КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584618 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233424
Пользователей - 107298

Впечатления

Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Когда друг оказался вдруг...! [Анна Морозова] (fb2) читать онлайн

- Когда друг оказался вдруг...! [СИ] 401 Кб, 104с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Анна Морозова

Настройки текста:



Когда друг оказался вдруг...!

Глава 1

— Мишина, что это за брачные танцы орангутанга ты тут устроила? Всех соседей распугаешь!

Марк стоял в дверном проёме и наблюдал за моими метаниями по комнате, а также попытку натянуть джинсы на свой плоский зад.

— Проспала — пыхчу, в панике сдувая со лба волосы. — В кафе нужно быть уже через тридцать минут, а я, как обычно, провалялась до последнего.

— Твоя грымза Алексеевна давно должна была тебя уволить. Никакой дисциплины! — Цокнув языком, ухмыляется засранец. Конечно, хорошо быть вольной птицей и принадлежать лишь себе. Хуже, когда жизнь не оставляет выбора.

— Заткнись, Маркуша! Иди лучше, одевайся, до работы меня подбросишь.

Схватив рюкзак, пытаюсь в недрах всего барахла отыскать расческу. Вот только проще раздобыть воды на Марсе, чем что-либо в моей сумке.

— Оу, вот это помойка. — Присвистывает друг, рассматривая содержимое, которое я только что вывалила на стол. Чего там только нет: куча ненужных бумажек, билеты на метро и автобусы, три батончика шоколада, зарядка, паспорт, гора косметики, которой я даже не пользуюсь и даже открывашка для винишка.

— Слушай, а кролика там случайно нет? — Заглядывает внутрь рюкзака и для убедительности шарит рукой в поисках ушастого.

— Скоро там будет расчленённый труп одного павлина! — Хмурюсь, а после выхватываю сумку и одним взмахом скидываю всё обратно.

— Оу, мне стоит тебя бояться? Маленький Потрошитель.

— Хватит ёрничать! Ты на работу меня повезёшь? — Обойдя друга, направляюсь в ванную, слыша шаги за спиной.

— Смотря как попросишь.

Резко развернувшись, заставляю Марка отпрыгнуть на пару шагов назад. Он ехидно улыбается, но мне уже понятна логика его слов. За ангельским личиком, скрывается кобелиная сущность и за два года я почти привыкла. Мы друзья, а личная жизнь, на то и личная, чтобы не указывать как кому жить.

— Говорю сразу, если собираешься приводить очередную курицу, старайся успеть до того, как я вернусь с работы. — Взмахиваю рукой и захожу в ванную, захлопнув дверью перед его растерянной физиономией.

Пока чищу зубы и пытаюсь пальцами распутать волосы, не слышу ни звука протеста — это и странно.

Минут через десять направляюсь в прихожую. Взяв розовый гребешок, внимательно смотрю в зеркало. У меня обычная внешность: русые волосы, больше напоминающие мышиный цвет, зелёные глаза и еле заметные веснушки на лице, которые Марк любовно называет воробьиными какашками.

До красотки явно не дотягиваю, а в джинсах, кедах и со спортивным рюкзаком и вовсе напоминаю подростка. Иногда это затрудняет жизнь. Например, в магазине, стоя на кассе приходится доказывать, что мне не 15, как многие думают или в общении с незнакомыми, которые не воспринимают мою болтовню всерьез. Это до банальности раздражает.

Пока я пытаюсь высмотреть все свои недостатки, появляется Марк и пройдя мимо, натягивает на свои ласты сорокового размера белые кеды.

— Ну что, поехали? — Нетерпеливо переминается с ноги на ногу.

Напоследок осматриваюсь, молча киваю своему отражению и обуваюсь. Сняв с вешалки ключи и рюкзак, выползаю в подъезд вслед за другом.

Живём мы в приличном районе, двенадцатиэтажной новостройки. Это квартира Марка и меня очень удивило, что он купил её (точнее родители поспособствовали) на десятом этаже, с боязнью высоты. Но у каждого как говорится, свои причуды. Я вот, например, не пью молоко ни в каких его проявлениях, только в паре с кукурузными хлопьями. Это странно, учитывая, что оно даже не кипяченое.

Войдя в тесный лифт мы сталкиваемся с рыжеволосой девушкой, которой на вид лет семнадцать, но друга это вовсе не смущает. Он мгновенно теряет интерес к моей персоне, и включив альфача принимается окучивать незнакомку.

Не понимаю, как они все ведутся? Спорить не стану, Марк привлекательный и мой женский глаз нет-нет, да норовит посмотреть, но это другое. Наблюдая со стороны на такие недоотношения, желание верить мужикам пропадает напрочь.

Доехав без происшествий, спешу на выход, не дожидаясь раздухарившегося парня и его спутницу с лошадиным смехом.

На улице приятная солнечная погода — с запахом черёмухи и свежести после пролитого дождя. Вдохнув полной грудью, спешу к «Toyota Harier» белого цвета и забираюсь на переднее сидение. Откинувшись на спинку, достаю телефон и открываю Инстаграм. Без особого энтузиазма листаю ленту пестрившую котиками и детьми и как только Кузя садится в машину, убираю гаджет в карман рюкзака.

— Чего светишься, как начищенный самовар?

— У меня намечается прекрасный вечер. — Широко улыбается, заводя двигатель.

— Да у тебя каждый день, новый вечер, с новой прекрасной незнакомкой. — Делаю руками кавычки.

— Но, но — возмущённо произнёс Марк. — Каждая девушка для меня особенно дорога. Они у меня все здесь — Друг хлопает себя в район груди, не отрывая взгляда от дороги и вливается в поток городской суеты.

— У тебя там места скоро не останется — Ухмыляюсь, наблюдая, как Кузнецов уверенно ведёт автомобиль.

Солнце проникает сквозь стекло, заставляя каштановые волосы друга блестеть от переливающихся лучей. Иногда возникают странные мысли запустить пальцы в его густую шевелюру и начать перебирать пряди. Кажется, подобное будет выглядеть слегка интимно и только это меня останавливает.

— Кстати — прерывает мои размышления Марк — можешь выполнить одну мою просьбу?

— Говори уже. — бормочу, без особого энтузиазма, уже догадываясь к чему он клонит.

— Можешь погулять после работы пару часиков? Пожалуйста.

Ну вот, так и думала.

— Ты обалдел!? — Вскрикиваю, надувая худые щёки — Мне после смены хочется лишь на кровать завалится, а не гулять. Да и куда я пойду?

— Ну Ринчик, будь человеком.

— Нет! — Крайний раз мне пришлось гулять почти до двух часов ночи, потому что Кузнецов видите ли не мог сосредоточиться, отвлекаясь каждую минуту на мои гневные сообщения расчленить его. Больше на эту кабалу подписываться я не собираюсь.

— А я обещаю прекратить включать музыку на всю катушку в твои выходные.

Припарковавшись около кафе, смотрит на меня такими глазами, что весь мой энтузиазм отстаивания территории с характерным звуком сдувается подобно воздушному шару. Музыка — это весомый аргумент, учитывая, что у кого-то нет ни стыда, ни совести, а спать в берушах мне неудобно.

— Ах ты, шантажист вонючий. — прищуриваюсь и обреченно вздыхаю.

Я настоящая тряпка!

— Я знал, что на тебя можно рассчитывать — Воодушевлённо заявляет друг, но я в миг его перебиваю, ткнув парня в широкую грудь.

— Но это точно в последний раз! — Придаю голосу твёрдости, чтобы не думал, что меня легко можно согнуть и распахнув дверь направляюсь в сторону служебного входа.

Снова. Я сделала это снова. Поддалась на его чары. Вот же дура! Размазня! Может он перед этим мне в еду что подсыпает? Я бы не удивилась, честное слово.

— Спасибо Мишель, ты просто прелесть!э — Вдогонку кричит Кузнецов.

— Пошёл ты! — Не поворачивая головы, поднимаю руку в воздухе, демонстрируя парню средний палец. 

Глава 2

В раздевалке майку сменяю на футболку и фартук с эмблемой заведения, а на голове делаю небрежный пучок. В кафе «мята и корица» я устроилась полтора года назад. Меня привлёк здесь дизайн: мятного цвета столики, полы под шахматы и большое разнообразие зелени. Я надеюсь, что моё пребывание здесь временно, хотя бы до того момента, пока не накоплю на оплату за Институт.

— Ринка — В раздевалку, словно фурия влетает Алёнка — официантка и по совместительству моя подруга на работе. — Ты сейчас умрешь!

— Боюсь даже представить, что ты мне расскажешь. — Делаю изумлённое лицо не в силах сдержать улыбки. Алёна хорошая, милая и очень простая, но вне кафе мы не общаемся. У меня вообще за два года проживания в этом городе, кроме Марка и нет никого, ну и его придурковатых друзей естественно. С Гурьевой мы как-то сразу же нашли общий язык, и сейчас наверное самое время переводить наше общение на новый уровень. Не всю же жизнь мне хвостом за Кузнецовым ходить.

— Оказывается, наш Димулик и Калерия — любовники. — Подойдя к зеркалу, поправляет светлые волосы завязанные в хвост — А я всё думала, почему эту халеру до сих пор не выперли.

— Так все давно уже в курсе, то же мне, Америку открыла. — Хмыкаю, проводя ладонями по слегка помятому жизнью фартук. — А по поводу Халеры — знаешь, она хоть та ещё стерва, но как управляющая, профи.

Вдруг дверь с жутким скрипом открылась прервав наш разговор, и на пороге появилась женщина тридцати лет: с платиновыми волосами, красной помадой на губах и в брючном костюме, цвета ванили. Как говорится вспомнишь заразу, появится сразу.

— Может хватит языками чесать? Бегом работать! — Авторитетно рыкнула директриса, прищурившись.

Спорить с Калерией никто не любил, если не хотели лишится работы. И мы были не исключение. Поэтому быстро засеменили в зал.

— Димулик походу плохо удовлетворяет, скоро кидаться начнёт — шепнула Алёна и мы тихонько захихикали приступая каждая к своим обязанностям.

Работа официанта подразумевала не только знание меню и доброжелательность, а ещё стальные нервы. Иногда такие могут гости попасться — жуть. Когда я только устроилась, мне было тяжело: меню путала, ничего не успевала и чтобы не обматерить очередного недовольного гостя — выпивала валерьянки, которая кстати не особо-то и помогала.

— А я не пойму, а почему мы с тобой вдвоём батрачим? А где наша кукла Карина? — Проворчала Алёнка, усиленно натирая стол.

— Она на сегодня отпросилась, сказала дела какие-то. — пожался плечами, а Гурьева лишь сильнее нахмурилась.

— Знаю я её дела, небось личную жизнь устраивает. То же мне, принцесса датская. Вот что значит с начальством на короткой ноге!

— Ладно ты, не ворчи, Сегодня же понедельник, зачем нам втроём толпится? Справимся. — Молочу я в попытке успокоить девушку, хотя полностью разделяю её недовольства.

У Алёны с Кариной постоянные тёрки. Я бы не сказала, что они до бешенства ненавидят друг друга, что готовы загрызть друг друга, но вот покусать — это святое. Я в свою очередь к Андреевой отношусь нейтрально. Работаем да работаем, делить нам нечего. Правда то, что она под колпаком у начальства — необратимый факт. Столько прогулов и жалоб от посетителей ни одна душа этого, да и чего уж, любого другого ресторана не потерпит. В основе стоит репутация заведения, но кому-то судя по всему очень выгодно держать эту девицу здесь. У нас с Лёнкой были разные предположения, одно из которых — связь с нашим владельцем, Дмитрием Степановичем. Но он вроде как с Халерой спутался, так что всё осталось под вопросом. Может конечно это и не наше дело, но справедливости ради, почему одни батрачат, а другие лодырничают, но зарплату по итогу получают одинаковую. Не порядок, же.

В рабочей суете день пролетает стремительно… Бегать с подносом, много ума не надо, но вот ноги, после каждой смены гудят до безумия. Ещё и Кузя засранец — погуляй, да погуляй. Я уже пожалела, что согласилась. Лучше бы кредит взяла и шумоизоляцию сделала, а не вот это всё. Ещё неизвестно сколько под окнами болтаться пока он оприходует свою рыжулю. Не дом, а общага, ей богу!

То друзья его припрутся и пол холодильника сметут, то подружки с голым задом по дому ходят. Я конечно благодарна Марку за то, что два года назад он протянул руку помощи и приютил, не побоявшись впускать в дом постороннего человека. Но иногда так хочется жить в отдельном помещении, что аж руки чешутся, чтобы не начать выискивать новую хатку. Вот только нужно понимать, что либо я трачу почти всю заралату за съем жилья и всю жизнь работаю официанткой, без возможности получить образование, либо перетерплю и устрою своё будущее.

Да и чего лукавить, прикипела я к Кузе. Даже не представляю, как бы просыпалась в пустой квартире. Одна. Без возможности видеть этого чудилу. 

Глава 3

— Мишина, ну сколько можно, я жрать хочу! — Страдальчески просипел Марк, беря в руки очередные платья, которые я без конца ему вручаю приравнивая парня к вешалке.

— Сколько надо, столько и будем! Это вообще-то твой друг пригласил меня на день рождение в место, где действует строгий дресс код, а в чем попало идти я не собираюсь! — Резюмировала я прикладывая к себе изумрудный брючный костюм в блестках. — как тебе?

Марк окинул меня беглым взглядом приподняв левую бровь вверх и мне без слов всё стало ясно. Повесив обратно, принялась перебирать цветную ткань. У меня скоро случится взрыв мозга от всех этих рюшечек, стразиков и прочей девчачьей ерунды. Ну не понимаю я ничего. Всю жизнь моя любовь была к джинсам и обуви без каблуков. Помню в классе девятом мама уговорила меня надеть туфли и сама же об этом пожалела, потому что на последнем звонке, когда мне вручали аттестат я упала и сломала ногу. Веселое было лето тогда, зато больше никто не пытался переделать мой гардероб, смирившись с ситуацией.

— О, давай вот это ещё возьмём — Продемонстрировала красное платье и вручила другу — Теперь в примерочную.

— Как я вообще согласился пойти с тобой? А ещё заливала мне, да мы, да на пол часика. Ага..

— Не ворчи, Маркуша, вечером приготовлю тебе вкусный ужин.

— Из Мишленовского ресторана?

— Из магазина от бабы Лиды — хохотнула я, толкая парня в спину — Иди давай.

Войдя в примерочную по очерёдности надевала разного фасона и длины платюшки представая перед другом. От Кузнецова толку оказалось ещё меньше, чем от самой себя. Он только и делал, что кивал на мой вопрос «нормально?» даже не отлипая от телефона. Засранец вонючий!

Поэтому, я прислушалась к интуиции и выбрала чёрное коктейльное на бретельках, длинной чуть выше колен.

— Всё, нашей принцессе больше ничего не нужно? — Издевательски лыбится друг, выходя из магазина.

— Не ёрничай, ещё туфли нужно купить. — Всучив парню покупки, оглядываюсь в поисках нужного бутика.

— Начина-а-ется — Тянет Марк и кивает в сторону кожаных диванов, на котором расположились такие же заложники с горой пакетов.. — ,Я пойду пока на диванчике посижу.

Решив, что пусть идёт себе с миром, я огляделась и направилась к бутику с дебильным названием «стильные ноги» Ноги конечно может у них и стильные, а вот всё, что касается обуви — мечта травматологии одним словом.

Ещё раз подобного, мои ноги не выдержат! И психика тоже!

— Господи, и как на этом ходить? — вздохнула я ставя обратно на полку зелёные босоножки на десятисантиметровой шпильке. Это кстати самая маленькая высота из всего, что я успела разглядеть.

— Точно так же, как ты ходишь в своих башмаках — разносится за спиной ухмыляющийся женский голос. Вздрогнув от неожиданности, я едва не роняю из рук туфлю и осторожно разворачиваюсь. Передо мной стоит Карина, та самая, с которой мы вместе работаем в кафе. На ней короткое белое платье, что в сочетании с босоножками на тонкой шпильке и её длинными ногами добавляют статности и высокомерности. Платиновые волосы слегка закручены, а на губах сверкает ярко розовая помада, за что я называю Андрееву— барби. Она и правда напоминает куклу— пластмассовую и безмозглую. Видимо так ей легче искать себе очередную жертву, а может, она просто любит всю эту мишуру гламура.

— Привет, Мишина — улыбнулась Карина и с важным видом пристроилась рядом. От неё пахло сладкими до тошноты приторными духами, словно она весь бутылёк на себя опрокинула и я едва сдержалась, чтобы не раскашляться. Благо, напротив стояли ещё стеллажи и я не раздумывая переметнулась туда, лишь бы больше не нюхать это убожество. Вот и зачем, скажите, так издеваться? Может она людей не любит или боится? Ну а что, не один человек со здоровыми пазухами на километр к ней не подойдёт. Я бы тоже убежала, будь у меня время… Да только Марк уже точно не станет меня выжидать, а добираться на автобусе по такой жаре с закрытыми окнами — грядущая удушающая смерть. Уж лучше потерплю несколько минут и всё чик пок будет.

— Привет, привет, Карина, что, за очередными ходулями зашла? — Съехидничала я.

— Да вот, решила запасы пополнить, а то в шкафу одно сплошное старьё.

— Какой кошмар — не без иронии ухмыляюсь перебирая глазами забитые полки и тянусь за чёрными замшевыми д, орсе. Покрутив в руках, решаю померить и сажусь на коричневый пуфик.

— А ты какими судьбами, я думала ты такое не носишь.

— А я и не ношу — прокрихтела я влезая ногами в туфли и медленно поднялась с места. Взглянув в зеркало, повертела сначала одной ногой, затем второй и немного прошлась по воображаемому подиуму. Прошлась конечно громко сказано, скорее проковыляла — Жизнь иногда обязывает, знаешь ли.

— Ну круто. Ладно, я тогда пойду, а то здесь как-то тухло. Ещё увидимся — помахав рукой, блонди скрылась за дверями магазина, а я решив не испытывать судьбу, остановила свой выбор на туфлях с каблуком рюмочкой

Судя по всему никому не было до них дела, раз они одиноко стояли на нижней полке в самом углу. А вот для меня как раз, что надо, и не опозорюсь и ноги целы останутся.

Выплыв из бутика в вымученном, но довольном состоянии, подошла к Марку. Он сидел на кожанном бирюзовом диване широко раздвинув колени и что-то активно печатал в своём смартфоне, не обращая внимания на окружающий его мир.

— И с кем ты переписываешься? — Присела рядом, задев парня плечом. — Небось, очередную дурочку окучиваешь?

— С Костей — не отрывая головы, пояснил Марк барабаня по экранной клавиатуре. — Попросил на свадьбе друга поработать. Вот, обсуждаем детали.

Ммм, ну понятно теперь, чего он такой контуженный сидит. Когда Кузнецов занят работой, он не слышит и не видит никого и ничего. С коркой погружается в своё дело и оживает только после её завершения. Марк фотограф, да не абы какой, а один из лучших в нашем городе. График на несколько месяцев вперёд расписан, но для своих всегда найдёт свободное местечко. Иногда я даже ревную друга к его увлечению, потому что бывает так, что видимся мы только по утрам за завтраком, и то не всегда. У него же постоянно какие-то дела: то съёмки, то разбор снимков, либо встречи с заказчиками. В общем, интересно живёт, в отличии от меня.

Разносить еду на подносах не самое увлекательное занятие. Я ведь и подумать не могла, что буду обслуживать кого-либо, когда раньше всегда была по ту сторону баррикады. Моя семья обеспеченная, даже больше скажу, папа авторитетная шишка в городе, а я автоматически получала лавры всех этих привилегий. Из вещей только люксовые бренды, вместо автобуса — машина с личным водителем, ну и прочие ништяки, о которых сейчас я и мечтать не могу. Нет, если позвоню папочке и упаду в колени, то пожалуйста. Но я так никогда не унижусь, даже если последний кусок хлеба доедать буду!

— Ты всё, купила что надо? — Спросил Кузя блокируя телефон.

— Ага, задолбалась так, капец. Вообще не понимаю людей обожающих шопинг. Одна головная боль и сплошные затраты.

— А я говорил, что мешок для картошки практичнее и дешевле.

— Вот ты дурааак — хихикнула я и положила голову на плечо другу. В нос тут же пробился ментоловый аромат геля вперемешку с цитрусами и я расслабилась. От Кузи на удивление всегда пахнет довольно приятно, не считая его носков вонючек раскиданных по квартире. Правда за два года мне удалось к этому со скрипом, но привыкнуть. Как и к храпу за стенкой, посуде в раковине и не опущенному стульчаку. Мы вообще сроднились с ним, словно брат с сестрой, которого у меня никогда не была, но о котором я всю сознательную жизнь мечтала.

— Слушай, Ринусь, а что это с тобой за девушка была?

— Ты о ком? — Не сразу сообразила я.

— Ну, с тобой девушка стояла, там, в магазине.

— Ты о Карине чтоли? — Нахмурившись, отпрянула от друга впишвшись в него серьезным взглядом.

— Если та эффектная блондиночка — Карина, то о ней. — Блаженно улыбнулся Кузнецов, а меня аж перекосило. То же мне, нашёл эффектную: ни рожи, ни кожи, одни клыки торчат и губы как у макаки!

— Ну и? Ты же не просто так спросил?

— Такая цыпочка, прям кошечка. — Проигнорировал мой вопрос и вновь мечтательно заулыбался, отчего захотелось треснуть по этой довольной морде.

— Так цыпочка, или кошечка? — Взбунтовалась я.

— Да какая разница! Я бы с ней поразвлекался..

Прислонив два пальца, я изобразила рвотный рефлекс, а Марк громко засмеялся и притянул к себе, поцеловав в макушку

— Обожаю тебя.

— Что-то ты слишком добренький, что тебе нужно Кузнецов?

— Познакомь меня со своей подружкой, а?

Чего? Это юмор у него такой?

— Она не подружка, мы просто работаем вместе. И Вообще, раньше ты как-то без моей помощи обходился.

— Ну Риин, чего тебе стоит? Мы же друзья.

— Вот именно, что друзья. В сводники тебе никто не нанимался!

Одна только мысль, что Марк снюхается с этой барби приводила в ужас. Это не те скромницы, которых он приводил раньше и отымев стирал из своей памяти. Карина, девушка цепкая, и если поймет, что Кузя перспективный экземпляр, а он явно не бедствует, вцепится своим когтищями, потом не отвадишь. Да и вообще, какого хрена?!

— Ну пожалуйста — не унимался друг — А я потом за тебя весь месяц посуду мыть буду.

Вот это уже другой разговор!

— Два! — Спешно брякнула я, растянув губы в довольной ухмылке — и мусор!

— Нет, ты так-то не наглей!

— Либо сам. Всё по честному!

Вздохнув, друг замолчал, отчего я даже подумала, что на этом тема закрыта, но парень оказался настойчивее, чем предполагалось ранее.

— Окей, шантажистка мелкая! — Без злобы в голосе сказанул — Только для начала пообещай, что не кинешь.

Обещать я не хотела, ведь во мне засел вселенский протест, но перспектива не мыть посуду два месяца перевешивала внутренние терзания. Да и по сути, какая разница — Карина, Марина или Оля. Если Кузя захочет, уложит любую, так зачем тогда я сама себе буду наступать на пятки, если есть возможность сохранить комфорт.

— Ладно пикапер 90 lvl, будет тебе твоя Карина, на блюдечке и с баклажаном во рту! 

Глава 4

Прошла почти неделя с того момента, как я дала обещание познакомить Марка с Кариной и все эти дни не предприняла ни единой попытки. Кузнецову я конечно говорю, что всё на мази, просто это барби куда-то убегает, не желая общаться, но всё дело в моём внутреннем сопротивлении. Меня корёжит от одной только мысли об этих двоих.

А вдруг она увидит Марка и захочет припрятать к своим гаргульим рукам?

Кузя хоть и ветреный весельчак, но очень перспективный для будущей безбедной жизни, а у Андреевой на подобное нюх, как у собаки Павлова и её сучья натура быстро просечет что к чему. Не зря же она постоянно по мужикам прыгает, выискивая более выгодного спонсора.

Я конечно пыталась объяснить другу, что Карина девушка не простых взглядов, но он как заведённый помешался на этой кукле. Весь мозг мне проел, хотя видел-то её лишь раз и то издалека. Честно, не понимаю, чего почти все мужики слюни пускают на подобное. Андреева конечно симпатичная, но в мире столько более красивых, а главное, хороших и умных девушек — выбирай не хочу. Так почему же все лавры достаются именно сукам с пустой натурой?

Вселенская несправедливость!

Наконец-то хоть сегодняшний вечер я могу провести без завываний Кузнецова.

Марк умчался на свадьбу Костиного друга и сейчас, наверное, наводит фокус камеры для более четкого снимка.

Он предлагал поехать с ним, чтобы я не тухла в одиночку и немного развеялась. Но, во-первых, что мне там делать в компании чужаков, а во-вторых, свой законный выходной хочется провести в спокойствии. Шумом и суетой я и в кафе с лихвой хапаю.

Устроившись на мягком диване в союзе с сырными чипсами, я смотрю незамысловатую мелодраму, а после, включаю свой любимый сериал. Погрузившись в атмосферу турецких интриг, теряю счёт времени и даже не сразу слышу стук в дверь.

Это Марк. Он всегда обозначает свой приход тремя ритмичными ударами, а затем, ещё одним более приглушённым.

