КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584597 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233403
Пользователей - 107276

Впечатления

Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
pva2408 про Кокоулин: Бог-без-имени (Самиздат, сетевая литература)

Такая аннотация у автора на странице.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Легенда о Саске 2 [Миято Кицунэ] (fb2) читать онлайн

- Легенда о Саске 2 [СИ] (а.с. Легенда о Саске -2) 640 Кб, 180с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Миято Кицунэ

Настройки текста:



Легенда о Саске-2

Глава 1. Столица

19 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Остров Феникса, Столица Страны Огня


Столица Страны поэтично называлась «Дом первого императора», в сокращённом прочтении — «Коокешуто», но чаще всего город именовали «Шуто», то есть просто «Столицей». Страна Огня представляла собой архипелаг. Если смотреть на карту, то кучно расположенные острова напоминали рыболовный крючок, узкой частью направленный к Царству Земли. Мы беспрепятственно миновали кордон кораблей на стыке морей. «Общая рассылка» о том, что меня ожидают в столице, дошла и до них.

Главным и самым крупным островом страны, имеющим вид почти смыкающейся буквы «цу», написанной зеркально, был остров Феникса. На этом острове, в конце почти круглого залива располагались столица и дом Хозяина Огня.

— Что там такое? — спросил я, заметив в утреннем тумане силуэт креста.

— Это статуя твоего дедушки и моего отца Азулона, — ответил Айро.

— Статуя? Должно быть, она большая. Трудно сказать без ориентиров…

— Это «врата Азулона», — хмыкнул дядя. — Одна из защит, возведённых в середине Столетней войны. Я ещё был ребёнком. Это очень высокая статуя Хозяина Огня Азулона. На берегах стоят не менее исполинские драконы и расположены гарнизоны. Статуи соединяются особыми металлическими сетями, пропитанными горючим составом.

— И, когда кто-то подплывает, сети натягивают и поджигают? — высказал предположение я. — Место удобное, залив имеет очень узкий вход.

— Верно.

Когда мы подплыли ближе, солнце взошло высоко и развеяло туман. «Врата» представляли собой здоровую статую мужчины не менее тридцати метров высотой прямо в центре узкого пролива. Каменный Азулон в длиннополом одеянии с эмблемами страны стоял, широко раскрыв руки, а на его ладонях как бы горели языки огня. Дядя Айро обратил моё внимание на те самые сети, падающие из рукавов статуи Хозяина Огня. Ещё мы увидели левого дракона, так как плыли ближе к внутреннему берегу.

— Огромная! — открыв рот, смотрела на статую Кори.

— Кроме нашего корабля, на море нет возвышенностей, поэтому она кажется тебе больше, чем есть, — откликнулся я. — Интересно, а сети натягиваются лишь над водой?

— Да, это защищает основной остров и Столицу от редких нападений со стороны народа Воды, — отозвался дядя. — Чаще всего они нападают в дни Чёрного солнца, так что гарнизоны в это время настороже. Впрочем, после установления кордона на стыке морей нападения стали гораздо реже. Кажется, последнее было более двадцати лет назад.

— Хн…

Впрочем, кораблям в любом случае не пройти, а группам легче двигаться по суше. У Аватара вообще летающий бизон, который запросто перелетит любые сети.

* * *

К полудню мы добрались до гавани на острове Феникса. Она, кстати, тоже была перекрыта дополнительными укреплениями, которые дядя назвал «крепость Созина», это уже в честь отца Азулона. Требовалось проплыть вдоль гарнизонных укреплений, полных магов и солдат. Механизм открывал ворота, установленные на воде, мы попали в малый залив и пристали к специальной платформе для кораблей.

— Как-то тут пустынно для столицы страны… — негромко сказал я дяде, осматриваясь. Кое-где на склонах располагались дома, точнее что-то вроде ферм, похожие мы видели на Шу Дзинге. На побережье тоже имелись дома, но они больше походили на доки, склады и казармы для солдат и крестьян. По центру располагалась огромная мощёная площадка, видимо, для войска, и высокая стела маяка.

— Столица располагается внутри уснувшего вулкана. Там, — показал на высокий холм с петляющей дорогой дядя, сделав вид, что говорит это Кори. Она тоже удивлённо оглядывалась.

— Я почему-то думала, что она расположена на побережье…

— Здесь только гавань для судов и морская крепость, — ответил Кори дядя Айро. — Чтобы попасть в столицу, нам предстоит путь по той дороге.

Впрочем, в крепости был свой командующий, и на выяснение, кто мы, откуда и зачем, понадобилось минут сорок. К тому же в столицу был отправлен драконий ястреб с сообщением, что принц Зуко, то есть я, явился по приглашению Хозяина Огня. Нам с дядей организовали крытую повозку, в которую впрягли лоседракона. Честно говоря, почему в названии этого животного «дракон», я не слишком понял: морда крупного длинноногого тяглового зверя с перепончатыми ушами, похожими на плавники, и короткими мясистыми усами, как у карпа, больше напоминала о рыбах, чем драконах. Мутировавшие ястребы как-то больше напоминали о драконах своими рогами и длинными усами, чем это.

Я оставил повозку для дяди, Кори и Мэй, девушки нарядились как аристократки. Мы с Тори и ещё парочкой солдат пошли пешком типа охраны. Так гораздо проще на всё происходящее реагировать, да и меня толком никто не узнавал в кожаной одежде Юян с мечом и в рогатом шлеме, как у всех остальных. К тому же из повозки мало что видно, как знать, не бываю ли я здесь в первый и последний раз.

* * *

Подъём в гору сильно петлял, видимо, чтобы дорога была не так крута и можно было проехать на повозке. Зелёный холм оказался навскидку не меньше восьмисот метров над уровнем моря. Вдоль дороги стояли башни лучников с часовыми, скорее всего, для подачи сигналов. До очередных ворот мы добирались порядка двух животных часов. Уклон всё равно оказался немаленьким, повозка ехала со скоростью неспешно гуляющего человека.

Чтобы попасть в столицу, мы прошли через небольшой туннель, прорезанный в застывшей лаве. Зато город оказался почти без перепадов высот, раскинувшись в вулканической долине. Лишь по краям были ступенчатые переходы в неровные скалы, которые нависли вокруг, образуя своего рода укрытие. Мне показалось, что температура тут гораздо выше, чем в гавани и на петляющей дороге, то ли из-за защиты своеобразной «стены», то ли из-за самого места, сохранившего тепло первородного огня.

Планировка оказалась закономерно радиальной: все дороги вели ко дворцу в центре столицы, окружённому широким кольцом укреплений. Вообще-то, по размерам Столица не превышала Коноху, но была гораздо гуще заселена. Сплошные дома и улицы. А ещё что-то вроде небольших поместий со стенами, как у мастера Пиандао. Я не заметил никаких парков или тем более леса. Хотелось бы мне посмотреть на этот город сверху, чтобы оценить застройку. Из-за почти ровного рельефа видно не так и много. Только то, что дорога от ворот до центра была самой широкой и прямой, а красная крыша дворца возвышалась над каменной стеной. Кажется, рядом имелось крупное озеро. Его я увидел, только когда мы подошли к каменным воротам.

— Нам рассказывали, что Коокешуто построил Хозяин огня Созин, а потом перенёс туда столицу, — услышал я Кори из повозки. — А раньше столица Страны Огня была в городе Огненного фонтана.

— Верно, — ответил голос дяди. — Хозяин Огня Созин с помощью Аватара Року смог усыпить местный вулкан. Из-за него на острове Феникса трудно было жить. В честь этой победы над природой решено было построить особый город прямо в старом жерле. Его называли «городом Аватара». После смерти Року в начале Столетней войны Созин объявил себя первым императором и перенёс сюда столицу, переименовав в «Коокешуто».

Город Огненного фонтана мы проплывали, он занимал почти целый остров, впрочем, не такой большой, как остров Феникса. Дядя говорил, что там в центре города большая статуя, изображающая «тигриный рык». Тот город был ещё при правлении жрецов Огня. «Хозяином Огня» когда-то называли старшего жреца. А первым Хозяином Огня, передавшим этот титул по наследству, стал отец Созина, который захватил власть в эпоху Чина-Завоевателя, когда Страна Огня лишилась земель в провинции Похай. Требовались решительные меры и сильный лидер. Созин подхватил эстафету от отца и желал ещё больше укрепить власть и создать новые порядки. То-то мне странным показался рельеф, как будто сделанный с помощью каких-то техник.

Пока мы добрались до дворца, уже начало темнеть, я сначала подумал, что у меня сбились внутренние часы, а потом сообразил, что из-за гор солнце уходит раньше.

После очередной остановки и проверки нас пропустили через ещё одни ворота, только уже пешком. Разрешили пройти, кстати, лишь дяде, Мэй, Кори и мне, Тори и остальных солдат отправили в казармы.

Мы попали в комплекс дворца. Вокруг располагался красивый живописный сад. Сам дворец был очень интересной архитектуры, с золотыми украшениями на пагодах и облицован каким-то угольно-чёрным и красным деревом. На входе в дом Хозяина Огня на ступенях, кроме слуг или каких-то чиновников, нас встречала Азула при полном параде. То есть в специфическом платье и с причёской с заколкой в виде символа Огня. Она держала непроницаемую официальную маску на лице.

— Принц Айро, принц Зуко, добро пожаловать во дворец Хозяина Огня, — сказал один из встречающих, поклонившись. — Вас проводят в ваши покои. Хозяин Огня Озай примет вас завтра.

— Благодарим за заботу, — ответил дядя.

Я внимательно посмотрел на изображающую бесстрастность сестру, её чакра подсказывала, что она напряжена и взволнованна. Впрочем, может быть, просто нервничала, ожидая, что решит на мой счёт Озай. Я коротко ей кивнул, показывая, что удивлён тем, что она решила вопрос так быстро. При желании, как и Ки, мысль тоже можно направить. Её глаза чуть расширились, и уголок её губ дёрнулся.

— Принцесса Азула, прекрасно выглядите, вы очень выросли с нашей последней встречи, — сказал дядя, прерывая наши переглядки с сестрой.

— Благодарю, дядя Айро, — ровно ответила Азула, изобразив девочку-скромняшку. Кажется, она расслабилась.

Я же ощутил чей-то направленный взгляд откуда-то сверху. Любопытно.

— Рад видеть тебя, сестрёнка, — улыбнулся ей я и заметил мелькнувшую в золотистых глазах радость, когда я взял её за руку. Не знаю, какие порядки на официальных мероприятиях, но вроде бы как брат я могу многое себе позволить.

— Я тоже рада видеть тебя во дворце, брат мой, — старательно разыгрывая спокойствие, ответила Азула и, пользуясь тем, что стояла на ступеньку выше, немного склонилась, чтобы поцеловать меня в щёку.

— Прошу за мной, — снова поклонился встречающий. Азула тоже развернулась и прошла вместе с нами, сопровождая до комнат, которые располагались почти рядом. Возле каждой двери стоял охранник.

Когда мы плыли в столицу, я заставил дядю расписать планы дворца и что где располагается. Было бы весьма странно, если бы я начал плутать там, где предположительно вырос. Сам по себе дворец состоял из трёх частей: восточного и западного крыльев высотой в четыре этажа и главной башни, которая возвышалась на все семь. Плюс всё строение располагалось на общей искусственной насыпи. Дядя сказал, что там внутри вроде подвальных казарм и помещений для слуг, кухни и так далее. Кроме всего прочего, через те подвалы можно попасть в тайные ходы, ведущие под землю. На случай вторжения там предусмотрены особые бункеры.

Большой зал, в котором сидел Хозяин Огня на троне во всполохах огня, — я пока слабо это себе представлял — занимает почти весь первый этаж башни. Там же проходят военные советы генералов и прочее. В башне располагаются покои принцев и принцесс, как и всей остальной семьи Хозяина Огня, и, кроме этого, имеются всякие малые приёмные залы, рабочие кабинеты. Плюс комнаты обслуги.

А вот комнаты, в которые нас привели, были гостевыми покоями на втором этаже западного крыла.

— Скоро вас пригласят на ужин, пока вы можете привести себя в порядок, — снова поклонился встречающий.

Азула выразительно покосилась на меня. Что-то интересное будет на ужине, из-за чего сестра нервничает, волнуется и словно на что-то надеется?

Я вошёл в предложенную мне комнату, там стояли две служанки, которые мне поклонились.

— Принц Зуко, разрешите о вас позаботиться!

— Хн…

В комнате оказалась даже небольшая купальня. Еле отбился от «помощи в омовении». Мне предоставили парадную одежду. Почти девчачье платье. Я отказался и снова надел свою с гербами Учиха и из кожи питоноконды. На катану и другое оружие никто не покушался: наверное, моё положение позволяет носить меч во дворце. Или попросят оставить его завтра на встрече с Хозяином Огня Озаем.

— Принц Зуко, вас ожидают в красной столовой, — минут через пятьдесят, как мы прибыли во дворец, меня позвали на ужин.

— Я сама провожу принца Зуко, — раздался голос Азулы за дверями.

— Как скажете, принцесса.

Я вышел из комнаты, заметив, что больше никого из наших нет.

Азула посмотрела на меня, чуть задержала взгляд на гербах, но ничего не сказала, по крайней мере, при охраннике и слуге.

— Где дядя Айро? И Мэй с Кори?

— Им накрыли в комнатах, — откликнулась Азула. — Идём, иначе опоздаем, — и пояснила: — Отец решил поужинать с нами в… семейном кругу.

— Хн.

Значит, есть разница между официальным приёмом и личной неофициальной встречей. Довольно логично: заранее посмотреть на блудного сына до того, как при подданных принимать какие-то решения.

Насколько я помнил планы дяди, «красная столовая» располагалась на пятом этаже башни, рядом с личными покоями, и считалась семейной. Айро упоминал, что в этом помещении Зуко и Азула обычно принимали пищу вместе с матерью, когда та жила во дворце. Ну и вместе с Озаем, когда тот был принцем. Не знаю, как было в тот год между исчезновением Урсы и до изгнания Зуко, но, если судить по тому, как нервничает Азула, что-то сомнительно, что она часто завтракала, обедала и ужинала с отцом. Скорее детям тоже «накрывали в комнатах» или типа такого.

Интересно, это случайность или одна из попыток что-то напомнить и на что-то надавить?

— После того, как я вернулась из Академии, да и до того, как тебя изгнали, мы практически не… — тихо сказала Азула, подтверждая мои предположения.

Я остановил её, убедившись, что никого нет, и крепко обнял.

— Эй, малышка, прорвёмся, — негромко сказал я ей. — Спасибо тебе за то, что ты сделала. Ты самая лучшая сестра. Ты молодец.

— Это было несложно, — хмыкнула она, на самом деле немного расслабившись. — О тебе было столько донесений, что отец сам хотел тебя увидеть.

— Это будет любопытно…

— Ты не волнуешься? — заглянула она мне в глаза. — Сегодня может решиться твоя судьба…

— Свою судьбу я уже определил, малышка, — ответил ей я. — Я выбрал быть твоим братом, что бы ни случилось. Ещё спасти мир. Всё остальное меня не особо волнует.

— Всё-таки ты сильно изменился, — чуть улыбнулась Азула. — Но таким ты мне нравишься больше.

Мы дошли до той самой столовой. Внутри она действительно оказалась в красных драпировках, там обнаружился длинный низкий чёрный столик, уставленный разными блюдами. За ним предполагалось сидеть на красных подушках. Азула остановилась, я последовал её примеру. Из соседней двери в комнату вошёл черноволосый мужчина в длиннополом одеянии, он сел на центральную подушку, после того, как он сел, мы с Азулой заняли два места напротив.

— Что ж… здравствуй, Зуко.

Глава 2. Приватный разговор

19 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Остров Феникса, Столица Страны Огня


Хозяин Огня, или, как выяснилось, «Лорд Огня», выглядел относительно молодо. Я знал, что Озаю где-то сорок пять, он был младше дяди почти на двадцать лет, смерть сына серьёзно подкосила Айро и добавила ему морщин и седины. В длинных же чёрных как сажа волосах Озая я не увидел ни одного светлого волоска, открытый лоб почти без морщин, на подбородке узкая борода длинным клином: то ли дань моде, то ли что-то статусное. В одном из коридоров висели огромные картины-гобелены с изображением прежних Лордов Огня: отца Созина, Созина, Азулона и Озая, у всех были похожие причёски и бороды. Пожалуй, без неё Озай выглядел бы лет на тридцать пять. У него такие же золотые глаза, как у меня или Азулы, да и черты лица… Не знаю, как выглядела Урса, но Азула явно имеет фамильное сходство с отцом, особенно в верхней части лица, думаю, чуть полноватые губы у неё от Урсы, а вот моя внешность, если убрать шрам от ожога — вылитый Озай: те же скулы, линия бровей, нос и подбородок. Сомневаться в нашем родстве не приходится. В этом мире у меня есть отец. Это так странно.

— Не хочешь меня поприветствовать? — спросил Озай, чуть приподняв тонкую бровь, когда молчание затянулось.

Азула хотела что-то сказать, но я положил ей руку на плечо.

— Я думал, как именно должен вас приветствовать, — ответил я. — Как своего правителя? Как своего отца? Как хозяина дома, в который меня пригласили?

— Любопытные мысли, — хмыкнул Озай. — Я полагал, что ты будешь рад моему приглашению и окажешься переполнен надеждой на возвращение и прощение.

— Хн.

Очень похоже, что Озай одновременно амбициозен, но и не слишком в себе уверен. Похоже, сказывается не совсем честное и законное получение трона и где-то в глубине души он сомневается и боится. На «семейные посиделки» не приглашён дядя Айро. И, сдаётся мне, Озай его не понимает как минимум в том вопросе, почему тот не стал бороться за престол. Либо считает, что тот просто затаился и всё равно хочет власти. Разница в возрасте у них значительная, вряд ли они были настоящими братьями и как-то общались.

Если подумать, то изгнанный принц — это лакомый кусок для любого рода противников Озая, решивших провернуть государственный переворот. Идёт война, длится она вот уже сто лет. Гибнут люди. Все ресурсы уходят на фронт. Не может быть, чтобы не было недовольных, готовых спонсировать юного принца, разочаровавшегося в отце. Даже банально шпионы от других наций. Для Озая Айро, присоединившийся к Зуко, скорее не дядя, волнующийся о благополучии племянника, а соперник, получивший влияние на Наследника. Люди судят других по своим поступкам. Озай нашёл причину выгнать неугодного сына, слишком слабого, эмоционального и ранимого. Зуко любил отца и отказался даже попытаться сразиться с ним в огненной дуэли. Словно лишён амбиций, какие есть у Озая. Ему-то пришлось выгрызать свой трон зубами. А по его мнению, впечатлительному и слабому Зуко всё могло достаться просто по праву рождения. Плюс, возможно, Озай не мог ничего поделать с неприятием, которое вызывал Зуко из-за выкрутасов Урсы. Даже если подозрения в том, что Зуко не его сын, беспочвенны, Озай из-за своей неуверенности очень мнителен. По сути, он второй ребёнок в семье правителя, ребёнок, пожелавший получить трон. Его старший брат силён… Возможно, он был готов даже убить Айро, но тот внезапно отказался от власти в его пользу. Полагаю, это ставит Озая в тупик и увеличивает пропасть непонимания, потому что для него власть — это почти всё.

— Так как ты хочешь поприветствовать меня, Зуко? — чуть склонил голову Озай, остановив взгляд на моём гербе.

Чтобы чувствовать уверенность, ему требуется повиновение и показное уважение, граничащее с преклонением. Но от своей «плоти и крови» он ожидает ещё и силы. Это естественное «как и ожидалось от моего сына». Это мне так знакомо. Итачи — недостижимый идеал. Потому что, когда тебя уважает сильный человек, это куда ценней подобострастности слабого.

— Полагаю, что всё же как отца, это проще. Тем более, что за годы странствий я немного подзабыл дворцовый этикет, — ухмыльнулся я, погладив пальцем напрягшуюся спину Азулы. — В отличие от всего остального, наши родственные связи неизменны. Какая бы статусная пропасть между нами ни была, я останусь вашим сыном, а Азула — вашей дочерью и моей сестрой. Тем более, что пока мы не в Большом приёмном зале при куче свидетелей, перед которыми приходится поддерживать определённую игру.

— Говоришь, неизменны? — почти повторил мою ухмылку Озай.

Я нарочно сразу ударил в больное место, затронув родственные связи, вызывая на откровенность или манипуляцию, и, похоже, попал точно в цель.

— Я помню, что однажды твоя мать написала одно письмо, в котором было сказано, что ты не мой сын, — продолжил Озай.

— А чей? Великого Вату? — усмехнулся я, глядя ему в глаза.

— Нет… — кажется, моё безразличие к этому вопросу несколько смутило Озая. — Другого человека. Её… бывшего жениха.

— Я и не знал, что ребёнка можно зачать на расстоянии, — хмыкнул я, достал из-за пояса Азулы веер и усилием воли выполнил из него теневое подражание, превращая в двухстороннее зеркало. Его я расположил между мной и Озаем, а потом превратил зеркальное стекло в обычное. Получился эффект, когда отражение меняется. В моём случае получилось, как будто я состарился и избавился от шрама, а в его — словно помолодел и приобрёл ожог. — Первое, что бросилось мне в глаза и о чём я подумал, когда вошёл сюда, — это то, что с возрастом я всё больше похожу на… своего отца.

Я развеял теневое подражание и вернул веер Азуле. Сестра смотрела на меня, чуть не открыв рот. Да и вид у Озая был как будто обескураженный.

— Ну, раз мы всё выяснили с родством, то, может, приступим к еде? Я с утра ничего не ел, добираясь до столицы.

Озай медленно моргнул, словно с трудом понимая, что я сказал, и кивнул.

— Да, пожалуй.

Моему примеру в утолении голода последовала Азула, а затем и Озай. Мы получили передышку в выяснении отношений. К тому же напряжение чакры и раздумья Озая дали мне новую информацию. Его удивление было связано не с фокусом с веером, который должен был показать мою силу, так сказать, без применения силы против монаршей особы, а в том, что я сказал.

Похоже, что для Озая всё же было сюрпризом то, что Зуко на самом деле его ребёнок. Неужели, несмотря на здравый смысл, он все эти годы верил в обратное? Как странно. Впрочем, мнительность и неуверенность играют с людьми злые шутки. К тому же, насколько я знаю, уровень медицины в мире серьёзно упал. Иначе можно было узнать родство и более научными методами, чем зеркала. Кабуто по одной капле крови и имеющейся у него базе сказал бы, к какому клану принадлежит тот или иной ребёнок, а установить отцовство он точно мог и так.

Легко интриговать и манипулировать тем, кого определил как ошибку. Не считаешь своим ребёнком. Но всё становится иначе, когда ты видишь в ком-то своё отражение и своё продолжение. Это даже не любовь, а обычные человеческие инстинкты, не чуждые и правителям.

— В последнюю нашу встречу ты пообещал вернуть свою честь, которую потерял, и найти Аватара, — видимо, пришёл к какому-то решению Озай, потому что течение его чакры стало спокойным.

— Много воды утекло с тех пор, — безразлично хмыкнул я. — Впрочем, Аватара я вроде как нашёл, даже несколько раз.

— И теперь ты ждёшь прощения? — спросил Озай.

— Я не совсем уверен, что потерял честь, отказавшись сражаться в тринадцать лет с любимым родителем, так что полагаю, что прощать меня не за что, — ухмыльнулся я, посмотрев в его глаза. — Мы оба знаем правду по поводу этого изгнания. И мы оба знаем, что это принесло свою пользу. Но если вам так хочется, то можете меня простить. Это решит множество проблем.

— Возможно, — чуть искривил губы Озай, — но, тем не менее, Аватар всё ещё на свободе и угрожает всему народу Огня.

— Я бы не спешил с выводами по поводу Аватара, всё не так однозначно.

— Значит, это правда? Ты помогал Аватару избежать поимки? Ты стал предателем, Зуко? — нахмурился он.

— Вы хотите нового вызова на Агни Кай, отец? — холодно поинтересовался я, и Озай удивлённо на меня вытаращился.

— Хочешь вызвать меня на дуэль? — прищурился он.

— Пока на это нет причин, — пожал я плечами, — но впредь попрошу вас не спешить с выводами и верить собственному сыну, а не различным… Джао.

— Так ты знаешь?

— Догадаться несложно. При всех своих достоинствах адмирал Джао имеет один существенный недостаток.

— И какой? — спросила Азула. Сестра до этого напряжённо сидела, наблюдая за диалогом.

— Он слишком глуп, чтобы просчитывать последствия своих поступков, продиктованных амбициями, — я выпустил немного Ки.

— Возможно, — повторился Озай, оценивающе посмотрев на меня. — Тогда я хотел бы знать, чем были продиктованы твои слова об Аватаре. Ты не согласен, что он угрожает нам?

— Всё зависит от того, кто будет влиять на Аватара, — пожал плечами я. — Полагаю, что за прошедшие сто лет без Аватара все забыли, что он не оружие, а существо, которое должно поддерживать гармонию. В состоянии Аватара Аанг становится практически непобедим. Сильный, как тысячи магов, владеющий всеми стихиями. Воплощение Равы. Но не стоит забывать, что Аанг в то же время человек. Аанг родился в миролюбивом племени Воздушных кочевников. Он монах, тот, для кого неприемлемо отнятие жизни. Ему пытались доказать, что все без исключения люди Огня плохие и достойны смерти, — чуть сгустил я краски. — Только представьте, если Аватара убедят, что с нашим народом следует провести очистительный геноцид. Как в своё время было устроено уничтожение магов воздуха.

— Поэтому и следует уничтожить Аватара первыми! — сказал Озай.

— А если не получится? — спросил я. — Аватар не просто человек. Это лишь сосуд для духа гармонии. Убьёшь Аанга — Аватар переродится в Племени Воды. Уничтожишь этого, он родится в Царстве Земли, а уж эти смогут защитить Аватара, спрячут его или её и воспитают так, что двести лет правления Киоши покажутся сказкой. Возможно, уже к тому времени не останется никого, кто бы помнил о народе Огня. За сто лет без Аватара мы не смогли отвоевать прежние территории, а с появлением Аватара встаёт вопрос о выживании нашего народа.

— Комета Созина поможет нашей победе, — сжал зубы Озай.

— Аватар уже знает о комете, — ответил я. — И знаешь, кто ему рассказал о ней?

— Кто? — спросила Азула.

— Аанг поделился, что ему об этом сообщил дух Аватара Року.

— Значит, когда Аватар прорвался в Храм Огня?.. — прищурился Озай. — Тогда?..

— Да, Аанг видел Року, который посоветовал ему избавиться от Хозяина Огня и расправиться с магами огня.

— Року был Аватаром народа Огня! Он предал свой народ? — возмутилась Азула. — Значит, Аватар собирается напасть на отца?

— Нет. Пока нет, — ответил я. — К тому же я не слишком доверяю этим откровениям духов и подозреваю, что за этим могут стоять жрецы Огня, которые хотят вернуть себе власть. Если падёт династия…

— Её сменит Совет жрецов Огня! — воскликнула Азула. — Ах они!..

— Это просто версия, сестрёнка, — остановил её холодную ярость я. — Мне удалось подробно расспросить об этом Аанга. И я заподозрил какие-то курения, которые используют для обмана или иллюзий. Поэтому исключать такой возможности не стоит.

— Теперь я понимаю, — окинул меня внимательным взглядом Озай. — Ты узнал то, что мы не смогли бы узнать и под пытками. Аватар доверяет тебе?

— Я не искал с ним встреч специально, — пожал я плечами. — Но человеческий сосуд духа всего лишь ребёнок, на которого навалилась большая ответственность за весь мир. И Царство Земли может воспользоваться его наивностью. Обратить Аватара против нас. Они лучше всего умеют строить из себя жертв и загребать жар чужими руками. Сейчас Аватар сомневается, он находится на перепутье.

— Хочешь сказать, что можешь перетащить Аватара на нашу сторону? — протянула Азула.

— Если продумать ситуацию и понять изменившиеся правила игры, то можно обратить всё в нашу пользу, — я взглянул в глаза Озая. — Есть тактика и стратегия. Причём долговременная. Даже если убить Аватара, он возродится. Следующее перерождение будет помнить случившееся, он захочет отомстить.

— Неужели он не хочет отомстить за уничтожение Воздушных кочевников? — уточнил Озай.

— В данный момент за нас играет несколько факторов: во-первых, это произошло ещё в правление Созина, сто лет назад, а значит, не осталось никого, кто был к этому причастен. Во-вторых, на самом деле нет ни одного свидетельства, как всё было, и мне удалось заложить у Аватара сомнения, что это сделали люди Огня или только люди Огня без помощи магов других стихий.

— Интересно… — потрогал свою бородку Озай.

— Если бы вы побывали в горах Патола, у вас бы тоже возникли такие мысли. Я провожу расследование, чтобы раздобыть возможные доказательства. И, в-третьих, я уже упоминал, что Аанг — монах, его воспитали в религии прощения и не причинения вреда живому. Он даже мяса не ест. У него не осталось семьи и близких людей. Кроме всего прочего, мне удалось показать Аватару некоторую альтернативу разрешения конфликта.

— До меня дошло донесение от подполковника Хонга, — прищурился Озай. — Он писал о том, что ты предотвратил нападение на тюрьму и сумел договориться с магами земли о временном сотрудничестве. Пообещал им новые земли.

— Они существуют, — ответил я. — И они будут принадлежать тем, кто их первыми откроет. Но для освоения новых земель маги земли необходимы, как и обычные крестьяне. В Царстве Земли очень много недовольных. В Ба Синг Се стягивают все ресурсы. Их народ, который живёт вне стен, голодает. Кроме всего прочего, у нас есть собственные маги земли, лояльные и преданные Стране Огня.

— Ты о людях из колоний? — спросила Азула.

— Верно, сестрёнка, — кивнул я, посмотрев в глаза Озаю. — Отец сможет войти в историю как великий Освободитель Народов, который завоюет земли Новой империи и принесёт гармонию и процветание в наш мир.

Глава 3. Договор

20 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Остров Феникса, Столица Страны Огня


У каждого человека есть свои слабости, и у меня получилось на этом сыграть.

На самом деле никто не хочет войны ради войны, надо быть отъявленным социопатом для подобного. Да и, сколь бы ни был единолично силён подобный правитель, его в конечном счёте смогли бы убрать. Отравить, подкараулить во сне, подложить в его койку любовницу, которая пропустит в спальню убийц, организовать несчастный случай — вариантов масса. Я достаточно поварился на базе «Южных захватчиков» и в крепости Похай, чтобы понять, что социопатом Озай не является. Более того, вся армия с нетерпением ожидала скорейшего окончания войны, когда они всех захватят и будут жить мирно. Если маги или солдаты других наций сдавались, их не убивали, а захватывали в плен. Разные превышения полномочий и излишняя жестокость в отношении жителей захваченных поселений, вообще-то, расследовалась и судилась трибуналом. А это о многом говорило. Озай желал порядка и дисциплины во вверенном ему государстве, он не хотел лишних смертей, но в то же время мог действовать рационально: пожертвовать меньшим, чтобы спасти большее. Мог быть жестоким, отбросить личное во имя страны. Воспитывать преемницу из дочери из-за сомнения в сыне. Озай понятен. Он идеальный лидер военного времени. Патриот до мозга костей, Озай мыслил категориями страны и народа. Наверное, он похож на моего родного отца больше, чем мне бы хотелось.

В данном случае боевыми действиями Озай стремится достичь определённых целей. Установить свои порядки и подтвердить власть. Прославить себя в веках как завоевателя, достигшего того, что не смогли предки. Доказать самому себе, что то, на что пришлось пойти ради трона, было не зря. Забавно, что всё это было следствием его спорного прихода на пост Хозяина Огня.

Дядя Айро… Он был хорошим человеком, но совершенно не факт, что он стал бы хорошим правителем для своей страны и народа. Пожалуй, он бы мог стать хорошим правителем в эпоху мира. Впрочем, не знаю. Дядя был сломлен гибелью сына, если бы он взошёл на престол, как знать, как бы всё сложилось. Окончательно сдать позиции? Голодать на кучке островов? Иногда Айро говорил, что хотел бы просто делать чай и радоваться жизни. Он точно не хотел никакой власти, хотя, возможно, принял бы её из чувства долга. И был бы несчастен. Так что, как бы то ни было, Озай подхватил Страну Огня в трудные времена. Нелегко управлять даже одной командой, одним кланом, не то что целой страной, воюющей со всеми остальными.

Сто лет войны… С трудом могу себе это представить. С меня хватило и одной битвы, ставшей концом и началом этого мира. Но на самом деле очень сложно прийти от войны к миру. На Четвёртой мировой мы сражались не с каким-то народом или страной, а по сути, с несколькими могущественными шиноби, объединившись против одного общего врага. Если бы мы победили не так, как получилось, а действительно, как долго бы продлился союз Великой Пятёрки? Все предыдущие войны между странами прерывались лишь на время, пока вырастет новое поколение. Пять-десять лет, и наш мир снова разрывал военный конфликт. Итачи ненавидел войну, и он пожертвовал кланом, чтобы её предотвратить. Отдал меньшее, чтобы спасти Коноху и Страну Огня. Оттянуть войну на несколько лет… Как я разозлился, когда узнал об этом! Я хотел уничтожить всю Коноху и жителей страны, которые, по моему мнению, не заслуживали такой жертвы брата. Это всё так сложно. А придурок Узумаки хотел особенного мира «навсегда», считал, что справится с этим. Что у него получится мир без войны. И всё же каким-то непостижимым для меня образом создал Аватара для того, чтобы тот хранил этот мир. По сути, был всех сильней, чтобы уметь противостоять любой агрессии. Страж порядка. Человек с большой палкой. Но иногда просто человек…

А не стало этого Стража, как вскрылись все старые проблемы. Наверное, если поддаться мечтам и представить, что наш мир не был почти уничтожен, я бы поддержал Наруто. А чтобы сохранить мир, требуется человек с палкой. Пожалуй, я бы смог стать тем, кто бы хранил мир из тени. Как мой брат.

Сейчас прежней силы у меня нет, и вряд ли она предвидится, но проблемы мира всё те же, а значит, надо найти иной выход. В конце концов, человек с палкой снова вернулся. Я показал Озаю, что можно достичь его целей с меньшими потерями и, возможно, большей прибылью. Он дал мне время, чтобы доказать это, до середины лета. В седьмое число восьмого месяца по-прежнему ежегодное солнечное затмение, тут его называли «День Чёрного солнца». А комета прилетала в последний томобики восьмого же месяца — в конце лета. На самом деле очень плохой день. Любая смерть в томобики тянула за собой десятки других. Всё очень плохо для друзей и родственников. Хочешь не хочешь, а станешь суеверным.

Как удалось выяснить, Озай прекрасно понимал, что даже с кометой завоевать Царство Земли не получится. Он отдавал себе в этом отчёт и не питал пустопорожних надежд. К тому же часть сил придётся направить на сдерживание Аватара. Лорд Огня делал ставку на то, что Аанг ещё молод и не сможет обучиться тому, на что прежние Аватары тратили десятилетия. Я аргументировал, что у прежних Аватаров не было серьёзной мотивации, а Аанг стал мастером Воздуха до двенадцати лет и у него яркие предрасположенности к стихиям. А для «состояния Аватара» вообще не нужно было учиться, он впадал в него самостоятельно при стрессе, и тогда уж точно ни о чём не договоришься с духом, которому плевать на людей. Да и та же комета Созина, как любого мага огня, будет точно так же усиливать Аватара. В общем, у Озая был альтернативный план, который даже не был пока никому, кроме меня и Азулы, озвучен. Оказалось, Озай не собирался сражаться и подводить свой народ к гибели. Он подумывал провести «операцию Феникс», для неё даже где-то разрабатывалось оружие или типа того.

В первой стадии «Пламя Феникса», пользуясь силой, дарованной кометой, отец собирался выжечь территорию с мыса Вулонг, омываемого морем Мо Се, до крепости Похай. То есть уничтожить и сделать непригодными для жизни и возделывания территории, ранее принадлежащие Стране Огня. Если получится, то и дальше, но основной целью были именно эти земли. Во-первых, животные, которые побегут от огня, врежутся в войска Царства Земли и могут даже смести их, во-вторых, как я понял, был какой-то вариант атаки с воздуха, так что как таковых сражений с людьми вообще не планировалось. А самое главное, в-третьих, убеждённые в том, что всё это произошло «назло», чтобы земля не досталась никому, с этой местности уйдут все войска. В такой нежизнеспособной территории Царство Земли не будет заинтересовано несколько лет. И тогда наступает вторая фаза, «Возрождение Феникса»: за время восстановления земель выстроить цепь крепостей и гарнизонов, отсекающих нашу будущую территорию от Царства Земли. Кому, как не людям Огня, проживающим на вулканах, лучше всего знать способы восстановления выжженных земель? Пока Царство Земли очухается и поймёт за своими стенами, что его крупно обманули, провинция Похай будет защищена и полностью подконтрольна Стране Огня.

При этом Озай беспокоился о шпионах, так что планы озвучивались разные. Вплоть до того, что главной целью при проявлении кометы Созина будет завоевание Ба Синг Се. Все войска Земли стянутся к их столице, значит, будет меньше случайных жертв.

Надо признать, задумкой с таким своеобразным относительно «бескровным» отвоеванием земель я был впечатлён. Мне показалось это весьма нетривиальным из всех возможных вариантов решения задачи. Просто взять своё, не ввязываясь в кровопролитное сражение и почти не рискуя людьми. Люди потом понадобятся для строительства и восстановления.

Так что Лорд Огня Озай не был ни глупым, ни безрассудным, а свои амбиции он всё же жёстко контролировал, взвешивая на собственной чаше весов, и исходил из блага государства и всего народа. Его целью не была война как таковая. Война была его средством. Возможно, единственной настоящей слабостью Озая была когда-то его юная жена, которая оскорбила его как мужчину. Может быть, он даже любил её, но всё обратилось в ненависть.

Наш семейный ужин закончился глубоко за полночь.

— Ступайте к себе, завтра, точнее, уже сегодня, состоится наша официальная встреча, — кивнул Озай.

— Отец, ты простишь Зуко? — не выдержала неопределённости Азула.

— Иди к себе, Азула. Я хочу ещё кое-что сказать… своему сыну, — похоже, насчёт «прощения» это был жирный намёк.

— Я подожду Зуко в коридоре, — поджала губы Азула.

— Хорошо, — я послал ей ободряющую улыбку. — Но смотри не засни, а то мне придётся нести тебя на руках до кровати.

— Хм, — усмехнулась Азула, отчего-то слегка смутившись.

Озай подождал, пока за ней закроется дверь, и тоже усмехнулся.

— Твоя сестра была очень любопытна. С самого детства. И любила подслушивать. Когда-то это спасло тебе жизнь. Я хотел кое-что рассказать тебе о твоей матери, Зуко, — он пристально посмотрел на меня, и я понял, что это последняя проверка. — Она жива.

— Хн?

— Возможно, жива, о её судьбе я ничего не знаю, — поправился Озай.

— Хорошо, что вы попросили Азулу покинуть комнату. Ей было бы тяжело услышать то, что женщина, предавшая нас, всё ещё вас трогает, отец.

— Тебя не интересует судьба матери или почему она покинула дворец? — не поверил мне Озай, прищурившись.

— Расскажите, что хотели рассказать, отец.

— Мой брат потерял сына на войне. Лу Тэн погиб, и я был слишком неосторожен в высказываниях, когда спросил своего отца о том, кто станет следующим Хозяином Огня, так как у Айро больше не было наследников, тогда как у меня, — губы Озая искривились, — было целых двое детей. Отец очень разозлился на мою неучтивость. Он сказал, что мне придётся заплатить за эти слова. И узнать, что такое потерять сына.

М-да, это куда круче, чем Агни Кай в тринадцать лет с последующим изгнанием. Почти как выбор, который дали Итачи: его младший брат или весь клан Учиха.

— Полагаю, Азула подслушала ваш разговор? — спросил я после длительного молчания, когда Озай слишком надолго ушёл в воспоминания. Надо полагать, что решение, к которому он пришёл, не далось ему слишком легко. Возможно, наблюдая за Зуко после, он считал, что жизнь отца того не стоила. И в какой-то мере этим изгнанием воплотил его волю.

— Да, Азула подслушала, и Урса обо всём узнала. Я хотел выполнить волю отца, — Озай не отвёл взгляда и смотрел жёстко и цепко, — но она не позволила мне этого сделать. Она знала, что я… желал власти. И тогда Урса убила Хозяина Огня Азулона и бежала из дворца. Она стала изгнанницей, потому что простить такое преступление невозможно.

Значит, добавляется и чувство вины. Смерть отца, уход жены, и всё ради жизни слабого и бесполезного Зуко. Озай, похоже, правда любил Урсу, раз позволил ей себя уговорить и разменять жизнь родителя на жизнь сына, которого считал чужим. Это было его слабостью. А потом не мог смотреть на сына, ставшего камнем преткновения во всей этой истории. Винить чужого ребёнка гораздо проще, чем себя за несдержанность или просчёт. С другой стороны, Азулон мог и просто проверять лояльность сына, как знать, убили бы Зуко или нет. Но Урса слишком испугалась и верила в то, что Зуко грозит стопроцентная смерть. А ведь существует закон, запрещающий убивать членов «императорской семьи». Об этом позаботился ещё отец Созина. Так что отец мог и вывернуться, сослаться на закон или предложить убить внука самому Азулону, тем самым, по сути, лишить династию будущего. Всё же мальчики ценились как продолжатели рода. Может, старик, расстроенный смертью Лу Тэна, остыл бы на следующий день. Как знать. Думаю, Озай до сих пор мучается этими вопросами. И мне страшно представить, какие мысли мучили моего брата, который пошёл на уничтожение клана ради Конохи и моей жизни.

— У тебя нет вопросов? — после томительной паузы спросил Озай.

— Во время странствий я понял, что не хочу задавать вопросов, на которые не желаю получить ответы, — я пожал плечами. — Не знаю, достоин ли я той жертвы, которую вам пришлось принести, отец, полагаю, это покажет только время. Ну а насчёт Урсы… я предполагал нечто подобное. Если она жива, то, скорее всего, живёт своей жизнью. Если мертва, то пусть найдёт покой. Ни я, ни Азула, ни вы, отец, не были ей нужны с самого начала.

— Хорошо, иди спать, Зуко, — отпустил меня Озай. Я коротко поклонился и покинул красную столовую.

Когда я вышел в коридор, то по блестящим глазам сестры сразу понял, что как минимум часть разговора она слышала. Озай не хотел, чтобы она знала об этом формально, но неформально позволил подслушать. Как всё же сложно со всеми этими причудами и этикетом.

