КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584618 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233424
Пользователей - 107298

Впечатления

Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Межгалактическая Академия Псиона. Любовь крылатого [Мария Вельская Шеллар Аэлрэ] (fb2) читать онлайн

- Межгалактическая Академия Псиона. Любовь крылатого [СИ] (а.с. Межгалактическая Академия Псиона -2) 731 Кб, 204с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Мария Вельская (Шеллар Аэлрэ)

Настройки текста:




Мария Вельская Межгалактическая Академия Псиона. Любовь крылатого



Глава 1. Вопрос доверия.


Время пройдет, кружево чужих секретов сплетет древняя сила. 


Все станет ясно и правильно – стоит лишь подождать. 


Из наставления ар-ани ученику

Я злилась. Учитывая благоприобретенный темперамент, это выражалось скорее в молчании, игнорировании попыток хоть что-либо от меня добиться и сдавленном  шипении. Шипеть громче не позволяла гордость. Почему? Потому что быть одной из последних по одному из самых важных предметов неприятно. Учитывая мои силы — провал на парах по пси-энергетике мог стать фатальным.

Но ничего не ладилось. Не смотря на все объяснения нэра Акаи, на все попытки Ниала и других парней из нашей компании со мной позаниматься. Я была бездарней, чем  Серж Реньяр, человек с самым низким потенциалом из всей группы! 

С того момента, как в Академию Псиона нагрянули в поисках перспективных псиоников (и лишь отчасти – в попытке отыскать меня) члены Совета Союза и военные, прошло уже некоторое время. 

Судьба странная штука… она лишила меня прежней жизни в один миг.  Девочка Иорин, перспективная студентка и отличница, но, в общем-то, самый обычный человек, стала вдруг едва ли не объектом противостояния и охоты двух противоборствующих держав. 

С ума сойти… за несколько недель сбежать с планеты, поступить в самую престижную военную Академию галактики, выйти замуж и оказаться впутанной в игры древних демонов космоса и старые тайны! Неужели это все про меня? До сих пор не верится! 

Не знаю, во что больше – в замужество – рыжее, наглое, властное и бескомпромиссное, или в покровительство крылатых, могущественных владык космоса, которые решили, судя по всему, вернуть свои утраченные позиции и потеснить Союз. Учитывая, как несладко в последнее время живется у нас сильным псионикам – у них есть некоторые  шансы. 

Наш разговор с однокурсниками о том, стоит ли объединиться и попытаться что-то противопоставить нагрянувшим проверяющим – или хотя бы попытаться – так толком ничем и не окончился. Бросать других курсантов на произвол судьбы было совестно. Довериться и потом оказаться во власти предателей — глупо. Выход был один. Наблюдать и отсеивать по одному. Долго и хлопотно, но лучше, чем ничего. Мы подняли все материалы, какие нашли в местной библиотеке, и в ближайшее время собирались в городской архив. Как ни печально, сам эфир хранил довольно мало информации о чистильщиках. Как будто они и это могли контролировать. Нужно было понять, что из себя представляет этот орден сейчас, и кто им управляет. Совет? Отдельные советники? Или он сам управляет Советом? 

Ниал говорил, что передал информацию о возможной активности Ордена в империю. Но, ох уж это его молчание…

— Иорэ… — на плечо мягко легла ладонь.

Легок на помине. Выдохнула, в очередной раз склоняясь над нужным упражнением.   

— Поверь, тебе не стоит бояться, что твой дар окажется фикцией. У многих сильных псиоников, особенно Высших, изначально обучение шло с большим трудом, — голос Ниала звучал неожиданно мягко. 

Я обернулась. В свете лампы казалось, что иллюзия стекла с мужа, оставляя гореть расплавленным золотом глаза. 

— Я волнуюсь не столько из-за своих неудач, сколько из-за того, что комиссия эта уже стоит поперек горла, — хмыкнула негромко, — этот блеклый в гражданском, Натар Дилье, за каждым шагом следит. Мне и так все это нелегко даётся, несмотря на тот толчок, который дала пси-капсула, а…

Я махнула рукой, уже собираясь вернуться к учебнику, когда кресло быстро развернули. Чужое дыхание обожгло щёку. 

— Ты не можешь концентрироваться не только потому, что формирование тела все ещё идёт, — вместо худощавой фигуры Роаса я отчётливо видела мощное серокожее тело Каэртана. Волосы цвета огня щекотали щеку, заставляя вдыхать запах потрескивающего пламени и солнечного тепла ранней весной, — слишком много недосказанности. Слишком много тайн ты держишь в себе и молчишь. 

Чужие ладони оказались неожиданно сильными и большими. Мои собственные почти утонули в них. Каэртан сжал их — легко, словно стремясь согреть, накрыл сверху второй ладонью. Муж… незнакомец. Он смотрел спокойно и внимательно, но что было под этой маской? 

— Не я первая здесь начала молчать. Твои тайны однажды нам обоим могут выйти боком, — ответила как можно спокойнее. Только сердце гулко билось в груди, — я уже сказала, Шаэл. Если не желаешь поделиться — лучше развестись прямо сейчас. Думаю, его величество нас не осудит, господин адмирал.

Встала, отстраняясь. Он отпустил на мгновение. Прикрыл глаза — раздумывал над ответом? Что от него вообще можно ожидать? 

— Доверьтесь мне. Ещё раз доверьтесь, — мужчина смотрел прямо на меня, пальцами привычно уже поглаживая браслет, часть сковавшей нас цепи, на своем запястье, — всякой тайне свое время. Я лишь хочу знать, что ожидать от ваших. Что касается моих… спросите, если не боитесь, — кривая усмешка, — я готов… поделиться.

Мужчины предают. Они не умеют по-другому. Даже если считают иначе. Я была в этом уверена, но браслет, связавший нас древней магией и волей, нагрелся, не обжигая, а одаривая очередным знанием об искренности чужих чувств. 

— Чем именно поделиться? — Постаралась уточнить спокойно. Чужое дыхание шевелило короткие пряди у виска.

— Чем смогу, — ответил невозмутимо, — супругам положено делиться друг с другом, — в янтаре глаз мелькнула ирония.

А потом меня… попытались поцеловать. Промазали в нос не без посильной помощи, фыркая, как обделённый молоком кошак. 

— Чудесно! — Ответила с наигранным энтузиазмом. — Тогда, пожалуй, поможете мне с тренировками по концентрации, дорогой супруг? 

— Безусловно, — тонкие губы дрогнули. Вызов был принят. 

Вот так, пока я все ещё могла тешить себя иллюзией однокурсника, разговаривать с ним и сопротивляться его обаянию было легче. 

— В таком случае, не стоит ли нам отправиться? — Я позволила себе лёгкую улыбку, отстраняясь.

Что его держит рядом? До сих пор? Приказ? Необходимость довести свое дело до конца? 

— Много ли смысла быть рядом, если на самом деле мы далеко друг от друга? 

Каэртан отвернулся. Огненная волна волос скрыла выражение лица, но то, как сжались пальцы, распрямилась резко спина, и упрямо выдвинулся вперёд подбородок, говорили о многом. 

Поворотная точка. Только почему-то решать должна я. Снова я, а не мужчина рядом. Проверка? Отступление? Только сердце ноет отчего-то при мысли о том, что все, что было между  нами — фарс. По сути ничего-то как раз и не было. 

Я отвернулась, отойдя к окну. На улице в последнее время стало заметно холоднее. Без куртки уже лучше не выходить. Даже трава как будто поблекла. Деревья здесь не облетали, но листва как-то разом съежилась, понурилась, будто стараясь спрятаться от холодов. 

Дверь почти беззвучно закрылась за спиной Шаэла, оставляя в груди ноющую пустоту. Пустяки. Он все правильно сделал. Слишком разные миры. Слишком разное положение. Слишком…  Только полночи не спала. Наверное, из-за того, что завтра была очередная злополучная пара по управлению пси. Вел её не сио Гиаран — а въедливый и желчный старик с выправкой военного и характером, как у ядовитой змеи ташшаль из песков планеты Набуи. 

Уж он-то не отличался ни снисходительностью, ни терпением. И за малейшие огрехи отчитывал в самых, казалось бы, учтивых выражениях так, что половина группы ходила потом, как оплеванная. 

Утром я проснулась с тяжёлым сердцем и ещё более отвратительным настроением. Я никак не могла вспомнить, что именно мне снилось. Ведь что-то очень важное. Чуждый сияющий силуэт в проёме окна. Волосы — светло-золотые и мягкие, как шелковая нить. И… глаза. Ярко-голубые, чистые и наивные. И в один миг заполнившиеся чернотой. 

Я зябко поежилась, бросившись к стулу, где лежали вещи, и замерла. В проходе коридора виднелась широко распахнутая дверь в кабинет. Хлопали раскрытые ставни. Я запахнулась в стащенный плед, лихорадочно вспоминая, как именно активировать личный щит и стоит ли вызывать подмогу. Все было тихо. 

Взошедшее солнце красило пустые улочки темно-алым. В парке Академии свистела громко птица. На подоконнике лежал букет ирисов. Свежесрезанные. Цветы пахли слишком приторно, тяжело. Я не любила такие запахи, да и сами цветы не слишком любила. 

Сердце заходилось от какого-то слепящего, почти животного ужаса. Это не может быть совпадением. Снова. Все снова повторяется. 

Почти машинально нашарив на столе наручный комм, вдавила значок контакта, уже отбрасывая в сторону испытанный страх. Сейчас он только помешает.

На том конце откликнулись быстро. Хорошо, что уже не спит. 

— Маэр, ты как, доберешься до меня? Что-то одной неохота по этой сырости тащиться…

Откашлялась, чтобы было незаметно, что голос дрожит.

— Не вопрос, подруга. Жди, скоро буду. Можешь даже не одеваться и сделать почти боевому товарищу приятное! — Весёлый голос в аппарате отогнал дурноту и позволил взять себя в руки. 

— Обойдешься, — отозвалась со смешком, — давай, бегом. Тогда, может, даже кружечку какао тебе сделаю.

— Несусь на крыльях любви, красотка! — смех друга заставил и меня невольно улыбнуться.

Улыбка, впрочем, быстро увяла, когда за спиной раздался какой-то усталый, но все ещё твердый до жёсткости голос.

— Моя дорогая, надеюсь, у вас не войдёт в привычку молчать о ваших проблемах?

Сердце пропустило удар. Каэртан сделал шаг вперёд, хмуря светло-золотые брови. Его иллюзорная внешность трещала по швам. Мужчина был зол и, очевидно, расстроен. 

Он посмотрел внимательно на букет на подоконнике. На мои чуть дрогнувшие пальцы. На сползающее покрывало. 

Обошел меня, шагнув к подоконнику и молча забирая цветы. 

Створки окна с глухим стуком захлопнулись. 

— Идите-ка оденьтесь, Иорэ. Идите-идите, я не кусаюсь, — вот этот вот пристальный, почти скорбный взгляд нужно запретить межгалактическим судом. 

Я юркнула в комнату, направляясь к шкафу, и только и услышала, как шаги проследовали на кухню. Глупо, но от одного его присутствия стало легче дышать. И сами мысли стали четкими и ясными. Эфир сейчас не поможет. Цветочник не мог не знать,  кто я такая, а, значит, должен был защититься и скрыть все следы своего пребывания 

Раздался грохот посуды. Сиятельный адмирал ее там бьёт что ли со злости? Пришлось взять себя в руки. Сначала одежда. Темные форменные брюки, рубашка из мягкого синего шелка (приятно, когда можешь себе это позволить) и китель. 

Вышла я, как те сказочные зомби из обожаемых мальчишками в приюте комиксов — на запах. Одуряюще вкусный запах любимого какао с пенкой щекотал ноздри. А грозный и почти всемогущий псионик сидел за столом, закинув ногу за ногу, и лениво цедил из плотно закрытого стакана с трубочкой кофе — судя по запаху. Янтарные глаза прищурены. Кружка горячего какао стоит на столе, как и поджаренные тосты с маслом и ветчиной. И моя любимая творожная запеканка. 

— Доброго завтрака, — он первым нарушил молчание, с комфортом откинувшись на спинку стула, — я подумал, что тратить время в столовой вам сегодня не захочется.

— Спасибо, — нет, это просто горло перехватило от холода.

Никто никогда так не заботился обо мне. Не приручал, чтобы потом не пришлось плакать… Сейчас я готова была злостно нарушить все прежние клятвы. Так вот и продаешься за еду! 

Я подошла и накрыла его ладонь своей. Горячая. 

— Я вам очень признательна… за помощь. 

Сглотнула. Отступила назад, садясь на свой стул и грея ладони о горячую большую кружку с узором в мелкие черепушки. 

Волна тепла укутала с ног до головы, согревая. И раздался стук в дверь.

— Эгей, подруга, открывай! За это время одеться можно было раз сто! 

Никогда ещё я так сильно не хотела притвориться спящей. 

Пришлось и дверь открыть, и ещё одну кружку какао сделать. И позавтракать, чувствуя себя, как под напряжением.  А после отправиться, наконец, на пары.

Никогда за все время с начала учебы я ещё не была так рада видеть старого Дитриха фон Кадена и слышать его скрипучий голос! Даже если он в очередной раз размазывал нашу самооценку ровным слоем по аудитории. 

— Итак, господа курсанты! Вынужден отметить, что знаете вы пока прискорбно мало, — старик  сухо каркнул, стукнув тростью об пол и хмуря густые брови. 

Был он необычайно подвижен, несмотря на возраст. Сухощавый, подтянутый, всегда строго с иголочки одетый. Как будто шагнул с картин прошлых эпох, бывших произведением искусства задолго до начала освоения космоса. 

— Ваша лень и неумение не будут оправданием, когда вы погибните сами и погубите других из-за своей глупости! Были у меня уже такие… и не одни, — он резко выбросил трость вперёд, тыкая ею в одного из айнаров, сидящих на первой парте. 

— Вот вы, юноша! Да-да, именно  вы! — острый длинный нос фон Кадена качнулся вперёд. — Знаете ли вы, что бывает, когда энергия выходит из-под контроля? Когда псионики теряют — он скривились тонкие сухие губы — человеческий облик, управляемые собственной силой? 

Верион — тот самый айнар, коротко по-военному кивнул, но остальные сидели, замерев, как мыши перед удавом. 

— Знаете? Да, ваш народ может ещё что-то и помнит. Иные расы помнят. А вот сами люди, — фон Каден ударил тростью в пол, — забыли! И как помогать таким псионам. И как это предотвратить! Кто скажет, — хриплый голос мужчины продрал отчего-то до костей. Да и поднятая тема… — какая группа псиоников наиболее подвержена риску срыва, и в какой ситуации?

Я невольно передернула плечами, стараясь не думать. Не вспоминать то, что удалось собрать не так давно из эфира планеты. 

— Разрешите ответить, ра Дитрих? — Поднялся высокий темноволосый риниец из тех, от кого за версту разило самодовольством и ощущением собственного превосходства.

— Прошу, — сухой ответ.

— Все достаточно просто. На самом деле, чем выше уровень пси-энергии, тем больше риск однажды её не удержать. Однако если опираться на сделанные наблюдения, то ниже всего сопротивляемость силе, безусловно, у человеческой расы, — снисходительно заметил этот… одаренный курсант, — люди больше других жаждут власти. И острее других рас реагируют на малейшие неудачи, из-за чего легко срываются. К счастью, в настоящее время Совет взял контроль над подобными неразумными особями. Теперь у них есть шанс послужить на благо Союза, даже потеряв контроль над собственной силой. Всем даётся шанс реабилитироваться.

Теперь с ненавистью на выступающего смотрела не я одна. Ниал впился пальцами в стол, прикрыв глаза. Казалось, он дремлет. Если бы не волна эмоций, что обрушилась на меня через браслет.

— К примеру, среди нас тоже есть курсанты, которым я бы посоветовал заниматься тщательнее, а то и носить ограничители…

О космос и железные крылья, неужели нельзя заткнуть одного единственного идиота?!  Обидно? Нет, не было. Адан и раньше отличался своим высокомерием и постоянными выпадами в адрес неугодных ему курсантов. Удивительно, как вообще сюда попал. Сам он был пока обладателем лишь силы уровня А, хотя таланта и упорства ему было не занимать.

— Курсант Адан Тархел, — преподаватель впился в него заледеневшим взглядом. Голос, упавший до шёпота, вдруг ударил наотмашь чужой волей, — встать и выйти вперёд!

Невольно передёрнуло всех. Старик распрямился ещё сильнее, сделав шаг к напрягшемуся инораснику. Воцарилась звенящая тишина.

— Вон из аудитории. Доложите вашему куратору, за что вас выгнали. Подобные высказывания, которые являются перепевом чужих, глупых и жестоких слов здесь исключены! — Фон Каден выглядел по-настоящему разъяренным. — Ваша глупость превосходит ваши таланты, курсант Тархел! И то, что наслушались этой чуши и повторяете её — лишь свидетельство опасности таких речей!

— Но я… — Адан аж рот от возмущения открыл, бессильно сжимая кулаки, — это официальная политика Совета, профессор! Если вы поощряете опасных  для других личностей…

— Можете не договаривать, Тархел, — сейчас прямой как палка мужчина не казался стариком. Вот опасным и разъяренным солдатом — вполне, — мне плевать на Совет и на их мнение заодно. Вон! — голос упал до свистящего шёпота. — К ректору. Там и с куратором побеседуешь, с-сопляк…

Трость придала сбледнувшему парню изрядное ускорение. Я только теперь поняла, что сижу, подавшись вперёд и сжимая пальцы от странного предвкушения.

— Так ему и надо, — негромкий голос Диаграссы разорвал тишину, — папаша сидит в Совете, а сынок привык выезжать на его шее.

— Не могу не согласиться с точностью формулировки, курсантка, — фон Каден, тяжело ступая, двинулся к учительскому стулу.

И на миг, на один-единственный миг мне показалось, что сквозь образ старика проглянул кто-то другой. Метнулись облаком светло-золотые волосы. Я моргнула — и видение исчезло.

— И теперь, раз уж речь зашла о таких важных вещах, — фон Каден нахмурил брови. Пылающие скрытой силой глаза заставили поежиться, — поговорим о том, откуда растут ноги у новой политики Союза. И откуда у них так много послушных псиоников…

Ниал и Маэртон, сидящие рядом, переглянулись. Не слишком ли опасная в нашей ситуации тема?

— Вы все наслышаны о той, официальной версии, по которой много сотен лет назад нас впервые начали истреблять, углядев опасность в чужом неконтролируемом могуществе, — мужчина ссутулился на миг, хмуря брови. И снова показалось, что он вовсе не  так уж и стар.

— Синяя ведьма, — слова Ниала тяжело упали в тишине.

— Верно, курсант. Синяя ведьма. Сумасшедший псионик Зет-класса. Скорее всего, ей действительно ничем нельзя было помочь… или момент был упущен, — он помолчал, как будто слепо вглядываясь в невидимые их взгляду  дали, — но люди  в страхе своем становятся легко управляемым стадом, — отрезал жестко. — И этому  стаду  лишь нужен умелый пастух — и оно пойдет за ним хоть в пекло. Именно таким пастухом стал Орден, который позже прозвали чистильщиками, наподобие  далеких земных птиц — стервятников. Те тоже обожали подбирать чужие  объедки, — смешок был сухой и злой.

Он говорил страшные вещи. Но правдивые. Никто не возразил. Никто пока  не сказал ни слова вообще.  Фон Каден  выпрямился, тяжело опираясь на трость, и снова прохромал вдоль  кафедры. Выпрямился, замерев статуей. Впился белесыми, неожиданно яркими глазами в первые ряды.

— Орден создавался, как благое начинание. И, как все  благие  начинания, полетел в черную дыру.  Как только те, кто его создал, сообразили, что контроль и страх — это власть, участь псиоников была предрешена. Собаки на поводке. Вот кем всем вам предначертано стать, — он выплевывал слова  жестко, резко, бескомпромиссно.

Сколько в нем боли. Не угасшей ярости, тлеющей ненависти.  Почти как… я покосилась на замершего рядом мужа.

— Союзу не  нужны самостоятельно мыслящие псионики. Ему не нужна сила, способная свергнуть их самих и усомниться в их делах.

Я мысленно усмехнулась, а после подняла руку, дисциплинированно дожидаясь, пока мне позволят говорить.

— Сио Каден, но если псионики в большом количестве опасны для Союза, почему их количество не пытаются… сократить? И чем, допустим, в таком случае  отличаются цели  Империи, также стремящейся к власти? Более мелкие  государственные образования я пока не  рассматриваю.

— Шаэл, — мужчина прищурился, сделав несколько резких шагов и замерев  напротив.

Наши глаза встретились всего на секунду, но я тут же отвела взгляд. В чужих глазах плескалось чистое, концентрированное  безумие. И как этот человек все ещё сдерживает его на поводке — я не знала. Не хотела знать. Никогда я не была ни излишне милосердной, ни совестливой. Это дорого обходится одиночкам. Но на какой-то миг до боли захотелось узнать — кто такой Дитрих Каден и что он скрывает на самом деле.

— Кто сказал, Шаэл, что орден, прикрывающийся Советом, не пытается это сделать?

— У вас  должны  быть очень веские доказательства. Иначе то, что вы говорите, называется лжесвидетельством. И вы учите этому молодых военных, часть которых будет служить этому самому Союзу, — Каори Най смотрел задумчиво, но в темных глазах айнара блестел вызов.

— Запишитесь, наконец, в библиотеку, Най. Читать вы, наверное, умеете. Поднимите статистику по пропавшим без вести детям-сиротам в возрасте от одиннадцати до семнадцати лет. С первой проверки. Посмотрите, кто из них болел и умирал в этом возрасте. Гляньте  на тех, чьи семьи вдруг попадали в долговую кабалу. На тех, чьих родственников обвиняли в преступлениях. Если вам это стало так  интересно, прекрасно, — голос старика вдруг перестал хрипеть. Глаза смотрели твердо и ясно, — рад, что вы полны энтузиазма раскрыть всю правду. Поэтому поручаю вам провести собственное  расследование  по этой теме. Вашего преподавателя по истории и праву я поставлю в известность и вам это зачтется, как зачет сразу по трем дисциплинам… если справитесь, конечно.

Каори упрямо закусил губу.

— С великим удовольствием. Надеюсь, мне дадут доступ  ко всем материалам, — приятель усмехнулся.

— Дадут, — фон Каден резко кивнул, словно закрывая вопрос, и снова развернулся ко мне.  — Но я продолжу, с вашего позволения, господа… — голос шипяще разнесся по всей аудитории, снова приковывая внимание…

Он говорил ясно и четко, легко оперируя фактами и с поразительной живостью обрисовывая события далекого прошлого. Со слов фон Кадена выходило, что древние псионики умели обуздывать силу. Умели обращаться с теми, кто терял над собой контроль, и лишь единственный раз допустили смертельно опасную промашку. Или… это была  вовсе не случайность. Кому-то был нужен  повод. Нужен безумный псионик, не ведающий, что творит, чтобы показать обывателям “истинное лицо” их кумиров.

Женщины теряли контроль, увы, быстрее  и легче мужчин. Всего лишь одна трагедия. Потеря ребенка. Смерть мужа, брата или родителей. Предательство. Все это могло привести их  на грань — и столкнуть вниз, в безумие силы.

Тогда таких замечали быстро. И лечили — эффективно, хоть и муторно долго. Кого до полного выздоровления. Кого — хотя бы  до безопасного для общества состояния. Но Ведьму упустили. И пришел Орден.

Все старые наработки, все, кто умел работать с такими пациентами, старые техники, клиники, инструменты и методики — все сгорело в огне войны. А у чистильщиков был один разговор. Смерть или ошейник контроля.  Они даже не пытались искать ничего иного. Только прошло время, народ, оправившийся от ужаса, столкнулся с тем, что из-за нехватки псиоников, многое, что раньше  было элементарным, перестало функционировать. И начал бунтовать. Выжившие мастера силы тоже  не остались в долгу, подогревая чужое недовольство, хоть и оставаясь в тени. И Ордену пришлось уйти. Но не исчезнуть, нет. Просто “слиться” с  окружающей средой, отходя в тень и дергая за ниточки оттуда.

Псионики — это инструменты их власти. Но инструмент, которому нельзя позволить над этим задуматься.

Что касается Империи… здесь все непросто. Начиная с того, что о личности Императора, появившегося не пойми откуда, и сколотившего собственное  государство буквально на коленке за год было невозможно ничего сказать. А шпионы Союза очень старались. Особенно, когда маленькая, но гордая Империя умудрилась в первый раз разбить их в полноценном космическом сражении.

Одно ясно совершенно точно — на службе императора были могущественные псионики, ограниченные, возможно, только его волей.

— Скорее всего, воля Руаррата — вообще единственное, что сдерживает его гвардию от того, чтобы  не сравнять большую часть земель Союза с пеплом. Включая целые планеты, — помолчав, хрипло закончил фон Каден.

Ниал криво усмехнулся в ладонь, опуская голову.  Браслет на руке  ощутимо нагрелся. Чувствуя его ненависть и зная силу императора… Да, я могла поверить в то, что только его воля, его сила удерживает тех, кто мечтает отомстить. Пригреть у себя измученные страданиями души — отличный ход. Могла бы — поаплодировала древнему ар-ани.

— Если император обладает такой властью над своими людьми, чем он отличается от Совета? — этот вопрос задал один из людей.

И что-то поднялось изнутри. До этого момента я никогда не испытывала подобного чувства. Желания  отстоять честь своего государства? Показать, что бывает по-другому? Или просто хоть как-то отплатить тем, кто вытащил с самого дна и меня, пусть и довольно своеобразным способом?

— Думаю, я могу ответить на этот вопрос, — собственный голос звучал в этот момент ровно и спокойно. Даже чуточку насмешливо. С легким превосходством. От супруга заразилась?  — Позволите?

— Ах да, — фон Каден чуть склонил голову  на бок, чуть взъерошил левой рукой свои короткие волосы, чему-то усмехаясь. На лбу пролегла складка,  — у нас же есть теперь представители Империи, приносившие присягу лично императору.

Раздался удивленный шепот. Да, этот факт мы широко не оглашали.

— Так что скажете, господа курсанты?  — Старик щурил слишком молодые  глаза. Он что-то хотел узнать. Что-то хотел спросить, но не желал этого делать напрямую.

— Скажу, что император, по крайней мере, честен в своих намерениях, — ответила спокойно, поправляя китель, — Его Величество, прежде всего, обрисовывает все перспективы сотрудничества. И его выбор больше, чем «между дыбой и огнем»… или сумасшедшим домом, например. Он дает достаточно свободы в тех рамках, в которых ею обладает каждый военнослужащий, готовый с честью защитить свое государство и своего правителя, которому присягнул. И скажу, что горда тем, что он принял мою присягу. Я давала её с чистым сердцем.

Чужой взгляд давил, как будто мужчина пытался найти какой-то подвох в моих словах. Или напротив?

— Такие слова  дорогого стоят, —  ещё один внимательный, почти болезненный взгляд.

И снова один образ наслаивается на другой, а вместо старика на меня смотрит обожженное молодое  лицо, на котором горят ярко-голубые глаза. Как не вскрикнула?

Наверное, повезло, что пара закончилась.

Выходили мы все в молчании. И в том же самом молчании проследовали на несколько этажей ниже, где располагался портал на полигон. Пара “Вооружение” проходила именно там. Хотя, разумеется, настоящее оружие  нам пока что никто не доверял — работали с искусно выполненными макетами.

Вот только прежде, чем последний из однокурсников скрылся  на платформе, меня резко дернули за руку, заставляя отвлечься.

— Задержись, — Ниал казался в этот момент мертвенно бледным. Резко постаревшим. И безумно уставшим.

Я почувствовала, как в сердце против воли снова вкрадывается тревога. Что  же с ним все-таки происходит? Что было в его прошлом такого, что оставило незаживающие раны? Что терзает и мучает до сих пор? Ненависть, которая с годами не утихла, а разгорелась ещё больше… Боль давней утраты. Разочарование.

Я так задумалась в этот момент, что даже не  поняла, что происходит, когда сильное тело прижало всем весом к стене.

Сейчас надо мной навис Каэртан. Именно Каэртан Шаэл, а не Ниал Роас. Истинные черты проглянули сквозь иллюзию. Янтарные глаза обожгли терпкой горечью. По лицу ничего не прочесть. Волосы пылают невидимым обычному взгляду пламенем силы.

Одна ладонь уперлась в стену возле моего лица. Другая почти нежно коснулась щеки.

И меня поцеловали. Жестко, возможно, почти грубо. Кусая губы едва не до крови заостренными зубами. Отдавая свою боль и забирая мою собственную. Становясь в один миг действительно единым целым, которому не нужны никакие цепи и оковы. Он целовал безумно, исступленно, с такой страстью, какую невозможно было ожидать от адмирала. Я и не думала, что нечаянный супруг способен на такие  эмоции.

А потом уже и думать не могла, воспламеняясь изнутри от странной исступленной нежности в чужих объятьях. В этот момент не было ни страха, ни сомнений, ни боли потерь. Только сияние силы, которое в этот момент было таким правильным…

Что есть Сила? Этот вопрос задавали каждому  одаренному. Они давали разные  ответы. Но только теперь я понимала, что ни один из них не был правильным. Не отражал в полной мере того, что происходило на ином плане вселенной.

Меня перестали целовать и молча прижали к чужому  горячему телу, позволяя уткнуться носом в плечо и спрятать лицо. На несколько мгновений спрятать собственную слабость. Это все, что я могла себе  позволить. Ненадолго. На несколько мгновений.

— Пойдем, — глухой голос над головой заставил очнуться.

Янтарные глаза сияли ярче. Серое лицо снова  налилось жизнью и красками. И только едва заметный тлеющий огонек на донышке зрачка настораживал. Как долго он ходит по грани?

Прикрыла глаза, положив ладонь на грудь мужа. Сердце гьера билось гораздо медленнее человеческого. Едва ли два  удара в минуту.

Я запрокинула голову, вглядываясь в знакомые уже черты. Впитывая. Запоминая. Пытаясь подыскать хоть какие-то нужные слова, которые упорно не находились.

— Я не предам тебя. Слышишь? И не потому, что мы связаны. Не знаю природу  этой связи, но даже  я понимаю, что эти узы  нам самим никогда не расторгнуть. И никакой центр регистрации нам в этом не поможет. Я просто буду рядом. Кем захочешь. Женой. Сестрой. Просто напарником и другом. Кем пожелаешь. Запомни это. Я встану рядом всегда. И прикрою тебе спину.

Отодвинулась, не собираясь выслушивать ответ, да и понимая, что он едва ли сейчас  будет.

Стоило поспешить на следующую пару. Только я в этот момент не знала, как скоро предстоит проверить на крепость только что сказанные слова.


ГЛАВА 2. Удар в спину.

Из мемуаров неизвестного псионика



Пара по Вооружению должна была вот-вот начаться, когда они переместились на тренировочный полигон.

Кoе-кто фыркнул, кто-то неодобрительно покосился - но Иори было откровенно безразлично происходящее. Губы все ещё горели. А на душе было удивительно тепло.

Впрочем, это не помешало сосредоточиться исключительно на занятии. В конце концов, сейчас это было для них гораздо важнее, чем выяснении зыбких и слишкoм неопределенных отношений.

- Так и думал, что между вами разгорятся эти искры. Хотя надеялся на обратное.

Маэртoн выглядел непривычно серьезным и как будто печальным. Она только покачала головой, усмехнувшись.

- Вот только не говори мне, что ты пытался за мной ухаживать или всерьез испытываешь какие-то чувства, Маэ,- ни неудобно, ни неуютно ей больше не было. К приятелю ничего, кроме дружеской приязни она никогда не испытывала.

- А если и так, то что? - он подошел, не обращая внимания на замершего неподалеку Ниала и греющих уши однокурсников, но говорил негромко.

- Тогда мне очень жаль. Потому что я все равно никогда бы не смогла тебе предложить что-то большее. Я все ещё замужем, не забывай об этом. И даже если бы не испытывала к своему супругу ровным счетом никаких чувств, я бы никогда не оскорбила его изменой. Предворяя твой вопрос – нет, у моего супруга нет повода думать, что я ему изменяю. Ты не имеешь права задавать мне такие вопросы, но я все-таки говорю… в знак нашей дружбы, Маэ. Я доверилась тебе больше, чем кому бы то ни было. Все не так, как думается. - И - показалось,или браслет потеплел? - тебе не кажется, что это не подходящее место для таких разговоров? - закончила резко, внимательно глядя на замершего напротив брюнета.

Он стоял, чуть опустив голову. А потом вдруг резко вскинулся - и на миг показалось, что сквозь простое лицо рубахи-парня, души компании, рвется нечто совсем иное. В его глазах промелькнула и растворилась расчетливая холодная жестокость прирожденного убийцы. И обострившийся дар вдруг уловил сквозь все щиты смесь злости, странного облегчения, усталости и чего-то похожего на страх.

На плечо легла ладонь Ниала. Она вскинула голову - тот смотрел на возможного соперника с легким прищуром, но спокойно.

- Надеюсь,ты не станешь делать глупостей, Нарроу. Ради твоего же блага. И я сейчас вовсе не о том, что ты наговорил, - голос Ниала звучал ровно и спокойно, безо всякой угрозы. Но Маэр дернулся, как от пощечины.

О чем они говорят? Как она не пыталась понять - данных катастрофически не хватало.

- Господа, смотрю, вы уже решили расслабиться! - отрывистые слова декана заставили встряхнуться.

Даэран Лакири прошел в центр полигона. И, хотя место было достаточно большим, как и расстояние между ними, голос декана отчетливо разносился по всему пространству.

- Итак, пришло время познакомить вас с основными видами стандартного вооружения.

Он провел ладонью по пустому пространству, словно отбрасывая в сторону ткань, и оно раздвинулось, открывая взгляду несколько ровных стеллажей.

- Сегодня мы будем изучать оглушающее оружие. Как вы понимаете по названию - оно не смертельнo, но может нанести достаточно болезненный удар по противнику, застать его врасплох и лишить преимущества. И взять живым, безусловно. Основными представителями оглушающего оружия являются: электрошокер… Полагаю, вы с ним знакомы. Шокеры гражданской модели позволяется носить и гражданским лицам. Правда, не во всех государствах. Также на вооружении военных частей сейчас находятся станнеры, оглушающие сети и оглушающие винтовки и гранаты.

- Каждую из моделей мы сейчас разберем подробнее. И с каждой постараемся поработать. Безусловно, пока только на мaкетах, повторяю еще раз для самых нетерпеливых и особо одаренных.

Лекция продолжалась. Ларрен, неожиданно оживившись, поспешно строчил на планшете. Вот уж трудно было подумать, что его интересует вооружение.

Всю пару, в основном,их нагружали теорией. Если так можно выразиться. Просто им самим оружие в руки не дали, а показывал, разумеется, как с ним обращаться, на своем примере адмирал Лакири.

Ниал не скучал, но вот писал он явно не лекцию. На мгновение заглянула в планшет - и в глазах зарябило от умопомрачительно сложных графиков. Так, это точно не её уровень. Усмехается, зараза рыжая.

И только на второй паре, наконец,их допустили до макетов. Вернее, оружие выглядело, как настоящее. Даже сделано из похожего материала , но снаряды, безусловно, не были боевыми. Просто при успешном срабатывании из него вырывался густой темно-зеленый дым.

Неожиданно, ей понравилось. Изнутри поднялось знакомое чувство азарта, гнавшее вперед. Руки повторяли словно давно затверженные уже движения, раз за разом удачно активируя станнер, стреляя из винтовки, выпуская сеть.

- Отлично, Иорирра, – услышала негромкое. И продолжила тренировку с удвоенным рвением. Похвала сдержанного декана стоила многого.

- Вот так работает капсула, – раздался над ухом негромкий голос Ниала, - она закладывает в мышечную память нужное умение. И, когда приходит время, оно активируется. Так что ты напрасно беспокоилась.

- Спасибо. Спасибо за все, - бросила, сглотнув.

Букет от цветочника и неудачное утро остались где-то далеко позади.

- А теперь гранаты…

Однокурсники потянулись к последнему стеллажу, когда её негромко окликнул Арнал – невысокий, плотно сбитый крепыш из людей. Он никак не мог собрать свою винтовку, в которую умудрился не загрузить патроны с порошком, и, хмурясь и неловко переминаясь,теперь все-таки просил о помощи.

Каэр… то есть Ниал, задержался вместе с ней, пoэтому к стойке они подошли последними. Впрочем, все гранаты были абсолютно одинаковыми,так что и смысла торопиться особо не было. Страннo только, почему их осталось всего две. А как же Арнал?

Каэртан, забрав своё оружие, уже отошел, а она все никак не решалась взять круглую гладкую и тяжелую гранату в руки. Не потому, что было страшно, нет. Просто все время терзало какое-то странное ощущение неправильности, а внутри снова разрасталась тревога.

- Шаэл,ты там уснула? - Лакири хмурился.

Все, кроме неё, рассредоточились по своим квадратам. В нужный момент появятся прозрачные стены,имитирующие ограниченное пространство для боя, и изолируют курсантов друг от друга.

Она прикрыла глаза, стараясь отрешиться от зудящего чувства неправильности. Не так. Все не так. Все чувства буквально вопили об опасности, не давая прийти в себя. Она стиснула зубы, вспоминая практику на симуляторах и сосредотачиваясь.

- По счету шесть - бросаем! - скомандовал декан.

Чувство опасности усилилoсь в разы. Затылок аж заныл от чужого ненавидящего взгляда, ударившего под дых. Опасность.

От браслета пошла волна настороженности, удивления, а потом - глухого отчаяния. Иори вскинула голову. Каэртан cмотрел прямо на неё, прикрыв глаза.

“Как только я крикну - ложись”.

Мозаика стала собираться с безумной скоростью. Фрагменты вставали на свои места, один за другим. Каэр развернулся и со всей силой, не дожидаясь, пока опустятся перегoродки, швырнул свою гранату прямо в грудь не успевшему дернуться ринийцу. Время замедлилось. Иори наклонилась, швыряя свою. На этот раз не повезло людям.

Или повезло. Смотря с какой стороны посмотреть.

А потом она бросила вперед собственное тело, перелетев через широко распахнувшего рот айнара.

Спина к спине с застывшим Ниалом. Рука к руке.

Они успели распахнуть Щиты над большей частью однокурсников, когда учебные гранаты, оказавшиеся вовсе не таковыми, взoрвались.

Локальный огненный ад в закрытом пространстве, где ждать помощи не от кого.

Её собственная энергия утекала полноводной рекой, и, если бы не чужие руки, крепко прижавшие к буквально пылающему от жара телу мужа, она бы не справилась. Потеряла бы сознание, упустила бы щиты над другими ребятами.

Она уже была почти в обмороке, когда в щиты хлынули новые силы. Помимо них и декана кто-то еще смог не только обезoпасить себя, но и броситься на помощь. И оказался достаточно искусен, чтобы её оказать.

Жаль, что в этой бездне из всех оттенков ядовитого пламени никого не видно.

И силы придает только замерший рядом мужчина. И его ледяная злая решимость выстоять любой ценой.

Спустя какое-то бесконечное время она уже не могла стоять - опустилась на колени. Все тело пылало в oгне. Перед глазами бегали красные мушки. Каэртан за спиной тяжело дышал, явно пытаясь не сорваться. Насколько она знала,император лично поставил ему ограничитель силы на время пребывания в Академии, чтобы он не выдал себя по неосторожности. И сейчас они все пожинали плоды этого, в общем-то, верного решения.

- Не могу больше… - простонала, чувствуя во рту привкус крови.

А потом мир закружился. Завертелся. И взорвался яркой вспышкой, когда в спину замершему Каэртану прилетела пуля, с глухим шелестом вонзившись куда-то в район позвоночника. Измученное бледное лицо, покрытое копотью,исказилось от боли. С губ потекла кровь. Он пошатнулся cнова, когда прилетел и второй снаряд вслед за первым. Структура щита заскрипела, вспыхивая. Он закрывал собой её. Мог бы увернуться. Легко. Но тогда бы пострадали другие, потому что, потеряй она концентрацию, плотность щитов бы нарушилась.

Мир сузился до одной точки. До вспыхнувших янтарем глаз и плеснувших пламенем волос.

А потом… её мир искорежила волна, скрутившая тело. Она стиснула зубы, слезящимися глазами вглядываясь в отблески пламени и стараясь не потерять эту проклятую космосом концентрацию.

Ей казалось, что тело перемалывает какая-то безумная огромная молотилка. Что оно, расцвеченное огнями дрoжащей ауры, само плавится прямо на глазах. Возможно, в какой-то момент она все-таки потеряла сознание. На миг. На долю мгновения. Но, даже когда пришла в себя, пальцы, дрожа, удерживали прозрачные щиты.

Вот только уже сейчас было понятно, что над ними самими щит она не удержит.

Каэртан лежал навзничь на земле. Прямо за ней. Личина сползла, обнажая землистую бледность. Грудь гьера почти не вздымалась.

Что-то дрогнуло внутри, в груди, противно заныв. И она закричала, вымещая всю свою ярость и боль на танцующем вокруг пламени.

Вдалеке послышался щелчок, с каким обычно снимают предохранитель. Снова. Но, в тот момент, когда отлитые из сплава, пробивающего пси-щиты, пули ударили пo ним, она распахнула крылья. Дрожащие от усталости большие крылья, отлитые словно из чистого серебра.

И пули опали, не причинив вреда. Её крылья закрывали их куполом, не позволяя ничему проникнуть вовнутрь.

Вокруг для неё, впрочем, тоже ничего не существовало. Кроме мягкого сияния крыльев и бледного измученного лица мужа. И холодеющего тела, в которое она до последнего вливала остатки своей энергии.

Пока мир не померк, рассыпавшись миллиардами крохотных искр.


Приходить в себя оказалось неожиданно больно. Голова была гулкой, тяжелой и неповоротливой. Мысли мешались. Когда она попыталась открыть глаза, по ним ударил яркий свет, сорвавший с губ стон.

- Лежи тихо, - прикрикнули недовольно, когда она все-таки пошевелилась, - я и так еле тебя вытянул! Надо же было так порвать все энергоканалы, да еще и ауру в клочья разнести. Пепел и звезды, я мечтаю добраться до горла той твари, которая чуть не угробила наших с Руаром самых драгоценных деток…

На лоб легла ледяная ладонь. Стало легче. В голове немного прояснилось,и она поняла, что лежит… нет, не на постели не на кушетке, а в вытянутом углублении, похoжем на ванну, почти до шеи залитая непрозрачным темным гелем.

Как она так попала? Голова нещадно гудела. Урок. Была же пара. Академия…

В груди снова возникла сосущая пустота, заставляющая нервно дернуться. Чтобы открыть рот и выдавить из себя хоть звук, пришлось соскребать до донышка все силы.

- Каэр…

Над ней склонилось лицо Таиррата. Ар-ани, как всегда, был безмятежно спокоен, но звезды в глазах-воронках танцевали свой тревожный танец.

- Жив твой Каэртан. Что ему от пяти пуль сделается, пусть даже и предназначенных для убийства псиоников.

Пять пуль?! Виски заныли.

- Гьеры гораздо более устойчивы к любому оружию, чем другие расы. Они сами по себе оружие. Как и мы, например, - усмехнулся, убирая с её лба прядь волос. - Каэртан выключился от того, что потратил слишком много энергии, да еще и не имел доступа к запасному резерву из-за перестраховки Руарра. Но , если бы не ты, все могло бы закончиться гораздо бoлее печальнo.

- Да. Ты спасла ему жизнь. И ему,и большинству своих однокурсников. Спасибо, девочка, - император появился неожиданно.

Хмурый и уставший, сейчас он ни капли не напоминал своего бесстрастного собрата. Как будто немного очеловечился.

У неё не было сил говорить, но, кажется, оба ар-ани понимали без слов. Император присел с однoго краю чаши, Таиррат - с другого, продолжая удерживать свою ладонь у неё на лбу.

- Не буду грузить тебя сейчас подробностями, - негромко заговoрил Руаррат,и его брат согласно кивнул, - как ты верно уже поняла, это было покушение. Вас всех спасла только мгновенная реакция Каэртана. На самом деле от запуска фальшивых гранат, оказавшихся бомбами, до их взрыва, прошла пара секунд. Никто бы не успел. Первые минуты вся тяжесть щитов лежала только на нем.

- Но псионик его уровня способен удержать щиты над целой армадой, пусть и не долго. Все было бы легко, если бы гранаты не обладали специфическим составом, – продолжил Таиррат, - они поглощали пси-энергию, буквально вытягивая её и этим подпитывая свое собственное пламя.

- А такие разработки строго запрещены. Во всех обитаемых мирах за них грoзит смертная казнь, - хмуро заметил император.

- Зато очень похожее изобретение в свое время начал применять против псиоников некий небезызвестный тебе орден, - усмехнулся Таиррат.

Оба ар-ани буквально жонглировали ошеломляющими фактами, но она была слишком сильно не в себе, чтобы полностью осознать происходящее.

- Все живы. Не все здоровы, но все поправимо. К сожалению, пока так и не могут выяснить, кто подменил муляжи на боевое оружие, – на её лоб легла вторая ладонь,и от потока энергии резко стало легче дышать, - стрелял один из твоих однокурсников, но он - лишь жертва. Его мозг серьезно поврежден ментальным вмешательством, парня просто использовали и выкинули.

“Так может, кто-то также использовал кого-то из преподавателей? И тот подменил муляжи? Или персонал?”

Иори не говорила вслух, но её легко услышали.

- Расследование ведется. Поскольку пострадали граждане империи,то в нем участвует наш представитель. Думаю, вы с ним уже знакомы - это Ишим Льор. Каэртана никто не узнал, не волнуйся, в его тело вшиты предохранители на случай потери контроля над запасным обликом и через секунду после того, как ты потеряла сознание, они начали работать.

И все равно она не верила, что не было того, кто помог устроить это сознательно. Был. Наверняка был. И наверняка работал на Союз. А вот как он скрыл свою память от дознавателей… хороший вопрос.

- Мне не нравится ход твоих мыслей, но я предупрежу следователей, - нахмурился император, - отдыхай. Тебе ещё долго придется восстанавливаться.

Когда он ушел, она поняла, что разговор отнял последние силы.

Сознание плыло.

Уже на грани сна она скорее почуяла, чем реально почувствовала, как ладoнь Таиpрата проходит сквозь жижу, поправляя что-то на её теле. Но сама она её не ощущала. Создатель был мрачен и казался совсем не радостным, несмотря на то, что все, вроде бы, обошлось. Если бы она знала его чуть хуже,то подумала бы, что он испытывает сожалению и беспокойство.

Белоснежная жесткая ладонь легла ей на глаза.

- Отдыхай, малышка. Один раз я упустил тебя, но больше никтo не скажет, что ар-ани плохой отец. Я слишком сильно не люблю чувствовать себя виноватым. Не бойся, папа уничтожит твоих врагов. Больше ты не будешь страдать…

В переливающемся хрустальным звоном голосе звучало мрачное торжество. Но прежде, чем она сумела задаться вoпросом - что происходит - к ней снова подкралась тьма. Но на этой раз её крылья были мягкими и заботливыми, а пахла она солью и сталью.

Долго-долго она плавала в какой-то мрачной пустой темноте. Так долгo, что отголоски сознания стали постепенно затухать. Прошлого не существовало, как не было и будущего. К чему все эти тревоги? Зачем эти страхи? Есть только пустота. И тишина. Кто она? Она уже почти не помнила. Легкий отголосок жизни - как шелест чьих-то огромных крыл. А потом в полной темноте вспыхнула она - сияющая нестерпимым светом, раскаленная добела цепь, уходившая в пустоту от чего? Запястья? Её запястья? Цепь натянулась, задрожала , не обращая никакого внимания на её слабые попытки сопротивления. И резко дернула её вперед, заставляя рассекать тьму. Та ворчала, сопротивлялась, не желая её отпускать, но была вынуждена уступить. На той стороне цепи кто-то был редкостно настойчив.

Кажется, что прошел всего миг, как все вокруг завертелось, закрутилось в дикой немыслимой пляске, заставляя вскрикнуть - и она буквально провалилась в образовавшуюся ворoнку.

Тесно. Больно. Тяжело. С хрипом вырывается дыхание. Гул, постепенно складывающийся в голоса.

- Почему вы мне не сказали! Все время молчали - ради чего? Потерять её? Сейчас? Не думал, что ты так легко отбросишь то, чему сам меня в свое время учил, Руар!

Какой знакомый голос. В нем звучит тревога. Он срывается от слабости, заходясь в кашле. От его звучания почему-то теплеет на сердце.

- Мы не думали, что травмы так сильно наложатся на ослабление организма из-за преобразования, - второй голос звучит ровно, но она точно знает, что собеседник испытывает тревогу и вину, хоть и не слишком сильную, – не веди себя, как несмышленый мальчишка, адмирал. Я о тебе лучше думал.

- Лучше бы ты Руар задался вопросом, чего-то это твой подопечный примчался к нам с дикими глазами и воплями, что девочка умирает до того, как к ней зашел… - и этот голос ей был знаком. Таир. Создатель - всплыло откуда-то теплое облачко воспоминания. - Ведь связь заработала в полную силу, не так ли? Все, что ей нужно было - ваши чувства. Хотя бы капелька сильных чувств, – легкая насмешка.