Аккуратно поднявшись со своего ложе, ставлю тарелку на журнальный столик и стряхнув с ладоней крошки, направляюсь в прихожую.

Отодвинув железный засов, я толкнула дверь и увидела шатающего из стороны в сторону друга, с глуповатой улыбкой на пол лица.

Окинув парня беглым взглядом, мои брови взлетели вверх. Такое ощущение, что он не на работе был, а в канаве повалялся: когда-то белая рубашка, сейчас выглядела, словно её из одного места достали и в грязи изваляли, а волосы торчали в разные стороны, пережив нападки урагана.

— Ринусиик, а это те-ик-бе — Выудив руку из-за спины, Кузнецов вручает свёрток из роз, больше напоминающий…

— Ты что пьянь, свадебный букет притащил? — завопила я, искоса поглядывая на синие бутоны.

— Дыа — не прекращая лыбится — Я его, ик поймал. Пустишь?

Вздохнув, всё же взяла свой подарок и повертев в руках, втянула носом невероятный аромат, исходящий от них.

— Заходи уже, чудила — усмехнулась я и шагнула в сторону освободив путь. Пока закрывала дверь, Марк попытался стащить с ног туфли, едва не покатившись на пол, а потом и вовсе осел на задницу, прислонившись спиной к стене.

— А ты чего так надрался?

— За здоровье невесты пили, ик… — брякнул парень, ёрзая на месте.

— А-а-а, ну это весомый повод

Положив цветы на полированную тумбу из красного дерева, я беру друга под руку, помогая подняться.

— Ладно, пойдём, спать тебя уложу.

— Спать это… ик… хорошо.

— Ага — пропыхтела, едва не долбанувшись об косяк. Поняв, что с этой тушкой, весом кажется с целую тонну справится не удастся, я доволокла парня до гостиной и усадив на диван, облегченно выдохнула. От такой нагрузки по телу сочился пот, а спина болезненно заныла, так что кому-то ещё придётся оплачивать мне не один сеанс массажа.

Откинув голову на мягкую спинку, Кузнецов посмотрел по сторонам и чему-то засмеялся, нашёптывая себе под нос какие-то заклинания. По крайней мере выглядело это именно так.

— Ты что пил алканафт? — Скрестила руки на груди намереваясь выведать всё из этой пьяной душонки, но Марк только продолжал скалится. — И где твоя аппаратура?

— Ну хватит уже кричать — поморщился друг, свернув губы в трубочку. — Ты такая, ик, злюка.

— Я спрашиваю, фотик где?

Если не дай бог он его потерял, то это конец. Там же флешка, а значит, и все снимки от прошедшей свадьбы.

— Косте… э отдал. Блин, мы так хорошо посидели. Там столько народу зажигательного было, а девчонки…

— Не старайся, мне не интересно — оборвала парня на полуслове и тем самым спасла от проблем с восприятием букв и гуляющим по разные баррикады рта языка. — в комнату твою мы всё равно не дойдём, поэтому спи здесь, а я пойду.

Развернувшись, успеваю сделать пол шага, как чуть шершавые подушечки пальцев сцепляются на запястье и затормаживают движение. Вопросительно смотрю сначала на наши руки, а затем поднимаю подбородок чуть выше, как бы говоря, ну что ещё!?

— Посиди со мной немного — улыбается Кузя и я без проблем соглашаюсь

— Ну ладно — спокойно отвечаю — посижу.

Спать хотелось ужасно, но объяснять что-то Маркуше в таком состоянии ещё более бесполезное занятие, чем мытьё машины в сезон дождей. Устроившись рядом я закинула ногу на ногу слегка покачивая, как вдруг почувствовала лёгкое касание пальцев на лице.

— Ты такая необыкновенная — незнакомым мне голосом сказал друг и убрал выбившуюся прядь за ухо. Казалось, ничего особенного, но по телу прошёлся разряд тока и гладкая кожа покрылась пупырышками. Чего это с ним? Совсем видимо до чёртиков напился.

Сглотнув, я попыталась отодвинутся, ощутив приступ неловкости, но друг уже провёл ладонью по скуле. Так не спеша и нежно, что я вздрогнула и застыла. Медленно перевела взгляд встретившись с искрящим блеском глаз, не понимая, как на всё это реагировать.

— Ты такая красивая, Мишина, настоящая. Знаешь, намного, лучше, чем все эти надутые куклы.

В горле встал ком, а в висках запульсировало, когда я увидела, как лицо Марка с каждой секундой становилось на сантиметр ближе ко мне. Надо было отвернуться или вовсе встать и уйти, но всё на что меня хватило — это упереть ладони о мужскую грудь изобразив преграду. Только всё оказалось бесполезно. Парень ловко перехватил мои руки и придвинулся вплотную, хотя, казалось бы, куда ещё.

Он был настолько близко, что я могла рассмотреть в голубой радужке едва заметные золотистые вкрапления.

Губы жгло его прерывистое дыхание, а моё горло словно жгутом передавили, не позволяя как следует втянуть искрящий от напряжения воздух.

— Что… что ты делаешь? — Выдавливаю из себя почти шепотом и по телу проносится мелкий озноб.

— Ничего. — в ответ шепчет Марк и осторожно касается своими губами моих. Я даже сообразить ничего не успеваю, но и не отталкиваю. Лишь широко распахиваю глаза, чувствуя, как сердце готово вот-вот пробить грудную клетку. 

Глава 5

Распахнув глаза, ощущаю тёплое дыхание в районе шеи. Вчера мы уснули вместе. У нас и раньше такое бывало, но эта ночь была для меня той ещё пыткой. Я практически глаз не сомкнула, борясь с дребезжащим сердцем в груди и мыслями о нашем поцелуе. Он получился короткий, потому что в шоке я оттолкнула Кузнецова и убежала в ванную комнату, а после, когда он уже спал, вернулась и сама же легла рядом. Не спрашивайте зачем, даже себе на этот вопрос не могу ответить. Просто в ту секунду, мне казалось это необходимым, как глоток свежего воздуха в летний знойный день.

Повернувшись набок я посмотрела на спящего парня. Лицо расслабленное и такое трогательное, что губы тронула улыбка, а в районе солнечного сплетения образовалось тепло. Не знаю, сколько бы времени провела за любованием, если бы тишину не пронзил наполненный страданием голос

— Водыы — просипел Марк, сквасившись.

Приподнявшись, я взяла бутылку нарзана с журнального столика и всунула в ладонь другу, наблюдая, как он с жадностью пьёт, а капли стекают по подбородку и падают на голую грудь. На какое-то время залипаю на эту, как по моему мнению, интимную картину и трясу головой, пытаясь выбить весь мор ненормальных мыслей. Это просто так бессонная ночь на меня влияет и не больше! Кстати об этом, нужно кое-что выяснить.

Подождав, когда Кузя вдоволь нахлебается, забираю пустую тару и присев на кровать впиваюсь в измученное лицо парня.

— Слушай, а ты помнишь, что вчера было? — Закусив губу, нервно перебираю складки на футболке и жду, вот только сама пока не понимаю чего именно. Хочется ли мне знать правду? А вдруг это разрушит наши отношения?

Сложно…

— Ты что так кричишь? — Марк прикладывает ладонь ко лбу и морщится. Мне даже становится жаль его, правда совсем чуть-чуть. — у меня сейчас перепонки лопнут..

— Пить меньше надо было! Ну так что, помнишь или нет? — Не унимаюсь я, ёрзая на месте.

— Ни-че-го… Даже как домой пришёл, прикинь! Надеюсь, я ничего не натворил?

От его слов я едва лужицей от облегчения не растеклась. Раз не помнит, значит и у меня приступ амнезии. Фух, знаете, как будто с плеч огромный балласт скинули и дышать легче стало. Боже, храни винно-водочный завод!

— Нет, пришёл, вручил мне свадебный букет и я тебя спать уложила.

— И всё?

Если не считать того, что ты свой язык в мой рот засунул, то всё.

— Ещё говорил, что я необыкновенная. — хохотнула я, правда смех получился через чур наигранный, но это из-за нервов, потому что. Слава богу, Кузнецову сейчас не до моих причуд.

— Кажется, я сейчас откинусь.

— Ещё бы, так нажраться. Странно, что ты вообще до квартиры дошёл и цел остался.

— Больше никогда пить не буду.

— Ага, охотно верю — усмехаюсь, опуская ноги на холодный паркет. — Ладно, так уж и быть умирающий, пойду супчика тебе приготовлю.

— Постой Рин — хрипло отозвался Марк и я обернулась. — я спросить тебя хотел. Ты ещё не разговаривала с Кариной?

Имя этой блондинки неприятно резануло ухо и царапнуло сердце. Карина, Карина, как же меня достала эта барби, ни дня без неё! Поскорей бы они уже трахнулись, что ли.

— Нет! — Ответила через чур резко и недожидаясь нового пулемёта из слов, перешагнула через валяющуюся на полу рубашку парня, потопала в сторону кухни — Сам с ней знакомься, я свахой не нанималась!

— А как же наш договор?

— Я его аннулировала!

Хлопнув дверью, я направилась к окну и распахнула створки впуская тёплый ветерок и запах сирени. Стрелки на часах едва перевалили за восемь и город постепенно оживал. Я посмотрела на небольшую лужайку, где активно бегал лабрадор, а рядом топтался парень с поводком в руке, затем на садящуюся в красное Ауди женщину на парковке и переведя взгляд вдаль, отошла. Вскипятив чайник, налила себе чая с лимоном, и только после приступила к готовке. Через час, когда суп томился на плите я ушла в комнату и завалилась на кровать даже не заглянув к Марку. Вчерашний вечер выбил почву из под ног и пока мне было сложно оставаться прежней, беззаботной подругой. Хорошо конечно, что у него память отшибло, тогда бы нам обоим было неловко. Полежав немного я уснула, а проснулась ближе к обеду и сразу же решила пойти погулять в парк… Хотелось провести свой выходной с пользой и немного проветрить мозги в одиночестве. Погода была солнечная, а настроение после сна фантастическое, поэтому я надела лёгкий сарафан голубого оттенка. Волосы подвязала синей ленточкой, а на губы нанесла розовый блеск. Даже хотела тушью ресницы мазнуть, но решила, что с меня и платья будет достаточно.

— А ты куда намылилась? — Удивлённо выкрикнул Марк, когда я уже обувалась.

— Погулять схожу. Я думала ты спишь.

— Ты как слон ходишь, поспишь тут как же… А с кем гулять?

— Одна, — Выглянула из-за стены, отмечая слишком бледное лицо друга — Куриный суп на плите — подмигнула — не помирай.

— Иди уже язва. — Криво-косо улыбнулся и уткнулся в гаджет.

Выпорхнув на улице, вдыхаю полной грудью и нацепив на глаза очки в чёрное оправке иду на остановку.

В автобусе сажусь у окна, и как только вставляю наушники в уши, жизнь сразу же играет новыми красками: не слышно недовольного кондуктора, голосов пассажиров и без конца открывающихся со скрипом дверей. За двадцать минут транспорт домчал меня до места назначения.

Солнце греет своими лучами, ветер трепет волосы — кайф. Давно я не выходила на прогулку просто так, без повода. Всегда куда-то бегу, тороплюсь, так и жизнь пролетает незаметно… Не спешным шагом бреду по аллее вдоль деревьев, отмечая каждую окружающую меня деталь. Повсюду стоят ларьки с мороженым и фаст-фудом. Недалеко находится детская площадка с кучкой детей и их родителей, а так же аттракционы. Покупаю рожок клубничного мороженого и присаживаюсь на лавочку.

Люди так же, как и я гуляют, наслаждаясь погодой и обществом друг друга. Кто-то ездит на роликах, кто-то на велосипеде или самокате. В детстве, мы тоже с мамой ходили в парк кататься на велосипедах. Папа всё время работал и виделись мы редко.

Зарабатывал свои миллионы…

Вот только кому нужны эти деньги, когда ты глубоко несчастен? Мамы нет и не будет больше наших вечеров, прогулок и разговоров по душам…Без неё словно дышать стало труднее и я бы всё отдала, что бы она была со мной, а папа… ну у него я уверена всё хорошо и он счастлив..

Домой вернулась вечером, после заката.

— Ммм, а чем это так вкусно пахнет? — На ходу сбрасываю кеды и иду на кухню. Кузя стоит ко мне спиной, орудуя ножом и что-то весело напевает себе под нос. Могу вечно смотреть как друг готовит — это происходит так редко, что можно по пальцам посчитать. Подхожу ближе, привлекая внимание.

— Оо Мишель, а я не слышал как ты пришла.

— Что готовишь? — Беру кружочек огурца с доски и кладу в рот.

— Лазанью и салат. — Марк отправляет огурцы в миску и принимается нарезать помидоры.

— Сегодня какой-то праздник?

— Вообще-то сегодня день, когда мы смотрим твой дурацкий сериал, а так как ты до вечера прошлялась, я решил приготовить ужин сам.

— Смотрю похмелье пошло тебе на пользу — хохотнула я — Да и сам ты бодрячком.

— Пол банки полисорба выпил — дрянь редкостная, но как видишь я бодр и свеж. Иди давай — Марк слегка подтолкнул меня в спину — включай уже свою муть, я пока всё принесу.

Мы очень любим смотреть вместе кино, а так как вкусы у нас не совсем совпадают, да и времени смотреть не всегда хватает, договорились, что один день мой, другой — Марка. Сегодня как раз моё время, а это значит — да здравствует Турция!.

Войдя в спальню быстро сбрасываю платье и нацепляю домашние шорты кислотно желтого оттенка и футболку с какой-то рокерской группой. Волосы завязываю в небрежный пучок и иду в гостиную, где уже стоят приборы. Пока ищу нужный сериал, стол полностью преображается едой и напитками.

*****
— Я не пойму, они уже серий пятнадцать страдают если не больше и всё не могут признаться друг другу. Ну что за бред! — Парирует друг, разводя руки в стороны.

— Ой, да ничего ты не понимаешь. — Отмахнулась, — Хазан ещё не поняла, что любит Ягыза, а здесь этот Синан постоянно мельтешит. Бесит!

— Эй-эй полегче — расхохотался Марк, притягивая к себе. — Это всего лишь фильм.

Как только мужская ладонь легка мне на живот, сердце провернуло тройной кульбит. Для нас это обычные вещи, вот только Кузнецов не ведает, что вчера натворил, а моя память увы не подчистилась и чувства мгновенно обострились. Ещё и этот цитрусовый запах, он буквально под кожу въелся.

— Думаешь в жизни такого не бывает? — Попыталась ответить как можно спокойнее, стараясь держать себя в руках — Сплошь и рядом!

— Вот поэтому столько несчастных людей. Если любишь — говори, зачем скрывать, страдая в одиночестве.

— Ну, а если бы любовь между ними была невозможна, что тогда?

Этот вопрос в моей голове странным образом переплелся со вчерашней ситуацией. Зачем я вообще продолжаю об этом думать?

— Тогда зачем любить того, с кем не можешь разделить это чувство? Мишель, жизнь одна и она прекрасна. Зачем усложнять?

— А вдруг, чисто гипотетически, такое произошло с нами, как бы ты поступил? Ведь, чувства убивают дружбу. Как ты считаешь?

— Я считаю, что нет ничего важнее дружбы Мишель, а все эти шуры муры только всё портят. Да я даже вообразить себе не могу нас вместе, ну бред же. Меня аж передёргивает от того, что нам пришлось бы целоваться или того хуже заниматься сексом. Ты мне как сестра, Ринка, а это уже считается инцестом.

Знал бы он ещё, что вся его теория в пух и прах разбилась о вчерашнюю реальность. 

Глава 6

— Рин, обслужи восьмой столик пожалуйста, я не успеваю — Крикнула Алёна, убегая на кухню.

В кафе сегодня не протолкнуться. На улице льёт дождь, вот все и ринулись в укрытие.

Поправив фартук, беру блокнот и подхожу к столику из пяти человек. Троей парней и двое девушек о чём-то громко разговаривают, жестикулируя руками и смеются в пол голоса.

— Здравствуйте, уже выбрали что желаете заказать? — Вежливо улыбаюсь, держа ручку наготове

— Можно мне пожалуйста апельсиновый фреш и салат Капрезе — Проговорила елейным голосом рыжеволосая девушка, но её перебил другой, немного писклявый и слишком удивлённый.

— Мишина, ты?

Словно в замедленной съемке я поднимаю голову и мои глаза едва не выпрыгивают из орбит.

Нет, этого не может быть.

Только не сейчас!

Одной из присутствующих в этой развеселой компании оказалось моя одноклассница, Марина. Девушка с раскосыми миндалевыми глазами, шоколадными волосами и надутыми губами.

Вот почему встречи происходят в самые неудачные моменты, когда я стою в этом чёртовом фартуке с небрежной причёской, а она выглядит словно только сошла с обложки журнала. За что жизнь так несправедлива ко мне?

Хотелось сквозь землю провалится, так стыдно я себя ощущала…

— Привет — я попыталась выдавить из себя хоть что-нибудь напоминающее улыбку, но мышцы лица словно окаменели и получилось неестественно. — . А что ты здесь делаешь?

— Да вот — Марина намотала прядь волос на палец и смотрела на меня с нескрываемым любопытством и одновременно превосходством, жуя жвачку… — Приехала к тётке. Никак не ожидала увидеть тебя здесь — обвела она взглядом кафе

А я-то как не ожидала! Лучше бы дальше в своей Москве сидела и папины деньги тратила. Овца!

С Юрцевой у нас давнее соперничество, ещё с первого класса— начиная у кого круче шмотки и заканчивая парнями. Сейчас конечно мериться нечем, но прошлое с маниакальной тяжестью давит на грудь и предстать перед бывшим неприятелем в жалком виде мягко говоря неприятно.

— Да, работаю! Какие-то проблемы? — Скрестив руки на груди дёргаю бровью вверх. Чего уж, позорится, так с гордо поднятой головой!

— Да нет-нет, никаких проблем. — Хмыкает, хлопая наращёнными ресницами. — Просто мы все думали, что ты в Лондон укатила учится, вот я и подумала…

— Ну и отлично! — Перебила, сделав невозмутимую мину — Ты извини, я бы рада поболтать, да дел много.

Приняв заказ, я развернулась и на негнущихся ногах прошла через весь зал и остановилась около барной стойки. Сердце с бешенной скоростью стучало в груди, отдаваясь в висках, а по телу струился пот.

— Всё нормально? — Алёна, заметив моё растерянное лицо, подошла и дотронулась до плеча, слегка сжимая.

— Прости, Алён, но я к ним больше не пойду — шепнула, покосившись на не сводившую с меня глаз, Юрцеву… Вот и чего смотрит? Мало ей моего унижения, хочет теперь взглядом добить?

Ух, прям чувствую, как сегодня полетят сплетни, о том, что дочь Алексея Жданова — кофейная оборванка.

— Что-то случилось? На тебе лица нет.

— Увидела старую знакомую. — вздохнула я.

Вот уж не думала, что встреча из прошлого, выбьет меня из колеи. Если быть честной с самой собой, я всеми фибрами надеялась, что никого из столицы сюда не занесёт…

— Ты не волнуйся, я отнесу им всё сама. — Алёнка заглянула ободряюще мне в лицо и ушла к гостям, не задавая лишних вопросов.

В беготне и суете я быстро забыла об однокласснице и перестала обращать внимание на её косые взгляды. А к окончанию рабочего дня было вообще плевать на всех. Хотелось поскорее приехать домой и завалится на мягкий диван, вытянув гудевшие от напряжения ноги.

После смены быстро переодеваюсь и выбегаю на улицу, где меня должен ждать Кузнецов. Спустившись по ступенькам, поворачиваю вправо и с каждой секундой мои шаги замедляются, в конце концов припечатав ноги к земле. Недалеко от припаркованной машины я замечаю Марка в компании Карины… Лиц не вижу, зато слышу лошадиный смех Андреевой.

Сегодня просто день «приятных» сюрпризов!

Поправив болтающийся на плече рюкзак, неохотно подхожу.

— Привет — нарочито громко воскликнула, протиснувшись между этой парочкой твикс. И если Марк улыбался, то Андреева от шока лицо вытянула. Вот и правда, что смех, что рожа лошадиная.

— Ой привет Мишель — друг по-свойски обнял меня, притягивая к себе.

Захотелось побесить эту дуру Карину, и я положила ладонь на грудь парня, слегка погладив.

— Маркуша, дай ключи, я тебя в машине подожду — с небывалой нежностью пропела, а челюсть Андреевой в этот момент едва не потерялась в районе её длинных костлявых ног.

Кое как сдержав выпрыгивающий наружу смех, обошла этих двоих и полезла в автомобиль, ни на секунду, не теряя их из виду. Вот они о чем-то мило общаются. Андреева периодически ещё косится на меня, но также быстро теряет всяческий интерес, переключившись на Марка окончательно. Чувствую, как на лице с каждым разом морщин становится больше, а взгляд хмурее, потому что эти голубки даже и не собирались расходится.

Спустя минут десять всё- таки не выдержала и нажала на клаксон, да так сильно, что блонди едва кучу не навалила от неожиданности. Упав лицом на руль, я расхохоталась и не удержавшись нажала ещё раз. Когда подняла голову, встретилась с грозным взглядом Марка и отзеркалив его выражение, постучала по запястью, как бы поторапливая, а затем соединив два пальца приложила к виску, изображая выстрел.

— Ты чего там учудила? — Проворчал друг, забираясь внутрь машины, кажется спустя целую вечность.

Я себе успела все ногти сгрызть пока находилась в роли наблюдателя. Андреева конечно та ещё вертихвостка. И взгляд опустит, и волосы за уши заправит, хотя у неё итак всегда всё на идеале. То ножку приподнимет, оголив бедро, то как бы случайно до Кузи дотронется. А тот и рад. Чуть слюнями всю парковку не забрызгал. Кобель!

— Ничего я не учудила, домой просто хочется! — и сразу же тему перевела, пока меня не четвертовали — А где твоя разлюбезная? Я думала она с нами поедет.

На самом деле, я конечно ничего такого не думала, наоборот, скрестив пальцы молилась, чтобы он её не потащил за собой. Не хватало ещё слушать их любезности. И так тошнит!

— Она сказала, что её подруга заберёт — с легкой грустью ответил Марк, но вдруг заулыбался, чем ещё больше раздосадовал.

— А ты чего светишься как начищенный пятак? — Не сводила взгляда с друга.

— Из-за Карины — томно вздохнул. — Она такая прикольная. Мы с ней очень мило поболтали и я пригласил её на свидание.

Услышав последнее, я вдруг закашлялась, словно у меня приступ коклюша.

— Ты чего Рин? — Марк постучал меня по спине приводя в чувства. Выпучив на него глаза, рассматривала, как невиданную диковинку — Что? — Спросил, замечая интерес к его персоне.

— Ты и свидание— это на грани фантастики.

— Я задумался над тем, что мне нужны отношения.

Новый приступ кашля настиг меня, и я с радостью приняла воду, предложенную Кузей. С жадностью выпив половину, снова посмотрела на парня, как на инопланетянина

— Ты и отношения — вещи несовместимые. Что произошло с моим другом, который утверждал, что свобода — это его второе имя?

— Мне кажется я уже нагулялся. — Уверенно заявил Маркуша, глядя перед собой — Многие друзья уже в отношениях и все такие счастливые. Вот и я решил попробовать. Если что, всегда смогу вернуться в образ заядлого холостяка. — Рассмеялся, а затем завёл автомобиль, выруливая с парковки.

— Ты хочешь попробовать с Кариной? — осторожно спросила, пытаясь скрыть в голосе грусть. Не понимаю, почему эта новость так меня задела, словно ножом царапнули по сердцу.

— Почему бы и нет — пожал плечами мазнув по мне довольным взором — Я же не говорю жить вместе или любовь до гроба, но сейчас мне хочется остановится на ней. А ты что, не рада за меня? Сама же говорила что мне нужны отношения, нужно остепенится.

И не поспоришь. Говорила. Вот только сейчас внутри меня образовался настоящий протест.

— Конечно рада, мы же друзья. — кое как улыбнувшись, я посмотрела на заляпанное окно, через которое просачивался вечерний город и ощутила странное жжение в груди, которое с каждой секундой только нарастало. 

Глава 7

Сегодня день рождение у Дениса, друга Марка. После недели эмоциональной встряски-это то, что нужно для поднятия духа: потанцевать, выпить и просто расслабится в хорошей компании. Смотрю на себя в зеркало и не узнаю. Я ли это? В чёрном платье на бретельках выше колена и такого же цвета босоножках я выглядела поистине сексуально. Плюс волосы, рассыпанные по плечам и красная помада добавляют эффект вау.

— Рина, ты готова, а то я уже всё…

Поворачиваюсь и вижу Марка, застывшего в дверном проёме прихожей с распахнутыми глазами и открытым ртом.

— Судя по твоей реакции, мне идёт? — Довольно Улыбаюсь я.

Поправив ворот рубашки, друг подбирает упавшую челюсть и подходит ближе. Осматривает с ног до головы с задумчивым видом.

— Что? Всё плохо да? — Заметно напрягаюсь. Если он забракует, то точно никуда не пойду! Потратить ещё час марафетясь, моё эмоционально нестабильное состояние просто не выдержит.

— Наоборот. Очень хорошо. Придётся весь вечер отгонять от тебя мужиков — Широко улыбается и тянет руку к моему лицу, чтобы убрать прядь волос. Как только пальцы касаются щеки, по телу проходят маленькие разряды электричества, а от его заинтересованного взгляда я вспыхиваю как спичка. Мне приятна чёрт возьми его реакция и нежные прикосновения. Мысли в моей голове последнее время занимает тот несчастный, первый поцелуй. о котором он и не помнит, а я не могу забыть и…. Кажется, не хочу. Понимаю, что пауза затянулась, я резко разворачиваюсь и направляюсь к двери, в попытке унять колотящееся сердце.