Я сгрёб её в объятия и прижал к себе. Азула не плакала, лишь коротко зло дышала сквозь зубы. Это тоже окунуло её в прошлое. Каким бы «монстром», по мнению Урсы, ни была Азула, она испугалась за брата и рассказала всё матери, неосознанно ожидая от неё поддержки и защиты. В конце концов, по мнению Азулы, Зуко Урса любила.

— Я сказала ей… Я тогда сказала ей… — тихо прошептала Азула, прижимаясь к моей груди лицом.

— Ш-ш… Это неважно. Оставим прошлое прошлому, малышка, — погладил я её по волосам. — Отпусти её. У тебя есть я. И есть отец. А ещё у тебя есть дядя Айро.

— Хм… — я не увидел, а скорее почувствовал, что Азула хитро улыбнулась и завела ладонь мне за шею, подтягивая ноги, так что пришлось взять её на руки. Она умостила голову мне на плечо и невинно посмотрела из-под ресниц. — Что? Ты же обещал принести меня в кровать.

— Хн, — сестра почти ничего не весила, и похоже, что сегодня ей как никогда хотелось побыть маленькой девочкой, о которой кто-то заботился. Я усмехнулся, сделал несколько шагов, перекинул её на плечо кверху задницей и шлёпнул по мягкому месту. Азула тихо, но возмущённо вскрикнула и хихикнула, впрочем, не делая попыток освободиться. Так мы прошли коридор. Я почувствовал, что впереди кто-то есть, так что, придерживая Азулу, поднялся по стене, чтобы миновать охранника. Сестра азартно смотрела вниз, совершенно не боялась, крепче в меня вцепившись, и я читал в её взгляде восхищение и желание научиться такому же.

Прокравшись через сонный дворец к её покоям, я чинно вернул её на руки, вошёл в дверь и положил на здоровую кровать.

— Спи, сестрёнка, думаю, у нас ещё будет время поговорить.

* * *

Официальный Озай выглядел ещё более внушительно и неприступно в церемониальной одежде, и, как оказалось, про всполохи огня дядя не соврал и не преувеличил. В большом зале приёмов стоял помост, на нём — внушительный трон, на троне — Лорд Огня. Его сила свободно текла по помосту, кажется, сделанному из звёздного металла, и весь периметр торжественно горел. Красиво, мощно и завораживающе. Меня, да и многих присутствующих, пробирало.

— Принц Зуко, — кажется, была сделана и какая-то акустика, потому что голос Лорда Огня расходился по всему залу, наполненному людьми. — Твоё изгнание закончилось. Ты смог доказать свою лояльность народу Огня и своей стране. Тебе возвращается титул Наследного принца и все твои привилегии.

— Благодарю, мой Лорд, — наученный Азулой, ответил я.

— Я посылаю тебя на Северный полюс с дипломатической миссией, — продолжил Озай.

— Да, мой Лорд.

— Принцесса Азула будет тебя сопровождать.

— Я рад, мой Лорд.

Что ж, мой план начал воплощаться в жизнь.

Глава 4. Приготовления

23 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Остров Феникса, Столица Страны Огня


Несколько дней после того, как мне и Азуле был отдан приказ, прошли в сборах. Я сначала не осознал масштабы бедствия, но, кажется, с нами решили отправить не только добрую часть всего флота народа Огня, но и половину дворца. Я в ужасе смотрел на «личный корабль» Азулы с пятиэтажной пагодой на палубе. Много золота и совершенно нефункциональной «красоты».

В голове упрямо билась мысль, что в случае морских сражений эта посудина будет лёгкой мишенью и потонет первой.

— На таком корыте лучше совершать прогулки по местным островам, чем отправляться на, возможно, опасную миссию, — хмыкнул я, разглядывая сооружение.

— Но, Зуко, это же… показывает наш статус, — удивлённо вздёрнула бровь Азула. — Разве ты не хочешь показать всем и каждому, что снова стал Наследным принцем?

— Кому надо, это и так узнают, малышка, — хмыкнул я. — К тому же гораздо проще понять, как люди к тебе относятся, если не в курсе о твоих регалиях или статусе. Например, если бы ты не была принцессой, я бы всё равно любил тебя, потому что ты моя сестра. Или уважал твою силу, потому что ты хороший воин. Что касается этого корабля, то мне важней, чтобы в случае опасности мы могли уплыть с достаточной скоростью, а эта неповоротливая громадина вряд ли маневренная и может делать более двадцати километров в час, — я сложил руки на груди. — Я вообще не собирался как-то выделяться. О человеке лучше говорят его поступки, чем нашивки и позолота. Народ Воды не кичится происхождением и не носит знаков отличий, в данном случае мы должны подстраиваться под них. Если хотим успеха.

— Мы обязаны играть по их правилам, потому что правила изменились? — задумчиво кивнула Азула. — Если досконально узнаем все правила, мы сможем выиграть.

— Сейчас всё зависит от того, как быстро мы перестроим политику и отношение к Народу Огня, — я одобрительно погладил её по наполовину распущенным волосам. — Я не прошу тебя притворяться кем-то, кем ты не являешься. Наоборот, нам понадобится твоя решительность и сила, ум и умение быстро анализировать ситуацию. Когда ты в детстве играла с Мэй, ты в первую очередь была её подругой, а принцессой лишь во вторую. Сейчас этот опыт тебе понадобится.

— В Академии для девочек подчёркивали мой статус, — хмыкнула Азула, обдумывая мои слова, — но только Мэй и Тай Ли были по-настоящему мне преданны. Я… тоже считала их своими подругами. Они на самом деле мне нравятся и никогда не подводили. К тому же… никогда не пытались использовать близкое знакомство со мной. Мэй даже как будто нарочно вредничала и отговаривала меня от самых… м… не самых умных поступков, когда я злилась. А Тай Ли могла меня развеселить и поддерживала разные шалости. Сейчас я думаю, что этим мельтешением она меня отвлекала от масштабных разрушений, я успевала остыть.

— Твоя злость происходила от внутренней боли, — я привлёк её к себе. — Я понимаю тебя, сестрёнка. Ты же знаешь. Ты всегда можешь сказать мне обо всём, что тебя беспокоит. Я смогу защитить тебя.

— Я хочу взять с собой Тай Ли, — сказала Азула. — Она может пригодиться. К тому же она всегда нравилась другим людям. Из-за этого я немного ей завидовала. Единственным утешением было, что Тай Ли не маг огня и никогда не сможет делать того, что могу я.

— Тай Ли? — я притворился, что вспоминаю ещё одну подругу сестры. — Конечно, если она согласится. Ты сможешь найти её за пару дней?

По описанию эта Тай Ли была кем-то вроде Наруто для меня в своё время. Я как никто другой понимал Азулу в её попытке найти душевное равновесие и опору.

— Да. И она точно согласится. Я поняла, что императорский кортеж будет нам только обузой. Мы провернём всё небольшим элитным отрядом, не вызывающим больших опасений. Кучка милых девчонок и принц, — хихикнула Азула. — Возможно, нам не придётся ждать адмирала Джао для нашего триумфального сопровождения. Хотя отец на этом настаивает.

Да. Кроме всего прочего, «дипломатическая миссия», в которой участвуют принц и принцесса, должна была подкрепляться силами флота, поэтому мы вдобавок ждали адмирала Джао и его корабли. Куда без него? По плану дядя Айро будет находиться на корабле адмирала, чтобы контролировать флот и отдать распоряжение о нападении на Северный полюс в случае, если нас захватят или дипломатическая миссия провалится.

Пока мы всё это обсуждали, я заметил корабль с незнакомым мне флагом, прибывший через крепость гавани. Прямо над нами пролетел драконий ястреб.

— Интересно, почему наш корабль не пустили в гавань? — спросил я.

— Наверное, какое-то срочное послание и ему надлежит сразу вернуться обратно, получив известие из Столицы, — отозвалась Азула. — Флаг Восточного флота. Им управляет адмирал Чан, видела его несколько раз во дворце. Кажется, они контролируют воды Северо-восточного течения, периодически совершая рейды на предместья Ба Синг Се, и держат город в осаде. Не дают им расслабляться.

— Значит, то течение с севера на юг контролирует этот флот? — хмыкнул я. — Тогда зачем мы ждём Южный флот адмирала Джао?

— Он гораздо ближе, чем флот адмирала Чана, — пожала плечами Азула. — К тому же возможно, что отцу любопытно, как разрешатся ваши разногласия с адмиралом Джао. А ещё я слышала, что Джао знает какой-то секрет о племени Воды. Но пока не знаю, какой именно. Но что-то вроде того, что на это можно надавить. Плюс в случае, если будет решено напасть на Северный Полюс, оба флота объединятся.

— Хн. Секрет — это интересно, — усмехнулся я. — Хотелось бы знать его раньше, чем мы окажемся у магов воды. Джао самодовольный и хвастливый тип. Полагаю, чтобы впечатлить прекрасную принцессу, он расскажет свой секрет. Удивишь меня своими навыками манипулирования?

— Пожалуй, — ухмыльнулась Азула. — Кстати, я знаю, что Тай Ли сейчас в Городе Огненного фонтана. Хм. А этот корабль уже готов к отплытию.

— Хочешь узнать, не подкинут ли принцессу до подруги, если им по пути?

— Так было бы быстрее, — повела плечом Азула. — Нам придётся ждать, пока Джао не получит прямой приказ от Лорда Огня. Даже не письменный, а личный. Значит, мы отплывём на Северный полюс ещё через день или два. За это время я найду Тай Ли.

В гавани с нами, кроме нескольких всё же всученных «положенных» стражников, был ещё Тори, но он стоял на приличном расстоянии, деликатно не мешая нам общаться. После моего «триумфального возвращения» в родные пенаты я проводил с сестрой много времени. Правда, тренировки в любом случае проводили все вместе, в этом я был непреклонен. Хотя в остальном сестра жутко меня ревновала даже к дяде Айро и пока изо всех сил «метила территорию». У Азулы, по сути, никогда не было брата, она совершенно не представляла подобные отношения вне «поиздевайся над Зуко, потому что он любимчик мамы и ей будет так же больно, как и мне от её безразличия». Сейчас мы проходили стадию определения границ этих отношений. В психологическом смысле, несмотря на свои «почти пятнадцать» и «возраст замужества», Азула была сущим ребёнком, который дорвался до внимания и душевного тепла. Пока внутри неё была чёрная пустота, которую она с жадностью стремилась заполнить, убеждаясь, что её любят и что она кому-то нужна просто так, сама по себе. Что её примут любую.

Она верила в то, что является плохим человеком, которого не за что любить — «монстром», — это было сложно переломить. Невольно вспоминался обратный случай с Наруто, которого пытались убедить, что он монстр, но ни у кого не вышло. Хотелось спросить его, как он с этим справился…

Бывало, что мы разговаривали с Азулой по нескольку часов подряд. Она рассказывала о годах в Академии, о разных событиях во дворце. Я спрашивал её мнения и совета, «вспоминал» этикет и прочие «нужности». Сегодня, словно убедившись, что я точно никуда от неё не денусь, Азула сама решила добавить в нашу команду лишнего человека, на которого будет вольно или невольно распыляться моё внимание, и я посчитал это маленькой победой.

— Тори! — позвал я друга, который тут же оказался рядом с нами. — Азула хочет наведаться в Город Огненного фонтана, а мне надо проследить за подготовкой к экспедиции. Не хочу отпускать её одну. Составишь моей сестре компанию?

— Конечно, — даже чуть удивился формулировке он.

— Тогда пойдём договариваться с капитаном корабля Восточного флота.

— Раз так, то можешь звать меня просто по имени, Тори… — сестра окинула задумчивым взглядом моего друга-соратника. — Это пригодится… для нашей дальнейшей миссии.

— Умница, — я сказал это одними губами, но Азула увидела и на короткий миг счастливо улыбнулась.

В отличие от меня, Азулу никто особо в лицо не знал, да и была она не при полном параде, иначе пришлось бы тащиться в паланкине и терять кучу времени на дорогу до гавани. А так по пути мы ещё и забрались на край бывшего вулкана, чтобы посмотреть и оценить Столицу с высоты. Азула оказалась очень ловкой и выносливой. Она на самом деле много тренировалась. А её упорству мог позавидовать даже Узумаки. Плюс ко всему Азула почти сразу поняла про чакру, за несколько дней освоила все ручные печати и не путалась в них. Я тут же поверил, что нет преувеличения в том, что она стала Мастером Огня в десять лет. Очаг у неё работал очень хорошо, и резерва в процессе «тренировок-проверок» я насчитал порядка двадцати восьми чуу. При этом до истощения ещё было далеко. Так что по нашим меркам Азуле светил бы ранг как минимум дзёнина С-ранга точно. А если учитывать то, что у неё две стихии, то, может, и В-ранг бы потянула. Другое дело, что, как у всех магов-стихийников, у неё был «перекос» баланса чакры, да и техники любой стихии жрали чакры гораздо больше, чем техники ниндзюцу такого же уровня или тем более гендзюцу.

К техникам гендзюцу я потихоньку подбирался, контроль там требуется филигранный, а баланс чакры как раз обратный от стихийного. Пусть шарингана со мной нет, но… я уже сподобился на иллюзорного клона. И без способностей глаз я знал техники гендзюцу. «Иллюзию окружения», способную замаскировать и скрыть что угодно при должном умении и внимании. Ещё в моём арсенале была техника «демонических иллюзий» с извлечением и показом сокровенных страхов противника. Пока на них не хватало навыков в этом теле. А я ещё замахивался на такое мощное дзюцу, как «техника храма Нирвана», именно ей когда-то усыпили целый стадион зрителей на нашем экзамене чуунина.

В общем, Азула была представлена капитану корабля Восточного флота как просто аристократка из дворца, которой приспичило в соседний город «за надом». И в процессе обсуждения того, возьмут они пассажиров или нет, так как даже восстановленный в правах принц не мог ангажировать военный корабль для своих дел, выяснилось нечто интересное. Во-первых, корабль Восточного флота прибыл в Столицу, чтобы получить подтверждение приказа о десантировании войск на территории бывшего Северного Храма Воздуха, в котором поселились какие-то люди ещё с разрешения деда Азулона. Во-вторых, эти люди, жившие там, уже несколько лет делали разное оружие и оснащение для армии народа Огня, что-то разрабатывали или вроде того. Озай упоминал о том, что операция «Феникс» должна проходить с воздуха, так что в данный момент это «что-то», насколько я понял, было воздухоплавательными аппаратами. В-третьих, внезапно люди из храма отказались отдавать свои конструкции и разработки, так что адмирал Чан запросил разрешение от отца для «принятия мер». В-четвёртых, похоже, что бучу с отказом «отдавать оружие» устроил Аватар, пролетающий через Храм на Северный полюс. И сдаётся мне, раз адмирал или его человек, ответственный за получение оружия, пообещали «кары небесные» на жителей Храма Воздуха, Аанг не продолжит путешествие, пока не защитит людей. И это серьёзно осложняет нашу миссию на Северный полюс, потому что я хотел прибыть туда следом или вместе с Аватаром.

Ещё два дня назад по распоряжению Озая во все гарнизоны были направлены приказы об остановке активных боевых действий наших войск. Только защита гарнизонов и поселений. Как и отозваны «ориентировки» на Аватара. Но Восточный флот был далеко и не имел собственных баз на той стороне континента, так что новости и приказы узнавали, засылая корабли в Столицу.

— Похоже, что нам стоит навестить не только город Огненного фонтана, но и Северный Храм Воздуха, — хмыкнул я. — Надеюсь, адмирал Чан не начнёт нападение раньше…

— Я слышала, что он осторожен. В данном случае промедление ничего не решает, — сказала Азула, — а уточнить у Лорда Огня меру наказания за нарушение старых договорённостей не помешает. Всё же это не обычные люди. Кажется, благодаря им появились улучшенные двигатели на кораблях и некоторые другие «модернизации» и механизмы.

— Принц Зуко, — потревожил наше совещание комендант гарнизона, — вам пришло послание от Хозяина Огня.

— Похоже, нам придётся выступить раньше, — я отдал Азуле резолюцию, написанную на задней стороне послания адмирала Чана с описанием сложившейся ситуации, которую мы уже узнали от капитана. Над печатью Лорда Огня было всего три слова: «Разберись с этим».

— Принц Зуко, похоже, мы поступаем под ваше командование, — в руках у капитана корабля Восточного флота тоже было послание, прибывшее с ответным драконьим ястребом.

— Готовьте корабль к отплытию. Мы выступаем, как только я напишу ответ, — распорядился я.

— Что будем делать? — спросила Азула.

— Тебя и Тори доставим до города Огненного фонтана. Предложишь участие в миссии на Северном полюсе Тай Ли. Через полтора-два дня вас оттуда заберут. Я напишу дяде, что мы встретимся в Северо-восточном проливе. Расскажешь ему подробности. Я же отправлюсь с этим кораблём к адмиралу Чану.

— Один? — прищурилась Азула. Тори тоже как будто имел возражения: он открыл и закрыл рот, но мешать обсуждению не стал.

— Да. Храм высоко в заснеженных горах. Быстро добраться туда смогу только я. Аватар меня знает. Оружие у меня при себе, — я коснулся катаны. — Да и сам я не промах. Промедление может закончиться провалом всех планов.

— Хорошо, — кивнула Азула, быстро просчитывая ситуацию. — Возможно, если ты будешь один, то окажешься на Северном полюсе ещё раньше нас.

— Хн… Предлагаешь мне отправиться с Аватаром, а вы как будто в моих поисках забредёте туда? — подхватил я идею.

— Это будет зависеть от разных факторов, — чуть склонила голову Азула, — но в целом верно. Пока можно не сообщать о том, что ты снова наследный принц. Сделай удивлённое лицо, когда я это скажу тебе при встрече.

— Хн. Если можешь избежать вранья, лучше не врать.

* * *

Город Огненного фонтана располагался на следующем за островом Феникса острове.

— Мы же встретимся, верно? — чуть дрогнул голос Азулы, и она первой качнулась в мои объятия, на короткий миг утыкаясь в плечо.

— Конечно, сестрёнка, — привычно погладил я её по волосам и посмотрел на Тори, наблюдающего сцену прощания. — Береги её.

— Да, Саске, — криво улыбнулся он, пытаясь скрыть волнение.

Я пожал ему руку. И они спустились по трапу в вечерний сумрак бывшей столицы. После корабль развернул курс почти на девяносто градусов и отправился на север, огибая мыс Вулонг, чтобы попасть в Северо-восточное течение, которое уже завтра утром должно было принести нас к подножию бывшего Северного храма народа Воздуха.

Как ни планируй, а всё равно что-то да сорвётся. Будем надеяться, что сильно наломать дров никто не успел.

Глава 5. Переговоры

24 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Северный Храм Воздуха


Адмирал Чан оказался жилистым, худым, высоким мужчиной. Выше меня на полторы головы. Ещё не очень старый, лицо почти гладкое, но в волосах уже пробивалась седина. Усов или бакенбард он не носил, только бороду, как у Озая, разве что менее длинную и более мохнатую, а в «пучок знати» собирал все волосы, а не только макушку.

Пока мы плыли до Огненного фонтана, Азула вспомнила, что у Чана двое детей, старший из которых служил вместе с нашим покойным кузеном Лу Тэном, сыном Айро. Имя Азула не знала, только то, что он в армии в чине капитана. Младший сын был моего возраста и вроде бы на военную службу не поступил: то ли слабый маг, то ли Чан хотел, чтобы его младший ребёнок занимался более мирным территориальным управлением и стал чиновником.

Корабль прибыл к подножию Северного Храма воздуха, как мне и обещали, на рассвете. Ночью мы вошли в тягу северо-восточного течения и добрались с ветерком, почти не используя топливо. По крайней мере, двигатели корабля работали не слишком громко.

Адмирал прочитал приказ Лорда Огня, посмотрел на меня тяжёлым взглядом, но с тем, что ему следует слушаться моих приказов, смирился без язвительных демонстраций в стиле Джао. Сразу видно умного человека.

— Какие будут распоряжения, принц Зуко?

— Нападение на храм отменяется, — ответил я. — Лорд Огня Озай не желает лишних жертв.

— Мы солдаты, мы привыкли жертвовать жизнями ради своей страны! — нахмурился Чан.

— Отдать жизнь за свою страну ваши люди всегда успеют, — успокоил его я. — Мы решим дело миром и заберём то, что принадлежит нам.

— И как? — скептически вздёрнул бровь адмирал. — Они отказались…

— А вот это доверьте мне, — перебил его я. — Я пойду в Храм один.

— Принц Зуко, — было видно, что Чан еле сдерживается и подбирает слова, чтобы не наговорить лишнего, — я не уверен, что ваш статус принца хоть что-то значит для этих мятежников. Если вы пострадаете…

— Статус принца?.. — я ухмыльнулся. — В данном случае важно лишь то, что он имеет значение для вас, адмирал, потому что объяснять мне некогда. Это приказ. Я иду один. На Храм не нападать. Ожидать, пока прибудет принц Айро и моя сестра. Лорд Огня Озай сейчас готовится к смене эры Огня на эру Воздуха, и моя миссия имеет ключевое значение в его планах.

— Вот как? — чуть вытянулось лицо Чана, но он взял себя в руки и кивнул. — Значит, всё дело в Аватаре? Хорошо. Доверюсь вам, принц Зуко.

— Мне понадобится провиант на сутки, топливо, меховая куртка, немного мёда и несколько яблок.

* * *

Зима в горах на севере сурова, и климат сильно отличается от погоды на островах Страны Огня, прогреваемых изнутри. На обледенелых камнях тропы лежал снег. В белой дымке иногда виднелся белый Храм Воздуха с голубыми шпилями крыш. Архитектура отличалась от Южного храма, и, кажется, он был больше, но общая концепция постройки оставалась прежней: храм располагался на пике горной вершины. Только здесь вдобавок имелись низкие облака. В небе возле крыш зданий мелькали крупные точки. Пока я сюда плыл, узнал от команды всё про местных мастеров, которые смогли «покорить небо».

Вспомнилось, что в прошлом какой-то клан шиноби напал на Коноху с воздуха. Они использовали механизмы, летающие на чакре и потоках ветра. Их быстро перебили, кажется. Так что идея не нова. Да и Аанг летал на своём посохе.

В полдень я пересёк линию туманных облаков на высоте в полкилометра и теперь мог без преград подивиться местной инженерной мысли. Впрочем, не вижу смысла тащиться ещё более километра вверх по петляющей тропе: меня уже должны были заметить. Не зря же они там летают?! А если нет, то небольшой фейерверк в этом поможет.

— Хн.

А неплохо получилось. Чакры на иллюзию в огне хватило лишь на одно слово, но оно более чем информативное: «Поговорим?».

Я только успел согреть обед на костерке из угля, взятого с собой, как ко мне прилетел Аанг.

— Привет, присоединяйся, — я кивнул на камень рядом с собой.

— Это печёное яблоко? — вместо приветствия принюхался он. — С мёдом?

— Я же в курсе о твоих странных вкусовых пристрастиях, — хмыкнул я, вгрызаясь в своё мясо. — Бери. И ешь бао бинг, а то что-нибудь слипнется.

Аанг с аппетитом накинулся на свою «траву», закусывая яблоко тонкой поджаренной лепёшкой из муки и воды.

— В храме делают такие же, — покрутив в руках бао бинг, сказал Аанг, видимо, чтобы начать разговор. — Но мы не отступимся, если ты пришёл поговорить об этом, Зуко.

— Вообще-то, в храме такие не делают, — я ухмыльнулся и доел последнюю лепёшку. — Если ты не заметил, то здесь почти невозможно что-то вырастить, сплошные лёд и камни. Эти лепёшки, как и львиную долю продовольствия для жителей храма, поставляет Страна Огня. В том числе уголь для отопления и работы всех этих машин, металл, дерево, кожу, ткани. Здесь ничего нет. Поэтому, кроме этих беженцев, здесь до сих пор никто не живёт, хотя народ Воздуха сгинул сто лет назад. Они не просто договорились о том, чтобы их никто не трогал. Армия Страны Огня регулярно поставляет им продукты и материалы для жизни. Одним небом сыт не будешь. Сомневаюсь, что эти люди, как монахи Воздуха, питаются лишь листиками и солнечным светом. Да и монахи, насколько я выяснил, жили в этом храме только в летние месяцы. Не зря же ваш народ звался «Воздушными кочевниками». Вы перелетали из Храма в Храм в зависимости от сезона, чтобы иметь запасы продовольствия. Или ты никогда не задумывался, в чём смысл этих путешествий?

Аанг смотрел на меня, округлив глаза и приоткрыв рот. Нет. Похоже, не задумывался. Полагаю, уж Аватара снабжали всем необходимым в достатке.

— Но… тот человек сказал, что сожжёт всё!

— Возможно, адмирал Чан гораздо гуманней, чем ты, — хмыкнул я.

— Что ты имеешь в виду?

— Если войска просто уйдут и вернутся, скажем, через полгода, они найдут здесь истощённых замёрзших людей. А всё почему? Потому что «добрый Аватар», не разобравшись в ситуации, настроил жителей храма против своих покровителей, которые обеспечивают их всем необходимым. Обрёк людей на голод и страдания в случае «победы» и на ухудшение их положения и наказания в случае проигрыша. Возможно, Аватар просто не захотел, чтобы память о его народе кто-то тревожил, потому что в случае «победы» эти люди точно покинут храм. Потому что не смогут там выжить.

— Это правда?! — вскочил Аанг.

— Откуда я знаю, какими мотивами ты руководствуешься?

— Про то, что вся еда из Страны Огня? — мотнул головой Аанг.

— Может быть, они ловят рыбу в море, — пожал я плечами, — для разнообразия рациона. Но её ещё надо доставить наверх. Затратить силы и время. Их приспособления всё же отличаются от твоего посоха, они просто планируют и не умеют создавать воздушный поток. Поднять такой механизм с земли не то же самое, что сигануть со специальной площадки в храме. Гораздо проще сделать запас на какое-то время и дальше развлекаться полётами в небе и созданием механизмов. Как часто Аватары видели только поверхностные проблемы, не желая вникать в жизнь простых людей? История столетнего военного конфликта с Царством Земли, которому Аватар Киоши помогла забрать земли Страны Огня для выращивания еды, тому доказательство. Я думал, ты хоть чему-то научился, Аанг. Не так глуп и слеп, как твои предшественники. Или ты всё же решил воспользоваться советом желчного сумасшедшего старика Року и уничтожить целый народ, чтобы мы не мешали жить всем остальным?

— Зуко… — закусил губу Аанг.

— А что? Тебе же все так говорят, — я закатил глаза. — Ни один Аватар не хотел видеть очевидных вещей или думать о последствиях своих поступков. Ты хочешь спасти этих людей сегодня, но не задумываешься, что с ними будет завтра.

— Я просто не знал… всего, — потупил взгляд Аанг.

— А ты интересовался? Спрашивал? Хотел узнать? Ты, вообще-то, Аватар. Типа сосредоточие мудрости и надежды всего мира. Или тебе важней сиюминутные победы, чем процветание для всего мира?

— Что ты имеешь в виду, Зуко?

— А то, что отец отправил меня на Северный полюс для того, чтобы заключить мир с народами Воды и попытаться вместе найти новые земли. Ты даже не понимаешь, что все остальные в меньшинстве по сравнению с народом Царства Земли, и они уже отвоевали себе почти весь континент. Народ Воды на своих обледенелых островах в точно таком же положении от Царства Земли, как и эти беженцы-механисты. Они покупают их лояльность и заставляют сражаться с нашим флотом на воде за еду. Между прочим, этот конструктор делает множество машин, которые помогают передвижениям и обработке плохой земли. Всё, что ты видишь, можно использовать как для войны, так и в мирных целях. Но ты настолько слеп, что во всём видишь лишь оружие.

— Дипломатическая миссия на Северный полюс? — в который раз открыл рот Аанг.

— Неужели ты правда думаешь, что Стране Огня так нужна эта война? Битвы ради битв? Типа мы такие плохие и злые сами по себе? — фыркнул я. — Все люди хотят спокойной мирной жизни в достатке и сытости. Только нет ни достатка, ни сытости. Большинство наших земель такие же голые скалы, только без снега и льда.

— Катара говорила о провинции Похай… Ты рассказывал об этом магам земли на той плавучей тюрьме, — кашлянул смущённый Аанг. — Хотя Сокка сказал, что ты наврал…

— Большинство мудрости хранили монахи Воздуха, — хмыкнул я. — Люди мало помнят о событиях столетней и более давности. Война истощает и ожесточает. В твоих силах сделать так, чтобы эра Воздуха стала эрой мира. Мой отец уже сделал шаг навстречу. Он желает освободить народы и не делает различий между магами разных стихий. Он пришёл к власти всего несколько лет назад, сменив моего деда, и постепенно сглаживал ситуацию. Не так-то просто остановить войну, если этого не хотят твои противники.

— Ну а как же комета? — спросил Аанг.

— Я говорил тебе, что комета как прилетит, так и улетит, а проблемы останутся. И решать их надо вместе. А не провоцировать войну. Не задумывался, откуда вообще взялись эти твои «беженцы»? И от кого именно они бежали? Что-то мне подсказывает, что раз они умудрились договориться с нашей армией и как бы делали для них оружие, то всё не так просто, как тебе кажется. И бежали они никак не от Страны Огня.

— Я…

— Да-да… Не спрашивал, не разбирался, не интересовался, — хмыкнул я. — И так ведь «понятно», кто тут главный злодей.

Аанг покраснел.

— Наверное, ты прав, Зуко, — вздохнул он и устало опустился на камень. — Просто… я не готов нести ответственность за весь мир. Знаешь, что произошло на самом деле? В тот день, когда Аватар пропал? Я рассказал об этом только Катаре, и она утешала меня, говорила, что я не должен мучить себя чувством вины, но я знаю, что сам виноват в своём исчезновении. Как и в смерти своего народа. За несколько дней до того дня монахи сказали мне, что я Аватар. Они должны были сказать это в моё шестнадцатилетие, но Гияцо сказал, что получил тревожные знаки от грозовых облаков и миру нужен Аватар уже сейчас. Они сказали, что грядёт война. Всё стало меняться, когда остальные узнали, что я Аватар. Ребята больше не играли со мной… Единственным, кто общался со мной, как раньше, был мой наставник Гияцо. Правда, другие старейшины это… не одобряли, настаивая, что мне надо быстрей учиться. Главный настоятель решил разлучить нас с Гияцо и отправить меня в Восточный Храм воздуха. Я был напуган и растерян и не знал, что делать. Я решил сбежать из Храма к своему другу Буми в Омашу, пока у меня ещё были друзья… Но над морем бушевала гроза, и… Аппа выбился из сил, нас захлестнула волна. Это последнее, что я помню из прошлой жизни до того, как нас нашли Катара и Сокка. Мой народ нуждался во мне, когда люди Огня напали на наш храм, а меня не было. Наверное, ты прав, мне гораздо проще винить других, потому что я знаю, что во всём произошедшем виноват лишь я сам. И теперь я пытаюсь… стараюсь, чтобы такого же, как со мной и моим домом, больше никогда не произошло.

— Хн, — информация была любопытной. Особенно в силу того, что я не так давно узнал.

— Что?

— Полагаю, что всё, как всегда, было не просто и не однозначно, — потёр я подбородок. — Когда это случилось? Когда ты попал в айсберг?

— Примерно в это же время, — наморщил лоб Аватар. — Недавно была очень похожая гроза, и тогда я очень расстроился… Рассказал всё Катаре.

— Комета Созина прилетает в конце седьмого месяца, летом, — пояснил я. — Так что, пока в мире был Аватар, никакой войны быть не могло со всеми кометами. Война наступила, когда ты пропал и весть об этом облетела все храмы. Кажется, у них какие-то кристаллы…

— Да, когда я использовал силу Аватара, про меня узнали… — кивнул Аанг, который непонимающе хмурился.

— К тому же я выяснил, что первым был уничтожен именно Восточный храм Воздуха. Тот, в который тебя собирались отправить эти твои Настоятели. Вся эта история… очень странная. Народ Огня изначально был выбран на роль злодеев, а кто-то желал избавиться от Аватара и переделить власть и влияние. Если бы тебя убили, новый Аватар был бы рождён в племени Воды, его бы взялись «защищать»… — и вот мы снова приходим к Аватару из Царства Земли. — Не нравится мне всё это.

— Зуко, что ты хочешь сказать? — потрогал меня за рукав Аанг.

— Прошло слишком много времени с той поры. Сто лет — немалый срок. Вряд ли остались свидетели тех событий. Кто в этом непосредственно участвовал и что-то знал. Но то, что всё было не так просто, это точно. Сейчас нам надо разбираться в том, что перед нами, а не ковыряться в прошлом. Хотя там порой находятся многие ответы.

— Ты… отправишься со мной в храм, Зуко? — спросил Аанг.

— Я думал, ты уже и не предложишь, — усмехнулся я, и Аватар робко улыбнулся. Какой он ещё ребёнок.

Мимо нас уже дважды пролетели механисты на своих приспособлениях, так что, когда мы с Аангом прибыли на площадку для разбега и посадки, полагаю, летающих бизонов, нас обступила толпа.

— Кто это? Он из народа Огня? Что это за парень? — шушукались местные ребята, пока я не увидел бегущих к нам Сокку и Катару.

— Снова ты?! — эмоционально встретила меня Катара, когда я ей подмигнул.

— Аанг! Ты что, привёл в нашу крепость шпиона?! — громко спросил Сокка.

— Успокойся, Сокка, Зуко не шпион, — мотнул головой Аанг.

— Хэй, действительно, Сокка, мы же старые друзья, что за неласковое приветствие?

Сокка смешался и покраснел под моей доброжелательной улыбкой в стиле Узумаки. Да и остальные не чинили препятствий. К тому же на меня налетел тот ушастый лемур, и я отдал ему последнее яблоко.

— Момо! — возмутился поведением животного Сокка. — Как тебе не стыдно?! Почему ты берёшь еду у кого попало?!

Лемур виновато прижал большие уши, но яблоко перевесило все доводы.

— Ты подкупил даже лемура! — ткнул в меня пальцем Сокка.

— Не переживай, у меня и для тебя есть гостинец. Я же обещал тебе свечи, чтобы ты удостоверился, что являешься магом огня. Может, даже пару приёмчиков выучишь.

— Э?.. — не нашёлся, что на это ответить, Сокка. Забавный парень.

— Пойдём, Зуко, я тебе всё покажу, — серьёзно нахмурился Аанг, демонстрируя, что спорить по поводу гостей с ним не стоит. Впрочем, Сокка, которому я мимоходом вручил свечи, последовал за нами. Он со скрытым восхищением во взгляде косился на мою катану.

— Аанг, кто это? — преградил нам путь парень лет четырнадцати в каком-то приспособлении, похожем на низкую тачку. Похоже, у него что-то с ногами.

— Тео, это… мой друг, — твёрдо сказал Аанг. — Его зовут Зуко.

— Принц Зуко, — ехидно уточнил Сокка. — Он типа принц народа Огня в изгнании.

— Уже нет, — усмехнулся я. — Теперь я просто принц.

Глава 6. Другая история

24 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Северный Храм Воздуха


Кабинет, в который мы вошли вместе с Аангом, Соккой, Катарой и калекой Тео, был завален бумагами, расчётами и моделями разных приспособлений.

Человек за столом поднял голову и рассеянно взглянул на нас. Я увидел взгляд, который бывает у людей, загнанных в угол.

Лидер «мятежников» имел высокий лоб, перетекающий в обширную лысину, вокруг которой буквально стояли густые всклокоченные волосы. Мощные усы и борода лопатой без намёка на седину, опалённые брови, росшие кусками. Глубокие морщины и их особый излом создавали образ мужчины, который испытал много трудностей, но не привык сдаваться. Адмирал Чан сказал, что в армии этого «лидера» знают под кличкой «Механист», но, насколько я понял, так его называли даже свои. По крайней мере, ни Сокка, ни Аанг имени Механиста не знали.

Но это выражение лица до того, как его губы растянулись в вымученной улыбке при виде посетителей!

Впрочем, на его голову свалился принципиальный Аватар, который так или иначе, но лишит их дома. Живут они здесь уже больше семи лет, наверное, успели всё обустроить, наладить быт. Мы в тот же кабинет поднялись на паровом лифте, и везде куча труб понатыкана. Это уйма работы. Здесь они живут, как хотят, имеют определённую свободу. Их маленькая община защищена от всего мира. Я насчитал человек десять подростков и видел с два десятка крепких мужчин и парочку женщин. Все они решили здесь жить… И я сильно сомневаюсь, что один Механист был в курсе, чем они платят за свою еду и жизнь в этом храме. Для того, чтобы создать полноценную модель или какое-то «оружие», недостаточно нескольких человек. Должны работать все взрослые и, возможно, дети тоже.

Единственный, кто вряд ли работал, это калека.

— Хн.

Их лица с Механистом имеют сходство. Нос, линия бровей, глаза. Словно они…

— Отец, — сказал калека, подтвердив моё предположение, — тут к тебе пришли.

Интересно, ради кого Механист вообще решился собственными руками уничтожить свой дом? Только ли ради Аватара? Аанг здесь лишь пролётом, через пару дней улетит по своим делам, оставив этих беженцев расхлёбывать то, что заварил. Но что-то в голосе и ауре парня-калеки мне не нравится. Он воспринимает меня слишком враждебно для «друга Аватара». Прямо как Катара, у которой «люди Огня убили мать».

— Тео?.. — Механист стряхнул с себя задумчивый сплин и заметил среди остальных меня. Он поднялся, а его взгляд стал цепким и острым. — Кто это с вами, ребята?..

— Аанг сказал, что это принц народа Огня, — не давая никому слова, сказал калека. В его интонации я уловил требовательные и капризные нотки.

А похоже, он привык помыкать отцом… Этот взгляд Механиста на его ноги. Ага. Вина. Похоже, что это не врождённое. Что-то взорвалось в лаборатории, и любимый сын Тео стал калекой? К подобным детям отношения бывают разные: родители либо их ненавидят за ущербность, либо пытаются компенсировать чрезмерной заботой и опекой. Кажется, тут мы имеем второй вариант.

Интересно, что за сказочку скормил Механист своему сыну, что тот так ненавидит людей Огня? По идее, если они торчат тут столько лет, то Тео был мал при их переезде в храм. Механист захотел оградить сына от большого и страшного мира и создал ему идеальные условия? У его передвижного приспособления есть дополнительные крепежи, а внизу маленький двигатель. Похоже, что к этой штуке можно прикрепить планер для полёта. Я заметил на площадке нечто похожее, но другой конструкции, чем у тех детей, которые летали, уцепившись руками и ногами за специальные ручки. Ещё подумал, к чему тут лежит эта странная недоделка. А это, похоже, особая конструкция для любимого сына.

Логично. Если Тео лишился ног, то отец подарил ему крылья.

— Принц? Принц Зуко? — переспросил Механист, с ужасом наблюдая, как я положил руку на спинку кресла-коляски. Страх за Тео. Его единственную больную точку.

— Верно, — доброжелательно улыбнулся я. — Вот, пришёл узнать, как обстоят дела с нашим заказом и когда отправлять вам продовольствие в обмен на него. Скоро весна, и дорога станет непроезжей даже для техники.

Калека обернулся на меня и открыл рот с нескрываемым изумлением.

— Продовольствие? — переспросил Тео.

— Обмен? — вторил ему Сокка.

— Хн… Что-то мне подсказывает, что наши друзья и ваш сын… находятся в неведении относительно отношений храмовых инженеров с народом Огня, — я посмотрел в глаза Механисту. — Думаю, вы хотите рассказать свою подлинную историю. От кого бежали в такую даль? Почему приняли предложение и о том, что все эти годы вас снабжали люди Огня. Или так и продолжите обманывать своего ребёнка и Аватара?

Половина вопросов, конечно, основана на моих догадках, но когда их много, то обычно каждый вычленяет своё. Где, так сказать, рыльце в пушку.

— Наверное, вы правы, принц… — тяжело сел на своё место Механист. — Я многое скрывал от Тео. Не хотел, чтобы… Хотел, чтобы его не коснулась политика, война и потери, как когда-то меня. Мы беженцы… Это верно. Но никто из наших детей не знает, как всё обстояло.

— Расскажите! — потребовала Катара.

— Я жил в городе Гайпан. Пятнадцать лет назад наш город захватили люди Огня. Впрочем, должен признать, что почти никто не пострадал. Несколько магов земли, которые жили в городе, бежали в Ба Синг Се, оставив обычных жителей. Мэр Гайпана решил сдаться. Всё было не так плохо. Мы жили почти как раньше. Наш город располагался в низине, и много земель затопляло. Люди Огня узнали о моём предложении по увеличению полей, которое я делал не один год ещё до захвата, посылая чертежи дамбы в столицу Царства Земли. Так мне предложили работу, и в рекордные сроки мы построили водохранилище. Это позволило увеличить площадь возделывания. Так что командующий гарнизоном Гайпана заинтересовался другими моими идеями и механизмами. А я… Я был рад приносить пользу.

Механист вздохнул и явно приготовился к «плохой части» повествования.

— Потом я встретил маму Тео, — продолжил он. — Она… была патриоткой. Очень переживала из-за того, что наш город захвачен людьми Огня. Я боялся за неё, потому что Джена была активисткой, пыталась заставить людей восстать. Но все жили в достатке, налоги стали меньше, и недовольных было не так и много. Родился Тео, и мы прожили несколько счастливых лет, хотя Джена не оставляла мыслей о восстании. Когда Тео было четыре, она сказала, что отправится в Ба Синг Се, чтобы армия Царства Земли освободила наш дом от чужаков. Несколько месяцев Джены не было, а потом вернулась… как будто не она. Джена стала очень странной. Твердила, что жители Гайпана, которые подчинились людям Огня, — предатели, которые достойны только одной участи: смерти. Она словно обезумела. Не узнавала ни Тео, ни меня.

— Гайпан! — внезапно прервала его Катара. — Я вспомнила это название. Возле этого города мы встретили Джета и его друзей… Борцов за свободу. Но… — её лицо удивлённо вытянулось. — Как же…

— Вы сказали «Джета»? — вскинул голову Механист. — Так звали младшего брата моей жены. Неужели он выжил?!

— Видимо, так… — протянула Катара. — Он сказал, что, когда был маленьким, люди Огня напали на Гайпан и сожгли всех жителей. И его родителей тоже. Поэтому он хотел им отомстить и разрушить дамбу.

— Всё было не так, — покачал головой Механист. — Это Джена выкрала из моей лаборатории некоторые реактивы и устроила несколько взрывов. Она подожгла город. Была паника. Люди Огня, наоборот, пытались потушить Гайпан. Немного позже выяснилось, что моя жена попала под влияние Дай Ли.

— «Дай Ли» — что это? — спросил Аанг.

