КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584617 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233424
Пользователей - 107298

Впечатления

Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Желания [LeonaDi] (fb2) читать онлайн

- Желания [СИ] 359 Кб, 81с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - LeonaDi

Настройки текста:



Глава 1. Уговоры

— Чего я там не видел, в этом каменном веке? — презрение было выражено не только голосом, но ещё и мимикой.

— Не в каменном, — озорные огоньки в глазах напротив не смогли оставить Дэя равнодушным к предложению, а именно этого она и добивалась, — Ты отправляешься в Средневековье.

— Да они ж все одинаковые, эти людишки! — сдаться сейчас, значит не просто пойти у неё на поводу, но ещё и беспрекословно принять все её условия, а делать этого статный красавчик с почти полученным красным дипломом не собирался. Вот ещё! Пусть ещё поуговаривает. Глядишь, и ещё чего-нибудь выторговать получится, помимо уже обещанного «приза», если всё получится.

— А ты давно с ними общался? — игривые нотки в голосе собеседницы уже даже не удивляют, зато мозг затуманивают. Ну вот кто так делает, а?! Всё правильно, именно она так себя ведёт, а он — позволяет ей это. Хотя, если вдуматься, то кто кому и что позволяет — большой вопрос, правда на данный момент не такой уж и важный.

— Не очень, — очередной раз поморщился Дэй, уже порядком отвыкший говорить правду. Но с ней по-другому нельзя. Ещё обидится. Ложь она нутром чует. — Да и не могли они сильно измениться за пару столетий.

— Ха! Они и за одно столетие очень изменились, — высокомерно вздёрнутая бровь вновь заставила кровь вскипеть от негодования. А её голосок уже вновь стал елейным, продолжая эту сладостную пытку с уговорами: — Ну же, давай, не упрямься. Тебе понравится, и ты будешь удивлён!

— Я?! Сомневаюсь, — и ведь действительно было отчего сомневаться. Всё, что она предлагала — было безумно интересно, но и не менее опасно, но она точно знала, чем его заинтересовать, за какие струнки дёрнуть и куда надавить. — Ну хорошо, уговорила. Я пойду, но только потому, что мне скучно…

— Конечно-конечно, — прижавшаяся всем своим восхитительным телом, соблазнительница подарила лёгкий поцелуй в щёку. Мимолётное касание и вот она уже растворяется в воздухе, в крепких мужских руках остаётся фиолетовый дым — её личная разработка, и записка на клочке пергамента, содержащая условие их сделки. Нетерпеливо развернув сложенную пополам записку, Дэй прочёл безобидную, на первый взгляд, фразу: «Не нарушай равновесие».


Глава 2. Чтоб не было грустно


В Нортоне, северном королевстве Маджории, жизнь текла своим чередом, несмотря на то, что постоянно происходило что-то из рук вон выходящее. Логичного объяснения этим необычностям найти никто не мог, а кропотливо разбираться — никто не решался, да и не хотел. Покидать созданную столетиями колею спокойствия и довольства никто не желал, так что на странности просто закрывали глаза, правда при этом тихо шушукаясь за спиной тех, кто вольно или невольно нарушал размеренное спокойствие жизни в Нортоне.


— Мамочка, а почему все говорят что то, что леди Лемилия выходит замуж — это плохо? — звонкий детский голосок был похож на щебетание птички. Да и сама девочка своей непоседливостью её очень напоминала. Но при всём этом, ей не были чужды развитый ум и любознательность.

— Камелия, — королева погладила по голове свою дочурку, — а тебе не кажется, что в пять лет ещё рановато интересоваться такими вещами?

— Если ты снова намекаешь на то, что я очень маленькая, то и я опять напомню, что мне это не мешает, — обмен улыбками происходил самопроизвольно. Камелия очень любила родителей, а те, в свою очередь, отвечали ей не менее нежными чувствами.

— Ну хорошо, — королева кивнула и приглашающе похлопала ладонью на место рядом с собой. Уютный диванчик прекрасно вмещал их обеих, да ещё и место оставалось, — Камелия, вот ты неплохо знаешь всех придворных. Что ты думаешь о леди Лемилии и о сэре Освальде?

— Они оба хорошие, — без запинки ответила девочка, с удовольствием болтая ногами. Диван был высоким на тонких ножках, а Камелия — ещё пока маленькая и могла себе это позволить. Взглянув на удивлённое лицо матери, девочка продолжила свою мысль. — Леди Лемилия просто часто себя плохо ведёт, а вообще-то она хорошая. Знаешь, — девчушка наклонилась поближе к матери, и тихо добавила: — у неё есть вкусные конфеты, и она, иногда, меня ими угощает, — Камелия зажмурилась от удовольствия, вспоминая обожаемый, чуть переслащенный вкус конфеток, — а ещё рассказывает интересные истории про животных. Про бабочек и драконов мне особенно нравятся.

— Ну, допустим, — спорить с дочерью не входило в планы королевы. К тому же она не привыкла давить авторитетом, предпочитая другие методы воспитания. Возможно, именно поэтому дочка и не боялась высказывать своё мнение, основанное на собственных наблюдениях, ощущениях и логических выводах. — А что же насчёт сэра Освальда?

— А с ним всё ещё проще, — убрав от глаз порядком отросшую чёлку, девочка продолжила, — он хороший, но слишком добрый. Не любит он говорить «нет», если его попросить. А может он просто этого не умеет? — маленькие голубые глазки с любопытством смотрели на маму, ожидая ответа. Ну интересно же!

— Может и не умеет, — кинула королева. — Если честно, то я его об этом не спрашивала, — заговорщицки подмигнув, королева решила вернуть разговор в прежнее русло, задавая очередной вопрос: — А теперь представь, что они станут одной семьёй. Что будет? — вопрос был открытым и подразумевал довольно много ответов. Но в этом и был весь смысл — так Камелия озвучит то, что первым придёт на ум. Причём отвечать она скорее будет сама себе.

— Хм, — задумалась девочка. Вопрос был интересным, с какой стороны не посмотри. Осталось понять, как объяснить то, что она надумала. — Наверно будет грустно, — бровки девочки встали домиком — явный признак того, что ей что-то не нравится, — леди Лемилия будет получать всё, что захочет.

— И что же тут грустного? — королева давно знала ответ на этот вопрос, но всё же ей был интересен ход мыслей дочери.

— Да то, что добрый сэр Освальд будет грустить, — ответила девочка, — ему ведь понравилась стройная леди Лемилия, а она очень любит сладости. Она будет их постоянно просить, и сэр Освальд не сможет ей отказать. А я слышала, как ты говорила, что если получать много сладкого, то можно и растолстеть. А с аппетитом леди Лемилии — это определённо случится. Она растолстеет, и, хотя она уже не будет нравиться сэру Освальду, он всё равно будет с ней жить, потому что они уже поженятся, и потому что он слишком добрый, чтоб кого-то огорчать. А о нём кто подумает? — девочка задумалась теперь уже над своим вопросом. А королева, стараясь держать лицо, металась мыслями: во-первых, она думала, что грустно будет вовсе не из-за этого, а из-за того, что Освальду не будет приятно исполнять все просьбы-причуды-требования леди Лемилии, а во-вторых, она действительно говорила о сладком, правда имела в виду совсем другое, и полнота в том контексте была не от жира, а от беременности. Но об этом она решила промолчать — вот уж это её пятилетней дочери точно знать ещё не надо!

— Камелия, дочка, а как ты считаешь, что можно сделать, чтобы не было грустно? — королева была довольно мудрой женщиной, но, как и большинство представительниц прекрасной половины человечества, она была любопытна, а её дочь обычно выдавала интересные идеи и умозаключения. Все во дворце любили сэра Освальда и не хотели, чтобы он страдал. Может этой малышке и впрямь удастся найти решение там, где взрослые застряли в тупике?

— Я думаю, что можно женить леди Лимелию на сэре Рэймонде.

— На рыцаре? — от неожиданности, удивление просочилось через подобающую светской леди маску спокойствия.

— Конечно, — кивнула Камелия, — я не знаю ещё кого-нибудь с таким именем, — такое простое объяснение вызвало искренний смех королевы. Было не так много людей, с кем она могла позволить себе показать то, что было на душе. — Он добрый, красивый и умный, поэтому он будет баловать леди Лемилию, но не слишком. А она будет его уважать, — чуть подумав, девочка добавила, обращаясь не столько к матери, сколько просто так, к миру. — Кто же сможет не уважать настоящего рыцаря и не восхищаться им?!

— Ну допустим такой вариант, — тёплый взгляд ласкал девочку, — а как же быть тогда с сэром Освальдом?

— Помочь ему могу даже я, — Камелия заёрзала на диване, видимо устав сидеть.

— Да? И как же? — на сей раз королева даже предполагать ничего не стала, вся обратившись в слух.

— Просто ему надо рассказать, что наша кухарка, Мила, обожает его. А жену, которая так вкусно готовит, ещё поискать надо! А как она поёт! Мама, ты слышала? Девушка, которая поёт так, что становится тепло даже зимой — не может быть плохой женой. Ведь правда? — пара маленьких ладошек скользнула в тёплые и такие родные ладони матери, а взгляд умолял ответить положительно. И не потому, что ребёнок не любил ошибаться, а потому, что очень хотелось, чтоб никому не было грустно.

А в это время Дэй, спрятавшись за занавеской, нервно подёргивал кисточкой хвоста и усердно что-то черкал в своём свитке.


Глава 3. Игры разных уровней


Факелы сильно коптили, а вот свет давали весьма и весьма слабый, настолько, что по дальним углам огромной пещеры было темно. Группа из тринадцати выпускников шумно переговаривалась: кто-то хвастался новыми хитростями, придуманными или подслушанными совсем недавно, кто-то бахвалился тем, что успел занять очень выгодное время, для практической дипломной работы (ведь девятнадцатый или восемнадцатый век намного интереснее, чем возня с первобытными людьми, которых и людьми-то назвать можно с большой натяжкой), а кто-то пытался угадать, что же за задание им достанется.

— Так, все здесь? — пророкотал низкий голос, заставив угомониться молодое поколение — без недели — обладателей дипломов. Из нестройного хора голосов старый чёрт понял, что группа в полном составе. — Вот и прекрасно. Значит, количество провалившихся уменьшится, потому что ждать я никого не намерен, — такое начало пока ещё студентов не обрадовало, поэтому все притихли и внимали. Иерархическая ступенька, на которой стояли студенты, была выше, но такого преподавателя попробуй не воспринять всерьёз — мигом очутишься, в лучшем случае, на пересдаче, а в худшем… Впрочем, о худшем старались не думать, очутиться там они всегда успеют.

— А поконкретнее можно? — дерзкий голос из толпы прорезал тишину, приковав к себе внимание не только однокурсников, но и преподавателя.

— А тебе, Адрия, как всегда неймётся, да? — как ни странно, гневной вспышки не последовало. Рискнувшая задать вопрос красотка выступила вперёд, цокая шпильками каблучков ярко-красных туфель. Она за время обучения успела не только создать свой образ, но и заставила всех его принять. Крайне нескромный наряд, скрывающий только самый необходимый минимум, обтягивал стройное тело, практически не давая простора для воображения, а обувь всегда была на каблуках. Как она умудрялась в ней сдавать все зачёты — оставалось загадкой почти для всех. Единственный, кто не удивлялся, был её однокурсник Дэй, который и научил её, как можно, оставаясь в любимой обуви, бегать по скалам и продираться через болота, не сломав длинные ноги и не перемазавшись грязью по самые уши. Не то чтобы Дэй умел обращаться со шпильками, он просто знал парочку заклинаний и поделился ими с ней. Правда, за такие полезные сведения Дэй стряс с Адрии по полной: пара древних фолиантов, пятнадцать свитков с особо нудными домашними заданиями и помощь в создании артефакта невидимости — очень полезной вещи, если хочешь побывать там, куда тебя не приглашали, но куда ты явно вознамерился попасть.

— Вы, как всегда, прозорливы, — очаровательная улыбка расцветила губы Адрии, но глаза по-прежнему обдавали заглянувших в них арктическим холодом. Разумеется, она была способна и на большее; обольщение было одним из её излюбленных предметов, но переигрывать не хотелось. С этим преподавателем надо быть аккуратнее: или играешь «взаправду» — так, чтобы нельзя было придраться (а это довольно трудоёмко), или стараешься слиться с обстановкой, в данном случае — с одногруппниками, и не отсвечиваешь. Оба варианта у Адрии обычно окупались. Но теперь она училась их комбинировать. Игра доставляла ей истинное удовольствие только в том случае, когда у неё было преимущество, когда всё шло по выверенному ею плану, или, в крайнем случае, когда она могла предугадать ближайший ход противника. Но сейчас был не тот случай. Профессор Хуч обожал говорить: «Или будет как я сказал, или не будет никак!», но при этом, что именно он скажет в следующее мгновение, знал разве что Его Ужасное Темнейшество, да и то не факт. Вычислить, рассчитать или ещё как-то предугадать следующее мгновение рядом с ним было невозможно. Наверно поэтому успеваемость и дисциплина на его уроках была выше всех ожиданий. Ещё бы! Когда ты постоянно находишься в состоянии готовности к чему угодно, это невероятно увеличивает твой потенциал, раскрывая то, о чём ты если и думал, то только изредка, в фантазиях. Отдача от этого была колоссальная, но и сил уходило намерено.

— Ваши задания всегда отличаются оригинальностью и мне… нам просто не терпится узнать, что вы для нас приготовили, — ещё один шаг вперёд. Картинно потупив взгляд, Адрия одёргивает подол своего ультракороткого платья, для чего руки пришлось согнуть в локтях. Отвлечение внимания на себя было не просто прихотью — это был эксперимент. Нет, не над преподавателем, а над однокурсниками. Она давно хотела прощупать — кто на что горазд, у кого сколько смелости и безрассудства, у кого есть благородство и кто готов свои таланты и силы применить не только на благо себе любимому, но и для кого-то ещё. В данный момент этим «кто-то» — была вся группа. До появления профессора была достигнута договорённость, но пока её соблюдала только она. «Ну же, кто ещё?» — билась в очаровательной голове мысль, в то время, как тело продолжало своё незамысловатую игру.

— Не стоит так нервничать, — рука Дэя по-хозяйски легла на талию Адрии, а сам он встал рядом с ней, выражая поддержку, — думаю, профессор слишком дорожит своим временем, чтобы мучить нас ожиданием и неизвестностью, — округлившиеся глаза всех окружающих он попросту проигнорировал. От него такого финта ушами никто не ожидал. Да, он не был самым скромным, но и в рядах бунтарей его не замечали. И вовсе не потому, что он боялся себя проявить. Нет, он просто был слишком ленив для этого. Его надо было чем-то очень заинтересовать, чтобы он совершил телодвижения в направлении чего-то или кого-то. Но объективно сейчас таких причин никто не наблюдал. Если уж подумать на то, что его так зацепила Адрия… Но чем? Они знают друг друга достаточно давно, чтобы не попадаться на такие явные крючки, как открытый флирт или подначивания типа «слабо?». К тому же, Адрия, при её замашках к обольщению, никому не позволяла фамильярности по отношению к себе. Её личное пространство могли пересекать только избранные, и до сего момента Дэй к их числу не относился. И теперь в воздухе витал не высказанный вслух вопрос: «Так в чём же дело?»

Старый чёрт изогнул в изумлении бровь. Студенты — один за другим, стали стягиваться, образуя около Адрии и Дэя плотный полукруг. Это было невероятно похоже на сплочённость коллектива. Но ведь это же НЕ-ВОЗ-МОЖ-НО!!! Все студенты этой группы — носители голубой крови, и они скорее перегрызут друг другу глотки за удачный шанс, постараются утопить рядом стоящего, встать на его голову, чтобы забраться повыше. А тут вдруг такое единодушие! Первый раз в жизни профессору Хучу показалось, что он в меньшинстве, и захотелось побыстрее покинуть эту пещеру. Обычно это он сам так действовал на студентов — всех разом и каждого в отдельности, но сейчас…

— Ну-у-у, раз уж вам всем так не терпится, я озвучу задания на вашу практическую часть дипломной работы, — огоньки злорадства заплясали в глазах старого чёрта.

— Вы сказали «задания»? — слова Адрии лились мёдом, обволакивая и гипнотизируя, — разве у нас задания будут не одинаковыми?

— О, нет, — тихие слова, произнесённые низким грудным голосом были сродни шёпоту, которым рассказывают страшилки, заставляя прислушиваться, ловить не столько смысл озвученных слов, сколько малейшие изменения в интонации и мимике собеседника. Кстати о мимике: эмоция злорадства сменилась надменностью за какое-то мгновение. Впрочем, удивило не только и не столько это, сколько именно слова. — Вашей группе сказочно повезло. Задания — легче некуда, да и их количество — просто ничтожно, особенно если сравнивать с прошлогодним выпуском, — глумливая улыбка исказила губы профессора. Все без исключения знали о прошлогодних неудачниках. Их выпуск гордо носил порядковый номер в три шестёрки, и Его Ужасное Темнейшество, чтобы развлечься и отдать дань такому знаменитому в их кругах числу, дал на всю группу выпускников шестьсот шестьдесят шесть вариантов одного и того же задания. Вот вроде бы, чего проще? С талантом молодёжи к подражанию проблем возникнуть не должно было в принципе. Но тут вышла осечка: каждый из этих тринадцати олухов пытался выработать свою стратегию, своё решение, но по отдельности у них это не вышло, а работать вместе не позволила гордыня и высокомерие. Итог — проваленный экзамен и наказание в виде целого года штрафных работ под началом… ангелов. Худшего наказания нижний мир ещё не видывал. Можно было бы надругаться над иерархической ступенькой и послать их под начало к тем, кто стоял ниже всех на этой же лестнице. Но! Тёмный Властелин был крайне огорчён тем, что выпуск, который должен был прогреметь своим итоговым экзаменом, поразить своими талантами, оказался таким бездарным. Это ж надо было провалится с таким треском, что даже ничтожные породители теней смеялись в голос!

— И всё же мне… нам, по-прежнему неизвестно, что же это за задания, — Адрия снова исправилась с «мне» на «нам», ощущая практическим всем телом молчаливую, но очень сплочённую поддержку. А про Дэя и говорить нечего: сейчас он стоял так же около неё, но на полшага впереди. Руку с талии Адрии он так и не убрал, поэтому стоять приходилось чуть под углом относительно неё, и возникало ощущение, что при малейшей угрозе он просто задвинет девушку себе за спину, прикрывая собой. Нечто подобное Адрия уже видела, но тогда это были всего лишь собственнические замашки её ухажёров, которые наивно причисляли Адрию к своей собственности. Но ведь Дэй сейчас вёл себя иначе: он не командовал, не ставил условий или ультиматумов. Он просто был рядом и поддерживал все её начинания, подыгрывал, не претендуя на главную роль. И это сбивало с толка.

— Всему своё время, — отрезал профессор Хуч, проводя перед собой ладонью, как-бы отрезая все звуки, — каждому я сейчас озвучу его персональное задание. Стандартными останутся только контракты на души — по двадцать восемь на каждого…

— А почему именно по двадцать восемь? — удивление, сквозившее в голосе Дэя, никак не отразилось на его лице: глаза оставались холодными, губы — чуть искривлёнными презрительной усмешкой, а руки… Руки, как и прежде, были заняты: одна слегка сжимала талию Адрии, а вторая держала в кулаке записку об условиях договора с ней же.

