КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 613722 томов
Объем библиотеки - 947 Гб.
Всего авторов - 242478
Пользователей - 112696

Впечатления

DXBCKT про Тумановский: Прививка от жадности (Альтернативная история)

Неплохой рассказ (прослушанный мной в формате аудио) стоит слушать, только из-за одной фразы «...ради глупых суеверий, такими артефактими не расбрасываются»)) Между тем главный герой «походу пьесы», только и делает — что прицельно швыряется (наглухо забитыми) контейнерами для артефактов в кровососа))

Начало рассказа (мне) сразу напомнило ситуацию «с Филином и бронезавром», в начале «Самшитового города» (Зайцева). С одной стороны —

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Савелов: Шанс (Альтернативная история)

Начало части четвертой очень напомнило книгу О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное». На этот раз — нашему герою престоит пройти очень «трудный квест», в новой «локации» именуемой «колхоз унд картошка»)) Несмотря на мою кажущуюся иронию — данный этап никак нельзя назвать легким, ибо (это как раз) один из тех моментов «где все познается в сравнении».

В общем — наш ГГ (практически в условиях «Дикого поля»), проходит очередную

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Владимир Магедов про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

Могу рассказать то, что легко развеет Ваше удивление. Мне 84 года и я интересуюсь историей своего семейства. В архиве МГА (у метро Калужская) я отыскал личное дело студента Тимирязевки, который является моим родным дедом и учился там с середины Первой Мировой войны. В начале папки с делом имеется два документа, дающие ответ на Ваше удивление.
В Аттестате об образовании сказано «дан сей сыну урядника ...... православного вероисповедования,

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
mmishk про Зигмунд: Пиромант звучит гордо. Том 1 и Том 2 (СИ) (Фэнтези: прочее)

ЕГЭшники отакуют!!!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
чтун про Ракитянский: Кровавый след. Зарождение и становление украинского национализма (Публицистика)

Один... Ну, хоть бы один европоориентированный толерантно настроенный человек сказал: несчастные русские! Вас гнобят изнутри и снаружи - дай бог нам всем сил пережить это время. Но нет! Ты - не ты если не метнёшь в русскую сторону фекальку! Это же в тренде! Это будет не цивилизованно просто поморщиться на очередную кучку: нужно взять её в руки и метнуть в ту сторону, откуда она, по убеждению взявшего в руки кучку, появилась. А то, что она

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
desertrat про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

Всегда удивляло откуда на седьмом десятке лет советской власти у авторов берутся потомственные казаки, если их всех или растреляли красные в 20-х или выморили голодом в 30-х или убили в рядах вермахта в 40-х? Приказом по гарнизону назначали или партия призывала комсомольцев в потомственные казаки?

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
desertrat про Ракитянский: Кровавый след. Зарождение и становление украинского национализма (Публицистика)

каркуша: какие же это двойные стандарты, это обыкновенный русский нацизм.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Запретная связь. [Unknown] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Ссылка на материал: https://ficbook.net/readfic/7938503

Запретная связь.

Направленность: Фемслэш

Автор: Nat_Lexa69 (https://ficbook.net/authors/2762270) Беты (редакторы): Sttellz (https://ficbook.net/authors/3243437) Фэндом: Сотня

Пэйринг и персонажи: Маркус Кейн/Майя Бруно-Кейн, Октавия Блейк/Линкольн

Браун, Эбигейл Гриффин/Джейк Гриффин, Беллами Блейк/Кларк Гриффин, Беллами Блейк/Эко Райан, Лекса Вудс/Тайлер Кемерон, Лекса Вудс/Кларк

Гриффин, Анья Нельсон/Рейвен Рейес, Стефан Браун, Джессика Блейк, Эйден

Гриффин-Вудс, Элисия Гриффин-Вудс, Мэди Гриффин-Вудс, Костия Грин, Монти

Грин, Телониус Джаха, Джаспер Джордан, Джон Мерфи

Рейтинг: NC-21

Размер: 185 страниц

Кол-во частей: 45

Статус: завершён

Метки: Разница в возрасте, Отклонения от канона, Потеря памяти, Современность, Фроттаж, Грубый секс, Эротические наказания, Секс во время

менструации, Куннилингус, Анальный секс, BDSM, ООС, Нецензурная лексика, ОМП, Underage, Секс с использованием посторонних предметов, Романтика, Ангст, Флафф, Драма, Детектив, Психология, Философия, Повседневность, AU, Учебные заведения, Нелинейное повествование, Любовь/Ненависть, Селфцест, Беременность, Элементы гета

Описание:

https://youtu.be/YOduujqGGhE⠀⠀⠀⠀ ⠀⠀⠀⠀

— Я — Лекса Вудс и мой парень Тайлер Кемерон убил Кларк Гриффин! —

девушка плакала в трубку, она больше не могла сдерживать своих слез.

⠀⠀⠀⠀ ⠀⠀⠀⠀

— Девушка успокойтесь, — ответил полицейский. — Где сейчас находится

мистер Кемерон?

⠀⠀⠀⠀ ⠀⠀⠀⠀

— Он пытается убить меня...

Звонок прерывается, так как у брюнетки, находящейся в лесу сдохла батарея на

телефоне.

Посвящение:

Читателю — Sttellz Чья идея, тому и идет посвящение, как повелось в моих

фанфиках)

И Magher — за идею, как начать фанфик)

Публикация на других ресурсах:

Уточнять у автора/переводчика

Примечания:

Что бы фото открывались)

https://vk.com/club175833918

Оглавление

Оглавление

2

1.

4

Примечание к части

7

2.

9

Примечание к части

12

3.

13

Примечание к части

15

4.

16

Примечание к части

20

5.

21

Примечание к части

24

6.

26

Примечание к части

29

7.

30

8.

33

Примечание к части

35

9.

36

Примечание к части

38

10.

39

Примечание к части

41

11.

43

Примечание к части

46

12.

47

Примечание к части

50

13.

51

Примечание к части

54

14.

55

Примечание к части

58

15.

59

Примечание к части

62

16.

63

Примечание к части

66

17.

68

Примечание к части

74

18.

75

Примечание к части

78

19.

79

Примечание к части

82

20.

84

Примечание к части

87

21.

89

Примечание к части

100

22.

101

23.

105

Примечание к части

110

24.

111

25.

115

26.

118

Примечание к части

121

27.

122

Примечание к части

125

28.

126

Примечание к части

129

29.

130

Примечание к части

132

30.

133

31.

137

Примечание к части

141

32.

142

Примечание к части

145

33.

146

Примечание к части

149

34.

150

Примечание к части

154

35.

155

Примечание к части

157

36.

159

Примечание к части

161

37.

163

Примечание к части

166

38.

167

Примечание к части

170

39.

171

Примечание к части

174

40.

175

Примечание к части

178

41.

179

Примечание к части

183

42.

184

Примечание к части

187

43.

189

Примечание к части

192

44.

193

45.

197

Примечание к части

201

1.

Брюнетка просыпается среди ночи, резко распахивая глаза, понимает, что опять плакала во сне. Хорошо, что она не разбудила Тайлера — ее

парня.

Последнее время они отдалились друг от друга. Лекса ушла с головой в учебу, чего раньше не делала, Тайлер – учится в колледже, параллельно подрабатывая

программистом. Никогда не сидит на одном месте. То его в библиотеки зовут, то

в кафе, то в офисы, где он чинит компьютеры, устанавливает программы, избавляет от вирусов и других разных мелочей.

Девушка тихо поднялась с заправленной кровати, подмечая, что они оба

уснули в одежде после тяжелого дня. Так было частенько и это ее не удивляло.

Она подошла к огромному окну, всматриваясь на темный город с множеством

огней. С одной стороны завораживающее зрелище, с другой — куда бы она не

посмотрела, она видела лицо блондинки, а если закрывала глаза засыпая или

просто прикрывала их, видела моменты проведенные с той белокурой

женщиной. Невероятно красивой, с голубыми глазами, как бескрайнее небо. Она

умерла, точнее ее убили. Уже месяц идет расследование, но убийца так и не

пойман.

Накинув куртку, девушка вышла на большую лоджию, всматриваясь в ночные

огни городских улиц, но продолжая думать о ней. Ее звали Кларк, Кларк

Гриффин. Ей было на тот момент 23 года, хотя она выглядела намного младше

своих лет. Ухоженная, фигура 100-60-90; кожа бледная, но очень мягкая и

шелковистая на ощупь; длинные волнистые и густые белокурые волосы; большие

глаза, всегда причесана и накрашена; маникюр; одевалась она всегда со вкусом.

Не единого изъяна во внешности, даже когда просыпалась ранним утром.

Если на нее взглянуть, можно было назвать ее Ангелом, но для Вудс она была

Дьяволом во плоти, в конечном итоге стала ее погибелью...

Тайлер не знал полного отношения своей девушки к этой богатой особе.

Лишь только, что она доставала ее непристойностями, брюнетка всегда на нее

жаловалась. А что бы она сказала? Что о ней заботятся лучше чем кто-либо, лучше чем ты? Что ее любят? Что за ней ухаживают? Кларк была взрослой для

зеленоглазой, старше на семь лет. И да по началу это была скверная история...

Несколько месяцев тому назад.

Лекса вернулась после школы и забежала домой. Она уже месяца два жила

со своим парнем, но все вещи за раз не перевезешь, всегда чего-то будет не

хватать.

— Привет, мам. Я за ноутбуком, потом мы с девчонками встречаемся в кафе. —

Обычная школьница, 16 лет, ничего особенного. Жизнь как у всех. Учеба, встреча с друзьями, парень.

— Доченька, остановись пожалуйста. Нам с папой нужно с тобой поговорить.

Вудс пробежала мимо столовой, но потом заглянула в нее. Папа дома среди

4/201

рабочего дня? Это дня нее показалось странным.

Родители девушки не были ханжами, и с Кемероном их дочь встречалась уже

два года. Поэтому они и разрешили той переехать к парню. Отдельное

проживание от родителей, научит их дочь ответственности, уверенности, саморазвитию и другим качествам, присущи руководителям.

— Почему ты не на работе? Что-то случилось?

Мужчина отрицательно покачал головой.

— Нет, Лекса, ничего не случилось и у меня обед. — Ответил Джейк на вопросы

дочери.

— Мы тут с мамой посовещались и решили, что раз ты у нас достаточно взрослая

для отдельного проживания, значит и взрослая для нашего бизнеса. Через два

года тебе 18 и ты должна взять на себя бразды правления. Например, заменяя

иногда меня. Вдруг, что случится, а ты даже не подготовлена.

— Ну пап... Есть еще мама. И не говори ерунды, ничего с тобой не случится. —

Улыбнулась девушка.

— Но все же, Лекс. Я серьезно. Мама, она тоже невечная и не разбирается во

всех этих компьютерных технологиях, а ты – другое дело.

Брюнетка нахмурилась.

— Ну пап... Я хочу быть обычным подростком... Веселиться, тусить, может быть

курить травку... — Последним словосочетанием зеленоглазая решила придать

комичности своему ответу.

— Лекса, ты же знаешь, что ты не обычным подросток... — Намекнул мужчина на

то, что с самого рождения дочка развивалась быстрее своих сверстников.

Раньше пошла, раньше заговорила, в три года уже знала три иностранных языка, не считая своего. Она могла и школу закончить раньше всех, но выбрала

обычное обучение со всеми.

Младшая Вудс вздохнула и смирилась с внезапно возникшей ситуацией.

— Что мне нужно делать?

— На сегодня, у нас назначен светский вечер. Со всеми акционерами и

спонсором нашего сложного бизнеса. Я хочу тебя представить всем, чтобы они

начинали тебе доверять в плане того, что ты можешь когда-то занять мое место.

— отец задумался. — Это очень важное мероприятие. Мама поможет тебе, с

выбором одежды. Хорошо, солнышко?

Девушка кивнула, понимая, что поход с друзьями в кафе отменен.

***

Вудс очень не любила платья, особенно такие открытые под которые даже

бюстгалтер не надеть. И сейчас казалось, что от любого ветерка сосочки

вставали и выпирали из под тонкого материала. Ну, что поделать, раз это

единственное платье в гардеробе брюнетке и то забытое подругой, после когда-то давнейшей ночевки.

Светский вечер проходил в банкетном зале здания большой гостиницы, на

первом этаже. В принципе, зал был небольшим, все были на виду. Ходили

официанты и разносили бокалы шампанского, а также около стены красовался

фуршетный стол с маленькими закусками. Там, возле него находились только

мужчины. На небольшой сцене играла тихая живая музыка. Понятное дело для

5/201

того, чтобы люди общались.

— Добрый вечер. — Подошел какой-то старикашка и поздоровался с семьёй Вудс.

Лексе было скучно и неинтересно. Она хотела, чтобы все быстрее закончилось, но улыбалась, произнося вежливые слова.

— Рада была с вами познакомиться, мистер Храммер. — Старикашка даже

поцеловал ей руку.

— А у тебя отличная дочь, Джейк. Думаю, она всем понравится.

Тот кивнул.

— Главное, чтобы понравилась нашему спонсору. — Улыбнулся мужчина.

— Да, но они у нас не привереды. Фирма работает, а кто там во главе, не важно.

— Рассмеялся седовласый.

Лекса уже не слушала, она осматривалась, понимая, что ей придется

работать со стариками и старушками. Ибо все здесь были в три, а то в четыре

раза старше нее. Хотя нет, она все же заметила кудрявого темноволосого парня, который обхаживал одну из старушек.

Вопрос стоял в том, как они все разбираются в компьютерах, если ее мать

младше них и совсем ничего не смыслит. И только потом до нее дошло, что они

обычные акционеры, нахапали акций и сидят всю жизнь, пятую точку протирают

на стуле. А такие как ее отец, может еще и тот паренек, работают на всех этих

старых вельмож.

— Беллами, кто этот божий одуванчик? — Спросила блондинка.

— Сейчас узнаем. — Парень пожал плечами, ответил и удалился.

Девушка не сводила своих глаз с миниатюрной брюнетки. Такой эдакий аленький

цветочек, еще не заляпанный никем.

Но та совсем не обращала на нее внимания, ибо была занята обхаживанием

акционеров.

— Кларк, это дочь Вудсов. — Блейк вернулся и произнес.

— Она же была маленькая... — Удивленно произнесла белокурая, вспоминая, когда она вознеслась на высокий пост, пять лет тому назад.

Тогда Лекса вроде болела и ее не с кем было оставить дома, Джейк взял дочь на

работу. Тогда у нее даже груди не было. А сейчас так выпирают соски... Гриффин

провела языком по нижней губе, улыбаясь.

— Значит выросла. — Сделал вывод парень.

— Завтра накопай мне все на нее.

— Кларк, прошу тебя не связывайся, она еще ребенок.

— Нет, милый мой. Дети не имеют сексуальную грудь, не имеют обалденные

длинные ножки, пальчики и губы... Ты видел ее пухлые губы? — восхищалась

женщина.

— Кларк, не надо. — он знал ее очень хорошо, и что случается потом с ее

«игрушками», которые ей надоедают.

— Это не просьба Блейк, а приказ. — распорядилась начальница.

— Не забывай, я твой друг.

— По несчастью. — хмыкнула Гриффин.

— Чтооо? — возмутился парень.

— Подчиненный ты мой, не забывай и ты!

6/201

Трудно было от чего-то отвлечь блондинку, когда ее глаза загорались синими

огнями в предвкушении очередной девочки.

— Хорошо. — все же подчинился Беллами.

— Что стоишь? Пошли знакомиться!

— Джейк Вудс, какая встреча... Давно я у вас не была. — пожимала Кларк руку

мужчине, боковым зрением поглядывая на зеленые глазки, которые она уже

тоже успела заприметить.

— Мисс Гриффин, рад встречи. — пожал в ответ руку, добавляя. — Наши двери

всегда открыты для вас.

— Как-нибудь на неделе. — улыбалась блондинка, поворачиваясь к другим

членам этой компании.

— Мою жену вы знаете... — широко улыбаясь Кларк пожала и ей руку.

— Эбби, вы как всегда прекрасны!

— Спасибо. А вы очень милы, мисс Гриффин.

— А это наша дочь, Лекса Вудс. Вот, вывел в свет так сказать. Когда-нибудь она

займет мое место. Надеюсь, вы не будете против... — тараторил мужчина, очень

волнуясь. — Это Кларк Гриффин, спонсор всей нашей фирмы. Очень

великодушная женщина. Не было ее, не было и нас.

Знакомил мужчина свою начальницу со своей дочерью.

— Добрый вечер. — робко ответила брюнетка, протягивая руку и понимая, как

важна для отца эта работа.

— Добрый, Лекса, значит? — Гриффин пожала руку, задерживаясь дольше

положенного.

— Ну, мы еще с ней успеем пообщаться, может быть буду и не против.

Пошутила женщина и все, поняв шутку, засмеялись, кроме маленькой

дочурки, которая вытянула свою руку практически с боем. Но никто ничего не

заметил.

Остаток вечера был для всех молодых людей скучным. Но лишь одна Кларк

Гриффин могла покинуть его раньше. Она имела право, все эти старички ходили

под ее каблуком.


Примечание к части

Пробуждение Лексы.

https://vk.com/photo-175833918_456239597

https://vk.com/photo-175833918_456239598

Огни города.

https://vk.com/photo-175833918_456239596

Возле окна.

https://vk.com/photo-175833918_456239599

https://vk.com/photo-175833918_456239600

https://vk.com/photo-175833918_456239601

Что видела Лекса, закрывая глаза.

https://vk.com/photo-175833918_456239602

https://vk.com/photo-175833918_456239603

7/201

Лекса на вечере.

https://vk.com/photo-175833918_456239604

Кларк на вечере.

https://vk.com/photo-175833918_456239605

8/201

2.

— Вот, Кларк. — Парень протянул девушке папку.

— Но я еще раз повторюсь... Не связывайся.

— Я никогда не нуждалась в советах, Беллами, и сегодняшний день не

исключение. — Девушка раскрыла папку с надписью «Лекса Вудс».

Парень проигнорировал слова подруги.

— Она еще ребенок, несовершеннолетняя. Она не сможет тебе дать того, чего

ты хочешь.

— Разве дети живут с парнями отдельно от родителей, а? Или я чего-то не

понимаю? Ах, да... Вот глупая, это наверное нянька, да? Которая выполняет все, что ему скажут, плюс потрахивает изредка. — Парень вздохнул, не любил он, когда подруга разговаривала с ним с сарказмом.

— Так, что заткнись, Беллами!

— И да, она еще натуральна. Тебе совсем не подходит.

— А где ты видел, чтобы люди ходили с плакатами, с надписью «Я – лесбиянка», да и бейджики такие носить не будут. — Блондинка перелистывала страницы.

— Я имею ввиду, что она не была замечена с девушками в неформальных

отношениях.

— В нашей чертовой вселенной однополые отношения – это табу, так что не

думаю, что она святилась бы. — Размышляла начальница.

— Ты так успокаиваешь себя, Кларк? — усмехнулся Блейк.

— Зачем? Зачем мне успокаивать себя? Если я с легкостью из натуралки делаю

даже не би, а лесбиянку.

— Что правда, то правда. — Согласился друг.

— Ладно, оставь меня. Мне нужно просмотреть все в тишине. И да, позвони

Джейку Вудс, назначь встречу на завтра. Не забудь позаботиться, чтобы его

милая дочурка присутствовала на ней.

— Это как ты себе представляешь? Мистер Вудс возьмите с собой дочь, а то моя

начальница только поэтому и едет к вам с проверкой? — Подстегивал парень

подругу.

— Включи голову, Блейк, Лекса собирается занять его место, значит должна

тесно со мной сотрудничать.

— Ладно, понял... — Буркнул тот, понимая насколько тесно и покинул кабинет.

— Доброе утро, доченька. Ты ночевала дома? Вы что поругались с Тайлером? —

Завалила вопросами женщина, ибо странно было видеть появление дочери с

утра.

— Привет, мам. Нет. Я просто пришла за ноутбуком, я же вчера его забыла.

Эббигейл кивнула, наконец-то поняв и добавила:

— Завтракать будешь?

— Нет, а то в школу опоздаю.

В кухню зашел Джейк, поцеловал в щеки сначала жену, затем дочь.

— Доброе утро. — Произнёс счастливый отец семейства.

— И Лекс, завтра ты в школу не идешь. А сегодня съезди с мамой по магазинам, купите офисную одежду и только пожалуйста, никаких брюк. Юбки, платья не

короткие. Мама подскажет.

Эбби кивнула на слова мужа, а дочери это все не понравилось.

— Пап, я что начинаю работать с завтрашнего дня? Но у меня еще два года

школы... Не считая, что я даже в университет не поступила...

— В университет ты поступишь не беспокойся, но на заочное. И нет...—

Рассмеялся мужчина.

— Не работать. Пока школу не закончишь работать не будешь. А вот посещать

9/201

важные мероприятия должна. И завтра как раз, одно из них.

— Какое? — Спросила Лекса.

— Завтра приезжает к нам спонсор с проверкой, посмотришь как все проходит.

Девушка нахмурилась, вспоминая наглую блондинку, которая вчера не

отпускала ее руку.

— Гриффин, что ли? — Как ее зовут, она запомнила почему-то.

— Повежливее, солнышко. — Тут встряла мать, вечно не влезающая в дела

бизнеса.

— Для папы это очень важно.

— Да, Лекса. Постарайся понять, что мисс Гриффин переводит ежемесячно очень

крупные суммы на счет нашей фирмы. Если она перестанет этого делать, мы

обанкротимся... Только за счет нее, у нас есть клиенты. Если она отвернется от

нас, то и заказов не будет... Она очень хорошая и милая женщина. — Пытался

объяснить отец.

— Но она же тоже имеет, что-то от вас. Поэтому не только из-за великодушия

помогает вам. Я же права? — Не успокаивалась Лекса, не понимая зачем перед

той «прыгать на четвереньках».

— Да, но все же. У нее столько таких кампаний как наша, что она с легкостью

могла отказаться от нас. Но как только она нас приняла в свой союз «Скайкру»

(объединение нескольких кампаний, для достяжения одной цели), ей было тогда

18, так у нас жизнь наладилась. Ты возможно ее не помнишь, ты тогда болела, когда я привез тебя на работу, впервые...

</center>Воспоминания.

— Кто это, Белл? — незнакомая, но красивая девушка, спросила у какого-то

парня.

Маленькой, одиннадцатилетней девчушке очень понравилась та, и она

подбежала сама знакомиться.

— Я — Лекса. — Улыбаясь, она протянула ручку таинственной блондинке.

— Дочка Вудсов. — Прошептал парень на ухо «быстро повзрослевшему ребенку».

— Убери ее от меня, ненавижу детей! — Произнесла та, покидая помещение.

Ручка девочки так и зависла в воздухе, а в глазах появились слезки.

— Прости ее, малышка. — Пытался извиниться парень.

— Ее заставили быстро вырасти, поэтому она ненавидит все, что связано с

детством.

Так Блейк и не понял, поняла ли его девчушка, но он быстро покинул ее вслед за

начальницей.

***

— Не понимаю, что в ней милого... — Протянула младшая Вудс.

— Хорошо, папа, я постараюсь.

— Спасибо. — Ответил мужчина, а потом и подкинул дочь до школы.

Лекса и отец были на работе с самого утра и ждали когда подъедет «знатная

особа». Если бы девушка знала, что до обеда та не объявится, то лучше поспала

подольше в объятиях своего парня.

Она всем нутром ее уже ненавидела.

В конференц-зале уже битый час, что-то вещал сотрудник компании, прилагая к этому слайды, графики. Но ни одна из девушек, не были

заинтересованы этим. Одна – скромно разглядывала на себе одежду, которую

мать ей купила. Этакая первоклассница, только белых гольфиков не хватало. Ей

было плевать, все же она не в клуб пришла с друзьями. Хотя туда и не ходит.

10/201

Вторая – пялилась на первую, что та чувствовала, поэтому не поднимала своих

глаз.

— Ну как вам, мисс Гриффин? — Поинтересовался глава кампании. Только тогда

блондинка перевела свой взгляд.

— Я полностью с вами согласна, но... в массы вы бы сразу не рвались. Вы же не

знаете, как отреагирует на ту или иную новинку, люди. Так вот лучше создайте

некую группу из разных слоев нашего общества и предложите им бесплатное

пользование — тест-драйв. — С улыбкой отвечала Гриффин, чем поразила

брюнетку. Та то думала, что блондинка заняла чье-то место по праву

наследования. Но нет, поговорка о блондинках – дурах, явно к ней не

относилась. И тем более, Лексе казалось, что она не слушает, но это только

казалось. Значит и ей стоило прослушать двухчасовой план.

— Джейк. — Обращалась белокурая «по-домашнему» к мужчине.

— Вы не покажите моему ассистенту...

Беллами сразу встал.

—... как у вас идет подготовка ко всему. К тому, о чем сейчас шла речь.

— Да, конечно, мисс Гриффин. Но разве вы с нами не пойдете? — Удивился

старший Вудс.

— Мне потом все передадут. — Улыбалась женщина.

— Я бы хотела немного пообщаться с вашей дочерью, если вы не против... Все же

мне с ней работать в дальнейшем и заключать контракты. Сами понимаете, с

бухты-барахты это не делается. Я должна быть уверена в новом подчиненном. В

любом случае, я могу прислать своего.

Все это время, Лекса молилась, чтобы отец ее не оставлял с этой женщиной.

Честно? Она ее побаивалась. Вся такая из себя, уверенная, решительная, кажется, что одним словом может убить.

— Да, конечно. Но мисс Гриффин... она только второй день тут и практически не

в курсе ничего... Поэтому...

Кларк остановила монолог мужчины одним поднятием руки.

— Мне просто нужно поговорить с ней не о работе. Возможно удостовериться, хочет ли она этого или вы ее заставляете. Мне нужно отыскать в ней качества

присущи директорам. Поверьте, я умею сразу замечать потенциал. — Улыбалась

девушка.

— И если его нет, то овчинки-выделки не стоит ее обучать.

Директор кампании прекрасно понимал спонсора, та не хотела терять свои

деньги, как многие другие.

— Да, конечно. — Повторил мужчина и умоляюще взглянул на дочь, только бы

она не ляпнула, что-то не то.

— Пойдем-те...

Протянул он руку вперед, указывая на дверь, ассистенту.

Когда все покинули кабинет, блондинка встала, молча обошла стол и

заходила, как маятник за спиной девушки.

— Итак... Я права? Ты не хочешь тут работать? — Начала сходу девушка, она

читала всех по лицам.

А Лекса не знала, что и ответить. Соврать? Ради отца?

— Хочу. Но не сейчас. Я бы хотела спокойно закончить школу, поступить в

университет и потом уже, может быть.

— Молодец. Я люблю честность. — Кларк уже находилась рядом, настолько

11/201

близко, что Вудс ощущала ее теплое дыхание у себя на шее. Не двигалась, ибо

это нарушение ее личного пространства сковывало брюнетку изнутри.

— Как ты думаешь, твой папочка возлагает на тебя большие надежды?

Девушка не поняла, к чему был задан этот вопрос.

— Думаю да, я единственная у него дочь. — Негромко ответила Лекса, замечая

как чужая рука развязывает бант на ее груди. Она резко перехватила руку с

испугу.

— Что вы себе позволяете?

Кларк хихикнула.

— Все что могу. А могу я многое. — Она выдернула свою руку, продолжая.

— А также могу закрыть папочкин бизнес в одночасье.

Вудс перепугалась еще сильнее, зная, что отец этого не перенесет. Этот

семейный бизнес передавался от отца к сыну на протяжении пяти поколений.

Отец положил всю жизнь на него.

— Что я должна сделать? — Проговорила покорно она, понимая, что нажила себе

проблем. Только каких, пока еще смутно понимала.

— А ты не глупа, как обычные школьницы. — Усмехнулась Кларк.

— Для начала, я хочу, чтобы ты развязала этот чертов бант. Он тебе совсем не

идет.

— Для начала? — Уточнила девушка, развязывая треклятый бант, под ним все

равно не было ничего видно. Лишь черную полоску от бюстгальтера, соединяющие чашки.

Ну да, что и требовалось ожидать, Гриффин была недовольна.

— Да. А в конечном итоге, я хочу, чтобы ты стала МОЕЙ. Безпрекословно

выполняя все мои требования.


Примечание к части

Как были одеты Кларк и Лекса, в офисе.

https://vk.com/photo-175833918_456239609

12/201

3.

— Да. А в конечном итоге, я хочу, что бы ты стала МОЕЙ.

Бесприкословно выполняя все мои требования.

Брюнетка нахмурилась, совсем не понимая эту женщину.

— Моей? — робко переспросила она, вставая со стула и отходя спиной назад.

Пока не уперлась задницей в столешницу.

Кларк медленно подошла, всматриваясь в лицо, в изумрудные глаза. Та была

напугана и совсем ничего не понимала. Может Белл был прав и она зря

связывается с малолеткой.

Что бы не пугать школьницу еще больше, она решила опустить слово «игрушка», как говорила всем девушкам и парням, впоследвии, те становились

любовниками.

— Да. — спокойно ответила блондинка, чувствуя под собой, как часто

вздымалась грудь «цветочка». — Моей в постели, в сексе. Как хочешь называй.

От себя обещаю не иметь половых партнеров, пока есть ты.

Лекса нахмурилась пуще прежнего, такое чувство, что у неё задергался глаз.

Она слышала, что-то о лесбиянках, но это была, как «болезнь» в их стране.

Поэтому не вникала в саму суть. Обеспокоенные родители тоскали детей по

психологам и психиатрам. У нее был парень, она просто не могла спать с

девушкой.

— Я не могу. У меня есть парень... — прошептала Вудс, совсем потерявшись.

— Знаю. Ты пообещаешь, что спать с ним тоже не будешь, все это время. Да, что

я тебя учу? Голова болит, красные дни календаря – мы женщины всегда умели

откосить. Не правда ли? Да, брось его наконец! Не забывай, на кону кампания

твоего отца — женщина не выдержала и провела пальчиками по пухлым, алым

губкам, очерчивая круг. Да, еще таким мягким и сочным, как ей сразу

показалось. — И не думай кому-то рассказать и оболгать мое честное и доброе

имя. Тебе никто не поверит. Кто я и кто ты? И у меня есть парень, хоть и

прикрытие, но все его знают, как моего жениха. И подумай сто раз, перед тем, как раскрыть свой ротик. Тогда я не только сделаю банкротом твоего отца, но и

займусь всей твоей семьей. Вам житья не будет, ни в этом городе, ни в стране.

Одним словом, Лексу напугали, как могли. Что ей теперь до своего тела?

За дверью послышались шаги и голоса.

— Вообще, я не люблю ждать, но тебе дают время. Ровно два дня. Номер моего

телефона найдешь сама. Все остальное обсудим при встрече, где нам не будут

мешать. — она указала на дверь, уже продолжая шепотом говорить. — Через два

дня, твой отец пойдет чистить уборные.

С последними словами, Кларк отошла от девушки на большое расстояние и

нацепила широкую улыбку. В этот момент дверь и открылась. В кабинет зашли

глава кампании и ее ассистент.

Отец посмотрел на Лексу и не мог понять, что выражало ее лицо. Он очень

боялся, что дочь напортачит, ведь она не знает всех тонкостей и аспектов их

бизнеса.

— Мисс Гриффин, ну и как вам Лекса? — спросил осторожно мужчина.

Кларк сложила руки на своей груди, улыбаясь.

13/201

— Скажем так. Навыки напрочь отсутствуют. Я не вижу в ней лидера, но... я

надеюсь, что это только пока. Этому можно натаскать. Ибо потенциал есть, где-то глубоко внутри... Одним словом, я не против и не за. Учите, что вы там еще

делали? Водите на встречи с акционерами, продолжайте в том же духе. Может

через несколько месяцев, я поменяю свое решение. А в какую сторону, зависит

только от нее. — намекнула блондинка, добавляя. — А теперь извините, нам

пора.

— Да-да, конечно, мисс Гриффин, я вас провожу, до лифта.

***

— Ну и как она тебе? — улыбался мужчина, когда вез дочь домой.

— Редкостная сука, устроит? — буркнула девушка, смотря в окошко. И что ей

теперь делать...

— Лекса, прекрати! Она очень хорошая и милая! И если ты будешь так

выражаться о ней, то я тебя накажу. Хоть в жизни, за 16 лет, такого не делал. —

как-то грубо и серьезно проговорил отец.

Вот ее честное и доброе имя, она говорила правду, даже ее родители

защищали ту.Она промолчала, ничего не отвечая отцу. День был ужасным, почему бы ей сразу не сдохнуть?

Господи, два дня пролетели незаметно, для брюнетки. Время бежало с

бешеной скоростью. Она все равно не знала, что делать... Даже мать ей не

поверит. Но Тайлеру, она все же намекнула.

— Эта спонсорша, смотрит на меня так, как будто она не традиционной

ориентации.

— Успокойся, Лекс. Ты просто злишься на нее, из-за детства.

Лекса вздохнула, понимая, что это последняя совместная их ночь любви.

Вечером, второго дня, Лекса вбежала в родной дом, как угорелая, боясь

опоздать.

— Мам, где папа?

Заметив взволнованное лицо дочери, Эбби забеспокоилась.

— Что-то случилось? Он только пришел с работы и, наверное, в душе...

— Нет, мам, все хорошо. Мне просто спросить. Я ему позже позвоню, а пришла я

за одеждой.

— Ты еще не все перевезла? — усмехнулась мать.

— Неа. — ответила девушка и унеслась наверх.

Там, пока отец и правда был в душе, накапала номер телефона. Но это было

рабочий, никак не похож на мобильный. Время восемь вечера, думаете кто-то

есть на работе?

Лекса сидела в своей старой спальне и набирала номер. Она забоялась

сильнее, опоздать, чем «продать» свое тело.

Щелчок.

— Секретарь мисс Гриффин, я вас слушаю? — они что работают круглосуточно?..

пронеслось в темной головке.

— Мне срочно нужна мисс Гриффин. — в трубке послышался смешок.

— Мисс... Вы знаете, что мисс Гриффин нужна всем и каждому. Но на улице ночь.

Представьтесь, оставьте свой номер телефона и она вам перезвонит. Может

быть даже завтра, а может через неделю. Как сочтет нужным.

— Лекса Вудс и мне она нужна срочно! Скажите ей кто звонит.

14/201

Похоже в трубке задумались.

— Хорошо. Подождите.

Вновь рослышался щелчок и заиграла, какая-то музыка.

Вудс тряслась вся от страха, даже на лбу выступил пот. Нет, она не должна

потерять компанию отца.

Щелчок.

— Лекса? — послышался хриплый голос.

— Дааа. Я согласна. — выпалила сразу брюнетка.

— Умненькая девочка. Оставь секретарше свой номер телефона, завтра я тебе

пришлю адрес, куда нужно будет подъехать. И запомни, джинсы, брюки, спортивные костюмы, шорты – я не люблю. Что-нибудь короткое и открытое.

Спокойной ночи, Лекса.

Щелчок. Та даже не успела ответить.

— Ваш номер, мисс Вудс...

Зеленоглазая продиктовала номер и отключилась. Чувство страха не отпускало

ее. Не одно, так другое. Да, она успела, но, что делать дальше?

Она спустилась вниз, попрощавшись с матерью, покинула родной дом и

направилась в квартиру парня.

На следующий день, Лексе было даже не до занятий. Она весь день думала

над тем, что будет вечером. Ее трахнут, как последнюю шлюху? И ладно бы

парень, но не девушка...

Смс пришло в обед, с местом встречи и временем. Так что в семь вечера, она

выехала из дома, облачившись в короткое, облигающее платье, без лямок. Его

тоже они купили с матерью.

— Добрый вечер. — проговорила Кларк, открывая дверь. Это был большой

загородный особняк. — Ты прелестна!

Проговорила она, осматривая школьницу с ног до головы. Хотя, если посмотреть

на это чудо, так какая она школьница? Уже наверное, всех свела с ума, раз сама

Гриффин повелась на нее.

— Заходи. — пропуская внутрь, Клаок завязывала полы щелкового халатика.

Кстати, под ним были спальные шорты и топик, из такого же шелка.

Брюнетка молча шагнула вперед, скромно останавливаясь.

Гриффин взяла девушку за руку и потянула в гостиную, усаживая ту на диван, точнее плюхая, что та от неожиданности развела ножки в стороны, чем

порадовала свою начальницу. А потом резко сцепила их.

— Ммм... Черненькие, мои любимые. — произнесла женщина. — А теперь

поговорим.


Примечание к части

Лекса.

https://vk.com/photo-175833918_456239610

15/201

4.

— Ммм... Черненькие, мои любимые. — произнесла женщина. — А теперь

поговорим.

Кларк стала серьезнее, как будто находясь в данный момент на работе, на

совещании.

— Итак, думаю повторяться не стоит, что ты не спишь больше ни с кем, кроме

меня. Узнаю – придушу, своими же руками. И поверь, мне за это ничего не будет.

А я узнаю, это очень легко проверяется. Когда у тебя был последний раз секс? —

задала блондинка вопрос, как будто совсем обычный, типо «ты сделала уроки?».

Лекса, конечно, засмущалась и опустила свой взгляд на руки в замке, которые

покоились у нее на бедрах.

— Вчера... — пискнула она. Гриффин недовольно фыркнула, продолжая:

— Также ты меня слушаешься бесприкословно, не дерзишь и не останавливаешь

мои руки. Я тебе могу написать в любое время суток: ночью, днем, утром, когда

ты в школе. Ты незамедлительно должна явиться по указанному адресу. И да, если я тебя хочу, когда у тебя цикл, значит я поимею тебя в твой цикл. Это

понятно?

Лекса смотрела на женщину с открытым ртом, с ужасом в глазах, она не

могла поверить, что это все происходит с ней.

Школьница обреченно кивнула головой, прикрывая на секунду глаза. Это все

ради семьи... успокаивала она мысленно себя. Хотя нельзя представить, как

можно успокоится девушке, у которой за всю жизнь был единственный парень. И

чем-то не пристойным они не занимались, обычное занятие любовью, в

единственной позе: она снизу, он сверху.

Конечно, ее всю трясло изнутри, просто снаружи она создавала вид

спокойствия. Но по лицу могло быть заметно и Гриффин все читала по нему.

— Вопросы?

— Сколько так будет продолжаться? Я не могу вечно парня отсылать...

— Пока ты мне не наскучишь. Хотя, я уверена, что тебе понравится и ты сама не

раз меня об этом попросишь. — вспоминая своих любовников, Кларк отвечала с

улыбкой, пока ее не перебили.

— Нет, не будет такого, я не лесбиянка. — нервно проговорила брюнетка, сидя

на диване «по стойке смирно». На что женщина хихикнула. Иногда школьница

ее изрядно веселила.

— Я тоже не она. Я люблю и мальчиков, и девочек. Сегодня мой выбор пал на

тебя, завтра может быть на парня. Если конечно, тебе нужны сроки... —

протянула та и сразу же заметила, как ей кивнули. — Хорошо. Год. Для меня это

много. Так, что это примерно, если мне надоест, эта связь закончится быстро. Ни

с кем, я так долго не была. Но и их я не заставляла. А тебя пришлось, поэтому и

такой срок.

Вудс опять прикрыла глаза от безысходности и да бы не дать скатиться

застывшим слезам в глазах. Целый год... Ни одна ночь...Ни месяц...

— Ладно, мы слишком заговорились. Пошли со мной. — она протянула руку, но

16/201

брюнетка ее не взяла, молча сама встала и отошла на небольшое расстояние, чем рассмешила совсем женщину. — Лекса, я тебя сейчас трахать буду, а ты

боишься взять меня за руку. И надеюсь ты понимаешь, что если я зову тебя так

поздно, то ты остаешься у меня ночевать. Спальня у тебя будет своя.

Брюнетка думала, что удивить ее уже ничего не сможет, но ошибалась. Как

она объяснит это все Тайлеру? Как она будет лгать ему в глаза, она же его

любит. Благо ее немного успокоило, что спать, отдыхать, она будет в спальне

без этой стервы.

Они поднимались по лестнице, на второй этаж и голубоглазая вновь

заговорила:

— Расскажи, как тебе нравится? Сверху, снизу, когда тебе делают кунилингус, трахали ли тебя в анус, нравится ли тебе брать член в рот? — опять начальница

говорила будничным, спокойным тоном. Как будто разговор шел о работе.


Вудс остановилась в коридоре второго этаж, с опущенными глазами в пол и

молчала.

Кларк аккуратно подняла голову школьницы за подбородок.

— Я жду.

— Я не...

Гриффин нахмурилась, какая же она дура. Она совсем позабыла кто перед ней...

— В каких... в какой позе вы занимаетесь сексом с парнем? — спросила серьезно

Гриффин, без намека на улыбку. Сейчас ситуация ее совсем не забавляла, а

скорее всего просыпался интерес.

— В миссионерской... — шепотом ответила та, ей было одновременно стыдно и

противно, что с ней хотят этим всем заняться.

— О, Господи... — впервые напугалась блондинка. Для нее, это все равно, что

девственница, непознавшая азы секса. — Ты хоть кончала?

Уточнила она, подмечая, что та начала бороться с ее рукой, вырывая подбородок

из ее цепких пальцев. И все же, заметила, как скатились первые «невинные»

слезинки.

Нет, так дело не пойдет... подумала Кларк. Она всегда знала, что делать. А

сейчас, впервые растерялась.

— Пойдем. — прошептала она, потянув за руку в свою спальню.

Лекса стояла посреди огромной и мрачной комнаты. Нет, не из-за того, что

была ночь, а сама спальня была в темно-бардовых тонах.

Сзади подошла блондинка, пока та осматривалась, женщина притушила свет, оставляя только два включенных бра, с обеих сторон кровати.

Кларк медленно начала растегивать молнию на платье, со спины.

— Я буду нежной. Я научу. — нашептывала она на ухо той, вдыхая

«девственный» аромат школьницы. Она не пахла какими-то дорогими духами, она пахла собой. Как показалось Гриффин, яблоками. И нет, не от каких-то

гелей, шампуней – это собственный запах девушки. Так пахнут девственницы.

У блондинки было много любовников, не зависимо от возраста, социального

статуса, пола, профессии. Она различала запахи: от проституток пахло известью, сухой штукатуркой; бляди пахнут борщом, прокисшим; настоящая, познавшая

секс женщина, пахнет вспотевшей мягкой шерстью, как кошка, и дикой грушей; 17/201

чистая и девственница, пахнет яблоками; беременная или кормящая пахнет

хлебом, точнее опарой, хлебным тестом; и только уже рожавшая и снова в

желании пахнет созревающим медом.

Растегнутое платье, соскользнуло по гладкой коже вниз, к ногам брюнетки.

Вид сзади, сразу сразил голубоглазую наповал. Ровная спинка, упругие ягодицы, между которых проходила узенькая полоска трусиков и ноги, длинные

худенькие ножки, как у фотомоделей.

Кларк возбуждалась только смотря на заднюю часть, пока не услышала

всхлипы и не заметила подрагивающее тело, в ритм этому бесшумному рыданию

– ее созерцание идеального тела прервали. Конечно, ей не понравилось и она

разозлилась. Разве она была не мила, не покладиста? Ни к одному из своих

любовников, она не относилась так, как к этой школьнице.

— Лекса, послушай. Или ты сейчас прекращаешь свое нытье или ты можешь

проваливать ко всем чертям! И готовиться к тому, что ни в какой университет ты

не поступишь, а придется еще и школу бросить, да бы помогать своему отцу, в

чистке унитазов. Ибо я позабочусь, что на любую другую работу вас не возьмут.

— Извините... Я сейчас... — отвечала дрожащим голосом та, быстренько вытирая

своими пальчиками глаза и щеки.

Она боялась, ей было очень страшно. Даже, Тайлер ее никогда так не

рассматривал. Все, что у них было, было под одеялом и без света.

— И запомни навсегда, если еще одна глупость, неповиновение, я без

объяснений и напоминаний, лишаю твою семью всего.

Блондинка вновь подошла ближе и взяла мокрую от слез руку девушки, да, она не любила их, потому что была слаба к ним... Этого никто не знал.

Поцеловав каждый пальчик и слизав языком соленость, отпустила кисть, продолжая делать то, на чем остановилась. Она стянула трусики вниз, оставаясь

также за спиной. Нежно поцеловав голое плечо, Кларк провела своими

пальчиками по небольшой и юной груди. Соски Лексы стояли, торчали из

маленьких ореолов. Начальница пока не поняла, было ли так все время или она

уже возбудилась. Она узнает это, но попозже. Сосочки темно-коричневые, в

отличие от розовых, что были у Кларк и что она успела заприметить, через плечо

девушки. Руки голубоглазой полностью обхватили ее упругие холмики, нежно

сжимая мягкую плоть, Лекса прикрыла глаза, бесшумно выдохнув. Это было

приятно, но несовершеннолетняя не призналась себе в этом.

Некоторое время, белокурая ласкала грудь, небольно пощипывая

чувствительные ягодки, пока не услышала взволнованное дыхание школьницы. И

хищно улыбнулась, продолжая целовать голые плечи, шею, спину.

Брюнетка совсем не понимала, что твориться с ее телом, оно отвечало на

ласки этого Дьявола, оно возжелало этих прикосновений.. Брюнетка чувствовала

это, когда из нее уже сочился девичий сок.

Когда начальница услышала негромкие постанывания, то опустила свою

руку, к оголенному лону. Нижнии губки школьницы были закрытые, что

указывало на невинность и чистоту этого тела, не взирая на какого-то там парня.

Кларк чувствовала, что они были уже влажными, сок просочился сквозь них.

18/201

Вудс сама, слегка присела, раздвигая ножки. Просило ли ее тело, более

тесного контакта или она боялась, что если не сделает этого сама, то Дьяволица

расторгнет доровор... В таком состоянии девушка ничего не знала и не

понимала. Впервые ее мозг работал отдельно от тела. Но когда шаловливые

пальчики коснулись ее скользкой плоти, то и тот отключился, разум уплыл в

неизвестность.

Гриффин кипела от похоти, которая ее захлестнула, да еще и этот

возбужденный вокал Лекс, в виде усиливающихся стонов, заводил ее еще

больше, чем исследование этого смуглого и упругого тела.

Все же блондинке пришлось пальцами другой руки, растопырить ее нежные

лепестки, для большего доступа.

Женщина понимала, что эту часть никто не исследовал, не дотрагивался

пальчиками, язычком. Никто не растягивал эти губки, поэтому с притоком крови

в них, они слегка разбухли и еще больше стали закрывать доступ к «запретному

плоду».

Да, в данный момент, Кларк чувствовала себя «Евой», та кто первой сорвала

запрещенное яблочко.

Гриффин с огромным удовольствием скользила пальцами по ее лепесткам, собирая капли сока девушки, находившееся там, следом направляясь к

покрытому слизью маленькому, выступающему клитору. Стоны удовольствия

стали громче, а бедра школьницы задвигались. Женщина все понимала, та была

распалена, забыла обо всем и хотела большего контакта. Что хотела, то и

добилась Кларк. Никто еще от нее не уходил неудовлетворенным.

Чувства настолько затмили разум Лексы, что она откинула голову на плечо

Дьяволицы и закрыла глаза.

Кларк вошла в ту, одним пальчиком, измеряя глубины ее плотного любовного

канала, несколько раз входя в нее, туда и обратно, наслаждалась визгами

удовольствия от девушки.

В этот момент, она и поняла, что школьница ни разу не кончала, она не

знала, что такое оргазм. Поэтому решив не томить «ребенка», блондинка

сосредоточилась на том, что бы скорее довести ту до пика удовольствия.

Мокрыми пальчиками, она дотронулась до клитора и сначала была очень

нежна и осторожна, не желая перестимулировать ее чувствительную кнопочку.

Но как только стоны Лексы стали громче, а бедра интенсивней задвигались к

руке, Гриффин увеличила интенсивность поглаживаний и нажатий.

А когда она почувствовала явные сигналы приближающегося оргазма, то

вставила два пальца в влагалище, заставляя ее стонать так громко, что

блондинка сама немного перепугалась, ибо впервые слышала такие

безудержные стоны.

Через несколько секунд тело Вудс затряслось в судорогах, от ее первого

лесбийского оргазма. Ее трясло так сильно, что начальница больше не могла

трахать, ее полное оргазменных соков влагалище. С трудом, женщина вытащила

пальцы и руку, из мертвой хватки смуглых бедер, что зажали их.

19/201

Брюнетка практически лежала на Гриффин, пока другая пробовала ее на вкус, облизывая свои пальчики.

— Мммм... — протянула она, ей нравился мускусный вкус девушки.

Оперев школьницу на себя, Кларк отвела ее в другую спальню.

Уложила на кровать, заботливо накрывая одеялом. В этот момент, брюнетка

распахнула свои глаза В них читалось беспокойство.

— Я должна... — намекала она, что должна и начальнице сделать тоже самое.

— Нет, ничего ты сейчас не должна. Все потом. Спи.

Понимая, что та устала от своего первого в жизни оргазма, Кларк уложила ту

в кровать, покидая гостевую спальню.

Полностью осознав все, что сегодня случилось с Вудс, она разрыдалась, не

веря, как ее могло подставить собственное тело.

Проснувшись ранним утром, Лекса. приняла душ, надела свое платье, что

висело на вешалке, на дверной ручке шкафа, спустилась вниз.

— Доброе утро. Тебя отвезет мой водитель, куда скажешь. — вернулась та

деловая женщина, что и была вчера до того, как они поднялись в спальню. Там

блондинка была нежна.

— И Лекс... Какой размер члена у твоего парня?


Примечание к части

Спальня Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456239612

https://vk.com/photo-175833918_456239613

20/201

5.

— И Лекс... Какой размером член у твоего парня?

Брюнетка уже не удивлялась вопросам этой блондинистой бестии. Она

поняла, что у той не было ничего святого. Лекса продолжала молчать, а что она

могла ответить? Ведь ей даже сравнить не с чем.

Кларк все поняла по растерянному лицу и усадила девушку за стол, пододвигая к ней завтрак.

— Ешь. — повелительным тоном проворила она. Задумалась и начала, что-то

искать в телефоне.

Вудс опустила свой взгляд в тарелку, ей что теперь и жить нужно по чужой

указке? Она чуть вновь не пустила в слезы, хотя и думала, что вы плакала все за

ночь.

К ней относились хуже, чем к прислуге. Но она сдержалась, принимаясь за

завтрак, который есть не хотелось.

Лекса заметила, что с самого утра блондинка попивала шампанское, но она

быстро об этом забыла, ей было все равно.

— Вот оно. — проговорила голубоглазая, протягивая той телефон. — Какой из

этих?

Зеленоглазая ткнула пальцем на фото, без эмоций, кажется за эту ночь, она

постарела лет на десять.

Кларк нахмурилась, хорошо, что она не додумалась вставить в школьницу

три пальца, ибо два – это был максимум, предел... Разве такие бывают?

Блондинка тряхнула своей головой, понимая, что кудрявый друг был прав.

Школьница не сможет ей дать, того, что ей нужно. Даже когда она трахала

девственниц, те хотели этого, хотели, что бы она их растянула, натянула и взяла.

Но с этой девушкой было все по-другому, чем больше она сопротивлялась, тем

больше ей хотелось ту. Но иногда брюнетка вела себя так, что Кларк

озадачивалась и не знала, что делать. С Вудс было сложно. Ладно, она

разберется с этим, но чуточку попозже.

Женщина встала, допив шампанское из фужера.

— Водитель возле дома. Я напишу, когда ты вновь будешь нужна. — с этим

словами Гриффин покинула дом.

Всю дорогу, в машине Лекса проплакала, прекрасно понимая, что стала

игрушкой для богатых. Шлюхой, это было мерзко, это невыносимо.

— Привет, крошка. — парень обнял девушку, а она прижалась к нему. Пытаясь

найти защиту в его руках и успокоение, но это не пришло. Наоборот хотелось

разреветься пуще прежнего. — Ты где была? Я звонил тебе, ты не брала трубку.

Я волновался.

— Прости. Я с отцом была на конференции, она закончилась поздно и что бы тебя

не будить, я дома ночевала. Я же знаю, что тебе рано вставать и на учебу ехать, а потом работать еще... — начала Лекса врать и получалось у нее не плохо. Она

знала, что Тайлер ей доверяет и не будет звонить родителям. — Телефон был на

21/201

беззвучном, а устав я даже и забыла в него заглянуть, включить. Прости...

— Все хорошо, просто в следующий раз предупреди. — девушка кивнула, а

парень полез целоваться. Ей было противно самой от себя, но она ответила на

поцелуй. Тот был коротким.

— И да, мне уже пора –проговорил он, разрывая несчастный поцелуй, попрощавшись, покинул общество своей девушки.

Ей сейчас не хотелось никаких ласк, поэтому она была рада, что Кемерону с

утра на работу.

Лекса не пошла сегодня в школу, а весь день провалялась на кровати, периодически пуская слезы в подушку и переваривая все, что с ней случилось.

Всю неделю блондинка не доставала ее. Не писала, не звонила. Может она

забыла о ней, что не могло не радовать девушку. Можно сказать, Лекса начала

забывать ту ночь, больше о ней не вспоминая. Кажется, ее жизнь вернулась в

норму. Даже отец, за целых семь дней, не просил ее ни где присутствовать. Но

всегда было НО, а у нее то оно вообще большое НО было.

В понедельник и вторник, она смогла отмазаться от Тайлера, что сильно устала и

нет сил даже на секс. В среду и четверг, они из-за этого поругались. Не

разговаривая эти два дня. В пятницу, вроде как, помирились. И то из-за того, что

Тайлеру нужно было срочно уехать на неделю к родителям, в другой город. А

уезжать, когда ты со своей девушкой в ссоре, как-то совсем не хотелось.

Все было хорошо, вечер субботы, Лекса решилась все же отвиснуть с

подругами. Уже нарядилась в любимые джинсы, майка с клетчатой рубашкой, как неожиданно услышала писк своего телефона, что гласило об смс или каком-то уведомлении.

Беззаботно она взяла его в руки, подумав, что это подруги, но на экране

высвятилось смс с неизвестного номера. И Вудс сразу поняла от кого оно. Сердце

упало в пятки и продолжало там отстукивать сильные и быстрые ритмы. Лицо у

Лексы исказилось, выражая нечеловеческую боль.

Неизвестный номер: Мой дом. Время – сейчас!

Это все, что было написано в нем, зеленоглазая сжала губы, да так, что

прикусила губу. Боли она не почувствовала, слишком больно было в душе, что

физическая не смогла перебить ее.

Ей пришлось быстро переодеться, вызвать такси и обработать губу, замазав

ее помадой.

— Заходи. — впустили ее в особняк и сразу же они поднялись наверх. Было

понятно, что Гриффин была не в духе, для любезностей. Брюнетка испугалась, боясь, что это отразится на ней и та не будет так нежна, как в прошлый раз.

Они поднялись к темно-бардовую спальню, зеленоглазая также остановилась

по середине комнаты. Она оказалась права, сегодня все было по-другому, грубо.

Блондинка уселась в кресло, напротив девушки, скомандовав:

— Раздевайся!

22/201

Вудс молилась, только, что бы не было это болезненно. Она не перенесет

этого, хватает одного унижения, что она терпит. Послушно скинула туфли, а за

ними платье. Оставаясь в одних трусиках, машинально закрыла свою грудь, обеими руками.

— Снимай все. — указала блондинка на черную тряпочку, закрывающую ее

лобок.

Дрожащими руками, брюнетка освободилась и от нее, теперь уже прикрывая

оба своих интимных места ладонями.

— Ложись на кровать. На спину. — продолжала указывать та, не двигаясь и

смотря, как будто сквозь девушки. Такое чувство, что ей было неинтересно, наскучило уже.

Зеленоглазая сделала и это. Ложась на щелковые простыни, закрывая

руками грудь и свое лоно, а также напрягая ноги, в сведенном положении.

Прошло минут пять, как только блондинка решила встать и подойти, видя

картину скромной недотроги, фыркнула. Да, она точно была, чем-то расстроена.

Женщина резко развела ноги той, что Лекса почувствовала боль в мыщцах, от того, что ранее напрягала их.

Забравшись на кровать, между ног школьницы, Кларк провела своим пальцем

вокруг входа, нахмурившись.

Сухо... подумала она, но так и должно быть поначалу.

— Итак, ты меня не послушала, когда я сказала тебе бросить своего парня. —

начала объяснять начальница, убирая свой палец. Хотя, как только Вудс

почувствовала его там, тело вновь начало реагировать на эту женщину. —

Сейчас, я проверю, изменяла ли ты мне. В прошлый раз, после твоего траха

накануне, мне пришлось ласкать тебя минут десять, что бы завести. Если в этот

раз, будет тоже самое...

Хмыкнула недовольно женщина.

— Если будет, значит ты мне изменяла.

— Нет, я не...

— Туше. — остановилась ее Дьяволица, продолжая. — Тебе я не верю, я поверю

только твоему телу.

Лекса все поняла и вновь испугалась. А вдруг сегодня ее тело опять

отреагирует по-другому, наоборот... Все будет напрасно.

Гриффин убрала руки девушки от ее груди и склонилась над ней, начав

язычком исследовать ее нагое тело. Блондинка начала спускаться ниже по

красивому стройному телу, достигая упругой груди, с крошечными темно-коричневыми сосками, засасывая их в рот. Лекса сразу же застонала, не ожидая

от себя такого.

Нехотя, но Кларк оторвалась от манящей груди, ей нужно было подавить

свое возбуждение и все же проверить ту.

Раздвинув уже припухшие губки, она увидела сверкающую от обильных соков

розовую промежность, а из маленького влагалища на простыни вытекала

смазка.

23/201

Блондинка была несказанно рада, ее не обманули. Злость сразу куда-то

исчезла, захотелось подарить наивысшее наслаждение этому цветочку.

Голубоглазая опустилась лицом к небольшому шелковистому кустику, оставляя

свой поцелуй на душистой горошине. Чувствуя запах выделений школьницы, который был очень приятным для Дьяволицы. Теперь-то Кларк могла разглядеть, эти маленькие половые губки, которые были красным от возбуждения. Она

восторженно смотрела, исследуя все, а также маленькое любовное отверстие.

Много девичьего сока вытекало из него, текло по промежности, морщинистому

анусу, впитываясь в шелк простынь.

Голубоглазая прикоснулась кончиком языка к ее попе, и проделала языком

путь к жесткому, небольшому клитору. Да, вкус у школьницы был отменным.

Лекса застонала от удовольствия и воодушевленная блондика, ее реакцией, еще

несколько раз повторила это действие, от чего девушка аж завизжала от

вожделения.

Мгновение спустя, начальница исследовала ее открытое узенькое

влагалище, толкая свой жесткий язычок в него, глубоко, насколько могла. Вудс

опять оказавшись на грани, забылась и уже надавливала бедрами на женщину, пытаясь заполучить как можно больше языка внутрь себя. Когда Гриффин

начала пальцем теребить маленький пульсирующий клитор, одновременно

трахая языком влагалище, прошло всего несколько минут, и вот, девушка

забрызгала своими соками лицо начальницы. Кончала она довольно обильно. До

реально сквирта, конечно, не дотягивало, но по сравнению с другими

любовниками, Лекса их переплюнула.

Кларк проглотила прозрачную жидкость, поднялась и с улыбкой поговорила:

— Умница. Ты мне не соврала, я тобой довольна.

Кларк видела, что та еще переживала оргазм, с закрытыми глазами, поэтому

блондинка спустилась с кровати и ушла в душ. Там ей хватило несколько раз

провести по своему клитору, что получить и свой долгожданный оргазм.

Конечно, она была сдержанней и не кричала, как брюнетка, но тяжелое

дыхание и судороги у нее были сильными. Так она представляла, вспоминала, как громко стонет этот цветочек. Закатывая глаза, женщина упералась о

стеклянную стенку душевой кабинки, переживая удовлетворение.