— Это… что-то вроде тайной полиции Ба Синг Се, — ответил Механист. — Я даже смог выяснить, что в Ба Синг Се, скрытым за множеством стен, очень многие не знают, что идёт война. А всех, кто пытается баламутить народ или говорит о войне, забирают Дай Ли. Когда-то это подразделение магов земли организовала Аватар Киоши для защиты нашей столицы. По некоторым слухам, Дай Ли владеют многими секретами, одним из которых является… гипноз. Они вводят людей в особый транс, заставляя исполнять приказы. Джена напала на нас с Тео, и в результате несчастного случая мой сын лишился возможности ходить. Дай Ли хотели уничтожить всех тех, кто помогал и работал на народ Огня. Поэтому нам помогли сбежать, объявив, что все мы погибли при пожаре в Гайпане. Я оставил своё имя в прошлом вместе с Дженой.

— Хн, — и почему когда случаются странные вещи, то обязательно всплывает Аватар Киоши?

Значит, существует некая организация, которая может творить разные необычные штуки, которым обучила Аватар. В свете «гипноза», похожего на отложенное гендзюцу, как знать, может, агенты Дай Ли под видом Аватара Року отдали Аватару приказ уничтожить моего отца. Как вариант. Мёртвая тётка, сумевшая оставаться молодой более двухсот лет, всё больше меня напрягает. Как знать, не собралась ли она, например, возродиться в теле нового Аватара из Царства Земли? Происходит слишком много различных движений, которые так или иначе ведут к этой Киоши. У неё был свой культ на одноимённом острове, какие-то мутки с тем «Чином-завоевателем», отхватившим наши земли, а тут ещё и специальное подразделение воинов особого назначения, которые устраивают крутые диверсии.

— Значит, вы сбежали как бы от полиции Царства Земли, которое обвинило вас в предательстве? — спросил Сокка.

— Да, — кивнул Механист. — Принц Зуко прав: нас спрятали и поставляли пищу и материалы, в обмен мы должны были создавать различные механизмы и аппараты. Совершенно разного назначения. Должен признаться, не только оружия. Но и, например, оросительной системы для выжженных полей. Я придумал несколько видов теплиц, так что здесь мы тоже кое-что смогли выращивать. Впрочем, климат тут суровый и одной этой едой не обойтись.

— Но почему вы сразу об этом не сказали?! — спросил Аватар.

— Но… ты был так настойчив, — Механист бросил взгляд на сына. — К тому же я не хотел расстраивать Тео. Он верил, что мы боролись с народом Огня и сбежали из Гайпана, а его мать погибла во время нападения.

— Хочешь сказать, что она жива?! — выкрикнул парень-калека.

— Я… не знаю, — замялся Механист. — Это сложно объяснить, но это уже не Джена. Мне проще думать, что её больше нет, чем что её превратили в это… чудовище. Я подумал, что пришло время перемен и нам стоит присоединиться к Аватару. Что уже никто не свяжет нас с предателями из Гайпана, и мы сможем вернуться на родину. Как бы то ни было, я скучаю по своей стране. В память о Джене я решил быть патриотом.

— Я тоже вспомнил Гайпан, — хмыкнул я. — Это то место, где Аватар разрушил дамбу, чтобы затопить всех жителей.

— Это вышло случайно, я же говорил, — проворчал Аанг. — Просто мы поверили Джету. А теперь выяснилось, что вообще всё не так, как он помнил и думал. Все его стремления отомстить… Ты был так прав, когда говорил, что всё непросто.

— Что-то так «непросто», что голова кружится, — встрял в наш диалог Сокка. — И что теперь делать?

— Я хочу найти маму, — закусил губу Тео. — Я должен её спасти!

— Но… — Механист отвёл взгляд, и я понял, что отказать сыночку он не сможет.

— Меня радует твоя пылкая сила юности, Тео, — хмыкнул я, — но ты не учитываешь некоторые моменты. Вообще-то, ты калека, который не может позаботиться о себе сам. Если ты настоишь на своих желаниях, то заставишь отца рисковать, потому что одного он тебя вряд ли отпустит. А твой отец отвечает за всех жителей храма, всю вашу общину. Тем самым ты подведёшь их всех, следуя своим желаниям.

— Тебе легко говорить! — выкрикнул пацан. — Твоя-то мать не пропала! Наверное, живёт себе во дворце, фрукты кушает.

— Ошибаешься, — усмехнулся я. — Моя мать пропала без вести, когда мне было двенадцать. Она покинула дворец и исчезла. Но это был её выбор, и я не собираюсь искать её и возвращать туда, где она чувствовала себя несвободной. Поступки всегда тянут за собой последствия. Твоя мать хотела начать восстание, не задумываясь о том, чем всё это может кончиться. В итоге она чуть не убила собственного мужа, сына и обрекла на гибель чёрт знает сколько людей, оставив кучу детей без родителей. Не думаю, что твоя мать жаждет спасения. Если сейчас она не понимает, что натворила, то она счастлива. Потому что как только она выйдет из счастливого неведения и узнает, что сделала, то вряд ли будет рада и благодарна тебе за такое «спасение». Или ты настолько эгоистичен, что тебе плевать на неё и её чувства? У тебя есть отец, которому ты небезразличен, а ты совершенно это не ценишь.

— Зуко! — одёрнула меня Катара. — Чего ты напал на Тео! Он же…

— Он же калека? — приподнял я бровь. — У него нет ног, а не головы. Отец подарил ему крылья. Он может летать. Вряд ли это будет работать где-то ещё, кроме храмов Воздушных кочевников. Не все наши желания исполняются, всегда чем-то приходится жертвовать ради тех, кого любишь. Чем раньше это поймёшь, тем быстрей повзрослеешь. Вы уже чуть не развязали новую войну, потому что неспособны анализировать ситуацию и рубите сплеча. Готова взять на себя ответственность за жизни жителей этого храма? Или вы два дня повоюете и полетите на Северный полюс, довольные жизнью, а им умирать голодной смертью и бросать свой дом?

— Но… — хотела что-то сказать Катара.

— Катара, — перебил нашу перепалку Аанг, — я думаю, что… что нам не стоит вмешиваться.

— Тогда я отправлю гонца к адмиралу Чану, — тихо сказал Механист, не глядя на Тео, который тоже отвернулся от нас и смотрел в узкое окно.

Похоже, он хотел поговорить с отцом наедине.

— Зуко… хочешь, я покажу тебе, как тут всё было раньше? — заметил неловкую паузу Аанг. — Сокка, Катара, пойдёмте тоже.

— Ты же вроде нам уже всё показывал?! — удивился Сокка.

— Пойдём, — проявила такт Катара. — Думаю, нам стоит ещё раз всё посмотреть.

* * *

— Эх, а мы такие классные бомбы-вонючки сделали… — заложив руки за голову, покосился на меня Сокка.

— А я могу одним ударом катаны разрубить человека в доспехах, — ответил я, полюбовавшись на застывшие лица троицы друзей. — Что? Я думал, ты хочешь поделиться каким-то случайным фактом.

— Ха-ха, как смешно! — первым фыркнул Аанг.

— Кто сказал, что я смеюсь? — удивился я, но они уже расслабленно улыбались. Наивные детишки.

Сокка посмотрел на мою перевязь.

— Кстати, а почему у тебя меч такой странный? И без гарды, — проявил чудеса внимательности он.

— Мне так удобней, — пожал я плечами.

— А как этим пользоваться? — Сокка достал и покрутил в руках свечи, которые я ему вручил по прибытию в храм.

— Ну, я точно не знаю… Попробуй вставить их куда-нибудь…

— «Куда-нибудь» — это куда? — перебил меня, подозрительно прищуриваясь, Сокка.

— Хн. Навскидку могу предложить два варианта… — я сделал паузу, заметив, как покраснела Катара, да и Сокка тоже.

— Только не говори, что… — округлил свои синие глаза он и замолчал, словно не решался продолжить.

— Их можно вставить в какие-нибудь подсвечники, если есть, или просто между камнями закрепить, — хмыкнул я. Вот что за странные мысли их посещают? Малолетние извращенцы. Куда можно вставить свечи для определения способности к стихии?

— А-а… — выдохнул Сокка, оглядываясь. — Вот это место подойдёт?

Мы вчетвером прошли в небольшую комнату с ещё не тронутыми рисунками на стенах. Надо сказать, довольно фривольного содержания.

— Здесь была… — Аанг завертел головой и заполыхал ушами. — Я раньше тут не бывал. Кажется, это была какая-то комната отдыха…

— М-да, подозреваю, что тут в вашей общине заделывали детишек, — хмыкнул я.

— Д-детишек? — вытаращился на меня Аанг.

— Ах да, я забыл, что ты не в курсе, зачем были ваши путешествия, кроме пополнения и сбора запасов еды.

— О чём это ты, Зуко? — удивилась Катара, искоса поглядывая на пикантные сцены на росписях.

— Восточный храм воздуха был женским, Южный храм воздуха был мужским. Большую часть года монахи и монахини жили раздельно, но в летние месяцы бывали в Северном храме, чтобы встретиться, обменяться опытом и любовью, — я показал на картинки. — Так пополнялись ряды Воздушных кочевников. Кажется, в Западном храме жили женщины с детьми до определённого возраста или семейные пары.

— Настоятельницами там точно были женщины, однажды я… — отозвался Аанг.

— Эй, как насчёт моих свечей? — перебил Сокка. — Я установил их. Что делать дальше?

— Зажги их…

— Силой мысли? — вперился в фитили Сокка, натужно покряхтывая. — Что-то ничего не получается….

— Надо было просто зажечь, — я прицельно метнул две искорки, которые затеплили свечи.

— Круто! И что мне делать?

— Полагаю, тебе стоит сесть и сосредоточиться на огне… и дышать… — я ощутил, как чакра, точнее дзинг Сокки, начал взаимодействовать с пламенем.

— А что должно произойти? — шёпотом спросила меня Катара.

— Ну… что-то вроде этого, — ответил я, показывая, как оба огонька на свечах синхронно поднимаются и опускаются, словно пульсируя.

— Две штуки нужны, чтобы было видно, что это не случайность? — спросил Аанг.

— Думаю, да.

— Обалдеть! — Сокка уставился на меня глазами Наруто, которому пообещали, что угостят раменом. — Я маг огня!

Глава 7. Дар или проклятие

28 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Северный Храм Воздуха


Четыре дня ушло на то, чтобы сопроводить груз из храма к временной базе адмирала Чана и вернуться обратно с продовольствием для общины инженеров. Всё же Северный храм Воздуха располагался на приличной высоте и даже с серпантинной тропой уклон дороги и её общее обледенение сильно влияли на проходимость. После этой «караванной миссии» местами и В-ранга, так как дважды мы чуть не потеряли людей, сорвавшихся со скалы, Аватар и его команда начали собираться на Северный полюс.

Я показал карту и сказал им, что путь к полюсу лежит через довольно широкий морской пролив без суши или каких-то более-менее приличных островков. До самого Северного полюса по карте напрямик требовалось пролететь больше сотни километров. И это только чтобы достичь земли. При этом воздушные потоки слишком холодные, чтобы парить на высоте. Плюс Северо-Восточное течение, которое, скорее всего, тоже будет влиять на ветер и «сносить» в сторону. Так что бизон будет вынужден лететь низко, тратить собственную чакру и силы. Плюс у него пассажиры. Ни передохнуть, ни поесть. Да и само поселение Северного племени Воды находится в двухстах километрах западней предполагаемой точки высадки. Иначе бизону придётся лететь не по кратчайшему пути, а наискосок, и это чревато тем, что они рискуют ещё на сотню лет застрять во льдах, как Аватар в прошлый раз. И ещё не факт, что им повезёт вморозить себя в льдину, а не просто захлебнуться ледяной водой и глупо погибнуть.

Аанга мои доводы впечатлили и убедили, так что он, несмотря на возмущения Катары, согласился воспользоваться нашим кораблём, которому «по пути». Аппа был вполне согласен не тащить кучу народа на своей спине, а в кои-то веки самому прокатиться. Бизон вообще оказался очень умён и понятлив и за такую заботу о себе выделял меня из толпы и постоянно норовил облизать своим огромным шершавым языком. А на Сокку, который пытался поддержать сестру и попросил Аппу подтвердить, что «такой сильный зверь вполне справится с перелётом над каким-то там морем», бизон дыхнул так, что парень отлетел на пару метров. Это поставило окончательную точку в споре.

— Мы поплывём на корабле, — решил Аанг.

— Тогда возвращаемся во временную гавань, — сказал я, прыжком забираясь в седло, похожее на овальное гнездо с небольшими бортами. В нём вполне поместилось бы ещё трое-четверо детей.

Катара демонстративно отсела к дальней стороне и отвернулась, а вот Сокка, подумав, всё же сел рядом со мной.

— Хип-хип! — скомандовал Аанг на голове бизона. Поводья были привязаны к мощным чуть загнутым рогам. Аппа взмахнул хвостом и сиганул с площадки в пропасть. Следом за нами полетели молодые ребята на своих планерах, но, покружив немного рядом и попрощавшись, отстали.

— И всё же мне интересно… — кашлянув, сказал Сокка, покосившись на меня. — Как же так вышло, что я маг огня?

— У меня есть теория на этот счёт, если тебе правда интересно, — хмыкнул я, разглядывая надувшуюся Катару. После истории со свечами она как-то замкнулась и стала странно поглядывать на брата. Словно пыталась определить, изменилось ли в нём что-то. Типа делает ли магия огня людей злыми или вроде того. Сокка это явно чувствовал и не находил себе места. Вначале он, конечно, обрадовался. Маг — это не просто воин, это иной статус в этом мире. К тому же, рядом с сестрой и тем более Аватаром Сокка мог чувствовать себя не столь значительным. А тут… Катара не была рада за брата, это уж точно. И, заметив такую реакцию, какое-то время Сокка даже не заикался об этом.

— Да? — обернулся на меня Аанг, выглядывая из-за спины Катары. — Ты правда знаешь?

— Я предполагаю, основываясь на некоторых своих знаниях и собранной информации, — ответил я.

— И что это за теория? — поёрзал Сокка.

— Ну… Во всём виновата любовь, — усмехнулся я, увидев, как у Катары чуть ли не дёрнулось ухо от моих слов. Она всё же повернулась и посмотрела на нас с Соккой.

— При чём тут любовь? — спросила она.

— Полагаю, что разделение племени Воды на Северное и Южное произошло совсем не случайно, — ответил я. — Тем более, что это случилось относительно недавно, около пятидесяти лет назад, как сказал мой дядя. Полагаю, что дипломатические миссии у народа Огня с народом Воды проходили и раньше. Да и мы ближайшие соседи. Объединиться довольно логично. Вполне могло быть, что какая-нибудь женщина из племени — или даже не одна — влюбилась в мага огня. И у неё появился ребёнок от такого союза. Это могло не понравиться каким-нибудь местным старейшинам или это посчитали оскорблением и, например, хотели заставить женщину избавиться от чужого семени.

— И женщина выбрала своего ребёнка? — дрогнул голос Катары.

— Ещё возможно, что в племени были какие-то классовые разделения на магов и воинов, — кивнул я. — Я думаю, что большинство воинов уплыло Северо-восточным течением, и, когда нашёлся остров, так похожий на их Северный полюс, они основали там новый посёлок. На Южном полюсе было крайне мало магов воды, в отличие от Северного полюса. А кровь магов огня хранилась в детях Южного племени. Полагаю, что народа у вас не так много, так что женились на двоюродных братьях-сёстрах. Так что Сокка получил достаточно крови, чтобы пробудить в себе магию огня. То же самое происходило и с Воздушными кочевниками, что бы там ни говорили про их монашеский образ жизни, — усмехнулся я. — Кровь не водица.

— Что ты имеешь в виду, Зуко? — обернулся на меня Аанг. — При чём тут Воздушные кочевники?

— На корабле я познакомлю тебя с ещё одним магом воздуха, — пообещал я, наслаждаясь выпученными глазами Аватара.

— Что?! — это они сказали хором.

Ради такой реакции стоило держать интригу.

— Ты нашёл мага воздуха? Есть ещё кто-то, кроме меня? — Аанг кинул поводья Катаре и перелетел в седло. — Из какого он храма?!

— Во-первых, кто сказал, что это «он»? — ухмыльнулся я, не удержавшись и поиграв бровями, отчего Аанг густо покраснел, а Катара громко фыркнула. — Во-вторых, с чего ты решил, что она из народа Воздуха? Это только Катара может причислять своего брата к народу Огня только по той причине, что у него магия другой стихии. Мы вот принимаем всех. Так что Мэй из народа Огня, хотя и маг воздуха. Как и мой друг Тори, который вообще маг воды.

— Тори — маг воды? — удивился Аанг, да и Сокка с Катарой переглянулись.

— Вы ещё скажите, что не поняли, что Кори — маг земли, — хмыкнул я. — Н-да… Надо же быть настолько невнимательными.

— Это что выходит? — врубился Сокка. — Все твои друзья из народа Огня обладают магией разных стихий?

— Ага, мы такой командный Аватар, — пошутил я. — Склонность к стихиям передаётся по наследству. Так что многие люди даже не догадываются о том, что могут овладеть стихией не своего народа. Или не знают, что среди их предков были люди из других наций.

— Тогда почему я маг воды, а Сокка — маг огня? — спросила Катара. — Мы же брат и сестра.

— Это не значит, что в ваших жилах течёт совершенно одинаковая кровь, — пожал я плечами. Интересно, они знают о группах крови? — Не знаю, в курсе ли ты, но у людей есть несколько… хм… вариантов сочетаний крови. Их много, но у подавляющего большинства людей восемь основных типов крови. Я не медик, но скажу, что даже при одинаковых типах крови у матери и у отца у их детей может получиться другой тип крови. И, скажем, у тебя в итоге тип крови как у матери, а у Сокки как у отца или вообще вышла мутация и появился третий тип. Так что в тебе перевесила стихия воды, а он обзавёлся стихией огня.

— Значит, у всех магов огня один тип крови, у магов земли — другой и так далее, но тогда почему типов крови восемь? — спросила Катара.

— Я не сказал, что дело только в крови или что она влияет на стихию, — ответил я. — На её примере я пытался пояснить, что вы с Соккой разные… хм… по составу. Хотя и являетесь ближайшими родственниками.

— В одном помёте иногда рождаются бизоны разного окраса, — вставил Аанг. — Значит, вы с Соккой типа них. Просто разного окраса.

— Сокка мог никогда не узнать о том, что может развить стихию огня, — сказал я Катаре.

— Может быть, так было бы лучше! — снова фыркнула Катара, отвернувшись, а её брат побледнел.

— Катара! Что ты говоришь?! — возмутился Аанг. — Сокка может стать магом. Я, как Аватар, должен научиться управлять магией огня. Ты же сама говорила…

— И что из этого вышло? — агрессивно хмыкнула Катара, снимая варежку и показывая руку. Я никаких покраснений или ожогов не заметил, а вот Аанг закусил губу и сильно смутился, словно это что-то значило. — Тем более ты Аватар, а Сокка… Сокка — это совсем другое!

— В чём дело? — разорвал я напряжённую тишину.

— Мы… Недавно мы встретили мастера Огня, — тихо пояснил Аанг. — Я решил воспользоваться случаем и узнать побольше о магии огня. Мастер Джонг-Джонг сказал, что мне сначала требуется овладеть магией воды и земли, но я очень хотел и настаивал на уроке. Не уверен, но, кажется… на короткий миг я стал Аватаром Року и приказал учить меня.

— Хн, — спонтанное Хенге? Или это какой-то «привет» из прошлых жизней? Имя «Джонг-Джонг» тоже кажется знакомым. Может, дядя упоминал его? Я точно где-то его слышал.

— В общем, — Аанг почесал шею, — в общем, я не справился и не удержал огонь. И… Катара пострадала. Я обжёг её руки.

— Что точно сказал тебе мастер до того, как ты настоял на своём? — спросил я.

— Ну… — Аанг задумчиво посмотрел вверх. — Я сказал, что я Аватар и мне нужно овладеть всеми дисциплинами магии, а он сказал, что сначала мне нужно овладеть дисциплиной, кажется, так. И что, прежде чем учиться магии огня, надо покорить воду и землю. «Вода холодна и спокойна, земля прочна и неподвижна», это я точно запомнил, а ещё что «Без мага земли камень себя не бросит, а огонь живой, он распространяется и губит всё на своём пути, если у тебя нет воли его укрощать». Джонг-Джонг сказал, что я не готов и что слишком слаб. А потом… согласился меня учить.

— Хн.

— Мастер просил Аанга сосредоточиться и дышать, — вспомнил Сокка. — Он сказал, что дыхание очень важно для мага огня.

— Это верно, — кивнул я. — Да и про дисциплину тут я согласен…

Аанг мне очень напоминал Наруто. Ему тоже было очень сложно концентрироваться на чём-то. Но, в отличие от Аватара, Узумаки так била жизнь, что он превозмогал и это. Свой жуткий контроль чакры, свою неугомонность, даже плохую способность к обучению. Он был невероятно упрямым. Разбивал своим твёрдым лбом все препятствия. У него были Цели, чтобы ломать себя, стараться, убиваться на тренировках. У него имелся соперник в моём лице, которому он не хотел проиграть. В конце концов, Наруто хотел вернуть меня на «путь истинный», и у него, чёрт возьми, это вышло. А у Аанга… всего этого не было. Он, в принципе, даже не желал мести, чтобы на почве ненависти тренироваться, пока кровь из носа не польётся. По части мотивации Аватару было ой как далеко до Узумаки.

— Ты думаешь, что знаешь меня или моего брата, Зуко? — прищурилась Катара. — Ты ничего не знаешь! Я смогла исцелиться от того ожога своей стихией воды. Тот Мастер сказал, что завидует мне, потому что он никогда не хотел «проклятье стихии огня». Он бы хотел давать жизнь, а не сеять смерть! Он сказал, что огонь — это разрушение и боль и больше ничего! Вот что такое магия огня! Я не хочу, чтобы Сокка страдал от этого проклятья!

— Полагаю, это выбор Сокки: учиться или нет владению стихией, — хмыкнул я, потрогав свой мон на плече. — Многие люди видят лишь одну сторону огня: смерть, боль, разрушения, — но, поверь, убить, посеять боль могут и вода, и воздух, и земля, и меч. Это не прерогатива стихии. Это прерогатива людей. Огонь может принести разрушения, да, но под контролем он приносит тепло, сытость и сухость. Никто в здравом уме не поджигает лес, чтобы запечь дичь. Важно, что у тебя здесь и здесь, — я показал на голову и сердце. — Мастер Джонг-Джонг прав: для управления огнём нельзя отвлекаться, дурачиться, важны концентрация и контроль. Это не игра и не шутки. Если ты забудешь потушить костёр, он может сжечь весь лес. Если ты не уследишь за глупым ребёнком, который суёт везде руки, он может обжечься. Нельзя недооценивать опасность огня, но и нельзя его бояться. Так что он глуп, если считает свою силу проклятьем. Как использовать свою силу, зависит от тебя и от твоего понимания и оценки ситуации. Мой дед когда-то смог потушить и успокоить вулкан, который угрожал смертью тысячам людей. Скажешь, он не дал им жизнь? Не использовал свою силу во благо?

— Я… не знаю, — смутилась отповеди Катара.

— Однажды Зуко высушил на мне одежду силой своей магии, — вспомнил Аанг. — Это было, когда вы заболели.

— Вообще-то, если говорить о той ситуации с мастером Джонг-Джонгом, то… Аанг хотел быстрей научиться управлять огнём, — сказал Сокка немного в сторону. — Мастер говорил ему сначала научиться контролю, что важно. Плюс последовательность овладения стихий. Но Аанг хотел скорее всё воспламенять. Вот и вышло то, что вышло. Он потерял контроль и обжёг Катару. Я говорил ему, что шутки с огнём могут плохо закончиться. А Аанг решил, что, раз он Аватар, значит, легко научится сразу всему… Я… Я надеюсь, что не допущу той же ошибки.

— Надеюсь, вы навсегда запомните этот урок, — сказал я.

— Мы подлетаем. Вот и гавань, — нарушила наше молчание Катара. Впрочем, выглядела она задумчивой.

— Снижаемся, Аппа, — Аанг перелетел обратно на голову бизона, забрав поводья.

— Кажется, нас заметили… — слегка поёжился Сокка. — Никак не могу привыкнуть к тому, что мы сотрудничаем с людьми Огня. Совсем недавно нас снова чуть не поймал тот мужик. Адмирал Джао, кажется. Он напал на то убежище мастера Джонг-Джонга, и мы еле успели оттуда слинять.

— Хн, — я усмехнулся. — Это будет забавно. Так как именно адмирал Джао по приказу Хозяина Огня Озая должен будет сопровождать нашу дипломатическую миссию.

— Что? — переспросил Сокка. — Да он же псих, мечтающий заполучить Аватара!

— Нарушить приказ Джао не осмелится.

— Кстати, Джао сказал, что он учился у Джонг-Джонга, — сказал Аанг. — Тогда мы… э… как бы сказать, «сразились». Только он быстро вышел из себя и поджёг свои же лодки. Он оказался очень вспыльчивым.

— Ему тоже не хватает дисциплины. В основном дисциплины ума, — хмыкнул я. — Аанг, лети к вон той палатке. Я вижу свою сестру.

— Сестру? — удивлённо уставился на меня Сокка. — У тебя есть сестра?

— Да. Полагаю, она одного возраста с Катарой. Её зовут Азула.

— Не ожидал, что у тебя тоже есть младшая сестра, — пробормотал Сокка. — Она… маг?

— Да, она мастер магии огня, — хмыкнул я и спрыгнул с бизона, как только Аппа коснулся земли.

— Зуко! — Азула подбежала ко мне и бросилась на шею. Видимо, соскучилась. И одновременно такой контакт даёт возможность пусть короткого, но обмена информацией. Это я ей давно сказал.

— Азула! — я обнял её. — Уговорил Аватара плыть на нашем корабле до полюса, — быстро шепнул в ухо.

— Адмирал Чан уже отбыл. С нами Тай Ли, и у меня есть интересные сведения о Джао, — не осталась она в долгу.

Аанг, Катара и Сокка как раз слезли с Аппы, и я развернулся к ним вместе с Азулой, заметив, как отвешивается челюсть Сокки при взгляде на мою сестру. Не спорю, Азула — эффектная девушка. Да и светлая меховая курточка ей очень шла, делая милой и «мягкой», щёки чуть покраснели от морозца, чёрные волосы лежали по плечам, как мне нравилось, и она улыбалась оттого, что была рада меня видеть.

— Ребята, это моя сестра Азула, — представил я её. — Азула, это Аанг, Сокка и Катара. Ну что, красавица моя, — приобнял я Азулу, увлекая к палатке, — показывай, как вы устроились.

— Ничего себе… — я услышал, как выдохнул Сокка. — У Зуко правда такая красивая сестра…

— А вот мне ты никогда не делал комплиментов!

— Но, Катара, что я могу тебе сказать?.. Ты… э… обычная.

— Ах так!

Когда мы с Азулой обернулись на сдавленный вскрик, то увидели, что Сокка весь в снегу. А Катара почти дымится от злости. Может, так латентная магия огня у неё проявляется?

— А они забавные, — фыркнула Азула.

— Ты не представляешь насколько, — вздохнул я. — Кстати, Сокка, как выяснилось, имеет яркую склонность к магии огня. И, боюсь, только у тебя хватит терпения и умения научить его хотя бы основам…

— Хм…

Глава 8. Планы

28 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Побережье у Северного Храма Воздуха


В палатке обнаружились Тори, Кори, Мэй и девчонка с длинными волосами, забранными на макушку и заплетёнными в косу. Личико у неё было простоватым, но симпатичным, к тому же она искренне и озорно улыбалась, о чём-то рассказывая Тори и Кори.

— Всем привет, — поздоровался я, расстёгивая меховую куртку. — Мэй, Тай Ли, познакомьтесь, это Аанг, Катара и Сокка.

— О, привет! — улыбнулась Тай Ли и подошла ближе. Разрез её зелёно-серых глаз с длинными ресницами был почти круглым, и они казались наивно распахнутыми, благодаря чему создавался образ «малышки-глупышки». — Давно не виделись, Зуко! Ты круто выглядишь.

— Спасибо. Это Тай Ли, — представил я её команде Аватара.

Девчонка очень походила на Аанга мимикой и мягкостью движений. Впрочем, её походка выдавала серьёзную натренированность, да и как будто маломальский очаг чакры присутствовал. Азула упоминала, что её подруга неплохо дерётся и может даже нейтрализовать мага. Полагаю, что половина её успеха была именно в неожиданности. Но всё же хочется увидеть, как она это делает и какими приёмами пользуется. Я сконцентрировался и ощутил у Тай Ли склонность к магии земли. Любопытно. Может быть, в её предках кто-то из колоний? Но, в общем-то, даже черты её лица были такими… универсальными, а цвет кожи ни светлый, ни тёмный. Надень на неё любую национальную одежду, и она сойдёт и за представительницу народа Воды, и за девушку из Царства Земли, и на сестру Аанга тоже вполне потянет. Идеальная шпионка. Хм. Она мне уже нравится.

Мэй, которая до этого медитировала в углу, тоже подошла ближе.

— Это Мэй, я о ней тебе рассказывал, пока мы летели. Мэй, это Аанг, Сокка и Катара.

— Очень приятно, — без улыбки откликнулась Мэй, равнодушным взглядом окидывая Сокку и Аанга и даже не взглянув на Катару. — Значит, мы наконец отправляемся?

— Мэй мёрзнет, поэтому постоянно недовольна, — хихикнула мне на ухо Азула, впрочем, услышали это все.

— А ты правда маг воздуха? — спросил Аанг.

Я заметил, что он смущён. Наверное, в его представлении Мэй — воплощение монашеского спокойствия.

— Я лишь учусь овладевать этой стихией, — уклончиво ответила она. — Начала совсем недавно. Пока хвастать особо нечем, — и бросила быстрый взгляд на Азулу. А она возмущённо посмотрела на меня.

— Не злись, малышка, мы это выяснили, уже когда расстались с тобой, и потом, на самом деле успехи Мэй не такие значительные, так как заниматься без учителя непросто, — шепнул я Азуле, но так, чтобы все это слышали. Как минимум Аанг, стоящий рядом.

— Значит, у тебя нет учителя?.. — закусил губу Аанг и ещё сильней засмущался. — Хотя, конечно, откуда бы… А хочешь, я научу тебя магии воздуха?

Я покосился на Азулу, и сестра приподняла уголок губ, показывая, что разгадала маленькую хитрость и простила, что я использовал её, чтобы Аватар предложил это Мэй.

— Это было бы кстати, — ответила Мэй, дождавшись моего одобрительного кивка.

— Знаете, а у меня появилась идея, — подмигнул я сестре. — Как насчёт небольшого соревнования учителей? Аанг может научить Мэй магии воздуха, Катара может подтянуть с Тори магию воды, а Азула поможет Сокке с магией огня. Кто научит своего ученика лучше всех, тот самый крутой.

— Но Аанг — Аватар, это будет не совсем честным соревнованием, — протянула Катара. — Тем более я… я сама не очень-то разбираюсь в магии воды.

— Тогда сразу откажись от участия, раз боишься проиграть, — хмыкнула Азула. — Я не боюсь соревноваться с самим Аватаром, наоборот, это будет интересно. Уверена: мы с Соккой победим.

— А что, я согласен, — глаза Сокки загорелись, и он переместился к моей сестре поближе и, видимо, ещё обиженный недавней выходкой Катары со снегом, добавил: — Катара и правда не слишком-то хороша в магии воды, она точно не мастер. А Зуко сказал, что Азула — мастер магии огня. Так что ты, Катара, можешь и не участвовать.

— Чего это ты решаешь за меня? — тут же разъярилась Катара. — Ещё неизвестно, смогут ли чему-то научить такого дуралея, как ты!

— Прекратите! — я прибавил в голос Ки, и они замолчали. — Неважно, выиграешь ты или проиграешь, — сказал я Катаре, впрочем, удерживая внимание и на Азуле, потому что мои слова были адресованы и ей. — Это дружеское соревнование. Просто на интерес. Вызов твоим способностям. Сможешь ли ты передать свои знания другому? Доходчиво объяснить, не злиться и не нервничать, когда другой человек чего-то не понимает или у него не сразу получается. Учитель не только учит, но и всегда учится у своего ученика. Соревнование как таковое нужно лишь для того, чтобы понять, насколько ты преуспеешь. Сравнить свои способности. Перенять чей-то опыт. Мой дядя — мастер магии огня, но он изучал магию других народов, чтобы узнать что-то новое о магии огня. Потому что на самом деле магия едина. Обучение — длительный процесс, так что я полагал, что сравнение учеников произойдёт через пару месяцев, когда мы закончим нашу дипломатическую миссию. Важно учиться каждый момент, получать знания постоянно, не останавливаться в развитии. Или ты уже удовлетворилась тем, что мастер Джонг-Джонг оценил твои способности и сказал, что ты талантлива?

— Нет! Я тоже хотела найти себе учителя на Северном полюсе! — ответила Катара. — Хотела учиться вместе с Аангом. Ладно, я согласна на это твоё соревнование. И я не боюсь проиграть, — метнула она рассерженный взгляд на Азулу и Сокку, которые уже стояли рядом.

— Кстати, Кори, Тай Ли, если вы хотите, то тоже можете принять участие в этих соревнованиях, — обратился я к девочкам.

— Но я не маг, — сказала Тай Ли, её подвижное лицо удивлённо вытянулось, и она взглянула на Мэй. — Или я могу стать магом?

— Сможешь. Кори, у Тай Ли твоя стихия, так что тебе ей помогать разобраться.

— Круто! — Тай Ли внезапно подскочила и сделала «колесо» по всей палатке.

— Супер, сестрёнка, покажем всем, на что способны маги земли! — загорелась и Кори.

Обстановка сразу разрядилась, все заулыбались и успокоились. Похоже, я понимаю, почему Азула так настаивала, чтобы Тай Ли отправилась с нами.

— Кстати, а где дядя Айро? — спросил я у сестры.

— Он на корабле адмирала Джао, мы ожидали, что ты прибудешь сегодня, так что уже началась отгрузка. Скоро выступаем.

— Что ж, думаю, мне тоже стоит проконтролировать процесс. Сокка, пойдём, посмотришь, куда разместить Аппу. Азула, составишь нам компанию?

Мы втроём вышли из палатки.

— Так что удалось выяснить насчёт Джао? — спросил я у сестры. — Какие у него настроения по поводу Аватара? Совсем недавно он очень хотел его изловить, а сейчас у него совсем другой приказ.

Азула бросила короткий взгляд на Сокку и чуть прикрыла глаза.

— Он явно недоволен приказом, — хмыкнула она. — И насчёт Аватара, и по поводу племени воды. Считает, что народу Огня не нужен союз с племенем Воды.

— И вы так просто об этом говорите?! — вмешался Сокка.

— Если дипломатическая миссия сорвётся, то Джао окажется прав, — ответил я. — Ты должен понимать, что ничего не будет, если мы даже не высадимся на Северном полюсе в городе магов воды. Заключение мира — это обычно обоюдное соглашение. Одного нашего желания недостаточно. К тому же у мира есть как сторонники, так и противники, причём не только среди народа Огня, но и у других наций.

— Выходит, что нужно, чтобы союза захотели и в племени Воды? — чуть не открыл рот Сокка. — Вы думаете, что Столетняя война сделала народ Огня настоящим монстром в глазах других народов. Даже если вы предложите мир, вам могут просто не поверить и война никогда не закончится?

— А ты неглуп, — хмыкнула Азула.

— Аватар станет залогом мирных намерений, но всё непросто, — сказал я. — Адмирал Джао амбициозен и заинтересован, чтобы у нас ничего не вышло. Однажды он даже хотел, чтобы я вызвал его на Агни Кай. Надеялся убить меня по правилам дуэлей.

— Я узнала, почему Джао имеет некоторое влияние на нашего отца, — покосилась на меня Азула. — Оказывается, они были друзьями и вместе обучались в Академии народа Огня.

— Поэтому Хозяин Огня доверяет ему? — спросил Сокка.

— Порой мы готовы прощать друзьям многое. К тому же не забывай, что наш с Азулой отец должен управлять страной и он полагается на ту информацию, которую ему преподносят его командующие. И Джао самый главный из них, да ещё и его друг, — ответил я, про себя подумав, что неформальное отношение с отцом позволило Джао проложить себе неплохую карьеру. Там словечко, тут донос в приватной беседе, и полетели кадровые перестановки. Тем более, что из всех военачальников Джао самый молодой, а все остальные достались Озаю ещё от отца и моего дяди. А Джао как бы «свой человек». Значит, с ним надо быть осторожней вдвойне. К тому же детское восприятие мира Аватаром и его командой требует какого-то конкретного «злодея». С этой ролью как никто другой справится наш общий амбициозный знакомый.

Так «плохим» будет не абстрактный народ, а только некоторые его личности.

— Если на нас нападёт племя Воды, это позволит Джао развязать боевые действия, — сказал я Сокке.

— Значит, мы сделаем всё, чтобы этого не случилось! — ответил он. — Постараемся уговорить всех в племени Воды. И убедить их в союзе. Думаю, новые земли их могут заинтересовать.

— Кстати, а каков твой статус в твоём племени? Получается, что ты с юга, — довольно улыбнулась Азула.

— Ну… Наше племя совсем маленькое, — смутился Сокка. — Но наш с Катарой отец — признанный вождь среди воинов.

— Значит… Можно сказать, что вы тоже принц и принцесса? — хмыкнула Азула.

— Эм… Ну, наверное, — потёр затылок Сокка. — Хотя какой из меня принц… или из Катары принцесса?.. Вот Зуко или ты, Азула… — тут он окончательно засмущался. — А ты правда научишь меня магии огня?

— Да. Меня заинтересовало… это соревнование с Аватаром, — поправила волосы Азула. — Надеюсь, ты будешь стараться.

— Я очень хочу! И я постараюсь! — сказал Сокка. — Когда мы были на острове Киоши, я даже согласился надеть женское платье, чтобы воины Киоши показали мне свои приёмы, так что… Это я к тому, что на многое готов. Я хочу стать настоящим воином. Хочу стать сильным. И я согласен с Зуко, что дело не в том, какое оружие ты используешь, главное, что с умом. В общем… Я очень жду наших занятий.

— Так ты надевал женское платье? Таких жертв мне не надо, — хмыкнула сестра. — Начнём, как только погрузитесь на корабль.

— Кстати о корабле…

— Дядя Айро сказал, что маленький корабль, на котором вы совершали свои путешествия, больше подойдёт для нашей миссии, — поняла меня Азула. — Так что вы поплывёте на нём.

— Аппа туда точно влезет? — спросил Сокка. — Аанг ни за что не оставит его на другом корабле. А почему ты сказала «вы поплывёте»?

— Я поплыву на корабле адмирала Джао, — сказала Азула. — Большую часть пути.

— Хочешь изобразить что-то вроде ссоры, чтобы он поделился с тобой своими коварными замыслами? — усмехнулся я. — Моя маленькая хитрюга.

— Оу, — вытаращился на нас Сокка. — Это сработает?

— Поверь, редкий мужчина может пройти мимо принцессы в беде, — я погладил волосы Азулы, которая вдобавок состроила обиженное личико.

— Особенно такой красивой, — совсем тихо пробормотал Сокка в сторону.

— Когда сядем на корабль, я проверю твои способности, дам задания и мы устроим маленькое представление, так что будь готов подыграть, если что, — сказала Азула. Уверен, последнюю реплику она услышала и ей это понравилось.

* * *

После того, как мы проверили корабль, Азула нас покинула, отправившись собирать вещи и своих подружек, а мы с Соккой отправились за бизоном.

— Слушай, Зуко… Как ты вообще… Ну… В твоём окружении столько красивых девчонок…

— И?

— Тебя это не волнует?

— Я сосредоточен совсем на других вещах, — покосился я на парня. — К тому же к красоте быстро привыкаешь.

— А ты ни с кем из них, ну?..

— Мне кажется или это не совсем твоё дело?

— Прости… Просто… Аанг слишком мелкий, отца я не видел давно, только Бато мы недавно встретили, но это другое… Короче, я всегда хотел друга, а в моём племени не было других парней моего возраста.

— Хн.

— В принципе, ты ничего, — продолжил Сокка. — Ну это я имею в виду для парня из народа Огня… Хотя я сам маг огня. Ну я думал, что, может, мы будем друзьями…

— Что ж, ты тоже ничего, — усмехнулся я. — Я сразу заметил в тебе хорошие задатки, которые плохо натренированы. Ну и твоё оружие… Оно тебе не подходит.

— Эй, что ты имеешь против моего бумеранга?!

— Я полагаю, либо ты им не умеешь пользоваться толком, либо оно подходит только для определённых условий… Типа ледников и снежных пустынь.

— Мой бумеранг действительно постоянно врезается в деревья… — задумался Сокка. — Но это единственное, что досталось мне от отца…

— Ты сам достался себе от отца, да и твоя сестра тоже от отца. А это оружие бесполезно везде, кроме Северного и Южного полюса. Или тебе следует научиться пользоваться им в других условиях, учитывая деревья и иной рельеф, или сменить оружие.

— Наверное, ты прав. Вот видишь, как круто, когда есть друг! Друг всегда даст хороший совет.

— Хн.

— А, кстати, ты… ничего не скажешь насчёт своей сестры?

— В смысле? — усмехнулся я, внимательно разглядывая смутившегося Сокку.

— Ну там «не смей на неё даже смотреть» или там «ты ей не пара», «я тебя прибью, если ты только посмеешь…»? Просто я так подумал, что кому-то понравится Катара, какому-то левому чуваку, а не тому, кого я хорошо знаю. Наверное, я бы разозлился. Тем более ты… типа так к ней относишься. Это сразу видно.

— Полагаю, моя сестра сама разберётся, кто ей будет нужен, а кто нет, — медленно ответил я, как-то не ожидая подобной прыти, — но, несмотря на свою силу, глубоко внутри она очень ранима. Когда будешь уверен на сто процентов, что хочешь быть именно с ней, а не с каким-то придуманным образом, тогда и поговорим. Есть девочки попроще, послабее, которых куда легче добиться, не с таким сложным характером и разбитым сердцем. Подумай над этим, Сокка. Сможешь ли ты дать Азуле то, что ей надо.

— Спасибо за совет, — выдавил он. — А почему ты сказал, что у Азулы «разбито сердце»? Она что, кого-то любила?..

— Да, свою мать. Она ненавидела нашего отца и бросила Азулу, когда ей было десять лет. Всю свою ненависть к отцу мать переносила на мою сестру.

— Надеюсь, Катара не поступит со мной так же, — поёжился Сокка. — Не перенесёт на меня всю свою ненависть к людям Огня, которые убили нашу мать, из-за того, что моя предрасположенность к стихии вот такая.

