КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605485 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239825
Пользователей - 109734

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +9 ( 10 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

В темноте (СИ) [Alex_a.s.h] (fb2) читать онлайн

- В темноте (СИ) 544 Кб, 97с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Alex_a.s.h)

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



========== Глава первая ==========

Бах, нож входит в стену, как в теплое масло. За ним летит следующий. Бросать ножи в 4 утра не лучшее времяпрепровождение. Но мне не спится. Может из-за того, что сегодня нужно возвращаться в школу. А может из-за того, что я вчера ничего не курил. Марихуана помогает уснуть. Странно, ведь она должна активировать мозг. А для меня это только снотворное. Спасительное снотворное.

В доме еще тихо. Сегодня нужно отправляться в Алфею. Я бы провел это время где угодно, но не в этой школе. Нас не учат бороться и защищаться. Фей учат выращивать цветочки и устраивать штормы в стаканах. А специалистов драться на палках. Они считают, что опасности нет. И мы не должны уметь воевать. Алфея это просто группа школьников, которые пьют, занимаются сексом и играются в феечек. Так к ней и стоит относиться.

Не дождавшись полного рассвета, надеваю куртку, набрасываю рюкзак и не попрощавшись ухожу. До портала долго идти. Да и какой смысл оттягивать неизбежное. Может этот год и не будет таким уж ужасным. Скай, конечно, будет доставать своими подколками. Но его еще можно пережить. Он не со зла. В отличие от меня.

Идя по лесу до барьера, начинаю жалеть, что не захватит тот бутерброд, который приготовила мама. В желудке начинает урчать. Покопавшись в карманах, нахожу старый косяк.

— Кто сказал, что марихуана не может быть едой.

Сажусь у самого барьера и прикуриваю. И сразу выбрасываю его. Он отсырел и на вкус как старый носок.

— Что ж, буду идти голодным.

По мере приближения к школе до меня доносится девчачий смех. Ох…щебет первокурсниц. Что самое плохое в первокурсницах, так это их прилежность. Скучная, домашняя прилежность девчушек, верящих в эту школу и их важность. Ох… Феи. Единственное, что есть хорошего в феях - первокурсницах, так это отсутствие надменности. Которая появится у них, как только они сформируют свои навыки.

Вижу чуть дальше Ская. Болтает с какой-то рыжей девчонкой. Почему у меня чувство, что добром это не закончится? Рыжие в постели хороши, но у него маниакальное желание найти проблемы на свою тощую задницу. Кому-то просто не суждено найти нормальные отношения. По пути к нему, улавливаю косой взгляд Стеллы. Ну хоть что-то неизменно.

— Не приставай к первокурсницам.

Единственное, что бесит меня в нем, это его наставнический взгляд. Наверное, он у него сформировался вследствие воспитания Сильвы. Взгляд, словно он взрослее, умнее тебя.

— Рив, одну секунду.

— Хочешь ее догнать? — киваю я в сторону удаляющейся девушки.

— Нет.

— Ну что как жизнь? — я имитирую удар ему в корпус, и мы обмениваемся похлопываниями по спине.

Скай единственный ради кого я продолжаю возвращаться в эту школу. Телефон завибрировал. Яркая смс от мамы с кучей смайликов. Оставляю без ответа.

Отвлекся на телефон и попал в толпу первокурсниц фей, которые мешкали у входа. Одна особенно нерасторопная. Наушники в уши и пофиг кому она мешает пройти. Я отступая в одну сторону, и она туда. Я в другую, и она словно читает мои мысли, туда же. Чертовы феи. Беру ее сзади за плечи и переставляю со своего пути.

— Осторожней — кричит она мне в след.

— Не стой на пути.

Пока преподаватели заняты делами студентов оранжерея и лаборатории пустуют. Я знаю, что профессор Харви держит несколько кустов марихуаны для медицинских целей и немного сушеной.

— Ну что ж, профессор Харви сегодня мне нужна медицинская помощь. — приговариваю я, шаря по шкафам.

Запихиваю пару коробочек с марихуаной в карман.

По пути в спальню забиваю косяк. Вот честно, администрация этой школы абсолютно не справляется со своей работой.

Наверное, профессор Харви был еще тем гулякой в школе. Ибо у него отменная травка.

Первая неделя проходила как обычно. Школьная жизнь вошла в свое привычное русло. С одной стороны, это бесит. Бесит ненужность и беспомощность этой школы. А с другой успокаивает. Но не на долго.

Первое занятие, первый спарринг со Скаем напомнил еще одну причину почему я все-таки не люблю это место.

Пару ударов и Скай укладывает меня на мат. Но, хуже этого только его треп про новенькую девушку. Пытаюсь быть другом и поддержать его уворачиваясь от его ударов.

— Уже успел втрескаться. Тебя так и тянет на двинутых.

Это его отвлекает, и я получаю шанс наверстать упущенное. Ударяю его в живот.

— Ты даже не знаком с ней. А уже все решил. — парирует Скай.

— Все рыжие чокнутые. Но в сексе хороши.

В голове мелькает образ рыжеволосой девушки в летнем комбинезоне. Один образ без имени.

— О, а ты у нас опытный. А рыжая это твоя рука? — язвит Скай.

Вот это было неожиданно. Скай научился язвить. Я на него плохо влияю. Мы никогда не обсуждали подробности интимной жизни друг друга. Точнее Скай был не расположен к этому. Это меня задевает и Скай снова одерживает верх.

— За лето ты размяк.

Снова этот поучительный тон. Тон, от которого чувствуешь себя размером с букашку.

— Знаешь, я избавлю тебя от домыслов. Все лето я курил травку и валялся на диване. Иногда не один. И пока ты не начал читать мне нотации лучше отвлеки своего наставника и спаси мою задницу от исключения.

Скай устало закатывает глаза и уходит. Почему я дружу с ним это понять можно, а вот почему он со мной? Он хороший парень. Прилежный. Воспитанный. Даже в ситуации со Стеллой он повел себя как джентльмен. Полная противоположность мне. Абсолютная.

Пинаю свою спортивную сумку и прокладываю себе путь в раздевалку. Налетаю на кого-то в коридоре.

— Ей — догоняет меня девчачий крик. Через плечо замечаю девушку в наушниках, которые она поднимает с пола. — ты тут не один ходишь.

— Не указывай мне. Выползи из своего мира и смотри куда прешься.

Она смотрит на меня несколько секунд, и в это время ее глаза светятся фиолетовым. Она отступает на пару шагов от меня и морщит нос. Словно учуяла что-то противное и не приятное. Только осуждение феи разума мне не хватает для полного счастья.

— Долбанные феи.

Ужин стал просто вишенкой на торте этого дебильного дня. Стычка с феей земли. Просто нож в мою самооценку. Злость требовала выхода. Алкоголь шептал, что ее выплеснуть на что-то или кого-то.

Телефон снова завибрировал. На экране высветилось Мама. Отвечать не хотелось. Но, и не ответ означал бы ее постоянные звонки. Отправляю смс “все норм». И прочь отсюда. Перехожу через барьер и делаю глубокий вдох прохладного воздуха. Хлопаю по карманам в поисках сигарет. Фляга уже опустела.

— Это не поможет, ты ведь знаешь? — раздается девчачий голос позади меня.

Это та же фея разума, на которую я наталкивался всю неделю. Глупо пытаться избегать фей в школе для фей.

— Тебе заняться нечем? Иди куда шла.

— Я бы ушла. Вот только от тебя исходит такая волна эмоций, что с ног сшибает.

— И что? Тебе не все равно?

Фея замешкалась. Ее черные волосы были собраны в два хвостика, а в слабом свете фонарика заметен ее пестрый свитер.

— Все равно. Просто я чувствую, что бурю внутри тебя…

— Не лезь ко мне в голову

— Иногда это от меня не зависит — стала оправдываться фея — И я Муза.

— Мне все равно как тебя зовут и что ты там контролируешь. Или не контролируешь — я подошел к ней ближе и слегка наклонился, чтобы наши глаза были на одном уровне. — не лезь ко мне в голову.

Шум в глубине леса заставил нас одновременно обернуться. В дали, в темноте что-то шумело или рычало.

— Что это? — спросила Муза.

— Не знаю. Я убираюсь отсюда.

— Трусишь?

— Трушу? — я быстро подошел к ней. Настолько неожиданно что она отшатнулась. Ее глаза округлились и в темноте загорелись фиолетовым. Она сейчас в моей голове. — из нас двоих только я могу себя защитить. А ты на что способна в случае опасности, а?

Я знаю, что она чувствует всю мою злость и раздражительность. Ну и пусть. Пусть знает.

— Я тоже могу и хочу защищаться — парировала девушка.

— Ты фея. Им все равно что ты хочешь. И, уж прости, среди других фей ты самая бесполезная. Только и можешь, что в голову залезть.

Мои слова ее шокировали и похоже разозлили. Или даже обидели. Шум в лесу стал громче и зловеще. Треск усилился. Она обернулась и стала всматриваться куда-то в темноту. Ее глаза светились как светлячки.

— Счастливо оставаться.

Ухожу не оборачиваясь. Направляюсь сразу в зал специалистов. Наверное, лучший вариант на этот вечер это просто лечь спать. Когда я захожу в комнату там уже темно. Не обращаю внимание на Ская и Стеллу на соседней кровати. Хочет падать в бездну? Его право. Я хочу упасть на кровать и просто уснуть.

Комментарий к Глава первая

Ну, погнали)))) Вот и началась их история. Как вам? Нравится?Не нравится? Есть какие-то пожелания? Предупреждаю, события будут развиваться стремительно))

========== Глава вторая ==========

Всю ночь снилось что-то непонятное. Темнота, рычание, треск и фиолетовые светлячки. Утром не проснулся, а воскрес.

— Хочется сказать доброе утро, но судя по твоему виду, ничего оно не доброе. — поприветствовал меня Скай. Он уже был одет в тренировочную одежду. Бодр, как всегда. Такой бодр, что аж бесил — плохая ночь?

— Ну, не такая хорошая, как у тебя и Стеллы — огрызнулся я в ответ — серьезно? Стелла? Опять? Она красивая, но ее безумие превалирует.

Вчера я позволил ему падать, а сегодня хотелось попытаться его облагоразумить.

— Рив, не тебе учить меня отношениям. Я видела тебя с той первокурсницей. Беатрикс, кажется. — Скай взъерошил волосы, и устало посмотрел на меня — я знаю. Я все знаю. Я и Стелла…я понимаю, что ты хочешь помочь мне, дружище, но ты сам не видишь, как падаешь в бездну. Надевай спортивный костюм. Я жду тебя на площадке. — у самой двери он добавил — и похмелье не является причиной для пропуска тренировки.

Я упал обратно на кровать. Странная была ночь. Да и вся жизнь странная. Холодный душ немного меня отрезвил. Пара пропущенных ударов от Ская окончательно привели меня в сознание. А сытный обед должен снабдить меня энергией для вечерних развлечений. Вечеринки выпускников.

Группа фей, во главе с новой рыжеволосой любовью Ская о чем-то заговорщически шептались. Среди них была и Муза. Ну, конечно. В школе много учеников, но она оказалась именно из их компашки.

— Может, это был шум от твоей музыки — долетели до меня обрывки их разговора. Единственный свободный стол был по соседству от их стола.

— Нет, это была не музыка — разгорячённо ответила Муза — не только я это слышала, но и Ривен.

Приплыли. Все обернулись в мою сторону. Супер. И поесть не дадут.

— Слышал что? — спрашиваю я недовольным тоном.

— Слышал тот шум. Вчера в лесу. — продолжила настаивать Муза.

— А что вы вообще вместе делали в лесу, да еще и ночью? — удивилась одна из подружек Музы, кажется, Аиша. Хрен их всех запомнишь.

— Ну, лес, ночь, романтика. Сами понимаете. Плотские утехи на природе. — одарил их похотливой улыбкой.

— Меня сейчас стошнит — Муза отвернулась.

Если бы ты знала, милая, как меня тошнит. Подумал я

— Опустим моменты твоих эротических фантазий — отвлекла меня Блум — что там было в лесу? Муза говорит, что вы что-то слышали.

— И так, детки-конфетки, объясняю один раз. Мы слышали шум. Но это лес, и это мог быть обычный лесной шум. А даже если это было не так — я пододвинулся к ним — то забудьте про это. Вы феи - первокурсницы. Вы еще ни черта не умеете. Ты — я указал на Блум — если психанёшь, то сожжешь все и всех. Ты — повернулся к Музе — все что можешь это узнавать номера лотереи. Вы двое — я указал на пышку и пловчиху — еще ничего. И то на фоне остальных неумех. Вот только этого мало, чтобы противостоять чему-то серьезному. Так что держите свои задницы на территории школы.

— Ты думаешь это были сожжённые? — спросила Блум.

— Господи… весь аппетит испортили.

Как об стенку горохом. Лучшее что я могу сейчас сделать для себя, и может для них, это просто уйти. Что я, собственно, и сделал.

Вечеринка прошла просто отлично. Шумная музыка, много алкоголя. Нетрезвые девчонки. Даже залитая пивом футболка не испортила вечер. Накуриться с Деном и Беатрикс было отличной идеей. В голове легкий шум, заглушающий другие мысли. Этот шум приносит мне спокойствие. Завтра утром я, наверное, пожалею об этом, но сейчас мне все равно.

Несколько лет назад выпускники организовали тайник с алкоголем на территории школы. Я почти уверен, что учителя про него знают, но не трогают. Там точно будет припрятано пара бутылочек с виски. Под кайфом и в темноте трудно найти этот тайник. Вместо обещанной выпивки я натыкаюсь на Музу. Мы сталкиваемся у северной стены зала специалистов.

— Ты что меня преследуешь? — я опираюсь на стену и смотрю на нее.

— Еще чего — она смотрит на меня, и ее глаза загораются. Я вижу в слабом свете фонаря, как она морщится. А потом просто уходит в сторону леса.

— Ей — пошатываясь иду за ней — не смей больше смотреть на меня так. Только твоего презрения мне не хватало для полного счастья.

Мой голос перешёл на крик. Она останавливается и раздражённо выдыхает.

— Я не презираю тебя. Понятно?

— Тогда почему ты так на меня постоянно смотришь? Смотришь и кривишься.

— Потому что я чувствую твои эмоции. И когда эмоции негативные или сильные я ощущаю физический дискомфорт. Иногда даже боль. Поэтому я стараюсь избегать эмоций других людей. И твоих, в том числе. И особенно, когда ты такой — она продолжает идти вглубь леса.

Я иду за ней. Сам того не замечая. Просто иду.

— Какой такой?

— Пьяный — кратко отвечает она.

Муза начинает мелькать среди деревьев. Она идет уверенно. Точно знает куда ей идти.

— Алкоголь притупляет чувства и эмоции — я иду за ней пошатываясь и спотыкаясь об корни.

— Это ты так считаешь. — она замирает у барьера и перешагивает его.

— Я так считаю, потому что я знаю — я махаю ей в темноте фляжкой, но она не видит.

— Когда смотришь на чувства пьяного человека, то они никуда не деваются и не притупляются. А просто смешиваются.

Я останавливаю ее за руку и разворачиваю к себе.

— На что это похоже?

Ее глаза загораются в темноте. И напоминают светлячков в моем сне.

— На калейдоскоп — ее взгляд спокоен, в нем есть что-то мягкое и успокаивающее — смотря на которой начинает укачивать. И тошнить.

— Супер.

Грубо отпускаю ее руку. Зачем я вообще за ней пошел? Нужно вернуться к Беатрикс и Дейну. Я разворачиваюсь, чтобы пойти обратно, а она продолжает идти в своем направление.

Треск. Громкий. Слишком громкий для такой тихой ночи. Мы оба останавливаемся. Треск повторяется.

— Что это? — спрашивает Муза. В ее голосе слышится тревога.

— Звучит так, словно дерево упало.

— Дерево? — она испугано смотрит по сторонам.

— Или его повалили.

В небо взлетает стая птиц. Верхушки деревьев начинают раздвигаться.

— Бежим — я хватаю ее за руку и тащу за собой.

— Бежим?

— Ты что все будешь за мной повторять? Может хочешь остановиться и подождать его? Поболтать с ним. Обменяться инстаграмом.

— Но, школа в другой стороне — перечит Муза и упирается.

— До школы далеко. А нам нужно спрятаться.

Она упирается еще пару секунд, а потом бежит за мной. В моем затуманенном сознании всплыла старая хижина. До нее ближе всего. И там есть подвал.

— Куда мы бежим?

Она начинает меня обгонять.

— Здесь есть хижина.

— Если это сожжённый, то хижина нас не спасет. — она не запыхалась от бега, что не обычно для феи.

— Эта спасет. Поверь мне.

В темноте начинаю различать очертания ветхого строения. Шум преследует нас. Он идет за нами. Старая дверь предательски скрипит.

— Где мы? — Муза топчется у входа.

— Чшшшш-я прикладываю палец к губам и открываю вход в подвал.

Мы спускаемся по скользким ступенькам и оказываемся в небольшой мурованной комнате. Подвал. Укреплённый и защищённый.

— Один из выпускников выращивал здесь галлюциногенные грибы — я нахожу лампадку и зажигаю ее зажигалкой.

В этой комнате все так как и прежде. Деревянные полки на стенах. Прогнивший диван и такое же кресло. И запах сырости, от которого нельзя отмыться всю неделю.

— Супер. Мы прячемся в нарколаборатории.

Муза останавливается в центре комнаты и с опаской ее оглядывает.

— Это не нарколаборатория. И у тебя есть варианты получше?

До нас доносятся приглушённые звуки. Муза обхватывает себя руками. Не нужно быть эмпатом, чтобы понимать, что ей страшно.

— Нас тут не достанут. До утра часов шесть. Переждем их здесь.

Я падаю в кресло и вытягиваю ноги. Не так я хотел провести эту ночь.

Муза садится на диван и подтягивает колени к груди.

— Зачем ты пошла в лес ночью и одна? Нет, я понимаю, что твоя соседка жуткая болтунья, но это же не повод рисковать собой. Мой сосед Скай, а иногда и Стелла и ничего держусь же как-то — я снимаю куртку и откидываю ее на диван.

— Ты держишься на одном алкоголе. — отвечая она даже не смотрит на меня — и я ни от кого не сбегала. Терра хорошая.

— Тогда что ты там делала если не убегала от Мисс Гринпис?

— Тебе правда интересно?

— Вообще-то нет. Мне пофиг. Но, раз других развлечений нет, то рассказывай.

— Тебя это не касается. — она откидывается на прогнившую спинку дивана и продолжает сверлить взглядом стену.

— Почему ты не смотришь на меня?

То, как она держится напряженно, раздражает меня. Словно со мной и поговорить просто нельзя.

— У меня голова идет от тебя кругом.

— Пфф. Не ты первая.

— Точнее от твоих пьяных эмоций. — она смотрит на меня. Сквозь меня. Что-то в ее лице меняется — извини.

— За что?

— Я чувствую обиду. Мои слова тебя задели.

— Не лезь ко мне в голову. Бесит.

— Я знаю — она ухмыляется.

Свет лампадки отбрасывает наши громоздкие тени на мокрые от сырости стены. Шума больше не слышно. Но, я не готов рисковать. Провести ночь за пределами школы тоже неплохо. Хотя алкоголь начинает выветриваться и это плохо.

— Я училась метать ножи. Учусь их метать — она достала из кармана небольшой кухонный нож.

— Зачем? Ты фея. Тебя всегда будут защищать специалисты.

— Я бесполезна. В бою. От меня нет толку. Я хочу уметь защищаться. — в ее голосе слышалась какая-то горечь. Но это был наивный абсурд.

— Ты фея. Им все равно чего ты хочешь. У них на тебя свои планы.

— А у меня на меня мои планы — парирует Муза. — поэтому я и уходила в лес. Не хотела, чтобы кто-то знал.

Мне трудно найти слова. Я не встречал раньше фей, которые хотели бы быть на ровне со специалистами. Феи всегда считали себя лучше специалистов. Они ведь феи. Они особенные. Сильнее. Мы можем махать мечом, а они могут создавать огненные вихри.

— Это верх тупости — слова все-таки нашлись.

— Почему?

— Ну, во-первых, пары тренировок будет мало. Этого тебе не хватит, чтобы суметь реально себя защитить. Мы учимся годами. И не только технике боя. А во-вторых, ходить одной в лес, ночью это просто самоубийство.

— У меня неплохо получалось. Метать ножи.

— Да ну — я снял одну из полок и поставил ее у стены — порази меня.

Муза сначала не решалась, но потом пустилась в азарт. Она взяла свой нож и отошла к противоположной стене. Замахнулась и метнула нож. Он ударился боком об доску и упал на землю

— Что и требовалось доказать. — злорадство так и сочилось из меня. Меня радовала ее неудача.

— Это ничего не значит. Терра мне рассказывала, что в прошлом году ты был лузером.

Волна злости поднялась во мне. Ее глаза сверкнули. Значит она знает, что разозлила меня.

— Но теперь ты один из лучших — поспешила добавить она.

В комнате повисает молчание. Напряжение между нами становится осязаемым. Я смотрю на нее сверху вниз. Сам не помню, как успел подняться очутиться так близко к ней. Я нависаю над ней. Нужно отдать ей должное. Она не отступает.

— Подними нож — говорю я еле слышно.

— Зачем?

— Ты хочешь стать лучше? Подними нож.

Она повинуется и идет за ножом. Сжимает деревянное рукоять ножа в своей маленькой ладошке. Мы смотрим друг на друга через всю комнату.

— Иди сюда — ту интонацию, что я слышу в своем голосе тревожит меня. Она такая знакомая. Принадлежавшая другому человеку. Ситуация похожая. И действующие лица почти те же.

Она молчит. Ее глаза загораются. Она в моей голове. Осторожная. Ну и пусть. Пусть смотрит.

— Я покажу тебе как правильно кидать нож. У тебя запястье напряженно.

Осторожными шажками она подходит ко мне и становится рядом.

— Возьми нож за край лезвия и заведи руку за голову. Не так далеко — командую я, поправляя ее руку - а теперь расслабь запястье и на выдохе бросай.

Она выполняет мои указания и нож неглубоко входит в дерево. Легкая улыбка трогает ее губы.

— Видишь? Самому трудно учиться.

Я достаю нож и начинаю его вертеть в руках.

— Хочешь знать, как я стал лучшим? Хочешь — она неуверенно кивает — Да, в прошлом году я был ужасен. И это меня бесило. Но, я был ужасен не весь год. Под конец, после зимних каникул, я стал лучше. Я был почти на уровне со Скаем. Был вторым в группе. Хочешь знать почему я изменился?

— Да — тихо отвечает она.

Муза следит за каждым моим движением. В ее взгляде нет осуждения или страха. Нет неуверенности. Она смотрит на меня так, словно это обычное дело. Нормально вот так стоять и разговаривать. Я подхожу к ней ближе. Свет лампадки отражается в лезвии ножа.

— Зимние каникулы я провел у отца. Он главный у специалистов внешней разведки Солярии. Знаешь, что это значит? — она кивает — И он был, мягко говоря, не доволен тем, что я пас задних. Решил сам заняться моей подготовкой. Помимо изнурительной физической подготовки, а иногда и в экстремальных ситуациях. Приближенных к реальным. Он сказал, что людьми руководят их страхи. И я не научусь драться пока не пойму, что именно мне угрожает. Только боясь по-настоящему можно победить.

Я подошел вплотную. Чувствовал запах ее духов. Нас разделяли всего пара сантиметров. Я стал крутить нож рядом с ее лицом. Она бросила на него беглый взгляд, а потом продолжила смотреть мне в глаза. Наверное, переизбыток чужих чувств привел к тому, что она не могла выражать свои и была так спокойна.

Я приставил острие ножа к ее горлу. Она попыталась отступить, но я схватил ее за предплечье.

— Страх — твой друг. Ты сейчас боишься. Либо меня, либо ножа. Либо того чудища наверху — вкладываю нож в ее руку — представь, что вместо этого куска дерева твой страх — шепчу я, стоя у нее за спиной — сконцентрируйся и бросай.