В этот момент, за ней наблюдала Лекса, с распахнутыми широко глазами.

Вудс отошла от оргазма и решила смыть его с себя, не зная куда подевался

ее личный Дьявол. И вот когда она вошла, то увидела кончающую начальницу. Ей

понравилось это зрелище, поэтому она не могла сдвинуться с места.

— Иди сюда. — позвола ее Кларк, когда заметила, что не одна в ванной комнате.

Лекса безвольно подошла, хотя витая от одного оргазма к другому (чужому), она

понимала, что сама хотела подойти. Это было каким-то наваждением. От

которого Вудс перестала контролировать не только свое тело, но и свой разум.

Она подошла, вошла в кабинку и потянулась к женщине за поцелуем...


Примечание к части

24/201

Лекса и Тайлер, утром.

https://vk.com/photo-175833918_456239619

Лекса прибыла к Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456239620

25/201

6.

Она подошла, вошла в кабинку и потянулась к женщине за

поцелуем, но сразу же была остановлена. Чужой палец оказался на ее губах, брюнетка распахнула глаза и увидела прежнюю улыбку начальницы.

— Нет. Без поцелуев. Тем более тебя и так неплохо целуют, судя по твоему укусу

на губе. — убрав руку, Гриффин начала включать воду в душевой кабинке.

— Это я сама прикусила, нечаянно... — робко ответил цветочек, тогда Кларк

повернулась и чмокнула эту ранку на губе.

— Я тебе верю, но поцелуев все равно не будет. Я ни с кем не целуюсь.


Лекса опустила в пол свои глаза, понимая, что по мимо поцелуев, хочет

прикоснуться к этой наглой женщине, прикоснуться там, где очень тепло и

мокро. Но на это она не решилась.

— Я тебя вымою сейчас и ты пойдешь спать, в свою спальню. Ты мне нужна и на

воскресение, так что домашние вещи, там в шкафу, на завтра. Спать ты будешь

голой.

Проговорила блондинка, уже намылив мочалку, заводила ей по всему телу.

Правда в промежности и на груди, она мыла руками с гелем. Также она потом

вымыла и себя, накрыв девушку полотенцем, проводила до спальни. А затем

ушла к себе.

Оказавшись в кровати, на школьницу навалилась суровая реальность. Ее

разум пришел в норму, переставая вести себя, как в бреду, она громко зарыдала

в подушку. Не понимая, что с ней не так... Почему в тот момент, она хотела ее, хотя всем сердцем ненавидит. Девушка понимала, что терпела поражение, во

всех смыслах этого слова.

Она все же заснула, спустя час, другой.

Утром, Лекса проснулась от чужих прикосновений. Они были очень

приятными. Нежные поцелуи брали свое начало от лица и уже были на животе, что Вудс невольно выпустила стон наслаждения, даже не успев еще открыть

свои глаза.

Кларк улыбнулась, спускаясь все ниже к интимному месту. Раздвинула

половые губки, оставляя свой поцелуй на маленьком клиторе, как неожиданно

услышала:

— Мисс Гриффин, к вам Беллами Блейк.

Это был мужской голос, разносящийся по всей гостевой спальне.

Кларк соскочила с кровати и подошла к настенному коммуникатору, нажав

кнопку, заговорила:

— Пусть войдет. Я сейчас спущусь.

Отпустив кнопку, женщина развернулась и увидела испуганное лицо, а также

ноги уже были сведены и тело подрагивало, как от озноба.

— Доброе утро, Лекса. И прости. — начала блондинка. — Одевайся и спускайся

вниз, на завтрак.

26/201

— Нас видят? — первое, что выдал испуганный голос.

Голубоглазая отрицательно покачала головой.

— Нет, не волнуйся. — с этими словами, Кларк вышла из спальни брюнетки.

Вудс быстро вскочила, открывая шкаф, ей не хотелось, чтобы о ней

подумали, что она принимает душ после утреннего секса (хоть и время

подходило к обеду). Быстро напялив домашние штаны и майку, она ополоснула

лицо, да бы все же умыться нужно было, осущив лицо, быстро спустилась вниз.

— Кларк, «Азгеда» нарушает все правила, а ты просто все им спускаешь с рук. Ты

вообще с этой девчонкой растеряла последние мозги... — говорил Беллами, нападая на начальницу. (Азгеда — одно из предприятий, входящее в

объединение Скайкру). — Они тратят больше положенного...

— Доброе утро... — тихо проговорила Лекса, она не хотела прерывать разговор.И

тем более совсем не понимала, о чем говорит ассистент.


Блондинка широко улыбнулась.

— Проходи, Лекса. Мы сейчас договорим и я присоеденюсь к тебе. — сказала

женщина, понимая, что ее друг закипел от злости. Хотя она его совсем не

понимала.

— Доброе. Кларк, пускай она выйдет. Мы еще не договорили.

Брюнетка села на стул, а затем встала услышав слова подчиненного.

— Сядь и ешь. — резко сказала голубоглазая, указывая кому она должна

подчиняться и переключилась вновь на Блейка. — Белл, Лекса моя гостья и она

никуда не пойдет. А тебя я поняла. Я в ближайшее время разберусь с Азгедой и

приму меры. И пожалуйста, в следующий раз не смей на меня давить! Или

полетишь к чертям!

Казалось, что Гриффин рассердилась, но на ее лице была только улыбка. Как

прекрасно она держалась, думала зеленоглазая потихоньку принимаясь за

завтрак. Видно ее не было, женщина закрывала весь обзор для кудрявого, своим

телом.

— Не пойду. И ты это прекрасно знаешь, я твой почти муж. И это только вопрос

времени... когда ты нагуляешься наконец и у нас будет свадьба. — услышав эти

слова, почему-то у Вудс странно и беспокойно забилось сердце.

— Не наглей. Твое место, всегда может занять кто угодно. — спокойно уже

ответила голубоглазая.

— Кто? Может она? Не смеши, Кларк. — кажется Белл разошелся не на шутку.

Блондинка это видела, но не понимала почему. Просто он хороший друг. И

да, по сути тот был прав, но с блондинкой никто не имеет право так говорить.

— Может и она. Это не твое дело! Ты меня знаешь, мне похуй на этот мир. И тем

более на запреты. — парень все понял и сразу осел, понимая, что блондинка

может даже раскрыть свою бисексуальную ориентацию. Но Кларк чаще всего

лишь запугивала, в данный момент она понимала, что если раскроется, не

смотря на свои деньги, потеряет доверие многих.

— Прости, Кларк... Я...

Женщина остановила его, одним поднятием руки.

— Я разберусь с ними. Теперь можешь идти.

27/201

Тот кивнул и непрощаясь вышел. Он знал, что разозлил ту и если еще сказать

слово, даже на прощание, ему может не поздоровиться.

Гриффин развернулась и надела уже маску улыбки, как будто ничего не

произошло.

— Прости его... Он немного... ревнует. — невзначай сказала начальница и

задумалась, а ведь так и было. Почему она раньше этого не замечала? Он всегда

так реагировал на ее любовников. Может в этот раз просто сильнее? Но Гриффин

списала все на дружескую заботу.

Лекса молча кивнула, вставать изо стола. По сути, это было не ее дело.

— Спасибо... Я позавтракала. Ты тоже хотела? Мне подождать? — спросила

брюнетка, не зная, что еще сказать и что ей делать здесь целый день. Хорошо, что Кемерон был в отъезде. Только это успокаивало.

— Да... Но... — Дьяволица быстро сократила расстояние между ними, огибая

стол. — ... я хотела позавтракать кое-чем другим. Тобой. На чем мы там

остановились?..

Женщина хищно приблизилась к девушке. Лекса хоть и пугалась, но уже не

отходила, ибо уже от слов почувствовала, как ее тело исходило желанием.

Гриффин небрежно сдвинула тарелки в сторону, усаживая зеленоглазую на стол

и стягивая с нее штаны, а затем и майку. Глаза ее засверкали синенькими

огоньками, так как на той не было нижнего белья.

— Оо, похоже вы, мисс Вудс решили свести меня сегодня с ума. — шептала

блондинка в губы той.

— Я надеялась на это... — томясь в ожидании проговорила брюнетка и

потянулась за поцелуем, но ей была предоставлена щека.

Да, школьница была как будто под наркотиком, под гипнозом, находясь на

таком близком расстоянии к женщине. Она не соображала, что творится, а

теперь уже и что говорит. Ее опьяняли эти ситуации. Настолько были сильными

желание и возбуждение.

Голубоглазая улыбнулась, начиная целовать шею и плечи той, проходясь по

ним влажным языком. Та уже ноги не сводила, а наоборот пыталась расставить

шире, ближе предвигаясь к краю стола. Рукой Кларк прошла по уже мокрой

промежности.

— Ты меня хочешь. Ты готова меня принять. — хищно улыбалась блондинка, понимая, что научив получать оргазмы, в этом плане подчинила себе школьницу.

Но женщине нужно было больше, ей нужно было, что бы ее во всех планах

боготворили, как ее предыдущие любовники.

— Всегда готоваааа... — прошептала Лекса со стоном, откидывая голову назад и

чувствуя, как в нее вошли, без предупреждения. Но оно было уже не нужно, там

было настолько мокро, что с первым толчком послышалось хлюпанье между ног.

— Мисс Гриффин, вам звонит миссис Спаркс. — заговорил коммуникатор.

Женщина оторвалась от юного тела и зарычала, покоя не было в этом доме.

— Замри. — попросила она, выходя из девушки и подходя к стене, нажала на

28/201

кнопку.

— Мерфи, передай миссис Спаркс, что я ей перезвоню! –грубо ответила она. Да, ее тоже бесили эти прерывания. Как бы раньше такого не было или она не

замечала, что ее отрывают от любовников.

— Хорошо, мисс Гриффин. — ответил «домашний ассистент».

Она вновь подошла к раскрытой девушке, приобнимая ее за талию, шепнула:

— Прости. Попробуем в третий раз, цветочек? — спросила она, но ответа не

дождалась и вновь вошла двумя пальцами в девичье лоно.

Лекса задвигала тазом по гладкому и холодному столу. Она хотела сама

определить ритм погружения в себя. Нет, у блондинки получалось великолепно, но с ней она не хотела быть только пассивом.

Все ее тело уже с самого утра просило этих ласк, она не сдержалась и через

несколько минут выкрикивала ненавистное ей имя.

— Клаааарк!

Блондинка, широко улыбаясь, прижала к себе девушку, которая тряслась в

судорогах оргазма.

Когда спазмы мышц девичьего тела прекратились, Лекса почувствовала

тепло прижатого тела. Это казалось ей, как поддержка, забота, в переживании

сокрущительного оргазма. Она вдохнула полной грудью, ощущая сладкий аромат

дорогих духов и неожиданно от себя протянула руку, к халату женщины. Она

вспомнила, как Дьяволица ублажала себя в душевой кабинке и брюнетке очень

захотелось, что бы ее рука была там, в таком манящем ее местечке, возможно

для всех.

— О, нет. — проговорила Кларк, почувствовать чужую руку, отстранилась и

подняла одежду с пола.

— Почему? Ты в ду́ше...

— Потому что ты не готова, цветочек. — просто ответила блондинка, подойдя к

коммуникатору, проговорила:

— Мерфи, пришли миссис Бруно, пусть уберет все после завтрака и приготовит

обед.

— Да, мисс Гриффин. — ответил тот, а женщина уже посмотрела, как Лекса

оделась и стоит босыми ногами на полу.

Девушка дожидалась когда закончится разговор начальницы с подчиненым и

продолжила:

— К чему я не готова? Когда я буду готова? — да, зеленоглазая еще не отошла от

сладкого оргазма, поэтому и несла чушь. Был бы мозг не одурманен, она бы

молча, а лучше бы ушла.

Кларк хихикнула.

— Ко мне. Не готова ко мне. А когда я не могу сказать, придет время и я разрешу

до себя дотронуться, но не сейчас и не сегодня.

— Ты так совсеми?


Примечание к части

Несостоявшийся поцелуй девушек.

https://vk.com/photo-175833918_456239726

29/201

7.

— Ты так совсеми?

Гриффин отрицательно замотала головой.

— Нет. Я же только для тебя маньячка-извращенка, — усмехнулась женщина и

добавила, что нужно заняться рабочими вопросами до обеда. Так что... Можешь

заниматься здесь, чем угодно. На первом этаже есть библиотека, закрытый

бассейн, спортзал и много чего еще. Я тебя не ограничиваю. Но, что бы к двум

часам была на обеде.

Вудс кивнула, наблюдая куда пошла женщина, точнее в какую из дверь она

вошла.

Наваждение вновь сразу развеелось. Какая же я дура! Идиотка!

взбунтовалось все внутри девушки, Во, что она меня превратила?..

Слезы горечи опять навернулись на ее глазах и она убежала к себе в

спальню. Там она заставила себя успокоиться, ей нужно было принять душ (ей

нужно было смыть с себя остатки оргазма, она вся пропахла сексом). А позже

решила поплавать в бассейне. Что бы хоть как-то абстрагироваться от всего

наволившегося на бедную школьницу.

Она знала, что если хочется выплакаться, выговориться все что на душе (чего

она не могла ни с кем), нужно это делать не в подушку, а ванной комнате, включив кран с водой. Поплакать, «рассказать» воде о своих печалях или

неприятном сне, и их унесет навсегда. Вода очищает не только тело, но и душу.

Наивно? По-детски скажите? Она хваталась за любую «спасательную

соломинку», только бы стало легче, только бы перестала бы чувствовать

отвращение к себе. Она продала себя и независимо от того, что это был хороший

поступок, спасение отца. Вот только ей от этого было не легче.

Мечтам о бассейне не дано было сбыться, ибо у неё настали те самые дни.

Что ее ожидает сегодня? Новое ощущение стыда... Как же все отвратительно

было для неё. Девушка накручивала себя до обеда, но в назначенное время

спустилась. Гриффин в кухне не было, только прислуга.

— Добрый день, мисс Вудс. — улыбнулась женщина, лет пятидесяти. — Вам

падать суп и второе?

Лексе показалась та очень милой и она решила с ней не вредничать, все же

женщина ни в чем не виновата и скорее всего она ничего не знала.

— Добрые день. Мисс Бруно? — спросила школьница, вспоминая как говорила

хозяйка дома. — Суп, а салат есть?

— Да, можно просто Майя. — продолжала улыбаться та. — Конечно, салат будет

и это не обсуждается. Кларк только ими и питается, все пытаясь себя высушить.

Брюнетка удивилась, у той было идеальное тело, зачем нужно было, что-то с

ним делать... У блондинки были все формы аппетитные, не то что у школьницы.

— Тогда просто Лекса. — слегка улыбнулась зеленоглазая. — А мисс... Кларк не

будет обедать?

— Когда она работает, то всегда обедает в кабинете. Мой пирожечек совсем не

отдыхает, как встала во главе компании своих родителей. Иногда и есть

забывает... Я на нее ругаюсь, но она отвечает «кто если не я им поможет?». Она

очень добрая, всем готова помочь и забывает о себе... — мягко улыбалась

женщина, вздыхала, переживая за хозяйку и раставляла тарелки.

30/201

Для брюнетки это было открытие, хотя может она и перед этой женщиной

сделала себе имя.

— Пирожочек? — хихикнула Вудс.

— Да, я ее вырастила. Мистер и миссис Гриффин, были всегда заняты кампанией

и ее расширением, но они не помогали никому, как это делает Кларк. И у них не

было совсем времени на свою дочь. Она видела их всего два раза в год: на свой

день рождения и на рождество, часа на два... Она много плакала в детстве, но

это не ожесточило ее большое и доброе сердце. В ее восемнадцатилетие, родители так и не появились на дне рождении, они попали в автокатастрофу.

Моей бедной девочке пришлось быстро подрасти и взять на себя кампанию, либо

ее растащили бы по кускам акционеры. Но Кларк умница и не позволила этому

произойти, уволила всех, кто был при ее родителях и полностью набрала свою

команду, а также сменила этих лжеакционеров. Начала помогать маленьким

компаниям, находящимся на грани банкротства, давала им второй шанс, объединяя их в одну мега-организацию. Но для этого требуется много сил и

личного времени. У нее совсем нет времени на семью, друзей... — рассказывала

Бруно, периодически вздыхая.

— А как же мистер Блейк? Он ее будущий супруг же. — Лекса очень

заинтересовалась этим рассказом из прошлого.

— Хах. — рассмеялась та. — Беллами – лучший друг Кларк, с самого детства. Ему

одному она может доверять. Как я говорила ранее, родители предали ее доверие

еще в детстве, а в бизнесе доверять никому не стоит. Будущий муж? Возможно, но она его не любит и не полюбит никогда. Это было сделано для того, что бы ей

начали доверять другие кампании. Ведь лучше довериться тому у кого хоть где-то есть серьезные, стабильные отношения, чем маленькому подростку недавно

закончившему школу...

Лекса нахмурилась, женщина была права. Почему-то ей сейчас было жалко

блондинку.

— Я рада, что она начала общаться с тобой. Может у нее все же появятся

подруги и она начнет доверять и открываться кому-нибудь.

— Не думаю... — вспомнила слова о том, что она не готова к ней, даже в этом

плане. Она не разрешала до себя дотронуться, не говорят уже о душевных

переживаниях.

— У тебя уже плюс есть. Никто и никогда не ночевал в этом доме. Да и вообще

она впервые кого-то сюда привела...

— Так значит я особенная? — рассмеялась Лекса, решив переместить разговор с

грустных ноток.

— Ох, разбирайтесь сами. — улыбалась женщина. — Я лишь объяснила тебе, что

не стоит на нее обижаться, если она сказала, что-то не то или не так.

— Хорошо. И спасибо, Майя. — поблагодарила прислугу брюнетка, хотя та, наверное, уже была как член семьи.

— Ужин в пять, пожалуйста Лекса не опаздывай, я хочу пораньше быть дома.

Когда Кларк быстро выросла, она перестала нуждаться во мне и у меня

появилась семья. Вот... только она одинока и я уже не в силах ей в этом помочь.

Это меня и беспокоит.

— А Кларк будет ужинать здесь? — поинтересовалась Лекса, она конечно

слышала слова няни блондинки, но просто не знала, что на них ответить.

— Не думаю. Если она в выходные села за работу, в свой кабинет, то ее сам черт

не оттащит. Пока она не вспомнит, что на улице уже давно ночь.

— Еще раз спасибо, Майя. Я буду раньше пяти. — улыбнулась Вудс и понеслась в

свою спальню. В ней загорелось желание, точнее некая игра... Сможет ли она

31/201

оттянуть Гриффин от работы. Ну, а что? С ней играли, почему бы и ей не

попробовать. Только для этого нужен план. И только бы ее не переиграли.

— Не за что. — крикнула женщина в догонку, занимаясь уже своими делами.

Ничем особенным она не занималась, если не считать долгое принятие

теплой ванны, для уменьшения болей. Потом она немного вздремнула, ведь с

утра ее вырвали из сна. А она тут засыпала довольно поздно, пока всю жидкость

из себя не выплакает.

На ужине брюнетка была пол пятого, что бы не задерживать женщину.

Больше историй из детства блондинки не было, так как Майя очень торопилась

домой.

Когда план был готов, Лекса принялась за его осуществление. Бруно уже

несколько часов назад покинула особняк.

Школьница спустилась вниз и зашла в кабинет. Хотя, как только она

переступила порог, то сразу испугалась и превратившись в робкого котенка.

— Лекса, ты, что-то хотела? — произнесла холодным тоном блондинка, даже не

поднимая своих глаз от бумаг. — Говори быстрее, у меня мало времени.

Брюнетка нахмурилась. Хах, особенная, возомнила из себя...

Она подошла ближе, все равно на нее никто не смотрел, обогнула стул с

голубоглазой и положила свои руки на плечи, начиная массировать, сквозь

тонкую ткань домашнего халата. Руки ее были резко перехвачены и

остановлены, а позже и отброшены.

— Я сказала меня не трогать. — рявкнула женщина, ну не любила она, когда ее

отвлекают от важных дел.

— Я думала, что только там... — ответила Лекса и шмыгнула носом.

Всегда Гриффин относилась к ней нежно, иногда нагло, а тут зарычала.

Кларк услышала тихие всхлипы и сразу же все бросив, повернулась на стуле, вокруг своей оси, принудительно посадив школьницу на свои колени и прижимая

к себе.

— Ну чего ты? — спросила она, потеряв бдительность перед слезами девушки и

на миг снимая свою хладнокровную маску.

Вудс понимала, что не может таким образом отключить ту от работы и

подключает план В. Да, она не хотела им пользоваться, но...

Взяв руку блондинки, засунула ее под свою майку, чужой ладонью

обхватывая свою грудь.

Кларк глубоко вздохнула, закатывая глаза.

— Сейчас не подходящее время, Цветочек... — буркнула та, прикрывая глаза и

поддаваясь своим ощущениям. Мягкая плоть груди и торчащий сок в ее руку, подсказывал, что она наврятли сможет отказаться.

— Пожалуйста... — протянула шепотом брюнетка, и понимая теперь себя. В «эти»

дни, она была крайне перевозбуждена всегда, но никогда этим не пользовалась.

— Хорошо. — сдалась женщина под натиском слез и своего возбуждения.


32/201

8.

— Хорошо. — сдалась женщина под натиском слез и своего

«просыпающегося» возбуждения.

Поставив брюнетку на ноги, повела ее к дивану.

— Ложись, Цветочек. Сейчас мы сделаем тебе хорошо. — усмехнулась Кларк, стягивая сразу майку с этого юного тельца.

Лекса легла и почувствовала своей кожей холод от офисного кожанного

дивана, сразу же ее грудь, да и другие оголенный участки тела покрылись

гусиной кожей. Замечая это, блондинка нахмурилась.

— О, Боже... Прости. Я сейчас. — она вышла из кабинета и очень быстро

вернулась с каким-то полотенцем.

Вудс лишь успела прикрыть грудь руками, так как ей показалось, что в

кабинете было прохладно, и даже некий сквозьняк бродил по помещению.

— Вот. Приподнимись. — заботливо проговорила женщина, подкладывая под

миниатюрное тело белоснежно-махровую ткань.

Кажется после слов няни блондинки, та открывалась для зеленоглазой в

новом свете. Или просто она начала замечать мелочи, на которые ранее не

обращала внимания из-за своей ненависти.

— Вот так. — прошептала блондинка, осторожно убирая чужие руки от красивых

холмиков с темными ягодками по середине. Лекса не сопротивлялась, ибо сама

во всю изнемогала, ей так хотелось этих ласк. Ласк этой женщины, не своего

парня, который может и был в какой-то степени заботливым, но в сексе

удовлетворял лишь свои потребности. Как поняла брюнетка познавая оргазмы.

Гриффин уже во всю мяла, сосала, облизывала необыкновенную грудь. Хоть

она была маленькой, она была совершенна. Кларк в прямом смысле текла от

прикосновений к чужой груди, а Лекса уже растворилась в этих ощущениях, чувствуя, как рука начальницы спускается медленно по ее животику, под штаны

и трусики.

— Оооо... — простонала сама голубоглазая, отрываясь от груди. — Ты настолько

мокрая... Это впечатляет.

Она высунула руку, чтобы побыстрее стянуть все ненужные вещи, но

остановилась, замечая алую жидкость, смешанную со слизью. Гриффин

раздраженно нахмурилась, та, что поняла ее буквально? В цикл?

— Лекса! — строго начала блондинка, ибо была возбуждена и должна была

остановиться. — Почему ты не предупредила?

Та указала на свою руку и пальцы, которые были в крови. Для Лексы

показалось, что та спросила слишком грозно и сжалась вся в комочек, практически подтягивая свои колени к груди. Закрывая ту руками.

Кларк сразу поняла, что что-то не то. Чем она опять напугала этого цветочка?

Так как увидела слезы в уголках глаз и вновь эта закрытость. Женщина решила

сразу исправить ситуацию, вытерев свои пальцы об край полотенца, осторожно

опустила ее ноги, убрала руки от груди и практически легла на нее сверху, хотя

и сидела.

33/201

— Шшш... Мой Цветочек. Я просто спросила, ответь пожалуйста, мне. И совсем не

нужно плакать. — заговорила та уже мягче, начиная вытирать капли, застывшие

в углах зеленых глаз.

— Ты сказала, что я... Что ты и в эти дни будешь со мной... — школьница не

знала, как еще выразиться. В разговорах о сексе она была профаном.

Кларк закатила глаза. Ну да, буквально.

— Нет. В эти дни я тебя трахать не буду. А так сказала, потому что имела ввиду, что могу взять тебя в любой день, когда мне этого захочется. — объясняла она, поборов свое возбуждение начала вставать, но ее остановили за руку.

— Почему не будешь?.. — робко спросила Лекса, чувствуя озноб, когда пропал

груз теплого и чужого тела.

— Ну, это как минимум не гигиенично. Как максимум, я ограничена в своих

действиях, тем более с тобой. — женщина даже в таких вещах, говорила

рабочим будничным тоном. — Ни куни, ни исследовать твое сокровенное

местечко, ни потрахать твою попочку... Так, что увы.

Пожала плечами Гриффин, принимаясь ко второй попытки покинуть девушку

и заняться делами, но теперь была остановлена еще словами.

— Пожалуйста, Кларк... Я хочу... — да, возможно для брюнетки это было

сверхсумасшедствием, но в данный момент она была сильно возбуждена, даже

уже клитор больно ломило.

— Нет, Лекс. Даже не проси. Здоровье дороже всякой там похоти. Да, я может

быть извращенка, но не настолько. И опять забота. Она правда заботилась обо

всех? Хоть иногда была Дьяволом во плоти.

— Кларк, мне очень больно там...

У блондинки было такое чувство, что эта девчушка знала за какие ниточки

дергать, чтобы получить согласие. И кто тут кому подчиняется? Бред, конечно у

зеленоглазой это получалось не специально.

— Хо-ро-шо. — медленно и по слогам говорила женщина, сдаваясь. — Я сейчас.

Она опять вышла и в скором времени вернулась, принесла с собой белый

вибратор. Не большой и тонкий. Такие чаще Гриффин использовала для тугих и

нетраханных попочек, но это был новый. С каждой новой «игрушкой» женщины, ее арсенал из секс-шопа обновлялся полностью.

Медленно она стянула штаны, вместе с трусками, откидывая их в сторону, заметила, что та напряглась.

— Расслабься. Больно не будет. — Кларк согнула ноги в коленях той, притянув их

пятками к смуглой попочке, раздвинула. Перед ее глазами пристала картина

кровавых губ. Они даже не раскрылись, ибо спинка дивана мешала, что говорило

о том, что голубоглазой придется помогать себе пальчиками. С одной стороны —

это все же возбуждало (никто не видел девушку в таком виде), с другой — все

же это попахивало извращениями. Но, что блондинка могла сделать? Она сама

была возбуждена, да и та ее попросила. А если бы она отказала? Так это как

отнять конфетку у ребенка. Слезы, море слез. Их и так было много.

Пальчиками Кларк раздвинула грязные губы, утопая сама в этой красноте.

Она не боялась чужой крови, чужой менструальной крови. Мягко и медленно

начала вводить аналог полового члена, но остановилась, как почувствовала

преграду. Да, та уперлась в шейку, с глубиной она все же ошиблась. Подняв

взгляд, она увидела испуганные зеленые глазки и включила вибрацию, но

пластмассой не двигала.

34/201

— Не пугайся ты так, Лекса. Я же обещала, больно не будет. Верь мне. —

женщина опустилась и оставила свои короткий поцелуй на животе школьницы. А

та уже подрагивала, ощущая волну возбуждения. Девушка прикрыла глаза, получая новое удовольствие от необычных ощущений.

Гриффин уже во всю двигала тонкой штукой, увеличия толчки, массировала

красную возбужденную пуговку и слушая при этом прекрасный вокал, исходящий от школьницы. Блондинка и сама заерзала на диване, чувствуя, как

ее промежность возбуждена. Она сцепила по сильнее ноги, что бы увеличить

давление между ног. И спустя несколько минут, Кларк кончила, даже не

утруждаясь. К оргазму ее привела вся эта картина.

Все же я извращенка. , подумала она не останавливаясь ни на секунду, продолжая трахать кровавую дырочку.

Лекса извивалась во всю, кончая и выкрикивая имя Дьяволицы.

А Кларк продолжала наблюдать за этими конвульсиями, за тем, как анальное

кольцо было тоже все залито алой смесью, а под девушкой растекалось

крававое пятно на полотенце.

Когда Вудс пришла полностью в себя, голубоглазая помогла ей подняться, вставив полотенце между ног, а также проводила до спальни.

— Спокойной...

— Не уходи, останься со мною. — попросила брюнетка, чем перебила женщину.

— Я не сплю ним с кем.

— Почему? — спросила Лекса, чувствуя как красная слизь просачивается сквозь

полотенце и пачкает ее руку.

— Мне некомфортно.

— Тогда побудь со мной, пока я не усну. Гриффин это показалось милым и она

согласилась, кивая. Так она просила Майю посидеть с ней в детстве, перед сном.

— Тебе надо помыться. Сегодня, без меня. — улыбнулась Кларк, намекая, что она

и так перешла грань дозволенного.

— А мне сегодня тоже голышом спать? — подхватила радостные нотки и Лекса.

— О, нет! Полное обмундирование: трусы, тампон, длинная майка. — засмеялась

голубоглазая. — Меньше тела, меньше дела!

Зеленоглазая вышла из ванной комнаты, замечая, что Кларк сидит с

закрытыми глазами, на ее постели и спиной прислонилась к изголовью кровати.

Вудс понимала, что та устает, поэтому легла с другого края, укрылась

одеялом и положила свою голову на бедра блондинки.

— Теперь спокойной ночи, Цветочек. Засыпай. — услышала девушка, желая тоже

приятной ночи той.

Но, как только Гриффин услышала тихое сопение, покинула спальню, направляясь доделывать дела по работе.


Примечание к части

Страх Лексы перед Дьяволицей.

https://vk.com/photo-175833918_456239704

35/201

9.

Лекса проснулась рано, ибо знала, что сегодня ей нужно в школу. В

надежде, что ее отпустят туда. Хотя, она бы не прочь остаться. Ну а что? Вчера

она поняла, что ни чем не лучше женщины. В достижении оргазма — все

средства хороши. Думать она об этом особо не стала, ибо не хотела принимать в

себе то, насколько она сама развратна. Быстро приняла душ, оделась и

спустилась вниз. Было тихо, поэтому она заглянула в кабинет.

Женщина спала за столом, на своих руках.

— Кларк... — прошептала брюнетка, толкая ту несильно в плечо. Почему-то она

чувствовала сейчас вину, что отвлекла женщину вчера от работы и той пришлось

провозиться всю ночь.

Гриффин распахнула свои сонные глаза, пытаясь сразу сконцентрироваться.

— А, Лекса. Иди завтракай, мисс Бруно уже приготовила его.

— А ты?

— А я пойду собираться на работу, тебе ведь тоже нужно сейчас в школу?

— Да. — ответила Вудс, с печалью в голосе.

— Ну вот. Иди, а то опоздаешь. — женщина начала собирать документы со стола.

— И да, Лекс, все эти дни не приезжай. Я скину смс... Возможно ближе к

выходным или на следующей неделе, как ты будешь нужна.

Зеленоглазая опять накатило мерзкое ощущение, что она шлюха по вызову.

Развернувшись, она молча покинула кабинет. Даже можно сказать в обиде. Но

как только встретила Майю, обида куда-то исчезла. Она вспомнила ее слова, что

не стоит обижаться на «пирожечек», если та скажет что-то не то. Хотя может

быть она себя так успокаивала? И не хотела похоронить в себе те моменты

заботы от женщины.

Сегодня в школе было очень скучно. Брюнетка поймала себя на мысли, что

лучше сейчас бы была на какой-нибудь конфереции и разглядывала блондинку.

Хоть так, но рядом. К вечеру она поняла, что безумно скучает. Всего каких-то

два дня, но Лекса привыкла, что ее укладывают в кровать, после очередной

«фантастической вспышки» в голове. Еще она поняла, что ей нравится

хрипловатый голос Кларк. Как Дьяволица желала ей «доброго утра, спокойной

ночи» и наконец, как командовала ей.

Брюнетка понимала, что не владела собой в данный момент, когда ее рука

уже «промышляла» между собственных ножек. Да, она была возбуждена, но это

не увенчалось успехом, довести себя до точки предела у нее не получилось. Ей

нужна была эта женщина. Жалобно заскулив, Лекса направилась в ванную

комнату. Смыв с себя все возбуждение, решила больше не думать, а отвлечься

просмотром телевизора.

Шелкая каналы, она нахмурилась заметив там блондинку. Широко

улыбающуюся блондинку. Она была, как телезвезда. Прибавив звук, решила

послушать о чем вещает СМИ.

Сегодня утром, в Стокгольм, прилетела Кларк Гриффин, знаменитая тем,

что помогает всем во всем мире. Сегодня она заключала новую сделку с

одной малоизвестной кампанией, Ингранрона. Как нам стало известно,

сделка прошла успешно и Ингранрона присоединился к великой

«империи» Скайкру, а также сменилось название их кампании на

Ингранронакру. Но не переключайтесь, скоро мы узнаем детали и

36/201

сообщим вам. Мисс Гриффин еще задержится в Стокгольме на несколько

дней для торжества. Которое состоится, по нашим данным, в среду.

Один из наших сотрудников будет присутствовать и освятит для вас

это мероприятие. Возможно ему удастся лично познакомить вас с этой

великой женщиной. А сейчас реклама...

Вудс тяжело вздохнула. Нет, конечно, она была рада за Кларк, но ее начал

напрягать ее ассистент – Беллами Блейк. Тот вечно ошивался рядом с ней, даже

когда они выходили из частного самолета.

Пока девушка ждала конец рекламы, – заснула. Ночью она просыпалась, из-за некомфортности дивана, но идти спать в их общую кровать с Тайлером, не

хотелось. Может она скучала и по нему?

Вторник, опять школа. Когда она раньше просила нормальную жизнь, без

всякой беготни, сдачи экстерном экзаменов и раннего поступления в

университет... Она не думала, что та ее будет так бесить. Большое квадратное

здание, наполненное скукой и отчаянием, вот так думала сейчас о школе

брюнетка.

Сегодня она заехала к родителям, в надежде, что у отца найдется какая-нибудь работа для нее. Но нет, тот был загружен, практически, как Кларк.

Девушка вернулась домой к вечеру, сходив в душ, она села перед

телевизором. Хотела досмотреть, что пропустила вчера. На следующий день

ведь всегда было повторение, если передача выходила слишком поздно. И она

была права, голубоглазая вновь засветилась перед ней.

— Ты такая красивая... — шепотом произнесла Лекса с улыбкой, боясь, как будто

ее услышат.

С каждым днем, она скучала все больше. От этого было круглосуточно

подавленное состояние. Нет, она не скучала по сексу с Кларк, а скучала по

запретной близости, по заботе, которая просачивалась очень редко, сквозь

слова, действия. Вудс чувствовала, что в этом уединенном особняке она была, как за каменной стеной, и никто не смог бы побеспокить их.

Рано почувствовала это? Да, нет. Она была умной и, в какой-то степени, проницательной. Для той, кто три года уже знала несколько иностранных языков

это было уже поздно. Они встретились, когда брюнетка из гадкого утенка

превратилась в распустившийся цветок.

В среду, брюнетка неслась домой, что бы не пропустить ничего, а точнее

торжество, «созданное» Кларк Гриффин. Интересно было как женщина ведет

себя в неформальной обстановке. Бывает же такое, что камера запечатляет

такие неловкие моменты.

Вследствии задержки в школе по общественным делам, зеленоглазая

неслась домой, как угорелая. Опоздала всего на пару минут. Но лучше бы она

вообще пропустила все... Увиденое на экране, сразу развеяло всю ее

«влюбленность». Кларк целовала своего ассистента, крупным планом и, скорее

всего, французским поцелуем с языком. Она сразу представила их воркующих в

постели. Женщина только с ней не целовалась и не могла остаться на ночь?

Слезы обиды, гнева и отвращения к себе, хлынули из глаз. Она начала

37/201

разносить дом своего парня, в прямом смысле этого слова, разрушая его.

Скидывая на пол и разбивая все, что попадалось под руки: вазы, фоторамки, статуэтки.

— Нет, нет, нет! — у нее была истерика.

В этот момент, в квартиру влетел Кемерон, не понимая, что происходит схватил

крепко девушку.

— Лекс... Лекс, успокойся! Это я! — кричал он, пытаясь перекричать свою

девушку. Тот не понимал, что такого могло случиться, ведь он никогда не видел

слез Вудс.

Девушка долго не успокаивалась, пока парень не прижал ее к себе. А позже

отнес на кровать, там он обнял Лексу, со спины, давая возможность ей самой

успокоиться и все рассказать.

Зеленоглазая еще долго всхлипывала, но уже негромко, а просто

вздрагивала телом. Тогда парень не выдержал сам и заговорил:

— Лекса, что произошло? — спросил он, но ответом было молчание. Он не

понимал и ему просто необходимы были ответы. — Лекса, отвечай. Почему до

моего отъезда ты динамила меня, а когда я приехал, то увидел твою истерику.

За три года нашего общения ты ни разу не плакала, а тут такое. Что могло

случиться? Почему ты довела себя до такого состояния? Дай мне понять, прошу, крошка...– просил парень, и Лекса сдалась, выплескивая все свои эмоции, а с

ними и правду.

— Меня трахает папин спонсор. — до парня плохо доходило, он считался

компьютерным гением, но никак гением в любовных треугольниках и изменах.

— Что? Какой спонсор?

— Меня трахает Кларк Гриффин! — повторила девушка, вновь пуская слезы.

Кемерон привстал, поворачивая девушку к себе лицом и обхватывая его руками.

— Ты мне изменяешь?


Примечание к части

Кларк на конференции в Стокгольме.

https://vk.com/photo-175833918_456239713

https://vk.com/photo-175833918_456239714

Поцелуй Кларк и Беллами.

https://vk.com/photo-175833918_456239715

https://vk.com/photo-175833918_456239716

Что представила Лекса.

https://vk.com/photo-175833918_456239717

Кемерон успокаивал Лексу.

https://vk.com/photo-175833918_456239718

https://vk.com/photo-175833918_456239719

https://vk.com/photo-175833918_456239720

https://vk.com/photo-175833918_456239721

38/201

10.

— Ты мне изменяешь? С девушкой? — спросил Тайлер и, мягко говоря, он был в бешенстве. Он по-своему боготворил эту школьницу.

Знакомы они были давно. И поначалу были друзьями, и то тот ей не изменял.

Она ему нравилась и он долго ждал, пока та подрастет, долго за ней ухаживал.

Правда и получил, что хотел позже, лишая ее девственности, но он ее любил. Он

никогда не сомневался в своем долгом ожидании.

— Нет-нет! — Кемерон все же решил выслушать свою девушку. — Она меня

заставила, принудила. Она сказала, что если не будет по ее, то компания моего

отца разорится в считанные минуты. А ты сам знаешь, как она для него важна. У

меня не было выбора, но я к ней не притрагивалась...

Это слабое оправдание, но все же.

— Она сказала не трахаться ни с кем, поэтому я от тебя...

Парень вздохнул.

— Я понял. Трахаться? Это ты от нее набралась такой пошлости?–укоризненно

произнес Тайлер.

Лекса молчала, боялась, что тот не поверит. Но он поверил и потянулся за

поцелуем, брюнетка тоже потянулась, ей было стыдно.

— Я разберусь с этим. — прошептал он так, как настоящий мужчина, который

должен решать проблемы своей девушки.

— Нет, пожайлуста... — Вудс опять заслезилась – не делай ничего. Она богатая, большая шишка, мы никто по сравнению с ней... Муравьи, она раздавит нас...

Пожайлуста.

Тот перепугался за свою любовь и кивнул.

— Хорошо.

— Пообещай, Тайлер, прошу...

— Я обещаю, Лекса, – ответил парень, прижимая к себе школьницу. Так они и

уснули.

На следующий день и во все последующие брюнетка ту вновь возненавидела, еще пуще прежнего. С Кемероном, они больше не обсуждали это. Он понимал, как той было больно, хоть ему в сто крат больнее. Его девушку трахает какая-то

озабоченная лесбиянка...

Было воскресение. В обеденное время, Вудс сидела в кафе с подругами, так

как ее парень работал.

— Лекса, что с тобой? — поинтересовалась одна из подруг. — Ты последнее

время какая-то не такая... Летаешь где-то в облаках, а мы, вообще-то, планируем

важное событие. Ты, что с Тайлером поцапалась?

Брюнетка хотела разразиться истерическим смехом. Хах, важное событие, чей-то день рождения. У нее были проблемы важнее. Но она сдержалась.

— Нет, с ним все отлично. Просто отец не дает житья своей кампанией. —

пришлось соврать.

— Понятно. — ответила Анья. — Смотри, его кампанией не проеби день рождения

лучшей подруги. Ты хоть помнишь, когда оно?

Тут ее телефон в руках завибрировал, и она почему-то уже знала кто это.

Принимаясь читать сообщение, при этом отвечая на вопрос девушки.

39/201

— Да-да, в следующую субботу. Как я могу этого не помнить?

Неизвестный номер: Адрес знаешь. Сегодня, в 7 p.m.

— Да вот так. Ты уже столько мероприятий наших совместных пропустила. Луна, тебе не простит, если ты и ее ДР пропустишь. — Анья поняла, что ее перестали

слушать. — Кто тебе вообще там пишет?

— Неважно. Я буду. А сейчас мне пора. — у брюнетки так колотило сердце, что

она даже не попрощалась со всеми.

Она заехала домой, что бы только забрать платье и не встретиться вечером с

Тайлером. Лучше она ему позвонит... Возможно, тогда ей не будет так стыдно...

Будет, но все же так проще.

Брюнетка поехала к родителям, решив собраться там.

Готова она была к шести и спустилась вниз, там ее остановил отец, раньше

времени явившись с работы.

— О, дочка! — восхищаясь произнес тот,– ты шикарная! По какому случаю такой

наряд?

Лекса вздохнула и продолжила врать.

— Мы с Кларк подружились и она меня водит на мероприятия своей кампании.

Обучает. — проговорила та, с фальшивой улыбкой.

— Я так рад, что она взяла тебя под свое крыло. Вы обе молодые и она научит

тебя лучше чем я. — светился счатьем мужчина, хоть и пришел уставший с

работы.

— Я же говорил, она милая,– подмигнул он и приобнял дочь.

— Да-да, пап, мне пора.

— Может тебя подвести? Где будет проходить мероприятие? — на крыльях

счастья Джейк даже забыл, как невыносимо устал.

— Нет, пап, не стоит. Меня уже ждет такси.

— Хорошо. — согласился тот. — Удачи тебе доченька и слушайся во всем мисс

Гриффин. Не перечь.

Лекса кивнула и покинула дом своих предков.

В суете, она совсем забыла позвонить своему парню и тот уже сам звонил, пока она добиралась до особняка Гриффин.

— Привет.

— Привет, крошка. Я думал, когда вернусь, ты будешь ждать меня дома. Ты где?

— Я сегодня не приду ночевать... — прискорбно и шепча ответила девушка.

— Ты будешь у нее?! — мертвым голосом произнес тот.

— Да... — еще тише ответила она. Но поняла, что тот услышал. В трубке

послышался грохот, чего-то разбивающегося. — Прости...

— Все хорошо, крошка... Я справлюсь. До завтра?

— Да... Спокойной... — но договорить она не успела, так как услышала гудки.

Мрачно взглянув в окошко, она продолжила свой путь.

— Привет, Цветочек. Приходи, ты во время. Я как раз... — Кларк не успела

договорить, как ее прервали. Кто-то научился перечить?

— Давай, без этих приторных лжекомплементов. Сразу к делу. Ты хотела меня

40/201

трахнуть? Так трахай!

Женщина нахмурилась, услышав такие слова. Ее нежная лилия с такими

словами, превратилась в увядщий одуванчик. Она не понимала, что такого

могло произойти, что за пять дней разлетелось вдребезги, то, что она аккуратно

выстраивала между ними. Взаимопонимание, взаимоуважение, доверие.

— Что случилось? — переспросила Гриффин пытаясь прочитать на лице, но

видела только злобу. С чего такое, они же даже не виделись.

— Ты меня позвала для чего? Для секса. Так, что не тяни. Я хочу домой.

Теперь настала очередь Кларк злиться. Она схватила девушку под руку и

потянула в гостиную, швыряя ту на диван, как куклу.

— Я же сказала, что если я тебя зову на выходных, то ты ночуешь здесь! —

повысила голос Дьяволица.

— Какой смысл? — холодно ответила Вудс. — Ты со мной не спишь в одной

кровати, я могу провести это время дома, со своим парнем.

Зря Лекса говорила такое (конечно, это было специально сделано), чем вогнала

женщину в состояние гнева, срывая с той все маски.

— Ты, что школьница решила меня пробить на ревность? — блондинка оказалась

рядом, больно хватая девушку за подбородок. — Не будет этого! Ты для меня

обычная игрушка, как и все были до тебя! Я тебя выброшу и даже глазом не

моргну!

Вудс было сверх неприятно от этих слов, но что она могла? Она знала все с

самого начала. Девушка держалась на высоте и не пускала пока слезы. Потому

что внутри была ревность, пораждавшая ярость. Ее зеленые глаза светились

гневом и она перекрывала все другие чувства.

— Необычная. Раз ты не даешь притронуться к себе, как всем. Удовлетворяешь

сама себя. Кажется игрушка тут кто-то другая, но не я–усмехнулась она, а у

Кларк из ушей повалил дым, она закипела.

Отбросив подбородок, она отошла от девушки, грозно проговорив:

— На колени!

Все же школьницу ненадолго хватило и она растерялась, совершенно не

понимая. Ее, что заставят сейчас просить прощение? Она послушно спустилась с

дивана, представая перед той на коленях и смотря на лицо блондинки, ожидания следующих указаний.

Кларк распахнула халат, под ним было черное нижнее белье. Отодвинула

кружевную полоску трусиков, доказывая, что она обычная и ничем не отличается

от всех, гневно прорычала:

— Лижи!


Примечание к части

Поцелуй прошения Кемерона.

41/201

https://vk.com/doc-175833918_494983907

Лекса приезала к Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456239723

42/201

11.

— Лижи!

Вот именно сейчас, Лекса почувствовала себя настоящей шлюхой и игрушкой.

Она поняла, что да, была не готова к этому. Кларк была права и щадила ее

психику. В какой-то степени, так проявляя заботу о ней, но своей ревностью она

все испортила. Уже было поздно просить прощение.

— Кларк... Я...

— Заткнись! И лижи, я сказала! — Дьяволица тоже была во власти ревностной

ярости и поэтому пощады не было.

Лизнув несколько раз по розовой плоти, Лекса почувствовала вязкую слизь

на своем языке, губах – это говорило о том, что было не так противно.

Гриффин все устраивало и она начала возбуждаться, тихо постанывая, но вот

поза была совсем некомфортна для нее, то и гляди ноги ее не выдержат.

— Ляг на диван. На спину. — с предыханием приказала блондинка, стягивая с

себя трусики.

Школьница послушно сделала, что ее попросили. Она была еще напугана, поэтому больше не пререкалась.

Женщина села на лицо, проговорив:

— Продолжай.

Лекса продолжила, доступа стало больше при развинутых ножках. Вудс

прикрыла глаза, отдаваясь этому новому чувству и пытаясь забыть о своем

тщетном существовании.

Когда блондинка застонала громче, то перекрыла дыхание зеленоглазой, двигая своим тазом, назад и вперед.

Та распахнула глаза и видела, как содрогается женщина в экстазе. Спина той

была натянута, как струна, а тело билось в конвульсиях. Лица ее, она так и не

увидела, голова женщины была запрокинута назад во время своего

удовлетворения.

Когда голубоглазая спустилась с нее и уселась на диване, переживания свой

оргазм, Вудс вскочила и уснеслась по лестнице вверх в типо свою спальню.

— Черт! — выдала Кларк, понимая, что потеряла контроль и до чертиков

напугала ту. С этой школьницей не знаешь, что ожидать. Еще немного так

посидев, схватила трусики и поднялась к своему цветочку.

Зеленоглазая появилась в комнате и первым делом она умылась от обильных

соков выпущенных блондинкой, а потом и подмылась, понимая, что возбудилась

от того, что доставляла той удовольствие. Она быстро облачилась в длинную

майку для сна и легла. Не собираясь потакать требованиям той.

Гриффин зашла и сразу легла к своему цветочку, со спины, обнимая ее за

талию.

— Прости меня... Я не должна была. — тихо прошептала на ушко, исправляя свою

ошибку и пытаясь вернуть их более или менее теплые отношения.

— Угу. — коротко ответила Вудс.

— Расскажи мне, что случилось, девочка моя... А то глупая тетя совсем ничего не

43/201

понимает, где могла сотворила ошибку,–начальница пыталась разговаривать с

ней шутя, как с обиженным ребенком. Так та таковой и казалась.

— А тебе интересно разве? Я же игрушка.

— Я попросила прощение, что я могу еще сделать?

В ответ было молчание, Гриффин сдалась. Беллами был прав, что няньчится

она еще с ней. Может нужно было уже отпустить на свободу? Хватит с нее

несовершеннолетних.

Гриффин привстала и начала убирать свою руку с живота той, но была резко

остановлена.

Лекса почему-то разволновалась, как будто предчувствовала, что терпение

той лопнет и она выкинет ее, как и обещала. Чего зеленоглазой не хотелось, точнее чего она испугалась. Та ей была нужна.

— Останься. — прошептала брюнетка. Гриффин вернулась на место, накрывая

своим телом девушку со спины.

— Я останусь, если ты повернешь ко мне и объяснишь по-взрослому, что

произошло. Почему у тебя такое поведение? — уже с серьезными нотками в

голове попросила начальница отца.

Зеленоглазая развернулась по первому требованию и посмотрела в глаза той.

— Я смотрела телевизор... И ты там целовалась со своим ассистентом... С

языком! — уточнила она, все еще с надутыми губками. — А еще, ты, наверное, с

ним спишь. А со мной спать не хочешь и целовать меня не хочешь.

После произнесенной речи, показались обиженные пухлые губки, и еще

сильнее надулись. Ох, моя милая девочка, приревновала... , подумала блонди и

искренне улыбнулась.

— А теперь внимательно послушай меня, ревнующий Чертенок и запоминай.

Поцелуй с Беллами был без языка и на камеру. Все же, он мой будущий муж и

изредка мы должны играть эту роль супругов. И я не сплю с ним и никогда не

спала. Я в жизни ни с кем не спала в одной кровати. А целовалась с языком я

единожды и мне просто не понравилось, поэтому я и не целуюсь ни с кем. Но

ради такого случая, я готова «засосать» свою девочку. — усмехнулась Гриффин, подарив самый нежный поцелуй школьнице, с языком.

Вудс сразу расцвела, как майский тюльпан, отвечая также нежно и робко.

Затем они оторвались друг от друга. — Хорошо, с тобой мне понравилось.

С улыбкой согласилась Кларк.

— А я можно? — скромно спросила брюнетка.

— Можно и не нужно спрашивать. — Лекса приподнялась, опуская Кларк на

кровать и также они слились в нежном поцелуем, который продлился довольно

долго.

— Прости, я в майке. — сказала Лекса, вспоминая, что должна спать голой.

— Ничего страшного. На сегодня достаточно всего. Завтра рано вставать, тебе в

школу и мне на работу. — отвечала спокойно блондинка.

— А ты останешься сегодня со мной. — Вудс не спрашивала, а просила.

— Да, но если ты пообещаешь мне, что не будешь налетать на меня с такими

пахабными словечками, а сразу будешь объяснять, что случилось. Чтобы до

ругани, у нас не доходило.

Лекса кивнула, а женщина пробралась под одеяло, обнимая и прижимая к

себе. Они уснули, глядя друг на друга, в кромешной тьме.

44/201

Брюнетка проснулась одна, в какой момент Дьяволица покинула ее, она не

заметила. Быстро привела себя в порядок, найдя в гостевых вещах, что-то

сносное, в чем могла появиться в школе, спустилась вниз. Там ее встретила

Майя.

— Доброе утро, Лекса. Понимаю, ты опаздываешь, вот. — женщина всучила

девушке бумажный пакет. В таких пакетах, выдают на вынос еду из Старбакса.

— Позавтракаешь по дороге и...

Она протянула белый конверт.

— Это от моего Пирожочка. Она очень извинялась, что ее рейс в Хельсинки

перенесли на раннее утро. Водитель тебя отвезет и он уже ждет.

— Спасибо, Майя.

Улыбнулась Лекса и выдвинулась в путь.

В машине она позавтракала, там были два бутерброда с ветчиной и

старбовский стаканчик с кофе. Потом она раскрыла конверт. Даже почерк был

красивым у женщины. У красивых людей — все прелестно.

Цветочек, прости, что ушла раньше. Майя тебе все объяснит. Было очень

рано и ты так сладко спала, что я просто не осмелилась тебя разбудить.

Но в щечку я все же тебя чмокнула :-) Когда вернусь напишу. Кларк.

Этим утром, брюнетка прибывала в состоянии эйфории. Как после принятия

наркотических веществ, только она ничего не принимала. Просто была

счастлива. Ровно до того момента, пока не вернулась после школы домой.

Тайлер был пьяный и тем самым «обрыгал» все их совместное ложе. Было бы

это при других обстоятельствах, она бы развернулась и ушла к родителям. Но

сейчас во всем была виновата лишь она.

Ночевала она в гостинной, на диване. Просматривая очередные новости о

Скайкру и мисс Гриффин. О Хельсинки и о новой присоелинившейся микро-кампании, Флоукру.

Ассистент больше не приближался к блондинке, что не могло не радовать

зеленоглазую. Позже она провалилась в сон.

Всю неделю, Лекса и ее подруги готовились к дню рождению, хотели

устроить вечеринку – сюрприз. Она должна будет проходить в доме одной из

подруг, при бассейне. Это должно быть грандиозным пати.

В субботу, Вудс собиралась на день рождение к лучшей подруге, конечно, со

своим парнем, как неожиданно ей пришло смс.

Неизвестный номер: Соскучилась. Жду в 8 p.m.

Девушка сразу удалила сообщение, но ответила.

Цветочек: Прости. Я не могу сегодня, у моей лучшей подруги день рождения.

Ответа она так и не дождалась.

Вечер для нее стал мучением, она не хотела находиться здесь, и когда время

подходило к двеннадцати ночи, а Кемерон изрядно напился, она отвезла парня

домой, а позже сама юркнула в такси и умчалась к особняку, в котором она

хотела очутиться весь вечер.

45/201

Она не купалась в бассейне, но ее пару раз окатили водой, что сквозь тонкого

и мокрого платья, проглядывал черный купальник. Вот такая она появилась на

пороге дома Гриффин.

— Ну и чего приперлась?!


Примечание к части

18 +

https://vk.com/photo-175833918_456239724

Ночной разговор девушек.

https://vk.com/photo-175833918_456239725

Первый поцелуй девушек. (Инициатор Кларк)

https://vk.com/photo-175833918_456239728

Лекса целует Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456239727

День рождение.

https://vk.com/photo-175833918_456239729

https://vk.com/photo-175833918_456239730

https://vk.com/photo-175833918_456239731

https://vk.com/photo-175833918_456239732

https://vk.com/photo-175833918_456239733

Лекса пришла к Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456239734

46/201

12.

— Ну и чего приперлась?! Вали туда, где была! — гневно выплюнула та.

Лекса перепугалась, такого она не ожидала. От женщины сильно пахло

алкоголем, не как обычно. Но по виду не скажешь, что она была пьяна. Ни по

глазам, ни по голосу, ни по состоянию, которое было не шатким — нормальным.

Она была не пьяной, но злой.

— Кларк, я...

— Мне плевать! — прервала поток слов женщина захлопывая дверь, перед носом

Вудс. Брюнетка резко остановила дверь рукой и прошла внутрь, Гриффин уже

скрылась где-то.

— Я, что не на английском сказала?! Или тебе повторить на всех языках мира, которые ты знаешь? Derrumba! Kreuze durch! Rate!

Брюнетка слышала откуда доносился голос и прошлась до кухни. Конечно, она узнала языки на которых проговорила Гриффин «проваливай!», испанский, немецкий, французский.

— Le baiser de moi, s'il vous plaît... — прошептала попросив девушка на

французском, «поцелуй меня, пожалуйста...». Не смотря ни на что, она

чувствовала свою вину.

Блондинка нахмурилась, поворачиваясь к зеленоглазой и сталкиваясь

взглядом с ее умолящими глазами.

— А еще чего? — женщина заметно начала остывать, но еще не до конца.

— А еще... можешь делать со мной, что хочешь. — ответила девушка, без

сомнений. Ей почему-то совсем не хотелось потерять эту Дьяволицу.

— Что? — теперь голубоглазая точно остыла и прибывала мягко говоря в шоке.

— Я виновата, накажи меня. — перефразировала свои слова Вудс. За что сразу

получила свой поцелуй, правда он был требовательный и жестоким. Оно было

понятно. Но брюнетка тоже не отставала и также требовала его, борясь с чужим

языком.

Привкус спиртного, Лекса сразу почувствовала, но это ее не останавливало, а

лишь сильнее одурманивало и без того затуманенную темную головку.

Позже, Кларк молча потянула ту в свою спальню, на втором этаже. Там она

быстренько раздела Лексу и приковала к своей кровати. Так сказать распяла.

Воспользовавшись ремнями от своих брюк, сильно перетянула запястья рук и

ног.

Для Вудс это было необычно, даже странно, но она уже не боялась, она

доверяла. Не смотря на то, что в руках и ногах была боль, а по телу бежали

мурашки от раскрытого входа во влагалище.

Кларк разделась и опустилась на дерзкую школьницу, начиная ее нежно

целовать. Она стала плавно опускаться язычком и ласкать ее шею и ушки... Та

знала, что это были самые эрогенные зоны брюнетки, и при их стимуляции она

просто теряла голову.

47/201

Женщина доставляла неистовое наслаждение, постепенно спускаясь к

соскам. Темный сосок затвердел и встал, пришёл в возбужденное состояние, а

Лекса стала тихо постанывать от удовольствия. Гриффин опустила руку на

«зияющую» промежность, там было очень влажно, а её нижние губки дрожали.

Та была готова...

Блондинка оскалилась, она хотела поиздеваться в этот раз, жаждала этого, прибывая немного в алкогольном опьянении. Тем более ее саму подвели

(попросили) к этому. Чего она не хотела испытывать на своем нежном цветочке.

Да, ее захлестнула ревность, что школьница поставила других на первое место и

осталась на дне рождении. А не то, что та ослущалась приказа, об этом она уже

давно не думала.

Голубоглазая взяла в руку розовый стек и прошлась ударом по одной груди, проговорив:

— Не открывай глаза. Или мне придеться их завязать.

Вудс вздрогнула, шлепок прошел по напряженному соску, что та сразу ощутила

жжение в нем, но глаза не открыла. Она сама попросила наказание. Далее

конец стека прошелся по ягодицам снизу, оставляя красную полосу на них.

Брюнетка шумно выдохнула.

— Ты мне изменяла?! Там, на дне рождении?! — продолжала свой допрос

Гриффин.

Было больно, но зеленоглазая все равно ощущала не большие приливы

возбуждения и задыхаясь в этих ощущениях, не замечая, как мысленно ответила

на вопрос.

— Отвечай! — прычала блондинка, нанося следующий удар по второй груди, оставляя и на нем горящую, как от ожога, полосу.