— Пойдём, а то опоздаем — бросаю на ходу и выхожу в подъезд.

Самый популярный клуб в городе, в который мы едем отдыхать, находится на другой черте города. Марк заказывает такси, но, когда мы садимся, машина направляется в противоположную сторону.

— А что происходит? Куда нас везут? — Шепчу на ухо другу.

— Заедем за Кариной, а потом в клуб.

Его слова выбивают воздух из лёгких. Какого чёрта?

— Какого чёрта? — Повторяю свои мысли, нахмурив брови. — А она зачем там нужна?

— Как зачем? — Искренне удивляется Марк, что-то печатая в своём смартфоне. — Она же типа моя девушка.

— Вот именно что типа — Выхватываю гаджет из рук Кузнецова в попытке завладеть вниманием.

— Эй, отдай телефон. — Тянет руку, но я ловко уворачиваюсь и прячу в карман сумки.

— Сначала поговорим, потом отдам! — Твердо заявляю. Марк закатывает глаза, мол Мишина, ну ты и зануда, но молчит. Ждёт, когда я начну предъявлять за Андрееву. А мне столько хочется сказать, но я тактично перебираю фразы в своей голове, чтобы выразится по приличней…

— Какого хрена ты тащишь за собой Андрееву? Ей там не место!

— Мишель, если ты не забыла, мы вместе.

— Типа вместе! — Не забываю упомянуть, ухватившись за эту ниточку надежды — Твои слова между прочем! Я не хочу видеть её на дне рождении у Дэна!

— Рин, не тебе решать кого мне брать с собой. Мы в отношениях и придётся с этим смирится! — Пробасил серьёзным тоном, не терпящем возражений

Внутри всё бушует. На языке вертится стопка трёхэтажного мата, но проглотив обиду, отворачиваюсь к окну, поджав губы.

Разве можно так скоро вступать в отношения, не узнав человека как следует? Я конечно понимаю, что Марк вольная птица и это первая серьезная связь в его жизни, но не могу принять и понять. Карина, девушка красивая, спору нет, но на этом всё…Они встречаются буквально дня четыре от силы, а меня уже выворачивает наизнанку. Я же должна радоваться за друга, вот только на душе так гадко…

Напряжение между нами так и искрит, поэтому стараюсь сосредоточится на созерцании за окном. В квартирах загорается свет и город начинает оживать, а суетливые прохожие, спешившие после работы домой, сменяются молодёжью. Обожаю вечернюю атмосферу города и, если бы не обещание данное Денису, вышла бы из машины и слилась с толпой. Танцевать и наслаждаться компанией желания нет. Больше нет. Настроение опустилось до нуля градусов, разрывая душу на части. Первый раз мы повздорили с Марком за столько времени. Это ведь и правда не моё дело кого звать и с кем общаться, встречаться или женится, но сама мысль об этом задевает. Что со мной происходит? Почему я себя так веду?

Заехав во двор многоэтажек, автомобиль останавливается, и Кузя выходит. Принципиально не поворачиваюсь, зная куда он поскакал. К своей ненаглядной Карине. Чтоб её!

Вытащив наушники из сумочки, вставляю в уши и включаю музыку на полную мощность. В ноздри ударяет приторный запах цветочных духов, заставляя сморщится, как сушёный урюк. От местного бомжа, жившего на помойке около дома и то приятней пахнет, чем от Андреевой. Мысленно молюсь быстрее добраться до клуба, но мои молитвы прерывает аккуратное касание плеча. Сняв наушники, поворачиваю голову и сталкиваюсь со змеиным взглядом Карины. Теперь Марк сидит на переднем сидении, а мне придётся мучиться рядом с этой вонючкой.

— Привееет — Медленно шипит, проходя по мне оценивающим взглядом, а затем выдвигает свой вердикт — Выглядишь превосходно.

— Привеет — С тем же тоном отвечаю этой «мисс искренность» и тоже начинаю глазеть. Блондинистые волосы в сочетании с красным блестящим платьем и того же цвета помады, напоминают девушку лёгкого поведения, но кто я такая чтобы оценивать вкусы других? Может таким образом она и зарабатывает на брендовые шмотки?

Быстро потеряв ко мне интерес, Карина обращается к Марку, но я уже не слушаю. Надев наушники, откидываюсь на спинку сидения и прикрываю глаза. Погрузившись в музыкальную атмосферу, на несколько минут мне удаётся выкинуть ненужные мысли, но от себя не убежишь. И как бы не пыталась, я вновь возвращаюсь в раздумья о друге… 

Глава 8

Клуб «Кристалл» встречает нас громкой музыкой, неоновыми прожекторами и огромным количеством танцующей молодёжи.

По обеим сторонам танцпола расположены столы и барные стулья. На небольшой сцене сидит ди-джей с кучей аппаратуры, а неподалёку на специальных подиумах технично двигаются полураздетые девушки, заводя публику.

Чувствую себя не в своей тарелке и стараюсь держаться поближе к Марку. За время поездки я успела остыть и уже не так критично отношусь к тому, что он взял с собой свою Карину-балерину.

Поднимаемся на второй этаж в лаундж зону, и я тут же облегчённо выдыхаю. Басы не бьют по ушным перепонкам и толпы нет, что безмерно радует. За столом на фиолетовых диванчиках расположилась компания из десяти парней, и я сразу замечаю восторженные взгляды, брошенные в сторону Андреевой. Ну кто бы сомневался! Невольно морщусь и выглядываю хоть одно знакомое лицо, но кроме именинника никого не узнаю.

Поздравив Дениса с праздником нас приглашают за стол. Марк с Кариной уселись на одном диване, а мне досталось место, напротив. Зубы так и готовятся превратится в крошево от несправедливости. Рядом с Кузей должна была сидеть я, а не эта слащавая курица!

— Привет — Раздается слева от меня. Выпрямив спину, поворачиваю голову заглядывая в карие глаза, приправленные лучиками морщинок. — Меня Макс зовут.

— Октябрина — вежливо улыбаюсь и вновь кошусь на Марка, который в этот момент заталкивает свой язык в рот Андреевой. Сердце отчего-то быстро застучало, готовясь вот-вот выпрыгнуть из груди, а руки, спрятанные под столом сами собой, сжались в кулаки. В этот момент я представила, как вот этими пальцами душу лебединую шею Андреевой и на душе разлилась приятная эйфория

— Эй, девушка-Октябрина — впутался в мысли мой новый знакомец. Нехотя я отвела взгляд на темноволосого парня.

— Можно просто Рина.

— Что желаешь выпить просто Рина? Есть виски, коньяк, ром и шампанское.

Не успеваю и рта раскрыть, как меня опережает твёрдый голос Марка.

— Она не пьёт!

И это правда. Я не любитель алкоголя, но сейчас мне намеренно хочется перечить. Пусть своей кукле запрещает!

— А ты кто, её папочка? — Усмехается Максим, отчего глаза Кузи сужаются до размера щелок.

Андреева что-то шепчет ему на ухо и тот кивает, но словно и не слышит вовсе. Поддавшись чуть вперёд, упирается ладонями на стол, так, что мышцы под чёрной рубашкой заметно вырастают. Эта картина странным образом не оставляет никого равнодушным, и парни замолкают, с осторожностью поглядывая то на одного, то на другого.

— Не твоё собачье дело! — рычит друг, а крылья носа судорожно подрагивают.

— Ты чего, Кузь — шепчу, ощущая лёгкую тревожность. Ещё ни разу я не видела его таким взбешённым, и что странно, этот Макс ничего такого не сказал. Ну пошутил, да подумаешь, кто не шутит? У Кузи с чувством юмора всегда было ок, а сейчас его словно переклинило и меня это напрягает.

— Ээ братан, успокойся — примирительно клокочет Денис — Давай только без разборок, ок? Мне проблемы не нужны.

— Даже не собирался — буркает Марк, усаживаясь на место. С минуту в компании остается затишье, и убедившись, что всё чинно, продолжают веселится.

— Это твой друг? — Интересуется Максим, и я киваю — больно нервный. Настоящий Цербер.

— Не обращай внимания. Марк вообще-то нормальный парень, не знаю, что на него нашло.

— Может ревнует? — Максим толкает своим плечом мое, поигрывая бровями, а у меня в эту секунду дыхание перехватило. Не от близости, а от его слов.

Ревнует? Серьезно?

Вскинув взгляд в сторону Марка, внезапное волнение сменилось грустью, и я поникла. Ага, как же, ревнует! Вон как Андрееву наминает, прям весь извёлся! Глаз с меня не сводит, бедненький! Это если что сарказм был.

— Он тебе нравится? — Ухо опаляет чужое дыхание, и я вздрагиваю. Сглатываю тяжелый ком ощущая, как по телу струится жар и пот.

— Нет конечно! — Едва не выкрикиваю, словно пытаюсь саму себя убедить в искренности своих слов. Но это не так. Мне и правда не нравится Марк. Нет, нравится конечно, но не в том контексте. Мы же друзья, а друзья должны друг другу симпатизировать и любить должны по братски-сестрински!

— Ты там что-то про попить говорил? — решаю сменить пластинку — Как насчёт шампанского?

— Отличный выбор!

Наполнив бокал пузырчатой жидкостью, кто-то из ребят решает произнести тост в честь именинника, и атмосфера быстро переходит в праздничную. Гул голосов, смеха и задора позволяют немного отвлечься от душевных терзаний и расслабится. Я всё реже смотрю на друга, отдавая предпочтение обществу Максима и других ребят.

— Зайчонок, может пойдём потанцуем — елейно кудахчет Карина и трется носом о щеку Марка.

Дура! Как она меня бесит своими Сюсю-Мусю! Чтоб ей в канализационный люк провалится!

Боже, ну вот опять это слюноперекатывание.

Фу, ну какие же они мерзкие!

— Эй, анаконда, ты сейчас мне руку сломаешь.

— А? — Растерянно моргаю и замечаю, как с силой сдавливаю ладонь Максима.

И когда только успела?

Поспешно разжимаю пальцы

— Прости — это у меня иногда бывает. Нервный паралич, знаешь. Не обращай внимания.

Господи, ну что я несу?! Какой паралич?

— Ну я так и понял — беспечно отвечает парень — Хочешь, пойдём на танцполе подвигаемся?

— Почему бы и нет — быстро соглашаюсь, не давая возможности передумать. Хочется поскорее сменить геолокацию и мелькавшую картинку перед глазами. И пошло всё лесом!

Поднявшись с места поправляю ткань чёрного платья и пробираюсь вслед за Максимом.

— А вы куда это собрались? — С интересом выкрикнул Денис и все сразу же с интересом на нас посмотрели. Даже Кузнецов не поскупился внимания, оторвавшись от своей пиявки. Какая честь!

— Мы танцевать, а то что-то тухленько у вас. — Отвечает Макс, и парни перебрасываются колкостями, приправленными шуточками. Я была уверена, что и Марк тоже что-нибудь мне скажет, может попросит не ходить. Не знаю, чего я ждала в эту секунду, но в конце концов не выдержала и отвела взгляд в сторону. В груди жгло, словно в сердце воткнули острый кинжал и провернули до основания. И до меня вдруг дошло, что я ревную. До дрожи в коленях и красных вспышек в глазах. Ревную своего друга, потому, что вдруг оказалась не готова делить его с кем-то. Чувствовать себя третьей лишней, когда раньше я всегда занимала первую позицию. И это неприятно, это больно и так не знакомо мне.

Спустившись вниз по светящейся лестнице, расталкиваю толпу и несусь прямиком на бар. Максим плетётся где-то позади, но мне плевать. Я срочно хочу выпить! 

Глава 8.1

— Текилы — кричу парню за стойкой, барабаня пальцами по деревянной поверхности.

Я злая, с давящей тяжестью в груди и клокочущим сердцем. Во мне будто кислота, которая с маниакальной скоростью разъедает внутренности без возможности на восстановление.

Он там… с ней… счастливый… трогает её, целует, радуется каждой секунде, пока я здесь извожу себя до состояния невроза.

Наверное, это алкоголь так обострил мои чувства. Ведь всё, что происходит вполне нормально. Марк с девушкой, а я просто подруга.

Он не обязан носится со мной как с писаной торбой.

— Ты куда так рванула? — Рядом пристроился Максим забираясь на высокий стул.

Если честно, я успела позабыть о его существовании погрузившись в собственные терзания.

Взяв шот с прозрачной жидкостью тут же опрокидываю в себя скорчившись от горечи. Я не привыкла пить настолько крепкие напитки и сейчас меня просто плющит и перетряхивает. Сквозь шумную музыку слышу смех Макса. Его задорный взгляд подбадривает и я улыбаюсь.

— Фух, — Со звонок ставлю рюмку на стол и прошу повторить.

Мне мало, настроение унылой какашки хочется переквалифицировать в полное безразличие.

— Два — изрекает мой знакомец, вертя между пальцев пластиковую карту и вновь переводит всё внимание на меня. — Хочу показать тебе, как надо пить текилу.

— А что, я как-то не так это делала? — Вскидываю на лоб брови упираясь локтем о стойку.

Осматриваю парня.

У него чуть вьющиеся смоляные волосы, орехового цвета миндалевидные глаза, профильный нос и резко очерченный подбородок.

Я без зазрения могу назвать его привлекательным и даже красивым.

— Нравлюсь? — Озорно улыбается, поймав мой интерес и прикусывает нижнюю губу.

Господи, он что, пытается флиртовать?

Я конечно не маленькая девочка, но щеки всё равно налились жаром от такого казалось бы невинного жеста.

— Ни капельки — Хмыкаю отворачиваясь. Пусть там не надумает себе ничего, а то ещё распетушится! Марк всё время хохлится, стоит увидеть восторженные в его сторону взгляды.

Интересно, что он там делает? Думает обо мне или весь в своей Карине растворился?

— А ты мне очень — сквозь вакуум мыслей доносится голос Максима. Уголки губ подрагиваю, но я стараюсь оставаться невозмутимой.

Хотя, приятно конечно и даже очень. Не привыкла знаете ли подобное слышать. Я — не Андреева. У меня нет поклонников на каждом шагу, так что сейчас по моему телу приятно разливается тепло.

— Ну что, выпьем, белоснежка? — Подмигивает, вставая на ноги.

Перевожу взор на несколько градусов левее, где стоят рюмки с текилой, плоское белое блюдце с двумя дольками лайма и солонка. Поднимаю глаза.

— Повторяй за мной — задорно добавляет беря в руки один из шотов. Двигаю к себе свою порцию и замираю, выжидая следующего шага.

— Насыпай на ладонь соль.

— Это ещё зачем? — Бормочу скептически. Что-то меня не особо вставляет пить в прикуску с белыми кристалликами. Какой-то мазохизм.

— Делай, как я говорю — это вкусно

— Сомневаюсь — вздыхаю, но делаю, как мне велено.

Опыта в таких делах у меня нет, поэтому лучше доверится тому, кто в этом разбирается. Глядишь, может и не так всё плохо.

— Сначала соль, затем текила, а в конце уже лайм. — разъясняет, начиная первым.

Наблюдаю, как Макс слизывает солёную дорожку опустошает рюмку и жует кислотный фрукт. Поморщившись, трясет головой.

— Кайф — хохочет кивком головы указывая на меня — теперь ты!

Собрав языком белые крупицы с ладошки, быстро пью, ощущая, как горячая жидкость обжигает горло. Второй раз уже не кажется так горько, а по крови растекается адреналин. Тяну руку за лаймом, но его нет. Верчу головой и замираю. Ломтик цитруса находится между зубов Макса, который пальцами манит к себе.

— С ума сошёл?! — Вспыхиваю.

— Не будь трусихой — это весело — с долькой во рту кричит мне, и то ли градус алкоголя так повлиял, то ли его игривый тон взбудоражил, но я шагнула навстречу, сокращая между нами расстояние до несчастных миллиметров. Заглянула в горящие из-под опущенных бровей глаза парня и потянувшись, схватилась зубами за кислый плод, но помимо цитруса ощутила вкус мягких губ. 

Глава 9

Мои глаза округляются до размера орбит, а сердце выстукивает чечётку.

Максим смотрит на меня веселящим взором и протолкнув в мой рот лайм оставляет на губах мимолетный поцелуй. Отстраняется.

Я дезориентирована таким жестом и немного шатаюсь. Мы были так близки от настоящего сплетения языками, что волна дрожи проносится по телу с лошадиной скоростью.

— Ты… ты… — шепчу, глотая несчастный цитрус и медленно жую.

Его всё это забавит. Вероятно, я выгляжу, как перепуганная олениха перед убоем или растерянный Бемби потерявший мать. В любом случае, на моём лице шок, приправленный шоком в шоковой оболочке.

Но знаете, что самое поразительное, — если бы Максим продолжил всю эту игру, я бы вряд ли остановилась. Меня словно загипнотизировали или всё дело в алкоголе, но в голове точно что- то перемкнуло, раз я была на грани от поцелуя с незнакомым по сути мне парнем.

— Успокойся, принцесса — хмыкает Макс и протянув руку убирает несколько прядей волос, упавших на лицо, задев шершавой подушечкой пальца мою щеку. Она полыхает огнём, как и вся я, плавящая под напором этого красавчика. Нет, это точно текила с шампанским виноваты, иначе, я бы не позволила ему и на метр ко мне приблизится. Даже на втором свидании, в лет восемнадцать кажется, не разрешила моему воздыхателю-ухажёру взять меня за руку во время пешей прогулки. А сейчас стою тут, лужицей растекаюсь, как дура, ей богу!

— Я спокойна — говорю по максимуму беспечно, но в голосе все равно сквозит волнение. Максим хмыкает, мол ну-ну, но не настаивает. Ладонью взъерошивает свои кудри и улыбается. Я тоже улыбаюсь. Мне приятна его компания, несмотря ни на что.

— Может потанцуем? — перекрикивая музыку, говорит Макс дрыгая всем телом, отчего я начинаю смеяться.

— Если ты будешь вот так же танцевать — хриплю сквозь отголоски хохота — то, пожалуй, я пас.

— Да ладно тебе, не будь занудой. Мы же веселиться сюда пришли, а не сидеть словно пенсионеры в уголочке.

Пока я пытаюсь думать, стоит ли присоединятся к прыгающей толпе под ритмичные биты, Максим уже направляется к танцполу. Устроившись у самого края, разворачивается, и пальцами манит к себе многозначительно поигрывая бровями.

— Дурак — бормочу широко, улыбаясь и проглотив сомнения иду к нему. Мне нравится, что он такой лёгкий и притягивающий своим позитивом. Я и сама заражаюсь этим чувством, полностью растворяясь в атмосфере. В моих движениях нет ни капли техничности или сексуальности, даже отдалённо. Мне просто хочется веселится, что собственно я и делаю. Прыгаю, как ненормальная, до звёзд в глазах и хохочу, наблюдая, как Максим пытается изобразить танец электроника, хаотично двигая руками. Это забавит, позволяя на время позабыть обо всём, что гложет. Даже о Марке, который неплохо проводит время со своей кралей, раз до сих пор не удосужился спустится вниз. Он понятно дело не обязан, но мне очень бы этого хотелось. Чтобы увидел, как я и без него прекрасно наслаждаюсь жизнью и возможно даже приревновал. Глупости конечно, но разве мысли остановишь, когда они танком прут в голову, заполняя собой всё пространство.

Когда сил уже не осталось, мы решаем подняться к ребятам, чтобы сделать небольшой перерыв: выпить в компании и пустится на второй заход. Оказывается, танцевать среди таких же отвязанных и весёлых людей неимоверно бодрит. Это мой первый поход в такого рода заведение. Пару раз мы с Марком заваливались в бар, но мне не очень понравилось. То ли атмосфера не та, то ли настроение неподходящее, но выходила я поникшая и уставшая. Кузнецову, естественно было супер весело, потому что он в отличие от меня прекрасно развлекался за болтовнёй с очередными своими куклами на ночь.

— Ооо, — тянет кто-то из парней махая руками — Наши голубки вернулись. Макс, ты уже успел показать девочке своего неуловимого Джо?

За столом раздаётся поток хохота, а я под натиском взглядов с ног до головы покрываюсь красными пятнами. Чувствую, как жжёт левую сторону щеки, но принципиально не смотрю, итак зная, что это Марк.

— Дрон, закрой пасть! — Рычит Максим, пропуская меня за стол. Я покрываюсь липкими пятнами от пота, но не потому, что танцевала, как ненормальная. Все эти многозначительные похотливые взоры и шуточки, которые парни друг другу нашептывают заставляют сердце болезненно сжиматься.

— Ой, какой борзый — плюётся рыжеволосый Дрон, наполняя свой стакан янтарной жидкостью. — что я такого сказал? Как будто раньше ты так девчонок не трахал. А эту распечатать на раз два.

— Брат, лучше замолчи — пытается осадить его Денис, но уже поздно. Краем глаза я замечаю возвышающуюся над столом фигуру и не успеваю и глазом моргнуть, как грудки этого придурка сжимают пальцы Марка.

— Ты чё, сука, вообще страх потерял!? — орет Кузя, тряся пьяного парня. — Я за эти слова тебе сейчас все зубы пересчитаю. Урод!

Как только кулак друга впечатывается в морду Дрона, тот отлетает, ударяясь о решётчатое ограждение. Качается, едва не перелетев через него и оседает на пол. Карина визжит, как ненормальная, я охаю, прикрывая рот рукой и пячусь назад, уперевшись спиной в стену. Перед глазами всё плывёт. Вижу лишь какие-то обрывки. Марк, как бульдозер прет прямиком к валяющемуся Дрону, его пытаются удержать Максим и Денис, а остальные парни топчутся рядом.

Маты режут слух и хочется закрыть уши, а вместе с этим и глаза, но я смотрю, боясь упустить из виду силуэт друга. В горле стоит ком. Кузя, словно рыба, зажатая в тисках, трепыхается, желая вырваться на волю. Что будет, если его отпустят? Мне страшно.

Но ещё больше в груди звенит тревога, когда Дрон поднимается на ноги, не без помощи естественно, шатается, но всё же подходит вплотную к парням. Оскалившись окровавленным ртом, что-то говорит, лишь им одним известное, а когда вроде уже собирается уходить, резко заносит руку для неожиданно оглушающего удара по лицу Марка. 

Глава 10

— Ах, ты гон… — рычит Марк и вывернувшись из захвата парней тут же даёт сдачу.

Я кричу во всё горло и плачу. Они падают на пол обмениваясь такими сильными ударами, что я то и дело вздрагиваю. Вновь кричу, захлёбываясь собственными слезами и хрипами. Ребята пытаются прекратить это месиво и гурьбой оттащить рыжего, сидящего на Марке. Но он словно намертво прирос, не прекращая изувечивать красивое лицо друга. У Дрона в отличие от Кузи удар поставлен профессионально, хоть с виду парень походит на дрыща. А вот Марк бьёт, как придётся и куда, но не хуже, чем этот шизанутик, возомнивший себя мастером спорта по ММА

— Прекратите — шепчу, закрывая то рот, то глаза ладонями. Я вижу кровь. Много крови, и лицо Кузи, на котором живого места не осталось. Вновь захожусь в истерике

— Пожалуйста, хватит… — почти беззвучно шевелю губами, а когда слышу просьбу кого-то из ребят позвать охрану, не раздумывая пулей несусь вниз, прямиком к выходу, не чувствуя под ногами увесистых каблуков.

***

— Как ты думаешь, его выпустят? — Мой голос дрожит, но это от ветра, потому что на часах три ночи, а я в одном платье.

— Не волнуйся, принцесса — Максим щёлкает меня по носу и улыбается — Разберёмся.

Мы стоим недалеко от полицейского участка, где сейчас находится Марк и придурок рыжий.

Как только я вызволила охрану на помощь, ребят вытолкали на улицу за аморальное поведение. Но на этом беспредел не закончился, потому что те вдруг решили, что не до конца ещё наваляли друг другу и устроили разборки посреди улицы на глазах у любопытной толпы. Вот там кто-то и позвонил в полицию и вскоре их увезли в участок.

Я не раздумывая помчалась следом, а за мной увязался Макс. За что ему спасибо. Всё же одной боязно. Я ведь не знаю, как нужно вести себя в подобных ситуациях, а в компании союзника хотя бы не так крипово.

— Хочешь, я один пойду, а ты меня здесь подождёшь?

От подобной перспективы проторчать в темном закутке одной, трясутся поджилки.

— Нет, спасибо — Хмыкаю, первой ступая на бетонное крыльцо — Я лучше с тобой.

Дёрнув за ручку, дверь оказалась заперта, что в принципе не удивительно в такое-то время, поэтому я тарабаню в небольшое окошко, которое через пару таких трепыханий распахнулось, явив грозного мужчину с густыми бровями и цепким взглядом.

— Чего надо? — Не очень-то вежливо обратился, чем ввёл меня в ступор. Благо, рядом был Макс, который оттеснил меня своим телом в сторону, взяв на себя последующий разговор.

— Здравствуйте, мы пришли за своим другом, который предположительно должен быть в вашем отделении.

— И чё?

Горбун через плечо! — Язвилисто прокрякал внутренний голос. И как таких вообще на работу принимают?! Ни манер, ни образования!