— Вообще-то вас это не касается, — взгляд профессора обежал всех студентов и вернулся к паре храбрецов перед ним, — но раз уж вы осмелились спросить, отвечу: у нас горит план по количеству контрактов, так что недостача распределена между вами.

— Раз вы так любезны, профессор, — Адрия глупо похлопала глазками, изображая саму невинности, для пущего эффекта добавляя во взгляд теплоту и явное восхищение, — может тогда вы намекнёте, в чём же состоит сложность наших заданий?

— Ха! Плутовка, — погрозил пальцем чёрт, ухмыляясь. Всё же, не смотря на солидный возраст, ему были приятны такие вот знаки внимания от прекрасных представительниц рода демонов. И кто бы там что не думал, мужчина — это больше, чем просто половая принадлежность. Намного больше. — Если каждый из вашей группы даст слово высшей нечисти, что принесёт хотя бы на один контракт больше необходимого минимума, я расскажу, в чём состоит подвох ваших заданий.

— Неслыханная… щедрость. Я согласен. Вот моё слово, — замысловатое движение кистью руки, вытащенной исключительно для этого из кармана расстёгнутой верхней одежды, больше всего напоминающей нечто среднее между пиджаком и коротким пальто, — и вот уже по воздуху к преподавателю подлетает небольшой кристалл, с расцветкой и символикой рода того, кто дал это «слово». Услышать данное слово можно было всего лишь сжав кристалл в кулаке. Но, посчитав, что проверка вложенного слова вполне может подождать, ибо время действительно начинало поджимать, чёрт окинул взглядом остальных студентов, даже не зная, что от них ожидать. Обычно все придерживаются принципа «каждый за себя», но… Один за другим, студенты сотворяли свои «обещания» и переправляли их профессору Хучу. Последним, тринадцатым кристаллом было «обещание» от Адрии.

— Ладно, слушайте внимательно, — сморщившись, будто он только что съел много лимонов, профессор пустился в объяснения: — за вами на протяжении всего периода обучения велось постоянное наблюдение. Все ваши сильные и слабые стороны строго отслеживались, чтобы была возможность подтянуть там, где было слабо, и ещё больше развить то, что получалось хорошо, чтобы оно могло стать вашей изюминкой, вашей визитной карточкой, если угодно. Но у всех из вас, без исключения, — это чёрт особенно выделил, разбивая затеплившиеся было надежды «избранных» на то, что у них-то всё в порядке и слабых сторон нет, — имеется то, что так и не поддалось улучшению или искоренению. Вы упорно отлынивали от работы над этими сторонами, так что было принято решение, что каждому даётся неделя, на то, чтобы сделать свою слабую сторону если не сильной, то хотя бы приемлемой для повседневной жизни и работы каждого из вас как специалиста.

— Так что же, совсем не играет роли, какой временной отрезок мы себе выбрали? — одна из молчаливых до этого студенток с обидой в голосе решилась на вопрос.

— Ну отчего же? — чёрт явно развлекался. — Очень даже имеет значение. Ведь играть намного приятнее на том поле, которое ты выбрал сам, — снисходительная улыбка была адресована задавшей вопрос студентке, которая теперь уже и не знала, огорчаться или радоваться такой перспективе. Но её мысли были безжалостно перебиты. Называя студентов, профессор Хуч зачитывал, по появившемуся в его руках свитку, индивидуальные задания. Адрии досталось безобразие под формулировкой «вдохновение сомневающихся в себе без применения приёмов соблазнения и флирта». Это был удар ниже ещё очаровательной талии. Дэю же был вынесен приговор: «Исполнитель желаний без использования магии». Студенты, получившие свои задания, впадали в некую прострацию и затихали. Каждый из них осчастливил пол пещеры своим расфокусированным взглядом, у каждого сжимались кулаки от бессильной, молчаливой злобы, но спустя несколько мгновений, каждый из студентов поднимал голову и, после переглядывания с коллегами по несчастью, затравленный взгляд неизменно менялся на победную ухмылку. К удивлению старого чёрта, группа выпускников покидала пещеру не по одному, как обычно, а всей гурьбой сразу.

Стоило затихнуть шагам студентов, как из одной из самых густых теней, обретя чёткие очертания, вышел тот, кто уже очень долго являлся фактическим властелином Тёмного мира. Старый чёрт слегка поклонился ему и с сарказмом вопросил:

— Так что там насчёт моего выигрыша?

— Пожалуй, я увеличу в тринадцать раз то, на что мы поспорили, если они все успешно сдадут экзамены. Устраивает тебя такой расклад?

— Вполне, Ваше Темнейшество, — подождав, пока Властелин вновь растворится в тени, профессор Хуч сделал то, что не делал уже очень давно: он искренне, тепло улыбнулся. Его план работал. И не просто работал, а приносил просто бесподобные плоды. «Намного приятнее играть нам том поле, которое ты выбрал сам, — повторил он слова, сказанные им же чуть ранее студентке, но сейчас добавил то, о чём умолчал тогда: — Особенно, если удаётся всех заставить играть по твоим правилам».

Глава 4. Взаимовыгодное сотрудничество

Вид, открывавшийся из окон дворца, Дэю очень понравился. Поэтому всё свободное от выполнения задания время он проводил именно там. Правда, истинный облик приходилось менять, но оно того стоило: как выяснилось, чары невидимости при длительном использовании — довольно неприятная вещь, даже несколько болезненная, а вот оборотничество в кого-то другого — милое дело. Так даже некоторые людские маги умеют. И не тяжело, и даже местами приятно. А всё потому, что в новом облике Дэй мог не только безнаказанно шастать по всему дворцу, но и стал любимчиком маленькой девочки — принцессы Камелии. Разумеется, со своею безграничной любовью ко всему мягкому и пушистому девочка иногда могла и перестараться — то бантик на шее своего нового друга попытается завязать, то в свою кроватку вечером норовит с собой уложить спать, то вкусностями любимыми пытается накормить, не думая о том, что, возможно, не всем подходит такая еда. Понятно, что всё это девочка делала исключительно из лучших побуждений, но именно в такие моменты Дэю очень хотелось произнести любимую фразу: «Не надо делать мне как лучше, оставьте мне как хорошо». Правда, этого он себе позволить не мог, ведь обезьянки не разговаривают.

Максимально удобно устроившись в оконной арке южной башни, Дэй наслаждался ночной тишиной и открывающимся с высоты пейзажем. Мысли, так же как и река у подножия городка-королевства, текли лениво, с редкими всплесками необычных идей. В одну из таких ночей Дэя посетила идея, что можно использовать маленькую болтливую принцессу в своих целях. Девочка обожала поговорить, но, так как большинство взрослых были постоянно заняты, времени ей уделялось недостаточно. Вот и приходилось ребёнку искать другие пути, чтоб и скучно не было, и взрослых особо не напрягать.

Однажды, в дождливый день, Камелии было очень скучно, и она, громко вздохнув, посетовала своим игрушкам, что ей очень не хватает такого друга, с кем можно было бы поговорить, кто бы послушал её. Дэй тогда очень удивился, что в огромном дворце не нашлось для такой милой девочки друзей. Вроде и других детей он тут видел, правда это были дети прислуги, и родители их постоянно гоняли с поручениями. Тогда-то у Дэя и возник план — стать принцессе таким вот «другом». Вот только обличие пришлось поменять. Судя по игрушкам, ребёнок любил всё мягкое и пушистое. Первое, что пришло в голову — котёнок. Но это существо такое беспомощное, что Дэй только поморщился, представив себя маленьким и мало на что способным пушистиком. Другое дело обезьянка! Вот уж перспективный образ: и побегать можно, и попрыгать. А если нужно залезть туда, куда нельзя, но очень нужно, то можно состроить смешную рожицу и обернуть всё в шутку. А сама Камелия пребывала в восторге, ведь, когда она что-то рассказывала, обезьянка её слушала, да не просто — а внимательно! Это подкупало. А когда маленькая принцесса гладила своего пушистого непоседливого друга, то удовольствие получали оба.

Ещё в первый день «знакомства», когда Камелия общалась с матерью, а Дэй прятался за шторой, он уяснил, что это юное создание может дать нужную информацию об обитателях королевства, ну или хотя бы замка. Контракты на души ведь никто не отменял. Но тут нужна была хитрость, ведь девочка была наблюдательная. И если бы она заметила, что с теми, о ком она рассказывает, случалось что-то плохое, то вряд ли бы она стала продолжать такие беседы. Дэй действовал наоборот. Девочка рассказывала о мечтах своих знакомых — взрослых и не очень, а уж Дэй их исполнял, разумеется, в обмен на контракты. Сначала было сложно, ведь в дипломном задании было оговорено, что для исполнения желаний нельзя использовать магию. Но ведь Дэй был уже почти дипломированным специалистом и немало знал и умел, поэтому решения постепенно, но находились. Так, к примеру, проникнув в сны леди Лемилии, Дэй довольно долго её убеждал, что сэр Освальд для неё не лучшая партия, а вот сэр Рэймонд — самое оно то! Правда, барышня оказалась довольно капризной и упрямой, но ведь и Дэй не зря столько лет постигал искусство искусителя-провокатора! В общем, леди Лемилия «пришла к выводу», что со снами всё не так просто, и решилась выбрать себе в мужья сэра Рэймонда. И она даже подписала контракт со своим советчиком из снов. Так что Дэю единственное, что оставалось — это убедить рыцаря, что именно такая супруга ему и нужна.

Сильно напрягаться Дэй не собирался, поэтому просто ждал, пока сэр Рэймонд сам вернётся в королевство. Разумеется, он предварительно разузнал, что это вопрос пары-тройки дней. И вот именно поэтому демон в своём одном обличии уже вторую ночь кряду наблюдал за дорогами, ведущими к королевству. Рыцаря надо было перехватить до того, как он доберётся до замка. Как-никак свою часть контракта надо было исполнять. В принципе, проблем возникнуть не должно было. Контракт, подписанный леди Лемилией был последним, так что всего-то и надо было подтолкнуть рыцаря к нужному ходу, к нужной леди. Вроде как это со стороны смотрелось даже как безвозмездный поступок. Почти подарок хорошему человеку. Мысль о том, что на него «плохо» влияет юная принцесса Камелия со своей безграничной добротой, Дэй всячески подавлял, успокаивая себя тем, что у них с девочкой просто взаимовыгодное сотрудничество: она получает то, что ей хочется, при этом не обязательно лично для себя, а он получает то, что нужно ему. И всё. А о том, как это может смотреться со стороны, Дэй старался не думать. К тому же, и смотреть-то особо некому, а значит и напрягаться по этому поводу нет смысла.

Мысленно подбирая слова для «разговора» с рыцарем, Дэй поглядывал на полосу леса у горизонта. Луна висела полная, так что видно было довольно много. Наверно поэтому периодически мелькавшие зелёные отблески чуть дальше опушки леса были замечены им не сразу. Но, осознав то, что он видит, Дэй постарался запомнить место их появления, чтобы максимально близко к ним перенестись. Достаточно близко, чтобы идти было недалеко, но при этом чтобы остаться незамеченным или не наткнуться на того, кто это светопреставление устраивает.

— …Наш поход окончился и я могу тебя проводить, — донеслось до Дэя окончание фразы бодрствующего рыцаря. Двое его спутников спали. А он, видимо, стоял на страже. — Откуда ты?

— Я, милорд, жила в Нортоне, — отозвалась сидящая недалеко от него девушка. Со спины Дэй мог только рассмотреть стройную фигурку и длинные светлые волосы. Всё это прорисовывал в окружающем мраке свет от костра. Голос девушки показался Дэю знакомым, но вот манера разговора не походила ни на одну из его знакомых — ни в родном мире, ни в этом.

— Так ещё лучше, — кивнул рыцарь, — мы как раз туда и направлялись. Так что…

— Нет-нет, милорд, я туда не пойду, — интонация голоса выдала страх, — уж лучше я в лесу сгину, чем вернусь обратно, — девушка даже отсела чуть подальше. Будто слегка увеличившееся расстояние могло её защитить.

— Хм, — рыцарь потёр свой подбородок, — что же такого случилось, что ты обустроенному городу предпочитаешь лесную чащу? — девушка молчала, опустив голову, а рыцарь продолжал расспросы. — Напугало тебя что или обидел кто?

— Обидели меня, милорд, — тихий ответ долетел до слуха не только рыцаря, но и Дэя, который подобрался уже на расстояние пары деревьев. Артефакт невидимости, созданный им совместно с Адрией, активно помогал демону не раскрыть себя раньше времени.

— Ну так почему ж никто не заступился за тебя? — рыцарь озвучил свой вопрос, хотя наверняка уже знал ответ.

— Некому за меня заступаться, милорд, — казалось, фигурка девушки сделалась меньше и тоньше, — одна я осталась на свете, вот и обижают меня. Знают, что постоять я за себя не смогу.

— Давай-ка так, красавица, ты пойдёшь со мной, а я уж с твоими обидчиками разберусь. Ну как, доверишься мне? — губы рыцаря тронула лёгкая улыбка, видимо как отражение эмоций на лице девушки, которое Дэю не было видно.

— Доверюсь, милорд, — кивнув девушка. — Вот только чем же Вам отплатить? Денег у меня и нет почти…

— Да не надо ничего, красавица, — отмахнулся рыцарь, — я ж не за награду помочь хочу, а ради справедливости.

— Тогда тем более будет несправедливо, если я ничем не отблагодарю, — возразила девушка, — может, ещё станцевать? Вроде же вам понравилось, когда вы вышли к моему костру?

— От этого я, пожалуй, не откажусь, — улыбка рыцаря стала шире, а в газах отразилось предвкушение.

— Тогда так тому и быть, — девушка поднялась на ноги и, двигаясь вокруг костра и трёх рыцарей, двое из которых до сих пор ни разу не шелохнулись, повела свой неторопливый танец под негромко напеваемый мотив. Плавные движения завораживали, но что-то Дэя смущало в этой горожанке из Нортона. Нет, костюм её был вполне обычным: длинная тёмная юбка и светлая блузка с вышитыми на ней цветами. Но вот обувь… Из-за длинного подола юбки её было сложно рассмотреть. Но как только юбка, закручиваясь, чуть приподнимаясь, мелькали зелёные отблески. Это и было то, что привело сюда Дэя и, как он подозревал, самих рыцарей. Ритм танца постепенно увеличивался, и зелёные всполохи появлялись всё чаще. Когда девушка в очередной раз обходила в танце костёр, Дэю наконец-то удалось рассмотреть эту необычную обувь. Это были зелёного цвета босоножки на высоком тонком каблуке. И если раньше Дэй отмахивался от повышенного магического фона, то сейчас его потоки лихо закручивались в вихри танцующей девушкой. И всё бы ничего, но Дэй узнал эти босоножки и их обладательницу. Перед рыцарем в слегка изменённом облике танцевала Адрия — его неугомонная сокурсница.

Глава 5. Дарованный шанс

Танец завораживал не только зрителей, но и меня саму. Дома не знали о моём увлечении. Вернее, знали, что я умею танцевать, но искренне считали это не более чем необходимыми навыками для любой уважающей себя демоницы. А я… вся отдавалась танцу. Гибкое тело двигалось с безупречной грацией, ритм движений постепенно увеличивался и обрастал истинной страстью: я наслаждалась тем, что делала. В такие моменты я не играла, я была собою, чувствуя себя свободной от всех условностей и правил. В такие моменты казалось, что я могу всё…

Закручивая витки вокруг костра, я и не заметила, что количество зрителей увеличилось. На каком не помню круге (я их не считала), свет от костра вдруг высветил ещё одну мужскую фигуру. Цвет его одежды почти сливался с окружающей темнотой, а деревья надёжно скрывали от глаз рыцаря. Но не от моих. Тепло от костра и восхищённого взгляда рыцаря было безжалостно рассеяно ледяным взглядом голубых глаз. Ни удивления, ни злости в них не читалось, зато холод ощущался аж физически.

Очередной поворот вокруг своей оси, щелчок пальцами — и до этого мгновения бодрствующий рыцарь, клюнув носом, отправился в царство Морфея. Продолжать танец я не стала — запал погас от ледяного взгляда, а без удовольствия я не видела в этом занятии никакого смысла. Приглашающий жест к костру Дэем был полностью проигнорирован. Не доверяет. Что ж, мудро. Я бы тоже не стала. Особенно в подобной ситуации.

— Зачем пришёл? — молчание затягивалось, а я прекрасно помнила, что лучшая защита — это нападение.

— Да вот, решил выяснить — кто фонит и… отсвечивает зелёными всполохами, — опираясь на ствол ближайшего дерева, однокурсник продолжал смотреть на меня в упор. Вот только безразличие на лице сменилось ухмылкой.

— Надо же, как глупо засветилась, — поцокав языком, преувеличенно сокрушаясь о промахе, я развернулась к Дэю спиной и направилась к костру, усаживаясь. Если хочет со мной поговорить, пусть это будет на моих условиях. В конце-то концов он сам сюда пришёл!

— Адрия, как ты попала в мой временной отрезок? — Дэй подошёл, да вот только не стал садиться рядом, а остался стоять за моей спиной. Строит из себя хозяина положения? Что ж, ему это удаётся. Пришлось чуть развернуться к нему корпусом и поднять голову. Да, эмпатический дар очень облегчает мне жизнь, но при взгляде глаза в глаза, он проявляется намного сильнее, при меньших затратах силы.

— У меня достаточно козырей, чтобы получать то, что мне хочется, — лукавая улыбка расцветила мои губы. Он не получил ни грана информации, но и обвинить меня в том, что я не ответила, он не сможет. Ответила же!

— И что же ты хотела получить здесь? — вроде бы безобидный вопрос, вот только как ответить? Скажешь правду и всё полетит к чертям. А солжёшь — всё полетит туда же, только чуть позже, зато с более громким треском и последствиями. Пожалуй, стоит поступить как всегда — сказать часть правды. Пусть довольствуется тем, что есть.

— Я хотела заполучить для своих экспериментов рыцаря, — высокомерно вздёрнутая бровь заставила внести дополнение, — во всех отношениях.

— И почему же ты его искала именно здесь? — игра на любопытстве — одна из наших любимых.

— Ну, может потому что в других временных отрезках не было рыцарей, — невинно похлопав глазками, я продолжила перечисление вариантов, — а может потому, что таких рыцарей тут много, — мой выразительный взгляд прошёлся по фигуре собеседника сверху до низу и обратно, — а может именно тут был рыцарь, который мне приглянулся, — кончик языка прошёлся по слегка приоткрытым губам, оставляя влажный след, делая мои губы ещё более блестящими в свете костра.

— Если ты конкретно об этом рыцаре, — после внимательного взгляда на выбранного мною рыцаря, Дэй сузил глаза и ухмылка сменилась решительностью, — то ты его не получишь.

— Это ещё почему? — капризные нотки просочились в вопрос автоматически. Видимо сказывалась многолетняя практика.

— Потому что это мой рыцарь, — припечатал Дэй. Теперь была моя очередь вопросительно изгибать бровь, дабы получить подробности. — Он мне нужен.

— Он мне тоже нужен, — заупрямилась я.

— Тебе он нужен для развлечения, я мне — для дела, — с нажимом ответил Дэй, — поэтому ты его не получишь!