— Нет, Кларк, я тебя не изменяла! — вскрикнула школьница, но остальное

добавила тише. — Как я посмела бы...

— Тогда почему ты пришла мокрая? — спросила блондинка, огрев наконечником

стека напряженный красный клитор. И брюнетку захлеснули эмоции, она сильно

вскрикнула, чувствуя боль, и как из ее врат выделяется большое количество

смазки, стекая по заднему отверстию и капая на шелковый пододеяльник.

— Кларк! Меня обрызгали из бассейна, сама я даже до купальника не

раздевалась. Я хотела к тебе, весь вечер, правда! — зараторила Лекса, только, что бы эта сладкая и до ужаса болезненная пытка закончилась.

— Хорошо. — ответила ехидно женщина, понимая, что добилась чего хотела.

Откидывая стек в сторону, прильнула лицом к «раскаленной» промежности и

начала вылизывать ее языком и ласкать руками, тем самым зализывая «раны», которые сама нанесла. Тут же Вудс сразу накрыл неописуемый оргазм, она

хотела, чтобы это продолжалось бесконечно, но блондинка встала и подошла к

тумбочке.

К удивлению зеленоглазой, Кларк достала огромный, как показалось брюнетке

аналог мужского полового органа, двухсторонний, и на ремнях. Женщина

присела слегка и вставила один «предмет» в свою щель, закрепляя ремешки, вокруг своих бедер и талии.

Она вернулась в постель, и прошептала:

— Ты мне доверяешь? — как-то заботливо звучало это предложение из ее уст.

— Да. — тихо ответила зеленоглазая и это было самой, что ни на есть правдой.

Хотя она и боялась этой большой штуковина. Голубоглазая взяла второй конец

48/201

игрушки в руку и поднесла к «нефритовым вратам» школьницы. Упираясь во

вход, она продолжила ласкать набухший клитор рукой. От наслаждения Лекса

закрыла глаза и застонала. Но тут ее пронзил огромный кол... Нет, ей не было

больно, просто это было неожиданно. Блондинка начала приводить его в

движение, с каждым разом ускоряя темп.

Тем вечером сильнейшие оргазмы накрывали брюнетку с головой, один за

другим, заставляя кричать и стонать от удовольствия. Она была просто на

седьмом небе. Дьяволица ее так вымотала, что зеленоглазая лежала как

мертвая, но счастливая.

Кларк тоже не раз получила свое удовольствие, но после полученных ответов

все же была нежна. На сколько вообще было это возможно, при «животной»

страсти, которую она чувствовала к этой школьнице.

На утро брюнетка проснулась в постели хозяйки дома, но глаз не открывала.

Боялась, что это был всего лишь сон.

— Я чувствую, как ты смотришь на меня, Кларк.

— Почему, я не могу смотреть на своего Ангелочка? А ты именно он, когда

спишь. — улыбалась блондинка, прицеловавывая смуглую щечку, несколько раз.

— Потому, что ты Дьяволица. Моя Дьяволица. Мой личный ад.

Женщина нахмурилась и замолчала. Лекса поняв все по долгому молчанию, раскрыла свои глаза, поворачиваясь лицом к голубоглазой, продолжая мило

улыбаться.

— Что??? — удивилась та.

— Это в хорошем смысле, Кларк. Все началось с того... и я так тебя прозвала. Но

в процессе поняла, что не смогу без тебя. Ты моя погибель. Но теперь смысл

иной...

— Я поняла, Ангелок. — блонди задумалась. — А полетели со мной, на

следующей неделе на Пхукет? Мне там нужно заключить еще одну сделку, но мы

снимим виллу и... Отдохнем. — Кларк сама не поняла, как предложила, находясь

под впечатлением от дочки Вудсов.

До Лексы теперь дошло, что это не сон, когда она смотрела в сияющие глаза

лучшей женщины в мире.

— Я согласна. — с улыбкой произнесла девушка, не задумываясь о последствиях

и о своем парне. Кажется, она впервые была счастлива.

— Вот и отлично! Вставай, Майя, наверное, уже приготовила завтрак. И да, душ у

тебя в спальне.

— А почему не в твой? — простонала недовольно брюнетка.

— Потому что, если мы вместе направимся в мой – завтрак у нас будет в обед. —

подмигнула блондинка и скрылась в ванной комнате.

Майя вышла из кухни, до прихода девушек. Но конечно, накрыла им стол.

— Кларк, мне домой сейчас ехать? — робко спросила брюнетка, не хотев

наглеть. Она и так уже наглела и с каждым днем все больше, поэтому ей не

хотелось испытывать терпение папиного спонсора, своего «папочки-Дьявола»?

Которая давно стала, чем-то большим для зеленоглазой.

— Мисс Гриффин, вам звонит мистер Вудс.


49/201

Примечание к части

Злая Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456239737

Встреча взглядом.

https://vk.com/photo-175833918_456239738

https://vk.com/photo-175833918_456239739

Охуевшая Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456239740

Поцелуй.

https://vk.com/photo-175833918_456239741

https://vk.com/photo-175833918_456239742

Стек. 18 +

https://vk.com/photo-175833918_456239743

18 +

https://vk.com/photo-175833918_456239744

Мертвая, но счастливая Лекса.

https://vk.com/photo-175833918_456239745

Утро.

https://vk.com/photo-175833918_456239747

https://vk.com/photo-175833918_456239746

50/201

13.

— Мисс Гриффин, вам звонит мистер Вудс. — неожиданно проговорил

настенный коммуникатор, а точнее «домашний асссистент» Мерфи.

У Лексы началась паника. Она решила, что Тайлер все рассказал ее отцу.

— Подожди. — попросила Кларк.

Брюнетка не знала, что делать. Попросить женщину не отвечать? Попросить

вылететь прямо сейчас... Сбежать? Бред.

— Мерфи, соединяй. — отпустила кнопку коммуникатора блондинка и сняла

безпроводную, телефонную трубку со стойки-базы на стене.

— Джейк?

— Здравствуйте, мисс Гриффин.

Зеленоглазая сходила с ума. Подойти и отнять трубку?

— Кларк... — прошептала она.

— Очень рада вашему звонку, Джейк. — улыбалась женщина, приставив палец к

своим губам, шикнула Лексе, что бы та не мешала.

— Мисс Гриффин... Лекса сказала, что вы подружились... — Кларк распахнула

свои глаза, убрав улыбку с лица и серьезно взглянула на брюнетку. Которая в

данный момент испытывала неописуемый страх. — Точнее... Наверное, сказать, что начали сотрудничать...

Гриффин молчала, прожигая своими синими глазами девушку, которая

съежилась вся от страха.

— Вы ей помогаете, учите. Водите на конференции своей фирмы. Мы с Эббигейл

хотели хоть как-то вас отблагодарить. Не составите ли вы, нам компанию на

сегодняшнем ужине, у нас дома?

— Джейк, подождете минуточку... Я сверюсь со своим расписанием?

— Да, конечно, мисс Гриффин. Не беспокойтесь.

Блондинка нажала кнопку, что бы тот не смог их подслушать и посмотрела

на цветочек, слегка разозлившись.

— Кажется, я чего-то не понимаю... Лекса?!

В этот момент, школьница выдохнула, тут нарисовалась новая проблема.

Благо дело не вселенского маштаба, как могла бы быть, если бы Тайлер раскрыл

их секрет.

— Я как-то к тебе собиралась, дома у родителей. И отец вернулся раньше с

работы... Я больше ничего не успела придумать. Прости... — оправдывалась

брюнетка и корила себя за то, что сказала отцу, а тем более своему парню.

— Ты должна была меня предупредить. А если сейчас тебя не было у меня

дома?!!Что я быть ему ответила???

— Прости... — с сожалением повторила та.

— Запомни, я должна все знать! — проговорила женщина, отпуская кнопку.

— Я готова принять ваше предложение, Джейк. На вечер, как ни странно я

свободна.

— Спасибо, мисс Гриффин. Тогда часиков в шесть?

51/201

— Да, конечно, меня устраивает время. До вечера, Джейк.

— До вчера, мисс Гриффин.

Они отключились одновременно.

Гриффин посмотрела на девушку, взяла чашку кофе и проговорила:

— Оставайся. Нам идти сегодня к твоим родителям. Подбери себе ЗАКРЫТОЕ

платье из гостевого гардероба. — уточнила женщина. Она любила когда

школьница только с ней в открытых шмотках, но с другими – все должно быть

прикрыто, даже плечи. Одним словом, собственница.

— Хорошо. — ответила Вудс и сразу добавила, потому что блондинка куда-то

уходила. — Ты куда? А завтрак?

— Отпало желание. Пойду поработаю, что бы освободить вечер.

— Кларк... — подорвалась девушка.

Гриффин вздохнула, добавляя перед выходом из помещения:

— Меньше всего, мне сейчас хочеться разговаривать, Лекс.

Вудс шмыгнула носом и вытерла скатившиеся слезы. Сейчас она задумалась, что должна рассказать блондинке о том, что знает Таймер. Но она боялась, что

та сильнее разозлиться... И она не знает, что ожидать от этой женщины. Она

просто не хотела, чтобы вот так закончились их отношения.

Чуть позже на кухню зашла Майя, сразу освещая дом своей улыбкой.

— Привет, Лекса. А почему ты грустишь? — спросила женщина с ходу.

— Привет, Майя. А почему ты думаешь, что я грущу?

Бруно улыбнулась.

— Я растила Кларк. Самого несносного ребенка в мире, но такую любимую. Своих

детей у меня нет, Кларк была и есть мой ребенок. Так вот, у нее точно такое же

лицо было, когда она пыталась скрыть свое расстройство. Тебя, мой Пирожочек

обидела?

Лекса отрицательно покачала головой.

— Нет. Скорее я ее.

Женщина мягко улыбнулась.

— Не стоит переживать так сильно. Кларк быстро отходчивая. Да, она может

перегнуть палку в своей ярости. Но это все для того, что бы припугнуть. —

объясняла та. — Моя девочка родилась и живет в мире клыкастых акул и если не

ты их, то они тебя. Понимаешь?

— Да. — честно ответила школьница.

— Давай-ка так сделаем... Я приготовлю обед и ты отнесешь ей его в кабинет. И

помиришься. Как тебе план?

— Замечательный! — воодушевилась Вудс.

— Вот и отлично. Приготовлю любимое...

Бруно была резко перебита.

— А можно я приготовлю ей? Я умею.

— О, это было бы прекрасно, солнышко! — удивилась женщина. — Тогда, кухня в

твоем распоряжении. А я пока уберу остатки завтрака и отнесу их голодным

работникам.

Женщина ушла, а Лекса принялась за готовку. Она решила поджарить стейки

и к ним сделать салат «цезарь». Все же от вкусного куска мяса еще никто не

потолстел.

52/201

Майя вернулась спустя часа два, с грязной посудой в руках.

— Солнышко, тебе помочь? — предложила Бруно, заметив сколько посуды было

грязной и во что превратилась ее чистая кухня.

— Нет, спасибо. Я уже почти закончила, – Лекса дожаривала мясо на сковородке.

— Майя, а многое здесь работников.

Та задумалась, принимаясь за мытье посуды.

— Да, не очень. Джон Мерфи — домашний ассистент. Отвечает за тех кто

приходит, выходит, звонит. Двое личных охранников Кларк: Линкольн Браун и

Октавия Блейк. Они ходят с ней везде, но последнее время только парень с ней.

— Девушка – охранник? — смутилась Вудс, а у самой полезли подозрения, что

блондинка могла и с ней спать.

— Да. Если бы ты ее видела... Эта девушка может убить одними глазами. —

рассмеялась женщина. — И да, она сейчас приглядывает за тобой. Твоя охрана.

— Что??? — девушка еще больше удивилась.

— Я же говорила, Кларк заботится о всех. Можно сказать отдавая последнее.

Трудно найти хорошего охранника, которому в этом вопросе можно доверять...

Все, кто общается с Пирожочком, все в опасности.

— И ты?

— И я. Но у меня есть свой личный охранник, Маркус Кейн – мой муж.

Бруно задумалась, вспоминая на чем остановилась. — Еще Теллониус Джаха, он

приглядывает за собаками, которые находятся на территории особняка и эти

милые собачки, разорвут человека на части. Ну, и еще Монти Грин и Джаспер

Джордан — «безвывозная» охрана дома.


— Много. — Лекса расставляла все на серебрянный поднос, а Майя ей помогала, в центр влепив миниатюрную вазу с маленькой чайной розой, которую

выращивала в саду, на участке Гриффин.

— Ни пуха, ни пера!

— К черту! — засмеялась девушка, покидая кухню и понимая, что она именно к

Черту собралась.

Когда она открывала дверь кабинета, то чуть не опрокинула поднос.

— Зачем ты пришла, Лекса? Я все тебе сказала утром. — проговорила блондинка, как обычно не поднимая своих глаз, но почувствовала аромат исходивший от

мяса. В недоумении подняла свой взгляд, а ее живот жалобно заурчал. — Что

это? Миссис Бруно не могла этого подать.

Вот тебе и быстро отходчивая...

Лекса кивнула головой.

— Это я приготовила... Специально, для тебя.

— Можешь унести. Я такое не ем.

Брюнетка вздохнула, хотелось заплакать, но...

— Может хватит себя так вести? Как будто ты такая взрослая и тебя все должны

бояться! Я знаю, какая ты можешь быть... Снимай маску, хотя бы при мне... Да, я

виновата в том, что не сказала тебе об отце, но я только учусь, привыкаю к тебе

и твоим правилам, а еще я попросила прощение. Зачем продолжать меня

мучить? И ты настолько красивая, что ни один кусок гребанного мяса не

53/201

повредит твоей фигуре! Твоей идеальной фигуре!

Гриффин долго смотрела на эту наглую девчонку и обдумывала все. С ней

никто не смел так разговаривать.

— Иди ко мне. — позвала она брюнетку, разворачиваясь на стуле в бок и

протягивая свои руки. Лекса обошла стол и ее сразу усадили к себе на колени.

Белокурая голова прижалась ее груди, а чужие руки обнимали ее за талию. Вудс

опустила свои губы в волосы той, целуя и замерла там.

— Почему, ты у меня такой умненький, Ангелочек?

— Равняюсь, на свою Дьяволицу. — усмехнулась зеленоглазая и блондинка

улыбнулась.

— Ты же знаешь, Ангелу и Дьяволу нельзя быть рядом. — усмехнулась Кларк.

— Мы – исключение!

Они поели и пошли собираться на ужин.

Приехали они чуть с опозданием, так как Гриффин доделывала дела. Ей

нужно было подготовиться к вылету на Пхукет. А для этого просмотреть все, чем

занимается кампания, а также собственноручно составить договора, а после

переслать их штатным юристам, чтобы те еще раз все перепроверили.

— Добрый вечер, мисс Гриффин. Я думал вы будете с мистером Блейком.

— Добрый, Джейк. Нет. У него завал по работе.

Женщина и мужчина пожали друг другу руки и за спиной той, отец увидел свою

дочь.

— О, Лекса. А я тебе звонил и не дозвонился.

Он приобнял брюнетку, в то время, как Кларк объясняла причину недоступности

школьницы.

— Она была на важном собрании сегодня, вместо меня и с мистером Блейком.

Тот кивнул, понимая и радуясь успехам дочери.

— Приходите.

Девушки зашли в гостиную и для них было шоком, что они увидели.

— Знакомьтесь, мисс Гриффин. Это жених моей дочери, Тайлер Кемерон. —

гордо произнёс отец семейства.


Примечание к части

В чем пришла Лекса на ужин.

https://vk.com/photo-175833918_456239752

В чем пришла Кларк на ужин.

https://vk.com/photo-175833918_456239753

54/201

14.

— Знакомьтесь, мисс Гриффин. Это жених моей дочери, Тайлер

Кемерон. — гордо произнёс отец семейства.

— Добрый вечер, мистер Кемерон. — вежливо проговорила Кларк, протягивая

руку. Хотя блондинка во всю уже полыхала от ярости. На кой хер, она вообще

согласилась на этот е́банный ужин?!

Рука ее зависла в воздухе, а Лекса молилась всем Богам в данный момент. И

ее они услышали, парень все-таки пожал руку.

— Очень рад... Очень рад знакомству. — надменно повторял тот, убирая руку, незадерживаясь, после полез обниматься к своей девушке. Младшая Вудс

понимала, что это было наигранно. Кемерон специально доказывал, что она ЕГО

и только.

Гриффин прикрыла и сразу открыла глаза, переводя свой взгляд на

вошедшую в гостинную миссис Вудс.

— Добрый вечер, мисс Гриффин.

— Миссис Вудс. — обменяли фразами приветствиями те.

— Прошу всех к столу.

Весь вечер, Тайлер лез к своей девушке, что по сути было некультурно, в

присутствии родителей, а не только незнакомого человека. Даже главе

семейства это не понравилось. Он весь ужин отвлекал блондинку разговорами о

работе, что бы хоть как-то скрасить этот момент невежества. А после увел

девушку на террасу, пока хозяйка дома убирала со стола и готовила все к чаю.

— Извините меня, мисс Гриффин. Я не знал, что так получится. Если бы знал, не

пригласил бы его...

— Не беспокойтесь, Джейк. Молодо – зелено. — усмехнулась Гриффин, а самой

хоть плачь от бессилия. Отпускать? Не отпускать? Вот в чем вопрос.

— Лекса не такая. Она выше этого. Это все придурок Кемерон... Извините.

— Все хорошо. — рассмеялась девушка, понимая, что родители не долюбливают

темноволосого отпрыска. — А какая Лекса?

Мужчине не показался этот вопрос странным. Ему наоборот понравилось, что

та интересовалась, чего не делал никогда друг дочери.

— Более сдержанная... Добрая, милая, наивная, честная, скромная, умная. По ее

уму, я бы предположил, что вы ровестницы. И она может управлять моей

кампанией, ее просто нужно правильно направить. Спасибо, что помогаете ей.

Только не бросайте... У нее появилась тяга к работе и рвение, после ваших

совместных посещений мероприятий, даже Эбби заметила.

Гриффин усмехнулась.

— Не брошу, Джейк. А сейчас извините, но мне пора. Поблагодарите за меня

Эббигейл, чудесный ужин!

— Но...

— У меня завтра ранний самолет, Джейк.

— Да, конечно, мисс Гриффин. Может, как-нибудь вы к нам еще загляните?

— Не сомневайтесь. До встречи, Джейк. – устало пообещала блондинка, 55/201

прощаясь пожатием руки.

— До встречи, мисс Гриффин. — улыбался Вудс. Вот если бы Кларк была

мужчиной, для его дочери было самое оно. Пронеслась мысль в его голове, пока

девушка садилась в тонированный автомобиль.

— А где мисс Гриффин? — спросила Эббигейл.

— Она попросила попрощаться со всеми, поблагодарить тебя дорогая за

чудесный ужин. — он чмокнул жену в щеку. — Но у нее завтра ранний самолет и

ей пришлось покинуть нас.

Слушая отца, у брюнетки было и без того подавленное настроение, а сейчас

оно стало еще хуже, упало ниже плинтуса. Хотелось устроить истерику, послать

Тайлера куда подальше, с его закидонами и свалить на необитаемый остров. Там

нахреначиться спиртным и сдохнуть в одиночестве... Но она сдержалась, каких

сил ей это требовалось никто не поймет.

— Пап... Мы тоже поедем. Завтра в школу.

— Да, хорошо, дорогая.

— Спокойной ночи, девочка моя. — прошептала вслед за отцом мать, поцеловала

дочь и кивнула парню, на прощание. Эбби ушла в кухню, разбираться с грязной

посудой.

Отец обнял Лексу на прощание, пожал руку Тайлеру из-за элементарной

вежливости, но с неохотой и проводил их до двери.

Теперь Лекса замечала, что рядом с ней, всегда была невзрачная, старая

ретро – машина. Которая не бросалась в глаза, в ней-то и обитала шатенка по

имени Октавия.

Парень и девушка уехали домой на такси.

Все это время, брюнетка безумно переживала и даже по приезду домой, не

смогла сомкнуть глаза. И только когда Тайлер захрапел, школьница могла

пустить бесконечные слезы горечи. Кто-то скажет, что она плакса. Да нет, все

это делалось в тишине и без лишних глаз. Только перед блондинкой она не

могла скрывать их, только перед ней, она не могла скрывать ничего.

Лекса в середине ночи, встала и ушла в уборную. Там набрала номер

телефона, с которого слались смс, но «абонент, не абонент»... Девушка шумно

зарыдала, включая воду в душе. Так она просидела почти до утра. Сделала

утренние процедуры и отправила смс-сообщение.

Цветочек: Кларк, прости меня за Кемерона... Пожалуйста, ответь мне...

Вспомни, я не могу без своей Дьяволицы...

Позже Вудс начала собираться в школу, понимая, что она никуда не полетит

и мечты о совместно проведенной неделе разлетелись на мелкие осколки. Хоть

пазл собирай...


Внешний вид у Вудс был слегка памят: волосы всклокочены, лицо бледное, глаза выпучены, зрачки широкие. Впервые она сутулилась, как будто на ее

плечах была не подъемная ноша. Втягивала голову, чтобы быть менее заметной, для окружающих. Чтобы никого не встретить из знакомых. Хотя... Это же школа.

Тут, каждый первый тебе знаком.

56/201

Руки у нее дрожали, ноги подгибались из-за бессонной ночи. Но спать совсем

ей не хотелось. Она была подавлена, разбита, убита. И могла полностью

возненавидеть Кемерона, если бы не одно но... Она сама привела парня к таким

действиям. И еще можно сказать, что тот героически терпел. Мог же рассказать

отцу ее, матери, общим друзьям...Запретить видеться с женщиной. Не выпускать

из дома. Но не делал ничего. Может все же понимал? А ревность, есть ревность.

Она всем застилает глаза. И при ней вообще можно было натворить всякой

херни. На что даже обидеться будет грех.

Внутреннее состояние было не лучше. Упадок сил, слабость, дрожь каждого

органа, головокружение, туман в глазах. Даже дышать было тяжело. Вот она и

погибель. Внутренняя, внешняя, без разницы. Лексе казалось, что она и до

вечера не доживет.

Прислонившись к стене и переводя дух, школьница пропустила звонок на

урок. Решив, что на первый урок не пойдет.

Она прикрыла свои глаза, задумываясь А если все кончено? Перед ее глазами

сразу замаячило лицо злой Кларк и ее хриплый голос «зазвенел» в ушах, о том

что брюнетка – игрушка и она ее выкинет. Слезы просочились сквозь закрытых

глаз. Мысли начали скакать с одной на другую, затем совсем пропали, словно в

голове вата. Нужно было придумать, что делать дальше, но у нее не получалось, весь рассудок был занят источником опасности... Она боялась оказаться в

«списке ненужных, использованных игрушек».

Собравшись с силами, Вудс двинулась дальше. Ей нужно было прийти в себя, ополоснуть хотя бы лицо. Она точно никого не должна встретить, все были в

данный момент на занятиях.

Распахнув дверь женской уборной для учеников, она застыла. Ноги приросли к

месту от увиденной картины. Возможно она так пребывала в себе, что не

услышала стонов.

— Лекса, Лекса, я тебе все объясню... — паниковала Анья Ньютон. Одноклассница

и одна из подруг зеленоглазой.

Вудс зажмурила глаза и попятилась назад.

Она увидела, как какая-то шатенка, постарше, Рэйвен Рейес (как помнила та, с их последней вечеринки), своей рукой «гуляла» в трусах подруги.

— Лекс, пожалуйста, не уходи... Прошу выслушай меня! — нервно и заикаясь

просила Ньютон.

— Я...я... Не причем... — речь оказывается у зеленоглазой тоже хромала.

Брюнетка сбивалась, мямлила, заикалась. Речь была бессвязная.

Нет, ее не потрясла ситуация в уборной, она лишь сходила с ума от своих

собственных проблем. И когда речь была совсем потеряна, Лекса развернулась и

убежала. Так и оставляя в растерянных чувствах Анью, которая боялась, что в

стране с такими запретами, родители запихнут школьницу в какую-нибудь

психушку и после отдадут в частную школу. Тем самым прервут все отношения с

любимым человеком.

Вудс появилась на втором уроке, в то время, как Ньютон вообще покинула

учебное заведение.


57/201

Уроки не интересовали брюнетку, все писали контрольную, она также

пребывала в себе. Пока писк телефона не прервал поток ее мыслей.

— Выключите звук или отберу телефон. — проговорил учитель, правда не

заметил у кого прозвенело.

Раскрыв сообщение, зеленоглазая поняла, что возможно накрутила большую

часть негатива. Она встала, взяла свою сумку и со словами, что у меня важные

дела, покинула кабинет.

По сути учитель видел состояние той и не стал останавливать, решив, что

позвонит чуть позже родителям девушки и все узнает.

Неизвестный номер: Твой самолет в 5 p.m. Все дальнейшие инструкции у

водителя. Он заберет тебя из дома в 2 p.m. Полетишь одна. Я тебя там встречу.


Примечание к части

Объятия Кемерона.

https://vk.com/photo-175833918_456239755

Бессоная ночь Лексы.

https://vk.com/video-175833918_456239022

https://vk.com/video-175833918_456239023

Лекса в каком состоянии направилась в школу.

https://vk.com/photo-175833918_456239766

Лекса на втором уроке.

https://vk.com/photo-175833918_456239767

https://vk.com/photo-175833918_456239768

58/201

15.

Неизвестный номер: Твой самолет в 5 p.m. Все дальнейшие

инструкции у водителя. Он заберет тебя из дома в 2 p.m. Полетишь одна. Я тебя

там встречу.

С одной стороны, Лекса очень обрадовалась, хоть и сообщение по-прежнему

было сухим, а с другой стороны – она все же боялась, что будет, когда она

прилетит? Кларк будет злиться на нее? Этими вопросами, девушка задавалась

весь полет, поэтому нервничая, так и не смогла поспать за часов десять-одиннадцать полета. Можно было только представить, как она ужасно

выглядела.

Как только самолет приземлился, с ее телефона посыпались уведомления о

пропущенных звонках. Три от отца, двеннадцать от матери, один от парня. Сразу

видно, кто беспокоится о тебе больше. Но набрала она папе.

— Привет, пап. — устало проговорила девушка, пока проходила таможню.

— О, Господи, Лекса! Ты где? Мы с мамой волнуемся. Почему ты была отключена?

Я звонил даже Кемерону, он не знает где ты. Тоже переживает. Почему мне

звонил твой классный руководитель и сказал, что ты ушла с уроков? А также так

же он сказал, что ты как будто заболела... — да, отец тоже волновался, не хуже

матери.

— Пап, прости... Просто все так спонтанно получилось, что я не успела никого

предупредить. Я в Таиланде. Из школы я ушла раньше, потому что нужно было

собрать чемодан на неделю и успеть на самолет. — объясняла девушка, не

понимая, что еще больше заставила переживать отца.

— Что? Где? Лекса, что происходит?

— Пап, все хорошо. Я с Кларк. — вот надо было начинать с этого, мужчина сразу

успокоился.

— Ааа, с мисс Гриффин. А ну все хорошо тогда.

— Да, пап. Кларк заключит тут еще один контракт и взяла меня, чтобы я

посмотрела, как это происходит.

Мужчина улыбнулся.

— Я всегда знал, что мисс Гриффин молодец! Я передам маме. Но ты все же

позвони Тайлеру.

— Да-да, не волнуйся. Сейчас же, этим и займусь.

— До встречи, доченька. Может быть по прилету вы заедите к нам с мамой? Без

Тайлера.

— О, это было бы круто, пап. До встречи.

Она отключилась и услышала голос со спины:

— Чего замерла? Проходи! И да, я Октавия, мисс Вудс. — проговорила шатенка, огибая брюнетку, прошла мимо.

— Просто, Лекса. — успела только это сказать девушка и пошла получать свой

багаж.

— Привет, Тай. Прости, что заставляю тебя волноваться... — грустно проговорила

она.

— Ты с ней?! — зло проговорил парень.

59/201

— Да.

— Тогда не извиняйся. Это ее я ненавижу и она во всем виновата.

— ... — Лекса промолчала, так как выгораживать блондинку было не уместно.

— Ты на долго с ней...?

— На неделю. В другой стране. Она заключает контракт и хочет показать, как

это делается. Я же должна занять место папы. Это будет полезным навыком. —

пыталась объяснить, но ее тупо не поняли.

— Что?! Она еще водит тебя на светские мероприятия?! Может еще на свидание

пойдете?!! Мало ей тебя просто трахать, на экзотику потянуло???

— Нет, Тайлер. Это не так. Это обычная работа, стажировка...

— Может и ваш секс обычная работа, стажировка? — вспыхнул парень.

— Тайлер... — прошептала Лекса, тяжело вздыхая. Ну зачем она ему все

рассказала...

— Ладно, все равно уже... Просто знай, что я тебя люблю. — с этими словами тот

отключился. А Вудс было жалко его, она его мучила в данное время...

Получив свой багаж, девушка прошла на выход из аэропорта. Там рядом с

черным ламборджини стояла Кларк.

Блондинка улыбалась, пока не увидела серый оттенок лица с синяками под

глазами.

— Октавия, сядь за руль. — подкинула ключи босс, а шатенка их ловко словила.

— Хорошо, Кларк.

Голубоглазая обняла свою девушку, а та нырнула в объятия. Ей так они

были нужны, мир и покой в них заключен.

— Что случилось, моя девочка? — прошептала той на ухо блондинка. Пока

подруга-охранник, укладывала чемодан и свою спортивную сумку в авто.

— Я думала, что ты меня оставила... Ты так долго не отвечала...

— Глупышка. У меня много работы, ты же знаешь. — чмокнула Гриффин

школьницу в висок. — Ладно, поехали. Тебе нужно выспаться.

Они сели назад и Кларк повалила школьницу на себя, чтобы та отдохнула.

От шатенки ей нечего было скрывать, она не раз видела любовников ее. И

девушек тоже. Вот только была ли Вудс еще любовницей? Никого Гриффин не

брала с собой в командировки.

В полусне, зеленоглазая зашептала, скорее всего думая, что она спит.

— Кларк, почему мы не можем быть вместе?

Та усмехнулась.

— Мы вместе. Спи.

По приезду, начальница попросила Блейк позвать Линкольна, что бы он отнес

Вудс в спальню. Сама раздела брюнетку до нижнего белья и накрыла

простынкой.

Весь день та проспала, а блондинка по-тихому сидела в этой спальне, за

столом и разбиралась как обычно в бумагах. Так как она проводила много

времени дома и в командировках, ей приходилось подписывать документы, там

где придется.

На следующее утро, она разбудила девушку.

— Лекс, ты пойдешь со мной на сделку?

60/201

— На какую еще сделку? — похоже Вудс не до конца еще проснулась.

— С Дельфи. Позже эта кампания должна стать Дельфикру. Если мы все

согласуем.

— Ааа... — дошло до школьницы. — Да, конечно. Кларк, а почему я не помню, как

оказалась здесь?

— Потому что ты уснула в машине и Линкольн, моя охрана, тебя отнес сюда.

Брюнетка нахмурилась.

— Почему я об Октавии не знала?

— А нужно было? Ты бы отказалась.

— Да, но потом ты мне не рассказала... — обиженно произнесла девушка.

— Зато тебе Майя рассказала все. У нее язык без костей, вот и мелит все, что

попало. — шутливо говорила та о своей няне.

— Угу. Я сейчас схожу в душ.

— Давай. Платье, я тебе приготовила уже. Жду на завтрак, на террасе.

— А я найду?

— Не найдешь, покричишь. Я услышу. — чмокнув в носик зеленоглазую, Гриффин

покинула девушку.

Перед входом в зал заседаний, Гриффин остановила школьницу.

— Лекс, это очень серьезный контракт. Вообще, каждый контракт серьезный.

Поэтому прошу тебя не отвлекай меня.

— А я могу отвлечь тебя?

— Очень. Если считать, что секса у меня не было три дня...

— Я поняла, Кларк. Я буду паинькой.

— Вот этого я и боюсь...– улыбнулась женщина и они зашли в помещение.

— Добрый день. Мистер Скотт. — женщина поздоровалась со всеми и отдельно

рукопожатием с генеральным директором Дельфи. — Это мой ассистент Беллами

Блейк и младший ассистент Лекса Вудс.

Знакомила блондинка и пару раз зеленоглазой прилетела в глаза вспышка от

фотокамер.

— Добрый, мисс Гриффин. Мистер Блейк. Мисс Вудс. — когда знакомство было

закончено, все перешли к сути дела.

Брюнетка и в правду не мешала, договор был заключен, с некоторыми его

поправками.

— Кларк, ты рехнулась? — начал Белл, когда они вышли на парковку, совсем не

обращая своего внимания на рядом идущую школьницу. — Ты совсем потеряла

разум из-за дочки Вудсов.

— А она-то тут причем?

— При том, что только при ней, у тебя отказывает мозг.

— Не наглей. Ничего у меня не отказывает.

— Ну да, ну да. Ты согласилась на 40 процентов от прибыли, даже не на

половину... — поражался тот.

— Вообще-то, мистер Блейк... Среди всех имеющихся кампаний у мисс Гриффин, Дельфикру самая стабильная и самая прибыльная. Так, что можно было и на 30

процентов согласиться, только бы заключить контракт.

— Что??? — возмутился парень, что его учит какая-то малолетка.

— Слушай ребенка, Блейк. Она поняла все, в отличии от тебя. — да, в этот раз

Лекса все внимательно слушала.

61/201

Шантен взбеленился.

— Запомни мои слова, Кларк. Это недотрога еще тебя под монастырь подведёт!

– выплюнул тот и покинул девушек. Кларк, вздохнула обнимая свою девочку.

— Умница моя, утерла нос моему зазнавшемуся ассисиенту.

— Кларк, куда едем? — спросила О.

— Домой, на виллу. Сегодня проведем день дома. Посмотреть остров будет еще

время. Да, моя девочка?

— Да, Кларк. Если поцелуешь меня.


Примечание к части

Машина.

https://vk.com/photo-175833918_456239769

Вилла.

https://vk.com/photo-175833918_456239770

https://vk.com/photo-175833918_456239771

https://vk.com/photo-175833918_456239772

https://vk.com/photo-175833918_456239773

Кларк и Лекса на заключении сделки.

https://vk.com/photo-175833918_456239774

62/201

16.

— Да, Кларк. Если поцелуешь меня. — Лекса здесь не боялась ничего и

никаких запретов. Она много вычитала про Тай, что эта свободная страна и никто

даже не посмотрит в их сторону. Здесь это обыденность, девушки целуются с

девушками и живут вместе, точнее однополые отношения. Может им остаться

здесь?

— Хитрюшка. — улыбнулась блондинка и поцеловала ту в носик, а затем

соприкоснулась своим лбом с лбом брюнетки.

— Может быть, но я не ребёнок. — обиженно проговорила Вудс, но от чужого лба

не отдернулась.

— Ну, моя маленькая девочка – днем, а ночью – моя взрослая девочка. Устроит?

— усмехнулась женщина.

— Угу. — согласилась зеленоглазая и сразу получила свой долгожданный и такой

сладкий поцелуй.

Блейк в то время, сидела и ожидала их в машине. Торопиться ей было

некуда, правда она слегка волновалась за своего босса, а точнее за эту связь, между ней и школьницей. Нет, ее не накрутил брат, просто сердце подруги было

не спокойно. Ибо правда, Гриффин не возила с собой никого в командировки.

Второй охранник, сидел в другой машине, также находясь всегда «на чеку».

***

— Кларк, я не хочу купаться ни в бассейне, ни в море... — капризничала Лекса.

— Почему? — Кларк вышла из гардеробной, в одном купальнике и у брюнетки

отвисла челюсть. Грудь практически выпрыгивала из чашек купальника, а

плавки были с одной полоской, как трусики-стринги.

— Потому что не умею плавать. И мы вообще никуда не пойдем.

Блондинка нахмурилась, не допонимая пока школьницу.

— Это еще почему?

— Ты... Ты... Ты голая! — заикаясь говорила девушка. — А эти тряпочки, которые

ты считаешь купальником, ничего не прикрывают совсем.

Рассердилась под конец брюнетка, она не хотела, что бы кто-то видел голое тело

женщины. И пусть они даже не встречаются, как нормальные люди. Это для нее

не имело никакого значения.

Блондинку забавляла такая реакция школьницы. Она вела себя по-взрослому, проявляя взрослое чувство – ревность. Хотя Гриффин никогда не считала ту

ребенком, с самого начала.

Да, могла потешаться иногда, а так ей нравилось заботиться о ней.

Зная ответы на все вопросы, блондинка здесь не понимала почему с

зеленоглазой все по-другому. Может потому, что ей никто никогда не

отказывал? Может, потому что все ее бывшие любовники были развратны, что не

скажешь об этой скромной недотроге, по-началу? А может наивность, невинность по своему?

Одним словом, для голубоглазой эта тема была темным омутом, дебрями. Что

63/201

если в них полезть – еще хуже погрязнешь. Поэтому Кларк совсем не думала об

этом, оставляя все на течение времени.

— Цветочек мой, мы пойдем сегодня к бассейну. Он находится на территории

нашей виллы. Мы там будем вдвоем. Никто ни тебя, ни тем более меня там не

увидит. — белокурая задумалась. — А на счет твоего не умения плавать... В

бассейне – ты постоишь, там где есть дно, а на море – тебя не унесет волной, потому, что я буду рядом, ползать с тобой на берегу. Хорошо?

— Да. — буркнула соглашаясь Вудс, взяв в руки полотенце, пошла на выход. —

Если только ты на море оденешь закрытый купальник.

Блондинка улыбнулась, направляясь следом.

— Кларк, а Блейк видел тебя в таком купальнике? — возле выхода спросила

девушка останавливаясь.

— Лекса-а, не наглей.

Взяв под руку ту, потащила ее к бассейну.

Гриффин уже давно плавала, а вот Лекса стояла по щиколотку и никак не

могла зайти.

— Ну, давай уже!

— Она холодная...

— Да на улице градусов сорок, если не больше. Тебе, что не жарко?

— Чуть-чуть.

Блондинка вздохнула, поплыла к той и вышла, прижимая ее к себе.

Зеленоглазая сразу почувствовала мокрое и холодное чужое тело.

— Кла-а-арк! — заверещала она. — Я не хочу сейчас обниматься.

— А я хочу. — томно прошептала блонди, в ее голове давно созрел «пахабный»

план действий.

Прижимая к себе сильнее брюнетку, что бы та не вырвалась, Кларк

специально начала падать спиной. Было море криков и воплей, но все же

школьница окунулась с головой.

— Кларк, ты противная! — кричала девушка, а женщина ее не выпускала из

воды, чувствуя, как у той бегут мурашки от резкого перепада температуры тела.

— Я тебя ненавижу! Отпусти меня!

— Отпущу, но боюсь ты сама не уйдешь... — усмехнулась белокурая, одной рукой

проскальзывая под плавки брюнетки.

Вудс сразу задохнулась, предвкушая удовольствие, так как прохладные

пальчики прикоснулись к ее теплой, жаждущей плоти. Блондинка вошла

ненамного в девушку, собирая по стеночкам влагалища уже обоазовавшуюся

смазку и хитро улыбнулась.

— Ну, что моя девочка? Мне тебя отпустить? — прошептала Гриффин, целуя

через каждое слово шею, на которой еще больше вздымались невидимые

волосики.

— Нет, Кларк. Пожалуйста, не останавливайся! — просила зеленоглазая и сразу

была припечатана к стене бассена, а затем в нее резко «посыпались» толчки.

Девушка стонала, а в последвии уже и кричала. И ей было все равно, что они на

улице и из других комнат виллы, могли выйти охранники и ассистент. Точнее, ее

мозг отключился и уже не думал ни о чем.

64/201

***

— Ну, как, тебе понравилось плавать в бассейне? — спрашивала Кларк, когда

девушка отходила от оргазма, а ее голова все также была запрокинута назад. Во

время секса, она тем самым давала женщине больше доступа к ее шее.

— Дда, моя Дьяволица. Надеюсь, на море такого не случится...

— Я подумаю. — усмехнулась Кларк. — Пойдем погреемся, а то совсем в ледышку

превратишься и я тебя даже ночью не согрею.

— Как раз сейчас, мне уже стало жарко.

— Пошли.

Девушки вышли из бассейна и легли на шезлонги. Гриффин прикрыла глаза, чуть

ли не засыпая. Когда солнышко начало припекать. Но уснуть ей не удалось, она

почувствовала, как ее веревку от купальника на спине, развязывают.

— Что ты делаешь, Цветочек? — удивленно спросила женщина, не двигаясь.

— Хочу намазать тебе спину, а то ты сейчас вся сгоришь. С твоим-то цветом

кожи... — девушка намекала на бледный, молочный оттенок тела.

— Хорошо. Но потом намажешь и спереди. Я люблю загорать топлес.

Лекса уселась на пятую точку женщины и сразу от слов той, чуть не

задохнулась. Начиная часто дышать.

— Кларк, ты меня специально провоцируешь? — нахмурилась она, немного не

понимая, ее плавки мокрые от воды? От недавнего оргазма? Или от вновь

начинающегося возбуждения?

— Нет, я говорю, как есть. — тихо хихикала та.

— Надеюсь, топлес тебя на пляжах не видели... — продолжала ревновать та, размазывая массажными движениями защитный крем.

— Надейся. — усмехнулась блондинка, за что сразу получила болезненый хлопок

по своей голой ягодице. — Да, я шучу.

Кажется, кого-то тоже начали воспитывать теми же методами, какими

научили.

С каждым днем, Лекса все больше привыкала к Гриффин, уже совсем не

боясь ее, доверяя ей и даже уже вела себя, так как ведут себя люди в

отношениях.

Голубоглазая перевернулась, когда Лекса чуть привстала с раздвинутыми

ножками.

— А я вижу, твои мокрые губки. — засмеялась Кларк, откидывая лифчик от

купальника, куда-то на маленький столик, между шезлонгами.

Вудс было плевать. В данный момент, при свете дня, она впервые видела эту

полную грудь, с розовыми сосочками, которые уже стояли. От холодной тряпки

или ее массажа.

Выдавив себе крем на руки, зеленоглазая аккуратно начала промазывать

каждую грудь, сначала левую, затем правую. Пощипывая соски пальчиками.

— Кларк, а если кто-нибудь выйдет? Октавия или...

— Окти с Линкольном в городе. Беллами подготавливает все к завтрашнему

празднику. В честь заключения сделки. Мы совершенно одни.

— А если вдруг...

65/201

— Не беспокойся, мы за большими железными воротами и при въезде своя, тайская охрана. — Кларк успокоила девушку, которая промазала уже животик и

нырнула в трусики белукурой. Сегодня ей все было позволено.

— Нет, нет, нет, Лекса! Руки в креме. — намекнула блонди, что бы та сполоснула

их, хотя бы в бассейне, но исход был другим. Зеленоглазая вытащила руки, спустилась ниже, раздвигая ножки Дьяволицы, отодвинула полоску плавок и

своим язычком заводила по мокрой вульве.

Кларк сразу изогнулась в спине, придвигаясь ближе, к ненасытному язычку, начав подмахивать бедрами, что бы достигнуть быстрее пика наслаждения. Ибо

давно уже была заведена.

***

Секса сегодня у девушек было много, пока они добрались до своей спальни.

На столе в гостиной виллы, на лестнице (пока поднимались на второй этаж), в

коридоре второго этажа, на полу (ковре), возле двери в их спальню... Они

добрались до кровати, полностью обессиленные и сразу провалились в сон, обнимая голые тела друг друга.

На следующее утро, они проснулись к обеду.

— Я сейчас приготовлю тебе завтрак, любимая. Не вставай с постели.

Вудс встала и облачилась в длинную футболку.

— Подожди, что ты сказала?! — в недоумении и даже испуганно переспросила

Кларк.

— Что приготовлю тебе завтрак. — зеленоглазая надела трусики.

— Нет-нет. Не это...

— Ах, да... Я тут подумала, что я тебя люблю.


Примечание к части

Лбом ко лбу.

https://vk.com/photo-175833918_456239787

Поцелуй.

https://vk.com/photo-175833918_456239786

Кларк в купальнике.

https://vk.com/photo-175833918_456239789

https://vk.com/photo-175833918_456239788

Лекса в купальнике.

https://vk.com/photo-175833918_456239792

Девушки в бассейне.

https://vk.com/photo-175833918_456239790

https://vk.com/photo-175833918_456239791

https://vk.com/photo-175833918_456239793

18 +

https://vk.com/photo-175833918_456239794

66/201

Девушки спят)

https://vk.com/photo-175833918_456239795

67/201

17.

— Ах, да... Я тут подумала, что я тебя люблю. — Лекса хихикнула, заметила какое испуганное лицо было у Дьяволицы.

— Что??? — Кларк, как будто не расслышала, она пребывала мягко говоря в

шоке.

— Я тебя люблю! — медленней повторила девушка, все также улыбалась.

— Иди ко мне. — наконец-то улыбнулась и Кларк, когда до нее все же дошло и

она отошла от шока.

Прижимая к себе, свою девочку, голубоглазая чуть не пустила слезу.

— Кларк-Кларк, ты мне так кости сломаешь.

— Ой, прости.

— Я приготовлю завтрак, не вставай. — чмокнув блондинку в губы, школьница

унеслась на первый этаж.

Гриффин лежала и размышляла. Это все? Конец? Теперь ей станет скучно?

Она превратила ее в «рабыню», «подкаблучницу», как и всех ее

предшественников. Только те, этот рубеж переходили сразу или на следующий

день, но никак спустя почти месяц.

Женщина откинула эти мысли, ибо пока у нее в душе была теплота, к этой

школьнице и пока ей хотелось заботиться о ней, она этого не сделает. Не

выбросит ее, не сломает...

Почему у нее никогда не было чувства жалости к людям, которые ее до

безумия любили, а она их выкидывала, как ненужный хлам? Все пришло с

детства, когда она безумно любила своих родителей, а те ее ломали. Нет, это

случилось ни за один день, а это происходило каждый день, на протяжении 18

лет. Изо дня в день ее маленькое сердце разбивалось на миллион осколков, ночами она их собирала (благодаря Майе, которая то и дело твердила, что

родители ее любят и хотят, что бы у той была в будущем обеспеченная жизнь, поэтому много работают), как пазл. Но в каждом составленном пазле, оставалась

прореха, которые кровоточили без конца и края. Это было достаточно

болезненно для ребенка. Сейчас же, за пять лет, женщина, каждый пазлик

своего сердечка, заклеила пластырем. Тем самым обещая себе, что больше

никогда и никого не впустит в свое сердце.

Ее никто никогда не жалел, почему она сейчас должна была жалеть кого-то?

Вудс, она тоже не жалела поначалу, но ее слезы... Чистые, детские, невинные...

Напоминали ей, ее в детстве, маленькую и беззащитную. Возможно поэтому, к

ней было слегка иное отношение.

Травма детства, скорее всего у многих были. Если встретите на своем пути

бесчувственную сволочь, так знайте, что у того человека было много горя, которое его сломило.

Кларк встала, приняла душ и подготовила два платья на сегодняшнее

мероприятие. Потихоньку начиная на него собираться, продолжала думать о

том, что уже впустила в свою голову эту брюнетку и Беллами был прав, на счет

того, что она рехнулась. Она впустила ее в свою постель, в которой отродясь

спала лишь она одна... Может и правда стоит покончить с этими отношениями, пока не стало поздно? И да, она решила сделать это сразу по приезду... Не гоже

расставаться в чужой стране, не пойми, что может потом случиться. Женщина

68/201

может и была жестокой, но повинной в чужой смерти быть не хотелось.

Хотя именно сейчас, Гриффин себя просто уговаривала, успокаивала, ибо ей

хотелось еще немного побыть со своей девочкой... Поток ее мыслей прервал

звонкий голосок Лексы.

— Кларк, ну я же просила не вставать... — злясь, брюнетка бухнула поднос с

завтраком, на комод, перед которым сидела блондинка в весьма

соблазнительном нижнем белье. И у зеленоглазой сразу вся ярость прошла, она

уже завороженно водила своими ручками по голым плечам, прокладывая

дорожку своими пальчиками к груди, но ее руки были перехвачены. Лекса —

подросток и в ней безустали бушуют гормоны, она может возбудиться от одной

голой картинки.

— Не сейчас, Цветочек, иначе мы опоздаем на мероприятие, чего делать мне

нельзя. Но у меня есть кое-что для тебя... Сюрприз. — Кларк хищно улыбнулась.

— Мы сейчас позавтракаем и ты пойдешь в душ. Наденешь вот это белье.

Она указала на нижнее белье, покоившееся на кровати.

Брюнетка кивнула.

— Сюрприз – это нижнее белье шлюхи? — в недоумении переспросила та, но

шутила.

— Лекса, такое белье шлюха бы себе позволить не смогла, уверяю тебя. И нет, это не сюрприз. Это приказ. — рассмеялась Гриффин.

А зеленоглазая сразу накрыла рот той нежным поцелуем, показывая, что она

выполнит это, но не по приказу, а по своей воле.

***

— Я тут подумала, что бы тебе сегодня не было скучно одной... Ты же

понимаешь, малышка, что на людях, где много фотографов и репортеров, мы не

можем быть вместе...

— Да, Кларк. Я это понимаю. — Лекса ответила слегка грустно, потому что

почувствовала себя ущемленной в правах к этой женщине.

— Так вот, что бы тебе не скучно было... — повторила блондинка, раскрыла свою

ладонь и зеленоглазая увидела железную розочку?

— И что мне с ним нужно делать, Кларк? – не понимала девушка, та так шутит

или издевается.

— Сперва... — блондинка заговорила томным голосом и была сама готова уже

раздеться и заняться сексом. Ситуация накаляла эмоции. — Его нужно

увлажнить... Заинтригована?

— Угу... — испуганно буркнула Лекса, сглатывая слюну.

— Открой рот. — шептала она той в ухо, упиваясь ароматом, исходившим от

этого прекрасного миниатюрного тела. Взявшись за розочку, Гриффин ввела

железное основание в рот девушки и поводила им внутри, намочив. —

Повернись и нагнись.

— Не нужно засосывать ее в мою писю... — отрицательно качая головой, еще

сильнее испугавшись произнесла школьница.

— Он не для этого... — зеленоглазая услышала насмешку, так как стояла спиной

и не видела лица Дьяволицы.

Вудс сделала все, как было сказано, оттопыривая свою пятую точку и

69/201

упираясь руками в спинку стула. Ей показалось, что Кларк поводит им по

промежности, клитору, но не тут-то было...

Голубоглазая приставила железный конец к анальной дырочке и резко ввела

колпочок во внутрь.

— А-а-а-а-а... — закричала брюнетка от боли, но она быстро сменилась

возбуждением, так как из ее передней дырочки, выкатилась капля смазки на

трусики и она громко задышала.

— Не двигайся. — попросила Дьяволица, глубже устанавливая анальный

колпачок, а Лекса как будто прочистила горло, ее эта ситуации немного

засмущала, не смотря на то, что они вытворяли вчера.

— Я хочу немного расширить твою и эту дырочку. — широко улыбнулась Кларк, оставляя нежный поцелуй на ягодице. — А теперь выпрямись и повернись. Как

ощущения?

— Нуууу... Необычно, но... Приятно. А дальше что?

— Дальше одевайся и мы поедем на мероприятие.

Усмехнулась та.

— Я сидеть не смогу...

— Еще как сможешь.

***

Из машины они вышли и там их встречал Беллами, протягивая руку

блондинке. В этот момент-то Лекса и поняла, что лучше б она сидела. Этот

металл, при ходьбе, растягивал стенки кишечника, отдавая сладкой болью во

влагалище, как казалось, что то скоро затопит ее. Трусики уже промокли

насквозь.

— Кларк... Я уже не могу... — жалобно и тихо произнесла она.

— Сможешь. — сказала та и взяла за руку шатена. Улыбка Вудс сразу растаяла.

Весь вечер она ревновала к Блейку, что слегка отвлекало ее от своего

нараставшего возбуждения.

— Мисс Гриффин, можно вас с фотографировать с вашим новым ассистентом? —

попросил какой-то фотограф и телевидение тоже закрутилось возле них.

Кларк улыбаясь кивнула и слегка приобняла девушку, которая понимала, что

это все увидит Тайлер и ему будет больно.

— Мисс Гриффин, почему вы взяли нового ассистента? Старый перестал

справляться?

— Мисс Гриффин, как зовут вашего ассистента?

— Мисс Гриффин, расскажите о вашем ассистенте.

Сразу посыпались вопросы от журналистов и позируя для фото, женщина

отвечала.

— Это Лекса Вудс. Дочка одного моего компаньона, Джейка Вудса. И нет, мистер

Блейк хорошо справляется со своими обязанностями, просто я взяла эту девушку

к себе, так сказать на стажировку. Она скоро станет генеральным директором

одного из моих филиалов, вот пусть учится. Это –лучшая практика. — объясняла

та с улыбкой и помахала пальчиком в камеру, как бы отрицая. — Это не реклама

и я не набираю никого к себе стажироваться – засмеялась девушка.

— А теперь прошу извините нас, мы хотим насладиться праздником.

70/201

Все раступились и девушки ушли. Вудс вся изогнулась понимая, что больше

невыносимо терпеть эту сладкую истому, она и так уже долго продержалась.

— Клаааарк... — жалобно попросила она, практически выпуская приглушенный

стон. Блондинка кивнула, прошептав:

— Через пять минут, чтобы была в уборной.

И скрылась с глаз брюнетки.

***

Вудс зашла в уборную, закрывая за собой дверь на замок. Затем она резко

была развернута и припячатана к стене. Слова ей сказать не дали, как

Дьяволица ворвалась своим языком, той в ротик, одновременно спуская лямки и

оголяя ее грудь, казалось брюнетка кончит не начиная.

Голубоглазая это предчувствовала, поэтому быстро спустилась вниз, присидая

на корточки, стянула трусики, которые тянули за собой обильные выделения.

Женщина утопила свой язычок в возбуждающих соках той, немного собирая их, к

себе на язык, но не проглатывала, а встала и дала попробовать себя на вкус

школьнице.

Даря ей поцелуй страсти и в тот же момент, вошла в нее силиконовым членом.

Лекса задохнулась от перевозбуждения. Она была наполнена с двух сторон. Два

толчка и она кончала с криками о помощи Дьяволицы. Оргазм был долгим, ибо

Гриффин не останавливалась в своих толчках. Она-то еще не получила свое.

Насаживая папину дочку, она насаживалась и сама с другого конца.

Все случилось очень быстро, несколько толчков в себя и от себя, и блондинка

билась в конвульсиях, прижимаясь к девушке, которая получала второй оргазм.

Стоны белокурой и крики зеленоглазой, напоминали мелодии, которые можно

было услышать только в стране грез или райских садах.

Освободив брюнетку и себя, Кларк все сложила в свою сумочку, они быстро

оделились.

Счастливыми вышли из уборной, но там их встретили ассистент.

— Кларк, ты вообще ума лишилась? Трахаться в общественном месте, где тебя

каждая собака знает?! — злился парень, так как все прекрасно слышал.

— Лекса, милая, иди в зал, я сейчас. — нежно проговорила та, дождавшись пока

школьница покинет их, повернулась к парню и гневно посмотрела на него.

— Это не твое дело, Блейк! Освободи, меня пожалуйста, от своих нравоучений!

Мне не восемнадцать лет!

— И я о том же, Кларк. Тебе не восемнадцать, а ведешь ты себя, как влюбленный

подросток. Готова с этой, трахаться где угодно. Ты пойми, твоя карьера полетит

к чертям! — парень задумался, хотя он просто решил подколоть подругу. — Или

ты влюбилась?

Гриффин разозлилась пуще прежнего.

— Ни в кого я не влюбилась! У тебя нет своей личной жизни, вот ты и лезешь ко

мне. Купи себе хотя бы шлюху!

Парень усмехнулся.

— У меня есть личная жизнь. Все твои бывшие шлюхи уходили ко мне. И мне

приходилось их успокаивать и обеспечивать на первое время. И эта прибежит, 71/201

не сомневайся!

Белокурая залепила парню пощечину и покинула коридор, возвращаясь к гостям.

Ей нужно было выпить.

Блейк не теряя времени нашел брюнетку и заговорил с ней.

— Кларк привела девушку на победное мероприятие, удивительно...

— Что, простите? — брюнетка не понимала.

— Лекса, я тебе не враг, пойми.

— К чему это все?

— Кларк, тебя не полюбит. Она никого не любит и не полюбит. И ты не то, что ей

нужно. Полагаешь ты первая девушка, кто хочет быть с ней? Кто хочет ее

«спасти»? Ей необходима покорная рабыня и не только в постели. — пытался

парень вразумить подростка.

— Нет, у нас все не так. Я не рабыня. — Вудс не понимала почему тот лез не в

своей дело.

— Но она не может иначе. А ты не похожа на ту, кто согласится подчиняться.

Если ты действительно хочешь счастья для вас обеих – отпусти ее. — спокойно

говорил тот.

— Такой, как ты никогда не сможет испытать чувств, что есть между нами! —

выкрикнула школьница. Хорошо, что играла музыка и ее никто не слышал.

— Они не вечны. Ни что не вечно. Ни что... — настаивал ассистент, зная, что

причинял боль.

— Наши с Кларк отношения, не вашего ума дела! Так, что держитесь от нас по

дальше.

Неожиданно подошла блондинка.

— Кларк, я хочу домой. — произнесла раздраженная Вудс и женщина увидела

скатившиеся слезы на ее щеки.

— Иди к Октавии, я скоро подойду и поедем.

Оставаясь наедине со своим другом, вздохнула.

— Белл, оставь нас в покое, на эту неделю. Позже все закончится.

— Ты уверена?

— Да. — печально произнесла Гриффин, покидая общество друга и торжество.

***

— Что Белл тебе сказал? — поинтересовалась блондинка, ибо ее цветочек не

произнесла ни единого слова, пока они ехали в машине.

— Полагаю, что ничего нового. — вздохнула Лекса, продолжая лежать «трупом»

на кровати.

Кларк задумалась, а затем вышла из спальни. Пришла минут через десять, с

гитарой. Но так как Лекса лежала к ней спиной, то ничего не видела, слышала

только шаги.

Белокурая присела на кровати, прочистила негромко горло. Опробовала

гитару и заиграла. Начиная петь.

— Я красивая, но ужасная.

Я безвредная, но опасная.

72/201

Очень смелая, но трусливая.

Я несчастная, но счастливая.

Я холодная, но очень жгучая.

Молчаливая, но крикучая.

Я блондинка такая вся – черно-рыжая.

Я стеснительная, но бесстыжая.

Я нашла себя, но я пропащая!

Я безгрешная, но гулящая!

И я – не я, когда люблю.

Я закрою дверь за тобою – не уходи.

Я закрою дверь за тобою.

Я никогда не прощу тебя или прощу я.

Нет, я тебя не люблю или может люблю тебя.

Я довольна собой? Да, я довольна собой.

Мне не надо другой – не такой, никакой.

Мне бы вдаль от земли, мне – куда облака.

Я пока еще не понимаю куда.

Ну, скажите тогда, как мне бедной прожить, Если бедная я, но богатая я?

Я красивая, но ужасная.

Я безвредная, но опасная.

Очень смелая, но трусливая.

Я несчастная, но счастливая.

И я – не я, когда люблю.

Я закрою дверь за тобою – не уходи.

Я закрою дверь за тобою.

Я никогда не прощу тебя или прощу я.

Нет, я тебя не люблю или может люблю тебя.

Я закрою дверь за тобою.

Я никогда не прощу тебя или прощу я.

Нет, я тебя не люблю или может люблю тебя.

Лекса уже давно развернулась и наблюдала за этим совершенством. Да, эта

женщина была великой! Много талантов.

— И давно ты поешь? Играешь на гитаре?