Прошло несколько минут прежде, чем она бросила этот клятый нож. Он вошел больше чем наполовину.

— Уже прогресс. Может ты и не так безнадежна — падаю обратно в кресло.

— Я не боюсь тебя — говорит она, пытаясь вытащить нож.

— Хм. Да, тут я перегнул. Ко мне в основном чувствуют отвращение, а не страх.

— Это ты так считаешь — Муза залазит на диван с ногами и съёживается в углу.

— Я не эмпат, но и не дурак. Я знаю, когда я кому-то не нравлюсь.

Она решает больше мне не перечить. Молчание между нами затягивается.

— Что значит в экстремальных условиях? — она первая нарушает тишину. А я уж надеялся провести остаток ночи в спокойствии — ты сказал, что отец тренировал тебя в экстремальных условиях. Что это значит?

— Ты можешь без спроса лезть мне в голову, но не смей мне лезть в душу. — огрызаюсь я.

— Баш на баш. Я рассказала тебе свои секреты. Теперь твоя очередь.

- В экстремальных условиях значит в условиях приближённых к реальности. Специалистам внешней разведки приходиться сражаться с погодными условиями и сожжёнными. На территории Солярии сожжённых давно никто не видел. Но не на территории других королевств. У него богатый опыт — надо же, это прозвучало так словно я восхищаюсь им.

— Он что отвозил тебя куда-то в пустыню и оставлял там?

— Не совсем. У них в штабе для обучения была своя фея света, которая создавала иллюзии. Реальные иллюзии мест, погодных условий. Тебе казалось, что ты реально находишься на севере и сейчас -15. Или ты в тропических лесах. Влага, жара. Стеллой все восхищаются, ибо она принцесса. Но ее сила ничто по сравнению с тем, что могут другие феи света. Что должна уметь она.

— Но это жестоко — возмутилась Муза. Она пересела с угла дивана на его центр. На ее лице отображалось сочувствие и, кажется жалость. — ты же ребенок.

— Я не ребенок.

— Ты его сын. Его ребенок. И всегда им будешь. Он не должен был так с тобой поступать. Ты же мог пострадать.

— Люди постоянно делают то, что не должны. Такова жизнь.

Воспоминания про отца действуют на меня деструктивно. Оно как катализатор моего раздражения. Оно запускает реакцию, которую не остановить. Из-за этого мне не сидится на месте. Я вскакиваю на ноги и начинаю ходить по комнате туда-сюда. Она наблюдает за мной. Что начинает раздражать еще сильнее.

— Вам, феям, кажется, что вы самые умные, самые сильные. Что только вам бывает трудно. Ведь вы проходите через все этапы становления своих сил. И вам абсолютно плевать на всех остальных — мой голос становится громким и резким.

— Я не все феи.

— О… вы феи разума хуже остальных. Вы…лезете в головы без спроса. Вы считываете чувства, мысли, управляете ими. Что может быть хуже?

— Хуже может быть — она тоже вскакивает на ноги — можно выдержат изнурительные и жестокие тренировки, устроенные родным отцом, а потом все обретённое топить в бутылке с алкоголем.

— Ты правда считаешь, что тренировки при плохих погодных условиях — это жестоко? — я приближаюсь к ее лицу так близко что практически касаюсь его — Последним этапом тренировок являются тренировки с реальными сожжёнными. Не с муляжами. А с реальными чудовищами. -15 для тебя это жестоко? А какое же ты слово подберешь для человека, который запирал своего сына в одной комнате с этим чудищем? А для защиты оставлял ему один меч.

Я окончательно перехожу на крик. Все клеммы сорваны. И вдруг она делает то, что застает меня врасплох. Она кладет свои руки мне на виски. Ее холодные пальцы обжигают мою кожу. А ее глаза светятся так ярко, как не светились прежде. И она смотрит так, что я чувствую каждую клеточку своего тела. Я чувствую, как буря внутри меня успокаивается. Как приходит долгожданное спокойствие. А потом она убирает руки и отступает назад.

— Я никогда не делала этого прежде — говорит Муза.

Ее ноги подкашиваются, и она грузно оседает на диван.

— Столько чувств. — Муза смотрит в пустоту перед собой. Ее лицо покрывается испариной — столько страха и боли. Зачем все это было делать? Зачем он так поступал с тобой?

— Он не такого себе сына хотел — я стоял у стены и не мог сделать и шагу. Мои ноги стали ватными. Что-то невероятное сейчас случилось. Что-то значимое.

— Это же просто учеба!!!

— Твои родители учились в Алфее?

— Да — Муза обхватывает себя руками и садится с ногами на диван. Кажется ей холодно.

— Как они бы восприняли тот факт, что ты не была бы способна учиться здесь?

— Они бы восприняли это нормально. Они же мои родители. Мое счастье для них важнее.

— Значит тебе повезло.

— Это лето ты тоже провел с ним?

Какая-то тревога читалась в ее взгляде и голосе. Что-то незнакомое мне.

— Нет. После зимних каникул я стал больше гулять. Больше алкоголя, больше наркотиков. И он махнул на меня рукой.

Телефон завибрировал. Смс от Ская. На часах было уже почти два часа ночи. Он спрашивал, где я и приду ли ночевать. Надеюсь, он не будет развлекаться со Стеллой на моей кровати.

— Было бы неплохо поспать хоть немного. Можешь использовать мою куртку как подушку или одеяло — предлагаю я.

Она кладет руку под голову и укрывается моей курткой. По мере того как гаснет свет в комнате ее лицо утопает в темноте. А я продолжаю смотреть на нее. Даже когда становится абсолютно темно. Я просто смотрю в темноту и слушаю ее размеренное дыхание.

========== Глава третья ==========

Утром меня догнало похмелье. Голова раскалывалась. Говорить о вчерашнем не было никакого желания. Да и Муза молчала. За что я ей несказанно благодарен.

Подойдя к школе, мы заметили во дворе Сильву и Мисс Даулинг. Они нас еще не увидели, нас скрывали кусты.

— Черт.

— Думаешь они нас ищут? — спросила Муза останавливаясь рядом.

Ночь в сыром подвале сказалась на ее внешнем виде. Волосы растрёпанные, несколько прядей выбилось с прически. Одежда помялась. Темные круги под глазами.

— Меня вряд ли, а вот твои подружки явно обеспокоились, когда ты не пришла ночевать. И подняли тревогу.

Прятаться вечно нельзя было. Мы вышли из леса и Сильва сразу нас заметил.

— Ривен — крикнул он грозно.

— Ну все, сейчас начнется представление под названием «Плохой Ривен». — сказал я, смотря на то, каким решительным шагом он идет к нам — Действующие лица: плохой Ривен и злой Сильва. Акт первый. Смотри и наслаждайся.

Муза не ответила. Она искоса смотрела на стремительно приближающегося Сильву и мисс Даулинг.

— Ривен, я требую объяснений! — потребовал Сильве, когда мы встретились на половине двора.

— Ну…что тут сказать. Это же я, Ривен, вы же меня знаете — развожу руками изображая непонимание — чего вы от меня ожидали?

— Я серьезно, Ривен. Вас не было всю ночь. Это не шутки. Ты знаешь правила. — Сильве скрещивает руки на груди и угрожающе нависает над нами. Ну, это ему кажется, что угрожающе.

— Послушайте, давайте я сэкономлю всем вам время и скажу это за вас. Плохой, Ривен. Плохой, плохой Ривен. — начинаю грозить пальцем и изображаю интонацию Сильва - Нельзя путаться с первокурсницами. Они такие невинные, а ты плохой. Плохой, Ривен. — все трое смотрят на меня удивлёнными глазами — что? Разве вы не это хотели сказать?

— Ривен — окликает меня Муза. Ее глаза сверкают фиолетовым.

— Нет — говорю я ей жёстко — Ты и так всю ночь у меня в голове копошилась. Хватит с меня. И вообще у меня была ужасная ночь. И мне совершенно не хочется слушать нотации. Пока я буду спать вы можете придумать мне какое-то наказание. И обещаю с притворным покаянием его выполнить.

Ухожу, не дав им возможности сказать что-то еще. Голова начала болеть еще сильнее. Мне нужен холодный душ и сон, а не нотации.

— Ривен — меня окликает Скай при входе в зал специалистов.

— А вот и акт второй — ворчу себе под нос — Что?

Я среагировал слишком агрессивно на Ская, и он остановился в метре от меня.

— Что? — повторяю уже более спокойно. — тоже хочешь прочесть мне нотацию? Давай позже. Сейчас у меня нет ни желания, ни сил что-либо слушать.

— Где ты был? — к нам спешит Беатрикс. Громкий стук ее каблуков отдает неприятным эхом в моей голове.

— Вы что все сговорились? Сегодня что день «достань Ривена»? Просто оставьте меня в покое. — кричу я - Все вы.

На последних словах бросаю взгляд назад на Музу. Она о чем-то разговаривает с Мисс Даулинг. Интересно, что она ей скажет? Соврет что-нибудь? Хотя Пофиг. На все.

***

Я проспал весь день. Проспал обед и занятия. Когда проснулся в комнате уже было темно и слава богу, тихо. Ская не было. Сон помог. Запас сил пополнился, но голова продолжала болеть. Вопрос выпить аспирин или виски? Дилемма, которая решается отсутствием алкоголя в комнате.

— Черт.

Вечером в столовой, как обычно, шумно. Обычно я не сильно люблю местную стряпню, но сегодня она особенно вкусная. Набрасываюсь на ужин. Набиваю полный рот картошкой и замечаю странный перешёптывания и перегляды. Какого черта? Все больше людей странно на меня косятся. Мне нужны ответы.

В конце комнаты замечаю группку фей. Среди них Муза и ее безумная соседка. Сразу направляюсь к ним. Хватаю Музу за руку выше локтя и вытаскивая из-за стола.

— Отпусти ее — кричит ее соседка.

— Остынь, мисс Гринпис. Ничего я ей не сделаю. Просто поговорю.

Отвожу ее в сторону. В темный угол. Здесь нас никто не слышит и мало кто видит.

— Почему все шепчутся и смотрят на меня? — упираюсь в стену чуть выше ее головы. Не даю ей шанса сбежать. Мне нужны ответы.

— Я не знаю.

Какая-то она слишком спокойная. Я бы даже сказал пассивная.

— Не знаешь? Что ты сказал Мисс Даулинг утром? Я видел вы о чем-то разговаривали.

— Я сказала правду. Сказал, что ходила в лес тренироваться и что ты пошел за мной. Там мы услышали что-то странное и решили спрятаться. И все.

— И как она на это отреагировала?

— Ну… прочла лекцию об истинном призвании фей и специалистов.

— Не удивлен — складываю руки на груди и опираюсь на стену — им плевать на наши желания.

Все эти школьники думают, что имеют какую-то власть над своей жизнью. Считают, что их решения важны и принадлежат только им. Но это все чушь. За них, за нас уже давно все решили. Школа, королева, иной мир.

— Я могу помочь?

— С чем? — поворачиваю к ней голову и замечаю ее светящиеся глаза — Не лезь ко мне в голову. Фея разума, с вами одни проблемы. — вижу в дали Беатрикс и Дейна — у меня уже есть решение своих проблем — кричу я ей на ходу.

Да, Беатрикс это то, что нужно. Алкоголь, травка и эта парочка.

Дейн, как обычно, легко поддался алкоголю и вырубился. Мы же с Беатрикс перенесли веселье в мою комнату. Забыться можно не только в алкоголе, но и в человеке. Я понимаю, что помыслы Беатрикс не совсем чисты и, скорее всего, опасны и коварны. Но, я легко могу забыться в ее теле. В запахе ее обнажённой кожи и в том, как она выкрикивает моё имя. Забыть с ней все. И всех. И ее.

— Так у вас с ней что-то было? — спрашивает Беатрикс сидя на полу в моей футболке на голое тело и докуривая косяк.

— С кем с ней?

— С той феей, с которой ты всю ночь пропадал с лесу. Муза, так ее кажется зовут.

— А с чего ты взяла, что что-то может быть?

— Вся школа судачит о том, что вы не просто так провели эту ночь вместе. Что у вас был секс и вообще тайный роман.

Услышав это, я подавился сигаретным дымом. Теперь понятно почему все так на меня пялились.

— Это бред — я откашливаюсь от дыма.

— Абсолютный — Беатрикс садится на меня сверху. Нас разделяет только тонкая простынь — зачем тебе кто-то, когда есть я.

Помимо ее тела и распущенности, мне в ней нравится то, что она принимает меня таким какой я есть. Не читает мне нотаций и не стыдит меня за все что я творю. Только ей я нравлюсь, таким как я есть. Хоть кому-то.

Через пару дней слухи о нашем с Музой ночном приключении утихли. На смену им пришли слухи о сожженных. А также предвкушение приезда Королевы Солярии. Всем стало пофиг на нас и это меня несказанно радовало. Скай метался между Блум и Стеллой. Последняя так психовала из-за приезда матери, что частенько пряталась в нашей комнате и терпела моё присутствие. Я ее не прогонял лишь потому, что в некоторой степени я ей сочувствовал. А еще меня забавляло ее беспокойство. И тихо радовался, что здесь нет моего отца.

Я сумел найти баланс между ночными попойками с Дейном и Беатрикс, а иногда и дневными, и тренировками. Даже Сильве меня похвалил. Хотя все его внимание было сконцентрировано на сожженных.

Так что всем было на меня пофиг. И это было круто. Даже фея разума больше не зыркала на меня через весь зал своими фиалковыми глазами. Сколько вообще может быть оттенков глаз у одного человека? Долбанные феи.

Слушать треп королевы и смотреть на восхищённые взгляды ее подданных подлиз было мне невыносимо. Альтернативой было пойти за Беатрикс. Она тайком выбралась со школы для своих темных делишек, на которые мне, если честно, было плевать. Не на собрании и то хорошо. К сожалению, наши пути пересеклись со сладкой парочкой Блум и Скай. И все пошло под откос. Рыжие определенно приносят несчастья. Беатрикс подставила меня, заявив, что это я всем растрепал что Блум подкидыш. Да здравствует драма. И главная ее королева это Скай. Взбесили оба. Лучше вернуться в школу и накурится с Дейном. Серьезно, их нотации о том, что правильно, а что неправильно надоели. Просто кодекс чести какой-то.

Собрание как раз подходит к концу, когда я возвращаюсь. Толпы студентов группками стали рассыпаться по школьному двору. Пробираясь через них, я слышал, как они обсуждали королеву и ее величие. Восхищались ее.

— Ривен!!!

Я остановился. Мне прошибло током. Словно Беатрикс пропустила через меня десятки молний. Это не может быть он. Только не здесь. Только не сейчас. Мне хватило и Ская с его осуждение и презрением. Отца будет уже слишком.

Но, мне нужно повернуться. Нужно обернуться и посмотреть на него. Нельзя сдаваться и показывать слабость. Только не перед ним.

Оборачиваясь, заметил ее. Музу. Она сначала смотрела на меня, а потом перевела взгляд на отца. Ее глаза горели так ярко, когда она на него смотрела. Их цвет был настолько ярким и насыщенным, что на одно мгновение они даже почернели. Или мне так показалось.

— Отец. Приехал поздравить меня с прошедшим днем рождением?

Я знаю, что пожалею о своей дерзости, но это все что мне остается.

Отец, как всегда, безупречно одет и с военной выправкой. Специалист от макушки и до кончиков пальцев. Безупречный специалист.

— Нет, Ривен. Я здесь в рабочей командировке. Сопровождаю Королеву.

— Действительно. С чего это я вдруг.

Муза подошла ближе. Что она делает?

— Я разговаривал с твоим директором. К моему удивлению, но он тебя хвалил. Сказал, что ты держишься на высоком уровне. Один из лучших на курсе. Но, твоё поведение — отец сделал свое привычное выражение лица для подобной ситуации — Я надеялся, что дружба со Скаем благотворно на тебя повлияет. Но ты напиваешься в компании первокурсников. С этой феей ты накуриваешься до беспамятства?

Он указал большим пальцем на Музу, которая теперь стояла рядом с нами. Она была в его голове, я видел это. Я знаю, когда она применяет свои силы.

— Вы его отец? — спрашивает она.

— А по нашему разговору этого непонятно? — парирует отец.

— Этого непонятно по вашим чувствам — говорит Муза без тени страха.

— Ты фея разума? Чем управляешь? Память, чувства, эмоции? — в глазах отца загорелся интерес.

— Внутри вас нет ни капли любви к нему.

Зачем она это делает? Что она вообще делает?

— Храбрость есть, чувство достоинства есть, величие тоже присутствует. А еще не мало гордости и самовлюбленности. А вот чувств любви к единственному сыну нет. Ни капли. А без нее все вышеперечисленное не стоит и ломаного цента. Все специалисты вами восхищаются. Вы прям королева Луна для них. Но знали бы они какой вы на самом деле.

— Значит ты считываешь эмоции. Забавно.

Я вижу, как его губы вытягиваются в тонкую линию. Я знаю, что за этим последует. Он бы ничего не сделала ей здесь и сейчас. Но рисковать не хочется. Ему определенно не понравились ее слова.

— Да, она считывает эмоции. И это чертовски забавно — я вмешиваюсь в разговор, пока все не стало еще хуже. — но, ей уже пора. У нее куча ее фейских дел. — хватаю ее под руку и пытаюсь увести прочь. Толпа студентов мне в этом мешает.

— Ривен-окликает меня отец - Я записал тебя в ночную разведывательную экспедицию. Королева хочет сама оценить ситуацию. Там то и увидим, каковы твои навыки на деле.

— Супер. Не могу дождаться.

Я тащу Музу за руку через весь школьный двор. Несколько человек провожают нас удивленными взглядами. Снова пойдут слухи, но мне все равно. Сейчас меня заботит только то, чтобы она оказалась подальше от отца. Он не прощает таких фривольностей.

— Куда ты меня тащишь?

Я отпускаю ее, когда мы отходим далеко и оказываемся абсолютно одни.

— Зачем ты это сделала? - сразу же ошарашиваю ее своим вопросом.

— Я просто захотела это сделать и все. Захотела высказать ему.

— Как ты вообще поняла кто он такой? Ты сразу это поняла.

— Я почувствовала его эмоции. Все эти отвратительные эмоции и по отношению к тебе, в том числе. И еще у тебя его скулы — добавляет она.

— Но ты все равно не должна была этого делать.

Она пожала плечами и спокойно сказал:

— Ну кто-то ведь должен был.

Объяснить причину моих следующих действий я не могу. Я почувствовал что хочу это сделать. И сделал. Я поцеловал ее. Прижал ее к стене и крепко впился в ее алые губы. Приятно целовать губы на которых нет тонны помады.

Она сначала не отвечала мне. Но позже, через пару секунд она ответила. Обняла меня запустив руки под мою куртку и прижалась ко мне. Я чувствовал ее тепло, ее быстрое биение сердца, ее вкус. Я не хотел останавливаться, но пришлось. Я отступил от нее и теперь нас разделяло несколько шагов. Моя рука все еще была на ее шее. Муза смотрела на меня слегка ошарашено. Для нее это стало неожиданностью. И мой поступок, и ее ответ мне.

— Он сказал про ночную операцию… — ее голос был слегка осипшим.

Я не был эмпатом, но я понял о чем она.

— Все нормально. Я там буду не один.

— Хорошо.

Я сделал шаг к ней, хотел еще раз ее поцеловать. Но шумная компашка фей-первокурсниц, неожиданно вышедшая из-за угла, прервала этот момент.

Она прикусила губы. И несмотря на меня ушла. А я еще долго ощущал ее вкус на своих губах.

Комментарий к Глава третья

Вот так стремительно разворачиваются у них события. Надеюсь, вам понравилось. Думаю, добавить не много горечи)) Что бы жизнь медом не казалась)))Надеюсь вы наслаждаетесь чтением.

========== Глава четвертая ==========

Облачившись в полную амуницию, мы отправились за барьер. Я не мог забыть того, что случилось между мной и Музой.

— Рив шевелись — кричит мне Скай, когда я начинаю отставать — в каких облаках ты витаешь? Мы идем на серьезную операцию. И тебе потребуется вся твоя концентрация и собранность. А ты где-то не здесь. Эта фея вскружила тебе голову.

— Ничего она мне не вскружила. Между нами ничего нет — отвечаю я строго.

— Ничего нет? Вас с Беатрикс несколько раз чуть не застукали в пикантной ситуации. И это, по-твоему, ничего нет?

— А ты про нее.

Скай удивленно на меня косится и спрашивает:

— А есть кто-то еще?

— Нет. Никого больше нет. Пойдем.

Первые часы мы блуждали по лесу в окрестностях школы для поиска следов сожжённых. Изувеченных тел животных или следов сажи на деревьях. Потом стали углубляться дальше в лес. Главным был мой отец. Все специалисты смотрели на него так, словно он само солнце. Ловили каждое его слово, каждый жест.

— И так — отец собрал нас всех на поляне после трех часов блуждания по лесу — мы продолжаем углубляться в дебри. Два километра назад команда Сильвы нашла изувеченного лося. Он был в саже. Это верный след сожжённого. Так что дальше смотрите в оба. Ривен, Скай вы идете на северо-запад. Трое идут на…

— Нельзя отправлять их одних — вмешался Сильва — они еще школьники.

— Ничего. Справятся. — жёстко отсекает отец.

Все разбредаются каждый в своем направлении. Мы со Скаем идем на северо-запад. Мечи наготове. Максимальная концентрация и собранность. Мы уже достаточно углубились в лес, когда услышали шум.

— Может это звери? — спросил Скай

— Не думаю.

Я слышал такой же шум оба раза, когда мы были в лесу с Музой. Ее образ всплывает в моей голове.

-Не до тебя сейчас — шепчу я.

— Что ты сказал? — спрашивает Скай, продолжая, всматриваться в темноту.

— Ничего. Будь настороже.

Шум становится громче и ближе. Мы со Скаем стоим спина к спине, чтобы иметь полный обзор. Сначала шум исходил из западной стороны, теперь из южной.

— Похоже, что он не один — говорит Скай сжимая свой меч еще крепче.

— Похоже на то. Как далеко следующая группа?

— В километре на восток — отвечает он.

— Могут и не успеть.

Шум приближается.

— Очень оптимистично, Рив.

— Не я такой. Жизнь такая. — я принюхиваюсь и улавливаю этот запах — чувствуешь?

— Запах гари — подтверждает Скай.

А дальше гадать не пришлось. Из темноты с северной стороны на нас выскочил один сожженный. Выставив мечи вперед, мы бросились на него. Мы окружили его стали наносить удары. Ему было трудно отмахиваться от двоих сразу. Мы практически одолели его, когда появилось еще двое.

— Твою ж мать — выругался Скай и запустил сигнальную ракету.

Отбиваться от троих сразу было сложно. Мы не могли нанести им серьезные ранения, только защищаться. Мы тянули время пока не подоспеет подмога. Сожженные нас разделили. Мы сражались по одиночке и не имели возможности помочь друг другу.

— Рив, за спиной!

Я не видел, как он подошел ко мне сзади. Я обернулся на крик Ская и сожженный нанес мне скользящее ранение по животу. Мои ноги подкосились, и я упал на влажную землю. Они оба склонились надо мной. Я увидела пасть сожжённого. Его острые зубы и почувствовал смрадный запах. Лежа на спине, я сумел выставить меч и сожжённый напоролся на него. Но его длинные острые когти сумели нанести мне еще одно ранение. Плечо пронзила острая боль.

— Ривен! — закричал Скай.

Своего крика я не слышал. В ушах стоял крик Ская, который снова и снова звал меня. Последнее, что я увидел перед тем, как отключится, был меч Сильвы. Он блеснул надо мной и снес голову сожженному. Потом я отключился.