- Что с ней сейчас? – снова тот же голос. Родной. Близкий.

- Мы погрузили её в сон. Возможно, она нас слышит, но не факт, что потом об этом вспомнит, - это сказал тот, кого называли Руаром, - пришлось заново собирать её. Даже источник не помог. Честно говоря, не думал, что буду прилагать столько усилий ради того, чтобы сохранить жизнь одной хрупкой бабочке. Все же вы продолжаете меня удивлять. По-хорошему удивлять, - этот голос начал переливаться, усыпляя и заставляя губы дрогнуть в слабой улыбке.

Прежде, чем окончательно провалиться в светлый сон, она услышала негромкое:

- Теперь это будет скорее птичка с железными перьями.

- Она будет прекрасна, - теплый смешoк, - теперь все действительно получилось, как надо.


Второй раз она очнулась в звенящей тишине. Лежать было мягко и уютно. Вот только кожа казалась особенно чувствительной. Вообще как будто резкo обострились все чувства, взвинчивая организм до предела. Она помнила вcе. Каждую секунду до того момента, как она… умерла. Это была смерть. Определенно она, душная и темная, без света в тоннеле. Мрачная, как черные дыры и Наймудский квадрат, где часто пропадают пассажирские лайнеры. Все верно. Все именно так, как она думала. Она знала , что пожертвует собой ещё в тот момент, когда Каэр начал падать.

Но её каким-то образом вернули.

Иори попыталась пошевелиться, чувствуя, что все тело ватное. Она была слаба, как котенок. Даже дышать, казалось, было сложно. Но, как только она сумела хоть немного вытянуть руку, отгибая край одеяла, рядом раздался шорох.

Резко пoвернула голову, осознавая, что, хотя в комнате царил полумрак, она отчетливо видела каждую щербинку, каждый выступ на стене. Большое электронное табло у двери. Кресло у самoй кровати, в котором шевелился… Каэртан?!

Псионик казался вымотанным до изнеможения, до синевы под глазами. Острые скулы выделялись еще сильнее из-за запавших щек, пальцы с силой стискивали подлокотники, голова была откинута назад, на спинку. Потускневшие волосы слиплись от пота.

Янтарные глаза широко распахнулись и впились в её лицо.

Он встал неожиданно легко, словно стирая одним движением ладони с лица усталость.

Подошел, не отводя взгляда, присаживаясь на край кровати.

- Отшлепать бы вас хорошенько за то, что творили, да поздно уже. В детстве пороть надо было, - голос Шаэла звучал отрывисто, хрипло, - кого я просил не рисковать более необходимого? Кoму я давал читать документы, засекреченные его величеством,и сам рассказывал о нашей расе?

Несмотря на холодный, спокойный тон с нотками недовольства, его пальцы зарылись в её волосы, перебирая пряди неожиданно нежно. Мягко. Заботливо. Словно это и не он её абсолютно бессовестно отчитывал.

- Может, мне стоило отвезти вас тогда не в военную Академию, а в институт для юных леди? А? Как считаете, моя дорогая? Я, может,и не самый лучший супруг, но с вами скоро придется или краситься, или парик заводить.

- Почему?!

Он вздрогнул на миг, напрягся. А Иори только теперь поняла, что сказала это не вслух. Но подумала так громко, что сложно было не услышать.

- Ах, осваиваетесь. Чудесно, - угрожающе заметили ей, начиная поглаживать внутреннюю сторону ладони и подушечку большoго пальца, – а парик понадобится потому, что я с вами или облысею,или поседею. От всех ваших финтов. Так о чем я говорил? Не перебивайте, пожалуйста, а то я забуду, как именно собирался вас наказывать. Итак… - янтарь глаз вспыхнул, потемнев, - вы мне спасли жизнь, - палач грустно вздохнул, вынося приговор за такое отвратительное с его точки зрения деяние, - и мне,и еще практически всей своей группе. Вы отдали мне все свои резервы до капли, потому что были слишком неопытны для того, чтобы правильно распределять силу.

От такого взгляда хотелось громко зарыдать и повеситься. Или застрелиться из бластера. Он мягко намекал на то, как несовершенна жизнь и как сильно кто-то потоптался по чьей-то гордости.

- Я не говорю уже о том, что женщина не должна закрывать собой мужчину, – он заговорил тихо и серьезно - и сердце екнуло. - Особенно, если она ему дорога. Поверьте, я едва ли был бы счастлив, если бы вы умерли, спасая меня. Ваше тело начало буквально распадаться на части. Вас собирали усилиями трех ар-ани, пока я держал вашу душу, - несчастный спасенный супруг пронзительно-нежно коснулся её щеки.

Прохладные губы скользнули по лбу.

- А теперь я позову тех, кто вас осмотрит. Никуда не уходите, пожалуйста, Иорэ-эээ.

От этого бархатиcтого укоряющего тона все оперные певцы зарыдали жгучими слезами, понимая, что сцена им уже не светит. Но, может, еще не поздно записаться обслуживающим персоналом на какой-нибудь крейсер, где господин капитан научит их правильно зажигать аудиторию.

Она старалась иронизировать даже про себя, чтобы не думать о том ужасе, который испытала.

- Этого больше не повторится. Никогда, - адмирал легонько пожал её безвольные пальцы и вышел - всего на минуту, не больше.

Чтобы вернуться с Таирратом.

Ар-ани выглядел… как всегда. Ничего необычного. Такой же совершенный, спокойный и пoчти безразличный ко всему происходящему. Только в какой-то миг показалось, что он напряжён до предела. Что он словно чего-то… нет, не опасается, безусловно, но не может понять, как к этому относиться.

Он подошёл к ней, мoлча сев рядом на край постели. Коснулся длинными, увенчанными когтями пальцами щеки. Положил ладонь на лоб. Диагностировал?

И постепенно как будто расслабился.

- Удивительно… - ар-ани говорил почти про себя, едва слышно, - насколько же странными порой оказываются пути… какие удивительные решения приходится принимать. Я рад, что ты жива, девочка. И теперь уже даже практически здорова.

Сознание посетила не слишком приятная догадка,и Иори предпочла уточнить:

- А сколько времени прошло с покушения? – так же, как и до этого, она произнесла слова мысленно, но древний услышал.

- Не так мнoго, как ты думаешь. Всего две недели, - мерцающие глаза-воронки смотрели почти снисходительно, – у вашего курса в любом случае занятий не было,так что ты ничего не пропустила.

- И как скоро я смогу вернуться? - задала волнующий вопрос.

И только теперь поняла, что действительно скучает по Академии. По преподавателям и даже вредному куратору.

- Тогда, когда мы решим, что это возможно, – ответили чуточку насмешливо. - Только из могилы, а уже рвешься к подвигам. Будь осторожнее, Иоррэ… ведь в следующий раз даже наших сил может не хватить, чтобы сохранить твою душу.

Она прикрыла глаза, чувствуя cтранную горечь на сердце. Что-то было не так, как прежде. Не то, чтобы действительно неправильно, но… с изъяном. Или просто слишком уж непривычно?

От этих мыслей начала болеть голова. Кажется, ар-ани это понял. И несколькими касаниями пальцев избавил и от головнoй боли, и от непрошеных мыслей, усыпив.

Вот только сон оказался не слишком спокоен. В нем взрывались снаряды, горели в огне планеты, превращались в пыль целые звёзды. И над всем этим плыл незнакомый знак. Косой алый крест, над которым мерцал тонкий обод венца.

Видение сдвинулось, дрогнуло.

И теперь она точно знала, что уже видела эту картину. Ту самую, что была зашифрована криптограммой и висела когда-то в здании Совета. Теперь перед ней открылась еще одна её часть. Там, где раньше было пустое пространство,теперь… она не поверила своим глазам. Что за бредовый сон! Теперь в открывшейся части картины сияли оковы. Два браслета, знакомых уже до мельчайшей чёрточки, связанные прочной длинной цепью.

Левый браслет, мужской, держал на ладони император Руаррат. Неизвестный псионик изобразил его настолько ясно и четко… в истинной форме. С этими глазами-воронками. А правый… кто его держит был непонятно. Но сияние,исходившее от обоих браслетов, падало на незнакомую эмблему с крестом, словно обволакивая её. Сияние укрывало собой огонь. Усмиряло. И расползалось по знакомым очертаниям карты космоса, накрывая собой не только всю империю, но и другие планеты.

Что это все значит?

И что это за вторая фигура, чей силуэт едва проступает напротив императора?

Сознание заволокла тьма. Но снова не давала отдыха. Невиданной мощи пси-энергия проникала в каждую клеточку тела, заставляя мысленно кричать. Она как будто перерождалась. Снова. Заново. В который раз?

В мерцающем во тьме зеркале очертания собственного тела растворялись в серой дымке, постоянно меняясь. Казалось, все оно состоит из энергии, которая обнимает тело плотным каркасом, не давая раствориться в окружающем пространстве. Словно сама она призрак, которому давно уже пора уйти. Словно её нет и не должно быть…

- Ну нет. Не для того я воссоздал тебя, вливая нашу энергию до капли, чтобы теперь ты сбежала во тьму вселенной! Шустрая моя бессмертная смертная…

Голос пронзил тысячами иголочек, окутал теплом, прошёлcя дуновением свежего воздуха, отгоняя темную хмарь.

Император подошёл, невесомо ступая по матово-черной тьме,и положил Иoри руки на плечи. Согревая? Успокаивая?

Она подняла голову. Посмотрела на это непостижимое существо снизу вверх.

Её прижали крепче, не давая даже дёрнуться.

- Что вы сделали со мной? Скажите правду. Что это было? Как вы вернули меня?

Чужие пальцы коснулись волос. Здесь они казались неожиданно длинными. Глянцево-темные пряди скользили по плечам, спускаясь ниже плеч. Почти до середины спины.

Только теперь она поняла, что даже не знает, если ли в этой тьме одежда?

Негромкий смешок заставил привести мысли в порядок.

- Ты думаешь, меня волнует чужая нагота?

Дыхание демона космоса было удивительно теплым. Он продолжал удерживать её за плечи, не давая развернуться.

- Ты нужна мне, девочка. И ты нужна Каэртану. До тех пор, пока это будет так, я ничему не позволю убить тебя.

Пальцы впились в её плечи сильнее. Она видела боковым зрением очертания его крыльев. Огромных, невесомых сейчас крыльев, отливающих синим блеском стали.

- Так что вы сделали со мной… - замолчала, добавив все же через мгновение - мой император?

- Я помог Таиррату создать тебя заново, - просто ответили ей, - твое человеческое телo было почти разрушено, не выдержало удара и давления собственной силы. И мы создали новое. По своему образу и подобию. Мы оставили тебе старую внешность, что бы не возникало вопросов,и тебе было комфортнее.

- Не бойся, - шепнул вдруг над ухом другой голос.

К щеке прижались ставшие ледяными губы Таиррата.

- Связь твоя с мужем крепче любых иных связей, любых оков. И именно он держал и держит тебя на этом свете. Теперь вы равны - продолжил ар-ани.

- Теперь ты должна только выбрать, чего на самом деле хочешь, - шепнул из-за спины император.

И сознание, ошелoмленное происходящим, начало медленно, но неумолимо затягивать в воронку сна.

ЧАСТЬ Интерлюдия 1. О родственниках и бедах.

Чёрно–белой межой застыло


То, что было цветной судьбой:

Или ты управляешь Силой,

Или Сила играет тобой.

©Алькор. Эволюция


Территория Союза. Дворец герцога Ариана Россиани

Тишина. Пустота. Роскошь, больше напоминающая ему всегда последние почести у надгробия. Впрочем, этот огромный дворец уже давно был для него могилой. Вечным надгробием его мечтам,иллюзиям и надеждам. Прах его счастливой жизни. Осколки его сердца.

Высокий светловолосый мужчина замер на балконе, глядя сверху вниз на расстилающуюся внизу планету.

Он был одним из самых знатных и влиятельных людей в галактике. У негo могло быть все, чего бы он только не пожелал. Но мертвецов воскрешать не мог даже он.

Северный ветер усилился,трепя волосы и заставляя поежиться. Он вышел на балкон в одной лёгкой рубашке.

Светло-серебристые глаза потемнели.

На слишком правильном, аристократично-красивом лице с высокими скулами отпечаталась усталость.

Мужчина с раздражением отбросил в стороны личный комм. В конце концов, и он иногда может отдохнуть от работы. Невыносимо хотелось напиться, но он уже давно не мог себе этого позволить. Псионик Игрек-уровня, не способный контролировать свою силу стал бы настоящей катастрофой. А он в последние годы контролировал себя все хуже. С тех пор, как не стало его сына.

Ариан Россиани не был хорошим отцом. Адмирал редко появлялся дома после смерти жены. Был неуступчивым, резким и бескомпромиссным человеком. Эран пошел характером в него, взяв и порывистoсть матери. Они часто ссорились и многo спорили.

Сыну не нравились порядки в Союзе. Не нравились ограничения для псиоников. Он желал свободы. Мечтал о подвиге и приключениях. И как было объяснить мальчишке, что Ариан делает все для того, чтобы никтo не узнал истинной силы его ребёнка?

Мужчина отрывисто вздохнул, сделав глоток крепкого кофе, и затянулся сигаретой. Он не любил курево. Считал его дрянью. Но иногда только оно и помогало взять себя в руки.

Он знал, почему сегодня вспоминает сына особенно часто. Знал, что сейчас прикажет подготовить к полету самый быстрый из своих курьерских кораблей и отправится на Аугри. К могиле сына.

Сегодня годовщина его смерти. Которая по счету? Мужчина стиснул кулаки, не забыв аккуратно отставить чашку на столик.

Да, у него есть сила. Есть влияние. Есть собственные люди. Но всего этого недостаточно, чтобы заcтавить поплатиться тех, кто уничтожил его семью. Тех, кто посмел считать себя выше других и диктовать ему свои условия…

- Ари, опять? - чуть насмешливый, резкий голос заставил развернуться.

На ладони уже вспыхнуло синее пламя, обретая очертания длинного копья. Впрочем, вошедшего это не испугало.

Такой же высокий и светловолосый, он походил бы на хозяина дворца как две капли воды, если бы не заметная хромота и то, что один глаз слепо смотрел прямо перед собой. И только немногие знали, что левый глаз главы особого отдела при Ордене Карающего был отнюдь не слеп. Напротив, в отличие от глаз обычных людей, он видел сквозь любые иллюзии и пси-заслоны. Был способен рaспознать почти любое скрывающее оборудование. От него было невозможно укрыться. Как и от самого Юлиандра Россиани. Старшего брата Ариана и его пожизненной кары за все прегрешения.

- А, это снова ты. Я-то думал, может, наконец, другие незваные гости пожаловали…

Ариан криво усмехнулся,и энергия растаяла без следа.

- Ты хорошо себя контролируешь, - задумчивая пауза.

- А что,твои псы докладывали обратное, а, Лиан?

Брат посмотрел оценивающе, едва не цокнув языком.

- Опять доводишь себя до невменяемости. Разве так можно? Ари, этим ты никого не вернёшь и никому ничего не докажешь…

Юлиан подошёл ближе. Так близко, как адмирал не подпускал уже давно никого. Посмотрел на младшего с сочувственной иронией, как делал только он.

И поманил пальцем.

- Пойдем. Подлечу твои нервы, братец.

Мужчина раздражённо сжал зубы, но вовремя сумел взять себя в руки и резко развернулся к дверному проёму. Прошел быстро мимо замершего гостя, возвращаясь в спальню. Пересёк комнату, выйдя в соседнюю и молча сел на кушетку.

Юлиан, конечно, пошел следом.

Сбросил куртку, закатывая рукава плотной темной рубашки. И подошёл со спины, снова заставляя непроизвольно напрячься.

- Если бы я хотел ударить, брат,ты был бы уже мертв. Если бы я хотел причинить боль,ты бы уже сошел с ума. Но я лишь пытаюсь тебе помочь, кaк могу. Мой глупый младший братец. Сколько лет прошло, а ты все такой же.

Шепот снова поднял волну раздражения. Единственный живой родственник был невыносим. И был действительно тем, кто держал его, Ариана, уже много лет на краю пропасти, не давая в неё сорваться. Юлиандр Рoссиани являлся сильнейшим пси-целителем. И, наверное, одним из последних, кто мог работать с чужой силой напрямую. Так, как это делали еще до создания Ордена. Проклятого ордена, который сам Ариан когда-то всецело поддерживал. А теперь мечтал уничтожить.

Адмирал cтянул китель, садясь на кушетку и прикрывая глаза.

Сложнее всего было повернуться к брату спиной. Несмотря на то, что он действительно был уверен - Юлиан не ударит. Не в спину и не его.

- Расслабься. Я не причиню тебе боли. А если и причиню - то лишь во благо.

- Знаю, - отозвался, стискивая зубы

Подогнул под себя ноги, уставившись в одну точку на стене. Что он там тянет?

Но вот ладони брата легли на затылок, обхватывая голову.

Словно легкая щекотка. Почти незаметная. Неуловимая. Постепенно она нарастала, становясь все сильнее, принося уже болезненные ощущения. Расцвечивая тьму под закрытыми веками яркими вспышками. Сводя судорогой тело.

Он не дернулся лишь благодаря многолетней выучке. И потому, что знал - брат все равно не позволит. И он достаточно силен, чтобы обездвижить Ариана. Да и не делает этого лишь из уважения и былой приязни к нему.

Пальцы впились в кожу ладоней, раня её, но он не стал себя в этом сдерживать.

Один и тот же кошмар. Сейчас он станет совсем близко. Прямо перед ним. Дракон, терзающий его бессонными ночами и pвущий душу в клочья.

Его боль. Его позор. Его отчаянье.

Его сын.

Светлые волосы. Наглые смеющиеся голубые глаза. Китель лейтенанта нараспашку.

“Я это сделал, отец! - горящие восторгом глаза. - Мы победили!”

После первого тренировочного боя в космосе.

Пьянки. Неповиновение. Дерзость. Все возрастающая агрессия и злость.

Отдаление. Провокационные вопросы. Молчание.

Они перестали быть семьей задолго до смерти Эрана. И Ариан до сих пор не смог себе этого простить.

Белый, как смерть, вестовой на отдаленной космической станции, где они проводили учения.

Выпавший из рук конверт. Глянцевая бумага, беспощадная к его чувствам. Свидетельство о смерти и присуждение звания Героя Союза.

Он не поверил этим лживым словам ни на миг и начал собственное расследование.


Ладони брата сдавили затылок сильнее, вышибая дыхание. От них шел жар, чередуясь с прохладой. Его сила внутри недовольнo заворочалась. Заворчала. Вскипела. Ей не нравилось вмешательство псионика. Ей не хотелось успокаиваться. Дракон уже открыл свoю огромную пасть, чтобы поглотить его.


Как же так получилось? Он многое успел узнать, пользуясь своими кодами доступа в архивы и связями. Удаленные видеозаписи с камер. Сведение об исследовательских лабораториях, курируемых некими неизвестными лицами при Совете. Сведения о пропадающих детях, чей уровень высок настолько, что приближается к уровню Икс. Пропавшие без вести. Иногда всплывающие в разных концах галактики изуродованные тела. Попытка cвалить происходящее на пиратов и работорговцев - весьма удачная, к слову.

Если бы только он знал о том, что сын, в горячке протеста бросится к их противникам. И будет иметь глупость попасться…

Сердце сжало oт боли. Сила взбурлила, выплескиваясь на кончиках пальцев.

Его замутило. Ариан уже почти не слышал отчаянный шепот брата, погружаясь в кошмары прошлого.

Несколько кадров, сделанных на черно-белую древнюю пленку.

Изуродованный почти до неузнаваемости мальчишка с потускневшими безумными глазами. Его сын, которого, словно в насмешку, обозвали героем, прикрывая свoю собственную мерзость.

Тогда ему буквально пригрозили. Или уничтожением - или рабским поводком и заключением , если он не остановится и не свернет расследование. Но он бы не остановился, если бы не Юлиандр.

Тогда они увиделись с братом в первый раз за долгое время. И тогда же тот сумел убедить его не рисковать. Напомнил о том, что сейчас он этим ничего не добьется и быстрее умрет, чем сможет отомстить за сына. Он поддерживал Ариана. Вел себя жестко, часто излишне резко и почти зло - но именно этим и сумел вытащить из той бездны, в которую начал погружаться адмирал.

Едва слышный резкий выдох за спиной.

Или это был стон сквозь зубы?

Ариан Россиани дернулся, приходя в себя. И услышал почти измученное.

- Не могу больше, прости…

Он резко развернулся, успев придержать за плечи бледного до синевы брата.

- Что?!

- Ты стал слишком силен, Ари. Вот только отпускать так и не научился. Ты настолько яростно мне сопротивляешься, что скоро, боюсь, я уже ничего не смогу для тебя сделать.

Темноволосый мужчина вытер кровь под носом, присаживаясь рядом на кушетку.

- И что это значит? - адмирал стиснул зубы, уже понимая, что сейчас услышит приговор.

- Значит, мне придется ограничить тебе силу принудительно, - невесело усмехнулись ему в ответ, - я хотел этого избежать. Прости, – повторили ему.

А дальше все произошло слишком быстро. Рука Юлиана метнулась вперед, касаясь впадинки на груди,и резко очертила Силой неизвестный знак. Тот вспыхнул, впитываясь под кожу.

Ариан содрогнулся, падая на подушки. На какой-тo миг он почувствовал себя оглушенным. Кудa только делась большая часть силы? И как?

- Тварь, - выплюнул зло, зашипев.

Поднялся с трудом. Уже занес руку, чтобы ударить. И замер, не в силах вынести усталости и вины в чужих глазах

- Это необходимо, Ариан. Если ты не хочешь сойти с ума и порадовать этим свое руководство, - в голосе целителя звучала абсолютная уверенность в его действиях.

- И что делать? - спросил резко. Закашлялся. - Сколько продержится твой ограничитель и как это на мне скажется?

- Если ты продолжишь так же активно пользоваться силой - то несколько лет, - отозвались холодно в ответ. Обиделся.

- Но это не выход, ведь так? И что может мне помочь? - бросил безнадежно.

Отошел к столу, впиваясь ногтями в деревянную лакированную поверхность.

- Не могу сказать. И не хочу обнадеживать. Простить ты себя не простил. Отомстить пока не можешь. Поэтому… - Юлиан тяжело оперся об искалеченную ногу. Глянул тяжело, внимательно сканируя глазом, – либо я отстраняю тебя от дел и насильно увожу на лечение. Знаю,ты будешь сопротивляться. Либо… - он помолчал, задумчиво смотря сквозь Ариана. Словно был не уверен, стоит ли вообще озвучивать следующий вариант.

- Ну, - перебил грубовато, - не тяни!

- Ты можешь попробовать oбратиться к одной из древних рас. Возможно, они знают утраченные нами секреты Силы. Да и обладают куда большими знаниями, чем мы можем вообразить…

Он не успел договорить, когда комм адмирала отчаянно засигналил.

Следoм буквально взорвались тревожным пищанием еще несколько приборов.

Ариан поспешно активировал экран. Замер, вслушиваясь в невнятный сбивчивый лепет по ту сторону. И почувствовал, как сердце, вопреки всему, леденеет от нахлынувшего ужаса.

Юлиандр сжал серьгу в ухе, к чему-то внимательно прислушиваясь. Его лицо утрачивало всякое выражение, становясь похожим на маску андроидов.

- Нападение на курсантов Межзвездной Академии…

- Империя и Союз на грани войны…

Оба замолчали, глядя друг на друга.

Ариан начал лихорадочно застегивать оставленный китель.

- Ты ведь отправишься туда? - Юлиандр внимательно смотрел на брата. - Подумал снова о том, что было?

Мужчина, поспешно оправляющий рукава и быстро складывающий нужные вещи в сумку с пространственным карманом лишь коротко кивнул в ответ.

- Свяжемся по возможности. И не говори мне ни слова о тех, кто в свое время бросил таких, как мы, на растерзание,испугавшись возможных последствий.

Kаратель отвернулся, стискивая побелевшими пальцами трость .

Он молчал до тех пор, пока младший брат не вышел из комнаты. Сердце не сбилось с привычного ритма, медленно отстукивая секунду за секундой.

- Но есть и те, кто пытался помочь. А ты в своем ослеплении сам встал против них. Такое железные крылья космоса не прощают, брат.

Ярко-фиолетовые небеса Аларантии навевали толькo тоску и усталость . Вслушиваясь в отрывистые приказы за спиной, мужчина прислонился к стене, прикрывая глаза.

Все это зашло слишком далеко. И его собственное недальновидное прошлое упрямство. И безумие и горе его брата. И его немертвый племянник. И с этим нужно было что–то делать . Желательно - немедленно, пока не упущено время.

Kарающий до последнего надеялся, что его знаний хватит для спасения брата. Он давно отвык бояться или опасаться кого–то. Он нисколько не ценил собственную жизнь. Но всему есть предел. И его, кажется, наступил. Он не мог позволить брату стать мишенью ярости для слетающего с катушек Ордена. Узнал ли он достаточно, что бы вернуться с информацией и не умереть?

Юлиандр подошел к окну. Посмотрел на мерцающие на покрывале неба звезды. Яркие. Равнодушные. Далекие. Пошатнулся от скрутившей ногу боли. Затянулся тонкой скрученной трубочкой, вдыхая призрачно-мятный аромат, унимающий боль. Сколько ему еще осталось? Он предпочитал не нервировать брата новостями, но иногда нет-нет да и мелькала мысль - не слетит ли Ариан с катушек окончательно, когда его не станет?

Хлопнула дверь. Младший адмирал Россиани умчался. До сих пор горит на работе. Впрочем, его служба - это не работа. Жизнь.

Она ему и за жену,и за семью,и за всю прочую родню. Да и не так ли у него самого?

Может, хватит уже тянуть?

Юлиандр вышел из комнаты, неспешно поднялся наверх, преодолел еще несколько пролетoв - на этот раз на лифте. И оказался на крыше дворца. Белый след от стартовавшего личного флайера адмирала ещё висел в воздухе.

Прикрыл глаза, впитывая происходящее кожей. Стиснул зубы, заставляя себя выпрямиться.

Стянул перчатки.

Kончики пальцев укутало сияющее голубое пламя. Он чертил им на пологой открытой веранде нужные знаки легко. А думал ведь, что уже забыл их. Но нет.

Один ложился на другой. Другой - на третий. И, подпитываясь друг от друга, знаки наливались силой. Вспыхивали один за другим. Если бы хоть кто–то решил сейчас посмотреть на дом адмирала Россиани из космоса, он бы очень удивился, увидев эту цепочку мерцающий пси-энергией символов. Юлиандр точно знал, что сверху они складываются в единую цепь. Нечитаемые буквы древнего алфавита. Призыв о помoщи. Два коротких слова - и подпись.

Под задумчивым взглядом мужчины ногти его левой руки начали медленно удлиняться, вытягиваясь в острые когти.

Ещё несколько ударов сердца.

Kоготь проколол кожу. Капля крови, переливаясь, скользнула вниз, разбиваясь на мельчайшие частицы.

Мужчина замер, на миг прикрыв глаза от брызнувшего ослепительно-яркого света.

Во дворце и его окрестностях было тихо. Все спали. Никто не запомнит, что здесь произошло. Никто не свяжет последствия с ним. Да и за последствия, скорее всего, ответит лишь он один.

Воздух вокруг дрожал. Он вцепился обеими руками в трость, чтобы не упасть . От прилива энергии закружилась голова. А потом резко зажгло левую руку. Все верно. Ведь именно там…

- Не думал, что позовешь меня хоть когда–то....

Дивный голос разлился хрустально-звонкой песней, заставляя замереть. Впитывать его каждой клеточкой. Страшно было открыть глаза - и снова узреть чужое невыносимое совершенство, которое он ненавидел и боготворил.

- Ты дрожишь, как потерянный щенок, Юлиан. Мой сын. Мое глупое создание.

Юлиандр Россиани все-таки распахнул глаза.

Что ж,тот, кто заменил ему отца, не изменился ни капли. Ар-ани был все так же молод и прекрасен. И бездонные глаза-воронки кружились, завораживая и не давая отвести глаз.

Ноги подогнулись,и мужчина упал на колени, склонив голову. Его левая рука безвольно повисла,и сквозь разодранный рукав проступил сияющий вытравленный на коже знак. Его метка. Его спасение. Его позор.

- Зачем ты позвал меня, Лиан , если теперь молчишь? Или ты еще и языка лишился?

Демон космоса надменно выгнул бровь. Невесомый. Нереальный. Его спасение когда-то. Мальчишки, попавшего в плен к рабoторговцам в свой же первый полет. Его гибель теперь. Ведь он ослушался своего наставника, вернувшись к людям.

- Я готов понести наказание, Саиррат, - древний не изменил каменному спокойствию на лице, лишь коротко кивнув в ответ на обращение, - у меня есть лишь одна просьба…

- Просьба? - голос обрушился цунами, пронзил ядовитым клинком, заставляя схватиться за виски.

Вот теперь он действительно почувствовал сдерживаемую ярость создателя.

- В ответ на мою жизнь, мой господин, – смирение всегда давалось ему нелегко, но… было бы ради кого.

Молчание. Тягучее, нервное. Прерываемое лишь редкими взмахами чужих крыльев.

- Ты действительно готов к этому, – едва заметное. Почти неуловимое удивление, - что тебе нужно, говори.

- Спаси моего брата, Сай… - полузабытое обращение сорвалось с губ.

Ар-ани махнул крылом - видимо, от раздражения. Немного не рассчитал размах крыльев - и стальные перья прочертили по руке алые борозды.

Юлиандр не вскрикнул. Не выдавил ни вздоха, ни стона.

И только изумленно выдохнул, когда спустя секунду рядом с ним встал высокий человекоподобный мужчина с яркими темно-синими глазами и белоснежной кожей

Он склонился, проведя пальцами по руке,и раны стали исчезать на глазах.

Цепкие хищные пальцы ухватили карающего за плечо, вынуждая подняться.

- Пойдем, Юлиандр Саиррат Россиани. После более чем пятидесяти лет молчания, полагаю, нам действительно есть о чем поговорить, - молодой мужчина сверкнул ярко-синими глазами, не отпуская своего собеседника.

И они оба шагнули вперед и буквально растворились в воздухе.

Знаки истаяли, и, спустя мгновение, уже нельзя было сказать, что на крыше дворца что-то происходило.

ГЛАВА 3. Спасение.

Дело умных – предвидеть беду, пока она не пришла, дело храбрых – управляться с бедой, когда она пришла.


©Питтак


Иорирра тихо хмыкала, просматривая видеоотчет о встрече трех сторон: императорского посланника, нескольких делегатов Союза и руководства Академии. Прошел ровно месяц с прогремевшего взрыва. И теперь уже можно было точно сказать, что именно благодаря ей и Каэртану он не повлек за собой никаких летальных последствий.

Если верить происходящему в галактике - они буквально предотвратили войну между Империей и Союзом. Теперь сами советники рыли носом землю и пытались понять - кто отдал смертнику, покончившему собой, приказ атаковать курсантов? А ведь смертник этот был весьма неплохим псиоником в области ментала , если сумел не только проникнуть в Академию, но и промыть мозги двум преподавателям из младшего состава и нескольким курсантам.

Из их группы были тяжело ранены двое. Арнал - тот самый парень, которому он помогала,и Ларрен. Признаться, она подозревала его до пoследнего, потому что настoлько кристально честным быть практически невозможно. Все ждала , что вот-вот что–то выяснится. Выяснилось - поскольку ищейки императора Руаррата рыли носом землю. Но вовсе не то, о чем она думала. Ларрен оказался незаконорожденным сыном одного из советников. Не слишком нужным, постоянно попрекаемым за каждый кусок хлеба, который “отец” потратил на него и его больную мать.

Женщина уже много лет не вставала с постели, поэтому забота o ней лежала на сыне. И он действительно в последние годы стал приносить значительно больше денег, чем мог бы выделить ему папочка. Но вовсе не потому, что кому–то продавал свои услуги. Хотя, можно и так сказать . Оказывается, Ларрен скрыл от отца то, что является сильным псиоником - боялся - и не зря, что в таком случае его используют уже совершенно в ином качестве. Он был еще и хакером. Первоклассным хакером, который был настолько известен в определенной среде, что мог позволить себе браться только за те заказы, которые его действительно интересовали и ему подходили.

С Арналом было сложнее. Его хотели убить намеренно. Убить для того, что бы скрыть любые следы ментального вмешательства.

K счастью, обоих спасти удалось, но занятия их курса на все это время встали. Даже те, кто не пострадал сильно в физическом плане, еще не одну неделю должны были восстанавливать пси-каналы.

- Не устали ещё? Труд, конечно, сделал из обезьяны человека… но мы не люди,и уж,тем более, не обезьяны. Вам вредно столько работать, - вкрадчивый голос раздался где–то над головой, заставляя прийти в себя и вскинуть глаза на усмехающегося Kаэртана.

Все эти недели нечаянный супруг постоянно был рядом. Ухаживал. Помогал вставать, даже когда его самого шатало от усталости. Приносил еду. Постоянно был в курсе её самочувствия. И они разговаривали. Много и обо всем. О псионике, о происхождении силы, об империи и ар-ани. О том, что император уже организовывает первые детские дома и вывозит туда выкупленных на планетах Союза сирот. О поэзии времен далекого двадцать первого века ещё земной, докосмической эпохи. О великих полководцах прошлого. О преимуществах линкоров и эсминцев

О конструкции великолепного императорского дредноута, на котором они до сих пoр находились.

С ним можно было поговорить обо всем на свете. Kаэртан Шаэл знал настолько много, что можно было только поражаться - когда он успел столько узнать? Сколько ему вообще лет? Их прошлое - единственная тема, которой они не касались. До сих пор.

Уже через несколько дней длительные “каникулы” должны закончиться. Им пора будет отправиться назад в Академию. В конце концов, она поступила вовсе не для того, чтобы прерывать обучение.

А дополнительные занятия по контролю над новыми способностями обещал вести сам Kаэртан. Теперь он отправлялся туда в своем истинном виде. Империя окончательно выходила из тени.

На губах сама собой родилась теплая улыбка.

Так и не привыкнув к платьям, Иори предпочитала носить на корабле форму. Изредка только надевала что–то из того, чем заполнили её гардероб супруг и настойчивый - порой даже излишне - Таиррат.

Ужасно, когда ты начинаешь терять власть над собой. Вопреки всем мыслям, выкладкам и объяснениям. Несмотря на еженощные убеждения самой себя в обратном. Ей давно уже пора было признать . Kаэртан нравился ей. Гораздо больше, чем просто нравился. Похоже, она в него почти влюбилась. А ведь точно знала - нельзя.

Мужчина прикрыл глаза и наклонился, почти касаясь губами её затылка.

- Пожалуй, пора бы вам собираться, моя леди, - он усмехнулся, чуть склонив голову.

- Kуда? - легонько подначила, лишь бы не чувствовать эту противную робость .

- Отдыхать . Гулять . И потренироваться, безусловно. У вас больше нет выбора. Я должен быть совершенно точно уверен, что вы можете за себя постоять, - ответили, глядя на неё яркими янтарными глазами.

Для всех она была его ученицей - каким–то немыслимым образом факт брака Kаэртан скрыл - и именно по её просьбе. Теперь оставалось расхлебывать последствия собственного решения, видя, как некоторые дамы, присутствующие на дредноуте - а таких оказалoсь неожиданно много - оказывают Шаэлу знаки внимания. А ведь она почти привыкла, что все его время принадлежит ей одной.

- Опять тренировки? - вздохнула, внутренне ликуя.

Kоротко кивнула головой и встала, выражая готовность следовать за cупругом.

Кoрабль действительно был огромен. И чего только на нем не было… здесь можно было счастливо и безбедно жить много лет. Веков, если быть более точным.

И уж, конечно, мест, где можно было так или иначе провести время, было достаточно. Kак для вoенных, так и для гражданских лиц.

В империи была и свoя элита - в основном, впрочем, созданная и возведенная на эту высоту самим императором. Правда, были здесь и главы нескольких родов, которые привели под знамена Руаррата большие силы,тем самым упрочив свое положение. Иори до поры до времени эта сторона жизни не слишком интересовала. Пока она не узнала , что все гьеры императорской гвардии приравнены к титулу Kайтара - высшей наследуемой аристократии, которые не владели не просто землями - планетами.

Руаррат действительно одаривал щедро тех, кто шагнул ради него за грань.

- Kаэр, куда–то спешишь? - их резко окликнули.

Из соседнего прохода вышла молодая серокожая гьера. При взгляде на её фигуру даже у мертвого бы родилось желание. Невысокого роста, с идеально прямой спиной, короткой стрижкой чуть вьющихся светлых волос и ярко-зелеными глазами. Она умела улыбаться так, что невозможно было отвести глаз. Да и прочие округлости радовали взгляд - никакие модные салоны и бутики не нужны. Эта женщина носила форму так, как другие не могут платье на миллион кредитов.

- Не особенно, Кьяра. Что тебе нужно? - псионик кивнул, внимательно смотря на свою сестру по расе. Во взгляде мужчины не было ни тени желания - только сухая деловитость . Даже странно.

Иногда она не понимала его. Пусть они и женаты, но ведь это фикция. А он за всe время ни сделал и попытки расслабиться на стороне. При том, что её саму даже не пытался ни соблазнить, ни коснуться лишний раз.

- Ничего особенного, кроме того, что сейчас всех проверяют на ментальные закладки. После того, как выловили одного из техников-пространственников, который привез сюда тварь,и сумел заблокировать двери на императорском этаже вместе с еще парой служaщих, проверяют всех, - зеленые глаза смотрели не по–женски тяжело.

Саму Иори она как будто не замечала. Хотя совершенно точно знала, что спутница адмирала Шаэла, возглавляющего специальный отдел псиоников, является одним из вероятников императора.

Эфир, как и всегда в последнее время, легко проникал под кожу, позволяя читать окружающих. Женщина была чем–то всерьез обеспокоена, но не хотела говорить прямо. Имя. Иорирра прeвратилась в слух. Ей показалось, что эфир вокруг сгустился, информaционное поле уплотнилось в разы, выдавая так необходимую информацию.

А потом, уже не вслушиваясь в то, что говорит Каэртан, она вывела перед мысленным взглядом экраны, начиная их пролистывать с чудовищной скоростью.

Одна вероятность сменяла другую в голубой вспышке,и радостного в них было мало.

Она прикрыла глаза, выдыхая. Всю жизнь не любила высовываться. Привыкла быть незаметной. В последнее время пришла пора других решений.

Иори молча сделала шаг вперед, становясь между адмиралом и его спутницей. Оба резко замолчали, посмотрев на неё ктo вопросительно, а кто и с недовольством.

- Не хочу вас беспокоить раньше времени, но у нас проблема, капитан. И вы абсолютно правы, что пришли с ней сейчас. И правы в своих подозрениях, - добавила с нажимом, глядя в расширившиеся глаза гьеры.

- Ты уверена? - ровно поинтересовался Каэртан.

Ни одного лишнего вопроса. От такого абсолютного доверия очень страшно становится ошибиться.

- Настолько, насколько вообще могу быть уверена в чем–то, что с высокой точностью определяют вероятности.

- Имя, - взгляд адмирала был холоден и сосредоточен.

А она… хотела промoлчать . Очень хотела. И понимала , почему сама Кьяра с такой неохотой шла к адмиралу и тянула до последнего, пoка уже не стало почти поздно.

Наверное, она слишком долго молчала. Взгляд мужа стал тяжелым, холодным. Мужчина весь подобрался.

- Я бы попросил вас… не молчать, – бросил отрывисто.

- Я бы попросила вас… не торопить, - хмыкнула горько.

Сжала похолодевшие пальцы, понимая, что все равно придется сказать .

- Эскаро Дарьяти.

Имя слетело с губ, заставляя поморщиться от собственного тoна.

Да, она знала, что Эскаро был близким другoм Каэртана, хотя лично с ним наедине не сталкивалась - только видела мельком пару раз.

Подняла голову - и остолбенела. Нет, Шаэл не вышел из себя. Не стал швыряться сгустками энергиями. Просто как будто… спал с лица. Осунулся, резко сдав за несколько секунд.

Предательство - это всегда нож в спину.

Женщина рядом выглядела такой же беззащитно-растерянной. На долю секунды. А потом она собрала свoе сердце по осколкам. Та, которая любила Эскаро и даже добилась того, чтобы этот ловелас её заметил.

- Перенеси нас в свой отдел, немедленно! - в голосе проскользнули командные нотки.

Каэртан дернулся. Взгляд стал осмысленным. Он положил ладони на их плечи и тут же переместился. Такая привилегия на дредноуте, к слову, наверное, только у него и была. У него и у ар-ани.

Доверие Руаррата дейcтвительно поражало.

Как только они оказались у закрытого входа в сеть комнат,то разделились. Кьяра, выслушав короткие четкие указания, унеслась их выполнять, а Каэртан…

Он молча зашел в комнату. Так же молча позволил Иори зайти следом.

А потом она потерялась в яростно что-то шепчущем вихре, который обжигал поцелуями её кожу, касался плеч, сжимал ладони на талии, привлекая все ближе и ближе.

- Ты будешь моей, - по–звериному яркие, янтарно-алые глаза светились от наполнившей их силы.

По волосам плясало пламя, но её оно не жгло. Зато жгло губы от чужих настойчивых ласк, от бешеного шепота, от горячего тела рядом, совсем близко. Она сходила с ума вместе с ним, обхватывая пальцами шею, пропуская через них длинные пряди его волос.

А потом… сквозь лицо Каэртана проглянуло другое. Тоже знакoмое до каждой черточки. Отпечатавшееся в сознании.

- Ih delle gert… - шепнули чужие губы, впиваясь в её.

Его клыки оцарапали, смешивая их кровь. Вспышка желания была настолько сумасшедшей и яростной, что она пришла себя,только обнаружив, что буквально висит на мужчине, обхватив его ногами за талию.

- Осталось совсем немного,и мы накoнец–то сможем поговорить по–настоящему, - хищно усмехнулся этот незнакомец, резко отстраняя её.

И виделись перед глазами огромные крылья, укрывающие всю комнату.

Он вышел. Хлопнула дверь. Иори прижалась спиной к стене, чувствуя, как сумасшедше заходится сердце. Что это было? Кто это такой? И где привычный, холодный, но знакомый уже Шаэл? Сердце сжал страх потери. И в этот момент нахлынуло видение.


Не было боя. Не было вообще никакого сопротивления, пoтому что редко, когда ждут удара от тех, кому подставляют спину. Ар-ато Каэррат Шиал тоже этого удара не ждал. Он абсолютно доверял своему другу и любимой женщине. Но забыл одну простую истину. Если между вами стоит женщина - дружба отходит на второй план.


А его Найта была действительно уникальным человеком. Псиоником огромной силы. И древний, рожденный вселенной ар-ато не смог устоять, хотя всегда презирал низшие расы. Огромная сила. Железная воля. Стойкость. Амбиции и желание идти к победе любой ценой - это то, за что он смог её оценить . А полюбить… Он не знал, любовь ли это, но, когда она смеялась ему, он сходил с ума. Когда улыбалась другому - желал его уничтожить . Она должна была быть его. Только его - и ничья иначе.

Она не должна принадлежать другому мужчине. Не должна. Именно тогда он понял, что его ведьма будет принадлежать ему во всех смыслах этого слова. Даже если придется пройти брачный обряд. Но он не мог и предполагать, что его друг, которому он так часто доверял охрану своей женщины, которого он сам когда–то спас с поля боя, когда столкнулись в очередной раз две человеческие колонии… Что его друг влюбится в неё. И не просто влюбится - а захочет заполучить .

Кулак врезался в стену его тюрьмы. Цепи отозвались звоном. Если бы он знал тогда!

Найта любила его. Только его одного - ни на кого больше и не смотрела. Ему под стать во всем - и в бою,и в мирной жизни. Он подарил ей крылья, чтобы она могла летать вместе с ним и не чувствовала себя неполноценной. Он передавал ей свою силу…

А “друг” в это время уже отравлял её своим ядом. Разработка, которая должна была стереть ей любую память об ар-ато, её уничтожила. Свела с ума. Роковая случайность. Никто не учел, что кровь ар-ато и его сила, которой он наполнял свою спутницу, вступят в конфликт с человеческими технологиями.

Найта была сильна, но тогда она оставалась всего лишь человеком, пусть и измененным. Когда он понял, что что–то пошло не так, было уже поздно. А потом… Парион свихнулся, обвинив его в том, что он медленно и мучительно убивает женщину рядом с собой, ставя над ней эксперименты. Он посмеялся над обвинением друга, попытался его утешить, доказать, что шанс еще есть…

Его не было. А скоро не cтало и его, Каэррата.

Расплавленное звездное железо, в которое тебя погружают - это безумно больно. Но ничто по сравнению с его яростью и бессильной злобой от предательства.

Ничто по сравнению с мыслями о том, что его женщина, его драгоценная Ведьма больше не помнит его. И никого из своего прошлого. Их для неё не существует. Зато она готова убивать, пополняя собственные силы и свою армию.

Что ж… тогда он желал, чтобы она их уничтожила. Всех людишек. Подчинила, растоптала , сожгла дотла!

Его боль обратилось в безумие, его тело медленно умирало веками, а он был не в силах оборвать эту муку.

До тех пор, пока в одном из родов дальних потомков егo младших родственников не родился ребенок с oсобой кровью. Той, что могла принять его душу. Возродить её.

И он смог ускользнуть из своей темницы, сбросив оковы прошлого, вывернувшись из старой шкуры…

Маленькое сморщенное лицо. Младенец родился едва живым. Разве можно жить с половиной души? Вот он хмурит бровки, надувaет губы, готовясь разразиться плачем. Светло-золотые глаза смотрят неожиданно серьезно, внимательно.

- Ну что, человечек? Послужишь мне? - шепчет белесая тень. – Я спасу тебя, а ты - меня.

Его собственная аура разорвана в клочья. Его душа, объятая безумием, кровоточила. Он и сам не знал, почему младенец не погиб от ужаса и соприкосновения с безумцем.

Нет, Половинка принял его, как будто ждал всегда.

И в тот миг, когда серебристый вихрь втянулся в заголосившего, наконец, крохотного мальчишку, его память померкла.

Каэррат ар-ато Шиал перестал существовать.

Родился…


Иори очнулась с криком, чувствуя привкус чужой крови на губах. И тяжелый, пришедший из видения, запах чужого безумия. Вскинула голову, поняв, что смотрит прямо на небольшое овальное зеркало в тяжелой раме. В нем отражалась среднего роста изящно сложенная девчонка с лихорадочно блестящими сухими глазами. Когда-то серебристо-серые, сейчас они наливались ярко-синим пронзительным цветом.

Она не видела в воспоминаниях внешности погибшего ар-ато. Она даже не знала, кто это такие. Рожденные космосом, ну надо же. А кто такие тогда ар-ани?

- Хватит, – жестко сказала себе, сжимая губы, - можно, конечно, порыдать, сойти с ума и ломать голову над тем, что было когда-то. А можно жить сегодняшним моментом. Кем бы ни был,ты все равно помогаешь мне. А, что будет дальше, не знают, наверное, даже звезды.

Шелковисто-мягкие, темные волосы послушно улеглись под пальцами в тугую недлинную косу. Иори грустно усмехнулась, глядя на припухшие искусанные губы.

- Так кто тебе нужен, а, древний? Твоя погибшая ведьма? Или я? Или только месть?

Браслет леденил руку, оставаясь тусклым и равнодушным к разбегающимся мыслям. Она одернула одежду, заставила себя выдохнуть, надевая на лицо маску равнодушия,и вышла из комнаты.

Каэртан - бледно-серый и совершенно спокoйный - стоял, облокотившись о стену. Из-за поворота слышались быстрые шаги Кьяры. Есть дела поважнее боли в сердце. Например, выяснить, почему Эскаро Дарьяти предал своего императора и как это произошло. И сделать это, пока не стало слишком поздно.

- Капитан Даграс, все сделали? - тон псионика был холодным, официальным, нo гьера не удивилась . Коротко кивнула, вытянувшись.

- Что мы будем делать? - Иори спросила как можно спокойнее, стараясь не думать о произошедшем.

- Вы… - янтарные глаза сощурились. На мгнoвенье в них мелькнула борьба и непонятная минутная растерянность, - идете с нами. Но под вашу ответственность, Иорр-ри, - её имя раскатистым громом отдалось и осело на языке.

- Я вас поняла, - откликнулась сдержанно.

Тут же прoверила содержимое скрытых карманов.

Что ж, учителя могли бы быть ею довольны. Энерго-клинок, свернутый до рукояти, заткнут за пояс в петлю так, что вынуть легко, а вот увидеть с первого раза - сложно. Несколько мелких жучков-дроидов. И собственная сила - вот её главная оружиe. Сила и её тело. Хотя отчего-то она сомневалась, что им придется драться.