— С детства. Одно из моих хобби, которые никто не слышал и не видел. —

улыбнулась блондинка, убирая гитару и ложась под одеяло к девушке.

— Значит, я первая? — теперь и улыбнулась девушка.

— Да, также, как и первая мнешь мою постель. — усмехнулась Дьяволица.

Так какой же она Дьявол? Все больше она открывалась и становилась

Ангелом для Вудс, хоть и так беспардонно ворвалась в ее жизнь, круша все на

73/201

своем пути.

— Я хочу еще.

— Завтра, все завтра. Спи. — блондинка поцеловала ту в щеку, ей удалось

развеселить свой цветочек.

— Обешаешь? — мурлыкала Вудс в объятиях необыкновенной женщины.

— Обещаю. Спокойной ночи, малышка.

— Спокойной ночи, Кларки.

Спустя несколько минут, девушки забыли сном, в объятиях друг друга. День

сегодня был тяжелым.


Примечание к части

— Ах, да... Я тут подумала, что я тебя люблю.

https://vk.com/video-175833918_456239024

Лекса. 18 +

https://vk.com/photo-175833918_456239812

https://vk.com/photo-175833918_456239813

https://vk.com/photo-175833918_456239814

https://vk.com/photo-175833918_456239815

Колпачок 18 +

https://vk.com/photo-175833918_456239826

— Нууу... Необычное, но... Приятно.

https://vk.com/video-175833918_456239025

Кларк и Лекса на мероприятие.

https://vk.com/photo-175833918_456239837

https://vk.com/photo-175833918_456239834

Совместное фото на мероприятие.

https://vk.com/photo-175833918_456239835

Кларк играет на гитаре.

https://vk.com/photo-175833918_456239838

https://vk.com/photo-175833918_456239839

Поцелуй на ночь.

https://vk.com/photo-175833918_456239840

Спят.

https://vk.com/photo-175833918_456239841

74/201

18.

— Доброе утро, Кларк.

— Доброе, Лекса. Ты что ранняя плашка? — усмехнулась блондинка с закрытыми

глазами.

— Кларк, уже десять часов утра. Это не рано.

— Ладно, уговорила. — села в кровати Гриффин.

— Я хочу сфоткаться с тобой. — попросила Лекса, настраивая свой телефон.

— Ну может попозже? Когда я приведу себя в порядок, а? — улыбнулась

белокурая, смотря в камеру.

— Ты всегда в порядке. Даже когда только проснулась.

Щелк.

— Хорошо. Перекинуть, мне фото не забудь! И дуй в душ. Сегодня поедем на

пляж.

***

— Клаааарк... Ты не хочешь спрятать свою грудь? — обиженно протянула

девушка.

Они недавно прибыли на пляж и легли позагорать. Был несильный ветерок, поэтому с морем они решили повременить.

— Интересно, как я это сделаю? — рассмеялась блондинка, смотря на эту

обиженно-ревнивую мину. — Ты бы последила за собой. И за своей грудью. А то

вон у того паренька...

Женщина указала куда-то в сторону.

— ... Сейчас слюни изо рта польются.

Вудс оглянулась, накидывая на блондинку полотенце.

— Это он на тебя так смотрит. Это у тебя сейчас грудь сбежит из бюстгалтера!

Кларк рассмеялась в голос, присаживаясь на лежаке и придерживая

полотенце.

— Моя девочка ревнует, да?

Брюнетка нахмурилась, ибо ее поймали с поличным.

— Нет... Да! Не важно. Ты обещала, что трахаться будешь только мной, а сейчас

тебя мысленно трахает весь этот убогий пляж. — рассердилась школьница.

Разве она имела права говорить, что «ты – моя!»? Нет. Поэтому немного

перефразировала эту фразу.

— О, Боже, Лекса! Мне досталась собственница. — белокурая никак не могла

перестать смеяться. Но по чужому лицу уже видела обиду. — Ладно, пойдём

искупаемся. Там ни меня, ни тебя — никто не увидит.

— Кларк, а ты меня совсем не ревнуешь? — что сложив губки бантиком, спросила

девушка.

— Ревную. — ответила та, целуя эти сочные губки, пока они шли до воды.

— Незаметно...

— Просто я это очень хорошо скрываю. Думаешь почему ты здесь? В Тае. Я знала, что на прошлой неделе, твой парень в отъезде, поэтому отпускала тебя домой.

75/201

На этой неделе он в городе, да, и мне хватило того вечера... Ваших обнимашек и

поцелуев. Тогда я хотела его покалечить. Но меня останавливали твои родители.

Хотя Джейк был бы рад, если бы я набила морду Кемерону. — объясняла

женщина, когда они уже потихоньку заходили в воду. — Но ты же понимаешь, я

же леди.


— Кларк, а что будет дальше, когда мы вернёмся?

Гриффин знала, что будет дальше и не хотела об этом думать.

— Я не знаю, Лекс. Зачем нам думать сейчас... В таком прекрасном месте, среди

пальм и бананов, о будущем? Давай просто жить сегодняшнем днем? Мы вдвоем

и нам хорошо.

Блондинка утянула ту в свои объятия, два тела, как будто вспыхнули, среди

прохладной воды. И голубоглазая сразу отплыла от школьницы, а та уже успела

запутать свои пальчики в лямках верха купальника, что отплывая женщина

осталась без него.

— Что ты творишь, Лекса? — рассердилась Дьяволица и скорее всего не на

сброшенный верх, а на вопросы, которые начали приносить незначительную, но

все же боль.

Вудс перепугалась этого злого тона, что была в ступоре и не могла ответить.

— Хорошо. Мне похуй! — Гриффин прикрыла грудь руками и стала выходить из

воды, брюнетка сразу засуетилась, пытаясь схватить ту за хоть что-нибудь и

остановить.

— Кларк, прости, я не специально! Оденься прошу тебя!

Но все ее попытки были тщетны. Брюнетка готова была разрыдаться от

несправедливости.

Женщина подошла, схватила майку, отпуская свою грудь, но вовремя

подбежала школьница, закрывая ее полотенцем. Испуганно она оглядывалась, что бы никто не заметил. А когда ее любовь оделась, она опустилась на лежак и

заплакала, опуская свой взгляд в песок.

— Прости меня, Кларк... Я не хотела этого всего, я не хочу ревновать тебя... Не

хочу быть помешанной на тебе... На сексе с тобой...

Белокурая стояла и молчала, давая той выговориться. Хоть и слезы ее совсем не

устраивали.

— Но у меня плохое предчувствие... Мне кажется, как будто каждый день у нас

последний... Как будто нас не будет в будущем...

Гриффин списала это все на то, что там возможно чувствовала их скорое

расставание, но она еще ничего не решила толком, для себя. Это удивляло, у той

была хорошая интуиция.

Присев на корточки, перед школьницей, начала вытирать ее скатывающие

слезки с глаз и целовать руки.

— Малыш... Я не знаю, что будет завтра с нами, даже не знаю, что будет через

час. Поэтому, прошу тебя, откинь все плохие мысли, забудь. Давай просто

побудем вместе. Мне нравишься ты, такой, какая ты есть. И становиться

76/201

хищницей, по отношению ко мне не зачем. Это моя прерогатива. — улыбнулась

она, мягко оставляя свой поцелуй на алых губах той. — И я больше не злюсь.

Поэтому не плачь больше. А лучше пойдем перекусим бургеров, в ближайшем

кафе.

— Кларк и бургеры? Что-то новое. — улыбнулась Вудс, заглядывая в синии глаза, как это тайское море. А позже начала одеваться.

— Н-да... С тобой у меня все в новинку. — взявшись за руки, девушки

направились в ближайший общепит.

Девушки никогда не оставались одни. За ними всегда приглядывали Линк и

Октавия, хоть иногда и отвлекались на собственные поцелуи. Но это было очень

редко, больше они разговаривают о своей жизни. Парень хотел детей, а Блейк не

могла бросить любимую работу.

***

— А что у нас дальше по плану, на сегодня? — спросила Лекса.

— Сходить в ночной клуб и напиться. Я давно не развлекалась. — усмехнулась

блондинка. Позируя для селфи, с девушкой.

На всех фотографиях они выглядели таким счастливыми, потому что это было

так.

— Ладно. Но я пить много не буду.

— Ты становишься плохой девочкой, когда выпьешь? — подшучивала женщина.

— Нет. Просто не люблю алкоголь, вот и все. И мне же надо тебя потом до

спальни дотащить. — усмехнулась брюнетка. Так как всегда была трезвая и

помогала подругами добраться до дома и своему парню.

— На это есть наша охрана.

— Охрана? Она и будет тебя раздевать? – округлила глаза школьница.

— Ладно-ладно, ты будешь меня раздевать. Но только без всяких интимных

штучек с твоей стороны. — продолжала издеваться та.

— Кларк, за кого ты меня принимаешь?! Я не страдаю некрофилией!

— Да я пошутила. Какой грозный енотик... Что ж ты все принимаешь так близко к

сердцу. — поцеловав свою девочку, потянула ее на выход из кафе. — Пошли

прогуляемся, а то с тобой я скоро ни в одно платье не влезу.

Пока они гуляли, то сделали ещё несколько фотографий.

Девушки сходили в душ и бездельничали, отдыхали немного от солнца. От

него тоже можно устать.

— Кларк, спой пожалуйста, ты обещала. –попросила Лекса, ласково, как котик.

— Ну, хорошо. — взяв гитару, улыбаясь, Гриффин подстроила гитару и заиграла, подключая позже свой голос.

— Один случайный взгляд изменил мою жизнь, Унёс... покой.

И нет пути назад, от любви, не уйти –

Иди, за мной.

77/201

Разбуди меня ночью

И заставь меня плакать,

Пусть не будет надуманных слов –

Не надо!

Эти нежность и слёзы –

Мы не станем их прятать.

Будет нашей наградой – любовь!

Один короткий миг и внутри у меня

Горит... огонь.

Невидимая нить между мной и тобой,

Хранит... любовь.

Разбуди меня ночью

И заставь меня плакать,

Пусть не будет надуманных слов –

Не надо!

Эти нежность и слёзы –

Мы не станем их прятать.

Будет нашей наградой – любовь,

Будет нашей наградой – любовь,

Будет нашей наградой – любовь!


Примечание к части

Утреннее селфи.

https://vk.com/photo-175833918_456239842

— Клааарк... Ты не хочешь спрятать свою грудь?

https://vk.com/photo-175833918_456239848

— Ты бы последила за собой. И за своей грудью.

https://vk.com/photo-175833918_456239849

Выход девушек из воды.

https://vk.com/photo-175833918_456239850

Кафе.

https://vk.com/photo-175833918_456239851

Селфи в кафе.

https://vk.com/photo-175833918_456239852

На прогулке.

https://vk.com/photo-175833918_456239854

https://vk.com/photo-175833918_456239856

https://vk.com/photo-175833918_456239855

Кларк поет.

https://vk.com/photo-175833918_456239857

https://vk.com/photo-175833918_456239858

https://vk.com/photo-175833918_456239859

78/201

19.

— Будет нашей наградой – любовь!

Кларк улыбалась и пела, а брюнетка смотрела и никак не могла наглядеться

и наслушаться. Этот волшебный голос, немного с хрипотцой... Дьяволица, нет

Ангел, была такой домашней: с коконом на голове, растянутая майка с

оголенным плечом и счастливая улыбка. Кажется, с каждой минутой Вудс

влюблялась больше и сильнее. Хотя, куда уже больше? Больше никуда.

***

В ночном клубе, Кларк прилично выпила и просто отдавалась всю ночь

танцам. Вудс не умела танцевать, но в конечном итоге, ей пришлось, так как она

задолбалась отгонять от своей женщины подкатывающих к ней людей. Это были

и мужчины, и женщины, а может и оно. Это же Тайланд и этим все сказано.

****

— Доброе утро, Кларки!

— Доброе-доброе, Цветочек. И за что я люблю курорты? А потому что на них

сколько не выпей, голова не болит. — усмехнулась блондинка, размышляя вслух.

— Это пока не болит... — протянула недовольно Вудс. — Ты помнишь, что вчера

мне чуть не изменила? С тремя девушками и одним парнем! Если бы не я...

— Если бы не ты, Ангел, этого бы мне не дала сделать Октавия. Я не сторонник

случайных связей. А вообще я редко так напиваюсь. Только когда устаю сильно

от работы. — объясняла Гриффин.

— Ты устала так от работы, что выпила почти «бочку» виски? — брюнетка

приподняла одну бровь в непонимании.

— Ну... годы тренировок. — усмехнулась женщина.

Работа была тяжелой у нее и она себе позволяла, каждый день расслабляться

одним бокальчиком виски или двумя, вечером, перед сном. — Ладно, прости, Цветочек. Я больше так не буду.

— Посмотрим. — ответила нагло школьница и удалилась в ванную комнату.

Теперь была очередь Гриффин приподнять бровь в недоумении. Как с ней та

себя вела? Ни одна из бывших подстилок не вела себя так. Ах да, Лекса давно

уже не подстилка...

Вздохнув блондинка встала с кровати, позвонила на ресепшен отеля и

договорилась о завтраке, ибо сама готовить не умела. Затем сходила в душевую

в другой спальне и спустилась вниз, ожидая свою девочку.

— Это тебе. — протянула блондинка букет белых пионов. — Я прощена?

— Спасибо. — улыбнулась Вудс, она обожала цветы, но никто об этом не знал.

79/201

Даже Тайлер никогда ей не дарил цветы. Дарил мягкие игрушки, которые она не

понимала, но принимала. Он считал ее ребенком. А эта женщина относилась к

ней по-другому. Да, она заботилась о ней, называла ее «малышкой», но это все

лишь указывало на проявление чувств той, в отношениях между взрослыми

людьми. А что та творила с ней ночью, так это отдельный разговор... — Да, а

поцеловать?

Улыбнулась девушка, получая свой поцелуй в щеку. Нежный поцелуй, который намекал на то, как ее ценят и дорожат ей.

— Только хотела это сделать, но ты все куда-то бежишь или уже читаешь мои

мысли? — улыбалась Гриффин, принимаясь за поздний завтрак.

— Может быть. — кокетливо произнесла Лекса, делая еще одно селфи. Да, она

помешалась уже на этих фотках. Но ей хотелось как можно больше запечатлеть

эту красивую женщину. Она восхищалась ей: ее красотой, умом и, даже, тактикой поведения. Сначала заставила себя ненавидеть, а потом влюбилась в

себя. И вот, как это так быстро произошло? Зеленоглазая терялась в догадках.

— Лекс, ты же вкурсе, да? Что эти фотки не должны ни где светиться? —

серьезно спросила блондинка.

— Да, конечно. — ответила та, понимая насколько печальная их ситуация. И

почему любящие друг друга люди не могут быть вместе? Не взирая на пол... Это

– безчеловечно!

— Моя умненькая девочка. — произнесла Кларк с улыбкой, добавляя. — Я там

тебе на кровати оставила костюм, для серфинга. Доедай и переодевайся.

Сегодня волны, как раз способствует этому.

***

— Обожаю серфинг. Как ты догадалась об этом, Кларк? — говорила школьница, подготавливаясь оседлать волну.

— Скажем так... Перед нашей второй встречей, мне пришлось тебя изучить.

Брюнетка сразу же нахмурилась.

— Как это?

— В штат моих сотрудников входят детективы. В их работу входит находить

«скелеты в шкафу тех кампаний, с которыми я планирую заключить сделку. И

если меня устраивает их «грязное бельишко», я еду подписывать контракты. Так

же иногда они выполняют работу личного плана. Подготавливают досье моих

будущих и... — Кларк замялась, она не хотела обижать эту девушку и опять

напоминать о «игрушках». — моих будущих любовников. Я должна быть уверена, что с головой, а также со здоровьем, все у тех в порядке.

Вудс понимала, что она не первая и возможно не последняя, что не могло не

причинять боль.

— Много их было? — спросила она тихим и печальным голоском.

— Много. Больше двадцати, я сбилась со счета. — Кларк подметила, как у той

сменилось настроение. Ну, что она могла сделать? Прошлое не изменить. —

Лекс, прошу не думай об этом. Я никогда никого не целовала сама. Не делила

свою постель во время сна. И никому не играла на гитаре. Ни разу. Только с

80/201

тобой.

Объясняя, женщина смотрела в зеленые печальные глаза, а затем обхватив

руками шею брюнетки, притянула ее для поцелуя. Та ответила на него, мягким и

нежным поцелуем, без единого намека на страсть.

Разрывая поцелуй, голубоглазая запечатлила короткий и на лбу у девушки.

Она не хотела, что бы школьница расстраивалась.

***

— Давай, лучше я тебе расскажу о моем пляже? Это моя мама, она поехала на

этот пляж, когда узнала, что беременна. Я здесь еще не была, но это «наш» с ней

пляж. Уже мое любимое место. — Кларк улыбнулась лишь уголками своих губ, когда показывала Лексе фото из телефона. Эта была печальная история, для

нее. — Это дикий пляж. Потому что все бояться «огненных кораллов», они жалят

сильнее медуз. Будь осторожна.

Блондинка застегнула последний ремешок, на ноге Лексы.

— Ну, вот и ты готова. — заботливая и открытая Кларк, это была такая редкость, что после всего разговора Вудс широко улыбалась. — Пойдем.

— Тут все в точности, как она рассказывала. Жаль, что ее здесь нет... —

продолжала рассказывать та, пока они шли с досками к воде.

— Кларк, она всегда рядом. — попыталась поддержать Лекса.

— Она не была никогда рядом при жизни. Думаешь после смерти передумала? —

горько усмехнулась Гриффин.

— Зато я рядом. И если ты разрешишь... буду рядом всегда. — пообещала

брюнетка.

На что Кларк мягко улыбнулась, ничего не ответив. Положила доску на

поверхности воды и поплыла на встречу волнам. Зеленоглазая повторила тоже

самое.

Все было хорошо, ровно до того момента, пока Лекса все же не задела ногой

«огненный коралл».

Душераздерающий вопль раздался на весь пляж.

Кларк быстро отвязала от себя доску, бросая ее, поплыла к школьнице. Та во

всю плакала от невыносимой боли.

— Прости, прости, прости меня, родная... Это я во всем виновата... — причитала

женщина, замечая обоженную ногу. Она уложила девушку на ее доску и

потянула ту к берегу. — Сейчас... малышка... — шептала блондинка укладывая ту

на песочный берег и сама чуть не плакала.

— Октавия! Линкольн! — Прокричала она, и те быстро оказались рядом, поднимая рыдающую девушку на руки, понесли к машине.

— В больницу, мигом! — отдавала приказ белокурая, крепче прижимая к себе

81/201

своего цветочка. — Все будет хорошо, милая. Сейчас мы доедем и врачи снимут

боль, обещаю.

Нашептывала голубоглазая, пытаясь хоть как-то остановить этот поток слез

боли. Она сама перепугалась не хуже, поэтому знала, что разорвет тайских

врачей на части, если они срочно не примут меры.

***

— Прости меня, солнышко. — без устали просила прощения Кларк у брюнетки.

Они уже были дома и лежали в своей спальне, отдыхая от случившегося.

— Кларк, еще раз повторяю, ты не виновата. Это я, сама. — отвечала девушка.

— Если бы я тебя туда не привезла, ничего бы не случилось. — вздыхала блонди, уже целуя больную ножку.

— Спой, пожайлуста. — попросила девушка, что бы как-то закончить этот

бессмысленный спор. Они обе были упрямые.

— Все, что угодно. — Гриффин взяла в руки гитару, вспоминая песню, запела:

— Ушедший день, все-таки запомнится. Твоим теплом и моей бессонницей.

Держусь за облака.

Зная, что там меня кто-то встретит.

Только я, только ты.

В двух шагах от мечты.

В двух словах от любви

На час, на миг.

Подари мне этот лунный мир.

Сорваться в высь до утра мечтали мы, Мечты сбылись, а потом растаяли.

Но пусть наши сердца, в звездной дали На миг стали ближе.

Только я, только ты.

Две судьбы, две мечты.

В двух словах от любви

На час, на миг.

Подари мне этот лунный мир.

Закончив петь, женщина увидела, как зеленоглазая спала. Улыбнувшись, тихо поставила гитару на кресло и легла рядом, укрывая лучше одеялом.

— Спи, мое счастье.


Примечание к части

Кларк в ночном клубе.

https://vk.com/video-175833918_456239026

https://vk.com/video-175833918_456239027

https://vk.com/video-175833918_456239028

Несколько фоток девушек из клуба.

82/201

https://vk.com/photo-175833918_456239881

https://vk.com/photo-175833918_456239882

https://vk.com/photo-175833918_456239883

https://vk.com/photo-175833918_456239884

https://vk.com/photo-175833918_456239885

Селфи с подарком Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456239911

Примерительный поцелуй.

https://vk.com/photo-175833918_456239912

Лекса.

https://vk.com/photo-175833918_456239913

https://vk.com/photo-175833918_456239915

https://vk.com/photo-175833918_456239917

https://vk.com/photo-175833918_456239918

Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456239923

https://vk.com/photo-175833918_456239924

https://vk.com/photo-175833918_456239925

Фотография матери Кларк на телефоне.

https://vk.com/photo-175833918_456239919

https://vk.com/photo-175833918_456239920

Пляж.

https://vk.com/photo-175833918_456239921

https://vk.com/photo-175833918_456239922

Как все случилось.

https://vk.com/photo-175833918_456239926

https://vk.com/photo-175833918_456239927

83/201

20.

— Спи, мое счастье. Сон заберет всю боль и болезнь. — прошептала

блондинка, осторожно целуя ту в щеку.

***

— Кларк, а мы так и будем лежать? — возмущалась брюнетка. Да, она проспала

до вечера, уже отдохнула, не хотела больше лежать в кровати. Плюс заставлять

женщину оставаться в постели из-за себя.

— Ну, ты же больна.

— У меня ничего не болит.

За последние оставшиеся дни на острове, девушки посмотрели несколько

достопримечательностей, вечерами гуляли и даже посетили детскую школу «Koh Tao Primary», для благотворительности. Чем удивила Лексу Вудс. Женщина

открывалась ей все больше и больше, и совсем не походила на Дьяволицу.

Первое впечатление тоже бывает ошибочным. Пока не поймешь, чем живет

человек – не имеешь права судить его. Почему он такой, какой есть. Да, Кларк

Гриффин — намного лучше некоторых людей.

Она очень добрая...

Вспоминала школьница, как отзывалась о ней Майя. И это было правдой! А

еще она видела, как светятся счастьем глаза блондинки, когда она рядом с

детьми: играет или помогает с уроками. Такое чувство было, что Кларк уже

вырастила своих детей и не одного. К каждому ребенку, даже «закрытому

ежику», она смогла найти подход.

Те, кто уже видели женщину, бежали к ней, как к родной матери. Это было

непередаваемое ощущение для брюнетки. Наблюдая за этими милыми

отношениями, между детьми и ее пассией, по ее коже бежали мурашки и иногда

даже непроизвольно катились слезы радости. Гриффин и вправду была им, как

крестная мама или крестная фея.

***

В воскресение, девушки возвращались домой. Летели они на частном

самолете кампании «Скайкру». Конечно, это был личный самолет Кларк, ведь и

кампания была ее.

Весь полет, на воздушном судне была напряженная обстановка. Ибо, когда

Лекса полезла обнять начальницу своего отца, та отмахнулась со словами об

усталости. Зеленоглазая почему-то не поверила, ведь та никогда не уставала, она была как энерджайзер. Особенно, когда дело доходило до объятий и

поцелуев... Но школьница не стала приставать, списав это на рядом

находящегося ассистента, который ко всему ненавидел Вудс.

И лишь одна Кларк знала, что с ней. А точнее, что она должна сделать по

приезду домой. Блондинка обязана была расстаться с девушкой и не потому что

обещала Блейку. А потому, что эти отношения затянулись и она стала очень

84/201

много позволять «своей игрушке», теряя тем самым свою голову со школьницей.

Да, она сходила по ней с ума, по ее смуглому, невинному и миниатюрному телу.

И та давно перестала быть «очередной игрушкой», как были все ее

предшественники. Брюнетка стала чем-то большим для Гриффин, стала ее

слабостью... Может быть голубоглазая тоже в нее влюбилась? Может. Вот только

проблема в том, что Кларк не знала, что такое ЛЮБОВЬ. Да, она любила

родителей, няню (Майю), детей из приюта, но любовь к девушкам, парням — это

совершенно иное, отличающееся от кровных уз, материнского инстинкта.

Поэтому, она не понимала, что чувствует к этой школьнице. Впрочем, как и не

хотела разбираться в себе. Ибо даже представить не могла совместного

будущего со школьницей. Той не было даже восемнадцати лет и плюс

лесбиянство в их обществе презирали.

Как только они пересекли порог Гриффинского дома, Кларк нацепила маску

безразличия, разворачиваясь к девушке и до ужаса мертвым голосом

проговорила:

— Ты свободна. Навсегда! — слезы рвались с невероятной силой из голубых глаз, но женщина сдержала их. Она давно разучилась плакать.

Лекса нахмурилась, не понимая, точнее до нее не дошли слова блондинки.

— Собери свои вещи из спальни на втором этаже и внизу тебя ожидает

водитель. Он отвезет тебя домой. — хоть и в голосе начальницы присутствовал

металл, в нем и прослеживались нотки заботы.

Теперь-то до школьницы дошло и ее глаза сразу заволокли слезы, но

девушка не давала им скатиться. Упорно продолжая держать себя в руках, так

как знала, что любовь всей ее жизни не переносила эту мокрую и соленую

влажность на щеках. А вот голос срывался... Она держалась, так как перед ней

стоял хороший учитель.

— У тебя появилась другая? Другой? — спросила она, первое, что пришло в

голову. Ведь еще вчера было все так хорошо. Они были с детьми и может быть

было глупо, но Лекса мечтала иметь ребенка от Гриффин. Или быть второй

мамой ребенку начальницы. Без разницы, главное быть всегда рядом с ней и

возродить совместный плод их любви.

Что могло случиться за такой короткий промежуток времени? Ведь они даже

не ругались... А их ночь любви была совершенна. Может потому что она была

последней?..

— Нет. У меня никого нет... пока. Но как я и говорила... — Кларк прошла в

гостинную наливая себе полный бокал виски, не как обычно одну треть. Для

того, чтобы проще было говорить. Зеленоглазая двинулась за ней, ей нужны

были объяснения своей ущербности...

Блонди осушила одним глотком половину бокала и продолжила, даже не

поморщившись от крепкого напитка.

— Но как я и говорила в начале нашей сделки, что ты здесь пока ты мне не

надоешь. Это случилось, и, как я и обещала, не потребовалось года.

Вудс слушала внимательно, смотря в голубые глаза и не отводила своего

85/201

взгляда. А те глаза, напротив, бегали и практически не смотрели на брюнетку.

Сделка... Сделка... Сделка...

Повторял внутренний голос школьницы, изливаясь изнутри на органы серной

кислотой. Вот так было больно...

— Я тебе ничего не обещала, как и всем своим игрушкам. Взамен на секс давала

свою заботу, тепло, стажировала, свозила в другую страну и выполнила свои

обещания. Кампания твоего отца будет процветать и я дам Джейку хорошую

рекомендацию. Ты со мной выросла и можешь спокойно занять место главы

кампании Вудсов.

Гриффин «добила» бокал со спиртным и налила всклень следующий, у нее

трялись руки от своей речи, хоть она и усмехалась во время объяснения

причины.

Все же одна слеза из правого глаза скатилась и Лекса быстро ее смахнула

рукой.

Игрушка... Игрушка... Игрушка...

Твердило ее подсознание, девушка хотела провалиться под землю, выслушивая

до боли прожигающую речь каждой клеточкой ее тела. Она не могла вымолвить

и слова... Все казалось таким нереальным, сном... Это не могло быть правдой...

— Беллами, тебе подсказывал не влюбляться. Зря ты его не послушала. —

замахнув в себя еще один бокал виски, она продолжала, так как не понимала

почему та все еще тут. — Ты можешь меня ненавидеть, но мне плевать.

Зеленоглазая не могла больше слушать, все что извергают уста Дьяволицы, которая наконец показала свое истинное лицо Демона.

— Как ты могла, Кларк, пользоваться моими чувствами, как только я тебе

призналась в любви?! Как ты смогла усомниться во мне, что я это делаю только

ради компании отца и места в его кресле?! Я сейчас же покину твой дом и не

задержу тебя. Вещи можешь выкинуть или отдать еще одной благотворительной

организации. Ведь так ты замаливаешь свои грехи.

Вудс говорила со слезами на красных глазах, но ее голос был спокойным как

никогда. Она держалась стойко, блондинка и вправду ее многому научила.

— Согласна? — удивилась блондинка, чувствуя как и ее глаза увлажняются. Ведь

тыкать благотворительностью – это был удар под дых. — Надо же, так быстро

согласилась.

— Согласилась. — надменно, как могла подтвердила темноволосая, правда

шмыгая носом.

— Без истерик и криков? — с сарказмом переспросила женщина.

— Все мои истерики, крики для тех кого я люблю. А тебя я больше не могу

любить, так как нельзя любить человека, который тебя предал. — проговорив

это Вудс развернулась и выбежала из дома.

После ухода той, бокал с недопитым виски полетел со злостью в горящий

86/201

камин, разлетаясь на мелкие осколки и сразу же вспыхнуло пламя огня в нем, от

попадания спиртосодержащего напитка.

Майя прибежала на громкий звук.

— Пирожочек, что случилось?! — взволнованно проговорила женщина, ибо не

видела никогда в таком гневе свою приемную дочь.

— Ничего! Убери тут все! И передай Мерфи, что меня ни для кого нет! Ни для

Беллами, ни для глав других кампаний, ни для чертого дьявола! — практически

выкривнув эти слова, так как нервы сдали у Гриффин, она исчезла в своем

кабинете, с бутылкой початого виски и закрылась на замок.

Если можно было видеть бессмертные души девушек, во время разговора, то

нарисовалась бы такая картина:

Две окровавленные души, стояли друг перед другом на коленях и с

кровавыми слезами шепчут друг другу:

— Не уходи...

— Не позволяй мне...


Примечание к части

Кларк в детской школе.

https://vk.com/photo-175833918_456241514

https://vk.com/photo-175833918_456241515

https://vk.com/photo-175833918_456241516

https://vk.com/photo-175833918_456241517

https://vk.com/photo-175833918_456241518

https://vk.com/photo-175833918_456241519

Последние счастливые деньки в Тае.

https://vk.com/photo-175833918_456241545

https://vk.com/photo-175833918_456241571

https://vk.com/photo-175833918_456241544

https://vk.com/photo-175833918_456241546

https://vk.com/photo-175833918_456241547

https://vk.com/photo-175833918_456241540

https://vk.com/photo-175833918_456241555

https://vk.com/photo-175833918_456241553

https://vk.com/photo-175833918_456241551

https://vk.com/photo-175833918_456241549

https://vk.com/photo-175833918_456241556

https://vk.com/photo-175833918_456241557

https://vk.com/photo-175833918_456241562

https://vk.com/photo-175833918_456241568

https://vk.com/photo-175833918_456241570

https://vk.com/photo-175833918_456241563

https://vk.com/photo-175833918_456241566

https://vk.com/photo-175833918_456241561

https://vk.com/photo-175833918_456241559

https://vk.com/photo-175833918_456241569

Самолет.

87/201

https://vk.com/photo-175833918_456241574

https://vk.com/photo-175833918_456241573

Лекса во время разговора.

https://vk.com/photo-175833918_456241520

Душа Кларк во время разговора.

https://vk.com/photo-175833918_456241521

88/201

21.

— Не уходи...

— Не позволяй мне...

***

Кларк закрылась в своем кабинете и сидела на полу, спиной облокачиваясь

на диван.

Она ушла. Она по-настоящему ушла. Самое лучшее, что было у меня в жизни. Что

же я натворила?

Обхватывая голову руками, ибо она трещала настолько сильно, что казалось

взорвется от одних только мыслей.

Почему мне так плохо? Отчего так больно? Ведь эта школьница – игрушка, подстилка, шлюха... Как и все... НЕТ!!!

Кажется ее мозг уже взорвался. Боль была настолько сильной, что хуже, чем

от потери родителей, хотя брюнетка не умерла.

Звякает телефон в кармане черного, брючного костюма, оповещая об

уведомлении и новые мысли со скоростью света вновь заполняя светлую головку.

Это она! Она меня любит!

Задыхаясь, она вытаскивает телефон и читает сообщение. Оно от охраны.

Линкольн: Мисс Вудс дома, у родителей.

Гласит смс. Блондинка расстроена, что оно не от ее цветочка, но быстро

печатает ответ. Хотя делать ей это трудно, ибо голубые глаза застилают слезы и

буквы размываются на мобильной клавиатуре и дисплее.

Кларк: Как она?

Конечно, она ужасно беспокоилась. Причинила боль не только себе (она

справится... наверное), но и невинной девочке. Ее маленькой девочке.

Октавия: Расстроена. Мне продолжать быть рядом с ней?

Да, эти двое были не разлей вода. Линкольн и Октавия. У них бы получилась

хорошая семья.

Кларк: Да.

Как бы Гриффин не хотелось просидеть так весь день, заливать спиртным

свои раны — она не могла. На ней много ответственности перед миллиардами

людей, они нуждаются в ней и в ее помощи. И как бы рано она не выросла, как

бы ей не хотелось вернуться в свое беспечное восемнадцатилетие, что бы

89/201

пережить боль, как подростки, – нельзя. Нужно было решить вопрос с Азгедой, снять Нию и поставить на ее место ее сына.

А также нужно было принять душ и привести себя в чувства. Может вода, смоет

ее отчаяние?..

Гриффин встает на ноги, пошатываясь и останавливая свой взгляд на

кожанном диване. Она ее здесь трахала. Женщина закрывает глаза, вспоминая, как та лежит в полный рост, коричневые соски напряжены от желания, губы

окрашены в бледно-алую жидкость, смешанные со смазкой возбуждения и ее

брюнетистые волосы свисают до пола. Конечно, от представленной воочию

такую картину, у нее начинает пульсировать клитор.

Сука.

В груди становится еще больнее. Сердце сжимает загрудинная боль, как при

стенокардии.

Она ушла, Гриффин. Ты ее прогнала. Привыкай, смирись.

Голубоглазая долго время учила себя самоконтролю, поэтому заставляет

взять себя в руки и отправиться в ванную комнату. Она не любит кипяток, но

именно сейчас он ей нужен. Вода обжигает, что та еле терпит, но она хочет

выжечь школьницу из своих мыслей, смыть ее запах с тела, вымыть ее из себя.

Лекса же могла не уходить, устроить истерику, показать слезы и все, блондинка бы не смогла ее выгнать. Но она ушла.

— Скатерью дорога! — не выдержала хозяйка дома и начала задыхаться от своих

слез. Ее прорвало.

Неправда. Мне будет тебя не хватать.

Женщина попытала перевести все в наплевательское отношение к

образовавшейся ситуации. Со временем успокаиваясь под обжигающим душем, завернулась в полотенце, представляя, как сложится ее жизнь дальше: каждый

Божий день – темно и пусто, ведь ее больше нет рядом. Больше не будет

остроумных высказываний, любопытства. Зеленые глаза не будут смотреть на ее

с улыбкой или испугом, или с желанием.

— Что же ты наделала, идиотка? — кривится она, смотря на себя в большое

зеркало на гримасу боли, выраженной на лице.

— Она не для тебя. Ей нужен мужчина, ей нужен кто-то лучше, чем ты. Ей нужна

подростковая романтика. Она достойна лучшего, чем ты – конченая извращенка!

Гриффин отворачивается от сволочи в зеркале, вытирается и идет одеваться.

Пол вновь уходит у нее из под ног, хотя виски давно выветрился. В ее сердце

огромная, зияющая дыра, которая не то что ноет, а приносит с собой адскую и

физическую боль, по мимо эмоциональной. Быстро одеваясь, она едет на работу.

Там ей будет проще справится с произошедшим, когда окажется вновь на своем

«троне».

Ей удается на пару часов отвлечься, так как на работе творился хаос. Все из-за ее шаткого состояния. Когда тебе плохо, в первую очередь страдает твоя

90/201

«империя».

Откинувшись на стуле, Кларк прикрыла глаза, увидев лицо дочки Вудсов

перед собой. Как же она не похожа на всех кто бы до... Единственная, за кем она

бегала, подтирая каждую скатившуюся слезинку.

Блондинка ожила, после их знакомства. Эти несколько недель оказались

самыми восхитительными, непредсказуемыми, милыми за всю ее жизнь. Как

будто ее черно-белый мир, приобрел все цвета радуги... И все же, школьница не

та кто ей нужна? Ей без Дьяволицы лучше. Кому нужна бесчувственная сволочь?

Блондинка разблокировала свой телефон и начала листать присланные, совместные селфи брюнеткой. Как хорошо им было в Таиланде... Они как будто

обе вернулись в детство и Кларк изредко дергала Лексу за косички... Лекса и

косички...

Нет. Хватит, никаких больше воспоминаний.

Снова дыра в полом мышечном органе дала о себе знать, обжигающей, схватывающей болью. Интересно, а от любовных переживания можно было

умереть? Кажется, молодая женщина медленно умирала. Стойко терпя все

ужасно-болезненные микроинфаркты.

Я больше не могу тебя любить...

Пронеслась в голове фраза, выплюнная Вудс. Правда ли так может быть...

Можно ли человека разлюбить в одночасье?.. Кларк стало страшно и она сразу

же отбросила эту мысль.

Кларк вспомнила их первый поцелуй и непроизвольно улыбнулась. Тогда она

решилась со школьницей на большее. Невероятно, но откуда за такое короткое

время у нее накопилось так много счастливых воспоминаний?

Сново больно: боль терзает, мучает и медленно убивает, напоминая о потере.

Темнеет, замечает голубоглазая, когда смотрит в окно. За весь день она

только сотворила милый коллаж из их фото, на компьютере. Думает о том, что

нужно его показать Лексе, но сразу же мрачнее, слушая свой внутренний голос.

Нет больше Лексы.

Нахмурившись, женщина потянулась, – все тело затекло. Опомнившись, она

понимает, что весь день ничего не ела и не пила. Состояние было мягко говоря

ужасное.

Вспомнив о телефоне, она подрывается к сумке, что бы его найти. Вдруг она

звонила? Нет. Пропущенные звонки от всех, кроме нее.

Неожиданно телефон оживляется, сердце тут же начинает бешенно стучать, замирает... Это Беллами. Увы и ах...

— Привет. — Кларк даже не пытается скрыть свое состояние.

— Кларк? — парень похоже не узнал свою подругу. — Что случилось?

91/201

Тихо вздыхая, начальница смотрит на ночной город.

Интересно, что сейчас делает Лекса...


Блондинка не хочет рассказывать никому, но у нее больше нет сил

сдерживаться. Тем более он ее друг и будущий муж.

— Она от меня ушла. Я ее выгнала. — выдавливается из себя голубоглазая, чувствуя, как вновь ее глаза увлажнились.

— Мне приехать, Кларк?

— Нет.

— Может поужинаем сегодня? В твоем любимом ресторане...

— Нет. — опять коротко ответила та. Ей хотелось, что бы все от нее отвалили. —

Я устала и хочу побыть одна.

— Все к лучшему, Принцесса.

— Я знаю. Пока.

Она отключается и едет домой с мыслями, Забудь, Гриффин. Жизнь

продолжается.

Понедельник.

По приезду домой, блондинка выпила чашку зеленого чая и съела несколько

листьев капусты. Есть не хотелось.

Ей не спится. Кажется, вся кровать пропитана ароматом Лексы. Гриффин

прокручивает свои мыли у себя в голове. Если бы не сегодня, она ее прогнала, то

они все равно пришли бы к этой ситуации. Утро ли, через неделю или месяц.

Исход был бы один. Они не могут быть вместе.

Чуть позже, женщина начала представлять... Как Лекса свернулась клубочком в

своей детской постели (Линкольн сказал, что она у родителей) и плачет...

Третий час ночи, четвертый, пятый... Все также ей не спалось.

Кровь... Много крови... Я вся в крови...

Хозяйка дома, быстро подскакивает на кровати, в ужасе подбегает к зеркалу

и ничего не видит. Все хорошо, все нормально, не считая, что она вся мокрая от

пота и сердце колотится в сто крат быстрее. Она делает глубокий вдох, успокаиваясь. Ей никогда в жизни не снились кошмары, даже после смерти

родителей. Почему сейчас?

На часах 5:20. Итого она поспала минут 30-40. Взяв в руки гитару, начала

подбирать грустные аккорды, не замечая, как вновь провалилась в сон.

В этот раз, ей снилась школьница. Под ней... превосходное тело... робкий язычок

в ее рту...

На миг блондинка забывает все и рышет рукой по левой стороне своей

92/201

кровати. Шелковые простыни – холодные.

Где она?

Клитор опять пульсирует... Но проблема возбужденного, небольшого

отростка и ее помутненного сознания быстро решаются воспоминаниями о

вчерашней, утренней боли.

На часах 6:00. Состояние еще хуже, отвратительное. Женщина впервые

решается на утреннюю пробежку по городу, а не на торчание в спортзале.

В ушах – нарушники. В них треки Лолиты: Уходя – уходи, Правде в глаза, Раневская. Странные выбор, но именно эти песни описывают ее состояние в

данные момент. Ей все хуже и хуже: в легких – пожар, сердце отстукивает

молотком в голове, по всему телу острая боль потери... От нее не сбежать, ни в

спорт, ни на работу, ни куда...

Незаметно для себя, белокурая оказывается на той улице, где ее малышка

проживает с парнем. Она переходит улицу. Окна в квартире – безжизненны.

Интересно, она вернулась уже от родителей к своему парню? Она утешается в

его объятиях? Плевать... Лишь бы узнать в порядке ли она. Вранье! Я хочу ее

увидеть...

Гриффин представляет, как парень ее бывшей девочки купается в теплой

улыбке Лексы... смешит ее... целует, доводит до оргазма... Кларк на взводе, в

таком состоянии она бы убила любого, кто хоть пальцем тронул бы ее цветочек.

Ты сама во всём виновата. Забудь, это больше не твой цветочек. Она не для тебя.

Опять внутренний голос нашептывает паршивые слова, раздевает душу

дикой ревностью, всепоглощающей болью. Девушка разворачивается и убегает, подальше от Лексы Вудс.

Целый день, она провела на работе. Неплохо поработала. Начальница все же

сняла Нию с поста и удалила ее совсем из кампании Азгеды. Теперь ей управляет

ее сын, Роан, и дочь Онтари (она его заместитель).

Блондинка наконец отвлеклась и только под вечер вспомнила о своей

душераздирающей боли.

Я скучаю.

Впервые она призналась себе и что она скучала не по сексу с ней, а именно

по самой девушке.

По дороге домой, Кларк проверяет свой телефон. Ни одного сообщения от

брюнетки. Боль внутри сильнее.

Она не напишет, она хотела уйти, хотела меня бросить... И в этом виновата Я.

Все к лучшему...

Вторник.

93/201

Мне страшно засыпать без нее...

Уже полночь, девушку вырубает, но она не сдается, хоть и невыносимо

устала. Но и мысли не дают.

Зачем я наговорила ей, всю эту чушь.

В глубине души она знает ответ... Она – идиотка!

В голову опять пришли мысли об выпивке, но она отказала себе в этом.

Впервые, ей не хочется пропускать на ночь стаканчик спиртного, лучше таблетку

обезболивающего.

Девушка засыпает, молясь, что бы ей не приснился кошмар, уж лучше голая

школьница...

Больно, очень больно... Руки в крови, под ногами кровь и я вся в крови...

Просыпается. Сердце бешенно ударяется об грудную клетку. Кларк пытается

не думать о кошмаре, а думает о том, что ей не помешает посетить мозгоправа

(психолога).

Чуть позже, за завтраком, белокурая понимает, что это нежное создание

пожертвовало собой ради ее нужд: проклятого эгоизма и воспаленного желания.

Господи... Пройдет ли когда-нибудь эта боль?..

На работе, между совещаниями, вновь, у начальницы проскальзывают мысли

о драгоценной брюнетке.

Интересно, она ходит в школу? А если она несчастна, также, как и я? Надеюсь, что нет. Она, меня не любит. А может и никогда не любила? Может это была

лишь хорошая игра подростка, что бы ее быстрее отпустили? Тебя переиграли, Кларк...

В конечном итоге, с тобой поступают также, как и ты поступаешь. Все

возвращается бумерангом. Сейчас Кларк осознает, что ее раздражают все

другие девушки и парни, она не может даже на них смотреть. Все сотрудники ее

бесят, что она хоть сейчас их всех уволила. Тут и отпадает сразу вариант о

замене.

Скоро у нее выпускной. Лето, колледж... Новые знакомства... Она забудет меня...

Я не хочу, я хочу занимать все ее мысли. Что мне делать?

Секретарша, что-то напоминает Кларк о новых контрактах, праздникам, вечеринках.

— Отмени все. На месяц. — серьезным тоном сообщает начальница, добавляя. —

Вот адрес. Закажи на него самый большой букет алых роз. Две дюжины, три, не

суть.

Так она меня не забудет.

94/201

— Открытку приложить, мисс Гриффин?

Возвращайся. Прости меня. Я больше тебя не прогоню.

— Да. Что-то вроде «Поздравляю с началом экзаменов. Успехов. Кларк».

После обеда, девушка едет в тренажерный зал, и потом плавает в бассейне.

К вечеру они с Линкольном едут домой.

— Линк, Окти, что-то говорила о Лексе?

— Нет, мисс Гриффин. Как я понял сам, у них был серьезный разговор с мисс

Вудс. И она разрешила ей приглядывать за ней, но держать при этом рот на

замке.

— Кажется, она мне служит...

— И я о том же, но они вроде как сдружились. Женщины и этим все сказано. —

усмехнулся парень, быстро добавляя, вспоминая, что и его босс – женщина. —

Извините.

— Хорошо. Тогда давай кое-куда заедем.

— Куда, мисс Гриффин?

— Можешь проехать мимо дома мисс Вудс?

— Родителей? Или..?

— Или.

— Да, мисс Гриффин.

Кларк уже привыкает к своей боли. То она затихает во время разговоров и

рабочих моментов, то вспыхивает новой пульсирующей болью, когда блондинка

наедине с собой.

Свет в окнах горит.

Интересно, она получила цветы? Скучает ли она по мне? Как она?

Позже, они возвращается домой. Дома, Гриффин находит смс от друга.

Беллами: Ты как?

Блондинка не отвечает. Ее дом опустел, после изгнания Ангелочка. Нет, он

всегда был огромным и пустым, но до встречи со школьницей – тишина так не

давила на уши.

На ужин сегодня была одна треть виски, ибо даже в кухне Кларк не могла

находиться. Она видела, как занимается сексом на столе с Лексой. Медленно, но

верно, та сходила с ума.

Среда.

Лекса впервые трахает ее силиконовым членом, находясь наверху. И так

жестко, что не похоже на школьницу. «Не важно. Сейчас она – моя!»

Гриффин чувствует ее запах, слышит тяжелое дыхание, стоны.

Блондинка хочет остаться в таком близком положении, когда их мокрые,

95/201

от пота тела сталкиваются друг с другом. Они кончают одновременно.

Лекса, как всегда вскрикивает во время оргазма.

Вудс встает с кровати и отходит со словами «Я тебя больше не люблю.» и

исчезает.

— Нет! Вернись! – просыпается девушка от своих криков, в растерянности. Она

вся мокрая от пота и... между ног. Девушка реально кончила.

Еще даже нет двух часов ночи, поэтому блондинка посещает душ и вновь

забывается сном.

Кларк видеть парня перед собой, его лицо размыто. Что он делает в ее

сне и кто он вообще такой? Девушка чувствует больше в груди,

дотрагивается до себя, при этом слыша, как тот смеется и видеть вновь

кровь на своих руках.

Опять она просыпается в ужасе и вся в липком поту.

— Да, что не так-то?! — не выдерживает она, браня себя последними словами.

Она не понимает почему не может больше спать нормально.

Светло. Время около шести и пора было побегать. Мысли не оставляли

блондинку ни на секунду, даже не глушились музыкой.

Как бы ей хотелось, что бы она тоже снилась Лексе. Только не в кошмарах. В

конечном итоге, белокурая решила ее увидеть. Ей нужно было узнать, что та в

порядке, ей нужно было стереть осадок от того утра, после Таиланда. Осталось

лишь, что-то придумать.

День среды, на работе, Гриффин этим и занималась.

Если я ей позволю и скажу «Привет»? Она вообще ответит? Может позвонить и

бросить трубку?

Вечер. Кларк смотрит в окно, как за ним стучат по крышам капли дождя. Но

она все равно думает о зеленоглазой.

— Кларк. Я с удовольствием возьму с тебя деньги за то, что ты стоишь и

молчишь. Но ты приехала ко мне не за этим. — произнес психолог. Найла Грей.

После смерти родителей, девушка была здесь, поэтому к другому она

обращаться не хотела. Тем более эта ненамного старше нее.

— У меня появились кошмары. Их никогда не было.

— Что изменилось в твоей жизни, Кларк? Что-то же случилось? Ты выглядишь

плохо. — психолог как будто ее читает.

— Я встретила девушку.

— И?

— Она меня бросила.

Найла удивилась. Всех бросала Кларк.

— Почему она тебя бросила?

— Я ее выгнала. Отпустила.

Постарше блондинка нахмурилась.

— А может не стоило с ней поступать, как со всеми предыдущими? — Грей все

96/201

знала о Кларк, у них были доверительные отношения в плане психологических

бесед. Хоть те могли быть раз в год. А то и реже. Она помогла ей не только

пережить смерть родителей, но и стать истинной главой кампании, великой

женщиной, на которую ровнялись многие.

— Я скучаю по ней.

— Расскажи мне, Кларк, почему эта девушка стала для тебя настолько

особенной?

Белокурую прорывает и она рассказывает все, что случилось с ней и Лексой.

— Впервые я с ней спала в одной кровати, впервые я хотела трахнуть

девственницу, впервые познакомила ее с Майей (самый близкий человек для

Кларк), впервые взяла с собой в командировку, впервые ходила на ужин к ее

родителям, играла ей на гитаре... Можно перечислять до бесконечности.

Впервые захотела от нее чего-то большего, чем просто секс.

— Понятно. — протянула задумчиво Найла.— А что ты почувствовала, когда она

призналась тебе в любви?

— Поначалу – ничего. Они все признавались мне в любви, но многие любили меня

из-за денег, другие из-за секса. Потом, когда я увидела в ее глазах искреннюю

любовь ко мне – ужас. Меня нельзя по-настоящему...

— Ты не чудовище, Кларк. Я не раз тебе об этом говорила. И ты тоже

заслуживаешь того, чтобы тебя любили. А как ты сейчас чувствуешь себя?

—Я скучаю по ней. Хочу ее видеть. — Гриффин признается мозгоправу в своих

демонах внутри. Что она хочет Лексу, что ее как наркоманку тянет к ней.

— Значит она не подходит тебе потому что маленькая и нетрадиционные

отношения..?

— Да. Я не могу быть ей той, кто ей нужен.

— Ты уверена?

— Да. Она ушла. — возмущалась Кларк.

— Это потому что ты ее прогнала. Можно ли ее винить в этом?

— Нет.

— А ты не думала попробовать с ней обычные отношения? Не такие, когда она

тебе нужна только для секса. Кино, свидания и т.д. — блондинка в неудоумении

смотрела на доктора. Свидания? Что это такое? Точнее она никогда на них не

была.

— Эта девушка...

— Лекса.

— Лекса. Очевидно, она оказала на тебя очень сильное воздействие. Ее уход

обострил твой невротический страх быть брошенной. Понятно почему она значит

для тебя больше, чем ты готова себе признаться. — Найла намекала на то, что

другие пассии девушки умоляли, просили остаться, а Лекса спокойно ушла, без

истерик. — Тебе стоит стремится к тому, чего ты хочешь. Тебе ее не хватает. Ты

хочешь быть с ней?

— Да. — ответила шепотом блондинка.

— Тогда тебе нужно сосредоточиться на этом. Лекса тоже страдает, она тебя

любит. И за секунду разлюбить невозможно. Попробуй с ней обычные отношения.

То, что ты испытываешь, Кларк, к этой девушке, Лексе. Это –влюбленность. Это

нормально. Ты можешь быть счастлива с ней.

Гриффин замерла, ее потрясла речь Найлы. То, о чем она говорит –

невозможно!

97/201

Дома, блондинка сидит на веранде, слушает в темноте шуршание жуков и

других насекомых. Раньше ее это успокаивало, но не сейчас. Спокойствие

разрушено некой зеленоглазой.

Смогу ли я снова ее завоевать? Смогу ли стать тем, кто ей нужна?

После посещения психолога, у девушки появился лучик надежды.

Выпив, на сон грядущий, виски, она отправилась спать.

Четверг.

Опять этот парень, с размытым лицом. У него в руках оружие, которое

направлено на Кларк. А из дула идет дым. Из него уже стреляли.

Блондинка падает, грудь разрывает боль, а ноги не в силах держать ее.

Вся грудь в крови...

Голубоглазая проснулась тяжело дыша, хватая воздух ртом и не понимая где

она находится. Страх постепенно утихает. Рядом с Лексой она спала хорошо. Она

нужна ей и в жизни, и в постели...

Этим утром, Кларк точно решилась на ее возвращение. Осталось придумать

план...

— Она – моя. Она – моя. — нашептывает блондинка, как заклинание и

проваливается в эротический сон с Лексой. Тело опять не подводит ее.

Исходящий сок из нее, намочил трусики, протитываясь в спальные шорты.

Этим утром все было тоже самое. Пробежка и наблюдение за окнами Вудс.

Смогу ли я убедить Лексу принять меня назад? Станет ли она вообще меня

слушать? Я очень соскучилась.

Секретарша, что-то на фоне твердит о тех встречах, которые перенести не

смогла и говорит слово «выпускной». Выпускной Лексы. Доходят слова до

блондинки и она впервые за долго время улыбается. Вот он и шанс, вернуть ее.

Правда он еще через неделю, но мосты «подремонтировать» нужно было сейчас.

Утром вновь совещания. Коллеги поглядывают на блондинку с опаской. Да, в

последние дни она разносила всех в пух и прах, но не сегодня.

Обед. Гриффин решает начать наступление с обычной смс, как и ранее. В

надежде, что Вудс не убрала ее в черный список, что она все же позврослела.

Дорогой Цветочек

— Нет.

Дорогая Лекса

— Нет.

Дорогая мисс Вудс

— Сука...

Злилась девушка на себя, что не помогла подобрать слова.

98/201

Вернись пожалуйста?

Прости меня. Я скучаю.

Давай попробуем сначала.

Кларк бьёт ладонью по столу в ярости. Это было сложнее, чем она думала.

— Мисс Гриффин, к вам Онтари Спаркс. — шебечет секретарша в коммуникатор

на столе.

— Попроси ее подождать.– Отвечает девушка и, не задумываясь ни на минуту, пишет первое, что приходит в голову, а потом отправляет.

Неизвестный номер: Дорогая Лекса! Прости, что отвлекаю тебя от экзаменов.

Надеюсь, они сдаются легко и на отлично? Получила ли ты цветы? Я помню, что

скоро твой выпускной. Я с удовольствием, как и обещала пойду с тобой на него, если захочешь. Дай мне знать. Кларк.

Славу Богу, сообщение отправилось! Кларк хотелось станцевать от радости, но она вспомнила, что ее ждет мисс Спаркс.

Заместитель кампании Азгеда ушла, но сообщения от Лексы так и не

поступило.

Можешь она его удалила, не читая?Она всегда отвечала сразу... Прошел час...

Может ей есть с кем идти? Парень освободился...

Кларк в отчаянии наворачивает круги по своему кабинету. Ее

проигнорировали, ее ненавидят...

Через пять минут пишит телефон.

Цветочек: Привет, Кларк. Спасибо за цветы, красивые. Я буду признательна, если ты меня подвезешь. Спасибо.

Облегчение и гора спускается с плеч девушки.

Неизвестный номер: Дорогая Лекса! Во сколько тебя забрать?

Теперь ответ приходит быстро, как и раньше.

Цветочек: Выпускной

начинается в 6.00 p.m. Во сколько нужно выехать?

Мероприятие будет проходить не в школе, а в ресторане/ночном клубе на

воде. То есть нужно было доехать до причала в час пик.

Неизвестный номер: Дорогая Лекса! Все будут возвращаться с работы, в этот

период времени. Пробки. Я заберу тебя в 5.00 p.m. Жду встречи.

Цветочек: До встречи.

Блондинка полна надежд на счастливое будущее со школьницей.

Пятница.

99/201

Кларк лежит головой на чьих-то коленях, кашляет кровью. Поднимая

свой взгляд, блондинка отчетливо видит лицо Лексы. Она улыбается и

шепчет: «Все будет хорошо, Кларк. Я люблю тебя, Кларк.»

— Лекса! Останься со мной. Я тоже тебя люблю. — просыпается девушка от

собственного голоса.

Скоро я тебя верну!


Примечание к части

То, что увидела Кларк, у себя в голове.

https://vk.com/photo-175833918_456241579

https://vk.com/photo-175833918_456241580

https://vk.com/photo-175833918_456241581

100/201

22.

— Как ты могла, Кларк, пользоваться моими чувствами, как только я

тебе призналась в любви?! Как ты смогла усомниться во мне, что я это делаю

только ради кампании отца и места в его кресле?! Я сейчас же покину твой дом и

не задержу тебя. Вещи можешь выкинуть или отдать еще одной

благотворительной организации. Ведь так ты замаливаешь свои грехи.

***

Лекса должна была это сказать. Конечно, последние слова были не правдой.

Они служили для того, что бы уколоть Дьяволицу. Получилось или нет, она не

поняла. Ей было не до того, чтобы еще разбираться в чувствах женщины, ее

поглотили свои чувства. Ее сердце сжималось от боли, обливаясь горькими

слезами.

Боль настолько сильна, что брюнетка отказывается ее принимать. Ноги, руки и

все тело онемело. Она не могла сдвинуться с места. Ей казалось, что она смотрит

какой-то фильм, драму с ее участием. Как жаль, что это фильм был ее жизнью.

Октавия открывает дверь автомобиля перед школьницей и та садится на

заднее сиденье. Обнимает себя руками и стыдливо прячет мокрые глаза.

Интересно, так ли уходили все ее любовники? Их отвозила Блейк домой или

Линкольн?

Ответа она не узнает, да и не больно хочеться знать... Она ушла от своего

Дьявола, кажется, жизнь кончена... Она знала, что так когда-нибудь будет, просто не знала, что это настолько больно...

Девушка пытается не разреветься, но всхлипывает, судорожно стирая слезы, которые катятся по щекам.

— Я могу включить музыку?.. — сдержанно и негромко спросила охранница.

— Да, пожалуйста. — бормочет Вудс и она благодарна, что та не лезет и не

смотрит в ее сторону.

Салон автомобиля наполняется музыкой, но девушка не слышит ее и дает

волю слезам.

Она не захотела ехать к Тайлеру, а прямиком поехала к родителям. Им, наверное проще, что-то объяснить, соврать, чем предстать в таком виде перед

Кемероном. Что бы он понял, что начальница ей не безразлична...

Но по счастливой случайности их нету дома и она вспоминает об смс от

родителей. Два дня назад, они улетели в отпуск на Бора-Бора.

Что я сделала? Зачем я ушла? Я бы могла попросить... Я никогда не хотела ее

оставлять, как это делали ее родители... мама...

Не снимая обувь, Лекса падает на свою детскую кровать и в прямом смысле

воет от раздирающей ее боли. Боль невыносима: физическая, душевная. Она

везде, в крови, во внутренних органах...