— Хн… Знаешь, Сокка, когда я узнал эту вашу историю, я провёл небольшое расследование. Я знаю имя убийцы вашей матери.

— Что?!

— Да, его зовут Ян Ро, он бывший капитан Южных Захватчиков. По крайней мере, в тех карательных отрядах в то время он был единственным магом огня. Он в отставке, живёт в одной деревне на юге страны Огня. Его отстранили за то, что он не взял мага в плен, а убил, если тебе интересно.

— И ты молчал?!

— А когда мне об этом было говорить? — пожал я плечами. — Тем более не так-то просто убить бывалого солдата, особенно если ты четырнадцатилетняя девочка-недоучка маг воды.

— Так ты… предлагаешь рассказать об этом Катаре? Как его зовут и всё такое?

— Тогда ты тут будешь точно совсем ни при чём, — пожал я плечами. — Поговори с сестрой. Если она настолько зла и захочет ему отомстить, пусть станет сильней и точно знает, кого во всём винить.

Мы молча забрали бизона, которого уже припорошило снежком, и отвели к кораблю.

Матросы прозвенели в колокола отплытие.

Миссия на Северный полюс началась.

Глава 9. Проба сил

30 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Побережье Северного Полюса


Чтобы попасть к берегам Северного племени Воды, требовалось совершить манёвр и пересечь течение. Всё примерно так, как я объяснял Аангу, только двумя десятками кораблей на паровых двигателях и по воде, изобилующей кусками льда размером с трёхэтажный дом. Так что, несмотря на относительно небольшое расстояние пути, путешествие к Северному полюсу должно занять два дня. Но два дня на корабле — это не два дня в корзинке на спине бизона, который норовит достичь берега вплавь. Без возможности где-то приземлиться, нормально поесть или поспать. Аппа вполне комфортно чувствовал себя на палубе, прикрытый гобеленом с эмблемой Страны Огня. А что? Зато тепло. Момо так из-под этого «одеялка» и не вылезал, умащивался, зарывшись в длинную шерсть бизона, и забавно прикрывал свои стратегические места. Как выяснилось, зверёк был не полностью травоядным и вполне ел ту же запечённую рыбу либо просто с этими путешествиями с командой Аватара приноровился, чтобы с голоду с этими детишками не помереть. Аппа взрыкивал, когда Момо стягивал гобелен с его широкого хвоста, Аанг возвращал «общее одеялко» на место, но потом всё повторялось. В конце концов я дал лемуру ещё один гобелен, только маленький, и Момо успокоился. Детский сад на выгуле.

Для меня оказалось новостью, что Тори умеет вязать и делать нитки из шерсти. Он сказал, что когда-то его семья держала овцекоал и он в детстве помогал что-то там с их шерстью делать. Так что, с умным видом потрогав шерсть Аппы, Тори сказал, что из вычесанного подпушка можно что-нибудь связать. Я подумал, что раз шерсть бизона проводит чакру для его полётов, то будет проводить и одежда из неё. Плюс тепло. В общем, дал добро на эксперименты. Вроде ни бизон, ни его хозяин не были против поделиться. Аппе, кажется, даже понравилось, когда его вычёсывали.

Как бы пляски вокруг бизона дали повод «поссориться с Азулой», которая пересела на корабль Джао. Дядя Айро же, наоборот, решил вернуться на наш корабль: думаю, ему хотелось пообщаться с Аангом. Джао горячо поддержал решение принцессы, громко заявив, что Азуле «не место в хлеву вместе с животными».

Сестра, как и обещала, успела проинспектировать Сокку, что-то там ему объяснила или дала какие-то упражнения, и тот безвылазно тренировался в комнате. Я попросил его не пытаться ничего поджечь и в случае какого-то воспламенения звать меня. Корабль железный, но обстановка и предметы интерьера вполне горят. Впрочем, дядя согласился присмотреть за этими занятиями.

Самыми активными в обучении оказались, конечно же, Кори и Тай Ли. Они сами по себе очень активные. Аанг с Мэй тоже что-то разучивали на палубе, двигаясь синхронно. В общем-то, даже Катара немного успокоилась, скорее всего, после разговора с братом. Появилось в её глазах новое выражение, я распознал это как решимость. Девчонка сосредоточилась на задаче и прекратила распыляться и пытаться привлекать к себе внимание. И без шарингана видны её ревности. Она же была единственной девочкой в окружении Аватара, чувствовала себя значимой, путешествовала с ним. Я помню, как она злилась на острове Киоши, когда Аанг общался с местными поклонницами Аватара. Катара уже привыкла, что нравилась Аангу не как подруга, девчонки такое обычно всегда замечают, но, если парень им в этом смысле безразличен, беззастенчиво пользуются подобными отношениями, когда им что-то надо.

Из-за обучения всё внимание Аанга было сосредоточено на Мэй, а Мэй — весьма красивая девочка. И объективно гораздо сильней и опытней Катары. В том числе и в каких-либо манипуляциях чувствами. Но похоже, что Катаре стало немного не до этого. Тори взрослей Аанга и как объект интереса больше подходит для девушки. Не стоит забывать и о том, что он тоже маг воды и знает гораздо меньше того же Аватара, которого Катара пыталась чему-то учить, да не вышло. Аанг сразу обогнал её в этом вопросе. Помнится, когда мы тренировались в долине водопадов, Катара на это обижалась. Тори я сказал «внимать и восхищаться», не слишком раскрывая свои способности. Тем более, что в управлении чистой водой он ещё был слаб. Так что всем на пользу.

Катара вдобавок что-то там тоже умела делать с шерстью, так что они чередовали тренировки с хозяйственными работами или как-то так. Я не вмешивался.

Сокка со своими вопросами насчёт девчонок меня посмешил. Он совсем не знает их психологию. Сейчас в команде равновесие, я лидер, они все мои. Идеальное послушание, полная отдача. Мы друзья. Азуле достаётся немного больше внимания, но она, во-первых, принцесса, во-вторых, моя родная сестра, а значит, это не в счёт. Стоит сейчас обратить на какую-то девочку из команды больше внимания, как вся командная работа и общее взаимодействие полетят биджуу под хвост. Начнутся ревности, выяснения отношений, обиды, потеря концентрации. А оно мне надо? Есть дела поважней, чем играть в любовь.

Личные отношения подождут до лучших времён, когда разберёмся с войной и всем прочим. Там посмотрим, кто покажет себя с какой стороны, кто будет сильней и сможет разделить мои цели и мечты. К тому же неизвестно, чем придётся пожертвовать во имя мира. Я принц, а это совсем не исключает династических браков и тому подобного.

Азула нравилась Джао, и не просто как дочь друга, моя шутка насчёт подката яиц оказалась пророческой. Если подумать, то, избавься Джао от меня на том Агни Кай, он мог бы уговорить отца выдать Азулу за него. Ну правда, с такой, как Азула, мог справиться только сильный человек, уже взрослый, который даст ей внимание и любовь типа полуотцовскую-полумужскую. Сверстник вряд ли потянет. Плюс хорошие отношения Озая с Джао, и вот тот уже принц-консорт или как там это называется.

Кажется, я немного волнуюсь. Азула вполне может за себя постоять, но всё же в силу возраста не так уж опытна в таких делах. В общем-то, поэтому я ничего не имею против всяких поклонников типа Сокки, чтобы она поняла, как всем этим управлять и пользоваться. Быть обаятельной, но недоступной. И чувствовать, что нравится. Азуле это просто необходимо: ощущать себя привлекательной, нужной, красивой, желанной, не-монстром. Чёртова мамаша!

Да и, на мой взгляд, общение с противоположным полом как-то закаляет и вселяет уверенность в девочку, по крайней мере, чтобы не бросаться на первого встречного, кто «красивой» назовёт. Не зря же я её нахваливал: для неё уже не открытие, что она кому-то может нравиться. Она знает, что красивая, и реагирует совсем иначе, чем если бы услышала это от сверстника впервые.

— Мы подплывём к городу племени Воды примерно через час, принц Зуко, — сообщил мне капитан корабля.

— Хорошо, лейтенант Джи. Не видели, где Кори и Тай Ли?

— Кажется, я видел их в машинном отделении, — отозвался капитан.

Я направился туда. По всей видимости, девчонки решили начать влиять на стихию, а ближайшей землёй был уголь для топки. За всеми бытовыми проблемами и налаживанием отношений всё было некогда проверить способности Тай Ли. Нужно в полной мере знать, на что она способна и на что я могу рассчитывать. На Северном полюсе на это вряд ли будет время.

— Здорово! У тебя уже почти получается! — услышал я голос Кори, когда вошёл в самое жаркое место на корабле.

Девчонки тренировались полуголыми — в коротких шароварах и топиках, — а Кори выгнала кочегара и периодически сама закидывала уголь в печь стихийной техникой, чтобы мы не сбавляли ход. Я тоже сбросил верхнюю одежду.

— Как дела?

— Тай Ли здорово чувствует дзинг, — ответила Кори. — Мы тренируемся воздействовать на уголь.

— Ясно. Тай Ли, Азула говорила о твоей особой подготовке, я должен это увидеть. Тебе требуется оружие?

— Нет, — помотала головой девчонка.

— Тогда нападай, как если бы тебе нужно было меня обезвредить! — я достал катану. — Сейчас я солдат. Кори, в сторону!

Тай Ли состроила простоватую мордочку, но я видел, как глаза хитро блеснули. Полностью расслабленная, она сделала ко мне несколько шагов, а потом резко встала на руки и попыталась ногой выбить оружие. Я поддался, выпуская катану из ладони. Мой меч она лихо подкинула, а затем поймала, уже вставая на ноги, ступнёй, кстати, перекинув его себе в руку. Катана была перехвачена, а остриё коснулось моей груди.

Я аккуратно, чтобы девчонка не порезалась, тоже выбил из её рук свой меч, тем более, что без гарды держать его сложнее, чем обычный, и вернул в ножны. Всё понятно, отличный баланс, ловкость и расчёт траекторий.

— Хорошо, теперь я маг огня!

Тай Ли, которая чуть растерялась после моего финта, снова сосредоточилась и поднырнула под меня, ударив под коленку и оказавшись за спиной. Я ощутил ещё несколько ударов по спине и рядом с позвоночником. Пальцы жёсткие, по телу прошла судорога.

— Хн.

Тай Ли меня удивила тем, что применила что-то похожее на джукен: стиль мягкого кулака клана Хьюга, но без бьякугана, конечно же. Из-за этого точность Тай Ли не столь разрушительная, и чакрой она не пользовалась активно и целенаправленно, но вполне попадала по самым крупным узлам тенкецу и тем самым выводила из строя отдельные конечности и лишала возможности пользоваться магией. В отличие от Хьюга, на очень короткое время, потому что просто делала физический болевой, а не выбивала тенкецу чакрой: после их «небесных касаний» восстановление было тяжёлым и мучительным. А сейчас после смены циркуляции, то есть нескольких секунд в реальном времени, я снова мог атаковать с помощью огня, чем сильно её озадачил. Но, полагаю, другие её соперники гораздо меньше знали о работе собственного тела. Да и если делать то же самое, но с чакрой…

— Как ты это сделал?! — спросила Тай Ли, впрочем, несмотря на своё изумление, девчонка увернулась от моей ответной атаки. Хороший боец, не теряющий концентрацию даже после «победы».

— С помощью контроля дзинга, — ответил я. — Но так может далеко не всякий. Ты молодец. Хорошо знаешь анатомию. Где такому научилась?

— В моей семье семеро детей, так что у меня шесть сестёр… С Тай Лин, Тай Лат, Тай Лао мы родились одновременно, а Тай Лиу, Тай Лам и Тай Ву появились на год позже. Все мы близнецы и очень друг на друга похожи, почти неотличимы, — вздохнула Тай Ли. — Когда-то мы с сёстрами договорились, что у каждой будет своё увлечение и занятие. Кто-то занялся танцами, кто-то плаванием и оригами, а я выбрала акробатику. К тому же из-за такого количества детей в нашей семье постоянно жил целитель, мы с сёстрами, как говорила мама, «слишком беспокойные дети». Сначала я очень хотела стать магом, чтобы ещё больше отличаться от сестёр, с которыми была словно одна из чашек в чайном сервизе, поэтому интересовалась учением об энергии ци. Тем более, что принцесса Азула — маг огня, ведь из всех моих сестёр она выбрала меня. Ей понравились мои умения больше, чем танцы, игра на арфе или на флейте. Но потом выяснилось, что магом огня мне не бывать. Целитель использовал специальные иглы для лечения и точечный массаж, чтобы блокировать или перенаправлять ци не только у простых людей, но и у магов, каким был мой отец. А потом как-то я смогла попасть в несколько важных точек одного… мальчишки-мага, и он не смог выпустить огонь. Азуле это понравилось. После этого я совершенствовала свои навыки и тренировалась.

— Мальчишки-мага? — склонил голову я.

— Н-ну… — смутилась Тай Ли. — В тот день во дворец привели одного мальчика вашего возраста, который мог стать вашим другом… Он сказал Азуле, что девчонкам не место среди магов, что это привилегия парней. И он хотел показать ей что-то там… В общем, я стукнула его в несколько узлов на груди, и вышел пшик. Это кто-то увидел, и, кажется, вы так и не встретились с тем мальчиком. Не помню, кем был тот взрослый, но он сказал что-то вроде того, что не стоит тешить принца Зуко тем, что кто-то справляется с магией огня ещё хуже него. Простите, принц Зуко. Получается, что я лишила вас друга.

— Не переживай, я рад, что всё так вышло. Иначе мог бы заполучить в друзья кого-то похожего на адмирала Джао, — хмыкнул я. — И мы договорились, что я просто Зуко.

— Конечно, — улыбнулась Тай Ли, сразу растеряв серьёзность. — Теперь я смогу стать магом, пусть и не огня, но земля — это даже ещё лучше.

— Естественно! — подбоченилась Кори. — Но вообще любая стихия крута, если уметь ей пользоваться.

— Продолжайте тренировки, пока есть время. Совсем скоро мы достигнем земли северного племени Воды.

— Со снегом много не потренируешься, — хмыкнула Кори.

Я согласно кивнул, прихватил одежду и хотел уже выйти из топки, как по специальной трубе связи донеслось: «Стоп-машина!».

— Может, что-то случилось? — переглянулись девчонки.

— Одевайтесь и за мной, — скомандовал я, поднимаясь на палубу.

— В чём дело? — спросил я Тори, который бежал ко мне.

— С корабля адмирала передали сигнал, — выдохнул Тори. — Я не уверен, но там что-то случилось. Кажется… адмирала вызвали на «Агни Кай».

— Кто? — спросил я, уже предчувствуя ответ.

— Кажется, это Азула… Принцесса Азула.

— Хн.

— Зуко! — меня окружили Аанг, Мэй, Сокка, Кори, Тай Ли и Катара.

— Тори, передай нашему капитану приказ пришвартоваться к главному судну. Мы должны выяснить, в чём дело.

Тори кивнул и побежал в рулевую рубку. Мы все столпились вдоль правого борта. Остальные суда тоже остановились, обмениваясь световыми сигналами. К нам подошёл дядя Айро, с прищуром читая вспышки. Надо тоже выучить!

— А что это за «Агни Кай» такая? — спросил Аанг. — О чём это все говорят?

— Агни Кай — это магическая дуэль между двумя магами огня, — пояснил дядя. — Способ разрешения конфликта. Человек любого пола и возраста может участвовать в этой дуэли.

— Когда-то этот шрам появился у меня вследствие «Агни Кай». Я вызвал одного из генералов, но вместо него сражаться со мной вышел отец, — сказал я, касаясь глаза.

— Кажется, это в план не входило… — шепнул мне Сокка. Выглядел он обеспокоенным, но тут его осенило. — Погоди-ка! Получается, что… Что даже если Джао вызвала Азула, то вместо неё может сразиться кто-то другой? Например, ты, Зуко?

— Хн.

Знать бы, что задумала Азула. Но, возможно, Сокка прав и вызов на «Агни Кай» был для того, чтобы в нём поучаствовал я. Как минимум для Джао. Помнится, при нашем разговоре у подножия Северного Храма Воздуха сестра узнала, что Джао пытался спровоцировать меня.

— Зуко, сдаётся мне, Лорд Огня будет очень недоволен, если ты вмешаешься, — подёргал бороду дядя. — Интересно, что же послужило причиной вызова?

— Вы о чём вообще?! — обернулся на него Сокка. — Азула… Она же девочка и…

— Моя сестра может за себя постоять. Если она вызвала адмирала на Агни Кай, у неё были на это причины, — ответил ему я. — Не лезь в священный поединок. Это всех касается.

— Ты не будешь защищать сестру? — удивилась Катара.

— Хн, — насколько я проштудировал правила после того случая с Джао в гавани, только участники решали, будет их кто-то заменять или нет. Причём для вызванной стороны это не было потерей чести, а вот для вызвавшего… Впрочем, было одно исключение по части девушек. Но это исключение касалось домогательств…

Мысли прервало движение, так как мы наконец тронулись и пришвартовались к адмиральской махине. Так как наш корабль был меньше и ниже, то подниматься всем пришлось по спущенным верёвочным лестницам.

— Зуко! — бросилась ко мне Азула, крепко обнимая.

Секунду назад её личико было расстроенно-обиженное, но на подлёте ко мне на губах заиграла коварная улыбка. Я взглянул за её плечо. Джао не выглядел обеспокоенным, скорее смотрел на меня с предвкушением. Так-так.

— Что за план? — спросил я Азулу, которую нельзя было, похоже, на сутки оставить одну.

— Хороший план, подыграй, — хмыкнула Азула, утыкаясь в мою грудь лицом.

— В чём дело? — холодно спросил я.

— Принцесса Азула вызвала адмирала Джао на Агни Кай в присутствии свидетелей, — кашлянул какой-то маг, похожий на начальника стражи или капитана этого корабля. — Не желает ли принцесса Азула забрать назад свой вызов?

— Не желаю, — Азула сжала мою ладонь, за которую ухватилась.

— Желает ли вызванный на дуэль адмирал Джао заменить себя кем-то в предстоящем сражении? — продолжил ритуал маг.

— Нет! — усмехнулся Джао, с предвкушением посмотрев на меня.

— Желает ли принцесса Азула заменить себя кем-то в предстоящем сражении?..

— Адмирал! — перебил влетевший на палубу, уже окружённую солдатами, матрос. — Там маги воды!

Тут же раздался протяжный звук рога.

— Приготовиться к бою! — развернулся Джао.

— Отставить! — рявкнул я. — Адмирал Джао не может командовать. Он уже согласился на Агни Кай!

Всё-таки хорошо, что я действительно полностью изучил кодекс дуэлей.

Азула довольно хмыкнула. Впрочем, я увидел особый блеск в её глазах и понял, что не только сдерживание плана по нарушению мирных переговоров было причиной её вызова на дуэль. И из-за предположений накатывала иррациональная злость.

— Сокка, Аанг, летите к магам воды. Пригласите их представителей на корабль. Начнём нашу дипломатическую миссию, — распорядился я.

Показательное наказание того, кто хотел войны, думаю, снизит градус напряжения. Но всё же что задумала Азула?!

Глава 10. Огонь и Вода

30 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Побережье Северного Полюса


Сокка и Аанг взяли Аппу и полетели к агрессивно настроенным магам воды, которые подплывали к нам на трёх десятках широких плоских «самоходок». Никто не грёб и вёсел не наблюдалось, люди просто стояли на ногах, а мелкие судёнышки в десятки раз меньше даже моего корабля шустро двигались в нашем направлении. Эти «самоходки» были странно прямоугольные, а впереди борта по краям имели что-то похожее на большие задранные плавники, украшенные блестящим на солнце голубым перламутром ракушек.

У Катары из такого же перламутра висела подвеска на шее. Когда я заметил это сходство, дядя Айро, который в своё время общался с каким-то магом воды из Белого Лотоса, постигая секреты и оттачивая свои техники, сказал, что особые ракушки очень ценились в племени Воды. «Синие ракушки» можно было добыть только в ледниках, под слоем снега. Из замороженных моллюсков в ракушках как-то получали синюю краску, и ей красили ту же одежду, узоры всякие делали и всё прочее. Куски перламутра раковин шли на украшения и статусные вещи, а самый толстый кусок ракушки пропиливали, делая широкое кольцо — это были их деньги. И из одной ракушки можно получить только одну «монету».

Катара включилась в этот экскурс и сказала, что у них на родине тоже есть такие же ракушки, но их мало и полученной краски тоже. Так что у Южного племени одежды бледно-голубые. А вот у тех магов в «самоходках» шубы имели насыщенно-синий цвет. Кроме всего прочего, в ракушках на Южном полюсе не было такого ярко-голубого перламутра. Катара сказала, что они в целом очень мелкие и добыть приличный кусочек некрасивого грязно-серого перламутра дело почти невозможное, а то украшение, которое у неё, досталось по наследству от матери, а той — от её матери, и так далее.

В процессе этого разговора о тряпках Мэй сказала, что на острове Шу Дзинг, Острове Полумесяца и других мелких островках восточного побережья нашей страны тоже добывают «красильные ракушки», только в них «пурпур». Так что красную краску для национальных одежд в Стране Огня получали путём переработки моллюсков. А ещё где-то на острове Феникса добывают охру и особый уголь, тем самым получая разные оттенки, в том числе и красно-чёрные. Кори сообщила, что в Царстве Земли добывали минерал, позволяющий красить одежды в их грязно-жёлтый цвет, и основной обмен с племенем Воды у Царства земли был на синюю краску. Потому что, как выяснилось, если смешать жёлтый и синий цвета, получится зелёный. Так что при равном качестве и размерах зелёная ткань была раза в два дороже, чем жёлтая.

Пока мы всё это негромко обсуждали, Джао, отстранённый от командования, потихоньку закипал, а Аанг и Сокка успели договориться с защитниками Северного Полюса. Наверное, даже они в своём ледяном захолустье знали про Аватара и дела на Большой Земле. Так что одна из лодок с шестью мужчинами, среди которых был пожилой седовласый маг, стремительно подплыла к нам и поравнялась с кормой корабля. Они подняли себя при помощи магии, не размениваясь на лестницы. Аппа вместе с Соккой и Аангом приземлились рядом с нами, присоединившись ко «встрече гостей».

Необычные «самоходки» при ближайшем рассмотрении оказались не совсем лодками, они состояли из двух явно полых «брёвен», сделанных из чего-то вроде костей животных и натянутых шкур, а на этих брёвнах имелся настил. Поэтому «лодки» и выглядели так странно. Но, полагаю, благодаря такой конструкции они весьма устойчивы на воде. Один остался, а пятеро мужчин в синих куртках, отороченных белым мехом, сошли на палубу. Ха! Спорю на свою катану, но седой мужик явно знаком с моим дядей! Он так на него посмотрел, и его лицо дрогнуло в узнавании. А не тот ли это знакомый маг воды, который входит в Орден?

— Это Пакку, он старейшина Северного племени Воды, — представил старика Аанг. — Он согласился поговорить…

— Аватар Аанг сообщил, что вы приплыли с миром, — перебив его, скорчил пафосное лицо старик. — Кто же приплывает с миром на боевых кораблях?

— Возможно, те, кого с миром совсем не ждут? — сказал я, коротко поклонившись. — Я принц Зуко. Наше путешествие к вашим берегам было нарушено давней традицией нашего народа. Дело в том, что моя сестра, принцесса Азула, вызвала командующего этим флотом на магическую дуэль «Агни Кай». Пока дуэль не состоится, мы не можем продолжать свою дипломатическую миссию, но и проявить неуважение к встречающим нас магам воды было бы недальновидно. Так что я предлагаю вам стать свидетелями этого поединка.

Пакку посмотрел на Азулу, перевёл взгляд на Джао, который выглядел явно внушительней моей легковесной сестры, и вздёрнул бровь. Да и его спутники чуток прифигели, как мне показалось.

— Мы впервые… — кашлянул Пакку, — мы впервые можем наблюдать за подобной… дуэлью. Расскажите её правила, чтобы нам было понятней, что происходит и в чём её причина.

Я кивнул дяде Айро, и он вышел вперёд.

— «Агни Кай» — магическая дуэль между двумя магами огня, один из которых посчитал, что его честь или честь его семьи задета другим и только поединок позволит им решить этот конфликт. По законам нашей страны дуэль может длиться до смерти одного из её участников, но обычно она завершается признанием поражения и принесением извинений. Впрочем, наказание определяет победитель, — дядя быстро взглянул на мой шрам. — В дуэли возможна замена, но до вашего появления адмирал Джао отказался от неё, а принцесса Азула, которая его вызвала на «Агни Кай», не успела дать свой ответ.

— Чем же обидели это дитя, что она решила бросить вызов взрослому мужчине?.. — задумчиво сказал Пакку, и глаза его на миг расширились, видимо, подумал то же, что и все остальные.

Азула коротко сжала мою руку и вышла вперёд.

— Хотя я и не обязана отвечать, но я скажу вам, старейшина Пакку, — ответила она, тряхнув волосами. — Адмирал Джао нанёс мне оскорбление. Нанёс оскорбление моей семье и моему брату, — я увидел, как Джао нахмурился, прислушиваясь к её словам. — Он пытался уговорить меня предать отца и брата и вместо мирного урегулирования нашей столетней вражды с кланами Воды подло напасть на них. Адмирал Джао узнал секрет неприступности вашего города и о том, что в нём хранятся живые воплощения духов Луны и Океана. Ни для кого не секрет, что магия воды сильнее проявляется ночью, при полнолунии. Джао решил убить духа, уничтожить Луну, чтобы вы ослабели, и всех захватить. Потому что считает, что путь мира не для Страны Огня. Он решил захватить власть: убить моего брата Зуко на этой дуэли, а после разгрома Северного Полюса жениться на мне и свергнуть моего отца, Лорда Огня Озая, чтобы продолжить свою низменную страсть к разрушению и причинению боли!

Звонкие слова Азулы потонули в ропоте всех свидетелей случившегося. Я искоса наблюдал за представителями магов воды, они выглядели растерянно. Ещё бы, Азула рассказала о том, что у нас есть сведения об их тайнах, и показала, что готова чуть ли не умереть за мир во всём мире.

Действительно хороший план.

— Я вызываю на поединок адмирала Джао и буду сражаться с ним сама! — поставила жирную точку в своей речи Азула.

— Он Мастер Магии Огня! — я сделал вид, что сильно волнуюсь за сестру. — Ты уверена? Может быть, лучше я?..

— Ты слишком ценен, брат мой, — театрально помотала головой Азула. — Ты — наследный принц, исполняющий волю Лорда Огня, я не могу рискнуть будущим всех народов.

— Азула! — я крепко её обнял, уверен, от этой сцены должны все прослезиться, и быстро сказал ей на ухо: — Не заигрывайся, он хитёр и коварен. И всё же силён. Его слабое место — отсутствие выдержки. Он уже пышет яростью из-за того, как ты ловко его провела. Используй это. Бей по его мужской гордости, если вдруг он начнёт давить. Я люблю тебя!

Азула только провела рукой по моей щеке, осторожно коснувшись края шрама, решительно развернулась и встала в «дуэльный периметр».

— С ней ведь будет всё в порядке? — подошёл ко мне Сокка. — Она с ним справится?

— У нас есть долг и честь. Она обязана справиться, — негромко сказал я. Но уверен, что старик из племени Воды это услышал.

Джао скинул сапоги и нижнюю рубаху, оставшись в традиционных жилетке и штанах. Азула тоже сняла верхнюю одежду и разулась, отдавая свои вещи Мэй и Тай Ли. В таком виде было гораздо легче циркулировать дзинг. К тому же сестра убрала волосы в пучок и закрепила его заколкой с символом Огня — знаком принцессы. Они с Джао разошлись в разные стороны и отвернулись друг от друга. Солдат брякнул в гонг. Джао развернулся, сбросил с себя жилетку и сделал шаг к Азуле.

— Я заставлю тебя пожалеть, что ты выбрала не мою сторону, принцесса!

Должен признать, выглядел самый молодой адмирал всё же внушительно: он на голову выше меня и шире в плечах раза в два, его проработанные мышцы опасно бугрились. Для своего возраста Джао находился в прекрасной физической форме, да и очаг чакры я ощущал сильный. Азула в сравнении выглядела тем, кем, в принципе, и являлась — маленькой худенькой четырнадцатилетней девочкой рядом с громилой. На первый взгляд победитель в данной схватке очевиден, да и лицо разозлённого Джао говорило о том, что в данный момент он готов разорвать Азулу голыми руками и без магии огня.

Да, если бы вышел сражаться я, такого контраста не добиться. А тут маленькая хрупкая принцесса в беде, защищает то, во что верит. Проймёт и самого чёрствого человека.

Сокка вцепился в моё плечо. Да и Катара с Аангом выглядели обеспокоенными.

— Почему… огонь принцессы голубой?.. — спросил меня Пакку, когда противники обменялись первыми ударами.

— Раньше огонь Азулы был красным… в смысле, как обычный огонь, — сказал Сокка, с интересом уставившись на меня.

— По всей видимости, это её желание показать, за кого она сражается, — хмыкнул я, слегка обеспокоившись тем, что Азула на «другой огонь» могла тратить слишком много чакры зря. — Её огонь это огонь-вода. Пламя мира.

Маги воды зашушукались.

Давай, малышка, не подведи!

Джао был хорош. По крайней мере, он показал, что с ним просто не будет. Какое-то время Азула лишь оборонялась от его атак своим «голубым огнём», создавая щиты, Джао даже начал её теснить, но потом она сделала подсечку, испуская огонь ногами, и отступать начал наш бравый адмирал. Азула прицельно и без остановки била его короткими вспышками, заставляя защищаться. Впрочем, с яростным воем Джао начал отмахиваться и разбивать огонь Азулы просто кулаками, снова с ней сближаясь. Я заметил, что Азула не слишком много тратит чакры и чуть успокоился, почувствовав, что у сестры всё под контролем и она холодна, как её огонь на вид. Скорее всего, быстрая победа заставит наших гостей усомниться в честности поединка, так что сестра растягивала дуэль, одновременно создавая у Джао уверенность, что слухи о способностях принцессы сильно преувеличены.

Он усилил натиск и послал огромную волну: горячий воздух дошёл и до нас. Маги воды зароптали, если у них и были сомнения, что Джао решил поджарить принцессу, то они испарились. От количества огня стало даже жарковато. В последний момент Азула крутанулась, создав вокруг защиту, и криком на выдохе послала струю синего пламени прямо в грудь адмирала. Я бы сказал, что Азула выпустила неоформленного огненного дракона, столько в нём было чакры. Джао не смог с ним справиться, он, конечно, поставил блок огня, но я видел, что синее пламя Азулы опалило его руки, а затем и физически оттеснило в сторону борта. Палуба была металлической, а босыми ногами сцепления с поверхностью куда меньше, чем в обуви. Короткий миг, и Джао просто перекувыркнулся вниз, в ледяную воду. Через секунду послышался короткий плеск.

Азула покачнулась и упала на колени. Я подбежал к ней.

Впрочем, резерв Азулы был даже не ополовинен, и она просто показывала, что сделала это «из последних сил».

— Ты молодец, малышка, — тихо сказал я, поднимая заколку с символом Огня, которая выпала из её волос.

— Хороший план, да? — перевела дух Азула, сжала в руке своё украшение и со стоном уткнулась в моё плечо. Это был непрозрачный намёк, что её следовало «взять на ручки». Что я и сделал.

— Что с ней? С Азулой всё в порядке? — подбежали девчонки и Сокка.

— Да, всё в порядке. Она просто без сил, — ответил я и спросил капитана корабля, который проводил дуэль: — Вы достали предателя?!

Прошло несколько минут. Этого обычно достаточно, чтобы качественно утонуть.

— Простите, принц Зуко, — вытянулся тот. — Адмирала нигде не видно. Возможно, он потерял сознание и… Вода слишком холодная. Думаю, произошёл несчастный случай!

Или никто не пожелал быстро оказывать помощь тому, кто посмел затевать государственный переворот.

— Принц Айро, пожалуйста, подготовьте всё для переговоров с гостями, мне надо позаботиться о сестре, — попросил я дядю.

— Конечно, принц Зуко, — ухмыльнулся в бороду он.

— Я покажу каюту принцессы, — какой-то расторопный матрос побежал впереди меня.

В каюте обнаружилась кровать, на которую я уложил довольно улыбающуюся Азулу.

— Так значит, вот в чём был его секрет? — хмыкнул я, поглаживая большим пальцем ладонь сестры. — Если судить по реакции магов воды и дяди, это могло очень дурно закончиться, не только для северного племени, но и для всего мира.

— Считаешь эти сказки правдой? — чуть удивлённо спросила Азула.

— Луна сама по себе влияет на приливы и отливы, — ответил я. — Страна Огня вообще-то островное государство. Представь, что вода поднялась бы метров на сто… Земли станет ещё меньше, и то уцелеют лишь скалы. Кроме всего прочего… Есть легенда, что на Луне древние спрятали жуткое чудовище, которое желает уничтожить всё живое, — я вспомнил тот последний свой бой в моём мире и тихо выдохнул. — Правда это или нет, я не знаю, но рисковать всем ради амбиций этого недоумка…

— Для меня было главным то, что он хотел убить тебя, — сжала мою ладонь Азула и переплелась пальцами. — Считал, что отец совершенно зря простил тебя. Я не хотела, чтобы он, пользуясь своим влиянием, очернил тебя перед отцом. В нашей семье всё только стало налаживаться. Плевать мне на Луну и всех чудовищ. Для меня важен только ты. Ты должен выполнить свою миссию, чего бы это ни стоило!

— Я знаю, знаю, ты молодец, — я обнял её, поглаживая по спине и волнуясь о том, как сестра переживёт первое убийство. Шиноби готовят к тому, чтобы отнимать жизнь, вряд ли к этому готовили Азулу. Глубоко внутри она очень добрая и ранимая.

Моей первой жертвой стал учитель Орочимару. У меня не было выбора. Потому что он хотел забрать моё тело. Вторым я убил своего брата… Обе этих смерти дались мне тяжело.

Азула вздохнула и отстранилась.

— Нам нельзя терять инициативы с этими магами воды…

— Азула! Ты в порядке? — в каюту ворвались Тай Ли и Кори, следом вошла Мэй и скромно протиснулась Катара. Стало тесновато.

— Мы твою одежду принесли, — сказала Тай Ли. — Это было круто! Я так переживала!

— Верно! Ты здорово дралась, Азула! — поддержала Кори.

— Маги Северного племени воды приглашают вас и нас в свой город, — сказала Катара, неуверенно потрогав свой амулет. — Старейшина Пакку разрешил одному самому маленькому кораблю подплыть к ледяной стене. Они уже уплыли и будут ждать нас там через час.

— Думаю, нам стоит подготовиться к встрече, — сказала Мэй. — В том числе принарядить Катару, как ты и хотела.

— Что? — покраснела Катара.

— Ты тоже принцесса своего племени, так что стоит это показать, — сказала Азула и достала шкатулку. — Когда-то, когда между нашими народами был мир, люди обменивались разными украшениями. Я нашла это во дворце. Хотела подарить кому-то в Северном племени Воды в знак мира. Но несколько украшений подойдут и тебе, Катара.

— Правда?! — заглянула в шкатулку она.

— Вы готовьтесь, — я встал. — А я посмотрю корабль. Жду вас на борту.

Что ж. Начало положено. Мы неплохо справились с тем, чтобы качнуть чашу весов в нашу пользу в глазах представителей Северного племени, посмотрим, как нас встретят все остальные.

Глава 11. Встреча

30 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Северный Полюс


— Меня зовут Арнук, я вождь Северного племени Воды, — встретил нас крупный мужчина с ярко-голубыми глазами, выделяющимися на смуглом лице. Его чёрных волос ещё не коснулась седина, но несколько глубоких морщин на лбу выдавали возраст за сорок пять. Капюшон синей парки — я всё же выяснил у Сокки, как они называют свои одежды — был обрамлён белым мехом, под ним проглядывалось богатое ожерелье из зубов каких-то явно крупных хищников вперемешку с ракушечными сколами голубого перламутра. На шее тоже имелось украшение, но как будто сделанное из кусочков рёбер мелких животных. У Сокки было нечто похожее, но только относительно маленькое, у Арнука же этот ошейник был шириной с ладонь и прикрывал всё горло. Арнук держал что-то вроде костяного копья или гарпуна, и, кажется, это не просто ритуальная вещь или символ власти. Да и руки вождя и его стойка выдавали воина. Похоже, что магом воды вождь не был, зато, сконцентрировавшись, я ощутил от него знакомую искру магии огня.

Забавно. Теперь интересно, когда же дядя Айро побывал на Северном полюсе и сколько точно лет этому вождю. Если приглядеться, они даже немного похожи. Линия бровей, так же слегка оттопыренные уши. Может, у них тут принято, например, делиться жёнами? Если так подумать, Лу Тэн был дядиным первенцем и был всего-то на двенадцать лет старше меня. Дядя завёл семью почти в сорок лет, а до этого вроде как путешествовал по миру…

— Хн…

— Это принц Зуко, сын Лорда Огня Озая, посланник мира, — представил меня дядя, стоящий по левую руку.

— Приятно познакомиться с вами, вождь Арнук, — отбросил я ненужные размышления. В любом случае подобные связи либо будут отрицать, либо скрывать, либо это в порядке вещей и он считается законнорождённым от официального мужа матери. Да и это может испортить миссию.

Затем я представил всех своих спутников.

Место справа от меня заняла Азула. Она сделала причёску с символом Огня, но осталась в своей светлой шубке, больше ничем не выделяясь. Сзади нас стояли Сокка и Катара, как представители Южного племени. С Катарой девчонки постарались: наплели ей волосы с красивой синей заколкой из перламутра, ещё что-то было в волосах возле ушей. В общем, Катара стала выглядеть гораздо интересней. Даже Сокка на неё с удивлением поглядывал. Да и Аанг слегка отвлёкся от Мэй. Они, кстати, стояли следующими в «свите мира», затем Кори, Тори и Тай Ли. Больше я никого с собой не взял, вряд ли десант из слишком большого количества «магов Огня» понравился бы местным, да и в любом случае вместимость «дипломатической лодки» была всего в дюжину пассажиров.

Нашему малому кораблю позволили подплыть и пришвартоваться к небольшой ледяной скале явно искусственного происхождения. Дядя сказал, что когда-то, до Столетней войны, в этом месте был торговый порт. Близость течения этому способствовала, я думаю. Кроме синей краски племя Воды торговало отличным жиром для светильников, очень мягкими красивыми шкурами и интересными поделками. В Стране Огня водились уткочерепахи, но в ледяной тундре Северного полюса жили черепаховые тюлени, их огромные панцири ценились как материал для гребней, оружия, украшений и пуговиц.

Нас встретила крупная «самоходка» с двумя магами воды, которые ей управляли. Они и отвезли к «делегации вождя». Арнук в сопровождении уже знакомого старика Пакку и ещё десятка воинов или магов встречал нас на аналогичной «самоходке» у здоровенной ледяной стены, закрывавшей вход в бывшую портовую гавань. Тут, наверное, дело обстояло как с гаванью столицы, прикрытой и «Вратами Азулона», и дополнительной крепостью имени прадедушки Созина.

— Старейшина Пакку поведал нам о вашей миссии. От лица всего Северного племени приглашаю вас стать нашими гостями. Завтра мы отмечаем день рождения моей дочери, принцессы Юи, так что после праздника мы будем готовы обсудить с вами вопросы мира, — решил выгадать время вождь, в принципе, оно и понятно.

— Вы сказали «завтра»? — подала голос Азула. — День рождения принцессы в последний день первого месяца? Какое совпадение!

— Что вы имеете в виду? — чуть удивился Арнук, да и я немного.

— Завтра принцу Зуко исполняется семнадцать лет, — сказала Азула.

Точно! Дядя говорил, когда у Зуко день рождения, но я просто прикидывал его биологический возраст.

— Позволите отметить день рождения принца вместе с днём рождения принцессы Юи? — спросил дядя. — Если это не противоречит каким-то вашим обычаям.

— Что ж, — задумался вождь, — согласно нашим обычаям, в семнадцать лет юноша становится настоящим мужчиной и… воином. Он должен пройти ритуал посвящения и самостоятельно добыть хищного зверя. Обычно юный воин сражается с арктическим волком, реже с полярной медведесобакой, ещё реже с полярным леопардом… Из головы добытого зверя делается специальный шлем воина, отражающий его доблесть и мужество.

— Я хочу пройти этот обряд, — сказал я, и народ за спиной Арнука зашушукался. Но не зря же вождь завёл об этом разговор. Полагаю, «личная доблесть» здесь ценится и местный «совет дзёнинов» больше прислушается не к «юноше», а к «мужчине», который доказал свою мужественность.

— Боюсь, что ваша доблесть не будет засчитана, если вы используете магию, принц Зуко, — намекнул вождь. — Для завтрашнего пира группа наших охотников уже отправилась за черепаховыми тюленями. Волки и другие хищники часто охотятся на месте их лёжек после захода солнца… Я дам вам проводника.

— Можно мне тоже на охоту, вождь Арнук?! — спросил Сокка. — Мне ещё не исполнилось семнадцати, но я хотел бы стать свидетелем победы Зуко. И я могу пригодиться.

— Не вижу смысла отказывать юному воину Южного племени, — склонил голову Арнук. — Да будет так.

И нас наконец пропустили за стену.

Оказалось, что с помощью магии воды в стене делали проём, куда мы и проплыли. Первым в толстенный туннель поплыл вождь со своей свитой, потом мы, за нами Аппа, оказавшийся вполне водоплавающим. На бизона я приказал нагрузить продовольствие и вещи. Ну и лемура, как без него.

Не факт, что нас стали бы кормить, да и обмен едой никто не отменял. А тут ещё и день рождения у меня, оказывается. И хорошо, что Азула позаботилась об украшениях: не надо будет ломать голову, что подарить местной принцессе.

Удивительно, но, оказывается, местные маги могут работать не только с обычной водой, но и со льдом.

Я сразу вспомнил того парня из Тумана, с которым мы бились на нашей первой серьёзной командной миссии. Он создавал хитрые зеркала и прятался в них. Впрочем, сомневаюсь, что магам воды подобное под силу, а изменение состояния стихии не такое и достижение… По идее, если поднапрячься, я тоже смогу заморозить воду, попросту избавив её от тепла. Правда, не смогу контролировать её форму и подобная трансформация будет невыгодно чакрозатратной, но чисто теоретически могу. Для мага огня выводить тепло гораздо трудней, чем нагревать. Полагаю, для мага воды действует то же правило, но наоборот: им легче охлаждать, чем нагревать.