Я не помнил, как меня доставили обратно в Алфею. Боль была несравнима ни с чем. Жар становился все сильнее и сильнее. Мне казалось, что я горю изнутри. И скоро сам превращусь в сожжённого. Я то и дело терял сознание и снова возвращался. Мне слышались обрывки фраз и голоса Ская и профессора Харви. Чувствовал, как тот пытался напоить меня замбаком. Мне мерещились разные звуки и образы. Я боролся с чувством усталости. Все моё тело, каждую его косточку ломило о боли. Мне казалось, что если я усну, то сдамся, проиграю. Проявлю слабость. Я боролся. Боролся пока не услышал приглушенную музыку. Холодные пальцы коснулись моего горячего лба. Их холод обжигал. А потом все стихло. Боль, горечь, страх — все ушло. Я собрался с силами и открыл глаза. И увидел ее. Музу. Она склонила надо мной свое бледное лицо и тихо сказала:

— А теперь отдыхай.

Она стала расплываться, и я провалился в сон.

Я провел в лазарете еще несколько дней. Скай доставил меня в школу, а Сильва выследил и убил того сожженного. Но на восстановление все равно потребовалось несколько дней. Меня навещал Скай и Дэйн. Скай рассказал, что Сильва был в ярости. Он устроил отцу разнос и заставил его уехать. Жаль я это пропустил.

Муза больше не приходила. Мне даже стало казаться, что она мне снилась. Мираж, бред из-за горячки. Но я могу поспорить на что угодно, что она была. Что она помогла мне.

За день до выписки меня навестила Беатрикс. Она прошла по комнате цокая своими тонкими каблучками и энергично запрыгнула ко мне на кровать.

— Я тебе принесла вкусняшки — она достала из сумочки мою фляжку.

— Не уверен, что хочу сейчас пить.

Она состроила обиженную рожицу и засунула фляжку в карман моей куртки. Скай принес ее утром.

— Потом можешь выпить. Сейчас у меня на тебя все равно другие планы.

Она подвинулась ближе и поцеловала меня. Ее поцелуй был на вкус как травка. Наверное, она недавно курила.

— Би, не здесь же.

— А чем эта комната хуже любой другой?

Она стала целовать меня, засовывая свой язык все глубже. Трудно было не ответить на этот поцелуй. Она провела рукой по моему торсу и запустила руку под одеяло. Я чувствовал, как ее рука юркнула под пояс моих спортивных штанов. Я остановил ее пока это не зашло слишком далеко. Вряд ли я смог бы остановить ее если бы она начала. Она умеет возбуждать. Но, что-то во мне протестовало. В конце комнаты хлопнула входная дверь.

— Подожди — я отстраняю ее от себя.

— Что такое? — на ее лице отразилось искреннее недоумение — раньше ты никогда не был против шалостей.

— Не сегодня, Би, я еще не до конца поправился.

— Наверное. Пить не хочешь, секса не хочешь. Ты точно не в порядке. Это не мой Рив.

— Я ничей, Беатрикс.

Она достала маленькое зеркальце и поправила размазавшуюся помаду.

— Надеюсь в скором времени мы продолжим.

Она соскочила с кровати и не прощаясь удалилась.

***

— Значит Сильва дал тебе пару отгулов? — спросил Скай, когда мы сидели у тренировочной площадки. Все остальные специалисты тренировались. Отрабатывали удары, приемы защиты. Кто-то пытался тренироваться с феями.

— Да. Сказал, что мне не помешает отдохнуть. И добавил, что я молодец.

— Раз он так сказал, то ему тоже нужно отдохнуть.

Я шутливо толкнул Ская в плече.

— Рив, ты в порядке?

— Да. Профессор Харви не только крутую травку выращивает, но и замбак отлично готовит.

— Я не о том — он смотрел на меня насупив брови — я слышал, как ты ночью крутишься. Ворочаешься во сне. Тебе снился кошмар?

— Нет — соврал я — мне не спится трезвым.

Я увидел в дали Музу. Она шла к северной стороне за домом специалистов. После того иллюзорного момента мы не виделись. Она не навещала меня. И после выписки мне показалось, что она старательно меня избегала.

— Увидимся позже — я крикнул это Скаю и поспешил за ней.

В этот раз она оказалась более благоразумной и не стала выходить за барьер. На одной из полян, в части леса куда редко кто заходит она обустроила себе тренировочную площадку. Прицепила на дерево нарисованную мишень. Для мишени она использовала доску из подвала, где мы прятались. Я несколько минут наблюдал за тем, как она бросает ножи, прежде чем сделать замечание

— Ты снова напрягаешь запястье.

Она подскочила от неожиданности.

— Не подкрадывайся так — ее тон был отстранённым и холодным.

Я не ждал жарких объятий, но это тоже странно.

— Не моя вина, что у тебя не развито периферийное зрение. Я тут уже минут 5 стою.

Она проигнорировала мои слова. Продолжала бросать ножи, которые, к моему удивлению, попадали в цель.

Я не люблю, когда меня игнорят. Я встал прям перед ней, загородив ей мишень.

— Что происходит?

— О чем ты? — она пытается отодвинуть меня, но я перехватываю ее руку и забираю нож.

— О чем я? Ты игнорируешь меня.

— Тебе показалось — она смотрит на меня снизу вверх.

— Нет, не показалось. Ты приходила ко мне. Когда я был в лазарете. Ты приходила и что-то сделала.

— Я просто забрала твои чувства. И все

— И все? — я был шокирован — я забираю свои слова обратно. Ты не бесполезна.

— Ооо какой комплимент.

Я протянул руку к ней, но она отступила.

— Тебя не будет искать Беатрикс?

Ах, вот оно что. Неужели она ревнует?

— С чего она должна меня искать?

— Я видела, как вы тра… — она оборвалась на полу слове — развлекались в лазарете.

Значит дверь хлопнула не просто так. Она нас видела.

— Во-первых, мы не трахались с Би. В этот раз. А во-вторых, я не понимаю твоего поведения.

— Не понимаешь? Ты поцеловал меня — она сложила руки на груди и отступила еще на пару шагов — Наверное мне стоило сразу понять, что для тебя это нормально целовать одну девушку, а через пару дней спать с другой.

— А для тебя нормально помочь умирающему человеку, а потом морозиться от него? — меня начинает злить эта ситуация. Голос срывается — и вообще, чего ты ожидала? Что я после первого поцелуя сразу стану паинькой? Поведу тебя на свидание в окружении розовых шариков. Мы будем ходить, держась за руки, писать романтические есемесочки. Набьем тату с именами друг друга. Я брошу все свои вредные привычки. Начну переводить старушек через дорогу. Ты этого ожидала? Невероятно… знаешь, Беатрикс может местами и ненормальная, но она не пытается меня изменить. В отличие от всех вас.

Я не могу поверить время, что все это время я думал о ней — И кстати, ты ответила на поцелуй. Я не единственный виновник случившегося. Ты легко можешь залезть в чужую голову, а в своей разобраться не получается.

Я бросаю ее там одну. Пусть идет к чёрту. Мне плевать. Это все был просто мираж. Минутное помутнение и не более. Кем она себя вообще возомнила? Один поцелуй и она уже считает, что имеет на меня какое-то право?

Я нахожу Беатрикс в библиотеке. Она выискивает какие-то в книги в отдаленной секции.

— Грызёшь гранит науки? — облокачиваюсь на стеллаж и смотрю на ее стройные ножки и короткую мини-юбку обтягивающую ее зад.

— А есть вариант по лучше? — она тянется за книгой на дальней полке.

— Есть.

Я подхожу к ней сзади и, откинув ее волосы, целую ее в шею.

— Если ты собрался отвлекать меня от учебы, то целуй левее.

Она затаскивает меня в небольшую кладовку. Здесь мало места и темно, но мне все равно. Би целует меня прижимаясь всем телом. Она начинает расстёгивать мои джинсы. Я поднимаю ее юбку на талию и спускаю ее кружевные трусики. Прижимаю ее лицом к стене и вхожу в нее сзади. Она упирается руками в каменную стену. С ее губ срывается первый стон. Она закрывает глаза и трудно дышит. А я просто двигаюсь. Механично, без чувств. Меня не особо волнуют сейчас ее чувства. Я знаю, что ей хорошо. Она выгибает спину и пытается взять меня за руку.

— Ривен.

Она начинает выкрикивать моё имя. Я закрываю ее рот рукой, чтобы нас не услышали. Она прикусывает мою руку. Я чувствую, как ее тело доходит то оргазма. Как оно реагирует на мои ласки и движения. Последние толчки и я догоняю ее. Тяжело дыша, я упираюсь лбом в ее макушку и убираю руку с ее рта. Должно было стать лучше, но не стало.

Я отстраняюсь от нее. Натягиваю джинсы. Слышу шорох ткани и пайеток. Она расправляет скомканную мной одежду. Подходит ко мне вплотную и шепчет мне прямо в рот:

— Вот это уже мой Ривен.

— Я ничей, Беатрикс.

— Ну да. Ничей. Но когда тебе нужно ты идешь ко мне. Идешь и будешь идти. Всегда.

Она открывает дверь, впуская яркий свет в каморку и, поправляя на ходу волосы, уходит. А я остаюсь один. Сажусь на холодный пол и закуриваю. Я не знаю, как долго остаюсь один в темноте. Мне кажется, я всегда был один. В темноте.

========== Глава пятая ==========

— Что за шум?

Опускаюсь рядом со Скаем в общем зале. Здесь собралась вся школа. Я бы проигнорировал это «важное» собрание если бы не Скай. Он просто завалил меня Смс с требованием прийти. Обрушил на меня град пассивно-агрессивных сообщений.

— О, пропажа. Не был уверен, что ты придёшь.

— Ты был такой настырный. Тебя сложно игнорировать — достаю фляжку и делаю пару глотков.

— Серьезно? Даже здесь? Рив, я не видел тебя последние две недели. Ты все время пропадал где-то с Беатрикс и Дэйном. А те, редкие минуты, когда я тебя видел ты, был либо в отключке, либо на тренировке.

— Видишь, все под контролем. Я не пропускаю тренировок, а то, что я делаю после них это моё дело.

-Ты летишь в пропасть, Рив.

— И наслаждаюсь этим.

Скай внимательно смотрел на меня. Словно изучал. Я видел в глазах друга тревогу. Мне хотелось что-то сказать, чтобы унять его беспокойство. Но я не находил слов. Я не мог сказать ему всего, что чувствовал. Ибо сам не понимал, что я чувствую. Я запутался. И выхода не вижу. Делаю еще глоток и отвлекаю Ская от тревожных мыслей.

— Так зачем мы тут собрались?

— Сильва и мисс Даулинг объявит, что с завтрашнего дня феи будут тренироваться на ровне со специалистами — говорит Скай напряженным тоном.

— С чего вдруг?

— Если бы ты хоть иногда трезвел, то знал бы, что несколько дней назад Блум, Терра, Аиша и Муза отправились за барьер, чтобы выследить сожженного.

— На хера?

Скай снизал плечами:

— Они решили, что смогут его поймать и допросить.

Я. конечно творю всякую необдуманную хрень, но это уже слишком. Я обернулся и посмотрела на Музу. Она выглядела как обычно. Волосы, закрученные в два пучка, наушники на шее, пестрый свитер. И руки, сцепленные в замок до побеления костяшек пальцев. Рядом сидел Сэм, брат мисс Гринпис. Он наклонился к ней и стал что-то шептать ей на ухо. Она кротко улыбнулась ему в ответ. Что-то кольнуло в груди и заставило отвернуться.

— Они что не знают, что сожженные не разговаривают? Как именно они собирались его опросить?

Скай развел руки. Я заметил, как он встревожено смотрит на Блум. Может тревога о ней сможет отвлечь его от меня.

Когда Сильва вышел перед залом все замолчали. Его речь долго не длилась. Все было кратко и лаконично. Но зал был повержен в шок.

— Ладно, спрашивайте — сказал Сильва уставшим голосом.

Студенты зашумели, стали выкрикивать свои вопросы.

— У меня голова разболелось от их криков — возмутился я, морщась от боли.

— Это не от их криков, Рив.

— Главный моралист Алфеи, дамы и господа.

Шум прекратила мисс Даулинг. Стоило ей поднять руку и все прекратилось.

— По очереди. Не превращайтесь в стадо.

— Зачем нам заниматься на ровне со специалистами? — спросила фея-блондинка. Кажется она с первого курса.

— Потому что вы должны уметь за себя постоять — ответила Даулинг.

— Но, мы и так можем. Мы же феи — не унималась девушка.

— Сама скромность — шепнул я Скаю.

Даулинг и Сильва переглянулись.

— Послушайте — начал Сильва — то, что в Солярии снова появились сожжённые было секретом. Поэтому, конечно же, вы все про это знаете. В ходе последней операции было выявлено, что каким-то образом сожженные могут блокировать силу фей. Только взрослые, абсолютно изучившие свои силы, феи могут им противостоять. А вы, еще молодые и не опытны. И вам не стоит полагаться только на свои силы.

— Но это не значит, что вы не будете учиться работать в паре со специалистом и совершенствовать свои силы — вмешалась Даулинг — мы хотим быть уверенными, что если вашего специалиста убьют, то вы сможете выжить.

— Они так говорят, словно мы пушечное мясо — возмутился Скай.

— А разве это не так?

— Совместные тренировки фей и специалистов и фей отдельно начнутся завтра — продолжила Даулинг — Остальные детали узнаете позже. А сейчас все свободны.

Муза с подругами мешкали у выхода. Рыжеволосая зазноба Ская что-то говорила и активно жестикулировала. Муза же просто слушала. Я смотрел на нее и не мог отделаться от чувства, что ее что-то тревожит. Хотя и дураку понятно, что это. Я помню свой ужас после первой встречи с сожженным.

Я достал мобильный и хотел написать ей смс, но не нашел слов. Хотел пошутить, но не смог. Не время для шуток. Я поймал ее взгляд у выхода. Ее глаза сверкнули. Я почувствовал что-то странное. Мне вдруг стало холодно и страшно. Но из-за чего? Мне сейчас ничего не угрожает. А потом я понял. Страх не мой, а ее. Удушающий, всепоглощающий, парализующий страх, сковывающий твои движения, тело и разум. Не знаю, поняла ли она, что только что сделала. Я хотел ее догнать, но она растворилась в толпе других фей.

— Терра — мимо меня протиснулся профессор Харви — жду вас сегодня с Сэмом на ужин. Нас ждет ночь просмотра ужастиков.

Значит Терра не будет сегодня ночевать дома. Единственное, что точно не нужно после встречи с сожженным так это оставаться одному.

Когда время перевалило за полночь я пришел к корпусу фей. Я остановился напротив ее окна. Там горел слабый свет и окно было приоткрыто.

— В окна к девушкам мне еще лазить не приходилось.

По водосточной трубе я забрался на карниз, а дальше и в само окно. В темноте я неуклюже уронил цветочный горшок. Муза подскочила и включила свет.

— Какого черта ты тут делаешь? — она удивлено уставилась на меня.

— Роняю цветочные горшки твоей соседки. Что же еще — я перешагнул через разбитый горшок.

— Я серьезно, Ривен. Что ты тут делаешь?

Она была такой привлекательной в этих коротких шортах и смешной футболке. Такой уютной, но с таким несчастным взглядом.

— Я подумал тебе нужна будет компания.

— С чего бы вдруг? — она встала с кровати и подошла ко мне.

Ее обнажённые бедра и обтягивающая футболка меня отвлекали. Я старался не смотреть на ее тело. Смотрел ей в глаза.

—— Сегодня днем, в общем зале, когда ты посмотрела на меня, я вдруг почувствовал твой страх — она отступила и обняла себя руками — как ты это сделала?

Муза уставилась на мои ботинки. Она долго молчала, пока не заговорила:

— Я не знаю. Просто, я не могу словами выразить то, что испытываю. Не могу кому-то рассказать, ибо я не знаю как. А ты…мне показалось, что ты можешь понять меня без слов. И. наверное, в этот момент это и произошло.

— Это было очень круто — я пытался ее подбодрить — я останусь на ночь с тобой. После моей первой встречи с сожженным мне не хотелось оставаться одному.

— И где ты будешь спать?

Я осмотрелся вокруг. Две кровати, пара кресел, шкаф и много, много, много цветов.

— Похоже, что в оранжерее — она мою шутку не оценила — Ковер выглядит очень мягким.

— Ты не будешь спать на полу — воспротивилась Муза.

Она достала из шкафа еще одну подушку и бросила ее на свою кровать.

— Мы сможем оба поместится.

Я снимаю куртку и обувь и забираюсь на ее кровать. Мы лежим слишком близко друг к другу. Я чувствую запах ее шампуня.

Она не спит. Мы просто лежим лицом друг к другу и молчим.

— Я не знаю, что мне сказать, что бы тебе стало лучше — шепчу я.

Она не отвечает. Просто придвигается ближе и обнимает меня. Прижимается к моей груди. Я обнимаю ее в ответ. Обнимаю крепко. Пытаюсь вложить все свои слова в эти объятия. Глажу ее волосы. Через несколько минут она засыпает. Я укрываю ее пледом и тоже засыпаю, уткнувшись в ее волосы.

Мне снова снится как я бегу по лесу. Я слышу, как за мной гонятся. Слышу, но не вижу. Я бегу, бегу, бегу, но остаюсь на месте. Сквозь сон я слышу вибрирующий звук и просыпаюсь. Чертов телефон спас меня от продолжения кошмара. Муза начинает сонно ворочаться у меня под боком.

— Извини — шепчу я и скидываю вызов от матери.

Зачем она звонит в такую рань?

— Кто это?

— Моя мама — она сонно поднимает брови — я потом ей перезвоню.

Нужно будет действительно перезвонить.

Муза потягивается, и я любуюсь ее. Ее алыми ото сна губами, растрёпанными волосами, скомканной футболкой, оголяющей ее плоский живот.

— Ты очень красивая.

Она замирает и смотрит на меня. Ее губы трогает легкая улыбка, и она целует меня. Так легко и нежно. Совсем незаметно. Но при этом этот поцелуй интимней самого жаркого секса. Я отвечаю ей более страстно. Запускаю руку в ее волосы и прижимаю к постели. Она обнимает меня за шею и обхватывает ногами. За стенкой раздается громкий стук, и я отстраняюсь от ее губ.

— Что это? — спрашиваю я, смотря на стену.

— Наверное Аиша. Только она встает так рано. А момент похоже упущен.

— Похоже на то — Я утыкаюсь лицом в ее волосы и обреченно вздыхаю.

Она поворачивает мою голову к себе и снова целует меня.

— Будет другой момент — говорит Муза, запуская пальцы в мои волосы.

— А он будет?

Мне хорошо сейчас с ней. Хорошо здесь и сейчас я бы остался здесь навсегда.

— Если захочешь, то он будет. Если мы захотим — поправляет себя она — то будет.

Как сложно от нее уходит. Быстро ее целую и вскакиваю с кровати пока я не передумал и не сорвал с нее одежду. Она садится по-турецки на кровати, и смотрит как я обуваюсь.

— Не смотри на меня так — прошу я улыбаясь.

— Почему?

Я упираюсь руками на кровать, приближаюсь к ее лицу почти касаясь ее носа и шепчу:

— Потому что я не смогу уйти. Я сорву твою крошечную пижамку и твоя соседка увидит то, что ей видит не стоит.

К моему удивлению, Муза не смущается и не краснеет. А наоборот, игриво прищуривает глаза. Она тянется ко мне и целует меня.

— Иди — шепчет она — иди.

— Я тебе напишу позже. Нам нужно будет поговорить.

— Да. Думаю, да — отвечает Муза.

Пара быстрых поцелуев, и я скрываюсь за окном.

Возвращаться в свою комнату не хотелось. Странное чувство было внутри. Прикурил сигарету. И решил все-таки перезвонить матери. Я и так несколько недель ее игнорировал.

— Ривен — раздается голос матери на том конце. Я сразу понимаю, что что-то случилось. Он дрожит.

— Что случилось?

— О милый. Джоель попал в больницу. Можешь вернуться на пару дней?

Что отчим натворил на этот раз?

Комментарий к Глава пятая

Вес пути ведут в Рим. Или к Музе)))))

========== Глава шестая ==========

Сильва неохотно меня отпустил. Но, он знал, что уж если я официально отпрашиваюсь значит все действительно серьезно. Иначе я бы просто ушел и все.

— И долго тебя не будет? — спросил Скай, перед моим уходом.

— Несколько дней. Долго я задерживаться не буду. Сильва дал мне кольцо, как у Стеллы, что бы я мог вернуться без проблем.

— Не забудь перед уходом попрощаться с Беатрикс — в его голосе слышится толика недовольства.

— Обязательно.

Мне и в правду нужно попрощаться. Вот только не с Беатрикс.

Я на ходу пишу Музе смс “Встретимся в заброшенной части корпуса специалистов». А потом еще одно «Сейчас».

Она не заставляет себя долго ждать. Я тяну ее сразу к себе и целую. Муза улыбается и отвечает мне. Мы не виделись всего пару часов, но такое ощущение, что вечность.

Я отстраняюсь от нее и говорю:

— Мне нужно уехать на пару дней.

— Куда? — ее лицо становится серьезным, но не менее прекрасным.

— Утром звонила моя мама. Что-то случилось с отчимом, и она просит приехать. Это всего на пару дней.

— Ты никогда не говорил о своей матери — Муза запускает руки мне под футболку.

— Потом как-то расскажу. Мы вообще не особо то и разговаривали — убираю выбившуюся прядь волос ей за ухо.

— Да. Вернешься и мы поговорим.

Она привстает на цыпочки и снова целует меня. Мне трудно сдерживаться, когда она так близко и так обнимает.

— Все. Мне пора. Раньше уйду, раньше вернусь.

Муза недовольно мычит, но убирает руки. Оставляю пару быстрых поцелуев на ее губах и ухожу.

Портал переносит меня в заброшенный кинозал за пару кварталов от моего дома. Прогулка то, что нужно перед тем, как я окунусь в это семейное безумие.

Я всегда избегал семейных драм и разборок. Родители расстались, когда мне было 12. В скорости появился и Джоель. Мы не ругались с ним, но и не были лучшими друзьями. Мы относились руг к другу отстранённо. Чаще всего представляя, что мы не существуем в жизни друг друга.

В доме тихо. Я закидываю рюкзак в свою комнату и иду искать мать. Я стучу в закрытую дверь ее спальни.

— Мам, ты тут?

За дверью слышится движение. Она выходит ко мне в домашнем халате.

— Ривен, милый, я так рада тебя видеть — она сразу же заключает меня в крепких материнских объятиях.

Я успеваю заметить, что у нее заплаканные глаза.

— Мам, что случилось? — я отстраняюсь от нее и замечаю ссадины на ее лице — что случилось?

— Ох милый. Это не важно. Джоель попал в больницу. Представляешь? — она начинает щебетать, как пташка — ты голоден? Давай я сделаю тебе сэндвич.

Она треплет мои волосы и идет на кухню. А я стою пораженный. Чувство, что я попал в какой-то сюрреализм.

— Мам, зачем ты сказала мне приехать? — я иду за не на кухню.

Она ставит чайник на плиту, достает чашки из шкафа.

— Ты точно в порядке? Ты ведешь себя странно.

— Я просто волнуюсь за Джоеля — отвечает она.

Чайник за ее спиной начинает свистеть. Она разливает кипяток по чашкам.

— Представляешь он упал с лестницы — говорит она, доставая чай из шкафа — мы с ним повздорили. Ничего особенного. Обычная ссора. Пары ссорятся. Появится у тебя своя семья ты поймешь.

— Да, люди ссорятся. Но от этого у них не появляются синяки — говорю я, наблюдая за ее странным поведением.

— Он не виноват. Он тоже пострадал.

— Мам, что случилось? — я подхожу к ней и забираю сахарницу из ее рук.

Она смотрит на меня такими же серыми глазами. Ее руки начинают дрожать, а в глазах появляются слезы.

— Это вышло случайно. Мы вдруг начали ссориться — ее голос дрожит — и он… я.… ты же знаешь какой я бываю. Если уж что-то начну, то меня не остановить. Я стала говорить все те обидные слова. И он дал мне пощечину, чтобы успокоилась. Легкую пощечину. А я упала на столик и разбила вазу. Об нее я и поцарапала лицо. Он хотел мне помочь. Понимаешь, Ривен, он сразу хотел мне помочь…

— Ну да. Муж года просто — язвлю я.