Свернувшись в позу эмбриона, Вудс пытается забыться сном.

101/201

Кое-как она переживает три дня без Кларк Гриффин. Экзамены и этим все

сказано. У нее не хватает время даже на подготовку к ним.

В первый же день, они встречаются с подругой, Аньей Нельсон. И Лекса уверяет

ее, что не расскажет никому, плюс рассказывает свою печальную историю любви

к девушке. Они становятся ближе друг к другу. Анья переживает за подругу, а

та уверяет, что она и с этим справится. Хотя какой там... Кларк – ее первая

любовь, она поняла, что не любит и никогда не любила Тайлера. Ей даже

кажется, что блондинка «сорвала ее невинную плевочку», когда трахала ее

огромным членом.

Когда она остается наедине, пустота в ее грудной клетке вновь напоминает

болью о себе. Вакуум, который образовался в ней, теперь не заткнуть ничем и

никем.

Она старается больше не думать о блондинке или опять будет рыдать, прямо

тут на улице, пока идет до дома родителей. Без них, дома тоскливо.

Придя домой, брюнетка садится и пялится в стену. Вспоминая Кемерона.

Как он там? Один?

Во вторник он звонил, сказал, что его родители попали в автокатастрофу, и

он срочно вылетел к ним. Те в больнице. Она могла бы полететь к нему, поддержать, но у нее выпускные экзамены.

Из оцепенения, ее вырывает звук дверного замка. Она вздрагивает, но

подходит и открывает дверь.

— Доставка для мисс Вудс.

Оставляя свою роспись на квитанции, Лекса заносит в дом коробку. Она большая.

Внутри – очень много алых роз с длинным стеблем и открытка.

Поздравляю с экзаменами. Надеюсь, они проходят хорошо. Кларк.

Открытка летит в мусорное ведро, а вот на шикарные цветы у школьницы не

поднимается рука выкинуть их. Она ставит их в вазу.

Вот так проходят ее дни: пробуждение, школа, вечером – слезы и сон. Ну или

попытка сна. Во снах ей является голубоглазая Дьяволица. Разве бывают у

Дьявола небесные глаза? Скорее они присущи Богиням, но никак ни ей.

Сейчас бы Лексе хотелось апокалипсиса. Жить на выжженной войной земле

или отбиваться от зомби. Все лучше, чем сидеть и мысленно поедать себя

изнутри.

У Вудс пропал аппетит. Она не ела три дня. В среду еле одолела две ложки

творога. Все эти дни она живет на кофе, а это не есть хорошо.

Сегодня, ее чуть не выгнали с экзамена. Телефон запищал в самый

неподходящий момент. Смс была от Дьяволицы. Она все еще не знает, как ее

записать в телефонной книжке. И стоит ли?


Неизвестный номер: Дорогая Лекса! Прости, что отвлекаю тебя от экзаменов.

Надеюсь, они сдаются легко и на отлично? Получила ли ты цветы? Я помню, что

102/201

скоро твой выпускной. Я с удовольствием, как и обещала пойду с тобой на него, если захочешь. Дай мне знать. Кларк.

Слезы наворачиваются на глазах и вместо того, что бы радоваться

полученному «отлично» на экзамене, девушка несется в туалет. Умывает

прохладной водой лицо, чтобы приостановить поток слез. Она совсем забыла о

выпускном, и о чем они договаривались с женщиной. Тайлер бы все равно

работал, а сейчас вообще в другом городе.

Брюнетка, да и ее семья в целом не любит такси. В них слишком часто

случаются разные, нехорошие происшествия. Поэтому она не знает, как

подругому добраться до причала. Просить кого-то из друзей? Все идут парами.

Смогу ли я снова встретится с ней? Выдержу ли? Хочу ли ее видеть? Конечно, хочу.

Брюнетка закрывает глаза, пытаясь восстановить свое дыхание, застигнутая

врасплох.

Я могу не пойти на него... Она мне причинила боль, но я скучаю без нее...

Четыре дня тянутся мучительно долго. Целую вечность... Когда-то, давно, она боялась проводить целую вечность в объятиях этой женщины.

(Воспоминания о том, как назначались сроки).

Лекса засыпала в слезах. Жалела, что встретила ее. И желала прожить с ней

всю жизнь.

Сколько мне еще мучится? Я живу на пороге ада... Я люблю ее.

Те слова о не любви, сказанные ей начальнице были ложью. Даже если ее

предали, она все равно не смогла бы разлюбить. Она разбита. Можно собирать

пазл...

Школьница идет домой и отправляет смс о согласии. Потом идет

незначительная переписка о времени и она скидывает адрес своего парня, что

ее забрать оттуда. Ибо большая часть ее гардероба там.

Она снова увидет Кларк! Ее самочувствие чуточку улучшается и она

позволяет себе думать о ней.

Скучала ли она по ней? Вероятно нет. А может она уже нашла себе новую

игрушку? Мысли об этом причиняют боль и Лекса перестанет думать в этом

направлении.

Впервые засыпая, брюнетка не плачет.

Ей снится Кларк, то последнее утро. Но сегодня она видет начальницу с

другой стороны. Ее лицо искаженное мукой, не смотря на то, что женщина

говорит. Ей даются тяжело эти слова, она заливает их спиртным напитком. И это

странно... Зачем было прогонять ее, если ей тоже было больно. Может она

испугалась любви? Почему? Может причина кроется в детстве? Как она любила

своих родителей и как те оставляли ее...

103/201

Пятница тянется и тянется. Даже сдача последнего экзамена, затянулась до

обеда. После, они с Аньей идут в торговый центр и выбирают себе платье для

выпускного. До которого осталось всего несколько дней. Лексе хотелось

выглядеть неотразимо. Конечно, для ее собственной погибели... для ее личного

яда... для ее Дьяволицы.


104/201

23.

Вот и настал тот день. Родителей брюнетка попросила не срываться

с отпуска, говоря, что она никуда не пойдет. Она не хотела им врать, но лучше

так, чем если они увидят ее в слезах. Из-за Кларк Гриффин.

Брюнетка нервничает, последний раз смотрит в зеркало, на свое отражение.

Лицо бледное, не смотря на смуглый оттенок кожи. Темные круги под глазами, хоть и замазаны тональным кремом, все равно виднеются. Одним словом, вид

замученные и испуганный.

Время 5:00 p.m. и пора было уже выходить.

— К черту. — шепчет девушка самой себе, как бы отвечая на свой внутренний

голос: Ни пуха, ни пера... и выходит, направляясь к автомобилю Гриффин.

Линкольн открывает дверь и брюнетка садится на заднее сидение. Там сидит

Она. В необыкновенном платье, голубые глаза сияяют, как будто выпускной

сегодня не у нее, а у белокурой. Да, она шикарная, как всегда. Но улыбка

Дьяволицы спадает от увиденного исхудалого тела.

— Когда ты последний раз ела? — похоже та рассердилась.

— И тебе привет, Кларк.

— Лекса?! — повысила голос начальница.

— Днем, фрукты.

— Когда ты последний раз ела нормальную пищу? — кажется та злится. По сути, Гриффин не имеет право на это... Но Вудс чувствует рядом с ней, как будто

вернулось то время, когда они были вместе. И подчиняется, хоть и закатывает

глаза.

— В Таиланде.

— Понятно. — женщина тяжело вздыхает и прикрывает глаза, понимая, что это

из-за нее. — Я прошу тебя есть, Лекса.

Раньше Вудс не замечала, но она правда чувствует себя рядом с ней глупым

ребенком. Кларк была права.

— Как дела? — нежно спрашивает блондинка, слегка улыбаясь. Улыбка не такая, как всегда. Натянутая маска улыбки, кажется, слегка испуганной.

— Если скажу, что все хорошо, то совру.

— И у меня также. — вздыхает Гриффин. — Я скучала без тебя.

— Кларк, не надо... — брюнетка чувствует, как невидимый ком подкатывает к

горлу.

— Нам нужно поговорить, детка, пожалуйста.

Лекса чувствует, как ее слезы хотят пробиться и намочить глаза.

— Не надо, Кларк... Пожалуйста. Я очень много плакала... — шепчет школьница, перебирая свои пальца, сцепленные в замок, смотря лишь на свои руки.

— Не надо плакать, малышка. — голубоглазая придвигается ближе и

захватывает в свои объятия девочку, утыкаясь лицом в темные волосы. — Я так

скучала по тебе, Лекса.

Головой школьница понимает, что нужно выбраться из этих рук, но тело, сердце отказываются и она наслаждается этой близостью. Кладет голову ей на

105/201

грудь и чувствует, как ее волосы осыпают поцелуями. Она чувствует любимый

аромат. Так может пахнуть только Кларк Гриффин: свежестью, чистотой, дорогим парфюмом и собой. Любимый запах может свести с ума и Лекса на

мгновение забывается и чувствует, что у них все будет хорошо.

Находясь так близко, брюнетка чувствует сладкий спазм внизу живота, желание... Вот какое влияние на нее имеет эта женщина.

— Теперь, я тебя никуда от себя не отпущу. — шепчет блондинка, а школьница

не знает, что ответить и стоит ли? Кларк всегда разная и что от нее ожидать

неизвестно.

— Кларк, мы расстались. — все же брюнетка напоминает начальнице об этом. Та

хмурится, но делает вид, что не обращает на это внимание.

— Как экзамены?

— Спасибо, хорошо.

Они подъезжают к причалу, Кларк берет школьницу под руку и ведет к

большому судну. Блондинку сейчас не волнует, что о ней скажут люди, какие

фото завтра появятся на первых страницах журналов и газет. На все было

плевать, кроме школьницы.

К ним подходит Анья, здоровается и Лекса знакомит их. Замечая в голубых

глазах тревогу, напряжение?

— Анья – просто моя хорошая подруга. — ответила брюнетка правду, на немой

вопрос, когда подруга-шатенка покинула их.

— Пожалуйста, обещай мне есть, Лекса. Ты очень похудела.

Зеленоглазая по новой закатывает глаза, наглость женщины поражает.

Дьяволица, ее окунула в свой ад в последние дни и имеет еще право просить о

чем-то. Нет, все не так... Вудс сама привела себя в этот ад, когда влюбилась.

— Я хочу, чтобы ты вернулась и была здоровой.

— Зачем ты это делаешь? — разозлилась брюнетка.

— Что я делаю? — переспросила Кларк, не понимая.

— Говоришь такие вещи, а потом...

— Лекса... — блондинка останавливает речь цветочка. — Давай не будет

устраивать разборки на твоем выпускном? Я хочу, чтобы он запомнился тебе

приятными моментами. А обо всем мы поговорим на обратном пути.

И та права, здесь слишком много народу. Школьница, нет, выпускница

глубоко вдыхает и добавляет:

— Хорошо.

Ровно в шесть начинается церемония вручения дипломов. Поздно? Чаще

всего, это происходит с утра и в здании школы, но их класс все переиграл, что бы

как-то выделить этот день. Что бы он был не похожим, как у всех.

Дальше началось веселье и будущие студенты отрывались, как могли, кроме

Лексы. Она общалась со своими друзьями о будущих планах на жизнь. Гриффин

не мешала, а стояла в сторонке, наблюдая.

Пару раз им удалось станцевать вальс и медленный танец. В помещении

было темновато, вокруг пьяные выпускники, так что всем было наплевать, кто с

кем танцует. Тем более это мог бы быть дружеский танец.

106/201

Чуть позже у них вновь разгорается ссора. Кларк не раз приревновала

брюнетку к бывшим одноклассникам, которые подвыпив вели себя немного

иначе.

— Кларк, прекрати вести себя так. Никто не хочет меня трахнуть тут.

— Посмотри на их взгляды. Каждый не раз уже мысленно содрал с тебя это

платье... И я же просила тебя не оголяться на людях? — гневно женщина

намекнула на голые плечи.

— Ты извращенка! — заключила Вудс о теории блондинки.

— Пусть будет так. — Дьяволица придвигает ближе свое лицо, в темноте

рассматривая губы напротив и опаляет их своих дыханием. — Мы еще поговорим

о том, что бы я сделала с тобой за непослушание.

Брюнетка в недоумении, она прекрасно поняла, что речь идет о наказании.

— Ты очень груба, Кларк.

Неужели Кларк не понимает всей тщетности их ситуации?

Думает зеленоглазая, но глубоко внутри в ней просыпается радость от слов

Дьяволицы.

— Я просто хочу, что бы ты была со мной самой собой.

— Если ты хочешь этого, тогда перестань меня пугать. — хмурится выпускница.

— А ты научись общаться со мной и говорить, что чувствуешь. — огрызается

блондинка в ответ. Кажется, они возвращаются к тому, что было у них в спальне, когда Лекса видела на экране телевизора, поцелуй Кларк и ее ассистента.

— Если только ты перестанешь мной командовать. Я выполнила все пункты

сделки и ты не имеешь права теперь вести себя так со мной.

Обеим эти слова причиняют боль.

— Пойдем поужинаем. — Гриффин решила перевести тему на время, да и тут

больше ловить нечего.

— Время десять часов вечера. — удивилась брюнетка.

— Поздний ужин и ты ничего не ела за день.

Дочка Вудсов соглашается и прощается поцелуем в щеку с Аньей, покидая сие

мероприятие.

Как только они выходят на улицу, Кларк обхватые лицо своей девочки, прижимая ее к какому-то столбу и яростно целует, проталкивая свой язык

глубже и глубже, насколько это вообще возможно.

Желание вырывается из брюнетки стоном и она отвечает на поцелуй с такой

же страстью.

Женщина кладет ладонь на небольшую грудь, сквозь платье и сжимает ее.

Темный сосочек сразу оживает и разносит вибрацию по всему смуглому телу.

Они вносят в этот поцелуй всю свою боль и страх, через которые они прошли

за неделю. И до зеленоглазой доходит, что Кларк чувствует к ней тоже самое, что и она.

Женщина с силой отрывается, не желая этого делать.

— Ты – моя! Моя! — рычит голубоглазая, тяжело дыша. — Клянусь всеми Богами, Лекса.

— Прости... — извиняется шепотом брюнетка, за то что флиртовала с подругой

107/201

весь вечер, на зло женщине.

— Ты должна быть моей, Лекса. Всю свою жизнь, я контролирую все: чувства, эмоции, людей. А рядом с тобой – это невозможно.

— Она – просто подруга. — тихо добавляет Вудс и ее ведут за руку в ресторан, неподалеку.

— Два стейка от шефа. Ваш фирменный соус к мясу, свежие овощи. И самое

лучшее ваше вино. – Сделала заказ блондинка. Зеленоглазая дождалась пока

уйдет официант и проговорила:

— А если я не хочу стейк?

— Прекрати, Лекса. Тебе нужно поесть.

— Я не ребенок, Кларк. — опять у них начинается перепалка. Кажется, они уже

не могут просто спокойно друг с другом разговаривать.

— А ведешь себя именно так.

— Я ребенок, потому что не хочу стейк? — брюнетка приподняла одну бровь в

недоумении.

— Ты ребенок, потому что заставляешь меня ревновать тебя к твоим друзьям.

Это по-детски.

— Извини. — шепчет вновь выпускница.

И как это у блондинки получается? Виновата она, а извиняется вот уже второй

раз за вечер зеленоглазая.

— В последний раз, когда мы виделись... — начала белокурая и было хорошо

заметно, что слова давались ей очень тяжело. — Я была не права. Я уже сказала, что хочу вернуть тебя, но ты не ответила...

— Я безумно скучала по тебе, Кларк... Последняя неделя была ужасной. —

брюнетка вспоминает всю боль, что переживала на прошлой недели. — Но

ничего не изменилось. Мистер Блейк был прав, я не то, что тебе нужно.

— К черту, Блейка! — решительно заявила блондинка. — Я порву с ним все

отношения – игру на камеру.

— Извини. — шепчет вновь Вудс и это уже в третий раз.

— За что? — вновь недоумевает блондинка, пока они делают по глотку вина.

— Что ушла, оставила тебя. — теперь и Гриффин чувствует облегчение. — Мы

могли избежать этой муки.

— Тем не менее, ты выглядишь шикарно, Цветочек.

— Как и ты. Ты всегда выглядишь шикарно.

— Внешность обманчива, Лекса. Я думала, что погибну без тебя, мне было очень

плохо. — открывается постепенно голубоглазая. — Ты обещала, что никогда не

бросишь меня. Всегда будешь рядом. Но ты ушла, да я виновата, но когда тебе, что-то нужно ты сделаешь все*.

Брюнетка была поражена признанием женщины, но в конечном итоге

нахмурилась.

— Когда я тебе обещала такое?

— Когда мы были на мамином пляже. Ты правда меня разлюбила? — сейчас

Дьяволица выглядела такой беззащитной, таким Ангелочком.

— Нет, Кларк, не разлюбила. — вспомнила девушка тот день на пляже. Да, она

обещала, но спрашивала разрешения у блондинки, что бы быть рядом, а та

ничего не ответила. Поэтому она и поняла, что той не нужно это. А оказывается, совсем наоборот.

— Хорошо. — успокоилась начальница.

Вернулся официант и оставил блюда. Вудс поняла, насколько она голодная, что даже живот заурчал от приятного запаха. Но подсознание напомнило зачем

они здесь. Решают их будущее, и ком тошноты подкатил к ее горлу.

108/201

— Ешь. — приказала Гриффин, как тем утром, когда явился Блейк. И почему

сестра с братом так отличались? Такая добрая Октавия и злой Беллами. Ангел и

Демон. В семье так всегда. Может и у них с Кларк получится что-то? — Клянусь

Богом, Лекса, если ты не начнешь есть, я начну тебя кормить, как маленькую. На

глазах у всех. И мне глубоко наплевать, если люди подумают, что это прелюдия

к сексу. Ешь!

— Я поем, но уйми пожалуйста зуд в твоей промежности. — казалось все

разговоры сводились к интиму. У кого-то давно не было секса. Ах, да, у них

обеих. Вот только девушка не всегда думает похотливыми мыслями.

Ужинали они в тишине. Каждый думал о своем. Но это свое, довольно общее

между ними.

— У меня к тебе предложение. — нарушила тишину блондинка, когда

расплачивалась магниткой.

— Я уже слышала твои предложения, Кларк. Ничего не изменилось.

— Это другое предложение.

Честно? Но Вудс пугается.

Они садятся в машину, в салоне играет музыка, видимо, чтобы Линк их не

слышал.

— Как тебе идея начать встречаться? Как нормальная пара? Отношения. С

сексом можно пока подождать...

— Всмысле? — озадаченно переспросила выпускница.

— Ну, кажется секс привел нас к проблемам. — пожала плечами женщина.

Она действительно не понимает из-за чего все проблемы у нас? Или

прикалывается...

— Мне не нравится твое отношение, Кларк. Я не очередная твоя игрушка. Я не

хочу, чтобы контролировали каждый мой шаг, не хочу, чтобы мне говорили где я

должна быть, и что я должна есть. Не хочу, что бы на меня обижались или

наказывали за то, что я не повиновалась приказу. Я не ребенок.

— Хорошо. Никаких телесных наказаний.

— А остальное?

— Я попробую... Я не хочу тебя терять, Лекса. — тяжело вздохнула Гриффин, понимая, что ей будет сложно. — Я хочу начать все сначала, Цветочек. И не с

того, с чего началось у нас. А с отношений. С правды между нами, тогда мы

вновь научимся друг другу доверять.

Вудс чувствует нарастающее волнение в голосе женщины. Она – искренна, сейчас, здесь, с ней рядом. Но брюнетка молчит, она не готова окунуться вновь в

этот омут с головой.

— Ты мне нужна больше всего, Лекса. Последние дни были адом, хоть я по

твоему и Дьявол во плоти, но все равно не могу вынести свой собственный ад.

Мне жаль, что я стала виновницей твоей боли. Но дай мне последний шанс, прошу. Ты такая необыкновенная, чистая, честная, красивая, добрая... Можно

перечислять до бесконечности. Я тебя обожаю, Лекса. Хочу тебя, но мысли о том, что ты будешь с кем-то другим, меня убивают...

Боже... Это признание в любви от Кларк Гриффин!

Плотину прорвало и слезы покатились из зеленых глаз.

109/201

— Да, я назвала тебя Дьяволицей, но совершенно подругому, ты знаешь.

Пожалуйста, не считай себя монстром. Это не так. Я вижу, ты добрая, мудрая, щедрая. А те мои слова... Не принимай их к сердцу, я сказала их от того, что мне

было больно. — напомнила она о благотворительности. — Ты всегда заботилась

обо мне, даже в сексе меня щадила. Да, я ушла. Но поняла, что никакая боль не

сравнится с потерей тебя. Я хочу тебе нравиться, но это трудно.

— Ты мне всегда нравилась. Сколько раз я должна повторить тебе это? — шепчет

голубоглазая.

— Я никогда не знаю о чем ты думаешь. Ты замкнута, Кларк. И ты меня пугаешь

иногда. Я не знаю какое настроение у тебя будет через минуту. Я люблю тебя, Кларк Гриффин. И хочу показывать свою любовь. Я пытаюсь – ты меня

отталкиваешь. Приходится спрашивать разрешения... Это угнетает.

— Прости меня...

Вудс придвигается ближе и обнимает женщину. Та молчит, возможно

поражена, но прижимает к себе хрупкую девчушку ближе.

Зеленоглазая чувствует, как ее ласково гладят по волосам, чувствует

божественный запах блондинки и через несколько минут, проваливается в сон, обретая в объятиях покой и умиротворение. Она ждала этого все эти дни.


Примечание к части

Лекса на выпускном.

https://vk.com/photo-175833918_456241586

Кларк на выпускном.

https://vk.com/photo-175833918_456241585

*тип поговорка "без мыла в ж*пу залезешь")) 110/201

24.

Лекса просыпается в своей постели. Точнее на совместном ложе, ее

и Тайлера. Что это? Это был сон? Девушка совсем не помнит, как закончился ее

день. То есть ночь. Она была с Кларк и провал...

Поток ее мыслей и накатывающих слез, прерывает писк телефона, сообщая об

пришедшем смс.

Неизвестный номер: Доброе утро, Цветочек! Я надеюсь, что ты позавтракала. Я

скучала без тебя этой ночью.

Это не сон, это реально! Радостно пробубнил внутренний голос Вудс и она пошла

делать себе завтрак, попутно отвечая на смс.

Цветочек: Доброе, Кларк. Я только проснулась и да, иду готовить себе завтрак.

Что было вчера? Точнее конец вечера? Я ничего не помню.

Неизвестный номер: Не думала, что тебя так развезет от бокала вина Шутка.

А если честно, ты уснула в машине. Я нашла ключи в твоем клатче и Линк отнес

тебя домой. Надеюсь, ты не против, что я отвезла тебя не к родителям и, что

пришлось тебя раздеть...

Брюнетка задумалась. Кларк осторожничает? Это не похоже на нее. Они, что

поменялись местами? Да, они вчера ничего не решили, только признались в

своих чувствах.

Цветочек: Все хорошо, Кларк. Но почему мы не поехали к тебе?

В принципе логичный вопрос. В особняке Гриффин, блондинке было бы

проще. А вдруг она встретила бы Тайлера? Нет, та все всегда знала наперед.

Неизвестный номер: Ты еще не готова, Цветочек. Я хочу, чтобы у нас все

развивалось постепенно, хоть ты и не ответила еще мне... Какие планы на день?

Зеленоглазая сияет, как идиотка. Она правда этого хочет... Ну не совсем так

медленно, ибо она тоже скучала по касаниям женщины, по сексу с ней.

Цветочек: Звонил отец и просил приглядеть за его кампанией. Так что, с

сегодняшнего дня у меня официально есть работа.

Девушка доела яичницу и пошла в душ. Кажется, сегодня она поспала

дольше, чем если собрать все ночи прошлой недели. Выйдя из душа, она

обратилась к телефону, и вы не поверите сколько там было сообщений и шесть

пропущенных звонков.

Неизвестный номер: Поздравляю! Может я поеду с тобой? Помогу? Если

позволишь.

Прости, это была плохая идея.

Может я хотя бы тебя подвезу?

111/201

Извини, что напираю...

Лекса?

Я же извинилась, ответь.

Вудс вздохнула и быстро написала ответное смс, что бы та перестала

волноваться и накручивать себя.

Цветочек: Спасибо. И все хорошо, Кларк. Я была просто в душе. У папы есть зам, Титус и он поможет мне. Просто поможет. И да, Октавия может меня отвести.

Уточнила девушка, ибо чувствовала, что опять может столкнуться с

необоснованной ревностью.

Неизвестный номер: Октавия уже ждет тебя. Может вечером я заеду за тобой?

Цветочек: Я бы была рада, Кларк.

Трудно поверить в такую Кларк Гриффин. Добрую, реально счастливую, которая каждую минуту хочет быть рядом.

— Хорошо выглядишь, Лекса. — шатенка приоткрыла дверь для девушки босса.

— Спасибо, О. — это было правдой. Зеленые глаза искрились счастьем, на щеках

был румянец и улыбка не сходила с лица брюнетки.

Вудс работала целый день, не покладая рук. Точнее читала много и пыталась

разобраться, чем занимается кампания отца. Титус изредка заходил и помогал. И

да, прервалась она всего на минут двадцать, когда курьер от Кларк Гриффин, принес обед. Так, что к вечеру голова трещала у нее, от переутомления. Выпив

таблетку, она решила выйти немного раньше с работы и подождать на улице, проверить голову. Но ей это сделать не удалось.

— Мисс Вудс?

Зеленоглазая развернулась на голос и увидела красивую, рыжеволосую девушку.

Может быть чуть постарше нее, года на два-три.

Кто это? И откуда она знает, как меня зовут?

Терялась в догадках она. Девушка была очень ухожена. Прям леди какая-то.

— Да. Чем я могу вам помочь?

— Почему она любит тебя? — спросила та нежным голосом, но тут сразу же

появилась Октавия.

— Костия, ты не должна быть здесь. Уходи! — грозно прошипела шатенка, перекрывая своим телом зеленоглазую.

— Верная псина, Блейк. — усмехнулась девушка, съязвив.

Похоже охранница ей много хотела сказать, но находясь на работе

сдерживалась.

— Просто уходи, Грин. — спокойно попросила она.

— Я подожду, пока ты останешься одна и тогда мы поговорим. — ответила Грин

пребывающей в шоке Лексе и быстро покинула их.

112/201

— Кто это, О?

— Это... Лучше тебе спросить у Кларк. Моя работа защищать тебя, а не

сплетничать. Извини.

— Все хорошо, Октавия.

— Тогда пойдем к машине? Там будет спокойнее подождать.

Брюнетка кивнула головой и поплелась впереди шатенки.

Кларк появилась вовремя, минут через пять от произошедшего.

— Привет, Цветочек. — блондинка подошла и взяла в свои руки, руку девушки, оставляя поцелуй на тыльной стороне ладони.

— Привет. — как-то без настроения здоровается Вудс, отчего Гриффин

напрягается.

— Что случилось? Мы должны быть честными друг с другом, помнишь? —

проговорила негромко блондинка, как будто чего-то боялась. В глазах был страх.

Что Лекса уйдет от нее?

— Кто такая Костия? — спросила еще тише зеленоглазая.

В голубых глазах появилась паника и они начали блуждать, исследуя

миниатюрное, смуглое тело.

— Как..? Она, что-то тебе сделала? — взволнованно переспросила она, но

встряла Октавия, принимая вину на себя.

— Извини, Кларк. Я на секунду отвлеклась и не заметила, как Грин подошла. Но

она ничего не успела сделать и вроде бы даже сказать. И не думаю, что она что-нибудь бы сделала...

Ноздри блондинки начали раздуваться, она была в бешенстве.

— Октавия, сколько раз я говорила, что вся переписка, поцелуи, обжимания с

Линкольном после работы?! Сколько это я должна повторять?!! Ты ее не знаешь, я ее не знаю. Так, что никто не может утверждать на что она способна!

Вудс поняла, что если это не прекратить, то блондинка так и будет орать на

бедную охранницу. Она повернула насильно в свою сторону ее голову, заставляя

посмотреть в свои глаза.

— Все обошлось. Ничего плохого не случилось. Успокойся, Кларк. — нашептывала

она нежным и мягким голосом, обволакивая напряженную тишину и заливаясь

приятными нотками в уши женщины. Ей даже на секунду, показалось, что ее

успокаивает мама и ярость постепенно растворяется, пока совсем не исчезает.

Они молча ужинают в ресторане, а потом идут на прогулку по смеркающейся

парковой аллеи.

— Ты на меня злишься?

— Немного. Ты обещала открываться, но не смогла ответить на простой вопрос:

«Кто такая Костия?».

Блондинка тяжело вздыхает, ее рука зарывается в белокурые волосы и она

нервно все же отвечает.

— Костия Грин – моя бывшая игрушка. Она замужем за сенатором, и меня это не

остановило, в то время... Теперь она меня преследует, просит быть с ней, клянется развестись с мужем и все в этом роде. Я просто не могла подумать

даже, что она придет к тебе, прости... — призналась Кларк и это признание ей

далось тяжело. Она не хотела причинять боль своему Цветочку.

113/201

Вудс вздохнула, не хватало, что бы еще прошлые игрушки женщины гонялись

за ней. Но тут она натыкается на тяжелый взгляд начальницы, в голубых глазах

стоят слезы? Или ей кажется? Злость проходит, она не может видеть такую

Кларк Гриффин, поэтому обнимает ее и они долго стоят посреди пустой, темной

улицы, освещенной несколькими, неяркими фонарями, и не могут отпустить друг

друга.

Пока Вудс не прерывает получасовое молчание:

— Мне завтра рано на работу...

— Хорошо. — соглашается Гриффин. — Я провожу тебя до дома.

— Останься со мной. — просит брюнетка, но получает отрицательное

покачивание головой. Да и женщина не приглашает к себе, что ей остаётся

делать?

— Я не могу. Это квартира твоего парня.

— Ты же знаешь, Кларк, я его не люблю и никогда не полюблю. Как только он

вернется – мы расстанемся. — заверяет она белокурую, хоть и чувствует себя

последней тварью по отношению к парню. Он там, в больнице, со своими

родителями, а она не может даже приехать поддержать его... А потом еще

бросит, после всего пережитого им.

— Знаю, детка, но там все пропитано им и вашим совместным запахом. Я не

смогу, я сорвусь... с катушек...

Вудс все прекрасно понимает, но продожает шептать успокаивающим голосом:

— Я не была с ним, ни разу, как только встретила тебя.

— Я верю, Цветочек. — произнесла блондинка, прижимая девушку к входной

двери в подъезд и оставляя нежный поцелуй на пухлых губах. Они такие

сладкие и прохладные, как после шоколадного мороженного. Ни у одной из

предыдущих ее пассий, не было такого желанного для нее ротика.


114/201

25.

Лекса проснулась от телефонного звонка.

Вчера они погуляли с Кларк и та отвезла ее домой. Да, романтично. Да, видеть и чувствовать такую нежную Дьяволицу — особенно приятно. Находиться

в реальных отношениях с этой женщиной — это о том, о чем мечтала брюнетка.

НО... Узнав с той, что такое настоящий секс: с его разнообразными позами, с

добавлением в него интересной атрибутики (игрушки) и, наконец, познав, что

такое всепоглощающие, могущественные и феерические оргазмы... А еще, каждую минуту от блондинки исходила невероятная, сексуальная энергия, что

дух захватывает – невозможно не заниматься любовью.

Поверьте, уже прошло достаточно времени, что бы соскучится по интимной

близости, даже не гиперактивной Лексе. Вопрос был в том, как терпела Кларк?

Но сейчас не об ней, а о Вудс, которая уже изнывала от без касаний Дьявола, к

своим быстро возбудиемым участкам тела. При каждом их поцелуе (хоть

страстные были и редки), либидо брюнетки «вспыхивало, тлело, а затем и

гасло», когда ее останавливала женщина, считала, что большинство их проблем

из-за секса.

В какой-то степени она была права, ведь все началось с него: ненависть, боль, измены, вранье, эта лесбийская связь... Но все изменилось, точнее почти

все, а именно отношение Лексы к женщине.

Гриффин было трудно, что либо доказать, ибо та мало во что верила и почти

никому не верила. Всему виноваты были родители блондинки – самое важное

звено в жизни каждого человека и поэтому переубедить ту будет трудно, но

возможно. Просто нужно немного времени, быть честными и поставить точку в

своих предыдущих отношения. Они были и у одной, и у другой. И неважно, что у

блондинки они были липовыми, так как на камеру были совсем не липовые

поцелуи.

Кстати, об отношениях Вудс с Тайлером, кажется, она поторопилась

пообещать, что разорвет их. Но об этом позже...

— Да? — сонно ответила брюнетка. Она даже не взглянула на экран телефона, не знала кто звонит ей, чисто из-за того, что ее вырвали из сна, девушка была

растеряна. Так как было совсем раннее утро и даже будильник еще не звенел, что бы поднять ее на работу.

— Привет, крошка. — это был Тайлер, который называл девушку ненавистным ей

прозвищем, «крошкой от хлеба».

— Утро доброе, Тай. — недовольно пробубнила Вудс, но затем ее голос

смягчился, когда тот начал рассказывать, что да, как у него.

— Я соскучился, Лекс, безумно! Но вернуться пока не могу... Грузовик въехал в

машину родителей, со стороны мамы и хоть он сбросил скорость... Она в коме...

— Ужас... — тихо прошептала зеленоглазая, прикрывая свой рот рукой. Ей

искренне было жаль их, жаль Кемерона.

— Да... С папой – вроде все хорошо... Несколько переломов, ушибов, но он идет

на поправку. Правда очень медленно, он переживает за маму и я тоже... —

парень был расстроен, голос его надрывался, как будто тот сдерживал слезы. —

Может ты приедешь, Лекс? Мне тяжело тут, без тебя...

А вот у брюнетки потекли бесшумно слезы по щекам. Она не могла предать

115/201

блондинку, особенно тогда, когда они пытались восстановить, что вместе

разрушили. Но и Тайлера оставить без поддержки было гнусно, какая она после

этого девушка? Сейчас ей очень захотелось стать ребенком, быть беззаботной и

ничего не решать, не выбирать между ними обоими. Между своей любовью и

лучшим другом.

Она знала, что если сейчас уедет к парню, бросит Кларк, то та ее не простит, независимо какие обстоятельства были бы. Родители тоже работали во благо

своей дочери, но она до сих пор этого не поняла и не хотела понимать. Они

бросили ее. В какой-то степени, Гриффин сама была ребенком, с иногда

проявляющейся детской травмой.

Вудс не могла, она разрывалась, ОНИ – ее разрывали на части... Двое

взрослых, на несколько лет старше ее, требовали выбирать, а ей даже

восемнадцати нет. Это несправедливо.

— Прости, Тай... Я не могу, папа попросил приглядеть за его кампанией, пока они

в отъезде с мамой и я не могу... — умоляла она его, понять ее.

— Я понимаю. Они еще не вернулись?

— Нет. Я им позвоню сегодня и узнаю, когда они прилетят. Ты же знаешь, они

лет десять, а то и больше не были в отпуске. Я не имею права лишать их этого...

— Да. Хорошо, крошка, не объясняй. Я все прекрасно понимаю. — Кемерон сейчас

был такой хороший, как и всегда, не считая того ужина у родителей. — А... Эта

женщина... Она еще не отстала?..

Ну зачем он ее мучает? Зачем заставляет причинять ему боль? Она и без того

себя чувствует последней тварью, что охота было застрелиться, только не

чувствовать себя так плохо, по отношению к другу.

— Ты молчишь... — сглатывает тот. — Значит она до сих пор ТРАХАЕТ тебя... Лекс, я так не могу больше! Давай заявление, чтоли подадим на нее в полицию, я не

знаю. Запишем ролик, как она тебя принуждает, со скрытой камеры? Но так

больше продолжаться не может. Тем более по приезду, я хотел сделать тебе

предложение.

Вот так просто он загоняет ее больше и больше в тупик.

— Тайлер... Не нужно ничего делать, прошу тебя... Скоро все закончится... А если

мы сейчас, что-то сделаем и пойдет, что-то не так, то все, что я сделала было

напрасным. — врала девушка, причиняя этой ложью и себе боль.

— Ладно. — сдался тот, но это было только на время. — Пока я тут, мне не до

этого, но по приезду мы должны решить этот вопрос. Я больше не собираюсь

тебя делить. Да, и мы не занимались любовью – хуеву тучу лет. А теперь мне

пора. До встречи, Лекс.

— Пока. — прошептала Лекс, отключаясь и всхлипывая.

Она сама виновата во всем, если бы она сдержала свои эмоции и не рассказала

ничего ему...

А сейчас что? А сейчас, она даже порвать не может с ним, после того, что

случилось с его родителями и то, какую он пережил боль – это было бы по

сволочному...

Ее размышления прервал будильник. Пора было собираться на работу, сегодня девушку ожидало первое совещание, без присутствии на нем ее отца.

Скорее всего она будет только слушать, вникать, но в следующий раз и ей

придется сделать свой вклад.

116/201

Зеленоглазая ехала в машине с Октавией, решив позвонить родителям.

— Привет, мам. А где папа? И почему ты на его телефоне? — взволнованно

проговорила та.

— Привет, малышка. Как ты там? Ты совсем одна, прости, что оставили тебя

одну, надолго... Как родители Тайлера? Как наша «Трикру»?

Дочь рассказала, что творилось о Кемерона, но ей конечно показалось странным, что мать перевела разговор.

— С нашей кампанией все хорошо, если было бы плохо, то Кларк мне сказала. И я

не одна, не беспокойся мам. Я с Кларк и она заботится обо мне. — все же

проговорила девушка, что бы успокоить Эббигейл. — Как о подруге. Мам, а папа?

Когда вы приедете?

На том конце трубке глубоко вздохнули.

— Я не знаю, малышка, когда мы сможем вернуться... Папа... У него было плохо с

сердцем, сейчас все хорошо и стабильно, но перелеты ему запрещены, на время

конечно. — женщина говорила очень печальным голосом, но потом в нем

появились нотки радости. — Я очень рада. Мисс Гриффин сделала так много для

нашей семьи, передай ей от меня «большое спасибо». И пожалуйста, не

доставляй ей проблем, дочка. Веди себя с ней хорошо и не забывай, она

ненамного старше тебя и такой же ребенок, как и ты. Точнее, я хочу сказать, забодьтесь друг о друге. На мужчин, в наше время, очень трудно положиться.

— Он в больнице? — взволнованно спросила брюнетка. — Хорошо. Да, я

постараюсь.

— Нет, дома, доча. Я же говорю с ним все хорошо, только перелеты. Я позвоню, малышка, как что-то поменяется. Я люблю тебя.

— Хорошо. Пусть папа быстрее поправляется, передай ему. И я вас тоже люблю.

— Передам. Мы тебя целуем. До встречи, солнышко мое.

— До встречи, мам.

Отключаясь, брюнетка не могла поверить в то, какое эмоциональное утро ей

пришлось пережить... Она даже не заметила сообщение от Дьяволицы, пока не

пришло уведомление о пропущенном звонке от нее.

По времени это было так:

Неизвестный номер: Доброе утро, Цветочек! Как спалось? Все хорошо? А то

вчера ты была грустная, когда я уходила...

Пропущенный звонок.

Неизвестный номер: Зачем ты заставляешь меня переживать?!

— Лекс... Звонила, Кларк, просила срочно ответить на смс или перезвонить. —

сказала Октавия, смотря через зеркало заднего вида на Вудс.

— Хорошо, спасибо, О. Я позвоню на работе.

— Срочно. — напомнила шатенка и Лекса закатила глаза.


117/201

26.

— Срочно. — напомнила шатенка и Лекса закатила глаза.

***

Кларк сидела на совещании, когда отправляла смс и звонила своему

цветочку. Она хотела ее пригласить сегодня на свидание, в одно романтическое

место. А своего сотрудника она перестала слушать именно в тот момент, когда

девушка ей не ответила на сообщение. Вудс была таким человеком, что не

задерживала с ответом никогда, даже когда была занята. Может быть такое

особенное отношение было только к Дьяволице, не суть, поэтому блондинка

начала сразу переживать... А что послужило тому? Ну, несовершеннолетняя

девочка была совсем одна. Родителей рядом нет, да и Кемерона, хоть женщине

даже думать о нем было отвратно.

Кларк хотела, чтобы та переехала к ней, хотя бы на время, но, зная себя, она

бы не сдержалась и давно бы «завалила девчонку на лопатки». А в свете

последних событий, приходилось осторожничать, чтобы не напортачить еще

хуже.

В данное время, блондинка и сама была расстеряна, потеряна. Не совсем

знала, что ей делать дальше... Она лишь хотела быть рядом с Вудс; засыпать и

просыпаться в одной постели; заботиться об этом Ангелочке; ограждать от всех

бед, невзгод и ненастий; каждую ночь устраивать секс-марафон и так далее. Но, всегда было плохое «но». Что будет с кампанией ее родителей? Она не хотела ее

терять. Нет, дело было совсем не в деньгах, а в том, что «Скайкру» – это часть ее

родителей и если кампании не будет, значит... их старания были напрасны. А

акционеры, в любом случае, восстанут против девушки. Зачем им нужна будет во

главе больная на голову лесбиянка?

А общество? Оно не поймет их. Друзья, знакомые, коллеги – отвернутся от

них. Родители Вудс... Они имеют право (ввиду несовершеннолетия цветочка) забрать ее у женщины и отправить в лечебницу. Смешно... Но в их стране

существовали частные психиатрические лечебницы по борьбе с гомофобией.

Вдруг там пользовались лоботомией? И цветочек не только откажется от нее, а

забудет навсегда Гриффин.

Да, они могли бы сбежать в другую страну... Например, в Таиланд. Но вся их

жизнь здесь. Работа, будущий университет брюнетки, родители, друзья. От этого

тяжело отказаться, даже ради любви. Некоторые отказывались, но потом

возвращались назад. Перемены очень опасны, не все с ними примиряются.

Не смотря на то, что блондинка очень быстро повзрослела и знала ответы на

все вопросы жизни, жениться на лесбиянке и жить в нетрадиционной семье...

как это сделать – она не представляла...

Итак, Гриффин очень волновалась за свою девочку, что даже накрутила

себе... что та попала в автокатастрофу, в квартиру ворвался маньяк-убийца, подавилась во время завтрака и еще много плохих сценариев, что не выдержав, покинула совещание, набирая своего охранника. Октавию Блейк. Та, конечно, успокоила женщину, сказала, что все хорошо и Вудс просто заболталась по

118/201

телефону с родителями. Блейк тоже переживала за своего босса, что она

слишком много уделяет внимания мисс Вудс. Но, как ее брат, Беллами, никогда

не лезла в чужие отношения. Она могла помочь советом, но только если бы ее

попросили об этом. А зная Кларк Гриффин, так не будет просить помощи, в каких

бы дружеских отношениях они не находились.

— Доброе утро, Кларк. — шатен зашел в кабинет начальницы и предоставил ей

все документы, о том, о чем говорилось на совещании. — Почему ты ушла?

— Мне надоело. — высказала блондинка свои мысли вслух и сразу пожалела об

этом.

— Что???

— Ничего. Я просто устала, Белл. — исправилась та.

— Поехали отдохнем? Куда захочешь. Ты и я. Линкольн и Октавия. — да, они

часто ездили такой четверкой отдыхать.

Гриффин вздохнула и потерла виски. С единственным человеком, с которым

она хотела бы отдохнуть – была Лекса.

— Белл... Мы расстаемся. — решила вывалить на парня всю правду начальница.

— На следующем благотворительном вечере, я заявлю это репортерам. Тебе

ничего не нужно будет делать и не бойся, никто никого не бросит. Мы

пообоюдному желанию решили разойтись.

— Кларк, извини... НО Ты ИДИОТКА, что ли? — взорвался парень, в этот момент

позвонила брюнетка.

— Повеси, Лекс. — попросила девушку голубоглазая, но кнопку забыла нажать, которая не дает слышать, что происходит на другом конце провода.

— Нет. С чего ты так решил? — спокойно спросила женщина. Меньше всего ей

хотелось разбираться с другом. Хотя она думала, что он воспримет это

нормально, но тот похоже больше волновался за ее кампанию и место в

обществе, чем она сама. Лучший друг, нечего добавить.

— Это из-за дочки Вудсов? Я прав?

— Да.

— Кларк... Очнись, она задурманила тебе голову. Она – малолетка, наконец. Не

считая того, что вас не поймет общество и ради нее ты потеряешь все – она

наиграется, перерастет этот подростковый период, когда все новое и

неизведанное интересно и бросит тебя! Пойми, Кларк, я твой друг и желаю тебе

исключительно добра. — Блейк пытался повлиять на своего босса, но знал, что та

невыносимо упряма.

— Знаю и спасибо тебе за это, Белл. Но своего решения, я не поменяю. —

конечно, блондинка и об этом задумывалась, но что делать? Значит ее так

накажет... кто там? Судьба, Бог... за все ее грехи. — А теперь, пожалуйста уйди.

Мне нужно побыть одной.

— Хорошо. — согласился ассистент. — Но попомни потом мои слова, она

принесет тебе еще не мало бед.

Проговорив, не дожидаясь ответа, парень покинул кабинет.

Гриффин потерла переносицу, вспомнив, что Вудс на телефоне, несколько

раз нажала кнопку, проговорив:

— Лекса?

— Да, Кларк, я тут. — зеленоглазая решила не упоминать, что слышала все. Так

как было больно слушать такие слова в свой адрес. Как тот может такое

говорить о ней? Совсем не зная ее и что она чувствует к этой женщине.

Начальница не заметила, что кнопка выключения звука не сработала, а

119/201

точнее ее забыли даже включить.

— Лекс, что случилось? Почему ты мне не отвечаешь?! — злилась блондинка, ровно до того момента, пока девушка не рассказала ей все свои утренние

новости, добавляя, что пока не может порвать с Тайлером.

Кларк же перестала злиться и настаивать на разрыве, она все прекрасно

понимала.

— Хорошо, детка. Предлагаю сегодня немного отвлечься от проблем и сходить

со мной на свидание.

— Кларк Гриффин приглашает на свидание? — удивилась та. — Это, что-то

новенькое.

— Я говорила же, что все изменится. Может не так быстро, но я стараюсь.

— Знаю, Кларк. И я согласна. — улыбнулась девушка.

— Тогда я заеду за тобой... часиков в восемь, не поздно?

— В самый раз, Кларк. Я буду ждать.

— И я, с нетерпением.

— Тогда до вечера. И мне пора работать, Кларк.

— Да-да. Целую, малышка.

— Целую.

— Куда мы едем, Кларк?

— Это секрет. — улыбнулась блондинка. Девушки сидели в машине, со

сцепленными руками в замок. — И ты сегодня выглядишь шикарно! Надеюсь, это

открытое платье надето для меня.

— Надейся. — они точно поменялись ролями. В тоне Лексы звучит насмешка, а

блондинка мрачнеет, хмурится, но молчит.

Это понятно, женщина не хочет ничего испортить, а то бы она давно уже

наказала или пригрозила наглющей девчушке. И ещё, Гриффин обещала быть

«пай-девочкой».

Зеленоглазая предвигается ближе и обхватывает руками шею Дьяволицы, всматриваясь в небесно-ледяные глаза, исправляя свою ошибку.

— Кларк... Ну подумай сама. Я собиралась на свидание с тобой. Как ты думаешь

для кого это платье? Для Линкольна? — Вудс объясняла спокойно.

— Знаю. — бормочет блондинка. — Просто я хотела это услышать от тебя.

Вудс закатила глаза и прошептала, самой властной Дьяволица в мире. Иногда

таким людям изредка нужно потешать свое Эго.

— Да, Кларк, я одела это платье для тебя. — вообще Лекса надеется на

продолжение вечера, а это платье – первый ход к соблазнению. Да-да, не только

Ангелов соблазняют, но Дьявола тоже. — А теперь поцелуй меня.

Брюнетка приказала и Гриффин завороженная этими изумрудными глазами, не имела право ослушаться.

— Почему сразу нельзя было нормально ответить? — женщина резко и даже

грубо хватает ту за шею, прижимает к себе и ее губы накрывают чужие. Язык

властно ласкает чужой и Лекса испускает стон, прямо в рот искусительницы.

Целуются они яростно, пока их не прерывает покашливание охранника, ведущего машину. Тот напомнил им о своем присутствии, а то они трахнулись

прямо бы в машине на ходу, позабыв обо всем.

Долгое отсутствие секса сказывалось на их учащенном дыхании.

120/201

— Сразу? Это было не так интересно. — усмехалась брюнетка, пока ее не

прервал разгоряченный приглушенный голос Кларк.

— Интересно?! Если бы в машине не было Линка, то я бы давно сорвала с тебя

это платье и хорошенько вытрахала, еще до ужина.

Зеленоглазая залилась краской, хорошо, что в машине не было света и такой

оттенок лица не увидишь в темноте.

Да-да, этого эффекта она и добивалась.

— Мэм, мы на месте.


Примечание к части

Лекса и Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456241636

121/201

27.

— Мэм, мы на месте.

Остановились они возле одного из небоскребов. Брюнетка терялась в

догадках. Зачем? Что они тут забыли? Здесь квартира Кларк?

Но они поднялись на лифте на самый последний этаж, точнее даже на крышу

и перед Лексой привстал невероятный вид на город. На ночной город...

Бесконечность огней заполняет темноту, здесь и горящие неоновым светом

названия различных магазинов, и кафе, россыпи света из тысячей маленьких

квардратиков окон, пестрящие витрины... Все соединяется в каком-то сказочном

круговороте света, света в ночи...

И даже когда город уснет: постепенно в окнах погаснет свет, кафе, магазины

закрываются – останутся одинокие фонари, которые будут гореть всю ночь.

Город не померкнет в темной ночи.

На крыше небоскреба ближе к темной выси, поэтому становятся, как бы ярче

миллиарды звезд, рассыпанных по ночному небу...

Романтика ночного города таит в себе особую красоту, особую загадку...

Огни ночных дорог, тянущиеся длинной вереницей, убегающей куда-то вдаль, так и манят за собою в неизвестность

ночной суеты.

У ночной романтики есть своя неповторимая загадка, своя

притягательность и красота.

Вудс не сразу заметила небольшой, накрытый столик на двоих, для ужина, ибо красота бесконечного пространства – завораживала. И не только... В этот

момент, в ее душе поселился страх... Страх остаться одной, страх перед

будущим без блондинки. Нет, это не тоже самое, что было несколько дней назад, это было, что-то похуже, в сто раз хуже... Это не объяснить, что-то на стадии

интуиции. Шестого чувства? Чувства вины, безысходности и бессмысленности

поглощали девушку. Что это? Сердце колотилось, как бешенное...

— Малышка? — подорвалась испуганная Гриффин к брюнетке, когда

увлажнились щеки той. — Что-то не так, тебе не нравится?

Лекса даже не почувствовала, что она бесшумно плачет, только теплые

пальчики вытирающие ее слезы.

— Нет, все так невероятно, Кларк, головокружительно!

— Тогда почему ты плачешь, Цветочек? — взволнованно спрашивала

голубоглазая.

Конечно, Вудс не расскажет об этих глупых чувствах. Это было правда глупо

и нереально. Ну, что может случится? Если только та ее вновь не прогонит...

— Кларк, не бросай меня, прошу... — та нахмурилась. Ну, не умела она

устраивать свидания...

— Девочка моя, нет, никогда я тебя больше не брошу. Ты – моя! И теперь всегда

ей будешь. — заверяла блондинка. — Давай, уйдем отсюда?

— Нет. Все прекрасно и я хочу остаться.

Слегка улыбнулась зеленоглазая.

122/201

Поужинали они в полутишине. Ну, как в полутишине? Молчала только Лекса, а женщина рассказывала о работе, о Беллами с которым рассталась. Вудс

слушала внимательно, но одновременно переживала свое чувство тревоги.

— Ты сегодня молчаливая. — проговорила Гриффин, накидывая на плечи своего

цветочка теплый плед. — Прости... Я же говорила, что по части романтических

свиданий... Я не умею их делать...

— Все хорошо, Кларк. Я же сказала. — это тоже было правдой, просто она

немного не договаривала... — Мне хорошо с тобой везде, где бы мы не были, вдвоем. А молчу я, потому что мне нравится твой голос, немного с хрипотцой. Но

ни у кого такого нет. Я его узнаю из миллиона.

Голубоглазая наслаждалась этими словами-комплементами к своей персоне, обнимая девушку сзади и даря поцелуи уху, волосами и верхней части шеи, где

та была оголена.

— Поехали домой, малышка. Я тебя отвезу.

— Я не хочу сегодня оставаться одна, Кларк...

— Ты же знаешь, я не могу...

— Сегодня мы поедем к мои родителям. — уточнила девушка и Гриффин

пришлось согласиться, больше она не могла противостоять цветочку и тем более

своему естеству. Хотя она и не собиралась трахаться – они просто переночуют.

Девушки сходили в душ, по очереди и блондинке была предложена длинная

футболка, хотя на ней она натянулась и не до конца прикрывала попу.

Голубоглазая поправляя одеяло, взбивая его, не заметила, как к ней в

плотную подошла Вудс. Выпрямилась, лишь тогда, когда почувствовала

прикосновение чужого тела.

— Не сегодня, Лекс... — сдержанно произнесла начальница.

Та, как будто не слышала, продолжая гнуть свою линию.

— Поцелуй меня, Кларк. — пока это была просьба в голосе.

Блондинка берет ту за подбородок и целует – страстно, но быстро

отрывается.

— А теперь спать... — женщина сама не верила своим словам и как она

говорила... Голос был низким, но пока еще стойким.

— Поцелуй меня, Кларк. — повторила та.

— Лекс, я уже это сделала. — удивленно произнесла Дьяволица. Хотя сейчас

казалось, что брюнетка — Демон-искуситель. Она больше подходит на эту роль.

У Дьявола могут быть огненно-зеленые глаза, а вот небесные – нет.

— Поцелуй сюда. — указала она пальцем на своей плечо, слегка откланяя голову

в сторону.

У голубоглазой загорелись глаза, ей нравилась такая игра, с активным

цветочком.

Хорошо, давай продолжим.

Хитро улыбнулась блонди своим мыслям, оставляя короткие, мягкие и

медленные поцелуи на оголенном плече, шее, ключицы. Для начальницы – это

самые сексуальные части тела. Она обожала эти сексуальные части брюнетки, они сводили с ума. А Вудс сводило с ума, когда та умеючи прикасалась к ним.

123/201

Но спустя время она оторвалась и посмотрела в потемневший лес зеленых

глаз. Девушке это совсем не понравилось, но она не знала, как продолжить. Они

смотрят возбужденным взглядом на лица и пожирают друг друга глазами.

Воздух между ними электризуется, сердце с бешенной скоростью начинает

перекачивать кровь, перехватывает дыхание...

— Поцелуй меня. — твердит Лекса, с тоном в котором отчетливо слышится

приказ.

Гриффин сбрасывает с себя наваждение и отворачивается, хватаясь за

одеяло, чтобы лечь спать. Да, ей очень хочется, но перегибать палку с собой –

она не позволит.

— Кларк... — отчаяние срывается с уст брюнетки, слышится какое-то шуршание и

начальница поворачивается. Она не хочет, что бы та плакала.

При увиденной картине, ее глаза лезут на лоб... Лекса стояла совершенно

нагая, она хотела ее ласк.

— Ты будешь просить меня? — спросила женщина, мысленно молясь всем Богам, что бы дали сил ей сдержаться, а не накинутся на этот невинный цветочек.

— Если придется. — вот такая покорность нужна была Гриффин с самого начала.

Хоть и Блейк убеждал, что она не получит этого от школьницы, но поглядите...

Вот она. Нет, не рабыня и не игрушка. А любимая, повзрослевшая женщина.

В миг, блондинка толкает девушку к стене и прижимается к ней, целует ее, а

затем хватает за волосы, приподнимая слегка лицо Вудс.

— Чего ты хочешь, Цветочек? — в голубых глазах загорается огонь страсти и она

еле сдерживает себя, чтобы полюбовно «не отодрать» этого Ангела.

— Тебя. — прошептала та, ей нравится этот напор, она его больше не боится.

— Как?

Боже...

Пробегают мысли в темной голове, Лекса не ожидала, что Дьяволица будет

продолжать ее игру. Она надеялась, что та сорвется. А теперь что? Ей придеться

все же руководить сием процессом?..

— Займись со мной любовью. — хоть и глаза блонди были затуманены страстью и

они блуждали по смуглому телу, но она сдерживалась из последних сил.

— Как? — повторяет она хриплым, надрывным голосом.

— Поцелуй меня. — руководит процессом бывшая школьница.

— Куда?

— Ты знаешь.

— Нет. — Кларк издевалась над этой невинностью. Ну, не ей же одной быть

Демоном, пусть и та по будет немного Чертенком.

До жути смущаясь, Лекса указывает пальцем на свою сокровищницу и

Гриффин усмехается. Красные щеки пылают огнем от стыда, но одновременно

они горят и от возбуждения.

— Как прикажите, мисс Вудс. — рассмеялась Кларк, добавляя. — Когда-нибудь, я

скажу тебе это в своем кабинете, в своем офисе, когда мы захотим трахнутся во

время рабочего дня.

124/201

Гриффин отбрасывает Лексу на кровать и ложится, лицом к ее промежности.

Целует в розовую вульву и дает волю своему опытному языку, умеющему

доставлять неистовое удовольствие. Брюнетка вскрикивает и вцепляется в

белокурые волосы.

Голубоглазая не останавливается и ее язык гуляет вокруг клитора, доводя ту

до безумия, вновь и вновь...

— Кларк, пожалуйста, войди в меня... — голос хрипит, скрипит, из последних сил

Вудс умоляет женщину.

— Ты правда этого хочешь? — спрашивает томным голосом Гриффин, но не

останавливается.

— Да, пожалуйста-а-а! — громко стонет брюнетка. — Я хочу, что бы ты была

внутри меня.

— Сейчас?

— Да, черт возьми!

— Никогда не ругайся, моему Цветочку это не идет. — проговорила та и

зеленоглазая почувствовала, как в нее резко вошли... Вся рука? Ибо было чувство

переполности, но восхитительные, изысканные ощущения не потерялись.

Конечно, трудно исправиться от диких привычек, ее опять за что-то

наказывали. Но Вудс не было больно, она привыкала уже к этому животному

сексу.

Это не была вся рука, это было четыре пальчика, все же даже Дьявол-искуситель не изверг. Пальцы выходили из темноволосой и быстро наполняли ее

снова.

Движения языка на клиторе не останавливаются, пальцы беспощадно, даже

мстительно толкаются, рука бьется об промежность с хлюпающимся звуком.

Ноги Лексы напрягаются и она взрывается, умопомрачительно рассыпаясь на

миллион оскольков.

Блондинка пристает, просовывая руку девушки в свои трусики и пару движений, следует за ней, выкрикивая ее имя:

— Боже, Лекса!


Примечание к части

Ужин.

https://vk.com/photo-175833918_456241635

125/201

28.

— Боже, Лекса!

Тело сверху расслабляется и приятной тяжестью придавливает девушку.

Когда ко всем возвращается ясный разум, брюнетка смотрит в такие

ласковые и нежные глаза. Кларк трется своим кончиком носа о чужой нос и

шепчет:

— Я так скучала по нашей близости.

— И я. — добавляет та.

Гриффин оставляет нежные поцелуй, как будто умоляет о чем-то, лежащую

под ней девушку.

— Не оставляй меня. Никогда.

— Хорошо. — отвечает Лекса с улыбкой, чувствуя облегченное дыхание

Дьяволицы. Затем и она улыбается, ослепительной улыбкой, так улыбаются

только подростки. И правда, когда мы счастливы, мы превращаемся в

беззаботных подростков.