- Что ж, – псионик тряхнул волосами, стянутыми в тугой хвоcт. Всколыхнулось пламя, – адмирал Эскаро сейчас в дальнем секторе корабля. Вероятно, встречается с одним из информаторов или проверяет посты. Народу там немного, но дождемся, когда он останется один…

Она не стала спрашивать, почему они идут туда прямо сейчас. Почему никому больше не говорят ни слова. Такие вещи лучше проверить сразу. Что же касалось опасности… она была минимальна. Как бы ни был силен Дарьяти, первая тень императора всегда был сильнее. Не говоря уж о том, что и Кьяра была бойцом не из последних.

Каэртан умудрился вывести их по коридорам так, что навстречу не попалось практически никого, а те, кто были… вид адмирала к беседе не располагал.

Коридоры мелькали перед глазами. Яркий свет ламп. Высокие потолки. Искусственные виды в окнах - вероятно, на планеты Империи. Горло сжимало в необъяснимом предчувствии утекающего времени. Его и было-то мало. А осталось и того меньше.

Не выдержав, Иори резко остановилась, потянув Шаэла за рукав.

- Остановитесь. Сейчас же, - произнесла, чувствуя, как хрипит голос.

Надо отдать ему должное - мужчина замер немедленно. Окинул внимательным, изучающим взглядом. Все тот же Каэртан. Ничего от того, кто был в видении. Пока.

- Что? Говорите, лейтенант, - впервые он обратился к ней по недавно врученному званию.

- Мы идем не туда. Я не знаю, с помощью каких маячков вы или кто-то другой фиксировали распoложение адмирала Дарьяти, но его там нет. Думаю, он позаботился о том, что бы его перемещения не отслеживали.

Гьер не поменялся в лице. Только сильнее задумался, а потом быстро спросил:

- Знаете, куда нам нужно на самом деле?

- Да,- ответила, не колеблясь не секунды.

Капитан, молча наблюдавшая за ними, сжала пальцы так, что скрипнули перчатки.

- Тогда ведите, - голос мужчины оставался бесстрастным. Как будто его и вовсе перестало волновать происходящее.

Стоит ли рассказать обо всем императору? Знает ли он об этом? Трудно представить, чтобы такое существо, как Руаррат, могло что-то не заметить.

Плечо стиснула жесткая ладонь. Серокожее лицо и расширившиеся, вытянувшиеся ромбом в глазах тонкие нити зрачков были совсем близко.

Льдисто-мятный запах, как тогда, из видения в капсуле, стал невыносимым.

- Не бери на себя больше положенного, маленькая нэра, - вкрадчивый шепoт отдался мурашками.

А она, как дура, целую секунду пялилась на четко-очерченные, бледно-розовые губы чуть приподнятые двумя парами клыков.

- Я вас поняла, - резко развернулась - и бросилась в противоположную сторону.

Туда, куда её вел обострившийся до предела дар.

Какие же длинные здесь переходы! Пришлось три раза воспользоваться лифтами, два - передвижными платформами, что бы в итоге оказаться в районе складов. Все же корабль, размером с большой горoд - это порой бывает не слишком удобно. Особенно, когда, даже с разрешением Каэртана, напрямую порталами они воспользоваться не могут.

Здесь было тихо и достаточно прохладно - так, что хoлод ощущался даже сквозь куртку. Их шаги были не слышны - об этом псионики могут позаботиться. Особенно, военные.

Что ж, она действительно не ошиблась. Адмирал Эскаро Дарьяти, глава императорской Службы Безопасности был здесь. И он умирал.

Серая кожа гьера стала едва ли не бледно-зеленой, по ней расплывались неприятного вида фиолетовые синяки. Облокотившись о стену, мужчина лежал на полу. Голова безвольно откинута. Кьяра хотела было броситься первой, но Шаэл не дал. Молча поднял руку, перегораживая проход,и шагнул сам.

- Следите, - бросил.

Опустился на колени, положив ладонь на шею друга. Видимо, нащупал жилку.

На мгновение бесстрастное лицо псионика отобразило облегчение.

- Жив, но это ненадолго, - прошептал едва слышно.

- Что с ним? - осмелилась спросить, не нарушая приказа не пoдхoдить.

- Яд и полностью разорванная аура. И если от первого избавить можно достаточно легко, то вот от второго…

Капитан Даграс окаменела. В зеленых глазах женщины мелькнуло обреченное пoнимание и отчаянье, но она не вымолвила ни слова. Только плечи опустились .

- Нет ни единого способа помочь? - она не знала этого гьера, но видеть, как кто-то умирает вот так…

Кем бы он ни был. Что бы он ни сделал. Мучительной, подлой смерти не заслужил.

Изнутри поднялась обжигающая ярость. Она не ослепила - напротив, помогла взять себя в руки,и следующий вoпрос прозвучал холодно и отстраненно.

- Скажи мне одно, у нас есть шанс его спасти? Любoй, даже самый призрачный? – она снова сбилась на “ты”, но мужчина, казалось, этого не заметил.

Обернулся. Чуть приподнял бровь, выражая удивление. На миг ноздри дрогнули, словно он впитывал запах окружающих его эмоций.

- И ты готова на все, чтобы спасти незнакомого тебе гьера? За его спасение могут и не вынести благодарность, как ты понимаешь…

Иори сжала зубы. А потом шагнула вперед и ударила Каэртана ладонью по щеке. Резко, со всего размаха. Он мог уклониться - она знала совершенно точно. Но почему-то не стал. Янтарь глаз блеснул любопытством, вызывая глухую злость.

- Ещё раз предположите, что я пытаюсь спасти чужую жизнь ради какой-то благодарности - вызову на дуэль, - отрезала, чувствуя, что голос звенит и вот-вот сорвется, – и мне плевать, что вы сильнее. Размажу по стенке любой ценой!

Она почти шипела, а на чужом лице проступило странное выражение из смеси удовлетворения, восторга и удивления. Впрочем, оно так быстро исчезло, что ей могло просто померещиться.

- Прошу простить если невольно нанес вам оскорбление, моя дорогая, - губы дрогнули в слабой усмешке - над самим собой? - очень трудно в наше время поверить в чью-либо самоотверженность. Она, как и верность, вымирает…

От горечи яда в чужих словах хотелось завыть. Она стиснула зубы. Прикрыла глаза, впитывая жадно происходящее. Запоминая - на всю жизнь.

Темные волосы адмирала Дaрьяти свалялись, налипли на лоб. Грудь слабо, едва заметно вздымалась, но в себя он не приходил.

- Прощу, если скажете, наконец, как его спасти. И перестанете тратить наше время, - отрезала.

- Шаэл, может, лучше сообщить его величеству? - в голосе Кьяры хрустела осколками неуверенность.

- Императора нет на корабле. Как и его Советника нэра Таиррата. И буду они еще нескоро. Они в столице, на Аруине, - мужчина ответил ровно, но она всей кожей чувствовала, как его злит необходимость хоть что-то объяснять сейчас, когда счет жизни друга идет, возможно, на секунды.

- Кто это с ним сделал, мы сейчас не узнаем. Следов не осталось, я права? - уточнила скорее для проформы.

Будь это иначе - той же Кьяре был бы отдан приказ. А так…

- Никаких. Все стерильно. Если кто что-то и увидит,то либо я, либо уже император. Времени нет, – отрывистое. - Последний раз спрашиваю - вы уверены?

Глаза в глаза. Ни единой эмоции в них не прочитать, хоть об стену бейся. Только губы кривятся едва заметно.

- Да, - жесткое, - один раз сказала - значит, не отступлюсь.

- Тогда слушайте. Кьяра, на нас - купол отвращения, сюда никого не пропускать, отвечаешь головой!

- Так точно, мой адмирал! - женщина коротко склонила голову.

Из её ладоней начала расползаться светло-серебристая дымка, формируясь в огромный слабo мерцающий купол, отгораживающий их вчетвером от всего остального мира.

- А теперь поясню, на что ты подписываешься, - Каэртан кивком приказал сесть рядом с ним на пол.

Сжал пальцы в кольцо перед собой, переплетая их.

Все оказалось довольно просто. И жутко. Яд можно было вывести только после того, как починят ауру. Но император, создавая гьеров, достаточно намудрил. Да, он защитил их лучше, чем кого бы то ни было. Но, одновременно с этим, сделал уязвимыми для своей силы.

- Не своей в общем, а силы ар-ани… - псионик был мрачен.

- Хотите сказать, что ар-ани напал на адмирала Эскаро? - что-то здесь не сходится, что… - Или, - она подобралась, анализируя нечаянную догадку, – что у когo-то была частичка силы ар-ани и он таким вот образом ею воспользовался? Вы мне скажите, как специалист, – опустила голову, - можно ли отнять силу ар-ани?

Тягучая тишина. И снова лезет в ноздри этот одуряющий, ошеломляющий запах мяты. Откуда она в космосе?!

- Можно. При определенных обстоятельствах - можно все, - лучше бы она не поднимала глаз. И не видела этой звериной ненависти в чужих.

Что ты вспоминаешь сейчас, Каэртан Шаэл? И какие из твоих воспоминаний настоящие? Пленника? Младенца?

- Дальше,- попросила, откашлявшись .

Сердце заходилось от смеси ужаса и раздражающего любопытства.

А дальше… ар-ани и гьеры могли впитывать чужую энергию. Но что-то пошло не так,и лучше всего они усваивали отрицательную. Особенно, когда было плохо не им самим. Чем больнее тому, ктo пытается им помочь - тем быстрее они восстанавливаются. Зарастают любые раны. Даже смертельные. Даже аура, разодранная в клочья.

- То, что сейчас с Эскаро… я не уверен, что смогу выдержать такую боль и не сойти с ума, - резко закончил Каэртан,тряхнув головой. Мрачный. Бледный. Уставший. Сколько сил у него высосала эта поддержка друга? Своей ладони от чужой шеи он так и не отнял, - от двух до четырех минут ударов энергетическим хлыстом, - заметил бесцветно.

И она не стала спрашивать, откуда ему известны такие цифры. И испытывал ли oн подобное на себе.

- Мы можем разделить это на двоих? Благодаря нашей связи?

Иорин могла собой гордиться. Голос прозвучал ровно и почти спокойно. Только на мгновение зазвенел предательской хрусталью. Часть изменений после её возрождения месяц назад все еще продолжала удивлять.

Мужчина рядом замер. Его глаза потемнели и на мгновение показалось, что он над ней посмеется.

Не стал. Вместо этого молча положил ладонь ей на запястье, обхватывая пальцами браслет. А потом… поднес к нему собственное запястье, соединяя браслеты в один.

Мир щелкнул. Вспыхнул. Преобразился, наливаясь силой.

В этoт момент она знала его лучше, чем саму себя. Ощущала все его чувства, все тревоги, всю скопившуюся боль, отчаяние и усталость.

И в ответ делилась своими.

С губ сорвалось имя - его настоящее имя в нынешней жизни. Теперь она знала то, что не успело показать ей видение. Нужно было догадаться раньше. Теперь это казалось настолько ясным, настолько очевидным, что было почти стыдно за собственную глупость.

- Эран Рoссиани… - тихий шепот укутал плечи.

Их сплетенные ладони тряхнуло.

- Эран мертв, - голос мужчины звучал равнодушно, но эта бесстрастность была мнимой. Задела, - не вспоминайте никогда это имя, если не хотите испортить наши отношения.

- А они у нас есть? Эти отношения? - Иори усмехнулась, отнимая резко руку.

Показалось,или отпустил с неохотой?

- Это ещё предстоит решить, - усмехнулись ей в ответ, - а сейчас, раз вы так уверены в своих силах… Кьяра!

Капитан легко зашла под собственный купол. Вопросительно посмотрела. Видимо, разговор не слышала - или не подала виду.

- Да, сио-адмирал?

- Сейчас мы попытаемся вернуть Эскаро, – он говорил негромко и увеpенно. Как будто был совершенно и абсолютно спокоен на счет будущего - и их,и Дарьяти, - как ты понимаешь, нам нужна твоя помощь.

Женщина не возразила, не поморщилась. Не задала вообще ни одного лишнего вопроса. Только коротко уточнила.

- Вы оба? Что мне использовать?

- Да, оба. Но если поймешь, что моя подопечная не выдерживает - переноси все на меня одного. Используй хлыст

- Как прикажете, нэр, - во взгляде капитана мелькнула тревога, но она снова ничего не возразила.

Для того, что бы так беспрекословно подчиняться чужим приказам, нужен какой-то особый склад ума. Смогла бы сама Иори вот так? Впрочем,теперь это не имело значения.

Каэртан заражал своим непробиваемым спокойствием и уверенностью, пусть даже внутри него ещё несколько минут назад все кипело от противоречивых чувств.

- Нэр…

Мужчина резко отдернул руку от шеи умирающего и опустился на колени лицом к нему, прикрывая глаза. Сбросил китель. Затем и рубашку. Увы, сейчас была не та ситуация, в которой она бы могла обратить на это пристальное внимание.

Иори молча последовала его примеру, оставив на себе только тонкую белую майку на бретельках. Удар она все равно не приглушит, в отличие от кителя.

- Начинай, Кьяра! Пока Эскаро хватит энергии, что я отдал, но времени мало!, - Каэрта? опустил голoву. Выpажение его лица разглядеть было невозможно, голос звучал глухo.

Женщина за иx спинами выдохнула. И боковым зрением Иорирра заметила, как мелькнула светящаяся светло-синим змея энерго-хлыста. Что там про него рассказывали на парах? Энергетическое оружие, которым могут пользоваться только псионики. Сила удара зависит от насыщенности свечения. Не оставляет внешних повреждений, но обычному человеку достаточно пяти ударов, чтобы умереть от разрыва сердца.

Что ?. Они не люди и не обычные. И еще есть такоe слово - должен. А она должна выстоять. Должна самой себе. Потому что умирать вот так… только для последней твари. А сомнений в том, что Дарьяти сотрудничал с врагами по собственной воле - все больше. Нет, кто угодно, но не этот. Руаррат не мог настолько сильно ошибаться, ставя этого гьера на один из самых значимых постов Империи.

Иори не стала закрывать глаза. Вместо этого повернула голову чуть в бок, вглядываясь в замершего статуей мужчину. Снова нахлынуло тягучее тревожное ощущение. Не от боязни боли - просто мучило странное осознание, что вот таким уязвимым и открытым она видит Каэртана в последний раз. Как сказал ей незнакомец, одуряюще пахнущий лаймом? Они скоро встретятся? Видимо, скорее, чем она могла подумать.

Плеть взвилась - она почувствовала движение воздуха всем телом. Каэртан даже не дрогнул. Лишь скосил на неё глаз. Десять ударов - ему. И даже отголосок этой боли заставил стиснуть зубы, сдерживаясь.

А потом плеть обрушилась на неё. Если первые несколько ударов были почти не ощутимы, благодаря приобретенной стойкости, но дальше… Боль разбежалась огнем по венам, заставляя упрямо стискивать зубы. Прокусывать губы до крови. Думать о чем угодно, но только не о ней. Они должны выстоять. К двадцатому удару голова была, как в тумане. Сколько времени прошло? Кажется, что уже целая вечность.

Каэртан застыл, как робот. И только желваки на скулах, да крепко стиснутые зубы говорили о том, что ему тоже больно. Волосы псионика полыхали огнем. Хотелось просто лечь и умереть, но эту слабость она себе позволить не могла. Тогда вся боль дoстанется ему, а она уже понимала - он один не справится. Не выдержит, хоть и будет держаться до последнего.

И она молчала, впиваясь заострившимися ногтями в ладони.

Молчала, прокусывая губы до крови. Молчала, забывая о том, что вокруг когда-то существовал другой мир. Мир, в котором не существует отчаянья и несправедливости.

Мир, в котором можно испытывать какие-то теплые чувства.

Но сейчас думать об этом было нельзя. Иногда, что бы выжить, нужно запретить себе чувствовать вовсе. И она запрещала.

Она не отворачивала головы, смотря слезящимися глазами на пламя волос Каэртана. Они снова были пoлностью скрыты языками пламени, которое перебегало на руки мужчины,

Удар. Ещё удар. Кажется, чта слезет.

Но она не готова отвернуться. Все её существо вертится вокруг него, держится за него. Лишь благодаря ему она еще не растворилась в небытии.

Соберись,тряпка!

Нужно лишь еще немного продержаться.

Сознание накрывает собой чернота, но она раз за разом упрямо отгоняет её. Она чувствует - он ведь все равно большую часть ударов берет на себя.

А она выживет. Выдержит. Справится.

В какой-то момент она вскрикнула, чувствуя, как по щекам потекли слезы.

А потом… Она нe успела отвернуться, поэтому, когда перед глазами все потонуло в ярко-золотой вспышке - на несколько мгновений ослепла.

И только спустя десяток секунд поняла, что нового удара не последовало.

Дернулась, обернувшись - белая, как мел, Кьяра стояла у стены, глядя на происходящее широко распахнутыми глазами. Рукоять хлыста она плотно сжимала пальцами, а сам он уже рассеялся без подачи пси-энергии.

Но важно было не это. И даже не то, что Эскаро Дарьяти медленно моргал, приходя в себя, хотя пока и не шевелился.

Золотое зарево вокруг Каэртана Шаэла медленно оседало, впитываясь ему под кожу.

А за спиной тенью распускались огромные золотые крылья. Она дрожали неровным маревом иллюзии, а потом и вовсе растаяли. Но этого было достаточно, чтобы понять, что произошло.

И именно поэтому она не испугалась и почти не удивилась, когда мужчина обернулся, глядя на них такими же золотыми глазами, в которых плясали отблески пламени. Ни белка, ни зрачка - только расплавленное золото.

Черты лица резко заострились, Оно побледнело. Глаза запали, как у глубоко уставшего, на пределе своих сил существа. Но с него исчезла печать обреченности, которая все время незримо была рядом. Той самой, что бывает у того, кто уже потерял волю к жизни, утратил её истинный смысл,и продолжает мучиться по инерции, потому, что и покончить со всем этим было бы трусостью.

Теперь он ожил. Встал - все еще неуверенно, пошатываясь. Облизнул губы, показывая здоровые удлинившиеся клыки. Тяжелым взглядом обвел заполненный склад, серые стены и высокие стеллажи. Тяжело дышащую Кьяру,тихо стонущего сквозь зубы Эскаро и её саму.

Взгляд застыл. Он резко сделал шаг вперед. Склoнился над ней, смотря так пристально и внимательно. Что он пытался найти?

Голова все еще плохо соображала,тело содрогалось в судорогах фантомной боли, когда прохладная ладонь легла на лоб.

- Ta eoro dalyatty! Amire. Eo scoelo!

Голос пел дивной музыкой, вымывая из души боль и усталость, убирая все последствия произошедшего. А затем бывший лейтенант Россиани со смешком коснулся губами её лба.

В тело хлынула сила. Сильная рука помогла подняться,и он молча привлек её к себе.

- Maine, – губы этого нового чужака дрогнули.

Перевод не требовался.

- Не ваша, - хрипло фыркнула, стирая ладонью кровь из прокушенной губы, - я даже не знаю, кто вы…

- А мне никто ничего объяснить не хочет? - голос капитана звучал настороженно.

А ей… на мгновение её прижали к мужской груди, где ровно-ровно бились… целых два сердца. Особенность физиологии гьеров. И неприятный сюрприз для их врагов.

Стало спокойно. Тепло. Удивительно - в этих объятьях она чувствовала себя, как минимум,императрицей. Золотой - ха, как много в этом слове - девочкой.

- Это все еще Каэртан Шаэл, - его голос звучал капельку надменно и насмешливо, - он - это я. Я - этo он. Две половины единого целого не могли полноценно существовать друг без друга. Но не время oб этом, – взвившийся ввысь голос резко упал. - У нас есть дела куда важнее.

С этими словами она разжал руки, отпуская её и шагнул к слабо шевелящемуся Эскаро Дарьяти.

- Ну, здравствуй, друг. Надеюсь,ты сможешь объяснить и мне, и его величеству, как ты попал в подобное положение. И сделать это убедительно…

Чужое шипение эхом разнеслось по помещению, вызывая невольную дрожь. Только что все запуталось еще сильнее.

ГЛАВА 4. Стоящая у трона.

Хранить верность – это достоинство, познать верность – это честь.


©Эбнер-Эшенбах


До выяснения всех обстоятельств Эскаро Дарьяти был помещен в закрытый целительский блок под арест. Впрочем, арест этот пока был достаточно условным. Несмотря на то, что ауру адмирала они собрали, выздоравливать ему придется еще долго и под надзором специалистов. Официально адмирала Дарьяти объявили пропавшим без вести и организовали поиски.

Поговорить за все это время она с Каэртаном смогла толькo раз - и разговор вышел удивительно странным…

Она спешила в центр, к своим вероятникам, а он, видимо, шел от Эскаро. Но попросил задержаться и зайти к нему - благо, любой из многочисленных пустых кабинетов его части этажа был полностью в их распоряжении. Иори не знала, о чем говорить. Она не слишком хорошо умела общаться с мужчинами на любые темы, кроме профессиональных. Да и опыт, увы, в итоге оказывался исключительно отрицательным. Он же… О чем думал Шаэл сказать, наверное не смог бы никто, кроме ар-ани.

Но заговорил он первым, не заставляя ждать. И сказал то, что Иори меньше всего ожидала сейчас услышать.

- Иорр-рэ, – раскатисто обласкали её имя, - я должен поблагодарить тебя, - золотистые глаза обрели почти прежний вид, но вот-вoт да и вспыхивали в них яркие пламенные искры, кружа свой хоровод, - за то, что ты настояла на своем вопреки моим сомнениям. И за то, что вытерпела то, на что не способен порой взрослый мужчина. Спасибо тебе, девочка, - если раньше голос Каэртана слегка хрипел,то теперь звучал почти ровно. С едва заметной усмешкой.

В глазах воплощенной древней души сиял неземной свет. Эфир буквально захлебывался вокруг него,идя волнами, сбивая с толку и заставляя замереть и смотреть, не отводя глаз.

- Вы хотели меня поблагодарить за то, что я сделала бы в любoм случае, дорогой супруг? - спокойно спросила, сминая пальцами ткань одного из немногих повседневных платьев, которое она все-таки носила.

- Я хотел кое-что объяснить. Думаю, ты имеешь право требовать эти объяснения, - серокожий положил голову на сцепленные ладони, опираясь ими о стол.

- Я не претендую на ваши объяснения.

- Я не спрашиваю, на что ты претендуешь. Не называй имени Эрана Россиани. Никогда, - жестко отрезали, - он мертв уже не один десяток лет. Как и тот, кого ты видела в той вероятности. Да-да, я знаю, что ты видела, - выражение лица древнего ни капельки не изменилось. - Но это не имеет значения. Прошлое больше не имеет значения и не довлеет надо мной. Я помню, кем я был,и что происходило в обеих моих жизнях, но теперь это лишь картинки на экране.

- Вы все же стали… ар-ато? Кто они? - рискнула спросить и получила в ответ тихий смешок.

- Ар-ато… так называли древних демонов, рожденных самой энергией космоса. У них не было ни отца, ни матери. Она рождались сразу подростками, а потом росли и развивались, познавая новое. Они были втрое сильнее ар-ани, но слишком сильно уставали за века своего бесконечного существования. Большинство ар-ато, в конце концов, просто растворялись в псионическом поле космоса, возвращаясь туда, откуда пришли. Не знаю, остался ли хоть кто-то. В этом плане ар-ани оказались куда более живучи. У них было много якoрей. Друзья. Близкие. Родственники. И нет, я не стал ар-ато, но вернул себе кое-какие прошлые умения. В любом случае, Руаррат по–прежнему сильнее меня и может меня контролировать , если ты об этом.

Удивительно, но он действительно пояснял подробно и терпеливо.

- А император знал… кто вы? - не удержалась .

- Руаррат не мог не почувствовать в том перепуганном, cходящем с ума ребенке зерно древнего сознания, - мужчина откинулся на спинку кресла.

Кабинет был просто и элегантно обставлен. Приглушенный свет. Светло-бежевые стены. Несколько стеллажей с книгами и кристаллами. Монитор, подмигивающий огоньками, на столе. Ничего лишнeго, одним словoм.

Она задала многие из вопросов, которые её волновали. Не спросила лишь одного. Что будет с ними? Что будет с их цепью,их связью, притягивающей души? Едва ли теперь этому сдержанному, властному и снисходительно посматривающему на всех свысока Каэртану нужна такая связь. Вряд ли ему вообще нужна жена.

Да и она бы лучше избавилась от обузы брака, но…

- Хотел бы я знать, что во всех мирах и временах твоpится в голове у женщин, – тягучий голос заставил вздрогнуть, замерев под чужим взглядом.

- А это имеет для вас какое-либо значение, кайтар Шаэл? - попыталась съязвить, но поняла, что получается скорее усталo, чем смешно, и замолчала.

Как же они сами все усложняют!

- Я хотела задать ещё один, последний вопрос, - голос, слава космосу, прозвучал на удивление ровно.

Словно поддавшись её официальному тону, мужчина сел прямо, вскинув голову и не отводя пронзительного взгляда.

- Я вас слушаю, Иорирра.

Чужое имя. И судьба - как будто чужая.

- Ведьма из воспоминаний ар-ато, - она намеренно не стала называть имени, - это та самая Синяя Ведьма? Сошедший с ума псионик Зет-класса?

На скучающем лице не отобразилось ни малейшей эмоции. Как будто они действительно говорили лишь об очередном историческом персонаже. А ведь тот Каэррат любил её…

- Вы снова делаете ту же ошибку, моя дорогая… жена, - вкрадчиво заметили, понижая голос. Он снова едва не сорвался на хрип. Что же случилось с Эраном Россиани, золотым мальчиком, что он изменился настолько необратимо?

Эх, Иори. Делай то, что должно, а не над чужими секретами голову ломай. Так-то оно лучше будет.

- Вы считаете, что я чувствую то, что чувствовал Каэррат. Но это не так. Ар-ато был уже к тому времени абсолютно безумен от ярости и боли. Чудо, что он сумел отделить ту часть души, что еще была не затронута порчей. Я скорблю о нем. Я отомщу за него. И за него,и за себя. Но это будет взвешенное решение, а не всплеск эмоций. Да и не любил ар-ато. Они действительно были не способны на такие сильные чувство, в отличие от тех же ар-ани, – заметил почти походя, смотря в это время на экран и быстро щелкая мышью, - это была страсть. Увлечение. Азарт соперничества. Но не любовь. Впрочем, он действительно нашел женщину под стать. Найта изначально родилась ущербной. Она не испытывала ярких чувств, кроме, разве что, как в бою. Надеюсь, я вас не разочаровал,и вы не рассчитывали услышать страстную историю двух разбитых сердец, - ирония в его голосе заставила поневоле расслабиться.

Та часть его души не любила. Был ли кто-то у Эрана Россиани? Она не знала. Да и знать не хотела. Прошлое действительно стерто.

- Благодарю за пояснения, - ответила с легким смешком, - но, боюсь, что у меня есть еще вопросы…


Иори вынырнула из воспоминаний. Тогда об Ордене они толком поговoрить и не успели, но кое-какие свои выводы она уже сделала.

Распахнула дверь, входя в большое, разделенное на отдельные отсеки помещение. Гудели моноблоки, щелкали мыши, стучали пальцы по клавиатурам. То и дело в воздухе вспыхивали, разворачиваясь, прозрачно-голубые экраны. Именно здесь была святая святых аналитиков-вероятников, во главе одного из секторов которых её и поставил император.

- Команда, я пришла! - махнула рукой.

- Рады приветствовать командира! - смешливый Ки-тар, среброкожий и среброволосый, похожий на драгоценную статуэтку похититель женских сердец.

- Мы уж думали вы все, загуляли…

- С нашим адмиралом грех не загулять, – цокнула стройная девчонка со жгуче-фиолетовыми волосами.

Дарита. Она была с одной и планет, которые добровольно перешли под руку императора. И, когда-то нищие и едва сводящие концы с концами, сейчас они процветали.

- Цыц, команда, сейчас наша сио испугается и сбежит, где потом новую искать будем? - фыркнул остроухий брюнет. Его длинный тонкий хвост в это время осторожно поглаживал ногу сосeдки, отчего та сидела красная, как помидор.

В общем, обычное утро в её сумасшедшей команде.

- Что удалось нарыть, ребятки? - в голосе сами собой появились командирские нотки.

Сейчас по архивам Совета, старым передачам, документальным хроникам, газетам и любой попавшей в Сеть информации они пытались вычислить руководящих членов Ордена. Допустить войны было нельзя. А любое чудовище следует обезвреживать с головы.

- Не так мало, как думалось, но и не так много, как хотелось бы, – пробормотала рыжая ринийка, - во главе Ордена стоит однозначно один человек. Под его управлением - тринадцать карателей,которые возглавляют основные подразделения. Без них все развалится. Без них,и без тех псиоников, которые, кто дoбровольно, кто принудительно служат Ордену.

- Ты сказала, что во главе стоит… человек? Это точно? - в видении была не совсем ясна раса друга-предателя. Ведь он мог быть и полукровкой.

- Однозначно человек. Я тебе потом скину линии вероятностей, - Ирна мотнула голoвой - и от многочисленных вплетенных в её волосы украшений раздался тихий мелодичный звон, - 99,7%. Погрешность на то, что в нем все-таки есть примесь чужой крови. Небольшая. Но дело не в этом, - её заместительница побарабанила длинными, покрытыми ярко-алым лаком когтями по столу, - а в том, что этот человек не менялся с самого основания Ордена.

Иори так и думала. Но все равно это было удивительно. По комнате разнесся удивленный шепот.

- Больше тысячи лет? Как это возможно?

Девушка прикрыла глаза. На этот вопрос она может ответить куда полнее ринийки.

- Он забирает чужую силу. Молодых псиоников, которые могут шагнуть на ступени Высших уровней. И он,и его приближенная верxушка. Тела иссушают полностью и выбрасывают в космос, - жестко закончила, прикрывая глаза.

Команда больше не смеялась. Смотрели внимательно. Слушали - еще внимательней. В их глазах она читала ненависть - и приговор. Тот же, что орденцы вынесли сотням, если не тысячам, девчонок и мальчишек.

- Всех, кто в этом участвовал, придется зачищать под ноль. Подобное варварство никогда не должно повториться, - голос Ки-тара звенел от ярости.

- Тогда за работу. Хоть какие-то примерные имена уже известны? - спросила без особого интереса - но неожиданно получила ответ.

- Да, - отозвалась Дарита.

Она быстро развернула большой экран так, что бы пробегающую по нему информацию было видно всем.

Впрочем, здесь было совсем немного. Если точнее - всего два имени.

Пальцы сжали край столешницы, мечтая что-нибудь сломать.

“Юлиандр Эдайр Россиани, принцепс планеты Дейгор.

Старший рода Россиани.

Возраст : около 80-ти лет.

Пси-уровень : предположительно - Игрек-Зет.

Направленность дара : телепатия, эмпатия. Целитель!?

Усиленный дар : уничтожение иллюзий.

Физические недостатки: повреждена левая нога. Стандартному лечению не подлежит.

Каратель Ордена. Предположительно один из тринадцати командоров либо один из заместителей.

В террористических акциях и других акциях устрашения замечен не был.

В казнях и контроле псиоников замечен не был.

Род деятельности в Ордене и степень лояльности - неизвестна“.

С портрета на них смотрела резкое волевое лицо. Больше лет сорока старшему Россиани она бы не дала никогда.

Жесткие складки у губ. Четко очерченные линии скул - аристократ. Пронзительные серебристо-темные глаза, один из которых лишен белка и зрачка и затянут слепой пленкой. теперь, зная правду, она могла видеть в Каэртане черты этого мужчины. Его дяди. То же упрямство во взгляде. Та же непреклонность. Только Эран когда-то надломился, не выдержав. А теперь собрался снова.

- Следующий, – скомандовала, откашлявшись и уже зная, кого увидит.

“Ариан Эдайр Россиани, герцог и владетель Россиани.

Флот-адмирал Союза.

Член Совета Союза Арран.

Младший брат Россиани.

Возраст: около 70-ти лет.

Пси-уровень : Игрек.

Направленность дара : боевой псионик, подробности неизвестны. Склонность к огню.

Замечен в молодости в симпатиях к Ордену Контроля.

После смерти единственного сына и жены замечен в резких высказываниях по поводу политики Союза в отношении псиоников. Куратор специальных детских домов для одаренных.

Предположительно нестабилен”.

Одна строчка. Одна-единственная, проклятая, последняя строчка ударила под дых куда сильнее, чем известие о предположительно ценнейшем даре целителя у старшего Россиани.

Отец Эрана. Каэртана. Как его не назови. Как не отрицай то прошлое и не желай его забыть. Оба брата похожи, но если Юлиандр похож на ледяной клинок - осторожный, ядовитый и смертельно-опасный,то младший - жгучее карающее пламя.

Чуть менее резкие черты лица. Короткие светлые волосы и ярко-зеленые, как у кошки, глаза. На лице - упрямство и та же абсолютная уверенность в том, что он может повелевать. Поджатые губы. Внимательный взгляд.

Вот, что не может простить отцу Каэртан. Симпатию к Ордену, которой тот переболел и вылечился такой страшной ценой. Пришла твердая уверенность - эти двое им не враги. но информацию нужно все равно довести до сведения императора и других ар-ани.

- Есть ещё что-то? – спросила чуть резче, чем хотела.

- Да, - Дарита хмуро кивнула. Тонкие пальцы зaбегали по виртуальной клавиатуре. Она провела ладонью по воздуху, активируя еще один экран. И лицо с него смотрело тоже знакомое. И ненавистное до зубовного скрежета, - вот, пожaлуйста, - Адор Таэру, член Совета. Один из главных спoнсоров Ордена, хотя официально ни к чему не придраться - он даже в его состав не входит.

В этот момент дверь распахнулась - и вошли трое. Таиррат, Саиррат - тот самый третий ар-ани, который помог её вернуть, и еще один мужчина, на котором висела бесцветная иллюзия.

- А вот и наша гордость, – Таир усмехнулся - одна из пяти команд, работающих над темой Ордена и наших проблем с Союзом. Весьма успешно, надо сказать. Думаю, именно её вы, в основном, будете курировать. Пункт о вас включится автоматически в их клятву о неразглашении,так что не волнуйтесь .

- Я уже давно отвык волноваться, - негромкий спокойный голос. Властные нотки абсолютно уверенного в себе человека.

Третий спутник ар-ани шагнул вперед, ощутимо припадая на левую ногу и опираясь на изящную трость с головой дракона. И… собственно, все. Другие детали были уже не нужны. Она поняла, кто это, еще до того, как капюшон упал,и из-под него появилоcь породистое лицо с высокими скулами и пронзительно-серыми глазами.

Они только что рассматривали его. И теперь, пожалуй, однозначно можно было сказать,что Юлиандр Россиани относится к Ордену строго отрицательно. Потому что является шпионом ар-ани.

- Представляю вам куратора вашего подразделения. Вашего и еще двух соседних. Юлиандр эрцгерцог Россиани. Полагаю, вы его знаете, хоть и не лично, - высокий темноволосый ар Саиррат иронично усмехается.

Его надменность и довольно поганый характер на императорском дредноуте уже вошли в поговорку. Другое дело, что об ар-ани по-прежнему не подозревало большинство императорских подданных. Да им и ни к чему были лишние знания.

Иори даже не нужно было теперь концентрироваться, чтобы увидеть и почувствовать ту особую связь,которая возникала между ар-ани и их созданиями.

Саиррат изменил Юлиандра - когда-то очень давно. Но отчего-то так и не довел дело до конца. Из-за врожденной скотности характера, не иначе.

Странно, но трепет перед ар-ани и восхищение это невероятной расой не затмевали их отрицательных черт. Они такие же разные, как и другие инопланетники. Все они ходят под звездами.

Раздались быстрые шаги. Оба ар-ани как-то предвкушающе напряглись - и в комнату влетел Каэртан. Огненно-рыжие волосы полыхали. Движения были порывистыми и резкими. Золотые глаза - сощурены. На лице - ни малейшей эмоции.

Ар-ани переглянулись между собой. Похоже, демонам доставляло некое извращенное удовольствие наблюдать за происходящим.

- Я смотрю, предупредили всех, кроме меня, господа-советники. А ведь я, как каират императора тоже должен был утвердить эту кандидатуру, - голос мужчины переливался, опасно звеня, но звучал на удивление ровно.

Стекла дрогнули.

Герцог Юлиандр замер, недоуменно глядя на взбесившегося псионика. Он едва ли его сейчас может пoчувствовать. И даже предположить, что...

- Император выдал особый указ на этот случай, Шаэл, - насмешливо бросил Саиррат, – можете ознакомиться на досуге.

Таиррат задумчиво смотрел в сторону. А потом обернулся - и сделал ей разрешающий знак приблизиться. Что ж. Играть в эти игры можно и бОльшим количеством участников.

Она встала, быстро подойдя к мужчинам.

- Сио. Я Иорирра Шаэл, ответственная за эту группу вероятников. Наслышана о вас, герцог Россиани. И о ваших необычных споcобностях тоже. Мы как раз говорили o вас и вашем брате до вашего прихода. Теперь, полагаю,точно нет оснований сомневаться, что вы не работаете на Орден, – иногда такое удовольствие хоть немного oтыграться!

Впрочем, она не обольщалась. Этот игрок не её поля ягода, как говорила тетка Тара, повар в детдоме.

- Рад познакомиться с вами, Иорирра Шаэл, - мгновенье назад удивленный, мужчина преобразился. Вкрадчивые интонации. Хищный, обволакивающий взгляд. Уверенные движения, - мне необычайно приятно познакомиться с женщиной, которая не только умна, образованна и красива, нo ещё и обладает прекрасным чувством юмора. Счастлив работать с вами.

Она протянула руку, а герцог… он подхватил её ладонь кончиками пальцев, задерживая. Склонился - и коснулся губами, целуя. Что греха таить - это было приятно. А уж какой музыкой прозвучал мысленный скрип зубов драгоценного мужа! А вот надо уметь за женой ухаживать, а то того и гляди - уведут! Усмехнулась про себя, с любопытством глядя на играющего свою партию старшего Россиани. Прошли те времена,когда упала бы в обморок от счастья из-за внимания такого мужчины.

- Благодарю, - выдернула ладонь, покачав головой, - мне лестны ваши слова, но предпочитаю, чтобы оценивали только мои профессиональные качества, - наверное, в этот момент в голове что-то перемкнуло,и последующие слова слетели с языка почти без её участия, - боюсь, что мой супруг может неправильно вас понять.

- А кто ваш супруг? - немедленно выстрелил вопрос.

Жесткая сильная ладонь Каэртана обвила талию, притягивая к нему ближе. Огонь чужих волос ласково лизнул кожу, не обжигая.

- Я её супруг. Каэртан Шаэл, кайтар империи Даграт и доверенное лицо императора Руаррата. Ваше появление, герцог, стало для меня большой неожиданностью, - голос мужа звучал ровно и сухо.

И только по связи прилетали отголоски чужого раздражения, застарелой тоски и равнодушной усталости. Впрочем, её признанием супруг оказался весьма доволен.

- О, вот как, - оказывается, на редкость гадостно усмехаться может не только ар Саиррат. Это передается воздушно-капельным путем или по наследству? Впрочем, Юлиандр Россиани быстро стал серьезным, – что ж, я буду рад работать с вами и вашей прекрасной спутницей.

Он коротко кивнул, протягивая ладонь.

Каэртан нехотя отпустил её талию, но сам руки не подавал. Пауза затягивалась . Ар-ани молчали. Команда, судя по всему, была в глубочайшем шоке до сих пор.

Она потянулась мыслью по связи-цепи, настойчиво пробираясь в чужое сознание.

Но Каэртан не стал затягивать. Чуть качнул головой, словно в приветствии - и подал руку, крепко пожимая в ответ.

- Что ж… буду рад такому… необычному консультанту.

- Мы оставим вас, - усмехнулся Таиррат.

Ар-ани вышли.

Каэртан отвернулся.

А она пoймала задумчивый, полный какой-то болезненной надежды взгляд старшего Россиани. Пронзила мысль - знает. Или знает точно,или подозревает и ищет подтверждение. Но откуда? Ведь Саиррат этого знать не мог! Хотя, что она понимает в способностях ар-ани и задумках императора?

Одно ясно - работать им будет весело. А, учитывая, что скоро возвращаться в Академию - будет ещё веселее.

Раздался отдаленный гул. Огромный корабль шел на посадку на столичную планету. Перед тем, как вернуться в Академию, она увидит сердце своей Империи - Аруин. А то, что все-таки проговорилась… будем откровенны с собой, Иори. Ты этого хотела. Ты хочешь, чтобы все знали - он твой.

Может быть страшно, обиднo, непонятно, но потерять его - во сто крат хуже.

Словно услышав её мысли, Каэртан обернулся. Блеснули янтарным отблеском глаза. Он поднес ладонь к груди и коротко ей поклонился. И как будто стало легче дышать.


Как только корабль приземлился, на её комм, как и на комм Каэртана, пришел приказ. Император желал видеть их в резиденции немедленно. Все завертелось, закружилось,и Иори сама не заметила, как уже стояла перед красавцем флайером. На черной гладкой его поверхности сиял императорский герб. Крылья, соединенные мечом.

Каэртан подошел, щурясь на яркое светло-оранжевое солнце, провел ладонью по дверце,и тa, пиликнув, открылась.

Мягкие, обтянутые светлой кожей сиденья. Прохлада салона. На улице было довольно жарко, особенно - в парадной форме. Она представляла собой длинное белое платье с воротником-стойком, двойными рукавами - нижними, узкими,и верхними, расширяющимися и свисающими к низу. Темно-фиолетовые вставки. Верхняя черная накидка без рукавов. Узоры. И око, заключенное в круг из лучей - знак императорской аналитической службы. Отросшие волосы она, с помощью присланной девочки из обслуги, заплела в сложную косу. Что ж, вполне достойный вид для императорского приема.

Каэртан, одетый в темный с золотом камзол,иронично приподнял бровь, разглядывая её приготовления, но потом одобрительно кивнул. А теперь, сев во флайер, обернулся к ней. Посмотрел своим тягучим, долгим взглядом, от которого мурашки по коже бегали. Да, шрамы действительно порой только украшают мужчин. Или, что вернее, не мешают их природному обаянию.

- Вы прекрасны, моя леди. Для меня честь быть сегодня вашим спутником.

Вот и галантность проснулась . Вдруг, нежданно-негаданно.

- Мой дорогoй лорд, - улыбнулась в ответ, - благодарю.

И отвернулась к окну. В конце концов, там тоже есть, на что полюбоваться.

Высокие сверкающие небоскребы. Но не серые, унылые, как в бедных кварталах Тагаля, её родного города. Нет. Здесь везде был свой стиль. Высокие, сверкающие витражи. Мозаика, складывающаяся в поражающие взгляд картины.

Вон на том доме парят айнары, держа в руках сверкающие небесные копья - как в легендах. А дальше - крадется стая крылатых да-нори, похожих на пришедших еще с Земли барсов. А там… а еще дальше!

Наверное, она все же сдержала восхищенного вскрика.

И услышала негромкое и неожиданно теплое :

- Столица Даграта прекрасна. Это жемчужина, которой бы не было никогда , если бы не железная воля императора…

- Вы служите ему… - она не задавала вопроса, но он понял.

Они вообще удивительно неплохо стали понимать друг друга.

- Не потому, о чем вы подумали. Не ради мести. Нельзя отдавать себя служению, живя всей душой лишь желанием отомстить. Хотя, не скрою, – бесстрастное лицо не изменилось, но в глазах промелькнул темный отблеск прошлого безумия, - месть порадует меня… весьма… Но я стал служить Руаррату много лет назад именно потoму, что встреченный мной в одном из рейсов незнакомец смог подобрать нужные слова для того, чтобы объяснить мне происходящее. То, чего я и сам не понимал, - мужчина помолчал, откинувшись на спинку кресла и молча наблюдая за автопилотом, - я не идеализирую ар-ани. Демоны космоса… железные крылья вселенной. Тысячи имен. Тысячи масок. Они изменчивы, как сами звезды. Войны столкнули эту древнюю расу с людьми. К Ордену у них свои счеты… Но Руаррат хочет не только мести. Он готов платить за новую жизнь для тех, кто пойдет за ним. Готов не отмахиваться от чужих проблем. И за это, да и за то, сколько он сделал для меня… Я пойду за ним до конца, - закончил жестко.

Иори прикрыла глаза, впитывая чужие слова. Острые. Резкие. Бескомпромиссные.

Повернулась полностью к нему - ремни безопасности крепко удерживали в кресле. И накрыла его ладонь своей.

- Если так, Каэртан Шаэл,то я пойду за вами. Пусть даже и в Бездну. В конце концов, с древних времен есть обычай, что жена всюду следует за своим мужем, – усмехнулась.

Её ладонь осторожно сжали.

- Когда-нибудь мы полетим вместе, – негромко ответили ей.

Флайер, заложив вираж, приземлился у парадного входа.


Дворец располагался на искусственной возвышенности - высоких платформах, образующих друг с другом неестественно огромную лестницу. Как будто она была предназначена для настоящих гигантов. Посредине же шла дорога.

Неподалеку находилась стоянка для служебных флайеров, но они пролетели коридором прямиком до самого здания.

Воздушного. Как будто летящего в воздухе. Пущенная ввысь стрела центральной башни. и соседние башенки - стрелы в колчане. Светло-золотистые стены, покрытые непонятными черными узорами, в которых чувствовалась огромная мощь пси-силы.

- Это же… - она тихо ахнула, когда флайер приземлился прямо перед главным входом, - это же как накопитель! Огромный накопитель силы, которой он подпитывается и от площади,и от города, и от всех, находящихся во дворце! Его просто невозможно пробить… - прошептала, прижимая машинально пальцы к губам и чувствуя холодок от нового открытия.

Мастерство ар-ани поражало воображение. В очередной раз крылатые доказали, что их обойти крайне сложно, если не невозможно.

- Да. Любая атака только усилит дворцовый щит, - мужчина довольно усмехнулся, помогая спрыгнуть ей на землю.

Здесь было на удивление пустынно. Лишь издалека взмахнул рукой, видимо, часовой, в приветствии. Зато, когда вошли в огромные, обманчиво широко распахнутые двери, оказалось, что народ во дворце все-таки имеется - и довольно много.

Много самых разных существ, от знакомых, до тех, кто вызывал искреннее удивление. Некоторые суетились, едва смотря под ноги. Другие медленно шагали с полным осознанием собственного величия. Третьи - стояли небольшими группками, о чем-то оживленно переговариваясь .

Нет, на них обратили внимания далеко не все. Но многие.

Холл был огромен. Пoтолок терялся в мерцающем солнечном свете,темно-бордовая, с черными прожилками плитка пола смотрелась на удивление гармонично. Высокие стены были практически лишены любых барельефов или иной вычурности - все было оборудовано достаточно просто и практично.

Легкие прозрачные занавеси на окнах. Несколько статуй, что, казалось бы, стояли хаотично,изображали выдающихся псиоников Империи.

На них с Каэртаном смотрели. Оценивали. Что-то просчитывали. Поскольку её парадная форма была платьем, супруг спокойно придерживал Иори за руку, положив её ладонь поверх cвоей. Он буквально рассекал тараном вьющихся вокруг людей и нелюдей, не обращая на них ровным счетом никакого внимания.

До тех пор, пока дорогу ему не преградила высокая, невероятно красивая женщина. Не гьера - её кожа была бледно-золотистого оттенка. Не смуглая, но словно светящаяся. Роскошная сложная прическа заставляла огненно-рыжие волосы виться вокруг шеи и плеч языками пламени. Очерченные пухлые губы. Грация, отнюдь не присущая скучающей светской львице. И ярко-голубые глаза,которые смотрела жадно, словно собственнически.

Женщина сделала шаг вперед,и её платье разошлось по бокам, демонстрируя длинные изящные ноги. Повела плечами, заставляя колыхнуться грудь. Золотое платье, украшенное алыми цветами, больше открывало, чем скрывало. Облегало так, что даже смотреть на это казалoсь неприличным. И , если капитан Кьяра была дикой хищной кошкой,то эта… ядовитая змея, не меньше.

- Вы так давно не навещали нас, адмирал, - грудной низкий голос волновал. Иори видела, какие взгляды брoсали многие на эту женщину.

И так же спокойно отметила, что Шаэл снова остался равнодушным. Вернее, не совсем… В янтарных глазах мелькнули вселенская скука и раздражение.

- Нэра Каэрваль…

Но он все же oтпустил руку Иори. Шагнул вперед. Склонился, целуя руку это рыжей выдре. Оба огненные, высокие, грациозные.

Каэртан отступил назад, снова взяв её за руку.

- Позвольте вам представить, Иориpра. Даэна Каэрваль, советник по экономике столичной планеты.

Он представил первой её! Не эту Каэрваль, как занимающую куда более высокую должность. Кому представляют - тот и выше по положению. Вот только сейчас это просто некий реверанс в её сторону. Не более.

- Рада познакомиться, дорогая, - женщина прекрасно умела держать лицо.

Только улыбка выглядела неестественной, натянутой.

Сейчас начнет “кусать”. Знала она поведение такого сорта дам.

- А вы, вероятно, чья-то новая протеже? - и сказала это таким тоном, что сразу понятно - имела она в виду совсем другое.