— Не будь таким. Он правда хотел помочь. Он протянул ко мне руки, а я его оттолкнула, и он скатился с лестницы. Понимаешь, это все моя вина. И он теперь в больнице.

— А должен быть в тюрьме — я усаживаю ее на стул за обеденным столом. И сам продолжаю делать чай.

— Не говори так. Он хороший.

— Мам, вот скажи, сколько еще у вас было таких сор? — я опираюсь руками на столешницу и смотрю на нее.

— Ты так похож на своего отца сейчас.

— Мам! Не уходи от темы. Сколько?

Она мнется и не решается сказать.

— Несколько.

— Несколько? Несколько это сколько? — переспрашиваю я.

— Я не считала, милый. Но так бывает. Супруги ругаются.

— Мам, не неси чушь. Это не ссора, а домашнее насилие.

Я ставлю перед ней большую чашку травяного чая. Она обхватывает ее руками.

— Почему ты не рассказала мне раньше? — я сажусь рядом с ней.

— Потому что у тебя отцовский характер. Ты бы не смолчал.

— О я бы не просто что-то сказал, мам. Я бы еще и что-то сделал. И ему от этого что-то было бы очень больно — говорю я с уверенностью. Я бы точно этого так не оставил и не оставлю.

— Вот поэтому я и молчала — она делает пару глотков чая — ох, милый, ты забыл сахар.

Остаток дня мама хлопотала на кухне. Мне не понятно зачем она решила приготовить такой большой ужин. Но, может это такой способ справляться со случившимся. Каждый сходит с ума по-своему. Вечером, в кабинете Джоеля я нашел бутылку бурбона. Я не люблю бурбон, но другого ничего не было. Сделав пару глотков, я поморщился. Бурбон был дешёвым и низко качественным.

На экране телефона высветилось два сообщенья. Одно от Ская, одно от Музы. Оба с тем же вопросом: как дела?

Скаю я скинул злой смайлик. А Музе ответил, что я пока разбираюсь. Хотелось написать что-то более романтичное или чувственное, но я слишком устал. Хотя я бы все отдал, чтобы она оказалась здесь. Лежала бы рядом на этой кровати. Обнимала бы меня своими тонкими руками.

Четверть бутылки догнала меня, и я уснул.

К моему удивлению этой ночью мне ничего не снилось. Ситуация с матерью вытеснила остальные мои страхи и сон был беззаботным.

Проснулся я ближе к обеду из-за шума. Похоже, что покоя мне ни где не будет. На кухне я застал только свою тетю Фриду. Младшую сестру мамы. Она была в дурном расположении духа.

— Что случилось? — спросил я еще заспанным голосом.

— Твоя мать сошла с ума — категорично заявила тетя.

— Не она одна.

Я налил себе кофе в чашку и сделал большой глоток.

— Что конкретно случилось?

— Она поехала к нему в больницу — тетя гневно стукнула по столу.

Хоть мама и была старшей, но именно тетя Фрида всегда вела себя как старшая сестра.

— Что будем делать?

— Ты ничего не будешь делать. А вот я поеду за ней и облагоразумлю ее.

— Удачи — сказал я удаляющемуся тетиному силуэту.

Через несколько часов тетя прислала смс, что мама останется на ночь у нее. У них будет серьезный разговор.

Я уже был готов провести вечер в компании телевизора как получил смс от Музы:

” Я в окно лезть не буду».

А потом еще одно:

«Я серьезно. Открывай дверь»

Я бросился в низ к входной двери. Она стоит на крыльце в своих шортах и лиловых гетрах. Мы не так давно знакомы, но от нее исходит такой уют и домашность.

— Я подумала тебе нужна компания — говорит она улыбаясь.

— Иди сюда — я за руку притянул ее к себе и впился в нее глубоким и страстным поцелуем.

Мы зашли в дом, и я прижал ее к входной двери целуя снова и снова.

-По медленней — говорит она смеясь — твоя мама дома?

— Нет. Она сегодня со своей сестрой — я беру ее лицо в свои ладони и смотрю на нее. Почему я так много времени потратил на кого-то другого? — весь дом в нашем распоряжении. Аж до самого утра.

Она прижимается ко мне и тянется к моим губам, но я отстраняюсь от нее.

— А как ты вообще сюда попала?

— Я стащила твой адрес из кабинета мисс Даулинг. Она все хранит на бумаге. А у Стеллы одолжила кольцо.

— И она так просто тебе его отдала?

— Разве это важно?

— Нет — я веду ее за собой на верх.

Моему терпению и сдержанности приходит конец. Она здесь, сейчас. Она сбежала со школы ради меня. И от этого моя голова идет кругом. Я целую еще жарче, еще напористей. А она мне отвечает и это, как подлить бензина в огонь.

Я высаживаю ее на письменный стол, и она стягивает с меня футболку. Она читает мои мысли. Ибо именно это я планирую сделать с ее одеждой. Ее красная куртка летит на пол. Она цепляется за меня ногами, и я переношу ее на кровать. Матрас прогибается под нашим весом. Я прокладываю дорожку из поцелуев от ее губ и до ключиц. Она громко выдыхает, когда я сжимаю ее грудь рукой. Я поднимаюсь, и стягиваю с нее сначала кеды, потом гольфы, а потом и шорты оставляя ее в одних трусиках. Муза снимает свитер и бросает его на пол. Я любуюсь ее полуобнажённым телом и осыпаю поцелуями сначала живот, а потом и грудь.

— Можно тебя кое-что спросить? — говорю я осипшим голосом.

— Сейчас? — удивляется она, приподняв голову — Ты хочешь поболтать именно сейчас?

— У тебя был кто-то раньше? — я нависаю над ней.

— Это так важно?

— Нет, но…я просто хочу знать…

— Нет, Ривен — перебивает она — У меня никого не было до тебя.

Я улыбаюсь. Эта новость радует меня. Иногда я строил в своей голове странные картинки, того, как она развлекается с кем-то другим. Ужасные картинки.

— Значит ты будешь только моей. Полностью.

Я снимаю ее лифчик и продолжаю покрывать ее грудь поцелуями. Муза закрывает глаза и начинает томно вздыхать. Я не могу больше терпеть. Стаскиваю с нее трусики. Сбрасываю с себя остаток одежды. Опираясь на руки, я нависаю над ней. Она обнимает меня за шею и тянет к себе. Целует очень глубоко и уверено. Ее ноги обвиваются вокруг моей талии. Я медлено вхожу в нее. Она издает негромкий стон и выгибается. Я останавливаюсь.

— Продолжай — шепчет Муза.

Она обнимает меня и крепче обхватывает ногами. Я начинаю двигаться. Сначала медленно. Даю ей время привыкнуть к новым ощущениям. Ее дыхание ускоряется. Она закрывает глаза и растворяется во мне. Я начинаю двигаться более уверено и напористо. Кусаю ее нежную кожу на шее и из нее вырывается громкий стон. Она начинает извиваться подо мной и стонать все чаще. Я чувствую, как ее плоть сжимается вокруг меня. Она близка к оргазму. Я ускоряюсь. Мои движения становятся более резкими и глубокими. А она стонет все громче и громче утыкаясь мне в плечо.

Мы кончаем одновременно. Тяжело дыша, я опускаю голову на ее грудь. Она откидывается на подушку и лежит с закрытыми глазами. Муза продолжает обнимать меня ногами, а ее руки блуждают по моей спине. Я не могу восстановить дыхание, потому что не могу успокоиться. Я не испытывал ничего подобного прежде. Наверное, это и есть та разница между сексом и сексом с тем, кто тебе реально нравится.

— Все хорошо? — спрашивает она спустя какое-то время.

— Более чем, малышка. Более чем — я жадно целую ее аппетитные губы — Ты даже не представляешь, как хорошо.

— Ещё как представляю-ее глаза сверкнули в темноте.

Комментарий к Глава шестая

Возможно, это случилось очень быстро. И они еще не так хорошо знают друг друга. Но, мне показалось что сейчас самое подходящее время для их первого секса. Надеюсь, вам понравилась глава. Не стесняйтесь писать комментарии. Буду рада любой вашей реакции. Вы мое вдохновение. Хохо

========== Глава седьмая ==========

Мы молча лежали в темноте. Муза лежала у меня на плече, и я водил пальцами по обнажённым изгибам ее тела. Было приятно ощущать ее гладкую кожу под пальцами. Она потянулась и поцеловала меня в шею. От нее сейчас исходила такая нежность, такая ласка, что мне, кажется, я никогда прежде не чувствовал такого. Мне было комфортно рядом с ней. И я видел, что и ей комфортно. Она не пыталась прикрыть свою наготу. Не стеснялась ни меня, ни своего обнажённого тела, ни того, что мы с ней только что делали. И была прекрасна.

— Ты волнуешься за свою мать? — спросила она.

— Ты правда хочешь сейчас поговорить про мою мать? — я привстал и оперся на спинку кровати — 5 минут назад я был в тебе. Ты стонала моё имя. А теперь хочешь поговорить про мою мать?

— Я же эмпат — она садится на кровати как русалка — я чувствую, что тебя что-то гложет.

Я чувствовал, что могу рассказать ей все. И она поймет. Неважно какие слова я буду использовать, она поймет. Теперь она не только в моей голове, но и в душе.

Я погладил ее длинные волосы, которые теперь прикрывали ее обнажённую грудь.

— Она сказала, что у меня характер моего отца — сказал я еле слышно.

— Ох — она подвинулась ко мне и взяла в свои руки моё лицо — Ривен, ты не такой, как твой отец. Ты лучше. И ты никогда не будешь, таким как он.

Муза наклонилась и нежно поцеловала меня. Я закрыл глаза смакую этот поцелуй. Однажды эти губы спасут меня от тьмы.

— Но я тоже далек от идеала. Алкоголь, травка, Беатрикс.

Она тяжело вздыхает и прикусывает губы.

— Я знаю. Иногда твои губы на вкус как коктейль из виски и сигарет. Но, тем не менее я здесь. Сейчас. С тобой. И это главное. А Беатрикс…

— А Беатрикс больше не будет. Фея, я не знаю, что ты сделала со мной. Но, вот здесь — я указываю пальцем на грудь — есть место только для тебя. И здесь никогда не было места для нее.

Муза садится на меня сверху. Она дразнит меня поцелуями. И моё тело откликается на них. Она чувствует мою эрекцию и улыбается.

— Опять?

— Ты сидишь голая на мне. Какую реакцию ты ожидала?

Я хватаю ее за ягодицы и усаживаю ее удобней. Она упирается руками в стену по бокам от моей головы. Я легко вхожу в нее. Мы одновременно издаем протяжные стоны от удовольствия. Муза начинает медленно двигать тазом. Я кладу руку на ее поясницу и направляю ее движения. Она выгибается и запрокидывает голову вытягивая шею. Я оставляю несколько сочных засосов на ее шее и спускаюсь к груди. Муза запускает пальцы в мои волосы и тянут голову вверх ради поцелуя. Она начинает двигаться быстрее, и я чувствую, как глубоко я вхожу в нее. Ее сладкие стоны заполняют комнату. Я ловлю их губами. Мы соприкасаемся лбами и движемся в унисон. Ее глаза загорелись фиолетовым и всё ее удовольствие волной перетекло в меня. Мы чувствовали друг друга не только физически, но и эмоционально. Сейчас она испытывала такие же чувства нежности, желания, страсти и, пожалуй, любви, что и я. И в том же объеме. Она распахнула глаза от удивления.

— Не останавливайся — шепчу я-Не прекращай. Я хочу чувствовать все твои эмоции сейчас.

Мы чувствуем, как удовольствие заполняет нас. Мы чувствуем оргазмы друг друга. Я устало падаю на кровать, а Муза падает на меня. Я прижимаю ее к груди, и мы оба тяжело дышим. Нет, это определенно не просто секс. Это что-то больше.

Я слышу, как ее дыхание выравнивается, и она засыпает.

Утро было не таким приятным как ночь. Музе пришлось рано уйти, чтобы вернуться в школу, до того, как все проснутся. Выпускать ее из теплой постели было еще тем испытанием. Но, я не хочу, чтобы у нее были проблемы из-за меня.

Ближе к обеду вернусь и мама. Они с тетей Фридой, нашли выход из сложившейся ситуации. Было решено, что на некоторое время мама переедет к ней. А потом они разберутся что делать дальше.

После обеда я вернулся в школу. Впервые я шел туда с радостью и предвкушением. Раньше я ходил сюда только ради Ская, а теперь и ради нее. Я знал, что там будет Муза. И знал, что она будет рада мне. Все так быстро завертелось. Неужели нужно так мало времени, чтобы влюбиться? Или даже полюбить.

Сразу по прибытии Сильва отправил меня на вечернюю тренировку. Пока меня не было феи уже начали свои тренировки. Было забавно наблюдать за тем, как они неуклюже обращаются с палками и мечами. Иногда даже смешно. Несколько фей первокурсниц упало в воду. Чем рассмешили специалистов.

Среди них всех только Муза двигалась невероятно грациозно и ловко.

— Не ожидал таких трюков от феи разума — сказал я, подойдя к ней в толпе других фей. А потом добавил чуть тише — хотя кое-какие твои трюки я уже знаю.

Она игриво мне улыбнулась.

— Я занималась танцами — ответила Муза.

— Ааа ну теперь понятно, где ты так научилась бедрами двигать.

Я знал, что она тоже вспомнила нашу прошлую ночь. Это читалось в ее взгляде. Я вижу, когда меня кто-то хочет.

— В заброшено крыле специалистов, через 5 минут — шепчет она, проходя мимо меня.

Стоит мне переступить порог заброшенного крыла, как Муза сразу хватает меня за руку и тянет в темный угол. Она обнимает меня за шею и целует.

— Ты точно все мои трюки помнишь? Может что-то, стоит напомнить — игриво спрашивает она.

Я смеюсь. Мы отступаем дальше в тень. Я понимаю ее бедра давая ей возможность обвить меня ногами, и прижимаю ее к стенке.

— А теперь мы можем поговорить.

— Серьёзно, Ривен? — она смотрит на меня практически со злостью — я сделала тебя явные намеки на быстрый секс в темном коридоре, а ты хочешь поговорить?

— Я не против секса с тобой. Хотя против быстрого. И против темного коридора.

— Ривен

— Почему мы прячемся?

— Поставь меня на землю — просит Муза.

— Нет. Просто ответь. Я приму любой твой ответ.

Она несколько минут думает, вырисовывая узоры пальцем на моей шее.

— Это же школа. Они будут судачить, обсуждать, хейтить. И при всем при этом будут испытывать просто океан различных эмоций. Я не уверена, что выдержу все это.

— Все будет настолько плохо? — спрашиваю я, смотря на ее лицо, спрятанное в полутьме.

— Да.

Я целую ее в лоб. Никогда прежде я не задумывался о том, какие неудобства ей может причинять ее сила. Сколько эмоций есть вокруг и как ей трудно их все пропускать через себя.

— Какие планы на вечер? — спрашиваю я, опуская ее на землю, но продолжая обнимать.

— Что все-таки поведешь меня на свидание с розовыми шариками?

— Да ну тебя — говорю я.

Она смеется и припирая меня к стене целует.

— Мне нужно вернутся на тренировку — говорит Муза.

— Так что насчет вечера?

— Я напишу тебе.

И она убегает.

***

Дни стали загруженными. Тренировки изнурительней. Сильва был напряжен. Нам не говорили на прямую, но мы все понимали, что происходит что-то серьезное. Или скоро произойдет. Специалисты стали тренироваться в паре с феями. Стали организовывать союзы. Скай, конечно же, стал тренироваться с Блум. Ну, а надо мной судьба поглумилась. И мне досталась Беатрикс. Мы не пересекались с ней с момента моего возвращения из дома. Прошло уже больше недели. Я не избегал ее, скорее она меня. И это меня радовало. Я помнил, какое я дал обещание Музе. И я его сдержу. Но, специально на выяснение отношений с Беатрикс я не нарывался.

Она подошла ко мне на спортплощадке виляя своими бедрами и взяла под руку.

— Похоже мы и здесь будем заниматься вместе.

— Мы нигде и никогда не будем вместе, Би — я скидываю ее руку. Дальше тянуть нельзя — то, что было, между нами, закончено. Мы больше не будем накуриваться вместе и трахаться.

Она смотрит на меня взглядом полным недоверия.

— Я серьезно, Би. Все кончено. Если будет возможность, и тренироваться мы вместе тоже не будем.

— Все будет кончено тогда, когда я этого захочу, Ривен — ее голос полон льда и злости. Уж не думал, что я так ей нужен.

— Тешь себя этим.

Меж ее пальцев начинают искриться молнии. Я знал, что она опасна. Но. Что бы аж так.

— Как ее зовут?

— Тебя это не касается.

Я надеюсь, что я сказал это достаточно жёстко, чтобы она уяснила, что не стоит лезть. Но, теперь и у меня есть свой повод скрывать наши с Музой отношения. Это трудно - не иметь возможности просто подойти к ней в коридоре или столовой. Поцеловать ее на глазах у всех. Мне хочется всему миру заявить, что она моя. И только моя. А так…все что нам остается это выкраивать редкие минуты удовольствия в темных коридорах. Я не хочу рисковать и играть с Беатрикс. Кто знает, что в ее безумной головушке переклинит.

Несколько дней нам не удавалось с Музой увидится. Тренировки становились длиннее. Муза много времени проводила с мисс Даулинг. Та, хотела держать ее при себе.

Вечером, перед выходными я получил от нее смс: в полночь жду тебя на крыше здания фей.

Я заулыбался, предвкушая приятную ночь, которую мы проведем там вместе. Скай заметив это уставился на меня как на сумасшедшего.

— Что? — спросил я раздраженно.

— Ты како-то странный в последнее время.

— Ничего я не странный.

— Странный. Ты изменился после возвращения из дома — Скай сел на кровать напротив меня — но, эти изменения хорошие. Ты перестал пить. И в нашей комнате больше не воняет травкой. Я хотел бы знать, благодаря чему или кому это произошло.

Я молчал. Мне хотелось рассказать лучшему другу насколько счастливым меня делает Муза. Но, опасался.

— Неужели Беатрикс? — гадал Скай.

— Конечно же нет — фыркнул я.

— Ну ладно. Не хочешь, не говори — сдался Скай — это даже неважно. Важно только то, что ты улыбаешься, как придурок, когда получаешь смс от нее. Это ведь было от нее?

— Иди к чёрту, Скай.

— Вы обмениваетесь сексемесками? — продолжает прикалываться Скай.

— О господи… — я закатил глаза и пошел в душ подальше от его подколок.

Ночью я уже ждал Музу на крыше, когда она пришла с пледом под мышкой.

— Розовых шариков не нашлось, но есть розовый плед — сказала она, расстилая его на полу.

— Мне все равно на плед. Иди ко мне.

Я соскучился по ней, по ее губам, по ее изгибам, по ее упругой груди, по ее вкусу и запаху. Я усаживаю ее себе на колени, и мы долго целуемся. Жадно смакуя друг друга.

Когда отстраняюсь от нее, то вижу в слабом свете фонарей ее припухшие от поцелуев губы. И они от этого становятся еще желанней.

Она смотрит на меня, и ее глаза сверкают.

— Что случилось? — спрашивает она.

— Иногда я забываю, что ты эмпат — я спускаю бретельки ее футболки оголяя плечи — и что от тебя ничего не утаить.

— Я не умею читать твои мысли. Я просто знаю, что тебя что-то тревожит.

— Я поговорил с Беатрикс — не про это я хочу говорить с ней сейчас, но она должна знать — и ее реакция была весьма агрессивна. Она не знает, что мы вместе. Но, если узнает, то кто знает, что она сделает.

— Ты боишься за меня?

— Беатрикс сильная фея. Ты тоже, но ее сила может причинить тебе вред, а твоя ей нет.

— Зато она двигается как бревно — парирует Муза — моя сила может и не сможет причинить ей вред, а вот большая палка сможет.

— Оо, а ты у нас любитель больших палок?

— Господи, Ривен — она пытается встать, но я тяну ее вниз, и мы падаем на покрывало.

Я снимаю ее наушники и до меня доносятся обрывки какой-то песни.

— Всегда было интересно, что ты слушаешь — я надеваю ее наушники и переключаю мелодии — нет, и эта нет. Это что вообще? — комментирую я песни в ее плейлисте. А она продолжает сидеть на мне сложив руки на груди — а вот эта ничего. Тут поют про пиво.

Муза заливается раскатистым смехом. Мой выбор ее развеселили.

— Что? Классная песня — дразнюсь я.

— Мы выпьем всю нашу скорбь и тоску за лето. Мы купим пива и выпьем его залпом. И будем бежать в траве — Муза напевает строчки из песни.

— Ты что насмехаешься надо моим музыкальным вкусом?

— И мы будем хорошиииииии — продолжает она петь и улыбаться.

— Господи… я знаю, только один способ как заставит тебя замолчать.

Стаскиваю с нее футболку и укладываю на покрывало. Она тянется ко мне всем телом. Я провожу рукой по ее груди, животу. Расстёгиваю ее джинсы и запускаю руку в ее трусики. От неожиданности она прерывает поцелуй и удивленно спрашивает:

— Мы решили попробовать что-то новенькое?

— Если ты не против.

— Нет — улыбается она и откидывается на спину.

Я целую ее шею, ключицы, грудь. Она такая влажная и горячая. Мои пальцы легко проникают в нее.

— Ох.Ривен — с ее губ слетает моё имя и мне нравится слышать, как она его произносит. При этом выгибаясь и становится еще мокрее.

— Хочешь что-то новенькое, будет тебе новенькое.

Я вытаскиваю из нее пальцы и переворачиваю ее на живот. Стаскиваю ее джинсы оголяя ее сочные ягодицы. Я разделяю ее желание и страсть и не могу больше терпеть. Да и не вижу смысла.

Вхожу в нее сзади так быстро, что она даже вскрикивает.

— Извини — шепчу я ей на ухо целуя ее спину.

— Все нормально. Продолжай— говорит она прерывисто.

Муза упирается лбом в пол и сжимает руками покрывало под собой. Ее глаза закрыты, а губы приоткрыты в сладострастном стоне. Ей нравятся мои резкие и глубокие движения. И это заводит меня и всегда будет заводить.

Ее стоны становятся громче.

— Тише, малышка. Не хочу, чтобы твои стоны слышал кто-то кроме меня.

Она прикусывает покрывало и заглушает рвущиеся наружу крики удовольствия. Я придавливаю ее к полу своим телом и чувствую, что она готова кончить. Я ощущаю, как она сжимается внутри, как ее мышцы твердеют, как она берет меня в плен. Я не поспеваю за ней. Ускоряю темп и кончаю вслед за ней.

— Черт — выдыхаю я, утыкаясь лбом в ее спину — ты невероятная.

Она ничего не говорит. Только тяжело дышит. Я выхожу с нее и натягиваю джинсы. Она поправляет одежду и переворачивается на спину. Какое-то время мы просто лежим рядом. Это было слишком хорошо, чтобы сейчас разговаривать. Мы бы пролежали так всю ночь, но противный звук школьной сирены прерывает наше свидание.

Комментарий к Глава седьмая

Надеюсь вам понравилась новая глава и не смутило наличие аж двух сексуальных сцен. Они так увлечены друг другом, что это неизбежно. Пускай наслаждаются друг другом….пока могут)))))))) Хохо

========== Глава восьмая ==========

— Что это? — спрашивает Муза, надевая футболку.

— Тревожная сирена. Что-то случилось.

Когда мы спустились с крыши, во дворе уже собрались студенты. Они были в пижамах, сонные и перепуганные.

— Мне нужно найти девочек — сказала Муза, вертя головой по сторонам.

— Ты в порядке?

Она выглядела такой растерянной.

— Да…я… слишком много эмоций. Слишком много страха.

Я хотел положить ей руку на плече, дать понять, что я ее поддерживаю, но не успел.

— Муза — крикнул кто-то.

Обернувшись, я увидел, что к нам спешили ее подруги. Во главе с Мисс Гринпис, которая сразу бросилась обнимать Музу.

— Тебя не было в спальне. Я испугалась — щебетала она.