— Я думала, что ты предпочитаешь иметь дела с женщинами…

— Так и есть, — перебил меня темноволосый красавчик, наклонившись, он прошептал, — а рыцарь мне требуется для выполнения условий уже заключённого контракта с одной очаровательной леди. Так что, повторюсь, ты не получишь этого рыцаря. Он — мой! — вернувшись в исходное положение, Дэй добавил: — Но ты вполне можешь выбрать любого другого рыцаря. Для тебя мне не жалко.

Голубые глаза, сияющие сейчас торжеством буквально вырванной у меня победы, напомнили о других глазах такого же цвета. Правда, их обладатель не отобрал, а наоборот, подарил мне шанс на исполнение мечты.

— Адрия, подойди, — низкий бархатный баритон ласкал слух. Он него можно было прийти в экстаз, если бы не леденящий душу страх. Глаза, голубыми осколками неба, казалось, видят меня насквозь. — До меня дошли слухи о твоих успехах и талантах, — лёгкая улыбка, тронувшая мои губы была отражением его, такой же. Только моя была теплее. — Надеюсь они правдивы, потому что, опираясь на них, я решил дать тебе… задание, — заминка перед последним словом усилила страх, но ещё больше она распалила моё любопытство. Очень хотелось начать задавать вопросы, но я — не в том положении, чтобы себе это позволить. Кто он — и кто я?! Он — Его Ужасное Темнейшество, а я — студентка-младшекурсница. Да — из элиты, да — одна из лучших, ещё очень много таких вот «да», но пропасть между ним и мной от этого меньше не становилась. Наоборот, я прекрасно отдавала себе отчёт о том, кто снизошёл до разговора со мной. Поэтому молча ждала, пока он сам решит выдать мне очередную порцию информации. Мне оставалось лишь ждать и надеяться, что цена за всё это окажется… снисходительной и посильной для моих плеч.

— Задание будет сложным, но и вознаграждение, в случае успеха, будет довольно щедрым. Поведай мне о своей мечте, — неожиданный вопрос повис в воздухе.

— Как будет угодно Вашему Темнейшеству, — обозначив кроткий поклон, я подняла голову, расправила плечи и вновь встретилась взглядом с глазами цвета неба. Дерзость с мой стороны, конечно, но я решила сразу обозначить свою позицию. Личный образ к этому моменту уже был сформирован, и я собиралась его таким и оставить, независимо от того, кто передо мной. — Я хочу собственную лабораторию и разрешение на эксперименты с людьми и… другими разумными существами.

— Цель? — резкий тон вопроса дал понять, что я рискую, но меня воспринимают всерьёз. Грех этим не воспользоваться.

— Изучение их чувств, эмоций, сильных и слабых сторон, чтобы найти методы воздействия для подчинения. Разумеется, кроме самых примитивных и уже известных, — чёткая формулировка ответа должна была придать моим словам вес. По крайней мере, я на это очень рассчитывала. — И, разумеется, всё это на благо развития Тёмной Империи.

— Что-нибудь ещё? — интонация не сказала ничего: сарказм это или желание выявить возможные довески к уже сказанному — и не поймёшь. Но вопрос был задан, поэтому нужно отвечать.

— Да, не помешала бы возможность самой набрать команду. Нет желания взваливать всё на себя и контролировать недоумков. Уж если работать, так с полной отдачей…

— А если уж цели, то заоблачные, — ухмыльнулся мой собеседник. — Что ж, поздравляю, твоя мечта меня заинтересовала. Вполне достойно, должен сказать, — ухмылка переросла в улыбку. Пусть и холодную, но это явный прогресс. Заинтересовать Тёмного Властелина настолько, чтобы мне сошла с рук дерзость — это надо было умудриться. И, видимо, с этой задачей я справилась. — А теперь о твоём задании, — я вся обратилась в слух. — Из возможных претендентов, я выбрал одного, чтобы впоследствии сделать его приемником. У твоего однокурсника Дэя огромный потенциал, но есть непростительно серьёзный минус — неуверенность. Его шикарные идеи, в большинстве своём, так и остаются идеями. Он не рискует их воплощать. Такое положение вещей меня не устраивает, — мелькнувшие в глазах опасные огоньки полыхнули красным и пропали, оставляя в душе привкус ужаса. Его Темнейшиство нарочно дал гневу возможность на мгновение прорваться, обозначить себя. Показательно и очень поучительно. Я автоматически кивнула, давая понять, что доводы были более чем убедительными. — Твоя задача — искоренить эту неуверенность. Не просто убрать на время, а избавить его от неуверенности навсегда. Ты поняла это, Адрия?

— Да, — хотела ответить твёрдо и уверенно, но эффект чуть смазался, потому что в момент моего ответа ОН шагнул в мою сторону. Обойдя кругом, он встал за спиной и, наклонившись к уху прошептал, обдавая горячим дыханием, — Не смей подвести меня, Адрия, — завершив начатое движение вокруг меня, Его Темнейшество заглянул в глаза и, как-будто и не было последних мгновений, светским тоном сообщил, что я могу быть свободна и что контракт мне пришлют позднее.

— Адрия, — зов настиг меня уже у самых дверей, — надеюсь тебе не надо объяснять, что это секрет и его разглашение повлечёт необратимые последствия?

— Разумеется, я это поняла, Ваше Великое Темнейшество, — обернуться я не посмела. Итак уже держалась из последних сил, запихивая мысли поглубже в сознание и ожидая, когда мне позволено будет уйти.

— Рад, что не ошибся на твой счёт. Ты можешь идти, — после этих слов я немедленно покинула зал, где вершились судьбы тех, кого туда приглашали. Что ж, мне дали шанс на исполнение мечты, к тому же не «когда-нибудь», а в самом ближайшем будущем.

Крайне лояльное отношение ко мне Тёмного Властелина и внутренние ощущения беспардонно толкали к выводу, что на меня у него тоже есть свои планы. Вот только какие именно? Но над этим вопросом я могла подумать и позднее, а приоритетное место занял Дэй и его неуверенность.

Вернувшись в реальность, я продолжила свою игру.

— Ни один из оставшихся меня не устраивает, — окинув высокомерным взглядом предложенные «образцы для экспериментов», я сложила руки на груди. Вернее, под грудью.

— В таком случае, мы пойдём по уже сформированному сценарию, — видя интерес и непонимание в моих глазах, Дэй пояснил: — ты, как и собиралась, под покровительством сэра Рэймонда, «возвращаешься» в Нортон, но потом пропадаешь из его вида, — сделав нажим голосом на слове «пропадаешь», Дэй очень выразительно посмотрел на меня, предостерегая от самовольной и далёкой от истины трактовки его слов. — А уж в Нортоне я, так и быть, познакомлю тебя с другими рыцарями. Выберешь себе по вкусу и цвету, — Дэй хохотнул, заражая своим искренним весельем. На меня он уже не сердился. А его решительность меня радовала как ни что другое. Пока он остаётся для меня приоритетной задачей, я буду идти ему на встречу. А уж потом…

— До завтра, Адрия, — кивнул мне Дэй, собираясь уходить, — в Нортоне я сам найду тебя. Только ни чему не удивляйся, — улыбка стала ещё шире, а в глазах мелькало озорство. Дожидаться моего ответа он не собирался, ведь он сам уже всё решил за нас обоих.

По-моему, я неплохо справляюсь.

Глава 6. Пропажа

Маленькая процессия из трёх рыцарей, вернувшихся с похода, и одной девушки застала в Нортоне нешуточное оживление. Куда не посмотри, везде суетились взрослые, а малыши — так вообще бегали шумными стайками, заглядывая всюду, куда могли дотянуться или могли подлезть. Создавалось впечатление, что несколько команд коллективно играют в прятки. Ну, или что все разом что-то потеряли и рьяно теперь взялись это что-то искать.

— Ну-ка, давай твою руку, и держись поближе ко мне, — за словами последовала цепкая хватка руки. Не грубая, но сильная и уверенная. — В людском водовороте потеряться легче, чем в лесу.

Вздохнув, Адрия подчинилась. Она, конечно, как раз и собиралась затеряться в толпе, как только они отошли бы подальше от ворот, но рыцарь спутал её планы.

— Не бойся, — чуть улыбнулся сэр Рэймонд, заметив, что Адрия постоянно оглядывается, — никто не посмеет тебя обидеть.

Слегка растерянный, а точнее ищущий что-то в толпе взгляд девушки сэр Рэймонд понял именно так, что она боится встретить своих обидчиков. Адрия действительно высматривала, вот только не мифических обидчиков, а вполне даже реального Дэя.

— С вами я не боюсь, — не громко ответила Адрия, справедливо решив, что пока переживать причин нет. Скромная улыбка коснулась губ девушки. Уж что-что, а играть она умела. К тому же, ей были обещаны рыцари, и она их получит, а уж при помощи Дэя или сэра Рэймонда — не так важно. Её манила цель, и она к ней шла. В данном случае, так вообще — напрямик.

Вскоре показался дворец, но, вопреки ожиданию рыцарей, там был не величественный покой и порядок, а творилось то же самое, что и в городе: двери беспрестанно открывались и закрывались, слуги перекрикивались между собой, сообщая, кто где уже проверил, и, что «там её тоже нет». Кого «её» теперь стало интересно не только Адрии, но и рыцарям.

— Осторожнее, леди, — сэр Рэймонд поймал за талию выскочившую из-за угла женщину. Ещё бы чуть-чуть, и произошло столкновение, но реакция у рыцаря была что надо.

— Ой, — только и пискнула леди, поймав на себе внимательный взгляд рыцаря. Что-то было в пойманной леди не так, и сэр Рэймонд пытался понять, что именно. Платье — как всегда — нарядное, в этот раз красивого изумрудного цвета, безупречно сочетавшееся со светлыми локонами, ниспадающими из изящной причёски. Но взгляд… Такого встревоженного и даже грустного взгляда обычно не бывает у придворных леди. Обычно взгляд леди Лемилии светился счастьем и, немножечко, предвкушением. Она была из тех дам, которые постоянно чего-то хотели, о чём-то мечтали. Иногда туда примешивались отблески высокомерия или снисхождения, если кто-то из окружающих говорил глупости, но вот именно такого взгляда рыцарь у неё ни разу не видел.

— Будьте любезны, леди, подскажите, что тут происходит? — рыцарь был прямолинеен. Его очень интересовал ответ на заданный вопрос. Настолько, что он забыл выпустить из своих рук женщину, которой и адресовал вопрос. Сама же леди Лемилия, не первый день грезившая конкретно этим рыцарем, тоже не спешила покидать этих своеобразных объятий.

— Ах, наверно только вы и не знаете, какая у нас случилась беда, — леди Лемилия чуть сжала ладони, которые лежали на предплечьях поймавшего её мужчины. — Принцесса Камелия просто безутешна. Бедная малышка…

— Леди, а поподробнее можно? — пробасил спутник сэра Рэймонда, стоявший по левую руку от него. Нехорошие мысли о постигшем королевскую семью горе сменяли в головах прибывших одна другую. Причём каждая последующая была мрачнее и страшнее предыдущей. И хотя внешне рыцари старались выглядеть спокойно (леди и так сильно нервничает, зачем же ещё больше нагнетать обстановку), но всё же переживали. Этим закалённым походами и боями мужчинам не было чуждо сострадание. Да и маленькая принцесса нравилась буквально всем.

— У принцессы Камелии пропала любимица — обезьянка, — пустилась в объяснения леди, — она всегда бегала и лазила, где ей вздумается, но к пробуждению принцессы всегда возвращалась к её покоям. А тут — принцесса проснулась, а обезьянки нет. Из-за слёз малышки все сейчас заняты поисками обезьянки. И надо же как не вовремя-то всё случилось…

Дальше Адрия не слушала. Она пыталась сообразить, откуда в Нортоне, северном королевстве, могла взяться обезьянка? Интуиция подсказывала девушке, что обезьянка эта не простая, и потерялась она так же неспроста.

— Извините, а когда обезьянку видели в последний раз? — поинтересовалась молчавшая до этого момента Адрия. — И, если не сложно, опишите её.

— Зачем тебе такая информация? — неожиданно резко ответила вопросом на вопрос леди Лемилия. Девушку она видела впервые, да и появилась она в странное время — когда случилась беда. К тому же, девушка была довольно симпатичной и стояла непозволительно близко к мужчине, которого леди Лемилия уже считала своим.

— Я просто хотела помочь, — ответила Адрия, выставляя перед собой ладони в защитном жесте. Но, подумав немного, добавила уже более смело, — но если вам не требуются лишняя пара рук и голова для того, чтобы маленькая принцесса побыстрее получила назад свою пропажу, то можете не отвечать!

После такой отповеди на Адрию с удивлением смотрела не только леди Лемилия, но и рыцари. А Адрия стояла всё так же рядом с сэром Рэймондом, справа, но теперь её руки были сложены на груди, а взгляд из скромного стал жёстким, цепким и холодным. Оглядев леди Лемилию с головы до ног, она начала догадываться, что перед ней стоит та самая леди, с которой Дэй заключил контракт. Уж больно сладкие и где-то даже собственнические взгляды кидала эта леди на сэра Рэймонда.

— Ну так что? — Адрии надоело ждать, когда же леди напротив сделает выбор.

— Последний раз обезьянку видели вчера вечером, — с неохотой и явно через силу стала выдавать информацию придворная дама, — она частенько бегает в башню. Но, так как там ничего, кроме лестницы, окон и смотровой площадки нет, то её никто оттуда не гонял — не мешает, не пакостит, и ладно. Вчера поварята видели, как она туда забежала, а вот чтобы она оттуда выходила — никто не видел. Впрочем, это неудивительно: кто ж за ней смотреть-то будет — бегает себе и бегает. Хотя иногда сядет и слушает, что говорят, будто понимает что… Но это, конечно же, вздор.

— Башню уже осмотрели? — включились в разговор рыцари.

— Разумеется, — кивнула леди Лемилия, — там искали в первую очередь.

— А где я могу увидеть принцессу? Где она сейчас? — задала очередной вопрос Адрия, про себя отмечая, что на башню она обязательно сходит, но попозже. Сначала надо раздобыть как можно больше информации.

— После завтрака принцесса обычно играет в малом зале, — чуть подумав, ответила леди, после чего перевела взгляд на сэра Рэймонда и добавила, — если нужно, то я могу вас проводить.

— Это было бы очень мило с вашей стороны, — кивнул рыцарь, предварительно взглянув на Адрию и поймав её утверждающий кивок.

— Что ж, пойдёмте, — леди Лемилия вывернулась из рук рыцаря, но тут же пристроила свою ладонь на сгибе его руки и повела процессию в ту сторону, откуда она совсем недавно пришла.

***

— Ну что, проснулась? — вопрос с язвительной интонацией вклинился в сознание. В голове уже не шумело и взгляд постепенно фокусировался. Разноцветные пятна перед глазами постепенно обретали очертания, но почему-то всё было в полоску. Затылок ныл, будто по нему молотком, или чем-то похожим приложились, да ещё и не один раз. Рука метнулась к голове и нащупала на затылке приличных размеров шишку. Выругаться не получилось: из горла вырывался только писклявые звуки.

— Да не верещи, — отмахнулся старец в потёртом плаще, расшитым звёздами, — всё равно я тебя не понимаю. Но это мелочи, — его рот искривила злая усмешка, — главное то, что ты меня понимаешь. А раз так, то будешь исполнять мои желания.

Дэй, в облике чёрной обезьянки, с белым пятнышком на груди, выслушав «предложение» старца, заверещал ещё громче, вцепившись в прутья клетки, в которую этот старый интриган его посадил. Трансформироваться в свой родной облик у Дэя не получилось из-за надетого ошейника, блокирующего магию. Откуда такая редкость была у этого с виду безобидного старика — Дэй не знал и знать не очень хотел. Исполнять его желания Дэй тоже не собирался. Вот ещё! Главное — это попытаться выбраться отсюда. По идее, шум, поднятый им, должен был кого-нибудь привлечь, но проблема была в том, что этот старый так называемый звездочёт жил хоть и не далеко от дворца, но один; и вряд ли кто-то находился рядом с его жилищем. Искать Дэя может и будут, ведь маленькая принцесса наверняка расстроилась, когда он не появился утром в её покоях. Но вряд ли у кого хватит фантазии искать его у этого старика. Дэй не раз видел его во дворце — он вёл себя тихо, всё время всем улыбался, притворяясь глуховатым. Но теперь-то Дэй понял, что за личиной этого «немощного и глухого» звездочёта стояла жадная до власти, денег и знаний личность. Да, именно в таком порядке.

— Ты всё слышала? — прикрикнул старик, после того, как перечислил все свои «пожелания». Дэй кивнул, о чём сразу же пожалел — голова взорвалась болью, и повернулся в своему «господину» пушистым задом.

— Ах так?! — широкая ладонь стукнула по краю стола, где стояла клетка, — тогда подыхай с голода и жажды. Сделать сама ты ничего не сможешь — ошейник не даст, а я тебя задаром кормить и поить не собираюсь! — выдав гневную тираду, старик неприятно рассмеялся и направился к выходу. — Проведаю тебя завтра утром. Глядишь, поумнеешь за сутки-то?

Оборачиваться Дэй не стал — не имел такого желания, да и необходимости в этом тоже не видел. Мысли его были грустными и текли лениво. Торопиться было некуда, но личная заинтересованность уже сподвигла его к разработке планов. Теперь Дэй хотел не только выбраться отсюда, но ещё и отомстить зарвавшемуся смертному. Но, как не прискорбно было это осознавать, без помощи в этот раз ему было не обойтись. Вот только где ж её взять-то? На ум почему-то пришла мысль об Адрии. Но, насколько Дэй знал, у его сокурсницы не было личной заинтересованности в том, чтобы его искать. Обещанных рыцарей она и сама в королевстве может найти, а других причин искать Дэя у Адрии не было. Или всё же были?

Глава 7. Ответы и вопросы

Маленькая фигурка, сидящая на выложенном подушками полу, выбивалась из общей картины величия малого зала. Подол тёмно-синего платьица, укрывающего ножки маленькой принцессы, был сплошь усеян тёмными кружочками — следами от упавших капелек слёз, стекающих по щёчкам и зависающих на подбородке и неизменно капающих вниз. В глазах Камелии плескалось горе вперемешку с отчаянием. Никакими единицами измерить горе ребёнка нельзя. Можно только попытаться успокоить, отвлекая на что-то другое. Но сегодня Камелия решила проявить скрытую доселе черту своего характера — упрямство, и ни на что отвлекаться не желала. Столкнувшиеся с подобным впервые, родители девочки старались найти выход из создавшегося положения, но пока безрезультатно.

Едва войдя в зал, леди Лемилия и рыцари поспешили к маленькой принцессе, а вот Адрия, окинув взором зал в целом, избрала для себя другое направление.

— Ваше Величество, — королева перевела взгляд с дочери на подошедшую девушку. Придворной она точно не являлась, но одежда выдавала в ней горожанку Нортона, — позвольте задать Вам вопрос.

— Если вы, милочка, о пропавшей зверушке, — королева тяжело вдохнула и затеребила в руках белоснежный платок, — то с этим лучше обратиться к моей дочери. Но она вам вряд ли скажет что-то новое.

— И всё же я посмею настаивать, — упёрлась девушка, совсем как принцесса Камелия сегодня с утра.