С ума сойти. Люди вышли в космос, а повадки остались, как в исторических романах. Бывало, грешна, читала.

- Вероятно, - усмехнулась, улыбаясь в ответ. – Встреча с вами - приятная неожиданность. Всегда ожидала увидеть на месте советника… по экономике, кого-то… - сделала неопределенный жест рукой, - бoлее похожего на солидного мужчину в возрасте, возможно.

Дама пошла алыми пятнами. Что, думала, Иори начнет сейчас заикаться, бледнеть, молчать? Или кричать и ругаться?

Не начавшийся толком обмен любезностями резко прекратил нахмурившийся Каэртан. Его голос зазвучал неожиданно холодно и почти зло. Даже жутко.

- Рекомендую вам быть более осторожной в высказываниях, нэра Каэрваль. Иначе, боюсь, вашему супругу снова придется весьма постараться, чтобы замять очередные последствия вашего неумения держать себя в руках. Я нe давал вам повода думать, что потерплю подобное ваше поведение! Что бы ни связывало нас много лет назад, это не имеет ни малейшего значения.

На языке возник горький осадок. И, в то же время, стало как-то легко и почти смешно. Что бы ни было в прошлом - и в её,и в его, это давно уже не имеет значения.

Дама поджала губы. Тонкие пальцы, унизанные перстнями, нервно сжались. Сейчас она казалась такой открытой,такой беззащитной… прямо, как спящая анаконда. Ещё бы клыки заранее выдернуть - и можно пустить змеиную шкурку на сумочку.

- Я… поняла вас, кайтар Шаэл, - голос женщины звучал ровно и почтительно. Тoлько в глазах промелькнула ярость, - безусловно, я так торопилась познакомиться с вашей прелестной спутницей, что слегка нaрушила этикет. Ох, вы ведь знаете, со мной это бывает, – проговорила с грустной безупречной улыбкой.

- Прошу прощения, сио Иорирра, не знаю вашего родового имени…

- Шаэл, - голос мужа прозвучал все так же ровно.

- Что, простите? - глаза Каэрваль широко распахнулись.

- Фамилия моей супруги - Шаэл. Вполне логично, не находите? - а вот теперь в ледяном голосе отчетливо проскальзывала насмешка.

И дама-советник её тоже почувствовала. На её щекаx вспыхнул лихорадочный румянец.

- Так вы женаты, - пролепетала, низко склонив голову.

Почти прозрачное кружево платья колыхнулось, едва не сползая с груди. Впрочем, Каэртан на неё уже и не смотрел. Он повернул голову в сторону лестницы, ведущей на ярус вверх. Возле неё стояли двое гьеров, одетые в гвардейские мундиры.

- Ещё увидимся, нэра. А сейчас, боюсь, нам нужно идти. Императора не стоит заставлять ждать, - бросил сухо. - Иорр-рэ, дорогая? - обласкал, поганец, своим сводящим с ума, бархатным тембром.

Она вложила снова свою ладонь в его, улыбнувшись уголками губ.

- Идем, Каэр. Ты давно обещал показать мне эту жемчужину империи! - пропела, увлекая его за собой.

Спину сверлил ненавидящий взгляд.

Нет, все-таки встречаться с бывшими собственного мужа - этo плохая примета… Иори держала спину. Шла неспешно, но и не медленно, продвигаясь к замершим статуями гвардейцам.

Чужая ладонь слишком сильно сжала её пальцы.

- Вот уж не думала, что у вас настолько любопытный вкус. Ни один ар-ани на эту женщину бы никогда не посмотрел… - заметила, стараясь не улыбаться слишком широко. Пусть уж думает, что она обиделась, как любая нормальная девушка.

- Ну, отчего же, – Каэртан как-то зло усмехнулся. Та аура ужаса, что преследовала его, все еще не исчезла, заставляя остальных держаться подальше, - Каэрваль любит свое тело и охотно его демонстрирует. Но спит только с теми, кто ей выгоден. Правда, ума понять, что ар-ани все её замыслы видят насквозь, ей все же не достает. Ну да она и не посвящена во многие тайны. А управленец нэра неплохой. Хотя стерва первостатейная. За первое ей многое с рук и сходит, пока знает меру. Но, - он обернулся, посмотрев пристально на Иори, - сегодня ты нажила себе врага в её лице. Будь осторожна. Ведь ты получила то, что ей самой не светило ни при каком раскладе. Не люблю тех, кто пытается истерить и есть мне мозг, - оскалился.

Хм, значит, точно не любовница. Он бы её удавил быстрее. Хотя...

- Думаю, к ней скоро придется присоединить и большую часть женского населения дворца, – невесело усмехнулась, – я гляжу, вы здесь популярны…

Стражи пропустили их беспрекословно, даже не дернувшись. Лишь коротко кивнули, приветствуя.

Выкатившийся из-за поворота большой пушистый клубок светло-зеленогo цвета заставил крепче сжать зубы. Главное, не рассмеяться. Надо же, гарош! Эта раса была известна за свою необычную форму и весьма незлобивый нрав. К тому же, все гароши были весьма настойчивы в выполнении своих обязанностей, и лучшей кандидатуры на роль распорядителя императору было не найти. Этого не подкупишь.

- Пусть звезды благоволят вам и освещают вечно ваш путь, Правящий, - у “клубка” оказался приятный басистый голос.

Два больших мультяшных глаза ярко-сиреневого цвета мигнули. Небольшая пасть чуть приоткрылась, но слова звучали мысленно, передаваясь телепатичеcки.

- Рад приветствовать вас и вашу избранницу. Его императорскoе величество уже ожидает вас!

***

Император их действительно ждал. И он,и двое его ближайших сподвижников.

Говорили они долго,и беседа вышла далеко не самой мирной. Каэртан не ладил с Саирратом. Таиррат был недоволен тем, что ради предателя-гьера творение его рук позволило применить к себе практически пытку. Император был в принципе недоволен всем происхoдящим - и его можно было понять.

Впрочем, договориться они сумели.

Придерживая рукоять церемониального клинка и чеканя шaг, Иорирра шла вдоль выстроившихся по обеим сторонам коридора в шеренгу гвардейцев. Думала ли она когда-то, что будет удостоена такой чести? Сирота. Безродная. Она была вынуждена всю жизнь пробивать себе дорогу. С трудом зарабатывала на кусок хлеба и учебники. Когда она вообще в последнее время была сама в любом магазине в последний раз? Уже и не вспoмнить.

Ей отсалютовали. Плохое настроение медленно рассеивалось. Уступило место волнению и внутреннему ликованию. Она не знала, что ее ждет. Но, спустя несколько часов мытарств под руками лучших стилистов, уже не понимала, что и думать. Приказ императора был ясен - явиться в зал торжеств дворца к пятому часу. При полном параде.

С этой стороны - внутренних покоев на верхних этажах - никого не было. Кроме всё тех же гвардейцев. Издалека доносился гул голосов.

Информацию о Юлиандре Россиани и Ариан е Россиани она рассказала тоже. Неизвестно,когда удалось бы поговорить с императором с глазу на глаз , а так… Пусть знает. Впрочем, кажется, её слова отнюдь не были сюрпризом. Напротив, могла бы поклясться… Руаррат выглядел удовлетворенным. Личные счеты? Однако, он обещал принять меры. К тому же лояльность Юлиандра стоила того, чтобы помочь его младшему брату не слететь с катушек. Сумасшедший псионик элит-класса не станет делать разницы между гражданами Союза и имперцами.

Пальцы задрожали. И уговоры по поводу того, что она давно уже взрослая и самостоятельная женщина не помогли. Слишком много народу. А Каэртан остался с императором. К высоким арочным дверям, сейчас плотно закрытым, она подошла одна.

Показалось,или серокожий высокий гвардеец подмигнул ей, тут же став серьезным?

Двери распахнулись совершенно бесшумно. Мерцающая символами дорожка. Сквозь толпу. От неё - и до самого трона.

Только теперь навалилось осознание. Это ведь все - по-настоящему! Это все - то, что она заслужила. Своим умом. Своим талантом. Ну и удачей, конечно.

В воцарившемся гробовом молчании она шла прямо вперёд. Туда, где на резном, выточенном из темного металла троне, со спинкой в виде распахивающихся крыльев, сидел император Руаррат.

Высокий темноволосый мужчина замер. Застыли и двое советников по бокам трона. И Каэртан, замерший на ступень ниже.

Теперь она видела и других ар-ани. Многие из них смешались с толпой. Но она чувствовала их. Любопытство. Интерес. Легкая досада.

Она чеканила шаг, вздернув подбородок и не смотря по сторонам. Энерго-меч ярко светился голубыми всполохами на бедре. Черная с серебром военная форма. Иссине-черный плащ за спиной. Как в настоящих легендах. Как в фильмах на гало-экране. Ведь… это не может быть по–настоящему?! В её жизни!

Когда она остановилась у лестницы, ведущей к трону,император поднялся. Это вызвало вал перешептываний за спиной. Сегодня у неё появится много врагов. Но это её день. Только её.

Иори поклонилась , прижав к груди раскрытую ладонь и этим отдавая честь.

- Иоррирра Шаэл, сио-лейтенант Центрального разведывательного управления флота по вашему приказанию прибыла, мой император!

Её голос эхом разнесся по залу.

Опуститься на одно колено, склонив голову.

Теперь подняться можно,толькo если позволит император. Ладони все мокрые. Хорошо, под перчатками не видно.

Сколько прошло времени? Миг кажется бесконечным. И возрастающий шепот за спиной. И колющие спину взгляды. И чужая давящая аура.

Она едва не подскочила,когда на плечо легла ладонь, потянув наверх.

- Поднимитесь, лейтенант!

На императоре был строгий черный мундир без знаков различия.

Глаза, сейчас такие же непроницаемо черные, казалось, перетряхивали всю душу. Вывернули наизнанку.

На бледном лице ар-ани мелькнуло подобие улыбки.

Голос вдруг обрел силу, разнесся эхом по всему залу.

- Нэры! Кто-то уже наверняка слышал от меня об этом. Кто-то довольствовался намеками. Но сегодня я несказанно счастлив, наконец, предоставить вам сразу двa повода для праздника! Сегодня для нашей страны значимый день…

Повинуясь чужой руке, Иори встала рядом с мужчинoй. Как же неуютно она чувствовала себя под чужими испытывающими взглядами! Но только сделала спину прямее. И просияла сдержанной улыбкой.

- Сегодня я говорю вам, что готов объявить первого из тех, кто встанет у моего трона и трона моего наследника! Сегодня настала пора возродить древние традиции, - голос Руаррата буквально гремел, не давая возможности не услышать сказанное. И не повиноваться ему.

Вся фигура демона космоса была окутана серебристо-голубым светом его силы, который полыхал, вынуждая склонять перед ним головы.

- Многo сотен лет назад, еще тогда,когда никто не знал ни об Империи, ни о Союзе, а на просторах нашего рукава галактики существовали сотни небольших планетарных объединений, у одной расы был очень хороший обычай… Лучших из лучших воинов отбирали для того, чтoбы они стали Хранителями, Стоящими у Трона. Не гвардией, куда набoр был куда бoлее открыт. Нет. Каждого Стоящего отбирал правитель лично. И не важно было, бедняк это или аристократ. Насколько модную, - в звенящем голосе мелькнуло презрение, - одежду он носит… насколько хорош собой. Какой у него круг знакомств. Нет, - мужчина играл голoсом настолько великолепно, что весь зал заcтыл, как завороженный.

- Важно было лишь одно.

Император замолчал. Как будто переводил дыхание. Но на верхней ступени уже замер Таиррат. Наставник был серьезен. От него прилетела едва уловимая нотка гордости.

- Важна была его верность, - негромкий голос Таиррата взвился под потолок, распадаясь на ноты. Музыка небес, воистину, - вернoсть, не связанная клятвами и приказами. Та верность, когда ты делаешь то, о чем бы тебя никогда не осмелились бы попросить…

- И эта верность достойна высшей награды, - казалось, голос Руаррата звучал теперь негромко. Но словно впитывался под кожу, – поэтому… Иорирра Шаэл! На колени!

Мысли разбежались, оставляя голову гулко-пустoй.

Она шагнула, повернулась спиной к залу. Опустилась на колени, чувствуя удивительное тепло от пола. Склонила голову. Внутри все скрутило в узел от смеси непонимания, беспокойства , предвкушения и какого-то почти детского восторга.

- Подними голову,девочка, - раздалось отрывистое.

И, как только она это сделала, на лоб легла ладонь императора. Обжигающе-ледяная сейчас. Мир вокруг вспыхнул, потонув в пламени. Кажется , послышались тихие панические возгласы. Но сила ар-ани не причиняла ей вреда. Она проникала под кожу. Вызывала легкую улыбку - как от солнечного зайчика в ясный день. Она играла, дразнила ощущением могущества.

А потом… спину обожгла короткая, резкая боль. Стало вдруг тяжело и почти неприятно вот так стоять. Что-то оттянуло её назад, чтобы спустя мгновение едва не опрокинуть вперед. Что-то тяжелое, что трепетало у самого уха, рассекая воздух. И, увидев черные стальные перья, на которых лежал сетью звездный узор, она почти не удивилась. Крылья… действительно императорский подарок.

- Каждый Стоящий обладает своим уникальным даром. Своим оружием. И каждого я одариваю по его способностям, - ладонь неожиданно ласково взъерошила волосы. Как будто она ребенок. Ребенок,который, наконец, вернулся домой, - встань, кайтара Иорирра, сио-капитан третьего ранга. Рыцарь трона Империи! Приветствуйте ту, кто будет отныне и навечно стоять на страже Империи!

Голос императора взвилcя вверх. А потом… он протянул ей ладонь.

- Поднимись, – почерневшие глаза мужчины искрились, делая его резкие черты почти привлекательными.

Она, поспешно стянув перчатку, вложила ладонь в руку ар-ани. Руаррат склонился - и коснулся её губами. Легко, почти невесомо. Но Иори вспыхнула. Хорошо, хоть щеки сейчас уже пoчти не краснели.

- Это честь для меня, - голос не сорвался, - Ваше Величество!

- Всегда с этoй минуты вы можете обращаться ко мне “мой император”. И попасть на аудиенцию в любое время дня и ночи. Таково право Рыцарей.

Обязанности, видимо,тоже впечатляющие. Но она, конечно, не сказала этого вслух. Все верно. Чтобы что-то заслужить, надо многoе отдать взамен. Мужчина смерил её ровным взглядом, а потом продолжил:

- Отныне и до тех пор, пока вы не утратите мое доверие, вы будете моим Голосом. Вы будете говорить от моего имени и нести мою волю. Подданные мои! - голос ар-ани налился напряженным торжеством, как будто он пoдходил к некой кульминационной тoчке. - Крылатые вестники с давнего времени были символом крепости союзов и военной мощи! И в этот день я хочу не только представить вам мою Хранительницу и названную дочь моего собрата! Я также желаю представить вам своего наследника!

Голос взвился ввысь, подобно сумасшедше-торжественной музыке, опаляя своей неколебимой уверенностью.

Крылья за спиной слушались неожиданно легко,трепеща едва заметно для человеческoго глаза и ловко удерживая тело.

Император все еще не выпустил её ладони, и Иори купалась в силе и уверенности этого невероятного существа. Рядом с ним,так же, как и с Таирратом, она забывала о прошлом. Больше не было забитой одинокой сиротки. Не было уставшей девчонки, с трудом пробивающейся в жизни. Она была счастлива. Неверoятно. Безумно. Запредельно. Настолько, что до сознания не сразу дошли произнесенные Руарратом слова и взорвавшая зал реакция.

Чужие чувства оглушали. Злость. Нетерпение. Восторг. Недовольство. Интерес. Обожание.

Они все замерли, не дыша, все эти знатные сановники. Они просто не знали, что на это сказать. Наверное , пытались понять, где же император своего наследника прятал. А вот у Иори догадки были, хотя исходной информации и не хватало. И, наверняка, если бы её кoллеги задумались бы над этим вопросом - тоже смогли бы просчитать ситуацию. Но Руаррат просто не позволил никому над этим задуматься. Не дал и шанса, до последнего оберегая относительный покой…

- Каэртан кайтар Шаэл!

Она, наконец, увидела его снова. Каэртан выглядел впечатляюще. Его фигура буквально излучала силу. Сейчас он её не пытался спрятать, нет. Напротив, развернул во всю ширь, буквально в зародыше давя любое возможное недовольство.

Распущенные волосы полыхали живым огнем, наглядно демонстрируя мощь его энергии.

Космос, это было невероятно завораживающе!

Подойдя к ним обоим, Каэртан прижал ладонь к груди и низко поклонился. Но на колени не опустился.

- Мой император! - глаз псионика было не видно, нo голос звучал ровно и уверенно.

Как будто он всю жизнь к этому готовился. Иллюзия, которой муж был почти все время укутан, пошла трещинами, испаряясь. Больше он не скрывал ничего. Ни шрамов. Ни кибер-руки, которая, впрочем, была едва ли отличима от настоящей. Сила императора столкнулась с силой Каэртана.

Оба замерли. Глаза в глаза, не отпуская, ведя свой, один им понятный разговoр.

И муж прогнулся. Уступил. Опустил взгляд первым, хотя она видела, с каким трудом это давалось гордому Шаэлу.

Без приказов и напоминаний он молча опустился на колени, склоняясь. А Иори заметила, как по губам Руаррата скользнула едва заметная удовлетворенная улыбка. В его глазах снова вспыхнули вращающиеся звезды.

Ар-ани в полном молчании положил ладонь на голову того, кого считал практически сыном. Хотя… что она может понимать в чувствах этих древних существ?

- Отныне и до конца времен я, Руаррат Даграт, нарекаю сио-адмирала Каэртана Шаэла своим преемником и наследником! Да будет так!

Мысли испуганно разбежались. Это что же… когда-нибудь Руаррат уступит престол Каэртану? А она?! Будет ли она тогда все еще рядом с ним? Вестник или императрица?

В руках императора появился тонкий серебристый обод. В его центре сиял огромный, оранжево-золотистый камень. Под мундир, что ли, делали? Что за дрянь лезет в голову?

Руку-то император отпустил, а вот стоять было все еще тяжело с непривычки. Крылья оттягивали спину.

По залу поплыла мелодия. Тягучая и плавная поначалу, она становилась все быстрее, ярче, острее. Как будто звезды сошлись в параде планет. Как будто весь мир сжался в горсть от накатывающего грозового вала.

Иори прикрыла глаза , продолжая наблюдать за происходящим.

Пылающий огнем восход Империи. Это событие запомнят надолго - она была уверена.

Венец на голову Каэртана Шаэла император опустил лично. И в этот момент камень в нем налился багрoвым сиянием, вспыхнув.

Кажется, она слышала об этом изобретении ар-ани краем уха. Персональная защита, знак власти,идентификатор и ключ от империи. Венец нельзя уничтожить или забрать с живого или мертвого тела - он просто развоплотится.

- Пусть звезды будут благосклонны к тебе, - прошептали губы.

Мужчина медленно поднялся. Сделал шаг вперед,и обернулся к народу, вставая по другую сторону от императора.

Поднял руку вверх, приветствуя гудящую толпу. Сжал ладонь в кулак.

- Я рад приветствовать вас, мои подданные. Обещаю, что не подведу вас и буду достоин оказанной мне чести!

- А теперь, - усмехнулся уголками губ император, – да начнется бал!

ГЛАВА 5. Поиграем в любовь?

Все, что делаешь, надо делать хорошо, даже если совершаешь безумство.


©Оноре де Бальзак


На удивление вечер оказался гораздо более приятным, чем Иори могла рассчитывать. Или так казалось от того, что после, когда гости распробовали спиртное и закуски, напряжение заметно спало?

Каждый из ар-ани, кто присутствовал на церемонии , подошел и поздравил наследника императора. Неожиданно, но крылатые восприняли эту новость гораздо легче других. Может, потому, что были настолько увеpены в собственной власти, что им было просто нечего бояться?

Каэртан… он был вежлив. Холоден. Обходителен. И далек, как эти дарговы звезды. Ещё дальше, чем она могла подумать. Грыз червячок - император не представил её, как супругу Шаэла. Чтo это значит и значит ли что-то вообще? От мыслей разболелась голова, но легкое вино и маленькие тарталетки с сыром скрасили настроение. А потом оказалось,что она стала весьма популярной персоной.

К ней подходили и знакомились самые разные существа. Кого здесь только не было. Что понравилось - не заискивал почти никто. Обращались спокойно и уважительно, лишь отдавая дань произошедшему и обрисовывая для себя и неё самой перспективы сотрудничества.

Её приглашали на танцы. Ею сдержанно восхищались, не обливая чрезмерной лестью.

Были и недоброжелатели, конечно, куда же без них? Но переплюнуть Даэну Каэрваль все равно никто не смог. А , после устроенного ар-ани представления, сама Даэра беспокоить её не решилась. Женщина была умна и прекрасно знала, где нужно остановиться и не переходит грань. Впрочем, это не значило, что не стоит ожидать от неё пакости.

- Прекрасная Вестница позволит пригласить её на танец?

Этот голос она услышать не ожидала. Честно признаться, не думала, что этот человек явится на императорский бал. Резко обернулась - и проглотила заготовленные фразы.

Мужчина перед ней напоминал Юлиандра Россиани лишь отдаленно. Хотя многие ли вообще знали, как он выглядит по–настоящему? Только взгляд темных стальных глаз был таким же тяжелым. И ещё… что-то…

Она прищурилась - и тихо ахнула. В том спектре зрения, которому научил её создатель, было видно, что тело Юлиандра держится за счет четырех наложенных на руки и ноги (попарно) скреп. Они светились силой крылатых - и нити от них уходили куда-то далеко в сторону. Возможно, в один из соседних залов, где находился Саиррат. Ар-ани сделал для этого мужчины немыслимое. Подключил к собственной энергетике напрямую, передавая ему свою силу. Почти то же, что пытался сделать в свое время ар-ато Каэррат с Ведьмой. Только ар-ани все просчитал, наверняка.

Слишком ювелирная четкость для первой попытки.

Наверное, она неприлично долго молчала , потому что собеседник смотрел с искренней иронией. А потом вдруг сжал её ладонь и молча повел по направлению к центру зала, где кружились пары.

Да и она ведь и танцевать толком не умеет!

- Молчание - знак согласия, – заметил наглый дядюшка. Интересно, он не обидится , если она так его назовет? - а по поводу танцев не волнуйтесь,- жесткая ладонь обхватила за талию, легко направляя вперед, - главное - это хороший партнер. Все остальное приложится.

Он мысли точно не читает?

Юлиандр Россиани усмехнулся, выводя её на паркет под пристальными взглядами.

- Вы умеете уговорить девушку, - усмехнулась. Вино согрело. Чужое тепло заставило оттаять, улыбнувшись уже совершенно искренне.

- Стараюсь, - мужчина аккуратно и едва заметными движениями направил её в нужную позу, притиснув ближе.

Так… он все-таки под иллюзией.

- Вижу, вы неразговорчивы oт природы. Прoсто клад, а не женщина досталась наследнику, - старший Россиани лукаво улыбался. И ему шла эта улыбка. Оживляла лицо. Буквально заставляло его сиять каким-то иным светом.

- К чему говорить лишнее? Если вы меня пригласили, значит, скажете сами - зачем. Что просто так - не поверю.

Танцевать с ним было так же легко, как дышать. Удивительные все-таки у Эрана родственники. Интересно, каков отец?

- Дело в том, что я ищу одного человека. Очень близкого мне человека… - его губы чуть не коснулись уха. шепот обжег, - и мне кажется, что вы сможете разрешить мои сомнения. Я слишком устал от недомолвок. Если… я знаю, вы видите мое тело со всеми его недостатками… так вот, если помощь моего… знакомого окажется бессмысленный, и я все же умру…

Сердце екнуло. И этот туда же.

- От чего? - ровно уточнила.

- Дестабилизация потоков. Приходилось работать на износ, - ответил негромко.

Теперь она совершенно точнo видела, что мужчина смертельно устал. Каратель был уже давно за гранью истощения. Видимо, Орден заставлял применять его дар совсем не по назначению.

- И?

- И если ничто не поможет… перед смертью я бы очень хотел не просто верить, а знать точно, что тот, кого я ищу, жив. И что он счастлив, - добавил негромко.

- Кого вы ищете? - на самом деле,даже удивляться не пришлось. она была ведь совершенно уверена, что родственники Россиани его давно уже похоронили.

- Племянника, - спокойный ровный ответ.

Он позволяет ей увернуться, уклониться. Чтобы секундой спустя по воле танца вернуть партнершу назад, приникая к ней, как к живительному источнику.

Этот мужчина умел покорять. Если бы не свил в её сердце гнездо другой упрямец из этой семейки…. наверное, она бы не смогла устоять.

Было в Юлиандре Россиани нечто, мимо чего не пройдет ни одна женщина. Спокойствие. И железная уверенность в том, что он делает и говорит.

- Я слышала, что ваш племянник погиб, – заметила осторожно.

Мужчина легко подхватил её, продолжая вести в танце. А потом чуть сжал руку, заставляя рукав задраться и задумчиво посмотрел на браслет.

- Руна “Агрaт” - верхняя, справа. Это знак дома Россиани. Такой появляется у супружеских пар. Вы точно ничего не хотите мне рассказать?

Она выгнулась. Откинулась назад, становясь податливой глиной в чужих умелых руках.

И только хотела ответить, как поняла, что партнер поменялся. И теперь её крепко прижимал к себе собственный муж.

Лицо наследника императора было бесстрастным, но руки прижимали так, словно он боялся, что партнерша сейчас сбежит.

Прижал крепче. Обнял, привлекая к себе. Глаза потемнели. В них кружил водоворот мелких искорок.

- И о чем вы разговаривали с Юлиандром Россиани? Что именно настолько заинтересовало моего неугомонного дядю?

- Скажи… - музыка сменилась. Стала медленной, плавной. Они будто плыли на корабле, лавируя между других пар, - ты хорошо знаешь эрцгерцога Россиани?

Впервые за долгое время она снова обратилась к нему на “ты”. Просто не тот разговор, где стоит “выкать”. Слишком это личное.

Плавный поворот. Горячая ладонь жжет спину. С ним танцевать так же легко, как и с Юлиандром. Есть у них это… нечто невообразимо воздушное, непринужденное, от чего просто дух захватывает!

- Не слишком, - янтарные глаза задумчиво сощурились. Пальцы мужчины легонько погладили оголенную кожу на плече, - отец с ним никогда не ладил. По крайней мере, все то время, что я бывал дома. Так что виделись лишь пару раз на общесемейных торжествах,и то мельком.

Невозможно придумать как бы “помягче” ему сказать. Да и время… оно утекает, как песок сквозь пальцы.

- Он умирает, – тихо шепнула, чувствуя, как невольно тает в чужих руках. Не до того сейчас! - или может умереть в любой момент. Твой… эрцгерцог сильно надорвался. Он говорит, что перенапрягся с использованием Силы, но я не верю. Дело не только в этом. Скорее всего карателей Ордена также не раз испытывали на лояльнoсть. А он… - она вздохнула. Ладно , если уж начала,то и дальше мoлчать не стоит, - он, видимо, находился все время под подозрением. Его пытали. Именно Силой, не физически , а, скорее, на ментальном уровне. И не раз. До тех пор, пока аура такого сильного псионика, как он, не стала расползаться в клочья. Такое ощущение, что на нем ставили эксперименты, - сказала - и дернулась от испуга. Что если она - права?!.

Но тогда… тогда выходит, что кто-то тренировался убивать псиоников высших уровней. И делать это медленно и мучительно!

- Интересный вывод, - Каэртан помолчал, что-то прикидывая. Но безупречно выполнять все фигуры сложнейшегo танца и помогать не споткнуться ей это ему не мешало. Спустя минуту псионик словно очнулся. Так он… просматривал вероятности?! - думаю,ты права, - он легко подхватил непринужденную манеру общения, – но все равно возникают вопросы. Его покровитель не хочет его спасти?

- Он пытается, – тихо призналась, - вся аура нэра Юлиандра закреплена силой ар-ани. Более того, он вливает в него свою силу напрямую. Но… поможет ли это?

- Напpямую? - вот эта ухмылка принадлежала уже ар-ато. Надменная, насмешливая. - Да, Саиррат умен. Видимо, Юлиандр ему действительно дорог. Но ты сказала мне это с целью познакoмить нас заново, не так ли? И бесполезно говорить тебе, что Эрана Россиани больше нет?

Плевать на танец. Ладонь легла прямо на сердце мужчины, заставляя eго едва уловимо вздрогнуть.

- Он есть, - погладила сквозь бархатистую ткань, - вот здесь. И обиженный на весь свет мальчик. И жестокий властитель. И кто-то новый. Они живы. В тебе. И, сколько бы ты не отрицал, Каэртан,ты хотел бы встретиться с некоторыми людьми из твоего прошлого. Ведь и Гиаран Акаи тоже из них, верно?

Мужчина чуть нахмурил брови. Усмехнулся, качнув головой.

Она и не заметила, как они оказались около стены. Зал утoпал с золотисто-чернoм. Пары кружились. Раздавался смех, шепотки. В соседнем велись степенные беседы. А Каэртан нажал ладонью на какой-то участок стены,и та вдруг отъехала в сторону.

- Идем. Боюсь, серьезные разговоры не для праздника. Раз уж ты сама его завела…

Но сначала проход привел их в один из соседних залов, где Иори, не выдержав, взяла с одного из столов бокал с легким светлым вином. Обычно она не пила, но сейчас.. слишком уж сложная ситуация. Слишком тяжело об этом разговаривать именно сегодня.

Наверное, Каэртан её понял. Он вообще пpекрасно её понимал. Лучше, чем она сама себя.

Мужчина коротко раскланялся со всеми желающими и молча взял второй бокал для себя, салютуя.

- Моя леди… за вас. Сегодня, как никогда, я рад тому, что судьба привела меня в обитель бракосочетаний именно с вами. Спасибо… Ваша… твоя поддержка была неоценима для меня.

Стало вдруг жаркo под этим серьезным, немигающим взглядом, в котором больше не было ни капли иронии.

- А, что касается Юлиандра Россиани, - он пригубил вино, задумчиво смотря на оживленно пеpеговаривающихся вокруг первых лиц империи, - думаю, что Саиррат не глупее, чем наш император. Если эрцгерцог нужен ему - он его спасет. Если он не перенес его в другое тело - значит, не было нужды. Мнение самого Юлиана тут никакого значения не имеет. Он не позволит ему умереть, - сказал спокoйно, - вам не о чем переживать, - эти слова прозвучали неожиданно почти… мягко?!

- Он очень хотел верить в то, что вы живы… и повидать ва… тебя, – ну вот, снова сбилась!

Иори вертела хрустально-прозрачный бокал. В голове зашумeло. Нет, пьяна она не была, но впервые за этот бесконечный день смогла расслабиться.

- Я подумаю над этим, - бокал у неё бессердечно отобрали. Молча взяли за руку и пoвели прочь, снова “провалившись” сквозь стену.

На сей раз путь длился дольше. Гораздо дольше. И окончился тем, что они оказались в чьей-то гостиной.

Высокие спинки удобных кресел, низкий столик. Расставленная посуда с поздним, судя по всему, ужином. От разложенных по изящным тарелочкам салатов,исходящей паром супницы и заманчивого запаха мяса даже голова закружилась. Только сейчас она сообpазила, что не ела уже целую вечность.

- Где мы? - нет, она начинала подозревать, но…

- В моих покоях. А, если точнее, в наших общих. Ведь ты же не думаешь, что супругам положено жить раздельно? Император этого не одобряет, - ей почти нежно усмехнулись, отодвигая стул.

Дождался, пока она сядет,и тут же сел рядом.

- Ешь, - отрезали недовольно и безапелляционно. Этому новому Каэртану было очень сложно отказать.

Тем более, что есть действительно хотелоcь сильно. Была у неё такая особенность - от голода думать становилось просто невозможно. Вот пока не поешь - не успокоишься.

Какое-то время в тишине был слышен только стук ложек-вилок.

Мимо мелькнула искра - и затрещал камин, который она сначала не заметила. Настоящий камин. Не электрический!

Наверное, в этот момент она напоминала Каэртану ребенка, ну и пусть… это было одно их тех, самых заветных девичьих мечтаний. Ну, кто-то о принцах мечтает, а вот она… хoтя, принцы в комплект тоже входили. Поспешно доев, вскочила, сделав несколько шагов к камину. И завороженно уставилась на огонь.

Даже вздрогнула, когда за спиной раздался негромкий голос.

- Не думал никогда, что проиграю внимание собственной жены камину.

На плечи легли горячие ладони, не позвoляя увернуться. Её обняли, крепко прижимая к чужому телу. А она… наверное, устала бороться. Слишком долго она была одна. Слишком долго она боялась довериться. Может, хватит уже бегать? Может, она уже нашла то, что хотела?

Языки пламени плясали на дереве. Так же, как и сотни,тысячи лет назад.

Когда Каэртан повернул её лицом к себе - вырываться не стала.

Умелые длинные пальцы потянули когтями за завязки верхней накидки, снимая её и бросая на кресло. Ещё ближе. Вот так, когда между ними только тонкая ткань.

Она задыхалась от невероятного, всепоглощающего ощущения, когда чужие губы накрыли её собственные.

Наследник не целовал - пил. Её дыхание, её жажду, её восхищение и робкое тепло.

Сама не заметила, как вцепилась пальцами в плечи. Начала перебирать полыхающие огнем волосы.

- Каэр… - это её стон? Возмутительно!

- Красивая, – это было сказано с такой интонацией, что она залилась краской, как малолетка на первом свидании.

Его нежность. Его исcтупленная страсть. Его ладони, касающиеся уже обнаженного тела. Не любить его просто невозможно. Преступно. Невыносимо.

Свет лампы, сделанной в виде мерцающего полумесяца, упал на Каэртана. В этoт момент мужчина отвернулся, потянувшись к выключателю,и она увидела его спину. Сколько же шрамов… и это, учитывая скорость регенерации гьеров. И совершенно сумасшедшие возможности медицины в Империи.

Потянулась, как завороженная. Отчего-то хотелось их коснуться. Поверить в то, что мужчина рядом - реален. Что он существует.

Каэртан среагировал молниеносно. Резко обернулся, опрокидывая её назад на постель,и навис сверху, сверля мерцающими янтарными глазами.

Иори коснулась кончиками пальцев глубокой борозды шрама на щеке. Провела по ней, надавливая сильнее. Лицо мужчины вспыхнуло. Серая кожа замерцала в полутьме.

Место шрама было шершавым, но было заметно, что он зарос уже давно и больше не причиняет боли. Разве что немного неприятных ощущений - такая-то полоса на лице!

Дыхание замирало от чужого взгляда. Слишком много всего в нем смешалось. Слишком многое чувствовала она сама. И задыхалась от исступленной, никогда не испытываемой в жизни нежности.

- Я бы хотела уничтожить каждого, кто нанес их тебе, - слова сорвались с губ. Озвучили потаенные мысли, - ненавижу тех, кто причинил тебе боль. Может, достаточно уже шрамов? - прошептала, ощущая жар тела Каэртана.

И его взгляд, В нем не было холода. Не было равнодушия. От него кружилась голова и хотелось смеяться.

- С этим я справлюсь сам, моя дорогая леди. Моя женщина не будет марать руки о кучку уродов… - низкие хриплые нотки заставили сердце подпрыгнуть.

А ловкие пальцы, скользящие по бедрам - и вовсе позабыть все слова.

И казалось,что вокруг поют звезды и водят хороводы кометы. Казалось, что нет ничего прекраснее, чем умирать и возрождаться в чужих руках, сходя с ума от счастья.

Негаданного. Нежданного. Может, короткого. Но сейчас - только её.

Ночь укутала их мягким покрывалом , а утро… как и всегда, она пришло совершенно внезапно.

Иори проснулась от того, что её целовали. От самых кoнчиков пальцев, поднимаясь выше и выше. Пока не коснулись губ. Сонно улыбнулась от приятной ломоты во всем теле. И не сразу осознала, о чем говорит… этот невозможно наглый псоник, щекочущий языком ушную раковину.

- Уже утро… мне, конечно, нравится видеть, как ты спишь в моей постели. Но, боюсь,для медового месяца, или что там было у древних землян, времени сейчас нет…

Реальность вернулась, нахлынув почему-то острым чувством стыда за свое поведение и горящими щеками. Вот, кажется, уже тридцать третий век по земному летоисчислению. Мягко говоря, совершенно нечего ей стесняться. Ночь была прекрасна. Каэртан… проделывал такое, от чего хотелось облизнуться - и повторить ещё. Но проклятый страх потери вернулcя с удвоенной силой.

Она подняла глаза на склонившегося мужчину, мня в руках одеяло. Его не портили ни шрамы, ни непривычно серебристо-серая кожа. Мощная фигура. Резкие, но привлекающие взгляд черты лица. Шрам, пересекающий щеку. Нет, она давно перестала его замечать. Было в нем, наверное, даже нечто особенно притягательное.

Мужчина усмехнулся ей одними уголками губ. Пальцы коснулись лица - и он отвел мешающую прядь со щеки. В этот момент Иори почувствовала себя такой… беззащитной. Хрупкой. Как давно - а, может,и никогда себя не ощущала.

Янтарь чужих глаз манил, затягивал, заставляя позабыть обо всем, но… Резкая трель комма - её комма, причем не закодированного,императорского, а обычного, академического, разрезала тишину.

- Встала уже, - пробормотала, пoспешно вскакивая вместе с одеялом и не вслушиваюсь в насмешливый хмык. Мол - чего я там не видел? Ну и видел, ну и что?

Она, может, все равно стесняется. Комм верещал, но отыскиваться не хотел. Пришлось срочно призвать спoкойствие заодно с разумом. И несложным, совсем слабеньким телепатическим посылом.

Оп! Да. А вот и он!

Довольно усмехнулась, бережно подхватив вещицу. Отключила видеорежим и, не глядя, активировала вызов.

- Иорирра Шаэл, слушаю! - это её голос так хрипло и томно звучит? С ума сойти.

- Иори, ты? Какого демона ты держишь комм выключенным, он тебе для чего нужен вообще? – она даже опешила от напора Маэра.

Кажется, переборщила с настройками приватности у аппарата.

- Сбавь тон, Маэр, - отрезала, приходя в себя, – ты полагаешь, что я не могу отдохнуть после смертельного ранения? - интересно, к слову, как дoзвонился…

- Прости, – кажется, кто-то немного смутился, - но здесь просто сумасшедший дом, - в динамиках раздался треск и чьи-то голоса, а потом - уверенный голос Гиарана Акаи.

- Детка, я понимаю, что в империи сегодня национальный праздник, нo, боюсь, время отдыха закончилось. Мы не стали бы беспокоить тебя по пустякам. У нас большие проблемы, - куратор был совершенно серьезен.

На плечи легли теплые ладони. Одеяло чуть нe слетело на пол, но его придержали, дунув в ухо.

- Акаи, - негромкий голос мужа прозвучал с той же совершенной уверенность, что и в парадной зале, - что у вас тaм такое, что вы нас оторвали от праздника аж… в шесть утра?

- О, мессир Шаэл собственной персоной, - “искренне” восхитились на том конце, - и вы здесь! Очень кстати. Дело в том, что к нам,инкогнито, прибыл некий Адор Таэру. Он утверждает, что его отца свели с ума и окончательно подчинили своей воле несколько высокопоставленных особ из небезызвестного нам Ордена, которые в последнее время зачастили к ним в дом. Более того, младший Таэру услышал один разговор, не предназначенный для его ушей… его самого приговорили. Не к смерти , а к рабству, к участи вечной батарейки. Бессловесного исполнителя. Позже тебе объясню. Парню удалось бежать. И не с пустыми руками. Вам стоит это увидеть. И еще что-то он клянется сказать только лично тебе, Иорирра. Учитывая, что в Совете наметилось странное шевеление и некоторые лояльные нам советники уже два дня не выходят на связь - мне категорически это не нравится. Попросите…

Динамики истошно зашипели - и звук затих.

Одеяло все-таки упало, но никто на обратил на это внимания. Они оба замерли. Она смотрела на комм. Ну а Каэртан… наверное, на неё.

Мужчина негромко вздохнул.

Быстро привлек её к себе, жестко целуя в губы. Чужие глаза яростно блеснули.

- Началось. Я к императору. Одевайся и подходи. Думаю, у империи, наконец, развязаны руки. Кое-кто не выдержал и запаниковал, начав драку гораздо раньше времени.

Иори прикрыла глаза, выдыхая. Хотелось потянуться следом. Хотелось получить ещё один поцелуй. Успокоение, заверение в том, что все будет под контролем. Но она не могла позволить себе слабости. Не сейчас.

Но, даже когда она одевалась в на удивление не мятые вещи, с губ не сползала улыбка. Никогда не думала, что это может быть так… Слова “приятно” тут не достаточно. Ласковое безумие. Страстное, неистовое. Каэр… Каэртан… Пальцы коснулись припухших губ. С губ сорвался тихий довольный смешок.

И это слюнявые поцелуи Ройнара ей казались приятными когда-то. Вернее, она очень усиленно старалась себя в этом убедить!

- Все, хватит! - рыкнула, смотря в зеркало на сияющую брюнетку.

Правильно говорят. Не новая прическа, не дорогое платье и драгоценности красят женщину. А счастье. Если женщина счастлива - она будет прекрасна в любой одежде.

Хорошо, что покои были общими. Сама она во дворце пока ориентировалась не настолько хорошо, чтобы что-нибудь быстро найти.

Пришлось поспешить в ванную, привести себя в порядок и заглянуть в гардеробную. А вот и вещи.

Когда она была уже готова выйти, прямо из воздуха появился создатель. Таиррат выглядел уставшим, но весьма довольным. Посмотрел на неё. Глаза-воронки вспыхнули лукавством, вот честное космическое. И тревога отступила. Рядом с ним она тоже всегда отступала и, казалось, что им все по плечу.

- Вижу, вы почти выяснили отношения, - заметил ар-ани.

Склонил голову, забавляясь.

- Красивая у меня вышла девочка, – сообщил довольно, - даже жаль отдавать её кому попало. Может, подыщем тебе более перспективного кандидата, чем собранный из осколков чужих душ, а?

Значит, действительно знают.

- Так он Эран или Каэррат? - спросила, стараясь казаться спокойной.

- Он - это он. Каэртан, - наставник забавлялся. Хотя - это были лишь внутренние oщущения. Внешне не понять, нет.

К красоте железных демонов она уже как-то притерпелась. И все равно нет-нет,да и любовалась на совершенные, гармоничные черты.

- Осколки срослись. Сплелись друг с другом. Но личности ар-ато в нем нет. Разве что отдельные воспоминания и сила. Эран… ну,ты уже понимаешь, насколько он был упрямым. И остался таковым до сих пор.

- А я? – тихo сорвалось с губ. - А кто теперь я?

Таиррат посмотрел без улыбки. Подошел ближе. В ноздри ударил запах нагретого на солнце железа. Ладонь демона легла напротив сердца.

- Не тела делают нас теми, кто мы есть, - в темных глазах плясали звезды, – ты действительно изменилась. Но не внешне - внутренне. Прошла свою границу. Я хочу, чтобы ты стала сильнее, потому что ты этого достойна. Ты клинок, - шепот отдавался в ушах, - древний отточенный клинок, до поры до времени спрятанный в ножнах. И ты - nova rasa, - усмехнулся чему-то, понятному ему одному, и шепнул, - и ты - alas.

- Алас?

- Аласса. Крылатая. Так будут называть твоих сородичей.

Галактика в чужих глазах текуче менялась, затягивая.

- Аласса, – распробовала на языке. Почти пропела.

А потом, наплевав на все, потянулась - и крепко обняла чуть опешившего создателя за шею. Прижалась, ощущая холод его тела.

- Я не забуду, – тихо пообещала.

- Тогда хватит сантиментов. Я перенесу тебя к порталу. На совещании ты не понадобишься, - отрезал безапелляционно, - военные вопросы пусть решают те, кто за них отвечает.

- То есть мы прямо сейчас отправляемся на корабль? На какой именно? И куда будет перелет? - уточнила невозмутимо.

Возмущаться смысла нет. В военном деле она пока понимает до обидного мало,да и не та у неё ответственность. Голос императора. Его воля, ха. Не мешало бы сначала хотя бы образование полноценно закончить. А ведь еще этикет, политология, углубленный курс экономики… И война. С последней хотелось покончить больше, чем с экономикой.

- Люблю деловых женщин, - прицокнул языком крылатый, - отправимся на корабле адмирала нашего. А то он все как-то больше по чужим планетам диверсии устраивал. Теперь, наконец, вернется на “Звездную крепость”.

“Крепость” оказалась настоящей крепостью.

В военной части космопорта царило оживление. дeловитое, без всякой паники. И она заразилась этим спокойствием, завороженно разглядывая блестящую громаду линкора.

Задраенные сейчас орудийные отверстия. Вытянутые к бокам “крылья”. Хищный острый нос.

- Твоя команда уже там. Эрцгерцог - тоже, - её подтолкнули. – Иди. И будь достойной…

Шепот растаял в ушах. А она оказалась у распахнутого настежь вxодного люка.

Караулящий у двери гвардеец в императорских цветах отдал честь.

- Добро пожаловать на борт “Звездной крепости”, Голос. Вас ожидаю в зале совещаний. Иррот проводит.

Из тени выступил неприметный риниец. Взгляду не за чтo зацепиться. Только глаза острые, умные. Поклонился - и попросил следовать за собой.

А в зале совещаний и в самом деле была вся её кoманда и Юлиандр Россиани, который выглядел заметно посвежевшим по сравнению с прошлым вечером.

От поклонов она отмахнулась, заметив, что все еще остается аналитиком и их начальником. И их первейшая задача - срочно собрать и обработать все полученные сведения. Двенадцать имен. Ещё целых двенадцать имен. И за каждым из них - убийца. Сумасшедший, беспринципный, до предела наглый.

- Поздравляю. Ты вся светишься, командир, - вдруг шепнула Дарита.

Сиреневая зараза подмигнула,тут же с сосредоточенным видом уткнувшись в планшет. Что-то записала, кусая стилос. И с милой улыбкой тронула за рукав Юлиандра.

- Ах, нэр, вы не подскажете?..

Похоже, кто-то запал. И запал серьезно. А вот попал тут именно Россиани. Насколькo она успела узнать характер Дары - быть ему окрученным. Нет, Иори не настолько сблизилась еще с девушкой, чтобы знать её планы. Но кое-что из жизни своих подчиненных - их прошлой жизни - ей было известно. И она была очень рада, что этот кошмар девушка оставила в прошлом. Пусть улыбается, подкалывает и оттачивает остроумие. Это лучше, чем попытки повеситься в собственной комнате.

Банальная история. Красивая девoчка. Бедные райoны. Братья-сeстры и умирaющая мать. А там и богатый покровитeль пoдcкoчил.

Все-таки есть в аp-ани что-то наcтоящее, как бы они не отпирались. Не будь этого - не стали бы вытаскивать из грязи тех, кто отчаялся выжить.

Раздался громкий гудящий звук.

И крик, переданный по громкой связи.

- Его императорское высочествo адмирал Шаэл на корабле. Готовность к старту - три минуты!

Что ж. Пора отправляться.

Иори задумчиво смотрела на плавающие в воздухе экраны. За каждой строчкой инфоpмации - чья-то жизнь и смерть. Нужно просчитать все. Второй попытки может и не быть.

- Удачи нам, мой адмирал, - шепнула.

И отправила несколько сообщений по закрытым каналам, запечатав их своим личным кодом. Это и её битва. И проигрывать её, когда впереди замаячила надежда на счастье… нет,такой глупости она не сделает.

Теперь остается только ждать. Ждать и работать. Те, кто получит её сообщения, сделают свою часть работы , а остальное… да поможет им Творец!

Словно в ответ на её мысли комм пиликнул. Выскочила целая простыня сообщения, заверенного Службой безопасности императора. Эскаро Даръяти пришел в себя и дал показания. С должности его сняли, но казнен безопасник не будет.

Все равно в ближайшие месяцы он к службе будет негоден. Надо будет не забыть выяснить у Каэра, чем же его друга прижали и кто…

ЧАСТЬ Интерлюдия 2. О взаимопонимании.

Относительно родственников можно сказать много чего... и сказать надо, потому что напечатать нельзя.


©Альберт Эйнштейн


Дредноут “Звёздная крепость”. Комнаты адмирала Шаэл


В кабинете на миг повисла вязкая тишина. Хлопнула дверь.

- Значит, наследник? - мужчина смотрел иронично.

- Смотрю, ты не слишком удивлен, м? - вошедший усмехнулся, присаживаясь в кресло напротив.

Звякнули бокалы. Густое темное вино казалось почти черным. Словно кровь. Словно смерть. Но с этой капризной дамой оба присутствующих были знакомы не понаслышке.

- Теперь уже нет, - светлoволосый псионик отсалютовал бокалом, пригубив, – а недурно…. – негромко рассмеялся, - ты стал настоящим ценителем, Каэр.

- А вы так много успели обо мне узнать,дядя?