— Мы заплатим — Уверенно изрёк Максим, и мужчина тут же нахмурился, что-то проворчал себе под нос, а затем недовольно выдал.

— Фамилию говорите.

Назвав данные Марка, спустя несколько минут нас впустили внутрь. Я осталась топтаться у порога, а точнее, это Максим настоял, чтобы я там ничего лишнего в приступе паники не ляпнула. Сам он вошел в одну из комнат, откуда совсем скоро вышел под ручку с ковыляющим Марком.

Лицо и рубашка друга были в крови, левый глаз заплыл, а под ним выступал синяк и кажется шишка. В ужасе охаю и тут же подбегаю, подставляя своё плечо под шатающую тушку парня.

— Не надо — хрипит друг, морщась — Я ещё не совсем беспомощный, чтобы меня девчонка волокла.

То же мне, нашёл время, когда строить из себя великого героя!

Но всё же спорить не стала, пристроившись рядом.

— Ты как? Сильно болит? Он тебе ничего не сломал? Господи, Маркуш, я чуть с ума не сошла, когда этот больной тебя ударил. — Из моего рта слова вылетают, как из пулемёта, но это из-за волнения.

Марк ничего не отвечает, а когда оказываемся на улице, приваливается спиной к железному бордюру. Сажусь рядом, не прекращая вздыхать и сочувствовать.

— Рин, успокойся, что ты как квочка. Нормально всё со мной.

Ага, оно и видно!

— Я сейчас вызову такси — прерывает нас Макс, утыкаясь в экран телефона — Ты как, сам доберёшься или мне…

— Не переживай — встреваю я — я помогу. Мы в одной квартире живём.

— Оу, вот так новости. Странно, что мне об этом ничего неизвестно…

— Заткнись — цедит сквозь зубы Кузя, пока я то и дело по очереди таращусь на парней, пытаясь уловить суть происходящего.

— А вы… вы что знакомы?

— Да — Кивает Макс

— Нет — В разрез ему гаркает Марк.

Хлопая глазами, совсем уж теряюсь, но решаю эту тему оставить на десерт, потому что сейчас вообще не до выяснений. Смотрю в чёрное небо, где поблескивают звёзды и вновь перевожу взор на профиль друга.

— Сильно больно? — Шепчу, растирая ладони. Наши плечи едва касаются друг друга, вызывая во мне странные ощущения, словно между нами прошёл ток. Холода больше не чувствую.

— Терпимо — монотонно отвечает, пряча руки в карманы брюк. На меня не смотрит, устремив взгляд в пустоту.

Хочется, чтобы посмотрел, поговорил, но решаю, что на сегодня хватит с Кузи и разговор и вообще всего.

— Такси я вызвал, сейчас приедет.

— Спасибо — с благодарностью улыбаюсь Максиму, который в ответ подмигивает.

— А где Карина? — неожиданно хорошее настроение разрушает вопрос Кузи, и я хмурюсь.

Очнулся!

— Дома, наверное, чалится — злорадно ухмыляюсь, поддевая носком туфли мелкие камушки. — Перспектива тащится в участок среди ночи её не особо воодушевила.

— Надеюсь с ней всё хорошо? — В его голосе проскальзывает тревога, а у меня внутри закипает злость, приправленная обидной. Вскочив на ноги, с силой сжимаю кулаки, что ногти выпиваются в ладони.

— Охренеть, Маркуша! Ни вам спасибо ребята, что притащились среди ночи и вытащили меня из этой жопы, ни как ты, Рина. Только о своей ненаглядной барби и думаешь, а меня даже не спросил!

— А чего тебя спрашивать? — Искренне удивляется.

— Естественно — не скрываю раздражения — зачем!? Вот это я конечно, сказанула!

— Мишина, что за наезды? У тебя, приступ сучьего бешенства начался что ли? Ты здесь, стоишь рядом, живая и выглядишь вполне нормально. Не понимаю, твоей логики…

Просто зашибись! И вот этого человека я считаю своим другом? Самым близким? А ему оказывается вообще плевать! Нормально я выгляжу, Ага. Да у меня на лице только слепой не увидит чёрные подтёки, опухшие глаза и губы, искусанные в кровь. Но раз Марк сказал, что со мной всё ок, ему естественно виднее. Я вообще, лучше всех!

— Ну ты и придурок, конечно — хмыкает Максим, на что Кузя отвечает ему колкостью, которую я пропускаю мимо ушей.

Отхожу в сторону и обняв себя руками, чувствую, как начинает дрожать подбородок. Видимо скопившийся стресс и недавняя истерика вконец расшатали нервы. Я блин за него беспокоилась, все ногти сгрызла пока до участка ехали. Всё думала: да как же там мой Маркуша, цел ли, не сломал ничего, а он… он просто свинья! В горле застревает ком огорчения и по щеке скатывается слеза.

Как же всё задолбало!

Хочу домой…Не к Марку, а в свой дом, где родные стены и люди. Даже ссора с отцом вмиг оттеснила внутренний раздай, и, если бы сейчас появилась такая возможность, я бы не раздумывая уехала. Не знаю, почему меня настолько задело безразличие Марка. По логике, его можно понять — он ведь за свою девушку переживает, но сердце всё равно обливается тоской. Я что, вообще для него пустое место?

Кто-то скажет, ну что ты, Рина из-за такой глупости взбунтовалась и сопли развела на пустом месте. Но иногда, как раз вот такие мелочи способны сломать и сломить — окончательно и бесповоротно. 

Глава 11

Домой ехали молча. Я ещё не успокоилась, а Марк и не собирался нарушать мой целибат.

Как только такси остановилось около подъезда, первая выскочила из машины и понеслась к железной двери. Правда, спустя несколько секунд вернулась обратно, чтобы помочь Кузнецову дойти, иначе бы весь этот путь затянулся до самого утра.

Выглядел Марк далеко не айс. Глаз ещё сильнее разбарабанило, явив вместо друга какого-то «фу цзы ямо», но обида не позволила предложить помощь в виде компрессов и лекарств. Пусть его кобыла Пржевальского лечит, а я такая зашибенская, спать пойду! И я ушла, как только нога переступила порог квартиры, только вот уснуть не получилось.

Я вся извертелась, словно заведённая юла и в конце концов не выдержала и решила проверить Кузю. Хоть он и говнюк редкостный, а пострадал-то из-за меня.

Аккуратно приоткрыв дверь, выглянула в коридор, где виднелась небольшая полоска света из комнаты Марка.

Не спит что ли?

Я старалась идти тихонько, на одних только цыпочках, но знаете, это как закон подлости — что ни шаг, то скрип. Кое-как «долетев» до нужного объекта, замерла. Дышала через раз, пытаясь прислушаться к звукам.

В спальне было тихо.

Я даже подумала вконец обнаглеть и войти, (мало ли, может чего и случилось. Мы в больницу ведь не ездили) но ушей вдруг коснулся мелодичный смех друга.

— Да, малышка — С нежностью в голосе сказал Кузнецов, — И я тоже

Что тоже я не поняла, а вот кому дифирамбы пел — догадалась

Для этого и ясновидящей быть не нужно.

Такое чувство, что на грудь бетонную балку положили и начали с силой давить. Неприятное ощущение: гадкое, противное… Фу!

И что он нашёл в этой курице?

Этим вопросом я задаюсь с того дня, как увидела их вместе на парковке около кафе.

Но ведь и правда интересно.

Раньше, когда Марк приводил очередную свою спутницу, я это воспринимала, как обычную физиологию. Ну гуляет мальчик, его дело: сегодня одна, завтра другая…

Но стоило появится Андреевой, как меня штормит, словно лодку в открытом океане.

Я злюсь, обижаюсь, ревную в конце концов и не до конца понимаю, что со мной творится. Почему всё так? Почему так реагирую и как это остановить?

В интернете написано, что во мне взыграло собственничество.

Возможно.

И ещё там было написано, что мне нужно переключить внимание на другой объект, мол, я слишком зациклилась.

Пожалуй…

Но ведь это логично. Кроме Марка, друзей-то у меня.

А он в последние дни слишком отдалился, переключив всё внимание на свою Карину-Дубину.

— Надеюсь, мы завтра увидимся?

Я вновь настроила локаторы.

— Да — расхохотался. — Мне тоже… а ты моя

Фу, что это за скулёж? Меня сейчас стошнит!

Не выдержав этого потока соплей, я вернулась к себе в спальню и минут через тридцать, когда сердце в груди перестало ныть, уснула.

Утро наступило стремительно.

Казалось, только вот глаза закрыла, а уже бац и час дня. Голова трещала так, словно по ней проехался бульдозер и пить хотелось ужасно.

Слава богу я догадалась ночью воды притащить, поэтому не вставая, осушила до краев наполненный стакан и поставив обратно на тумбу полезла в интернет.

Полистала ленту в Инстаграме, во Вконтаке почитала всякие мемы, а потом на телефон пришло сообщение от неизвестного пользователя.

М: «Привет, принцесса, как ты себя чувствуешь?»

И следом ещё одно.

М: «Это Максим, если что — твой ночной спутник (смайлик супермена)»

Растерев заспанные веки, улыбнулась и пальцами застучала по клавиатуре.

Я: «Привет, а откуда у тебя мой номер?»

М: «Секрет фирмы!»

Я: «Денис сказал?»

М: «И как ты догадалась? (улыбающийся смайлик)»

Я: «Я ясновидящая»

На самом деле сверхественного в этот ничего нет. Кроме Дениса и Марка в той компании я никого не знала. Но вряд ли бы Кузнецов стал на такое распыляться без разрешения, а вот Денис — вполне. И хоть настроение было ниже плинтуса и похмелье било челном, я была рада этому сообщению. Хоть какие-то приятности на фоне вселенской катастрофы моей души.

М: «А что великая предшественница Ванги делает, скажем, сегодня 19.00?»

Я: «Пролёживает бока перед рабочей неделей»

М: «Фу, как скучно. Тебе не шестьдесят, детка»

Я: «Да? Тогда почему я чувствую себя на все восемьдесят?»

М: «Оу, это уже диагноз) Надо срочно спасать! Пойдёшь со мной гулять?»

Гулять мне не хотелось. Не потому что с Максом. Нет. Он классный парень, веселый, забавный и вчера мы хорошо отдохнули. Но желание провести с ним досуг, перевесили мысли о Марке. Как ни крути, а он мне не посторонний и ссоры на это никак не влияют. Вдруг пока я буду отдыхать, Кузе понадобится помощь..?

Нет, лучше подожду пока он поправится, а уже потом можно и о гулянках думать.

«Прости, давай в другой раз»

Быстро печатаю, но отправить сообщение не успеваю, так и замерев с пальцем над экранной кнопкой, услышав за стеной лошадиный гогот Андреевой. 

Глава 12

Сердце сжимается от осознания неизбежного. Обида разрывает внутренности.

Вот скажите мне — это карма? Или злой рок судьбы?

Я ведь до последнего надеялась, что, хотя бы в этой квартире мне не придётся лицезреть эту «чикен гриль». Но нет же, жизнь отчего-то неблагосклонна в мою сторону, вынуждая постоянно варится в котле пекла.

Сначала отец со своей «мусичкой», теперь эта мадмуазель нарисовались. И главное так прям вовремя приперлась, когда я точно не нарушу их тандем и не подсмотрю чем они там занимаются.

Меня всю раздувает от нарастающей злости.

Кто бы знал, как же хочется свернуть лебединую шею Андреевой, а саму её разобрать по кусочкам, настолько моя ярость достигает предела.

Вздрогнув от очередного приступа коровьего смеха, доносившегося из соседней комнаты, бросаю на кровать телефон и вскакиваю на ноги.

Я никогда не жаловалась на свою фантазию, а сейчас она и вовсе разыгралась, обрисовывая в красках происходящее.

Вот побитый рыцарь Марк лежит в своей постели, а мартышка Карина прыгает рядом обрабатывая боевые раны другу.

Момент тут же меняет действие, и они уже страстно целуются, а ладонь Кузи ползёт вниз по внутреннему бедру Андреевой и вот-вот проберется к ней в трусы…

Пнув валяющийся на полу рюкзак, делаю пару шагов и прижимаю ухо к стене.

Прислушиваюсь.

До меня долетают отголоски обрывистых фраз, суть которых уловить не получается и происходит какая-то возня.

Что это?

Они ведь не собираются занятая сексом?

Закусив изнутри щеку, затаиваю дыхание и жду.

Вроде бы тихо…

В таком состоянии, Кузнецов вряд ли способен на постельные утехи, но в груди всё равно ноет и болит. Ревность душит горло, и я ещё сильнее бешусь. На себя и взыгравшиеся неизвестно откуда эмоции, которые только и делают, что топят меня в своей агонии.

Какая вообще разница, что там вытворяет Марк со своей девушкой. Я к этому не имею никакого отношения!

Стою тут, как дура, подслушиваю.

Для чего? Зачем?

Будто своей жизни нет!

Ну да, в последнее время мы сильно отдалились, но это не повод вгонять себя в мучительные тиски. Просто нужно уметь заполнять душевные пространства новыми интересами, новыми эмоциями, которые помогут отвлечься. И чем раньше я перестану мысленно держать Марка возле себя, без возможности отпустить, когда нужно, тем быстрее излечусь.

В подтверждении своей установки, я возвращаюсь к кровати. Глазами выискиваю мобильный, который каким-то чудом гравитации оказался зажат между матрасом и стеной, а когда беру в руки, стираю напечатанное ранее сообщение и набираю новое. Так быстро, насколько это возможно, не давая ни секунды раздумать.

Я: «Твоё предложение очень меня заинтересовало. Я с удовольствием»

Ответ приходит незамедлительно, словно всё это время Максим сидел на стороже

М: «Супер! (смайлик подмигивающий) Только прошу, не надевай каблуки»

Я: «У тебя фобия на женские туфли? (улыбка) Кажется, вчера ты был очень даже впечатлён»

М: «Просто хочу нормально провести время с понравившейся девушкой, а не через тридцать минут слушать вой, как у неё отваливаются ноги» Учти, свою обувь я тебе не отдам! Даже не мечтай!»

Я: «Не сцы, мой девиз— кеды зашибись (слово завуалировано под мат.). Ни на что не променяю, в них я с радостью гуляю»

М: «Да ты поэт. (смеющийся до слез смайлик) Я покорён! Может ещё что забацаешь?»

Я: «Притормози дружок, не так быстро. Вот сейчас весь свой талант распаляю, а потом и похвастаться при встрече будет не чем.

М: «Острячка (смайлик чёртик) Ладно, набирайся вдохновения. Заеду в семь.»

Я: «До вечера»

Заблокировав экран, кручу в руке телефон, протяжно вздыхая.

Сегодняшний вечер, мы с Марком должны были провести за очередным киносеансом и это первый раз, когда он не состоится.

Вся спесь разочарования и огорчения оседает глубоко в сердце.

Как же коварна привычка в своей манере. Вот живёшь ты по обыкновению, каждый день делаешь что-то, что кажется для тебя ничем иным, как обычной рутиной. А потом бац и всё. Жизнь перевернулось.

Не кардинально, но, в чем ты так нуждалась или в ком, уже не принадлежит тебе.

А привычка-то, сука осталась.

Она сжирает, разъедает, но ты уже не можешь всё вернуть. Потому что как прежде не будет. 

Глава 12.1

До назначенной встречи остается ровно час, а у меня, как говорится ещё конь не валялся. Волосы похожи на слипшийся комок от лака, оставшегося после вечеринки, да и сама я выгляжу не лучше. Чего только сто'ит запах, которым меня пропитали, судя по всему кинув в чан с табаком.

Если у вас вертится вопрос, чем же я занималась пол дня, что не могла ни помыться, ни собраться как следует, то слушайте: ничем! Я ничем не занималась, кроме того, что подобно юле металась по комнате выслушивая противные стоны Андреевой.

Они всё-таки сделали это…Растоптали меня, как букашку под натиском великана.

Кузнецов хоть и приводил раньше девушек в квартиру, но такого мне слышать ещё не доводилось.

Андреева кричала как драная кошка. И Марк ей под стать: и пыхтел и сопел… фу!

Вчера главное нормально идти не мог, а сегодня уже вовсю спортом занимается. То же мне альпинист — скалолаз покоривший кукольную вершину.

И знаете что, так отвратительно я не чувствовала себя даже когда папа спустя полгода после смерти мамы притащил в дом свою Марьяночку.

Мерзко, грязно, с тяжелым камнем в груди и напрочь отбитой нервной системой, которая помахала мне ручкой и крикнула напоследок Адьёс, оставив после себя оголённые провода.

Моё настроение колышется на грани пропасти, в которую я потихоньку падаю. Желание марафетится и куда-либо идти приравнивается нулю, а торчать здесь и вовсе настоящая пытка. Поэтому собравшись с силами, я первым делом бегу в душ, где за десять минут успеваю и голову помыть и всякими масочками- кремами намазаться, чтобы пахнуть, словно манговый рай в йогуртной глазури. Пока феном сушу волосы, успеваю мазнуть тушью по ресницам и подчеркнуть брови, сделав их в изогнутой форме.

Хоть свидание для девушек отчасти и состоит в красивом наряде, который она тщательно подбирает, чтобы произвести впечатление на мужчину. То мне, по сути впечатлять никого не нужно, а привлекать лишнее внимание и подавно. Я не планирую углублять наше общение дальше телефонных переписок. Сегодня — день исключение.

Мой выбор падает на чёрные джинсы дудочки и белый кроп-топ. Кому как, а я хочу чувствовать себя комфортно, а не дёргаться лишний раз от того, что мои трусы теперь— всеобщее достояние прохожих.

Около семи часов на мобильный приходит сообщение, что внизу меня уже ждут.

Наспех натягиваю белые кеды, с крючка снимаю кожаную куртку и бросив напоследок взгляд в сторону коричневой двери откуда доносятся голоса выхожу в подъезд.

Странно, но за сегодняшний день я так и не пересеклась ни с Марком, ни с его расфуфыренной курицей. В один момент мне даже подумалось, что они специально гасятся, но потом решила, что это бред. Стал бы Кузнецов в своём же доме отсиживаться в своей спальне. Глупости ведь. У них просто занятия нашлись куда интереснее, чем скачки по квартире…

Проигнорировав лифт, огибаю лестничный пролёт один за одним, а когда оказываюсь на крыльце подъезда поймав носом вечерний воздух, застываю в легкой растерянности. В нескольких шагах я вижу Максима. Но не одного… а в компании двухколесного железного монстра.. 

Глава 13

— Мы, что, поедем на этом чудовище? — Нервно хохочу не сводя округлившихся глаз с чёрного, лакированного мотоцикла с зелёными полосками.

— Почему сразу чудовище? — оскорбился Макс поглаживая свой транспорт так, словно перед ним хрупкая статуэтка, а не груда металла.

По правде говоря, я до жути боюсь этих двухколесных смертников.

Нет, поймите меня правильно, дело как говорится каждого, но я лично не собираюсь вот на это садится, даже если к виску примострят дуло пистолета. Я жить хочу! Мне только 20..

Как представлю, что мчусь на нём по дороге, среди громоздких машин, аж в груди смердит.

Я вздохнула свежести воздуха и посмотрела на Максима. Он был во всём чёрном: рваные джинсы, кроссовки и косуха нараспашку открывающая обзор на футболку с рисунком какого-то орущего в микрофон мужика с гитарой. Этакий байкер-рокер.

— Лапуля, не слушай её— проворковал он обращаясь к своему железному другу. Я поправила непослушные прядки под натиском лёгкого ветра и покачала головой.

— Ты что, разговариваешь со своим мотоциклом? Серьезно?

— Ты обидела мою малышку, а она не любит, когда её оскорбляют — Макс продолжил водить рукой по бензобаку распаляя в него воздушные поцелуи. От увиденной картины невозможно было держать маску невозмутимости и я расхохоталась. Опрокинув голову назад, посмотрела на голубое небо, воздушные облака, которые словно вата висели в воздухе, а затем вновь перевела взгляд на парня. Он улыбнулся мне своей мальчишеской улыбкой и взъерошил смоляные кудри.

— Что, настолько глупо, да? — спросил он, закусив губу.

— Нет, почему же, очень забавно. Просто немного странно.

— Надеюсь, после такого ты не решишь вернуться домой?

Я тут же подумала о Марке с Андреевой и захотелось блевануть.

— Не переживай, куда-куда, а домой мне хочется в последнюю очередь. — усмехнулась — Но и ехать на твоей лапуле желанием не горю. Прости, но лучше я колорадского жука сожру, чем самовольно отправлю себя на верную смерть.

— Боже, мы точно об одном и том же разговариваем? — Хохотнул Максим, снимая висящий на руле чёрный шлем. — Ты вообще, хоть раз ездила на моцике?

— Один раз, в лет пятнадцать. Меня сосед покататься позвал и мы едва под колёса машины не сиганули. Брр, на всю жизнь помню этот ужас.

— Он просто зелёный был, твой сосед. Ездить толком не научился, вот и получилось то, что получилось. А у меня стаж уже десять лет и ни одной аварии, даже мелкой. Ты конечно можешь не доверять мне, но попробовать просто обязана. Это чистый кайф. — Уверенно покачал головой Максим.

— Сомневаюсь — подняв на лоб брови хмыкнула.

— А ты попробуй.

В моих руках тут же оказался шлем, который я прижала к груди и сглотнула. Макс говорил более чем уверенно, что мне почему-то захотелось верить. Но страх, осевший глубоко внутри меня всё застопорил.

— Прости — я вернула шлем владельцу — но не могу.

— Да ладно — отмахнулся от меня, крепя обмундирование к мотоциклу — что я, изверг какой-то тебя заставлять.

— Спасибо — я выдохнула, словно с плеч упала увесистая махина весом с тонну и широко улыбнулась. Максим улыбался в ответ. В его глазах отражался блеск.

— Тогда что, просто гуляем? — Спросил он и я кивнула.

Чем дальше мы отдалялись от двора, тем спокойнее я себя ощущала. И дело касалось отнюдь не мотоцикла…

В компании Максима атмосфера непринуждённости заиграла всеми красками цветов. Мы решили не импровизировать и просто шли вдоль центральной аллеи в сторону набережной. Погода на удивление в это время была очень тёплой и мы сняли куртки. Я сначала немного смутилась своего вида. На мне ведь был короткий топик, но заметив, что моего спутника это никак не волнует, успокоилась.

— Мороженое хочешь? — Спросил Макс указав на ларёк с разноцветными вкусностями.

— Хочу — уверено кивнула и мы подошли ближе. Я взяла своё любимое — клубничное, а Максим шоколадное. Расплатившись, сели на ближайшую лавочку под кленовым деревом.

— Почему мотоцикл? — Задала я волнующий меня вопрос.

Мне и правда было интересно зачем люди так по-глупому подвергают себя опасности. Ведь процент смертности от этих транспортных средств с каждым годом увеличивается. Возможно, во мне сидит страх от пережитых в 15 лет эмоций, но было интересно послушать опытного в этом деле человека. Может мое мнение в разы изменится и кто знает, вдруг через несколько лет я сама буду рассекать на железном байке и травить всем истории о своих приключениях.

— Всё просто — у моего деда был мотоцикл. Помню, когда я приезжал к нему, всегда восхищался как легко и непринуждённо он рассекает на своём стареньком «Урале». В лет десять, первый раз сел с ним прокатится до ближайшего магазина, а в четырнадцать уже полноправно гонял по посёлку.

Это была любовь с первого звука мотора. Адреналин вызывает мурашки, а чувство свободы — безграничное счастье. Не знаю, такое вряд ли можно объяснить, это нужно ощущать.

То, с каким запалом Максим всё мне это рассказывает, многого стоит. Он не просто любит, он этим живёт.

— А ты? — кивком головы указал на меня, слизывая шоколадное лакомство. — Увлекаешься чем нибудь?

Погрузившись в минутое раздумье, я тут же принялась перебирать всё, чем когда-либо занималась, но ничего стоящего, увы, не обнаружила. Не станешь же говорить про кройку шитья в седьмом классе на уроках труда и про неделю художественной школы, которую я перестала посещать по причине безответной любви. Это никому неинтересно.

— Да, знаешь — я вздохнула, отчего-то смутившись отсутствию у себя талантов — я ещё на распутье и в поиске. — нашлась чем ответить.

Максим прокивал и сквозь вафельный рожок я увидела как его губы изогнулись в улыбке. Находится в его компании оказалось до невероятного приятно и легко. Парень не пытается из кожи вон лезть, чтобы понравится, не строит великого мачо мэна, а ведёт себя по-простому, чем и притягивает. Расправившись с мороженым, мы ещё какое-то время сидим, перебрасываясь короткими фразами о том, какая чудесная сегодня погода и вновь двигаемся к набережной. Идём рядом, соприкасаясь плечами, но Макс не позволяет себе ничего лишнего. Не пытается взять за руку или приобнять и я мысленно ставлю ему огромный жирный плюс. Из разговора я узнаю, что парню 24 года и что он окончил университет Инфокоммуникационных Технологий, но по профессии не работает, так как ему не интересно. На вопрос, зачем он вообще пошёл туда учится, просто пожал плечами. Вероятнее, он и сам себе задавал подобный вопрос, а может есть другая причина, которую Максим не желает озвучивать.

— А ты где-нибудь учишься? — Вновь загнал он меня в тупик. Мы уже спустились к основанию реки. Вокруг было шумно. В летнее время, это место излюбленное в городе, да и в другие периоды тоже. Обойдя толпу молодёжи мы неспешно побрели по каменистой тропинке.