— Хорошо, — чуть подумав, уступила королева, — что вас интересует, милочка?

— Вы хотите вернуть зверушку принцессе? — не желая терять время — плач ребёнка несколько нервировал — Адрия задала вопрос в лоб.

— Что?! — королева даже отпрянула от незнакомки, насколько позволяло её сидячее положение. — Да как вы смеете?! — удивление очень быстро переключилось на злость, вернее даже агрессию, но Адрию это не беспокоило. Для неё это было любопытно, не более. В своих силах выйти сухой из практически любой передряги она не сомневалась, а вот эксперименты над «всеми видами разумных» манили её примерно так же, как кошек манит запах валерьянки.

— Не надо кричать, — спокойная интонация голоса и вообще поведения собеседницы удивили королеву настолько, что она дала Адрии время на объяснения, а не сдала тут же страже за непростительную дерзость. — Я поясню свой вопрос. Я понимаю, что Вы любите своего ребёнка и хотите видеть его счастливым. Но это можно сделать и без обезьянки. Вы же знаете, что для счастья ребёнку не обязательно иметь все возможные игрушки. Поэтому я и спросила: вы просто хотите, чтобы принцесса была счастлива, или, как и она, хотите, чтобы обезьянка нашлась?

— Вы задаёте странные вопросы, милочка, — прищурившись, королева ещё раз с головы до ног осмотрела свою собеседницу. Как бы королева не возмущалась, но вопрос был отнюдь не глупым и заставлял задуматься не только над ответом, но и над мотивами того, кто его задал. — Вы знаете, где обезьянка?

— Нет, — Адрия помотала головой, — но я могу помочь её найти и именно поэтому спрашиваю — нужно ли это делать?

— Да, нужно, — королева кинула взгляд на всё ещё ревущую дочь и вернула внимание собеседнице. — Поймите, Камелия не считает обезьянку ни игрушкой, ни даже домашним питомцем. Обезьянка для неё — друг! Поэтому Камелия в таком горе. Поэтому она отказывается отвлекаться на что-то другое.

— У меня остался последний вопрос, — дождавшись разрешающего кивка головы королевы, Адрия решилась на очередную дерзость. — Тот, кто похитил обезьянку, наверняка силён. Можно мне будет попросить выделить мне хотя бы одного рыцаря для помощи и защиты? — сложив ладони перед грудью, Адрия сделала взгляд просительным. А королева вдруг рассмеялась. — Да если у вас, милочка, есть шанс найти эту обезьянку, вы можете взять с собой хоть десяток рыцарей! Я разрешаю!

— Мне так много не надо, но всё равно спасибо, — поднявшись с диванчика, Адрия поклонилась королеве и поспешила к притихшей принцессе. Было от чего перестать реветь, ведь её дорогая мама только что смеялась!

— Милая принцесса, — Адрия уселась на одну из разбросанных по полу подушечек, поближе к удивлённой девочке, — я хочу помочь тебе найти обезьянку. Но вот беда — я не знаю как она выглядит. Ты мне сможешь её описать?

— Я не буду рассказывать, — вытирая мокрые щёчки кулачком, принцесса Камелия разглядывала новую «служанку», — если ты её не видела — в этом нет смысла, — припечатал ребёнок. — Если ты правда будешь её искать — я пойду с тобой!

— Ну-у-у, — Адрия кинула вопрошающий взгляд на королеву, которая лишь вздохнула, пожала плечами и поманила к себе сэра Рэймонда — не иначе как наставления собралась давать. — Хорошо, ты меня уговорила. Но мне нужны ответы на мои вопросы, чтобы знать где искать.

— Договорились, — кивнула принцесса, — я тебе отвечаю на вопросы, а ты меня берёшь с собой.

— Только давай мы с собой ещё и рыцарей возьмём? — подмигнув, Адрия пододвинулась ещё немножечко ближе.

— Конечно, возьмём, — кивнула окончательно успокоившаяся принцесса, — не сами же мы будем этого бандита ловить? — подняв плечи и разведя предплечья в стороны, принцесса выглядела настолько комично и мило одновременно, что все окружающие рассмеялись. Девочка присоединилась к общему веселью. Её смех звенел колокольчиком. И именно в этом и была вся принцесса, впрочем как и большинство детей — если уж горе, то самое глубокое, а если веселье, то самое искреннее, тёплое, от всей души!

— Ну, задавай уже свои вопросы, — попросила принцесса, когда веселье слегка улеглось.

— Скажи, кто знал о твоей обезьянке? — вопрос был скорее глупым, но надо же было с чего-то нейтрального начинать?!

— О, это лёгкий вопрос, — девочка широко развела руки в стороны и сказала: — Все!

— Ладно, — кивнула Адрия, — а кто-нибудь тебя расспрашивал об обезьянке? Не так, чтобы ты сама сказала, а чтобы спрашивали?

— Да много кто спрашивал, когда обезьянка пропала, — подала плечами девочка. Тебе всех называть? — Адрия чуть по лбу себя не стукнула. Не привыкла она общаться с детьми и не знала об их особенности: они всё воспринимали буквально. Вот и сейчас принцесса не потрудилась подумать — относительно чего задаются вопросы, а просто отвечала то, что приходило в голову, относительно «сейчас или чуть раньше».

— Нет, — махнула головой Адрия, — я имела ввиду тех, кто задавал вопросы до того, как обезьянка пропала.

— Хм… — принцесса задумалась, припоминая. — Я помню как вопросы задавали мои мама, папа, кухарка Мила, сэр Освальд и старенький звездочёт. Но его, наверно, можно не считать, потому что он плохо слышит и всё переспрашивает.

— Ну уж нет, мы будем всех считать, — Адрия сложила руки на груди, но улыбку с губ не убирала. — Давай-ка теперь подумаем вместе. Твоим родителям обезьянка не мешала, но и не особо была нужна, чтобы её у тебя забирать. Так? — подтверждение принцессы Адрии было нужно лишь для проформы, но тем не менее — диалог есть диалог.

— Так, — согласилась девочка и подхватила «игру», — следующая идёт кухарка Мила. Она добрая, вкусно готовит, здорово поёт и ей нравится сэр Освальд, — тут же выдала «характеристику» Камелия.

— А что именно у тебя спрашивала Мила об обезьянке? — Адрии нравилось, что принцесса сама выдавала информацию, а не приходилось из неё каждое слово вытягивать.

— Мила спрашивала, что именно любит есть обезьянка, чтобы знать, что добавить к моему завтраку. Ведь обезьянка всегда приходила к моим комнатам утром, и мы вместе завтракали и болтали. Ой, болтала я, но завтракали мы вместе.

— Здесь понятно, — кивнула Адрия, мысленно ставя галочку, что мотивов у кухарки нет, но посетить её комнату и кухню — не помешает, но попозже. — Кто дальше?

— Ещё есть сэр Освальд, — Камелия протянула руку вправо и ткнула пальчиком в довольно пухлого мужчину, с небольшой залысиной на макушке. Мужчина кивнул, подтверждая, что это он и есть.

— Я расспрашивал о повадках животного, — сэр Освальд решил сам выдать интересующую девушку информацию, — доселе я много странствовал, поэтому видел и других обезьян живьём. Мне просто хотелось понять, откуда родом эта обезьянка. А вот насчёт количества вопросов, то, кажется, принцесса Камелия задала их мне намного больше, чем я ей, — хохотнул сэр Освальд.

— Понятно, сэр, — Адрия удостоила его улыбки и невинно поинтересовалась, — но ведь вы не будете против, если мы к вам в гости заглянем?

— Нет, конечно, — сэр Освальд даже кажется был рад, что кто-то придёт к нему в гости.

— Я тоже приду, — покивала принцесса, счастливо улыбаясь. По всему было видно, что этот человек ей очень нравится.

— Кажется остался старичок-звездочёт, — подумала вслух Адрия, намекая Камелии, чтобы она не молчала, а рассказывала.

— Ой, он так плохо слышит, что переспрашивал совсем не то, что я говорила. Вот, например, я говорила, что обезьянка любит есть яблоки и совсем не ест бананы, а он спросил — где она спит. А ещё, когда я рассказывала, что обезьянка умеет внимательно слушать и смотреть при этом в глаза, прям как человек, он спросил есть ли у обезьянки ошейник и блохи…

— Так, я поняла, спасибо, — Адрия прикидывала в уме с чего начать, и, как бы про между прочим спросила, — а где живёт этот старичок?

— Ой, а я не знаю, — пожала плечами девочка и в растерянности стала смотреть на окружающих её взрослых, молчаливо прося помощи. Но, как оказалось, такой информацией не обладал никто. Из обсуждения выяснилось только, что старик приходит и уходит когда вздумается, никому не мешая, но со всем здороваясь и обязательно спрашивая какую-нибудь чепуху. При этом звездочёт всегда улыбается. Из четырёх башен дворца он предпочитает южную. О возрасте и родственниках старика тоже никто ничего не знал.

— Надо же, какой неожиданно скрытный человек, — подытожила Адрия. — Принцесса Камелия, а напомните-ка, пожалуйста, какую башню облюбовал Ваш пушистый друг?

— Тоже южную, — без запинки ответила девочка.

— Тогда оттуда и начнём, — кивнула ей Адрия, поднимаясь на ноги.

***

— Ну что, все вернулись?

— Ещё нет, Ваше Темнейшество, — профессор Хуч стоял перед властелином Тёмной империи, но страха или заискивания в его взгляде не было. Покорность — да, уважение — безусловно, но вот страха не было. Может, оттого, что старый чёрт знал его Ужасное Темнейшество уже очень-очень долго, может, потому что он знал что-то, чего не знали все остальные? А может, он просто за свою довольно длинную жизнь уже столько всего повидал, что перестал бояться в принципе? Как бы то ни было, перед властелином империи он не дрожал, а говорил всегда чётко, ясно и по существу. — Десять студентов уже вернулись, а вот Стэнли, Адрия и Дэй — всё ещё там. Хотя со Стэнли… сложно ему приходится. Парню достался каменный век.

— Да уж, временной отрезок на любителя, — ухмылка легла на губы повелителя. — Ну ладно Адрия, с её почти маниакальным стремлением к экспериментам. С ней всё понятно. Время пока терпит, и она не торопится. Но Дэй… Я его вообще в первых рядах ожидал.

— А чего так удивляться? Наверняка вместе и вернуться. Они же в одном временном отрезке, — профессор Хуч переступил с копыта на копыто, меняя центр тяжести. Всё же долгое стояние на одном месте не доставляло ему удовольствия.

— И как же ты это допустил? — идеальная чёрная бровь изогнулась в изумлении.

— Так ведь Адрия сказала, что это Вы позволили!

— Хитра, плутовка, — Его Темнейшество рассмеялся. Веселья не коснулось лишь глаз, в глубине которых блеснул опасный огонёк. — И ведь не накажешь теперь.

— Почему? — удивился чёрт.

— А смысл? — пожал плечами повелитель, — своего она добилась, мы ж ей «разрешили» и упрекнуть её тут не в чем — провернула игру на грани, но не была поймана с поличным. С заданиями наверняка справилась, — продолжал перечислять Его Темнейшество.

— А если не справилась? — рискнул уточнить профессор Хуч.

— А вот если не справилась хоть с одним из заданий, тогда я и спрошу с неё за всё, причём не разом, а за каждый промах в отдельности, — ухмылка приобрела черты оскала.

— Вы всё же остановили выбор на ней? — вопрос был задан не из чистого любопытства. От ответа зависело довольно многое, ведь Адрия — сильный игрок. Зачастую бескомпромиссный, особенно если дело касается её обожаемых экспериментов.

— Если она справится, то — да. Это она и будет, — старому чёрту обычно удавалось невозможное — успокоить повелителя, если он ещё не переступил грань, когда падает планка здравомыслия, когда глаза мерцают рубиновыми всполохами, а из эмоций остаётся только ярость. Вот и сейчас своим, казалось бы, дерзким вопросом, он сместил угол внимания повелителя в более безопасное направление. А Адрия… Старый профессор откланялся и поспешил восвояси, запихивая крамольную мысль на задворки сознания. Она гласила: «Адрию надо предупредить. Уж лучше иметь хоть и потенциального, но сильного союзника, чем пребывать в неизвестности». Вот только действовать нужно тонко, а для этого нужно время на подготовку. К счастью, время у профессора Хуча как раз было предостаточно. Главное — не попасться с поличным.


Глава 8. Маленькая хитрость


— Это ж надо! — с презрением выплюнул старик, войдя в комнату. Ему хватило быстрого взгляда на клетку, чтобы «услышать» грохот разрушающихся планов. — Интересно только: ошибся я или перестарался? — аккуратные тычки результатов не принесли. Тушка, лежащая на дне клетки, не подавала признаков жизни. — Обычно подобные твари живучие. И даже если я ошибся, и это была просто слишком умная обезьяна, за сутки она вряд ли бы сдохла без воды и еды. Если только я не слишком сильно её головой приложил. Но она очнулась, и мы даже покумекали… Так в чём же дело? — оглядев зверушку со всех возможных сторон, насколько позволяла запертая клетка, старик остановился на двух вариантах: либо обезьянка действительно умерла, либо претворяется и ждёт, пока он откроет клетку. С одной стороны, дохлой зверушке в его комнате было не место, но, с другой стороны, если она вдруг «оживёт», то пусть это произойдёт в запертой клетке. Если есть хоть малейший шанс получить желаемое, он, старый звездочёт, его упускать не собирается.

— Если ты и правда умерла, то какая теперь разница, где тебе лежать, ведь правда?! — хмыкнув, старик уселся на стул и, не отрывая взгляда от животного в клетке, стал обдумывать свои возможные ходы. Ситуация изменилась, и ранее продуманное стало неактуальным…

***

Рассвет застал Адрию на смотровой площадке южной башни замка. Поднимаясь вчера по винтовой лестнице, она заприметила под предпоследней ступенькой запылившийся камушек на тесёмке. Но поднимать его или как-то ещё привлекать к находке внимание своих спутников в виде принцессы, рыцарей и не отстающей от сэра Рэймонда леди Лемилии не стала. Разумеется, эту находку вполне можно было отнести к зацепкам, которые их компания искала, но она породит больше вопросов, чем даст ответов. Да и ответы эти были бы небезобидными. К чему этим людям знать, что именно это за камушек? Да и откуда бы сама девушка, ни разу не видевшая обезьянку, могла знать, что этот «камушек» принадлежал пропавшей обезьянке?

Опознать камушек не составило труда. Он был тем, о чём подумала Адрия — амулетом невидимости, который они вместе создали. Родная магия теплом ласкала ладонь, что сжимала амулет.

— Да уж, Дэй, загадал ты мне загадку, — вздохнула Адрия и в очередной раз оглядела окрестности, озаряемые первыми лучами солнца. — И тебя не бросишь — голову отвинтят, и времени жалко — оно было оставлено совершенно для других целей. Ну что ж, придётся совмещать полезное с приятным. Пока ты вне доступности, потренируюсь… на принцессе этой, Камелии. А что?! Мне главное — эксперименты, знания. А уж на ком экспериментировать — это не так важно.

На автоматизме договаривая фразу, Адрия, уловив изменения в окружающем интерьере, переместила взгляд к тёмному углу, до которого лучи солнца не смогли добраться, как ни старались. Исказившийся, словно от жаркого марева, воздух поплыл, сгустился и, обозначив арку портала, пропустил через себя нежданного гостя.

— Кто о чём, а Адрия — об экспериментах, — усмехнулся пришелец, переступая второй ногой через порог портала на пол смотровой площадки. Тихий щелчок дал понять, что портал за его спиной схлопнулся.

— А о чём же мне ещё думать, профессор Хуч? — Адрия честно играла в удивление. Нарушений с её стороны вроде не было, так что прибытие наблюдателя удивляло и несколько настораживало.

— О времени, — без обиняков ответил старый чёрт. Он торопился, поэтому не мог себе позволить разговоры «о погоде». — Его Темнейшество выказал недовольство тем, что те, кто, по его расчётам, должны были первыми выполнить задания, до сих пор не вернулись. Не советую тебе и Дэю его злить. Он не прощает тех, кто нарушает его планы. Кстати, а где твой друг?

— Не знаю о ком вы, — брови демонессы изогнулись в изумлении. — У меня нет друзей.

— Мне так не показалось, девочка. И, бесплатный совет: не дерзи тем, кто заведомо сильнее тебя. А теперь отвечай — где Дэй?

— Я не знаю, — смотреть в глаза этому собеседнику было не просто, но отвести взгляд — означало проигрыш. А проигрывать Адрия не любила.

— Адрия, — интонация голоса стала походить на рычание, — мне не до шуток. Я не поверю, что, находясь в одном временном отрезке, в который ты настырно напросилась, вы ни разу не пересекались. Где он?

— Да, мы пересекались. Позавчера. Но на вчерашнюю встречу он так и не появился. А поиски пока что результатов не дали… — дальше чёрт не слушал. Он пытался уловить малейшие проявления магии пропавшего студента в окружающем пространстве. Обычно с этим проблем не возникало. Добрая треть последнего потока студентов отличалась недюжинной магической силой и фонила ею на всю округу. Но сейчас профессор Хуч смог уловить только слабое эхо от того, что искал. И самое странное было в том, что исходило оно аккурат от Адрии. Запущенное поисковое заклинание метнулось напрямик к той же Адрии.

— Где его видели последний раз? — начал проверять свои догадки профессор Хуч.

— Здесь, в этой башне, — честно ответила Адрия. Ей не нравилось то, что она не смогла найти Дэя самостоятельно, и теперь, когда помощь в виде старого профессора явилась к ней сама, отказываться от такого подарка она не собиралась.

— И у тебя есть его вещь? — тут Адрия помедлила с ответом. Врать профессору бесполезно — он это чувствует не хуже неё самой, а сказать правду — страшно. Пусть эта тайна не её, но она к ней имеет непосредственное отношение. Если выяснится, что она причастна к созданию амулета, не занесённого в реестр (а это обязательно откроется, узнай профессор про этот амулет), то не только Дэю, но и Адрии не поздоровится. — Не совсем. А что?

— А то, что я чувствую эхо его магической силы от тебя. Как ты это объяснишь?

— Очень просто, — Адрия раскрыла ладонь и повесила амулет себе на шею. Так как она помогала его создавать, то ничего плохого с ней не произошло. Вот если кто-то чужой вздумал бы так поступить, ему было бы ему очень плохо. Дэй вешал на свои вещи хорошую защиту. — У меня есть подарок, который он для меня сделал, — камушек, нанизанный на чёрный шнурок, резво скользнул в вырез кофточки Адрии, скрываясь от блестевших любопытством глаз профессора. Там-то он его не достанет.

— Понятно, — вздохнул старый чёрт. Ответ его не удовлетворил, но другого ждать было бесполезно, а добиваться — банально некогда. Адрия очень упряма, и, если не захочет сама, то, чтобы получить от неё нужную информацию, надо очень постараться. — Что ты успела предпринять, чтобы найти его?

— Я опросила свидетелей, побывала у всех, кто был под подозрением. Ой, почти у всех, — спохватилась Адрия, — остался местный старик-звездочёт, но никто не знает, где он живёт…

— Людей в городе спрашивали? — перебил её чёрт.

— Да и стражу, и ремесленников спрашивали — все его частенько видят, но где его дом — не знают.

