможет догадаться, что я отныне Иерарх. И что всюду за мной отныне следует боевой серпанс. Кстати!..»

И я приступил к изложению наших с Леонидом достижений:

- Начну с самого конца, с очень дорогих, скорей бесценных подарков.

- Подарки дарятся вначале! – укорила Вера, но оказалась проигно