— Пока нигде — ответила и остановилась, чтобы взять плоский камень. Присев, повернулась немного вбок и пустила по воде «блинчик»

— Плоский камень подберу в песке, — Услышала я бархатистый голос и выпрямявшись взглянула на Макса держащего в руке гальку. — Приоткинусь чуть, прицела ради. Размахнусь — и — парень запустил камень и он пружинкой поскакал по водянистой поверхности. — Жахну по реке. По ее зеркально-чистой глади.

— Тебе идёт — улыбнулась я.

— Такс — гордо вскинул подбородок — годы тренировок как-никак. Всё детство с братом соревновались. Если что, я постоянно был в числе лидеров.

— Ну вообще-то я про стихи, но и с камнями ты неплохо справляешься.

Мы рассмеялись.

— Значит у тебя ещё и брат есть?

— Есть, но мы не общаемся.

— Оу, наверное это тяжело не поддерживать связь с близкими.

— Со временем кажется обычно — с легкой грустинкой в голосе ответил Максим и спрятав руки в карманы брюк посмотрел вдаль спокойной реки. Развивать эту тему я не стала,(не моё дело) и просто молча находилась рядом, изредка поглядывая на сосредоточенного парня.

********
— Спасибо тебе за этот вечер — с благодарностью улыбнулась, когда мы подошли к моему дому. — Мне понравилось.

Я даже ни капли не слукавила. Прогулка и правда получилась чудесной. Такой непринуждённой, словно мы много лет друг друга знаем и от этого на душе затаилось тепло. Возможно, я буду не против если всё повторится. Он хороший собеседник и слушатель. Правда по большей части я отмалчивалась, но это только по причине отсутствия занимательных историй, которых у него нашлось с лихвой.

Буду надеятся, что у Максима на мой счёт мнение не изменилось. Вроде как он считал меня классной, ну или типа того.

— И мне — шепнул, а вокруг его карих глаз появились лучики морщинок. — Я даже рад, что ты отказалась ехать на мотоцикле. Было. Здорово.

— Даа, здорово. — подняв глаза посмотрела на звёзды. Максим повторил моё движение, а затем наши взгляды пересеклись и я отчего-то разволновалась. Дыхание перехватило, а сердцебиение участилось.

— Ну. пока — вымолвила я пересохшими губами.

— Ещё увидимся, принцесса — с нежностью произнёс и наклонившись оставил на моих губах лёгкий поцелуй. В груди нехило затарабанило, а щеки обдало жаром. Развернувшись, на негнущихся ногах я поплелась в сторону подъезда чувствуя на спине его взгляд.

Эмоции переполняли. Лицо буквально трещало от неконтролируемой улыбки и хотелось взлететь. Высоко-высоко, словно за спиной приделали крылья. По лестнице бежала вприпрыжку. На третьем этаже посмотрела в окно, но Максима уже не было.

В квартиру заходила уставшая, но до безобразия довольная. Ноги гудели от пройденных километров и всё, что мне хотелось— это скорее лечь спать перед предстоящей рабочей сменой.

— Как погуляла? — раздается в темноте грубый голос Марка и в прихожей загорается свет. 

Глава 14

Сердце в груди падает в район живот и заходится в галопе. После сегодняшнего симфонического оркестра за стенкой, видеть Кузнецова желание отпало напрочь… Прогулка с Максимом конечно помогла отвлечься, но стоило переступить порог квартиры, как все чувства разом обострились и обида вновь засела в груди..

Интересно, Андреева ещё здесь?

Надеюсь у Марка всё же хватило ума не оставлять эту дуру на ночь. Хотя… откуда у него мозги, он же совсем поехал на своей барби. А вместе с ним и я свихнулась. Только Кузя-то счастлив от своей дурости…а мне подохнуть охото.

Захлопнув дверь, поворачиваюсь, придав лицу беззаботности.

— И тебе привет, Маркуша — Посылаю парню улыбку, которая скорее всего напоминает волчий оскал. Сцепив на груди руки, и привалившись плечом к стене Марк парализует меня мрачным взглядом. — Смотрю, ты бодр и свеж.

— Не жалуюсь — отвечает монотонно.

Повесив на крючок куртку, снимаю кеды и во все глаза выискиваю зелёные босоножки. Не могу скрыть довольной мины, не обнаружив черевичек Андреевой. Настроение подпрыгивает до потолка, что приходится закусить изнутри щеку, не дав вырваться победному гулу. Развернувшись, вскидываю подбородок и прохожу мимо в сторону кухни.

— А ты чего не спишь? — Интересуюсь, ощущая позади себя шаги.

— Да вот, что-то не хочется — холодно выдаёт дыша мне в затылок. По телу ползёт вибрация и я прибавляю шаг, чтобы поскорее избавится от навеявшего волнения.

— А надо бы — бурчу, подходя к раковине споласкивая под краном руки. Вот и чего он ходит за мной как хвостик? Ни вздохнуть, ни расслабится нормально. Даже есть перехотелось, хотя минут пять назад я мечтала о сэндвиче, который со вчера ожидал меня на полке холодильника.

— Ты время видела? — Раздраженно фыркает и я вскидываю на парня удивлённый взгляд.

Я что-то не пойму — это претензия? Марк всё в той же позе, стоит в дверном проёме. Под футболкой перекатываются мышцы, а на лице желваки ходят. Да что это с ним?

— Мне не пятнадцать лет, и ты мне не папочка, чтобы отчитывать!

Разговор продолжать я не собираюсь, так что спокойно намереваюсь уйти к себе, чтобы ненароком не переругаться вдрызг. Нервы словно канатные веревки, и стоит немного дернуть, как вся выдержка канет в лету.

— Дай пройти — прошу, подойдя к Кузе, но он судя по всему и не собирается сдвигаться. Стоит себе, смотрит, прожигая во мне дыру. Вздохнув, пытаясь протиснутся между парнем и стеной, но Марк резко хватает меня за локоть разворачивая к себе. Ладони кладёт на мои плечи возвышаясь словно Эльбрус.

— Сдурел? — Шиплю, чувствуя как в груди печёт. Карие глаза друга сейчас похожи на два уголька, в которых столько всего намешено, что и не понять вовсе какие именно эмоции там скрыты. Я чувствую, как между нами растёт барьер и это омрачает и без того дерьмовую ситуацию.

— Ты где была? — Рявкает мне в лицо и я морщусь. Под ложечкой сосет обида. Со мной он никогда не позволял даже повысить голос, а тут разорался.

— Я не обязана перед тобой вести отчёт всех своих действий! — С тем же тоном отзеркаливаю слова. На плечах усиливается захват. Он зол. Нет, взбешён и мне немного страшно. Кузя дышит словно озверевшее животное, едва не брызгая слюной, чему я бы не удивилась.

— Время час ночи. Час! Ты своими куриными мозгами могла подумать, что я волнуюсь!

Надо же, нашёлся тут протеже матери Терезы! Вчера главное не волновался, а сегодня прям испереживался весь. Какое благородство! Прям бесит!

— Об Андреевой своей лучше волнуйся, у тебя это намного лучше получается!

Марк молчит и я успеваю воспользоваться минутной заминкой. Толкаю парня в грудь и уношусь в спальню, закрывшись на щеколду.

Немного трясёт и хочется плакать, что собственно я и делаю. Глаза увлажняются, грудь вздымается, а изо рта вырывается тихий всхлип. Практически молчаливый, но такой отчаянный. Мы ни разу не ссорились. Ни разу! До того момента, пока между нами не встала эта выдра Андреева и все хорошее начало рушится словно домик из карт. В моменты грусти я всегда приходила к Марку. Он обязательно находил нужные слова и умел подбодрить, так, что я безоговорочно верила. А что сейчас… Кто меня утешит, если я никому не нужна… Отец? У него своя жизнь, и наше общение иссякло, стоило мне выйти за порог дома. Даже подруг не имею…

Думать ни о чем не хочется, но мысли, как назло, словно рой пчёл — всё лезут и лезут капая на мозги своим пессимизмом.

А если это всё? Вдруг так и будет продолжаться? Нет, дружба-то конечно останется, но уже не та, с новыми эффектами, а я знаете, до жути привереда и терпеть не могу новизну.

Хотя, раз уж на то пошло, то в моей жизни всё же произошли кое какие изменения… например Максим… Он классный, с ним интересно и сейчас это единственное светлое пятно во тьме моей души.

— Рин — услышала я тихий шёпот Марка приправленный негромким стуком в дверь. Я вздрогнула от неожиданности и затихла.

Пусть уйдёт! Не хочу с ним разговаривать… Я зла и обижена, а ещё зареванная!

— Открой пожалуйста.

Ага, прям бегу и спотыкаюсь. Свали, Кузнецов! — Мысленно посылаю сигналы, в надежде, что до парня дойдут мои вопли. Рукой стираю мокрые капли осевшие на щеках.

— Ну почему ты такая упрямая — вздыхает Кузя.

Не упрямее тебя!

— Я ведь правда волновался. Ты ушла, даже не предупредив, не отвечала на звонки и вдобавок пришла в такой поздний час. Считаешь, я должен был встретить тебя с распростертыми объятиями или забив на всё, завалится спать?

От монолога друга я насупилась. Угрызение совести начало разъедать внутренности, так как мой телефон мирно лежал на прикроватной тумбе. И когда я прекрасно проводила время в приятной компании, Марк обрывал мобильный, который я по глупости забыла. Чёрт! По дурацки вышло..

Закусив губу я оттолкнулась и провернув замок распахнула дверь.

Прищурилась от яркой световой вспышки. Глаза щипало после пролитых слез.

— Всё сказал? — Грубо нарушила момент тишины. На самом деле мне вовсе не хотелось дерзить, но и растекаться лужицей после его откровений я не собиралась. Марк нахмурился, ладонью взъерошил волосы и приподнял уголки губ вверх, демонстрируя милую улыбку. Он всегда так делает, когда я злюсь, зная, что увидев это творение добра, тут же растаю. И честно говоря, моя выдержка плещется на грани, но иммунитет на все выходки друга позволяет всё ещё держать планку снежной королевы

— Ринусик-залупусик — после небольшой паузы выдаёт Кузнецов, протянув ко мне руку. Он хочет прикоснуться к щеке, но я вовремя успеваю увернуться, отгородив от себя ненужные трепыхания, которые уже давят на грудь.

— Марк, пожалуйста, уйди. Я не хочу сейчас ни о чем с тобой разговаривать. Завтра работа, мне нужно выспаться.

Друг молчит. Видно, что его не устраивает такой расклад, но я непреклонна. Даже подбородок повыше подняла, давая понять, что на этом всё.

Вот только, Марк не был бы собой, если бы взял и ушёл, легко согласившись. Он вновь пытается улыбнутся, но получается натянуто, неестественно. Словно его уже всё достало. Меня кстати говоря тоже вымотала наша ругань. Как бы ни было плохо, в квартиру я всегда возвращаюсь для душевного спокойствия. А сейчас здесь так и веет напряжением. Ощущения комфортности больше нет. Как и нас прежних.

— Я скучал — шёпотом выдаёт Кузя и сделав шаг вперёд, заключает меня в свои медвежьи объятия. Просто окольцовывает руками, не дав возможности на сопротивление. В нос пробивается цитрусовый парфюм и скручивает желудок. Я сдаюсь. Даже не пытаясь отстранится. Наоборот, прильнув сильнее, обнимаю в ответ, уткнувшись в его плечо. Мое сердце выстукивает чечётку и становится до безумия хорошо. С ним хорошо. Хоть бы не заплакать от накатившего счастья.

— Прости — с отчаянием выдаёт оставляя поцелуй на моих волосах.

— Ты меня тоже — едва шевелю губами, дрожа каждой клеточкой кожи.

— Мне так плохо никогда не было. Представляешь, весь день тебя не видел и едва с ума не сошёл.

Маленькая колкость едва не вырывается с моих губ, когда я вспоминаю, как он сегодня развлекался, но быстро заталкиваю глубоко в себя свою ревность. Вместо этого я отвечаю то, что поистине намного ценнее.

— Я тоже скучала, Марк. 

Глава 15

— Значит, ты на свидании была? — Ухмыляется Марк перебирая прядки моих волос, пока я, устроившись под боком, пальцами вычерчивала узоры на его груди.

После перемирия разбегаться по комнатам совсем не хотелось, поэтому сейчас мы лежим в моей кровати, не переставая разговаривать. Оказывается, я и вообразить не могла, что настолько нуждалась в Кузе: в его прикосновениях, голосе, идиотских шутках и даже запахе. Это так странно, но в тоже время естественно, что по венам разливается тепло. И как бы я жила без этого чудика. Моего чудика…

— Типа того — ответила я, не желая вдаваться в подробности. Почему-то рассказывать о прогулке с Максимом не решалась. Наверное, чтобы не испортить волшебный момент в объятиях друга. Я не знаю подробности их разлада, но то, что между ними что-то произошло задолго до меня — это факт. Марк ни разу не упоминал о Максе, и до недавних событий, я в принципе не знала этого парня. Думаю, узнай Кузя о моем спутнике на этот вечер, не пришёл бы в восторг и мы бы наверное повздорили. Я знаю, он переживает за меня, потому, что не раз об этом говорил, и это капец как ценно. Но иногда Марк любит переборщить, включая папашку-наседку.

— И кто же он? Я его знаю? Почему ты мне не сказала? — выплевывает с укором и на моих губах появляется улыбка. Ну вот, я же говорила. Представьте, что случится, когда друг услышит о Максиме. Ух, взрыв бомбы, не меньше.

— Я тебе обязательно все расскажу, но давай не сегодня.

— Окей — вздыхает, целуя меня в макушку и я расслабляюсь. Устраиваюсь поудобнее, закидывая руку на парня слушая стук сердца, который действует на меня, как сильно действующий транквилизатор и в конце концов убаюкивает.

По утру просыпаюсь загнанная в медвежьи тиски. Ладонь Марка покоится у меня на животе, а дыхание щекочет затылок. Моё же дыхание напрочь сбилось, как и сердечный ритм, отстукивающий ламбаду в грудной клетке. Я взволнована и растеряна. И я не понимаю своей странной реакции на всё происходящее. Мне и нравится и бесит. Но бесит как раз потому, что нравится. Дурость, не иначе. Кое как выбравшись из лап друга, бегу в душ и минут тридцать стою под напором прохлады. На работу собираюсь быстро, словно боюсь быть пойманной Кузей. Даже завтракать не стала, по пути перекусив хот догом.

Стоит переступить порог кафе, как я тут же вливаюсь в работу и на время замораживаю лишние думки. Периодически переписываюсь с Максимом игнорируя прожигающий взгляд Андреевой.

Не знаю, что происходит, но эта кукла всячески пытается меня задеть. То словом подстрекнет, то толкнёт, как бы случайно, но я уверена — нихрена подобного! Эта дура специально провоцирует, непонятно на что рассчитывая. Думает, что я в разборки с ней вступлю? Так пускай леденца соснет, я ещё вчера решила по максимуму её бойкотировать. Мы ведь и раньше не общались, так что труда особого не составит. Личная жизнь Кузи пусть и остаётся при нем, я эту идиотку принимать в свой круг не собираюсь.

Очередное сообщение отвлекает от мыслей, и свернув за угол барной стойки снимаю блокировку.

Макс «Ты до скольки сегодня?»

Я «Сегодня до одиннадцати, а что, приехать хочешь»?

Макс «Если ты конечно не против (смайлик ангел)»

Я была не против, но с работы меня всегда забирал Марк и нашу традицию портить я не собиралась. Хотела написать, что как-нибудь в другой раз, как телефон вновь издаёт звук пришедшего сообщения, но уже от Марка.

Кузя «Ринусь, доберёшься домой на такси, я с Карой на свидание иду»

В груди словно кто-то колючей проволокой прошёлся оставляя кровавые царапины. Они саднят, ноют, а горечь захлестывает с головой. Немыслимо… он вновь предпочёл общество этой барби. Её, а не меня! Сегодня наше время, наш совместный вечер вдвоём, а он просто берет и так легко от него отказывается. От моего общества отказывается! Внутренности скручивают, дыхание становится тяжелым и тошнотворный ком застрявший в горле, мешает поступлению кислорода.

Марк «надеюсь ты не в обиде?(смайлик улыбка)»

Отвечать совсем не тянет, наоборот, возникает желание включить игнор и слиться, настолько меня выбесило его сообщение. Но пересилив нарастающую обиду, я отвечаю.

Я «всё ок»

А следом тут же открываю переписку с Максимом.

«Конечно, приезжай. Буду только рада!»

Далее приходят два сообщения подряд, но я уже не читаю. Блокирую мобильный и спрятав в карман фартука иду принимать заказы.

До самого вечера я сама не своя. Вроде работаю, суечусь, с девчонками шучу, но мысли далеки от реальности. Меня никак не отпускает то сообщение от Марка.

И почему я так на нем зациклена? Да я блин радоваться должна, что друг остепенился, что перестал иметь беспорядочные связи со всеми подарят, но в душе почему-то скребут кошки. Я не могу смирится с мыслью, что с каждым днём, Марк всё сильнее отдаляемся. Вчера мне казалось, наши отношения задышали по-новому, но сегодня это разбилось о жестокую реальность. Я перестала быть для него единственным важным человеком. Это факт. Но что самое страшное, что вскоре может случится так, что он просто вышвырнет меня из своей жизни. Я знаю, потому, что, как только у отца появилась новая жена, его Марьяночка, меня просто сдвинули. И Марк может поступить точно так же. Вознесет на пьедестал Андрееву, а Рине помашет ручкой.

По телу ползут противные мурашки от осознания неизбежного, а нервный спазм сжимает горло. Если так случится, я не представляю как переживу это предательство. Один раз можно переступить через себя, заглушив боль разочарования. Хоть мы до сих пор не помирились с папой, я смогла найти силы и смирилась с его жизнью. Просто гордость и упрямство не позволяют сделать первый шаг. Но Марк… это другое. Это нечто глубже, поэтому и удар может оказаться убийственным.

К концу смены немного отпускает, но ненадолго. Стоит только выйти на улицу, где меня уже ожидает Макс, как взгляд против воли находит белую Тойоту, возле которой топчется Кузнецов.

Сердце от обиды сжимается в беспощадный комок.

Надо же, вырядился-то как. Брючки, голубая рубашка, подвернутая до локтей, туфли и даже причёска. Всё в идеале. Со мной он никогда так не одевался. Всегда растрепанные волосы, футболки, джинсы потёртые или шорты и кеды. Марк редко заботился о внешнем виде, не считая работы. А тут… прям настоящий кен для своей подружки барби. Тьфу. Мерзость!

— Привет работникам труда! — Краем уха слышу звонкий мужской голос и с трудом отвожу взгляд в сторону, в поисках его обладателя. Искренне улыбаюсь, когда вижу Максима в футболке с изображением весёлой конопли. Я нисколько не лукавлю, растение и правда смеётся, высунув язык в сторону.

— Какой хендмейд — посмеиваюсь указывая на внешний вид парня. Помимо развеселой футболки, на нем пляжные шорты в зелёную полоску и сланцы. — Ты что, ко мне прямиком с пляжа приехал?

— Вообще-то да — признаётся парень взъерошив свои кудри. От него такая светлая аура исходит, что невозможно хандрить. Хочется улыбаться во весь рот не взирая на внутреннюю тоску. Краем глаза я вижу, как Андреева вышагивает от бедра. Впрочем, как и обычно, и словно специально визжит на всю парковку.

— Малыш, я так скучала.

Не знаю, что ей отвечает Марк, но та вновь продолжает играть на нервах.

— Ой, какой ты милый. Дай я тебя поцелую.

Я с трудом удерживаю фокус на Максиме, хотя так и тянет повернуться.

Но нельзя.

Сейчас все прекратится. Они уедут и мы тоже. Каждый в свою сторону и тоска рассеется. Я стану прежней. Буду шутить, общаться с замечательным парнем, не думая ни о чем таком, что портит момент.

И пошло всё лесом!

У меня вообще всё замечательно, так зачем я буду тратить свою жизнь на ненужные мысли и переживания! Нужно уже принять, что у каждого из нас своя жизнь и научится наслаждаться мгновением! 

Глава 16

— Ты как, сильно устала? — В поток мыслей врывается голос Максима и я отмираю. На губах вновь появляется улыбка.

— Не сказать чтобы очень. — пожимаю плечами. — Ноги болят, но от вечерней прогулки отказываться не стану.

Я просто не хочу оставаться в одиночестве, потому что меня снова начнёт разъедать ревность, обида, тревога и ещё миллион не очень приятных для меня чувств. Максим — это моя отдушина. С ним я оживаю и остаюсь собой на все двести процентов.

— Тогда пошли.

— Куда?

— Куда-куда, гулять конечно же. Я машину не брал, на байке ты не поедешь. Не поедешь же? — Лукаво глянул на меня, вскинув левую бровь вверх. Моя голова задергалась в отрицательных движениях и я едва не позеленела от подобной перспективы.

— Не-не, лучше пешочком. Знаешь, после душного заточения, времяпровождение на воздухе то, что нужно.

— Я так и подумал — Макс усмехнулся, протянул руку щёлкнув меня по носу и сразу же спрятал ладони в карманы шорт. Его милые кудри трепал лёгкий ветер, а мои взбунтовавшиеся волосы липли к лицу. Надо было хвост завязать, выгляжу наверное как чучело. Ещё и расчёску забыла. Ну прям настоящая невезучая курица!

Слуха коснулся звук заведённого автомобиля. На подсознательном уровне я была уверена, что это Марк.

Вот, давайте, валите наконец на своё свидание! Может хоть дышать легче станет, не так пресно.

Колёса заскользили по асфальту, а я не удержалась и обернулась.

Лёгкие сдавила тяжесть, когда через лобовое стекло по мне полоснул почерневший взор друга. Внутренне я вся съежилась провожая удаляющуюся Тойоту, но практически сразу отбросила все лишние думки и вернула внимание своему спутнику.

Максим кажется и не заметил ничего, а может сделал вид, только спрашивать не стал.

Мы двинулись к выходу с парковки. Шли близко, почти касаясь друг друга плечами, но я не ощущала ни волнения, ни дрожи, как было с Марком буквально вчера. Я вообще на удивление находилась в умиротворении и внутреннем спокойствии. Может потому, что Макса я потенциально и не пыталась рассмотреть, как возможный любовный объект, но по сути и Кузнецова тоже. Так почему, от одного у меня сердце готово из груди выпрыгнуть, а от второго я чувствую себя по истине хорошо? Белеберда какая-то… Вот и попробуй теперь пойми, что со всем этим делать и как это всё расценивать. Решив, что с собой разбираться буду позже, я включилась в беседу.

— А Олеська и говорит: ну ты, Максим конечно не Джонни Депп, но для рекламы трусов сгодишься.

— А кто такая Олеся?

— Да, это подруга моего кореша, она в одном журнале работает, ведёт колонку про мужскую красоту. Вот я её и спросил, куда бы с моими данными я мог пойти. Ну, в сфере моды. А она и заявляет про трусы.

— Понятно — рассмеялась я, но как-то отстранённо, потому, что никак не могла вытурить из своей затуманенной башки образ Марка. Он так и лез в голову, как назойливая муха и всё жужжал и жужжал, не успокаиваясь. В кармане завибрировал мобильный. Извинившись, разблокировала экран и удивилась пришедшему сообщению.

Кузя «Так вот значит с кем ты проводишь вечера!»

Звучало как претензия, на которую он не имел никакого права! Я нахмурилась и быстро застучала по клавиатуре. Даже шаг сбавила, забыв напрочь про идущего рядом парня.

Я «И? Какие-то проблемы, ты против?»

Кузя «Против!»

Пфф, вот же какая наглость! Да что он себе позволяет?!

Я «А я у тебя разрешения не спрашивала! И вообще, нечего за рулём в телефоне зависать, а то не дай бог твоя корова в лепешку превратится»

Нажала кнопку отправить и тут же спрятала телефон обратно в карман.

Меня аж перетряхнуло как от удара током. Злость разъедала и я пнула валяющийся на асфальте пластиковый стакан. Подняв голову напоролась на внимательное, удивлённое лицо Максима и попыталась выдавить из себя улыбку, которая вышла виноватой и измученной.

— Прости — изрекла на выдохе, прикрыв на секунду глаза. Мысленно я душила жилистую шею друга за то, что он портил мне такой прекрасный вечер. Лучше бы свою козу Карину пас.

— Какие-то проблемы? Случилось, что?

Козёл один, возомнивший себя вершителем судеб, вот что случилось!

Максиму я такое естественно не сказала, не дура ведь. Хотя… поделится своими мыслями очень хотелось. Он бы мог дать совет дельный, многое разъяснить, чего я сама не могла понять. Вот только можно было сразу же после такого уверенно удалять номер. Какому парня понравятся разговоры о другом, тем более о своём заклятом враге. Или кто они там друг другу…

— Да так, кое с кем повздорила.

Максим усмехнулся.

— Не хмурь бровей после ударов рока, упавший духом гибнет раньше срока.

Я посмотрела на парня и его губы расплылись в широкой улыбке.

— «Омар Хаям» — пояснил он и взял меня за руку. Наши пальцы переплелись, даря приятное тепло. Так и шли, словно парочка влюблённых. И у меня даже в голове мысль не промелькнула: одернуть, сказать, чтобы не делал так больше, просто потому, что его ладонь успокаивала. Выкуривала из меня бесноватость, при этом наполняя душевным умиротворением. Когда мы проходили мимо старенького фасадного здания, я затормозила.

— Сто лет в кино не была. — пробормотала себе под нос, как Макс тут же выдал.