— Бестолочи! — выругался чёрт. — Нашли у кого спрашивать. У детей надо спросить! Они ж любопытные, наблюдательные. Посулите им приличную награду, и они весь город перевернут, но добудут вам сведения.

— Смысл я уловила, но сделаю немного по-другому, — кивнула Адрия. Награда уже предлагалась, но результата до сих пор не было. А что больше всего любят дети? Правильно, игры! Дай им возможность поиграть, да ещё и с заветным призом, и считай, что дело выгорело.

— Как знаешь, — отмахнулся чёрт, — но чтобы максимум через два дня вы оба предстали перед Его Ужасным Темнейшеством. Не успеете — к его наказанию я прибавлю своё.

— Что, заставите пересдавать экзамен? — не удержавшись, сострила Адрия? Нашёл чем пугать.

— Напротив, девочка, — от ухмылки профессора веяло холодом, — я лишу вас возможности его пересдать. И в обозримом будущем вы такого права не получите. Запомни мои слова! — открывшийся портал поглотил чёрта и схлопнулся так быстро, что Адрия даже моргнуть не успела.

Стук металлических набоек тонких каблучков вплёлся в звуки проснувшегося замка. Добраться до кухни было делом пары минут. Напросившись в попутчицы кухарки Милы, Адрия спустя десять минут уже начала очередной из своих экспериментов. На сей раз её подопытной была юная принцесса.

— Камелия, жуй быстрее, тебя ждёт срочное дело!

— У меня только одно срочное дело, — ответила девочка, лениво водя ложкой в тарелке с кашей. — Но я слишком маленькая, чтобы с ним справиться.

— Глупости, — стояла на своём Адрия, — если применить хитрость, то ни твой рост, ни возраст помехой не будут.

— Правда? — с надеждой уточнила принцесса, подняв взгляд от тарелки на свою собеседницу.

— Ну конечно! — Улыбка расцветила красивые, чуть пухлые губы собеседницы принцессы. — Ты же девочка, а у всех девочек есть талант — добиваться того, что им очень хочется. Достаточно только придумать план, добавить в него маленькую хитрость и…

— И? — принцесса аж корпусом вперёд подалась. Так ей сделалось любопытно.

— И… ждать результат, — окончила фразу Адрия.

— У меня не получится, — отступилась Камелия, — чем повеселила Адрию. «Совсем как Дэй — подумала она. — Сдаётся быстро. Понять бы ещё, почему?»

— Почему бы тебе не попробовать? — надавила Адрия, прощупывая почву.

— Я боюсь, что не получится, а помочь будет некому, — понурив голову, тихо ответила девочка.

— А как же я? — в притворном изумлении Адрия надула губки. — Неужели ты думаешь, что мы все тебе не помогли бы?

— Ну, вчера помогали и не смогли помочь, — резонно заметила малышка, продолжая экзекуцию над своим завтраком — в ход пошла булочка, которую девочка бесцельно крошила пальчиками.

— Так вчера мы не применили хитрость, — шёпотом просветила девочку демонесса.

— А какую? Я не умею делать хитрости, — пожала плечами девочка. Её искренние эмоции завораживали Адрию. До этого демонессе доводилось иметь дела только со взрослыми или «коллегами», но и те, и другие старались свои эмоции прятать. А тут — эмоции сменяют друг друга с огромной скоростью, и все такие яркие, что просто загляденье!

— Если хочешь, я тебя научу, — подражая собеседнице, Адрия пожала плечами, не отрывая взгляда от вновь заинтересовавшейся принцессы.

— Хочу! Конечно хочу! — девочка захлопала в ладоши. А потом, будто опомнившись, уточнила: — И это поможет найти мою обезьянку?

— Конечно, — закивала Адрия. — Только сначала поешь, а потом… будем придумывать хитрость.

Ложка вновь погрузилась в кашу, но теперь не размазывала её по тарелке, а наоборот, сгребала в кучу и отправляла порциями в рот. А булочка, окунаясь в деликатесное абрикосовое варенье (абрикосы не росли в Нортоне — холодно им тут), исчезала тем же путём, но без участия ложки.

— Готово! — Камелия вскочила из-за стола, но была перехвачена Милой, которая не выпустила её, пока не умыла и не стряхнула с платья заплутавшие хлебные крошки. Дождавшись, пока Мила выйдет, унося с собой на кухню посуду, Адрия поманила к себе принцессу.

— А теперь, Камелия, давай подумаем вслух, — предложила Адрия, — я начну, а ты мне помогай. Хорошо?

— Давай, — кивнула девочка.

— Что нам надо? — Адрия решила пойти от конца, чтобы принцесса сама пришла к нужному выводу. Проводя на Камелии эксперимент, Адрия тренировалась, ведь её ждал ещё один такой же испытуемый — Дэй. Но он хорошо прячет эмоции, а тут — всё как на ладони. Разумеется, реакция Дэя будет немного отличаться, но общие наработки уже у Адрии будут в руках.

— Нам надо найти мою обезьянку, — без запинки ответила девочка, — но мы не знаем, где её искать.

— Раз мы сами не знаем, то надо… — Адрия нарочно не стала оканчивать фразу, передавая эстафету Камелии. Девочке игра понравилась, и она в неё, без каприз, включилась.

— Надо у кого-нибудь спросить. Но мы вчера спрашивали…

— У взрослых, — подхватила Адрия, не давая Камелии и шанса снова скатиться в неверие в свои силы. — Но забыли спросить у…

— Ой, да, у детей не спрашивали, — неуверенная улыбка поселилась на губах принцессы. — А разве они могут такое знать?

— Ты, наверно, просто позабыла, что дети, и ты в том числе, замечают всё. Намного больше, чем взрослые. Потому что детям всё интересно, а взрослым…

— А взрослым всегда некогда! — приняв правила игры, теперь Камелия не дожидалась, когда ей дадут слово, а смело высказывалась, как только догадка посещала её прелестную голову.

— Правильно, — похвалила Адрия. — А что дети любят больше всего?

— Игры и сюрпризы, — принцесса щёлкала вопросы как орешки. Как только неуверенность ушла, тембр голоса и интонации Камелии тут же изменились. Голос стал звонче, фразы — чётче, а темп речи — более живой. Адрия всё для себя подмечала.

— Значит, надо объявить игру, — подытожила Адрия.

— А какой мы сделаем сюрприз? И как мы узнаем, что звездочёт правда нашёлся?

— О, в этом и будет маленькая хитрость, — подмигнула Адрия. — Мы скажем, что сюрприз спрятан в доме звездочёта. Кто найдёт звездочёта, тот и получит приз.

— Но ведь это неправда. Нет у него приза, — Камелия нахмурила брови и сложила руки на груди.

— А вот и нет. Приз у него есть — твоя обезьянка. Правда это твой приз. Разумеется, сам звездочёт его никому не отдаст. И тут мы скажем, что если звездочёт не отдаёт сюрприз, то нашедшие его могут обратиться к рыцарям. Уж они-то точно помогут.

— О, какую хитрую хитрость ты придумала, — восхищённый взгляд обласкал Адрию.

— Теперь ты тоже умеешь придумывать хитрости, — Адрия погладила девочку по голове. Зачем ей понадобилось это прикосновение — демонесса и сама не понимала. Просто захотелось и всё. Обдумывать этот порыв времени не было. Время оставалось для действий. — Если мы поторопимся, то застанем рыцарей в замке, и игру можно будет объявить сегодня.

— Именно сегодня! — воскликнула Камелия, вскакивая с диванчика. Девочка, не сомневаясь в том, что Адрия составит ей компанию, взяла за руку и потянула к двери. Удивлению последней она не придала значения. — Пошли! Обезьянку надо найти скорее. Сегодня. Я соскучилась… — довод был очень веский.

Игра была объявлена спустя полчаса. В Нортоне в почёт ставилась дружба, поэтому дети играли целыми командами. Спустя три часа объявилась пара мальчишек, которым потребовалась помощь рыцарей. Звездочёт прогнал их со двора, заявив, что нет у него никакого сюрприза. Мальчишки отправили пару членов своей команды за подмогой в лице рыцарей, а сами остались дежурить у дома вредного старичка. Разумеется, с рыцарями пришла и сама принцесса Камелия, как главный судья игры, сопровождаемая своей новой знакомой. На стук в дверь и требования впустить пришедших рыцарей в дом, звездочёт отреагировал вновь проснувшейся глухотой. То есть — никак не отреагировал, если не считать дополнительно наложенных на дверь засовов — магических. И если бы не скрытая помощь Адрии, старику удалось бы отсидеться в своём доме, а может даже и сбежать. Мало ли как он там устроился?!

Прорвавшись в дом, рыцари выбивали ногами одну дверь за другой. Комнат в доме было немало, и лишь под конец им удалось найти звездочёта. Очередной скупой пас рукой, и Адрия на время заблокировала магу силу.

— А, принцесса, — залебезил старичок, — совсем я глухой стал, не слышал, как вы пришли.

— Неправда! — притопнула ножкой девочка. — Всё вы слышали. Где моя обезьянка?

— Да вот, забирай. Нашёл её в клетке, хотел вылечить, — старик отодвинулся от стола, спиной к которому стоял, опираясь. — Только вот не получилось.

— Неправда! Это не правда, — залилась слезами Камелия, в то время как один из рыцарей взламывал замок на клетке. Опять же, не без тайной помощи Адрии. Когда это удалось, принцесса, растолкав взрослых, засунула руки в клетку и достала обезьянку, висящую в её руках грязной тряпочкой. — Я больше не буду с тобой дружить! Арестуйте его!

— Да кому нужна твоя дружба?! — зло искривив губы звездочёт и облил девочку, и всех собравшихся, презрением. — Что, узнала, что твоя зверушка исполняет желания и прибежала за ней?

— Да, я знала, что обезьянка у меня волшебная, непростая, — кулачком свободной руки Камелия вытирала слёзы, оставляя на щеках серые разводы. Второй рукой она держала обезьянку. — Но искала я её не поэтому.

— Да ну? И почему же? — ехидно спросил старик, руки которому уже заломил один из рыцарей и теперь пытался вывести из комнаты, но старик противился и упирался.

— Потому что она — мой друг! А друзей в беде не бросают! — выкрикнула принцесса, поглаживая свою зверушку по шёрстке, совершенно не переживая за то, что ручки становятся грязными. — Даже если обезьянка и не была бы волшебной, я бы всё равно с ней дружила. Она мне дорога не за что-то, а просто так, потому что мы дружим. Мы делаем друг друга счастливыми.

— Чушь это всё, — бросил старик уже в дверях.

— Ты не понимаешь, потому что не умеешь дружить, — ответила на это Камелия, — но теперь я не захочу тебя этому науч…

Выведенный из дома под конвоем звездочёт не увидел, из-за чего оборвалась фраза принцессы. А причина была очень веская — обезьянка подала признаки жизни, завозившись на руках у девочки.

— Быстрее, нам надо вернуться во дворец! Там есть лекарь! — заторопилась Камелия. Спорить с ней никто не стал. Дожидавшаяся у дверей команда ребятишек была приглашена во дворец для катания на пони и поедания сладостей.

Дожидаясь лекаря, Адрия первым делом избавила «обезьянку» от магического ошейника. К счастью, принцесса Камелия разрешила Адрии быть сиделкой её питомца. А ещё демонесса получила в виде благодарности за помощь очень красивое платье под цвет своих босоножек и… почётное звание друга юной принцессы.

Глава 9. Новая «сделка»


Гостевая комната, куда «поселили» обезьянку и ухаживающую за ней Адрию, была небольшой, но очень уютной. До утра временные обитатели этой комнаты никого в гости к себе не ждали, но, на всякий случай, зачаровали её от проникновения и от подслушивания.

— Зачем ты ожил? — взгляд Адрии не выражал упрёка, лишь лёгкую удивлённость и непонимание. — Образ обезьянки мог спокойно умереть, и ты был бы уже свободен и смог бы спокойно уйти.

— А может, я не хочу уходить? — голос Дэя, удобно устроившегося на подушках одной из двух имеющихся в комнате кроватей, был тих и безмятежен. Демон давно восстановился — как физически, так и магически, но упорно тянул с уходом из этого временного отрезка. — Здесь меня любят. Причём, не за что-то, а просто потому, что я есть, и таким, какой я есть. Камелия ничего от меня не ждёт, кроме, пожалуй, преданности и внимания. Но за такое отношение ко мне — это просто смешная цена!

За каждой фразой, за каждым произнесённым Дэем словом, Адрия замечала произошедшие с ним изменения. Он вдруг стал тянуться к тому, на что раньше не обращал внимания, к чему был совершенно равнодушен. Маленькой принцессе своим отношением удалось сделать то, на что Адрия даже не рассчитывала в столь короткий срок — он стал раскрываться и доверять. Разумеется, не всем, но сам факт Адрию поразил настолько, что она рискнула изучить этот феномен поглубже.

— А ты не думал, что в том, нашем мире, ты тоже можешь быть дорог так же, как здесь — Камелии? Может, так же, а может быть, и чуть больше.

— У нас это вряд ли возможно, — отрицательно помотал головой Дэй. — Или ты забыла, в каком обществе мы живём?

— Да, оно отличается, — согласилась Адрия, — но и там возможны такие отношения. Ну, сам подумай, разве было бы у нас тогда так хорошо? Да и, в конце-то концов, откуда бы брались малыши, да ещё и в таком немаленьком количестве?

— Насчёт последнего… — Дэй призадумался. — Ну не знаю. Может это… дань продолжению рода?

— Ага, — Адрия ухмыльнулась и покивала головой, — и все радостно кинулись эту дань платить. Ты бы кинулся?

— Я — нет, — без запинки выдал ответ Дэй, но развивать тему дальше у него желания не возникло. Не готов он пока на такие темы разговоры вести и думы думать. Поэтому он тут же перевёл разговор на другую тему, которая казалась более безопасной: — И всё равно мне тут больше нравится! Я тут могу делать, что хочу, и никто мне слова не скажет.

— Да это потому, что ты тут самый сильный, — парировала Адрия.

— Ну да, — согласился Дэй и прибавил, — и не вижу в этом ничего плохого.

— Я тоже, — как бы согласилась Адрия, но в глаза уже зажёгся опасный огонёк — она нащупала зацепку и теперь просто так от своего не отступится (впрочем, как и в подавляющем большинстве случаев). — Но согласись, быть сильным среди слабых — это и каждый чертёнок сможет. А вот быть самым сильным среди сильнейших — вот это да! Вот это я понимаю — ЦЕЛЬ! Вот это действительно стоящее достижение!

В глазах Дэя вспыхнули огоньки азарта и озорства. Он как-то даже приосанился, сел ровнее. Мысленно перебираемые варианты путей достижения такой заманчивой цели и возможных препятствий довольно быстро эти задорные огоньки потушили, заменив сомнением в собственных силах и вообще в реальности исполнения такой большой цели как таковой. Адрия прям почувствовала, как все её потуги сливаются Дэем в трубу, что было обидно.

— Я так не смогу, — резюмировал свои мысли Дэй, поникая плечами. Теперь он выглядел как проигравший, хотя ещё даже не попробовал, не попытался сражаться. Именно об этой «черте» и говорил тогда Его Темнейшество.

«Да как так можно?!» — хотела воскликнуть Адрия, но вовремя себя одёрнула. Зная характер Дэя, «встряхнуть» его таким образом не получится, а вот загнать в состояние «себяжаления» поглубже — запросто. Тут надо действовать тоньше, хитрее… «Точно!» — чуть не хлопнула себя по лбу девушка, — «Именно что хитрее! Раз грубая сила в виде заманивания не сработала, значит надо — у-го-во-рить!»

— Почему ты так думаешь? — аккуратно начала воплощать в реальность свой план Адрия.

— Потому что в нашем мире уже есть самый сильный. И даже два.

— И кто же мешает тебе стать… третьим? — Адрия юлила, прощупывая ходы с разных сторон.

— Ты! — буркнул Дэй.

— Я?! — от такой новости Адрия чуть с кровати, своей, естественно, не упала. — И чем же, позволь спросить, я тебе помешала?

— Ну не совсем ты, — замялся Дэй. Обижать Адрию не хотелось, а объяснить свою позицию — очень. — Мешает твоё условие нашей сделки. Помнишь ключевой пункт?

— А, ты про равновесие? — припомнила девушка.

— Именно, — кивнул в знак подтверждения Дэй. — Двое сильнейших, олицетворяющих свет и тьму уже имеются. К чему там третий?

— Ну, если ты ничего придумать не можешь или не хочешь напрягаться, то… просто стань «приемником» одного из них, — выдавая очередную гениальную мысль, Адрия с интересом наблюдала за собеседником. Сбивая с толка, эпатируя и при этом не давая времени на длительные, обстоятельные раздумья, она потихоньку продвигалась к своим целям.

— Предлагаешь сместить? — Дэй взвихрил на своей макушке волосы. Заинтересованность в нём боролась с сомнениями. — Было бы интересно. Но как?! Он же самый сильный!

— Ой, Дэй, ну ты прям хочешь всё и сразу, — хихикнула Адрия. — Сместить его можно и попозже. А для начала, можно ведь у него поучиться. А когда узнаешь все его сильные и слабые стороны, вот тогда и можно будет занять его место.

— Ишь как у тебя всё просто, — Дэй картинно поаплодировал собеседнице. Вот за что Дэй обожал Адрию, хоть в этом никогда и не признавался, так это за то, что с ней никогда не бывает скучно; и если она что-то предлагает, то это точно стоящее. К тому же, у неё всегда есть черновой вариант, примерная схема того, как и что надо сделать. — А почему ты думаешь, что тогда я смогу его победить? Ведь я именно у него буду учиться!

— Обычно, хорошие ученики, — Адрия выразительно посмотрела на Дэя, намекая, что он именно такой, — превосходят своих учителей. И это ты будешь знать его слабые стороны, а не он твои.

— Так он и так знает мои и сильные, и слабые стороны, — пожал плечами Дэй, прекрасно понимая, что за студентами неплохо присматривают. — УЖЕ знает, понимаешь?

— Понимаю, — кивнула Адрия, — но ведь это легко можно изменить. Например, потихоньку, не афишируя, начать тренировать в себе новые умения и подтягивать то, что является минусом. Ну же, Дэй, — подначивала Адрия, видя, что парень колеблется, сомневается, — козыри в рукавах ведь никто не отменял!

— Допустим, — всё же согласился с собеседницей Дэй, у которого в глазах вновь вспыхнули огоньки любопытства, — Но ведь, даже будучи наставником, он вряд ли сам мне покажет и расскажет, в чём его сила, а в чём — слабость.

— А зачем напрямую спрашивать? — сделала удивлённые глаза Адрия, подталкивая Дэя к тому, чтобы он тоже думал, а не спихивал эту задачу целиком на неё. Может же, если хочет! — Задавай открытые вопросы на приближённые темы, анализируй, наблюдай. Да нас же этому учили! Помнишь?

— Что за открытые вопросы? — невежливо, конечно, отвечать вопросом на вопрос, но в Дэе проснулся азарт охотника.