Когда брюнетка уснула, Гриффин покинула ее. Почему? Она не могла ни где

ночевать, кроме своего дома и к себе не могла позвать девушку, пока не был

решен вопрос с Кемероном.

Вудс, конечно, на утро расстроилась, но выслушивав объяснения той, поняла, что

так лучше. Нет, не хрена не лучше. Но так надо. Зато Октавия заняла спальню

для гостей в доме родителей зеленоглазой. И теперь та не оставалась ни на одну

минуту одна, и конечно еще для спокойствия блондинки – это было сделано.

Лекса смирилась с таким контролем, даже была рада, ведь с Октавией они

стали хорошими подругами. Она не узнала ничего нового о Кларк, но зато та

подтвердила слова няни, Майи – она Ангел во плоти, просто хорошо скрывает

это.

Блейк лишь обмолвилась, что ни одну из своих бывшей пассий, блондинка не

оставила без своего попечительства. Некоторым, до сих пор перечисляется

материальная поддержка из личного фонда Гриффин. Тем, кто никак не может

устроить свою жизнь.

Также она рассказала, что дружат они со школы, как и Блейк-старший. Они

преданные друзья друг другу. Ни за что не подставят и не предадут, какая бы

ситуация у них не была.

С Линкольном, шатенка познакомилась на уроках самообороны. Потом они

еще вместе посещали тир и занятия по всем боевым искусствам. Октавия

привела парня к Кларк, так вот он и стал вторым охранником и чтобы ближе

находиться к Блейк.

Хотя, был один разговор у девушек. Они немного выпили и поболтали по

душам. Октавия рассказала Лексе, что Беллами не только друг, он влюблен в

девушку, поэтому бескорыстно защищает ее и ее кампанию от всех. На него

нельзя обижаться, за эти чувства, также, как и на Тайлера. Вудс обещала

хранить этот секрет и даже Кларк не рассказывать. Пусть лучше она сама

догадается, если догадается. Ведь прошло лет пятнадцать, как кудрявый это

понял, но начальница до сих пор не догадалась. Списывая все на то, что тот

126/201

лучший друг.

С утра до вечера, Лекса работала в кампании отца, конечно, под чутким

руководством Гриффин. Если она, что-то не понимала, не знала, то сразу же

бежала за советом, помощью к той. И частенько эта помощь заканчивалась

безудержным сексом. Они не могли насытиться друг другом и поэтому

останавливались в середине ночи, так как на следующий день, обеим нужно на

работу. Зато в выходные, они могли расслабиться. И секс был в разных местах, даже общественных: одинокий пляж, темный уголок парка (ночью), скамья на

аллее, кафе – рука под столом, ночной клуб... Благо дело они девушки и им не

нужно раздеваться, для того, что бы довести друг друга до оргазмов. Хотя они

очень выматывали, особенно Вудс и она засыпала сразу, как только ее голова

касалась подушки.

По вечерам, девушки ходили на свидания. Оригинальность Кларк иногда

убивала и поражала.

Полет на воздушном шаре над ночным городом — страшно, но красиво. Гриффин

была очень милая и замечая каждый испуг своего цветочка, одаривала ее

поцелуями, по всему лицу. Приличными поцелуями, все же в корзине они были

не одни.

Свидание в конном клубе – они там кормили лошадей, отдыхали в каминном

зале, катались по диким лугам. Благодаря Кларк, Вудс научилась держаться в

седле. Да и без удовольствия, в том самом седле, ее не оставили.

Боулинг. Блондинка поддавалась и бывшая школьница все время

выигрывала. Причем на каждом шаре, на их дорожке, была наклейка с

комплементом: «Ты маленький Амурчик, который поразил меня в самое сердце»,

«Моя развратная школьница!», «Твои губки, как сочный персик» (комплимент

для нижних и верхних губ), «Мой Ангелочек, который делает меня лучше», «Мой

цветочек, самый ароматный и самый прекрасный», «Моя взрослая девочка» и так

далее. Вудс расцветала с каждым комплементом и больше смущалась, а позже, в

машине, подарила своей Богине... Да-да, больше никакой не Дьяволице, а самой, что ни на есть Богине... отличный куннилингус.

Блейк в это время бродила по лесу и разговаривала по телефону с Линкольном.

Бильярд. Они поспорили на желание. Тут-то блондинка не поддавалась и

выиграла два раза. Свое желание она воплотила сразу и силиконовым членом, практически изнасиловала своего цветочка в попочку, на этом же столе. Та была

не против.

Еще были гольф, йога, просмотр фильма на большом экране на улице, в

машине и да, все их свидания заканчивались сексом. Она жили полной жизнью, не теряя ни минуты. Они скучали друг по другу, ибо когда наступала ночь –

девушки расставались.

Лекса думала, что как только они покинут крышу небоскреба, ее тревожное

чувство исчезнет. Но не тут-то было. Находясь с блондинкой, оно возрастало в

разы. И лишь только секс помогал забыться на время. Что было не так, брюнетка

понять не могла. Ее подсознание так боится, что ее опять бросит Кларк, что

заставляет сердце бешено колотиться, перехватывать дыхание, как будто

стоишь на краю крыши многоэтажки...

127/201

Она даже обратилась в поликлинику, прошла обследование, но ей сказали, что она и ожидала. Это связано на эмоциональном уровне и стоит обратиться за

помощью к психологу. К нему она не пошла, решив потерпеть, возможно пройдет

само, как и появилось.

Так прошел месяц, и сегодня должны были прилететь родители девушки.

Поэтому Лекса не пошла с утра на работу, а ждала их. Встретит, а потом пойдет.

Да, она очень ответственно относилась к работе. Да и ко всему, к чему

прикасалась.

— Лекса! — отец обнял дочь, как только она открыла дверь. У них были ключи, просто брюнетка услышала визг тормозов и понеслась встречать родителей. Она

по ним соскучилась, но была уверена, что сегодня переедет обратно в квартиру

парня. Она отвыкла жить с ними, хватит с нее котроля ее Богини. А сколько тебе

бы не было лет, родители всегда хотят контролировать твою жизнь.

— Мы так скучали... — сказала Эбигейл, обнимая мужа и дочь. — Как ты тут?

Женщина очень переживала за дочку, дети всегда будут маленькие для своих

родителей. А той-то и восемнадцати не было.

— Все хорошо. — улыбалась девушка, вспоминая о своей Богине. — Кларк не

оставляла меня одну. Мы ходили в кинотеатр и на работе она мне тоже

помогала, подсказывала.

— Ты в хороших руках, дочка. Я так рад! — говорил мужчина, еще больше

восхищаясь мисс Гриффин.

Эбби же молчала, замечая странные огоньки в глазах единственной дочери.

Возможно это может почувствовать только мать, зная своего ребенка, но об этом

еще говорить рано...

— Лекса, а не пригласишь ли ты к нам, сегодня на ужин мисс Гриффин? —

блондинка решила удостовериться или опровергнуть свои мысли. Эти огоньки в

глазах, милая улыбка когда упоминают блондинку, да и дочь все время твердит о

ней. Не прошло еще не одного их разговора без упоминании мисс Гриффин. — Я

приготовлю ваши любимые блюда. Твое любимое мясо по-французски, а... что

любит мисс Гриффин?

— Соглашайся, дочка. Мама редко бывает так добра. Я свои любимые ребрышки

получаю только на день рождения. — усмехнулся глава семьи.

— Не прибедняйся, Джейк. — мягко улыбнулась миссис Вудс, давая супругу

подзатыльник любя. — Не только на день рождение. Но обещаю, сегодня будут и

ребрышки в винном соусе.

Семья уже давно прошла в дом и весело общались в гостинной.

— Кларк любит салаты, но от мяса тоже не откажется.

Кларк любит салаты... Интересно, что еще любит Кларк?

Мысли женщины указывали ей на свою маленькую дочурку, но та просто не

могла в это поверить и отмахивалась от них, как могла. Все же у ее дочери есть

друг и она ни за что бы... Она не так воспитана.

— А как Тайлер, доченька? — спросила мать и заметила, как Лекса погрустнела и

даже засуетилась.

128/201

— Все также. Мам, пап, мне пора на работу. С работы мы приедем вместе с

Кларк.

— Хорошо. — ответил мужчина, провожая брюнетку до двери. А вот Эбигейл

стояла и молчала, понимая причину странного поведения дочери.

— Этого просто не может быть... — в ужасе произнесла сама себе Эбс.

— Что не может быть? — услышав Джейк, когда проводил дочь.

— Что так мало времени у меня осталось, для приготовления стольких блюд. —

натянула улыбку блондинка, направляясь в кухню. — Нельзя терять ни минуты.

Мужчина отвесил нежный поджопник жене, смеясь и поднялся наверх. У него

много было своих дел. В связи с последними события, кампанию срочно нужно

было переписывать на дочь, без отлагательств.

— Что-то не так? — заметила хмурое лицо подруги, спросила охранница, когда

открывала дверь для Вудс.

— Нет, все нормально. Как ты думаешь, Кларк не занята сегодня вечером?

Шатенка чуть не засмеялась в голос, да, эта девчонка умела удивлять.

— Только если тобой. — усмехнулась Октавия, вдавливая в пол педаль газа.


Примечание к части

Одно из свиданий.

https://vk.com/photo-175833918_456241656

129/201

29.

Лекса позвонила блондинке в середине рабочего дня.

— Привет, Кларк.

— Привет, Цветочек. Как Джейк? Прилетели? — женщина не хотела тревожить

брюнетку, поэтому ждала, когда та освободится и сама позвонит.

— Да, все хорошо. С папой тоже. Спасибо. — кстати Тайлер не интересовался

состоянием отца, когда звонил. Ну, у него были и свои проблемы с родителями, Вудс это понимала. — Кларк, мама и папа приглашают тебя сегодня на ужин. Ты

придешь? Тайлера не будет.

Испугалась та, боясь, что ее Богиня откажется, и между ними разразится

скандал. В трубке даже повисло молчание, но не долгое.

— Да, приду, малышка. Я обещала это как-то Джейку. Только у меня сегодня

много работы. — женщина не говорила, что компания «Трикру», ей добавляет.

Не то, что бы ее цветочек не справлялся, просто некоторые обязанности она

взяла на себя. Особенно по проверке документов. — Октавия отвезет тебя домой, а я подъеду чуточку позже. Хорошо?

— Да, Кларк, спасибо, что согласилась. А то мама делает твои любимые салаты, а

если ты не придешь, то меня, наверное, прибьют. — хихикнула брюнетка в

телефон.

— Ну, во-первых, я приду, детка. Во-вторых, я люблю все, но не все подходит для

моего тела.

— Твое тело – идеально, Кларк!

— Если только для тебя.

— Нет, не только для меня. На тебя все смотрят с вожделением, а я не могу об

этом даже думать... — вздохнула девушка, понимая, что дико ревнует ту.

— И не думай, Цветочек. Я – твоя, а ты –...

— Моя! — перебила блондинку, Вудс.

— Да, все правильно. — усмехнулась женщина.

— Кла-арк? — робко позвала зеленоглазая, как будто хотела о чем-то попросить.

— Да, малышка?

— Я хочу к тебе.

Гриффин рассмеялась, слегка недопоняв «ребенка».

— Я сейчас на работе, ты тоже. Мы увидимся вечером.

— Нет, я не об этом. Я хочу сегодня к тебе поехать... В твой дом... Хочу спать с

тобой, обнимать тебя во сне, разбудить поцелуем ранним утром, потому что нам

вместе идти на работу... — упрашивала она свою Богиню, боясь, что та откажет

как обычно.

— Хорошо, мы поедем ко мне, Цветочек. Не переживай. — да, та расстаяла от

такого признания, но и самой ей хотелось чувствовать, что брюнетка рядом с

ней. Что она в безопасности. Нет, она доверяла Блейк, просто... это трудно было

объяснить. Держать это чудо у себя в руках, защищать от всего. Просто она

рядом и не нужно волноваться ни о чем.

Лекса улыбнулась.

— Спасибо, Кларк.

— Да, не за что, малышка. Просто, что я потом буду делать, когда ты вернешься

к своему парню? А я привыкну к тебе, и с кем я буду спать, а? — женщина хотела

перевести это все в шутку, но все равно у нее закрались сомнения.

130/201

— Я буду спать с тобой, Кларк! И не вернусь к Тайлеру, только к своим

родителям, пока ему все не расскажу... — хотя Лекса и знала, что ей придется

принимать поцелуи, объятия от парня, если ей получится отмазаться от занятия

любовью.

— Все, детка. Мне пора. До вечера. — женщина решила закончить этот разговор

быстрее, ведь она предполагала тоже самое, что и Вудс. А думать об этом...

причинять себе боль, совсем не хотелось.

— До вечера. — ответила брюнетка, отключаясь. Она все прекрасно понимала.

Прошло полчаса, как Лекса была дома. Она приняла душ, переоделась и

ждала блондинку.

Чувство тревоги, так и не оставляло ее в покое, поэтому мысленно брюнетка

всегда молилась.

Что бы все было хорошо... Все было хорошо.

В этот момент, звенящий шум от дверного звонка разнесся по дому. И

девушка выдохнула с облегчением.

Спасибо.

Мысленно произнесла она себе, всматриваясь куда-то в потолок.

— Я открою. — радостно подорвался отец. Но Эбигейл и Лекса встали за спиной

мужчины.

— Добрый вечер, Джейк. — широкая и ослепительная улыбка, озарила их дом.

Только взглянув на начальницу, могло повыситься настроение, она была лучиком

солнца. Главе семьи очень нравилась девушка, да и его жене.

— Добрый вечер, мисс Гриффин. — Эбби заметила, как молодые девушки

переглянулись и ее дочка расцвела. Все больше, ее подозрения подтверждались.

Блондинка держала в руках цветы и коробку с дорогим виски, но все же

смогла пожать руку мужчине.

— Это вам, Джейк. — протянула Кларк коробку, а следом протягивая два букета

цветов. — А это вашим любимым девочкам, миссис Вудс и Лексе.

Младшей Вудс достался букет алых роз, а матери семейства – белые розы.

Кажется алые розы на языке цветов, говорят о любви... Если мне память не

изменяет...

Подумала женщина, пожимая руку начальницы.

— Просто Эбби.

— Не стоило. Вы и так много сделали для нас, заботясь о Лексе, в наше

отстутствие. — улыбнулся мужчина, принимая подарок.

— Просто Кларк. — ответила блондинка матери семейства и обратила к Джейку.

— Это пустяки, Джейк. Мне было приятно.

— Спасибо. — тихо пробурчала брюнетка, ей бы хотелось получить еще и

поцелуй, но этого не случится в ближайшее время.

Эбигейл нахмурилась, слушая ответ мисс Гриффин, но следом улыбнулась, приглашая всех за стол и расставляя два букета в вазы.

131/201

— Мисс Гриффин, я конечно, понимаю, что иногда много говорю о работе, но...

— Все в порядке, Джейк. — успокоила она главу семьи. — Моя жизнь – одна

сплошная работа. И я уже не представляю без нее себя.

— Я только лишь хотел спросить, как справляется Лекса? И справляется ли она

вообще?

Брюнетка недовольно посмотрела на отца, но промолчала.

— Мне, кажется, Лекса стала более взрослой. — намекнула Эбби. Ну, в другое

было бы время, дочка уже закапризничала и вмешалась, не давая отцу

расспрашивать о себе. А сейчас культурно себя вела, не вмешивалась, так

сказать в разговор взрослых.

— Возможно. — начала Кларк, отвечая женщине. Судить о взрослении могут

только родители. Ее задача была рассказать про рабочие моменты. — Я, теперь, с уверенностью могу заявить, Джейк, что место главы кампании «Трикру» –

Лексы. Она идеально подходит. Даже обмолвлюсь, что и с моей должностью она

бы справилась. Ее ответственность, смышненность, коммуникабельность –

поражает. Я проверяла и пару контрактов, Лекса сама заключила. За такое

короткое время обучения, она превзошла даже меня.

Восхваляла начальница свою девочку, и только Эбигейл казалось это

странным. Она ее перехваливала.

Понятно, от таких комплиментов и зеленоглазая чувствовала себя не уютно, но ровно до того момента, пока Кларк, под столом не схватила ее руку и не

сжала, поддерживая.

Глава семьи пребывал в какой-то своей гордости за дочь, эйфории, поэтому

ничего не замечал, а вот от супруги ничего не укрывалось. Каждый жест в

сторону ее дочери, каждая улыбка, каждое слово и взгляд... на губы, на грудь...

Жена держалась на высшем уровне и молчала, пока не попросила дочь

помочь ей на кухне. Вымыть посуду, ведь мисс Гриффин скоро собиралась увезти

ее дочь, а разговор не требовал отлагательств. Как далеко они зашли? Как

сильно затумали голову ее ребенку? Каждая мать, не взирая на возраст своего

чада, будет винить во всем кого-то, но не свою «кровь от плоти».

Джейк, как обычно увел начальницу на веранду, там он курил, и они

разговаривали о работе.

На кухне, мать мыла посуду, а Лекса вытирала ее и расставляла тарелки на

место.

— Давно вы спите с мисс Гриффин?!


Примечание к части

Лекса и Кларк на ужине.

https://vk.com/photo-175833918_456241659

132/201

30.

— Давно вы спите с мисс Гриффин?! — мать произнесла это строгим

голосом.

— Что-о? — удивилась Лекса, пытаясь вспомнить, где они успели облажаться.

— Так, Лекса, не нужно сейчас разыгрывать драму, что ты удивлена и ничего не

понимаешь... Я слишком хорошо тебя знаю. А теперь ответь мне на вопрос?

Когда мою маленькую девочку успели совратить?!! — выкрикнула в сердцах

женщина. Это позор на их семью. И лучше сразу заявить всем, что повинна во

всем эта женщина, что осрамила их род.

Господи... Только не это...

Пронеслись вихрем в темной голове мысли. И даже тарелка, которую терла

младшая Вудс, выпала из рук и разлетелась на осколки. Также разлетелась на

осколки жизнь Лексы, ее счастье. Сейчас узнала мама, она расскажет отцу, тот, скорее всего, выгонет блондинку... Что там еще по плану у родителей таких

детей бывает? Лечебница? Закрытый университет? Но хуже всего, что брюнетка

понимала, что ее родители так все не оставят и они могут засадить Кларк за

решетку... за совращение мамолетней...

Ну почему именно сейчас... Когда все хорошо...

Лекса присела на корточки, начав собирать осколки.

Женщина недовольно помотала головой, но помогать дочери не стала, она

была зла на блондинку и конечно на свою дочь тоже.

— Лекса, отвечай! Я думала, что ты выросла и понимаешь, что творишь, но

оказывается нет. Тебя и оставить одну нельзя. Отвечай, я сказала!

Женщина повысила голос, до сих пор не поверив, что это случилось с их

семьей. Она никогда не вдавалась в вопросы гомосексуализма и не знала, что

делать с такими детьми, ибо думала, что ее семьи это никогда не каснется.

— Лекса! — не успокаивалась мать. За шестнадцать лет она ни разу не повысила

голос на дочь, ее малышка росла всегда послушной. Да, капризничала, но она же

девочка, ее маленькая девочка. Ее ни разу не наказывали, да и не за что было. А

может Эбигейл и Джейку, нужно было быть построже с ней?

Блондинка выключила воду и услышала всхлипы. Ее дочка плакала? Эбби

запаниковала, ибо совсем забыла, когда в последний раз плакала. В четыре-пять

лет, от содранной коленки? Может она перегнула палку, слишком сильно

отреагировала?

Женщина присела рядом с дочкой, убирая руки дочери от осколков и

захватила ее в свои крепкие и родные объятия. Что не говорите, она мать, а

строгим должен быть отец. Как бы она не была зла, видеть ревущим своего

ребенка – сердце разрывалось на части.

Брюнетка все же подала голос, но тот надрывался и смешивался с плачем.

— Ма-а-ам, я ее люблю! Она мой воздух, мой свет, моя душа... Я без нее жить не

смогу... — выкрикнула темноволосая, заливаясь сильнее горючими слезами.

133/201

— Туше-туше, доченька. — все, что могла ответить Эбби, а слова дочери рвали ее

душу на части.

Ну, как так могло случиться?..

Не понимала женщина, почему она не доглядела... Где она не доглядела

своего ребенка...

— Мам, я погибну без нее...

Эбигейл оторвалась от зеленоглазой, стирая ее слезы с щёк, и у самой были

глаза на мокром месте. Ну, вот, что ей делать? Лишить счастья свое чадо? А все

знают чем, чаще всего, заканчивается первая неудачная любовь подростков. Да, суицидом. И женщина раньше могла сказать, что это не про ее дочь, но сейчас

она ни в чем не была уверена...

— Мне она нужна! — не успокаивалась младшая Вудс.

Блондинка еще больше пребывала в шоке.

— Тихо, малышка. Все хорошо, все хорошо.

— Мам, Кларк не виновата ни в чем, пожалуйста, не вини ее.

Женщина тяжело вздохнула.

— Девочка моя, может быть...

Договорить ей не дала Лекса, как будто знала, что мать скажет.

— Нет, мам, нет. Я давно уже не подросток, ты права я выросла. Это не пройдет, мы расходились и я не могла вздохнуть без нее... без боли, я люблю ее, так как

никого не смогу больше полюбить.

— Шшшш... — вздыхала блондинка, убирая слезы Лексы, платком. — Все

успокаивайся, доченька.

— Мам, пожалуйста, ничего не делай Кларк, не рассказывай папе.

— А она тебя любит? — да, мать волнует всегда такой вопрос. Не играют ли с ее

самым ценным сокровищем.

— Да. Она заботится обо мне, она защищает меня, не хочет оставлять ни на

минуту одну. Она ревнует меня, мам. Она нежна, Кларк ни к кому так не

относилась из своих бывших.

— Хорошо, я не расскажу папе. — смирилась Эбби, принимаясь за уборку

оскольков.

— Что не расскажешь мне? — в дверях появились Джейк и Кларк. У второй

сердце сжалось, замечая мокрое от слез лицо цветочка и первым ее порывом

было прижать к себе девушку. Но она не могла...

— Что мы разбили твой любимый сервис. Для гостей. — усмехнулась супруга, заметая мелкие кусочки.

— Купим новый. — улыбнулся мужчина.

— Поможешь, мне Джейк достать старые чашки?

Лекса вышла из кухни, а следом за ней и блондинка. Как только они вошли в

гостиную, Гриффин прижала крепко к себе брюнетку, поглаживая по спине.

Вот, что нужно было зеленоглазой. Объятия своей Богини. Теплые, родные, успокаивающие. В них боль и все беды растворяются, заставляя забывать обо

всем. Только они вдвоем в этом мире и нет ни печали, ни слез, ни бед.

134/201

— Что с моей девочкой? Почему она плачет? — взволнованно шептала та, конечно, не поверив в сказку про любимый сервис.

— Позже. — прошептала брюнетка в нежную шею женщины, в которую

утыкалала мокрым лицом. — Я хочу домой, с тобой, к тебе.

— Мы скоро поедем, малышка. Я обещаю. — услышав шаги за спиной, Кларк

распустила объятия и сделала шаг назад от своего цветочка.

— А вот и любимый вишневый пирог нашей мамочки. — задорно проговорил

Джейк, внося в гостинную поднос с десертом.

— Вы нас балуете, Эбби. — ответила блондинка, искоса посматривая на любимую

девочку, которая успокаивалась и стирала слезы с глаз.

— Для меня это не трудно. Я люблю готовить.

Да, женщина всю жизнь была домохозяйкой, всю свою жизнь посвятила мужу

и дочери. Так, что время на готовку у нее было достаточно, а также уборку и

переживания за свою семью.

Кларк широко улыбнулась, больше ей добавить было нечего и присела на

стул, культурно выдвинутый главой семьи. Также мужчина посадил дочь и жену.

— Вы очень вкусно готовите, Эбби. Напишите мне рецепт пирога, моей

домработнице нужно научиться его готовить.

— С превеликим удовольствием, напишу его Вам, Кларк. — засияла Эбби, добавляя. — А лучше Вы к нам почаще заходите, на ужин или просто на чашечку

чая.

Женщина подмигнула дочери, и Лекса чуть вновь не заплакала, но уже от

радости. Ее мама поняла и, даже, была готова поддерживать. О такой матери

можно было только мечтать.

Жаль, что у Кларк нету родителей...

Подумала брюнетка, но знала, что сделает все для женщины, чтобы это

чувствовалось меньше. Заменить она их, конечно, не сможет. Но может мама

поможет ей в этом.

— Конечно.

— Спасибо, дорогая. Это был великолепный ужин. — муж поцеловал жену в щеку

и прижал ее в объятиях.

Лекса задумалась, обхватывая руку блондинки. А когда-нибудь у них такое

будет? Они будут сидеть за столом, с мамой и папой, она, Кларк, и... их дети?

Да, она бы хотела этого. И именно детей, а не одного малыша.

— Джейк, Эбби, нам пора... Завтра, нам рано на работу. Я отвезу Лексу домой, не

беспокойтесь.

— Но Лекс, ты бы могла остаться дома, здесь. Тайлера все равно нет... — начал

мужчина.

— Пап, не начинай. У меня давно уже свой дом. — пробурчала девушка, но затем

улыбнулась, встала и обняла отца со спины, целуя в щеку.

135/201

— Ладно-ладно, я понял, Лучик. — да, иногда отец так называл дочь. Как в тот

день, в роддоме. Когда впервые взял свою дочь на руки и в окно светило яркое

солнце. А потом он еще долго рассказывал маленькой брюнетке, что солнышко

поделилось своим лучиком и так появилась она на белый свет.

Это не банальная сказка о аисте и капусте, поэтому Лекса долго верила, что

так оно и было.

— Пап, а ты когда на работу выйдешь? — спросила дочка в дверях.

— Что, все, устала? — подшучивал мужчина.

— Нет, я просто...

— Шутка. — Джейк чмокнул дочку в нос, добавляя. — Я еще месяц побуду дома.

Потом, отпущу тебя ненадолго сдать вступительные экзамены в университет.

Пока общались, отец и дочь, Эбби прощалась с Кларк, обнимая ее. Старшая

блондинка не вытерпела и прошептала той на ухо, что и Гриффин все поняла.

— Если я увижу хоть одну слезинку своей дочери и она будет от Вас...

— Не увидите. Клянусь. — шепнула голубоглазая перебивая ту, но улыбнулась, понимая, что им только сейчас дали благословение. И пусть пока неполное, но

все менялось к лучшему.

— Мама все поняла. — начала Лекса говорить, когда девушки ехали в машине.

— Знаю. Она дала свое благословение. — усмехнулась женщина.

— Что?!


136/201

31.

— Что?! — Вудс была удивлена.

— Не знаю, что ты там ей сказала, но Эбигейл пригрозила мне, если ты будешь

плакать из-за меня... Меня посадят на кол. И думаю, это еще будет легкая

смерть. — рассмеялась блондинка в голос.

Какой у нее был смех. Он чистый, без фальши, как у ребенка. Он ярче, правдивей. Глаза ее прозрачней морозного неба. Ее звонкий смех от души и

наполняет добром всех и Вудс в том числе. Смех блондинки звенит и делает

счастливее всех вокруг себя.

— Я лишь сказала, что люблю тебя.

Голубоглазая коротко поцеловала брюнетку в волосы и обняла девушку, остаток

дороги они проехали в тишине. В приятной тишине. Тишина любви.

Она имеет аромат настолько нежный, что они обе утопали в нем, как в

сугробе снежном. Тишину можно увидеть... Это улыбки на любимых лицах. Две

девушки улыбались, нежась в объятиях друг друга.

В тишине, в их молчании – нет фальши.

Так прошел еще месяц, даже больше. Кларк и Лекса жили вместе, как

настоящая пара, в одном доме. В этом время, у Майи был отпуск и она приходила

только убраться – раз в неделю, и то, когда девушек не было дома.

Гриффин подготавливала брюнетку к вступительным экзаменам в

университет, конечно, в их городе. Начальница ни на один день не смогла бы

отпустить от себя будущую, ее студентку.

Учеба с блондинкой, не была так утомительна, ибо Кларк была самым милый

и великолепным преподавателем. Правда, препод, которого хотелось трахнуть, особенно, когда блондинка была в сексуальных очках, и Вудс мечтала о таком

преподавателе. Но позже поняла, что не сможет терпеть студентов, пускающих

свои слюни на бюст ее Богини.

Лекса схватывала все на лету и на ночь получала свою «похвалу» от лучшего

в мире преподавателя, мисс Гриффин. Так заканчивались их будни, утром – они

были на работе.

В последствии, девушка поступила с легкостью с университет, но выбрали

они заочную форму обучения. Так как брюнетка планировала работать на отца

или в свободное время помогать своей девушке в качестве младшего ассистента.

Она уже и так помогала ей во многом, например, в составлении контрактов, к

чему не притрагивался даже Беллами.

В выходные, они отдыхали: гуляли в парках, устраивали пикники, делали

покупки в супермаркетах, ходили в кино и к родителям. В один из вечеров, Джейк попросил Кларк, как-нибудь съездить с ними на озеро, там у них был

загородный домик.

Эбигейл не стала устраивать скандал и смирилась со счастьем дочки. Ведь

не прошло ни одного дня без улыбки ее малышки, рядом с этой женщиной. Муж

ни о чем не догадывался, ему нравилась дружба между дочерью и своим

137/201

спонсором.

Тайлеру, брюнетка тоже звонила. Она чувствовала себя виноватой, не только

потому что не была сейчас рядом с ним, но и потому что изначально она предала

его, влюбляясь в свою искусительницу.

Тревожное чувство не покинуло брюнетку, просто она научилась с ним жить, но все равно волновалась из-за всех: Кларк, мама с папой, Тайлер. И это было

тяжело, все время пребывать в подвешенном состоянии. Спасали лишь крепкие

объятия блондинки. К вечеру, зеленоглазая мечтала в них очутиться, неслась к

своей Богине, как только видела ее в поле своего зрения.

***

Сегодня уж сильно нервничала брюнетка. Списать это она могла, только на

утреннее совещание в компании отца, на котором она должна была представить

работу аналитиков, в виде графиков, таблиц и диаграмм; и на вечерний

благотворительный ужин. На нем будут присутствовать все директора филиалов

компании «Скайкру», со своими семьями и просто богатые люди.

Это ежегодный вечер, который организовала Кларк Гриффин. Раз в год, ее

подчиненные других компаний, предоставляют какую-то новинку, продают ее на

аукционе, и все заработанные деньги передаются в фонд помощи детям с

онкологическими заболеваниями. И, конечно, представлять компанию «Трикру» в

этом году, такая честь выпала зеленоглазой.

— Кларк, мне плохо... — протянула Лекса, лежа на кровати, в то время, когда

блондинка ее будила на работу.

— Что такое, малышка? — взволнованно произнесла девушка, ложась в чистой, выглаженной одежде, которую только что надела, на постель.

— Не знаю... мне не хорошо... — твердила свое студентка.

Блондинка потрогала чужой лоб губами, пропальпировала живот, исследовала все тело на наличие сильных ушибов, гематом и все равно ничего не

понимала. У женщины были способности к медицине и когда она заболевала и

кто-то из близких, обходились без вызова докторов.

— Что у тебя болит, Цветочек?

— Я не пойму, Кларк, но мне даже кажется, что меня тошнит.

Кажется?..

В недоумении Гриффин приподняла одну бровь.

— Лекса, кажется, у тебя сегодня первое совещание, на котором ты – докладчик, в присутствии твоего отца, я не ошибаюсь?

— Нет. — хмуро ответила студентка. — А ещё, у меня сегодня первое

выступление на твоем благотворительном вечере...

Капризничала девушка, укрываясь одеялом с головой. Ее Богиня глубоко

вздохнула.

— Малышка моя, мы с тобой не раз проговорили и повторили твою речь для

вечера. Я обещаю, ты заработаешь больше денег, со своей речью, для детей, чем

138/201

все. И все будет хорошо.

Кстати, речь писала блонди.

— Не будет хорошо. А если я запнусь и забуду все? — спросила Лекса, приоткрывая свое личико и замечая улыбку начальницы.

— Не забудешь, ты у меня умница! А еще я буду всегда рядом с тобой и обещаю, что всегда нашепчу тебе на ушко.

— Правда? Всегда будешь со мной рядом? — девушка и сама улыбнулась, присаживаясь на кровати. — И не будешь рядом с мистером Беллами?

— Правда, Цветочек. — рассмеялась Богиня, оставляя короткий поцелуй на

пухлых губках. — И с мистером Беллами, мы больше не вместе. Все уже знают и

нам не зачем играть возлюбленных.

Объясняла та, убирая локон выпавших темных волосы за ушко.

— Я люблю тебя.

Блондонка скорее всего еще не готова была произносить такие слова, поэтому просто улыбалась, когда это нежное чудо признавалось ей в своих

чувствах. Лекса не настаивала. Она видела эту любовь в глазах, действиях, ухаживаниях и заботе. Она знала, что когда-нибудь придет время и она

откроется ей и в этом.

— Кларк... Ты шикарна! — обалдела брюнетка, когда увидела женщину в черном

платье – хамелеон.

— Спасибо, цветочек. — Гриффин оставила поцелуй на щеке девушки, продолжал поправлять макияж. — Ты тоже прекрасна, впрочем, как и всегда. А я

кажется в этом платье – точно похожу на твоего Демона...

— Дьяволицу. — исправила студентка. — И больше нет, ты – не она и никогда ей

не была. Ты – Ангел, только с черными крыльями. А я с белыми.

Лекса подошла сзади и обняла голубоглазую за талию, что та сразу

почувствовала мандраж исходящий от рук, да и тела.

— Ну, что такое, Цветочек? — сменила тему Кларк, потому что именно сегодня не

узнавала свою девушку. Она была не уверена, растерянна и боялась «сцены»...

— Не знаю, Кларк. Такое же чувство меня посещало тогда, в Тае... Как будто я

тебя потеряю... теряю...

Гриффин резко развернулась в объятиях и мягко обхватила лицо студентки, своими ладонями.

— Нет. Я больше никогда, слышишь, никогда!

— Шшш.... Да, Кларк. Поэтому я не знаю, что со мной последнее время...

— Прости меня... — винила себя Гриффин, в этой фобии Вудс.

Брюнетка тихо вздохнула, не отвечая и они отправились на мероприятие.

Денег было собрано много и уже все отдыхали, выпивали, общались.

Голубоглазая, как и обещала не отходила от своей девушки, во всем и везде ее

поддерживая. Но все же один раз им пришлось расстаться, Лексу увела мама, а

Кларк – Беллами.

139/201

— Кларк, ты не передумала на счет нас? — поинтересовался спокойно тот, все

еще на что-то надеясь.

— Нет, Белл.

— Почему? Ты же знаешь, что Вас ждет в будущем? Или вы до гроба решили

скрывать вашу совместную жизнь? А ничего, что ползут уже слухи... Что везде

видят вас вместе, что она выходит из твоего дома каждое утро и заходит в него

вечером. Иногда папараций... мы и наша охрана не видит. Они, как тараканы

везде!

Женщина тяжело вздохнула.

— Нет, скрываться всю жизнь я не собираюсь – это во-первых. Во-вторых, это не

твое дело, Белл.

— Если ты забыла, Кларк, со своей любовью к ней... То я тебе напомню, я твой

друг. И я всю жизнь заботился о тебе и всегда буду заботиться, никогда не

оставлю, даже не смотря на эту девушку. С этими словами, парень покинул ее, а

Кларк стало как-то не по себе, от его слов. Она чувствовала вину перед ним, но

не понимала почему.

Откинув все мысли, девушка ушла искать своего Ангелочка. Она обещала же

не оставлять ее одну, а вот с другом решила разобраться позже, когда он

остынет.

Нашла она ее на лоджии, которая располагалась на первом этаже. Захватив

свою накидку, в виде легкого пальто, голубоглазая вышла на улицу.

На плечи брюнетки легла мягкая ткань, убирая мурашки от холода.

— Что ты тут делаешь, Лекс?

— Просто вышла подышать... — ответила Вудс, чувствуя, как ее сердце все

также беспокойно. Что с ней не так? Может стоило рассказать Кларк? Зная ее, женщина нашла бы лучших врачей, и они бы отыскали причину ее

ухудшающегося состояния. Она не врала блондинке, ей правда становилось

физически не хорошо, что уж говорить о душевных переживаниях...

— Лекс... — позвала она, вытягивая ту из своих мыслей.

— Я тут, Кларк. — улыбнулась Вудс, прикасаясь своим лбом к чужому.

— Я люблю тебя, Лекса. — прошептала голубоглазая, искренне и широко

улыбаясь.

Кажется, брюнетка даже заметила в голубых глазах слезинки... От счастья?

Но и у Лексы увлажнились глаза, она дождалась... Она была уверена, что та ее

любит. Ну, а как же? Бог* не может не любить своих Ангелочков.

Гриффин приподнимает свою руку и раскрывает ладонь... Лекса видит

небольшую бархатную коробочку, красного цвета и застывает в шоке.

— Это мамино... — шепчет Кларк, хотя сама заметно переживает. — Я хочу, чтобы оно было у тебя... Когда-нибудь, скоро, мы поженимся, и я одену его на

твой длинный и изящный пальчик. Теперь, надеюсь, тебя не будут терзать

сомнения.... И ты станешь моей невестой, Лекса Эбигейл Вудс? А после женой?

Забывая на эту секунду о своей тревоге, сердце Вудс бешено колотится от

этого предложения руки и сердца. Да, может быть оно не так романтично

подано, но это все о чем мечтала школьница, а сейчас и студентка. Быть с этой

женщиной, быть ЕЕ навеки вечные!

140/201

Только Вудс хотела ответить свое счастливое «Да», как услышала несколько

четких хлопков, звук напоминал взорванные петарды. Но петарды, на таком

мероприятии? Она резко оглянулась и ничего не увидела в темноте деревьев, а

затем вновь посмотрела на блондинку. Повороты головой, у нее заняли от силы

секунды две. И когда она вновь обратила взгляд к своей девушке, подшутить, что-то о фейверках и салютах, то увидела искаженное лицо болью...

— Кла-арк! — выкрикнула она, вытягивая руки во время, ибо та начала

заваливаться. Они вместе плюхнулись на холодную плитку пола и хрупкая

брюнетка не смогла удержать любимую, а также смягчить удары... Белокурая

голова ударилась об каменный пол и ее лицо застыло в маске... На открытых, испуганных, болезненных глазах – слезы и рот распахнут – «застывшее слово на

губах», как будто она хотела, что-то сказать, но не успела...

— Кла-а-а-а-арк!!! — раздался душераздирающий вопль студентки...


Примечание к части

Лекса и Кларк на благотворительном вечере.

https://vk.com/photo-175833918_456241720

https://vk.com/photo-175833918_456241721

https://vk.com/photo-175833918_456241722

*Богиня

141/201

32.

— Кла-а-а-а-арк!!! — раздался душераздирающий вопль студентки... На

болезненый крик отреагировал Блейк, который всегда находился неподалеку от

своей начальницы, от своей лучшей подруги.

Ворвавшись на лоджию, он увидел сидящую в слезах «школьницу»*, возле

лежащей на полу любимой девушки. Парень перевел свой взгляд на Кларк и

увидел пустой взгляд, а также застывшее выражение лица, под головой

растекалась медленно кровь, белокурые волосы были окрашены в нее тоже и

грудь... Вся она была залита кровавой жидкостью...

— Что ты натворила?!! — обвинил Блейк убитую горем Вудс, которая даже не

шевелилась, сидя на холодном полу, в коротком, белом платье, испачканным

кровью.

Она не могла ответить, она вообще не могла разговаривать, ее речь пропала, рот, губы, тело – все онемело.

Шатен не дожидался ответа, он подхватил мертвую девушку на руки и

распахивая двери в дом, надрывно начал звать, кричать охранника.

— Ли-и-инкольн!!! Ли-инк!!! Линкольн!!!

Больше Лекса ничего не слышала, двери лоджии запахнулись обратно. Ее

слезы безостановочно скатывались на мраморную плитку, смешиваясь с

кровью... Дальше провал памяти... Очнулась она тогда, когда мать и мужчина в

полицейской форме, поднимали ее с окровавленного пола.

Наше время.

Кемерон вышел практически следом за брюнеткой, обнимая ее со спины.

— Ты чего здесь, Лекс? Холодно же... — парень говорил негромко, ибо замечал

изменения в своей девушке после всего случившегося. Точнее, после того, что

ему рассказала Вудс и газеты, которые во всю трубили, что убийца не пойман и

ходит среди нас.


Парень, конечно, не понимал ее. Да, она не должна была прыгать от счастья, что освободилась от пут этой извращенки, но и все время ходить в подавненом

состоянии тоже не могла.

— Что с тобой происходит? — попытался еще раз он, но ему не отвечали. Пока он

терпел, но на долго ли его хватит?

— Пойдем в дом, Тай, спать. Мне просто нужно было немного свежего воздуха...

— прошептала брюнетка, высвобождаясь из чужих рук и возвращаясь в

квартиру.

Кажется, теперь ей свежий воздух нужен был всегда... Даже находясь на улице, она задыхалась, не говорят уже о помещениях.

С того дня, прошло три недели, но для девушки, это все как будто случилось

вчера... Она ни на секунду не забывала о той роковой ночи, а ее сны-кошмары, стали для нее реальностью. Повторяющиеся видения их совместной жизни, ссоры, ночи любви, стрельба и

142/201

кровь...

С Тайлером, она так и не рассталась... Не было времени, сил, желания – ни на

что. Хотелось больше, чем просто умереть...

Они легли на кровать, Лекса даже не удосужилась снять с себя куртку, ей

было все равно и опять же дела не было не до чего.

Кемерон быстро засопел, а девушка свернулась калачиком, бесшумно пуская

слезы и опять вспоминая ту ночь, после...

Три недели назад.

— Доченька-доченька, ответь мне... Пожалуйста, скажи хоть, что-нибудь... Ты

ранена? — мать захлебывалась слезами, пытаясь докричаться до брюнетки. Но в

ее голове был какой-то шум, гул, она была в прострации, совершенно не

понимая, что происходить вокруг.

— Миссис Вудс, пожалуйста, не мешайте полиции и отойдите от своей дочери.

Она обвиняется в убийстве... — говорил мужчина в форме, когда они шли к

патрульной машине. Но блондинка его перебила.

— Вы, что с ума все посходили? В каком убийстве? Вы посмотрите на нее... Она

ничего не могла сделать, она возможно сама ранена!

— Это мы и проверим, мэм. — пытался успокоить женщину, но она не

поддавалась и казалось, что в любой момент накинется с кулаками на него.

Обвинять ее несовершеннолетнюю дочь в убийстве? — Оставайтесь здесь, миссис Вудс.

— Я никуда не отпущу свою дочь. Она ничего не сделала! — не успокаивалась та, кричала и «брызгала» неостанавливающимися слезами, пока ее не схватили

крепко за талию, оттягивая от дочери, и тихо зашептали на ухо, неизвестным

голосом:

— Эбби, успокойся. Мы совсем разберемся и уже завтра Лекса будет на свободе...

— Кто ты?! Отстань от меня! Мне нужна моя дочь! — женщина развернулась, ибо

полицейский автомобиль с младшей Вудс уехал. — Кто ты?!!

— Я – Октавия Блейк. Подруга и охрана Кларк и Лексы. — спокойно произнесла

шатенка.

— Ты охрана? — зло рассмеялась Эбигейл, кажется, у нее у самой была истерика.

— Где же ты была, когда с моей дочерью, что-то случилось???

Женщине сейчас очень не хватало своего мужа здесь. Мужчина не поехал

сегодня на мероприятие, сославшись на плохое самочувствие, а Эбби просто не

смогла не пойти и не поддержать дочь.

— Успокойся, Эбигейл! — вскрикнула Блейк, да и она была вся на нервах. Ее

подруга... Кларк... убита... Девушка могла спокойно развернуться и уйти, не

сюсюкаясь со всей семьей Вудс, ей за это даже не заплатят, но... Лекса тоже

стала ее подругой. — Не с одной твоей дочерью сегодня, что-то случилось...

Кларк... ее убили. Лекса жива и завтра, когда полиция поймет, что она ни к чему

не причастна, ее отпустят. А я да, охрана и не должна находиться еще в постели

143/201

со своими боссами!

Девушка говорила на повышенных тонах, решив, что только так дойдет до

женщины и сразу же намекая, что при интимных обстановках не может

присутствовать.

Блондинка замолчала, хватаясь за голову, она растерялась не зная, что

делать. Смерть Кларк тоже ее повергла, хотя она больше думала, как справится

с этим ее маленькая дочь. Как ее маленького ребенка, додумались обвинять в

убийстве любимого человека? Это, как если бы Эбби убила Джейка. Уму

непостижимо!

— А как же... Она, что проведет ночь в тюрьме? Я – мать и должна быть рядом!

Мы должны нанять адвоката, залог... Лекса должна быть дома... — мысли в

голове путались, Вудс несла все, что могла вспомнить о таких ситуациях.

— Ладно, поехали. — смирилась Блейк, понимая, что мать должна быть рядом с

дочерью. — Только ты должна успокоиться, а то и тебя посадят за покушение на

полицеского. И тогда ты точно Лексе, не поможешь...

Зеленоглазую продержали в комнате для допросов около двух часов, но та

так и не произнесла ни слова. Не отвечала ни на один вопрос, да и практически

не шевелилась, смотря в одну точку. Правда, медики осмотрели ее и не нашли

даже ни одной царапины на ее теле, кровь на ней была чужая.

Хоть девушка была несовершеннолетней, отпустить ее отказались, пока она

не ответит на всех их вопросы. Она была последней, кто разговаривал с мисс

Гриффин, хоть и не нашли при ней оружия, из которого было произведены

выстрелы в грудную клетку. Она первая, да и единственная на сегодняшний

день подозреваемая и пока она не заговорит, ее никто не отпустит. Так

объяснили Эбигейл Вудс. Тем самым дав понять, что ночь она точно проведет в

участке. Завтра ее опять допросят и, если не получится, вызовут психиатров.

Встреча с родственниками, тоже была пока запрещена.

Вудс перевели в одиночную камеру, с кроватью. Девушка не спала всю ночь, а просто лежала, она была в остолбиневшем состоянии и трудно было даже

догадаться, что с ней творилось, а также какой ад она переживала внутри.

Все же по своим связям, Октавия смогла пробраться в камеру подруги, где-то

в середине ночи.

— Лекс, ты спишь? — шепотом проговорила Блейк, дергая тут за плечо. Но

девушка не поворачивалась.

Шатенка посмотрела на лицо той и заметила красные глаза, но открытые.

Она все понимала, что у той был шок. Но она должна была помочь Вудс, даже

если это было в последний раз. В данный момент, это было сделано ради Кларк...

в память о Кларк... Он должна помочь Лексе, блондинка бы не хотела, чтобы та

села в тюрьму, из-за того, что даже не делала. И хоть весь белый свет будет

утверждать, что зеленоглазая виновата, Блейк встанет на ее сторону. Нет, не

потому что она ее охрана и должна защищать везде, а потому что она была

свидетелем всех романтических отношений между девушками. За что убивать

свое счастье? Чтобы потом быть несчастным? Любовь не убивают, даже если она

в некоторых случаях приносит боль.

144/201

— Ладно, не хочешь говорить, значит слушай. Тебя обвиняют в убийстве Кларк...

И, даже если не найдут оружие, тебя могут посадить. Ты — единственная

подозреваемая у полиции, и если ты будешь молчать – ты сядешь. Думаю, Кларк

бы этого не хотела... А я больше не могу тебя охранять, это моя последняя

помощь... Сейчас я нужна компании «Скайкру», как и Белл, как и все

приближенные Кларк. Что бы ее не расстащили на кусочки, хотя бы какое-то

время. За тебя мать волнуется, Лекс... Она уже немолодая, пойми это. Завтра у

тебя будет повторный допрос и ради Кларк, расскажи им все, что знаешь...

Пускай они найдут настоящего убийцу, чтобы он не остался безнаказанным...

Ради Кларк, прошу...

Шатенка провела по спутанным, волнистым волосам и покинула камеру.

Теперь все зависило только от зеленоглазой, которая замкнулась и ушла в

себя. Говорят в психиатрии, есть такой синдром. Когда после перенесенного

стресса, человек уходит в себя, в свой внутренний мир. Не разговаривает ни с

кем, не пьет, не ест, не спит, не двигается – подобие трупа... Так и случилось с

Лексой Вудс, и не факт, что что-то или кто-то сможет вывести ее из такого

состояния...

— Итак, мисс Вудс вы будете отвечать на наши вопросы? Вы должны прекрасно

понимать, что вас могут посадить и...

Было раннее утро, когда брюнетку вновь привели и начали допрашивать, но

она молчала, как и вчера.

Дверь допросной распахнулась и зашел старше званием полицейский.

— Мистер Тейлор, могу я поговорить с мисс Вудс, наедине?

— Да, конечно, мистер Кейн. Но девушка, как мне кажется, невминяемая...

— Я разберусь... — когда дверь захлопнулась за коллегой, Маркус продолжил, протягивая бархатную коробочку девушке, скользя ею по железному столу: —

Лекса, это просила передать тебе твоя мама...


Примечание к части

*Для Беллами Блейками, девушка все еще была школьницей, малолеткой.

https://vk.com/photo-175833918_456242015

Лекса и Тай.

https://vk.com/photo-175833918_456241728

https://vk.com/photo-175833918_456241729

145/201

33.

— Лекса, это просила передать тебе твоя мама...

Зеленые глаза все-таки ожили, замечая красный бархат и вспоминая, что она

так не увидела «начинку». Ее рука машинально поднялась в воздухе и

потянулась к вещице, к своей вещице. Но тут коробку резко отдернули назад, что тоненькая ручка приземлилась на ледяной стол.

Она вздрогнула, и слезы брызнули из ее глаз. Ей хотелось закричать: Это

мое! Отдайте! Вы не имеет на нее никакого права... , но все же своего рта она так

и не смогла раскрыть.

— Лекса, я тебе отдам это, если ты ответишь на несколько вопросов... Что там?

Кольцо?

Брюнетка не отвечала и не сводила своих глаз с «обручального» бархата.

Мужчина вздохнул и вновь протянул коробку девушке, положив ее на стол, убирая свою руку.

— Это Кларк Гриффин тебе ее подарила?

Вудс долго смотрела на стол и потом медленно, осторожно протянула свою

руку, боясь, что ее опять обманут и не отдадут... Но полицейский лишь выжидал, ждал ответов, не шевелясь. Она резко схватила коробку, прижимая ее к себе, к

своей груди, как будто это ее сердце, как будто это самое ценное, родное, что у

нее осталось... Оно так и было.

— Лекс, ответь, это вещь Кларк? Она хотела жениться на тебе? Мы уже знаем, что она была нетрадиционной ориентации. — мужчина не давил, но он как будто

чувствовал, что это юная девчушка невиновна.

Зеленоглазая кивнула головой, опуская свои руки и коробочку себе на

колени, но также крепко ее держала. Чувствуя коробку у себя, она как будто

очнулась из своего забытья.

Маркус слегка обрадовался ответу, хоть и невербальному.

— Хорошо. А теперь ты можешь мне рассказать, что случилось вчера на лоджии?

Кто убил Кларк? И я уверен, что такой любящий человек, как ты, не мог этого

сделать. Помоги нам наказать убийцу, засадить его за решетку, на всю

оставшуюся жизнь... Только ты можешь это сделать.

Брюнетка шумно выдохнула, ей показалось, что она только что задышала, а

до этого совсем не «закачивала» воздух в свои легкие.

Вспоминая слова Октавии, потому что они ей напоминали слова этого

мужчины, начала говорить. Ну, как говорить? Голоса не было, связки гортани

отказывались производить звуки.

Полицейский все понял, встал и вышел, вернулся быстро, с бутылкой воды.

Открутив крышку, протянул девушке.

Сделав несколько небольшых глотков, студентка проговорила, хотя ее голос

все же был похож на шепот.

— Спасибо. — глубоко вздохнув, так набираясь сил, та продолжила: — Я не

видела, кто ее убил...

146/201

— Расскажи все по порядку... Что вы там делали? Что ты видела или слышала?

Каждая мелочь сейчас может помочь. — попросил Кейн.

— Я была там одна, после разговора с мамой. Думала над ее словами, что она

мне сказала ранее на мероприятии. Она сказала, что папа должен тоже знать о

нас... о нас с Кларк. Кларк вышла спустя минут пять, она была загадочной, таинственной в тот момент. Но теперь, я понимаю почему... Она предложила мне

руку и сердце... Я хотела ответить «да», но не успела... Услышала хлопки от

петард, но это были совсем не они... Сейчас я понимаю, что это были выстрелы, ибо ей было больно и она начала падать, в мои объятия, но я не удержала ее... —

уже всхлипывала Вудс, рассказывая и чувствуя и свою вину. — Она ударилась

головой...

Маркус, что-то обдумывал и спросил:

— Как ты думаешь, Лекса, откуда были произведены выстрелы?

— Из леса.

Да, возле того дома, на территории было много деревьев, что могло

показаться лесом, особенно в темноте.

Полицейский продолжал думать и размышлять, но тут услышав неожиданный

вопрос зеленоглазой, как будто она недопоняла, что произошло на самом деле.

— Что с Кларк? Где она? Она в больнице?

Мужчина прикрыв глаза, отрицательно покачал головой.

— Сейчас она в морге. Близкие, думаю похоронят ее тихо, без лишних глаз

(папараций). Так как нам даже не разрешили вскрыть ее тело. Все, что мы

узнали, от семейного доктора, который делал заключение о констатации

смерти... Это то, что в нее было произведено три выстрела в грудь, из

крупнокалиберной винтовки, с глушителем. Так как ты была ближе всех, ты и

слышала приглушенные хлопки. И еще ушиб головы, следствие удара об

напольную плитку. — Маркус знал, что не должен был этого рассказывать, но

подумал, что так девушка быстрее поймет, осмыслит происходящее и он знал, что та ничего никому не расскажет. Ибо в таких состояниях, чаще всего не все

детали запоминаешь.

— Как убийца мог пройти на территорию? — серьезно спросила Лекса не

понимая, ибо помнит, что их в ворота-то пропускали строго по име́нно, было

много охраны.

— Это кто-то, кто был, как говорят из своих... — задумчиво произнес мужчина. —

Кто был в списке приглашенных... Кто составлял этот список, Лекса?

— Думаю, сама...

— Также ответил и ее ассистент, мистер Блейк. Лекса, ты была ближе всего к

ней, ты знала ее секреты... Возможно ты знаешь, кто ей мог навредить?..

— Нет, она уберегала меня от всех тайн. — девушке заботливо был протянут

платок, так как она вся залилась слезами, похоже даже не подозревая об этом.

— Что ты можешь рассказать о Беллами Блейке?

— Он ее любил... был лучшим другом, ее правой рукой на работе.

— Ты знала, что при кончине мисс Гриффин, компания «Скайкру» достается двум

147/201

людям: Беллами Блейку и Майе Кейн?

Да-да, его жене. И он мог быть подозреваемым, но у него было чистейшее

алиби, он был на задании, вместе со своим коллегой.

— Нет.

— Лекса, а на фоне любви Кларк к тебе... Мог ли мистер Блейк, заказать ее, что

бы она не досталась никому?

— Как можно убить любимого человека?! — в сердцах выкрикнула брюнетка.

— Тут еще компания фигурирует... — печально протянул мужчина и в этот

момент, Вудс вспоминает Костию Грин... Может она развелась все же с мужем?

— Костия Грин... — быстро проговорила она.

— Жена сенатора Грина? А она-то...

— Она любила Кларк и хотела развестись с мужем, может он что-то...

— Мы и их проверим, Лекса. Спасибо. Есть еще какие-то догадки?

Лекса устало и отрицательно замотала головой.

— Хорошо. Пойдем, я тебе дам во что переодеться и тебя давно уже ждет мать.

Ты подпишешь бумагу о не выезде. Пока мы не можем дать тебе полную

свободу, ты должна понимать это. И если вдруг, еще что-то вспомнишь... — Кейн

протянул визитку. — Позвони мне.

Зеленоглазая кивнула, забирая карточку.

При выходе из участка, ее встретила мать. Она выглядела не лучше, тоже

бессонная ночь сказалась...

— Лекса, милая, как ты? — тупой вопрос, но она же мать, которая в данный

момент исследовала тело дочери.

— Мам, хватит. Я в порядке, физически.

— Малышка...

Девушка прикрыла глаза, ей совсем сейчас не нужны были слезы и волнения

родителей.

— Отвези меня домой, к Тайлеру...

— Нет, мы поедем к нам... Папе, нужно все рассказать и...

— Мам! Не стоит ему, что либо рассказывать. Ты и так говорила, что накануне он

плохо себя чувствовал...

— Но мы же твои родители... — хотя женщина понимала, что дочь права. Да, она

точно повзрослела с этой мисс Гриффин. Хотя сейчас ее, как будто принуждали

выбирать между мужем и дочерью...

— Со мной будет все в порядке. Тем более Тайлер... Скорее всего вернется через

неделю. — вспомнила последний разговор с парнем, что мать идет на поправку, отец – поправился. — Мне нужно побыть одной... Если, что я приеду.

Конечно, разговаривая, что с полицейским, что с матерью, она практически

шептала. Каждое слово ей давалось тяжело и отдавало болью во всем теле, ее

трудно было описать, ибо кровоточил каждый орган в ее «бренном теле». Но

мать нужно было успокоить, что бы она сделала, как хотела младшая Вудс.

Блондинка смиренно согласилась.

Пока они ехали до дома Кемерона, Эбби осторожно спросила:

— Доченька, что это за кольцо? — все же в коробке было оно. Брюнетка коробку

так и не открывала.

148/201

— Кларк, сделала мне... — слезы вновь увлажнили ее лицо. Эбигейл все поняла, останавливаясь. Она сняла свою цепочку с шее и произнесла, думая, что так

облегчит боль единственной дочери.

— Давай, его повесим на твою шею, в память... — брюнетка вытащила коробку из

кармана, протягивая матери. Та сделала все сама. Зеленоглазая лишь

дотронулась рукой, когда кольцо было уже на ней, на цепочке и на шее.

Нужно ли было говорить, что оно было прекрасно? В той женщине, в той

Богине все было прекрасно, также, как и вещи, которые ее окружали.

Лекса вошла в квартиру и хотела замертво плюхнуться на кровать, как ее

неожиданно обняли, сильные, мужские руки прижали к себе.

— Крошка, я только вернулся. Я так рад тебя видеть, я так соскучился...


Примечание к части

Лекса, такой вышла к матери.

https://vk.com/photo-175833918_456241731

Кольцо.

https://vk.com/photo-175833918_456241732

149/201

34.

— Крошка, я только вернулся. Я так рад тебя видеть, я так соскучился...

— счастливо говорил Кемерон.

Лекса его даже не обняла, понимая, что не сможет побыть одна, сдохнуть

одна... Лучше бы поехала к родителям.

Спустя несколько минут молчания, парень отпустил девушку и посмотрел на

нее, замечая практически безжизненный внешний вид: тусклые, с

полоповшимися сосудами глаза, фиолетовые круги под ними и мешки, кожа

лица, как будто стала серой, и взволнованно спросил:

— Что случилось, Лекс? Ты так выглядишь...

Брюнетка прикрыла глаза, и почему все просто не могли ее оставить в покое?

Она проходила сейчас все семь кругов ада, но никто не понимал этого.

Девушка прошла через гостинную в комнату, при этом негромко отвечая:

— Кларк убили. Я провела всю ночь в полицейском участке... — Лекса залезла на

кровать, сгибая ноги, притягивая их и прижимая руками к животу.