— Все в порядке, Терра. Я просто гуляла. — соврала Муза.

Вместе с ними был и Скай. Что ни разу не удивительно.

— Ривен? Что ты тут делаешь? Я думал, что ты с… — потом он посмотрел на Музу, которая была единственная не в пижаме и многозначительно замолчал.

— Что вообще происходит? Почему включили сирену? — спросила Блум — и где мисс Даулинг?

Я осмотрелся вокруг и здесь были одни студенты. Мисс Даулинг и Сильва не было здесь и это странно.

— Что-то не так — сказала Муза еле слышно.

Она отошла от нас и стала продвигаться в центр двора. Ближе к лесу. Она смотрела в лесную тьму не моргая.

— Муза — окликнула ее Терра.

Но она не останавливалась. Шла, медленно и размеренно, пока не остановилась у самой черты леса. Она смотрела куда-то меж деревьев, а потом закричала. Ее крик был настолько сильным и проникновенным, что все вздрогнули. Муза упала на колени и обхватила голову руками. Она кричала не переставая. Мы все бросились к ней. Но было поздно. Из лесной чащи окутаны мраком наступали сожженные.

Кто-то из фей тоже закричал. Многие бросились обратно в школу в надежде укрыться в ее стенах.

— Специалисты! — крикнул Скай — в оружейную!

Все специалисты бросились обратно в свой корпус за оружием. Я мешкал пару минут. Не могу решиться куда мне идти. Побежать к ней или за оружием.

— Рив, пошли — Скай потянул меня за руку — они ей помогут.

Блум и вся компания бросились к Музе. Забегая в школу, я видел отблески огня.

— Где Сильва? — спросил Скай собирая оружие.

Он пытался выглядеть собранным и серьезным, но я знал, что он волнуется. Как волновался и я.

Когда специалисты, с мечами наголо вернулись во двор там было настоящее поле боя. Феи выступили в атаку. Феи огня стояли первыми. Они метали огненные стрелы и шары в сожженных. Тех, кто прорывался ждали феи земли. Они опутывали их корнями и лозами. Подрывали землю у них под ногами. Затягивали их сыпучие пески. Феи воды и воздуха были последними рубежами. Они устраивали водяные вихри и смерчи засасывая в них сожженных. Это все упрощало работу специалистам.

— Нужно проверить все по периметру. Вдруг они и, с другой стороны, наступают — командовал Скай.

Сильва мог бы им гордится. Он был настоящим предводителем. Под его командованием мы поспешили на помощь феям. Мы отрубали головы и конечности каждому сожженному, который попадался нам на пути. Феи специально подводили их к нам давая нам возможность убить их.

Муза так и продолжала сидеть на земле обхватив голову руками. Вокруг нее бушевало пламя и стихия. Я стал пробираться к ней. Один из сожженных вырвался из водяного вихря и прыгнул на меня. Я отрубил мечом ему руку, но он продолжил наступать. Я занес меч над его головой, но он взмыл вверх. Плотные корни опутали его тело и отбросили далеко в лес. Оглянувшись, я увидел Терру. Мисс Гринпис спасла мне жизнь. Я кротко кивнул ей и пошел дальше.

— Муза — я попытался ее поднять, но ее тело словно превратилось в камень — Муза, посмотри на меня. Тебе нужно уходить отсюда.

Но, она просто сидела, раскачиваясь взад и вперед.

— Так много — шептала она — так много чувств.

— Да. Они все напуганы и поэтому тебе лучше уйти.

У нас над головой пролетел огненный шар. Я накрыл ее собой. Я чувствовал жар у себя над головой.

— Муза — закричал я — уходим!

— Напуганы не мы — Она подняла на меня свои заплаканные глаза — а они.

Она снова посмотрела в лес. Из темноты на нас двигалась еще одна группа сожженных. Намного больше той, от которой мы отбивались.

— Уходим — крикнул я назад — отступайте.

Я пытался ее поднять, но не мог. Муза уперлась руками в землю и снова закричала. Громче чем прошлый раз. Ее крик не был просто криком. От него исходили какие-то вибрации. И эти вибрации создали барьер, стену. Она была практически неосязаемой. С легким оттенком фиолетового свечения. Сожженные замедлились. Некоторые подходили к барьеру, но не могли через него пройти. Те, сожженные, что уже были за барьером стали падать на землю и корчится.

Я оглянулся назад и увидел, что сражение прекратилось. Все остановились и завороженно смотрели. Барьер спасал нас. Защищал от них. Но, силы Музы были на исходе. Барьер становился тоньше и растворялся. Тогда другие феи разума сделали то же самое. Они упали на колени приложив руки к земле и стала применять свои силы. Откуда-то они знали, что нужно делать, ибо барьер стал крепчать. Десятки фей разума в унисон применили свои силы отталкивая сожженных.

— Отступаем в школу — закричал Скай — долго он не простоит.

Феи и специалисты стали отступать. Несколько специалистов, в том числе и мы со Скаем остались возле фей разума. Их нужно было защитить, когда барьер падет. Мы были готовы умереть за них. Я был готов умереть за нее.

Барьер снова начинал тончать. Феи теряли силы, и мы были готовы снова броситься в бой. Но, в этом не было нужды. За растворяющимся барьером мы увидели других специалистов и фей. Они пронзали мечами сожженных. Сжигали их, топили и рубили. На груди у них были нашивки. Знак королевы Луны. Это была подмога от королевы Солярии. Мы все облегченно опустили мечи. Феи убрали руки, и барьер исчез. Кто-то из них потерял сознание. В том, числе и Муза. Она рухнула без сил на землю. Ее лицо было бледным, а веки полузакрыты.

— Забирайте их и уходите в школу — крикнул кто-то из специалистов королевы.

Я взял ее на руки, и мы направились обратно в школу.

— Там Сильва — сказал Скай поддерживая под руку одну из фей.

Я обернулся и увидел сверкающий меч Сильва. Он дрался с остальными.

— Пойдем. Он справится.

Неохотно, но Скай послушал меня и пошел следом.

Мы завели всех фей разума в большой зал. Там творился хаос. Некоторые феи в ходе битвы пострадали. У кого-то были ожоги, у кого-то следы сожженных. Профессор Харви разрывался между ними.

— Положи ее на стол — крикнул он меня пробираясь к нам с десятками колбочек в руках.

— Муза.

К нам подбежала Терра. Она испуганно смотрела на соседку.

— Она в порядке. Просто лишилась сил. Перенапряжение — успокоил нас профессор Харви — Терра, иди в мой кабинет и принеси настойку белладонны.

— Белладонны? — переспросил я — вы хотите ей помочь или отправить ее в трип?

— Белладонна поможет ей, расслабиться и уснуть — она влила ей в рот несколько капель настойки — Терра, дай настойки остальным феям разума и разведите их всех по спальням. Им нужен отдых.

Мне хотелось отнести ее в свою комнату и сидеть у ее кровати. Я хотел быть первым, кого она увидит, когда проснется.

— Давай отнесем ее в нашу спальню — предложила Терра — иди за мной. Я покажу тебе дорогу.

Я взял Музу на руки и покорно пошел за Террой. Зайдя в их спальню, я бережно положил ее на кровать. Терра принесла ей плед. Я смотрел на ее, теперь умиротворенное лицо, и был рад, что она меня сейчас не видит и не чувствует моих эмоций. Я чувствовал горечь, сожаление, страх, злость. Мне хотелось лечь рядом и обнимать ее. Но я не мог этого сделать.

— Спасибо, что помог — сказал Терра, поправляя одеяло.

— Ты тоже помогла мне. Чем не сказано удивила меня. Я был таким мудаком с тобой, а ты меня спасла.

— Что я могу поделать. Я добрая и всех прощаю.

Какое-то время мы оба просто смотрели на спящую Музу.

— Пойду найду Сэма — сказал Терра, направляясь к выходу — скажу ему, что Муза в порядке. Он, наверное, волнуется.

Перебарывая дикое желание остаться с ней, я ушел. Она в безопасности и это главное.

— Почему он волнуется? — спросил я, когда мы возвращались в большой зал.

— Ну… Мне кажется у них что-то наклевывается. Они нравятся друг другу и это видно.

Это уж вряд ли, сказал я про себя. Казалось, что прошла по меньшей мере неделя, но всего час назад мы с Музой занимались любовью на крыше. И я точно уверен, что Сэм ей не нравится. Она только моя. Ее тело, ее сердце, ее душа они только мои. Она моя. А я ее.

Всю следующую неделю мы с Музой не виделись. Она восстанавливала свои силы. А ее подруги кружили над ней оберегая ее от всех и вся.

— Значит у Сильва нет вариантов, почему столько сожженных оказалось так близко к школе? — спросил я Ская за ужином.

— Варианты у него может и есть, но он не собирается делиться ими со мной — ответил Скай с обидой в голосе.

— Да, хреново.

— Не то слово. Королева распорядилась оставить дополнительную охрану для школы. А это значит, что они очень сильно обеспокоены. Так ведь? Рив?

Я отвлекся на свой телефон и прослушал.

— Что? Прости я отвлекся.

— Это от Музы? — спросил он, смотря на меня со странной улыбкой — если честно, то я в шоке. Я мог представить тебя с кем угодно, но она…

— Слишком хорошая для меня? — закончил я за него.

— Я не это имел в виду, Рив.

— Все нормально. Я понял, о чем ты.

— Как она, кстати? Она всех нас спасла.

— Не знаю. Мы не виделись всю эту неделю. Только обменивались смс. Она говорит, что все в порядке. Но я не поверю в это пока неубедюсь лично — я верчу в руках телефон ожидая ответа на свое смс.

— Невероятно, что любовь творить с людьми.

— Уж кто бы говорил, Скай. Как твоя рыжая зазноба? — я кивнул в сторону Блум сидевшей на несколько рядов впереди — уже успели проверить с ней на прочность ее кровать?

— Вечно ты все сводишь к сексу-возмутился Скай.

— Не строй из себя воспитанницу пансиона благородных девиц. Я с тобой не первый год живу в одной комнате. — я отправил в рот последний кусочек курицы — И нет ничего постыдного в том, чтобы хотеть секса со своей девушкой.

— Я не уверен, что Блум моя девушка. Кстати, вы с Музой тоже вроде бы официально не объявляли о своих отношениях. Почему?

Я раздражённо стукнул стаканом по столу.

— Все из-за Беатрикс. Когда я сказал, ей что, между нами, все кончено, ее реакция была очень красноречива. Я опасаюсь, что она может что-то сделать Музе.

Я посмотрел через весь зал на Беатрикс и Дейна. Они сидели одни за столом и что-то обсуждали. Я не видел их в момент нападения сожженных. Что есть весьма странным.

Мой телефон завибрировал, и на экране высветилось смс от Музы: Я вырвалась от своих стражей. Давай встретимся в заброшенном корпусе специалистов. В классе истории.

— Мне пора.

Я взял со стола яблоко и поспешил на встречу. Что-то было в том, как Беатрикс проводила меня взглядом. Я решил не рисковать и пошел к Музе другой дорогой.

Когда я пришел она уже ждала меня сидя на одной из парт. Пока я не увидел ее я даже не догадывался насколько сильно я по ней соскучился. За пару секунд я пересек класс и впился в нее страстным поцелуем. Я так тосковал по этим губам.

— Я вижу ты скучал по мне — сказала она, прерывая поцелуй и обнимая меня за шею.

— Безумно — ответил я коротко.

Она раздвинула ноги позволяя мне стать между ними и приблизится еще ближе. Я чувствовал, как ее соски твердели под тонкой футболкой. На ней не было лифчика.

— Я хочу тебя — простонала она.

— Я тоже безумно хочу тебя, детка — ответил я, смотря в ее прекрасное лицо — но, ты такое пережила. Я думаю, тебе нужно еще отдохнуть.

Она недовольно замычала.

— Девочки и так вьются вокруг меня, как матушки — наседки. Шагу ступить не дают. А я в полном порядке. Серьезно — одной рукой она обнимает меня за шею, а другой упирается мне в грудь — и я готова порезвится с тобой.

Я вижу, что она хочет меня. Это читается в ее горящих желанием глаза. В ее выгнутой спине и приоткрытых губах.

— Они просто волнуются за тебя. И я волнуюсь. И — я не хочу этого говорить, но говорю — Сэм.

Она замирает. На ее лице отпечатывается недоумение и удивление.

— Сэм? Брат Терры? С чего ты взял, что он за меня волнуется?

— Мне Терра сказал, что у вас что-то наклёвывается.

Я ругаю себя, что завел этот разговор. Все ведь так было хорошо, зачем я начал все портить. Я все порчу, как обычно. Муза смотрела на меня, а потом просто улыбнулась. Она притянула меня к себе и у самых моих губ прошептала:

— Есть только ты. Мне не нужен Сэм. И у меня нет к нему никаких чувств. Есть только ты и мы. И больше никого.

— Скай прав, ты слишком хороша для меня.

Муза берет меня за подбородок и поворачивает моё лицо к себе.

— Запомни, Ривен, ты достоин всего самого лучшего. И не смей думать, что иначе.

В такие моменты мне кажется, что она это сон. Неужели она может быть настолько доброй, мудрой, терпеливой девушкой. И я не верю, что я заслужил ее. Я целую ее в висок. И надеюсь, что это продлится вечно.

— Знаешь, Аиша сегодня рассказала нам кое-что странно — говорит Муза, прижимаясь к моей груди.

— Что именно?

— Ты ведь знаешь, что она теперь новая помощница мисс Даулинг. И в приемной мисс Даулинг она нашла подслушивающее средство. Ей удалось услышать часть разговора между мисс Даулинг и Сильва.

— О чем они разговаривали? — я отступаю от нее, чтобы видеть ее лицо.

— Аиша сказала, что они уверены в том, что кто-то отключил внешний барьер. И поэтому проникли сожженные. И еще, они уверены, что это кто-то со школы.

— Они что считают, что кто-то сделал это специально? — мне трудно в это поверит.

— Да. Кто-то из студентов. Но для этого нужно быть очень сильной феей. Именно феей. Уж прости, но специалисты на такое не способны.

В моей голове первым всплыло имя Беатрикс. Она, конечно, безумная, но чтобы настолько. Это уже отдельный уровень безумия. Такие действия должны иметь реальные причины.

— А Скай знает об этом?

— Нет. Блум не рассказывала ему. У них очень странные отношения.

— Это мягко говоря — подтвердил я. Я провел рукой по ее шелковистым волосам.

От одной мысли о том, что мне сейчас нужно ее отпустить я ненавидел Беатрикс еще сильнее. А заодно и себя за то, что я не могу ее защитить.

Проводив Музу до корпуса фей, я твердо решил, что нужно покончить с Беатрикс. Она уже давно что-то скрывала. Она не так просто пробралась в кабинет мисс Даулинг. Все это время она играла в какие-то свои игры. И пора выяснить в какие.

Комментарий к Глава восьмая

Надеюсь вам понравилась новая глава.

Вы мое вдохновение.

Хохо

========== Глава девятая ==========

Скай осуждающе смотрит на то, как я забиваю косяк. Я давненько не курил. Желания не возникало. Алкоголь и травка помогали убежать от реальности. Забыть все плохое. Но, теперь мне нечего забывать. Я не хочу забыть реальность. Не хочу забывать Музу. Плохое всегда будет, но хорошего стало больше.

— Я все равно не понимаю, как травка поможет тебе выведать планы Беатрикс?

— Я накурюсь с Дейном и он сам сболтнет мне все их планы — ответил я, облизав край бумаги и заклеив косяка — он не умеет пить. Дейн быстро пьянеет, и говорит все что на ум приходит.

— А ты так уверен, что он знает про ее планы?

Скай был настроен скептично.

— Стоит попробовать. Что мне терять?

Дейн тренировался с остальными специалистами первокурсниками. Они отрабатывали приемы защиты. Я присел на одну из скамеек, закурил сигарету, и стал пристально наблюдать за ним. Я знал, что он меня заметит. Именно этого я добивался.

— Ты слишком сильно топаешь ногой, когда идешь в нападение. Так ты даешь своему противнику понять, что планируешь делать дальше — подметил я, когда Дейн подошел к соседней скамейке выпить воды.

— Я работаю над этим — холодно ответил Дейн.

— Уф, что за неприветливость, Дейни.

— Дейн — поправил он меня.

Придется поменять тактику. Беатрикс, похоже, его уже обработала.

— Послушай, чувак — я обхватил его за шею — в последнее время мы мало проводили время вместе. Ты злишься. Я вижу. Но, я готов искупить свою вину — я раскрыл свою куртку и показал ему фляжку в боковом кармане — и немного отличной травки.

Несколько минут он размышлял. Или делал вид, что размышляет. Набивает себе цену. Строит из себя обиженную дамочку.

— Ладно. Пойдем.

Я притворно похлопал Дейна по спине. Я знал, что он сдастся.

— Беатрикс, тоже стала не особо общительной в последнее время — рассказал Дейн, когда мы направлялись в наше место, в кабинет завхоза в заброшенном корпусе специалистов.

— С чего бы это? — спросил я словно невзначай.

— Не знаю — Дейн бросил свою сумку на стол — я ей был не особо интересен.

— Как и она тебе. Не так ли? Ты ведь гей, да?

Я прикурил косяк, и передал его Дейну.

— Ну… — протянул он, выдыхая дым — это сложно.

— Для решения сложных проблем у нас есть травка. И алкоголь.

Как я и предполагал, Дейн быстро опьянел. Несколько затяжек, пара глотков, и он уже охмелел. Мне же нужен был здравый рассудок. Я курил не затягиваясь, а алкоголь вовсе не пил. Лишь притворялся.

— Нет, она классная. Горячая — рассуждал пьяным голосом Дейн — из-за нее я не уверен в своей ориентации.

— Да, Беатрикс еще та бестия. Она весьма многогранна — мне было неприятно говорить о ней. Но я должен был втереться к нему в доверие, снова — у вас ведь что-то было?

— Нет — резко ответил Дейн.

— Брось, я не ревную. Мне все равно. Можешь спать с ней — я сделал пару фальшивых глотков — я видел, как вы на днях мило шушукались с ней за ужином.

— У нас с ней ничего не было. Хотя, я был бы не против — он хотел сесть на парту, но слегка промахнулся и пошатнулся — мы говорили о другом.

— О чем?

Мне показалось, что я спросил слишком резко. Слишком явно. Ибо он замолчал. Но, благо, он был слишком пьян, чтобы что-то заметить. Замолчал он из-за подступающей рвоты. Его вывернуло в старое мусорное ведро.

— Мы говорили о машинах — сказал он, вытирая рот рукавом.

— О машинах?

— Да. Она просила меня достать ключ от одной из школьных машин.

— Зачем ей это?

Дейн неуклюже пожал плечами.

Значит Беатрикс нужно выбраться из школы. Но, куда, и зачем? И когда? Хоть я и не пил, но голова шла кругом. Слишком много вопросов без ответов.

— Дейн, а ты достал ей ключи?

— Это же Беатрикс. Ей нельзя отказать — он развалился в старом офисном кресле.

Дальше Дейн врубил одну из своих рэперских песен, которые я никогда не понимал, и вечеринка затянулась. В этот раз я ошибся. Прежде, чем отключится, Дейн успел скурить всю травку. Я оставил его спать в той же каморке. Лучше ему не попадаться на глаза Сильва.

Выйдя на улицу, я полной грудью вдохнул прохладный вечерний воздух. Пребывание в маленьком, прокуренном помещении сказалось на мне. Голова была слегка затуманенной. Я опустился на влажную траву. Сумерки окутывали Алфею, и прилагающийся к ней территорию. Я смотрел на ее стены и думал, что сейчас она выглядит величественно. Я никогда прежде так не думал про это место.

Я написал Музе краткое смс:

«Где ты?»

Ответ последовал сразу:

” На спорт площадке»

Она тренировалась одна. Отрабатывала замахи и блоки. Ее движения были грациозными и ловкими. Слишком великолепными для феи.

— Выглядит неплохо.

— Спасибо — она подбежала ко мне и подарила мне быстрый поцелуй — от тебя несет травкой.

— Прости. Мне нужно было развязать Дейну язык.

— Зачем? — она остановилась и оперлась на палку.

— Я хотел узнать какие планы у Беатрикс.

— Беатрикс?

— Да — я хотел ее защитить, но я не собирался все от нее скрывать — она что-то замышляет. Всегда замышляла. Я хочу узнать, что именно.

— Что бы расправится с ней?

— Чтобы защитить тебя. Нас — поправил я ее — я хочу иметь возможность быть с тобой не прячась. Есть конечно, что-то романтичное в том, чтобы прятаться с тобой по темным уголкам. Но, так вечно длится не может.

— И какие у нее планы? — спросила Муза, вертя над головой палку.

— Не знаю. Она не дура. Дейна не посвящала. Но, ей зачем-то нужна машина.

— Вряд ли она поедет на пикник — она четко выполнила разворот с выпадом поразив невидимую мишень.

— Ты остановила сожженных не палкой, а своей силой. Тебе это не нужно.

— Нет. Нужно — перечила она — я не хочу полагаться только на свою силу. И поэтому, я поеду с тобой.

— Куда?

— Ты ведь будешь следить за Беатрикс. И поедешь за ней следом. Я поеду с тобой — я собирался возразить ей, но она подняла указательный палец, и грозно сказал — и не спорь, Ривен. Ты не будешь бороться за наше будущее один.

Что-то во мне перевернулись. Точнее, стало на место. Все вокруг стало на свои места.

— Я люблю тебя — сказал я.

Просто сказал. Это были правильные слова. Это были ее слова. Они принадлежали ей, и только ей.

— Я знаю-ответила она — Я знаю.

Можно было представить и более идеальную обстановку для этих слов. В постели, в объятиях друг друга. Но именно здесь это и случилось. На спортивной площадке. В сгущающихся сумерках.

— Пойдем. Я проведу тебя.

Я протягиваю ей руку, и она уверенно берет ее. Наши пальцы сплетаются. И мир сужается только до нас двоих.

***

Несколько следующих дней я следил за Беатрикс. Я знал куда она ходит, и что делает. Большую часть времени она пропадала в библиотеке. Можно было подумать, что она ничего не замышляет. Обычная студентка. Но, я точно знал, что она что-то задумала.

Я проследил за Беатрикс до входа в подвал. Неожиданно было увидеть ее в компании Блум. К сожалению, я не мог слышать, о чем они разговаривали. И что они там делали, мне тоже было неведомо. Мы как-то с Дейном накуривались там. И ничего кроме старых бумаг не видели.

” Где ты? Нам срочно нужно увидеться!» — смс от Музы заставило меня прервать мою слежку.

Я нашел ее возле входа в кампус специалистов. Она прислонилась к стене, и нервно тарабанила пальцами по руке.

— Где ты был? — сразу набросилась она — нам нужно спешить.

Она потащила меня в сторону гаража с машинами.

— Куда спешить?

— Они уезжают. Беатрикс куда-то увозит Блум. И нам нужно поспешить, чтобы успеть за ними.

— Я не… откуда ты знаешь?

Она остановилась и стала быстро рассказывать:

— Когда мы были в женской раздевалке я подкинула Беатрикс свой старый телефон. Предварительно позвонив на него. Так мы можем слышать их разговоры. И теперь, если я полностью удовлетворила твое любопытство, мы можем идти?

— Ты великолепна — сказал я без тени лжи.

Мы поспешили в гараж со служебными машинами. Мы успели спрятаться за одной из машин, как раз в тот момент, когда туда вошла Беатрикс. Она села в нужную ей машину и выехала из гаража.

— Черт — выругалась Муза — я не подумала о том, как мы заведем машину.

— Тебе повезло, что твой парень не всегда был прилежным юношей.

Все машины в гараже были не заперты, что значительно облегчило мне работу. Несколько минут, пара искр, и машина завелась.

— Ты умеешь угонять машины? — удивилась Муза, садясь на пассажирское сидение.

— Полезный навык, согласись.

Когда мы выехали из школы, они уже скрылись. Хорошо, что из школы вела только одна дорога.

— Что будем делать если мы их потеряем?

— GPRS.