— Так пойдем.

— Куда? — В оцепенении посмотрела на парня — В кино что ли?

— А ты здесь видишь что-то ещё?

— Нет.

— Ну вот и пошли — Максим направился в сторону кинотеатра ведя меня следом. Я даже немного разволновалась. В кино я выбиралась только с Марком. Да и в принципе ходила только с ним. Всегда и везде, и внутренне до сих пор чувствовала лёгкое отторжение. Сегодня ещё и наш с ним вечер….

Боже, как оказывается я привязана к Кузнецову. Просто немыслимо…

— А тебя не смущает, что ты в пляжном? — бросила вопросом когда мы поднялись по лестнице. Мимо нас прошмыгнула парочка подростков.

— А тебя?

— Нисколько. — Ответила честно и уголки губ Макса приподнялись вверх. Ничего больше не сказав, он дёрнул на себя ручку и отойдя в сторону, пропустил вперёд. В кинотеатре было как всегда шумно и суетливо, а лёд в сердце с ворохом сомнений растопил аромат попкорна.

Мы подошли к кассам. Впереди стояло три человека, давая возможность определится с фильмом. Наш выбор пал на какую-то американскую комедию про парочку аферистов. Как только билеты были на руках мы завернули в сторону фуд корта. Купили по ведерку сырного поп корна, стаканчику колы и присели за стол на двоих. До сеанса оставалась немного, буквально минут пять, которые мы решили провести с пользой. А если быть точнее — сделать миллион селфи. Было нереально весело, так как Максим всё время шутил, а я ржала словно лошадь, отчего половина фотографий получились смазанными и непривлекательными. Но эта такая мелочь, по сравнению с тем, как я напиталась энергий сумасшествия и лёгкости и в таком настроении мы и вошли в полупустой зал. Пробрались к пятому ряду, к своим местам. Я поставила в подстаканник колу, в руках держала наполненное ведерко и вытянула гудевшие от усталости тяжёлого дня ноги. Вскоре погасили свет и помещение наполнилось оглушающими звуками. На экране показывали анонсы фильмов, которые Макс умело комментировал, заставляя мои щёки трещать от неконтролируемого хохота. Вечер был поистине прекрасным и ничего не могло омрачить моего настроение. Ничего, кроме входящей в зал парочки, в которых я умело рассмотрела своего друга и выдру Андрееву. 

Глава 17

Это было поистине невыносимо. Самые долгие сто двадцать часов в моей жизни! Меня словно по щекам нахлестали и под живот пнули, причём несколько раз.

Воздуха не хватало, а шум в ушах затмил все посторонние звуки.

Я смотрела на них, ощущая как сердце в груди сжималось от накатываемой горечи вперемешку с ядерной ревностью.

Марк, мой лучший друг, с которым я проводила едва не каждую секунду за последние два года, теперь с другой. Это, черт возьми выбивало весь мой привычный образ жизни из колеи. Я настолько успела привыкнуть, что Кузя всегда рядом и чтобы не произошло, он бежал по первому звонку. А стоило появится Андреевой, как всё куда-то испарилось. И дружба резко стала хлипкой, и мои чувства, которые никогда не должны были возникнуть стали прорываться сквозь броню.

Я ведь не дура, понимаю, что не просто так штормит, что причина лежит на поверхности, стоит только капнуть немного глубже. Но даже сама себе не готова в этом признаваться, потому что отказываюсь верить.

Помню, когда мы познакомились я была подавленная, растерянная и не готовая к новым сближениям. После вселенского скандала по поводу папиной свадьбы я ушла из дома. Взяла тогда только рюкзак с самыми необходимыми вещами и всё. Даже денег не было, лишь пару сотен грели карман, которые я потратила на билет в электричку. Поехала к родной тётке: довольная и воодушевленная. Думала папеньке подлянку устрою, исчезну, чтобы поволновался, забегал, от козы своей избавился. А в итоге села в лужу. Тётя Лена, которая после смерти своей сестры только и твердила, чтобы я в случае чего к ней обращалась — даже на порог не пустила. Просто сказала, дескать нет у неё места, пусть богатый папа обеспечивает ночлежкой и дверью хлопнула. Первый порыв: бежать на поклон к отцу поджав хвост. И я бы побежала, без единого сомнения, если бы в тот вечер не встретила Марка. Не помню как оказалась около его подъезда. Просто шла, глотая слёзы и тряслась от дождя, а когда увидела лавочку присела отдохнуть. Идти всё равно было некуда.

Он появился внезапно. Такой весь деловой, с зонтиком тростью и как всегда в раздолбайском виде. Спросил всё ли нормально, нужна ли помощь, а я не привыкшая изливать душу вывернула её наизнанку перед посторонним человеком. Так и оказалась в доме у Кузи. Планировала на пару дней, а в итоге получилось то, что имеем.

Я благодарна Марку за всё, особенно за поддержку и жизнь без этого дуралея больше не имеет смысла, потому что намертво он там у меня. В сердце.

Но то, что происходит сейчас, противоречит всем канонам моей девичьей логики. Я не должна этого чувствовать. Не имею права всё испортить…Вот только в груди ноет и сопротивляется. Мозги перестают отдавать функцию здравому смыслу. Наперекор всему хочется подойди, обнять, почувствовать вкус мягких губ, от которых сердце колотится как ненормальное, когда думаю о том дне и нашем поцелуе. Но что самое страшное, я и не забываю. Каждую ночь снится. Глаза эти голубые, в которых можно утонуть, очертания губ, родинка на правой щеке… Всё, до мельчайшей детали вижу, а стоит проснуться, колотит не по детски. Мне страшно, что в один из моментов меня накроет и я не выдержу. Марк не поймёт, возможно посмеётся. Это в лучшем случае. А о плохом даже думать не хочется. Разозлится? Пошлёт? Навсегда ограничит со мной общение? Нет, такого я не могу допустить, поэтому и приходится держать себя в руках, отгонять паршивые мыслишки и просто не думать о нём. По мере сил и возможностей. Вот и сидя в зале кинотеатра я была на грани от скандала. И в волосы этой выдре вцепится хотелось и Марка поколотить, но глупо же. Мне никто ничего не должен и я по сути тоже. В общем, потерзавшись от своих глубоких терзаний я всё же нашла в себе силы и вернулась к просмотру фильма. Даже посмеяться удалось, но в основном конечно из-за нервов, потому что в какой- то момент глаза сами метнулись на ряд ниже, где перед носом сидели Марк с Кариной предаваясь страстному поцелую, от которого едва не вывернуло. Пришлось с жадностью пожирать поп клон, дабы не выдать очередное фи. После такого я надеюсь, Максим не подумает, что я совсем поехала. Хотя… если честно меня не особо волновало присутствие этого парня. Ну сидит да сидит, главное не пристает. Ни словом, ни действиями.

Как только на экране замелькали первые титры вылетела из зала как пробка из под шампанского. Даже вещи не удосужилась прихватить. Лишь бы подальше от всего и поскорее на воздух. Максим не заставил себя ждать. Вышел практически сразу. В руках мой рюкзак, на лице смятение, но виду особо не подал, замаскировав своё настроение беззаботной улыбкой. Правда всё же спросил, что со мной происходит. Я конечно же наврала с три короба, что слишком много колы выпила и не терпелось скорее в туалет. Дурная, кто же о таком при парнях изъясняется, но я не заворачивалась, так как не видела в Максиме ни объект симпатии, ни даже приятеля-друга. Просто парень, просто знакомый с которым можно поболтать, посмеяться и разрядится мыслями. С ним хорошо, потому что эмоций не вызывает. Лишних. Не нужных. Можно говорить всё, что вздумается, не боясь опозорится и произвести нехорошее впечатление.

До дома шли практически не общаясь. Максим пытался вывести на разговор, но я настолько глубоко погрузилась в себя, что было не до него. Не до всего, кроме Марка. Меня изнутри разрывает от одного его имени. Я устала. Морально истощена, а поделать ничего с собой не могу. Везде он. Повсюду. И хочется чтобы со мной был — обнял, сказал, что рядом и никакие коровы крашенные ему не нужны.

— У тебя точно всё хорошо? — Поинтересовался Макс, стоило нам оказаться во дворе моего дома. Вместо ответа, я поддалась вперёд и обняла парня, вжавшись со всей дури в твёрдую грудь. Вздохнула запах древесного парфюма, а когда почувствовала мужские ладони у себя на талии глаза как-то сами собой закрылись. Я ощутила тепло и что странно — спокойствие. Промелькнула мысль, может вот он, мой шанс переключится. Максим хороший, добрый и веселит постоянно, но в душе ничего не происходило. Полный штиль. Сердце стучало ровно, дыхание не сбивалось и ноги не дрожали от волнения.

Даже грустно стало, что не могу возродить в себе хоть какую-то эмоцию, кроме теплоты.

— Ладно, пока — Отстранившись, посмотрела в тёмные глаза наполненные живым блеском. Максим был серьёзен и кажется собирался меня поцеловать, но я уже сделала шаг в сторону, взмахнула рукой и побрела к двери подъезда на ходу вынимая из кармана ключи. 

Глава 18

Домой Кузя вернулся спустя двадцать минут. Раздражённый и злой. Наехал на меня из-за Максима, мол, нечего с ним путаться, он мне не пара и дверью хлопнул, скрывшись в комнате. Я естественно на дыбы встала и в сердцах крикнула, что Марк мне никто, чтобы указывать. Как итог — неделю равнодушного молчания. Он тупо меня игнорил, даже не собираясь идти на мировую, хотя я пыталась. Правда пыталась помирится. Но кажется Кузнецову было плевать на мои несчастные раскаяния. Это бесило. Мы ведь друзья, ну поцапались, с кем не бывает. Да я уже сама сто раз пожалела за сказанное. И теперь не знала на какой козе к нему подъехать.

Случай подвернулся удачный, когда в среду вечером мне позвонил Дима и пригласил в субботу к себе на дачу. Пригласил нас с Марком естественно. Я подумала, вот он шанс. В любом случае в одной машине поедем. Там и поговорим. Кузнецов долго хранить целибат молчания не сможет, не в его характере.

Готовилась тщательно, как никогда. Первое что сделала — подменилась на работе и просканировала график Андреевой. В субботу как раз была её смена. Это ни могло не радовать. Хотя бы там мне удастся не дёргаться и отлично провести время в компании друга. Воодушевленная наполеоновскими планами судорожно ждала дня х, не переставая саму себя удивлять. Я и на маникюр сходила и в парикмахерскую, где к моих русым волосам добавили белые пряди. Даже по магазинам прошвырнулась, что раньше казалось для меня дикостью. Все эти девчачьи забавы никогда не вставляли, а тут я прямо таки втянулась. И купальничек новенький, и платье на бретельках и даже сумочка. Меня не покидало ощущение, что я пытаюсь подражать Андреевой, но быстро отмела от себя подобные мысли. Глупости это всё. Просто я взрослею, мне хочется быть красивой девушкой, а не подростком. Это нормально.

Утром в субботу подскочила в шесть часов, несмотря на то, что всю ночь как вша на сковороде проёрзала. Всё думала, представляла, как Марк изумится, когда увидит новую меня. Скажет какая я красивая стала и вмиг оттает.

Настроение было на высоте. Включив негромко музыку на телефоне я стала собираться. Выпрямила волосы, нанесла лёгкий макияж и надела платье цвета фуксии. Выглядела вроде мило, по крайней мере мне так казалось. Покрутившись перед зеркалом, ещё раз осмотрелась и пока не передумала вышла из комнаты. Правда перед этим на всякий случай закинула шорты с топом в сумку. Мало ли, вдруг пригодится.

Марка застала на кухне. Уткнувшись в тарелку друг уплетал кукурузные хлопья с молоком. Заметив меня так и застыл с ложкой в руках. Я-то дурочка вообразила, что от восхищения его перекосило, а этот дундук…

— Это что такое? — Хрипло поинтересовался он кладя ложку обратно в тарелку. Меня аж распирало от довольной ухмылки и трепещущего счастья. Неделю не слышала его голос. Соскучилась.

— А что такое? — Включила дурочку и походкой от бедра продефилировала до холодильника. Взяв бутылку йогурта устроилась за столом напротив. Марк смотрел цепко, кружа по мне внимательным взглядом.

— Мы вроде на дачу к Барханову едем, а не в ночной клуб. — ледяным тоном произнёс и следом добавил. — И какого хрена на тебе это розовое убожество?

Весь мой запал уверенности вмиг сдулся и уголки губ поползли вниз. Он должен был восхищаться, любоваться мной, а не морщится как от протухшего яйца. От растерянности сковало горло и по телу заструился пот. Кое как я взяла себя в руки чтобы позорно не вылететь с места. Нацепила на лицо улыбку безмятежности и не взирая на желание исчезнуть дерзко посмотрела в голубые глаза.

— С каких пор ухоженные девушки вызывают в тебе приступы агрессии? Что во мне не так?

— Всё! — Просто ответил, даже понятия не имея, как в этот момент растоптал мою и без того хлипкую самооценку. Я никогда не считала себя красоткой и никогда не была супер уверенной, а после слов Марка и вовсе ощутила себя каким-то ничтожеством. Он правда считает меня никчемной или до сих пор держит обиду, пытаясь тем самым задеть?

Хотелось съязвить колкость, чтобы ему было так же неприятно, но вместо этого я тихонько выдала.

— Поясни.

Марк вздохнул. Откинулся на спинку стула и сложил руки под грудью не прекращая полоскать своим взглядом. Под его напором я вся съежилась, нервно поёрзав на месте. Волосы лезли в лицо и я заправила прядки за уши, открывая взор серьгам-гвоздикам из белого золота, подаренными Марком на прошлый день рождения.

— Выглядишь как дешевка — С размаху нанёс удар. Мои щёки вспыхнули, а глаза едва из орбит не вылезли.

— Ты совсем охренел, Кузнецов?! — Заорала вскочив с места. Поправила задравшееся платье уперев руки о стол и слегла нагнулась вперёд. Ярость горела в груди, а от обиды едва не дрожал подбородок.

— Я тебя не узнаю. Когда ты успел стать таким говнюком?

— Жизнь иногда обязывает — хмыкнул друг и я поморщилась. Такие перемены пугают…

— Мне не нравится! Ты вообще понимаешь, что сейчас обидел меня? Назвал дешёвкой, когда твоя подружка не вылезает из подобных нарядов. Её ты тоже так называешь, или быть может у вас фетишь, игры брачные, кто кого побольней затравит?

Меня уже несёт, причём не в том направлении, но остановится не получается. Я хочу высказать всё, что за эти дни скопилось во мне с лихвой. Пусть мы ещё больше поссоримся, хотя бы чувство достоинства сохраню или наоборот опущусь на дно. Да и плевать. Пусть считает меня хоть дурой, хоть дешёвкой. Идиот!

— Ты перестал быть собой, Марк. Превращаешься в мужскую копию Андреевой. Ядом плещешь и даже вины за собой не чувствуешь. Я для тебя что, совсем перестала быть важной и нужной? Одна Кариночка только волнует, да?

Марк молчит. Губы поджаты, на щеках желваки ходят, дыхание сбито. Нервничает. Злится.

И пусть!

Может хоть мои слова повернут нужный механизм в его фенольной башке, а то задолбал!

Я не хочу больше ничего выяснить. И находится с ним на одной территории выше моих сил. Напоследок всматриваюсь в такое родное, но в тоже время отчуждённое лицо и с выдохом изрекаю, перед тем как развернуться.

— Ты лучшее, что случалось в моей жизни, Кузнецов, и ты же, самое огромное разочарование. 

Глава 18.1

— Стой, Рин — слышу за спиной басистый голос, а затем мою ладонь перехватывает тёплая мужская и разворачивает на сто восемьдесят. Я едва не теряю равновесие, пальцами впиваюсь в широкие плечи и тяжелым взглядом смотрю в голубые глаза. В них отражается смятение и кажется раскаяние, но это не точно.

— Что надо? — Холодно отзываюсь продолжая стоять, не двигаясь. Меня ломает от этой близости, а родной запах сбивает с толку. Я хочу бежать. Бежать без оглядки, подальше от него, но мои ноги словно свинцом налили. В горле сухо, дышать нечем, а сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Я потеряна, растеряна и уязвима.

— Давай поговорим.

— И о чем же нам разговаривать? — хмурюсь, а в голосе сквозит усмешка. Марк вздыхает, прикрывает на несколько секунд веки и только потом отвечает.

— О нас.

«О нас» эхом барабанит в голове и я чувствую, как колючий ком подкрадывается к горлу.

О нас…

Ох, Маркуша да нет никаких нас. По крайней мере я перестала ощущать это с того момента, как на пути появилась дура Андреева. Она отобрала у меня самое дорогое — дружбу. Пригребла к своим цепких ручонкам, а Кузя и рад прыгать перед ней на задних лапках, наплевав на всё. Предатель!

— Ну и, говори, раз начал. — Сделав шаг назад упираясь в холодную стену, сцепляю руки под грудью и замираю в ожидании. Друг колеблется, взъерошивает густые волосы, руками перебирает края белой футболки фирмы «Adidas” и вновь теребит свою шевелюру. Терпение уже горит отметкой красно, и я не выдерживаю громко фыркнув.

— Я жду, Марк — поторапливаю, демонстрируя невидимые часы, указав пальцем на запястье левой руки.

— В последние дни…кхм… в последние дни мы с тобой немного не в ладах.

— Допустим. Дальше что?

— И я бы очень хотел зарыть топор нашего недопонимания друг к другу.

Оттолкнувшись от стены, веду взглядом снизу вверх. Добравшись до кромки заострённого подбородка, чувствую, как начинаю таять, словно ледышка под палящим солнцем стоит только увидеть широкую улыбку с ямочками на щеках обращённую ко мне. Марк знает, что перед этим его приёмчиком я настоящая тряпка. Знает и умело этим пользуется. С минуту на моём лице окаменевшая мина, но когда в ход идут волны из густых бровей, вся выдержка разбивается на мелкие кусочки. А на сухих губах появляется

лукавая улыбка.

— Вот же ты засранец, Кузнецов. — Хохочу ударяя кулачком по мужской груди.

— Простишь своего засранца? — Распахивает передо мной руки для объятий, а я не раздумывая шагаю вперёд зарываясь носом в ворот футболки и дышу, дышу, дышу. Как ненормальная токсикоманка. Как обдолбанная и влюбленная.

Так стоп! Я сказала влюбленная? Ничего подобного. Забудьте! Это просто эмоции через край хлещут, вот и путаются мысли.

— Я дебил, Рин — шепчет Марк — Придурок, идиот. Я не хотел тебя обидеть, просто…

— Просто что? Я не настолько хороша, как твоя намалёванная барби? — Обида ещё гложет, выпуская наружу маленькие колючки.

— Нет, просто ты, не она. Ты другая, понимаешь?

Если честно нет, но устраивать допрос не решаюсь. В груди итак настоящий бунт после его слов.

«Ты другая…»

Пффф, я не знаю как реагировать, потому что звучит это настолько двусмысленно, что даже страшно. Я другая, потому что не настолько красивая? Или же наоборот слишком хорошая для всего этого гламура?

Словно почувствовав мои мысленные терзания, друг продолжает.

— В этом наряде, с этой причёской, ты не ты. Не та Рина, которую я знаю. Расфуфыренная и чужая. Я просто не могу смотреть на твои перемены. Мне не по себе от того, что моей Мишель больше нет. — Кузя вздыхает, сильнее стискивая в своих медвежьих лапах до хруста в позвонках. — За эти дни я с ума сошёл. Просто как дурак дёргался из-за каждой мелочи. Мне так тебя не хватало, что впору было от тоски на стену лезть. Когда увидел в компании Максима, думал сдохну от ревности. Представляешь, оказывается наблюдать тебя в компании другого парня довольно неприятно. Наверное привычка, что ты всегда рядом и всегда со мной сыграла злую шутку.

Каждое сказанное слово, каждая оголенная кромка правды из его уст заставила разливаться по телу дрожь. Ощущать нежность и учащаться пульс. Всего лишь каких-то несколько предложений и я разом забыла все обиды. Стёрла ластиком, перевернув на чистый лист. Счастье заполонило пустоту, оставив позади всё плохое.

— Кузь. — шёпотом.

— Ммм?

— А давай не поедем никуда? Я что-то соскучилась по нашим посиделкам и от прогулки бы не отказалась.

Закусив до боли губу едва дышу, а сердце в груди сжимается до размера молекулы. Марк никогда не отказывался от поездок к Барханову и впринципе никогда не отказывался от подобных вечеринок. И я боюсь услышать отрицательный ответ. До дрожи и скрипа на зубах. Мне пипец как важен его ответ. Наверное потому, что от этого зависит всё. Почему я так думаю? Без понятия, но это именно так.

Марк молчит. Секунды длятся вечность, а от ожидания по телу струится пот. Он думает, взвешивает? Пытается сообразить как лучше отшить меня и моё предложение? Мозг кипит, а я уже успела поникнуть, прежде чем расслабленный голос щекочет макушку.

— Давай, я не против. 

Глава 19

Первым делом я сменила гламурное платье на привычные мне шорты и майку с мультяшным принтом. Распущенный волосы прикрыла синей бейсболкой, а вместо розовых босоножек на ребристой подошве надела плетёные сланцы. Сейчас, смотря на себя в зеркало внутри было чёткое ощущение облегчения. Марк прав, в розовом платье А-ля девочка-припевочка — это не я. Какая-то кукла крашеная, но не привычная Рина Мишина, которую я всю жизнь знала.

— Ну что Барханов? — Обратилась к Марку выплывающему из своей комнаты с телефоном в руках.

— Ой, да что с ним станется — отмахнулся друг и засеменил в сторону обувной тумбы. Достал свои любимые белые кеды и принялся развязывать шнурки. — Поворчал немного, пару раз послал, но в целом — выпрямлявшись, Марк подмигнул — в целом, не особо расстроился. Ты же знаешь Мишель, Димулику некогда скучать. У него там тёлочки, музычка, алкоголь рекой. Двумя больше, двумя меньше. Пфф, через пару часов и не заметит кто, где и в каких количествах.

Усмехнувшись, разворачиваюсь к зеркалу. Поправляю волосы, козырёк кепки и покрутившись, стираю оседавшие пылинки на шортах.

— Да красивая-красивая — Улыбается друг снимая свою чёрную бейсболку с вешалки — Пошли уже, я жрать что-то захотел.

— Начинается — закатываю глаза выползая из квартиры вслед за Кузей.

На улице сильнейшее пекло, поэтому уже спустя минут пятнадцать нашей неспешной прогулки мы решаем завалится в торговый центр.

— Так, давай для начала пожрем, а там и определимся куда дальше — информирует Марк и взяв меня за руку тащит в сторону лифта. Мы доезжаем до пятого этажа и попадаем в царство смешанных запахов. Одним словом в фуд корт. Взяв по бургеру, коле и картошки фри заваливаемся на красный диванчик за столик в углу. Повсюду молодёжь, гул, ритмичная музыка из динамиков. Всё как и всегда, как и положено подобным местам.

— Может в кино потом сходим? — Парирует Кузя с остервенением вгрызаясь в бургер, отчего соус летит в разные стороны. В другой раз я бы обязательно согласилась не раздумаывая, а сейчас только губы скривила отрицательно покачав головой. Мне хватило последнего раза, о котором Марк не знает, а я никак из башки вытеснуть не могу эти дебильные воспоминания. Его поцелуи с Андреевой перед глазами до сих пор мелькают. Фу, мерзко. Не, лучше уж в жерло вулкана прыгну, чем в зал кинотеатра.

— Что-то не хочется — бормочу пытаясь откусить свой бургер, который никак не помещается в рот. Ломтик огурца шмякнулся на край стола, соус покапал следом. Это настоящая пытка съесть эту долбанную булку без возможности нафаршмачить. То одно упадёт, то другое. И как Марк так умело с ним управляется? За два укуса больше половины схомячил. То же мне, великий пожиратель.

— Тогда в автоматы?

— Может просто домой пойдём? — С невозмутимым видом вытираю со стола майонезные капли, чувствуя как Кузнецов жгет во мне дыру.

— Ты хочешь сказать, что через два квартала мы пёрлись, чтобы просто бургеров пожрать?

— Нуу, получается что так. — давлю лыбу продолжая полировать деревянную поверхность.

— Если ты не вкурсе, то в России служба доставки еды появилась ещё в начале девяностых. Прикинь, да.

— Пошёл ты — усмехаюсь демонстрируя вытянутый перед собой средний палец.

— С корнем вырву — грозится Марк закидывая в рот картофельные брусочки.

— Силёнок не хватит.

— Пфф, это провокация? — Щурится друг хрустя пальцами сцепленными в замок. Отзеркаливаю каждое его движение отвечая ухмылкой.

— Констатация факта.

— Нарываешь… — Марк не договаривает. Смотрит куда-то мне за спину, а между бровей образуется складка.

— Что-то случилось? — Осторожно спрашиваю, но Кузя будто не слышит. Мышцы под футболкой напряглись, лицо каменное и необычно серьезное.

Да что это с ним?

Повернувшись, пытаюсь понять что же его так зацепило, а потом мой взгляд натыкается на белобрысую макушку Андреевой в неприлично коротком голубом платье. Она словно лебедь плывет на своих каблучищах, а рядом с ней вальяжной походкой вышагивает какой-то мужик. 

Глава 20

Они не родственники это точно. То, как мужская ладонь покоится на её заднице нежно поглаживая, говорит только о том, что эти двое либо спят, либо планируют в самом ближайшем будущем.