— Зуко, ты уверен насчёт обряда и охоты? — негромко спросил меня Сокка, отвлекая от размышлений. — Я слышал от пра-пра, что ледяная тундра Северного полюса очень опасна и не каждый охотник там может выжить. К тому же, вождь… несколько лукавил.

— Что ты имеешь в виду? — покосился я на него.

— Твой статус как бы вождя не позволяет тебе охотиться на волка, — покусал губу Сокка. — Это удел простых… солдат, обычных воинов. Именно юношей. Тебе это не подходит. Нашего отца выбрали вождём, и он должен был доказать свою доблесть и добыть полярную медведесобаку, чтобы состоялась церемония. Я пару раз видел медведесобак, вообще-то это очень крупный и быстрый зверь. Думаю, полярный леопард ещё больше и быстрей, но у нас они не водятся. Мой отец с другими мужчинами отправился добывать новый шлем. В тот день произошло нападение на поселение и убили нашу с Катарой маму. Отец добыл того зверя, но поклялся, что наденет шлем вождя только после того, как отомстит. А потом они уплыли.

— Вот как… — хмыкнул я.

— Стоит учесть, что неизвестно, как к тебе отнесутся местные охотники, которые уже на лёжке. Отец говорил, что на охоте и в снежной пустыне очень важна взаимовыручка, — продолжил Сокка.

— Хн. Я думал, что именно поэтому ты вызвался отправиться на охоту со мной. Ты — моя взаимовыручка.

— Да, но мы совсем не знаем… здешней местности. У нас на Южном полюсе были разные места. Опасные расщелины… ненадёжные откосы, — шёпотом выразил здравые опасения Сокка, посматривая на магов, управляющих нашей «самоходкой».

— Думаю, я справлюсь, — ответил я. — Раз вождь Арнук допустил меня до ритуала, значит, я должен его пройти, чтобы доказать всем, что достоин того, чтобы меня и мои предложения выслушали. Так что это дело чести. А я никогда не забираю назад свои слова, — хмыкнул я. Перед взором на миг появился Узумаки со своей широченной улыбкой и «позой крутого парня».

* * *

Город магов воды производил впечатление. Во-первых, он был сделан изо льда. Целиком. Здания, мосты, сооружения — всё ледяное. Мне уже очень интересно, как они поддерживают тепло в помещениях. Во-вторых, благодаря такому необычному материалу всё выглядело очень красиво и хрупко. В-третьих, весь город или, скорее, бывший порт, был испещрён водяными дорогами-каналами разной ширины. Где-то еле проезжала самоходка, а где-то вполне мог пройти и адмиральский крейсер. По крайней мере, наш корвет по ширине пройдёт спокойно.

— Интересно, какова глубина этих каналов? — спросил я вслух, ни к кому конкретно не обращаясь. — Если раньше это был морской порт, то, получается, по центральному каналу проходили грузовые корабли?

— Мы используем серию шлюзов, — переглянувшись с напарником, ответил мне молодой маг, управляющий нашей «самоходкой». — В данный момент любой крупный корабль сядет на мель, даже если у него получится прорваться в нашу столицу.

— Но если судить по высоте основной постройки, то воды может быть больше? — спросил Сокка.

— Да, конечно, — согласился с ним маг воды.

Мы проплыли ещё несколько ворот и стен поменьше и достигли дворца. Там остались дядя Айро, Азула, Мэй, Тай Ли, Аанг, Тори и Катара. Вождь Арнук поручил меня и Сокку Якону, который должен был доставить нас к стоянке охотников и объяснить, что требуется сделать. Наш проводник был относительно молод, не более двадцати пяти, он имел хорошо развитый очаг чакры. Его я видел среди тех магов воды, кто был на корабле во время боя Азулы, а потом он управлял нашей лодкой и ответил на мой вопрос.

Город племени Воды располагался в искусственном заливе, я это уже увидел, когда мы отправились на охоту, и поднялись на «второй уровень». Оказалось, что «гавань» располагается в море, словно откушенный кусок в толстенном ледяном пироге, а наверху в ледяной пустыне тоже снежный город, только уже без воды и особого изящества.

Как удалось выяснить у сопровождавшего нас Якона, внизу в основном обитали маги и воины-защитники гарнизона, а вот народ попроще, охотников, рыболовов, всяких добытчиков моллюсков селили наверху. Полагаю, изначально необычная ледяная красота должна была впечатлять гостей и купцов порта.

— Я когда-то вырос в верхнем городе, — сказал Якон, когда мы проходили по улицам низкоэтажного посёлка состоящего из круглых зданий. — А потом обнаружил способности к магии воды и стал учеником старейшины Пакку. Правда, не сразу.

— Не сразу? — зацепился я за оговорку.

— Проявил необычный талант, — хмыкнул Якон. — Учитель Пакку не обучает абы кого. В основном потомственных магов нижнего города. Среди охотников редко появляется дар к магии. И чаще всего он слабый.

— Значит, у вас есть что-то вроде каст? — спросил я. — Вроде чинов или распределения ролей в обществе.

— Есть, — подтвердил мою догадку Якон. — Здесь важно, в какой семье родился. Если в семье мага, но без способности к магии, то станешь воином гарнизона. Если в семье охотников, станешь охотником… Только если родишься магом, всё изменится в твоей судьбе. Впрочем, не совсем…

— А в этих домах не холодно? — решил я расположить к себе нашего проводника и сменить тему. К тому же, это был ценный источник информации, который недальновидно оставили наедине с нами. Да и чувствовалось в нём некое «свободомыслие» и лёгкое недовольство сложившейся ситуацией на Северном полюсе. Возможно, он был талантливей многих магов, но из-за происхождения все смотрели на него свысока или ещё что-то. Стоило к нему приглядеться. Возможно, получится уговорить его позаниматься с Тори.

— Конечно, нет, — усмехнулся Якон. — Вход сделан так, что тёплый воздух не уходит, к тому же такой дом можно обогреть плошкой жира, а стены закрыты шкурами, но и без них, в принципе, довольно тепло.

— Любопытно, — хмыкнул я. — Люди приспосабливаются к любой среде обитания. Думаю, как маг воды ты сможешь сделать такой дом за несколько минут.

— Вообще-то такой дом легко построить и не магу, — вмешался Сокка, — главное выпилить подходящие блоки изо льда.

— А если блоки сделает маг?

— Ну, тогда да, — согласился Сокка.

— В верхнем городе архитектура более функциональная и простая, — сказал Якон, — как и сказал пацан, такие дома сможет построить каждый. Вот те, что внизу, требуют не только фантазии… Там уже по чертежам и просто блоки спаиваются между собой. Всё куда сложней.

— Ого, так у вас есть архитектор? — проявил я заинтересованность.

— Да, нижний город порой требует обновлений, — кивнул Якон. — Двоюродный племянник вождя, Малик, настаивает на том, чтобы его отправили в Царство Земли, учиться на настоящего архитектора, как будто недостаточно старых чертежей его отца. Он хочет что-то новое и необычное. Хотя кто это видит? Мы безвылазно сидим за своими стенами. Да и все переделки могут навредить рассчитанным укреплениям.

— Возможно, что скоро это изменится, — хмыкнул я. — Между прочим, в Стране Огня тоже неплохие строители. И по тому, что я видел в нижнем городе, это всё же больше походит на архитектуру нашей страны, чем на Царство Земли.

— Вам видней, принц Зуко, — пожал плечами Якон, — я нигде не бывал. Хотя, возможно, меня отправят куда-то с Маликом.

Мне показалось, что Якон не испытывает особого восторга от этого. Что-то в его очаге меня смущает.

— Расскажешь о ваших хищниках, Якон? — попросил я. — Ну и о методах охоты. Я вижу, ты в этом разбираешься.

— Я не воин и не охотник… Хотя отец меня учил, — сказал он, всё же колеблясь. — Но мы часто были с ним в ледяной тундре…

— Поэтому отправили тебя? — спросил Сокка.

— Да, я хорошо знаю тундру и основные стоянки, — кивнул Якон. — Наверное, плохо будет, если вы сгинете, принц. Да и я видел, на что способна ваша сестра. Не хотелось бы попасть под её горячую руку, — усмехнулся наш проводник. — Девчонка очень талантлива. И магия у неё необычная, как у… — он осёкся и закашлялся, быстро покосившись на меня, я сделал вид, что ничего не заметил.

— Да, Азула талантлива, всё же мы потомки Аватара Року, — сказал я.

— Ого, ты не говорил! — удивился Сокка.

— Да, — я покосился на Якона, увидев, что он внимательно слушает. — Моя мать была внучкой или даже правнучкой Року, но она не из знатной семьи. Насколько я знаю, она выступала в бродячем театре или что-то такое. Наверное, если приводить примеры каст, то жила в «верхнем городе» и занималась сбором ракушек. Но мой отец женился на ней. Я не вижу в этом ничего постыдного. Например, я полагаю, что моей сестре нужен в первую очередь сильный и волевой человек, а его происхождение в любом случае будет ниже, чем у неё.

Тем самым я дал намёк, что я не делаю классовых и статусных различий и в моём окружении всё зависит от человека.

— В общем, — после паузы продолжил Якон, — в нашем племени женщин не обучают боевой магии, только старуха Югода целительству учит, но там вроде какой-то особый дар нужен, не каждой женщине это дано. Если вы не хуже сестры, то, может, и справитесь. Воины подчас слишком много выпендриваются и не знают охотничьих уловок. Прав пацан, Арнук так всё обставил, что принцу не стоит и смотреть на волков, иначе уронит статус, я в этом получше некоторых понимаю, — выдал свой острый слух наш проводник. — Ладно, расскажу вам, что знаю, всё равно идти нам ещё несколько часов…

И мы с Соккой переглянулись и приготовились слушать.

Глава 12. Вербовка сторонников

31 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Северный Полюс


— Мы почти дошли, — сказал Якон. — К началу часа Обезьяны дойдём до верхнего города. Скорее всего, дойдём.

Я лишь устало кивнул. Это ещё около двухсот минут топать через ветер и снег. Если не снижать скорости. Но зато мы уже возвращались.

Ледяная тундра это не то место, где я бы хотел часто бывать. Как выяснилось, днём там бушевали метели, дул сильный ветер. Скорее всего, это из-за течения, которое приносит тёплую воду, или типа того. Нижний город укрыт от такой непогоды, а вот чем дальше в эту тундру, тем больше вероятность заблудиться. Только ночью ветер стихает и царит безмолвная снежная тишина. Низкое небо с громадными звёздами кажется невероятно близким. Из заранее пробитых лунок вылезают тюлени, а к ним подтягиваются и хищники, которые составляют конкуренцию людям.

Впрочем, чаще всего те же волки довольствовались потрохами, головами и ластами: в месте охоты пойманных животных разделывали, чтобы утащить с собой на тех же «самоходках», только по снегу, мясо, жир, панцири и шкуры. В общем, самое ценное.

Ветер в тундре почти всегда дул в одном направлении. Так что, когда мы шли к стоянке, ветер подгонял нас в спину, а вот обратно — хлестал в лицо.

— Привал! — крикнул кто-то, и наш караван остановился.

— Якон! — приказы отдавались очень коротко, чтобы не поймать полный рот снега.

Наш сопровождающий поставил ледяную завесу, что-то вроде очень быстрого ледяного дома, которые мы видели в верхнем городе. Я бросил в середину контролируемое пламя, и все потянулись к огню. Суровые загорелые лица и грудь у многих покрывал снег и иней, они быстро таяли. Злой ветер продувал и меховые парки, быстро выстуживая тепло.

— Я могу высушить одежду, если кто-то промок, — сказал я, испаряя с себя налипший снег.

— Давай мне, — попросил Сокка. За ним подсушиться попросился Якон и другие охотники. Народ заметно повеселел. А в ледяном куполе воздух на самом деле быстро нагрелся.

— А что ж, огонь-то без жира горит? — заметил кто-то.

— Да, я его контролирую.

— И можно воду на нём согреть? Или мясо пожарить? — спросил Сокка. — Хочется чаю горячего выпить.

— Согреть воду не проблема, но в чём? — пожал я плечами. — И мясо можно поджарить, но не знаю, сколько это займёт времени.

— Поджарить? — удивился кто-то из молодых охотников. — Мы его сырым едим. Оно уже хорошо подмёрзло.

— Сырым? — я удивился.

— Нельзя на стоянке есть то, что поймал, — наставительно сказал старый охотник с сединой в волосах. — Духи могут рассердиться и не дать больше тюленей. Их можно есть и использовать их жир, только когда снимешься со стоянки, через день пути. Это стоянка близкая, так что есть пойманное нельзя, как и жир использовать.

— А что же вы едите? — спросил я, потому что я уже зверски хотел есть.

— Вяленое мясо с другой охоты, но оно закончилось, — ответили мне.

Получилось, что мы в этой тундре почти сутки, и толком поесть из-за спешки всё не получалось, хотя у меня был с собой небольшой мешок с припасами. Впрочем, оказалось, что что-то готовить было некогда и за всё время мы лишь один раз быстро закинулись вяленым мясом с бао бинг. У меня с собой ещё был рис, чай, мешочек приправ с солью и осталось несколько лепёшек. Котелок я как-то позабыл, обычно его таскал Тори. Потом подумал, что у охотников что-нибудь такое есть. Впрочем, по этому поводу брали сомнения.

Мы добрались до стоянки как раз тогда, когда стихла «лёгкая метель». Как выяснилось, охотники уже хотели сниматься и преодолеть часть пути обратно ночью, в безветрие. Но их планы были нарушены нашим появлением, так что радости им это не доставило. Якон сказал, что я, по разрешению вождя, должен убить зверя. Решение Арнука никто не обсуждал, мне показали полынью и предложили на выбор гарпуны для охоты. У местных животных была очень густая и плотная шерсть, под ней — толстая шкура и слой жира, так что пробить всё это не просто.

Хищников, привлечённых разными остатками, имелось вдосталь. Стая арктических волков и семья полярных медведесобак. Правда, мне посоветовали не лезть к самке, у которой детёныши, мол, сражаться она будет за них вдвойне яростней. Щенков было трое, два размером с крупную кошку и третий покрупней, в половину мамки, типа родился в прошлом году, но по размерам всё равно было видно, что ещё мелкий.

Выбора у меня особо всё равно не было. Якон сказал, что на охоту у меня час, а после требуется выдвигаться обратно, потому что потом попадём в метель и опоздаем к празднику. Полярных леопардов видно не было, да и Якон сказал, что они очень хитры и невероятно быстры и раза в два крупней медведесобак, хотя те в холке выше человеческого роста. Леопарды ловят тюленей сами, могут пробить полынью лапой, иногда даже нападают на группы охотников, причём в пургу. Поэтому их называют «снежными духами». В общем, мне пришлось убить ту самку с детёнышами. Якон сказал, что мелкие всё равно не выживут без матери, и посоветовал и их убить, так как они не отходили от трупа матери. Старший убежал, но выл недалеко. Но, теоретически, он уже мог выжить в одиночку. В итоге мелких детёнышей я оглушил вливанием чакры, заставив спать, и решил взять с собой. Сойдут за подарок. Возможно, их приручат или ещё что-то. Медведесобаки оказались белыми мутантами обычных медведей и вислоухих псов с широкими клыкастыми мордами, у них была мощная грудная клетка и крупные когтистые передние лапы. Задняя часть была больше собачья и имела довольно длинный пушистый хвост. В отличие от обычных медведей, медведесобака не вставала на дыбы, только садилась на задницу, чтобы замахнуться лапой, так что её ухватки больше напоминали что-то среднее между нападением собаки и очень крупной кошки. Кажется, охотники впечатлились моей безбашенной смелостью. Когти у медведесобаки были огромными, а лапы очень тяжёлыми, но они разрезали воздух со свистом. Впрочем, я сражался без шубы, согревая себя чакрой, так что легко уворачивался. Остальные, наблюдающие издалека, явно не поняли, что я врезал по лапе ногой с усилением чакры. Когда зверь завыл от боли — чуть подпрыгнул и всадил копьё в пасть. Один точный удар с усилением достал до сердца, и медведесобака больше даже не трепыхнулась. Повезло, что место было натоптанное и твёрдое, по колено в снегу было бы сложней справиться.

Сокка смог похвастать своими навыками свежевания и помог мне содрать шкуру с трофея. Он сказал, что как только животное замёрзнет, снять шкуру будет намного трудней, да и тащить одну шкуру с головой куда легче, чем тушу под триста килограммов. Впрочем, помочь свежевать по местным обычаям уже было можно, так что нам помогали ещё двое охотников. Мой короткий бой они никак не комментировали, но я чувствовал фонящее от них удивление. Якон говорил, что обычно зверя заставляют сесть на задницу, протыкают лапы и целятся в сердце. Вот только гарпун часто соскальзывает по плотной шерсти. Я решил не рисковать.

Обратно мы выдвинулись сразу после того, как шкура медведесобаки и спящие щенки были погружены, чтобы успеть как можно дальше продвинуться к поселению во время безветрия. Но всё же около сотни минут мы потеряли. Плюс дополнительный вес. Началась пурга, и из-за ветра в лицо продвигаться мы стали крайне медленно. Охотники складывали груз на такие же «самоходки», на которых плавали, и катили их по снегу, толкая перед собой. Я наконец понял назначение тех «плавников» впереди. Они прорезали вроде колеи, плюс за них цепляли верёвки, кажется, из чьих-то кишок, и некоторые тащили эти лодки-сани, впрягаясь, как ездовые животные, прокладывая дорогу, чтобы никуда не влететь.

В общем, идти в пурге мы смогли минут девяносто, потом все слишком устали.

— Есть котелок? — не особо надеясь на удачу, спросил я.

Но котелок всё же нашёлся. Большой, один на всех. Вроде как общинный. В нём плавили снег, чтобы пить пресную воду. Жира на охоту брали с собой лишь на обогрев временных иглу — так назывались их ледяные круглые дома — ну и чтобы растапливать снег, в основном, как выяснилось, тут всё ели сырым или вяленым. А как сказал тот старик, есть добычу было нельзя по местным поверьям. Мороженое мясо просто строгали тонкими полосками и жевали. В верхнем городе, то есть в «домашних условиях», варили супы из рыбы, потому что она варилась куда быстрей мяса, а это требовало сильного расхода горючего. В общем, маг огня оказался очень кстати. Рисовую похлёбку я сделал минут за двадцать, не отрывая рук от котелка, правда, чакры ушло прилично. Ложка оказалась практически только одна — моя, которой мешают, завалялась в мешке с припасами, так что получилось, что мы все поели одной ложкой из одного котелка. Я, правда, ел первым. Якон ел вторым, потом Сокка, потом все остальные, начиная со старших. Но вроде всем хватило, и я подогревал, когда чуть остыло. После таким же образом в этом котелке сделал чай. Я разломал оставшиеся лепёшки на несколько частей и поделился со всеми. Импровизированный обед занял минут пятьдесят, мы отдохнули и набрались сил. На сытый желудок всяко веселее переться через пургу.

— А здорово с магией огня-то, — сказал кто-то из молодых охотников, кажется, тот, который помогал свежевать медведесобаку. — И жира не потребовалось. Духов не потревожили.

И тут раздался протяжный вой.

— Балда! — дал подзатыльник молодому старик, который ел после Сокки. — Нельзя так говорить, беду накличешь.

Вой повторился.

— Это арктические волки? — спросил я у Якона.

— Да, и, кажется, большая стая, — кивнул он. — Наверное, шли по нашим следам, чтобы урвать что-нибудь с повозок.

— Или их привлекли живые детёныши медведесобаки, замороженное мясо не пахнет, а вот беззащитные щенки… — хмыкнул старик.

— Можно попробовать отогнать волков с помощью огня, — предложил Сокка.

— В любом случае лучше выдвигаться, — поднялся старик и остальные следом, — волки редко нападают на большие группы людей. Если нападут, убьём нескольких.

— У меня есть другая идея, Корак, — медленно сказал Якон, покосившись на меня. — Мы впряжём волков вперёд. Они помогут преодолеть оставшуюся часть пути. Иначе мы можем не успеть к празднику и вождь Арнук будет не рад.

— Это плохая магия, — нахмурился старик. — Тебе запретили её использовать.

Так-так, что-то интересное. Чувствовал я в нашем проводнике нечто необычное.

— Старик Пакку просто не умеет так и завидует мне, — с вызовом бросил Якон, упрямо подняв подбородок. — Принц поделился с вами едой, согрел вас, плохо, если он посрамит свою честь и не вернётся вовремя с трофеем. Сегодня его семнадцатилетие.

— Да, кстати поздравляю, Зуко, — перебил Сокка. — Так что это за «плохая магия» такая? Ты умеешь управлять животными? Разве магия может быть плохой или хорошей? Когда у меня возникли эти сомнения, то Зуко сказал, что всё зависит лишь от человека, который её использует и как. Я раньше думал, что магию огня можно использовать только во зло, ну там всё жечь, а сегодня… Сегодня я увидел, как ещё можно использовать магию огня и что она может помогать и спасать.

— Почему ты говоришь о сомнениях? — посмотрел на Сокку Якон.

— Ну… Как-то так получилось, что я эм… у меня неожиданно прорезалась магия огня. Совсем недавно. Я даже не догадывался, что могу ей научиться. А потом так вышло… Но я ещё только учусь. Свечку зажечь могу или костёр. Но как у Зуко пока не получается…

— Ясно, — перебил его Якон. — Я владею особой магией воды, которой не владеет больше никто. Или не хотят ей владеть. Это «магия крови». С её помощью я могу подчинить себе животных.

— И людей, — добавил старик.

— Да, и людей! — выкрикнул Якон. — И что?! Я сделал это всего лишь раз, чтобы показать… Они меня сами попросили! А потом запретили её использовать, причислили к злодеям и объявили мою магию «тёмной». Но сейчас это может помочь, разве ты не понимаешь? Разве ты не видишь этого, отец?!

— Её использование загубит твою душу, Якон! — громыхнул старик.

Семейные разборки, ясно.

— Ваш отказ принять сына загубит его быстрей, уважаемый Корак, — хмыкнул я. — Если человеку долго говорить, что он монстр, он начинает в это верить. Якон просто другой. Он смог пойти в своей магии дальше. Возможно, что ему на самом деле завидуют те, кто был потомственным магом, но так и не научился чему-то особенному. Сильных людей боятся. Взять Аватара, он владеет четырьмя стихиями, он очень силён, его настолько боятся, что подчиняются его воле нести мир. Значит, первична не сила, а воля, цель, желание уничтожать или созидать. Моя сестра может извергать голубой огонь. А ещё молнии. Я тоже, это касается молний, но средний маг огня так не может. Но только лишь потому, что мы из семьи Хозяина Огня, никто не запрещает нам использовать наши способности, которые выше чем у других. Наоборот, ими восхищаются. И считают, что это справедливо, что они у сына и дочери Лорда Огня. Если бы ваш сын был, скажем, не вашим сыном, а сыном вождя, я сомневаюсь, что на его магию бы кто-то покусился.

— Вы правда так думаете, принц Зуко? — заглянул мне в лицо Якон. Вид у него был ошарашенный.

— Это просто в человеческой природе, — я пожал плечами. С шаринганами или любым додзюцу было всё то же самое.

— Ну так мы запряжём волков или как? — спросил Сокка, вернув разговор в деловое русло.

— Хорошо, — согласился Корак. — Но никто про это не должен узнать, — он строго посмотрел на других охотников. — К тому же на подступах к верхнему городу никакой волчьей упряжки быть не должно.

— Ты меня переоцениваешь, — пробормотал Якон. — Вряд ли я смогу удерживать их настолько долго.

Наконец договорившись, мы вышли из иглу и он продемонстрировал свои умения. Якону удалось подчинить шесть волков. Животные двигались механически, с остекленевшими глазами. Охотники ловко намотали на них упряжи, и первая лодка покатила против ветра, помогая остальным. Якон шёл впереди, контролируя животных. Я двигался рядом, во-первых, чтобы понаблюдать, во-вторых, чтобы в случае прерывания защитить от волков нашего мага.

Что ж, очень похоже, что он как-то интуитивно внедрял свою чакру в тела животных. Что-то среднее между гендзюцу и управлением стихийными клонами или марионетками. Парень на самом деле был гением, раз до такого додумался. У его техники были и слабые стороны, это близость к контролируемому объекту, с животными, скорее всего, должно было получаться легче, чем с людьми, они не обладают сильным интеллектом. А вот с людьми… если только усиление составляющей гендзюцу, иначе ему требовалось контролировать моторику, и это отнимало много чакры.

— Знаешь… — хмыкнул я, — если ты сосредоточишься только на их голове и будешь посылать сигналы в мозг типа «впереди добыча», то бежать они будут без твоей помощи. Ты будешь контролировать их как бы частично, но уже полноценно ими управляя.

Якон покосился на меня и длинно выдохнул, сосредотачиваясь. Животные избавились от дёрганной моторики и даже повысили скорость.

— Получилось, — удивился Якон. — Но как? Вы сразу поняли, как я это делаю?

— Да, и технику можно значительно улучшить, — хмыкнул я. — При этом сэкономив силы. Я хочу, чтобы позже ты попробовал свою «магию крови» на мне. Интересно, что будет и смогу ли я тебе противостоять.

— И вам… не страшно? — дрогнул голос Якона.

— Полагаю, тебя избегают в вашем магическом сообществе? — спросил я.

— Да, — вздохнул Якон. — Я даже подумываю… Убраться отсюда когда-нибудь и стать тем, кому не плюют в спину.

— Ты хочешь стать «кем-то», верно?

— Да, пожалуй, — ответил он.

— Думаю, для начала ты мог бы стать советником в моей дипломатической миссии на Северном полюсе. Полагаю, в вашем племени не всё так просто и будет немало подводных камней и мутной водицы. Думаю, к нам с Соккой приставили тебя, чтобы в случае чего ты мог бы воспользоваться своей «тёмной магией».

— Вы так думаете? — кажется, Якон был по-настоящему шокирован хитростью Арнука. Видимо, полагал, что просто «настал его час показать себя» или типа того.

— Да, это очевидно. И ты не смог бы отказаться от такой «чести». Но даю тебе слово, Якон, мы ничего не замышляем, не хотим ни на кого нападать, нам действительно интересен союз с племенем Воды, обмен товаров и вербовка магов для исследования новых земель. Так что ты просто поможешь своему племени и себе… выбраться из этой ледяной тюрьмы. Просто подумай пока. Время у тебя есть.

Но я уже чувствовал, что он согласится.


Примечание:

Если кто не понял, то Якон это канонный персонаж (впервые он появился в "Легенде о Корре" и так или иначе сильно повлиял на историю мира).

Глава 13. Подарки

31 день 1 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Северный Полюс


Охотников встретили в верхнем городе. Молодой парень, ровесник Тори, был недоволен нашей задержкой.

— Грузите всё живее, — свысока распоряжался он, подгоняя народ, вымотанный сражением с ветром в тундре. — Праздник принцессы скоро начнётся.

Кстати, в отличие от охотников, которым пришлось толкать самоходку самим, в его сани было запряжено крупное животное, похожее на мохнатого коня с коровьими рогами, а сам «начальник» важно сидел верхом.

Якон негромко пояснил, что этого парня зовут Ханн, он из клана воинов, то есть не маг, протеже вождя Арнука и главный претендент на руку принцессы Юи. То есть, возможно, будущий вождь. Впрочем, вёл он себя так, словно уже был вождём. Чувствую, мы не поладим.

Когда на сани погрузили шкуру медведесобаки со спящими щенками, мохнатая «лошадекорова» вдруг протяжно взревела и дёрнулась, чуть не перевернув всю добычу и не уронив этого Ханна.

— В чём дело?! — завопил он, еле усидев на шерстистой спине. Седла на животном не было, только поводья.

— Похоже, что буйволо-як почуял щенков медведесобаки, — предположил Якон, и пояснил для меня: — Буйволо-яки очень пугливы.

— Какой идиот решил притащить сюда щенков? — скривился Ханн.

— Вообще-то, я, — хмыкнул я, разглядывая «будущего вождя» в упор.

— Это подарок для принцессы Юи от настоящего воина, — не преминул вставить свои десять рьё Сокка, которому явно пришёлся не по нраву этот «распоряжальщик». — Принц народа Огня Зуко одним ударом копья убил медведесобаку с детёнышами. А щенков взял с собой. Их можно приручить, пока они маленькие!

— А ты вообще кто?

— Это гость вождя Арнука из Южного племени Воды, — тщательно скрывая ехидство, сообщил Якон.

— Ясно, — процедил Ханн. — Всё, спускаемся, — это распоряжение было отдано магам воды, которые держали что-то вроде ледяной платформы. Нечто похожее я видел в Ю Дао, только с использованием магии земли, да и Механист изобрёл в Храме лифт, работающий за счёт противовесов и парового двигателя. Когда мы отправились на охоту, Якон поднял нас на такой же платформе, но поменьше.

В общем, получалось, что маги в верхний город поднимались легко, а вот охотникам самостоятельно спуститься в нижний было крайне сложно. Только если по верёвкам с риском для жизни. И, кстати, Ханн забрал большую часть добычи.

— Эти животные травоядные? — спросил я Якона, кивнув на буйволо-яка, которого прилединили к нашей глыбе. — Чем вы их здесь кормите? Они местные?

— Да, дикие буйволо-яки ищут особенный мох, который растёт под снегом, но он очень медленно растёт, и дикие стада уходят далеко в тундру. Здесь давно прирученных буйволо-яков кормят привозным сеном. Но кое-что выращивают в специальных отапливаемых ледяных теплицах. Раньше, когда с материка привозили больше продуктов и овощей, этих животных было больше. Даже наверху. Сейчас они остались только в доме вождя.

— У нас на Южном полюсе нет травоядных домашних животных, но были белые медведи, которые охраняли стоянку. Они меньше волков и уши у них маленькие и круглые. Иногда их запрягали в санки и на них катались дети. Но чаще всего мы катаемся на пингвиновыдрах, — сказал Сокка.

* * *

И всё же удивительна разница между верхним и нижним городами Северного племени: внизу был полный штиль. До дворца вождя добирались по снежной дороге следом за санями и буйволо-яком. В Сокке воспылала подозрительность к этому Ханну, и он решил не выпускать из виду мой трофей. Я видел дворец только снаружи, мы торопились на охоту, теперь он поразил меня и изнутри. Зал для приёмов, в который нас привели, не имел крыши. По сути, это было что-то вроде внутреннего двора, который примыкал к широкой стене дворца с водопадами, чуть в стороне от главной башни.

Везде стояли столбы с небольшими выступами, как будто друг на друга поставили толстые рогатые головы — просматривались черты лиц. Якон сказал, что это тотемы духов, защищающих племя. Нечто подобное мы видели и в городе.

Ледяная столица была выстроена ступенчато, с той самой системой дамб, которые держали воду и создавали давление для фонтанов и водопадов. Но как бы «воду для верха» северное племя черпало не из моря. Я заметил, что за центральной дворцовой башней, по форме напоминающей усечённую четырёхгранную ступенчатую пирамиду, тонкой струёй падает высокий водопад. Якон сказал, что там во льдах проделано специальное русло и вода эта пресная, именно она питает внутренние водопады и фонтаны, и только после пятой дамбы от дворца она смешивается с морской.

В нижнем городе повсеместно имелись «питьевые колодцы» — я убедился, что вода в них пресная. В этом зале в центре тоже имелась круглая полынья неясного назначения, но я предположил, что оттуда берут воду во время пиров или что-то в таком роде.

Кроме широкого водопада с равно выверенными струями ещё имелся фонтан высотой метров десять. Полагаю, что давление в фонтане создали через перепад высот, но всё равно смотрелось монументально и величественно, особенно с учётом того, что всё сделано изо льда. Это вызывало восхищение инженерной мыслью местных архитекторов, которые работали с таким непростым материалом. К тому же лёд должно постоянно подмывать от текущей воды.

Когда мы вошли в этот зал, несколько человек, которые стояли на стороне фонтана и водопада, начали стучать в огромные барабаны, создавая ритмичный звук. В приёмном зале друг напротив друга лестницами установлены столы и скамейки, как трибуны на стадионе. А напротив фонтана на возвышении, замыкая периметр зала, стоял длинный ледяной стол, за которым я заметил сестру, дядю, Аанга, вождя и остальных.

— А вот и принц Зуко вместе с нашим братом из Южного племени! — объявили зычным голосом, когда бой барабанов на минутку стих. Сказал это вождь, кажется.

— Они что, ждали только нас? — шепнул мне Сокка.

— Видимо, так.

— Сегодня мы празднуем не только шестнадцатилетие моей дочери — принцессы Юи, но и семнадцатилетие принца народа Огня — Зуко, — продолжил вождь, пока мы с Соккой, как дураки, замерли в центре зала у полыньи, не зная, куда деваться: то ли внимать, то ли занимать места за столом. Краем глаза я заметил, что Якон прошёл и сел на самый дальний ряд «стадиона». Видимо, чем ближе, тем значимей в местной иерархии, так как впереди сидело много стариков, а старейшина Пакку вообще был за столом с вождём. По правую сторону от него, рядом с Пакку, расположились Аанг и дядя Айро. Кстати, Ханна я не заметил за главным столом, но увидел во втором ряду.

— Вот трофей принца Зуко, вождь Арнук! — торжественно и с бокового входа внесли распластанную шкуру медведесобаки. Щенки продолжали там спать, как в гамаке, возможно, их сочли мёртвыми, так как перед дворцом я снова влил в них чакры. Мало ли когда там подарки дарят.

— Вижу, что принц показал себя умелым воином, — кивнул вождь с умным видом, — щенки показывают, что это была самка. В это время они особенно яростные.

По рядам прошёл шепоток.

Я подошёл к шкуре, которую развернули перед главным столом, и прикосновением «оживил» щенков.

— Я подумал, что принцесса Северного племени будет рада получить небольшой подарок из тундры. Столь молодых животных можно попробовать приручить, — сказал я, поднимая щенков за шкирки и прямо взглянув на девушку, сидящую по левую сторону от вождя. Она неожиданно оказалась блондинкой с волосами, как снег, хотя мне показалось, что я встречал в городе таких же людей, но не уверен, что это были не шапки из меха. Возможно, Юи пошла в мать, но никого похожего на жену вождя, чтобы сравнить, за столом не наблюдалось.

Впрочем, я видел таких людей среди шиноби из Страны Молнии: смуглокожих и беловолосых, поэтому испытал лишь мимолётное удивление.

— Какие милые! — тонким голоском сказала принцесса, широко распахивая почти круглые голубые глаза. — Большое вам спасибо, принц Зуко!

Арнук покосился на дочь, уже, наверное, прикидывая, до каких размеров могут вырасти эти «милашки», но сделал знак, и щенков у меня забрали и куда-то унесли.

— Из вашего трофея наши лучшие мастера сделают шлем и плащ, принц Зуко, — пообещал мне вождь, и махнул рукой. — А теперь прошу за стол, чтобы отпраздновать наш тройной праздник.

Для нас с Соккой оставили место, так что я сел между Юи и Азулой, а Сокка между Азулой и Катарой. Далее на нашей стороне вождя сидели ещё Кори и Тори, а Мэй с Тай Ли сидели с другой стороны рядом с Аангом и дядей. Пол, на который мы сели, был устлан шкурами, а пища, поставленная на ледяной стол, радовала всеми оттенками бурого. Какие-то крабы, водоросли, кусочки сырого мяса, которые предполагалось тонко строгать. Впрочем, я уже снова проголодался и не обращал внимания на вид. Вкус был специфический, но ничего. Интересно, чем там угощают Аанга, или рыбе он делает исключение?

— Вижу, вы проголодались на своей охоте, — сказала Азула, которая почти ни к чему не прикоснулась, но со странным выражением лица смотрела, как я ем.

— В тундре ветер и очень холодно, — ответил Сокка. — Под конец мы попали в снежную бурю, еле добрались сюда. Надеюсь, не заставили слишком долго ждать?

— Нет, что вы, всё в порядке, — ответила Юи. — И это невероятно, что вы смогли убить медведесобаку, такого давно не случалось.

— Мой брат очень сильный, — похвасталась Азула и пихнула Сокку, — ну и как это было?

— Очень быстро, — признался Сокка. — Нам гораздо дольше объясняли, как её убивать, но Зуко убил её совсем не так. Он даже шкуру не поранил. Убил её копьём через рот.

— Копьём?

— Ну не мечом же, — хмыкнул я. — Чем дали, тем и убил.

— А я думала, ты принесёшь голову арктического леопарда… — протянула Азула, а Юи ахнула.

— Хотел, но леопардов не было, — лаконично ответил я. — Как-нибудь в другой раз. У вас как дела? Что делали?

— Принцесса Юи показала нам нижний город, — начала перечислять Азула. — Аанг договорился со старейшиной Пакку о том, чтобы у него учиться. Я сходила с Катарой и девочками посмотреть, как лечат маги воды.

— Это было очень интересно, — выглянула из-за Катары Кори. — Тебе стоит это увидеть, Зуко, — при этом она показала мне первую мудру. Видимо, что-то связано с чакрой.

— К тому же наставница Югода согласилась посмотреть на тебя, Зуко, — кивнула Катара.

— Посмотреть?

— Твой шрам, — погладила моё лицо Азула. — Вдруг его можно вылечить…

— Хн, — на внешность мне плевать, но это хороший повод посмотреть на местное ирьёдзюцу. — Хорошо, как скажешь.

— А мне учитель Пакку отказал, — скорбно сказала Катара. — Сказал, что удел женщин — лечить и всё.

— Он просто не представляет, на что способны женщины, которые «способны лечить», — хмыкнул я, вспомнив Сакуру и её учителя — Пятую Хокаге.

— Возможно, ты прав, Зуко, — голос Катары был напряжённым.

— В конце концов… Старейшина не единственный маг воды на Северном полюсе, — негромко сказал я в сторону сестры, и она проследила мой взгляд в сторону Якона.

Азула улыбнулась и коротко кивнула.

— Дядя Айро разговаривал со старейшиной Пакку насчёт переговоров. Кажется, они согласны устроить совет племени завтра.

— Кстати, принцесса, мы с Зуко познакомились с вашим женихом, — обратил внимание на Юи Сокка. — Кажется, это он там сидит во втором ряду с краю.

— По законам нашего племени, после шестнадцати лет женщины могут выходить замуж, — чуть склонилась принцесса. — Мой отец выбрал сильного юношу. Когда Ханну исполнится восемнадцать, мы поженимся.

— Не хочу оскорблять вашего жениха, принцесса Юи, но какой-то он не слишком вежливый, — протянул Сокка.

— В племени воды выходят замуж только в шестнадцать? — заинтересовалась Азула. — А у народа Огня девушку можно выдать замуж с четырнадцати лет. А парням жениться с шестнадцати.

— Значит, вы уже чья-то невеста, принцесса Азула? — спросила Юи. — И вам тоже придётся выйти замуж по выбору вашего отца, а не… не по любви?

— Что? Нет, конечно, — фыркнула моя сестрёнка, хотя на миг её лицо омрачилось. — По крайней мере, я буду надеяться, что отец предоставит мне выбор. Или я смогу доказать, что мой выбор… Есть государственная необходимость и я не собираюсь отпускать чувства. Думаю, я смогу найти кого-то достаточно сильного, чтобы…

— Азуле ещё рано о таком думать, — спас я покрасневшую и смутившуюся сестрёнку от каких-то ответов, тем более Сокка на неё просто неприлично пялился, чуть не открыв рот. — Но я всегда буду на её стороне, кого бы она ни выбрала. Полагаю, наш отец… кхм… сможет учесть все нюансы и пожелания самой Азулы, прежде чем дело дойдёт до гипотетической свадьбы.

— Как жаль, что… — тихо вздохнула Юи, склонив голову.

Ну точно, очередная «принцесса в беде». Жаль, что она не маг, либо очень слабый. Её чакра или аура очень странная.

— Кстати, — внезапно оживился Сокка, — у вас такие необычные волосы! У нашей пра-пра почти такие же, только она уже старенькая, а вы молодая…

Катара и Азула тихо прыснули в рукава от сомнительного комплимента.

— Сокка, ну ты и балбес, — хихикнула Катара.

— Мои волосы на самом деле необычные, — нисколько не обиделась Юи, — отец говорит, что я родилась с чёрными волосами, но не дышала. Даже Югода ничего не могла сделать… И тогда мои родители обратились к духу Луны и окунули меня в колыбель духов. С тех пор мои волосы побелели.

— Так у вас на самом деле живут настоящие духи? — с сомнением спросила Азула.

— Да, правда. И я слышала, что вы сделали, принцесса Азула, — Юи мягко улыбнулась. — Вы очень храбрая и сильная. И вы спасли моих защитников.

— Хотелось бы взглянуть на настоящих духов… — с намёком сказал я. — Думаю, Аанг бы тоже не отказался побывать у этой «колыбели», если вы разрешите.

— Что ж… — повернулся к нам Арнук. — Думаю, мы со старейшиной Пакку можем проводить Аватара и наших гостей к колыбели духов. Самое необычное место на Северном полюсе стоит увидеть своими глазами.

* * *

Что ж… Место на самом деле оказалось необычным. И, кстати, кроме Пакку, вождя и принцессы Юи к нашей делегации присоединился и Якон. К духам взяли только меня с Азулой и дядей Айро, ну и команду Аватара.

Вход в мир духов оказался на заднем дворе дворца и выглядел как круглая деревянная дверца, в которую дядя еле протиснул живот, чтобы выйти на крошечный каменный помост. Тот пресный водопад оказался чуть глубже в скале, чем мне показалось из города, и расщелина была почти без снега, точней, вокруг имелся иней и наледь, как бывает…

— Ничего себе! — я тоже посмотрел вперёд и увидел среди скал зелёный островок-оазис. Его покрывала невысокая трава, её, скорее всего, стригли для прокорма буйволо-яков, были какие-то цветущие кустики и рос бамбук. Ещё имелось маленькое почти круглое озерцо и стояли тории, украшенные перламутром.

— Ура, трава! Как я по ней соскучился! — возликовал Аанг.

Оказалось, что вдоль этой узкой расщелины есть тропинки, которые соединяются с островком деревянными мостиками. Аанг пробежал по ним и рухнул в траву. Лица вождя и старейшины надо было видеть.

Я окунул руку в воду.

— Тёплая!

— Да, это сосредоточие всей духовной энергии нашей земли, — важно сказал Пакку. — Поэтому здесь очень тепло. Идёмте.

Мы прошлись до островка, он оказался чуть продолговатым. Для Северного полюса очень необычно.

— Я здесь впервые, — негромко сказал мне Якон. — Редкая честь.

— Это и есть духи? — показал на что-то в озерце Аанг. — Я что-то чувствую…

— Неужели духи Луны и Океана это рыбки? — удивилась Азула, заглядывая в воду.

— Похоже на то…

— Спасибо, что показали это место, — поклонился дядя. Мы с Азулой последовали его примеру.