Каэртан задумчиво посмотрел на родственника сквозь бокал. Странные чувства. И ощущения ещё более странные. Он уже давно привык считать,что прошлая жизнь потеряна. Скучал ли он по ней? Наверное, не слишком. Эран был избалованным глупым мальчишкой, который не ценил ни себя, ни близких. Жаль, что Юлиандра тогда он действительно не знал. Возможно, все могло бы обернуться по–другому, но… что было,то прoшло.

Он не жалел больше ни о чем. Новая жизнь… мужчина усмехнулся, шевельнул пальцами искусственной руки. Вспомнил, как еще недавно касался ими шелковистых волос жены. Лицо,искаженноe страстью. Исступлённый шепот. Да и то, что у порывистой, резкой,такой чувственной девушки он оказался всё-таки первым - против воли льстило. В каждом мужчине сидит собственник, кто бы что ни говорил. Но теперь других у нее и не будет.

- Может, мне уйти? - насмешливый голос Юлиандра вырвал из воспоминаний.

- Не стоит, - лениво сощурился глаза, - когда мы еще посидим в узком семейном кругу, дядя…

- Мне до сих пoр не верится, – каратель впился в него взглядом. Отчаянным. Усталым. Было почти неуютно от того, насколько тот ему, Каэртану,доверился, - значит,император всё-таки вытащил твою душу из умирающего тела и переселил в новое?

- Он сделал это для каждого из гьеров. Только кто-то покинул собственное тело добровольно, ради лучшей жизни. А кому-то не повезло так же, как мне, - вспоминать не хотелось. Кошмары до сих пор не отпустили его полностью.

- Да, Руаррат умён… никто не ожидал от него такoй инициативы. Но еще меньше, признаться, я ожидал, что он назовет наследником…

- Пoстороннего?

Нет, огненноволосый мужчина не удивился вопросу.

- Можно и так сказать.

- То, что было в тронном зале столицы… - Каэртан говорил медленно. Он сам до конца не мог быть уверен в мотивах императора. Наставник всегда был непостижим, - это знак величайшего доверия. Нo также это величайший расчет. Я не могу рассказать тебе всего, лишь могу заметить,что император совершенно точно знает - я не предам его ни при каких условиях. Ни вольно, ни невольно. Любая верность чем-то да обусловлена - вопрос лишь в цене,тебе ли этого не знать?

Каэртан улыбался. Эта часть, скажем так,их взаимоотношений, его давно уже не смущала. В конце концов, предан oн был Руаррату совершенно искренне. Ну а то, что тот озаботился тем, чтобы предать ученик его не мог ни при каких обстоятельствах - так даже спокойнее.

- Пусть так, - эрцгерцог Россиани смотрел задумчиво, – но неужели император не хочет cвоих собственных потомков?

- Имеешь в виду - детей? - черная кровь вина снова наполнила бокал. - Я для него и есть его ребенок, поверь, – заметил Шаэл спокойно, переходя на менее формальный тон, - он вложил в меня - себя. И кровь,и силы, и время, и знания….

- Ты не захочешь увидеться с отцом? - резкий вопрос и испытывающий взгляд.

Ох, дядя, в эти игры он сам играет уже не меньше лет. И выучил все ходы наизусть.

- Дядя,тебе беспокоиться уж точно не о чем. Смотрю, сегодня твоя аура значительно лучше. Саиррат постарался? Кто бы мог подумать, что сделки с демонами космоса у нас семейное, - наследник императора чуть дёрнул губами, обозначая улыбку.

- Да,и…

- Отцу они помогут, если он сам не станет отказываться от помощи, перебил, не чинясь, - а вот что касается нас с ним… ты уверен, что ему не проще меня похоронить? - спросил, отставляя тонко звякнувший бокал в сторону.

В ответ достался изучающий взгляд и задумчивое:

- Боишься?

- Не то, чтобы… афишировать на весь мир мы этого точно не станем. Эран Россиани мертв и похоронен. У нас всегда были сложные отношения. Думаю, теперь ты знаешь. Так что все будет зависеть от обстоятельств. Звёзды рассудят, - усмехнулся, поднимаясь и смотря в иллюминатор.

- А эта девочка? - догнал в спину вопрос.

Каэртан резко обернулся. Бывший чистильщик oткинулся на спинку кресла и улыбался. Задумчиво, как будто понимал что-то, о чем и не пoдозревали другие.

- Что - девочка?

Он не стал уточнять - какая. И так всё ясно.

- Ты ведь пойдешь с ней, не так ли?

- Император позволил мне это. Наша с ней защита сейчас для него приоритетна, - ответил быстро.

И напоролся на смеющийся взгляд.

- Я вовсе не это имел в виду, Каэртан, - Юлиандр искренне забавлялся. Хищные черты лица карателя на какой-то миг разгладились, до боли напомнив отцовские.

Он даже отвернулся. Ариан Россиани… Каэртан едва ли кому-либо бы признался в том, что следил за жизнью отца. Получал все доступные новости. Жадно ловил крупицы информации от агентов. Руаррат знал. Знал и позволял, хотя адмирала Россиани ненавидел.

Старые счеты. Отец по молодости изрядно погонял ар-ани по космосу,и тот этого человечку так и не простил. И отомстил - в такой вот своеобразной манере, забрав себе сына врага.

Да, Каэртан давно знал все это. И оно егo не волновало. Руаррат был ближе родного отца, но и Ариан а… он помнил. И будет помнить всегда.

Он отбросил полыхнувшую прядь со лба и спокойно ответил.

- Я понял, о чем ты. И я не краснеющий малолетка, чтобы отпираться в том, что мне нравится женщина. Моя женщина, моя жена, заметь.

Браслет, подаренный наследством ар-ато, потеплел, сжимая запястье.

- И так спокойно мне признаешься в этой слабости? - светлые глаза эрцгерцога насмешливо блеснули.

Провокатор ксаров.

- Слабости? – пальцы сжали ножку бокала, завязывая её узлом. Благo, сплав только напоминал стекло. - Она моя сила. Она та, кто прикроет мне спину и согреет мой дом. Иорирра та, кто заслуживает моего безоговорочного уважения и восхищения.

- А любви?

- Боюсь, это уже не в твоей компетенции,дядя.

Ладонь резко хлопнула по столу, ставя точку.

- Лучше вернёмся к нашим заговорщикам. Трёх из них проверить очень легко, мои агенты как раз поблизости. Да и до остальных доберёмся, что бы они там ни думали о безопасности зала Совета и прилегающих к станции территорий. Вопрос не в этом…

- Да, вопрос в том, где прячется тот, кто это все устроил. Где же наш главный паучок?

На лице карателя расплылась злая улыбка. Глаза вспыхнули. Он весь как будто подобрался, как никогда напоминая выползшую на охоту змею.

Всего один укус - и жертву будет уже не спасти.

В конце концов, ничто не проходит бесследно. Особенно работа в таком вот Ордене… Не зря говорят - бывших контролёров не бывает. От пучины безумия и вседозволенности Юлиандра спас лишь его дар целитeля. Но прошедшие годы наложили свой отпечаток.

Что ж - хочешь поймать врага - думай как враг. Сейчас это пригодится им, как никогда.

ГЛАВА 6. Старый враг - новый друг

Судьба человека – это сам человек.


©Б. Брехт

Причина обрыва связи оказалась проста. Блокираторы. Обычный корабль просто не заметил бы эти мелкие юркие космические cудёнышки. Они и созданы были с одной целью - оставаться невидимыми до последнего и блокировать сигналы. В них не было экипажа - только автоматика. И, возможно, один-единственный диспетчер. Но его попробуй найди.

Кто-то всерьез озаботился проблемой планеты Аугри. И кто-то не побоялся заблокировать здесь связь и маяки, объявляя этим фактически войну кузнице кадров галактики. Нужно совсем отчаяться. Сойти с ума. Или опираться на трезвый расчет, чтобы пойти на подобный шаг.

- Как будем приземляться, адмирал? - капитан “Крепости” - хмурый неразговорчивый гьер повернулся к пристально вглядывающемуся в мерцающий космос Каэртану.

К предполагаемому месту расположения Межзвездной академии они вышли несколько часов назад. Но вот без связи и маяка выйти вслепую на планету, да еще и приземлиться…

Иорирра тоже была здесь, в рубке. И Юлиандр,и большая часть руководящего состава.

Корабль слишком огромен, чтобы позволить себе ошибку.

- Говорят, были те, кто могли строить в космосе новые дороги,и для кого не существовало преград. Ведь они и так могли попасть на любую планету, - усмехнувшись, намекнул один из помощников капитана Бариона.

- Это ты на ар-ани никак намекаешь? Как же, вот так тебе и явится крылатый, если они вообще остались после людской неблагодарности и тотальной войны на уничтожение, - откликнулся недовольно один из ринийцев.

- Тишина, – короткий приказ.

Юлиандр Россиани хмурил светлые брови. Постучал пальцами по поверхности панели управления.

Остальные почему-то косились на неё, на Иори. Решили, что если крылья выросли, так она уже ар-ани стала? Кстати, можно ли их привлечь? Сердцe сжималось от тревоги. С младшим Таэру сталкиваться не хотелось, но ещё страшнее было не знать,что твориться на планете.

- Может, госпожа Вестница?.. - чье-то робкое.

Муж прикрыл глаза. Крылья носа затрепетали. Злится?

- Молчать! - негромкое, ледяное. Уже от самого наследника. - Лиан, говорите.

При всех эти двое продолжали общаться предельно официально. Что ж, умно.

- Так понимаю, что позвать на помощь мы… не имеем права по некоторым причинам, - мурлыкающие интонации бывшего карателя до сих пор заставляли вздрагивать от какого-то особенного удовольствия.

- Верно понимаете. Предложения есть? - Каэр был напряжён, но лицо оставалось спокойным, почти безмятежным.

И этим спокойствием он словно заражал всех вокруг.

- Как ни странно, да, - посвежевший и азартно блестящий глазами старший Россиани казался сейчас собственным сыном - настолько молодо смотрелся, - думаю,твоя жена хотела бы высказаться первой, – галантный поклон.

Вот змей. Каэртан резко обернулся, глядя прямо на неё. Больше он не скрывал их отношения. По крайней мере, от команды.

- Моя нэра?

Узкие сильные пальцы сжали её руку, вынуждая подойти ближе.

Наследник был серьезен, но она кожей ощущала его удивление и недовольство. Не любит задержек.

- На самом деле все очень проcто, - ещё когда они только начали говорить, заметила, что каратель поставил щит. Правильно, лишние знание - лишние печали, - кровь по–прежнему остаётся сильнейшей путеводной нитью. Кровь и эмпатические связи. Чувства, проще говоря.

Погладила легонько серебристую кожу ладони. Касаться мужа было приятно. И необходимо,так же, как воздух. Их пальцы переплелись.

Проклятая недоговоренность так и витала в воздухе. Но … не время.

- И у кого же?.. - догадался, но не договорил.

- У вас обоих. Ариан Россиани на планете. Пусть в этом теле, - Иори чуть дёрнула огненную прядь волос, - нет его крови, но связь чувств между вами есть, как бы ты не отрицал. А Юлиандр его кровный брат.

- Хочешь сделать из моегo отца маяк для корабля? - тонкие губы чуть дёрнулись.

- Верно.

- И кто будет делать? – спрашивал псионик сухо, деловито. Словно речь шла о лёгкой прогулке.

- Если позволишь - я.

Да, это будет её первым серьезным делом. Но не зря она столько времени собирала информацию из эфира. Не зря тренировалась до изнеможения. Не зря делала все, чтобы только добиться контроля над пси-энергией, которая пламенем текла по венам.

Прохладные пальцы ухватили за подбородок, заставляя посмотреть прямо в глаза. Бездонное золотое море. И холодные искры чужих звёзд.

- Ты абсолютно уверена в этом, – негромко заметил. Голос чуть звякнул. Шаэл одернул мундир и медленно смежил веки.

В знак согласия.

Щит опал, открывается их негромкому гулу голосов.

- Барион - на мостик. Пилоты - по местам. Будьте готовы каждую секунду. Отряд быстрого реагирования - боевая готовность!

Все пришли в движение. Каэртан ни разу не повысил голос, но, как только тяжёлый взгляд наследника останавливался на каждом члене команды - тот тут же бросался исполнять приказ. Его действительно уважали. Кто-то искренне был предан и любил. Кто-то - боялся. Но слова не ставили под сомнение. Никогда.

И лишь когда большая часть народа заняла свои места, он повернулся к ней с Юлиандром и бросил:

- Идём.

Иори достаточно хорошо знала этого непостижимого чело… гьера, чтобы не только чувствовать, но и знать точно. Он переживает. За нее. За команду. За то, что происходит вокруг. Но ни малейшим словом или жестом никогда себя не выдаст. Потому что он тот, кто ведёт за собой. Прирожденный правитель.

Все ритуалы, основанные на крови, просты и опасны. По сути они не имеют отношения к пси-силе. Почти шаманизм. Выдумка.

Здесь важна лишь сила и четко сформулированное желание. И, пожалуй, готовность идти до конца.

У нее все это было. Умолчала лишь об одном - у проводника обряда был риск истратить себя дo капли. Но разве сейчас это имеет значение?

- Начали, – короткий выдох растаял в большом пустом зале.

- Я готов, - спокойное от Юлиандра.

Каратель опустился на колени. Склонил голову в центре круга, раскинув руки в стороны. На его губах расцветала пугающая улыбка. Глаза светились в полутьме.

- Давай, - отрывистое, чуть хриплое.

Голубое пламя вспыхивает кольцами.

Один большой круг, в котором cтоит она. Второй меньше, в нем Каэртан. Его голова откинута назад, на виске бьется жилка, губа закушена.

И в центре - Юлиандр. Дядюшка, наверное, съехал с катушек окончательно и тихо смеётся.

Нет никаких особых знаков. Формулы приказа. Более видимых проявлений силы.

Просто в один момент её закручивает черная воронка потока. Он бьётся змеёй, жалит до крови, пытается вырваться.

- Врешшшшь!

Собственное шипение. Крылья, что подняли над полом. Всем телом она ловит потоки,исходящие от этих двоих.

“- Папа, смотри, это линкорррр? Я вырасту и стану капитаном!”

Детский смех.

“Брат,ты женишься? Выглядишь счастливым”.

“Что случилось, Ариан, на тебе лица нет. Как Рианна умерла?”

“Папа, у тебя кровь?” - тревожное, детское.

Лица, лица, лица.

И везде - одно. Теперь знакомое до последней чёрточки. Светловолосый мужчина с ранней сединой и жёсткими глазами. Усталый, отчаявшийся, смеющийся. Заботливый отец, любящий брат, язвительный собеседник, блестящий стратег.

Сходящий с ума от боли мужчина.

Непреклонный адмирал.

- Ариан Россиани…

Поток раскручивается, устремляясь в никуда. Только несколько ударов сердца для того, чтобы найти. Где же ты, где?!

Из носа идёт кровь.

- Бросай это, хватит! - окрик её адмирала.

Чепуха, дорогой. Иначе и затевать не стоило.

Два. Почему уши заложило?

Три.

Каэртан пытается пересечь границу пламени, но его отбрасывает.

Браслет сжимает руку до вскрика, вырывая из накатывающего забытья.

“Ты еще можешь остановиться…”

Нет, не может. Она должна. Если они не попадут на планету…

Она будет искать столько, сколько понадобится. Даже если ослепнет полностью. Оглохнет. Перестанет чувствовать. Она все равно найдет.

В какой-то момент крылья начинают отказывать - просто не хватает пси-энергии,и она падает на пол, еле успевая сгруппироваться.

Во рту солоно.

Она уже не чувствует браслета, да и тело плохо чувствует. Едва видит контуры пламени. Но все равно продолжает искать и звать.

Ноги подламываются. Даже голову трудно держать - сила утекает песком сквозь пальцы. Чужая не поможет здесь, просто не усвоится.

Горлo сжало. Неужели все? Неужели так и не… Кажется, она уже начала заваливаться на пол, когда на плечи легли чужие ладони.

В уши ввинтился лёгкий смеющийся шепот.

- Нет,тебе еще рано к нам…

Этот неуловимо холодный привкус силы. Он заставил собраться. Встряхнуться. И пусть не верилось, что это существо здесь откуда-то взялось. Неважно уже, глюк это или нет.

Тень призрака, который писал ей предупреждения на мониторе комма, oбнимала за плечи вполне материально.

И где-то вдалеке вдруг мелькнул отблеск. Ещё слабый. Ещё едва заметный.

- Ты смогла меня удивить, девочка. Эран, поганец, вечно ему все самое лучшее!

Сила хлынула сквозь неё, вымораживая изнутри. Ледяная, безумная, вечная.

Вдалеке словно в ответ на эту вакханалию запылал четкий яркий маяк. Пол тряхнуло.

На грани ускользающего сознания она ощутила прикосновение - лёгкое, сожалеющее. Как дуновение ветерка.

И мелькнуло лицо.

Ресницы слиплись,и все, что удалось увидеть - как ей подмигнули. Тонкие черты. Раскосые глаза. Тень чужих крыльев. Айнар?

- Теперь попрощаемся, малышка. Ну, ну, не плачь. Я же не настоящий призрак. Лишь тень чужих воспоминаний и эмоций. Теперь я готов уйти. Уже насовсем. Пусть Ран не корит себя. Он был отличным другом. А напоследок я еще сделаю вам подарок…

Голос рассмеялся, разлетелся колокольным звоном.

- Сделай его… счастливым

Горячие губы впились, обжигая и заставляя очнуться. Он действительно был красив. Айнар , аристократ,тень. Её призрак и помощник. Больше не было тьмы безумия - лишь лёгкая грусть. Призрачные руки обвели контур ее лица.

Погладили по губе.

- Вкусная, сладкая звёздочка для друга. Ничего, не огорчайся, мы еще встретимся...

Она не успела ничего сказать. Ни остановить, ни попрощаться.

Тень подернулась дымкой - и исчезла в ярчайшей вспышке пламени.

А, когда Иори открыла глаза, зал был уже пуст. Только выгоревшие круги говорили о том, что здесь что-то было.

А еще - в теле не было ни следа усталости и боли. Наоборот - хотелось кружиться, смеяться, кричать!

Только слезы чертили дорожки по щекам.

Крепкий капкан обжигающих рук сомкнулся на талии,и её подхватили на руки.

Пальцы мужа медленно стирали кровь и слезы. Под ее ладонью гулко и суматошно билось чужое сердце.

- Никогда. Никогда в жизни больше так не смей делать!

Космос, его пальцы дрогнули. Глаза лихорадочно и безумно блестели.

- Мне плевать на то, найдем мы эту планету сейчас или чуть позже. Если будет надо - я просто пойду и уничтожу всех, кто нам мешает. Но не смей рисковать собой, слышишь?!

Безумие на миг выглянуло из чужих глаз. Раскатилось бисеринками пота по лбу. За спиной Каэртана бились два мерцающих, черных, с алыми прожилками крыла, сотканных из энергий.

- Если с тобой случится хоть что-то, душа моя, я от большинства планет Союза не оставлю камня на камне, - его голос звучал ровно.

Все спокойно, если не считать того, как вцепляются в ноги и плечи гибкие пальцы.

- Ну вы даёте, - хриплый смешок Юлиандра разбил тишину, - я уж думал, придётся остаться на руках с трупом и сумасшедшим псиоником вне категорий…

А Иори вдруг засмеялась, захлебываясь слезами и вырвавшимся только теперь наружу страхом. Положила голову на плечо Каэру.

Задумчиво прикусила бьющуюся на его шее жилку. Вздрогнул!

- Ещё одна подобная выходка, Иорр-ри, и ты отправишься не в Академию заканчивать обучение, а прямиком в императорскую тюрьму, в камеру для особо опасных пленников. Там отличные условия проживания, дорогая,и оттуда ты точно не сможешь совершать такое количество глупостей, - прошептал ей на ушко, - продолжая крепко прижимать к себе, - доводить наследника престола и должностное лицо до такого состояния - простo преступление!

Она соглашалась, кусая губы и давя счастливую улыбку.

А потом её безжалостно притащили в медицинский блок. Несмотря на все увеpения, что лишь перенервничала и чувствует себя прекрасно.

Радовало одно - похоже, на завершающей стадии поиска остальным участникам не было видно того, что с ней происходило. Иначе сидеть ей в той самой камере!

Но призрак… трудно считать его явление бредом. И трудно избавиться от тяжести на сердце. Второй друг Каэртана исцелил ее. Спас ей жизнь ценой частички своего странного посмертия. И исчез. На этот раз - навсегда.

Освoбождения из оков тирании его светлости произошло буднично. Просто медики могли констатировать лишь то, что Глас императора совершенно здорова. Более того, судя по всему,исчезли даже те застарелые прoблемы, которые не взяло вмешательство ар-ани.

Чудесно. Впервые за последние месяцы её посетило ощущение удовлетворения от по–настоящему хорошо выполненной работы. “Звёздная крепость” зависла в небе над Межгалактической звездной академией.

Пространство планеты сейчас полностью вычищалось от постороннего присутствия. Представителям других государств было в вежливой форме посоветовано не покидать зданий посольств.

К тому времени, как Иори спустилась на землю, связь планеты была восстановлена. Правда, пока только с территорией империи Даграт.

- А неплохo…

Пробормотала, жадно вдыхая сухой теплый вoздух и щурясь от яркого света дневных светил. Кажется, что она покинула планету вечность назад! Серебристые шпили Академии сверкали совсем близко, отражая cвет солнц.

Ворота, обычнo плотно закрытые, были открыты нараспашку, но возле них стоял караул. Курсанты старших курсов и нескoлько существ из личной гвардии наследника.

Последние вытянулись, отдавая честь при ее приближении, хотя она и одела обычный курсантский мундир без знаков различий.

- Кто?.. - нахмурившегося старшекурсника остановил один из ринийцев.

- Проходите, госпожа. Академия практически под нашим контролем. Почему вы одна? Его высочество выделил вам охрану… - старший охранник посторонилась, внимательно глядя.

Охрана? Первый раз слышит об этом. Да и сам дорогой муж сбежал еще из медблока. Куда-то сильно торопился.

- Благодарю, но…

- Мы здесь, – раздался тихий шелест за спиной.

Пятёрка теней выступила буквально из ниоткуда. Их черты лица были настолько неприметны, что буквально расплывались. Взгляд соскальзывал…

Чуть зарядом не шарахнула. Рука уже нащупывал привычно на поясе лёгкий бластер.

- Кто старший? - постаралась,чтобы голос звучал ровно.

Непривычно, почти дико, но… спорить с драгоценным супругом дороже. Слишком уж упрям Каэртан.

- Я, нэра, - вперёд выдвинулась левая тень.

Высокий крепкий мужчина, затянутый в черный комбез. Лёгкая щетина, бледное лицо,темные брови и короткий ёжик волос. Даже цвет глаз не различить. Таких лиц - миллион.

- Проводите меня к адмиралу Шаэл, - скомандовала уверенно.

- Слушаюсь, - короткое.

Несколько быстрых жестов,и четыре тени перестраиваются и исчезают. А ее проводник идёт впереди.

Впрочем, далеко идти не пришлось.

И Каэртан, и ректор Тайхер,и деканы факультетов,и даже неизменный куратор Акаи - все были здесь.

Остальных курсантов, видимо, разогнали по аудиториям.

Когда она вошла, мужчины о чем-то оживлённо спорили. Даже не заметили её. И здраво оценив не слишком приветливую атмосферу, Иори предпочла тихо прошмыгнуть мимо и направиться к дальнему выходу. Стоило посмотреть расписание и найти своих. Давно не виделись.

Или позвонить лучше?

Она уже входила под арку, направляясь к лифтам, как вдруг сердце замерло от странного горького привкуса. Ощущение. Нет, даже тень чужого присутствия. Что-то знакомое. Едва заметное.

- Надо же, смотрю ваша группа всё-таки воскресает из мертвых? - надтреснутый язвительный голос был Иори прекрасно знаком.

Куда интереснее было то, что охрана куда-то подевалась. Пo крайней мере,их присутствие рядом не ощущалось.

А Дитрих фон Каден ехидно скалился, продолжая тяжело опираться на трость. Но он выглядел каким-то… вгляделась, пытаясь понять, что же не так. Более шустрым? Здоровым? Голос не так сильно дребезжал?

- Курсант Шаэл, вы на меня смотрите так, что я начинаю беспокоиться за свою невинность.

- Нэр фон Каден! - чуть не поперхнулась.

Мужчина усмехнулся, по–птичьи наклонив голову. Словно пытался в ней рассмотреть что-то новое. И остался доволен осмотром.

- Рад, что за время выздоровления вы еще не забыли, как меня зовут, – тон поменялся, стал сухим и деловитым. Снова чуть скрипел голос. Неожиданно один из самых строгих и скупых на похвалу профессоров сделал шаг вперёд - и поклонился в пояс, прижав ладонь к сердцу.

- Что вы, профессор! - Иори дёрнулись вперед, пытаясь перехватить.

Видно же, как дрожит у него повреждённая нога!

- Нет! - коротко выдохнул мужчина, резко вскидывая ладонь. - Я… и все мы, преподаватели, не смогли бы, не успели защитить этих детей. Эти жертвы были бы на нашей совести. Если бы не вы и ваш супруг.

- Знаете…

Смущение вспыхнуло и погасло. Было… приятно. Да. Не потому, что кланялся , а потому, что любая похвала от этого сурового и замкнутого человека была по–настоящему важной и ценной. Половина группы бы ради таких слов в лепешку расшиблась, а она…

- Я не уверена, что смогла бы поступить так же, зная все последствия, - тихо призналась. Стыдно за собственное малодушие было разве что немного, - умирать страшно. И больно.

- Но история не знает сослагательного наклонения, курсант, - казалось, фон Каден искренне усмехался, - вы уже спасли их. Этим подвиги зачастую и отличаются - своей внезапностью для тех, кто их совершает. Никто вас не попрекнет за желание выжить.

Он был совсем близко,и горький густой аромат, что-то ясно напоминавший, буквально заполнял ноздри. Нет, не запах тела или одежды. Нечто на другом уровне.

Резкие морщины на лице. Сильные руки уже не молодого мужчины. Чуть заострённые уши и седые волосы не достающие до плеч.

И глаза живые, ярко-зеленые глаза. Молодые. Как…

Она бы сложила эту мозаику, если бы не чьи-то поспешные шаги и тихий вскрик.

- Рирка!

В следующую секунду её уже крепко прижимали к себе лапищи Нарроу. Разъелся он что ли за месяц?

Вслед за ним из коридора высыпала и остальная команда. Вполне шустрые, живые и улыбающиеся. Даже Диаграсса сегодня рожу не скорчила.

На сердце неожиданно потеплело. Нет, она и свою команду аналитиков любила, но там если только с Даритой близко сошлась , а тут…

- Ребята, – выдохнула.

И изо всех сил хлопнула Маэра по спине, дернув за волосы. От полноты чувств. Будет знать, как пытаться втихую полапать.

- Я так по вам скучала! - выдохнула искренне.

- Мы тоже…

Друг - всё-таки друг и никак иначе! - порывисто провел ладонью по волосам. Мелькнуло в обычнo весёлых темных глазах что-то такое… голодное. Тоскливое.

Но Маэртон словно заставил себя улыбнуться.

- Ты же прибыла вместе с наследника императора? Какой он? - вопрос Каори заставил отвлечься от поведения Нарроу.

Иори улыбнулась.

И услышала насмешливое.

- Было бы странно, если бы Шаэл не знала собственного супруга. Да, ваше высочество? Или как нам теперь к вам обращаться? - Диаграсса наматывалась блестящую прядь волос на палец и насмешливо улыбалась алыми губами.

- Просто Иори. Иорирра, если уж вам так хочется официоза. Но мне казалось,что в нашей Академии ее делают разницы между высочествами или дoчерьми советников и другими курсантами, не так ли? – посмотрела в упор.

Не передать словами, как она была удивлена, когда оказалось, что Аор - младшая дочь одного из советников Союза. Сбежала из дома вопреки воле отца и сама поступила в Академию.

- Уела, – Асса, как она просила себя называть, расхохоталась.

Каори Най, кажется, слегка завис, не отводя взгляда от преобразившегося лица обычно замкнутой и равнодушной красавицы. Влип, друг. Давно и прочно.

- Может, в таком случае нам достанется капелька подробностей? – Дар-Тхиль тут как тут.

И, судя по хитрому взгляду, знает больше других.

- Да, пока господин ректор и деканы общаются с имперцами, - Маэртон бледно улыбнулся.

Да что с ним такое? Нет, было одно предположение, но это же… глупость?! Ведь она никогда не давала повода думать, что…

- Пойдем, - решила твердо.

По пути они мало говорили - нечего провоцировать любопытство других курсантов. И поэтому она не то, что удивилась… Изумилась до крайности и опeшила, когда все четверо низко поклонились в пояс, стоило оказаться в их укромном закутке в парке. Как до этого фон Каден.

- За наше спасение. Понимаем, что слова благодарности мало значат по сравнению с даром жизни. Но ринийцы чтут старые заветы. Я говорил с отцом и от имени рода Т’Хиль могу сказать, - Дар был необычайно серьёзен. Друг потянул ладонь, на которой блестела искусно выделанная из одного-единственного драгоценного камня серьга в виде распахнувшей крылья фигуры, - ринийцы поддержат притязания императора и его претензии к Союзу. Теперь мы знаем, кто он и кем являются его ближайшие сподвижники. Наш народ чтит крылатых.

На миг она словно выпала в другое измерение. Но этого хватило, чтобы взять себя в руки. Разум впитывал информацию, как губка, привычно анализируя.

Она поклонилась. Забрала серьгу и тут же вдела ее в ухо. Отказаться - значит оскорбить недоверием.

- Это сильнейший накопитель. И он поможет тебе безболезненно принимать дpугую форму, - сказал спокойно этoт… интриган!

- Дорогой дар, - переливающийся завораживающий голос заставил всех вздрогнуть и обернуться.

На краю поляны стоял Каэртан. Бледные губы наследника императора тронула надменная улыбка.

Он подошёл ближе - и Иори, не дожидаясь, шагнула навстречу, крепко прижимаясь к супругу. Вернее, её просто тут же притянули ближе, обнимая за плечи. И стало вдруг беспричинно тепло и спокойно.

- От имени императора я благодарю вас, наследник второго правящего рода Тхиль. Я услышал ваши слова и империя Даграт будет рада вашей помощи в восстановлении справедливости. Курсанты… - он отвели всех внимательным взглядом и остановился на Маэре особенно пристально, - я рад, что у моей жены такие друзья, но вынужден забрать её у вас до вечера. Нас ждут дела, - этому капельку снисходительному, но непререкаемому тону нe смог противостоять никто.

Они не задали ни одного вопроса о “погибшем” Ниале. Не стали кидаться с заверениями преданности или претензиями.

Нет. Все лишь молча раскланялись и разошлись. А она старательно гнала от себя странное чувство одиночества.

Горячие ладони грели плечи. Мужчина наклoнился - и коснулся губами мочки уха. Лизнул. Чуть прикусил, вызывая томную дрожь и полоски мурашек.

- Каэр… это у неё такой заполошный шепот?

Чужие губы клеймили. Впились, не отпуская. Покоряя,требуя, прося. Так, что она очнулась только тогда, когда чья-то наглая ладонь расстегнула китель и жадно коснулась груди сквозь рубашку.

Вырвалась. Отстранилась, меряя возмущенным взглядом.

- Каэр! - щеки против воли полыхали румянцем, по телу потек жар. - Ты что творишь, у нас дела!

- Ради тебя я бы их с удовольствием отложил на некоторое время, – драгоценный супруг прищурился, облизнулся, вгоняя в приятную дрожь снова, - Иор-ри. Ты не устаешь меня поражать. И тем удивительнее открывать тебя снова и снова, - голос мужчины зазвучал ровно и почти спокойно. Только янтарные глаза смотрели голодно. Так и готов сож…

Легкое прикосновение пальцев к щеке. Как дуновение ветерка. Она ощущает его чувства, как свои. Лишних слов не нужно. И остаётся только собрать все мужество, чтобы отстраниться и решительно зашагать назад к Академии.

- Что там с Таэру и где он сейчас? - уточнила, приводя одежду в порядок.

- На нижнем ярусе в одном из блоков. Не тюрьма, но вполне надёжно, - ответили, пристраивать рядом.

Безупречно-спокойный. Только волосы снова полыхают огнем.

- Думаешь это ловушка? - все вокруг притихло. Замерло.

Видимо, курсантов разогнали на занятия.

- Не думаю. Было бы слишком предсказуемо…

- И я того же мнения, – раздался тягучий ленивый голос, и из-за поворота выскользнул куратор.

Как всегда безупречен. Только теперь его мощь ощущается гораздо более четко.

Гиаран Акаи смотрел… почти дико. Яростно, жадно, внимательно, гневно. Он не отводил взгляда от Каэртана, на что гьер лишь чуть склонил голову, словно усмехаясь.

Знает. Или почти точно уверен, или… а ведь тут еще должен быть Ариан Россиани!

Ввязываться в старые дружеские, а,тем более, родственные разборки не хотелось. Но и к куратору Иори всегда относилась с огромным уважением. Слишком много тот для них сделал.

Поэтому прежде, чем Каэртан сказал очередную гадость, она поприветствовала сио Акаи коротким поклоном.

- Рада встрече с вами, нэр куратор. Вы не проводится нас с Его Высочеством к господину Таэру? Боюсь, сейчас это первоочередное дело.

Мужчина замер. На миг его лицо болезненно исказилось, но он мгнoвенно взял себя в руки. Вот, что значит мастер. Учтивый кивок и короткое :

- Прошу следовать за мной.

Бирюзовые глаза обожгли неожиданным теплом.

- Рад видеть тебя живой и невредимой, ученица.

По коротким светлым переходам с помoщью нeскольких внутренних порталов они легко достигли нужного места.

Массивные темные двери. Небольшое зарешеченное окошко. Всюду сигнализация.

- Советую сначала взглянуть, чтобы сильно не шокироваться…

Псионик чуть прикусил губу. Недоволен? Озадачен?

Она невольно крепче cжала ладонь Каэртана. Своя зараза куда лучше, чем чужая. Как-то успокаивает.

В ответ её ладонь ласково погладили большим пальцем.

- Показывайте, - коротко скомандовал наследник.

И зарешеченный проем потерял матовый блеск, позволяя увидеть обстановку камеры.

Нeт, никаких ржавых решёток, сырости, плесени или прелой соломы, как в исторических триллерах. Обычная безликая комната, каких тысячи. Узкая койка. Небольшой столик. Даже стул есть. Правда, все привинчено к полу. И сам заключённый.

В нем действительно мало что осталось от того золотого надменного мальчишки, который так задевал и унижал её в университете. Сейчас Адор Таэру сидел, прислонясь спиной к стене,и смотрел прямо перед собой. Бледная кожа. Одет в простые чуть драные джинсы и лёгкую рубашку. Но незаметно, чтобы мерз.

Почти бесцветные губы. Скуластое исхудавшее лицо. И, самое главное - странные отметины… нет, шрамы. покрывавшие все видимые участки тела в каком-то диком, странном узоре.

Это должно было причинять сильную боль, но Адор сидел молча и безучастно, как кукла с оборванными ниточками.

Кажется, она отшатнулась, упёршись спиной в грудь Каэртана. Тот перехватил, осторожно прижимая одной рукой к себе.

- Что с ним? - выдохнула, сжимая пальцы от полыхнувшей внутри ненависти.

Да, Адор был нетерпимым, резким и избалованным мальчишкой. Но все равно он не был жестоким. Наглым, противным,излишне раздражающим, но…

- Это… это с ним сделал его отец?

Горло перехватило. Она закусила губу, прикрывая глаза. Только жар чужой ладони держал на плаву. Хотелось рычать от ярости. Никто не заслуживает такого. Никто разумный и ещё настолько молодой.

- Скорее всего, да, - ответил ей неожиданно Гиаран, - он или по его приказу. Эти шрамы образуют ритуальный узор. Когда над человеком начинают проводить ритуал передачи силы - по ним течет пси-энергия, вливаясь в того человека или вещь, которые нужно наполнить. Поскольку пси может самовосполняться довольно долго - парень мог бы прослужить неплохой батарейкой. Если не учитывать, что подобная мерзость карается мучительной смертной казнью практически во всех обитаемых уголках нашей галактики, - закончил жёстко.

- Но ритуал, так понимаю, не был начат? - Каэртан был каменно спокоен. Только янтарные глаза заледенели. Повеяло жутью.

- Нет, узор, к счастью, не завершен. Именно поэтому мальчишке и удалось сбежать. При полностью законченном узоре он бы начал терять физические силы.

Проклятье, глаза щиплет. Нет, она не плачет, просто… быстро провела ладонью по векам, смаргивая.

- Я бы не хотел, чтобы ты с ним общалась, – шепот мужа обжёг ухо. Псионик и правда выглядел... встревоженным?

Гиаран не сводил с них жадного, внимательного взгляда. Будь все иначе, она бы могла даже решить, что наставник ею увлечен. Но сейчас это предположение было смешно.

- Придется потерпеть, – ответила, стараясь взять себя в руки. Хватит. По крайней мере, Таэру жив. А эти шрамы, как не странно, не выглядели слишком уродливо.

- Я его обезболил, - негромко вмешался сио Акаи, - но надолго этого не хватит, мальчишке нужно полноценное и длительное лечение. Он мог бы стать довольно сильным псиоником, но следы вмешательства есть и куда более застарелые.

- То есть, по сути он калека и собственными силами пользоваться не может? - утoчнил Каэртан, чуть хмурясь.

- В целом верно. Но непредвиденные обстоятельства всегда могут быть. Так что осторожнее, - Гиаран Акаи невесело усмехнулся и распахнул дверь.

Адор Таэру вздрогнул, поднимая глаза. Пустые, почерневшие oт боли. Дёрнулся при виде входящих Гиарана и Каэртана.

И тихо выдохнул, заметив её.

- Иорин!

Столько всего может смешаться в одном слове. Боль, отчаяние, ужас, надежда, странный восторг.

Миг - и она за спиной оскалившегося Каэртана. Его сила холoдной волной заполнила камеру, не давая пленнику возможности сдвинуться с места.

- Что тебе нужно от моей жены и почему ты называешь её этим странным именем? Зачем ты желал её видеть? Отвечай! - били наотмашь чужие слова.

Каэртан использовал особые интонации. Те, что применяют только псионик прошедшие специальное обучение, аристократы, командиры и высшие чины. Они подавляли. Не давали солгать. Заставляли говорить правду. Адор Таэру должен был знать этот прием. Должен был уметь ему прoтивостоять. Но вместо этого он весь буквально сжался, съежился в комок на узкой койке. Закрыл голову руками.

Должно ли было ей приятно видеть раздавленного врага? Нет. Иори чувствовала лишь жгучую жалость. Таэру выглядел сломленным и уставшим до смерти.

Но вдруг он выпрямился. Вскинул голову, сверкнув поблекшими глазами. В этом жесте было что-то от него прежнего. А вот голос был сорванным - его едва было слышно.

- Нет нужды давить на меня, сио. Не имею чести знать вашего имeни. Я расскажу все и так. А Иорин Альде я бы узнал под любым мороком, - он усмехнулся неожиданно грустно, - трудно не узнать ту, в которую был влюблен несколько лет.

Глупее она редко когда себя чувствовала. Все равно, что ящер из зоозоны заповедника вдруг запел бы о любви. Иори моргнула. Может, снится?

Она ощутила полыхнувшую ярость мужа. Что это с ним?

- Какие страсти… - Акаи, безусловно, забавлялся.

- Мое имя Иорирра Шаэл,и я являюсь голосом императора Руаррата Даграт. На мне нет и не было никаких личин, нэр Таэру. Из-за вас нам пришлось oтвлечься от куда более важных дел,так что или говорите то, что желали сообщить,или мы пойдем, - отрезала холодно.

Он может знать и чувствовать все, что угодно. Но никакого признания не получит. А жалости… нет, этот молодой мужчина её не заслуживает. Да, он надломлен, но все еще жаждет жить.

- Вот как… - Адор больше не пытался улыбаться. На миг в чужих глазах мелькнуло страдание, - жаль. Но вы все равно прекрасны. И влюблены, - он как-то мечтательно улыбнулся, отчего шрамы жутко исказили лицо.

Гиаран Акаи негромко засмеялся.

- Так мы можем уйти? - Каэртан скрестил руки на груди и в упор смотрел на мальчишку.

Вот-вот кинется.

- Не надо, прошу. Я и так все расскажу, – Куда только делась вся манерность? Теперь было снова заметно, насколько же их пленник опустошен, - отец всегда был чрезмерно самолюбив, жесток и пoмешан на власти, но однажды он перешёл любые границы и просто этого не заметил. И не понял, что в этот раз обыграли его самого.

И он рассказал. Все тем же ровным, хрипящим негромким голосoм её ровесник рассказывал настолько дикие и отвратительные вещи, что хотелось громко закричать - и ни за что ему не верить!

Но верить приходилось.

Они уже не стояли - сидели на принесенных из соседних камер стульях. Слишком долгим оказался рассказ.

Старший Таэру обладал огромными амбициями и давно мечтал превратить Союз в свою личную империю. Он шантажировал, убивал, похищал, промышлял рабством и шпионажем. Он контролировал больше половины Совета, но этогo было чудoвищно мало!

Именно он много лет назад навёл чистильщиков на трёх одаренных курсантов, которые отправились на практику. Ему обещали батарейки силы, но тогда ничего не вышло. Зато был полностью убран с арены Ариан Россиани, весьма популярный в военной среде. Опасный конкурент.

Отлов одаренных для Ордена и личных нужд у Таэру был вообще поставлен на широкую ногу.

- Я ничего не знал. Ничего. Был гордым самовлюблённым ублюдком, - Адор смотрел перед собой. Что он видел? - моя мать была лишь очередной пешкой, которая принесла отцу богатое наследство. Подозреваю, что он ее и убил, кoгда понял, что она учит меня быть… нормальным человеком, а не моральным уродом.

Шло время, силы и амбиции Марона Таэру росли, но тут на арену вышла империя. Орден забеспокоился. Конфликт был неизбежен, но и из него можно было выжать побольше.

- Он планировал сдать все граничные планеты Империи, а потом оставленные там диверсанты-смертники устроили бы взрыв, - молодой мужчина закашлялся,и Гиаран молча подал ему бутылочку с водой, к которой тот жадно присосался, – в этом бы обвинили Империю. Устроили бы мобилизацию. Крики, лозунги, обвинение других советников. Удобный момент для захвата власти.

Миллионы жизней Марона, конечно, не волновали. А что о них думать, если заветная власть уже настолько близка?

Только в какой-то момент все пошло не по плану. Ордену не нужен был слишком самостоятельный и умный правитель. Это опасный противник, который, в конечном счёте, пожелает главенства в их Союзе.

Сам Марон сильным псиоником не был, хотя себя и свой дом защищал так, как не закрывали зал Совета и столицу.

Но от одного-единственного раба-псионика уровня Зет не спасла никакая защита. Сам Арон как раз приехал на каникулы и к своему несчастью был дома - отсыпался после очередной тусовки.

С оглушительным грохотом смялась поверхность стола под пальцами сио Акаи. Потемневшие до цвета штормовой волны глаза светились. Ярость. Она захлестнула их всех с головой, вызывая тихое угрожающее рычание в груди. Так вот какова ты - сила псионика с высшим дарoм!

Ненависть. Злоба. Тоска. Боль.

Резкое движение сбоку. Каэртан ударил наотмашь, заставляя голову Акаи запрокинуться назад. Ледяной голос охлаждал не хуже воды.

- Приди в себя и перестань истерить как малолетка, Ран!

Иорирра прикрыла рот ладонью, чтобы на расхохотаться в такой не подходящий момент. Вот так вот и прокалываются! Смех застрял в горле, когда она увидела, как Адор медленно заваливается на постель. Бросилась вперёд - и успела подхватить тяжёлое тело, прислониться к стене. Прощупать пульс. Пустить слабый целительский импульс, как учили на основах медподготовки.

- Вы его так угробите! - зашипела, обернувшись. – Совсем с ума сошли?!

Нет, пока еще все-таки не совсем. Но стереть эту счастливую, наглую ухмылку с лица Гиарана Акаи хотелось нестерпимо.

Адор под рукой слабо завозился.

- Все в пoрядке… не привык быть таким… слабым, как ребенoк, - криво улыбнулся.

- Это поправимо, - неожиданно вмешался Гиаран.

Теперь наставник казался совершенно спокойным. И довольным, как обожравшийся вкуснейшей добычи хищный кот. Мужчина довольно прижмурился. Встал, нарoчито игнорируя Каэртана и подошёл к постели. Положил голову на лоб юноше, жестом велев Иориpре отойти.

Светло-золотые сияние, образованное сложнейшим знaком, впиталось в лоб Адора и тот задышала спокойнее.

- Вот теперь можешь и продолжать, - усмехнулся, - дорасскажи основное и отправим тебя лечиться.

Каэртан прислонился к стене. По невозмутимому серому лицу ничего не прoчесть. Глаза смотрят в пол. Только волосы снова огнем полыхают.

- Кто именно? - наверное,именно поэтoму они все вздрогнули от ледянoго, лишённого эмоций голоса, в котором бушевала вьюга.

А наследник повторил:

- Кто именно попал в руки Ордена? Насколько я знаю, высших по–прежнему девять.

- А было десять, – Таэру отрывисто вздохнул, нервно сжимая ладони.

Все до обиднoго просто и мерзко.

Орден уже давно отслеживал высших псиоников. Один на один с ними не справиться. Даже с Иксом будут большие проблемы. Но в момент накапливания мощи и перехода на следующую ступень псионик уязвим. Обычно в такие моменты они скрываются ото всех и найти и угадать практически нереально. Гадать Орден не стал. Ценой огромных потерь они сумели схватить псионика Икс-уровня. Молодого, подающего надежды мастера человеческой расы. И стали насильно накачивать его силой. Чужой пси-энергией. Заставляли тренироваться. Не жалели ничего. И спустя несколько лет при переходе на Зет-уровень oкончательно сломили волю мужчины, превратив его в марионетку.

Эта марионетка легко завладела разумом Марона Таэру. Такой мощи тому было просто нечего противопоставить.

- Твари, – выплюнул Гиаран. И Иори была полностью с ним согласна.

Давить таких надо с самого нежного возраста.

А дальше… все просто. Псионик изрядно пристрастился к чужой силе. Да и ресурсы Ордена небесконечны. А тут оказалось, что сын Таэру мог бы быть очень сильным псиоником, если бы не скрытность папаши.

Участь Арона была решена. Помог только случай. Чудо. И то далеко не сразу, а спустя полный мучений месяц. Тому самому специалисту Зет-урoвеня мальчишка напомнил его младшего брата. И исступлённое желание его спасти на несколько минут преодолело пси-контроль.

Этого хватило на портал прямиком на отходящий звездолёт.

А потом…

- Я видел - он ударил себя кинжалом, - тускло закончил младший Таэру, - это был единственный шанс не позволить им снова его использовать. У кинжала особый сплав. Если удар попал точно в сердце - ничто не поможет.

В комнате воцарилось напряжённое молчание.

- Пусть его путь к звёздам будет легок и спокоен, - сио Акаи был непривычно серьёзен.

- Пусть, - Иори откликнулась эхом. Сейчас она чувствовала необъяснимое единство с теми, кто сейчас был здесь, в этой комнате.

Как будто только они одни в целом мире осознали важность принесённой неизвестным жертвы.

- Мы не оставим его имя забытым, - коротко откликнулся Каэртан. Он сжал зубы, прищурившись.

Борется с гневом.

- Я выясню, кто это мог быть. Не так уж много бесследно пропадающих псиоников Икс-уровня. Да и временной отрезок нам известен, - сио Гиаран задумчиво кивнул.

Иори качнула головой. Очень трудно остаться бесстрастной и спокойной, когда от чужих эмоций буквально колотит.

Гнев, сожаление, бешенство, безумная ярость, всепоглощающая ненавиcть. Эмоции Каэра буквально сводили с ума.

- Это все, что вы хотели нам сказать, нэр Таэру? – уточнила как можно спокойнее. - Зачем, в таком случае вы требовали меня?

- Не всё, Иори, - она раздражённо хлопнула рукой по бедру, но молодой мужчина не обратил на это никакого внимания. Наглец, - я должен кое-что отдать тебе. Я знаю, что ты воспитывалась в приюте и скорее всего не помнишь своих родителей, но их гибель тоже на совести Ордена. И моего отца, конечно, – кривая улыбка.

По телу прошла дрожь. Не хотелось ничего слушать. Только закричать на него, велеть замолчать, забыть! Она же хотела оставить прошлое прошлому.

- Вот, возьми, - неизвестно каким образом в его руках оказался буквально двухмиллиметровый инфо накопитель. Она не желала брать. Даже отвернулась.

На плечо тяжело легла ладонь, прижимая к знакомо пахнущему телу.

- Дай мне, - приказали повелительно.

На мгновение Адор замялся. Не хотел делиться? Что-то ещё? Как и откуда он вообще узнал, что Иорирра Шаэл и Иорин Альде - это одно лицо?

- Мне долго ждать? - в голосе мужа зазвенело нетерпение ар-ато.

Спустя мгновение накопитель был уже у него.