— Это такие вопросы, где не подразумевается однозначный, предсказуемый ответ, — по глазам собеседника Адрия поняла, что для него информации оказалось недостаточно, и он не совсем понимает, о чём она говорит. Поэтому, глубоко вздохнув и поправив складки на своей юбке, Адрия пустилась в разъяснения, точно зная, что лучшее объяснение — это приведённый пример. — Скажем, попроси ту же Камелию рассказать тебе про утро. Представь только, сколько информации она может тебе дать. Предугадать о чём конкретно пойдёт речь, не считая самой темы, заданной тобой, — не-воз-мож-но! — Адрию саму захватил азарт. Она была в своей стихии — знала она много, правда, нечасто кому-то что-то рассказывала. Вот если только попросят, но это было редкостью. А сейчас Дэй не просто спрашивал, но и слушал внимательно, не отвлекаясь, задавая наводящие вопросы и, кажется, даже дышать стал тише, чтобы не пропустить ничего из сказанного собеседницей. — Зато так можно получить массу сведений: с чем у неё утро ассоциируется, нравится ли ей это время суток, или не очень… Так же по рассказу можно судить о степени доверия к тебе собеседника, о его интеллекте, словарном запасе… Да много о чём. Понимаешь?

— Да, Адрия, понимаю, — покивал головой Дэй, глядя сквозь девушку. Но, додумав чуть не ускользнувшую от него мысль, сфокусировал взгляд на собеседнице. — Понимаю, что мне бы твои мозги… С такими мозгами ты можешь быть сильнее всех! — разумеется Дэй, когда говорил это, думал о себе любимом, но Адрия поняла по-своему.

— Да не нужна мне сила. На что она мне? — в интонациях голоса Адрии сквозило лёгкое пренебрежение к обсуждаемому вопросу. А затем, усмехнувшись, сказала: — Мои мозги тебе не помогут, потому что ты не умеешь ими пользоваться так, как я. Да и заточены они под эксперименты и знания.

— Ну это все знают, — отмахнулся Дэй, — вот только никто не понимает — зачем тебе столько знаний?

— Да они мне, собственно, ни зачем, — пожала плечами Адрия, — но с ними легче получать ответы на интересные для меня вопросы. Мне интересен сам процесс добывания этих знаний. Я беру интересующую тему и раскрываю её.

— Ну, хорошо, — Дей не отставал, честно пытаясь разобраться в поднятой им же самим теме, — вот провела ты эксперименты, получила знания, а потом ты с этими знаниями что будешь делать?

— Я же говорю — ни-че-го! Я довожу проект до конца, всё описываю в свиток и складирую такие вот свитки на полочку в хранилище. Всё.

— То есть тебе нужны знания ради знания? И полученные тобой знания никак не используются? — Дэй был искренне удивлён нелогичностью поступков всегда всё продумывающей демонессы.

— Мной — нет, — подтвердила домыслы Дэя девушка.

— Но Адрия, если знание никуда не применяется, если оно не служит какой-нибудь цели, то в нём нет смысла! — попытался донести свою мысль Дэй.

— Ну я же говорила, что мне интересен сам процесс, — Адрия гнула свою линию, но постепенно, с каждым словом, картина перед Дэем прояснялась, — а что будут потом делать с результатами моих экспериментов — это уже не моя забота. На это у нас есть те, кто повыше рангом.

Внимательно слушая девушку, Дэй вдруг понял в чём главная ценность Адрии — она просто великолепный исполнитель. Но при этом она не обделена логическим мышлением и хитростью. Ради получения того, что ей хочется, она найдёт такие пути, такие уловки, о которых некоторые даже никогда бы и не подумали. При этом назвать её абсолютно меркантильной нельзя. К силе и власти, как таковой, она вроде не стремится, а это значит, что её хорошо бы заполучить в свою команду. Тем временем, Адрия ловко перевела все стрелки на задумавшегося Дэя.

— Вот, к примеру, ты — Дэй, только что говорил, что «тебе бы мои мозги». Ну, представь, что они у тебя есть. И знания, соответственно, тоже. И что бы ты стал с ними делать? — Адрия выжидающе смотрела на собеседника, изо всех сил стараясь скрыть свою заинтересованность в его ответе. То, что она его заинтересовала, ей было очевидно. А вот свою позицию до поры до времени хотелось скрыть.

— Как это что? — Дэй был удивлён. Неужели Адрия не знает, или хотя бы не догадывается об ответе на такой простой вопрос. Но она молчала, ожидая, когда он ответит. — Я бы увеличил свою силу и власть, своё влияние.

— Ну, допустим, — кивнула Адрия, принимая такой ответ. — И что ты с этим будешь делать? Зачем тебе эта сила и власть?

— Это очень просто, — усмехнулся Дэй, — мне это нужно, чтобы никто и не подумал мешать мне заниматься тем, что мне нравится.

— Хм. Как любопытно, — Адрия подняла глаза к потолку, одновременно качая ногой. Поза «нога на ногу» была одной из её любимых, а болтание ногой помогало сосредоточиться, будто задавая хаотично бродящим мыслям ритм. — Обычно ведь силу хотят заполучить для других целей…

— А, ты про то, чтобы что-то завоевать? — вклинился Дэй, изгибая бровь.

— И это тоже, — кивнула Адрия, рассматривая теперь Дэя (на потолке не отказалось ничего интересного).

— Ну, мне это не интересно, поморщился Дэй, пояснив: — Потом ведь это, завоёванное, придётся удерживать. А мне лень.

— Да уж, — улыбнулась Адрия, — ты тот ещё оригинал.

— Мы оба, — кивнул Дэй, возвращая девушке напротив улыбку.

— Ну что, я убедила тебя вернуться? — Адрия вновь направила разговор в нужное ей русло.

— Убедить-то убедила, — хмыкнул Дэй, — но уйти я пока не могу.

— Теперь-то почему? — изумление Адрии было искренним. Вроде ж всё шло как надо. Что ещё она не учла?

— Не хочу вновь огорчать Камелию, — пояснил Дэй. — Она ведь так привязалась ко мне. Другом считает. Не могу я вот так просто взять и бросить её.

— Ну, во-первых, привязалась она, грубо говоря, к обезьянке, а не к тебе, — стала спорить Адрия. — Так что сотвори ей подобную зверушку и пошли. Время поджимает.

— А во-вторых? — полюбопытствовал Дэй.

— А во-вторых — ты меня удивил. С каких это пор тебя волнует дружба? — Адрия вопросительно изогнула бровь.

— С некоторых, — уклончиво ответил Дэй. — И я не могу сотворить Камелии обезьянку, потому что по условиям экзамена пользоваться магией для исполнения желаний мне запрещено. Фактически, для нас с тобой экзамен ещё не окончен.

— Нет, Дэй, — Адрия покачала головой из стороны в сторону, — посмотри на это с другой стороны. Неужели обходные пути для тебя неочевидны? Ты ведь не исполняешь её мечты, ты… делаешь ей подарок. А для этого использовать магию никто не запрещал.

— Адрия, да тебе цены нет! — с искренним восхищением воскликнул Дэй.

— Мне — нет! — согласилась Адрия, улыбнувшись. — А вот моим знаниям и помощи — есть.

— Кстати об оплате, — Дэй хитро прищурился, а затем коварно улыбнулся. — Помнишь наше пари? У нас — ничья! Равновесие я не нарушал, а вот мне, действительно, было чему тут удивиться. Но ведь и я тебя удивил.

— Ну что ж, ничья так ничья, — вздохнув, согласилась Адрия.

— О нет, Адрия, — интонации голоса Дэя стали сладкими и тягучими, как мёд, а ухмылка дополнилась искорками озорства в глазах, — я без приза оставаться не намерен. И тебе не советую.

— Интересно, — хмыкнула Адрия. — Продолжай!

— В качестве выигрыша ты обещала мне свидание, — Дэй поиграл бровями, шало улыбаясь. — Показушное, на публику, но всё же свидание. Так вот, приглашаю тебя всё же сходить со мной на это свидание.

— С тобой-то всё понятно, — покивала головой Адрия, нарочно рассуждая вслух, — удовлетворённые амбиции и эго, поднявшийся на новые высоты статус и всё такое. А мне-то какой с этого прок?

— Ну как же, Адрия? — театрально ужаснулся Дэй, приложив руки к груди. — Чтобы ты, такая умная и не догадалась?! Удивляешь, — покачав из стороны в сторону, он, не дождавшись от собеседницы никакого ответа, тяжело вздохнул. — Ну так и быть, объясню, — подвинувшись на край кровати, который был ближе к кровати Адрии и свесив одну ногу, Дэй согнул в колене вторую и, сложил на торчащее колено ладони. Вот вроде бы он совсем чуть-чуть сократил между собой и девушкой расстояние, но ведь он это сделал. И Адрия прекрасно понимала, что всё это неспроста. Просто так Дэю было бы лень совершать какие-либо телодвижения. — Ты, насколько я помню, страдала от повышенного внимания мужской половины наших сокурсников к тебе лично. Ну так я обеспечу защиту от них. Так что моё покровительство, защита и забота будут в твоём распоряжении.

— Я, в общем-то, согласна на свидание, — задумчивый взгляд Адрии блуждал по комнате, — но у меня есть вопрос.

— Спрашивай, — разрешил Дэй, приободрённый уже тем, что от его предложения не отмахнулись и задумку не посчитали никчёмной. Цели он себе уже наметил, и отступать не хотел. Да, нормально продумать план было некогда, поэтому приходилось импровизировать, прощупывая почву по ходу. Но цели явного стоили его усилий.

— Это разовая акция? — взгляд Адрии сфокусировался на Дэе. — Или я смогу и дальше рассчитывать на твои, цитирую: «покровительство, защиту и заботу»?

— Это зависит только от тебя, Адрия, — Дэй старался придать голосу ленивую безмятежность, хотя внутри всё пело от радости. Ведь он смог найти то, что зацепило эту девушку, он смог найти к ней подход! Но было рано просто радоваться. Эффект требовал закрепления. — Я готов дать тебе не только покровительство, защиту и заботу, но и ещё кое-что. Я могу организовывать для тебя интересные идеи для экспериментов и обеспечить возможность их проводить.

— И что же ты хочешь взамен? — последовал логичный вопрос. Оба демона росли и воспитывались в обществе, где бесплатно не поют даже птички. То есть цена есть у всего, и вопросов обычно бывает только два: «Нужно ли оно тебе?» и «Готов ли ты заплатить обозначенную цену?»

— Взамен я прошу: лояльности к себе, эксклюзивное право пользоваться результатами твоих экспериментов и… преданности, — серьёзность затронутых вопросов стёрла улыбки с лиц собеседников, а взгляды заставила быть сосредоточенными. Оба понимали, что достигнутые сейчас договорённости или найденные компромиссы будут иметь последствия, и это подталкивало к тщательному взвешиванию всех «за» и «против», обдумыванию каждого слова. Малейший просчёт — и все усилия пойдут насмарку. Придётся либо отказываться от своих идей, либо искать новые пути для их достижения.

— Что ж, интересное предложение и достойная цена, — Адрия чуть приподняла уголки губ, обозначая несмелую улыбку. — Но есть проблема.

— Адрия, — вздохнул Дэй, на мгновение подарив потолку свой взгляд, — подразумевалось, что решение твоих проблем так же входит в мою компетенцию. Разумеется, в случае положительного ответа, — тут же поправил себя юный демон.

— Знаешь, Дэй, — хихикнула Адрия, — эта наша сделка больше похожа на отношения.

— Нет, не очень, — не согласился Дэй, — в отношениях есть взаимные чувства, — затронутая тема была скользкой и опасной. Она грозила не только долгим и сложным разговором, но и потерей контроля над только-только обретённой почвой под ногами, чуть обозначенной и почти подтверждённой уверенностью в себе, в своей силе и возможностях. Поэтому Дэй постарался вернуть разговор в прежнее русло, где чувствовал себя более комфортно и уверенно: — Так в чём проблема?

— Видишь ли, мне уже предложили не только разрешение на эксперименты, но даже лабораторию для их проведения, — аккуратно начала Адрия. — Но твоё предложение мне нравится больше. И проблема в том, что тот, кто делал предложение первым, так просто от меня не отступится. Я смогу помочь с устранением этой проблемы, но сама — точно не справлюсь…

— Сама, сама, — перебил её Дэй, передразнивая. — Ты и так уже самее некуда, — подмигнув, юный демон озвучил своё решение: — Давай уже имя твоей проблемы.

— Его Ужасное Темнейшество, — пискнула Адрия и зажмурилась, ожидая бурной реакции как минимум и отказа от «решения её проблем» как максимум. Но, так и не услышав от Дэя ни одного звука, она рискнула и открыла сначала один глаз, а следом — и второй. Дэй внимательно смотрел на неё. В его взгляде не осталось ни смешливости, ни неуверенности. Он выражал лишь упрямую уверенность, отчего стал жёстким и холодным.

— Меня интересует сейчас только одно, — твёрдость в спокойном голосе заставили Адрию вздрогнуть, — твой ответ на мой вопрос.

— Я согласна на эту… сделку.

«Вот и всё, — подумала Адрия. — Позиции обозначены. Решения приняты. И что же теперь?»

— С таким тылом, как ты, для меня нет ничего невозможного, — произнёс Дэй, поднимаясь со своего места и направляясь к Адрии. Опустившись у её ног на корточки, он поднял на неё взгляд и… неожиданно тепло, озорно улыбнувшись, спросил: — Поможешь мне с обезьянкой?

Адрия притворно вздохнула, но ответная улыбка выдала её истинное отношение к ситуации. Все же лень — это второе «я» Дэя.

Глава 10. Обозначенные позиции

Цокот каблучков и тихий шёпот разбивали тишину длинного мрачного коридора-тоннеля. Чёрный от безбожно коптящих факелов потолок делал этот проход ещё более неприветливым, хотя, казалось, куда уж больше-то?

— Ну же, расслабься! Идёшь как на эшафот, — сильная ладонь чуть сильнее сжала покоящиеся в ней изящные пальчики.

— А вдруг…

— Мы продумали множество вариантов этих «вдруг» и «если», — тембр мужского голоса стал чуть ниже, бархатные нотки обволакивали сознание. — Ты, главное, помни, что лично тебе ничего не угрожает, как бы что не повернулось. А я всегда сумею выкрутиться, — поднятый один уголок губ на улыбку не тянул, а вот за усмешку сошёл вполне.

— Ты прав, — темп передвижения остался прежним, а вот настрой шагающей рядом девушки изменился. — «Рубикон» мы перешли несколько часов назад, так что в переживаниях смысла уже нет, — хрупкие на вид плечи немного дальше отодвинулись назад, подбородок поднялся и теперь держался практически параллельно полу, а походка стала чуть более узорной, напоминая правило «правой — пишем, левой — зачёркиваем».

— Вот, теперь я тебя узнаю, — ухмылка окончательно переросла в шалую улыбку, вот только в глазах она не отразилась. Предстоящее действо по своей наглости и эпатажности не имело прецедентов и поэтому имело все шансы на успех.

Спустя три поворота стал слышен гомон собравшихся в большом зале пока ещё студентов. Гонг, возвещающий о розжиге огня под котлами грешников, на очень глубоких уровнях подземного царства, застал держащуюся за руки парочку, перешагивающей невидимую черту, отделяющую мрачный коридор от, собственно, зала. Они — успели!

Проход за их спинами, стоило им перешагнуть невидимую глазу черту, тут же затянулся. Стена стала цельной, как будто никакого прохода и не существовало вовсе. Напротив «входа», в другом конце зала, стоял чёрный резной трон. Пустой.

С появлением последних студентов профессор Хуч с облегчением вздохнул и подошёл к ним, чтобы забрать свитки с отчётами о пройденной практической части экзамена.

— Вы чуть не опоздали, — сверкнул глазами старый чёрт, обращаясь к Адрии.

— Вы правы, профессор, — вздохнула девушка, опуская взгляд в пол, дабы не выдать себя раньше времени, — ещё бы чуть-чуть и…

Оканчивать предложение Адрия не стала намеренно. Пусть профессор думает так, как ему удобно. Зачем расстраивать его сейчас? Он и так уже скоро обо всём узнает. Почти обо всём. Профессор раскрыл по-очереди переданные ему студентами свитки и бегло пробежался по «отчётам».

— Дэй, у тебя на один контракт меньше оговоренного, — строгий голос прорезал тихий гомон студентов, которые делились впечатлениями о пройденной практике.

— Неправда, их ровно двадцать восемь, — парировал Дэй. Взгляд профессора, обращенный на зарвавшегося студента, зацепился за его руку, которая как раз в этот момент выпустила из своего плена узкую ладошку девушки и переместилась на её талию. Отвлекающий манёвр сработал, правда ненадолго. Вспомнив об обсуждаемом вопросе, профессор потребовал объяснений.

— Ну ведь вы же сами назвали именно эту цифру, разве нет? — Дэй практически всегда вёл себя спокойно, но именно сейчас эта его черта нервировала профессора Хуча. Обычно, когда он давил на студентов, те выдавали реакцию на его слова, а тут — не просто ровное спокойствие, а даже больше — уверенность в себе. Это было необычно и непонятно.

— Да, — кивнул профессор, — но после этого все дали слово, что сделают на один контракт больше.

— Слово давал, помню, — подтвердил юный демон чуть хмурясь, якобы припоминая подробности того момента, — вот только о контрактах там речи не было.

— Я уже успел ознакомиться со всеми данными «Словами» и твоё меня неприятно удивило, — улыбка чёрта больше походила на оскал.

— Ну, вот видите, — улыбнулся в ответ Дэй, — я не только дал «Слово», но ещё и сдержал его. Так что не вижу причин для претензий.

— Ах ты паршивец, — начал закипать профессор, но закончить мысль ему было не суждено. На троне заклубился туман, довольно быстро трансформировавшийся в того, кого все ждали. Его Ужасное Темнейшество почтил собравшихся своим присутствием.

Для Адрии на первом месте стояли её эксперименты, а потом шло всё остальное. Она была учёным до внутренних струн души. Она была из той категории учёных, которые двигают науку вперёд. Она бралась за любое, даже самое сложное дело, но только в том случае, если ей было интересно. Выкладываясь на полную, не жалея сил и времени, она достигала высоких результатов, всегда доводя начатый эксперимент до логического и технического завершения. Правда, иногда выбранные ею темы для экспериментов были странными. Последняя тема была как раз из этой категории. Разбираться с эмоциями рискнуло всего лишь двое учёных до неё, да и то они больше были теоретиками и до конца свои искания так и не довели, так что опираться девушке было практически не на что. Но это её совсем не огорчило. Наоборот, работать с нуля даже интереснее.

Адрия выбрала совершенно новый путь — она раскладывала эмоции на составляющие. Именно так она определила, что страшен не столько сам Его Темнейшество, сколько его тщательно продуманный образ: одежда, взгляды, тембр голоса и правильно выверенное время. Резко вылетающие фразы и затягивающееся ожидание его слов — всё это было идеально выверено и отработано до автоматизма. Уже за это Адрия могла бы им восхищаться, но было существенное «Но!»: Его Ужасное Темнейшество добивался всего используя лишь страх, напрочь игнорируя другие возможности. И даже уважения он добивался именно через эту эмоцию. Это было неожиданно, но даже обаяние его было странным. После него в душе оставалось послевкусие ужаса — уже пережитого или иллюзорного — не суть. Он полагался на страх. Да, это работало — быстро и безукоризненно. Обычно. Сбоев Адрия не знала, но это лишь подтолкнуло её к этому эксперименту. Отчасти сам Его Темнейшество поспособствовал тому, чтобы Адрия задумала этот эксперимент на грани фола.