— Жаль, что нельзя было искупаться в этом «священном месте», — тихо проворчала сестра, когда мы направлялись в комнату дворца, чтобы отдохнуть. — Представляешь, они не знают, что такое онсэн или баня. Принцесса Юи сказала, что здесь натираются жиром, чтобы не мёрзнуть. А ещё носят одежду с остриженным мехом внутрь, это их якобы чистит. Вспотеть на Северном полюсе сложно, но…

А вот об этом я как-то не подумал. Теперь ясно, чем таким странным пахло от принцессы Юи…

— Обещаю, мы что-нибудь придумаем и устроим тебе помывку, — хмыкнул я. — Что-нибудь в духе магов Огня…

— Я могу и потерпеть, — вздохнула Азула. — Ещё неизвестно, как они отреагируют на наши предложения. Возможно, что уже через несколько дней мы окажемся на своём корабле, а там точно есть ванна.

— Возможно, — согласился я. — Но будем верить в лучшее.

Азула завела меня в комнату, покрытую шкурами.

— Мы тут устроились с Мэй, — пояснила она, — вдвоём теплее, а Мэй вечно мёрзнет. Я хотела отдать тебе твой подарок.

— Подарок?

— Вот… — Азула протянула мне свиток.

Я открыл его и с удивлением увидел свой символ клана Учиха. И печать. И подпись.

— Это же…

— Да, твой личный герб был официально утверждён, — сказала Азула. — Теперь ты можешь использовать его на своих флагах и одежде, а также твои… вассалы и слуги могут его носить. А ещё… — Азула достала из кармана золотой лепесток огня на цепочке — так официально называлось то, что должны были носить в волосах принцы и принцессы. И надела мне на шею.

— Хн.

— Я знаю, тебе не нравится носить его в волосах. Но ты наследный принц. Отец разрешил носить тебе символ Огня как медальон.

— Спасибо, малышка! Это самые лучшие подарки на свете! — я схватил её, и, по уже сложившейся семейной традиции, немного покружил.

Глава 14. Совет

1 день 2 месяца, год Обезьяны эры Янгва

Северный Полюс


Совет племени был назначен вечером. Тут вообще все важные решения и праздники проходили с восходом луны, так как она была символом магии воды. Плюс сила магов огня с заходом солнца значительно падала и, возможно, местные страховались.

Утром вместе с Азулой, Кори, Тай Ли и Катарой я направился в дом старейшины Югоды, которая учила девушек целительству. Учениц было немного — шесть ещё довольно мелких девчонок лет от семи до десяти. Все они сидели вокруг круглой площадки внутри высокого ледяного дома расположенного относительно недалеко от дворца. Югода оказалась седой сморщенной старушкой с хорошим очагом. Причём ощущения от неё были не только как от мага воды, стихийной составляющей как раз было не так и много, я почувствовал полноценную чакру, примерно такую же, как от слабеньких ирьёнинов.

— Доброе утро, старейшина Югода, — поздоровалась Катара. — Я привела к вам принца Зуко, о котором вчера спрашивала принцесса Азула.

— Разрешите нам понаблюдать за уроком, старейшина? — попросил я.

— Конечно, — кивнула она, и мы чуть потеснили малявок.

Здесь больше всего меня поразило корявое, но в то же время относительно точное «учебное пособие» в виде безликой куклы в человеческий рост, вырезанной из дерева. У манекена имелись прорези по основным каналам и медианам кейракукей, залитые водой. Югода показывала движение воды-чакры при лечении, и это было довольно наглядно, так как вода из-за этого светилась.

Думаю, нам дали дозволение смотреть, потому что маги воды свято уверены, что лишь их магия даёт силу целительства. Какие наивные. Или нет?..

Я слышал от Кабуто, что в Скрытом Песке существовала своя школа ирьёдзюцу, и их ирьёнины работали с водой, что-то вроде того, что вода — естественная жидкость организма и легче резонирует со всем остальным. У самого Кабуто тоже была стихия воды вдобавок к земле. Насколько я знаю, он её особо не развивал, знал всего парочку простейших техник, делая основной упор на ирьёдзюцу, включая боевой раздел, и техники земли, в которых мастером был Орочимару.

Опять же у Орочимару точно не было стихии воды, но он считался ирьёнином… хотя я никогда не видел технику мистической руки в его исполнении, он больше кромсал и резал с помощью хирургических инструментов, работал со всякими пилюлями, растворами, преобразованиями и проклятыми печатями. Во всём остальном ему помогал Кабуто. Может, овладение мистической рукой завязано на стихии воды или легче даётся владельцу такой стихии? Им проще разделять чакру в очаге? Вроде, когда я бился с тем бешеным придурком Райкаге, у него в команде был ирьёнин, но он показывал лишь техники молнии и не использовал воду, хотя в таком сочетании это убийственное комбо.

Так что не знаю, точно ли это связано одно с другим. Не знаю, какими стихиями владела наша Пятая Хокаге Сенджу Цунаде, но самыми крутыми ирьёнинами считались Шодай и Нидайме, которые приходились Цунаде дедушкой и двоюродным дедушкой, у обоих точно были стихии земли и воды, у Сенджу Хаширамы ещё и точно была стихия дерева в качестве хидзюцу. С их клетками много шаманил Орочимару-сенсей. Кроме всего прочего, технику Нечестивого Воскрешения придумал именно Нидайме. Трудно определить статистически, все ли ирьёнины владели стихией воды. Я никогда об этом не задумывался и не искал связи. Кажется, у Сакуры тоже имелась в арсенале вода… но это не точно. А у Карин? Ещё была помощница Цунаде, такая неприметная, о ней иногда трещал Кабуто, была ли у неё стихия воды?

Сам я когда-то не проявлял желания узнать об ирьёдзюцу более необходимого для выживания минимума. И главное, что я понял, это что медик в команде необходим. Особенно при серьёзных заварушках. Катара упомянула о «самоисцелении». Это означало то, что её дар может быть похож на дар Карин. У Карин было стихийное ирьёдзюцу, которое проявлялось, когда она испытывала боль. Карин обладала огромными запасами чакры, и её кровь и льющаяся из всех тенкецу чакра исцеляла других. Для этого требовалось лишь укусить её. Сработает ли такое на Катаре? Возможно, как-нибудь стоит попробовать.

Мелких каналов на манекене не было, только самые главные, да и тенкецу никак не обозначались, но найти такое на Северном полюсе! То-то Кори так волновалась.

Судя по манекену, местные лекари не понимали, что «очаг» имеет вид закрученной спирали, соединённый в разных участках несколькими каналами вдоль. На кукле место очага было слегка подкручено под брюшиной, а по верху соединяясь прямыми линиями. Впрочем, когда пытаешься ощутить очаг сам, он, скорее, воспринимается как-то целиком. Особенно без точечной проработки тенкецу и филигранного контроля.

Насколько я могу предположить, полноценные знания о природе кейракукей, как она выглядит и где находятся тенкецу, вообще смогли узнать благодаря талантам клана Хьюга. Они же их, так сказать, «собственными глазами» видели. Поэтому и медицина в Конохе была самой передовой после объединения кланов Сенджу, Учиха, Хьюга, Узумаки и всех остальных. Первый Хокаге был гением ирьёдзюцу, а благодаря знаниям Хьюга и техникам запечатывания его жены Узумаки Мито Шодай смог сотворить вообще кучу всего нового и крутого по части ирьёдзюцу. Я лишь поверхностно знаю анатомию, чисто для убийств, нейтрализации и пыток, но точно помню, что у трупа крайне сложно увидеть всю кейракукей, потому что без тока чакры что-то там сразу распадается и видны лишь главные каналы или типа того.

Так что с учётом того, что даже вскрытие мага не особо поможет пониманию природы его дзинг, подобный медицинский тренажёр в этой горе льда как минимум удивляет.

И понятно, почему с ирьёнинами занимались отдельно: их обучение было близко к учению чакры, тогда как у «магов» всё было иначе со стихийным дзингом. В данной реальности хороший целитель может стать воином, если поймёт, что чакра связана со стихией, так как она вбирает в себя стихийные техники, а вот просто воину, заточенному на дзинг, крайне сложно «переучиваться». Особенно когда уже наступил сильный перекос в развитии. С моими учениками у меня получилось немного всё выровнять, хотя с Кори и Азулой всё чуть посложней, да и я знаю о чакре очень многое, а вот так, как учат здесь…

— А теперь, если принц Зуко не против, я хотела бы осмотреть его шрам, — отвлекла меня от мыслей старейшина.

Я сел на предложенную шкуру, а мелкие ученицы подсели поближе.

— Рубец уже образовался, это хорошо, если бы он только подживал, было бы и поздно, и слишком рано что-то делать, — вынесла вердикт старуха, потрогав моё лицо. — Кто скажет, что требуется сделать в первую очередь?

— Нужно его размягчить и убрать старую кожу, — сказала девчонка постарше остальных. — Тогда ожог станет значительно светлей. К тому же глаз будет лучше открываться.

— Верно, потом можно будет работать с водой, а пока следует наложить повязки с жиром, чтобы размягчить рубец.

— А как убрать старую кожу? — поинтересовалась Катара.

— Можно использовать мелкий песок с жиром, — пояснила Югода. — Мы снимем верхний слой и будем заживлять кожу. Словно это не ожог, а ссадина. Лицо мальчика снова станет красивым, а кожа ровной. Возможно, и будет немного видно, но всё равно будет лучше, чем сейчас.

— А я думала, что вы сразу залечите его шрам водой, — закусила губу Катара. — Может быть, использовать волшебную воду? Например, ту из колыбели духов? Знаете… я взяла немного… Мне разрешили.

— Стоит сделать всё по правилам, милая, — усмехнулась старуха. — Волшебная вода — это, конечно, здорово, но лучше не спешить. Поспешишь — людей насмешишь. Поговорка такая есть, а люди зря не скажут. А водой твоей… волшебной… можно обработать область вокруг самого глаза, там веко больше всех пострадало.

— Давайте приступим, — подала голос Азула. — Долго держать повязку?

— Если помогать, то не долго, но требуется, чтобы жир тёплым был, на-ка, согрей, милая, — Азуле протянули каменную пиалку с застывшим жиром. — Растопи его, да не слишком горячим сделай.

Меня уложили на спину, сказали закрыть левый глаз и не шевелиться. Потом старейшина ловко нанесла тёплый состав на мой ожог и накрыла шкурой. Пахла она остро, но я терпел, раз уж всем приспичило поиграть в ирьёнинов. Да и работа с ожогами никому не будет лишней.

— Вот так, положи руку сюда, милая, — ворковала старуха, распоряжаясь Азулой, — да грей, только не шибко, просто как тёплый компресс должно быть. В обычной поре мы чашку с горячим жиром поверх шкуры ставим, чтобы тепло сохранить.

Девчонки хихикали, шушукались, меня постоянно трогали, что-то обсуждали, и я чуть не уснул, пригревшись. Наверное, редко у них бывают настоящие пациенты с пустяковыми ранениями, которые можно полечить скопом.

— Вот потрогайте теперь, — меня бесцеремонно потрогали несколько рук. — Чувствуете, мягче стало?

Потом последовало довольно жёсткое растирание песком и даже плоским камнем, было неприятно. А потом на меня посадили пузырь с ледяной жидкостью, он, впрочем, тут же успокоил саднящую кожу. Надо мной сосредоточенно пыхтела Катара: ей доверили завершить начатое. Потом, кажется, её работу подхватила старейшина, объясняя про линии, которые проходят через ожог, и взаимодействие с ними, чтобы облегчить исцеление.

— Отличная работа, ученицы, — похвалила девчонок Югода.

— Всё? — уточнил я, улыбнувшись на пробу, кожу больше не стягивало.

— Д-да, — ответила внезапно смутившаяся Катара.

— Зуко, ты просто красавчик! — широко улыбнулась Тай Ли. — Ты и со шрамом был ничего… А сейчас…

— Вот, смотри, малыш, — Югода заморозила пластинку льда и подала её мне в качестве зеркала.

— Хм, — на миг я увидел в отражении себя, в смысле прежнего Саске. У меня отросли волосы, да и шрам пропал, а цвет глаз в льдине не особо различим. — Главное, веко стало хорошо открываться и лицо не стягивает. Спасибо.

— Вы вернули моему брату лицо. Возьмите за свою работу, — отдала кошелёк Азула.

— Это… деньги Страны Огня, — удивлённо протянула Югода.

— Если ваш порт откроется, то вы сможете быстро их потратить, — усмехнулась сестра.

— Спасибо, принцесса, — кивнула старейшина.

* * *

Вечером состоялся совет племени и, как выяснилось, Югода в него входила, как и старейшина Пакку и пожилой охотник Корак, с которым мне удалось пересечься в тундре, как я понял, он отец Якона. Мы «держали ответ» перед племенем Воды в том же зале, где вчера праздновали день рождения принцессы и мой переход к званию «мужчина».

Сам «Совет» представлял собой десяток старейшин и сотню «болельщиков», то есть самых значимых членов общества, в основном мужчин, сидящих на ледяных трибунах, согласно статусу. На первый ряд, кстати, усадили Аанга и Катару с Соккой. Впрочем, право голоса у трибун, как я понял, было номинальным, типа выкрики и вопросы с места, ропот одобрения или возмущения, а основные решения принимал тот десяток, сидящий по обе стороны от Арнука. Вчера на этом месте был стол вождя, а сейчас лишь типа постамента, на котором выше всех сидел Арнук. Все были разодеты в звериные шлемы, бусы из клыков и когтей, с резными посохами из кости и украшениями из хвостов животных, в общем, имели особо представительный вид. Не трон в огне, конечно, но тоже впечатляет.

— Что привело людей Огня на нашу землю? — официально и строго спросил Арнук.

— Мы пришли с миром, — ответил я, склонив голову и немного наученный Яконом словам, которые понравятся местным. — Мы пришли за советом. Мы пришли за помощью.

— Что за совет вы хотите получить у племени Воды и что за помощь? — спросил Арнук, в то время как «болельщики» зароптали, насчёт мира это уже секретом не было, а вот всего остального широкая публика не знала.

— Никто не знает Северо-восточное течение лучше вашего народа. Никто не может плавать по воде быстро, не имея топлива. Народ Огня желает прекратить войну с Царством Земли, которое когда-то захватило их исконные территории, где рос хлеб и еда. Но земля нам всё равно нужна. Люди голодают и живут куда хуже хитрых соседей, объявивших земли своими.

— Сейчас уже никто не скажет, кто прав, кто нет в претензиях на земли, — нахмурился вождь. Этот момент они уже обговаривали с дядей и ответ был заготовлен, типа «племя Воды в нейтралитете».

— Всё верно, — я снова склонился. — Именно поэтому мой отец, Лорд Огня Озай, дал мне миссию отыскать новые земли для возделывания и переселения. Я видел старые карты, новые земли могут быть за Южным полюсом. И в стороне от него в Восточном море. Мы хотим предложить и вашим людям отправиться в путешествие, чтобы отыскать ещё один дом и вернуться обратно.

— И как вы собираетесь делить земли, если обнаружите их? — спросил Пакку.

— Неизвестно, что мы встретим и кто будет там жить, — ответил я. — Для начала стоит найти их. Но думаю, что будет справедливо определять долю от участия в экспедиции. Мы готовы услышать и ваши предложения. Мы не знаем, населяет ли кто-то те земли или нет. И люди ли их населяют.

— Что вы имеете в виду, принц Зуко? — спросила Югода.

— Долгое время я посвятил тому, что искал Аватара, и прочёл много информации о нём, его предшественниках и о том, как появился наш мир, — медленно сказал я. — Очень давно, при слиянии миров, случилась страшная катастрофа, к нам попала частица мира злых духов, которая превратила обычных животных в жуткие помеси. Мы говорим «медведесобака», хотя мало кто помнит, что были такие животные как «медведь» и «собака». Редко где сохранились истинные животные, либо они остались в памяти и на картинках. Люди выжили лишь благодаря защите львов-черепах, на них не попала частица мира злых духов и люди остались неизменными. Появились четыре нации и стали вновь заселять мир, разводить скот и сеять хлеб. Никто не задумывался, почему при мутации многих растений неизменными остались все злаки и овощи: все они были с людьми на островах-черепахах. Но… вполне может быть, что не всем людям так повезло и на других землях мы, возможно, встретим иных существ, которые некогда были людьми.

— Чудовища?.. — прошептал кто-то.

— Не узнаем, пока не отправимся туда, чтобы увидеть всё собственными глазами, — ответил я. — И только вам решать, осмелитесь ли вы выйти из ледяного заточения, чтобы открыть для себя и своего народа новый мир.

После моих слов все загомонили разом.

Глава 15. Решение

15 день 2 месяца, год Обезьяны эры Янгва.

Северный Полюс


Племя совещалось до начала полнолуния. Впрочем, основные вопросы были решены ещё десять дней назад. Началось самое скучное: подготовка и сборы. Впрочем, тот же Аанг даром времени не терял, обучаясь магии воды у старейшины Пакку. И похоже, что после уроков наш Аватар сливал полученные знания Катаре. А та, в свою очередь, тренировала Тори, не забыв про наш спор на лучшего ученика.

Кори и Тай Ли с разрешения старейшины Югоды ходили на занятия по целительству, которые Катара почти игнорировала. Я сказал девчонкам, что, возможно, что-то у них выйдет и без магии воды, на чакре, к тому же Тай Ли уже знала некоторые «особые точки» и ей это было на пользу для усовершенствования её стиля боя. Тот же Кабуто был смертельно опасен со своим «стилем ирьёнина», когда использовал чакру для создания помех в работе организма, а не для его исцеления.

Азула занималась с Соккой магией огня. Дядя Айро с важным видом объяснил местным, от которых такого не утаишь, что «пришла пора времени перемен», так как у «принца Южного племени пробудилась огненная магия», которая в целом могла сильно пригодиться в холодных условиях. К моему удивлению, в Северном племени предрасположенность Сокки к «неправильной магии» как-то легко приняли. Может, потому, что он с Юга и какое-то время племена мало общались. Или у них не было сильных предубеждений, как у Катары, так как по сути военных конфликтов с запертыми в ледяной крепости водниками у народа Огня очень давно не было. Плюс ко всему, они, наверное, считали вполне справедливым то, что Азула «делилась секретами» так же, как они позволяли моим девчонкам ходить на занятия к целительнице. Из всех только Мэй не была пристроена к делу слишком явно. Мэй ненавидела холод, постоянно мёрзла и, кажется, слегка простыла, так что особо не высовывалась из комнаты со шкурами. Зато с ней очень много общалась принцесса Юи, расспрашивала о традициях народа Огня и всём таком девчачьем. Я попросил Мэй быть с принцессой любезной и развлекать её с пользой для нашей миссии.

Сам я, помимо рутины сборов и общения с разными представителями племени, периодически тренировался с Яконом. Благодаря огромному опыту работы с техниками гендзюцу его «внедрения чакры» я быстро ликвидировал, но у «мага крови» ещё не хватало опыта, хотя и был яркий талант и сильная плотная чакра. В моём времени при должном обучении он мог бы стать мастером по управлению марионетками и хорошим менталистом, уступающим только кланам Яманака и Учиха. Якон действовал напрямую, наугад, очень топорно, но даже за такие способности его боялись и всячески унижали. Я нашёл настоящего самородка, который пока не принадлежал мне, но после демонстрации силы и парочки разговоров о будущем, похоже, уже подумывал о смене ориентиров. Я его не торопил и больше ни на что не намекал, такие решения человек должен принимать сам, тем более, что в предстоящий поход на новые земли Якон собирался вместе со всеми.

* * *

Утром мы с Тори с одного из ледяных мостиков наблюдали за занятием Аанга и остальных магов воды. У девчонок тоже были занятия, на которые ушла даже Катара, так как я обмолвился о том, что безграмотный целитель это хуже, чем если бы его совсем не было. Надежда есть, а реальной помощи никакой, и любой дар требуется развивать и понимать, что к чему. Сама-то себя она наверняка вылечит, но вот осознанно прикрыть что-то посерьёзней царапины или ожога у кого-то другого вряд ли сможет. Катара надулась, но к старейшине Югоде ушла.

— Через пару дней мы уже отправимся в путь, — оценивая перемещения воды и её мгновенные замерзания и оттаивания в руках старейшины Пакку, сказал я Тори. — Как твои успехи в освоении водной магии?

— Неплохо, — ответил он. — С Аватаром мне, конечно, не сравниться, но с парочкой местных учеников, у которых вода из рук льётся, я бы смог потягаться.

— С ними справился бы и любой воин без магии, — хмыкнул я. Один из них был вообще какой-то рассеянный, и у него мало что получалось.

Племя собиралось выставить в поход порядка двадцати магов, пятидесяти воинов и тридцати охотников. Не так много, но и не так мало. Почти из-за каждого человека был сыр-бор. Совсем старых людей не пошлёшь, молодёжь ещё глупа, сильные маги и воины нужны самим, а совсем слабые могут погибнуть в неведомых землях или снискают славы и богатства, пока сильные отсиживались за стеной. Пожалуй, только по поводу кандидатуры Якона никто не спорил, да вождь Арнук сразу определился, что возглавлять их людей будет его младший брат Торин.

— Смотри, Саске, — дёрнул меня за рукав Тори, отвлекая от размышлений, — тут Катара!

— Хн. Кажется, она настроена решительно, — я даже с расстояния ощутил, как активно работает её очаг. — Наверное, снова пришла проситься в ученицы…

Эта история уже происходила несколько раз. Но Пакку каждый раз ей отказывал. Как ещё не запалил, что Аанг её учит, иначе скандала было не миновать. Старик был очень уж гордым и язвительным. Но Катара сильно хотела научиться боевой магии воды, чтобы отомстить тому солдату, убившему её мать.

— Нет, кажется, теперь она собирается напасть на учителя Пакку, — удивлённо пробормотал Тори.

— Хн. Похоже на то.

Мы стояли в стороне, так что сам разговор не слышали, но действия говорили сами за себя. Через мгновение Катара действительно ринулась на старикана и завязалась водно-магическая дуэль.

— А старик хорош, — хмыкнул я, наблюдая, как ловко и рационально тот отражает нападения. Катара запускала в Пакку что-то вроде ледяных снарядов, которые тот разбивал или превращал в воду и отправлял обратно. Затем коварно размочил снег под ногами девчонки и опрокинул её в канал.

— Быстро! — разочарованно выдохнул Тори, но тут же встрепенулся: — Она ещё не сдалась!

Катара на самом деле вместе с волной вынырнула на берег и запустила в Пакку широкий хлыст воды, почти не прерывая движения. По идее, ей бы его как-то заморозить, чтобы сковать движения, а то все атаки он переводил и нападал сам. Такой опыт просто так не победить с нахрапа. Единственный шанс, если старик сильно недооценит Катару и она как-нибудь извернётся, чтобы его достать. Впрочем, близко он её не подпускал, чтобы успевать перехватывать управление водой.

— Катара! — громко выкрикнул Аанг, Тори рядом тоже ахнул, так как старик Пакку направил в девчонку ледяные копья, а она как дура стояла, открыв рот, и смотрела.

Я сработал на инстинктах: рывок ускорения с использованием чакры, и я прыгнул на поляну боя водников и резким всплеском огня разметал и разбил прицельно летящие острые пики. Впрочем, лицо тут же обожгло болью: пара ледяных осколков всё же оцарапали щёку и на губах ощутился специфический металлический привкус. Повезло, что не в глаз.

— Зуко! — выкрикнули хором.

— У тебя кровь… — потрясённо прошептала Катара и, встрепенувшись, потянулась ко мне, чтобы залечить порез. От медицинской чакры чуть пощипывало, но кожа явно быстро затягивалась.

— Вы могли поранить Катару! — пришёл в себя Аанг, набросившись на старика Пакку.

— Я просто хотел показать, что женщине не место среди моих учеников… — нервно развернулся старик. — Ничего бы не случилось… — он наклонился, чтобы поднять что-то со снега.

— Зуко, с тобой всё в порядке? — Аанг подошёл ко мне, заглядывая в лицо. — Я даже не успел заметить, как ты так быстро… Вроде только стоял там, а потом… Ты на самом деле сильный воин…

Возле нас появился и Тори, который тоже оглядывался на мост, где мы стояли.

— Моё ожерелье! — внезапно выкрикнула Катара, и я заметил, что шея у неё голая. — Отдайте!

Оказалось, что Пакку как раз его и подобрал.

— Это украшение я подарил своей невесте Канне, — растерянно пробормотал он. — Я сделал его шестьдесят лет назад…

— Нет! Оно моё! — возмущённо ответила Катара. — Мне оно досталось от матери. Её звали Кая. Но… Канна… так зовут мою пра-пра. Только не говорите… — она с ужасом уставилась на меня, явно вспомнив «версию» возникновения Южного племени. — Вы были женихом пра-пра? Какой кошмар! Вы могли стать…

— Она покинула племя, — не обращая внимания на эмоции шокированной Катары, перебил её Пакку. — Я думал, что мы проживём долго в любви и согласии… Я любил её.

— Но пра-пра вас не любила, — ответила Катара. — Может быть, она ушла, потому что не хотела подчиняться вашим глупым обычаям! Пора что-то менять! Народ Огня предложил вам мир, наступает новая эра, а вы не учите женщин!

— Возможно, ты права, Катара, — внезапно усмехнулся Пакку, отдавая ожерелье. — Я решил, что с этого дня ты можешь стать моей ученицей.

— Правда? — слегка растерялась девчонка, но потом кинулась на шею старику: — Спасибо! Спасибо! Спасибо!

* * *

— Аанг, — отозвал я Аватара после заката солнца. — Я хотел узнать, что ты надумал по поводу путешествия? Вы отправитесь с нами или продолжите свой путь?

— Я не знаю, — задумчиво нахмурился он. — Я пытаюсь поговорить с духами, чтобы они подсказали мне, как поступить, но пока ответа всё нет.

— А что ты сам думаешь?

— Я думаю, что твоя идея хороша… и если всё получится, то мир наступит сам собой, — смущённо ответил Аанг.

— Ты мог бы выступить гарантом, если появятся и другие люди, желающие увидеть новые земли, — сказал я. — Твоё обучение магии воды проходит довольно быстро. А в нашей команде есть Кори, которая умеет управлять землёй, может, она и не Мастер, но…

— Я уже думал об этом, Зуко, — мы с Аангом вместе дошли до той круглой деревянной двери, ведущей в «колыбель духов», — но всё же хотел узнать мнение духов. Ведь Аватар — проводник их воли в этот мир. Слушай… а может, мы вместе пойдём туда?

— К тем духам-рыбам?

— Да… — кивнул Аанг, — возможно, увидев тебя, они заговорят со мной или ты сможешь сам изложить свои предложения по поводу мира.

— Хн. Ну давай попробуем, — слегка сомневаясь, всё же решился я.

Мы прошли через деревянную дверь, добрались до островка и остановились возле озерца.

— И что делать? — покосился я на чёрно-белых кои-танчо[1], находящихся в постоянном круговороте.

— Думаю, нам стоит сесть спина к спине и расслабиться, — ответил Аанг.

— Хорошо, — мне было любопытно.

К тому же я надеялся, что, возможно, смогу получить ответ насчёт создания Аватара и того, что случилось с Наруто. От Аанга как всегда фонило чакрой, но я позволил ей втечь в меня и начать синхронную циркуляцию. Краем глаза я замечал мельтешение рыб, которые постепенно сливались в символ великого предела. А потом я понял, что что-то изменилось. Спина Аанга больше не ощущалась, а из озерца сгущался туман. Я огляделся, но остров «колыбели духов» растаял без следа. Не хватало ещё заблудиться где-нибудь в подпространстве или где-то в мире Ёми. Дурацкий эксперимент!

— Эй! — крикнул я в серый туман. — Аанг!

Впереди раздался какой-то шум, словно кто-то кричит, но далеко. Я только услышал что-то вроде «есть», а потом ощутил знакомую чакру.

Этого просто не может…

— Узумаки? — чакра ощущалась совсем рядом, но я никого не видел. — Узумаки, ты долбанный придурок! — выкрикнул я в пустоту. Чакра Наруто пропала.

Показалось?

Нет, нет, не может быть! Куда он делся?!

— Саске! — услышал я пронзительный крик. Этот голос я узнаю из тысячи. Он мне с прошлой жизни в кошмарах снится.

— Настоящий кретин! — с удовольствием констатировал я. Даже в мире Ёми он смог меня найти. Но я всё равно совсем его не вижу. Чёрт!

Я услышал из тумана протяжное «ты…», которое снова от меня удалялось.

— Что за технику ты использовал? — выкрикнул я, решив, что связь с Наруто, чем бы она ни была, может оказаться слишком краткой, так что спешил задать самые главные вопросы.

И вдруг чётко увидел его: золотые встопорщенные волосы, ярко-синие глаза, дурацкие полоски на щеках, глупое выражение лица. В голове словно что-то щёлкнуло.

— Узумаки, ты дебил! — я от души ему врезал, как обещал себе когда-то. И вдруг увидел, что это было что-то вроде Хенге или своим ударом я выкинул дух Наруто из Аанга, тот пролетел прозрачной субстанцией и упал на землю, истаивая.

— Прости… — услышал я, когда подбежал к тому духу.

Что это? Какой-то слепок чакры?

— Ты спас… Спас наш мир. Так или иначе… Наруто, — поспешно сказал я, но Узумаки в моих руках уже бесследно истаял. Неужели его частичка была в Аватаре и он ждал момента, чтобы попрощаться?..

— Что это было? — ко мне подошёл Аанг, он слегка светился. — Ой, мы уже в мире духов?

— Похоже на то… Кажется, какой-то дух пытался взять тебя под контроль… — с трудом ворочая языком, ответил я.

В следующую секунду мы снова стояли на берегу озера среди зелёной травки, а Аанг уже не светился.

— Да, путешествия в мир духов могут быть опасными, — почесал он затылок. — Спасибо, что помог мне, Зуко. Кстати, почему-то в мире духов у тебя всё ещё есть твой шрам… Наверное, твой дух ещё не перестроился к твоему телу.

— Возможно, — согласился я. — Прости, я очень устал…

На душе было пусто. Всё это время Наруто ждал, а единственное, что я успел сделать это обозвать кретином и врезать. Блеск!

Неизвестно, успел ли он услышать то, что мир устоял… И я не успел сказать, что позабочусь о… нашем мире. Какой же я дурак!

— Знаешь, Зуко, — прервал затянувшееся молчание Аанг, когда мы шли обратно во дворец. — Я понял, что не стоит полагаться только на духов. В конце концов, я Аватар, и моя обязанность следить за гармонией. Я отправляюсь с вами. Чтобы самому увидеть новые земли и понять что-то новое о мире или как его улучшить.

— Хорошо.

Я заставил себя улыбнуться.

В конце концов, я хотел увидеть Узумаки хотя бы ещё один раз…

И мы смогли почти нормально попрощаться. Не каждому выпадает подобный шанс.

Частичка Наруто есть в Аанге и, наверное, во всех в этом мире. Я давно это понял.

— Хорошо, — повторил я. — Мы отправляемся через два дня.

Глава 16. Вести из дома

16 день 2 месяца, год Обезьяны эры Янгва.

Северный Полюс


— Принц Зуко, для вас послание от Лорда Огня Озая, — когда я вернулся на родной корабль, первым меня встретил не кто иной, как адмирал Чан.

— Адмирал? Как давно вы здесь?

— Я прибыл из Столицы четыре дня назад, — мне протянули свиток с толстой печатью. — Лорд Огня назначил меня руководить флотом вместо адмирала Джао.

— Ясно, — я забрал послание.

Чтобы не гневить отца, я сразу приказал отправить судно с донесением о случившейся дуэли и несколькими свидетелями. Дядя и Азула были со мной согласны. Да и такого не скрыть. Будет лишь хуже в пересказе непроверенных людей. К тому же флоту необходим был командующий вместо Джао, не в моей власти кого-то назначать. Да и сообщить о том, что нас приняли на Северном полюсе, было не лишним. В итоге, похоже, что за прошедшие дни наши люди тоже не теряли зря времени.

— Сегодня предстоит погрузка и подготовка. Мы отправляемся завтра на рассвете, — сообщил я адмиралу.

— Ваш шрам… — пристально посмотрел на меня Чан. — Это сила целителей Северного племени?

— Верно.

— Вы стали ещё больше походить на своего отца, принц Зуко, — Чан поколебался, но я видел, что он хотел что-то сказать.

— В чём дело?

— Вы слышали о пожаре в Гайпане, принц Зуко?

— Да, — ответил я.

— Мой сын, Дан Лао был там во время пожара. Тогда он спас вашего кузена, Лу Тэна, сына генерала Айро, от разбушевавшегося огня, но к несчастью, сам пострадал.

— Я что-то слышал о том, что ваш сын и Лу Тэн были друзьями, — осторожно сказал я.

— Верно, они рождены в один год, учились вместе в Академии и вместе служили. До Гайпана. Спасая принца, Дан Лао серьёзно обгорел, его правая рука с той поры плохо функционирует, что сказалось на…

— Использовании магии огня, — закончил я.

— Да, — отрывисто ответил адмирал. — Дан Лао повысили до чина капитана и отправили помощником надзирателя на Кипящую скалу.

— Это тюрьма? — вспомнил я, что Мэй и мастер Пиандао уже упоминали о Кипящей скале. Кажется, дядя Мэй и есть тот надзиратель.

— Да. И мой сын гниёт там вместе с заключёнными вот уже восемь лет, — кивнул Чан. — Увидев, что вы исцелились от шрама… — он посмотрел на меня, и я увидел боль в его глазах.

— Вы хотите, чтобы Дан Лао посмотрели целители Северного племени? — предположил я.

— Мы отплываем завтра утром, — сжал губы в ниточку Чан. — Я не могу нарушить приказ…

— Какой самый быстроходный корабль в имеющемся у нас флоте?

— Курьерский корвет, на котором я прибыл, — ответил Чан.

— Отправьте его на «Кипящую скалу» прямо сейчас, через несколько дней они смогут нас догнать, — отдал я распоряжение. — А теперь я всё же хочу прочесть послание от отца.

Чан кивнул, и я отправился в каюту.

Первое, что мне бросилось в глаза в свитке, это широкие отступы между строками иероглифов. Ничего особенного не было написано: только информация о назначении командующим флотом адмирала Чана. Ещё сухие напутственные слова о нашей важной миссии, благе государства и возложенных на наши плечи надеждах. В конце была любопытная приписка об Огне, горящем в наших сердцах и открывающем наши глаза.

Интересно…

Я покрутил свиток и так и сяк, обнюхал, уловив еле ощутимый кислый запах, а затем начал осторожно нагревать плотную бумагу.

Как я и подумал, свиток содержал ещё одно послание, написанное невидимыми чернилами, которые проявлялись при нагреве. И в этом случае информативность превышала официальное послание в разы.

«Предательство Джао меня сильно огорчило, но свидетельства говорят не в пользу моего бывшего друга, — начиналось скрытое послание, — кроме всего прочего, в свете полученной от Аватара информации, я склонен считать, что в заговоре против нашей династии замешан не только Джао. Его отец — старший мудрец Храма Огня, а это вырисовывается в совсем иную картину. Более того, посланный в храм шпион доложил, что известие о гибели сына в ледниках сильно разозлило Бентэна, и я боюсь, что он попробует отомстить моим детям. Шпион сообщил, что он тайно встречался с наёмником, на лбу которого особая татуировка в виде глаза. Это известный убийца. Будь осторожен, сын, и береги Азулу».

Это следовало обдумать.

К тому же, теперь меня терзали отнюдь не смутные сомнения.

* * *

Дядя Айро внимательно изучил послание Озая и погладил бороду. Азула похмыкала, а затем подожгла свиток.

— Такая примета… Я слышал кое-что об Огненном убийце, — сказал нам дядя. — Никто не знает его настоящего имени. Точнее, не осталось никого из тех, кто его когда-то знал. Ходят слухи, что он лишён руки и ноги и их ему заменяют протезы из металла. Но даже будучи калекой, он несколько раз побеждал своих противников на Агни Кай, безжалостно убивая смертоносным лучом, который испускает из своего третьего глаза на лбу.

— Просто человек-монстр какой-то, — фыркнула Азула. — Ты уверен, что это не страшилки для детей?

— С другой стороны, отец бы не стал зря предупреждать нас, — откликнулся я. — Так что примем во внимание факт наличия заказа для Огненного убийцы.

— Почему бы не прищучить этого Бентэна? — протянула Азула.

— Думаю, Лорд Огня сейчас не в том положении, чтобы иметь возможность нападать на религиозное братство нашей страны, — протянул дядя Айро. — К тому же в свете поддержки Аватара это будет не слишком разумным ходом.

— Подозрения без доказательств остаются подозрениями, — хмыкнул я. — Отец верит в закон, и он справедливый человек.

— То есть нам следует поймать этого «Огненного убийцу», чтобы он сказал, кто его нанял, чтобы отец получил рычаг влияния и свои доказательства? — прищурилась Азула.

— Получается, что так, — согласился я. — Но он всё равно волнуется за нас и просил поберечь тебя и сильно не лезть на рожон. Нам пока нужно выполнить мирную миссию с племенем Воды.

— Зуко прав, — кивнул дядя Айро.

— И тем не менее, — продолжил я, взглянув на него, — в связи с открывшимся у меня появилось несколько вопросов… Я понимаю, что вам будет неприятно, но мы с Азулой были ещё детьми и нам не рассказывали подробностей. Сейчас я хочу знать, как именно и при каких обстоятельствах погиб ваш сын Лу Тэн.

— Ты думаешь?.. — прищурился дядя. — Думаешь, что заговор произошёл гораздо раньше?

— Возможно… — я вздохнул, посмотрев ему в глаза, — отец кое-что рассказал мне. Рассказал о том, как пришёл к власти и какое бремя с тех пор несёт.

— Зуко, я не уверена… — но возражения Азулы я остановил взмахом руки.

— Пойми, малышка, некто пытается уничтожить династию, и наше разобщение и утаивание информации может весьма печально закончиться. Когда умер Лу Тэн, это известие расстроило Хозяина Огня Азулона. Это естественно, Лу Тэн был наследником, уже взрослым и сильным. Наш отец был обеспокоен тем, что династия может прерваться, и решился в неподходящий момент узнать у своего отца о том, кто займёт трон после него. Это вызвало сильный гнев Азулона, и он…

— Дедушка сказал отцу, что ему следует самому узнать, что такое потерять сына, — прошептала Азула.

— Что? — дядя переводил взгляд с меня на Азулу.

— Возможно, это было сказано в устрашение, — добавил я. — Но… Озай смиренно решил выполнить волю своего отца.

— Что? — снова повторился дядя.

— Я слышала их разговор, — отвернулась к круглому окошку каюты Азула. — Отец хотел загладить свою вину… Зуко должны были казнить или что-то вроде следующим же утром. А я… я пошла к маме и рассказала ей всё, что узнала в тронном зале.

— Лорд Огня Озай сказал мне, что Урса умоляла его ослушаться отца… и, в конце концов, пообещала, что сама всё решит, лишь бы я остался жив, — продолжил я. — Она отравила Азулона и сбежала из дворца. А отец принял на себя бремя власти, постоянно мучимый чувством вины из-за того, что случилось.

— Значит, то изгнание… — прикрыл глаза дядя, — Озай не мог…

— Я напоминал ему о содеянном, — кивнул я. — И вот, когда я размышлял обо всём этом, меня мучили несколько вопросов.

— Каких? — спросила Азула.

— Как Урса в ту ночь смогла убить сильнейшего мага огня? Где в такие короткие сроки раздобыла некий яд? Как уговорила принять его? И как смогла бесследно сбежать из дворца, без подготовки?

— Ты думаешь, что ей кто-то помог? — тут же отреагировала Азула.

— Я не сомневаюсь в этом. Особенно с учётом того, что её родной город Хира’а располагается всего лишь через узкий пролив с островом Року. Там, где расположен Храм Огня. И каким-то чудом именно в артистке бродячего театра распознали потомка Аватара. Насколько я знаю, Урса не была магом, а со смерти Року на момент их свадьбы с отцом прошло порядка девяноста лет. Как же это могли обнаружить?

— За такими вещами следили мудрецы Огня, — хмыкнула Азула.

— Я сегодня разговаривал с адмиралом Чаном. Он заговорил о своём сыне, который восемь лет назад спас Лу Тэна в Гайпане.

— Да, там случился жуткий пожар, в котором погибло много солдат, — кивнул дядя Айро.

— Вот только этот пожар не случайность, а спланированная акция, — ответил я. — В Северном Храме Воздуха я познакомился с неким Механистом, который работает на народ Огня уже какое-то время. Он рассказал мне о том случае. Но… тут появляется вопрос, эта террористическая акция была выкинута сама по себе или в Гайпане ожидали прибытия Лу Тэна.

— Да! Знаешь, тот пожар случился почти сразу, как их часть туда прибыла! — заволновался дядя. — Его с другом перевели в Гайпан по приказу… Джао. Тогда он уже получил полковника, но Адмирал Чан тогда добился, чтобы его разжаловали до капитана… И он стал капитаном дворцовой стражи. Позже Озай отправил его в северную гавань, чтобы он не попадался на глаза Чану.

— Так как погиб Лу Тэн? — спросила Азула.

— На подходе к Ба Синг Се Лу Тэн и несколько солдат из его подразделения попали под обвал. Погибло более трёх десятков человек. Как я считал, это сделали маги земли… Я был в ярости и хотел сокрушить их цитадель, выжечь всё, но не смог… А потом меня просто раздавило горе осознания, что я потерял единственного сына.

— А кто устроил пожар в Гайпане? — спросила Азула.

— Механист сказал, что это была организация «Дай Ли», маги земли, которых когда-то обучала сама Аватар Киоши. Ещё что они каким-то образом заставляют людей выполнять приказы, что-то вроде гипноза и выполнения отложенных приказов. Тот пожар устроила один из агентов Дай Ли, воспользовавшись реагентами лаборатории Механиста. А по словам Катары, которая встречалась с местным жителем, вся округа уверена, что тот пожар устроили солдаты Огня, чтобы просто уничтожить целый город вместе с людьми.

— Таким образом, они устроили диверсию с целью, чтобы их народ яростно боролся с «захватчиками», а не приспосабливался к новой власти, — подёргав бороду, сказал дядя. — Но то, что в Гайпане появился Лу Тэн, могло быть совпадением.

— Возможно, Дай Ли объединились с мудрецами огня, чтобы устроить передел власти. Или мудрецы огня слили информацию, чтобы чужими руками загрести жар, — пожал я плечами. — Нельзя исключать и такую вероятность.

— Что ж… Если мы закончили копаться в прошлом, то я хочу наконец помыться, — поднялась Азула. — Джао больше никого не побеспокоит. А с Огненным трёхглазым, если он нам встретится, думаю, разберёмся.