Никто, наверное, и никогда не задумывался, что когда у человека что-то

болит, даже если это не живот, а душа, люди машинально ложаться в «позу

эмбриона», сворачиваются клубочком... Нет, конечно, это не облегчает боль, ни

физическую, ни душевную. Это, как невербальная просьба о помощи, кого-либо...

реального (человека) или нереального (Бога, мертвых, бессмертных душ и т.д.).

Студентка выла изнутри о такой помощи. Ибо сама она думала, что ни за что

не сможет пережить это. Боль в данный момент не была просто душевной, боль, казалась физической.

Такая поза показывает, что человек нуждается в защите, понимании, сочувствии или просто отгорождается от проблем окруждающего мира.

Вудс чувствовала все и сразу. Больше она не ощущала себя в безопасности, как в объятиях блондинки, ее никто не понимал и ей хотелось пропасть, исчезнуть... Хотелось туда, где сейчас Любовь всей ее жизни. Хотелось к Кларк.

И почему человек не может умереть одновременно со своим любимым человеком

и уйти в загробную жизнь вместе? Многие были бы рады этому...

— Что? Почему ты не позвонила? — возмущался тот и не мог понять, почему ее

так долго держали там. Списав состояние своей девушки на то, что та так

отреагировала на смерть, решил больше не допрашивать, но все же попросил: —

Может хотя бы в душ сходишь?..

Вудс шумно вздохнула, утыкаясь лицом в подушку. В данный момент, она

ненавидела Тайлера. Сколько раз он в пьяном состоянии заблевывал их ложе и

она ни разу не заикнулась о ду́ше, а тут...

Парень видел отрешенность своей любимой и решил больше не лезть к ней, хотя тот просто опаздывал на работу. Кемерон молча покинул квартиру, решив

во всем разобраться позже.

150/201

И вот позже случилось в обед... Он набрал номер главы семейства Вудс.

— Здравствуйте, мистер Вудс. Это Тайлер. — близких и доверительных

отношений между парнем и мужчиной не было, как у Кларк с Джейком. Поэтому

только на «Вы».

— Здравствуйте, Тайлер. Как семья? — все же из-за культурного долга спросил

мужчина.

— Все хорошо. Мистер Вудс, вы не знаете, что твориться с Лексой? Я понимаю, смерть мисс Гриффин и все такое. Но она даже не член семьи, чтобы так

переживать. — вывалил сразу причину своего звонка парень, не подозревая о

том, что отец его девушки ничего не знает.

— Что-о-о? — болезненно произнес мужчина, хватаясь за сердце и чувствуя боль, продолжал говорить: — Мисс Гриффин... Кларк...

Для Вудса, за последний месяц, Кларк стала членом их семьи, как будто она

была его второй, названной дочкой. Он прикипел к ней сильнее, после того, как

они с Лексой частенько посещали их по вечерам.

— Да. — пожал плечами Кемерон, не понимая почему вся семья Вудсов так

реагировала на ее смерть. Ну да, она была спонсором, но не единственным же. В

трубке послышался отдаленный голос.

— Эбби! Иди сюда! Кларк... Она умерла... Это Тайлер, он говорит... Это правда?!

Следом, сразу же в телефоне появился женский голос. Мать Лексы не стала

любезничать, она и без того переживала за дочь, за мужа, а тут еще кто-то

чужой, беспардонно прибавлял им проблем. Да, ибо она видела, как Джейк

держится за сердце. Она сразу же выдала мужу таблетку, перед тем, как начать

разговор.

— Тайлер, мой муж не знал об этом. И мы с Лексой договорились ему не

рассказывать пока. Ты же наверное слышал о плохом самочувствии Джейка, от

моей дочери.

— Да, но я хотел узнать... — блондинка перебила парня, не давая ему

договорить.

— Я прошу тебя больше не звонить сюда. — с этими словами женщина

отключилась. Может быть она была не права, все же ее дочь живет у него. Но

выбора у Эбигейл не было, супругу не помогло лекарство и ей пришлось вызвать

911, которая увезла их в больницу.

После того, как ушел Кемерон, Вудс не смогла уснуть. Она наконец дала

волю слезам и своему отчаянию.

— Почему? За что?! — без конца спрашивала она, надрываясь в болезненном

крике. — Почему ты забираешь лучших людей?! Почему именно она???

Да, Кларк была лучше многих живых людей, она была особенной.

Особенной, особенной, особенной...

Как лечебную мантру повторяла девушка, хоть и знала, что ей это не

поможет, не приглушит боль, даже на секунду.

151/201

Слезы градом омывали ее лицо и белую простынь под ней. Лекса поняла

почему у нее были тревожные чувства и мысли по поводу блондинки. Не от того, что та ее бросит, а это было, как предсказание скорой смерти ее Богини.

Вопросов было много у нее в голове, и они всплывают многократно, на

протяжении всего дня, ночи. Конечно, она не ожидала ответов, но испытывала

потребность спрашивать себя снова и снова.... Вопросы сами по себе были

криками боли.

Одновременно с вопросами, начали появляться обида и гнев на себя, на

судьбу, на Бога, на людей: Беллами, Линкольна, Октавию (тех, кто мог

предотвратить), на убийцу...

«Суд», что творился в ее голове был эмоциональным, девушка чувствовала

озлобленность, раздражение, обиду ко всем и даже появлялось желание

отомстить...

Но, в конечном итоге, Лекса чувствовала гнев только к себе. За то, что она не

смогла спасти, за то, что не уберегла, не почувствовала...

Если бы она немного сдвинулась вправо, на несколько дюймов, то выстрелы

пришлись на ее руку, спину...

Было прохладно и она могла бы попросить Кларк зайти назад дом...

Все сменилось чувством вины... Как бы ей хотелось повернуть время вспять...

Она бы кричала, орала, рыдала, умоляла, но не дала им поехать на это

мероприятие совсем.

Если бы мне знать...

В то время, когда брюнетка засыпала, хоть и ненадолго, то ее сны были

альтернативной реальностью. Как будто она ее спасла, и они вместе, лежат на

шелковых, темных простынях (любимое постельное белье Гриффин) в комнате

Кларк, в ее доме. Все хорошо. Это разлеталось в пух и прах, когда она

просыпалась и понимала, что она не в загородном доме, а в квартире своего

друга, на хлопковом, белом постельном белье...

Боль, казалась невыносимой. Зеленоглазая давно уже не обращала своего

внимания на смены дня и ночи, дней недели, чисел, дат...

Теперь в ее сердце отчетливо зияла глубокая рана (совсем не такая, когда

тебя бросают или ты уходишь сам), она причиняет сильнейшие мучения, даже на

физическом уровне.

Страдания ее наступали волнами. Периодически они немного стихали и как

бы давали передышку (в этот момент, девушка могла встать выпить воды и

сходить по физиологическим нуждам), лишь для того, чтобы вскоре вновь

сильнее нахлынуть...

Страдания сопровождались плачем. Слезы подступали всегда: когда она

дотрагивалась до кольца у себя на шее (понимая, что Кларк ей отдала самое

ценное, что у нее было, практически свою душу – кольцо матери); когда

вспоминала о совместной их жизни в загородном доме и представляя тот, 152/201

последний вечер.

Она чувствовала себя нереально одинокой, покинутой, хоть и каждую ночь

она чувствовала, как прогибается другой край кровати, когда Тайлер приходил с

работы и ложился спать.

К одиночеству прибавлялась беспомощность, потерянность, никчемность, опустошенность. Общее состояние ее было подавленным...

Все эти дни, брюнетка живет или существует за счет счастливых

воспоминаний, но когда понимает, что прошлого не вернуть – ее опять

накрывают слезы. Глаза ее давно опухли от постоянной соленой влажности.

Настоящее, кажется ей невыносимо ужасным, а будущее – немыслимым без

Кларк и как бы несуществующим...

Ее жизнь точно кончена...

Несмотря на то, что страдания Лексы становятся все более невыносимыми, она неосознанно продолжает цепляться за них, пытаясь удержать связь с

блондинкой. Она думает, что если перестанет вспоминать о Кларк – то

успокоится, успокоится – значит забудет, забудет – значит предаст...

И поэтому ее мучениям, кажется нет ни конца, ни края.

В непрерывной депрессии, проходит целая неделя. Лекса сильно исхудала на

воде, возможно, она скоро не сможет встать с кровати...

— Лекс... Тут твоя мама звонит... — парень осторожно протянул ее телефон.

Конечно, хоть и он целыми сутками работал, домой возвращался ночью, он видел

угасающее состояние Вудс и не понимал этого, но не вмешивался. Вспоминая, чем обернулось его вмешательство. Сердечным приступом мистера Вудса. Ибо

Эбби ему потом перезвонила и вывалила на него все, рассказала и о том, что

Лекса была в тот момент рядом с Кларк – видела все. Вот поэтому у нее такое

состояние.

— Мам... — она шептала, ибо сил даже говорить не было.

— Доченька моя... — женщина рассказала девушке, как они с отцом провели эту

неделю в больнице, но сейчас возвращались домой. — Как ты, солнышко?

— Все будет хорошо... — врала безжизненно девушка. Кажется, она была

согласна со своей смертью.

Женщина не настаивала на других ответах, хоть и безумно волновалась за дочь.

На этой неделе, у брюнетки было день рождение. Семнадцатилетие. Но никто не

вспомнил о нем, и оно никому не было нужно.

— Лекса, ты помнишь, что тебе завтра в университет?

— Мам, я не...

Эбби перебила.

— Кларк бы хотела этого. Чтобы ты училась, что бы ее потраченное время с

тобой не прошло даром, чтобы ты закончила его и стала такой, как она. Сильной, волевой и великой женщиной. — пыталась мать подбодрить свою дочь.

Со словами матери, пришло осознание того, что блондинка, наверное,

«переворачивается в гробу», наблюдая за тем, что творит она с собой. Конечно, 153/201

Гриффин бы это не понравилось и при жизни, она бы сто раз ее уже наказала за

такое...

Закончив разговор с матерью и пообещав, что завтра будет на занятиях, брюнетка заставила себя встать с кровати и направилась в ванную комнату.

Ей казалось, что она уже выплакала все слезы, но они с новой силой полились

по ее лицу, смешиваясь с горячими струями воды.

Это был последний раз, когда Вудс рыдала.

После всех процедур, она опять же заставила, себя поесть, уговаривая свой

организм, желудок...

Это для Кларк... Ради нее...

Блондинка всегда просила ее есть...

Потом заменила все постельное белье, прибралась в квартире и около часа ночи

легла спать.

К слову, ее парень пришел позже.


Примечание к части

Лекса и ее горе.

https://vk.com/photo-175833918_456241737

https://vk.com/photo-175833918_456241738

https://vk.com/photo-175833918_456241739

https://vk.com/photo-175833918_456241736

https://vk.com/photo-175833918_456241740

https://vk.com/photo-175833918_456241741

154/201

35.

За неделю, брюнетка прошла все стадии скорби, но нет, она не

пережила еще, ничего не забыла и не сможет никогда.

Просто, все что она делала этим утром было для Кларк. Из последних сил

шла в душ, запихивала в себя бутерброды с кофе, ехала в университет. Впервые

на автобусе, а не в машине с подругой-шатенкой, Октавией Блейк.

Кларк была сильной, когда потеряла своих родителей, Вудс тоже было нужно

найти такую силу. Голубоглазая бы этого хотела.

Зеленоглазая подходила к зданию и то и дело оглядывалась. Подсознание

работало против нее, ей казалось, что где-то здесь блондинка, стоит и ждет ее...

Да, для нее это чувство было знакомо. Ведь после каждого экзамена, как только

Вудс выходила, ее ждала Гриффин, обнимала крепко и радовалась за нее.

Почему подсознание бывает жестоко с нами? Знаете, многие, наверное, мечтали

получить амнезию, забыть о своей боли, только не Лекса. Она даже не

задумывадась о том, что бы забыть эту Богиню. Она готова была жить со своей

болью, только бы ничего не забыть о Кларк. Не забыть ни одну родинку на ее

теле. Не забыть искреннюю улыбку, которую дарили только ей. И даже не забыть

ни одно наказание, которое ей не нравилось, но сейчас она бы все отдала, что бы

Кларк это сделала с ней. Конечно, тут мысли были не о сексе, а о том, что даже

при таких обстоятельства, только бы ОНА была жива.

Проходившие мимо студенты, замечали потерянную брюнетку, смеялись, показывали пальцем, но той было все равно.

Пары тянулись медленно, впрочем Лексе и торопиться было некуда. Ее никто

не ждет за дверьми этого здания.

В обеденное время, девушка все же пошла в студенческую столовую, чтобы

закинуть в себя хотя бы салат и неожиданно встретила знакомую.

— Привет, Лекса. Я подруга... Эм... Аньи Нельсон. — ну, она просто напомнила, думая, что та сама догадается, что она ее девушка. Трудно же не догадаться, когда видишь интимную сцену в школьном туалете.

— Привет, Рэйвен. Я помню.

— Ты поступила сюда? Как? Сюда очень трудно поступить. У Аньи не получилось, но она обещала попробовать в следующем году. — удивлялась шатенка.

— У меня был хороший репетитор...

— Кто он? Может дашь номер, я посоветую ее Нельсон. — улыбалась та.

— Кларк Гриффин... — сглотнула брюнетка, сдерживая слезы, которые уже

рвались наружу.

Конечно, о женщине, которая была знаменита на весь мир, писали в газетах, судачили во всех средствах массовой информации (телевидение, интернет и

т.д.). Рейес знала все и подруга ей рассказывала о том, что те были парой.

— Мне очень жаль... — теперь она поняла, почему на той «не было лица».

— Спасибо. — шепотом ответила Лекса, поднимаясь из-за стола. — Прости, мне

пора на следующую пару.

— Да-да... Еще увидимся. — протянула девушка, глубоко вздыхая. Ей правда

155/201

было жаль. Она бы не смогла пережить смерть Аньи. Как зеленоглазая

держалась, было невероятно!

Перед парами, Вудс зашла в уборную. Умылась, чтобы не заплакать. Больше

никаких слез, кроме внутренних.

После пар, девушка просто гуляла по городу, с наушниками в ушах. Домой

не хотелось, так как там она вновь уйдет в депрессию и, не факт, что выберется

из нее в следующий раз.

Треки она старалась выбирать, чтобы те не несли в себе никакой смысловой

нагрузки.

Домой она возвращалась, когда было давно темно, и когда валилась с ног.

Потом, после пар это была библиотека, ей хотелось себя там умственно

утомлять, чтобы засыпать от того, что голова касается подушки.

Так и было, но среди ночи она просыпалась от своих снов-воспоминаний. Они

были все связаны с Кларк Гриффин. То она играла ей на гитаре, то они

разговаривали... Были близки друг с другом, даже во сне это ощущалось. Ибо

Вудс просыпалась в холодном поту и больше, как не пыталась, заснуть не могла.

Наше время.

Сегодня утром, день, да и вечер, когда она возвращалась домой – ничем не

отличались. Не считая того, что когда она вошла в квартиру, Тайлер был уже

дома.

Время было около десяти часов вечера и одновременно спать ложиться с

парнем не хотелось, поэтому она начала обустраивать себе место за столом, перед ноутбуком. Пока тот, в то время смотрел по телевизору баскетбольный

матч.

— Может поужинаем? — произнес невзначай он. Они очень отдалились друг от

друга. Даже во время блондинки хоть обнимались, иногда целовались, а сейчас, даже, не здоровались друг с другом, когда виделись. А вот виделись они не

часто, только когда один из двоих спал или притворялся, что спал, как Лекса.

— Я поужинала в кафе. — ответила Вудс, не поднимая своих глаз от ноута.

Может пришло то время, когда нужно было порвать отношения? Невзирая на то, что голубоглазой не было, жить она с ним больше не могла. Хотя, что она делала

последние несколько недель?

В темной голове, давно были планы снять квартиру, просто все как-то не

было времени. И конечно, о том, что она расстанется с парнем, родителям

говорить не хотелось. Ибо те начали было упрашивать ее вернуться домой. А вот, если она ушла, возвращаться не хотелось. Тем более ее дом, рядом с Кларк.

Другого дома у нее не будет, как бы это звучало не прискорбно. Но, Вудс

чувствовала, что пройдет десять лет, двадцать – никто не войдет в ее жизнь, ни

один мужчина, ни одна женщина. Она – однолюбка, и это на всю жизнь.

Возможно сделает себе ЭКО и будет всю жизнь рассказать своему ребенку о

великой женщине Кларк Гриффин, о его второй маме.

156/201

Но для этого всего нужно было закончить университет и встать во главе

кампании отца. Чтобы совсем не уйти в себя, девушка поменяла заочную форму

на очную.

Сейчас их кампанией занимался заместитель, так как Джейк, второй раз

проходил реабилитацию и скорее всего, он не сможет вернуться. Как говорила

Эбигейл, когда мать и дочь разговаривали по телефону.

Лекса не раз порывалась навестить папу, но мама ее останавливала. Она

была не монстром и хотела видеть дочь рядом, но боялась, что на мужа

нахлынут воспоминания, и он, его сердце не выдержит... Это уже случалось

дважды. Думаете, у человека столько же жизней, как у кошки? Эбби не

переживет, тем самым волнуясь за дочь, как делает это та... Поэтому

названивала ей плохо два, а то и по три раза на дню. Интересовалась, что было

на парах (хотя совсем ничего не понимала), спрашивала чем завтракала, обедала

и ужинала, а также, как у нее состояние. Пусть её нет рядом, но блондинка

заботилась о своей малышке.

— Лекса, тебя ничего смущает? — произнес Кемерон, отворачиваясь от экрана и

вообще выключая телек.

Вудс нахмурилась, были ли на этот вопрос правильный ответ? И хотелось ли ей

отвечать на него?

— Мы не спим, как парень с девушкой на протяжении уже полугода, а я

мужчина. Сколько я должен это терпеть?! Сначала эта спонсорша, теперь что?

Мы спим в одной постели, как чужие! Ты на своем краю, я на своем. Мы не

целуемся, не обнимаемся, не разговариваем и, наконец, не видимся, хотя живем

в одной чертовой квартире! Возникает вопрос... Мы вообще кто друг другу???

Брат и сестра? Друзья? — зло выплюнул парень. — Лекс, пойми я люблю тебя, ты

любяшь меня, и я не понимаю, что происходит в нашей жизни?! Ее больше нет, нам никто не сможет больше навредить. Теперь мы можем жить, как жили

раньше, до нее. Я долго мирится с твоим состоянием и не понимаю, почему ты

так переживаешь по поводу ее смерти. Мы теперь можем быть наконец

счастливы!

Вудс на секунду прикрыла глаза. Она не хотела никому делать больно, но

когда-нибудь этот момент бы наступил. Хоть она и отсрочивала его, как могла. И

его слова о Кларк, резали слух и сердце, тупым предметом, принося с собой

новую боль.

— Тай... Я... Мы должны расстаться...


Примечание к части

Лекса в университете.

https://vk.com/photo-175833918_456241795

https://vk.com/photo-175833918_456241796

https://vk.com/photo-175833918_456241797

https://vk.com/photo-175833918_456241798

Лекса в столовой.

https://vk.com/video-175833918_456239092

https://vk.com/video-175833918_456239093

157/201

После пар.

https://vk.com/video-175833918_456239094

https://vk.com/photo-175833918_456241816

Сны-воспоминания.

https://vk.com/photo-175833918_456241817

https://vk.com/photo-175833918_456241818

https://vk.com/photo-175833918_456241819

https://vk.com/photo-175833918_456241821

https://vk.com/photo-175833918_456241822

https://vk.com/photo-175833918_456241820

Лекса просыпается от снов.

https://vk.com/photo-175833918_456241824

https://vk.com/photo-175833918_456241825

https://vk.com/photo-175833918_456241823

158/201

36.

— Тай... Я... Мы должны расстаться... — девушка еле выдавила из

себя эти слова, но, как ни странно, они ей принесли облегчение, хоть в чем-то.

Хотя все еще было ничего не закончено, а только начиналось.

— Что-о-о?!! — раздраженно протянул парень и вскочил с дивана, его даже

затрясло. — Ты о чем, любимая?!

Глаза Кемерона зажглись пламенем гнева, ярость распалялась в них с

каждым своим словом, что капли пота выступили на лбу.

— Это все она? Да, это она, она запудрила тебе голову... Что она тебе обещала?

Что она делала такого, что не делал я для тебя??? Хотя не важно! Она умерла, сдохла, как ей и положено, как последней твари, чертовой извращенке, гребанная лесбиянка!

— Не говори так о ней. — спокойно произнесла брюнетка, чтобы прекратить

поток необоснованных фраз. Какая была Кларк Гриффин знала только она и это

не приносит боли, а даже приятную негу, что она была ближе всех к Богине. К

Богам же не подступиться, а ей повезло. И она не позволит никому, плохо

говорить о блондинке.

— А что я не так сказал? Эта сука получила по заслугам! Трех пуль ей еще мало, нужно было целую обойму зарядить...

Лекса широко распахнула глаза от удивления. Кажется, она даже на минуту

онемела, с распахнутым ртом. Откуда он узнал, что в Кларк было три пули, а не

одна? Этого даже в газетах не писали... И что значит «зарядить целую обойму»?

— Что-о? — ну да, она немного подтупливала, ибо сказывались бессонные ночи и

ее состояние в целом.

Кемерон сощурил глаза, как будто размышлял: «стоит ли говорить или нет...»

Почесав рукой затылок и сделав отстраненное лицо, ответил:

— Да, ничего.

По парню было заметно, что взгляд его метался по всей гостиной, и он молча

двинулся в сторону спальни, но Лекса не дала ему уйти, ей нужны были ответы, на внезапно сказанные слова.

— Что. Значит. «Нужно. Было. Целую. Обойму. Зарядить»? — медленно, но четко

повторила брюнетка, выделяя каждое слово, чтобы тот даже дурачком не мог

прикинуться, что не расслышал.

— Ну тут такое дело... — шатен полностью взмок от пота, как будто их гостинная

стала сауной. Потянув ворот майки в сторону, продолжил: — Пойми, Лекс, это все

ради нас... Я сделал это ради тебя.

— Ка-а-ак? — заикаясь спросила зеленоглазая. Внутренне – она не могла в это

поверить, а снаружи создавала спокойствие, опять же, научившись этому у

блондинки.

— Как, как? Хммм... — задумался парень, размышляя. Но своих темных глаз, он

не сводил со своей девушки, ибо следил за реакцией, и та это понимала. Поэтому

вела себя так, как при обычном разговоре. Она должна была все знать. — Купил

оружие, прошел на территорию, увидел тебя и стал ждать...

159/201

— Все так просто... — ошеломненно протянула Лекса, до сих пор думая, что это

нереально. Ведь тогда по сути это полностью ее вина...

— Хахахах... — истерически рассмеялся парень. — Нет, конечно. Просто было

только купить оружие, и то я заплатил за него несколько своих зарплат. Ты

звонила накануне и сказала, что твой отец не пойдет, я прошел по его имени.

Было страшно, но оказывается охрана, которая там была, в глаза не знает кто

есть кто.

— Нооо... камеры... Как ты пронес оружие на территорию, там проверяли всех

металлоискателями... И как ты вышел... — недопонимала зеленоглазая, все

больше ужасаясь. Это она подтолкнула парня к этому...

— Камеры? Да. Иногда мужчины носят шляпы, крошка, и лица их не видны. —

пожал плечами Кемерон. — Оружие перекинул через забор заранее. И после

тоже. На выходе началась давка, так я и вышел. Главное, что эта тварь получила

по заслугам, за все наши страдания...

И тут до брюнетки дошло, она находилась одна в квартире с убийцей... Вудс

запаниковала, пытаясь найти хоть один путь к отступлению. Она посмотрела в

сторону выхода из квартиры, но до него было очень далеко – она не успеет.

Затем она глянула в сторону кухни, там была подставка с ножами... Был шанс, хоть и маленький...

Все свои будущие шаги, она продумывала во время его рассказа, но тот

замолчал, чувствуя реакцию, которую он не ожидал.

— За все твои страдания...

Повисла тишина в помещении и в этот миг, Лекса вскочила со стула и

понеслась, что есть мо́чи в кухню. Она никогда не бегала и хорошо, что там не

было дверей.

Девушка не слышала, что творилось у нее за спиной, ибо в ее голове был

шум, а адреналин стучал в ушах. Она схватила нож, но повернуться не успела...

Ее обхватили со спины, нажимая сильно на руки, чтобы острое орудие вылетело.

Но Вудс вцепилась в рукоятку, как в последний спасательный круг.

Не такой смертью хотела погибнуть брюнетка, только ненасильственной...

Сердце ее бьется очень быстро, с силою ударяясь о ребра. Сама она

мгновенно бледнеет, при борьбе с парнем. Конечно, он сильнее, но девушка не

сдается, обливаясь холодным по́том.

Губы ее дрожат, мышцы тоже, дыхание учащается, когда парень

разворачивает ее к себе и кричит:

— Успокойся, Лекс! Я не сделаю тебе ничего плохого, как Она! Я люблю тебя! Не

борись со мной! Отдай этот чертов нож!

— А я люблю ЕЕ! — Вудс не замечает, как из ее пересущенного рта вылетают

слова правды. Скорее всего, это из-за такой ужасно-эмоциональной ситуации.

Она впервые чувствует страх, впервые боится за свою жизнь. И опять же, тем

самым, защищает Кларк, чтобы больше не слышать, как ее обливают грязью.

В момент ошеломленности парня, она вырывает руки из его рук и

неосознанно делает неглубокий порез над бровью. Это получилось машинально.

160/201

Зеленоглазая еще больше напугалась, когда брызнула кровь. И в эту секунду, Тайлер бьет ее по рукам, что нож куда-то вылетает из ее рук. Кажется, он даже

не почувствовал боли.

— Этого не может быть! — завопил с яростью тот, больно хватая её, и тащит в

сторону дивана. Бросает ее, как куклу и наваливается сверху всем своим телом.

— Нет, ты любишь меня! Меня! Только меня!

Он не владеет собой, на это указывает, как он пытается сорвать с брюнетки

майку, но она не дает ему это сделать.

Она себе обещала, что больше не будет плакать, но больше не может

терпеть... Она не хочет быть изнасилованной, так жестоко и грубо. Да, Кларк

возможно тоже в первый раз ее насиловала (так как это было не пообоюдному

согласию), но она была нежна и милая...

Слезы льются, как из ведра – крик, вой и мольба о помощи в них...

Страх Лексы возрастает до агонии ужаса, когда она пытается отбить руки

парня и срывает голос в сумашедшем крике:

— Не-е-ет! Не делай этого, умоляю!

Кемерон опускает майку и со злостью хватает любимую за шею... Он точно не

в себе... Давит, перекрывая дыхание зеленоглазой, чтобы она не кричала.

Та пытаеться убрать чужие руки от горла, но у нее просто иссякают все силы.

Она больше не может бороться...

Сердце ее бьется совершенно беспорядочно, останавливается; лицо

покрывается мертвенной бледностью; она не может вздохнуть; губы

конвульсивно двигаются, она задыхается; впалые ее щеки дрожат; выпученные, почти не покрытые веками глаза устремлены на шатена...

Он видит, что ее зрачки расширены, и они закатываются. Вудс теряет

сознание.

— Не-ет! Что я наделал... — резко убирая свои руки, тот видит красную кожу на

шее. Синии губы подсказывают, что та долго держалась без воздуха. — Дорогая, очнись... Пожалуйста! Я люблю тебя. Ты моя жизнь...

Он видит, как грудная клетка девушки медленно, но все же вздымается.

Кемерон неимоверно рад.

— Мы уедем милая отсюда... Сейчас же и никто нас не найдет. Мы будем

счастливы...

Нашептывает тот, поднимая девушку на руки и выносит из квартиры.

Укладывая на заднее сидение, заводит машину и увозит любимую в

неизвестность...


Примечание к части

Лекса и Тайлер во время разговора.

https://vk.com/photo-175833918_456241830

https://vk.com/photo-175833918_456241826

161/201

https://vk.com/photo-175833918_456241827

https://vk.com/photo-175833918_456241828

https://vk.com/photo-175833918_456241829

https://vk.com/photo-175833918_456241831

https://vk.com/photo-175833918_456241832

Ссора.

https://vk.com/photo-175833918_456241836

https://vk.com/photo-175833918_456241838

https://vk.com/photo-175833918_456241837

https://vk.com/photo-175833918_456241839

162/201

37.

Парень гонит автомобиль, как сумасшедший. Пропуская все

светофоры и нарушая все правила дорожного движения, и когда они съезжают с

асфальта, автомобиль подпрыгивает, Тайлер сбрасывает скорость. Куда он едет?

Даже самому Богу похоже неизвестно.

Ему просто нужно увести девушку, чтобы та не могла ничего и никому

рассказать. Потом он ее уговорить, и они уедут, вместе. Вот его внезапно

созревший план.

Лекса очнулась. У нее кружилась голова, пока она вспоминала, что с ней, и

где она находится. Они больше не в квартире, а ее куда-то везут, девушка

чувствует все ухабы дороги и боится. Страх поселяется в ней.

Мама... Кларк...

Пронеслись два главных имени в ее голове.

Ну, «мама»... Когда мы подвержены страху, мы всегда первую вспоминаем ее, ибо она была нашим защитником в самом начале нашей жизни. А во второй части

жизни, нас оберегают наши любимые.

Вудс понимает, что нужно срочно, что-то придумать. Изнасилованной и

убитой этим человеком – быть не хотелось.

В данной ситуации, адреналин руководил ее мыслями.

Она резко открывает заднюю дверь, ногами отталкивается от другой двери и

вылетает из машины, кубарем прокатываясь по ухабистой дороге. Боль

распространяется по всему телу: голове, груди, руками, ногам... Лекса пытается

встать, как неожиданно видит, что машина затормозила... Все, что приходит ей

на ум, это нестись в самую темную чащу леса.

Куда она бежит, брюнетка даже не видит. Она несется, что есть силы.

Несколько раз спотыкается, падает, ее уже не держат ноги. Она поднимается, задыхаясь слезами, продолжает бежать. Все ее тело ломит, болит. На руках, кровь от ссадин, царапин. Бедная девушка просто не знает, как спастись...

В лесу глубокая ночь, что усугубляет момент...

Зеленоглазая натыкается на какое-то старое строение, похожее на бывший, полуразрушенный завод. Вбегает, хромая, и прячется. Паника накрывает ее с

головой.

Девушка в истерике спускается спиной по стене, присаживаясь на грязный

пол, землю. Это не имело никакой разницы.

Она задыхается слезами, хоть и ревет бесшумно. Ее нижняя губа дрожит, соленая жидкость быстро стекает по щекам, падая большими каплями в темную

неизвестность. Лекса хватается за голову руками и не знает, что дальше делать.

Ей хочется кричать, выть... Но ее никто не услышит, кроме убийцы...

Приподнимая свой взгляд к небу, она застывает и прикрывает глаза

163/201

ненадолго. Этого ей хватает, чтобы увидеть любимую блондинку...

Распахивая резко глаза, она достает из заднего кармана свой телефон. Кто

ей помогает додуматься до этого, ведь сама она не помнит как ее даже зовут...

Может это была Кларк? Бог?..

Она набирает номер того полицейского, который дал ей карточку, Лекса

заблаговременно внесла его в телефонную книжку.

— Я – Лекса Вудс и мой парень Тайлер Кемерон, убил Кларк Гриффин. — девушка

продолжает рыдать в трубку, говорить с предыханием, как будто еще немного, и

она больше не сможет вздохнуть. ⠀⠀⠀⠀

— Девушка, Лекса, успокойся. — взволнованно ответил Маркус Кейн. — Где

сейчас находится мистер Кемерон?

⠀⠀⠀⠀ ⠀⠀⠀⠀

— Он пытается убить меня...

Последнее, что услышал мужчина, ибо звонок прерывался.

Вудс не поминает, что произошло, но видит потухший экран телефона.

Пытается его включить, но тот вновь гаснет, и так она делает несколько раз, пока не слышит шум подъезжающей машины и шаги, похожие на бег.

Телефон летит в мрачную темноту, зеленоглазая вскакивает, при этом остро

ощущая боль в ноге, и прихрамывая пытается бежать к другому выходу. Но шаги

за спиной становятся все громче. Нет, он еще ее не видет, но уже рядом...

Лекса продолжает бороться, со всеми увечиями на ее теле. Продолжает

бежать куда-то... Но есть ли спасение в этих лесах? Возможно ли вообще

спастись от этого психа-убийцы, который сдвинулся на любви к ней? Что с ней

будет, если он ее настигнет?

Очертания, силуэты деревьев мелькали перед ее глазами. В лесу было очень

темно, что сквозь кроны не проникал даже лунный свет. Она не раз сталкивалась

лбом со стволами, но продолжала идти вперед, без остановки. Нет, Вудс уже не

бежала, так как вторую ногу зеленоглазая волочила за собой. Где она так ее

повредила, она и не вспомнит.

Неожиданно раздается крик Кемерона и свет от фонаря лупит вперед, освещая дорогу.

— Лекса, стой! Я не причиню тебе зла. Давай поговорим, только поговорим. —

запыхавшимся голосом тведил тот одно и тоже. Но это ее не остановило, она как

могла ускорилась, наступая сквозь боль на больную ногу.

С помощью света от фонаря, который держал парень в руках, Вудс быстрее

находит выход из лесной глуши, выбегая на поляну, но тут хоть более или

менее, что-то видно.

Делая еще несколько шагов, зеленоглазая оказывается на краю обрыва, хотя

ей кажется на краю бездны и чуть не срывается. В воду летят камни и слышен

всплеск волн, бьюшихся о скалы. Дороги больше не было ни вперед, ни назад.

Она загнана в угол, как маленьких зверек.

Но чему ее еще научила Кларк – это бороться, не смотря ни на что, даже

164/201

когда нет выхода из ситуации.

Я иду к тебе, Кларк...

Лекса не думала сейчас ни о чем, а разбежалась и прыгнула в воду, с

огромной высоты.

Она знала, что умрет в любом случае. От удара о скалы, от удара о воду, от

того, что просто захлебнется. Она же не умеет плавать. Почему, в Таиланде, ее

трудно было затащить в воду? Потому что она боялась ее... Боялась утонуть.

Сейчас этот страх прошел и лучше такой исход, чем попасться в руки этому

ненормальному.

Во время своего полета, она чувствовала, как освобождается от всего: от

боли, страха. Девушка лишь мечтала о том, что бы ее «приняла» к себе

блондинка. Чтобы хоть там, где-то они смогли быть вместе, раз здесь не смогут.

Вудс почувствовала, как ударилась всем телом об воду, и это было похоже, словно ладонью ударили по голой коже. Не так уж и больно, как могло

показаться.

Она не пыталась выплыть, от ледяной воды мышцы сразу онемели. Все, что

она успела сделать, это раскрыться, точнее развести руки и ноги, в надежде, что

так не будет больно заглатывать в себя воду.

Она прикрыла глаза, и сразу перед ней, предстал одобрительный образ

Кларк. Блондинка кивнула ей, показывая как бы, что та поступила правильно.

Что так лучше...

Привиделось ли ей или это была реальность, она уже не понимала. Она

спаслась и это главное.

Девушка задержала дыхание насколько могла, но ее тело все больше и

больше уходило в глубь моря. Лекса почувствовала болезненность в ушах, боль

отдавала шумом в голове. Чувствуя, что больше не может сдерживать воздух, девушка резко выдыхает с именем:

— Кла-арк...

Пузырьки воздуха, летучими шариками устремляются вверх и следом

приходит боль, ее начало душить.

Это страшное удушье... Но это последний удар, который ей может преподнести

жизнь. Дальше будет легче.

Сконцентрировавшись не на боли, обжигающей легкие, а на своей любимой

блондинке. В голове сразу замелькали яркие краски: улыбка Кларк, озорные

голубые глаза, хмурая морщинка на переносице носа (когда та сердится). Как

будто вся ее боль закончилась, и она просто плавно падает куда-то во тьму... В

этот миг, сознание ее обрывается...


Нет никаких больше страхов.

По своему, эта смерть оказалась для нее легкой, без страданий и мучений.

Умирая, брюнетка была счастлива, что навечно останется только Кларк, только

своей Богини. Она – Ее...

165/201


Примечание к части

Лес.

https://vk.com/photo-175833918_456241840

Лекса бежит.

https://vk.com/photo-175833918_456241841

https://vk.com/photo-175833918_456241842

Истерика.

https://vk.com/photo-175833918_456241849

https://vk.com/photo-175833918_456241845

https://vk.com/photo-175833918_456241844

Что видит Лекса, когда прекрывает глаза.

https://vk.com/photo-175833918_456241843

https://vk.com/photo-175833918_456241846

Прыжок.

https://vk.com/photo-175833918_456241850

https://vk.com/photo-175833918_456241851

https://vk.com/photo-175833918_456241852

Образ Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456241853

166/201

38.

Девушка открывает глаза, и яркий, ослепляющий свет врывается в

них. Она щурится, вспоминая, что с ней случилось...

Что это рай?.. Но где же Кларк?..

Логично, что ярко-белый свет только в раю. Или, может быть, это место

называется по-другому? Не важно, главное найти блондинку. Она

приподнимается, дается ей очень тяжело... Как будто ее переехал товарный

поезд.

Разве так должно быть?

— Кла-арк... — зовет она любимую, резко принимая вертикальное положение

тела. Сразу же хватаясь одной рукой за голову и одновременно другой – за

какие-то поручни, которые она нашупала неосознанно.

У нее головокружение и перед глазами все плывет. Брюнетка вытягивает

ноги, нашупывая опору и пытается встать, но... конечности ее не держат, и она

падает. Ее слух разрывает какой-то писк*, пока она не может понять, что это. В

ее мыслях полный разброд. Может быть это ад? Рай и ад — выглядят одинаково, к примеру, просто второй приносит страдания, мучения. Так как этот громкий

писк вызывал головную боль. Лекса зажмурила глаза и услышала голос матери, а также чей-то еще, незнакомый.

— Малышка моя...

— Девушка, успокойтесь.

Что она тут делает?

— Кларк! — вырывается из ее уст хриплый голос, она даже не узнает его. — Мне

нужна, Кларк!

Срывается она, чувствуя, как ее вновь быстро укладывают на твердую

поверхность и незначительный, болезненный укол в плечо... Далее, происходит

все тоже самое, что и накануне, она проваливается в темноту, теряя сознание...

Неизвестно сколько проходит времени, но Вудс опять распахивает свои

глаза, в этот раз видет темноту.

Что это? Все-таки ад...

Мелькают беспорядочно мысли в ее голове.

Сейчас у нее нет желания торопиться и получать провальный «побег», как

было ранее.

Она поднимает медленно, поочередно свои руки, чувствуя небольшую боль, одна ее рука привязана? Девушка в шоке, пытается нащупать другой рукой, что

это...

Трубка какая-то...

167/201

Она отдергивает и хмурится от несильной боли, что мгновенно проходит, как

только «трубка» извлечена.

Тут до нее доходит, что это не трубка, а капельница. Она в больнице???

Нет-нет... Кларк...

Она понимает, что ей не удасться встретится с блондинкой. Лекса борется со

слезами, но тут она вспоминает о Тайлере и не хочет больше себя жалеть. Ей

нужно добраться до полицейских и рассказать им все. Кларк Гриффин должна

быть отомщена!

Вудс медленно и осторожно присаживается. В этот раз головокружение

присутствует, но уже не такое сильное.

Писк мониторов...

Всплывает в ее голове, что должно происходить дальше, и она слегка

поворачивается, потянувшись рукой к аппаратуре. Все, что она знала, то в

верхнем, правому углу должна быть кнопка «вкл./выкл.». Она нащупывает, в

надежде, что это та. Нажимает. Монотонный, негромкий и слегка ритмичный

звук исчезает.

Да, это была она. Зеленоглазая облегченно выдыхает и обрывает все

проводки со своей груди. Одно дело сделано, но нужно было разобраться с

ногами. Почему они ее не удержали в прошлый раз?

Лекса скидывает одеяло с себя и начинает аккуратно шевелить ногами.

Славу Богу, те шевелятся, хотя, и в одной ноге преобладает тупая, ноющая боль, где-то в бедренной ее части.

Руками, она нащупывает повязку. Приподнимая край больничной сорочки, видит перебинтованное бедро и вспоминает вновь события той ночи. Она

хромала... Вот откуда все это. Но это не повод для того, чтобы сдаться от ее

намеченного плана – рассказать кто такой на самом деле Тайлер Кемерон.

Все дальнейшие движения, брюнетка делает осторожно, опускаясь на ноги, но быстро хватается за больничную койку и в этот раз ей удаеться удержать

равновесие, хоть и с трудом и болью, которая растекается по всей ноге.

Девушка не задумывается, почему ей вклинило ночью поведать историю о

компьютерщике-убийце, а не дождаться утра. Может потому что ее подсознание

боится, что он вернется за ней?

Пациентка передвигается по стене, очень медленно, ибо при каждом

наступании больной ногой – ощущалась адская боль.

В коридоре горел яркий свет, как показалось ей при выходе из темной

палаты. Благо персонала ночью меньше, остаются лишь постовые сотрудники.

Поэтому сразу смекая, Вудс направилась в противоположную сторону от поста, в

поисках хоть одного полицеского или телефона без присмотра.

Девушка не хотела, что бы ее вновь усыпили, как сделали в прошлый раз, при

попытке просто встать.

168/201

Брюнетка брела по длинному, освещенному коридору, по бокам мелькали

двери палат или комнат для персонала. В некоторых палатах горел свет, в

некоторых – нет.

Проходя мимо одной палаты, сердце ее заколотилось в бешенном ритме.

Такого она не ощущала несколько недель, понимая, что ее «проблемы» с

сердцем сами по собой ушли. Ну как проблемы, та нарастающая тревога.

Лекса остановилась, делая пару шагов назад и устремила свой взгляд за

стекло. Там был пациент. Осматривая его или ее с ног, и, поднимаясь медленно

вверх, заметила перебинтованную голову. Из под бинта выглядывали белокурые

волосы...

Сердце начало сбиваться от постоянного, привычного ей ритма. Этого просто

не могло быть... Она прилипла к стеклу и что есть силы закричала:

— Кларк! — она тарабанила при этом кулаками по стеклу. — Кларк!

Неожиданно появился рядом с палатой Маркус и начал опускать жалюзи.

— Лекса, что ты здесь делаешь? Ты всех перебудешь, успокойся! Пожалуйста...

— старался успокоить тот девушку, мягко хватая ее за руки и оттягивая от

обзорного стекла, с уже прикрытыми жалюзями.

— Но это же, Кларк... Мне нужно к ней, пожалуйста... — луч, да что там луч, солнце надежды озарило брюнетку, пока она не услышала ответ мужчины.

— Ты ошиблась. Это другой пациент. Лекса, ты пережила стресс и возможно еще

переживаешь... Тебе показалось, позволь я отведу тебя в палату?

Вудс сразу сникла, и ее жизнь опять вернулась к темным краскам.

— Нет, я не могу, мне нужно рассказать вам о Кемероне...

— Мы все уже знаем, девочка, и ты молодец! Пойдем в палату, я тебе все

расскажу.

Пациентка кивнула головой, чувствуя, как тот подхватил ее за локоть. Она

была не против, только бы не опираться на больную ногу.

— Как вы тут оказались?

— Майя... Она попросила приглядывать за тобой, в то время пока не может этого

делать Октавия. — начал свое признание тот. — Как только я тебя выпустил из

полицейского участка, я был всегда рядом с тобой. Однажды я отвлекся... Мне

нужно было отъехать по делам. Мои сотрудники выясняли, что твой отец не

посещал то мероприятие, но кто-то прошел по его имени. Мне нужно было

проверить камеры, и меня не было всего какой-то час... В этот момент, Кемерон и

увез тебя.

Лекса уже лежала в своей палате и Кейн включал небольшой свет в палате.

— Как вы меня нашли? Ведь мой телефон разрядился...

— Это не мы тебя нашли, а он сам привез тебя в больницу...

Сутки назад.

— Нет, Лекса! Не делай этого!! Не прыгай, любимая!!! — кричит парень и

срывается следом за брюнеткой.

169/201

Он вытаскивает ее из воды и несет к машине, приговаривая:

— Потерпи, крошка, потерпи. Скоро мы будем в больнице, и тебе помогут.

Парень не тратил время на то, чтобы попытаться освободить легкие девушки

от воды. Просто понимая, что у него не получится, он не спасатель и не

парамедик.

Пока он несется до ближайшей больницы, он слышит как та откашливает

воду, как она выливается из недр ее горла, но девушка не приходит в себя.

В больницу он вбегает с криками о помощи, и медперсонал забирает из его

рук девушку, укладывают на кушетку, проводя экстренные манипуляциии, не

отъезжая от входа и, слушая рассказ парня о произошедшем.

Далее, он сидит и ждет возле палаты, никуда не уходя. Он искренне

переживал за любимую.

Внезапно к нему подходят двое парней, в обычной одежде.

— Тайлер Кемерон?

— Дда. — заикается тот.

— Детективы Брюс Коган и Мартин Сид. Вы обвиняетесь в убийстве Кларк

Гриффин и в покушении на убийство Лексы Вудс. Вы дожны пройти с нами. У вас

есть право хранить молчание, все что вы скажите может использовано против

вас в суде. И у вас есть адвокат? Если нет, он вам будет предоставлен нашим

правительством.


Примечание к части

*писк мониторов – во время движения датчики, присоединенные к телу

отключились и звучит ужасный писк. Ужасный, потому что такой же звучит, когда умирает человек.

Что видит Лекса.

https://vk.com/photo-175833918_456241855

https://vk.com/photo-175833918_456241856

170/201

39.

— Детективы Брюс Коган и Мартин Сид. Вы обвиняетесь в убийстве

Кларк Гриффин и в покушении на убийство Лексы Вудс. Вы дожны пройти с

нами. У вас есть право хранить молчание, все что вы скажите может

использовано против вас в суде. И у вас есть адвокат? Если нет, он вам будет

предоставлен нашим правительством.

Тайлер ошеломлен. Что? Как? Где? Когда? Кроме его девушки никто не мог

знать.

— Я не могу покушаться на свою девушку. Я ее люблю. И я должен быть здесь, с

ней. Я не понимаю о чем вы говорите.

— Мистер Кемерон, просим вас не отрицать свою вину. У нас есть доказательства

вашей вины. Ваше признание о убийстве мисс Гриффин. Мисс Вудс записала его

на ваш ноутбук. — спокойно ответил один из мужчин. Второй достал наручники и

вторую руку держал на кобуре с пистолетом.

— Что? Нет. Она не могла, Лекса меня любит! — продолжал отрицать тот.

— Вам нужно пройти с нами, мистер Кемерон. — по хорошему пока еще просили

те, до того момента, пока парень резко не подорвался к одному детективу, вырывая у него огнестрельное оружие и отталкивая его, а во второго – стреляя.

Послышался второй выстрел и молодое тело рухнуло на пол.

— Ну вот, что ты наделал? — укоризненно спросил темнокожий друг, Брюс.

— А что я? В яблочко же... А если нет, он бы пристрелил нас обоих. — ответил

детектив Сид, придерживая рану, оставленную от пули убийцы.

— Ты в порядке? — вздохнул Коган, понимая, что посадить им не получится

Тайлера. — Обратись к доктору, а я тут сам справлюсь.

— Да, как обычно. Хорошо. — послушал тот, ибо друг был старше не только

званием, но и годами. Мартин ушел, а тот присел над телом, всматриваясь в

дыру во лбу и, одновременно, слушая гудки в своем телефоне.

— Маркус, дружище... Привет.

— Привет. Друзьями мы перестали быть, когда ты забрал у меня дело. — хмуро

ответил тот.

— Ну не злись. Ты же знаешь, Кейн, это родственники умершей попросили

вмешаться детективам. Я тут не причем.

— Ладно, проехали. Что ты хотел?

— Мы взяли вашего убийцу. Ну, как взяли... Он мертв. Оказал сопротивление –

все, как всегда...

— На вас детективов положиться нельзя. Все время оставляете трупы.

— Ну да, мы такие. — усмехнулся мужчина. Хотя должно быть наоборот, но в

этом городе по-другому.

***

— Он мертв?

— Да, Лекса. Теперь ты можешь начать новую жизнь без страхов. Все прошло.

Брюнетка ничего не стала отвечать. Какая ей теперь новая жизнь? Так

обычное существование... Без Кларк, ее жизнь — не будет жизнью.

171/201

С утра пришла Эбигейл.

— Как ты, малышка??? Ты меня очень напугала... — да, женщина очень похудела, кожа ее была бледной и красные глаза. Похоже женщина совсем извелась с

мужем и дочерью.

— Все хорошо, мам. — также безжизненно отвечала Лекса. Где ей найти силы

двигаться дальше? — Как папа?

— Более или менее, солнышко. Очень переживает за тебя и за «Трикру»... Без

тебя, Джейка и без Кларк... Кампания страдает... — она услышала лишь тяжелый

вздох дочери, но продолжила: — Ты звала ее... Она тебе еще снится?

— Да... Прошу, мама, не надо о ней... Я ее люблю, даже после... И не знаю, как

жить дальше... — Эбби увидела слезы своего ребёнка, и теперь точно была

убеждена, что это не просто мимолетная симпатия подростка, а настоящая

любовь, как у них с мужем. Женщина, полностью принимала свою дочь, как

лесбиянку. Она обняла девушку, прижимая к себе.

— Все хорошо, малышка моя. Мы вместе найдем способ выжить... Мы поможем с

папой. После больницы, когда ты вернешься домой...

Младшая Вудс хотела сказать, что возвращаться не хочет, но куда она пойдет?

Может позже, она подберет себе квартиру...

Мама приходила к ней каждый день, темноволосая хоть и медленно, но шла

на поправку.

Когда нога уже практически не болела, одним вечером, она все же дошла до

той палаты, в которой как ей показалось была Кларк. Она сама не понимала

почему пошла туда, почему ей хотелось быть там весь этот день.

Она вошла в светлую палату, намного больше ее и увидела, как койку

заправляют чистым постельным, больничным бельем.

— А где та, кто была здесь?

— Хм... Она поправилась и ее выписали. — ответила женщина в форме

уборщицы.

— А что с ней было?

— Мисс... Этот вопрос вам лучше задать ее доктору. Я ничего не знаю, знаю, что

она была в коме. Правда недолго, случилось чудо. — усмехнулась уборщица.

— А как ее звали?

— Я ничего не знаю. — повторила та, пожимая плечами.

— Извините... — ответила брюнетка, покидая палату.

Зеленоглазая решила забыть об этом случае, чтобы больше не причинять

себе боль.

Прошла неделя, и ее выписали. Она начала вновь посещать пары, а иногда и

присутствовала на совещаниях в «Трикру», вместе с отцом.

После выписки, ее жизнь не сильно изменилась... С мамой, они перевезли все

ее вещи домой, в университете девушка нагоняла пропущенный материал, а

также пыталась вместе с Джейком опять вывести кампанию на тот уровень, где

она и была. Это было практически невозможно, без блондинки (ее советов, спонсорский помощи), но они старались.

172/201

Не думая о Гриффин (вследствии ссильной занятости), каждую ночь та

продолжала являться той во снах. Не давала забыть о себе, да студентка особо

не забывала. Просто отвлекалась на другие проблемы.

— Лекса? — девушка вошла домой около десяти часов вечера, задерживаясь в

библиотеке.

— Да, пап, это я. — прошла она в кухню, ибо оттуда доносился голос отца. — Ты, что-то хотел? А то я очень устала...

— Это не займет много времени... Просто завтра светский вечер. Там соберутся

очень много потенциальных спонсоров и я бы хотел попросить тебя пойти со

мной... Может у нас получиться кого-то заполучить... Ты уже разбираешься во

всем, и мне бы помощь не помещала.

— Хорошо, пап. Я там буду. — брюнетка устало поцеловала отца в щеку и ушла к

себе со словами о спокойной ночи.

Особо Лекса не наряжалась, простенькое светло-бежевое платье, ниже колен

и закрытое. Слова Богини надолго теперь отпечатались в ее голове, и возможно

она не сможет больше одеть одежду, оголяющую плечи.

С родителями, они немного припоздали, поэтому когда вошли в большой зал, там было очень много народу.

Сразу же, практически в дверях их встретил знакомый пожилой мужчина.

— Мистер Храммер. Очень рада вас видеть. — улыбнулась младшая Вудс, протягивая руку для приветствия. — Давно вы к нам не заезжали.

Храммер – был одним из спонсоров «Трикру», и хоть вносил небольшую

материальную помощь, но в данный момент и такие деньги спасали. Теперь и

Лекса его хорошо знала. Точнее всех их спонсоров.

Старичок поцеловал предложенную руку, а потом также и сделал с Эбигейл, с главой – они обменялись рукопожатием.

— Мисс Вудс. — удивленно и радостно произнес тот. — И я очень рад. И знаете, что? Передо мной стоит уже не маленькая девочка, а прелестная женщина!

Намекнул тот, что та очень повзрослела «головой, умом», с последней их

встречи.

— Да, года уже не те. Все стараюсь из дому пореже выбираться. И кому-кому, но

«Трикру» я доверяю, много времени пройдено с этой кампанией. — улыбнулся

тот, не подозревая, что «Трикру» находится на гране банкротства.

— Спасибо, мистер Хаммер. — ответила брюнетка. Хоть она и улыбалась, взгляд

у нее был стеклянный, кукольный. Благо об этом догадывалась только Эбигейл.

— Джейк Вудс, какая встреча... Давно я у вас не была.

Неожиданно, со стороны донесся до боли знакомый голос, пока Вудс

рассказывала старичку о делах кампании, но она бы ни с кем его не перепутала.

Сердце ее ушло в пятки, кажется, она забыла как дышать, поворачивая свою

голову на объект, издаваемый знакомые вибрации в воздухе.

— Мисс Гриффин...

173/201


Примечание к части

Тайлер и полиция.

https://vk.com/photo-175833918_456241857

https://vk.com/photo-175833918_456241858

Лекса на мероприятии.

https://vk.com/photo-175833918_456241933

Кларк на мероприятии.

https://vk.com/photo-175833918_456241935

174/201

40.

— Мисс Гриффин... — протянул Джейк, сглатывая. Да, это было шоком

для всей семьи Вудсов.

Незадолго до этого.

— Беллами, кто этот божий одуванчик? — спросила блондинка.

— Ты о ком, Кларк? — переспросил парень, прибывая где-то в своих мыслях.

— Вон. — указала она кивком головы. — Рядом с Вудсами.

Не может быть... Ты опять туда же...

Белл был просто поражен. Второй раз и тоже самое. Как Вудс привлекала к себе

его начальницу?

— Кларк, это дочка Вудсов. — вздохнул тот.

Девушка не сводила своих глаз с миниатюрной брюнетки, практически пожирая

ее глазами.

Такой милый фартучек...

Пролетели грязные мыслишки в голове Гриффин вихрем о платье той, мысленно

срывая его. Но ей стало, как-то не по себе, почему та совсем не обращала на нее

своего внимания. Это злило. Она должна быть всегда в центре всеобщего

внимания.

— Она же была маленькая. — удивленно произнесла белокурая, чувствуя, что не

сможет удержать себя на месте.

— Значит выросла. — у парня появилось «дежавю» и ему очень это не нравилось.

Поэтому он щелкнул пальцами в жесте Линкольну и тот кивнул, показывая, что

на готове.

— Завтра накопай мне все на нее.

— Кларк, прошу тебя не связывайся, она еще ребенок.

— Нет, милый мой. Дети не имеют сексуальную грудь, не имеют обалденные

длинные ножки, пальчики и губы... Ты видел ее пухлые губы? — восхищалась

женщина.

— Кларк, не надо. — практически умолял тот.

— Это не просьба Блейк, а приказ. — распорядилась начальница.

— Я знаю все о ней и так. Она учится в университете нашего города, на первом

курсе. Помогает отцу в «Трикру» и скоро станет главой в кампании. Живет с

родителями. Все время в учебе и работе.

— Ясно. Тогда, что стоишь? Пошли знакомиться!

***

— Джейк Вудс, какая встреча... Давно я у вас не была. — пожала Кларк руку

175/201

мужчине, боковым зрением наблюдая за понравившейся брюнеткой.

— Мисс Гриффин, но как... — продолжал поражаться тот.

Но в этот момент, услышал взволнованный голос жены.

— Лекса... доченька... — мать поймала свое дитя и Джейк сразу же помог ей. Та

упала в обморок.

Они оттащили ее к стулу, усаживая на него. Джейк придерживал девушку за

плечи, а супруга обмахивала ее каким-то документом для презентации.

Блондинка нахмурилась, но пошла следом, при этом слушая своего ассистента.

— Кларк, они сами разберутся... Они семья... Оставь их...

Но сейчас ей было плевать, что нес шатен. Она попросила официанта принести

стакан с водой, пока направлялась к Вудсам.

— Что с ней? — спросила Гриффин, протягивая воду очнушейся девушке, которая

ошарашенно смотрела на нее.

Что не так-то? Спонсор не понимала.

— Кккларк... — заикаясь произнесла Лекса, принимая воду из ее рук.

Рядом оказался Линкольн, прерывая диалог.

— Кларк, это срочно. — только это он сказал.

Женщина вздохнула, обращаясь к семье.

— Прошу простить меня. Я вернусь через секунду.

— Девочка моя, как ты? — спросила Эбби, как только их покинула блондинка, но

тут же услышала, как мистер Блейк прочистил горло и начал говорить.

— Мистер Вудс, мисс Вудс, Лекса... После всего случившего, Кларк потеряла

память... Она не помнит, что с ней произошло, не помнит вашу дочь, но помнит

вас и что поддерживает «Трикру». Лечащий доктор запретил, что-либо

рассказывать ей, потому что она может в это не поверить, может произойти

нервный срыв или что-то похуже. Она должна все вспомнить, но сама... —

объяснял Блейк. — Ведите себя так, как на том первом вечере, когда

познакомились Лексу с мисс Гриффин.

— Мы поняли вас, мистер Блейк. — произнес Джейк, внутренне радуясь за

девушку, как отец, но не показывая этого.

— Спасибо. — лишь это успел ответить ассистент, в тот момент, когда Кларк

вернулась.

Лекса молчала, она не могла произнести ни слова. Шоковое состояние, не смотря

на все объяснения парня.

— Все хорошо, девочка? — обратилась она к брюнетке, до сих пор не зная ее

имени.

Начальницу перебила Эбигейл.

— Это наша дочь, Лекса Вудс, мисс Гриффин. Она много занимается, учась в

университете и совмещает это с работой в «Трикру»... Мало спит, вот и этот

внезапный припадок...

— Мало есть, наверное... — продолжила голубоглазая блондинка.

— И это тоже... — вздохнула мать семейства. Врать она не любила.

— Кларк Гриффин. — протянула она руку сидящей девушке. Та робко ее пожала, боясь, что это сон и Богиня скоро испарится.

176/201

Обеих прошибло не совсем током, а странным чувством. Кларк, конечно, не

понимала этого. А по телу зеленоглазой, проснеслось чувство тоски... по этой

мягкой коже, ласковым рукам, по этой любимой женщине. И хуже всего, что вот

ОНА, здесь, рядом, а ее даже обнять нельзя. Нельзя кинуться в родные объятия

со слезами и криками «как я скучала... Как умирала без тебя каждый день... Как

люблю тебя, одну тебя, Кларк...»

— Извините, мою рассеянность. — произнесла Гриффин. — Я только недавно

вернулась из реабилитационного центра, после происшествия... И оказывается

все мои филиалы терпят «бедствие»... На прошлой неделе летала в другие

страны и разбиралась с филиалами. Скорее всего послезавтра доберусь и до

«Трикру». Так, что скоро увидимся, Джейк.

— Мы будем ждать, мисс Гриффин. — улыбнулся глава кампании.