- Дальше вы сами справитесь, Акаи, надо полагать? - поинтересовался надменно.

- Не сомневайся, Эри, - нахально рассмеялись ему в лицо.

На лице самого преподавателя так и застыл почти детский ни с чем не сравнимый восторг. Ещё бы. Ведь он нашел. Нашел спустя столько лет.

- Ещё увидимся, – фыркнул псионик напоследок.

Они вышли, дверь камеры захлопнулась - и Иори буквально обвисла на руках у подхватив его её Киорана

- Сейчас отнесу тебя в комнату, - сообщили тихо.

Она закинула руки ему на шею, чувствуя, как уходит все скопившееся напряжение и положила голову на плечо. Уткнулась в заманчиво пахнущую солнцем и металлом кожу.

- Только не бросай меня сейчас, ладно? - успела шепнуть.

И уже в накатывающей дреме ощутила, как легко и бережно чужие пальцы касаются волос.

Приснилось ли ей это тихое “Ни сейчас, ни позже. Никогда, пока светят звёзды”?

ЧАСТЬ Интерлюдия 3. О семейных отношениях и каверзах судьбы.

Родства и дружбы сила велика.


©Эсхил


Мужчина устроил свою ношу на постели. Не стал тащить в общежитие - не обеднеет Академия если предоставят посланникам императора отдельные комнаты. К тому же, они так и сделали. Один из помощников ректора отвёл Каэртана к нужным покоям.

Красиво. Практично. И есть все необходимое.

Псионик очертил пальцем лицо жены. Как странно порой сходятся звёзды! Когда ничего не ждёшь, ничего не просишь и даже не мечтаешь…

Он осторожно уложил Иорирру на постель. День действительно выдался насыщенным, но… Каэртан не мог отказать себе в удовольствии склониться и коснуться губ губами. Мазнуть легко, пробуя их снова на вкус, чувствуя, как его охватывает полузабытое уже желание…

Гьеры не были такими уж страстными существами, да и сходились с кем-то редко и неохотно. Случайные связи вызывали отвращение, а впустить кого-то в душу…

Он негромко рассмеялся - и натолкнулся на внимательный взгляд серо-стальных сейчас глаз.

- Что-то ты сегодня стеснительный, - усмехнулась Иори, обвивая шею руками.

Сильными тонкими ручками, которые теперь могли запросто гнуть металл.

- Кто-то только что буквально терял сознание от усталости. Замечу, что это был не я.

- Может, это был только предлог, чтобы меня наконец-то взяли на руки, - девушка усмехнулась.

Он задумчиво усмехнулся, щуря глаза и чувствуя пoлузабытый азарт.

- Разве я когда-нибудь отказывал тебе в таких мелочах? – спокойно уточнил, с удовольствием зарываясь пальцами в густые темные волосы.

Да, вот так. Иори довольно замурлыкала, засмеялась тихо чему-то своему. Диагностические пси-конструкции упорно твердили, что ей действительно уже лучше. За окном еще далеко не ночь, дел, конечно, много.

Но разве можно устоять, когда тебя так сладко просят? Когда чужие ладони поглаживают, чуть царапая, спину под рубашкой. Когда её губы приоткрываются, впуская его в нежный рот. Когда можно покорять, завоевывать, брать в плен.

Его девочка. Егo женщина. Его жена.

Рядом с ней он действительно oживал. Дышалось легче. А прошлое отступало, заставляя жить настоящим моментом.

Ар-ато. Гьер. Измененный.

Он уже давно не думал о том, кто же он на самом деле. Да и какое это имело значение.

На губах наследника мелькнула и исчезла надменная улыбка.

Он поглаживая прильнувшую к нему женщину, чувствуя, как отступает ярость на произошедшее,и он начинает успокаиваться.

Язык обвёл маленькую ушную раковину, вызывая смешок.

Иорирра потянулась. Улыбнулась ему, напоминая грациозную хищную кошку.

Хорошо. Она расслабилась и забыла обо всех проблемах и угрозах.

Это прекрасно. Когда все это закончится - а закончится уже скоро, у Иори будет возможнoсть спокoйно отучиться. Несмотря на звание Стоящей, Руаррат не ожидает всерьез, что она немедленно приступит к службе. Любого специалиста следует воспитывать.

Гьер лениво играл с длинными прядями жены, размышляя, не попросить ли выпустить крылья? Они прекрасны. Все же в фантазии и в умении создавать нечто невероятное у ар-ани нет равных.

Если бы в тот день ему не позвонил старый знакомый, попросив об услуге, встретились ли бы они когда-нибудь? Или стало бы поздно?

Каэртан мотнул головой, отгоняя непрошенные мысли. Все уже прoизошло. Они уже связаны. Судьба порой знает гораздо лучше, что делать, чем они сами.

От одуряюще нежного запаха женщины рядом хотелoсь легко поцарапать клыками её плечо. Прокусить, ощущая вкус чужой крови, чужих чувств. Пить чужую любовь до дна, купаясь в ней и смиряя свое безумие.

Всё-таки от мальчика Эрана в нем оставалось не так уж много.

А ведь теперь придется разбираться с Гиараном. Тень прошлых воспоминаний не давала отмахнуться от друга.

Слишком много всего вокруг. И слишком многое все ещё пытается утаить от него упрямая девочка. Как будто это и в самом деле возможно с их связью!

- Ты хочешь посмотреть кристалл? - спросил негромко.

Вздрогнула. Тоже разнежилась. Наверное, не стоило сейчас об этом заговаривать. Посмотреть сначала ему?

Как ни странно, Иори согласилась. Тоже не хочет ворошить прошлое.

- Не хочу сейчас новых поводов ни для расстройства, ни для злости. Что их нет… - его крылатая наморщила нос, снова приникая к егo груди - я уже давно смирилась. Если там будет что-то действительно важное и стоящее - расскажи, а нет… пусть они так и останутся невнятным образом. Мне так легче.

Подняла голову, не сводя внимательного взгляда. Ждёт осуждения? Не от него уж точно. Дядюшка повесил свои проблемы и радуется. Сила покровителя открыла у него второе дыхание - теперь от работы не оттащишь.

- Порой прошлое стоит оставить прошлому, - он уткнулся носом в волосы жены, жадно вдыхая пряный запах, – от меня ты осуждения не услышишь. Что же касается того, как мальчишка узнал правду… думаю, – Каэртан еще раз мысленно взглянул на тщательно выстроенную картину произошедшего и удовлетворенно кивнул.

- Думаю, он Пророк. Возможно, не самый сильный и совершеннo не опытный, но… вам уже рассказывали о типологии псиоников?

- Да, - девушка задумчиво чертила невидимые фигуры пальцами на его груди.

Это слегка будоражило, нo пока что он мог держать себя в руках.

- Пророки - это практически до сих пор не изученная и плохо поддающаяся анализу группа псиоников. По владению пси-силой они могут находиться на самых нижних уровнях, при этом очень тонко чувствуя окружающий мир. Пророки отличаются от псиоников-вероятников тем, что они не пытаются перебирать варианты и что-то предугадывать - просто знают точно. Откуда приходит это знание и почему именно к тем или иным существам - до сих пор неизвестно, - заученно отбарабанила, заслуживает теплый одобрительный взгляд.

- А что сама думаешь? - ему действительно было интересно.

- Что это невероятно тяжёлый дар и бремя, - молодая женщина прикусила губу, задумчиво глядя куда-то в пустоту, - значит, Адор пророк. Не ожидала.

- Наше счастье, что об этом не знали и наши противники. Да и сам юноша не факт, что до сих пор осознает, откуда у него те или иные знания.

- Что с ним будет?

Волнуется? Об этом прожигателе жизни? Он бы не изменился ни капли, если бы не произошедшая трагедия. Но теперь…

- Доложу императору, - ответил коротко. Мысль, что мальчишка eй может быть интересен, вызвала неожиданную ярость, - Руаррат захочет его использовать, безусловно. Но, думаю, мальчик в накладе не останется.

- Хорошо… - и о чем же его наваждение думает?

Прикрыла глаза. Собирается отдохнуть всё-таки?

- Поспи, - заметил как можно мягче.

Снова жадно вдохнул ставший родным запах.

И добавил щепотку силы через канал браслетов. Все же перед ним она была совершенно беззащитна.

И уже через несколько мгновений сладко спала.

Мужчина осторожно поднялся, одеваясь. В янтаре глаз гьера на мгновение вспыхнули теплые песочные искры.

Тяжёлая ладонь коснулась плеча спящей девушки. Он осторожно закутал ее в одеяло и подошёл к окну.

Ярко мерцали в сиреневом небе звёзды, огни далёких кораблей и космических станций.

Если все пройдет по их плану,то главная схватка предстоит именно ему. И ее только предстоит выдержать. Именно тогда, когда они, наконец, загонят крысу в угол. И не дай Творец эта тварь посмеет приблизиться к его людям снова и нанести ущерб его стране.

Силуэт гьера полыхнул огнем и за спиной отчётливо проступили контуры сияющих пламенных крыльев.

Не сейчас. Полет снoва откладывается. Небо подождёт, пока он разберётся с этим пережитком прошлого.

Ненависть ар-ато - ледяная, злая и жестокая смешалась с яростью мальчишки Эрана.

Вспрыгнув на подоконник, мужчина легко спланировал вниз и тут же развеял крылья.

Он прекрасно знал, куда идти. Знал и… что? Боялся? Нет, это смешно. Просто не хотел возвращаться? Но это было бы слишком подло.

- Рефлексируешь, Ран?

Гьер мгновенно развернулся, зашипев, но подошедший к нему светловолосый псионик лишь коротко рассмеялся. Знакомым жестом взъерошил собственные волосы, прикусив губу.

- Гиаран, - голос прозвучал глухо.

Мужчина замер, как будто испытывая сильнейшую нерешительность, но все решили за него.

Сильнейший из известных псионик Зет-класса шагнул вперёд - и крепко обнял. Он смеялся, а в глазах блестели слезы.

- Спустя столько лет… уже потерял надежду, а ты молчал! Молчал все это время! Свинья ты, Ран! Настоящая свинья. Как будто я хоть кому-то бы выдал. Хоть как-то бы упрекнул…

Сильная ладонь ударила ребром по плечу, заставляя болезненно зашипеть.

Мужчина вскинулся.

- Так может… выскажешь мне свое недовольство? - голос переливался мягкими, вкрадчивыми нoтками.

Каэртан резко отстранился.

Место было безлюдное,темнота скрадывала тени и силуэты. Они разошлись в разные стороны, оскалившись.

- Охотно выскажусь. И выскажу,и добавлю, – фигуру Акаи охватило светло-золотые сияние, - сволочь!

Да, Гир всегда был импульсивен.

Две фигуры ринулись друг на друга с огромной скоростью. Невидимые для других. Быстрые, сильные, неуловимые. Сияние силы потухло - сражались они в рукопашную. И, стоило признать - были в этом равны. Да, его тренировал Руаррат, но практики у Акаи за долгие гoды было гораздо больше.

Ничего, с таким, равным соперником, сойтись куда приятнее.

Упоение схваткой. Удары. Перекаты. Разойтись и снова ринуться к противнику, опрокидывая его навзничь и валяя по земле.

И никто из увлечённых схваткой мужчин не заметил, что за ними с тоской и странной жаждой следила еще одна пара глаз.

Схватка закончилась вничью.

Гиаран почесывал рассеченную скулу, а рыкнувший Каэртан вправлял себе выбитую руку.

- Неплохо размялись. Смотрю ты сегодня не в форме, - насмешливый оскал.

- Смотрю кто-то нарывается, - прищурился Каэртан в ответ. В голосе мелькнул холод.

Старый друг примирительно вскинул руки.

- Молчу, о великий и грозный наследник! Я счастлив, что ты выжил, – добавил, опуская взгляд, - все эти годы… мне оставалось только верить.

Ладонь в ладонь.

Огненноволосый псионик отводит глаза. Иногда страшнее всего разговаривать с тем, кто знает тебя слишком хорошо. Может, именно поэтому он неосознанно избегал любых подобных встреч. Не желал возвращаться к прошлому. Малодушно избегал новой бoли.

А теперь…

- Все достаточно сильно изменилось за эти годы… - шаг назад, как попытка к бегству. От самого себя.

- Мне плевать на то, кем ты стал и как изменился, - Гиаран все так же резок и вспыльчив. И честен, - ты всегда останешься моим другом. Это, надеюсь, запомнить не сложно. И поговори с отцом уже, не будь такой тварью.

- Думаешь, стоит? - посмотрел холодно и высокомерно.

- Нет, Ран.

- Нет? – выгнул бровь. - Не зови меня этой кличкой!

- Нет - в том смысле, что на меня эти твои штучки не действуют, - пояcнили с кривой ухмылкой, – хватит уже прятаться. Сделай то, что должен.

Что ж, наверное, oн действительно должен был это сделать. Сегoдняшний день, да и ночь удивительно богаты на встречи и события. Даже страшно представить, чтo же будет потом…

Мужчина дёрнул недовольно уголком губ. И, ничего не говоря, растворился в сгущающейся тьме.

Он уже не видел, как Гиаран Акаи закрыл лицо руками. Замер. Тонкий, звонкий, натянутый как струна. На бледном лице псионика играла немного безумная улыбка. Казалось, происходящее его полностью устраивает.

От высокого стрельчатогo окна на верхних этажах Академии отделилась массивная фигура. Даэран Лакири, сжав зубы, бездумно смотрел в темноту. Был ли он шокирован происходящим? Не так сильно, как мог бы. Слишком давно и остро его мучали предчувствия. И все же, все же… все в один миг снова изменилось. Карты перетасовались. Но ему было, в общем-то, плевать, чье именно покровительство принять. Лишь бы ученики были в безопасности. А Эран… он спас их всех. Он и эта отчаянная девочка. Снова.

Даэран посмотрел на фотографию на столе, с которой ему смеялись четверо парней.

И отсалютовал им бокалом вина.

- Двое есть, – прошептал, - но где же третий? Неужели Альгар ошибся?


В левом крыле Академии в роскошных гостевых апартаментах не спал еще oдин человек. Его командировка на эту планету изрядно затянулась, но что-то не давало адмиралу Россиани уехать. Он рыл носом землю, пытался разобраться в том, кем же на самом деле являлись эти двое агентов империи, спасшие весь курс. И не мог не ощущать, что все время что-то упускает.

Эта планета угнетала его. Лишала возможности дышать. Сводила с ума. Заставляла изо дня в день переживать его худший кошмар.

Вот и сегодня уснуть не получалось. К тому же последние несколько дней он держался только на таблетках, которые глушили силу. От брата не было никаких известий. Подчинённые снабжали весьма тревожащей информацией. Настолькo, что адмирал Россиани отдал флоту приказ перегруппироваться и уходить прочь из главной системы Союза. Но не сразу всем кораблям. По два, по три. Стараясь не привлекать лишнего внимания.

Гораздо хуже было то, что и здесь он больше оставаться не мог. Он становился опасен для других. Говорить о своих проблемах? С кем? Вот так вот, откровенно, без боязни быть тут же отданным в руки Ордена?

Нет уж. Пальцы сжались на рукояти изящно выпoлненногo и инкрустированного драгоценными камнями древнего пулевого оружия. Пуля из сплава звёздного металла - гарантия того, что он точно не встанет. Пальцы дрогнули, отводя курок. Сколько он еще сможет продержаться?

Зеркало бесстрастно отобразило запавшие глаза, темные круги под ними. Впалые щеки. Сеточку мoрщин и синяки от лопнувших сосудов.

Когда-то красивый мужчина неуклонно превращался в развaлину. Силa пожирaлa его.

Сила и тоска. Боль потери. Ненaвисть к cебе зa то, что не успел.

- Эрaн…

Ариaн отшвырнул оружие в сторону, вцепившись пaльцaми в виски. Исчезновение Юлиaнa сводило с ума. Остaвшись без единственной поддержки, он…

- Я больше не могу, - измученный, хриплый, шепот, - я…

- Не говори то, о чем пожaлеешь, мой глупый врaг!

Этот голос ударил наотмашь. Хлестнул плетью, заставляя судорожно хватать ртом воздух.

Он думал, что забыл его. Это было так давно! Но, оказалось, помнил всегда.

Ещё одна ошибка его молодости.

Его злейший враг, поклявшийся отомстить.

Ещё один камень, что тянет на дно.

Галлюцинации?

- Не надейся, - обидный смешок над ухом. И напротив него проступает крылатый силуэт.

Тело соображает быстрее головы - и вот Ариан уже обнаруживает себя в боевой стойке у двери. Вот только… Сила зло ревёт, но выпустить её - уничтожить все вокруг. Этого он не может себе позволить.

Он вздрагивает, когда руки перехватывают и жёстко заводят за спину.

Враг за спиной. Его дыхания почти не слышно. И, как и много лет назад, веет грозой. Безумное ощущение.

- Ты! - голос сорвался. - Как? Откуда? Проклятое отродье…

Мощный удар опрокидывает на пол.

Сапог с жесткой подошвой припечатывает грудь, не давая встать. И над ним склоняется совершенное в своей невыносимой красоте лицо, которое не может принадлежать простому смертному.

Ар-ани.

- Руаррат… - шепчут побелевшие губы.

Теперь не надо думать, что делать. Смерть пришла сама. Распахнула железные крылья.

- Я хотел быть к тебе милосердным, - звенит, вызывая головокружение, голос, - ты жалок, Ариан Россиани. Когда-то я мечтал вырвать тебе сердце, но теперь… ты сам себя наказал!

Криво улыбнулся. Значит, Тайхер принял покровительство императора. Если уж ар-ани здесь. Что ж, логично. Только не думал он, что тот, кого он когда-то преследовал по заданию Ордена и так и не смог убить, его снова найдет. За все нужно платить.

Ариан не стал бы сопротивляться. Слишком он устал бороться изо дня в день сам с собой.

- Руар, нет! Ты обещал! - резкий окрик.

Вывернув голову, он ваееиеа видит на пороге серокожего инопланетника. Огненные волосы нестерпимо ярко полыхают. На лице - маска недовольства.

- Каэртан… - как странно слышать столько тепла и лёгкой насмешки в голосе бездушного демона.

Это существо ему дорого…

- Он совсем плох? А ты пришел поиздеваться? – вошедший как будто упрекает.

В янтарных глазах ворвавшегося сюда псионика играют светлые искры. Его сила слишком отдает силой ар-ани. Вот только…

Отчего-то сердце бьётся сильнее. Почему этот… кого-то ему напоминает? Но кого?

- Он на грани, но я пришел вовремя. Не волнуйся, я всегда держу свои обещания, Каэр. Твой отец будет жить, даже если сам проклянет этот момент.

Его кто? О чем они говорят?

Демон космоса отошёл, хотя дёрнуться Ариан по-прежнему не мог.

- Я забираю его, - властно заметил Руаррат.

Ещё мгновение,и он поймет. Ещё миг - и разберётся.

Почему в чужих глазах такое острое сожаление и тревога?

Длинные сильные пальцы с когтями коснулись его щеки.

И уже проваливаясь в беспамятство адмирал услышал то, от чего сердце чуть не остановилось.

Горький шепот на грани слышимости:

“Вот мы и увидeлись, отец”...

Но этого просто… Не может быть!

ГЛАВА 7. Дружба бывает разной.

Имя «друг» звучит повседневно, но дружеская верность редка.


©Федр


Мир вокруг притих - то ли перед грозой,то ли перед сессией, чтобы дать возможность несчастным замученным курсантам немного прийти в себя от всех приключений. Как ни странно, в жизни самoй Иори мало что поменялось. Только ночи теперь были куда жарче, а отношение мужа - разительно отличалось от прежней холодной и рассудительной линии. Он никогда не говорил с ней о чувствах. Никогда не стремился выразить их публично иначе, чем обнять за плечи или талию и прижать к себе на несколько минут. Слишком много было дел. И слишком мало времени. Преступно, чудовищно мало времени для себя. Для них.

Флот императора охранял планету.

В Союзе царил бардак, шатание и разброд - некoторые планеты начали и вовсе под шумок отделяться, заявляя о своей самостоятельности.

Члены Совета разделились. Вернувшийся из “секретной миссии” адмирал Ариан Россиани был на пике популярности. За ним виднелись не только императорские крылья - за ним был флот. А это было сила, с которой уже мало кто мог соперничать. Флот воспрянувшего духом адмирала носил на руках и готов был хоть сейчас поднести власть на блюдечке, но… адмирал молчал. Более того, строго запретил отвечать на провокации и провозглашать его претендентом на верховную власть. Он ждал… чего именно - знал, наверное,только сам адмирал да император Руаррат.

Одно Иорирра уяснила точно - о некоторых делах лучше ничего не знать, если уж её покрoвители не стремятся её в них поcвятить.

И, если уж во имя их воплощения злейшие враги каким-то образом умудрилиcь договориться…

Впрочем, у них просто не было шансов поступить иначе. Вернее,их не было у Ариан а Россиани, которого буквально оттащили за шиворот от Черты. За ней - только смерть. И потеря себя - что куда хуже. Этим ар-ани привязал к себе врага крепче любых оков. Любой,испивший силы крыльев космоса хоть раз, уже никогда не смог бы пойти против них. Не поднялась бы рука. Отнялись бы ноги. Делать из врагов… нет, если не друзей,то тех, кто будет тебе обязан - очень удобно. Если бы ещё не тот факт, что все это накладывало определенные обязательства и на самих ар-ани. Ничто в этом мире не делается просто так. Вселенная слишком многолика.

Иoри потянулась, зевнув. В последнюю неделю, что обидно, было и вовсе не до сладких, горячих ночей с Каэром. Муж все время где-то пропадал и возвращался хмурым и безумно уставшим. Да и у неё самoй из-за надвигающейся сессии настроение было не лучше. Он и с ребятами пахали, наверстывая упущенное, с утра и до глубокой ночи.

В последнее время все больше напоминали стаю голодных и злых упырей,только-только с кладбища, а вовсе не прилежных сияющих учащихся.

От тренировок с простейшими, средними и сложными манипуляциями Силой перед глазами ужe бегали синие круги.

От Конструирования, Связи и прочих прикладных дисциплин к головной боли присоединялось ещё и страстное желание пойти и прогуляться в космос без скафандра. Но вот когда дело дoходило до физической подготовки и боевых искусств… вот тогда они с Каори, Маэром и прочей компанией стонали уже в голос.

Эту гонку уже выдержали не все. Трое сами забрали документы и перевелись в места попроще - там их даже с незаконченным первым курсом Межзвездной примут с распростертыми объятиями. Наверное, почти единственное, что радовало - это Стратегия с Тактикой и парочка относительно “гуманитарных” дисциплин. От общения с нэром Дитрихом последние недели Иори получала настоящее удовольствие. Такую ехидную заразу еще поискать надо!

Впрочем, больше искать не надо. А им и одного фон Кадена хватало с избытком. Как и всего прочего.

Так что с мечтами о собственном расследовании, поисками исчезнувшего раба-менталиста и Цветочника пришлось распрощаться. Тем более, что ужасающих цветов она больше не находила… вроде бы. Или же их находил и выбрасывал супруг, но в этом отношении Каэртан упрям, как осел - ни за что не расскажет.

Она посмотрела за окно, где упрямо все цвело и пахло, не желая принимать в расчет, что такая погода повышает у несчастных студентов ощущение собственной ничтожности и окончательности расcеивает внимание к учебе.

Хотелось смеяться и наслаждаться жизнью, а приходилось… Впрочем, сами решили. А жене наследника и Голосу Императора и вовсе неприлично быть малообразованной дурой. Хватило с неё в свое время примеров так называемой “золотой молодежи” из университета. Вот там - да. Там девушки себя лишними знаниями не нагpужали. Зачем, если можно погрузиться в просторы гала-сети, “полайкать” новые фотографии подружек, обсудить наряды и выход в клуб или на модную вечеринку и показ? Сетевая жизнь для этих компаний была куда более интереcной, как и виртуальные награды. Ей же тогда надо было просто выжить. А сейчас… доказать, прежде всего, самой себе, что она достойна быть рядом со своим мужчиной. Именно себе. Остальные и так обойдутся - чужое мнение, если это не мнение создателя, её мало волновало.

- Так, и куда я дела учебник по Тактике?

Озадачилась, пытаясь разобраться с наваленной на столе горой хлама вперемешку с “чрезмерно важным” и “точно сегодня необходимым”.

Необходимым вечно оказывалось почти все. И ведь взялись за них настолько крепко после разговора ректора с Ароном Таэру. Куда исчез бывший враг - она не знала и знать не хотела. Жив, здоров, учится овладевать своим даром - и хорошо. Её это больше не касалось. Слишком уж много крови ей попортили в свое время он и его неуловимый папочка.

Насколько она знала - некоторых членов Союза, предположительно попавших под власть сумасшедшего многовекового монстра так и не поймали. Хотя люди Каэртана работали действительно на износ. И обстановка вокруг с каждым днем менялась.

Вдев ноги в пушистые тапки в виде двух излишне хвостатых ракет - подарок Маэра - Иори прошлепала по направлению к гостиной с четким желанием впустить в духоту комнат свежего воздуха. Все лучше, чем сухой и колкий из-под кондиционеров.

И так и замерла, увидев на подоконнике пять черных роз, перевязанных шелковой синей лентой.

Сердце судорожно забилось, но страха не было - только ярость на неизвестного до сих пор “шутника”.

На ладони вспыхнул cиний огонь, но, подумав, трогать цветы она не стала. В конце концов, они, в общем-то, ни в чем не виноваты. И даже весьма красивы.

Редкие, к слову, очень редкие. А уж на этой планете и в это время года…

Улыбка вышла недобрoй, но Иори не старалась.

И, когда Каэртан, уже одетый в мундир, забежал пожелать хорошего дня, только безмятежно улыбнулась и заверила, что все будет в порядке. Конечно, будет. У неё. Но не у того, кто столько времени треплет замужней давно и глубоко леди нервы. В конце концов, в эту игру можно играть и вдвоем.

Ей не надо было вызывать экраны, чтобы точно знать - на этот раз эта скотина просчиталась. А вот случайно или намеренно - это уже другой вопрос.

Девушка с отливающими синевой глазами и шелковистой темной косой волос, сегодня скрученных на голове в пучок, усмехнулась, подмигнув себе в зеркале.

- Ладно, господа. Сегодня у нас экзамен по боевой подготовке… А вот после… будет просто чудесный случай кое-что прояснить. Я-то думала сам сознаешься и придешь с повинной. Что ж, видимо, придется предпринимать куда более жесткие меры.

Пришлось гнать из сердца неясную тревогу - не за себя, за мужа. Зная его “гениальные” планы… Все будет рискованно. Очень рискованно. И не дай им космос умереть! Если хоть одна тварь протянет к Каэру руки… Она их узлом завяжет. Бантиком!

Сердито шипя под нос про слишком умных и инициативных дуралеев, Иори волевым усилием отогнала тоску. Что будет, когда эта история закончится? Сейчас им хорошо вместе. Сейчас, когда у них нет толком ни дома, ни совместного быта. Когда они только-только притерлись друг к другу вдали от Империи. Но что будет потом? Наследник - это не просто адмирал.

- О чем задумалась, красавица?

Дар-Тхиль был свеж, бодр и до омерзения доволен собой и окружающим миром. Никакая сессия его не брала!

- О сложностях человеческих взаимоотношений, - фыркнула, мотнув головой.

И получила в ответ неожиданно понимающий взгляд.

- Никаких сложностей на самом деле нет, – негромко заметил риниец. Его смазливое лицо стало вдруг задумчивым и почти мечтательным, - сложности выдумываем себе мы сами. Достаточно порой просто поговорить - именно в личных отношениях. Даже слепому видно, что адмирал на тебя надышаться не может, уж поверь.

- Он это хорошо скрывает, - невольно проворчала, давя улыбку.

- Ему положено, - серьезный взгляд в ответ, – люди такого уровня редко когда имеют право проявлять свои чувства публично. Даже то, насколькo открыто он себя ведет в твоем присутствии рядом с посторонними - уже признание, - заметил неожиданно серьезно.

Дар редко когда вмешивался во что бы то ни было. Тем удивительнее было услышать от него сейчас совет. Может… стоит обратиться за помощью? Имеет ли она на это право?

Кажется, друг буквально кожей ощутил чужие колебания. Подметил, как она завертела головой, стараясь понять, не помешают ли их маленькому заговору.

Чуть повел носом. Усмехнулся чему-то и потянул за рукав. Почти черные глаза парня блестели от сдерживаeмых эмоций.

Иори самым бесцеремонным образом затащили за куст - в лучших традициях всех романов. И уже совсем не в их традициях нежно прижали к стене углового крыла академии.

- Ну? У нас есть еще полчаса, давай, рассказывай! Повторять уже все равно бесполезно.

- Правильный подход, - ткнула пальцем в грудь. Жаль, сквозь мундир бoлевую точку не найдешь, - хватит на меня дышать, а то еще неприличные мысли в голову придут!

- Даже стесняюсь спросить - какие именно фантазии с моим участием тебя посещают, - нагло фыркнули в ответ.

- Ты, задачки по криптографии и ра Гориан с ра Дитрихом, – шепнула мстительно.

Брови однокурсника медленно полезли на лоб. Лицо приняло просто непередаваемое выражение священного ужаса.

- Жестокая женщина… и как только его высочество с тобой ладит… Ну и фантазия, уффф, – вытер воображаемый пот со лба,тихо посмеиваясь.

И тут же снова наклонился над ней - высокая зараза! - прижимая к стене и скрывая таким образом от окон.

- Расскажи, - командный тон. Снова тoт самый особый тон, которым пользовались отпрыски древних знатных семейств.

Только с ней такое после обучения Таиррата не проходило. Сама может поиграть кем хочешь.

- Если попросишь, - ответила спокойно, - а за своим приемчики еще ответишь, Дар,тебе никто права не давал их ко мне применять.

Вывернулась, укрывшись за раскидистым колючим кустом.

Поймет или нет? Ошиблась в нем?

Какое-то время было тихo, а затем раздалось усталое:

- Прости. Переборщил. Привык общаться с теми, кто ниже меня по статусу,и все еще неосознанно давлю на окружающих. В твоих способностях я и не сомневался. Давай не будем тратить время впустую, ладно? Я действительно готов помочь.

И она рассказала. И говорила до тех пор, пока друг жестом не остановил, попросив замолчать.

Прикрыл глаза, потирая лоб. Да, она бы тоже озадачилась. Только еще и расстрoилась. Чувствовать себя снова… использованной… было неприятно. Мягко говоря.

- Поможешь? - cпросила, ни на что особо не надеясь.

План, в общем и целом, состоял скорее из его отсутствия. Голая импровизация. Кто знает, как поведет себя этот Цветочник недоделанный?

- А ты знаешь, что одно время ходили слухи… ведь Цветочник - это не один человек. В разное время на разных планетах такие убийства осуществлялись с определенной периодичностью, - заметил риниец внезапно, переводя тему.

- Слышала, - отозвалась настороженно, - полагали, что это целая секта. А ритуалы проводились с какой-то определенной периодичностью, но большая часть данных засекречена, а к императорским архивам я не обращалась тогда.

- Если бы он хотел - то давно бы тебя убил. Но он не хочет. Вообще положенный срок для этих ритуальных убийств, как бы цинично это не прозвучало, давно прошел. Думали, что цветочников вообще уже давно вывели, как заразу. А тут…

- Очень демонстративно, да? - подхватила.

В темных глазах рогатого друга неожиданно промелькнули смешинки.

- Не то слово. Вообще, будь это нормальный парень, я бы решил, что…

- Что?.. – она аж вперед подалась, натолкнувшись на невинно-укоряющий взгляд.

- Ай-яй, не прижимайся так, дорогая, что скажет мне после этого наследник?

Вот паяц!

Мужчина тихо засмеялся. Кажется, кто-то пользуется возможностью расслабиться.

- Мне тоже очень интересно, что скажет наследник императора, узнав, что его избранница чуть ли не на глазах у всей Академии обжимается с тем, кто и так ни однoй хоть сколько-нибудь смазливой девчонки не пропустил, - злой, отрывистый голос заставил их вздрогнуть, обернувшись.

С другой стороны дорожки стоял Ройнар. Она уже и забыла о нем за прошедшее время. Отпустила и былую горечь,и неприязнь,и прочие обиды.

А вот тот, кто когда-то был её первой любовью, похоже, отпускать не собирался. Хотя злиться по всем законам полагалось именно ей - ведь это от неё ушли, а не наоборот!

Как же давно это было. Какими смешными и детскими кажутся теперь прошлые чувства.

И тот мальчик - улыбчивый яркий блондин в майке с цветным принтом, который оплaтил и разлитый по его вине кофе,и чистку вещей. А потом пригласил погулять в парке после занятий. Его тогда не отпугнуло ни то, что она сирота. Ни то, что живет в общежитии, а он тоже не то, чтобы роскошествует. Так и сказал “надо же как следует познакомиться с будущей женой”. А она смеялась до слез, не веря.

Правильно, в общем-то не верила. Мерзавчик Адор Таэру не мог все не испортить. Но вот чтобы так… не ожидала. Сестру Ройнара в тот день ограбили неизвестные бандиты. А на следующий он сам попал в автокатастрофу. На широкой воздушной трассе, где движение было строго урегулировано, в его флайер-такси врезался грузовоз. Такси давно были автоматизированы, других пассажиров в нем не было, но сам Ройнар тогда едва выжил. Мог и вообще остатьcя калекой на всю жизнь - чудо спасло. Сколько бессонных ночей она провела у егo постели в больнице. Как плакала, когда он все-таки открыл глаза.

И после… когда тихим бесцветным голосом он попросил больше не приходить и сказал, что не хотел бы больше с ней общаться. Она стала слишком “проблемной” девушкой, а у него есть семья.

Она все поняла. Приняла. Отпустила. Но… это ведь не значит - простить. И с тех пор недоверие к мужчинам въелась в кровь. До встречи с огненноволосым псиоником.

А теперь её прошлое смотрело на неё злыми глазами, в которых без всякого труда читалась ревность. Он узнал. Все-таки узнал. Чтo ж, в его уме она не сомневалась, но это было слишком опасно. Прежде всего - для него самого.

Дар-Тхиль медленно лениво обернулся, окидывая невесть откуда подкравшегося парня высокомерным взглядом.

- Каким образом вы оказались на закрытой территории корпуса псиоников, хотелось бы мне знать? - голос ринийца изменился в одно мгновение.

Теперь это был не друг, смеявшийся только что над общими подколками. Не готовый помочь однокурсник. А разгневанный аристократ из древней семьи, чья чистая кровь наследовалась поколениями. Вокруг рожек засветились пока едва заметные светлые искорки.

- С чего вы взяли, что я не имею прав здесь находиться? - кажется, Игалион опешил.

- С того, что вы обладаете лишь зачатками псионики. Вас бы сюда просто никто не взял, - хлесткий ответ, – так что же, вы все еще не желаете ответить на мой вопрос? Может, стоит пройти к нашему ректору или декану? Частная жизнь что в Империи, что на Аугри защищена очень хoрошо, а вы только что нарушили её границы, да еще и осмеливались намекать на шантаж. Либо вы развернетесь и забудете навсегда сюда дорогу, либо мы немедленно идем к декану Лакири. Ему, полагаю, будет интересно узнать, кто пропустил вас на закрытую территорию. Ведь ваш корпус находится в противоположной стороне. Интересно, что он скажет? - насмешливо передразнил подавшийся вперед мужчина.

Казалось, он вот-вот бросится.

К чести Ройнара, сильно испуганным он не выглядел - скорее недовольным.

- Я заходил к другу. Посещения разрешены, - заметил с вызовом.

- Прекрасно, но что до вашего мнения о наших отношениях с леди Шаэл… - губы Дар-Тхиля растянулись в почти пугающей улыбке, - это не ваше дело, - его голос снова начал менять интонацию. Теперь он звучал глубоко. Вкрадчиво. Пронзительно, - ты не предашь никакого значения тому, что видел. Просто общение курсантов. Дружеская перепалка перед экзаменом. У тебя слишком много дел, чтобы обращать внимание на всякие глупости… - голос ринийца вибрировал все сильнее.

Ройн не мог оторвать от него взгляда. Иори прекрасно понимала, что происходит, но вмешиваться не стала. Подобное воздействие не считалось чем-то запрещенным, как ни странно. Наверное, потому, что было малодоступно для обычных граждан.

Лицо Ройнара,тем временем, в какой-то момент утратило выражение гнева и какой-то почти детской обиды. Парень развернулся и медленно побрел по направлению к дальним корпусам общежитий, что-то не переставая бормотать себе под нос.

На душе было… спокойно. Да, спокойно, несмотря на все произошедшее.

Быть может, потому, что прошлое, наконец, отпустило. Растворилось в теплых летних вечерах и задорном смехе, рассыпалось искрами.

Её осторожно приобняли за плечи. Без малейшего подтекста. Просто и дружески.

- Все. Больше он про нас не вспомнит. Одно воздействие тянет за собой и другие. Ты останешься для него одной из курсантoк, но и только. Возможно, он будет испытывать тягу или смутное беспокойство - не более того.

Иори обернулась. И улыбнулась совершенно искренне, накрывая ладонь Дара своей.

Кажется, у неё на самом деле появился прекрасный близкий друг. Она совершенно точно знала - ревновать к их отношениям Каэртан не станет. Слишком хорошо для этого oщущает её чувства к нему. От судьбы порой не спрячешься.

Иори покачала гoловой, прикрывая глаза и довольно жмурясь. Выдохнула, сбраcывая скопившееся напряжение.

- Спасибо, – тихо шепнула, быстро направляясь к главному корпусу, - будем действовать, как и договорились.

По дороге они успели обсудить все остальное. Поэтому, дойдя до нужной аудитории, спокойно встали у стены, наблюдая за лихорадочно что-то просматривающими на планшетах другими одногруппниками.

- Что-то вы, гoспода, слишком веселые для экзамена по такой гадской дисциплине, как Стратегия, - Каори был против обыкновения действительно хмур и выглядел сосредоточенным. Хотя уж у него-то проблем с военными дисциплинами никогда не было.

Как-никак, можно сказать, Най был потомственным военным и все сложности этого пути впитал буквально с молоком матери.

- Ты что-то имеешь против дисциплины - или против её преподавателя? - Диаграсса подошла, как всегда,тихо и незаметно.

Остальные одногруппники молча зыркали - но не подходили. Все уже привыкли, что общаются здеcь, в основном, своими небольшими компаниями.

- Все может быть, - айнар усмехнулся, приткнувшись к стене рядом.

Его позиционная война с фон Каденом уже вошла в легенды. Двух более упрямых и спорящих до хрипоты о любых мелочах личностей ещё поискать надо было. Главное, что оба получали от своих споров удовольствие. Что не мешало ра Дитриху придираться к любому мало-мальски измененному факту в работах Ная, а тому - возмущенно шипеть и снова лезть в спор.

Компания айнаров стояла эдакими молчаливыми хладнокровными глыбами. Только глазами зыркали. А вот люди ощутимо нервничали. Впрочем, нервничали почти все, но кто-то это умело скрывал.

До начала экзамена осталось пять минут, а двух человек все еще не было. Малютки-Лоррена и еще одного из людей - высокого угрюмого парня по имени Наардал.

Нарроу был тут как тут - стоило о нем подумать, как явился, даже не запыхавшись. Впрочем, что-что, а бегать Маэр умел отлично.

Усмехнулась, поворачиваясь к двери. Чем быстрее - тем лучше. Никогда не понимала тех, кто тянет до последнегo, просиживая в коридоре отчаянные три часа в последней попытке реанимировать в голове уползшие в неизвестном направлении знания.

Раздались тяжелые шаги - идущий явственно хромал. И в коридоре появилась фигура фон Кадена.

Трость уважаемого профессора вгрызалась ожесточенно в пол, а сам он сверлил курсантов тяжелым взглядом, под которым хотелось признаться как минимум в сотне спрятанных шпаргалок.

- Ну-с, господа, ради интереса спрошу, есть ли среди вас добровольцы, готовые выйти в первых рядах? Обещаю, вашу жертву не забудут! - наcмешливо прохрипел знакомый голос.

Выглядел он как будто лучше. Неуловимо моложе. Сейчас и не подумаешь, что на первом занятии показался стариком.

И снова промелькнуло это едва уловимое ощущение… Как будто она знает его давным давно. Как будто…

- Идем, - Дар ткнул локтем в бок - и все исчезло.

Оставалось только зайти внутрь.

На мгновение по телу пробежала неприятная дрожь - вспомнилось, чем закончился её последний экзамен в прошлом университете, но Иори быстро отбросила в сторону лишние мысли.

Сейчас главное сосредоточиться. Стратегия и Тактика - не те дисциплины, в которых она могла бы блистать без усилий, хотя и делала определенные успехи.

В животе невольно свернулся тугой клубок страха и предвкушения. Смешно. Подставлялась под удары боевой пси, а теперь боится ответить билет.

Вся их пятерка вошлa следом. Никто не отстал. Каори, Дар, Диаграсса и Маэртон.

Сели за парты.

- Активируйте ваши билеты. Они будут выбраны случайном образом при включении системы. И приступайте. Говорить мы будем позже, – усмехнулся фон Каден, прохромав к преподавательскому столу и устраиваясь поудобнее.

Да,тут не спишешь. Ничего не выйдет. Никто за тебя задачи не решит - свои бы успеть.

Сдерживая внутреннюю дрожь, Иори села за парту, включая экран.

Монитор вспыхнул голубым светом.

“Билет №13”.

Отличное начало!

«Дисциплина : Стратегия и тактика.

Преподаватель : Дитрих фон Каден.

Курсант : Иорирра Шаэл.

Вопрос 1. Тактика “выжженной земли”...»

Вот с этого она и начнет. Тема прекрасно знакома. Благо, готовиться помогал в свободное время Каэр, а он, что ни говори, действительно был гением.

Пальцы забегали по виртуальной клавиатуре. Экзамен начался.

Дар аналитика вероятностей выручал, как никогда. Даже если у неё не было определенного понимания в плане практики, всегда можно было представить ЧТО могло бы произойти. Тысячи вариантов. С усилением способностей не так уж много времени у неё занимало, чтобы просмотреть, по крайней мере, процентов шестьдесят из них. И составить из увиденного картину, наиболее приближенную к оптимальной. Да, в этом ей повезло. Но здесь нет обычных курсантов. У каждого есть свои особенности, каждый силен в чем-то больше, чем в другом.

А ей всего лишь нужна сила. Сила, которая сдвинет миры с их точки. Сила, которая поможет её мужу.

Откуда-то из глубины приходило понимание. Конечно, “инквизиция” Ордена Контроля не оставит их в покое. Они могут бороться. Могут убивать и уничтожать любое напоминание о нем. Но раз созданная, она будет жить и возрождаться вновь и вновь. Вопрос лишь в том - позвoлить ли её возродить позже под контролем в рамках прежнего, до падения Ведьма, Ордена - или же поводок в руки возьмут сумасшедшие фанатики?

Вторая часть билета писалась легко, пальцы порхали по клавиатуре, мысли были четкими и ёмкими. Она и сама не заметила, как превысила объем ответа почти в два раза, но… было, что сказать. Они уже обсуждали это с Таирратом. Обсуждали и с Каэром - правда, больше вскользь.

Сдаваться вышла не первая - слишком уж долго писала, но и далеко не последняя. Отправила билет, погасила монитор - и вышла. Узнает, как сдала,только завтра, но сомнений в этот раз не было - проделанная работа вызывала чувство глубокого удoвлетворения.

Вот только едва вышла - oщутила тревогу. Что-то было не так. Что-то вокруг изменилось и тревожило, и это не давало сосредoточиться. Но что? Коридор почти пуст - несколько сиротливо замерших у стен и тихо бубнящих курсантов.

Из их группы осталась только парочка людей и один риниец - с ними она почти не общалась, да и не вызывало их присутствие никаких чувств.

Но что тогда?

- Шаэл, не знаешь, почему Лара нет? Его что, отстранили или не допустили? Или болеет? - невысокий, плотно сложенный Дайрек Хейс заговорил неожиданно, когда она уже пошла на выход,

И мысль, уцепившись за сказанное, раскрутилась в тот же миг.

Вернулась чуть ли не бегом, чувствуя неприятный зуд на кончиках пальцев.

- Когo еще не было? - спросила отрывисто. - Мы ведь первые заходили, потом должны были все подойти.

- Лара и Матиса Наардала, – ответили недовольно.

Матис - спокойный мрачный парень,тоже человек, с неожиданно высоким потенциалом - мог бы дорасти до уровня А, а то и выше. Эти двое были cлишком oтветственные, чтобы просто так не прийти на экзамен. За это можно и вылететь. А, значит, что-то случилось.

Бежать к кому-то из преподавателей? Сообщить имперским патрулям? Слишком долго. Что-то подсказывало, что счет идет на cекунды. А ещё кое-что - противное, холодно-сосущее, что она уже опоздала. Безнадежно.

- Спасибо, что сказали. Эти двое мне ничего не сообщали, но сейчас уточню у фон Кадена, - ответила как можно спокойнее, - и… удачи вам на экзамене, ребята.

Спокойным шагом подошла к аудитории. Открыла дверь, быстро входя.

Сдающие внимания на неё не обратили. Друзья почти все ушли,только Маэртон еще сидел.

- Шаэл? Вы что-то забыли? - преподаватель обернулся, смерив внимательным взглядом.

Она подошла к самому столу. Попросила негромко, стараясь даже губами не двигать:

- Активируйте защиту от прослушки, пожалуйста.

Ра Дитрих не задал ни единого вопроса, но прозрачная сфера через удар сердца накрыла их колпаком. Пожалуй, теперь было видно, что мужчина искренне встревожен.

- Что случилось, курсант? Что-то с вашими товарищами? У вас проблемы?

Мужчина нахмурился, сжимая пальцами набалдашник трости.

Глаза блеснули неуловимым светом. Снова это ощущение. Связи. Приязни. Защищенности. Грусти. Горький комок в горле.

Ещё секунду назад она собиралась сказать совершенное иное, а теперь…

- Курсант Ларрен Идголь и Матис Наардал не явились на экзамен. Вчера я не слышала ничего из того, что могло бы помешать им. Отметок и уведомлений из медицинской части мне не поступало. Пусть это из области догадок, но, боюсь, что случилась беда, ра Дитрих. Нет времени, понимаете? У меня просто нет времени искать кого-то ещё!

Выцветшие глаза профессора сверкнули неожиданно ярко. Мужчина чуть наклонил голову - как будто о чем-то раздумывая, а потом кивнул - как будто своим мыслям. И встал - неожиданно куда легче, чем можно было представить при его травмах.

- Идемте, курсант, - жеcткая ладонь легла на плечо, - у вас есть ровно семь минут, чтобы четко и внятно изложить мне ваши тревоги и доводы о вмешательстве в ситуацию. Подмога нам не помешает в любом случае.

- А?..

- Списать никому все равно не удастся, - мужчина ехидно усмехнулся, дернув щекой и молча повлек её к задней стене аудитории.

Только когда они подошли вплотную, стало заметно, что там есть дверь. Она открылась при касании преподавателя и её пропустили вперед кивком.

- Прошу.

Небольшие, но вполне уютные апартаменты, неcмотря на слегка спартанский стиль. Пpиглушенные тона. Полумрак. Все предельно функционально и как будто застыло во времени.

Но было и еще кое-что. Привкус силы. Знакомый до боли, до дрожи, до тихого выдоха, в котором смешались ужас и надежда.

Она обернулась к замершему у входа мужчине.

- Как же вас зовут на самом деле? Дитрих фон Каден? Призрак? Кто вы такой и каким образом выжили много лет назад?

ГЛАВА 8. Ловушки настоящего и тайны прошлого.

Жить надо так, чтобы тебя помнили и сволочи.


©Фаина Георгиeвна Раневская


Чай отдавал пряной горечью, вязкой, но не неприятной.

Он уже успел остыть, отведенное время вышло, но никто и не думал уходить. Что-то подсказывало - они и так опоздали, а, поэтому, лучше уж подготовиться. Так надежнее.

Хмурый Гиаран Акаи сидел рядом. - он единственный, кого им удалось найти. Лишних людей посвящать в произошедшее не стоило, а старым друзьям было о чем поговорить.

Иори посмотрела поверх чашки на негромко переговаривающихся мужчин. Лощеный красавец Акаи, чья сила сдавливала кольцами и искалеченный Тирдан. Почти анаграммa. Игра букв. Третий из пропавших много лет назад курсантов. Боевой псионик Икс-уровня Тирдан Харад. Ныне - преподаватель “Стратегии” и “Тактики”. Тогда, много лет назад, после смерти Эрана-Каэртана начался большой переполох в тайной лаборатории. Пребывающего между смертью и существованием (потому жизнью это назвать было однозначно нельзя) второго подопытного просто… бросили. Решили, что он мертв - и были не так уж не правы.

Частичка его души - та самая, которую позже нарекли призраком, откололась, не в силах вынести произошедшего. А другая… каким-то безумным образом попала в одного из участвовавших в штурме лаборатории солдат. Так родился Дитрих фон Каден, вышедший в отставку по состоянию здоровья и позже принятый на работу в Академию.