— Да, горячая ванна, вот чего мне всё это время не хватало! — улыбнулся дядя Айро, словно сбрасывая с себя оцепенение, вызванное воспоминаниями о его сыне.

— Это точно.

Придумать способ помывки в этом снежном царстве мы так и не смогли, подогрев воды топил лёд, а дерева или других материалов в достаточном количестве на полюсе не было, так что приходилось делать вид, что мы «не пачкались». Так что сестрёнка была в своём праве, желая поскорее смыть почти трёхнедельную грязь.

Азула вышла отдавать распоряжения, а я оглянулся на дядю.

— Всё в порядке?

— Мне жаль, что всё вышло так, как вышло, — сказал он.

— Ты не злишься?

— Нет… Но, кажется, я стал немного лучше понимать своего младшего брата… — тихо ответил дядя.

Глава 17. На юг!

22 день 2 месяца, год Обезьяны эры Янгва.

Побережье Восточных Земель Воздушных кочевников


Чем больше я думал о заговоре против династии, тем больше доказательств находил. Главным доказательством сговора было то, что Озая вообще короновали.

Ситуация складывается интересная. Старший сын лишается наследника, но Айро ещё не стар, пятьдесят — это здесь самый расцвет, Азулону самому было под сотню, и он помирать и отдавать власть не собирался. У него в возрасте Айро Озай только-только появился. Значит, и Айро в принципе ещё бы успел к своим девяносто сделать и воспитать нового наследника. Нет, полагаю, вся ситуация была создана для того, чтобы рассорить братьев. Скорее всего, по задумке старшего мудреца, Айро должен был вернуться с войны и вызвать Озая на Агни Кай. И убить. Или умереть самому и серьёзно ранить и ослабить брата. В общем, в лучшем случае один из них должен был погибнуть. Но Айро добровольно отказался от трона и остался при брате. Тогда начали обрабатывать Озая. Семена подозрений насчёт Зуко были посажены давно: сейчас я сомневаюсь, что в истории с письмом всё так просто, как и в том, что Урса — наивная простушка и полная дура. Скорее всего, был у неё во дворце «мудрый наставник», которого она знала с детства и которому безоговорочно доверяла. И всё это — рассчитанные ходы на годы вперёд.

В общем-то, тот ещё вопрос, а какого фига Озай вообще пошёл в такой момент разговаривать с Азулоном о престолонаследии и кто ему вообще подал столь «гениальную идею». Не друг ли Джао, капитан дворцовой стражи? В то время, как самого Азулона настраивал его мудрый отец? Это только кажется, что такая ситуация появилась вот как-то «вдруг», копнёшь глубже — и многое может оказаться подстроенным. Да и Урса о приказе Азулона могла не только от Азулы узнать. За всеми этими ширмами и драпировками места много. А тут уже всё и готово, «вот тебе яд, а я короную Озая». Урса уверенно считала, что может дать Озаю то, что он желает. Но по сути, если бы не было сговора, то смерть Азулона в лучшем случае просто спасла бы от гибели меня и всё. С чего бы Озая короновали? Потому что он так хочет, а старшего брата нет во дворце? Так трон это не стул, на который можно просто первым сесть. Есть законы, правила и всё такое прочее, то, за чем следят всякие чиновники и мудрецы Огня. И это они подтвердили, что Азулон назначил преемником именно младшего сына. Если Азулона убили, то не могло быть никакого письменного указания и завещания о том, кому передать трон, а без свидетелей подобное решение вызвало бы ряд вопросов.

Лорд Огня гибнет при загадочных обстоятельствах, в одиночестве, и тут же в обход старшего, на трон назначается его младший сын. Подозрительно? Ещё как! Но это назначение внезапно подтвердили религиозные служители, а значит, именно старший мудрец посадил Озая на престол.

И уже через год по надуманной причине Озай сам избавился от своего сына и старшего наследника. К сожалению, к изгнанию принца присоединился Айро, так что так просто от Зуко было не избавиться. Но и это попытался сделать Джао, провоцируя меня в северной гавани. Не вышло. А то осталась бы только Азула, а её уже давно присмотрели в жёны Джао. Воспитанная в нелюбви матери, Азула очень хотела нравиться отцу и, скорее всего, покорно пошла бы замуж. Чтобы, например, умереть при родах и оставить регентом над ребёнком Джао и его отца Бентэна. Вполне себе стратегия, как за десяток лет потихоньку сменить власть так, чтобы никто ничего и не понял.

И как это часто бывает, проблема не в плане, а в его исполнителях. Джао оказался слишком нетерпелив, а Азула вышла не покорной невестой, а тёмной лошадкой. Да и я, в принципе, тоже.

— Аппа беспокоится, — подошёл ко мне Сокка, тоже вглядываясь в полоску гор на горизонте.

— На вершине той горной цепи когда-то был Восточный Храм Воздуха, — отозвался я. — Во время войны он был уничтожен первым. Туда хотели отправить Аватара настоятели. И, кажется, то ли Аанг как-то говорил, то ли я где-то прочитал, что именно там разводили летающих бизонов.

— Думаешь, что Аппа чувствует свою родину?

— Возможно, — пожал я плечами. — Или он чувствует сушу и ему хочется попастись на настоящей земле.

Бизона требовалось кормить, а ел он немало, хотя и не привередничал. На берегах Царства Земли ему нарубили тонкие ветки с набухшими почками и раздобыли пару стогов прошлогоднего сена, но запасы подходили к концу, а в дальнейшем плыть не вдоль берегов, а в открытом море в неизвестность.

Благодаря Северо-восточному течению, которое сильно ускоряло ход кораблей, меньше, чем за неделю мы обогнули половину континента, преодолев порядка тысячи километров.

— Корабль адмирала Чана подаёт сигнал о том, что флот пристаёт к берегу, — подошёл к нам Тори.

— Нам как минимум следует пополнить резерв пресной воды и немного отдохнуть перед, возможно, долгим путешествием, — ответил я.

По плану после Восточных земель Воздушных кочевников мы должны были поплыть строго на юг, огибая воды Южного полюса. Я полагал, что рано или поздно мы натолкнёмся на то, что осталось от Страны Воды, большого острова Когтя или полуострова Хангэцу, часть которого когда-то принадлежала Стране Огня, а часть Стране Чая.

— На том острове впереди должен быть Восточный Храм Воздуха, — подошёл к нам и Аанг.

— Хочешь слетать туда на Аппе? — воодушевился Сокка.

— Не думаю, что это хорошая идея, — отозвался я. — Храм разрушен. А Аппа больше пригодится для того, чтобы нагрузить на него его же еду. В следующий раз мы можем пристать к берегу через несколько недель или даже месяцев. Подумайте о своём друге.

— Действительно, Аанг, — поддержала меня Катара, которая тоже подошла к борту. — Ты порой слишком несерьёзен.

— Я слышал, что в тех горах живёт один гуру, — к нашему обсуждению присоединился и дядя Айро.

— Гуру? — переспросил Аанг.

— Духовный учитель, который множество лет ожидает прибытия Аватара, чтобы обучить его, — покосился на Аанга дядя.

Наверное, информация из Ордена белого Лотоса.

— Он ждёт Аватара? — спросил Сокка. — Интересно, сколько же ему лет?

— Ходят слухи, что никак не меньше ста пятидесяти, — ответил дядя.

— Такой старый, — воскликнула Катара, — даже старше мастера Пакку!

— Значит, стоит его найти поскорей, — кивнул Сокка, — а то это… не дождётся ещё. Значит, мы полетим в те горы?

— Полагаю, что если гуру ждёт Аватара, то Аватар должен явиться к нему один, а не в компании друзей, — хмыкнул я. — Аватара собираются учить, а не развлекать.

— И что ты предлагаешь, Зуко? — немного погрустнел Аанг.

— Слетай на Аппе, найди своего гуру и отпусти бизона назад, он пригодится нам здесь, внизу. Думаю, мы пробудем на острове не менее двух суток, по их истечению станет ясно, что делать дальше. Кто знает, может, твой гуру решит отправиться с нами или вы договоритесь встретиться в другой раз. А может, ты так быстро выучишься, что этого времени тебе хватит.

* * *

Холодное течение увеличивало продолжительность зимы на побережье, но благодаря горам, защищающим от потоков холодного ветра, в глубине острова было гораздо теплее.

— Ого! Да тут всё цветёт! — воскликнула Тай Ли и радостно засмеялась, соорудив для Кори венок из цветущего разнотравья.

Контраст с обледеневшими скалами и Северным полюсом был, конечно, разительный. Как я понял, относительно молодые люди из племени Воды, возраста Якона и младше, вообще ничего кроме голых ледников не видели. Они разбрелись, с плохо скрываемым восторгом осматривая зелень и нюхая цветы.

— Я нашла источник! — крикнула Катара.

— Найди капитана Дан Лао, пусть подойдёт сюда, — сказал я пробегающему мимо матросу.

— Сейчас, принц Зуко!

Корвет с сыном адмирала Чана нагнал нас сутки назад, но пока времени знакомиться не было, он поплыл на одном корабле со своим отцом. Полагаю, они долгое время не виделись.

— Думаю, наши маги смогут доставить пресную воду на корабли, принц Зуко, — подошёл ко мне Торин, походный вождь водников.

— Хорошо, это сэкономит наши силы и время, — кивнул я. — Катара как раз нашла источник за той сопкой.

Народ суетился, что-то собирал, перетаскивал и заготовлял. Все что-то от меня хотели. Я отдавал распоряжения или посылал к тем, кто должен за это отвечать. Армия народа Огня отправила в этот поход порядка девятисот человек: солдат, матросов, инженеров-ремесленников и магов на двадцати шести кораблях. Нужно было организовать лагерь, осмотреть перед отплытием корабли и проследить, чтобы никто не задирал никого из наших союзников, которых вскоре должно стать чуть больше.

Аанг улетел на поиски своего гуру. Сославшись на то, что Аппа может заблудиться без всадника, с ним всё же напросились Сокка и Тори. Я дал им задание осмотреть остров сверху.

— Принц Зуко, — ко мне подошёл адмирал Чан, рядом с ним, полагаю, был его сын. Они были похожи, да и молодой мужчина немного странно держал правую руку, что выдавало увечье. — Это мой сын, Дан Лао. Полагаю, полковник Хонг прибудет вовремя и не заставит нас слишком долго его ждать.

— Будем надеяться, — ответил я. — Полковник?

— Да, не так давно Лорд Огня присудил ему следующее звание, — кивнул адмирал.

Кроме пополнения запасов была ещё причина остановки именно здесь. Полковник Хонг, бывший надзиратель плавучей тюрьмы, заключил договор с некоторыми магами земли. Так что мы ждали ещё людей, которые помогут выстроить временное жильё на новых территориях и должны помочь в обработке земель.

После короткого обмена любезностями и информацией я повёл сына адмирала с собой на источник, который облюбовали девчонки. Даже Азула поддалась общему веселью, и когда мы подошли, то как раз вплетала какие-то цветы в волосы Мэй.

На берегу я застукал Якона, который, почти открыв рот, смотрел на эту беззаботную компанию.

— Ты что-то хотел? — спросил его я, застав врасплох.

— Я… просто искал вас, принц Зуко, — смутился Якон, — хотел предложить тренировку.

— Ладно, чуть попозже, — согласился я, и в компании Дан Лао и Якона мы подошли к Азуле и остальным.

— Что делаете?

— Кори предложила устроить онсэн, — ответила Тай Ли.

— Помнишь, как ты грел воду, когда мы путешествовали из Ю Дао? — кивнула Кори. — Я хочу сделать такую же каменную ванну, Катара поможет направить воду, а Азула нагреет…

— Только стоит как-то организовать, чтобы за нами никто не подглядывал, — хихикнула Тай Ли, весело посмотрев на Якона.

— Тогда вам стоит отойти подальше, а не организовывать баню в пятидесяти метрах от основного лагеря, — хмыкнул я. — Думаю, можно найти и более удобный источник и пустить людей спокойно брать воду, стирать вещи и прочее. Впрочем, организовать онсэн здесь тоже можно. Не только вы, думаю, захотите помыться, а на кораблях в основном это могут себе позволить только маги. И раз Кори у нас пока единственный маг земли, то и вся работа достанется ей.

— Мне?

— Заодно потренируешься, — ухмыльнулся я. — Мэй, Азула, думаю, вы поможете Кори наметить размеры и глубину, чтобы всё это можно было прогреть силой нескольких магов огня? Для Катары и Тай Ли у меня тоже будет поручение.

— Какое? — спросила Азула, вздёрнув бровь.

— Привёл им пациента, — я показал на сына Чана, — это капитан Дан Лао, несколько лет назад он получил ожог. Целительницы только учатся, но, насколько я знаю, практика в их деле это всё.

— Тогда давайте найдём укромный уголок, в котором позже можно устроить онсэн для нас, — тут же сообразила Тай Ли, хватая Катару. — Всё равно нужна вода и… уединение.

— Я пока помогу принцессе и её подругам, — Якон покосился на капитана, видимо, рассудив, что тому будет достаточно свидетелей и без него.

Мы вчетвером направились в глубину острова и через некоторое время нашли небольшой водопад и озерцо.

— Тут замечательная вода, — сказала Катара. — Принц Айро сказал, что здесь много духовной энергии. Я тоже это чувствую…

— Покажите свой ожог, капитан, — распорядилась Тай Ли с видом заправской ассистентки целителя.

Дан Лао поколебался, взглянул на меня, но затем стащил с себя китель и перчатку. Насколько я понимаю, ожог был слишком сильным, на некоторых местах сгорел глубокий слой, так что новая кожа не появилась сама, а начала стягиваться с более здоровых участков. Особенно сильно пострадала кисть, и это сказалось на подвижности пальцев и ладони в целом.

— Но… — глаза Катары заметно округлились.

— Мы поступим как со шрамом Зуко, — после минуты молчания сказала ей Тай Ли. — Нужно убрать все эти рубцы, которые мешают пальцам сгибаться, и помочь появиться новой коже. Думаю, это будет больно, поэтому… — Тай Ли метнула в грудь Дан Лао руку и резко нажала на несколько точек. Его рука повисла, как плеть.

— Я тоже могу помочь, — хмыкнул я и коснулся лба капитана. — Спокойно. Сейчас вы уснёте, — я подал чакру на его мозговые центры. Способ анестезии в виде гендзюцу от ирьёнинов.

— Ты… он спит? — хлопнула глазами Катара.

— Да, и ничего не почувствует, а потом ты облегчишь его боль с помощью целительства, — кивнул я. — Возможно, понадобится несколько сеансов, так что давайте приступим.

Глава 18. Большой Загиб

28 день 2 месяца, год Обезьяны эры Янгва.

Южное море


Три дня мы провели на острове Воздушных кочевников, ожидая появления полковника Хонга с магами земли и оборудуя временный форт, в котором осталось около двух сотен людей Огня. По сути, остров был самой крайней восточной точкой известных земель и, в отличие от всего остального, он так и не был заселён. Сюда в дальнейшем должны были доставлять припасы и устроить верфь для нашей исследовательской, а в будущем и колониальной экспедиции.

Южное море меньше всего должно было пострадать от разлива чакры, эпицентр которого был в море Чудовищ. Хотя именно за этим морем был огромный континент, на котором когда-то располагалось более десятка больших и малых стран, сметённых с лица земли разрушительной техникой Узумаки и всеми биджуу. Но стоило начинать с малого, прежде, чем лезть тигру в пасть.

Пять дней назад, утром двадцать третьего дня второго месяца, к нам приплыл корабль Хонга с тридцатью магами земли, среди которых был и Хару — приятель Катары, ради которого она когда-то полезла в плавучую тюрьму. Я был в тот день несколько занят и только постфактум от Сокки узнал, что Хару что-то не поделил с Кори, либо они начали меряться, кто лучший маг земли, и моя девчонка раскатала пацана в лепёшку бао бинга. Всё, что я наблюдал потом, это мечтательное выражение лица Хару, расплывающееся в глупых улыбках, как только Кори появлялась на горизонте. Катара немного дулась, но я сделал так, что забот у неё был полон рот, а практики в целительстве по макушку. Все больные, увечные, поранившиеся отправлялись к ней, при такой толпе всегда находилось пара-тройка пациентов. К тому же исцеление сына адмирала Чана — капитана Дан Лао — проходило в несколько этапов. Подобное увечье невозможно вылечить за день, так что, насколько я знаю, только сегодня с него должны были снимать специальные повязки из рыбьих шкур, которыми облепили открытые участки по особому секрету северного племени. Добычей какой-то особой рыбы занимался Якон с несколькими охотниками.

Четыре дня назад наша исследовательская флотилия из восемнадцати кораблей направилась на юг, широким гребнем прочёсывая морские просторы. Каждый корабль был в зоне видимости световых сигналов двух других кораблей и по цепочке должен был передавать сообщения остальным кораблям. Получалось, что мы могли просмотреть сразу два десятка километров водной глади. При морских расстояниях и объёмах не так и много, можно легко и проскочить мимо крошечного островка, особенно если море накроет туманом, но я надеялся найти что-то существенней нескольких рифов. К тому же периодически Аанг облетал округу на Аппе, чтобы скоординировать наши действия и посмотреть на море сверху. Пока ничего не находилось. Море было очень большим, и наобум, без координат и навигации, куда-то доплыть на самом деле было отнюдь не простой задачей. Впрочем, если вспоминать старые карты и соотносить их с тем, как изменился рельеф местности, я и не ожидал найти «большую землю» быстрей, чем через неделю. Часть бывшего «Большого Когтя», Страну Клыка, явно либо разрушило, либо отнесло в сторону. Тот же восточный пролив, начинающийся от острова Китового Хвоста и проходящий до Залива Хамелеона, вероятно, был тектоническим расколом. Бывшую Страну Молнии сплющило сильной взрывной волной, превратив широкий Перешеек Мороза в один островок в форме рыбьего плавника, а те же горы Патола на россыпи скал южных владений воздушных кочевников, похоже, были горами Солёного перевала Страны Огня и Кипящими скалами Страны Горячих источников. Мир изменился почти до неузнаваемости, но всё же…

— Принц Зуко, — ко мне подбежал матрос, — третий борт передал, что они увидели землю.

— Передайте по цепочке, что мы отклоняемся по курсу третьего борта, — ответил я.

— Думаешь, мы уже нашли, что искали? — подошла ко мне Азула.

— Думаю, это небольшой остров, иначе его бы заметили больше кораблей, — ответил я.

Но всё же внутри я испытывал обжигающую радость. Здешние люди не привыкли к слишком долгим путешествиям, к тому же многолетние страхи и кишащие в море чудовища и гиганты привязывали их к суше. Получалось, что только страна Огня владела каким-то более-менее серьёзным флотом. Этому, конечно, поспособствовали малые территории и общая разобщённость островов, приходилось строить корабли, чтобы добираться с одного острова на другой, добывать пищу в море, путешествовать до некогда своих пахотных земель. Племя Воды в основном путешествовало на небольшие расстояния, люди охотились, или им приходилось добираться через пролив до Большой земли для торговли и обмена, но самые большие лодки, принадлежащие южному племени, по рассказам Сокки, вмещали лишь десяток людей и несколько сотен килограммов груза.

Так что все морские пути по сути шли вдоль берегов, земля была видна почти всё время, и когда на горизонте осталось лишь одно море, я заметил, что многие занервничали. Чувствуешь себя очень уязвимым слишком далеко от берега, до которого не добраться. Нам ещё повезло, что пока Южное море относительно спокойно, а то через месяц начинался сезон дождей. Оставалось не так много времени для того, чтобы что-то найти. При этом я планировал, что если обнаружим что-то стоящее, то будем оставлять людей, закрепляя базы и свои позиции, составим навигационные и территориальные карты, чтобы было с чем вернуться домой. И наконец мы обнаружили первый кусочек земли, не указанный на картах этого мира, и это лишь начало!

— Всё равно выглядишь довольным, — усмехнулась Азула. — Впрочем, я понимаю, это уже что-то. Мне самой хочется пройтись по твёрдой земле…

Через час мы подплыли к скоплению наших кораблей. И первым признаком того, что земля близко, были птицы, похожие на помесь крупных чаек с попугаями, птицы имели белые грудки, тёмные спинки и ярко-красные толстые клювы. При этом размах крыльев и размеры выдавали любителей залетать далеко от берега и охотиться за крупной рыбой.

— В чём дело? — удивлённо спросил Аанг, который вместе с Соккой, Катарой и Мэй подошёл к нам. — И где земля?

— Кажется, там, — махнул я на восток, сквозь туманную взвесь была видна полоска суши. Я пригляделся к световому сигналу, который подавали, чтобы не терять время. Неделю назад начал обучаться местным знакам и уже понимал почти всё, но последний сигнал был странным.

— Они говорят, что впереди гигантский водоворот и его стоит обплыть, — помог мне с распознанием загадочного слова Тори.

— Хн, — гигантский водоворот?

Кажется, я знаю, откуда он взялся. Раньше тут было море Водоворотов. Страна Огня имела обширные морские границы и лишь один порт — Минамото. В других местах изобиловали рифы и водовороты. Добраться из Страны Огня до той же Страны Демонов было той ещё задачей, которую могли решить немногие моряки, в основном выходцы из Страны Воды, расположенной как раз между Страной Огня и Большим Когтем.

Насколько я слышал, в море Водоворотов были постоянные и возникающие водовороты, стоило бы уточнить, с чем именно мы имеем дело.

— Отправь сигнал на третий борт, — попросил я матроса. — Спроси, увеличивался ли этот водоворот, пока они были тут, и не менялось ли его местоположение.

Матрос затрещал металлической шторкой, которая то открывала, то закрывала свет огня. Ответный сигнал пришёл через пару минут и означал «нет».

— По крайней мере, в таком беспокойном месте мы вряд ли наткнёмся на гигантского кальмара или морского змея, облюбовавшего побережье, — подмигнул я матросу.

— Попробуем обплыть этот водоворот, но сначала мы с Аватаром отправимся на разведку и оценим его сверху, чтобы определить самый безопасный путь.

Матрос кивнул и начал отправлять сигнал другим кораблям.

* * *

— Какой огромный! — воскликнул Аанг, когда мы зависли над морем, словно свёрнутом в тугую спираль.

— Водовороты образуются из-за различных течений. Северо-восточное течение приносит холодную воду, а на юге свои течения с тёплой водой, вот и получаются такие штуки, — отозвался я. — Кажется, он диаметром почти с десяток километров… Наверное, тут соединяются большие потоки воды. Давай посмотрим, как его можно обогнуть.

— Тут водовороты поменьше, — прокомментировал Аанг увиденное. — Смотри, один исчез… А другой, вон, появился!

— Эти вихри образуются из-за большого, — ответил я. — А ещё из-за течения, ветра и прилива.

— Значит, когда прилив закончится, будет время, когда всё стихнет? — спросил Аанг.

— Вполне может быть, — согласился я.

Наблюдение за морем показало, что мы были правы насчёт влияния прилива. Относительно небольшие водовороты были почти вдоль всего побережья. Вода успокаивалась лишь в полукилометре от берега. Был заметен рифовый шельф, к которому примыкал огромный каменистый пляж с теми самыми красноносыми птицами, которые восприняли летящего бизона как угрозу своему гнездовью. Аппе пришлось подняться выше, чтобы избежать воздушного боя. В конце концов мы нашли то, что искали, и выяснили, что корабли могли пристать только с юго-восточной части острова, где имелась относительно спокойная и глубокая бухта. Вот только добраться туда можно было только по краю обнаруженного нами гигантского водоворота, метрах в трёхстах от которого был ещё один постоянный водоворот, но гораздо меньше и чуть в стороне. Требовалось держаться ровно по центру этого кривого перехода, чтобы не затянуло ни в одну, ни в другую сторону. Как вариант, можно было попытаться обогнуть маленький постоянный водоворот с другой стороны, но на глади воды там то появлялись, то исчезали временные водовороты, так что тоже был риск.

Сам остров сверху походил на длинного зигзагообразного толстого червя, по моим прикидкам, он был длиной километров восемь, но менее километра шириной. Возможно, откололся кусок Большого Когтя, а может, часть земли просто затопило, кажется, у них было много болот и низин. И где-нибудь ещё в сотне километров могут обнаружиться остатки той суши. Из-за его расположения с северо-запада на юго-восток не удивительно, что его чуть не проглядели, тем более, что один из кораблей чуть не угодил в водоворот.

Я нарисовал схематичную карту побережья, и мы вернулись на корабль. Карту мы с дядей Айро перерисовали ещё в нескольких экземплярах, а Аанг слетал до других кораблей, чтобы рассказать о ситуации. В итоге по идее Сокки мы использовали магов воды, которые заморозили участок моря в самом опасном месте на повороте и все наши корабли смогли достичь острова, который успели назвать «Большим Загибом».

— Значит, новая земля действительно существует, — сказал Якон, ему вторило довольное ворчание магов воды, которые прибыли на остров на последнем корабле.

— Мы плыли от известных земель всего четыре дня, — ответил я. — Возможно, за Большим Загибом есть другие острова или даже континент.

— Здесь гораздо теплей, чем в это время на Южном полюсе, хотя мы северней, — заметил Сокка.

— Всё из-за тёплого течения, — пояснил я. — При соединении с северо-восточным течением оно и образует тот большой водоворот. Вода перемешивается. Но от холодного течения тут только небольшие струйки, так что тут теплее.

— Но водоворот поистине опасен, — сказал Якон. — Он может послужить естественной границей и защитой… К тому же, если воду так крутит, здесь должно быть много рыбы, то-то здесь так много птиц, да ещё и таких здоровенных.

— Интересно, эти птицы съедобные? — задумчиво спросил Сокка.

— Их яйца в любом случае съедобны, — заметил Якон. — Они как раз гнездятся. Прямо в камнях, как пингвиновыдры, о которых ты рассказывал.

— Мясо пингвиновыдр жёсткое и вонючее, — протянул Сокка.

— Значит, стоит попробовать, чтобы узнать, — хмыкнул я, — мы не задержимся здесь надолго, оставим часть людей, если найдём что-то помимо камней и птиц.

Народ сразу заторопился и разбрёлся на промыслы и обследование острова.

* * *

К закату лагерь был оборудован, по итогу выяснилось, что мясо толстоклювов вполне ничего, грудка жирная и нежная, правда, по вкусу напоминала смесь рыбы и птицы. Были печёные яйца, тоже вполне съедобные, ещё на острове обнаружился бамбук, дикие луковицы, заросли орехов и каких-то деревьев, которые только цвели.

В бухте выловили огромных лангустов и крабов. Ни хищников, ни следов людей обнаружено не было. Почва в южной части острова вполне подходила для земледелия. При таком же благоприятном климате остров мог прокормить средний город на пару тысяч жителей. Несколько магов земли и десяток наших солдат тут же захотели остаться, чтобы основать форт.

Не все стремились познать неведомое, кто-то считал, что первое подходящее место стоит того, чтобы там остаться. К тому же, на самом деле неизвестно, что мы найдём далее и найдём ли. А расположенный так близко от Большой земли остров вряд ли забудут, и сюда точно смогут добраться переселенцы. В общем, своя правда у людей была.

В главном шатре собрались офицеры и вожди, чтобы решить, кто остаётся на Большом Загибе.

— Предлагаю известить Лорда Огня об успешном начале исследовательской миссии и обнаружении этого острова, — предложил адмирал Чан. — До северной гавани курьерский корвет доплывёт за неделю, оттуда отправит драконьего ястреба в Столицу. Возможно, тогда сюда прибудет подкрепление и переселенцы, желающие обрабатывать новую землю и основать настоящий город, а не временное укрепление.

— Поддерживаю, — согласился дядя Айро.

— Мы должны решить, кого оставят на острове и как его поделят с племенем Воды, — напомнил Торин.

— Я думаю, что как минимум несколько магов требуется здесь оставить, чтобы они могли помочь с прохождением пути водоворота, — отозвался я, — охотники тоже не будут здесь лишними. Возможно, кто-то сам решит остаться здесь. Мы сразу договорились о том, что добыча будет по изначальному количеству человек в походе. Так что получается, что десятая часть урожая, выращенного здесь, достанется вам в любом случае. Я сомневаюсь, что люди, которые никогда не выращивали рис или пшеницу, смогут это сделать сами, но будущему посёлку понадобятся охотники и водные маги, чтобы преодолевать путь на остров, да и разнообразить рацион не мешает, так что всем найдётся занятие.

— Хорошо, я спрошу, кто хочет остаться, и скажу о нашем решении, — кивнул походный вождь северного племени.

— Маги земли, которых я привёл с собой, почти все хотят остаться, — вздохнул Хонг, — эти люди слишком много хлебнули горя и желают поскорей занять места.

— Возможно, что дальнейшую разведку земель стоит провести несколькими небольшими отрядами, — сказал адмирал Чан. — А сначала хорошо закрепиться на этом острове и подготовить всё для переселенцев. Мы затратим куда меньше топлива и ресурсов, если люди будут плыть в конкретное место, а не наобум. Вы сами сказали, принц Зуко, что на восточной стороне острова может быть внутреннее море и до земли всего лишь несколько десятков километров. Но в данный момент корабли туда не провести из-за водоворотов в море и мели вокруг. Если маги земли помогут с расчисткой рифового шельфа, чтобы сделать канал, мы смогли бы проплыть на ту сторону острова, чтобы всё исследовать.

— Хн…

— Что скажете, принц Зуко? — спросил Чан.

— Возможно, вы правы, адмирал, — кивнул я. — Нет смысла тратить ресурсы, пока они могут пригодиться здесь. Стоит найти что-то конкретное.

К тому же, мы всё ещё на войне и я полагаю, что адмирал боится потерять новообретённые земли. С учётом информации о том, что Царство Земли наняло флот южного племени воды, а мы в водах Южного моря, новость о Большом Загибе, расположенном всего лишь в паре дней пути от Южного полюса, должна их взволновать.

Глава 19. Морская разведка

6 день 3 месяца, год Обезьяны эры Янгва.

Южное море


Признав, что люди были в своём праве, я пересмотрел план дальнейших действий. В конце концов, не всё и сразу, отцу нужны были земли, но в достаточной близости от континента, чтобы их можно было контролировать, защищать, снабжать и так далее. Народ торопился подготовить, распахать и засеять поля. Полагаю, это надо делать вовремя, так как есть какие-то сроки созревания растений до сбора урожая. Плюс скорые дожди.

И до лета на самом деле не так и много времени, чтобы тратить его на путешествия в один конец. Сначала стоит разобраться с войной, кометой и жрецами, замыслившими свергнуть династию. И по идее, в перспективе, стоит устроить базу в одном месте, чтобы постепенно уже от него искать другие земли всё дальше и дальше от «центра цивилизации».

Ещё будучи носителем шарингана, я рассчитал, что в идеальных погодных условиях с воды видимость никогда не превысит пяти километров. Если подняться на мачту, то в лучшем случае увидишь на расстояние до десяти километров. Остров Большого Загиба не имел хороших возвышенностей, да и лучшие приборы для увеличения дальности зрения не могли превзойти мои прежние глаза, так что, с учётом того, что я знаю о прежней географии, мы вполне могли найти ещё острова или даже кусок земли побольше всего лишь в двадцати-тридцати километрах от Загиба. Вне пределов видимости с него. Плюс, идеальных условий не было, тёплая погода, течения и водовороты создавали водяную пелену, похожую на лёгкий туман, который скрадывал горизонт уже на расстоянии пары километров. В этой дымке могло быть что угодно. Например то, что осталось от огромного острова Большого Когтя после катастрофы. Даже если Страну Болот затопило поднявшимся уровнем моря, то Страна Демонов точно должна была быть в горах. Впрочем, если судить по конфигурации и расположению Большого Загиба, я бы больше поставил на то, что это отколовшаяся часть Страны Клыка. А значит, где-то восточней может быть всё остальное.

Проблема была в том, что большие корабли не могли пока обогнуть остров из-за мели и водоворотов. Но у нас были тридцать магов воды и их лодки-самоходки, вмещающие в себя десяток человек с припасами. Плюс летающий бизон, который вполне мог преодолеть пятьдесят-шестьдесят километров пути, не приземляясь. Впрочем, Аппа вполне умел плавать и уверенно держался в спокойной воде. Бизон об этом напомнил, когда самостоятельно полез в воду, жевать какие-то водоросли, на вид похожие на помесь комбу и нори[2]. Их густые заросли оказались в морской заводи на южной части Загиба. Вода там была значительно теплей, чем со стороны северо-восточного течения. Водоросли оказались пригодными в пищу не только для бизона, но и для людей и разнообразили наш рацион.

Через пару дней после высадки на Большой Загиб я организовал небольшую группу разведки на десяти самоходках племени Воды и летающем бизоне. С нами отправилось семьдесят человек, большая часть которых была из племени воды: мы взяли с собой двадцать магов, по два на лодку, двадцать охотников и десять воинов. Ещё поплыли несколько магов земли, в том числе Хару, и полтора десятка магов огня. Тори и Тай Ли я оставил на Загибе, присматривать за строительством и помогать дяде Айро. Катара тоже осталась, в лагере её помощь как целителя была более востребованной. На Аппе полетели Аанг и Мэй, сильно перегружать бизона тоже не было смысла. Азула ехала со мной, Яконом и капитаном Дан Лао в одной лодке. Сокка, Кори и Хару были в лодке с вождём Торином.

За пять дней нашего небольшого путешествия мы обнаружили несколько десятков необитаемых островков, первый из которых мы нашли буквально в шести километрах от Большого Загиба. Где-то было просто нагромождение голых скал, где-то что-то росло, находились «птичьи острова», на которых гнездились толстоклювы и другие морские птицы, похожие на чаек. Мы даже нашли остров с крупными животными, напоминающих разновидность мутировавших тюленей. Только эти, кажется, соединились не с черепахами, а с какими-то птицами, так как у них были очень такие здоровые клювы с кожаным мешком внизу, они ныряли и ловили в этот мешок рыбу и мелких рачков, а потом выныривали, выпускали воду из ноздрей и приносили детёнышам.

Как выяснилось, мясо этих животных необычайно вкусное, жирное и нежное, а кожистый мешок из клюва был весьма прочным. Только были птицетюлени необычайно пугливы и проворны даже на суше.

Мэй проявила себя в картографии и сверху зарисовывала острова и путь до них. По сути исследованная акватория была не слишком велика, мы находили острова и меньше, чем в трёхстах метрах друг от друга. Зигзагами следуя за островами, от Большого Загиба на восток мы продвинулись всего километров на тридцать максимум. Люди радовались, некоторые острова лишь немногим уступали Загибу по площади, а близкое расположение подразумевало, что можно держать связь, обмениваться. Стараниями магов земли нами даже был построен первый в этом мире мост: как раз между двумя соседними островками. В мосте пока особой необходимости не было, но я поставил людям задачу, чтобы чем-то занять и показать, что совместно можно гораздо быстрей всё облагородить.

Мы исследовали тридцать восьмой остров, когда Аппа приземлился рядом и с него спрыгнул возбуждённый Аанг.

— Зуко! Там дальше земля! Просто огромная! Это не остров, это что-то больше. Она тянется далеко, и не видно, где заканчивается!

— Большая земля? — переспросила Кори.

— Да, не меньше, чем целый Северный полюс, только зелёная, — кивнул Аанг. — Она в той стороне.

— Скоро стемнеет, — я посмотрел на солнце, которое уже клонилось к закату, — мы только разбили лагерь и начали готовить еду. Тогда предлагаю заночевать здесь, а рано утром отправиться на Большую землю, чтобы всё осмотреть.

* * *

Утром в пяти километрах от нашей стоянки мы увидели ту самую «Большую землю». Прямо перед нами была отвесная скала, высотой не менее пятидесяти метров, о которую били волны. Вверху виднелись деревья, похожие на сосны.

— Словно кто-то отколол кусок земли через гору, — пробормотал Якон, закидывая голову вверх.

Скалу облюбовали мелкие птицы, ближе к поверхности земли светлый слоистый камень был просто испещрён дырками от гнёзд. А внизу этот почти гладкий монолит оказался чуть подмыт водой, некуда даже приткнуть лодки.

— Похоже, что туда можно только залететь, — сказала Азула. — По крайней мере, с этой стороны.

— Предоставьте всё мне и Хару, — крикнула Кори и что-то сказала своей команде.

Маги воды в итоге подморозили воду, чтобы удержать лодку, а Кори и несколько магов земли соорудили нечто вроде каменной площадки-пристани, туда мы подплыли и выгрузились, привязав «самоходки» к каменным столбикам.

— Порода очень легка для манипуляций, — белозубо улыбнулась Кори на похвалу какого-то мага воды. За время нашего путешествия она загорела до бронзового оттенка.

Те же Мэй и Азула старались всё же избегать палящего солнца, да и кожа у них была сама по себе гораздо светлее, чем у Кори.

Ещё через некоторое время у нас появились каменные ступени для подъёма наверх. Не слишком удобно для груза, но мы были практически налегке.

Но как только мы вышли наверх, ко мне метнулась Мэй.

— Я… Кажется, я только что видела человека! — сказала она.

— Кажется?

— Пока вы поднимались, я решила… посмотреть окрестности и уединиться, — негромко ответила Мэй, — а потом я наткнулась на… Всё произошло быстро, оно убежало, но…

— Что?

— Мне показалось, что у него не две руки, а четыре, — ответила Мэй, закусив губу. — И кожа… или шерсть… серая. Но оно ходило на двух ногах. А потом быстро убежало, испугавшись меня.

— Аанг?

— Я никого не видел, но я тут оставался, — ответил смущённый Аватар.

— Четыре руки? — переспросил кто-то. — Это точно был человек?

— Стоит поискать следы, — сказал Торин.

— Тут земля каменистая, — ответил я. — Не факт, что найдём, но посмотреть стоит. Не расходитесь по одному. Даже если это не человек, крупный четырёхрукий зверь ростом с человека тоже может быть опасен.

В увеличении числа конечностей из-за чакромутации не было ничего удивительного, я лично видел многорукого шиноби ещё в прошлой жизни, да и некоторые местные животные обзавелись дополнительными ногами — у того же Аппы было шесть лап, а Сокка говорил, что у пингвиновыдр на Южном полюсе по четыре ластокрыла.

— Ты думаешь, это правда человек, Зуко? — спросил меня Якон, когда мы пробирались сквозь лес. — Ты говорил, что мы можем встретить монстров, в которых превратились люди, не укрывшиеся на островах-Черепахах.

— Пока я не увижу сам, не могу ничего сказать, но всё возможно, — ответил я. — А может, Мэй увидела какого-нибудь местного духа. Возможно, что здесь, как и в некоторых других местах, есть разломы, ведущие в их мир. Этого тоже не стоит исключать. Но в данном случае я бы предпочёл иметь дело с людьми, а не с духами.

— Это точно, — покосился на Аанга Якон. — В нашем племени есть легенда про Аватара Курука. Он хотел жениться в Оазисе духов, но его невеста случайно упала там в воду и пропала. Её похитил дух Кох в наказание за то, что Аватар не делал мир лучше. Каждый год в годовщину Курук нырял в мир духов, пытаясь найти невесту, но в итоге погиб сам. Духи опасны даже для Аватара… а простым людям сложно понять, что им надо. Разве что задобрить их подношениями…

— Духи имеют свою логику, — сказал я. — Я в этом убеждался. Да и дядя говорит, что важна гармония. Ты сам сказал, что Аватар Курук не выполнял свои обязанности и его наказали.

— А как же дух леса, который нападал на жителей Сенлина? — спросил Аанг. — Он уничтожал их дома и похищал людей из-за того, что… кто-то выжег его лес.

— Не «кто-то», а жители этого самого Сенлина и выжгли, — насмешливо откликнулся я. — Чтобы не платить налогов, а сослаться на мифическое нападение мифических «людей Огня», — я подмигнул Якону, — сам лично видел, как оттуда уходили сборщики налогов с кислыми рожами.

— Правда? — округлил глаза Аанг. — Значит, они… Обманули меня?..

— Они не сочли нужным говорить тебе всю правду, — поправил его я. — Иначе ты мог бы отказаться им помогать. Тебя куча новых домов в их деревне ни на какие мысли не навела? Или ты не видел, что подожжены были уже срубленные деревья, которые благополучно использовали в хозяйстве? Голова — она не только для того, чтобы в неё есть. Смотри, закончишь, как этот Курук.

Аанг фыркнул, но задумался, закусив губу.

Но всё же долго размышлять ему никто не дал. Впереди раздались сдавленные крики удивления, и вскоре мы подошли к охотникам, отправленным вперёд на разведку и поиск следов.

— Что там? Ого! — вытаращил глаза Сокка. — Это что?.. Город?..

— Заброшенный город, — поправил его я. — И, судя по виду этих развалин, он был ещё до эпохи Аватаров.

— Хочешь сказать, что этим руинам тысячелетия? — спросил Сокка.

— Нет, им гораздо меньше, — ответил я. — Думаю, это был город, который был разрушен великим слиянием мира Духов и нашего мира. Около пятисот лет назад.

— Погоди-ка, — склонил голову Сокка, — но мы же были в Южном Храме воздуха и видели статуи Аватаров, их же были сотни…

— А кто сказал, что это Аватары? — деланно удивился я.

— Ну там же в конце был этот старик, Аватар Року и другие, Киоши, Курук и Янгчен…

— Эти статуи добавлены в эту спираль гораздо позже, — ответил я. — Это заметно по камню и его обработке. Отсюда и ошибочность мнения о том, что же такое Аватар.

— И что же это? — спросил уже Якон, да и Аанг смотрел на меня, открыв рот.

— Около пятисот лет назад произошла катастрофа. Наш мир погибал. Некоторые люди успели спастись на живых островах-черепахах. Они смогли сохранить первоначальные злаки, некоторых животных и знания о них. Всё остальное, что жило вне островов, мутировало, превратившись в тех существ, которых знаем мы, типа черепаховых тюленей или лоседраконов. Всем известно, что духи Рава и Вату сражались за наш мир и разъединить его смог Рава, но только вселившись в человека. Этим человеком стал Ван — первый Аватар, маг Огня. Аватар силён, как сотни магов, но мало кто знает, какую жертву заплатили люди, чтобы суметь вселить Раву в человека. Все те статуи, которые вы видели, Сокка, это память о тех людях, которые смогли ценой жизни сотворить чудо и создать Аватара. Так что наш Аанг это всего лишь шестой Аватар человечества. Силой жертвы дух Равы навек связан с людским телом, человеческими мыслями, состраданием и пониманием. Летописи много раз переписывались, менялись, и никто не знает, что будут считать люди ещё через сотню лет.

Я оглянулся, увидев, что вся наша группа собралась вокруг меня, чтобы послушать эту историю.

— Но всё это дела прошлого, — хмыкнул я. — А нам стоит думать о настоящем и будущем.

Через пять минут все встали в боевое построение и двинулись к древним развалинам.