— Марк — растерянно бормочу не отрывая взгляда от удаляющейся парочки — а вы что, с Кариной расстались?

Повернув голову, широко распахиваю глаза и рот. Кузнецова нет.

Это дезориентирует. Куда он пропал? И как сумел уйти незаметно? Вскочив со стула, забираю со спинки сумку на длинном ремешке и выискиваю глазами знакомый силуэт. Он что, в воздухе что ли растворился? Долго не думая несусь туда, где совсем недавно проходила Андреева. Что- то мне подсказывает, Марк где-то рядом. Протискиваясь между столов, заворачиваю в сторону лифта и о чудо, замечаю коричневую макушку, входящую в одну из кабинок. Ускоряюсь, кричу, в надежде, что он услышит, но двери закрываются. Я опоздала. Вздохнув, несусь в сторону эскалатора, в надежде перехватить Кузю где-нибудь по пути. Спустившись на этаж ниже, огибаю лестницу и прыгаю на следующий. Ни Марка, ни Андреевой. Когда добираюсь аж до парковки, надежда ускользает, зато в мозгах загорается лампочка. Вот же я дура, можно же позвонить! Вынимаю из сумки телефон, набираю нумер и жду. Гудки идут, вот только отвечать мне никто судя по-всему не собирается. Вот же Кузнецов придурок, хоть бы предупредил! И где мне теперь его искать? Ещё раз оглядываюсь. Хм, машина на месте. Значит он никуда не ушёл…

Попытки дозвонится безуспешны и ничего не придумав, я сажусь на лавочку. Закинув ногу на ногу насилую мобильный и время от времени вглядываюсь в выходящих на улицу незнакомцев.

Паника накрывает с головой, когда спустя двадцать минут на другом конце провода заявляют, что абонент недоступен.

Господи, а если что- то случилось? Не просто же так он как сквозь землю провалился. Значит ли это, что Андреева ему рога наставляет и поэтому его сдуло? Вдруг Марк с катушек съехал и тюкнул этих двоих. Вряд ли, мы ведь в общественном месте. Всюду камеры, охрана и куча людей. Уже бы такой хай поднялся. Но легче мне не становится. Они могли подрастая с этим мужиком. А вдруг Марк где- нибудь лежит, без сознания, с разбитой головой и ждём мою помощь?

Божечки!

Мамочки!

Взлетев с лавочки словно с катапульты забегаю в центр. Видимо видок у меня ещё тот, потому что я мгновенно приковываю настороженные взгляды незнакомцев.

Да и плевать на них!

Сейчас главное Марка найти. Полностью оббежав все этажи, забравшись на самый верхний и уже планирую спускаться, как замираю на месте. Вдалеке, около какого-то неизвестного мне бутика привалившись плечом к стене стоит Марк. Лица не вижу, но на первый взгляд он кажется расслабленным.

Чувствую облегчение. Живой!

Расталкивая локтями прохожих, с дури впечатываю ладонью по спине друга. Это ему за то, что бросил!

— Ну что, мистер невидимка, ничего сказать мне не хочешь? — Язвлю обходя парня и слова застревают поперёк горла.

Лицо Марка разбито. Из носа течёт кровь, на правой скуле сссдина, а под глазом начинает проявлялся синева.

Прижимаю ладони ко рту, чтобы не закричать от ужаса и не напугать посторонних.

— Прости, Мишель — хрипит друг упираясь виском в стекло. — Пришлось немного отлучится.

— Что случилось? Ты где шлялся и кто тебя побил? Это он да, тот мужик в дорогом костюме?

Об упоминании спутника Андреевой, Кузнецов морщится и мне становится понятно, что встреча состоялась. И судя по виду друга, не слишком успешная.

— Давай потом поговорим. Мне бы… — кашляет — До машины дойти.

— Ну так пошли, чего встал-то?

Я и правда не понимаю. На первый взгляд с ним всё отлично, ну не считая лица конечно. Но как оказалось этот взгляд часто бывает обманчив. Стоит Кузе оттолкнутся от стеклянного ограждения, изо рта вырывается шипение и тихие ругательства, а ладонь прижимается к правому боку.

Это дурной знак….

— Мааарк — Шепчу, чувствуя, как в груди нарастает тревога. — Тебе больно? Что-то с рёбрами, да?

— Мишина, сбавь скорость и лучше помоги мне.

Больше ничего не говоря подставляю своё плечо на котором Марк повисает, но не в полную силу. Просто упирается, чтобы держать равновесие.

Мы доходим до лифта, забираемся в кабинку и в такой же тишине катимся вниз. С небольшими передышками доходим до машины. Придержав дверь, помогаю другу влезть внутрь и захлопнув, огибаю капот. Сажусь на пассажирское сидение и теперь уже позволяю полноценно вырваться эмоциям наружу.

— Что мать твою случилось!? — Верещу, не обращая внимание на то, как жмурится Марк при моём фальцете.

— Можешь не кричать — еле волочит языком.

Я не могу на него злиться, хоть в глубине души именно этим и занимаюсь. Мысленно скручиваю жилистую шею за этот его ходок с исчезновением. То же мне, Гарри Поттер недоделанный!

— Тогда объясни нормально. — Уже спокойно, но в голосе беспринципная твердость.

Мне нужны ответы, и мы не уедем пока я не получу их все!

— Ты вроде итак всё видела.

— Охренеть, я тебе что, шерлок или у меня где-то третий глаз, кровь Ванги течёт по моим венам? Ну видела я твою канарейку с каким-то перцем и что?

— Вот и сложи дважды два. Ты же у нас умная.

— Спасибо кэп — ладонью ударяю по лбу откинувшись на сидение. — Ты просто мастер объяснений.

— Да че блин объяснять. Карина мне изменяет с этим хлыщем. Всё! Тема закрыта!

Кошусь на Марка. Глаза закрыты, дышит как дракон, только пламя не изрыгает, а лицо начинает походить на сливу в кровавом сиропе.

Морщусь. Мне недостаточно. Вопросов больше, чем нужно и я не уверена, что на каждый получу ответы. Останавливает от продолжения допроса состояние друга. Я вспоминаю, что у него возможно повреждены внутренности и мысленно ругаю за свою дотошность. Сейчас главное подорванное здоровье Кузнецова, а на остальное можно временно подзабить

— Давай сейчас такси вызовем — предлагаю логичное разрешение проблемы — Съездим в больницу, а машину заберём когда тебе лучше станет.

— Я и сам могу! — Заявляет этот упрямец вставляя ключ в зажигание.

Фыркаю, но не спорю. Смысла всё равно нет. Он же как баран. Если что решил, хрен переубедишь.

— Так, поворачивай на Тверскую — оповещаю, листая карту-навигатор. — Заедем в травмпункт, сделаем снимки. Нужно убедится, что перелома нет.

— Не поеду я никуда — устало вздыхает — Домой хочу.

Нет, ну почему с ним так сложно?

— Марк, пожалуйста, не выпендривайся. Это не тот случай. Вдруг у тебя серьёзная травма. Это опасно.

— Мишина, я сказал, что не поеду в больницу! Тв косточки из ушей забыла вытащить?

— Когда ты уже поумнеешь и повзрослеешь!

— Когда ты перестанешь указывать мне, что делать!

Вот и поговорили…

Обиженно поджимаю губы, отворачиваюсь, и весь оставшийся путь молча парализую обстановку за окном. 

Глава 21

Прошёл месяц с последних событий. Марк восстановился после той драки в торговом центре. Рёбра целы, лицо в совершенстве, а душевные раны вроде как подзатянулись. Покрайней мере загульный образ жизни, который мой друг себе устроил поутих. И я сейчас говорю не о девушках, а о другом, не менее страшном существе в борьбе с разбитым сердцем — алкоголе. Ох, сколько же нервишек он мне потрепал… В какой-то момент я даже начала подумывать съехать, но Марк стал приходить в норму и жизнь возвращалась в прежнее русло.

С Андреевой мы продолжаем работать, но держим нейтралитет. Первое время конечно цапались не по детски, а сейчас мне просто на неё плевать. Игнор — самый лучший способ с этой выдрой.

А что касается Максима, то. кхм… мы общаемся, иногда видимся, чтобы прогуляться. С ним приятно проводить время, только подпускать близко его я не хочу. Он очень хороший, классный и интересный, а мои мысли все не там. Не с ним. Где-то блуждают на подмостках граничащих с Марком. Не понимаю, что происходит со мной, но Кузнецов занял все позиции в голове. Это ненормально, я знаю, а что с этим делать не имею никакого представления.

— …Что думаешь?

— А? — Перевожу взгляд на сидящего напротив стола друга, растерянно хлопая ресницами.

— Ты в последнее время какая-то странная — усмехается Кузнецов делая глоток колы. Его кадык дёргается, а смешливый взгляд, которым он меня награждает плавит мозг.

Сглатываю, отворачиваясь.

Странная — это ещё мягко сказано. Мне всё время хочется на него смотреть, а когда наши глаза пересекаются я краснею. А ещё… ещё недавно мне приснился эротический сон с участием Кузи. Стыдно до безумия, но там такое было… Боже… кажется я схожу с ума…

— Нормальная я — буркаю, включая защитный механизм. Хватаю со стола салфетку и начинаю комкать, чтобы как-то унять нервозность.

Мы сидим в кафе на набережной. Здесь очень уютно, а самое главное сдержанно. Никакого пафоса и кричащих ярких цветов, только бежевый с бледно-розовыми тонами. Я бы возможно даже хотела здесь работать, но «мята и корица» уже вроде как моя кафешная семья, даже не смотря на стерву Андрееву и Халеру неврастеничку, кидающуюся по — любому по поводу.

— Ау, Мишель, космос вызывает. Ты с нами? — Перед носом появились щёлкающие пальцы Марка и я вздрогнула

— Да здесь я, чего пристал.

— Вообще-то, я предлагал тебе посмотреть сегодня один ужастик. Он недавно вышел, вроде как интересный судя по трейлеру. Что думаешь?

— Давай, я не против. Тем более что- то в последнее время меня совсем не тянет на Турцию.

— Передоз случился — важно разъясняет друг макая в сырный соус брусочек картошки и отправляет в рот.

— Наверное — хихикаю я.

После кафе мы немного гуляем, а по пути к дому затариваемся всякой вкусной ерундой и отправляемся на киносеанс. Пока Марк ищет фильм, я готовлю два сырных поп корна, разливаю по стаканам колу, а в вазочки накидываю мармеладных червей и сухариков и всё это добро тараню в гостиную на журнальный стол.

Вечер обещает быть насыщенным.

Спустя минут сорок мне уже не кажется все это забавным, потому что фильм оказался не просто жутким, а до усрачки страшным.

— Он идёт туда, да? — Пищу, пряча лицо в ладони. — Я слышу тревожную музыку, сейчас его наверное сожрут.

— Да это просто жути нагоняют. Никуда он не идёт. Сама посмотри.

Растопырив пальцы всматриваюсь в экран и в этот момент над ухом раздаётся глухой бас.

— Бу.

Я кричу и жмурюсь. Сердце вот-вот из груди выпрыгнет.

— Придурок — визжу толкая парня в плечо. Марк ржёт, а я так разошлась, что свалила друга на спину и оказалась сидящей сверху. — Я тебя сейчас прибью,

— Успокойся ехидна — во всю хохочет, перехватывая мои запястья — ты своими когтями всё расцарапаешь.

— Я этого и добиваюсь. — шиплю, ёрзая на месте в попытке вырваться. — Вот же откормился, чертяга. Отпусти!

— Ага, чтобы ты меня растерзала. Не-не. — Одним ловким движением Марк меняет нас местами и теперь уже я лежу и смотрю на властителя Кузнецова. Он ухмыляется, а глаза светятся от своего же превосходства. — Ну что, Мишель, вот ты и попалась в мои сети. Готова к порке?

— Иди ты — фырчу прищурившись. Его губы делаются шире, а взгляд хитрющий, что становится понятно, этот зарсранец что-то задумал. И я даже дагадываюсь что. — Только попробуй — угрожающе посылываю в него свою энергию.

— И попробую, ага — Кузнецов блокирует мои руки на подушке одной рукой, а второй начинает ловко маневрировать пальцами по моим рёбрам. Сначала с одной стороны, затем с другой. Я хохочу, извиваюсь подобно змее и пытаюсь коленями скинуть с себя эту девяностокиллограмовую тушку.

— Марк. Ха-ха, Марк — задыхаюсь от смеха — хва-ти-и-и-т

— Ну ка, кто великий босс, король мира?

— В задницу иди — Сквозь хохот бурчу

— Не верный ответ. — С ещё большим напором перебирает мои рёбра.

— Я сейчас… ахаха…умру. По….ща… ди.

— И не подумаю!

— Ладно… ты… ты король мира и биг босс и лучший на свете. Самый классный… только перестань!

— Так-то лучше — Сделав пару движений пальцами, Марк приглаживает ладонью мои истерзанные бока, но отпускать не спешит.

От сумасшедшей агонии грудная клетка нервно вздымается, а во рту наступила засуха. Смотрю на друга. Он доволен собой. Наклоняется ниже оставляя расстояние в нескольких миллиметрах. Цитрусовый запах щекочет ноздри, пульс учащается, а сердце сейчас вообще выбьется из грудной клетки.

— Не шути со мной, Мишель — шепчет прямо в губы и я сглатываю. Тёплое дыхание опаляет кожу, а от волнения шумит в ушах.

Хочу, чтобы он поцеловал меня — проносится в голове и кажется Марк что-то такое увидел в моем взгляде. От прежнего, весёлого парня не осталось и следа. Его кадык дёрнулся и сам он весь напрягся.

Время словно остановилось.

— Марк — тихонь просипела я, но друг не отреагировал, продолжая пристально изучать мои глаза. В животе отдавалась пульсация, по коже побежали мурашки.

— Ты же знаешь, что ты мой лучший друг? — Неожиданно выдал Кузя и я кивнула. Сил что-то говорить не осталось. Я была настолько взволнована, что практически не дышала. — И не смотря ни на что им и останешься.

— Что ты имеешь ввиду? — Всё же спросила полушёпотом, но вместо ответа, Марк коснулся моих губ своими. 

Глава 22

Наш поцелуй был такой нежный, но осторожный, словно мы оба боялись этих ощущений. Боялись самих себя. Почувствовав слабость на своих запястьях, пользуюсь моментом и кладу руки на затылок Марка. Пальцами перебираю волосы, пока он своим языком дробит всю мою выдержку. Внизу живота тяжелеет, а изо рта вырывается стон. В этот момент поцелуй внезапно прекращается. Тяжелое дыхание друга опаляет кожу.

— Прости — хрипит, упираясь своим лбом в мой. — Я… я придурок, я не должен.

Чувствую как звуки ударов его сердца переплетаются с моими собственными. А ещё во мне назревает разочарование. Такое, что хочется взвыть.

— Марк — шепчу — пожалуйста, не извиняйся. Я тоже этого хотела. Давно хотела, ещё с того раза, когда ты поцеловал меня впервые.

Тело Кузнецова подо мной напряглось, и приподняв голову, он посмотрел на меня широко распахнув глаза.

— Какой ещё тот раз, ты о чем, Мишель?

Я помню, что не планировала бередить прошлое и вспоминать эту ситуацию. Но чувствую, что время пришло.

— Для начала слезь с меня, раздавишь — хихикнула, но больше от нервов. Марк засуетился и сел на другой край дивана. Я тоже села, поджала под себя ноги, обхватив колени руками. На друга старалась не смотреть. Волнение и смущение буквально витали в воздухе между нами.

— На самом деле говорить особо нечего. Ты тогда со свадьбы вернулся. Пьяный и почти не стоял на ногах. Я проводила тебя до дивана и ты меня поцеловал.

— А… э… в смысле поцеловал — растерянно произнёс. — Я? Тебя?

— Ты. Меня. — Снова нервный смешок. — Я тогда сразу тебя оттолкнула, потому что испугалась

— Почему не рассказала?

— А зачем? Чтобы застать тебя в растерянности. Ты бы потом изгрыз себя за такой выпад и между нами появилась бы неловкость. Оно надо? Думаю, ответ итак ясен.

— А почему сейчас решилась?

Потому что кажется влюбилась в тебя…

Такого я конечно же не сказала. Мне дружба дороже. Хотя после того, что случилось, как раньше уже не будет.

— Не хотела, чтобы ты чувствовал за собой вину. Между нами всё как прежде, Марк. Мы друзья. И ни тогда, ни сейчас наш поцелуй ничего не изменит.

Он молчал, когда мне так хотелось услышать от него хоть что-нибудь. Не знаю. Может то, что этот поцелуй для него что-то да значит. Ведь просто так не впихивают язык в рот лучших друзей. С друзьями вообще не переступают грань, а у нас уже всё случилось.

В тот раз я смогла сделать вид, словно ничего не было, но сейчас… сейчас всё по другому. Марк в здравом рассудке меня поцеловал. На алкоголь и беспамятство не спишешь его поступок. Он… тоже ко мне испытывает что-то? Или просто случайность?

Господи, ну какой бред, конечно, это не случайность. Но что? Сам он вряд ли расскажет, а мне нужно знать. Я спать нормально не смогу. Да что там спать — жить, делая вид, что все ок. Когда мои чувства получили определение, я хочу… Нет! Нельзя всё портить. Дружба важнее.

— Ты знаешь, я наверное спать пойду — бормочу поднимаясь на ноги.

Из уст Марка доносится тихое споки, которое я игнорирую, как и силой заставляю себя не смотреть в его сторону. И пока я отдалялась в комнату, каждая клеточка моего тела дрожала от ощущения пристального взгляда друга.

Всю ночь я не смыкаю глаз. Просто лежу, пялясь в потолок и думаю. Много думаю. О Марке, нашей дружбе, моих внезапных чувств, которых я до конца не осознала, но уже чертовски боюсь.

Откуда они вообще взялись? Может я сама себе всё придумала? Вдруг показалось, и колотящее сердце в присутствии Марка обычный деффект на фоне нашей близости. А что — он парень, я девушка. Наши губы были в миллиметрах друг от друга. Это обычная химия. Человеческие инстинкты.

Но раньше такого не случалось — вставляет лепту внутренний голос, отчего я беззвучно стону

Ведь и правда, за два года столько всего происходило, но никогда я так не робела в присутствии Кузнецова. Никогда не желала ощутить вкус его губ и его не желала. А сейчас меня аж трясёт от своих мыслей. Я не просто хочу, я требую, мысленно топая ножками, как маленький ребёнок. Что теперь будет? Как мне быть, если всё происходящее не воображение моего воспалённого мозга, а реальная реальность. Я влюбилась. Влюбилась в лучшего друга и это мать его капец какая проблема!

Когда звенит будильник, утверждающий, что мне пора на работу, вскакиваю с кровати словно солдат на службе. Бегло натягиваю джинсы, футболку и уношусь проводить водные процедуры. В ванной пробываю меньше десяти минут. Чищу зубы, одновременно расчесывая волосы, а после выбегаю из квартиры, даже не заглядывая на кухню. Я просто трусливо убегаю, боясь пересечься с Кузнецовым. Да, в какой-то мере это тупо, ведь вечером как не крути встреча состоится. Но это потом, а пока мне просто нужна маленькая передышка и время ещё раз всё обдумать. Что именно, понятия не имею, просто хочу оттянуть момент.

Работаю из рук вон плохо. Несколько раз едва не роняю противень с посудой, забываю записать заказ и на один столик не приношу столовые приборы. А ещё я схлопотала взбучку от Калерии, поцапалась с Кариной из-за какой то фигни. Ну это уже не ново. Мы ведь на дух друг друга не переносим. И взбрызнула на бармена оттого, что он не налил должное количество напитка в стакан, хотя раньше меня это не парило.

— Мишина, ты чего сегодня как с цепи сорвалась? — Удивляется Аленка, когда мы заканчиваем рабочий день, натирая столы. — На всех срываешься ни за что, огрызаешься. Что, совсем в жизни всё плохо? С Максимкой своим поцапалась, или дружок твой снова что-то выдал?

Усмехнувшись, с силой тру пятно на поверхности, судя по всему от кетчупа. Чувствую, что где-то поблизости ошивается Андреева и на автомате ощетиниваюсь. Не хочу, чтобы эта выдра слышала мои откровения, а мне так нужно высказаться. Иначе лопну.

От Гурьевой у меня нет секретов и хоть мы и не совсем подруги, я без зазрения просвещаю её в некоторые подробности своей жизни. Она не трепло.

— Потом расскажу — говорю полушепотом метнув взгляд в сторону прошедшей мимо нас Карины. Алёна понимающе кивает и до окончания смены мы меняем ракурс разговора на нейтральный.

*****
— Ну что у тебя случилось? — Интересуется девчонка, стоит только остаться одним в помещении раздевалки. Запихнув форму в рюкзак скатываюсь на стул подпирая затылком железный шкафчик.

— Меня вчера Марк поцеловал. — шепчу, а от воспоминаний об этом волшебном моменте сосет под ложечкой. За сегодня он написал мне два сообщения и оставил пять пропущенных. Я ничего не прочитала и вообще, сделала вид, что оглохла.

— Да ну на хрен — Ошарашено выдаёт замерев с расчёской в руках. Через отражение замечаю, как расширились её зрачки на зелёной радужке и раскрылся рот. — Как поцеловал? В смысле засосал или чмокнул в губы?

— В смысле засосал — вздыхаю и мои губы покалывает от пережитых ощущений.

— И как? — Теперь Лёна смотрит с нескрываемым восторгом в искрящих глазах.

Она очень романтичная натура и много читает любовных романов. Поэтому её состояние меня нисколечко не удивляет.

Странно, что за все время работы в кафе, ей так и не удалось встретить своего принца. Это же один из типичных способов закрутить с плохишом опрокинув на него чашку капучино или встретить миллиардера, который бесповоротно влюбится и подарит целый мир. Если что, я тоже иногда читаю подобные книги и моя фантазия — банальный пересказ вот таких вот сюжетов.

— Было…занимательно — изъясняю и губ касается лёгкая улыбка

— Занимательно? Ты серьезно Мишина? Да по твоей физиономии написано, что ты в экстазе. Только меня смущает несколько фактов. Во-первых, какого хрена ты сегодня на всех срываешься, и во-вторых, что теперь с вашей полудружбой? Марк объяснил своё поведения? А ты? Ты вообще что сделала?

— Боже, Гурьева, слишком много вопросов. У меня башка кипит.

— Ооо, я кажется знаю как остудить твой пыл — Многозначительно поиграв бровями возвращается к своему отражению. 

Глава 22.1

— И как же? — Любопытствую я.

— Ооо, тебе точно понравится.

— Мне уже страшно — с насмешкой отвечаю.

— А ты не бойся, Мишина. Сейчас завалимся в какой-нибудь стриптиз клуб и каааак оттянемся. Ух. На попки мужские посмотрим, может приват закажем — Пританцовывая продолжает наводить марафет, а я с места вскакиваю и захожусь в нервном кашле.

— Какой ещё стриптиз! — Пищу, пытаясь вдохнуть воздуха — Сдуоела что ли!?

— Оу, оу, полегче. — Хихикает Лёна — Я пошутила. Пошутила. Мы просто пойдём ко мне домой и устроим девичник. Ты ведь не против такого расклада?

Девчачьи посиделки? Хм, у меня никогда ничего подобного не было. Но, почему бы нет. Домой идти в любом случае желанием не горю, а Алена вроде ничего. С ней и поговорить можно и посмеяться от души.

— Ну если чисто девочками, то в принципе….

— Вот и отлично! — Захлопала в ладоши Лёна — Если что, стриптизера можно и на дом вызвать.

— Гурьева!

— Ну всё-всё, я просто попытала последний шанс. Молчу.

Собравшись, мы выходим на улицу. Уже порядком стемнело, но летнее тепло ещё согревает кожу. Взяв меня под руку, Алена указывает путь в направлении остановки, но не успеваем мы и двух шагов сделать, как она резко тормозит.

— Там твой стоит — Кивает на парковку и я тут же поворачиваю голову, а моё сердце едва из груди не выпрыгивает, когда сначала я замечаю белую Тойоту, а рядом и её хозяина. Марк стоит, привалившись спиной к машине и неотрывно смотрит на меня. Красивый. В черных брюках и голубой рубашке. Я даже залюбовалась.

— Лён — тихонько шепнула высвобождаясь из под её руки.

— Иди, — Подтолкнула меня в спину — поговори с ним и возвращайся.

Она улыбнулась подняв большой палец вверх, а я только вымученно вздохнула.

До машины расстояние не больше пяти метров, но мне казалось, что целый километр. Каждый шаг, словно утяжелён мешком бетона. В груди подрывало, а волнение кружило голову. Я не была готова к тому, что он приедет. Думала об этом конечно, но надеялась, что не решится.

Мне вот на физическом уровне тяжело его видеть. И я хочу, чтобы всё стало как прежде. Наши невинные взгляды, блеск в глазах и горы непринуждённости. Радости полные штаны от встречи и море смеха.

Как один поцелуй смог разрушить эту стену между нами? А может это всего лишь мои иллюзии и всё у нас хорошо?

Остановившись напротив, вскидываю на парня густые ресницы и пытаюсь улыбнуться, так, чтобы он не понял, что от его присутствия у меня табун мурашек и приступ тахикардии. Даже хотелось выплюнуть какую-нибудь шутейку в нашем стиле, но язык словно к нёбу прилип и получилось выдавить только короткое:

— Привет.

— Привет — серьезно ответил Марк.