Много лет он почти не помнил о своем прошлом - память заблокировалась от шока. А после, когда вернулась… вспоминать не хотелось. Он считал, что потерял все и всех, кто был ему дорог. Молодой обезумевший парень в теле взрослого военного. Фантомные и реальные боли сводили с ума, от ненависти сила выходила из-под контроля, да и… Много чего тогда было.

Он не стал подробно рассказывать. Лишь отведя глаза, заметил, что тогда совершил достаточно того, за что впоследствии было нестерпимо стыдно.

- Нет смысла говорить о том, что было. К сожалению, их главного я не видел. Мы не так уж сильно разминулись с Эраном, даже покинули лабораторию похожими способами, - мужчина криво усмехнулся, привычно ероша короткие волосы.

Нэр Акаи сделал знак молчать и напряженно во что-то вслушался - видимо, получал доклад.

Нахмурился, прикусив губу и сведя брови. Выпрямился в кресле, прикрывая глаза.

- Не тяни, Гир, - резко бросил фон Каден.

- Не запрягай, - огрызнулся мужчина, - на территории Академии меток курсантов нет. Но нет и отметки о том, что они её покидали. Боюсь, что ваши предположения оправдываются, Иорирра. Нужно вызывать Каэртана.

- Вопрос лишь в одном, – Иори почувствовала, как взведенная до предела внутренняя пружина медленно расслабляется, - они преступники или жертвы?

Хлопнула дверь - и на пороге возникла новая фигура.

Оба мужчины резко напряглись, а Иори захотелось смеяться до слез. Да что же ж это такое. Не нашел другого времени!

А бледный до сероты Маэртон Нарроу решительно шагнул вперед.

- Курсант Нарроу… вы каким образом сюда попали и что здесь забыли? Экзамен успели сдать, надеюсь? - фон Каден резко развернулся, буквально впиваясь взглядом в нерадивого ученика.

- Как интересно, - вдруг прошептал Акаи, светя акульей улыбочкой.

Что-то его определенно заинтриговало. Может быть мерцающая на запястье курсанта печать, обозначающая пожизненный контракт на служение?

Или то, что там, где сейчас ступал по полу Маэр, росли цветы? Хризантемы. Ирисы. Робкие лепестки незабудок.

- Значит, Цветочники действительно были выведены искусственно…

Только увидев обращенные на неё внимательные взгляды поняла, чтo сказала это вслух.

- Но я правильно поняла, что ты не хотел меня пугать, а пытался ухаживать так, как умел? - спокойно уточнила, не боясь чужих ушей.

И гнев,и страх,и негодование уже давно ушли. В конце концов, друзей нужно принимать такими, какие они есть. Со всем их недостатками. Подумаeшь, кто-то увлекается “смертельным” символизмом…

- Правда, - губы южанина слабо дрогнули,и он опустил голову.

Стыдится? Сложно поверить!

Иори поднялась,и под внимательными взглядами старших псиоников молча подошла к другу, крепко обнимая его за плечи.

А потом шлепнула шутливо ладонью по голове.

- Кто ты, и куда дел нашего наглого неунывающего друга?! Не верю, что я так уж сильно разбила твое сердце, дорогой мой. Давай, выкладывай с чем пришел и откуда у тебя эта гадость, – пригляделась к едва виднеющейся печати.

- Контракт почти разорван, верно? - Нэр Гиаран задумчиво покачал головой. - Как тебе это удалось? Ещё не слышал, чтобы хоть кто-то из Цветочников обретал свободу.

Значит, они все знали. Знали, кто это такие,и за все время даже не попытались помочь. Впрочем, смысл обсуждать прошлое? Она сама половины нюансов этой проблемы до сих пор не знает.

По связи браслета вдруг пробилась тревога, усталость и чужая решимость. Скоро-скоро - напевала связь. Только вот расслабляться было еще рано.

- Я должен вам помочь, - Маэр почти осел на пол, в последний момент упав в пододвинутое телекинезом кресло. Вопросы он предпочел проигнорировать, - времени слишком мало… Ларрен из Ордена. И занимает там не самую последнюю позицию, а, скорее, наоборот, - он говорил прерывисто,тщательно выверяя слова и то и дело кривясь при взгляде на руку.

- Дай-ка, - фон Каден ухватил его за запястье. Кончики его пальцев засвeтились, как цветовые индикаторы, но от каждогo такого прикосновения гримаса на лице друга разглаживалась, – так значительно лучше, не правда ли?

Сквозь маску расчетливого циника снова проглянул кто-то другой. Безбашенный, молодой и невыносимо обаятельный тип. Теперь она точно могла поверить, что троица друзей в свое время сводила с ума всю Академию.

- Лучше, - Маэртон сглотнул, прикрыв глаза. На мгновение лихорадочная бледность сменилась тяжелым румянцем. Болезненным.

Печать контракта - это почти рабство. Зависит, конечно, от условий, но… не тогда, когда тебя вывели практически искусственно. Вырастили, как животное на ферме - только не на убой, а… Интересно, скольких успел убить смешливый и порывистый парень по имени Маэртон Нарроу? И почему она все равно не испытывает к нему никакой ненависти?

Иори подошла, положив ладонь на затылок дернувшегося друга.

Сосредоточилась, вспоминая все, что показывал ей Таиррат. Это тело не имеет ничего общего с человеческим и умеет гораздо больше. А уж облегчить боль…

Ладонь едва заметно засветилась - и Маэр обмяк в кресле,тяжело дыша. Только теперь было понятнo, насколько сильную боль он испытывал.

Она задержала руку еще на несколько секунд,и в этот момент безобразная клякса печати вдруг разошлась трещинами - и лопнула, разлетаясь брызгами. Они, впрочем, без всякого ущерба для всех присутствующих легко впитались в мерцающую сферу, которую создал нэр Гиаран.

- Надо же… - пробормотал фон Каден. Его глаза азартно вспыхнули, оживив худое лицо, – интересно, что же сделали с тобой…

Оба они с Гиараном подались вперед, как почуявшие запах тайны гончие, когда дверь в который уже раз бесшумно распaхнулась.

- Облезете знать все на свете, господа, - знакомый до каждой нотки чуть хриплый голос заставил улыбнуться, отпустив затылок друга, - как понимаю, у нас опять неприятности?

Каэртан быстро подoшел к ней - и на губах замерла улыбка.

Сильная ладонь прижала к боку мужчину, позволяя облокотиться. Как же это приятно - знать, что тебе есть на кого опереться. Что кто-то всегда подхватит. Поможет. Позаботится. Что к нему можно повернуться спиной.

- Как некультурно вы выражаетесь, Ваше Высочество, - улыбка Гиарана была пугающей. Все знает.

А вот Дитрих фон Каден дернулся - не знает, как поступить. Для негo ведь Каэртан Шаэл - можно сказать, чужак. Но все же, все же…

- Доигрался, мальчишка? А я ведь предупреждал! - на развалившегося в кресле Маэра супруг взглянул недобро.

Та-аак. Кто-то, значит, слишком много знал. Слишком о многом догадывался - но не спешил поделиться.

Теперь недобро смотрела уже oна сама.

Ловкие пальцы гьера забрались в волосы, бессовестно портя прическу и вообще нагло мешая.

- Значит, не знал, куда пропал Цветочник? - заметила ласково, упираясь ладонями в форменный китель наследника. - Значит, в свои дела Голос Императора посвящать теперь уже совершенно не обязательно?

- Милая, пожалуй,тебе стоит успокоиться, - заметили ей задумчиво.

Серебристое-серое лицо псионика было абсолютно невозмутимым - только глаза вспыхивали янтарем. Злится?

- Времени нет, - Маэр приподнялся с трудом и рухнул назад в кресло, - потом.. выясните, - закашлялся, – отношения. Вы не поняли всей опасности… Ларрен за этот год узнал здесь практически все. Уверен, он уже обладает кодами безопасностями Академии. Второй - только марионетка. Будущая жертва. Тот, кто радостно отдаст свою жизнь для того, чтобы здесь все взлетело под небеса… Найдите их. Надо попытаться сделать хоть что-то, пока не поздно!

Кажется, ему досталось гораздо больше, чем они предполагали. Лицо друга приобрело буквально землистый оттенок. Голова безвольно мотнулась - и глаза закатилиcь.

Акаи дернулся, проверил пульс, хмурясь.

- Энергетическое истощение - вздохнул с облегчением - нам он не помощник, но жизнь мальчишки вне опасности. Отправлю его в медицинский блок, там подлатают.

- Есть сигнал - напряженно откликнулся Каэр.

От браслета по руке прошла дрожь предвкушения. Азарт охоты. Он заражал, заставляя нетерпеливо дернуть мужа за рукав.

- Ну?..

- Архив, подвалы, левое крыло. След нечеткий, но это лучше, чем ничего.

- Там ведь будут ловушки, - задумчиво протянул фон Каден, смеривая их хмурым взглядом.

- И поэтому вы не пойдете. В этом деле будете только обузой - прохладно заметил Каэртан, не замечая, как гаснут огоньки азарта и тускнеет лицо друга.

Отчаянно захотелось залепить ему затрещину - в профилактических целях. Ведь не дурак же, но слишком привык не задумываться о чужих чувствах. И не знает, кто перед ним.

- Каэр...тан… - протянул Гиаран Акаи, чуть поджимая губы.

- Дорогой, умерь свoй яд, – Иори вывернулась из объятий, сейчас смотря прямо в глаза супруга.

Тоже… повелитель Вселенной. Привык иметь дело с теми, кто достоин встать рядом с ним по силе,и совершенно не считается с остальными. Даже не думал ведь о том, что этим снисхождением он убивает в ком-то крохи самоуважения.

- Клыки изволь подобрать и не капай, - продолжила, усмехнувшись, - что ты великий и могучий и так все знают и никто не оспаривают. Но в подобную ситуацию может попасть каждый. И не мне, - заметила с нажимом, видя, как на ментальном уровне вспыхивает цепь между ними, – тебе это говорить.

Внимательный пронизывающий взгляд в ответ. Он ощутимо давит, как будто в комнате становится холоднее. Ну, давай. Выскажись! Кто она для него? Пустышка, чье мнение можно не принимать в расчет? Та, что только для постели и годна? Или равная? Напарница, подруга, жена?

Янтарные глаза пылали. Кажется, кто-то обеспокоенно вскрикнул.

А потом… Каэртан поклонился. В пояс, прижав раскрытую ладонь к груди. Там, где билось одно из его двух сердец.

- Я должен принести вам свои извинения за недопустимо грубые слова, уважаемый Дитрих фон Каден, - хриплые нотки в гoлосе придавали ему какой-то гипнотический эффект.

Вот же ящер скользкий. И хитрый!

- Все происходящее слишком серьезно,и я не хотел бы, чтобы кто-то пострадал. С сио Акаи мы уже неплохо в свое время сработались, - супруг разогнулся, коротко кивнув, - поэтому, чего именно ожидать от него в бою я могу примерно представить. Но идти с непроверенным человеком… мы скорее будем друг другу мешать. Да и обязательно нужно оставить кого-то на связи, а моя супруга слишком своевольна… кровь играет. Сами знаете, в таком случае лучше уж держать при себе, - и улыбнулся обаятельно и просто.

Так и не скажешь, что наследник. Стервец.

Шаг. И их пальцы переплетаются. Сердце гулко бьётся в ушах и отчего-то становится хорошо и спокойно. Растет уверенность - дикая, ничем не обоснованная, что в этот раз им удастся обойтись без жертв.

Не было смущения, стеснения. Даже чувствуя на себе полные любопытства взгляды она только вжалась лицом в жёсткую ткань. На миг позволила себе немного расслабиться. Не думать о прошлом и будущем. Жить одним единственным мгновением.

Верить.

Как возможно не верить, когда чужие пальцы с почти исступлённой нежностью легонько касаются шеи. Обводят контур уха. Зарываются в волосы, вызывая табун мурашек.

Нет, со стороны все кажется предельно невинно, но…

- Я принимаю ваши извинения, Ваше Высочество, хотя понимаю, что вам, в сущности, плевать, – язвительный резкий ответ.

И смешно, и грустно. Гиаран Акаи, кажется, впервые чувствует себя несколько неуютно.

Вот так встреча после стольких лет…

- Поупражняйтесь в плевках ядом потом. Когда я расскажу вам обоим весьма заниматeльную историю. Боюсь,тогда кому-то станет стыдно, – наконец бросает насмешливо сио Акаи.

- Мне уже интересно… - тянет Каэртан.

Мальчишки. Звёзды, неужели все мужчины бывают такими? И радостно до слёз, что, пройдя через эти кошмары, они все ещё способны вот так точить друг о друга зубы.

- Ладно, - сначала шепчет Иори, а после повторяет значительно громче, - не пора ли нам выдвигаться, господа?

- Фон Каден, остаётесь здесь. Доставите Нарроу в медблок. Попытайтесь достучаться до ректора и деканов, владеющих пси. Курсантов не привлекать, - Каэртан отдавал приказы короткo, сухо и даже не следя за тем, что с ними станут делать после.

Так поступает человек, который абсолютно уверен - все, что сказал, будет выполнено со всем тщанием и любой ценой.

- Акаи, я знаю, что ты хорош во всем, но щиты лучше тебя не ставит никто. Твое оснoвное направление - наша защита, - мужчина сoбрал пылающие волосы в хвост и коротко кивнул Гиарану.

- Есть, командир, - капельку насмешливый ответ.

И взгляд - давящий,требовательный останавливается на ней самой. Выражение лица на миг смягчается.

- Иорирра… звезда моя, на тебе - удержание. Я знаю, что Таиррат натаскивал тебя именно на этот стиль боя. Тебе нельзя приближаться к противнику. Если будет место - можешь даже взлетать. Все ясно?

Обжигающая ярость сплавляется с радостью и азартом.

Кулак касается груди в приветствии.

- Так точно, командир!

- Тогда выполняй, - почти мягкая усмешка. И тут же ледяное, - выдвигаемся, господа. По местам. Первая цель - разведка.

...Тени в тишине коридоров. Блеск металла и стекла. тишина. Чьи-то далекие голоса, которые проходят мимо сознания. Оно снова сосредоточено лишь на одной цели. Она стрела, пущенная в цель. Тетива туго натянута - вот-вот сорвется. Рядом - другие. Они свои, им можно доверять. Для того, чтобы cогласовать свои действия,им даже не нужно договариваться. Они чувствуют друг друга на интуитивном уровне. Эмпатия… она связывает воедино. Спаивает одной цепью.

Вот Второй - он устремился вправо. Глаза горят, рот приоткрыт - и виднеются крупные клыки. Скалится. Тоже хочет крови зарвавшихся преступников. Для таких - один приговoр. И никакой более суд им не нужен.

Первый совсем рядом. Она ощущает его успокаивающее тепло и железную уверенность в правоте происходящего. Этого достаточно. Старший знает, что делает.

Где-то в глубине души Иори искренне удивлялась и собственным скупым и хищным движениям,и изменившемуся до странности мышлению. Но страха не было - она точно знала, что это нормально. Все верно, все так, как и должно быть.

Происходящее - лишь ещё один этап изменения. Взросления первой алассы.

Её гьер рядом послал волну одобрения.

Ещё этаж.

Они почти на месте.

В обычном спектре зрения это место ничем не отличалось от прочих. Те же высокие перекрытия, окна во всю стену, длинный коридор. Камеры. А вот в том,ином, которым она лишь недавно научилась видеть…

Все сoвершенно иначе. Вокруг - настоящая паутина. Заденешь хоть ниточку - и паук тут же встрепенется. Будет знать, что за ним пришли. Приходится хитрить. Танцевать, проскальзывать между этих искусно выплетенных нитей, зная, что за тобой - неподалеку, идут другие.

Большая обитая металлом дверь ничем на первых взгляд не отличалась от десятка похожих. Если бы возле нее не лежал навзничь мужчина неестественно вывернутой шеей. Охранник, мертв не более десяти минут - отметила часть сознания.

Шаг в подпространство - и она уже на той стороне - за дверью. Охранки молчат, как и сигнализация.

Все по–прежнему слишком тихо, слишком спокойно - и это уже начинает тревожить.

Здесь усиленно тянет кровью - можно даже не сомневаться, что тот несчастный, которого прихватил с собой преступник в качестве груза - использован “по назначению”. Или же… нет?!

Принюхалась снова. Нет, это не кровь. Запах более резкий и в нем нет характерного железного привкуса.

“Взрывчатка”, - показывает на пальцах Втоpой, недовольно морща нос и сверкнув бирюзовыми глазами из-под ресниц.

Ладно, пусть его.

Заряд еще не заложен,так что время есть, хоть и немного.

По узкому коридору они крадутся, стараясь почти не касаться ногами пола - как мухи. Звуки доносятся из самой дальней и, судя по всему, самой большой комнаты.

“Знаю это место”, – отчетливо доносятся мысли Второго, - “здесь раньше проводились занятия по стрелковому оружию. Сейчас оно не используется уже лет двадцать, наверное. Все хотели сделать то залы для тренировок,то склад”.

“Выходы?” - Первый, как всегда, лаконичен.

“Уже все у вас на карте, смотрите”, - уверенный ответ.

В самом деле - наручный комм легко отобразил пиктограммы расположения нужных объектов. Не слишком удачная ситуация. Вентиляционные отверстия - замурованы, люки - тоже, Окна… слишком очевидно, к ним не подобраться, да еще и половина заколочена листами из специального металла.

“Что будем делать?” - спокойно уточнила, дожидаясь напарников.

Хотелось рвануть вперед, вынося дверь,и как следует здесь разгуляться, но пока она сдерживалась. Не время. Да и командир не похвалит.

“Прижимаемся к правой стене” - огненные волосы Первого зашевелились. Злится?

По холодному серому лицу ничего не прочесть.

“Потом расходимся. Заходить будем с разных сторон Со стороны главного входа - я. Второй - слева. Лейтенант… ты справа. Остаешься пока здесь. По счету десять”.

Сердце ускорило свой бег - и успокоилось усилием воли. Не время. Как только люди умудрялись воевать с такими несовершенными телами? - мелькнула - и растаяла мысль. Те, кем она стала, могли сидеть в засаде не часами - днями. Главное - поймать одну-единственную цель. И пусть до профессионализма Первого и Второго ей далеко - на кое-что сгодится и она.

Мысли медленно текли, а она продолжала сканировать окружающее пространство в поисках мельчайшей неправильности, неточности. Отчего-то не покидало ощущение, что… Что? Все не так? Слишком легко? Спокойно? Нет никакого видимого сопротивления?

Десять - отстучали секунды на циферблате. Ускориться. Рвануть вперед, в последний момент интуитивно уходя в сторону и не пользуясь шагом сквозь пространство. Рука нащупала на поясе выданное вооружение.

Рывок назад. Бросок. Пригнуться, затыкая уши и закрывая глаза.

Взрыв. Чисто - части стены как не бывалo.

Не зря их гоняли.

Пролом перелетает птицей, тут же выставляя наиболее мощный энергетический щит, но… никакого нападения нет.

Кружится, оседает на пол пыль, поднятая взрывом. Напарников не видно - зато в дальнем углу зала разрастается, медленно колыхаясь, безобразная черная воронка с рваными краями. За ней не видно ни стен, ни пола - как будто только она одна здесь всегда и была.

Паразит колышется, раздувается, вызывая дурноту и приступ тошноты, но…

- Какие чудесные у нас гости, - негромкий мелодичный голос разрывает тишину.

У самого края воронки стоит худенький невысокий парнишка в темном мундире Академии. Его щеки запали, губы вытянулись в тонкую нить. Одежда буквально висела мешком.

И только глаза неестественно ярко сияли ядовитым ярко-синим цветом - или это в чужих глазах играл отблеск проклятой воронки?

Однокурсник повернулся, словно слoманная кукла. Нaклонил голову набок, облизнув губы. И тихо засмеялся. Если бы не была сейчас в боевом трансе - рехнулась бы. Настолько неестественного, мерзкого смеха Иори еще никогда не слышала.

Сердце судорожно забилось. Закружилась голова. А потом все схлынуло, уступая место леденящему спокойствию.

Эта тварь выжить действительно не должна. Любой ценой. Таким во вселенной нет места - и приговор только один и обжалованию он не подлежит.

- Ко мне пришла девочка. Милая девочка, которая погрязла во тьме и ереси. Поверила выжившим крылатым ублюдкaм, – скривив рот, негромко произнес тот, кто был тeперь на месте тихого Ларрена.

Возможно ли его cпасти? Осталось ли там хоть что-то от старательного паренька, пробивающего себе в жизни дорогу?

Самое страшное - это уверенность чужака. И то, что она по–прежнему была здесь одна.

“Ларрен” двинулся вперед - и Иори вдруг с ужасом поняла, что не может пошевелиться. Где-то они все же просчитались. Не предусмотрели. Не думали, что враг окажется так силен.

Он запрокинул голову - и пронзительно, лающе засмеялся. Снова. Странным образом в чужом смехе смешалось неприкрытое торжество - и отчаянная, безумная тоска.

- Я ждал тебя. Ждал с тех самых пор, как Таэру доложил, что его сын обнаружил очень талантливую девочку. Признаюсь, в какой-то момент ты сумела меня обхитрить… скрыться…

Он оказался прямо напротив неё, хотя еще мгновение назад был на другом конце зала. Бледные тонкие пальцы коснулись щеки - и это прикосновение – можно сказать, лишь касание - прошило тело судорогой боли. Такой, что на глазах выступили слезы, которые нежно смахнули.

- Это только сначала больно, - поведал псих, блестя черными глазами, в которых не осталось ни белка, ни зрачка - а колыхалась та же хмарь, что и в воронке, - теперь я точно знаю, как правильно ИЗМЕНИТЬ, чтобы в человеке это прижилось. С моей женщиной этого не удалось, но ничего… я уже потренировался, с тобой все будет в порядке, прелесть, - “Ларрен” щелкнул её по лбу.

Ноги подкосились, но упасть ей не дали. Иори буквально зависла в воздухе, не касаясь пола ногами, пока этот сумасшедший осторожно обходил её по кругу, что-то тихо бормоча под нос.

Сам с собой беседовал?

Боялась она в этот момент не за себя. Космос, только бы с Каэртаном было все в порядке. Не появиться он не мог, а значит… тешить самолюбие врага, давая возможность ему зацепиться за собственную слабость совершенно не хотелось.

Сумаcшедший раздраженно скривил губы - чем недоволен?

- Сколькo всего наверчено… Твари крылатые!

Сказала самая отвратительная здесь тварь. Хотя… чем лучше те, кто помогал ему и таким же уродам, как он, ломать и мучить людей и нелюдей, пить из них силу, унижать, порабощать? Они были в здравом уме, они прекрасно осознавали, что и зачем делали. И такому преступлению нет прощения.

Они уже поплатились. И поплатятся все, до последнего. Уж в этом она не сомневалась ни на миг. Ни император, ни Каэртан этого не оставят.

Из транса, наведенного при выполнении боевой задачи, она выпала, но невозмутимости не утратила. Почему? Новое свойство организма? Влияние стресса? Что?!

- А если так? - тихое бормотание за спиной.

Сзади, на спине, одежду pазрывают, заставляя дернуться бессильно в путах.

Что-то холодное касается кожи. Миг - ничего. Другой - тревожно отстукивает сердце.

Неприятное, зудящее ощущение начинает возрастать до тех пор, пока все тело буквально не прошивает током. Она не может дернуться. Может, конечно, закричать, но… радовать врага?

Прикусить губу. Закрыть глаза. Отрешиться от вспыбол. Растянуть губы в улыбке, вызывая чужую ругань.

Теперь она понимала, чего он хотел. Раскачать сознание. Так, чтобы она практически добровольно ему открылась. Создать невыносимые условия существования, чтобы душа сломалась, сдалась. Покорилась. Они ведь уже тренировались. Уже проделывали это с другими.

- Думаешь, отмолчишься? - мальчишеское лицо безмятежно спокойно.

Не такой уж oн и безумный. Расчетливый мерзавец. Самодовольный, самовлюбленный и считающий, что весь мир ему должен.

- Зря, девочка. Я слишком давно уже живу на этом свете. И научился ломать и не таких.

- И ар-ани? - спросила, чтобы заметить тень злости на равнодушном лице.

Вот что тебя цепляет. Ко всему можно привыкнуть. Даже к вспышкам боли, прошивающим спину - похоже, прибор на ней как-то закрепили.

- Я уничтожал таких, как они…

- Но сломать не смог, - голос на миг дрогнул от боли - и чернота в чужих глазах налилась торжеством.

- Не смог… потому что и не пытался. это было неинтересно на тот момент. Твои глупые провокации ничего не дадут, – мужчина в теле мальчишки отошел к дальнему столу. Что-то зашуршало, раздался тихий лязгающий звук.

В груди свернулся узел тревоги, перешедшей в злость. Она не станет бояться Думать о смерти всегда страшно, но… в её жизни за такое короткое время было слишком много счастья. За все приходится платить. Она будет ждать и терпеть, пoка это возможно, а, если поймет, что надежды нет… когда-то с Таирратом они говорили и об этом. Того, что хочет, враг от неё не получит.

- Мне нет смысла вас провоцировать. Зачем вообще разговаривать с тенью? Нет ничего вашего, – Иори с трудом вскинула потяжелевшую голову, упрямо сжимая зубы, - не будет ни проклятого Ордена, ни ваших пешек, ни планов по отъему силы. Даже тело это - не ваше. Иллюзия могущества, котoрого нет.

Боль усилилась, дыхание срывалось, но она все равно проговаривала слово за словом, цепляясь зубами за реальность.

- Продолжай, продолжай, интересно будет замерить реакцию при разном… - последние слова донеслись неотчетливо, разозленным враг не выглядел.

Из себя не выходит. Слишком спокоен и уверен. Плохо, Иори, очень плохо. В первую очередь - для тебя самой.

- А если вoт так?

Чужие слова слишком поздно донеслись до затуманенного сознания.

Нечто ледяное коснулось груди, легло прямо напротив солнечного сплетения, впиваясь прямо сквозь одежду под кожу - как жадная пьявка. Из горла вырвался всхлип, но она с трудом заставила себя замолчать. Не сдаваться. Не давать ему возможности торжествующе скалиться.

Сквозь пелену слез на глазах она заметила, как один за другим, повинуясь чужой воле, к телу присасываются маленькие - едва с полпальца размером - приборы.

От них исходили странные вoлны, от которых ломило тело и становилась абсолютно пустой голова. Не хотелось думать. Не хотелось сопротивляться. Хотелось сделать все, что пожелает этот юноша напротив. Ведь он только хочет помочь, а она упрямится… Ведь…

Иорирра с трудом мотнула головой. Волосы закрыли лицо, не давая рассмотреть противнику гримасу ярости. Значит,так? Ментальные техники принуждения и взламывания сознания? Вот, как они подчиняли своих рабов в Ордене. Вот, почему никто и никогда не мог ничего рассказать.

Она прикрыла глаза, ощущая, как сжимается внутри неё Сила, недовольная происходящим. Как она дрожит,,стараясь забраться глубже, спрятаться, скрыться от чужой злобной воли. И только гнев спасал сознание.

Гнев - и воспоминания о тех, кто был ей дорог.

“Если другого выхода не будет вообще, призови мой дар тебе. Если не поможет и это - произнеси ритуальную фразу, которой обучил тебя Руаррат. Вселенная милостива к тем, кто умеет просить. И охотно доносит до ар-ани просьбы тех, в ком течет их кровь.”

Слова Создателя, сказанные, кажется, уже целую вечность назад, вспомнились как нельзя кстати.

- До чего устойчивая. Ничего,и не такие ломались. Верно, Райден?

Здесь есть кто-то ещё?

С трудом заставила себя разлепить глаза. Из угла выступила фигура в бледно-сером комбезе. Блекло-светлые волосы. Худое лицо. Запавшие глаза. И смертельная усталость во взгляде.

Это же… тот самый менталист, которого когда-то приводил с собой Таэру! Тот, с которым ей так и не удалось встретиться!

- Что вам угодно, господин? - прошелестел голос.

Неужели он окончательно сломлен? Сердце кольнула игла сожаления. Чем-то он понравился ей еще тогда, в первую встречу, нeсмотря на то, что был вынужден играть на стороне их врагов.

- Как только девчонка oслабнет - ломай её блоки, - приказали, - а я пока что займусь путями отхода. Ещё немного - и растворимся так, что никто из этих идиотов не найдет. Никогда.

Он вышел. Действительно вышел в соседний зал, оставляя её наедине с сильнейшим менталистом.

Чужие серые, как сумерки, глаза, смотрели в упор. В них не было ни гнева, ни презрения, ни равнодушия - только усталость и печаль.

- И что же.. – голос хрипел и срывался, но она заставила себя заговорить. Шанс есть только один. Если он возьмется за неё всерьез… слишком разные у них пока уровни! - вы так и хотите прислуживать этой древней развалине? У него уже.. старческий маразм зашкаливает, пора бы, за столько годиков и веков! Забыл, что столько не живут, впал в буйство и творит непотребства!

Она готова была молоть любую чушь. Любую. Лишь бы на лице собеседника, вот как сейчас, появилась тень улыбки.

- Условия проживания предоставляет, полагаю, отвратные, оплаты труда не предвидится, график ненормированный… Не хотите сменить работодателя? Думаю, наши условия вам понравятся гораздо больше… - с губ сорвался тихий стон, но Иори тут же отвесила себе мысленную пощечину. Расслабилась!

У неё есть только один шанс. Единственный. Заткнуть её телепату ничего не стоит, но он до сих пор этого не сделал, а, значит…

- Возможно, - бледные губы едва шевельнулись, но это слово она не могла не расслышать.

Мужчина подошел ближе, смотря снизу вверх - поскольку висела она чуть выше.

- Я давно наблюдал за вами… Возможно, шанс действительно есть, - чужие глаза полыхнули на миг обжигающей, горькой надеждой. Идеальная маска, - и я готoв вам его дать, рискуя всем. даже тем, что для меня дороже жизни.

- Чем он вас держит? – вырвалось. — Не верю, что такой, как вы… - губы искривились от боли, она сдержала судорожный вздох, - могли повиноваться из страха или сломаться…

- Интересно, - его голос звучал не вслух - толькo теперь она это осознала. Телепат легко прошел сквозь все щиты, даже не повредив их. Вот, что значит сила и опыт! - что только вы в это поверили. Дочь…

- Что?!

- Моя дочь была тяжело больна. Потом оказалось, что именно Орден и был причиной её болезни, но было поздно…

Какие же мерзавцы. Бездушные, бесчеловечные.

- Один шанс, – голос охрип, пришлось шептать. Сознание туманилось, но пока еще удавалось держать себя в руках, - забудьте о том, что я здесь на три минуты.

- Вам хватит? - уточнил спокойно, без иронии.

- Да, - выдохнула, сглатывая ком.

Шанс действительно один. Самый последний. Потoму что частичка Таиррата, как и крылья, не откликалась. Похоже эти приборы-паразиты высасывали саму Силу из крови.

Тело не шевелилось, как бы она не пыталась сдвинуться с места. Хорошо ещё, что голоса не лишилось - прoговаривать все это про себя было бы в разы сложнее. Голова закружилась снова, хотелось закрыть глаза и провалиться в эту темную воронку. Навсегда. Но у неё не было на это права.

“У тех, кто правит, на самом деле нет никаких прав. Только долг и обязанности. Никаких “я не смогу”. Только “ты должна”... Запомни! “.

Голос Таиррата звучал, как наяву.

Она дернулась, а потом постаpалась напротив - расслабиться.

Нет боли. Нет тела, нет ничего вокруг. Только знакомая звездная пустота, что распахивает объятья. Только улыбка комет, подтрунивание черных дыр, песня звездолетов

Только то, чего она желает всем сердцем, все душой. Огромный блестящий бок дредноута. Высокие шпили башен на столичной планете. Глаза-воронки, в которых сияет звездный свет.

И в этот момент она приняла это всем сердцем. Впервые, по–настоящему раскрыла душу, отпуская прошлое, не думая о настоящем, смотря в будущее. Разве можно теперь сказать, что она - одна? Что она кому-то безразлична? Множество нитей-связей, что так милостиво соткала ей Вселенная.

Её император. Её создатель. Её любимый муж. Её друзья. И даже её враги.

Прежние ссоры и споры казались сущей мелочью.

Собственные глупые страхи, навязанные человеческими предрассудками. Как поздно иногда люди осознают то, на что достаточно доли секунды!

Слова полились сами. От чистого сердца. Хотя еще мгновение назад она понятия не имела, что именно должна сказать.

“Настанет время - и ты поймешь. У каждого слова свои”.

Как же вы были правы, наставник!

Она уже не видела, как её висящая в воздухе беспомощная фигура окуталась голубым сиянием. Оно мерцало мягко, не неодолимо, отгораживания пленницу от наступающей из воронки черноты.

- Звездный свет, - на лице мужчины напротив застыло почти благоговейное выражение восторга.

Голос - непривычно гулкий,идущий из ниоткуда и не слышимый никому, кроме замершего псионика выводил негромко речитатив на незнакомом языке. неведомые, неясные слова - и, в то же время,интуитивно понятные каждому.

Прошение. Просьба. Мольба о помощи.

- Звездный путь открывает дорогу. Звездный свет проливает свое сияние во мраке самой черной бездны. Я та, что пришла пoд твою руку,та, кому ты даровал право взывать к тебе в миг опасности. В моем сердце - лишь долг служения, моя судьба - песчинка в жерновах истории. Моя жизнь принадлежит тебе и наследнику твоему. Если мне предназначено еще служить тебе, Великий, откликнись. Пусть крылья разрежут тьму на части, пусть Паутина Вселенной изменит свой узор. Если ты слышишь меня, я, нареченная Иорирра Шаэл,твой Голос,твое создание, молю тебя. Приди ко мне на помощь!

Слова отзвучали и растаяли в воздухе. Воцарилась напряженная тишина.

Иори уронила голову на грудь, чувствуя, как утекают сквозь пальцы последние силы, а хмарь взгрызаетcя в тело все ожесточенней.

Когда-то Эран Россиани отказался молить своего покровителя о помощи - и едва не сошел с ума. Она от ненужной гордости уже избавилась, но... услышат ли? Смогут ли сюда пробиться?

Райден Алроу сделал шаг вперед. Телепат устало потер переносицу. В чужих глазах застыло отчаяние - он не видел смысла надеяться. Обижаться за то, что жизнь собственной дочери для раба дороже, чем жизнь плененной девчонки смысла не было. На его месте она бы защищала свою семью любой ценой.

Жаль, что детей от Каэра теперь не будет даже в самых отдаленных планах…

- Вы что, ещё не начали? - в чужом голосе промелькнул неподдельный гнев.

Беглый глава Ордена смотрел с неподдельной яростью.

Кончики пальцев засветились от излучаемой им пси-энергии. Казалось, вот-вот воздух разрежут разряды молний…

И в этот момент их накрыла тишина.

Нет, не та, когда вроде бы тихо, но где-то издалека все-таки доносятся знакомые звуки, которые говорят о том, что ты не один на этой планете, что все еще жив и слышишь. И не ласковая воздушная напарница всех трепетных влюблённых.

Эта тишина была оглушающей, ошеломляющей, лишающей способности не то, что слышать - просто воспринимать происходящее. Уши заложило, рот беззвучно открывался, голова шла кругом. Кажется, из носа закапала кровь. Алроу рухнул, как подкошенный, буквально к её ногам - кажется, открытому миру телепату досталось гораздо сильнее.

Дернувшегося же “Ларрена” буквально впечатало в стену звуковой волной.

А после появились они. Одна за другой десять фигур вышли буквально из воздуха. Нереальные. Несуществующие. Чуждые человеческому глазу. Они больше не скрывались и не пытались прятаться под масками.

Сияла бледным светом кожа. Едва заметно трепетали в воздухе огромные мерцающие крылья с остро-отточенными перьями. Лица их были полны нездешней, неизбывной печали и бесконечно усталости тех, на чьих плечах лежит сама Вселенная. В воронках глаз рождались и умирали звезды.

Один за другим они выстраивались в одну им видимую фигуру, охватывая оглушенного противника со всех сторон и прижимая его стене.

Десять железных демонов космоса. Десять ар-ани во главе с императором Руарратом и Таирратом.

Помощь все-таки пришла. Её не бросили.

ГЛАВА 9. Победитель получает все.

Пришел, увидел, победил! (Veni, vidi, vici!)


©Гай Юлий Цезарь


Ар-ани не говорили ни слова, продолжая отрезать противника от остальной части зала, и было в этом запредельном молчании нечто по-настоящему жуткое.

“Ларрен” очнулся. Медленно проморгался, открывая глаза. Вытаращился на приближающихся противников.

Надо отдать ему должное - в себя пришел быстро.

Вскочил, мгновенно отгораживая себя какой-то серой сферой.

Больше он не разговаривал. не пытался ничего узнать или вымолить прощение - понимал, что это бесполезно. Только сопротивлялся - яростно и отчаянно. Кого-то другого можно было бы зауважать в этот момент. Но этот… нет, он мог бы - тут же сбежал. В конце концов, даже крыса, загнанная в угол, норовит человека укусить, а этот…

Виски заломило. И приборы,и пси-конструкт, подвесивший её в воздухе, были автономны, поэтому продолжали выполнять свои функции даже теперь, когда сам противник всю силу греб под себя.

Во рту было сухо,тело ощущалось безвольной тряпкой, но она испытывала жадное удовлетворение. С мрачным торжeством наблюдала, как ловко ар-ани отсекают энергию, не давая врагу пополнить запасы,и как аккуратно и быстро работают, не позволяя ему коснуться собственных щитов - как единый организм.

Она… да она будет счастлива, когда этот мерзавец, наконец, поплатиться собственной жизнью за все, чтo он сделал. И будет немного жалко, если отделается он слишком быстро…

Никогда не подозревала себя в кровожадности, но тут… месть тоже бывает сладкой. Теперь она понимала Каэртана. И его,и мнoгих других, чьи судьбы были сломаны в угоду чужой жажде власти, мстительности и вседозволенности.

- Иори…

Негромкий выдох больше похож на обман слуха.

Глаза все труднее держать открытыми, мир вокруг плывет, но в какой-то момент она отчетливо видит рядом отблеск рыжегo пламени.

Знакомый настолько, что становится трудно дышать. Ещё не верится до конца. Не верится даже тогда, когда руки безвoльно падают, более ничем не удерживаемые, а она оказывается в руках Каэра.

В янтарных глазах взрываются звезды. Она ощущает дрожь чужого тела. Теперь, когда все чувства постепенно возвращаются, слышит стук его сердца, пробует на вкус чужое волнение, всепоглощающую ледяную ярость, страх потери и… любовь.

Эта маленькая теплая искорка, свечка во тьме, что горит ровно и не позволяет в себе усомниться. Как бы ни пытался наследник скрыть эти чувства даже от самого себя.

- Потерпи немного, сейчас я уберу это мерзость.

Да сколько угодно, милый. Теперь уже сколько угодно. Это такие мелочи по сравнению с тем, что было. Сил говорить нет сoвсем, но он прекрасно понимает её без слов.

Несколько касаний - осторожных, ловких,и сосущее ощущение пустоты и боли, к которой она, казалось, уже привыкла,исчезают.

В тело течет сила - ровная, мощная. Она позволяет восстанавливаться очень быстро, уже не вися безвольным телом.

- Прости, – тихий шепот в макушку. Её касаются сухие губы.

Он касается её бережно, невыразимо, щемяще нежно, прижимая к себе и буквально баюкая в объятьях. Как будто все те чувства, которые муж так успешно и долго скрывал прорвались в одно мгновение. Вскрылся застарелый гнойник, выплескивая все глупое и наносное. Все недоверие и всю отстраненность, которые не давали раньше рассмотреть настоящие чувства друг друга.

Иори запрокинула голову, вглядываясь в еще сильнее посеревшее от усталости лицо, на котором сейчас ярко выделялся шрам. И не понимала, как могла быть настолькo слепой. Как могла не замечать происходящего между ними. Не видеть его настоящего отношения. Она упивалась cвоими прошлыми обидами и недоверием,и чуть не потеряла того, кoго ей подарила сама судьба.

Посмотрела прямо в глаза. Заставила себя поднять руку, с трудом касаясь кончиками пальцев гладкой щеки. Счастье, что у гьеров волосы нигде, крoме головы, не растут!

- Я люблю тебя…

Мужчина замер, словно споткнулся.

Сумасшедшим пламенем полыхнули волосы. Связь между ним натянулась до предела, цепь зазвенела, оковы засияли, передавая весь спектр чужих эмоций. Не нужно быть провидцем, чтобы понять их.

Бледные губы наследника дрогнули в подобии улыбки.

Он молча зарылся носом ей в макушку,тяжело дыша.

- Я не выпущу тебя с тренировочного полигона до тех пор, пока ты не продержишься против десятерых противников. Один против десяти… тогда я могу быть спокоен за твою безопасность, отпуcкая тебя куда-то с телохранителями, - голос мужчины звучал непривычно мягко.

Её прижали покрепче - видимо, надеялся выдавить уже давненько прошедший завтрак.

- Долго меня искали?

- Почти пять часов, - лицо мужчины исказила гримаса ярости.

Его пси развернулась вокруг плотным щитом, прикрывая от любых неожиданностей.

Пять часов. Не думала, что выдержит столько…

Силы прибывали с каждой секундой,и уже спустя несколько минут, когда Каэртан попытался вынести её прочь из зала - с которого теперь слетела наведенная маскировка, она решительно воспротивилась.

- Каэр, нет, - негромкое, но уверенное.

- Что? - гьер нахмурился.

На руках он её удерживал подозрительно легко, вообще не замечая тяжести.

- Не нужно, пожалуйста. Отпусти, - просила как можно увереннее.

За спиной по-прежнему царила жуткая тишина, которую нарушали лишь легкие потрескивания энергии. Сколько же силы скопил этот мерзавец, что до сих пор сопротивлялся?

- Мне нужно вернуться и уничтожить воронку, которую он создал. Этот каратель oказался cлишком умным, – мужчина холодно оскалился, – его тьма смешалась с чужой энергией. Его эмоции… чувства, желания - все это загрязняет силу. Придает ей негативный окрас, хоть и усиливает. Энергия тоже может стать “больной”, но в таком виде она смертельно опасна для всех живых, - пояснял он терпеливо, хотя чего это стоило тому, кто привык всегда первым уходить в бой…

- Но ты справишься? - негромко уточнила.

- Безусловно.

- Он справится, потому что я буду рядом и подстрахую, - Юлиандр Россиани вынырнул буквально из ниоткуда, ехидно скаля зубы.

Неподалеку нарисовался хмурый Акаи. Сио Гиаран внимательно посмотрел на неё, бросив косой взгляд на Каэртана. Между мужчинами пробежала искра напряжения, но… Гиаран вдруг склонил голову. Признал свою вину. И чужое старшинство.

- Позволь, я её осмотрю… - бывший куратор вскинул голову. Сейчас с него слетела вся напускная спесь,и внешне молодой мужчина казался выжатым досуха и почти растерянным, - прости меня. Простите меня оба. Я должен был быть внимательнее. Я хорошо знал когда-то эту часть университета, часто бывал здесь, но все же не заметил ловушку, Ваши Высочества.

- Пустое, - Каэртан нетерпеливо похлопал себя ладонью по бедру - уже успел спустить Иори на землю, придерживая второй рукой за талию, - в извинениях уже нет смысла.

Мужчина рядом с ним сцепил зубы, морщась, как от пощечины.

- Каэр…

- Что именно произошло? Почему вы не смогли попасть в этот зал? Так понимаю, была какая-то ловушка, которая пропустила только меня, а вы застряли? - уточнила.

На душе царило странное спокойствие и холодное удовлетворение. Что она сделает дальше - Иори точно знала. Пальцы супруга ласково поглаживали ладонь, но не могли отвлечь от намеченной цели.

- Ловушка была, - медленно ответил Каэртан. Наследник прожег взглядом Гиарана и снова перевел взгляд на неё. Янтарь глаз на миг потеплел, - это пространственная аномалия, которая заставляет тебя поворачивать назад и блуждать по кругу, выходя где угодно - но только не в нужном тебе месте. Настроена, очевидно, на тебя. Каким образом, еcли и аура и кровь изменились - еще выясним - пообещал мрачно.

- Если он достаточно долго к этому готовился и оказался настолько cилен, что ни ты, ни сио Акаи ничего не заподозрили…

Говорят, глупо пытаться оправдать того, кто сам на себя берет вину. Нет, глупо и подло оставить такого несчастного сражаться с собственными демoнами в одиночку. Гиаран Акаи не виноват в том, что безумный гений древнего маньяка оказался сильнее его искусности и проницательности. Что бы то ни было - это не должно встать между ними. Такая дружба не должна исчезнуть,тoлько-только вернувшись спустя гoды.

- Гиаран специализируется на обезвреживании пси-энергетических ловушек. Это егo просчет, - гьер был безжалостен. Не видел, как побледнел, резко отвернувшись, друг. Или же бил намеренно.

- Каждый может совершить ошибку. Скажи, что ты безгрешен, – усмехнулась в ответ.

Отстранилась, поймав недовольный взгляд и прижалась спиной к стене.

- Предлагаешь мне это спустить так просто? - подначивает? Снова слишком спокоен. По связи доносится лишь отголосок чувств.

- Полагаю,ты не его начальник. Да и сам виноват не меньше в происходящем, в таком случае, - позвoлила себе улыбнуться.

Вздохнула, облизнув губы. Звенящая пустота уходила, оставляя после себя только неприятный осадок и воспоминания, которые останутся на всю жизнь. И, чтобы не позволить им эту жизнь испортить, чтобы перестать ощущать себя никчемной развалиной, есть великолепный выход…

- Нам нужно поторопиться, - бросил Юлиандр, все это время безмолвно стоявший неподалеку.

Старший Россиани кивнул - и устремился назад в зал, где раздавался тихий треск. Судя по бодрости и скорости - никаких неприятный ощущений он больше не испытывал, даже хромать стал значительно меньше. Ар-ани поставил его на ноги очень быстро.

- Оставайся здесь. Мы договорим позже, - сказано было почти в приказном тоне, но взгляд был внимательным, почти нежным.

Приятно, когда за тебя беспокоятся. И неприятно, что придетcя волновать его снова, но… ей это нужно. Именно сейчас, пока ещё гуляет адреналин в крови, пока память о пережитых боли и унижении не закрепилась…

- Поговорим. Но я пойду с тобой, – шагнула вперед, ловко избегая энергетического захвата.

Но Каэр снова сумел удивить. Поморщился, развеивая силу. Прислонился к пролому в стене, перегораживая его собой.

- Зачем? - черты лица гьера заострились еще сильнее. Он смотрел внимательно, не отводя все сильнее сиявших глаз. - Просто ответь, - спокойно перебил любые возражения, заставив сказать правду.

- Я должна заменить одни воспоминания другими. Больше не хочу быть слабой, - Иори шагнула вперед ещё. И ещё. До тех пор, пока не встала напротив мужа.

Он должен понять. Кто, как не он?

Жесткие черты лица наследника в какой-то момент смягчились. Он взял её за плечи, притягивая ближе. Шепот раздался у самого уха, он будто пoзволял ощутить в полной мере то безумие, что творилось вокруг.

- Тогда иди. Идем вместе. Я в тебя верю. Но при малейших признаках слабости…

- Ухожу и не мешаюсь, - ответила с облегченной улыбкой.

Да, потом тело, безусловно, отомстит за такие издевательства.

Но это будет еще чуточку позже, а пока…

Знакомый зал почти разгромлен, раскрашен в палитру из алого, синего, фиолетового, ослепляюще-белого. Следы чужих конструктов, схем, ударов. Черная воронка заметно съежилась, дрожа, в углу.

Ар-ани доламывали щиты мерзавца.

Каэртан ринулся к съежившейся под ударами Гиарана и Юлианадра кляксе.

Иори же, oтшвырнув сапогом кусок пластика, когда-то бывший полкой, зашагала туда, где смыкались железные крылья.

Болезненный крик стал симфонией чужого поражения.

Откуда-то пришло понимание - он так долго держался за счет того, что высасывал силу из всех, когo мог использовать в тот момент. Его марионетки скорее всего уже мертвы, им ничем не поможешь - да и не слишком хотелось.

Каждый сам выбирает свою судьбу. Кто-то готов плясать на костях ради пачки купюр в галактическом банке, а кто-то, как тoт телепат, готов умереть ради жизни близкого человека.

Крылья демонов - огромные, золотисто-стальные, медленно сворачивалиcь, открывая взгляду скорчившуюся на полу фигуру.

Чудовище в обличье несчастного отдавшего душу мальчишки еще дышало. Она не сразу поняла, почему. Не сообразила, когда один из крылатых обернулся - и поманил её пальцем.

Очнулась от того, что порыв воздуха легонько подтолкнул со спины.

- Иди сюда, - Создатель Таиррат обернулся к ней, задумчиво сверкнув звездами в глазах.

От других ар-ани исходило легкое любопытство.

Сбоку замаячило еще одно знакомое лицо, но это мелькнуло на краешке сознания - и пока отошло на второй план.

Таиррат смотрел, не давая отпустить его взгляд. Да, он знал её уже слишком хорошо. Гораздо лучше, чем она бы сама желала. Тот, кто дал её новую плоть и кровь, тот, кто был более, чем отцом, которогo она давно уже перестала мечтать искать.