Отчего-то вспомнилось, что столицей Страны Когтя, где мы предположительно находимся, был город Кибари. Вполне возможно, что это был именно он.

Глава 20. Прибытие

21 день 3 месяца, год Обезьяны эры Янгва.

о. Большой Загиб, Южное море


— Мы уже хотели высылать людей за вами следом, — укоризненно сказал дядя Айро, когда мы наконец вернулись на Большой Загиб. — Вас не было больше трёх недель.

— Если бы не приближающийся сезон дождей, то, может, и дольше бы задержались, — ухмыльнулся я. — Мы много чего нашли, целый новый материк.

Мои слова вызвали шепотки и радостный гомон встречающих, среди которых я заметил и парочку новых лиц.

— Уже прибыли корабли с переселенцами? — спросил я.

— Верно, — ответил дядя. — Корабль приплыл позавчера. Вас на самом деле не было долго, пойдёмте, всё покажу, отдохнёте и расскажете, что видели.

— Видели мы немало, — усмехнулась Азула. — Но я бы не отказалась сначала от горячей ванны…

— Азула, Мэй, Кори, — позвала сестру и девчонок Тай Ли, — я покажу, куда идти.

— Люди как раз закончили основную работу и посадку растений, мы хотели устроить праздник к вашему возвращению, принц Зуко. Похоже, что поводов для радости у нас может быть больше, чем предполагалось, — кивнул дядя.

— Обожаю праздники! — радостно улыбнулся Аанг.

— Думаю, вы будете ещё более рады, потому что я собираюсь играть на празднике на роге Цунги, — улыбнулся Айро. — Это мой любимый музыкальный инструмент. К тому же некоторые люди из племени воды оказались талантливыми создателями барабанов, думаю, праздник у нас выйдет не хуже, чем в ледяном дворце Северного полюса.

В общем-то, получилось, что к празднику в честь посадки урожая, который совпадал с днём весеннего равноденствия, готовились заранее, мы прибыли за час до заката и успели немного освежиться, отдохнуть и осмотреться.

Народ зря времени не терял, и было удивительно, что сумели отстроить за столь короткие сроки, да ещё и одновременно обрабатывая землю. На южной части острова уже зеленели поля. А в северной части, где была более каменистая почва и несколько невысоких сопок, появились очертания настоящей крепости. Часть работ ещё не была выполнена, но тенденция прослеживалась. Как выяснилось, с нами отправился некий Малик из племени воды, сын их архитектора, о котором как-то упоминал Якон. Так что всё строительство шло по его планам и схемам. Весьма продуманно и с заделом на будущее. Там были амбары для хранения припасов, комнаты общежития, казармы воинов, мастерские, площадь для собраний или гуляний, несколько колодцев и отхожих мест, в общем, куча всего необходимого для жизни примерно тысячи жителей. В том числе вне крепости, чуть ближе к морю, была временная баня, куда мы и отправились.

Тори отправился в бани вместе с нами и рассказал о том, как шло строительство и как были удивлены переселенцы, прибывшие на двух кораблях. Я удивился оперативности, потому что подобного можно было добиться только в том случае, если людей собирали заранее в надежде на колонизацию. Чуть позже выяснилось, что так и было, только не говорили, что земли совсем новые, а не отбитые у Царства Земли.

Как я понял, каждому человеку, пожелавшему отправиться в другие земли, из государственных запасов были выданы семена и еда на первое время, в том числе почти половину прибывших составляли женщины, многие были вдовами солдат, погибших на войне.

Когда прогуливался, то сразу бросилось в глаза, насколько больше стало женщин. Да и праздник с музыкой нужен в том числе для того, чтобы солдатам, ремесленникам и крестьянам завести знакомства и, возможно, семьи. Следующее поколение, родившееся здесь, будет считать Большой Загиб родиной.

— Зуко, я должен кое-что тебе сказать, — прошептал мне Тори почти на ухо, когда мы добрались до бань и народ полез мыться.

— Хн?

— Тот человек, о котором ты предупредил, приплыл на корабле со всеми остальными переселенцами, — кивнул Тори. — Он выдаёт себя за кузнеца, на лбу носит повязку, у него глухая одежда и перчатки, но я почувствовал, что у него что-то не то с рукой и ногой. В них не циркулирует чакра. Он здоровый, выше меня на голову почти. Капитан сообщил, что этот «кузнец» присоединился к ним почти в самом конце, его подобрали на острове Китового Хвоста, туда один из кораблей заплывал за носорогами комодо. Они хороши в перетаскивании грузов, да и для хозяйства пригодятся. Несколько людей оттуда тоже решили отправиться на новую землю.

— Возможно, он знал, что полковник Хонг должен присоединиться к нам, но не успел до его отплытия, — предположил я.

Тори пожал плечами.

— Думаю, он начнёт действовать, когда отсюда появятся пути отхода, не думаю, что он планирует оставаться на Большом Загибе до конца дней, рискуя быть пойманным, — я потёр подбородок. — Когда корабли уплывают за новой партией людей? Или отправят какое-либо судно для связи?

— Кажется, через несколько дней, — ответил Тори. — Нам ещё много разного нужно… всего было не предусмотреть, а с учётом того, что вы нашли материк… Думаю, об этом сообщат Лорду Огня. Кстати, и как там, на материке?..

— Всё расскажу на праздничном собрании, — пообещал я. — Присматривай за этим «кузнецом».

— Хорошо, — Тори кивнул, — тогда я возвращаюсь к крепости.

Недалеко от нас я услышал, как переговариваются и смеются девушки. Баня была общей, но с бамбуковой, а местами и каменной перегородкой. Вряд ли Огненный убийца нападёт на принцессу и её подруг открыто и прямо сейчас, но место для засады было в принципе неплохим. Люди расслабляются и не ожидают нападения. С другой стороны, паровая завеса перекроет обзор, если его сила в каком-то «огненном луче», испускаемом издалека. Он может промахнуться. Но опять же, в паровой завесе легче подобраться ближе и остаться незамеченным.

В итоге я подобрался вплотную к перегородке и максимально настроил чакровосприятие, ощутив всех вокруг, в том числе и девчонок.

— Зуко, ты чего? — через минуту я услышал голос Кори, которая вдобавок для удобства проделала небольшую дырку в перегородке на уровне лица. — Мы ожидаем нападения?

— Хн… — видимо, она тоже ощутила активность моей чакры.

— Нам Тай Ли сказала, что на остров прибыл тот человек, который охотится за Азулой…

— Так вы знаете? — выдохнул я. Действительно, сестра бы догадалась тоже попросить быть настороже и наблюдать приезжих.

— Да… Я уже подумала, что он напал на тебя…

— Нет, пока всё в порядке, но не теряйте бдительности, — почему-то я испытал гордость.

Дыру в стене Кори заделала обратно, а мы завершили помывку.

Кстати, даже не особо привыкшим к мытью водникам наши бани понравились. Во-первых, тут не было так холодно, как на Северном полюсе, а значит, люди потели со всеми вытекающими, во-вторых, в жару запах чувствуется совсем иначе, чем на морозе.

Праздник оказался настоящим пиром. Мы тоже кое-чего привезли с найденных островов, да и корабль из Страны Огня доставил переселенцам разнообразные припасы и специи.

— Мы отмечаем первый праздник на этой земле, — поднял чашку саке дядя Айро, — день весеннего равноденствия, день побратимства народов, день обретения нового дома для очень многих из нас. Выпьем за будущий урожай и за будущее этой земли.

Народ хором грянул «кампай», подтверждая сказанный тост.

— Так совпало, что в этот день вернулись наши разведчики и вернулись с добрыми вестями, поэтому я даю слово принцу Зуко, чтобы он рассказал нам, что они увидели.

Я кивнул Торину и Дан Лао, и они развернули за моей спиной крупную схематичную карту, которую мы нарисовали, пользуясь заметками Мэй. На ней были острова от Большого Загиба до материка.

— В сорока километрах к востоку отсюда имеется Большая земля, возможно, что она больше, чем Северный полюс. На пути к её берегам мы нашли десятки островов, по площади от одной десятой Большого Загиба до размеров, сравнимых с ним. Мы обозначили эти острова по расположению относительно этого места, описали, что там примерно находится, какие животные водятся, какая там почва. Мы нашли неподалёку шестьдесят восемь необитаемых островов, общая площадь которых равна половине площади Страны Огня.

— А что материк? — спросил кто-то.

— Там мы нашли руины прошлой цивилизации и… демонов, — ответил я.

— Демонов?! — загомонили почти все разом, переглядываясь.

— Полагаю, когда-то они были людьми, — ответил я. — Когда произошло крушение старого мира, люди, населявшие эти места, видоизменились. Мы встретили четырёхруких человекоподобных существ с наростами в виде рогов на лбу, у них плотная серая кожа, а ещё они очень сильны и яростны, если их разозлить или напугать.

— Но как же… — оробели многие, лица выражали страх.

— Демоны потеряли не только человеческое обличие, но и человеческий разум, — ответил я. — Они живут небольшими стаями, сражаются с другими стаями. Ничего не строят, ничего не производят, охотятся на животных, как дикие звери. Они боятся огня и большой воды. Не умеют плавать из-за тяжёлых костей и броневых наростов на теле. На островах мы не нашли никого. На материке несколько стай живёт в руинах старого города.

— Они напали на вас? — выкрикнул кто-то.

— И да, и нет, — ответил я, вспоминая, как всё произошло.

Видимо, Мэй вспугнула какого-то задремавшего в лесу детёныша, так как по её словам он был не крупней её, а вот взрослый «самец», который встретил нас в руинах города Кибари, был ростом выше двух метров и очень сильно походил на Джуго во время его трансформации. Удлинённые клыки, утолщённые надбровные дуги и лоб, уши, прикрытые скуловыми щитками, крепкие когти на руках и ногах, даже грива волос на макушке была рыжеватой. Разве что склера не была чёрной, но глаза у всех, кого мы видели, были красными, а в темноте ещё и светились. Демоны вообще оказались более активными ночью.

Общение с Джуго весьма мне пригодилось при встрече с этим демоном. К тому же, чакротрансформация изменила природу людей, они высоко прыгали, были сильны, но не умели, как тот же Джуго, запускать с усилением части своего тела или трансформировать по желанию конечности. По сути, это был сильный зверь, а не обученный управлять своей силой человек-монстр.

— Никому не шевелиться, — отдал распоряжение я. — И старайтесь не бояться, это раздражает хищников и распаляет их.

Предполагая, что они должны быть чувствительны к чакре, я использовал силу Ки, чтобы подавить его агрессию, как делал с Джуго. Самец дрогнул и отступил. Впрочем, чтобы не подвергать свою победу сомнению, я сделал между нами полосу огня.

— Уходим, — распорядился я. — Здесь оставаться опасно.

— Но ты победил его, — сказал Сокка.

— Это не значит, что нас не тронут, когда стемнеет или когда кто-то из нас чуть отстанет, — ответил я. — Я предпочту переночевать на острове. Чем здесь, в окружении костров.

Следующие десять дней мы выбирались на материк наблюдать за демонами малой группой и чаще всего видели их сверху со спины Аппы. Так мы узнали о том, что демоны боятся не только огня, но и большой воды. Даже пили они из углублений, которые рыли возле ручья, или довольствовались лужами с дождевой водой. Мы видели, как наш демон победил соплеменника, зашедшего на его территорию, разорвал голыми руками, и его семья ела сырое мясо. Аанга тогда стошнило.

От города остались руины, в которых жили несколько прайдов демонов, то есть крупный самец, несколько самок и детёныши. Самки добывали еду, в основном животных, похожих на оленей, самец защищал территорию. Днём они были не активны и спали как минимум с восхода до полудня. Мы успевали немного обследовать город, но почти ничего не нашли, кроме нескольких настенных рисунков, сделанных мелом, углём и охрой, которые подтвердили мою теорию насчёт трансформации.

На рисунках «рассказывалось», что на город напало что-то вроде многоголового существа, жутко напоминающего биджуу. Это существо «породило» четырёхруких демонов, давая часть своей силы своим поклонникам и создавая типа своей армии, против обычных людей. На рисунках была также изображена схематичная женщина, её одежды были тщательно раскрашены белым мелом, а на голове имелось что-то вроде тиары. Мне показалось, что она была беременна, живот был какой-то слишком круглый. А вот далее было ещё интересней, так как по рассказу неизвестного художника, получалось, что чёрный биджуу и белая женщина начали сражение и преобразовались практически в символ великого предела. Вот только в белой части не было чёрного пятна, а в чёрной — белого. И было заметно, что оба этих существа преобразились и изменились от своей борьбы. Зато на следующем рисунке их разъединял красный человек, источающий лучи света. И было не совсем ясно, разъединил или родился у той беременной.

На этом история заканчивалась, но меня не покидала мысль, что я увидел ещё одну версию возникновения Аватара.

Посоветовавшись, мы решили на время оставить материк и предупредить всех о населяющих его существах. Требуется собраться с силами, чтобы решить эту проблему позже. На обратном пути мы нашли и исследовали ещё с десяток островов.

Собрание затянулось до позднего вечера, мы по очереди рассказывали, что видели, где что растёт, где кто водится, по нескольку раз возвращаясь к описаниям демонов на материке. Мы не смогли узнать, насколько много их вообще, но в руинах города насчитали четыре больших семьи и нескольких одиночек. Катара спрашивала, можно ли договориться с ними, если они когда-то были людьми, но Торин ответил ей, что демоны больше полярные леопарды, чем люди.

Народ мы вроде бы смогли успокоить тем, что пока следует разобраться с островами, а до материка всё равно пока не пройдут большие корабли, либо следует найти обходной путь через море водоворотов.

Дядя объявил продолжение праздника и начал играть на своём роге, впрочем, он был не один и мелодию подхватили остальные музыканты. Люди повеселели, даже начали танцевать.

Меня волновал Огненный убийца, которого на пиру-собрании не было, как и Тори, в общем-то. И чем дольше мой друг не появлялся, тем неспокойней мне становилось.

Глава 21. Дракон

22 день 3 месяца, год Обезьяны эры Янгва.

о. Большой Загиб, Южное море


— Будь бдительна и осторожна, — разогнав восприятие на максимум, сказал я Азуле, когда мы вдвоём уже после полуночи вышли из пиршественного зала «подышать воздухом».

Кори, Тай Ли и Мэй должны были последовать за нами, чтобы увидеть, пойдёт за нами Огненный убийца или нет, и в случае чего напасть на него сзади, пока он будет отвлечён.

Мы с Азулой пошли к морю и развели там небольшой костерок из выброшенного на берег плавника.

— Думаешь, он придёт? — спросила Азула, усаживаясь на камень так, чтобы легко соскочить.

— Надеюсь на это, — ответил я.

— После того, как мы нашли ту скалу с рисунками древних людей, ты задумчивей обычного, Зуко, — заметила Азула. — О чём ты думаешь?

— Думаю о прошлом нашей цивилизации, — ответил я, вглядываясь в огонь. — Мне кажется, что я наконец понял, что произошло…

— Расскажешь?

— Я умер, Азула… — выдохнул я. — Здесь недалеко во льдах Южного полюса я впервые встретил Аватара, и он использовал свою силу, чтобы сбежать. Я очутился в ледяной воде и на какое-то время… моё сердце остановилось. И пока я погружался в воду, то словно погружался в прошлое нашего мира, не знаю, как это объяснить. Какие-то вещи я начал просто знать. Понимаешь? И когда я увидел эти рисунки… Словно все мои… видения обрели чёткие очертания.

— И что же ты увидел? — спросила сестра.

— Много чего, — ответил я. — Но я увидел другие страны, прошлое… Бескрайние земли, которые были уничтожены. Когда-то этих островов не было, они просто откололись от той Большой земли, которую мы видели, вследствие катаклизма. Там, где сейчас простирается Море Чудовищ, был огромный континент, куда больше, чем тот, что почти захватило Царство Земли. Оттуда и началось разрушение нашего мира, а отсюда пришло его спасение.

— Что ты имеешь в виду?

— На заре времён на большом континенте появился Зверь, существо гораздо сильней Равы и Вату вместе взятых. Зверь хотел уничтожить мир, но с неба появился Спаситель, который смог победить его и запечатать дух Зверя внутри себя, а его тело спрятал, — начал я рассказывать продуманную адаптацию. — Когда человеческое тело Спасителя состарилось и он был готов вознестись обратно на небо, он разделил дух Зверя на девять частей и завещал их людям, чтобы они хранили мир. Так появилось девять Аватаров, внутри которых были запечатаны духи-звери. Они хранили свои страны, а когда готовились к смерти, то их духов переносили в новых хранителей. Но люди есть люди… Однажды появился человек, который решил собрать Зверя обратно, чтобы завоевать весь мир. Этот человек убил восемь Аватаров, и остался только девятый, самый сильный. Чтобы не дать Зверю объединиться, Аватар пожертвовал собой, уничтожая как себя, так и того почти завершённого Зверя… К сожалению, мощь их была столь огромна, что даже от их уничтожения начался катаклизм такой силы, когда исчезает сама реальность.

Азула зябко поёжилась.

— В этих землях, за морем Водоворотов, жила Жрица. Провидица, которая видела будущее. Она хранила чудовище из мира Тьмы и предвидела то, что произойдёт с последним Аватаром… Хн. Более того, я полагаю, что жрица была беременна от девятого Аватара и ещё сильней чувствовала то, что происходит на большом континенте. Думаю, она сама выпустила то чудовище из Тьмы, которое хранила, чтобы оно поглотило часть мощи уничтожения.

— Хочешь сказать, что та жрица выпустила… Вату? — догадалась Азула.

— Вату — это то, что осталось от чудовища мира Тьмы после столкновения с остатками Зверя. Полагаю, жрица поспособствовала тому, чтобы часть людей смогли спастись на островах-черепахах. Если брать современную карту, то столкновение духов произошло примерно на границе Моря Чудовищ, острова Страны Огня это всё, что уцелело от огромного континента. Из-за освобождения Вату наш мир и мир духов на какое-то время объединились, но это спасло нашу реальность от полного уничтожения.

— А потом Жрица начала бороться с Вату и превратилась в Раву?.. — спросила Азула.

— И в результате появилась наша версия Аватара, дух которого поселяется в людей разных наций и хранит гармонию в своём понимании, — кивнул я. — Мир людей и мир духов разъединились, а Вату снова был заточён.

— Поэтому ты так хотел сюда приплыть? — спросила Азула. — Чтобы убедиться, что всё, что ты видел, правда?

— Да… — я усмехнулся, — тем более в Море Чудовищ даже сейчас небезопасно. Та мощь… сила духов заставила зверей и растения видоизмениться. Чем ближе к эпицентру того катаклизма, тем, боюсь, серьёзней демоны и чудовища… Берегись! — я оттолкнул Азулу с камня, в который что-то врезалось, расколов его на куски.

Кажется, мы всё же дождались нападения.

Луны сегодня и так была только половинка, да ещё всё небо затянуло тучами, погода менялась. Нападавший скрывался во мраке. К тому же, похоже, что дистанция удара у него была немалой, я не ожидал такого от местных магов. Как никогда было жаль, что шаринган мне теперь недоступен.

Силой воли я почти потушил огонь костра, чтобы нас не было видно, и создал двух иллюзорных клонов в виде себя и сестры, которые лежали на земле. Теоретически, если Огненный убийца испускает такой «луч смерти» изо лба, то на миг он сам будет ослеплён.

— Отходим, — прошептал я Азуле, отпуская огонь.

Мы спрятались в тени скал и затаились. Через пару минут раздалось шуршание гальки, к костру приблизилась высокая тёмная фигура в накидке с капюшоном. Я ощутил его чакру. Он подошёл к клонам и склонился, чтобы посмотреть на тела.

— Сейчас!

Азула выпрыгнула с моей руки, приземляясь ногами ровно на спину исполинской фигуре. Наёмник потерял равновесие, но, падая, ловко перевернулся и выстрелил своим лучом изо лба в мою сестру. Азула ответила ему всплеском огня, погасив атаку и отпрыгнув подальше. Я метнул несколько сюрикенов, отвлекая на себя, но у нашего врага на самом деле были металлические протезы, которыми он и прикрылся от моего оружия. В меня тоже полетел взрывной луч. Похоже, что для «перезарядки» и концентрации ему хватает и секунды. Насколько я мог судить, у этого наёмника мог быть какой-то уникальный геном, он явно смешивал стихию воздуха и стихию огня, невидимый луч «взрывался» только при соприкосновении с чем-то. Нашей дальности атак не хватало, чтобы с ним сблизиться, так что мы перемещались, по очереди отвлекая на себя, чтобы второй мог приблизиться для удара. Но наёмник был хорош. Вымотать его было делом непростым, чакры в нём ощущалось много. Он был по-звериному хитёр и моментально переключался, не давая захватить себя в клещи, а этот его глаз действительно что-то с чем-то.

Вдруг перед Огненным убийцей выросла каменная стена, а за ним ещё одна, впрочем, что-что, а камни он своей техникой разбивал с лёгкостью, но атака наших союзников оказалась хитрей. Когда он уничтожил стену за своей спиной, за ней оказались Кори и Якон. Кори защитила Якона от осколков, а вот маг воды подобрался поближе к Убийце, чтобы использовать свои способности.

Исполинская фигура замерла и задрожала. Он был захвачен в технику «магии крови» и только бешено вращал глазами, явно пытаясь сконцентрироваться.

— Тай Ли! — отдала команду Кори, и наша подружка выскочила, чтобы обрушить на напавшего град ударов, перекрывающих потоки чакры.

Я снял с Убийцы его протезы, закреплённые ремнями. Железная рука была оснащена когтями, чтобы цепляться, и дополнительными остриями на предплечье, чтобы при ударе как можно сильней ранить. К тому же внутри был тайный отсек с металлическим тросом и крюком. Видимо, чтобы спускаться откуда-нибудь сверху. На ноге тоже были интересные приспособы, чтобы можно было держаться на скалах.

— Кори, сделай-ка мне небольшой камешек с четырьмя острыми гранями ровно под третий глаз нашего пленника, — попросил я. Этот камень я привязал ремнями от его протезов к его лбу, втыкая острия в кожу вокруг «татуировки».

— Теперь, если попытаешься воспользоваться головой, то тебе её попросту оторвёт, — предупредил я. Впрочем, камни пережимали его сильно развитые тенкецу, и я сомневался, что он сможет вообще направить в этот «глаз» чакру. Целые руку и ногу мы связали друг с другом, а то знавал я шиноби, которые и с оторванными руками мочили десятки людей, попросту зажав в зубах кунай. Подобная смерть в бою, продемонстрированная Демоном Кровавого Тумана Момочи Забузой, была одной из первых на моей памяти и одной из самых зрелищных.

— Как ты его остановил? — заинтересовалась Азула, внимательно посмотрев на Якона. — И как ты нас нашёл?

Якон посмотрел на мою сестру и стал выглядеть каким-то несчастным, по крайней мере, в свете догорающего костра показалось именно так.

— Я… могу управлять кровью людей, как водой, — тихо сказал он, опустив голову.

Ну точно мозги ему серьёзно загадили в своём племени: я понял, что он боялся, что наши такой «способности» не поймут и не примут.

— Кровью, как водой? — переспросила Азула, явно заинтересовавшись. — Хм… Я слышала кое-какие легенды на этот счёт, про способности магов воды, вот только сегодня не полнолуние.

Словно в подтверждение её слов тучи разошлись, открывая половину луны.

— Я… Могу и без луны, — ответил Якон, окончательно смутившись.

— Значит, ты очень силён, — кивнула Азула. — Спасибо, что помог.

— Якон нашёл нас, когда мы выходили следом за вами, — сказала Мэй. — Он обнаружил Тори и хотел предупредить.

— Тори был оглушён, — кивнул Якон, ободрённый тем, что его никто ни в чём не обвиняет и не верещит от ужаса. — Когда я привёл его в чувства, то он сказал, что на Азулу… что на Зуко и Азулу хотят совершить покушение. Я хотел предупредить, но нашёл только Кори, Тай Ли и Мэй.

— Мы отвлеклись и потеряли вас из виду, — сказала Кори. — Но Якон нашёл ваши следы и мы пришли сюда.

— Место уединённое, — вставила Тай Ли, — хотя тут всё так полыхало, сверху всё прикрывают скалы. — Мы улучили удобный момент, чтобы вмешаться. Хорошо, что никто из вас не пострадал.

— Да, всё в порядке, — кивнул я. — А теперь всё же стоит допросить этого наёмника, — я подошёл к Огненному убийце, который хмурил брови, явно обдумывая своё положение, и посмотрел в его глаза, — кто тебя нанял?

Он только скривил губы.

— Придётся использовать технику допроса, — пожал я плечами, доставая из подсумка сэнбон. — Тебе будет очень больно, и ты всё равно всё нам расскажешь, может быть, желаешь этого избежать?

Убийца только глухо хмыкнул, но мне этот хмык показался знакомым. Словно я такой уже слышал. Девчонки молчали, окружив нас, что характерно, никто не отворачивался и не противился «пыткам» пленника.

— Якон, не мог бы ты мне снова помочь? — посмотрел я на мага воды, который тоже не испытывал брезгливости или стыда.

— Что делать, Зуко?

— Заставь его открыть рот, — попросил я.

В глазах пленника что-то мелькнуло, что почти подтвердило мою догадку.

Якон сосредоточился, и наш Убийца разжал стиснутые челюсти, демонстрируя…

— У него опалено всё нёбо и нет языка! — воскликнула Кори, которая стояла за моим плечом.

— Он ничего не скажет, — хмыкнула Мэй.

— Я уже видел такое, — сказал я, вспоминая Вашира. Теперь появились сомнения, что это сделал именно Озай. Возможно, Ваширу сказали, что это сделали по приказу Озая, но… Слишком похож «почерк».

Вашир участвовал в истории с Урсой и её как бы женихом, возможным отцом Зуко. А потом Вашира наказали за то, что он не выполнил приказ. Впрочем, это мне рассказал полковник Монке, а не сам Вашир.

— К счастью, наш пленник нем, но не глух и не глуп, — внезапно промурлыкала Азула, осторожно коснувшись бородатой щеки. — Всегда можно кивнуть или помотать головой… написать… Ты же умеешь читать и писать? — она заглянула в глаза нашему пленнику. В них мелькнули непонимание и страх. — Не умеешь? Они не дали тебе такой возможности, верно? Хотя ты хотел. Они хотели, чтобы ты стал… монстром. Бездушным, бессловесным, бесчеловечным. Я понимаю тебя. Посмотри на меня, — потребовала она, когда Убийца отвёл взгляд, явно что-то вспоминая. — Разве в твоей жизни не было слишком много страданий? Ты лишился руки и ноги, лишился речи. Никто не знает, как тебя зовут, они лишили тебя твоего имени. Твой хозяин виноват в этом. Из тебя сделали послушного пса, молчаливого исполнителя приказов. Тебя сделали этим, — она коснулась повязки, прикрывающей его глаз.

Мимика у этого человека была не слишком выразительной, но я, как и Азула, видел, что моя сестра попадает в нужные точки.

— Разве такой жизни ты хотел? — вкрадчиво продолжила Азула. — Разве ты хотел убивать женщин и детей, неугодных твоему хозяину? Которые ничего не сделали лично тебе? Тебе сказали, что ты больше никому не нужен, кроме своего хозяина, верно? Но это не так. Лорд Огня Озай может быть милостив к тем, кто раскаялся. Кто хочет послужить своей стране. Кто хочет жить для её блага.

Убийца отвернулся. Я видел на его лице смятение.

— Мы поймали тебя, — продолжила Азула, мягко заставив его снова смотреть на себя, — ты побеждён. Ты больше не нужен своим хозяевам, ты для них опасен. Так у тебя есть имя? — неожиданно спросила сестра.

Убийца приоткрыл рот, закрыл и нерешительно мотнул головой.

— Я буду звать тебя Рюу[3], — сказала Азула. — Ты солдат Страны Огня, ты дракон, а не чей-то пёс.

— Рюу, — чисто звуком на выдохе почти смог повторить имя Огненный Убийца.

— Да, именно так, — похвалила Азула, — Рюу, мы знаем, кто тебя нанял, знаем, кому ты служишь, тебе надо лишь подтвердить это. Ты сделаешь это?

Рюу посмотрел на меня, на Азулу и кивнул, соглашаясь.

Глава 22. Расставание

29 день 3 месяца, год Обезьяны эры Янгва.

Юго-восточный залив, остров Китового Хвоста


Через неделю после поимки Огненного Убийцы, теперь отзывающегося на «Рюу», наш корабль причалил к острову Китового Хвоста. Мы с Азулой возвращались в Страну Огня, чтобы предстать перед отцом с отчётами о нашей миссии и чтобы наш пленник указал на своих хозяев и «заказчиков» принца и принцессы. С нами отправились Тори, Кори, Мэй, Тай Ли, сын адмирала Чана — Дан Лао, а также Якон, в качестве посланца от племени Воды. Дядя Айро вместе с адмиралом Чаном остались на Большом Загибе, присматривать за новыми начинаниями. Несмотря на дожди, люди продолжали работать над строительством крепости и разведкой ближних островов. Мы отплыли через три дня после праздника равноденствия, и за это время было найдено ещё несколько маленьких островков поблизости.

Народ из племени Воды не особо спешил по домам, решив вернуться на Северный полюс осенью уже с урожаем. Кое-кто планировал забрать свои семьи на эти земли, а кто-то и присматривался к женщинам, которые прибыли на последнем корабле. Впрочем, за прошедшее время, когда все друг к другу привыкли и поняли, что выжить можно только сообща, уже не так бросалась в глаза разница культур, народов и племён. Мало кто держался особняком из-за того, что приходилось работать вместе. Люди принимали новые условия жизни, перенимали чужие традиции или делились своими. Да и одно дело, когда люди незнакомые, а тут на таком маленьком пространстве и за такой большой период многие знали многих. Плюс магов уважали в любых странах и авторитет Аватара, который проповедовал любовь к ближним и рьяно всем помогал, сыграл во всём этом сплочении не последнюю роль.

Аанг завершил своё обучение магии воды и вознамерился отправиться к своему приятелю Буми, который в данный момент занимал должность правителя Омашу. Сокка напомнил, как этот Буми встретил их в последний раз и указал в качестве учителя на Кори, «которая ничуть не хуже сумасшедшего старикана». Полагаю, Сокка не хотел расставаться с Азулой, насколько я знаю, он делал успехи в магии огня, хотя, конечно, до мастерства ему далеко. Катара тоже оказалась против, чтобы Аанг учился в Омашу. Ей царь Буми совсем не нравился, хотя она и признавала, что как маг земли тот был силён и опытен. Дядя Айро говорил, что Буми формально принадлежал Ордену Белого Лотоса, но слухи о сумасшествии этого царя тоже до него доходили. В общем, команда Аватара тоже поплыла с нами на корабле, но на острове Китового Хвоста мы вроде как должны были расстаться, по крайней мере, я предложил доплыть с нами до него, чтобы потом определиться, что им делать дальше. Что Аанг, что его друзья любили откладывать решения и согласились с таким планом.

— Думаю, пришло время испытания наших учеников, — завидев берег, заявила Азула. — Тем более, если вы всё же отправитесь к своему сумасшедшему старику.

— Буми не сумасшедший, — в который раз не слишком уверенно возразил Аанг, — просто своеобразный.

— Боюсь, в Царстве Земли вам снова заморочат голову, — хмыкнула Азула. — Ты же такой легковерный, Аанг.

— И вовсе я не легковерный, — надулся наш Аватар. — Просто Буми мой старый друг, я знал его ещё… Ещё до того, как попал в льдину и проспал сто лет. И он самый сильный маг земли, которого я знаю, прости, Кори, но это так.

— Да я и не претендую, — фыркнула Кори. — У меня уже есть ученица, и я сама продолжаю совершенствовать свои навыки благодаря Зуко.

— Значит, здесь мы расстаёмся? — посмотрела на меня Катара. Она уже подходила ко мне, чтобы спросить, где живёт тот капитан, который был виновен в гибели её матери. От мести она явно не отказалась. Я сказал, что скажу ей это на прощание.

— А как пройдут испытания? — поинтересовался Сокка, тоже посмотрев на меня. — Нас четверо, но каждый обучался управлению своей стихией.

— Что-нибудь придумаем, — пожал я плечами.

На остров мы высадились не только по причине проведения «соревнования», я уже давно обещал передать «посылку» от клана Юян Ваширу, да и хотелось расспросить его немного подробней о том, как тот получил свой внутренний ожог. К сожалению, подобное увечье не вылечить. Возможно, это смогли бы сделать Карин, Сакура или даже Джуго по свежему ранению, но никак не Катара. Выжженные куски плоти с отмершими нервами в этом мире ещё никто не научился восстанавливать. И язык это не рука или нога, где можно хотя бы приспособить удобный и функциональный протез. Азула решила, что следует научить Рюу писать, чтобы тот мог общаться. Как выяснилось, читать он всё же мало-мальски умеет. К тому же существовало немало знаков и жестов. Хотя все они по большей части были военной направленности и не предусматривали общения на отвлечённые темы. Якон вызвался помогать Азуле в обучении пленника, всё же, чтобы научиться писать, следовало освободить руки. А с помощью магии крови Якон мог взять почти любого человека под контроль. Рюу не проявлял агрессии, но полностью я ему не доверял. Это могла быть и хитрость — попасть с нашей помощью в обитаемые места и сбежать.

За прошедшие дни бывший Огненный Убийца научился писать своё имя и самые простые слова типа «еда», «вода», «огонь», «боль» и прочие, необходимые для какого-то минимального общения.

Должен признать, что Азула меня сильно порадовала и в какой-то мере удивила, она действительно менялась, стала уверенной в себе, избавилась от многих комплексов и начала понимать других.

— Принц Зуко, добро пожаловать в нашу скромную обитель, — поприветствовал меня на верфи знакомый мне офицер.

— Полковник Монке, вот мы снова увиделись, — кивнул я. — Хотим немного отдохнуть в вашей гавани, прежде чем продолжить путь домой. К тому же у меня есть послание одному из ваших бойцов.

— По всей армии ходят слухи про новые земли, открытые вами, принц Зуко, — покрутил ус Монке. — Гавань Южных Захватчиков стала одним из перевалочных пунктов. Но для вас у нас всегда найдётся местечко.

— Да, у вас тут значительно прибавилось кораблей и народа, — оценил я.

— Мы все боимся, что прочухавшие в чём дело земляки попытаются перекрыть перешеек, соединяющий Южное море с Внутренним, вот народ и торопится. Никому не охота путешествовать по окраине Моря Чудовищ, огибая горы Патола в Южных владениях воздушных кочевников или тем более плыть через Северный полюс, чтобы попасть в северо-восточное течение.

— Хн, — согласился я с полковником.

На первый взгляд вокруг была куча «сквозных» островов, но так как все они произошли вследствие раскола островов покрупней, то проплыть между ними на больших кораблях было нереально — слишком мелко. А во время отлива острова вообще соединялись в единую гряду. Единственный путь к Большому Загибу пролегал через упомянутый перешеек. А территории вокруг принадлежали Царству Земли. И лишь вопрос времени, когда они заметят небывалую активность кораблей в том районе и попытаются помешать.

* * *

«Соревнование» учеников мы организовали на полигоне Южных захватчиков. Тай Ли, Сокка, Мэй и Тори били по мишеням своими стихиями. Мэй освоила что-то вроде «когтей ветра» и плюс ко всему с помощью воздуха помогала себе выше подпрыгивать, чтобы ударять по площадям. Тори успешно замораживал и размораживал воду, ударял тонким водяным хлыстом и научился метать ледяные кунаи. Сокка выдал вполне приличный «тигриный рык», а также метко мог посылать что-то вроде «цветов феникса» — небольшие и прицельные сгустки пламени. Тай Ли, топнув ногой, создала нехилую трещину, в которой утопила манекен, и снесла ему голову. В общем-то, только голова и осталась.

С учётом того, что Тай Ли владела неплохим тайдзюцу, Мэй умела обращаться ещё и с холодным оружием, Тори виртуозно работал со своим посохом и я научил его технике замещения «Каварими», с использованием маячка чакры и некоторого объёма воды, а Кори в управлении чакрой добралась до хождения по воде и стенам, команда моя набирала немалую мощь.

Азула тоже неплохо научилась печатям, концентрации и управлению чакрой и осваивала технику иллюзорного клона.

* * *

— Зуко… — Катара посмотрела мне в глаза.

— Его зовут Ян Ро, — ответил я. — Он из деревни на южной окраине острова Феникса. Скорее всего, ты сможешь найти его там. Хотя я и не считаю, что месть будет выходом для тебя.

— Я сама разберусь, — ответила Катара. — Этот человек убил мою мать. Я должна…

— Это её уже не вернёт, но обагрит твои руки кровью.

— Всё равно это будет не скоро, — мотнула головой Катара. — Сначала мы доберёмся до Омашу.

— Город твоего друга находится на северо-востоке, — сказал я Аангу. — Я слышал, что если двигаться вдоль побережья, то можно попасть в болото к духам, так что осторожней. Возможно, вам стоит пролететь над морем.

— Аппа хорошо отдохнул, так что, думаю, он сможет выдержать перелёт, — кивнул Аватар. — Что ж… До встречи. Жаль, что вы не можете отправиться с нами. Но я надеюсь, что смогу доказать правителям Царства Земли, что народ Огня желает мира и мы сможем остановить войну.

— Пока ты не станешь полноценным Аватаром, вряд ли к твоему мнению прислушаются, — хмыкнул я. — Но ты можешь попробовать. Будет интересно, что же из этого выйдет.

— В Царстве Земли смелые и сильные люди, — вступилась Катара, — я думаю, мы сможем уговорить их устроить перемирие. Все обрадуются, когда узнают, что народ Огня вовсе не желает войны.

— Боюсь, они захотят уничтожить все колонии, — сказала Кори, — в Ю Дао маги земли и маги огня давно живут в мире, но наш пример никому не интересен. На наш город много раз нападала армия Царства Земли.

— Вы сами слышали рассказ Механиста о том, что в Ба Синг Се народ даже не знает, что идёт война, как и не знает об этом их правитель, царь Куэй, — пожал я плечами. — Возможно, вы действительно заручитесь поддержкой царя Буми в этом вопросе. Но он всего лишь правитель одного города, пусть и второго по величине, но он не правит всем Царством Земли.

— Думаю, что всё получится, — улыбнулся Аанг, напомнив мне Наруто, — Буми мой друг, он всё поймёт и поможет нам.

— Тогда заберите этого драконьего ястреба, чтобы отправить послание о том, как всё прошло, — предложила Азула, передавая Сокке клетку с птицей. — Это питомец Рюу, он может найти его где угодно. В ближайшее время мы будем рядом с ним.

— Надеюсь, мы ещё увидимся, — потёр шею Сокка, улыбнувшись Азуле. — Спасибо за то, что помогла раскрыть мою магию, учитель.

— Аанг, когда будете писать послание, то используйте то, что известно только нам, — посоветовал я, — не хотелось бы, чтобы кто-то заманил нас в ловушку только потому, что мы вам доверились. Всё же народу Царства Земли я не доверяю, они очень неплохо умеют сделать так, чтобы все плясали под их дудку.

— Ага, — поддакнула Кори, — как в той деревне Сенлин.

— Или в случае с затоплением Гайпана, — добавил Тори.

— И, Сокка, — припечатала Азула, — я бы не советовала тебе применять магию огня в Царстве Земли.

— Мы будем осмотрительны, — криво усмехнулся Сокка, видимо, тоже сообразив, что его могут принять за шпиона.

Он забрался на спину бизона, примостил к вещам клетку с драконьим ястребом, вокруг которого сразу начал крутиться Момо, и Аанг скомандовал:

— Аппа, хип-хип!

* * *

— Интересно, у них действительно получится кого-то на что-то уговорить, как думаете? — спросила Кори, когда Аппа превратился просто в точку на небе.

— Полагаю, что без нашей помощи они просто влипнут в неприятности, — признался я. На сердце было неспокойно. — Но нам для начала следует завершить свою миссию. Сейчас Аватар не столь глуп как раньше, по крайней мере, я на это надеюсь.

— Да, у нас неотложные дела в Стране Огня, — подтвердила Азула. — Пока мы не можем следовать за ними. Нам надо сделать подарок отцу.

— И это тоже, — согласился я.

— Я думаю, с двумя магами земли… мы всегда сможем выдать себя за своих в Царстве Земли и проникнуть даже в Ба Синг Се, — задумчиво сказала Мэй.

— Действительно, если и заключать мир с этими землеройками, которые прячутся за толстыми стенами, то лишь на наших условиях, — ухмыльнулась Азула. — Тем более, что Аанга всё же слишком легко могут обмануть. Он ещё юн и неопытен.

— Ты права, сестра, — кивнул я. — К тому же желательно поподробней узнать об организации Дай Ли и том, как же они связаны с нашими жрецами Огня.

Даже если на первый взгляд очевидной связи нет, кроме странного стечения обстоятельств гибели кузена Лу Тэна и коронации Озая, есть же международная организация Белого Лотоса, которая хотела помогать Аватару, почему бы не быть какой-нибудь другой организации, которая, например, желает возрождения Аватара Киоши или банально хочет править всем миром?

В любом случае, до появления кометы Созина осталось пять месяцев, а значит, времени предотвратить войну и разобраться во всех политических хитросплетениях всё меньше.

* * *

Вашира мы взяли с собой и отплыли от Китового Хвоста вечером, до отлива.

— Курс на Страну Огня. Мы возвращаемся домой с первой победой.


— КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ —


Примечания

1

Танчо — расцвета однотонного карпа кои с единственным пятном (короной) на спинке. В основном кои-танчо белые с красным пятном, но духи луны и океана были белым карпом с чёрным пятном и чёрным с белым пятном.

(обратно)

2

Комбу — ламинария или известная всем морская капуста, нори — это вид красных водорослей рода Порфира, из них делают ту самую «зелёную бумагу», в которую заворачивают суши.

(обратно)

3

Имя «Рюу» означает «дракон».

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1. Столица
  • Глава 2. Приватный разговор
  • Глава 3. Договор
  • Глава 4. Приготовления
  • Глава 5. Переговоры
  • Глава 6. Другая история
  • Глава 7. Дар или проклятие
  • Глава 8. Планы
  • Глава 9. Проба сил
  • Глава 10. Огонь и Вода
  • Глава 11. Встреча
  • Глава 12. Вербовка сторонников
  • Глава 13. Подарки
  • Глава 14. Совет
  • Глава 15. Решение
  • Глава 16. Вести из дома
  • Глава 17. На юг!
  • Глава 18. Большой Загиб
  • Глава 19. Морская разведка
  • Глава 20. Прибытие
  • Глава 21. Дракон
  • Глава 22. Расставание
  • *** Примечания ***