— Супер — я резко повернул в лево — о чем они говорят сейчас?

— Если вкратце, то Блум приснилась фея, которая оставила ее в мире людей. И она всячески пыталась ее найти. И единственная кто ей в этом стал помогать это Беатрикс.

— Не от доброты душевной. У нее явно есть своя выгода.

— Еще бы. Прибавь газу.

Мы ехали за ними несколько часов. Оживлённая трасса помогла нам остаться незамеченными. Когда они свернули на проселочную дорогу, нам пришлось солидно от них отстать.

— Слышно что-то? — спросил я Музу.

— Да. Они вышли из машины. Сверни в этот поворот. Дальше пойдем пешком.

Мы бросили машину в лесной чаще, чтобы ее не было видно с дороги, и пошли пешком. Через несколько минут мы догнали их. Нам удалось спрятаться за большим валуном. Мы видели, как Беатрикс сняла барьер и явила нашему взору руины города.

— О чем они говорят?

— Про Астер Делл — ответила Муза. Она старательно прислушивалась, и шепотом пересказывала мне их слова — Беатрикс говорит, что в этом городе жили мирные люди. Когда их город окружили сожженные, было принято решение сжечь город вместе с людьми. Она говорит, что это решение одобрила королева Луна.

— Не удивлен.

— Беатрикс из Астер Делла? Ты знал это? - спросила Муза.

— Конечно же нет. Мы с ней не болтали по душам за чашечкой какао.

— Она говорит Блум, что та тоже из Астер Делла. Что их родителей убили. И что это сделали Сильва, Харви и мисс Даулинг.

— А вот в это трудно поверить.

Какое-то время они еще стояли на краю утеса, а после двинулись обратно к машине.

— Зачем Беатрикс ей врет? Я не верю, что мистер Харви мог сделать что-то подобное.

— Или Сильва.

Мы подождали, когда они уйдут, и тоже двинулись к машине. Нам не нужно больше следить за ними. Они поедут в школу. Больше им некуда ехать.

— Единственное, что мне приходит в голову это поддержание положительной репутации Розалинды — рассуждала Муза — Но зачем?

Я взвыл и откинулся на сидении. Голова шла кругом. Слишком много информации. И слишком мало от нее толку.

— Что нам делать? — спросила она.

Я протянул руку и провел по ее бедру вверх.

— Пока не знаю.

Муза потянулась. Ее футболка задралась, оголяя живот. Я провел пальцами по ее гладкой коже. Мы впервые за долгое время оказались абсолютно одни. В дали от школы, друзей, проблем. Я скучал по ее телу. А она словно читала мои мысли.

Муза стянула через голову футболку оставаясь в одном черном лифчике. Он подчеркивал аппетитность ее груди. Желание быстро нарастало во мне.

— Иди ко мне — прошептал я.

Она молча скинула свои кеды, стянула джинсы вместе с трусиками и села сверху. Ее решительность, развязность сносила мне голову. Я стал страстно целовать ее губы, шею, грудь. Она тихо постанывала мне на ухо. Ее ловкие пальчики стали расстёгивать мой ремень и освобождать моё желание. В ее маленькой ладони я становился еще тверже.

— Не дразнись — прошептал я ей на ухо покусывая его — дай мне войти в тебя.

Она соблазнительно улыбнулась и направила меня в себя. Я почувствовал, как заполняю ее полностью. Она откинула голову назад. Мы оба издали протяжные стоны. Из-за нашего участившегося дыхания окна в машине запотели. Несколько прядей ее волосы прилипли к шее. Сделав ее чертовски сексуальной. Она двигалась размеренно, наслаждаясь каждым движением. Каждым своим скачком.

Ее дыхание участилось. Крики стали сильнее. Было приятно не заглушать ее стоны, и наслаждаться каждым из них.

— Поторопись, детка. Иначе я кончу без тебя.

Муза стала быстрее двигать бедрами. Я откинулся назад и закрыл глаза. Я хотел прочувствовать момент, когда ее плоть сожмется. Я сжимал ее ягодицы руками, оставляя на них отпечатки своих ладоней. Она сделала несколько последних скачков, и обмякнув упала на мою грудью. Она потянулась ко мне и стала нежно целовать меня. Я выскользнул из нее, но она продолжала сидеть у меня на коленях. Вся мокрая от пота, и пахнущая сексом.

— Ты безумен — прошептала она, целуя мои скулы.

— А ты прекрасна. Особенно сейчас.

Мы остались еще на какое-то время в этой машине. Мы продолжили наслаждаться друг другом пока наши силы не закончились. В последний раз мы обессиленные упали на заднее сидение. Быть в ней снова и снова, вот что было высшей наградой.

В школу мы вернулись к ужину. Нашего отсутствия никто не заметил. Всех занимала только одна новость — Бестрикс убила человека.

========== Глава десятая ==========

Новость про Беатрикс взбудоражила всех. Большинство были напуганы. Убийца среди нас. Всех заботил только один вопрос: действовала ли Беатрикс самостоятельно? Я не спал всю ночь. Не мог уснуть.

— И что они просто поговорили про разгромленный город и уехали? — допрашивал меня Скай утром, за завтраком.

— Да, да, да. Я тебе уже все рассказал. И потом повторил еще раз — злился я.

Злился я, конечно, не на Ская, а на ситуацию. Я волновался за Музу. Мисс Даулинг и Сильва арестовали Беатрикс. Но, я уверен, что она в тюрьме долго не задержится. Она найдет слабое звено в цепи, и ударит по нем. Или уже нашла.

Я нашел глазами Блум. Она сидела в компании своих подруг. И Музы, в том числе.

— Скай, я опасаюсь, что твоя огненная зазноба попалась на крючок Беатрикс. За ней стоит присмотреть — Скай подозрительно отвел глаза в сторону — что?

— Сильва уже попросил меня это сделать — сказал он, наклонившись ко мне через стол.

— Это хорошо. А я присмотрю за Дейном.

— Ты думаешь он на ее стороне?

Мы оба повернулись, и посмотрели на Дейна. Он сидел одиноко, в стороне от остальных. Он хотел ее, желал ее. Может даже любил. Он точно пойдет за ней до конца. Каким бы он не был.

— Да. Он предан ей.

Возле входа в импровизированную тюрьму для Беатрикс выставили охрану. Специалисты — первокурсники охраняли ее круглые сутки. Они думают, что это ее остановит. Они недооценивают Беатрикс. Недооценивают ее возможность влезать в головы людей.

Дейн добровольно вызвался ее охранять. Он как верный пес, который сидит у постели своего больного хозяина. Я настолько был погружен во все эти мысли, что даже пребывание Музы рядом не отвлекало меня. Скай стал больше времени проводит с Блум. То ли по приказу Сильва, то ли из-за собственных чувств. Мы с Музой лежали на моей кровати. Раньше я был бы на седьмом небе от такого счастья. Просто валятся с ней на кровати. Она положила голову мне на живот, и задрала ноги на стену.

— Ты где-то не здесь — она протянула руку и коснулась моей щеки.

— Прости. Я, просто не могу перестать думать про все это.

— Ты волнуешься за меня — констатировала Муза.

— Да. Она уже убила одного человека. Который, между прочим, был ее союзником.

— Ривен — она села по-турецки — я могу за себя постоять. Ты же знаешь, что могу.

— Я знаю. Но, когда дело касается тебя, я не могу мыслить объективно. И поэтому, тебе лучше уехать.

— Уехать?

— Да — сказал я уверено — соври, что тебе позвонила мать, и сказала, что тебе нужно вернуться. И исчезни на какое-то время. Дома она тебя не достанет.

Муза молчала. Я видел, что эта идея ей не по душе.

— Во-первых, она может что-то заподозрить. Во-вторых, моя мать мертва. Мертвые звонить не умеют. И в — третьих, я не оставлю тебя одного все это разгребать. Я не переживу, если с тобой что-то случится.

Мне вдруг стало стыдно. Я никогда не спрашивал про ее семью. Когда умерла ее мать? Как? Долго ли это длилось? Может она болела? Одна мысль о том, что ей пришлось быть рядом с умирающей матерью, разрывало моё сердце.

— Иди ко мне — я притянул ее к себе — ладно, можешь остаться.

— Ох, ну, спасибо.

— Только держись подальше от Блум.

— Почему? Она моя подруга — возмутилась Муза.

— Из-за Беатрикс. Она внушила Блум, что является единственной, кто говорит ей правду про ее семью.

— А это единственное, чего хочет Блум — закончила она за меня.

— Именно.

— Но, Блум не станет рисковать нами всеми. Ведь не станет? — его глаза были полны беспокойства и тревоги.

Дверь в комнату резко распахнулась. Скай влетел как вихрь. Он был весь на взводе. Метался по комнате как зверь.

— Что случилось? — спросил я его.

— Она меня опоила — вскрикнул он.

— Кто?

— Блум. Она усыпила меня. Мы были в каменном круге. Через поцелуй она передала мне снотворное.

— Я же говорил, что рыжие двинутые.

— А что она делала в каменном кругу? — спросила Муза.

— Не знаю. У нее была какая-то книга.

Муза уставилась в пустоту перед собой.

— О боже — прошептала она.

— Что? — хором спросили мы.

— Она заряжала специальный амулет, который поможет снять с Беатрикс волшебные наручники. Она хочет ее выпустить. Она правда это сделает.

Мы удивленно уставились на нее.

— Беатрикс не единственная умная в этой школе — ответила Муза с нотками обиды в голосе.

— Значит, она ее скоро выпустит — подытожил Скай.

— Или, уже выпустила — закончил я.

Неведенье. Неведение и ожидание худшего. Истинная пытка.

Блум не заставила нас долго ждать. Она освободила Беатрикс. А вслед за ней и Розалинду. Желание узнать своих истинных родителей затмило разум Блум. Но, это видели немногие. Для всех она была той, кто спасла школу от сожженных. Была могущественной феей. Я же видел ее другой. Она была той, кто пойдет по головам ради своей цели. И не важному, кому она этим навредит. Одно дело, пожертвовать Беатрикс, и совсем другое друзьями. Я стал опасаться ее. Ее и Дейна. Его преданность Беатрикс была просто за гранью. Он не только поспособствовал ее освобождению из тюрьмы, но и спас ей жизнь. Действие ловушки мисс Даулинг убило бы ее. И это было бы к лучшему.

Я стал ждать подвоха от них двоих. Стал осторожней. Когда Муза сообщила, что они отправятся на родину Блум, я назначил ей встречу за барьером. В том подвале, где мы прятались от сожженного. Я не доверял Блум, но я не могу отрицать, что Муза способна себя защитить. Я должен ей доверять.

-Тебя никто не видел? — спросил я сразу, как она вошла в подвал.

-Ты параноик — она обвила мою шею руками и поцеловала.

Со всеми этими заботами и проблемами я забыл какая же она. Я положил руки ей на талию, и притянул ближе. Ее присутствие отодвигало все проблемы на задний план. Какая-то сила была в ней. И эта сила передавалась мне.

-Как долго вас не будет? — спросил я.

-Не знаю. Мы ненадолго. Блум нужно поговорить с родителями.

-А она не может сделать это сама?

-Ты бы не оставил Ская в аналогичной ситуации. И я не оставлю Блум.

Я провел большим пальцем по ее алым губам.

-Я не хочу тебя отпускать — признался я.

— Это просто поездка в Калифорнию. И все. Мы быстро вернемся. Ты даже не успеешь заметить моё отсутствие.

Что-то внутри меня протестовало. Но, Муза не была моим домашним питомцем. Я не мог приказывать ей остаться со мной.

-Хорошо — сдался я.

Ее губы расплылись в довольной улыбке. Она подарила мне самый страстный поцелуй, который только у нас был.

-Когда я вернусь, тебя будет ждать награда — сказала Муза, сексуально облизав губы.

-Какая награда?

-Вернусь и узнаешь.

Желание горело в ее глазах. Пора признать, она самая соблазнительная девушка, которую я когда-либо встречал. Она источала сексуальность.

-Иди. Или я наброшусь на тебя прям здесь — сказал я, скользя взглядом по ее телу.

Она чмокнула меня на прощание и убежала.

Единственный, кто разделял мою тревогу, был Скай. За считанные секунды весь его мир рухнул. Он даже был в более плачевном положении, чем я. Я встретил его одиноко сидящим на спортплощадке. Я опустился на мат рядом с ним. Какое-то время мы молчали.

-Ты прощался с Музой? — спросил он.

-Да.

-Хорошо.

-Скай, он бы не стал убивать лучшего друга, не имей на то веских причин — пытался я подбодрить друга.

-Я знаю. Но, это же отец. Сильва столько лет врал мне.

—Ложь во благо. Он хотел тебя защитить.

-Господи — взвыл Скай — я запутался.

-Я знаю — я похлопал его по плечу — мы разберемся.

-Как тебе удается справляться с проблемами? Ты же постоянно во что-то влипаешь — спросил Скай, когда мы направлялись в корпус специалистов.

-Я пью. Это помогает решить большинство проблем, кроме алкоголизма.

Скай рассмеялся. Я был рад слышать его смех.

Закончился день не на такой смешной ноте. Выходя из своей спальни, я наткнулся на Беатрикс и Дейна.

Засунув руки в карман своего ромпера она преградила мне путь. Самодовольство четко читалось на ее лице.

— Что тебе нужно, Беатрикс? — холодно спросил я.

— Мы победили — сказала она восторженно.

— Мне все равно.

Я пытался скрыть свои эмоции. Быть предельно отрешённым. Безучастным.

— Мисс Даулинг мертва — пропела Беатрикс.

Я остановился. Она пригвоздила меня к полу этими словами. Это означало только одно, теперь школа в руках Розалинды. И Беатрикс. Мир, который мы знали, стал рушиться. По частям. По кусочкам. Все способные феи Иного мира учатся в Алфее. И теперь, все они под руководством Розалинды. Грядут темные времена.

— Эта новость тебя поразила. Не так ли?

Она кружила вокруг меня, как коршун вокруг своей добычи.

— Мисс Даулинг была хорошей. И твоя ложь, про нее и Сильва, и профессора Харви, долго не продержится.

— Ооо, значит это ты подслушивал меня. Это, почти романтично. Не находишь?

— Нет. Это вообще не романтично — отрезал я — ты сумасшедшая.

— Ривен, ты не прав — подал голос Дейн — все совсем не так. Их план…

— Я ничего не хочу знать ни о ней, ни о тебе, ни о каком-то плане. Ты, Дейн, под ее чарами. И не видишь реальности.

— Он не под моими чарами — сказал Беатрикс.

Ее спокойствие меня пугало. Я чувствовал, как от нее исходит самоуверенность. Пугающая сила и власть. Власть над Дейном. И, возможно, надо мной. Я не мог этого допустить.

— А под чьими?

— Под моими — раздался женский голос за мой спиной. Розалинда.

— Он тоже друг — сказал Беатрикс.

А дальше случилось, что-то необъяснимое. Глаза Розалинды сверкнули белым светом, и волна холода прокатилась по моему телу. Она сконцентрировалась где-то в груди и в голове. Что-то странное творилось внутри меня. В моем сознании стали всплывать образы. Муза, ее голос, ее облик, ее вкус. Все это появлялось, а потом исчезало. Ее лицо растворялось в моей памяти. Стиралось. Я слышал, как ее смех затихает где-то в тумане. Я забывал ее.

— Нет!!! — закричал я, падая на колени.

Я хватался за последние воспоминания о ней. Мы с ней в машине. Мы с ней на крыше. Я хватался за запах ее кожи. За ее стоны. Я пытался удержать ее в своей памяти, но не мог. Они ее отнимали. Воспоминание за воспоминанием. Холод сковывал мою душу и разум. Выжигал ее оттуда. Еще мгновение и все было кончено. Я забыл ее. Забыл все.

— Вот видишь — Беатрикс склонилась надо мной — я же говорила, что ты будешь моим.

— А разве, когда-то было не так? — спросил я.

Комментарий к Глава десятая

Как вам новая глава?

У меня была идея, продолжить от имени Музы. А эпилог снова от имени Ривена. Или не прыгать между ними, и продолжить от его имени?

========== Глава одиннадцатая ==========

Муза

Солнце взошло. Я всю ночь не могла сомкнуть глаз. Его больше нет. Моего Ривена больше нет. Розалинда что-то сделала с ним. Все его сознание словно затуманено. Там какой-то барьер. Пробравшись через который, я нашла только пустоту. Его больше нет. Физически он есть. Но он не помнит меня. Не помнит наших чувств. Не помнит, как сильно я его люблю. Как он любил меня. Я должна была это сказать два дня назад. В нашу последнюю встречу я должна была сказать ему, что люблю его. Я вообще не должна была уходить, и оставлять его одного.

Теперь он снова с Беатрикс. Наше возвращение стало кошмаром. Мисс Даулинг — мертва, Сильва — арестован, а профессор Харви на волоске от увольнения. Или, и того хуже, смерти. У всех свои проблемы. Терра и Сэм волнуются за отца. Он, в свою очередь, за них. Стелла озадачена поведением матери. Блум разрывается между поисками мисс Даулинг и Розалиндой, которая держит ее на коротком поводке именами ее родителей. Аиша озабочена всей ситуацией в целом. А Скай, единственный человек, который знал про нас, занят проблемой с отцом.

На фоне всего остального потеря парня это просто пустяк. Но я захлебываюсь в собственных горьких эмоциях. Мой мир остановился. Я чувствую такую боль внутри и горечь, что хочется кричать. Кричать так громко и сильно что бы услышали все. Мне хочется убить Розалинду за то, что она с ним сделала. За то что она отняла его у меня. Сильная любовь несет такую же сильную боль.

— Это невыносимо! — Аиша громко поставила тарелку на стол.

Мы все вместе сидели за ужином в столовой.

— Что случилось? — спросил Сэм.

— Они изымают книги — злобно шептала Аиша — по приказу королевы Луны.

Стелла заерзала на месте, и виновато опустила глаза в тарелку.

— Тебя никто не винит — уже спокойней сказал Аиша.

Стелла благодарно улыбнулась.

— Отец рассказал, что у него тоже изъяли старинные письмена — голос Терри дрожал.

— Какие именно книги они забрали? — спросил Скай.

— Отец сказал, что книги о защите — ответила Терра — они не хотят, чтобы мы могли защищаться. Только нападать.

Атмосфера в школе была напряженной. Все это чувствовали. Алфее изменилась. Королева Луна распорядилась, чтобы охрана постоянно присутствовала в школе. Они следили за каждым нашим шагом.

— Мы все под колпаком — констатировала Аиша.

— Не все — Терра взглядом указал на Беатрикс.

Она сидела за несколько столов от нас в компании Дейна и Ривена. Беатрикс показательно оперлась на плечо Ривена и смеялась с шутки Дейна. Мне следовало бы отвернуться. Не смотреть. Но, я не могла этого сделать. На одну секунду наши взгляды встретились. Я смотрела в родные глаза, которые смотрели как чужие. Вынести это было невозможно.

— Я пойду в свою комнату — сказала я.

— Муза, ты в порядке? — Терра смотрела на меня насупив брови — ты ничего не съела.

— Да. Я в порядке — соврала я — просто, слишком много эмоций.

Я надеваю наушники, и переношусь в свой мир. Раньше это спасало. Больше нет. Даже этот мир стал бесцветным.

— Муза — догоняет меня Скай — глупый вопрос, но ты в порядке?

Скай единственный кто знал про нас с Ривеном. Он единственный связной элемент, между нами. Единственный, кто не дает мне усомнится во всем, что было между мной и Ривеном.

— Я не знаю — ответила я честно — все странно.

— Ты уверена, что…

— Уверена — перебила я его — мы с ним попрощались два дня назад. И все было хорошо. Это был мой Ривен. А сегодня утром это был уже не он. Я применила свою силу и наткнулась на стену. Это могла сделать только Розалинда.

— Он, действительно, изменился — подтвердил Скай — что ты будешь делать?

— Я не знаю. Извини, Скай. Я пойду.

Я не могла справиться со своими эмоция. Эмоции Ская мне было уже не вынести. Здесь слишком много эмоций, страха, переживаний, тревоги. Я не могу больше здесь находится.

Ривен

Утро получилось странным. Я проснулся в компании Беатрикс и Дейна. Я смутно помню, что было вчера. Помню много алкоголя и табачного дыма. Чёртово похмелье. В ванной попытался привести себя в чувство холодной водой. Но, все равно чувствую себя странно. Что мы вообще делали вчера? Все мои джинсы в грязи.

Выйдя из ванной, наткнулся на Беатрикс.

— Доброе утро — она поднялась на цыпочки и поцеловала меня.

— Где мы, Би?

— Это моя комната — ответила она.

— Ты фея — первокурсница, у тебя не может быть отдельной комнаты.

— Это привилегия, которую мне наддала Розалинда за верную службу.

— Кто такая Розалинда? — я не могу вспомнить это имя. В голове словно провал. Мы что настолько много выпили?

— Директор Алфеи — ответила Беатрикс.

— Фара Даулинг директор — поправил я ее.

— Ох, дорогой — она подошла ко мне и поправила мои волосы — ты забыл. Даулинг больше нет. Теперь Розалинда наш директор.

— С каких пор? Я не помню этого.

Я растерялся. Я пытался вспомнить что я делал на прошлой неделе. Но, не мог. Словно меня и не существовало до вчера.

— На прошлой неделе, во время тренировки Скай специально нанес тебе удар в голову. И некоторая информация вылетела у тебя из головы. Это ерунда.

Объяснила мне Беатрикс. Ее голос был ласковым и лилейным. У меня нет оснований ей не верить. Это же Беатрикс. «Ты должен ей верить» шептал мне внутренний голос.

— Мне нужно принять душ — сказал я.

— Я могу составить тебе компанию — Беатрикс игриво улыбнулась, и потянула руки к моему ремню.

— Я и сам справлюсь. Предложи это Дейну.

Беатрикс расстроенно отступила. Холодный душ поможет мне прийти в себя. И пара чашек кофе. А лучше литр кофе.

Утро в Алфее уже началось. Студенты спешили на уроки. Шум, исходящий от них, раздражал меня. Кто-то задел меня плечом, а после затянул в темный угол. Девушка с двумя хвостиками сразу впилась в мои губы. Сказать, что я был удивлен не сказать ничего. Я взял ее за плечи и отодвинул от себя.

— Ривен, ты чего? — спросила она удивлено.

— Я чего? — спросил я в ответ — это ты набросилась на меня с поцелуями. Для вас, фей, нормально целовать незнакомых парней?

— Не знакомых? — переспросила девушка.

Ее глаза загорелись фиолетовым. И она отступила от меня, как от прокажённого.

— Что случилось? — испугано прошептала она.

— Ладно. Дорогуша, у меня жуткое похмелье, и все чего я сейчас хочу это холодный душ и литр кофе. А если это был какой-то странный подкат, то давай потом.

Оставляю ее перепугано пялится в стену перед собой. Странная какая-то. Феи разума все с прибабахом.

— Ривен?

Я наткнулся на Ская в комнате. Он выглядел очень свежо. И был готовым к новому дню. Чего нельзя сказать про меня.

— Хреново выглядишь. Ты в норме?

— Да. Странная ночка с Беатрикс — ответил я, роясь в шкафу в поисках чистой одежды.

— Беатрикс? — спросил Скай на повышенных тонах.

— Да, Беатрикс. Умоляю, говори тише — я накинул полотенце на плече, и направился в ванную.

Скай схватил меня за руку у самой двери.

— Но, как же Муза? Они ведь сегодня вернулись.

— Какая Муза? — спросил я — это у меня провалы в памяти, а не у тебя. Я с Беатрикс.

— Ничего не понимаю — пробормотал Скай.

— Прикинь, я тоже — и я захлопнул дверь перед его лицом.

Какие-то все странные.

Муза

Следующие несколько дней были максимально некомфортными. Учеба, жизнь — все изменилось. Вместо мисс Даулинг магии нас стала учить Розалинда. Она не пыталась раскрыть наши силы. Она обучала нас только нападению. Учила нас, как убивать. И не только сожженных. В основном, не сожженных. Это наталкивало нас на мысль, что ее планы могут стоять жизни миллионам людей. Она устраивала нам изнурительные тренировки. Заставляя нас разрушать, уничтожать. Многие сдавались. Что с ними происходило дальше мы не знали. Они просто исчезли. Розалинда говорила, что она отправила их домой. Но. В это не верилось. Мы теперь не верили ничему.