Весь остаток вечера, Лекса наблюдала за блондинкой. Как она улыбалась, общалась с другими. А что будет дальше? Она приедет к ним и опять сделает ее

своей игрушкой? А если за два дня она найдет другую игрушку? Так, что не

выдерживая своих мыслей и проявления Гриффинского внимания всем, кроме

нее, брюнетка проговорила:

— Пап, я хочу домой...

— Лекса, прошел всего час. Некультурно, так рано покидать мероприятие... Я не

могу уйти...

— Я ее отвезу, если вы не против. — произнес Блейк, неожиданно появившийся

из неоткуда.

— Конечно, нет, мистер Блейк. Если вас это не затруднит. — ответил Джейк, провожая глазами дочь и парня.

— Может у них, что-то получится... — протянул улыбаясь муж.

— Не думаю... — ответила Эбби, зная пристрастия своей дочери в отношении

девушек, ну или мисс Гриффин. — После Тайлера, она не скоро сможет

довериться мужчине...

— Да...

Брюнетка не хотела соглашаться, но если тот подошел, значит ему, что-то было

нужно.

— Что ты хотел? — остановилась брюнетка на парковке.

— Поговорить. — ответил тот, разворачиваясь к Вудс лицом. — Я хотел сказать, что тебе лучше играть по сценарию. А не передергивать с обмороками.

Тот решил, что она притворилась... Но спорить она не стала, Кларк почувствует

ее искренность и сама все поймет. А ему она ничего не должна.

— А если не буду. — ответила девушка, после перенесенных шокирующих

ситуаций, она кажется ничего уже не боялась.

— А если не будешь, то я не буду дожидаться, когда Кларк влюбится в тебя, а

сразу же превращу тебя в «ненужный игровой автомат». — зло выплюнул тот.

Здесь Лекса испугалась. Да, по первой женщина к ней так и относилась, она не

сразу в нее влюбилась и тем более не сразу призналась себе и ей в этом. Второй

177/201

раз переживать боль или что-то похуже совсем не хотелось. Но позиции она не

сдавала.

— Интересно, как?

— Ну для начала, мы заявим о пропаже или даже воровстве кольца ее матери...

— протянул Белл, проводя своим пальцем по кольцу на шее девушки. — Тебя

посадят и в ближайшие несколько лет вы не увидитесь. Она влюбится в кого-то

другого или выйдет за меня. Достаточно? Или еще предложить варианты, на

случай если ты спрячешь вещицу?

— Достаточно. — ответила Лекса, принимая поражение и сжимая дорогую вещь

ее сердцу, в руке. — Я буду придерживаться сценария. И ничего не расскажу.

— Умненькая девочка. А теперь послушай совета и сними кольцо с шеи, не дай

Бог она его увидит...

— Почему? — спросила зеленоглазая.

— Что почему? — нахмурился парень, не понимая.

— Почему ты просто не уберешь меня со своей дороги?

— Потому что я люблю Кларк и хочу, что бы она была счастлива, даже если и с

тобой. — Блейк задумался, продолжая: — Но это все должно произойти

постепенно, как в прошлый раз. Ты просто представить не можешь, что я

пережил находясь в больнице с ней... Когда она была в коме и не было шансов на

ее возвращение... А виновата во всем ты и твой парень. Считай, я тебе дал

второй шанс, последний шанс. Если с Кларк хоть, что-то случится... Если упадет

хоть один ее белокурый волосок с головы... Я сам тебя убью.

Вудс поджала губы, она знала, что во всем виновата и простит ли ее блондинка, когда все вспомнит?

— Беллами? Это ты? Давно я тебя не видела... — парень обернулся на голос и не

мог поверить увиденному. Это была Эко Райн – бывшая игрушка его босса и

которую он еще трахал и содержал, когда те расстались.

— О! — позвал он свою сестру, давая сразу указания по поводу Вудс. — Забери ее

и отвези домой. Но не задерживайся там, Кларк не должна заметить твою

пропажу.

— Хорошо. А как же Эко?

— Я сам разберусь. Увези ее срочно. Ибо с Кларк будешь разбираться сама...

Блейк взяла под руку непонимающую девушку и увела к машине, усаживая ее и

увозя с парковки.

— Я скучала, Белл... — проговорила девушка, обнимая удивленного парня.


Примечание к части

Эко Райан.

https://vk.com/photo-175833918_456241936

178/201

41.

— Я скучала, Белл... — проговорила девушка, обнимая удивленного

парня. Странное дело... все скучали по Кларк Гриффин, и только она скучала по

нему.

Парень все же приобнял девушку и выдавил из себя:

— Я тоже.

Что это, неудачный подкат к Кларк? Девушка начнет встречаться с ним, что бы

подобраться к его начальнице. Да, шатен не верил никому, впрочем, как и его

блондинистый босс.

— Как дела? Как Октавия?

Как Кларк?..

Мысленно добавил кудрявый, закатывая глаза.

— Все хорошо, работаем потихоньку, охраняем, так сказать. А сама как? —

спросил тот чисто из вежливости.

— Не плохо. Нашла работу, снимаю квартиру и скоро куплю себе дом, осталось

немного подкопить. — улыбнулась девушка, не рассказывая, как парень про

личную жизнь.

— А как на личном фронте? — спросил с усмешкой Белл. Они все бывшие, были

зависимы от Кларк Гриффин, даже после «использования», их продолжало

тянуть к женщине.

— Да, некогда все... — увильнула от ответа Райан, но затем вновь улыбнулась. —

Может встретимся, Белл, поболтаем?

Ну вот... началось...

— Я даже и не знаю... Работы, знаешь... — начал отнекиваться парень, пока не

услышал голос Кларк.

— Да-да, я скоро буду. — говорила голубоглазая по телефону. Она могла и

совсем не посещать мероприятие, но в свете последних событий, нужно было

всем напомнить «Кто тут главный», над всеми филиалами «Скайкру».

Белл посмотрел быстро на Гриффин, затем повернулся вновь к шатенке, чтобы попрощаться, но его перебили.

— Белл, извини, мне пора... — как-то неестественно поторопилась девушка. —

Номер у меня тот же, если захочешь встретиться.

Она быстро обняла парня на прощание и покинула его, недожидаясь ответа.

Блейк, конечно, проследил взглядом. Та смотрела на начальницу. Она, что

сбегала от нее? Такое было впервые... Наоборот, «игрушки» хотели подольше

остаться, чтобы их заметила блондинка.

Тот немного охуел. Что мир тронулся головой? Перевернулся?

— Беллами, я долго буду ждать? — прикрикнула девушка, как только поговорила

по телефону. Иногда он удивлялся Кларк, та была необыкновенна. Даже если

она занята, начальница все видела вокруг себя, а если бы еще рядом была, то и

179/201

все слышала, невзирая на то, что общалась по телефону и решала серьезные

вопросы. Кажется, это походило на сверхспособность – делать несколько дел

одновременно и все делать правильно.

Парень быстро отреагировал и пошел к машине.

— Кто это был? — поинтересовалась блондинка.

— Да, прохожая... Спрашивала, как пройти в...

— Не обманывай меня, Блейк. — предупредила Кларк.

— Кларк, а зачем спрашивать, если ты сама все видела?! — возмутился тот.

— Хочу узнать насколько ты мне верен, во всех помыслах. — улыбнулась широко

Гриффин. А вот кудрявому, как хочешь так и понимай. Либо это о их не

существующих отношениях или только по работе? — Что хотела Эко?

— Встретиться. Говорит, что скучает. — больше не стал врать друг.

— Дерзай, Блейк. — поддержала она друга. Даже, когда начальница потеряла

память, не знаешь, что от нее ожидать. То ему показалось, что его ревнуют, то

прям посылают в объятия других женщин.

— Ты же знаешь, у меня нет времени. Я всегда с тобой.

— Ночью-то нет. — усмехнулась голубоглазая. Да, она намекала на обычный

трах, и шатен это понимал. Понимал, что вернулась прошлая блонди, до

обработки мелкой Вудс.

— Я подумаю. — согласился тот, чтобы не вступать в спор с подругой.

Сколько мы вместе с Кларк? Как друзья, конечно... Лет пятнадцать... Из них, лет

десять я ее люблю. А что я получил за это? Лишь хорошее отношение к себе от

блонди и так, через раз... Притворные поцелуи на камеру... Может быть я еще и

продолжил бы ждать, если бы знал, что она в конечном итоге не влюбиться в

Вудс. Но так не будет. Мне скоро тридцать. А ни семьи, ни ждущей дома

любимой женщины... Ни детей, наконец. Казалось, что младшая сестра быстрее

приуспеет в этом деле. Может быть стоило позвонить Эко? Она вроде бы ничего

так... Да, возможно эта не любовь, но может пока... Люди встречаются – люди

влюбляются. Или как еще говорят... стерпится – слюбится... Или выработается

привычка... Да, как-то все не солнечно.

Кудрявый усмехнулся своим мыслями и набрал номер телефона.

— Алло? — сонным голосом ответила девушка, похоже не понимая кто ей звонит, ибо нового номера у нее не было.

— Привет, Эко. Это Блейк. — проговорил тот, потягивая медленно виски. — Я тут

подумал над твоим предложением, давай встретимся.

— Хорошо... — спонтанно ответила та, потирая глаза и всматриваясь в

электронные часы на прикроватной тумбочке, которые отбивали третий час

ночи. — Что-то случилось, Белл?

Взволнованно спросила девушка.

— Нет. — грубо ответил тот. — Отлично. Завтра в восемь вечера заеду. Адрес

кинь смс.

— Ладно. — вздыхая ответила та на сухие ответы парня.

— Пока. — коротко ответил Блейк, отключаясь.

— До встречи, Белл... — проговорила шатенка «гудкам».

Весь день, парень корил себя за то, что назначил свидание. Он был выпимши

180/201

ночью, и стоило послушать Кларк, да, просто провести с Райан одну ночь. И

забыть. Может его нытье по семейной жизни было из-за долгого отсутствия

секса. Он почти месяц провел с блондинкой в больнице, а потом все как-то не до

этого.

В конечном итоге, когда Кларк его отпустила, это было в районе пяти часов

вечера, он заехал в бар и пропустил парочку стаканчиков со спиртным. Ну, как

парочку?.. Он пропустил и восемь часов, напиваясь тем самым в «хлам». Так же и

звонки шатенки он пропускал, их было немного, всего два.

— Беллами?.. — удивилась Эко, когда открыла входную дверь и начала кутаться

в домашний халат, ибо тот был на распашку.

Шатен молча наблюдал за ее действиями и его взгляд остановился в

ложбинке между грудей. Халат девушки был настолько тонким, что сквозь него

выделялись соски.

Пьяный и возбужденный Блейк – неуправляемый. Она нагло шагнул в

квартиру, захлопывая за собой дверь и резко подорвался к девушке, не замечая

даже размазанного макияжа от слез, начал срывать эту прозрачную ткань, как

зверь накидываясь на свою добычу.

Хрупкая девушка пыталась оттолкнуть парня, но ей не удавалось.

— Белл... пожалуйста... не надо... — просила она, но почувствовав вкус спиртного

на своем языке – сдалась. Не сказать, что она знает такого Блейка, ей просто

ничего больше не оставалось делать, ибо сопротивление парню причиняло боль.

Итак, ее губы были уже истерзаны, грудь побаливает от нажатий сильных рук, но почувствовав возбужденный член своим животом, девушка потеряла

мгновенно разум, также возбуждаясь. На это указывали ее страстные стоны, наполняющие квартиру.

— Господи... Я так тебя хочу! — произнес низким тоном кудрявый, разрывая на

себе рубашку. Эко помогла ему снять белую, плотную ткань, отбрасывая ее в

сторону и сразу перешла к ширинке...

Шатен подхватил Райан на руки и «насадил» ее резко на свое большое

достоинство. Невыдимые искры из глаз посыпались у обоих... Больше они не

знали ничего: кто они.., где они.., зачем они...

Разве такой секс может быть без любви?.. Вопрос на миллион баксов.

Как они добрались до кровати и как у уснули, не помнил никто, даже не

смотря на то, что Эко «не закидывалась» алкоголем.

Первым глаза распахнул парень, понимая, что проспал на работу (по яркому

солнечному дню), Кларк разозлится, и наверное его уже ищет Октавия. Он

нахмурился, замечая, что не в своей квартире и что перед ним лежит

полураздетая Райан. Простынь покрывала только ее ноги до живота.

Конечно, мужское естество дало о себе знать и утренний, обычный стояк

превратился в болезненно распирающее возбуждение, при наглом пялянии на

грудь. Ему очень хотелось прикоснуться своими губами к темным маленьким

соскам и исследовать языком эту небольшую плоть на грудной клетке, что не

успел он сделать вчера, но... Воспоминание причинило ему боль, «приспуская»

немного возбуждение. Он грубо изнасиловал эту девушку... На это указывали

181/201

истерзанные губы и синяки на шее, засосы. Сейчас он возненавидел себя... Что

он, что Кларк – никогда себе такого не позволяли... Почему сейчас?

Эко распахнула свои глаза и увидела болезненное выражение лица. В мыслях

у девушке пролето, что тому не понравилась вчерашняя ночь, что тот жалеет...

Блейк перепугался ее больше, замечая печальные глаза перед собой, поэтому молча подорвался с кровати, вставая. Шатенка встала следом, соприкасаясь своим голым телом с чужой наготой.

— Прости... — прошептал Беллами, не зная, как вымолить прощения у нее за

свое хищное варварство.

Печальный взгляд сменился удивлением.

— За что, Беллами?

— За то, что я ворвался сюда... вчера и изна... — к его губам приложили ладонь.

— Шшш... Ты ничего не сделал плохого, я сама этого хотела. — призналась

девушка, хотя ей давалось это тяжело.

Блейк нахмурился и разозлился. Как такое могло быть? Даже насилие люди

могли стерпеть, только быть поближе к Гриффин.

— Ты думаешь, что несешь??? А хотя плевать... Я ни за что не подпущу тебя к

Кларк!!! — гневно выпалил тот, собираясь уходить, но его остановили.

— Мне не нужна, Кларк. Да, она возможно хороша в сексе... Но я люблю тебя. Я

влюбилась сразу, с первого взгляда и была с Кларк, только потому что хотела

быть ближе к тебе. — признания продолжились и Беллами мог сказать, что та

врет, начать кричать, что это все не правда. Если бы не слезы, которые стояли в

прекрасных карих глазах. — Я покажу...

Произнесла шатенка, понимая, что возможно ей не верят и не поверят...

Присаживаясь на колени, она взяла в руки толстый ствол, который не до конца

еще упал и начала свое действие с облизывания головки, языком. Затем

постепенно начала пропускать член в рот...

Блейку нравилось, но он не мог расслабиться, потому что видел воочию

«воспитание» своей начальницы... Она всех превращала в рабынь, чтобы те

доказывали свою преданность и верность...

— Боже... Нет... — с предыхание проговорил тот, поднимая за плечи шатенку. —

Только не так...

Парень уложил аккуратно девушку на кровать и начал сам исследовать ее

смуглое, так понравившиеся ему тело. Он сходил с ума по нему. И почему он

раньше этого не замечал? Все его мысли занимала блонди.

Насладившись телом, тот также осторожно вошел. Сейчас все было

подругому: нежно и бесспешно.

Оргазм был хорош у обоих, но до конца насладиться им не дали, ибо телефон

разрывался у Блейка. Но заметили они это уже после.

— Да? — ответил кудрявый, находя свои штаны в коридоре и сразу начал

натягивать их.

— На проводе мисс Гриффин. — проговорила секретарша и парень вздохнул.

182/201

— Блейк, каким место ты подумал, что решил опоздать на работу?

Тем самым, Кларк, тем самым...

— Извини, я вчера напился...

— Мне плевать, что ты делал вчера! Будь добр сегодня быть на работе! —

Беллами нахмурился, кажется, ему нравилась Кларк до больницы.

— Я скоро буду.

— Сейчас же! — выкрикнула блондинка в трубку и отключилась. Хотя и босса

можно было понять, столько работы навалилось на них...

Найдя рубашку, Блейк вздохнул и вот как он поедет на работу, когда та без

пуговиц.

— Белл, выпей. — девушка протянула ему кофе, с улыбкой. На ней уже был

другой халат. — А я пока поглажу и принесу тебе другую рубашку.

— Откуда? — как-то ревностно протянул он, но стакан взял. Кофе-то, что нужно

ему с утра. Эм, в обед...

— Она твоя. Тогда, ты ее забыл у меня. — отвечала Райан на повышенных тонах

из соседней комнаты (чтобы тот слышал), наглаживая ткань, и что бы парня не

задерживать сильно.

— Ты не выкинула? — удивленно произнес, отставляя полупустой бокал.

— Нет. — Эко помогла одеть рубашку. — Это все, что у меня осталось от тебя...


Примечание к части

Эко.

https://vk.com/photo-175833918_456241960

https://vk.com/photo-175833918_456241961

https://vk.com/photo-175833918_456241962

Белл и Эко.

https://vk.com/photo-175833918_456241963

https://vk.com/photo-175833918_456241964

https://vk.com/photo-175833918_456241965

https://vk.com/photo-175833918_456241966

— Прости...

https://vk.com/photo-175833918_456241967

183/201

42.

— Нет. — Эко помогла одеть рубашку. — Это все, что у меня осталось от

тебя...

Парень был тронут. Никто и никогда так не делал для него.

— Я ждала тебя, Белл, всегда...

А эти утренние признания...

Блейк поцеловал девушку в губы, но нежно, без намека на страсть.

— Я сегодня приду, если ты не против.

— Не против. — они одновременно улыбнулись.

Когда парень появился на работе, его ждал разнос от начальницы. Но он

стойко все выдержал и ничего не рассказал блондинке. Раньше они делились

всем, вплоть до плотских утех, а сейчас... он был уверен, что та не поймет его и

скажет выкинуть из головы Эко. А точнее прикажет, ведь по сути голубоглазая

не помнит, что сама разорвала их отношения.

А если Кларк не влюбится в Вудс? Что тогда?

Да, были у него и такие страшные мысли на данный момент. Ибо, когда она

влюблялась в брюнетку, это было, как состязание, как борьба за «мое», Лекса же

встречалась тогда с парнем и была гетеросексуальна.

Кажется, его голова разболелась под конец дня. Благо дело, вечером его

встретила сексуальная девушка и сняла головную боль – сексом.

— Лекс, ты сегодня не идешь в университет. Ты же помнишь? — девушка

нахмурилась. В последнии дни она была в прострации, постоянно все забывала, путала. Ибо все ее мысли, весь ее разум, во всей голове была Богиня. И она

больше ни о чем не могла думать. Не понимала, почему судьба у ней так

жестока, почему не дает им быть вместе.

Даже, вчера она обратилась к матери за помощью. Но та лишь ответила, что

нужно набраться терпения. Что, потерял ты память или нет, подсознание

помнит, как любит кого-то, и, что, возможно, оно мучает ее по ночам.

— Эм, пап, прости... А почему я не иду в универ?

— Потому что сегодня приезжает мисс Гриффин в «Трикру». Дочка, если она не

помнит, что вы когда-то были хорошими подругами – не стоит отчаиваться. Это

всего лишь вопрос времени, и все вернется на круги своя. — папа и мама думали

одинаково, хоть один не догадывался ни о чем.

— Я знаю, пап. Спасибо. — улыбнулась брюнетка, добавляя: — Дай, мне пять

минут. Я переоденусь.

— Хорошо, лучик.

Вудс знала во что ей нужно было одеться.

Как ни странно, но блондинка сегодня появилась в «Трикру» с самого утра, никак в прошлый раз в обед. Вудсы еле успели, еще минут пять, и они были

опоздали к появлению спонсора.

184/201

Все было по стандартной схеме, только одно, докладчиком со слайдам

сегодня была Лекса. Конечно, она волновалась и немного заикалась, но все это

не из-за того, что присутствовало много народу, а потому что замечала на себе

заинтересованный взгляд голубых, как морозная изморозь глаз.

Сама студентка не позволяла себе все время пялится на блондинку, ибо это

было бы не по сценарию и ей иногда нужно было поглядывать на слайды, показывать лазерной указкой на нужные графики и схемы.

Ну да, блондинка была удивлена, что ребенок так хорошо во всем

разбирался. А Лекса опять чувствовала свою ущербность... Вдруг в этот раз она

ей не понравится? Там была скромная девочка, а сейчас она практически наглая

девушка... Когда дело не касается секса, там она все еще робеет.

— Мисс Гриффин? — вырвал мужчина из размышлений блондинку, да и свою

дочурку.

— Извините меня, Джейк. Я очень поражена вашими юными сотрудниками, юными дарованиями. Как вы их подготавливаете? Немногие взрослые так умеют

подать.

Вудс был горд за свою дочурку, но что ответить он не знал. Врать не особо

хотелось, а говорить правду, что это она настажировала дочку было нельзя.

— Мисс Гриффин. — начал ее ассистент спасая Вудсов. — Не думаю, что все

хотят раскрывать свои секреты.

Голубоглазая пожала плечами, никак не комментируя своего подчиненного.

— Джейк, я полностью поддерживаю вас в этом и сегодня же деньги будут на

вашем счету. Расходуйте, как считаете на то нужным. — удивились все, вплоть

до Блейка. Кларк никогда так быстро не соглашалась, тем более всегда давала

советы. А сейчас что? Ей добавить было нечего?

— Спасибо, мисс Гриффин. — обрадовался мужчина, благодарно пожимая руку

спонсора. — А сейчас вы будете так добры, если мы покажем вам часть

заготовок?

Что мистер Гриффин, что Беллами знали, что девушкам нужно остаться

наедине. С того дня началось их «сотрудничество», но как это сделать никто не

знал. Да и сама голубоглазая не наставила на этом, как в прошлый раз.

— Мисс Гриффин, а вы может по общаетесь тут с Лексой... — начал отец, подбирая слова, тем самым помогая всем и своей дочке в том числе. — На счет

«Трикру» и установите срок назначения ее на моей место? Я доверяю вам.


— Хорошо, мистер Вудс. Но я хотела бы еще вашей дочке предложить

совмещение с должностью ассистента в «Скайкру».

Ох, как она влияла на главу кампании «Трикру», тот расцветал с каждым ее

словом и светился гордостью за обеих своих дочек.

— Да, конечно. Я был бы этому бесконечно рад. Ну, вы тут поговорите...

Мистер Блейк.

Шатен кивнул и последовал за Вудсом.

А Лекса мысленно кричала уже, что согласна на все только бы быть рядом со

185/201

своей Богиней. Все Ангелочки скучают по своему Богу.

— Ну и? — начала блондинка.

— Что? — не поняла Вудс.

— Ты согласна работать на меня?

Интересно, как тут можно играть по сценарию?..

— Не знаю... Мне нужно подумать.

— Думай и отвечай.

Иногда Кларк бесит и этот еще ее спокойный тон...

— У меня еще университет...

— Переведись на заочную форму.

— Я не могу так быстро принять решение! — психанула Вудс, когда ее загнали в

тупик, поэтому слегка повысила тон.

Блондинка усмехнулась эмоциями той, подходя к ней со спины. Правда в этот

раз зеленоглазую не волновало нарушение личного пространства, она этого

ждала... Было безумное желание развернуть голову и встретиться губами с

Кларк, но... нельзя.

— А что ты можешь? На что ты способна? — говорил спонсор томным голосом, разрязывая бант на чужой груди.

Вудс закатила глаза, дерзко откидывая руку. Раздражало отношение той. Да, так она не вытерпет и все вывалит Кларк.

Блондинка отошла, хмыкнув от такой дерзости, но продолжила.

— Хорошо. Я заберу кампанию твоего отца себе и продам ее с аукциона. —

брюнетка нахмурилась. Это еще хуже... Кампания уйдет по частям и за гроши. В

конечном итоге, они опять остануться не с чем. Такая Кларк Гриффин –

противная.

— Что вы хотите?

— Вот такой подход к делу – мне больше по вкусу. Для начала, я хочу, чтобы ты

развязала этот чертов бант. Он тебе совсем не идет.

— Тебе не понравится... — пробурчала себе под нос девушка, закатывая глаза.

— Что? — не дослышала Гриффин или ей показалось?

— Что дальше, если это для начала?.. — развязав быстро бант, Лекса

исправилась. Независимо от ее поведения, она нервничала.

Богиня нахмурилась, так ничего не увидив, но ответила:

— А дальше, я хочу, что бы ты стала моей.

— Работать на вас? — переспросила студентка, немного «подтрунивая» над

могущественной женщиной, но делала это незаметно.

— Нет. — закатила глаза Гриффин. — Моей в сексе, в постеле. При этом не имея

никак половых партнеров. Я обещаю тоже самое, пока мы вместе. Я «имею» тебя

всегда когда захочу и где хочу. Ради кампании папочки.

— Я согласна.

Блондинка рассмеялась.

— А говорила, что не умеешь быстро принимать решения. — оставляя легкий

186/201

поцелуй на розовой щечке, Кларк улыбнулась, но услышала шаги и шепотом

продолжила: — Адрес и время пришлю эсмэской.

Блонди отошла от нее в тот момент, когда дверь распахнулась. Лекса

отвернулась и как в прошлый раз, стала завязывать бант.

— Мисс Гриффин, вы договорились? — спросил осторожно мужчина.

Кларк сложила руки на своей груди, улыбаясь.

— Пока еще нет. Нужно утрясти некоторые вопросы по университету, подобрать

скользящий график работы...

— А когда ей на мое место?

— Да хоть сейчас, Джейк. Не в обиду. — широко улыбаясь, ответила начальница.

— Нет, конечно, не волнуйтесь, мисс Гриффин. И спасибо. Я вас провожу.

Кларк приехала домой рано, где-то в шесть часов вечера. Возможно она бы

работала по-дольше, как обычно, но доктор попросил не переутомляться.

Она прошла в кухню, замечая там няню.

— О, Пирожечек, ты так рано дома... Пять минут и ужин на столе.

— Хорошо. — Майя улыбалась, а вот Гриффин была слегка подавлена.

— Что-то случилось? — поинтересовалась женщина, подмечая это. А Кларк

просто не с кем было поговорить все эти дни.

— Я не знаю, Майя... Все, как-то странно... Я чувствую пустоту... Пустоту в

сердце, пустоту в своем доме, на работе... Раньше такого не было. Почему?

Женщина тихо вздохнула. Да, этому дому не хватало Лексы, да и ее

пирожочку тоже.

— Это пройдет, Пирожечек. Должно пройти. — ну, а что она еще ответит? —

Может стоит сходить и навестить маму и папу? Я пойду с тобой, как всегда...

— Может. — пожала плечами блондинка.

Ночью блондинке плохо спалось... В ее голове мелькали картинки встречи с

дочкой Вудсов, правда разговор был их немного другим, но похожим. Больше ее

поразила картинка спящей студентки на ее груди. Это даже была не совсем

картинка сна, это как будто было по-настоящему...

Испуганно, блондинка проснулась и резко села на кровати. Проверяя и

удостоверясь, что она одна и рядом никого нет.

Ей опять стало не по себе... Все, что она знала, то это что ее постель была

отродясь пуста... К чему такие сны? А самое интересное, что сон был ей

приятен...


Примечание к части

Блузка, юбка Лексы (если кто забыл).

https://vk.com/photo-175833918_456239609

Сон Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456241969

187/201

Реальность Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456241970

188/201

43.

С утра, Лекса написала заявление в университете, по поводу

перевода на заочную форму обучения. А также, с утра получила смс с адресом и

вечернем временем прибытия к Кларк.

И все-таки она боялась и нервничала, конечно, не как в прошлый раз, но все

же. Так как по сути, она чужая для Богини, и такое же отношение и получит к

себе, чужое... Обидно было до слез. Что пройдя через все трудности, они

вернулись к началу своего пути. Хотя, Вудс просто несказанно рада, что та

просто жива. А эти все переживания пройдут, со временем...

И да, Богинь же нужно поражать. Поэтому, она впервые отправилась одна по

магазинам, обновить любимое Гриффинское, черное, нижнее белье и купить

пару открытых, новых платьев.

А может вообще голой в плаще прийти... Ей бы понравилось точно. Хотя она

могла бы и прибить за такое, наказать точнее... Что я в такси и в таком виде...

Думала брюнетка, примеряя платья. Выбор пал на короткое, с тигровым

окрасом. Ну, плечи и ключица были точно открыты.

— Хах, не перестаешь удивлять меня, девочка. Просто прекрасно подобрано

платье. — улыбнулась женщина, пропуская в дом студентку.

Лекса прошла в гостиную, но начальница не придала этому значение, что та

знала куда идти. Зеленоглазая села аккуратно на диван, сводя ноги. Не все

сразу же!


— Итак, вроде мы все обговорили. Когда у тебя был последний раз секс? —

спросила блондинка будничным голосом.

— Не знаю... Не помню. — это было правдой. Он был так давно, что совмещая с

сейчаснейшим состоянием Гриффин, как будто все было нереальным.

— Ты мне врешь?! — нахмурилась голубоглазая, злясь и быстро сократила меж

ними расстояние, резко раздвигая тоненькие ножки, засунула свои руку в чужие

трусики. Спонсора раздражает, когда ей врут.

Вот так вот, без всякой официальной части, без поднятия в спальню... Какой, к черту, гребаный сценарий...

Хватило секунд тридцать, может быть меньше, когда вульва увлажнилась, и

из брюнетки вылетел негромкий стон.

— Эм... нет, не врешь. Тебе нравится? — деловой тон Кларк сменился на нежный

голос, когда она признала свою ошибку..

— Не знаю... — ну, а что отвечать Лексе? В данный момент ее мозг вообще

отказывал.

— Нравится... Я это чувствую, своими пальчиками. — шептала голубоглазая, сама

возбуждаясь. Да, секса у нее не было примерно довольно долго.

189/201

Другой рукой, она стянула трусики, освобождая себе больше пространства

для наглядности. В идеале еще снять платье, но у нее это не получится, без

убирания руки от хлюпающей промежности. А этого делать совсем не хотелось...

Не хотелось прерывать эти громкие возгласы, от которых Гриффин сама

невероятно текла.

Кларк резко погрузила два пальчика в пьянящий бархат выделений и

заметила сразу же, как у студентки брызнулись слезы из глаз, и скатились по

щекам.

Что такое...

Не поняла блонди, разве плачут во время наслаждения?

— Я сделала тебе больно, девочка? — женщина замерла рукой в мокром

влагалище.

— Нет. Все хорошо, продолжай. Прошу... не останавливайся... — умоляла та.

— Тогда почему ты плачешь? — удивилась Богиня, приводя свои пальцы в

движение.

— Я... я... — она не могла подобрать слова, не могла объяснить, как и этой

близости ей не хватало.

Оргазм пришел быстро, оглушая девушку напрочь. Только она не замечала, как ее слез становилось все больше, и она практически рыдала, заставляя

беспокоиться за себя спонсора и даже испугаться.

Блондинка вздохнула, ничего не понимая... Да, никто и никогда не плакал

после секса с ней... Как так-то? Почему?

Она медленно вышла из девушки, приподнимая ее, повела наверх в гостевую

спальню (раньше она была комнатой Лексы).

Там она ее раздела, и уложила. Все происходило в темноте.

— Умоляю, не уходи... — всхлипнула брюнетка и голубоглазая легла рядом, до

сих пор теряясь в догадках. Почему она просит ее остаться, если плачет от ее

действий. Легла так сразу, так как говорилось ранее, что Кларк была слаба

перед слезами.

Зеленоглазая давно мысленно послала к черту этот сценарий их жизни, это

было очень больно, не смотря на сколько они перенесли. Поэтому пусть Блейк

засадит ее за решетку – и правильно сделает.

Пока Гриффин думала о своем, под приглушенный звон всхлипов, она уснула, почти не замечая, как это произошло.


Проснулась женщина, подмечая, что уже утро, и ее обнимает сзади Вудс.

Смешно и страшно – одновременно. Кларк, ни за что бы не смогла спать в чужих

руках, а тем более спокойно проспать всю ночь. Она ни с кем и никогда не спала, не засыпала! И не собиралась!

Вылезая из теплых рук, женщина сдвинула простынь и зеленоглазая

оголилась. Ее взгляд упал на ногу, а точнее на шрам, который там был во все

бедро и который еще не совсем зажил.

190/201

Странно...

Подумала Гриффин, исчезая из спальни в душ, в своей комнате.

Пока она стояла под потоками воды, то переваривала вновь свой сон, сегодняшней ночью... Таиланд, Вудс, болезненное расставание после... Ее

подсознание играло с ней? Этого же не было.

Лекса проснулась одна в спальне, сглатывая вновь слезы обиды, слезы

одиночества и отправилась в душ, а затем спустилась вниз.

— Ты опять плакала? — голос блондинки прозвучал грозно. Она заметила

красные и даже еще мокрые глаза.

Брюнетка молчала, опуская свой взгляд в пол. И слабой, казаться не хотелось. И

эта вся ситуация и злой голос любимой Богини, все угнетало... Слезы так и

просились наружу.

— Откуда у тебя шрам на бедре? Тебя насиловали? — голос стал мягче и слегка

осторожным. Ну, а что она могла еще подумать? Слезы – оргазма?

— Нет, никогда. — испуганно произнесла та.

— Тогда что? Откуда шрам и почему ты вчера рыдала?

Зеленоглазая вновь опустила свой взгляд в пол. Боже, как ей было сейчас

тяжело... Тяжело видеть такую Кларк Гриффин, тяжело вспоминать все, что

случилось с ними, тяжело быть одной... Она маленькая девочка для Кларк

Гриффин, для своей Богини.

Слезы начали беспощадно капать на пол, большими каплями.

Гриффин приняла этот порыв и подорвалась к зеленоглазой. Поднимая ее голову

за подбородок и стирая слезы с щек, своими пальцами.

— Малышка, все прекращай... Хватит плакать, а то затопишь весь мой дом... —

пыталась успокоить та, немного переводя все в шутку. Правда, у нее еще был

один порыв, осущить эти слезы своими губами. Но, она этого не сделала. Это

слишком, черезчур... проявлять такую заботу к малознакомой девушке.

Рассматривая мокрое лицо, голубые глаза опустились на шею, подмечая

подвеску на цепочке. Кларк нахмурилась, узнавая в кулоне кольцо своей матери.

Такое было единственное во всем мире, оно было сделано на заказ и вряд ли бы

блондинка перепутала обычную стекляшку с бриллиантом.

— Что это? — ее рука потянулась к кольцу, захватывая ее в свою ладонь.

Сердце брюнетки остановилось... И почему она не послушала Блейка, чтобы

снять его и убрать на время.

— Кларк... Это не то что ты подумала...

Голубоглазая, как только ухватилась за кольцо, сразу же вспомнила тот

роковой день и что случилось. Что она не просто ударилась головой, а что в нее

стреляли... Что все случилось на глазах этого ангелочка.

Иногда вещи, способны вернуть все на круги своя. Потому что они особенные и

191/201

подаренны, таким же особенным людям.

— Цветочек... Мой Цветочек... Моя любимая девочка...


Примечание к части

Лекса пришла к Кларк.

https://vk.com/photo-175833918_456241971

Утро.

https://vk.com/photo-175833918_456241972

192/201

44.

— Цветочек... Мой Цветочек... Моя любимая девочка... — блондинка

сразу к себе прижала свою девушку, так крепко, как будто пыталась слиться с

ней в одно целое.

В этот раз Вудс не пищала по поводу своих костей, потому что ей самой были

необходимы эти объятия, как воздух. Но больше она не смогла сдерживаться и

дала волю своим слезам, зарыдала вслух, настолько громко, что никогда так не

плакала. Никогда была «нежно оттрахана» впервые Дьяволом, никогда у них

были мини-ссоры ревности, никогда те расставались. Никогда!

В этот момент, как будто гора печали, горя, бед, ненастий и несчастий –

обрушивалась с ее плеч. Уж слишком долго она носила все в себе, пыталась

казаться сильной, не прося помощи ни у кого.

Гриффин это чувствовала, поэтому давала выплакаться своему цветочку, своему ангелочку. Лишь когда плачь затянулся, она начала успокаивать

девушку.

— Все-все, тихо, солнышко мое. — казалось всхлипы были слышны во всем доме.

— Я теперь рядом и никогда не оставлю тебя одну. Прости меня за отсутствие...

Просила прощения Богиня, и Лекса не переставала удивляться этой

необыкновенной женщине. По сути ей нужно было просить прощение: за то, что

рассказала все парню, за то что позволила этому случиться, за то, что не

уберегла... Но эти признания, как она понимала еще впереди.

Девушки остались дома. Расположившись на полу, в гостиной, на каких-то

специальных напольных мехах, перед горящим камином.

— Ну, что Ангелочек, ты успокоилась? — начала голубоглазая, призывая ту к

разговору, но продолжала обнимать девушку. Лекса молча кивнула. — Хорошо...

А теперь расскажешь мне, откуда этот шрам? Раньше его не было... Я точно

помню.

— Это Тайлер... После того, как он стрелял в тебя, в разговоре он неосознанно

проболтался мне об этом и я пыталась сбежать от него, после того как он вывез

меня в лес... — рассказывала брюнетка полную историю, замечая, как в голубых

глазах росла ярость.

— Я его придушу своими руками, и никакая тюрьма его не спасет! — заключила

та, потянувшись к телефону, который лежал на журнальном столике, рядом с

ними.

— Нет, Кларк. Не нужно, он получил по заслугам. Он уже мертв. — остановила

Вудс женщину, рассказывая ей еще и об этом.

— Слишком легкая смерть для ублюдка. — зло выплюнула Богиня.

— Кларк, пожалуйста, не надо, не злись сейчас... Все хорошо, и мы рядом.

— Да, Цветочек мой, ты права, как никогда. — улыбнулась блонди, поглаживая

зеленоглазую по длинным волосам.

— Кларк, а как у тебя... Как ты... — немогла правильно подобрать слова

брюнетка. — Расскажи.

193/201

— Ну, я толком не помню. Помню только твои глаза... Ты смотрела на меня

глазами полными боли, я хотела тебя успокоить, но не смогла... Не успела... Я

тоже не видела, кто в меня стрелял, но слышала хлопки, затем почувствовала

сильный толчки, в область груди...

— Тебе было сильно больно, Кларк? — спросила Лекса, обнимая женщину одной

рукой за живот.

— Никакой боли не было, Цветочек, только сильный толчок, такой же, примерно, как при ударе электрическим током. Больно было видеть тебя... Одновременно

пришло чувство крайней слабости, и понимание того, что в меня стреляли. Я

поняла, что умираю, когда не смогла произнести ни одного слова, что бы тебя

успокоить, и я так не хотела оставлять тебя одну, я же обещала... У многих

начинает пролетать вся их жизнь перед глазами, а моей первой мыслью было, что я так и не успела сделать тебя моей, моей женой. — усмехнулась печально

Кларк. — Казалось, что эта смерть бессмысленна, я еще не сделала так много...

Возможно это все, включая тебя и не давало мне покинуть этот мир... Как я

понимаю, следующие ощущения были у меня во время комы. Я считаю, что это

было нечто большее: на самом деле я перешла за грань жизни и смерти...

Лекса приподняла голову, испуганно взглянув на лицо блондинки, которая

продолжала, но смотрела на пламя в камине.

— Это трудно описать. Я почувствовала, как я покинула своё тело, и мое

сознание расширилось, я была везде, в богоподобном состоянии, я могла видеть

своих близких и чувствовать присутствие других душ. Я видела маму и папу... Я

их простила, понимая на что они пошли в то время ради меня... Но от этого

лучше не стало... Их все равно нет рядом. Когда я вошла в это другое измерение, как мне опять же казалось, я почувствовала непреодолимое чувство любви и

мира. И тут я услышала, как ты зовешь меня... Может быть это все бред, моего

разыгравшегося сознания, но я отчетливо помню твой голос, ты называла мое

имя и говорила, что тебе нужно было ко мне. Я сразу же очнулась из комы, но не

увидела никого, кроме Беллами и не знала, кто эта чудесная девушка, что

пробудила меня ото «сна»...

— Кларк, это как сказка какая-то... — протянула брюнетка, понимая, что больше

бояться нечего.

— Возможно, хотя мне было впервые за долгое время страшно... Я была одна и

чувствовала пустоту внутри себя, как будто должен быть кто-то рядом, но это

нереально... Ведь я всегда была одна.

— Нет, Богиня моя, ты не одна. Я всегда была с тобой. Даже в тот день, когда ты

очнулась... Я чувствовала, что это ты, но Маркус меня переубедил.

— Богиня? — удивленно приподняла бровь блондинка. — А как же Дьяволица?

— Больше никакой Дьяволицы, я была не права, прости меня...

Девушка просила за все прощение: за свое первое и ошибочное впечатление

о белокурой, за своего бывшего...

Гриффин прочитала это по зеленым глазам брюнетки.

— Шшш... Ты не в чем не виновата, пойдем... — Кларк подала руку своему

цветочку, что бы та поднялась и повела ее наверх.

— Что мы тут делаем, Кларк? — задала логичный вопрос девушка, когда они

вошли в спальню белокурой. Было около шести часов вечера и рано еще было

194/201

ложиться спать.

— Исправляю вчерашние свои ошибки... — усмехнулась голубоглазая, стягивая с

девушки майку через голову.

— Я сама хочу исправить все свои ошибки, Кларк. — произнесла зеленоглазая, намекая, что полностью готова, что больше не стыдиться и нн робеет перед

занятием любовью с ней.

Голубоглазая опустила свои руки, давая зеленый свет цветочку, хотя имела

сильное, непреодолимое желание вцепиться руками, губами, зубами в эти

смуглые, небольшие груди, которые уже давно предстали перед ней. К слову, под майкой Лекса была голой.

Зеленоглазая распахнула халат женщины и легонько подтолкнула ткань, что

шелк сам плавно соскользнул с плечей и приземлился тихо на пол.

Она заметила три, небольших, округлых шрамика, которые находились вблизи

сердца. Девушка провела пальчиком по ним, а затем сменила его губами.

Оставляя по несколько нежных поцелуев на каждой телесной точке.

Гриффин сглатывает, ее дыхание учащается, но не совсем от возбуждения, а

нарастающей внутренней паники. Ну, да, такие эпизоды в жизни оставляют

необратимые последствия на эмоциональном уровне.

Брюнетка замечает это, ей по новой придеться научить Богиню доверять ей, но это не кажется уже таким страшным.

Она кладет всю руку на грудь, прикрывая шрамы от пуль и чувствует, как

колотится сердце голубоглазой.

Моя бедная Кларк...

Думает Лекса, понимая, что все что она пережила ничто, по сравнению с

клинической смертью и комой женщины. Та закрывает глаза, морщится от

неведомой боли, зеленоглазой мучительно это видеть.

Останови меня, Кларк!

Кричит ее подсознание, но белокурая ничего не делает, стоит и не

шевелиться.

Брюнетка принимает вторую попытку и опять оставляет свои нежные

поцелуи на теплой, сладко пахнущей коже.

Кларк стонет и неожиданно обнимает студентку, хватает одной рукой за шею

и резко придвигает ее. Пухлые губы в миг, оказываются возле жадных губ.

Девушки страстно целуются, запуская пальцы в волосы друг друга.

Ладонь Гриффин накрывает грудь напротив, пальцами сжимая сосок. И горла

девушки вырывается протяжной стон.

— Я хочу тебя. — шепчет женщина.

— Я знаю, я вся твоя, Кларк. Целиком и полностью.

Богиня вновь стонет и снова целует брюнетку, сейчас с неким трепетом.

Лекса отстегивает спереди бюстгальтер у белокурой и распахивает его, для ее

195/201

большего доступа к большим, желанным грудям.

Они падают на постель и блондинка все равно берет на себя активную роль, ложась на зеленоглазую сверху. Кларк утыкается своим лицом в чужую шею, целует, посасывает мягкую кожу, скользит носом по подбородку и вновь целует

студентку. Они так давно не целовали друг друга, поэтому не могут напиться

этими поцелуями. Язык белокурой хозяйничает во рту, а руки гладят смуглое

тело, упиваясь этими чувствами.

Ее губы движутся вниз, к груди, оставляя после себя дорожку из поцелуев.

Кларк берет губами сосок, сжимает и тянет его, сосок набухает, отзываясь на

восхитительные движения.

Лекса испускает стон, проводя небольшими ноготками по бледной спине, теперь, и блондинка сдавленно стонет.

Этот стон, спазмом отзывается внизу живота студентки, она тяжело дышит, впрочем, как и сама Богиня.

Ладонь женщины ползет вниз по чужому животу, к лобку, и вот пальчики на

клиторе... Под стонами Вудс, пальцы двигаются по кругу и она поднимает свои

бедра, отвечая тем самым на ласку своего спонсора.

Внезапно, Гриффин пристает, резко стягивает домашние штаны с цветочка и

трусы с себя... Блондинка приподнимает к себе девушку, медленно соприкасаясь

своей мокрой промежностью с чужой, напрочь вымокшей.

— Возьми меня – ты. — мурлычет начальница, передавая активную роль, запрокидывая голову назад, прикрывает глаза и стонет.

Лекса хватает за руки женщину и начинает двигаться, наслаждаясь

реакцией босса, наблюдая, как так нежится под ней. Студентка наклоняется и

целует девушку в губы, покусывая и оттягивая нижнюю.

Голубоглазая сжимает бока (выпуклые повздошные области) руками и

начинает управлять ритмом, заставляя двигаться ту равномерно, прижимая и

вдавливая в себя. Движения обоими тазами ускоряются и они одновременно

взрываются, покоряясь друг другу. Достигая вершины удовольствия, они в

унисон выкрикивали имена друг друга. Это было как-то по новому, и блондинка

больше себя не сдерживала со студенткой.

Вудс падает на грудь женщины, и они обнимаясь, вместе переживают этот

могущественный оргазм. Соитее Бога и Ангела... Хоть и говорят, что последние

бесполые существа, а может просто они одного пола?

— Лекса, ты драгоценна для меня. Позволь мне заботиться о тебе всю жизнь, а

ты обо мне. Хочешь у нас будут дети? Я положу весь мир к твоим ногам, защищу

от всех. Потому что хочу тебя всю, и тело, и душу, навсегда. Я люблю тебя, малышка. Пожалуйста, будь моей женой?


196/201

45.

— Лекса, ты драгоценна для меня. Позволь мне заботиться о тебе всю

жизнь, а ты обо мне. Хочешь у нас будут дети? Я положу весь мир к твоим ногам, защищу от всех. Потому что хочу тебя всю, и тело, и душу, навсегда. Я люблю

тебя, малышка. Пожалуйста, будь моей женой? — вот такое интересное

предложение руки и сердца от Кларк Гриффин, после умопомрочительного

занятия любовью в постели. Романтично? Не то слово!

— Я хочу быть твоей женой, Кларк. Я люблю тебя и, конечно же, мечтаю, о

маленьких белокурых Ангелах, бегающих возле нас. Но, как же общество, наши

кампании и папа?..

Блондинка задумалась.

— С Джейком, я разберусь, не переживай. Взвалю все на себя. С кампаниями? Все

будет отлично, я занимаюсь, как раз этим. Все уже знают, что я не традиционной

ориентации, и все более или менее, к этому спокойно отнеслись, кроме

«Азгеды»... Я поставила на место матери – сына, но похоже, она продолжает

управлять кампанией через него. Убрать совсем семью Спаркс, я не могу

сейчас... Это нужно было сделать раньше, до того, как все узнали обо мне. Да и

прогнать от себя «Азгеду» я не могу, все восстанут... Но не волнуйся, Лекса. Я

это все возьму на себя, от тебя требуется только согласие...

— Я согласна, моя Богиня! — поверив в сказку, Вудс отвечает все же «да».

На следующий день, Лекса с утра едет в «Трикру», помогать отцу, блондинка

– в свою кампанию. Целый день они даже не созванивались. Вудс дает личное

пространство женщине, и едет домой, по сути ее никто не приглашал жить

вместе, и даже сегодня, ночевать.

Когда они садятся ужинать с родителями, раздается звонок в дверь. Джейк

идет открывать, а за его спиной толпятся любопытные мать и дочь.

— Добрые вечер, Джейк. — улыбается Гриффин, оказываясь на пороге дома

Вудсов. Конечно, сердце брюнетки забилось с бешенной скоротью.

Нет... Слишком рано, я не готова... Кларк...

Блондинка думала подругому, а точнее последние события заставляли

женщину торопиться...

— Простите, что я без приглашения... — мать с дочерью переглянулись. Во

взгляде первой читалось «Только не это...».

— Все хорошо, мисс Гриффин. Проходите, отужинайте с нами? Нам бы было

приятно. Тем более Лекса рассказала, что вы все вспомнили, и мы с Эбби очень

рады этому.

— Спасибо, Джейк. Кларк. — протянула блондинка бутылку дорогого вина. — Раз

я так часто у вас бывала и собираюсь быть, просто Кларк.

— Я вас понял, Кларк. — улыбнулся мужчина, принимая бутылку вина, и

провожая девушку к столу.

— Как с вашими другими филиалами, Кларк? Разобрались? — как обычно глава

семьи и пока еще глава кампании, начал разговор о работе. Впринципе, других

197/201

общих тем у них не было, но это только пока, по мнению начальницы.

— Да, все хорошо, постепенно все приходит в норму. Спасибо, Джейк. Но

сегодня, я хотела поговорить на другую тему... — прозрачно намекнула

женщина, почувствовав, как под столом сильно сжали ее руку. Это была Лекса.

— Нет... — прошептала брюнетка, и отец это услышал и нахмурился. Конечно, он

думал, что это затронет его кампанию... Других мыслей у него не было.

— Джейк... — начала жена спасая ситуацию. — Пойдем поможешь мне с горячим?

Тот вообще хмуро и даже раздражаясь посмотрел на всех.

— Я чего-то не знаю?

— Кларк, не надо... — продолжала младшая Вудс нашептывать и молиться всем

Богам, чтобы любимая молчала.

— Джейк... — Эбигейл вновь попыталась, но попытка накрылась «медным

тазом».

— Эбби! — прикрикнул муж на взрослую блондинку, чтобы та промолчала, и

женщина не могла ослушиться такого тона своего супруга. — Может, мне кто-нибудь объяснить, что тут происходит???

— Цветочек, так надо. — проговорила спонсор, обращая свое внимание на

мужчину. — Я объясню, Джейк, если позволишь.

В глазах дочери и матери была паника. Плюс Эбигейл боялась, что у того

будет плохо с сердцем, поэтому пошла сразу за лекарством.

— Да, пожалуйста. — серьезно произнес Вудс, показывая, что он весь во

внимании.

— Я и Лекса, собираемся пожениться. Я хотела бы попросить твоего

благословения, Джейк, и благословения Эбигейл тоже. — ответила Кларк, замечая, как у того отвисает челюсть, в прямом смысле этого слова. Его рот

открылся от удивления. От шока. Мужчина не мог поверить в происходящее, ладно бы, если бы начальница сказала, что не поможет их банкротству, а не

это...

— Вы что с ума сошли? — укоризненно произнес глава семьи.

— Джейк, таблеточку..? — заботливо спросила супруга.

— И ты все знала?! — обратился муж к жене, расходясь не на шутку. — Моя жена

и мать моего ребенка, ты все знала? Отвечай!

— Да. — тихо ответила женщина, выдавливая из себя это.

— Вы все тут с ума посходили! — мужчина встал изо стола и направился в

сторону выхода.

— Дже-ейк! — крикнула жена, подрываясь за ним.

— Оставь меня! — выкрикнул отец, покидая дом.

— Ну, что довольны?! — разозлилась Эбигейл. — Свадьбы им захотелось... По-тихому сыграли, и никто бы не узнал. А теперь молитесь, чтобы с ним все было

хорошо.

Проговорила женщина, уходя на кухню.

198/201

Лекса вздохнула, в ее зеленых глаза опять стояли слезы. Да, вот такая она

плакса с Кларк Гриффин, ничего не могла с собой поделать. Только с ней – ее

эмоциям не было ни конца, ни края.

Блондинка поцеловала каждую скатившуюся слезу, тем самым как бы прося

прощение за содеянное.

— Ну зачем, Кларк? Ведь только стало все хорошо. Только все наладилось... — не

понимала брюнетка.

— Я хочу, чтобы наши близкие знали об этом. Хочу, не бояться прикоснуться к

тебе. Хочу, целовать тебя, как Джейк целует Эбби за ужин (имелось ввиду не

страстные поцелуи, а нежные). Хочу, их благословения. Это важно.

— Что мы будем делать дальше? — робко спросил ангелочек.

— Я договорю с Джейком.

— Нет! — испугалась зеленоглазая за блондинку, нежели за отца. Ибо тот мог

пойти и на огласку, и заявить в полицию о совращении.

— Да, я обещала и я решу этот вопрос. Просто верь мне, Цветочек. — попросила

блондинка, оставляя короткий, но нежный поцелуй на виске девушки. А затем, и

вовсе ее покидая.

— Джейк... — попросила Кларк обратить на себя внимание мужчины. Тот лишь

глубоко вздохнул, ничего не отвечая. Несколько месяцев назад, они стояли на

этом месте и смотрели на звезды. Он и блондинка восхваляли его дочку. Не

тогда ли все это началось? И он сам просил женщину не оставлять его дочь.

Правда, не в буквальном смысле... — Я лишь хочу попросить, посмотреть тебя на

это с другой стороны... «Скайкру» и «Трикру» объединятся в нерушимую

кампанию. Пройдет много веков и твои потомки будут работать в ней, никогда

их не постигнет банкротство. Разве ты не этого хотел всю жизнь? Чтобы твою

дочь не настигло банкротство...

Мужчина усмехнулся.

— Мои потомки?

— Да, Лекса родит от меня. Она хочет детей, также, как и я хочу от нее.

— Вот скажи, Кларк, ты ее любишь? — серьезно спросил Вудс.

— Больше, чем кого-либо. Я положу весь мир к ее ногам. И мне плевать на все

пересуды в нашу сторону, плевать на свою репутацию, я хочу, что бы она была

моей женой.

Тот задумался. Да, многие в их обществе были слабы, даже если и любили, поэтому ни за что не раскрывали свои темные секреты. А эта женщина была

готова на все ради его дочери. Не это ли счастье для отца?

— Я даю свое благословение, Кларк. И добро пожаловать в семью, дочка. — Вудс

улыбнулся, распахивая крепкие объятия для нового члена своей семьи. — И

смотри мне, ты обещала детей, а не одного ребенка.

— Да, я помню, Джейк. — улыбаясь блондинка обняла в ответ.

Позже, Кларк рассказала брюнетке о том, что Ния Спаркс, бывшая глава

«Азгеды» скоропостижно скончалась. У нее была онкология, и она отказалась

проходить какое-либо лечение. Так, что теперь им можно не бояться восстаний

акционеров по поводу их свадьбы.

Сама свадьба была через месяц. В загородном доме Вудсов, на озере. Там

199/201

поставили арку и пригласили священника. Народу было не так много, только

близкие: родители Вудсы, Майя Кейн-Бруно и Маркус Кейн, Беллами Блейк и Эко

Райан (которая была уже на первом месяце беременности. Да-да, та самая

ночь...), Октавия Браун и Линкольн Браун (эти двое обвенчались тайно, а после

всем рассказали об этом), и Рэйвен Рейес с Аньей Ньютон (по исполнению

последней восемнадцати лет, те поступят также, как и новая, образовавшаяся

семья, Гриффин-Вудс).

Свадьба была хоть и простенькая, но она многим запомнится на всю жизнь.

Особенно тем, кто теперь тоже не побоиться открыться миру, не смотря на все

запреты общества. Любовь – это величайшее благо, каким человек может быть

одарен. Когда любишь человека, то неважно, есть он или нет, жив или мертв.

Любовь не имеет ни начала, ни конца, ни границ, ни формы. Это меньше, чем

ничто, и больше, чем все. Это не безумие, это выше. Это не созидание. Любовь

приходит независимо от человека, и не покидает его уже никогда. Нельзя

отождествлять платоническую любовь как с любовью физической, так и с чем бы

то ни было еще.

Я люблю тебя, и мне все равно запретная эта связь или нет. Я могу быть

счастлива с кем угодно и сколько угодно, любви это не касается. Вовеки я буду

любить только тебя!

Так заканчивалась свадебная клятва Гриффин. Возможно самая странная

клятва в мире, но и с глубоким смыслом.

Прошло три года.

— Доброе утро, Кларк. Прости, мы с утра так и не увиделись. — зашла в кабинет

начальницы-блондинки вторая начальница-брюнетка и поцеловала супругу.

— Доброе, Цветочек. — улыбнулась голубоглазая. — Ты отвезла детей и спасибо

тебе за это, а то я бы не успела подготовиться к совещанию. А кстати, у каких

бабушки с дедушкой сегодня они?

Через месяц после своей свадьбы, девушки обратились в частную клинику по

экстракорпоральному оплодотворению. Они договорились вместе забеременеть.

Ну, знаете у всех бывают нюансы... Так, что Мэди (девочка с темными

волосиками и зелеными глазками – рожденная Кларк, путем кесарева) старше

своих брата Эйдена и сестры Элисии (двойняшки, светловолосые с синими

глазками – рожденными Лексой в срок, обычными родами) на два месяца.

— Они у Майи и у Маркуса. Вечером их заберут мама с папой, а то бабушка и

дедушка Кейны сойдут с ума. — рассмеялась брюнетка. — Там у них детский

сад... Беллами и Эко улетели в Париж и оставили им Джесс (девочка с черными

волосами, копия папы), и Линк с Окти... сама знаешь, когда они с нами, то их

малыш Стефан (тому еще и года не было) с Майей.

— Зато им весело. — радостно улыбнулась блондинка.

— Да. Кларк... я попросила, чтобы Мэди, Элисия и Эйден, сегодня ночевали у

мамы с папой. — говорила томным голосом зеленоглазая, утыкаясь своим лбом в

чужой. — Чтобы нам побыть одним... сегодня ночью. Я так скучаю по нашей

близости...

200/201

К слову, раз в неделю им удается заняться любовью, так, чтобы успеть до

конца, пока дети спят, и пока кто-то не проснется. Все другие, миллионные

попытки терпят крах.

— Я тоже. — прошептала Гриффин, обдавая лицо той своим дыханием, а потом

не смогла удержаться и слилась с женой в страстном поцелуе.

— Кларк, а совещание может чуть-чуть подождать, а? Я хочу сейчас.

— Как прикажите, миссис Гриффин-Вудс. — злорадно усмехнулась блондинка, напоминая об обещании трехлетней давности и воплощая его в действие, усаживая брюнетку на рабочий стол...

КОНЕЦ.

До встречи в следующих фанфиках


Примечание к части

Свадьба.

https://vk.com/photo-175833918_456242011

На работе.

https://vk.com/photo-175833918_456242012

201/201

Document Outline

Оглавление

1.

Примечание к части

2.

Примечание к части

3.

Примечание к части

4.

Примечание к части

5.

Примечание к части

6.

Примечание к части

7.

8.

Примечание к части

9.

Примечание к части

10.

Примечание к части

11.

Примечание к части

12.

Примечание к части

13.

Примечание к части

14.

Примечание к части

15.

Примечание к части

16.

Примечание к части

17.

Примечание к части

18.

Примечание к части

19.

Примечание к части

20.

Примечание к части

21.

Примечание к части

22.

23.

Примечание к части

24.

25.

26.

Примечание к части

27.

Примечание к части

28.

Примечание к части

29.

Примечание к части

30.

31.

Примечание к части

32.

Примечание к части

33.

Примечание к части

34.

Примечание к части

35.

Примечание к части

36.

Примечание к части

37.

Примечание к части

38.

Примечание к части

39.

Примечание к части

40.

Примечание к части

41.

Примечание к части

42.

Примечание к части

43.

Примечание к части

44.

45.

Примечание к части