— А ты… эм… ко мне приехал?

— К тебе — в той же манере произнёс и сложил руки на груди, отчего мышцы под рубашкой увеличились в размере.

Это первый раз за всё время нашей дружбы, когда я не знала что говорить. Когда меня захлестывало от эмоций и казалось, что под напором его глаз я превращаюсь в пещинку. Кузя тоже не спешил вести беседу и продолжал молча прожигать во мне дыру.

Сглотнув, перекатываюсь с пятки на носок и обратно, поправляю лямки рюкзака на плечах и туплю взгляд, зацепившись глазами за маленький кремушек на асфальте.

— А я — не выдержав угнетающей тишины взволновано залепетала — к Алёне в гости иду. Мы это… девичник решили устроить. Так что ты наверное зря приехал.

— Ты меня избегаешь? — Одно короткое предложение, а щеки вспыхнули жаром

— Ты чего — сбивчиво начала вскинув подбородок — Нет конечно. Конечно же нет. Просто Лёна предложила и я подумала: почему бы и нет. Никогда ведь не была не девичниках, ну и вот. Решилась.

К лицу приклеилась улыбка, которая за километр разила фальшью, но сейчас это лучшее на что я способна. У меня итак микроинфарк в душе случился и я пытаюсь не брякнуться с обморок от перенапряжения.

— Ты весь день не отвечала на мои звонки и не прочитала ни одного смс. Я начинаю подумывать, что всё-таки избегаешь. Это из-за вчера да, из-за поцелуя?

— Не придумывай, Кузь. Пфф, да я о нем уже забыла. — Важно заявляю, прикусив нижнюю губу. Хлопаю глазами в невинном жесте, но он мне не верит. Не единому слову. Это читается на его лице. По хмурому взгляду, морщинкой между бровей и сжатых в тонкую линию губ… Вздохнув, Марк взъерошивает каштановые волосы, а пальцами другой руки чешет подбородок. Всё это время неотрывно пялюсь, следя за каждым движением друга, словно заворожённая.

Всё-таки он очень привлекательный парень. Глаза, в которых можно утонуть так и дурманят разум, а губы, губы до безобразия манящие, что я сглатываю образовавшуюся во рту слюну.

Хочу его поцеловать и пальцами провести по вычерченным скулам, прижаться к груди вдыхая без остановки аромат терпких духов и просто наслаждаться нашей близостью. Меня пьянят воспоминания вчерашнего вечера. Так хочется забыться в его крепких руках.

Я схожу с ума.

С недавних пор многое изменилось и мы уже не прежние Рина и Марк. Я точно.

Интересно, о чем думает он? Жалеет ли о нашей близости или желает повторить? Боже, ну и откуда во мне столько мыслей? Это ведь неправильно. НЕПРАВИЛЬНО!

— Рин — Марк делает шаг и берет меня за руку. Переплетает наши пальцы, отчего у меня случается остановка дыхания. Сердце барабанит, заглушая ушные перепонки, а по телу расползается дрожь. — Я редко тебя о чём прошу — в его тоне сквозят нотки нежности и чего-то ещё. Не могу разобрать, но это определенно подкупает. — И возможно это покажется наглостью с моей стороны, но пожалуйста — поехали со мной. Я бы… я бы очень этого хотел.

Меня просто захлёстывает от волнения. Вот что он со мной делает. Я готова бросить всё к чертям и поехать куда угодно. Только с ним. Вдвоём. И даже планирую озвучить почти все свои мысли, как до ушей доносится звонкий голос.

— Мишина, ты ещё долго? Я конечно понимаю, что у вас там всё прекрасно и тепло. И я бы даже слезу пустила, но уж очень домой хочется. Ты едешь?

Обернувшись, смотрю на хитрющую Лёнку обводящую в воздухе сердечки, затем на сосредоточенного друга и опускаю взгляд на наши переплетенные пальцы, чувствуя, как меня разрывает на части. Нутро тянется к Марку. К нему одному. Но в то же время я хочу провести вечер с Аленой. У меня ведь никогда подруг не было. А если своим отказом, больше и не будет…

— Марк я…

— Пожалуйста — Шепчет с мольбой в голосе и моя выдержка окончательно летит в бездну. Вздохнув, вынимаю свою руку из тёплого плена и развернувшись, посылаю виноватый взор Гурьевой, которая только шире раскрывает рот.

— Прости — Шевелю беззвучно губами.

— Адьёс Амиго — хихикает и приложив ладонь к губам изображает воздушный поцелуй. — Увидимся завтра.

— Пока.

*****
В салоне негромко играет музыка. Марк сосредоточен на дороге, а я смотрю в боковое окно, периодически заглядывая в телефон, где Аленка шлёт двусмысленные смайлики и отправляет провокационные сообщения.

Лёна работа «Чувствую у кого-то сегодня будет секс порнушка (смайлик капли воды и баклажан), Не забудь купить презиков»

Я «Мы друзья!»

Лёна работа «Ага, я верю. (смайлик чертенок) И да, я серьезно по поводу презервативов. Залететь по дружбе то ещё дерьмо. Говорю тебе по собственному опыту.»

Я «Успокойся, мы правда друзья. Вчерашний поцелуй ничего не значит!»

Лёна работа «Я же написала, что верю. Но ты бы Подруга тогда хоть слюни вовремя подтирала. Я видела, как ты его глазами раздевала. Кошечка Рина. Уф, искры от вас конечно за километры отлетали.»

Я «Какие искры? Мы двух слов связать не могли. Марк жалеет о вчерашнем, а я не дура всё портить»

Лёна работа «Ты слепая дура! Я тебе отвечаю, он тебя хочет»!. Дружба, она такая. Сегодня дружите, завтра сексом занимаетесь. В общем дерзай Мишина, а завтра в подробностях всё расскажешь. И не думай, что если сегодня ты с ним, то наш уговор анулировался. Девичник в силе! 

Глава 23

Как только машина останавливается около подъезда первая выбираюсь на воздух. Всю дорогу я чувствовала мучительную неловкость и даже боялась дышать в сторону Марка. Сейчас мне необходимо перевести дух перед тем, как мы окажемся одни в квартире. Друг очень настойчиво просил поехать с ним и я сломала себе всю голову какую он при этом преследовал цель. Может никакого подвоха и нет вовсе, но моё сердце странно ёкает в ожидании.

— Пойдём? — Кивнул Марк в сторону подъезда и я неспешна поплелась вслед за ним. Мы не произнесли ни слова и в таком же молчании вошли в лифт. Протянув палец к нужной цифре не успеваю нажать, как девичий, немного писклявый голос настойчиво просит подождать, а следом появляется рыжая макушка. Я мгновенно узнаю в ней ту самую девушку, которую когда-то пытался охмурить Марк.

— Седьмой, пожалуйста — просит вежливо и встаёт напротив Кузи уперевшись спиной в стену. Вдавливаю кнопку украдкой поглядывая на этих двоих. В основном конечно на девушку, потому что эта дура в неприлично коротком платье задирает ногу так, что видны её кружевные, красные трусы. Накручивает рыжую прядь на палец, закусывает нижнюю губу и хлопает фальшивыми ресницами, отчего в груди давит злость и ревность.

— Как дела? — Обращается естественно к Марку. Меня она в упор не видит.

— Норм — сухо отвечает друг, чем вызывает во мне прилив неконтролируемой радости. Он не настроен на флирт и это точно не потому что я здесь. Раньше его ничего не останавливало.

Пожёвывая губу продолжаю наблюдать.

— У меня в квартире перегорела лампочка, может поможешь? — Не сдаётся рыжая вырисовывая узоры пальцем на груди.

Я конечно не ханжа, но вот так настойчиво предлагать себя это уже через чур. Сжимаю ладони в кулаки мечтая вцепится этой лахудре в волосы. На Марка даже смотреть боюсь. Если он…если согласится, то это всё. Я ни секунды не останусь в его квартире. Съеду и обрублю нафиг все связи. Потому что понимаю, что не выдержу его похождений. Его флирта и просьб погулять несколько часов. Я лучше откажусь от нашей дружбы, чем подвергну себя страданиям. Эгоистично? Да и плевать! Я влюбилась, а ещё мы целовались. Два раза. Это что-то, да значит.

— Извини, я бы помог, но вряд ли это понравится моей девушке.

Что?

— Что? — крякаю впившись взглядом в силуэт Марка. Его девушке? Он помирился с Андреевой? Поэтому хотел чтобы я поехала с ним? Объяснится решил? Я чувствую, как сердце больно ударяемо о рёбра и воздуха в лёгких становится меньше. Ноги ватные, едва держат, а в глазах начинает печь. Вот так, одной фразой можно отнять у человека счастье. Кого- кого, а Андрееву я терпеть не стану. Слишком много боли она принесла в мою жизнь.

В ушах так звенело, что я не заметила что ему ответила рыжая и как вышла на своём этаже тоже. Я просто стояла как оловянный солдатик и смотрела на дверь. А стоило только створкам распахнуться, вылетела словно за мной гналась стая озверевших собак. Но это был всего лишь Марк. Он шёл следом, а я старалась скорее сбежать, лишь бы друг не видел насколько меня подкосили его слова.

Когда они только успели снова снюхаться? Это что, он так после нашего поцелуя переосмыслил свою жизнь и решил дать Андреевой второй шанс? И почему я чувствую себя униженной и обманутой? Ведь Марк ничего мне не обещал. Мы по прежнему дружим и он вправе встречаться с кем пожелает, ровно как и я.

Но этот поцелуй: Его губы, одно дыхание на двоих, нежность и трепет ощущений распотрошили мой мозг. Там словно перемкнуло и выключатель сломался, который отвечал за контроль. Мои чувства выпорхнули наружу, обрастая крыльями. Но вот беда, их сразу же подрезали. Я раненая птичка без права на счастье. Теперь слова сука-любовь имеют точный смысл.

Трясущимися руками пытаюсь вставить ключ в замочную скважину, но как назло ни черта не получается. Чувствую присутствие Кузи за спиной. Он дышит в мой затылок, а мне так и хочется крикнуть, чтобы отошёл, но язык не поворачивается заговорить с ним. Я знаю, стоит только открыть рот и разревусь.

Наконец-то справившись с идиотской дверью, влетаю в квартиру, скидываю кеды и быстрым шагом проделываю маршрут в сторону спальни.

— Мишель, подожди — зовёт Марк, но я не останавливаюсь. Мне срочно нужно остаться наедине. Поплакать и пожаловаться Гурьевой на свою никчемную жизнь, а потом возможно напросится в гости с ночёвкой. Если бы только знала, что меня ожидает, в жизни бы не согласилась. Чёртово издевательство судьбы!

— Да стой же ты — Кричит у самого уха и перехватывает мою руку застывшую в воздухе напротив дверной ручки. Дёргает на себя и впечатывает в твёрдую грудь. Хочу вырваться, но он сильнее. Блокирует мои трепыхания, обняв талию руками.

— Эй гризли, успокойся — Усмехается Марк.

— Отпусти — бурчу в ткань футболки, продолжая выделывать никчемные попытки по высвобождению.

— Отпущу, после того, как ты меня выслушаешь.

— Я не убегу — Вру, лишь бы он ослабил хватку.

— Как только, так сразу, Мишель — произносит, оставляя поцелуй на моих волосах.

— Тогда ускорься, у меня ещё куча дел — снова вру, не желая слушать его завывания о них с Андреевой. Это выше моих сил. А ещё моя выдержка в любую секунду может дать сбой. Не хочу плакать при Марке, показывая свою слабость. Уж лучше я буду кусаться и рычать, но сил изображать из себя суку-стерву осталось размером с горошину.

— Не обещаю, потому что разговор будет не совсем обычный и возможно, самый сложный из всех, что у нас были. 

Глава 24

Марк ещё ничего не сказал, но мои нервы подобно канатам были натянуты до предела. Первое что пришло на ум: он хочет отказаться от меня. От нас и нашей дружбы. Стоило только это представить, как паника атаковала разум. Перед глазами промелькнули картинки счастливых двух лет. И если бы не сильные руки друга, лежащие на моей талии, я бы наверное упала. А он, повторюсь, ещё даже не начал. Что же будет если страхи съедающие изнутри подтвердятся?

— Мишель — тихонько прошептал Марк и я вздрогнула очнувшись от бегущих в голове мыслей. Застыла, словно восковая фигура, вдыхая носом родной запах цитрусов. — За два года, что мы с тобой знакомы, я испытал столько положительных эмоций, сколько не испытывал за всю свою жизнь. Ты лучшее что в ней было. Светлое пятно, радость и море позитива. Я не представляю как бы существовал, не зная что ты есть. Вот такая маленькая кнопка с зелёными глазами, лучезарной улыбкой и конечно же веснушками. Порой ты бесила и раздражала своей занудностью, но чаще умиляла заботливостью. Помню, как меня угораздило свалится с ангиной в разгар лета, а ты две недели упорно меня лечила, не отходя ни на минуту. А когда я выздоровел, мы налопалось мороженого и тогда пришла моя очередь изображать доктора.

Мои губы тронула улыбка, а Марк тем временем продолжил.

— А ещё, когда мы отдыхали с ребятами на озере, ты нашла какую-то корягу и с криками «о Боже пацаны, змея» кинула в парней, а те, как писклявые девчонки сиганули в озеро. Помнишь?

— Помню — шепчу едва сдерживая смех.

— А когда мы до ночи смотрели на звёзды и уснули возле тлеющего костра. Помнишь?

— Угу — на глаза всё же стали наворачиваться предательские слёзы. Я помню все. Даже его носки с изображением Марвел, которые он носит каждый день с новым героем. Вот сегодня например на нем зелёные с лицом Халка. А завтра будет железный человек. Казало бы такая ерунда, забава детская, но для Марка это важно, а значит и для меня.

— Ты вдохнула в меня жизнь, заставила улыбаться когда грустно и радоваться мелочам. Я ценю нашу дружбу. Каждый миг проведённый с тобой особо важен для меня и уверен, для тебя тоже.

Я не смогла ничего ответить. Давящий ком сковал горло и получилось только кивнуть. Меня разрывало от эмоций. Этот разговор об этих чудесных мгновениях помимо прилива нежности вызывал насторожённость и страх. Я понимала, что сейчас вот-вот и он перейдёт к сути, а это лишь подготовительный момент. Было ощущение, что Марк прощается и я не выдержала и спросила охрипшим голосом.

— Ты хочешь прекратить нашу дружбу? Поэтому поддался воспоминаниям, чтобы не так больно было расставаться?

Вместо ответа я услышала тихий смех. Дёрнулась, но Марк не отпускал.

— Не время Мишель, я ведь ещё не закончил.

— Что смешного было в моих словах?

— Всё, потому что большего бреда я в жизни не слышал.

— Тогда зачем всё это, я не понимаю.

— Терпение маленькая. — Его пальцы пробрались под ткань моей футболки и нежно коснулись спины вырисовывая неизвестные фигуры. Марк никогда раньше не позволял себе подобных действий, а я никогда не думала, что от такого вроде бы незначительного прикосновения внизу живота колыхнуться ожившие бабочки и станет так тепло, что даже жарко.

— Знаешь, когда я в тебя влюбился? — Спросил Марк, а суть его слов прострелила моё сердце. Я не знала что говорить. Открывала и закрывала рот, словно рыба выкинутая на берег, а сердце всё стучало и стучало желая пробиться из сдерживающих оков.

— Когда же? — тихонько прошептала, почти беззвучно.

— В ту ночь на озере. Ты и я в окружении тишины и звёзд. Костер, шелест листвы и твой смех. Меня словно парализовало, а в грудь напичкали пороха. Сердце так сильно билось и я не мог отвести от тебя взгляда, пока твоя улыбка озаряла мой мир. Ты просто не оставила мне выбора, Мишель… Въелась под кожу и расплодилась на миллион маленьких частиц. Но как бы не было хорошо, на смену чувствам пришла и реальность. Я боялся потерять тебя, разрушить хорошее, что между было, поэтому делал всё, чтобы вытравить из своей головы и сердца. Мне казалось, что будь я в окружении других девушек сразу приду в норму и наваждение рассеется. На мгновение даже показалось, что всё прошло. Я увидел Карину и решил попробовать. Авось это шанс. И девушкой обзаведусь и подругу не потеряю. Но время шло, а Карина только отторгла меня своим присутствием. Раздражала, утомляла и выводила из себя даже улыбкой. Но я не спешил обрубать концы, ведь меня штормило как в открытом море, стоило нам с тобой остаться наедине. Желание прикоснуться к тебе переставало подвергаться контролю. Ещё и Максим на горизонте маячил, чем вызывал желание пересчитать ему все зубы и кости. На дне рождении у Дениса я едва не сорвался, когда вы ушли вместе, но присутствие вроде как девушки позволило осадить внутреннего демона. Наверное я придурок, раз то, от чего я так пытался убежать в итоге рвётся из меня наружу. Но наш поцелуй… он сломал барьер, который я много месяцев строил. В тот миг я понял, что ты тоже ко мне что-то испытываешь. Не могла не чувствовать, потому что тоже этого желала. Ластилась ко мне и не хотела отпускать. А я не мог позволить, чтобы мы натворили глупостей не поговорив. Не объяснившись. Понимаю, что своим признанием могу всё испортить, но прости, я что-то больше не могу держать дистанцию.

Я вникала в каждое произнесённое Марком слово и не могла поверить. Неужели всё это происходит с нами? Мы дружили два года и казалось, что наша связь никогда не перерастёт в нечто большее. Я искренне этого желала. А сейчас понимаю, что такой исход событий меня устраивает намного больше.

Мягко высвободившись из тёплого плена, я вскинула голову, посмотрела на озорной блеск родных глаз и улыбнулась. Марк улыбнулся в ответ и стало так хорошо, словно груз копившийся в моей душе превратился в кусок ваты.

— Мишель, может ты уже скажешь хоть что-нибудь?

— А разве нужны слова — Прошептала я и приподнявшись на носочках, обвила шею парня. — Когда можно просто целоваться.

— И то верно — хохотнул друг и коснулся моих губ своими. 

Глава 25

На набережной было людно и шумно. И только двое создавали колорит в этой гудевшей вакханалии. Они сидели на лавочке вдали от суеты и смотрели как река мягко перебирает волны. Погода сегодня шептала. Было уютно, хоть на душе у каждого неприятно саднило. У него за несбывшуюся надежду и разбитое сердце. У неё — за горечь причинённой боли. Эти двое как сапфир и белое золото — прекрасно дополняли друг друга, но вместе быть, им увы не суждено.

— Всё-таки он, да. — Невесело ухмыльнулся Максим глядя как небо наполняется маленькими желтыми огоньками. Ему не нужен был ответ, он всё знал с самого начала. Не мог не знать, потому что ещё с детства имел представление о вкусах своего брата. Да что там, Максим и сам был таков.

Вляпался в это дерьмо снова.

Влюбился до безумия, потерял голову, взлетел до небес и больно ударился о скалы. Никогда не верил в бумеранг, а он прилетел и так не кстати.

— Прости — нежный голос коснулся его ушей. Они были так близко, что у Максима перехватывало дыхание. Он втянул носом летней свежести, прикрыл на несколько секунд глаза и улыбнулся. Искренне, но с привкусом горечи на губах.

— Не извиняйся, принцесса, мне с самого начала не было места в твоём сердце.

— Ты очень хороший, Максим — сбивчиво начала девчонка переплетая тонкие изящные пальцы в замок. Она волновалась и краснела, когда их взгляды пересекались. Это произошло всего два раза за этот вечер. При встрече и вот сейчас, когда Макс не удержался и посмотрел на Рину. Он бы мог смотреть на неё вечно и любоваться её красивыми глазами цвета зелени. Стоило только впервые посмотреть в эти глаза, как он мгновенно пропал. Наверное в тот самый момент Максим понял, что эта девчонка способна разбить миллион мужских сердец, но в ту секунду парень ещё не знал, что среди этих людей он займёт лидирующую позицию.

— Я совсем не хороший, Рина — Тихонько прошептал он, взъерошив свои густые кудри. Ему не хотелось затевать этот разговор, ведь прошло столько лет, но чувство вины с каждым годом съедало его подобно червю. Ему всего лишь хотелось освободится и опустошить душащий грех, а Рина казалась идеальным кандидатом на роль слушателя.

— Ты ведь знаешь, что у меня есть брат. И пять лет мы не общаемся.

— Совсем?

— Совсем — он снова вдохнул спасительной прохлады пытаясь собраться с мыслями. Этот оболтус сам никогда не расскажет правды. Слишком много обид таится в нём. И Макс не имел права винить в этом брата. Здесь только его вина и он заплатил уже сполна. Была бы возможность — исправил, но время не повернуть вспять. Можно только заслужить прощение.

— Когда нам было по восемнадцать, мы мы оба влюбились в одну девушку. Но как ты знаешь в любовных треугольниках один всегда за бортом.

— И это был ты? — Тихонько шепнула Рина.

— Не совсем. Так получилось, что Настя. Так звали эту девушку, сильно сдружилась с братом, а на меня не обращала никакого внимания. А для парня знаешь ли, особенно если он влюблён больно бьёт по самолюбию. Я сначала злился. Цеплялся при каждой встрече, пытался задеть побольнее. А затем в мой мир постучалась ревность, когда я увидел их вдвоём идущими под ручку. Они были такими счастливыми, что в этот вечер мы впервые за много лет поссорились с братом. Я понимал— нельзя вставать на их пути, знал ведь, что это не по мужски, не по родственному что ли, но чувства бежали впереди меня. Я даже не соображал тогда, просто хотел, чтобы она была со мной, а не с ним. Чтобы так же дарила свою улыбку, смеялась над моими шутками и делилась историями из жизни. И в канун Нового года, когда мы собрались на даче той же компанией друзей, я подгадал момент, когда Настя останется одна. Подошёл к ней и попросил выйти, чтобы поговорить. Мы зашли за дом, где было тихо и безлюдно и я просто взял и поцеловал её. Вот так, отметая все принципы и забыв о том, что эта девушка занята. Мне было плевать. Знаешь, иногда любовь умеет отключать мозги. Это то ещё черт побери, но в восемнадцать ты слишком мало смыслишь в жизни, ограничиваясь только эмоциями.

— И что же было дальше? — Спросила моя собеседница почти беззвучно.

— А дальше… дальше Настя оттолкнула меня, наорала, залепила пощёчину и убежала. Неделю мы не пересекались. Она перестала приходить в гости и если и бывала в доме, то исключительно в моё отсутствие. Тогда я решил подкараулить Настю около её подъезда. Мы вновь поссорились, девчонка просила оставить её в покое, а я снова поцеловал. А она больше не сопротивлялась. С того дня мы стали встречаться тайно, я просил Настю расстаться с братом и сам не раз хотел вывести его на разговор. Но ни я, ни она не могли решится. Было стыдно смотреть в глаза брату. Я злился сам на себя, каждый долбанный день меня штормило, но время шло, а ситуация никак не разрешалась. Первый шаг сделала Настя. Она рассталась с братом, но не сказала всей правды о том, что яблоком раздора в их отношениях послужил я. Так мы встречались два месяца, как партизаны, тайком ото всех. Но всё тайное как говорится рано или поздно становится явным. Вот и мы не смогли долго играть в партизанов. Брат узнал о нас. Увидел своими глазами как мы целовались под окнами её дома. Уж не знаю каким ветром его занесло в район где жила бывшая, но этот момент в наших отношениях стал переломным. Я не стану тебе рассказывать сколько раз мы дрались и какими словами бросались друг в друга. Скажу лишь одно — он меня не простил. Ни тогда, ни по происшествию пяти лет. У меня есть брат, родная кровь. Человек, который когда-то был роднее всего на свете и один поступок, не самый хороший, я бы даже сказала не самый человечный разделил нас. Мы вроде как есть друг у друга, но только по ДНК. Ну как принцесса, всё ещё считаешь меня хорошим?

Я украдкой взглянул на девчонку. Она смотрела куда- то вдаль и на её лице не было ни единого намёка на отвращение. Это успокаивало. Не придётся чувствовать себя ещё большим дерьмом, чем я есть на самом деле.

— Надеюсь ты не пошлёшь меня? — В шутку толкнул её в плечо, чтобы хоть как-то разбавить это давящее на мозги затишье.

— А почему вы не вместе? — Задала свой вопрос, спустя бесконечно долгие минуты.

— После того, как брат всё узнал, наши отношения испортились. Я слишком поздно понял что натворил, а присутствие Насти только удручало положение. Мы не выдержали этой нагрузки и спустя месяц расстались. Представляешь да, я предал своего брата ради любимой девушки, а в итоге потерял обоих

— На чужом несчастье, счастья не построишь — без тени злобы сказала Рина — Слышал о таком?

— Я ощутил это на своей шкуре. — с тихим вздохом ответил я.

Мы посидели ещё какое-то время, а потом она ушла. Пожелала мне найти своё счастья, когда она и была это самое счастье. Но не моё. И какие бы чувства я не испытывал, понимал, что предать брата дважды, значит предать самого себя.

Я не рассказал Рине лишь одну немаловажную деталь. Что Марк и есть тот преданный парень с разбитым сердцем. Он должен это сделать сам, когда будет готов.

Моя миссия выполнена.

Я получил хлёсткую пощёчину от кудесницы судьбы, и теперь просто хочу жить дальше, не оглядываясь на прошлое.



Оглавление

  • Когда друг оказался вдруг...!
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 8.1
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 12.1
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 18.1
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22
  •   Глава 22.1
  •   Глава 23
  •   Глава 24
  •   Глава 25