Не пропуская эмоции через себя, она лишь вспоминала и анализировала что, как и при каких обстоятельствах чувствовала. Если эмоциям удавалось вырваться из-под контроля, то они тут же блокировали логическое мышление, разрывая его цепочки на мало на что годные фрагменты. Именно поэтому на публику Адрия играла в эмоции, оставляя настоящую себя для избранных. Научиться этому сразу не получалось, но время и усилия, потраченные на тренировки, окупали себя. Разложив страх и уважение к Его Темнейшеству на составляющие, Адрия сделала невозможное — она перестала его бояться. Впрочем, другие эмоции по отношению к Тёмному Властелину она тоже перестала испытывать. Он стал для неё завершённым экспериментом. Результатами она поделилась с Дэем после их сделки в замке принцессы Камели. Итогом были их с Дэем спокойные взгляды, направленные, в отличии от других студентов, не в пол, а на Его Темнейшество.

Взгляд Его Ужасного Темнейшества, по привычке скользивший по макушкам склонённых перед ним голов, буквально споткнулся о две пары глаз, смотрящих на него с уверенностью. Это было неожиданно. Поймав взгляд властелина, пара нарушителей устоявшихся негласных традиций обозначили головами поклон, но взгляды так и не отвели. Даже старый чёрт посмел поднять взгляд на Его Темнейшество только спустя пару минут созерцания пола, а эти наглецы встретили его почти как равного себе. Немыслимая дерзость!

Если взгляд Дэя был просто ровным, то Адрия всем своим видом выражала нетерпение. Заметив, что её удостоили внимания, она сделала маленький шаг вперёд и вопросительно изогнула бровь: «Позволите?». Его Темнейшество выразительно задержал взгляд на руке Дэя, всё ещё покоящейся на талии Адрии, но после коротко кивнул, позволяя приблизиться. Озвучивать разрешение не пришлось. Смотря на приближающуюся к трону красавицу, Его Темнейшество параллельно отслеживал реакцию всех остальных: профессор Хуч стоял, ухмыляясь, реакция студентов колебалась от удивления до откровенной зависти, и лишь вид Дэя не выражал ничего, на первый взгляд. Хотя если присмотреться, то взгляд его из нейтрально-спокойного стал жёстким и холодным, освободившиеся ладони рук были засунуты в карманы куртки, а мышцы под этой самой курткой напряглись и довольно рельефно себя обозначили. По всей видимости, юный демон был недоволен, и это не укрылось от Властелина подземного царства. Подошедшая Адрия остановилась не прямо перед лицом Его Темнейшества, а чуть сбоку. Так ей было удобнее наклониться к его уху и доложить, что данное ей лично задание она выполнила.

Его Темнейшество хотел было оставить Адрию подле себя, но, взглянув ещё раз на Дэя, отослал девчонку обратно жестом руки. Стоило Адрии направиться назад, взгляд Дэя моментально потеплел. Тёмному Властелину это не понравилось, но многое объяснило. Свою позицию Дэй обозначил вполне чётко, но вот насчёт поведения Адрии было много вопросов; в частности — взаправду всё это или просто часть игры, часть её плана? Разумеется, девчонка умна и наблюдательна и, вполне возможно, она догадалась, что планы у Его Темнейшества есть не только относительно Дэя, но и на неё саму. Тогда напрашивается ещё один вопрос: её показанное благоволение Дэю — это её обозначенная позиция или это очередной эксперимент, так сказать, прощупывание почвы, выявление реакции? «Ох, почему же с женщинами никогда не бывает всё просто и ясно?», — вздохнул Тёмный Властелин, переводя своё внимание на старого чёрта. Да-да, пора бы уже приступить к тому, зачем они все здесь собрались. Итоги экзамена сами собой не подведутся…

— Все студенты с экзаменационными заданиями справились, — начал свой отчёт профессор Хуч, — но паре студентов не достаёт по одному контракту до выполнения поставленных планов.

— Кому именно? — Тёмный Властелин потребовал конкретики неспроста: есть студенты, которым такую мелочь можно запросто простить, а есть те, которые не стоили вытягивания за уши.

— Стэнли и Дэй, — без запинки и с оттенком злорадства в голосе ответил профессор Хуч. Если до бедняги Стэнли ему не было дела, то вот Дэя он мечтал проучить, пока такая возможность ещё имеется.

— Я не согласен, — довольно громко выразил своё мнение Дэй.

— Любопытно, — ухмыльнулся Его Темнейшество, переводя взгляд с одного «провинившегося» студента на другого. — А Стэнли что же молчит?

— Я не возражаю, Ваше Темнейшество, потому что действительно не смог заключить последний, дополнительный контракт, на который дал «Слово». Я понимаю, что мои оправдания ничего не стоят, но в каменном веке каждый заключённый контракт был сродни чуду. Поэтому я и промолчал. Всё равно я сделал всё, что мог и решение теперь зависит исключительно от Вас.

— А в случае, если я посчитаю, что с экзаменом ты всё же справился, чем ты планируешь заниматься? — Его Темнейшество откинулся на спинку трона, стараясь показать свою незаинтересованность в ответе, хотя это было и не так.

— О, тогда я смогу заниматься интересным мне делом, — взгляд студента немного затуманился, а на губах заиграла лёгкая улыбка. Но, увидев приподнятую в непонимании бровь собеседника, поспешил пояснить, — меня пригласила в свою команду Адрия.

Брошенный на Адрию взгляд выцепил умоляющее выражение её лица и это склонило чашу весов в сторону Стэнли.

— Каменный век — довольно веская причина, — ухмыльнулся Тёмный Властелин, — но впредь невыполнение поставленных задач будет строго караться. В этот раз я закрою глаза на недостающий контракт. Поздравляю, — протянув свиток, подтверждающий статус выпускника, ошеломлённому и не верящему до конца в своё счастье Стэнли, Его Темнейшество позволил себе улыбку, отдающую высокомерием и снисходительностью. Но всё же это была именно улыбка.

Отойдя от Его Темнейшества, Стэнли направился к поманившей его Адрии. Девчонка обласкала его искренней улыбкой и что-то шепнула на ухо, после чего парень кивнул ей и остался стоять рядом. Теперь около Адрии было два телохранителя. Стэнли, разумеется, понял, благодаря кому он остался в выигрыше и теперь за этой девчонкой он пойдёт и в огонь, и в воду. Его Темнейшеству оставалось только лишний раз подумать о том, что Адрия вполне достойна, и с выбором он не прогадал. Осталось убедить в этом саму Адрию. Но чем дальше, тем менее состоятельной казалась эта возможность. Впрочем, об этом можно подумать и попозже. А сейчас…

— С чем конкретно ты не согласен? — вопрос Его Темнейшества, как и его взгляд, были адресованы Дэю.

— Я заключил двадцать восемь контрактов, — спокойно начал перечислять Дэй, — можете пересчитать и проверить.

— Но твои сокурсники сделали по двадцать девять штук, — парировал Его Темнейшество.

— Ну, это логично, — незамедлительно последовал ответ, — те, кто давали «Слово» — те и делали на один контракт больше.

— А ты, стало быть, «Слова» такого не давал? — продолжал допытываться Тёмный Властелин.

— Нет, не давал, — смотря в глаза собеседнику ответил Дэй.

— Тогда что же это? — после лёгкого паса кистью, кристалл «Слова» Дэя вылетел из кармашка верхней одежды профессора Хуча и, подлетев, оказался в цепкой хватке пальцев Его Темнейшества.

— Это действительно моё «Слово», — подтвердил Дэй, — но, если вы проверите, то услышите, что о контрактах там речь не идёт.

— Этот паршивец дал слово меня удивить, — булькая от негодования как закипающий чайник, профессор Хуч бестактно влез в диалог.

— И он сумел это сделать? — поинтересовался Тёмный Властелин, уделяя всё внимание своему старинному подданному.

— Да, но…

— Тогда не вижу причин для претензий, — даже не дослушав, Его Темнейшество вынес свой вердикт в пользу мальчишки. — А что насчёт остальных студентов?

— К остальным у меня нет вопросов. Все справились, — подвёл долгожданный итог профессор Хуч, стараясь не выдать голосом своего разочарования.

— В таким случае, я всех поздравляю, — очередной раз трансформировав ухмылку в холодную улыбку, Его Темнейшество стал по одному подзывать студентов, чтобы вручить им свитки, свидетельствующие об успешном окончании их студенческой поры.

Получая свой свиток одним из последних, Дэй имел наглость напроситься на аудиенцию к Его Темнейшеству, которую он благосклонно получил. А вот Адрия получила такое же приглашение, даже не прилагая к этому никаких усилий. Даты назначенных аудиенций были одинаковыми, вот только время сильно разнилось.

Откланявшиеся радостные уже не студенты дружной толпой устремились на выход, снова появившийся в стене. На данный момент план у них был на всех один — отметить как следует такое знаменательное событие. А что их ждёт дальше — это сейчас не важно, а будет значительно позже, ведь сегодняшним днём гулянка всё равно не ограничится.

— Ваше Темнейшество, — профессор Хуч посмел обратиться к «начальству» только поле того, как гул голосов бывших студентов затих, когда они ушли достаточно далеко, — все студенты сдали экзамены.

— Да помню я о твоём выигрыше, — беззлобно отмахнулся Его Темнейшество, поднимаясь с трона. — Что ж, штат преподавателей с завтрашнего дня увеличивается ровно на тринадцать чертей. Но тебе ещё предстоит представить мне этих счастливчиков.

— Вот список, — тут же откликнулся старый чёрт, протягивая свиток Его Темнейшеству.

— Э, нет, — покачал головой Тёмный Властелин, — ты мне представишь их лично. Каждого. Я хочу увидеть и услышать что они из себя представляют, прежде чем допущу их до студентов.

— Допрос с пристрастием? — ухмыльнулся профессор Хуч.

— По всем параметрам, — подтвердило «начальство» и старый чёрт понимающе покивал.

— А что насчёт Дэя? — поинтересовался профессор Хуч.

— Ещё обижаешься? — поддел Тёмный Властелин. — Напрасно. Мальчишка напросился «в гости». Я согласился, и беседа нам предстоит долгая и непростая. К тому же, он должен понимать, что за каждое слово, за каждый жест и поступок надо отвечать, и его дерзость не останется без внимания.

— Благодарю Вас, — поклонился профессор Хуч. К моменту, когда он распрямился, от Тёмного Властелина остался только тёмный дым, да и он уже почти рассеялся. Зато с профессором остался его выигрыш, поднявший чертей на целую ступеньку вверх. Ещё один шаг к элите подземного царства пройден. Остальные шаги уже были продуманы. Только бы не помешал случай…

Глава 11. Разоблачение

Куда бы Адрия не шла, её всегда окружали шепотки, а то и произнесённые в голос фразы. В отношении Адрии причины для этого находились всегда: необычная, яркая одежда, необычные манеры поведения и непонятное большинству стремление демонессы к экспериментам. Красивая внешность и положение в обществе позволяло ей не напрягаться по поводу работы, но Адрия с мнением большинства была не согласна и продолжала нарабатывать авторитет не как смазливая кукла, а как специалист, достойный доверия и уважения.

Сейчас окружающие обсуждали нетипичное для девушки платье. Оно было без намёка на прозрачность и облегало исключительно бюст и талию, ниже, до самого пола ниспадающее волнами тёмно-зелёного шёлка. Этот подарок маленькой принцессы Камелии очень шёл Адрии, и если бы не высокомерное выражение её лица, то придраться было бы решительно не к чему.

Дэй, вынырнувший из-за угла, чуть не врезался в Адрию, но быстро сориентировался. Примостив руку на талию девушки, он прижал её к себе покрепче и, открыв портал, перенёс к кромке леса, увлекая Адрию вглубь. Туда, где точно не будет любопытных.

— Чем он тебя обидел? — поинтересовался Дэй, когда убедился, что они одни, и усадил девушку на поваленное когда-то непогодой дерево.

— С чего ты взял? — дёрнула плечом Адрия.

— Я давно тебя знаю, — вздохнул Дэй, перекидывая ногу через бревно и усаживаясь к Адрии боком, чтобы было лучше её видно, — за таким вот выражением лица и резкими движениями ты прячешь обиду или растерянность. А может и то, и другое разом. А учитывая, что ты шла с аудиенции Его Темнейшества, то вопрос напрашивается сам собой. Так чем же?

— Я отказалась подписывать договора на сотрудничество с ним, — взгляд Адрии опустился в землю под ногами.

— И он тебе пригрозил? — напрягся парень, уже продумывая ответные ходы.

— Нет, — Адрия сделала глубокий вдох и выдох, опуская плечи. Дэй аккуратно, ненавязчиво потянул Адрию к себе и, чуть пододвинув и развернув, укутал объятьями, позволяя девушке опереться спиной о свою грудь и расслабиться, — он сделал ещё одно «заманчивое» предложение, на которое я тоже ответила отказом.

— И…? — поощрил Дэй.

— Мне было объявлено, что теперь меня не существует как для Его Темнейшества, так и для всего подземного мира, — каждое слово девушки сквозило горечью. — И мне придётся всё начинать с нуля. Все мои труды канут в забвение: имидж, имя, авторитет, вес в обществе и учёных кругах — всё это теперь не стоит ни-че-го… Меня только что официально уничтожили.

— Ерунда, — Дэй на пару мгновений покрепче обнял Адрию, а потом разомкнул руки и подтолкнул её в спину, мол, «вставай!». Удивлённая девушка поднялась на ноги и уставилась на своего… пожалуй, всё же друга. Дэй тем временем ходил по скромному диаметром кругу и бормотал заклинания. Вместе с медленно разводящимися в стороны напряжёнными ладонями юного демона — расширялось и свободное от деревьев пространство. Теперь это место вполне походило на полянку. Вот только на ней не было ни цветов, ни ягод. Только невысокая трава. Стараниями того же Дэя в центре скоро весело затрещал костёр. Разумеется, в темноте вид и эффект от костра были бы намного лучше, но сейчас было не до того.

— Адрия, — Дэй подошёл к девушке, взял за руки и потянул поближе к костру, — потанцуй, пожалуйста. Для меня.

Демонесса была в замешательстве. Она только что призналась, что практически всё, что ей было дорого, потеряно (вернее, уничтожено карающей дланью Повелителя Подземного мира), а он просит её станцевать. Хотя… Терять ей уже нечего, так пусть хоть Дэю будет приятно. Шаг, второй, третий… Тихо мурлыкнув, голос стал напевать одну из полюбившихся мелодий. И вот уже тело откликается на заданный ритм, а губы озаряет улыбка — не самая яркая, зато тёплая, настоящая. Взгляд мимоходом на Дэя приподнял настроение ещё на несколько градусов: безраздельное внимание было приковано к ней, а полный неприкрытого восхищения взгляд следил за каждым движением. Танцуя вокруг костра перед сидящим неподалёку, прямо на траве, Дэем, Адрия всё больше оживала. Вот уже и печаль отошла на задний план, а грустные мысли одна за другой растворялись в движениях танца.

Дэй с искренней улыбкой смотрел на разворачивающееся действо. Девушка расцветала прям на глазах! Вот уже и понурые плечики расправились, вот уже и движения стали плавнее, а закручивающееся на поворотах платье позволяло любимым босоножкам Адрии отбрасывать зелёные блики на стволы деревьев и самого парня. Со стороны могло показаться, что Дэй совсем расслабился, но вот взгляд его оставался внимательным. Уж больно занятным был танец его подруги. При определённых повторяющихся движениях магический фон усиливался, но, достигнув пика, словно волной сходил на нет, а потом — снова набирал силу. Это походило на зацикленное заклинание. «Интересно, а сама Адрия об этом знает?» — билась в его голове мысль. Ведь он видел и, если так можно сказать, чувствовал, что, расслабляясь, растворяясь в танце, в своих ощущениях, Адрия исцеляла саму себя. Эта тема показалась Дэю более чем достойной для очередного эксперимента Адрии. Но сообщить об этом можно и попозже. Не стоит её сейчас отвлекать.

Дэю безмерно хотелось остаться здесь, но время поджимало, так что дожидаться восстановившую моральное равновесие девушку осталась на его месте быстро начерканная записка. Она гласила, что с некоторых, недавних пор, мнение Его Темнейшества перестало быть для Дэя авторитетным. И если одному демону под силу уничтожить «имя» Адрии, то другому демону — вполне по силам его восстановить. Чем, собственно, Дэй сейчас и собирался заняться вплотную. А самой Адрии было предложено активировать висящий на её прелестной шейке артефакт невидимости, вернуться домой и обязательно поесть. Там он и собирался навестить Адрию после разговора с Его Темнейшеством. Завершал записку тонкий намёк на то, что у Дэя появилась наверняка заинтересующая девушку тема для эксперимента.

Уж пусть лучше она мается от мыслей о предполагаемой теме для исследований, чем о том, что сейчас, возможно, происходит во дворце Повелителя Подземного царства.

— Зря она так, — в никуда бросил фразу Повелитель Подземного царства или, как его чаще называли, Тёмной империи. — Я ведь ей предложил подумать, а она сразу отказалась. Да и забвением я её хотел лишь припугнуть. А теперь-то что делать?! Теперь придётся держать слово. А ведь так не хочется. Она наверно даже и не поняла, что мои предложения были беспрецедентными: такого за многие тысячелетия моей власти не удостаивался никто. А она…

Взгляд Тёмного Властелина блуждал по пляшущим языкам огня в камине. Вроде бы и ненужная эта вещь — камин, и без него тут не замёрзнешь. Но рядом с ним почему-то лучше думалось, да и мечталось. А уж сколько гениальных идей его посетило у этого камина — и не сосчитать. Но об этой маленькой страсти страшного правителя знали считанные единицы. Сегодня об этом узнала ОНА, и ещё узнает его приемник.

Блики от пламени снова напомнили об одном эпизоде, случившемся относительно недавно — всего лишь десять лет назад. Тогда Его Темнейшество гулял по лесу, избавляясь от плохого настроения, наслаждаясь тишиной и предаваясь размышлениям о… да много о чём. Когда стемнело, его внимание привлекли зелёные всполохи впереди, хотя в такую чащу вообще мало кто забредает. Местные жители старались не рисковать без необходимости, а тут вдруг что-то сверкает, да и костром пахнет. Поддавшись любопытству, Его Темнейшество имел счастье познакомиться с Адрией. Вернее, он просто увидел, как она танцует. Разумеется, девушка была ему представлена раньше, как и все дети представителей высшей знати, но вот такой он видел её впервые: без масок, притворства, не загнанную в узкие рамки придворного этикета. Танцуя, она была такой живой, такой настоящей, такой необычной. К тому же, в её танце присутствовала магия. Не такая, какой они обычно пользуются, а какая-то другая. Чем-то она напоминала природную, но это была не она. Скрытый отражающими чарами, Его Темнейшество остался незамеченным девушкой, в то время как сам он наслаждался тем, что ему удалось увидеть и почувствовать. Магия Адрии вкупе с её танцем завораживала, цепляла за что-то потаённое глубоко-глубоко внутри. Адрия, сама того не ведая, смогла сделать невозможное: она заставила Его Темнейшество испытать нежные, трепетные чувства. До этого момента ни одной женщине этого не удавалось. Адрия стала для него ценна, причём не за что-то, а просто так. Это было нелогично, но так оно было. Ещё тогда Его Темнейшество решил заполучить эту девушку. План был тщательно продуман, вот только не был учтён характер Адрии. Ведь всё шло хорошо, пока Адрия его не показала, да ещё так решительно. Попытка применить к девушке безотказные методы устрашения не только не возымела успеха, но сделала ещё хуже. Идти на попятную было поздно, да и Его Темнейшество не видел в этом смысла. Он проиграл. За этой мыслью, к счастью, не произнесённой вслух, его и застал тот, кого он желал сделать своим приемником. Перешагнув порог и закрыв дверь, Дэй обозначил поклон и в ожидании реакции на своё появление стал внимательно рассматривать Его Темнейшество. Реакция выразилась в приглашающем жесте, появившемся ещё одном кресле и предложении задавать вопросы. Всё же Дэй сам напросился на эту «встречу» и наверняка ему было что сказать.