Трудно было не только феям, но и специалистам. Андреас недалеко ушел от Розалинды. Они два сапога пара. Он ужесточил тренировки специалистов. Тех, кто отставал он, использовал в качестве обучающего муляжа. На них отрабатывали приемы. В основном это были первокурсники. Специалисты пытались бунтовать, но они за это дорого платили. Особо ярых отправляли в карцер. Что там с ними делали — тоже было тайной.

Но, сегодня Андреас превзошёл сам себя. На одной из тренировок, одни первокурсник настолько нервничал, что никак не мог попасть ножом в мишень. На замечание Андреаса мальчишка ответил, что ножи — это не главное их оружие. И тогда, Андреас поставил его перед мишенью, и стал метать в нее ножи. Он делал это настолько искусно, что они входили в дерево в паре дюймов от его лица, тела, головы. Мальчик трясся от страха. Его лицо бледнело и покрывалось испариной. Смотреть на это было невозможно. С тех пор, вся школа пребывала в ужасе. Никто не был в безопасности. Но, их страх был мне чужд. Я не чувствовала ничего кроме своего разбитого сердца.

Находится там было просто невыносимо. Я сумела улизнуть от охраны, и выбраться за пределы школы. Прочь от их эмоций. Ноги сами несли меня по лесу за барьер. А дальше, к хижине. К той самой, где была наша последняя встреча.

Здесь все было так же, как и в первый раз. И в последний. Сырые стены, прогнивший диван и кресло, старые полки на стенах. Время здесь остановилось.

Не самое комфортное место. Но, идеальное, чтобы побыть наедине. Только оставшись одна я могла дать волю слезам. Я сразу падаю на колени. Слезы ручьями бегут по моим щекам. Перед моими глазами мелькают наши с ним моменты. И от этого становится еще больнее. Плачь переходит в крик. Крик в ярость. А ярость требует выхода. Я снимаю полки со стен и начинаю их разбивать. Я бью их об диван, об кресло, об стены. Я хочу уничтожить это место. Оно молчаливое напоминание о нас, которых больше нет.

Скай спрашивает, что я буду делать, а у меня нет сил что-либо делать. Все что я могу сделать, это свернуться калачиком на этом сыром полу и молить об забвении. Я молю его, чтобы он отпустил меня. Я хочу забыть его так же, как он забыл меня. Ибо помнить его, и не иметь возможности обнять это десятый круг ада. Моего личного ада.

Когда слезы заканчиваются я продолжаю лежать на сыром полу. Мне все равно на грязь, холод. Все равно на все, кроме него.

Телефон без устали вибрирует. Девочки снова и снова пишут в общий чат. Я не знаю, как долго я здесь пролежала. Наверное, нужно возвращаться. По пути отряхиваю одежду от грязи. Меньше всего мне нужны расспросы.

У барьера я замечаю темную фигуру. Женщину в сером плаще. Розалинду. Непроизвольно мои кулаки сжимаются. Всплеск эмоций во мне волной разносится по лесу, заставляя деревья трещать. Этот шум привлекает ее внимание. Я успеваю спрятаться за дерево и остаться незамеченной. Мне нужно проследить за ней. Я должна знать, что она задумала. Игнорирую надоедливый телефон, и крадусь следом за Розалинд. Она петляет между деревьев. И выходит к поляне со скамьей. Она останавливается возле холма, поросшего цветами и долго на него смотрит. Могила? Тела мисс Даулинг не нашли, но все знали, что она мертва. Будь она живой, она бы не бросила Алфею. Добровольно она бы не оставила своих учеников.

Розалинда стоит над могилой молча. Она делает взмах рукой, и земля разверзается. Из раскопанной могилы поднимается тело мисс Даулинг. Ее глаза умиротворенно закрыты. И только шея, свернута под неестественным углом, говорит о случившемся. Вокруг нее сверкает прозрачная аура. Она ее убила. Какое-то время Розалинда смотрит на нее. А потом обратно закапывает ее. На могиле снова вырастают цветы.

Я не могу до конца осознать всего произошедшего. Но, это точно значимое события. Я бегу обратно в школу. Они должны знать.

Я вбежала в нашу комнату вся растрёпанная. У девочек от неожиданности пропал дар речи.

— Я ее видела — это первое, что я смогла сказать.

— Кого? — спросила растерянная Терра.

— Мисс Даулинг. Розалинда ее похоронила в лесу.

Терра взвизгнула и уронила горшок, который держала в руках.

— Значит она мертва — сказала Аиша.

— Что именно ты видела? — Стелла выступила в перед — вспомни все подробности.

— Она подошла к могиле, и земля разверзлась — стала я рассказывать, меряя шагами комнату — из разрытой могилы поднялось тело мисс Даулинг, и зависло в воздухе. Она не была похожа на мертвеца. Только ее шея была свернута на бок. И вокруг нее было странное свечение. Еле заметное.

Стелла расплылась в улыбке:

—Значит шанс еще есть.

========== Глава двенадцатая ==========

Муза

— Повтори еще раз — голос Ская доносился из динамика телефона Блум.

После слов Стеллы мы позвонили ему. Нужно было обсудить это все вместе. Теория Стеллы звучала безумно, но она могла быть реальной.

— Я сказала, что мисс Даулинг может быть еще жива — повторила Стелла.

— Но, это же безумие — Сэм сидел на диване рядом со мной сложив ноги по-турецки.

— Если все обдумать, то нет — Стелла мерила шагами общую комнату — Моя мать рассказывала мне, что некоторые феи разума, особенно сильные, могут управлять разумом других людей. Они могут внушать им определенные мысли.

— Ты хочешь сказать, что мисс Даулинг внушила Розалинде, что она мертва? — переспросила я.

— Да. Мисс Даулинг сильная фея — подтвердила Стелла.

— Но, почему она тогда остаётся лежать в могиле? Почему не ожила? —спросил Скай.

— А вот это уже дело Розалинды — вмешалась Блум.

С тех пор как Розалинда возглавила Алфею, она всячески пытается привлечь Блум на свою сторону. Она сама ее обучает. Говорит, что хочет развивать ее силу еще больше. Мне кажется, что она просто делает из нее оружие. Блум это понимает, но ее желание найти родителей слишком сильное. Она разрывается, между нами.

— Она могла создать барьер вокруг мисс Даулинг, чтобы сохранить ее тело в хорошем состоянии. — пояснила Блум.

— Это как-то уж слишком странно — Сем откинулся на спинку дивана. От него исходила легкая волна социофобия.

По немного ко мне возвращалась моя сверхчувствительность. Но, все равно не в том объёме, что раньше. Мои личные чувства все затмевали.

— Если это так, то нам просто нужно снять барьер, и мисс Даулинг воскреснет? — во взгляде Аиши читалось легкое недоверие. Ей не верилось, что все может быть так просто.

— Это только легко звучит — ответила Стелла — Розалинда, возможно, самая могущественная фея в Солярии. И снять ее барьер будет очень сложно.

— И что мы будем делать? — спросила я.

— Нужно будет провести ритуал — ответила она — а для этого нам нужны изъятые книги.

— Которые держать в кабинете Розалинды — закончил Скай.

— Супер. Значит мы залезем в ее кабинет — Сем пытался выглядеть спокойным, но его тревога просто кричала внутри него.

— Похоже на то — подтвердила Стелла.

Безумней этого плана не было ничего. Мы готовили переворот. Узнай о нашем заговоре Розалинда, Андреас или королева Луна, нам бы всем пришел конец.

Скай продолжал оставаться на связи, и на заднем плане я услышала голос Ривена. Он с чего-то смеялся. Одна мысль о том, что Беатрикс заставляет его смеяться вызвала во мне цунами злости. Я не могла успокоиться. Злость нарастала и нарастала, пока не выплеснулась наружу. Многочисленные горшки, которые Терра поставила в общей комнате, одновременно взорвались. Осыпав нас всех осколками и землей.

— Мои цветы — вскрикнула Терра.

Она смотрела на свои растение с такой жалостью, что мне стало стыдно.

— Извини, я не сдержалась — сказала я.

— Это ты сделала? — спросила она удивленно — ты так умеешь?

Все присутствующие отряхивались от земли, и ошарашено смотрели на меня. Все требовали ответов. Нужно было что-то быстро придумать.

— Это началось недавно. Из-за сильных негативных эмоций происходят такие всплески. Все, что сейчас происходит вокруг вызывает во мне много негативных эмоций. И мне трудно их контролировать — пояснила я.

Я не стала вдаваться в конкретику. И уточнять, кто именно стал причиной моих негативных эмоций. Я не могла рассказать им про Ривена. Я бы не вынесла их эмоций.

Мое объяснение их успокоило, и они перестали спрашивать. Пока я убирала весь бардак, Скай строил план, как нам пробраться в кабинет Розалинды.

Ривен

Я лежал в темноте своей спальни, и слушал мирное сопение Ская. Как же сильно он должен был ударить меня на тренировке, что бы я так много забыл? У меня такое чувство, что я проснулся в другой реальности. Я не помню возвращения отца Ская. И почему в школе так много охраны. А еще этот сон. Мне уже которую ночь подряд снится один и тот же сон. Я в темноте, а вокруг меня десятки фиолетовых светлячков.

Когда я пытаюсь что-то вспомнить, то натыкаюсь на барьер в своей голове. Беатрикс, говорит, что это все мне кажется. У меня нет оснований ей не верить. Она же Би. Мы с ней вместе. Какой смысл ей врать?

Но, и самому себе врать я тоже не могу. Я не хочу ее. Мое подсознание шепчет мне, что я должен, но я не хочу. Чтобы минимизировать контакты с ней я стал чаще вызываться в охрану. Все что угодно, лишь бы быть занятым.

Часы на прикроватной тумбочке показали половину пятого. Спать не хотелось. Я напросился на весь день на смену. Буду охранять кабинет Розалинды.

Было слишком рано. Алфея еще спала. Я был единственным в раздевалке. Я не понимал, зачем охранять кабинет при полной амуниции, но такой был приказ Андреаса.

— Ты ведь Ривен, да?

Я встретил его, выходя из раздевалки. Не один я был ранней пташкой.

— Да, сер. Это я.

— Хорошо — он протянул мне руку — ты с моим сыном дружишь?

— Да — я пожал его руку — мы соседи.

Он смотрел на меня прищурив глаза.

— Я ценю твою преданность Розалинде — сказал он — Беатрикс говорила мне о тебе. Она очень высокого мнения о тебе.

— Я тоже очень ценю ее — ответил я.

И тут я услышал звук. Отдалённую мелодию. Я обернулся, но кроме нас, в коридоре, никого не было.

— Все в порядке? — спросил Андреас.

— Да, просто послышалось. Я пойду на свой пост.

Весь день меня преследовала та мелодия. Она казалась мне такой знакомой, но я не мог вспомнить откуда я ее знаю. Это сводило меня с ума.

Вечером, когда я уже должен был смениться, я услышал шум в кабинете Розалинды. Сама Розалинда давно ушла. Неужели нашелся тот дурак, который решил забраться в ее кабинет.

Я тихо открыл дверь приемной, и прислонился к двери кабинета. Я напряг свой слух и стал прислушиваться. Было слышно, что в кабинете что-то ищут.

— Это не та — прозвучал женский голос шепотом.

— А какая тогда нам нужна? — ответил второй женский голос.

— Синяя. Синяя бархатная обложка — сказал первый голос.

Я приоткрыл щель, и заглянул. Незваными гостями оказались Стелла и, кажется, Аиша. Они рыскали по полкам шкафа. Переставляли книги. Они искали какую-то конкретную?

Я распахнул дверь, и застал их врасплох.

— Что вы тут делаете? — спросил я.

Они переглянулись. Выглядело так, что они решаются, что со мной делать.

— Ривен — Стелла вышла в перед — мы ничего плохого не делаем.

Она вскинула руки вверх, словно сдаваясь.

— Вам нельзя здесь быть. У вас будут большие проблемы.

— Тебе необязательно нас сдавать — сказала Аиша.

— Нет, обязательно.

Что-то во мне требовало этого. Требовало сдать их. Требовало хранить верность Беатрикс и Розалинде.

— Тогда прости — Стелла вскинула руки, и комната погрузилась во мрак.

Только что я был в кабинете директора, а теперь стоял в лесу. У хижины. Я был там один. Совсем один в окружении леса и светлячков. Один из них поманил меня за собой. Дальше в чащу. Я хотел пойти за ним, но мои ноги утопли в грязи. Я не мог ступить ни шагу.

— Подожди — кричал я светлячку. Но, тот все отдалялся и отдалялся. Пока и вовсе не исчез. Я остался один.

Я знал, что это была иллюзия, которую сотворила Стелла, но он был таким реальным. И желание побежать за ним было слишком настоящим.

Когда иллюзия спала я остался один в кабинете. Девочки ушли. А кабинет выглядел так как и прежде. Я не знаю, нашли они то, что искали или нет. Но, заявлять на них не стал. Сам не знаю почему. В последнее время я часто делаю что-то чему не могу найти объяснения. Пора бы уже привыкнуть.

Муза

Было принято решение, что за книгой пойдут Стелла и Аиша. Стелла знала, какая именно книга нам нужна. А Аиша знала, где что лежит в кабинете. Блум вызвалась первой, но мы решили, что ее нельзя дискредитировать в глазах Розалинды. Ее могли поймать. Логичней было бы отправить Сэма. Он прошел бы сквозь стены, и остался бы незамеченным. Но, его провал поставил бы под удар его отца.

Мы ждали девочек в нашей комнате. Блум и Скай закрылись в ее комнате. Мы с Террой не хотели думать о том, чем они там занимаются. Хотя и так было понятно.

Я сидела на диване подтянув колени к груди. Терра поливала цветы. Она всегда занималась этим, когда нервничала. Мне пришлось купить ей новые горшки, взамен тех, что я случайно разбила.

— Я знаю, что ты не любишь разговоры по душам с людьми — начала она — ну, или не любишь только со мной. Но, я вижу, что что-то происходит с тобой.

— Сейчас со всеми нами что-то происходит.

— Да, но ты словно не здесь. Когда мы обсуждали план, у тебя был такой пустынный взгляд. Ты стала какой-то отрешенной — продолжала настаивать Терра.

— Я просто кое-что потеряла. Кое — что важное — это было правдой. В некоторой степени.

— Где потеряла? В комнате?

— Нет. Не в комнате.

— Может я помогу найти?

Терра хотела быть такой участливый. Хотела всем помочь. Хотела окружить всех вокруг своей добротой и сердечностью.

— Не нужно. Я не думаю, что это можно вернуть — ответила я.

От дальнейшего навязывания помощи, меня спасли Аиша и Стелла. Они вернулись и выглядели так, словно убегали от стаи волков.

— Что случилось? — испугано спросила Терра.

На ее голос вышли Блум и Скай. Их волосы были взъерошены. Стелла сделала вид, что ничего не заметила. Что ж, нам стоит порадоваться, что хоть у кого-то есть нормальные отношения.

— Вы достали ее? — сразу спросил Скай.

— Да — Аиша достала из-за спины книжку в синем бархатном переплете.

— Невероятно — Блум подскочила к ней и выхватила книгу — проблем не возникло?

Стелла и Аиша переглянулись.

— Не совсем — ответила Стелла. Все в комнате уставились на них — нас застукал Ривен.

— Он понял, что вы ищите? — Скай бросил на меня быстрый взгляд.

— Вряд ли. Он просто видел, как мы рыскали по шкафам. Что бы сбежать нам пришлось его обезвредить — рассказал Стелла.

— Как? — спросили мы со Скаем одновременно.

— Я поместила его в иллюзию, и мы сбежали. Но, он все равно может нас сдать. Это значит, что нам нужно действовать быстро.

— Быстро не получится — расстроила нас Блум.

Она сидела в кресле, на ее коленях была раскрытая книга.

— Здесь написано, что могущественные феи для подкрепления своих заклятий используют специальные амулеты — стала читать Блум — и этим же амулетом можно разорвать это заклятие.

Это был тупик. Все это понимали. Общий командный дух сразу понизился. Очередная преграда. Мы наивно полагали, что мы сможем легко освободить мисс Даулинг, и она разберется с Розалиндой. А теперь, мы снова там же где и были.

— И что мы будем делать? — Терра расстроенно осела на подлокотник дивана.

— Будем искать этот амулет — решительно ответил Скай.

-Как? — Стелла удивленно уставилась на Ская — Розалинда, скорее всего, держит его где-то при себе. Или в своей комнате. А у нас нет к ней доступа.

— Тогда нам нужен тот, у кого есть к нему доступ — Блум шумно захлопнула книгу.

— Кто-то из охраны? — стала гадать Аиша — Беатрикс?

— Ривен — сказал Скай — нам нужен Ривен.

Комментарий к Глава двенадцатая

Как вам глава?

Надеюсь интерес не пропал. Обещаю не затягивать забвение Ривена))

========== Глава тринадцатая ==========

Муза

— Повтори — попросила Стелла.

Скай произнес четко, отделяя каждое слово:

— Нам нужен Ривен.

— Я не понимаю, как твой обкуренный сосед нам поможет? — Стелла сложила руки на груди, и сурово взирала на Ская.

— Это и ёжу понятно — Скай стал выходить из себя — Беатрикс входит в круг доверия Розалинды. А Ривен входит в круг доверия Беатрикс.

— Или в ее постель — добавила Аиша.

Подлая фантазия стала рисовать картинки того, как Беатрикс извивается под ним, и стонет его имя. Они успели переспать за все эти дни? Нет. Не думаю про это. Я приказываю себе не думать про это, и сосредоточится на общем деле.

— Скай, ты же знаешь, что с ним — напомнила я ему.

— Я помню. Но, мы можем попытаться его разбудить.

— Разбудить? Что значит разбудить? От чего? — Блума смотрела то на Ская, то на меня. Никто из них не понимал, о чем мы. Наверное, пришло время кое-что объяснить.

Я была благодарная, что Скай сам решил все объяснить.

— Когда Розалинда вернулась, Беатрикс попросила ее об услуге. Они что-то сделали с ним. Он забыл некоторые события последних месяцев. И стал всецело подчиняться Беатрикс, а значит и Розалинде.

— Но, он всегда был с Беатрикс — вмешалась Терра.

— Не всегда. Последние пару месяцев он перестал общаться с Беатрикс. И сильно изменился — продолжил Скай — он стал другим.

— И ты считаешь, что если мы его вернем, то он нам поможет? С чего такая уверенность? — скептицизм Аиши всегда был ложкой дёгтя в наших планах.

— Ему есть за что бороться.

При этих словах Скай посмотрел на меня. Мне вдруг стало так стыдно. Все это время я холила свое горе и совершенно не думала о том, как его вернуть. Теперь я чувствовала вину. Я должна была раньше его вернуть.

— И как нам ему помочь? — спросила я, проглатывая ком в горле — мы даже не знаем, что именно они с ним сделали.

Стелла взяла книгу из рук Блум и стала ее листать.

— Это напоминает проклятие забвения — она шумно листала страницы — Ага, нашла. Оу…

Стелла разочарованно захлопнула книгу.

— Что такое? — спросила я

— Это древнее проклятие. Оно берет свои корни от проклятий кровавых ведьм — пояснила Стелла — но, снять проклятие просто. Нам нужно напомнить ему все что он забыл.

— И все? — удивился Скай.

— Если сможем рассказать ему нечто действительно важное, то проклятие спадет — Стелла самодовольно ухмыльнулась.

— Он ведь не станет нас так просто слушать — Блум уселась с ногами в кресло.

— Нам придется его заставить — ответил Скай.

Было много вариантов того, как заставить Ривена нас выслушать. Но, главной проблемой была Беатрикс. Она кружила вокруг него как безумная фанатка. Сложнее всего было разделить их. Она даже на тренировках присутствовала.

— У кого какие идеи? — поинтересовалась Аиша за завтраком.

Всю ночь мы размышляли, как нам все провернуть. Были предложения закрыть где-то Беатрикс. Но это привлекло бы лишнее внимание.

— Давайте не будем изобретать велосипед — заявила Стелла, и двинулась в сторону столика Беатрикс.

По пути она захватила с чужого подноса чашку с кофе. Проходя мимо Беатрикс, она вроде как случайно пролила на нее все содержимое чашки.

— Какого чёрта — вскочила Беатрикс.

— Я случайно — соврала Стелла.

Было видно, что Беатрикс в ярости. Но, кричать на принцессу Солярии она не могла. Кипя от злости, она выбежала из столовой.

— И кстати — Стелла обратилась к Ривену — тебя искал Андреас.

— Хорошо.

Ривен допил свой кофе, и покинул столовую.

— Чего вы сидите! — зашипела на нас Стелла — быстро за ним.

А вот, что делать дальше мы не придумали. Скаю пришлось решать на месте.

— Стелла, защити нас от посторонних глаз.

Стела щелкнула пальцами, и для остальных мы исчезли.

— Какого…

Договорить Ривен успел. Скай ударил его головой об стену, и тот отключился.

— Это и был ваш план? — вскрикнула я — разбить ему голову?

— Поздно, Муза. Мы уже это сделали. А теперь помогите его убрать отсюда — Скай подхватил его под руки, а мы с Террой взяли его за ноги.

— На вид такой тощий, а по факту тяжёлый — прокомментировала Терра.

Мы отнесли его в одно из подвальных помещений. Мы выбрали это место сразу. Сюда никто никогда не ходит. И тут нас искать не станут. И голосов здесь не слышно.

Мы усадили Ривена на стул, и привязали веревками. Дальше нам осталось просто ждать, когда он очнется.

Ривен

Голова болела, как после грандиозной пьянки. Свет больно резал глаза.

— Вот чёрт-выругался я.

Я чувствовал, что на лбу выскочила шишка. Я хотел ее пощупать, но не мог пошевелить руками.

— Какого хрена?

Я открыл глаза и понял, что сижу привязан к стулу. А вокруг меня стоит Скай в компании фей первокурсниц и Стеллы.

Тут я вспомнил. Я подумал, что мне это показалось. В последнее время, со мной такое часто случалось. Но не в этот раз. Скай ударил меня головой об стену. Еще раз.

— Опять? — возмутился я — Чувак, ну, серьезно, сколько можно бить меня по голове?

— Я никогда прежде не бил тебя по голове.

— Ну да. А на тренировке? Я от твоего удара получил провал в памяти. И кстати, за что мне тогда прилетело?

— О чем ты? — недопонимание отразилось на его лице.

— Беатрикс рассказал мне, что во время тренировки ты ударил меня по голове. Из-за этого я и потерял память — объяснил я ему.

Скай молчал. Они все дружно переглянулись. Он взял второй стул, и сел напротив меня.

— Ривен, никакой тренировки не было. Я тебя не бил. Ты потерял память из-за Розалинды. Она и Беатрикс. Они что-то сделали с тобой.

— Это чушь. Беатрикс незачем меня зачаровывать. Мы и так с ней вместе — что за бред он говорит? На хрена они вообще все тут собрались?

— Нет, есть зачем. Послушай — Скай придвинулся ближе — вы с ней расстались. И ты ее бросил ради другой. Она это плохо восприняла, и в такой способ решила тебя вернуть.

— Бред — ответил я — Я всегда с ней был. И никогда не бросал.

— Ты не такой, Ривен. С ней ты меняешься. Она делает тебя хуже — Скай смотрел на меня так серьезно. А меня его слова смешили и злили одновременно.

— Она единственная, кто принимает меня таким, как я есть — выкрикнул я.

— Не единственная — ответил Скай.

— У тебя бывают чувство, что все идет не туда? — вмешалась Стелла — что все не так. Было ли так, что твой разум шепчет тебе, что ты должен это сделать, но ты не хочешь этого делать?

— Откуда ты знаешь? — удивился я.

Последнее время я только и живу что в этом чувстве. В борьбе разума с душой.