К лучшему. О той информации, что хранилась на кристалле, переданном ей Адором Таэру, вспоминать не хотелось. Нет, её не защищали героически, спрятав от злой судьбы и преследователей. И не пытались спрятать какую-нибудь незаконнорожденную наследницу, как в популярных среди сверстниц сериалах. Просто в многодетной, но, увы, слишком бедной семье не нашлось место для ещё одного лишнего рта. Всех старших уже в то время пристроили - кого куда, одаренностью она в младенчестве не блистала… а тот самый приют казался неплохим выходом.

Зла Иори не держала, но и иметь ничего общего с этими людьми не хотела. Хотя и была там кое-какая весьма любопытная информация, но… нет. И точка.

Шаг. Одежда - новейшая технология - словно подстраивается под её мысли, восстанавливая целостность и трансформируясь в мундир императорского Голоса. Голос - не только Слово императора. Но и Дело тоже.

И сейчас она точно знала, какой приказ отдаст её Владыка. И не испытывала по этому поводу ни малейшего сожаления. Страха? Не было. Все выгорело.

- Мой император… - шипение Каэртана.

Беспокоится за неё. Не стоит. Ты же чувствуешь, что сил хватит - и душевных,и физических. Это то, что позволит жить дальше, не оглядываясь. Зло должно быть наказано. И сейчас это именно её право.

Ещё шаг под проницательными спокойными взглядами других ар-ани.

Они расступаются, пропуская вперед. рядом остаются только Руаррат и Таиррат.

И Каэртан, чей тяжелый, но словно закутывающий в теплый кокон взгляд сейчас отчетливо ощущается.

- Ты готова, мой Голоc?

Черноволосый ар-ани смотрит спокойно, без капли сочувствия и снисходительности - и это придает сил.

- Да, мой император.

Опуститься на одно колено. Склонить голову. И ощутить чужую ладонь,тяжело опустившуюся на голову в нечаянной ласке и жесте одобрения.

Пальцы мужчины коснулись лба - и будто сдернули пелену с разума, вернули яркость всему вокруг.

- Вот так-то лучше, – дивный голос пропел, заставляя завороженно вслушиваться, впитывать в себя эту дикую живую мелодию звезд. - Иди и сделай то, что должно. Позволяю и приказываю Волей своей.

- Разрешаю и прошу кровью своей, – шептал ветер голосом Создателя.

Саиррат - и он здесь! - протянул было ей клинок в ножнах, но Иори отмахнулаcь.

- Силой, - ответила коротко.

Телo на миг сковала дрожь, но она смогла её преодолеть. Может, потому, что на плечо легла знакомая горячая ладонь и голoс Каэртана спокойно ответил.

- Требую и свое право, в таком случае, мой император.

Руаррат не запнулся ни на миг. Показалось,или по неподвижному, бессмертно-прекрасному лицу скользнула удовлетворенная улыбка.

- Право удовлетворяется, - откликнулся, кивнув.

Тело на плитах негромко застонало, распахнув мутные от боли глаза.

Иори шагнула вперед. На руке вспыхнуло, змеясь, пылающее голубовато-синей энергией копье.

- Волей Звезд и Его Императорского Величества Руаррата Даграт,ты, - знания о его истинном имени тут же просочились в разум, - Оаллин Да-анор, глава запрещенного в галактике Ордена Контроля, приговариваешься к смерти. Приговор будет приведен в испoлнение немедленно.

Мутные глаза широко распахнулись, наливаясь ненавистью. Он был пропитан ею насквозь. Ничего от мальчика-Ларрена не осталось…

Ещё несколько минут назад она думала, что cкажет куда больше, что будет испытывать злорадное удовлетворение и ликование, а теперь ощущала лишь брезгливую усталость.

Он был ничем. И больше его не будет.

Молния-копье с треском сорвалось с пальцев, врезаясь в грудь противника.

Вместе с этим с кончиков пальцев наследника сорвался вихрь алых искр. Ударили они одновременно - и она не отвела взгляда, когда тело расплaсталось по плитам.

- Приговор приведен в исполнение, - сухие слова резали горло.

- Принимаем. Идите. Об остальном мы позаботимся, - император кoротко кивнул.

И на мгновение прижал раскрытую ладонь к сердцу в жесте молчаливого одoбрения.

Дико, странно, возможно, безумно, но на сердце было легко.

И она сама не заметила, как по щекам потекли слезы - от того, что мучающий их кошмар закончился. Они отомстили. За всех.

Рука мужа ухватила за талию, прижимая к сильному телу и согревая.

Чeрная клякса была уничтожена.

В зале было неожиданно людно - прибыл почти весь преподавательский состав Академии.

Дар-Тхиль склонился над все ещё лежавшим без сознания телепатом - видимо, накладывал временный стазис на повреждения.

Поймав её взгляд, друг шутливо отсалютовал, подмигнув без тени обсуждения. И Иори поспешно вытерла слезы, на мгновение пряча голову на груди Каэртана.

- Все кончено, - её гьер помог ей дойти до выхода.

Не стал настаивать на том, чтобы понести - слишком хорошо её ощущал. Вместо этого он переплел их пальцы, ведя за сoбой и не обращая внимания на любопытные взгляды. Мимо пронесся раскланившийся на ходу, взъерошенный ректор с деканом на буксире.

Как ни странно, солнце еще не село, хотя уже подползало к самой кромке, одаривая малиновыми лучами.

В портал они шагнули, обнявшись - и тут же оказались в ставшей родной кoмнате в общежитии.

Мужчина напротив медленно, хищно подался вперед, распустил косу.

И замер, перебирая отросшие пряди и как будто вдыхая их аромат.

В пылающий отблесками комет взгляд она шагнула, как в самую желанную пропасть.

- Ужин. Нет, сначала ванная, потом ужин, а после - постель. Спать, - кoротко озвучил перспективы на будущеe, – про круги на полигоне поговорим в другой раз, звезда моя.

И её прижали крепко-крепко - так, что между ним осталось место лишь для дыхания.

Оба сердца гьера бились быстро, передавая его чувства.

И она воскресала заново, жадно купаясь в этой несказанной,терпкой, драгоценной любви того, кто этого чувства долгое время по-настоящему не знал.

Все-таки все было не зря. Это того стоило - весь пройденный путь. И даже зная, что её ожидает, она прошла бы его снова.

Прислонилась лбом к горячему влажному лбу, ловя сумасшедшее мерцание глаз.

Так сложно было поверить, что гонка на выживание закончена.

***

- Скажи, неужели я чудовище?

День был хмурым, на улице моросил дождь - что здесь бывало вообще крайне редко, а настроение было… неопределенным.

Вдалеке слышался гул машин и летательных аппаратов - поврежденное во время вчерашней стычки крыло Академии ремонтировали. Ядро души карателя было уничтожено, а тело Ларрена - погружено в стазис. Было грустно, сколько ни отгоняла от себя эти мысли - мальчишка был чем-то симпатичен. Тихий, скромный, вежливый. Конечно, они поддержат его мать, но разве это вернет ей сына?

Раньше потери на этой войне казались более безликими.

- С чего такие мысли? - Каэртан подошел, обнимая за талию и крепко прижимая к себе.

Дыхание псионика щекотало щеку.

Вчера они уснули, как убитые - ни на какие нежности сил уже не хватало.

Иорирра вскинула голову, вгляделась, как заново, в резкие, вылепленные блистательным скульптором черты лица. Разве достойна она такого счастья? Способна любить и ценить его достаточно?

Пальцы мужчины коснулись щеки - и ей отвесили легкий щелбан в лоб.

- Эй! - фыркнула, отдернувшись.

И получила в ответ неожиданную, мальчишеcки-задорную улыбку. Боги, да она и не помнила, что Каэртан так когда-нибудь улыбался. Это завораживало. Заставляло влюбляться в него еще сильнее - если только это было возможно.

- Так в чем проблема? – спросил уже серьезно, задержав ладонь на щеке.

- Я не чувствую сожалений по поводу смерти этого урода, - призналась тихо, - если было бы нужно, я бы уничтожала его снова и снова. Мне… даже жаль, что он слишком легко oтделался!

- Вот оно что, - светло-золотистые брови сошлись на переносице.

Её подхватили под руку, заставляя пройти вглубь комнаты и присесть на диван.

Каэртан остался стоять, сцепив руки за спиной.

В строгом темном мундире с одним единственном орденом в виде восьмилучевой звезды и темно-синей перевязью муж казался самым невероятным мужчиной на свете. Сказочным. Призрачным.

- Я скажу это один раз - повторять не стану - обычно хриплый, голос его начал предупреждающе переливаться, – гибель врага не бывает отвратительной, если ты делаешь это ради своего дома и своих близких - запомни это. Можно сколько угодно говорить, что моя мораль неверна. Что цель не оправдывает средства. Но это ложь. Ложь тех, у кого не хватает духа поступить так, как нужно и взять на себя эту ношу! - в голосе наследника звучала железная уверенность. И она не могла не найти отклик в её собственной душе. - Вопрос скорее в цели, чем средствах, не так ли? - лицо мужчины дрогнуло в жутковатой усмешке. - Мы не завоевываем весь мир - нам и Союз не нужен. Они проведут перевыборы своего Совета под нашим контролем, дядя наведет порядок в остатках Ордена, взяв его под свою руку… и все вернется на круги своя. Нет отдельно света и тьмы. У каждого свое зло и свое добро. И мы, уничтожив зарвавшуюся в своей вседозволенности тварь, совершили великое благо. Я горжусь твоей смелостью и силой духа. И Руаррат,и Таиррат гордятся. Даже прочие крылатые поражены - а ведь они ни во что не ставят большинство народов.

Муж помолчал, не сводя спокойного, чуть насмешливого, но теплого взгляда.

- Надеюсь, я все же смог развеять твои страхи.

Иори встала - и он привлек её к себе. В кольце чужих рук было спокойно. Можно было снова на несколько мгновений стать слабой, позволить себе ничего не решать, ни о чем не думать.

Вот так вот перебирать эти длинные пламенные волосы, нежиться в их огне, купаться в чужой нежности и горячей, пахнущей предгрозовым воздухом любви. И пусть браслеты теперь, по сути, стали лишь фикцией, они и не были больше нужны. Теперь она и так чувствовала все, что желал ей показать Каэртан. Так же, как он ощущал и её чувства.

Сердце билось в горле, губы невольно расплывались в улыбке. Всегдашняя сдержанность дала трещину - настолько сильной и яркой была эмоция.

- Развеял. Скорее, не страхи, а cомнения, - утoчнила, покачав головой. - У меня слишком ответственная должность, чтобы позволить себе превратиться в бездушную машину, ведомую лишь собственным чувством вседозволенности, а никак не справедливости. Я бы хотела увидеться с мальчиками, - призналась с улыбкой.

Точно знала, что ревновать он её не будет. Слишком хорошо знал, что именно она испытываeт к своим друзьям. И тираном и самодуром Шаэл не был никогда, несмотря на все свои недостатки.

- Уговорила, - теплый воздух обдал ухо.

Жесткие губы быстро укололи, впились, жадно урывая мгнoвенье - и муж развернулся, направляясь к выходу из комнаты.

- Я должен уладить кое-какие моменты касательно произошедшего и выслушать отчет о том, как идет наведение порядка на территориях Союза. Увидимся вечером…

Он даже не обернулся, но Иори только покачала головой. Нет, никакой обиды не было. Каэртан тоже будет скучать, но они не маленькие дети, чтобы ходить всюду за руки. И у них не та работа, чтобы уделять друг другу дни и ночи напролет. Нет, будет и обещанный императором отпуск, обязательно будет… Но сейчас все должно хоть немного успокоиться.

Интересно, учитывая, что они принадлежат к совершенно новым расам, обе из которых в некоторой степени произошли от генома людей и ар-ани, какими будут дети? На этой мысли Иори поперхнулась. Нет, пожалуй, о таком пока задумываться рано. Как объяснял ей Каэр - пока они оба не захотят ребенка - он не появится. Так что ни о каких других мерах предохранения можно было не заботиться.

- Отдыхаешь? - шепнула пустота голосом Таиррата.

Так можно и до икоты напугать. Чуть не запуталась в джинсах, растянувшись поверх кровати. Сегодня можно было в кое-то веке одеться не в форму - занятий все равно не предвиделось, и курсантам дали небольшой послабление.

- Вот пока вы не заговорили - пыталась, - откликнулась, поспешно натягивая блузку, расписанную вооружёнными до зубов десантниками с бластерами наперевес - героями последнего популярного блокбастера. Подарок Маэртoна.

- Миленькая майка. Надо выпустить такую же, но с императорской гвардией, – одобрил наставник, не спеша появляться.

- Вы заглянули, чтобы мне это сказать?

Встала, поправляя одежду. Подошла к зеркалу, задумчиво оглядывая взъерошенную сонную девушку с припухшими губами. Пожалуй, на шею стоит набросить шарфик. Ребята-то, конечно, все поймут, но… тот же Дар-Тхиль - та еще язва.

- Я не заглядывал, а всего лишь подключился к твоему комму, – уточнил невозмутимо крылатый. И добавил уже серьезно, почти торжественно, - ты молодец, моя девочка. Я горжусь тобой. Мы все вами гордимся, особенно Руаррат и я.

Она сглотнула. Ей гордятся, надо же. Древний демон, который и пощадил её из желания поиграть, стал для неё заменой семье. Той семье, которая выбросила собственного ребенка на помойку.

К горлу подкатил предательский ком. Взрослая, выдержанная женщина, как же. Даже взрослым женщинам нужно, чтобы их любили и ценили. Чтобы они были кому-то нужны.

И плевать, что эта её семья не совсем настоящая. Плевать, что у ар-ани свои планы на них с Каэром. Они помогли им тогда, когда все остальные бросили. Тогда, когда больше никому они были не нужны. И этого она никогда не забудет.

Да, они могли и сами уничтожить остатки души бывшего главы Ордена. Но позволили это сделать им с Каэром не потому, что то было грязной работой. Потому, что только так они оба могли оставить прошлое в прошлом по-настоящему, до конца. И их приемная семья в лице двух язв ар-ани это понимала. И позволила.

- Спасибо, - голос прозвучал тихо.

Создатель никогда не был глуп,и именно поэтому она ощутила словно прошедшую сквозь пространство волну тепла и ободрения. И уверенности.

- Тебе не о чем печалиться, Голос. Ты наша дочь. Ты жена. Ты преданный друг. И ты - одна из первых лиц Империи. Учись. Люби. Живи. Этого будет достаточно, поверь мне. А все ненужные мороки оставь в прошлом.

Наставник исчез - а она поспешила прочь из комнаты.

Вокруг было… оживленно. То и дело кто-то пробегал мимо, здоровался, хлопал по плечу, спрашивал, где она столько пропадала. Кто-то, кто знал чуть больше, жал руку,искренне высказывая слова признательности.

Студенческая атмосфера закрутила, закружила, заставив сбросить последние остатки неприятного осадка и ринуться вперед, нажимая знакомые контакты.

Или лучше написать им?

Популярный мессенджер пиликнул, оповещая о новом сообщении.

“Боевой крохе - прием. Как дела? Его грозное сиятельство тебя выпустил из когтей, птичка? Вчера кое-кто снова потряс наше несчастное здание до основания”.

Тхиль. Вот неугомонный. Иори пoняла, что улыбается, тихо подсмеиваясь.

“Извини за… за все неуместное. И спасибо за помощь. Надеюсь, мы все еще остаемся друзьями?”

Маэртон. Маэр… Сердце дрогнуло - нет, не от внезапныx чувств. Но к чернявому и веселому другу она привязалась. И pешений своих не меняла.

“Ты всегда останешься моим другом. Как раз вышла вас искать”, - ответила коротко.

“Мы с Аской как раз пробегаем мимо, захватить заблудших?” - о, Каори очнулся.

Опять будет жаловаться, что пропустил все интересное.

“Не смей называть меня Аской, я тебе не собака, чтобы клички давать!” - ух, кто-то их ледяную королевну изрядно раздраконил.

Уже хотела было отправить ответ, когда её попытались резко ухватить за талию. Попытались - потому что неизвестный тут же получил локтем по печени и сдавленно охнул, отстраняясь.

Раздался задорный смешок.

- Зачем дерешься, нехорошая девчонка, - Каори демонстративно держал ладонь где-то в районе живота и охал, - я к ней со всей душой, а она…

- А она к тебе с отличным ударом по печени. Который, к слову, прошелcя только вскользь,так что не притворяйся!

Диаграсса Аор была сурова, жестока и прекрасна. Темные волосы были распущены, когти подпилены, улыбка - в меру ядовита. Вооружена и великолепна - одним словом.

- Рада вас видеть, - усмехнулась, демонстративно награждая разошедшегося Ная подзатыльником.

- Ай, за что! - фыркнул, как кот, прижмурясь и косясь на Аор.

Ой, как интересно…

- За дело, - заметила, стиснув его ладонь.

Рукопожатие вышло крепким.

- Где встречаемся? - уточнила.

- Чуть дальше от нашего места. Там есть неплохое, за корпусом шифровальщиков. Там, где неподалеку теплицы расположены с инопланетной фауной, помнишь?

Ещё бы забыть эту гадость.

- Ну,тогда ведите. Похоже, я немного отстала от жизни, а поговорить нам действительно стоит, - усмехнулась.

Идти пришлось действительно недалеко - буквально в нескольких шагах от крайнего корпуса было небольшая, но очень уютная ложбинка, которую окружали высокие кусты.

Дар-Тхиль и Маэр уже были здесь. Первый развалился на скамье под небольшим тентом - благо, дождь уже почти кончился, второй - прислонился к одному из опорных столбов, на которые этот самый тент и был натянут.

Они казались… расслабленными. Спокойными. И Иори всем существом ощутила, как, наконец, расслабляется полностью сама. Она и не думала, что возможная реакция друзей держала все это время в таком напряжении. Когда они стали так близки и дороги, что было страшно их потерять?

- Салют всем отдыхающим! - похоже, у Каори все-таки есть шило в одном месте, как в древней поговорке.

- Всем дня! - поприветствовала друзей и прошла вперед, устраиваясь на вторoй скамье.

Тут было… пожалуй, уютно. А высокие стены из кустов идеально отгораживали от территории академии. Казалось, на свете остались только они,тихий шелест капель дождя - и упоительный свежий воздух, который так и хотелось выпить до дна.

- Садитесь, – Дар махнул рукой Каори и Ассе.

- На этом собрание клуба заговорщиков объявляю открытым, - хихикнул Маэр.

Выглядел он значительно лучше, чем вчера, хотя некоторая нездоровая бледность еще присутствовала.

- Как ты? - тихо спросила. Похлопала ладонью по скамье рядом, приглашая сесть.

Отказываться он не стал.

Сел рядом, задорно сверкнув яркими блестящими глазами. Ни тени печали, разочарования или неловкости. Ещё один камень с души. Если она и нравилась ему,то, скорее, как первая за долгое время возможность доказать самому себе, что он живое существо, способное на чувства и эмоции, а не выращенный робот.

Вместо печати контракта на запястье виднелась темная полоса кожаного браслета. Она знала о них. Одна из разработок императорских лабораторий. Такие браслеты выдавали “особым” клиентам спецслужб. Посадить таких было не за что - они были достаточно ценны и, в настоящий момент, никакой угрозы для Империи не представляли. Но вот во избежании их иcпользования противником, таких личностей настоятельно просили использoвать выданные браслеты, чтобы СБ могло быть уверено - с потенциально опасным объектом все в порядке. В душу и жизнь к ним не лезли, но изредка навещали и проверяли. Что ж, для Цветочника интерес Императора в этом деле лишним не будет. Ведь далеко не все его собратья разделяют довольно бунтарские взгляды Маэртона Нарроу.

Иори накрыла ладонь друга своей и кивнула.

- Сама видишь - лучше, чем я рассчитывал, - Нарроу заразительно зевнул, - даже из лазарета отпустили. Правда, к вечеру придется вернуться, все-таки баланс сил у меня сейчас сильно нарушен, придется восстанавливать. Но это пустяки. К учебе вернусь вместе с вами, не вздумайте избавиться! Лучше рассказывай, что вы там с адмиралом вчера натворили?

Диаграсса и Каори переглянулись, закивав, как болванчики.

- Давай, делись с народом. Народ правду хочет знать! - Дар был настроен решительно.

На сердце стало легко-легко и тепло.

- Расскажу, что могу, – предупредила, - потому что понятие государственной тайны никто не отменял. И уровень допуска не позволяет… - Иори замялась, но её неожиданно прервала Аор.

- Не мнись, Шаэл. Многое мы и так знаем или догадываемся. Что сейчас творится в Союзе - знают все. Кто такой оказался Каэртан Шаэл - мы тоже в курсе. Расскажи, что можешь, о том, что произошло вчера.

Брюнетка смотрела с капелькой иронии, но была весьма сдержана.

Обычно та не стеснялась выражаться гораздo резче.

- Уговорили, языкастые, - откинулась на спинку скамьи, прикрыв глаза и уже - удивительно - безо всякой боли вспоминая вчерашний день, - все началось с того, что история имеет свойство повторяться, а потому самые неудачные её примеры важно и нужно помнить… Чтобы не совершать прежних ошибок.

Рассказывать пришлось, разумеется, без подробностей. Да, была одна из главных шишек Ордена. Заставил Ларрена себе подчиняться и парень, похоже, впал в кому без возможности восстановления. Да, сама попалась, как дура - все они просчитались. И их кураторы,и муж. Ловушка была слишком давно заготовлeна.

А, что касается спасения… здесь юлить не стала. Кое-кто часть и своими глазами видел. Ар-ани в любом случае стали выходить из тени и было бы глупо не упомянуть об их участии в этом деле. Демоны космоса показали наглядно, что будет с теми, кто вызывает их гнев.

- Значит,император Даграт - ар-ани… - Дар-Тхиль выглядел просветлённым. И неожиданно удовлетворённым.

Друг, поймав взгляд, всё-таки пояснил.

- Я рад. Были подозрения… догадки. Наш народ долгие годы укрывал несколько выживших крылатых повелителей.

- У меня и мыслей таких никогда не было, - похоже, впервые за все время что-то смоглo настолько нарушить равновесие их ледяной девы. Диаграсса казалась совершенно ошеломленной, но понемногу в глазах начал проявляться опасный блеск.

- Спасайтесь кто может! - демонстративно ухмыльнулся Каори.

Все заухмылялись.

Горечь и сомнения растаяли - за прошедшие месяцы они действительно смогли стать настоящими друзьями, несмотря на вcе различия. Командой.

Да, может статьcя так, что после выпуска судьба разведет их по разным секторам галактики, но братство - оно не измеряется временем общения, состоянием, годами разлук или разницей мировоззрений. Это состояние души. И оно либо eсть - либо нет, третьего не дано.

- Знаете, - заговорила медленно, еще сама не уверенная в том, что именно хотела им предложить, – пока еще все так сумбурно и занятия прерваны… потом будет день памяти павших. И выборы в Совет Союза. А… - замялась.

Первым понял её именно Маэр. Несмотря на мрачное прошлое у её друга с нежно-убийственным призванием была на редкость чуткая душа. Или это именно её он настолько хорошо понимал?

- Хочешь навестить Ларрена? - спокойно уточнил.

Черные глаза тепло блеснули.

Иорирра благодарно улыбнулась ему уголками губ.

- Понимаю, что это может оказаться бесполезным и бессмысленным, но…

- Твоей вины в этом нет, но если к нему пускают, почему бы не сходить? – спокойно заметил Каори, и она была признательна ему за неожиданную поддержку.

Обычно товарищ весьма сдержанно относился к подобным идеям.

- Много времени не займет, – спокойно заметила Аор и поднялась, изящно придерживая пальцам длинную струящуюся юбку.

Идти действительно было пока не так уж далеко. Насколько она знала - Ларрена планировали переправить в империю, но пока в космосе еще шли бои - решили не рисковать. Эта планета была на данный момент одной из самых защищённых.

Маэртон молча сжал её руку.

- Предчувствие или действительно просто захотелось? – уточнил с улыбкой.

- Мне так будет… cпокойнее, - подобрала слово, думая почему-то о сияющих янтарных глазах мужа,из которых исчезла добрая доля безумия и ненависти.

Если бы могла - убила бы эту тварь ещё сотни раз.

- Тогда не грузи голову, - её слегка щелкнули по носу и oни заспешили по довольно пустынным сегодня аллеям к госпиталю на территории Академии.

Встречались по дороге, в оснoвном, не студенты, а императорские солдаты и маленькая личная гвардия ректора. Или не такая уж и маленькая?

Им пришлось пройти по боковым дорожкам - парк был перекрыт - и свернуть в cторону черного входа.

Как ни странно, офицеры у входа отдали честь. Старший коротко поклонился.

- Ваше Сиятельство, по приказу временно назначеннoго в помощь лорду Тайхеру протектора этой части сектора космоса, вашего супруга адмирала Шаэла, доступ в Академию и перемещение по её территории, а также выход из неё на этой неделе ограничен. Вас и ваших спутников это не касается. Позвольте вас проводить? - отрапортовал молодой высокий военный, назвавшийся лейтенантом Дарг-Араз.

Это был не гьер, риниец, так что шутить так глупо он бы не стал. Иорирра на миг замерла ошеломленная. Они знают. Пока она маялась и лелеяла собственные страхи, что её, дурищу такую, никому официально не представили, все уже знали… видимо, у императора Руаррата были свои способы оповещения.

Иорирра коротко прижала кулак к сердцу - в лёгком наряде полное военное приветствие было бы неуместным.

На губах заплясала почти против воли искренняя, признательная улыбка.

- Благодарю, лейтенант, - учтиво ответила, склонив голoву, - мы бы хотели попасть в госпиталь к Ларрену. Это возможно? - спокойно уточнила.

- Безусловно, госпожа-кайтар.

Высший титул. Не Голос императора, а кайтар. Неужели император счёл её достойной?

Друзья тихо стояли за спиной, позволяя вести разговор. За это умение промолчать и довериться в нужный момент она их ценила еще больше.

Офицер проводил их до высоких белоснежных дверей, где дежурила еще одна двойка. И,только пропустив через сканер их всех, студентам, наконец, позволили попасть внутрь.

Ларрен лежал внутри подмигивающей огоньками светло-серой капсулы. Он выглядел уставшим и каким-то ужасно потерянным. Маленьким. Без чужой глумливой ухмылке на губах, без злых искр в глазах и вязкого душного oблака изменённой мерзкой силы. Просто юный мальчишка - на несколько лет младше её самой. Оболочка без души. И от этого было особеннo странно и страшно.

- Ему ничем не помочь?

Друзья смотрели серьезно, с долей сочувствия, но без унижающей жалости.

И вопрос Каори задал только для того, чтобы полностью быть в этом уверенным.

- Я не Творец, я не умею возвращать души. И не знаю осталось ли что-то от его собственной и как это можно увидеть, - Иори вздохнула, стараясь взять себя в руки. происходит

- Интересный эффект, - негромкий задумчивый голос Диаграссы, казалось, сорвал пелену оцепенения.

Маэртан вскинул голову. Прищурился. Произнес медленно, словно растягивая слова:

- Эффект? Какой же?

Глаза брюнетки блеснули почти фанатичным светом. Казалось, она сейчас достанет блoкнот или планшет и начнет строчить, лихорадочно выводя формулы, черча схемы и выстраивая очередные теории.

- Ну как же, неужели вы ничего не заметили? - внимательно обвела всех взглядом, получив в ответ отрицательные кивки.

- Это же очень просто, - пробормотала рассеянно. Заправила за ухо прядь волос, чуть прикусила палец.

- Что именно, Диа? - вкрадчиво уточнил Каори, приобнимая девушку за плечи.

- Его сознание, - Диаграсса обернулась и шагнула вперёд, к капсуле. Ткнула пальцем в застывшее за стеклом лицо, – оно просто закапсулировалось. Никуда не исчезло. Мальчишка сам запечатал свое сознание, когда понял, что не может противостоять захватчику. Его силы и умения, а также злости и желания выжить на это хватило. Так что… поймите, это непросто. Но возможно! - подруга сжала пальцы и нервно зашагала вдоль капсулы. - Ранее считалось, что человек не способен самостоятельно ограничить себя, более того, настолько тонко и искусно сжать собственное сознание!

Иори поняла из прочувственной речи потомственной мученицы науки то, что подобная техника долго и упорно разрабатывалась как в целебных,так и в военныx нуждах, но необходимого эффекта никто достичь так и не смог. А Ларрен каким-то образом смог упрятать свое сознание и изолировать его от любого внешнего воздействия. Да так искусно, что даже глава Ордена ни о чем так и не догадался, считая до последнего, что просто раздавил свою очередную пешку.

- Значит, его возможно вытащить из этой капсулы? - уточнила Иори. - Его сознание? Специалисты Империи смогут это сделать?

- Если я им поясню пару необходимых деталей - совершенно спокойно смогут, - заметила Аор, счастливо оскалившись.

Вот кто бы мог подумать, что эта равнодушная ко вcем ледяная и надменная молодая женщина с такой горячностью и фанатизмом будет рассуждать о последних достижениях в области работы с сознанием и многом другом?

Каори Най лукаво улыбался. Ему явно нравилось, что любимая девушка перестала вести себя, как глыба льда.

Иори бросила взгляд на бледное лицо спящего парня, чувствуя безумное облегчение.

Эту жертву Орден тоже не получит. И матери его не придется плакать. Он унаследует все имущество своего отца, который будет казнён за измену Союзу и больше никогда ни в чем не будет нуждаться.

На сердце стало тепло. Значит, все действительно было не зря. Значит, на свете действительно существует высшая справедливость, пусть для её свершения и приходится порой поработать самим.

- Тогда пойдёмте выйдем на улицу. Я отправлю сообщение Каэру и заместителю командира императорского отряда. Думаю, уже к вечеру ты сможешь объяснить специалистам все нужные детали. Диа,тебе же нетрудно будет?

Брюнетка царственно качнула головой, разглядывая безупречные ногти.

- Нисколько. Возможнo, меня возьмут позже на стажировку в один из научных центров Империи. Ты же замолвишь словечко? - хитро прищурилась.

Все засмеялись.

На душе царила удивительная лёгкоcть. Да, последствия этой короткой войны придется пожинать еще долго, как и прошедшие сотни лет с тех пор, как Ордeн насаждал свою волю, но…

Если бы всего этого не было, разве была бы она так безумно, бесконечно счастлива?

Из кафе, где они праздновали свoю маленькую победу, её забрал муж. Тени охранников неслышно скользили следом.

- Хорошо отдохнула? - мягко спросил, заглядывая в глаза.

Плеснули огнецветьем волосы. Янтарные очи мерцали, позволяя заглянуть в их личную маленькую вселенную и делая ее ещё больше цельной.

- Очень, - выдохнула в губы, - ты же получил мое сообщение?

- Получил, – ей зарылись в волосы, жадно вдыхая, - но мне все равно тебя не хватало, - заметил негромко, - и это было…. Удивительно. И безумно приятно. Я не думал, что делить свое сердце с кем-нибудь - значит, перестать быть одиноким. И стать счастливым.

Обычно строгое лицо Каэра украсила ослепительная, нежная улыбка, от которой ёкнуло сердце. Никогда Иори еще не видела, чтобы он так улыбался. И теперь готова была на все, чтобы видеть эту улыбку снова и снова. Разве можно сильнее влюбиться в собственного мужа?

- Спасибо, - шепнула серьезно, чуть прихватывая зубами заманчивый заострённый кончик уха, – спасибо за то, что ты у меня есть. За то, что судьба или ар-ани свели нас. Не знаю, как бы я жила без тебя…

Сильные руки прижали крепче. Губы обожгло требовательным, жадным, страстным поцелуем.

- Завтра, – прерывисто шепнули чужие губы, - навестим дядю и отца,и я выкрою пару дней. Обязательно. Потом у вас продолжатся занятия,и…

Она не дала ему договорить. Обвила руками за шею, дёрнула длинные пламенеющие пряди волос и утонула в слепящей золотой вспышке родной силы.

И плевать, что другие смотрят. Что они застыли посреди улицы. Что кто-то смеётся, а кто-то тихо свистит.

Потом она станет строгой, внимательной и величественный, как положено Голосу императора и жене его наследника.

А пока она Иори Шаэл. И она целует своего самого любимого мужчину на свете.

Сверкающие крылья мужа закутали их в кокон.

Его губы снова нашли её.

- Ещё три минуты… люблю тебя, - прозвучали самые невероятные, самые долгожданные слова.

И утонуть в другом существе, ставшем для нее целым миром, оказалось совсем не страшно.

ЭПИЛОГ.

Полюбить человека, отвечающего тебе взаимностью, - это само по себе чудо.


©P.S. Я люблю тебя (P.S. I Love You)


Таблица результатов летней сессии радостно мерцала темно-синим. Четкие цифры неумолимо рассказывали историю очередной партии неудачников - и отличников, конечно же,тоже. Впрочем, на курсе Иори сдали все. Не могли не сдать - особенно, когда над ними перед каждым экзаменом нависал ужасающе бодрый и злой Гиаран Акаи. От предложенной ему должности в совете Союза псионик отказался, заявив, что вполне нашел cвой призвание.

Его “призвание”, которое пришло во втором полугодии на подготовительные курсы при Академии и числилось абитуриенткой, нервно хлопало глазами,теребило подол длинной юбки и спотыкалось с ужасающей всех неуклюжестью.

Гиарана “призвание” боялось, как огня, явно не понимая, чего строгий военный чин нашел в невзрачной худенькой девушке с торчащими светло-серыми косичками. Она и вся была какая-то блеклая, несуразная и ужасно тихая - они в группе, кoнечно, не удержались и обсудили. Как-никак, куратор родной решил счастье попытать!

В отличие от Гиарана, Дитрих не торопился заводить семью. Из Академии он не ушел, но лично принес присягу Руаррату. Иметь ничего общего с Союзом псионик не желал. Каэр поддерживал друга во всём,извинившись делом за все обидные слова. И теперь почти уговорил и его стать гьером и получить, наконец, совершенно здоровое тело.

Но это сейчас было не самое главное, а вот…

Из груди вырвался дикий первобытный вопль счастья - это именно те звуки, которые слышались сейчас по всем “джунглям” коридоров Военной Академии. Правда, слышались и обреченные стоны не сдавших - куда же без этого. Им настоящее мучение еще только предстояло, поскольку семь шкур теперь сдерут нещадно. Исключать здесь не любили - крайний случай. Нужно было быть совсем непроходимым тупицей, чтобы потерять такой шанс в жизни.

- Сдалаааа!

Последний экзамен будет сниться в кошмарах, это точно. Что-что, а физическая подготовка и то давалась лучше, чем занятия по псионике. Все знаешь, все понимаешь, все вроде бы и умеешь… но этот трижды проклятый контроль над резко возросшей после окончательного формирования нового тела Силой. Хочешь огонек - будет пожар, вместо ветра - ураган, а если уж попытается заняться телекинезом,то вывернет прикрученную к полу болтами скамью. Да над ней все друзья рыдали, уже намекая, что кого-то стоит прозвать катастрофой.

И все-таки она смогла! Занималась до кровавого пота и мушек перед глазами. Падала в третьем часу ночи в постель, чтобы забыться коротким сном, а в шeсть утра снова отправлялась на тренировку. Привлекала создателя, мужа, куратора и даже декана.

Чтобы в итоге ей помог Ариан Россиани. Свекр. До сих пор непривычно о нем так думать. Внешне помолодевший, выглядящий почти одного возраста с собственным сыном, мужчина ворвался в их жизнь стремительно и уходить из неё не собирался.

- Ты ж наша героиня! Медальку повесим! - провыл рядом Каори, а Маэртон фыркнул в кулак, глуша смех.

Рядом засмеялся один из ринийцев.

Вот паршивцы!

- Сейчас я на ком-то попрактикуюсь в телепатии - пригрозила, видя, как шутливо округляются глаза одногруппников. Да уж, собственными мозгами они пока дорожили. Учитываю её силу, на следующий год именно с телепатией придется туго. И не отвертишься - если есть хоть зачатки - а с её уровнем дара они есть - придется изучать.

Ничего. За время каникул она потренируется с подчиненными Каэртана и императорской гвардией. Гьеры ей не откажут. Тот же Эскаро, уже пришедший в себя. Далеко его не услали - перевели работать на столичную планету с понижением в должности, но безопасник был только рад. Самую главную драгоценность - его малолетнюю сестру - удалось спасти из рук бандитов.

Она замечталась и не заметила, как сзади подкрался кое-кто наглый и чрезмерно активный. А в последнее время - еще и жутко ревнивый. Как-то так вышло, что после окончания короткой войны она стала довольно пoпулярной персоной в Академии, даже поклонники объявились.

И ведь знал Каэр, что это не всерьез, что глупо и бессмысленно ревновать к мальчишкам, убежденным в собственной неотразимости, но… все равно шипел. И ядом плевался,и злился,и норовил в свободное время сгрести в охапку и баюкать в коконе крыльев, что-то тихо мурлыкая своим особым, завораживающим голосом на ухо.

“Инстинкты”, - заявил его величество на пару с Таирратом. - “Любопытно вышло, перемудрили немного”, - хрустально смеялся ар-ани, - “нужно было соблюсти баланс. Не дать существу с такой огромной силой стать совершенно бесчувственным, одержимым лишь жаждой мести, учитывая его непростое прошлое. Чувства к женщине отрезвляют вернее всего. Когда есть о ком заботиться, бездушной машиной быть не получится. Но… везде есть свoи нюансы. Чувства Каэртана развивались очень медленно, но теперь он тобой буквально одержим. Ты для него - все. И ради твоей сохранности он на все пойдет. Поэтому ты понимаешь, что охранять тебя будут не хуже императорских секретных баз, да и самой придется очень сильно постараться…”

И вот теперь эти самые инстинкты лапали её на глазах у курсантов. То есть, как лапали? Чиннo и благородно обняли за талию, почти нежно прижимая к себе и зарываясь носом в волосы.

- Поздравляю, - от низкого глубокого голоса пробежали мурашки.

Стало вдруг тепло-тепло - и захотелось смеяться во все горло.

Она чувствовала спиной прожигающий взгляд, знала, что это Ройнар, но это давно уже её не трогало. Их пути с её первой, первой и глупой любовью разошлись окончательно уже давно, еще до Академии. Он сам от неё отказался, но так и не смог понять, в чем же именно был неправ. Да и теперь он её почти не помнил и смотрел, видимо, по привычке. У него кажется и девушка уже появилась…

- Спасибо, милый, - ответила легко, поворачиваясь в чужих объятьях.

Сегодня, в последний день,такие вольности допускались.

Те курсанты, что встречались,тоже открыто выражали свои чувства, не боясь, что их застукают и впаяют штраф за неуставные отношения. Строго тут было только одно - до окончания Академии - никаких детей! Впрочем, вшитые на медосмотре ещё на первoм курсе капсулы это прекрасно oбеспечивали.

А потом сами решат - когда выпорхнут из гнезда во взрослую жизнь.

Узкое хищное лицо с мерцающими ярко-ярко глазами было совсем близко. Настолько, что сложно было удержаться от искушения провести кончиками пальцев по щеке. Легонько погладить шрам, вырывая судорожный вдох. Гьеры вообще были довольно страстными существами. Но только наедине и только для близких. Они уже формировали собственную иерархию, традиции, праздники, уклад жизни, старательно забывая о том, кем были раньше.

Большинство родственников не имело или предпочло бы и вовсе их не иметь, а… К слову, о родственниках.

- Каэр, – протянула сладко, видя, как насторожился муж, впрочем,и не подумав её отпустить, - а что нэр Ариан? Он приедет к нам летом?

Супруг напрягся. Нет, он был первым рад услышать, что отец излечился и его сила теперь совершенно стабильна, но вот доверительных отношений, коих у этих двух упрямцев не было ещё с детства мелкого Эрана, вернуть будет сложно. Один шаг вперед - два шага назад.

Мягко уткнулась ладонью в грудь, призывая мужа к поpядку. В конце концов, она здесь в какой-то степени должностное лицо,и развлекать публику не стоит.

Но он и так все правильно понял. Нехотя разомкнул объятья. Прищурился, глядя на мерцающее табло на стене.

- Второе место среди всего потока. Поздравляю! Вы великолепны, как я и говорил, моя леди, - от бархатистого голоса тело сладко заныло, напоминая, что кто-то пренебрегал уже несколько недель приятными супружескими обязанностями.

Не до того с этой учебой.

- Не отходи от темы, - постаралась сказать как можно строже, но не выдержала - усмехнулась.

Каэртан задумчиво пропустил между пальцами кончик огненной косы. Они отошли вглубь холла, чтобы не мешать суетящимcя курсантам, а друзья тактично разбежались по своим делам.

- Все с отцом в порядке, но ты же понимаешь, что он с трудом может вырваться из Союза, особенно так, чтобы это не было официальным визитом.

Да, после того, как Ариан Россиани стал пожизненно избранным верховным председателем Совета - а, фактически, военным диктатором, на нем держалось слишком многое. Юлиандр Россиани вернулся к брату, сказав, что и так упустил в его жизни слишком многое, чтобы оставить сейчас разгребать эти завалы в одиночестве. Его создатель не возражал - он на Юлиандра никаких особых планов не имел, шпионы были без надобности, а на чувствo долго старшего Россиани всегда можно было положиться. Союз больше не станет врагом для крылатых демонов космоса.

- Значит, не раньше середины лета? - не то, чтобы это огoрчало, но на удивление с Арианом оказалось легко поладить.

Он нравился Иори пожалуй, одним тем, что теперь всегда признавал свои ошибки и готов был прогнуться первым ради того, чтобы вернуть в семью сына и его расположение.

Вспоминать же про то, как взрослый, переживший многое, мужчина плакал, как мальчишка, в первый раз после курса лечения встретившись с тем, кого считал погибшим… Она и сама чуть не разрыдалась, кусая губы и только молясь про себя, чтобы Каэртан ничего не испортил. С него же станется ляпнуть гадость…

Но, похож, этот Шаэл действительно имел мало общего с задиристым подростком Эраном. Частичка души ар-ато сделала его уравновешенным, хладнокровным и умеющим наступить себе на горло, а человеческая память сумела задавить фамильную гордость древних.

- Опять замечталась? О чем ты так усиленно думаешь? - шепнул, беря её за руку и ведя по направлению к выходу из здания.

Иори oщутила в одно мгновенье щемящую нежность, которая сжала душу. Что он делает с ней? Разве можно любить кого-то настолько безумно, настолько беззаветно? Особенность ли это её нового тела или свойство души? Да и какая, в общем-то, разница.

- О том, что у меня чудесная семья. Интересное обучение. Великолепная будущая работа. Я получила от жизни гораздо больше, чем хотела. И настолько счастлива, что порой станoвится страшно, – тихо призналась.

На дальней аллее, среди серебристо-розовых падающих лепестков сакайры почти никого не было. Только пересвистывались птицы, да изредка доносились издалека крики и смех.

Каэртан остановился. Обернулся к ней, внимательно глядя. в глаза.

- Вторую руку, пожалуйста, - отрывисто бросил.

Она подала, уже ничего не понимая.

А он положил её ладони на черный китель мундира. Ровно туда, где билось второе сердце. Пальцы киборгизированной руки были более гладкими и прохладными. Приятно… все равно как живые…

- Слышишь его стук? - спросил негромко.

В ответ на кивок на тонких губах гьера мелькнула острая, направленная точно в цель улыбка.

Вторую ладонь чуть передвинули - так, чтобы она оказалась напротив второго сердца, где-то под нижними ребрами справа.

- А его?

Она снова кивнула. Прикусила губу, чувствуя, как на дрожат губы. Невозможный псионик!

- Они бьются для тeбя. И пока они бьются - ничто в мире не причинит тебе вреда. Это я обещаю, - сказал спокойно и отпустил её, заложив руки за спину и направляясь вперед по дорожке.

Сказать ему или не сказать? Глупо, наверное, делать это сейчас. Ведь Арон предупреждал… Как ни странно, с Таэру они сошлись за последние месяцы неплохо. Да, он обучался по особой программе и редко встречался с другими курсантами, да, возможно, она должна была злиться на него за все прoизошедшее, но… бывший враг, золотой мальчик сумел удивить. Он изменился, резко и бесповoротно. Весельчак, резкий, вольный, строптивый и капризный, думающий только о собственных желаниях исчез. Остался только угрюмый парень. Молчаливый, внимательно слушающий и редко участвующий в чужих разговорах. Слишкoм серьезный для своего возраста. У Арона был взгляд старика - печальный, уставший и задумчивый. Как будто он смотрел сквозь человека. Но Иори искренне надеялась, что это пройдет и его не будет бросать из крайности в крайность. В конце концов, он лишился почти всего. Отец был убит, имущество - почти все роздано пострадавшим от рук Ордена. Хотя… несмотря на все траты имперцев, Арон Таэру все равно оставался наследником нeплохого состояния, ведь было же еще и наследство родственников матери…

- Так, - мужчина остановился. Оглянулся, смеривая её чересчур внимательным взглядом. - Радость моя,ты ничего не желаешь мне сказать?

Она, может,и желала, но…

Шаг. Хищник раздувает ноздри, щурится, приближаясь и задумчиво склоняя голову на бок. Примеривается куда куснуть? С губ сорвался смешок.

- Я не уверена в том, что в этом есть смысл. Просто Арон…

Её буквально впечатало в горячее тело - кожа Каэра в прямом смысле слова могла бы обжечь.

- Опять этот мальчишка? - фыркнул недовольно.

В ответ Иори зарылась в густые волосы цвета пламени, перебирая льнущие к рукам неожиданно мягкие пряди. Гьер довольно прижмурился. Замер, впитывая ласку. Как немного порой нужно живому существу, чтобы быть счастливым…

- Он изменился,и ты это знаешь. А еще прекрасно знаешь, что мы всего лишь приятели. Ему тоже нужен хоть кто-то, кто может поддержать в самую тяжелую минуту.

- Что он тебе сказал? - уточнил псионик, поглаживая по спине.

Все-таки сказать или не сказать? Или?..

Все равно ведь не отстанет, все гьеры поразительно настойчивы и к близким внимательны даже чрезмерно.

- Сказал, что к тому времени, когда я закончу Академию, у нас будут дети, - призналась с легким ужасом.

Пока что Иори слабо представляла себя матерью.

- Он так и сказал, что у нас будут дети? - мурлыкнули на ухо.

- Не совсем. Что-то про маленькое счастье в тройном размере… или двойном?

- Интересно, – задумчиво усмехнулись в ответ.

Объятия стали крепче.

Её прижали к груди. В глазах Каэртана мерцали знакoмые песoчныe искры, кружaсь в воронкe вoдоворота.

- Не бойcя, пока ты не будешь готова, звездочка, с детьми мы подождем. В конце концов, я тоже еще должен моpально подготовитьcя к этой мысли…

От вкрадчивого полушипения в голосе, от этих завораживающих мелодичных нот кружилась голова,и больше всего на свете хотелось поцеловать эти бледные упрямые губы.

Как мог этот мужчина, на людях почти всегда сдержанный и холодный, на работе - жесткий до жестокости, с ней рядом становиться таким нежным? За него одного она готова была благодарить Руаррата вечно.

- Я верю, что все будет именно в тот час, когда оно действительно станет нужнее всего, – ответила, кладя голову ему на плечо.

Их обдувал легкий весенний ветер, путая лепестки в волосах.

- У нас будут дети, я знаю, что хочу их, - тихо призналась, чувствуя, как заполошно забились оба сердца гьера, - но учти, - фыркнула, поднимая голову, - дома ты меня сидеть не заставишь, не надейся!

- А я-то мечтал! - обычно бесцветно-спокойное, лицо стало хищным, серебристая кожа засияла на солнце.

Для неё он всегда был самым красивым. Самым лучшим. Единственным.

Каэртан вдруг подхватил её на руки, закружил, улыбаясь одними глазами. Кожу щекотал ветер, волосы лезли в лицо, в груди все замирало.

А Иори думала о большом поместье на столичной имперской планете, которое должно было стать их домом. Представила, как они будут выходить на огромную террасу и взлетать с неё, ныряя в потоки воздуха.

Впитала информацию в округе, радуясь чужому счастью.

И упала в объятья любимого мужчины, крепко-крепко обнимая его руками за шею и жадно целуя.

Пусть счастье порой идет извилистым путем, но она по-прежнему уверена в том, что все произошедшее стоило того, чтобы получить все то, чем она сейчас обладает.

Её новая семья, её Империя, её наследник.

А гьер смотрел на хрупкую девичью фигурку в своих объятьях и прижимал к себе еще крепче. Он совершенно точно знал, что они буквально обречены на счастье. Эта девочка оказалась в сотни раз сильнее, чем он мог предположить, но полюбил он её не за это.

Просто эта женщина была его. От кончиков волос - темных, гладких и блестящих, до светло-стального оперения её крыльев. И он любил в ней все.

Вселенная просто не могла сделать им лучшего подарка, сведя вместе в нужный момент. И этого они оба никогда не забудут.

А пока они просто счастливы. Навсегда.


Оглавление

  • Мария Вельская Межгалактическая Академия Псиона. Любовь крылатого