— Почему всё должно держаться на страхе? — первый же вопрос показал настрой Дэя. Он сразу же начал с основного, действительно интересующего вопроса. Да, учтивость чувствовалась, но не более. Никакого страха или преклонения не ощущалось.

— Это удобно, быстро и действенно на протяжении очень длительного времени, — ответил Повелитель, заинтересовавшись началом беседы, а вот Дэя явно смутило такое начало. Он рассчитывал как минимум на подозрительность со стороны Повелителя, а он вот так запросто взял и ответил. Даже без уточняющих вопросов. — Тебя что-то не устраивает в моём ответе или тебе что-то не понятно? — Повелитель по-своему отреагировал на нахмурившегося отрока.

— Нет, мне всё понятно, кроме одного: вы очень спокойно отреагировали на заведомо провокационный вопрос.

— Не вижу ничего удивительного, — Его Темнейшество парой движений плеч размял уставшие мышцы и, расслабившись, снова облокотился о мягкую спинку кресла. — Просто твои мотивы мне известны. Ты, — указующий перст резко вскинутой кисти руки был направлен собеседнику в грудь, — метишь на моё место. Отсюда и такие вопросы. Что ж, похвально, — на сей раз руки Повелителя разошлись в стороны, показывая его расположение. — Но тогда и мне стоит задавать вопросы. К примеру: Зачем тебе власть?

— Чтобы никто не мешал заниматься тем, что мне интересно, тем, чем нравится, — без запинки ответил Дэй, в душе усмехаясь. Это он уже проходил, благодаря Адрии, и продумывал.

— И чем же это? — левая бровь Его Темнейшества красиво изогнулась в изумлении, — Какая твоя мечта?

— Сделать жизнь людей легче, — последовал чёткий и лаконичный ответ.

— Балбес, — в голосе Его Темнейшества проскользнули нетипичные для него нотки обречённости. — И чему Вас только профессор Хуч учил?!

— Как раз лекции этого профессора и недавнее пари привели меня к этой мечте, или, если угодно, желанию.

— Конкретнее, какая именно высказанная им мысль натолкнула тебя на такое далеко ведущее желание? — Повелитель неспроста задал этот вопрос: чтобы карать такого именитого члена подземного общества — должна быть веская причина. Поэтому и нужны были подробности. Осечки тут были недопустимы. Одно дело — устрашение, и совсем другое — беспричинный деспотизм.

— Соблюдение равновесия, — пожал плечами Дэй.

— И что же? — Тёмного Властелина чуть смех не разобрал от комичности ситуации. Он тут одного из лучших специалистов в крамольных мыслях заподозрил, а это оказывается просто у молодёжи мозги вверх ногами перевёрнуты. — Мы — олицетворение всего тёмного, нас уравновешивают — несущие свет. Всё нормально. Так что тебе не нравится?

— Энергозатратно это и бессмысленно, — настаивал на своём Дэй, — если всё будет хорошо и будет всё просто ровно, то ничего уравновешивать не придётся.

— Я понял, — всё же не сдержал смешка Повелитель, — профессор Хуч тут не причём. Ты просто сам по себе такой идиот. Разве ты не знаешь, что свет без тьмы теряет свою ценность и привлекательность? Так же, как и тень без зноя — не ценится. Понимаешь? Всё взаимосвязано! И обязательно должна быть пугающая составляющая. О-БЯ-ЗА-ТЕЛЬ-НО!

— Почему? — Дэй действительно не понимал этого, потому что его стратегия была практически лишена страха и опиралось на совершенно другое.

— Ну как же?! — теперь черёд удивляться дошёл до Его Темнейшества. — Вот ты сам, к примеру, соблюдал бы все правила, если б не знал, что за их нарушениями последует неприятная расплата?

— Вряд ли, — покачал головой Дэй. — Даже скорее бы специально нарушал.

— А почему?

— Ну так было бы интереснее, веселее, — шалая улыбка осветила лицо юного демона.

— Во-о-от! Даже тебе, элитному демону, требуются яркие эмоции, — наставительным тоном произнёс Повелитель, — а ты людей собрался их лишить. Тогда планета просто загнётся от отсутствия движения энергии. Неоткуда будет ей взяться, если всё будет ровно да гладко. Это ясно?

— Да, — кивнул Дэй. Улыбка осталась на его лице, но состояние явно изменилось. — Наглядно и образно. Спасибо.

— Рано благодаришь, — хмыкнул Повелитель. — Вот объясни мне теперь, как ты подданных будешь держать, чтоб не разбежались? Ценные кадры ценны только тогда, когда они служат тебе, а не твоему сопернику.

— Всё очень просто, — пожал плечами Дэй, — у всех есть заветные желания, а у меня есть сила и возможность их воплотить в реальность.

— Ха! Так они ж тебе тогда на шею сядут и ножки свесят, — развеселился Повелитель. Правда, только внешне. На самом же деле он внимательно слушал ответы своего собеседника и впихивал их, как кусочки пазла, в уже имеющуюся у него картину.

— Не сядут, — чуть жёстче, чем требовала простая беседа, ответил Дэй. — Это уже продумано.

— Уж не Адрией ли? — поддел Повелитель. Вопросы о ней так же озвучивались не просто так. Не на все имеющиеся вопросы у Его Темнейшества были ответы.

— Скажем так, это было коллективное творчество, — Дэй, несмотря на недавно озвученное мнение, идиотом всё же не был и прекрасно понял, куда, вернее, откуда дует ветер.

— А поконкретнее можно? — невинности интонации этого вопроса позавидовали бы даже младенцы.

— Нет, нельзя, — тон, не терпящий возражений был для Дэя нетипичен, но это был именно он. — Это мой секрет. Вернее — не только мой.

— Ну, хорошо, — выставленные перед собой ладони должны были понизить градус накала страстей. — А как же ты собираешься бороться со своими слабыми сторонами?

— А с чего вы взяли, что они у меня вообще есть? — теперь в голосе парня проскользнули холодные нотки надменности.

— Вроде ж профессор Хуч вам уже отвечал на этот вопрос, — увильнул от прямого ответа Его Темнейшество.

— Так это ж было давно, — намекнул Дэй, — с тех пор много чего изменилось.

— Это точно, — согласился Повелитель, — взять хотя бы твои отношения с Адрией.

— А при чём тут Адрия? — изумление проникло даже в голос.

— Ну как же?! — изобразил такую же эмоцию Его Темнейшество, — всем известно, что привязанности — это та роскошь, которую не могут себе позволить власть имущие. Потому что это — слабость. Адрия — твоя слабость! — припечатал Повелитель.

— И поэтому вы решили милостиво меня от неё избавить, забрав себе? — сарказма не услышал бы только глухой, да и он по выражению лица юного демона наверняка обо всём бы догадался.

— Я посчитал, что Адрия тебе не нужна, — попытался увильнуть от прямого ответа Его Темнейшество.

— Так она и Вам, в таком случае, не нужна, — парировал Дэй, — вам нужна не сама Адрия, а то ощущение, которое вы испытываете рядом с ней. Ощущение нужности.

— Знаешь, в чём разница между нами в отношении Адрии? — взгляд Его Темнейшества стал холодным и даже колючим. — Разница в том, что я не просто обозначил, а озвучил свою позицию относительно неё самой, а ты — нет.

— Вы ошибаетесь, — Дэй позволил себе ухмылку. — Разница в том, какой вердикт вынесла Адрия. Да, я тоже озвучил ей свои намерения, вот только в моём случае ответ был благосклонным.

— И что же ты ей предложил? — терять Его Темнейшеству на этом поприще было уже нечего, так почему бы не удовлетворить своё любопытство?

— Всего лишь исполнить её желания, — последовал ответ.

— Ну так и я сделал тоже самое! — на пару мгновений выдержка изменила Повелителю.

— Вряд ли, — отрицательно покачал головой Дэй. — Иначе бы она не отказалась. Наверно вы сделали что-то не так?

— Хм… — ответ мальчишки не был лишён логики. — Например?

— Например, вы хотели осчастливить себя с помощью Адрии, — не дав собеседнику вставить слово, Дэй продолжил, — а она такие вещи распознаёт на раз. Неужели вам об этом не доложили?! Если нет — гоните в шею таких информаторов! А если доложили, то не понятно, почему вы эту информацию не приняли в расчёт?

— Пожалуй, со стороны это выглядит именно так, — взгляд Повелителя устремился в камин, правда смотрел он сквозь пламя. — Я знаю, что ты собрался занять моё место. По большей части, я сам этому поспособствовал, но вот Адрия предназначалась не тебе. Да, я собрался уйти, и решение это менять не намерен.

— Но почему? — мотивы поведения Его Темнейшества всё ещё оставались для Дэя загадкой. — У вас в руках такая власть, что не то что слова, мысли никто поперёк не подумает! Так зачем же всё это бросать?

— Видишь ли Дэй, рано или поздно, но у всех система ценностей переосмысливается, — вздох Повелителя был глубоким и смиренным, — я дошёл до такой стадии в жизни, когда личное душевное равновесие и спокойствие перевешивают власть, успех и наработанный авторитет. Да и устал я от возложенной на меня миссии, — откровенность давалась с трудом, но разговор надо было довести до конца.

— Да отчего тут уставать? — Дэй перестал скрывать эмоции, когда понял, что играть придётся в открытую. Первоначальный план «поучится, а потом «пододвинуть» повелителя — потерпел крах даже не начавшись толком, так что приходилось импровизировать. Легче всего, да и правильнее было говорить то, что думаешь, чтобы потом самому же в недомолвках и иносказательностях не запутаться и не потонуть. — Вы же сами себе хозяин, что считаете нужным, то и делаете. Ну, разве что с оглядкой на всё тот же закон равновесия.

— Ты прав только отчасти, — грустная улыбка изогнула губы Повелителя. — Практически всё, что я делаю, подчинено высшей цели. Туда входит и закон равновесия, и закон единства, о котором, я уверен, профессор Хуч вам, оболтусам, тоже рассказывал.

— И что же это за главная цель? — любопытство — страшная штука, позволяющая отмахиваться от таких вещей, как здравый смысл, логика и осторожность. Сейчас Дэй испытывал на себе все её прелести.

— Мы вместе со Светлыми должны напитывать Вселенную энергией, — разговор подошёл к кульминации. Главное было теперь не оступиться и не отпугнуть мальчишку, но при этом дать чёткую и ясную картину того, что ему предстоит. — Самый простой и действенный способ — генерировать её из эмоций. Людей или нелюдей — это уже не так важно. При этом мы являемся ещё и карающей дланью, что наносит свой отпечаток на наши методы воздействия. Ты думаешь, мы воюем или, если угодно, соперничаем со Светлыми?! Да ни разу! Мы с ними сотрудничаем. Мы — две стороны одной медали. Друг без друга мы не сможем существовать, потому что мы дополняем друг друга и по-другому — никак. Иначе вся система Вселенной просто рухнет. Теперь понимаешь?

Дэй молчал. Он прекрасно всё понял. Нет, ему вовсе не было страшно, просто он понимал, сколько сил ему придётся потратить, чтобы отладить весь механизм, перенастроить его на свои методы, чтобы потом поддерживать его в рабочем состоянии при минимальных затратах сил и эмоций. Так же Дэй понимал, что одному это сделать будет очень сложно. Если только…

— Если вы хотите, чтобы я стал вашим приемником, то вам придётся меня обучить…

— Не придётся, — ухмылка вышла решительной. В руке Его Темнейшества по щелчку пальцев появился кристалл, который он протянул Дэю. — Всё, что тебе требуется знать, находится в этом информационном кристалле. Поверь, тебе будет легче, чем мне в твоё время. Лично мне просто быстро всё объяснили, а уж что я запомнил и усвоил, а что нет — никого не интересовало. Ты же при необходимости можешь возвращаться к записанной в кристалл информации по мере надобности. Единственное, что мне придётся сделать лично, так это познакомить тебя со «Светлым» руководством и официально передать тебе бразды правления на балу, который состоится через пару дней. На этом моя миссия будет завершена, — поднявшись со своего кресла, Его Темнейшество прошёлся, разминая затёкшие от долгого сидения мышцы. — У тебя ещё есть вопросы?

— Есть, — отозвался Дэй, поворачиваясь к собеседнику лицом, заглядывая в глаза, — что насчёт Адрии?

— А я считал, что тут всё ясно, — пожал плечами Повелитель, — она выбрала тебя.

— Да я не о том, — брови Дэя нахмурились, — вы же обещали придать её имя забвению. Наверняка изначально это было простое запугивание, но ведь слово-то вы обычно держите.

— Ах, это, — Повелитель опёрся руками на спинку кресла, подался вперёд и тихо, но чётко произнёс, — а ничего не было. Я никакого распоряжения дать не успел, о разговоре этом никто не знает, если только сама Адрия никому, кроме тебя, об этом не сказала. А если и сказала, то это всегда можно вывернуть как набивание себе цены. К тому же, теперь это — твои проблемы, так как девчонка, насколько я понял, под твоим покровительством. А с моей стороны — ничего не-бы-ло! И вообще, можно посчитать отсутствие моих телодвижений по этому поводу подарком тебе к вступлению в новую должность. Ну как, устроит?

— Более чем, — ухмыльнулся Дэй, протягивая ладонь, которую Его Темнейшество крепко пожал. Договорённость была достигнута.

— Кстати, у тебя есть ещё пара дней, чтобы придумать себе «имя», которым тебя будут называть поданные, — посоветовал Его Темнейшество, — а своё истинное имя лучше спрятать.

— Хорошо, — кивнул Дэй, а потом прищурился и всё же рискнул спросить: — а чем же будете заниматься вы?

— А я отправлюсь путешествовать, — мечтательность проскользнула в глазах цвета неба, — я хочу найти ту, которой я смогу доверить своё истинное имя и которой позволю сделать себя смертным.

— А разве женщины это могут? — Дэй не уставал удивляться. Демон, о котором в подземной империи ходило столько страшных историй, что и не сосчитать, вдруг так отзывается о женщинах: с нежностью, умилением и покорностью.

— Поверь мне, женщины способны на такое, о чём мы даже мечтать не смеем, — отозвался Его Темнейшество, переместив свои ладони со спинки кресла на плечи Дэя, подталкивая последнего к выходу. — Думаю, даже одной Адрии в качестве доказательства справедливости моих слов будет более чем достаточно.

С этим Дэй был абсолютно согласен. У дверей Дэй пожал руку, в этот раз протянутую самим Повелителем, и, распрямив плечи и подняв подбородок, покинул зал, где вершились судьбы. Отправившись обратно в лес, Дэй дал себе пару часов на то, чтобы привести мысли в порядок и всё обдумать, а потом… А потом его ждал визит к Адрии. Нельзя заставлять девушку долго ждать, а то она себе напридумывает всякого-разного, а тебе это потом разгребать. Уж лучше придумывать вместе.


Эпилог

Спустя десять лет Дэй сделал Адрии ещё одно официальное предложение, правда на сей раз — руки, сердца и души. К огромному счастью, Адрия, к тому времени один из самых уважаемых учёных в Подземной империи, предложение приняла без раздумий и условий, хотя в этой области она тоже была мастером. Теперь к извечному трону в «Зале Судеб» прибавился ещё один трон, правда чуть пониже, но зато резной, красивый и… тёмно-зелёный.

Дэй, или как его теперь называли, Император Подземного мира, всё же внедрил свою манеру вести дела с подданными посредством осуществления их заветных мечтаний. Как и предполагалось, спустя всего лишь год, один из умников решил, что тактика императора говорит о его мягком нраве и сесть ему на шею будет не сложно. И вот тогда подземная империя содрогнулась от показательной кары завравшегося олуха.

Дэй всегда честно предупреждал, заключая договора на «Исполнение Желания» с подданными: что то, что он «даёт», он с такой же лёгкостью может и «забрать», если подданный вдруг забудет своё место и нарушит условия контракта. А там, между прочим, понятными всем иероглифами было прописано, что честь, достоинство, семья и слово императора являются незыблемыми и неприкосновенными.

Фразу «Я твоё желание воплотил в жизнь, я же его и верну в небытие» — повторяли ещё очень долго, в основном шёпотом и священным ужасом в голосе. Безумец, посмевший шантажировать Императора тем, что если он не будет исполнять его желания, то он, используя свой вес в дипломатии, будет распускать слухи о якобы доступности его дражайшей супруги. Дэй ко всему, что касалось Адрии, относился очень ревностно и ещё и поэтому сделал «казнь» такой зрелищной. Обсудив с Адрией возможные пути претворения плана в жизнь, Дэй с утра велел объявить о публичной каре арестованного накануне вечером министра внешней политики. После объявления, что представленный перед лицом общественности министр посягнул на честь и достоинство супруги Императора Подземного царства, было обнародовано его желание, прописанное в контракте и исполненное Императором лично. Желанием этим был ребёнок, завести которого министр со своей женой обычным способом не смогли. Принесённый по требованию Императора младенец был… отдан в другую семью, у которой была та же проблема. Более сурово поступить с ребёнком не позволила Адрия, хотя это и было бы более показательно. К счастью, и этого оказалось достаточно, чтобы на долгие годы отбить подобные желания у подданных Императора Подземного мира.

Профессор Хуч, совместно с тринадцатью своими коллегами, продолжал преподавать и, как и сотни лет назад, продолжал быть доверенным лицом правителя, вернее, теперь — Императора Подземного мира. А Его Темнейшество, истинное имя которого знал он сам и, может быть, ещё помнил профессор Хуч, всё ещё продолжал свои поиски не только в разных частях Вселенной, но и в различных временных отрезках. Но пока ему не попалась ни одна девушка, хоть отдалённо напоминающая Адрию. Найти её копию — стало заветным желанием Его Темнейшества. Правда, исполнить его мог только Дэй, но он, как подозревал Его Темнейшество, просто не стал бы этого делать. Всё же любимая женщина должна быть одна и желательно с тем, кому она доверилась.


Оглавление

  • Глава 1. Уговоры
  • Глава 2. Чтоб не было грустно
  • Глава 3. Игры разных уровней
  • Глава 4. Взаимовыгодное сотрудничество
  • Глава 5. Дарованный шанс
  • Глава 6. Пропажа
  • Глава 7. Ответы и вопросы
  • Глава 8. Маленькая хитрость
  • Глава 9. Новая «сделка»
  • Глава 10. Обозначенные позиции
  • Глава 11. Разоблачение
  • Эпилог