— Это верный показатель проклятия забвения. Оно подчиняет разум, но не душу.

В ее словах что-то было. Даже больше чем просто что-то. Они попали в цель. Все непонятное обрело объяснения. Все призрачное стало четким. Все безграничное обрело грани.

— И для этого вы привязали меня к стулу? — спросил я, осмыслив все произошедшее.

— Нам нужно было заставить тебя выслушать нас — Скай облегченно откинулся на спинку стула.

— Как же именно вы собираетесь помочь мне? Ваша фея Динь-Динь взмахнет надо мной крыльями и все спадет?

Блум насуплено сдвинула брови и показала мне средний палец.

— Нет. Мы просто напомним тебе все что ты забыл — подала голос Стелла — и если воспоминания будут сильными, то ты вспомнишь.

— Всего лишь? Ну ладно, детки, расскажите мне сказочку.

Вперед выступила мисс Гринпис.

— Помнишь, как на нас напали сожженные — начала она — мы все с ними дрались. И на тебя прыгнул один сожженный. Он был готов убить тебя, но я тебя спасла. Я опутала его лозами, и отбросила в лес.

— И с чего вдруг такое проявление доброты? — поинтересовался я.

— Ты защищал Музу — ответила она.

Я посмотрел на фею разума. Она была единственной кто стоял дальше всех. Она практически забилась в дальний угол, не смотрела на меня. Опустила глаза в пол, и носком кедов терла старый кафель.

— Если у вас все такие истории, то мы зря теряем время.

— Помнишь, как ты убил сожженного? — в этот раз рассказчиком выступил Скай — твой отец приезжал в Алфею, и он отправил нас на разведку. На нас напали сожженные. Мы с тобой дрались. Тебя окружили двое сожженных. Они тебя ранили. Но, ты успел убить одного. Помнишь? Ты несколько дней провалялся в лазарете.

Что-то во мне пошатнулось. Мне снова послышалась знакомая мелодия. Она звучала откуда-то из далека. Я четко осознавал, что я ее знаю.

— Кажется работает — прошептал Скай.

Я не слушал их разговоров. Я пытался ухватиться за эту мелодию, как за спасательный круг. Держатся за нее и не отпускать. Вот моя цель на сейчас.

Муза

Я не могла быть здесь. Я прислонилась к холодной стене, чтобы хоть как-то сдержать свои эмоции. Мне казалось, выпусти я их на свободу они разнесут всю школу. Я даже не слушала их. Это было выше моих сил.

— Муза — окликнул меня Скай — тебе стоит попробовать. Я думаю, что ты знаешь, что нужно сказать.

Я как рыба открывала рот и закрывала. Я хотела возразить ему, но не могла. Я посмотрела на связанного Ривена. Он выглядел таким растерянным. И вдруг внутри меня возросла какая-то сила. Я обещала ему, что он не будет единственным бороться за нас. Нужно держать свои обещания.

Скай уступил мне место, и я села напротив него.

— Разве Музе есть что рассказать? — спросила Блум.

— Еще как есть — ответил Скай.

Сейчас они все всё узнают.

Я сидела напротив Ривена и смотрела в его прекрасные глаза. Он не узнавал меня. Я видела это и без своих сил.

— Должно быть вы в отчаянье раз прислали ее-шутил он.

Я горько улыбнулась. Я должна была собрать все свои силы и сделать это. Мне пора было перестать размазывать слезы по подушкам. Он мой. И только мой.

— И это все? Ты просто будешь сидеть и молчать? —спросил он язвительно.

— Если бы ты только знал, как я тоскую по тебе — это первое, что вырвалось из моего рта.

Все ошарашено замолчали, а я смотрела только на него.

— Тосковала? По мне? — он смеется — ооо, милая, ты не в моем вкусе.

Я натянуто улыбаюсь ему. Ком подступает к горлу, но я продолжаю.

— Помнишь, как ты рассказывал мне про своего отца? О том что он с тобой делал — продолжала я. Я решила начать с самого начала, и плавно продвигаться к самому серьезному.

— Я бы ни за что не пустил тебя к себе в голову, фея разума — его лицо изменилось. Шутливость сменилась злостью.

— Ты пустил меня не только к себе в голову. — ответила я — помнишь наш первый поцелуй?

Терра сзади охнула.

— Поцелуй? Я бы нико…

— Я высказала твоему отцу, все что я о нем думаю — продолжала я, обрушивая на него все эти воспоминания — я не сдерживалась в выражениях. Сказала, что без любви к своему сыну, все его величие ни чёрта не стоит.

— Я отвел тебя в сторону — произнес он тихо — подальше от него… Нет, нет!!!

Ривен стал вертеть головой, словно пытался сбросить с себя что-то.

— Это не правда. Вы мне врете. — сопротивлялся он.

— Продолжай Муза — попросила Стелла — это работает.

— Помнишь ту песню. «Be good» — продолжала я — Помнишь, как мы пробрались на крышу школы и провели там ночь. Мы лежали на покрывале. Ты захотел узнать, что я слушаю. Переключая песни, ты нашел ее. Я хотела переключить, но ты сказал, что она классная. И я потом долго тебя задирала из-за этого. Напевала строки из этой песни, а ты бесился. И целовал меня чтобы я замолчала, а я пела ее еще громче.

Он внимательно смотрит на меня. Могу только представить, как ему непривычно слышать все это.

Я начинаю напевать строчки из песни:

«Мы выпьем всю нашу скорбь

И тоску за лето,

Мы купим пива и выпьем его залпом,

И будем бежать в траве,

и будем хороши…

И мы будем болтать по телефону ночью

До самого утра, и я почувствую себя умной.

Потом я слышу замедление твоей речи:

Да, ты уже наполовину спишь,

Скажи «спокойной ночи».

В комнате висит гробовая тишина. А я продолжаю. Слезы наворачиваются на глазах.

— Когда ты поехал домой, по просьбе матери. Я приехала к тебе. Я хотела тебя поддержать. Там мы впервые занимались сексом. В твоей комнате. Помнишь?

Ривен молчал и смотрел на меня. Я видела, что в нем что-то менялось, но проклятие было настолько сильным, что он всячески отрицал эти изменения. Боролся против них. То, как сильно проклятие сковывало его, придавало мне сил. Мне хотелось бороться дальше. Одержать победу. Вернуть его. Я вытерла скатившиеся слезы, и продолжила. Пора доставать джокера.

— Помнишь, как ты сказал, что любишь меня. Я занималась на площадке. Ты пришел ко мне, мы разговаривали, и ты просто это сказал. Я не могла видеть твоего лица из-за опускающихся сумерек, но я это почувствовала. Я чувствовала всю ту волну любви и нежности, которая бурлила в тебе в тот момент. И она была прекрасна. Ты был прекрасен. Помнишь, что я тогда ответила? Ривен, ты помнишь, что я тебе ответила?

Он молчит. Он должен помнить. Я не могу сдаться. Нужно продолжать.

— ” ты меня обидишь, или я просто исчезну…» — продолжаю я напевать песню.

— я тебя никогда не обижу — вдруг говорит Ривен

Я наклоняюсь и целую его. Медленно, и долго. Я вкладываю всю свою тоску и печаль в этот поцелуй. Всю свою любовь, которую я так долго хранила в себе. Он нужен мне. А я нужна ему. Я отодвигаюсь от него и спрашиваю еще раз:

— Что я ответила?

— Я знаю — сказал он тихо — ты ответила я знаю. Я сказал, что люблю тебя, а ты ответила я знаю.

Слезы градом катились по моему лицу.

— Прости меня. Я должна была бороться за тебя. Я не должна была позволить ей тебя забрать. Я должна была бороться. Все это время, я должна была пытаться вернуть тебя, но я этого не делала. Ты говорил, что я должна думать о своих чувствах. И я о них думала. И мне было так больно, когда ты ушел. Что я больше не хотела этой боли — я целовала его лицо, и все накопившиеся слова просто выплеснулись наружу.

— Муза — он попытался протянуть ко мне руку, но они были связаны — как я мог забыть тебя?

— Ты не забыл. Это все Розалинда. Ты не забыл меня.

Я отвязала его, и он сразу же крепко меня обнял. Мы не обращали внимания на ошарашенные взгляды остальных.

— Пожалуй я спрошу первой — нарушила тишину Терра — что это было?

Было так приятно снова обнимать его. Чувствовать его руки на себе. Его запах. Это то, за что стоит бороться.

— Мы любили друг друга — ответила я.

— Мы любим друг друга — поправил меня Ривен.

========== Глава четырнадцатая ==========

Ривен

Я обнимал ее. Прижимал ее хрупкое тело к себе. Я слышал, что она плачет. Все внутри меня встало на место. Чары Розалинды исчезли. Я увидел все ясно. Теперь я все видел и помнил. На смену недоумению пришла злость.

— Где она? — спросил я Ская, продолжая обнимать Музу.

— Кто?

— Беатрикс — ответил я сквозь зубы — я ее убью.

— Вообще-то мы тебя вернули не для этого — встряла Стелла — ты нам как раз и был нужен для того, чтобы получить доступ к Розалинде.

— Ну, класс — возмутился я — А кто-то, кроме Музы, хотел мне помочь просто потому что я классный, и вы скучали по мне?

А в ответ тишина. Все опустили взгляд в пол.

— У нас были и другие проблемы, между прочим. — возразила Аиша.

— Ну, конечно. Старина Ривен вам нужен, только чтобы решать проблемы. Ладно. Я не злюсь. Так уж вышло, что наши с Музой планы совпадают с вашими.

— Какие планы? — спросила Блум.

Мисс Динь-Динь прям все нужно знать.

— Беатрикс — ответила Муза, вытирая слезы — она опасна. И мы хотели от нее избавиться.

— А теперь убить — добавил я.

— Мы не будем ее убивать, Ривен — запретила Муза.

— Чёрт… а если случайно?

— Если случайно, тогда ладно — ответила она.

Моя девочка. Я знал, что она питает такую же ненависть к Беатрикс, что и я. А может и больше. Кто знает на что Муза способна в гневе.

— И в чем ваш план? — спросил я.

— Что бы разбудить мисс Даулинг нам нужно снять с нее заклятие Розалинды. А для этого нам нужен специальный медальон. Который, она хранит где-то в своей комнате. Никто не знает, где именно покои Розалинды. — объяснила Муза.

— А я вам нужен из-за своей близости к Беатрикс& — предположил я.

Я понимал о чём они меня попросят. Я должен буду продолжать притворятся, что я все еще под их чарами. Но, они даже не представляют, как это будет сложно. Мне будет сложно сдерживать себя рядом с Беатрикс. Будет сложно продолжать притворятся, что я не помню Музу. Что мои чувства к ней исчезли. Теперь я понял почему, слышал ту мелодию. Моя душа боролась с моим сознанием. Я пытался проснуться. Пытался вспомнить ее. Ибо нет в мире чар способных навсегда вычеркнуть ее из моего сердца. Оно только ее. И больше ничье.

— Мы еще не продумали весь план — Скай стоял, прижавшись спиной к стене и сложил руки на груди.

Я хотел было сказать, что так он похож на своего отца. Но, решил промолчать. Сомнительный комплимент, если честно.

— Ну, когда придумаете, дайте мне знать — я взял Музу за руку и направился к выходу — дайте нам знать.

Я хотел остаться с ней наедине. Я понимал, что все снова так как и было. Нам снова придется прятаться по углам. Но, теперь я знаю другую реальность, без нее. И лучше прятаться с ней в лесных хижинах, чем не помнить ее совсем.

Нам удалось пробраться на крышу школы незамеченными. Очень значимое для нас место. Здесь мы могли побыть наедине.

Закрыв дверь, я сразу же поцеловал ее. Этот поцелуй был соленым. В нем были и слезы, и страх, и потеря, и любовь, и нежность. В нем было все. Все что мы чувствовали. Все что нам было нужно.

— Я не спал с ней — прошептал я, прикасаясь к ее лбу своим — я не хотел. Мой разум говорил мне, что я должен ее хотеть. Но, я не хотел. Почти все время я был на дежурствах. Избегал ее общества.

Муза улыбается сквозь слезы, и облегченно выдыхает.

— Я старалась не думать про это. Но, было сложно не представлять вас вместе.

— Нас с ней никогда не было — стал я убеждать ее — до тебя и меня не было. Я не был способен смотреть своим страхам в глаза. Я был слабым. Все что я мог это напиваться с Дейном. Накуриваться, и валятся все лето на диване. Ты стала моей силой. И всегда ею будешь.

Муза поднялась на цыпочки и поцеловала меня. Она обвила руками мою шею. Прильнула всем телом ко мне.

В такие минуты мир сужался до нас двоих. Нам хотелось остаться здесь. Или сбежать. Сбежать в другой мир. Забыть про все и всех. И наслаждаться только друг другом. Но, я не могу больше избегать проблем. Я не хочу их избегать. Жизнь — это бой. Бой, которого нам не избежать. Но, только мы можем решать за что нам бороться. Или за кого.

***

Пока мы с Музой наслаждались друг другом, остальные придумывали план. Они понимали, что времени у нас будет мало. Нам нужно будет провернуть все быстро. Беатрикс умна, хитра и коварна. Она быстро все поймет.

Когда мы сидели в общей комнате девочке обсуждая план, я думал лишь о том, что это безумие. Мы рискуем многим, если не всем.

— Это точно единственный способ отвлечь Розалинду? — переспросил я.

— Нам нужно отвлечь ее и Андреаса. Блум приведет в школу сожженных, и пока они будут от них отбиваться мы провернем все. Мы с Блум будем их контролировать. Мы не позволим им кого-то убить — заверил меня Скай — Ты и Муза узнаете, где кабинет Розалинды. Потом найдете медальон. Аиша, Терра и Стелла проведут ритуал. У нас получится.

— У нас нет выбора — ответил я — Если мы провалимся, нам всем крышка.

— Значит мы не провалимся — Скаем двигала не только вера в наш план и мисс Даулинг. Им двигала его неприязнь к отцу и преданность Сильва. Он понимал, что мисс Даулинг освободит его.

У нас у всех были разные мотивы. Кто-то хотел насолить родителю, кто-то боролся за этого родителя, кто-то боролся за любовь. У нас были разные мотивы, но цель была одна. И мы достигнем ее.

В назначенное время мы все начали действовать. Блум и Скай отправились за сожженными. Терра, Аиша и Стелла ждали нас в назначенном место, у кромки леса. Нам с Музой нужно было достать медальон. Но, для начала, мне нужно было разговорить Беатрикс. Мы договорились, что Муза будет со мной на телефонной связи. Она будет слышать весь наш разговор. На тот случай, если Беатрикс все поймет и нужно будет действовать быстрее.

Я стоял у ее двери и собирался с силами. Мне нужно будет войти туда и изображать ее марионетку. Быть добрым к ней. Быть ласковой с ней. А это чертовски трудно. Смотреть на нее и знать, что она сделала. Надеюсь, она все поймет и применит против меня силы. Тогда я смогу дать ей сдачи и, может, случайно убить ее. Мне нравилось думать, что я смогу убить ее. Но, смогу ли?

Дальше тянуть было нельзя. Я застал Беатрикс за письменным столом. Она что делает уроки? Серьезно?

— Где ты пропадал? — набросилась она сразу.

— Дежурства. Ты же понимаешь.

Должно быть я был достаточно убедительным раз она поверила. Я пытался изображать повседневность, беззаботность. Я развалился в ее лиловом кресле. Беатрикс игриво осмотрела меня с ног до головы, и вальяжной походкой приблизилась ко мне. Она нависла надо мной всем своим миниатюрным телом.

— Скучал по мне? — спросила она, проводя рукой по моей груди.

— Конечно, Би.

Ложь, ложь, ложь. Я дернул ее за руку и усадил к себе на колени. Обманывать так по полной.

— Ну, а ты скучала по мне? Чем занималась весь день?

— Да так. Всякие дела. Поручения Розалинды — стала хвастаться Би — Не забивай ими свою прелестную голову.

— Андреас отправляет меня охранять личные покои Розалинды — я пытался говорить спокойно и убедительно — вот только, когда он объяснял мне, где они находятся, я был не много с похмелья. И ничего не запомнил.

Я хотел изобразить сексуальное желание к ней. Расстегнул несколько пуговиц на ее блузке углубляя декольте.

— Этажом ниже. Прям под ее кабинетом — сказала Беатрикс оставляя дорожку красных поцелуев на моей шее — красная дубовая дверь.

Нужно придумать, как от нее избавиться. Би времени не теряет. Ее шаловливые ручки расстёгивают мой ремень. Ладно, мне точно нужно валить от сюда.

— Би, давай не сегодня — я снимаю ее со своих колен, и встаю сам.

Она начинает злиться. Это видно по ее плотно сжатым губам и сверкающим глазам.

— Ты постоянно говоришь не сегодня — она поднялась на ноги. Между ее пальцев пролетели маленькие молнии — с тех пор как…

— Как что? — спросил я слишком резко.

Чёрт, кажется, я только что все испортил. Молнии в ее руках становятся ярче. Меня спасает тревожная сирена. Этот сигнал означает, что Скай и Блум справились со своей задачей. Сожженные проникли в школу. Серена отвлекает Беатрикс, и дает мне шанс уйти.

В школе начинается суматоха. Специалисты спешат в оружейную. Они снова готовятся к битве. Я же бегу в обратную, от оружейной, сторону. По пути стираю руками ее помаду с шеи. Спускаюсь на этаж ниже. Миную десятки дверей, и нахожу Музу у красной дубовой двери. Она пытается ее вскрыть, но дверь защищена барьером.

— Вам не снять этот барьер — раздается за нашими спинами голос Беатрикс.

Уровень ее коварства сопоставим только уровню ее интеллекта. Почему зло всегда такое умное?

— Лжец — выкрикнула Беатрикс приближаясь к нам.

В ее ладонях зарождаются шаровые молнии.

— Я же любила тебя — кричит она.

— Не любила — возражаю я — я знаю, что такое любовь. И это была не она.

-Ну ладно. Не любовь, но симпатия была. Ты мне нравился.

Она швыряет в нас молнии. Мы с Музой падаем в разные стороны. Молния попадает в барьер, и он дрожит.

Мы с Музой переглядываемся. Нам обоим в голову приходит одна и та же идея.

— Би, давай будем честными, ты тупо меня использовала — кричу я из своего укрытия.

— Каждый получил, что хотел.

Я выбегаю из своего укрытия. Вынуждаю ее снова применить силу. Я уклоняюсь, и молния поражает барьер.

— Ты ведь уже поняла, что все это время это была я — кричит ей Муза — он бросил тебя ради меня.

Опасно злить ее, но нам нужно чтобы она разозлилась. Ее сила возрастёт, и она сможет пробить барьер. Муза выходит из своего укрытия. Они стоят друг напротив друга. В глазах Беатрикс сверкают белые молнии. Все ее тело источает ток. Но, Муза лишь ухмыляется. Она смотрит на Беатрикс взглядом полным презрения. Это злит ее еще сильнее.

— Мне понадобилось всего один поцелуй, чтобы разрушить твои чары — подначивает ее Муза — всего один короткий поцелуй. Он никогда не был твоим.

Муза успела отскочить в сторону за секунду до того, как десятки молний угодили в то место, где она стояла. Барьер исчез. Это то, чего мы добивались.

Но, Беатрикс не останавливалась. Она хотела нашей смерти. И ее было не остановить. Она направилась к Музе. В ее глазах горела злость, и желание мести.

Муза встала на ноги. В ее глазах не было ни тени страха. Она развела руки в сторону, и Беатрикс стала замедлиться. Растерянная Беатрикс не понимала, что происходит. Она пыталась сдвинуться, но не могла.

— Ты не единственная сильная фея в этой школе — сказала Муза, и двинулась на нее.

Муза аккумулировала всю свою злость. Она правила ее на Беатрикс. Та упала на колени и закричала. Она обхватила руками голову и прижала ее к коленям.

Я восторженно смотрел на Музу. Она доказала, что феи разума тоже могут быть полезными на поле боя. Она была восхитительная.

Муза опустила руки, и Беатрикс перестала кричать.

— Мне тебя жаль — сказала Муза, проходя мимо согнувшейся Беатрикс.

— Я просто хотела любви — прошептала Беатрикс.

— Любви силой не добиваются — ответила Муза.

Я видел, что Музе стало жаль ее. По-настоящему жаль.

— Муза — позвал я ее — нам нужно идти.

Мы вошли в личную комнату Розалинды. Большая пышно обставленная комната с грузными портьерами.

— Как мы найдем амулет? — спросил я Музу, когда мы остановились в центре комнаты.

— Может у меня получится его почувствовать.

Ее глаза загорелись фиолетовым. Муза ходила по комнате от одного шкафа к другому. Она остановилась возле комода.

— Он здесь — сказал она.

Муза встала на колени и засунула руку под комод. Она пошарила там ладонью пока не достала медальон.

— Невероятно. Ты невероятная.

— Я знаю — улыбнулась она мне.

Когда мы вышли с комнаты Беатрикс уже не было. Неизвестно куда она ушла. Нам было не до нее. Мы побежали к черте леса. Нас там ждали Стелла, Терра и Аиша.

Пробегая через двор, мы, то и дело, уворачивались от магии фей и рук сожженных.

— Почему вы так долго? — набросилась на нас Стелла.

— Пришлось разобраться с Беатрикс — сказала Муза, отдавая ей медальон.

— Она жива? — испугано спросила Терра.

— Да. Но, где она мы не знаем — ответил я.

Сейчас искать ее не было ни времени, ни желания. Нужно было действовать быстро. Скоро Розалинда одолеет сожженных и догадается, что происходит на самом деле.

Мы бежали по лесу за Музой. Она вела нас к месту захоронения мисс Даулинг.

На месте Терра призвала свои силы, и из земли поднялось тело мисс Даулинг. Стелла положила к ее ногам медальон и стала читать из книги нужные слова.

Мы с замиранием сердца ждали, когда заклятие спадет. Стелла трижды прочитала заклятие, но ничего не изменилось.

— Может я что — то делаю не так? — удивленно спросила она.

— Может попробуем все вместе? — предложила Аиша.

Они стали хором читать заклятия. С каждым их словом тело мисс Даулинг подрагивалось. С последним словом мощная воздушная волна сбила нас всех с ног. Мисс Даулинг грациозно опустилась на землю, и стала разминать шею.

— Почему вы все на земле? — спросила она, смотря на нас сверху в низ — и что вы вообще тут делаете?

Я откинулся на траву и рассмеялся. Глупо было смеяться в сложившейся ситуации, но я не мог остановиться. У нас получилось. В это было сложно поверить.

Все произошедшее дальше разворачивалось стремительно. Когда мы с мисс Даулинг вернулись в школу, большинство сожженных были уже убиты. Увидев нас Блум, ликвидировала остальных сожженных. Мисс Даулинг и Розалинда встретились на середине школьного двора. Ученик пошел против учителя. Фееричный финал? Или ее грандиозное начало? Этого мне не известно. Я взял Музу за руку. Не важно, что будет дальше, мы пройдем через это вместе.

Эпилог

— Просыпайся, соня — шепчу я Музе на ухо.

Она недовольно мычит, и прячет лицо в одеяло. Я прижимаю ее к себе. Приятно проснувшись утром иметь возможность обнять ее. Просто обнять. Такую растрёпанную, заспанную, в моей футболке на голое тело. Она обнимает меня в ответ, и тянется за поцелуем. Она такая сладкая сейчас. Мне хочется, чтобы утро длилось вечно.

— Скоро вернется Скай — говоря я, в перерыве между поцелуями.

— Его не было всю ночь? — спрашивает она обхвачена меня руками.

— Ага — я запускаю руки под одеяло и стягиваю с нее трусики — он был у Блум. Или у Стеллы. Или они устроили тройничок.

— Ривен — она осуждающе смотрит на меня снизу.

— Ох, как же меня возбуждает этот твой взгляд — говорю я.

Муза игриво улыбается, и обхватывает меня ногами. Мы становимся единым целым. Телесно и духовно. Мы неделимые. И никакое заклятие не способно разрушить наш союз. Ибо она моя, а я ее.